Нюрнбергский процесс, сборник документов (Приложения) (fb2)


Настройки текста:



НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ (ПРИЛОЖЕНИЯ)

ЗАКОНЫ, ПОСТАНОВЛЕНИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ АКТЫ


Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны


Гаага, 18 октября 1907 года


(Перечень Договаривающихся Сторон)

Принимая во внимание, что наряду с изысканием средств к сохранению мира и предупреждению вооруженных столкновений между народами надлежит равным образом иметь в виду и тот случай, когда придется прибегнуть к оружию в силу событий, устранение которых при всем старании оказалось бы невозможным;

желая и в этом крайнем случае служить делу человеколюбия и сообразоваться с постоянно развивающимися требованиями цивилизации;

признавая, что для сего надлежит подвергнуть пересмотру общие законы и обычаи войны как в целях более точного их определения, так и для того, чтобы ввести в них известные ограничения, которые, насколько возможно, смягчили бы их суровость;

признали необходимым восполнить и по некоторым пунктам сделать более точными труды Первой Конференции Мира, которая, одушевляясь по примеру Брюссельской Конференции 1874 года этими началами мудрой и великодушной предусмотрительности, приняла постановления, имеющие предметом определить и установить обычаи сухопутной войны.

Постановления эти, внушенные желанием уменьшить бедствия войны, насколько позволят военные требования, предназначаются, согласно видам Высоких Договаривающихся Сторон, служить общим руководством для поведения воюющих в их отношениях друг к другу и к населению.

В настоящее время оказалось, однако, невозможным прийти к соглашению относительно постановлений, которые обнимали бы все возникающие на деле случаи.

С другой стороны, в намерения Высоких Договаривающихся Держав не могло входить, чтобы непредвиденные случаи, за отсутствием письменных постановлений, были предоставлены на произвольное усмотрение военноначальствующих.

Впредь до того времени, когда представится возможность издать более полный свод законов войны, Высокие Договаривающиеся Стороны считают уместным засвидетельствовать, что в случаях, не предусмотренных принятыми ими постановлениями, население и воюющие остаются под охраною и действием начал международного права, поскольку они вытекают из установившихся между образованными народами обычаев, из законов человечности и требований общественного сознания.

Они объявляют, что именно в таком смысле должны быть понимаемы, в частности, статьи 1 и 2 принятого ими Положения. Высокие Договаривающиеся Стороны, желая заключить для сего Конвенцию, назначили своими уполномоченными:

(перечень уполномоченных),

каковые по представлении своих полномочий, признанных составленными в надлежащей и законной форме, согласились о нижеследующем.


Статья 1. Договаривающиеся Державы дадут своим сухопутным войскам наказ, согласный с приложенным к настоящей Конвенции Положением о законах и обычаях сухопутной войны.

Статья 2. Постановления упомянутого в статье 1 Положения, а равно настоящей Конвенции обязательны лишь для Договаривающихся Держав и только в случае, если все воюющие участвуют в Конвенции.

Статья 3. Воюющая Сторона, которая нарушит постановления сказанного Положения, должна будет возместить убытки, если к тому есть основание. Она будет ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил.

Статья 4. Настоящая Конвенция, надлежащим образом ратифицированная, заменит в отношениях между Договаривающимися Державами Конвенцию 29 июля 1899 года о законах и обычаях сухопутной войны.

Конвенция 1899 года остается в силе в отношениях между Державами, которые ее подписали и которые не ратифицируют равным образом и настоящей Конвенции.

Статья 5. Настоящая Конвенция будет ратифицирована в возможно скором времени.

Ратификации будут сданы на хранение в Гаагу. О первой сдаче на хранение ратификаций составляется протокол, подписываемый Представителями Держав, которые в этом участвуют, и Нидерландским Министром Иностранных Дел.

Последующие сдачи на хранение ратификаций совершаются посредством письменных оповещений, направляемых Нидерландскому Правительству и сопровождаемых актами ратификации.

Засвидетельствованная копия с протокола о первой сдаче на хранение ратификаций с оповещений, упомянутых в предшествующей части статьи, а равно с актов ратификаций немедленно передается при посредстве Нидерландского Министра Иностранных Дел и дипломатическим путем Державам, приглашенным на Вторую Конференцию Мира, а равно другим Державам, присоединившимся к Конвенции. В случаях, указанных в предшествующей части статьи, сказанное Правительство сообщает им в то же время день, в который оно получило оповещение.

Статья 6. Державам, настоящую Конвенцию не подписавшим, предоставляется право присоединиться к ней.

Держава, которая желает присоединиться, письменно извещает о своем намерении Нидерландское Правительство, передавая ему акт присоединения, который будет храниться в архиве сказанного Правительства.

Это Правительство немедленно передает всем другим Державам, приглашенным на Вторую Конференцию Мира, засвидетельствованную копию оповещения, а равно акта присоединения, указывая день, когда оно получило оповещение.

Статья 7. Настоящая Конвенция вступит в силу в отношении Держав, участвовавших в первой сдаче на хранение ратификации, шестьдесят дней спустя после дня протокола этой сдачи, а в отношении Держав, которые ратифицируют позднее или присоединятся, шестьдесят дней после того, как оповещение о их ратификации или о их присоединении будет получено Нидерландским Правительством.

Статья 8. В случае если бы одна из Договаривающихся Держав пожелала отказаться от настоящей Конвенции, об этом отказе письменно оповещается Нидерландское Правительство, которое немедленно сообщает засвидетельствованную копию оповещения всем другим Державам, уведомляя их о дне, когда оно его получило.

Этот отказ будет действительным лишь в отношении Державы, сделавшей о нем оповещение, и лишь год спустя после того, как оповещение было получено Нидерландским Правительством.

Статья 9. Список, составляемый в Нидерландском Министерстве Иностранных Дел, будет заключать указание дня сдачи на хранение ратификации, произведенной согласно статье 5, части 3 и 4, а равно дней, в которые будут получены оповещения о присоединении (статья 6, часть 2) и об отказе (статья 8, часть 1).

Каждая Договаривающаяся Держава может знакомиться с этим списком и просить о выдаче засвидетельствованных копий.

В удостоверение сего уполномоченные подписали настоящую Конвенцию.

Учинено в Гааге восемнадцатого октября тысяча девятьсот седьмого года в одном экземпляре, который будет храниться в архиве Нидерландского Правительства и засвидетельствованные копии коего будут сообщены дипломатическим путем Державам, приглашенным на Вторую Конференцию Мира.

(Подписи)


ПРИЛОЖЕНИЕ


ПОЛОЖЕНИЕ О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ СУХОПУТНОЙ ВОЙНЫ

ОТДЕЛ I. О ВОЮЮЩИХ


Глава I. О том, кто признается воюющим

Статья 1. Военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

3) открыто носят оружие и

4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны. Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в ее состав, понимаются под наименованием армии.

Статья 2. Население незанятой территории, которое при приближении неприятеля добровольно возьмется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками и которое не имело времени устроиться, согласно статье 1 будет признаваться в качестве воюющего, если будет открыто носить оружие и будет соблюдать законы и обычаи войны.

Статья 3. Вооруженные силы воюющих сторон могут состоять из сражающихся и не сражающихся. В случае захвата неприятелем как те, так и другие пользуются правами военнопленных.


Глава II. О военнопленных

Статья 4. Военнопленные находятся во власти неприятельского Правительства, а не отдельных лиц или отрядов, взявших их в плен. С ними надлежит обращаться человеколюбиво. Все, что принадлежит им лично, за исключением оружия, лошадей и военных бумаг, остается их собственностью.

Статья 5. Военнопленные могут быть подвергнуты водворению в городе, крепости, лагере или каком-либо другом месте с обязательством не удаляться за известные определенные границы; но собственно заключение может быть применено к ним лишь как необходимая мера безопасности и исключительно пока существуют обстоятельства, вызывающие эту меру.

Статья 6. Государство может привлекать военнопленных к работам сообразно с их чином и способностями, за исключением офицеров. Работы эти не должны быть слишком обременительными и не должны иметь никакого отношения к военным действиям.

Военнопленным может быть разрешено работать на государственные установления, за счет частных лиц или лично от себя.

Работы, производимые для Государства, оплачиваются по расчету цен, существующему для чинов местной армии, за исполнение тех же работ, а если такого расчета нет, то по ценам, соответственным произведенным работам.

Если работы производятся на государственные установления или за счет частных лиц, то условия их определяются по соглашению с военной властью.

Заработок пленных назначается на улучшение их положения, а остаток выдается им при освобождении, за вычетом расходов по их содержанию.

Статья 7. Содержание военнопленных возлагается на Правительство, во власти которого они находятся.

Если между воюющими не заключено особого соглашения, то военнопленные пользуются такой же пищей, помещением и одеждой, как войска Правительства, взявшего их в плен.

Статья 8. Военнопленные подчиняются законам, уставам и распоряжениям, действующим в армии Государства, во власти коего они находятся. Всякое неповиновение с их стороны дает право на применение к ним необходимых мер строгости.

Лица, бежавшие из плена и задержанные ранее, чем успеют присоединиться к своей армии, или ранее, чем покинут территорию, занятую армией, взявшей их в плен, подлежат дисциплинарным взысканиям.

Военнопленные, удачно совершившие побег и вновь взятые в плен, не подлежат никакому взысканию за свой прежний побег.

Статья 9. Каждый военнопленный обязан на поставленный ему вопрос объявить свое настоящее имя и чин, и в случае нарушения этого правила он подвергается ограничению тех преимуществ, которые предоставлены военнопленным его разряда.

Статья 10. Военнопленные могут быть освобождаемы на честное слово, если это разрешается законами их страны, и в таком случае обязаны с ручательством личною своей честью добросовестно исполнить принятые ими на себя обязательства как в отношении собственного Правительства, так и Правительства, взявшего их в плен.

В этом случае их собственное Правительство обязывается ни требовать, ни принимать от них никаких услуг, противных данному ими слову.

Статья 11. Военнопленный не может быть принуждаем к освобождению на честное слово; равно и неприятельское Правительство не обязано давать согласие на просьбу пленного об освобождении его на честное слово.

Статья 12. Каждый военнопленный, отпущенный на честное слово, и затем вновь взятый в действиях с оружием в руках против того Правительства, перед коим он обязался честью, или против союзников последнего, теряет права, предоставленные военнопленным, и может быть предан суду.

Статья 13. Лица, сопровождающие армию, но не принадлежащие собственно к ее составу, как то: газетные корреспонденты и репортеры, маркитанты, поставщики, в том случае, когда будут захвачены неприятелем и когда последний сочтет полезным задержать их, пользуются правами военнопленных, если только имеют удостоверение от военной власти той армии, которую они сопровождали.

Статья 14. С открытием военных действий в каждом из воюющих Государств, а также и в нейтральных Государствах в том случае, если они приняли на свою территорию воюющих, учреждается справочное бюро о военнопленных. Бюро это, имеющее назначением давать ответы на все запросы, касающиеся военнопленных, получает от различных подлежащих учреждений все сведения относительно водворения и перемещения, освобождения на честное слово, обмена, побегов, поступления в госпиталь, смерти, а равно другие сведения, требуемые для составления и своевременного исправления именной карточки о каждом военнопленном. Бюро обязано заносить на нее номер, имя и фамилию, возраст, место происхождения, чин, войсковую часть, день и место взятия в плен, водворения, получения ран и смерти, а равно все особые замечания. Именная карточка передается Правительству другого воюющего после заключения мира.

Справочное бюро обязано равным образом собирать и хранить в одном месте, а также пересылать по принадлежности все вещи, служащие для личного пользования, ценности, письма и проч., которые будут найдены на поле битвы или останутся после пленных, освобожденных на честное слово, обмененных, бежавших или умерших в госпиталях и полевых лазаретах.

Статья 15. Общества для оказания помощи военнопленным, надлежаще учрежденные по законам их страны и имеющие задачей быть посредниками в делах благотворения, а также и их законно уполномоченные агенты для наиболее успешного выполнения своей человеколюбивой деятельности будут пользоваться всеми облегчениями со стороны воюющих в пределах, обусловленных военными требованиями и административными порядками. Уполномоченные этих обществ допускаются для раздачи пособий в места водворения пленных, равно как и на пункты остановок военнопленных, возвращаемых на родину, под условием предъявления именного разрешения, выданного военною властью, и дачи письменного обязательства подчиняться всем ее распоряжениям, касающимся порядка и безопасности.

Статья 16. Справочные бюро освобождаются от уплаты весового сбора. Письма, переводы, денежные суммы, равно как и почтовые посылки, адресуемые военнопленным или ими отправляемые, освобождаются от всех почтовых сборов как в странах отправления и назначения, так и в промежуточных странах.

Пожертвования и вспомоществование вещами, посылаемые для военнопленных, освобождаются от всех таможенных и других сборов, равно как от провозной платы по железным дорогам, состоящим в казенном управлении.

Статья 17. Военнопленные офицеры получают оклад, на который имеют право офицеры того же ранга страны, где они задержаны, под условием возмещения такового расхода их Правительством.

Статья 18. Военнопленным предоставляется полная свобода отправления религиозных обрядов, не исключая и присутствия на церковных, по их обрядам, богослужениях, под единственным условием соблюдения предписанных военною властью мер порядка и безопасности.

Статья 19. Духовные завещания военнопленных принимаются на хранение и составляются на тех же основаниях, как и завещания военнослужащих местной армии.

Те же правила соблюдаются относительно свидетельств о смерти, равно как и относительно погребения военнопленных, причем принимаются во внимание их чин и звание.

Статья 20. По заключении мира отсылка военнопленных на родину должна быть произведена в возможно близкий срок.


Глава III. О больных и раненых

Статья 21. Обязанности воюющих Сторон, относящиеся к уходу за больными и ранеными, определяются Женевскою конвенциею.


ОТДЕЛ II. О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ


Глава I. О средствах нанесения вреда неприятелю, об осадах и бомбардировках

Статья 22. Воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю.

Статья 23. Кроме ограничений, установленных особыми соглашениями, воспрещается:

а) употреблять яд или отравленное оружие;

б) предательски убивать или ранить лиц, принадлежащих к населению или войскам неприятеля;

в) убивать или ранить неприятеля, который, положив оружие или не имея более средств защищаться, безусловно сдался;

г) объявлять, что никому не будет дано пощады;

д) употреблять оружие, снаряды или вещества, способные причинять излишние страдания;

е) незаконно пользоваться парламентерским или национальным флагом, военными знаками и форменной одеждой неприятеля, равно как и отличительными знаками, установленными Женевскою конвенциею;

ж) истреблять или захватывать неприятельскую собственность, кроме случаев, когда подобное истребление или захват настоятельно вызывается военною необходимостью;

з) объявлять потерявшими силу, приостановленными или лишенными судебной защиты права и требования подданных противной стороны.

Равным образом воюющему запрещено принуждать подданных противной стороны принимать участие в военных действиях, направленных против их страны, даже в том случае, если они были на его службе до начала войны.

Статья 24. Военные хитрости и употребления способов, необходимых к получению сведений о неприятеле и о местности, признаются дозволенными.

Статья 25. Воспрещается атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения.

Статья 26. Начальник нападающих войск ранее, чем приступить к бомбардированию, за исключением случаев атаки открытою силою, должен сделать все от него зависящее для предупреждения о сем властей.

Статья 27. При осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям.

Осаждаемые обязаны обозначить эти здания и места особыми видимыми знаками, о которых осаждающие должны быть заранее поставлены в известность.

Статья 28. Воспрещается отдавать на разграбление город или местность, даже взятые приступом.


Глава II. О лазутчиках

Статья 29. Лазутчиком может быть признаваемо только такое лицо, которое, действуя тайным образом или под ложными предлогами, собирает или старается собрать сведения в районе действий одного из воюющих с намерением сообщить таковые противной стороне.

Так, не считаются лазутчиками военные чины, которые в форме проникнут для собирания сведений в район действия неприятельской армии. Равно не считаются лазутчиками те военного и не военного звания лица, открыто исполняющие свои обязанности, которым поручена передача депеш по назначению в их собственную либо в неприятельскую армию. К этому же разряду принадлежат и лица, посылаемые на воздушных шарах для передачи депеш или вообще для поддержания сообщений между различными частями армии или территории.

Статья 30. Лазутчик, пойманный на месте, не может быть наказан без предварительного суда.

Статья 31. Лазутчик, возвратившийся в свою армию и впоследствии взятый неприятелем, признается военнопленным и не подлежит никакой ответственности за прежние свои действия как лазутчик.


Глава III. О парламентерах

Статья 32. Парламентером считается лицо, уполномоченное одной из воюющих Сторон вступить в переговоры с другою и являющееся с белым флагом. Как сам парламентер, так и сопровождающие его трубач, горнист или барабанщик, лицо, несущее флаг, и переводчик пользуются правом неприкосновенности.

Статья 33. Начальник войск, к которому послан парламентер, не обязан принять его при всяких обстоятельствах.

Он может принять все необходимые меры, дабы воспрепятствовать парламентеру воспользоваться возложенным на него поручением для собирания сведений.

Он имеет право в случае злоупотреблений со стороны парламентера временно его задержать.

Статья 34. Парламентер теряет право на неприкосновенность, если будет положительным и несомненным образом доказано, что он воспользовался своим привилегированным положением для подговора к измене или для ее совершения.


Глава IV. О капитуляциях

Статья 35. При заключении между Договаривающимися Сторонами капитуляций должны быть принимаемы во внимание правила воинской чести.

Заключенные капитуляции должны быть в точности соблюдаемые обеими Сторонами.


Глава V. О перемирии

Статья 36. Перемирие приостанавливает военные действия по взаимному соглашению воюющих Сторон. Если срок перемирия не был установлен, то воюющие могут во всякое время возобновить военные действия, с тем, однако, чтобы неприятель был предупрежден об этом заблаговременно согласно условиям перемирия.

Статья 37. Перемирие может быть общим или местным. Первое приостанавливает повсюду военные действия между воюющими Государствами; второе — только между известными частями воюющих армий и на определенном пространстве.

Статья 38. Подлежащие власти и войска должны быть официальным образом и своевременно извещены о перемирии. Военные действия приостанавливаются или немедленно по объявлении перемирия, или же в условленный срок.

Статья 39. От Договаривающихся Сторон зависит определить в условиях перемирия, какие отношения к населению и между Сторонами могут иметь место на театре войны.

Статья 40. Всякое существенное нарушение перемирия одною из Сторон дает право другой отказаться от него и даже, в крайнем случае, немедленно возобновить военные действия.

Статья 41. Нарушение условий перемирия отдельными лицами, действующими по собственному почину, дает только право требовать наказания виновных и вознаграждения за понесенные потери, если бы таковые случились.


ОТДЕЛ III. О ВОЕННОЙ ВЛАСТИ НА ТЕРРИТОРИИ НЕПРИЯТЕЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА

Статья 42. Территория признается занятою, если она действительно находится во власти неприятельской армии.

Занятие распространяется лишь на те области, где эта власть установлена и в состоянии проявлять свою деятельность.

Статья 43. С фактическим переходом власти из рук законного Правительства к занявшему территорию неприятелю последний обязан принять все зависящие от него меры к тому, чтобы, насколько возможно, восстановить и обеспечить общественный порядок и общественную жизнь, уважая существующие в стране законы, буде к тому не встретится неодолимого препятствия.

Статья 44. Воюющему воспрещается принуждать население занятой области давать сведения об армии другого воюющего или о его средствах обороны.

Статья 45. Воспрещается принуждать население занятой области к присяге на верность неприятельской Державе.

Статья 46. Честь и права семейные, жизнь отдельных лиц и частная собственность, равно как и религиозные убеждения и отправление обрядов веры, должны быть уважаемы. Частная собственность не подлежит конфискации.

Статья 47. Грабеж безусловно воспрещается.

Статья 48. Если неприятель взимает в занятой им области установленные в пользу Государства налоги, пошлины и денежные сборы, то он обязан делать это, по возможности сообразуясь с существующими правилами обложения и раскладки их, причем на него ложится проистекающая из сего обязанность нести расходы по управлению занятой областью в размерах, в каких обязывалось к сему законное Правительство.

Статья 49. Взимание неприятелем в занятой им области других денежных сборов, сверх упомянутых в предыдущей статье, допускается только на нужды армии или управления этой областью.

Статья 50. Никакое общее взыскание, денежное или иное, не может быть налагаемо на все население за те деяния единичных лиц, в коих не может быть усмотрено солидарной ответственности населения.

Статья 51. Никакая контрибуция не должна быть взимаема иначе как на основании письменного распоряжения и под ответственностью начальствующего генерала.

Сбор оной должен по возможности производиться согласно правилам обложения и раскладки существующих налогов.

По каждой контрибуции плательщикам должна выдаваться расписка.

Статья 52. Реквизиции натурой и повинности могут быть требуемы от общин и жителей лишь для нужд занявшей область армии. Они должны соответствовать средствам страны и быть такого рода, чтобы они не налагали на население обязанности принимать участие в военных действиях против своего отечества.

Эти реквизиции и повинности могут быть требуемы лишь с разрешения военачальника занятой местности.

Натуральные повинности должны быть по возможности оплачиваемы наличными деньгами; в противном случае они удостоверяются расписками и уплата должных сумм будет произведена возможно скорее.

Статья 53. Армия, занимающая область, может завладеть только деньгами, фондами и долговыми требованиями, составляющими собственность Государства, складами оружия, перевозочными средствами, магазинами и запасами провианта и вообще всей движимой собственностью Государства, могущей служить для военных действий.

Все средства, приспособленные для передачи сведений на суше, на море и по воздуху, для перевозки лиц и вещей, за исключением случаев, подлежащих действию морского права, склады оружия и вообще всякого рода боевые припасы, даже если они принадлежат частным лицам, также могут быть захвачены, но подлежат возврату с возмещением убытков по заключении мира.

Статья 54. Подводные кабели, соединяющие занятую территорию с территорией нейтральной, захватываются или уничтожаются лишь в случаях крайней необходимости. Они должны быть равным образом возвращены, а возмещение убытков производится по заключении мира.

Статья 55. Государство, занявшее область, должно признавать за собою лишь права управления и пользовладения по отношению к находящимся в ней и принадлежащим неприятельскому Государству общественным зданиям, недвижимостям, лесам и сельскохозяйственным угодьям. Оно обязано сохранять основную ценность этих видов собственности и управлять ими согласно правилам пользования.

Статья 56. Собственность общин, учреждений церковных, благотворительных и образовательных, художественных и научных, хотя бы принадлежащих Государству, приравнивается к частной собственности.

Всякий преднамеренный захват, истребление или повреждение подобных учреждений, исторических памятников, произведений художественных и научных воспрещаются и должны подлежать преследованию.


Декрет о признании всех международных конвенций о Красном Кресте[1]


Декрет от 04 июня 1918 года
О признании всех Международных конвенций о Красном Кресте

Принят Советом народных комиссаров РФСР 04 июня 1918 года


Совет Народных Комиссаров Российской Федеративной Советской Республики доводит до сведения Международного комитета Красного Креста в Женеве и правительств всех государств, признавших Женевскую конвенцию, что эта Конвенция как в ее первоначальной, так и во всех ее позднейших редакциях, а также и все другие международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного Креста, признанные Россией до октября 1915 года, признаются и будут соблюдаемы Российским Советским Правительством, которое сохраняет все права и прерогативы, основанные на этих конвенциях и соглашениях.

Ввиду того, что во внутренней организации Российского Общества Красного Креста произошли некоторые изменения, о которых подробнее будет сообщено Международному комитету Красного Креста дополнительно, Российское Правительство считает необходимым довести до сведения Международного комитета Красного Креста и правительств государств, признавших Женевскую конвенцию, что во главе всех существующих организаций Русского Красного Креста стоит Комитет по организации Русского Красного Креста, находящийся в Москве.

На этот Комитет возложено Русским Правительством выполнение по отношению к краснокрестным функциям всех обязанностей и использование всех прав и прерогатив, основанных на Женевской конвенции и других международных соглашениях.

В настоящее время, после заключения мира, главная задача Русского Красного Креста есть помощь военнопленным, как русским, находящимся в Германии, Австро-Венгрии, Турции, так и немецким, австро-венгерским и турецким в России.

Посему Русское Правительство поручило Русскому Обществу Красного Креста приложить к делу помощи военнопленных всю энергию и все имеющиеся в его распоряжении средства.

Московский комитет помощи военнопленным, находящийся в Москве, входящий в состав Русского Общества Красного Креста и деятельность которого, направленная на помощь русским военнопленным за границей, не прекращалась, продолжает пользоваться всеми правами и прерогативами, предоставленными международными конвенциями и специальными соглашениями органам Красного Креста, и продолжает отправлять все функции, которые он до сих пор отправлял. Ему специально поручено Российским Правительством и Обществом Красного Креста посвятить всю свою энергию делу помощи русским военнопленным за границей, в которой ему предоставляется самая широкая автономия. Посему Русское Правительство и Российское Общество Красного Креста просят Женевский Международный комитет, правительства стран, признавших Женевскую конвенцию, и все существующие общества Красного Креста оказывать ему всякое содействие.

Наконец, Русское Правительство, убежденное в исключительной важности вопроса о военнопленных, сконцентрировало все правительственные функции, относящиеся к военнопленным, гражданскопленным и беженцам, в специальном органе «Центральной коллегии о пленных и беженцах», находящейся в настоящее время в Москве, о чем считает нужным заявить заинтересованным правительствам и организациям.


Председатель Совета Народных Комиссаров В.И.Ульянов (Ленин)

Комиссар по Иностранным Делам Чичерин

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров В.Бонч-Бруевич

Секретарь Совета Народных Комиссаров Н.Горбунов


Конвенция по улучшению участи раненых и больных в армиях в поле[2]


Женева, 27 июля 1929.


Колумбия, Куба, Доминиканская республика, Иран, Ирландия, Люксембург, Никарагуа, Уругвай

Будучи одинаково движимые желанием уменьшать, насколько возможно в их власти, зло, неотделимое от войны и желая для этой цели завершить и усовершенствовать положения, согласованные в Женеве 22 августа 1864, и 6 июля 1906, для улучшения участи раненых и больных в армиях в поле,

Решили заключать новую Конвенцию для той цели и назначить как своих Полномочные представителей:

(Здесь следует перечень Полномочных представителей. В источнике их имена не указаны)

Которые, связавшись друг с другом, представили свои полномочия, найденные удовлетворительными и составленными по форме, согласились о следующем.


ГЛАВА I. РАНЕНЫЕ И БОЛЬНЫЕ

Статья 1. Офицеры и солдаты и другие лица официально принадлежащие к вооруженным силам, кто ранен, или больной будут уважаться и будут защищаться во всех обстоятельствах; их будут рассматривать с гуманностью и беспокоиться с медицинской точки зрения, без различия национальности воюющей стороной в чьей власти они могут оказаться.

Однако, воюющая сторона, вынужденная оставить раненных или больных противнику, насколько военные условия позволяют, должна оставить с ними часть своего медицинского персонала и материалов, чтобы помочь с их лечением.

Статья 2. Кроме, что касается лечения, которое будет обеспечено для них согласно предыдущей Статьи, раненные и больные армии, которые попадают в руки врага, должны получить статус военнопленных, и общие условия международного права относительно военнопленных будут применимы к ним.

Воюющие стороны, однако, будут свободны предписать в интересах раненных или больных пленных такие меры, какие они могут счесть целесообразным вне пределов существующих обязательств.

Статья 3. После каждого столкновения, захвативший сражения должен предпринять меры по поиску раненных и мертвых, и защищать их от грабежа и плохого обращения. Всякий раз, когда обстоятельства позволяют, должны быть сделаны местное перемирие, или прекращение огня , чтобы позволить разрешить вынос раненых, оказавшихся между линиями.

Статья 4. Воюющие стороны должны сообщить друг к другу взаимно, как можно скорее, имена раненых, больных и мертвых, собранных или обнаруженных, вместе с любыми признаками, которые могут помочь в их идентификации.

Они должны установить и передать друг к другу удостоверения о смерти.

Они должны аналогично собрать и передать друг к другу все предметы личного характера, найденные на поле сражения или на мертвых, особенно одну половину их идентификационных жетонов, другая остается на теле.

Они должны гарантировать, что похоронам или кремации мертвых предшествуют осторожная , и если возможно медицинская экспертиза тел с целью подтверждения факта смерти, установление идентичности и предоставления возможности составить отчет.

Они должны далее гарантировать, что мертвые благородно захоронены, что их могилы уважаются и отмечены так, чтобы они могли всегда быть найдены.

С этой целью в начале военных действий, они должны организовать официально службу регистрации могил, обеспечить возможность эксгумации, и гарантировать, что идентификация тел вообще может быть в дальнейшем выполнена в месте захоронения. После прекращения военных действий они должны обменяться списками захоронений, и могилами их кладбищах и в других местах.

Статья 5. Военные власти могут обратиться к благотворительному стремлению жителей собирать и оказывать медицинскую помощь под их руководством раненым или больным армий, и могут предоставлять лицам, которые ответили на это воззвание, специальную защиту и некоторые средства обслуживания.


ГЛАВА II. МЕДИЦИНСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ И УЧРЕЖДЕНИЯ

Статья 6. Подвижные медицинские формирования, то есть те, которые предназначены, чтобы сопровождать армии в поле, и стационарные учреждениях медицинской службы должны уважаться и должны быть защищены воюющими сторонами.

Статья 7. Защита, на которую медицинские формирования и учреждения имеют право, должна прекратиться, если они используются, чтобы совершать действия, вредные для противника.

Статья 8. Следующие условия не рассматриваются основанием для лишения медицинского формирования или учреждения защиты, гарантируемой Статьей 6:

1. То, что персонал формирования или учреждения вооружен, и что они используют оружие для самозащиты или больных и раненых;

2. То, что в отсутствие вооруженных санитаров формирование или учреждение защищено пикетами или часовыми;

3. То, что стрелковое оружие и боеприпасы, принятые от раненых и больных, которые еще не были переданы соответствующей службе, найдены в формировании или учреждении;

4. То, что персонал и материал ветеринарной службы обнаружены в формировании или учреждении, не составляя неотъемлемой части его..


ГЛАВА III. ПЕРСОНАЛ

Статья 9. Персонал занятый исключительно в собирании, транспортировке и лечении раненых и больных, и в администрации медицинских формирований и учреждений, и священники, причисленные к армиям, должны уважаться и должны защищаться при всех обстоятельствах. Если они попадают в руки врага, их не будут рассматривать как военнопленных.

Солдаты, специально обученные, чтобы использоваться, в случае потребности, как вспомогательные медсестры или носильщики для собирания, транспортировки и лечения раненых и больных, и снабженные удостоверением личности, должны пользоваться тем же самым статусом как постоянный медицинский персонал, если они задержаны при выполнении этих функций.

Статья 10. Персонал добровольческих благотворительных организаций, должным образом признанных и уполномоченных их правительством, который может использоваться для исполнения тех же самых обязанностях как таковые из персонала, упомянутого в соответствующем параграфе Статьи 9, рассматривается, как персонал, рассмотренный в том параграфе, при условии, что персонал таких обществ подчинен военному праву и инструкциям.

Каждая Высокая Договаривающаяся сторона должна уведомить другую, или в мирное время или в начале или в течение военных действий, но в каждом случае прежде, чем фактически использовать их, названия обществ, которые она уполномочила под ее ответственность оказывать помощь регулярной медицинской службе ее вооруженных сил.

Статья 11. Признанное общество нейтральной страны может позволить себе помощь ее медицинского персонала и формирований воюющей стороне только с предварительного согласия ее собственного правительства и разрешения заинтересованной воюющей стороны.

Воюющая сторона, кто принимает такую помощь, должна уведомить противника об этом перед началом любого использования его.

Статья 12. Лица, указанные в Статьях 9, 10 и 11 не должны удерживаться после того, как они попали в руки врага.

В отсутствии соглашения о возвращении, их следует отсылать назад к воюющей стороне, к которой они принадлежат, как только маршрут для их возвращения может быть открыт, и военные обстоятельства разрешают.

Ожидая своего возвращения, они должны продолжать выполнять свои обязанности под руководством противника; они должны предпочтительно быть заняты на попечении раненых и больных воюющей стороны, которой они принадлежат.

При отъезде они могут взять с собой материалы, инструменты, оружие и средства транспорта, принадлежащего им.

Статья 13. Воюющие стороны должны обеспечить персоналу, упомянутому в Статьях 9, 10 и 11, находящемуся в их руках, то же питание, то же самом жилье, те же самые пособия и ту же самую плату какие предоставляют соответствующему персоналу их собственных вооруженных сил.

При начале военных действий воюющие стороны уведомят друг друга относительно званий их соответствующего медицинского персонала.


ГЛАВА IV. ЗДАНИЯ И МАТЕРИАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

Статья 14. Подвижные медицинские формирования, любого вида, должны сохраняться, если они падают в руки врага, их оборудование и склады, их средства транспортировки, и водители использоваться.

Однако, компетентная военная власть будет свободна использовать оборудование и склады для заботы о раненых и больных; это все должно быть возвращено на условиях, установленных для медицинского персонала, и в максимально возможной степени в то же самое время.

Статья 15. Здания и материальные средства стационарных медицинских учреждений армии будут подчинены законам войны, но не могут быть использованы для иных целей, пока они необходимы для раненых и больных.

Однако, командиры войск в данной области могут использовать их, в случае срочной военной потребности, при условии, что они предпримут предварительно меры для благосостояния раненых и больных, кто находится там.

Статья 16. Здания благотворительных организаций, которые признаются Конвенции, должны быть расценены как частная собственность.

Материальные средства этих обществ, везде, где это может быть, будут подобно рассматриваться как частная собственность

Право реквизиции, признанной за воюющими сторонами согласно законам и обычаям войны, должно только быть осуществлено в случае срочной потребности и только после того, как благосостояние раненых и больных было обеспечено.


ГЛАВА V. МЕДИЦИНСКИЙ ТРАНСПОРТ

Статья 17. Машины, оборудованные для эвакуации раненых и больных, движущиеся самостоятельно или в конвое, будут рассматриваться как мобильные медицинские формирования, подчиняемые специальным условиям:

Воюющая сторона, перехватывающая машины медицинского транспорта, отдельные или в конвое, если военные условия требуют, может остановить их, и разгрузить, при условии, что позаботится о раненных и больных, которые находятся в нем. Он может использовать машины только в секторе, где они были перехвачены, и исключительно для медицинских целей. Эти машины, как только они больше не требуются для местного использования, должны быть возвращены в соответствии с условиями, изложенными в Статье 14.

Военный персонал, отвечающий за транспортировку и снабженный для этой цели полномочиями в должной форме, будут возвращать назад в соответствии с условиями, предписанными в Статье 12 для медицинского персонала, согласно условию последнего параграфа Статьи 18.

Все транспортные средства специально оборудованные для эвакуации и материальных средств, используемых в оборудовании этих средств транспортировки, принадлежащего медицинской службе, должны быть восстановлены в соответствии с условиями Главы IV.

Другие военные транспортные средства кроме таковых медицинской службы могут захватываться с их экипажами.

Гражданский персонал и все средства транспортировки, полученного реквизицией подчиняются общим правилам международного права.

Статья 18. Самолеты, используемые как средства медицинской транспортировки будут использоваться защитой Конвенции в течение периода, в который они используются исключительно для эвакуации раненых и больных и транспортировки медицинского персонала и материальных средств.

Они должны быть окрашены в белый цвет и должны иметь ясно отмеченные отличительные знаки, предписанные в Статье 19, рядом с их национальными опознавательными знаками , на их нижних и верхних поверхностях.

В отсутствии особого и специального разрешения, пролет над линей фронта, и над зоной, расположенной перед разгрузочными или перегрузочными станциями, и вообще над всей вражеской территории или территории, занятой противником, запрещается.

Медицинский самолет должен повиноваться любому требованию приземлиться.

В случае такого преднамеренного или непреднамеренного приземления на вражеской территории и территории, занятой врагом, раненые и больные, так же как медицинский персонал и материальные средства, включая самолет, будут пользоваться привилегиями настоящей Конвенции.

Пилоты, механики и радисты захваченных самолетов, будут возвращены назад, при условии, что в дальнейшем до конца войны они должны использоваться только в медицинской службе.


ГЛАВА VI. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЙ ЗНАК

Статья 19. Из уважения к Швейцарии геральдическая эмблема красного креста на белом фоне, образованная полной заменой цветов Федерации, используется как эмблема и отличительный знак медицинской службы вооруженных сил.

Однако, в случае стран, которые уже используют, вместо красного креста, красного полумесяца или красного льва и солнца на белом фоне как отличительный знак, эти эмблемы также признаны в соответствии с условиями настоящей Конвенции.

Статья 20. Эмблема должна фигурировать на флагах, повязках, и на всех материальных средствах, принадлежащих медицинской службе с разрешения компетентных военных властей.

Статья 21. Персонал, защищенный согласно Статьи 9 (абзац 1), 10 и 11, должен носить на левом рукаве повязку, имеющую отличительный знак, предписанный и выданный военными властями.

Персонал, упомянутый в Статье 9, абзацах 1 и 2, должен иметь удостоверение личности, запись в солдатской книжке или специальный документ.

Люди упоминаемые в Статье 10 и 11, кто не имеет никакой военной униформы, будет снабжаться компетентной военной властью удостоверением личности с фотографией, удостоверяя их статус как медицинский персонал.

Удостоверения об идентичности будут однородны и того же самого образца во всех армиях

Ни в каком случае не может медицинский персонал быть лишенным их повязок или удостоверений идентичности, принадлежащих им. В случае утери они имеют право получить дубликаты.

Статья 22. Отличительный флаг Конвенции должен подниматься только такими медицинскими формированиями и учреждениями, которые должны уважаться согласно Конвенции и с согласия военных властей. На стационарных учреждениях он должен, а на мобильных формированиях он может сопровождаться национальным флагом воюющей стороны, кому формирование или учреждение принадлежат.

Однако, медицинские формирования, которые попали в руки врага, пока они находятся в этой ситуации, не должны нести никакого другого флага кроме флага Конвенции.

Воюющие стороны должны предпринять необходимые шаги, насколько законы войны позволяют, делать ясно видимым вражеским силам с земли, воздуха или моря, отличительные эмблемы, указывающие на медицинские формирования и учреждения, чтобы избежать возможности любого военного воздействия.

Статья 23. Медицинские части, принадлежащие нейтральным странам, которые могут быть уполномочены оказывать свои услуги при условиях, изложенных в Статье 21, должны поднимать, наряду с флагом Конвенции, национальный флаг воюющей стороны к чьей армии, они присоединились.

Они должны также иметь право, пока они должны предоставить их услуги воюющей стороне, поднимать свой и национальный флаг.

Условия второго абзаца предыдущей статьи применимы к ним.

Статья 24. Эмблема красного креста на белом фоне и надпись «Красный Крест» или «Женевский Крест» не должна использоваться в мирное или военное время иначе, чем для защиты и указания на медицинские формирования и учреждения, персонал и материальные средства, защищенные в соответствии с Конвенцией.

То же самое должно применяться, что касается эмблем, упомянутых в Статье 19, абзац 2, относительно стран, которые используют их.

Добровольные благотворительные организации, упомянутые в Статье 10, в соответствии с их национальным законодательством, могут использовать отличительную эмблему в связи с их гуманитарными действиями в мирное время.

Как исключительная мера, и со специальной полномочием одного из национальных обществ Красного Креста (Красный Полумесяц, Красный Лев и Солнце), эмблема Конвенции в мирное время может использоваться, чтобы отмечать расположение станций помощи, сохраняемых исключительно ради предоставления бесплатного лечения раненых или больных.


ГЛАВА VII. ПРИМЕНЕНИЕ И ВЫПОЛНЕНИЕ КОНВЕНЦИИ

Статья 25. Условия настоящей Конвенции должны уважаться Высокими договаривающимися сторонами во всех обстоятельствах.

Если, во время войны, воюющая сторона - не участник Конвенции, ее условия должны, однако, действовать как между всеми воюющими сторонами, кто - участники ее.

Статья 26. Главные командиры воюющих армий должны уточнить детали чтобы выполнить вышеперечисленные статьи так же как для случаев, не предусмотренных в соответствии с инструкциями их соответствующих правительств и в соответствии с общими принципами настоящей Конвенции.

Статья 27. Высокие договаривающиеся стороны должны предпринять необходимые шаги, чтобы инструктировать свои войска, и в особенности защищенный персонал, об условиях настоящей Конвенции, и уведомить о них гражданское население.


ГЛАВА VIII. ПОДАВЛЕНИЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ И НАРУШЕНИЙ

Статья 28. Правительства Высоких договаривающихся сторон, законодательство которых в настоящее время не адекватно целям, должны принять или предложить своим законодательным органам меры, необходимые предотвращать всегда:

(a) Использование эмблемы или обозначения "Красный Крест" или "Женевский Крест" частными лицами или ассоциациями, фирмами или компаниями, иными, чем те, которые имеют право на это настоящей Конвенцией, так же как использование любого признака или обозначения, составляющего имитацию для коммерческих или любых других целей;

(b) Из уважения к Швейцарии принятием полностью конверсированных Федеральных цветов, использование частными лицами или ассоциациями, фирмами или компаниями знаков швейцарской Конфедерации или марок, составляющих имитацию, ли как торговые марки или как части таких марок, для целей вопреки коммерческой честности, или в обстоятельствах, способных к унижению швейцарского национального достоинства.

Запрещение в (a) использования марок или обозначений, составляющих имитацию эмблемы или обозначения "Красного Креста" или "Женевский Крест, " так же как запрещение в (b) использования символов швейцарской Конфедерации или марок, составляющих имитацию, должно вступить в силу с даты, установленной каждым законодательным органом, и не позже чем через пять лет после вступления в силу настоящей Конвенции. От даты такого вступления в силу, больше не будет законно принимать торговую марку в нарушение этих правил.

Статья 29. Правительства Высоких договаривающихся сторон должны также предложить своим законодательным органам, сделать уголовные права адекватными, введя необходимые меры для репрессии во время войны любого акта противоречащего условиям настоящей Конвенции.

Они должны связаться друг с другом через швейцарский Федеральный Совет, указав условия относительно такой репрессии не позже чем через пять лет от ратификации настоящей Конвенции.

Статья 30. По запросу воюющей стороны, запрос должен быть рассмотрен способом, который будет решен между заинтересованными сторонам относительно любого предполагаемого нарушения Конвенции; когда такое нарушение было установлено, воюющие стороны должны положить конец и подавить его настолько быстро насколько возможно.


ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 31. Настоящая Конвенция, которая должна иметь дату этого дня, может быть подписана до 1 февраля 1930 от имени всех стран, представленных на Конференции, которая открылась в Женеве 1 июля 1929, так же как странами, не представленными на той Конференции, но которая была сторонами Женевских Конвенций 1864 и 1906. .

Статья 32. Настоящая Конвенция должна быть ратифицирована как можно скорее. Ратификации должны быть депонированы в Берне.

«proces-verbal» из депозита каждой ратификационной грамоты будет составлен, одна удостоверенная копия которой будет передана швейцарским Федеральным Советом правительствам всех стран, которыми Конвенция была подписана, или чье присоединение было уведомлено.

Статья 33. Настоящая Конвенция должна вступить в силу спустя шесть месяцев после того, как не меньше чем два документа о ратификации были депонированы.

После этого она должна вступить в силу для каждой Высокой договаривающейся стороны спустя шесть месяцев после депозита ее ратификационной грамоты.

Статья 34. Настоящая Конвенция должна заменить Конвенции от 22 августа 1864, и 6 июля 1906, в отношениях между Высокими договаривающимися сторонами.

Открыта для присоединения, должным образом уведомленного от имени любой страны, которой эта Конвенция не была подписана.

Статья 36. Присоединения должны быть сделаны в письменной форме швейцарскому Федеральному Совету, и должны вступить в силу спустя шесть месяцев после даты, в которую они признаны.

Швейцарский Федеральный Совет должен сообщить присоединения Правительствам всех стран, которыми Конвенция была подписана или чье присоединение было сообщено.

Статья 37. Состояние войны должно дать немедленный эффект депонированным ратификациям и присоединениям, уведомленным воюющими державами перед или после начала военных действий. Связь ратификаций или присоединений, признанных властями в состоянии войны должна быть сделана швейцарским федеральным Советом самым быстрым методом.

Статья 38. Каждая из Высоких договаривающихся сторон должна быть свободна денонсировать настоящую Конвенцию. Денонсирование не должно вступать в силу, до истечения одного года после того, как уведомление об этом в письменной форме было сделано швейцарскому Федеральному Совету. Последний должен сообщить такое уведомление правительствам всех Высоких договаривающихся сторон.

Денонсирование должно только иметь эффект относительно Высокой договаривающейся стороны, которая сделала уведомление относительно этого.

Кроме того, это денонсирование не должно вступать в силу в течение войны, в которую денонсировавшая держава вовлечена. В этом случае настоящая Конвенция должна продолжать связывать до истечения одного года, до заключения мира.

Статья 39. Заверенная копия настоящей Конвенции должна быть депонирована в архиве Лиги Наций швейцарским Федеральным Советом. Точно так же ратификации, присоединения и денонсирования, которые должны быть уведомлены швейцарскому Федеральному Совету, должны быть сообщены ими Лиге Наций.

В удостоверение чего, вышеназванные Полномочные представители подписали настоящую Конвенцию.

Свершено в Женеве двадцать седьмого июля, одна тысяча девятьсот двадцать девять, в единственной копии, которая должна храниться в архиве швейцарской Конфедерации, и  копии, заверенные, чтобы быть правильным, должны быть переданы правительствам всех стран, приглашенных на Конференцию.

(Здесь следуют подписи)


Конвенция о содержании военнопленных


Женева. 27 июля 1929 г.


РАЗДЕЛ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Настоящая конвенция, не нарушая силы постановлений, изложенных в разделе VII, распространяется:

1. На всех лиц, перечисленных в ст.1, 2 и 3 положения, приобщенного к Гаагской конвенции о законах и обычаях ведения сухопутной войны от 18 октября 1907 г. и о взятых в плен неприятелем.

2. На всех лиц, принадлежащих к вооруженным силам воюющих сторон и взятых в плен неприятелем при военно-морских и военно-воздушных операциях, исключая отклонения, неизбежные в условиях данного пленения. Однако отступления эти не должны нарушать основных моментов настоящей конвенции. Они должны устраняться с момента заключения пленных в лагерь для военнопленных.

Статья 2. Военнопленные находятся во власти неприятельской державы, но отнюдь не отдельной воинской части, взявшей их в плен. С ними надо постоянно обходиться человечно, в особенности защищая от насилия, оскорблений и любопытства толпы.

Меры репрессий в отношении их воспрещаются.

Статья 3. Военнопленные имеют право на уважение их личности и чести. Женщины пользуются правом на обхождение во всем соответствии их полу. Пленные сохраняют свою полную гражданскую правоспособность.

Статья 4. Держава, взявшая военнопленных, обязана заботиться об их содержании.

Различия в содержании военнопленных допускаются только в тех случаях, если они основаны на различии их воинских чинов, состояния физического и психического здоровья, профессиональных способностей, а также на различии пола.


РАЗДЕЛ II. О ВЗЯТИИ В ПЛЕН

Статья 5. Каждый военнопленный обязан сообщить, в случае если его об этом спросят, свое действительное имя и чин или же послужной номер.

В случае нарушения этого правила военнопленный лишается преимуществ, присвоенных пленным его категории.

К пленным не могут применяться какие-либо принуждения для получения сведений, относящихся к положению их армий или страны.

На пленных, отказавшихся дать такие ответы, нельзя воздействовать ни угрозами, ни оскорблениями, а равно подвергать их взысканиям в какой бы то ни было форме.

Если по своему физическому состоянию или состоянию умственных способностей пленный не в состоянии дать сведения о своей личности, он поручается медицинскому попечению.

Статья 6. Кроме оружия, лошадей, военного снаряжения и воинских бумаг, все вещи и предметы личного обихода остаются во владении военнопленных, а равно и металлические каски и противогазы.

Денежные суммы, находящиеся у пленных, могут быть отобраны по приказанию офицера после их подсчета, точного определения, в принятии денег выдается расписка. Отобранные таким образом суммы должны поступать на личный счет каждого пленного.

Документы о личности, отличительные знаки чинов, ордена и ценные предметы не могут быть отняты от пленных.


РАЗДЕЛ III. О СОДЕРЖАНИИ В ПЛЕНУ

ОТДЕЛ I.


Статья 7. Военнопленные в самый кратчайший срок после пленения их эвакуируются из зоны военных действий в достаточной мере отдаленные пункты страны, где бы они могли пребывать в условиях полной безопасности.

В опасной зоне могут временно задерживаться только те пленные, которые вследствие ранений или болезней подвергаются большому риску при эвакуации, чем при оставлении на месте.

Маршевая эвакуация пленных должна производиться нормальными этапами по 20 км в день. Эти этапы могут быть удлинены только в случае необходимости достигнуть питательных и питьевых пунктов.

Статья 8. Воюющие стороны обязаны в кратчайший срок извещать друг друга о всех пленных через посредство справочных бюро, организуемых на основании ст.77. Равным образом они обязаны сообщать друг другу официальные адреса, по которым семьи военнопленных могли бы направлять свою корреспонденцию.

При первой возможности должны быть приняты меры к тому, чтобы каждый пленный мог лично переписываться с семьей согласно ст.36 и последующим.

Что касается пленных на море, то постановления настоящей статьи вступают в силу по возможности немедленно, после прибытия в порт.


ОТДЕЛ II. Лагеря военнопленных


Статья 9. Военнопленные могут быть интернированы в городе, крепости или какой-нибудь местности под обязательство не удаляться за определенную черту. Равным образом они могут быть заключены и находиться под караулом, но только по мере требований безопасности или гигиены, притом только до прекращения обстоятельства вызвавшего эти меры.

Пленные, захваченные в нездоровых местностях или климат которых губителен для жителей умеренного пояса, эвакуируются при первой возможности в более благоприятные климатические условия.

Воюющие стороны по мере возможности избегают соединения в одном лагере людей разных рас и национальностей.

Ни один из пленных ни на какое время не может быть поселен в местности, где бы он подвергался действиям огня из зоны сражения; равным образом нельзя использовать присутствие пленных в качестве защиты каких-либо пунктов или местностей от неприятельского обстрела.


Глава I. О лагерных помещениях

Статья 10. Военнопленные помещаются в строениях или бараках, представляющих всевозможные гарантии гигиены и здоровья. Помещения должны быть вполне защищены от сырости, в достаточной степени отоплены и освещены. Должны быть приняты меры предосторожности против пожара.

В отношении спален: общая площадь, минимальная кубатура койки и их оборудование должны быть те же, что и в войсковых частях той державы, которая содержит пленных.


Глава II. О питании и одежде военнопленных

Статья 11. Пищевые рационы военнопленных должны быть равны по качеству пищи и ее количеству рационам войск, находящихся на казарменном положении.

Пленные, кроме того, получают возможность приготовить сами добавочную пищу, имеющуюся в их распоряжении.

Питьевая вода должна доставляться в достаточном количестве, курение табака разрешается. Пленные могут быть использованы на кухонных работах.

Все (коллективные) дисциплинарные взыскания не должны касаться питания.

Статья 12. Одежда, обувь и белье доставляются державой, содержащей пленных. Регулярная перемена и починка этих вещей должны быть обеспечены. Кроме того, рабочие из числа пленных должны получать спецодежду повсюду, где естественные условия работы этого требуют.

Во всех лагерях должны быть устроены лавки, в которых пленные по местным торговым ценам могут приобретать пищевые продукты и предметы обихода.

Прибыль, получаемая от этих лавок, администрацией лагеря должна обращаться на улучшение быта пленных.


Глава III. О гигиене в лагерях

Статья 13. Воюющие стороны обязаны принять все необходимые гигиенические меры, чтобы обеспечить чистоту и здоровье в лагерях и предотвратить возникновение эпидемий.

Военнопленные располагают днем и ночью помещениями, соответствующими требованиям гигиены и содержащимися в чистоте.

Кроме того, помимо бань и душа, которые по мере возможности устраиваются в каждом лагере, пленным для содержания тела в чистоте должна предоставляться вода в достаточном количестве.

Им предоставляется возможность производить гимнастические упражнения и пользоваться свежим воздухом.

Статья 14. Каждый лагерь имеет лазарет, в котором военнопленные обслуживаются во всех необходимых случаях. Всем заразным больным предоставляются изоляторы. Издержки по лечению, включая временное протезирование, возлагаются на державу, содержащую пленных.

Воюющие стороны обязаны по просьбе заключенного дать ему официальное разъяснение о роде и длительности его заболевания, как и о принятых против этого заболевания мерах.

Предоставляется воюющим сторонам путем особых соглашений разрешить друг другу удерживать в лагерях врачей и санитаров для обслуживания их пленных соотечественников.

Пленные, тяжело больные или же состояние коих требует необходимого и притом значительного хирургического вмешательства, должны быть за счет державы, содержащей пленных, помещены во всякого рода пригодные для этого военные и гражданские учреждения.

Статья 15. Медицинские осмотры военнопленных должны производиться не менее одного раза в месяц. Они проверяют общее состояние здоровья и чистоты и устанавливают признаки заразных болезней, особенно туберкулеза и венерических заболеваний.


Глава IV. Умственные и моральные потребности военнопленных

Статья 16. Военнопленным предоставляется полная свобода религиозных отправлений и разрешается присутствовать на богослужениях при условии ненарушения правил порядка и общественной тишины, предписанных военными властями.

Военнопленный — служитель культа, каков бы он ни был, может отправлять свои обязанности среди единоверцев.

Статья 17. Воюющие стороны по возможности поощряют умственные и спортивные развлечения, организованные военнопленными.


Глава V. О внутренней дисциплине в лагере

Статья 18. Каждый лагерь военнопленных подчиняется власти ответственного офицера.

Военнопленные кроме выражения внешнего почтения по национальным правилам, действующим в их армиях, обязаны отдавать честь всем офицерам державы, взявшей их в плен.

Пленные офицеры обязаны отдавать честь только офицерам старшего или равного чина этой державы.

Статья 19. Ношение знаков, чинов и отличий разрешается.

Статья 20. Правила, приказы, уведомления и объявления всякого рода объявляются пленным на понятном им языке. Этот же принцип применяется в отношении допросов.


Глава VI. Специальные положения об офицерах и лицах, к ним приравненным

Статья 21. С самого начала военных действий воюющие стороны обязаны сообщать друг другу звания и чины, принятые в их армиях, в целях обеспечения одинакового обращения между офицерами равных чинов и приравненными к офицерам.

Статья 22. Чтобы обеспечить обслуживание в лагерях для военнопленных офицеров, выделяются военнопленные солдаты той же армии в достаточном числе соответственно чинам офицеров и к ним приравненным, по возможности говорящие на том же языке.

Последние будут приобретать себе пищу и одежду на жалованье, какое будет выплачиваться им державой, содержащей пленных. Должно быть оказано всяческое содействие самостоятельному распоряжению офицеров своим довольствием.


Глава VII. Денежные средства военнопленных

Статья 23. Под условием особого соглашения между воюющими державами, а именно предусмотренного в ст.24 сего, офицеры и приравненные к ним военнопленные получают от державы, содержащей пленных, тот же оклад, какой получают в ее армии офицеры соответствующего чина, однако оклад этот не должен превышать того содержания, на какое пленные имели бы право в стране, в какой они служили. Оклад этот выплачивается им полностью, по возможности ежемесячно, а также без каких бы то ни было удержаний на возмещение расходов, падающих на державу, содержащую пленных, даже если бы расходы шли на них.

Соглашение между воюющими сторонами должно установить размеры этих окладов, примененных к этим платежам; при отсутствии такого соглашения применяется размер, существовавший на момент военных действий.

Все выплаты, произведенные военнопленными в счет жалованья, должны быть возмещены с окончанием военных действий той державой, у которой на службе они находятся.

Статья 24. С открытием военных действий воюющие державы должны установить обоюдным соглашением максимальную сумму, которую будет разрешено сохранить за военнопленными разных чинов и категорий. Все отобранные или удержанные от военнопленного излишки немедленно заносятся на его счет и не могут быть обращены в другую валюту без его разрешения на это.

Причитающиеся по счетам остатки содержания выплачиваются военнопленным по окончании плена.

Во время пребывания в плену военнопленным предоставляется льготная возможность перевода этих сумм в целом или части в банки или частным лицам в родной стране.


Глава VIII. О перевозке военнопленных

Статья 25. Если только ход военных операций этого не требует, больные и раненые не перемещаются, поскольку их выздоровлению могло бы повредить путешествие.

Статья 26. В случае перемещения военнопленные предварительно уведомляются об их новом назначении. Им должно быть позволено взять с собой личные вещи, корреспонденцию и вещевые посылки, прибывающие в их адрес.

Должны быть сделаны все надлежащие распоряжения, чтобы корреспонденция и вещевые посылки, адресованные в старый лагерь, где пребывали военнопленные, были пересланы на новый адрес без замедления.

Суммы, депонированные на счетах перемещенных военнопленных, должны быть переданы компетентной власти по месту нового пребывания.

Все расходы по перемещению возлагаются на державу, содержащую пленных.


ОТДЕЛ IV. О труде военнопленных


Глава I. Общие положения

Статья 27. Воюющие стороны могут использовать здоровых военнопленных в соответствии с их положением и профессией, исключая, однако, лиц офицерского состава и к ним приравненных. Однако, если офицеры и к ним приравненные пожелают заняться подходящим для них трудом, таковой им будет предоставляться по мере возможности.

Пленные унтер-офицеры могут быть привлечены только к труду по надзору за работами, если только они не заявят сами требования о предоставлении им оплачиваемой работы.

В течение всего времени пленения воюющие стороны обязаны распространять на военнопленных, ставших жертвами несчастных случаев на работах, действующие в данной стране-державе законы о труде соответствующих категорий потерпевших. В отношении тех из военнопленных, к которым означенные нормы законов не могут быть применены по смыслу законодательства данной державы, содержащей пленных, последняя обязывается внести на утверждение своих законодательных органов проект собственных мероприятий по справедливому вознаграждению потерпевших.


Глава II. Организация труда

Статья 28. Державы, во власти которых находятся пленные, берут на себя полную ответственность за содержание, попечение, лечение и выплату жалованья военнопленным, работающим за счет частных лиц.

Статья 29. Ни один военнопленный не может быть использован на работах, для которых он физически не способен.

Статья 30. Продолжительность рабочего дня, считая в том числе время на явку к работам и возвращение домой, не должна быть чрезмерной и ни в коем случае не может превышать норм, установленных для работы гражданских рабочих того же района.

Каждому пленному предоставляется еженедельно непрерывный двадцатичетырехчасовой отдых, предпочтительно воскресный.


Глава III. О запрещенном труде

Статья 31. Работы, выполняемые военнопленными, не должны иметь ни какого отношения к военным действиям. В частности, воспрещается использовать пленных для изготовления и перевозки оружия либо для постройки всякого рода укреплений; тоже воспрещение имеет место и в отношении материалов, предназначенных для сражающихся единиц.

В случае нарушения вышеизложенных положений пленные вольны после выполнения приказа и не приступая к выполнению такового заявить свой протест через уполномоченных лиц, функции коих предусмотрены ст.43 и 44 сего, или же в случае отсутствия уполномоченного — через представителя державы-покровительницы.

Статья 32. Воспрещается использовать пленных при работах, угрожающих здоровью или опасных. Все дисциплинарные нарушения условия работы — воспрещаются.


Глава IV. Рабочие дружины

Статья 33. Режим рабочих дружин должен подходить к режиму лагерей для военнопленных, в частности в отношении условий гигиены, питания, помощи в несчастных случаях или ухода во время болезни, корреспонденции, получения посылок.

Каждая трудовая дружина принадлежит к лагерю военнопленных. Комендант лагеря несет ответственность за соблюдение в дружинах положений настоящей конвенции.


Глава V. О жалованье

Статья 34. Военнопленные не получают вознаграждения за работы, относящиеся к управлению, устройству и содержанию лагерей.

Военнопленные, используемые на других работах, имеют право на вознаграждение, установленное соглашениями между воюющими сторонами.

Эти соглашения должны установить сумму, которая будет принадлежать военнопленному, порядок выдачи таковой в его распоряжение во время пребывания в плену и равным образом ту долю, какую администрация лагеря будет иметь право удержать.

До заключения вышесказанных соглашений вознаграждения военнопленных за труд определяются на нижеследующих основаниях:

а) работы, используемые для государства, оплачиваются по действующему в национальной армии воинскому тарифу на оплату этих работ или же, если такового не существует, то по тарифу, соответствующему выполненным работам;

б) если работа производится за счет других казенных учреждений или частных лиц, условия устанавливаются по соглашению с военной властью.

Вознаграждение, остающееся на кредите военнопленного, выплачивается ему после окончания плена. В случае смерти оно передается дипломатическим путем наследникам умершего.


ОТДЕЛ IV. Отношения военнопленных с заграницей


Статья 35. С началом военных действий воюющие стороны должны опубликовать порядок выполнения постановлений настоящего отдела.

Статья 36. Каждая воюющая сторона периодически должна устанавливать норму закрытых и открытых почтовых отправлений, которую военнопленные разных категорий вправе посылать ежемесячно, и эту норму сообщает другой воюющей стороне. Указанные письма и открытки следуют кратчайшим почтовым путем. Они не могут быть ни замедлены в отправлении, ни задержаны по соображениям дисциплины.

Максимально в недельный промежуток времени с момента прибытия в лагерь и точно так же в случае заболевания каждый пленный имеет право послать своей семье открытое письмо о своем пленении и состоянии здоровья. Указанные письма пересылаются как можно быстрее и ни в коем случае не могут быть замедлены.

Как общее правило, корреспонденция пленных пишется на родном языке. Воюющие стороны могут разрешить корреспонденцию и на других языках.

Статья 37. Военнопленным разрешается получать индивидуальные посылки со съестными продуктами и другими предметами, предназначенными для их питания и одежды. Посылки будут передаваться получателю под расписку.

Статья 38. Письма и денежные переводы или ценные переводы так же, как и почтовые посылки, предназначенные для военнопленных или отправленные непосредственно или через справочное бюро, предусмотренные ст.77, освобождаются от всех почтовых сборов, как в странах отправления, так и в странах назначения и в транзитных.

Подарки в помощь натурой для военнопленных также освобождаются от действия законов по ввозу и от провозных тарифов на казенных железных дорогах.

Пленные в случае признанной необходимости могут посылать телеграммы с оплатой обычного тарифа.

Статья 39. Пленные вправе получать индивидуальными посылками книги, которые могут подвергаться цензуре.

Представители держав-покровительниц, а равно общества помощи, надлежащим образом признанные и уполномоченные, могут посылать в библиотеки лагерей военнопленных литературные произведения и собрания книг. Передача этих отправлений не может быть замедлена под предлогом цензурных затруднений.

Статья 40. Цензура корреспонденции должна производиться в кратчайший срок. Кроме того, контроль почтовых посылок должен осуществляться прямой целью удостовериться в сохранности съестных припасов, которые в них могут содержаться, и по возможности в присутствии адресата или лица, надлежаще им уполномоченного.

Все запрещения почтовых сношений, издаваемые воюющими сторонами из соображений военных или политических, должны иметь временный характер на возможный кратчайший срок.

Статья 41. Воюющие стороны обеспечивают всячески облегченную пересылку актов и документов, предназначенных для военнопленных или ими подписанных, в частности доверенностей или завещаний.

Воюющие стороны в случае нужды примут необходимые меры к удостоверению законности подписей, учиненных пленными.


ОТДЕЛ V. Сношения военнопленных с властями


Глава I. Жалобы военнопленных на режим содержания в плену

Статья 42. Военнопленные имеют право предоставлять военным властям, в ведении коих они находятся, свои жалобы на режим содержания, которому они подвергнуты.

Равным образом они имеют право обращаться к представителям держав-покровительниц с указанием моментов, касающихся режима плена, на которые приносят жалобы.

Эти заявления и протесты должны передаваться безотлагательно.

Даже если таковые будут признаны необоснованными, они не могут ни в коем случае послужить основанием для наказания.


Глава II. Представители военнопленных

Статья 43. Во всех местах, где будут находиться военнопленные, последние вправе указать доверенных лиц, уполномоченных представить их интересы перед военными властями и державами-покровительницами.

Это указание подлежит утверждению военных властей. Доверенные лица уполномочиваются на получение и распределение коллективных посылок.

Точно так же, если пленные решат организовать у себя взаимопомощь, эта организация входит в компетенцию доверенных лиц. С другой стороны, те же лица могут предоставить пленным свои услуги для облегчения сношений с обществами помощи, упомянутыми в ст.78.

В лагерях офицеров и приравненных к ним наиболее пожилой и высший по чину офицер признается посредником между лагерными властями и офицерами, к ним приравненными. Для этой цели он вправе назначить одного из пленных офицеров для помощи в качестве переводчика при совещаниях с лагерными властями.

Статья 44. Если доверенные лица будут использованы на работах, то их деятельность по представительству военнопленных засчитывается в срок обязательных работ.

Доверенным лицам будет всяческое облегчение в переписке с военными лагерями и державой-покровительницей. Эта переписка не ограничена нормой. Лица, представляющие военнопленных, могут быть перемещаемы только с предоставлением им времени, достаточного для постановки своих преемников в курс текущих дел.


Глава III. Уголовные санкции в отношении военнопленных

1. Общие положения

Статья 45. Военнопленные подлежат действиям законов, правил и приказов, действующих в армии державы, держащей пленных.

Все акты неповиновения вызывают в отношении их принятие мер, предусмотренных этими законами, правилами и приказами. Однако постановление настоящей главы остается в силе.

Статья 46. Военные власти и суд государства, содержащего военнопленных, не могут подвергать последних никаким наказаниям, кроме тех, которые предусмотрены для тех же деяний, совершенных военнослужащими национальных войск.

При тождественности чина военнопленные офицеры, унтер-офицеры и солдаты, попадая под дисциплинарные наказания, не могут подвергаться худшему содержанию, чем те, которые предусмотрены для тех же наказанных в армиях государства пленения.

Воспрещаются всякие телесные наказания, заключения в карцер, лишенный дневного света, и вообще какие бы то ни было проявления жестокости.

Равным образом воспрещаются групповые наказания за индивидуальные поступки.

Статья 47. Поступки против дисциплины и особенно попытки к побегу подлежат немедленному доказательству. Предварительный арест военнопленных, имеющих чин или нет, сводится к строгому минимуму. Судебное следствие в отношении военнопленных должно проводиться с такой быстротой, какую только допускают обстоятельства дела.

Предварительное заключение должно быть по возможности сокращено.

Во всех случаях на срок предварительного заключения сокращается наказание, наложенное в дисциплинарном или судебном порядке, поскольку это допускается для национальных служащих.

Статья 48. Военнопленных по отбытии ими судебных или дисциплинарных наказаний должны содержать так же, как и стальных пленных.

Однако пленные, наказанные за попытку к побегу, могут быть подвергнуты особому надзору, который во всяком случае не может устранить ни одной гарантии, присвоенных пленным настоящей конвенцией.

Статья 49. Ни один военнопленный не может быть лишен своего чина государством, его пленившим. Пленные, подвергнутые дисциплинарным взысканиям, не могут быть лишены преимуществ, присвоенных их чину. В частности, офицеры и приравненные к ним, подвергаясь наказаниям, влекущим за собой лишение свободы, не могут быть заключены вместе с отбывающими наказание унтер-офицерами и рядовыми.

Статья 50. Военнопленные, убежавшие и захваченные до соединения со своей армией или на территории, занятой войсками, их пленившими, подвергаются только дисциплинарным взысканиям.

Пленные, захваченные после того, как им удалось соединиться со своей армией или покинуть территорию, занятую войсками державы, их пленившей, признаются заново пленными и не подвергаются ни какому взысканию за предыдущий побег.

Статья 51. Попытка к побегу, даже рецидивного характера, не может рассматриваться как отягчающее вину обстоятельство в тех случаях, когда военнопленный судится за преступление или проступки против личности или собственности, совершенные им в связи с попыткой к бегству.

После покушения к побегу или побег товарищи бежавшего, способствующие побегу, подвергаются только дисциплинарному наказанию.

Статья 52. Воюющие стороны следят за тем, чтобы компетентные власти с наибольшей снисходительностью подходили к разрешению вопроса о том, какому наказанию, дисциплинарному или судебному, подлежит военнопленный за совершенное им нарушение.

В особенности надлежит это иметь в виду, когда дело идет об оценке деяний, связанных с побегом или попыткой к таковому.

За один и тот же поступок и по тому же обвинению пленный может быть наказан только один раз.

Статья 53. Ни один пленный, подвергнутый дисциплинарному наказанию и находящийся в условиях, предусмотренных для репатриации, не может быть задержан для отбытия наказания.

Пленные, подлежащие репатриации, против коих возбуждено уголовное расследование, могут быть оставлены для завершения судебного следствия и в случае необходимости — до отбытия наказания; пленные, которые уже отбывают заключение по судебному приговору, могут быть задержаны до конца определенного им срока заключений.

Воюющие стороны сообщают списки тех, кто может быть репатриирован по вышеизложенным мотивам.

2. Наказания дисциплинарные

Статья 54. Арест является самым строгим дисциплинарным наказанием из числа возлагаемых на военнопленных.

Продолжительность одного наказания не может превышать тридцати дней и не может быть увеличена и в случае стечения нескольких деяний, за которые пленный должен отвечать в дисциплинарном порядке при одновременном их установлении безотносительно к тому, имеют ли эти деяния связь или нет.

Ели во время ареста или по окончании такового пленный будет подвергнут новому дисциплинарному наказанию, то не менее трех дней должны отделять один период ареста от другого, пока один из этих периодов не достигнет десяти дней.

Статья 55. Под условием сохранения силы последнего абзаца ст.11 в качестве отягчающей меры наказания применимы к военнопленным, подвергнутым дисциплинарному наказанию, ограничения пищи, принятые в армии государства, держащего пленного. Однако ограничение в пище не может иметь место, если состояние здоровья военнопленного этого не допускает.

Статья 56. Военнопленные ни в коем случае не могут для отбытия дисциплинарных наказаний помещаться в помещения пенитенциарные (тюрьмы, пенитенциарии, каторжные остроги и др.).

Места, в которых военнопленные отбывают дисциплинарные кары, должны отвечать требованиям гигиены. Наказанные пленные должны содержаться в чистоте.

Каждый день эти пленные должны иметь возможность заниматься гимнастикой и гулять на воздухе не менее двух часов.

Статья 57. Дисциплинарно наказанные пленные имеют право читать и писать, а также посылать и получать корреспонденцию.

Однако посылки и денежные переводы могут не вручаться адресатам до отбытия наказания. Если же нераспределенные посылки содержат пищевые продукты, подвергающиеся порче, то они обращаются на нужды лазарета или же на нужды лагеря.

Статья 58. Военнопленные, отбывающие дисциплинарные наказания, могут требовать доставления их на ежедневные медицинские приемы. В отношении их в нужных случаях врачи принимают необходимые меры, а в экстренных случаях их эвакуируют в лагерные лазареты или госпитали.

Статья 59. Кроме компетентных на это судов и высшего военного начальства дисциплинарные взыскания могут быть наложены только офицером, наделенным дисциплинарной властью в качестве коменданта лагеря или дружины, или ответственным офицером, который его заменяет.

3. Судебные преследования

Статья 60. При открытии судебного следствия против военнопленных держава пленения, как только представится к тому возможность (но во всяком случае до дня разбирательства дела), извещает о том представителя державы-покровительницы.

Извещение это должно содержать следующие сведения:

а) гражданское состояние и чин пленного;

б) место пребывания или заключения;

в) подробное обозначение содеянного или сущность обвинения с изложением подлежащих применению законов.

Если невозможно в извещении указать суд, коему подлежит дело, дату судебного разбирательства и помещение, где таковое будет происходить, то эти сведения должны быть доставлены представителю державы-покровительницы дополнительно и во всяком случае за три недели до открытия разбирательства.

Статья 61. Ни один военнопленный не может быть осужден без предоставления ему возможности защиты. Ни один военнопленный не может быть принужден к признанию себя виновным в деянии, в котором он обвиняется.

Статья 62. Военнопленные имеют право на помощь квалифицированного защитника по своему выбору, а равно в случае нужды прибегнуть к помощи компетентного переводчика. Об этом праве своем они уведомляются заблаговременно до открытия судебного разбирательства державой пленения.

Если пленный не избрал себе защитников, такового может пригласить держава-покровительница. Держава пленения сообщает державе-покровительнице по ее требованию список квалифицированных лиц, могущих представлять защиту.

Представители державы-покровительницы имеют право присутствовать при разборе дела.

Единственным исключением из этого правила является случай, когда судебное разбирательство дела должно происходить при закрытых дверях для сохранения тайны и в интересах государственной безопасности. Держава пленения предупреждает об этом державу-покровительницу.

Статья 63. Приговоры в отношении военнопленных выносятся теми же судьями и в том же порядке, какие установлены для лиц, принадлежащих к составу армии державы, содержащей пленных.

Статья 64. Каждый военнопленный имеет право обжаловать всякий состоявшийся против него приговор в том же порядке, какой установлен для лиц, принадлежавших к составу военных сил державы пленения.

Статья 65. Приговоры, вынесенные против пленных, немедленно сообщаются державе-покровительнице.

Статья 66. Если против военнопленного вынесен смертный приговор, то сообщение с изложением подробного состава преступления, обстоятельства деяния немедленно передается представителю державы-покровительницы для передачи той державе, в армиях которой служил осужденный.

Этот приговор не приводится в исполнение до истечения по крайней мере трех месяцев со дня отправления этого сообщения.

Статья 67. Ни один военнопленный не может быть лишен льгот, предусмотренных ст.42 настоящей конвенции, в силу судебного приговора или по иным основаниям.


РАЗДЕЛ IV. ОБ ОКОНЧАНИИ ПЛЕНЕНИЯ

ОТДЕЛ I. О непосредственной репатриации и о госпитализации убежищ в нейтральных странах


Статья 68. Воюющие стороны обязаны отправлять в свою страну военнопленных невзирая на чины и число тяжело раненных и тяжело больных, поставив их в положение, допускающее перевозку.

На основании соглашений между собой воюющие стороны имеют право определить по возможности тотчас же случаи инвалидности и заболеваний, влекущие за собой непосредственную репатриацию, а также случаи госпитализации в нейтральных странах. До заключения означенных соглашений воюющие стороны могут руководствоваться типовым соглашением, присоединенным в качестве документальной части к настоящей конвенции.

Статья 69. С открытием военных действий воюющие стороны условливаются о назначениях смешанных медицинских комиссий. Эти комиссии должны быть в составе трех членов, из коих два принадлежат нейтральному государству, а один — к державе, содержащей пленных. Один из врачей нейтральной стороны должен представительствовать в комиссии.

Эти смешанные врачебные комиссии произведут проверку пленных, больных и раненных и примут в отношении их надлежащее решение[3].

Решения этих комиссий выносятся большинством голосов и выполняются в кратчайший срок.

Статья 70. Помимо тех, которых назначает лагерный врач, подвергаются осмотру смешенной медицинской комиссии, упомянутой в ст.69, на предмет выяснения возможности непосредственной репатриации или же госпитализации в нейтральных странах и нижеследующие военнопленные:

а) пленные, которые заявят требование непосредственно лагерному врачу;

б) пленные, о коих сделают представление доверенные лица, предусмотренные ст.43, как по их личной инициативе, так и по требованию самих пленных;

в) пленные, относительно которых сделает предложение держава, в армии которой они служили, или о которых предъявит общество помощи, надлежаще признанное и уполномоченное означенной державой.

Статья 71. Военнопленные, ставшие жертвами несчастных случаев на работе, исключая умышленное членовредительство, подлежат в отношении репатриации или госпитализации в нейтральных странах льготам тех же постановлений.

Статья 72. При затяжных военных действиях и из соображений человеколюбия воюющие стороны могут заключать соглашения о репатриации непосредственной и госпитализации в нейтральных странах для военнопленных, подвергающихся долговременному пленению.

Статья 73. Издержки репатриации военнопленных или перевозки их в нейтральные страны ложатся на державу, держащую пленных, в части перевозки до границы и в остальной части — на державу, в армиях которых пленные служили.

Статья 74. Ни один репатриированный не может быть использован как активный военнослужащий.


ОТДЕЛ II. Об освобождении и репатриации по окончании военных действий


Статья 75. Когда воюющие стороны заключат примирение, они обязываются прежде всего согласовать условия, касающиеся репатриации военнопленных.

И если условия эти не могли быть включены в это соглашение, воюющие стороны должны войти возможно скорее в отношения по указанному предмету. Во всех случаях репатриация военнопленных должна осуществляться в кратчайший после заключения мира срок.

Если против военнопленных возбуждено уголовное преследование за преступления или поступки общегражданского характера, они могут быть задержаны до окончания судебно-следственной процедуры и в случае надобности — до отбытия наказания.

То же имеет место и в отношении осужденных за преступления или поступки общегражданского характера.

С согласия воюющих сторон могут быть учреждены комиссии для розыска рассеянных пленных и для обеспечения их репатриации.


РАЗДЕЛ V. О СМЕРТИ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Статья 76. Завещания военнопленных должны приниматься и поставляться в условия, действующие для военнослужащих национальной армии.

Равным образом будут применяться те же правила в отношении документов, удостоверяющих смерть.

Воюющие стороны следят за тем, чтобы умершие в плену военнопленные были погребены с честью и чтобы могилы имели все нужные сведения, почитались и надлежаще содержались.


РАЗДЕЛ VI. О БЮРО ПОМОЩИ И ПОЛУЧЕНИЯ СВЕДЕНИЙ, КАСАЮЩИХСЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

Статья 77. С самого начала военных действий каждая из воюющих сторон, а также нейтральные державы, принявшие у себя участников войны, утверждают официальное Бюро справок о пленных, находящихся на их территории.

В кратчайший срок каждая воюющая держава сообщает своему Бюро сведения о произведенных ее армиями пленениях, сообщая ему все имеющиеся у нее сведения, удостоверяющие личность пленных и дающие возможность немедленно уведомлять о них заинтересованные семьи с сообщением официальных адресов, по которым семьи могут письменно сноситься с пленными.

Бюро осведомления должны безотлагательно довести эти сообщения до сведения заинтересованных держав отчасти через посредство держав-покровительниц, а отчасти через центральное агентство, предусмотренное ст.79.

Бюро осведомления, уполномоченное отвечать на все вопросы, касающиеся военнопленных, получает от различных компетентных ведомств все сведения, касающиеся интернирования и передач, отпуска на свободу под честное слово, репатриаций, побегов, пребывания в госпиталях, смерти, а равно и другие сведения, необходимые для заведения и содержания в порядке индивидуальных карточек на каждого военнопленного.

Бюро должно вносить в эту карточку по мере возможности и соответственно положениям ст.5: послужной номер, фамилию и имя, дату и место рождения, чин, войсковую часть, где служил отыскиваемый, имя его отца, фамилию матери, адрес лица, которому надлежит сообщить в случае ранения или несчастного происшествия о дате и месте пленения, интернирования, ранения, смерти, а равно и другие имеющие значение сведения.

Еженедельные списки со всеми новыми сведениями, способными облегчить установление тождества каждого пленного, передаются заинтересованным державам.

Личная карточка каждого военнопленного по заключении мира передается державе, которая обслуживалась данным Бюро.

Бюро для осведомления обязано, кроме того, собирать все предметы личного употребления, ценности, корреспонденцию, расчетные книжки, удостоверения личности и т.п., оставленные военнопленными, которые репатриированы, освобождены под честное слово, бежали или умерли, и передать все перечисленное в заинтересованные страны.

Статья 78. Общества помощи военнопленным, утвержденные в согласии с законами их страны и имеющие целью посредничество в делах благотворительности, получают от воюющих держав для себя и своих агентств все льготные, в границах военной необходимости, возможности исчерпывающего выполнения лежащего на них долга человечности. Делегаты этих обществ могут быть допущены к оказанию помощи в лагерях, точно так же и на этапах репатриируемых пленных, получая на это разрешение военной власти и письменно обязываясь подчиниться всем распоряжениям, касающимся порядка и предписания полицейских властей.

Статья 79. Центральное агентство осведомления (справочное Бюро) военнопленных будет учреждено в нейтральной стране. Международный Комитет Красного Креста предлагает заинтересованным державам организацию такого агентства, если означенные державы найдут это нужным.

Указанное агентство уполномочивается сконцентрировать все касающиеся пленных сведения, какие только оно сможет получить официальным или частным путем. Оно должно передать их возможно скорее на родину пленных или державе, которой они служат.

Эти положения не должны быть истолкованы как ограничивающие человеколюбивую деятельность Красного Креста.

Статья 80. Бюро справок освобождены от почтовых сборов так же, как и от всех изъятий, предусмотренных в ст.38.


РАЗДЕЛ VII. О РАСПРОСТРАНЕНИИ КОНВЕНЦИИ НА ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ГРАЖДАНСКИЕ КАТЕГОРИИ

Статья 81. Лица, следующие за армией, но не входящие непосредственно в таковую, как, например: корреспонденты, газетные репортеры, маркитанты, поставщики, попадая во власть неприятеля и будучи им задержаны, имеют право на содержание в качестве военнопленных, если они снабжены удостоверениями личности от того же военного командования, за которым следовали.


РАЗДЕЛ VIII. О ВЫПОЛНЕНИИ КОНВЕНЦИИ

ОТДЕЛ I. Общие положения


Статья 82. Положения настоящей конвенции должны соблюдаться высокими договаривающимися сторонами при всех обстоятельствах.

Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших.[4]

Статья 83. Высокие договаривающиеся стороны оставляют за собой право заключать специальные соглашения по всем вопросам, касающимся военнопленных, если будет признано за благо эти вопросы регулировать особо.

Военнопленные остаются под действием льгот этих соглашения до завершения репатриации, кроме случаев специального включения противоположных условий в вышеупомянутые или позднейшие соглашения и равным образом исключая случаи принятия той или иной воюющей стороной в отношении содержимых ею пленных более благоприятных мероприятий.

Статья 84. Текст настоящей конвенции и предусмотренных предыдущей статьей специальных соглашений должен быть вывешен по возможности на родном языке военнопленных, в тех местах, где он может быть прочитан всеми пленными.

Пленным, находящимся в положении, которое не позволяет им ознакомиться с вывешенным текстом, по их просьбе текст этих постановлений должен быть сообщен.

Статья 85. Высокие договаривающиеся стороны через посреднический союзный Швейцарский совет сообщают друг другу официальные переводы настоящей конвенции так же, как законы и правила, которые они могут представить для обеспечения применения настоящей конвенции.


ОТДЕЛ II. Об организации контроля


Статья 86. Высокие договаривающиеся стороны признают, что точное применение настоящей конвенции гарантируется возможностью сотрудничества держав-покровительниц, уполномоченных защищать интересы воюющих сторон; для этой цели державы-покровительницы могут помимо своего дипломатического персонала назначить делегатов среди своих подданных или среди подданных других нейтральных стран. Эти делегаты представляются на утверждение той воюющей стороне, при которой они выполняют свою миссию.

Представителям державы-покровительницы или утвержденным ею делегатам разрешается посещать все без исключения места, в которых интернированы военнопленные. Они имеют доступ во все помещения, занятые пленными, и, как общее правило, могут сноситься с ними без свидетелей, лично или при помощи переводчика.

Воюющие стороны возможно более широкими мерами облегчают работу представителей державы-покровительницы или ее утвержденных делегатов. Военные власти извещаются об их посещении.

Воюющие стороны могут договариваться о допущении лиц одной национальности с пленными к участию в проверочных поездках.

Статья 87. В случае несогласия между воюющими сторонами по поводу применения положений настоящей конвенции державы-покровительницы обязаны по мере возможности предложить свои услуги для улаживания спора.

С этой целью каждая из держав-покровительниц может предложить заинтересованным воюющим странам созвать их представителей предположительно на нейтральной территории, избранной по соглашению. Воюющие стороны обязаны дать ход предложениям, которые будут им в этом направлении сделаны. Держава-покровительница может в случае надобности представить на одобрение воюющих держав лицо, принадлежащее к одной из нейтральных держав или же делегированное Международным Комитетом Красного Креста, которому будет поручено принять участие в этом собрании.

Статья 88. Предыдущие постановления не должны служить препятствием для человеколюбивой деятельности Международного Красного Креста, которую он может развить для покровительства военнопленным при соизволении заинтересованных воюющих сторон.


ОТДЕЛ III. Заключительные положения


Статья 89. В отношениях между державами, которые связаны Гаагскими конвенциями от 29 июля 1899 г. и от 18 октября 1907 г., касающимися законов и обычаев войны на земле, которые принимают участие в настоящей конвенции (эта последняя дополняет главу II Устава, присоединенного к вышеупомянутым Гаагским конвенциям).

Статья 90. Настоящая конвенция от сего числа может до 1 февраля 1930 г. быть подписана от имени стран, представленных на конференции, открывшейся 1 июля 1929 г.

Статья 91. Настоящая конвенция должна быть ратифицирована как можно скорее. Ратификация вручается в Берне.

Об отдаче каждого ратифицированного акта составляется протокол, копия которого, соответственно заверенная, передается союзным Швейцарским советом правительствам всех стран, от имени которых подписана конвенция или объявлено о ее принятии.

Статья 92. Настоящая конвенция войдет в силу 6 месяцев спустя вручения по меньшей мере двух ратификационных актов.

После того она будет входить в силу для каждой высокой договаривающейся стороны через 6 месяцев после вручения ей ратификационного акта.

Статья 93. Со дня вступления в силу настоящая конвенция будет открыта для той страны, от имени которой она не была подписана.

Статья 94. Объявления о принятии конвенции объявляются союзному Швейцарскому совету и вступают в силу через 6 месяцев со дня получения их советом.

Союзный Швейцарский совет извещает об этих мероприятиях правительства тех стран, от имени которых была подписана конвенция или объявлено об ее принятии.

Статья 95. Состояние войны немедленно вводит в силу ратификацию и принятие конвенции, врученных воюющим державам до или после военных действий.

Извещение о ратификациях или принятие полученных от держав, которые находятся в состоянии войны, союзный Швейцарский совет производит наиболее быстрым путем.

Статья 96. Каждая из высоких договаривающихся сторон имеет право заявить об отказе от настоящей конвенции. Этот отказ имеет надлежащие последствия только через год после письменного уведомления об этом Швейцарского союзного совета. Последний извещает о вышеозначенном отказе правительства всех договаривающихся сторон.

Отказ от конвенции действителен только в том случае, если высокая договаривающаяся сторона о нем известит письменно.

Кроме того, означенный отказ недействителен в случае войны, в которой примет участие оказавшаяся держава. В этом случае настоящая конвенция будет действовать и по окончании годичного срока до заключения мира и во всяком случае до окончания репатриации.

Статья 97. Копия настоящей конвенции, надлежаще заверенная, депонируется в архиве Лиги Наций — Швейцарским союзным советом.

Равным образом акты ратификации, принятий и отказов от конвенций, сообщаемые Швейцарскому союзному совету, сообщаются этим последним Лиге Наций.

Дана в Женеве двадцать седьмого июля тысяча девятьсот двадцать девятого года в одном экземпляре, который депонируется в архиве Швейцарского союза и копии которого, надлежаще заверенные, вручаются правительствам всех стран, приглашенных на конференцию.

ЦХИДК. Ф.1/п, оп.21а, д.47, л.22-48. Копия.


Декларация о присоединении Советского Союза к Женевской конвенции[5]


Нижеподписавшийся народный комиссар по иностранным делам Союза Советских Социалистических Республик настоящим объявляет, что Союз Советских Социалистических Республик присоединяется к конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, заключенной в Женеве 27 июля 1929 г.

В удостоверение чего народный комиссар по иностранным делам Союза Советских Социалистических Республик должным образом уполномоченный для этой цели подписал настоящую декларацию о присоединении.

Согласно постановлению Центрального исполнительного комитета Союза Советских Социалистических Республик от 12 мая 1930 года настоящее присоединение является окончательным и не нуждается  в дальнейшей ратификации.

Учинено в Москве 25 августа 1931 г.

(подпись) Литвинов

ЦГАОР СССР фонд 9501, Оп.5, Д.7, Л.22.


Постановление ЦИК и СНК СССР №46 об утверждении проекта постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных»[6] 


Москва 19 марта 1931 г.

Секретно


Слушали: Проект постановления ЦИК и СНК Союза ССР «Положение о военнопленных» (Вн[есен] СНК Союза ССР).

Консультант (Малицкий)  27 марта [19]31 г.

Постановили: Проект постановления утвердить.


Положение о военнопленных

1. Военнопленными признаются захваченные вооруженными силами Союза ССР:

а) лица, принадлежащие к составу вооруженных сил государств, находящихся в состоянии войны с СССР;

б) лица, входящие в состав вооруженных отрядов, не принадлежащих к указанным в п.«а» вооруженным силам, если эти отряды возникли на незанятой войсками РККА территории противника, имеют признаки военной организации, определенный отличительный знак, открыто носят оружие и соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны;

в) лица, принадлежащие к населению незанятой войсками РККА территории противника, поднявшемуся для вооруженной борьбы против РККА при ее приближении, если эти лица открыто носят оружие и соблюдают законы и обычаи войны, хотя бы они еще не сорганизовались в отряды, предусмотренные в п.«б».

Примечание 1. Распоряжением главного военного командования военнопленными могут быть признаны также захваченные вооруженными силами Союза ССР:

а) гражданские лица, сопровождающие с надлежащего разрешения неприятельскую армию, как-то: корреспонденты, поставщики и т.д.;

б) гражданские лица, находящиеся на морских и воздушных судах.

Примечание 2. Настоящее положение не распространяется на захваченных военных шпионов и граждан СССР входящих в состав неприятельских вооруженных сил.

2. Военнопленные не должны подвергаться жестокому обращению, оскорблениям и угрозам.

3. Каждый военнопленный при взятии в плен обязан назвать свои имя и фамилию, а также место происхождения и матрикулярный[7] номер.

4. Применение мер понуждения в целях получения от военнопленных сведений о положении их страны в военном или иных отношениях запрещается.

5. Находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, личные документы и знаки отличия, а также металлические каски и противогазы как при взятии в плен, так и во все время нахождения их в плену отобранию не подлежат. Ценные вещи и деньги могут быть при пленении взяты на хранение под официальные квитанции уполномоченных на то лиц.

6. Военнопленные немедленно после взятия в плен эвакуируются из зоны непосредственных боевых действий и направляются в лагеря-распределители (сборные пункты), расположенные в пределах прифронтовой полосы.

С момента прибытия в эти лагеря военнопленные поступают в ведение Центрального управления по делам о пленных и беженцах (Цупленбеж).

7. Каждому военнопленному предоставляется при первой возможности сообщить на родину о своем пленении.

8. На военнопленных распространяются общие законы, действующие на территории Союза ССР, с теми особенностями, которые установлены настоящим положением и изданными в развитие его специальными правилами и инструкциями.

9. Военнопленные пользуются гражданской правоспособностью на общих основаниях с другими находящимися на территории Союза ССР иностранцами.

10. Военнопленным, принадлежащим к рабочему классу или крестьянству, не эксплуатирующему чужого труда, и обнаружившим полную лояльность по отношению к Союзу ССР, предоставляются все политические права на территории Союза ССР на одинаковых основаниях с другими находящимися на ней трудящимися иностранцами.

11. Военнопленные водворяются в определенных пунктах, расположенных в здоровых местностях, с размещением или без размещения в особых лагерях.

12. В отношении условий содержания не делается различий между военнопленными в зависимости от расы, национальности, а также религиозных и политических убеждений.

Не делается также различий в отношении условий содержания между военнопленными в зависимости от их чина и должности.

Пожеланию самих военнопленных военнопленные одинаковой национальности помещаются вместе. Военнопленные офицеры могут быть помещены отдельно от других военнопленных.

13. Военнопленным не ставится препятствий в выполнении обрядов их религиозного культа, если это не нарушает общего внутреннего распорядка лагеря.

14. Военнопленные имеют право путем свободного избрания образовывать собственные органы для представительства интересов военнопленных, а также для целей хозяйственных, просветительных и физической культуры.

15. Органы, образованные для представительства интересов военнопленных, имеют право беспрепятственно сноситься со всеми органами, в ведении которых находятся военнопленные, и со всеми органами, осуществляющими помощь военнопленным и контроль над их содержанием. Им оказывается всяческое содействие и предоставляются необходимые льготы при выполнении их функций.

Выборные представители военнопленных не могут подвергаться никаким взысканиям и ограничениям за свою деятельность, связанную с выполнением представительских функций.

16. Военнопленные имеют право при всех обстоятельствах подавать заявления и жалобы лично или через своих выборных представителей администрации лагерей и другим органам, ведающим военнопленными. Они не могут подвергаться никаким взысканиям и ограничениям за подачу заявлений или жалоб.

17. Настоящее положение и изданные в развитие его инструкции и правила вывешиваются в местах, где они могут быть прочитаны всеми военнопленными.

Эти положение, инструкции и правила, а также все иные правила, приказы и распоряжения, относящиеся к военнопленным, объявляются им на знакомом им языке.

18. Военнопленным разрешается носить их форменную одежду, но без отличительных знаков, присвоенных чину или должности.

Военнопленным воспрещается носить оружие.

19. Военнопленные подчиняются правилам внутреннего распорядка, издаваемым Цупленбежем применительно к Уставу внутренней службы Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

20. За поступки, не влекущие за собой уголовной ответственности в судебном порядке, военнопленные подвергаются дисциплинарным взысканиям.

Виды этих взысканий, порядок наложения взысканий и обжалования наложенных взысканий, а также порядок отбывания дисциплинарного ареста, определяются правилами, издаваемыми Цупленбежем применительно к дисциплинарному уставу и к уставу гарнизонной службы РККА.

21. За совершенные ими преступления военнопленные подвергаются уголовной ответственности по законам Союза ССР и союзных республик. При этом к соответствующим воинским преступлениям приравниваются следующие преступления, совершенные военнопленными: неисполнение приказаний лиц, которым военнопленные подчинены в административном отношении, принуждение этих лиц к нарушению возложенных на них обязанностей, сопротивление этим лицам при исполнении ими служебных обязанностей и оскорбление этих лиц насильственными действиями.

Дела по обвинению военнопленных рассматриваются военными трибуналами в случаях, указанных в положении об этих трибуналах. В остальных случаях дела по обвинению военнопленных рассматриваются в общем порядке.

22. Военнопленные, привлеченные к уголовной ответственности, приговоренные к какой-либо мере социальной защиты или подвергнутые дисциплинарному взысканию, не могут подвергаться каким-либо ограничениям, кроме тех, которые непосредственно связаны с их состоянием под следствием или судом, а также с отбыванием приговора или дисциплинарного взыскания.

23. О каждом случае привлечения военнопленного к уголовной ответственности, если в качестве меры пресечения к нему применено лишение свободы или если ему предъявлено обвинение в преступлении, за которое может быть назначено лишение свободы либо более тяжелая мера социальной защиты, сообщается Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

Такое сообщение посылается надлежащим органом расследования или судебным органом немедленно при привлечении военнопленного к уголовной ответственности и, во всяком случае, не позднее трех недель до дня слушания дела в суде.

Сообщение должно включать: имя и фамилию привлеченного, его матрикулярный номер, место его нахождения, краткое содержание предъявленного обвинения с указанием статьи закона, указание суда, рассматривающего дело, и времени слушания дела.

О каждом вынесенном приговоре надлежащий суд сообщает Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик не позднее трех недель со дня вынесения приговора. К такому сообщению в случае вынесения обвинительного приговора прилагается копия приговора.

24. Приговор, осуждающий военнопленного к высшей мере социальной защиты (расстрелу), обращается к исполнению не ранее трех месяцев со дня посылки сообщения о вынесенном приговоре Исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

25. Военнопленный, совершивший попытку к побегу, может быть подвергнут более строгому надзору. Военнопленный, совершивший побег и задержанный до присоединения к своим войскам, подвергается более строгому режиму и дисциплинарному взысканию в виде ареста сроком до тридцати суток.

Военнопленный, совершивший побег, а затем вновь взятый в плен после присоединения к своим войскам, не может быть подвергнут за этот побег более строгому режиму и дисциплинарному взысканию.

Военнопленный, оказавший содействие побегу или попытке к побегу своего товарища, может быть подвергнут только дисциплинарному взысканию.

26. Военнопленный, совершивший побег посредством подкопа, взлома или повреждения стен, а также с применением насилия в отношении стражи в случае его задержания, и военнопленный, оказавший содействие такому побегу или попытке к нему, подлежат уголовной ответственности в судебном порядке.

27. Военнопленные снабжаются жилыми помещениями, одеждой, бельем, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости применительно к нормам снабжения военнослужащих тыловых частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Если военнопленный получает продовольственную и иную помощь со стороны, то это не должно вызывать уменьшение его снабжения органами Союза ССР

Список предметов и продуктов, входящих в паек военнопленных, с указанием норм вывешивается на видном месте во всех бараках, госпитальных палатах и прочих помещениях для военнопленных.

28. Военнопленные имеют право приобретать за свой счет продукты, одежду, белье, обувь и другие предметы, а также самостоятельно организовать свое питание.

29. Военнопленные имеют право беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольственными продуктами, одеждой, прочими предметами первой необходимости и произведениями печати.

Эти посылки пересылаются и доставляются бесплатно.

Список и нормы предметов, пропускаемых в посылках для военнопленных, а также весовые нормы посылок устанавливаются особыми правилами, издаваемыми Цупленбежем совместно с НКПиТ и по согласованию с НКВнешторгом Союза ССР.

Произведения печати подчиняются общеустановленным правилам о цензуре в военное время.

30. Военнопленные имеют право свободно получать с родины и из нейтральных стран денежные переводы без ограничения суммы.

31. Почтовая корреспонденция (закрытые и открытые письма и денежные переводы, письма с объявленной ценностью), отправляемая и получаемая военнопленными, пересылается бесплатно.

Число писем, отправляемых и получаемых военнопленными, может быть ограничено только по соображениям технического или транспортного характера. Однако каждому военнопленному во всяком случае предоставляется право отправить и получить не менее одного открытого письма в неделю и одного закрытого письма в месяц.

32. Военнопленные получают денежное довольствие в размере, установленном для военнослужащих рядового состава тыловых частей РККА.

Особыми соглашениями между Союзом ССР и государствами, находящимися с ним в состоянии войны, может устанавливаться выплата Союзом ССР денежного довольствия военнопленным за счет этого государства в увеличенных размерах, определяемых соглашениями.

33. Все принадлежащие военнопленным деньги хранятся на их личных счетах в государственных трудовых сберегательных кассах.

Военнопленным разрешается иметь на руках деньги в пределах норм, установленных Цупленбежем по соглашению с НКФином Союза ССР.

Военнопленным разрешается переводить принадлежащие им деньги на счета других военнопленных.

Деньги, полученные военнопленными из-за границы, могут ими свободно переводиться за границу согласно общеустановленным для перевода за границу правилам.

По окончании плена военнопленным выдаются все принадлежащие им деньги.

Присылаемые военнопленным деньги хранятся в той валюте, в которой они были получены. Обмен их на валюту Союза ССР может производиться не иначе, как с согласия военнопленных. Обмен производится по официальному курсу, существовавшему при начале военных действий.

34. Военнопленные с их согласия могут привлекаться к работе. Привлечение к работе должно производиться в соответствии с физическими силами и, по возможности, с профессией военнопленных.

Военнопленные не могут подвергаться каким-либо взысканиям или ограничениям за отказ от работы.

На хозяйственные работы по обслуживанию лагерей военнопленные привлекаются независимо от их согласия.

Воспрещается использовать труд военнопленных, даже с их согласия, для обслуживания личных нужд администрации лагерей, а также для обслуживания личных нужд других военнопленных (денщичество) .

35. Использование труда военнопленных на работах в районе боевых действий воспрещается.

36. На военнопленных, привлекаемых к работам, распространяются постановления об охране труда, в частности о рабочем времени, применяемые в данной местности к гражданам Союза ССР, работающим в той же отрасли труда.

37. Военнопленные, привлекаемые к работе, получают заработную плату в размере не ниже существующей в данной местности для соответствующих категорий трудящихся.

Из заработка военнопленных удерживается стоимость их содержания на возмещение расходов государства. Однако такое удержание не может превышать 50% заработка.

38. Правила относительно привлечения военнопленных к работе и использования их труда издаются в развитие настоящего постановления Народным комиссариатом труда Союза ССР по соглашению с Цупленбежем.

39. Военнопленные обслуживаются в медико-санитарном отношении на одинаковых основаниях с военнослужащими тыловых частей РККА.

40. Завещания военнопленных составляются по той же форме, как и завещания военнослужащих РККА в военное время. То же относится к порядку удостоверения факта смерти военнопленных.

Погребение умерших военнопленных производится в том же порядке, как и погребение военнослужащих РККА. Место погребения каждого военнопленного должно быть надлежащим образом обозначено.

Деньги и документы умерших военнопленных передаются Центральному справочному бюро при Исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик для отсылки на родины военнопленных.

Продовольственные посылки, прибывающие на имя умерших военнопленных, передаются выборным органам военнопленным (ст.14) для распределения между военнопленными.

41. Кроме сведений, перечисленных в ст.3, при регистрации военнопленных в пунктах их водворения о них отмечаются следующие данные: возраст военнопленного, день и место взятия в плен, воинская часть, время и место водворения, сведения о ранениях, сведения, касающиеся перемещения, имя и фамилия отца и матери, адрес лиц, которым нужно сообщить о судьбе военнопленного.

На основании этих данных составляются точные списки военнопленных.

42. Обмен списками военнопленных и сношения по делам о военнопленных с иностранцами и международными краснокрестными организациями или справочными бюро осуществляются Исполнительным комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

Для этой цели при Исполнительном комитете Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик учреждается Центральное справочное бюро о военнопленных, действующее на основе особого положения, утверждаемого указанным комитетом по соглашению с Цупленбежем и НКИД

43. Иностранные и международные краснокрестные и иные организации допускаются на территорию Союза ССР для оказания помощи военнопленным и ознакомления с условиями их содержания с особого разрешения Народного комиссариата по военным и морским делам и Народного комиссариата по иностранным делам, даваемого по согласованию с Исполнительным комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца Социалистических Советских Республик.

44. Указанным в предыдущей статье организациям, допущенным на территорию Союза ССР, предоставляется право беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза ввозить на территорию Союза ССР для снабжения военнопленных продовольствие, одежду и прочие предметы первой необходимости, а также предметы медико-санитарного оборудования и медикаменты.

Этим организациям органами Союза ССР оказывается необходимое содействие в осуществлении их задач на территории Союза ССР.

45. Цупленбеж образуется со дня мобилизации. Он действует на основе особого положения, утверждаемого Советом Народных Комиссаров Союза ССР.


Председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР

За Председателя Совета Народных Комиссаров Союза ССР В. Куйбышев

Секретарь Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР А. Енукидзе

ГА РФ. Ф. 3316, оп. 64, д. 1049, л. 2, 4-12. Машинопись. Заверенная копия. ER12-00744


Заключение консультанта Малицкого по проекту постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных»[8]


Москва, 27 марта 1931


27 июля 1929 г. Женевская конференция выработала конвенцию о содержании военнопленных. Правительство СССР ни в составлении этой конвенции, ни в ее ратификации участия не приняло. Взамен этой конвенции выработано настоящее Положение, проект которого был принят СНК Союза ССР от 19 марта с.г.

В основу проекта этого положения положены три мысли:

1) создать для военнопленных у нас режим, который не был бы хуже режима Женевской конвенции;

2) издать, по возможности, краткий закон, не воспроизводящий деталей всех тех гарантий, которые дает Женевская конвенция, с тем, чтобы эти детали составили предмет исполнительных к закону инструкций;

3) дать вопросу о военнопленных постановку, соответствующую советским принципам права (недопустимость льгот для офицеров, необязательное привлечение военнопленных к работам и т.д.)

Таким образом, это Положение основано в общем на тех же принципах, как и Женевская конвенция, как-то: воспрещение жестокого обращения с военнопленными, оскорблений и угроз, воспрещение применять меры принуждения для получения от них сведений военного характера, предоставление им гражданской правоспособности и распространение на них общих законов страны, воспрещение использовать их в зоне военных действий и т.д.

Однако в целях согласования этого Положения с общими принципами советского права в Положении введены следующие отличия от Женевской конвенции:

а) отсутствуют льготы для офицерского состава, с указанием на возможность содержания их отдельно от других военнопленных (ст.3);

б) распространение на военнопленных гражданского, а не военного режима (ст.8 и 9);

в) предоставление политических прав военнопленным, принадлежащим к рабочему классу или не эксплуатирующему чужого труда крестьянства, на общих основаниях с другими находящимися на территории СССР иностранцами (ст.10);

г) предоставление [возможности] военнопленным одинаковой национальности по их желанию помещаться вместе;

д) так называемые лагерные комитеты получают более широкую лагерную компетенцию, имея право беспрепятственно сноситься со всеми органами для представительства всех вообще интересов военнопленных, а не только ограничиваясь получением и распределением посылок, функциями кассы взаимопомощи (ст.14);

е) воспрещение носить знаки различия и неуказание на правила об отдании чести (ст.18);

ж) воспрещение денщичества (ст.34);

з) назначение жалованья не только для офицеров, но для всех военнопленных (ст.32);

и) привлечение военнопленных к работам лишь с их на то согласия (ст.34) и с применением к ним общего законодательства об охране и условиях труда (ст.36), а равно распространение на них заработанной платы в размере не ниже существующей в данной местности для соответствующей категории трудящихся и т.д.

Принимая во внимание, что данный законопроект устанавливает режим для содержания военнопленных не хуже, чем Женевская конвенция, что поэтому принцип взаимности может быть распространен без ущерба как для СССР, так и для отдельных военнопленных, что количество статей положения сведено к 45 вместо 97 в Женевской конвенции, что в Положении проведены принципы советского права, к принятию данного законопроекта возражений не усматривается.

ГА РФ, ф.3316, оп.64, д.1049, л.1-1а. Машинопись. Подлинник 


Постановление СНК СССР №1798-800С об утверждении положения о военнопленных


Москва. 1 июля 1941 г.

Секретно


Об утверждении положения о военнопленных[9]


Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Утвердить прилагаемое Положение о военнопленных.

2. Признать утратившим силу действующее Положение о военнопленных, утвержденное постановлением ЦИК и Совнаркома СССР от 19 марта 1931 г. №46

Председатель Совета Народных Комиссаров Союза ССР

И. Сталин

Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР

Я. Чадаев


Секретно


Приложение к постановлению СНК СССР №1798-800С от 1 июля 1941 г.


Положение о военнопленных[10]

I. Общие положения.

1. Военнопленными признаются:

а) лица, принадлежащие к составу вооруженных сил государств, находящихся в состоянии войны с СССР, захваченные при военных действиях, а также граждане этих государств, интернированные на территории СССР;

б) лица входящие в состав вооруженных отрядов, не принадлежащих к вооруженным силам противника, если они открыто носят оружие;

в) гражданские лица, сопровождающие с соответствующего разрешения армию и флот неприятеля, как-то корреспонденты, поставщики и другие лица, захваченные при военных действиях.

2. Воспрещается

а) оскорблять военнопленных и жестоко обращаться с ними;

б) применять к военнопленным меры понуждения и угрозы [в] целях получения от них сведений о положении их страны в военном и иных отношениях.

в) отбирать находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, а также личные документы и знаки отличия.

Ценные вещи и деньги могут быть взяты у военнопленных на хранение под официальные квитанции уполномоченных на то лиц.

3. Инструкции и правила, издаваемые НКВД СССР в развитие настоящего Положения. вывешиваются в местах, где они могут быть прочитаны всеми военнопленными Эти инструкции и правила, а также приказы и распоряжения, относящиеся к военнопленным, объявляются им на русском и на знакомых им языках.

II. Эвакуация военнопленных.

4. Военнопленные после взятия их в плен должны быть немедленно направлены в лагеря для военнопленных.

5. При взятии в плен производится по поручению командования части или соединения регистрация военнопленных.

При регистрации каждый военнопленный обязан назвать свою действительную фамилию, имя. отчество, возраст, место происхождения и матрикулярный номер.

Данные сведения передаются одновременно с военнопленными в пункты их дальнейшего следования.

6. Раненые или больные военнопленные, нуждающиеся в медицинской помощи или госпитализации, должны быть немедленно направлены командирами частей в ближайшие госпитали.

Военнопленные после выздоровления передаются администрацией госпиталя в лагеря для военнопленных.

7. Содержание военнопленных (питание, санитарное, медицинское и другое обслуживание) производится:

а) до момента поступления военнопленных в приемные пункты лагерей для военнопленных — распоряжением командования армией:

б) в дальнейшем — распоряжением органов НКВД СССР.

III. Условия содержания военнопленных и их правовое положение.

8. Приемные пункты лагерей для военнопленных развертываются в армейском тылу по указанию командования армии, а лагеря организуются вне зоны военных действий распоряжением НКВД СССР по согласованию с Наркомобороны.

9. Военнопленные обеспечиваются жилыми помещениями, бельем одеждой, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости а также денежным довольствием по нормам, установленным Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных[11].

Список предметов и продуктов снабжения военнопленных с указанием норм выдачи их вывешивается на видном месте в бараках, госпиталях и других помещениях, где размещены военнопленные.

Получение военнопленными продовольственной и иной помощи со стороны не должно вызывать уменьшения видов довольствия, получаемого ими за счет государства.

10. Военнопленные офицеры и другие приравненные к ним лица, размещаются отдельно от других военнопленных и обеспечиваются жилыми помещениями, одеждой, бельем, обувью, продовольствием и другими предметами первой необходимости, а также денежным довольствием по установленным нормам.

11. Военнопленным разрешается носить их форменную одежду и знаки различия и отличия. Ношение и хранение военнопленными оружия воспрещается.

12. Военнопленные в медико-санитарном отношении обслуживаются на одинаковых основаниях с военнослужащими Красной Армии.

Для санитарно-медицинского обслуживания военнопленных, помимо штатного состава лагерей, возможно привлечение лиц медсостава неприятельской армии из числа военнопленных.

13. Военнопленным предоставляется право:

а) при первой возможности сообщить на родину о своем нахождении в плену, приобретать за свой счет продукты, одежду, белье, обувь и другие предметы личного обихода и первой необходимости,

в) беспошлинно, безлицензионно и без уплаты акциза получать с родины и из нейтральных стран посылки с продовольственными продуктами, одеждой и прочими предметами первой необходимости,

г) получать с родины и из нейтральных стран денежные переводы.

14. Для поддержания внутреннего порядка и связи с военнопленными администрация назначает из состава военнопленных уполномоченных или старших комнат, групп, бараков и т.п. (в зависимости от условий размещения военнопленных), через которых военнопленные и сносятся с администрацией лагерей по всем вопросам.

15. Почтовая корреспонденция (закрытые и открытые письма, денежные переводы и письма с объявленной ценностью), отправляемая и получаемая военнопленными, пересылается бесплатно в порядке, определяемом Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

16. Деньги в иностранной валюте, присылаемые военнопленным, обмениваются на советскую валюту по существующему курсу.

Военнопленным разрешается иметь на руках деньги в пределах норм, устанавливаемых Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных. Излишки денег сверх норм сдаются администрацией лагерей в государственные трудовые сберегательные кассы. Выдача денег сверх установленных норм производится с разрешения администрации лагерей.

17. Военнопленные могут составлять завещания. Порядок удостоверения факта смерти военнопленных и место погребения их должны быть надлежащим образом оформлены.

18. Деньги и документы умерших военнопленных для направления наследникам передаются Центральному справочному бюро (при исполкоме Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца).

Продовольственные посылки, прибывающие на имя умерших военнопленных, передаются через уполномоченных или старших для распределения между военнопленными.

19. Военнопленные обязаны подчиняться администрации и выполнять как все правила, указанные в настоящем Положении, так и правила внутреннего распорядка, издаваемые Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

IV. Трудовое устройство военнопленных.

20. Военнопленные рядового и унтер-офицерского состава могут привлекаться к работе как в лагере, так и вне лагеря в промышленности и сельском хозяйстве Союза ССР на основании особых правил, разрабатываемых Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

Офицеры и приравненные к ним военнопленные могут привлекаться к работам лишь с их согласия.

21. На военнопленных, привлекаемых к работам, распространяются постановления об охране труда и рабочем времени, применяемые в данной местности к гражданам Союза ССР, работающим в той же отрасли труда.

22. Военнопленные, привлекаемые к работе в различных отраслях народного хозяйства. получают зарплату в размере, устанавливаемом Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных.

Из заработной платы военнопленных производится удержание на возмещение расходов по их содержанию (оплата жилой площади, коммунальные услуги, питание, если организовано общее котловое довольствие).

23. Обеспечение военнопленных жилой площадью и коммунальными услугами производится за счет предприятий и организаций, в которых военнопленные заняты на работе

24. Военнопленные с момента поступления их на работу снимаются со всех видов довольствия. получаемого ими за счет государства

25. Использование труда военнопленных воспрещается:

а) на работе в районах боевых действий и

б) для обслуживания личных нужд администрации учреждений, а также для обслуживания личных нужд других военнопленных (денщичество).

V. Уголовная и дисциплинарная ответственность военнопленных.

26. Дела о преступлениях, совершенных военнопленными, рассматриваются военными трибуналами по законам Союза ССР и союзных республик.

Неисполнение военнопленным приказания лиц которым он подчинен, сопротивление этим лицам или оскорбление их действием при исполнении ими служебных обязанностей приравнивается к соответствующему воинскому преступлению.

27. За проступки, не влекущие за собой уголовной ответственности в судебном порядке, военнопленные подвергаются дисциплинарным взысканиям.

Виды этих взысканий, порядок наложения их и обжалования, а также порядок отбывания дисциплинарных взысканий определяется правилами, издаваемыми Управлением НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных применительно к дисциплинарному уставу Красной Армии.

28. Военнопленные, находящиеся под следствием или приговоренные судом к какой-либо мере наказания, а также подвергнутые дисциплинарному взысканию, не могут дополнительно подвергаться за те же проступки каким-либо ограничениям сверх тех, которые связаны с их состоянием под следствием или судом, а также с отбыванием наложенных на них дисциплинарных взысканий или наказаний по приговору суда.

29. О каждом вынесенном обвинительном приговоре надлежащий суд сообщает исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца не позднее 20 дней со дня вынесения приговора. К сообщению прилагается копия приговора.

Приговор, осуждающий военнопленного к высшей мере наказания, немедленно по его вынесении, сообщается исполкому Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца и может быть приведен в исполнение не ранее месяца после указанного сообщения.

VI. Об организации справок и помощи военнопленным.

30. Обмен списками военнопленных и сношения по делам о военнопленных с иностранными и международными краснокрестными организациями или справочными бюро осуществляется исполнительным комитетом Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

Для этой цели при исполнительном комитете Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца учреждается Центральное справочное бюро о военнопленных, действующее на основе особого положения[12], утверждаемого указанным Комитетом по соглашению с Народным комиссариатом внутренних дел Союза ССР и Народным комиссариатом иностранных дел.

31. Представители иностранных и международных краснокрестных и иных организаций допускаются на территорию Союза ССР для оказания помощи военнопленным с особого разрешения Народного комиссариата иностранных дел.

ГА РФ. Ф 9401. оп. 1, д. 619, л 297-299.

Типогр. экз ЦХИДК Ф Щ оп. 37 з, д. 1, л. 34-37.


Германо-Польское соглашение от 26 января 1934 г.


26 января 1934 г.


№1

Правительство Германии и Польское правительство считают, что пришло время ввести новую фазу в политических отношениях между Германией и Польшей  непосредственным пониманием между Государством и Государством. Они решили, исходя из этого,  установить принципы будущего развития этих отношений в настоящей декларации.

Оба Правительства основывают свои действия на том факте, что сохранение и гарантии прочного мира между двумя странами есть основное необходимое  условие для мира во всей Европе.

Они решили поэтому основывать их двусторонние отношения на принципах, заложенных в Парижском пакте от 17 августа 1928 г.[13], и предлагают определить более  точно приложение этих принципов в той степени, в какой они касаются отношений между Германией и Польшей.

Каждое из двух правительств  поэтому устанавливает, что  международные обязательства, взятые ими по отношению к третьей стороне, не мешают мирному развитию их двухсторонних отношений, не противоречат  данной декларации, и не влияют на данную декларацию. Они устанавливают,  более того,  что эта декларация не расширяется на вопросы, рассматриваемые  международном правом  исключительно как внутреннее дело обоих Государств.

Оба Правительства объявляют об их намерении решать напрямую все вопросы любого рода, касающиеся их двухсторонних отношений.

При возникновении  любых споров между ними, если соглашение не может быть достигнуто прямыми переговорами, они будут в каждом конкретном случае, на основе двухстороннего соглашения, искать решения другими мирными средствами, не мешая возможности применить, если возможно, методы процедуры, предусмотренные для таких случаев  другими действующими соглашениями между ними.  Ни при каких обстоятельствах, как бы то ни было, они не будут прибегать к применению силы для  разрешения таких споров.

Гарантии мира, созданные этими принципами, облегчат большую задачу обоих Правительств, состоящую в поиске решения политических, экономических и социальных проблем, основанном единственно на справедливом урегулировании интересов обоих сторон.

Оба Правительства убеждены, что отношения между их странами будут  и далее плодотворно развиваться а этом русле, и приведут к установлению соседских отношений,  которые приведут не только к улучшению благосостояния их двух стран, но также и других  народов Европы.

Настоящая декларация должна быть ратифицирована, и обмен ратификационными грамотами должен состояться в Варшаве как можно скорее.

Декларация действительна в течение десяти лет, начиная со дня обмена ратификационными грамотами.

Если декларация не денонсируется одним из двух Правительств за шесть месяцев до истечения этого срока,  она сохраняется в силе, но может быть после этого денонсирована любым  из Правительств в любое время через шесть месяцев после уведомления. Исполнено в двух экземплярах на немецком и польском языках.

Берлин, 26 января 1934 г.

За германское Правительство

БАРОН ФОН НОЙРАТ.

За польское Правительство

ИОЗЕФ ЛИПСКИЙ 

Перевел: А.Юрков, 2012 г.


Соглашение между Германией, Великобританией, Францией и Италией[14]


Мюнхен,

29 сентября 1938 г.


Германия, Соединенное Королевство, Франция и Италия согласно уже принципиально достигнутому соглашению относительно уступки Судето-немецкой области договорились о следующих условиях и формах этой уступки, а также о необходимых для этого мероприятиях и объявляют себя в силу этого соглашения ответственными каждая в отдельности за обеспечение мероприятий, необходимых для его выполнения.

1. Эвакуация начинается с 1 октября.

2. Соединенное Королевство, Франция и Италия согласились о том, что эвакуация территории будет закончена к 10 октября, причем не будет произведено никаких разрушений имеющихся сооружений, и что чехословацкое правительство несет ответственность за то, что эвакуация области будет проведена без повреждения указанных сооружений.

3. Формы эвакуации будут установлены в деталях международной комиссией, состоящей из представителей Германии, Соединенного Королевства, Франции, Италии и Чехословакии.

4. Происходящее по этапам занятие германскими войсками районов с преобладающим немецким населением начинается с 1 октября. Четыре зоны, обозначенные на прилагаемой карте (Не публикуется), будут заняты германскими войсками в следующем порядке.

Зона, обозначенная цифрой I, — 1 и 2 октября; зона, обозначенная цифрой II, — 2 и 3 октября; зона, обозначенная цифрой III, — 3, 4 и 5 октября; зона, обозначенная цифрой IV, — 6, 7 октября.

Остальная область, имеющая преимущественно немецкий характер, будет незамедлительно определена вышеупомянутой международной комиссией, и она будет занята германскими войсками до 10 октября.

5. Упомянутая в параграфе 3 международная комиссия определит районы, в которых должен состояться плебисцит. Эти районы до окончания плебисцита будут заняты международными воинскими частями. Эта же международная комиссия должна определить порядок проведения плебисцита, причем за основу следует принять порядок проведения плебисцита в Саарской области. Международная комиссия назначит также день проведения плебисцита однако этот день не должен быть назначен позже конца ноября.

6. Окончательное определение границ поручается международной комиссии. Этой международной комиссии предоставляется право, в известных исключительных случаях, рекомендовать четырем державам — Германии, Соединенному Королевству, Франции и Италии — незначительные отклонения от строго этнографического принципа в определении зон, подлежащих передаче без проведения плебисцита.

7. Предусматривается право оптации для желающих переселиться в уступаемые районы, а также для желающих покинуть эти районы. Оптация должна быть произведена в течение шести месяцев с момента заключения настоящего соглашения. Германо-чехословацкая комиссия определит детали оптации, изыщет меры облегчения обмена населением и выяснит принципиальные вопросы, вытекающие из этого обмена.

8. Чехословацкое правительство в течение четырех недель со дня заключения настоящего соглашения освободит от несения военной и полицейской службы всех судетских немцев, которые этого пожелают. В течение этого же срока чехословацкое правительство освободит судетских немцев, отбывающих заключение за политические преступления.

Гитлер

Эд. Даладье

Муссолини

Невиль Чемберлен


Дополнение к соглашению


Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Правительство Его Величества в Соединенном Королевстве и французское правительство присоединились к настоящему соглашению, памятуя, что они поддерживают предложения, содержащиеся в параграфе 6 англо-французских предложений от 19 сентября о международных гарантиях новых границ чехословацкого государства против неспровоцированной агрессии.

Как только будет урегулирован вопрос о польском и венгерском меньшинствах в Чехословакии, Германия и Италия со своей стороны предоставят Чехословакии гарантию.

(Следуют те же подписи)


Дополнительная декларация


Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Главы правительств четырех держав согласны в том, что предусмотренная настоящим соглашением международная комиссия будет состоять из статс-секретаря германского министерства иностранных дел, аккредитованных в Берлине английского, французского и итальянского послов и из одного представителя, который будет назначен чехословацким правительством.

(Следуют те же подписи)


Дополнительная декларация


Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Все вопросы, вытекающие из передачи территории, подлежат компетенции международной комиссии.

(Следуют те же подписи)


Дополнительная декларация


Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Главы правительств четырех держав заявляют, что если в течение ближайших трех месяцев проблема польского и венгерского национальных меньшинств в Чехословакии не будет урегулирована между заинтересованными правительствами путем соглашения, то эта проблема станет предметом дальнейшего обсуждения следующего совещания глав правительств четырех держав, присутствующих здесь.

(Следуют те же подписи) 

Документы и материалы кануна второй мировой войны. 1937—1939. Т.1. Ноябрь 1937 г. — декабрь 1938 г. М., 1981. С.237-239. 


Англо-германская декларация[15]


30 сентября 1938 г.


Мы, германский фюрер и канцлер и английский премьер-министр, провели сегодня еще одну встречу и пришли к согласию о том, что вопрос англо-германских отношений имеет первостепенное значение для обеих стран и для Европы.

Мы рассматриваем подписанное вчера вечером соглашение и англо-германское морское соглашение[16] как символизирующие желание наших двух народов никогда более не воевать друг с другом.

Мы приняли твердое решение, чтобы метод консультаций стал методом, принятым для рассмотрения всех других вопросов, которые могут касаться наших двух стран, и мы полны решимости продолжать наши усилия по устранению возможных источников разногласий и таким образом содействовать обеспечению мира в Европе.

А. Гитлер

Невиль Чемберлен

Документы и материалы кануна второй мировой войны. Т.1. С.241. 


П.05. Франко-германская декларация[17]


6 декабря 1938 г.


Г-н Жорж Бонне, министр иностранных дел Французской Республики, и г. Иоахим Риббентроп, министр иностранных дел германского рейха, действуя от имени и по поручению своих правительств, при встрече в Париже 6 декабря 1938 г. согласились о нижеследующем:

1. Французское правительство и германское правительство полностью разделяют убеждение, что мирные и добрососедские отношения между Францией и Германией представляют собой один из существеннейших элементов упрочения положения в Европе и поддержания всеобщего мира. Оба правительства приложат поэтому все свои усилия к тому, чтобы обеспечить развитие в этом направлении отношений между своими странами.

2. Оба правительства констатируют, что между их странами не имеется более никаких неразрешенных вопросов территориального характера, и торжественно признают в качестве окончательной границу между их странами, как она существует в настоящее время.

3. Оба правительства решили, поскольку это не затрагивает их особых отношений с третьими державами, поддерживать контакт друг с другом по всем вопросам, интересующим обе их страны, и взаимно консультироваться в случае, если бы последующее развитие этих вопросов могло бы привести к международным осложнениям.

В удостоверение чего представители обоих правительств подписали настоящую декларацию, которая немедленно вступает в силу.

Составлено в двух экземплярах, на немецком и французском языках, в Париже

Жорж Бонне

Иоахим фон Риббентроп

Документы и материалы кануна второй мировой войны... Т.1. С.257—258.


Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом


23 августа 1939 г.


Правительство СССР и Правительство Германии, руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

Статья I. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья II. В случае если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Статья III. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Статья IV. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

Статья V. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

Статья VI. Настоящий договор заключается сроком на десять лет, с тем что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Статья VII. Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания. 

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве 23 августа 1939 года. 

По уполномочию

Правительства СССР

В. Молотов

За Правительство

Германии

И. Риббентроп 


Договор ратифицирован: Верховным Советом СССР и рейхстагом Германии 31 августа 1939 г.

Обмен ратификационными грамотами произведен 24 сентября 1939 г. в Берлине.

АВП СССР, ф.3а — Германия, д.243, Известия. 1939, 24 августа.


Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом


При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года

По уполномочию

Правительства СССР

В. Молотов

За Правительство

Германии

И. Риббентроп

Печат. по сохранившейся машинописной копии: АВП СССР, ф.06, оп.1, п.8, д.77, л.1—2.


Германо-Французский договор о перемирии от 22 июня 1940 г.


Полномочный представитель фюрера германской империи и верховного главнокомандующего вооруженными силами — начальник штаба верховного главнокомандования вооруженных сил генерал-полковник Кейтель, с одной стороны, снабженные достаточными полномочиями представители французского правительства: генерал армии Хюнцигер (глава делегации), французский посланник Ноэль, вице-адмирал Лелюк, корпусной генерал Паризо и генерал военно-воздушных сил Бержере, с другой стороны, заключили между собой нижеследующий договор о перемирии:

1. Французское правительство обеспечивает во Франции, а также во французских владениях, колониях, протекторатах и на подмандатных территориях, равно как и на море, прекращение боевых действий против германской империи. Французское правительство отдает распоряжение уже окруженным немецкими войсками французским соединениям немедленно сложить оружие.

2. В целях обеспечения интересов германской империи, французская государственная территория севернее и западнее линии, помеченной на прилагаемой карте[18], оккупируется немецкими войсками. Если подлежащие оккупации районы еще не находятся в руках германской армии, занятие их осуществляется немедленно по заключении настоящего договора.

3. На оккупированных частях территории Франции германская империя пользуется всеми правами оккупирующей державы. Французское правительство обязуется всеми средствами оказывать содействие распоряжениям, отдаваемым в осуществление этих прав, и выполнять их с помощью французской администрации. В связи с этим французское правительство даст указания всем органам власти и администрации на оккупированной территории повиноваться распоряжениям немецких властей и осуществлять с ними корректное сотрудничество.

Германское правительство намеревается после прекращения военных действий с Англией ограничить оккупацию западного побережья до минимально необходимых размеров.

Французскому правительству предоставляется право избрать себе резиденцию на неоккупированной территории или, если оно пожелает, перенести ее в Париж. В этом случае германское правительство обеспечит французскому правительству и его центральным органам всякое необходимое содействие, чтобы они были в состоянии осуществлять из Парижа управление оккупированной и неоккупированной частями территории.

4. Французские вооруженные силы, предназначенные для действий на суше, на море и в воздухе, должны быть демобилизованы и разоружены в течение срока, который будет установлен дополнительно. Не подлежат демобилизации только те соединения, которые необходимы для поддержания внутреннего порядка. Их численность и вооружение определяются Германией или соответственно Италией. Соединения французских вооруженных сил, находящиеся на оккупируемой Германией территории, ускоренным темпом переводятся на неоккупируемую территорию и расформировываются. Перед началом перехода эти войска сложат свои оружие и технику в том пункте, где будут находиться к моменту вступления в силу настоящего договора. На них возлагается ответственность за порядок при передаче оружия и техники немецким войскам.

5. В качестве гарантии соблюдения перемирия может быть предъявлено требование передачи немецким войскам всех тех полевых орудий, танков, противотанковых средств, военных самолетов, зенитных орудий, пехотного вооружения, средств тяги и боеприпасов, которые использовались в боях против Германии и к моменту вступления в силу настоящего договора находятся на территории, не подлежащей оккупации Объем подлежащих передаче средств определяется немецкой комиссией по перемирию.

6. Вооружение, боеприпасы и военная техника всякого рода, еще остающиеся в неоккупированной части Франции, — коль скоро не будет получено согласие на использование их для оснащения разрешенных договором французских соединений — подлежат сбору и передаче на склады, что будет осуществлено под немецким или соответственно итальянским контролем. Немецкое командование оставляет за собой право прибегнуть при этом ко всем тем мерам, которые необходимы, чтобы исключить возможность непозволительного использования этих средств. Производство военной техники и вооружения в неоккупированной области должно быть прекращено немедленно.

7. На оккупируемой территории все укрепления внутри страны и на побережье вместе с вооружением, боеприпасами, техникой, запасами материальных средств и сооружениями всех видов будут переданы оккупационным частям в исправном состоянии. Им будут предоставлены также планы этих укреплений, равно как и планы укреплений, которыми немецкие войска уже овладели. Немецкому командованию будут представлены точные данные о подготовленных к подрыву объектах, установленных на суше минных заграждениях, взрывателях замедленного действия, участках заражения боевыми отравляющими веществами и т.д. По требованию немецкой стороны французские воинские части обязаны устранять упомянутые средства подрыва и заграждения.

8. Французский военно-морской флот — исключая ту его часть, которая будет разрешена французскому правительству для удовлетворения интересов Франции как колониальной державы, — должен быть сосредоточен в портах, перечень которых будет установлен особо, а затем демобилизован и разоружен под немецким или итальянским контролем. При определении портов будет в первую очередь учитываться, к какой базе тот или иной корабль был приписан в мирное время. Немецкое правительство торжественно заявляет французскому правительству, что не намерено использовать для достижения своих целей в войне французский военный флот, сосредоточенный в находящихся под немецким контролем портах. Исключение будут составлять те боевые единицы, которые необходимы для охраны прибрежных районов и траления мин. Далее, немецкое правительство торжественно заявляет, что не намерено предъявлять притязаний на корабли французского военно-морского флота при заключении мирного договора. Исключая ту, еще подлежащую определению часть французского военно-морского флота, которая должна представлять интересы Франции в колониальных владениях, все военные корабли, находящиеся за пределами Франции, должны быть отозваны во Францию.

9. Французское военное командование обязано передать немецкому военному командованию точные данные обо всех поставленных Францией морских минах и прочих заграждениях в районах портов и в прибрежной полосе, а также обо всех защитных и оборонительных сооружениях.

По требованию немецкого командования снятие минных заграждений должно осуществляться французскими силами.

10. Французское правительство обязуется ни одним из подразделений, остающихся в его распоряжении, и вообще ни в какой форме не предпринимать в дальнейшем никаких враждебных действий против германской империи.

Равным образом французское правительство будет препятствовать выезду военнослужащих французских вооруженных сил за пределы страны, а также переброске какого бы то ни было вооружения и оснащения, кораблей, самолетов и т.п. в Англию или на другую зарубежную территорию.

Французское правительство запретит подданным Франции поступать на службу государств, с которыми германская империя еще находится в состоянии войны, и принимать участие в боях против Германии. Те французские подданные, которые воспротивятся выполнению этого требования, будут рассматриваться немецкими войсками как партизаны.

11. Французским торговым судам всех видов, находящимся во французских портах, включая и суда каботажного плавания и обслуживания портов, будет запрещен выход в море вплоть до особого распоряжения. Возобновление торгового судоходства подлежит разрешению со стороны немецкого или соответственно итальянского правительства.

Те французские торговые суда, которые находятся вне французских портов, будут отозваны французским правительством во Францию. В тех случаях, когда это требование невыполнимо, им будет отдан приказ зайти в нейтральные порты.

Все захваченные ранее и находящиеся ныне во французских портах немецкие торговые суда по первому требованию возвращаются Германии в целости и сохранности.

12. Всем находящимся на французской территории самолетам немедленно будет запрещено подниматься в воздух. Любой самолет, поднявшийся в воздух без разрешения соответствующей немецкой службы, будет рассматриваться немецкими военно-воздушными силами как самолет противника со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Аэродромы и другие наземные сооружения военно-воздушных сил, расположенные в неоккупированной области, будут находиться под немецким или итальянским контролем. Может быть предъявлено требование о выводе этих аэродромов из строя. Французское правительство обязано передать в распоряжение немецких властей все находящиеся на неоккупированной территории иностранные самолеты или запретить им дальнейшие полеты. Эти самолеты передаются немецким вооруженным силам.

13. Французское правительство обязуется принять меры к тому, чтобы в оккупированных немецкими частями районах все сооружения, оборудование и запасы материальных средств были в целости и сохранности переданы немецким войскам. Далее, французскому правительству вменяется в обязанность обеспечить сохранение портов, промышленных сооружений и верфей в их теперешнем состоянии и предотвратить нанесение им ущерба или разрушений в какой бы то ни было форме. Это же касается всех транспортных средств и путей сообщения, особенно железных дорог, шоссейных дорог и внутренних водных путей, всей сети связи, а также оборудования, служащего для обозначения фарватеров, и навигационного светотехнического оборудования побережья. Французское правительство обязуется также по распоряжению немецкого командования выполнить все необходимые в данной области ремонтно-восстановительные работы.

Французское правительство отвечает за то, чтобы в оккупированной области имелись необходимый штат специалистов, определенное количество подвижного железнодорожного имущества и прочие средства сообщения в соответствии с нормальными условиями мирного времени.

14. Для всех находящихся на французской территории радиопередающих станций вводится немедленное запрещение работы на передачу. Возобновление радиопередач с неоккупированной территории Франции будет осуществлено на основе специальной договоренности.

15. Французское правительство обязуется на неоккупированной территории осуществлять в определяемых правительством Германии размерах транспортировку грузов из германской империи в Италию и обратно.

16. Французское правительство по согласованию с компетентными немецкими органами обеспечит возвращение населения на оккупированную территорию.

17. Французское правительство обязуется препятствовать всякому вывозу экономических ценностей и запасов с оккупируемой немецкими войсками территории в неоккупированную область страны или заграницу. Распоряжаться этими находящимися на оккупированной территории ценностями и запасами разрешается только по согласованию с правительством Германии.

Правительство Германии будет при этом учитывать жизненные потребности населения неоккупированных областей.

18. Расходы по содержанию немецких оккупационных сил на французской территории несет французское правительство.

19. Все находящиеся под французским арестом немецкие военнопленные и заключенные гражданские лица, в том числе содержащиеся в предварительном заключении и отбывающие наказание, коль скоро они взяты под стражу и осуждены за поступок, совершенный в пользу германской империи, незамедлительно передаются в руки немецких войск.

Французское правительство обязано по предъявляемому правительством Германии именному требованию выдавать всех немцев, находящихся во Франции, а также во французских владениях, колониях, протекторатах и на подмандатных территориях.

Французское правительство обязуется препятствовать депортации немецких военнопленных или гражданских заключенных из Франции во французские владения или заграницу. На уже депортированных за пределы Франции заключенных, а также на нетранспортабельных больных или раненых немецких военнопленных должны быть представлены точные списки с указанием местонахождения этих лиц. Уход за больными и ранеными немецкими военнопленными немецкое командование принимает на себя.

20. Находящиеся в немецком плену французские военнослужащие остаются до заключения мирного договора на положении военнопленных[19].

21. Французское правительство отвечает за сохранность всех предметов и ценностей, которые в соответствии с настоящим договором должны быть в целости и сохранности переданы или подготовлены для передачи немецкой стороне и вывоз которых за пределы Франции запрещен. Французское правительство обязуется возместить весь тот ущерб, который будет нанесен разрушениями, повреждениями и вывозом имущества, совершенными в нарушение настоящего договора.

22. Выполнение условий настоящего договора о перемирии организуется и обеспечивается немецкой комиссией по перемирию, которая отправляет свои функции на основе директив немецкого командования. Задачей комиссии по перемирию является далее обеспечить необходимую согласованность настоящего договора с итало-французским договором о перемирии. Для представления ходатайств французской стороны и приема подлежащих исполнению распоряжений немецкой комиссии по перемирию французское правительство командирует в резиденцию немецкой комиссии по перемирию специальную депутацию.

23. Настоящий договор о перемирии вступит в силу, как только французское правительство заключит соглашение о прекращении военных действий также и с итальянским правительством. Военные действия будут прекращены через шесть часов с того момента, когда итальянское правительство известит правительство империи о заключении соглашения с Францией. Правительство империи сообщит французскому правительству об этом сроке по радио.

24. Договор о перемирии будет действовать вплоть до заключения мирного договора. Договор о перемирии может в любое время быть объявлен германской стороной недействительным, если французское правительство не будет выполнять обязательства, взятые им на себя по данному соглашению.

Настоящий договор о перемирии подписан в Компьенском лесу 21 июня 1940 г. в 18 часов 50 минут по немецкому летнему времени.

Хюнцигер

Кейтель

«Dokumente zum Westfeldzug 1940», S.314—319.


Указ об образовании чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР


ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

2 ноября 1942 года


Вероломно напав на Советский Союз, немецко-фашистские захватчики и их сообщники совершают на временно захваченной ими советской территории чудовищные преступления — пытки, истязания и убийства мирных жителей; насильственный увод в иноземное рабство сотен тысяч советских граждан; всеобщее ограбление городского и сельского населения и вывоз в Германию личного имущества советских граждан, накопленного их честным трудом, а также колхозного и государственного имущества; разрушение памятников искусства и культуры народов Советского Союза и расхищение художественных и исторических ценностей; разрушение зданий и разворовывание утвари религиозных культов.

За все эти чудовищные преступления, совершаемые немецко-фашистскими захватчиками и их соучастниками, и за весь материальный ущерб, причиненный ими советским гражданам, колхозам, кооперативным и другим общественным организациям, государственным предприятиям и учрежденном Советского Союза, преступное гитлеровское правительство, командование германской армии и их сообщники несут всю полноту уголовной и материальной ответственности.

Для полного учета злодейских преступлений немцев и их пособников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР;

для объединения и согласования уже проводимой советскими государственными органами работы по учету этих преступлений и причиненного захватчиками ущерба;

для определения ущерба, причиненного немецкими оккупантами и их сообщниками гражданам Советского Союза, и установления размеров возможного возмещения за понесенный личный ущерб;

для определения, на основе документальных данных, размеров ущерба, понесенного советским государством, колхозами и общественными организациями и подлежащего возмещению, в соответствии со справедливыми требованиями советского народа; для установления во всех случаях, где это представится возможным, личностей немецко-фашистских преступников, виновных в организации или совершении злодеяний на оккупированной советской территории, с целью предания этих преступников суду и их сурового наказания, —

Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик постановляет:

1. Образовать Чрезвычайную Государственную Комиссию по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР.

2. Возложить на Чрезвычайную Государственную Комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков собирание документальных данных, их проверку и подготовку всех материалов о злодеяниях гитлеровских преступников и материальном ущербе, причиненном советским гражданам, колхозам и государству, в результате оккупации советских территорий армиями гитлеровской Германии и ее сообщников.

С этой целью Комиссии надлежит проводить возможно более полный учет —

а) фактов убийств мирных граждан и насилий оккупантов над беззащитными людьми, женщинами, детьми и стариками, а также фактов увода советских людей в немецкое рабство;

б) ущерба, причиненного гитлеровскими захватчиками советскому населению путем разрушения жилых домов и других строений, расхищения и уничтожения хозяйственного инвентаря, продовольственных запасов, скота и птицы, домашнего имущества, а также путем наложения на население контрибуции, штрафов, налогов и других поборов;

в) ущерба, причиненного вторжением и разбойничьими действиями немецко-фашистских оккупантов колхозам, кооперативам, профсоюзным и другим общественным организациям путем разграбления и уничтожения зданий, сооружений и оборудования производственного и культурно-бытового назначения, запасов сырья, материалов, продуктов и товаров, посевов сельскохозяйственных культур, лесных площадей, плодовых и других насаждений и иной колхозно-кооперативной собственности;

г) ущерба, причиненного оккупантами государственным предприятиям и учреждениям Советского Союза путем разрушения и ограбления заводов, фабрик, электростанций, шахт, рудников, нефтепромыслов, разных промышленных сооружений и оборудования, железных и шоссейных дорог, мостов, каналов и гидротехнических сооружений, станций и портовых сооружений, морских и речных судов, автомобильного и гужевого транспорта, средств связи, а также лесов, угодий, урожая, многолетних насаждений и иного всенародного достояния;

д) ущерба, причиненного гитлеровскими захватчиками путем расхищения и уничтожения художественных, культурных и исторических ценностей народов СССР, разрушения музеев, научных учреждений, больниц, школ, высших учебных заведений, библиотек, театров и других культурных учреждений, а также зданий, оборудования и утвари религиозных культов;

е) ущерба, причиненного населению и советскому государству эвакуацией граждан, промышленных предприятий, имущества колхозов и других общественных организаций вглубь СССР.

3. Предоставить Чрезвычайной Государственной Комиссии право поручать надлежащим органам производить расследования, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные документальные данные, относящиеся к насилиям, зверствам, грабежам, разрушениям и другим преступным действиям гитлеровских оккупантов и их сообщников.

Возложить на местные органы государственной власти обязанность оказывать Чрезвычайной Государственной Комиссии всемерное содействие в ее работе.

4. Утвердить следующий состав Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР:

Н.М. Шверник (председатель).

Академик И.Н. Бурденко.

Академик Б.Е. Веденеев.

В.С. Гризодубова.

А.А. Жданов.

Николай — Митрополит Киевский и Галицкий.

Академик Т.Д. Лысенко.

Академик Е.В. Тарле.

А.Н. Толстой.

Академик И.П. Трайнин.

5. Поручить Совету Народных Комиссаров СССР утвердить Положение о Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков.

«Ведомости Верховного Совета СССР» 1942 г. №40.


Указ Президиума Верховного Совета СССР №39 О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников


Москва, 19 апреля 1943 г.


В освобожденных Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков городах и селах обнаружено множество фактов неслыханных зверств и чудовищных насилий, учиненных немецкими, итальянскими, румынскими, венгерскими, финскими фашистскими извергами, гитлеровскими агентами, а также шпионами и изменниками родины из числа советских граждан над мирным советским населением и пленными красноармейцами. Многие десятки тысяч ни в чем неповинных женщин, детей и стариков, а также пленных красноармейцев зверски замучены, повешены, расстреляны, заживо сожжены по приказам командиров воинских частей и частей жандармского корпуса гитлеровской армии, начальников гестапо, бургомистров и военных комендантов городов и сел, начальников лагерей для военнопленных и других представителей фашистских властей.

Между тем, ко всем этим преступникам, виновным в совершении кровавых расправ над мирным советским населением и пленными красноармейцами, и к их пособникам из местного населения применяется в настоящее время мера возмездия, явно не соответствующая содеянным ими злодеяниям.

Имея в виду, что расправы и насилия над беззащитными советскими гражданами и пленными красноармейцами и измена родине являются самыми позорными и тяжкими преступлениями, самыми гнусными злодеяниями, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Установить, что немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение.

2. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

3. Рассмотрение дел о фашистских злодеях, виновных в расправах и насилиях над мирным советским населением и пленными красноармейцами, а также о шпионах, изменниках родины из числа советских граждан и о их пособниках из местного населения возложить на военно-полевые суды, образуемые при дивизиях действующей армии в составе: председателя военного трибунала дивизии (председатель суда), начальника особого отдела дивизии и заместителя командира дивизии по политической части (члены суда), с участием прокурора дивизии.

4. Приговоры военно-полевых судов при дивизиях утверждать командиру дивизии и приводить в исполнение немедленно.

5. Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов при дивизиях - повешение осужденных к смертной казни - производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою родину.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. КАЛИНИН

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. ГОРКИН


Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства


Москва, 30 октября 1943 г.


Великобритания, Соединенные Штаты и Советский Союз получили из различных источников свидетельства о зверствах, убийствах и хладнокровных массовых казнях, которые совершаются гитлеровскими вооруженными силами во многих странах, захваченных ими, из которых они теперь неуклонно изгоняются. Жестокости гитлеровского господства не являются новым фактом, и все народы или территории, находящиеся в их власти, страдали от худшей формы управления при помощи террора. Новое заключается в том, что многие из этих территорий сейчас освобождаются продвигающимися вперед армиями держав-освободительниц и что в своем отчаянии отступающие гитлеровцы-гунны удваивают свои безжалостные жестокости. Об этом теперь с особой наглядностью свидетельствуют факты чудовищных преступлений на освобождаемой от гитлеровцев территории Советского Союза, а также на территории Франции и Италии.

В соответствии с вышеизложенным три союзные державы, выступая в интересах тридцати двух объединенных наций, торжественно заявляют и предупреждают своей нижеследующей декларацией:

В момент предоставления любого перемирия любому правительству, которое может быть создано в Германии, те германские офицеры и солдаты и члены нацистской партии, которые были ответственны за вышеупомянутые зверства, убийства и казни или добровольно принимали в них участие, будут отосланы в страны, в которых были совершены их отвратительные действия, для того, чтобы они могли быть судимы и на- казаны в соответствии с законами этих освобожденных стран и свободных правительств, которые будут там созданы. Списки будут составлены со всеми возможными подробностями, полученными от всех этих стран, в особенности в отношении оккупированных частей Советского Союза, Польши и Чехословакии, Югославии и Греции, включая Крит и другие острова, Норвегии, Дании, Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, Франции и Италии.

Таким образом, немцы, которые принимали участие в массовых расстрелах итальянских офицеров или в казнях французских, нидерландских, бельгийских и норвежских заложников, или критских крестьян, или же те, которые принимали участие в истреблении, которому был подвергнут народ Польши, или в истреблении населения на территории Советского Союза, которые сейчас очищаются от врага, должны знать, что они будут отправлены обратно в места их преступлений и будут судимы на месте народами, над которыми они совершали насилия. Пусть те, кто еще не обагрил своих рук невинной кровью, учтут это, чтобы не оказаться в числе виновных, ибо три союзных державы наверняка найдут их даже на краю света и передадут их в руки их обвинителей с тем, чтобы смогло совершиться правосудие.

Эта декларация не затрагивает вопроса о главных преступниках, преступления которых не связаны с определенным географическим местом и которые будут наказаны совместным решением правительств-союзников.

РУЗВЕЛЬТ, СТАЛИН, ЧЕРЧИЛЛЬ.

Газета «Известия», №259, 02 ноября 1943 г.


ДОКУМЕНТЫ


Программа НСДАП, принятая в феврале 1920 года


[Документ ПС-1708]


...1. Мы требуем объединения всех немцев в великую Германию на основе права народов на самоопределение.

2. Мы требуем для германского народа равных прав с другими нациями; отмены Версальского и Сен-Жерменского мирных договоров.

3. Мы требуем земли и территории для существования нашего народа и для колонизации их нашим избыточным населением.

4. Только тот, кто принадлежит к германской расе, может быть гражданином; только тот принадлежит к германской расе, в чьих жилах течет Германская кровь, независимо от вероисповедания...

5. Кто не является гражданином государства, может жить в Германии только на правах гостя и подлежит законам об иностранцах.

6. Право участвовать в управлении и законодательстве государства может принадлежать только гражданину государства. Поэтому мы требуем, чтобы на все должности во всех государственных учреждениях любого рода, будь то в империи, земле или общине, назначались только граждане государства.

Мы боремся против развращающей парламентской практики назначений на ту или иную должность исключительно по партийным соображением, не считаясь с характером и способностями людей.

7. Мы требуем, чтобы государство взяло на себя обязательство в первую очередь заботиться о заработке и пропитании граждан. Если невозможно прокормить все население государства, необходимо выслать из империи представителей других наций (лиц, не являющихся гражданами государства).

8. Необходимо воспрепятствовать всякой дальнейшей иммиграции лиц ненемецкого происхождения. Мы требуем, чтобы всех лиц ненемецкого происхождения, поселившихся в Германии с 2 августа 1914 г., немедленно заставили покинуть страну.

9. Все граждане должны обладать равными правами и нести равные обязанности.

10. Первым долгом каждого гражданина должен быть творческий труд, умственный или физический. Деятельность отдельного лица не должна нарушать интересов общества, она должна протекать в рамках целого и на пользу всех.

Поэтому мы требуем:

11. Отмены нетрудового дохода, уничтожения процентного рабства[20].

12. Ввиду колоссальных жертв — людьми и имуществом, которых каждая война требует от народа, личное обогащение на войне должно считаться преступлением по отношению к народу. Мы требуем поэтому полной конфискации всех военных прибылей.

13. Мы требуем огосударствления всех уже (до сих пор) обобществленных производств (трестов).

14. Мы требуем участия в прибылях крупных предприятий.

15. Мы требуем широкого и систематического обеспечения престарелых.

16. Мы требуем создания здорового среднего сословия и его сохранения, немедленной муниципализации больших универсальных магазинов и отдачи их в аренду по дешевой цене мелким торговцам, особого внимания к интересам мелких промышленников и ремесленников при поставках для государства, провинций и общин.

17. Мы требуем земельной реформы, отвечающей национальным потребностям, издания закона о безвозмездной конфискации земли для общеполезных целей, отмены поземельной ренты и запрета всякой спекуляции землей[21].

18. Мы требуем беспощадной борьбы против нарушителей общественных интересов. Преступники перед народом, ростовщики, спекулянты и т.п. должны караться смертной казнью независимо от своего вероисповедания или расы.

19. Мы требуем замены материалистического римского права немецким народным правом[22].

20. Для того чтобы дать возможность каждому способному и прилежному немцу получить высшее образование и таким образом достичь ответственного положения, государство должно провести коренную реформу всего дела нашего народного просвещения. Учебные планы всех учебных учреждений должны быть приспособлены к практическим потребностям, Школа должна внушать детям идею государства уже в самом начале их сознательной жизни (отечествоведение). Мы требуем обучения за счет государства особенно одаренных детей бедных родителей вне зависимости от сословия и профессии последних.

21. Государство должно заботиться о поднятии народного здоровья; путем охраны матери и ребенка, запрещения детского труда, введения в законодательном порядке обязательной гимнастики и спорта в целях поднятия физического уровня и, наконец, путем самой широкой поддержки всех союзов, занимающихся физическим воспитанием молодежи.

22. Мы требуем упразднения наемного войска и образования народной армии.

23. Мы требуем законодательной борьбы против сознательного политического обмана и распространения его через печать. Чтобы сделать возможным создание действительно немецкой печати, мы требуем:

а) все редакторы сотрудники газет, выходящих на немецком языке, должны принадлежать к немецкому народу;

б) ненемецкие газеты нуждаются в особом разрешении со стороны государства; они не должны выходить на немецком языке;

в) всякое финансовое участие в немецких газетах или влияние на них должно быть по закону запрещено лицам ненемецкого происхождения;

мы требуем, чтобы нарушения этого запрета карались закрытием газеты и немедленной высылкой из Германии провинившихся лиц ненемецкого происхождения.

Газеты, нарушающие интересы общественного блага, подлежат запрещению. Мы требуем законодательной борьбы против направления в искусстве и литературе, вносящего разложение в жизнь нашего народа, и закрытии издательства, которые нарушают вышеприведенные требования.

24. Мы требуем свободы всех вероисповеданий в государстве, поскольку они не угрожают его существованию и не нарушают морального чувства германской расы.

Партия как таковая стоит на почве положительного христианства, не связывая себя с тем или иным определенным вероисповеданием. Она ведет борьбу против еврейско-материалистического духа внутри нас и вне нас и убеждена, что длительное оздоровление нашего народа может последовать только изнутри на основе: общее благо выше личной выгоды.

25. Для проведения всего этого мы требуем: создания сильной централизованной государственной власти, неограниченной власти центрального политического парламента над всей империей и над всеми ее организациями, создания сословных и профессиональных палат для проведения общегерманских законов в отдельных союзных государствах Германии.

Вожди партии обещают неукоснительно бороться за осуществление вышеприведенных требований и в случае необходимости пожертвовать за собственной жизнью[23].

Печатается по: К. Гейден. История германского фашизма. Перевод с немецкого. М.,1935, с.16—18.


Из письма Я. Шахта Гитлеру от 29 августа 1932 г.


[Документ ЕС—457]


Дорогой господин Гитлер!

Надеюсь, что Вы разрешите мне такое обращение, поскольку моё письмо преследует только одну цель — заверить Вас во времена тяжелых затруднений[24] в моей неизменной симпатии. Я знаю, что Вы не нуждаетесь в успокоении. Прирост до 14 миллионов, вероломный удар с другой, формально более сильной стороны и отход конъюнктурных попутчиков все это вещи, которые не в состоянии подействовать на Вас серьезно. Но, может быть, в эти дни Вам все же не хватает слов искреннего сочувствий Ваше движение проникнуто изнутри такой мощной истинностью и необходимостью, что победа в том или ином виде не может не наступить. В дни подъема Вашего движения Вы не дали совратить себя ложными идолами Я твердо уверен, что теперь, когда Вы на короткое время вынуждены перейти в оборону, Вы точно так же выстоите и не поддадитесь искушению союза с ложными идолами. Если Вы останетесь тем, кто Вы есть, то успех придет к Вам непременно... Куда бы ни бросила меня в ближайшее время работа (даже если Вам придется увидеть меня в стенах крепости), Вы всегда можете рассчитывать на меня как на своего надежного помощника.

Приветствую Вас громким «хайль!»

Ваш д-р Яльмар Шахт

Trial of the Major War Criminals before the International Military Tribunal (в дальнейшем IMT), Nuremberg, 1947—1949, vol. 36, p. 535, 536.


Из Петиции президенту Гинденбургу монополистов и юнкеров о назначении Гитлера рейхсканцлером[25].


[Документ ПС-3901]


Ноябрь 1932 г.

Ваше Превосходительство глубокоуважаемый господин президент!

Проникнутые, подобно Вашему Превосходительству, горячей любовью к немецкому народу и Отечеству, нижеподписавшиеся с надеждой приветствовали коренной поворот, намеченный Вашим Превосходительством в руководстве государственными делами. В лице Вашего Превосходительства мы подтверждаем необходимость независимого от парламентарной партийной системы правительства, как это сформулировано в мыслях Вашего Превосходительства относительно президиального кабинета. Исход выборов в рейхстаг 6 ноября с.г. показал, что нынешний кабинет, искреннюю волю которого никто среди немецкого народа не подвергает сомнению, не нашел достаточной опоры в немецком народе для следования начатым им путем, но зато указанная Вашим Превосходительством цель встречает поддержку со стороны большинства немецкого народа, если не учитывать — а только так и должно быть — отрицающую государство Коммунистическую партию. Но ясно и то, что любое изменение Конституции, не исходящее от самых широких слоев народа, вызовет еще худшие экономические, политические и нравственные последствия.

Вот почему мы считаем своим долгом чести покорнейше просить Ваше Превосходительство, чтобы для достижения поддерживаемой нами цели Вашего Превосходительства была произведена перестройка кабинета. Передача управления кабинетом, состоящим из лиц с наилучшими деловыми и личными качествами, фюреру крупнейшей национальной группировки искоренит слабости и ошибки, неминуемо присущие любому массовому движению, и привлечет в ряды утвердительно настроенных сил миллионы людей, сегодня стоящих в стороне. С беспредельным доверием к мудрости Вашего Превосходительства и к чувству единения с народом Вашего Превосходительства просим Ваше Превосходительство принять заверения в нашем совершеннейшем почтении.

IMT, vol. 32, р. 531—533.


Письмо Папена Гитлеру от 13 ноября 1932 г. и ответ Гитлера от 16 ноября 1932 г.


[Документы Д-633 и Д-634]


Рейхсканцлер 

Берлин, 13 ноября 1932 г.

Господину Адольфу Гитлеру

Мюнхен


Глубокоуважаемый господин Гитлер!

1 июня, когда г-н рейхспрезидент уполномочил меня возглавить руководство правительством, он поручил кабинету, который должен быть мною сформирован, провести предельно широкую концентрацию национальных сил. В то время Вы горячо приветствовали это решение господина рейхспрезидента и обещали поддержку такому кабинету. После выборов, состоявшихся 31 июля, мы хотели осуществить концентрацию такого рода внутри кабинета, но Вы встали на следующую точку зрения: объединение национальных сил возможно только при Вашем руководстве. Вы знаете из многочисленных бесед, что я прилагаю большие усилия для решения этого вопроса на благо нашей страны. Но по известным Вам причинам господин рейхспрезидент посчитал необходимым отклонить Ваше требование о предоставлении Вам должности рейхсканцлера.

С того времени, в связи с политической позицией, занятой национальными силами, наступило положение, которое с государственной точки зрения может вызвать только самое большое сожаление.

Благодаря выборам, состоявшимся 6 ноября, возникла новая ситуация. Вновь создана возможность для объединения всех национальных сил. Господин рейхспрезидент поручил мне установить в ходе бесед с руководителями отдельных партии, готовы ли они, и если да, то в какой степени поддержать намечаемую политическую и экономическую программу имперского правительства. Хотя национал-социалистская пресса писала о том что со стороны рейхсканцлера фон Папена это наивно — намереваться вести переговоры с людьми, которые имеют отношение к концентрации национальных сил и что ему следует отвечать только одно: «С Папеном не может быть переговоров», я посчитал бы со своей стороны нарушением долга, за которое я не мог бы ответить перед своей совестью, если бы я несмотря на все это не обратился к Вам в духе возложенного на меня поручения.

Из прессы мне известно, что Вы поддерживаете требование о передаче Вам поста рейхсканцлера. Я также сознаю, в какой мере продолжают действовать и дальше те причины, которые помешали этому и которые привели к решению от 13 августа. Вряд ли существует необходимость повторять вновь, что при этом я лично не играю никакой роли. Но несмотря на все, я придерживаюсь мнения, что руководитель такого огромного национального движения, а заслуги этого движения перед народом и родиной я всегда признавал, хотя и выступал по необходимости с критикой, не может уклониться от беседы о сложившейся ситуации и необходимых решениях с государственным деятелем Германии, на которого в настоящее время возложена ответственность за руководство страной. Мы должны пытаться забыть горечь предвыборной борьбы и ставить интересы страны выше всего остального.

Так как на следующей неделе мое время будет занято официальными правительственными визитами в Саксонию и Южную Германию, я могу быть в Вашем распоряжении в среду или четверг на следующей неделе.

Примите уверения в моем к Вам почтении. Преданный Вам

Папен


Господину рейхсканцлеру

фон Папену 


Глубокоуважаемый господин рейхсканцлер!

После зрелого размышления считаю необходимым ответить на Ваше письмо от 13 ноября с просьбой о беседе по поводу сложившегося положения и необходимости принятия некоторых решений. Несмотря на все сомнения я, господин рейхсканцлер, присоединяюсь к Вашей точке зрении по поводу того, что в качестве руководителя большой партии я не должен уклониться от беседы о сложившейся ситуации и принятии необходимых решений с государственным деятелем, на которого в настоящий момент возложена ответственность за руководство страной. Однако нация ожидает от такой встречи больше, чем теоретического обсуждения наболевших вопросов, о ее нуждах и тревогах. Кроме того, я так часто излагал свою точку зрения в письменных и устных выступлениях, что они, господин рейхсканцлер, очевидно, известны Вам и без того. Польза от такого общего обсуждения проблем представляется мне очень незначительной, а вредные последствия могут быть очень значительными. В такой момент миллионы наших сограждан ожидают от нашей встречи, содержание которой им станет известно, положительных результатов. И на это они имеют полное право. Одно лишь обсуждение сложившейся обстановки никому не поможет. По этой причине я полагаю, что в настоящий момент такая встреча будет уместна лишь в том случае, если с самого начала не будет уверенности в отрицательных результатах. По этой причине я считаю своим долгом, Глубокоуважаемый господин рейхсканцлер, сообщить Вам четыре условия, при которых такой обмен мыслями может состояться.

Пункт 1. Я не в состоянии прибыть на устную беседу и прошу, чтобы наш обмен мыслями, если таковой вообще является желательным; состоялся в письменном виде. Ранее проведенные в присутствии свидетелей беседы свидетельствуют о том, что память участников переговоров не обеспечивает одинаковой передачи их смысла и содержания. В самом начале Вашего письма, господин рейхсканцлер, Вы пишете о том, что в свое время получили от НСДАП заверения в поддержке кабинета, которые необходимы для Вашей миссии — «осуществить самую широкую концентрацию всех национальных сил». В действительности же в ответ на замечание о том, что после выборов может быть произведено переформирование кабинета, я заявил в присутствии капитана Геринга, что я этого совсем не собираюсь требовать, если правительство согласится удовлетворить требования нации. Я немедленно отклонил поступившее ко мне в те же дни унизительное требование относительно того, что я должен дать письменное заявление о своем согласии с проводимой политикой. Требовать от меня предоставить полную свободу действий господам, которых я даже не знаю всех лично и совсем не знаю их политических взглядов, вещь совершенно недопустимая. Экономические и политические мероприятия кабинета, предпринятые в первые шесть недель, доказали полную правоту моей осторожной и сдержанной позиции. Из тех заявлений, господин рейхсканцлер. которые делались Вами по разному поводу, будто я требовал всей полноты власти, в то время как я на самом деле претендовал только на руководство, ясно следует, к каким ошибочным мнениям могут привести устные переговоры. В кабинете Вам предназначался портфель министра иностранных дел, генерал Шлейхер как доверенное лицо рейхспрезидента намечался в министры обороны и внутренних дел. Два или в крайнем случае три министерства, не имеющих с политической точки зрения большого значения, должны были быть предоставлены тем лицам, которые их уже занимают, или быть поручены другим лицам по договоренности с определенными партиями. Вы же, господин рейхсканцлер, настолько неправильно истолковали наше тогдашнее более чем скромное требование, что я, наученный такого рода опытом, более не намерен отступать от единственно надежного метода ведения переговоров, а именно переговоров в письменной форме. Я должен это непременно сделать еще и потому, что я совершенно бессилен в отношении так называемого официального истолкования. У Вас, господин рейхсканцлер, имеется возможность изложить немецкому народу Ваше толкование беседы по радио, которое находится полностью в Вашем распоряжении. Больше того, с помощью тиражирования Вы можете навязать его даже читателям моей собственной прессы. В этом последнем случае я совершенно беззащитен. Если Вы, господин рейхсканцлер, будете намерены вступить со мной в беседу, учитывая при этом и три других условия, то я прошу Вас сообщить мне в письменном виде Вашу точку зрения и Ваши требования, на которые и также отвечу в письменном виде.

Пункт 2. Наши переговоры с Вами будут иметь смысл только тогда, господин рейхсканцлер, когда Вы будете готовы дать мне разъяснение по следующему вопросу: в какой степени Вы, будучи германским государственным деятелем, на которого возложена ответственность за руководство, чувствуете себя и смотрите на себя как на государственного деятеля с исключительной ответственностью за руководство. Я ни при каких обстоятельствах не намерен допустить повторения событий 13 августа. По моим представлениям, это совершенно неприемлемо, чтобы «государственный деятель, ответственный за руководство», в тот или иной момент перекладывал часть своей ответственности на других. При этом я ссылаюсь на то место в Вашем письме, где Вы вновь писали о причинах, вызвавших решение от 13 августа и продолжающих действовать и поныне. При этом Вы упоминаете о том, что лично Вы никакой роли не играете! Господин рейхсканцлер, в этой связи я хотел бы раз и навсегда заявить следующее: как я отвечаю за политические решения национал-социалистской партии, пока я остаюсь ее фюрером и руководителем национал-социалистского движения, так и Вы несете принципиальную ответственность за политические решения имперского правительства, пока Вы остаетесь канцлером. Исходя из этого убеждения я просил Вас 13 августа, в связи с тем, что наши переговоры потерпели неудачу, взять на себя ответственность за это, а не утруждать этим господина имперского президента. В связи с Вашим заверением в том, что наши требования не могут быть выполнены и причиной этого является якобы позиция имперского президента, я заявил Вам, что я, естественно, отказываюсь вступить с ним в какие-либо переговоры. Я сказал Вам, что до тех пор, пока рейхсканцлер несет политическую ответственность, он обязан прикрывать своего суверена, будь то король или президент. На Ваш вопрос, как я себе это представляю, я предложил Вам выпустить официальное коммюнике следующего содержания: между Вами, господин рейхсканцлер, и мною, руководителем национал-социалистского движения, состоялась беседа о переформировании правительства, которая не привела ни к каким результатам, и по этой причине была прекращена. Так как я уже выступал однажды в качестве конкурента на предстоявших тогда выборах президента, мне казалось неправильным, в случае моего неизбрания, связывать это с личностью самого имперского президента перед миллионами моих приверженцев. Вы были тем политиком, который отвечает за руководство империей и, по моему убеждению, в этом случае именно Вы должны были взять на себя всю ответственность. Исключая только тот случай, если бы Ваша совесть не позволила Вам этого. Тогда Вы были бы обязаны подать в отставку. К сожалению, Вас невозможно было побудить взять на себя долю ответственности. Свою долю ответственности я на себя взял. Вместо этого, вопреки моему желанию и заявлению, которое Вы мне сделали, Вашей канцелярии удалось хитростью заманить меня на беседу с имперским президентом. Точно известный Вам уже заранее результат этих переговоров, по-видимому, освобождает Вас в Ваших глазах от какой бы то ни было ответственности. Меня это во всяком случае не уничтожило, а 85-летний имперский президент вынужден был стать предметом актуальных дискуссий и возложить на себя бремя тяжелой ответственности! Я не хотел бы, чтобы такого рода игра еще раз со мною повторилась. Поэтому я намерен начать письменный обмен о нынешней ситуации в Германии и устранении бедственного положения только в том случае, если Вы, господин рейхсканцлер, изъявите готовность однозначно заявить о том, что Вы несете полную ответственность за будущее.

Пункт 3. Я прошу Вас, господин рейхсканцлер, сообщить мне, для какой цели Вам вообще желательно привлечь национал-социалистское движение. Если Вы хотите привлечь меня и тем самым национал-социалистское движение для того, чтобы мы поддержали намечаемую имперским правительством политическую и экономическую программу, то всякая дискуссия по этому вопросу в письменной форме не может иметь существенного значения, более того она является совершенно излишней. Я не хочу и не могу высказать каких-либо суждений по поводу того, что правительство рассматривает как программу своих будущих намерений, так как даже при самом тщательном обдумывании я не мог уяснить себе этой программы. Но если речь идет о продолжении тех поныне практикуемых мер внешнего, внутреннего и экономико-политического характера, то я должен отказать в какой бы то ни было поддержке со стороны национал-социалистской партии, так как я считаю часть этих мер недостаточными, другую часть непродуманными, а третью совершенно непригодными, более того опасными. Я знаю, господин рейхсканцлер, что Вы придерживаетесь другого мнения, но я считаю практическую деятельность Вашей партии уже сейчас по меньшей мере безрезультатной.

Пункт 4. Господин рейхсканцлер, Вы говорите в своем письме о том, что благодаря событиям 6 ноября создана «новая возможность объединения всех национальных сил». Я позволю себе признаться в том, что мне совершенно непонятен смысл Вашего намека. По моему разумению, роспуск рейхстага в сентябре только ухудшил такого рода возможность: его результатом следует считать, с одной стороны, невиданное усиление коммунизма, с другой стороны, оживление в рядах самых малочисленных осколочных партий, что не имеет практически никакого политического значения. Создание какой-либо политически значимой для германского народа платформы возможно поэтому с партийной точки зрения только при подключении немецкой национальной партии и немецкой народной партии. Я начисто отклоняю план подключения социалистической партии Германии, который Вы, по-видимому, вынашиваете. Как Вы сами, господин рейхсканцлер, знаете, именно руководитель немецкой национальной народной партии заклеймил перед выборами совершенно недвусмысленно любое сотрудничество с партией центра как национальное предательство и национальное преступление. Я не думаю, чтобы господин тайный советник Гугенберг вдруг ни с того ни с сего стал таким бесхарактерным и будет делать после выборов то, что он так осуждал до выборов. Поскольку Вы, господин рейхсканцлер, не в состоянии сообщить мне, что господин Гугенберг в настоящий момент изменил свою позицию, Ваша попытка остается неясной и бесцельной, к тому же и отнимающей много времени.

Эти четыре пункта, господин рейхсканцлер, я выдвигаю в качестве условия со своей стороны, при котором может состояться наш обмен мнениями, в том числе и в письменной форме.

Ваше дело принять их или отклонить.

В конце письма я осмелюсь заверить Вас в том, господин рейхсканцлер, что предвыборная борьба не оставила во мне чувства горечи. В течении 13 лет моей борьбы за Германию мне пришлось выдержать столько личных нападок, меня так преследовали, что я постепенно научился ставить великое дело, которому я служу, выше своего жалкого «я». Единственное, что заставляет меня испытывать горечь, это необходимость видеть, как при Вашем не очень удачном руководстве государством растрачивается национальное достояние, в создании которого я принял немаловажное участие с точки зрения германской истории. Такое расточительство, когда речь идет о надеждах нации, ее доверии и веры в будущее, вот что доставляет мне боль и скорбь, но и укрепляет меня в моем решении неотступно держаться тех требований, которые, по моему разумению, только и могут помочь преодолеть наш кризис.

Примите, глубокоуважаемый господин рейхсканцлер, уверения в моем к Вам почтении.

Преданный Вам

Подпись — Адольф Гитлер


P.S. Поскольку мне сообщили, что с содержанием Вашего письма, господин рейхсканцлер, ознакомился генерал фон Шлейхер, я позволю себе также направить ему копию моего ответа.

IMT, vol.35, р.223—230. 


Совместное коммюнике Гитлера и Папена по поводу их встречи в начале января 1933 г.


[Документ Д-637]


Против домыслов

Адольф Гитлер и господин фон Папен передали общественности следующее совместное заявление:

В связи с домыслами, которые распространяются в прессе по поводу встречи Адольфа Гитлера с бывшим рейхсканцлером фон Папеном, ниже подписавшиеся заявляют, что при встрече речь шла о возможности создания единого политического национального фронта.

Вопрос об отношении обеих сторон к нынешнему правительственному кабинету в рамках данной беседы вообще не затрагивался.

IMT, vol.35, р.234—235.


Протокол первого заседания правительства Германского Рейха


[Документ ПС-351]


Список членов правительства,

образованного 30 января 1933 г.


Копия документа Rk. 78433

Протокол

совещания кабинета министров,

состоявшегося 30 января 1933 г.

в пять часов пополудни

в имперской канцелярии


Распоряжение

1. Г. Статс-секретарю секретно

2. Г. Референту

3. Г. Министру-амтману Бюшу

4. Подшить к делу подписал Винштейн 31.1.


Присутствовали:

господа

Рейхсканцлер Гитлер

Заместитель рейхсканцлера и рейхскомиссар Пруссии фон Папен

Рейхсминистр иностранных дел барон фон Нейрат

Рейхсминистр внутренних дел доктор Фрик

Рейхсминистр финансов рейха граф Шверин фон Крозиг

Рейхсминистр экономики доктор Гугенберг

Рейхсминистр труда Зельте

Министр обороны фон Бломберг

Рейхсминистр почты и путей сообщения рейха барон фон Эльц-Рюбенах

Рейхсминистр и Рейхскомиссар Геринг

Рейхсминистр по вопросам продовольствия и сельского хозяйства доктор Гугенберг

Рейхскомиссар по вопросам трудоустройства доктор Гереке

Статс-секретарь имперской канцелярии доктор Ламмерс

Статс-секретарь в бюро президента Германии доктор Мейсснер

Заведующий отделом печати рейха, министериаль-директор Функ

Секретарь совещания: министерский советник Винштейн


Тема обсуждения - Политическое положение

Рейхсканцлер открыл заседание кабинета министров и заявил, что миллионы немцев в Германии в настоящий момент времени с ликованием восприняли весть о том, что Президент Германии сформировал кабинет министров, который находится под руководством фюрера. Фюрер попросил членов кабинета министров оказать ему доверие, которое он в свою впредь оказывает каждому члену кабинета министров.

Потом рейхсканцлер сообщил, что он предлагает назначить министерского советника доктора Ламмерса на пост статс-секретаря имперской канцелярии вместо ушедшего в отставку статс-секретаря Планка и депутата рейхстага Вальтера Функа на пост министериаль-директора и заведующего отделом печати рейха вместо подавшего в отставку министериаль-директора Марка.

Кабинет министров рейха принял это к сведению. Возражений против этих предложений не последовало.

Рейхсканцлер открыл затем заседание, на котором обсуждалось политическое положение.

Рейхсминистр Геринг сообщил, что он установил связь с Партией Центра. Партия Центра пребывает в растерянности, так как в настоящее время эта партия не располагает информацией о положении вещей, рейхсканцлер фон Папен заявил, что ему было сообщено, что с представителями Партии Центра не удалось установить связь. У него, у рейхсминистра Геринга, сложилось впечатление, что Партия Центра в настоящее время ожидает, что нынешнее правительство рейха окажет известную поддержку партии Центра.

Рейхсминистр промышленности и по вопросам продовольствия и сельского хозяйства сообщил, что следует избегать любых резких выпадов против Партии Центра. Также нежелательно такое положение, когда Партия Центра присутствует на заседании кабинета министров во время принятия какого-либо решения. Все это может нанести ущерб партийному единству во время выработки какого-либо решения.

Рейхсканцлер указал на то, что перенесение на другой срок заседания рейхстага невозможно без содействия Партии Центра. Следует подумать о том, чтобы запретить КПГ, аннулировать коммунистические мандаты в рейхстаге и таким образом добиться большинства в рейхстаге. По своему опыту рейхсканцлер знает, что всякие запреты партий нецелесообразны. Он опасается, что в случае возможного запрещения КПГ могут быть тяжелые политические последствия и это может вызвать всеобщую забастовку. Сейчас промышленность нуждается в спокойном развитии. Если задать вопрос, что представляет для экономики сейчас большую опасность: возможные в связи с новыми выборами беспорядки или всеобщая забастовка, то надо со всей откровенностью признать, что всеобщая забастовка для промышленности гораздо опаснее.

Совершенно невозможно вычеркнуть шесть миллионов человек, которые стоят за КПГ. Может быть, после роспуска рейхстага при проведении новых выборов удастся добиться большинства в рейхстаге для сегодняшнего правительства рейха. Лучше всего было бы, если бы открытие рейхстага было перенесено на другой срок по доброй воле.

Рейхсминистр промышленности и по вопросам продовольствия и сельского хозяйства сообщил, что хорошо было бы избежать всеобщей забастовки. По его мнению, сейчас не представляется возможным обойтись без запрещения деятельности КПГ. В ином случае не удастся добиться большинства в рейхстаге и уж во всяком случае не удастся добиться большинства в две трети.

После запрещения КПГ будет возможным принять в рейхстаге закон о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству. Кажется сомнительным, что в случае запрета КПГ может вспыхнуть всеобщая забастовка. Отсюда делается вывод, что предпочтительнее провести запрет КПГ, чем провести новые выборы.

Рейхсминистр Геринг заявил, что, как ему доложили, коммунисты на сегодняшний вечер (30.1.) запланировали проведение своей демонстрации которую он запретил. По его мнению, СДПГ в настоящий момент времени не собирается устраивать всеобщей забастовки. Социал-демократы сейчас настаивают на проведении дискуссии в рейхстаге.

По его мнению, было бы сейчас весьма целесообразно как можно скорее распустить рейхстаг и назначить новые выборы. Рейхсканцлер должен дать честное слово, что даже при новых выборах нынешний состав кабинета министров рейха останется без изменения.

Рейхсканцлер дал свое согласие на это.

Рейхсминистр труда сообщил, что в рядах организации «Стальной шлем» царит ликование по поводу образования нынешнего состава правительства рейха. Все раздоры между членами организации «Стальной шлем» и членами штурмовых отрядов прекращены.

По его мнению, весьма нежелательно и опасно, если первые мероприятия нынешнего правительства рейха коснутся запрета КПГ и как следствие вызовут всеобщую забастовку.

Заместитель рейхсканцлера и рейхскомиссар Пруссии указал на то, что немецкий народ нуждается сейчас в спокойствии. По его мнению было бы целесообразно сначала добиться от рейхстага принятия закона о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству. В случае отклонения закона о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству следует еще раз взвесить политическое положение в стране.

Рейхсканцлер сказал, что нельзя так просто допустить проведения всеобщей забастовки. Для подавления возможной всеобщей забастовки лучше по возможности не прибегать к помощи рейхсвера.

Министр обороны поблагодарил рейхсканцлера за это решение и подчеркнул, что немецкий солдат привык видеть противника только во внешнем враге.

Рейхсминистр иностранных дел сказал, что он с внешнеполитической точки зрения рассмотрел вопрос о том, что является предпочтительнее запрет КПГ и последующая затем всеобщая забастовка или новые выборы в рейхстаг. Рейхсминистр иностранных дел пришел к выводу, что запрет КПГ может вызвать в стране всеобщую забастовку. В этой связи есть большой риск.

Рейхсминистр финансов заметил следующее: финансы рейха и его земель и общин можно привести в порядок только путем постепенного улучшения экономики рейха. В запрете КПГ он видит только последнее политическое средство.

Статс-секретарь доктор Мейсснер сказал, что следует принять во внимание то обстоятельство, что принятие закона о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству может оказать положительное воздействие на мероприятия по борьбе с безработицей в рейхе. Принятие закона о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству повлечет за собой образование простого большинства в рейхстаге.

Рейхскомиссар доктор Гереке сделал сообщение о том, что Партия Центра не захочет терпеть никакого правительства с чрезвычайными полномочиями. Необходимы срочно новые выборы в рейхстаг.

Заместитель рейхсканцлера и рейхскомиссар земли Пруссия внес предложение о том, что рейхсканцлер должен в самом скором времени дать интервью, в котором он должен дать опровержение всем слухам относительно нанесения ущерба финансам рейха и относительно ущемления прав служащих.

Рейхсканцлер сказал, что он готов это сделать. Он также сказал, что он 31 января в первой половине дня хочет вступить в контакты с Партией Центра.

Новое совещание кабинета министров должно состояться 31 января в 4 часа пополудни.

Кабинет министров принял это к сведению.

Запротоколировал (подпись) Винштейн (31.1)

IMT, vol.25, р.369—376.


Запись первого выступления Гитлера перед генералами


3 февраля 1933 г.

Берлин


Высказывания рейхсканцлера Гитлера, изложенные перед главнокомандующими сухопутными войсками и военно-морскими силами во время посещения генерала пехоты барона Гаммерштейн-Эквода на его квартире.

Цель всей политики в одном — снова завоевать политическое могущество. На это должно быть нацелено все государственное руководство (все органы!)

1. Внутри страны

Полное преобразование нынешних внутриполитических условий в Германии. Не терпеть никакой деятельности носителей мыслей, которые противоречат этой цели (пацифизм!). Кто не изменит своих взглядов, тот должен быть смят. Уничтожить марксизм с корнем. Воспитание молодежи и всего народа в том смысле, что нас может спасти только борьба. И перед этой идеей должно отступить все остальное (она воплощается в миллионах приверженцев национал-социалистского движения, которое будет расти). Всеми средствами сделать молодежь крепкой и закалить ее волю к борьбе. Смертные приговоры за предательство государства и народа. Жесточайшее авторитарное государственное руководство. Устранение раковой опухоли — демократии.

2. Во внешнеполитическом отношении

Борьба против Версаля. Равноправие в Женеве, но бессмысленно, если народ не настроен на борьбу. Приобретение союзников.

3. Экономика!

Крестьянин должен быть спасен! Колонизационная политика! Повышение экспорта в будущем ничего не даст. Емкость рынков мира ограниченна, а производство повсюду избыточно. В освоении новых земель — единственная возможность снова частично сократить армию безработных. Но это требует времени, и радикальных изменений нельзя ожидать, так как жизненное  пространство для немецкого народа слишком мало.

4. Строительство вермахта — важнейшая предпосылка для достижения цели — завоевания политического могущества. Должна быть снова введена всеобщая воинская повинность. Но предварительно государственное руководство должно позаботиться о том, чтобы военнообязанные перед призывом не были уже заражены пацифизмом, марксизмом, большевизмом или по окончании службы не были отравлены этим ядом.

Как следует использовать политическое могущество, когда мы приобретем его? Сейчас еще нельзя сказать. Возможно, отвоевание новых рынков сбыта,    возможно — и, пожалуй, это лучше — захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация. Очевидно, что нынешнее экономическое положение может быть изменено только с помощью политического могущества и борьбы

Все, что сейчас можно предпринять — организация поселений, — это паллиатив. Вооруженные силы — важнейшая и самая социалистская организация государства. Они должны быть вне политики и партии. Борьба внутри страны не их дело, а национал-социалистских организаций. В отличие от Италии нет намерений соединять армию и СА[26]. Самое опасное время — в период строительства вооруженных сил. Здесь то и выявится, имеет ли Франция государственных деятелей. Если да, она не даст нам времени, а нападет на нас (вероятно, с восточными сателлитами).

Der Nationalsozialismus Dokumentt 1933—1945 Hrsg von W Holer Frankfurt a/M. 1957 S.180—181 Перевод с немецкого


Записка Круппа по поводу его речи, в которой он выразил благодарность Гитлеру его выступлением перед 25 промышленниками (20 февраля 1933 г.)


[Документ Д-204]


Записка

Рейхсканцлеру Гитлеру я выразил благодарность от имени 25 присутствующих господ промышленников (20 февраля 1933 г.). Я поблагодарил рейхсканцлера за то, что он так ясно и четко изложил нам ход своих мыслей. При этом я хочу подчеркнуть, что нет необходимости обсуждать детали, однако я хочу выделить три пункта, с которыми согласятся все, кто присутствует здесь:

1. Настало время в Германии окончательно внести ясность во все внутриполитические вопросы.

2. Необходимо, чтобы Гитлер представлял общие интересы немецкого народа, а не представителей отдельных профессий или сословий.

3. По нашему твердому убеждению только в политически сильном и независимом государстве могут хорошо развиваться экономика и ремесла.

22 февраля 1933 г.

IMT, vol.35,р. 48.


Декрет президента Германской Республики о защите народа и государства от 28 февраля 1933 г.


[Документ ПС-1390]


На основании абзаца 2 статьи 48 имперской конституции в целях противодействия коммунистическим актам насилия, представляющим угрозу для государства, постановляется следующее:

§1. Статьи 114, 115, 117, 118, 123, 124 и 153 имперской конституции впредь до дальнейших распоряжений отменяются. Поэтому ограничения свободы личности, свободы выражения мнений, включая сюда свободу печати, право союзов и собраний, нарушение тайны почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных разговоров, производство обысков и конфискаций, а также ограничения права собственности, допускаются независимо от пределов, обычно установленных законом.

§2. Если в какой-либо из земель не будут приняты необходимые меры для восстановления общественного порядка и безопасности, то имперское правительство может временно взять на себя полномочия высшего органа власти земли.

§3. Органы власти земель и общин (союзов общин) должны на основании §2 настоящего декрета исполнять в пределах своей компетенции изданные имперским правительством распоряжения.

§4. Неподчинение распоряжениям высших органов власти земель или подчиненных им органов, изданным в целях проведения в жизнь настоящего декрета, или распоряжениям имперского правительства, изданным согласно §2 настоящего декрета, или призыв, или подстрекательство к такому неподчинению карается тюремным заключением на срок не ниже одного месяца или денежным штрафом от 150 до 15 000 рейхсмарок, если указанные действия согласно другим постановлениям не влекут за собой более тяжкого наказания.

Неподчинение упомянутым в абзаце 1 распоряжениям, влекущее за собой угрозу жизни людей, карается каторжными работами, а при отягчающих обстоятельствах — тюремным заключением на срок не ниже шести месяцев или смертной казнью, а при смягчающих обстоятельствах — каторжными работами на срок не ниже двух лет. Наряду с этим допускается конфискация имущества.

Призыв или подстрекательство к общественно опасному неподчинению, упомянутому в абзаце 2, карается каторжными работами, а при отягчающих обстоятельствах — тюремным заключением на срок не ниже трех месяцев.

§5. Преступления, за которые в §81 (государственная измена), 229 (отравление отдельных лиц), 307 (поджог), 311 (взрыв), 312 (затопление), 315, абзац 2 (повреждение железнодорожных путей), 324 (массовые отравления) уголовного кодекса предусмотрены пожизненные каторжные работы, караются смертной казнью.

Смертной казнью или, поскольку до сих пор не применялась более тяжкая мера наказания, пожизненными каторжными работами или каторжными работами на срок до 15 лет караются:

1) лица, замышляющие убийство рейхспрезидента, или члена, или комиссара имперского правительства, или правительства земли, а также те, кто призывают к такому убийству, предлагают свои услуги и принимают подобные услуги или сговариваются с другим лицом с целью совершения такого убийства;

2) лица, совершившие деяния, предусмотренные §115, абзац 2, уголовного кодекса (мятеж) или §125, абзац 2, уголовного кодекса (тяжкое нарушение внутреннего мира в стране), с оружием в руках или в сознательном и преднамеренном соучастии с вооруженным лицом;

3) лица, незаконно лишающие других свободы (§239 уголовного кодекса) для того, чтобы воспользоваться ими в качестве заложников в политической борьбе.

§6. Настоящий декрет вступает в силу со дня его опубликования.

Берлин, 28 февраля 1933 года

Президент Германской республики фон Гинденбург

Рейхсканцлер Адольф Гитлер

Имперский министр внутренних дел Фрик

Имперский министр юстиции д-р Гюртнер

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, с.87—89.


Телеграмма прусского министра внутренних дел прусским регирунгспрезидентам


РЕГИРУНГСПРЕЗИДЕНТ

Потсдам, 11 марта 1933 г.

Секретно!


Г-н прусский министр внутренних дел[27] направил всем прусским регирунгспрезидентам следующую телеграмму:

«Всем прусским регирунгспрезидентам:

По окончании выборов арестовать всех коммунистов — депутатов рейхстага и ландтага. Немедленно препроводить их в полицей-президиум в Берлин. Срочно запросить их имена у руководителей избирательных комиссий. Принять меры для неукоснительного исполнения распоряжения. Список депутатов, которые предположительно будут избраны, будет доставлен курьером.

Прусский министр внутренних дел L КРА. Т2а»

Предлагаю принять необходимые меры, чтобы арест депутатов мог быть произведен как можно скорее. Имена депутатов будут сообщены, как только они станут известны.

По поручению барон Шенк цу Швейнсберг

Верно: Калер, служащий правительственной канцелярии


Ландратам округа

Полицейпрезиденту, Потсдам

Майору Герману, Бранденбург

Первому бургомистру как начальнику отделения полиции в Виттенберге Управлениям полиции в Эберсвальде и Ратенове

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.91


Из письма «Имперского объединения германской промышленности» Гитлеру от 24 марта 1933 г. о результатах совещания, созванного Густавом Круппом фон Болен


[Документ НИ-910]


Дорогой господин рейхсканцлер!

Сообщаем Вам, что 23 марта 1933 года состоялось совещание «Имперского объединения германской промышленности», созванное г-ном доктором Круппом фон Болен унд Гальбах. На этом совещании обсуждалась политическая обстановка. Президиум единодушно высказал следующую точку зрения. Выборы создали основу для стабильного правительства. Трудности, которые были в прошлом связаны с постоянной политической неустойчивостью и препятствовали инициативе в экономической области, в значительной степени преодолены. Для столь важной активной перестройки всей экономики необходимы координация и сотрудничество всех сил, готовых помочь государству. Германская промышленность, которая считает себя неотъемлемой и важной частью всей экономики, готова к активному сотрудничеству во имя перестройки экономики для осуществления нашей общей цели. «Имперское объединение германской промышленности» сделает все, что в его силах, чтобы помочь правительству осуществить сложные задачи, вставшие перед ним.

«Имперское объединение германской промышленности»

Член президиума (подпись неразборчива)

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.739


Из сообщения «Имперского объединения германской промышленности» после переговоров между Гитлером и Круппом


[Документ №5982]


В соответствии с указаниями правительства, а также в интересах таких совместных действий на широкой основе, которые исключили бы в будущем какую бы то ни было несогласованность и облегчили выполнение задач, поставленных перед «Имперским объединением промышленности», следует придерживаться следующих принципов руководства: президиумом объединения принята резолюция, согласно которой ее председателю д-ру Круппу фон Болен унд Гальбах было единогласно поручено руководство перестройкой промышленности. Г-н фон Болен будет иметь чрезвычайные полномочия с тем, чтобы:

1. При реорганизации «Имперского союза промышленности» согласовать экономические факторы с политической необходимостью.

2. Привести вновь создаваемую организацию в соответствие с политическими целями правительства рейха, перестроив ее в зависимости от значения данной отрасли промышленности таким образом, чтобы она стала активным орудием в деле перестройки всей экономики страны.

Для рассмотрения отдельных, текущих вопросов будут созданы специальные комитеты советников, которые будут заниматься организацией и распределением специалистов, определять политику в валютных делах, ведать кредитами, налогами и т.д. Признавая принцип «фюрерства»[28], г-н фон Болен будет сам председательствовать во всех комитетах, назначив при этом сам заместителей. Он будет нести ответственность за все решения...

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.742, 743


Письмо Круппа Гитлеру от 25 апреля 1933 г.


[Документ Д-157]


Номер по журналу учета документов 183

25 апреля 1933 г.


Глубокоуважаемый господин рейхсканцлер!

Со ссылкой на любезное письмо господина статс-секретаря Имперской канцелярии от 10 апреля этого года за номером 3646 хочу покорнейше изложить Вам свои мысли относительно реорганизации союза (ассоциации) немецкой промышленности и немецких экономических союзов. Хочу также поделиться с Вами своим мнением относительно комментариев, толкований, сделанных союзом немецкой промышленности за последние годы.

Точка зрения союза немецкой промышленности по вопросу реорганизации экономических союзов, с одной стороны, — упрощение и рационализация всего немецкого промышленного союза, а с другой стороны, союз немецкой промышленности исходит из желания фюрера нового немецкого государства относительно единства цели между экономикой и политикой государства. Экономические организации должны по возможности развиваться и крепнуть на основе их существующего положения, а также эти организации должны взять все ценное, что накоплено ими в период свободного экономического самоуправления. Вышеизложенное является для меня государственной и политико-экономической необходимостью.

Я могу со всей определенностью сказать, что реорганизация в отношении самоуправления должна осуществляться в союзе между работодателем и работонанимателем, во имя ответственности между государством и народом и в тесном контакте между правительством рейха и его уполномоченными, с одной стороны, и имперскими союзами, с другой стороны. Я убежден, что проведение реформы зависит не от внешних организационных форм, а от того, как осуществляется связь между политическим руководством и экономическими нуждами, которая должна служить на благо государства и немецкого народа.

Президиум союза немецкой экономики рейха на своем чрезвычайном заседании, состоявшемся 6 апреля 1933 г., назначил меня председателем и поручил мне заняться реорганизацией. В связи с порученным мне делом я хочу попросить Вас, глубокоуважаемый господин рейхсканцлер, а также я хочу попросить правительство рейха оказать мне содействие в деле реорганизации, которая должна послужить тому, чтобы экономические союзы стали эффективным средством в деле национального экономического возрождения.

В заключение этого письма хочу заверить Вас в своей преданности Вам.

Ваш покорный слуга Крупп-Болен-Гальбах


Приложение к письму

господина Круппа фон Болен и Гальбах,

направленного

господину рейхсканцлеру Гитлеру

25 апреля 1933 г.


6 апреля этого года президиум союза немецкой промышленности рейха единогласно назначил меня председателем имперского союза немецкой промышленности. В связи с мероприятиями по упрощению и перестройке экономических организаций мне необходимо поддерживать тесный контакт с господином рейхсканцлером, с правительством рейха и его доверенными лицами.

Исходя из единогласного решения президиума,

1. Я являюсь ответственным за решение целого ряда вопросов, на мне лежит ответственность за проведение необходимых переговоров с правительством рейха и его уполномоченными.

2. Я, наряду с вышеуказанным пунктом, являюсь единственным уполномоченным имперского союза немецкой промышленности за проведение всех организационных изменений внутри имперского союза немецкой промышленности.

Решением президиума имперского союза немецкой промышленности мне переданы все необходимые полномочия, а также на меня возложено ответственность.

Ввиду моего согласия возложить на себя эти чрезвычайные полномочия я хочу привести некоторые личные соображения:

Политическое развитие совпадает как с моими личными, так и с желаниями президиума. Я убежден в том, что обеднение нашего народа крайне вынуждает пойти на необходимое упрощение государственного аппарата. Я считаю уже в течение длительного времени, что самоуправление, имеющее место в экономике, требует рационализации.

Убежденный в том, что необходимо не упускать время и делать все для правильного развития экономики, я намерен использовать для решения двойной задачи все предоставленные мне президиумом полномочия:

1. В переговорах с господином рейхсканцлером и его уполномоченным я буду добиваться цели — в области промышленной организации союза согласовывать экономически разумное с политически необходимым.

2. При реорганизации имперского союза немецкой промышленности и буду руководствоваться мыслью о том, что новую организацию необходимо привести в соответствие с политическими целями правительства рейха и что новую организацию надо сделать рациональной и эффективной, эта организация должна также соответствовать уровню экономики и быть хорошим помощником предпринимателей.

Если только думать о реорганизации имперского союза немецкой промышленности, то мы в узком смысле слова понимаем задачу реорганизации. Из личного опыта я знаю, как часто отдельные фирмы страдают от разного рода случайностей исторического развития.

Все это говорит о том, что в круг рассматриваемых вопросов в будущем надо включить вопрос о структуре экономики с точки зрения занятых в ней профессиональных групп. Первоочередная задача экономики должна состоять в том, чтобы при сохранении существующего состояния экономики и при сохранении всего самого ценного, что есть в свободном промышленном самоуправлении, искоренить администрирование и сохранить по возможности существующие организации.

Наряду с тем, что президиум имперского союза немецкой экономики 6 апреля 1933 г. принял решение о назначении меня ответственным за реорганизацию, президиум вместе с этим подчеркнул, что при нынешней реорганизации необходимо, чтобы существующие сейчас объединения (корпорации) имперского союза немецкой экономики некоторым образом бездействовали.

Я намереваюсь таким образом при помощи реорганизации довести до конца эту созданную промежуточную стадию, также при этом я намереваюсь для решения отдельных задач привлечь наиболее способных людей в качестве компетентных консультантов. Ввиду того, что всеми делами в имперском союзе немецкой экономики должны заправлять немецкие предприниматели, стоять во главе всех дел, я намереваюсь в будущем для решения определенных вопросов, например для решения вопросов организационного характера, вопросов относительно морального облика (духовного склада) в экономической жизни, вопросов по поводу изучения структуры профессиональных групп, вопросов относительно торговой политики, вопросов, связанных с финансами и кредитами, а также вопросов из области налогообложения, создать специальные комиссии, состоящие из компетентных людей. Из решения президиума вытекает, что я лично должен председательствовать во всех созданных мною комиссиях. Так как я просто не в состоянии в связи с этим присутствовать на всех необходимых заседаниях, я назначу вместо себя заместителей, которые в мое отсутствие будут находиться на заседаниях.

После того как завершатся мои переговоры с господином Рейхсканцлером и его уполномоченным и после того как будут созданы, пока еще под вопросом, комиссии и после того как руководство имперского союза немецкой экономики составит план по реорганизации имперского союза я соберу на специальный съезд все авторитетные, компетентные органы имперского союза немецкой промышленности. Задачей предстоящего съезда является создание нового имперского союза немецкой экономики

Берлин, 4 апреля 1941 г[29].

Подпись — Шмидт

IMT, vol.35, р.23—27.


Закон о доверенных лицах на предприятиях от 19 мая 1933 г.


[Документ ПС-405]


Закон рейха

часть 1, 1933 год, №52

издан в Берлине, 20 мая 1933 г.,

с. 285


Правительство рейха приняло закон, в котором объявлено следующее:

§1. (1) Рейхсканцлер назначает по предложению соответствующих правительств земель Германии и по согласованию с ними для крупных экономических районов страны доверенных лиц труда.

(2) Рейхсминистр труда по согласованию с компетентными правительствами земель должен передать в распоряжение того или иного административного органа земли имеющихся доверенных лиц труда.

§2. (1) До преобразования Основного общественного закона доверенные лица труда вместо объединений предпринимателей, отдельных предпринимателей или объединений рабочих юридически правомочны вырабатывать со всеми заинтересованными лицами условия для заключения трудовых договоров. Предписания об обязательном для всех исполнении (§2 коллективного договора в изложении от 1 марта 1928 г., закон рейха 1 с.47) остаются неизменными.

(2) Также и в остальных случаях доверенные лица труда обязаны заботиться о поддержании классового мира.

(3) Доверенные лица труда в дальнейшем должны быть привлечены к участию в разработке нового Основного Общественного Закона.

§3. Доверенные лица труда могут ходатайствовать перед компетентными административными органами рейха или земель о помощи в претворении в жизнь их предписаний и распоряжений. Доверенные лица труда обязаны поставить в известность тот или иной административный орган власти, если возникнет угроза осуществлению тех или иных их мероприятий.

§4. Доверенные лица труда обязаны соблюдать все директивы и указания правительства рейха.

§5. Рейхсминистр труда по согласованию с рейхсминистром экономики издает все необходимые инструкции об исполнении.

Берлин, 19 мая 1933 г.

Рейхсканцлер Адольф Гитлер

Рейхсминистр труда Франц Зельдте

Рейхсминистр экономики и рейхсминистр по вопросам продовольствия и сельского хозяйства Гугенберг

Рейхсминистр внутренних дел Фрик,

Рейхсминистр финансов граф Шверин фон Крозигк

IMT, vol. 26, р. 1—2.


Письма Круппа Шахту от 29 и 30 мая 1933 г.


[Документ Д-151]


Имперский союз немецкой экономики

Берлин В 35, улица королевы Августы, 28

номер по журналу учета документов

(сообщено при ответе)

на письмо по номеру по журналу

учета документов


Берлин В 35, 29 мая 1933 г., телефон:

В 1 Курфюрст 8321

адрес телеграммы:

имперская промышленность


Господину председателю (президенту) Рейхсбанка доктору Шахту,

Берлин В 56


Уважаемый господин доктор Шахт!

Многочисленные пожертвования, проводимые ранее организациями НСДАП и организацией «Стальной шлем» в помощь немецкой экономике, приводили только к распылению сбора средств и слабому контролю за этими средствами. Все это не находилось ни в интересах руководства НСДАП, ни в интересах немецкой экономики.

В своей беседе с господином рейхсканцлером и фюрером НСДАП я затронул вопрос о сборе средств в помощь немецкой экономике и предложил все пожертвования его партии для блага дела сосредоточить в каком-нибудь одном месте. Сосредоточение в одном месте всех пожертвований окажет действенную помощь отраслям экономики, включая сельское хозяйство и финансистов.

Господин Гитлер согласился со мной в этом вопросе и попросил меня взять решение этой проблемы в свои руки. Исходя из этого, я провел переговоры относительно этого вопроса с руководителями отдельных отраслей экономики. Было решено это пожертвование назвать «сбором средств Гитлера» и в связи с этим учредить попечительский совет, ответственный за проведение всех мероприятий, связанных со сбором средств.

По единодушному желанию всех головных объединений председательствующее место в этом попечительском совете занял я. Хочу надеяться, что моя деятельность пойдет на пользу отечеству, и выражаю свою признательность фюреру.

Хочу Вас попросить об оказании Вашего содействия «сбору средств Гитлера». Нам так важно заручиться Вашей поддержкой. Я хотел бы обсудить с Вами все более подробно. В случае Вашего согласия я готов встретиться с Вами и обо всем переговорить.

С глубоким уважением преданный Вам Крупп Болен Гольбах.


30 мая 1933 г.

Лично


Глубокоуважаемый господин Президент!

Как я уже сообщал Вам вчера вместе с господином доктором Кеттгоном, сейчас в Германии начинается сбор средств в помощь немецкой экономики, а также в помощь немецкому сельскому хозяйству и немецким финансистам. Все средства от этого сбора поступают в распоряжение Гитлера, вождя НСДАП. Эта помощь называется «сбор средств Гитлера», Таким образом, сбор средств проводится как бы одним лицом, а не различными организациями НСДАП и организацией «Стальной шлем». Решено учредить попечительский совет для этого сбора средств. Место председателя этого попечительского совета по единодушному желанию всех головных объединений занял я. Занимая это место, я постараюсь приложить все силы для служения Германии. Хочу выразить благодарность фюреру немецкой нации.

Вы оказали мне любезность, сообщив через господ: доктора Отто Христиана Фишера из кредитного банка (Берлин) и доктора Мослера из немецкого банка и учетного банка (Берлин), во всех деталях об участии всех общественно-правовых банков в мероприятии по сбору средств. Господин доктор Фишер переговорит на днях с Вами.

С искренним уважением преданный Вам Крупп Болен Гольбах.

IMT, vol.35, р.21—23 


«Фонд Адольфа Гитлера» из денежных взносов германских промышленников[30]


Берлин, 14 июня 1933 г.


I.

Вместо одиночных сборов, которые производились различными отделениями национал-социалистской партии, организовывается центральный сбор пожертвований в «фонд Адольфа Гитлера» во всех отраслях германской промышленности. Руководство сборами будет осуществляться кураториумом, состоящим из представителей различных отраслей промышленности. Руководство кураториумом передано господину Круппу фон Болену унд Гальбаху.

Отдельные отрасли промышленности взяли на себя обязанности внести за период с 1 июня 1933 г. по 31 мая 1934 г. определенный взнос в том виде, который окажется наиболее целесообразным, и передать эту сумму кураториуму.

«Имперское объединение германской промышленности» и «Объединение германских работодателей» призывают все подчиненные им фирмы поддержать это начинание всеми средствами. Мы ждем активного сотрудничества всех наших организаций и всех предприятий и личного участия наших руководителей. Надо действовать быстро и самопожертвованно с тем, чтобы провести сбор эффективно, преодолевая все бюрократические препятствия.

Поступающие пока еще отдельные взносы следует включить в общую сумму пожертвований...


II.

Устанавливается следующий размер ежегодных взносов для отдельных предприятий:

Ежегодный взнос составит 5% с каждой тысячи годовой суммы заработной платы в 1932 году, однако не ниже 6 германских марок. Эта минимальная сумма действительна также для предприятий, не имеющих высокооплачиваемых служащих. Для отдельных групп промышленности с особенно низким фондом заработной платы будут установлены особые правила. Эти фирмы получат наше циркулярное письмо за номером 4.

...После первого взноса выданы будут специальные удостоверения, где будет обозначено название организации и объявленная ею сумма ежегодных взносов.

Руководство национал-социалистской партии запретит после начала сборов в «фонд Адольфа Гитлера» какие-бы то ни было одиночные сборы партийными организациями и какими бы то ни было иными организациями («Гитлерюгенд», СА, СС, студенческие союзы, боевые дружины) и т.д.

От имени «Имперского объединения германской промышленности» Крупп фон Болен унд Гальбах

От имени «Объединения германских работодателей» Кётген

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.689—690

«SS im Einsatz» Deutscher Militarverlag, Berlin, 1964.


Радиограмма полицейским властям от 25 июня 1933 г. относительно Социал-демократической партии Германии


Секретно!


РАДИОГРАММА ИЗ БЕРЛИНА ОТ 24.6.1933.

Всем оберпрезидентам, регирунгспрезидентам, полицейпрезиденту Берлина и управлению государственной тайной полиции в Берлине.

Социал-демократическую партию Германии следует рассматривать, особенно ввиду ее деятельности в последние дни и недели, как враждебную государству и народу организацию. Поэтому я приказываю:

1. Всех членов Социал-демократической партии Германии, которые еще входят в представительные органы государства и общин, немедленно лишить их мандатов, так как продолжение их деятельности представляет собой угрозу общественной безопасности. Полицейским властям округов следует в связи с этим издать распоряжения, предписывающие упомянутым лицам воздержаться от дальнейшего использования своих мандатов, указав, что в противном случае они будут арестованы в соответствии с положениями §1 декрета о защите народа и государства от 28.2.33. В круг этих лиц входят:

а) все члены рейхстага, ландтага и государственного совета, являющиеся членами Социал-демократической партии Германии или избранные по спискам Социал-демократической партии Германии;

б) все члены представительных органов общин и союзов общин, являющиеся членами Социал-демократической партии Германии или избранные по спискам Социал-демократической партии Германии. К ним относятся также почетные председатели и члены правлений общин и союзов общий, депутаций, комиссий и комитетов, а также лица, занимающие отдельные почетные должности, которые являются членами Социал-демократической партии Германии или которые избраны представительными органами или другими уполномоченными избирать органами общин или союзов общин по спискам, выставленным Социал-демократической партией Германии;

в) члены провинциальных советов и окружных комитетов, а также члены совета объединения поселков рурского угольного района, являющиеся членами Социал-демократической партии Германии или избранные по спискам Социал-демократической партии Германии.

Полицейским властям округов следует далее издать распоряжения о немедленном прекращении выплат на возмещение расходов, суточных и других видов жалованья теми учреждениями, от которых лишенные мандатов лица получали до сих пор эти выплаты. Последнее не относится к рейхстагу, ландтагу и государственному совету, председатели которых уведомлены непосредственно.

2. Рабочих, состоящих в Социал-демократической партии Германии, рассматривать как антигосударственные элементы в смысле ст.11 закона о представительстве предприятий и о хозяйственных объединениях от 4.4.1933 («Рейхсгезетцблатт», 1, стр.161).

3. Об обращении с чиновниками, служащими и рабочими, которые существуют за счет общественных средств, жалованья, заработной платы или пенсии благодаря принадлежности к Социал-демократической партии Германии, последует особое указание.

4. Запретить собрания Социал-демократической партии Германии и ее вспомогательных и примыкающих к ней организаций, невзирая на то, идет ли речь о мероприятиях публичного или не публичного характера.

5. Запретить впредь до дальнейших указаний социал-демократические периодические издания, если это еще не сделано. Прочие социал-демократические печатные издания должны быть конфискованы полицией.

6. Имущество Социал-демократической партии Германии и ее вспомогательных и примыкающих к ней организаций согласно предписаниям декрета о защите народа и государства от 28.2.33 и изданных в его развитие постановлений подлежит конфискации полицией. В случае, если властями, осуществляющими уголовное преследование, уже изданы распоряжения о такой конфискации, издать распоряжение о дополнительной конфискации, сообщив об этом соответствующим органам юстиции с тем условием, что без согласия полицейских властей нельзя распоряжаться этим имуществом. Указания о конфискации полицией этого имущества в пользу казны будут в скором времени изданы.

Министр внутренних дел 11 1410 а[31] 


ЛАНДРАТ 

Гёрлиц, 26 июня 1933 г.

Секретно!

Срочно!


Всем местным управлениям полиции округа (кроме Пенцига)

Настоящая копия направляется для сведения и незамедлительного принятия соответствующих мер.

Предлагаю срочно сообщить мне имена тех членов СДПГ, которые согласно п.1, абз.«б» вышеозначенной радиограммы должны быть лишены своих мандатов. Мне необходимо знать имена, так как лишение мандатов должно быть произведено посредством распоряжения окружного управления полиции. Предлагаю далее обратить внимание на пп.4 и 5.

Что касается п.6, то я требую незамедлительной конфискации имущества Социал-демократической партии и ее вспомогательных организаций. Предлагаю немедленно докладывать мне о произведенной конфискации.

По уполномочию (подпись)

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.105—107


Указание прусского министра внутренних дел относительно коммунистических агитаторов


ПРУССКИЙ МИНИСТР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Берлин, 4 октября 1933 г.

11G 1937


После того как коммунистические организации в стране были разгромлены, оставшиеся коммунистические подстрекатели пытаются помешать строительству национал-социалистского государства. Они ведут свою подрывную деятельность особенно путем распространения рукописных и ввезенных из-за границы печатных листовок.

Приказываю всем служащим полиции всеми средствами воспрепятствовать этой деятельности.

Против тех, кто распространяет листовки и не останавливается после окрика служащего полиции, немедленно, не считаясь ни с чем, применять огнестрельное оружие.

Служащих полиции, действующих во исполнение этого приказа, я беру под свою защиту. Служащие, которые своими нерешительными действиями затрудняют эффективную борьбу с подобного рода антигосударственными происками, будут наказаны.

Прилагаются добавочные экземпляры для ландратов, которым настоящим предлагается устно проинструктировать городские управления полиции, в том числе и городов, не подчиненных округам, и служащих сельской жандармерии.

Геринг


Рассылается:

регирунгспрезидентам,

полицейпрезидентам,

управлению гестапо.

Для сведения:

оберпрезидентам. 

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.91


Циркуляр от 14 октября 1933 г. о привентивном заключении


Прусский министр

внутренних дел

11G 1600/14.10.33.


Берлин, 14 октября 1933 г.


ОБ ИСПОЛНЕНИИ ПРИКАЗА О ПРЕВЕНТИВНОМ ЗАКЛЮЧЕНИИ

В дополнение к моему циркулярному приказу от 16 июня 1933 г. 11G 1600/16.6.33 я постановляю следующее:

1. Лица, по отношению к которым по политическим мотивам согласно §1 декрета президента республики о защите народа и государства от 28 февраля 1933 г. («Рейхсгезетцблатт», 1, стр.83) применен полицейский арест, в принципе подлежат размещению в государственных концентрационных лагерях, если они по причине, связанной с их арестом, не должны в любое время находиться в распоряжении полиции для целей допроса или если ограничение их личной свободы не предусматривается лишь на сравнительно короткий срок. Если поэтому перевод в какой-либо государственный концентрационный лагерь невозможен или невозможен немедленно, то лиц, подлежащих превентивному заключению, необходимо содержать под арестом в государственных или муниципальных полицейских тюрьмах. Содержание под стражей каким-либо другим способом отныне недопустимо.

2. Государственными концентрационными лагерями являются лишь те лагеря, которые непосредственно утверждены мной в качестве таковых. В настоящее время в качестве концентрационных лагерей следует рассматривать:

а) лагерь Папенбург, округ Оснабрюк;

б) лагерь Зонненбург, округ Франкфурт-на-Одере;

в) лагерь Лихтенбург, округ Мерзебург;

г) лагерь Бранденбург, округ Потсдам.

Впредь до дальнейших распоряжений следует, далее, рассматривать как приравненные к указанным государственным концентрационным лагерям предназначенные для размещения политических заключенных отделения провинциального сельскохозяйственного имения Браунвейлер под Кёльном и провинциального дома принудительных работ Моринген под Ганновером.

Прочие учреждения для размещения политических заключенных не признаются мной в качестве государственных концентрационных лагерей; если таковые еще существуют, то в ближайшее время, во всяком случае до конца этого года, они будут ликвидированы. Поэтому запрещается доставлять новых заключенных в подобные учреждения.

3. Независимо от принятого постановления об урегулировании вопросов, связанных с компетентностью (§2 прусского предписания о порядке исполнения от 2 марта 1933 г. — собрание законов, стр.33), для назначения и отмены превентивного ареста по политическим мотивам в интересах упорядоченного ведения хозяйства пополнение заключенными государственных концентрационных лагерей и освобождение из них производятся только путем уведомления организованного для этого в моем министерстве отдела. Полицейские власти, правомочные применять превентивное заключение, обязаны поэтому докладывать мне посредством заполнения и пересылки формуляра, образец которого дан в приложении 1, о переводе заключенного из полицейской тюрьмы в государственный концентрационный лагерь. Подобным же образом путем заполнения и представления формуляра по образцу приложения 2 докладывать мне при прекращении превентивного заключения об освобождении из концентрационного лагеря.

4. Расходы на тех заключенных, которые размещены в государственных концентрационных лагерях Папенбург, Зонненбург, Лихтенбург и Бранденбург, несет государство, и необходимые суммы предоставляются непосредственно в мое распоряжение, так что полицейские власти, применившие превентивное заключение, после перевода заключенного в государственный концентрационный лагерь не несут больше никаких расходов.

Расходы на содержание в превентивном заключении тех политических заключенных, которые находятся не в государственных концентрационных лагерях, несут в принципе местные полицейские власти, которым предоставлено осуществление приказов окружных полицейских управлений о превентивном аресте, однако эти расходы согласно циркулярному приказу от 20 мая 1933 г. — 11G 1123 №227/33 — по ходатайству могут быть приняты на счет государственной казны. Принятие государственной казной на себя этих расходов было оправдано с точки зрения расходов полиции земель в тот период, когда еще не было государственных концентрационных лагерей. После того как последовала организация таких лагерей, содержание под превентивным арестом политических заключенных иным способом, чем препровождение их в государственные концентрационные лагеря, может рассматриваться не более как подготовительная мера местных полицейских властей, за которой должны последовать меры, принимаемые полицией земли для более длительного содержания под стражей. Тем самым отпадают предпосылки для принятия па себя государственной казной расходов по содержанию под арестом. Циркулярный приказ от 20 мая 1933 г. поэтому отменяется с 1 ноября 1933 г.

(подпись)


РЕГИРУНГСПРЕЗИДЕНТ

1 Pol. g. 6142


Потсдам, 30 октября 1933 г.

Весьма срочно! Немедленно!


Копию приказа господина прусского министра внутренних дел от 14 октября 1933 г. — 11G 1600/14.10.33 — я направляю (со ссылкой на мое циркулярное распоряжение от 29 июня 1933 г. — 1 Pol. g. 3180) для точного соблюдения.

Я самым настоятельным образом указываю на то, что относительно лиц, подвергнутых превентивному заключению после 1 ноября с.г., больше не может возникать вопрос о возложении расходов по их содержанию на счет средств правительства.

Согласно постановлению все произведенные до перевода в концентрационный лагерь расходы несут местные полицейские власти,

(подпись) 

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.110—112


Закон об обеспечении единства партии и государства от 1 декабря 1933 г.


[Документ ПС-1395]


Закон об обеспечении единства между партией и государством. Принят 1 декабря 1933 г.

Правительство рейха приняло закон, в котором содержится следующее:

§1. (1) После победы в Германии национал-социалистской революции НСДАП является главным идеологом всех немцев в Германии, и эта партия Неразрывно связана с государством.

(2) НСДАП является органом общественного права. Устав партии разрабатывает и определяет сам фюрер.

§2. За обеспечение тесного сотрудничества НСДАП, СА с общественными организациями ответственны заместитель фюрера и начальник штаба СА, члены правительства рейха.

§3. (1) На членов НСДАП и СА (включая все нижестоящие организации), являющихся руководящей и ведущей силой национал-социалистского государства, возложены большие обязанности по отношению к фюреру, немецкому народу и государству.

(2) В случае нарушения своих обязанностей все они подлежат особой юрисдикции партии и СА.

(3) Все эти распоряжения фюрера распространяются на членов всех других организаций.

§4. Нарушением обязанностей считается всякое действие или неисполнение, наносящее вред деятельности, авторитету и т.д. НСДАП, а также СА (включая все нижестоящие организации). Также неисполнением обязанностей считается каждый проступок против порядка и дисциплины.

§5. Кроме обычных наказаний может быть наложен арест и заключение.

§6. Все прочие общественные организации Германии обязаны оказывать юридическую и правовую помощь партии и СА в вопросах судебного порядка.

§7. Закон относительно наложения дисциплинарных взысканий на членов СА и СС, принятый 28 апреля 1933 г., утратил свою силу.

§8. Рейхсканцлер, он же фюрер НСДАП и верховный руководитель СА отдает все распоряжения относительно каких-либо поправок по этому закону и проведения этого закона в жизнь. Также рейхсканцлер отвечает за юрисдикцию партии и СА. Он определяет время вступления в силу всех предписаний относительно этой юрисдикции.

Берлин, 1 декабря 1933 г.

Рейхсканцлер Адольф Гитлер

Рейхсминистр внутренних дел Фрик

IMT, vol.27, р.212—213.


Распоряжение о взыскании издержек на содержание в превентивном заключении с   бывших заключенных от 7 марта 1935 г.


ПОЛИЦЕЙПРЕЗИДИУМ

ДРЕЗДЕНА


Почтовый адрес: Полицейпрезидиум

Дрездена-А

Экспедиция

Телефон 25221, коммутатор


Дрозден-А, 7 марта 1935 г.

Шисгассе, 7


Муниципалитету

Управлению полиции

Вурцен


Г-н министр внутренних дел поручил мне заняться вопросом об издержках по содержанию в превентивном заключении в бывшем лагере превентивного заключения Хонштейн. Администрация этого лагеря согласно письму управления уголовной полиции Саксонии от 6.10.1933 г., L.К.A.S. 1 А 36(33) направила счета об издержках по содержанию в превентивном заключении полицейским властям по месту жительства соответствующего лица, содержавшегося под превентивным арестом, с просьбой о взыскании суммы. Мне пока не известно, что предпринято полицейским управлением Вурцена для взыскания издержек. Чтобы достичь быстрого урегулирования вопроса о покрытии издержек, я прошу распорядиться о направлении документов о взыскании издержек по содержанию под превентивным арестом бывшего лагеря превентивного заключения Хонштейн полицейпрезидиуму Дрездена, отдел BV. Одновременно я прошу распорядиться, чтобы перед сдачей документов было произведено подробное расследование и выяснение имущественного и личного положения каждого бывшего заключенного, также и в том отношении, сможет ли он и в каком размере частично возместить расходы и увенчаются ли в данном случае успехом принудительные меры.

Чтобы избежать при этом недоразумений и достичь единообразия, ставлю Вас в известность о моих соображениях насчет взыскания издержек по содержанию в превентивном заключении.

Речь идет о расходах по содержанию в превентивном заключении в Хонштейне, составляющих в общей сложности довольно значительную сумму, около 700 тыс. рейхсмарок. Если даже заранее считаться с тем, что будет уплачена лишь часть этой суммы, не в интересах государства необдуманно отказываться от этого. Имущественное положение часто таково, что начало платежа небольшими долями не представляется несправедливой жестокостью, если даже опись имущества не может покрыть всей суммы. Речь не идет также и о том, чтобы расходы были оплачены полностью (при уплате больших сумм по частям это продлилось бы несколько лет), а скорее о том, чтобы бывший заключенный, таким образом, также активно проявил свою добрую волю подвести черту под своим прошлым тем, что он постарается оплатить расходы. Но именно эта добрая воля часто отсутствует. Слишком часто из полицейских сообщений выясняется, что должник либо категорически заявляет, либо это становится ясным из его поведения, что у него есть деньги для чего угодно, но только не для покрытия издержек по содержанию его в превентивном заключении. В подобных случаях освобождение от уплаты совершенно неуместно, учитывая то, что многие бывшие заключенные, живущие, может быть, в еще более тяжелых условиях, честно стараются возместить хотя бы мелкими долями расходы, связанные с их содержанием в превентивном заключении. В подобных случаях я более склонен вернуться к вопросу об освобождении от уплаты остатка долга через несколько месяцев, даже если он еще будет большим. И если имущественное положение в настоящее время не позволяет произвести полную или частичную выплату, то можно в ближайшее время, не занимаясь дальнейшим взысканием издержек, согласиться на отсрочку, в результате чего будут равным образом приняты во внимание интересы как должника, так и государства. Следует, конечно, отказаться от бесполезных попыток описи имущества. Однако если даже опись имущества часто вследствие больших размеров всей суммы в целом уже заранее не обещает успеха, то все же у меня есть хороший опыт в отношении того, как заставить должника постепенно выплачивать свой долг по частям, небольшими суммами.

Прошу, чтобы эти соображения о взыскании издержек, связанных с содержанием в превентивном заключении, были положены в основу при последующем определении имущественного положения.

Хайль Гитлер!

Полицейпрезидент Дрездена

По поручению (подпись) 

Нюрнбергский процесс в 3-х томах, М.1965, т.1, стр.120—121


Закон о гражданстве рейха от 15 сентября 1935 г.


Нюрнберг,

15 сентября 1935 г.


Рейхстаг единогласно принял следующий Закон, который настоящим доводится до сведения населения:

§1

1. Подданным является всякий, кто находится под сенью Германского рейха и несет за это особые обязательства.

2. Подданство приобретается согласно положениям Закона о подданстве рейха и государства.

§2

1. Гражданином рейха является лишь подданный немецкой или родственной ей крови, доказавший своим поведением, что он готов и достоин верно служить немецкому народу и рейху.

2. Право гражданства предоставляется путем выдачи свидетельства о гражданстве рейха.

3. Только гражданин рейха обладает всеми политическими правами в соответствии с законом.

§3

Рейхсминистр внутренних дел по согласованию с заместителем фюрера издает необходимые правовые и административные распоряжения по проведению в жизнь и дополнению данного Закона.

На рейхссъезде свободы.

Фюрер и рейхсканцлер Адольф Гитлер

Рейсхсминистр внутренних дел Фрик

(Перевод с нем.: Л. Бённеманн, редакция перевода: Л. Антипова)


Закон о защите немецкой крови и немецкой чести от 15 сентября 1935 г.


Нюрнберг,

15 сентября 1935 г.


Движимый пониманием того, что чистота немецкой крови является непременным условием дальнейшего существования немецкого народа, воодушевленный непоколебимой решимостью гарантировать существование немецкой нации на все времена, рейхстаг единогласно принял следующий Закон, который настоящим доводится до сведения населения.

§1

1. Брачные союзы между евреями и подданными немецкой или родственной ей крови запрещены. Браки, заключенные вопреки закону, недействительны, даже если они зарегистрированы за границей с целью обойти закон.

2. Предъявлять иск о признании недействительным уже заключенного брака может только прокурор.

§2

Внебрачные связи между евреями и подданными немецкой или родственной ей крови запрещены.

§3

Евреям не разрешается нанимать домашнюю прислугу женского пола немецкой или родственной ей крови из числа подданных моложе 45 лет.

§4

1. Евреям воспрещается поднимать флаги рейха и земель и пользоваться цветами государственного флага.

2. Им разрешается пользоваться цветами еврейской символики, и это их право находится под защитой государства.

§5

1. Нарушение запрета, обозначенного в §1, карается каторжным заключением.

2. Нарушение запрета, обозначенного в §2, карается каторжным или тюремным заключением.

3. Нарушение запрета, обозначенного в §§3 и 4, влечет за собой тюремное заключение сроком до одного года и денежный штраф или одно из этих наказаний.

§6

Рейхсминистр внутренних дел по согласованию с заместителем фюрера и рейхсминистром юстиции издает необходимые правовые и административные распоряжения по проведению в жизнь и дополнению данного Закона.

§7

Закон вступает в силу на следующий день после его обнародования, а §3 – лишь с 1 января 1936 г.

На рейхссъезде свободы.

Фюрер и рейхсканцлер Адольф Гитлер

Рейсхминистр внутренних дел Фрик

Рейхсминистр юстиции Гюртнер

Заместитель фюрера Р. Гесс

Рейхсминистр без портфеля

(Перевод с нем.: Л. Бённеманн, редакция перевода: Л. Антипова) 


П.09. Директива о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1937/38 гг. от 24 июня 1937 г.


[Документ С-175]


Совершенно секретно,

только для командования.

Отдел обороны страны, I а.

Имперский военный министр

и главнокомандующий

вооруженными силами.

№55/37.


Берлин, 24 июня 1937 г.

Содержание: «Директива на 1937/38 гг.».

Связь с предшествующей перепиской: Касается директивы управления вооруженных сил. 36/36 (отдел обороны страны, I а), от 26 июня 1936 г.

Записано офицером!


Все основные документы, издаваемые в связи с настоящей директивой, должны записываться офицером.


Прилагаемая директива «О единой подготовке вооруженных сил к войне» вступает в силу 1.7.1937 г. Одновременно теряет силу директива «О единой подготовке к возможной войне в рамках управления вооруженных сил, сухопутных войск, военно-морского флота и военно-воздушных сил» (Управление вооруженных сил, №36/36, отдел обороны страны) от 26.6.1936 г. Этот последний документ подлежит возврату в управление вооруженных сил (отдел обороны страны, I a) до 10.7.1937 г. с соответствующей сопроводительной запиской.

Решения, о которых идет речь в части 3-й прилагаемой директивы, прошу доложить мне до 1.9.1937 г.

фон Бломберг


Главнокомандующий

вооруженными силами.

№55/37.

Совершенно секретно.

Только для командования.

Отдел обороны страны (I a)


Берлин, 24 июня 1937 г.


Директива о единой подготовке вооруженных сил к войне (вступает в силу с 1 июля 1937 г. и будет действовать предположительно до 30 сентября 1938 г.)


Содержание

Часть 1. Общие установки.

Часть 2. Варианты возможных войн (порядок развертывания сил).

Часть 3. Особые меры подготовки.


Часть 1. Общие установки

1) Общая политическая обстановка дает право предполагать, что Германии не приходится ожидать нападения с какой-либо стороны. В пользу этого утверждения свидетельствуют в первую очередь такие обстоятельства, как отсутствие воли к ведению войны почти у всех народов, особенно народов западных держав, а также недостаточная военная готовность ряда государств, прежде всего России.

Также и Германия не намеревается развязывать войну в Европе. Несмотря на эти факты, неустойчивое политическое равновесие в мире не исключающее неожиданных инцидентов, требует постоянной готовности вооруженных сил Германии к войне. Это необходимо,

а) чтобы в любое время отразить нападение и

б) чтобы быть в состоянии использовать военным путем политически благоприятные условия, если таковые возникнут.

Подготовка вооруженных сил к возможной войне должна вестись в течение мобилизационного периода 1937/38 г. в соответствии с изложенными соображениями. При подготовке надлежит учитывать различные варианты развития событий, в связи с чем нижеперечисленные мероприятия разделяются на:

а) мероприятия общего характера (см. пункт 2),

б) разработку вариантов возможных войн, особенно наиболее вероятных; в разработку включаются соображения о порядке стратегического развертывания сил и об участии нижестоящих инстанций в предстоящих действиях (см. пункт 3),

в) особые меры подготовки в форме исследования отдельных вопросов и изложения соответствующих соображений, однако, как правило, только офицерами высших штабов (особые меры подготовки см. пункт 4).

2) Мероприятия общего характера:

а) обеспечить постоянную мобилизационную готовность вооруженных сил Германии, в том числе и до того времени, когда будет завершено вооружение и достигнута полная готовность к ведению войны,

б) продолжать разработку плана «Мобилизация без официального ее объявления», чтобы обеспечить внезапность начала войны по времени и ведение ее такими силами, о которых противник не предполагает,

в) разработать вопросы переброски крупных масс регулярных наземных войск из Восточной Пруссии в империю,

г) подготовить необходимые меры на тот случай, если государственная территория Германии внезапно подвергнется нападению враждебной иностранной державы.

В этом случае без особого приказа будет оказано вооруженное сопротивление.

Поэтому видам вооруженных сил следует уполномочить соответствующих командующих на границах и побережье самостоятельно принимать в подобном случае все меры, необходимые для отражения вражеского нападения, независимо от того, существуют или не существуют правовые основы для тех или иных действий (см. инструкцию по применению закона об обороне империи).

Однако ни в коем случае не разрешается без моего приказа пересекать по суше или перелетать границу германской империи, т.е. нарушать границы какого-либо иностранного государства.

Не считать нарушением суверенитета Германии (см. первое предложение пункта 2 г) такие действия, как случайный, непреднамеренный или происшедший в результате чрезмерного усердия какого-либо младшего командира переход через границу отдельных постов и патрулей, а также случившийся в результате навигационной ошибки залет самолета в немецкое воздушное пространство или заход судна в немецкие территориальные воды явно без враждебных намерений.

3) Варианты возможных войн, для которых необходимо заранее разработать порядок стратегического развертывания сил, следующие:

I) Война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Западе (развертывание по варианту «Рот»);

II) Война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Юго-Востоке (развертывание по варианту «Грюн»). Детали см. во 2 части настоящей директивы.

4) Особые меры подготовки должны касаться следующих случаев:

I) Вооруженная интервенция против Австрии (операция «Отто»);

II) Вооруженные конфликты с красной Испанией (операция «Рихард»);

III) В войне против нас участвуют Англия, Польша, Литва (расширение вариантов «Рот» и «Грюн»). Детали см. в 3 части настоящей директивы.

При разработке и вообще при продумывании этих особых случаев учитывать следующее:

Даже если в данный момент мы, по всей видимости, можем рассчитывать на одного или нескольких союзников в тех или иных операциях, то все же в принципе при разработке и продумывании подготовки к особым случаям войны надлежит исходить из того, что на первом этапе нам придется действовать в одиночку.

5) Настоящая директива касается только единой подготовки к войне и общих стратегических принципов, которые должны служить руководством для начала военных действий.

На основе этой директивы видам вооруженных сил надлежит дополнить свои планы развертывания или составить их вновь, установив при этом связь между собой, чтобы исключить возможные противоречия еще до издания соответствующих новых директив. При необходимости ссылаться и на мое решение.

Директива о ведении войны как таковой с указанием ее цели, зависящей от общеполитического, а следовательно, и от военного и экономического положения в момент начала войны, будет дана через меня фюрером и верховным главнокомандующим.


Часть 2. Варианты возможных войн (порядок стратегического развертывания сил)

В основу разработки планов действий для различных вариантов возможных войн (планов стратегического развертывания сил) положить следующие предпосылки, общие и частные задачи:


I. Война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Западе (развертывание по варианту «Рот»).

1) Предпосылки.

На Западе противником является Франция. Бельгия может встать на стopoнy Франции либо немедленно, либо позже, либо вообще воздержаться от этого шага. Возможно также, что Франция нарушит нейтралитет Бельгии. Определенно она нарушит нейтралитет Люксембурга.

На Востоке следует, по всей видимости, ожидать враждебной позиции России и Чехословакии. Что касается Польши и Литвы, то можно на первом этапе предполагать их нейтралитет.

От Австрии, Италии, Венгрии и Югославии ожидается по меньшей мере благожелательный нейтралитет. Позиция Англии будет колеблющийся (см. 3-ю часть настоящей директивы).

Начало войны будет предположительно носить характер внезапного нападения со стороны французских сухопутных войск и военно-воздушных сил, а также вспомогательной операции французского военно-морского флота. На Востоке можно предполагать на какое-то время сдержанную позицию Чехии, если только под политическим давлением России она не будет вынуждена начать активные действия (ранее намеченного ею самой срока) в форме налетов авиации, которая будет усилена Россией. Вероятны также операции русских военно-морских сил.

2) Общей задачей вооруженных сил Германии является провести всю подготовку так, чтобы их главная группировка могла действовать против Франции, а на Востоке до определенного момента осуществлялась только оборона самыми малыми силами.

3) В рамках этой общей задачи видам вооруженных сил предстоит решать следующие частные:

а. Сухопутные войска

Главные усилия сосредоточить на Западе.

Первой задачей сухопутных войск будет, приняв бой возможно ближе к границе, воспрепятствовать продвижению противника в направлении на р. Рейн и форсированию этого рубежа, а также выходу противника в область Шварцвальд, и возможно дольше удерживать район Вестергейн севернее р. Мозель.

В случае нейтралитета Бельгии особое значение придается владению районом Эйфель как фланговой позицией и плацдармом для операций против северного крыла французских войск.

Необходимо будет использовать любую возможность для нанесения эффективных частных ударов по французской сухопутной армии.

Восточную Пруссию придется оборонять. Однако при определенной политической обстановке следует считаться с потенциальной необходимостью переброски некоторой части или даже главных сил регулярной армии из Восточной Пруссии в империю морским путем.

б. Военно-морской флот

Главные усилия военно-морских сил сосредоточить в случае войны, в зависимости от обстановки, либо в Балтийском, либо в Северном морях.Стратегической задачей военно-морского флота является обеспечение наших морских коммуникаций на Балтийском море, на Северном море и в океанах. Особое внимание обратить на связь по морю с Восточной Пруссией. Оперативное выполнение этой задачи зависит от соотношения сил на море и должно быть осуществлено путем подавления вражеской морской мощи.

Наряду с защитой наших морских коммуникаций и обеспечением морских сообщений необходимо будет воспретить движение вражеских кораблей в Северном и Балтийском морях, а также препятствовать соответствующими средствами вражескому судоходству в Атлантическом океане, Средиземном море, по возможности и на других морях. Если военно-морскому флоту удастся воспрепятствовать переброске французских войсковых транспортов из Африки или вообще сорвать эту переброску, то ведение войны на суше будет существенно облегчено.

Во всей предварительной работе учитывать политическую необходимость тщательного соблюдения прав не участвующих в войне государств сохранения их нейтралитета.

в. Военно-воздушные силы

Главные усилия воздушной войны будут сосредоточены также на Западе.

В первую очередь военно-воздушные силы должны будут выполнять предположительно следующие задачи:

— вести борьбу с авиацией западных противников, включая ее наземные сооружения, а также наносить удары по главным центрам вражеской авиационной промышленности;

— принимать участие в наземных операциях; в дальнейшем, предположительно, также препятствовать развертыванию наземных сил противника; такая задача может быть поставлена, если действия авиаций окажутся единственной возможностью не допустить крупных успехов сухопутных армий противника на начальной стадии войны и если, судя по обстановке, в дальнейшем такой возможности уже не предвидится;

— оборонять энергетические центры Германии, особенно район Берлина, Рурскую область и среднегерманский промышленный район.

Производить налеты на объекты, имеющие преимущественно политическое значение (например, Париж), разрешается в каждом конкретном случае только по моему указанию.


II. Война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Юго-Востоке (развертывание по варианту «Грюн»)

1) Предпосылки.

В целях предотвращения возможного нападения на Германию превосходящих сил коалиции вражеских государств можно начать войну на Востоке внезапной операцией наших войск против Чехословакии. Предпосылки для проведения такой операции — политические и с точки зрения международного права — должны быть обеспечены заранее.

Следует ожидать, что Польша и Литва, скорее всего, будут придерживаться нейтралитета или по крайней мере выжидательной стратегии, а Австрия, Италия, Югославия займут даже в худшем случае позицию благожелательного нейтралитета. Венгрия, вероятно, рано или поздно присоединится к действиям Германии против Чехословакии. Франция и Россия предположительно откроют военные действия против Германии, при этом Россия будет на первом этапе действовать лишь военно-морскими и военно-воздушными силами. Что касается Англии и других не названных здесь, но способных вести войну с Германией стран, то политическое руководство Германии приложит все усилия, чтобы добиться их нейтралитета. Нейтралитет Англии должен рассматриваться как совершенно необходимая предпосылка в варианте «Грюн».

2) Задачей германских вооруженных сил является провести подготовку к войне с таким расчетом, чтобы главная их группировка могла быстро, внезапно, собрав в кулак всю свою мощь, осуществить вторжение в Чехословакию и чтобы при этом на Западе оставался только минимум сил в качестве тылового прикрытия этой наступательной операции.

Цель и задача этой операции германских вооруженных сил должны состоять в следующем: разгромив вооруженные силы противника и овладев Богемией (Чехией) и Моравией, заблаговременно и на весь период войны ликвидировать угрозу нападения Чехословакии с тыла, чтобы развязать себе руки для ведения войны на Западе и отнять у русской авиации важнейшую часть ее операционной базы, которая могла бы располагаться на территории Чехословакии.

3) В рамках этой общей задачи видам вооруженных сил предстоит решать следующие частные задачи:

а. Сухопутные войска

Главные силы действующей армии сосредоточить для удара по Чехословакии.

Организация этой операции будет зависеть от достигнутой немецкими сухопутными войсками к моменту войны численности и степени их готовности к действиям, далее — от состояния подготовительных мер, но также и от позиции Польши. При разработке операции следует учитывать и возможность того, что немецкие войска будут развертываться на австрийской территории. Политическое руководство имеет в виду создать для этого необходимые условия.

Сухопутные войска должны начать операцию в тот же момент, что и военно-воздушные силы. Поэтому право установить этот момент я оставляю за собой (см. «Военно-воздушные силы», п.«б»).

Конечная цель состоит в осуществлении запланированного и разработанного еще в мирное время нападения на Чехословакию. Этот удар должен быстро и внезапно сокрушить чехословацкие укрепления, застать врасплох и разгромить вооруженные силы противника еще в период мобилизации и, используя национальную раздробленность Чехословакии в кратчайшие сроки принудить ее к капитуляции. Военной предпосылкой успеха этой операции является полное оснащение и высокая боевая готовность танковых соединений.

Тыловое прикрытие на Западе должно быть сведено до минимума по численности и качеству войск. Сокращать это прикрытие следует по мере совершенствования укреплений. Предел этого сокращения должен учитывать лишь необходимость удержания рейнско-вестфальского промышленного района, а также коммуникаций, связывающих Северную и Южную Германию.

Восточную Пруссию следует оборонять. Но при определенной политической обстановке следует считаться с потенциальной необходимостью переброски некоторой части или даже главных сил регулярной армии Восточной Пруссии в империю морским путем.

б. Военно-воздушные силы

Главную группировку авиации бросить против Чехословакии, оставив на Западе только самый необходимый минимум самолетов.

Авиации предстоит решать в первую очередь следующие задачи:

— парализовать чешскую мобилизацию; особое внимание обратить на борьбу с чехословацкими военно-воздушными силами и их наземными органами, а также на мобилизационные центры и важнейшие узлы коммуникаций. При этом главная задача состоит в том, чтобы обеспечить эффективность налетов на чешскую государственную территорию и облегчить сухопутным войскам овладение ею. Однако при постановке задач необходимо в наших собственных интересах, учитывая последующий период времени, обеспечить сохранность всех промышленных и заводских сооружений для их дальнейшего использования, если только сохранение их не будет препятствовать ведению нами операций;

— прикрывать энергетические центры Германии, обратив главное внимание на район Берлина, средненемецкий промышленный район и Рурскую область;

— военно-воздушные силы должны начать операцию против Чехословакии в тот же момент, что и сухопутные войска. Поэтому право установить этот момент я оставляю за собой (см. «Сухопутные войска», п.«а»)

в. Военно-морские силы

Задача военно-морского флота остается та же, что и в варианте развертывания «Рот». Следует предусмотреть возможность перемещения главных усилий на Балтийское море.


Часть 3. Особые меры подготовки

Главным командованиям видов вооруженных сил, не привлекая к эти работе подчиненные штабы, продумать в общем плане следующие особые операции:


I. Особая операция «Отто»

Имеется в виду «вооруженная интервенция в Австрию на тот случай, если она восстановит монархию».

Целью интервенции будет: силой оружия вынудить Австрию отказаться от реставрации монархии.

Для этого придется, используя внутриполитическую раздробленность австрийского народа, бросить войска в общем направлении на Вену и сломить всякое сопротивление.

Авиацию использовать для непосредственной поддержки сухопутных войск. Все прочие действия авиации — только по моему разрешению. Будут ли участвовать в операции вооруженных сил также отряды партии, решит верховный главнокомандующий.

При разработке особой операции «Отто» учитывать следующее:

а. Акция будет носить одиночный характер, никакого развертывания сил на других направлениях не предусматривается.

б. Акция будет проведена в рамках развертывания варианта «Рот».

Не разрешается планировать особую операцию «Отто» и развертывать силы по варианту «Грюн» как единую акцию. Если выявятся политические предпосылки для обеих операций одновременно, то особая операции «Отто» будет отложена до завершения акции «Грюн».

Учитывать возможность того, что особая операция «Отто» может перерасти в акцию «Грюн», включить этот момент в разрабатываемые соображения.


II. Особая операция «Рихард»

Под этим наименованием разумеются вооруженные конфликты с красной Испанией.

Гражданская война в Испании таит в себе ту опасность, что в результате случайных или спровоцированных инцидентов между Германией и красной Испанией могут возникнуть конфликты, которые вызовут состояние войны между обоими государствами.

На этот случай продумать предварительные меры одному только военно-морскому флоту. Сухопутным войскам и военно-воздушным силам и в этом случае продолжать оказывать помощь белой Испании техникой и живой силой. Не исключена возможность переподчинения части сил авиации командованию военно-морского флота.


III. Особая операция «Расширение вариантов «Рот» и «Грюн»»

Исходная военно-политическая обстановка, положенная в основу планов развертывания «Рот» и «Грюн», может осложниться тем, что либо Англия, Польша и Литва в отдельности, либо все три названные страны совместно уже с началом войны примкнут к нашим противникам.

В этом случае наше военное положение ухудшилось бы в критической мере, могло бы даже стать безнадежным. Поэтому политическое руководство приложит все усилия, чтобы сохранить нейтралитет этих стран, в первую очередь Англии и Польши.

Тем не менее уже в настоящее время необходимо в качестве дополнений к планам «Рот» и «Грюн» продумать меры на тот случай, если упомянутое намерение политического руководства не осуществится.

В основу соображений положить следующие предпосылки:

а. Англия

Англия бросит против нас все имеющиеся в ее распоряжении экономические и военные средства. Прежде всего она будет поддерживать Францию военно-морскими и военно-воздушными силами, а затем попытается, имея в виду французские интересы, использовать в качестве базы территорию Бельгии, возможно, и Голландии.

б. Польша

Судя по политической ситуации на данный момент, совершенно невероятно, что Польша примет участие в войне против нас, например на стороне России. Но если это все же случится, то Польша развернет на суше свои силы против Германии по уже известной нам в главных чертах схеме, чтобы в первую очередь захватить Восточную Пруссию, а также совместно с Чехословакией — Силезию.

Авиация Польши будет частью сил наносить удары по Восточной Пруссии, но наряду с этим также производить налеты на империю совместно с чешско-русскими военно-воздушными силами. На море польские силы будут взаимодействовать с русским флотом, нанося удары коммуникациям, соединяющим Восточную Пруссию с империей.

IMT, vol.34, р.733—745.


Совершенно секретно, только для командования


Главнокомандующий

вооруженными силами.

Управление вооруженных сил.

№ 94/37.

Отдел обороны страны, Iа. 


Берлин, 7 декабря 1937 г.

Отпечатано 5 экз.

Экз. №2.

Совершенно секретно.

Только для командования.

Передавать только через

офицера.

Записано офицером.


1-е дополнение к директиве о единой подготовке вооруженных сил к войне от 24 июня 1937 г.

(главнокомандующий вооруженными силами. №55/37. Совершенно секретно. Только для командования. Отдел обороны страны, Iа).

Директива от 24 июня 1937 г. вместе с прилагаемым 1-м дополнением к ней остается в силе до 30 сентября 1938 г. и должна быть, таким образом, положена в основу указаний о развертывании военно-воздушных сил; переработку этих указаний закончить к 1 апреля 1935 г. 

1) Процесс изменения внешнеполитической обстановки все более отодвигает на задний план вариант «Рот», повышая вероятность применения варианта «Грюн».

2) Если в течение 1938 г. общая политическая обстановка не изменится коренным образом в пользу наших противников, то можно до конца 1937/1938 мобилизационного года, т.е. до осени 1938 г., ожидать моего решения об окончательном отказе от варианта «Рот» (война на два фронта при сосредоточении главных усилий на Западе).

Однако до этого момента предлагаю разрабатывать вариант «Рот» — также и военно-воздушным силам — по прежним указаниям, в соответствии с директивой главнокомандующего вооруженными силами от 24 июня 1937 г.

3) Согласно указаниям фюрера и канцлера империи политические предпосылки для начала действий по плану «Грюн» изменились, а цели соответствующей войны расширились.

В связи с этим считать утратившим силу раздел II части II директивы главнокомандующего вооруженными силами №55/37 (совершенно секретно, только для командования, отдел обороны страны Iа) от 24.6.1937 г. Этот раздел заменить прилагаемой новой редакцией (см. приложение 1). Особые операции (раздел III) продумывать далее с учетом моих решений (см. пункт 5).

Главное внимание во всех предварительных разработках, касающихся мобилизации и развертывания сил, уже в настоящий момент сосредоточить на варианте «Грюн».

4) Однако я запрещаю принимать какие-либо меры, способные породить в штабах и частях предположение, что уже в 1938 г. следует ожидать войны.

Не разрешаются также никакие действия, способные замедлить или прервать планомерное формирование и мобилизацию вооруженных сил.

5) В своих донесениях, затребованных моей директивой от 24.6.1937 г., главнокомандующие подняли ряд частных вопросов. Мои решения по этим вопросам содержатся в приложении №2.

фон Бломберг

IMT, vol.34, p.745, 746.


Берлин, 21 декабря 1937 г.

Отпечатано в 4 экз.

Экз. №2.


Только для офицеров высших штабов.

Передавать только через офицера.

Управление вооруженных сил. №94/37.

Совершенно секретно.

Только для командования.

2-е дополнение. Отдел обороны страны, Iа.


По вопросу: №94/37. Совершенно секретно.

Только для командования.

Отдел обороны страны, Iа, от 7.12.1937 г.


При сем я пересылаю приложения 1-е и 2-е к «Первому дополнению к директиве о единой подготовке вооруженных сил к войне». Они подписаны в подлиннике генерал-фельдмаршалом.

По поручению: Кейтель


Война на два фронта с основными усилиями на Юго-Востоке

(План стратегического сосредоточения и развертывания «Грюн»)

1) Предпосылки:

Как только Германия достигнет полной готовности к войне во всех отношениях, создадутся военные предпосылки для победоносного проведения наступательной войны против Чехословакии и тем самым решений проблемы немецкого жизненного пространства даже в том случае, если какая-нибудь великая держава выступит против нас.

В интересах достижения этого в числе многих факторов надо прежде всего учитывать обороноспособность наших западных укреплений, которая позволит длительное время удерживать слабыми силами западную границу германской империй против намного превосходящего противника.

Но и в этом случае государственное руководство сделает все возможное в политическом отношении, чтобы избавить Германию от риска войны на два фронта и избежать такого положения, при котором Германия в нарушение здравого смысла была бы поставлена в невыносимые военные и экономические условия.

Если благоприятная для нас обстановка не возникнет, или если она будет развиваться в нашу пользу медленно, тогда осуществление нами плана «Грюн» должно быть отложено еще на несколько лет. Но если вследствие опасений Англии перед всеобщей европейской войной, ее незаинтересованности в делах Центральной Европы, или в результате конфликта, который может вспыхнуть между Италией и Францией на Средиземном море, возникнет ситуация, при которой против Германии никто, кроме России, не выступит на стороне Чехословакии, то план «Грюн будет приведен в действие еще до того, как Германия достигнет полной готовности к войне.

2) Цель войны по варианту «Грюн» будет всегда состоять в быстром занятии Богемии и Моравии с одновременным решением австрийского вопроса в смысле включения Австрии в германскую империю. Чтобы добиться последней цели, военные средства необходимо будет пустить в ход лишь в том случае, если использование других средств не приведет к успеху.

Имея перед собой эту цель войны, немецкие вооруженные силы должны; произвести необходимую подготовку, чтобы:

а) главные силы войск могли быстро, внезапно, используя всю свою мощь, вторгнуться в Чехословакию;

б) резервы, в первую очередь боевые отряды войск СС, были в готовности, в случае необходимости вступить в Австрию;

в) на Западе осуществлять минимальным количеством сил тыловое прикрытие операций на Востоке.

Главнокомандующий вооруженными силами согласует начало операций между командованиями сухопутных войск и военно-воздушных сил.

Если появится обоснованная возможность разгромить вражескую авиацию на ее аэродромах мирного времени, то военно-воздушные силы следует бросить в бой независимо от начала наступления сухопутных войск. Если такой возможности не будет, то начало выступления обоих видов вооруженных сил необходимо назначить примерно на одно и то же время.

3) В рамках этой задачи на виды вооруженных сил возлагается следующее:

а. Сухопутные войска

Главные силы сухопутных войск бросить в наступление против Чехословакии.

Проведение этой операции будет зависеть от наличной численности и боеготовности немецких сухопутных войск, от эффективности подготовительных мероприятий, от характера чехословацких укреплений и возможностей их быстрого преодоления, а также от позиции Польши.

Цель заключается в том, чтобы осуществить планомерно подготовленное еще в мирное время стратегическое нападение на Чехословакию. Этот удар должен быстро и внезапно сокрушить чехословацкие укрепления, застать врасплох и разгромить вооруженные силы противника еще в период мобилизации и, используя национальную раздробленность Чехословакии, в кратчайшие сроки принудить ее к капитуляции.

На тот случай, если позднее возникнет необходимость использовать военные силы против Австрии, следует привести в боевую готовность наряду с частями войск СС резервы сухопутных войск. Вероятности организованного и длительного сопротивления австрийских вооруженных сил не существует.

Тыловое прикрытие на Западе надо свести до минимума по численности и качеству войск. Оно должно зависеть от состояния укреплений. Его минимальный предел должен удовлетворять требованиям обеспечения рейнско-вестфальского промышленного района и коммуникаций между Северной и Южной Германией, а также удержания оперативной базы военно-воздушных сил.

Восточную Пруссию следует оборонять. Но при определенной политической обстановке надо учитывать потенциальную необходимость переброски некоторой части или даже главных сил регулярной армии из Восточной Пруссии в империю морским путем.

б. Военно-воздушные силы

Главную группировку авиации бросить против Чехословакии, оставив на Западе только самый необходимый минимум самолетов.

Первоочередными задачами военно-воздушных сил, к выполнению которых необходимо подготовиться в ходе мобилизации, являются:

Разгромить вражескую авиацию и уничтожить ее аэродромное базирование, включая склады горючего и боеприпасов, а также парализовать проведение мобилизации, государственное и военное руководство посредством налетов на мобилизационные и правительственные центры и важные узлы коммуникаций. При этом важно подвергнуть сокрушительному разгрому чешское государство и облегчить сухопутным войскам захват чешской территории. Однако при постановке задач необходимо в наших собственных интересах, учитывая последующий период времени, обеспечить сохранность всех промышленных и заводских сооружений для их дальнейшего использования, если только сохранение их не будет препятствовать ведению нами операций.

Прикрывать энергетические центры Германии, обратив главное внимание на район Берлина, средненемецкий промышленный район и Рурскую область.

Может появиться острая необходимость в том, чтобы использовать части военно-воздушных сил против Австрии для демонстративных действий и сбрасывания пропагандистских листовок или для преодоления во взаимодействии с сухопутными силами сопротивления австрийских вооруженных сил.

в. Военно-морской флот

Задача военно-морского флота остается та же, что и при варианте развертывания «Рот».

4) Авиационные части, выделяемые в случае мобилизации военно-воздушными силами для сухопутных войск, главнокомандующий военно-воздушными силами может использовать для первого боевого налета, если по времени он должен будет последовать значительно раньше выступления сухопутных войск. Право окончательного решения этого вопроса я оставляю за собой.

Главнокомандующий военно-воздушными силами может также по усмотрению использовать зенитные части до предусмотренного мобилизационным планом момента передачи их в подчинение командования сухопутных войск.

ADAP, Serie D, vol.VII, S.547—551.


Протокол совещания, состоявшегося в рейхсканцелярии 5 ноября 1937 г.


[Документ ПС-386]


Присутствуют: фюрер и рейхсканцлер, военный министр генерал-фельдмаршал фон Бломберг, главнокомандующий сухопутными войсками барон фон Фрич, главнокомандующий военно-морским флотом адмирал доктор honoris causa Редер, главнокомандующий военно-воздушными силами генерал-полковник Геринг, министр иностранных дел барон фон Нейрат, полковник Госбах.

Вначале фюрер указал на то, что предмет сегодняшней беседы имеет такое значение, что в других государствах он, пожалуй, обсуждался бы форумом правительственного кабинета; он, фюрер, именно учитывая значение предмета, отказался от его обсуждения в широком кругу правительственного кабинета. Его последующее выступление является результатом глубоких размышлений и опыта, накопленного им за четыре с половиной года пребывания у власти; он хочет разъяснить присутствующим господам свои принципиальные соображения относительно возможностей и неизбежных моментов развития нашего внешнеполитического положения, причем, в интересах проведения германской политики в будущем, он просит рассматривать свое выступление как завещание на случай, если его постигнет смерть.

Затем фюрер сказал следующее.

Целью германской политики является обеспечение безопасности и сохранения народа и обеспечение его численного роста. Таким образом, речь идет о проблеме пространства.

Свыше 85 миллионов человек насчитывает германский народ, который по количеству людей и по компактности территории, занятой им в Европе, представляет собой такое монолитное расовое ядро, какого нет ни в одной другой стране; он имеет большее право, нежели другие народы, на более обширное жизненное пространство. Если в расширении пространства не удалось добиться политического результата, подобающего германской расе, то это является следствием многовекового исторического развития. Дальнейшее пребывание в таком политическом состоянии представляет собой величайшую опасность для сохранения германской нации на ее сегодняшнем уровне. Остановить сокращение немецкого населения в Австрии и Чехословакии так же невозможно, как и сохранить его на нынешнем уровне в самой Германии. Вместо роста начнется стерилизация, в результате которой через несколько лет неизбежно возникнут трудности социального характера. Политические и философские идеи имеют силу лишь до тех пор, пока они составляют основу для осуществления реальных жизненных потребностей народа, будущее германского народа зависит поэтому исключительно от решении проблемы пространства. Такое решение можно, естественно, искать лишь в течение ближайшего времени, охватывающего продолжительность жизни примерно трех поколений.

Но прежде чем коснуться решения проблемы пространства, следует детально рассмотреть, можно ли достичь перспективного улучшения положения Германии путем автаркии или путем увеличения доли участия в мировом хозяйстве.


Автаркия.

Ее осуществление возможно только при одном условии — строгом руководстве государством со стороны национал-социалистской партии. При ее осуществлении можно достичь следующих результатов.

А. По части сырья лишь условной, но не тотальной автаркии.

1. Если уголь будет использоваться для получения сырьевых продуктов, то автаркии можно достичь.

2. Но с рудами положение уже намного сложнее. Потребность в железе можно покрыть собственной добычей. Это же можно сказать и о легких металлах. Потребность же в других металлах — меди, олове — за свой счет покрыть невозможно.

3. Волокно — потребность можно покрыть из собственного производства, если хватит запасов леса. Но длительное время это невозможно.

4. По пищевым жирам — возможно.

Б. Что касается автаркии по части продовольствия, то на этот вопрос следует ответить категорическим «нет».

Одновременно с общим повышением жизненного уровня возросли по сравнению с периодом, отстоящим от нас на 30—40 лет, потребности, а также увеличилось собственное потребление производителей — крестьян. Дополнительная продукция, полученная путем увеличения сельскохозяйственного производства, пошла на покрытие возросших потребностей, поэтому она не означала абсолютного увеличения производства. Дальнейшее увеличение производства посредством интенсификации обработки земли, которая в связи с использованием искусственного удобрения обнаруживает уже признаки усталости, вряд ли возможно. Поэтому совершенно очевидно, что даже при самом максимальном увеличении производства нельзя будет обойтись без мирового рынка. Валютные расходы для обеспечения продовольственного снабжения путем импорта возрастают в неурожайные годы до катастрофических размеров. Вероятность катастрофы увеличивается по мере роста численности населения, причем превышение рождаемости над смертностью, составляющее 560 тыс. человек ежегодно означает увеличение потребления хлеба, так как ребенок потребляет больше хлеба, чем взрослый[32]. Решить же продовольственную проблему на длительное время путем понижения жизненного уровня и введения карточной системы невозможно в нашей стране, учитывая, что в соседних странах имеется примерно такой же уровень жизни. После того как в результате решения проблемы безработицы в полную силу начнет действовать покупательная способность, пожалуй, возможно еще некоторое увеличение собственного сельскохозяйственного производства, однако действительно изменить продовольственную базу не удастся. Таким образом, автаркия оказывается несостоятельной как по отношению к продовольственному снабжению, так и в целом.


Участие в мировом хозяйстве.

Этому участию поставлены границы, которые мы не в состоянии устранить. Надежное укрепление положения Германии невозможно из-за конъюнктурных колебаний. Его нельзя добиться с помощью торговых договоров. При этом нужно принять во внимание одно принципиальное обстоятельство, а именно: что со времени мировой войны произошла индустриализация как раз тех стран, которые ранее были экспортерами продовольствия. Мы живем в эпоху экономических империй, когда тяга к колонизации возвращает нас к первобытному состоянию. В некоторых случаях, как, например, в Японии и Италии, стремление к экспансии имеет экономические мотивы, точно так же, как и для Германии побудительным фактором будет являться экономическая нужда. Для стран, находящихся за пределами больших экономических областей, возможности экономической экспансии особенно ограниченны.

Подъем мировой экономики, обусловленный конъюнктурой военной промышленности, ни в коей мере не может являться основой для урегулирования экономических вопросов на длительное время. Этому также противодействует в первую очередь дезорганизация экономики, исходящая от большевизма[33]. Те государства, которые основывают свое существование на внешней торговле, совершенно очевидно, являются очень уязвимыми с военной точки зрения. Так как наши внешние торговые пути проходят по морским коммуникациям, контролируемым Англией, то речь скорее идет о безопасности перевозок, чем о валюте. А отсюда становится очевидной наша уязвимость в продовольственном снабжении в случае войны. Единственным выходом, быть может кажущимся нам мечтой, является приобретение обширного жизненного пространства — стремление, которое во все времена было причиной создания государств и перемещения народов. Понятно, что это стремление не встречает интереса в Женеве и со стороны насытившихся государств. Если обеспечение продовольственного снабжения стоит у нас на первом плане, то необходимое для этого пространство можно искать только в Европе, а не в эксплуатации колоний, если не исходить из либеральных капиталистических воззрений. Речь идет не о приобретении людей, а о приобретении пространства, пригодного для сельского хозяйства. Целесообразнее также искать сырьевые районы непосредственно по соседству с Германией, в Европе, а не за океаном, причем решение должно дать результат для одного-двух последующих поколений. А что предстоит сделать позже, после этого срока, — это надо предоставить решить самим последующим поколениям. Развитие обширных областей мира происходит очень медленно. Немецкий народ со своим мощным расовым ядром находит для этого благоприятнейшие предпосылки в центре Европейского континента. А что всякое расширение пространства может происходить только путем преодоления сопротивления и причем с риском, это доказано историей всех времен, в том числе Римской империей, Британской империей. Неизбежны также и неудачи. Ни раньше, ни сейчас не было и нет территории без хозяина; наступающий всегда наталкивается на владельца.

Для Германии вопрос стоит так: где можно добиться максимального выигрыша путем минимальных усилий?

Германская политика должна иметь в виду двух заклятых врагов — Англию и Францию, для которых мощный германский колосс в самом центре Европы является бельмом на глазу, причем оба государства заняли отрицательную позицию в вопросе дальнейшего усиления Германии как в Европе, так и в других частях света и могут опереться в этой своей отрицательной позиции на поддержку всех политических партий. В создании германских военных баз в других частях света обе эти страны видят угрозу их морским коммуникациям, обеспечение германской торговли и, как следствие этого, укрепление германских позиций в Европе. Англия не может ничего уступить нам из своих колониальных владений вследствие сопротивления доминионов. После того как переход Абиссинии во владение Италии нанес ущерб престижу Англии, невозможно рассчитывать на возвращение Восточной Африки. Положительная позиция Англии в лучшем случае может выразиться в том, что она даст нам понять, чтобы мы удовлетворили наши колониальные интересы путем захвата таких колоний, которые в настоящее время не находятся во владении Англии, — таких, например, как Ангола. В том же смысле может выразиться и положительная позиция Франции. Серьезный разговор и возвращении нам колоний может состояться лишь в такой момент, когда Англия будет находиться в бедственном положении, а германская империя будет сильной и вооруженной. Фюрер не разделяет мнения, что [Британская] империя несокрушима. Сопротивление Британской империи оказывают скорее не завоеванные страны, а конкуренты. Невозможно сравнить в смысле прочности Британскую империю с Римской. Последней не противостоял со времени Пунических войн сколько-нибудь серьезный политический противник. Лишь в результате ослабляющего воздействия христианства и явлений старения, появляющихся в каждом государстве, Древней Рим не смог устоять перед натиском германцев.

А рядом с Британской империей уже сегодня существует несколько государств, превосходящих ее по мощи. Английская метрополия в состоянии защищать свои колониальные владения только в союзе с другими государствами, но никак не своими силами. Как может, например, Англия защитить одна, скажем, Канаду, если на нее нападет Америка, или же свои владения в Восточной Азии, если на них посягнет Япония! Выпячивание английской короны как носителя сплоченности империи уже является признанием того, что империю невозможно сохранить в течение длительного времени. На это указывают следующие значительные факты.

а. Стремление Ирландии к самостоятельности.

б. Конституционная борьба в Индии, где Англия в результате проведения полумер дала индусам возможность использовать с течением времени невыполнение ею своих обещаний конституционных прав как средство борьбы против ее владычества.

в. Ослабление английских позиций в Восточной Азии в результате действий Японии.

г. Противоречия в районе Средиземного моря с Италией, которая — призванная своей историей, подталкиваемая необходимостью и руководимая гением — укрепляет свои позиции и в связи с этим все больше и больше вынуждена выступать против английских интересов. Исход абиссинской войны — это удар по престижу Англии; этот удар Италия стремится усилить с помощью подстрекательства магометанских стран. В итоге следует констатировать, что, несмотря на всю идейную прочность, политически невозможно в течение значительного времени сохранить империю силами 45 миллионов англичан. Соотношение численности населения империи и метрополии — 9:1 является для нас предостережением, указывающим чтобы мы при расширении пространства не сужали нашу базу — численность нашего народа.

Положение Франции более благоприятно, чем положение Англии, Французская империя территориально расположена лучше, жители колониальных владений используются для несения военной службы. Но Франция переживает внутриполитические трудности. В жизни народов парламентская форма правления занимает примерно 10 процентов, а авторитарная — около 90 процентов. Во всяком случае в наших политических расчетах следует учитывать следующие факторы силы: Англия, Франции, Россия и соседние более мелкие государства.

Для решения германского вопроса может быть только один путь — путь насилия, а он всегда связан с риском. Борьба Фридриха Великого за Силезию и войны Бисмарка против Австрии и Франции были связаны с величайшим риском, а быстрота, с какой действовала Пруссия в 1870 г., не позволила Австрии вступить в войну. Если при дальнейшем рассуждении исходить из решения применять силу, связанную с риском, то тогда остается еще дать ответ на вопросы: «когда?» и «как?». При этом необходимо решить три варианта.

Первый вариант:

Время осуществления — с 1943 по 1945 г.

После этого периода можно ожидать лишь изменения обстановки не в нашу пользу.

Вооружение армии, военно-морского флота и военно-воздушных сил, а также формирование офицерского корпуса в общих чертах закончено. Материально-техническое оснащение и вооружение являются современными, и если продолжать ждать, то имеется опасность, что они устареют. В первую очередь невозможно все время сохранять в секрете «специальные виды оружия». Пополнение резервов ограничивается лишь очередными призывами рекрутов. Дополнительных возможностей пополнения путем призыва старших возрастов, не прошедших боевой подготовки, больше не будет.

Если учесть вооружение, которое к тому времени произведут другие страны, мы станем относительно слабее. Если мы не выступим до 1943—1945 гг., то вследствие отсутствия запасов каждый год может наступить продовольственный кризис, для преодоления которого нет достаточных валютных средств. В этом следует усматривать «слабую сторону режима». К тому же мир ожидает нашего удара и из года в год предпринимает все более решительные контрмеры. Поскольку мир отгородился, мы вынуждены наступать. Какова будет в действительности обстановка в 1943—1945 гг., сегодня никто не знает. Определенно лишь одно, а именно: что мы не можем дольше ждать.

Таким образом, с одной стороны, имеются мощные вооруженные силы которые необходимо поддержать на должном уровне, и происходит процесс старения движения[34] и его вождей. С другой стороны, у нас в перспективе снижение жизненного уровня и ограничение рождаемости. Все это не оставляет иного выбора, кроме как действовать. Если фюрер будет еще жив, то не позже 1943—1945 гг. он намерен обязательно решить проблему пространства для Германии. Необходимость действовать раньше 1943—1945 гг. может появиться при втором и третьем вариантах.

Второй вариант.

Если социальные противоречия во Франции приведут к такому внутриполитическому кризису, который охватит и французскую армию и ее нельзя будет использовать для войны против Германии, то это будет означать, что наступил момент для выступления против Чехии.

Третий вариант.

Если Франция окажется настолько скованной в результате войны с каким-либо другим государством, что она не сможет «выступить» против Германии[35].

В целях улучшения нашего военно-политического положения в любом случае военных осложнений нашей первой задачей должен быть разгром Чехии и одновременно Австрии, чтобы снять угрозу с фланга при возможном наступлении на запад. В случае конфликта с Францией, пожалуй, нельзя будет ожидать, что Чехия объявит нам войну в один и тот же день, что и Франция. По мере нашего ослабления, однако, в Чехии будет возрастать желание принять участие в войне, причем ее вмешательство может выражаться в наступлении на Силезию, на север или на запад.

Если же Чехия будет разгромлена и будет установлена граница Германии с Венгрией, то в случае нашего конфликта с Францией можно будет скорее ожидать, что Польша займет нейтральную позицию. Наши соглашения с Польшей сохраняют силу до тех пор, пока мощь Германии несокрушима. Если Германию постигнут неудачи, то надо ожидать, что Польша выступит против Восточной Пруссии, а, возможно, также против Померании и Силезии.

Если представить себе такое развитие ситуации, которое приведет к планомерным действиям с нашей стороны в 1943—1945 гг., то позицию Франции, Англии, Италии, Польши, России можно оценить предположительно следующим образом.

Вообще фюрер полагает весьма вероятным, что Англия, а также предположительно и Франция втихомолку уже списали со счетов Чехию и согласились с тем, что когда-нибудь этот вопрос будет решен Германией. Трудности, переживаемые империей, а также перспектива вновь быть втянутой в длительную европейскую войну являются решающими для неучастия Англии в войне против Германии. Английская позиция наверняка не останется без влияния на позицию Франции. Выступление Франции без поддержки Англии с перспективой, что наступление захлебнется перед нашими западными укреплениями, является маловероятным. Без участия Англии нельзя ожидать также, чтобы Франция прошла через Бельгию и Голландию, отчего и мы должны отказаться в случае конфликта с Францией, так как это неизбежно будет иметь следствием враждебное отношение Англии. Естественно, во всяком случае при осуществлении нами нападения на Чехию и Австрию, обеспечить прикрытие на Западе. При этом следует учесть, что оборонные мероприятия Чехии из года в год будут усиливаться и что с течением времени будет происходить внутренняя консолидация австрийской армии. Хотя плотность населения, в частности в Чехии, и незначительна, все же присоединение Чехии и Австрии позволит получить продовольствие достаточное для 5—6 млн. человек при условии, что из Чехии будут в принудительном порядке выселены два, а из Австрии — один миллион человек. Присоединение обоих государств к Германии означает, с военно-политической точки зрения, значительное облегчение положения вследствие сокращения протяженности и улучшения начертания границ, высвобождения вооруженных сил для других целей и возможности формирования новых соединений в количестве примерно 12 дивизий, причем на каждый миллион жителей приходится одна новая дивизия.

Со стороны Италии нельзя ожидать никаких возражений против устранения Чехии, однако какую позицию она займет в австрийском вопросе оценить сегодня невозможно; эта позиция будет во многом зависеть от того, будет ли к тому моменту еще жив дуче.

Степень внезапности и быстрота наших действий являются решающими для позиции Польши. Польша, имея с тыла Россию, вряд ли будет склонна вступить в войну против Германии, если последняя будет одерживать победы.

Военное вмешательство России необходимо предотвратить быстротой действий наших войск. Оно вообще является более чем сомнительным ввиду позиции Японии.

Если события будут развиваться по второму варианту — парализации Франции в результате гражданской войны, то вследствие выхода из строя опаснейшего противника необходимо использовать обстановку для нанесения удара против Чехии в любое время.

Фюрер считает, что определенным образом приблизилась возможность третьего варианта, который может наступить как результат существующих в настоящее время противоречий в районе Средиземного моря и который он намерен использовать, если появится возможность, в любое время, даже и в 1938 г.

Учитывая ход событий, фюрер считает, что не предвидится скорое окончание военных действий в Испании. Если учесть время, которое затрачивал Франко для проведения своих наступательных операций до сих пор, то возможно, что война продлится еще примерно три года. С другой стороны, с точки зрения Германии стопроцентная победа Франко является нежелательной. Напротив, мы заинтересованы в продолжении войны и в сохранении напряженности в районе Средиземного моря. Франко, безраздельно владея Пиренейским полуостровом, исключит возможность дальнейшего итальянского вмешательства и пребывания итальянцев на Балеарских островах. Поскольку наши интересы направлены на продолжение войны, задача нашей политики в ближайшее время состоять в том, чтобы обеспечить тыл Италии для дальнейшего пребывания в Балеарских островах. Но ни Франция, ни Англия не могут согласиться с тем, что итальянцы закрепятся на Балеарских островах. Это может привести к войне Франции и Англии против Италии, причем Испания — если она будет целиком находиться в руках белых (Франко) — может выступить на стороне противников Италии. В такой войне поражение Италии является мало вероятным. Для пополнения ее сырьевых ресурсов открыт путь через Германию. Ведение войны со стороны Италии фюрер представляет себе таким образом, что она будет обороняться на своей западной границе против Франции и вести борьбу из Ливии против североафриканских французских колониальных владений.

Поскольку высадка франко-английских войск на побережье Италии, очевидно, отпадает, а наступление французов через Альпы в Верхнюю Италию является затруднительным и может захлебнуться перед сильными итальянскими укреплениями, основные действия будут происходить в Северной Африке. В результате угрозы, которая возникнет для французских транспортных коммуникаций со стороны итальянского флота, в значительной степени окажется парализованной транспортировка войск из Северной Африки во Францию, так что на границах против Италии и Германии она будет располагать только войсками, находящимися в собственно Франции.

Если Германия воспользуется этой войной для решения чешского и Австрийского вопросов, то с большой вероятностью можно предположить, что Англия, находясь в состоянии войны против Италии, также не решится выступить против Германии. А без поддержки Англии нельзя ожидать, чтобы Франция начала войну против Германии.

Момент для нашего нападения на Чехию и Австрию должен быть поставлен в зависимость от хода итало-англо-французской войны и не должен, скажем, совпадать с началом военных действий этих трех государств. Фюрер не думает также заключать военных соглашений с Италией, а намерен, используя эту благоприятную возможность, которая может представиться лишь один раз, самостоятельно начать и провести кампанию против Чехии, причем нападение на Чехию должно быть осуществлено «молниеносно».

Фельдмаршал фон Бломберг и генерал-полковник фон Фрич при оценке обстановки неоднократно указывали на необходимость, чтобы Англия и Франция не выступили как наши враги, и констатировали, что в результате войны против Италии французская армия окажется не в такой мере связанной, чтобы она не смогла выступать превосходящими силами на нашей западной границе. Французские силы, которые предположительно могут быть использованы на альпийской границе против Италии, генерал-полковник фон Фрич оценивает примерно в 20 дивизий. Так что французы все еще будут иметь превосходящие силы на нашей западной границе которые, по немецким предположениям, будут в состоянии вторгнуться в Рейнскую область. Причем необходимо принять еще в расчет, что французы будут опережать нас в мобилизации, а также учесть, что, не говоря уже о совсем низком качестве наших укреплений, на что особо указывал фельдмаршал фон Бломберг, четыре моторизованные дивизии, предусмотренные для Запада, в той или иной степени малоподвижны. По вопросу о нашем наступлении на юго-восток фельдмаршал фон Бломберг со всей серьезностью обратил внимание на прочность чешских укреплений, которые по своему оборудованию приобрели характер линии Мажино и крайне затруднят наше наступление.

Генерал-полковник Фрич упомянул, что целью одной проводящейся по его распоряжению зимой этого года разработки является как раз изучение возможности ведения операций против Чехии с учетом в первую очередь; преодоления системы чешских укреплений. Далее генерал-полковник заявил, что он при сложившихся условиях вынужден отказаться от поездки за границу в отпуск, который должен начаться 10 ноября. Это намерение фюрер отклонил, ссылаясь на то, что возможность конфликта нельзя считать столь уж близкой. Касаясь возражения министра иностранных дел относительно того, что итало-англо-французский конфликт нельзя считать еще делом столь близкого будущего, как это предполагает фюрер, фюрер сказал, что ему кажется возможным, что такой момент наступит летом 1938 г. Касаясь соображений, высказанных фельдмаршалом фон Бломбергом и генерал-полковником фон Фричем относительно позиций Англии и Франции, фюрер, повторяя свое прежнее высказывание, заявил, что он убежден в неучастии Англии и поэтому не верит в возможность выступления Франции с войной против Германии. Если конфликт в районе Средиземного моря, о котором шла речь, приведет ко всеобщей мобилизации в Европе, то тогда мы должны немедленно выступить против Чехии; если же, напротив, державы, не участвующие в войне, заявят о своей незаинтересованности, то Германия должна на первое время присоединиться к этой позиции.

Генерал-полковник Геринг, исходя из соображений, высказанных фюрером, полагает, что следует подумать о сокращении нашей военной помощи Испании. Фюрер соглашается с этим лишь в том смысле, что считает необходимым отложить такое решение до соответствующего подходящего момента.

Вторая часть беседы касалась технических вопросов вооружения.

с подлинным верно:

Полковник службы генерального штаба Госбах

Дашичев В.И., Банкротство стратегии германского фашизма. М., Наука, 1973, в 2-х томах, т. I, с. 123.


П.12. Директива ОКВ от 30 мая 1938 г.


Только для командования.

Берлин, 30.5—1938 г.

1-я копия.

ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ

ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ

Передавать только через офицера.


Согласно приказу верховного главнокомандующего вооруженными силами от 24.6—37 (об. д. В №55/37 секретно Шефзахе Л 1-а) война на два фронта, центр тяжести на юго-востоке — операция «Грюн», 2-я часть, раздел II директивы, касающейся подготовки к войне вооруженных сил, должен быть видоизменен в соответствии с прилагаемыми новыми установками.

Выполнение этой директивы должно быть обеспечено не позднее 1/10—38.

Надлежит рассчитывать на изменение остальных частей директивы в ближайшие недели.


1. Приложение:

Главнокомандующему сухопутными войсками — 1-я копия

Главнокомандующему морскими силами — 2-я копия,

Главнокомандующему воздушными силами — 3-я копия,

ОКВ отдел Л — 4-я и 5-я копии.

Верховное командование вооруженными силами Кейтель.


Приложение

Верховный главнокомандующий

вооруженными силами ОКВ

№42/38, секретно.

Только для командования.

Шефзахе Л 1-а от 30.5—38 г.


II. Война на два фронта с центром тяжести на юго-востоке (операция «Грюн»)


1. Политические предпосылки

Моим непоколебимым решением является то, что Чехословакия в ближайшем будущем должна быть разбита в результате военных действий.

Выжидать или вести к подходящему политическому и военному моменту — это дело политического руководства.

Неизбежное развитие условий внутри самой Чехословакии или другие политические события в Европе, которые, возможно, больше никогда не создадут такой ситуации, могут меня заставить выступить раньше намеченного срока.

Правильный выбор и решительное использование благоприятного настоящего момента являются наиболее надежной гарантией для достижения успеха.

Соответственно этому нужно немедленно провести все приготовления.


2. Политические возможности для начала действий

Для выполнения предполагаемого нападения необходимы предпосылки:

a) подходящий внешний повод и в связи с этим

b) удовлетворительное политическое оправдание,

c) неожиданное для противника действие, которое его застанет по возможности врасплох.

Самым благоприятным в военном и политическом отношениях моментом является молниеносный удар на почве какого-нибудь инцидента, которым будет спровоцирована Германия в самой резкой форме, что морально оправдает военные мероприятия в глазах хотя бы части мировой общественности.

Предшествующие войне натянутые дипломатические отношения в результате неожиданных в отношении времени и масштаба действий с нашей стороны должны будут прийти к концу прежде, чем противник обеспечит себе преимущество в отношении боевой готовности, которого нельзя будет превзойти.


3. Выводы для подготовки «плана Грюн»

a) Для вооруженной борьбы важно умело использовать момент внезапности как самый важный фактор победы, который может быть достигнут в результате соответствующих подготовительных мероприятий еще в мирное время и неожиданно быстрого исхода действий.

В результате этого уже в первые 2—3 дня может быть создано такое положение, которое покажет жаждущим интервенции вражеским государствам, желающим вмешаться во всю бесперспективность чешского военного положения, а тем государствам, которые имеют территориальные притязания на Чехословакию, явится стимулом к немедленному нападению на нее. В этом случае следует рассчитывать на выступление Венгрии и Польши против Чехословакии, особенно тогда, когда открытые действия итальянцев на нашей стороне испугают Францию и помешают ей выступлением против Германии развязать европейскую войну. Следует ожидать, что Россия попытается поддержать Чехословакию в военном отношении и прежде всего с помощью воздушного флота.

Если в первые дни не будут достигнуты серьезные успехи в результате сухопутных операций, то, наверняка, наступит европейский кризис. Сознание этого должно служить импульсом для руководителей всех категорий к решительным и смелым действиям.

b) Идеологическая война должна быть направлена на то, чтобы, с одной стороны, угрозами запугать Чехию и ослабить ее сопротивление и, с другой стороны, дать указания национальным группам относительно поддержки вооруженной борьбы и повлиять на нейтралов в наших интересах.

Я оставляю за собой право дать более конкретные указания и назначить срок выступления.


4. Задачи вооруженных сил

Подготовка вооруженных сил должна идти в следующем направлении:

a) все силы должны быть брошены против Чехословакии;

b) на западе должны находиться только небольшие силы, необходимые для тылового прикрытия; остальные границы на востоке с Польшей и Литвой только охраняются, юг держать под наблюдением;

c) ускоренно вводимые в дело части сухопутных войск должны быстро и решительно преодолевать пограничные укрепления с уверенностью в том, что мобильные войска вскоре последуют за ними и с исключительной смелостью вторгнутся в Чехословакию.

Приготовления в связи с этим должны быть проведены так, чтобы эти ускоренно вводимые в дело части сухопутных войск перешли границу одновременно с воздушным флотом в твердо установленный час еще до того, как противник сможет обнаружить нашу мобилизацию,

Для этого при участии ОКВ должен быть составлен календарный план взаимодействия наземных и воздушных сил и представлен мне на утверждение.


5. Задания отдельным частям вооруженных сил

а) Сухопутные войска

Основная мысль: внезапное нападение на Чехословакию не должно страдать из-за времени, безусловно необходимого для переброски массы сухопутных войск по железным дорогам, а также из-за этого не должно остаться неиспользованным более быстрое развертывание воздушных сил. Речь идет о том, чтобы по возможности многие ударные колонны выступили одновременно с авиацией.

Эти ударные колонны должны быть укомплектованы согласно возлагаемым на них задачам. Они должны формироваться из частей, которые могут быть быстро использованы вследствие их близости к границе или моторизации, а также особых подготовительных мер.

Целью этих атак должен быть в многочисленных и наиболее оперативно благоприятных направлениях прорыв чехословацкой линии обороны. Она должна быть прорвана или сопротивление ее должно быть сломлено с тыла. Для успеха большое значение будет иметь сотрудничество с судето-немецким пограничным населением, перебежчиками из чехословацкой армии, парашютистами или воздушными десантниками и органами службы саботажа.

Вся армия имеет перед собой задачу уничтожить чешский план обороны, воспрепятствовать выходу чешской армии в Словакию, поставить ее перед сражением, разбить и быстро овладеть Богемией и Моравией. При этом нужно продвигаться по возможности сильными моторизованными и танковыми соединениями, используя первые успехи ударных колонн и действия авиации в самом сердце Чехословакии.

Предусмотренное для Запада тыловое прикрытие должно быть численно и по качеству ограничено в соответствии с существующим состоянием укреплений.

Я оставляю за собой право издания особых приказов, решающих, должны ли эти определенные соединения немедленно продвигаться к западной границе или же они должны быть пока задержаны.

Однако должны быть приняты надлежащие меры, которые сделают возможным обеспечение положения на западной границе, даже во время операции «Грюн». Независимо от этого должна быть организована первая команда безопасности из саперов, в настоящее время занятых на строительстве укреплений, и соединений трудовой повинности.

Другие границы, как и Восточная Пруссия, могут быть слабо защищаемы, однако в зависимости от политических условий нужно рассчитывать на посылку в империю морским путем одной части или многих наиболее активных сил Восточной Пруссии.

б) Воздушные силы

Весь воздушный флот, за исключением незначительной части, необходимой для оборонительных сил на Западе, должен быть брошен в наступление против Чехословакии. Перелет через границу должен произойти одновременно с переходом ее первыми частями армии (см. пункт 5а). Наиважнейшей задачей авиации является уничтожение чешских воздушных сил и их баз снабжения в самый кратчайший срок для того, чтобы воспрепятствовать использованию их, а также русских и французских воздушных сил против наступления и прорыва германской армии и против германского жизненного пространства.

Помимо этого для первоначальных успехов армии большое значение будет иметь срыв мобилизации, парализация государственного и военного руководства, а также замедление движения чешской армии посредством атак на транспортные сооружения и мобилизационные правительственные центры.

В тех местах, где в пограничной области благодаря более сильным чешским частям или глубине оборонительной системы быстрый успех прорыва германского наступления на суше будет поставлен под вопрос, там должно быть обеспечено достаточное количество воздушных сил. Чешские промышленные сооружения должны быть сохранены, если это позволит ход операции.

Карательные акты против населения подлежат моему утверждению. Центры тяжести воздушной обороны должны быть образованы в Берлине, в центральной германской промышленной области и в Рурской области и их надо уже сейчас незаметно и постепенно подготовлять.

в) Военно-морской флот

Военно-морской флот принимает участие в действиях Дунайской флотилии и операциях армии. Флотилия находится под командованием главнокомандующего армией.

В отношении войны на море должны быть прежде всего приняты такие меры, которые будут необходимы для обеспечения безопасности Северного и Балтийского морей от нападения других государств в случае конфликта. Эти мероприятия должны быть ограничены лишь безусловно необходимыми мерами. Нужно сделать все, чтобы они были незаметны. При этом решающим будет являться уклонение от всяких действий, которые могли бы неблагоприятно влиять на политическую позицию европейских великих держав.


6. Задачи военной экономики

В военно-экономическом отношении главным в области экономики вооружения является немедленное обеспечение возможности наибольшего развертывания сил путем создания запасов.

В ходе операций ценным является то, чтобы путем быстрой разведки и восстановления военных предприятий как можно скорее содействовать укреплению военно-экономической мощи.

По этим соображениям большое значение будет иметь для нас сохранение чешской промышленности и заводских сооружений, насколько это позволят военные операции.

Всеми приготовлениями к актам саботажа и восстановлениями занимается ОКВ. Они будут проводиться согласованно и по желанию воинских частей во взаимодействии с операциями наземных и воздушных сил во времени и пространстве.

А. Гитлер

IМТ, vol. 25, р. 422.


П.10. Из официального дневника Иодля[36] с 4 января 1937 г. по 29 сентября 1938 г.


[Документ ПС-1780, США-72]

[Документ ПС-1809, Великобритания-82]

[Документ ПС-1807, Великобритания-227][37]


События 1937 года

(из-за недостатка времени записи велись неполно)

4 января опубликовывается соглашение между Англией и Италией.

...Издается приказ частям вооруженных сил об ускорении отправки Франко дополнительных материалов, снаряжения и оборудования.

Флот посылает на северное побережье Испании кроме «Карлсруэ» также и «Кёльн».

5 января адмирал Канарис отправляется в Исп(анию), чтобы подтянуть организацию разведывательного отдела командования армии. Он берет с собой текст наших решений об оказании Испании дальнейшей поддержки.

(Канарису) поручается передать генералу Шперле, что и(мперский) в(оенный) минист(р) испытывает неограниченное доверие к его деятельности и руководству.

Чиано сообщает через посла Хассельта, что совещание в Риме (14-го вместо 10.1) носит чисто военный характер. Нам следует учесть это при направлении своей делегации.

Начальник военно-политического управления хочет, чтобы м(инистерство) и(ностранных дел) взяло на себя ответственное представительство, и мне по желанию был придан солдат. Соответствующее письмо направлено в мин(истерство) иностр(анных) (дел).

6 января министр Фрик у и(мперского) военного министра выразил надежду, что имперская реформа теперь продвинется вперед[38].

Окончательное обсуждение оперативной разработки в вермахте

7.1. Министр не сомневается в том, что при умелом проведении операции п(ехотные) п(олки) можно транспортировать в Испанию на немецком пароходе, хотя до этого шефом «Л» было направлено в мин(истерство) ино(странных дел) письмо противоположного содержания.

Шефу Аусланда[39] поручается изложить свои соображения о том, как можно действенно осуществить воен(ное) вооружение Испании и затем удалить не испанцев, с тем, чтобы дать возможность Риббентропу на вопрос Идена внести позитивное предложение...

9.1. Ринтелеи (нем(ецкий) воен(ный) атт(аше) в Риме) и шеф Абвера (адмирал Канарис) посылают сообщение о беседе с Роатта, который отныне берет на себя руководство итальянцами в Испании. Он создает в Севилье милиционную дивизию. Итал(ьянцы) еще направляют командиров, младших командиров и специалистов для 2 новых испанских бригад.

Высказывается пожелание, чтобы мы столь же активно действовали в Испании...

Отдел «Л» подбирает для генерал-полковника Геринга, которого 14.1 направляют для переговоров в Рим, данные о том, какую военную помощь мы совместно (с Италией) оказали в совокупности Франко.

М(инистерство) и(ностранных дел) отклоняет проект, по которому п(ехотные) п(олки) должны транспортироваться на немецком пароходе, считая, что необходимо использовать иностранный.

12.1. Генерал-полковник Геринг и подполковник Шеллер, шеф аус(ланда) едут 13.1 в Рим для (участия в) совещании дуче[40] с его воен(ными) начальниками. (Имеет с собой письменное указание о наших дальнейших намерениях и о пределах этих намерений, а также резюме о том, что было сделано до сих пор, подготовленное «Л».)

...Фюрер заверяет французского посла, что Германия не имеет намерения закрепиться на испанской или североафриканской земле.

Исходя из этого 12.1 днем Шперле послана телеграмма. Отсылку каких-либо подразделений с испанской или североафриканской территории также и в будущем не производить. Бланко удержать. Группу «Вольф» взять обратно, если она без дальнейшего подкрепления использована быть не может.

13.1. Военно-морское ведомство запрашивает, может ли быть привезена в Германию свинцовая руда, которой был гружен захваченный красный пароход. В 1500 отдел тыла передал решение начальника в(оенно-политического) управления: да, но связавшись с Франко... зачислить на наш актив.

По сообщению Иенеке Франко как будто бы не дал своего согласия на перемещение группы «Вольф»...

До 12.1 в Испании потерь 27, из них 21 убитый, в том числе 7 офиц(еров) (ВВС)

Из числа потерь — 27 — на армию приходится 2 (смертельная и автомобильная катастрофа). Все прочие из ВВС.

14.1. Шеллер из Рима звонит начальнику в(оенно-политического) у(правления) по поводу результатов переговоров с Муссолини.

Никаких больше личных уступок с нашей стороны. Их от нас больше и не будут требовать. Однако должно быть предпринято последнее усилие, в котором и мы должны оказать материальную помощь. Дальнейшее совещание по этому поводу.

15.1. Геринг хочет сразу сказать на этом совещании, что мы можем дать. Он просит, чтобы ему еще сегодня были даны указания.

Начальник в(оенно-политического) у (правления) в 1130 созывает совещание с Вильбергом.., штабами сухопутных сил, военно-морского флота, военно-воздушных сил и просит до 14 часов сообщить, что части вооруженных сил могут еще отдать.

Шеллера уведомляют по телефону, что в течение ночи единый список поставок будет передан в Рим.

16.1. Шеллер вызывает из Рима шефа «Л», т.к. пункт 4 списка искажен... Штаб Вильберга передает список Зандеру с указанием сообщить, все ли статьи соглашения желательно сохранить в данных пределах.

18.1. Зандер отвечает утвердительно, высказывает лишь пожелание, чтобы самолеты были распределены по типам. Указание штабам всех родов войск подготовить отправку. Приказ издается. Шахт подает фюреру заявление о своей отставке с поста г(енерального) уполномоченного по экономике). Запрашивает, когда он может сдать дела.

25.1. На основании итал(о)-немецкой ноты Франко устанавливает, что Испания подпишет впоследствии; подразумевает еще значительные требования.

Частично они могут быть нами удовлетворены (отсутствие оружия, взрывчатых материалов и машин для пех(отных)...

Начаты переговоры с ит(альянским) воен(ным) атт(аше).

Направление совместно с Италией ответа на требование (Франко).

27.1. Совещание по поводу оперативной разработки в Вермахте в присутствии фюрера. Волнение гл(авнокомандующего) Л(юфтваффе) из-за того, что сила Люфтваффе в численном выражении была представлена как незначительная...

Очень скверное настроение гл(авнокомандующего) с(ухопутными силами) из-за того, что не было испрошено его личное мнение перед принятием решения о введении в военное время командующих всеми вооруженными силами на определенной территории. Заявление об отставке. Вопрос улаживается в результате объяснения фельдмаршала с гл(авнокомандующим) с(ухопутными силами).

3.2. Доклад адмирала Редера по вопросам ведения войны на море — в присутствии фюрера, заместителя ф(юрера), и(мперского министра) ф(инансов), имперского министра пропаганды, и(мперского министра) иностранных дел.

4.2. Решающее обсуждение по поводу нехватки сырья (под руководством) уполномоченного по четырехлетнему плану. Мы располагаем только 50% необходимого количества стали и железа, поэтому необходимо устанавливать контингенты.

...26.2. Совещание начальника в(оенно-политического) у(правления) с рейхсфюрером СС по поводу помощи сельскому хозяйству.

...Планы рейхсфюрера СС:

Корпус пограничной охраны — 5 000 человек частей СС «Тотенкопф» («Мертвая голова»).

2.3. Совещание рейхсфюрера СС с главнокомандующим сухопутными силами.

8.3. Совещание и(мперского) во(енного) м(инистра) со Шверин Крозигом и президентом имперского банка Шахтом.

1. Требование Шахта:

Ограничить находящиеся в обращении векселя МЕФО[41] 12-ю миллиардами.

В настоящее время 3.5 (миллиарда) в имперском банке, 5.7 (миллиардов) у дружественных банков.

Итого: 9,2 миллиарда

15—19.3 в Вене. Разгром итальянского наступления в Гвадалахаре. Паника в 3-й милиционной дивизии.

22.3. Совещание у Геринга.

Притязание СС на усиление охраны границы силами СС...

Принимается решение разрешить усиление гестапо на местах на 4 000 человек.

План создания корпуса пограничной охраны отклоняется.

24.3. Функ возвращается из Испании.

Посол Фаупель хочет, чтобы полковник в о(тставке) фон Кнауэр был офицером генерального штаба при Франко. Министр отказывает.

Натянутые отношения между Шперле и Фаупелем в Испании.

Итальянцы теряют престиж.

Производить персональную замену в штабе генерала Франко бесцельно. Там не существует руководства в нашем смысле.

27.3. Испанский офицер передает фюреру собственноручное письмо от Франко. Последний просит, чтобы Германия оказала ему дальнейшую поддержку.

30 000 винтовок... боеприпасы, пулеметы и минометы.

Фельдмаршал ф(он) Бл(омберг) устроил в великую пятницу в 1000 часов совещание с Фроммом[42], Томасом, Дёрстлингом, Ценеке, Риве.

Фромм указывает, что винтовок не хватает по меньшей мере в 11 дивизиях.

К 30-му доложить:

a) какие винтовки могут быть получены на заводах,

b) какие количества (винтовок) и в течение какого времени могут быть взяты от армии,

c) каковы возможности транспортировки.

Военно-воздушные силы должны доложить о первоначальном состоянии легиона «Кондор» и о его состоянии в настоящее время...

Во вторник, 30-го, министр летит к фюреру в Берхтесгаден.

30.3. Отдан приказ о дополнительной передаче 30 000 винтовок с 4 милл(ионами) патронов...

Представляется, что как у фюрера, так и у Муссолини более нет веры в 100% победу Франко.

Ит(альянцы) хотят во всяком случае исправить ошибку, но при этом полностью не зарекаются от мысли об эвакуации.

Опасность преждевременного столкновения Италии (и) Англии при 100% победе Франко велика и не отвечает нашим интересам.

31.3. Доклад у министра по поводу маневров Вермахта. Фельдм(аршал) подчеркивает необходимость оказывать влияние на ход (маневров), поскольку ежедневно приходится разрешать какие-либо спец(иальные) проблемы Вермахта. Эти учения следует назвать «маневрами Вермахта...».

Через два года должна быть осуществлена война на 2 фронта — таким образом 2 маневра.

Доклад о программе укрепления армии...

... 8.5. Фельдмаршал фон Бломберг отправляется в Лондон на коронацию.

...20.5. Сообщение полковника Иенеке об Испании. В свете ультимативных требований, предъявленных итальянцами перед возобновлением их операции на астур(ийском) фронте, представляется необходимым дать оценку военного положения и совместно с отд(елом) Аусланд внести предложения о дальнейшем образе действий.

29.5. 1900 фон Маринельт (сообщает), что «Дейтшланд» получила серьезные пробоины и (вела) интенсивный огонь.

30.5. Совещание у ген(ерал)-фельдмаршала. Главнокомандующий военно-морским флотом дает указание держать в курсе фюрера, никаких репрессалий.

Германия и Гибралтар.

Особый отчет прилагается[43]...

...20.—26.9. Маневры Вермахта.

Визит дуче, иност(ранные) делегации. Венгрия, Англия, Италия.

...4.10. Фюрер подписывает смещение генерала Шперле и назначение генерала Фолькманна в качестве уполномоченного главнокомандующего вермахта и командующего в Испании.

...Поездка на Мадейру и Азорские острова.

5.11. Фюрер развивает перед гл(авнокомандующими) В(ермахта), с(ухопутных сил), в(оенно-морского флота) и в(оенно-воздушных сил) а также перед имперским министром иностранных дел свои мысли по поводу будущего развития, целей и ведения политики.

...13.12. Фюрер одобряет запись доклада о претворении в жизнь военным путем тех целей, которые он излагал 5.11, а также новую редакцию плана «Грюн»[44].


1938 год

...21.1. По окончании учебного курса по национальной политике фюрер в течение двух с половиной часов выступает перед генералами; он говорит о своих воззрениях на историю, политику, народ и его единство, религию и будущее германского народа.

26.1. В 12 часов Кейтель сообщает мне под честное слово, что генерал-фельдмаршал свергнут. Он уже сегодня уезжает; фюрер приказал, чтобы об этом факте было оповещено лишь после 30-го, причем уходу фельдмаршала нужно будет дать объяснение в том духе, как он (фюрер) сам определит.

Генерал-полковник Геринг 25.1 был у генерал-фельдмаршала.

...28.1. 28-го вечером отдается приказ о переводе Госсбаха и замене его Шмундтом.

...31.1. Фюрер хочет отвлечь внимание от Вермахта, хочет, чтобы Европа затаила дыхание, хочет, чтобы замещение различных постов новыми лицами создало впечатление не временной слабости, а концентрации сил.

Шушниг[45] должен не набираться храбрости, а дрожать.

...2.2. 1700 начальник в(оенно-политического) у(правления) приглашен к фюреру сразу после совещания с Ламмерсом.

11.2. Веч(ером) и 12.2 ген(ерал) К(ейтель) с ген(ералом) фон Рейхенау[46] и Шперле в Оберзальцберге. Шушниг и Г. Шмидт[47] подвергаются сильнейшему политическому и военному давлению. В 23 часа Ш(ушниг) подписывает протокол.

13.2. Во второй половине дня ген(ерал) К(ейтель) вызывает адмирала К(анариса) и меня (к себе) на квартиру (он сообщает нам о) приказе фюрера продолжать оказывать воен(ное) давление путем инсценировки воен(ных) операций еще до 15-го числа. Предложения об этих, вводящих в заблуждение маневрах, разработаны и представлены по телефону фюреру на утверждение.

14.2. В 200 получена санкция фюрера. Канарис направился в Мюнхен в VII отдел контрразведки и начал проводить различные мероприятия. Эффект оказывается быстрым и сильным. В Австрии создается впечатление, что Германия проводит серьезные военные приготовления.

15.2. Вечером публикуется официальное коммюнике о положительном исходе переговоров в Оберзальцберге.

16.2. Изменения в австрийском правительстве и всеоб(щая) политическая амнистия[48].

...21.2. Имперский руководитель молодежи вновь предпринимает попытки к тому, чтобы разрешить вопрос о тесном сотрудничестве между «Гитлерюгенд» и Вермахтом, которым до сего времени занимался полковник Роммель.

...3.3. Вопрос об Австрии достигает критической точки. Туда должно быть ком(андировано) 100 оф(ицеров). Гитлер хочет лично говорить с ними. Им надлежит заботиться не о том, чтобы авст(рийские) вооруженные силы могли лучше против нас сражаться, а о том, чтобы они вообще не сражались.

4.3. Положение все больше обостряется.

...10.3. Неожиданно и без консультации с министрами Шушниг назначил проведение плебисцита на воскресенье 13 марта, что при отсутствии планомерно проведенной подготовки должно повлечь за собой выигрыш сильного большинства легитимистами. Фюрер полон решимости не потерпеть этого. Еще в ночь с 9-го на 10.3 он звонит по телефону Герингу, отзывает из Каира (олимпийский комитет) генерала ф(он) Рейхенау, вызывает генерала ф(он) Шоберта, а также министра Глейзе-Хорстенау, который находится у гаулейтера Бюркеля в Пфальце.

Ген(ерал) Кейтель сообщает мне об этом в 945. В 1000 он едет в имперскую канцелярию. В 1015 я также еду туда по желанию ген(ерала) ф(он) Вибана, чтобы доставить ему старый проект подготовки «плана Отто»[49].

1300. Ген(ерал) К(ейтель) информирует начальника штаба оперативного руководства и адмирала Канариса.

Риббентроп задерживается в Лондоне.

Нейрат принимает на себя министерство иностранных дел.

Фюрер желает направить австр(ийскому) правительству ультиматум.

В адрес Муссолини направляется личное письмо, где излагаются причины, которые заставляют фюрера действовать.

1830. Приказ о мобилизации отдается командующему 8-й армией (командование оперативной группы 3), а также VII и XIII армейским корпусам без резервной армии.

ВВС выделяют 300 ю(нкерсов) для разбрасывания пропагандистского материала, помимо этого на гражданских аэродромах стоят наготове расположившиеся лагерем одна истребительная авиагр(уппа), три бомбардировочных эскадрильи и две роты посадочно-десантных войск с транспортными самолетами.

Сухопутной армии подчиняются один ком(андир) BBC 2F, ЗН эскадрильи, один дивизион тяжелой зенитной артиллерии, полк генерала Геринга.

11.3. Директива №1 исходит от фюрера 11.3, в 200 без подписи, в 13 часов с подписью.

Сухопутным войскам придаются штандарты СС в количестве 40 000 человек, полиция и соединение «Тотенкопф» Верхней Баварии в качестве 2-й волны.

1700. Морской флот отдал приказ всем судам возвратиться на родину.

1800. Шушниг ушел в отставку. Зейсс-Инкварт — канцлер Австрии. СА и СС несут службу в форменной одежде.

...Переход границы на данной стадии не осуществляется. ВВС предусматривают на завтра большой вылет в пропагандистских целях. Полицейские силы привлекаются во всех необходимых случаях и проводятся через войска.

1835. Об этом информирован отдел «Л».

Уведомлены полковник Винклер и оберфюрер Петри.

Командование ВВС испытывает сомнение, должны ли они приступать к тем мерам, осуществление которых еще не начато.

Решение: Да.

2030. Ген(ерал) фон Вибан сообщает, что обстановка снова изменилась.

Вступление войск[50] осуществляется. Фюрер не хочет давать полную власть командованию 8-й армии.

...Ведется подготовка и к плану «Мемель».

После аншлюсса Австрии фюрер высказывает мысль, что решение чешского вопроса не представляется ему срочным. Сначала нужно переварить Австрию.

Однако следует энергично продолжать подготовительные мероприятия к проведению плана «Грюн», их надо будет снова пересмотреть ввиду изменившегося стратегического положения после аншлюсса Австрии.

Об общем ходе подготовки доложено фюреру 21.4[51] (см. пометки о докладе оперативного отдела «Л» от 19.4).

Пока не заниматься ч(ешской) проблемой...

Намерение фюрера изменилось ввиду стратегической концентрации чешских войск 21.V, которая была осуществлена без какой-либо угрозы со стороны Германии и без какого-либо хотя бы кажущегося повода. Ввиду сдержанности Германии это может привести к потере престижа фюрера, а еще раз терпеть это он не намерен.

Поэтому 30.V издается новый приказ в отношении плана «Грюн».

22.5. Совещание фюрера по принципиальным вопросам с К. Генлейном...

23.5. Майор Шмундт сообщил о намерениях фюрера (приложение). Новые совещания, которые постепенно раскрывают истинные намерения фюрера, состоятся с участием начальника ОКВ по следующим числам:

28.5—3.6—9.6. См. приложения[52] (военный дневник «Л»).

30.5. Фюрер подписывает план «Грюн», который является окончательным свидетельством его решимости скоро уничтожить Чехословакию. Подписание документа приводит к началу воен(ных) приготовлений по всем направлениям.

Первоначальные намерения сухопутных сил должны быть значительно изменены и должны теперь заключаться в немедленном прорыве в Чехословакию, причем уже в первый день должно иметь место взаимодействие с военно-воздушными силами.

Дальнейшие подробности имеются в директиве о стратегической концентрации армии.

Еще раз выявляется противоречие между интуицией фюрера о том, что мы должны (сделать это) еще в нынешнем году, и мнением армии о том, что мы это еще не можем сделать, так как западные державы, несомненно, вмешаются, а мы им пока уступаем (в силе).

...10.8. Командующим армией, командующим военно-воздушными округами, подполковнику Иешонеку[53] и мне приказано явиться в Бергхоф. После трапезы фюрер произносит речь, которая длится почти 3 часа; в ней он излагает свои политические взгляды. Имевшие после этой речи место попытки обратить внимание фюрера на недостаточную нашу подготовленность, которые предприняли некоторые армейские генералы, к сожалению, приводят к весьма печальному результату, в особенности это относится к замечанию генерала фон Витерсхейма о том, что западные укрепления удастся удерживать максимально в течение трех недель; в довершение ко всему, Витерсхейм при этом сослался на генерала Адамса. Фюрер сильно разгневался и, вспылив, заявил, что в таком случае вся армия никуда бы не годилась. «Я заявляю вам, господин генерал, что эту позицию можно держать не 3 недели, а 3 года».

Такое малодушное мнение, которое, к сожалению, довольно широко распространено в кругах генерального штаба, основано на различных причинах.

Прежде всего он (генеральный штаб) увлекается воспоминаниями о прошлом... вместо того, чтобы повиноваться и выполнять свои военные задачи. Последнее он, несомненно, делает с прежней преданностью...

Однако я ни на минуту не сомневаюсь в том, что когда наступит нужный момент, фюрер сделает что-то совершенно непредвиденное и поднимет моральное состояние как войск, так и народа.

21—26.8. Посещение Германии венгерским регентом в сопровождении премьер-министра, министра иностранных дел и военного министра. Они приехали с мыслью о том, что через несколько лет, в ходе великой войны, с помощью германских войск будет восстановлено старое венгерское государство. Они уезжают, понимая, что мы не имеем к ним ни требований, ни притязаний, но что Германия не потерпит провокации со стороны Чехословакии, даже если это случится завтра. Захотят ли они в тот момент принять участие (в военном конфликте) или нет, их дело. Однако Германия никогда не будет играть роли посредника между ними и Польшей. Венгры это понимают; они считают, однако, что когда придет момент, им необходимо будет располагать по меньшей мере 48 часами, чтобы определить позицию Югославии.

26,27,28 и 29.8. Поездка в специальном поезде фюрера через западные укрепления от (района) севернее Аахена... Впечатление от того, как держится население, а также (от поведения) рабочих, огромное — то, чего удалось добиться за короткое время, грандиозно. Жаль, что мы не смогли начать четырьмя неделями раньше. В заключение фюрер говорит: Идиот, кто не удержит этой позиции, — и (добавляет, обращаясь к) генералу Адамсу: Я жалею лишь о том, что я фюрер и рейхсканцлер и не могу стать главнокомандующим западным фронтом.

6.9. Начальник генерального штаба сухопутных сил генерал артиллерии Гальдер[54] совещается с начальником венгерского генерального штаба Фишером. До этого я сообщил ему о политической позиции фюрера — в особенности о его приказе никоим образом не указывать точного срока. То же самое (сообщение) помощнику начальника генерального штаба генералу фон Штюльпнагелю. Начальник ОКВ генерал Кейтель отправляется в Нюрнберг на съезд партии.

Франция осуществляет свои первые оборонительные мероприятия на восточной границе. Железнодорожные вагоны задерживаются. Конрад Генлейн назначает съезд судето-немецкой партии на 15 и 16 октября.

Фюрер произносит в Нюрнберге свою большую речь о культуре.

7.9. Совещание с Туссеном. Оценивает чешский вопрос положительно. Общее положение серьезно. Сам полон решимости. Озадачен невеселым и не очень боевым настроением среди офи(церов) (за похвальными исключениями).

8.9. Генерал фон Штюльпнагель (помощник начальника генерального штаба) просит письменное заверение о том, что в случае проведения в жизнь акции главному командованию сухопутных сил будет сообщено за пять дней. Я соглашаюсь на это и добавляю, что общая метеорологическая обстановка может быть установлена сколько-нибудь (точно) только за два дня и что поэтому к этому моменту (то есть ко дню Х-2) планы могут быть изменены.

Ф(он) Штюльпнагель отмечает, что у него впервые появляется опасение, не имеет ли место отказ от предварительных установок плана.

Первоначально, ведь, предполагалось, что западные державы не вмешаются решительным образом. Начинает казаться, что фюрер будет придерживаться своего решения и в том случае, если его предположение на этот счет изменится.

К сказанному нужно добавить, что Венгрия по меньшей мере капризничает, а Италия, по данным Канариса, проявляет сдержанность.

Должен признать, что я также испытываю беспокойство, когда отмечаю перелом, наблюдаемый в точке зрения на политические и военные возможности, содержавшейся в директивах от 24.6, 5.11.37, 7.12.37, 30.5.38[55] при сравнении ее с заявлениями последнего времени.

Несмотря на это, следует уяснить себе, что иностранные державы сделают все возможное, чтобы оказать на нас давление. Эту войну нервов мы должны выиграть.

Однако ввиду того, что лишь очень немногие обладают умением противостоять этому давлению, единственное правильное решение — сообщать лишь самому узкому кругу оф(ицеров) те новости, которые вызывают у нас беспокойство; нельзя допустить, чтобы, как это имело место ранее, они распространялись по приемным.

С 18 до 21 часа совещание у начальника ОКВ с начальником генерального штаба ВВС (присутствовали Иешонек, Каммхубер, Штернбург и я).

Мы договорились об опубликовании приказа о выступлении на день до выступления (день Х-1) в 4 часа и о заблаговременном сообщении военно-воздушным силам за день до выступления в 7 часов.

Час «Y» еще не установлен (ввиду того, что) некоторые части расположены на расстоянии часового полета (от границы).

Досадно то, что ВВС начинают терять веру в успех див(изии) Штудента, хотят искать какое-либо другое место (для наступления, это) ослабляет направление главного удара и подрывает доверие к руководству.

Я остаюсь при мнении, что нужно придерживаться изданных до сего времени приказов; до соединения 8-го армейского корпуса с дивизией Штудента нужно дать возможность первому наступлению 2-й армии развиваться своим ходом; если мы столкнемся со слишком сильным сопротивлением, можно будет тыловые эшелоны 2-й армии повернуть от противника. Этого же мнения придерживается и начальник ОКВ.

Решение должно быть принято лишь после того, как 9.9 главнокомандующий сухопутными силами и генерал Гальдер явятся к фюреру с докладом.

10.9. Генерал Гальдер возвратился из Нюрнберга. Он сообщает, что фюрер подписал приказ, согласно которому начиная с 15.9 служба государственной трудовой повинности переходит в подчинение верховного командования вооруженными силами.

Далее было принято решение, что 13-я и 2-я моторизованные дивизии передаются армии Рейхенау, а взамен этого две другие дивизии должны стать на место моторизованных дивизий.

11.9. Во второй половине дня — совещание со статс-секретарем Янке из министерства просвещения и пропаганды относительно предстоящих общих задач.

Совместная подготовка к тому, чтобы опровергать (заявления о) нарушениях международного права с нашей стороны и использовать нарушения международного права противником, рассматривалась как особенно важный вопрос на этом совещании.

12.9. Веч(ером) фюрер произносит свою грандиозную (речь), в которой сводит счеты с Чехией и с поддерживающими ее державами.

Заниматься политикой такого рода — для Европы дело новое; если имелось средство предотвратить европейскую войну, то это была именно эта речь и эта решимость. Я надеюсь, что у многих немцев и у многих немецких офицеров лицо зальет краска стыда из-за проявленного ими малодушия и из-за того, что они мнили себя такими умниками.

13.9. Основываясь на своем печальном опыте в Нюрнберге, генерал Кейтель произносит весьма эмоциональную речь перед своими отделами и начальниками отделов. В жалобах фюреру на тех, кто позволяет себе ворчать, указывают уже и на ОКВ. Поводом для этого необоснованно послужили сообщения Абвера — разговор между Канарисом и Париани и меморандум военно-экономического штаба по поводу силы и неуязвимости английской военной промышленности.

Генерал К(ейтель) потрясен также тем обстоятельством, что главнокомандующий сухопутными силами, за назначение которого (он) столь активно ратовал, явился предметом столь сильного разочарования, и что ему не удалось предотвратить объяснение у фюрера 9.9, которое продолжалось до 4 часов утра и закончилось поражением главнокомандующего, сухопутными силами и генерала Гальдера. Фюрер остался при мнении, что 2-я и 13-я моторизованные дивизии должны находиться позади армии Рейхенау в качестве резерва, так как при тех армиях, где они до сего времени находились, они явно не смогут использовать свою мобильность.

Генерал Кейтель подчеркивает, что он не потерпит в Верховном командовании вооруженными силами ни одного офицера, который будет заниматься критикой, высказывать сомнения или ворчать. Он конфиденциально сообщает мне, что фюреру, по-видимому, через ВВС (генерал Китцингер) был передан протокол совещания у начальника 1-го отдела генерала Ганзена..., в ходе которого тот ни много ни мало как высказался обнадеживающе о положении на Западе.

Фюреру известно далее, что главнокомандующий сухопутными силами обратился к своим командующим генералам с просьбой поддержать его в попытке открыть фюреру глаза на ту авантюру, в которую тот решил ринуться[56]. Сам он более не имеет влияния на фюрера.

Таким образом, в Нюрнберге господствовала холодная, ледяная атмосфера...

На мой взгляд они (генералы) могут только делами исправить то, что они натворили из-за слабости духа и непослушания. Это та же проблема, которая была в 1914 году. В армии существует только один вид непослушания — а именно непослушание генералов, и в конечном счете оно является результатом их заносчивости. Они больше не могут верить и не могут высказывать послушания, т.к. они не признают гения фюрера, в котором они, несомненно, частично еще видят ефрейтора мировой войны, а не величайшего государственного деятеля после Бисмарка.

К. Генлейн ставит перед Пражским правительством ультиматум с требованием отвести назад государственную полицию, разместить по казармам войска и снять осадное положение.

14.9. В полдень из у(правления) р(азведки) поступает сообщение, что в Чехии издан всеобщий приказ о мобилизации. Через полчаса поступает информация, что один тайный агент лишь видел призывы к мобилизации, которые лежали в служебном помещении и что в 12 часов они должны были быть вывешены, но этого не случилось; однако в результате... оказались призванными 8 призывных возрастов. Так как судетские немцы массами переходят границу, мы испрашиваем позволения около 1730 по предложению 2-го отдела главного командования сухопутных сил производить на чешской границе призыв лиц, имеющих военную подготовку в округах VIII, IV, XIII и XVII. Фюрер передает из Мюнхена свое согласие.

Веч(ером) в 21 час по радио передается сообщение, что Н. Чемберлен настоятельно просит фюрера о беседе и что он готов 15-го для этой цели вылететь. Фюрер дает свое согласие.

В связи с этим начальнику ОКВ приказано до 13 часов прибыть в Оберзальцберг.

15.9. Утром — совещание у начальника ОКВ с начальниками генеральных штабов сухопутных и военно-воздушных сил по вопросу о том, что можно было бы предпринять, если фюрер будет настаивать на ускорении сроков выступления ввиду быстрого развития событий.

Результат совещания: это невозможно. Старый план «Грюн» может быть лишь еще больше отодвинут[57], если все снова вернутся в свои гарнизоны. Подготовка дороги и в таком случае займет 10 дней, если не будет отдан приказ о приведении имперской дороги в готовность. Новое расписание перевозок вступает в силу лишь с 28.9. Таким образом, мы связаны этим сроком, который фюрер выбрал, имея в виду продолжение работ на Западе в течение максимально долгого времени.

По просьбе генерала фон Штюльпнагеля решение, принятое на совещании, после визирования его начальником генерального штаба сухопутных сил совместно с начальниками отделов, по телеграфу передано в Бергхоф. После того, как улетел генерал Кейтель, — совещание шефа «Л» с генералами Гальдером и Штумпфом но поводу часа «Y» и о том, когда самое позднее этот час может быть назначен. Участники совещания сходятся на 7 часах. Приказ по этому поводу должен быть издан в 20 часов за 1 день до начала выступления. В случае, если будет плохая погода, ВВС хотят попытаться путем передачи по радио сообщения с искаженными данными полностью или частично задержать (вылет) ВВС (противника).

Поступают указания о первых подкреплениях...

...Вечером — вызовы по телефону и телеграммы из Бергхофа: «Когда самый ранний срок для назначения времени наступления»; после обсуждения (этого вопроса) с 5-м отделом (Вутман) принимается решение, что срок должен остаться таким, каким был предусмотрен.

На запрос о том, целесообразно ли ему по этому вопросу еще раз поехать в Бергхоф, Гальдер отвечает отрицательно.

Майор Шмундт заявляет, что совещание с Чемберленом прошло очень успешно.

16.9. Генерал Кейтель в 17 часов возвращается из Бергхофа. Он красочно рассказывает о результатах совещания между Чемберленом и фюрером. Следующее совещание должно произойти 20-го или 21-го в Годесберге.

Вечером с согласия фюрера от Верховного командования вооруженными силами исходит приказ главному командованию сухопутных сил и министерству финансов о расположении вдоль чешской границы усиленной пограничной охраны.

Одновременно железным дорогам приказывается секретно приготовить подвижной состав для стратегической концентрации войск с тем, чтобы переброска войск могла начаться с 28.9.

Для осуществления этой операции нужно предположительно снизить число транспортов, (применяемых) для западных укреплений с 8 000 в день до 2 000.

17.9. Фюрер отдает приказ, согласно которому, вопреки имевшемуся ранее намерению передавать судетских немцев, имеющих военную подготовку, службам комплектования сухопутных сил, их решено объединить в «свободный корпус» («Фрайкор») судетских немцев. Верховное командование вооруженными силами передает подполковника Кёхлинга (референта по вопросам молодежи) в распоряжение Конрада Генлойна в качестве советника.

19.9. Главному командованию сухопутных сил (ОКХ) отдан приказ заботиться о «Фрайкоре» судетских немцев.

Генерал Гальдер указывает на необходимость своевременно отвести трудовую армию от линии укреплений, когда на Западе начнется частичная стратегическая концентрация войск.

При выборе часа «Y» он полагает наиболее целесообразным остановиться на 630 и считает необходимым для проведения отдельных акций перейти границу еще раньше, т.е. при полной темноте.

Я уведомляю генерала Гальдера и фон Штюльпнагеля, что мы ни при каких обстоятельствах не можем допустить, чтобы начальники округов получили полную власть вместо командующих армией. Это противоречило бы закону о государственной обороне...

20.9. Англия и Франция вручили в Праге свои требования. Содержание их еще не известно.

Деятельность «Фрайкора» начинает приобретать такие масштабы, что может привести и уже привела к вредным последствиям для последующих планов армии. (Продвижение более крупных частей ч(ешской) армии в район, близкий к границе.) Согласовав этот вопрос с подполковником Кёхлингом, я пытаюсь направить эту деятельность по упорядоченному пути.

К вечеру фюрер также принимает решительные меры и отдает указание, согласно которому разрешается действовать только группам («Фрайкора») в составе не более 12 человек и после одобрения этих действий командованием корпуса.

21.9. Прибывают подкрепления по моб(илизации).

1130. Телефонное сообщение адъютанта фюрера капитана Энгеля; (капитан Эберхардт приносит (телефонограмму) во время совещания)...

«5 минут тому назад фюрер получил сообщение, что Прага безоговорочно приняла (условия)».

1215. Сообщение об этом послано генералу Ганзену, начальнику оперативного отдела, с просьбой до 17 часов дать ответы на нижеследующие 2 вопроса: Что нужно предпринять

а) если фюрер до 28-го (захочет занять территорию, где говорят по-немецки),

b) если фюрер после 28.9 захочет занять территорию, где говорят по-немецки.

1245. Информирование начальников отделов; им дается указание, продолжая подготовительные мероприятия по плану «Грюн», вместе с тем продумать все, о чем может возникнуть вопрос в случае мирного вступления.

Поручение разведывательному отделу и отделу тыла уведомить (об этом) главнокомандующего военно-морским флотом и начальника генерального штаба ВВС генерала Штумпфа.

1445. По телефону уведомлены подполковник Каммхубер (2-й отдел главнокомандующего ВВС), полковник Юпп (отдел связи вооруженных сил).

1900. Я сообщаю генералу Кейтелю все основные положения для совещания 22-го в Годесберге.

a. Вопросы по операции «Грюн», требующие немедленного разрешения.

b. Расписание на эту неделю.

c. Воен(ные) требования на случай, если чехи добровольно уберутся.

d. Сообщение главного командования сухопутных сил о том, какими войсками и какими подразделениями они могут осуществлять вступление, если оно произойдет до 28-го и после 28-го.

e. Обоснования для демаркационной линии против поляков.

По просьбе подполковника Кёхлинга главное командование сухопутных сил выделяет еще одного, пятого, офицера для вновь образованного участка «Фрайкора».

2143. Капитан Эберхардт сообщает, что согласно сообщению Абвера Пражское правительство ушло в отставку и управление страной взял на себя начальник генерального штаба. (Оказалось, что сообщение ложное)[58].

2230. Звонок генералу Кейтелю и уведомление, что если нынешние пражские правители решатся на борьбу, фюрер должен потребовать очистки дипломатических помещений в Праге, в особенности (в районе) Градчан.

22.9. 1055 Шеф Аусланда капитан Бюркнер сообщает мне, что согласно подслушанному разговору между Прагой и местным посольством в данное время происходит разгром немецкого посольства в Праге. Я немедленно даю указание об установлении с Прагой связи по телефону и радиотелеграфу через полковника Юппа.

1050. Бюркнер докладывает мне, что сообщение[59] не подтвердилось. М(инистерство) и(ностранных дел) говорило с нашим посольством.

1055. Я получаю соединение с Прагой и с Туссеном. На мой вопрос, как он поживает, он отвечает — спасибо, великолепно.

Главнокомандующий ВВС был уведомлен о первом сообщении с указанием подумать о том, какие меры необходимо будет принять, если фюрер пожелает немедленно начать бомбардировку Праги; теперь разведывательный отдел информирует его, что это было ложное сообщение, и, возможно, как раз преследовало цель спровоцировать нас на военную акцию.

Разведывательный отдел вновь передает пожелание ВВС о том, нельзя ли было бы в свете того, что в настоящее время со стороны чехов ожидается ограниченное сопротивление, назначить начало наступления на полдень...

С другой стороны, сухопутные силы настаивают на (начале наступления) на рассвете, так как отдельные корпуса не смогут быть приведены в готовность в дневное время.

1415. Генерал-лейтенант Штумпф сообщает мне лично:

1) Приказ о немедленном приведении в готовность зенитной артиллерии вокруг Чехии и в Берлине, приказ о призыве службы воздушного наблюдения, оповещения и связи...

2) Уже известные пожелания по поводу часа «Y» (полдень) и не слишком быстрое введение в действие заграждений, вызывающих тревогу...

1550. Звонок от полковника Шпапфа, 2-й отдел: по сообщению командования «Фрайкор» должен получить приказ фюрера вступать в оставленные (чехами) судетско-немецкие области и для этой цели должен быть вооружен немецким оружием.

1605. По сообщению майора Шмундта (Годесберг) К. Генлейн доложил, что чехи оставляют области судетских немцев. На этот случай фюрер приказал вступить (в эти области) «Фрайкору», с тем, чтобы иметь полицейскую защиту. Получено разрешение на всеобщее вооружение.

Так как главное командование сухопутных сил (ОКХ) до обеда не получило решения о том, может ли быть максимально ранний день наступления назначен на 28-е или 29-е, оно ориентируется на 28-е.

Главнокомандующий сухопутными силами в связи с этим назначает генерала фон Штюльпнагеля — помощника начальника генерального штаба — к генералу Кейтелю.

1850. Подполковник Кёхлинг сообщает, что фюрер отменил приказ «Фрайкору» занимать оставленные области судетских немцев; сообщение об оставлении было ложным.

1920. Оперативный отдел уведомляет меня о звонке генерала фон Штюльпнагеля по поручению Кейтеля в связи с Годесбергом. Содержание:

a. Дата нападения (день X) еще не уяснена. Подготовительные мероприятия планомерно продолжать. Если «Грюн» будет иметь место, то не раньше 30.9. Если раньше, то, по-видимому (операция будет производиться) импровизированно.

b. 4 рез(ервные) дивизии должны быть согласно плану транспортированы на Запад для маневров...

1945. Дежурный офицер капитан Ритген сообщает, что, согласно радиограмме, адресованной имперскому министру внутренних дел, отряды СА в Саксонии добыли себе оружие и сражаются с чешскими войсками. Я даю указание о немедленной передаче этих сведений подполковнику Цейтцлеру[60]. (Нужно) потребовать самого резкого вмешательства со стороны IV армейского корпуса (решительного введения в действие IV армейского корпуса).

23.9. Канарис считает свою организацию безупречной.

Командование сухопутных войск относится к «Фрайкору» без симпатии, то же можно сказать об СС. СА, напротив, уделяют ему особое внимание.

Демонстрации в Праге усиливаются. Официально подтверждается усиление коммунистического (движения).

Вспышку воли к сопротивлению у чехов следует отнести за счет высказываний фр(анцузской) военной миссии. В этом должен был сыграть определенную роль доказанный факт вторжения немецких войск на территорию чешского государства.

Англ(ийский) демарш в м(инистерстве) и(ностранных дел) :

Согласно ки(тайскому) сообщению русские якобы объявили о договоре между Совет(ской) Р(оссией) и Фр(анцией).

...Между 21 и 22 часами с разных сторон поступают сообщения: «Чехия объявляет общую мобилизацию».

24.9. 1910. Телефонное сообщение от капитана Эберхардта (Годесберг): «Еще никакого прояснения (обстановки), в военном отношении все остается по-прежнему. Фюрер приказал сосредоточить полицейские силы на Верхнем Рейне».

1940. Сообщение из Годесберга.

Партия принимает на себя попечение о «Фрайкоре» (без оружия и боеприпасов).

Связь и передвижение по дорогам на немецко-чешской границе парализованы на 100%.

24.9.[61] 16 час. Шеф ОКВ вернулся из Годесберга. Он рассказывает, что произошло в Годесберге, передает меморандум и письмо Чемберлена фюреру.

В 1730 шеф ОКВ вновь направляется к фюреру, в 1830 он сообщает решение фюрера выставить усиленную погранохрану, тайно привести в готовность пограничную стражу, постоянный гарнизон и организацию заграждения против Франции и Люксембурга (на границе с Францией и Люксембургом), выставить пограничную стражу на чешской границе.

25.9. Генерал фон Салмут сообщает по телефону о предстоящей акции СС в Силезии, о разногласиях по поводу обстоятельств издания приказов в..., где Канарис захватил власть и (куда) одновременно вторглись части «Фрайкора». По распоряжению Фюрера в...[62] вслед за «Фрайкором» вступили 2 батальона СС «Тотенкопф».

26.9. Чемберлен передает, что англ(ийские) пресса и радиопередачи не передают официальной английской позиции — таковой являются только сообщения за его подписью.

Факт выхода в море англ(ийского) флота, о котором было сообщено 24-го, не подтвердился.

Начальник ОКВ, действуя через главное командование сухопутных сил, приостановил предполагаемое приближение передовых частей к чешской границе, потому что в этом еще нет необходимости, а также потому, что фюрер ни при каких обстоятельствах не хочет пересечь границу до 30-го. Приказ подойти к чешской границе должен быть дан только 27-го сентября, но не раньше.

Вечером 26-го сентября постоянные радиостанции в Дрездене, Бреслау и Вене передаются в распоряжение министерства просвещения и пропаганды для того, чтобы препятствовать возможному проведению чешской пропаганды по радио.

Вопрос Аусланда: можно ли и сейчас еще разрешать чехам выезжать (из своей страны) и пересекать Германию?

Решение начальника ОКВ: да.

1515. Начальник ОКВ информирует генерала Штумпфа относительно результатов переговоров в Годесберге и мнения фюрера. Ни в коем случае день наступления (день X) (не будет намечен) до 30-го.

Очень важно, чтобы до получения ответа из Праги мы не втянулись из-за ложных сообщений в вооруженное столкновение.

На вопрос Штумпфа по поводу часа «Y» поступает ответ, что в связи с метеорологическими условиями вряд ли можно рассчитывать на одновременное выступление ВВС и сухопутных войск.

Сухопутным войскам нужно предрассветное время, а военно-воздушные силы из-за частых утренних туманов могут вступить в действие лишь несколько позднее.

Фюрер должен решить, кому из командующих дать право первого хода. Штумпф также придерживается мнения, что сухопутные силы должны начать первыми.

По поводу наступления на Прагу фюрер не сделал еще никаких распоряжений.

2000. Фюрер произносит в Спортпаласе свою великую речь, обращенную к народу и миру.

27.9. Адмирал Канарис, находясь у начальника ОКВ, настойчиво указывает на то, что подготовительные мероприятия Гейдриха (шефа гестапо) к устранению немецких коммунистов из судетской области не согласовываются с нашими подготовительными мероприятиями (тайная полевая полиция).

1230. Указание начальнику полиции порядка генералу Далюге о том, чтобы все подготовительные мероприятия полиции порядка осуществлялись по согласованию с нами. Достигнуто полное согласие.

1320. Фюрер соглашается, чтобы первый эшелон, предназначенный для первой волны атаки, продвинулся до линии, с которой он может прибыть на место сбора к 30 сентября.

1330. Карта, переданная из центра «Фольксдейче Миттельштелле»[63] не совпадает с той картой, которая была передана Чемберлену.

1800. Фюрер санкционирует мобилизацию 5 кадр(овых) дивизий (26-й, 34-й, 36-й, 33-й и 35-й), а также 14-ти дивизий ландсвера. ОКХ присоединит к этому еще пулеметные батальоны, расположенные на Верхнем Рейне, и корпусные части.

Дуче уведомил фюрера, что он желает, чтобы в Иннсбруке было организовано совещание министров иностранных дел (Германии и Италии) с представителями командования по поводу совместных воен(ных действий).

Начальник ОКВ намеревается 29-го для этой цели вылететь в Иннсбрук.

Он желает, чтобы (мы) до полудня 28-го сопоставили наши пожелания (в связи с совещанием).

1930. Фюрер высказывает пожелание об активизации деятельности «Фрайкора» (сообщение подполковника Кёхлинга).

2030. ...Фюрер назначил на вечер марш моторизованных войск в пропагандистских целях через правительственный квартал — (марш) назначен на 27-е вечером.

28.9. Самый тяжелый день.

Поступает все больше сообщений о проведении Англией и Францией подготовительных мероприятий, которые равносильны частичной мобилизации.

Главнокомандующий сухопутными силами умоляет начальника ОКВ, ссылаясь на то, что он несет ответственность в этом вопросе, уговорить фюрера на мобилизацию всех ресурсов сверх того, что выделено для области судетских немцев.

Франсуа Понсе и Гендерсон между 11 и 1300 (провели) у фюрера примерно 1 ч(ас).

Фр(анцузский) посол вносит новое предложение — 1.10 войти только в небольшую область.

Штапф[64] сообщает о совещании у Геринга, на котором тот заявил, что теперь едва ли удастся избежать большой войны. Эта война может продлиться 7 лет, и мы ее выиграем.

Франко пишет нелюбезное письмо о том, что поддержка, оказываемая (ему) легионом «Кондор», слишком незначительна. Фельдм(аршал) Геринг угрожает Франко, что отзовет легион.

Днем в м(инистерстве) и(ностранных дел) совещание с поляками по поводу польской демаркационной линии.

Учащаются признаки передвижения беженцев на Западе.

1700. Разрядка напряжения. Фюрер решился на совещание в Мюнхене с Чемберленом, дуче и Даладье.

29.9. Мюнхенское соглашение подписано. Чехословакия перестала существовать как фактор силы.

Между 2 и 7.10 будут оккупированы 4 заранее определенные зоны, к 10.10 (будет занят) остальной район, преимущественно с немецким населением.

Гений фюрера и его решимость не страшиться мировой войны вновь привели (нас) к победе без применения силы.

Остается надеяться, что неверующие, слабые и сомневающиеся примут нашу веру и останутся при ней.


Записка генерального штаба вооруженных сил Германии «Соображения относительно переговоров представителей вермахта с Италией»


26 ноября 1938 г.

1) Форма переговоров.

Переговоры начинает министр иностранных дел в контакте с начальником генерального штаба вооруженных сил. В дальнейшем переговоры ведут представители видов вооруженных сил, если речь не идет о вопросах, которые разрабатываются в генеральном штабе вооруженных сил.

2) Главная идея переговоров.

Никакого совместного ведения военных действий в одном районе и под единым командованием, а разделение особых задач и театров военных действий для каждого государства, в рамках которых оно самостоятельно осуществляет операций.

3) Военно-политическая основа для переговоров.

Война Германии и Италии против Франции и Англии с целью в первую очередь разгромить Францию. Тем самым наносится удар и по Англии, которая, потеряв базу для продолжения войны на материке, окажется перед лицом того, что все силы Германии и Италии будут направлены против нее одной.

При этом:

Швейцария, Бельгия и Голландия соблюдают строгий нейтралитет. Венгрия и Испания придерживаются благожелательного нейтралитета по отношению к Германии и Италии.

Сомнительную позицию занимают Балканские страны и Польша. Россия враждебно настроена по отношению к Германии и Италии.

Внеевропейские державы пока не рассматриваются.

4) Разделение задач в общем плане.

а) Германия.

Задача в целом. Концентрация всех сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил на западном фронте.

В результате строгого соблюдения нейтралитета Бельгии и Голландии расширение этого фронта ограничивается и предположительно достигается то, что и противник вынужден будет уважать нейтралитет этих государств.

Сухопутная война. Концентрированный удар германских частей против Франции на участке между Мозелем и Рейном в юго-западном направлении, восточный фланг примыкает к Вогезам. (Прорыв линии Мажино вполне возможен. Это доказано испытательными стрельбами по чешским укреплениям, построенным по образцу линии Мажино. В распоряжении находятся самые современные наступательные средства и дальнобойная артиллерия, прикрываемая танками в районе наших укреплений. В ходе бесед нужно будет подробнее обосновать справедливость этих соображений.)

Морская война. Удар по английским и французским морским коммуникациям в Северном море и в Атлантике. Детали относительно разграничения театров военных действий на море, вопросы взаимной поддержки (материальное снабжение, снабжение горючим, ремонтные базы и т.д.) подлежат выяснению в ходе переговоров между представителями военно-морских сил обеих сторон.

Воздушная война. Одновременно наступательные операции ВВС против Англии и Северной Франции. Отсечение английских морских коммуникаций во взаимодействии с военно-морскими силами.

б) Италия.

Задача в целом. Нейтрализация Балкан (общая тыловая база), активизация влияния на Испанию, оккупация Балеарских островов (недопущение транзита французских вооруженных сил или пролета над островами французских самолетов). Угроза сферам французского и английского влияния в Северной Африке, Египте, Палестине и на Ближнем и Среднем Востоке. Активная поддержка повстанческого движения в Марокко и тем самым общее распыление действующих английских военно-воздушных и военно-морских сил.

Сухопутная война. Сковывание по возможности крупных французских соединений на фронте в итальянских Альпах.

Предотвращение угрозы тылу Германии на ее восточных и юго-восточных границах путем введения в действие итальянских сил (вместе с Венгрией) против Польши в случае, если последняя займет угрожающую позицию.

Наступление на французскую Северную Африку, оккупация Корсики.

Морская война. Удар по английским и французским морским коммуникациям в Средиземноморье, главным образом по коммуникациям между Францией и Северной Африкой. Выключение Гибралтара. (Относительно разграничения театра военных действий на море смотри пункт 4а.)

Воздушная война. Военно-воздушные операции против Франции на участке южнее линии Женевское озеро — Ла-Рошель; удар по североафриканским колониям и по французским коммуникациям в Средиземном море.

5) Общие военные вопросы.

а) Участие Италии во всех активных и пассивных оборонительных мероприятиях Германии.

б) Обмен информацией между видами вооруженных сил.

в) Участие Италии в мероприятиях по пресечению связей с заграницей во время войны.

г) Сотрудничество в пропагандистской и экономической войне.

д) Сотрудничество в области военного снаряжения и обеспечения сырьем.

е) Сотрудничество в области службы связи.

Печат. по сб.: СССР в борьбе за мир... С. 94 — 96.

Опубл. в изд.: Akten zur deutschen auswartigen Politik... Serie D. B. IV. S. 464-465.


Запись беседы министра иностранных дел Германии И. Риббентропа с министром иностранных дел Франции Ж. Бонне


6 декабря 1938 г.


На беседе присутствовали: посол Германии во Франции граф Вельчек и генеральный секретарь МИД Франции Леже.

Беседу записал посланник: П. Шмидт


В начале беседы Бонне выразил свое удовлетворение по поводу визита г. министра. Он, Бонне, надеется, что и в дальнейшем представится еще возможность для проведения таких бесед.

Министр фон Риббентроп ответил, что и он рад возможности обменяться мнениями с французским министром иностранных дел и что он надеется, что сможет приветствовать своего французского коллегу также и в Берлине.

Затем Бонне подчеркнул положительное значение германо-французского сближения, особо указав на культурное и экономическое сотрудничество между обеими странами. В этой связи он упомянул о желательности расширения товарообмена и заключения соглашения о взаимных поездках граждан обеих стран.

Со своей стороны имперский министр иностранных дел фон Риббентроп также заявил, что он ожидает многого от сотрудничества в экономической области, особенно если Франция увеличит свои закупки на германском рынке (возможно, путем выдачи правительственных заказов; углубления экономических связей с французскими колониями), что может привести к выравниванию имеющего место ныне дефицита в платежном балансе между обеими странами.

Оба министра пришли к единому мнению о том, что они стремятся сделать все необходимое для облегчения взаимной торговли. В частности, г. Бонне заявил, что намерен изучить вопрос о правительственных заказах.

После того как имперский министр иностранных дел заявил г. Бонне, что он охотно готов обсудить с ним и другие проблемы, если г. Бонне желает этого, г. Бонне тотчас же затронул вопрос об отношениях между Францией и Италией. Дав обстоятельную характеристику развития отношений между обеими странами, он остановился на инцидентах, имевших место в итальянском парламенте в связи с последней речью графа Чиано[65], и сказал, что, хотя в ответ на протест французской стороны итальянское правительство заявило, что не несет ответственности за эти инциденты, итальянский ответ был сделан в довольно туманной форме, так что Франция в значительной мере обеспокоена теми вопросами, которые были подняты в результате этих инцидентов.

Как в этой, так и в других беседах, имевших место во время пребывания имперского министра иностранных дел в Париже, снова и снова выражалась большая озабоченность относительно дальнейшего развития событий в бассейне Средиземного моря; можно даже сказать, что это, собственно, главная тема, которая в эти дни занимает членов французского правительства.

На вопрос Бонне, какую позицию занимает Германия по отношению к этой проблеме, и в частности в вопросе о Тунисе, имперский министр иностранных дел ответил, что Германия в этой проблеме непосредственно не заинтересована. Он, имперский министр иностранных дел, недостаточно разбирается в деталях тунисской проблемы, однако неоднократно слышал от итальянцев, что итальянское население в Тунисе не слишком довольно отношением к нему. Конечно, в наши дни нужно учитывать, что мы живем в эпоху пробуждения национализма, который в настоящее время имеет совсем иное значение, чем раньше. В этих условиях вполне возможно, что молодежь могучей и гордой итальянской нации проявляет особое нетерпение, когда она слышит о плохом обращении с ее соплеменниками в других странах, и что молодые горячие головы устраивают тогда такие демонстрации, какие имели место в итальянском парламенте. Имперскому министру иностранных дел представляется, что первой предпосылкой для оздоровления положения там было бы хорошее обращение с итальянским меньшинством в Тунисе. Германская позиция в этой средиземноморской проблеме, сказал имперский министр иностранных дел, такова.

Хотя Германия непосредственно и не заинтересована в этом вопросе, все же у нее есть косвенная заинтересованность, постольку поскольку ее принципиальная позиция во внешнеполитических вопросах всегда определяется ее дружбой с Италией. Непоколебимой основой германской внешней политики является ось Берлин — Рим, дружба между Италией и Германией, между фюрером и Муссолини.

Затем имперский министр иностранных дел подробно остановился на том, как эта дружба возникла из совместной идейной борьбы против подрывной деятельности в собственной стране, а также против Коммунистического Интернационала, и сказал, что понять эту дружбу может только тот, кто сам принимал участие в той идейной борьбе, которая проходила в этих обеих странах на протяжении ряда лет. На этой же основе возникла дружба между Японией и Германией и треугольник Берлин—Рим—Токио, который в наше время следует рассматривать как стабильный фактор на земном шаре. Однако все это, конечно, не является препятствием, тому, чтобы тем не менее перебросить мост урегулирования и взаимопонимания от авторитарных государств к демократиям, а чтобы сделать такой шаг на пути сближения с Францией, он, имперский министр иностранных дел, и прибыл во Францию.

Еще раз возвращаясь к идее национализма, имперский министр иностранных дел подробно обрисовал, насколько, например, серьезной и динамичной оказалась эта идея в случае с Чехословакией. Фюрер принял решение в определенный срок осуществить урегулирование в этом районе на основе этнографического принципа. Впрочем, сказал имперский министр иностранных дел, Германия совершенно определенно рассматривает эту часть Европы как область своих интересов. Затем г. имперский министр иностранных дел уточнил, насколько было бы хорошо для преодоления в будущем противоречий между авторитарными государствами и демократиями, в частности между Германией и Францией и Англией, если бы к этой сфере германских интересов отнеслись с принципиальным уважением. Ведь Германия не вмешивается в сферу интересов других держав, например Англии.

Министр иностранных дел заявил в этой связи, что для него остается непонятой посылка лорда Ренсимена в Прагу[66]. Он в свое время сказал об этом также г. Чемберлену в Бад-Годесберге и спросил Чемберлена, согласилась ли бы Англия, например, с тем, что в случае конфликта между Лондоном и Дублином фюрер, не спросив Англию, направил в Дублин, ну, скажем, бывшего имперского министра экономики Шмитта, чтобы урегулировать вопрос между Ирландией и Англией. Министр сказал, что Чемберлен возражал против этого сравнения, однако на это он, имперский министр иностранных дел, заявил Чемберлену, что было бы хорошо, если бы англичане принципиально отошли от этого образа мышления, только что вновь продемонстрированного г. Чемберленом. Ибо для немцев упомянутое выше сравнение между лордом Ренсименом и Шмиттом является абсолютно классическим. Было бы хорошо, если бы Англия и весь мир раз и навсегда усвоили это.

Что касается Франции, продолжал имперский министр, то, как он уже неоднократно говорил в этом году французскому послу Франсуа-Понсе, военные союзы на востоке являются ярко выраженными атавизмами Версальского договора и версальского духа. Никогда сильная Германия не потерпела бы таких военных союзов, лишь слабая Германия вынуждена была примириться с ними. Но в момент воссоздания мощи стало ясно, что с этой политикой окружения, создающей невыносимое состояние, рано или поздно, путем переговоров или каким-либо другим путем, но должно быть покончено. Если бы во Франции раз и навсегда признали эту сферу германских интересов, то тогда он вполне поверил бы в возможность принципиального и окончательного урегулирования между Германией и Францией.

Бонне ответил, что со времени Мюнхена положение в этом отношении коренным образом изменилось, и тут же заметил, что вопросы, поднятые в связи с последними итальянскими инцидентами (Тунис и Корсика), все же носят целиком и полностью иной характер, нежели вопрос о судетских немцах. Франция не может ни в коем случае и думать об отказе от своих территорий. Поднять территориальный вопрос о Тунисе — значило бы начать войну. Впрочем, Франция была бы готова обсудить положение итальянского меньшинства в Тунисе, которое составляет довольно незначительную часть общего населения. Однако Италия до настоящего времени ни в какой форме не поднимала никаких конкретных вопросов в этой связи.

Имперский министр иностранных дел фон Риббентроп ответил, что он не хотел проводить никаких параллелей между Чехословакией и Тунисом. Он может только сказать, что детали вопроса о Тунисе ему мало известны и что уже по этой причине он не в состоянии высказаться по этому вопросу. Однако он хотел бы выразить надежду, что рано или поздно между Италией и Францией в этом вопросе будет достигнуто урегулирование.

В дальнейшем в беседе был затронут вопрос об обещанных Чехословакии со стороны четырех держав гарантиях новых чехословацких границ. На вопрос Бонне, как мы относимся в принципе к этой проблеме, имперский министр иностранных дел ответил, что немецкая сторона намерена сначала выждать развития событий, так как возможное предоставление гарантий со стороны Германии в свое время было обусловлено тем, что проблемы других национальных меньшинств также должны быть решены. Далее, все зависит от того, будут ли поставлены отношения между Германией и Чехословакией на совершенно новую основу. Однако он уже сейчас хотел бы подчеркнуть следующее: Германия ни в коем случае не потерпит, чтобы Чехословакия вернулась в фарватер г. Бенеша. Четырехсторонняя гарантия, по его мнению, в некотором смысле означает для этой страны определенное искушение все же вновь пойти по старому политическому курсу Бенеша. Наилучшую и самую эффективную гарантию для Чехословакии он усматривает единственно лишь в установлении этой страной дружественных отношений с Германией.

В то время как Леже в своих коротких высказываниях о «нейтрализации» Чехословакии на основе международных гарантий, казалось, придавал особое значение четырехсторонней гарантии, Бонне ограничился заявлением, будто бы Франция, собственно, пришла к тому, чтобы подумать о предоставлении гарантий, скорее под давлением обстоятельств. По его словам, 19 сентября в Лондоне речь шла о том, чтобы побудить тогдашнюю Чехословакию отказаться от судетских областей в пользу рейха. Франция перед лицом своих чрезвычайно больших обязательств по отношению к Чехословакии была вынуждена выкупить согласие чехословацкой стороны на отказ от части территории за обещание новой гарантии.

Бонне не углублял этой темы, а перешел к испанскому вопросу и попросил имперского министра иностранных дел высказать свое мнение и по этой проблеме.

Имперский министр иностранных дел фон Риббентроп подчеркнул, что Германия желает победы Франко. Это вытекает из принципиальной антибольшевистской позиции рейха. Во внутренней и в значительной степени во внешней политике борьба против большевизма является лейтмотивом действий Германии. Фюрер поддержал национальное правительство в Испании исключительно по этой причине. Фюрер и Муссолини, воспрепятствовав утверждению большевизма в Испании, оказали в конечном итоге услугу и Франции, так как если бы Франция имела своим соседом большевистскую Испанию, то многие дела внутри Франции, и как раз в последнее время, значительно бы усложнились. Впрочем, он может в этой связи заявить, что за усилиями правительства Даладье по урегулированию положения во Франции в Германии следили с большим интересом и полным пониманием, а достигнутые на этом пути успехи были восприняты с большим удовлетворением.

Бонне заверил, что и французское правительство абсолютно против большевизма и что оно также совершенно ничего не имеет против победы Франко, если бы прежде были полностью выведены иностранные добровольцы, чтобы никто не мог сказать, что Франко победил лишь с иностранной помощью. Он, между прочим, указал в этой связи на сравнительно незначительное число германских добровольцев (2500—3000 человек).

Имперский министр иностранных дел в свою очередь еще раз указал на то, что Германия не имеет никаких территориальных претензий в отношении Испании, и упомянул, что Муссолини также сделал заявления в этом плане.

Бонне сказал далее, что он уже сделал значительный шаг в сторону свертывания гражданской войны, закрыв Пиренеи для провоза военных материалов. Впрочем, у него есть сведения, что барселонское правительство (г-н Негрин) все дальше отходит от Москвы, и он надеется, что между правительством Барселоны и Франко удастся достичь урегулирования.

Имперский министр иностранных дел указал на то, что это очень трудно сделать, поскольку тысячи убитых разделяют оба лагеря, и сказал, между прочим, что большая часть военных материалов и дальше поступает в Барселону морским путем.

В ходе дальнейшей беседы имперский министр фон Риббентроп еще раз охарактеризовал прежнюю французскую политику союзов и окружения, и в частности пакт с Россией[67], как препятствие на пути сближения между Германией и Францией.

Бонне подчеркнул, что пакт с Россией связан с совершенно определенными условиями и отнюдь не выходит за рамки Лиги наций; впрочем, этот пакт, продолжал Бонне, был заключен ярко выраженными правыми политиками, такими, как Фландэн[68] и Лаваль, а не теми, кто сейчас входит в правительство.

Леже заметил в дополнение, что заключение франко-русского пакта двустороннего характера не входило в намерение французской стороны. Первоначально думали о том, чтобы превратить этот пакт в многостороннее соглашение, в котором участвовали бы и другие государства, Польша и Балтийские страны, и лишь в результате развития событий этот пакт стал чисто двусторонним.

Имперский министр, отвечая на это замечание, указал на то, что, как известно, пакт между Францией и Россией направлен исключительно против Германии и, как следовало предполагать, идея об общем коллективном пакте, к которому должна была присоединиться и Германия, осталась мертвой теорией.

В дальнейшем имперский министр иностранных дел затронул еще вопрос о Марокко и подчеркнул необходимость его скорейшего и окончательного решения. Дискриминации Германии в этом вопросе нужно раз и навсегда положить конец. Он считает, что если в германо-французских отношениях должна наступить новая эра, то для этого надо урегулировать этот вопрос.

Бонне обещал подвергнуть этот вопрос необходимому изучению в позитивном плане.

В конце беседы состоялся краткий обмен мнениями по колониальному вопросу, в ходе которого имперский министр иностранных дел попросил французского министра иностранных дел изложить ему принципиальные соображения французского правительства по этой проблеме. Он также указал на принципиальную правовую точку зрения германского правительства, которая остается неизменной, хотя в данный момент этот вопрос, возможно, и неактуален.

Бонне заявил, что в настоящее время в колониальном вопросе Франция ничего не может сделать для Германии. Франция вынуждена была пойти в Мюнхене на весьма большие жертвы, и когда при анализе сообщений германской прессы и других материалов, опубликованных сразу же после Мюнхенского соглашения, во Франции сложилось впечатление, что теперь, непосредственно после Мюнхена, рейх хочет выступить с новыми требованиями в области колонии, то во французских кругах это вызвало, как известно, абсолютное сопротивление, так что в данный момент сделать ничего невозможно.

Позднее, вечером, имперский министр иностранных дел еще раз указал Бонне на то, что Германия рассматривает французские гарантии Чехословакии как вмешательство в сферу наших интересов, и совершенно недвусмысленно заявил, что идея таких гарантий не будет способствовать взаимопониманию, на путь которого мы только что вступили.

В соответствии с указанием настоящее представлено на рассмотрение г. имперскому министру иностранных дел.

Документы и материалы кануна второй мировой войны... Т.1. С.258—263.


Запись беседы рейхсканцлера Германии А. Гитлера с министром иностранных дел Польши Ю. Беком[69]


5 января 1939 г.


В начале беседы полковник Бек подчеркнул тот факт, что германо-польские отношения целиком и полностью выдержали испытания сентябрьского кризиса. Если, может быть, в последние месяцы наметился некоторый спад в сравнении с высоким уровнем сентябрьских дней, то, по мнению польского правительства, обе стороны должны приложить усилия к тому, чтобы устранить причины некоторых трудностей, возникших в последнее время. В качестве одной из этих трудностей Бек упомянул вопрос о Данциге и подчеркнул при этом, что этот вопрос касается не только немецкого и польского правительств, но и третьих сторон, в том числе и Лиги наций. Что, например, произошло бы, сказал Бек, если бы однажды Лига наций отмежевалась от вопроса о Данциге? Помимо этого имеются также и некоторые другие вопросы, в которых необходимо устранить имеющиеся недоразумения, в том числе гарантия чехословацких границ, а именно будет ли она предоставлена немедленно, или, если вообще она будет иметь место, в какой момент намерены ее предоставить.

Фюрер ответил, что в целях устранения всех имеющихся трудностей необходимо обратиться вначале к главной тенденции в германо-польских отношениях. С немецкой стороны он может подчеркнуть, что в позиции Германии в отношении Польши, зафиксированной в декларации о ненападении от 1934 г.[70], не произошло ни малейших изменений. При всех обстоятельствах Германия будет заинтересована в сохранении сильной национальной Польши, совершенно независимо от положения дел в России. Безразлично, идет ли речь о большевистской, царской или какой-либо иной России, Германия всегда будет относиться к этой стране с предельной осторожностью, и потому Германия крайне заинтересована в сохранении Польшей своих позиций. С чисто военной точки зрения наличие сильной польской армии снимает с Германии значительное бремя; дивизии, которые Польша вынуждена держать на русской границе, избавляют Германию от соответствующих дополнительных военных расходов.

Фюрер указал, что в мировой прессе Германии стараются приписать какие-то намерения относительно Украины, и заявил, что в этом отношении Польша ни в малейшей степени не должна опасаться Германии. Германия не имеет никаких интересов по ту сторону Карпат, и ей безразлично, что делают там страны, заинтересованные в этих областях. Подобно этому она непосредственно не заинтересована в Средиземном море, однако при всех обстоятельствах она всегда будет стоять на стороне Италии. Впрочем, необходимо проводить различие между сферами политических интересов Германии и ее стремлениями в экономической области, которые направлены исключительно на то, чтобы поддерживать широкие торговые отношения со всеми странами, на которые можно рассчитывать как на экономических партнеров. При этом есть страны, как, например, Соединенные Штаты, которые по своей экономической структуре меньше подходят для Германии в качестве партнеров, поскольку они сами производят промышленные изделия, которыми Германия только и могла бы оплатить закупаемые ею сырье и продовольствие. Другие страны, к которым относится и Польша, напротив, могли бы закупать в Германии всю промышленную продукцию, в которой они нуждаются, а за это продавать ей сырье и продовольствие. В этих случаях Германия намерена предельно расширить торговые отношения, что, в частности, касается и экономических отношений с Польшей.

Позиция, занятая Германией в украинском вопросе в связи с Венским арбитражем[71], которая, вероятно, вызвала в Польше некоторые недоразумения, сказал фюрер, объясняется историей развития этого дела в связи с позицией Венгрии во время сентябрьского кризиса. Затем фюрер долго и подробно разъяснял отдельные фазы чехословацкого конфликта, особенно подчеркивая нерешительную и выжидательную позицию Венгрии. В ходе неоднократных переговоров, сказал фюрер, он настоятельно советовал венграм как можно быстрее самим проявить инициативу, если они хотят найти политическое решение их территориального спора с Чехословакией, однако он почти не встретил у венгров понимания. Венгры, охваченные предвоенным ожиданием, попали в сети намерений Англии и Франции и постоянно заявляли, что боятся активного вмешательства обеих этих стран в конфликт и что проигранная война, возможно, и не будет стоить жизни Германии, а Венгрии принесет окончательную гибель. Впрочем, в результате неожиданного предложения о переговорах со стороны Чемберлена и Даладье он (фюрер) отошел от мысли о чисто политическом решении чехословацкого вопроса, которое было бы равносильно ликвидации Чехословакии, и, поскольку Венгрия не оказала ему никакой сколько-нибудь активной поддержки, он смог выступить перед мировой общественностью лишь с идеей этнографического решения вопроса, в противовес политическому решению, которое должно было бы осуществиться только в контакте между Польшей, Венгрией и Германией как единственно заинтересованными странами и заключалось бы в ликвидации Чехословакии. На будущее также ясно, что подобные политические решения никогда не могут осуществляться односторонне, а только таким путем, когда в этом решении будут принимать участие все заинтересованные в Чехословакии страны.

Лишь тогда, продолжал фюрер, когда венгры сочли вмешательство безопасным, они стали немного активнее. При этом он, фюрер, должен указать на то, что оказалось не так-то просто добиться в Мюнхене от французов и англичан согласия на включение в соглашение также польских и венгерских претензий к Чехословакии. В соответствии с соглашением относительно этих двух претензий, которое было достигнуто в Мюнхене на основе предложения Муссолини, венгры сформулировали затем свои требования, представив карту, из которой следовало, что они не требуют украинской территории. Германия весьма неохотно согласилась с просьбой об арбитраже и сделала это только тогда, когда от обеих конфликтующих сторон — Венгрии и Чехословакии — последовало заверение, что результат арбитража будет ими принят. Это решение третейского суда, как было сказано, было вынесено на основе венгерских требований и после того, как были заслушаны обе стороны. Вскоре после этого венгры вдруг заявили, что они претендуют также на крупные области Украины, и тем самым поставили в трудное положение державы-арбитры. Конечно, было совершенно невозможно пересмотреть достигнутые в Вене решения спустя такой короткий промежуток времени после их принятия. С другой стороны, Венгрия также была не в состоянии добиться осуществления своих требований насильственным путем, так как, несомненно, чехословацкая армия оказалась бы сильнее и, возможно, уже вскоре вступила бы в Будапешт. В этом случае Германия оказалась бы в чрезвычайно затруднительном положении, так как совершенно ясно, что она была бы вынуждена не допустить поражения Венгрии от Чехословакии хотя бы только по престижным соображениям — с целью воспрепятствовать тому, чтобы весь мир торжествовал по поводу победы демократической страны над одним из государств, напавших на нее. С другой стороны, в военном отношении Германия давно уже отмобилизовалась, причем на несколько месяцев задержан на службе призывной возраст, который в нормальных условиях должен был демобилизоваться. Были уже давно проведены другие мобилизационные меры в различных областях, и выявилась необходимость по окончании кризиса отменить все эти меры. Поэтому в ноябре обученный призывной возраст был демобилизован на втором году службы, вследствие чего под ружьем остались солдаты, которые еще не завершили военную подготовку, и молодые рекруты. При таком положении дел уже при незначительных международных осложнениях пришлось бы снова призвать в армию только что демобилизованный возраст и предпринять ряд обременительных мер в экономической области. Эта повторная мобилизация, само собой разумеется, легла бы чрезвычайно тяжелой психологической нагрузкой на общественное мнение в Германии и помимо этого имела бы своим следствием еще и то, что Франция автоматически предприняла бы мобилизационные мероприятия, которые проводятся в период обострения отношений; в свою очередь, ответом на это были бы аналогичные мобилизационные меры в Германии (занятие западных укреплений и т.д.). По этой причине в ноябре Германия ни в коем случае не могла допустить возникновения международного конфликта; это и явилось в конечном итоге одним из решающих моментов для определения ее позиции в украинском вопросе.

Что касается самих германо-польских отношений, то он, фюрер, хотел бы еще раз повторить, что в позиции Германии по отношению к Польше с 1934 г. ничего не изменилось. Чтобы окончательно урегулировать все еще не решенные вопросы в отношениях между обеими странами, сказал фюрер, не следует ограничиваться соглашением 1934 г., которое носит скорее негативный характер, а надо попытаться договорным путем окончательно разрешить отдельные проблемы. Кроме вопроса о Мемеле, который будет решен в германском плане (литовцы, кажется, намерены содействовать разумному решению проблемы), немецкая сторона считает необходимым урегулировать непосредственно в германо-польских отношениях проблему Данцига и коридора, которая представляет чрезвычайную сложность для Германии с эмоциональной точки зрения. По его мнению, здесь необходимо отказаться от старых шаблонов и искать решения на совершенно новых путях. Так, например, в вопросе о Данциге можно подумать о том, чтобы в политическом отношении воссоединить этот город — в соответствии с волей его населения — с германской территорией, при этом, разумеется, польские интересы, особенно в экономической области, должны быть полностью обеспечены. Это также в интересах Данцига, поскольку Данциг в экономическом отношении не может существовать без Польши; поэтому он, фюрер, думает о формуле, в соответствии с которой Данциг в политическом отношении станет германским, а в экономическом — останется у Польши.

Данциг остается и всегда будет немецким; рано или поздно этот город отойдет к Германии. Однако он может заверить, что в вопросе о Данциге польская сторона не будет поставлена перед свершившимся фактом.

Относительно коридора, который, как было сказано, является для Германии сложной психологической проблемой, фюрер указал на то, что, несомненно, было бы полнейшей бессмыслицей думать о том, чтобы отобрать у Польши выход к морю. Если бы Польша оказалась в таком мешке, то такое положение, учитывая возникающую в связи с этим напряженность, можно сравнить с заряженным револьвером, спуск у которого может сработать в любую минуту. Следует признать, что связь с морем для Польши абсолютно необходима. Но в той же мере для Германии необходима связь с Восточной Пруссией, и в этом вопросе, используя совершенно новые методы урегулирования, можно, видимо, найти решение, отвечающее интересам обеих сторон.

Если бы удалось на этой разумной основе достичь окончательного урегулирования отдельных вопросов, причем, само собой разумеется, каждый из обоих партнеров не должен быть ущемлен в своих правах, то тогда настал бы момент и в отношении Польши, как это имело место в соглашениях с Францией, расширить скорее негативное заявление 1934 г. в том положительном смысле, что со стороны Германии Польше предоставляется ясно выраженная, зафиксированная в договорном порядке гарантия ее границ. Польша в этом случае получила бы крупное преимущество, заключающееся в том, что ее граница с Германией, включая коридор, была бы гарантирована в договорном порядке. При этом фюрер еще раз подчеркнул психологическую сложность этой проблемы, а также тот факт, что только он, фюрер, может привести к такому решению. Для него не так-то просто дать подобную гарантию коридора, и он определенно подвергнется за этот шаг довольно-таки серьезной критике со стороны буржуазных кругов. Однако, будучи реальным политиком, он все же полагает, что подобное решение оказалось бы наилучшим. Если бы Германия предоставила свои гарантии, то о польском коридоре так же мало говорили бы, как ныне о Южном Тироле или Эльзасе и Лотарингии.

Дальнейшим вопросом, в котором у Германии и Польши есть совместные интересы, является еврейская проблема. Он, фюрер, преисполнен твердой решимости выбросить евреев из Германии. Сейчас им еще будет позволено захватить с собою часть своего имущества; при этом они наверняка увезут с собою из Германии больше, чем они имели, когда поселились в этой стране. Но чем больше они будут тянуть с эмиграцией, тем меньше имущества они смогут взять с собой.

Если бы со стороны западных держав к требованиям Германии в колониальном вопросе было проявлено больше понимания, то тогда он, фюрер, возможно, предоставил бы для решения еврейского вопроса какую-либо территорию в Африке, которую можно было бы использовать для поселения не только немецких, но и польских евреев. К сожалению, однако, западные державы не проявили этого понимания, и все же Германия вынуждена настаивать на своих требованиях в колониальном вопросе, поскольку она непременно нуждается в колониях для того, чтобы прокормить свое население. Рано или поздно она получит обратно свои колониальные владения. В этом он, фюрер, твердо убежден. Расходы, которые возникают в результате того, что колониальный вопрос не решен, а именно вследствие связанной с этим гонки вооружений, эти расходы чрезвычайно велики как для западных держав, так и для Германии; если бы западные державы когда-нибудь позднее подвели итог, то они увидели бы, что их отказ пойти навстречу справедливым требованиям Германии в колониальном вопросе стоил им миллиардов и что для всех заинтересованных сторон было бы дешевле своевременно урегулировать колониальный вопрос в плане, в котором предлагает это сделать Германия.

Польский министр иностранных дел Бек поблагодарил фюрера за подробное изложение немецкой точки зрения и заявил, что Польша также прочно придерживается своей прежней позиции в отношении Германии. Во время сентябрьского кризиса Польша выдержала исключительно сильное напряжение в своих отношениях с Советской Россией[72]. Положение было гораздо серьезнее, чем это казалось со стороны. Русские сосредоточили на русско-польской границе несколько армейских корпусов, часть которых разместилась непосредственно у линии границы; с польской стороны также были проведены в широком объеме соответствующие контрмеры, которые затем дали возможность быстро провести акции в отношении Чехословакии. Но поскольку уж Россия является соседом Польши, польская сторона приложила усилия к тому, чтобы снизить это чрезвычайно большое напряжение до нормальных пределов. Поэтому совершенно естественно, что сейчас предпринимаются попытки найти в отношениях с русским соседом приемлемый modus vivendi. Но Польша никогда не согласится быть зависимой от России и будет продолжать линию независимой политики, что она уже делала в прошлом, когда Польшу хотели толкнуть на сближение с Россией путем заключения Восточного пакта[73]. Правда, Польша не проявляет такой нервозности в отношении укрепления своей безопасности, как, например, Франция, и не придает никакого значения так называемым «системам безопасности», которые после сентябрьского кризиса окончательно обанкротились, что означает, по мнению Бека, поворотный пункт в истории. Однако Польша в высшей степени отдает должное позиции Германии, которая снова получила выражение в заявлении, только что сделанном фюрером. Польша также со своей стороны придерживается старой линии в отношении Германии. 

В связи с Украиной он, Бек, напоминает о словах Пилсудского о «балканизации Центральной Европы». В лице агитаторов, которые подвизаются ныне на карпато-украинской территории, Польша узнает своих старых врагов и опасается, что Карпатская Украина, возможно, однажды превратится для Польши в очаг таких беспокойств, которые вынудят польское правительство к вмешательству, в результате чего могли бы возникнуть новые осложнения. Это было главнейшей причиной стремления Польши к установлению общей границы с Венгрией. Польша также старалась побудить Венгрию к энергичным действиям в том направлении, которое было определено самим фюрером. Из своей поездки в Румынию он (полковник Бек) привез венграм заверение в том, что румыны не нападут, а польский президент заявил в кругу иностранных дипломатов, что в серьезном случае Польша окажет помощь Венгрии. Однако, несмотря на это заявление, венгры, к сожалению, не проявили никакой инициативы. Он хотел бы отметить, между прочим, что население так называемой Карпатской Украины — русины — не имеет ничего общего с населением собственно Украины. «Украина» — это польское слово и означает «восточные пограничные земли». Этим словом поляки вот уже на протяжении десятилетий обозначали земли, расположенные к востоку от их территории, вдоль Днепра.

Что касается германо-польских отношений, то он, Бек, принимает к сведению пожелания, высказанные фюрером. Однако данцигский вопрос представляется ему чрезвычайно сложным. В этой связи необходимо особо учитывать общественное мнение в Польше. При этом он совершенно не берет в расчет мнение «оппозиции в кофейнях». На протяжении своей семилетней службы он ни в малейшей степени не считался с мнением кофеен и свой пост сохраняет и по сей день. Однако он должен считаться с подлинным мнением народа и усматривает в этом отношении величайшие трудности для решения вопроса о Данциге. Однако он хотел бы еще раз спокойно продумать эту проблему.

Полковник Бек не коснулся остальных вопросов германо-польских отношений, которые были подняты фюрером, а закончил изложение своих доводов повторным заверением в том, что Польша в своей общей позиции по-прежнему будет верна той линии, которой она придерживается с 1934 г.

Настоящее в соответствии с указанием представлено господину имперскому министру иностранных дел.

Д-р Шмидт[74], посланник  

СССР в борьбе за мир... С.146—153.

Akten zur deutschen auswartigen Politik. Serie D. Bd. V. S.127-132.


Из записи беседы министра иностранных дел Германии И. Риббентропа с министром иностранных дел Польши Ю. Беком


6 января 1939 г.


В беседе, длившейся около полутора часов с господином Беком, последний сразу снова завел речь о проблеме Данцига. Польша также стремится, сказал он, к тому, чтобы жить с Германией в добрососедских отношениях и углублять их. Единственной проблемой, которая при этом может в ближайшее время создавать помехи, является данцигский вопрос. Применяемая данцигской стороной тактика малых «свершившихся фактов» (Faits accomplis) начинает уже сегодня затрагивать там польские права. Он действительно видит в этом известную опасность. Он не хотел говорить вчера об этом фюреру так прямо, но и не хотел бы скрывать в откровенной и доверительной беседе со мной, что он смотрит на положение с известным беспокойством. Могут возникнуть две возможности, которые заставили бы нас занять позицию по данной проблеме:

1) что Лига наций, возможно, заявила бы о своей незаинтересованности в данцигском вопросе и ликвидировала бы [свой] комиссариат, и тогда Германия и Польша сами должны были решить вопрос;

2) что из-за упоминавшейся выше тактики свершившихся фактов поляки были бы вынуждены занять [определенную] позицию.

Проблема действительно является очень трудной, и он уже ломал себе голову над тем, как можно найти ее решение, но пока безрезультатно.

Бек затронул далее вопрос о Великой Украине и сказал, что заверение фюрера, что мы в нем не заинтересованы, весьма его успокоило, как и вообще он с искренней радостью принял к сведению ясную и постоянную линию фюрера относительно дружественного взаимопонимания с Польшей.

В заключение Бек еще раз указал на то, что Данциг в представлении всего польского народа служит пробным камнем германо-польских отношений и что было бы очень трудно изменить это представление. Еще раньше маршал Пилсудский также высказывал это однажды одному немецкому посетителю.

В ответ на это я разъяснил господину Беку следующее:

1. Как фюрер уже сказал, превыше всего для германской стороны ее безусловное стремление к окончательной, широкой и продиктованной великодушием консолидации взаимных отношений.

2. В связи с этим имеют значение три проблемы:

а) Непосредственно германо-польские отношения.

Здесь мне представляется следующее решение:

Возвращение Данцига Германии с обеспечением всех экономических интересов Польши в этом районе, причем с наибольшей щедростью. Связь Германии с ее провинцией — Восточной Пруссией через экстерриториальную автостраду и железную дорогу. За это в качестве компенсации со стороны Германии — гарантия коридора и всей польской собственности, то есть окончательное и прочное признание взаимных границ.

б) Вопрос о чешской Закарпатской Украине.

Здесь я повторил, что в Мюнхене были установлены этнографические границы. Если в этой связи какой-либо стороной будет поднят принципиальный вопрос о политических границах, то Германия, конечно, не сможет остаться безучастной. Хотя германские политические интересы сами по себе и не простираются за Карпаты, Германия не может сказать, что она равнодушно отнесется к смещению границ за пределами Карпат в районе Чехословакии и Закарпатской Украины, так как она в результате таких событий легко может быть втянута в конфликт. Где бы сегодня в Европе ни раздался пушечный залп, Германия в принципе не может оставаться безучастной.

Решение венского третейского суда должно выполняться, и наша основная точка зрения сводится к тому, что, в случае возникновения здесь каких-либо иных желаний, их необходимо согласовать с германскими интересами.

в) Политика Польши и Германии, которую следует проводить в отношении России, и в этой связи также вопрос о Великой Украине.

Я заверил Бека в том, что мы заинтересованы в Советской Украине лишь постольку, поскольку мы всюду, где только можем, чинили русским ущерб, так же как и они нам, поэтому, естественно, мы поддерживаем постоянные контакты с русской Украиной. Никогда мы не имели никаких дел с польскими украинцами, напротив, это строжайше избегалось. Фюрер ведь уже изложил нашу отрицательную позицию в отношении Великой Украины. Все зло, как мне кажется, в том, что антирусская агитация на Украине всегда оказывает, разумеется, некоторое обратное воздействие на польские нацменьшинства и украинцев в Карпатской Руси. Но это, по моему мнению, можно изменить только при условии, если Польша и мы будем во всех отношениях сотрудничать в украинском вопросе. Сказал Беку, что, как мне кажется, при общем широком урегулировании всех проблем между Польшей и нами можно было бы вполне договориться, чтобы рассматривать украинский вопрос как привилегию Польши и всячески поддерживать ее при рассмотрении этого вопроса. Это опять-таки имеет предпосылкой все более явную антирусскую позицию Польши, иначе вряд ли могут быть общие интересы.

В этой связи сказал Беку, не намерен ли он в один прекрасный день присоединиться к антикоминтерновскому пакту.

Бек разъяснил, что сейчас это невозможно, деятельность Коминтерна подвергается в Польше судебному преследованию, и эти вопросы всегда строго разделяли от государственных отношений с Россией. Польша, по словам Бека, делает все, чтобы сотрудничать с нами против Коминтерна в области полицейских мер, но если она заключит по этому вопросу политический договор с Германией, то она не сможет поддерживать мирные добрососедские отношения с Россией, необходимые Польше для ее спокойствия. Тем не менее Бек пообещал, что польская политика в будущем, пожалуй, сможет развиваться в этом отношении в желаемом нами направлении.

Я спросил Бека, не отказались ли они от честолюбивых устремлений маршала Пилсудского в этом направлении, то есть от претензий на Украину. На это он, улыбаясь, ответил мне, что они уже были в самом Киеве и что эти устремления, несомненно, все еще живы и сегодня.

В заключение беседы я выразил господину Беку протест против обращения с нашими немецкими нацменьшинствами, прежде всего в районе Ольсы, и в этой связи категорически сослался на непрекращающиеся антинемецкие козни Гражинского. Господин Бек сказал мне, что он уделял уже серьезное внимание этому вопросу и со своей стороны предпринимает все, чтобы направить ход событий в более спокойное русло.

Затем я поблагодарил господина Бека за его приглашение посетить Варшаву. Дату еще не установили. Договорились, что господин Бек и я еще раз тщательно продумаем весь комплекс возможного договора между Польшей и нами. В ближайшие недели переговоры будут продолжены через Липского и Мольтке, и в любом случае визит должен состояться еще этой зимой.

Риббентроп

Документы и материалы по истории советско-польских отношений. М., 1973. Т.7. С.20—22.


П.11. Запись легационного советника Альтенбурга о приеме Гитлером министра иностранных дел Чехословакий Хвалковского 21 января 1939 г.


[Документ СССР-266]


Хвалковский начал беседу с того, что выразил благодарность фюреру за честь, оказанную его стране тем, что фюрер в течение трех месяцев два раза принял министра иностранных дел. Он прибыл сюда с тем, чтобы сказать фюреру, что свое обещание, данное им 14 октября, он точно выполнил, хотя это стоило ему больших трудов. Он хотел бы это обещание теперь повторить и заверить, что вся его работа направлена на укрепление дружественных отношений между обеими нациями.

Фюрер должен понять, что он не мог полностью достигнуть своей цели, как это было возможно в Германии; Чехословакия не располагает ни такими силами, ни такими способностями, какими располагает немецкий народ. Он просил фюрера сообщить ему все свои пожелания, чтобы он мог передать их своему правительству. Он сознает, что кое-что в Чехословакии дает повод для критики. Но у него спокойна совесть, так как он уверен, что сделал все, чтобы установить добрососедские отношения.

Фюрер поблагодарил его за выполнение своих обещаний. Внешняя политика народа определяется его внутренней политикой. Невозможно вести внешнюю политику А и внутреннюю политику В. Это хорошо только на короткое время. Развитие событий в Чехословакии с самого начала должно было привести к катастрофе. Эта катастрофа была предотвращена благодаря Германии.

Если бы Германия не придерживалась национал-социалистских принципов, которые не позволяют ей производить аннексий, то судьба Чехословакии пошла бы по другому пути. То, что на сегодня осталось от Чехословакии, было спасено не Бенешем, а национал-социалистскими тенденциями. Однако он предполагает, что еще не сделаны выводы из создавшегося положения.

Он должен довести до сведения Чехословакии следующее:

До сих пор в Чехословакии не проведена основательная чистка государственного аппарата от сторонников Бенеша. Последние продолжают свою деятельность и за последнее время усилили свою позицию. Ему кажется, что они, подобно утопающим, хватаются за соломинку и надеются на спасение.

Когда читаешь газеты, то многое кажется совершенно непонятным. У него сложилось впечатление, что эти люди в Чехословакии ожидают большого чуда, которое, однако, никогда не появится. Каждое незначительное событие будило в этих кругах надежду, — будь то выступление американского президента с речью против Германии и в защиту Чехословакии, будь то поездка английского премьер-министра в Рим или ухудшение отношений между Италией и Францией. Нужно уяснить себе, что такие натянутые отношения могут только неблагоприятно отразиться на Чехословакии. Если бы напряжение отношений между Италией и Францией могло бы представить собой угрозу, то фюрер немедленно вмешался бы в это.

Франция совсем не опасна для Германии.

Блок между Германией и Италией, к которому присоединились Венгрия и Польша, является непобедимым. Фюрер не может себе представить, что могут чехи извлечь из трений между Францией и Италией. Перед Чехословакией стоит только одна проблема: это сохранение чехословацкой народности. Ему непонятно, когда еще на сегодняшний день в Чехословакии мечтают о какой-то новой чехословацкой границе, выходящей за рамки существующей. Затем фюрер говорит о мощи Германии, о восстановлении хозяйства, о смехотворности блокады, об обеспечении продуктами питания, о могуществе своих союзников. Натянутые отношения между Италией и Францией в действительности доказывают возможность развития тесных отношений между Германией и Италией.

До тех пор пока в Чехословакии не поймут, что судьба Чехословакии переплетена с Германией в материальном, территориальном, экономическом и других отношениях, проблема решена не будет. Было бы безумием думать, что в Праге до сих пор можно делать мировую политику. Чехословакия не может жить одна. В настоящее время она еще получает помощь от иностранных государств, как, например, от Англии и Франции, но максимум через 10 лет она поймет, что без теснейшего контакта с германской экономикой она существовать не может. Имеется только один выход — это тесное сотрудничество с Германией. Чехословакия должна быть связана с Германией во всем, при этом в национальном отношении она должна быть самостоятельна. Всякая аргументация об историческом развитии является чепухой.

Гитлер вспомнил о метком сравнении Бисмарка, когда он в рейхстаге упрекнул либералов, что они хотят столкнуть империю в пропасть, то есть в руки социалистов, а либералы возмутились этим упреком, они были похожи на людей, желавших отправиться в Новавес, но севших в поезд, отправлявшийся в Грюнау. Когда поезд прибыл в Потсдам, они потребовали, чтобы он остановился в Новавесе. Им никак нельзя было объяснить, что это невозможно, так как поезд не идет туда. Вы в Чехословакии также сидели не в том поезде. Вы не хотели ехать в этом направлении, но вы должны были сделать это, так как поезд пошел по другому пути.

То же самое имеет место в армии, которая до сих пор не отвечает современным условиям. Сила, например, голландских и датских армий заключается не в них самих, а в понимании миром абсолютной нейтральности этих государств. Когда началась война, то знали, что нейтралитет для этих стран был крайне серьезным. В Бельгии дело обстояло немного иначе, так как эта страна имела соглашение с французским генеральным штабом, В этом случае Германия была вынуждена предпринять кое-какие шаги. Эти малые государства защищались не их армиями, а доверием, с которым относились к их нейтралитету. Никто не нападает на государство, когда знает, что оно при любых обстоятельствах останется нейтральным.

Кроме того, нападение на такое государство будет только обременительным в военном отношении. Впрочем, если бы Чехословакия представляла для Германии опасность, то 120 000 или 150 000 человек не будут являться военным противовесом: напротив, если отношения Чехословакии с Германией будут построены на полном доверии, то Чехословакии достаточно иметь армию в 10 000 или 20 000 человек. Если он придет к убеждению, что при первом возникшем конфликте в Европе Чехословакия восстанет, то он скажет энергичное «стоп» по чехословацкому вопросу.

Он оценивает страну в ее совокупности спокойно, осторожно и внимательно. Он должен учитывать, что те, кто сегодня в Праге представляют здравый смысл, могут уйти со сцены. Появятся другие чешские государственные деятели, которые будут получать одобрительные письма со всех частей света: от Бенеша, из Америки от Рузвельта, от всех тех, которые проводят за границей травлю против Германии; письма, призывающие к стойкости и указывающие, что в недалеком будущем произойдет перемена. На это он может сказать только одно, что ни одно правительство в мире не пошлет ни одного солдата для спасения Чехословакии.

Если бы фюрер вошел в страну в сентябре, то эти государства в крайнем случае заявили бы только один протест. Он, фюрер, не обратил бы ни малейшего внимания на этот протест.

Затем фюрер долго говорил о военной мощи Германии, о западном вале, который укреплен лучше в военном отношении, чем линия Мажино, о чехословацких укреплениях, которые он лично видел и которые он находит неправильными, о неприступности Германии. Все надежды Чехословакии на «перемену» являются иллюзией. Он видит эту тенденцию в высказываниях чехословацкой печати и считает ее опасным симптомом.

Он советовал министру иностранных дел устранить все, что могло бы давать пищу этой тенденции. Армию следует довести до нужной численности, так как она не играет никакой роли. С чехословацкой армией нельзя вести войну, самое большее, на что она годится, это служить украшением для укреплений и для пары никому не нужных позиций, а не быть противопоставленной такой современной армии, как германская.

Он еще раз сказал об этом симптоме надежды на перемену в европейской политике и, в связи с этим, заявил, что если эта перемена должна будет произойти, то она прежде всего принесет с собой уничтожение Чехословакии. Сегодняшнюю Германию нельзя сравнить с прошлой. Из германских племен возникла германская раса. Точно такое же развитие имело место и в Италии, а Англия и Франция, к несчастью, этого не заметили. Далее он говорит о Великой Германии и в заключение еще раз заявляет, что если Чехословакия все еще думает однажды стать инструментом против Германии, то это кончится катастрофически не для Германии, а для Чехословакии. Если же она войдет в германскую экономическую орбиту, то она от этого выиграет. Хвалковский во время высказываний фюрера одобрительно кивал головой, а затем заявил, что в Чехословакии вполне согласны с этим.

Фюрер полагает, что это не всегда имеет место и считает, что линия, проводимая Бенешем, даже укрепилась. Хвалковский повторил то, о чем уже говорил министру иностранных дел, а именно, что доложенные фюреру две статьи были написаны одним полуевреем и одним русским. В три месяца нельзя все сделать.

Фюрер: Чехословакия имеет на своих границах сильных, бравых, скромных крестьян, которые думают о себе и не хотят войны. У нас тоже имеются ремесленники, рабочие и граждане, которые думают так же. Но там имеются также другие силы: шовинисты и много евреев.

Евреи будут нами уничтожены. Выступление 9 ноября 1938 г. не пройдет евреям даром, этот день им будет отомщен. Но в Чехословакии до сих пор евреи отравляют народ.

Хвалковский рассказал, как господствовали евреи в Чехословакии. Самым худшим является то, что они мешали росту населения, а поэтому на сегодня нет людей, которыми можно было бы заменить евреев, предназначенных к увольнению. Впрочем, противниками Германии являлись не националисты и шовинисты, а марксисты, коммунисты, воспитанные евреями. Коммунистический вопрос в Чехословакии уже разрешен. Нет больше, ни одного организованного коммуниста.

Теперь Чехословакия приступит к разрешению еврейского вопроса. Правда, это не могло быть разрешено в течение трех месяцев. В Чехословакии сконцентрировались евреи из Германии и Польши. Это чрезвычайно трудная проблема. Этой проблемой приходится заниматься постоянно, поскольку добровольно евреи не уйдут.

Фюрер согласился с этим и сказал, что вместо того, чтобы радоваться происходящему в Соединенных Штатах Америки, логичнее было бы солидаризироваться с Германией. Только тогда может быть разрешен вопрос. Помощь может быть оказана Англией и Америкой, которые имеют неограниченные области и которые они могли бы предоставить евреям.

Хвалковский горько жаловался на англичан, которые много обещали. Как, например: переселить 2 000 евреев в Австралию и Новую Зеландию. Но по сегодняшний день эти 2 000 евреев находятся в концентрационном лагере, и англичане не принимают никаких мер, чтобы забрать их оттуда. Чехословакия получила от Англии заем в 10 миллионов и одновременно инструкцию, как их использовать в помощь евреям. Он не знает, куда и через какие границы он должен посылать евреев. На немецкую границу он не может их выставить, а также ни на польскую, ни на венгерскую. С венгерской границы их прогнали войска.

Хвалковский упомянул, что Чехословакия, то есть правительство, несмотря на оппозицию, единогласно заключило соглашение с представителем германской прессы Грегори.

Английская, французская и американская «помощь» заключается в жестоком бойкоте Чехословакии. Словаки в США являются самыми бедными иммигрантами, их жизненный уровень находится ниже уровня жизни негров. Число их достигает более 1 миллиона. Эти бедные люди подвергаются угрозам со стороны евреев и выбрасываются на улицу. На этом основании в Чехословакии нужно подождать с еврейской кампанией. Концентрационные лагеря посещают английские дамы, которые постоянно делают подачки и ведут себя несносно.

Австралия не хочет принимать евреев. Чехословакия оплатила проезд этим евреям, а они через 6 месяцев возвратились обратно.

Фюрер сказал, что, вполне возможно, государства, заинтересованные в разрешении этого вопроса, определят какое-нибудь место в мире, куда отправят евреев, и тогда англосаксонским гуманным государствам скажут: вот они здесь; или уморите их голодом, или же покажите свою болтовню на практике.

Хвалковский жаловался на то, что в Чехословакии не хватает цензоров, чтобы действительно забрать газеты в свои руки.

Фюрер: Дело не в том, что написана одна или две статьи, а в том, что это показывает на симптом целого течения. Чехословакия имеет в настоящее время на 20 000 войск больше, чем Германия имела перед захватом власти, когда у нее было 70 миллионов населения. Не ждет ли еще Чехословакия «часа»? Для Чехословакии имеется только один час, это час признания, что она должна идти по одной дороге с Германией, а все остальное чепуха.

Хвалковский, поддерживаемый Мастным, говорит еще раз об обстановке в Чехословакии, об общем количестве крестьян. До кризиса люди не знали, чего им ожидать от Германии. Когда они увидели, что они не будут уничтожены и что Германия хочет вести чешский народ за собой, то они вздохнули свободно.

Мировая пропаганда, против которой долгое время боролся фюрер, сконцентрировалась на маленькой Чехословакии. Хвалковский обратился с большой просьбой к фюреру, чтобы он время от времени обращался с хорошими словами к чехословацкому народу. Это может сделать чудеса.

Фюрер не знает, какое большое значение имеет его слово для чехословацкого народа. Если он открыто скажет, что он хочет работать вместе с чехословацким народом, и именно с народом (не с министром иностранных дел), то вся заграничная пропаганда будет наголову разбита.

Фюрер закончил беседу, выразив надежду на хорошее будущее.

Подпись: Гевель.

Нюрнбергский процесс, в 7-и томах, т.2, с.394—399.


Запись беседы министра иностранных дел Германии И. Риббентропа с министром иностранных дел Польши Ю. Беком от 26 января 1939 г.


Варшава,

26 января 1939 г.


1. Во время беседы с г. Беком я, в развитие переговоров, которые мы вели с ним 6 января в Мюнхене, снова вернулся к известному германскому предложению (возвращение Данцига рейху при условии обеспечения там экономических интересов Польши и создание экстерриториальной автомобильной и железнодорожной линии связи между рейхом и его провинцией Восточная Пруссия; за это в качестве компенсации с немецкой стороны — гарантия германо-польской границы). Я снова отметил, что фюрер желает добиться общего урегулирования германо-польских отношений путем заключения соответствующего договорного акта. Г-н Бек, сказал я, должен понять, что пожелания немецкой стороны чрезвычайно умеренны, поскольку отторжение ценнейших частей германской территории и передача их Польше, осуществленные по Версальскому договору, и по сей день воспринимаются каждым немцем как огромная несправедливость, которая была возможна лишь во времена крайнего бессилия Германии. Если опросить 100 англичан или французов, то 99 из них без всякого согласились бы с тем, что возвращение Данцига, а также, как минимум, коридора является само собой разумеющимся требованием немецкой стороны.

На г. Бека мои доводы, кажется, произвели впечатление, однако он снова сослался на то, что следует ожидать самого сильного политического сопротивления внутри страны, вследствие чего он не может оптимистически расценивать это дело; все же, сказал Бек, в дальнейшем он намерен серьезно обдумать наше предложение.

Я условился с г. Беком, что, если Лига наций прекратит выполнение своих функций в отношении Данцига прежде, чем между Германией и Польшей будет заключен договор, включающий и Данциг, мы установим с ним контакт, чтобы найти решение, позволяющее выйти из этой ситуации.

2. Затем я еще раз говорил с г. Беком о политике Польши и Германии по отношению к Советскому Союзу и в этой связи также по вопросу о Великой Украине; я снова предложил сотрудничество между Польшей и Германией в этой области.

Г-н Бек не скрывал, что Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю; он тут же указал на якобы существующие опасности, которые, по мнению польской стороны, повлечет за собою для Польши договор с Германией, направленный против Советского Союза. Впрочем, он, говоря о будущем Советского Союза, высказал мнение, что Советский Союз либо развалится вследствие внутреннего распада, либо, чтобы избежать этой участи, заранее соберет в кулак все свои силы и нанесет удар.

Я указал г. Беку на пассивный характер его позиции и заявил, что было бы целесообразней предупредить развитие, которое он предсказывает, и выступить против Советского Союза в пропагандистском плане. По моему мнению, сказал я, присоединение Польши к антикоминтерновским державам ничем бы ей не грозило, напротив, безопасность Польши только выиграла бы от того, что Польша оказалась бы с нами в одной лодке.

Г-н Бек сказал, что и этот вопрос он серьезно продумает.

Я поручил послу фон Мольтке развивать в беседах с г. Беком вопросы, указанные в пунктах 1 и 2.

3. В беседе с Беком я снова выразил протест по поводу обращения с нашим немецким меньшинством, и мы условились о том, что переговоры между высшими чиновниками министерств внутренних дел обеих стран, которые уже давно планировались, будут начаты незамедлительно.

Риббентроп

СССР в борьбе за мир... С.170—171.

Akten zur deutschen auswartigen Politik... Serie D. Bd. V. S.139—140. 


Секрeтнoe предписание Р. Гесса от 3 февраля 1939 г. относительно обществ, объединяющих фольксдейче


[Документ ПС-837]


Национал-социалистская

Германская рабочая партия

Секретно

Заместитель фюрера

Предписание № 5/39 г.

Опубликованию не подлежит


Мюнхен 33,

3 февраля 1939 г.

Коричневый дом 


Тема «Национальный союз немцев, живущих за границей» и «Союз немцев Востока».

Руководитель «Фольксдейче Миттельштеле» группенфюрер Лоренц по моему распоряжению предпринял следующие преобразования в области работы с немцами, проживающими за границей:

1. «Национальный союз немцев, живущих за границей» (ВДА), является компетентным органом, ответственным за работу среди немцев, проживающих за границами Германии. Новые уставы предусматривают создание вместо упраздненной должности самостоятельного руководителя союзом нового руководства, которое должно состоять преимущественно из высокопоставленных членов партии. Возглавлять руководство поручено генералу в отставке профессору Карлу Гаусгоферу. Управление делами в руководстве ВДА поручено члену партии Паулю Минке, который одновременно в этом качестве входит также в руководство «Фольксдейче Миттельштеле». Свои обязанности по управлению делами ВДА он исполняет в соответствии с указаниями руководителя ВДА. Таким образом, ВДА не может в дальнейшем предпринимать независимых действий. Он состоит из отделений земель, которые территориально соответствуют гау НСДАП.

2. «Союз немцев Востока» (БДО) ответствен за проведение работы с немцами, проживающими в приграничных с Германией странах. Руководит им оберфюрер СС доктор Берендтс, заместитель руководителя «Фольксдейче Миттельштеле». Управление делами в БДО осуществляет член НСДАП Гоффмейер. Он ведет дела в соответствии с указаниями руководителя «Фольксдейче Миттельштеле», являясь его сотрудником. БДО состоит из отделений земель, которые соответствуют гау НСДАП.

3. Все остальные общества по работе с немцами за границей (союзы верных родине) постепенно должны войти в состав ВДА и БДО. Управляющие делами ВДА и БДО уполномочены принять все меры по вовлечению и включению в состав своих союзов всех других обществ, ведущих работу среди фольксдойче.

4. Работа с немцами, проживающими за границей, входит в компетенцию ВДА. В связи с этим я запрещаю партии, ее организациям, формированиям, примыкающим к ней союзам любую деятельность, связанную с немцами, проживающими за границей. Эта задача возложена на «Фольксдейче Миттельштеле» и подчиненный ему «Национальный союз немцев, проживающих за границей», являющийся его скрытым орудием. На территории рейха ВДА имеет своей задачей только приобретение необходимых средств для работы с немцами, проживающими границей. Всем партийным организациям следует оказывать любую поддержку ВДА. При этом не следует обнаруживать какие-либо связи ВДА с партией.

5. При выполнении политических задач в приграничных районах БДО, как организация, отвечающая за работу с немцами, проживающими, границей, находится в ведении гаулейтеров пограничных гау. Кроме того следующим гау разрешается организация у себя приграничных управлений, если таковые у них отсутствуют: Восточная Пруссия, Померания, провинция Бранденбург, Силезия, Судетская область, Баварская Остмарк, Верхний Дунай, Нижний Дунай. Во всех остальных гау не следует учреждать приграничные управления. Если же эти управления есть, то их следует распустить. Деятельность ВДА и БДО следует всячески поддерживать со стороны партийных органов. Национал-социалистское руководство обоих союзов должно обеспечивать выполнение задач, поставленных НСДАП. Соображения внешнеполитического порядка обусловливают форму их деятельности, что всегда должно учитываться при публичных выступлениях.

Подпись Гесс

С подлинным Витт

IMT, vol. 26, р. 362—364.


Записка о речи рейхсканцлера Германии А. Гитлера на совещании представителей военных, экономических и партийных кругов Германии


8 марта 1939 г.


В среду, 8 марта, у фюрера состоялось совещание, на котором присутствовали ответственные представители военных, экономических и партийных кругов. Кроме вышеупомянутых лиц присутствовал гаулейтер Бюркель, представляющий «Австрию».

Сначала обсуждались экономические вопросы и вопросы рабочей силы. Затем выступил фюрер. Вначале он сказал, что четырехлетний план является последним прибежищем. Насущная проблема для немецкого народа — обеспечить себя источниками сырья, необходимого для его благосостояния. Кроме того, для того чтобы немецкий народ мог пользоваться этим благосостоянием, должны быть полностью истреблены его враги: евреи, демократии и «международные державы». До тех пор, пока эти враги располагают хотя бы малейшими остатками власти в каких-либо частях мира, они будут представлять угрозу мирному существованию немецкого народа.

В этой связи положение в Праге становится нетерпимым. Кроме того, Прага нужна как средство доступа к сырью. В соответствии с этим отданы приказы о том, чтобы через несколько дней, не позднее 15 марта, Чехословакия была оккупирована войсками.

Затем последует Польша. Нам не придется ожидать тут сильного сопротивления. Господство Германии над Польшей необходимо для того, чтобы снабжать Германию сельскохозяйственными продуктами и углем Польши.

Что касается Венгрии и Румынии, то они, безусловно, относятся жизненно необходимому пространству Германии. Падение Польши и оказание соответствующего давления, несомненно, сделают их сговорчивыми. Тогда мы будем полностью контролировать их обширные сельскохозяйственные ресурсы и нефтяные источники. То же самое можно сказать о Югославии.

Это план, который будет осуществлен до 1940 г. И тогда Германия станет непобедима.

В 1940 и 1941 гг. Германия раз и навсегда сведет счеты со своим извечным врагом — Францией. Эта страна будет стерта с карты Европы. Англия — старая и хилая страна, ослабленная демократией. Когда Франция будет побеждена, Германия с легкостью установит господство над Англией и получит тогда в свое распоряжение богатства и владения Англии во всем мире.

Таким образом, впервые объединив континент Европы в соответствии с новой концепцией, Германия предпримет величайшую за всю историю операцию: используя британские и французские владения в Америке в качестве базы, мы сведем счеты с «еврейскими королями доллара» в Соединенных Штатах. Мы уничтожим эту еврейскую демократию, и еврейская кровь смешается с долларами. Еще сегодня американцы могут оскорблять наш народ, но настанет день, когда они, хотя и слишком поздно, горько раскаются в каждом слове, произнесенном против нас.

Среди присутствовавших некоторые отнеслись к этому восторженно, тогда как другие, по-видимому, проявили значительно меньше энтузиазма.

СССР в борьбе за мир... С.224—225.


П.16. Директива ОКВ от 11 апреля 1939 г. о единой подготовке вооруженных сил к войне


[Документ С-120]


Верховный главнокомандующий

вооруженными силами.

Верховное командование

вооруженных сил №37/39.

Управление

оперативного руководства.

Отдел обороны страны Ia.


Берлин, 11 апреля 1939 г.

Отпечатано 5 экз.

Экз. №2.

Совершенно секретно.

Только для командования.

Передавать только через офицера.


Директива о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1939—1940 гг.

Будущие задачи вооруженных сил и необходимые для их выполнения подготовительные меры к ведению войны будут мною изложены в особой директиве.

До вступления в силу этой директивы вооруженным силам быть готовыми для выполнения следующих задач:

I. Оборона границ германской империи и защита от внезапных воздушных налетов (см. приложение I);

II. Операция «Вейс» (см. приложение II);

III. Захват Данцига (см. приложение III);

Приложение IV раскрывает организацию управления войсками в Восточной Пруссии в случае войны.

Адольф Гитлер


Приложение I. К документу верховного командования вооруженных сил. Отдел обороны страны 1а. №37/39. 


I. Оборона границ германской империи и защита от внезапных воздушных налетов

1. Вооруженные силы всегда должны быть готовы немедленно встать на защиту границ и жизненного пространства германской империи. Подготовка в выполнению этих задач должна вестись с таким расчетом, чтобы можно было, если потребует обстановка, обеспечить оборону границ и защиту воздушного пространства также и без полной мобилизации сил, будь то на всех границах и во всем воздушном пространстве или только в отдельных районах.

2. Для обозначения указанных задач вводятся следующие условные наименования:

«Оборона границ в целом»;

«Оборона границ на западе» (Франция, Люксембург, Бельгия);

«Оборона границ на востоке» (Польша, Литва);

«Оборона границ на востоке (или западе) кроме границы с ...» (например, Литвой).

Главные усилия в подготовке обороны границ и защите воздушного пространства сосредоточить на западе.

2. Видам вооруженных сил выполнять следующие задачи:

А. Сухопутным войскам:

Оборону границ обеспечить расположенными вблизи границ силами, которые можно быстро бросить в нужный район. Кроме того, подготовить на западе действия более крупных сил для удержания пограничных укреплений.

Остальные силы, особенно моторизованные части, держать в распоряжении главного командования сухопутных войск с таким расчетом, чтобы использовать их в зависимости от складывающейся обстановки.

Для обороны границ на востоке предусмотреть лишь незначительные силы.

В отношении остальных границ достаточно «Усиленной службы пограничных дозоров» (УСПД).

Первоочередной задачей остается дальнейшее совершенствование западных укреплений, придание им характера долговременных, чтобы обеспечить им устойчивость даже при трех- или четырехкратном превосходстве наступающего противника. С этой целью необходимо включение в систему укреплений новых мощных сооружений. Во вторую очередь завершить строительство укреплений на востоке, а также выдвинуть их вперед, на польскую границу южнее излучины рек Одер и Варта.

Б. Военно-морскому флоту:

Обеспечить постоянную возможность охраны и обороны прибрежной полосы Германии действующими военно-морскими силами и частями морской авиации. Решение о масштабах и методах выполнения этой задачи может быть принято лишь на основе конкретной политической обстановки.

В. Военно-воздушным силам:

Защиту от внезапных воздушных налетов обеспечивать на первом этапе силами противовоздушной обороны, расположенными вблизи тех населенных пунктов, где войска дислоцируются в мирное время.

Когда значительные силы сухопутных войск будут разворачиваться вдоль границ, военно-воздушным силам обеспечить их прикрытие, включая и воспрещение воздушной разведки противника.

Главные силы бомбардировочной авиации держать в боевой готовности в тех пунктах, где они располагаются в мирное время, планируя их переброску в районы боевых действий в соответствии с конкретной обстановкой.


Приложение II. К директиве верховного командования вооруженных сил. №37/39. Совершенно секретно. Только для командования. Отдел обороны страны I.


II. Операция «Вейс»

Позиция Польши на данном этапе требует от нас осуществления особых военных приготовлений помимо разработанных в рамках «обороны границ на востоке», чтобы при необходимости исключить всякую угрозу с ее стороны даже на отдаленное будущее.

1. Политические предпосылки и постановка задачи

Отношения Германии с Польшей и в дальнейшем должны строиться с учетом нежелательности всяких трений. Но если Польша изменит свою политику применительно к Германии, базировавшуюся до сих пор на тех же принципах, что и наша политика в отношении Польши, и займет позицию, создающую угрозу империи, то, несмотря на существующий договор, может оказаться необходимым решить проблему Польши окончательно.

Целью в этом случае будет: разбить польские вооруженные силы и создать на востоке такую обстановку, которая соответствовала бы потребностям обороны страны. Свободное государство Данциг будет объявлено частью германской империи не позднее чем в момент начала конфликта.

Политическое руководство считает своей задачей добиться по возможности изолированного решения польского вопроса, т.е. ограничить войну исключительно польской территорией.

Ввиду приближающегося к кризисной точке развития событий во Франции и обусловленной этим сдержанности Англии обстановка, благоприятствующая решению польского вопроса, может возникнуть в недалеком будущем.

Содействие России, если она вообще окажется на него способной, Польша никак не сможет принять, поскольку это означало бы ее уничтожение большевизмом.

Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи.

Германия может рассчитывать, что в качестве ее союзника выступит Венгрия, однако этот вопрос окончательно еще не решен. Позиция Италии определяется осью Берлин — Рим.

2. Выводы военного характера

Главное направление дальнейшего строительства вооруженных сил по прежнему будет определяться соперничеством западных демократии. Операция «Вейс» составляет лишь предварительную меру в системе подготовки к будущей войне, но отнюдь не должна рассматриваться как причина для вооруженного столкновения с западными противниками.

В период после начала войны изоляция Польши сохранится тем вернее, чем в большей мере нам удастся открыть военные действия внезапными мощными ударами и добиться быстрых успехов.

Но общая обстановка в любом случае потребует принять меры к обороне западной границы и побережья Северного моря в пределах империи, а также прикрыть воздушное пространство над этими районами.

Вдоль границ с лимитрофными государствами, особенно с Литвой, необходимо выставить оборонительный заслон на случай прохода через них польских войск.

3. Задачи вооруженных сил

Задача вооруженных сил состоит в уничтожении польской армии. С этой целью необходимо стремиться к внезапному началу наступательных действий и заранее готовить эти действия. Скрытая или явная всеобщая мобилизация будет назначена лишь в канун наступления, в самый последний момент.

Силы, предусмотренные планом «Оборона границ на западе» (см. раздел I — «Оборона границ»), использовать для других целей в ближайшее время запрещается.

На прочих границах достаточно выставить наблюдение; вдоль границы с Литвой — занять оборону.

4. Задачи видам вооруженных сил

а) Сухопутным войскам:

Целью действий на востоке является уничтожение польской сухопутной армии.

С этой целью южное крыло может пройти через Словакию. Северному крылу быстро обеспечить соединение территории Померании с территорией Восточной Пруссии.

Подготовку к началу боевых действий осуществлять с таким расчетом, чтобы можно было выступить немедленно после получения приказа, используя на первом этапе операции расположенные вблизи границы части и не ожидая планомерного развертывания мобилизованных сил. Можем оказаться необходимым занять передовыми частями исходное положение накануне дня наступления. Право решения этого вопроса я оставляю за собой.

Силы, предусмотренные планом «Оборона границ на западе», могут быть полностью развернуты вдоль западных границ или частично использоваться для выполнения других задач, что будет зависеть от политической обстановки.

б) Военно-морскому флоту:

На Балтийском море выполнить следующие задачи:

1. Уничтожить или подавить (блокировать) польские военно-морские силы.

2. Перекрыть морские трассы, ведущие к польским военно-морским базам, особенно Гдыне (Гдинген). Нейтральным судам предложить покинуть польские порты и Данциг к определенному сроку, о котором поставить их в известность с началом вторжения в Польшу. По истечении этого срока немецкому военно-морскому флоту будет разрешено задерживать любое судно.

В ведении войны на море могут до истечения указанного срока возникнуть некоторые трудности, с которыми придется смириться.

3. Пресечь польскую морскую торговлю.

4. Обеспечить безопасность морской трассы империя — Восточная Пруссия.

5. Обеспечить безопасность немецких морских путей к Швеции и Прибалтийским государствам.

6. Вести разведку и охранение (по возможности в скрытой форме) против вмешательства в германо-польский конфликт советско-русских военно-морских сил, расположенных в Финском заливе.

Предусмотреть выделение необходимых сил военно-морского флота для обороны побережья и прибрежных водных районов Северного моря.

В южной части Северного моря и в Скагерраке принять меры, которые будут представляться целесообразными для предварительной защиты от внезапного вмешательства в германо-польский конфликт со стороны западных государств. Необходимо обеспечить скрытность этих мер и ограничить их лишь самым необходимым минимумом. Решающее значение имеет требование избегать каких бы то ни было действий, способных обострить отношение к нам западных держав.

в) Военно-воздушным силам:

Военно-воздушным силам, оставив необходимое прикрытие на западе, наносить массированные удары по Польше.

Первоочередными задачами военно-воздушных сил — наряду с уничтожением польской авиации в кратчайший срок — являются:

1. Препятствовать мобилизации польских сил и планомерному развертыванию польских сухопутных войск.

2. Непосредственно поддерживать сухопутные войска, прежде всего их передовые части, начиная уже с момента перехода через границу.

Если будет принято решение о переброске тех или иных авиационных соединений в Восточную Пруссию до начала боевых действий, то нужно проделать это с таким расчетом, чтобы не нарушить внезапности операции в целом.

Начало перелетов авиации через границу совместить по времени с действиями сухопутных войск.

Боевые налеты на порт Гдыню разрешить только по истечении назначенного нейтральным судам срока выхода из порта (см. п.4б).

Главные усилия противовоздушной обороны сосредоточить в воздушном пространстве над Штеттином, Берлином и Верхнесилезским промышленным районом, а также на воздушных путях в империю со стороны Моравской Остравы и Брно.


Дополнение к директиве верховного командования вооруженных сил. №37/39.


Управление

оперативного руководства.

Отдел обороны страны I.


11 апреля 1939 г.

Совершенно секретно.

Только для командования.

Передавать только

через офицера.


Особые распоряжения к операции «Вейс»

1. Юридические условия.

Исходить из того, что состояние обороны или войны соответственно закону об обороне империи от 4.9.1938 г. объявлено не будет. Все действия и требования основывать на законодательстве мирного времени. Соответственно придерживаться и положений Гаагской конвенции о ведении наземной войны. Дополнения не исключаются.

2. Мобилизация.

Относительно масштабов предварительных мобилизационных усилий, необходимых для операции «Вейс», особенно, если эти усилия связаны с привлечением новых людских ресурсов и материальных средств, будут отданы соответствующие распоряжения верховным командованием вооруженных сил.

Если последует распоряжение о мобилизации вооруженных сил в целом или частично без официального объявления (случай «X»), то это еще не означает распространения положений, предусмотренных случаем «X», на гражданскую сферу, в том числе и на военную промышленность. Однако верховным командованием вооруженных сил будут отданы распоряжения локального характера, ограниченные определенными рамками и связанные с полной или частичной мобилизацией вооруженных сил в данном районе, а также с необходимостью сохранить работоспособность учреждений и предприятий.

Если для вооруженных сил в целом будет отдано распоряжение о всеобщей мобилизации с официальным объявлением ее (случай «Моб»), то тем самым автоматически и безоговорочно вступает в силу положение о всеобщей мобилизации в гражданской сфере, включая и военную промышленность. Однако, если военные действия ограничатся операцией «Вейс», официально объявленной мобилизации не будет.

3. Зона военных действий и исполнительная власть.

На период операции «Вейс» верховное командование вооруженных сил вводит в действие положения о зоне военных действий «Восток», а если окажется необходимой оборона границ на западе, то также и положении о предусмотренной на этот случай зоне военных действий «Запад».

С пересечением имперской государственной границы зона военных действий распространится и на оккупированную территорию — по мере продвижения войск.

В зоне военных действий сухопутных войск главнокомандующий этими войсками получит полномочия на осуществление исполнительной власти с правом передавать эти полномочия в полном объеме или частично командующим армиями.

IМТ, vol.34, р.391—393.


Приложение III. К директиве верховного командования вооруженных сил. №37/39. (Совершенно секретно. Только для командования. Управление оперативного руководства вооруженными силами. Отдел обороны страны 1а).


III. Захват Данцига

Может представиться возможность захватить свободное государство Данциг внезапным ударом независимо от операции «Вейс», пользуясь благоприятной политической обстановкой.

При подготовке к захвату Данцига руководствоваться следующими основными положениями:

Вступает в силу п.3 директивы «Организация управления войсками в Восточной Пруссии в случае необходимости вести военные действия» (см. приложение IV).

Сухопутные войска должны наступать на Данциг из Восточной Пруссии.

Военно-морской флот поддержит операцию сухопутных войск действиями с моря, организация которых возложена на главнокомандующего военно-морским флотом. Участвующие в операции военно-морские силы должны получить указания о порядке взаимодействия с сухопутными войсками.

Имперскому министру авиации и главнокомандующему военно-воздушными силами продумать, в какой мере возможно участие в захвата Данцига военно-воздушных сил.

О порядке взаимодействия в деталях представителям видов вооруженных сил договориться путем непосредственных совещаний между собой.

IMT, vol.34, р.381—384, 388—396.


Дополнение к директиве верховного командования вооруженных сил. №37/39.


Управление

оперативного руководства.

Отдел обороны страны I.


11 апреля 1939 г.

Совершенно секретно.

Только для командования.

Передавать только через офицера.


Особые распоряжения к директиве «Захват Данцига»

1. Общие положения.

Следует исходить из того, что в результате захвата свободного государства Данциг в состав германской империи возвратится чисто немецкая область, долгое время бывшая оторванной от Германии.

2. Юридические условия.

Руководствоваться тем, что состояние обороны или войны в соответствии с законом об обороне империи от 4.9.1938 г. объявлено не будет.

3. Мобилизация.

Поскольку захват Данцига осуществляется только вооруженными силами мирного времени, без предусмотренных мобилизацией усилений, нельзя рассчитывать ни на какие мобилизационные меры и в гражданской сфере, включая и военную промышленность.

4. Зона военных действий и исполнительная власть.

На территории империи зона военных действий образована не будет, но с переходом войск через границу империи главнокомандующий сухопутными войсками получит полномочия на осуществление исполнительной власти с правом передать ее в полном объеме или частично командиру 1-го армейского корпуса.

IMT, vol.34, p.398—399.


Директива ОКВ от 10 мая 1939 г. о ведении экономической войны


[Документ С-120]


Верховный главнокомандующий

вооруженными силами. 

Штаб верховного 

командования 

вооруженных сил. 

№48/39. 

Управление 

оперативного руководства.

Отдел обороны страны Iа.


Берлин, 10 мая 1939 г.

Отпечатано 7 экз.

Экз. №2.

Совершенно секретно.

Только для командования.

Передавать только через

офицера.


Содержание: Директива о единой подготовке вооруженных сил к войне на 1939—1940 гг. (верховное командование вооруженных сил. №37/39. Совершенно секретно. Только для командования. Управление оперативного руководства вооруженными силами. Отдел обороны страны Iа, от 11 апреля (1939 г.).


В п.IV прилагаются указания по ведению экономической войны и защите отечественной экономики.

Главнокомандующим видами вооруженных сил предлагается доложить верховному командованию к 1.8.1939 г. о принятых на основе этого руководства мерах.

Адольф Гитлер


Совершенно секретно, только для командования

Приложение IV. К директиве верховного командования вооруженны» сил. №37/39. Совершенно секретно. Только для командования. Управление оперативного руководства вооруженными силами. Отдел обороны страны Ia.


IV. Директива о борьбе с экономической мощью противника (экономической войне) и о мерах защиты отечественной экономики

I. Предварительное замечание

1. Важнейшими средствами нападения на экономические объекты противника являются военно-морской флот и военно-воздушные силы. Их усилия дополняются диверсионными действиями (верховное командование вооруженных сил, управления разведки и контрразведки). Задача сухопутных войск может состоять в расширении германского жизненного пространства путем захвата территорий противника, имеющих особое значение для отечественной экономики.

Организация экономических мер борьбы входит в задачи генерального уполномоченного по вопросам экономики.

За единую направленность всех мер против экономики противника отвечает верховное командование вооруженных сил (управление оперативного руководства вооруженными силами совместно с военно-экономическим штабом). Это касается также мер защиты отечественной экономики.

2. В разделах II и III настоящей директивы содержится руководство по ведению экономической войны и по защитным мерам в случае объявления «Обороны границ» и начала операции «Вейс». Из руководства вытекают подготовительные меры, которые надлежит принять видам вооруженных сил и генеральному уполномоченному по вопросам экономики.

3. Предпосылкой для ведения экономической войны по единому плану являются единые критерии оценки экономики противника. Для их выработки служат следующие указания:

а) верховное командование вооруженных сил (военно-экономический штаб) отвечает за обобщенную экономическую оценку соответствующих государств на основе собственных данных и сведений, получаемых от управления разведки и контрразведки, а также заимствуемых у видов вооруженных сил. В этом вопросе необходимо тесное взаимодействие между видами вооруженных сил, ведомством иностранных дел, генеральным уполномоченным по вопросам экономики и другими инстанциями, имеющими отношение к делу;

б) виды вооруженных сил во взаимодействии с верховным командованием (военно-экономический штаб и управление разведки и контрразведки) готовят данные для своих действий и передают в военно-экономический штаб верховного командования информацию, способствующую выработке Общей военно-экономической оценки государств противника. 


II. Директива на случай введения положения «Оборона границ»

1. Наступление на экономику противника.

а) Общие положения.

Введение положения «Оборона границ» определяет лишь те оборонные меры, которые надлежит принять с началом войны. Помимо этого необходимо, чтобы виды вооруженных сил, особенно военно-морской флот и военно-воздушные силы, приняли меры к немедленному началу экономической войны. В ней главные усилия необходимо сосредоточить против Англии и — во вторую очередь — против Франции. В тех районах, где Англия и Франция могли бы оказывать друг другу взаимную экономическую помощь, их следует рассматривать как единый экономический блок. Важно получить данные не только о главных энергетических источниках, но, главным образом, и об узких местах экономики противника.

Нанося удары по экономическим объектам противника, не следует нарушать суверенитет нейтральных государств.

б) Сухопутные войска.

Нарушение работы или полное разрушение вражеских экономических сооружений и других объектов службы снабжения, расположенных и пределах досягаемости огневых средств, участвующих в обороне границ, должно быть подготовлено главнокомандующим сухопутными войсками во взаимодействии с военно-экономическим штабом верховного командования.

Если предполагается продвижение немецких войск на территорию противника, то высшим войсковым штабам при участии прикомандированных к ним офицеров связи военно-экономического штаба надлежит установить, какие экономические объекты и сооружения службы снабжения на территории противника следует сохранить для их последующего использования в собственных интересах. Особое значение имеет содержание в сохранности всякого рода запасов на оккупированной вражеской территории. О принятии соответствующих мер войсковые штабы обязаны представлять донесения в военно-экономический штаб верховного командования вооруженных сил.

в) Военно-морской флот.

Военно-морской флот готовит в сфере своего воздействия операции на торговых путях Англии и Франции. В соответствии с изменениями политической обстановки в мирное время и с учетом различных возможностей группировки потенциальных противников планируемая форма ведения войны на торговых путях, юридический и военный аспекты этой войны должны подвергаться постоянному изучению и учитывать ожидаемые изменения. Эту работу следует вести в сотрудничестве с ведомством иностранных дел.

Операционные районы для ведения войны на торговых путях должны назначаться и постоянно контролироваться совместными решениями главнокомандующего военно-морским флотом и главнокомандующего военно-воздушными силами.

г) Военно-воздушные силы.

Следует готовить нападения с воздуха с целью лишить противника источников питания и сырья, нанести поражение его производственным и военным объектам. Главнокомандующему военно-воздушными силами совместно с военно-экономическим штабом верховного командовании вооруженных сил и главнокомандующим военно-морским флотом сосредоточить основные усилия на разрушении тех экономических объектов, выход которых из строя наиболее резко отразится на военно-экономическом состоянии противников.

В действиях по морским коммуникациям особенно важен выбор объектов для нападения, который должен осуществляться военно-воздушными силами в теснейшем взаимодействии с военно-морским флотом, чтобы обеспечить в решающих пунктах сосредоточение ударов обоих видов вооруженных сил.

2. Защита немецких экономических объектов.

а) В случае объявления состояния «Оборона границ» считать территорию империи (включая протекторат и словацкую зону обороны) защищенной в экономическом отношении при том условии, что экономические объекты останутся за пределами огневого воздействия французских пограничных укреплений.

б) В прифронтовой полосе Германии запланированные ранее меры (активная и пассивная противовоздушная оборона, дежурство на предприятиях, противодиверсионные меры и т.д.) начнут осуществляться либо в ходе предварительной подготовки к войне, либо в соответствии с приказом о мобилизации.

в) В операционном районе сухопутных войск действуют те же положения, что и в прифронтовой полосе, если речь идет о территории империи заключая протекторат и словацкую зону обороны). Если войска займут территорию противника, то объекты защиты устанавливаются совместным решением высших командных инстанций сухопутных войск и военно-воздушных сил при участии выделенных в эти районы офицеров связи военно-экономического штаба. При этом обеспечить по возможности бесперебойную работу службы снабжения, производство предметов военной экономики и вывоз готовой продукции из операционного района.

г) В морских и прибрежных районах главнокомандующий военно-воздушными силами отвечает за безопасность движения по торговым коммуникациям в тех рамках, которые предусмотрены директивами о единых принципах ведения войны. В случае войны с Англией можно не учитывать необходимость доставки отечественных грузов в заокеанские районы или вывоза грузов оттуда. В эти районы будут направляться лишь отдельные корабли прорыва блокады (брандеры). Таким образом, в этом случае следует ожидать лишь постановки задач на оборону торговых коммуникации по существу на Балтийском море и на побережье Северного моря.

3. Особые военно-экономические приготовления.

Поскольку в случае войны с Англией Германия лишится своих атлантических коммуникаций, генеральному уполномоченному по военной экономике совместно с военно-экономическим штабом верховного командовании вооруженных сил и другими имеющими отношение к этому вопросу ведомствами подготовить в первую очередь следующие мероприятия:

а) усиленный обмен товарами с Италией;

б) усиленный импорт из юго-восточного пространства;

в) экономическое обеспечение отдельных поставок из Скандинавии, а также перенос перевалочных пунктов (с сухопутного транспорта на суда) и порты Южной Швеции;

г) связанные с этим внутригерманские перемещения в экономике и порядок движения по коммуникациям.


III. Указания по операции «Вейс»

1. Важной задачей является захват польских портов, по возможности в неповрежденном состоянии. Поэтому нападение на них осуществлять лишь при непосредственной военной необходимости.

2. Важное военно-экономическое значение имеет захват польского Верхнесилезского Цешиньского промышленного района.

3. Военно-морскому флоту принять меры к пресечению всякого морского импорта в Польшу. С этой целью разработать совместно с министерством иностранных дел и в зависимости от политической обстановки формы торговой войны против импорта грузов в Польшу. Особое внимание обратить при этом на действия судов под нейтральными флагами и в отношении тех грузов, которые принимаются нейтральными портами, но могут быть предназначены для Польши.

4. Защиту германских экономических объектов осуществлять, руководствуясь соответствующими пунктами директив по «Обороне границ».

IMT, vol,34, р.403—408. 


П.15. Протокол совещания Гитлера руководителями вермахта 23 мая 1939 г.


[Документ Л-79]


Только для высших штабов

Передавать только через офицера.


Место совещания: кабинет фюрера в новой имперской канцелярии.

Дежурный адъютант: подполковник службы генерального штаба Шмундт.

Участники: фюрер, фельдмаршал Геринг, гросс-адмирал Редер, генерал-полковник фон Браухич, генерал-полковник Кейтель, генерал-полковник Мильх, генерал артиллерии Гальдер, генерал Боденшатц, контрадмирал Шнивиндт, полковник службы генерального штаба Ешоннек, полковник службы генерального штаба Варлимонт, подполковник службы генерального штаба Шмундт, капитан Энгель, капитан 3-го ранга Альбрехт, капитан фон Белов.

Предмет обсуждения: сообщение о положении и о целях политики.


Фюрер указывает цели совещания:

1) Изложение обстановки.

2) Постановка задач, вытекающих из этой обстановки для вооруженных сил.

3) Уяснение выводов, вытекающих из этих задач.

4) Обеспечение секретности всех решений и работ, являющихся результатом сделанных выводов.

Сохранение тайны — предпосылка успеха.

Ниже воспроизводится содержание высказываний фюрера.

Наше нынешнее положение следует рассматривать со следующих двух точек зрения:

1) Фактический ход развития с 1933 по 1939 г.,

2) Неизменная на длительное время ситуация, в которой находится Германия.

За период 1933—1939 гг. достигнут прогресс во всех областях. Наше военное положение в огромной степени улучшилось.

Наше положение в окружающем мире осталось прежним.

Германия выбыла из круга могущественных государств. Равновесие сил установилось без участия Германии.

Признание жизненных притязаний Германии и ее возвращение в круг могущественных государств нарушает это равновесие. Все притязания расцениваются как «вторжение».

Англичане боятся экономической угрозы больше, чем обычной угрозы силой.

80-миллионный народ разрешил свои идеологические проблемы. Должны быть разрешены и экономические проблемы. От создания для этого экономических предпосылок не может уйти ни один немец. Для решения проблем требуется мужество. Принцип ухода от их решения путем приспособления к существующим условиям неприемлем. Наоборот, надо условия приспособить к требованиям. Сделать это без вторжения в чужие государства или нападения на чужую собственность невозможно.

Жизненное пространство, соразмерное величине государства, является основой любого могущества. Некоторое время этим можно пренебрегать, но в дальнейшем разрешение проблемы так или иначе является неизбежным. Остается выбор между подъемом и упадком. На протяжении 15 или 20 лет решение поневоле станет для нас необходимым. Дольше никакое германское государство уклоняться от этого вопроса не может.

В настоящее время мы переживаем подъем национального духа выражающего общность мировоззрения с двумя другими государствами: Италией и Японией.

Истекшее время использовано хорошо. Все шаги были последовательно направлены к цели.

Спустя шесть лет положение таково:

Национально-политическое объединение немцев, за незначительными исключениями, свершилось. Дальнейшие успехи не могут быть достигнуты более без кровопролития.

Установление границ имеет важное военное значение.

Поляки не представляют собой дополнительного врага. Польша всегда будет на стороне наших противников. Несмотря на пакт о дружбе, в Польше всегда существовало намерение использовать против нас любой случай.

Данциг — отнюдь не тот объект, из-за которого все предпринимается. Для нас речь идет о расширении жизненного пространства на Востоке и об обеспечении продовольствием, а также о решении балтийской проблемы. Продовольственное снабжение возможно только из тех областей, которые мало заселены. Наряду с плодородием земли основательная немецкая обработка ее в громадной степени увеличит избыток продовольствия.

Никакой иной возможности в Европе не видно.

Колонии: следует остерегаться принимать подачки в виде колониальных владений. Это — не решение продовольственной проблемы. Блокада!

Если судьба заставит нас пойти на столкновение с Западом, для этого хорошо владеть более обширным пространством на Востоке. Во время войны мы еще меньше, чем в мирное время, можем рассчитывать на рекордные урожаи.

Население негерманских областей к несению военной службы не привлекать и использовать только как рабочую силу.

Проблема «Польша» неотделима от столкновения с Западом.

Внутренняя прочность Польши в борьбе с большевизмом сомнительна. Поэтому Польша — тоже сомнительный барьер против России.

Военное счастье на Западе, с быстрым решением исхода войны, проблематично, как и позиция Польши.

Нежима со стороны России польскому режиму не выдержать. В победе Германии над Западом Польша видит для себя опасность и постарается нас этой победы лишить.

Таким образом, вопрос о том, чтобы пощадить Польшу, отпадает и остается решение: при первом же подходящем случае напасть на Польшу.

О повторении Чехии нечего и думать. Дело дойдет до военных действий. Задача — изолировать Польшу. Удача изоляции имеет решающее значение.

Поэтому отдачу окончательного приказа о нанесении удара фюрер оставляет за собой. Одновременно столкновения с Западом (Францией и Англией) ни в коем случае допустить нельзя.

Уверенности в том, что в ходе германо-польского столкновения война с Западом исключена, нет; в случае ее возникновения борьба должна вестись в первую очередь против Англии и Франции.

Принцип: столкновение с Польшей, начатое нападением на нее, приведет к успеху только в том случае, если Запад останется вне игры.

Если это невозможно, тогда лучше напасть на Запад и при этом одновременно покончить с Польшей.

Изолировать Польшу — дело ловкой политики.

Важное значение имеет вопрос о Японии, Если сначала она, по различным причинам, относилась к совместным с нами действиям холодно, то в ее же собственных интересах своевременно выступить против России.

Экономические отношения с Россией возможны только при улучшении политических отношений. В комментариях печати обнаруживается осторожная позиция. Не исключено, что Россия покажет себя незаинтересованной в разгроме Польши. Если Россия будет и дальше действовать против нас, отношения с Японией могут стать более тесными.

Союз Франции, Англии и России против Германии, Италии и Японии побудил бы меня напасть на Англию и Францию, нанеся им несколько уничтожающих ударов.

Фюрер сомневается в возможности мирного урегулирования с Англией. Необходимо подготовиться к столкновению с нею. Англия видит в нашем развитии закладку основ той гегемонии, которая лишит ее силы.

Поэтому Англия — наш враг, и столкновение с нею будет не на жизнь, а на смерть.

Как будет выглядеть это столкновение?

Англия не может разделаться с Германией несколькими мощными ударами и сокрушить нас. Решающее для Англии — перенести войну как можно ближе к Рурской области. Французской крови она жалеть ни будет (Западный вал!!). От удержания Рурской области решающим образом зависит длительность нашего сопротивления.

Голландские и бельгийские авиационные базы должны подвергнуться военному захвату. Заявлениям о нейтралитете никакого значения придавать нельзя. Если Франция и Англия пожелают во время, войны Германии с Польшей довести дело до столкновения, они будут поддерживать нейтралитет Голландии и Бельгии и велят им строить укрепления, чтобы в конечном счете заставить их идти вместе с собой.

Бельгия и Голландия, даже и протестуя, уступят такому нажиму. Поэтому мы должны (если Англия захочет вмешаться в нашу войну против Польши) молниеносно атаковать Голландию. Желательно захватить на голландской территории новую линию обороны до Зюйдер-Зее. Война с Англией и Францией явится войной не на жизнь, а на смерть.

Намерение дешево отделаться опасно; такой возможности не существует. Все мосты будут сожжены, и речь уже пойдет не о том, кто прав или не прав, а о том, быть или не быть 80 миллионам человек.

Вопрос: короткая или длительная война? Любые вооруженные силы и любое государственное руководство должны стремиться к короткой войне. Но, несмотря на это, государственное руководство обязано готовиться и к войне продолжительностью от 10 до 15 лет.

В истории всегда верили в короткую войну. В 1914 г. еще считали, что длительные войны невозможно финансировать. И сегодня эта мысль тоже бродит во многих головах. Однако, вопреки этому, каждое государство должно держаться столько, сколько сможет, если только не произойдет сразу же значительного ослабления (например, потеря Рурской области). У Англии тоже есть подобные слабые места.

Англия знает, что неблагоприятный для нее исход войны будет означать ее конец как мировой державы.

Англия — это мотор, работающий против Германии. Ее сила в следующем:

1. Сами по себе англичане — гордые, смелые, упорные, способные к сопротивлению и наделенные организаторскими качествами. Умеют использовать каждое новое обстоятельство. Обладают авантюризмом и мужеством нордической расы. Чем шире распространение этих свойств, тем ниже их качество. Германский средний уровень выше.

2. Она является мировой державой. Неизменно, вот уже 300 лет. Усилена союзниками. Ее могущество распространяется на весь мир, и ее надо учитывать не только с фактической, но и с психологической точки зрения.

Следует добавить еще несметные богатства и связанное с этим кредитное доверие к ней.

3. Защищенное геополитическое положение и прикрытие крупными морскими силами и авиацией, имеющей храбрых летчиков.

Слабые места Англии:

Если бы в мировой войне у нас было двумя броненосцами и двумя крейсерами больше и если бы мы начали сражение у Скагеррака утром, британский флот был бы разбит, а Англия поставлена на колени. Это означало бы конец мировой войны.

Раньше было недостаточно разбить флот; чтобы победить Англию, надо было высадиться в ней. Англия могла сама прокормить себя. Сегодня это уже невозможно.

В тот самый момент, когда Англия будет отрезана от подвоза, она окажется принужденной капитулировать. Подвоз продовольствия и горючего зависит от защиты флотом.

Налетами авиации на метрополию Англию к капитуляции не вынудить. Если же уничтожить флот, капитуляция последует немедленно.

Нет никакого сомнения в том, что внезапное нападение может привести к быстрому исходу. Однако для государственного руководства было бы преступно положиться только на внезапность.

Внезапность может, как свидетельствует опыт, сорваться из-за:

1) измены лиц, не принадлежащих к ответственным военным кругам,

2) обыкновенной случайности, которая может сорвать всю акцию,

3) недостатков личного порядка,

4) метеорологических условий.

Дата выступления должна быть определена задолго до его начала. Однако долго жить в состоянии напряжения нельзя. Следует учесть, что условия погоды могут сделать невозможными внезапные действия флота и авиации.

Этот наиболее неблагоприятный момент надо особенно учитывать при разработке плана.

1. Остается стремиться с самого начала нанести противнику один или[75] сокрушительный удар. Соблюдение прав или договоров при этом никакой роли не играет.

Это возможно только в том случае, если в результате войны с Польшей не произойдет «вползания» в войну с Англией.

2. Следует готовиться к длительной войне наряду с внезапным нападением при одновременной ликвидации английских позиций на континенте.

Сухопутным войскам надо овладеть позициями, важными для флота и авиации. Если удастся занять и удержать Голландию и Бельгию, а также разбить Францию, тем самым будет создана база для успешной войны против Англии.

Авиация сможет тогда, базируясь на Западную Францию, осуществлять более интенсивную блокаду Англии, а флот с помощью подводных лодок добьется дальнейшего ее расширения.

Последствия:

Англия не сможет бороться на континенте.

Ежедневные налеты авиации и удары военно-морского флота перережут все ее жизненные артерии.

Время работает против Англии.

Германия не истечет кровью на суше.

Необходимость такого ведения войны доказана мировой войной и всеми военными действиями, имевшими место после нее.

Из опыта мировой войны вытекают следующие обязательные выводы для ведения войны.

1. При наличии к началу [первой] мировой войны более сильного военно-морского флота и при повороте армии к портам, расположенным на побережье Ла-Манша, исход ее был бы иным.

2. Разгромить страну военно-воздушными силами невозможно. Подвергнуть все объекты одновременному нападению нельзя, а интервалы между налетами даже в несколько минут создают условия для организации обороны.

3. Важное значение имеет не останавливающееся ни перед чем использование всех средств.

4. Как только сухопутные войска во взаимодействии с авиацией и военно-морским флотом захватят важнейшие позиции, продукция промышленного производства перестанет утекать в бездонную бочку сражений сухопутных войск, а поступит в распоряжение военно-воздушных и военно-морских сил.

Отсюда: сухопутные войска должны быть в состоянии овладеть этими позициями.

Подготовить планомерное наступление.

Изучить все эти вопросы — важнейшая задача.

Неизменная цель — поставить Англию на колени.

Любое оружие имеет решающее значение лишь до тех пор, пока противник не обладает им.

Это относится к газам, подводным лодкам и авиации. Для последней, к примеру, такое положение сохраняло силу до тех пор, пока английский флот не располагал средствами противовоздушной обороны. В 1940 и в 1941 гг. этого уже не будет. Против Польши, например, будут эффективны танки, так как польская армия не имеет [противотанковой] обороны.

Там, где действие оружия не может больше принести решающего успеха, это компенсируется его внезапным и гениальным применение.

Это — наступательная программа.

Программа требует:

1. Правильной оценки оружия и его действия.

Например:

а) что опаснее в конкретном случае и вообще — военный корабль или авианосец? Авианосец — наилучшая защита морского конвоя;

б) что важнее — налет авиации на завод или на военный корабль? Где узкие производственные места?

2. Быстрого приведения сухопутных войск в боевую готовность. Соседние государства должны быть сокрушены прямо из казармы.

3. Изучения слабых мест противника.

Изучение этих вопросов не должно поручаться штабам, ибо иначе сохранения тайны обеспечить не удастся.

Поэтому фюрер решил отдать приказ о создании при верховном главнокомандовании вооруженных сил небольшого оперативного штаба с включением в него по одному представителю от каждого из трех видов вооруженных сил и с эпизодическим привлечением к его работе трех главнокомандующих и их начальников штабов.

Штаб обязан постоянно держать фюрера в курсе дела и информировать его.

Этот оперативный штаб должен заниматься разработкой замысла операций на высшем уровне и неизбежно вытекающими отсюда вопросами подготовки данных операций в техническом и организационном отношении.

Цель указанного распоряжения не должна быть известна никому, за исключением лиц, входящих в состав оперативного штаба.

Как бы сильно ни увеличивал противник свои вооружения, рано или поздно он исчерпает свои возможности, а наши станут еще большими. Французские призывные контингенты — 120 000 человек!

Нас не вынудят вступить в войну, но нам самим без нее не обойтись. Сохранение тайны — решающая предпосылка успеха. Цель должна сохраняться в тайне даже от Италии и Японии. Для Италии надо изучить вопрос о прорыве линии Мажино. Фюрер считает этот прорыв возможным.

Объединение усилий видов вооруженных сил для изучения проблемы в целом является важным делом.

Цель:

1) изучение проблемы в целом,

2) проведение наступления,

3) требующихся средств,

4) необходимой боевой подготовки войск.

В состав штаба должны войти люди, обладающие большой фантазией и наилучшими специальными знаниями, а также офицеры трезвого, скептического склада ума.

Принцип работы:

1. Не допускать к участию никого, кому не положено знать об этом.

2. Никто не должен знать больше, чем ему положено.

3. В какой, самый поздний, момент соответствующее лицо должно быть введено в курс дела? Никто не должен что-либо узнать раньше, чем ему положено.

В ответ на вопрос фельдмаршала Геринга фюрер дал указание:

а) виды вооруженных сил сами определяют, что им строить;

б) программа строительства военных кораблей остается без изменений;

в) программы производства вооружения должны быть рассчитаны до 1943 и 1944 гг.

Запись верна: подполковник Шмундт

IMT, vol.37, р.546—556; перев. Дашичев В.И.


П.10. Из официального дневника Иодля с 23 августа 1939 г. по 26 мая 1940 г.


[Документ ПС-1780, США-72]

[Документ ПС-1809, Великобритания-82]

[Документ ПС-1807, Великобритания-227]


1939[76]

23.8. По приказу ОКВ вызван в Берлин и занял пост начальника штаба оперативного руководства.

11—1330. Совещания у начальника ОКВ.

Отдан приказ о дне «X» — 26.8

-"- о часе «Y» — 4 часа 30 минут

24.8. Письмо Чемберлена, адресованное фюреру: «Англия готова содействовать в урегулировании вопроса о Данциге и о национальных меньшинствах в Польше. С другой стороны, разрешение (этих вопросов Германией) путем применения силы заставило бы Англию оказать Польше помощь всеми средствами (находящимися в распоряжении) империи». Фюрер (в разговоре с) Гендерсоном отметает эту угрозу, указывая, что польский вопрос совершенно не касается Англии.

Судя по имеющимся данным, Англия 23.8 втайне отдала приказ о мобилизации.

Во Франции (проходят) стадии напряжения 1 и 2, до 25-го 3-я стадия достигнута не будет.

В настоящее время в море находятся 650 немецких судов (с грузом) в 3 мил(лиона) то(нн), из них значительная часть попала бы в руки Англии.

Поляки приостанавливают проезд транспортных средств и хождение пешеходов через мост Диршауэр.

1750. Шмундт возвратился из Оберзальцберга. Он сообщает, что фюрер на сей раз не совсем уверен в том, что заявления Англии не нужно воспринимать серьезно; однако столкновения с Англией он не хочет.

25.8. Генерал фон Штюльпнагель, помощник начальника генерального штаба, уведомляет меня об оперативных целях. Оповещается торговый флот. Главнокомандующий ВВС перемещает на Восток еще 5 боевых групп (бомбардировочных авиагрупп).

В Восточной Германии призываются (кадры) гражданской противовоздушной обороны.

Италия доводит численность армии до штатов военного времени.

1110. В отдельных частях Франции отмечается стадия напряжения 4.

В Голландии предварительная мобилизация (проводятся меры по подготовке к мобилизации).

В Болгарии и Румынии частичная мобилизация.

Анг(личане) и французы покидают Германию.

Немцам (проживающим в) Польше, приказано покинуть Польшу...

...13.10. Указание:

1) Если англичане и французы введут войска в Бельгию:

а) каковы действия авиации?

б) цель сухопутных войск,

в) должны ли мы тогда сразу же занять Голландию?

2) Действия на остальном фронте

3) Блокада Англии...

15.10. Доклад начальника отдела обороны страны штаба ОКВ. Заслушать вместо начальника штаба ОКВ доклад полковника Буле о реорганизации штабов районов пограничной охраны.

1600. Генерал Гальдер

Ответ Бельгии на запрос министерства иностранных дел (?), что танковые соединения на границе...

1) Соображения фюрера относительно плана «Гельб» (кодовое наименование, данное главным командованием сухопутных войск).

2) Политические вопросы

Импорт

Экономическое соглашение по сырью.

Программа ВМС: 25—30 подводных лодок.

Программа ВВС: 2 000 пикировщиков «Ю-88»

Италия благоприятно.

Америка сдержанно.

3) Настроения войск.

руководства.

народа (офицерских жен).

Мы выиграем эту войну, хотя бы она сто раз противоречила доктрине генерального штаба, потому что мы имеем самые лучшие войска, самое лучшее вооружение и единое целеустремленное руководство... К пункту 1) что делать, если план «Гельб» не состоится.

Запасная операция.

Точка зрения командования сухопутных войск по этому вопросу.

Общее ведение войны. Действия по введению противника в заблуждение, Морская и воздушная война. Основные усилия против флота.

Пока речь не идет о блокаде Англии, выжидать с развязыванием воздушной войны, учитывая Рурскую область.

Генерал Гальдер.

Воскресенье 15.10.39 г. Во время осуществления плана «Гельб» ничего не должно случиться, потому что, отдав 75 дивизий, мы израсходуем последние силы.

Дивизии 1-й, 2-й и 4-й линий путем обмена офицерами достигнут примерно одинакового уровня боеспособности.

75 дивизий для плана «Гельб».

13 дивизий для Востока.

16 дивизий для Западного вала.

Какое кодовое наименование?

Шлагетер, Бургунд.

Использование сил точно продумать. Танки и легкие дивизии севернее Льежа, но также и обходом через Голландию, так как предстоит решительно атаковать противника на многих участках. Очень много мостов через каналы, их никак не возможно взорвать все. Необходимы резервы во второй линии, чтобы следовать там за наступающими и создать переправу. Если главный шлюз разрушить, вода из канала вытечет.

Под Маастрихтом лучшие войска для использования — арденнские стрелки. На юге две моторизованные дивизии должны остаться во втором эшелоне. Горнострелковые дивизии в Арденнах. Распределение дивизий сначала на очень широком фронте, затем четырьмя—пятью ночными переходами и по железной дороге сосредоточение. Танковые и моторизованные дивизии двумя переходами.

Приказ необходимо отдать за семь дней до начала. Введение противника в заблуждение вытекает из распределения сил. Наши атаки перед Западным валом не предусматриваются из-за распределения сил[77], кроме того, здесь имеется в основном маломощная артиллерия.

Прикрытие фланга осуществляет группа армий «Ц». Сооружения на каналах детально изучаются с привлечением немецких строителей.

Начальник генерального штаба просит все же предоставить им свободу действий. Прежде чем издавать приказы, они должны заручиться согласием фюрера. Настроение хорошее, хотя и считают, что наступление весной является более благоприятным. Генерал Гальдер не думает, что западные державы введут войска в Бельгию. Подготовка на случай введения англичанами и французами войск в Бельгию... Генерал Гальдер дал военному атташе Брюсселя заверение, что генерал фон Рейхенау не находится против бельгийской границы. В ответе министерства иностранных дел быть осторожными, так как действительно в Вуппертале находится одна легкая дивизия, но это ее обычное месторасположение... Иешонек.

16.10. Сталь для ВВС выделена, хватит ее только на 44, а не на 60 бомбардировочных авиагрупп.

Нужно максимально согласовать разграничительные линии для воздушных флотов и групп армий...

21.10. 1700. Доклад начальника штаба ОКВ о планах сухопутных войск по операции «Гельб». Результаты:

1) Армейская группа «Норд» имеет слишком большие силы. Все равно нет вероятности преодолеть линию Греббе, если же удастся, то за нею войска окажутся окруженными водой.

2) Аэрофотоснимки Гента и расположенных там долговременных укреплений.

3) Направление удара 4-й армии первоначально на запад и лишь в случае необходимости на северо-запад.

4) Состав 6-й армии определен неправильно, слишком мало танковых дивизий, ибо если она будет иметь успех, то трех танковых и одной моторизованной дивизии недостаточно.

5) Как только начнется наступление и французы снимут с фронта войска, тогда можно будет взять из состава группы армий «Ц» еще десять дивизий.

22.10. Начальник штаба ОКВ и начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами в 1530 у генерала Гальдера.

Начальник штаба ОКВ:

1) Беседа с главнокомандующим сухопутными войсками, либо вначале лишь с ним одним, либо совместно с Боком, Рейхенау и Клюге.

2) Возражения фюрера.

3) Гальдер.

а) Армейская группа «Норд» нас не интересует, бездействующий резерв для новых задач.

б) Задача 2-й армии по прикрытию со стороны Антверпена должна естественно позже закончиться окружением Антверпена.

в) При всякой неуверенности военачальник увеличивает глубину боевых порядков. Ведущую роль играет группа армий, наибольшие преимущества.

г) Роль 6-й армии после прорыва, если она распадется на два эшелона.

Продумать, не следует ли позже армию Рейхенау, как резервную армию группы армий, бросить впереди наступающих войск. Руководство десантированием войск должно находиться в одних руках. С самого начала это невозможно. Позже необходимо будет объединить моторизованные соединения, направив их на Брюссель, и затем передать их Рейхенау. Пехотные дивизии будут тогда переподчинены 2-й армии.

Под Маастрихтом и без того предусмотрено сосредоточение крупных сил железнодорожной артиллерии. Начальник штаба ОКВ сообщает еще подробности о транспортных планерах (воздушнодесантная дивизия). Начальник генерального штаба имеет уже некоторые возражения против использования дымовой завесы против Эбен Эмаеля.

Маскировка раньше невозможна, так как танковые соединения не будут готовы к 10.11, тогда 12-е будет слишком ранним сроком. Из-за Эмаеля надо решить, что избрать: огонь — дымовую завесу или же воздушно-десантные войска. Начальник генерального штаба говорит о противнике: он будет упорно удерживать крупными моторизованными силами канал Альберта, опираясь на Антверпен, как на опорный пункт, и, примыкая правым крылом к Маасу, наносить удар в северо-восточном направлении и восточнее через Арденны, попытается сузить оперативное пространство, но под нашим нажимом отойдет назад...

25.10.

1) 1230. Совещание фюрера с главнокомандующим сухопутными войсками и начальником генерального штаба.

2) 1500. Совещание, кроме того, с генерал-полковником фон Боком, фон Рейхенау и фон Клюге.

Генерал Гальдер требует от ОКВ обязательного приказа с учетом сказанного фюрером.

Бок: Я вижу две опасности, что английские и французские моторизованные силы будут в Антверпене и южнее его раньше. Это может предотвратить только авиация, а она этого не в состоянии сделать из-за тумана.

Фон Рейхенау обращает внимание на плохую погоду. Используя зиму, мы улучшим боевую выучку войск. Мы должны суметь провести операцию.

Фюрер говорит «да», но противник накапливает силы, и Англия окажется этой зимой в один прекрасный день без единого выстрела на Маасе, причем мы не успеем даже моргнуть глазом.

Рейхенау говорит: мне это больше нравится.

Бок: Не хватает еще много техники для восполнения потерь.

1. При обсуждении операции фюрер говорит, что он хотел... первоначально всеми силами ударить южнее Льежа.

2. Гальдер возражает против упрека, что поворотом 4-й армии на северо-восток он стремился совершить лишь незначительный охват восточнее Намюра. Он хотел сосредоточить все танковые соединения в направлении на Гент, чтобы иметь сильное внешнее крыло, осуществляющее охват.

3. Фюрер вновь возвращается к мысли о прорыве южнее Льежа в направлении Реймс, Амьен. Но проблема состоит в том, пройдем ли мы здесь или нет.,.

26.10. 1700. Фюрер говорит, что после вчерашнего совещания он не видит существенных изменений в использовании сухопутных войск. Лишь только направление главного удара южнее Льежа, прорыв в западном направлении с задачей разгромить франко-английскую сухопутную армию. Направление главного удара — 12-я армия и глубокий охват бельгийской крепости. Нельзя не предпринять попытку ударом на Льеж атаковать бельгийскую крепость также фронтально и ворваться в нее. Туда, где будет достигнут успех, подтянуть основную массу танковых соединений.

1900. Информирую Грейфенберга о новых планах фюрера.

27.10. 1400. Главнокомандующий сухопутными войсками и генерал Гальдер на докладе у фюрера.

Наступление на узком или широком фронте — направление операции юго-запад или северо-запад.

Фюрер намерен решить 28.10 в 1000.

Главнокомандующий сухопутными войсками докладывает, что он не будет готов раньше 26.11.

28.10. 1000. Главнокомандующий сухопутными войсками, начальник генерального штаба у фюрера.

Относительно предстоящей операции фюрер принимает следующее решение:

1. Важнейшая задача: разгромить крупные силы франко-английской сухопутной армии.

2. Побочная задача, вытекающая из первой: захватить бельгийско-французское побережье.

3. Для этого прорыв севернее и южнее Льежа. Каждая ударная группировка имеет одну группу танковых дивизий...

30.10. Фюрер высказывает новые соображения, а именно: направить одну танковую дивизию и одну моторизованную дивизию через Арлон на Седан.

9.11. Предложение главнокомандующего сухопутными войсками: две возможности: начало наступления 15-го или позднее. 1-й вариант: до 15-го в отношении двух танковых дивизий он не намерен ничего изменять.

Фюрер решает 1700: день «А» не раньше 19.11.

10.11. ОКХ (Грейденбергер) предлагает использовать:

10-ю танковую дивизию, 2-ю или 29-ю моторизованную дивизии, полк СС личной охраны, как корпус Гудериана

Запрос: можно ли отдать приказы в этом смысле. 4-я легкая дивизия поступает затем в резерв главного командования сухопутных войск.

Адмирал Канарис снова отдал приказ о цензуре без ведома отдела прессы и пропаганды штаба ОКВ.

Нужно ли подготовить сбрасывание листовок при осуществлении плана «Гельб»?

Оперативная ориентировка начальника связи вооруженных сил и начальника отдела военной пропаганды штаба ОКВ.

Отдел военной пропаганды должен направить одного офицера во взвод пропаганды отдела обороны страны.

1500. Беседа фюрера с генерал-полковником Бушем.

Фюрер: Корпус Гудериана еще слишком слаб. Еще раз 2-я танковая дивизия. Кроме 10-й танковой и одной моторизованной дивизии взять полк СС личной охраны и полк «Великая Германия».

1800. Беседа генерал-полковника Кейтеля с генералом Гудерианом. Последний ориентирован о намерении, чтобы одна танковая группа наносила удар в направлении Седана.

1700. Главнокомандующий военно-морскими силами у фюрера. Решение по двум пунктам:

а) Расширение действий по потоплению без предупреждения торговых судов нейтральных стран, которые заходят в американскую зону. Никакой ноты, просто отдельное уведомление (Италия, Испания, Россия, Япония — свободное плавание).

б) Изготовить и опубликовать список пассажирских пароходов, которые вооружены и рассматриваются нами как военные корабли. Обсуждался вопрос о том, чтобы главнокомандующий ВМС разведал, закрывает ли Дания проливы Большой и Малый Бельт. Япония поддержала наш броненосец «Граф Шпее». Подводные лодки, быть может, позволит укомплектовать нашими экипажами и предоставит опорные базы и т.д.

11.11. 1100. Звонит по телефону полковник фон Грейфенберг, спрашивает, что решили. Я сообщаю ему, что готовится письменный приказ. Но у 19-го армейского корпуса остаются 2-я и 10-я танковая дивизии и одна моторизованная дивизия, полк СС личной охраны и полк «Великая Германия». Голландию необходимо занять, так как Англия не желает уважать воздушный суверенитет Голландии. В таком случае нельзя будет защитить Рурскую область. ВВС дано разрешение усилить борьбу с транспортами и налеты на портовые сооружения. Отсрочка наступления из-за погоды не имеет смысла. Ни одно предсказание погоды не может быть сделано более чем на 7 дней.

12.11. Фюрер хочет, чтобы ему доложили, каково положение с боевыми отравляющими веществами. Военно-экономическое управление предусмотрело слишком мало боеприпасов для мортир (3 000 выстрелов в месяц).

13.11. 1445. Генерал-фельдмаршал докладывает о погодных условиях.

Принятие решения переносится на 16-е.

День «А» будет назначен не ранее 22.11.

Какие соединения можно еще подвести? (Полицию, части СС «Тотенкопф».)

1-ю кавалерийскую дивизию?

Дивизия СС «Тотенкопф» должна быть готова к 20.11, а полицейская дивизия к 1.12.

15.11. Фюрер принимает решение о контрмерах против вражеской пропаганды, направленной против его личности.

...12.12. Больше пропаганды в Норвегии в пользу Германии. Председатель стортинга в дружественных отношениях с Хор-Белиша[78]. Два варианта: как быть, если нас позовут; что надо сделать, если мы должны будем закрепиться с помощью силы. ОКВ должно подготовить разработку и привлечь к этому бывшего военного министра [Квислинга]. Главнокомандующий военно-морскими силами докладывает фюреру о совещании с бывшим норвежским военным министром.

13.12. Фюрер беседовал с бывшим норвежским военным министром. В 1700 фюрер приказал изучить небольшим штабом вопрос, как можно овладеть Норвегией. В 1815 мною отдан соответствующий приказ капитану фон Штернбергу.

18.12. Как подходить далее к норвежскому вопросу? Иешонек[79]. Норвежские дела. После полудня фюрер провел новое совещание с норвежцами.

19.12. В 1600 доложено фюреру...

д) Операция против Норвегии (не выпускать из рук ОКВ).

20.12. Новая задача 10-го авиационного корпуса. Разведка в Норвегии.

30.12. Гросс-адмирал у фюрера: борьба против торгового судоходства в Балтийском море. [Противника] невозможно перехватить; главнокомандующий военно-морским флотом хочет пресечь тайные торговые перевозки в шведских территориальных водах с помощью силы.


1940 год

23.01. Документы по плану операции «Норд» по приказу фюрера возвращаются. Она [операция] не будет готовиться штабами видов вооруженных сил. Создание штаба при главнокомандующем ВВС не проходит. Подготовка будет вестись только в ОКВ.

1.2.[80] Полковник Шмундт и капитан Дауле вернулись с Запада.

Результат (поездки):

1. Настроение и дисциплина великолепные.

2. Вследствие метеорологических условий оперативная подвижность невозможна. Более 15 км пройти нельзя. С другой стороны, группа армий «В» находит погоду великолепной, т.к. появляется возможность избежать наводнения.

3. У всех дивизий, которые были на Востоке, положение с автотранспортом очень плохое. Не хватает до 40% автотранспортных средств. Каждой из этих 40 дивизий нужно было бы придать до 100 автомашин.

(В) 17 часов (меня посетил) генерал Иешонек.

1. Действия парашютных частей. Перед Гаагой они должны быть достаточно многочисленными, чтобы прорваться, если необходимо, с помощью силы. 7-я дивизия намеревается сбросить (парашютные) части вблизи города.

2. Определенное противоречие между политической миссией и насильственными мерами против гол(ландских) военно-воздушных сил.

3. Остров Вальхерен должен быть оккупирован как можно скорее.

4) Вопрос о том, который из планов должен быть претворен в жизнь незамедлительно, требует еще урегулирования.

...Сухопутные силы должны по возможности выступить еще в темноте. 7-я ав(иационная) див(изия) должна стоять наготове, но без приказа не выступать.

5) Вопрос об общем намерении? Время.

6) Нельзя ли сцапать одну Голландию, для ведения войны в воздухе это принесет уже значительные улучшения.

7) ВВС хотят, чтобы в зоне 30 миль они могли свободно нападать на торговые суда любого типа и вообще на всех, кто прибегает к оружию — фр(анцузские) суда, транспортные суда.

2.2. ...По поводу вопросов Иешонека от 1.2 фюрер решает следующее:

а) Нужно выставить против Г(олландии) такие многочисленные силы, чтобы они могли захватить там власть. Для этой цели можно произвести высадку и в центре Гааги. Дается разрешение на неограниченное применение оружия против аэродромов и зенитной артиллерии.

Что касается нападения на все суда между англ(ийским) восточным берегом и анг(лийским) минным заграждением, то, как желают ВВС.

Нужно еще заслушать м(инистерство) и(ностранных дел).

Шеф «Л» говорит по этому поводу...

ВВС и адмирал Шустер[81] не хотят никаких исключений...

...Следует подумать об италь(янских) и яп(онских) судах, которые еще недавно плавали в Ньюкасл. Важно то, что мы, правда, подписали соглашение о ведении войны с помощью подводных лодок, но не подписывали никаких соглашений о способе ведения войны в воздухе.

Фюреру доложено 3.2.

Испанцы обеспечили себе одну н(емецкую) подводную лодку и провели торговое судно из Бильбао...

Основной мотив в прессе: Испания не является неблагодарной.

...М(инистерство) и(ностранных дел) хочет, чтобы в зоне 30 миль ВВС не нападали на:

a) Японские и итальянские суда,

b) Датские суда Мальтийского креста,

c) Все пассажирские суда, не открывающие огня.

3.2. Генерал Герке[82]: железные дороги не в состоянии выполнять крупные задачи. Противник не реагирует на наши транспорты. Возможно, что ему стало известно также и о переменах. Целесообразно сохранить движение в силе. Предлагается подготовить движение «А» для введения противника в заблуждение. Для шести дивизий готов порожняк... Может ли начальник перевозок так ослабить имеющуюся на сегодня готовность, чтобы скапливалось на 4 дня меньше порожняка.

Спросить Фюрера.

Начальник перевозок на Западе хочет, чтобы ему дали одну свободную неделю (225 поездов). 70 поездов находятся в распоряжении армий.

Для 2-го эшелона нужно 315 поездов. В день «А» но этому поводу будет издан приказ.

Потом еще 3-й, 4-й, 5-й эшелоны.

Общее число 660 поездов, включая 80 для танков и 70 для армий (из них 10 000 вагонов Вермахта). В целом на 60 поездов меньше, чем готово на сегодняшний день.

Противовоздушная оборона.

Поезд с боеприпасами не имеет особой охраны. Если прицепить вагон с пулеметами, это обратит внимание летчика на то, что поезд особо охраняется... Поезда с боеприпасами нередко простаивают неделями. Персонал охраны разлагается.

Станции формирования поездов расширены до участков формирования поездов.

Ремонтные части находятся в готовности в самом опасном районе между Рейном и линией Кассель.

Румыны хотят получить помощь в виде материала для рельсов (из Польши)...

...4.2. Наблюдается ли оживление деятельности военного суда?

Боденш(атц): Группа армий «С» не должна в день «А-1» заниматься втиранием очков.

Фюрер дает согласие на то, что начальник перевозок может до 12.2 использовать дежурные поезда в других целях.

Фюреру представляется предложение по поводу дальнейшего ведения войны в воздухе... Фюрер одобряет предложение и во второй половине дня беседует с м(инистром) и(ностранных дел).

5.2. Состоится совещание особого штаба «Везерюбунг». Начальник ОКВ обратился к нему с приветствием и дал указания.

Не хватает еще представителя ВВС.

6.2. Расход горючего не снижается. Наличные запасы снизились еще на 30 000 тонн.

...1530 совещание с генералом Иешонеком, полковником фон Вальдау и полковником Варлимонтом.

ВВС выдвигают вопросы:

Остается ли час «X» как раньше? Да. Ложная акция силами группы армий «С» в день «А-1» неприемлема. (Об этом даже не может ставиться вопрос). Военно-морской флот не проявляет интереса к Вальхерену. Не видит никакой опасности с анг(лийской) стороны. Новая мысль: провести только операцию «Н» и операцию «Везер» и гарантировать нейтралитет Бельгии на все время войны.

План «Айсберг» еще раз подвергнут обсуждению с начальником ОКВ.

8.2. Начальник военных сообщений уведомляет: имперская железная дорога вынуждена признать, что в настоящее время она не в состоянии вынести дополнительной нагрузки. Она не подготовлена к войне. Хотя к ней едва ли предъявляются требования о выполнении заданий для военных целей, она в настоящее время не в состоянии обеспечить нужды экономики.

Теперь вопрос упирается только в паровозы, вагонов кругом стоит достаточно.

Движение.

80% — железная дорога

18% — судоходство

2% — автомашины

Из морских перевозок нужно выжать вдвое больше.

Радиоприемники можно без особого труда превращать в радиопередатчики.

9.2. Начальник ОКВ в 10 часов у фельдм(аршала) Геринга. Представителей прессы из Протектората можно пустить на...[83].

(Фюрер 10.2 разрешает это).

10.2. Я письменно докладываю начальнику ОКВ о тяжелом положении на транспорте.

В 13 часов совещание фюрера с генералом Гальдером... Фельдм(аршал) объявил, что он может все же выступить ночью...

Во время мировой войны мы сбросили 28 000 тонн.

Таким образом, ВВС не хотят переносить срок, а предпочитают стартовать ночью...

На З(ападе) используется 113 000 грузовиков.

Из них 45 000 пригодны для Вермахта.

4 000 грузовиков мы можем изготовить.

Фюрер говорит, что у Тодта отнято все, даже то железо, которое он сэкономил (с его помощью он хотел изготовить еще 3 000 машин).

Впервые фюреру более убедительно доложено положение с транспортными средствами, автомашинами и горючим.

Фюрер соглашается, что 225 поездов (предназначенных для) 1-й волны резервов главного командования сухопутными силами, и впредь оставляются в распоряжении начальника перевозок.

11.2. Первое сообщение из Франции по поводу передвижения наших войск и подкреплений на Западе; речь идет о передислокации, которая была закончена уже 1.2.

...13.2. Тот факт, что сухопутные силы потребовали пересмотреть численность армий и резервов... послужил для фюрера поводом вновь поставить на обсуждение вопрос о направлении главного удара.

...Я передаю фюреру заключение, из которого видно, насколько выгоднее для нас переместить направление главного удара южнее линии Люттих—Намюр (это по крайней мере в 5 раз усилит мощь сил, находящихся на север от этой линии). Я обращаю внимание на то, что удар на Седан в оперативном отношении является окольным путем, на котором нас может схватить бог войны. Если французы начнут наступление на южном фланге, нужно будет повернуть на юг.

Фюрер все еще питает надежду, что противник вообще не выступит. Непроизвольно он этого не сделает. Через полдня из Голландии и Бельгии могут поступить столь угрожающие сведения, что он решит остановиться.

Я в это не верю.

В 17.30 полковник фон Грейфенберг[84] и подполковник Хойзингер[85] приглашаются для обсуждения этих вопросов.

...Через адмирала Канариса поступили сведения, что эскадрилья Ровельса[86] с резервной колонной назначены к действию против Кавказа из Болгарии. Л. должен выяснить, от кого исходит эта ошибочная мысль.

В 17.30 передал мнение фюрера полковнику Варлимонту, фон Грейфенбергу и подполковнику Хойзингеру. Просил дать ответ на вопрос, как следует поступать дальше.

...15.2. Фюрер одобряет мою статью по поводу конфликта между Финляндией и Советской Россией. Она должна появиться в ФБ («Фёлькишер Беобахтер»),

...16.2. Левый фланговый корпус 16-й армии особенно важен для фюрера.

...От шефа «Л.» в Скандинавию направлено 6 новых н(емецких) консулов.

С. (шеф) получает приказ о крупных подготовительных мероприятиях к наступлению.

...Подключить к этому делу прессу.

Начальник ОКВ. Совещание для представителей прессы в м(инистерстве) и(ностранных дел).

Главнокомандующий военно-морским флотом хочет еще раз обсудить вопрос с Галифаксом, с тем, чтобы потом обратиться к фюреру. Теперь только (о) применении мин. Главнокомандующий военно-морским флотом хочет затем у фюрера вновь завести разговор об этом вопросе.

...17.2. ...После обеда Манштейн излагает свои мысли по поводу операций группы армий «А».

...18.2. На основании моих переговоров с Грейфенбергом 13.2 главнокомандующий сухопутными силами и генерал Гальдер представляют фюреру нижеследующий план:

1) Разграничительную линию между группой армий «А» и группой армий «В» перенести на линию Дюттих—Намюр.

2) Большее сосредоточение бронесил перед 12-й и 16-й армиями при ослаблении группы армий «В».

...Фюрер утверждает эти пункты плана, но настаивает на том, чтобы предстоящие задачи учитывались также и при распределении тяжелых танков...

19.2. Фюрер неприятно поражен поведением экипажа «граф Шпеер» у Альтмарка. (Не было оказано) никакого сопротивления, никаких потерь со стороны англичан.

Фюрер очень настаивает на подготовке к операции «Везерюбунг».

Снарядить суда. Привести воинские части в боевую готовность. (Фюрер) хочет говорить с сотрудниками рабочего штаба.

Я предлагаю для активизации подготовительных работ назначить их руководителем одного из новых командующих с его штабом. Фюрер согласен.

Главнокомандующий сухопутными силами докладывает об организационных вопросах.

20.2. Совещание и дискуссия по вопросу о том, как лучше осуществить план «Везерюбунг». Материальная часть уже грузится на суда...

...21.2. Фюрер говорит с генералом фон Фалькенхорстом[87] и поручает ему подготовку операции «Везерюбунг». Фалькенхорст воспринимает это с удовольствием. Всем трем родам войск даются инструкции.

...22.2. Капитан 2-го ранга Юнге уведомляет (меня) о намечаемых пунктах доклада главнокомандующего военно-морским флотом. Важны 3 пункта:

(Сообщено полковнику фон Грейфенбергу):

а) Подводные лодки в Средиземное море,

b) Эстонские подводные лодки,

c) Разногласия между военно-морским флотом и ВВС о времени начала минирования...

...24.2. Выяснить, имеет ли право военно-морской флот уже сейчас бросать мины. Кто спросит у дуче, (посылает ли он) собственные подводные лодки в Средиземное море?

...Фюрер поднимает вопрос, что лучше: провести «Везерюбунг» перед или после операции «Гельб». Начальнику штаба ВВС поручается изучить этот вопрос.

...Штаб Фалькенхорста прибывает в Берлин и приступает к работе.

25.2. Неприятные сообщения из Турции.

...26.2. Фюрер ставит вопрос о том, лучше ли провести операцию «Везерюбунг» до плана «Гельб» или после плана «Гельб». Шефу «Л.» поручено изучить этот вопрос.

Фюрер принимает решение, что военно-морской флот должен подождать с минированием до тех пор, пока не наступит возможность проведения с помощью ВВС крупной операции...

...28.2. Я обратился к начальнику ОКВ, а затем и к фюреру со следующим проектом: план «Гельб» и операция «Везерюбунг» должны быть подготовлены таким образом, чтобы они не зависели друг от друга ни в отношении времени, ни в отношении использования сил. Фюрер очень положительно отнесся к этому проекту, при условии, что он практически осуществим.

15 часов, штаб Фалькенхорста докладывает о проделанных до сего времени подготовительных работах.

При этом я излагаю Фалькенхорсту новый принцип ведения подготовительных работ.

29.2. 15 часов. Доклад штаба Фалькенхорста... встречен фюрером с большим удовлетворением. Он согласен с внесенными предложениями.

Фюрер также желает, чтобы в Копенгагене имелась сильная ударная группа и были детально разработаны планы, показывающие, каким образом каждая береговая батарея должна быть захвачена ударными войсками. Шефу «Л.» дается указание немедленно изготовить приказ армии, военно-морскому флоту и ВВС; шеф центрального отдела главного штаба вооруженных сил получает приказ об усилении штаба.

...Вечером (издается) еще приказ о потребности штаба в усилении и о требованиях, предъявляемых к частям вооруженных сил.

1.3. Негодование главнокомандующего сухопутными силами по поводу перемещений. Переговоры с начальником ОКВ. Я беседую с Иешонеком, снижение требований.

2.3. ...Возможно, будет назначен новый министр вооружении, т.к. фюрер недоволен результатами производства материальной части и боеприпасов.

Письмо начальника ОКВ генерал-фельдмаршалу.

3.3. Фюрер очень решительно подчеркнул необходимость быстрого вступления в Н(орвегию) с участием крупных сил. Никакой задержки со стороны родов войск. Требуется максимально ускорить операцию.

Главнокомандующий ВВС возражает против какой бы то ни было формы подчинения соединений Люфтваффе XXI армейскому корпусу.

Фюрер решает провести операцию «Везерюбунг» до осуществления плана «Гельб» с разрывом между ними в несколько дней.

4.3. Объяснение с генералом Иешонеком. Все силы ВВС поступают в подчинение X фланговому корпусу. Последний по требованию штаба XXI армейского корпуса получает приказы через главнокомандующего ВВС.

Фюрер приказывает, чтобы ВВС выставили зенитный артиллерийский дивизион для южного направления операции «Везерюбунг».

13 часов. Начальнику отдела связи вооруженных сил поручается обеспечить связь Фалькенхорста с нами. Он (начальник отдела связи) должен прибыть в Любек в X фланговый корпус.

...Гиммлер или Канарис должны выделить людей, которые ориентируются в Гааге.

Этих людей (направить к) Веннингеру, где они поступят в распоряжение фон Кируца.

Обращения по радио (призывы):

a) ложные

b) гласящие, что все идет хорошо

Штудент хочет, чтобы ему были даны для Голландии особые призывы.

5.3. 15 часов. Большое совещание с тремя главнокомандующими относительно операции «Везерюбунг». Фельдмаршал в ярости, потому что с ним до сих пор не посоветовались. Он никого не хочет слушать и стремится доказать, что вся подготовка, проведенная до сих пор, ничего не стоит.

Результаты:

a) (Направить) более крупные силы в Нарвик,

b) Военно-морской флот должен оставить суда в портах (Хиппер или Лютцов в Тронхейме).

c) Кристиансанн можно в первое время не трогать,

d) 6 дивизий предназначить для Норвегии.

e) В Копенгагене также немедленно утвердиться (захватить плацдарм).

В заключение выступили: генерал фон Кессельринг, Штудент, Шп..., Рихтхофен, капитан Кох; старший лейтенант Витциг высказался по поводу... укреплений и операций с помощью планеристов-парителей против мостов.., а также против форта...

Высказываются упреки по поводу того, что, как якобы утверждала группа армий «В», понадобится 3—4 дня, чтобы силами армии захватить форт.

...7.3. Фалькенхорст у главнокомандующего ВВС. Итак, подготовительные мероприятия приобрели четкую форму. Фюрер подписывает приказ, содержащий все изменения, возникшие после обсуждения от 5.3. Теперь уж ничего изменить нельзя.

8.3. Фюрер желает, чтобы особые распоряжения по проведению операции «Везерюбунг» были изданы в другой форме; он хочет, чтобы военные инструкции, которые должны быть доведены до сведения войск, были отделены от общей информации о том, что обеспечивается имперскими уполномоченными.

...9.3. Бушенгаген представляет мне разработку плана для «В(езерюбунг)» и передает плановую таблицу взаимодействия.

8.3. вечером я еще раз настойчиво обращаю внимание начальника ОКВ на серьезность положения с горючим. Для улучшения положения не принято действенных мер. Промышленность регулярно расходует 80 000 т. в месяц.

Крайне необходимо назначить генерального уполномоченного по хозяйственной эксплуатации горючего (генерал фон Шелл).

10.3. Фюрер произносит свою замечательную речь по поводу дня памяти героев.

Сообщение о переговорах между Финляндией и Россией с политической точки зрения является очень отрадной вестью. Фр(анцузская) пресса возмущается по этому поводу, так как, по ее мнению, необходимо отрезать Германию от шведской руды. В военном отношении эта ситуация нам мешает, так как, если в скором времени будет заключен мир (между СССР и Финляндией), нам труднее будет найти обоснование для акции, подготовляемой группой Фалькенхорста.

...11.3. Фюрер хочет отдать принципиальное распоряжение о том, чтобы в Вермахте и среди чиновников не было людей, имеющих родственников среди лиц других наций. Слишком велика опасность, что такие люди вступали бы в серьезные конфликты со своей совестью.

Фюреру представлена плановая таблица взаимодействия (по операции «Везерюбунг»), Фюреру переданы также особые распоряжения, которые он берет с собой.

12.3. Фюрер очень удовлетворен переговорами Риббентропа и Риме. Дуче сохраняет стойкость, хочет на следующей неделе лично встретиться с фюрером на Бреннере[88]. Заключение мира между Финляндией и Россией лишает англичан, а также нас политического предлога оккупировать Н(орвегию).

Подготовительные работы доведены уже до такой стадии, что день «W»[89] может быть назначен уже на 20.3. Однако из-за состояния льдов приходится отодвинуть этот срок на 1—2 дня.

13.3. Фюрер еще не отдает приказа относительно операции «Везерюбунг». Он все еще ищет предлога.

14.3. В Северном море патрулируют 15—16 английских подводных лодок. Неизвестно, (делает ли это Англия) для того, чтобы обеспечить свои собственные операции или предотвратить операции немцев. Фюрер еще не решил, какой выдвинуть предлог для осуществления операции «Везерюбунг».

Главнокомандующий военно-морским флотом высказывает сомнение, важно ли еще на данной стадии проводить превентивные меры в Н(орвегии)...[90]. Возникает вопрос, не следует ли осуществить план «Гельб» перед операцией «Везерюбунг». Однако возникает опасность, что англичане в таком случае немедленно утвердились, бы в Нарв(ике), так как оказалось бы, что мы первые нарушили нейтралитет.

Днем к фюреру явился Колин Росс. Интересные данные о (взаимоотношениях) Японии, Китая и России.

15.3. Фюрер требует представить ему документацию для совещания с дуче (которое состоится) 18.3.

1) Карту распределения наших собственных сил в целом (207 дивизий).

2) Карты распределения сил противника и нейтральных государств. Франция, Англия, Голландия, Бельгия, Швейцария, Норвегия, Дания, Швеция, Венгрия.

3) Заключительную карту, отражающую финско-русский конфликт.

4) Данные о силе наших собственных ВВС.

...15 часов. Доклад командующих группами армий и командующих армиями, включая группу Клейста[91]; очень удовлетворительные сведения.

16.3. Беспокойство по поводу того, что, судя по перехваченным радиопередачам, англичане выступили бы против Норвегии (в случае начала «Везерюбунг»). Однако так как англичане отозвали 7 своих подводных лодок, это предположение уже не кажется вероятным.

Подготовка отдельных мероприятий по плану проходит очень хорошо...

17.3. Фюрер днем уезжает для переговоров с дуче на «Бреннере».

Сообщение об успешной операции Люфтваффе против Скапа Флоу.

Фюрер в наилучшем настроении.

19.3. Фюрер возвращается после свидания с дуче, сияя от радости и в самом довольном настроении. (Достигнуто) полное взаимопонимание. Дуче решился (присоединиться к фюреру); вот только продолжительной войны он вести не может. На дуче произвело впечатление мнение фюрера о том, что решение (вести войну) против Франции отпадает, дуче согласен с этим мнением. Что же в это время будет происходить на периферии, значения не имеет.

В заключение переговоров дуче (сказал) Чиано: «Мое решение принято. Фюрера Вы слышали».

На Балканах обязательно должно сохраняться спокойствие.

Начальник ОКВ очень подавлен в связи с назначением Тодта. Я пытаюсь уговорить его не настаивать на «согласовывании». Гораздо лучше, если задачи четко разграничены.

Требования Вермахта определяются фюрером и через ОКВ передаются д-ру Тодту. Последнему даны полномочия для удовлетворения этих требований.

20.3. Англичане ночью атакуют Зильт и X...[92]. Атака безуспешна.

Днем фюрер подписывает приказы, которые Тодт как министр вооружения и боеприпасов претворяет в жизнь...

Вечером нанесен уничтожающий удар по английскому конвоируемому каравану, потоплены крупные суда (10—12 000 тонн), общий тоннаж 42 000 тонн.

21.3. Группа XXI высказывает опасение по поводу того, не слишком ли много времени пройдет между принятием позиции боевой готовности в 5 часов 30 минут и окончанием дипломатической акции (дипломатических переговоров). Фюрер возражает против перенесения переговоров на какой-либо более ранний срок, так как в противном случае к Англии и Америке полетели бы призывы о помощи. Если будет оказано сопротивление, его надо жесточайшим образом подавить. Уполномоченные по политическим вопросам должны (в своих выступлениях) подчеркивать проводимые военные мероприятия и даже их преувеличивать.

22.3. Фюреру представляется доклад о том, как мы хотим действовать во время предстоящих переговоров с ит(альянским) генеральным штабом. Сначала через атташе в Риме будет задан вопрос, как, по их мнению, можно снять с нас ответственность. Лишь после этого мы перейдем к возможности операции на Верхнем Рейне. Совещание в генеральном штабе состоится лишь после того, как мы откроем свои карты.

24—25.3. Фюрер в Оберзальцберге.

Никаких особых происшествий.

Англичане начинают чинить неприятности нашим торговым судам в датских и норвежских водах и даже обстреливать их.

26.3. Фюрер возвращается.

Обсуждение по поводу сроков начала операций. Фюрер твердо придерживается мнения: сначала операция «Везерюбунг», для нее нужны темные ночи. Таким образом, день «W» назначается примерно на 8—10.4. Операция «Гельб» начнется на 4—5 дней позже. Главнокомандующий военно-морским флотом в своем докладе настаивает на том, чтобы было начато сбрасывание мин с самолетов, так как к концу апреля (будет уже) иметься в наличии 1 270 мин. Фюрер хочет еще обдумать этот вопрос.

27.3. Наша собственная подводная лодка у Линдесне опустилась на дно, ей на помощь направлены (другая) подводная лодка и судно 37. В случае нужды (экипаж подлодки) должен просить убежища в норвежских водах.

14 часов 30 минут. Совещание фюрера с главнокомандующим сухопутными силами и с группой армий «С», 1-я и 7-я армии.

Фюрер развивает свои цели перед итальянцами, вступающими в дело.

Дано согласие на проведение 1-й армией акции по введению в заблуждение для плана «Гельб». Наступательные операции предполагается провести силами 95-й, 93-й, 75-й, 268-й, 215-й, и 246-й дивизий. Это благоприятные обстоятельства; с другой стороны, 7-я армия должна отказаться от проведения операций по введению в заблуждение, чтобы осуществить подготовительные мероприятия «Браун» Итал(ия).

28.3. Дуче придает значение совещаниям генерального штаба. Грациани хочет в апреле послать генерала Роатта в Б. Норвежцы интернируют подлодку 21, по всей вероятности, вследствие того, что командир привел неудачное объяснение (появление подлодки в норвежских водах), сославшись не на порчу механизмов, а на навигационную ошибку. Возможно, здесь имеет место ошибка при переводе. Отдельные морские офицеры, по-видимому, равнодушно относятся к операции «Везерюбунг» и нуждаются в стимуле. Кроме того, 3 сотрудника Фалькенхорста беспокоятся о вопросах, которые их совершенно не касаются.

К вечеру фюрер зашел в помещение, где хранятся карты, и резко заявил о том, что не может согласиться с тем, чтобы флот сейчас же снова удрал из норвежских портов. Нарвик, Тронхейм и Осло должны оставаться занятыми морскими силами. (Иначе создастся) плохое впечатление у наземной группы.

29.3. Совещание с главнокомандующим военно-морскими силами, 12 часов. (Он) хочет, чтобы было принято решение о применении мин, сбрасываемых с воздуха.

Фюрер наедине говорит с ним о занятии портов (норвежских). Гроссадмирал отклоняет Нарвик, но хочет изучить вопрос о том, нельзя ли немедленно превратить Тронхейм в опорный пункт.

...30.3. Норвежцы еще не отпустили подлодку 21. Ведутся переговоры. Фюрер занят мыслью о формировании еще 10—12 дивизий.

1.4. ...13 часов. Фалькенхорст еще раз докладывает об операции «Везерюбунг» в целом.

1330. Завтрак, затем обсуждение со всеми командирами, занятыми на первой линии.

На фюрера произвела очень хорошее впечатление основательность подготовительных мероприятий.

2.4. 1530. Главнокомандующий военно-воздушными силами, главнокомандующий военно-морским флотом и генерал Фалькенхорст у фюрера. Все подтвердили, что подготовительные меры закончены. Фюрер отдал приказ о проведении операции «Везерюбунг» 9 апреля. ...Главнокомандующий военно-воздушными силами соглашается с тем, чтобы отныне велась война с помощью воздушных сил морского флота.

Фюрер хочет, чтобы «Лютцов», несмотря на полученное им более позднее задание, был использован для транспортировки войск в Тронхейм.

Узнать, нельзя ли использовать рыболовецкие катера для высадки десантных частей в целях снятия охраны моста в Фордингборге.

3.4. В 2 часа начались маневры первых 3 пароходов первого эшелона.

Капитан Юнге в 16 часов докладывает, что эти 3 парохода получили указания о том, как вести себя по отношению к англичанам, но не получили указаний, как вести себя по отношению к норвежцам. Я немедленно уведомляю Гевеля, с тем, чтобы поставить в известность министра иностранных дел о положении вещей на случай, если бы суда первого эшелона были обысканы норвежцами. Начальник ОКВ в 1815 информирует об этом также и фюрера.

В 1830 фюрер информирует имперского министра иностранных дел, привлекает (к разрешению вопроса) начальника ОКВ.

4.4. Легкое беспокойство, так как некоторые сообщения из Норвегии заставляют предполагать о наличии большей готовности (со стороны норвежцев). Швеция запросила, что означают приготовления в Штеттине к переброске войск на судах (суда под флагом государственной службы).

Фюрер издает воззвания. Пиккенброк[93], шеф Абвера 1, возвращается с хорошими результатами после переговоров с Квислингом в Копенгагене.

Сообщение, что в Нарвике находятся 2 броненосца береговой обороны и ожидаются 2 подводные лодки.

5.4. Операция «Везерюбунг» развивается планомерно. Объявленное вчера метеорологами высокое давление над северной частью Северного моря не наступило, поэтому действия военно-морского флота развертываются в благоприятных условиях. Фюрер придает большое значение тому, чтобы семьи всех перебежчиков тщательно прощупывались. Флот принимает длинную англ(ийскую) радиограмму, но не может ее расшифровать.

15 часов. Генерал Герке докладывает, что его действия развиваются планомерно.

...7.4. ...Датский принц Аксель имеет намерение в понедельник посетить фельдмаршала Геринга.

8.4. День наивысшего напряжения. Англичане закладывают в норвежских территориальных водах 3 минных заграждения и оповещают об этом.

...Только 1 судно находится вблизи Нарвика, все остальные, по-видимому, едва прошли Берген.

«Рио-де-Жанейро» торпедирован; так как на палубе находились лошади и рядовой состав в одежде защитного цвета, которые высадились на берег, норвежцы догадались о предстоящей акции.

Группа «Хиппер» вступает в схватку с английским эсминцем и уничтожает его.

9.4. Внезапность (нападения) удалось обеспечить в Бергене, Тронхейме, Нарвике и, при нападении с воздуха — в Ставангере. В Кристиансанне и Осло внезапность не удалась.

«Блюхер» после героического сопротивления тонет...

«Лютцов» вынужден взять на себя командование и высаживаться.

Тяжелые бои за береговые укрепления.

Укрепление Кристиансанна уничтожено силами самолетов и «Карлсруэ».

10.4. ...Первое вторжение британских эсминцев в Нарвик. Пароход «Кенигсберг» уничтожен неприятельским пикирующим бомбардировщиком. Борнхольм взят.

11.4. ...Норвежские военные суда поставлены на службу. Дания выпадает из района, подчиненного XXI армейскому корпусу.

Дороги Осло — Берген и Осло — Тронхейм разрушены.

12.4. В Нарвике в боевой готовности находится еще 6 эсминцев...

Главным силам подводных лодок отдан приказ направиться в занятые нами порты...

Сильный налет вражеской авиации на Берген....