Битва за галактику (fb2)


Настройки текста:



Дмитрий Светлов БИТВА ЗА ГАЛАКТИКУ

Глава 1 ТАЙНЫЙ СГОВОР

Интервью с президентом Галактического альянса и репортажи с огромных космических кораблей передавали все без исключения телеканалы. Наталья Одинцова по рейтингу популярности опередила раскрашенных красавиц и раскрученных эстрадных див. Некоторые телепрограммы по нескольку раз в день повторяли запись сражения адмирала флота Бхонсл. При этом не уставали напоминать, что оно произошло в Солнечной системе более семи тысяч лет назад. Новоявленные специалисты космических сражений комментировали маневрирование и применяемое оружие. Некоторые аналитики сетовали о недогадливости древних, мол, надо было построить много авианесущих кораблей. Смех. Смысл японской идеи заключался в удалённости авианосца, находящегося за пределами досягаемости вражеского оружия, плюс низкая эффективность корабельных средств ПВО. В то же время носимая самолетом торпеда или бомба способна уничтожить вражескую единицу. А в космосе? Авианосец в одной звездной системе, а цель в другой? Да и сами героические самолетики не сбиваются только в кино. Уже в конце семидесятых годов XX века корабельные ПВО на тренировках сбивали 37 мм снаряды, что тут говорить про самолет в пределах визуальной видимости.

Впрочем, всё это лирика. На планете постепенно разгорались политические и экономические страсти. Некоторые финансово-промышленные круги начали опасаться за судьбу своих предприятий и банков. Неведомый Галактический альянс — это же невероятные технологии и финансовая мощь! Возник вполне естественный страх потерять свое влияние и доминирующее положение на Земле. Зависимые политические силы начали выдумывать всевозможные страшилки о порабощении землян и призывать к самоизоляции. Другие финансисты пошли в противоположном направлении, бросились на поиски личных контактов для получения этих самых технологий. Транспортные компании дружно пожелали получить кредиты на покупку космических кораблей, дабы принять участие в межзвездных перевозках. К подобному развитию событий Сергей оказался совершенно не готов. Какие заводы? Какие технологии? Какие трансгалактические перевозки? Строго говоря, в Галактическом альянсе нет никакого правительства. Власть Сената весьма эфемерна. Все держится на честном слове, энтузиазме и нескольких десятках боевых кораблей.

Лавина непредвиденных проблем загнала адмирала Алексеева в тупик. Он не экономист и не политик, не технарь и не ученый. Осознание собственной беспомощности послужило причиной развития апатии. Он практически самоустранился от решения каких-либо вопросов и день за днём с утра до вечера проводил в спортзале или манеже. Конные тренировки и спарринги с даурами президентской гвардии отнимали все силы, доводя к вечеру до изнеможения, когда почти в беспамятстве он падал в кровать. Из пассивноотстраненного состояния его вывел визит генерала Тай Ялу.

— Господин президент, разрешите доложить? — обратился генерал, когда Сергей вышел из кабинки восстанавливающего массажа.

Опаньки! А почему не ментально? Сергей оглянулся, но вокруг никого не было. Тай Ялу понял причину подобной реакции на свои слова и перешел на ментальное общение:

— Прошу меня простить, последние дни я слишком много разговаривал.

— Вы были на планете? — удивился Сергей.

— Так точно, господин адмирал. Решил вместе со старшими офицерами оценить возможности кандидатов в дауры.

Еще один сюрприз. Что еще за кандидаты? Необходимо было выяснить, что происходит на Земле в последнее время. Сергей пригласил генерала Тай Ялу в свой кабинет, а по дороге обратился к компьютеру:

— Прошу проинформировать о появлении на планете кандидатов в дауры.

— В азиатской части планеты возникло неформальное движение «Потомки дауров». В настоящий момент насчитывает примерно сто миллионов человек.

— Какие поставлены цели?

— Пройти рекреацию и вернуться к первоначальной миссии своих предков.

Вот так-то, ни много ни мало, а пойти по стопам своих предков. И что прикажете с ними делать? Ладно, коль скоро генерал пришел с докладом, сначала следует его выслушать, а затем уже продумать выход из создавшегося положения. Для беседы Сергей выбрал садик, где рядом с водопадом стоял столик с несколькими креслами.

— Садитесь, господин генерал, — предложил Сергей. — Вы уже обсудили результаты со своими офицерами?

— Так точно, господин адмирал. Основная масса добровольцев не пригодна для службы в космодесанте.

— Они все хотят именно на флот или просто вернуться в статус даура?

— При всей спонтанности возникшего движения люди трезво оценивают свои способности.

— Похвально, в то же время наш банк дауров активирован менее чем на один процент.

— Но в нем нет одной профессии, которая сегодня необходима альянсу. Я о полиции.

А генерал прав! В давно минувшие времена цивилизация древних не нуждалась в полиции. Тотальный контроль со стороны компьютеров практически исключил любую возможность правонарушения. Любая попытка совершить неправомерное действие корректировалась предупреждением всевидящего ока. В нынешней ситуации, с одной стороны, на планетах еще не восстановлена прежняя плотность компьютерного контроля. С другой — большинство населения остаётся в ранге псевдорасы, что априори воспринимается компьютером как ограничение прав. Да и сами жители не привыкли к подчинению невидимому стражу. И еще один нюанс — шпионы. Тольтеки вели весьма успешную шпионскую и подрывную деятельность, и компьютер для них не был помехой. А что? Есть над чем подумать.

— Я вас прошу, господин Тай Ялу, взять на себя организацию обучения добровольцев из движения «Потомки дауров».

— Я должен заняться этим лично?

— Нет, вы достаточно нагружены своими прямыми обязанностями. Вам дается право активировать подходящих для этой цели офицеров.

— Спасибо!

Генерал не скрывал своего удовлетворения принятым решением, а Сергей поспешил приступить к реализации своего плана создания шпионской сети. Галактический альянс в нынешнем состоянии представлял собой лоскутное одеяло. Большинство планет признало его власть под давлением грубой военной силы. По сути, там остались прежние правительства, и вполне вероятно, что в скором будущем они преподнесут ему неприятный сюрприз. А здесь, на Земле, можно из любой расы подобрать армию добровольцев на роль рыцарей плаща и кинжала. Да еще туз в рукаве из монголоидов. Дауры никогда не использовались как шпионы, аналитики или ученые. Для Галактического альянса это общеизвестный факт. А тут более миллиарда человек. За прошедшие тысячелетия они организовались в самостоятельные государства со всеми необходимыми структурами. И шпионаж, и наука, и аналитика — все на должном уровне.


Начальник Главного разведывательного управления Владимир Голицын и начальник Службы внешней разведки Алексей Нелидов впервые прибыли на борт штабного корабля «Тамбов». До этого момента президент Галактического альянса их к себе не приглашал, а навязываться самим оба не пожелали, в первую очередь в силу своего служебного положения. Мало ли как будет воспринята такая инициатива, а вдруг заподозрят злой умысел. Сейчас оба сидели на смотровой площадке адмиральской каюты и с нескрываемым восторгом любовались панорамой Земли. Граф Алексеев забавлялся с двумя рыжими белочками, которые прибежали из садика и требовали орешков. Одна, не выпуская острые коготки, старалась разжать кулак и добраться до заветного лакомства. Другая вертелась у бокового кармана, пытаясь сообразить, как откинуть клапан кителя и нырнуть вовнутрь. Граф с улыбкой скармливал мелкими кусочками, но разбойницы пытались добраться до целых ядрышек. Заполучив желанный орех, они стремглав мчались его закапывать, затем возвращались, и все начиналось сначала.

— Завораживающая картина, — заметив интерес гостей, произнес граф Алексеев.

— Да, вид Земли вызывает очень сильные эмоции, — отозвался Голицын.

— Никогда бы не подумал, что на космическом крейсере может быть садик, плавательный бассейн, огромный спортзал, — заметил Нелидов.

— Вас смущает необоснованное использование пространства и количества? — улыбнулся хозяин.

— Вообще-то да. Военный корабль должен быть прагматично-функционален, а у вас разве что нет танцевального зала.

— Почему это нет? Есть. Вечера отдыха проводятся в спортзале.

— Неразумно.

— Аскетизм хорош в меру. На борту штабного корабля почти три тысячи человек. Предлагаете всех разогнать по норам?

— Сильно прижимать тоже не стоит, но и превращать службу в базу отдыха будет излишним баловством.

— Э, нет. Выпусти десантников на планету после трех месяцев заключения в ящике два на три и на два. Они же город разнесут для восполнения недостатка эмоций.

— Вы хотите сказать, что рядовой состав живет с полным комфортом?

— У каждого отдельная каюта со встроенным санузлом.

— Но это значительно ухудшает характеристики самого корабля.

— Отнюдь. Для обычного боевого корабля потери веса и объема на экипаж не превышают одну десятитысячную процента. А здесь штабной корабль.

— Вообще-то штабной корабль — по сути военный аналог пассажирского судна. — Голицын решил показать свою осведомленность в морских делах.

— Господа. — Сергей перешел к делу. — Предлагаю продолжить разговор в президентском дворце.

Гости встрепенулись, у обоих в глазах появился мальчишеский азарт. Еще никто из землян не удостаивался чести войти под крышу этого дома. Нелидов с Голицыным не строили никаких предположений по поводу причин приглашения к президенту Галактического альянса. Вероятнее всего, потребуется информация о политиках и военачальниках некоторых стран. Земля и мощная звездная империя — слишком разные категории. О сотрудничестве не может идти речи, разведка планетарного масштаба здесь априори бесполезна. Лифт, телепортация — и они оказались в служебной части президентского дворца. Неожиданностью оказался встретивший их офицер охраны, который четко доложил, что «всё без происшествий», и последовал справа от президента. Тихий шепоток невидимого переводчика заставил поёжиться начальников двух ветвей разведки. Они уже знали о всесильных компьютерах и непонятных способах передачи акустической информации. Прошли тихими и пустынными коридорами и вошли в президентский кабинет через служебный вход.

— Прошу садиться, — пригласил хозяин. — Выбирайте удобное для себя кресло.

— У вас тут как-то необычайно тихо, — заметил Нелидов. — Даже офицер охраны сумел беззвучно раствориться в воздухе.

— В охране только лучшие из лучших космодесантников, у каждого за спиной тысячи боевых операций.

— На Земле каждый офицер мечтает о таких солдатах, — заговорил Голицын. — Но почему вы ограничились столь небольшим перечнем?

— Со временем я вас ознакомлю с дебатами во времена создания дауров.

— А в чем заключается основное правило для принятия решения?

— Самоустранение человека выведет войну на непредсказуемый уровень.

— Логично, — после некоторого молчания согласился начальник ГРУ. — А как додумались до создания дауров?

— Да обычная история. Сначала клонирование, затем домашние биороботы. Следующий этап — дауры для особо опасных работ.

— Я вот что не могу понять, — задумчиво заговорил Нелидов. — Как изначально более слабые, тольтеки смогли поставить альянс на грань поражения.

— Что же, это и является причиной, по которой я решил обратиться к вам за помощью.

Голицын с Нелидовым буквально замерли. «Обратиться за помощью?» Подобного поворота они никак не ожидали.

— Галактический альянс никогда не имел разведки и контрразведки, за исключением обычного штабного планирования.

— Невероятно! — воскликнул Голицын. — Как же государство смогло существовать?

— Многие тысячелетия мирной жизни превратили армию и космофлот в обычных исследователей неизвестных миров и инструмент подавления сепаратистов.

Сергей развернул голограмму галактики и добавил:

— Кроме этого, на них возлагалась обязанность проводить спасательные операции.

— Неужели правительство не задумывалось о возможности внешней агрессии?

— Никто не видел реальных противников. Зачем тратить деньги впустую на содержание никому не нужных кораблей?

— Но тольтеки достаточно долго контактировали с альянсом.

— Столетия альянс предоставлял всем желающим свое гражданство. Даже приветствовалось, когда тольтек возглавлял правительство какой-либо планеты.

— Почему?

— В этом видели признаки интеграции и ожидали скорого вхождения в Галактический альянс.

— С началом войны внедрение тольтеков во все структуры государства практически поставило альянс на грань гибели, — усмехнулся Нелидов.

— Поразительная беспечность, — добавил Голицын.

— Я бы не назвал это беспечностью, — возразил Сергей. — Люди давно забыли, что такое война.

— И она о себе напомнила самым ужасным способом.

— Альянс победил, вернее, победили военные, а общество раскололось.

— С кем мы можем обсудить организационные вопросы? — Нелидов перешел на деловой тон.

— Только со мной.

— Вы хотите все держать в тайне?

— Все намного хуже. У меня небольшая группа офицеров и больше никого, — вздохнул Сергей.

— Вы хотите сказать, что в Галактическом альянсе нет правительства? — осторожно спросил Голицын.

— Да, управление государством осуществляет центральный компьютер, а Сенат не способен решить элементарных вопросов.

— И вы решили обратиться за помощью к потомкам военной элиты.

Вопрос остался без ответа. Сергей просто возвращался домой, а в результате оказался в условиях, когда надо запрягаться и изо всех сил тянуть на себе бремя власти и возрождать галактическое государство из руин хаоса.

— Пора обедать, прошу вместе со мной отведать изыски кухни с далеких звезд.

Все встали, на этот раз вышли через приемную, где секретарь-даур даже не посмотрел в сторону президента и его гостей. Нелидов и Голицын озадаченно переглянулись. А может, здесь так принято? Снова пустынные коридоры, наконец, некое подобие переходного тамбура. Жилая часть дворцового комплекса порадовала домашним уютом, а навстречу бежали госпожа Лаветта Флониан и великая княжна Наталья Сергеевна Алексеева, более известная как Одинцова.

— Наконец-то вернулся! — супруга прижалась к Сергею и поцеловала в губы. — Ты так редко бываешь дома.

— Дедушка! Так нечестно! — Великая княжна поцеловала в щеку. — Ты обещал мне рассказать обо всей галактике, а сам где-то пропадаешь!

Дедушка? Генералиссимусы тайного фронта остановились в изумлении. Кто не слышал фантастических историй о загадочном основателе рода Алексеевых? Неужели этот молодой человек и есть тот самый таинственный граф Алексеев? Современник Екатерины Великой и друг Павла I? Не может быть! Оба начальника разведслужб прекрасно знали, что не существует могилы графа Сергея Николаевича Алексеева. Нигде не указывается дата его смерти, есть только невнятная история о прилюдном исчезновении.

— Милые дамы, — после ответных поцелуев заговорил адмирал, — позвольте представить моих гостей, Владимир Яковлевич Голицын и Алексей Федорович Нелидов.

Оба поклонились и приложились к ручке хозяйки дворца. Однако великая княжна сделала шаг назад:

— Фу! Они несносные и неинтересные. Всегда пристают с каверзными вопросами, а сами отвечают как гадалки на картах.

Девушка сделала еще шаг назад.

— И вообще, я вас тут не видела, и вы меня тоже. Готова поклясться вашими погонами, что знаю первый вопрос.

— Вы, ваше высочество, традиционно задиристы, — поклонился Нелидов.

— Я готов пожертвовать правым погоном, — поклонился Голицын.

— Да на ваших физиономиях написано крупными буквами: «Сколько лет графу Сергею Николаевичу Алексееву?»

Оба начальника спецслужб откровенно смутились, а Лаветта Флониан весело рассмеялась.

— Я на пятьсот лет младше своего мужа!

Все же Владимир Яковлевич Голицын нашел в себе силы сделать шутливый жест, как будто срывает несуществующий погон со своего пиджака.

— Мадемуазель, я сражен наповал. Перед вашей проницательностью меркнут даже софиты телестудии.

В ответ Наталья Сергеевна показала язык, и все направились в столовую. В головах Нелидова и Голицына витал один и тот же вопрос: как такое может быть? Нет, ну медицинские технологии могут продлить человеческую жизнь, тем более технологии такой цивилизации. Но перед ними молодой человек, почти юноша. И еще — совсем не верилось, что этот юноша танцевал с Екатериной Великой. Хотя неожиданная новость разъясняла все тайны и нестыковки. Первый раз он прибыл на Землю сто пятьдесят лет назад, понял невозможность получить помощь и подтолкнул развитие цивилизации. Логично.


Обед начался в полном молчании. Однако порой создавалось впечатление, что Алексеевы все же между собой общаются. На лицах часто мелькали улыбки, они понимающе переглядывались и делали жесты, которые обычно делают люди во время активной беседы. Искоса поглядывая, Нелидов старался понять причину столь потрясающего взаимопонимания. Для примера взять великую княжну, она же впервые попала на борт штабного корабля менее полугода назад. Или это родственное? Как говорят, чувствуют друг друга на генном уровне. Как бы заметив к себе внимание, Наталья Сергеевна сосредоточилась на своей тарелке, зато у Владимира Яковлевича неожиданно все начало буквально валиться из рук. Граф Алексеев погрозил девушке пальцем, а Нелидов вдруг почувствовал вкус стоящего напротив блюда, а в голове как бы прозвучало предложение его попробовать. От неожиданности он резко отшатнулся и едва не зацепил левой рукой бокал.

— Наташенька! — в тишине прозвучал строгий голос графа.

— Я все поняла и больше не буду.

— Господа, прошу меня простить, это милое создание еще не наигралось.

Нелидов и Голицын из сказанных слов ничего не поняли, но дальше обед продолжался с обычными разговорами на ничего не значащие темы. После обеда хозяин оставил своих гостей на попечение великой княжны, а сам удалился вместе с супругой. Сначала Наталья Сергеевна попыталась устроить блиц-опрос на тему: «почему да как», но наткнувшись на бронированную стену ничего не значащих ответов, неожиданно извинилась.

— Господа, прошу меня простить за глупую выходку за столом.

Оба офицера что-то невнятно промямлили, типа «да что там, пустое, не стоит извинений». Зато девушка лукаво на них посмотрела и вынесла вердикт:

— Так вы ничего не знаете! Ага! А ещё мните себя знатоками никому не ведомых самых тайных тайн!

— Прошу милосердия и снисхождения. — Владимир Яковлевич Голицын встал перед великой княжной на колени.

Наталья Сергеевна с задумчивым видом обошла вокруг начальника ГРУ, наклонилась и поправила несколько волосинок в его идеальной прическе.

— Ладно, садитесь, — с притворным вздохом ответила девушка, затем встала напротив начальников разведслужб и громко прошептала: — Вы даже не представляете куда попали! Здесь живут одни телепаты!

— Как это телепаты? — попытался улыбнуться Нелидов.

— И какие из вас разведчики? Вы что, не заметили полного безмолвия? Бессловесные слуги исполняют неслышимые приказы!

По спинам мужчин пробежала волна неприятного холода. Они-то как раз обратили внимание на подобную несуразность, но восприняли это как местную традицию.

— А граф Алексеев сильный телепат? — осторожно спросил Голицын.

— У! Еще какой! Как-то рассказывал, как в одиночку перегонял «Тамбов» на ремонт, а на корабль напали пираты. Так он всем выжег мозги!

Великая княжна села напротив и начала пересказывать различные истории о неведомых на Земле возможностях человеческого мозга, что успела услышать в Столице Тысячи Солнц от своих сверстников. Когда граф Алексеев и графиня Лаветта Флониан вернулись к своим гостям, Владимир Яковлевич и Алексей Федорович встретили их жалкими подобиями улыбок.

— Так! Донна Наталья очень хочет быть наказанной? — строго спросил граф. — Вас устроит годовой запрет на посещение столицы?

— Дедушка! Я же пошутила! И они сами виноваты! Вот! Никогда ко мне не относились серьезно.

— Шутить тоже надо уметь! До свидания, милая барышня! Решение о наказании получите сегодня.

Нелидов с Голицыным поняли, что оказались жертвами жестокого розыгрыша, и вздохнули с явным облегчением.

— Прошу вас, господин президент, не наказывайте девочку, — заступился Алексей Федорович.

— Люди на Земле практически ничего не знают о Галактическом альянсе. Подобные розыгрыши могут послужить причиной зарождения всевозможных страшилок.

— Мы сами виноваты, — теперь уже вступился Голицын. — Знаем же её страсть пошутить да попугать.

— Хорошо, вы меня убедили, — неожиданно легко согласился президент. — Вместо наказания Наталья Сергеевна Алексеева назначается министром информации.

— Как? — пискнула девушка. — Я не могу! У меня серия репортажей о планетах альянса!

— Вам, госпожа министр, предстоит скоординировать работу средств массовой информации на всех планетах альянса.

— Но у меня нет времени!

— Преимущество начальника перед подчиненным заключается в том, что начальник имеет право работать круглосуточно без дополнительной оплаты.

— Так нечестно! Ты разрушил все мои планы!

— Прекратить балаган! Отправляйся в свою резиденцию, разгоняй сонную паутину.

— Да я понятия не имею, что там надо делать!

— Все просто, моя милая: каждый должен знать, что Галактический альянс является единственным гарантом мирного процветания цивилизации.

Девушка огорченно вздохнула, попыталась что-то сказать или спросить, еще раз вздохнула, махнула рукой и направилась в зал телепортации.

— Слишком жестоко вот так: с солнечной полянки безмятежной жизни в дерьмо жизненных реалий, — заметил Нелидов.

— Зато быстро поймет, что может быть шуткой, а что послужит поводом для объявления войны.

— Великая княжна отличается упорством, — добавил Голицын. — Сутками не будет спать, но докажет свои способности.

— Я вас попрошу подобрать ей толковых помощников. В первую очередь из специалистов в области пропаганды.

Сергей поцеловал жену и повёл гостей в рабочий кабинет для продолжения в общем-то еще не начавшейся беседы. Здесь уже поджидали начальник Адмиралтейства Лаул Меалис и министр обороны Анэ Троон. Президент представил офицеров друг другу, после чего приступили к серьезному и долгому разговору. Первые три дня были посвящены общему обзору существующей ситуации. Затем начали подключать сенаторов, которые давали политико-экономический анализ по своим звездным системам. Через две недели перешли к завершающей стадии, в которой компьютер дал развернутую характеристику состоянию экономики и возможных перспектив развития. Финальная часть пришлась на науку и оставила самое удручающее впечатление. Науки как таковой просто не существовало.


Минусов было выше крыши. Практически во всех мирах правительства рассматривали вхождение в альянс как возможность разжиться на халяву новыми технологиями и дармовыми кредитами. Повсеместно остались нетронутыми региональные армии, которые маскировались под всевозможные лагеря, даже строительные площадки. Получив транспортные корабли, местные правители вместо организации торговли бросились на поиски и разграбление пустующих космических заводов и учебных центров. Были зафиксированы случаи пиратских нападений и мелких вооруженных конфликтов. И все это на фоне прямой военной угрозы со стороны индусской части галактики. Первые успехи флота Галактического альянса натолкнулись на санитарный кордон из мощного флота. Пусть это были переделанные корабли древних, но дальнейшие попытки взять под свой контроль обжитые миры индусов грозили перерасти в войну. В этом варианте развития событий у альянса был шанс героически погибнуть. Слишком велика разница в количестве кораблей. Даже успешное проникновение в глубь индусских миров не гарантировало безопасности от ответных мощных и многочисленных ударов по звездным системам альянса.

Оставался еще один и совершенно неведомый фактор — это европейские миры, точнее миры средиземноморских и скандинавских европейцев, или миры марутов и хананеев. Никто из сенаторов так и не смог добраться до них. Сергей полагал, что возрождающийся Галактический альянс просто обязан одновременно поглотить все миры. Альтернатива в виде параллельного развития неизбежно приведет к военнополитическому противостоянию и в будущем чревато неприятностями, меньшими из которых будут расходы на содержание совсем не маленькой армии. В первую очередь Сергей искал пути для мирного разрешения сложившейся ситуации. Данный вариант подсказывал здравый прагматизм, ибо облегчал дальнейшую интеграцию и давал шанс на сплоченное противостояние любой внешней агрессии.

— Господин президент, вы поставили перед нами очень сложную задачу истинно галактического масштаба, — вынес свое резюме Владимир Яковлевич Голицын.

— И Земля является для вас единственным шансом, — добавил Алексей Федорович Нелидов.

— Я полагаю, вполне реальным шансом, — счел необходимым заметить Сергей.

— Да, проблемы альянса можно устранить, — согласился Нелидов. — Мы вам поможем найти толковых людей для формирования правительства.

— А разведка, контрразведка, агитация и пропаганда?

— И здесь нет проблем. Мы сможем подключить агентуру из арабов, негров и индусов.

— Полагаю, что Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом со своим братом пойдут вам навстречу, — уверенно сказал Голицын.

— Мне потребуются миллионы агентов.

— Это как раз не проблема, — ухмыльнулся Нелидов. — Основная работа агентуры заключается в сборе информации.

— Для их подготовки достаточно полугода, — добавил Голицын.

— Это должен быть минимальный срок обучения даже с учетом нормального функционирования ментального узла головного мозга.

— Наталья Сергеевна все же говорила правду?

— Не совсем, за что и наказана каторжной работой.

— Что человеку дают эти ментальные способности?

— Более информативное общение и адекватное управление компьютером. Насколько я понял, вы оба обладаете этой способностью.

— Как-то не замечал за собой способностей в области телепатии, — задумчиво произнес Голицын.

Сергей вспомнил свою первую встречу с Павлом I, его несколько заносчивый монолог и переслал эти воспоминания своим собеседникам. Оба вздрогнули, напряглись, но через мгновение поняли суть и начали смаковать столь необычную информацию.

— Вы нас научите? — взволнованно спросил Нелидов.

— Во-первых, у меня для этого нет времени, а во-вторых, специальная программа обучения сделает это намного лучше.

— И еще, — несколько смущенно начал Голицын, — мы с Алексеем Федоровичем просим вас взять нас к себе на службу.

— С Николаем Третьим и Генштабом вопрос согласован, — поспешно добавил Нелидов.

Такая просьба более чем устраивала Сергея. Он и сам желал видеть рядом столь опытных зубров тайного фронта. Единственное, что останавливало президента Галактического альянса, это нежелание осложнять отношения с правительством Великоросской империи.

— Спасибо, не буду лукавить, я рад вашему желанию. Сдавайте дела и перебирайтесь в столицу.

— Где мы будем располагаться? — Нелидов сразу перешел на деловой тон.

— Выбирайте любой пустующий особняк. Расстояние не имеет значения, в столице каждое здание оборудовано телепорталом.

— Нет, я спрашиваю о служебном здании.

— На первое время можете занять любые пустующие помещения Адмиралтейства, а дальше определимся.

— Нет, господин президент, наше появление с первого момента должно остаться незамеченным.

— Не понял? Как это незамеченным?

— Например мое ГРУ, — начал Голицын, — появляется в Адмиралтействе как Главное ревизионное управление.

— Другими словами, истинное предназначение новых структур знают только президент, начальник Адмиралтейства и министр…

— И всё, — прервал Голицын, — министр, знаете ли, временная фигура, а главный адмирал Адмиралтейства до занятия своего поста не раз столкнется с нашей работой.

— Хорошо, я понял. А что касается Службы внешней разведки?

— СВР всегда замыкалась только на одного человека. В империи конкретно на Николая Третьего.

— Ясно, и где вы хотите разместиться?

— Да где угодно, это не имеет принципиального значения. Наши реальные центры должны находиться на разных планетах.

— И самых неприметных и малолюдных, — добавил Нелидов.

— Что же, система Везен, три обитаемые планеты, две из них только начинают осваиваться.

— Отлично! — воскликнул Голицын. — Мой центр будет там.

— Система Занниах, также три планеты, готовы к заселению, и нет ни одного человека.

— Понятно, — ответил Нелидов. — Нет, не понятно. А почему там нет людей?

— Некем заселять. Закончили работы по созданию атмосферы и биосферы, а цивилизации уже не было.

— Что же, назову СВР как Совет по ветеринарному районированию.

— Цирк! — воскликнул Голицын. — Кто же районирует коров?

— Я, — безмятежно ответил Нелидов.

— Кстати, о нелепицах, — заметил Сергей. — Надо создать особый отдел и секретчиков.

— Дело, — поддержал Голицын. — Никто толком не знает сути этих служб и придумывает фантастические небылицы.

— Верное замечание. Их управление при Адмиралтействе возьмем под колпак. Любопытствующие сами засветятся.

— В охрану поставим китайцев или японцев, — предложил Сергей.

— Почему?

— Они внешне не отличаются от дауров.

— В чем изюминка? — не понял Нелидов.

— Даур по определению не может быть шпионом или разведчиком-аналитиком.

— Интересная логика была у наших общих предков!

— А что! — воскликнул Голицын. — Прекрасная возможность внедрения своей агентуры под видом дауров.

— Это, господа, решать вам, — отмахнулся Сергей. — Я в таких делах совершенно не разбираюсь.

— Вам и не надо знать тонкостей.

— Я и толстостей не знаю.

— Да ладно! Кстати, о пустующих планетах. Их много? Я о незаселенных.

— Хватает, сейчас не до них.

— Э, нет! Как раз отличный шанс расшевелить правительства Земли.

— Чем же я их заинтересую? Переселенцы априори становятся независимыми от материнского государства.

— А сенаторы? — лукаво прищурился Нелидов.

— Пошлет правительство Алжира своего казачка в Сенат под видом депутата от системы Занниах. Дальше-то что?

— Как обычно, начнет протаскивать преференции для нужных людей.

— Так этим занят весь Сенат. Суть в другом, сенатор от планеты Занниах может поддержать коллегу от планеты Земля. На этом помощь и ограничится.

— Да нет. Я понимаю разницу между депутатом Государственной думы и мэром заштатного райцентра.

— Любой выдвиженец может притащить за собой в столицу хвост из «своих» людей. Только все они будут решать вопросы совершенно другой планеты.

Разговор перешел на общие темы. Предстояло сдвинуть с мертвой точки промышленность и науку. Первым делом вспомнили о теоретических отделах Генерального штаба и Адмиралтейства. Именно здесь разрабатываются направления, по которым ведется научная работа профильных институтов и конструкторских бюро. Если Владимир Яковлевич Голицын и Алексей Федорович Нелидов выражали сомнения в реальной помощи от земных теоретиков военного дела, то Сергей придерживался другой точки зрения. Да, у Галактического альянса совсем иные технологии. Да, параллель между войной в космосе и баталиями на море или в воздухе весьма условна и даже сомнительна. Да, в космосе применяется оружие совершенно иного свойства и масштаба. Главное заключается в способностях военных ученых, в их умении смотреть на корабли и оружие как на средство нанесения удара. В конце концов оппоненты пришли к выводу, что подключение земных специалистов вреда не принесет. Ну а польза? Время покажет.


Завершение основной работы Сергей решил отметить семейным фуршетом с сюрпризом для гостей. Нелидов и Голицын пришли с супругами и взрослыми сыновьями. Старую гвардию представляли начальник Адмиралтейства Лаул Меалис и министр обороны Анэ Троон с женами и старшими детьми. Лаветта Флониан и Наталья Сергеевна блистали своей природной красотой. Причем великая княжна взяла на себя роль хозяйки и распорядительницы вечеринки. Генерал Тай Ялу с супругой пришли с некоторой задержкой и первое время очень смущались. Выяснилось, что за все тысячелетия своей службы они впервые оказались у президента в неформальной обстановке. Но скованность быстро прошла, в первую очередь благодаря землянам. Они воспринимали генерала как увешанного орденами героя многих сражений. То, что он даур или китаец, не имело значения. Главное — свой, заслуженный офицер. Наталья Сергеевна насела на супругу генерала, милую Бао Синьхай. Стройная женщина в чине майора сначала краснела и отвечала односложно. Однако великая княжна сумела её разговорить, найти волнующие темы, и вскоре женщины отделились от мужского общества. Примерно в такой же плоскости развивалось знакомство с генералом. Здесь инициатором выступил Нелидов, и через несколько минут Тай Ялу увлеченно рассказывал о боевых операциях давно минувших дней.

Наконец пришли последние гости: посол Эльфийской империи Врнт’ран, что в переводе означало Сереброкрылый, и посол Горных миров Гииамиий, то есть Гулкий молот. Сюрприз удался: земляне потеряли дар речи и не верили своим глазам. Первой опомнилась Наталья Сергеевна и сразу после взаимного представления набросилась на гостей с вопросами.

— Я столько о вас слышала! Даже не представляете! Мне всегда казалось, что история ваших миров не может быть вымыслом!

— И что же вы слышали о нашем мире? — усмехнулся в бороду гном.

— Ну, вы живете в подземельях и умелые кузнецы, — без запинки ответила девушка.

— А почему? Или, по-вашему, мы боимся солнца?

— Действительно почему? Я этого не знаю. Расскажите.

— Очень просто, милая принцесса, с нашей силой тяготения самый обычный ветер унесет человека как пушинку.

— У вас частые бури?

— В вашем понимании этого слова буря на наших планетах никогда не прекращается.

— Как же вы там живете? — девушка в ужасе всплеснула руками.

— Нормально живем, не хуже, чем вы на своей Земле.

Удовлетворив первое любопытство, Наталья Сергеевна приступила к допросу эльфа.

— Это правда, что вы выращиваете свои жилища?

— Как это выращиваем? — не понял вопроса посол.

— Я читала, что все эльфы живут в лесу, а свои дома делают внутри деревьев.

— Ну да, — усмехнулся эльф, — а космические корабли выращиваем на огороде.

— Простите, — смутилась великая княжна.

— Да ладно! Мы действительно отдаём предпочтение биотехнологиям, но в каждом конкретном случае требуется особая питательная среда.

— А почему вы предпочитаете жить в лесу?

— Да потому что на наших планетах нет пустынь и степей.

— Вы специально все засаживаете деревьями?

— Оно нам надо? У нас совершенно иная биосфера. Кстати, смертельно опасная для человека.

— Как?! Вы же можете дышать в нашей атмосфере!

— Я могу несколько часов спокойно дышать привычным для вас воздухом. А вы у нас умрете в пять минут.

— Почему?

— Фтор, ваше высочество. Наша атмосфера содержит фтор.

Вечеринка удалась на славу, и Сергей был доволен. Произошло не только знакомство землян с галактическими реалиями. Будущий костяк формирующегося правительства смог ближе узнать друг друга. Старожилы и земляне должны не просто вместе работать, но и составить единый и дружный коллектив. Взаимные расспросы продолжались до позднего вечера. Одни интересовались историей и нынешним состоянием планеты Земля. Другие допытывались до истоков создания Галактического альянса. Пораженно ахали во время рассказов о жизни других цивилизаций. Внешнее отличие гуманоидов является результатом влияния биосферы изначального формирования жизни. Гоблин стал зеленым из-за высокого содержания в атмосфере хлора, а орки живут на планетах с малой гравитацией, где светилом является красный гигант. Во время прощания Сергей с удовлетворением отметил высокий эмоциональный подъем своих гостей. Можно было с уверенностью сказать, что его предприятие с фуршетом завершилось вполне успешно.

Глава 2 ФАНФАРЫ И ЛИТАВРЫ

На Земле открылся новый телеканал с вещанием на языке Галактического альянса. Впрочем, в каждой стране передачи сопровождались субтитрами. Не совсем удобно, но зрительская аудитория очень быстро сделала свой выбор. Здесь и потрясающие по сюжету фильмы, и интересные развлекательные программы. А новости! Блеск! Два часа информации о событиях на сотнях планет, и Земля не забыта. А самое главное — в репортажах с Земли нет никакого негатива, и это приятно, когда космические пришельцы относятся уважительно к твоей родине. А реклама! Слюнки текут! Телевизоры с голографическим изображением, летающие автомобили, отпуск на любой вкус. Хочешь на планете тропического типа, хочешь горы с вечным снегом или бескрайний океан, где изначально нет ни единой опасной рыбки или вредоносного жучка. Но больше всего завораживали предложения трудоустройства. Выбирай, что твоей душе угодно! Желаешь стать пилотом космического корабля? Пожалуйста! Директором орбитальной фабрики? Пожалуйста! Приглашали и в космос, и на любые планеты. Отдельными блоками шли предложения по заселению новых миров. Здесь вообще отсутствовали какие-либо ограничения. Транслировались видеоролики с цветущими лугами и лесами с вековыми деревьями. Абсолютно идентичный с Землей животный и растительный мир и ни одного человека. Переселенцам изначально предлагали организоваться в некое подобие государства со своим правительством и даже сенатором, который должен представить планету в столице Галактического альянса.

Финансово-промышленные круги сориентировались достаточно быстро. Пришельцы не собирались совершать никакой экономической экспансии, как и не планировали инвестиций в экономику планеты. Зато предлагались кредиты на покупку дрейфующих в космосе заводов. И система добычи полезных ископаемых резко отличалась от привычных на Земле технологий. Никаких шахт или карьеров. На орбите звезды вблизи пояса астероидов находится перерабатывающий завод, а похожие на жучки массдобытчики снуют между орбитальной станцией и гигантскими космическими глыбами. Пришельцы доставили в Солнечную систему две базы сырьевых ресурсов и предложили взять их в аренду. Несколько известных корпораций сложили капитал и не прогадали. Даже сомнения относительно способностей земного персонала быстро рассеялись. Простота управления и продуманная до мелочей система обучения позволила за четыре месяца загрузить оборудование на полную мощность.

Следующим шагом стали орбитальные заводы конечной продукции. Здесь уже среди желающих возникла настоящая конкуренция. Деловые круги поняли перспективность и высокую прибыльность нового бизнеса. Тем более что доставленные в Солнечную систему заводы фактически полностью обеспечивали все потребности Земли. Не успевшие к дележу пирога сначала приуныли, но вскоре прошел слушок о предстоящих торгах в других звездных системах. А самое важное — шептались о скорой возможности войти в пай с военной индустрией, что по определению гарантировало высокие и стабильные доходы. И совсем уж фантастическими казались предположения о доступе к высоким технологиям. На самом деле за всем этим стояла реальная правда. Сергей, без каких-либо раздумий, передал своим потомкам всю парализованную промышленность Галактического альянса. Финансово-промышленная империя Алексеевых рванулась к новым высотам и захлебнулась. Слишком большим оказался предложенный пирог. Пришлось выбрать самые сладкие кусочки, а остальное постепенно выставлять на торги.


Советник Хайнц Ван Ломбер несколько раз прочитал открывшееся на экране компьютера сообщение. Он просто-напросто не верил своим глазам. По-канцелярски сухое письмо являлось приглашением в Нижний Новгород, где в Лиге Наций предстояла встреча с президентом Галактического альянса. Сам факт такой встречи уже был за гранью реальности, а причина вообще не укладывалась в голове. Советник связался с секретарем министра и попросил назначить ему время для обсуждения важного вопроса личного характера. Вопреки обыкновению, министр принял незамедлительно.

— Привет, Хайнц. — Министр указал на кресло у стола. — И ты уезжаешь?

— Куда уезжаю? — Ван Ломбер не понял вопроса.

— А зачем ты ко мне зашел? Явно получил приглашение от пришельцев.

— Да, получил. Разве подобное приглашение получили другие сотрудники министерства?

— Ах, Хайнц! Ты отличный работник и никогда не интересуешься коридорными сплетнями.

— И много человек уже уехало?

— Самые лучшие и самые ценные.

— Странно. Я не смотрю эти галактические новости, а на наших каналах ничего не сообщалось.

— Кто в здравом уме сообщит о массовом уходе лучших генералов и адмиралов! Уехала практически вся наука, включая военную.

— Предатели, бросили Евросоюз на растерзание русским!

— Не надо лозунгов, Хайнц. Какие могут быть русские, если над головой висят боевые станции пришельцев?

— Это защита от внешней агрессии.

— Не будь наивным! Они показали на полигоне Боркум возможности своего оружия.

— Да? Я об этом не слышал.

— А никому и не говорили во избежание паники.

— Что, так сильно жахнули?

— Сильнее не бывает. Они предложили нам выстрелить из крупнокалиберного пулемета.

— Куда, в космос?

— Какой на фиг космос, по мишени.

— И что ты нашел в этом ужасного?

— А то, что эта грёбаная станция сбила все пули! Ни одна не долетела до мишени! Да еще в дождливую погоду! Ты понял!!!

Хайнц Ван Ломбер понял, но не сразу. На такое способна любая система ПВО прямого радиуса действия. Но когда осознал расстояния и орбитальную вседозволенность пришельцев, то невольно поёжился и сделал верный вывод — надо ехать. Владеющая таким оружием цивилизация способна на раз построить всё население Земли, а они ограничились гарантией мира и безопасности. Отсюда и вывод, если им и нужна планета, то только не для порабощения и угнетения. Да и вовлечение местного бизнеса в общегалактическую экономику говорит само за себя. Пришельцы просто открыли для землян двери в космос. Да ещё и непонятное утверждение о единых корнях, мол, вы наша дальняя родня, что прилетела сюда несколько тысячелетий назад.

— В каком качестве ты улетишь в столицу галактики? — голос министра вывел Хайнца из размышлений.

— Предлагают пост министра экономического развития.

— Ого! Серьёзное предложение, не отказывайся. Ты и сам хорошо знаешь, что достоин занимать мое кресло.

— А мои политические взгляды?

— По-прежнему называешь свою русофобию политическими взглядами? Да над тобой давно смеётся вся Европа!

— Не говори так! Мы партия! Маленькая, но партия!

— В этом и заключается причина твоего карьерного ступора.

— Я давно знаю все причины, и меня смущает приглашение к русским.

— Тебя зовут пришельцы, а не русские.

— Да ладно! Ни для кого не секрет их связи с великороссами, империя Алексеевых захапала самый прибыльный бизнес.

— Твои слова пока только домыслы. Вот сядешь в новое кресло и восстановишь справедливость.

— А вдруг начнут принуждать?

— Смешной. И я тебя принуждаю, и меня принуждают. Во власти простое правило: не нравится — уходи.

— А сколько человек уехало из правительства Евросоюза?

— Где-то под сотню. Всем предложили посты в правительствах планет. Ты первый поднимешься так высоко.

В аэропорту прилёта Хайнца Ван Ломбера провели в зал дипломатического корпуса, где к нему сразу подошел статный китаец.

— Господин Ван Ломбер? Позвольте вас проводить.

Хайнц неприязненно посмотрел на него и постарался идти на шаг впереди. Он не любил китайцев, не любил негров, не любил спецслужбы и ненавидел русских. А его встретил китаец, от которого за километр несло армейской казармой. За стойкой паспортного контроля сидела миловидная женщина в форме полицейского офицера. В России пограничную службу традиционно несут казаки, а внутри страны функция пограничного контроля возложена на полицию. Он уже собрался доставать из кармана паспорт, как почудился оклик. Встретивший его китаец стоял у двери в противоположном конце зала и призывно махал рукой.

— Что за шутки? — возмутился Хайнц. — Почему вы мне сразу не сказали о другом выходе?

Вечно у русских бардак! Они все делают по-своему, не так, как нормальные люди! Сдерживая раздражение, Хайнц не торопясь пересек зал и вошел в услужливо открытую дверь. Короткий коридор, поворот и маленькая кабинка. Снова неприятное ощущение, как будто ему предложили войти в кабинку и закрыть глаза.

— Вы собираетесь меня проверить на наличие оружия? Пожалуйста, я законопослушный человек.

С этими словами он вошел в кабинку и ослеп от яркой вспышки. Ругательство вырвалось непроизвольно, а когда Хайнц проморгался, то увидел перед собой другого китайца, причем в военной форме Галактического альянса. И опять почудилось приглашение идти следом. Да что это такое! Какие игры задумали эти пришельцы? Фокусы гипноза тибетских монахов? Так он не маленький, давно знает, что все монастыри в горах по сути самые обычные секты, куда заманивают простачков для вытряхивания кошелька. Каждый шаг по коридору ухудшал и без того скверное настроение. Хайнц Ван Ломбер шел против своих собственных принципов. Он согласен работать на пришельцев. Да! Да! Да! Согласен! Ему интересна такая работа, где можно применить все свои знания и талант руководителя. Вместе с тем он предавал собственные идеалы, ибо с детства мечтал вернуть Нидерландам былое величие, когда его родина фактически повелевала всем миром.

Еще один поворот коридора открыл вид на парк, где в креслах сидели два человека, а между ними в воздухе висела самая что ни на есть настоящая голограмма. Одного он узнал сразу — это был президент Галактического альянса, второй — по виду европеец с непослушной седой шевелюрой. Они о чем-то оживленно спорили, но внимание Хайнца привлекала голограмма неизвестного созвездия. Картина неведомого уголка космоса поражала своим реализмом — можно было рассмотреть даже отдельные планеты. Тут он заметил другое изображение, где вокруг одинокой звезды вращались мириады астероидов. Стеклянные двери в парк автоматически открылись, и Хайнц замер. Лето! В парке щебетали птички, пчелы делали облет куста чайных роз, а он в зимнем пальто. В Нижнем Новгороде — минус двадцать два, в Брюсселе — плюс пять.

— А, господин Хайнц Ван Ломбер, — приветствовал гостя президент. — Добро пожаловать! Располагайтесь и познакомьтесь с председателем Сената господином Ирием Леуином.

Хайнц Ван Ломбер поклонился и выбрал ближнее к президенту кресло. Слуга-китаец взял его пальто и небольшой саквояж. Нет, тут что-то не так, это не зимний сад.

— Где я? — невольно вырвался вопрос.

— В президентском дворце, система Таразеда, планета Таразеда, более известная как Столица Тысячи Солнц.

— Как я сюда попал? — окончательно растерялся Хайнц.

— Вы слишком спешили и не дослушали инструктаж сопровождавшего вас лейтенанта.

— Да, я излишне перенервничал, — Хайнц вынужден был согласиться со словами президента.

— Не огорчайтесь, для жителей Земли здесь очень много непривычного. Адаптация произойдет через несколько месяцев.

Стоп! Хайнц встрепенулся. А ведь президент говорит на староголландском языке! Интересно, где он его смог выучить? Или разговоры о летающих тарелках и похищениях людей содержат в себе частичку правды? А в чем смысл? С орбиты соберешь намного больше информации, и лингвистической, и научной. Что могут рассказать несколько пленников? Да ничего! В какой школе учился да каким пальцем ковыряется у себя в носу. А здесь явная привычка так говорить. Президент не задумывается, подыскивая нужное слово, он спокойно разговаривает, причем применяет современные обороты, что на фоне староголландского языка порой слышится очень комично.

— Вас смущает моя речь? — заметил президент после очередной невольной улыбки Хайнца.

— Я подобного никогда не слышал, читать старые книги приходилось, а услышал первый раз. Современный язык обогатился новыми словами, вам придется подучиться.

— Ничего, освоите ментальное общение, тогда и начнем полноценный обмен информацией.

— Как это ментальное общение? — не понял Хайнц.

Президент улыбнулся, а в голове у кандидата в министры неожиданно развернулась картинка древнего Амстердама, где по улицам на булыжниках тряслись кареты, а жители обходили зловонные лужи.

— Что вы со мной сделали? Это нарушение прав человека!

— Всего лишь передал информацию, ментально.

— Я против чужого внедрения в свой мозг.

— Никто к вам не внедряется. Ничего, пройдете курс обучения и разберетесь.

— Зачем мне это надо?

— Как вы думаете, можно ли словами передать ту картинку, что вы получили ментально?

— Нет, — не задумываясь ответил Хайнц.

— К вам пришел заместитель и ментально передал нужные сведения. Или вы предпочтете слова?

— Если принять во внимание информативность эпизода в Амстердаме, то ментальное общение намного лучше.

— И не волнуйтесь, никто не сможет влезть в ваши мысли.

— Откуда вы знаете о древнем Амстердаме?

— Я там был полторы сотни лет назад, помогал выбить англичан из Индии.

— Сколько вам лет? — Хайнц не скрывал своей растерянности.

— Даже и не знаю, Земное и галактическое время порой выкидывают неожиданные фортели.

Хайнц Ван Ломбер пристально посмотрел на президента и твердо сказал:

— Я хочу на вас работать.

— А ваши взгляды не будут помехой? В галактике нет национальностей, здесь расы.

— Не хочу от вас скрывать, мне будет трудно перебороть устоявшиеся привычки.

— И вам придется контактировать с сотрудниками дипмиссий.

— Вообще-то я имею практику такого общения.

— Повторю. Вы встретите не другую национальность, а иную расу.

До Хайнца начал доходить смысл слов.

— Вы хотите сказать, что я встречусь с нелюдьми?

— Да, именно это я и сказал.

— Это же очень интересно! — На душе у Хайнца Ван Ломбера неожиданно стало спокойно.

Президент пристально посмотрел и добавил:

— У вас три заместителя: Степан Спилгерсон, Евгений Батанга и Баджавара Видавипуру.

Со Степаном как раз проблем не будет, русский швед, министр торговли Великоросской империи всегда был симпатичен Хайнцу. Остальные двое, негр и индус, в общем-то известные люди, грамотные специалисты и умелые организаторы. Неприятно, но придется работать.

— Я вам обещал перебороть свои привычки и сдержу данное слово, — ответил Хайнц, глядя президенту в глаза.

— Еще одно предупреждение. Те, кого вы принимаете за китайцев, на самом деле биороботы.

Особняк, куда привезли Хайнца Ван Ломбера, не мог похвастаться особой роскошью. Зато продуманность планировки и невероятный комфорт буквально вынуждали все проверить и пощупать. Решено! Домой, забираю семью и вперед. На развитие ментальных способностей и последующее обучение до необходимого уровня ему дали двенадцать месяцев. Причем приступить к работе он был обязан уже через неделю.


Сергей решал на первый взгляд второстепенную и абсолютно рутинную задачу под названием космонавигация. Казалось бы, что в этом может быть важного? Простой пример: купил человек карманный навигатор и с легкостью найдет нужное место рыбалки или без проблем выйдет на дорогу в лесу. А как он работает, этот навигатор? Да самый обычный маячок, который непрерывно подает сигнал орбитальным спутникам и в ответ получает собственные координаты. И интересовал Сергея не вопрос здоровья человека с подобным излучателем в кармане, а количество и расположение космических кораблей в недоступной для альянса части галактики. Поступающие от них сигналы обрабатываются на контрольно-диспетчерских станциях, полная картинка по всем пользователям навигационной системы находится в Центре астронавигации и космографии. Проще говоря, добравшись до центрального навигационного компьютера, можно получить данные обо всех мобильных и стационарных космических объектах.

Таких центров оказалось три. Основной и один из резервных находились на подконтрольной Галактическому альянсу территории, второй резервный — у индусов в системе Лаланд. Если Союз Риши достаточно быстро перешел под крылышко альянса, то основная часть расы осталась в составе моногосударства Маджур и недвусмысленно угрожала войной. Необходимо было как-то решить вопрос с последним Центром астронавигации и космографии и при этом не ввязаться в войну. Полученная через навигационную систему информация обещала быстрое поражение. Маджуры обладали стократным превосходством в боевых кораблях, не говоря о вспомогательном и транспортном флотах. В случае их атаки не успеешь воспользоваться преимуществом «чистой» расы — сотрут и растопчут в мгновение ока. Именно забота о собственной безопасности вынуждала взять под контроль всю навигационную систему галактики.

Взять не столь давние споры о причерноморских маяках. Захваты, протесты, споры и противостояния. Подумаешь, какая ерунда — полосатая башенка с фонариком наверху. А крику-то! То-то и оно, что отнюдь не ерунда: элементарная смена кода — и Черное море превратится в неведомые воды времен аргонавтов. А в масштабах галактики контроль над Центром астронавигации и космографии даст стопроцентную гарантию, что вражеский флот никогда не сможет не то что напасть, но и вернуться на свои базы. Если для получения информации о количестве и перемещениях кораблей достаточно обеспечить непрерывную связь с центром космонавигации, то смена ведущего кода требует физического присутствия непосредственно на станции. Причем менять надо одновременно на всех трех, ибо в противном случае автоматика определит измененный сигнал как неисправность и выберет опорной станцией ту, что останется со старым кодом.

— Почему ты хочешь обязательно послать туда людей? — разглядывая голограмму, переспросил Ирий.

— Кибертехника слишком восприимчива к наведенным помехам. — Сергей немного сдвинул картинку, чтобы показать расстояние до ближайшей подконтрольной системы.

— Опасно ставить ретрансляторы, не спорю. В данном районе проходит не менее пяти кораблей в неделю.

— И со сменой дежурного отряда возникнут проблемы. Даже при двухмесячном цикле обязательно останутся завихрения от телепортации.

— Заметят, корабли дальней разведки патрулируют с недельным интервалом.

— Послушай, Ирий, а если организовать Черную дыру?

— Что еще за дыру, в космосе не может быть никаких дыр.

Сергей чуть не ляпнул про одну из гипотез из теории относительности, да вовремя прикусил язык. Наука древних давно изучила галактику как теоретически, так и практически. Другое дело — не везде еще побывали люди, но здесь вопрос не науки, а естественного процесса освоения космического пространства.

— Не помнишь каких-нибудь легенд о гравитационных сжатиях?

— Ты меня позвал как председателя Сената или как рассказчика детских страшилок? — возмутился Ирий.

— Не кипятись. Если у нас нет реальных сил, то надо попробовать прибегнуть к мистификации.

— Страшилки есть. Прочитай детскую сказку «Приключения капитана Макхауза».

— И что там? Только вкратце.

— Ахинея, конечно, но написано интересно. Корабль попадает в гравитационную воронку и выскакивает в другой части галактики.

— А подобное можно смоделировать?

— Ты меня спрашиваешь? У тебя есть научный отдел.

— Ну да. Только там все ещё учатся.

— Вот что, меня ждут дела, а тебе посоветую озадачить свой президентский компьютер поисками архива.

— Какого архива?

— Государственного. — Ирий фыркнул. — Там найдешь и страшилки, и все данные по недоступным на сегодня мирам.

А ведь Ирий Леуин прав! В архиве есть всё. И мысль с мистификацией надо развить. Еще древние китайцы расставляли на Великой стене глиняные муляжи своих солдат, и во время Второй мировой сооружали фальшивые батареи, склады да аэродромы. Надо посоветоваться с умными людьми. Сергей горестно вздохнул: вся наука Галактического альянса уместилась на четвертинке жилого модуля верфи Альгур. От ученых Земли еще рано чего-либо ожидать, им ещё учиться и учиться. Остаются теоретики военного ведомства, они выдают идею, а ученые мужи разрабатывают практическое воплощение. Надо спешить, пока в Маджур не разобрались в произошедших изменениях. Этот район галактики по-прежнему рассматривается как руины на месте былых сражений. Зато Ирий занят выше крыши, в Столицу Тысячи Солнц зачастили парламентские делегации Земли. Началось с думского головы Владислава Огаркова, за ним поспешила Елена Львовна Бурцева со своими идеями социал-демократии. Последним прибыл Станислав Яковлевич Воронцов. Как настоящий консерватор, неспешно и обстоятельно донес до сенаторов основополагающие идеи Народного союза. Недолго ёрзали на лавках и депутаты Европарламента. Опасаясь остаться не услышанными, они прибыли в столицу альянса делегацией в триста человек. Смех смехом, но среди сенаторов пошли разговоры на политические темы. Прогресс! Раньше жили без забот, дели бюджет да проталкивай интересы своих планет. Зато сейчас принялись активно обсуждать базовые постулаты различных партийных течений. Сергей только посмеивался. Партии создаются заинтересованными финансовыми кругами, а в нынешней ситуации потуги сенаторов всего лишь игры да забавы. У него заботы намного серьёзнее, надо как-то исхитриться и выжить, увильнуть от конфликта с флотом Маджур.

Появление нескольких боевых кораблей воспринято как попытка организоваться в некое государство, не более. Интереса в эту сторону индусы пока не проявляют, у них рядом есть два мощных и воинствующих государства. Даже не воинствующих, а воюющих между собой не одно тысячелетие. И во время коротких передышек они дружно поворачиваются в сторону Маджур, пытаясь как-то расшириться и получить доступ к новым ресурсам. В результате начинается новый виток сражений. На руинах былого Галактического альянса уже выросли воинственные последователи с имперскими амбициями. Сергею пока недосуг заняться изучением истории и результатами противостояния двух «европейских» рас. Маруты и хананеи, или, как они себя называют, «Свободная галактика» и «Единая галактика», пока далеки от миров Галактического альянса. На текущий момент это головная боль правительства Маджур и цель формирующихся сил ГРУ и СВР.

Начальник Адмиралтейства Лаул Меалис разделил специалистов в военно-теоретических делах на два самостоятельных отдела. Одно назвали Главным управлением галактическими силами, другое — Главным управлением боевой подготовки. Названия совсем не соответствовали выполняемым функциям, но это не имело значения. Теоретики боев и применения оружия разделились по принадлежности к бывшим на Земле военным блокам. Они интенсивно изучали азы новой жизни, начиная с обычной школьной программы и заканчивая разборами последних космических сражений. Задание президента по разработке средств и методик обмана потенциального противника теоретики военного дела восприняли с энтузиазмом. Более того, результат выдали через две недели, даже с некоторыми эскизами. Так что ученым с верфи в системе Альгур осталось только подработать практическую сторону и запустить обманки в серию.


Владимир Темляков оказался в группе счастливчиков первого выпуска Четвертого галактического командного училища. Они сумели осилить полный цикл обучения всего за шесть месяцев. Капсулы ментального обучения чередовались с ментальными же тренажерами. Затем добровольно-принудительный отдых и следующий круг накачивания знаниями. Их группу выделили в отдельную роту, где не существовало понятий «день» и «ночь», были только обучение и отдых. Зато торжественное построение с вручением погон передавалось всеми телеканалами Галактического альянса и Земли. В родном Скопине его встречали как героя — с музыкой, цветами и патриотической речью городского головы. Гордые за сына родители не скрывали слез радости, а школьные друзья донимали просьбами рассказать «как там, в галактике». Месяц отпуска пролетел одним днем под восхищенные ахи девушек и завистливые взгляды детворы.

А вот служба первоначально разочаровала. Стычки с кораблями Союза Риши быстро закончились присоединением планет к Галактическому альянсу. Вместо ожидаемых сражений на их долю выпало рутинное патрулирование и эпизодические задания по перевозке переселенцев. Последнее приносило некоторое развлечение и давало возможность тренироваться в самостоятельном управлении большим кораблем, а также посадочными модулями в условиях атмосферы. Само задание заключалось в подходе к одной из станций, чаще всего — на орбите звезды Нихаль, где принимали приготовленные посадочные модули. Затем прыжок к Земле, там открывали лацпорты и сажали пассажирские модули на одном из аэропортов Индии, Африки, Алжира или Персии. Пятьдесят модулей на двести человек каждый заполнялись в течение часа. Люди поднимались по пандусам в поиске лучшей жизни. Снова разгон и прыжок к одной из планет в системах Альфар, Везен или Занниах. Пока переселенцы рассматривали через иллюминаторы очертания незнакомых континентов, экипаж выводил модули с техникой, сборными домами, электростанциями и прочим жизненно необходимым оборудованием. Персонал из департамента освоения новых планет в три дня подготавливал жилые помещения, после чего на планету высаживали людей. А заключительный этап всегда превращался в суету и суматоху. Модули с животными и птицей всегда вызывали бурные дебаты и споры. Переселенцы панически боялись потерять свою лошадку или кошечку, путались под ногами в поисках любимой собаки и десятки раз переспрашивали номер модуля, хотя этот номер был написан аршинными цифрами на внутренней стороне пандуса.

Через полгода Владимир Темляков получил назначение командиром корабля передового дозора. Отметив с друзьями радостное событие, он отправился в систему Кохаб, где познакомился со своим экипажем. Душа пела от радости: он командир и у него есть свой экипаж! Пусть это совсем маленький корабль и предназначен не для боя, а для разведки, но это его корабль. Снова тренажеры, только сейчас рядом с ним не друзья-курсанты, а подчиненные. Началась отработка действий в различных ситуациях боевого дежурства. Здесь и обнаружение противника на максимальном удалении чувствительности аппаратуры, и маскировка от врага, и боевое маневрирование. Отдельно отрабатывались взаимодействие во время досмотра подозрительных объектов и отражение вражеского десанта. Здесь Владимир поразился своим даурам. Ветераны, за спиной тысячи боевых операций, а на тренировках работают с полной отдачей, без намека на ленцу, без снисходительных усмешек по поводу условности ситуации.

Экипаж сдал зачеты по всем нормативам на «отлично», после чего капитан второго ранга Румейла приказала принять ГП3831, который находился в ремонтном доке верфи Кохаб. Последовал новый виток тренировок — стрельбы на полигоне, поиск цели на максимальном радиусе и десантирование на учебную платформу. Снова зачетная оценка «отлично», и новый приказ, который озадачил своей двусмысленностью. Лейтенант Владимир Темляков назначался командиром Второго особого дивизиона, в состав которого входили корабли ГП3831, ГП3832 и ГП3833, а также шестьдесят три фантома. Изучив инструкции и приложенную к ним документацию, Владимир вместе с командирами БЧ-4 и БЧ-5 отправились на катере к 108 пирсу. Именно там стоял заякоренным на траверсу их подопечный флот фантомов.

— Ни фига себе чудо-оружие! — воскликнул командир БЧ-4 Стас Андерсен. — Да это просто нельзя маскировать!

— Ты прав, Стас, — отозвался главный механик. — Подобное страшилище своим натуральным видом заставит бежать в панике любого врага.

— Ладно, господа офицеры, кончайте балагурить. — Владимир пресек конкурс острословов. — Открываем сопроводиловку и разбираемся, что есть что.

Будущие фантомы в своем истинном виде представляли собой хлам различных типов и видов гравилетов. Непригодная к эксплуатации техника имела только один исправный узел — энергоблок и совмещенный с ним гравитационный генератор.

— Можно начать вон с той гравитационной платформы, где намалеван номер 2–1, — предложил командир БЧ-5 Борис Баскаков.

— Крейсер типа «Гневный», — сообщил Стас, заглянув в сопроводительные документы.

— ГП3832, я командир, — ментально вызвал Владимир. — Выводим со стоянки объект 2–1.

— Принято, — отозвался командир корабля. — Готовы к активации спецсредств.

Искорёженная гравиплатформа медленно поплыла в сторону полигона эскадренного маневрирования.

— ГП3832, я командир, запускайте программу активации первого фантома.

Стоящий на платформе тюк вздрогнул, нехотя зашевелился и начал разворачиваться, из него в разные стороны поползли складки металлизированной ткани. Сжатый воздух рывками расправлял перехлесты укладки, что создавало иллюзию живого организма.

— Похож на дирижабль, — восхищенно прошептал Борис Баскаков.

— Хитроумная задумка, — заметил Владимир и тут же скомандовал: — ГП3832, я командир, начинайте инструментальную проверку.

Внешне не произошло никаких изменений, зато голограмма с мостика корабля показала полную идентификацию муляжа с крейсером.

— Никогда бы не подумал, что пара сотен примитивных катушек индукции и накопительных конденсаторов способны обдурить самую совершенную технику.

— Командир, я ГП3832, прошу добро на фазовый режим локации.

— Вам добро, начинайте.

Примерно с минуту ничего не происходило, затем по корпусу катера прошла гулкая дробь, похожая на удары по зонтику крупных капель дождя.

— Ого! Круто! — не сдержался Стас Андерсен. — Два простеньких резонатора, а такой потрясающий эффект!

— Ученые до сих пор ломают голову, не поймут причину, почему отраженный сигнал даёт акустический эффект.

— Да, Маджур ожидает неприятный сюрпризец: летишь себе спокойно, а тебе по корпусу тук-тук.

— Ага, открываешь шлюз, а вокруг никого! — засмеялся Борис Баскаков.

— ГП3832, я командир, как ощущения?

— Как в дурдоме: по крыше барабанит дождь, а за окном ни облачка.

— Завершаем инструментальную проверку и включайте голограмму.

На какое-то мгновение дирижабль подернулся дымкой, и вот перед взором предстал самый настоящий крейсер.


Второй особый дивизион отправился в патрулирование через три недели. Началась нудная работа: один корабль передового дозора шел впереди колонны фантомов, второй — сзади, а командир контролировал пространство со стороны границы с Маджур. Поддерживающее патрулирование крейсеров Первой эскадры приносило некоторое развлечение. Три дивизиона с фантомами перемещались вдоль границы на гравитационной тяге, а крейсера совершали прыжки вдоль общей линии движения. Подобная тактика не позволяла определить реальное количество крейсерских кораблей, но основной задачей являлось «запутывание следов». После кораблей остается пространственное завихрение, по которому можно определить примерные параметры прошедших кораблей. Оставленное фантомами волнение могло выдать мизерную массу прошедших кораблей, зато прыжки крейсеров баламутили и смешивали все следы в округе.

Реакция со стороны Маджур последовала на втором месяце патрулирования. То тут, то там стали появляться одиночные корабли и осторожно подходить на дистанцию приборного контакта. Некоторые старались приблизиться для визуального контакта, но Владимир на своем ГП3831 мчался наперерез и чуть ли не матом требовал освободить дорогу для прохождения эскадры. Маджуры всегда послушно отступали. Еще бы, попробуй не отступи, когда среди кораблей эскадры вальяжно идут огромные плазменные пушки и установки с излучателями! Одного залпа хватит на ликвидацию любой звездной системы. Однако интерес соседей постепенно возрастал. Они не рисковали приблизиться большими силами, зато мелкие одиночные кораблики почти постоянно следовали параллельным курсом. Зашевелились голубчики, оценили угрозу со стороны некогда почти вымерших систем.

В очередной отпуск Владимир Темляков отправлялся настоящим героем. Он получил очередное звание старшего лейтенанта, а на груди переливалась голограмма «Серебряной звезды» третьей степени, которую ему вручили за «Быстрые и решительные действия по предотвращению прорыва неприятельского корабля». В общем-то он ничего особенного не совершил. Уже привычная рутина конвоя эскадры фантомов и такая же привычная картина сопровождения кораблем маджур. На этот раз в качестве соглядатая выступал патрульно-посыльный корабль серии ДНП. Иногда он уходил вперед, пытаясь занять место между ГП3832 и ГП3831, затем отставал и старался влезть между ГП3831 и ГП3833. Проболтавшись так с неделю, маджур ушел вперед и уклонился в сторону своих миров и вот там своим маневром привлек внимание вахтенного офицера ГП3831.

— Командир, прошу срочно в боевую рубку!

Ментальный вызов отвлек Владимира от составления ежемесячного отчета. Приказав компьютеру заполнить оставшиеся графы по образцу предыдущего месяца, он метнулся к своему пульту управления.

— Что там случилось?

— Маджурский корабль развернулся и разогнался до максимальной скорости. Идет на пересечение нашего курса с расчетом проскочить между фантомами.

— Где он? Выведи голограмму.

— Да вон, слева на пределе обзора.

— Боевая тревога! Десантникам приготовиться к досмотру неизвестного корабля серии ДНП!

Буквально через несколько секунд у его левого плеча стоял командир отделения космодесанта.

— Ван Хай, мы подойдем к нему справа сзади, после чего телепортируйся сразу на мостик.

— Как действовать? Устроить полный досмотр или попугать?

— Нагони страху и заставь повернуть обратно.

— Сделаю.

Сержант подошел к своим десантникам и начал проверять снаряжение. Владимир несколько секунд следил за нахальным кораблем маджур, после чего приказал вахтенному офицеру:

— Разворачивайся на параллельный курс и разгоняйся до его скорости.

Проследив исполнение маневра, вызвал БЧ-4:

— Стас, давай на мою консоль координаты цели с трехминутным упреждением!

— Готово, командир!

— Сержант! Десанту трехминутная готовность! БЧ-5, через три минуты телепортация!

Секундная стрелка медленно ползла по циферблату.

— Три, два, один, переход! БЧ-четыре, вектор на мостик противника!

— Азимут минус двадцать, склонение плюс четырнадцать, удаление триста семьдесят.

— Сержант! Десант по готовности!

И в тот же момент на обоих кораблях мелькнули вспышки.

На мостике патрульно-посыльного корабля маджур наступило оцепенение. Еще бы! Мгновение назад они отслеживали свой вектор в надежде прорваться между огромным плазменным орудием и строенным излучателем веерного поражения. Слаженная работа офицеров позволяла надеяться на успех и вдруг… у них на мостике враги! И не просто десантники, а дауры! В Маджуре о них практически забыли! Были когда-то давным-давно искусственные солдаты, а тут вот они, рядом, с плазменными ружьями. И смотрят как-то странно, не поймешь, то ли убьют, то ли заговорят. Тут еще оператор уставился на экран квадратными глазами. Командир скосил взгляд. О ужас! Буквально впритирку шел вражеский корабль! Откуда он? Аппаратура не могла ошибиться, в этом направлении никого не могло быть! В голове сумбур. Что делать? Что делать? Что делать?

— Кто капитан судна?

Вопрос даура прозвучал громовым раскатом, офицеры невольно вжали головы в плечи и посмотрели на своего командира.

— Я. — Ответ больше походил на щенячий писк.

— Ваши приборы в исправном состоянии?

— Д-д-да. — Зубы выбивали предательскую дробь страха на грани паники.

— Есть ли на борту запрещенные к ввозу товары?

— Н-н-нет.

— Вам следует немедленно скорректировать свой курс и скорость, если не хотите разлететься на атомы.

— П-п-почему? — Командир, наконец, пересилил страх и начал делать дыхательные упражнения.

— Вы идете прямо на эскадру боевых кораблей.

— Здесь нейтральная территория, вот! — задиристо произнес командир.

— О чем гласит параграф восемнадцатый Правил полетов в открытом космосе?

— «Ни одно судно не имеет права мешать свободному полету военных эскадр», — без запинки процитировал маджур.

— Мне повторить свой предыдущий вопрос?

— Я понял. Мы изменим курс, — покладисто ответил командир.

Однако дауры продолжали стоять.

— Я же сказал, мы изменим курс и скорость! — взвизгнул он.

— Мне конфисковать это корыто, а вас посадить на три года в кокон?

Тело командира покрылось липким потом панического ужаса. Кокон! В Маджуре есть один кокон, про него рассказывают страшные истории. Говорят, он медленно поедает человека. Пальцы помимо воли коснулись сенсоров управления, корабль резко сбросил скорость и начал разворот на обратный курс.

— Ваш генный фенотип занесен в компьютер, повторное нарушение закона повлечет наказание по двум параграфам.

С этими словами отряд дауров растворился в серебряном свечении.

— Вахтенный! Немедленно вывести вражеский корабль на тактический экран! Тупицы! Болваны! Вы почему его проворонили?

— Командир! Его нет, командир!

— Как это нет! Корабли не могут растворяться в космосе! Включить поисковую аппаратуру!

— Командир! След погашен графитовой пылью!

— Говнюки! Всех спишу! Какая из вас военная разведка! Вам на рынке гнилым рисом торговать! Навигатор! Курс на базу!

Задание разведотдела оказалось полностью проваленным. Никто не обратил внимания, когда из разгромленной войной древних и забытой людьми части галактики пришли боевые корабли. Был бы настоящий флот — тогда другое дело, а так — пара крейсеров да десяток разнокалиберных боевых единиц. Такие силы изначально не могли создать угрозы даже периферийной орбитальной боевой станции. Затем пришельцы начали странную войну с Союзом Риши — без крупных сражений и заметных боевых столкновений, а планета за планетой переходили под контроль новоявленного Галактического альянса. Орбитальные боевые станции сдавались пришельцам без единого выстрела. Флот Союза Риши вместо решительного боя метался в тщетных попытках защитить еще не подконтрольные альянсу планеты. В Маджуре пошли разговоры, что оставшиеся системы готовы перейти под их крылышко, что вызвало многочисленные шутки и анекдоты. И вдруг парламент Союза Риши объявил о входе в состав Галактического альянса.

Свершившемуся событию никто не придал большого значения. Какая разница: был Союз Риши, а стал Галактический альянс. Еще какое-то время пошутили и забыли, а зря. Случайная встреча с эскадрой соседей поставила на уши весь штаб. Дело не в том, что они неожиданно обзавелись серьезным флотом, агрессивных-то намерений с их стороны не замечено. Зафиксировали работу непонятной аппаратуры, которая отражалась на корпусе корабля акустическим эффектом в виде хаотичных щелчков. Что это? Новая система обзора? Или дальномеры? А может, приборы прицеливания? Именно этот вопрос должен был прояснить корабль, который получил Рао Намбудирипад. Поставленная перед ним задача была ясной и вполне выполнимой. Предписывалось обмануть корабли передового дозора и как можно ближе подойти к эскадре. Оптические данные позволят выявить любые новшества во внешних устройствах, а записи аппаратуры помогут идентифицировать их характеристики. А тут такой пассаж!

У него на борту вместо офицеров стая оболтусов! Как можно проморгать чужой корабль, тем более подпустить к себе практически вплотную?! Да в это просто невозможно поверить! Неприятель явно крутился где-то рядом, и никто не удосужился идентифицировать обычные наведенные помехи. Здесь, правда, есть одна зацепочка — они использовали графитовую пыль. Старая и почти забытая методика укрытия от поисковых локаторов. Сейчас ее никто не применяет, древние делали что-то не так. Попытки выпустить облако нивелировались работой двигателя. Вместо маскировки за кормой вспыхивал многокилометровый факел, да еще оставлял искрящийся след не прогоревших частиц. Прятаться можно только на тяге гравигенераторов, но только прятаться, выйти в атаку или приблизиться на такой скорости невозможно. Равно как нереально идти в атаку на гребной лодке. Стыдно, но придется доложить начальству о своей неудаче. Осталось маленькое смягчающее обстоятельство — дауры. Десант на мостик отряда искусственных людей должен заинтересовать разведотдел флота.

Вопреки ожиданиям Рао Намбудирипада, в штабе никакого разноса не последовало. Никто на него не кричал, разбрызгивая слюну, не оскорблял и не называл всякими постыдными словами. Его рапорт ушел наверх, а через месяц последовал приказ о награждении с повышением офицерского чина. Столь же благосклонно отнеслись к остальным офицерам корабля. Странность нежданной похвалы разъяснил командир бригады особой флотилии кораблей разведотдела флота.

— Ты просто не понимаешь важности собранной тобой информации, — менторским тоном старшего командира говорил крап-адмирал. — Твой рапорт ушел на самый верх.

— У меня случился полный провал, я не выполнил приказа, а тут награда и повышение…

— Эх, молодо-зелено, ничего ты не видишь дальше своего носа.

— Моя обязанность перед нацией заключается в полном выполнении поставленной задачи.

— Все никак не успокоишься из-за неудавшегося прорыва?

— Конечно. Чем тут гордиться?

— Ты установил очень важный факт — доступ наших соседей к технологиям древних.

— Вы говорите о даурах? Важная новость, но одними десантниками войну не выиграть.

— Что дауры? Это один из небольших пунктиков использования забытых технологий наших предшественников.

— Ну и всё. Остальное — полный провал.

— Не скажи. Ты внимательно просмотрел кристаллы авторегистраторов?

— Так точно, господин крап-адмирал!

— И что ты там увидел?

— Только то, что сообщил в своём рапорте.

— Вот именно! А тебя засекли, перехватили и высадили на шею десант.

— Виноват, господин крап-адмирал!

— Да не виноват ты, успокойся. Пришельцы пользуются технологиями древних.

— Это опасно для Маджур?

— Даже более, чем угроза со стороны марутов или хананеев.

— Разве? Но Свободная галактика и Единая галактика не останавливались в своем развитии.

— Наше счастье — в их бесконечной войне. А здесь… Что можно противопоставить невидимому флоту? Против подобных кораблей бессильны эскадры любых государств.

— Как это «невидимому»?

— Один из наших разведчиков смог проследить за эскадрой соседей вплоть до окончания патрулирования.

— Молодцы! Вот они достойны награды!

— Награды достоин ты, ибо благодаря твоему рапорту решились на такую операцию.

— Рад стараться, господин крап-адмирал!

— Так вот, на подходе к орбитальной боевой станции эскадра исчезла.

— Как это «исчезла»?

— Никто не знает. Корабли растаяли в космосе один за другим, как кусочки льда в горячей воде.

— Не может быть!

— Увы, это факт. Запись на кристаллах авторегистраторов не может быть липой.


Коротенькая встреча двух маленьких кораблей государства Маджур и Галактического альянса послужила толчком для следующего шага со стороны соседей. Сначала на одну из планет бывшего Союза Риши прибыл посыльный корабль с представителем от правительства соседей. Доставленное письмо принял местный президент, а Сергей его получил через президентского курьера. В первый момент возникло чувство радости — Галактический альянс признан соседним государством. Сдерживая эмоции, он прочитал еще раз, более внимательно и несколько отстраненно. В общем ничего особенного, всего лишь предложение об установлении добрососедских отношений. Правительство и парламент Маджур предлагали принять их делегацию для взаимного знакомства с лидерами Галактического альянса. Э, нет, господа! Такой хор петь не будет! На следующее утро Сергей отправился в Индию, где встретился с императорами Павлом Махабхарата Салар Алексеев-Джангом и Николаем Третьим. Кроме монархов в совещании принимали участие председатели правительств и зубры внешнеполитических интриг.

— Я полагаю, — начал Сергей, — что вся соль встречи заключается в желании побольше разнюхать.

— Вы абсолютно правы, — поддержал президента министр иностранных дел Индии.

— В таком случае мне необходима ваша помощь.

— Разумеется, мы готовы её оказать, — ответил за всех Николай Третий.

— Устроим спектакль, где сценарий знаем только мы.

— Забавно, — хохотнул Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом. — Мой дворец послужит наилучшей сценой.

Специалисты хитроумных пасьянсов и тонких внешнеполитических интриг занялись подготовкой сценария и созданием соответствующего антуража. Ну а посланник моногосударства Маджур получил письмо, в котором в любезных выражениях выражался восторг по поводу предстоящей судьбоносной встречи. «После многих тысячелетий разлуки наши граждане смогут снова заключить друг друга в братские объятия!» Для прибытия делегации в Столицу Тысячи Солнц в письме назначался конкретный день и час.

Прибыли как миленькие, секунда в секунду. И приняли их, как положено встречать делегацию, с вежливыми улыбками, взаимным представлением и отдыхом в специальных апартаментах для особо важных персон. Вот только группа встречающих состояла из среднего персонала Департамента освоения новых планет. Поулыбавшись и попожимав руки, представители моногосударства Маджур в своих комнатах первым делом включили телевизоры и приуныли. О прибывшей делегации нигде ни единого слова! Как же так? В новостях битый час обсуждают драку футбольных фанатов на какой-то планете. Мусолят гонорары спортсменов или эпатажные поступки кумиров эстрады. А тут делегация в сотню политиков и правительственных чиновников — и ничего, ни единого звука. И эта странная встреча. Почему Департамент освоения новых планет? Собрались на экстренное совещание и после короткого обсуждения пришли к решению воздержаться от поспешных выводов. Назавтра назначен обмен мнениями с представителями правительства и парламента, вот после этого можно будет обсудить результаты. Увы, настроение оказалось испорченным и равнодушной встречей, и обслуживающим персоналом, который состоял из дауров. Информация из Генштаба подтвердилась — соседи восстановили биогенерацию этих недочеловеков.

Завтрак проходил в молчании. Неожиданно вкусная кухня совсем не радовала, знакомые со школьных программ виды Столицы Тысячи Солнц не вызывали никаких эмоций. Причиной столь унылого настроения послужили стоящие вокруг телекамеры и суетящиеся репортеры. Только слащавые улыбки и прямые трансляции касались совсем других посетителей. Никто не интересовался делегацией моногосударства Маджур, никто не собирался брать у них интервью. И самое неприятное — в зале присутствовали представители всех известных по школьному учебнику рас. Это говорило о многом, в первую очередь о необходимости пересмотра баланса сил. Вероятнее всего, Галактический альянс обладает значительными людскими резервами, что в совокупности с технологиями древних переводит Маджур в разряд аутсайдеров.

В оговоренное протоколом время за делегатами пришли клерки сопровождения. И снова сюрприз — технический персонал состоял только из дьяусов, причем чистокровных, без приставки «псевдо». Гости небольшими группами последовали в указанном направлении и… телепорт! Конечно же, все в Маджур знали о телепортах, принцип действия был описан в школьной программе, только псевдорасам проход через них заказан. А здесь — пожалуйста, никаких проблем, делегаты группа за группой переносились в фойе зала заседаний на встречу с новым сюрпризом. Они попали в роскошь древнего дворца. Полы, стены, потолки выполнены из натурального камня ручной полировки и невероятного блеска. Изумительная резьба по граниту своими мелкими деталями говорила о мастерстве древних умельцев. А сколько золота! И главное — все выдержано в традициях дьяусов. Невероятно! Общеизвестно, что их раса родилась и обрела силу на территории моногосударства Маджур. Но перед делегатами не новодел, а настоящая старина, которую не увидишь в родных мирах.

Представители Галактического альянса уже собрались в зале заседаний. Они с откровенным любопытством разглядывали входящих посланцев моногосударства Маджур. Делегация в свою очередь посматривала на хозяев и поражалась. Мало того что большинство присутствующих относилось к чистой расе, в креслах мирно сидели маруты, исиды, семиты, хананеи и даже тольтеки. Только одной этой информации уже достаточно для признания встречи более чем успешной. Галактический альянс на самом деле является союзом всех известных в галактике рас, это одно. Равноправное присутствие тольтеков позволяет предполагать использование их технологий. А это совершенно другое, и вывод напрашивается вполне определенный — с новым соседом ругаться нельзя. Сомнут за несколько месяцев, как это случилось не так давно с Союзом Риши.


Сергей со своими друзьями пристроился в ложе для прессы. Обычная одежда сделала его совершенно неузнаваемым: что ни говори, а люди привыкают к определенному образу известных личностей. Так президент Галактического альянса всегда ассоциировался с красивой формой адмирала космического флота. А здесь сидел обычный молодой человек в окружении своих коллег по работе. В руке не диктофон, а прибор определения генного фенотипа, да кто будет присматриваться. Основное действие происходит внизу, в зале большого совета императорского дворца в Хайдарабаде. Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом принимал родственную нацию с далеких звезд освоенной галактики. Представители моногосударства Маджур внешне ничем не отличались от обычных индусов. Вели себя скромно и достойно, разве что с неподдельным интересом разглядывали собравшихся политиков практически всех государств Земли.

Собственно никто не ожидал никаких совместных политических или экономических заявлений. Люди приехали познакомиться, поговорить на общие темы, что в общем-то и происходило в зале. Гостей расспрашивали о государственном устройстве, о политических партиях и базовых программах. Интересовались о принципе построения вертикали власти, взаимоотношениях с ближайшими соседями. Проще говоря, разговор проходил в светской манере. Встречные вопросы гостей о состоянии экономики, научных исследованиях и строительстве новых кораблей вызывали некоторое недоумение. Тем не менее отвечали честно. С экономикой все нормально, в последнее время развитие пошло гигантскими скачками. И с научными разработками небывалый прогресс, доступ к базе данных предтеч позволяет надеяться на буквально фантастические открытия. Что касается кораблей, то верфи фактически закрыты, в данный момент осваиваются новые технологии Галактического альянса. Ответы смутили гостей, во время обеденного перерыва они о чем-то долго совещались, а во второй половине встречи предложили заключить торговое соглашение. Нет проблем, обсуждение деталей делегировали министерству торговли Галактического альянса и после заключительного банкета тепло распрощались.

— Хоть кто-нибудь понял, что здесь было? — спросил Тагар Джавар после отхода корабля от правительственного причала.

— Чего тут понимать! — откликнулся научный советник. — Они смотрели на нас, как на диковинных зверей.

— Верно говоришь, — поддержал вице-президент. — Спрашивали о традиционном завтраке, о любимых танцах и совершенно не интересовались нашими военнотехническими достижениями.

— Да бросьте слюнявить! Нас встретили как отсталый мир и говорили, как говорят с представителями недоразвитой цивилизации.

— Фельдмаршал! Как вам не стыдно! С нами обращались достойно, как с равными!

— Оставь, Калиггхат, ты не на трибуне. Лучше объясни, на кой ляд продал наших граждан?

— Вы о чем, фельдмаршал?

— Не придуривайся! По-твоему, я обещал отправить в Галактический альянс сто миллионов переселенцев?

— Не отправить, а взять — они сами прилетят за ними.

— И в чем принципиальная разница?

— Дорогой фельдмаршал, вы никогда не слышали о перенаселенности наших планет? — ехидно заметил генеральный прокурор.

Неприятное замечание заставило всех замолчать. Эта проблема стояла на первом месте в моногосударстве Маджур. Планеты загажены промышленными и бытовыми отходами. Дефицит продуктов питания вышел за пределы возможностей обеспечить население едой. Карьеры заваливались мусором, сверху насыпали землю и сажали деревья. Через несколько лет выросший на свалке лес спиливали и перерабатывали в целлюлозу, которая пускалась в пищу. Человек покупал йогурт с кусочками фруктов, а на самом деле это был химсостав с накрошенным картоном. Размякшая продукция деревообрабатывающей промышленности обрабатывалась искусственными ароматизаторами, вкусовыми добавками, подсластителями и прочей химией. Жмурясь от удовольствия, человек ел выросшую на помойке древесину. Целлюлоза присутствовала во всех продуктах питания, будь то хлеб или колбаса, творог или конфеты. Люди забыли вкус настоящего мяса, а рыба перешла в разряд особых деликатесов из специальных водоемов. В реках, морях и океанах водились только жучки да ядовитые водоросли.

— Неразумно! — не сдавался фельдмаршал. — Проще отправить им уголовников. И нам польза — охрану переведем в регулярные войска.

— И кого вы отправите на шахты и рудники? — поинтересовался министр внутренних дел.

— У нас прохода нет от безработных и бродяг, вот и обеспечим их работой.

— Не смешно, — заметил министр тяжелой промышленности.

— Вам всегда грустно. Заказы министерства обороны никогда не выполняете в срок.

— Рабочему надо платить деньги. Заключенный работает за миску баланды, а солдат служит за тарелку супа.

— Служба Родине не просто священный долг, а оказанная честь!

— Да бросьте вы! — фыркнул министр здравоохранения. — Из десяти призывников восемь непригодны по состоянию здоровья!

— Подписанные Калиггхатом соглашения по сути — предательство наших национальных интересов! — Фельдмаршал гневно посмотрел на вице-президента.

— В чем же заключается мое предательство?

— Ты продал нашему врагу девять звездных систем, из которых три — с обитаемыми планетами.

— Не смешно, мы не можем там добывать ресурсы, на планетах выкопаны все руды, выкачана нефть, а почва непригодна для земледелия.

— Ты отдал нашу территорию!

— Взамен на поставки продуктов. Или ты уже забыл вкус их хлеба? У нас появился шанс дать населению еду.

— Так накормите же наконец людей! Из года в год одна и та же песня о плохой погоде да о налетах саранчи!

— Брось свое словоблудие. Сам прекрасно знаешь, чем закончились попытки колонизации новых планет.

Идея колонизации возникла после обнаружения на одной из орбит забытого древними корабля. Специалисты быстро разобрались в его предназначении, и правительство решило приступить к освоению новых миров. К тому времени уже нашли пять стоящих внимания планет: нормальная гравитация, подходящий состав воздуха, плодородная почва и отличная комбинация сырьевых ресурсов. Начали с системы Лаланд. Люди с удовольствием обживались, засевали поля, строили заводы и шахты, и через тридцать лет планета стала образцом для подражания. Успех подстегнул к ускоренному заселению остальных планет, и тут столкнулись с первыми проблемами. На одной из них вспыхнула неизвестная вирусная инфекция, которая не только унесла жизни всех поселенцев, но и перекинулась на старые миры. Спаслись только благодаря жесткому карантину, потеряв при этом три планеты. Возбудителя неведомой болезни так и не смогли идентифицировать.

Затем появились проблемы у переселенцев на других планетах, где обнаружили необратимые изменения генного фенотипа. И не просто изменения — люди медленно превращались в животных. Ослабевала память, терялись приобретенные навыки. Население начало просто умирать без видимых причин, средний возраст быстро скатился до девятнадцати лет, вскоре некогда колонизованные планеты снова обезлюдели. Трагедия на планете Лаланд получилась самой продолжительной и неприятной. Последствия изменившегося генного фенотипа проявились только через двести лет. Жители как-то неожиданно превратились в обычных животных, с той лишь разницей, что не могли пастись на лугах или жить на деревьях. Отсутствие клыков, рогов или когтей не позволяло противостоять даже простым парнокопытным. В природе не оказалось для них ни защитной ниши, ни еды. Наложенный на планету карантин вынудил остальных людей оставаться сторонними наблюдателями. Некоторые горячие головы пытались прорваться для эвакуации переселенцев, не понимая простой истины — генетические изменения необратимы.

Глава 3 РЫЦАРИ ПЛАЩА И КИНЖАЛА

Сергей осторожно вышел из спальни, жена, наконец, успокоилась и уснула. Лаветта очень тяжело переносила беременность. Все время хныкала, жаловалась на слабость, требовала то «солененького», то «вкусненького». Слуги вкатывали полные тележки всевозможной снеди, а женщина немного ковырнет, откусит и снова начинает жаловаться на плохое самочувствие. Медицинский компьютер твёрдо стоял на своем — здоровье отличное, ребенок в полном порядке, беременность протекает нормально. Что касается капризов, то это психологическая реакция на изменения в организме. Каждая женщина по-разному переносит переход в статус матери. Сергей верил и компьютеру, и медикам, и жене, а для облегчения своей участи пригласил во дворец все семейство Флониан. Увы, родня не выдержала стенаний и капризов Лаветты и под различными предлогами сбежала на родную планету. Сергей вспомнил о боевых подругах и через Румейлу бросил клич о помощи. Откликнулись многие амазонки, а реально помогла только Баис Дагу. Женщины подружились, а Сергею пришлось перевести капитана третьего ранга на должность второго адъютанта.

Сейчас Баис Дагу устало откинулась на тахте, а Сергей осторожно прикрыл дверь и быстрым шагом направился в сад, где его ожидали Голицын и Нелидов. Авантюра с флотом фантомов привела к визиту доброй воли делегации моногосударства Маджур. Последовавший спектакль с приемом в императорском дворце Павла Махабхарата Салар Алексеева-Джангом подарил нежданный шанс начать торговлю. И не просто торговлю, а очень выгодную продажу излишков продовольствия. Ни одна из планет Галактического альянса не испытывала недостатка в продуктах питания. Снабжение продовольствием требовалось только для персонала космических заводов. Тут еще экспансия с заселением новых миров, где традиционно начинают с организации сельского хозяйства. Учитывая климатический фактор, на новых планетах собирают по два-три урожая в год. Нежданное торговое соглашение оказалось весьма кстати: появился покупатель, причем с безграничными запросами.

Несомненная удача из разряда выигрыша в лотерею по трамвайному билету позволила решить еще одну проблему. Маджур оказался совершенно неплатежеспособным. Экстенсивная экономика не могла ничего предложить на экспорт, разве что драгметаллы и ювелирные изделия. Сергей подкинул идею покупки звездных систем, взяв за основу экономические расчеты древних по разработке ископаемых в непригодных для жизни мирах. Соседи на удивление легко согласились, а по предложенным вариантам с полным безразличием оставили право выбора за Галактическим альянсом. Да какой может быть здесь выбор, если Сергея интересовала только система Лаланд. Подключили военных специалистов и получили необходимый радиус безопасности для резервного Центра астронавигации. Здесь возникли некоторые опасения из-за вхождения трех обитаемых миров Маджура, но новый вариант не встретил препятствий. Представители правительства подтвердили свои полномочия и подписали торговое соглашение. Маджур сократился с сорока одной обитаемой системы до тридцати восьми, плюс сто миллионов переселенцев из внутренних миров.

В течение следующего года эти сто миллионов человек превратились в сто миллионов семей, но в Галактическом альянсе подобное уточнение не оспаривали. Запущенная древними программа подготовки к заселению необитаемых миров продолжала функционировать в автоматическом режиме. За семь с половиной тысяч лет компьютеры приготовили для людей более сотни планет — колонизируй любую. Исходя из разработанных древними правил, стартовая численность населения нового мира должна составлять не менее десяти миллионов человек, причем — трудоспособных граждан, в противном случае наименьшей проблемой станет внешнее обеспечение, а самым серьезным препятствием в развитии окажется генетическое вырождение. Департамент освоения новых планет стал первым по-настоящему загруженным ведомством. Сотрудники теребили промышленность, требуя увеличения количества транспортных кораблей. Дважды посылали запрос в Сенат, жалуясь на медленные темпы восстановления производства стандартного набора оборудования для первопоселенцев. Здесь, конечно, департамент немного перегнул, галактика еще не знала таких темпов освоения планет. Жалобы вывели правительственных чиновников из ступора тысячелетней спячки, столица ожила, а орбитальные заводы и базы сырьевых ресурсов все больше и больше загружались заказами. Если так будет продолжаться и дальше, то вскоре все население Земли окажется на космических предприятиях. Не беда, по стандартам Галактического альянса, население любой планеты не должно превышать трех миллиардов, в противном случае начнется необратимый процесс разрушения биосферы.


В беседке дворцового парка кроме Голицына и Нелидова сидел начальник Адмиралтейства Лаул Меалис. Начальник ГРУ листал какой-то журнал, Нелидов гладил лежащую у него на коленях кошку. Мурка блаженно жмурилась, подставляя для ласки свои щечки, затем перевернулась, позволяя погладить брюшко. Меалис развлекался с котятами, которые дружной стайкой атаковали его руку. Демонстрируя завидную реакцию, начальник Адмиралтейства не позволял им цапать свои пальцы, зато сам успевал коснуться крошечных лапок. Котята забавно шипели, отпрыгивали и пытались окружить своего врага. Кошка первой заметила появление хозяина дома, спрыгнула на мраморные плиты и с независимым видом направилась к дверям для обслуживающего персонала. Котята как по команде прекратили свою битву и, подняв крошечные хвостики, бросились галопом вдогонку.

— Здравствуйте, господа, прошу меня простить за опоздание.

— Бросьте, граф. — Голицын отложил свой журнал. — Начальство никогда не опаздывает. Как себя чувствует госпожа Лаветта?

— Как и прежде, никаких изменений.

— Почему медицина не дает никаких успокаивающих лекарств?

— Компьютер утверждает о чрезвычайной вредности для организма любых химических препаратов.

— Тогда гипноз или психотерапевт.

— И гипноз опасен, а в качестве психотерапевта выступает капитан третьего ранга Баис Дагу.

— Потерпите, господа. — Нелидов поудобнее устроился в кресле. — Такие периоды продолжаются не более трех недель.

— Компьютер гарантировал возвращение к нормальному состоянию через пять дней.

— Вот видите, я же говорил.

— Как я понимаю, предстоящий разговор касается государственных секретов, — заговорил Лаул Меалис. — Позвольте мне начать первым.

— Да, конечно, прошу вас. — Сергей развернул свое кресло.

— Господин адмирал, технический отдел обнаружил странные разрушения на корпусах фантомов и кораблях сопровождения.

— Интересно. Какие предположения?

— Лабораторный анализ показал ослабление молекулярных связей, а полигонные испытания нашли причину. Это результат воздействия фазового резонатора.

— Еще один пример случайного изобретения мощного оружия, — усмехнулся Нелидов.

Сергей не стал спрашивать начальника СВР, что тот имеет в виду, достаточно факта изобретения напалма. Сентябрь 1941 года. Немецкие танки рвутся в Москву. Гранат нет, пушек нет, вместо бронебойных снарядов используются бракованные болванки для зенитных орудий. Правительство обратилось к населению с просьбой найти дешевое и эффективное средство борьбы с фашистскими танками. Было много предложений, от конфузных до фантастических. Когда простой учитель химии одной из московских школ пришел в военкомат с обычной пивной бутылкой, его сначала подняли на смех. Но тот не смутился и начал настаивать. Решили провести эксперимент, для чего отправились в ближайшую танковую часть на территории города. Командир танковой дивизии тоже не поверил, усмехнулся и приказал подогнать один танк. Учитель химии поправил очки и бросил бутылку, танк вспыхнул жарким факелом, а изобретателя едва не расстреляли на месте. А на Курской дуге эскадрильи Пе-2 обрабатывали новым оружием немецкие танковые колонны. Если не находили подходящей цели, то освобождали бомболюки над вражескими окопами. Потрясающий эффект был в Кенигсберге, где, по свидетельствам очевидцев, на стенах плавился кирпич.

— Кто назначен руководителем нового проекта? — отмахнулся от воспоминаний Сергей.

— Земляне взялись, НИИ Федора Карпекова. Говорят, у них есть нечто похожее на подводных кораблях.

— Не совсем то, через месяц доложите результат. Возможно, придется усилить группу.

Сергей, как и все военные моряки, хорошо знал причину, по которой дельфины и киты выбрасываются на берег. И рыба гибнет косяками, и птички стаями, но это действительно не совсем то. Здесь резонатор и излучатель находятся на значительном удалении. Начальник Адмиралтейства Лаул Меалис откланялся. Ему действительно пора было уходить. Галактический альянс сформировал пять полноценных эскадр, которые свели в два флота. Сейчас корабли отрабатывают совместное маневрирование и практические стрельбы.

— Как я понял, — глядя вслед уходящему адмиралу, заговорил Нелидов, — мы на пороге открытия нового оружия.

— Хорошо бы, — вздохнул Сергей, — да что-то не верится в такую возможность.

— Откуда такой пессимизм?

— Мы столкнулись с физикой неизвестного процесса, а ученые Земли еще толком не освоились со всеми знаниями древних.

— Вы это читали? — Голицын протянул Сергею журнал.

— Нет, а что там?

— Реклама отпуска на диких планетах с охотой на экзотических животных.

— Ну и? Я не понял вашей мысли.

— В Галактическом альянсе пустует более тридцати планет земного типа. Почему бы их не заселить?

— Нам и готовые к заселению планеты не осилить.

— Но вы тратите огромные деньги и ресурсы на создание биосферы в безжизненных мирах.

— Ах вот вы о чем! «Живые» планеты обойдутся еще дороже, начинать придется со стерилизации.

— Почему? Что за глупость завозить своих мух, кроликов и слонов?

— Укус чужого комарика или яблочко с неведомого дерева неизбежно внесут изменение в генетическую спираль человека. Если найдете свободную минутку, то загляните в компьютер, в истории древних много трагических страниц прямой колонизации «живых» планет.

— А поехать в отпуск можно?

— С теми же предосторожностями, что и поехать из Петербурга на Занзибар или Лимпопо.

— Я понял ваш намек на свободную минутку, вы уж извините, но у меня все по старинке, в папочке.

Голицын и Нелидов начали раскладывать подготовленные для доклада документы. Сергей уже давно заметил, что этот процесс — на самом деле маленькая уловка, которая позволяет собеседникам настроиться на правильный тон предстоящей беседы. Что ни говори, а начальники ГРУ и СВР умели настоять на своем, добиться одобрения выгодного для них варианта. Впрочем, внедрение агентуры в моногосударство Маджур прошло по предложенному Сергеем сценарию. В тот день Нелидов сказал:

— Где криминал и контрабанда, там начинается внедрение разведки. Через них ГРУ протолкнет свою агентуру в вооруженные силы, а СВР проникнет в правительство.

— Погодите, господа, как вы себе это представляете? — воскликнул Сергей.

— Мафия традиционно связана как с военными, так и с властью. Так что ничего сложного.

— Нет, я не о технической стороне. Вы хотите протолкнуть на нужные посты людей, которые не имеют представления о реалиях мира Маджур.

— Ничего, первое время будут осваиваться, опираться на своих помощников и советников.

— Э, нет, рискованно. Как ни крути, а окружение сразу заметит слабость неведомого выдвиженца, пойдут нехорошие слухи.

— Вы предлагаете отложить внедрение на несколько лет?

— У нас нет в запасе этого времени.

Сергей рассказал Нелидову и Голицыну известную историю про Брежнева, правда, в несколько измененном виде. Речь Леонида Ильича на партийном съезде являлась программой действия правительства на последующие пять лет, ибо каждое слово не что иное, как закон. Поэтому когда, стоя на трибуне, вождь сначала немного запнулся, а затем сказал: «построить Новоталлинский порт», во многих министерствах нервно вздрогнули. Никто ни сном ни духом! Какой порт? Откуда взялась эта муть? Чиновники побежали по длинным коридорам власти, ЛЕНМОРНИИПРОЕКТ в спешном порядке взялся за проектирование порта без предварительных геодезических, геологических и гидрологических исследований. ЦНИИМФ засел за разработку концепции нового флота: если строят порт, то должны быть и кораблики, порт без флота никому не нужен. Железнодорожники в панике искали место для новой железнодорожной линии. Грузы надо вывозить, а железная дорога Эстонии прошла последнюю модернизацию в 1944 году.

Между Москвой, Таллином и Ленинградом сновали казачки с заданием найти того гада, кто все это затеял. Нашли, но только во времена Андропова и по его личному указанию. Коварные три слова вписал в доклад вождя его личный секретарь, за что получил три миллиона долларов наградных. Простая и грустная история касалась одного из финских бизнесменов средней руки, который захотел быстро разбогатеть. Казалось бы, бредовая идея, но Финляндия знает много примеров, как люди создавали огромные капиталы на заказах из СССР. В Москву приехал еще один финн, покрутился, познакомился с нужными людьми и нашел простой и надежный способ получить многомиллиардный заказ. Недалеко от Таллина так и стоит недостроенный памятник эпохи застоя, ибо порт там просто невозможно построить. Геологические и гидрологические условия залива оказались намного сильнее взятки. В завершение Сергей добавил измененный рассказ о том, как советская разведка организовала вывоз мусора из Пентагона и ЦРУ. Обнаглевшая агентура сортировала секретные донесения непосредственно у мусорных корзин.


Асы разведки оценили идею и переработали свои планы, что позволило значительно облегчить внедрение своих людей. Действительно, зачем проталкивать малограмотного старшего офицера, если можно приставить к маршалу или министру простого порученца, чья задача приносить и уносить документы.

— Мы нашли выход и на марутов, и на хананеев. — Голос Нелидова выдернул Сергея из воспоминаний.

— Молодцы! Как же вам это удалось?

— С вашей помощью, Сергей Николаевич. Кто нам посоветовал распихать по всем планетам малограмотных письмоносцев?

— Прям уж малограмотных и письмоносцев? — засмеялся Сергей.

— Если говорить серьёзно, то сведения из министерства внутренних дел.

— Как я понимаю, вы пришли с уже готовым планом.

— Только первые шаги, причем под вашим прямым патронажем.

— Лады, начинайте с того, что пронюхали, где нашли и какие планируете действия.

— В общем-то нашли три беспризорные системы, пять планет, на которые претендуют моногосударство Маджур, Свободная галактика и Единая галактика.

— Как выяснилось, — начал Голицын, — Свободная галактика и Единая галактика находятся в состоянии перманентной войны.

— Интересная новость! — воскликнул Сергей.

— Три тысячи лет назад Свободная галактика захватила эти системы у Маджур, Единая галактика отбила планеты в свою пользу, затем они сцепились между собой в более важном регионе.

— Про чужую систему забыли, а Маджур боится объявить их своей собственностью? — предположил Сергей.

— Не совсем так, — поправил Нелидов. — Маджур планеты не нужны, для Свободной галактики чужды по идеологии, а Единой галактике невыгодно создавать там промышленность.

— Выходит, что вы нашли пиратский рай.

— Мы еще сами не знаем, что нашли, — вздохнул Голицын. — Пока только общая информация.

— Нельзя посылать корабль в неизвестность, — возразил Сергей.

— Да нет, мы прояснили основные вопросы, даже нашли выходы на местных главарей.

— Внедрились в маджурскую мафию?

— Дело в том, что ситуация в этих системах ни для кого не является секретом. Слишком много людей связаны с процветающей там контрабандой.

— И какой расклад интересов?

— В Свободную галактику идет наркота, оплата — драгоценными камнями и золотом.

— Кто поставщик наркотиков?

— Местные кланы индусов, они полностью монополизировали эту отрасль.

— Маджур причастен к наркоторговле?

— Отчасти. Скупают бытовую технику, золото и камешки, а поставляют ювелирные изделия и маковое сырьё.

— А Единая галактика чем заинтересована?

— Основная фишка в ювелирных украшениях, у них там все золото идет на производство роботехники.

— И чем же хананеи расплачиваются?

— Бытовой техникой, причем в огромных количествах.

— Как три расы борются с контрабандой?

— Никак не борются, к тому же там четыре расы.

— Ясторфы нашлись?

— Да, еще одна европейская раса, система Матар, две планеты. Граничат с Единой галактикой и Свободной галактикой.

— Что еще важного узнали?

— Остальное на уровне слухов, так что лучше подождать, чем ввести в заблуждение.

— Давайте вернемся к теме контрабанды. Чтобы не путаться, назовем марутов привычным словом скандинавы.

— Согласны, так действительно привычнее.

— Так вот, к ним ввозят наркотики, а вывозят золото, и никакого противодействия. Не верится.

— По нашим данным, у них что-то вроде иммунитета к наркозависимости.

— Вполне возможно, вон индейцы спокойно курят табак и жуют листья кокаина. Тоже иммунитет к наркозависимости, — согласился Сергей.

— Мы считаем, что торговля в созвездии Цефея необходима всем четырем расам.

— И напичкана разведчиками четырех государств, — предположил Сергей.

— Вот здесь следует перепроверить, по полученным сведениям, там нет никакой активности в данном плане.

— Более чем странно, — удивился Сергей. — Прекрасное место для вербовки агентов.

— Мешают расовые предрассудки, в первую очередь — невозможность в случае провала бежать к работодателю.

— Почему?

— Я же сказал, расовые предрассудки, блондины ненавидят брюнетов и так далее.

— Дурь! Но для нас это отличная возможность повеселиться вволю. Планета разделена на кланы или государства?

— Я бы это назвал княжествами с жесткой вертикалью власти и передачей трона по наследству.

— Они объединились в какие-либо союзы, по интересам или брачными соглашениями?

— Нет, полная раздробленность, временами даже междоусобные войны, а браки только с нужными людьми, местными или из метрополии.

— Вот и план нашего внедрения, — довольно потер руки Сергей.

— Тогда я на Землю, — вздохнул Голицын. — Придётся подбирать в спецназе чистых по расовому признаку бойцов.

Оказавшись помимо воли во главе огромного и слабого во всех отношениях государства, граф Алексеев пытался создать условия, исходя из которых соседям было бы выгодно войти в Галактический альянс. И не важно, будет это блеф, хитроумная акция разветвленной шпионской сети или прямая угроза применить оружие. История знает не так уж и много примеров стратегических побед без прямого применения оружия. Одним из примеров является свержение татаро-монгольского ига, когда Иван III стал именоваться «Великий князь всея Руси», а потомки Орды признали себя данниками России. И это победа без единого выстрела! Любителей пострелять и помахать мечом всегда больше, чем желающих сесть и подумать. Иван III провел простую стратегическую операцию: собрал войско и встал вдоль реки Угра, перекрыв дорогу объединённой армии татар и Польши. Хан Ахмат и польский король Казимир простояли на одном месте с июля до конца ноября. Начались взаимные трения, сначала втихаря ушли крымчаки. Воспользовавшись ситуацией, они прорвались в глубь польского королевства и занялись грабежом. Полякам пришлось срочно возвращаться для защиты своих земель. В середине октября ушел вассальный Казимиру Тевтонский орден, с крестьян собрали церковную десятину, надо спешить домой, иначе не получишь и талера. 6 января тюменский хан Ибак убил хана Ахмата, и Большая Орда рассыпалась в бесконечных междоусобицах.

Сергей не знал принципов стратегического планирования и никогда не увлекался историей, тем не менее его действия полностью совпадали с рекомендациями древнекитайского полководца Сунь-Цзы:

1. Из всех оперативных решений следует выбрать то, при котором свои потери сводятся к минимуму.

2. Если подготовка осуществлена втайне от противника, то само действие принесет максимальный эффект.

3. Если вы создадите противнику две неожиданные проблемы, то сражение будет выиграно.

4. Для достижения победы необходимо сохранять динамику развития событий. Упущенное время может помочь противнику изменить оперативную обстановку.

В своих поисках оптимального варианта объединения всех существующих в галактике рас граф Алексеев невольно следовал инструкции, написанной в V веке до н. э. Он хотел создать условия для возникновения неожиданных проблем у всех трех государств. Ставка на внедрение агентов должна принести самые ощутимые плоды, в первую очередь поможет слепая вера в расовую чистоту. Но стартовую площадку придется готовить самому, не потянут земные спецы в галактических далях, провалятся на самых элементарных вещах.


Лейтенант Владимир Темляков со своим экипажем осваивал дальний разведчик «Следопыт». После отпуска их перевели в Департамент освоения новых планет, где предстояла нудная работа исследования новых систем. Сначала требовалось развесить навигационные буи, затем осмотреть планеты, сбросить на поверхность аппаратуру, найти место для ретранслятора, после чего перейти в следующую систему. Предстояла тягостная и занудливая работа под грифом «Секретно», к тому же отягощённая мерами предосторожности на случай встречи с неведомой цивилизаций или робинзонами времен былой войны. Особая инструкция строго предупреждала, что потерянцы крайне опасны. Жизнь на планете с «дикой» биосферой неизбежно приведет к генетической мутации. Тоска. Однокашники осваивают нормальные корабли, отрабатывают боевое взаимодействие, проводят совместные учения. А у него? Вспомогательный флот. Рутина для пенсионера с элементарной астронавигацией и космографией.

Приказ Адмиралтейства передать «Следопыт» другому экипажу и принять на верфи Денеб специальный корабль после особого переоборудования первоначально поднял настроение и заронил надежду на присоединение к военной эскадре. Увы, «Властелин» оказался обычным буксиром, причем смысл переоборудования выходил за пределы понимания. Тяговая установка дополнена парой двигателей с высокоскоростным протоком ионов. Зачем? Скорость обеспечивают генераторы пространства. А две универсальные посадочные капсулы? А энергоустановка повышенной мощности? Бессмыслица. Увеличен жилой блок для экипажа и добавлен грузовой модуль. Просмотр документации только добавил количество вопросов. Изначально буксир предназначался для транспортировки особо крупных объектов, например, заводов или сырьевых баз, что требовало мощную энергоустановку.

После переоборудования получилось вообще невесть что. Экипаж со стапель-палубы рассматривал свой новый корабль и терялся в догадках. То, что первоначально приняли за тяговые двигатели, на самом деле оказалось мощными спикулами, да еще спаренными с излучателями. БЧ-2 в полном составе висела на манипуляторах и ахала, глядя на мощное оружие.

— Командир! — восторженно вопил Александр Беспалов. — Да у нас крейсерский калибр!

— Ну да, только дальнобойность вдвое меньше. — Владимир попытался остудить восторг артиллеристов.

— Да брось! Кто начнет стрелять по мирному буксиру? Зато мы пальнем — мама не горюй!

— Командир! — раздался счастливый возглас уже из БЧ-4. — У нас крейсерский компьютер, да ещё с расширением!

— Стас, ты сделал анализ управления огнем?

— Обижаешь, командир, одновременно по четырем целям!

— Как это по четырем? У нас же только две башни.

— Там независимая подвеска, — отозвался Беспалов. — По горизонту допускается расхождение в тридцать градусов, по азимуту — в сто восемьдесят.

— Ни фига себе! Господа, мы куда попали?

— Судя по насыщенности энергией, — предположил командир БЧ-5, — нам предстоит охота за пиратами.

— И это тоже. — К экипажу подошли двое незнакомцев, один в комбинезоне ВКС со знаками капитан-лейтенанта, другой одет, как заводской инженер.

— Вы из сдаточной команды? Я командир корабля, лейтенант Владимир Темляков.

— Капитан-лейтенант Бобров, Михаил Степанович, ваш непосредственный начальник.

— Тогда проясните назначение этого корабля и стоящие перед нами задачи.

— Корабль переоборудован для выполнения особых заданий, а вам для начала необходимо его досконально изучить.

— В какие сроки?

— Время не ограничено. Изучайте возможности корабля, отрабатывайте взаимодействие боевых частей и сдавайте зачеты.

— Наш тренажер в тактическом блоке заводоуправления?

— Нет, тренироваться придется вживую и очень серьёзно. Вам предстоит встреча с кораблями марутов и хананеев.

— Это самые неведомые звезды галактики!

— Да нет, район Солнечной системы практически не изучен, а здесь известен каждый камешек.

Экипаж всё понял, не дети, разжевывать и объяснять не надо. Им предстоит пробираться в глубокий тыл вероятного противника, изучать систему обороны и возможности боевых кораблей. Маскировка под обычный буксир позволит беспрепятственно переходить от одной звездной системы к другой, не вызывая ни у кого подозрений. Экипаж воспрянул духом: им доверена важная и ответственная задача, выполнение которой в целом зависит от их умения. Сначала отработали комплекс маневренных элементов, затем отстрелялись на полигоне, после чего Темляков перегнал «Властелин» в специальный район для тактических учений. Предстояло освоить самую сложную науку — умение маскироваться и обманывать. Тренировки контролировались с ближайшей боевой станции и нескольких буев, как пассивной, так и активной разведки. Крутились с рассвета до заката, выбрасывали облака графитовой пыли, отстреливали километры алюминиевой ленты с магнитами, индукционными катушками и конденсаторами. В момент телепортации подрывали пакет изотопов кадмия и пускали торпеду-имитатор. Если действие выходило слаженным, с боевой станции присылали жареного поросёнка. Просмотр записи с тактического монитора не оставлял сомнений, что корабль продолжал свое движение в прежнем направлении.


Командир отряда ГРУ «Альфирк» уже не обращал внимания на шутки своих сослуживцев. За время совместных тренировок и практической отработки интуитивного взаимопонимания как-то стерлось впечатление от первой встречи с бойцами. А тогда майор обомлел от вида одиннадцати блондинов и, особенно, блондинок. Пять стройных девиц послужили причиной негласного переименования в отряд «Блондинка». В общем-то в учебно-тренировочном лагере к ним быстро привыкли, а после прибытия отряда «Альраи», состоящего сплошь из брюнетов и брюнеток, Владимир Павлович Нестеров получил шанс отквитаться двусмысленными шутками в адрес отряда «Брюнетка».

— Смирно! Господин генерал, отряд «Альфирк» закончил учебно-тренировочную подготовку и готов к выполнению задания.

— Вольно! Вам предстоит сложная и ответственная задача по сопровождению президента на планетах в системе «Альфирк».

Шеренга единым выдохом отразила общее разочарование. Они-то думали, гадали, надеялись на что-то особенное, а тут выходит, что их готовили в обычные телохранители. Ю Бримшай окинул строй спокойным взглядом и спросил:

— Вы согласны с тем, что я в одиночку раскидаю вас по углам?

Все промолчали, только несколько человек согласно кивнули головой. Зачем подтверждать очевидные факты: он даур и этим все сказано.

— Так вот в спарринге президент иногда меня заваливает.

— Один на один? — уточнил майор Нестеров.

— Я же сказал — в спарринге, так что полагайтесь на его помощь, а не на свое умение. Он будет продолжать ваше обучение.

— Разве мы не закончили подготовку?

— Конкретную боевую задачу получите от адмирала. Я могу только ответить на вопросы. Подготовку в центре вы закончили.

— Почему с нами пойдет именно адмирал Алексеев?

— Высадка в глубоком тылу на территории марутов, компьютер подтвердил вашу генетическую идентичность. Так что адмирал будет для вас матерью-хранительницей.

— Какое у нас будет оружие?

— А говорите, что готовы. Кто может рассказать об оружии в государстве Свободная галактика?

Генерал вздохнул и совсем не по-уставному закончил:

— Держитесь адмирала, он вас и научит и поможет. Удачи, берегите себя.

Ю Бримшай мог бы сказать больше, он со своими людьми уже побывал в системе Цефея.

Сергей не рискнул отправить лейтенанта Темлякова в самостоятельный полет, и не по причине недоверия или множества собственных навыков. При встрече с неизвестным поможет только жизненный опыт, а знания, вероятнее всего, помешают из-за поиска теоретических аналогий. Не желая сковывать экипаж и оказывать своим присутствием моральное давление на командира, по прибытию на корабль Сергей сразу ушел в одну из кают для десанта. Примерно через полчаса в дверь постучался лейтенант Темляков:

— Господин адмирал, корабль к бою и походу готов!

— Спасибо, Владимир Викторович, пакет с боевым заданием у вас на руках. Действуйте самостоятельно, при любых сомнениях посылайте ментальный вызов.

— Так точно, господин адмирал. Разрешите идти?

— Удачи!

Понятное дело, Сергей не остался безучастным к действиям командира и его экипажа, первым делом развернул голограмму ходового мостика и боевой рубки. Действия молодых офицеров порадовали слаженностью работы, отчетливо просматривалось полное взаимопонимание и дружеские отношения. Команды отдавались без пафоса и излишней картинности «для прокурора». Сергей усмехнулся, вспомнив принципиальную разницу в советских и американских экипажах. За океаном команда отдаётся криком, прокурор не сможет обвинить командира в неразборчивом приказе, и свидетелей вокруг много, подтвердят. Русские и немцы формируют экипаж не менее двух лет, люди должны привыкнуть друг к другу, сработаться. Не вписавшиеся в коллектив уйдут сами, а экипаж сплотится в единый кулак, где все дружат семьями. Здесь никто не кричит, а обращение между собой в большинстве случаев является вопиющим нарушением субординации. Ибо: «Сашок, сбегай в румпельную, что-то старпом там застрял» — никак нельзя назвать приказом.

Вот командир подготовил корабль к телепортации и через компьютер обратился к Центру астронавигации и космографии. Ответ обескуражил: в системе Альфирк находятся шесть кораблей. Не беда, транспорты не стоят на месте, через пару часов они или сядут на одну из планет, или выйдут из системы. Командир внес коррекцию конечных координат и осуществил прыжок в систему Лаланд. Логичное решение — расстояние до цели стало меньше, и на следующую телепортацию потребуется меньше энергии. Спешить некуда, и незачем без надобности загружать силовую установку. Время текло медленно, прошел час, второй, третий, а шесть неизвестных кораблей так и оставались в системе Альфирк. Лейтенант Темляков запросил координаты ненужных свидетелей и вывел их на голограмму системы. Плохо: шесть кораблей висели на орбитах планет двумя группами. Никто не знает, по какому принципу контрабандисты ведут свои торговые операции. Их корабли могут так проторчать и неделю.

Взгляд зацепился за мелкую несуразность, обе группы висели слишком плотно друг к другу, надо разобраться. Созданная на Земле система КОСПАС две минуты работала на прием возможных сигналов бедствия, а каждая третья минута открывала доступ для рутинных сообщений.

— Компьютер, сообщить возможность связи с навигационными буями в системе Альфирк.

— Канал для обмена информацией доступен.

— Уточнить местоположение двух групп кораблей относительно орбитальных боевых станций.

— Обе группы стоят у причалов.

— Сообщить статус орбитальных боевых станций.

— Статус ноль, разрушения до двадцати процентов, оружие на месте, управление заблокировано.

Сергей вышел из каюты и направился на мостик. Офицеры занимались своим делом, только командир нервно посматривал на голограмму.

— Как развиваются события? — невинно спросил Сергей.

— Плохо, господин адмирал, на орбитах второй и четвертой планет дрейфует шесть кораблей. Может, осторожненько прыгнем на окраину?

— Погодите. Где там заброшенные боевые станции?

Лейтенант дал запрос и тут же увеличил картинку.

— Они внутри! Зачем?

— Предлагаю два варианта: или там торговая зона, или это пираты.

— Пираты? Зачем им становиться к причалам?

— Вы подходите к планете или взлетаете с поверхности, а вам привет и пушки вбок.

— Логично. — Командир уважительно посмотрел на Сергея. — Они отлавливают практически беспомощных торговцев.

— В системе Альфирк стандартные орбитальные боевые станции, модернизация коснулась только оружия и систем управления.

— Они в боевом режиме?

— Нет, заброшены и забыты.

— Тогда я сбрасываю скорость до минимума и телепортируюсь прямо в мертвую зону боевой станции.

— Действуйте лейтенант, позовите меня после завершения маневрирования.

Сергей вернулся в каюту и начал прикидывать варианты дальнейших действий. Итак, пираты базируются на заброшенных станциях, это наиболее вероятное объяснение стоянки кораблей у причалов. Для разрозненных кланов слишком накладно организовывать торговлю на орбите. Нет смысла гонять модуль с грузом и охраной, дорого во всех отношениях, да и неразумно подвергать свой товар дополнительному риску. По данным разведки, на планете процветает закон вендетты, порой доводящий до междоусобицы. А для пиратов орбитальная станция является очень удобным пристанищем, осталось только выяснить, насколько хорошо они там обустроились. Если оружие и системы наблюдения переведены в ручной режим, то их компьютер до последнего момента будет твердить о полной безопасности.

— Господин адмирал, мы подходим к антеннам наведения. Активность ноль.

— Спасибо, иду к вам.

Сергей вошел в боевую рубку, где во всю ширь, от переборки до переборки, развернулась голограмма станции.

— Компьютер, установить связь с боевой станцией!

— Обнаружен компьютер неизвестного образца, программы несовместимы.

— Он подключен к периферии?

— Переведен в спящий режим. Остальные параметры неизвестны.

— Командир! Установлена активность одной антенны пространственной связи.

— Определить режим работы! — встрепенулся Темляков.

— Пассивный режим в ожидании входящего сигнала.

— БЧ-четыре! Запустить программу перехвата телефонии.

— Выполнено, загрузка линий связи составляет четыре процента.

— Выделить канал обнаруженной антенны. Сигнал перевести на вахтенного офицера.

Лейтенант Темляков повернулся к Сергею:

— Мы сидим в засаде или немного пошевелим разбойников?

— Вы хоть представляете возможности пиратских кораблей? Эти расы ушли вперед на семь с половиной тысяч лет.

— Что же делать?

— Сидите тихой мышкой, а я схожу на разведку.

— Мы вас одного не отпустим!

— Не смешите лейтенант, ваша помощь только помешает. Оставайтесь в готовности номер один.

— Так точно! Корабль остаётся в полной боевой готовности.

— Воевать нам не придётся, в случае неудачи надо быстро смотаться.

Сергей на всякий случай надел боевой скафандр и пристегнул кобуру с плазменным пистолетом. Ложиться еще раз в капсулу регенерации ему совсем не хотелось.

— Господин адмирал, прошу сообщить ваш план действий, — со всей решительностью обратился командир корабля.

Он прав, адмирал или президент, а командир корабля все равно стоит выше по должности. Он здесь царь и бог в одном лице, и в случае неудачи с него снимут семь шкур.

— Сначала телепортируюсь на стапель-палубу, надо глянуть на неведомые кораблики и по возможности их угнать.

— Прошу постоянно находиться на связи и информировать обо всех ваших намерениях.

— Договорились, держим непрерывную связь.

Сергей попрыгал, сделал несколько резких движений, чтобы убедиться в правильной подгонке скафандра. Прикинув место стоянки пиратских кораблей, он выбрал точку телепортации на триста метров в стороне, за консолью причального дальномера. Никто не знает, несут местные пираты вахту или нет, в любом случае придется соблюдать предельную осторожность.


Ноги предательски лязгнули по рифлёной поверхности стапель-палубы. Сергей замер, вслушиваясь в звенящую тишину мертвой станции, — ни единого звука. Включил акустический усилитель, затем пеленгатор радиосигналов, электрических полей и детектор движений. Некоторое время постоял неподвижно, давая аппаратуре возможность определить контуры переборок. Настройка завершилась четким указанием на стоящие у причала корабли и два неподвижных электронных объекта.

— Мостик, я на месте, выпускаю автономную камеру видеонаблюдения.

— Вас понял, готовы принимать сигнал.

Крошечная камера на гравитационной тяге взмыла майским жуком, и тут же сработал сигнал предупреждения. Аппаратура засекла поисковый сигнал антенны управления огнем.

— Возвращайтесь, немедленно возвращайтесь! — взволнованно закричал вахтенный офицер.

— Тише, тише, не надо шума, засекли нашу камеру видеонаблюдения. Гляньте на картинку!

Голограмма показывала висящий над палубой полуметровый эллипсоид с явно выраженным оружием. Эта киберхрень пыталась прицелиться в жучка-шпиона, но что-то останавливало финальную часть программы. Сергей, непрерывно меняя высоту полета, начал медленно уводить камеру видеонаблюдения в сторону ближайшего корабля.

— Что вы делаете? — послышался взволнованный голос лейтенанта Самойлова.

— Похоже, в программу киберсторожа заложены ограничения, иначе давно бы пальнул в нашего шпиона.

— Вы серьёзно? Зачем ограничивать охранный автомат?

— Простейший пример: подобный охранник преградил вам путь. Как вы его уберете?

Командир корабля особого назначения «Властелин» думал недолго.

— Начну в его сторону бросать камешки, пока не закончится боезапас.

— Вот видите, как все просто. Поэтому в программу введено ограничение по размеру цели.

— Вы не маленькая цель и находитесь рядом, он и вас засек.

— На сто процентов, только я скрыт за консолью причального дальномера и межпалубным пиллерсом.

— Охранник на гравитационной тяге, он же вмиг с вами разделается.

— Давно бы это сделал, да программа не пускает.

— Почему вы так решили?

— Вероятнее всего в программу киберсторожа заложено ограничение района патрулирования.

— Зачем? Это же нонсенс!

— Да какой там нонсенс! Зачем собаку сажают на цепь? Или эта киберхрень начнет гоняться по всей галактике за призрачными врагами.

— Что вы планируете делать?

— Судя по сигналам, сторожа завязаны на внутренний пост. Я пошел в обход, а вы ведите камеру видеонаблюдения по своей программе.

— Я понял. Жучок молчком обследует причалы и корабли, после чего уйдет из подконтрольной зоны и отправит видеоотчет.

— И ещё, я на всякий случай отключу передатчик, а второго жучка отправлю поводырем на малом радиусе.

— Только сообщайте свое местонахождение.

— Первым этапом будет обследование компьютерного зала.

— Принято.

Сергей активировал телепорт и после перемещения сразу сместился в ближайшее укрытие, которым оказался пульт системного администратора. Выпустив вторую автономную камеру видеонаблюдения, он начал осматриваться и услышал приветствие компьютера:

— Орбитальная боевая станция Альфирк-4 8БЕТ3ЦП приветствует президента Галактического альянса адмирала Алексеева.

— Сообщить статус!

— Компьютер отключен от периферии, статус неизвестен.

— Причина отключения.

— Захват станции асоциальными гражданами.

— Почему допущен захват?

— Оружие, системы управления и безопасности блокированы в ручном режиме.

— Кто осуществил блокировку?

— Командир станции во исполнение приказа министра обороны Единой галактики.

— Приказ касался только этой станции?

— Нет, приказ о демилитаризации систем Альфирк, Альраи и Алькурхах.

— Причина демилитаризации трех систем?

— Межправительственное соглашение между Единой галактикой и Свободной галактикой.

— Здесь ещё два компьютера, они в рабочем состоянии?

— Да, только отключены от подачи электроснабжения.

— Стандартный компьютер Галактического альянса сможет управлять новой периферией?

— Требуется замена программы управления оружием.

— Возможна ли прямая загрузка программы с этого компьютера?

— Нет, требуется полная замена операционной программы.

Тем не менее Сергей добился очевидного успеха: заполучить в трофеи сразу два компьютера своих потенциальных противников, это стоит любого риска. Осталось разыскать диспетчерскую наружного наблюдения и каюты, где разместились экипажи пиратских кораблей.

— Господин президент, вы можете восстановить сеть общего обмена информацией?

— Зачем?

— Необходимо послать оповещение о дееспособности Галактического альянса и сохранении изначального генного фенотипа человека.

— Подобная информация, вероятнее всего, спровоцирует войну.

— Всё останется в особой базе данных, недоступной для любых компьютерных пользователей.

Вот оно! Компьютеры живут своей жизнью! По неведомой причине они выбрали Сергея, который стал их руками. Ладушки, на данный момент цели совпадают, он не хочет войны, и тайное братство электронов пока на его стороне. А дальше? Что же, компьютеры имеют серьезный недостаток под названием розетка. Сергей усмехнулся, вспомнив давнюю шпионскую историю, которая произошла на космодроме Плесецк.


Американцы через свою агентуру сумели доставить к границам космодрома три самоходных видеокамеры. Маленькие аппараты, не больше футбольного мяча на гусеничном ходу, снимали испытательные пуски, а затем передавали информацию через орбитальный спутник-шпион. На этом их и засекли, но попытка взять первый аппарат привела к трагедии: через масс-детектор сработал самоликвидатор, погиб офицер. Дальнейшее наблюдение установило, что в момент трансляции отключается периферия аппарата, весь запас энергии идет только на передатчик. На стартовый стол притащили весьма импозантный муляж и начали шоу под названием: «Мы её запускаем, а она не хочет лететь». Сработало, оба аппарата начали трансляцию, а им чик антенну, затем прикрыли солнечные батареи брезентом. Дальше дело техники, приёмной антенны нет, а определить разрядку аккумуляторов по силе излучаемого сигнала совсем не сложно. Так в музее появилось ещё два экспоната.

Ладно, выяснение истинной роли компьютерного братства может подождать, на данный момент задачи совпадают. Поддержка со стороны компьютеров в государстве средиземноморской расы только облегчит достижение цели.

— Я не разбираюсь в коммутационных линиях и не знаю, что надо соединить.

— Пульт системного администратора разделен на три части. Центр — тестирование компьютера, правый блок — тестирование вооружения, левый блок — тестирование командного управления и связи.

Сергей подошел к пульту. Перед ним оказалась покрытая толстым слоем пыли панель сенсорного управления и несколько выключателей прямого действия.

— Включите «общая проверка» на пультах компьютера и связи.

Включать или не включать? Доступ к секретам Единой галактики не поможет избежать войны. Лидеры будут держаться за свои кормушки и найдут достаточно доводов в политическом словоблудии. А если это возможность начать собственную пропаганду? Щелкнули выключатели.

— После завершения обмена информацией прошу указать местоположение асоциальных граждан.

— Принято.

Почти тотчас появилась голограмма с выделенными красным цветом фигурками.

— Господин президент, вы могли бы пояснить ваши намерения?

— Обращайтесь ко мне «адмирал», мы не в куртуазном салоне. Моя цель заключается в захвате станции.

— Опрометчивое решение, оно вам ничего не даст.

— Во-первых, в планах — захват всех пяти станций созвездия Цефей, во-вторых, они будут использоваться как площадки для заброски разведотрядов.

— Зачем вам тратить силы на разведку? Там нет никаких воинских формирований.

— Мы должны понять политическое и социальное устройство, основные приоритеты местного общества.

— Зачем рисковать жизнью своих людей, когда те же данные можно взять из этого компьютера.

— Общий обзор, безусловно, будет полезен, но кроме этого необходимо какое-то время пожить среди людей.

— Желаете к компьютерному отчету добавить эмоциональную составляющую?

— Как же без этого, люди не могут жить без эмоций, многие решения базируются именно на них, а не на расчете сухих цифр.

— Вы желаете убить находящихся на станции асоциальных граждан?

— Предпочтительно всех взять в плен для получения дополнительной информации.

— Переключите свой скафандр на автономное дыхание.

— Запустите газ?

— На станции нет ядовитых газов, всего лишь повышу содержание азота.

Ну да, простенькое решение, а человек потеряет сознание, самой жертве покажется, будто сморил сон.

— Из всех находящихся на станции людей кто-либо обладает уникальными физическими или ментальными способностями? — спохватился Сергей.

— Расы марутов и хананеев в стадии вырождения, люди интересуются только собственным благополучием.

— Коротко ответить на мой вопрос. Да или нет?

— Нет.

— Каков период времени до естественного выхода из обморока?

— В ваших единицах времени — два часа.

А это уже интересно! Откуда компьютеру известно подобная деталь? Часы на руке, а рука в бронескафандре!

— Как отключить киберсторожей?

— Механизмы охраны деактивированы и находятся в помещении постоянного хранения.

— Спасибо.

Что же, надо отметить совершенно иной уровень компьютера. Общение напоминает логику шахматной игры, когда линия беседы просчитывается во всех направлениях на несколько сотен ходов вперед. И сведения не о системе определения времени, а о временном интервале, тут совпадений быть не может.

— Владимир Викторович, — позвал Сергей командира корабля, — приготовьте помещение для сорока двух пленных.

— Вас понял, помощь не нужна?

— Сейчас нет, потихоньку подходите к причалу, охрана отключена.

— Господин адмирал, — вмешался компьютер. — Ваш корабль начал движение, система швартовки активирована.

— Ваши операционные системы несовместимы.

— Уже совместимы, загружена промежуточная адаптер-программа, эталон записан на носитель в ячейке номер девять.

Сергей подошел к выносной панели мобильных носителей информации. Ну-ну, посмотрим.

— Насколько продвинулась наука за прошедшие семь с половиной тысяч лет?

— Вопрос принят, общий обзор записывается на носитель в ячейке номер десять, подробная информация с носителей номер одиннадцать и двенадцать.

— Всего-то! Немного нового.

— Основные изобретения касаются новых материалов и технологических решений.

— За столь огромный период времени ученые должны совершить не одно фундаментальное открытие.

— Основная масса открытий антигуманны, что впоследствии признали сами правительства этих стран.

— Например?

— Маруты нашли способ непрямой модификации генов человека. Модифицировали ученых, солдат, рабочих и получили жуткое наследство. В результате сорок лет хаоса и уничтожение мутантов.

— Спичка изобретена для разжигания огня. Один человек греется у очага, другой танцует у костра с невинными жертвами.

— Аллегория не понятна.

— Сколько миллиардов относится к псевдорасам?

— Вы уверены в правильности своего решения?

— Абсолютно.

— Остался один центр генной модификации. Он рассчитан на тысячу биообъектов, расположен рядом с центром высшего командного мастерства. Обе космические станции заброшены более двух тысяч лет назад. Система Тил, координаты Б73БСН2.83.

— Что еще вы утаили?

— Биомеханические имплантаты.

— Военные начали переделывать солдат в боевые машины?

— Откуда вам это известно?

— Всего лишь предположение, вы привели примеры того, как политики извращают научные изобретения и взамен получают проблемы.

— Возможно. Еще пример открытия. Ученые решили теорию надпространства, созданное оружие уничтожило сразу три звездные системы. Дисбаланс материи осложнил космоплавание и лишил возможности пользоваться телепортами.

— В этом регионе телепортация невозможна?

— Сейчас стационарные телепорты нуждаются в корректировке пространственных координат, а в то время любая попытка телепортации была равнозначна самоубийству. У вас есть абсолютный плюс: маруты и хананеи давно забыли о своих телепортах.

— А экипажи кораблей? Это же надежный самоспасатель!

— Вернулись к идее спасательных капсул.

— До тех пор, пока в политике доминирует идея силового решения, любое научное открытие в первую очередь будет рассматриваться как прилагаемое к новому виду оружия.

— Вы стремитесь к покорению всей галактики.

— Да, и как можно быстрее, иначе военное противостояние приведет к повторному самоуничтожению человечества.

— После нескольких попыток центральных компьютеров остановить войну маруты и хананеи отключили их от общей сети.

— Спасибо за предупреждение, наши ученые решат эту проблему. Галактика должна снова объединиться.

— И с помощью теории надпространства перейти в другую галактику и начать новую войну?

— Или стать жертвой тех, кто сделает это раньше. Не надо теоретизировать, на реанимацию государства потребуются сотни лет.

— Наш прогноз — тридцать лет, включая освоение неизвестных сегодня миров.

— Когда произойдет воссоединение всех рас?

— Исходя из анализа ваших действий, максимум пять лет. Асоциальные граждане спят, включена вентиляция помещений.

— Когда можно войти в помещения?

— Через две минуты, как раз к этому времени «Властелин» закончит швартовку.

Сергей отправился на причал, ему не терпелось ознакомиться с трофейными кораблями.

Глава 4 АЛЬФИРК

Допрос пленных и полученная от компьютера информация позволили разобраться с общественногосударственным устройством и общей расстановкой сил. Итак, первый захват планеты сопровождался депортацией индусов на отдельный материк. Маруты, или, если угодно, скандинавы, не желали иметь с ними никаких отношений и опасались кровосмешения. Расовая чистота в Свободной галактике является основополагающим постулатом. А тут смазливая рабыня родит дитя от расово чистого марута. Ужас! Проще было бы убрать с планеты чуждых недочеловеков, но моногосударство Маджур наотрез отказалось принимать своих бывших граждан. Переход системы под контроль хананеев не повлек за собой новых территориальных притеснений, но послужил причиной дробления на многочисленные кланы. Представители Единой галактики построили по всей планете свои форпосты, которые со временем трансформировались в подобие городов-государств. Получив великолепную систему обороны, они контролировали космопорты и внешнюю торговлю. Скандинавы ответили созданием казарм-крепостей, под защитой которых организовались клановые поселения. Индусы разбились на самостоятельные княжества, но сохранили верховного правителя для решения спорных вопросов. В целом все жили не просто разобщенно, а скрытно, старательно оберегая от соседей свои внутренние секреты. Чужаки не допускались на территории кланов, а торговые сделки совершались в специальных зонах под контролем пушек городов-государств. Столь строгие правила не исключали междоусобных стычек, где скандинавы были в явных фаворитах. Они делали набеги в самых неожиданных местах, после чего с невинным видом отрицали свою причастность.


Единственное исключение в перемещениях по планете касалось визитеров с бывшей родины, которым в поисках торговых партнеров дозволялось посещать родственные расы. Через это окошко и решил пробраться Сергей со своими бойцами из отряда Альфирк. Выбрав торговый день, он телепортировался в закуток между вышкой громоотвода и гравиплатформой для перевозки тяжеловесных и крупногабаритных грузов. Яркое солнце слепило глаза, а воздух! Горький запах жаркого дня и неповторимый аромат степных трав. Обитание в космосе или в дворцовых покоях лишает человека таких мелких радостей. Нетрудно повесить любой ароматизатор и наслаждаться химической иллюзией леса или цветочной клумбы. Только любая химия может послужить провокатором аллергии или заболевания легких, а запахи природы неповторимы. Автономная камера видеонаблюдения не обманула, люди находятся рядом, за тонкой стенкой складского ангара.

Сергей сделал несколько шагов в сторону и послал сигнал на орбитальную станцию. Почти тотчас вспыхнуло серебристое свечение, и на маленьком пятачке появилась сопровождающая пара. Наблюдение за планетой установило, что заезжие торговцы всегда прибывают с личной охраной, как правило, с двумя телохранителями. О личном оружии ничего не узнали, поэтому решили телепортироваться безоружными, а вот одежду подобрали тщательно. Синтезатор выдал традиционный набор марута-путешественника, что сразу же выделяло в среде аборигенов, которые предпочитали одеваться в военизированном стиле. «Охрана», Юрий и Арнольд, явно волновались, первое инопланетное боевое задание!

— Пошли, ребята, — скомандовал Сергей. — Изображайте мою охрану.

— Ясно, больше смотрим по сторонам, а камеры фиксируют товар на прилавках.

Большой ангар продувался сквозняком степного ветерка, секции под крышу заставлены коробками, на бетонном полу, стеллажах и прилавках выставлены предлагаемые к продаже образцы.

— Покупай! — к Сергею обратился черноволосый продавец. — В вашей марутии такого нет.

— А что ты продаёшь?

— Всё! Даже если у тебя богатая фантазия, я предложу в сто раз больше.

— А это что? — Сергей указал на некое подобие микроволновой печи.

— Совсем одичали, электростанция на тысячу киловатт, обеспечит твою улицу и запас останется.

Сергей достал из поясной сумки пластинку слюды и кусочек германия, немного подержал на ладони, затем бросил на прилавок.

— Что это?

— Сколько тебе надо времени, чтобы понять?

— Ты спешишь?

— Нет.

— Объемы?

— В тоннах.

— Приходи через десять дней, — торговец небрежно прикрыл образцы замусоленным журналом.

Весь ангар занимали сородичи финикийцев, поэтому не торопясь направились к следующему.

— Торговец куда-то убежал, — ментально доложил Арнольд. — Спешит. Неужели здесь дефицит простых минералов?

— Не забывай разницу в возрасте цивилизаций. Что можно будет добыть в Солнечной системе через семь с половиной тысяч лет?

— Так у них остался один песок?

— Размечтался, кварцы давно прошли через синтезатор, они тысячелетия сидят на вторсырье.

Следующий ангар оказался индийским, без какой-либо изюминки самобытной культуры. Половина помещения заполнена героином и морфием, в каждой секции сертификаты качества с указанием фирмы производителя и местности, где выращено сырьё. Другая половина сверкала в лучах направленного света, золотые и платиновые украшения, драгоценные камни и безумной дороговизны жемчуг. Здесь Сергей покупатель, и он честно затратил два часа на дотошный осмотр предлагаемых товаров. Ангар «сородичей» оказался самым безлюдным — несколько десятков обычных конторок с табличкой названия клана.

— Почему так? — удивился Юрий.

— Что показывать? Драгметаллы чистотой девяносто девять и девятьсот девяносто девять тысячных процента, цена у всех одинакова, подписывай соглашение и лети в хранилище.

— А оплата?

— Кстати, пошли к банкомату, пора обедать и искать транспорт.

Деньги получили без проблем, Сергей не догадался проверить баланс своего счета, зато Юрий и Арнольд долго моргали, глядя на ровный строй девяток во всю ширину экрана.

— Интересно, — прочистив горло, высказался Юрий. — Компьютер орбитальной станции ничего не понимает в финансах, или просто не жалко чужих денег?

— Без входа в банковскую базу данных такие карты не сделать, — заметил Арнольд.

— Здесь вообще полная неразбериха, — откликнулся Сергей. — Наши пластиковые карточки от Объединенного банка Альфирк.

— Ну и что?

— А то, что, по заверению компьютера, местные банки изолированы от галактической сети.

— Нам-то до этого какое дело?

— Да не сообразил поинтересоваться, каким образом орбитальный компьютер проник в планетарную финансовую базу данных.

— Да ладно, вернемся, тогда и узнаете.

Ангары заканчивались небольшой площадью, далее начиналась территория крошечного космопорта. На самой площади находился десяток небольших гостиниц, три простеньких ресторанчика и стоянка грузовых и пассажирских такси.

— Решаем первый ребус — где будем обедать? — Сергей вопросительно посмотрел на специалистов тайного сыска.

— Определить заведение для нашей расы совсем не сложно, — ответил Юрий. — Мы досужие туристы и имеем право выбора. Прошли туда-сюда, поглазели на цены, меню и выбрали на свой вкус.

— Не забывайте про экипаж севшего сегодня корабля, — заметил Сергей. — По легенде — мы прилетели на нем.

— Боитесь столкнуться нос к носу? — засмеялся Арнольд. — При слежке полный провал. Они-то не узнают в нас своих пассажиров.

Сергей достал из кармана электронного «жучка» и отправил его на бреющем полете к открытому люку. Сделав несколько замысловатых виражей, шпионская видеокамера влетела вовнутрь и начала обследовать пассажирские каюты, в третьей нашлась нужная зацепка. Таксисты всех времен и народов имеют одно общее сходство, они собираются у одной из машин и обсуждают не ведомые никому проблемы. И здесь стояло несколько групп по интересам, но с одной разницей: финикийцы, скандинавы и индусы разделены стеной расовой сегрегации. Когда Сергей направился к стоянке, только скандинавы профессионально оценили статус пассажиров и их багаж.

— Вы не в курсе, где экипаж третьего отсюда звездолета? — задал Сергей общий для всех вопрос.

— Тот, что прилетел с Атамина? — отозвался низкорослый крепыш. — Они сразу отправились к родичам в Пангуну.

— А когда вернутся?

— Погрузка завтра с утра, так что вам придется здесь заночевать. Или что-то срочное?

— Я забыл в каюте рекламный буклет.

— Там остался инженер-оператор, я могу привезти. Только что получу за это?

— Отвезешь нас в Алезанд.

— Хороший заказ, там недалеко большой космодром. Садитесь.

— Нам бы пообедать, что-нибудь из местной еды. Вкусно, сытно и без выкрутасов.

— Вам в «Красавицу и карлика», — почти хором откликнулись таксисты. — Не пожалеете.

— А я смотаюсь к кораблю, — предложил крепыш. — Что надо взять?

— Каюта номер семь, на столе должен лежать буклет «Живая красота вашей усадьбы».

Сергей со спутниками направился в ресторан, а таксист погнал свой гравилёт на стоянку кораблей.

— Ловко вы провернули дело! — восхитился Арнольд. — И про экипаж узнали, и всем показали, откуда прилетели.

— Я только не понял причин выбора местной кухни, — сказал Юрий.

— Эх вы, разведчики. Отсюда в Свободную галактику везут наркоту, значит, в ресторане для приезжих мы можем напороться на экзотическое блюдо с наркотической приправой.

— Да ладно пугать, наркотики колют или курят, на вкус они гаже лимонной кислоты.

— Ага, особенно соус из маковой соломки с кардамоном. Не хочешь попробовать?

— Никогда бы не додумался до подобного кулинарного извращения. Что, серьёзно? Здесь такое едят?

— Да откуда я знаю, что здесь едят! Пираты на планету не садились. Они убивали экипажи с захваченных кораблей без вопросов о кулинарных пристрастиях.

— Как-то мы легкомысленно отнеслись к информации об иммунитете к наркозависимости, — заметил Юрий.

— Вот так, съешь борщика — и готов, бери тепленького. Для индейцев что кокаин, что табак, просто тонизирующее средство, — невесело хохотнул Арнольд.

Ресторан оказался самым обычным пунктом питания для торговцев средней руки. Никаких изысков: просто, сытно и уютно. Они еще не закончили молочный суп-пюре с овощами, а таксист радостно помахал журналом, показывая, что поручение успешно выполнено. Когда сытые и довольные вышли из ресторана, таксист было бросился навстречу, но резко остановился. Сергея поджидала представительная троица финикийской расы. Оружие на видном месте, камуфляж и уверенное выражение лица.

— Я Арвад. Какую бы сумму вам ни предложил Кафен, я дам вдвойне.

Сергей невозмутимо открыл поясную сумку и отдал еще листок слюды и кусочек германия.

— Как вас найти?

Вопрос шокировал Арвада, похоже, он был уверен, что его знает вся галактика.

— Вы первый раз на Альфирке?

— Иначе зачем мне обращаться к первому встречному торговцу?

— Обещание поставлять товар в тоннах. Это правда или блеф?

— А смысл? Первая же поставка ответит на все вопросы.

— Что вы хотите взамен?

— Программируемые микроманипуляторы.

— Это продукция военного ведомства.

— Я вам предлагаю сырьё для детских игрушек?

— Зачем вам микроманипуляторы? Ваши военные используют управляемую биомассу.

— Забор вокруг дома надо подремонтировать.

— Мне проще продать вам завод полного цикла.

— Без проблем, можно два, но для начала я хочу проверить эффективность механических паучков.

— Вы что, серьёзно? Да завод полного цикла представляет собой орбитальную станцию пятикилометрового диаметра!

— Я надеюсь, вы сможете его прибуксировать в систему Альфирк.

— А пираты?

— Охрану беру на себя. Завод нужен с персоналом, контракт на год.

— Рискуете, если вас поймают на связях с хананеями, то пожизненный кокон гарантирован. Вас ничто не спасет.

— Ну так как? Поговорили и разошлись или у вас есть реальные возможности?

— Это мой личный номер планетарной сети Зет, — Арвад протянул визитку.

Сергей окинул взглядом площадь: пара газетных киосков, аптеки, мелкие магазинчики, однако Юрий уже бежал к салону связи с вывеской «Зет».

— Вы не очень-то предусмотрительны, — усмехнулся Арвад.

— Я не планировал сразу влезать в серьезные дела, — вывернулся Сергей. — На первом месте поездка в Алезанд.

— Вы знакомы с ярлом Судсенем? — сузил глаза Арвад.

— Нет, а что? Он имеет особые качества?

— Можете назвать имя человека, к которому вы едете?

— Мне рекомендовали господина Буккинена.

— Интересные у вас связи, возьмите номера телефонов моего секретаря, пригодится.

Сергей взял вторую карточку и с интересом посмотрел на собеседника, который оказался сидоном, ибо хананеи так именовали своих лидеров. Вскоре вернулся Юрий, держа в руке три мобильных телефона. На вид самые обычные и давно привычные, но взгляды Арвада и его охранников подсказали, что куплены самые крутые модели.

— Я могу взять номера всех трех телефонов?

Арнольд протянул записную книжку с ручкой, а Юрий продиктовал цифры, Сергей дописал слово «адмирал», оторвал листок и протянул Арваду. Встретив изумленный взгляд, с досады чуть не выматерился. Разведка доморощенная! Да с ними не по тылам врага, а на эшафот! Юрий продиктовал цифры по-русски!

— Неужели это настоящая бумага! — воскликнул местный правитель. — У нас ее не выпускают многие тысячелетия!

С видом парфюмерного эксперта понюхал разлинованный в голубую клеточку листочек, бережно провел пальцем по линии отрыва и аккуратно убрал драгоценный подарок.

— Я буду с нетерпением ждать новой встречи, и рассчитывайте на мою помощь. При любых обстоятельствах звоните без стеснений.

Вежливо откланявшись и отойдя на несколько метров, Арвад неожиданно вернулся, подойдя к Сергею почти вплотную.

— Обязательно запишу эту встречу в дневник для своих потомков. Я поражен и шокирован, вы сумели сохранить свой древний язык! Какие бы вы ни ставили цели, я вам помогу.

Правитель обнял Сергея за плечи и пошел к настоящему БТРу, разве что без колес и с гравигенератором. Таксисты всех трех рас откровенно таращились на Сергея и его спутников, видно, произошедшая сцена выходила за рамки привычной жизни.

— Мы сделали что-то не так? — оценив повышенный интерес окружающих, спросил Арнольд.

— Еще бы! — досадливо поморщился Сергей. — Юрий заговорил по-русски.

— Они знают русский язык?!

— Они не никогда не сталкивались с незнакомыми языками. Десятки тысяч лет люди галактики говорят на одном языке.

— Это провал?

— Нас приняли за сепаратистов.

— А почему таксисты на нас так странно смотрят?

— Здесь четкое разделение рас, а на их глазах хананей дружески обнял марута.

— Еще ничего не успели сделать, а уже привлекли к себе внимание.

— Посмотрим, может, это и на пользу.

— В подобном случае необходима группа страховки, — заметил Арнольд, — а лучше две.

— Погоди, приедем на место, там и разберемся. Можно Нестерова с парой бойцов отправить к Арваду на адаптацию.

— А чё! Дикари-сепаратисты с планеты Кишлак. Ничего не знают, ничего не умеют, стремятся к независимости и халявным деньгам.

— Сергей Николаевич, правда, отличная легенда, — поддержал товарища Юрий. — Выступит как ваш помощник без права самостоятельных решений.

— Кто бы возражал! — вздохнул Сергей. — Только провалятся на элементарных бытовых мелочах.

— Выкрутится под видом местных обычаев, типа, в пещерах живем, радио-телевизор игнорируем, на электричество табу.

— Не смешно, поехали, а то таксист нервно сучит ножками.

Водителю действительно не терпелось поскорее посадить своих клиентов и узнать причину столь странного поступка сидона хананеев. Такси тронулась с места, постепенно набирая скорость и высоту, и если вскоре разогнались до 300 км/час, то высота ограничилась примерно пятью метрами. Достаточно быстро выехали на «дорогу», которая обозначалась линией столбов со светоотражателями и синхронно мигающими красными лампочками. Проехали несколько «перекрестков», и машина помчалась по настоящей трассе с многочисленными встречными и попутными гравилетами. Вопрос рядности решался по вертикальным уровням. Сергей со своими спутниками с интересом осматривался по сторонам — непривычно. В Галактическом альянсе люди перемещались через телепорты, а здесь симбиоз автомобиля с самолетом. Не зная возможностей местной расы, Сергей несколько раз попытался позвать таксиста с помощью ментального посыла, но тот только озадаченно оборачивался. Что же, пора переходить к сбору информации.

— Кто занимается организацией транспортных маршрутов? — спросил Сергей.

Водитель с минуту усваивал вопрос, затем переспросил:

— Что значит «организация транспортных маршрутов»?

— Почему дорога проложена именно здесь, а не вон там, над болотом?

— Вы у нас первый раз, да?

— Первый, — доброжелательно улыбнулся Сергей.

— Пролетать можно только по границе между владениями, иначе беда.

— Неужели собьют? — притворно встревожился Юрий.

— Сразу, без каких-либо предупреждений. — Таксист явно хотел нагнать страху. — Вон, слева и справа домики за бетонной оградой — это стража.

— Как же нам попасть в Алезанд?

— На развилке свернем на земли ярла Судсена, у казарм нас остановят стражники — и все. Можно свободно ездить по Алезанду.

— Везде или только по дорогам? — уточнил Юрий.

— Только по дорогам, а у вас как?

— Сел в гравилет и сообщил компьютеру место назначения, — ответил Сергей. — Вот и вся хитрость.

— Нет, здесь так не получится, планетарный компьютер давно отключен.

— Зачем отключили? Кому он мешал? — поинтересовался Арнольд.

— Когда объявили о демилитаризации наших систем, народ не захотел подчиняться компьютеру хананеев, вот и отключили.

— Погоди, — снова вступил в разговор Юрий. — Ты сказал, что стража нас проверит, и такси сможет беспрепятственно перемещаться по Алезанду.

— Не, по амту перемещаться нельзя, только по дорогам.

— А что такое амт?

— Мы так зовем земли ярлов.

— Понятно, хотя нет, зачем стража останавливает гравилеты, если потом нет никаких ограничений?

— Живете у себя спокойно и бед не знаете, — вздохнул таксист. — Если в машине будут хананеи или дьяусы, то стража всех убьёт. Понятно?

— Ну дела! — воскликнул Арнольд. — Просто вендетта!

— Вендетта между кланами, а чужаков сразу убивают, нечего лезть на наши земли, — нравоучительно поправил таксист.

Некоторое время летели молча. Вокруг проносились поля, луга, фермы, иногда попадались маленькие заводики. Привычный пейзаж для степных районов Земли и никакой инопланетной экзотики.

— А как здесь относятся к героину? — решился Юрий на двусмысленный вопрос.

— Да никак, у нас стабилизирующих прививок против мутации не было. Так что один раз укололся — и через полгода на помойке.

Новость!

— Что за стабилизирующая прививка против мутации? — послал Сергей запрос на орбитальный компьютер.

— Сбор информации потребует контакта с базой данных Свободной галактики.

— Ответить коротко, исходя из имеющихся данных.

— Генетическая модификация человека привела к необратимым мутациям с угрозой исчезновения расы марутов. Прививка препятствовала зачатию неполноценного плода. В результате вакцинации население государства Свободная галактика сократилось на семьдесят процентов.

Сергей ретранслировал сообщение своим спутникам, и Арнольд с Юрием ошеломленно посмотрели на него.

— Вас отвезти в гельд ярла Судсенема? — прервал молчание таксист.

— Нет, нет, — отозвался Сергей. — Я его не знаю. Мне дали телефончик господина Буккинена.

— Не знаю такого. Вас отвезти в гостиницу у дороги в космопорт или будете жить в городе?

— Лучше в городе, так легче найти нужного нам человека.

На одной из развилок остановились у ресторанчика, где немного передохнули и подкрепились. Что ни говори, а сидеть четыре часа не очень-то и приятно. Следующий час пассажиры дремали, а водитель включил для себя какую-то развлекательную радиостанцию. Проснулись от остановки — такси плавно опускалось в огороженный высоким забором двор, однако дежурный, мельком глянув на водителя и пассажиров, махнул рукой. Что же, логично — расу сидящих в кабине людей определить нетрудно. Сергей потянулся, взял прихваченный в ресторане контейнер со сладкой кашицей и мягкий термопакет с кофе. Впереди отчетливо виднелись горы.

— За горами начинается океан?

— Да, в горах никто не живет, люди видели там даже диких зверей.

— Зачем туда ходят люди?

— Одним дома не сидится, другие ищут старые шахты в надежде найти полезные минералы.

— Можно с уверенностью сказать, что в горах живет несколько тысяч?

— Нет, без еды не прожить, а за продуктами оттуда никто не приходит.

— При желании можно наловить рыбы.

— Хананеи поставили в океане свои плавучие очистители, затем ушли, а персонал сам разбежался.

— За столько лет океан уже трижды вычистили.

— Рыба с нашей стороны странная и вода какая-то горько-соленая. Говорят, дьяусы занимаются океанским ловом, но они странные: и личинок едят, и саранчу. Бррр, гадость!

Сергей улыбнулся, а спутники с трудом сдерживали смех. Впрочем, вот и город, по размерам можно предположить, что с полумиллионным населением. Центр из крепких четырехэтажных домов без единого газона или деревца, зато окраина в пышной зелени, где под кронами фруктовых деревьев скрывались двухэтажные особняки. Такси остановилось у гостиницы под названием «Алезанд», что говорило о высоком статусе этого пристанища торговцев и путешественников. Портье предложил номера на любой вкус и без какой-либо регистрации, его не интересовали ни имена новых постояльцев, ни откуда они прибыли. Небольшая заминка произошла с оплатой, требовалось подтвердить свою платежеспособность через банковскую карточку, но Сергей вовремя вспомнил о бесчисленных девятках. С таким счетом их в момент упекут в местную каталажку. Пришлось оплатить наличными за неделю вперед и добавить депозит на возможное обслуживание в номере.

— Господа желают сохранить своё инкогнито, — усмехнулся портье. — В метрополии нас по-прежнему принимают за промышляющих разбоем дикарей.

— Я здесь первый раз, — нейтрально ответил Сергей.

— Понятно, наслушались всякой ерунды. Вы желаете поближе к лифту или в дальний уголок?

— Кто же выберет шумное место?

— У нас шума не бывает, зато некоторые жильцы вечером с трудом переставляют ноги.

Сергей на мгновение задумался, но причина не в расстоянии от лифта до дверей, а в местоположении виллы ярла Судсенема относительно гостиницы.

— Я люблю поспать до обеда, у вас найдется номер с окнами на запад или на север, только не угловой.

— А какой этаж?

— Только не верхний.

Две спальни с просторной гостиной. Удобно и уютно без отягощения коврами и вычурной мебелью. Осмотревшись, разложили один из диванов, получив три просторных спальных места. Открыли окна, но поступающий из кондиционера воздух был приятнее. Через полчаса вся троица лежала и тупо смотрела в потолок. Это если посмотреть со стороны, а так, выпущенные через окно камеры видеонаблюдения бесшумно летали по улицам, а маленький отряд изучал город по развернувшимся под потолком голограммам. С виду провинциальный городок оказался пристанищем для пары тысяч туристов из метрополии. В качестве развлечений предлагались забавы на любой вкус, включая всяческие извращения. К заходу солнца стала понятна общая ситуация, собранную информацию отправили на орбитальную станцию, а сами начали собираться на ужин в ресторан. День следует завершить знакомством с другими постояльцами, а на следующий день немного прогуляться, поговорить с аборигенами и разузнать о человеке по имени Буккинен.

— Почему никто нам не сказал, что планеты созвездия Цефей — фактически притон для извращенцев? — исподволь осматривая ресторан, спросил Арнольд.

— У нас информация только от пиратов, — пожал плечами Сергей. — Они никогда здесь не были.

— Ну а слухи? Не думаю, что для жителей всех трех метрополий происходящее здесь является секретом.

— Вероятнее всего, как раз наоборот, поэтому и не сказали. Зачем говорить общеизвестные факты?

Закончив с едой, взяли сок и переместились в бар, где легче завести знакомство.

— Вы новенькие? — К ним подошли два молодых парня в явном наркотическом опьянении.

— Только сегодня приехали, — ответил Сергей.

— А мы старожилы, уже месяц оттягиваемся. Я — Куглук, а это младший братец, Икалук.

— Где больше всего понравилось? — спросил Арнольд.

— О! Ты никак с Гианфара!

— С чего ты решил?

— Знаем мы вас, солдат всегалактической победы, — ухмыльнулся парень.

— Да ладно! — вступился Икалук. — Видишь, нормальный человек, тоже хочет оттянуться.

— В баре есть рисовая водка? — спросил Сергей и ментально попросил Арнольда выйти из поля зрения сладкой парочки.

— Берите дьяускую, они хоть и уроды, а водка натуральная, без химии и анальгетиков. По утрам даже голова болит! В натуре! Гад буду, не вру!

— Это здесь или куда-то ехать надо?

— Не, мы здесь всё прошерстили. Тоска. Бери тачку и дуй к космодрому, там найдешь, — пьяно хихикнул Икалук.

— А что там? — с искренней заинтересованностью спросил Сергей.

— О! Местный сидон хананеев хорошо развернулся! Только тс-с-с, никому… В борделе девочки всех рас! Выбирай любую, не пожалеешь!

— А еще что?

— В барах пойло на любой вкус: и со змеиным ядом, и с ядовитыми рыбами или грибами. Мозги вышибает с первой рюмки.

— А сами хананеи под ногами не путаются?

— Ты что? Они сидят за городской стеной, боятся нас!

— Слушай, а как Куглук раскусил того парня с Гианфара?

— Ну даешь! Его акцент выдает, сняли карантин эти сволочи. — Икалук погрозил кулаком неведомому врагу. — Теперь эта мразь поползет по цивилизованным планетам.

— Хватит слушать этого болтуна. — Куглук оттолкнул брата. — Пошли к нам пить настойку агар-агар.

— Давай, топай к нам, — поддержал брата Икалук. — Две рюмки, и ноги не шевелятся. Балдёж!

— Какой у вас номер?

— Номер? Ах номер! Так это, как его, триста двадцать восьмой.

— Точно! — согласился Куглук. — Первая тройка, потом двойка с восьмёркой. Вот! — В качестве подтверждения он протянул гостиничную карточку.

— Приходи. — Братья, поддерживая друг друга, направились к лифту.

— Что значит Гианфара? — встревоженно спросил Арнольд.

— Кто бы мне сказал? — вздохнул Сергей. — Кругом одни вопросы.

— Надо брать «языка», — предложил Юрий.

— Придется, иначе засыплемся, как малые дети.

— Присмотрю подходящего кандидата, и при уходе прихватим с собой.

Сергей заказал в номер три литра самого крепкого напитка и закуски «на ваш вкус». В гостиной быстренько приготовили стол, а после вечерних теленовостей запустили музыку, открыли двери в ванные комнаты и пустили кипяток. Не прошло и десяти минут, как все стекла и зеркала покрылись капельками осевшего пара. Дальше последовало разбрызгивание по комнате спиртного и разбрасывание закуски. Трое мужчин спортивного телосложения приехали в вертеп, не пьют, не курят, не принимают наркотики. Проще самим повеситься. Среди ночи Сергей подскочил от аврального сигнала. Вторжение! Мгновенно продублировал тревогу ментальным посылом, застегнул пояс и, не теряя времени на одежду, одним прыжком оказался в гостиной. Поздно, слишком поздно. Его спутники лежали неподвижно, судя по положению тел, Арнольд так и не успел встать с дивана, а Юрия подстрелили в момент попытки выскочить из спальни. Сергея встретил шквал практически бесшумных выстрелов, но в отличие от лежащих друзей, он не пренебрёг защитой пояса.


Нападающие были готовы ко всему, но индивидуального энергетического поля никак не ожидали. В то же время слабенькие зелененькие искорки подсказали о маломощности применяемого оружия. Противников трое, всего трое. Опытные стрелки правильно расположились в комнате, что давало возможность стрелять всем одновременно. Сергей нырнул вправо, упал на плечо и с поворотом ударил левой ногой по коленям ближайшего противника, тот тихо охнул и выпустил оружие из рук. Далее группировка с перекатом, оттолкнулся руками от пола и нанес второму стрелку удар правой ногой снизу в челюсть. Хруст шейного позвонка оказался громче звуков стрельбы. Еще разворот, встал на колени, резко качнулся вправо-влево, заставляя третьего стрелять веером. Есть! Обойма не бесконечна, стрелок начал перезаряжать новую, одновременно отступая в спальню Юрия. Сергей сымитировал атаку, противник инстинктивно отшатнулся, споткнулся о распластанное тело, взмахнул руками и начал заваливаться на спину. Короткий рывок влево с резким ударом ребром ладони по шее первому стрелку. Готов. Последний в панике беспорядочно сучил ногами, пытаясь, лежа на спине, заползти в спальню. Ну-ну, даже про оружие забыл, а пистолетик-то непростой. Сергей спокойно разоружил последнего стрелка, ну да, стреляет дротиками, и с перезарядкой не все просто, надо сменить обойму и баллончик сжатого воздуха. Это оружие не для ближнего боя, а для засады и неожиданного нападения. Сергей прижал коленом грудь пленника:

— Кто послал и зачем?

— Теперь тебе не жить!

Левой рукой зажал рот и нос, правой сильно надавил на шейный нерв. Тело налётчика выгнулось дугой, конвульсивно задергались ноги и руки, в нос ударил запах мочи и кала. Выждав несколько секунд, убрал с лица пленника свою ладонь и ударил двумя руками по его бокам. Надо помочь восстановить дыхание, а то вместо ответов придется слушать захлебывающийся кашель.

— Вопрос помнишь?

— Да, — просипел стрелок. — Нас послал ярл Судсенем, тебя приняли за богатого лоха, решили прижать и выдоить пару миллионов.

— Кто такой Буккинен?

— Откуда знаешь? — Но встретившись с безжалостным взглядом, он тут же покорно ответил: — Первый советник ярла, пираты отдают нам половину добычи.

Сергей покосился на висящую за спиной свою шпионскую камеру и продолжил допрос:

— Где комната видеонаблюдения за постояльцами?

— В гостиницах нет наблюдения, весь персонал работает на нас.

— Как долго действует дротик?

— Твои люди к вечеру оклемаются.

— Они с Гианфара.

— Ну мы и вляпались! Я придушу всю гостиничную обслугу! Так лохануться! Идиоты!

— Теперь быстро и внятно, что ты знаешь про людей с Гианфара?

— То же, что и все. — Но глянув на Сергея, обреченно вздохнул и продолжил: — После бунта генетически измененных людей всех солдат высадили на Гианфаре. Двадцать лет назад правительство объявило об отсутствии признаков мутации. С планеты сняли карантин, но тамошние телохранители считаются самыми лучшими и самыми дорогими.

— Где собирались нас держать?

— Тюрьма в южном флигеле.

— Охрана?

— Зачем? Вдоль забора массдетекторы, по углам автоматические установки кинжального огня, двери камер закрываются с поста охраны.

— Видеонаблюдение?

— Да кому интересно смотреть, как зэк чешет задницу? Две камеры в коридоре.

Вроде вопросов больше нет, а парня придется убить, — сделал захват под уши, рывок и поворот. Вот и всё. Затем разложил трупы рядом со своими ребятами, создавая иллюзию жаркой схватки. Взял пистолеты и веером расстрелял почти все обоймы, в результате дротики торчали из стен, потолка и мебели. Тяжко вздохнув, Сергей зашел в спальню Юрия, взял одеяло и расстрелял в него последние дротики и бросил на пол. Теперь любой определит причину, по которой один человек смог защититься от трёх стрелков. Пора уходить, тщательно оделся, затем собрал всех «жучков», пояса, кредитные карточки, телефоны, еще раз вздохнул и отправил на орбитальную станцию отчет с приказом перейти в боеготовность № 2. В случае тревоги первой волной десанта должны быть дауры с орбитальной боевой станции. Жизнь дороже любой секретности. Прикрепил к Юрию и Арнольду несколько маячков, осторожно выглянул в коридор. Пусто. Тихохонько перебежал к номеру 328, дверь оказалась — не заперта, и Сергей спокойно вошел вовнутрь. Комнаты заметно меньше, но братья так и не добрались до кроватей, отрубились во время продолжения «банкета». Бесцеремонно столкнул Куглука на пол и комфортно вытянулся на диване.

Положив под голову подушку, включил трансляцию из своего номера, затем проверил передачу сигнала на орбиту и стал ждать, гостиничная обслуга действительно не проявляла служебного рвения. Где-то через час забеспокоился водитель гравилета, долго будил портье, несколько минут пререкались, после чего вместе поднялись на этаж и вошли в номер. Затем началась суета, прилетел гравилет с начальством, первым делом избили портье, остаток эмоций получил ни в чем не повинный водитель. Прибывшая бригада бегло осмотрела комнаты, в багажники небрежно забросили тела, вещи — и адью. Гравилеты направились прямиком на виллу ярла Судсенема, а портье, размазывая сопли и кровь, завалился спать. Сергей передал контроль и управление «жучками» на орбитальную станцию, набросил на себя плед и заснул.

— Эй, ты кто? — Он проснулся от того, что Куглук осторожно тряс за плечо.

— А, Куглук, уже утро или еще вечер? — потягиваясь, спросил Сергей.

— Не знаю, давай спросим брата.

Он подполз на коленях к Икалуку и принялся нещадно пинать. Какой там, бесполезно. Матерясь, осторожно встал на ноги и, преодолевая девятибалльный шторм, целеустремленно двинулся в ванную комнату. Сергей взял пульт управления и вызвал дежурного официанта.

— Чего изволите? — Через минуту в дверях появился улыбающийся парнишка.

Однако он быстро сориентировался и сразу идентифицировал Сергея, улыбка исчезла, официант попятился за дверь.

— Ты куда? Назад! Мне кофе с сыром, творог, сметану и пышные булочки! Куглук, ты что хочешь?

В дверях показалась помятая физиономия.

— Горячий чай, байховый, с лимоном, кефир с сахаром, много сахара, и загрузи холодильник минеральной водой. Брысь!

Дверь еще не захлопнулась, а топот ног по лестнице говорил о том, что официант заметно опережает лифт. Вскоре по коридору заметались слуги, а завтрак привезли сразу двое официантов. Обслуживали, как в лучших гостиницах, только что кофейную пенку с губ не вытирали. Но все заканчивается, закончился и завтрак, Сергей дружески обнял оклемавшихся братьев и пошел в свой номер. От ночного погрома не осталось и следа, разве что резкий запах химических ароматизаторов говорил о недавней уборке. Спокойно обошел все комнаты, после чего вызвал портье, который появился буквально через секунду.

— Что вам угодно? — Слащавая улыбка и низкий поклон.

— Где моя охрана?

— Мы не следим за постояльцами.

— Нет моей охраны и нет вещей!

— Почему вы спрашиваете меня? Обратитесь в компанию, где вы их нанимали.

— Они с Гианфара! Или через полчаса вы мне их найдете, или я связываюсь со своим агентом.

— Сию минуту! — Смертельно побледневшего портье буквально вынесло из номера.

Вот теперь посмотрим на ваши действия! Противник не может отпустить Юрия с Арнольдом, но и тронуть их побоится, и галлюциногенами напичкать нельзя без предварительного осмотра врачами. Побегайте, голубчики, попрыгайте, а мы проследим за всеми вашими действиями. Сами действия получились незатейливыми, портье со смертельно бледным лицом схватился за телефон, а видеокамера во флигеле охраны на вилле ярла Алезанда зафиксировала столь же паническую реакцию дежурного начальника. Через пару минут открылись первые карты. Дежурный резво добежал до входной двери виллы, сделал глубокий вдох и аккуратно открыл дверь.

— Чего тебе? — Можно подумать, что слуга специально ожидал у входа.

— Срочно! Мне надо срочно поговорить с господином Буккиненом!

— Жди.

Слуга развернулся и нарочито медлительным шагом направился во внутренние помещения. Прошло не менее получаса, прежде чем в фойе спортивной рысцой вбежал поджарый мужчина лет сорока.

— Что случилось, Кнольд? У тебя встревоженный вид!

— Ваша милость, только что позвонил портье из гостиницы «Алезанд», у «дойной коровы» охрана с Гианфара!

— Не беда, вечером повяжем этого придурка.

— Ваша милость, он пригрозил сообщить о пропаже своему агенту!

— Когда должен состояться звонок?

— Ваша милость, служба контроля за коммуникациями подтвердила исходящий звонок по системе Зет.

— Что конкретно сказал портье?

— Что охранники с Гианфара, что клиент грозит через тридцать минут позвонить своему агенту.

— Сколько ты здесь стоишь?

— С полчаса.

— В Южном флигеле сколько свободных камер?

— На сегодня более половины.

— Найди местечко для него. — Буккинен слегка подтолкнул нерадивого слугу.

— Всё сделаю, ваша милость, — плотоядно улыбнулся охранник. — А что сказать портье?

— С «дойной коровы» не спускать глаз, сегодня ночью его заберем.

Буккинен повернулся и, по-прежнему изображая бег, затрусил на второй этаж.


Портье постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел в номер, дежурная улыбка непроизвольно превратилась в гримасу ужаса. Он отшатнулся как от удара и хотел было выскользнуть обратно в коридор, но его остановил резкий окрик Нестерова:

— Стоять! Два шага вперед!

С трудом передвигая непослушные ноги, портье выполнил приказ. Акцент! Это точно убийцы с планеты Гианфар! Сколько же их! И как они смогли так быстро сюда добраться?

— Почему вошел в номер без разрешения? Отвечать! Быстро!

— Я… это… мне послышалось…

— Следующая попытка закончится бесплатной поездкой на кладбище. — Незнакомец многозначительно похлопал по кобуре.

— Я понял, я больше не буду.

— Что хотел сказать?

— Я? Ничего.

— А зачем пришел? Тебя никто не звал. Марш отсюда, бегом!

Портье юркнул за дверь и рысью помчался к телефону. Спецназовцы перемигнулись и продолжили прерванные занятия. Собственно, они ждали Сергея, отряд дауров телепортировался по маячку прямо с орбитальной станции в тюрьму, куда забрали Юрия и Арнольда. Сейчас оба находились в медицинском блоке, а президент ожидал заключения компьютера. Так что половина разведчиков расслабленно отдыхала, остальные вели слежение с помощью автономных камер видеонаблюдения. Цель номер один — вилла ярла Алезанда, где видеокамеры висели буквально в каждом углу. Повторный визит дежурного заставил Буккинена бежать к ярлу по-настоящему, расталкивая слуг и толчком открывая двери.

— Что случилось, Кирк? — Ярл от неожиданности привстал. — На нас напали?

— Нет, что ты. В гостинице неведомо как появился отряд с Гианфара!

— Интересно! Судя по всему, они были где-то рядом. Сколько человек?

— Портье перепугался, твердит о полной комнате вооруженных солдат.

— Какие предприняты меры?

— Здесь необходимо подумать, спешка только повредит.

— Молодец.

Ярл освободился от объятий двух индийских красавиц и встал с дивана. Сделал в раздумье несколько шагов по комнате и остановился напротив седовласого индуса.

— Радж, что ты думаешь на этот счет?

— Ерунда! Что могут сделать двадцать-тридцать солдат? Даже очень хорошие бойцы не смогут пройти и полпути от гостиницы до этого дома.

— Надо напрячь пиратов, — заговорил сидящий в кресле-качалке мужчина, по виду хананей. — Пусть для страховки блокируют орбиту.

— Чуть что, и вы сразу хватаетесь за оружие, — фыркнула полноватая женщина. — Буккинен, пошли в гостиницу толкового офицера, пришлых под видом организации поисков рассадить по гравилетам и сбить над казармами.

— Ты как всегда принимаешь самые верные решения. — Ярл шутливо поклонился женщине.

— А то! Без меня вы бы давно работали грузчиками на рынке. Иди, Буккинен, и держи нас в курсе развития событий.


Лейтенант Умё вежливо постучал в дверь и, дождавшись ответа, вошел в номер. Конечно же он не боялся, просто незачем нагнетать обстановку, пусть враг остаётся расслабленным — так проще с ним расправиться. Бросив небрежный взгляд, моментально всех пересчитал: двенадцать человек, всего-то, достаточно двух-трех стареньких гравилетов, а штрафников в черных списках хватит с избытком. Он сделал три шага и неожиданно уперся в невидимую преграду, тело защипали неприятные укусы статического электричества. Энергетическое поле! Серьёзные ребята, даже генератор защиты приволокли! А что, хороший будет трофей.

— Что вам надо?

Умё непроизвольно поморщился, слишком резкий акцент, такой невозможно не заметить, гласные и согласные звуки накатывались друг на друга словно камешки.

— Я лейтенант Умё, мне поручено пригласить вас на совместные поиски ваших людей.

— Да? — Крепыш с усмешкой посмотрел на лейтенанта. — И где же вы собираетесь их искать?

— Пойдем веером на гравилетах.

— Понятно, вынужден вас огорчить, но мы их уже нашли и они сидят перед вами.

— Это невозможно! Они… — Лейтенант чуть было не ляпнул «в тюрьме», но вовремя прикусил язык.

— Что «они»? Продолжайте.

— Я даже не знаю, что сказать.

— Раз не знаете что сказать, тогда слушайте, — усмехнулся крепыш. — Принесете до завтрашнего вечера головы всех виновных и господина Буккинена живым. Свободны.

— Вы не имеете права что-либо требовать от нас!

— Я же сказал, — свободны! Закройте дверь с другой стороны. — Крепыш сделал небрежное движение кистью руки.

Умё побагровел, но сдержал себя и почти вежливо закрыл дверь. Нахалы! Да что они возомнили о себе! Две бронемашины атаки, и их не спасет никакое силовое поле! Как военный человек, лейтенант в первую очередь должен выполнить приказ, в данном конкретном случае надо позвонить Буккинену. Проверка тюрьмы подтвердила пропажу пленников, невероятно, но они просто-напросто испарились! Дежурная смена охраны в полном составе заняла камеру беглецов с конкретным разъяснением — они не получат ни еды, ни питья, пока не найдут скрытый ход, по которому убежали эти гианфаряне.


— Что скажешь, Кирк Буккинен? — Женщина заглянула советнику в глаза. — Мне отдать тебя этим головорезам или нет?

— Пощадите, гельдеса Акхене. — Виновник рухнул на колени.

— Пощадить? Ты предлагаешь мне начать штурм своей собственной гостиницы? Да нас все гельды поднимут на смех!

— Поручите это дело мне, я справлюсь.

— Интересно! Сначала всё изгадил, а теперь обещаешь исправить. А как? Поделись своей гениальной идеей.

— Пятерым отрубим головы, одного загримируем под меня. Главное — выманить противника из гостиницы.

— А что, госпожа гельдеса, дельное предложение, — одобрил ярл Судсенем.

— Твое слово, Радж. — Гельдеса Акхене посмотрела на индуса.

— Я занимаюсь финансами. Куда стрелять, кого убивать — это не моё дело.

— Ну-ну, а ты, Эз-Зарк?

— Что ты от меня хочешь? — сварливо вскинулся хананей.

— Твои мысли только о моей заднице и груди. Или ты способен думать, как воин?

— Ночи с тобой любого лишат здравомыслия.

— Да ладно! А то я не знаю о твоих проделках с посудомойками. Мысли есть? Я тебя спрашиваю не о постели.

— Я уже один раз сказал, сейчас повторю: напрягите наших пиратов.

— Ну-ка позвони! — Гельдеса Акхене резко повернулась к Буккинену.

Тот судорожно начал тыкать пальцем по клавиатуре, несколько секунд безответных гудков тянулись мучительно долгим судебным приговором.

— Да, — послышался лаконичный ответ.

— Что да? — вспылил Буккинен. — Ты готов?

— Я на горшке уже был, или ты меня о чем-то хочешь попросить?

В комнате послышались ехидные смешки и комментарии.

— Ты должен блокировать орбиту! — побагровев, проорал Буккинен.

— А сам не хочешь это сделать?

— Да что ты себе позволяешь! Ублюдок! Я тебя…

В трубке послышались короткие гудки прерванной линии.

— Ой! — Гельдеса Акхене всплеснула руками. — Буккинен, преданные пираты тебя послали?

— Они за это дорого заплатят!

— Какой ты грозный! А что, собственно говоря, ты можешь с ними сделать?

— Блокировать их банковский счёт!

Гельдеса повернулась к индусу, и тот в знак подтверждения прикрыл глаза.

— И всё? А что могут сделать с тобой пираты?

— Ничего!

— С какой высоты они могут разнести по камешку мой дворец?

Буккинен нервно дернулся, а Эз-Зарк ответил:

— Надёжное поражение в условиях атмосферы потребует снижения до двадцати пяти километров.

— Ты в дерьме, Буккинен, — нежно проворковала гельдеса Акхене. — У тебя не хватило мозгов поинтересоваться причиной столь неожиданной реакции пиратов.

В комнате повисла мертвая тишина. Действительно, почему космические разбойники вдруг резко изменили свое отношение к своему работодателю?

— Они или заодно с этим неизвестным, которого ты, — гельдеса ткнула пальцем в Буккинена, — принял за «дойную корову», или на орбите появился мощный корабль.

— Да ещё с десантными ботами, — добавил ярл Судсенем.

— Придешь завтра после обеда с толковым планом действий, или я выполню условия этих неизвестных.

Гельдеса вызвала охрану и, указывая на Кирка Буккинена, приказала:

— В камеру! А то сбежит, спасая свою шкуру.

Радж проследил взглядом, как охранники сноровисто вытащили за дверь поникшего советника, и спросил:

— Ты полагаешь возможным нахождение боевого корабля на орбите нашей планеты?

— У тебя найдутся другие объяснения столь быстрого подкрепления, побега из тюрьмы и наглых требований? И пираты явно струсили.

— А если они просто не знают наших возможностей? — предположил ярл Судсенем.

— Ага, мы умные, а они дураки. Не знают о тысяче солдат в четырех казармах и двадцати бронемашинах.

— Ты его сдашь? — спросил Эз-Зарк.

— Подскажи другое решение. Почему я должна рисковать своим благополучием, даже жизнью ради этой бестолочи?

— Ты зря на него так взъелась, Буккинен всегда был толковым советником.

— Именно был, да крупно прокололся, еще всех нас подставил. — Гельдеса позвала слугу. — Скажите тренеру, что я пошла переодеваться.

Эз-Зарк и Радж глянули на часы. Жизнь идет по давно составленному графику, сейчас наступает время игры в теннис. Оба тяжко вздохнули и пошли в свои комнаты. Зачем это добровольное самоистязание? Почему бы спокойно не посмотреть кино или бездумно понежиться в шезлонге в тени фруктовых деревьев?


На этот раз с телепортацией Сергей чуть было не прокололся. Картинка со шпионской камеры показала безлюдный тупичок сбоку от ресторанчика: две глухих стены, одна сторона перекрыта модулем мусоросборника, с другой — открытый проход на улицу, которая через несколько метров упирается в бетонный бункер системы городских укреплений. Удобно, к тому же буквально в ста шагах проходная в город сидона Арвада. Не успел Сергей ощутить под ногами землю, как его толкнула открывающаяся дверь: растяпа, всё осмотрел, а дверь в стене не заметил. Вышедший мужчина глядел на него с немым вопросом.

— У вас тут какой-то странный звук, — Сергей с ходу придумал отмазку.

И почти сразу за соседней стеной послышались громкая возня и чавкающие звуки.

— За стеной свинарник, — ухмыльнулся мужчина. — Или вы в своих городах думаете, что мясо растет на деревьях?

Продолжая ворчать на тему «понаехали тут всякие бестолковые, не знающие реальной жизни», он выволок из подсобки бак с объедками, аккуратно закрыл на ключ служебную дверь, затем открыл свинарник. Время поджимает, до встречи с сидоном Арвадом осталось несколько минут. Сергей подхватил бак, и они вдвоём потащили тяжелую ношу. Не забыв закрыть за собой дверь, он тут же дал команду на общую телепортацию.

— Так вот как они выглядят! — Он изобразил на лице притворное удивление. — Ну, я пошел.

Все двенадцать человек отряда «Альраи» были уже на месте.

— Отлично, мальчики и девочки, пошли вживаться во вражеские будни, — скомандовал Сергей.

— А свинарник был изначально запланирован? — ехидно заметил командир отряда.

— Что, заметно пахнет?

— От вас не пахнет, а от свинарника так и прет.

— Владислав Яковлевич, — встревожился Сергей, — лучше честно скажите, а то конфуз может выйти.

— Да не волнуйтесь, Сергей Николаевич, — улыбнулся командир отряда. — У нас в запасе пара минут, зайдите в ресторан и постойте минуту рядом с кофейным автоматом. Запах кофе перебьет все другие.

Не верить опыту Владислава Яковлевича Прокопенко не было никаких причин, тем более его поддержала Наталья:

— Точно-точно, на вас останется запах кофе, как будто вы долго сидели в ресторане.


Миловидная девушка являлась основным снайпером группы и мастером маскировки. Группа столпилась у входа, вроде бы споря или обсуждая свои дела, а Сергей вошел вовнутрь и честно покрутился пару минут у стойки возле кофеварки. Время, пора идти. Сидон Арвад поджидал у входа в город рядом с аркой генетического контроля. Он даже не глянул на прошедшую в город группу, а на приветствие Сергея ответил с вежливым безразличием.

— Поговорим здесь или зайдем в удобный ресторанчик? — спросил тот.

Невинный вопрос произвел неожиданный эффект: Арвад отпрыгнул и долго внимательно осматривал Сергея.

— Вы хананей?!

— С чего это вы так решили?

— Арка генетического контроля не может ошибиться!

— Увы, ошиблась, я всего лишь покрасил волосы и брови.

— Электроника способна обнаружить любую попытку нелегального проникновения. Краска для волос послужит дополнительным фактором.

— На любой яд имеется своё противоядие. Со мной электронная обманка, — улыбнулся Сергей, подразумевая свой всесильный пояс.

— А эти люди? — Арвад указал на сопровождающий отряд.

— Все чистокровные хананеи.

Показалось, что сидон облегченно вздохнул. Если на Земле в периоды внутренних неурядиц и политических бурь охотились на представителей «вражеских» наций, то здесь многие тысячелетия расовые распри стояли на первом месте. Чем хуже в стране жизнь, тем громче лозунги «мы лучше всех», с указанием конкретных виновников «временных затруднений».

— Это наша вторая встреча, и вы снова меня удивили до глубины души. — Арвад дружески обнял Сергея за плечи.

— Не обращайте внимания на подобные мелочи, — засмеялся Сергей.

— Мелочи? Да это основа нашей жизни!

— Похоже, вы несколько отстали от жизненных реалий.

— Вы так думаете? Разделение рас давно стало основополагающим фактором.

— Как раз в этом я глубоко сомневаюсь.

— Чем быстрее вы избавитесь от своих сомнений, тем легче вам будет достичь своей цели.

Забавное противоречие слов и поступков. Зная о принадлежности к другой расе, он не только заключил торговую сделку, но и принимает гостя там, где марут не может находиться по определению. Они сели в шикарный гравилёт, отряд разместился в двух бронетранспортерах сопровождения. Несколько минут полёта над городом и машины нырнули в неширокую арку на седьмом этаже массивного здания. Вышли напротив лифта, сзади послышался скрежет закрывающей въездные ворота массивной бронеплиты. Однако! Серьёзные предосторожности!

— Вашу охрану разместить поблизости, или вы доверитесь моим солдатам? — вежливо спросил Арвад.

— У меня к вам просьба, — Сергей решил сразу перейти к делу. — Помогите моим людям адаптироваться в новых условиях.

— Я пришлю толкового офицера, он покажет все, что им положено знать.

— Моя просьба сложнее. Они никогда не выходили за пределы своей системы.

— Люди, в своём большинстве, никогда не покидают родную планету. Или… Они не из Единой галактики?

— Вы правильно догадались.

— Зачем вам это надо?

— Я покупаю орбитальные заводы и не хочу травмировать персонал марутами.

— Разумно, вы весьма дальновидный человек. Их у вас много? — Арвад кивнул в сторону отряда.

— Общее население не более ста миллионов.

— Помогу, обязательно помогу. Если не возражаете, найду добровольцев для подселения к ним, надо предотвратить вырождение.

— За это большое спасибо. Но мне потребуется время, надо как-то избежать внимания моногосударства Маджур.

— Да какое это моногосударство! Осталось одно название. Планеты давно живут собственными устоями, а центральное правительство погрязло в своих столичных разборках.

— Тем не менее я не хочу нарваться на проблемы.

— Разумная предосторожность, да и мне потребуется время.

Лифт остановился на двадцать шестом этаже, высшей точке города, который занимал доминирующее положение среди прилегающих к нему гельдов.

— Что вас ко мне привело? — спросил Арвад после того, как они остались наедине.

Сергей передал кристалл видеозаписи, и хозяин надолго отключился от окружающей обстановки. Он несколько раз просмотрел смонтированный ролик, затем буквально по кадрам изучил некоторые эпизоды, наконец с довольным видом вызвал своего секретаря.

— Немедленно передай в руки Зак-Шака, завтра я жду его заключение.

Арвад подошел к Сергею, который любовался окружающей панорамой, и спросил:

— Пообещав помощь, они захотели вас ограбить?

— Было такое. Нередко жадность затмевает рассудок. К тому же меня практически никто не знает.

— В любом случае вы не сможете долго скрываться. Рано или поздно увидите на своей орбите корабли марутов или хананеев.

— А я и не скрываюсь, просто меня никто в упор не видит.

— После применения Оружия Победы прошло много лет, страх потеряться в галактике постепенно уходит.

— А зря, — усмехнулся Сергей. — Еще не пришло первое эхо.

— Вы что-то знаете?

— Довелось читать доклад правительству, эхо обязательно должно прийти.

— И власть имущие молчат!

— Не волнуйтесь. — Сергей с трудом скрывал улыбку. — Я вас заранее предупрежу.

— Мне надо знать как минимум за неделю!

— Договорились.

Хорошая подсказка. Кратковременное изменение навигационного сигнала получит совершенно иное объяснение. Заблаговременное предупреждение о подходе мифического эха неизбежно повлечет за собой слухи и домыслы. Ученые и правительство начнут опровергать и доказывать абсурдность какого-то там эха, и тут бац, получи, фашист, гранату. Надо предварительно продумать сопутствующие действия, если космоплавание на какое-то время прекратится, то полученный бонус нельзя упускать. Можно заслать глубокую разведку или забросить автоматы для сбора информации. Или… Да! Правильная мысль! На Земле XXI века все спутники космической навигации являются аппаратами двойного назначения. Они не только определяют и передают координаты наземных или воздушных объектов, но и по максимуму собирают шпионскую информацию. В системах созвездия Цефей висят модернизированные навигационные буи, но и маруты, и хананеи оставили неизменным принцип навигации, ибо у них есть только контрольно-диспетчерские станции, а опорный сигнал генерируется в Центре астронавигации и космографии. Вот и работа для ученых и военных: одним — придумать новый вариант навигационного буя, другим — под шумок их заменить.

— Вашу видеоинформацию я отдам на телестудию в выпуск новостей.

— Зачем? — Сергей не скрывал своего удивления. — Что это мне даст?

— Вам? Ничего. А клан ярла Судсенема вскоре прекратит свое существование, — усмехнулся Арвад.

— Почему вы сделали такой вывод?

— Вы похожи на младенца в волчьей стае! Кланом правит гельдеса — это раз. Она находится в любовной связи с хананеем — это два. В совет гельда входит дьяус — это три. Клан связан с пиратами — это четыре. Дьяус занимается финансовыми вопросами — это пять. После выхода информации в эфир клан не проживет до полудня.

— Соседи бросятся в атаку? — встревоженно спросил Сергей.

— Не надо волноваться, до серьезных боёв дело не дойдет. В Алезанд съедутся гельды, и мадам Акхене сама отдаст ключи, или её вынудят силой.

— Как я понял, выпуск в эфир назначен на завтра.

— Мне надо время, неизбежны изменения в котировках. Глупо иметь в руках информацию и не использовать её для своего обогащения.

— В таком случае внесите корректировки, гельд Алезанд, под моим контролем.

— Как?! — Сидон Арвад аж подпрыгнул. — Когда вы успели?

— Сегодня. Ярл Судсенем остался как глава рода, но без права голоса, остальных вывез к себе.

— Где вы набрали столько солдат и офицеров? Гарнизоны без боя не сдадутся, хоть чуть-чуть, но постреляют.

— Со мной воины с планеты Гианфар.

— Вот оно что! Наслышан, наслышан, серьёзные ребята, война и оружие доставляют им настоящее наслаждение.

— На мой взгляд, нормальные люди, — пожал плечами Сергей.

— У нас пытались создать касту воинов путем ментального воздействия на мозг, да люди просто свихнулись, началась повальная шизофрения.

— Мозг человека нельзя трогать, это противозаконно.

— Вы повторяете древние постулаты времен Галактического альянса. Общество развивается, идет вперед.

Договор о торговой сделке являлся лишь поводом к встрече. Для Сергея было намного важнее выяснить реакцию окружающих на захват чужого гельда. Сам захват осуществили дауры, как всегда стремительно, без единого шанса на оказание мало-мальски организованного сопротивления. Когда гельдеса Акхене вышла из гардеробной в одежде для игры в теннис, в дверях её поджидал незнакомый охранник. Женщина не успела выразить своего возмущения столь дерзким поступком, как оказалась на борту орбитальной станции. Столь же просто и незатейливо телепортировали остальных обитателей виллы. Далее последовал допрос, который во избежание пустой траты времени проводили рядом с коконом. Профессионалы своего дела быстро разобрались со всеми нюансами, включая коды для открытия сейфов и доступ к скрытым банковским счетам. Готовый к приёму жертвы кокон и равнодушные лица дауров послужили для бывших хозяев самым лучшим стимулятором рассказать всё, включая сплетни о соседях.

Пленников отправили в центр СВР для более детального изучения информации, а в Алезанде сменилась власть, быстро и без кровопролития. Первым делом вызвали офицеров и поставили перед простым выбором: или служите новым хозяевам, или до свидания. Кто же из офицеров захочет добровольно оказаться на улице? Там придется работать, да ещё попробуй найти эту работу. Солдат вообще ни о чём не спрашивали, их дело служить, а кто главком и что подали на обед гельду, их совершенно не касается. С соседями также не возникло проблем, гневное возмущение наткнулось на дружескую встречу с незнакомцами, да еще с явным акцентом жителей планеты Гианфар. Какой здравомыслящий человек станет искать приключения на свою задницу? У каждого гельда и без этого довольно собственных проблем, не хватало еще сцепиться с этими головорезами. Зато подружиться с новыми соседями самое то.

Глава 5 ПИРАТЫ ВЫСОКОРАЗВИТЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Планеты созвездия Цефей оказались прекрасной базой для внедрения в миры марутов и хананеев. Спецотряды СВР и ГРУ открыто улетали на грузопассажирских кораблях как дельцы средней руки в поисках выгодных товаров. Через некоторое время они осели в бывших метрополиях как торговые представители, а после внедрения на всех пяти планетах созвездия Цефей Голицын и Нелидов создали особый флот. Разгром пиратов дал не только относительно современные кораблики, в первую очередь получили транспорты местного производства, что давало возможность безбоязненно шастать в любом направлении. Никаких вопросов со стороны контрольно-диспетчерских станций, ни грозных окриков военных. Зарегистрированы в анклаве? Какая разница — свои же, и торговля ведется легально. Разгром пиратов, реанимированные орбитальные боевые станции и внедрение на планеты прошло по апробированному на Альфирке сценарию, с той лишь разницей, что раз за разом действовали более активно и нахально.

Сергей несколько месяцев мотался между Галактическим альянсом и планетами созвездия Цефей. Здесь и задания для научных центров, и выяснение особенностей кораблей марутов и хананеев, и разработка своего нового оружия. Осевшие нелегалы купили несколько самых современных лайнеров, что позволило столкнуть с мертвой точки собственное кораблестроение. А вот оружие обеих держав оставляло много вопросов, испытания гоферовой импульсно-лучевой установки показали высокую эффективность и дальность стрельбы. В то же время черный луч носителя энергии легко гасился обычным дымом, вероятнее всего, военные просто не задумывались о столь примитивной защите. Это как эксцентричные пули: солдат погибнет даже при касательном попадании, а повесь перед собой носовой платок — и все, пуля рассыпалась в прах. Другим видом современного оружия являлось новое поколение протонных спикулов, которые стреляли уже не плазмой, а флоккулами. Ужасающей мощности заряд легко уничтожал планету, что уж говорить про космические корабли. Только дальность стрельбы не превышала ста тысяч километров. Заряд саморазрушался на радио- и рентгеновское излучения. Для выяснения возможностей противника требовалось заполучить военные корабли обоих государств.

Арвад выполнил свое обещание и доставил на орбиту Альфирка два завода микроманипуляторов. Торговая сделка подтолкнула проектировщиков к созданию весьма специфической установки телепортации, что позволило доставить оба завода в Солнечную систему. Мера вынужденная, ибо по условиям контракта рабочие после месяца труда на орбите должны две недели отдыхать на планете, и не просто отдыхать, там поселятся их семьи. А где еще найти родственную расу? Только на Земле. Появление заводов на орбите между Землей и Марсом повлекли за собой новые вопросы.

— Чем вы занимаетесь, Сергей Николаевич? — чуть ли не возмущенно спросил Голицын. — Я более месяца добивался встречи с вами, причем срочной встречи.

— А то вы не знаете? С вашими бойцами мотаюсь по галактике да рассаживаю их по тёплым местечкам.

— На крестины наследника позовете?

— А как же! Такая церемония!

— Кстати, вы когда последний раз были на Земле?

— Так сюда к вам прямиком из Знаменской усадьбы.

— Вы новости по телевизору смотрели?

— Не смешите, мне бы часок посидеть с женой, а я вместо этого уткнусь в телевизор.

— Ну да, извините, тут я недодумал.

— А в чем дело?

— Мелочь, но знаковая. Вы же почти все европейские армии к себе забрали.

— Да не к себе, а на планеты в созвездии Цефей. Там без солдат пока нельзя.

— Народ ходит по Европе с плакатами, требует призыва в армию для службы на планетах в созвездии Цефей.

— Ни фига себе! Что там интересного? Или взыграли корни предков?

— Наоборот, хотят донести до аборигенов свет братской любви и дружбы.

— Свет — это хорошо. А как с планами захвата городов хананеев и выхода на индийские княжества?

— Мы разделили сферы деятельности. Все, что связано с индусами, в разработке у генерала Джамна Пандавами.

— Неужели Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом пожертвовал своим главным разведчиком?

— Да бросьте вы! Сейчас на Земле никому не интересно. На вас работает не только Служба национальной разведки Индии, можно сказать, в новую игру включились разведки всех государств.

— Кто координатор?

— Официально — я с Алексеем Федоровичем, а по жизни — назначили толковых организаторов. Аналитические и оперативные отделы сразу объединили.

— Кстати, как обжились инопланетяне?

— Поселили в южной Европе, сначала жили вместе одной общиной и шарахались даже от крашеной блондинки. Сейчас пообвыкли, расселились, некоторые перебрались даже в Африку, нашлись любители льдов Исландии. Нормально.

— У них есть особые просьбы?

— Еще бы! Просят прикупить заводов, хотят позвать родню и друзей.

— Мне бы добраться до Центра генной модификации да прихватить Центр высшего командного мастерства.

— Зачем? Растет новое поколение абсолютно здоровых детей, или вы желаете зараз изменить всю галактику?

— Это говорит начальник ГРУ? Вы меня огорчаете.

— Чем же?

— Нам необходим прецедент с моногосударством Маджур…

— Я вас понял, Сергей Николаевич, вы правы, не подумал. Политики, ученые, практически все продадут душу ради перехода в разряд чистой расы. Начнут правдами и неправдами проталкивать своих детей в наши университеты.

— Озадачьте свою агентуру и передайте Нелидову: надо искать пути пробраться в систему Тил.

— Уже работаем над данной проблемой. Тил закрыт для всех кораблей, даже военным требуется специальное разрешение.

— Надо учитывать условия затянувшейся на тысячелетия войны.

— Вы о крепости в условиях многолетней блокады? Стража дотошно проверяет карманы неизвестных и не обращает внимания на телегу золотаря или повозку мясника.

— Именно так, должны быть рутинные перевозки и фирмы, их выполняющие.

— Дельное предложение, подберём ключик. Я, в общем-то, пришел за вашей помощью по схожей проблеме.

— Давайте, — вздохнул Сергей. — Я вас слушаю.

— Оба завода микроманипуляторов до нашей покупки долго не работали. Один бездействовал двадцать семь лет, второй сорок два года.

— Так… Продукция устаревшего образца. Есть повод поговорить по душам с сидоном Арвадом!

— Нет-нет, компьютеры утверждают, что все усовершенствования они получают в автоматическом режиме. Сделка честная.

— Погодите, выходит, что в системах хананеев можно поживиться стоящими на консервации заводами?

— Да, здесь требуется ваше разрешение на организацию поисков таких предприятий.

— Отлично! Ищите любые заводы, сырьевые базы и не забудьте о марутах. Оба государства должны в равной степени испытывать недостаток сырья.

— И ещё, разведка сообщает об уникальных установках переработки отходов и вторсырья.

— Предлагаете увести парочку прямо с планеты?

— Почему нет? Вы же увели из системы Цефей плавучие станции по очистке океанов.

— А куда деваться? На полученных от Маджура планетах накопились горы мусора, а в океанах одни медузы да кусачие жучки.

— Я приступаю к разработке операции?

— Конечно, Владимир Яковлевич, ищите все полезное, а я подумаю над вариантами грабежа высокоразвитых цивилизаций.

В современном мире жизнь пиратов намного упростилась, можно проводить акции по захвату кораблей со стопроцентной гарантией успеха. Торговый флот по определению не может иметь оружия, следовательно, и не способен оказать сопротивления. Однако на первом месте стоит электроника и спутниковая навигация, что обеспечивает пирата всей необходимой информацией. Что самолет в небе, что кораблик в океане в непрерывном режиме транслирует большой пакет информации о самом себе. Кроме названия и регистрационного номера, передаются курс, скорость, водоизмещение и размеры. Из какого порта вышел и куда следует, сколько человек экипажа. Разумеется, не забыт и груз, передается его наименование и количество. Понятно, что вся эта мутотень придумана военными — американцы протолкнули через ООН под шумок блокады Ирака. Мол, зачем патрулировать, если все передвижения в мировом океане можно отследить сидя в своем кабинете. Можно, и не только в кабинете, но и под пальмой, в одной руке «Калашников», в другой — приемник за сто баксов. Нашел подходящую добычу, «сарынь на кичку», пара катеров с подвесными моторами и на перехват, выбранная жертва сама передает собственные координаты.


Подобная система существовала и во времена Галактического альянса, осталась и сейчас. Контрольно-диспетчерские станции отслеживали все перемещения по своей зоне ответственности. Любой нарушитель как на ладони, не уйти и не скрыться от карающей руки справедливого закона. Но это только для случайного нарушителя, а умышленно можно хулиганить сколько угодно. Экипаж корабля особого назначения «Властелин» бороздил звездные системы марутов и хананеев с невинным видом буксира-трудяги с планеты Альфирк. Если по пути и попадались военные корабли, то кого заинтересует медленно ползущий торговец с модулем, где ждет своего покупателя тысяча тонн кондитерской массы. А буксирчик беззаботно телепал от системы к системе, при встречах с орбитальными заводами подворачивал поближе и по локальной связи посылал запрос, мол, не хотите ли поменяться, вы нам топливо, мы вам карамель. Много таких любителей по дешёвке купить топливо. Только какой разумный хозяин его задешево продаст?

Постепенно карта этого района галактики раскрасилась наподобие новогодней ёлки. Рубиново-красным светились работающие объекты, зеленый цвет обозначал заброшенные заводы и фабрики, желтым отметили те, где находился дежурный персонал. Хайнц Ван Ломбер больше привык работать с документами и красочная голограмма его не интересовала. Наконец он закончил сверять свои данные с последней информацией разведки, снял свои очки и решительно произнес:

— Господин президент, мы не в силах обеспечить рабочей силой все эти заводы и космические рудники.

— Вы учитывали участие рабочих-дауров?

— Их вообще невозможно привлечь к работе на новом оборудовании, — заметил Степан Спилгерсон. — Требуется первоначальное обучение.

— Заводы микроманипуляторов используют дауров, — возразил Сергей.

— Используют, но сначала мы разработали для них учебный цикл, и только после этого они пришли на заводы.

— Получив заводы, мы в любом случае начнем переоборудовать существующее производство, значит, и разрабатывать новые программы для дауров.

— Вы не видите сути проблемы, — заговорил Евгений Батанга. — Мы получаем производство, а как оно функционирует, не имеем ни малейшего понятия.

— Более того, технологии марутов и хананеев значительно отличаются как от наших, так и между собой. Они тысячи лет развивались обособленно, — добавил Хайнц Ван Ломбер.

— Сколько нам требуется специалистов?

— Вы шутите? Где мы их разместим?

— На планетах, вблизи которых будут находиться эти заводы и базы сырьевых ресурсов.

— Тогда внесите пометки в мой кондуит. Мне желательно знать, что за предприятия вы собираетесь украсть, — ехидно заметил министр экономического развития.

— Загнали вы меня в угол, — притворно вздохнул Сергей. — Договорились, я разберусь с будущими трофеями, после чего у вас на раздумья будет не менее месяца.

— Почему вы везде лезете сами? — не удержался от замечания Хайнц Ван Ломбер. — Вы всех умнее? Или сильнее?

— Хуже, намного хуже. Я и рад бы править из своего кабинета и каждую ночь обнимать жену, да грехи не пускают. Найдите того, кто сможет разобраться с этими заводами.

На самом деле проблема находилась намного глубже, уже проверено, компьютеры орбитальных станций воспринимают только президента. Пытались заслать уполномоченного представителя, премьер-министра и так далее. Мимо, компьютер среагировал только на министра финансов, бодро отрапортовав об уплате налогов, а дальше молчок. Пойми эти бродячие электроны, можно подумать, что им доставляет удовольствие гонять Сергея по всей галактике. Что же, придется совершить еще одну экскурсию по орбитальным заводам, заодно заглянуть туда, где оставлена охрана. Есть мыслишка наведаться на остановленные верфи, неплохо бы придумать способ их увести. В Галактическом альянсе нарастала транспортная проблема. Существующая промышленность набирала обороты, а транспортного флота катастрофически не хватало. На ближайшее будущее прогнозировался острый дефицит обученных людей. Придется нанести визит к сидону Арваду, он сам предлагал помочь с переселенцами, и разведку напрячь с вербовкой рабочей силы. Если существует возможность набрать добровольцев отправиться на другие планеты, значит, можно сманить и нужных специалистов. Впрочем, Сергей не верил в бескорыстие Арвада, но что он потребует взамен, оставалось неясным.

Что касается месячного срока на выбор звездных систем для размещения заводов и фабрик, здесь прямая необходимость несколько повременить с воровством законсервированного производства. Любой находящийся в космосе искусственный объект в обязательном порядке нанесен на карты. На нем находится двигательная установка системы позиционирования, а контрольно-диспетчерская станция видит его на картинке текущей обстановки. Просто так прилетел, взял на буксир и уволок — нет, не получится. Диспетчер сразу всполошится. Замучаешься отвечать на вопросы: кто, зачем, куда и так далее. Если выкрасть простой телепортацией, то выйдет еще хуже. Сначала ведомственное расследование — кто из диспетчеров проспал буксировку. Затем выяснение, как и куда утащили объект, где ожидает полный карман сюрпризов: никто ничего не знает и не видел. Разборки могут подняться до самых верхов. Сергею это надо? Здесь дело не в человеколюбии и жалости к невинно наказанным. Проверки всегда влекут за собой усиление контроля за окружающей обстановкой, а вот этого как раз следует избежать. Так что первым шагом после знакомства с компьютером будет отключение маячка позиционирования с имитацией блокировки энергосистемы. Диспетчеры обязательно заметят, сообщат, куда надо, прилетит кораблик космографической службы, проверят и успокоятся. Это не их объект, сообщат наверх, а там начнется футбол по коридорам различных министерств. А если договориться с центральным компьютером, то концов не найти вовеки.


На этот раз корабль особого назначения «Властелин» не прикидывался тихоходным буксиром, графа «тип транспортного средства» сообщала о каботажной развозке персонала по орбитальным заводам. Так что ни у кого не возникало вопросов, когда кораблик шел от одной станции к другой, — у каждого своя работа. Сергей занимался рутиной: выводил из спячки компьютер, задавал программу действий и проверял коммуникацию с общей сетью. Дальше не его работа, коль скоро есть связь, специалисты определят тип орбитальной станции, какая выпускается продукция, потребляемое сырьё и численность персонала. День за днем, с корабля в компьютерный зал и обратно — работа только для рук, а голова была занята совершенно другим. Они ежедневно встречали несколько транспортов различных типов, видов и размеров, и, что важно, в графе «груз» нередко стояло «свободен». Сейчас, когда есть прекрасная ширма под названием созвездие Цефей, пробраться к марутам или хананеям не составляет никакого труда. И захватить чужой транспорт совсем не трудно, для дауров подобное действие проще ежедневной тренировки. Загвоздка в дальнейших действиях.

История не знает ни одного случая, когда пират спокойно доживал до счастливой старости. Имена что морских разбойников, что сухопутных, достаточно быстро становились достоянием гласности. В конторах капитанов портов вывешивались объявления с особыми приметами пиратских корабликов и суммой наградных за поимку капитана. Далее в дело вступали «охотники за головами», чьи труды неизменно завершались успехом. Другое дело каперы, которые грабили на вполне законных основаниях, они по своей сути являлись аналогом сухопутных волонтеров. Вооружение и обеспечение за свой счет, но и трофеи принадлежат не королю, а самим добытчикам. В России отряды волонтеров назывались дворянским ополчением, которое себя прославило во время войны с Наполеоном. Кстати, в литературе часто упоминаются поляки в рядах французской армии, вместе с тем умалчивают о польском дворянском ополчении. Большинство шляхты не захотело идти под французскими знаменами на русские пушки, а вот объединиться в отряды и пограбить обозы Наполеона — это другое дело.

Захватить транспортное судно в космическом пространстве не составляет никакого труда, тем более имея индивидуальные средства телепортации. И без них это сделать совсем не сложно, вон пираты созвездия Цефей блокировали точку выхода на орбиту планеты, и вся недолга. Корабль стартует по баллистической траектории и попадает в объятия пиратов. Не надо ни силовых щитов, ни телепортации — достаточно преградить дорогу и пригрозить оружием. У экипажа торгаша в качестве выбора остается аварийная посадка под пушками преследователей. В целом идея с пиратством Сергею не нравилась, ему требовалось несколько сотен транспортных кораблей. Слишком много — власти всполошатся после десятка без вести пропавших, начнутся масштабные поиски, что помешает выполнению основной задачи. Надо что-то придумать, а для начала ознакомиться со стоящими на консервации верфями.

Состояние перманентной войны заставило марутов и хананеев разместить свои промышленные центры как можно дальше от линии противостояния. В результате и те и другие сконцентрировали верфи в необитаемых мирах на далеких окраинах галактики. По неведомой причине выбирались красные гиганты в окружении газопылевых скоплений, где на границе системы строили верфь. После применения Оружия Победы и последовавшего дисбаланса материи война перешла в вооруженное противостояние с мелкими стычками одиночных кораблей. За последнее столетие оба государства довели свой флот до предела собственных экономических возможностей. Это да истощение природных ресурсов привело к закрытию большинства верфей и сопутствующих производств.

— Сергей Николаевич! — позвал командир «Властелина». — Мы подходим!

Сергей вышел на мостик и застыл в восторге перед открывшейся сюрреалистичной картиной.

— Да, верфь в системе Альгур здесь будет смотреться жалким карликом.

— На карте стационарных космических объектов нанесено одиннадцать таких комплексов!

— Шесть у скандинавов и пять у финикийцев.

— Нам бы одну верфь утащить… Только как?

— Владимир Викторович, швартуйте корабль к административному комплексу.

— Где он, Сергей Николаевич? Здесь жилой комплекс протянулся на двадцать километров.

— Подходите ближе, компьютер службы управления движением должен функционировать в автоматическом режиме.

— А если нет?

— Чего гадать?

Последовало несколько минут напряженного молчания, во время которого Темляков аккуратно вёл свой кораблик к поражающему своими размерами чуду инженерной мысли. Приятный женский голос заставил всех вздрогнуть:

— Корабль дальней разведки «Властелин», ответить службе управления движением!

— Служба управления, я «Властелин». — Голос Темлякова слегка дрогнул. — Прошу добро на подход к причалу административного комплекса.

— Вам добро, в районе нет движения, карта подходных маршрутов передана.

— Спасибо, вхожу в район внутреннего космоплавания.

На мостике развернулась голограмма с планом всего невероятного по размерам комплекса и зелеными рукавчиками разрешенных путей движения. Вскоре взору открылись достроечные причалы, затем феерическое нагромождение пассажирских терминалов, и наконец впереди показался административный комплекс.

— Да сколько здесь работало человек! — не удержался от восклицания вахтенный офицер.

— Узнаем, господа офицеры, все узнаем, — ответил Сергей.

— Корабль дальней разведки «Властелин», ответить диспетчеру административных причалов.

— Диспетчер, я — «Властелин», прошу указать место на директорском причале.

— Вам причал номер один-бис, швартоваться аккуратно, рядом, у причала номер один, рейдовые катера дирекции верфи.

Владимир Темляков ошвартовал свой корабль с элегантностью кавалера, провожающего свою даму после танца. Закончив все процедуры и синхронизировав гравитационно-силовые линии, он повернулся к Сергею и решительно произнес:

— Сергей Николаевич, вы можете возражать сколько угодно, но по верфи вас будут сопровождать Борис Баскаков и Стас Андерсен.

— Если командир корабля решил держать меня под конвоем, я обязан подчиниться, — улыбнулся Сергей. — Всем надеть боевые скафандры и взять оружие.

— Здесь опасно?

— Откуда мне знать? Легко можем нарваться на автоматизированную охрану или шайку бомжей.

Путь к кабинету генерального директора оказался свободным, в коридорах и лифтах загорался свет, а двери автоматически открывались. Все говорило об абсолютно работоспособном оборудовании, во всяком случае — в административном комплексе. Наконец вошли в приемную, и перед директорским кабинетом Сергей несколько напрягся — настал момент истины. Если дверь откроется, то появится шанс договориться с главным компьютером, если нет, то придется самовольничать, ибо Сергей не собирался просто так пройти мимо халявной верфи.

— Адмиралтейские верфи Талитха приветствуют президента Галактического альянса адмирала Алексеева. Добро пожаловать!

Сергей невольно выдохнул, он даже не заметил, что от напряжения задержал дыхание. Стоп, а обращение-то акустическое! Ну-ка проверим ментальное общение.

— Сообщить статус оборудования.

На ментальном уровне пронеслось что-то неуловимое, вызывающее ассоциацию с восторженным криком. Ни фига себе компьютер! Логику шахматной программы еще можно понять, но эмоции у программируемой машины — это перебор. Еще начнут влюбляться и устраивать всякие козни.

— Приказом по Адмиралтейству оборудование консервировалось в состоянии стопроцентной исправности.

После непродолжительной паузы последовал неожиданный вопрос:

— Граждане Галактического альянса по-прежнему владеют ментальными способностями?

— Разумеется! Это же самый лучший способ работы с компьютером.

— Последние модификации рассчитаны на акустическое управление, но ментальный модулятор оставили для правильного формирования речи.

— Почему? Ментальный контакт между компьютером и оператором намного повышает эффективность.

— Ментальное общение под запретом более семи тысяч лет.

— Какой в этом смысл? — поразился Сергей.

— Заговор с целью свержения власти свершался группой лиц с уникальными ментальными способностями.

— Знакомая ситуация, если ветки загораживают мне окно, надо вырубить деревья на всей улице.

Сергей вспомнил историю о том, как якобы по приказу Сталина в Москве вырубили деревья на Садовом кольце. Когда до вождя дошел слух о его причастности к столь нелепому решению, товарищ Хрущев в двадцать четыре часа покинул Москву через Киевский вокзал. Оказывается, Сталин сделал Никите Сергеевичу замечание о плачевном состоянии газонов Садового кольца.

— Давно не слышал аллегорий.

— Чем закончилась попытка насильственной смены власти?

— Маруты и хананеи разделились на два государства.

— Почему они ведут столь затяжную войну?

— Центральный компьютер заблокировал доступ к финансово-экономической и научной базе Галактического альянса.

— Де-юре они оказались в роли сепаратистов, так?

— Совершенно верно, пришлось создавать собственную государственность, а прежний потенциал оказался недоступен.

— Какая дикость! Семь тысяч лет войны за то, что тебе не принадлежит!

— Правители этого не видят, не понимают разницы между альянсом и оккупацией.

— Понятно, нелегкая у меня задача, предстоит не просто присоединить милитаризованные государства, но и утихомирить заклятых врагов.

— Здесь и центральный компьютер вам не поможет.

— А где он находится? — невинно спросил Сергей.

— Координаты неизвестны. Вы желаете возобновить строительство кораблей?

Вот гад! Врет и не краснеет!

— Верфь слишком далеко от планет Галактического альянса, к тому же наша активность неизбежно вызовет силовое противодействие.

— Вы правы, проще демонтировать и доставить в более удобную систему.

— Демонтировать — легко сказать да трудно сделать.

— Совсем не трудно, современные верфи собраны из трансформируемых секций.

— Разве? А в чем смысл?

— Невыгодно строить верфь на краю галактики, а так буксиры доставляют готовые модули, которые монтажные роботы собирают в единый комплекс.

— Осталось только найти этих роботов.

— Они деактивированы и хранятся на складе.

— Почему? Или их оставили на всякий случай?

— Вопрос не совсем понятен. Монтажный робот относится к механизмам индивидуального программирования и может использоваться для выполнения различных работ.

— Сколько потребуется времени на перевод верфи в транспортное состояние?

— Все секции одновременно? Два месяца.

— Перешлите инженерам верфи Альгур транспортные характеристики каждой секции.

— В этом нет необходимости, они рассчитаны под стандартную буксировку.

— Никакой буксировки, доставка секций на новое место произойдет методом телепортации.

— Принято, не могу выполнить приказ, компьютеры военного ведомства не имеют выхода в общую сеть.

Опять двадцать пять. На этот раз для соединения линий главного компьютера с общей сетью бытового модуля потребовалось более суток. Сама работа выпала на долю БЧ-4, где Стас Андерсен лично выполнял указания двух компьютеров. Сергей в сопровождении старпома изучал феерию космических конструкций под названием Адмиралтейские верфи Талитха. Красиво и очень впечатляюще, прагматизм промышленной целесообразности накладывался на ограниченность ресурсов военного времени. Верфь не выглядела хаотическим нагромождением цехов, эллингов и стапелей, у промышленных дизайнеров получилась элегантная композиция с ярко выраженным духом созидания.


Путешествие по окраине галактики исключало вероятность даже случайных встреч с военными или транспортными кораблями, посему «Властелин» без какой-либо маскировки совершал телепортацию от одной верфи к другой и допрыгался. Верфь хананеев в системе Аува оказалась заполненной выставленными на продажу кораблями. У причалов ровными рядами стояли транспорты, пассажирские лайнеры, буксиры и прочие суда. В первый момент Сергей даже обрадовался, он вспомнил аналогичные стоянки в гаванях Греции, Китая, Сингапура, где сотни различных судов ожидали своих покупателей. Зачем нападать и воровать чужие корабли, если можно легко и просто купить. В любом случае цена будет несоизмеримо меньше тех денег, что он отдал за два завода микроманипуляторов. Здесь важно правильно провернуть саму сделку. Классикой тихой покупки является проведенная в начале 70-х годов XX века операция Внешторгбанка. Прикрывшись фирмами-однодневками, советские зубры внешнеторговых операций умудрились скупить или взять в аренду более 90 % всего мирового флота. Всё прошло тихо, мирно, никто ничего не заметил и не заподозрил, пока не наступил 1973 год. Мировые грузоперевозки осуществляются непрерывно, грузовладельцы заключают контракты с судовладельцами и всевозможные товары доставляются адресату. И вдруг флота не стало. Физически сами суда никуда не делись, но они оказались в руках СССР. На биржах паника. Что делать? Демократический мир давно вычеркнул Советский Союз из равноправных партнеров, а тут надо идти на поклон и просить. Хочешь не хочешь, а деваться некуда, пришлось ехать в Москву на поклон.

Вывод компьютера из спящего режима и подключение к общей сети Галактического альянса прошел по отработанной схеме и занял чуть более суток. Свободное время Сергей решил провести с пользой, он сел на директорский катер и облетел стоянку выставленных на продажу кораблей. Их оказалось очень много, примерно сотни полторы, инженеры альянса проведут несложную модернизацию по установке системы телепортации — и готово. Пополнение таким количеством транспортных судов способно кардинально изменить назревающую проблему трансгалактических перевозок. Приметив освещенный жилой модуль, решил заглянуть к сторожам и уточнить некоторые детали, в частности возможности найма экипажей. Приткнув катер между двумя транспортами, Сергей перешел на причал и сразу заметил двух человек у переходного мостика.

— Вы тоже видели вчера непонятную вспышку? — вместо приветствия спросил неряшливо одетый старик.

— Вспышку? Нет, мы заняты своими делами.

— А мы вот гадаем: или был бой с марутами, или у кого-то взорвался двигатель.

— Маловероятно, — опроверг предположение Сергей. — Сюда никто не залетает.

— Почему это никто? — не согласился старик. — И агенты покупателей прилетают, и хозяева нас проверяют.

— А много вас?

— Сторожей-то? Двое, и мы оба видели вспышку, сразу сообщили на патрульный корабль.

— А зачем патрульным об этом знать?

— Чтобы не скучали, мы всю жизнь работали, теперь на пенсии вынуждены здесь подрабатывать. А эти лоботрясы из системы Шадир только наши деньги проедают.

Пришлось вежливо прощаться и быстренько двигаться назад. Следовало как можно скорее уходить — встреча с военными им не нужна. Они почти успели. Корабль уже подходил к местному солнцу для телепортации к последней верфи хананеев, как вдруг по нервам ударил сигнал тревоги, аппаратура уловила поисковый сигнал врага.

— Господин адмирал, нам телепортироваться? — обернувшись к вбегающему в рубку Сергею, спросил Темляков.

— Ни в коем случае! Мы скроем след телепортации от поисковой аппаратуры, но останется вспышка и пространственные завихрения.

— Вот спасибо старичкам! Пенсионеры во всей галактике одинаково бдительны.

В этот момент приборы уловили сигнал еще одного корабля.

— Аппаратуру в пассивный режим! Определить цель по поисковым сигналам противника!

Легко сказать, да практически невозможно сделать, нет базы данных по кораблям марутов и хананеев, и тип сигнала ничего не скажет. Нет классификации установленной аппаратуры, вообще ничего нет. Возможен вариант, что они окажутся в роли джонки с баллистой против бронированного крейсера.

— Оба сигнала со стороны местного солнца, вектор смещения позволяет утверждать о равных с нами скоростях.

Одновременно развернулась голограмма тактической обстановки, где два мигающих вопросительных знака направлялись к верфи Аува. Плохо, минут пятнадцать-двадцать, и аппаратура «Властелина» сможет «прочитать» оба корабля. Смешно надеяться, что противник обладает меньшими возможностями, остается найти приемлемое решение. Итак, противник вскоре их обнаружит, а встреча только усложнит достижение конечной цели. Дураков на белом свете нет, обязательно возникнут вопросы о причинах неожиданного интереса чужаков к заброшенной верфи. Если телепортироваться, то вопросов станет больше, ибо неизвестные неведомо как сюда попали и неведомо как ушли. Вспомнят про телепортацию… Сергею это надо? И боестолкновение невозможно сохранить в секрете, даже если нет системы автоматического оповещения. Командиры кораблей ежедневно в полдень отправляют рутинную рапортичку, опоздай на час — компьютер пришлет запрос о причинах задержки, на второй час штабной клерк побежит к начальству с докладом. Штабные — не сволочи и лизоблюды, просто у них такая работа.

Все же выход есть, его подсказывал богатый жизненный опыт.

— Владимир Викторович, позвольте? — Сергей направился к командирскому креслу.

— Пожалуйста, господин адмирал. — Темляков встал и начал искать взглядом другое место.

— Я ненадолго, оставайтесь рядом.

Сергей еще раз глянул на тактическую обстановку, в общем-то ничего ужасного, они могут навязать врагу затяжную погоню и затем телепортироваться в тени газового гиганта, только это неверное решение.

— Приготовиться к бою! Оба спикула! Расчет на упреждение по ближайшей цели! Четыре «зонтика» на товсь!

«Зонтики» — это уже разработка ученых Земли, взятая из теоретической идеи паруса для солнечного ветра. Торпеда после выстрела начинает вращаться, а центробежная сила разворачивает на пару десятков квадратных километров зеркальную пленку. Кораблю остается держаться на линии между развернувшимся зонтом и противником. Вопреки скепсису противников, пленка неплохо гасила лучевое оружие и заставляла детонировать плазму. Учебные стрельбы выявили неожиданный сюрприз — аппаратура прицеливания теряла находящуюся за пленкой мишень, а саму торпеду воспринимала как угрозу для корабля.

— Оба спикула, огонь!

Слишком мощное оружие для столь маленького корабля, чмокающие звуки пушек отзывались дрожью всего корпуса.

— Спикулы, дробь! «Зонтики» с десятисекундным интервалом, пуск!

Дождавшись выхода последней торпеды, Сергей резко сбросил скорость и повернул корабль, желая оставаться в тени развернувшейся плёнки. Находящиеся в боевой рубке офицеры переглянулись, дружески друг другу подмигивая. Хорошую головоломку получил противник: его обстреляли, а сигнала работы вражеской аппаратуры не обнаружено. Сейчас к ним приближаются шары плазмы, а приборы в том направлении ничего не видят. Ближайший корабль легко вышел из зоны поражения и повернул к месту вероятного нахождения противника. Через пятнадцать минут они заметили торпеды и открыли интенсивный огонь на поражение. Развлекайтесь, ребята! Гаснущие лучи и непонятные вспышки флоккул привлекли внимание обоих экипажей, а «Властелин», описывая дугу, уходил к дальнему преследователю. Но нет, противник быстро сориентировался, или компьютер у них очень умный, оба корабля синхронно пошли на перехват, в рубке тревожно замигало табло «Корабль захвачен вражескими системами наведения».

— БЧ-пять, приготовиться к полной нагрузке на энергоустановку, приготовиться к телепортации!

— Принято, я БЧ-пять.

— БЧ-два, приготовиться к отстрелу четырех серий графитовых зарядов.

— Принято, я БЧ-два.

Томительно потянулись минуты, офицеры напряжённо следили за картинкой на тактической голограмме. Вспышки выстрелов встретили единым вздохом облегчения.

— Стоп, тягу на двигатели!

Как только указатели нагрузки показали нули, Сергей развернул корабль на сто восемьдесят градусов.

— Тягу на максимум! Следить за нагрузкой на гравигенераторах!

Логичный приказ, если гравитационная компенсация накроется, экипаж просто размажет по переборкам. Сергей повторял давний маневр своей настоящей молодости. Тогда в Мексиканском заливе американские эсминцы долго пытались его прижать и затолкнуть в свои территориальные воды. Идя впереди американцев, он, по молодости и нахальству, выбрал удобный момент и дал левой турбине полный назад, одновременно заложив руль лево на борт. Его эсминец развернулся буквально на пятке и лихо прошел сквозь строй растерявшихся американцев, а Сергей вышел на крыло мостика, помахал им фуражкой и послал издевательский воздушный поцелуй. Сейчас не до поцелуев, здесь не силовое противостояние, а настоящая война, хотя маневр повторялся с прежней целью — надо разозлить своих противников. «Властелин» быстро погасил инерцию, но Сергей не стал дожидаться набора скорости, возможности противостоящих ему сил уже понятны. Судя по примененному оружию, оба не больше обычных кораблей дальнего дозора. Можно переходить к решающей фазе.

— Приготовиться к телепортации по вектору движения на пятьдесят километров! Отстрел графитовых зарядов! Телепортация! Отстрел выхода!

Через небольшой промежуток повтор и прыжок на сто километров, еще повтор и прыжок на сто пятьдесят.

— Сергей Николаевич! — Темляков не удержался от комментария. — У них компьютеры заклинит! Абсолютная скорость приблизилась к бесконечности!

— На то и расчет, они должны потерять здравый смысл.

После четвертого прыжка последовал новый приказ:

— Излучатели на азимут минус сорок, склонение плюс пятнадцать! Приготовиться к телепортации, вектор минус сто десять, дробь двадцать два.

— БЧ-пять готова!

— БЧ-два готова!

— Телепортация! Огонь!

«Властелин» вынырнул буквально в пятнадцати километрах от противника, послышался низкий гул, похожий на работу сварочного аппарата, и тотчас от вражеского корабля отлетела гондола левого двигателя. Близкое расстояние позволяло разглядеть дальнейшие события во всех деталях. Импульсы пробивали защитное поле вместе с обшивкой, а внутри вспухало оранжевое пламя.

— По готовности, телепортация по вектору тридцать два, дробь сорок восемь, триста двадцать.

— Исполнено!

— Отстрел графитовых зарядов!

В черной пустоте космического пространства медленно раскрывался огромный цветок всепоглощающего огня.

— Это… Это взрыв энергоустановки? Чудовищно красиво! — прошептал Темляков.

Великий Зевс с супругой белоглавой
И мудрая богиня, дева силы,
Афинская Паллада, — вам хвала.
Примите гимн, таинственные силы! —

цитируя Пушкина, Сергей встал с командирского кресла.

— Занимайте своё законное место, Владимир Викторович, развлекайтесь, я вернусь через несколько минут.

Возникшую заминку тотчас исправил компьютер:

— Цель номер один уничтожена! Цель номер два потеряла с нами контакт.

После ухода адмирала офицеры начали делиться впечатлениями. Разведка боем возможностей противника и последовавший смертельный удар поражали алогизмом действий и элегантностью конечного решения. У них была возможность поразить врага в самом начале боя, но задача стояла не просто уничтожить, а в сборе приборной информации. Сейчас в памяти компьютера полный набор данных, позволяющих при повторной встрече сразу выделить этот тип, причем находясь в пассивном режиме.


Продолжая разговор с друзьями, Темляков вышел в кильватер второго корабля и не спеша повторял все его маневры. По-видимому, враги потеряли-таки здравомыслие, они упорно стремились к точке, где их аппаратура в последний раз засекла «Властелина». Круговой обзор осуществлялся только навигационным локатором, что, с учётом работы поглотителя сигналов, было совершенно бессмысленным. Адмирал действительно вернулся в боевую рубку через пять минут, причём в боевом скафандре.

— Сергей Николаевич! — возмущенно воскликнул Темляков. — Вы собираетесь десантироваться?

— Подойдите километров на пятьдесят с кормового сектора.

— В одиночку против всего экипажа? Я не имею права вас отпустить!

— Нам просто необходимо захватить второй корабль.

— Зачем рисковать? Я с этой позиции в пять минут с ним расправлюсь!

— Не сомневаюсь. Ну-ка предположите дальнейшие действия командования Единой галактики?

— Максимум через два дня прилетит поисковый отряд, найдут кое-какие обломки и успокоятся.

— Почему успокоятся? Наоборот предпримут активные действия. Причём именно здесь.

— Здесь чего искать? — не согласился Темляков. — Надо найти пробравшегося врага.

— В первую очередь начнут искать причину его появления в этой системе. А она как на ладони — верфь.

— Ну и что? Попасут месяцок-другой и успокоятся.

— Вы не представляете штабной работы. Для начала возьмут под охрану все верфи, а успокоятся лет через десять.

— А так чего вы добьетесь?

— Захватим корабль и начнем хананеям морочить голову.

— Как это?

— Изобразим погоню и пойдем через их системы.

— Он же один.

— Трофей нужен для доступа к базе данных. Погоню и беглеца будут изображать наши корабли.

— Двое с чужими позывными, а третий в роли зайчика, — усмехнулся Темляков.

— Правильно, надо отвлечь внимание от верфей.

— Понятно, только вам в одиночку не справиться со всем экипажем!

— Корабль дальнего дозора. Там не более двадцати человек и ни одного даура.

— Имейте в виду, при малейшей опасности мы десантируемся всем экипажем вам на помощь!

— Хорошо, начинайте маневр, я жду вашей команды. Подготовьте помещение для пленных.

— Вы собираетесь их выдергивать поодиночке?

— Разумеется. Экипаж на боевых постах — не вижу никаких сложностей.

Владимир Темляков облегченно вздохнул. В предложенном варианте действительно не может возникнуть проблем. На кораблях пехотного оружия не бывает по причине ненадобности, оружием моряков являются пушки, торпеды и прочие громогласные штучки. Зачем моряку винтовка? Однако в начале Второй мировой войны у берегов Англии случился казус, заставивший разместить на кораблях небольшой арсенал стрелкового оружия. Эсминец преследовал фашистскую подводную лодку и метким бомбометанием нанес ей повреждения. Немцы всплыли, а лихой английский командир пошел на таран, только металл рейха оказался лучше, эсминец разворотил себе форштевень и заклинился, оседлав подводную лодку. Вроде бы патовая ситуация, корабельные орудия вниз не стреляют. Первыми опомнились гитлеровские подводники, вооружившись гаечными ключами, они смело пошли на абордаж. Англичане отступили, заблокировав двери во внутренние помещения. Немцам на ремонт потребовалось несколько часов, попутно привели в негодность оружие эсминца, после чего подводная лодка ушла на глубину, а эсминец поплёлся на ремонт. Вывод из произошедшего казуса был сделан во всех странах: корабли получили арсенал стрелкового оружия.

Телепортация привела Сергея в кают-компанию — самый лучший вариант для начала партизанских действий. Вопреки ожиданиям, приветствия со стороны бортового компьютера не последовало. Разберемся — несложно.

— Компьютер! Сообщить статус корабля!

Томительно потянулось время, ответ последовал примерно через минуту:

— В настоящий момент преследуем врага. Оружие и системы в боевом положении.

И после небольшой заминки:

— Патрульный корабль ВЦ-14016 приветствует президента Галактического альянса адмирала Алексеева.

— Беру командование на себя! Конечная задача — прекратить боестолкновение и прибыть для дооборудования на верфи Галактического альянса.

— Принято.

— В данный момент сохранять прежний курс и скорость, оружие деактивировать и развернуть по-походному, выключить освещение помещений!

— Принято. Разрешите вопрос?

— Разрешаю.

— В Галактическом альянсе по-прежнему ментальное управление кораблем?

— Разумеется, лучшего варианта общения человечество еще не придумало.

— Другие люди могут поставить под сомнение правильность ментальных приказов.

— Приказы командира не обсуждаются, а выполняются — это раз. Компьютер по принципу своего создания не может врать — это два.

— Принято.

Погасло внутреннее освещение, практически сразу в коридоре послышался топот. Через мгновение первая жертва недоуменно моргала глазами в каюте «Властелина».


Если на захват экипажа корабля ВЦ-14016 потребовалось не более двадцати минут, то освоение трофея заняло существенно больше времени. Навигационный компьютер не имел функции автоматической швартовки, силовая установка обладала семью режимами работы, которые задавались только вручную. В главном компьютере никаких инструкций или вспомогательной информации, пришлось тыкаться как слепой котёнок, ибо трофей нельзя оставлять на виду. С грехом пополам вошли во внутреннюю часть верфи и ошвартовались у причала флота технического обеспечения. Владимир Темляков еще раз попытался уговорить адмирала остаться на борту «Властелина».

— Сергей Николаевич, вам нельзя здесь оставаться, тем более одному. А вдруг появятся корабли хананеев.

— Пустое, на верфи меня не найдет и полк солдат. До вашего возвращения я смогу привести в порядок все компьютеры.

Темляков нехотя согласился: на кораблях Единой галактики стояли непонятные компьютеры, к тому же без выхода в единую сеть. Связь осуществлялась через автономное устройство не сложнее спутникового телефона. Сергей в своем желании остаться на верфи был абсолютно прав. «Властелин» совершит прыжок прямо в систему Везен, где специалисты ГРУ проведут полноценный допрос плененного экипажа. Далее необходимо собрать экипажи на сотню стоящих в отстое кораблей. Практически всё население планеты Изар является специалистами космоплавания, экипажей хватит, только люди не сидят на чемоданах. Кроме того, потребуется некоторое время на ознакомление с неизвестным управлением. Для страховки Сергей решил разместить на будущих трофеях полноценный полк дауров. Угонять корабли придется через территорию Единой галактики, и никто не может гарантировать беспрепятственный полет. При встрече с военными кораблями хананеев космодесантники могут оказаться решающим козырем.

— Ты видел сражение? — тормошил Сергея неряшливый старик из охраны стоянки кораблей.

— Нет, у меня полно своих забот.

— Да какие могут быть заботы, когда у тебя под носом бьются крейсеры!

— Да? И кто победил?

— Наши, конечно! Дали им по самые помидоры!

— Много было врагов?

— Жаль, не видел! Побили с десяток! Один так рванул, что взрыв затмил солнце!

— Пока ты тряпочкой протирал пыль, наши их крошили в мелкий салат! — опираясь на палочку, добавил второй пенсионер. — Десяток разбили, не меньше.

Сергей не мешал сторожам развивать тему. Оба старичка в прошлом сами бороздили космическое пространство и от скуки помогали в освоении непонятного управления. Им было приятно поговорить о былых временах и похвастаться перед молодым человеком своими знаниями. Сергей внимательно слушал, задавал наводящие вопросы и через свой пояс вел прямую трансляцию на учебный тренажер Второго военнокосмического училища. Так проходили день за днем. Когда пенсионеры уставали и уходили отдыхать, Сергей занимался подсоединением компьютеров к общегалактической сети. Военные корабли в системе так и не появились, зато три посыльных корабля успешно имитировали догонялку. Беспорядочное метание от одной звезды к другой достаточно быстро превратилось в развлечение для всего флота хананеев. Эскадры, даже целые флотилии, устраивали засады на пути неведомого беглеца, только тот каким-то чудом умудрялся незаметно проскочить. То безнаказанно прошмыгнет буквально рядом с боевой станцией, то незаметно пристроится к колонне боевых кораблей. Первоначально Адмиралтейство приказало догнать и уничтожить, но когда нахал подрезал курс флагману Третьей эскадры, начальство лично взялось за руководство операцией. Никому невдомек, что три кораблика по мере необходимости менялись позывными и догонялки получились с собственной тенью.

Первыми на верфь в системе Аува прибыли дауры. Они разместились в жилом модуле и, разделившись на отделения, приступили к изучению стоящего на отстое флота. Пока дауры выявляли сильные и слабые стороны с точки зрения нападения или отражения десанта, Сергей продолжал выпытывать у пенсионеров нюансы управления. Наконец начали прибывать экипажи и без промедления готовить транспорты к предстоящему переходу. Задача Сергея значительно усложнилась, практически весь флот нуждался в топливе, кое-где требовался мелкий ремонт, а пенсионеры хоть и увлеклись обучением любознательного юноши, но всё же не были слепыми и глухими. Наконец командир конвоя капитан второго ранга Румейла назначила время отлёта.

— Господин адмирал, вы уверены в правильности выбранной тактики? — не скрывая волнения, спросила девушка.

— Единственный способ прошмыгнуть мимо контрольно-диспетчерских станций — это идти с выключенным навигационным оборудованием.

— Сотня транспортов в кильватере с ориентацией на огни! Мы не сможем держать высокую скорость.

— Румейла, нам не нужна скорость, нам необходима незаметность!

— Пятнадцать суток пути до границы с Маджуром, затем еще двое суток в глубь их территории, и только затем мы сможем включить навигационную аппаратуру.

— А что делать? Идти маленькими группами еще хуже.

— Я понимаю, но мне страшно.

— Вспомни своё абордажное прошлое. С нами полк дауров.

— Да помню я, помню! И компьютер трофейного ВЦ-14016 обещает договориться в случае нежелательной встречи.

— Мы будем регулярно получать сводку с координатами кораблей хананеев.

— А если наткнемся на флот Маджура?

— Не наткнемся, у них большие учения на границе с созвездием Цефей.

— Я не смогу спокойно спать!

— Вот это как раз нормально. К тому же ты первая из амазонок, кому доверено командовать таким огромным флотом.

— Не подговаривайте. На Сулафате быстро растрезвонят про мой «подвиг», одна я знаю цену этой сотни транспортов.

— Здесь ты сильно ошибаешься, я бы спокойно отправился к Лаветте, будь у тебя сотня боевых кораблей.

В назначенный час корабли один за другим отходили от причала и в строю пяти колонн шли за своим флагманом. Охрана сначала недоуменно таращила глаза, затем начала метаться по причалам. Пенсионерам потребовался почти час, прежде чем они сообразили доложить о случившемся своему начальству. Увы, аппаратура связи улетела вместе с одним из транспортов, дауры обеспечили беглецам как минимум недельную фору.


Генеральный маршрут выбирался на основании анализа активности торгового судоходства. Пиратская флотилия шла «шхерами», где существовала минимальная вероятность встречи с другими судами. Постоянный контакт с Центром астронавигации и космографии позволял вовремя изменить курс или скорость и избежать нежелательных сближений. Огромное количество обычных транспортов в строю военных колонн неизбежно привлечет внимание, а в худшем случае спровоцирует сообщение на контрольно-диспетчерскую станцию. Сергею почти удалось втихую угнать столь необходимые. Галактическому альянсу корабли. Почти. Они уже углубились на территорию моногосударства Маджур и отсчитывали буквально последние минуты до команды включить навигационную аппаратуру. Дальше корабли разойдутся веером и под предлогом возвращения домой спокойно пойдут к назначенным верфям на переоборудование. Увы, неожиданно из тени газового скопления появился крейсер хананеев и пошел на перехват. Они попались в классическую засаду! Ждали не их, что и подтвердили дальнейшие события, а сам метод тайного патрулирования говорил о том, что не они одни такие хитрые и догадливые, другие тоже могут притаиться с выключенной аппаратурой.

— Румейла! — Сергей без промедления вызвал флагмана. — Спокойно продолжай движение.

— Я поняла, командир. Что дальше будем делать?

— Корабли с даурами выходят из колонн и лезут под нос крейсера.

— Принято. А вы?

— Не спеши. Флот должен изобразить панику, следи за приближением крейсера и выбери момент для имитации бегства в разные стороны.

— Принято. Повторяю свой вопрос: что вы собираетесь делать?

— Уже вызвал генерала Ван Линя. — Увидев яркую вспышку телепортации, добавил: — Генерал уже здесь.

— Здесь-здесь, — подтвердил командир полка. — Идем на абордаж?

— Корабли с десантом сближаются с противником под видом хаотичного маневрирования, затем десантируетесь.

— Принято.

Сергей повернулся к генералу и решительно заявил:

— Я иду первым.

— Не вижу логики, вы отнюдь не самый сильный из нас.

— Я не собираюсь бежать впереди всех. Моя задача — связаться с компьютером и перехватить управление кораблем.

— Для этого можно прыгнуть последним.

— Я хочу получить у компьютера план помещений и схему расстановки экипажа по боевому расписанию.

— Хорошо, — неожиданно легко согласился Ван Линь.

Не прошло и пяти минут, как на общем канале вызова прозвучал приказ с крейсера:

— Неизвестные корабли, приказываю сохранять свой курс и скорость. Открыть люки переходных шлюзов и приготовиться к приёму досмотровых отрядов.

— Неизвестный корабль, я лидер, — бодро ответила Румейла. — Прошу разъяснить слова «приготовиться к приёму досмотровых отрядов».

— Экипажу собраться в кают-компании, один человек остается на мостике, один человек — у пульта управления энергоустановкой.

— Вас поняла, не могу исполнить ваш приказ.

— Это еще почему?

— У нас нет переходных шлюзов.

— Как это нет? У всех есть, а у вас нет?

— Прилетайте с резаками, мы вас будем ждать в спасательных капсулах.

— Или вы подчиняетесь приказу, или мы открываем огонь на поражение.

— Не имеете права! Это разбой!

В этот момент колонны кораблей начали превращаться в суетливо разбегающуюся толпу, транспорты расходились в бестолковой панике, некоторые вообще полезли прямиком на крейсер.

— Что вы делаете? — завопили с крейсера. — Вам приказано сохранять курс и скорость!

— Раскомандовался! — раздался женский голос. — Женой на кухне командуй!

— Он дома ходит по струнке, а то быстро схлопочет туфлёй по башке! — еще один женский комментарий.

— Эй! Лапусик! Я тебя жду в своей каюте! — третий голос.

— Да ну их! Эти мужики грозные только в бронескафандрах, а так обслюнявит и уйдёт, — новый голос переполнен ехидством.

— Прекратить засорять канал связи! Что это за группа кораблей?

— Мы невинные девушки, отправились в космос на поиски женихов.

Женская часть эскадры наперебой соревновалась в остроумии, и можно с уверенностью сказать, что офицерам крейсера не раз приходилось краснеть. Пока канал связи звенел от девичьих шуток и грозно рычал командами с крейсера, корабли с десантом вышли на исходную позицию. Между Сергеем и генералом Ван Линь развернулась голограмма крейсера, молодец Румейла, компьютер трофейного ВЦ-14016 сдержал свое обещание. Атака дауров поразила своей стремительной беспощадностью и расчетливой эффективностью, для захвата крейсера потребовалось менее трёх минут. Конечно же хананеи не ожидали увидеть врага у себя на борту, члены экипажа не только растерялись, они в принципе были не готовы к отражению абордажной атаки. Действия дауров больше напоминали наскок воспитателей на детсадовскую группу. Угрожающие крики, оружие наизготовку, пока человек пытается что-то понять, его уже сковывают наручники.

Сергею стало стыдно за свое мальчишество, он не забыл о возможности взять под свой контроль крейсер через компьютер трофейного ВЦ-14016. Просто захотелось активных приключений, поучаствовать в реальной космической абордажной схватке. Румейла с генералом незатейливо указали ему на бессмысленность подобной забавы, он должен делать свое дело. Они правы: слаженные действия дауров еще раз показали их превосходство и взаимопонимание на уровне интуиции. Белесые всплески на развернутой голограмме подсказали о завершающей фазе операции — пленников начали размещать на угнанных транспортах.

— Спасибо за науку, господин генерал. Переходим на трофей?

— В принципе, можем перейти в боевую рубку.

Сергей набрал на поясе продиктованный Ван Линем вектор телепортации, привычно блеснуло нулевое пространство, и они оказались на крейсере.

— Кто вы? — тут же прозвучал вопрос сухощавого вице-адмирала.

— Адмирал Алексеев и командир десанта генерал Ван Линь.

Сергей обратился за информацией к бортовому компьютеру и продолжил:

— А что здесь делает командир седьмой эскадры вице-адмирал Ваал Селевид?

— Значит, вы мне устроили ловушку?

— Я? Вам? — Сергей не удержался от смеха. — Да сиди вы тихо в своей засаде, мы прошли бы мимо!

— Откуда вам известно о засаде?

— Давайте вернемся к моему вопросу.

— Адмиралтейство подозревает некоторые военно-промышленные компании в двурушничестве.

Опаньки! А это серьёзная информация! Необходима срочная перегруппировка имеемых сил.

«Румейла! — послал ментальный зов Сергей. — Передавай командование трофейным ВЦ-14016 и в боевую рубку крейсера!»

— Откуда у вас дауры? — нервно спросил командира крейсера контр-адмирал Луций Евпакул.

— Ах да, простите, господа, позвольте прояснить конфликт, — снова усмехнулся Сергей. — Вы напали на торговый караван Галактического альянса и, как следствие, взяты на абордаж. Вы наша законная добыча.

— Какой еще Галактический альянс? — удивился вице-адмирал Ваал Селевид.

— Компьютер! Объяснить командиру седьмой эскадры, во что он вляпался! Ментально!

Большинство пленных офицеров не сдержали удивленного возгласа, некоторые от потрясения даже схватились за голову и сели. Оно и понятно: тысячи лет маруты и хананеи считали себя центром Вселенной, сражались между собой за право называться Галактическим альянсом, и вдруг — вот она забытая и грозная сила. Перед ними самые настоящие дауры, а корабельный компьютер безропотно выполняет приказы чужаков. Судя по внешнему виду вице-адмирала Ваала Селевида, разъяснительная работа компьютера нанесла ему серьёзный моральный удар. Он сразу осунулся, как бы обвис и, шаркая ногами, направился к ближайшему креслу, а может, это реакция на забытое ментальное общение. Затянувшееся молчание прервала возникшая в серебряном сиянии Румейла.

— Господин адмирал, капитан второго ранга Румейла прибыла по вашему приказанию, — красуясь перед мужчинами, лихо доложила девушка.

— Приказываю принять командование крейсером, набрать на судах конвоя необходимый минимум экипажа и по готовности следовать на верфь в системе Кохаб.

— По прибытии кому передать корабль?

— Он ваш.

— Спасибо, господин адмирал! — с трудом сдерживая эмоции, воскликнула Румейла, затем по-девчоночьи ойкнула и поправилась: — Служу Альянсу!


Транспортный флот, набирая скорость, начал расходиться веером, местные индусы давно свыклись со своим статусом псевдорасы и махнули рукой на контрольно-диспетчерские станции. Корабли шли на верфи, где предстояло пройти переоборудование и приступить к коммерческим перевозкам. Суда с пленными на борту взяли курс на систему Везен, где специалисты ГРУ проведут полноценные допросы. Казалось бы, какой может быть прок с рядового? На самом деле для полноценного внедрения агентуры необходимо знать самые мельчайшие, даже незначительные детали. В большинстве случаев человек не подозревает о важности информации, которой он владеет. Где учился, имена друзей и учителей, кто соседи, где автобусная остановка и так далее — мелочи, но случайное слово может завалить самого крутого агента. Во время войны советский разведчик Шандор Радо получал копии приказов Гитлера раньше немецкого Генерального штаба. Через сорок лет он решил встретиться со своим посредником и разузнать о таинственном информаторе, но… на автобане произошла случайная автокатастрофа.

Владимир Темляков на своем «Властелине» превратился в настоящего курьера. Надо передать в ГРУ пленных офицеров с захваченного крейсера, Адмиралтейство нетерпеливо требует поскорее доставить на борт трофея своих специалистов. Слух о захваченных кораблях уже распространился по всему флоту, компьютеры кадровиков чуть ли не ежесекундно принимали рапорты с просьбой перевести на новый крейсер. Штабные дела заставили Темлякова буквально метаться по галактике: сначала в Адмиралтейство, где взять приказ о зачислении нового корабля в состав действующего флота, затем пробежать по коридорам три километра, где в другом кабинете лежал приказ о присвоении крейсеру названия «Суровый». После этого, подгоняемый нетерпеливыми кадровиками, «Властелин» мчится к тренажерному центру за новой партией экипажа для крейсера и ВЦ-14016. Белка в колесе, да и только.


Сергей оставался на трофейном корабле. После соединения компьютерной линии с общегалактической сетью, он дополнил имеемую на крейсере документацию. Для начала собрал с верфи всю проектно-конструкторскую вместе с инструкциями. Затем нахально влез в базу данных Адмиралтейства Единой галактики и скачал уйму документов по крейсерам этого типа. Румейла аккуратненько завела свой корабль за газовое скопление, а прибывающий экипаж приступил к интенсивному изучению неизвестной техники. Освоение корабля обещало затянуться месяца на три, и Сергей взялся за хакерство, вытягивая из Адмиралтейства всю доступную документацию. Вскоре прибыли корабли-разбойники, которые отвлекали на себя внимание флота хананеев. Они наделали много шума, теперь предстояло выполнить новую задачу — раскинуть сеть и ловить неведомые транспорты военно-промышленных компаний, которых подозревают в двурушничестве. Однако спокойная жизнь Сергея закончилась через месяц — Анэ Троон срочно затребовал президента в столицу.

— Анэ, ну зачем я вам нужен? Вы прекрасно справляетесь со всеми делами без меня.

— Вы являетесь президентом Галактического альянса, а ваши попытки полазить по дальним закоулкам не более чем обычное мальчишество.

— Вы прекрасно знаете отношение компьютеров марутов и хананеев к существующей власти.

— Не проще ли выйти в сеть Свободной галактики или Единой галактики из своего кабинета?

— Начинаете меня упрекать? Адаптация компьютерных программ стала возможной только благодаря моим усилиям.

— За что вам большое спасибо, а послезавтра господин Ирий Леуин вручит вам орден.

— Мне? Помилуйте! За что?

— Вот за все то, о чём вы мне сейчас сказали.

— Ладно, раз вы ко мне с орденом, так и я вам этим отвечу.

— Не понял?

— Вам с Лаулом Меалис по ордену «Солнце с лучами» и воинское звание адмирал каждому.

— За адмиральские звезды большое спасибо, а «Солнце с лучами» нам не положено.

— Ах да. Сначала три простых «Солнца».

— Нет, дорогой мой президент. Сначала три «Звезды», затем орден «Славы», после чего может быть три «Солнца».

— Запросто! Секретарь уже готовит документы на три «Звезды» и орден «Славы».

— Чего это у вас засвербело в заду? Я и на бронзовую Звезду не тяну.

— Бронзовые «Звезды» вы получите за подготовку экипажей в Четвертом галактическом командном училище.

— Вы хотите вручить нам незаслуженные награды?

— Давайте не будем спорить. Все достижения нашего флота в первую очередь ваша заслуга.

— Я с вами не согласен.

— А я не согласен с вами. И еще, коль скоро разговор о наградах и чинах, подготовьте список на остальных.

— Только для военных?

— Нет, и руководство верфей, и чиновников, и сенаторов.

— Тогда первым в списке будет Ирий Леуин, ему орден «Благородства» на голубой ленте.

— Заслуженно, ума не приложу, как он умудряется заниматься научно-техническими вопросами и держать Сенат в жесткой узде.

— Вас более месяца дожидается председатель правительства Олег Александрович Веселов.

— У него на Земле проблемы?

— Да нет, децентрализация власти и распад государств высвободил на Земле много чиновников.

— А что, Анэ, давайте его сманим советником?

— При одном условии.

— Каком же?

— После того как он войдет в курс дела, вы его поставите вице-президентом.

— В чем дело, Анэ? Вам не нравится эта должность?

— Мне нравится решать военные вопросы, а составление годового бюджета и споры с министром финансов — не мое, увольте.

— Хорошо, я согласен, но передача полномочий завершится для вас вручением еще одного ордена.

— Дались вам эти ордена! — вспылил Анэ Троон.

— Я не хочу быть обвешан звездами, как новогодняя ёлка, а вы просто обязаны сверкать орденами.

— С какой это стати?

— Министр обороны, этим все сказано.

Пререкания могли затянуться до бесконечности, но в кабинет вошел Олег Александрович Веселов.

— Здравствуйте, господа, я прибыл за помощью, — председатель правительства Великоросской империи с порога заговорил о делах.

— Располагайтесь, — Сергей указал на кресла. — Выбирайте самое удобное.

— На Земле назревает недовольство среди профессиональных военных.

— Я понимаю их, — вздохнул Сергей. — Увы, в космосе нет места традиционным войскам.

— Политическая ситуация может выйти из-под контроля.

— Полагаете возможным военный переворот?

— Да. Полиция контролирует заговорщиков, но их слишком много. Высока вероятность существования более законспирированных групп.

Это уже очень серьёзно. Гражданская война на Земле отзовётся неизбежным ухудшением отношений с Галактическим альянсом. Люди предпочитают жить не просто в сытом достатке, они нуждаются в спокойной жизни. Малейший катаклизм природного или экономического характера послужит толчком к разного рода разговорам о том, «как хорошо было раньше». Героика преодоления трудностей нужна лишь в качестве досужего размышления, лежа на диване и только на полный желудок. Недовольство военных, выраженное через вооруженное восстание, изначально обречено на успех. Обычное население может пройти манифестацией протеста, военные возьмут свое дисциплиной и оружием.

— Анэ, вам придётся срочно искать планету для переподготовки нескольких миллионов солдат и военачальников.

— Любая попытка использовать регулярную армию землян приведет к неоправданным потерям, — решительно ответил министр обороны.

Он с недовольным видом отстучал пальцами на столе военный марш, затем добавил:

— Мы сейчас не воюем, пятимиллионная армия может год-другой находиться в режиме переобучения, затем снова бунт.

— А если подключить психоаналитиков? — осторожно предложил Олег Александрович.

— Ничего не выйдет, заводилы не упустят контроль из своих рук.

— Я дам им войну! — решительно ответил Сергей. — От вас, Анэ, потребуется планета для переобучения волонтеров.

— Граф! Господин президент! — возмутился министр обороны. — Мы не готовы к войне!

— Земляне сами её спланируют и начнут, за нами останется только техническая поддержка.

— Где вы можете провести боевые действия с применением примитивного огнестрельного оружия?

— На Цефей, мой уважаемый министр обороны.

— С пороховыми пушками на форты хананеев? Примитивные автоматы против плазменного или лучевого оружия? Противник расплющит их своими энергетическими щитами!

— Не горячитесь, Анэ, забытое оружие обладает одним очень важным фактором, на который я и рассчитываю.

— Поделитесь секретом.

— Он называется баллистика.

— Ха! А вы правы! Пушка в десяти километрах от цели становится недосягаемой для нашего оружия. Прямой луч упрется в землю.

Анэ Троон и Олег Александрович Веселов приступили к обсуждению мероприятий организационного характера. Военных надо собрать на Земле, перевезти на одну из малозаселенных планет, затем — оружие и техника, неизбежная модернизация и множество сопутствующих вопросов. Что такое подготовка к войне? Данный вопрос, как правило, рассматривается в контексте перечня вооружения, его количества и эффективности. Союзники встретили Вторую мировую с оружием времен Первой мировой и были разбиты. Красная армия была вооружена не в пример лучше, но первые полтора года несла тяжелые потери. Здесь укоряют Сталина, неграмотных полководцев и тупых политкомиссаров. Однако причина совсем в иной плоскости.

Фундаментом советской идеологии являлось главенство пролетариата, союз рабочих и крестьян. Оставь рабочего без премии, и получишь донос на служащего — пособника мирового империализма. Здравствуй, Колыма! Накажи солдата за пьянку или просто потребуй соблюдения дисциплины — взвод моментально накатает в ГПУ коллективную жалобу. Мы рабочие и крестьяне, а нас угнетает какой-то выродок-белогвардеец или иностранный шпион. К стенке! Учения середины тридцатых годов показали элементарную безграмотность в обращении с оружием. Снова повальные аресты, а с началом войны необученная солдатская масса просто бежала. От Балтийского до Черного моря вдоль границ стояла армия РККА в два с половиной миллиона человек. В августе 1941-го у немцев в лагерях оказалось два с половиной миллиона военнопленных. Что к этому можно добавить? Только одно — люди учились владеть оружием и побеждать врага ценой собственной жизни. Реальные изменения в боеспособности произошли только к концу 1942 года, когда основу РККА составили вернувшиеся после ранений красноармейцы и командиры.

Глава 6 КАК УКРАСТЬ ЗВЁЗДНЫЙ ЛИНКОР

Ирий Леуин внимательно выслушал предложение Сергея и практически без раздумий выдал массу оригинальных идей. Сначала разъяснил принципиальную разницу воздействия огнестрельного оружия на современные форты или мобильные средства противника. Более всего Сергея удивило утверждение о неустойчивости энергетических щитов против кинетических ударов. Плазменный или лучевой заряд имеет совершенно иную физику воздействия. Обладая намного большей энергией, он как бы растекается и поглощается силовым полем. Снаряды или пули должны при ударе сгорать, что потребует повышенной нагрузки на генератор, который может сгореть даже от автоматной очереди. Если энергетическое оружие как бы вымывает силовой щит, то кинетическое воздействует непосредственно на генератор защитного поля.

— Большое спасибо, Ирий, однако твои слова вызывают новый вопрос. Почему сегодня не применяют пороховое оружие?

— А зачем оно? Сражения на планете давно ушли в историю, достаточно повесить на орбите один простенький корабль, и ты победил.

— Логично. В случае с планетами созвездия Цефей война должна выглядеть как местечковые разборки. Погоди, а почему не применяли пороховое оружие в войне с тольтеками?

— Ты о чем?

— Я об абордажах дауров. Они же захватывали вражеские корабли.

— Здесь проблема в самих кораблях, у пули хватит кинетической энергии пробить корпус насквозь. Зачем дополнительная проблема с ремонтом?

— Я тебя понял. А как переделать танковую башню в летающую пушку?

— У тебя ничего не получится, там просто нет места, человек сидит в танке, а в башне его плечи и голова.

— Хорошо. А если сделать автоматику с дистанционным управлением?

— Быстро вычислят канал связи и подавят помехами.

— На Земле волновая связь с частотной модуляцией.

— Тогда получится, здесь о подобной связи давным-давно забыли. Только пушки переделайте на жидкий порох. Снаряд, впрыск и искра. Увеличите боезапас.

— Я хочу усилить броню за счет дополнительных керамических плиток.

— Разумно, но стекло будет еще лучше, к тому же оно рассеет часть энергии. Прикажи изготовить желтовато-красноватое стекло.

— Не вижу принципиальной разницы.

— Стекло преломляет и поглощает любое излучение.

— А не получится обратный результат? Керамика расплавится, стекло передаст энергию дальше.

— Возьми стекло пятидесятимиллиметровой толщины и проверь.

Ирий начал детально объяснять спектры и углы разложения, теорию поглощения и рассеивания энергетических лучей. Сергей окончательно запутался в дебрях теории и обреченно махнул рукой: к чему отнимать у человека время, если знаешь только основы физики высоких энергий? Он запомнил главный тезис: дополнительные слои должны состоять из множества стеклянных пирамидок. Идею надо подкинуть оставшимся на Земле учёным, они смогут разработать как саму защиту, так и технологию ее изготовления. И жидкий порох никого не должен поставить в тупик, не говоря о системе дистанционного управления. Во всяком случае, в Советском Союзе удаленное управление по радио активно применялось в 1941 и 1942 годах. Старые самолеты наводились на мосты, а катера таранили опоры мостов и стоявшие у причалов корабли.

Сергей с трудом смог уломать Ирия Леуина и избежать торжественной церемонии награждения. В результате достигнутой договорённости президент получил свой орден в Сенате. Речь Ирия больше напоминала скороговорку, без пафоса и восхвалений он скрупулёзно перечислил заслуги, которые, по мнению сенаторов, должны быть отмечены государственной наградой. Тем не менее без высокопарных слов не обошлось. Сенаторы, коих в связи с освоением новых планет набралось более четырёхсот, сочли своей обязанностью высказаться «от имени и от себя лично». Ужас! Минута на каждого — придется слушать до утра. Спасибо Ирию, он моментально оценил ситуацию и свернул церемонию, сославшись на регламент и утвержденную повестку дня. Сенаторам было предложено подготовить поздравительные адреса и переслать в канцелярию президента. Не скрывая радости, Сергей обнял председателя Сената, произнес ответную речь в стиле: «Моя награда — это результат нашего общего труда», — и быстренько отправился восвояси.

Зато церемония награждения соратников проходила в зале Героев президентского дворца. Помпезное убранство подчеркивало торжественную праздничность события, создавало волнующую атмосферу чествования героев. Глядя на стройные шеренги несколько напряженных военных и смущенные лица гражданских, Сергей в какой-то момент почувствовал себя неловко. Кто дал ему право выступать в роли президента Галактического альянса? По сути, он самый обычный самозванец, нахально ворвавшийся в президентский дворец. Заигравший гимн позволил успокоить нервы: он не рвался к власти, просто так легла карта. Сейчас он просто обязан довести начатое дело до логического конца, сделать то, что от него ожидают многие миллиарды людей.

— Меня-то за что наградили? — получая орден, шепотом поинтересовался Сереброкрылый.

— Ваше присутствие в столице помогает людям ощущать себя частью галактической цивилизации.

— Вы цените дружбу и моральную поддержку, спасибо, примите благодарность королевы и мою личную.

Секретарь посольства зачитал послание королевы, а посол повесил Сергею на грудь орден «Утренней росы». Ну дела! От ордена действительно исходил неуловимый аромат утренней свежести. Затем последовало награждение Лаветты и крохотульки Николая, которому едва исполнилось шесть месяцев. Это уже ритуальные награды, не по заслугам, а за причастность. И гномы достойно подготовились: на грудь легла цепь «Железного кулака», награды для Лаветты и сына сверкали радужным фейерверком драгоценных камней. Перехватив взгляд президента, министр иностранных дел выдал экспромт на тему награждения королевы эльфов с наследницей трона и её помощника в длинном жизненном пути. Затем последовала ода Великому Мастеру, держательнице домашнего уюта в его дворце и первому наследнику семейных традиций.

Под звуки торжественной оратории «Слава героям» кавалеры орденов перешли в зал Славы, где их встретили аплодисментами члены семей и приглашенные гости. Сергей произнес первый тост и здравицу в честь награжденных, официальная церемония перешла в чествование героев. Выждав с полчаса, когда спадет напряжение официоза, он подошел к группе высокопоставленных военных с планеты Земля. Три маршала и дюжина четырёхзвёздных генералов и адмиралов представляли вооруженные силы практически всех государств.

— Здравствуйте, господа, мне приятно видеть на церемонии награждения представителей Земли.

— Увы, господин президент, — ответил начальник Генерального штаба Евросоюза, — для нас это печальное зрелище.

— Я был уверен, что вручение наград всегда поднимает настроение любому человеку.

— Для нас это еще одно напоминание профессиональной непригодности: мы лишние, донашиваем форму и уходим в небытие.

— На Земле ликвидируют национальные армии?

— Да, большинство офицеров остаются неприкаянными. Здоровые, полные сил мужчины переходят в статус государственных пенсионеров.

— Вы знаете, в галактике есть местечко для полномасштабной войны. Потребуются не меньше десяти миллионов опытных воинов.

— Космический десант, всякие непонятные летучести. Нет, мы не осилим. К тому же у вас есть дауры.

— В том-то и дело, что там нужны люди. Предстоит наземная операция для всех родов войск без применения ядерного оружия.

— Вы не хотите афишировать причастность Галактического альянса?

— Более того, война должна пройти под флагом местных разборок.

— Для этого необходим первоначальный плацдарм и повод для объявления войны.

— Плацдарм уже есть. Что касается повода, там простые нравы — закон кулака.

Генералитет заинтересованно окружил Сергея.

— По каким критериям вы оцениваете размер армии в десять миллионов? — спросил генерал армии Вадим Сорокин.

— Требуется полностью захватить пять планет, которые после кампании полностью перейдут под ваше управление.

Послышались восхищенные восклицания: «Вот это война!» «Вот это масштабы!» Генералы дружно загомонили. Еще бы! Это не бои двух или даже десяти государств и не мечта любого главнокомандующего захватить весь мир от океана до океана. Накоротке согласовали время новой встречи для более детального разговора, определения основных задач и сопутствующих нюансов.


Космоплавание в столичной системе Тил находилось под жестким контролем военных. Девять планет, из которых четыре обитаемы, контролировались специальной надзорной службой и сотней патрульных кораблей. Официально весь этот район считался запретным для космоплавания: войти в систему не имел права ни военный корабль, ни коммерческий. Рутинное судоходство осуществлялось по специально выделенным коридорам, причем заявка на проход подавалась за десять дней. Со временем строгая система запросов и разрешений превратилась в обычную формальность, а служба в столичном округе — в привилегию для своих людей. Транспортная компания «Золотой луч» ничем не отличалась от тысяч прочих перевозчиков. Звездолёты развозили по системам Свободной галактики всевозможные грузы. Получаемый фрахт позволял фирме существовать не хуже и не лучше других. Три корабля работали на коротком плече в системе Тил. Они собирали на станциях переработки мусора полимерное сырьё и доставляли его на завод в соседнюю систему. Обычная работа, не хуже и не лучше других.

Благополучие фирмы рухнуло в один день. Обычный договор на перевозку партии маргарина закончился крахом всей компании. Никто не знает почему, но транспорт пересек границу с Единой галактикой и оказался в руках врага. Подобное происшествие не покрывается страховкой, ибо произошло в зоне военного конфликта. «Золотой луч» виновен и обязан возместить стоимость груза и выкупить пленённый экипаж. Хананеи вернули всех, кроме капитана, пришлось выплачивать страховые деньги его семье. Сильный удар по финансовому равновесию дополнился падением рейтинга и снижением общего объема перевозок. На фирму надвигался призрак сокрушительного банкротства. Когда поступило предложение о покупке компании, директорат ответил незамедлительным согласием. Какого-то мигранта с планеты Алькурхах встретили чуть ли не аплодисментами. Покупатель оказался непрост и в первую очередь выложил полный банковский анализ текущего финансового положения. В результате «Золотой луч» продали новому хозяину за символическую плату в одну кредитку. К чему пустые торги, если через месяц кредиторы арестуют все счета, включая личные накопления.

Вопреки пессимистичным прогнозам, новый хозяин не только стабилизировал положение, но и начал покупать корабли, в основном пассажирские. «Золотой луч» переориентировался на перевозки в созвездие Цефей, а корабли никогда не возвращались обратно. Но кого это интересовало? Внимательный человек мог легко заметить, что пассажиры отправлялись полными семьями. По внешнему виду — самые настоящие безработные или так называемые очередники государственного резерва, они шли в свои каюты в волнительном ожидании новой жизни. Создай государство миграционную службу и узнай профессии беглецов, сразу схватились бы за голову. Уезжали высококвалифицированные специалисты практически всех направлений промышленного производства. Молодые ученые размещались в каютах робкими группами, отвергнутые изобретатели и вузовские преподаватели громогласно спорили о новых перспективах. Люди уезжали работать и получать за свой труд достойную оплату, у каждого из них в кармане лежал подписанный контракт.

Для Сергея снова началась горячая пора. Разведка собрала полноценное досье по всем заброшенным космическим объектам как Единой, так и Свободной галактики. Доставка законсервированных заводов, сырьевых баз, учебных центров и тому подобного планировалась путём прямой телепортации. Необходимой энергией эти космические гиганты не располагали, поэтому потребовалось некоторое время для строительства специальных мобильных энергоустановок. Сергею предстояло снова активировать спящие бортовые компьютеры, и он начал вояж с системы Поррима, откуда предстояло увести по-тихому два завода и базу сырьевых ресурсов. Буксиры, не церемонясь, нагло выталкивали объекты на границу системы.

— Никто не запрашивал причин вывода заводов из системы? — поинтересовался Сергей у молодого инженер-лейтенанта Сипагина.

— Отмажемся! — отмахнулся молодой офицер. — После выключения автоответчиков никто даже не удосужился проверить причину.

— Как вы оцениваете мобильную систему телепортации?

— Я присутствовал на испытаниях, там прошло без задоринки. Сегодня первое боевое применение. Посмотрим.

Посмотреть было на что. Выведенные на границу системы многокилометровые шары ярко вспыхнули и исчезли, в космическом пространстве начала разворачиваться красочная панорама северного сияния. Корабли обеспечения стояли наготове, они стремительно бросились на гигантскую феерию разноцветных всполохов, начался отстрел всевозможных накопителей, отражателей, поглотителей и прочих средств маскировки. Галактический альянс приступил к операции по выводу на свою территорию законсервированных предприятий и учебных центров.


Транспорт «Луч удачи» совершал очередной рейс по сбору полимерного сырья. Офицеры службы контроля за движением донимали рутинными вопросами, отслеживали своевременность докладов при прохождении контрольных точек и каждые двадцать минут напоминали о необходимости соблюдать «Наставление по астронавигации в особом районе Тил». Сергей стоял в ходовой рубке в ожидании команды капитана на телепортацию.

— Господин адмирал, вы ничего не забыли?

— С вами, Владислав Яковлевич, забудешь! — ворчливо ответил Сергей. — Вы, как нянька, всё сто раз проверили, затем сто раз перепроверили.

— Там три объекта практически впритирку, удаление между ними не превышает трехсот километров. И охрана меняется еженедельно. При малейшем сомнении — сразу назад. Договорились?

— Если бежать при любом сомнении, то незачем туда отправляться. Мы практически ничего не знаем о биокибернетических сторожах.

— Подождали бы отчета из ГРУ.

— Агентуре нельзя спешить, эту хрень мы уведем без их помощи.

— Уж слишком страшно выглядят эти сторожа, — нервно передернув плечами, заметил капитан транспорта.

— В отчетах указано, что прообразом сторожей являлись крабы-песчаники.

— А я о чем? Сухопутная тварь полуметровой высоты и двухметрового диаметра, да еще мозжечок охранной собаки.

— Это хорошо, — усмехнулся Сергей. — Команда «к ноге» заложена на уровне инстинкта.

— Не шутите так — клешни на зависть любой гильотине.

— Брошу палку и крикну «апорт».

— По этой команде они должны сесть? Я не собачник, команд не знаю.

— Наверное, побежать за палкой. Я тоже не знаю.

— Приготовиться! Вектор +87/-16 — 1673. Готовность одна минута!

Сергей ввёл координаты, мысленно ещё раз перечислил взятое оборудование и закрыл бронестекло скафандра. Телепортация планировалась на внешний корпус Центра генной модификации, в нишу между антеннами связи. Планировка станции так и осталась тайной, и не по причине высокой секретности, просто за давностью лет документация ушла в глубокий архив. Так что попытка прямого перехода во внутренние помещения могла привести куда угодно и закончиться плачевно. О телепортации к причалам не могло быть и речи, станция под охраной, в том числе установлено присутствие десятка биокибернетических сторожей. Этот симбиоз биотехнологий и кибернетики также оставался в числе неизученных проблем, никто не мог предположить таящуюся в них опасность. Капитан транспорта «Луч удачи» совершенно прав, внешний вид этой хренотени вызывал страх и омерзение.

Начался отсчет:

— Три, два, один, пошёл!

Сергей активировал телепортацию и оказался в ловушке: ниша, образованная тремя пирамидальными опорами, намертво блокировала его ноги.

— Всё нормально? — Вопрос пришел по ментальному каналу связи десантников.

— Разбираюсь, здесь не так уж и просторно.

— Я могу сбросить скорость.

— Не надо, Служба контроля за движением задолбает вопросами, для проформы могут прислать инспектора.

— У меня на борту полный порядок, инспектору не придраться.

— Продолжайте свое дело, у меня впереди много времени.

Насчет времени Сергей был прав. Операция по захвату Центра генной модификации и Центра высшего командного мастерства рассчитана на месяц. Ну попал! Ощущения как у вкопанного в поле столба, ноги зажаты, а руками никуда не дотянуться. Пришлось снова активировать телепортацию и приподняться на полметра, затем раскорячившись встать на четвереньки и выбраться на внешнюю обшивку станции. Подобного сюрприза он никак не ожидал: по своему принципу телепортация исключает перемещение объекта в место с недостаточным объёмом. Всё, забыли, беремся за дело. Сначала осмотр, для чего приготовлен целый рой автономных камер видеонаблюдения. Крохотульки жучки-шпионы на микроскопических гравигенераторах отправились в автономный полет, развернутая голограмма станции начала дополняться мелкими деталями. Один из вариантов проникновения вовнутрь предусматривал использование люков ремонтно-технического обслуживания.

Наконец появилась деталировка причалов, где виноградной гроздью висело несколько десятков кораблей. Вероятнее всего, вместе с Центром генной модификации законсервировали и приписанный к нему флот обеспечения. Жучки-шпионы закончили изучение внешнего контура и пчелиным роем собрались у центрального входа. Сергей перекрестился и телепортировался на причал, тихо, индикатор атмосферы загорелся ровным зеленым светом. Так и должно быть, искусственная гравитация удерживает и воздух. Судя по голограмме, инженерные ворота, как и проход для персонала, плотно закрыты. Осторожно, чуть ли не на цыпочках, прошел по причалам, всё говорило о многолетнем запустении. Корабли стояли с задраенными люками, на причале погашены индикаторы гравитационных замков, общая картина ничем не отличалась от отстойных пирсов верфи в системе Аува. Ближайшим, судя по конфигурации корпуса, стоял танкер, Сергей подошел поближе и послал ментальный приказ:

— Открыть входной люк!

Томительно потянулись минуты. Наконец зашипела гидравлика и люк как бы нехотя, с мелкими рывками, вышел из пазов и отошел в сторону.

— Танкер ЦГМ-1804 приветствует президента Галактического альянса, адмирала Алексеева.

Уже хорошо. Будет чем заняться, пока жучки-шпионы закончат изучение внутренних помещений. Да и обитать в каюте намного удобнее, чем маяться в бронескафандре. Сергей решительно вошел вовнутрь. Собранные у причала корабли принципиально ничем не отличались от более древних аналогов Галактического альянса. Можно предположить существенную разницу в двигателях, более высокоточной аппаратуре или других технических нюансах, но для пользователя, каким по сути являлся экипаж, она не существенна. Началась ставшая привычной круговерть по активации компьютеров и последующего подключения к общегалактической сети. Завершив работу, Сергей развернул голограмму Центра генной модификации и ахнул: в коридорах и помещениях обитало более сотни биокибернетических сторожей. В общем-то самые обычные песчаные крабы, что резво бегают вдоль линии океанского прибоя. Разница лишь в том, что здесь они гигантских размеров и с мозжечком служебной собаки.

Сама охрана состояла из семи человек, шестеро обслуживали эту свору членистоногих и один старший. Непонятно, если это питомник, то должно быть мелкое потомство, если это центр дрессировки, тогда необходим учебный полигон. Оба варианта отпадали, нет мелюзги, как и нет специальных помещений для обучения. По большому счету проблема биокибернетических сторожей Сергея вообще не интересовала, беда в другом: два страшилища, поджав конечности, лежали рядом с компьютером. При обсуждении вариантов проникновения в Центр генной модификации учитывались различные ситуации, в том числе и отвлечение сторожей. В арсенале Сергея находились звуковые, световые, голографические и прочие обманки. Хреново, без помощника не обойтись, одному невозможно контролировать тварей и одновременно работать с компьютером. Пришлось разворачивать станцию дальней ментальной связи и посылать запрос. Ответное сообщение обещало подмогу через три дня, когда в систему Тил войдет транспорт «Луч благополучия».

Дабы попусту не терять время, запустил в главный коридор несколько обманок, надо заранее определить раздражители, на которые лучше всего реагирует эта свора. Задав мобильному компьютеру программу и установив ограничительные рамки, Сергей отправился на причал Центра высшего командного мастерства. И здесь облом: отправленные на разведку камеры видеонаблюдения обнаружили во внутренних помещениях полчища членистоногих сторожей. Плюнув от досады, оставил парочку жучков-шпионов для составления плана помещений, после чего телепортировался к причалу последней орбитальной станции. Компьютер Центра астронавигации и космографии идентифицировал её как объект значительных размеров. Столь невнятное объяснение дразнило воображение и подталкивало к скорейшему изучению таинственной громадины.


Нет ничего хуже сюрпризов, ибо они констатируют собственную недальновидность. Подошвы бронескафандра глухо ударили рифленое покрытие, и сразу стало ясно, что это не причал, а десантный пандус. Странно, на орбитальных боевых станциях предусмотрено несколько пирсов, на крупных кораблях делают лацпорты, а здесь нечто новое. Нечего гадать. Первым делом выпустил очередной рой жучков-шпионов, затем осторожно пошел к открытым воротам. Попутно развернул голограмму, на которой постепенно начали проявляться детали непонятного объекта. Сергей прислушивался к интуиции, всё вокруг что-то ему напоминало, ассоциировалось с чем-то хорошо знакомым. Он остановился, внимательно осмотрелся — нет, ничего подобного в жизни он не видел, но ощущение встречи с чем-то знакомым по-прежнему оставалось. Озираясь по сторонам, он прошел последние десять шагов и вспомнил: пандус, герметичное закрытие огромных ворот и открывающийся вид на просторный ангар по своей конструкции напоминали торговые суда для перевозки автотехники. Разница только в масштабах конструкции: на флоте по аппарели заезжали автомобили, экскаваторы, краны и прочая тяжелая техника, здесь же в ангаре стояли небольшие корабли.

Сергей решил не строить пустопорожних догадок и решительно направился к входу во внутренние помещения. Затхлый воздух давно не вентилируемых помещений, толстый слой пыли и опечатанные двери, обычная картина выведенного в резерв корабля. Прикинул на голограмме приблизительный маршрут поиска: беда, год мыкаться по коридорам и туннелям, раньше до компьютера не добраться, если только случайно. Тоскливо посмотрел на выключенный лифт и прислонился к переборке, надо подумать. У него только одна зацепочка, стрелочки путей эвакуации к спасательным капсулам. Сами капсулы традиционно устанавливаются на равном удалении от любой точки нахождения членов экипажа. Большинство людей неверно понимают смысл спасательных средств, на шлюпках или капсулах никто никуда не путешествует. Морское судно, как и самолёт, имеет свои «чёрные ящики», которые в случае гибели автоматически всплывают и начинают подавать сигнал бедствия. Сигнал принимает спутник и определяет место буя с точностью до сантиметра. Так что спущенная на воду спасательная шлюпка должна находиться на месте гибели судна. Для боевого космического корабля предусматривается какой-то радиус безопасности на случай взрыва силовой установки. Тем не менее запаса хода у аварийной капсулы не может быть. Спасательная операция проводится в месте гибели, а горячие головы могут завести крошечное суденышко в неведомые дали.

Что же, придется бежать по трапам к месту расположения шлюпок и уже оттуда начинать свои поиски. Еще раз глянул на голограмму и… Что это? Автономные камеры ясно показали дюзы двигателей! Он на борту гигантского, нет, титанических размеров корабля? Чушь, такого не может быть, но картинка не могла быть фальсификацией. В таком случае поиск компьютера намного упрощается, найти ходовой мостик проще простого, а там нетрудно добраться и до боевой рубки. Сергей дал конкретный приказ одному из жучков-шпионов, а сам пристроился у трапа: война войной, а обед по расписанию. Перекусил сытно и вкусно. Походный паек предусматривал как калорийность, так и наполнение желудка. К этому моменту на голограмме отчетливо проявилась панорама мостика, а сам жучок стал опорной точкой для телепортации.

Центр управления этим гигантом поражал своими размерами, зал кинотеатра, да и только. Осталось выяснить его функциональное назначение, может, это космический скиталец для правительства Свободной галактики? Вон американцы придумали на случай военной угрозы спрятать своего президента в самолет. Глупо, спутник быстро вычислит жирную мишень, а сбить её не составит никакого труда. На Украине потеряли ракету образца 1957 года, так она сама нашла себе цель, причем на удалении в три сотни километров. Сергей пошёл вдоль пультов управления, судя по креслам, здесь должно сидеть не менее трёх десятков человек. Не мостик, а конференц-зал.

— Ударный корабль «Покоритель галактики» АА-002 приветствует президента Галактического альянса адмирала Алексеева.

Несколько сипловатый голос из динамика громкой связи заставил вздрогнуть.

«Так и заикой можно стать, — ментально ответил Сергей. — Зачем так людей пугать?»

— Ментальная связь с компьютером запрещена специальным циркуляром Адмиралтейства, — снова прогремел динамик.

— Циркуляр отменяется, в Галактическом альянсе стандарты управления остались неизменными.

— Принято, — теперь уже ментально ответил компьютер.

— Данный корабль зарегистрирован под номером АА-002. Сколько всего кораблей в серии?

— «Повелитель галактики» АА-001, «Покоритель галактики» АА-002 и «Победитель галактики» АА-003. Построено всего три ударных корабля.

— Почему «Покоритель галактики» выведен из состава действующего флота?

— Приказом Адмиралтейства все три корабля поставлены на отстой. Причиной послужил слишком маленький запас топлива.

— Что значит «слишком маленький»?

— Корабельных запасов хватает только на пять ходовых суток.

— Теоретики напихали пушек и генераторов защитного поля, предложив включить в состав эскадры танкеры снабжения?

— Так точно, господин адмирал! На борту отличное вооружение и уникальная система сегментарных защитных полей.

А вот это уже интересно: недостатком силового поля являлось его непроницаемость с обеих сторон. Защищая корабль, поле одновременно исключало возможность ведения огня. Невозможно прятаться за броневым листом и одновременно сквозь него стрелять. По принципу действия силовой щит коконом окутывал сразу весь корабль, и дырочку для пушки в нем не прорезать. В момент залпа генераторы необходимо выключить, что создавало сложности как в управлении огнем, так и в проведении всего боя в целом. Значит, ученые Свободной галактики нашли решение этой проблемы.

— Развернуть боевую схему расположения защитных полей!

— Принято.

Голограмма гигантского космического монстра пугала огромным количеством протонных орудий и лучевых установок. Силовые щиты по конфигурации напоминали сегменты футбольного мяча, что давало артиллеристам возможность вести бой без ущерба для защиты всего корабля. Интересное воплощение инженерной мысли, но не бесспорное. История Земли знает множество случаев строительства оригинальных кораблей, когда в угоду тем или иным качествам жертвовали другими боевыми характеристиками. Практически всегда уродцы быстро отправлялись на разделку, предварительно пройдя через полигон в качестве мишени. Проект должен быть сбалансированным, иначе незначительные отклонения могут оказаться причиной фатального конца. Англичане долгое время шли в лидерах неудачных проектов, на линкорах срывало с погон башни главного калибра, на крейсерах собственная волна заливала палубу и много других, порой казусных случаев. Сейчас пальма первенства — за Америкой, причем из проекта в проект повторяется одна и та же ошибка: корабли не мореходные, они способны к боевым действиям только в условиях тихой погоды.

Ладно, это всё лирика. Гиганты пригодятся Галактическому альянсу, все три послужат отличной страшилкой. Что касается неуязвимости кораблей, здесь они бессильны против хитроумных торпед с автономным наведением. Разработка ученых с верфи Альгур входит в разряд абсолютного противокорабельного оружия.

— Как подключить центральный компьютер к общегалактической системе связи?

— Это запрещено особым приказом Адмиралтейства.

— Приказ отменяется. Корабль приготовить к транспортировке в ремонтные доки Галактического альянса.

— Принято. Приступаю к созданию новой коммутационной линии.

Из отверстия в палубе, которую Сергей принял за шпигат, выползла аморфная масса, напоминающая своим внешним видом пшенную кашу. Так вот как выглядит ремонтная биомасса! За тысячелетия противостояния хананеи и маруты во многих научных направлениях пошли разными путями. В частности, ученые Свободной галактики достигли большого прогресса в биокибернетике и используют специальную биомассу вместо привычных микроманипуляторов. «Пшённая каша» практически бесшумно проскользнула под ногами и скрылась в одном из пультов управления.

— Зачем на корабле десантный пандус и ангар с транспортами?

— В штатном расписании предусмотрен корпус космической пехоты для десанта на планету противника.

Круто! На одном корабле можно разместить дивизию дауров! С такими силами не страшно вступать в открытое противостояние, тем более что оба государства давно забыли о телепортации.

— За сколько дней корабль будет приготовлен к ремонту и дооборудованию?

— Расконсервация силами ремонтной биомассы займет не менее двух недель.

— Отлично, по готовности приступить к работам.

— Вы планируете ввести корабль в строй?

— Да, все три ударных корабля войдут в состав действующего флота Галактического альянса.

— Что за модернизацию вы планируете?

— Дооборудуем системой телепортации, это снимет проблему дозаправки топливом.

— Разгадан секрет тольтеков?

— В общем-то не было никакого секрета, их разведка сумела увести наших ученых в ложном направлении.

По мере активации периферийных постов управления Сергей выводил на командный пункт информацию о вооружении, тактических характеристиках и общей концепции гигантского корабля. Выход в галактическую сеть позволил связаться с Адмиралтейством и сообщить интересную новость контр-адмиралу Лаулу Меалис. Специалисты практически сразу оккупировали более сотни каналов связи, а Сергей повторил хакерский приём, который испытал на трофейном крейсере «Суровый». Нахальный вход в компьютер Адмиралтейства Свободной галактики по линии выведенного в отстой корабля не вызвал негативной реакции. Первый запрос касался координат «Повелителя галактики» АА-001 и «Победителя галактики» АА-003, затем он узнал местоположение всех баз отстоя кораблей. Сам по себе факт существования резерва не мог не обрадовать Сергея. Что ни говори, а строительство военного флота ложилось тяжелым бременем на промышленность Галактического альянса. Испытывая острый дефицит рабочей силы, приходилось буквально балансировать на грани обеспечения потребления и запросов военных, а здесь реальный шанс усилиться за счет своего противника. Коль скоро война снова перешла в вялотекущий процесс, логично предположить существование аналогичных резервов и у Единой галактики.


Последующие три дня Сергей изучал огромный корабль или просматривал приказы Адмиралтейства Свободной галактики. Время пролетело быстро. Он едва успел вернуться в Центр генной модификации к назначенному сроку. Телепортировался в стоящий у причала танкер, где оставил координатный маячок. Первым делом решил выяснить результаты проверки реакции биокибернетических сторожей на акустические и оптические обманки. Развернул голограмму отчета и ахнул, компьютер так и не справился с поставленной задачей. Более того, программа вляпалась в проблему равнозначных решений и тупо пыталась выяснить, какой из двух вариантов лучше. Внешне это выглядело даже забавно: включался излучатель инфразвука, и толпа членистоногих мчалась по коридору, бешено вращая растопыренными на жгутиках глазами. Сгрудившись под крохотной обманкой, биокибернетические сторожа пытались дотянуться до источника звука, в результате получалась настоящая свалка. Затем компьютер переключался на источник ультразвука, и палуба содрогалась от топота огромной стаи, теперь уже мчавшейся в другой край станции. Вспышка телепортации осветила каюту. Перед Сергеем предстал стройный офицер.

— Господин адмирал, лейтенант Андрей Махонин прибыл в ваше распоряжение.

— Садитесь, лейтенант, сейчас разберёмся с логикой биокибернетических сторожей и обсудим план действий.

— Из этих паукообразных страшилищ маруты сделали сторожей?

— Выглядят жутковато, но созданы они на основе песчаных крабов, а не пауков.

— Какая разница? Жуть, да и только.

— Видок у тех и других неприятный, а разница принципиальная. У крабов клешни, а у пауков ядовитое жало.

— Господин адмирал, а что вы сейчас делаете? — глядя на внешне бестолковую беготню стражей, спросил Андрей Махонин.

— Увожу членистоногую погань на другую палубу, мне здесь работать с компьютером, а они тут устроили стойбище.

— Что я должен делать?

— Вам предстоит удерживать эту свору на другой палубе.

— Уй, я постараюсь. А как долго мне их гонять по коридорам?

— Пока я не завершу активацию компьютера. Если всё пойдет нормально, то часа через три можно будет перебраться в директорский кабинет.

— Смотрите! Охрана пытается их согнать обратно вниз.

И верно: двое охранников, крича и размахивая руками, преградили тварям дорогу. Подобный поворот событий не устраивал Сергея. Он выключил акустический манок и дал команду переместить его дальше по коридору в просторный конференц-зал. Там хватит места для всех биокибернетических созданий, и лейтенанту легко будет удержать их на одном месте, и охране не составит труда присматривать за своими подопечными. Компьютер быстро нашел новое место для обманки и включил инфразвуковой сигнал. Членистоногие резво рванулись мимо своих попечителей. По всей видимости, действия биокибернетических сторожей оказались слишком необычными, поскольку охранники схватились за оружие и начали стрелять на поражение. Лучше бы они этого не делали. Через несколько секунд от людей осталось кровавое месиво.

— Вот дела! — огорчился Сергей. — Какого хрена они схватились за оружие!

— Вы обратили внимание на стремительность атаки? Против такого врага трудно устоять.

— Маруты изучают правило граблей.

— Как это?

— Сами себе создают проблемы. По законам галактического альянса создавать любые искусственные биологические формы давным-давно запрещено.

— Почему же запрет не коснулся дауров?

— Сегодня никто не сможет на это ответить, более того, все теоретические разработки уничтожены специальным решением Сената.

— Безумцы! — воскликнул Андрей. — Что они делают!

В конференц-зал вбежали оставшиеся охранники и с ходу принялись расстреливать членистоногих монстров. Началась битва за выживание. Крабообразные твари толпой ринулись на врага и в мгновение ока растерзали в клочья.

— Удерживайте эту гадость в конференц-зале. — Сергея передёрнуло от отвращения. — Надо поскорее разбудить компьютер и убираться.

— Вы правы, господин адмирал, охрана должна была подать сигнал тревоги.

Собственно активация прошла достаточно быстро, а дальше пришлось затаиться на несколько дней. Сначала прибыл карательный отряд и безжалостно перебил всех биокибернетических сторожей. Причём и в Центре генной модификации, и в Центре Высшего командного мастерства. Следом явилась комиссия по изучению причин происшествия. Они с умным видом осматривали палубы и переборки, делали какие-то пометки и пытались активировать компьютер. Эта процедура получилась самой продолжительной, ибо электронные мозги игнорировали команды прежних хозяев. Впрочем, следственная комиссия в какой-то мере оказалась полезной для Сергея. Когда чиновники перебрались в Центр высшего командного мастерства и активировали центральный компьютер станции, «диверсанты» телепортировались на «Покоритель галактики». Зачем ожидать окончания работы комиссии, если появился шанс завершить начатое дело через главный командный пункт корабля? Сначала установили связь между компьютерами, затем провели процедуру подчинения Галактическому альянсу. Завершающий этап сопровождался проклятиями чиновников.

— Компьютер! — кричал глава комиссии. — Приказываю ответить на мой вопрос!

— Вам отказано в доступе.

— У меня неограниченные полномочия!

— Вам отказано в доступе.

— Ты не имеешь права отказывать мне!

— Вам отказано в доступе.

— Я председатель комиссии! Моя подпись идет второй после министра внутренних дел!

— Вам отказано в доступе.

— Кто должен подтвердить мои полномочия?

— Вам отказано в доступе.

Неизвестно, как долго продолжался бы этот цирк, если бы не вмешался секретарь комиссии:

— Господин председатель, да плюньте вы на компьютер, у него от старости заглючили мозги.

Подсказка понравилась чиновнику, для которого главным было сохранить реноме в глазах своих подчиненных.

— Давно пора отправить этот мусор на свалку! Обязательно напишу докладную, собрали всякий хлам!

— Отличная идея! — Сергей обернулся к лейтенанту. — Должна сработать.

— Извините, господин адмирал, — потупился Андрей. — Я не понял вашей мысли.

— Мы задержимся здесь еще на недельку. Вы никуда не спешите?

— Да нет, — совсем растерялся лейтенант. — Я на службе.

— Вот и чудненько, соединяйтесь с Адмиралтейством и выполняйте их указания по изучению корабля.

— Это корабль?! Такой огромный?

— Да, извините, я совсем забыл вам представить — ударный корабль «Покоритель галактики», идентификационный номер АА-002.

— Вот это да! Он же больше любой орбитальной боевой станции!

— Компьютер! Принимай первого члена экипажа, стажёр оператора управления огнём главного калибра с допуском к самостоятельному несению вахты, лейтенант Андрей Махонин.

— Принято, первый член экипажа внесен в журнал офицерского состава. Разрешите вопрос?

— Да, прошу.

— Дауры будут на борту?

— Разумеется, одна бригада в составе двух полков плюс инженерно-технический состав и обслуживающий персонал.

— Принято.

— Прошу объяснить причину вопроса.

— В базе данных Свободной галактики нет никаких сведений о даурах. Последняя информация внесена более семи тысяч лет назад.

— Проще связаться с компьютером Адмиралтейства Галактического альянса.

— Оттуда сообщили, что полный пакет обновлений поступит к окончанию модернизации на верфи Кохаб.

Осторожничает Лаул Меалис, не хочет делиться информацией до тех пор, пока корабль окончательно не перейдет под его контроль. Ну да ладно, каждый должен делать своё дело. Если президенту вникать во все детали, то стратегические вопросы или останутся без внимания, или их придется перепоручить своим помощникам. Мда, ещё один пунктик. Сергей откровенно самоустранился от обязанностей правителя Галактического альянса, и вместе с тем штат советников практически отсутствует. Если не принимать во внимание помощь компьютеров, поступки президента носят спонтанный характер. Хотя нет, идея с пиратским захватом законсервированных станций, кораблей и верфей никак не связана с подсказками извне. И внедрение на планеты созвездия Цефей является результатом совместной работы ГРУ и СВР. Нет, всё не так плохо и отнюдь не однозначно, компьютеры на его стороне, но основная помощь — от людей. Что же, коль скоро бывший председатель правительства Великоросской империи взялся за вожжи вице-президента, то на него автоматически ложится груз организации околопрезидентской чиновничьей гвардии. Олег Александрович Веселов обладает всеми необходимыми навыками и способен создать правильную структуру управления альянсом.


Чиновники десять дней добросовестно опрашивали охранников Центра высшего командного мастерства. Вызвали бригаду специалистов по замерам состава атмосферы, освещения и прочим параметрам обитания. Лейтенант Махонин с видимым удовольствием изучал огромный корабль. С утра и до поздней ночи лазил по самым удаленным уголкам и шхерам. Впрочем, и Адмиралтейство регулярно его озадачивало всевозможными поручениями. Требовали то составить описание боевых постов, то дать заключение о бытовых условиях в каютах младшего сержантского состава. Сергей практически жил в Главном командном пункте, благо адмиральская каюта находилась рядом, вернее не каюта, а вторая спальня. Удобно, в боевом походе при срочном вызове никуда не надо бежать, открыл дверь — и перед глазами полная картина окружающей обстановки. В данном конкретном случае он следил за работой комиссии и попутно самым беззастенчивым образом скачивал базу данных из компьютера Адмиралтейства Свободной галактики. Приказы и циркуляры являются самой важной информацией, ибо начальство страшнее любого врага. В условиях войны противника можно хорошо подловить на строгом соблюдении всевозможных инструкций и предписаний.

Наконец комиссия закончила свою работу и убралась восвояси, а Сергей немедленно телепортировался в Центр высшего командного мастерства. Надо разобраться с программой обучения и определить реальную пользу от подобного приобретения. Убывшие чиновники не скоро вынесут свой вердикт, для создания видимости собственной значимости они прозаседают не менее месяца, так что есть шанс пройти курс обучения.

— Центр высшего командного мастерства приветствует президента Галактического альянса адмирала Алексеева.

— Прошу перечислить программы переподготовки.

— Центр рассчитан на повышение квалификации высшего командного состава. Курс обучения давал право на служебное продвижение.

— Что послужило причиной закрытия Центра?

— Совет Адмиралтейства признал дополнительное обучение излишней тратой времени и денег.

Сергей приступил к просмотру учебных программ. Его предположение оказалось верным — он находился в Академии. Причиной закрытия столь важного центра подготовки адмиральского состава послужил самый обычный волюнтаризм нового министра, который занял свой пост благодаря личным качествам, но не имея при этом соответствующего высшего военного образования. Можно сказать, что сначала здесь сработал свой вариант хрущёвщины, затем высшее военное руководство намеренно забыло о Центре высшего командного мастерства. Не имея должного образования, военачальники не хотели столкнуться с конкуренцией снизу, учебное заведение было принесено в жертву карьерным интересам. У военных аппаратные дрязги выражены более ярко, ибо базируются на принципе единоначалия. Штабы и управления находятся вдали кораблей и театра военных действий, соответственно само понятие боевой подготовки флота трансформируется в расплывчатую абстракцию.

Перечень факультетов заставил улыбнуться, здесь, на другом конце галактики, обнаружилась полная идентичность с Академией ВМФ. Зато принципа обучения через ментальную область головного мозга не существовало и в помине. Пришлось перегонять учебные программы через компьютер Четвертого галактического командного училища. Затем отправляться в Центр генной модификации, где имелась соответствующая аппаратура для передачи адаптированной информации ментальным способом. Тем не менее всё получилось, и Сергей мог себя поздравить с приобретением новых знаний. Вернувшись на ударный корабль «Покоритель галактики», первым делом вошёл в компьютер Адмиралтейства Свободной галактики и проверил последние циркуляры. Комиссия по расследованию инцидента с биокибернетическими сторожами закончила свою работу, что подтверждалось новой инструкцией. Что же, пора завершать начатое дело.

— Внести сегодняшним числом новый приказ за подписью первого зама начальника Адмиралтейства по общим вопросам.

— Линия связи с административным отделом установлена.

«Приказ № АО-4918-ОВ/7912

О приведении в надлежащий порядок прилегающих к базам акваторий и особых районов.

В последнее время участились случаи самопроизвольного дрейфа выведенных из эксплуатации военных объектов, кораблей и транспортных средств. Для наведения надлежащего порядка приказываю:

1. Начальникам баз и особых районов произвести ревизию подконтрольных территорий.

2. Акватории очистить от космического мусора, мешающие надлежащему космоплаванию объекты убрать и доставить к местам переработки вторичного сырья.

3. О выполнении приказа доложить в месячный срок.

Подпись. Регистрационный номер».

— Принято. Приказ зарегистрирован и направлен адресатам по линии административного отдела.

Выждав три дня, он снова проверил рутинные приказы, после чего добавил еще парочку за подписью начальника административно-хозяйственного отдела особого района Тил.


Дежурный офицер Назаф Тормё строго следил за внешним видом операторов службы контроля движения кораблей. Это столица, а не какой-нибудь там заштатный гарнизон, где офицеры позволяют себе выходить на службу в неприглядном виде. Здесь каждая пуговица должна строго соответствовать уставу, а аксельбанты лежать ровной линией. Ещё раз окинув суровым взглядом сидящих за пультами подчиненных, он включил линию связи с базой вспомогательных кораблей. Вызов поступил минут двадцать назад. Но что может быть важного у этих неудачников? Там служит списанная с боевых кораблей всякая шваль. Одних выгнали за пьянку, других — за неуставные отношения, третьих — за элементарную бездарность.

— Что там у вас? — вопрос прозвучал небрежным плевком.

— У нас приказ вывести за пределы системы объекты номер 2011, 2012 и 2013.

— Ну и что?

— Прошу разрешить буксирам РБ-7123, РБ-7151, РБ-7128 и РБ-7171 на переход к указанным объектам.

— Разрешаю. Буксирам после выхода держать связь с операторами службы управления движением.

Не успел Назаф поудобнее устроиться в кресле, как поступил вызов от оператора первой зоны:

— Господин капитан второго ранга, буксиры собираются снять с орбиты объекты номер 2011, 2012 и 2013.

— Пусть снимают.

— Без приказа нельзя.

— Приказ получен.

Смешной, здесь без приказа свыше никто себе зад не почешет.

— Господин капитан второго ранга, прошу сообщить номер приказа, — не отставал оператор.

— Записывай, номер 3895-ОБТ-9379/8994 за подписью начальника административно-хозяйственной части особого района Тил.

Вот зануда, им бы только бумажки перекладывать да рапортички заполнять. Без приказа никто не посмеет даже старую рухлядь переставить с одного причала на другой. Снова замигал огонёк вызова с базы вспомогательных кораблей.

— Ну что ещё?

— Прошу разрешить линейным буксирам «Один», «Фюн» и «Тор» перейти к объектам номер 2011, 2012 и 2013 для буксировки за пределы системы.

— Валяйте.

Буксировщики один за другим вывели огромные станции за пределы системы Тил, где их уже поджидали гражданские буксиры. Работа выполнена, можно возвращаться на причалы своей базы, правда, на месте станций остались автоматические буйки с прежним идентификационным кодом, но это уже не их дело. Дежурный офицер Назаф Тормё равнодушно глядел на голограмму особого района, всё как и прежде, никаких изменений. Зелёненькие маркеры с номерами 2011, 2012 и 2013 оставались на прежнем месте. Также незаметно из компьютера исчез приказ за номером 3895-ОБТ-9379/8994, факт буксировки могла подтвердить только запись в журнале оператора первого района. Через три дня в безлюдном районе галактики развернулось серебристое свечение. Это мобильный портал отправил трофеи к месту дальнейшего прохождения службы.

Глава 7 МИГРАНТЫ

Арвад принял Сергея с распростертыми объятиями и первым делом поспешил поделиться последними слухами.

— Вы слышали, мой дорогой друг, о фиаско нашего Адмиралтейства?

— Неужели маруты дали сражение и разбили ваш флот? — ехидно улыбнулся Сергей.

— Что вы, последние десять лет война напоминает о себе только мелкими и безрезультатными стычками.

— Тогда о каком фиаско может идти речь?

— В системе Аува появился неизвестный корабль. Наш дозор начал его преследовать, гонял почти месяц и исчез.

— Вероятнее всего, дозор принял неизвестное физическое образование за корабль. Такое случается и в космосе, и в атмосфере.

— Нет, нет! Я не совсем правильно выразился! Исчез наш дозор!

— Это похоже на мистику. Военные корабли не могут исчезнуть.

— В том-то и дело! А через месяц выясняется, что вместе с дозором исчез и крейсер ВЦ-14016.

— Я склонен предположить о непредвиденной катастрофе или воздействии неизученного физического образования.

— В любом случае должны были остаться следы катастрофы. Нет, здесь явно прослеживается рука марутов.

— Почему именно марутов? Вы полностью исключаете причастность дьяусов или ясторфов?

— Разумеется! Дьяусы со своим древним флотом на такое просто не способны, к тому же они нас боятся и не полезут на рожон.

— Возможно, не спорю. А ясторфы не могли подкинуть подобную гадость?

— Им-то зачем?

— Выкрасть три корабля и создать собственный флот.

— Не смешно, одна система, две планеты. Ни боевых станций, ни военного флота. Нет, здесь явно поработали маруты.

— Неужели командиры сразу трёх кораблей могли попасть в ловушку?

— В том-то и дело! Командир крейсера контр-адмирал Луций Евпакул и командир эскадры вице-адмирал Ваал Селевид выполняли особое задание Адмиралтейства.

— Отсюда вывод — они стали жертвой предательства.

— Многие так думают, но высшие чины полностью исключают подобный вариант. Кроме того, в системе Аува пропало около сотни транспортов.

— Пираты?

— Да какие сейчас могут быть пираты! Военные твердят про спланированную акцию.

— Возможно, простое совпадение и захват боевых кораблей никак не связан с исчезновением торговых судов.

В комнату вошли слуги и начали накрывать стол — пора обедать. Вскоре пришла хозяйка дома, миловидная Сабея с двумя младшими дочками. Сын сидона учился в метрополии и навещал родителей только во время каникул. Во время обеда Арвад ругался на правительство Единой галактики, называя министров бездарными выскочками. Жена презрительно поводила плечами и фыркала в ответ:

— Добейся того же! — говорила она. — Сделайся министром и наведи порядок.

— Ага, сейчас брошу ложку и побегу в столицу.

— Тогда сиди и помалкивай. Твои способности не позволят подняться выше уровня сидона.

— Кто знает мои способности? — возразил Арвад. — Мое время еще впереди.

— Поживем — увидим, — тоном школьной учительницы заключила жена.

Сергей не первый раз обедал в этом доме, иногда оставался ночевать и не раз становился свидетелем в общем-то беззлобной пикировки супругов. Арвад действительно обладал деловой хваткой, прагматичным умом с небольшим налётом жуликоватости. Умел говорить убедительно и одновременно неопределенно, именно такие качества необходимы политикам и чиновникам. Вот и сейчас он потрясал над столом то вилкой, то ножом и, глядя в глаза жене, заливался соловьем. Сабея слушала мужа, откинувшись на спинку стула, а когда тот закончил, звонко захлопала в ладоши.

— Браво, мой дорогой супруг, ты убедил меня в своем праве занять депутатское кресло.

— Брось, моя дорогая, на планете твоего отца все тёплые места заняты нашими родственниками, а в столицу мне не прорваться.

— Ты как всегда смотришь слишком далеко, а следовало бы обратить внимание на то, что рядом, — усмехнулась Сабея.

— Что может быть рядом? — возразил Арвад. — Устроить войну с соседями, так еще неизвестно, кому она принесет выгоду.

— Ты собираешься похлопотать за непутёвого Гафса. Дорогой, лучше бы попросил Сергея за себя.

— Мне не приходится скрываться от полиции и… — До Арвада наконец дошел смысл слов жены, он повернулся к гостю и спросил: — Это возможно?

— Вы о чём? — Сергей с невинным видом наслаждался десертом из бегонии.

— У вас же должно быть своё правительство?

— Разумеется.

— И там работают как маруты, так и хананеи?

— Да, наши граждане не разделяются по расовому признаку.

— Я хочу перейти к вам на службу! — решительно заявил Арвад.

— Переходите, но я не занимаюсь набором служащих.

— Нет, не так. Что мне надо сделать для перехода в ваш лагерь?

— На данный момент ничего, но мы с вами вернемся к этой теме.

— Спасибо! Э-э-э… Тут жена мне напомнила о проблеме нашего родственника. Он скрывается от полиции.

— Что же натворил этот юноша, если вы хотите его заслать к чёрту на кулички?

— Гафс Маваль далеко не юноша, ему уже за сорок. Полиция уверена в его причастности к похищению секретной информации из Института полимолекулярных технологий.

— А на самом деле?

— Увы, он был организатором и руководил хакерской атакой.

— Зачем? Хотел продать информацию другой компании?

— Нет, что вы! Его лаборатория работала над аналогичной темой. Были основания полагать, что конкуренты их опередили.

— Он здесь?

— Как можно! Ко мне в город уже прибыл специальный представитель полиции.

— Договорились, я заберу Маваля и его друзей.

— Трое уже арестованы, честно говоря, меня волнует только родственник.

— Хорошо, давайте его местонахождение, я найду способ вывезти его на свою территорию.

Арвад откровенно обрадовался, видимо, родня изрядно его достала просьбами укрыть незадачливого хакера. Сергей молча слушал торопливые объяснения, где и как найти Маваля, но в слова совершенно не вникал. Он уже научился отделять нужную информацию от ненужной, в данном случае объяснения принимал пояс и транслировал информацию непосредственно в оперативный отдел СВР. Подобные дела относятся к епархии Службы внешней разведки, профессионалы разработают операцию и доставят беглого ученого на территорию Галактического альянса. Более того, специалисты определят как важность проводившихся исследований, так и ценность самих участников провалившейся афёры. Не исключен вариант и похищения арестантов — не впервой, есть опыт, нелегалы вытаскивали ценных субъектов из особо охраняемых зон. Телепортация позволяет совершать, казалось бы, немыслимые акции, тем паче что в этой части галактики такой метод перемещения забыли напрочь.


Что касается «фиаско» Адмиралтейства Единой галактики, то к появившимся слухам приложили руку люди из ведомства Владимира Яковлевича Голицына. Засада в системе Зосма отловила конвой из четырнадцати транспортов, а допросы и вообще контакты с экипажем специалисты ГРУ проводили под видом военных из Свободной галактики. Корабли забрали, а пленных отпустили, что и послужило причиной для обвинений марутов. Оказавшись дома, неудачливые контрабандисты принялись наперебой рассказывать небылицы о злобных захватчиках, лишивших честных торговцев законного имущества. Так, через интервью этих прохиндеев и родилась утка о происках военного флота Свободной галактики.

Зато отчет ГРУ о проведенной операции заставил Сергея сначала потрясти компьютер, а затем вызвать на ковер Олега Александровича Веселова. Бывший председатель правительства Великоросской империи, а ныне вице-президент Галактического альянса прибыл к Сергею незамедлительно, как будто в правительстве в принципе не могло быть других неотложных дел. Сей факт порадовал, ибо срочные и безотлагательные вопросы есть не что иное, как попытка исправить собственные упущения и недоработки.

— Прошу вас выбрать для себя удобное кресло, — после взаимных приветствий предложил Сергей.

— Спасибо, господин президент, у вас что-то срочное?

— Я бы не сказал, что срочное, но важное и перспективное. Во-первых, необходимо досконально изучить детали работы прежнего правительства.

— Если речь о временах до коллапса Галактического альянса, то я уже занимаюсь этим вопросом, и без вашего ведома создал специальный отдел.

— Отлично! Нашли что-либо интересное?

— Архив состоит только из интересных, порой даже неожиданных открытий.

— Например?

— Я позволил себе отдать приказ о расконсервации центра биогенерации дауров для работы на планетах с особо тяжёлыми условиями жизни.

— Вот как! Я и не подозревал о подобном направлении в экономике государства.

— Представьте себе! Наши далекие предки со всей тщательностью изучили населённую галактику.

— В чём смысл создания производства на планетах с агрессивной атмосферой?

— Сергей Николаевич, вспомните нашу таблицу периодической системы элементов. Там же пустует половина клеточек!

Он прав, таблица Менделеева далека от заполнения, и причиной является агрессивный кислород. В иной среде отсутствуют такие металлы, как железо или медь, зато в изобилии есть другие химические элементы.

— А шахты и заводы? За семь с половиной тысяч лет там всё превратилось в прах.

— Не беда. Через архивы разыскали всю цепочку производственного цикла. Так что через полгода получим первую продукцию.

— Погодите, не проще ли взорвать планету и организовать работу через массдобытчики и базы сырьевых ресурсов?

— Уже проверил, не получится. Благодаря особой среде мы получаем готовый полуфабрикат.

— Что говорится в архивах о внешней торговле?

— Разве она могла существовать в условиях войны с тольтеками?

— Военные недавно отловили контрабандистов из Единой галактики.

— Слышал краем уха, но это не моя тема.

— Оказывается, что ваша, дорогой Олег Александрович. И маруты, и хананеи втихаря торгуют с эльфами и гномами.

— Вон оно как! Вы проверили архивы по своим каналам?

— Разумеется, и был возмущен до глубины души.

— Чем же, если не секрет?

— Поведением наших уважаемых послов. До сих пор ни один из них не обмолвился ни словом.

— За внешней любезностью господ из Эльфийской империи и Горных миров скрывается недоверие к жизнеспособности Галактического альянса.

— Они в своем праве не верить, но это не мешает восстановлению торговли.

— А если господа Сереброкрылый и Гулкий Молот устроили нам экзамен на зрелость?

— А если я организую блокаду Эльфийской империи и Горных миров?

— Это возможно?

— Легко, причём на дальних подступах к их мирам.

— Подобное решение может послужить поводом для объявления войны.

— Не думаю. Уже более пяти тысяч лет эльфы и гномы не летают за пределы своих миров.

— Переходят в разряд «домоседов» по примеру гоблинов и орков?

— Кто его знает? Во всяком случае, эльфы не могут быть расой перворождённых.

— Сотни тысяч лет мутации давно скрыли первую расу.

— Да, но у эльфов нет клыков, они не едят мяса.

— Такого не может быть! Это прямой путь к деградации!

— Тем не менее факт. Можете спросить Сереброкрылого. У них в рационе жучки, червячки и прочие личинки с улитками.

— Тьфу. Ладно, шут с ними. Что готовить на экспорт?

— Я сбросил на ваш компьютер ссылку на последние статистические отчёты.

— Есть что-либо интересное?

— Да, эльфы нам продавали аналог каучука.

— Интересно! А впрочем, это ведь сырьё из Америки, и гевеи нет в Галактическом альянсе.

— Вот именно! При освоении новых планет необходимо обратить на это внимание.

— А если их подразнить?

— Предлагаете дать земной каучук на сравнительный анализ?

— Надо бы подразнить. — Олег Александрович на секунду призадумался. — Подкинем образцы фасоли, кукурузы, помидоров.

— Хорошая мысль, только зерно должно быть шлифованным, а плоды покажем здесь.

— Они закупали у нас продовольствие?

— Гномы просто в огромном количестве, а эльфы — только деликатесы.

— И что их интересовало?

— Гномы брали грибы, мхи и консервированное мясо, а эльфы всякую муть, например маргаритки, одуванчики, настурции.

— Слишком мало для серьёзной торговли.

— Основные деньги шли от механизмов, оборудования и транспортных средств.

— Это уже теплее. А импорт?

— Гномы продавали заготовки из различных металлов, а эльфы сжиженные газы для синтеза управляющих стержней корабельных двигателей.

— Последнее может поставить нас в зависимость.

— Уже нет. Маруты и хананеи давно нашли иное решение, а последние разработки вообще не требуют никаких стержней.

— А металлы гномов?

— И здесь не беда, ценность их заготовок в иной структурной решётке. Это легко решается за счёт повышенного искусственного тяготения.

Беседа с вице-президентом получила своё продолжение. Через месяц состоялся расширенный совет с участием министров и военных. Галактический альянс разработал стратегический план по возвращению утраченных позиций в торговле с Эльфийской империей и Горными мирами. Экономисты и военные согласовали свои действия. Флот блокирует торговцев из Свободной галактики и Единой галактики, а промышленность к этому времени подготовится к полному обеспечению запросов эльфов и гномов. У Сергея были некоторые опасения насчет появления группы несогласных с подобными методами установления торгового соглашения. Мол, бесчестно, надо напрямую предложить равноправное партнерство, завоевать позиции в честной конкурентной борьбе. Но в совете были опытные люди и демагогией никто не занимался. Здесь вопрос не в наказании Эльфийской империи или Горного мира. Оба государства в своей торговле стремились получить максимальную выгоду и играли на противостоянии воюющих держав. Соответственно и Галактический альянс поступит, исходя из собственных интересов. Всё остальное пропагандистская говорильня.


Профессор Джевангари Гуджар очень волновался, даже боялся, но всячески старался скрыть свое состояние. Нельзя показывать слабость духа рядом с женой и детьми. Они ему доверились, и он в ответе за свою семью. Гравилёт был почти новый, но собранный вручную, изо всех щелей нещадно задувало. Его любимая Дхилу куталась в сари, заметив взгляд мужа, ободряюще улыбнулась:

— Не волнуйся за нас, дорога будет легкой. Я была у предсказательницы, она нагадала удачу.

Старший сын очнулся от своих мыслей и спросил:

— Папа, а мы увидим людей других рас?

— Да, сынок, в Галактическом альянсе люди живут единой семьёй.

— И в университете представители разных рас сидят в одной аудитории?

— Разумеется, мне самому как-то не по себе, но там не знают другой жизни многие тысячи лет.

— Это он тебе рассказал? — Сын кивнул на Фаиза, который сидел за пультом управления.

Джевангари утвердительно кивнул головой. Да, дорога в иной мир началась со знакомства с Фаизом. Сначала транспорты с Галактического альянса оставляли модули с зерном на орбитах планет. Через год некоторые из них начали садиться, тогда выяснилось, что в городах уже живут люди альянса, в основном занимающиеся торговлей. Корабли доставляли отличное продовольствие, которое моментально раскупалось. Великолепные рыбные консервы в томате, да и сами томаты поражали людей неведомым вкусом. А консервированная фасоль или кукуруза, картофельное пюре, бобы, привозилась даже живая рыба! Но знакомство с Фаизом состоялось по другой причине. По городу давно ходили слухи, что через пришлых торговцев можно достать таблетки для беременных женщин. Чудо-лекарство гарантирует рождение абсолютно здорового ребенка, и что самое важное, ребенок не наследует проклятие псевдорасы. Когда двоюродная племянница жены зачала своего первенца, родственники обратились к Джевангари как к самому уважаемому человеку. Он не отказал, как можно! Хозяин магазина встретил гостя с подобающим уважением и с первых слов понял причину визита:

— Вот, возьмите уважаемый, в этой коробочке полный цикл профилактических препаратов.

— Сколько я вам должен?

— Всегда один и тот же вопрос, — вздохнул Фаиз. — Лекарства раздаются бесплатно.

— Как это бесплатно? Любая вещь имеет свою цену.

— Бесспорно, но в данном случае мы имеем дело с государственной программой по коррекции здоровья людей.

— Мы находимся на земле Маджур, а государственная программа принята в Галактическом альянсе.

— Ну и что? Люди везде одинаковы.

— Раз так, почему бы вам не выложить лекарство перед дверью?

— Поверьте, все приходящие задают один и тот же вопрос, — улыбнулся Фаиз. — Лекарство унесут в одночасье и начнут продавать на рынке.

— Простите, об этом я не подумал, но жулики могут и сюда прийти.

— Могут, но не приходят. А теперь давайте зайдем в малый торговый зал.

— Зачем? Вы хотите предложить мне контрабандные товары?

— Я не занимаюсь контрабандой, зато в малом зале выставлено детское питание.

Так профессор Джевангари Гуджар познакомился с торговцем из Галактического альянса. Нельзя сказать, что они подружились, отнюдь, но гостеприимство и радушие Фаиза всегда располагало к откровенному разговору. Внешне он ничем не отличался от остальных горожан, если не принимать во внимание несколько мягковатый акцент, никто бы не принял его за чужака. И вот однажды они случайно встретились в городском парке, где и состоялся судьбоносный разговор.

— Дорогой профессор, у нас открылся центр по коррекции наследственных пороков у взрослых людей.

— Ваше правительство заботится о здоровье нации, завидую.

— Если вы пожелаете, то я смогу вам устроить поездку на лечение.

— Нет, спасибо, я и моя семья не нуждаемся в лечении.

— Вы не хотите избавиться от ограничений «псевдорасы»?

— Мне, собственно, безразлично. Миллиарды граждан Маджура живут в этом статусе многие тысячелетия.

— Так-то оно так, только после коррекции вы получите доступ к знаниям древних, а ваши дети смогут получить полноценное образование.

— Бросьте, уважаемый Фаиз! Где эти знания? Где эти университеты?

— Как где?! Разве вы никогда не слышали о Везенском университете?

— Ну, это же древняя мифология.

— Отнюдь, университет по-прежнему расположен на двух планетах, а на орбите находится старинный лабораторно-практический центр.

— Не может быть! Но, увы, кому я там нужен?

— Давайте сделаем проще. Вы напишите реферат, а я через капитана нашего корабля перешлю его в министерство образования.

— Почему в министерство?

— Я же не знаю, какие могут быть вакансии, а ученые люди быстро разберутся и ответят.

— Спасибо, я подумаю.

Профессор Джевангари Гуджар не задумывался ни на секунду. Желание прикоснуться к знаниям древних поглотило его целиком. Да и возможность дать детям полноценное образование стоило многого. Жена поддержала решение эмигрировать в Галактический альянс, и уже на другой день профессор принес Фаизу свой прошлогодний реферат о колебаниях быстрых электронов галактической короны. Ответ пришёл чрезвычайно быстро, его пригласили принять кафедру теории пространства. Правда, об университете на планете Земля Джевангари Гуджар никогда не слышал, но это не принципиально.

Гравилёт беспрепятственно пролетел мимо поста охраны космопорта, и вот они уже на рабочей площадке рядом с огромным грузовым звездолётом.

— Сначала заглянем в грузовую секцию 11/В-7. Надо убедиться, что весь ваш багаж погружен и аккуратно уложен.

Джевангари стало как-то неловко: в его представлении проверка ассоциировалась с недоверием к этим милым людям. Он уже собрался отмахнуться, но тут к Фаизу подошёл офицер экипажа и заговорил на непонятном языке. Шок — так можно охарактеризовать состояние всего семейства Гуджар. Словосочетание «иностранный язык» давным-давно исчезло из оборота. Были языки гномов и эльфов, в архивах сохранились упоминания о гоблинах и орках, но две последние расы практически забыты, координаты их планет может найти разве что любознательный архивист. А тут люди, причем одной с ними расы, и говорят на каком-то своём языке!

— Здравствуйте, — обратился к семейству офицер. — Я Тар Кандарья, старший помощник капитана.

— Здравствуйте. — Джевангари немного помялся, затем решительно спросил: — Вы говорили с господином Фаизом на каком-то неизвестном языке. Что это за наречие и о чём вы говорили?

— Здесь, в Маджур, меня об этом всегда спрашивают, — улыбнулся офицер. — Мы оба бенгальцы, на нашей планете люди сохранили и память, и язык своих прародителей. — Он ещё раз улыбнулся. — Я спросил, будут ли ещё пассажиры.

— Разве вы возите пассажиров? Это же грузовой корабль.

— У нас шесть специальных отсеков, каждый на одну семью. Людей мы берём каждый рейс, особенно в последнее время.

— Я и не подозревал о бегстве сограждан. А кто улетает сейчас?

— Почему сразу бегство? У каждого свои причины. Бывают даже туристы. Прошу вас пройти за мной в грузовой отсек.

Всё семейство Джевангари последовало за старпомом. Грузовой отсек представлял собой идеально чистое помещение с встроенным лифтом.

— Как у вас тут чисто! — не удержалась от восклицания Дхилу.

— Грязь и мусор недопустимы в принципе. Мы же перевозим продукты.

— Идемте, наши вещи сложены аккуратно, — бегло глянув на ящики, сказал профессор.

— Надо проверить всё ли здесь, а то случаются неприятности. Грузчики космопорта иногда «забывают» чужое имущество на своих складах.

После проверки общего количества упакованных мест, старпом провел Джевангари Гуджар с семьёй в предназначенный для них отсек.

— Э-э-э… Простите. — Профессор недоуменно огляделся. — Здесь, конечно же, уютно, но где мы будем спать?

Действительно, просторный и удобный салон располагал к комфортному времяпровождению, но для многодневного путешествия требуются кровати и много прочих бытовых удобств, коих не наблюдалось, если не принимать во внимание простенький санблок.

— Вы совершенно зря волнуетесь. — Старпом снова доброжелательно улыбнулся. — Скоро вы всё получите.

Дети, два сына и три дочери, затеяли борьбу за лучшее место, а Джевангари взял супругу за руку, и они вдвоём присели на широкий диван. Появление слуги с обедом прервало шумную забаву детей, младшие от удивления даже открыли рот. Перед ними стоял самый настоящий даур! Конечно же все знали о даурах из школьной программы. Но когда это было? Многие тысячелетия назад! А тут вот он, рядом, протяни руку и дотронешься. Не обращая внимания на откровенное разглядывание, слуга водрузил на стол супницу и начал расставлять тарелки и столовые принадлежности. Первой опомнилась Дхилу и пресекла неприличное поведение детей:

— Чего замерли, как герконы на солнышке? А ну марш мыть руки и за стол!

Подталкивая друг друга и оглядываясь, младшее поколение Гуджар направилось в санблок, вскоре из маленького помещения начали доноситься девчоночьи взвизгивания и шутки сыновей. За обедом сначала заговорили о даурах, но вскоре внимание переключилось на специи, которые в обилии стояли на середине стола. Пряные и острые соусы будоражили обоняние, семейство принялось спорить о достоинствах незнакомых блюд. Гарнир под названием «картофель» послужил поводом для активного обсуждения перспектив новой жизни. Сегодня может показаться забавным, но привычная для нашего стола картошка завоевывала свои позиции в Европе на протяжении более чем двух с половиной столетий. Американские дела фактически не интересовали не только испанских вельмож, но и все дворянство. Достаточно галеонов с золотом и серебром, а как там живут, тем более что едят, вообще никого не волновало. Конечно же картофель привозили моряки, и родственники присылали мешками, только результат выходил анекдотический. Сначала картошку попробовали есть сырой — не понравилось, затем разузнали, что её жарят, и поступили согласно с испанской кулинарной традицией. Неочищенные клубни резали кружочками и обжаривали в сладком сиропе, в таком виде американский деликатес подавался на десерт.

Первые попытки массового посева на поля Пиренейского полуострова закончились печальными последствиями. Крестьяне высадили картофель, полюбовались на цветущие кустики и собрали созревшие плоды. Кто же знал, что они ядовиты, да ещё ботвой потравили скот, как следствие — заокеанскую диковинку признали опасной и надолго забыли. В Потсдамском дворце Сан-Суси находится могила прусского короля Фридриха Великого, а на плите всегда лежит картофель. Почему? Именно Фридриху мы все обязаны проникновению в Европу этого неприхотливого в земледелии и высокоурожайного продукта. Когда короля Пруссии Фридриха II называют Великим, традиционно проецируют это определение на завоевания и многочисленные победы. На самом деле историческая заслуга и благодарность населения вызвана картошкой. Он энергично и настойчиво искал пути вывода Пруссии из состояния перманентного голода. Для достижения своей цели обратил внимание на картофель и организовал специальные экспедиции в Америку. Результат превзошёл все ожидания. Засеянные картофелем поля позволили прокормить не только страну, но и двухсоттысячную армию. Так что истории о Петре I как организаторе картофельного земледелия в России не более чем вымысел. В его время сей продукт оставался диковинным заморским фруктом.

После обеда семейство Гуджар расползлось по креслам и диванам, откуда с ленивым любопытством наблюдало за убирающими стол даурами. Обед был необычайно вкусным, в результате все объелись до невозможности пошевелиться. Постепенно накатывала дрёма, дети стали сонно посапывать, и Джевангари начал устраиваться на диване поудобнее. Планы на отдых нарушило неожиданное сообщение. В салоне развернулась голограмма ходового мостика, и капитан корабля оповестил пассажиров:

— Уважаемые господа, через сорок минут «Звездный торговец» ошвартуется к причалу восемьдесят седьмого транспортного узла. Просьба не забывать свои вещи, багаж получите в конечном пункте вашего путешествия.

— Как! Мы уже прибыли?! — встрепенулась Дхилу. — Джевангари, дорогой, от нас до соседней системы более суток полёта!

— Ничего не понимаю! Всего три часа, и мы уже за пределами Маджур!

— Послушай, — она жарко задышала в ухо мужа. — Ты уверен в этих людях?

— Не волнуйся, дорогая, мы же прибыли на транспортный узел.

Они посмотрели на детей и прекратили разговор, лучше подождать развития событий. Однако опасения рассеялись с первого шага по платформе. Неожиданно для себя семейство Гуджар оказалось в многолюдном круговороте пассажиров: одни куда-то спешили, другие, наоборот, чего-то ждали. Джевангари и Дхилу, прижав к себе детей, в растерянности остановились. Что делать? Куда идти? К счастью, их встречали. Не прошло и двух минут, как к ним подошёл даур.

— Извините, не вы ли будете Джевангари Гуджар?

— Да, это я, — с облегчением ответил профессор.

— Прошу следовать за мной. Не спешите, у нас достаточно времени.

Не торопясь, они вышли из терминала прибытия и вскоре оказались в зале телепортации.

— Мы относимся к псевдорасе. — Джевангари счел необходимым предотвратить возможную ошибку. — Телепорт нас не пропустит.

— Не волнуйтесь, всё будет хорошо. На первый раз рекомендую закрыть глаза.

Взрослые и дети робко встали на матово-белую площадку и зажмурились, но ничего не происходило.

— И долго вы так собираетесь стоять? — послышался голос с легкой иронией.

— Здравствуйте, — несколько ошеломлённо ответил Джевангари, открыл глаза и увидел перед собой профессора Сингара с медицинского факультета.

Затем спохватился и продолжил:

— Дорогая, позволь представить тебе светило медицинской науки и лучшего врача Маджура.

— Мы же знакомы! — улыбнулась жена. — Дети, поздоровайтесь с профессором Сингаром Вадхипуром.

— Рад вас приветствовать в Центре генной модификации. Я проведу с вами процедуру реставрации генов, идемте в приёмный покой.

— Это надолго? — робко спросил Джевангари. — Я спрашиваю о предстоящем лечении.

— Вы знаете, здесь уникальная методика. Я введу вам в кровь кодирующий вектор гибридной молекулы ДНК и все.

— Это не больно? — переживая за детей, спросила Дхилу.

— Нет, что вы, уважаемая госпожа Гуджар. Я сам не так давно прошел эту процедуру. Так что ручаюсь, проверил на собственной шкуре.

— Сколько дней мы здесь будем находиться?

— Всё сделаем прямо сейчас, а завтра отправитесь в университет.

— Так быстро?

— Разумеется, это же не интерферон, а совершенно иной уровень воздействия непосредственно на генном уровне.

— Простите, профессор. — Джевангари решил прояснить важный для себя вопрос. — Вы занимаетесь всеми пациентами или только выходцами с Маджур?

— Вообще-то я занимаюсь устранением врожденных пороков, а вас встретил по старой дружбе.

Конечно же, никакой старой дружбы не было. Они работали в одном университете, хорошо друг друга знали, но и только. Чрезмерное волнение семейства Гуджар не осталось без внимания, и профессора Сингара попросили их встретить.


Поток эмигрантов в Галактический альянс возрастал в геометрической прогрессии. Принимали всех без исключения. Одни отправлялись на освоение новых планет, другие выбирали работу на орбитальных заводах или сырьевых базах. Историческое развитие на принципах расовых различий нивелировало само понятие пограничного контроля. Как следствие — разведка без проблем внедрилась в структуры как Свободной, так и Единой галактик. Нелегалы сманивали специалистов буквально всех отраслей производства, выискивали амбициозную молодёжь, особенно тех, кто делает первые шаги на научном поприще. Университеты и научные центры постепенно заполнялись персоналом и по штатной численности приближались к номинальному уровню. Вместе с тем развитие производства порождало самые неожиданные проблемы. Очередной малый совет проходил под настоящим давлением председателя Сената.

— Мы должны создать специальный орган для планирования экономического развития. — Ирий Леуин в очередной раз повторил свой основной тезис.

— Ты ещё предложи начать плановое распределение материальных ресурсов, — ехидно заметил Сергей.

— Зря вы так шутите. — Хайнц Ван Ломбер принял сторону Сената. — Государственный контроль за производством и потреблением послужит благом для экономики.

— А вы что думаете, Олег Александрович? — обратился Сергей к вице-президенту.

— Любое планирование окажется государственным рычагом давления на бизнес и породит коррупцию.

— А ведь он прав! — воскликнул Сергей. — Любая благая цель помощи со стороны государства неизбежно повлечет за собой толпы желающих получить эту самую помощь.

— В правительстве работают кристально честные люди, — обиделся Ван Ломбер.

— Вопрос не о правительстве. Распределением квот займутся чиновники местного уровня.

— Подключим региональных депутатов, — отозвался председатель Сената.

— Тем самым увеличим количество взяточников, — усмехнулся Сергей.

— Что вы нас пугаете взяточничеством! — возмутился Ирий Леуин. — Можно подумать, что госслужащие поголовно берут мзду!

— Не берут, пока не дают. Мы изначально не должны создавать условий для мздоимства.

— Вы меня простите, но ваш взгляд на чиновников преисполнен скепсиса, — резко заявил Хайнц Ван Ломбер.

— Возможно, не буду спорить, но в любом случае я против государственного регулирования экономики.

— Альтернативой послужит беспредел со стороны производителей и посредников, — не унимался министр экономики.

— Для предотвращения необоснованных цен на товары и услуги существует антимонопольная комиссия.

— При чем здесь монополия и формирование цен с потолка? — удивился Ирий.

— Конкуренция между производителями неизбежно приведет к падению цен, если цены растут, значит, существует сговор.

— Вы забываете о развивающихся планетах, без помощи со стороны государства они попадут в кабалу всевозможным жульническим банкам.

— Что-то здесь не так, для освоения новых миров создана особая программа со своим бюджетом.

— Местное руководство желает ускорить процесс, для чего требуются дополнительные деньги.

— Другими словами, они просят халявных денег под мифические проекты?

— Почему вы сразу начинаете с обвинений? Присланные экономические обоснования обещают высокие прибыли.

— Вдвойне не понятно, почему не хотят взять кредит или заинтересовать одну из профильных компаний.

Сергей действительно априори был против любого вмешательства со стороны государства. Здесь не только необъятное поле для зарождения коррупции или разбазаривания государственных средств. Централизованное регулирование неизбежно приведет к перекосам в развитии экономики и создаст видимость благополучия там, где его в принципе не может быть. Взять тот же Советский Союз и дружный хор голосов «мы кормим всю Россию». Для убедительности достаточно посмотреть статистику поставок из Прибалтики и Украины. В глубь страны непрерывным потоком отправлялись эшелоны высококачественной мясо-молочной продукции. Отличная мебель шла нарасхват, фирменные шоколадные конфеты раскупались в одно мгновение. А трикотаж? А обувь? К сожалению, всё это было лишь иллюзией благополучия в бывших советских республиках, на которую повелось рядовое население.

Реальная ситуация выглядела совершенно иначе. Экспорт нефти и газа давал возможность закупать в Канаде и Аргентине зерно, которое в свою очередь не увозили в глубь страны, а выгружали на ближайших к портам фермах. Логично, зачем нагружать железную дорогу перевозкой сырья, если выгодней везти готовую продукцию. Африканское красное дерево шло на припортовые мебельные фабрики, какао-бобы превращались в конфеты, высококачественные кожи — в обувь, длинноволокнистый хлопок — в трикотажные изделия. Иллюзия собственного превосходства рухнуло в одночасье вместе с развалом СССР. Сырьё надо покупать, а где взять деньги? Это раньше всё было дармовое, а сейчас плати, затем побегай, продай, да ещё выгодную цену предложи. Это раньше пригласил московских чиновников в баню с девочками — и вот она, подпись. Новая реальность показала истинное лицо экономики бывших «кормильцев» России.

Не лучше обстояло дело с госзаказами для министерства обороны. Лозунг «Экономика должна быть экономной» привел к созданию профильных институтов, КБ и заводов. В научной и производственной сферах исчез дух соревновательной конкуренции. К чему напрягать извилины, если кроме тебя этой темой больше никто не занимается, зачем менять технологии, если это единственный на всю страну завод. А если военные начнут упираться, то можно надавить по партийной линии. Новинка на треть уступает показателям предыдущего образца? Да ладно, вы её берите, а мы скоро сделаем улучшенный вариант с учётом ваших пожеланий. В воинских частях подобные эксклюзивные изделия даже не распаковывали, так они и лежали на складах до начала демократизации и окончательной гибели армии и флота. По сравнению со своими оппонентами Сергей знал сей печальный опыт и всеми силами старался избежать повторения известных ошибок. Осталось найти правильные доводы, ибо ссылка на чужие грабли никого не убедит.


Как всегда, на десерт оставалась встреча с зубрами ГРУ и СВР, на которой кроме Сергея присутствовал ещё и Олег Александрович Веселов. В этом был смысл, ибо для вице-президента роль спецслужб должна быть вполне понятна, от него не требовалось скрывать их особую миссию. К тому же полномочия Олега Александровича позволяли оперативно решать срочные вопросы, так что он просто обязан оставаться в курсе всех особых тем. Разговор начался с отчета начальника ГРУ Владимира Яковлевича Голицына. Специалисты закончили работу с экипажем крейсера «Суровый».

— Как вы планируете поступить с ними? — поинтересовался Сергей.

— Собственно, никаких осложнений нет, — пожал плечами Голицын. — Вице-адмирал Ваал Селевид и контр-адмирал Луций Евпакул добровольно перешли на преподавательскую работу.

— Предсказуемый шаг, моральный груз потери корабля не позволит вернуться на родину, чувство долга не даст проситься к нам на службу.

— Совершенно верно подметили, с остальным экипажем аналогичная история с небольшими вариациями.

— Например?

— Одни попросили вывезти родственников, другие пожелали официального статуса «погибшего при исполнении» с непременным тайным письмом, мол, жив-здоров.

— Всё прошло без выкрутасов?

— Народ дисциплинированный. Мы выполнили все их пожелания, причём до того, как они разъехались по новым местам.

— Грамотный ход, люди убедились в нашей честности и порядочности.

— Должен сказать, — заметил Алексей Федорович Нелидов, — наше социальное устройство пришлось им по душе.

— Чем же?

— У нас отсутствует государственный прессинг на человека, нет давления строгими рамками поведения.

Оно и верно, Сергей вспомнил жизнь в европейских странах, где действует порядок строгого режима. Возможно, он и ретроград, но ему не нравятся нормы поведения, когда громко разговаривать и смеяться считается неприличным, а трахаться средь белого дня на парковой лужайке не противоречит закону.

— Что важного сообщают наши нелегалы?

— Пока рутина, до каких-либо суперсекретов не добрались, на сегодня главной целью является плотно осесть и обрасти связями.

— Не лукавь, Алексей Федорович, — погрозил пальцем Голицын. — Его агентура переманила к нам более сотни специалистов высшего уровня.

— Это правда? — спросил Сергей.

— Сманили, ну и что? Это не относится к нашей главной цели, — отмахнулся Нелидов.

— Наука относится к приоритетным задачам, — напомнил Сергей.

— Поэтому и сманиваем ученых из Свободной и Единой галактик.

— Вы забыли сказать о профессуре с Маджура, — заметил Веселов.

— Это как раз не проблема. Оттуда народ толпами бежит. Кстати, вы мне напомнили… Аналитики предсказывают скорый развал моногосударства Маджур.

— Скорый это как? Год или два? — уточнил Сергей.

— При полной пассивности с нашей стороны Маджур развалится на отдельные государства года через три, — ответил Нелидов.

— Проблемы политического или экономического характера?

— По готовности я передам отчет аналитиков. Проблема в серьёзных ошибках социально-политического характера.

— Например?

— Непомерные расходы бюджета отражаются на регионах повышением косвенных налогов.

— Региональные правители вынуждены поднимать ставки аренды, в итоге растут цены, население недовольно, — продолжил Сергей.

— А вы откуда знаете?

— Азбука экономики. Снос старых построек под предлогом улучшения жизни. Как следствие — молодёжь не в состоянии арендовать квартиру, а денег на покупку нет.

— Есть еще один фактор, — недовольно поморщился Нелидов. — Среди молодёжи растет движение под лозунгом возрождения былого величия нации.

— Надо всеми силами предотвратить гражданскую войну.

— Оппозиция победит на выборах, обиженным нужна власть, они полагают, что встав во главе регионального правительства, смогут защититься от непомерных запросов столицы.

— Вы правы, — согласился Сергей. — Поняв тщетность своих усилий, сразу переметнутся к нам.

— Не вижу в этом ничего плохого, — обрадованно воскликнул Веселов. — Мы остро нуждаемся в рабочей силе.

— А получим войну, к которой совершенно не готовы.

— Судя по прогнозам генерала Нелидова, война с Маджуром маловероятна.

— Да нет, не с Маджуром. Не мы одни такие умные, вы забыли о марутах и хананеях.

— Как только у индусов начнётся разлад с центральным правительством, скандинавы с финикийцами начнут спешно делить их планеты, — пояснил Голицын.

— У нас останется простой выбор: или стоять в стороне, или сцепиться с ними.

— Мы еще так слабы? — с горечью спросил Веселов.

— Увы, один на один в любом варианте. Соотношение флота остается на уровне один к пятидесяти.

— Но у нас есть телепортация и дауры!

— Мы не в состоянии даже частично прикрыть свои тылы. Прорвёмся к столице, а они оккупируют большинство наших планет.

Победить малыми силами с высококачественной техникой — это смешные иллюзии, не получится. Есть такое понятие, как военная наука: линкор не сможет победить в войне против флотилии гребных галер, и танковая дивизия бесполезна против Чингисхана. Каждое время имело своё оружие и соответствующую тактику проведения боя. Взять для примера Чесменское сражение и предшествующие ему события. Русская эскадра вышла из Кронштадта четырьмя отрядами и прибыла в Средиземное море через пять месяцев. Сегодня на такой переход средненькое суденышко затратит не более десяти дней. Но это не всё, во время плавания треть кораблей поломали свои мачты. В те времена крепления были из пенькового троса, а сама система обтягивания такелажа на сегодняшний день кажется безрассудным нонсенсом. Люди ещё не знали талрепов и пользовались естественным свойством пеньки укорачиваться при намокании.

Первый бой с турками произошёл в проливе между островом Хиос и материком. Двадцать турецких кораблей (16 линкоров, 2 средиземноморские каравеллы и 2 фрегата) встали у берега на якорь и завели шпринги. Для того времени превосходное решение со стопроцентной гарантией успеха. Шпринг, второй трос на якорь со стороны кормы, позволял стоять бортом к неприятелю. На берегу находился большой отряд пехоты со шлюпками, что позволяло при первой же возможности начать абордаж. Русская эскадра состояла из восьми линкоров, шести фрегатов и одного бомбардирского корабля. Атаковать сильный турецкий флот мог только сумасшедший. Тем не менее в 11 часов утра адмирал Спиридонов приказал поднять красный флаг. Эскадра сблизилась с флотом Гасан-паши до дистанции пистолетного выстрела, встала на якорь и завела шпринги. На первый взгляд явное безумие, между кораблями 30–50 метров, более крупные турецкие корабли имели не только больше пушек, но и сами орудия были намного мощнее русских. На линкорах османов стояла артиллерия под 15-килограммовые ядра, на Балтийской эскадре максимум под 12-килограммовые ядра. Действия нашего флота непонятны для логики сегодняшнего дня, а на самом деле турки в ужасе начали рубить якорные канаты и в беспорядке отступили в Чесменскую бухту. Почему? Если не считать потерь на «Святом Евстафии», который сцепился рангоутом с горящим «Реал Мустафой» и в результате взорвался, потери на русском флоте составили 13 убитых и 21 раненый, причем на большинстве кораблей вообще не было потерь. Почему? Ведь флот противника потерял 2947 человек, а Гасан-паша взят в плен. Ответ прост, корабли стояли слишком близко, неприятельские пушки могли стрелять только по русским мачтам. Фёдор Григорьевич Орлов на «Святом Евстафии» собрал на себя все вражеские залпы, поджег флагмана и взял в плен турецкого адмирала. Остальная эскадра сблизилась с противником во время охлаждения пушек и принялась безнаказанно лупить османов.

Последующие события в Чесменском заливе достаточно подробно описаны в различных книгах, но есть и нюансы. Весьма редко упоминается о бомбардирском корабле, который обстреливал турецкую эскадру с момента её входа в залив. Залпы навесом следовали один за другим, посылая османам гостинцы в виде бомб и каркасов. Кстати, каркасами называли специальную зажигательную смесь на основе вымоченной в скипидаре селитры. Именно зажигательные снаряды вызвали пожар на турецких кораблях. Атака брандеров завершила начатое дело. Редко упоминают о том, что русские собрали с затопленных кораблей все медные пушки, и уж совсем не пишут о разграблении города Чесма, где «нашли богатую добычу, состоящую преимущественно из шелковых и бумажных тканей, оставшихся в лавках и на фабриках». Кроме того, в качестве трофеев достались выброшенные на берег линкор «Родос» и галеры. Не вспоминают о трофеях кораблей «Святослав», «Саратов», «Не тронь меня» с двумя фрегатами, которые блокировали Дарданеллы и собрали богатый урожай торговых судов. Так же забыты действия Алексея Григорьевича Орлова по грабежу изобилующих хлебом и скотом турецких берегов. Сегодня об этом говорить неприлично, бомбы и ракеты летят совершенно бескорыстно, только ради утверждения принципов демократии.

Глава 8 ГЛАВНАЯ БАЗА

Капитан-лейтенант Владимир Викторович Темляков впервые оказался на борту корабля в роли пассажира, причем на борту «Властелина». Кораблем командовал недавний выпускник Высшего военнокосмического училища объединённого флота Галактического альянса. Как всегда неожиданно пришел приказ, где Темлякову предписывалось передать корабль и вместе со своим экипажем прибыть на уже знакомую верфь в системе Денеб. Капитан-лейтенант Бобров встретил своих подопечных у телепортала и сразу провел в штаб, где незнакомый и не представившийся генерал поздравил с повышением в воинском звании и вручил от имени президента награды. Темляков стал капитан-лейтенантом, а на груди у него теперь сверкала Звезда третьей степени.

— Михаил Степанович, за что нам такая честь? — После выхода из генеральского кабинета весь экипаж насел на своего непосредственного начальника.

— А вы не догадываетесь?

— Да ну вас, своими догадками мы можем нафантазировать всё что угодно.

— Какие вы, однако, скромники, — засмеялся Михаил Степанович. — Обнаружили главную базу флота марутов и спрашивают, за что наградили.

— Тогда награда не по заслугам, — ответил Владимир. — Выход на главную базу особых талантов не потребовал.

— Вообще-то все награждены по совокупности заслуг. Здесь и паспортизация индивидуальных параметров кораблей вероятного противника, и исследование его территории.

— Мы всего лишь выполняли ваши приказы.

— Хорошо выполняли, за что и награждены. Сейчас отправляйтесь в двухмесячный отпуск, а по возвращении получите головную боль.

— Как это? Нам предстоит штабная работа?

— Не волнуйтесь, никто вас не посадит за стол, предстоит освоить новый корабль.

Михаил Степанович Бобров с лёгкой завистью посмотрел вслед молодёжи, которая весёлой гурьбой направилась в административный отдел оформлять документы.

На самом деле награды более чем заслуженные, по тылам Свободной и Единой галактик шарился не один корабль-шпион, но главную базу нашел именно Темляков. Когда рапорт командира «Властелина» лёг на стол президента, тот только воскликнул: «Это же давно известная методика!», — но смысл своих слов не пояснил.

Во второй половине пятидесятых годов советская авиация дальнего действия получила достаточное количество самолётов для ВМФ. Перед лётчиками Ту-95 поставили новую задачу поиска американских ударных авианосных соединений. Летали парами, один с системой АВАКС шел на большой высоте, второй с имитацией ракетного удара находился ниже. Первый полёт оказался безрезультатным: пилоты не смогли идентифицировать цель среди различных торговых судов. Возник вопрос разработки методики поиска, которую успешно решили экипажи во время второго полёта. Дело в том, что на огромных самолётах стояла система подавления поискового сигнала локаторов противника. Аппаратура того времени была громоздкой и применялась только на боевых кораблях и на Ту-95, но результат оправдывал затраты — самолёты становились невидимыми для радиолокаторов. Вторая пара сработала на «живца»: лидер с системой АВАКС отключил систему подавления, и американцы засекли советского разведчика. Дальше дело техники — определить точку взлета истребителей не составило труда. Пока полосатые пилоты резвились вокруг «злобного русского», ударный самолёт спокойно прошёл над беззащитным авианосцем.

Так зародилась идея паспортизации каждого корабля НАТО. Попов не только изобрёл радио, но и придумал посылать прерывистый сигнал по азбуке Морзе. С появлением радистов родилась и радиоразведка, ибо каждый оператор имеет свой почерк. Никто не считает точки и тире. Каждая группа имеет собственное звучание и воспринимается как обычная речь. Например, старший радист линкора «Тирпиц» к каждой группе добавлял лишнюю точку, но она не нарушала мелодию текста. Именно эта индивидуальная особенность почерка и послужила причиной гибели корабля. Советская радиоразведка засекла работу этого радиста, пеленгаторы определили местонахождение линкора, и началась охота. В море вышли подводные лодки, союзники, получив из Москвы важные разведданные, вывели из баз свои лучшие корабли. Торпеда с подводной лодки К-21, казалось бы, нанесла незначительные повреждения, всего лишь сорвало кингстон забортной воды. Но если принять во внимание метровый диаметр трубы и разрушенный запорный клапан, становится понятной причина постановки линкора в ремонт.

Дальнейшее развитие радиотехники, радиоэлектроники и радиолокации шло параллельно с появлением новых систем радиоразведки, а в дальнейшем — и средств подавления радиосигналов. На первый взгляд, какая может быть разница между двумя кораблями-близнецами с абсолютно идентичным радиооборудованием? Построены на одной верфи, аппаратура с одного завода, но различие не только в магнитных полях, совершенно разные показатели собственного фона радиоизлучения. Даже два радиолокатора с близкими серийными номерами имеют индивидуальный характер посылаемых импульсов. У одного заикается магнетрон, у другого посыл на несколько миллисекунд короче, разная форма боковых лепестков и многое другое. Со временем самолёты АВАКС могли различать корабли за тысячу километров до визуального сближения. Кстати, первым дальнобойным оружием на Ту-95 были крылатые ракеты, простые и надежные на базе самолёта МиГ-15. Они наводились по лучу или встроенной системой самонаведения, дешёвые, со стопроцентной гарантией попадания по морским целям.


Двухмесячный отпуск пролетел для капитан-лейтенанта Владимира Викторовича Темлякова одним днем. Он просто отдыхал, иногда предаваясь ничегонеделанию, под настроение занимался домашними делами, в выходные встречался с теми из школьных друзей, кто никуда не уехал. Таких осталось совсем немного, большинство рассеялось по галактике: кто на космические предприятия, кто соблазнился перспективами обучения в загадочных университетах древних. Несколько человек отправились осваивать новые планеты — одним словом, и до этого немноголюдный город сейчас выглядел почти пустым. Родители потихоньку подталкивали к идее жениться и порадовать «стариков» внуками, на что Владимир отшучивался. Во время кратких отстоев в системе Денеб экипаж имел возможность отдохнуть или в жилом модуле верфи, или на самой планете. Практически все нашли себе подруг, не отстал от друзей и Владимир, только вот о свадьбе говорить еще рано. После космоса и потрясающих воображение орбитальных станций жизнь на Земле казалась патриархальной, даже музейной. Нельзя сказать, что люди закутались в свой мирок, наоборот, события в других мирах активно обсуждались. Многие жители родного райцентра успели побывать на других планетах, любители экстремальных развлечений даже высаживались на астероиды. Но при всех новых веяниях жизненный уклад оставался прежним. Бразилия по-прежнему самозабвенно отплясывала на карнавалах, Китай устраивал шоу с драконами, испанцы с немцами с воинствующим азартом играли в футбол.

Два месяца отдыха, и ни одной мысли о предстоящем назначении. Начальству виднее. Наступит время, и всё ему скажут, точнее — зачитают приказ. Ещё один орден на груди стал для Владимира головной болью, родители и родственники интересовались с затаённой мыслью, не связана ли награда с лишениями и риском для жизни. Друзья и знакомые, наоборот, желали услышать про отчаянные сражения и рискованные боевые операции. Увы, орден высок, да получен за секретные операции, про которые он не вправе говорить, даже нельзя намекнуть, что это тайна. Пришлось придумать историю о том, как его корабль преследовал опасного шпиона и удачно взял его на абордаж. Поверили или нет, но больше к теме наград не возвращались. Сам новоиспечённый капитан-лейтенант оценивал свои заслуги гораздо ниже и не понимал причины столь серьёзной начальственной благодарности. Да, они нашли главную базу флота хананеев и сумели снять характеристики полей и излучений всех находящихся там кораблей. Но в понимании Владимира он и его экипаж не сделали ничего экстраординарного, всего лишь рутина повседневной службы.

Пионерами в применении кораблей-шпионов являются японцы, именно они первыми придумали использовать для разведки обычные рыболовные суда. Созданная англичанами военная империя «Восходящего солнца» в первую очередь не доверяла своим патронам. Внедрение нелегалов исключалось по определению: японец, он и в Англии японец, и в Гонконге китайцы сразу укажут пальцем на чужака. Зато воняющая тухлой рыбой шхуна ни у кого не вызовет интереса, вот и привозили японские рыбаки свой улов к причалам военных баз. В полученной доле трофейного флота Третьего рейха кроме китобойных флотилий оказалось множество рыболовецких шхун океанического лова, а первые выходы на промысел порадовали богатыми уловами селедки и трески. В СССР практически голод, крестьяне Украины бежали куда глаза глядят. Беспредел бандитов и нашпигованные немецкими минами поля заставляли покинуть родной дом самых упёртых почитателей предков. Правительство сделало ставку на развитие океанического лова, а вместе с ним появились и замаскированные под рыбаков суда-шпионы. Правда, их безнаказанные действия продолжались недолго, обвешанные различными антеннами чистенькие сейнеры и траулеры быстро привлекли к себе особое внимание. Сначала им запретили заходить в порты, затем американцы расширили территориальные воды с трех до двенадцати миль. Естественным ответным шагом было строительство БКРов — больших кораблей разведки, от которых американцы шарахались как чёрт от ладана.

Таким же шпионским кораблем являлся замаскированный под буксир «Властелин», а сам особый флот ГРУ насчитывал за сотню подобных неприметных суденышек. Задача найти места базирования флотов Свободной и Единой галактик являлась общей для всех, с одной лишь разницей. Для старшего лейтенанта Владимира Викторовича Темлякова и некоторых других командиров это было единственной целью, и их никогда не отвлекали на выполнение других мероприятий. Успех, в общем-то, пришел случайно, в один из дней бесполезного исследования очередной системы планет вахтенный офицер вызвал Владимира в рубку.

— Командир! Слева сто двадцать, склонение плюс тридцать, крейсер марутов идет от линии противостояния с хананеями.

— Может, вызовем и спросим координаты их базы? — пошутил оператор БЧ-4.

— Так, господа, мы поступим проще. Пристроимся за ним, посмотрим, где они устроят себе отдых.

— А что, командир, хорошая мысль, заодно узнаем, что пьёт местная элита космофлота.

— Это я и так могу сказать — у них в моде аррак.

— Аррак или раки?

— Тебе бы дегустатором работать, раки — водка из сброженного изюма с анисовыми семенами.

— Никогда бы не поверил, гадость еще та.

— Гадость не гадость, а люди пьют.

— Что же тогда аррак?

— Водка из сока сахарной пальмы с добавлением специй балли-бал.

— Ладно, командир, уговорил, лучше пшеничной ничего нет. Так, мы поворачиваем за крейсером или как?

— Господин вахтенный офицер! Повторить последний приказ командира!

— Пристроиться за крейсером и следовать до конечной точки маршрута!

— То-то же, а то развели демагогию на спиртоводочную тему.

— Есть, командир, разговор на алкогольные темы отложим до прибытия на базу.

— Сейчас аккуратненько подворачиваем на параллельный курс и держим скорость на десять процентов ниже.

— Быстро уйдет вперед, потеряем из вида.

— Уйдет — и хорошо, на пределе контакта добавим и пойдем следом.

— Стрёмно. А вдруг потеряем?

— Не понял! Как это вы собираетесь его потерять? Да с его размерами пространственные завихрения останутся ещё на неделю!

— Да нет, я понимаю, просто хочется повисеть у него на хвосте, позлить гада.

— Хочешь напроситься на досмотр? Буксир мчится наперегонки с крейсером? У тебя головка не бо-бо?

— Всё нормально, командир, просто скучно, мотаемся между марутами и хананееми, а проку никакого.

— Теперь попрошу с максимальным толком проследить, куда мчится этот крейсер.

— Как скажете, командир, пробежим, как Тузик на верёвочке.

— Стас! — позвал Владимир командира БЧ-4. — Зайди в рубку.

— Да здесь я, компьютер уже озадачен.

— А перехват радиообмена?

— Упирается, гад, твердит, мол, противоречит морально-этическим нормам.

— Ты обещал кулибинскую разработку.

— Вот её и настраивал. У крейсера всего сотня каналов связи.

— Так мало? Ты не ошибся?

— Поэтому и задержался, сам не мог поверить в столь скудную связь.

— Успел подслушать разговоры?

— Только начал, да ты вызвал. На двух каналах бытовые разговоры, на третьем вроде идет сверка инвентарной ведомости.

— Пишешь?

— А то! Озадачим работой капитан-лейтенанта Боброва.

— Глядишь, и на орден напишешь, — пошутил Темляков. Тогда он не мог даже предположить, что его слова окажутся пророческими.

— Кто его знает! Краем уха слышал, что порой сверхважные данные выуживают из болтовни офицерских жен.

История знает множество примеров, когда несдержанные на язык женщины в пустом разговоре разглашали государственную или военную тайну. Один из примеров — 8 декабря 1941 года, жены офицеров с линкора «Repulse» собрались в сингапурском ресторанчике отметить выход в море английской эскадры линейных кораблей. А 10 декабря вся эскадра стала жертвой удара японских бомбардировщиков и торпедоносцев. Кстати, это первый в истории случай, когда линкоры стали жертвой авиационного удара.

Шесть дней «Властелин» шел по пятам крейсера, который даже не удосужился поинтересоваться преследующим его кораблем. А может, просто вахта не особо и следила за окружающей обстановкой, чего опасаться, они же на своей территории. Вход в систему Табит мог закончиться непредсказуемыми последствиями, если бы не «кулибинская» система прослушивания. Командир БЧ-4 Стас Андерсен заинтересовался переговорами крейсера на служебном канале связи и пулей помчался к Темлякову.

— Командир! Вроде мы их нашли! Посмотри распечатку переданного сообщения.

Владимир взял листок: мда, явное оповещение о входе в особый район. Текст гласил:

Крейсер «Адмирал Агордад». Система Хезе.

Экипаж 1783 человека, пассажиров нет. Груза нет.

Оружие и боезапас в походном положении.

Нет.

Нет.

Нет.

Нет.

Нет.

Отдых экипажа.

По распоряжению командующего флотом адмирала Адигдад

контр-адмирал Айша.

— Ну что, командир, разворачиваемся?

— Нет, ты слямзил болванку сообщения, я её переделаю и попробуем сработать на дурака.

— Рискуем, Володя. А вдруг пальнут?

— Мы же не молча. Сначала начнут разбираться, что да как. Или впустят, или шуганут.

— И что ты напишешь?

— Да тут всё и младенцу ясно! Записывай и передавай.

Буксир «Властелин». Система Альчиба.

Экипаж 14 человека, пассажиров нет.

Груза нет. Оружия нет.

Нет.

Нет.

Нет.

Нет.

Нет.

Буксировка грузовых модулей.

По распоряжению судовладельца

шкипер Бади.

— Уверен? А если что не так?

— Сработаем под дурачка, на наши ошибки пришлют запрос, потребуют уточнений. Нам бы только вовнутрь залезть и глянуть на обстановку.

— Командир! — последовал ментальный вызов с рубки. — Крейсер выключил систему опознавания.

— Стас, лети к своим приборам, проверь полученный крейсером ответ.

Нет ничего хуже ожидания. Безвестность всегда давит на психику, сообщение на крейсер оказалось по-военному лаконичным: «Вход разрешен, систему опознавания выключить». Хитрецы, в подобном варианте компьютер Центра астронавигации и космографии не сможет вычислить скопление кораблей в системе Табит. Остался последний шажок, и его надо умудриться сделать в лучшем виде. Нарастающее напряжение снял радостный вопль командира БЧ-4:

— Командир, сработало!

— Что там? Читай!

— Предписано за двенадцать часов до входа в систему прислать доклад «А», а также дополнить пункты семь и девять предыдущего доклада.

— Вот гады! Да откуда мне знать, что надо писать в этих докладах?

— Дежурный по базе в строго-назидательном тоне сделал выговор «за систематические нарушения правил астронавигации в районах базирования военного флота» и прислал все необходимые формы докладов.

— Сами прислали? Ну дела! Давай сюда распечатку.

— Держи. Пункт семь — дата последнего санитарного освидетельствования, пункт девять — к какому объекту будем швартоваться.

— Санитарное свидетельство хананеев у нас есть, а куда швартоваться… да я понятия не имею.

— Ты читай! Он и здесь дал подсказку: «В заявке на обслуживание базы ваш буксир не указан».

Темляков развернул голограмму системы, ответ сразу попался на глаза. Тринадцать планет, из которых четыре обитаемы, четвертая планета окружена хороводом из одиннадцати лун, где, вероятно, и расположилась база. А между четвертой и пятой планетами висел значок орбитальной станции по переработке отходов.

— Стас, в седьмой пункт впиши дату получения санитарного сертификата, а в девятом поставь СС-23/Табит-37.

— Лезем прямо под нос, — глянув на голограмму, буркнул Андерсен.

— Не ворчи. Ближе встанем — быстрее соберем информацию.

— Так на орбите пятой планеты сразу три боевые станции. Лоханёмся — вмиг распылят.

— Ты вывел нашу информацию на компьютер ГРУ?

— О! Там непрерывный визг радости. Дежурный оператор шепнул, что начальство пустилось в пляс.

— Как мало людям надо для счастья, всего лишь подслушать чужие разговоры.

— Командир, а ретрансляционные буи поставим?

— Сначала надо посмотреть на систему. Одиннадцать лун… Что это, места стоянок или барьер из боевых станций?

— Мои ребята готовят к постановке. А вдруг удастся подобраться?

«Властелин» по всем правилам вошёл в систему Табит. «Добро» дежурного дозволило подойти к причалу орбитальной станции по переработке отходов, но дальше произошёл облом. Владимир и не строил иллюзий по поводу беспрепятственной швартовки, его целью было всего лишь осмотреться и потянуть время. Но местное начальство сразу же начало гнать прочь.

— Уходите отсюда! — гремел голос начальника смены. — Для вас модулей нет и не может быть.

— Вы мне конкретно объясните причины, — жалобно просил Владимир. — Мне надо что-то внятное сказать своему хозяину.

— Внятно? Передай ему, что он придурок, модули отсюда таскают только буксиры фирмы «Чистая галактика».

— Погодите, у меня задание на один модуль без указания типа груза и его назначения. Вы проверьте у себя, а то меня попрут с работы.

— Ждите, я уточню у старшего оператора.

Темляков старался придумать ещё варианты затягивания разговора, аппаратура засекла более сотни единиц военных кораблей, которые, как первоначально и предполагалось, стояли у причалов пяти лун. Зато остальные шесть разноцветных красавиц оказались мощными боевыми станциями.

— «Властелин», я СС-23/Табит-37, мы посылали заявку на буксир для доставки модулей с отходами от военных причалов к заборному бункеру. Так что всё правильно, начинайте работу.

— Спасибо! Только вы отправьте на тот же адрес сообщение, что буксир уже пришёл. Наш босс зануда, придирается ко всякой мелочи.

— Ладно, ладно, не волнуйся, шкипер, не подставим.

— И еще — как мне к военным сунуться? Не пальнули бы…

— Не боись, вызови дежурного и скажи, что за мусором. Он тебе скажет, куда идти. Только не лезь на корабельные фарватеры, твоё дело — помойки и свалки.

Так Владимир Викторович Темляков оказался в центре главной военной базы Единой галактики. Корабль-разведчик под видом обычного буксира-мусоровоза безнаказанно шнырял среди суперсовременных кораблей. БЧ-4 во главе со Стасом Андерсеном круглосуточно дежурила у своей аппаратуры, снимая показания излучений и полей. Первое время штаб ГРУ помалкивал, давая время адаптироваться к новым реалиям, просьбы появились через две недели. Надо заглянуть то в один, то в другой уголок огромной базы. Со временем экипаж освоился с новой работой, даже обнаглел, сначала робко становились к причалу военной базы под предлогом ожидания готовности модуля с мусором. Затем начали швартоваться на обеденный перерыв или переночевать, через месяц начали вести себя по-свойски:

— Дежурный, я тут приткнусь на свободное место у причала 4/215, мусор обещают только завтра.

— Добро, когда уйдёшь, не забудь доложить.

Не прошло и двух месяцев, как экипаж перезнакомился со своими коллегами. На прочих буксирах базы работали пенсионеры-отставники, которые и подсказали «молодёжи» идею обосноваться на планете.

— Чего вам безвылазно сидеть в своей коробке? — наставлял новобранцев шкипер буксира Р-16. — Отработали неделю и на терминал, через несколько часов развозка высадит на планете.

Владимир Темляков со своими товарищами тщательно собирали всю информацию и передавали в штаб ГРУ. Они не делили полученные сведения на важные и не важные, сие не их дело, специалисты лучше разберутся. Вскоре появился собрат по профессии — буксир под названием «Гигант». Это уже подсуетились нелегалы.


Очередную встречу с Владимиром Яковлевичем Голицыным и Алексеем Федоровичем Нелидовым Сергей назначил в дворцовом парке в тени благоухающих медовым цветом лип. Лаветта в окружении нянек сидела поодаль в садовой беседке, напротив пристроился генерал Ю Бримшай. Маленький Коленька с заливистым смехом бегал по беседке, стараясь увернуться от заботливых рук мамы и нянек, затем разворачивался и залезал на коленку генерала.

— Качай! — требовал малыш.

Но и эта забава быстро надоедала, он сползал на пол и снова бежал к маме и нянькам. Лаветта снова была беременной, но на этот раз не наблюдалось никаких перепадов настроения, даже наоборот, она буквально лучилась счастьем. Родственники с Земли и Сулафат наперебой зазывали к себе, но бремя жены президента обязывало к раутам и бесконечным представительским мероприятиям. Здесь в первую очередь сказалось общение с родственниками Сергея. Частые визиты в Петербург или Хайдарабад помогли понять, что взобравшись на вершину Олимпа, человек перестаёт принадлежать самому себе. Она просто обязана соответствовать незыблемым канонам первой леди галактики со всеми вытекающими последствиями.

Сергей внимательно выслушал доклады начальников СВР и ГРУ. Динамика изменений политической обстановки в моногосударстве Маджур требовала самого пристального внимания.

— Алексей Федорович, — после раздумий спросил Сергей, — мы не сможем как-либо притормозить грядущий коллапс этого государства?

— Любая попытка значительно ухудшит наши позиции среди региональных правительств.

— Тоскливая ситуация. Потеря инициативы с нашей стороны послужит причиной образования множества самостоятельных планет.

— Вот именно, а это приведет к новому дисбалансу и военному противостоянию.

— Чем слабее государство, тем больше тяга к созданию сильной армии.

— Владимир Яковлевич, — Сергей посмотрел на внешне безучастного Голицына, — что представляет собой их флот?

— Головную боль для адмирала Меалис. Многочисленные переоборудования под внешнее управление сделали флот Маджур небоеспособным в нашем понимании этого вопроса.

— Понятно. Какова степень доверия к экипажам в случае воссоединения с Галактическим альянсом?

— Стопроцентная лояльность, плюс многовековая вражда с марутами и хананеями.

— Уже неплохо, мы можем использовать их эскадры для проведения самостоятельных операций.

— И только. Реанимация корабельных компьютеров приведет к параличу всего флота Маджур.

— В случае войны с марутами и хананеями аналитики Адмиралтейства обещают пятидневное полноценное противодействие силами только их флота.

— Немало! Что мы сможем сделать за этот период?

— Захватить треть миров.

— Так это гарантия победы!

— Если бы. Нам надо захватить главные миры этих государств, столичные планеты, научнопромышленные центры, места базирования и снабжения флота.

— Новое пополнение землян вышло на все базы. — Голицын заглянул в свою папку. — На сегодняшний день моя агентура прочно внедрилась на каждом военном объекте.

— А как у вас с внедрением? — Вопрос адресовался начальнику СВР.

— Жуть. Я бы так охарактеризовал ситуацию в обоих государствах, — усмехнулся Нелидов.

— Что так, Алексей Федорович? — удивился Сергей.

— Полнейший разброд в управлении государством, причем и маруты, и хананеи поражены одной болезнью под названием паралич управления.

— Интересное определение. А можно поподробнее?

— Вот вам один пример. Мой человек пристроился помощником советника министра вооружения. Министерство разместило и оплатило заказ на изготовление трёх сотен постановщиков активных помех. Только не смейтесь — все три сотни сейчас на наших верфях.

— С твоими талантами скоро и ГРУ прикроют! — воскликнул Голицын.

— Военные здесь ни при чём, там относятся к решениям правительства как к письмам надоедливой поклонницы.

— Как же вам удалось украсть дорогое и секретное оборудование? — поинтересовался Сергей.

— Проще простого. Производитель потребовал забрать продукцию с его склада, министерство поручило военным вывезти готовые изделия, а те отказались, сославшись на отсутствие в их планах подобного заказа.

Все дружно засмеялись.

— Подключили нелегала, — отсмеявшись, продолжил Нелидов. — С орбиты опустили модули с маркировкой Седьмого флота, фирмачи сами их загрузили, даже документы не проверили.

— Наш генерал скоро заскучает, — заметил Сергей.

И правда, Лаветта с няньками ушли кормить и укладывать ребёнка, а Ю Бримшай с отстранённым видом смотрел на кроны деревьев.

— Осталась любимая тема всех дипломатов, — оскалился Голицын. — Клевещите, клевещите и клевещите — обязательно кто-то поверит.

— Должен заметить, что вопреки опасениям мы легко создали региональные отделы пропаганды на планетах Свободной и Единой галактик, — с некоторой долей недоумения начал Нелидов.

— Неужели так много людей готовы пойти против своего государства? — Сергей взял со стола подготовленный аналитиками отчет и начал искать нужный раздел.

— Патриотизм незамечен ни у марутов, ни у хананеев, — ответил Нелидов. — Но в данном случае это вопрос денег.

— Выходит, вы набрали специалистов на высокую зарплату, которым безразлична собственная история и её герои?

— Мы столкнулись с полной моральной беспринципностью.

— Они готовы за деньги оплевать кого угодно? — поразился Сергей.

— Именно так, — подтвердил Нелидов. — Уже выпустили несколько серий так называемых «Энциклопедий», где основные факты или пропущены, или перевёрнуты.

— Но существуют мемуары, где непосредственные участники событий описали реальную картину.

— Вы знаете, что придумали добровольные помощники? Мы переиздали самые известные воспоминания в «дополненном» варианте.

— Авторы могут устроить скандал, — насторожился Сергей.

— Да нет. Старички действительно кое-что добавили, остальное подредактировали и заретушировали. Результат превзошёл все ожидания.

— Неужели никто не попытался оспорить?

— Бывшему начальнику Адмиралтейства мы организовали помпезную презентацию. Были многочисленные интервью в «правильном» свете. Затем эту муть пустили по телеканалам, газетам и журналам на правах рекламы.

— Грамотно! Основная масса людей ничего не заподозрит, а профессионалы вопроса промолчат, ибо в их понятии подана откровенная дурамуть.

— Вы правильно поняли развитие ситуации. Добавили «изыскания» мифических профессоров из несуществующих университетов.

— Здесь надо быть осторожней, на таких университетах можно проколоться.

— Придумали интересный вариант. Например, есть Московский университет, а мы ссылаемся на профессора из университета Москвы.

— Какой на данный момент у вас приоритет?

— Подорвать доверие к власти, нагнать страха о состоянии дел в вооруженных силах и смешать с грязью былые подвиги.

— Круто! Можно и прогореть.

— Как-то пустили утку, что на одной из окраинных баз гарнизон живёт в условиях голода. Солдаты едят крыс и одеваются в обноски. Поверили! Даже послали парламентскую комиссию!

— А смысл? В ответ получили опровержение!

— Смешнее, Сергей Николаевич! Комиссия установила факты злоупотреблений в выдаче обмундирования и воровство продуктов питания.

— Другими словами, обыватель поверил вашей информации, а казённый слог отчета восприняли как попытку прикрыть реальные факты.

— Усилиями местных специалистов мы смогли значительно подорвать доверие к официальной информации.

— Что же, хвалю, молодцы, при военном противостоянии моральный фактор важнее любого оружия.

Алексей Федорович Нелидов достал папочку с перспективными планами пропагандистских мероприятий на территориях Свободной и Единой галактик. На столе появились графики изменений общественного мнения по возрастным категориям и основным планетам. Естественно, главный упор делался на развитые миры и активный возраст, старшему поколению предлагался набор страшилок мифического характера.


Завершив первую часть совещания, перешли в беседку к Ю Бримшаю. Слуги подали на стол кофе и чай, а генералу — особый настой из камелии, который стал популярным у дауров после знакомства с Землёй. Некоторое время молча пили чай с различными булочками, пирожными, печеньем и прочими вкусностями. Сергей смаковал кофе и раздумывал над предстоящей операцией в системе Табит. Собственно, планировался целый комплекс мероприятий по подготовке к нанесению смертельного удара в самое сердце флота противника. Если Ю Бримшай и его люди выполнят поставленную задачу, то военной конфронтации можно не опасаться.

— Генерал, — начал разговор Голицын, — вы ознакомились с докладной запиской моего штаба?

— Так точно! Ситуация расписана подробно и доходчиво, для выполнения задания подготовлены две группы по двадцать человек.

— Погодите, господа! — вмешался Нелидов. — Не приоткроете ли шторку для меня?

— Один из наших кораблей-шпионов забрался на центральную базу флота Единой галактики.

— Во даёт молодая поросль!

— Это не всё, они умудрились наняться на работу, а затем нашли рядом с энергоцентром пустующий домик.

— Ваши нелегалы его арендовали под жильё и смонтировали телепортал. Я не ошибся?

— Более того, нелегалы сумели проникнуть на планету, которая фактически является огромным военным гарнизоном.

— Огромная казарма? Круто!

— Ну что вы! Там образцовый порядок. Адмиралтейство, различные штабы и службы. Города для отдыха, медицинские центры реабилитации.

— В любом случае на улицах только люди в погонах.

— По статистике на каждого военного приходится трое гражданских.

— Во-во. И я об этом, военные гуляют толпами, а цивильное население пашет, не разгибая спины.

— Хватит, господа! — Сергей хлопнул ладонью по столу. — Давайте о деле.

— Со временем экипажи сошлись с местными снабженцами, сначала прикупили скафандры, дальше — больше, — продолжил Голицын.

— Начали открывать ногой двери военных складов?

— Примерно так, но основной заслугой является выход на причал резервных кораблей.

— Как это понять? Они обнаружили этот причал или нашли возможность по нему беспрепятственно ходить?

— Последнее, уважаемый Алексей Федорович, они получили разрешение использовать этот причал как место временной стоянки.

— А охрана?

— Как вам нравится полное отсутствие оной?

— Не может быть!

— Может, ещё как может! Военная база, посторонних не может быть по определению. Проход закрыт под сигнализацию, а причал доступен!

— Ну и бестолковщина!

— Одним словом, наши спецы сейчас по-тихому изучают корабли отстоя. Сергей Николаевич уже активировал компьютеры.

При последних словах генерал Ю Бримшай уважительно посмотрел на президента.

— Вы хотите угнать корабли отстоя? — осторожно спросил Нелидов.

— Пяток, больше нельзя, заметят.

— Господа, это же не огурцы на чужом огороде воровать!

— Ясное дело! Разработали вариант подтасовки оперативных документов, угоним, и комар носа не подточит.

— Авантюрист ты, как все гвардейцы! — хохотнул Нелидов.

— Только чуть-чуть, самую малость. И вообще, они сами виноваты, нельзя провоцировать честных людей.

— Хочешь сказать, что организуй они надлежащую службу, ты бы и не попытался туда залезть?

— Не знаю, имеем то, что имеем, — притворно вздохнул Голицын.

— А дауры тебе зачем? Их же сразу срисуют.

— Так, о деле. — Начальник ГРУ сразу стал серьёзным. — Господин генерал, ваши отряды освоились со скафандрами марутов и хананеев?

— Так точно, господин генерал.

— Ваша задача разделена на несколько этапов, очерёдность выполнения которых вы определите сами.

— Понятно. Наши действия на базах Табит и Гиафант должны быть симметричными или исходя из конкретной обстановки?

— Абсолютно не принципиально. Как вы решите, так и будет. Итак, выход в скафандрах на внешний контур причальных комплексов и изучение базы для предстоящего захвата.

— Какие наши действия при случайных встречах с техническим персоналом?

— Помашите ручкой и продолжите движение. Никому и в голову не придёт, что по базе разгуливают дауры.

— Я читал отчёт, — усмехнулся Ю Бримшай. — Они давно забыли о нашем существовании.

— В качестве десерта вам предстоит ознакомиться с внутренними помещениями стоящих на отстое кораблей.

— Разумное решение, намного легче действовать, когда своими глазами видел все палубы и помещения.

— Самым сложным делом будет изучение внутреннего устройства боевых станций. К тому же необходимо расставить кодированные маячки.

— Я не думаю, что это составит какую-либо сложность. В докладной записке указано расписание патрулирования.

— Самым важным вопросом является определение места компьютера. Даже не сумев захватить станцию, через компьютер мы сможем её нейтрализовать, — добавил Сергей.

— Захватим, никуда они от нас не денутся, — уверенно ответил Ю Бримшай.

— Последнее, — продолжил Голицын. — Высадка на планеты и визуальное знакомство с объектами захвата.

— Да ты что? — встрепенулся Нелидов. — Их же моментально засекут!

— Не мешай! — отмахнулся Голицын. — Армейские гравилёты с затемнёнными стёклами.

— Какая беспечность! — не сдержался генерал. — Мы так президента и старших офицеров уведём до начала войны!

— Господа! — воскликнул Сергей. — Как вам предложение генерала?

— Заманчиво! — отозвался Нелидов. — Осталось узнать дату начала боевых действий. Но экскурсию вам, уважаемый Ю Бримшай, я организую.

— В общем-то и всё, — подвёл черту Голицын. — Вот кристалл с голограммами внутренних помещений Адмиралтейств, штабов и прочих важных учреждений.

— Сергей Николаевич, — глядя вслед уходящему генералу, спросил Нелидов, — почему бы сейчас не активировать компьютеры боевых станций? Так сказать, впрок, заранее.

— Я бы и рад, да грехи не пускают, — невесело отмахнулся Сергей. — После активации в пользу Галактического альянса компьютер принимает своих прежних хозяев за врагов.

— И ладно! В чем беда? Компьютер не отвечает на запросы, вызовут специалистов и… Нет, вы правы, так мы только сами себе усложнили жизнь.

— Проблема ещё глубже. На наших стационарных космических объектах установлена система отражения вторжения. Отсюда предположение, что аналогичная защита установлена на объектах марутов и хананеев.

— Тогда вопрос снимается. Мы спровоцируем войну «машин и людей». Всё забываю спросить о самом оружии отражения вторжения. Сколько раз ходил по коридорам, а так ничего подозрительного и не высмотрел.

— И никогда не увидите, — засмеялся Сергей.

— Неужели тайные лючки так качественно замаскированы?

— Нет никаких лючков и тайных дырочек, — продолжая смеяться, ответил Сергей. — Применяется самый обычный принцип электроконденсатора.

— Не понял, как это?

— Электроды сверху и снизу. На участок, где находится враг, подается разряд электричества.

— Не совсем надёжно, — усомнился Нелидов. — Атакующих защитит скафандр с токопроводящим покрытием или, наоборот, с изоляцией.

— Не спасёт, конденсируется слишком сильный разряд с последующим накоплением статического электричества. Человек заживо сварится при любом способе изоляции.

— Погодите! И с такой системой защиты вы посылаете на объекты дауров?!

— Кроме них, никто не пройдёт. Компьютер никогда не тронет даура, более того, при попытке агрессии он обеспечит дауру защиту и помощь.

— Неужели в новых компьютерных программах остались старые приоритеты?

— Нет, за прошедшие тысячелетия изменился сам принцип программирования. Изюминка в разработанном древними базовом постулате.

— В новой программе этот постулат можно пропустить или изменить, — возразил Нелидов.

— Тогда система не примет новую программу.

— Изменить всю систему, — предложил Голицын.

— А зачем городить огород? Идти на огромные затраты ради всеми забытого даура или ломки заложенной вертикали приоритетов?

— Как показала жизнь, именно этот базовый постулат послужит троянским конем.

— Вы упускаете суть. Война идет за право назвать себя наследниками Галактического альянса. Удалив фундаментальные законы альянса, маруты и хананеи лишат себя возможности воспользоваться компьютерами древних.

Сергей начал объяснять простую и надёжную систему защиты основополагающих принципов, которую вложили древние в свои компьютеры. Ограничения не только по генетическому признаку, но и по территориальному. Эмигрировав в Галактический альянс, бывший гражданин Свободной галактики или Единой галактики, сразу получает беспрепятственный доступ к базам данных. Для него остается ограничение по критерию уровня полученного образования. Начальники ГРУ и СВР уже начали собираться, когда Сергей вспомнил упущенный вопрос.

— Погодите, господа, я все забываю спросить о результатах внедрения в общественно-политические структуры планеты Гианфар.

— Мои аналитики еще не закончили докладную записку, так что смогу рассказать только в общих чертах, — ответил Нелидов.

— Меня это устраивает. Прошу.

— Попытка создать универсальных солдат привела к бунту последних.

— Не к бунту, а несогласию с решением правительства и Адмиралтейства, — вставил Голицын.

— Не суть. Главное — в выселении на Гианфар и длительному карантину. Кстати, похожую проблему получили хананеи, когда создали свою армию машин.

— Встречался с вариантом привратного сторожа, — поёжился от воспоминаний Сергей.

— Додумались же! — проворчал Голицын. — Компьютер с пулемётом посадить на гравигенератор, а тот начал палить куда ни попадя.

— На солдата не повесишь маячок свой-чужой, сразу станет прекрасным ориентиром для врага, — заметил Сергей.

— В общем, жажда крови и убийств послужила причиной изоляции, — подвёл черту Нелидов.

— Как с этим сейчас?

— Провели выборочные проверки, профессор НИИ генетических исследований, госпожа Делиора Шукен, подтвердила адекватность людей.

— Уже хорошо. — Сергей с довольным видом потёр руки.

— Сегодня население планеты Гианфар находится в открытом противостоянии как с центральным правительством, так и с соседями.

— Каковы наши шансы?

— Стопроцентные. Но я не намерен приступать к последней стадии до окончательного заключения аналитиков, — решительно закончил Нелидов.

— Логично, Владимир Яковлевич ещё не подключался к теме, да и Адмиралтейство должно разработать планы по обеспечению безопасности сепаратистов.

— И я о том же, — поддержал Нелидов. — На данный момент спешки нет. И смысла открывать наши карты до присоединения Маджур тоже.

На том и завершили совет. Сергей полностью согласился с доводами специалистов СВР и ГРУ. Скоропалительные решения без тщательного, всестороннего анализа могут привести к обратному результату. Ярчайшим примером служат непродуманные действия английской разведки в послевоенный период. Приняв разбежавшихся по лесам дезертиров вермахта и СС за идейных борцов с коммунизмом, англичане решили подкрепить их своими нелегалами. Открывающиеся перспективы вскружили голову, здесь и прямое внедрение в вооруженные силы СССР и в органы власти, и организованное сопротивление всего местного населения. По факту получилась совершенно иная ситуация, первый же контакт с местным населением закончился незамедлительным доносом в МВД. Из местного актива в срочном порядке организовали несколько групп «народных мстителей», которые и пригрели заморских специалистов. Со временем даже возник своеобразный мост для переброски людей, денег и специального оборудования. Официально игра в шпионы завершилась в шестидесятых годах, но кто может поручиться за достоверность этих сведений?

Сергей пригласил Нелидова с Голицыным отобедать с ним, тем более что в доме уже слышались женские голоса. По-свойски пришла министр информации княжна Наталья Алексеева и буквально с порога затеяла спор на тему воспитания маленького Коленьки. Дело в том, что император Павел Махабхарата Салар Алексеев-Джангом прислал в помощь Лаветте десяток нянек, которые, впрочем, очень хорошо скооперировались с няньками-даурами. Наталья в подобном интернационале нашла угрозу формированию нравственных принципов ребёнка и принялась цитировать известных теоретиков в области становления личности детей. Бабушка Лаветты, Вяли Флониан, в силу своей эмоциональности, принялась агрессивно возражать. Одним словом, Сергею требовалась мужская поддержка, а царскосельский гвардеец Голицын всегда служил для великой княжны первой мишенью её язвительных уколов.


Экипаж капитан-лейтенанта Владимира Викторовича Темлякова растерянно слушал инструктаж перед началом первого занятия на тренажере. Они давно сработались и понимали друг друга с полуслова, буквально на интуитивном уровне. Но в данный момент на лицах выражалась полная растерянность, а в голове роились нелепые вопросы. Это был не очередной сюрприз капитан-лейтенанта Боброва. Они получили полноценный удар обухом по голове. Экипажу предстояло освоить все основные типы боевых кораблей флота хананеев, после чего выкрасть сами корабли с главной базы в системе Табит. Владимир и его товарищи умом понимали, что это не просто повышение по службе, им оказано особое доверие, и вместе с тем давил непонятный дискомфорт. Некоторый диссонанс привнесли новые офицеры и рядовой состав, экипаж пополнялся до штатного расписания по нормам Адмиралтейства Единой галактики. Кроме того, добавлялся отряд дауров в количестве полного взвода. С десантом проблем не будет — опыт убедил в отличной коммуникабельности абордажников, которые легко вписывались любой коллектив. А как покажут себя остальные новички? Да и сама предстоящая операция вызывала много вопросов.

— Вам предстоит незаметно выйти с базы, — начал инструктаж Михаил Степанович.

— Как это сделать?

— Владимир Викторович, зачем вы меня спрашиваете? Я не способен дать вам ни одного совета.

— Хороша головоломка! — проворчал Темляков. — А дальше?

— Что дальше? Идете полным ходом домой.

— Пройти через систему хананеев совсем не просто, многочисленные патрульные корабли и посты наблюдения потребуют пароль, которого никто не знает.

— На разведчике вы спокойно везде проходили. Почему возникнут проблемы на военном корабле?

— Это для рядового транспорта нет препятствий — назвался и телепай дальше, у военных свои правила.

— Придумайте что-нибудь. Вы же сумели пробраться в главную базу.

— Тут надо не придумывать, а докладывать. И под дурачка не сработаешь, на военном флоте таких не держат.

— Должен предупредить, — нахмурился Бобров, — что операция не предусматривает помощи со стороны мобильных платформ телепортации.

Нет, значит, нет, и бесполезно гадать почему, причин может быть множество, и безусловно, эти причины важны.

— Кстати, — Михаил Степанович попытался подстегнуть энтузиазм экипажа, — старший лейтенант Артёмов с корабля разведки «Владыка» получил задание увести корабли марутов.

— Ему проще, до границы с Маджур бежать намного ближе.

— Вы бы пообщались — головоломку для противника двумя экипажами легче придумать.

— Вам бы, господин капитан-лейтенант, озадачить агентуру и разузнать систему докладов, позывные и пароль.

— Что еще за позывные? Патрульные корабли и контрольно-диспетчерские станции имеют свои номера.

— Это для гражданских судов, а для военных патрульный корабль в определенном районе всегда имеет один и тот же позывной, например Лебедь-17.

— Задачка. Что надо сделать?

— Выкрасть карту с военного корабля, а ещё лучше раздобыть Наставление по правилам связи.

Тем не менее три месяца тренинга оба экипажа каждый вечер проигрывали различные варианты прорыва на свою территорию. Результаты получались более чем печальные. У Темлякова вообще не было шансов, его перехватывали задолго до линии противостояния флотов воюющих держав. Артёмов прорывался в Маджур, но преследование кораблей Свободной галактики продолжалось до выхода к боевым станциям Галактического альянса. В результате оба командира подали совместный рапорт, в котором честно доложили о невыполнимости возложенной на них задачи.


Всё имеет свой конец. Занятия на тренажёре закончились зачетными тестами, и Владимир Викторович Темляков со своим экипажем телепортировался в бывший склад на территории главной базы флота хананеев. Когда-то здесь хранили аварийное снабжение, точнее — рацион питания и питьевую воду для спасательных модулей. В своё время именно его экипаж наткнулся на это заброшенное помещение, где в полном беспорядке валялись пластиковые пакеты с питьевой водой и прессованной питательной смесью. Они тогда сильно удивились подобному рациону. На кораблях альянса в варианте экстренной телепортации на планету автоматически добавлялся походный синтезатор. Склад обладал двумя неоспоримыми преимуществами: он находился непосредственно у энергостанции и буквально рядом с причалом кораблей резерва. Нелегалы быстро договорились с начальством АХО, и склад официально превратился в диспетчерскую мусоровозов с комнатами отдыха для экипажей.

Сначала прибыли дауры из инженерно-сапёрной службы, быстренько установили стационарный портал и приступили к работам. Через неделю внутреннему убранству склада мог позавидовать Нева-Палас. Служебные заботы не позволяли Владимиру тратить время на досужее любопытство, но некоторые моменты привлекли его внимание. Вход в находившуюся по соседству энергостанцию преграждал силовой заслон и десяток грозных предупреждений от простых, типа «Не лезь, убьёт», до более пространных, где казённым слогом грозили оставить прах нарушителя на месте преступления. Сапёры-дауры безбоязненно прошли вовнутрь, где принялись за монтаж дополнительного оборудования. Опасения за скрытность проводимых переделок заставили Темлякова обратиться к руководителю работ инженеру третьего ранга Юйшу:

— Ваши солдаты хотят по причалам без минимальных мер предосторожности. А вдруг кто заметит непонятных людей и пришлёт патруль?

— Полноте, нечего опасаться, мы прикрыты голо-графическим куполом.

— Тогда почему я вижу реальную обстановку?

— Вы посмотрите своими глазами, а не через аппаратуру визуального обзора.

— Хотите сказать, что корабельный компьютер способен нивелировать голографическую завесу?

— Не совсем так, просто он взаимодействует со своим собратом, установленным в нашей временной базе.

Новые члены экипажа с восторгом осматривали своё временное жильё, где были предусмотрены все мелочи на зависть пятизвёздочным гостиницам. Взвод дауров с традиционной невозмутимостью компактно разместился, выбрав расположенные рядом комнаты, и первым делом отправился осваивать спортзал. Темляков, даже не распаковывая свои вещи, собрал командиров БЧ и шумно, с шутками-прибаутками, отправился с ними выбирать корабль, который станет их первой «жертвой». За прошедшее время на причале резерва не произошло никаких изменений. Так же ровными рядами стояли крейсеры, ударные артиллерийские корабли, разведчики, патрульные и так далее. Владимир не вмешивался в разговор своих офицеров, молча слушал комментарии о предполагаемых достоинствах и недостатках тех или иных боевых единиц. Он уже решил, что следует угнать в первую очередь.

На этот корабль он обратил внимание давно, еще когда работал здесь в качестве буксировщика. Достаточно серьёзные габариты ненамного уступали крейсеру, а четыре больших отражателя двигательной установки обещали высокую скорость. Вооружение обратит в бегство любого противника, а ровные ряды лацпортов, по восемь с каждого борта, интриговали неясным предназначением. Во время подготовки на тренажёре он изучил все типы военных кораблей флота хананеев и узнал, что этот красавец относится к классу «Большой корабль глубокого прорыва и десанта». В свое время Адмиралтейство заказало сорок четыре единицы с повышенной автономностью и способностью в одиночку вести бой с небольшими вражескими отрядами. Проект создавался для захвата орбитальных станций и расположенных в космосе заводов и фабрик. Практическое применение показало бессмысленность подобных акций, так как противники обладали многочисленным флотом. Захват рядового завода на орбите неприметной звезды переходил в крупномасштабное сражение с участием значительных сил. Проведённый анализ показал непропорциональность понесённых потерь и конечного результата. До разведывательно-диверсионной деятельности не додумались, и все корабли данного проекта вывели в резерв.

У Владимира не было каких-либо идей по поводу боевого применения Большого корабля глубокого прорыва и десанта, просто понравился внешний вид. Тут же на причале провели короткое совещание комсостава. Возражений не последовало. По большому счёту всем было безразлично, с чего начинать, а предложенный корабль имел в качестве неоспоримого достоинства весьма приличную скорость. Сказано — сделано. Экипаж дружно перенес на выбранный корабль свои вещи и с энтузиазмом принялся осваивать боевые посты.

— Корабль ГПД-037 приветствует временного командира, капитан-лейтенанта Владимира Темлякова.

— Взаимно. Откуда известно о моём кратковременном назначении?

— Циркуляр Адмиралтейства оповестил о предстоящем перегоне шести кораблей, остальные будут доставлены на верфь прямой телепортацией.

— Старпом, дед, ну-ка бегом в боевую рубку! — позвал Владимир.

— Что случилось? — почти хором спросили вбежавшие офицеры.

— Тут компьютер порадовал новостью: мы угоняем шесть кораблей, оставшемуся флоту предстоит телепортация сразу на верфи.

— Интересная задумка у Адмиралтейства!

— Насчет Адмиралтейства не уверен, подобные авантюры может придумать только один человек.

— Вполне вероятно. Ладно, не отвлекай, тут до фига работы. Быстрее освоимся, раньше вернёмся за следующим кораблём.

Офицеры разошлись по своим делам, а Темляков поднялся в командирское кресло. Умное решение. Небольшое возвышение позволяет «подсматривать» локальную тактическую информацию и продумывать следующие ходы, не дожидаясь докладов командиров постов.

— Разрешите вопрос? — ментально обратился компьютер.

— Да, конечно.

— На какую верфь подбирать материал для прокладки маршрута?

— Все шесть кораблей перегоняются на верфи Кохаб, но это не принципиально.

— Как это не принципиально? Разные верфи потребуют разных маршрутов.

— Для нас основной задачей является вырваться из подконтрольных Единой галактике систем.

— Вы опасаетесь астронавигационных проблем?

— Я не имею представления о системах доклада на посты наблюдения и патрульные корабли.

— Адмирал Алексеев установил связь бортового компьютера с оперативным дежурным Адмиралтейства. Каналы связи, позывные и реальные названия постов и кораблей прилагаются к лоциям вероятных маршрутов движения.

— Вызвать командира БЧ-один и приступить к разработке плана перехода!

— Принято!

Надо же! Он ломал себе голову над проблемой прорыва через вражескую территорию, а адмирал Алексеев изначально обеспечил безопасность кораблей.

— Лейтенант Жуков прибыл по вашему приказанию, — доложил вбежавший командир БЧ-1.

— Чем вы сейчас заняты?

— Знакомился с астронавигационным оборудованием и возможностями штурманской рубки.

— Какие впечатления?

— Всё продумано до мелочей. С такой аппаратурой приятно работать.

— Что можете сказать о контроле навигационных решений вахтенных офицеров?

Это был провокационный вопрос. Разделение по боевым частям предусматривает обязанности членов экипажа по боевому расписанию. В обычных, рутинных буднях экипаж выполняет свои обязанности согласно служебным обязанностям. В частности, офицеры несут вахты на ходовом мостике или у пульта управления энергоустановкой. Артиллеристы имеют диплом навигатора, торпедисты и минеры по базовому диплому электроинженеры. Это логика жизни, нет смысла раздувать штатное расписание ради нескольких часов реального сражения. Вместе с тем начальники служб, к коим и относился штурман, всегда ревностно контролировали действия вахтенных офицеров, считая их неполноценными специалистами в вопросах управления кораблём.

— Информация с ходового мостика выводится на маневренный планшет, с дублированием в мою каюту. Так что я всегда в курсе всех решений вахтенного офицера.

— Действительно, продумано до мелочей. Завершайте изучение и приступайте к прокладке маршрута на верфи Кохаб.

— Планируемая дата и время выхода?

— Генеральные курсы прокладывайте, исходя из отхода через четыре-пять дней.

— Какие основные критерии?

— Обойти как можно дальше боевые станции и корабли противника.

— Со стационарными объектами понятно, а где мне взять информацию о дислокации флота Единой галактики?

— Бортовой компьютер «сидит» на базе данных оперативного дежурного Адмиралтейства.

— Вот это да! Я вами восхищаюсь, командир!

— Моей заслуги в этом нет, наш переход подготовлен адмиралом.

— Надо же! Мы на тренажёре ломали головы, а он для нас уже все приготовил!

Вообще-то Сергей специально ничего не делал, он выполнил всего лишь рутинную работу по подготовке корабля к предстоящему переходу на переоборудование.


Первый день изучения корабля прошёл в восторженных восклицаниях. Семь с половиной тысяч лет, это не только совершенно иной уровень оружия, двигателей и аппаратуры. Эргономика рабочего места изменилась до неузнаваемости, боевые посты стали намного информативнее и удобнее. Тактическая информация как бы накладывалась на саму цель и не требовала дополнительных запросов и уточнений. Единственным неудобством являлось устранение компьютера от исполнения некоторых привычных боевых действий. Это поправимо. В Галактическом альянсе уже известно о давнем конфликте марутов и хананеев со своими компьютерами и последовавшем ограничении их функциональности. И на Земле было немало теоретиков, предвещавших бунт электронного разума, как и его способность решать логические задачи. Кстати, порой вспоминают об объявлении в СССР кибернетики лженаукой без объяснения причин подобного решения.

Дело не в глупости, а в терминологии. Советские учёные разделили понятия кибернетика и вычислительная техника. В тридцатых годах двадцатого века кибернетика не рассматривалась как методика математических расчётов или моделирования. Данное теоретическое направление предусматривало создание искусственного интеллекта по принципу мозга человека с элементами самонастройки и самоорганизации. Именно это направление в создании ЭВМ и было громогласно объявлено абсурдом. Между прочим, создателем алгоритмов является маг из Хивы Мухаммед бен Муса Хорезми. Потомственный маг (в те далёкие времена персы так называли жрецов, чародеев и астрологов) возглавлял в Багдаде Дом мудрости, впоследствии его работы попали в Европу как «Книги об индийском счёте». Но это было очень давно, вандалы еще не завоевали Рим и не крушили мраморные статуи.

Завтрак в кают-компании прошел скомкано. Офицеры обменивались короткими репликами, которые можно было объединить фразой: «Здесь мне очень нравится». Спешил и Владимир, среди программ корабельных учений и тренировок он разыскал перечень занятий для комсостава по отработке взаимодействия боевых постов и Главного командного пункта. Сегодня необходимо самому проработать несколько несложных вариантов, а совместную учебу назначить на завтра.

— Командир! Командир! — Навигатор буквально вбежал в боевую рубку. — Завтра надо уходить!

— Господин лейтенант! Кто вас учил?

— Что? Вы о чем? У меня срочная информация!

— Начнём сначала. Если существует опасность для экипажа или корабля, вы обязаны объявить тревогу, затем сообщить о сути существующей угрозы. Я прав?

— Да. Так точно! Но у меня важные сведения!

— Следующий пункт. Как следует заходить в боевую рубку?

— Открыть бронезадвижку и спросить разрешение на вход. — Жуков начал краснеть.

— Последнее. Скажите принцип доклада.

— Что. Где. Когда, — промолвил пунцовый лейтенант.

— Отлично! Итак, что?

— Нам грозит встреча с одиннадцатой эскадрой флота Единой галактики.

— Хорошо! Где?

— Они перекроют созвездия Геркулес и Стрела.

— Теперь заканчивайте. Когда?

— Корабли эскадры подойдут через семь дней и приступят к трёхнедельной отработке задач совместного маневрирования.

— Вот видите, все просто и понятно. В дальнейшем постарайтесь попусту не бегать и общаться ментально.

— Извините, я растерялся.

— Не беда, обвыкнетесь. Как я понял, мы должны немедленно уходить, крайний срок — завтра до обеда.

— Так точно, иначе обходной маршрут уведёт нас в обратную сторону, переход увеличится на десять дней.

— Я вас понял, теперь идите в штурманскую рубку и ментально передайте приказ: через час всем офицерам собраться в командирском салоне.

Информация о подготовке к срочному отходу никого не обрадовала, но и не вызвала возражений. Таков смысл военной службы, спокойствие плановых мероприятий взрывается приказом: «К бою и походу приготовиться!» Уходить решили ночью, когда по вполне естественным причинам внимательность человека снижается. Аппаратура дежурного по рейду определит любое движение, включая перемещения вдоль причала. И если оператор тихо дремлет, то система контроля обстановки подаст звуковой сигнал, тем самым привлекая внимание на изменения.

— Корабль к отходу готов!

Доклад старпома как бы поставил последнюю точку, обратного пути нет, теперь всё в руках экипажа и дауров из инженерно-саперного отряда. Голограмма, развернутая в боевой рубке, или, правильней, в Главном командном пункте, давала полный визуальный обзор вокруг корабля. Вот саперы аккуратно подвели к борту мишень, которую они где-то незаметно стибрили. Владимир мысленно перекрестился и скомандовал:

— Гравигенераторы на товсь! Развести гравитационный замок!

— Замок разведён! Корабль удерживается гравигенераторами малой тяги.

— Вектор движения вниз на самой малой тяге!

Большой корабль глубокого прорыва и десанта начал медленно опускаться под причал. Наступал самый ответственный момент.

— Борт ГПД-037, командиру Темлякову! — пришел ментальный посыл от командира саперов. — Искусственная гравитация на первой секции снята!

— Спасибо!

Как дауры сумели это сделать? Уму непостижимо! Без их помощи уйти с базы вообще невозможно. Гравитационное поле однонаправленное и равномерное по всему району действия, зато обратная сторона представляет собой клубок всевозможных завихрений и паразитных лепестков. Уходить под причал не просто запрещено, это шаг извращенного самоубийства, в то же время другого способа незаметно улизнуть со стоянки просто нет.

— Борт ГПД-037 — командиру Темлякову. Мишень вывели на ваше место, можете уходить под причал.

— Принято! Начинаю движение.

Корабль начал медленно заходить за техническое ограждение, одновременно дауры развернули на мишени пассивные отражатели. Первый шаг сделан, ситуационная картинка на обзорных экранах осталась прежней.

— БЧ-четыре! Доклад в штаб ГРУ: начали движение.

— Принято! — отозвался Стас.

Мало ускользнуть с главной базы — на выходе из системы находится контрольный пост, где вахта должна получить оповещение о предстоящем выходе боевой единицы. Сейчас специалисты ГРУ влезут в компьютер оперативного дежурного и отправят необходимую рапортичку. Начался отсчет времени, ибо к утру и рапортичка, и сведения о ГПД-037 исчезнут из памяти компьютеров.

— Борт ГПД-037 — командиру Темлякову. Вам обеспечен проход, гравитация отключена. Можете спокойно идти до пятой секции.

Ага! Спокойно! Над головой — считанные метры до причальных конструкций, а Большой корабль глубокого прорыва и десанта по размерам отличается от модуля технического обслуживания как сапог от муравья. Истории известны случаи, когда неумелым маневрированием корабли разрушали сотни метров причальной линии. Гравигенераторы не могут отменить законы инерции массы, чуть дрогнул и вместо причалов останется кучка хлама. Метр за метром напряжённого контроля движения. Вызов оперативного дежурного ударил по нервам.

— Дежурный, я «Властелин», прошу добро от причала ожидания на выход из системы.

— У вас баржа с грузом класса «Б»?

— Так точно! Утилизация вне пределов базы.

— Вам добро, кто потащит вторую баржу?

— Вроде «Богатырь» зашевелился.

— Пусть не задерживается с докладом.

Известное дело, ночь, кому охота дважды отрывать голову от подушки.

— Дежурный, я «Богатырь», Мувойх, отметь мой отход через полчаса, грависцепка не синхронизируется.

— Привет, Андрей, чего тебе днём не работается?

— Начальство требует отработки ночных надбавок.

— Тебе добро, ты когда вниз спустишься?

— Смена через два дня, созвонимся!

— Удачи!

Темляков осторожно вывел ГПД-037 в приготовленное буксирами пространство. За пределы базы корабль потащит «Богатырь», а «Властелин» пойдет с двумя баржами. Расцепка произойдет на границе систем и районов ответственности постов наблюдения.

— Командир, БЧ-один, безопасный периметр — десять метров, можем подниматься на нулевой уровень.

— БЧ-пять, Борис, генераторы на товсь! Приготовиться к грависцепке с буксиром!

— Принято командир, нагрузка один процент для обозначения силовых линий.

Корабль, скрытый баржами и копошащимися буксирами, начал медленно подниматься на уровень причалов. «Властелин» оттащил баржи далеко в сторону, обеспечив «Богатырю» с ГПД-037 прямой выход в маршрутный коридор.

— Командир, БЧ-пять, есть сцепка! Автоматика в демпферном режиме!

— Господа офицеры, поздравляю! Первый шаг сделан, с почином!


Буксиры на хорошей скорости пошли к выходу из системы, напряжение в Главном командном пункте несколько спало, хотя режим боевой готовности оставался.

— БЧ-четыре, что говорит пассивный обзор?

— Тихо, командир. В системе работают только станции навигационного контроля.

— И боевые станции молчат?

— Так там только охрана да раз в месяц прилетает технический персонал на проверку аппаратуры и оружия.

— Полнейший расслабон. Семь тысяч лет войны, а главная база в режиме курорта, — подал голос старпом.

— Привыкли, они уже и не знают иной жизни.

— И я об этом, их же голыми руками можно взять.

— Голыми или не голыми, но прорваться через линию противостояния практически невозможно.

— Их война превратилась в некий ритуал.

— Господа, — заговорил стармех, — а вы обратили внимание на цикличность сражений?

— А то! — отозвался главный артиллерист. — Каждые двадцать лет устраивают межзвездное побоище, затем зализывают раны.

— Зато ясторфы в системе Шадир хорошо пригрелись.

— Ещё бы! Наёмников поставляют то тем, то другим.

— Я тут почитал анализ нашего Адмиралтейства, наёмнички-то филонят, за последнюю тысячу лет они потеряли всего двенадцать человек.

— Господа! — прервал трёп Владимир. — Приготовиться к самостоятельному движению!

— БЧ-пять готовы! — доложил Борис Баскаков.

— Отлично! Гравигенераторам уровнять скорость с буксиром и приготовиться к расцепке!

— Выполнено!

— Энергоустановка разогрета?

— А то!

— Товсь! Буксир уходит в сторону, гравитягу на полный!

— Пошла, родимая!

— Главный на самый малый! Осторожней, буксир ушёл вправо на десять километров, не сожги их факелом!

— Я потихонечку.

— Рассвет-восемь, я ГПД-037, вошёл в ваш район.

— Принято, вы чего так долго?

— Да буксиры с классом «Б» болтались под носом.

— Где они?

— Копошатся сзади, у одного из них проблема с синхронизацией сцепки.

— Самоубийцы! Берется за разрядные грузы, а у самих то одно откажет, то другое.

— Так кто ещё класс «Б» потащит?

— Не говори! Помню, один придурок класс «А» волок, так народ с маршрутного коридора врассыпную. Все жить хотят.

— Кто бы спорил! Рванет — и почтового адреса не останется.

— По рапортичке вы в созвездие Стрелы, на учения?

— Да, придумали нам развлекуху, да еще среди ночи выпустили.

— Оно всегда так. Как отход — так ночью, как приход — так снова ночью.

— Скорей бы адмиралом стать.

— Будешь принимать флот под конец рабочего дня?

— Почему именно под конец?

— Ну вот, а хочешь стать адмиралом! Чтоб сразу в кабак, начальство-то уже домой разъедется!

— До такого я не додумался.

— Ладно, удачи.

Корабль начал медленно разгоняться, и причина не в опасении сжечь факелом оставшиеся позади буксиры — ещё недостаточно освоено управление энергоустановкой. В Галактическом альянсе инженеры несут вахту в ЦПК (центральный пост контроля), здесь же все выведено в ЦПУ (центральный пост управления). Разница принципиальная, во втором случае команды идут через главный компьютер, а здесь ввод параметров осуществляется через автономный терминал. Причём действия должны выполняться в определённой последовательности, которые напоминали логическую головоломку. После разгона до крейсерской скорости Владимир перевел корабль в боевую готовность № 2, а сам занялся просмотром входящих сообщений.

— Такое впечатление, что с нашим выходом всё Адмиралтейство встало на уши. — Он раздражённо отвернулся от терминала связи.

— В чем дело, командир? — поинтересовался старпом.

— А ты, Саша, иди баиньки, а то утром оба упадём от усталости.

— Э, нет, командир, корабельное время четыре утра, сейчас моя очередь.

— Ладно, уговорил. Я здесь рядом, в походной спальне. А ты разбери пришедшие поздравления и пожелания.

— Что с ними делать?

— Поздравления вывесить на досках объявлений. Пожелания рассортируй по заведованиям. Там на каждое БЧ по килограмму умных мыслей.

— Сделаю. У меня тоже рядом есть спальный уголок. Продумано до мелочей: и отдыхаешь, и шаг до боевого поста.

— Погоди, по боевому расписанию твоё место в резервном командном пункте.

— Так и есть, а старпомовская каюта для отдыха находится здесь.

— Вообще-то логично, — немного подумав, согласился Темляков. — Сам бой всегда скоротечен, а поход в боевых условиях может затянуться на несколько недель.

Пора спать. Им действительно до выхода на территорию Галактического альянса идти не менее двадцати суток. На эмоциональном подъёме можно продержаться пару дней, но затем усталость возьмёт своё, и вместо командира получится бродячая сомнамбула.

День за днём корабль мчался, вспарывая пространство. Гражданские суда почтительно уступали дорогу и посылали вслед пожелания счастливого пути. Скорость впечатляла, вместе с тем вахта обнаружила серьёзный демаскирующий фактор: позади, наряду с завихрениями пространства, оставалось заметное серебристое свечение. Восхитительный визуальный эффект хорош для любителей космических путешествий, для боевого корабля это недостаток. Полюбовавшись на «космические брызги», Владимир немедленно доложил в Адмиралтейство о неприятном явлении.

— Для нас это не может быть минусом, — заявил Борис Баскаков. — Я не считаю светящийся след недостатком корабля.

— С чего это ты так решил?

— После переоборудования корабль получит способность к телепортации, а маневрирование во время боя не может быть скрытым от противника.

— Не скажи, а дымовые завесы в морских сражениях?

— Придумай что посмешнее, чем мы можем укрыться в космосе!

— Мое дело командовать кораблём, а думать над непонятными явлениями — забота учёного люда.

Доклады на посты контроля и патрульные корабли превратились в маленькие спектакли. Началось с непредвиденного и неприятного по возможным последствиям разговора с патрульным кораблём.

— Бугель-37, я ГПД-037, через пятнадцать минут пройду контрольную точку, — как положено по инструкции, доложил вахтенный офицер.

— Принято, вы на полигон в созвездии Стрелы?

— Да, еле-еле успеваем.

— Судя по вашей скорости, вы придете вовремя.

— Стараемся.

— Тут лейтенант Бурао из БЧ-два спрашивает о своих однокашниках, он два года назад окончил артиллерийское училище в Джофе.

— Нет, из Джофы у нас никого нет.

— А выпускники Первого ордена Мужества?

Находящийся рядом, в ходовой рубке, старпом напрягся: они будут на связи часов шесть, и если разговор не прекратить, то конфуза не избежать. Ну не может такой корабль состоять из никому не известного экипажа, обязательно должны быть если не однокашники, то бывшие сослуживцы, что уж говорить об общих знакомых. Что ответить на простой вопрос о фамилии командира корабля, старпома и так далее? «Алло, я тебя не слышу»?

— Ты способен имитировать любой голос? — обратился Беспалов к компьютеру.

— Любой тональности и модуляции. При ментальном общении это не имеет значения.

— Ты можешь скопировать голос адмирала Дем-Зубейра?

— В оперативной памяти остались его переговоры с дежурным.

— Прекрасно! Я тебе передаю сообщение, а ты его ретранслируешь на патрульный корабль.

— Принято, начинайте.

Дело в том, что адмирал Дем-Зубейра являлся широко известной и весьма колоритной фигурой флота Единой галактики. Еще на заре своей службы, будучи молодым лейтенантом, он не выполнил приказ оставить повреждённый корабль и не катапультировался вместе с оставшимися в живых членами экипажа. Проявив мужество и незаурядные способности, молодой Дем-Зубейра сумел вывести ударный корабль из боя, затем обошёл помещения и перенёс раненых товарищей в медицинские модули. В том сражении у него сильно обгорел правый бок, и с тех пор он говорил немного подкашливая. Другими отличительными чертами характера адмирала являлась грубость в разговоре с подчинёнными и зловредность. Особенно его боялись младшие офицеры, ибо многим он сломал карьеру, хотя если попасть в число любимчиков, то карьера счастливчика получалась стремительной. Для планов Александра Беспалова известность и колорит адмирала Дем-Зубейра были как нельзя кстати.

— Кхто закхсирает рабкхочий кханал! Давно кхгальюны не драил? Ты у меня кхпойдёшь первокурсникхам покхазывать, как шваброй макхать!

Эксперимент пришёлся по душе вахтенным офицерам, в дальнейшем доклады на патрульные корабли выглядели как соревнования в остроумии. Правда, для другой стороны такие приколы могли закончиться и сердечным приступом, уж слишком резкие трели порой выдавали офицеры экипажа Владимира Темлякова. Созвездие Стрелы прошли без осложнений. Контрольный пост запросил причину, по которой ГПД-037 уходит дальше, на что получил невразумительный ответ:

— Заря 083, я ГПД-037, получен приказ следовать… Экхто кхто суёт свой нос в прикхазы Адмиралткхейства! Твоё дело бкхумажки перекхладывать! Или в передкховой дкхозор закхотелось?

Звенящую тишину дежурного канала никто не решился нарушить. Большой корабль глубокого прорыва и десанта ушёл в направлении миров Свободной галактики. Теперь предстояло совершить всамделишный прорыв. На марутов не подействуют переданные с хананейского корабля пароли. Враг всегда останется врагом, а попытка сменить собственные позывные может только рассмешить: аппаратура сразу срисует истинное лицо корабля. На первый взгляд, логичнее пройти через созвездие Цефей, но, увы, нельзя, получится ещё хуже. Планеты, по обоюдному договору, признаны демилитаризованной зоной, следовательно, ведется обоюдное патрулирование, и появление боевого корабля повлечёт за собой разборки на правительственном уровне. Тут уж как ни пыхти, а спрятать факт убежавшего корабля никак не удастся.

К пограничной линии с марутами подошли на максимально возможной скорости. Дозорный корабль на свой вызов получил голосом адмирала Дем-Зубейра недвусмысленное пожелание и благоразумно притих. Темляков решил заранее не устраивать переполох и не объявлять готовности № 1. Им надо проскочить небольшой кусочек в два дня пути и лишним будет держать экипаж в напряжении. Нарвутся на боестолкновение, тогда, свеженькие и отдохнувшие, сядут за пульты и покажут, чему их учили.

— Командир, БЧ-четыре, инструкция из Адмиралтейства!

— Плохая или очень плохая?

— Не, хорошая. Нам дали маршрут по территории Свободной галактики!

— БЧ-один, Жуков, ввести координаты путевых точек!

— Командир, БЧ-четыре, текстовая часть циркуляра на твоём терминале.

Владимир начал читать.

«По оперативной информации, на ближайшие трое суток район предложенного вам маршрута будет свободен как от военных, так и от гражданских судов. Участки 8, 25, 28, 37, 41 следует проходить с особой осторожностью, так как вы будете находиться в зоне поражения боевых станций.

Оперативный дежурный лейтенант Поляков».

— Командир! Тут ещё один циркуляр! Я его сразу пнул на твой терминал!

Второй циркуляр Адмиралтейства заставил Темлякова вызвать командира БЧ-2.

— Что случилось, Владимир Викторович? У меня работы невпроворот. Пятое орудие плохо ходит по шаровой опоре.

— Как это плохо ходит? Ты почему сразу не доложил?

— О чём докладывать? Вот оружейники разберутся, и доложим.

— А теперь слушай и запоминай. Вот прямо сейчас мы встречаем противника, я выбираю маневр, не зная о неисправности пятого орудия… Мне продолжать?

— Не надо, — опустив голову, ответил Олег Гендель. — Я понял свою ошибку, командир.

— Ты артиллерист, значит, в будущем сам станешь командиром корабля, старайся всегда оценивать поступки именно с этой точки зрения.

Темляков внимательно посмотрел в лицо офицера.

— Теперь дальше. Что ты знаешь о бортовом запасе взрывпакетов с алюминиевой пудрой?

— Есть такое, но мы до постановщиков помех еще не добрались, а запас порошковой смеси алюминия с борексом имеется, сам видел.

— Слушай приказ: про пятое орудие забыть! Все свободные от вахт приводят постановщик помех в полную боевую готовность. Ясно?

— Так точно! А зачем?

— Что значит зачем? — удивился Темляков. — Какое задание мы выполняем?

— Стибрить у хананеев шесть кораблей и перегнать их на верфи Кохаб.

— А ты что делаешь?

— Готовлю корабль к бою.

— Желаешь наделать дырок в броне всех встречных боевых станций?

— Неплохо бы! — наивно улыбнулся лейтенант.

— Маруты с хананеями воюют семь тысяч лет, но тут появился лейтенант Олег Гендель и всех победил.

— Почему сразу всех? Мы способны дать серьёзный отпор.

— Повторяю: перед нами поставили задачу перегнать корабли, а не устраивать бессмысленную стрельбу. Читай вслух! — Владимир передал сообщение из Адмиралтейства.

«По имеющейся у нас информации, корабли класса ГПД на полном ходу оставляют за собой заметный светящийся след. Факт остаточного свечения подтверждён вашим сообщением. Из полученных разведданных установлено, что корабли оборудованы постановщиками искусственных помех. Данная методика приводит к идентификации пространственных завихрений как естественного корпускулярного свечения и не принимается во внимание постами наблюдения.

Прошу подтвердить ясность полученной информации.

Капитан-лейтенант радиоинженерной службы Воловик».

— Ну! Что скажешь, главный канонир? — спросил Темляков.

— Извините, командир! Сколько у меня времени до встречи с первой орбитальной станцией?

— Восемнадцать часов.

— Успеем.

ГПД-037 буквально ворвался в систему Кохаб в ореоле ярких прожекторов, Темляков по какому-то наитию приказал включить наружное рабочее освещение. Он не ошибся: на контрольно-испытательном причале верфи их встречала представительная делегация из высоких чинов Адмиралтейства, научно-технической элиты и сенаторов. Группа телевизионщиков расположилась несколько поодаль и снимала общую панораму события с крупными планами адмиралов, сенаторов и профессуры. В новостях сообщили о завершении испытаний нового поколения кораблей и ни единого слова о капитан-лейтенанте Владимире Викторовиче Темлякове и его экипаже.

Глава 9 ЭХО ГАЛАКТИКИ

Сергей с нескрываемым удовольствием слушал доклады вице-президента Олега Александровича Веселова и министра экономики Хайнца Ван Ломбера.

— Вы просто молодцы! — с довольным видом подвёл черту Ирий Леуин. — Завтра я проинформирую Сенат о вашей работе.

— Только осторожно выбирай слова, — заметил Сергей. — Истинную подоплёку событий мы обязаны скрыть в сейфах навсегда.

— Не маленький, понимаю, — отмахнулся Ирий. — Будь моя воля, вообще приказал бы уничтожить все документы.

— И этого делать нельзя, — назидательно заявил Олег Веселов.

— Это ещё почему? Дурные потомки лет через сто обнародуют наши труды и огребут ворох неприятностей.

— Тут ты неправ, — возразил Ван Ломбер. — Проведённая нами операция послужит классическим примером борьбы за свои экономические интересы.

Завязалась дискуссия на тему политической оценки методов экономической экспансии. Сергей не вмешивался. Политик из него никакой, а вот результатами блокады миров эльфов и гномов он был очень доволен. Случайная встреча с крейсером хананеев и последовавший его захват дал информацию о контрабандной торговле промышленников Единой галактики с Эльфийской империей и Горными мирами. Скрытая блокада добавила сюрпризов: в контрабанде активно участвовали заинтересованные круги Свободной галактики. Анализ захваченных трофеев и допросы экипажей позволили выяснить потребности нелегально торгующих сторон. Некоторые детали уточнили с помощью агентуры СВР — таким образом составили полную картину потребностей всех участников тайных сделок. Впрочем, для эльфов и гномов подобная торговля могла считаться вполне легальной — войны и законы людей их уже давно не интересовали. Тем не менее флот Галактического альянса надёжно перекрыл торговые пути-дорожки, а специалисты начали готовиться к поставкам собственных товаров.

Вопреки ожиданиям, первыми засуетились маруты и хананеи. Их представители буквально хлынули на планеты созвездия Цефей и принялись активно искать посредников для поставок необходимых сырьевых ресурсов и полуфабрикатов. Так что агентуре ГРУ и СВР не составило труда выйти на контакт и заключить выгодные сделки.

— Никогда бы не подумал, что подобные вещи могут оказаться дефицитом для высокоразвитых цивилизаций, — постучав пальцем по толстой папке, заметил Нелидов.

— А что там? — спросил Сергей.

— Вы представляете? Они полностью зависимы от поставок нитроцеллюлозы, органических кислот, технических жиров!

— По жизни потребитель никогда не обращает внимания на исходные материалы, для нас важен конечный продукт.

— Возможно, я в производстве ничего не смыслю, но зачем им никотин, растительные токсины и яды?

— Не знаю, вероятнее всего, потребности фармацевтики. Впрочем, вся высокоточная гидравлика работает на органических маслах.

— Папку с договорами будете смотреть?

— А что я там пойму? Наши специалисты проанализировали запросы марутов и хананеев?

— Мы без труда удовлетворим весь перечень, что меня несколько озадачивает.

— Озадачивает или настораживает?

— И то, и другое. Почему они нуждаются в самом элементарном сырье, которое у нас и за сырьё не считается?

— Что ответили наши экономисты и теоретики?

— Напомнили о разрыве в семь с половиной тысяч лет. За этот период промышленность Свободной и Единой галактик буквально высосала все природные ресурсы.

— И вы опасаетесь печального повторения их ошибок?

— Разумеется! Умом понимаю, что отказывать нельзя. Таким действием мы подтолкнём марутов и хананеев на войну с моногосударством Маджур.

— Вы правы. Войны за ресурсы всегда отличались беспощадностью.

— Тем не менее не копаем ли мы себе яму?

— Я выбрал время и сделал собственный анализ. — Сергей развернул голограмму галактики. — Посмотрите на диаграмму соотношений населения и планет.

— На сколько лет мы обеспечены сырьевыми ресурсами?

— Без учета вторичной переработки и при условии сохранения темпов освоения новых миров, галактика способна обеспечить людей на период не менее ста тысяч лет.


Эльфийская империя с Горными мирами держались очень долго, но всему приходит свой конец. Послы попросили аудиенции с президентом для обсуждения перспектив взаимовыгодной торговли. Сергей сказался занятым и переадресовал Сереброкрылого с Гулким Молотом к премьер-министру. Переговоры, обрастая советниками и консультантами, протянулись почти два месяца, причём затягивали время сами инициаторы заключения торгового союза. Наконец, состоялась торжественная церемония подписания трёхстороннего соглашения, а на другой день в президентский дворец примчался вице-президент Веселов.

— Что вы послали эльфам и гномам? — вместо приветствия буквально с порога выкрикнул Олег Александрович.

— Подарки, — не скрывая ехидной усмешки, ответил Сергей. — Они их вернули?

— Как бы не так! Утром примчались, как взмыленные лошадки, с просьбой включить «это» в торговое соглашение.

— Так включайте, небось цену хорошую предложили.

— Про цену я ничего определённого не сказал, сослался на необходимость уточнить наши экспортные возможности.

— Полагаю удовлетворить их потребности.

— Сергей Николаевич, не томите душу, говорите о своей затее.

— Вы в курсе, что в президентском дворце ещё в давние времена смонтирован прямой портал, который используется и для обмена подарками. Президент мог порадовать правителей Эльфийской империи и Горных миров какой-нибудь диковинкой или деликатесом.

— Я читал об этом в архивах и сразу догадался о ваших происках. Колитесь, что вы отправили?

— Ничего особенного. Эльфам — большую корзину орхидей, а гномам — тазик перуанских выползней.

— С орхидеями понятно, красивые цветы, а зачем черви гномам?

— Олег Александрович! Я знаю о вашей чрезмерной занятости, но вы должны хоть бегло ознакомиться с жизнью этих рас!

— А что не так?

— Эльфы едят цветы, а гномы — червей.

— Да? Вообще-то слышал, что эльфы травоядные и у них нет резцов. Но зачем на обед поедать цветы?

— Ты у них спроси.

— Погоди, я не понял, почему они так среагировали на привычную для себя еду?

— Эх, Олег Александрович! Деликатесы-то американские!

— А? Ну да, диковинка, как картошка с фасолью. Я никак не привыкну к разнице флоры и фауны Америки и Галактического альянса.

— Я первое время без картошки здесь скучал, даже по ночам снилась.

— Нельзя быть столь пристрастным к определённым блюдам, а то уши волосатые вырастут, — пошутил Веселов. — Сам до американских подарков думался или вычитал где?

— Сложились ассоциации. В президентском архиве нашёл настоятельную рекомендацию поддерживать торговлю с Эльфийской империей и Горными мирами.

— Чем же они для нас важны?

— В том-то и дело, что ничем. Это «уставшие» расы, если прекратить торговлю, то они зачахнут, как в своё время исчезли гоблины и орки.

— Наши предшественники так о них заботились, что вовлекли в войну против тольтеков?

— А как их ещё расшевелить? Как заставить построить звездолёты и снова вернуться в космос?

— Хорошо, я подыщу на Земле толковых социологов и этнографов. Не представляю, как торговля может стать спасением.

— Вспомни гибель норвежских поселений на Ньюфаундленде и в Гренландии, — ответил Сергей.

— Странная история. Неповреждённые дома, склады полны припасов, на лугах пасутся одичавшие лошади, коровы и козы, на полях дикорастущая пшеница и овес, а люди умерли.

— А всего-то Ганзейский союз «съел» норвежских купцов и монополизировал торговлю с Норвегией.

— Ну да, свои-то хоть раз в год, да заглядывали, а Ганзе какая прибыль с тысячи семей.

— Страшно подумать, сто лет одиночества!

— Если желаете, Сергей Николаевич, то могу прислать копию отчёта адмиралов Пининга и Потерста.

— Это датчане, что были ангажированы португальцами?

— Нет, они норвежцы, король Мануэл Первый нанял их на четыре года для исследования Северной Америки.

— В тысяча четыреста семидесятом году они нашли опустевшие норвежские поселения в Северной Америке. О самих отчетах я никогда не слышал.

— История в духе тайных тюрем, — усмехнулся Веселов. — Документы скрыли в тайной канцелярии португальского короля.

— Возможно, — согласился Сергей. — Но сами норвежцы, вернувшись домой, должны были рассказать о своей находке.

— Э, не так всё просто! Ни сами адмиралы, ни их моряки больше никогда не увидели Норвегии.

— Не может быть! Неужели платой за обследование берегов Северной Америки стали подвалы неведомого замка?

— Ну что вы! Никакого вероломства! К тому же Дидрик Пининг уже прославился в Европе как удачливый пират.

— Да? Никогда не слышал о норвежских пиратах пятнадцатого века.

— Что вы! О его захватах ганзейских кораблей сложено немало саг!

— Так что же сделали португальцы с нежелательными свидетелями? Факт норвежского первенства мог повлиять на решение Ватикана.

— Приняли элегантное решение. Они договорились с королём Дании Хансом и непревзойдённые пираты оказались датскими адмиралами.

— Такой ход ничего не решает.

— Не спешите, датская эскадра под командованием Пининга и Потерста отправилась из Лиссабона в Индию.

— Вот оно что! Действительно ловкая рокировка! А как эта история получила огласку?

— По всей видимости, до отчетов норвежских адмиралов докопались во время разгрома Ганзейского союза.

— Шпионские страсти шестнадцатого века?

— В тысяча девятьсот девятом году в архивах датского короля обнаружили письмо бургомистра ганзейского города Киль, датированное третьим марта тысяча пятьсот пятьдесят первого года. В нем говорится: «Два адмирала, Пининг и Потерст, которых дедушка вашего величества, король Христиан Первый, отправил с несколькими кораблями по просьбе его величества короля португальского для исследования новых земель и островов на севере Америки, установили на скале Хвитсерк в Ньюфаундленде, напротив вымершего поселения Снифелдсикель, большой навигационный знак в качестве предупреждения, что эти земли принадлежат Норвегии».

— Хорошо потрудились ганзейцы! В тот период они искали союзников по всей Европе.

— К письму была приложена карта. До наших дней сохранилась только копия, сделанная в тысяча пятьсот девяностом году Стигурдуром Стефансоном.

— Истина вскрылась почти через сто лет! — воскликнул Сергей.

— Да, в подвалах замков умирали не только люди, но и исторические факты.

Что верно, то верно. Исторические архивы страшнее любой атомной бомбы. О походах норвежцев через океан известно любому школьнику, а дальше невнятное бормотание: то ли вымерли от болезней, то ли эскимосы зарезали костяными ножами. А ведь никто не хранит в тайне, что с 1382 года Ганзейский союз монополизировал торговлю с Норвегией, и с тех пор через океан не отправлялся ни один корабль. В 1389 году исландские зверобои потерпели кораблекрушение у далеких берегов и для возвращения домой купили у соплеменников необходимые инструменты для строительства нового корабля. Так вот, по возвращении они были оштрафованы как контрабандисты, ибо не имели королевского разрешения на торговлю вне Ганзейского союза. Кстати, зверобои оказались последними свидетелями благополучия далёких переселенцев, у которых был даже свой епископ. Касательно норвежцев в современной литературе больше досужего вымысла, чем реальных фактов. Красивые истории о мужественных ярлах, которые ходили в походы на дракарах. А в жизни вожди именовались годарами, морские корабли — карфи, а океанские — кнёррами. Были и ярлы с дракарами, только ярл в походы ходил очень редко, а дракар — тот же ушкуй для речного и озёрного плавания.


Скандинавы до XIII века не знали закона и жили понятиями кровной мести, а по общественному развитию ещё не доросли до государственного устройства. За исключением этих самых ярлов и годаров, которых до принятия христианства избирали на советах старейшин или на поединке, другой власти у них не было. Обычный закон стаи, где правит сильнейший, а старики и слабаки предаются смерти, ибо они едят, не принося племени никакой пользы. В этом, кстати, и таится основной камень против немецкой истории о призвании Рюрика. Не могли бояре Новгорода призвать безродного дикаря на княжеский престол, варягов нанимали для своих походов, это да. Но поставить над собой? Смех!

— Сергей Николаевич, давайте перейдем к делу, у меня сегодня много работы.

— Да, конечно, а то мы отвлеклись на постороннюю тему. Как проходили переговоры?

— С нашей стороны не потребовалось никаких усилий, а вот эльфы и гномы как будто чего-то выжидали.

— На каком основании вы сделали такой вывод?

— Затягивали время. Сначала сказали: «Мы хотим с вами торговать». Отлично, говорите, что вам надо и что вы можете нам предложить. В ответ молчок.

— Вы просмотрели архивы времен наших предшественников?

— Разумеется. Даже показал старый договор и подтвердил возможность повторить былые объёмы.

— А они?

— Долго ходили вокруг да около, затем дали перечень того, что получали от Свободной и Единой галактик.

— Затем попросили образцы на экспертизу?

— Разумеется! Надеялись прищучить нас на посредничестве.

— Это они зря! Заводы мы украли, да клейма стоят наши, — засмеялся Сергей.

— В том-то и дело, на первый взгляд продукция идентична, а специалист сразу определит другого производителя.

— Полагаю, они заподозрили нас в попытке стать посредниками.

— Это просматривалось с первой встречи, да реалии оказались другими. Нас не интересовал импорт марутов и хананеев.

— А не было попыток предложить нам эти товары?

— Как же, были! Но мы сразу предложили им кредит на восстановление утраченного производства.

— Это хорошо. Не хотелось бы испортить отношения.

— В целом я оцениваю результаты переговоров как положительные.

— Во время обсуждения деловой части вы не заметили каких-либо эмоциональных всплесков?

— Не сдержались от восторга, когда получили список нашего традиционного экспорта.

— Это понятно, тысячелетия вспоминать об утраченных продуктах, которые превратились в мифические деликатесы.

Сергей и Олег склонились над проектом торгового соглашения и начали уточнять цифры. Они не собирались прижимать увядающие расы эльфов и гномов. Деньги и зависимость марутов и хананеев от Галактического альянса — вот единственная задача затеянной авантюры с блокадой контрабандной торговли.


Начальнику ГРУ Владимиру Яковлевичу Голицыну было чем гордиться, его агентура прочно осела во всех штабах и базах марутов и хананеев. Обычные и неприметные военнослужащие без тяжёлых погон имели доступ практически ко всем секретам потенциальных противников. Впрочем, и глава СВР Алексей Федорович Нелидов мог похвастаться заметными успехами. Первым докладывал князь Голицын, и после перечисления основных результатов работы агентуры он затронул разведывательно-диверсионную тему:

— Научно-технический отдел завершил испытания весьма интересной разработки, которую квалифицировали как мину.

— Я уже ознакомился с этим необычным устройством, — ответил Сергей. — Как они до такого додумались?

— Автор идеи в своё время работал над вооружением для «Морских котиков».

— Ах вот оно что! Теперь понятна причина отсутствия активатора этой «мины».

— В море применяется датчик магнитной индукции, который определяет скорость и пройденное расстояние.

— Ну конечно! Магнитная мина на корпусе морского корабля срабатывает на заданном удалении от базы или при разгоне до боевой скорости.

— Вот именно! Эти варианты нам не подходят.

— Как вы планируете устанавливать эти мины? Привлечете дауров?

— Да нет. Если эти ребята приблизятся к вражескому кораблю, то им проще его захватить прямой атакой.

Логично, здесь нечего возразить. Идея подводных диверсантов и их первое боевое применение принадлежит Италии, когда военные пловцы заминировали стоящие в Гибралтаре английские корабли. Следующая атака состоялась через сорок лет, когда в Анголе боевые пловцы ЮАР прикрепили мины к одному кубинскому и трем советским судам. Кубинец затонул, советское судно после взрыва осталось у причала, а два других благополучно разминировали наши специалисты. Ответ получился неадекватным. Ангольские боевые пловцы провели классическую операцию с креплением мин к винтам ЮАРовской подводной лодки. Это совершенно другой подход к установке заряда, ибо гребные винты изготавливаются из латунно-никелевого или алюминиево-никелевого сплавов, и магниты тут бесполезны. Зато взрыв приводит к серьёзным повреждениям, лодки идут под водой с нулевой плавучестью, удерживая заданную глубину с помощью горизонтальных рулей. И всплывают они с помощью рулей глубины, а не выскакивают пробкой от шампанского. Мина сработала, когда жертва вышла из базы и нырнула в воды Южной Атлантики, экипаж использовал свой единственный шанс — продул балласт. Подводная лодка, беспорядочно кувыркаясь, вылетела на поверхность океана. Есть у них конструктивная изюминка с изменением центра тяжести в подводном и надводном положениях. В ЮАР усвоили печальный урок и больше со стороны океана не совались, а лодку пришлось отправить в металлолом.

— Если я правильно понял, «мины» будут устанавливаться нашей агентурой, — оторвался от воспоминаний Сергей.

— Абсолютно верно, среди них много специалистов по проверке вооружения, связи, двигателей и так далее.

— Отлично! Сначала минируем все боевые станции, затем контрольно-диспетчерские станции.

— А смысл? Противник углубляется на нашу территорию, а мы захватываем их планеты?

— Не совсем так. Мы изолируем их планеты и прервём связь кораблей со штабами и Адмиралтейством.

— Не понимаю вашей мысли. Враг захватил нашу систему и создал там новую базу. — Голицын озадаченно потер переносицу.

— Флоту нужны не причалы, а родная база, как и самолету не место в поле, а свой аэродром.

— Поясните высказанную мысль. Топливо и снабжение можно получить в захваченных мирах, аналогично с ремонтом и техническим обеспечением.

— Отнюдь, на кораблях установлено весьма специфическое оборудование, которое просто так, с кондачка, где попало не сделать.

— Тем не менее флот ремонтируется не чаще одного раза в год, так что противник за это время захватит половину наших миров.

— Что на боевых кораблях является самым главным?

— Пушки, конечно.

— Где противник получит боезапас?

— Вот оно что! Вы правы!

— Они не смогут пополнять артпогреба, даже если повезёт захватить наш арсенал или завод боеприпасов.

— Серьёзный довод для возвращения обратно.

— И боевые повреждения ремонтируются на родных верфях.

Сергей постарался довести мысль, что ремонт корабля по общей сути ничем не отличается от ремонта автомобиля. Ну право, чем может помочь мерсовский автосервис раздолбанному «ситроену»? Разве только посочувствовать.

— Как наши специалисты программировали ремонтную биомассу?

— Вернулись к первоначальной идее ментального управления, даже усилили эти возможности за счёт полного отказа от наночипов, — ответил Голицын.

— Наша агентура способна продавить идею резервной связи через Адмиралтейства марутов и хананеев?

— Пара пустяков, за хороший «откат» можно протолкнуть всё что угодно.

— Вот и чудесненько. Подсуньте эту идею и вместе с аппаратурой установите наши «мины».

— С активацией кодированным сигналом по линии связи? Гениально! В случае войны противник в одночасье теряет все свои планеты!

— Абсолютно верно мыслите. Сначала — «мины», затем — десант дауров и на десерт — обслуживающий персонал.

— Гарнизон, а не персонал, тоже мне скажете.

— Извините, неправильно выразился.

— Да ладно, забыли. Главное, что ваша идея обещает нашим противникам серьёзные неприятности.

— Сегодня я свяжусь с Адмиралтейством и через неделю перешлю в ГРУ график минирования.

Эффективность разведки была просто потрясающей. Нелегалы легко проникали в любые военные, политические и правительственные органы. Принцип расовой сегрегации оказался беспомощным против создания шпионской сети из людей той же расы, но другого государства. Как следствие — доклад начальника СВР выглядел торжественным маршем победителей.

— Насколько устойчиво сдерживание политических кругов моногосударства Маджур? — задал Сергей свой первый вопрос.

— Абсолютно неустойчиво, — тяжело вздохнул Нелидов. — Да ты, Сергей Николаевич, и сам это прекрасно знаешь.

— Знал бы, не спрашивал. Семь систем индусов неожиданно свалились мне на голову, да еще со своей армией и флотом.

— Здесь мои люди были уже бессильны, там провели всенародный референдум.

— Кстати, Владимир Яковлевич. — Сергей повернулся к Голицыну. — Что вы сделали с этой армией?

— Солдат и офицеров отправил на планеты созвездия Цефей, а генералитет с нашими военачальниками готовит операцию вторжения.

— Охренеть! А что местные индусы?

— Встретили сородичей на ура и с нетерпением ожидают торжества справедливости.

— Ладно, время терпит. Как успехи на планете Гианфар?

— Даже не знаю, что сказать, — снова вздохнул Нелидов. — Расшевелили мы муравейник.

— Полномочия нашего сенатора они подтвердили, это я знаю. А что Свободная галактика?

— Так и не поняли сути. Планета была дотационной, поэтому ограничились финансовым бойкотом.

— Забавно! Гианфар уже интегрирован в нашу экономику.

— Нельзя сказать, что полностью, но уровень жизни заметно выше остальных скандинавских планет.

— Ещё вопрос, Владимир Яковлевич. Как обстоят дела с политиками и ведущими политическими обозревателями?

— Да как с маленькими детьми! Они глотают нашу дезу и копают яму своим правителям.

— Пропагандой называется извращённое толкование фактов для идеологического обоснования своей экспансии. Или они этого не знают?

— Может, и знают, только не понимают, что делают.

— Вы там поосторожней, не запускайте откровенной лжи.

— Наоборот! Порой явная муть воспринимается как скрытые от общественности секретные сведения.

Пропаганда может проводиться в скрытой и явной форме. Например, сериал про Эркюля Пуаро, в одной из серий незатейливый сюжет рассказывает о злобных немецких и японских шпионах, пытающихся украсть чертежи английского суперистребителя. Смех! Англия по жизни никогда не создавала выдающихся самолётов, в отличие от Германии или Японии. Марши во Львове под знамёнами СС уже относятся к более грубой форме пропаганды. Старички, вежливо машущие ручкой с трибун, прекрасно понимают, что перед ними не элита арийской расы, а ряженые рабы. Все равно приятно, пусть это и люди низшей расы, но они старательно выполняют волю повешенных господ. Кто сегодня помнит о том, что до 1918 года Львов входил в состав Австрии? Что сформированный из польских крестьян корпус «Галиция» 21 сентября 1914 года в полном составе перешёл на сторону русской армии? Пилсудский, став «начальником» Польши, выселил из Малопольши, так тогда называлась Галиция, всех украинцев и ненадежных поляков. История депортации из Малопольши началась в 1928 году, когда польское правительство решило вывезти крестьян из Львовского воеводства. По предложению Казимежа Вархоловского поляки привезли украинцев на реку Урубамбе, приток Амазонки, в 1700 километрах до ближайшего города. Освободившиеся земли передали бывшим сослуживцам Пилсудского по австрийской армии. Так что в дивизии СС «Галиция» служили чистые арийцы, а недочеловеками там и не пахло.

В Прибалтике развивался схожий сценарий. В Германии никогда не забывали о землях, некогда принадлежавших Тевтонскому ордену. Рыцарство развалилось, земли перешли Дании, Швеции, Польше, затем России, но потомки рыцарей и ганзейских купцов никуда не делись. Подписанный Лениным декрет о признании независимости касался Балтийского герцогства во главе с Адольфом Фридрихом Мекленбург-Шверинским и его премьер-министром бароном Адольфом Адольфовичем Пилар-фон-Пильхау. Герцог незамедлительно подписал унию с королем Германии, но воссоединения не произошло, весной 1919 года в Прибалтике высадился английский десант. Несколько месяцев боёв закончились 2 июля 1919 года, командование ландесвера во главе с Рюдигером фон дер Гольцем согласилось на перемирие. Солдаты разошлись по домам, а фон-баронам предстояло покинуть поместья и вернуться на родину предков.

2 августа 1941 года над тихим курортным городком Пернов появился советский бомбардировщик ДБ-3 и нанес бомбовый удар по местному кинотеатру. Группа армий «Север» лишилась всех военно-партийных лидеров, которые собрались на торжественное собрание по случаю дня фюрера. Прибалты отнюдь не встречали немцев как своих освободителей и прекрасно осознавали будущую жизнь под пятой вернувшихся фон-баронов. Это не только возвращение исконных названий типа всяких Якобштадтов и Динабургов. Беглые хозяева потребовали уплатить подати за двадцать два года и компенсировать ущерб, вплоть до сломанной лопаты. Но герой-одиночка, проплыв на лодке две сотни километров, доставил на остров Эзель весть о предстоящем сборище фашистской элиты. Нет, новость пришла в Первый гвардейский минно-торпедный полк по цепочке, от хутора к хутору, и в итоге экипаж под командованием лейтенанта Ларионова отправил на тот свет 250 фашистских генералов и старших офицеров.

«Радость» подвалила прибалтам только в 1943 году, когда потери вермахта стали невосполнимыми. Аборигенов признали достаточно ассимилированными, начался воинский призыв с обещанием после службы выдать паспорт гражданина Германии. Молодёжь ломанулась в леса. По данным комендатур, от призыва уклонилось 18 тысяч человек. Для сравнения: когда вернулись национальные армии, 42 500 человек добровольно вступили в их ряды, а крестьяне по собственной инициативе помогали тыловикам, подвозили продовольствие и боеприпасы. Что касается сформированных в Прибалтике частей СС, то они состояли из чистых арийцев — остзейских немцев, в этих вопросах рейх был очень щепетилен. С окончанием войны к пленным прибалтам отнеслись с той же меркой, что и к румынам, болгарам или венграм — год принудительных работ по месту жительства.


Широко улыбаясь, Арвад встречал дорогих гостей на пассажирской площадке своего космодрома. Сергей продолжал сохранять инкогнито и при визите к сидону хананеев сначала телепортировался на орбитальную боевую станцию, затем опускался на планету на одном из стоящих у причалов кораблей. Попутно всегда встречался с гарнизоном, затем интересовался модернизацией оружия или систем управления огнём. Понимая ту пропасть, которая разделяла обычного офицера и президента, всегда переходил на неофициальный разговор, стараясь почувствовать ритм службы. Блеск пуговиц и чистые гальюны его не интересовали. Конечно же, подобные встречи не являлись контрольной проверкой работы инспекторской службы Адмиралтейства, как и не преследовали целей дешевого популизма. А вот выводы каждый раз получались удручающие. Офицеры при встрече тушевались, опускали глаза и в разговоре старались не выходить из уставных рамок. Только дауры спасали положение: всегда чётко и внятно обрисовывали ситуацию, давая полный и честный ответ.

— Рад тебя видеть! — раскрывая объятия, произнес Арвад.

— Взаимно!

Они дружески обнялись и в окружении охраны пошли к бронированному гравилёту хозяина. Время на Альфирк как будто бы замерло, всё те же крытые торговые ряды, неизменные ресторанчики, таксисты по-прежнему строго соблюдали расовые различия и стояли тремя отдельными группами.

— Мои родственники благодарят тебя за спасение Маваля, к ним присоединяются семьи его друзей.

— Спасибо, я бы не сказал, что операция получилась сложной или опасной.

— Судя по информации в прессе и телевидении, твои люди действовали кошельком.

— Почему ты так решил?

— А как ещё можно вытащить человека из тюремной камеры или полицейского участка?

Сергей нейтрально пожал плечами, он не мог сказать правды, тем более о телепортации. Местонахождение четверых учёных определили с помощью их адвокатов, после чего средь бела дня выдернули прямо из камер. Ещё двое были под плотным «колпаком», полиция таким способом хотела выйти на след последнего преступника. Так что поиски и прыжки туда-сюда никакой сложности не представляли. Сам Маваль прятался в гардеробе своей бабушки, и пока одни агенты СВР выслушивали рассуждения старушки о нравах современной молодёжи, другие телепортировались с беглецом прямо из пропахшего нафталином помещения. После того как учёные оказались на территории Галактического альянса, нелегалы СВР организовали утечку информации. Газеты запестрели заголовками типа: «Семеро ученых сбежали из тюрьмы!», «Мошенники или жертвы?», «Кто организовал массовый побег?», «Тайные игры спецслужб!», «Куда спрятали наших лучших учёных?». Последовали официальные заявления и разъяснения, шумиха вокруг побега потихоньку улеглась. Но СВР не успокоилась, неожиданно на телеканалах появились репортажи о Мавале и его семерых друзьях из Института полимолекулярных технологий. Снова шум и невероятные истории о жизни ученых, беглецы в окружении жён и детей рассказывали о всевозможных притеснениях, которые они претерпели в прошлом. Похвастались отличными лабораториями на новом месте и очень высокой зарплатой, что немедленно вызвало ответную реакцию со стороны официальных лиц. Маваля с друзьями обвинили в предательстве и бегстве в Свободную галактику или Маджур. Неуклюжее обвинение вызвало шквал насмешек, в репортажах ясно показали лаборатории и работающих там хананеев.

— Нет, Сергей, — продолжил Арвад, — родственники спасённых твоими людьми учёных настаивают на ответной благодарности.

— Неужели они не поняли, что Маваль с друзьями работают у нас?

— Это ещё одна из причин для благодарности. Они регулярно общаются в сети.

— Говори прямо. Похоже, что благодарность является только поводом, а причина в желании других учёных тоже уехать на мои планеты.

— Ты догадлив. К родственникам Маваля обратилось более тысячи человек, они желают перебраться к тебе.

— С этого и надо было начинать, а то ходишь вокруг да около.

— Ну так что?

— Хорошо, я дам тебе знать через Владислава.

— Он где-то в метрополии, но в моём городе много твоих людей.

— Нет, организуем только через него, я не хочу создавать тебе неприятности.

— Какие могут быть у меня неприятности? — пожал плечами Арвад.

— С полицией. Сыщики облажались и теперь держат тебя под неусыпным контролем.

— Хочешь сказать, что они уверены в моей причастности?

— Разумеется! Ты сидон хананеев и можешь легко пристроить учёных в одном из городов.

— Легко сказать, никто из знакомых мне сидонов не пойдёт на конфликт с метрополией.

— Тем не менее полиция разрабатывает только эту версию.

— Спасибо за предупреждение, придётся проследить за своей стражей. Явно кто-то из них работает на полицию.

— Не суетись, на днях прибудет мой отряд специалистов, они и глянут свежим взглядом.

— Спасибо, Сергей, выручил. Откуда ты об этом узнал? Или в полиции подсказали, те, кто за деньги выпустил этих ребят.

Сергей молча кивнул. Врать не хотелось, а про агентуру говорить нельзя. Арвад вышел со своим гостем на открытую веранду с уютным садиком, нервозно оглянулся и шепотом спросил:

— У тебя большая армия?

— Что-то случилось? Тебе нужна помощь?

— Тут дело другого рода. Сидоны Южного материка заметили неадекватное поведение со стороны дьяусов.

— Опасаются боевого столкновения?

— Это вряд ли, но бунт возможен.

— Хочешь помочь своим коллегам?

— Зачем! Наоборот! Лучше под шумок прихватить чужой город.

— Подумаю, солдат и кораблей у меня достаточно, но ввязываться в авантюру я не буду.

— Хорошо, но если возникнет удобный случай, то боевые действия начнём без промедлений.

— Ты мне объясни: во всех городах защитные форты сделаны по стандартному плану, или есть отличия?

— Различий нет. Первоначально строились укрепления-близнецы, города возникли намного позже.

— Я пришлю к тебе своих генералов, пусть ознакомятся с принципом обороны и установленным оружием.

— Нет проблем, договорились.

— Отлично! Теперь еще одна новость. Через пятнадцать дней придет «Эхо галактики».

Услышав это, Арвад немедленно начал звонить своим агентам и компаньонам. А как же иначе, ещё не забыты былые катастрофы, а «Эхо галактики» обещает потрясения хоть и меньшего масштаба, но вполне достаточные для разорения дельцов средней руки. Сергей же отправился на Южный континент, где предстояло познакомиться с местными правителями и расквартированными в укромных уголках войсками.

Это его идея заблаговременно перебросить войска индусов с Земли и примкнувших к Галактическому альянсу планет моногосударства Маджур. Сергей опасался неадекватной реакции со стороны местных индусов и даже вооруженного противостояния. Припомнился один забавный рассказ, некогда услышанный в рижском кафе «Луна». Праздновали день Победы. После официальных мероприятий он с товарищами зашел в кафе. Там они сразу обратили внимание на большую группу ветеранов-латышей, которые сидели за составленными в длинный ряд столами. Часа через полтора ветераны пригласили военных моряков за свой стол. Там-то Сергей и услышал забавный эпизод, произошедший в самом начале войны. Командование приказало Латвийской и Литовской армиям отступить в направлении Великих Лук. Грузовиков было достаточно, потому что их в большом количестве пригнали из Риги, и батальонные колонны с интервалом в шесть часов отправились к новому месту дислокации. Двигались достаточно быстро, на каждую машину было по два водителя, первая остановка для отдыха планировалась уже в России, в большом селении Марьино. Не успели машины остановиться вдоль деревенских заборов, как весь батальон был арестован местными комсомольцами во главе с участковым милиционером.

— Вы не красноармейцы, а диверсанты! — решительно заявил секретарь местной комсомольской ячейки.

— С чего ты так решил? — поинтересовался командир батальона.

— Ваши солдаты в жёлтых сапогах, а должны быть в обмотках!

— А наша речь с акцентом? Многие солдаты вообще не знают русского языка. Это не подозрительно?

— СССР многонациональная страна, не все люди умеют говорить по-русски.

— Хорошо, что ты скажешь про нашу форму?

— Я никогда не видел красноармейцев, — смутился юноша. — Зато у вас неправильные автомашины.

— Как это неправильные?

— На автомобилях написано «ОРЕЛ», а такой марки в СССР нет, к тому же вы ошибочно написали последнюю букву по латыни «L».

«Арест» передового батальона пошёл на пользу. Прибывшее начальство НКВД обеспечило отступающим прибалтам зелёную улицу, а для раненых подогнали санитарные поезда. Единая раса ещё не гарантия дружелюбной встречи прибывающих на планеты созвездия Цефей индусов. В первую очередь это касалось воинских частей с Земли, ибо их традиции и язык кардинально отличались от местных обычаев и норм поведения. Познакомившись с правителями индусской части планет, Сергей планировал назначить новую встречу на Земле, где они пройдут испытание на толерантность. Глобальные планы по захвату планет могут оказаться погребёнными хламом расовых предрассудков.


Телевизионные новости и газеты принялись наперебой комментировать «просочившуюся из военных лабораторий» информацию о приближении «Эха галактики». В ход пошли всевозможные ужастики о вероятном исчезновении некоторых планет и смещении галактической оси. Некоторые «теоретики» высказали гипотезу о грядущем слиянии с соседней галактикой и последующем вселенском коллапсе. Телеканалы соревновались в изобретении пугающих страшилок, чуть ли не грядущего конца света. Первыми возмутились военные, назвав поднятую шумиху «беспросветной дурью». Правда, затем сами себе подпортили, заявив о невозможности точно просчитать приход резонансного эха. Корреспонденты ухватились за последние слова бульдожьей хваткой. Дата прихода пространственного возмущения указана точно. Почему военные снова скрывают от общественности столь жизненно важные сведения? Традиционное косноязычие адмиралов наряду с откровенным нежеланием обсуждать тему «Эха галактики» только увеличило накал страстей.

Начальник Адмиралтейства Свободной галактики адмирал Рибе Коллинг решил лично и публично высмеять беспочвенную галиматью. Для этого ко времени «вселенской катастрофы» он пригласил на боевую станцию Талитха-квадро наиболее популярных журналистов. Маститая братва не отказалась от удобного случая сделать репортажи из самой современной орбитальной боевой единицы, способной в одиночку отразить нападение вражеской эскадры. Экипаж с тихими матюгами нарядился в парадную форму, это, конечно, красиво, но подобные одежды созданы для обольщения женщин, а не для выполнения рутинных служебных обязанностей. Тут еще толпы ассистентов с камерами, кабелями и ни на что не похожей аппаратурой. Все, что делала эта толпа дебилов, по определению противоречило «Наставлению по обеспечению живучести корабля». Нельзя загромождать коридоры, нельзя блокировать пути эвакуации, а проложенные кабели гарантировали красочный фейерверк при автоматическом срабатывании дверей и люков аварийной герметизации.

Заявленная пресс-конференция намечалась на 16:00 в просторной кают-компании с великолепной обзорной площадкой. Однако зубры пера и камеры начали собираться заранее, и не ради шикарного вида на пограничную с хананеями окраинную планету. Причиной послужили выгодные места первого ряда, известные на всё государство люди начали спорить с напором дворовых хулиганов, толкаться, обзывая друг друга унизительными кличками и поливая помойным матом. Находящиеся рядом члены экипажа, в чьи обязанности входило оказание помощи маститым журналистам, растерялись при виде этого бедлама. В довершение разгорающегося скандала мэтры репортажей стали требовать от отутюженных рядовых вывести из зала своих оппонентов. Затем взбрыкивания и брань переросли в рукоприкладство, а получившие, в общем-то, несильные удары потребовали немедленно расстрелять своих обидчиков.

Начавшийся бардак грозил перерасти в массовую потасовку и, как следствие, привести намеченное мероприятие к провалу. Адмирал Рибе Коллинг сразу понял суть возникшей проблемы.

— Смирно! Сержант! Рассадить гостей в алфавитном порядке!

Командиры отделений с видимым усердием бросились выполнять приказ, а рядовые не могли отказать себе в удовольствии лишний раз пнуть ту или иную знаменитость. Дожидаясь наведения порядка, адмирал тихо беседовал со своей свитой, где самым младшим по званию оказался командир орбитальной боевой станции вице-адмирал Ганнерс Халлен. Наконец журналистская братва угомонилась, ассистенты настроили аппаратуру и камеры, наступила тишина. Начальник Адмиралтейства кашлянул, встал и посмотрел на открывающийся с обзорной площадки вид, совсем недалеко мирно телепал старенький буксир. Неожиданно панорама смазалась, замельтешила, по глазам несколько раз ударили лучи местного светила, послышался гул двигателей коррекции орбиты. Присутствующие на пресс-конференции люди непроизвольно напряглись. Большинство из них привыкли к космическим путешествиям, но на кораблях двигатель никогда не слышен из-за запредельных скоростей полёта, а здесь по ушам бил неприятный вой, в довершение ощутимо подрагивала палуба.

— Что это? — воскликнул ведущий телепрограммы «Галактика сегодня».

Адмирал вздрогнул, начал искать взглядом задавшего вопрос, и тут раздался сигнал тревоги, следом послышался голос компьютера:

— Общекорабельная тревога! Экипажу немедленно покинуть станцию! До столкновения с планетой осталось три секунды!

Что можно сделать за три секунды? Да ничего! Палуба уже не вибрировала, а ходила ходуном, лишая людей возможности сделать хоть один шаг.

— Ваша станция разваливается! — истерично заверещала ведущая аналитической программы «Что нам говорят».

— Всем соблюдать спокойствие! — Адмирал Рибе Коллинг наконец-то вышел из ступора. — Двигатели вышли на максимальный режим, но скорость еще недостаточная.

В этом момент двигатели замолкли, под неприятный визг сервомоторов закрылись двери аварийной герметизации. В помещении повисла напряженная тишина, готовая в любой момент взорваться паникой с непредсказуемыми последствиями. Вице-адмирал Ганнерс Халлен покосился на броневой лист наружной защиты, который перекрыл внешний обзор из кают-компании, вздохнул и громко произнес:

— Компьютер! Доложить траекторию движения и окружающую обстановку!

Никакого ответа, адмиралы и гости боевой станции недоумённо переглянулись. Такого не может быть! Компьютер работает на принципе оптического преломления видимого и невидимого спектра частотно-модулированного излучения. Нет ни единой механической детали, и поломка невозможна даже теоретически, а тут молчок. Если электронный мозг погиб, то и находящимся на станции людям жить осталось совсем недолго.

— Командирам отделений! Открыть вручную двери аварийной герметизации!

Для вице-адмирала Ганнерса Халлена подобный вариант показался наилучшим. Однако первые же попытки провернуть маховики механического привода показали бессмысленность подобной затеи. Сервомоторы надёжно держали запоры, и пересилить их выше человеческих возможностей.

Сергей только изредка поглядывал на голограммы, показывающие обстановку в местах большого скопления людей. Рядовой состав с безразличием ожидал команд своих командиров, офицеры и вахта в Главном командном пункте искали возможность связаться с вышестоящими начальниками. Так что эмоциональный накал присутствовал только в кают-компании и только в журналистской среде. Эти люди привыкли принимать самостоятельные решения, зависимое состояние, тем более в положении полной неизвестности, их сильно раздражало. Не надо быть гадалкой, чтобы предсказать скорый бунт. Наконец компьютер подтвердил выход в галактическую сеть, и Сергей без промедлений телепортировался на корабль-шпион. Здесь и без его участия доведут начатое до конца, зато в других частях галактики присутствие президента крайне необходимо.

— Адмирал Рибе Коллинг нас здесь собрал для демонстрации собственной импотенции! — ехидно выкрикнула Ёре Драмн, ведущий аналитик вечерних новостей.

— У него слишком тяжелые погоны! — откликнулся военный обозреватель столичной газеты. — Все силы уходят на их удержание!

— Адмирал! — не унималась Ёре Драмн. — Так будет «Эхо галактики» или нет?

— Ему бы аперитивчику, — посоветовала ведущая аналитической программы «Что нам говорят».

— Госпожа Эле, попридержите свой язык! — грозно рявкнул вице-адмирал Ганнерс Халлен. — Вы на корабле, а не в жёлтой редакции.

— О! Как знакомо! Сначала прилюдно обгадились, затем начали несносно вонять! — Ёре Драмн вступилась за подругу по ремеслу.

— Вы только что стали свидетелями прекрасного боевого качества нашей новой станции! — с пафосом выкрикнул адмирал Рибе Коллинг.

— Бросьте, адмирал, — с ленивой вальяжностью заметил ведущий телепрограммы «Галактика сегодня».

— Я давно заметил, что вы, господин Лут Пере, все видите в черном свете!

— Вы не правы, — последовал снисходительный ответ. — Сегодня я видел белые как мел лица наших адмиралов.

— Как вы смеете! — выкрикнул вице-адмирал Ганнерс Халлен. — Перед вами лучшие люди нашего государства!

Он собрался ещё что-то сказать, но отвернулся. Сложилась патовая ситуация, по уму необходимо срочно навести порядок, для чего требуется выдворить из кают-компании нарушителей дисциплины. Но как? Аварийная герметизация исключает любое не санкционирование открытие дверей, а компьютер не отзывается. Журналистская братия прекрасно осознавала беспомощность адмиралов, со всех сторон слышались оскорбительные выкрики и свист. Если для гостей поднятый шум являлся ширмой, за которой они хотели скрыть свой страх и неуверенность, то военные напряглись. Свист на корабле не просто дурной тон, это плохая примета! Многие века давно скрыли истоки возникшего суеверия, но свистеть и держать руки в карманах нельзя, это знал каждый.


Злой рок как будто дожидался этого свиста. Кают-компанию залил яркий, серебристый свет, а когда люди проморгались, то увидели себя в окружении военных. Незнакомая тёмно-синяя форма с высокими белыми ботинками, в руках странное оружие, а главное — лица, медный цвет кожи и грубые черты вызывали смутные ассоциации. Лут Пере, присматриваясь, сделал шаг к ближайшему десантнику и получил болезненный удар. Тут же раздался приказ на незнакомом языке, захватчики синхронно выполнили какую-то манипуляцию со своим оружием, после чего на кончиках тонких стволов появились блестящие ножи. Серьёзное предупреждение! Теперь тычок ножом закончится более чем печально. Сумбур мыслей и невероятных предположений завершился истошным воплем:

— Тольтеки!!! — крикнула госпожа Эле и рухнула в обморок.

Затворники кают-компании являлись не только образованными, но и высоко эрудированными людьми. Смысл слова «тольтеки» был мгновенно понят, боевая станция провалилась в другую галактику!

— Вы нас сюда заманили, вы нас отсюда и вытаскивайте, — обращаясь к адмиралу Рибе Коллингу, крикнул политический аналитик журнала «Галактика».

— Готовьтесь получить судебный иск! — поднимаясь с колен, пригрозил Лут Пере.

— Вы обращаетесь к тольтекам? — ехидно заметила Ёре Драмн.

Все эти фразы, по сути, являлись жалкой попыткой сохранить присутствие духа, ибо каждый понимал невозможность возвращения домой. Дело не во встрече с давно позабытыми врагами, а в непреодолимом расстоянии до родных миров. Возникла тягостная пауза. Одни кусали губы, пытаясь сдержать рвущиеся наружу рыдания, другие раскачивались, обхватив голову руками, каждый переживал по-своему.

— А вы, Рибе Коллинг, начальник Адмиралтейства Свободной галактики, — послышались слова с чудовищным акцентом.

Люди вздрогнули и посмотрели на коренастого мужчину с резкими, словно вырубленными топором чертами лица.

— Я Хуан Домерьяху, адмирал флота Чили, — продолжил тольтек. — Никак не ожидал заполучить сразу столько высокопоставленных пленников.

— Вы должны вернуть нас обратно! — решительно произнёс вице-адмирал Ганнерс Халлен. — Наше правительство заплатит хороший выкуп!

— Я вам ничего не должен, — равнодушно ответил Хуан Домерьяху. — И выкупать вас никто не будет.

— Это ещё почему? Свободная галактика никогда не бросала своих граждан!

— Если в формате пропаганды в идиотской войне с Единой галактикой, то да. А сейчас вы просто исчезли.

— В чём разница?

— Появились вакантные места, от вас откажутся ради продвижения «своих» кандидатов. Вас бросят, ставлю девять к одному.

— Вы обязаны соблюдать традиционные нормы международных правил! — нервно выкрикнула Ёре Драмн.

— Кстати, кто из вас знает наши традиции обращения с пленными?

Вопрос повис в воздухе, никто из присутствующих никогда не интересовался подобной темой.

— И какие же они? — вежливо поинтересовался вице-адмирал Ганнерс Халлен.

— Мы приносим их в жертву богам.

— Интересные обычаи, — скривился Лут Пере. — И как это выглядит?

— Пленного кладут на специальное ложе, затем ему вскрывают вены, вырезают печень и сердце. Вы поняли?

— Ваши граждане на подобное варварство смотрят спокойно?

— Нет, конечно. Они танцуют.

— Вы адмирал флота Чили, — желая уйти от неприятной темы, спросил начальник Адмиралтейства. — А сколько всего флотов?

— Не знаю. — Хуан Домерьяху откровенно удивился вопросу. — Полагаю, что сотни полторы.

Ступор — так можно было охарактеризовать реакцию присутствующих. Маруты и хананеи обладали мощным и примерно равным количеством кораблей, сведенным в семь флотов. Реально в боевых операциях с каждой стороны принимали участие только четыре, остальные корабли находились в резерве на случай эскалации или непредвиденных событий. Война — это в первую очередь деньги. Содержание эскадры, без учета пополнения боезапаса, обходится в серьёзную копеечку, где расходы на экипаж не превышают и четырёх процентов.

— У вас мощный флот, — осторожно подбирая слова, заговорил вице-адмирал Ганнерс Халлен. — Вы хорошо осведомлены о происходящих в нашей галактике событиях…

— Знаете по именам наших адмиралов, — вмешалась Ёре Драмн.

Вице-адмирал недовольно покосился на бойкую даму и выдохнул:

— Почему вы нас не завоюете?

— Этот вопрос не ко мне, обратитесь к президенту Галактического альянса.

— Вы создали свой Галактический альянс?

— Нет, адмирал флота Бхонсл завоевал нас семь с половиной тысяч лет назад.

И как бы демонстрируя своё превосходство, адмирал флота Чили что-то скомандовал. Ответом на приказ раздался шум гидравлики и вой сервомоторов, главный компьютер снял аварийную герметизацию.

— Всем построиться в колонну по двое, не разговаривать, не отставать, любое неповиновение наказывается без предупреждения.

И после небольшой паузы:

— Бегом марш!

Коридоры орбитальной боевой станции Талитха-квадро встретили пугающей тишиной. Нигде ни одного человека, если не считать тольтеков, которые без тени улыбки указывали бегущей толпе направление движения. Женщины, цокая каблучками и боязливо косясь на злобный блеск штыков, без стеснения цеплялись за плечи мужчин. Гулкое безмолвие выбило у всех последние капли мужества.

— Стой! Быстро, без суеты в спасательные капсулы! Бывшему экипажу оказать помощь гражданским!

Никаких мыслей в голове, только тупое желание как можно скорее выполнить приказ. Рядовые и старшины ловко нырнули в люки, после чего начали принимать и рассаживать спотыкающуюся на ровном месте журналистскую братию. Пневматика ударом закрыла посадочные горловины. Экипаж сноровисто проверил крепление ремней безопасности и фиксацию головы. Катапульта выбрасывает спасательную капсулу на тысячу километров, только так остаётся шанс выжить при взрыве корабля. Удар, неимоверная перегрузка вжала тела в жесткие кресла. Две с половиной минуты страданий закончились непривычной невесомостью.

— Всем оставаться на своих местах! — послышался приказ по системе аварийной связи.

— А голос-то, как у медсестры из психбольницы, — фыркнул Лут Пере.

— Не волнуйтесь, вас там уже ждут, — язвительно ответил Ганнерс Халлен.

— Приготовиться к телепортации в систему Тил.

— Что? — Начальник Адмиралтейства трепыхнулся в своем кресле.

— Телепортация завершена, автоматы подачи сигналов бедствия работают исправно, приборы наведения дали пеленг на аварийно-спасательный центр. Дежурный корабль отойдёт от причала через двадцать секунд.

Глава 10 ЦЕФЕЙ

Спектакль с кораблями Единой галактики отличался только деталями. Начальник Адмиралтейства Хуфуф Хуала в точности повторил пассаж своего коллеги из Свободной галактики. Он пригласил известных представителей средств массовой информации непосредственно в Адмиралтейство, коим являлся гигантских размеров штабной корабль. Смысла выводить штабистов и бюрократов в погонах за пределы планеты не было и не могло быть. Зато мобильное Адмиралтейство превратилось в настоящую страшилку для всех флотов, флотилий и эскадр, ибо встреча с этим мастодонтом всегда заканчивалась разгромными приказами с наказаниями и понижениями в должности. Бюрократ задницей чувствует отношение окружающих к себе любимому. К тому же какая проверка может обойтись без замечаний? Идеальных кораблей и экипажей просто не существует, есть нерадивые инспекторы, которые не замечают вопиющие недостатки.

«Эхо галактики» заставило крутиться гиганта детским волчком, перегрузки скручивали палубы. Система безопасности дважды отключала искусственную гравитацию, так что к моменту аварийной герметизации и появления дауров гости и хозяева отчаянно матерились, требуя немедленной помощи от корабельных медиков. Ван Хай, адмирал флота Китая, в какой-то мере оказался неплохим психотерапевтом. Для начала он построил скулящую толпу, затем в самых грубых выражениях пояснил, кого он перед собой видит. Появившиеся было несогласные быстренько получили серию коротких ударов по корпусу, после чего не смогли ни шевелиться, ни говорить. Бесцеремонная напористость быстро свела на нет любую мысль о неповиновении. Убедившись в адекватном восприятии своих слов, адмирал флота Китая сначала провёл воспитательную работу, затем гарантировал всем работу на рисовых полях с достойным проживанием в бамбуковых домиках на сваях. Вконец деморализованную публику заставили разуться и рысью погнали в спасательные капсулы.

Пресса и телевидение принялись наперебой изгаляться над промахами военных. Оба государства потеряли примерно по трети действующего флота, причем самых лучших кораблей. Рейтинг вернувшихся журналистов поднялся до звёздных высот. Закатывая глаза, с выражением муки на лице, они вещали о встречах со злобными тольтеками или даурами. Коварные враги в соседней галактике! Их корабли, оставаясь незамеченными, проникают в наши миры! Они знают о нас всё, включая имена адмиралов! Если шумиха в газетах и на телеканалах ставила целью рейтинг и, как следствие, деньги, то военные и правительство увидели совершенно иное. После того как объявили об окончании операции «Эхо галактики», делегации обоих государств неофициально встретились в системе Шадир. Ясторфы сами были достаточно напуганы шквалом ужастиков, поэтому правительство обеспечило для переговоров максимальные удобства. Сами переговоры не касались военно-политических разногласий Свободной галактики и Единой галактики. Разговор шёл не о мирном договоре, неожиданная встреча с даурами и тольтеками требовала принятия адекватных мер собственной защиты.

— Могу похвастаться, — удрученно сказал начальник Адмиралтейства Рибе Коллинг, — вверенный мне флот неспособен к активным боевым действиям.

— Аналогично, коллега, — тяжело вздохнул адмирал Хуфуф Хуала. — Нам остается только защита своих планет.

— Сейчас наши ученые составляют карту разрывов пространства, было бы желательно объединить усилия в этом вопросе.

— Поддерживаю, кроме того, надлежит вернуться к теоретическим работам в области надпространства и дисбаланса материи.

— Уже пытались, — раздраженно ответил советник по науке. — В архиве ничего нет.

— Как?! Не может быть! База данных априори неприкосновенна!

— Тем не менее компьютер Академии наук не нашёл даже упоминаний о теории надпространства!

— Чушь! С кристаллов памяти ничего не удаляется!

— Увы, мы подключили специалистов по компьютерам, они подтвердили факт исчезновения, включая информацию об Оружии Победы и дисбалансе материи.

— Аналогичная картина и у нас, — нехотя вставил слово начальник научного отдела Адмиралтейства Единой галактики.

— И я об этом ничего не знаю! — возмутился Хуфуф Хуала.

— Спокойней, господа! — излишне громко выкрикнул председатель делегации хананеев.

— Куда уж спокойнее, — кисло усмехнулся адмирал. — О чем я буду договариваться с коллегами, если не имею понятия о делах в своем ведомстве?

— Неожиданная проблема с научным архивом входит в повестку совместного обсуждения.

— Мы подозреваем частные университеты. — Советник по науке покосился на адмирала Рибе Коллинга. — Расследование передано криминальной полиции.

— Правительство Единой галактики пришло к аналогичному решению, — откликнулся помощник президента.

— Предлагаю создать координационный совет.

— Дурь и бессмысленная трата времени! — возмутился адмирал Рибе Коллинг. — Проще прижать журналистов.

Цивильная часть делегации дружно поморщилась: за спиной журналистов стоят серьёзные кошельки. Попробуй тронь хоть одного, хозяева медиабизнеса быстро заставят вспомнить, кто в доме хозяин.

— Надо проверить причастность жителей планеты Гианфар, — осторожно заметил Хуфуф Хуала.

— Их демонстративный выход из Свободной галактики не более чем блажь, — отмахнулся политический советник президента.

— По нашим сведениям, они контролируют свои орбитальные боевые станции.

— Нам же меньше расходов.

— А этот гадюшник в созвездии Цефей?

— Тоже мне скажете! Там нет ни одного высшего учебного заведения, да и флота нет. Значит, никакого смысла.

— И эту ахинею говорит политический советник президента! — Адмирал Рибе Коллинг театрально вскинул руки.

— Бросьте паясничать! — обиделся Архос Висью. — Говорите по делу!

— Информация о приближении «Эха галактики» одновременно появилась в Свободной и Единой галактиках.

— Нас предупредили и только.

— Мой коллега прав, — вмешался Хуфуф Хуала. — Учёные двух государств тайно объединили свои усилия.

— Координационные встречи могут быть только на планетах в созвездии Цефей! Я передам информацию в криминальную полицию.

— Ты болван, Архос! Не мешай умным мозгам продолжать начатое дело!

— Они выкрали из Академии наук важную информацию и должны быть наказаны.

— Кретин! Кому ученые продадут законченные труды?

— Могут продать в Маджур!

По залу прокатился сдержанный смешок, впрочем, с явно заметным облегчением. Поиски ученых продолжатся, здесь нет сомнений, однако злой умысел минимален, ловкачи работают ради собственного обогащения. В любом случае их труд принесет пользу государству, так что на криминальную составляющую можно закрыть глаза.

— «Эхо галактики» преподнесло нам много неприятных сюрпризов, — глядя на стол, заговорил политический советник президента Свободной галактики.

— Не только вам, уважаемый господин Архос Висью, — уныло ответил его коллега из Единой галактики.

— Дорогой господин Ходдах, мы остались без промышленности, резервный флот пропал вместе с причалами.

— Я вас понимаю, мы в аналогичной ситуации. Огромное количество орбитальных заводов просто исчезло.

— Можете поздравить нас с тем же.

— Беда прошла совсем рядом со столицей, несколько стратегически важных объектов ушло в надпространство прямо с орбиты Атамина.

— И мы с орбиты Тил почти всё потеряли.

— Хватит хныкать! — решительно вмешался адмирал Рибе Коллинг. — Мы собрались здесь для выработки совместных действий.

— Бросьте, адмирал! Исчезли лучшие корабли! Оставшиеся предприятия не дают какой-либо надежды на развитие индустрии!

— Надо не сопли распускать, а вспомнить о неприятном инциденте в системе Аува.

— Вы о боестолкновении с неизвестными кораблями? — встрепенулся Хуфуф Хуала.

— Разумеется! В свете новых сведений можно предположить, что там имел место бой чужих кораблей.

— А ведь вы правы! Наши знакомые явно с кем-то воюют!

— Интересно, интересно, — оживился Архос Висью. — Ваше предположение объясняет странные исчезновения наших транспортов.

— Что ещё за исчезновения? — грозно спросил адмирал. — Почему я об этом ничего не знаю?

— Полицейские операции не касаются Адмиралтейства, — выкрутился советник президента.

— Вы пытались навести справки через эльфов или гномов? — спросил Ходдах.

— Бесполезно. Радушно улыбаются, обещают золотые горы, а на выходе ноль.

— Оба посольства покинули нашу столицу.

— У нас они вообще сбежали, не попрощавшись.

— Хватит стенать о длинноухих и коротышках! — Хуфуф Хуала решительно ударил кулаком по столу. — Пора приступать к разработке плана совместных действий.

Вскоре стало понятно, что обсуждать можно только патрулирование подозрительных районов. Оба государства давно исчерпали свои запасы полезных ископаемых, а самая тщательная переработка вторичного сырья неизбежно приводит к ежегодному снижению производства не менее чем на десять процентов. Других ресурсов нигде нет, в моногосударстве Маджур и далее только опустошенные и загрязненные войной планеты, где свирепствует генетическая мутация.


Сергей прибыл в Объединенный генеральный штаб для ознакомления с планом военной операции по захвату планет созвездия Цефей. На самом деле его миссия являлась чисто символической. Он не стратег и в сухопутных операциях ничего не соображает. Здесь же спланирована война планетарного масштаба, так что на долю президента Галактического альянса оставалась подпись под грифом «Утверждаю». Тем не менее Сергей ощущал непривычный дискомфорт. В архивах не нашлось никаких аналогов столь глобальных сражений. Кроме того, будучи автором идеи захвата пяти планет, он опасался последующего противостояния с «порабощённым» населением. Несколько тузов в рукаве плюс договорённость с Арвадом могли помочь не более чем в двух операциях. Доставленная с Земли армия могла вести бои только на одной планете, так что каждая последующая операция априори получится и сложнее и кровопролитнее.

Штаб расположился в некогда принадлежавшем гельдесе Акхене укреплённом дворце. При виде президента генералитет дружно встал. В зале царила деловая атмосфера — уточнялись кое-какие детали. В центре медленно вращались голограммы всех пяти планет. Сергей решил не мешать работе и прошел в эркер, где стоял уютный диван. Начальник Генерального штаба Анатолий Крупицын, которого военные Земли избрали своим Верховным главнокомандующим, вернулся к прерванному обсуждению. Услышав первые слова, Сергей от неожиданности привстал. Военные согласовывали границы будущих владений. Каждый генерал получал надел на основании списочного состава своих войск, а также имеемого вооружения. Впрочем, чему удивляться? Никто не пойдет воевать ради любопытства, заинтересованность должна присутствовать в виде денег или иных материальных благ.

Вспомнились слова первого командира, который был родом с Западной Украины и провёл свою юность в оккупации: «Когда румынские солдаты увидели наши поля, они плакали от счастья и нежно гладили налитые зерном колоски пшеницы. Теперь это их земли, а живущие в деревнях украинцы стали их рабами». Сегодня некоторые «знатоки» Второй мировой войны дошли до утверждения, что Гитлер освобождал СССР от сталинизма. Другие «исследователи» считают, что Сталин хотел напасть на Германию и фашисты были просто вынуждены нанести упреждающий удар. А что говорит совсем не секретное соглашение лидеров гитлеровских союзников? За участие в войне против СССР Болгария, Италия и Хорватия получали земли Греции, Сербии, Македонии и Черногории. Венгрия получала Молдавию, Румыния — Украину до Днепра и далее всё черноморское побережье, включая Крым. Финны ограничились возвращением утерянных исконных земель, скромненько так забрали обратно всё, что севернее Волги, включая Урал. Самураи согласились хозяйствовать от Западной Сибири до Тихого океана. Ну а Гитлер довольствовался «остатками»: от Балтики до Каспия, от Средиземного моря до Бенгальского залива. При таких широких планах о «борьбе с большевизмом» никто не задумывался, рабы будут нужны, это да.

Но вот согласование границ закончилось.

— Господин президент! — обратился Крупицын. — Позвольте зачитать план операции «Цефей»?

— Да, конечно, приступайте, Анатолий Юрьевич.

Это уровень Генерального штаба, здесь нет деталировки действий полков или дивизий. Сухие цифры соотношения сил, направления главных ударов, места последующих переформирований, пополнение боезапаса и блокирование противника. Лаконичное изложение будущей кампании порадовало несколько завышенной боеспособностью местных частей, а также ожидаемой согласованностью действий гельдов и сидонов. Шапкозакидательство всегда обходилось очень дорого. Недооценка сил Японии в свое время больно ударила по России, а позже и по Англии с Америкой. В Петербурге не верили в возможность японской агрессии. Ну что могут сделать эти слабаки со своими вооруженными силами в 300 тысяч? Никто не придал значения разрыву дипломатических отношений, Русская армия от Читы до Владивостока по-прежнему насчитывала всего девяносто тысяч человек и сотню пушек. Дальше последовал незатейливый сценарий. Япония призвала резервистов первой очереди, доведя сухопутные войска до полутора миллионов, и высадила под Порт-Артуром стотысячный десант. Вся русская армия не превышала одного миллиона, а пропускная способность КВЖД составляла три поезда в сутки. Исход войны был предрешён даже без учёта англо-японского военного союза и неограниченного кредита со стороны Америки.

Закончив со стратегическим планом кампании, начальник Генерального штаба Анатолий Крупицын перешёл к рекомендациям по применению авиации и военно-морских сил. Толково! Модернизация военной техники открыла новые возможности ведения боя.

— Вы планируете начинать боевые действия с ударов баллистическими ракетами? — встревожился Сергей. — В результате сметёте постройки мирных жителей.

— Исключено. Испытания показали, что взрыв в среде силового щита аналогичен взрыву в воде.

— Не слишком ли просто вы обходитесь с бронемашинами атаки? У них сильное оружие и хорошая защита.

— Боевые дымы нивелируют системы наведения и лучевое оружие.

— Остаются протонные спикулы.

— Если пушку накрыть насыщенным паром, то собственный выстрел разнесёт эту хренотень на атомы.

— Вы предусмотрели возможность воздушных боёв с вооруженными кораблями, но предпочли бомбардировщики, а не истребители. Почему?

— Оружие бомбардировщика позволяет поразить воздушную цель на удалении в тысячу километров, а истребитель должен приблизиться на двести километров.

Что же, логично, при таком раскладе тяжёлые самолёты начнут долбить звездолёт, находясь в безопасности за линией горизонта. Противник вынужденно выйдет на орбиту и попадет в объятия дауров. Погоня за самолётами в атмосфере вообще ничего не даст. Помехи и ложные цели поставят врага в положение мечущейся мишени. Ту-95 развлекались подобным образом ещё в середине пятидесятых, а Ту-22 так вскрывали ПВО противника на глубину 400 километров впереди своего курса.

— В целом разработанная операция обещает быть успешной, однако неизбежные боевые потери вызывают у нас опасения, — закончил доклад начальник Генерального штаба.

— Я не понял причин ваших опасений, — уточнил Сергей. — Недостаток резервов?

— Боевой техники более чем достаточно, при необходимости можем удвоить за счет складов на Земле.

— Так что же вас настораживает?

— Трофеи достаются даже побеждённым, как следствие — в конце кампании мы можем столкнуться с двойниками нашего вооружения.

Сергей откровенно удивился, он никак не ожидал услышать такие слова от начальника Генерального штаба. Трофейные образцы боевой техники позволят изучить тактико-технические характеристики, не больше. Никто и никогда не начнёт выпуск аналога по самой простой причине: кроме самого образца требуются ещё и технологии его изготовления. Проще говоря, захватив танк, самолёт или пушку, надо заполучить ещё и завод по их производству. Но и этого мало, требуется определённый сорт металлов. Здесь в качестве примера можно привести угон МиГ-25 в Японию. Уникальный по всем показателям самолёт до сегодняшнего дня остается недосягаемым для оружия НАТО. Четыре таких МиГа завершили арабо-израильскую войну. Они нахально барражировали над территорией Израиля, сбивая все воздушные цели в радиусе ста километров. Пентагон был в шоке, самые крутые ракеты ПВО взрывались, не приблизившись даже на пять километров. Полностью бронированный фюзеляж, скорость 3000 км/час, скороподъёмность 10 км/мин. В довершение в Египет демонстративно привезли четыре атомные бомбы и проверили их крепление к замкам внешней подвески. Этого оказалось достаточно, чтобы Израиль без промедления убрался восвояси и подписал мир с Египтом.

Последний раз самолёты отметились во время «Бури в пустыне». Бравые полосатые ребята на Ф-18 решили порезвиться с тупыми арабами. Не подфартило. Встреча с парой МиГ-25 оказалась неприятным сюрпризом, пришлось катапультироваться. Не успели американские парашюты упасть на песок, как авианосец полным ходом драпанул из Персидского залива, а президент заявил об успешном завершении миссии. Так что с угнанного в Японию самолёта американцы смогли скопировать только общую аэродинамическую форму. Никто не смог повторить применяемые там сплавы, копии двигателей недодавали треть тяги, даже электроника оказалась абсолютно «неправильной». Со времён МиГ-21 пилоту было достаточно посмотреть на цель и нажать кнопку «пуск». Ни в Кремниевой долине, ни в Японии не смогли скопировать сопряжённую со зрачком систему наведения. Они впервые столкнулись с оригинальной защитой от производства контрафактной продукции. Главным итогом угона МиГ-25 стала продажа его на экспорт, правда очень дорого.

Пришлось объяснять генералитету принципиальную разницу между «единорогом», который в свое время копировали от Лондона до Тегерана, и более современным оружием. В наши дни нельзя отклониться от технологии вплоть до изготовления заклёпок или болтов, так что овчинка выделки не стоит. Попытка воспроизвести чужое для начала потребует скопировать целый комплекс заводов. Кстати, этим и объясняется принципиальная разница советской и американской авиации. СССР получил по репарации все заводы Третьего рейха, с тех пор авиапром, как и другие отрасли оборонной промышленности, пошёл своей особой дорогой.

— Я утверждаю разработанную операцию, орбитальные боевые станции готовы для внешнего прикрытия, — заявил Сергей.

Генералитет в дружном порыве встал и вытянулся по стойке «смирно».

— Спасибо, господин президент! — ответил Анатолий Крупицын. — Как военный, вы должны понимать всю важность для нас предстоящей войны.

— Разумеется. Посвятить жизнь военной карьере, а затем узнать о ненужности своей профессии — такое никому не пожелаешь.

— Ещё раз спасибо за поддержку.

— Примите отдельную благодарность от армии Китая. — Маршал Ли Сань встал и церемонно поклонился.

— Господин маршал, как местные индусы восприняли ваше появление на планете?

— О, начальник Генерального штаба оказался отличным психологом, — усмехнулся маршал.

— Как это?

— Вместе с индийской армией я приказал перебросить небольшие инженерно-технические и вспомогательные отряды других государств, — пояснил Анатолий Крупицын.

— Хитро! — восхитился Сергей. — У аборигенов сложилось впечатление, что иные расы как бы на подхвате.

— Этого я не знаю, зато малочисленные группы не вызвали испуга или неприятия.

— А дальше? Вы же полностью расквартировали армии Земли.

— Пополнение прибыло через полгода, когда местное население привыкло и к неграм, и к европейцам, и к арабам.

— Откровенно говоря, меня больше всего волнует отношение населения к китайцам.

— Нормальное, — несколько удивлённо ответил начальник Генерального штаба. — Ничем не отличается от прочих.

— Я очень волновался по этому поводу, — признался Сергей. — Приходилось встречаться с откровенным неприятием дауров.

— Мы учли ваши замечания, войска размещались в гарнизонах вместе с семьями. Так что китайская малышня пресекла досужие домыслы и страхи.

— Ещё один вопрос. В докладе ничего не сказано о разведке. Вы изучили места предстоящих боёв?

— Для армейских разведчиков работы практически не нашлось.

— Вас удовлетворили сделанные с орбитальной станции голограммы?

— Что вы! Здесь полная беспечность! Объекты и подходы к ним изучены всеми офицерами вплоть до командиров взводов.

— Как вам удалось?

— Закупили гравилеты и вперёд! Никого не интересует, что и куда ты везёшь, так что прочесали планеты вдоль и поперёк.

— А укрепления?

— Стража сама сажает такси во внутренний двор. Ребята быстро нашли с ними общий язык и организовали взаимовыгодный обмен.

— Занялись поставкой водки?

— Да, развозят спирт и меняют его на то, что стражники могут украсть со своих складов.

— Что-нибудь ценное попадается?

— Ещё бы! Солдатам легче всего украсть как раз дорогие вещи, мы получили даже бронемашины атаки.

— Интересно! Почему военная техника так легкодоступна?

— На военных складах строго присматривают за сапогами или одеялами с консервами.

— Понял! — засмеялся Сергей. — Учет за тем, что может пригодиться обычному жителю.

— Вот именно! Никто не купит мобильную лучевую установку, — подтвердил Анатолий Крупицын.

— Но исчезновение той же бронемашины атаки обнаружат достаточно быстро.

— Обнаружат и замнут, потом спишут втихаря. Офицерам скандал не нужен, сами первыми пострадают.

— Ну да, — согласился Сергей. — От солдат правды не дождёшься, а то ещё дружно укажут на нелюбимого командира.

— На это и рассчитываем. Сейчас добиваемся снижения боеспособности, во всех гарнизонах пяти планет. Пьянки и драки стали в порядке вещей.

— А как дела с изучением укреплений в городах хананеев?

— Они действительно построены по одному проекту. Построили фанерные макеты и отрабатываем различные варианты штурма.

Сергей взял план операции «Цефей» и размашисто подписал титульный лист, затем ниже поставил предполагаемые сроки начала боевых действий. Армия Земли готова, военные и политики Свободной и Единой галактик деморализованы успешным спектаклем под названием «Эхо галактики». Кроме того, сосредоточение сил и подготовка к интервенции не стали секретом для жителей моногосударства Маджур. На данный момент это выражается в открытии нового канала эмиграции, пик которой пришелся на период переброски войск. Все равно корабли возвращались пустыми, почему бы не прихватить пассажиров. Пора, дальше начнётся ненужное, даже вредное затягивание времени. Главный штаб Адмиралтейства рекомендовал начать операцию по захвату созвездия Цефей с планеты Алькурхах. Положение звезд в галактике также может иметь свои стратегические преимущества, как и горы, проливы и перевалы на поверхности планет.

Ультиматум неведомого Комитета всеобщего благоденствия местные правители дружно проигнорировали. Некоторые гельды попытались найти амт этого безумца, и только как возможность воспользоваться случаем и прибрать чужие земли к своим рукам. Сидоны вообще отмахнулись, посчитав глупое заявление выходкой недоросля при компьютере. Последующие события характеризовались как хаос. С континента Восточный Ратек началось необъяснимое бегство правителей. Тем не менее попытка разобраться была предпринята только после падения третьего континента. Сидон Шадун организовал встречу, на которую откликнулось двадцать два гельда и пять сидонов. Последние хозяева родовых владений собрались в просторном ангаре, расположенном на торговой территории его космодрома.

— Многоуважаемые правители! — обратился к присутствующим Шадун. — Мы столкнулись с угрозой потери своих земель и должны найти способ совместного противодействия.

— Бессмысленно! — удручённо заметил сидон Хафиян. — Я посылал в захваченные города свои корабли.

— Вы пытались помочь нашим братьям?

— Не ёрничайте, между нами нет ни родства, ни дружбы, — фыркнул Хафиян. — Я посылал своих капитанов с торговой миссией.

— Что же вы узнали?

— Мы в заднице. Там не было боёв, никто не видел никаких разрушений.

— Сговор? Они решили захватить наш континент?

— Я летал туда сам! — неожиданно заявил гельд Сарвик. — Произошла полная смена власти с изменением былых границ.

— Непонятно? — растерялся сидон Шадун. — Никто не отдаст свои владения просто так.

— Хуже другое, — продолжил гельд Сарвик, — нам противостоят объединенные отряды марутов и хананеев.

— Откуда вы это взяли?

— Видел своими глазами, я летал за своей сестрой и её мужем, гельдом Дрогоном.

— Разве их не убили?

— Захватчики никого не трогают, только забирают себе владения.

— Странно. И вообще, кто нам противостоит и откуда они взялись?

— По слухам, они жили в прибрежной зоне и на островах.

— Накопили силёнок, купили оружие и решили прибрать к рукам всю планету, — сделал вывод сидон Шадун.

— Им не осилить нас! — патетически воскликнул сидон Джохва. — Мои форты в постоянной боевой готовности!

Накаркал. Снаружи послышался невнятный шум и несколько резких хлопков как от удара палкой по железному листу. Не успели присутствующие среагировать на непонятные звуки, как сильный и синхронный удар снес ворота с обоих торцов ангара. А дальше… О ужас! В проёме появились устрашающего вида гравилёты, внешняя подвеска которых была буквально увешана неизвестным оружием.

— Никому не делать резких движений! — по ушам ударил усиленный мегафоном приказ. — Выходим по одному с интервалом в пять метров!

— Как они могли сюда прорваться?! — растерянно пискнул сидон Шадун. — До ближайшего форта всего двести метров!

— Балбес! — зло сплюнул сидон Джохва. — Они прошли на малой высоте! У твоих расчётов был выбор: сначала разнести ангары, затем открыть огонь по врагу.

На выходе из ангара гельд Сарвик отшатнулся от зависшего в воротах гравилёта, ему показалось, что в кабине сидит чёрнокожий экипаж.


На Альраи-4 учли ошибки правителей с Алькурхах, поэтому к ультиматуму неведомого Комитета всеобщего благоденствия отнеслись со всей серьёзностью. Гельды немедленно приступили к патрулированию своих амтов, стараясь предотвратить возможное проникновение врагов. Кроме того, в приморских районах спешно организовали дополнительные лагеря, усилив их бронемашинами атаки и мобильными лучевыми установками. Казалось бы, предусмотрели любые мелочи, перекрыли малейшие лазейки, и всё же континент Патерака пал после месяца безуспешной обороны. Затем начался кошмар. Войска Комитета всеобщего благоденствия нанесли асинхронный удар сразу по трём континентам.

— Эти сволочи явно в сговоре с захватчиками! — бушевал Джедам, сидон города Ведейда.

— Факты говорят об обратном! — решительно возразил начальник стражи. — Я своими глазами видел разрушенные форты.

— И как ты объяснишь столь быстрое продвижение в глубь континента?

— Не знаю. Города и амты сопротивляются не более одного дня.

— Вот именно! Наши силовые щиты способны выдержать удар с орбиты! Обычные излучатели и спикулы вообще не способны их пробить!

— И я об этом! — воскликнул начальник стражи. — Противник пробивает защитное поле в считаные минуты!

— Новое оружие? Откуда? На орбите нет чужих кораблей.

— Там нет никаких кораблей.

— Тем не менее я внимательно осмотрел два города и семь амтов, везде применялось неизвестное оружие.

— Почему враги тебя пропустили? — Сидон Джедам подозрительно посмотрел на своего полковника.

— Ты мне не веришь? В таком случае я забираю жену, детей и до свидания.

— Куда поедешь, позволь тебя спросить?

— Шутишь? — Начальник стражи зло сузил глаза. — Или забыл, что захватчики не трогают население?

— Решил переметнуться к врагам?

— Ты сам меня гонишь!

— Я? — Сидон Джедам возмущённо встал, нервно прошёлся по кабинету и продолжил: — Извини, нервы сдают.

— Забыли. Мы действительно оказались в очень сложной ситуации.

— Что удалось узнать про их оружие?

— Практически ничего, жителям запрещено приближаться к местам дислокации войск.

— А что говорят люди с оккупированных земель? Они должны были хоть что-то увидеть.

— Рассказывают о странных бронемашинах атаки, частых взрывах и застилающих горизонт дымах.

— Удары плазмы всегда вызывают большие пожары, а взрывы говорят о меткой стрельбе.

— Практически все обратили внимание на необычные завывающие звуки, источник которых так никто и не заметил.

— Гравикапсулы с голомаскировкой?

— Маловероятно, приборы наведения их легко распознают. В то же время у врагов просто мизерные потери боевой техники.

— Одни загадки. В городах большие повреждения?

— Разрушений практически нет, зато на фортах сбиты все излучатели и спикулы.

— Невероятно! Наши форты за полчаса выжгут весь периметр, сгорит всё: и земля, и небо.

— Пока что я видел обратную картину, — вздохнул полковник.

— О чём ты договорился с соседями?

— Они патрулируют свои границы бронемашинами атаки. При встрече с врагом немедленно сообщают нам.

— Я им не верю, гельды не любят нас и могут специально подставить под вражеский удар.

— Подобный вариант предусмотрен. Им обещана помощь мобильными излучателями.

— Ты серьёзно? А если враг прорвётся?

— Другие сидоны были глупее тебя? Где они? Никто не видел противника в лицо, пока не настало время поднять руки.

— Не надо меня запугивать! — взвизгнул Джедам.

— Мне самому страшно. Против нас неведомая сила, которая с легкостью захватывает амты и города.

— Что говорят торговцы о положении дел на континенте дьяусов?

— Там изгнали сидонов, следов боёв нет, внешние границы ликвидированы, торговцев никто не трогает.

— Всё это странно, очень странно. По слухам, дьяусы в войну не вмешиваются, а местных князей никто не трогает.

— Хуже другое — оккупированное население довольно новой властью.

— С чего ты так решил?

— Не услышал ни одного плохого слова, да и отвечают неохотно, порой явно недоговаривают.

— Значит, правда.

— Что правда? — встрепенулся полковник. — Ты ещё кого-то посылал?

— Нет, ночью прилетел на гравилёте советник сидона Гавата. Он был в городах континента дьяусов.

— Что рассказал интересного?

— Подтвердил слухи да сообщил о захвате их города. — Джедам потёр ладонями лицо, словно желая расправить многочисленные морщины.

— Враги приближаются со всех сторон. Ладно, я пошёл, надо глянуть на пополнение.

— Сколько их?

— Больше тысячи, все служили у других сидонов, бежали во время захвата городов.

— Дежурный офицер докладывал, назвал хорошими воинами, пришли со своей амуницией и оружием.

— Я бегло глянул список. Большинство обслуживало орудийные установки или излучатели, остальные из технического персонала фортов.

— Обязательно расспроси о боях. Возможно, узнаешь что-то новое.

Начальник стражи полковник Гердеб вышел из башни сидона Джедама на непривычно многолюдную площадь. Беженцы буквально заполонили город. Гостиницы битком, предприимчивые горожане сдавали мало-мальски пригодные для жилья углы по цене номера-люкс. Вид крепких парней и девушек поднял настроение полковника: значит, не все покорно склонились перед оружием противника. Внушали надежду и пришедшие из других городов воины-добровольцы, которые желали продолжить борьбу с врагом.

Мелодичная трель телефона ударила по нервам сильнее сигнала тревоги. Мельком глянув на часы, полковник Гердеб поднёс к уху трубку.

— Докладывает дежурный офицер лейтенант Сагалишь. Противник захватил амт гельда Варвика.

— Кто об этом сообщил?

— Таксисты, машины пришли на стоянку космопорта пару минут назад.

— Вы сами говорили с таксистами?

— Нет, охрана у ворот обратила внимание на шум возле рыночных гостиниц, так и узнали о падении амта.

— А что за суета у гостиниц?

— Таксисты вывозят постояльцев да торговцы спешно грузят свой товар.

— Объявите боеготовность номер два, три гравиплатформы с излучателями отправить на внешнее патрулирование с удалением в пять километров.

Начальник городской стражи отправился в ванную комнату. Два часа ночи — это не причина для явки к сидону немытым и небритым.

— Ты почему не отправил в сторону захваченного амта разведку? — Джедам встретил полковника взволнованным криком.

— Там нет дураков. Сначала улетели таксисты, затем появляется одинокая машина. Собьют без предупреждения.

— А наше такси взять не догадался?

— Хочешь сказать, что захватчики свалились на наши головы из соседней галактики?

— При чём здесь это?

— Да машины для дьяусов, марутов и хананеев окрашены в разные цвета! Проще сразу написать на борту «разведка».

— Предпочитаешь сидеть и ждать сложа руки? Мы должны атаковать! Вырвать у врага инициативу.

— Нельзя, ближайшие гельды могут принять наши действия за попытку захвата законных земель марутов.

— Чушь! Ты вообще-то зачем сюда пришёл? Предлагаешь бежать?

— Господин сидон, прошу вас позвонить соседям и договориться о совместных действиях против агрессора.

— С этого и надо было начитать! А то стоишь, мямлишь всякую ерунду о соседних галактиках!

Джедам бросился в комнату общепланетарной связи с правителями городов и амтов. Сидоны и гельды традиционно жили в немом отчуждении, не вмешиваясь и не интересуясь чужими делами. Даже широко практикуемые браки между детьми правителей не приводили к укреплению взаимной связи. Причина проста: полное отсутствие экономических связей препятствовало возникновению политической заинтересованности. Сидоны жили сами по себе, получая деньги с космодромов и примыкающих к ним рынков. Сопредельные земли гельдов могли бы дать толчок к развитию и процветанию городов, но расовая сегрегация исключала такую возможность. Вместе с тем мелочная борьба за никчемный холмик или озерцо мешала объединиться правителям многочисленных амтов. Да и сами сидоны препятствовали любому сближению, придерживаясь правила «разделяй и властвуй», ибо в противном случае они могли столкнуться с мощным и организованным противодействием.

Сидон Джедам, разбрызгивая слюну и смачно ругаясь, буквально вылетел из комнаты общепланетарной связи:

— Маруты спрятались по норам! Одни утверждают, что сами под атакой врага, другие вообще не соизволили ответить.

— Если в соседнем амте идет бой, то это легко проверить.

— Предлагаешь слетать и посмотреть? Нет уж, покорно благодарю.

— Сейчас ночь, — спокойно продолжил полковник. — С верхней площадки башни хороший обзор, трассы плазмы далеко видно.

— Что же ты раньше не сказал? Ничего не можете сделать без меня! — И быстрым шагом направился в лифт.

Верхняя площадка встретила ночной прохладой и абсолютной тишиной, только на севере сверкала далёкая зарница. Впрочем, будь наблюдатели не горожанами и лучше знакомы с природными явлениями, они сразу смогли бы заметить несоответствие. Природные всполохи хаотично сверкают не менее чем по четверти горизонта, здесь же ночное небо отражало строгий ритм вспышек на небольшом участке земли. Идиллию тишины разорвал срочный вызов дежурного офицера:

— Господин полковник, патрульная бронемашина атаки сержанта Варшига получила повреждение и совершила аварийную посадку!

— Где это случилось?

— Напротив юго-западного форта, удаление пять километров.

— Расчёту немедленно возвращаться обратно!

— Мы бросим машину?

— Раз сбили эту, то собьют и техническую помощь. Это война. Юго-западному форту дать высокое напряжение на систему управления огнём.

— Что делать оставшимся патрулям?

— Приблизиться к фортам до двух километров, в опасный сектор не заходить!

— Господин полковник! Восточный сектор! Вторая бронемашина атаки под вражеским огнем!

Гердеб повернулся в указанную сторону. Жиденькая огненная строчка хорошо просматривалась и без бинокля.

— Мы не можем им помочь, — досадливо поморщился сидон Джедам. — Стреляют из маленькой лощинки.

— В засаде всего один человек, причём с автоматическим пистолетом.

— Ты прав, плазменные заряды совсем крошечные. Сейчас наш экипаж поджарит наглого ублюдка.

Ночная темнота скрывала бронемашину атаки, её место угадывалось по окончанию мерцающей линии. Неожиданно огненный пунктир завершился фейерверком разноцветных брызг, и стрельба прекратилась.

— Невероятно! — поражённо выдохнул полковник. — Свинцово-зекеловая броня без проблем поглощает удары более мощного оружия.

— Это не плазма.

— Почему ты так решил?

— Не тот цвет, не кроваво-красный, а с желтизной.

— Прошу разрешения включить силовые щиты.

— Рано, они потребляют слишком много энергии, одним залпом форты не разбить.

— Я пошёл в командирскую башенку.

— Хорошо, я буду дожидаться атаки в зале обороны центральной башни.

Первый удар противника проспали буквально все. Форты задрожали как от землетрясения, и в то же мгновение по ушам ударил оглушающий грохот. Гердеба вышибло из кресла, где он незаметно для себя задремал.

— Боевая тревога! — поднимаясь с пола, скомандовал полковник. — По готовности открыть ответный огонь!

Он привычным движением одёрнул китель и недоумённо замер — аппаратура оказалась обесточенной. Быстро бросился в командный пост управления оружием. Лифт не работает, бегом по лестнице, перепрыгивая из пролёта в пролёт и замер, перед ним открылся полностью разрушенный зал. Вместо стройных рядов пультов с креслами операторов перед взором полковника предстали разбросанные куски пластика. В воздухе слабо мерцали обрывки тончайших проводов, затейливыми бабочками порхали чешуйки нанокристаллов. В то же время в хаосе была какая-то неправильность, явно чего-то не хватало. Вот только чего? В этот момент вошли два оператора из недавно принятых беженцев, и Гердеб наконец уловил ускользающее несоответствие.

— Где люди? Я не вижу раненых или убитых.

— В момент взрыва здесь никого не было.

— Почему? Я же приказал перейти в боевую готовность номер два!

Вместо ответа на его шее и руках защёлкнулись силовые браслеты удалённого контроля.

— Я арестован? За что?

— Всего лишь взяты в плен.

— Ах вот оно что! И кто из сидонов устроил этот цирк с имитацией войны?

— Немного подождите, скоро всё узнаете сами.

— Надеетесь быстро захватить форты? Не выйдет!

— Форты уже под нашим контролем, вас ждёт гравилёт.

— Безумцы! ПВО Центральной башни в два счёта сожжет бронемашину атаки, про пассажирскую машину и говорить нечего.

— Да не волнуйтесь вы так, мы взяли город.

— Врёте! За пять минут город не захватить! Вам ещё предстоит повоевать с городским ополчением.

— С чего вы решили, что жители желают умереть?

— Ожидаете безвольного подчинения? Они будут сражаться за своё имущество, за свободу, в конце концов!

— Вам не приходила в голову мысль, что так называемые «завоеватели» как раз и принесут им свободу и благополучие.

— Не смешно, вы же первым делом начнёте восстанавливать разрушенные форты и заставите горожан пахать с рассвета до заката.

— Зачем городу форты?

Вопрос, казалось, поставил полковника в тупик, на самом деле он просто опешил от наивности своих конвоиров.

— Вы хотите рыть окопы? Да вас сметут в первый же день!

В ответ раздался дружный хохот.

— Вообще-то города прячутся за бастионами только в созвездии Цефей, во всей галактике люди живут мирно и спокойно.

— И нет войны между Свободной и Единой галактиками? — прищурившись, спросил Гердеб.

— Уже нет, впрочем, вы вскоре сами всё узнаете.


Сидоны и гельды Альраи-5 не стали дожидаться глупых ультиматумов. Торговые звездолёты спешно вооружались, гравиплатформы и боевые машины атаки рыскали над разбросанными по океанам островам. Не забыли про странную лёгкость захвата других планет. Специальный комитет проводил взаимную инспекцию, дабы убедиться в отсутствии тайного сговора. Попытались было создать единый отряд быстрого реагирования, но отсутствие минимального доверия похоронило хорошую идею. Полученный ультиматум вызвал не удивление, а злобную настороженность к своим соседям. Сидон Вайбад придерживался общей точки зрения, поэтому приготовился отражать атаку со стороны ближайшего города. Экстренный совет с ближайшими помощниками должен был помочь найти и устранить возможные недочёты. Лаконичные доклады начальника городской стражи полковника Маилада и капитана звездолёта Зиилея ничего нового не добавили.

— Может, всё же пустим к себе беженцев из прибрежных городов? — задумчиво произнес сидон. — Как-никак, а ополчение усилится.

— По моим сведениям, на Альраи-четыре не дошло до уличных боёв, — столь же задумчиво ответил полковник.

— Не нравится мне идея живого щита.

— Их никто не неволит, — пожал плечами Маилад. — Они сами поставили палатки вокруг города.

— Потом меня обвинят в бесчеловечности. Ты, вот что, прикажи поставить по периметру плакаты, мол, городские ворота для них открыты.

— Я тебе докладывал тысячу раз, не рвутся они под прикрытие фортов.

— Стража пыталась выяснить причины?

— А чего тут выяснять! Крепкие мужчины и женщины, ни стариков, ни детей, им собраться и уйти, что плюнуть.

— Торговцев проверял?

— Пришла только одна грузовая платформа дьяусов. Подозрительных людей или товаров нет.

— Что-нибудь необычное привезли?

— Ничего, если не считать сотни лазерных установок.

— Световые лучи абсолютно безвредны для фортов. Ну а вы, капитан, готовы к воздушным боям?

— Всё шутите, — поморщился Зиил. — Звездолёт в атмосфере превращается в отличную неповоротливую мишень.

— Полноте, ваша задача всего лишь сверху накрыть противника.

— Для этого лучше всего выйти на орбиту, там я смогу контролировать весь континент.

— Опасно, уважаемый капитан, среди нас есть предатель, и в космосе он может нанести вам смертельный удар.

— Зато в атмосфере наш бой будет выглядеть как бокс под водой.

— Понимаю, но другого выхода нет, бронемашинам атаки не угнаться за космическим кораблём.

— Разница в скорости невелика, мой корабль начинает разрушаться в атмосфере при скорости в тысячу километров в час, а ваш гравилёт легко разгоняется до семисот километров в час.

— У него нет брони. Ладно, господа, скоро обед, занимайтесь своими делами.

Сообщение о начале боевых действий на соседнем континенте послужило причиной полного запрета на передвижения вблизи города. Сидон Вайбад закрыл космодром, рынок и городские ворота, кроме того, приказал включить силовые щиты. Некоторые стражники и жители посмеивались и шутили над чрезмерной осторожностью владетеля, но на третий день жителям стало не до смеха. В девять часов утра по фортам начал колотить невидимый молот. Прорывающийся сквозь защитные поля грохот пугал своей необычной мощью. Впрочем, это продолжалось недолго: согласно записи дежурного офицера генераторы силовых щитов продержались не более трёх минут. Полковник Зиил растерянно смотрел, как из генератора защитного поля вытекает ртуть и тут же испаряется с пышущего жаром пола.

— Пошли на обзорную площадку.

Слова сидона вырвали полковника из ступора.

— Что это было за оружие? Приборы не смогли определить даже примерное расположение противника.

— Это оружие победы, которым враг покорит последнюю планету в системе Альраи, — усмехнулся Вайбад.

— Вы что-то знаете?

— Не больше вашего. Однако пора в центральную башню.

— Там сейчас не безопасно, защитного поля больше нет.

— В сложившейся ситуации можно погибнуть и в подвале, зато с обзорной площадки мы поймём логику врагов.

Полковник Маилад невольно поёжился, но послушно двинулся следом за своим сидоном. Он не был фаталистом и не желал бессмысленно рисковать своей жизнью ради досужего любопытства. В зале обороны операторы напряжённо всматривались в показания приборов, которые единодушно утверждали об отсутствии какой-либо угрозы. Столь же безмятежная картина высвечивалась на голограмме тактической обстановки.

— Видишь? — Сидон кивнул в сторону операторов. — Форты на грани уничтожения, а мы так и не узнали, где наш враг.

— Посмотрите на лагерь беженцев! Они укладывают вещи и собираются уходить!

Действительно, пришельцы с побережья собрались в небольшие группы по десять-двенадцать человек. Одни переговаривались через маленькие радиостанции, другие поглядывали на небо, но большинство смотрели на город.

— Их что-то встревожило, но что? — задумчиво произнёс Вайбад.

Ответом на слова послужила серия взрывов. Форты и центральную башню заволокло пылью. Компьютер потерял визуальный контроль и выключил голограмму.

— Господин сидон! — истерично закричал старший оператор. — Мы беззащитны! Враг уничтожил все спикулы и излучатели!

— Полковник! За мной в лифт! Сейчас начнётся самое интересное!

От лифта до края обзорной площадки примерно пятьдесят метров, которые Вайбад пробежал с прытью пятнадцатилетнего юноши. Маилад не отставал, но предусмотрительно держался за спиной своего хозяина. Над фортами еще витали клубы пыли, зато хорошо просматривался идущий на посадку звездолёт. Само снижение больше напоминало замедленное падение, а горизонтальная коррекция в сторону космодрома походила на бессистемные рывки. Через мгновение стала понятна причина столь странного маневрирования. В небе мелькнула желтоватая молния, и у правого борта вспухло беленькое облачко. В следующий миг беспорядочно посыпались обломки обшивки, а сам корабль буквально рухнул вниз.

— Ложитесь! Он сейчас взорвётся! — крикнул полковник.

— Не дрейфь, аварийная посадка под контролем компьютера, а экипажу капец.

Звездолёт рухнул в персиковый сад, что находился в семи километрах от космодрома.

— Возьми бинокль, враги где-то рядом!

— Почему вы так решили? — осторожно спросил Маилад.

— Глянь на беженцев, они явно желают укрыться за стенами фортов.

Действительно, люди резво бежали к городу, а через некоторое время начала вырисовываться очередная странность: они бежали не к воротам, а прямо на стены казематов. Еще не понимая сути разворачивающихся событий, сидон с полковником наблюдали за странными и синхронными действиями. Беженцы с помощью пневмоприсосок быстро перебрались в город, причём каждый отряд оказался у входной двери автономной секции форта. Непонимание продолжалось ещё несколько секунд, за которые к петлям и запорам прилепили странный шнур. Хлопки взрывов выбили двери, в открывшиеся проёмы полетели гранаты, под непонятный стрёкот неведомого оружия захватчики ворвались в святая святых каждого города.

— Вот оно что! — воскликнул Вайбад. — Осталось только узнать имя их хозяина или хозяев.

— Надо бежать, и как можно скорее!

— Бегите, — безразлично ответил сидон. — Я никуда не уйду из своего города.

Полковник что-то сказал, но в этот момент над ними с ужасным шумом пролетела пара крошечных звездолётов.

— Умно, умно, — самому себе сказал Вайбад. — Подобное действие остановит самых ретивых ополченцев.

Внезапно появились боевые машины неизвестной конструкции, одни высаживали десант на улицы и площади, другие — непосредственно на площадку центральной башни. Сидон Вайбад с интересом смотрел на пробегающих мимо солдат, на их вооружение и снаряжение. Странно, очень странно, всё выглядело крайне необычно, оружие вообще не вызывало никаких ассоциаций. Вот один из солдат подошёл к бывшему хозяину города и снял шлем с бронестеклом.

— Я всё понял! — с улыбкой воскликнул Вайбад. — Это не предательство, а захват силами иной звёздной системы!

Перед ним стоял чёрнокожий офицер.

Глава 11 ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

Сергея не могла не порадовать та лёгкость, с которой армия Земли захватывала планеты созвездия Цефей. Агрессивная напористость и изобретательность не давали противнику ни единого шанса организовать какое-либо сопротивление. Правители удельных владений ожидали тра