СЕЯТЕЛИ ТЬМЫ (fb2)


Настройки текста:



Эйсукэ Накадзоно СЕЯТЕЛИ ТЬМЫ

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ

1

1 ноября 196… года в Токио, в одном из изоляторов медицинского факультета университета Тоё, скончался сорокасемилетний сотрудник Научно-исследовательского института микробиологии Кадзуо Убуката. Заботливый уход, неусыпное наблюдение врачей, новейшие средства лечения — всё оказалось тщетным. Больной умер от воспаления лёгких.

Институт микробиологии Каньо был основан известным университетским профессором, который теперь ушёл в отставку. Но когда-то он получил известность как создатель нового антибиотика — симбимицина.

Убуката сильно простудился, однако, несмотря на болезнь, не прекращал своих исследований, пока окончательно не свалился. Это усердие было оценено по достоинству — институт устроил ему пышные похороны.

«В наши дни умереть от воспаления лёгких!.. Интересно, кто его лечил?..» Участники траурной церемонии сочувственно вздыхали. А некоторые язвительно усмехались. Во всём винили врачей: «Недосмотрели, коновалы…»

Впрочем, ничего особенного не случилось. Просто умер человек средних лет. Правда, был он ещё в расцвете сил, полон энергии, и люди, конечно, жалели покойного. Но преждевременная смерть не такая уж редкость в наши дни, и не успеют ещё завянуть венки на могиле Убуката, как он будет забыт.

И скорбь Хироси Кохиямы, который присутствовал, на панихиде в похоронном зале, тоже будет недолгой. Кохияма был репортёром в отделе науки газеты «Нитто». Ему не раз доводилось встречаться с Убукатой, он собирал для газеты информацию о разрабатываемых институтом антибиотиках…

Покойник утопал в венках из жёлтых и белых хризантем. Курились ароматические палочки. Струйки дыма окутывали застывшее суровое лицо, и казалось, что оно постепенно смягчается, становится спокойным и умиротворённым, словно покойный и в самом деле отбывал в нирвану, находившуюся где-то там, на западе, где пламенел осенний закат.

Заметив в толпе Кёити Тэраду из Института фармакологии, принадлежащего фирме Гоко, Кохияма протиснулся к нему и тихо сказал:

— У господина Убукаты такой вид, будто он чем-то очень доволен, не правда ли?

— Н-да… — неопределённо пробурчал: Тэрада.

— А над чем он в последнее время работал? — спросил Кохияма. Казалось, он не замечает подавленного состояния собеседника.

Кохияма пришёл сюда не только отдать последний долг покойному, но и намеревался получить здесь кое-какую информацию для газеты. Он отлично знал, что Институт фармакологии Гоко, где работал Тэрада, тесно связан с Институтом микробиологии, а Тэрада и покойный Убуката были близкими друзьями.

— А вы разве не в курсе дела? — вскинул на него глаза Тэрада.

— Нет, я уже полгода как не встречался с господином Убукатой.

Кохияма сказал правду, он нередко наведывался в Институт микробиологии, но с Убукатой, который работал в лаборатории где-то в полуподвале, действительно давно не виделся. В последнее время Убуката, вероятно, был очень занят, он даже не подходил к телефону. Но в памяти Кохиямы навсегда осталась сутулая фигура в белом халате — Убуката в окружении ассистентов, которые манипулируют с пробирками и колбами в лаборатории, наполненной удушливыми испарениями и запахами.

— Убуката работал над культурой микробов, устойчивых к лекарственным препаратам, — сказал Тэрада.

— Вы, вероятно, имеете в виду патогенные стафилококки, не поддающиеся воздействию пенициллина, или палочки Коха, на которые не действует стрептомицин?

Речь шла о факторе R у микробов. То есть о генах, которым условно дано название R от английского resistance[1].

И Тэрада присоединился к остальным участникам церемонии — надо было поставить свечку. Уже зажгли свечки родственники, представители Инспекции здравоохранения, Министерства просвещения, Института микробиологии и университета. Теперь настала очередь Тэрады, а следом за долговязым Тэрадой двинулся и Кохияма.

Он зажёг курительную свечку и, подержав над ней молитвенно сложенные ладони, повернулся, чтобы поклониться родственникам покойного. У изголовья гроба одиноко стояла молодая девушка в трауре. Она показалась Кохияме до того красивой, что у него захватило дух. Такой красоты он, кажется, никогда раньше не встречал. Даже мимолётного взгляда было достаточно, чтобы заметить, что в её внешности было что-то неяпонское. «Наверняка она только наполовину японка», — подумал Кохияма. Отлично сшитое чёрное траурное платье подчёркивало светлый оттенок кожи.

Неподдельная скорбь читалась на бледном лице девушки. Она ответила на поклон Кохиямы чуть заметным кивком и на мгновение задержала на нём взгляд. И ему показалось, что глаза её с большими чёрными зрачками излучают какой-то необычайный свет. Он ощутил непонятное волнение. Именно непонятное. Она словно притягивала к себе взгляд. И секрет этого колдовства заключался не только в женском очаровании. Что-то трогательное, детски-беспомощное было в этом прекрасном лице. Казалось, ей хочется кому-то пожаловаться, рассказать о своём горе, но она не может на это решиться. Кого она ему напоминает? И тут в его памяти всплыло другое лицо — фотография еврейской девочки Анны Франк, которая долго пряталась от немецких фашистов, а под конец была схвачена и погибла в нацистском лагере смерти в Освенциме. Возможно, эта женщина полуеврейка и смешанная кровь придаёт ей такую прелесть? Острое желание сладкой судорогой пробежало по телу Кохиямы.

— Кто была эта женщина? — спросил Кохияма Тэраду, когда они после похорон зашли в рыбный ресторанчик.

— Это единственная дочь Убукаты — Эмма, — ответил Тэрада.

— Я так и предполагал, но…

— Что «но»? Вас, видимо, интересует роман Убукаты с иностранкой?

— Признаться, да.

Неожиданно Тэрада вспылил:

— А почему, собственно, вас интересует его прошлое? Не годится тревожить память покойного. Я думаю, нам лучше прекратить этот разговор!

— Простите, но мне непонятно ваше раздражение, — удивился Кохияма. — Я ведь без всякой задней мысли. Мне просто захотелось получить представление о жизни покойного. Согласитесь, в этой истории кое-что наводит на размышления. Ведь и вы наверняка слышали о том, что Убуката как будто бы стал жертвой врачебного недосмотра. Все разводят руками: такая масса антибиотиков, а человек умер, словно никаких средств от воспаления лёгких нет и в помине! Не правда ли, странно? И потом, Убуката-сан — человек, несомненно, одарённый и в высшей степени работоспособный, почему же он никак не проявил себя в науке? Ведь, по существу, он так и остался заурядным микробиологом… да, именно заурядным, хоть он и был ответственным сотрудником института.

— Простите мою горячность, — сказал Тэрада. — Я, наверное, неправ. Но мы с Убукатой вместе учились на медицинском факультете в Мукденском университете и были с ним довольно близкими друзьями. Мне сейчас трудно о нём говорить.

— Да, но говорить о покойном — ещё не значит перемывать ему косточки, — возразил Кохияма и тут же пожалел об этом: зря он проявляет такую назойливость, ведь его, собственно, интересует не сам Убуката, а его дочь!..

Тэрада поставил пустую рюмку на стол и рассеянно посмотрел на своего собеседника. Почему Убуката не сделал карьеры? Наверное, по той же причине, что и он сам. Они слишком далеко отошли от главного направления в науке. Их молодость, их интерес к науке навеки похоронены в Маньчжурии, бывшей когда-то предметом их грёз. Потеряв своего старого друга, теперь он, кажется, окончательно это осознал…

Тэрада снова рассеянно взглянул на Кохияму и сказал:

— Завтра я собираюсь побывать на квартире покойного. Вы не заглянете туда?

— Завтра?.. К сожалению, я буду занят в редакции.

— Мне, собственно, придётся работать там в течение нескольких дней, — сказал Тэрада и как бы в пояснение добавил: — Я должен помочь Сотрудникам института разобрать архив Убукаты и привести в порядок исследовательские материалы.

— Послезавтра я обязательно с вами поеду, — ответил Кохияма. — А что это за материалы? Над чем всё-таки работал Убуката-сан?

— Я вам, кажется уже говорил. Он изучал культуру микробов, устойчивых к лекарственным препаратам.

— Да, вы об этом говорили, но…

— Да, да, — торопливо добавил Тэрада, — это было темой его научной работы. Точнее, он занимался генетическим исследованием устойчивых к лекарственным средствам кишечных палочек.

И Тэрада. решив, по-видимому, что такой ответ избавляет его от дальнейших расспросов, принялся за овощи. Покончив с едой, он повернулся к окну, за которым блестел канал, маслянисто-зеленоватый в неоновом свече.

На лице Тэрады появилась горькая улыбка, и Кохияма подумал: «Может быть, и его смущает мысль, что кишечная палочка не имеет никакого отношения к воспалению лёгких?..»

2

— Эмма Убуката работает манекенщицей в ателье мод, — швырнув карандаш на стол, сказала Нобуко Маэдо. — Её мать была из русских белоэмигрантов. Портреты Эммы не раз помещались в еженедельнике «Трибуна нового человека».

Штат отдела науки газеты «Нитто» состоял из четырёх человек, включая заведующего отделом Сомэю. Они занимали уголок в огромной редакционной комнате и сидели друг против друга, поставив свои столы прямоугольником. Сегодня Цурумато — старейший сотрудник отдела — заболел и не явился в редакцию, и еженедельную полосу научных новостей пришлось готовить троим: Сомэе, Кохияме и Нобуко Маэдо.

— Она пользуется такой известностью? — удивился Кохияма.

— Нет, об известности говорить ещё рано, — ответила Маэдо. — Но ведь сейчас такая мода на метисок! Вот она и выплыла на этой волне. У неё красивые глаза, гибкое, как у пантеры, тело, она бесстрашна, даже дерзка, знает иностранные языки. Вы непременно влюбитесь в неё, Кохияма-сан, она в вашем вкусе.

— Возможно, — усмехнулся Кохияма, стараясь скрыть своё смущение.

Начни этой женщине возражать, она обрушит на тебя словесный поток. Повернувшись к Сомэе, он спросил:

— Вы что-нибудь слышали о факторе R?

— Ты хочешь писать об этом в заметке, посвящённой Убукате? — вместо ответа спросил Сомэя.

— Нет, в заметке я лишь укажу, что это было темой его исследований.

— Ну, большего пока и не требуется, — сказал Сомэя. — Нашу полосу читают специалисты, а им нужна квалифицированная научная информация. Разберёмся сами, тогда и напишем подробнее.

— Согласен. Тем более что какими бы устойчивыми кишечные микробы ни были, не можем же мы написать, что они вызвали пневмонию.

Оба улыбнулись.

— О факторе R я кое-что слышал, — сказал Сомэя. — Это носитель наследственности в так называемых эписомах. Открытие принадлежит японским учёным: Анибе из Токийского императорского университета, Отиаи из инфекционной больницы в Нагое, Ватанабэ из университета Кэйо, Накатани из Института экспериментальной медицины и Мицухаси из Гуммского университета. Возможно, это не все, но, во всяком случае, именно они — один за другим — первыми объявили о своём открытии.

Во время войны Сомэя был мобилизован и послан на фронт санитаром. Сразу после окончания войны он стал работать корреспондентом отдела науки и за эти годы приобрёл такие знания, о которых начинающие медики или фармаколога могли только мечтать. В редакционных кругах его даже прозвали «ходячей медицинской энциклопедией». По своим знаниям он вполне мог бы занимать высокий административный пост в органах здравоохранения или в высшей аттестационной комиссии, но он предпочитал оставаться в газете. Многие из его сверстников считали Сомэю неудачником, а молодые журналисты посмеивались над ним, называя за глаза «упрямым чудаком» и «вечным санитаром». Но он был одним из тех журналистов божьей милостью, которые беззаветно преданы своему делу.

Кохияма работал весьма старательно, он собирал для газеты главным образом информацию по медицине и новейшей фармакологии, однако темы для статей, как правило, подсказывал ему всё тот же Сомэя.

— Вашей осведомлённости, Сомэя-сан, можно позавидовать, — проговорил Кохияма. — Скажите, во время войны вы тоже были в Маньчжурии, не так ли?..

— Ты хочешь спросить, не встречался ли я там с Убукатой? Нет. Правда, он учился в Мукдене, но к тому времени он уже окончил университет и, возможно, стал «его благородием военврачом». Я же был рядовым, и к тому же нашу часть всё время перебрасывали с места на место: из Дайрена[2] в Мукден, из Мукдена в Синьцзин, потом в Харбин. А в конце войны меня неожиданно направили санитаром в пограничный отряд, стоявший в Хуцуне, на северо-востоке Маньчжурии. И вот оттуда-то, не успев даже осмотреться, и угодил прямо в Сибирь.

До сегодняшнего дня Кохияма как-то всегда забывал, что Сомэя участвовал в войне и побывал у русских в плену. Он никогда об этом не расспрашивал своего шефа. Но сегодня был особый день.

Странные люди это среднее поколение! Чертовски работоспособные, умные и по большей части добрые, порой даже чересчур добрые. Но иногда они вдруг поворачиваются к тебе другим своим лицом и кажутся тогда непонятными, загадочными, а подчас даже страшными. Как проявило себя на войне поколение Убукаты, Тэрады или даже Сомэи? Сколько на их совести убитых или искалеченных людей? Когда Кохияма думал об этом, его охватывало смешанное чувство страха и отвращения.

Кохияма считал, что его поколение тоже кое-что испытало. Его студенческие годы совпали с годами борьбы против так называемого договора безопасности. Окончив английское отделение литературного факультета университета Кэйхоку, он целый год не мог никуда устроиться. И вовсе не потому, что был активистом Всеяпонского студенческого союза, а просто потому, что литературный факультет университета считался главным опорным пунктом этой организации. Только год спустя ему удалось поступить на работу в «Нитто».

Но он не слишком горевал от того, что целый год вынужден был просидеть без дела. Втайне он скорее даже гордился этим.

Люди, живущие в одно и то же время, на самом деле часто переживают разные эпохи, и подчас им трудно понять друг друга. Бывают моменты, когда это особенно остро чувствуется. Именно такой момент переживал сейчас Кохияма.

— А вы знаете Кёити Тэраду из Института фармакологии Гоко? — спросил он.

— Тэраду?.. Позволь, позволь… — Сомэя задумался.

— По его словам, они с Убукатой однокашники, вместе учились в университете в Маньчжурии.

— Ты как будто задался целью вызвать духов сороковых годов, — усмехнулся Сомэя. Он снял очки, близорукие глаза часто замигали. Такая у него была привычка, когда он задумывался или старался что-либо вспомнить. — Подожди! Был у нас в Сибири, в Чите, солдат по фамилии Тэрада. Однажды утром его неожиданно вызвали к начальству, и больше он не вернулся. Позднее я слышал, что был он офицером медицинской службы, подозревался как военный преступник, а в лагере скрывался под видом рядового солдата.

— А в чём конкретно его подозревали?

— Не помню. Впрочем, имя у того было другое: не Кёити, а Киёси. Возможно, это совсем не тот, о ком ты спрашиваешь. Тот был человек мрачный, неразговорчивый… увлекался поэзией. Родом он был из Маэбаси и особенно почитал он своего земляка поэта Хагивару. Вечно бормотал его стихи. Фамилия Тэрада не такая уж редкая, наверное, именно поэтому я хорошо её запомнил.

На другой день Кохияма встретился с Тэрадой возле станции электрички «Парк Инокасира»

— Так, значит, в Сибири, в Чите… — с места в карьер начал Кохияма.

У Тэрады от удивления поползли кверху брови.

Осеннее солнце уже клонилось к закату, и его лучи ярко освещали побелённые стены маленького вокзальчика, полосатые красно-синие тенты лавок, телефонные будки. Но эстакаде прогромыхала электричка. Тэрада медленно шагал впереди, словно следуя за своей собственной тенью.

— …Говорят, что вы там часто читали стихи Хагивары?

— Я и сейчас кое-что помню из его стихов, — спокойно ответил уже вполне овладевший собой Тэрада. — Вот, например:


По надземной дороге поезд бежит

Мысли за ним устремляются вслед.

Но остывшее сердце молчит,

Пусто на сердце, в нём отзвука нет.


— Недурно, — с иронической улыбкой заметил Кохияма.

— Или вот ещё:


Осень. Перекрёсток сверкает в закатных лучах.

Экипажи катят по мостовой…

Я в шумной толпе, но кажется мне.

Что я уже мёртвый, что я не живой.


Позвольте, — перебил его Кохияма, — но ведь того Тэраду, кажется, звали иначе. Его имя было Киёси…

Кохияме представился Тэрада в сибирском лагере военнопленных. Вот он стоит на заснеженной земле у колючей проволоки и бормочет стихи, возможно, в них он изливал свою тоску по родине.

— Я тогда переменил имя, — неожиданно ответил Тэрада.

— Переменили?

— Да. Не я был первый, не я последний. В своё время меняли имена и Като Киёмаса, и Кусуноки Масасигэ, и Кацура Когоро[3]. К тому же у меня были для этого очень серьёзные основания. Бывает, правда, что голову спрячешь, а зад торчит. Но мне нужно было во что бы то ни стало скрыться под чужим именем. Ведь я служил в 731-м отряде.

— В отряде Исии? — воскликнул ошарашенный Кохияма.

Тэрада сказал об этом с удивительным спокойствием, словно дело касалось не его, а кого-то другого. Отряд Исии! Слухи об этом отряде, сформированном во время войны, ходили до сих пор, и вряд ли кто-нибудь из журналистов, так или иначе соприкоснувшихся с медициной, ничего о них не знал.

Отряд Исии назывался ещё Управлением водоснабжения и профилактики Квантунской армии. Был он также засекречен под названиями «отряд Того», «отряд Камо» и, наконец, 731-й отряд.

Начальник отряда генерал-лейтенант медицинской службы Сиро Исии — изобретатель так называемого фильтра Исии, который, как считалось, имел огромное значение для водоснабжения в полевых условиях. Это было приспособление для очистки воды, где использовалась особая фильтровальная пластина, изготовленная из обожжённого диатомита. Любую грязную воду фильтр Исии превращал в чистую, пригодную для питья. Говорят, что в цистернах для воды, которыми в настоящее время пользуются Силы обороны[4], также применяется фильтр Исии. Однако свою известность отряд Исии получил отнюдь не в связи с этим изобретением.

Печальной славой своей отряд Исии обязан тому, что его задачей было производство бактериологического оружия. Создан он был в 1930 году, сразу же после маньчжурских событий. В составе Квантунской армии он назывался 731-м отрядом, которым командовал Сиро Исии — не только изобретатель знаменитого диатомитного фильтра, но и инициатор применения бактериологического оружия. Отряд занимался тем, что готовил для бактериологической войны культуры болезнетворных бактерий.

Но не только поэтому об отряде Исии до сих пор говорили со страхом, была ещё и другая причина. Когда Советский Союз объявил Японии войну и неизбежность поражения империи стала очевидной, главная база отряда, расположенная в предместье Харбина, была взорвана, а несколько сот заключённых, на которых производились опыты, были отравлены или расстреляны, а трупы их сожжены. А ещё раньше такой же эксперимент проводился над тремя тысячами заключённых, и улики, конечно, тоже были уничтожены.

В отряде насчитывалось около трёх тысяч человек военнослужащих и вольнонаёмных. Но из опасения, что за совершённые преступления может последовать возмездие, большая часть личного состава была срочно демобилизована и направлена на родину ещё до того, как Квантунская армия вступила в соприкосновение с советскими войсками. Таким образом, всем, кто служил в 731-м отряде, удалось уйти от ответственности, скрыть своё преступное прошлое, впоследствии эти люди стали работать в лечебных либо в научно-исследовательских учреждениях, органах здравоохранения, в фармацевтических фирмах. Незаметно они растворились в общей массе, и об отряде, вселявшем ужас во время войны, осталось лишь жуткое предание.

— Говорят, что генерал Исии раньше всех удрал на самолёте домой? — помолчав немного, спросил Кохияма.

— Для меня Маньчжурия была второй родиной, — с дрожью в голосе отвечал Тэрада, — поэтому я отказался от своего права в числе первых вернуться на родину и из Харбина уехал в Мукден. Тем временем туда вступили советские войска. Стали вылавливать разбежавшихся японских солдат, меня тоже взяли в плен. В городе свирепствовали эпидемии, я не мог не оказать помощь больным, меня и сцапали. Скрыть фамилию я не сообразил, изменил только имя и выдал себя за рядового солдата санитарной службы. Но избежать плена всё равно не удалось.

Они поднялись по пологому склону и оказались позади парка Инокасира, знаменитого своей рощей гигантских криптомерии. Здесь было тихо, огромный, шумный Токио с его бесконечным потоком пешеходов и машин, с его шумом и автомобильными катастрофами, казалось, был далеко. Крутые улицы, поднимавшиеся в гору и сбегавшие вниз, были пустынны. Лишь изредка проедет на машине кто-нибудь из местных жителей или промелькнёт автофургон, доставляющий товары на дом. И снова тишина: ни лязга трамваев, ни автомобильных гудков.

Тэрада умолк и остановился у ворот двухэтажного бетонного дома окружённого белой каменной, оградой. Ворота были массивные, дубовые. Такие сейчас редко встретишь. На воротах висела табличка: «Дом сотрудников Института микробиологии Каньо».

С хмурым видом Тэрада открыл калитку. Следом за ним вошёл Кохияма. Двор оказался неожиданно большим. Похоже было, что, кроме жилого дома, здесь собирались строить ещё какое-то здание: в глубине двора лежали аккуратно сложенные бетонные блоки. Светло-серый дом отчётливо выделялся на фоне тёмной зелени парка, расположенного позади. Фасад украшали великолепные подъезды в современном европейском стиле. В каждом подъезде было, по-видимому, не более двух довольно больших квартир.

Подойдя к двери с табличкой «Убуката» и нажав на кнопку звонка, Тэрада повернул к Кохияме бледное как полотно лицо и быстро проговорил:

— То, что я вам сегодня рассказал, Кохияма, — это всё в прошлом. Но, возможно, вас ждут ещё и не такие неожиданности.

Кохияма улыбнулся, но ему вдруг почему-то стало не по себе. Однако взволновали его не столько странные слова Тэрады, сколько предстоящая встреча с Эммой.

— А, Тэрада-сан! — Дверь им открыл молодой человек в очках, с узким нервным лицом, он был в белом халате, по-видимому сотрудник Института микробиологии Каньо. Увидев за спиной Тэрады незнакомого мужчину, он удивлённо вздёрнул тонкие брови.

В квартире стоял сильный запах какого-то лекарства. Молодой человек и Тэрада говорили о чём-то шёпотом. Затем Тэрада громко сказал:

— Итак, Кохияма-сан, я полагаюсь на ваше обещание: о делах, связанных с исследованиями покойного, никому ли слова.

— Конечно, — поспешил ответить Кохияма. — Ведь на этом условии вы меня и взяли с собой.

Никакого обещания Кохияма, разумеется, не давал, но сейчас он не мог ничего иного ответить Тэраде.

Из передней они прошли в комнату. Резкий запах креозота чувствовался здесь ещё сильнее. Комната, в которой стоял рояль, походила на гостиную. В глубине сидел мужчина, тоже в белом халате. Он перелистывал какие-то бумаги: по-видимому, это были бумаги покойного. Рядом с ним с задумчиво-рассеянным видом сидела Эмма. Она подняла на вошедших большие чёрные глаза, в которых стояли слёзы, и молча ответила на поклон.

— Сегодня наконец стало известно, отчего умер Убуката, — склонившись к Кохияме, прошептал Тэрада.

— А он умер не от воспаления лёгких?

— Это было очень похоже на воспаление лёгких. Очень. Но оказалось совсем другое!

— Что же именно?

— Лёгочная чума.

— Чума?! — Поражённый, Кохияма так и застыл на месте с раскрытым ртом.

3

— Это вы и имели в виду, когда обещали мне «ещё и не такие неожиданности»? — переведя наконец дух, раздражённо спросил Кохияма. Он пристально всматривался в длинное, костлявое лицо Тэрады, но на нём трудно было что-либо прочесть.

— Я это предполагал, но точно ещё ничего не знал, — ответил Тэрада.

— Раз вы предполагали, следовательно, вам было известно, как сюда попала инфекция?

— Нет, это ещё предстоит установить.

Тэрада взял из стопки книг, лежавших на столе, какой-то том и стал его перелистывать. Книга в тиснённом золотом переплёте — «Основы иммунологии». Быстро отыскав какое-то место, он ткнул в него пальцем и кивком подозвал Кохияму. С трудом разбирая мелкий, густо набранный шрифт, Кохияма с раздражением начал читать: «В Азии и Африке с чумой не покончено ещё и поныне. Насчитывается пять мест, считающихся «родиной» Чумы; отсюда заболевание распространяется, проникая в соседние, а затем и в отдалённые страны. Места эти следующие: в Африке — Уганда, расположенная в верховье Нила; там же в своё время была обнаружена палочка Коха; в Азии — районы у подножия Гималаев: китайские провинции Юньань и Тибет; северная часть Индии и некоторые районы Монголии».

— Вы хотите сказать, что господин Убуката заразился чумой, занесённой из далёких краёв?

— Это простейшее объяснение.

— Как же так? Я, разумеется, не специалист, но по моим понятиям морские границы Японии создают возможность обеспечить надёжный заслон. Как же всё-таки инфекция смогла проникнуть в Токио? Это же очень серьёзно…

— Возможно, инфекция и не принесена извне…

— Но вряд ли Убуката использовал чумную бациллу для своих экспериментов!..

— Убуката занимался генетическим исследованием кишечной палочки, стойкой к лекарственным препаратам. Не исключено, что тут не обошлось и без чумной бациллы, — невозмутимо продолжал Тэрада.

— В таком случае чума может гнездиться даже здесь, в этой квартире!..

— Как бы то ни было, никто из нас в течение ближайших десяти дней не выйдет из этого дома. Продукты и всё необходимое будут доставляться сюда, институт возьмёт на себя все расходы, — заявил Тэрада с абсолютно бесстрастным лицом.

— Позвольте, это же чёрт знает что! — воскликнул Кохияма.

— Но ведь это в ваших же интересах, — спокойно ответил Тэрада. — Сюда ежедневно будет приезжать для осмотра врач из клиники. Если не принять вовремя меры или эти меры окажутся недостаточны, девяносто процентов заболевших чумой умирают. А так есть надежда на спасение.

— Есть надежда на спасение? — зло усмехнулся Кохияма. — Вы говорите так, словно у всех у нас уже чума.

— Но поймите простую вещь: вы находитесь в квартире, где человек заболел чумой. Правда, помещение уже продезинфицировано. Но если вы заразились, то необходимо дожидаться конца инкубационного периода.

— Чудовищно! Как же вы, заведомо зная обо всём, даже не попытались отговорить меня! Наоборот, вы даже пригласили меня сюда.

— Очень просто. Вы так настойчиво интересовались личностью покойного и его исследованиями, что я волей-неволей пошёл у вас на поводу.

В словах Тэрады были явные противоречия. С одной стороны, он будто бы не знал раньше об истинной причине смерти Убукаты. А с другой — он почему-то предупредил Кохияму, что его «ждут ещё и не такие неожиданности». Сейчас же он заговорил об интересе Кохиямы к исследованиям покойного Убукаты, явно желая как-то оправдаться.

В конечном счёте Кохияма оказался, по существу, под домашним арестом. По телу побежали мурашки. Уж не нарочно ли Тэрада заманил его в ловушку? Но с какой целью?

— В таком случае я должен немедленно связаться с редакцией, — сказал Кохияма.

— К сожалению, это невозможно.

— Как?! — возмутился Кохияма. — Если уж мне нельзя уйти, я должен по крайней мере хоть объяснить причину своего отсутствия. Я, правда, всего-навсего репортёр, но я должен…

— К сожалению, это невозможно, — не меняя тона, повторил Тэрада.

— Позвольте, это становится похоже на какую-то скверную шутку. Чума — одна из самых страшных болезней, дающих, по официальной статистике, наиболее высокий процент смертности! Врачи обязаны немедленно сообщать о такого рода заболеваниях. И вообще необходимо как можно шире информировать население об этом!

— Долг врача — изолировать больного, подвергнуть карантину всех подозрительных, не допускать общения с теми, кто ухаживал за больным, произвести дезинфекцию, — невозмутимо проговорил Тэрада.

— Тем более вы не должны возражать против того, чтобы я позвонил в редакцию.

— Я, мой дорогой, в данном случае забочусь о репутации Убукаты.

— Какой же ущерб репутации покойного может причинить сообщение в газете о действительной причине его смерти? Не понимаю!

— Поговорка гласит. «Пусть мёртвый мирно в гробе спит…»

Было очевидно, что Тэрада хотел отмахнуться от назойливых расспросов Кохиямы, хотя, возможно, и сам сознавал убедительность его доводов.

Кохияма посмотрел на Эмму, которая молча слушала их спор. Поймав на себе взгляд Кохиямы, она умоляюще посмотрела на него.

— И вы такого же мнения? — спросил, обращаясь к ней, Кохияма.

— Я не знаю, какую цель ставил перед собой отец, и, чтобы узнать это, я решила действовать, как велят эти господа.

Она была в красном вязаном платье. Сейчас в ней больше не было той строгой величавости, которую придавал ей траур, она казалась удивительно нежной, мягкой и доступной. Чувствовалось, что ей хочется как-то разрядить гнетущую атмосферу, отогнать от себя печальные мысли. Как ни странно, яркий наряд лишь ещё больше подчёркивал выражение беззащитности на её лице.

— В этом доме, — снова заговорил Тэрада, — живут три семьи, четвёртая квартира сейчас пустует. По приказу директора института все находящиеся в доме люди с сегодняшнего дня и до конца карантина прекращают общение с внешним миром. И все дали на это согласие.

— Но я-то своего согласия не давал! — резко возразил Кохияма. — Вы, кажется, хотите замять это дело с чумой! Опасная затея!

Но тут к нему подошёл тот самый молодой человек в очках и белом халате, который открыл им дверь. В руках у него была металлическая тарелка со шприцем.

— Я Катасэ, бывший ассистент доктора Убукаты, — представился он. — Я должен сделать вам прививку.

— Прививку? — Кохияма вздрогнул. — Против чумы?

— Да. Это противочумная сыворотка. Необходимое, неотложное средство, если есть подозрение, что начался инкубационный период. Вводя эту сыворотку, мы создаём пассивный иммунитет. Кроме того, делается предохранительная прививка Хавкина[5]. Эта вакцина состоит из убитых чумных палочек, она способствует образованию активного, длительного иммунитета.

Катасэ поднял шприц, как бы приказывая Кохияме приготовиться к уколу. После минутного колебания Кохияма снял пиджак и закатал рукав рубашки. Катасэ резиновым жгутом стянул ему руку выше локтя, нащупал вену, протёр кожу ваткой, смоченной в спирте, и ввёл шприц. Кохияма почувствовал лёгкий укол, как при обычном внутривенном вливании.

На руке с набухшими голубыми жилками возле жгута осталось красное пятнышко. Вид этого пятнышка подействовал на него отрезвляюще.

Тем не менее он пока ещё не отказался от своего намерения позвонить в редакцию и во что бы то ни стало вырваться из этого дома.

— А себе вы сделали прививку? — спросил он, переходя в контратаку.

— Да, — ответил Катасэ, — всем здесь сделана прививка несколько дней назад. А некоторым уже тогда, когда у доктора Убукаты появились первые подозрительные симптомы. Я уже сказал, что инкубационный период длится от двух до шести дней.

— Поэтому в качестве предупредительной меры устанавливается десятидневный карантин, — официальным тоном объявил Тэрада. — Если, к счастью, за это время никто не заболеет, можно будет снять карантин через неделю.

Кохияме вдруг стало страшно. Чума! Нет, его пугали не её своеобразные признаки, из-за которых она получила название «чёрная смерть».. Но эта неизвестность, эта внезапность, это коварство. Скорее, именно это больше всего пугало его.

ЧУМНОЙ ИЗОЛЯТОР

1

Началась странная жизнь. Иначе, как странной, её нельзя было назвать.

Дом Института микробиологии Каньо, расположенный по соседству с парком Инокасира, сотрудники в шутку называли «загородной виллой». И вот эта «вилла» внезапно превратилась в чумной изолятор. В секретный, тщательно скрываемый от всех изолятор.

Прочные дубовые ворота были на крепком запоре. Открывались они через каждые два дня, чтобы впустить во двор закрытый институтский пикапчик, на котором доставлялись продукты. Кроме того, ежедневно в три часа пополудни приезжал врач Канагаи из инфекционного отделения университетской клиники. Канагаи вылезал из малолитражки, которую он водил сам, торопливо нырял в калитку, как только её открывали, входил в дом и, проведя осмотр всех его обитателей, возвращался назад.

И приезды институтской машины, привозившей продукты, и визиты доктора Канагаи хранились в тайне.

Таким образом, по существу дом стал как бы крошечной колонией, не имеющей никаких сношений с внешним миром.

Напротив дома была маленькая протестантская церковь, где, кроме воскресной службы, верующие по вечерам собирались на вечернюю молитву. По обеим сторонам улицы тянулись особняки. Сразу же позади институтского дома начинался парк Инокасира. Предполагаемым посетителям дома было заранее отказано. А неожиданным гостям и знакомым, которые могли вдруг появиться, ассистент Убукаты должен был сообщать, что сотрудник к которому они направлялись уехал в длительную командировку.

Первое время Кохияма чувствовал себя в этом доме как во вражеском стане, другие же были здесь старожилами и безропотно подчинялись строжайшим правилам. Он никак не мог свыкнуться с мыслью, что ему не удастся связаться по телефону с редакцией и переговорить с Сомэей.

В доме были всего две телефонные розетки: одна внизу, в коридоре, другая на втором этаже, в кабинете покойного Убукаты. Тэрада унёс единственный телефонный аппарат в кабинет и запер его, строго следя, чтобы никто не воспользовался телефоном.

Кохияма уже отказался от своего намерения убежать отсюда. Пятнышко, оставшееся на его руке после прививки, заставило его понять неизбежность карантина, и к тому времени, когда оно исчезло, Кохияма решил, что, если уж он остался здесь, нужно во что бы то ни стало набраться хладнокровия и внимательно следить за ходом событий, чтобы можно было потом дать точную оценку всему происходящему. Конечно, хорошо бы позвонить в редакцию. Но поверит ли ему Сомэя? Скорее всего, разговор будет выглядеть так:

— Сомэя-сан, случилось нечто невероятное.

— А что же именно?

— Я взят под подозрение как бациллоноситель чумы и нахожусь под строгим надзором!

— Ни с того, ни с сего? Что за вздор!

— Да поймите же, речь идёт о чуме!

— Погоди, приятель! Чума в Японии? Это какая-то фантасмагория! Правда, в тысяча восемьсот девяносто девятом году в районе Осака и Кобэ действительно была вспышка чумы и около ста человек умерло, да ещё в 1903 и в 1915 году было отмечено несколько случаев в Токио и Иокогаме. Но с тех пор у нас ничего подобного не было. Нет, с чумой у нас давно покончено. Приезжай-ка лучше в редакцию и загляни в справочный отдел.

— Вы ошибаетесь. Случай чумы недавно зарегистрирован в Токио. Возникла серьёзная опасность, о которой ещё никто не знает.

— Что за ерунда? Откуда эта утка? Ты, видно, клюнул на какую-то дешёвую сенсацию? А ты не пьян?

— Сомэя-сан, выслушайте меня!

— Кохияма, у меня полно работы, и мне некогда шутить. Из Инспекции здравоохранения не поступило никакой информации.

Обычно Сомэя строго следил за тем, чтобы информация была добротной и достоверной, и никаких домыслов и сомнительных сообщений в газете не допускал. Нет, звонок в редакцию ничего не даст, только нарвёшься на скандал с Тэрадой, и неизвестно, чем это может кончиться…

Однако Кохияма в конце концов всё же позвонил в редакцию. Правда, звонил он в присутствии Тэрады.

— Я простудился и неважно себя чувствую, — сказал Кохияма, — возможно, немного устал. Разрешите мне взять отпуск на недельку!

— А вернее, малость перепил? — засмеялся Сомэя. — Ну, да ладно. Отпуск так отпуск!

— Я непременно представлю медицинскую справку.

— Ну что ж, будем рады снова тебя лицезреть. Кстати, появился Цурумото, так что мы здесь управимся без тебя. Поправляйся! — И Сомэя положил трубку.

В свой пансион Кохияма звонить не стал. Как-нибудь обойдётся. На худой конец, если через неделю хозяин откроет его комнату и убедится что жильца дома нет, он наверняка решит, что тот уехал в очередную командировку. Никаких подозрений у хозяина, по-видимому, не возникнет.

— Спасибо, Кохияма. Я рад, что вы с нами заодно, — сказал Тэрада.

— А вы по-прежнему не доверяете мне?

— Не совеем так. Вы ведь представляете себе, какая трагедия разыграется, если в Токио вспыхнет эпидемия чумы, подобная той, которая была в 1903 или 1915 году. Вам известно, что в 1901 году в Маньчжурии от чумы погибло свыше десяти тысяч человек?

— Но ведь с 1926 года в Японии, как я слышал с чумой начисто покончено, — возразил Кохияма.

— Ого! Вы неплохо осведомлены! Однако не следует забывать, что в соседних странах эпидемии возникали и в послевоенные годы. Не успела кончиться война, как была зарегистрирована вспышка чумы и Маньчжурии, затем во время войны в Корее. В настоящее время, согласно данным WHO[6], чума свирепствует в Южном Вьетнаме.

— В Южном Вьетнаме?

— Да. Вот, не угодно ли взглянуть? — Тэрада держал в руках английское издание «Бюллетеня международной службы карантина» от 26 августа 196… года. — Тут список районов распространения эпидемии. Посмотрите по карте.

И Тэрада протянул Кохияме карту Индокитая, вырванную из атласа мира. На нём кто-то красным карандашом галочками отметил пункты, поражённые чумой. Всё побережье Южного Вьетнама было усеяно этими галочками. Вдоль стратегического шоссе № 1 с юга на север тянулись населённые пункты: Сайгон, Далат, Нья-Транг, Нинь-Хо, Куй-Нёнг, Бинь-Динь… Все эти названия часто мелькали в военных сводках иностранных телеграфных агентств и сообщениях спецкорреспондентов.

— Кто сделал эти пометки? Убуката-сан?

— Да, — торопливо ответил смущённый Тэрада. — Как видите, он интересовался всем на свете.

— Но зачем ему понадобилось это?

— Не знаю. Я нашёл карту на его письменном столе. Парадоксально другое. Не исключено, что как раз в то время, когда он отыскивал на карте Индокитая районы распространения чумы, он уже был болен чумой.

— Вы, наверное, хотите мне внушить, что чума может распространиться и в Японии?

— Разумеется, — ответил Тэрада. — Такая опасность существует, и всякая беспечность на сей счёт могла бы привести к печальным последствиям.

— И всё-таки я не вижу никакой связи между этой картой и кончиной господина Убукаты. Как вы объясняете его интерес к распространению чумы в Южном Вьетнаме?

— Что же тут объяснять! — сказал Тэрада. — Убукату, как микробиолога, могла заинтересовать любая инфекционная болезнь.

— Вы довольно ловко уходите от ответа. И всё-таки интерес к проблеме распространения чумы исследователя, который в конечном счёте сам умер от этой болезни, вряд ли можно считать случайным.

Тэрада ничего не ответил. Он молча забрал у Кохиямы брошюру и карту и ушёл наверх, в комнаты покойного Убукаты.

Это была первая и чуть-чуть смешная размолвка, происшедшая в чумном изоляторе, но именно тогда Кохияма и решил выяснить, чем занимается Тэрада, запираясь в кабинете покойного Убукаты.

2

На второй день произошло ещё одно событие.

Кохияма спал на диване в гостиной и вдруг проснулся от крика. Это был крик ужаса, без сомнения.

Кохияма сбросил одеяло и вскочил с постели. Он не сразу понял, откуда несётся крик. Дверь гостиной выходила в коридор, в конце которого была лестница, ведущая на второй этаж. В глубине коридора, против лестницы, находилась комната Эммы. Когда-то её спальня находилась на втором этаже, против кабинета отца. Но постепенно отец занял весь второй этаж, а Эмма переселилась на первый.

Сообразив наконец, откуда доносится крик, Кохияма побежал на кухню. Он увидел Эмму, которая с бледным как полотно лицом застыла на месте, оцепенев от ужаса.

— Что случилось?

— Вон, вон там! Посмотрите! — Дрожащей рукой Эмма указывала куда-то в угол комнаты.

Кохияма увидел большую дохлую крысу. Это была так называемая водяная крыса. Поблёскивая чёрной иглистой шерстью, она лежала на гладком кафельном полу, распластав своё длинное тело и выпучив погасшие маленькие глазки. Из раскрытого рта текло что-то грязное и липкое. Кохияма содрогнулся от омерзения.

— Чего доброго, сказал он, — эта тварь и была переносчиком чумы. Позову-ка я Тэраду.

Но звать Тэраду не пришлось. Он спал тоже в гостиной, по-видимому, встал очень рано и тут же ушёл в кабинет Убукаты. Вероятно, услышав крик Эммы, и он поспешил ей на помощь. На лестнице раздались его торопливые шаги.

— В чём дело? — обратился он к Эмме, едва появившись в дверях. — Что ты пугаешь людей?

Прибежали ещё два сотрудника, ночевавшие в соседней, прежде пустовавшей квартире. Это были Катасэ и Муракоси. Муракоси молчаливый Мужчина лет тридцати пяти, он работал над проблемой борьбы с цуцугамуши[7], возбудителем которой является одна из разновидностей риккетсий, особой группы микроорганизмов, занимающей промежуточное положение между бактериями и вирусами.

— Это же только одна крыса, а их в Токио насчитывается тридцать миллионов! — возбуждённо заговорил обычно спокойный Муракоси.

— Тридцать миллионов? В три раза больше, чем столичных жителей?

— Да, Кохияма-кун[8], — ответил Тэрада. — Строго говоря, чума — это крысиная болезнь. Её переносчиками являются дикие грызуны. Вы, возможно, слышали, что чумная бацилла, открытая в тысяча восемьсот девяносто четвёртом году нашим учёным Сибасабуро Китадзато в Гонгконге, была обнаружена в организме так называемой индийской блохи, паразитирующей на теле крысы. Обычно эпидемия чумы протекает следующим образом: сначала чума поражает крыс, и через два-три дня огромное количество дохлых крыс появляется в домах и на дорогах; вслед за этим эпидемия начинает свирепствовать среди людей. Таким образом, если в Токио начнётся повальная гибель крыс, это предвещает ужасную катастрофу.

— Напрасно вы волнуетесь, — обратился к Эмме ассистент Катасэ. — В водосточной канаве возле дома сколько угодно дохлых крыс. Их травят нефтяной эмульсией, вот они и дохнут. Вчера я открыл люк и увидел там штук пять дохлых крыс… толстые, вздувшиеся…

— Фу, перестаньте! — вздрогнула Эмма, закрыв лицо руками.

— Ну что ж, сейчас мы этой красавице устроим похороны, — усмехнулся Катасэ и шагнул в угол кухни.

— Погодите, Катасэ-кун, — остановил его Тэрада. — Это любопытный экземпляр. Я сам её заберу.

Голыми руками он схватил крысу за ухо и скрылся за дверью.

— Вот это, пожалуй, зря… — тихо сказал Катасэ.

— А что он собирается делать? — спросил Муракоси.

— Наверное, вскроет, сделает анализ, только вряд ли он обнаружит чумную бациллу, а впрочем…

Понизив голос до шёпота, Катасэ и Муракоси принялись что-то обсуждать.

Между этими двумя и Тэрадой, по-видимому, существовали какие-то разногласия. Они то и дело спорили относительно того, как лучше обобщить исследовательские данные, полученные покойным Убукатой. И эти споры грозили вот-вот вылиться в открытый конфликт.

Судя по всему, Убуката не ограничивался работой в институте и добрую половину своих исследований проводил дома, превратив свой кабинет в лабораторию. Таким образом, значительная часть полученных им данных оказалась не в институте, а на квартире.

Каждый раз, когда возникали споры, Катасэ принимал сторону Муракоси и даже подогревал его. Муракоси был назначен официальным представителем института, отвечавшим, согласно приказу директора, за обобщение материалов, которые будут обнаружены у Убукаты. Тэрада же был привлечён просто им в помощь. Правда, он был старым другом Убукаты, и кроме того, соприкасался с ним как сотрудник биологической лаборатории Института фармакологии Гоко и специалист по антибиотикам, но для работников института Каньо он был сейчас не очень-то желанным гостем.

Однако, после того как квартира Убукаты превратилась в засекреченный чумной изолятор, роли переменились я Тэрада из гостя превратился в хозяина, оттеснив Муракоси на второй план. Тэрада сразу же прибрал к рукам все материалы покойного, явно желая продолжить его незавершённые исследования. На язвительные замечания Катасэ по этому поводу Муракоси лишь беспомощно разводил руками.

— Да поймите же, Катасэ, я вовсе не бактериолог, моя специальность — риккетсии, — оправдывался он.

Вернувшись в гостиную, Эмма ещё долго не могла прийти в себя.

— Какая всё-таки жуткая вещь — смерть!..

— Лучше не думать о ней, забудьте эту историю, — успокаивал её Кохияма.

— Не надо меня утешать. Смерть отца перевернула мою жизнь вверх дном. Скоро начнётся демонстрация новых заграничных мод, а для меня всё кончилось. Я не могу показываться в клубах, не могу сниматься в кинорекламе, выступать по телевидению.

— Ну, всё это вы быстро наверстаете, — утешал Кохияма. — Через каких-нибудь десять дней…

— Поймите, что я вовсе не стремлюсь к роскоши. Все свои силы и способности я стремлюсь отдать этой работе, и ничего другого мне не надо.

— Тем более вам не о чем беспокоиться. Считайте, что у вас просто кратковременный отдых. Подождите, потерпите…

— Ждать? Терпеть? Вы думаете, это для меня внове? Вы ведь ничего обо мне не знаете. Я ждала и терпела и в школе, и в колледже, и даже в университете. Всю жизнь за своей спиной я слышала лишь одно: «Метиска, метиска!..»

— Расскажите мне о себе.

— Вы газетчик, и вас интересует жизнь моего отца, не так ли? Поэтому вы и согласились пробыть это время здесь. Я угадала? — Лицо Эммы сделалось строгим. Она изучающе смотрела на Кохияму. Он вспомнил, как она в траурном платье стояла у изголовья гроба и он впервые встретился с ней взглядом. И снова лицо девушки показалось ему удивительно похожим на лицо той еврейской девочки, что погибла в немецком лагере в Освенциме.

— Послушайте, Эмма, — снова заговорил Кохияма. — Мы ведь теперь товарищи по несчастью, и наша общая тюремщица — чума…

— Ловкий ход, — усмехнулась Эмма. — Вы хотите сказать, что теперь мы должны друг о друге всё знать?

— Всё? Я не думаю, чтобы вы и сами всё о себе знали…

— В каком смысле? Впрочем, вы правы. Я, например, ничего толком не знаю о своей матери. И теперь, когда умер отец, о ней знает только полусумасшедший Тэрада.

Эмма резко отвернулась и подняла глаза на висевшую на стене икону с изображением богородицы. Возможно, это была единственная вещь, оставшаяся ей на память от матери и заставлявшая её часто вспоминать женщину, которая дала ей жизнь, но которую она совсем не знала.

Словно обессилев, Эмма откинулась на спинку дивана и чуть слышно прошептала:

— Бедная моя Пиро! Как мне без неё скучно! — Пиро была кошка, которую Эмма сама вырастила и очень любила.

— С Пиро всё в порядке, — поспешил ответить Кохияма. — Её взял к себе на это время институтский шофёр…

— Неправда! — вскрикнула Эмма. — Я всё знаю. Сумасшедший Тэрада убил её!

Это действительно было так. Тэрада, считая, что кошки, как и крысы, могут быть переносчиками чумы, отравил любимицу Эммы. И девушка, со своей обострённой чувствительностью, сразу почувствовала в словах Кохиямы фальшь.

Она ушла в свою комнату, и вскоре оттуда послышались оглушительные звуки стереофонического проигрывателя. Вероятно, Эмма включила его в надежде отвлечься и сейчас, возможно, даже танцевала, оставшись в комнате одна.

Но когда Кохияма через некоторое время, не спрашивая разрешения, приоткрыл дверь в её комнату, он увидел совсем иную картину. Эмма сидела посреди комнаты на ковре и под грохот музыки тихо плакала.

3

Произошло это в тот же вечер. Кохияма решил, что сейчас, пожалуй, самый подходящий момент, чтобы проникнуть в кабинет на втором этаже. Дело в том, что Тэрада спустился вниз: к нему пришли Хамура из третьей квартиры и Нисидзака, живший в квартире номер четыре. Катасэ и Муракоси тоже были там.

Хамура, атлетического сложения человек, был управляющий делами института. Он жил в институтском доме с женой и маленькой дочерью, которая только начинала ходить. Нисидзака — бывший профессор медицинского факультета университета Тоё — недавно вышел в отставку и теперь занялся патогенной микробиологией. А вообще-то он был известным специалистом теоретиком. Жили они вдвоём с престарелой женой в доме, волею судеб превращённом в чумной изолятор.

Соседи собрались по деловому и не очень приятному поводу, но живой, весёлый Хамура задал непринуждённый тон.

— Запрещение выходить из дому как принудительная санитарно-профилактическая мера, — с глубокомысленным видом солидно начал Хамура, — впервые было осуществлено ещё в начале семнадцатого века, в год восшествия на престол английского короля Якова I. В середине семнадцатого столетия в Лондоне снова свирепствовала эпидемия чумы, но я имею в виду эпидемию в начале века. Тогда был издан указ, запрещавший появляться на улице тем, у кого были больные среди близких. Это был любопытный указ, поскольку в нём речь шла о мерах по пресечению эпидемии и предусматривалась даже материальная помощь больным.

— Да, — несколько смущённо произнёс Муракоси. — Об этом можно прочесть в «Записках об эпидемии» Даниеля Дефо, автора «Робинзона Крузо».

— Вот вы и раскрыли источник моей эрудиции! — расхохотался Хамура.

— У Дефо, возможно, преобладает литературный вымысел, — вмешался профессор Нисидзака. — Но факты изоляции больных и их семей в домах, так же как и факты сожжения жилищ после смерти больных, известны с ещё более древних времён.

— Однако по поводу нашей изоляции не было никаких правительственных распоряжений, — заметил Катасэ. — Так что у нас режим, по-видимому, более свободный и демократичный.

— Свобода и демократия — вещь прекрасная, но закон есть закон. — Тэрада скривил губы в усмешке.

Его ироническое замечание подействовало на всех отрезвляюще, и разговор принял деловой характер. Речь шла о том, чтобы продукты доставлялись институтом не через день, а ежедневно, так как молоко, овощи и рыбу желательно было получать самые свежие. Потом они заговорили о том, что следовало бы общими усилиями вырыть во дворе яму для кухонных отбросов.

Пока шли эти разговоры, Кохияма пробрался на второй этаж. Он проскользнул так тихо, что даже Эмма, сидевшая в своей комнате, по-видимому, ничего не услышала.

По обе стороны коридора, который заканчивался верандой, выходившей в парк, были расположены друг против друга две комнаты. Одна из них была кабинетом-лабораторией Убукаты. Как Кохияма и ожидал, дверь в кабинет была не заперта. Он тихонько толкнул дверь и вошёл. Просторную комнату, в которой царил беспорядок, тускло освещал лишь небольшой торшер, стоявший у самого окна. Вдоль стен тянулись книжные полки, заставленные книгами по медицине. Посреди комнаты он увидел большой лабораторный стол, на котором поблёскивали пробирки, колбы, мензурки, стояли микроскоп и лабораторные весы. Несколько пробирок в стойках были наполнены какой-то жидкостью, а в глубокой металлической миске застыла странного вида студенистая масса.

Хотя Кохияма и не был специалистом, но он с первого взгляда определил, что это питательная среда для выращивания бактерий. «Возможно, здесь выращиваются чумные палочки!» — невольно подумал Кохияма и почувствовал, как у него немеют ноги.

Но, собственно, для какой цели Тэраде могло это понадобиться? Ведь Убуката, если верить Тэраде, занимался проблемой устойчивости кишечной палочки. Может быть, его тему называли так лишь для отвода глаз, а на самом деле он исследовал чумную бациллу?!

Вот стоит эта чашка со студенистой массой, где, возможно, гнездятся и с чудовищной быстротой размножаются возбудители страшной болезни. Преодолевая страх, Кохияма медленно подошёл к столу.

Внезапно громко зазвонил телефон. Кохияма застыл на месте, отыскивая глазами аппарат. Телефон стоял на столике возле окна, тень от двери падала на него, и его не сразу можно было разглядеть. Тут же, рядом с телефоном валялись листки с какими-то записями и формулами, статьи на немецком языке, бумаги. Внезапно взгляд Кохиямы остановился на одной точке. Он не верил своим глазам. Пришпиленный кнопкой к стене, над столом висел потрёпанный, вылинявший японский национальный флаг.

— Прошу прощения, Кохияма-кун, — раздался вдруг за его спиной голос Тэрады. Кохияма обернулся. Тэрада обдал его ненавидящим взглядом и подскочил к телефону. Вначале он говорил только «да» и «нет». Но вот он наконец произнёс: «К сожалению, ещё нет. Пусть подождут!» — и повесил трубку. Затем он повернулся к Кохияме и, указывая на металлическую тарелку на лабораторном столе, сказал:

— Вам эта штука, наверное, кажется подозрительной, да? — Держа в левой руке чашку с бактериальной культурой, он взял в правую платиновый стержень с длинной рукояткой, простерилизовал его на огне спиртовки и стал сосредоточенно помешивать верхний слой студенистой массы. И вдруг, к удивлению Кохиямы, кончиком языка Тэрада лизнул платиновый стержень.

— Нельзя сказать, чтобы это было очень вкусно, но такова уж кишечная палочка. Ничего не поделаешь. Не желаете ли попробовать?

Ухмыльнувшись, Тэрада выпрямился во весь рост и, надвигаясь на Кохияму, стал теснить его из кабинета. Кохияма пятился назад, пока не оказался в коридоре.

— Здесь опасно, — заключил Тэрада. — Хоть эта и обыкновенные кишечные палочки, но с ними тоже шутки плохи. Они устойчивы к сульфамидным препаратам и к таким антибиотикам, как стрептомицин и тетрациклин.

— Значит, если они попадут в организм, то избавиться от них невозможно?

— Мало того, — отвечал Тэрада. — Недавно установлено и другое: если заразиться дизентерией, то свойство устойчивости к антибиотикам этих бактерий передаётся в кишечнике и дизентерийной бацилле.

— И происходит это в самом кишечнике?

— Ничего удивительного. Ведь и кишечные палочки и дизентерийная бацилла попадают в организм через рот и живут в желудке. В общем, если я теперь заболею дизентерией, то мне уже никакие лекарства не помогут.

— Это просто ужасно! — воскликнул Кохияма. — Но разве Убуката-сан занимался этим?

— Отнюдь нет! Отнюдь нет! — энергично замотал головой Тэрада. — Ведь я, кажется, уже говорил вам, что его работа носила чисто теоретический характер. Он занимался генетическими исследованиями фактора устойчивости кишечной палочки.

— А вы не могли бы мне подробнее рассказал об этом пресловутом факторе R?

— Нет, друг мой, на это понадобилось бы не меньше двух-трёх часов. Поговорим лучше о том, что вас больше интересует.

— Вы опять уклоняетесь от разговора?

— Нисколько. Просто у меня пока нет времени. Да и вообще ведь вас, кажется, интересовал главным образом роман Убукаты с иностранкой? Или «исследование» этой темы больше не занимает вас?

— Нет, почему же…

— В таком случае пройдёмте со мной.

Тэрада ввёл Кохияму в комнату напротив. Здесь царил ещё больший беспорядок, чем в кабинете. Кругом было столько всякого хлама, что негде было ногу поставить. Вдоль стен громоздились стопки медицинских журналов и книг, коробки с лабораторной посудой и инструментами, пустые ящики из-под препаратов. Никаких признаков того, что эта комната когда-то была спальней Эммы. Странно выглядел здесь большой, с облупившейся эмалью старомодный холодильник, стоявший у стены и свирепо гудевший.

— Вам, наверное, хотелось бы заглянуть внутрь этого чудовища? — криво улыбнулся Тэрада. — Напрасные усилия: холодильник на замке.

Продолжая усмехаться, он извлёк из какого-то угла бутылку виски, достал две чашки и поставил на перевёрнутый пустой ящик. Потом он налил воды из крана, торчавшего рядом с холодильником.

Они уселись друг против друга на мягких стульях с выпиравшими под обивкой пружинами, и между ними вдруг возникла какая-то странная близость, хотя они по-прежнему были врагами.

4

— Случилось всё это осенью, сразу после окончания войны. Я работал тогда в Комитете помощи беженцам, который был создан японскими резидентами в Харбине, и занимался борьбой с эпидемией. Дело в том, что свирепствовал тиф… — Казалось бы, воспоминания о былом, о грустном должны были быть ему дороги, но Тэрада говорил сухо и равнодушно.

Харбинский комитет помощи беженцам находился на улице Дидуань, в районе Даоли. В этом международном городе с миллионным населением насчитывалось около тридцати национальностей и ещё с довоенных времён проживало много японцев.

Тэрада некоторое время прятался у одного своего знакомого, который на год раньше его окончил медицинский факультет Мукденского университета, практиковал в Харбине и был влиятельным лицом в японской колонии. Когда начался тиф, этот знакомый устроил Тэраду в Комитет помощи беженцам. Санитарный отдел комитета состоял из двух отделений: лечебного и противоэпидемического. Однако из-за крайнего недостатка медикаментов, а также дезинфекционных средств работа ни одного из этих отделений по-настоящему не была налажена. Японцы, которые до поражения числились маньчжурскими гражданами японского происхождения, были эвакуированы из пограничных маньчжуро-советских районов и размещены в Харбине в школах, храмах и других зданиях, превращённых в общежития. Нередки были случаи смерти от голода. В результате недоедания сопротивляемость организма резко понижалась, обострялись хронические заболевания и дело часто кончалось переселением на тот свет.

Врачам лечебного отделения не оставалось ничего иного, как прописывать аспирин или слабительное или ограничиваться советами соблюдать постельный режим и получше питаться. Сульфамидные препараты были на вес золота. Боясь вызвать раздражение у советского командования, в медицинских заключениях вместо «недостаточное питание» писали «нарушение питания». Таким образом, как бы подчёркивалось, что оккупационные власти ответственности ни за что не несут.

«Нарушение питания» — это был послевоенный неологизм, позволявший прятать неприятную истину за трусливой, обтекаемой формулировкой.

Не лучше обстояло дело и в противоэпидемическом отделении. Тэрада мог рассчитывать лишь на самое элементарное оборудование и препараты для изготовления вакцин и сывороток, которые он похитил в своём отряде. Основная база 731-го отряда, расположенная вне Харбина, была разрушена и целиком уничтожена, но филиал, где служил Тэрада, находился в городе. После того как важнейшие документы были сожжены, а инструменты и препараты упакованы, основной штат филиала был отправлен на юг. Харбинский филиал отряда теперь существовал под вывеской Службы противоэпидемической зашиты и профилактики водоснабжения, и его персонал боялся за свою безопасность меньше, чем офицеры основного отряда. Некоторые считали даже, что советские войска, заняв город, вряд ли станут предъявлять особые к ним претензии. Но потом началась паника, которая захлестнула всех.

Во время этой паники Тэрада взял увольнительную и, захватив с собой несколько тюков, вместе со своим денщиком скрылся из части. Сначала они прятались в доме старого университетского товарища Тэрады, но потом денщик, переодевшись в штатское, отравился к семье в Синьцзин, который был уже переименован в Чанчунь.

В Харбине было полно советских частей. Вылавливали разбежавшихся японских солдат и отыскивали тайные склады оружия.

Однажды к Тэрада в комитет неожиданно заявился Убуката. Поверх одежды на нём был вылинявший белый плащ, вместо фуражки — голубая лыжная шапочка.

— Убуката?! — Тэрада от изумления разинул рот. — Откуда ты взялся?

Он не верил своим тазам. Он полагал, что его друг вместе с персоналом основного отряда давно уже подался на юг или на самолёте удрал в Японию.

— А ты что делаешь в этом паршивом городишке? — вместо ответа спросил Убуката, и на его лице заиграла улыбка.

Больше они объясняться не стали. Молча пожали друг другу руки. Оба без слов всё поняли. Ведь Маньчжурия была их второй родиной, и когда-то они торжественно поклялись до конца своих дней не расставаться с этой страной.

Какую бы работу в 731-м отряде они ни выполняли, им не хотелось отсюда бежать.

Выражение лица Убукаты внезапно стало суровым.

— По правде говоря, — тихо произнёс он, — я в Харбине не один. Со мной женщина.

— Ого! Это приятная новость! Ты неплохо начинаешь свою новую жизнь. Что ж, поздравляю!

Узнав, что жена, или, вернее, возлюбленная, приятеля — русская белоэмигрантка, Тэрада был немало удивлён. Звали её Оля. Она служила продавщицей в большом универмаге Чурина на углу Китайской улицы — харбинской Гинзы[9].

Универмаг принадлежал старой торговой фирме, во главе которой стояли русские. В этом универмаге можно было найти всё: от мехов, драгоценностей и дамской одежды новейших моделей до лучших сортов водки и шоколада. На работу продавщиц тут подбирались только красивые женщины.

Хотя дело явно шло к военному разгрому, в магазине Чурина можно было увидеть такие товары, о которых в Японии успели уже забыть. Однако за год до окончания войны сотрудники русского отдела японской военной миссии в Харбине совершили на фирму Чурина налёт, произвели обыск и аресты, сам управляющий едва спасся бегством.

Новый управляющий приехал из Шанхая. Это был немец, член нацистской партии, которого поставила во главе фирмы японская военная миссия. Считалось, что это ограничит деятельность русских белоэмигрантов и поможет усилить японскую разведку в Советском Союзе.

Убуката, находившийся в то время на основной базе 731-го отряда, встретил там одного молодого русского — очень красивого юношу. Собственно, это была обычная встреча с подопытным заключённым. Но можно сказать, что Убуката встретился тогда со своей судьбой.

Этот юноша был переведён из харбинской тюрьмы, которую русские эмигранты прозвали «приютом» и которой они страшились больше, чем смерти. Это была специальная тюрьма японской военной миссии, предназначенная для советских разведчиков, тайно перешедших границу, и для русских белоэмигрантов, подозреваемых в шпионаже.

Для тех, кого переводили в 731-й отряд, всякое общение с внешним миром, в том числе и с «приютом», полностью прекращалось. Ни писем, ни передач…

Время от времени Убуката заходил в камеру к русскому юноше. И однажды тот сказал ему:

— Господин поручик, позвольте мне обратиться к вам с просьбой. У меня есть невеста. Зовут её Оля, она работает продавщицей у Чурина…

Судя по рассказу молодого человека, он тоже служил в этой фирме, там его арестовали и увезли в «приют». Незадолго до этого он был помолвлен с Олей. Просьба сводилась к тому, чтобы Убуката передал ей от него весточку. Обратился он именно к Убукате потому, что тот учился в Маньчжурии и немного знал русский язык. Молодой человек, когда работал в фирме Чурина, обслуживал японских клиентов и довольно сносно говорил по-японски. Благодаря этому между ними сразу установилась какая-то близость.

Убуката согласился выполнить просьбу русского; выбрав удобный момент, он во время служебной поездки в Харбин отыскал дом неподалёку от греко-православной церкви, где жила со своей матерью невеста русского юноши. Он решил явиться к ней прямо домой, потому что разыскивать её в универмаге, находившемся под неусыпным надзором японской секретной службы, для него, японского офицера, было делом небезопасным.

Оля считалась русской эмигранткой, но по матери она была еврейкой. Когда управляющим фирмы Чурина стал немец-нацист, над ней нависла опасность увольнения.

Увидев перед собой японского офицера, Оля сначала испугалась, но когда Убуката сказал, что пришёл по поручению её жениха, она впустила его в дом. Матери дома не было.

— Как это ни печально, но я должен вам сообщить… — начал Убуката. Он рассказал о том, что жених её заболел тяжёлой инфекционной болезнью и умер. Это известие потрясло Олю. От ужаса она не могла произнести ни слова. Убуката передал ей каштановую прядь волос.

Сжимая в руке волосы, она упала на колени и зарыдала. Это был душераздирающий плач, от рыданий содрогаюсь всё её юное тело. Казалось, скорбь тяжёлым грузом навалилась на её плечи и не давала ей разогнуться.

На самом же деле жених Оли был ещё жив. Но заключённые, попадавшие в 731-й отряд, никогда оттуда живыми не выходили. Это знал Убуката и решил, что будет лучше, если она заранее примирится с мыслью о смерти жениха и, возможно, найдёт себе нового возлюбленного.

С тех пор каждый раз, бывая в Харбине, Убуката навещал Олю. Он привозил ей сладости и всячески старался, чтобы она как можно скорее забыла своё горе.

Наступило лето. Последнее лето перед окончанием войны. Убуката стал брать с собой Олю на прогулки. Они ездили на Солнечный остров на реке Сунгари. В отпускные дни он имел право носить гражданскую одежду, в ней он чувствовал себя свободнее. Они ездили на этот остров, который словно был создан для удовольствий, купались там, катались на яхте. Вскоре они сблизились.

Когда война подошла к концу, Убуката не захотел, чтобы эти быстро промелькнувшие летние дни остались просто забавой. Воспользовавшись паникой, поднявшейся в отряде, Убуката бежал и укрылся у Оли. Её старая мать к этому времени умерла.

Выслушав рассказ приятеля, Тэрада сказал:

— Я всё понял, постараюсь вам помочь.

Он почувствовал, что просто обязан помочь скрыться Убукате и Оле, которых судьба свела в столь необычное время. Вместе с Убукатой он отправился на квартиру к Оле. Когда Тэрада увидел её, ему ещё сильнее захотелось им помочь — она была на четвёртом месяце беременности. Было очевидно, что долго они оставаться здесь не смогут.

Многие русские эмигранты получили советское гражданство. Тех же, кто сотрудничал с японцами и маньчжурскими властями, предавал своих соотечественников, интернировали и вместе с японскими военнослужащими Квантунской армии отправляли в Сибирь.

И тут Тэраде вспомнилось одно обстоятельство. В Мукдене начиналась эпидемия чумы, и в харбинский Комитет помощи беженцам приезжал оттуда представитель вербовать людей для борьбы с эпидемией. Если им втроём удастся добраться до Мукдена, где у Тэрады много знакомых и друзей, там-то уж они как-нибудь выпутаются.

Через несколько дней группа сотрудников противоэпидемического отделения, получив разрешение советских военных властей, погрузилась я санитарный вагон в эшелоне, направлявшемся в Мукден. В составе этой группы были Тэрада, Убуката и Оля, одетая в белый халат и ехавшая под видом медсестры. Из Мукдена Убуката с Олей вскоре перебрались в Дальний. Дело было в том, что у Убуката появилась возможность устроиться судовым врачом на санитарный транспорт, который должен был отплыть из Дальнего в Японию раньше, чем пароход с репатриируемыми японцами. Тэрада оставался в Мукдене. Здесь он под руководством бывшего профессора Мукденского университета вёл работу по борьбе с эпидемическими заболеваниями, в том числе и с чумой. Однако спустя некоторое время он был пойман как скрывавшийся японский офицер и отправлен в Сибирь.

В Дальнем, родив дочку, жена Убукаты заболела родильной горячкой. Ни сульфамидных препаратов, ни антибиотиков тут не было, и она умерла. Убуката с новорождённой в санитарном транспорте отправился на родину. Об этом Тэрада узнал лишь впоследствии, когда из Сибири вернулся в Японию.

Тэрада закончил свой рассказ, Кохияма сказал:

— Когда думаешь об Эмме, начинаешь понимать, что такое превратности судьбы. Но согласитесь, что вся эта романтическая история вашего приятеля отнюдь не похожа на чистую любовь.

— Почему?

— Очень просто. Ведь тот молодой человек был ещё жив, а он обманул девушку, сказав ей, что её жених умер. И я не верю, что он сделал это в её интересах. Скорее, он преследовал собственные интересы. Он сам добивался этой девушки, и это ему удалось.

Когда Кохияма подумал о том, что всё-таки Эмма воспитана Убукатой, ему стало как-то неловко за свои слова. И всё же он не мог подавить в себе желание возражать Тэраде.

— Нет, вы не правы, — ответил Тэрада. — Как же можно говорить, что Убуката решил просто позабавиться? Ведь он так и остался вдовцом, больше не женился и воспитывал дочь.

— Всё это, конечно, хорошо, но у меня, Тэрада-сан, такое чувство, что вы что-то приукрашиваете.

СУМАСШЕДШАЯ НОЧЬ

1

Третьи сутки пребывания в изоляторе. День выдался пасмурный, ветреный, холодный, и никто не выходил даже на прогулку во двор.

Кохияма сидел в гостиной и листал случайно оказавшуюся под рукой медицинскую книгу.

Среди газетных корреспондентов встречается тип людей, которых можно было бы отнести к своего рода «пассивным нигилистам». Они нелегко сближаются с людьми, их мало привлекают события повседневной жизни, но зато они проявляют исключительную активность, загораются, как только речь заходит о необычных происшествиях и сенсациях.

К такому типу людей принадлежал, по-видимому, и Кохияма. Свою внутреннюю, растущую с каждым днём неудовлетворённость он заполнял интересом к разного рода необычным явлениям внешнего мира. Здесь, вероятно, сказывалась склонность современного человека в той или иной мере жить самообманом, всё больше возрастающая по мере развития радио, телевидения и других средств массовой информации.

Однако когда Кохияма оказывался вовлечённым в действительно серьёзные события и становился их участником, он чувствовал желание бороться не за страх, а за совесть, как бы наверстать упущенное. Его юные годы совпали с периодом, когда мощная волна выступлений против так называемого японо-американского пакта безопасности, встретив ожесточённое сопротивление, резко пошла на убыль. И Кохияма стал сомневаться в том, во что раньше так верил. Нельзя сказать, чтобы ему была чужда бравада; происшествие, в которое он был вовлечён, начинало казаться ему событием более серьёзным, чем прежняя борьба против договора безопасности.

— Что это вы штудируете? — насмешливо спросил вошедший в комнату Катасэ.

Этот человек с самого начала был неприятен Кохияме. Правда, он мог стать его союзником в борьбе против Тэрады, но у Кохиямы не было никакого желания иметь Катасэ своим союзником. Уж слишком откровенной была его позиция — этот карьерист сам хотел завладеть результатами исследований Убукаты. Потому-то он так рьяно и натравливал против Тэрады слабохарактерного Муракоси. Пожалуй, это было вполне в духе нового поколения.

— Если вас интересует, — сказал Катасэ, — проблема чумы, то насчёт себя вы можете не волноваться. Первая опасность для вас миновала.

— В самом деле?

Катасэ горделиво посмотрел на Кохияму и, явно желая блеснуть своей эрудицией, пояснил:

— Наиболее опасная форма чумы — лёгочная. Она передаётся капельной инфекцией через воздух — с мелкими брызгами при кашле или разговоре с больным. Её симптомы: внезапное повышение температуры, иногда до сорока, а то и до сорока двух градусов. Потом появляется озноб, головокружение, рвота, бред, безотчётный страх, и в течение 3–4 суток больной погибает. Симптомы чумной пневмонии обнаруживаются на второй день после заражения, и протекает она стремительно. А вы здесь уже третий день. Так что всё в порядке.

Катасэ говорил гладко, без запинки, словно это был старательно вызубренный урок. Возможно, медику так и полагается, ведь к медицине нельзя ограничиваться какими-то главными, основополагающими знаниями. Эта наука покоится на опыте, наблюдениях предшествующих поколений. Поэтому хорошим врачом может стать только тот, кто сумеет всё это усвоить. Впрочем, хотя Катасэ и был ему неприятен, Кохияма не мог не отметить, что врач он, по-видимому, неплохой.

— Но вы говорите, что миновала лишь первая опасность? А что это значит?

— Это значит, — ответил Катасэ, — что существует ещё бубонная и кожная чума. Они возникают от укуса заражённой крысиной блохи. При бубонной чуме увеличиваются лимфатические узлы. Кожная форма чумы характерна образованием на месте укуса заражённой блохи пузырька, наполненного сероватой жидкостью. В обоих случаях образуются нагноения, язвы, которые открываются и при кожной чуме превращаются в чёрные пятна, поэтому, вероятно, чуму в народе и называют «чёрной смертью».

— Значит, эти формы по сравнению с лёгочной протекают менее активно?

— Да, они развиваются медленнее. Это не значит, что они менее опасны, но тут хоть есть время помочь больному: в запасе целая неделя.

— Следовательно, пока миновала только первая опасность, остальное ещё впереди?

— Мы сейчас самым энергичным образом занимаемся истреблением грызунов и насекомых. Так что не падайте духом!

— Отрадный факт! — усмехнулся Кохияма. — Скажите, а вы не могли бы прочитать мне теперь коротенькую лекцию по поводу исследований господина Убукаты о наследственной устойчивости бацилл?

— Вы полагаете, что это имеет отношение к чуме? Во всяком случае, я ничего об этом не знаю. Ведь я был у него всего-навсего скромным помощником. Кое-что, наверное, мог бы рассказать Тэрада-сан. Но из него не вытянешь ни слова.

Катасэ явно уклонялся от ответа. Чувствовалось, что его так и подмывал» сказать: «И вообще теперь за всё здесь отвечает Тэрада, вам следовало бы по-настоящему взяться за него».

— Кстати, доктор Канагаи сегодня не приедет.

— А что толку от его посещений! — сказал Кохияма. — Он не успевает взглянуть на наши физиономии, как тут же мчится назад, словно за ним гонятся.

— Сегодня я его замещаю, — сказал Катасэ.

— А разве в этом есть необходимость?

— Да, Эмма… — замялся Катасэ и быстро направился к двери.

— А что с ней?

Утром Эмма пила кофе с Тэрадой и Кохиямой и с тех пор больше не показывалась.

— Вчера ночью её укусило какое-то насекомое, и на коже остался след. Я не думаю, чтобы это был укус чумной блохи, но кто знает.

Бросив на ходу эти слова, Катасэ поспешно зашагал по коридору. Кохияма остался в гостиной. Наконец ему надоело читать, и он отложил книгу в сторону. Неужели Эмма заболела чумой? Ведь ей наверняка ввели максимально возможную дозу противочумной вакцины. Но иногда заболевают чумой и люди с достаточно иммунизированным организмом. Не говоря уже о том, что и при введении вакцины профилактический эффект отнюдь не является абсолютным.

Мысль о том, что Эмма заболела чумой, была для Кохиямы невыносимой. Он уже знал незавидную историю её появления на свет. Неужели она снова стала игрушкой в руках судьбы!

Но дело было не только в этом, кажется, он серьёзно полюбил Эмму. Он вспомнил недобрую усмешку, мелькнувшую на лице Катасэ, когда тот направлялся в её комнату. Ему стало не по себе.

Он вскочил с дивана и помчался в комнату Эммы. Он собрался было постучать, как вдруг услышал голос Эммы и шум.

— Оставьте меня в покое! Уйдите! Уйдите! — задыхаясь, проговорила Эмма.

— Оставьте меня в покое! Уйдите! Уйдите! — задыхаясь, проговорила Эмма.

Кохияма толкнул дверь. На ковре сидела Эмма. Она отталкивала от себя Катасэ, который, извиваясь, точно гусеница, пытался поцеловать её обнажённые груди.

— Катасэ! Как ты смеешь, негодяй!

Кохияма схватил Катасэ за шиворот и с решимостью слабохарактерного человека, наконец отважившегося на мужественный поступок, выволок его из комнаты. Катасэ пытался сопротивляться, но Кохияма ударил его кулаком по лицу, и тот сразу присмирел и лишь прижимал к лицу руку, в которой были зажаты поднятые с ковра очки.

— Убирайтесь отсюда! И если вы попытаетесь ещё хоть раз…

— Вы ужасный человек, Кохияма-сан! — писклявым голосом проговорил Катасэ. — Она сама меня соблазняла.

И он тут же поспешно ретировался.

Застёгивая блузку, в дверях показалась Эмма. Широко раскрытыми глазами она смотрела на Кохияму. Это был всё тот же полный затаённой скорби взгляд, неудержимо влекущий к себе. Её чёрные глаза с голубоватыми белками казались сейчас серо-голубыми.

— Может быть, я напрасно это сделал? — извиняющимся тоном спросил Кохияма.

Взгляд Эммы стал серьёзным.

— Неужели вы могли такое подумать? Да мне противно на него смотреть! Пришёл, потребовал, чтобы я сняла блузку и дала себя осмотреть, нет ли где ещё укусов, а сам стал приставать…

Кохияма вошёл в комнату и сел на ковёр, скрестив ноги. В этой комнате он был впервые. Однако сейчас он решил немного побыть с Эммой, чтобы успокоить девушку.

Для будуара манекенщицы комната была обставлена очень скромно. Если не считать прекрасного пушистого ковра и стереофонического магнитофона, вся остальная обстановка была простой и дешёвой.

Кровать и платяной шкаф больше подошли бы для студенческого общежития.

Взглянув на себя в зеркало и поправив причёску, Эмма села против Кохиямы. С непосредственностью ребёнка она протянула ему правую руку и сказала:

— Может быть, ничего серьёзного и нет. Неужели это след от укуса насекомого?

Под голубой тканью блузки Кохияма, разумеется, никакого красного пятнышка на её руке разглядеть не мог.

— Впрочем, к чему я, глупая, вас спрашиваю! — спохватилась Эмма. — Ведь вы не врач.

— Завтра вас осмотрит доктор Канагаи, — сказал Кохияма.

— Мне приходится выступать с обнажёнными руками и плечами. И если они покроются чёрными пятнами, это будет ужасно.

— В крайнем случае, можно будет сделать пластическую операцию, — не подумав, ляпнул Кохияма. Эмма рассмеялась.

— Наверное, немного простудилась, — сказал Кохияма.

— Хорошо, если так. Катасэ противный тип. Но отец всегда говорил, что голова у него на плечах сеть. А вдруг он прав и меня в самом деле укусила чумная блоха?

— Одной головы мало. Нужен ещё опыт. А опыта у него пока маловато.

— Кажется, хороших специалистов по чуме вообще почти нет.

— Не следует раньше времени тревожиться. Я неверующий, но, по-моему, священное писание учит не думать о завтрашнем дне.

Сказав это, Кохияма вдруг почувствовал свою полную беспомощность.

— О мама! Дай мне силы! — воскликнула Эмма и вдруг задрожала всем телом.

Трудно было понять, что это — озноб или страх. Она дрожала всё сильнее.

Растерянный Кохияма, поколебавшись с минуту, крепко обнял её за плечи. Падая навзничь, Эмма невольно увлекла его за собой, его губы прильнули к её прохладным, мягким губам. Если бы сейчас её лицо было покрыто ужасными чёрно-синими пятнами, он, наверное, всё равно поступил бы так же.

2

Недаром говорится, пришла беда — открывай ворота. В тот же день в три часа в квартиру Убукаты явилась госпожа Хамура. Ей нужно было срочно переговорить с Тэрадой, который теперь не только занимался разборкой архива Убукаты, но и распоряжался всем, что происходило в доме.

— Доктора Канагаи до сих пор нет. Нельзя ли всё-таки его вызвать? — спросила она Тэраду.

— Что за спешка? — пробурчал Тэрада.

Госпожа Хамура слыла женщиной капризной. Она без конца пилила своего мужа, взваливая на него вину за все неприятности, которые сейчас приходилось терпеть семье. Те, кто проходил мимо их квартиры, невольно становились свидетелями семейных скандалов, шум которых был слышен не только из окон, но и доносился сквозь толстые стены.

— Что это за жизнь! — кричала она. — Бедный ребёнок. Целыми днями сидит взаперти. Я не могу ни в парк её сводить, ни дать ей погреться на солнышке. Любимое печенье и то не могу купить, должна кланяться институтскому шофёру, чтобы привёз. У нас уже продуктов почти нет, все запасы кончились. И это ты во всём виноват! Ничего себе управляющий делами! Сидит взаперти, как обезьяна в клетке! Посмешище, да и только! А что, если ребёнок умрёт от чумы? Я тогда повешусь. А ты будешь проклят на всю жизнь.

Резонного в жалобах госпожи Хамуры было мало.

С тех пор как дом превратился в изолятор, не было ещё ни одного солнечного дня, так что греться было негде, что же касается покупок, то всё необходимое доставлял институтский шофёр, который, кстати, был непосредственно подчинён управляющему делами. Он приезжал пока всего два раза, но продуктов было завезено столько, что их с избытком хватит на всё время пребывания в карантине.

Всё это госпожа Хамура отлично знала, просто ей нужен был повод чтобы пошуметь.

— Это ты во всём виноват, — кричала она, — если бы не ты, то и никакой чумы не было бы.

Несмотря на свой добрый нрав, в такие минуты выходил из себя и Хамура…

— Зачем вам понадобился Канагаи? — повторил свой вопрос Тэрада.

— Видите ли, дело очень серьёзное… — замялась госпожа Хамура.

— Что-нибудь с ребёнком?

— Нет… Меня беспокоит муж… Он начал заговариваться.

— Заговариваться?

— Да. Сегодня утром, например, он поднялся затемно и стал глядеть и окно. Я спрашиваю, что он там увидел, а он отвечает: «На город падает горящая комета». Комета — это ведь такая звезда с длиннущим хвостом, не правда ли? Я встала, подошла к окну, но ничего не увидела. Только на улице, как всегда, горела красная неоновая реклама.

— Он, наверно, подшутил над вами, — сказал Тэрада. — Ведь Хамура-сан любит посмеяться.

— Но я вам ещё не всё сказала. Днём он взял колоду карт, перетасовал её и начал гадать. Потом собрал в доме все палочки для еды и стал ими манипулировать, как это делают прорицатели. — Госпожа Хамура быстро задвигала пальцами, пытаясь показать, как манипулировал палочками её муж. — И вдруг он вскрикнул, уставился на меня и говорит: «Небесная кара постигнет наконец и Токио. Потому что кругом одно беспутство и разврат. Кантонское землетрясение и атомная бомба — пустяки по сравнению с тем, что нас ожидает. Из десятимиллионного населения девять миллионов шестьсот девяносто семь тысяч восемьсот тридцать один человек погибнет. Наступает час небесного возмездия, и брат восстанет на брата. В четырнадцатом веке от чумы погибло двадцать пять миллионов человек — четвёртая часть всего населения Европы. На этот раз погибнет пятьсот миллионов — шестая часть населения земного шара, и больше половины придётся на Азию. Пятую часть погибших азиатов составят японцы. Япония превратится в море огня, в котором будут гореть трупы».

— Н-да, странная манера шутить, — заметил Тэрада.

— Он вовсе и не шутит! С какой стати ему дурачить меня, ведь он знает, что я всё равно ни одному его слову не верю. Нет, с ним что-то происходит.

— Я думаю, — вмешался в разговор Муракоси, — что ему действительно мерещатся картины Страшного суда. — Муракоси было явно не по себе.

— Нельзя, нельзя это так оставить, — снова быстро заговорила госпожа Хамура. — Когда я слышу его бред, у меня волосы встают дыбом.

— Неужели такой здоровяк на третий день карантина мог заболеть тяжёлым неврозом? — как бы рассуждая вслух, проговорил Тэрада.

— Значит, и вы предполагаете невроз? — подхватила госпожа Хамура.

— Я ничего не предполагаю, — ответил Тэрада. — Завтра придёт доктор Канагаи и даст своё заключение.

— Как! — возмутилась она. — Вы хотите заставить меня ждать до завтра!

— Госпожа Хамура! — почти выкрикнул Тэрада. — Я надеюсь, что это не вы своими скандалами довели мужа до такого состояния. Но всё-таки прошу вас, будьте с ним помягче, поласковее. Ведь он ваш муж!

Кохияма, который вышел в этот момент в переднюю, удивлённо уставился на Тэраду: он не ожидал от него таких слов.

Неожиданно в приоткрытую дверь впорхнула молодая женщина, одетая в белое кожаное пальто.

— Эмма здесь живёт?

— Кто вы такая? Сюда нельзя! — Муракоси торопливо протянул руки вперёд, преграждая ей путь.

— О-ля-ля! А вы кто такой? По какому праву вы меня не пускаете? Меня зовут Сатико, я подруга Эммы.

Девушка, по-видимому, была не робкого десятка. Она, очевидно, знала также, что после смерти отца Эмма живёт одна, никого из близких родственников у неё нет и, следовательно, в квартире сейчас могут находиться только посторонние.

— Послушайте, барышня! — увещевательным тоном обратился к ней Тэрада. — Если вы сделаете ещё хоть один шаг, вы не сможете в течение какого-то времени вернуться к себе домой. Вас это устраивает?

Неожиданная гостья проникла во двор через калитку, в которую входил шофёр, доставлявший продукты (он всегда приезжал сюда в белом халате, в защитной маске и перчатках). Катасэ, по-видимому, забыл запереть калитку. Но шофёру обычно открывали ворота, калитка оставалась на замке, поэтому оплошность Катасэ походила на какое-то умышленное действие. Однако сейчас было не до разбирательств.

— Как это я не смогу вернуться домой? — удивлённо спросила Сатико. — Что это значит? Позовите-ка мне Эмму!

— Я повторяю, барышня, — сказал Тэрада, — что для вас будет лучше, если вы немедленно повернёте назад и уйдёте отсюда через калитку, не задавая лишних вопросов.

— Вы меня запугиваете! Скажите, Эмма жива?

— Она простудилась и лежит в постели. У неё тяжёлый вирусный грипп, тот самый, от которого умер её отец. Ясно?

— В таком случае я остаюсь. Не могу же я оставить её одну в компании таких растяп.

Таким образом, Сатико Ноборикава стала обитательницей чумного изолятора. Она недавно вернулась в Токио из Осака. Узнав, что у Эммы умер отец, она тут же поспешила к подруге. И её ничто не остановило бы, даже если бы сама Эмма попросила никого к ней не пускать.

3

К вечеру у Эммы подскочила температура. Термометр показывал 38°. Девушка лежала пластом, лихорадочный румянец горел на её лице, глаза туманились, утратив свой обычный влажный блеск.

Кохияма хотел, чтобы Тэрада осмотрел её, но тот заявил, что не может оторваться от работы.

— Что же делать? — спросила Сатико Кохияму, набивая пузырь льдом.

Можно было позвать Катасэ, ведь он всего год назад проходил стажировку в университетской клинике и был здесь сейчас единственным человеком которому известны новейшие методы лечения. Кроме того, он наблюдал течение болезни у Убукаты. Но Эмма наотрез отказалась от его услуг, да Кохияма и сам не очень хотел к нему обращаться.

— Ладно, я попробую вызвать господина Канагаи, — сказал Кохияма и вышел из комнаты.

Никаких других врачей приглашать сюда не разрешалось. Может, пойти к профессору Нисидзаке и попросить у него разрешения позвонить по телефону? Или лучше к Хамуре? Правда, не хочется попадаться на глаза взбалмошной хозяйке, да и встреча с самим хозяином квартиры не сулит ничего хорошего.

Дверь открыл седовласый профессор. В квартире было очень тихо, как обычно бывает в доме стариков, удалившихся на покой. Выслушав просьбу Кохиямы, профессор растерянно почесал в затылке и с виноватой улыбкой произнёс:

— Вот незадача…

Профессор медицинского факультета Нисидзака, когда достиг предельного возраста, установленного для государственных служащих, в порядке исключения благодаря своим связям получил право на пожизненное зачисление в штат института. Всякие разговоры по телефону обитателям «загородной виллы» были сейчас категорически запрещены, и старый профессор боялся неприятностей, если он позволит Кохияме воспользоваться своим телефоном.

Да и вообще профессор Нисидзака впервые в жизни сталкивался с таким серьёзным испытанием, как опасность заражения чумой, и был чрезвычайно напуган. Однако прямо отказать Кохияме он не решился.

— Поймите, профессор, ведь речь идёт о жизни и смерти. Вы всегда честно служили медицине и людям, вы не можете оставить человека в беде. — Кохияма решил сыграть на гуманных чувствах старого профессора, другого выхода у него не было.

— Н-да, положение затруднительное, — промямлил Нисидзака. — Ну да ладно, сделаем вот что. Мы с женой закладываем ватой уши, и мы ничего не слышали — ни как вы пришли, ни как вы ушли. — И профессор скрылся в комнате.

Телефон стоял в передней, и Кохияма тотчас же снял трубку и набрал номер клиники. Как он и предполагая, Канагаи уже ушёл. Кохияма позвонил домой. К телефону подошла жена Канагаи.

— К сожалению, его нет дома, — сказала она. — Он уехал на встречу однокашников по университету.

— А где они встречаются?

— В Хаконэ.

— Где именно?

— Он мне не сказал.

— Когда он должен вернуться?

— Обещал завтра днём…

Значит, они там будут ночевать. Возможно, поэтому он сегодня не появился в изоляторе.

Почувствовав, что жена Канагаи к последнему его вопросу отнеслась с некоторым подозрением, Кохияма попросил передать доктору, что звонил «корреспондент Кохияма», и повесил трубку.

Сейчас Кохияма особенно остро почувствовал свою беспомощность и несовершенство телефонной связи — единственно возможного пока средства сообщения с внешним миром. А что, если отправиться в университетскую клинику, разузнать там, кто учился вместе с Канагаи, может быть, кто-нибудь всё-таки знает, в какой гостинице в Хаконэ они намеревались остановиться? Он мог бы взять такси и махнуть туда. И сегодня же ночью привезти Канагаи.

Но ведь не исключено, что Канагаи будет настолько пьян, что от него никакого толку не добьёшься. Есть ли тогда смысл за ним ехать?

Итак, дело кончилось ничем. Кохияма позвал профессора и поблагодарил его.

— Придётся, значит, ждать до завтра? — Старый профессор всё слышал, в тоне его было явное сочувствие.

— А может быть, вы посмотрите больную, профессор?

— Нет, нет, друг мой. Я не клиницист. Моя специальность — теория, и к тому же я не имею права браться за лечение здешних больных. Это дело доктора Канагаи.

Возможно, профессор скромничал, но в тоне старика Кохияма почувствовал пренебрежение к врачам-практикам.

Обратиться к добряку Муракоси? Но он вообще не врач, а исследователь-микробиолог, причём узкий специалист.

Вернувшись к себе, Кохияма поднялся на второй этаж и постучался к Тэраде.

— Ведь я вам уже сказал, что не могу отложить работу, — сердито отозвался Тэрада и вышел в коридор.

Тэрада выглядел страшно изнурённым. Он с пренебрежением отозвался о предполагаемом неврозе у Хамуры, но сам сейчас казался поражённым каким-то тяжёлым недугом.

— Я прошу вас всё-таки осмотреть больную, — сказал Кохияма.

— Это ни к чему.

— Как так?

— Если у неё чума, то дело безнадёжное.

— Но ведь никто не установил, что у неё чума.

— Поймите, что, если у неё лёгочная чума, значит, она больна не первый день и осмотр ни к чему. Если же у неё воспаление лёгких, тогда дело терпит до завтра.

— Но ведь и чуму можно лечить!

— Лекарства ей не помогут!

— Вы имеете в виду антибиотики?

— Да.

— Почему не помогут?

— По той же причине, по какой они не помогли её отцу. Наследственная невосприимчивость.

— Но ведь есть ещё и другие методы лечения. Например, инъекция больших доз противочумной сыворотки. На протяжении 4–5 суток, кажется, вводится от 40 до 100 кубиков?

— Вы, видно, кое-что уже усвоили. Но имевшийся запас сыворотки и вакцины мы сегодня израсходовали на её подругу, так некстати явившуюся сюда. А чтобы получить новую порцию из университетской клиники, нужно время.

— Поэтому я и хочу, чтобы вы осмотрели больную и дали свои рекомендации.

— Я уже сказал: если это лёгочная форма чумы, никакой осмотр не поможет.

— Но, может, у неё что-то другое?

— Я вчера вечером её смотрел. Лимфатические железы у неё не увеличены. Значит, это не бубонная чума. Если это кожная форма, то на месте проникновения бацилл должны появиться пузырьки. Но это станет ясно не раньше чем завтра. Пока у неё обнаружено лишь красное пятнышко на коже от укуса какого-то насекомого. Но это ещё ничего не значит.

— А вы не обманываете меня?

— Я не врач. Я давно уж исследователь, работающий в фармацевтической фирме. Но я не чета тем медикам-теоретикам и микробиологам «вообще», которые открещиваются от патологии. — Можно было подумать, что Тэрада подслушал разговор Кохиямы с Нисидзакой.

— Но вы вели специальные исследования в отряде Исии, — сказал Кохияма и пристально посмотрел на собеседника. Это был аргумент, к которому он прибегнул в расчёте на то, что так он сможет заставить Тэраду раскрыть наконец тайну его исследований.

Тэрада, разумеется, понял намёк, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Не забывайте, молодой человек, что в своё время мне пришлось вести работу по борьбе с эпидемиями в Харбине и Мукдене.

— Вы хотите сказать, что поэтому вас и не причислили к военным преступникам. Что ж, это хорошо. Но, признаться, я не вполне уверен, что вы этим ограничились.

— Что вы хотите сказать?

— Ничего. Я хочу спросить, почему вы, например, так тщательно скрываете от всех, что вы делаете в кабинете господина Убукаты?

— Ладно, дружище! Идите отсюда! Вот вам таблетки сульфидина, дайте их Эмме, пусть принимает. А завтра приедет Канагаи.

Тэрада вытащил из кармана халата коробочку с этикеткой фирмы Гоко и сунул её в руку Кохияме.

4

Велев Сатико давать Эмме сульфидин через каждые шесть часов, Кохияма вышел пройтись по двору.

Он понимал, что Тэрада предложил это лекарство просто так, для очистки совести. Когда врач назначает лечение, не осмотрев больного и не поставив диагноза, — это не лечение, а шарлатанство.

Повышение температуры у Эммы Тэрада мог принять за симптом чумы. Возможно, у него для этого имелись основания.

Кохияма с наслаждением ощущал на разгорячённой коже дуновение свежего ветра.

Что такое молодость? Вступление в жизнь или её расцвет? Говорят, писателю, чтобы написать повесть или роман, достаточно жизненного опыта, накопленного к 26 годам. Кохияма прожил на свете уже 29 лет. На целых три года больше!

Значит, можно считать, что жизненного опыта у него более чем достаточно. И самому ему казалось, что он уже успел повидать и узнать немало.

Он учился. Занимался спортом. Развлекался. Сталкивался со многими людьми. Работал, платил налоги. В студенческие годы, стучалось, воровал книги в книжных магазинах. Хоть он и не был активным участником левого движения, но в период борьбы против договора о безопасности довелось и ему посидеть под арестом. Единственное, чего он никогда не делал, — это не убивал и не воевал, а всё остальное он, кажется, уже успел испытать в жизни.

Пил водку. И женщины у него были. На одной девушке он даже обещал жениться. Ей было 27 лет, на два года меньше, чем Кохияме. Она кончила университет позже, чем он, и работала машинисткой во внешнеторговой фирме. Красивая, в современном стиле. Они ходили пить чай в кафе, посещали рестораны, танцевали, ездили на горячие источники. Начали с поцелуев и кончили близостью.

Она торопила с женитьбой, но он никак не мог на это решиться. И вовсе не потому, что боялся, что не сможет создать хорошую семью, ибо привык вести полубогемный образ жизни. Он и сам не сумел бы объяснить, почему он не шёл на это, но у него постоянно было неспокойно на сердце. Раздражительность, тревога, а подчас и отчаяние терзали его. Нет, он не мог сказать, что юность — лучшая пора его жизни. Скорее, это пора беспочвенных иллюзий, самоутешительного обмана и самообольщения. Даже очень серьёзные крушения кажутся в эту пору лишь пеной на поверхности моря. Всё сияет ложным блеском, как пятна нефти на водной глади грязного канала. Кохияма прожил молодые годы, ни разу не вступив в серьёзную схватку с жизнью, не одержав побед, но не испытав и серьёзных поражений. Жизнь не очень спокойная, но без особых потрясений. Возможно, это типично для современного человека вообще.

Может быть, жениться, растить детей, хоронить близких — это и есть самое важное в жизни, а всё остальное — пустяки? Если проникнуться этим сознанием, жизнь, возможно, наполнится определённым смыслом. А если вдобавок выполнять какой-то, пусть даже минимальный долг перед обществом, то и вовсе будешь чувствовать себя на высоте…

Пока Кохияма колебался, его возлюбленная внезапно исчезла. Как потом выяснилось, она вышла замуж за одного честного малого, своего сослуживца, который работал за границей, и уехала к нему.

Кохияма был благодарен судьбе, но в то же время полностью простить эту измену не мог.

И вот он встретил Эмму. Она не стремилась выйти замуж, она хотела добиться чего-то большего. Чувствовалось, что за этой хрупкой внешностью скрывается недюжинная воля, хотя, вернее, в данном случае надо говорить не столько о воле, сколько об обострённой впечатлительности, обусловленной необычными обстоятельствами её детства. Отсюда и ранимость и утончённость.

Её чувствительность больше всего привлекала Кохияму. Прежняя его возлюбленная была девушкой нежной, красивой, неглупой и довольно темпераментной. Но эмоциональной тонкостью она не отличалась.

Кохияма поёжился — стало холодно. Видимо, температура к вечеру упала. Он направился к дому и по дороге столкнулся с Катасэ и Муракоси.

— Кохияма-сан, вы не видели господина Хамуру? — спросил Муракоси.

«Специалист по риккетсиям» сейчас отвечал за охрану и противопожарную безопасность в изоляторе. Этот слабохарактерный интеллигентик в студенческие годы имел второй разряд по дзюдо. Ему, Катасэ и Хамуре поручили охрану дома.

Тэрада тоже был включён в «команду», но, незаметно взяв все дела в свои руки, сложил с себя обязанности дежурного. Кохияме же охрану дома не доверяли, боясь, что он может попытаться связаться с внешним миром; его считали человеком опасным и ненадёжным и держали под постоянным надзором. Но и у него были свои обязанности: он занимался приёмкой продуктов, дезинфекцией помещений, а также помогал Эмме по кухне.

— Что-нибудь случилось? — спросил Кохияма.

— Только что приходила жена Хамуры и заявила, что он пропал — вышел куда-то и исчез. А ворота заперты, так что он, должно быть, где-нибудь здесь.

— Зачем же она его отпустила?

— Попробуйте у неё это спросить! — проворчал Катасэ. — Она набрасывается на вас, как квочка. Эта мегера считает нас виновными в том, что её муж свихнулся.

— Что ж, давайте поищем, — предложил Кохияма.

— Спасибо за помощь, — поблагодарил Муракоси.

Муракоси и Катасэ повернули налево, а Кохияма пошёл направо. Двор был довольно большой — более девятисот квадратных метров. Участок, примыкавший к парку, при теперешней дороговизне стоил немало, но учредитель института Каньо, получивший крупную сумму за изобретение нового антибиотика, всё же приобрёл его. Здание института на улице Накамэгуро становилось тесновато, и здесь, кроме дома для сотрудников, предполагалось выстроить ещё один корпус. Была подготовлена площадка и возведён фундамент, но на постройку дома не хватило денег.

Поднявшись вверх по узкой тропинке и раздвинув засохшие кусты, Кохияма увидел белеющий в темноте бетонный фундамент. Он вытащил электрический карманный фонарик. Вдруг ему послышалось чьё-то бормотание. По-видимому, это был голос пропавшего. Хамура непрерывно твердил не то молитву, не то заклинание, и его монотонный голос в темноте наводил жуть. Кохияма погасил фонарик и прислушался.

— Эта дрянь Юрико собирается меня убить, потому что у меня чума, она опасный человек. Вчера ночью взяла мокрое полотенце, сложила вдвое и зацепила мне нос и рот, чтобы я задохнулся. Эта гадюка служит теперь надзирателем, ей поручено убивать больных чумой. Она хочет получить за меня миллион двести тридцать тысяч иен моих сбережений и пятьсот миллионов иен страховки! А потом она убьёт бедняжку Тамико. Она всё время пичкает её, обкормит ребёнка, и ребёнок погибнет. Жаль девочку… эта стерва Юрико поклялась извести нас…

Юрико — было имя жены Хамуры.

Похоже, что Хамура рыл землю лопатой.

— А эта медсестра, — продолжал Хамура, — что сегодня явилась к Эмме, тоже хорошая штучка. Она наверняка собирается убить подругу. Убьёт, а наряды возьмёт себе. Эти надзиратели в чумных изоляторах только для того сюда и идут работать, чтобы завладеть вещами умерших.

Лопата случала всё громче, и порой её удары заглушали голос Хамуры. Время от времени металл, ударяясь о камень, высекал искры.

— Чуму вызывают никакие не бациллы! Это всё выдумки учёных. Никто так не врёт, как учёные. Как это их называют? Ах да, софисты! Премьер Иосида — вот кто был великий человек! Уж он-то знал, что к чему. Он говорил, что чума появляется в воздухе и начинает кишеть в нём, как кишат черви в земле. Как это называется? А, вспомнил — самозарождение! Это люди отравляют воздух чумой. Как только мир переполняется злыми людьми, из углекислого газа, который они выдыхают, зарождается чума… Она поражает добрых людей и отравляет их кровь. Поэтому все эти изоляторы — чепуха! Ведь в них вместе с хорошими людьми находятся и скверные люди, так как же тут спасёшься?

Хамура всё говорил, говорил без остановки и вдруг умолк.

— Ну вот, могила готова, — после долгой паузы произнёс он, — зачем мне лежать на общем кладбище! Там всех сваливают в одну кучу. И женщины и мужчины там. И многое ещё дышат! И все только хорошие люди. А я вот никого не побеспокоил, сам себе вырыл могилу!

Кохияме показалось, что Хамура собирается лечь в яму. Он снова зажёг фонарь и бросился к нему.

— Хамура-сан! — крикнул он и обхватил Хамуру сзади.

Но тот был очень силён. Одним движением плеч он отшвырнул от себя Кохияму. Кохияма отлетел в сторону и упал на землю.

Но тут засветился ещё один фонарик. Это подошли Муракоси и Катасэ. Они втроём бросились на Хамуру. Муракоси, который отлично владел приёмами дзюдо, скрутил Хамуре руки за спиной, и тот сразу перестал сопротивляться.

— Я не сделал вам больно? — вежливо осведомился Муракоси, увидев, как страдальчески сморщилось лицо Хамуры. — Пойдёмте домой, ваша жена очень беспокоится.

— Чего ей беспокоиться?

— Как это чего беспокоиться?

— Я не понимаю, что случилось, господа? — тупо спросил Хамура. — Чего ради вы тут собрались?

Вместо ответа Кохияма направил луч фонарика на яму.

ВОСПОМИНАНИЯ. 731-Й ОТРЯД

1

Тэраде казалось, будто его постоянно преследует один и тот же сон. Ни днём, ни ночью он не давал ему покоя. Но то был не сон, то были воспоминания о прошлом. Они цепко держали его в своей власти и независимо от его воли заставляли то и дело возвращаться мыслями к прошлому, словно время само двигалось вспять.

Выцветший японский национальный флаг, прикреплённый к стене руками покойного Убукаты, служил живым напоминанием об этом прошлом. И ещё один предмет настойчиво напоминал ему о прошлом — пипетка, по форме напоминавшая шахматную пешку. Стеклянная трубочка с утолщением посередине — точно змея, проглотившая лягушку. Прижимая указательным пальцем резиновый наконечник, он регулировал количество выливаемой жидкости. Такими пипетками пользовались в довоенной японской армии. Пробирки в стойке были наполнены мутным сероватым раствором. Тэрада поочерёдно капал в них из пипетки, и там, внутри пробирок, шла какая-то невидимая борьба. Внезапно он взял сосуд с культурой бактерий и, словно в отчаянии, вылил туда всю жидкость, оставшуюся в пипетке.

…Унылая болотистая местность. За толстыми стенами высится грязновато-жёлтое здание. Там в одной из лабораторий, наверное, и родилась злополучная бацилла, которую ничем не истребишь. А сейчас целая колония этих бацилл заключена в сосуде, стоящем перед ним на лабораторном столе.

Станция Пинфань под Харбином в бывшем Маньчжоуго…

Тридцать километров к югу от Харбина. На целых пять километров протянулся высокий земляной вал с колючей проволокой наверху. Вход на территорию строго воспрещён. Без удостоверения военнослужащего Квантунской армии никто не имел права ближе чем на десять километров даже проезжать мимо этого места.

Здесь был даже свой ангар с одним лёгким и двумя тяжёлыми бомбардировщиками, транспортными самолётами и несколькими истребителями. Воздушное пространство над территорией было объявлено запретной зоной.

Сойдя с поезда на станции Пинфань, вы попадали на унылую равнину, типичную для северной Маньчжурии, а если пройти несколько десятков метров, перед вами неожиданно вырастала тёмная громада, похожая на гигантский военный корабль. К небу поднимались высокие закопчённые трубы. Это и была основная база 731-го отряда генерала Исии.

Весной 1944 года Тэрада был зачислен в 4-й отдел 731-го отряда. Главной задачей их отдела считалось «разведение и культивирование бактерий, а также приготовление вакцин и иммунных сывороток». Однако Тэрада, офицер низшего ранга, не имел представления об общем объёме работ. Узнал он об этом лишь из материалов хабаровского процесса по делу бывших японских военнослужащих, обвинявшихся в подготовке и применении бактериологического оружия. Ещё на предварительном следствии начальник одного из отделов К. показал:


«…Производя бактерии в массовом количестве, я, как врач-бактериолог, знал, что они предназначаются для уничтожения людей. Однако в то время я считал, что это оправдывается моим долгом офицера японской армии, и потому делал всё от меня зависящее для успешного выполнения возложенных на меня обязанностей, определённых приказами вышестоящих начальников.

В период моей работы в отряде в моём подчинении работало 50–70 человек офицерского, унтер-офицерского и вольнонаёмного состава и имелось всё необходимое оборудование дня культивирования бактерий в массовом количестве.

Возглавлявшееся мною отделение могло производить 100 килограммов чумных бацилл в месяц».


Ссылки бывшего начальника отдела на офицерский долг, на желание как можно лучше выполнять приказ начальства мог бы точно так же привести в своё оправдание и Тэрада. Ведь он-то был всего лишь одним из многих, находившихся в подчинении у этого офицера.

Сто килограммов чумных бактерий — это огромное количество. Но производственные возможности всего 4-го отдела позволяли готовить ежемесячно до трёхсот килограммов этих бактерий. Вот что показал начальник 4-го отдела на процессе в Хабаровске:


О т в е т. Я работал в качестве начальника производственного отделения 4-го отдела и поэтому расскажу сначала о производственном оборудовании этого отделения.

Оборудование для массового производства бактерий в этом отделении состояло из двух систем. Сначала я расскажу о первой системе. Это прежде всего котлы для изготовления питательной среды для выращивания бактерий. Таких котлов было 4, каждый из них был ёмкостью примерно около 1 тонны. Питательная среда помещалась в специальные культиваторы системы Исии, которые помещались в специальные автоклавы; таких автоклавов было 14, каждый из автоклавов вмещал около 30 культиваторов. Таким образом, было возможно при полной загрузке поместить одновременно в автоклавы 420 культиваторов…

В о п р о с: Какое количество бактерий производилось за один месяц?

О т в е т: При максимальном использовании производственной мощности 4-го отдела и наилучших условиях возможно было теоретически производить чумных бактерий в течение месяца до 300 килограммов, но практически для этого использовались всего только 500 культиваторов, которые давали возможность производить за один цикл 10 килограммов чумных бацилл, каждый культиватор давал по 20 граммов.

В о п р о с: Сколько бактерий брюшного тифа можно было производить при максимальной загрузке?

О т в е т: За месяц — от 800 до 900 килограммов.

В о п р о с: Сибирской язвы?

О т в е т: Около 600 килограммов.

В о п р о с: Холеры?

О т в е т: Около 1 тонны.

В о п р о с: Паратифа?

О т в е т: Так же, как и тифа.

В о п р ос: Дизентерии?

О т в е т: Так же.

В о п р о с: Я правильно вас понял, что во всех котлах, которые имелись в отделе № 4, можно было изготовить 8 тонн питательной среды?

О т в е т: Да, правильно. В первой системе — 4 тонны, во второй системе также можно было изготовить 4 тонны.

…Для охлаждения культиваторов существовало два холодильника. Затем после того как питательная среда остывала, производили посев бактерий. Эти бактерии размножались, затем производили снятие их. Для этого имелись две специальные комнаты…»


Тэрада вспомнил о комнате, находящейся напротив кабинета, в котором он сейчас сидел. Там стоял холодильник покойного Убукаты. Старый, с облупившейся, пожелтевшей эмалью холодильник, внутри которого время от времени вдруг начинал гудеть мотор.

Убуката служил в 1-м отделе 731-го отряда. Тэрада знал только, что в задачу 1-го отдела входило «использование бактерий, изучение защитных средств и производство опытов». Он не сомневался, что Убуката такой же офицер низшего ранга, как и он сам.

Они служили в одном и том же отряде, были однокашниками по университету, друзьями, но на службе встречались редко. Строжайшая конспирация соблюдалась в отряде и в отношениях между его подразделениями. У Тэрады были свои обязанности, о которых не знал Убуката, и наоборот. К тому же отряд Иски — крупное соединение, насчитывавшее три тысячи человек, — приравнивался к дивизии.

1-й отдел размещался на территории, обнесённой кирпичной стеной. 2-й, 3-й и 4-й отделы — в другом месте.

В отряде была своё жандармское отделение. Время от времени в ворота въезжали чёрные автофургоны без окон, имевшие лишь вентиляционные отверстия. Эти машины быстро исчезали за кирпичной оградой, где размешались центральные службы отряда.

«Эта машина вмещает сразу по двадцать «брёвен», — сказал как-то Тэраде один из офицеров.

Сначала он не понял, о чём идёт речь и почему эти «брёвна» привозят в закрытых машинах, соблюдая строжайшую секретность, но вскоре узнал, что «брёвнами» здесь именовали заключённых, которых доставляли сюда, чтобы производить над ними опыты, иными словами, чтобы умертвить. Здесь они уже не были людьми, они становились «брёвнами», и их считали на штуки. И для врачей, производивших над ними опыты, они были не живыми людьми, у которых были имена и фамилии, а просто номерами. И это, если хотите, вовсе не проявление бесчеловечности. Презрительно называя своих подопытных «брёвнами», врачи 731-го отряда старались как бы оградить то человеческое, что в них ещё оставалось. Жандармы называли эти автобусные рейсы ещё оригинальнее: «особые отправки».

Привозились в отряд не только «брёвна». От станции Пинфань шла ветка, которая подходила близко к территории отряда. С этой ветки грузовики, въезжавшие через задние ворота, помимо различного лабораторного оборудования и химических препаратов, подвозили белых мышей, крыс, морских свинок, кроликов и других грызунов.

Тэраде приходилось не раз видеть, как эти «грузы», доставленные из 643-го отряда — хайлиньского филиала отряда Исии, — переносились во 2-й отдел.

В здании 2-го отдела стояли в ряд тысячи инкубаторов, о которых Тэрада ничего не знал. В каждый инкубатор помещалась питательная среда и по нескольку блох: с помощью специального приспособления привязывались белые мыши. Как только эти мыши начинали околевать от чумы, носители инфекции — блохи — переходили на здоровых мышей; мышей заменяли три-четыре раза в месяц. При укусе здоровой мыши чумные бациллы, наполнявшие желудок блохи, извергались, и кровь блохи обновлялась.

Таким образом, в каждом инкубаторе за 3–4 месяца выводилось до 150 миллионов чумных блох.

Однажды Тэрада слышал от сотрудника 2-го отдела, что в своё время генерал Исии, обращаясь к руководящим офицерам этого отдела, говорил: «Мы должны приложить все усилия к тому, чтобы повысить производительную способность отряда по разведению насекомых. Необходимо поднять производство чумной бациллы за 3–4 месяца до 60 килограммов. А в дальнейшем до 200 килограммов».

2

Что, собственно, тогда происходило?

Тэрада состоял в отряде бактериологического оружия, был одним из его сотрудников — от этого никуда не уйдёшь. Хочешь не хочешь, с этим приходилось мириться.

Но, как ни странно, он не мог в это поверить. Не мог поверить и в то же время старался добросовестно относиться к своим обязанностям, считая, что выполняет долг офицера японской армии.

Иногда он навещал Убукату, который работал в главном здании за кирпичной стеной. Однажды Убуката вдруг сам позвонил ему и пригласил к себе. У Убукаты он застал молодых офицеров и из других отделов. Все были очень возбуждены.

— Что здесь происходит? — спросил Тэрада.

— Собираемся кое-что продемонстрировать, и очень интересное, — ответил Убуката.

— Интересное?

— Ещё бы! Такие, брат, опыты! Закачаешься! Хочешь посмотреть?

— Гм… Хорошо, — после некоторого колебания согласился Тэрада.

В течение нескольких месяцев его всё больше и больше томило любопытство: хотелось узнать, что за опыты производит Убуката. Ему было интересно знать это и как начинающему военному врачу.

В подвале главного здания имелся секретный ход. Через него офицеры во главе с майором Н., начальником Убукаты, вышли к зданию внутренней тюрьмы.

Двухэтажная тюрьма стояла посреди внутреннего дворика, который образовали прямоугольные корпуса главного здания. Снаружи этот двор нельзя было заметить. Через секретный ход сюда и препровождались заключённые.

В северной Маньчжурии стояла тогда глубокая зима. В помещении тюрьмы было ужасно холодно.

Тюремное здание имело два крыла; группа военных врачей в белых халатах вошла в подъезд правого крыла. От дверей вёл коридор метра полтора шириной. У входа находилось караульное помещение. По всей длине коридора тянулись полутёмные, с железными решётками одиночные камеры. Через глазок можно было увидеть сидевших в них людей. В камерах сидели китайцы и русские. Были среди них и женщины.

Сначала врачи направились в тюремную лабораторию, находившуюся в конце коридора.

Здесь на длинной скамье в ряд сидели пятеро мужчин, по виду крестьяне. Закованные в кандалы руки они держали на коленях.

У двоих совершенно не было пальцев на руках, а кисти были похожи на обгоревшие обрубки. Ещё у двоих последние суставы пальцев словно обгрызли крысы. У пятого руки были целы, но зато обнажённые ноги были изъедены язвами до костей.

— Опыты по обмораживанию, — пояснил майор Н.

Эти опыты производились следующим образом. Ночью в двадцатиградусный мороз заключённого выводили во двор, подставляли голые руки под вентилятор и при этом время от времени постукивали по ним палочкой, пока звук не становился похожим на удары по дереву.

Или, например, заставляли заключённых окунуть руки в бочку с водой и с мокрыми руками несколько часов держали на морозе. Или в студёные ночи вынуждали подолгу стоять босиком на снегу.

Затем заключённого вводили в помещение. Здесь ему приказывали погрузить руки или нога в тёплую воду, которую постепенно подогревали. Таким образом изучались способы отогревания обмороженных конечностей.

Из лаборатории врачи направились к камерам. Остановившись против одной из них, майор Н. сказал:

— Посмотрите повнимательнее.

На полу сидел худой как скелет человек. Ему можно было дать лет тридцать пять. Драная синяя рубаха была раскрыта на груди, и на коже виднелось несколько багровых язв диаметром сантиметров до пяти.

Надзиратель вошёл в камеру и что-то приказал заключённому. Человек поднялся, сделал несколько шагов и рухнул, как подрубленное дерево.

— Ноги подкашиваются — это один из признаков чумы, — прошептал Убуката своему приятелю.

Из анатомического театра, мимо которого они проходили, нёсся отвратительный трупный запах. Трупы сжигали в специальных печах, дым которых чёрным облаком валил из высоких труб. Тэрада слышал, что тут не один врач сошёл с ума.

Больше Тэрада ни разу не был в этой тюрьме. Но вскоре он снова встретился с Убукатой. Произошло это на полигоне близ станции Аньда. Кругом тянулась голая бескрайняя равнина. Лишь где-то вдали торчали засохшие ивы, похожие на перевёрнутые бамбуковые метёлки.

Полигон этот предназначался для испытания «в боевых условиях» результатов исследований и опытов, проводившихся в лабораториях отряда. Он находился в ведении 2-го отдела, но на испытании присутствовали офицеры 1-го и 4-го отделов.

Из сводок, поступавших с полигона, Тэрада знал, что там производились испытания фарфоровых бактериологических бомб системы Исии, которые сбрасывались с самолётов. Происходило это так.

На полигоне поднимались флаги и зажигались дымовые шашки, с базы отряда прилетал специальный самолёт. Покружив над полигоном, сбрасывал штук двадцать бомб. Бомбы взрывались на расстоянии 100–200 метров от земли, и из них тучками вылетали чумные блохи.

После этого оставалось только ждать, когда блохи доберутся до находившихся на полигоне заключённых, которых через несколько часов подвергали дезинфекционной обработке (чтобы они не занесли с собой блох) и на самолёте отравляли на базу, где наблюдали за результатами испытаний.

Первое испытание прошло неудачно. Причиной этого было то, что испытания производились в разгар лета, когда блохи недостаточно активны.

Тэрада присутствовал во время новых испытаний.

Десять «брёвен» привязали к столбам, вкопанным в землю с промежутками 5 метров. День был холодный, морозный. Заключённые, посинев от холода, дрожали всем телом.

Против каждого из них на расстоянии 10 метров установили баллоны, в которых содержалась культура чумы. К каждому баллону были подведены электровзрыватели.

Когда офицер в белом халате нажал на кнопку взрывного устройства, раздался звук лопающегося стекла. Баллоны разлетелись вдребезги. Бактериальная жидкость вырвалась из них густым паром и стала рассеиваться вокруг. Кто-то испуганно вскрикнул, но остальные, стиснув зубы, злобно смотрели на своих мучителей в белых халатах.

Это был опыт заражения через дыхательные пути, заражения чумной пневмонией, которая заканчивается гибелью больного через 2–3 суток.

— Чепуха, вряд ли что-нибудь из этого получится, — прошептал Тэрада на ухо Убукате.

Действительно, и этот опыт оказался неудачным. Но ещё до того, как он узнал о результатах опыта, Тэрада был переведён в 3-й отдел.

Причины перевода он не знал. Возможно, дело было в том, что он не добился успехов в 4-м отделе. Однако позднее, когда он был интернирован, это обстоятельство оказалось для него спасительным. Дело в том, что в ведении 3-го отдела находились лишь две службы: госпиталь, который обслуживал личный состав отряда, и Служба противоэпидемической защиты профилактики водоснабжения, расквартированная в Харбине. Что касается этой службы, то она существовала в первую очередь как официальное прикрытие секретных целей 731-го отряда.

После перехода в 3-й отдел Тэрада переехал в Харбин: к этому времени он уже получил звание поручика медико-санитарной службы. В соответствии с официальной задачей харбинского филиала он вёл работу по противоэпидемической защите и профилактике водоснабжения всех гарнизонов Квантунской армии. С Убукатой он больше не встречался до самого конца войны. Судя по всему, тот довольно часто наведывался в Харбин по служебным делам, но с Тэрадой они не виделись. До Тэрады доходили слухи, что Убуката слывёт в 1-м отделе одним из наиболее серьёзных и опытных военных врачей. Когда Убуката снова появился перед своим другом, он уже был в роли офицера, укрывающегося от плена, с ним была будущая мать Эммы. Тэрада загорелся желанием во что бы то ни стало спасти их. Основная база 731-го отряда была уничтожена, с прошлым было покончено. Тэрада считал своим долгом помочь Убукате скрыться. Возможно, он думал тогда не только об Убукате, он хотел, чтобы и его собственное прошлое было навсегда вычеркнуто из людской памяти. И побуждал его к этому, возможно не только страх перед победителями, но и страх перед самим собой, перед собственной совестью. Однако Тэрада до сих пор не мог бы ответить на вопрос, правильно ли он тогда поступил.

Попав в плен к русским, он должен был выступать свидетелем на судебном процессе в Хабаровске. Но его так почему-то и не вызвали в суд. Он работал врачом в лагере для японских военнопленных, пока наконец ему однажды не разрешили вернуться на родину.

Вернулся он совсем иным человеком, он уже был не тем молодым медиком, который увлекался поэзией. Дня него начались серые будни рядового сотрудника частной фармацевтической фирмы…

Словно очнувшись от сна, Тэрада бросил пипетку на стол, и вдруг губы, помимо его воли, зашептали стихи Хагивары, которые он когда-то часто повторял в лагере:


…остывшее сердце молчит.

Пусто на сердце, в нём отзвука нет…


«Странно, — подумал он с удивлением, — стихи эти отвечают сейчас моему настроению, пожалуй, даже больше, чем тогда, в лагере…»

ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ ГИБЕЛИ

1

Наступило четвёртое утро пребывания в карантине. У Эммы по-прежнему держалась высокая температура. Кохияма, который поочерёдно с Сатико всю ночь дежурил у постели больной, устал и прилёг на диване. Но Сатико казалась двужильной. Бессонная ночь не оставила ни малейшего следа на её лице, и от её стройного, гибкого тела манекенщицы, как всегда, веяло свежестью и бодростью.

Вот она вбежала в гостиную, чтобы набрать льда из холодильника, и тут же подскочила к дивану, где дремал Кохияма.

— Какое у вас милое лицо, когда вы спите? — прощебетала она. — Прелесть просто!

С трудом продирая глаза, Кохияма вспомнил свою прежнюю возлюбленную, она тоже часто это говорила. «Всем женщинам почему-то нравятся лица спящих мужчин, — ворчливо отвечал он, бывало, своей любовнице. — Просто сказывается, видимо, материнский инстинкт».

— Вы не ошиблись адресом со своим комплиментом? — ответил он Сатико.

— Фу, противный! — сделав гримасу, сказала девушка. — Я ведь от души!

— Но вы, по-моему, говорили, что вам больше по душе умные мужчины, вам нравятся учёные. Вот Катасэ, например, окончил медицинский факультет, и вообще малый талантливый!

— Ну нет, я не люблю ветреников, — чуть скривив накрашенные губки, ответила Сатико, но чувствовалось, что говорит она это не совсем искренне.

— Эмме, кажется, лучше стало?

— По-моему, да, — ответила Сатико. — Она даже уснула. — И, смеясь одними глазами, добавила: — Я понимаю, почему вы хотите навязать мне Катасэ. Вам нужно его отвлечь…

«А тонкая ты штучка!..» — подумал Кохияма. За сутки, что Сатико провела под крышей этого дома, обстановка в изоляторе как-то сразу разрядилась. А это сейчас было так важно!

Уже совсем рассвело. В холодном воздухе раздавались тревожные птичьи голоса, где-то позади парка звенели первые трамваи, переполненные людьми, спешащими на работу.

Наступило время, когда все берутся за дело. В эти утренние часы у всякого человека, в каком бы тяжёлом положении он ни был, всегда появляется какая-то надежда. Но здесь, в изоляторе, единственными живыми существами, которые «строили планы на будущее», были, кажется, одни чумные микробы.

Кохияма смотрел на старенькую икону пресвятой девы, висевшую в гостиной на стене. Он вспомнил, как перед этой иконой Эмма однажды в отчаянии воскликнула: «Как же так! А ещё говорят, что, когда дьявол начинает делать своё дело, берётся за дело и бог!..»

Кохияма считал, что пока нет оснований говорить о «победе дьявола». Он не забывал, что и самой своей встречей с Эммой он обязан «козням дьявола».

В гостиную вошёл Катасэ. С тех пор как Кохияма с позором выставил этого молодца из комнаты Эммы, он стал кроток как ягнёнок. Всякий раз, когда они встречались, Катасэ подобострастно улыбался и воровато-заискивающе заглядывал в глаза.

Так было и сейчас.

— Кохияма-сан, а у меня есть для вас кое-что новенькое, — обратился к нему Катасэ.

— Что именно?

— Небольшое исследование по вопросу, который, кажется, вас очень интересует. — Катасэ протянул ему раскрытый журнал и ткнул пальцем в оглавление. Там значилась статья бактериолога Х.В.: «Некоторые соображения по вопросу о наследственности у устойчивых микробов». — Интересный материал, — с апломбом заявил Катасэ. — Написано так, что любой дилетант разберётся, хотя речь здесь идёт о новейшей научной проблематике. — Затем, понизив голос, он добавил: — Только, пожалуйста, этому типу на втором этаже — ни слова. Если он узнает, что я посвящаю вас в такие вещи, беды не оберёшься!

— Хорошо, — сухо ответил Кохияма, делая вид, что его не так уж интересует статья. В своё время он просил Катасэ познакомить его подробнее с проблемой наследственной передачи свойств устойчивости у микроорганизмов, но тот отказался, сославшись на свою неосведомлённость. Откуда вдруг сейчас эта готовность услужить? Нет, здесь определённо скрывается какой-то подвох! Наверняка он что-то затевает, чтобы отплатить за инцидент в комнате Эммы. И вероятно, у него есть и ещё какая-то цель. Впрочем, плевать! Кохияме надоело листать старые медицинские книги, так или иначе он был рад, что ему удалось получить в руки свежий материал, касающийся интересовавшей его проблемы.

Он пробежал глазами статью — в тексте то и дело встречались термины на немецком и английском. Кохияма привык уже к таким текстам и разбирался в них не хуже студента-медика. После бессонной ночи глаза у него покраснели. И всё-таки он решил сейчас же прочесть статью. Однако не успел он пробежать глазами несколько строчек, как в гостиную вошёл Муракоси. Лицо у него было бледное и необычно напряжённое.

— Тэрада-сан на втором этаже? — Он обратился почему-то к Кохияме и, получив утвердительный ответ, направился на второй этаж. Катасэ пошёл за ним.

— Что это они так нахохлились? — спросила Сатико, недоуменно пожав плечами.

Со второго этажа донеслись возбуждённые голоса. Там явно начался какой-то спор. Тэрада вдруг перешёл на крик. Очевидно, Муракоси его рассердил. Перепалка, как видно, достигла кульминации. Ведь можно быть учёным и не быть джентльменом. Поведение Катасэ — красноречивое тому доказательство. Тем более что дело происходило в доме, над которым нависла грозная тень смерти и где многое могло считаться не столь уж великим грехом.

Кохияма взбежал наверх. При её появлении мужчины притихли.

Тэрада, не спавший, видно, всю ночь, казался совершенно изнурённым.

— Это приказ директора! — сказал Катасэ.

— Я вижу, вы так ничего и не поняли, — отвечал Тэрада. — Ваш директор сам просил меня, как друга покойного, позаботиться обо всём. Кроме того, я официально назначен начальником исследовательского отдела фармацевтической фирмы Гоко.

— Но ведь ответственным за подведение итогов исследований покойного официально назначен я! — возразил Муракоси.

— «Официально» может означать и «формально»! Разве вам эта работа под силу?!

— Да он просто хочет присвоить себе труды покойного друга!

— Ваш директор подобных подозрений не питает. Позавчера вечером он звонил мне и просил лишь поскорее закончить работу.

Кохияме вспомнился телефонный разговор, свидетелем которого он был позавчера, когда тайком пробрался в кабинет Убукаты. «К сожалению, пока ещё нет, — сказал тогда Тэрада. — Пусть подождут!»

— Да, но дело больше не терпит, — вмешался Катасэ.

— Что значит не терпит?

— А то, что не сегодня-завтра они, возможно, сами придут за материалом. Сегодня утром мне об этом сообщили по телефону.

— Сами? — переспросил Тэрада.

— Да. Будет скандал, и вся ответственность ляжет на вас. — Катасэ обернулся к Кохияме, как бы желая заручиться его поддержкой.

По-видимому, в расчёте на эту поддержку он и принёс ему тайком медицинский журнал. Он надеялся, что в случае скандала у Тэрады не окажется союзников и он останется в одиночестве. Он знал, что Кохияма настаивал на том, чтобы Тэрада открыто объявил о содержании работ Убукаты, и, получив отказ, стал относиться к нему с неприязнью. Это давало Катасэ основание надеяться, что Кохияма примет их сторону, когда они свалят всю ответственность на Тэраду.

— Ну и пусть приходят! — закричал Тэрада. — Придут и уйдут ни с чем.

— Вот как! — передёрнул плечами Муракоси. — Мы ведь все будем поставлены в дурацкое положение! Это крайняя безответственность.

— Безответственность? А что знает об ответственности такая бездарность, как вы!

— Бездарность? Возьмите назад свои слова, Тэрада-сан! Вы отдаёте себе отчёт в том, что говорите?

— Отдаю. И готов сто раз повторить: вы бездарь и, пока вы занимаетесь риккетсиями, они могут спать спокойно.

— Да вы не в своём уме, Тэрада-сан!

Муракоси, которого обозвали бездарью, был, видимо, крайне обозлён. Побледнев как полотно, он сжат кулаки и подступил к Тэраде.

— Успокойтесь, пожалуйста! — Кохияма встал между ними.

— Ничего, Кохияма-кун, — сказал Тэрада, отстраняя его рукой. Он выпрямился и занял оборонительную позицию.

— Прошу извинить, но мне совершенно нет дела до того, будете ли вы драться или убивать друг друга, — сказал Кохияма. — Но внизу лежит с высокой температурой Эмма. А вы ничем не хотите ей помочь, даже сбить температуру не можете. Так какое же вы имеете право кричать здесь и беспокоить больную? Где ваша совесть?!

Последние слова Кохиямы, по-видимому, подействовали, спорщики замолчали, в коридоре водворилась тишина.

2

Днём, задолго до обычного времени, приехал доктор Канатам. Вернувшись в Токио и узнав, что накануне вечером ему звонил Кохияма, он почувствовал что-то недоброе и поспешил в «изолятор».

На этот раз все собрались в квартире Убукаты. Не было только супругов Хамура.

Дело в том, что с болезнью Эммы была связана и их дальнейшая судьба, а кроме того, все хотели лично удостовериться в диагнозе, и если это всё-таки чума, они должны были собственными глазами увидеть, что представляет собой эта редкая в наши дни болезнь.

Они были похожи сейчас на студентов, которые жадно впиваются глазами в больного, привезённого для демонстрации из университетской клиники.

Вместе с Канагаи и Сатико в комнату Эммы вошёл Тэрада. Они были там довольно долго.

— Ну что? — Кохияма бросился к ним, как только они появились в гостиной. Он очень тревожился за Эмму и не мог больше оставаться в неведении.

— Ни у кого больше жалоб нет? — густым басом, почёсывая затылок и обводя взглядом собравшихся, спросил Канагаи.

— Нет.

Все молчали, стараясь догадаться, почему Канагаи начал с этого вопроса.

А Канагаи немного терялся перед этим собранием биологов. А тут ещё примешивалась неприязнь, которая издавна существует между врачами-практиками и учёными-теоретиками.

— Я осмотрел больную, — сказал Канагаи, — и думаю, что пока подозрений на чуму нет.

— Правда? — с облегчением воскликнул Кохияма.

— Пока у меня ещё нет полной картины, но у неё все признаки вирусного гриппа. Сейчас вирус В гуляет по всему городу.

— Но мы ведь совершенно изолированы от внешнего мира. Как же она могла заразиться?

— Если чумная палочка может проникнуть отсюда наружу, то вирусу, который передаётся легче, проникнуть сюда ничего не стоит, — с усмешкой сказал Катасэ.

— Но ведь вы, Тэрада-сан, говорили, что острое воспаление лёгких, особенно во время гриппа, очень похоже на начальную стадию чумной пневмонии? — игнорируя замечание Катасэ и поворачиваясь к нему спиной, сказал Кохияма.

Тэрада, который, казалось, был поглощён своими мыслями, пристально посмотрел на него, но ничего не ответил.

— Разумеется, Тэрада-сан прав, — сказал Канагаи. — Мы в клинике не сталкивались с чумной пневмонией и в результате потеряли доктора Убукату, приняв поначалу его болезнь за обычное воспаление лёгких.

— Но Эмма, надеюсь, не внушает такого рода беспокойства? — снова встревожился Кохияма.

— Пока нет, пока нет, — ответил Канагаи. — Но всё-таки нужно быть настороже.

— Значит, опасность пока остаётся?

— Конечно, остаётся, — нарушил наконец молчание Тэрада. — В клинике займутся вирусом, а мы здесь — проверкой на чумной микроб.

— Чтобы при гриппе вдруг активизировался чумной микроб — такое я слышу впервые, — съязвил по адресу Тэрады Муракоси.

— Пока в лёгких у неё всё чисто, так что, думаю, всё обойдётся. Но необходимо продолжать тщательное наблюдение. — Сказав это, Канагаи быстро положил в свой чемоданчик стетоскоп и металлический бокс со шприцами. Защёлкнув чемоданчик, Канагаи вышел в прихожую. И, только надев обувь, он вдруг спросил:

— А как Хамура-сан?

О Хамуре почему-то все забыли. Канагаи задал свой вопрос, ничего не подозревая, всем своим видом как бы говоря, что к этому здоровяку, наверное, вряд ли стоит и заходить.

— Простите, мы о нём забыли, — сказал Тэрада, — но я попрошу вас зайти к нему и внимательно его осмотреть.

— Неужели с ним что-нибудь случилось? — удивлённо спросил Канагаи, но Тэрада уже направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Он с трудом переставлял ноги и пошатывался. Глядя ему в спину, Кохияма подумал: «Вот кто, кажется, действительно болен, и посерьёзнее, чем все остальные».

— У Хамуры нервное расстройство, что-то вроде психоза… — вместо Тэрады ответил Катасэ.

— Да вы шутите! — Канагаи изумлённо посмотрел на него.

— Как ни странно, но это так, — ответил Катасэ и пошёл проводить доктора. Но тут с криком ворвалась госпожа Хамура с ребёнком на руках.

— Сэнсэй[10]! Канагаи-сэнсэй! Мы вас так давно ждём!

Лицо её было бледно, волосы растрёпаны.

— Что там у вас случилось? — обеспокоенно спросил Канагаи.

— Он сбежал. Услышал, что вы пришли, и сбежал.

Госпожа Хамура указывала куда-то в открытую дверь.

Катасэ, Муракоси и Кохияма, знавшие о вчерашнем «рытье могилы», не говоря ни слова, выскочили из дому. Они сразу бросились к фундаменту невыстроенного дома. Но тут же остановились. И не только потому, что Сатико причала им из окна: «Не туда, не туда!» Они уже и сами увидели Хамуру.

3

Вид у управляющего делами был более чем странный. Он был почти голый, полосатые трусы спустились и, казалось, вот-вот упадут. Тем не менее он был в ботинках.

В таком необычном виде он с бешеной скоростью носился по двору под пасмурным небом, затянутым серой пеленой. Он бегал по площадке перед домом, и, судя по всему, у него и в мыслях не было бежать к забору, за которым начинался парк Инокасира.

Окружённый высокой бетонной стеной двор был вдоль стены обсажен кипарисами. Если бы кто-нибудь и забрался на забор, он и тогда не смог бы увидеть этой странной сцены.

Передний двор был не так уж мал: окружность одного лишь газона достигала более пятидесяти метров. Вокруг этого газона и бегал Хамура. Время от времени он замедлял бег, переходил на шаг и, воздев руки к небу, точно пророк, выкрикивал:

— Через три дня Токио погибнет! Умрёт девять миллионов шестьсот девяносто семь тысяч человек! Погибнет всё население!

Видимо, то же самое он говорил жене. По-видимому, Хамура был уверен, что именно эта цифра соответствует точным статистическим данным о населении столицы.

Хамура в своих полосатых трусах являл собой зрелище и странное и смешное, но вместе с тем эта сцена вызывала такое ощущение, точно перед вами разыгрывалась какая-то жуткая мистерия.

— Это ужасно! — проговорил Канагаи, стоявший рядом с Кохиямой.

— Выдаёт себя за пророка, предсказывающего гибель Иерусалима, а на самом деле хочет убежать от чумы, — сказал Муракоси.

— Не от чумы, а от жены, — с улыбкой поправил его Катасэ, зная, что госпожа Хамура осталась в доме.

— Во всяком случае, он не притворяется, — сочувственно вздохнул Канагаи. — Налицо явные признаки невменяемости. Он не выдержал изоляции и страха перед болезнью.

Видеть цветущего мужчину в состоянии помешательства было тяжело. Даже для них, знакомых с подобными душевными заболеваниями, это было угнетающее зрелище.

Но ведь и обезьяна с дерева падает. Кто из присутствующих поручился бы, что и с ним не может случиться нечто подобное! Страх постепенно развеял ироническое спокойствие Катасэ и Муракоси. Все стояли молча, тревожно следя за Хамурой.

— Что ж, мы так и будем глазеть на него? — раздражённо проговорил наконец Кохияма. — Ведь это не учебная аудитория, да и мы не студенты!

В ту же минуту подбежала госпожа Хамура.

— Где ваша совесть, господа учёные? — визгливо закричала она. — Ведь он может простудиться! Вы убьёте его! Ваш институт — самый настоящий рассадник заразы! Сколько раз я уговаривала его уйти с этой проклятой работы, сколько раз говорила ему…

Она громко заплакала и, протягивая вперёд руки, побежала к мужу.

На этот раз дело было не в дурном характере — видимо, она инстинктивно почувствовала непоправимость случившейся с мужем беды и не знала, как выразить своё отчаяние.

Внезапно Хамура прекратил свой бег, перешёл на шаг, и тут он увидел жену. От него шёл пар, в лице не было ни кровинки. Не успела жена сделать к нему шаг, как он круто повернул назад. Она бросилась за ним, но он пулей помчался к забору. Катасэ, Муракоси и Канагаи тоже побежали за ним, но догнать Хамуру было не так-то просто.

Проскочив за живую изгородь, Хамура подпрыгнул и, ухватившись за верхний край ограды, повис на руках. По-видимому, он хотел перелезть через стену. Подоспевший Катасэ кое-как ухватил его за ноги, но Хамура другой ногой стал пинать Катасэ, и тот его отпустил. Тогда за ноги Хамуру схватил Кохияма, но стащить его с забора не удалось. Однако долго Хамура сопротивляться не мог. Внезапно руки его разжались, и он вместе с Кохиямой упал на землю. Все окружили их. Хамура поднялся и, точно затравленный зверь, прижался спиной к забору. Он ободрал грудь о забор, кожа была вся в ссадинах. Жена подошла к нему, взяла его за руки, он даже не пытался оттолкнуть её от себя и лишь смотрел на неё отсутствующим взглядом.

— Госпожа Хамура, отойдите, пожалуйста, — мягко сказал Канагаи. — Всякое волнение для вашего мужа сейчас очень вредно.

— А, доктор! — воскликнул Хамура, переводя на него взгляд. — Что же это вы, милый доктор!.. Люди болеют, а вы и носа не кажете!

— Извините, но так уж вышло, — спокойно отвечал Канагаи. — Я был на встрече однокашников по университету и хватил лишнего.

Госпожа Хамура, всхлипывая, отошла от мужа. Сатико взяла её за руку и увела в дом.

— А что с вами случилось, Хамура-сан? — спросил Канагаи.

— Ничего не случилось, — отвечал Хамура. — Вот эти господа почему-то решили, что я сошёл с ума.

— Неужели? Как нехорошо! Нехорошо! — поддакнул Канагаи.

— Ошибочные диагнозы! Всё дело в ошибочных диагнозах! С доктором Убукатой было то же самое! И у барышни, вероятно, совсем не чума.

Хамура попал, что называется, в точку. Такая проницательность удивляла. Впрочем, это свойство вообще характерно для людей, целиком ушедших в свой внутренний мир.

— Что ж, возможно, так оно и есть, Хамура-сан, — согласился Канагаи. — Но вам следует позаботиться прежде всего о себе. Давайте-ка оденемся, а то вы можете простудиться и умереть.

— Я хорошо знаю, что сейчас всюду грипп. Но меня, доктор, это не пугает. Ведь у меня же чума!

— Это ещё неизвестно…

— Сомневаетесь? Но ведь поэтому я и занимаюсь усиленной гимнастикой: бегаю, прыгаю…

— Это что же, новый лечебный метод?

— А вы не знали? Стыдитесь! Об этом уже много написано. У одного англичанина образовались опухоли в паху и под мышками. Не выдержав страшной боли, он вырвался из дому, прибежал к Темзе и прыгнул в воду. Все думали, что он погиб, а он, переплыв речку туда и обратно, бегом пустился домой и сразу забрался в постель. И представьте, избавился от болезни. Опухоли лопнули, дрянь вся вышла, от пребывания в воде жар спал, и он быстро пошёл на поправку.

— Похоже, что у него была бубонная чума, но ваш рассказ не внушает мне доверия.

— Опять сомневаетесь? Вы, видно, только и можете, что держать больных взаперти. Но у каждого человека свои особенности, и методы лечения тоже должны быть индивидуальными.

— Вот тут я согласен с вами. Давайте вместе подумаем, как мы будем лечиться. Но прежде всего вернёмся в дом, здесь слишком холодно.

— Ну, раз вы со мной согласны, то я подчиняюсь. Пошли!

Все окружили Хамуру и толпой проводили до квартиры, а часа через два за ним прислали санитарную машину из университетской клиники, и его увезли. Так как до истечения срока карантина его нельзя было поместить в психоневрологическое отделение, решено было пока содержал, его в отдельной палате в инфекционном отделении.

Доктор Канагаи поехал вместе с ним. Госпожа Хамура больше не плакала. Бледная, с отрешённым взглядом, она лишь посмотрела вслед санитарной машине, которая исчезала за воротами…

Вернувшись в гостиную, Кохияма достал блокнот и сделан такую запись: «На четвёртый день карантина господина Хамуру забрали в больницу по поводу психического расстройства. А так как на третий день здесь появилась Сатико Ноборикава, число обитателей изолятора, в общем, не уменьшилось».

Число людей в изоляторе не уменьшилось, но после отъезда Хамуры все ощущали какую-то пустоту.

ФАКТОР R У УСТОЙЧИВЫХ БАКТЕРИЙ

1

На пятый день с утра температура у Эммы стала быстро падать и к вечеру снизилась почти до нормальной. Результата анализа на гриппозный вирус В не были получены, но лекарство, прописанное Канагаи, по-видимому, оказало своё действие.

Безумного Хамуру, который так удручающе действовал на всех, увезли. Эмма явно выздоравливала, и в «загородной вилле» воцарилось наконец спокойствие. Но это было обманчивое спокойствие, словно затишье перед бурей.

Тэрада со второго этажа больше не спускался вниз. Катасэ и Муракоси заперлись в другой квартире и, кажется, весь день работали над каким-то документом. Судя по всему, они составляли свой собственный доклад о результатах исследований Убукаты по тем материалам, которые им удалось заполучить.

Госпожа Хамура была у себя, супруги Нисидзака тоже сидели в своей квартире. Правда, на утреннюю прогулку сегодня вышли и они; может быть, потому что со времени установления карантина это был первый спокойный день, сегодня и старенькая жена профессора вышла немного погреться на осеннем солнышке.

Она молча прогуливалась по двору рядом с мужем. Её миниатюрная фигурка в кимоно, со старомодной причёской казалась сошедшей со старинной гравюры. Она, по-видимому, страдала ревматизмом и шла очень медленно, с трудом переставляя ноги. Но лицо сопровождавшего её старого профессора сияло от удовольствия, и он выглядел сейчас особенно молодцеватым.

Сатико, которая всё время ухаживала за Эммой, наконец сморил сон, и теперь она крепко спала в маленькой гардеробной, расположенной рядом с прихожей. Сменивший её Кохияма сидел в комнате Эммы и листал медицинский журнал.

Эмма пошевелилась и открыла глаза.

— Кохияма-сан, подойдите ко мне, — сказала она. Он подошёл к её кровати.

— Обнимите меня!

«Знала ли она уже мужские объятия? — мысленно спросил себя Кохияма. — Наверное, знала». Тем не менее, слова её прозвучали просто и целомудренно, словно в устах ребёнка.

Он обнял тёплые, мягкие плечи. Он почувствовал её упругие груди, и у него перехватило дыхание.

Белое, с чуть поблёкшей гладкой кожей, лицо Эммы было совсем рядом Глаза её с чёрными зрачками и голубоватыми белками теперь казались почти синими. Она уже не выглядела грустной и одинокой, как в первые дни. За время болезни она как-то повзрослела и теперь казалась зрелой женщиной.

— Пойдёмте погуляем, — сказала Эмма.

— Не выдумывайте, лежите, — ответил Кохияма.

— Но я уже здорова. Пойдёмте!

— Температура может снова подскочить. Кроме того, отсюда в парк попасть нельзя.

— Нет, можно. В задней стене забора есть тайный лаз. Когда я была ребёнком, я часто им пользовалась. Иногда я видела в парке женщин, которые вот так же обнимались с мужчинами. Став старше, я всё равно продолжала тут бегать.

— Не надо меня мучить, — сказал Кохияма.

— О, я, наверное, вам уже надоела!

Глаза Эммы вопросительно смотрели на него.

— Да нет, я совсем не о том, — сказал Кохияма.

— Так пойдёмте?

— Сейчас — нет. Но мы с вами обязательно побываем там.

«Лаз в заборе ещё пригодится, когда нужно будет связаться с редакцией», — подумал Кохияма.

— Вы о чём-то задумались? — спросила Эмма. — В такие минуты нельзя думать ни о чём постороннем, это нечестно!

— Да я ни о чём и не думаю.

— Вы, наверное, хотите убежать один? А это нечестно вдвойне!

— Я этого не хочу.

— Но вы как-то неуверенно это говорите…

— Почему? Я ведь ясно сказал, что не хочу.

— Тогда хорошо, — сказала Эмма. — Во всяком случае, этот лаз принадлежит только мне…

Судя по её отрывочным рассказам, Убуката был человеком своенравным и строгим. На протяжении двадцати с лишним послевоенных лет он оставался неженат и вёл одинокую жизнь. Эмму воспитывала старуха служанка. Когда она умерла, девочка была во втором классе колледжа. С тех пор они жили с отцом вдвоём.

Убуката, как это свойственно большинству учёных, очень мало интересовался домашними делами, но придирчиво вмешивался во всё, что касалось Эммы, начиная с того, как она держит ложку, и кончая тем, что она думает и чувствует. Это была грубая, мелочная, ревнивая опека, превратившаяся в манию. Подобно матери, которая боится, что дочь, ослушавшись её, может пойти по дурной дорожке, он решил целиком подчинить Эмму своей воле. Он дал бы сто очков вперёд любому из тех, кто денно и нощно печётся о целомудрии своих дочерей. Так они жили, отец с дочерью, любя и ненавидя друг друга.

Странно, но Кохияма совсем забыл о том, что Эмма метиска. Может, так и должно быть? «Национальные черты, — думал он, — вряд ли определяются расовым происхождением, дело, скорее, в общности языка и психического склада. Взять, например, американцев японского происхождения во втором и особенно третьем поколении, они часто кажутся нам иностранцами в большей степени, чем настоящие американцы. Похожие на японцев типом лица, разрезом глаз, цветом кожи, но не умеющие говорить по-японски, они воспринимаются как люди другой национальности».

Специальные корреспонденты газеты, в которой работал Кохияма, после длительного пребывания за границей часто говорили: «Как хорошо снова оказаться дома, где кругом слышится родная речь!» Их, оказывается, трогал не столько сам факт, что они снова находятся среди японцев, сколько то, что все вокруг говорят на родном языке.

Может быть, язык — это и есть самый существенный признак нации? Возможно, именно поэтому иностранца, который свободно говорит по-японски, как-то даже не воспринимаешь как человека иной, чем ты сам, национальности.

В детстве, когда Эмма посещала школу, она находилась в окружении не людей, а, скорее, зверёнышей, которые из-за цвета глаз, из-за цвета волос могли затеять ссору, избить, покалечить. И когда Кохияма сейчас думал об этом, он обвинял учителей, которые не боролись с этим.

— Я не имею в виду положение, в которое мы попали, но есть ли вообще где-нибудь на белом свете настоящая свобода? — неожиданно спросила Эмма.

— Настоящую свободу и не следует искать где-то, — уклончиво ответил Кохияма.

— Это верно, пожалуй, — согласилась Эмма. — Для меня этот лаз в заборе когда-то был символом свободы. Я даже сумела стать манекенщицей. А что получилось? Меня снова заперли.

— Вы слишком впечатлительны, это же не совсем так.

— Почему?

— Когда вы поправитесь и будет снят карантин, для вас наступит полная свобода. Тогда вам незачем будет и этот лаз.

— Это совсем другое. Это произойдёт только потому, что мой отец умер.

— Ну и что же? Вы столько терпели, столько ждали, что заслужили эту свободу.

— Можно ли быть таким безжалостным? Вы ужасный человек!

Так говорила когда-то и прежняя возлюбленная, упрекая Кохияму в том, что он не желает на ней жениться.

Называя Кохияму сейчас безжалостным и ужасным, Эмма, конечно, преувеличивала. Она хорошо знала, что такое по-настоящему безжалостные люди на примере своего отца. Пожалуй, она, скорее, хотела вызвать Кохияму на какой-то решительный шаг. Он крепче сжал её в объятиях и прильнул губами к её горячим, пересохшим губам. Она высвободила из-под одеяла руки и, нежно гладя его небритые щёки, ответила на поцелуй.

2

Часы дежурства у постели Эммы пролетели для Кохиямы совершенно незаметно. Это был блаженный отдых, какого он давно уже не знал. Если не рассматривать любовь как поединок между мужчиной и женщиной, то она, наверное, и должна приводить человека в такое состояние.

Когда Сатико сменила Кохияму, он вернулся в гостиную и, вооружившись карандашом, начал читать медицинский журнал, принесённый Катасэ.

Бактериолог Х.В. в своей статье писал:

«В битве человечества с болезнетворными бактериями начиная с 30-х годов нашего столетия наступил крутой перелом. Люди получили в свои руки такое мощное оружие, как сульфамидные препараты. Затем в 40-х годах были открыты антибиотики, перед которыми стали быстро отступать такие грозные болезни, как туберкулёз, тиф, дизентерия, холера. Постепенно люди начали забывать о них».

Несмотря на то, что это был специальный медицинский журнал, изложение было простое и ясное. Кохияме статья показалась интересной даже в литературном отношении.

Говоря о появлении среди патогенных микробов бактерий, устойчивых к лекарственным препаратам, автор писал:

«Считают, что несколько десятков процентов всех дизентерийных палочек, распространённых сейчас в Японии, обладают такой устойчивостью. Когда на бактерии, устойчивые к сульфамидным препаратам, стали воздействовать стрептомицином, оказалось, что они приобретают устойчивость и к стрептомицину; стали применять хлорамфеникол, и бактерии начали приобретать устойчивость и к этому препарату. Таким образом, среди болезнетворных микробов появились бактерии, устойчивые и к сульфамидным препаратам, и к стрептомицину, и к хлорамфениколу. Болезнетворные микробы, которые, казалось, резко пошли на убыль, обнаружили поразительную сопротивляемость «чудодейственным лекарственным средствам», и эти средства в значительной степени утратили свою эффективность».

Очевидно, в металлической чашке, в которую Тэрада погрузил тогда платиновый стержень, была культура именно таких бактерий. Конечно, это не были дизентерийные бациллы, но, во всяком случае, это были микробы, устойчивые к сульфамидным препаратам, стрептомицину и тетрациклину.

«Таким образом, — продолжал автор статей, — образовался заколдованный круг. Лекарственные средства, которые считались чудодейственными, перестали быть надёжным оружием в борьбе против патогенных микробов. Изучение устойчивых бактерий превратилось в важнейшую задачу медицинской науки».

И далее:

«С середины 50-х годов быстро шагнуло вперёд учение о наследственности у бактерий. После того как была выяснена детальная структура генов у бактерий, стало известно, что носителем устойчивости к медикаментам является один из генов, из которых состоят хромосомы бактерий. В отличие от микроорганизмов, которые «дрессируются» в лаборатории, всех остальных их собратья микробиологи называют «дикими». Среди так называемых «диких» микробов устойчивые встречаются в количестве от одного на сто тысяч до одного на миллион. Если «дикие» микробы культивировать в соответствующей лекарственной среде, то остаются только устойчивые, остальные погибают. Зато выжившие быстро и бурно размножаются. В результате так называемой мутации и отбора устойчивые бактерии занимают место неустойчивых».

До этого места Кохияма ещё кое-что понимал, но дальше стало труднее, и ему, окончившему не медицинский институт, а английское отделение литературного факультета, сугубо специальные места оказались не по зубам. Он пропустил несколько абзацев и затем снова стал читать.

«То, что фактор устойчивости к лекарственным средствам представляет собой такого рода эписому, было открыто японскими учёными, они же назвали его фактором R (Resistance). Итак, если культивировать устойчивые дизентерийные бациллы вместе с неустойчивыми, то можно подучить только устойчивые дизентерийные бациллы».

Это тоже были более или менее понятно.

О том, что гены, передающие свойство противолекарственной устойчивости у микробов, называются эписомами, Кохияма слышал ещё в редакции от своего шефа Сомэи.

Об этом говорил ему и Тэрада, когда Кохияма тайком проник в кабинет на втором этаже. Тэрада рассказал, что при смешении устойчивых микробов с обычными получаются новые, тоже устойчивые. Значит, он лизнул тогда платиновый стержень, на котором были устойчивые бактерии, выведенные покойным Убукатой? Но для чего он это сделал? Ведь он не похож на человека, любящего театральные эффект.

Когда Кохияма думал об этом, всё начинало казаться ему подозрительным. Возможно, Тэрада хотел внушить ему, что опасно оставаться в комнате, где находятся искусственно выведенные, не поддающиеся никаким лекарственным средствам бактерии, и поэтому лучше как можно скорее уйти отсюда? Но не исключено, что за этим Тэрада хотел скрыть что-то другое, что-то гораздо более важное… Когда Кохияма пытался спросить его о содержании исследований Убукаты, он уклонился от разговора: ответ, что на это потребовалось бы по меньшей мере два-три часа, был явной отговоркой.

Проникнув в кабинет Убукаты, одновременно служивший покойному и лабораторией, Кохияма сразу заподозрил, что здесь ведутся опыты с чумными бациллами. Увидев в металлической чашке студенистую массу, он подумал, что, возможно, это и есть видимое даже невооружённым глазом скопище бурно размножающихся чумных бактерий. Сейчас он снова задавал себе вопрос: почему у него тогда возникло такое подозрение?

«Генетическое исследование устойчивых кишечных палочек» — тема последней работа покойного Убукаты. Но Убуката скоропостижно умер якобы от воспаления лёгких. Как потом оказалось, у него была чума, самая настоящая чума: чумная пневмония! Ведь случаев гибели исследователей в результате заражения бактериями, с которыми они работали, в истории немало. Чтобы установить источник инфекции, нужно прежде всего выяснить, какими исследованиями человек занимался. Конечно, не случайно Убуката отметил на карте очаги распространения чумной инфекции в Южном Вьетнаме, приведённые и бюллетене Всемирной организации здравоохранения.

Но если бы чума проникла в Японию из Южного Вьетнама, почему она поразила одного Убукату? Хотя, конечно, возможность занесения в Японию инфекции извне тоже нельзя игнорировать. Но что мог выяснить сейчас Кохияма взаперти? Тем более, что не было ни одной логической зацепки, которая позволяла бы как-то связать смерть Убукаты с эпидемией чумы в Южном Вьетнаме.

Искать, разгадку в том, что в своё время Убуката, так же как и Тэрада, работал в отряде Исии, было бы тоже нелепо. Вся беда в том, что никак не удаётся обнаружить связь между смертью Убукаты и его исследованиями.

Если такая связь существовала, то Тэрада, несомненно, постарался бы спрятать концы в воду. Пожалуй, именно с этой целью он демонстративно глотнул тогда «студень»: смотри, мол, чумных бацилл здесь нет!

Тэрада неизменно отклонял все попытки Кохиямы выяснить сущность исследований Убукаты. Вместе с тем он всем своим видом как бы говорил: погоди, со временем узнаешь. Судя по всему, Тэрада не столько стремился подытожить результаты исследований Убукаты, сколько, используя их, вёл какие-то свои исследования. Чего доброго, работа самого Тэрады может оказаться чем-то ещё более грозным и опасным. А вдруг в один прекрасный день это чудище вырвется наружу?

Не на этой ли почве происходят ссоры между Тэрадой и его коллегами — Муракоси и Катасэ?

Кохияме не терпелось как можно скорее приподнять завесу над всей этой загадочной историей. Никогда ещё он так не жалел, что он не медик и не бактериолог, никогда ещё не чувствовал себя таким беспомощным.

Решив досмотреть статью до конца, он наткнулся ещё на одно любопытное место. Автор писал:

«Как установлено, при совместном культивировании устойчивые дизентерийные бациллы передают это свойство и обыкновенной кишечной палочке, и бациллам тифа и паратифа. В свою очередь, если в кишечнике больного дизентерией оказываются другие устойчивые микробы толстых кишок, они сообщают свою противолекарственную устойчивость дизентерийным бациллам».

«Страшная вещь!» — подумал Кохияма.

Современные лекарственные препараты — это главным образом сульфамиды и антибиотики. Теперь все уже хорошо знают, что если эти препараты применять без разбора — когда надо и не надо, — то они утрачивают своё действие и в случае действительно тяжёлого заболевания помочь больному уже не смогут.

Однако обыкновенные кишечные палочки существуют повсюду. При несоблюдении гигиенических правил они постоянно — чаще всего вместе с пищей — попадают в кишечник человека. Следовательно, если среди них окажутся микробы, обладающие устойчивостью к лекарственным препаратам, то в случае заболевания дизентерией существующие лекарственные средства окажутся бессильными.

Гены, передающие противолекарственную устойчивость, оказывают действие не только на однородные бактерии, но и на все другие, находящиеся в кишечнике. Собственно говоря, об этом Кохияма уже слышат от Тэрады. Но Тэрада отделался лишь общими замечаниями, ничего конкретного Кохияма тогда не узнал.

А сейчас наконец-то удалось детальнее познакомиться с этой проблемой. Он был поражён, но всё же никак не мог связать всё это с чумой.

3

Сатико принесла кофе. Быстрорастворимый кофе был очень вкусный. Но пока Кохияма читал статью, он настолько устал, что даже кофе пить не хотелось.

— Ну как, пора сменяться? — спросил он Сатико. — Наверное, устали?

— О, обо мне не беспокойтесь, — ответила Сатико. — Мне не раз приходилось участвовать в ночных киносъёмках.

Она имела в виду рекламные фильмы, в которых она снималась как манекенщица. Три дня она уже жертвовала своей работой, находясь здесь.

— Как хорошо, что вы пришли сюда, — с жаром сказал Кохияма. — Вы нам очень помогли. Спасибо.

— Это я вас должна благодарить, — ответила Сатико. — Эмма моя близкая подруга!

Кохияма заглянул в лицо Сатико. Хотя днём она много спала, но под глазами ещё остались синие тени. Усталость сказывалась даже и на такой крепкой и энергичной молодой женщине. Кохияма вспомнил, как он сам нежданно-негаданно попал в беду, и не мог не посочувствовать этой славной девушке, которая пришла навесить подругу и оказалась в чумном карантине.

— А вот вы, Кохияма-сан, видно, и в самом деле очень устали, — сказала Сатико. — Вы, кажется, тоже решили заняться изучением медицины?

— Какое там изучение! — ответил Кохияма. — Просто целый вечер, как школьник, ломаю себе голову над одной трудной задачей, и всё напрасно.

— А мне нравится, когда мужчина сидит за книгой, у него тогда какой-то особенно серьёзный вид, — сказала Сатико. Примерно то же самое сказала она Кохияме, увидев его спящим.

— А вы не ошиблись адресом со своим комплиментом? — повторил он свой ответ.

— Ну и несносный же вы человек! — шутливо возмутилась Сатико. — Ведь вам я всё это говорю вместо Эммы.

— Хм! Но я отнюдь не учёный, как, например, Убуката-сан, — усмехнулся Кохияма.

— Знаете, господин Кохияма, чего вам сейчас не хватает? — загадочно улыбнулась Сатико. — Решительности действий!

— Спасибо за совет. Но выйти замуж за умного мужчину — это ведь ваш идеал, не правда ли?

— Вы опять о господине Катасэ? Нет, этот что-то чересчур решителен! То приставал к Эмме, теперь пристаёт ко мне.

— Зато у него хорошая голова. А если он слишком решительно ведёт себя с женщинами, то это вполне в духе современности.

— Нет, мне не нравятся такие мужчины.

Кокетливо передёрнув плечиками, Сатико торопливо пошла в комнату Эммы. Но по всему чувствовалось, что Катасэ заинтересовал её. Ей ещё никогда не приходилось общаться с учёными.

Любовь между мужчиной и женщиной нередко возникает в силу заблуждения. Кохияма считал Катасэ своим врагом. Однако вмешиваться и разубеждать Сатико не собирался. Возможно, в условиях карантина стал меняться даже такой эгоист, как Катасэ. Но если симпатия Сатико к нему и была плодом заблуждения, здесь, в чумном изоляторе, где над ними витала смерть, никто не вправе был в это вмешиваться.

Кохияма снова принялся читать статью. Он хотел разобраться в том, что показалось ему вначале слишком трудным.

Переходя от абзаца к абзацу, Кохияма наконец кое-как разобрался в механизме передачи наследственности у микробов. Главный вывод, который он сделал, прочитав эту статью, заключался в том, что генетическое исследование фактора противолекарственной устойчивости (фактора R) микроорганизмов из чисто теоретической проблемы превращается в одну из острейших проблем современной медицины. Но вопрос о связи генетического исследования устойчивости кишечной палочки с чумными бациллами по-прежнему оставался для него книгой за семью печатями.

Сунув журнал в карман, Кохияма вышел во двор. Осеннее солнце уже садилось за деревьями парка. Быстро холодало. Незаметно для себя, словно гонимый неведомой силой, он стал быстро ходить вокруг газона, совсем как Хамура, который верил, что с помощью усиленной гимнастики можно спастись от чумы… Уж не поддался ли и он сам этой бредовой идее?.. Кохияма подошёл к забору. На заборе сидел ворон, который при его приближении каркнул, взмахнул крыльями и улетел в парк. Может, и эта птица разносит чуму? Её чёрное оперение и зловещий вид напомнили ему крысу, которую Эмма обнаружила в кухне. «Тоже посланец бога смерти?» — иронически подумал Кохияма. И тут же в памяти возник последний разговор с Тэрадой по поводу болезни Эммы. Тэрада сказал тогда: если это чума, то никакие антибиотики ей не помогут, так же как они не помогли её отцу. Почему? Уж не потому ли, что микробы, жертвой которых стал Убуката, обладали противолекарственной устойчивостью? Значит, если у Эммы чума, то в ней повинны те же устойчивые чумные бактерии? Следовательно, этот страшный, неодолимый враг обитает здесь, в изоляторе? Но что это должно означать?..

К вечеру температура у Эммы снова поднялась до 37,7°. Однако оснований для серьёзного беспокойства уже не было. Доктор Канагаи сообщил, что у неё обнаружен гриппозный вирус В.

После ужина Кохияма решил зайти к профессору Нисидзаке. Размышляя о прочитанной статье, он чувствовал, что смог бы разобраться в ней до конца, если бы чуть побольше смыслил в медицине. Единственным человеком здесь, у которого можно было получить консультацию, был старый профессор, спрятавшийся в своей квартире, точно улитка в раковине. И Кохияма пошёл к нему.

— Опять что-нибудь стряслось? — тревожно спросил профессор и стремительно вытянул руки вперёд, как бы желая удержать Кохияму на некотором расстоянии от себя.

Поистине Кохияма был для него чем-то вроде злого духа. То он вынудил его дать разрешение позвонить по телефону, хотя это было категорически запрещено, то просил его осмотреть больную Эмму, то допытывался у него, какой характер носили исследования Убукаты. В общем, этот молодой человек только и делал, что беспокоил его по разным поводам, к которым он не имел и не хотел иметь никакого отношения.

— Нет-нет, ничего особенного не случилось, — поспешил успокоить его Кохияма. — Я просто хотел узнать у вас кое-что из основ бактериологии.

— Хм! Разве это так спешно? Думаю, что с этим можно было бы потерпеть и до завтра.

— Простите, но я полагал, что для вас сейчас как раз самое удобнее время…

Из глубины квартиры доносились громкие звуки телепередачи. Кохияма отчётливо представил себе старенькую профессоршу, уютно устроившуюся в кресле перед телевизором. Для этих стариков телевизор, наверное, вообще был единственным средством связи с окружающим миром. Телевизор возмещал им недостаток общения. Странно, наверное, было видеть эту престарелую пару, бесстрастно наблюдавшую за тем, что происходит на экране. Впрочем, могло быть и наоборот: возможно, лишь перед экраном телевизора они и выражали вслух свои переживания.

— Вы, кажется, думаете, что я смотрю телевизор? — сказал профессор, заметив смущённый взгляд Кохиямы. — Нет-нет, я пишу письмо сыну в Америку, он учится там.

— Значит, вы не можете уделить мне немного времени?

— К сожалению, друг мой. Письмо для меня сейчас важнее. Тем более что у меня и так не меньше часа ушло на спор с женой, посылать его или нет.

Кохияма вопросительно взглянул на старика.

— Я ей в шутку сказал: «Письмо я продезинфицирую, и, как бы сильны чумные бациллы не были, до Америки они живыми не дойдут». Но жена у меня — человек старых взглядов, и, кроме того, она очень тревожится за сына. А вдруг, говорит, дойдут? Ты что, хочешь наслать чуму на Америку, которой мы должны быть так благодарны? Ведь тогда там все, говорит, перемрут!

— Но разве письмом можно занести чуму?

— Нет, конечно, — усмехнулся профессор. — На солнце чумная бацилла моментально погибает, а в сухом воздухе настолько слабеет, что перестаёт быть опасной. Всё это верно, но в теперешнем положении я вынужден считаться даже с нелепыми страхами жены.

— Конечно, — согласился Кохияма. — Сейчас у нас у всех нервы не в порядке.

— Да-да, — закивал головой профессор. — Кстати, а какой у вас вопрос ко мне?

— Меня интересует проблема наследственности у микробов.

— Хм! Вас интересуют исследования покойного Убукаты? — Лицо старика приняло неприязненное выражение.

— В какой-то мере да, — ответил Кохияма. — Точнее, меня занимает вопрос: существует ли связь между исследованием устойчивой кишечной палочки и исследованием противолекарственной устойчивости чумных микробов.

— Что вы имеете в виду?

— Не передаётся ли свойство устойчивости кишечной палочки и чумному микробу?

— Кохияма-сан, я не занимался специально изучением наследственности у микробов и поэтому не могу точно ответить на ваш вопрос. Разумеется, я знаю больше вас и кое-что мог бы вам разъяснить, но на это потребовалось бы по меньшей мере два-три часа…

В общем, Нисидзака сказал то же самое, что и Тэрада, — обычный ответ учёных дилетантам.

— Я узнал, что устойчивые кишечные палочки передают это своё свойство дизентерийным бациллам, — сказал Кохияма.

— Хм! В самом деле? — торопливо проговорил профессор и испуганно повернулся в сторону гостиной, словно прислушиваясь к тому, что делает жена.

— Кишечные палочки и дизентерийные бациллы живут в кишечнике, это общеизвестно. Но — возможно, вам это покажется нелепостью — у меня невольно возникает мысль: не могут ли кишечные палочки передавать своё свойство противолекарственной устойчивости чумным бактериям?

— Вздор! — сердито произнёс профессор. Вероятно, рассуждения Кохиямы были для него такой же чушью, как и опасения жены, что чума может вместе с авиаписьмом перелететь в Америку. Продолжать разговор не имело смысла. Старого профессора он явно раздражал.

— Давайте закончим нашу беседу! — проворчал он.

Кохияма извинился, что побеспокоил его, но старик продолжат сердито трясти седой головой.

Нисидзака как-то говорил, что однажды он стал жертвой какого-то подвоха, подстроенного ему ребятами из Всеяпонского студенческого союза, и с тех пор был всегда настороже. Кохияма в своё время тоже принадлежал к этому союзу, может быть, старик решил, что ему опять пытаются устроить какую-то каверзу и поэтому так рассердился? Так или иначе, сейчас ему ничего другого не оставалось, как откланяться.

К кому же теперь обратиться? К Тэраде. Больше не к кому. И Кохияма, вернувшись в квартиру Убукаты, поднялся на второй этаж.

Он постучатся в кабинет. Ответа не было. В комнате было тихо — ни звона пробирок, ни шелеста бумага.

Он постучал погромче, какое-то предчувствие подсказало ему, что с Тэрадой что-то случилось. Он уже собирался было нажать на дверь плечом, как до него донёсся чуть слышный голос:

— Кохияма-кун?

— Да, я. Что с вами?

— Сюда нельзя входить. Сейчас я открою, только вы сначала наденьте халат и маску.

Кохияма послушно надел висевший в коридоре халат и специальную маску, которую постоянно носил при себе. У него вдруг появилась надежда: не раскроет ли сейчас перед ним Тэрада секреты Убукаты? Он дрожал от нетерпения.

Дверь открылась. Приглаживая пятернёй взъерошенные волосы, Тэрада, шатаясь, вышел в коридор и прикрыл за собой дверь. Надежда Кохиямы оказалась напрасной.

Но предчувствия его не обманули, он был потрясён видом Тэрады. Ещё два дня назад ему показалось, что Тэраду подтачивает какой-то страшный недуг. А сейчас от него осталась одна тень. Это был не человек, а призрак — настолько он исхудал. Лицо пылало ярким, лихорадочным румянцем. Видно, у Тэрады был сильный жар.

— Что с вами? Вы плохо себя чувствуете?

— Сидел на стуле и, кажется, задремал, — ответил Тэрада.

— Надеюсь, что это у вас не…

Кохияма имел и виду чуму, но не решился произнести это слово.

— Мне приснился дурной сон, — ответил Тэрада.

— Что же именно?

— Мне снилось, будто я снова нахожусь к 731-м отряде в Маньчжурии…

— А помните, вы утверждали, что работали там лишь по борьбе с эпидемией, но самого себя, видно, не обманешь, совесть всё-таки мучает.

Тэрада вдруг пошатнулся, и Кохияма быстро шагнул вперёд, чтобы поддержать его.

— Не приближайтесь ко мне! — прохрипел Тэрада. Кохияма невольно отшатнулся.

— Вот так. На таком примерно расстоянии мы и в отряде всегда держались. А когда работали с бактериями, обязательно надевали резиновые перчатки…

— Каждый человек испытывает потребность в искреннем покаянии. Расскажите мне всё, прошу вас!

— Я не кающийся грешник, а вы не исповедник. Тот, кто действительно должен был за всё ответить и кого, наверное, действительно мучила совесть, тихо и мирно умер.

— Вы имеете в виду Убукату?

— Какая чушь! Убуката был мелкой сошкой. С вашего позволения, он пап, как боец на поле сражения. Я говорю о генерале Исии! Он передал американцам материалы исследований, касающиеся бактериологического оружия, и они укрыли его от преследования советских властей. Он долгие годы наслаждался всеми благами жизни и лишь несколько лет назад мирно почил в 1-й городской больнице на Вакамацу. Умер от рака горла. На его похороны пришла тысяча человек. Как видите, он кончил свои дни в почёте и славе. Разве тут может быть какое-нибудь сравнение со злосчастной судьбой Убукаты!

— А с вашей?

— Я пока ещё жив, обо мне говорить ещё рано!

— Но вы продолжаете дело Убукаты, занимаетесь исследованием чумы, устойчивых чумных бацилл! Не так ли?

У Кохиямы, разумеется, не было никаких оснований для такого утверждения, но он решил действовать напролом. Как корреспондент газеты, которому часто приходилось общаться с представителями научного мира, он хорошо знал, что учёные не терпят людей, склонных к поспешным выводам, и любителей строить догадки. Но сейчас у него не было другого выхода, и он решил взять на ура.

— Что?! — завопил Тэрада. — Что ты твердишь как попугай: чума, чума!.. Сам ведь ни чёрта не знаешь!

Но тут силы оставили Тэраду, он зашатался и, потеряв сознание, рухнул на пол.

НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

1

Кохияма провёл бессонную ночь. Для него это было необычно, бессонницей он не страдал и всегда спокойно засыпал даже здесь, в «загородной вилле». Наверное, он принадлежал к разряду толстокожих, потому что особенно крепким здоровьем не отличался и силой воли тоже похвастать не мог.

Бывало, что в работе он проявлял напористость, оперативность и ловкость и был уверен, что в решающую минуту эти качества проявятся всегда. Однако вспышки активности и энергии неизменно сменялись у него периодами пассивности и вялости, когда ему хотелось только одного — отдохнуть и поспать.

Возможно, это вошло у него в привычку с тех пор, как он начал работать в газете, — необходимо отключаться на время, чтобы в нужный момент быть в форме и действовать энергично.

В общем, для Кохиямы даже одна ночь, проведённая без сна, была явлением чрезвычайным. А спать было необходимо, ведь он оказался причастным к событиям, связанным с таким бедствием, как чума, и чувствовал, что наступит момент, когда от него потребуется напряжение всех сил.

Что касается предчувствий, то следует сказать, что вообще-то он не обладал даром предчувствия. Например, как он попал в этот дом? В первую очередь Кохияму, как газетчика, заинтересовали незавершённые исследования покойного, и он помнил об этом. Не в меньшей мере привлекала его и Эмма своим неизъяснимым обаянием и загадочными глазами, которые так причудливо меняли цвет. Но, строго говоря, завлёк его сюда Тэрада, который постарался разжечь интерес журналиста к незаконченным работам Убукаты.

В первый день между ними произошёл такой разговор:

— Как же вы, зная всё, не предупредили меня и привели сюда? — спросил возмущённый Кохияма.

— Но вы проявили столь горячий интерес к незавершённым исследованиям покойного, что это получилось невольно, — невозмутимо ответил Тэрада.

Тэрада считал, что нельзя объявить всем истинную причину карантина. Это якобы скомпрометирует Убукату как исследователя. Тэрада хотел не только нейтрализовать Кохияму, который явно решил докопаться до сути исследований Убукаты, но и избежать, огласки. То, что вначале мелькнуло у Кохиямы как смутная догадка, сейчас утвердилось как непреложный факт. Ловушка, подстроенная Тэрадой, сработала отлично.

Для чего же всё-таки Тэраде понадобилось заманивать его в западню? Тэрада, видно, опасался, что, если оставить Кохияму за стенами изолятора, тот начнёт рыскать вокруг и сможет что-то пронюхать. Поэтому он и решил подержать Кохияму в карантине.

Но это было временной мерой. Сам Тэрада, вероятно, тоже не думал, что это надолго. Ему нужно было просто выиграть время, чтобы без помех завершить исследования Убукаты.

Речь шла о десяти днях… Сегодня утро шестого дня.

Сквозь просвет между тяжёлыми шторами в окне гостиной уже брезжил свет. Чувство, что ты прожил ещё один день, что сегодня ты ещё жив, ещё больше обостряло сознание опасности. А если ему суждено умереть, то тогда подстроенная Тэрадой ловушка окажется для него вечной, и вечной останется тайна, которую он так и не смог раскрыть.

Возможно, Кохияма потому и не сомкнул всю ночь глаз, что надвигался этот критический момент.

Он не мог уснуть ещё и потому, что ему пришлось выслушать признание Тэрады. Это касалось вовсе не исследований Убукаты, Тэрада рассказал ему об отряде Исии.

Как только Тэрада пришёл к себя после обморока, он, видно, понял наконец, что серьёзно болен, и, когда Кохияма поднял его, велел отвести себя в комнату напротив кабинета. Здесь стояла неизвестно кем и когда приготовленная раскладная кровать. Кохияма помог ему лечь, и тут Тэрада неожиданно окрепшим голосом начал свой рассказ.



…Военная операция, проведённая 731-м отрядом в районе города Нинбо на побережье Восточно-Китайского моря.

…Небольшой аэродром где-то на равнинной местности. Солдаты в белых халатах направляются к приземистому, кургузому, напоминающему лёгкий бомбардировщик военному самолёту, стоящему на стартовой площадке. Они осторожно несут что-то похожее на большую бомбу.

Но это не бомба. Это специальный снаряд, начинённый чумными блохами. Снаряд крепится к фюзеляжу. На обоих крыльях тоже устанавливаются какие-то аппараты и присоединяются к снаряду. Приспособления на крыльях — это распылители, имеющие форму раструба. В самолёт садятся четверо или пятеро офицеров и среди них военврачи в белых халатах.

Убирают тормозные колодки. Пилот включает мотор, и корпус самолёта начинает вибрировать. Стоящие впереди солдаты опускают сигнальные флажки.

Самолёт бежит по взлётной дорожке, затем отрывается от земли, набирает высоту и медленно скрывается за облаками. Вскоре он появляется над неприятельской территорией. Там он снижается и начинает делать круги.

Внезапно из обоих крыльев вырываются клубы тёмного дыма. Их относит назад, и они хвостом тянутся за самолётом. Это чумные блохи, которые, подобно облачку, рассеиваются над территорией противника.

…Самолёт возвращается на базу, приземляется, и его снова окружают солдаты в белых халатах.

На этот раз у них в руках приборы, похожие на пульверизаторы. Из них выпускаются белые струи, которые обмывают весь самолёт; вся поверхность самолёта, каждый сантиметр тщательно дезинфицируется.

Открывается дверца, первым из самолёта выходит офицер в белом халате. Под халатом — генеральская форма. Смуглое длинное лицо. Серьёзный, строгий и требовательный в лаборатории, он в то же время отчаянный кутила, пьянчуга и сластолюбец.

Вслед за генералом выходят ещё несколько офицеров, их лица ещё хранят напряжённое выражение… Они довольны, что выполнили важное задание.

— А сами вы не участвовал и в этих операциях?

— Нет. Я видел это в секретной кинохронике, которую нам показывали в Главном штабе в Пинфане.

— Однако вы запомнили всё до мелочей!

— Погодите, слушайте до конца, — задыхающимся голосом прервал его Тэрада.

…На экране появляется титр: «Результаты». Затем следует несколько кадров с фотоснимками статей из китайских газет. После этого — японский перевод. Потом снова титр: «Таким образом, в районе города Нинбо вспыхнула небывалой силы эпидемия чумы». И наконец заключительный эпизод: кадры из китайского документального фильма. На экране — китайские военные санитары, они одеты в белые комбинезоны и держат в руках пульверизаторы. Производится дезинфекция местности, заражённой чумой…



— Вы рассказали мне содержание фильма, чтобы подчеркнуть, что сами никакой ответственности за это не несёте, не так ли?

— Можете думать что угодно, — отвечал Тэрада. — Я проработал примерно полгода в четвёртом отделе отряда. Главная задача этого отдела заключалась в культивировании бактерий. Кроме того, мы готовили вакцины и иммунные сыворотки. Лично я главным образом занимался этим. Впрочем, сейчас это не имеет значения.

— Вы хотите сказать, что, надев военную форму, вы были обязаны делать всё, что ни прикажут. И считаете, что это может служить вам оправданием?

— А что вы, собственно, в этих делах смыслите! Вам известно, что начальник медико-санитарной службы Квантунской армии генерал-лейтенант К. показал на Хабаровском процессе? «Исии Сиро рассказывал мне, что обычно артиллерийские снаряды и авиабомбы делаются из металла, но если начинить эти бомбы и снаряды бактериями, то при взрыве металла вследствие высокой температуры, развивающейся в результате взрыва большого заряда, бактерии гибнут…» Короче говоря, надежды не оправдались. И вот в районе города Нинбо был испробован новый способ распространения чумных блох. Однако оказался ли он таким эффективным, как это пытался показать в своём секретом фильме генерал-лейтенант Исии, — это ещё вопрос.

— Вы считаете, что оправдание военных преступников уменьшает вашу вину, снимает с вас ответственность?!

— Отнюдь нет, просто всё это выеденного яйца не стоит. И Убуката мне с самого начала внушал, что затея генерала Исии чепуха.

— Ничего себе чепуха! И это утверждаете вы, медик и бактериолог! Но это не аргумент.

— Во время войны в Корее, — продолжал Тэрада, — тоже пытались применить бактериологические бомбы — точные копии бомб Исии. Пострадавшие, правда, были. Но сколько? По имевшимся данным, тридцать шесть человек погибло от чумы в провинции Анчу и один — в провинции Кансо. И всё!

— А что означают районы Южного Вьетнама, отмеченные Убукатой на карте?

— Кроме того, что это были районы распространения чумы, я ничего не знаю.

— И вы решили превратить чепуху в нечепуху?

— Что вы хотите сказать?

Рассчитывая заставить Тэраду проговориться, Кохияма сказал:

— Я хочу сказать об устойчивых чумных бактериях! Если они будут пущены в ход, то пресечь эпидемию, наверное, окажется потруднее?!

— Иначе говоря, вы считаете, что мои исследования связаны с действиями американской армии?

Тэрада улыбнулся. Затем поморщился, словно от боли, и снова улыбнулся. Кохияма почувствовал на себе его презрительный взгляд.

— Что же вы в таком случае хотели мне сказать? — спросил Кохияма.

— Хотел поделился воспоминаниями о прошлом, которое уже начал забывать.

— И это должно было стать вашим покаянием?

— Хм! «Должно было стать»?.. Вы говорите обо мне в прошедшем времени, как о покойнике. Впрочем, вы не так уж далеки от истины…

Кохияма внимательно посмотрел на Тэраду. Его лицо, пылавшее от сильного жара, внезапно сделалось каким-то пепельно-жёлтым, словно на него вдруг легла тень смерти. Кохияма вздрогнул.

2

Как только рассвело, Кохияма позвонил на квартиру к доктору Канагаи. Пришлось снова воспользоваться телефоном Нисидзаки. Узнав, что заболел Тэрада, старый профессор встревожился.

— Что с ним? — спокойно спросил Канагаи.

— Боюсь, что у него чума, — ответил Кохияма.

— Почему вы так решили?

— Когда я захотел с ним переговорить, он потребовал, чтобы я сначала надел белый халат и маску. Потом запретил приближаться к нему. Очнувшись после обморока, не велел больше прикасаться к себе.

— А какая у него температура?

— Не говорит, не хочет говорить.

— Как он сейчас себя чувствует?

— Когда я принёс ему завтрак, оказалось, что он уже снова сидит за столом. Говорит, что, после того как ночью поспал, чувствует себя лучше. Правда, разговаривали мы через дверь, и завтрак мне пришлось оставить в коридоре.

Канагаи хмыкнул в телефон.

— Он не велел мне ничего говорить вам, — сказал Кохияма.

— Даже так? Может быть, он не позволит мне осмотреть себя? Я всё-таки постараюсь как можно скорее приехать.

Кохияма, Эмма и Сатико завтракали втроём. Эмма села за стол впервые после четырёх дней болезни. Но почему-то всем казалось, что с тех пор прошло уже много времени.

Сатико налила в чашки кофе и сняла с тостера ломтики поджаренного хлеба.

— Спасибо тебе, Сатико, большое спасибо за всё, — ласково глядя на неё, сказала Эмма.

— Ты не мне, милочка, скажи спасибо, а господину Кохияме. Это благодаря его заботам ты так быстро поправилась.

— Спасибо? Ну, этого мне мало, милая Сатико, — отшутился Кохияма. — А кроме того, хоть температура у нашей больной и нормальная, успокаиваться рано. Ей ещё нужно лежать и лежать.

— Вы, кажется, заделались настоящим врачом! Мне это не нравится.

— Учтите, что мне поручили приглядывать за вами Канагаи.

— И прекрасно! Вот и возьмите меня сегодня вечером погулять!

— Это было бы безрассудством, — ответил Кохияма.

Эмма внимательно посмотрела на него всё ещё затуманенными глазами. Кохияма смутился ещё сильнее. Как раз сегодня вечером он собирался воспользоваться тайным лазом, о котором ему рассказала Эмма, выбраться в парк и там из какой-нибудь телефонной будки позвонить в редакцию и попросить, чтобы произвели срочное расследование. Пришла пора разобраться во всей этой загадочной истории с чумой.

Сатико достала из холодильника фрукты и, подсев к Эмме, прошептала:

— Не беспокойся, потом мы всё обсудим.

— О чём вы там шепчетесь? — недовольно пробурчал Кохияма. — В компании нехорошо секретничать.

В это время появились Муракоси и Катасэ. Обычно по утрам они приходили редко. По-видимому, у них было какое-то неотложное дело.

— Тэрада наверху, не правда ли? — указывая пальцем вверх, спросил Муракоси.

— А разве это не само собой разумеется? — ответила Эмма.

Муракоси и Катасэ прекрасно знали, что Тэрада должен находиться наверху. Так что вопрос Муракоси звучал как предупреждение: невзирая ни на какие запреты они намерены подняться на второй этаж.

— Со вчерашнего дня он плохо себя чувствует и сказал, что не хочет никого видеть. Поэтому вам лучше не ходить туда, — сказал Кохияма.

— Мы не можем с этим считаться, — возразил ему Катасэ. — У нас важное дело.

— Перестаньте, Катасэ! — сказала Сатико. — Ведь он же болен!

— Болен? — переспросил Катасэ. То ли потому, что он догадался, о какой болезни идёт речь, то ли потому, что замечание это сделала ему Сатико, но он так и остался стоять посреди кухни.

Однако Муракоси направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Кохияма выскочил из-за стола и преградил ему дорогу.

— Туда нельзя!

— Уйдите! — Взгляд Муракоси, полный ярости, упёрся в Кохияму.

Кохияма знал, что, если дело дойдёт до применения силы, победа останется за Муракоси: ведь второй разряд по дзюдо кое-что значит.

— Вы можете попытаться прорваться силой, — сказал Кохияма, — но думаю, что это было бы неразумно. Скоро должен приехать доктор Канагаи. Если бы вы могли поставить точный диагноз, тогда другое дело. А так, по-моему, всё-таки лучше дождаться Канагаи.

— Вы полагаете, что у него чума?

— Что вы меня спрашиваете? Я ведь не врач! Но вы же сами знаете, что всякое заболевание здесь должно вызывать подозрение на чуму!

— Хм! Значит, ему очень плохо? — Муракоси сразу смягчился. Он долго смотрел на часы, лицо его выражало растерянность. — Ладно, будь что будет, — сказал он примирительно. — Только вот не знаю, кто придёт раньше, Канагаи или наши люди.

— Какие люди?

— Скоро узнаете. А пока, Кохияма-сан, пожалуйста, запомните следующее. Вы силой помешали моей встрече с господином Тэрадой. Надеюсь, вы сумеете это подтвердить директору Института микробиологии.

— Я не знаю, о чём идёт речь, но я, конечно, всегда готов это подтвердить, — ответил Кохияма.

У Кохиямы были причины считать, что «специалист по риккетсиям» настроен против него. Он уже давно начал поговаривать, что Кохияма слишком часто вмешивается и в дела покойного, и во взаимоотношения с Тэрадой. Не превышает ли репортёр свои полномочия?

На это Кохияма отвечал, что дело не в том, кто представитель науки, а кто — прессы. Здесь все равны, все поставлены в чрезвычайные обстоятельства, и их вмешательство в дела друг друга неизбежно, пожалуй, даже естественно.

— Учтите, — сказал однажды Муракоси, — что наш директор до сих пор поддерживает добрые отношения с главным редактором вашей газеты, который был близким другом основателя института. Поэтому мы вправе рассчитывать на вашу помощь и поддержку.

В этих словах Кохияме послышалось предупреждение: смотри, мол, если будешь противоречить, это тебе даром не пройдёт, могут и с работы попросить!

До сих пор Кохияма не был заодно с Муракоси и Катасэ. Будь у них общая ясная платформа, он, как сотрудник газеты, естественно, был бы обязан оказывать им всестороннюю поддержку. Но они с совершенно разных позиций относились к поведению Тэрады, и поэтому он не хотел иметь с ними дела.

Сейчас Муракоси больше не заикался ни о каком сотрудничестве. Его молчание было красноречивым. Чувствовалось, что теперь он окончательно решил при случае как следует насолить Кохияме.

Кохияма сел за стол.

— Ну, что он? — спросила Эмма.

Кохияма ничего не ответил, и тогда Эмма, не обращая внимания на стоявшего в коридоре Катасэ, произнесла:

— Покойный отец как-то сказал, что Муракоси — это волк в овечьей шкуре.

3

Доктора Канагаи всё ещё не было.

Кохияма ждал его с нетерпением. Его беспокоило состояние Тэрады, который никого даже близко к себе не подпускал. Но ещё больше его беспокоила мысль, что кто-то собирается нагрянуть сюда. Догадаться, что это за люди и с какой целью они хотят заявиться, было трудно.

Когда находишься в заточении, всякое появление посторонних только усиливает желание поскорее выбраться на свободу. И в то же время невольно думаешь, как бы это посещение не нарушило хотя бы того относительного покоя, которым ты пользуешься сейчас.

Решение каких-то людей посетить «чумной изолятор» казалось событием чрезвычайным. Ведь изолятор существует для того, чтобы «запереть» в нём бактерии, не дать инфекции распространиться дальше. Что же касается здоровья людей, находящихся в изоляторе, то это оставалось под вопросом. Опасность заражения продолжала существовать. Нужно было определённое мужество, чтобы по собственной воле явиться сюда.

С ребёнком на руках пришла госпожа Хамура.

— Доктор Канагаи сегодня приедет в обычное время? — обратилась она к Кохияме.

— Нет, кажется, пораньше.

— О, это очень хорошо!

Очевидно, госпожа Хамура надеялась получить от Канагаи сведения о состоянии мужа.

Прошло два дня с тех пор, как её мужа увезла санитарная машина. Вчера она весь день просидела в своей квартире. Госпожу Хамуру трудно было узнать, её словно подменили: тихая, сдержанная, именно такая, какой хотел видеть её муж.

Кохияме стало жаль её.

— Вас, наверное, беспокоит состояние мужа? Думаю, что ничего серьёзного у него нет, он скоро поправится, — сказал он.

Разумеется, никакой гарантии, что врачи придут к такому заключению, не было. Напротив, Кохияме было известно, что многие психические заболевания считаются неизлечимыми.

Клиницисты, работающие в этой области, ведут с недугом постоянную, тяжёлую, ожесточённую борьбу, однако случаи полного излечения крайне редки. Больного лечат, выписывают и снова кладут в больницу. И так без конца. Жизнь семьи, где есть больной, становится пыткой.

По-видимому, и жене Хамуры вскоре это предстоит испытать. Но обо всём этом Кохияма, разумеется, промолчал.

— Две ночи я не могла сомкнуть глаз, — сказала госпожа Хамура. — Всё думала, что теперь будет с ребёнком. Из головы не шли слова мужа. Страшные вещи он говорил. Рассказывал, например, как к больному ребёнку вызвали врача. Тот осмотрел и ребёнка и мать. Оказалось, что у матери на груди уже чернели чумные пятна. Ребёнок вскоре умер. «Так будет с тобой и с Тамико», — говорил он. Это невозможно было слушать…

Госпожа Хамура заплакала. Кохияма не знал, как её успокоить. К счастью, в гостиную вошли Сатико и Эмма. Он поручил женщинам заботу о госпоже Хамуре, а сам вышел во двор.

Похолодало. С утра ветра не было, казалось, вернулось бабье лето, но сейчас погода опять переменилась. Невольно возникали неприятные ассоциации: чумные бактерии любят холод.

В сборнике лекций по бактериологии, который он нашёл в библиотеке Убукаты, Кохияма прочитал такие строчки: «В нашей стране эпидемия, как правило, достигает кульминации в ноябре-декабре. В январе-феврале она идёт на убыль, а в апреле-мае наблюдается новая вспышка. В жаркий сезон эпидемия полностью прекращается».

Если исходить из этой периодизации, то сейчас как раз самое подходящее время для страшной гостьи. И действительно, один человек уже умер, а другой явно болен, и никто не знает, что это за болезнь.

Кохияма увидел Катасэ, который стоял у ворот. Похоже было, что он кого-то дожидается. Институтского пикапа с продуктами дожидаться он не мог. Пикап приезжал вчера, а продукты доставлялись через день. К тому же приёмкой продуктов теперь обычно занимался Кохияма. Институтский шофёр был человек неразговорчивый, угрюмый и умел держал, язык за зубами. Через него вряд ли возможно было установить связь с внешним миром. Поэтому Кохияме без особого опасения и поручили заниматься хозяйственными делами.

Кохияма подошёл к Катасэ.

— Кого вы ждёте?

— Сейчас увидите, — резко ответил Катасэ. Он то и дело оборачивался и поглядывал на окна квартиры номер два. Очевидно, там у окна стоял Муракоси и ждал его сигнала.

— Так кого же вы всё-таки ждёте? — настойчиво повторил вопрос Кохияма, хотя понял уже, что ответа не получит.

— Я вам сказал: сами увидите. Однако я просил бы вас не мешать мне! Вас это не касается. Мы ждём важного гостя.

— Важного гостя?

— Да.

— Но Тэрады это, наверное, касается?

— А, понимаю! Вы-то, очевидно, ждёте доктора Канагаи? Так ведь? По правде говоря, мне жаль, что вас впутали в эту историю.

По-видимому, Муракоси рассказал Катасэ о своей стычке с Кохиямой. Если «важный гость» явится сюда раньше Канагаи, то Кохияма, безусловно, попытается оградить Тэраду от встречи с ним и, таким образом, окажется в очень трудном положении.

— Если вас уволят из газеты, жаль будет и барышню. Ведь что ни говори, а в наше время степень привлекательности мужчины определяется его профессией. Журналисты кажутся молодым девицам этакими героями!

— Да? А вот Сатико больше по душе клистирные трубки, для неё они герои нашего времени, — съязвил Кохияма.

— Ядовитый вы человек, — криво улыбнулся Катасэ. — Кстати, если я выйду отсюда, я больше не вернусь в институт. Думаю перейти ассистентом в университет.

Говорил Катасэ, как всегда, самоуверенно, не заботясь о том, какое впечатление он производит на собеседника. Несмотря на свою молодость, он умел устраиваться. Ещё до смерти Убукаты он договорился в университете о зачислении на должность ассистента. Пройдёт несколько лет, и этот пошловатый тип станет старшим преподавателем, затем доцентом, а там и профессором. И будет процветать. Кохияме же, которому, по-видимому, суждено всю жизнь прозябать в роли газетного репортёра, такой взлёт и во сне не приснится.

Скромным учёным, по крупинкам добывающим знания, не так легко подняться по лестнице, ведущей в башню из слоновой кости. По ней быстрее взбегают выскочки, которые заняты не столько наукой, сколько собственной карьерой, и таким обычно создаётся шумная реклама. Кохияма знал немало подобных примеров.

— Следовательно, вам в отличие от меня нечего беспокоиться за своё будущее? — снова усмехнулся Кохияма.

— Безусловно. Поэтому я могу позволить себе сказать вам правду. Только, пожалуйста, не поймите меня превратно… Моё кредо состоит в том, чтобы неуклонно стремиться к достижению намеченной цели, сообразуясь с реальной действительностью.

Катасэ мог бы сформулировать своё кредо и проще: не стоит попусту лезть на рожон. Он дал понять, что стать на сторону Кохиямы — не в его интересах.

— Ладно. Я вас понял, — ответил Кохияма.

— Значит, вы обещаете не вмешиваться?

— Я этого не говорил. Я только сказал, что понял вашу точку зрения.

— Опять иронизируете? — хитро сощурил глаза Катасэ. — Но обижаться, право, смешно. На вашем месте, Кохияма-сан, я проявлял бы больше спокойствия, постарался бы остаться в стороне от всего этого. Нужно быть дальновидным.

Катасэ словно хотел лишний раз напомнить, что Кохияма здесь случайное лицо и ему незачем ввязываться в их распри. Катасэ явно хотел отвлечь внимание Кохиямы от тайны, к которой тот подбирался.

— Обижаться смешно, вы говорите? — сказал Кохияма. — Но я и не обижаюсь. А вот что на самом деле смешно — это, надеюсь, вы скоро узнаете.

Катасэ внимательно прислушался к тому, что происходило за воротами. Похоже, что какая-то машина остановилась за оградой. Катасэ осторожно отодвинул засов. Когда створки открылись, двое мужчин уже стояли у ворот. На улице не было ни души.

Один из приехавших, явно иностранец, был средних лет, другой напоминал американца японского происхождения.

— Хэлло, привет! — по-студенчески поздоровался «американец»; он не вошёл, а проскользнул во двор. Говорил он по-английски. Растерявшийся Катасэ пытался что-то ответить ему, но тот вдруг заговорил на чистейшем японском языке.

— Машина может остаться на улице, так что заприте, пожалуйста, ворота.

Плоское лицо «американца» не выражало и намёка на интеллектуальность; что-то животное, жестокое и тупое чувствовалось даже в самой его фигуре. Иностранец же, напротив, казался человеком интеллигентным и походил на учёного.

«Может, он и имеет отношение к американской армии, — подумал Кохияма, — но, во всяком случае, сам он не военный». Пришельцы стали о чём-то переговариваться. Кохияма хоть и окончил английское отделение литературного факультета, но в разговорном не был силён. Однако слово «чума» он знал, и от этого слова, которое несколько раз произнесли американцы, его словно ударило током. Значит, они явились, отлично зная, что здесь сейчас чумной изолятор?

— А вы кто такой? — обратился вдруг к Кохияме «американец».

— Я живу здесь, моя фамилия Кохияма.

— Хм! Сочувствую вам. Меня зовут Тэд Огава. А это доктор Хьюз. Однако у нас дело не к вам, так что прошу извинить.

Заперев ворота, Катасэ повёл их за собой. Кохияма двинулся следом за ними.

4

Катасэ повёл приехавших в квартиру номер два, которую он занимал вместе с Муракоси. Через приоткрытую дверь видно было, как Муракоси, радушно встретив гостей, приглашает их в комнату. Но те остались в передней. Тогда Катасэ торопливо прошёл в комнату и тут же вернулся с какими-то бумагами в руках. Судя по всему, это был доклад Муракоси и Катасэ об исследованиях Убукаты.

Кохияма не верил своим глазам. Выходит, Убуката работал на иностранцев, на американцев? Смутные подозрения, которые давно закрались в его душу, приобретали очертания реальности, превращались в действительность. Он очень хотел, чтобы его предположение оказалось ошибочным, но теперь сомнений уже не оставалось — он был прав. Однако почему же тогда Тэрада, который завладел почти всеми материалами Убукаты, не захотел передать их в руки Муракоси?

По всей вероятности, Тэрада хотел как-то по-своему использовав данные, полученные покойным, продолжить его исследования и обобщить их, а Муракоси мог ему помешать. Короче говоря, он хотел, чтобы заслуга в этой области целиком принадлежала ему? Видно, не зря он постоянно жаловался, что у него не хватает времени. По-видимому, он торопился закончить работу, пока не кончился карантин.

Доктор Хьюз быстро перебирал какие-то схемы, графики, зарисовки и скороговоркой что-то говорил Огаве, а тот в свою очередь — Муракоси.

— Это ерунда. В Форт-Детрике[11] это сделают скорее.

Огава, переводя слова Хьюза, говорил довольно громко, так что Кохияма всё слышал.

Форт-Детрик? Это название сразу врезалось в память Кохиямы.

Неожиданно доктор Хьюз обернулся и в приоткрытую дверь увидел Кохияму. На его лице появилась недовольная гримаса.

В следующую же минуту из квартиры выскочил Огава и, захлопнув за собой дверь, резко спросил:

— Вы что тут торчите?

— Смотрю, что вы делаете.

— Это вас не касается. Уходите отсюда!

— Хорошо, только скажите, пожалуйста, вы представители американской армии?

— Вряд ли у вас есть право задавать такие вопросы. Если вы сотрудник института, задайте этот вопрос своему директору.

Долговязый Огава оглядел Кохияму с ног до головы и насупил брови, давая понять, что на этом разговор можно считать законченным.

— Так я и сделаю, — ответил Кохияма.

Внизу у подъезда стояли Эмма, Сатико и госпожа Хамура, они издали наблюдали приход иностранцев. Кохияма подошёл к ним, вскоре к ним присоединился профессор Нисидзака. Да, рассчитывать на помощь женщин и старика профессора Кохияма не мог.

Да и нужно ли вообще брать под защиту Тэраду? Американцы, видимо, остались недовольны тем, что им передали Муракоси и Катасэ, и они непременно заявятся в квартиру Убукаты. Это можно было предвидеть заранее: не зря Муракоси добивался свидания с Тэрадой.

Кохияма, конечно, не предполагал, что «важными гостями» окажутся иностранцы, да ещё связанные, судя по всему, с американской армией. Видимо, этим людям срочно потребовались материалы покойного Убукаты. И теперь, как бы Кохияма не хитрил, Муракоси прорвётся к Тэраде, пусть даже для этого ему потребуется применить силу.

Кохияма не знал всей подоплёки разногласий между Тэрадой и Муракоси. Да и вообще, друзья они или врага? Бывает, что друзья в один миг становятся врагами. Во всяком случае, Кохияма решил пока держать сторону Тэрады, иначе он так никогда и не узнает, над чем работали Убуката и Тэрада.

— Что это за люди? — спросила Эмма.

— Не знаю, они не сказали, — ответил Кохияма.

— Похоже, что это американцы, — сказала Сатико. — Не собираются ли они изучать на нас чуму?

— Мы не подопытные кролики! — возмутилась госпожа Хамура.

— Хватит с меня и того, что я потеряла мужа. А если заберут Тамико, я наложу на себя руки.

Один только Нисидзака пока не проронил ни слова. Он лишь выразительно взглянул на Кохияму, давая понять, что отлично разбирается в обстановке, но воздерживается от каких бы то ни было предположений.

— Я хочу попросить вас всех разойтись по своим квартирам, — сказал Кохияма.

— А я не желаю, — возразила Эмма.

— Но если ты снова простудишься, Эмма, сегодня вечером ничего не получится, — сказала Сатико.

— Хорошо, — согласилась Эмма. — Но тогда я не выйду из своей комнаты, что бы тут ни произошло.

— Это будет для вас самое лучшее, — сказал Нисидзака. Однако сам он, кажется, никуда уходить не собирался.

Медлить больше было нельзя. Кохияма бросился в дом и взбежал на второй этаж.

Он стал стучаться к Тэраде. Стучал он долго, у него даже заболели руки.

— Перестаньте, хватит! — раздался за дверью неожиданно бодрый голос Тэрады.

— Они пришли, Тэрада-сан! Те, кого вы ждали.

— Кто? Канагаи?

— Да нет! Иностранцы. Огава и доктор Хьюз — американцы.

С минуту за дверью длилось молчание.

— Сейчас они у Муракоси и Катасэ, но по всем признакам скоро придут к вам, — добавил Кохияма.

Тэрада ничего не отвечал.

— Как прикажете поступить? Ведь это их вы ждали?

— Наконец-таки пожаловали! — сказал Тэрада, словно обращаясь к самому себе. Затем донеслись его шаркающие шага, звон посуды и инструментов.

Внизу послышались голоса.

— Пришли! — крикнул Кохияма.

— Кохияма-кун! — позвал Тэрада.

— Я слушаю.

— Спустись, дружище, вниз и передай им, что я сейчас приду.

— Вы решили с ними встретиться? Но ведь вы можете отказаться!

— Я уже всё приготовил.

— Вот как! — разочарованно протянул Кохияма. Он понял, что нет никакой надежды отговорить Тэраду.

— Тебе нельзя находиться близко от меня, — сказал Тэрада. — Уходи, пожалуйста, поскорее.

Кохияма стал медленно спускаться по лестнице. Видно, Тэрада решил передать материалы в чужие руки. Наверное, это болезнь сломила его волю. А может быть, он уже завершил работу и ему больше нечего бояться.

Теперь уже никто не сделает достоянием гласности исследования Убукаты: если все данные будут переданы американцам, до них уже не добраться! Вопросительный знак так и останется вопросительным знаком. Ноги у него отяжелели, он с трудом переставлял их со ступеньки на ступеньку.

На середине лестницы он встретился с поднимавшимся вверх Катасэ. Муракоси и те двое, по-видимому, остались внизу, в передней.

— Тэрада-сан сказал, что сейчас сам придёт.

— В самом деле? — недоверчиво спросил Катасэ.

— Он сказал, что всё приготовил и сейчас спустится.

— Тогда всё в порядке, — с обличением вздохнул Катасэ и торопливо сошёл вниз.

Однако Тэрада не показывался.

Доктор Хьюз и Огава выказывали нетерпение. Муракоси шепнул им что-то, и они накинули кургузенькие белые халаты. Катасэ старался успокоить их. Кохияма остановился у входа в переднюю и прислонился спиной к стене. На этот раз Огава сделал вид, что не замечает его, поняв, что выпроводил, его отсюда не удастся. А может быть, сейчас, когда они должны были получить от Тэрады важные материалы, им было просто не до него.

— Чего это он так долго? — сказал Огава, показывая Катасэ пальцем на свои ручные часы.

И вдруг совершенно бесшумно в коридоре появился Тэрада.

Шёл он с трудом. Нога у него дрожали, и каталось, что вот-вот колени подогнутся и он рухнет на пол. Но он всё же шёл…

Лицо Тэрады закрывала плотная маска из марли. На голове была белая шапочка, какие носят врачи, на ногах — белые носки. Ни одной полоски обнажённого тела. И лишь чёрные глаза, казавшиеся нарисованными на белой маске, светились странным острым блеском.

На руках у него были надеты жёлтые резиновые перчатки, и в правой руке он держал какой-то металлический прибор, похожий на пульверизатор с продолговатым наконечником. И никаких бумаг.

— Тэрада-сэнсэй, что это значит? — тревожно спросил Муракоси.

В облике Тэрады было что-то зловещее.

Медленно пройдя мимо Кохиямы, Тэрада остановился в двух-трёх метрах от Муракоси и остальной компании. Остановившись, он левой, свободной рукой сдёрнул с себя маску. Лицо его ничего не выражало, оно пылало от жара и было похоже на странную раскрашенную гипсовую маску.

— А ну-ка, вы там! Вон отсюда! — неожиданно крикнул Тэрада.

— Как вы смеете! — поднял плечи кверху Огава.

— Ну ты, невежда, всё равно не поймёшь, а вот господин профессор, наверное, сразу смекнёт, в чём дело. — С этими словами Тэрада направил прибор, который держал в руках, на Хьюза.

Американский учёный, который с первого момента появления Тэрады удивлённо уставился на него своими голубыми глазами, испуганно отступил на шаг.

— Тэрада-сэнсэй, это вообще… Тэрада-сэнсэй, прекратите, пожалуйста! — выкрикнули один за другим Муракоси и Катасэ, они наконец поняли, что задумал Тэрада.

— И вы тоже убирайтесь отсюда! — крикнул им Тэрада.

Доктор Хьюз начал что-то быстро говорить Огаве по-английски, тот, не дослушав до конца, кивнул головой и с угрожающим видом двинулся на Тэраду.

— Болван! — проговорил Тэрада и приставил палец к клапану.

— Нашли чем пугать! Это же обыкновенный распылитель для аэрозолей…

Огава сделал ещё один шаг в сторону Тэрады, но тут доктор Хьюз схватил его сзади за руки и оттащил назад. Прибор действительно был похож на обыкновенный распылитель, но доктор Хьюз, видимо, понял, что это нечто другое.

— Вот так-то лучше, — криво усмехнулся Тэрада. — В этой игрушке содержится столько чумных бацилл, что можно истребить всё население Токио. А уж вам-то лёгочная чума обеспечена!

— Да, но при чём тут мы? Are yon crazy? (Вы в своём уме?) — мешая японские фразы с английскими, заговорил Огава. — Что за шутки?

— Я пока с ума не сошёл и шутить тоже не намерен! — Тэрада весь кипел от гнева. Казалось, что сейчас он нажмёт на клапан и из распылителя брызнет туманом жидкость, в каждой капельке которой кишат смертоносные бациллы.

— Тэрада-сэнсэй! Опомнитесь!

— Тэрада-сэнсэй! Перестаньте, пожалуйста!

Муракоси и Катасэ, бледные как полотно, уже не кричали, а жалобно молили. Они бросились в разные стороны, как только распылитель повернулся к ним.

— В этом распылителе устойчивые чумные бациллы, — снова заговорил Тэрада. — Они не поддаются не только сульфамидам, но и хлорамфениколу, и стрептомицину, и тетрациклину… Эти устойчивые бациллы выведены доктором Убукатой. Но секрет их изготовления я вам не открою.

Тэрада снова двинулся вперёд. В резервуаре забулькала жидкость. Возможно, оттого, что у Тэрады дрожали ноги и сандалии стучали по цементному полу, звук его шагов казался жутким, словно это ударялись друг о друга кости.

Муракоси и Катасэ выскочили из дому. Вслед за ними выбежали Хьюз и Огава. Огава перевёл доктору последние слова Тэрады и принялся осыпать отборными ругательствами растерянного Муракоси, который совершенно не знал, что предпринять.

Тэрада тоже вышел во двор. Кохияма последовал за ним. Он шёл за Тэрадой, и ему казалось, что всё это происходит во сне.

Хьюз и Огава мчались к воротам, они стремились как можно скорее выбраться из этого страшного дома. Муракоси и Катасэ торопливо семенили за ними. Старый Нисидзака, сгорбившись и втянув голову в плечи, издали наблюдал за происходящим.

Тэрада спустился на ступеньку и, точно какое-то заклинание, непрерывно повторял:

— Это серьёзное оружие, очень серьёзное оружие…

ЛЮБОВЬ И ТРОПИНКА СВОБОДЫ

1

Было это около половины седьмого. Солнце уже село, и в небе слабо мерцали звёзды. Послеполуденное солнце нагрело землю, и воздух уже не казался таким холодным.

Кохияма и Эмма стояли перед лазом в заборе позади дома. Лаз этот, которым Эмма пользовалась с детских лет, вёл из «загородной виллы» в парк Инокасира.

Но до того, как они вдвоём добрались сюда, было немало осложнений.

Не успели американцы уехать, как явился Канагаи. Кохияма хотел помочь Тэраде встать и подняться по лестнице, но тот отстранил его и, с трудом переставляя ноги со ступеньки на ступеньку, начал подниматься на второй этаж. Канагаи быстро пересёк гостиную и, остановившись у лестницы, окликнул его:

— Тэрада-сан! Это я, Канагаи.

Тэрада обернулся, но взгляд его, казалось, был устремлён не на доктора, а куда-то вдаль. Из-под марлевой маски, закрывавшей всё лицо, раздались звуки, похожие на шипение воды.

— Канагаи-кун? Прошу вас, уходите!

— Значит, вы знаете, чем больны?

— Знаю, — медленно произнёс Тэрада. — Тем же, чем и Убуката.

— В таком случае, пожалуйста, немедленно спуститесь вниз!

— Не могу. Я ещё не закончил одно дело.

— Сейчас нужно заняться вами. А работой успеете заняться, когда выздоровеете.

— Нет, не успею. А лечение мне всё равно не поможет.

— Но это по меньшей мере странно. Как может учёный, и тем более медик, так относиться к медицине!

— Считайте это странным, считайте безумием, но я должен закончить свою работу.

— Не могу же я бросить вас на произвол судьбы, когда ещё не поздно спасти.

— Меня нельзя спасти.

— Почему? Даже если это устойчивые бациллы, нужно испробовать все средства.

— Ерунда! А к силе прибегать не советую, иначе мне придётся пустить в ход свой распылитель! — И Тэрада направил распылитель на Канагаи. Его указательный палец лежал на клапане.

Канагаи и испуге отскочил в сторону. Он уже знал, что здесь произошло.

— Дядя! — раздался крик Эммы. — Пожалуйста, сойдите вниз! Прошу вас!

Она стояла за спиной Канагаи.

Тэрада со стоном что-то невнятно произнёс. Но всем послышалось: «Бедная девочка!..»

Тэрада поднялся на второй этаж. Это было невероятно! Для этого нужны были сверхчеловеческие усилия.

Когда белый халат Тэрады скрылся в коридоре второго этажа, Канагаи сказал Кохияме:

— Вы оказались правы. Он и меня не послушался.

— Что же теперь делать?

— Я поеду в клинику и вернусь с санитарной машиной. Нужно будет ещё раз хорошенько продезинфицировать всю квартиру и внутри и снаружи.

— Значит, вы полагаете, что у него чума?

— Почти уверен. Да и он сам убеждён, что это чума.

— Ну а что, если это устойчивые бациллы?

— Как бы там ни было, время от времени окликайте его. Надо же по крайней мере знать, что с ним происходит.

Канагаи уехал. Он вернулся на санитарной машине к шести часам вечера. Кохияма, Катасэ и Канагаи произвели тщательную дезинфекцию квартиры Убукаты внутри и снаружи. К Тэраде они больше не пошли, было решено выждать, пока он, окончательно обессилев, сам не попросит помощи или не впадёт в бессознательное состояние. Тогда его можно будет увезти в больницу — иного выхода не было.

Никто не знал, как долго придётся ждать, и пока каждый решил заняться своим делом. Катасэ сел к Канагаи в санитарную машину, а Кохияма и Эмма вышли во двор. Если бы их хватились, Сатико должна была сказать, что они устали и пошли отдохнуть: Эмма — в своей комнате, Кохияма — в гардеробной. На всякий случай комнату Эммы заперли на ключ.

Кохияма стал отгребать хворост и сено, скрывавшие лаз. Он старался делать это бесшумно, хотя санитарная машина стояла далеко. Увидеть же их из дома не могли: их надёжно заслонял кустарник и деревья. К тому же обитатели «загородной виллы» стали рано закрывать окна, выходящие на север. Единственным человеком, который мог бы увидеть мелькавшие в зарослях чёрный пиджак и красное пальто, был Тэрада. Он любил выходил, на веранду второго этажа или смотрел в окно в темноту вечернего парка. Но сейчас этого можно было не опасаться.

— Здесь, — сказала Эмма.

В этом месте забор был неровный. Забор возводился в спешке, и, очевидно, по оплошности строителей один блок был поставлен кое-как, цемент отвалился, и по краям плиты образовались просветы.

Кохияма толкнул плиту, она легко поддалась и упала.



Парк был уже окутан вечерним мраком, но сквозь листву откуда-то пробивался свет, образуя дрожащую дорожку на земле. Перед ними лежала тропинка, которая с детских лет была символом свободы для Эммы.

— Путь открыт! — воскликнула Эмма.

— Быстрее! — поторопил Кохияма.

Заглянув через отверстие в парк, он подал Эмме знак, чтобы она перелезла первой. Квадратная дыра в заборе была не более тридцати сантиметров, но гибкое тело девушки сравнительно легко проскользнула в неё.

За ней полез Кохияма. Сжав плечи и извиваясь, он старался пролезть как можно скорее, но лаз был слишком узок и он никак не мог протиснуться. Наконец пролез и он.

— Н-да, у меня это не очень ловко получилось! — усмехнулся Кохияма.

— Запачкался весь, — сказала Эмма и принялась чистить его пиджак. Воздух в парке был свежий, совсем не похожий на тот, которым они дышали только что, в каких-нибудь двадцати метрах отсюда. Кохияма с наслаждением втягивал в себя этот живительный воздух.

Эмма молча смотрела ему в глаза. Её чёрные зрачки блестели и в темноте, а голубоватые белки, казалось, источали какой-то нежный свет.

Вдруг она, словно чего-то испугавшись, вскрикнула и бросилась бежал, в глубь парка. Она пересекла его и спустилась со склона к белевшему внизу пруду.

Всего каких-нибудь шесть дней она просидела взаперти. Но каким чудесным, свежим и сверкающим виделся ей сейчас мир! Сверкало, казалось, всё: и листья, и кора деревьев, и даже сама темнота. Словно всё вокруг вдруг обновилось. Никакими словами не смогла бы она передать всю прелесть, всё очарование этого вечера.

Шесть дней в карантине показались Эмме бесконечно томительным заточением, и сейчас у неё было ощущение, что она не просто вырвалась на свободу, а как бы заново родилась.

Время от времени в парковых аллеях мелькали одинокие прохожие. Они шли торопливо, очевидно, спешили с работы домой. У пруда стояли скамейки, на которых, прижавшись друг к другу, сидели парочки.

Эмме очень хотелось сказать им всем что-то хорошее, ласковое.

Когда Кохияма нагнал её, она взяла его за руку.

— Пойдёмте туда, — сказала она.

Взявшись за руки, как дети, они перешли через длинный мост. Белые лебеди бесшумно плыли по водной глади. То и дело из воды выпрыгивали рыбки.

— Прелесть! Всё живёт и радуется. Никогда не думала, что жизнь так прекрасна!

2

Кохияма смотрел на пустые лодки, покачивающиеся на воде у речной станции. Когда-то он приходил сюда кататься со своей прежней возлюбленной. Она непрерывно болтала, рисуя ему картины их будущей семейной жизни. Она была очень счастлива, мечтая о том, когда вместе с ними в лодку сядет их первый малыш, потом второй, потом третий… А Кохияма молча грёб, и ему казалось, что с каждой её фразой лодка тяжелеет, принимая новых членов их будущей семьи…

— О чём вы задумались, Кохияма-сан? — спросила Эмма. — Сейчас не надо думать. — Неожиданно Эмма тоже разговорилась. — Вон сидят влюблённые! А за кого принимают нас? Муж и жена? О, нет! Влюблённые? Брат и сестра? Или просто добрые друзья? Впрочем, не всё ли равно? Пусть принимают за кого угодно, не правда ли?

О том, что их могут принять за отца и дочь, она не сказала — слишком невелика была разница в возрасте. Но пустота, которая образовалась в её жизни после смерти отца, единственного близкого человека, которого она любила и в то же время ненавидела за его деспотизм, казалось, угнетала её значительно больше, чем можно было ожидать. И сейчас ей нужно было заполнить эту пустоту.

— Я считаю, что всё это можно совместить, — сказал Кохияма. — В зависимости от обстоятельств можно быть либо тем, либо другим, либо третьим. По-моему, это самое замечательное.

— Нет, — возразила Эмма. — Это мужская логика. Рассуждения эгоиста. А я говорю о другом. Я за нерассуждающую любовь, за непосредственность чувств.

— Вам, кажется, очень нравятся такие сочетания: «подлинная свобода», «нерассуждающая любовь»?

— Да, — ответила Эмма. — И это, наверное, потому, что где-то в глубине души я всё-таки верю в бога…

Кончив среднюю школу, Эмма поступила в миссионерский католический колледж. Самым тяжёлым временем были для неё годы ученья в начальной школе. Но и в колледже она не нашла ни «подлинной свободы», ни «нерассуждающей любви». Здесь ей тоже то и дело напоминали о том, что она метиска.

Со дня рождения Эмма была обречена на жизнь, полную противоречий, и только потому могла, наверное, жить, что принимала эту жизнь без всякого протеста.

Они обошли вокруг пруда. Летний театр был пуст. Оркестр не играл, но в этот вечер ей не нужна была его игра, музыка звучала сейчас в ней самой.

Они подошли к турникам. Ухватившись обеими руками за перекладину, Эмма легко подтянулась и уселась на ней. Её красное пальто на мгновение распласталось в воздухе, как распустившийся цветок, мелькнули стройные ноги.

Кохияма подтянулся на соседнем турнике, который был чуть повыше. Со времени колледжа он уже лет десять не подходил к турнику и взобраться на него с первого раза не смог.

Взглянув друг на друга, они рассмеялись.

— А у вас сильные руки! — сказал Кохияма. — Я не ожидал.

— Странно для женщины, да? Я ведь всегда была озорной девчонкой. Это мне помогало жить.

Глядя, как она, ловко усевшись на турнике, смотрит с высоты вниз, Кохияма подумал: «Возможно, она именно это и считает подлинной свободой?»

Но Эмма вдруг сказала:

— Там, за тёмной рощей, мой дом. Я как бы издали разглядываю своё прошлое. И если это видение издалека — свобода, то это печально.

— А ведь подлинная свобода, вероятно, и состоит в том, чтобы распрощаться со своим прошлым, уйти оттуда, где твоим уделом были печаль и безнадёжность, — сказал Кохияма.

Он почувствовал, что пряжка больно впилась в живот, и спрыгнул на землю. Для него, тоже подумал он, печальным местом заточения стал этот дом, который Эмма сейчас рассматривала со своей перекладины.

— Мне нужно позвонить по телефону, — сказал он.

— Позвонить? — удивлённо переспросила Эмма и тоже спрыгнула вниз.

— Да. Я быстро.

— Хорошо, — согласилась Эмма.

Поблизости телефонной будки не было. Нужно было подняться по склону вверх и по переулку дойти до Киссёдэра. Было рискованно появляться сейчас на улице. Его пугала не встреча с кем-либо из знакомых, он боялся, что, попав в мирную, оживлённую толпу, он поддастся неодолимому желанию убежать из изолятора.

Дезертирство означало бы для него поражение. Нет, он должен остаться в изоляторе до конца и сделать всё возможное, чтобы разобраться в этой загадочной истории с чумой. В противном случае он не только как журналист, но и просто как человек вынужден был бы признать свою полную несостоятельность. Чтобы испытать самого себя, он во что бы то ни стало должен выдержать срок карантина. Эмма — вот в ком было его единственное спасение.

Когда они прошли переулок, перед ними открылась перспектива оживлённой городской улицы. Чуть ли не на каждом шагу здесь были убогие магазинчики, овощные лавки, китайские харчевни. Но улица показалась им удивительно яркой и оживлённой.

Торопливо шагали люди, из питейных заведений, распевая песни, уже выходили подвыпившие посетители. Ещё неделю назад и Кохияма мог бы быть среди них.

А сейчас он шёл, опустив голову, как бы избегая людских взглядов. Разумеется, никто не смог бы определить, кто он и откуда, но он весь сжался, будто его угнетал какой-то безотчётный стыд. В парке, где их окружала природа, у него не было такого ощущения, а сейчас, на людях, оно появилось.

Наконец рядом с небольшим баром они увидели телефон. Кохияма хотел было взяться за трубку, но при мысли о том, что он может быть болен, остановился. Ему не раз приходилось писать о том, как много бациллоносителей дизентерии, тифа и даже холеры постоянно бродит по городу и насколько это затрудняет борьбу с распространением опасных болезней. Как же мог он, человек, который предостерегал от опасности других, сам теперь сеять смерть!

Но потом он подумал, что его опасения, пожалуй, напрасны. Лёгочная форма чумы передаётся по воздуху при контакте с больным, а бубонная и кожная — через блох. Других путей распространения инфекции не существует. И если он и в самом деле бациллоноситель чумы, то сейчас, пока не кончится инкубационный период, он никого заразить не может.

К тому же перед уходом из дому они с Эммой приняли все меры предосторожности. В этот вечер он надел свой костюм, тщательно продезинфицированный ещё в первый день его пребывания в «загородной вилле». В общем, из дому они вышли облитые карболкой, что называется, с головы до пят.

— Ну и несёт же от нас! — морщась, время от времени говорила Эмма.

И действительно, запах был довольно сильный и, пожалуй, мог даже привлечь внимание прохожих.

И всё же Кохияма не в силах был отделаться от жуткой картины, которую ему рисовало воображение: чумные бациллы садятся на телефонную трубку, затем переходят на каждого, кто берётся за неё, бурно размножаются, распространяются дальше и одну за другой уносят человеческие жизни.

Наконец он всё-таки решился и набрал номер. Послышался голос телефонистки редакционного коммутатора, даже этот голос показался сейчас Кохияме бесконечно дорогим и близким. Затем он услышал голос Сомэи:

— Как дела? Что с тобой стряслось? Вчера Цурумото звонил тебе. В пансионе ответили, что ты давно не приходил домой, мы уже стали беспокоиться.

— Видите ли, дело в том…

— Но потом я решил, — перебил его Сомэя, — что ты отлёживаешься в больнице у какого-нибудь знакомого врача, избавляешься от своей простуды.

— Вы почти угадали. Я и в самом деле вроде как отлёживаюсь.

— Ты говорил, что тебе нужен отпуск на неделю. Значит, завтра придёшь?

— Нет. Денька через четыре, не раньше.

— Через четыре?

— Да. Я не могу пока выходить, но мне хотелось бы кое-что выяснить.

— Хм! Что же именно? — обеспокоенно спросил Сомэя.

— Мне надо знать, каким университетам и научно-исследовательским институтам у нас Пентагон оказывает финансовую помощь и какие работы субсидирует.

— Этими вопросами занимается отдел общественной жизни.

— Возможно, это и не имеет прямого отношения к нашему отделу, но я бы хотел срочно получить список таких университетов и научно-исследовательских учреждений.

— Ого! Да ты и впрямь начал интересоваться серьёзными делами!

— В первую очередь желательно узнать, какие темы и какие конкретные исследования финансируются американцами.

— Ладно, понял. Цурумото теперь ежедневно бывает в Министерстве просвещения, я ему поручу это.

— Очень прошу вас.

— Позвони завтра в полдень.

Сомэя словно что-то почувствовал — больше он ни о чём не стал спрашивать. Кохияме это было на руку. Сомэя, наверное, лишился бы дара речи, если б узнал, что Кохияма находится сейчас под одной крышей с тем самым Тэрадой, с которым они когда-то были в сибирском плену. С чувством облегчения Кохияма повесил трубку.

3

Кохияма и Эмма сидели в баре перед стойкой. После разговора с Сомэей, который как-то связал его с внешним миром, Кохияма почувствовал себя смелее. Он уговорил Эмму зайти в бар.

Итак, впервые они оказались вдвоём в баре. Они были знакомы шестой день и уже обменялись не одним поцелуем. Короче говоря, их вполне можно было считать влюблённой парой, но они пока ещё не имели возможности остаться вдвоём вдали от всех.

Пока бармен выполнял заказ, Эмма молча рассматривала полки, уставленные бутылками с винами иностранных марок и фруктовыми соками.

Обстановка фешенебельного бара, мягкий, неяркий свет — всё, казалось, как нельзя более подходило к европейской внешности Эммы. Но она держалась скованно и сидела с хмурым видом. От её недавней весёлости и оживления не осталось и следа. Возможно, продолжало сказываться невольное напряжение, которое они испытали, попав из своего уединения в шумную городскую толпу. Но скорее всего, дело было не только в этом.

— Почему вы вдруг нахмурились? — спросил Кохияма.

— Наверное, потому, что настало время задуматься, — с чуть печальной улыбкой ответила Эмма.

Влюблённые всегда испытывают тоскливое чувство, когда наступает время расставания. Они начинают нервничать, между ними возникают подчас даже ссоры. Однако ни Кохияме, ни Эмме это пока не угрожало, её явно заботило что-то другое.

— Но ведь вы сами сказали в парке, что сейчас не время задумываться.

— Да, но когда-нибудь это надо всё-таки делать.

— Вы думаете о том, что с вами будет, когда вы покинете «загородную виллу»?

— Нет, не об этом. Это уже решено. Я снова вернусь к своей прежней работе.

— В таком случае вам не о чем беспокоиться, — сказал Кохияма. «Не считая чумы, которая, возможно, хозяйничает в «вилле», — хотел он добавить, но промолчал.

— Я всё думаю о том, для чего отец занимался этими исследованиями? — с некоторым усилием проговорила вдруг Эмма.

— Не стоит об этом думать, бесполезно, — сказал Кохияма.

— Бесполезно? Но ведь сами-то вы только об этом и думаете! Или я не права?

Казалось, она читала его мысли. Она, видимо, чувствовала, что Кохияма стремится узнать, над чем работал отец, и уже почти докопался до сути, хотя он никогда с ней об этом не говорил.

Кохияма взглянул на часы. Прошёл час, как они ушли из дому.

— Исследования вашего отца остались незаконченными, и теперь ими занимается Тэрада.

— Работа моего отца всегда причиняла одни страдания. Он не щадил ни мать, ни меня…

— Пожалуй, нам пора идти, — прервав её, поднялся с места Кохияма.

— А сок, барышня? — окликнул её бармен. На стойке остался бокал фруктового сока, к которому Эмма не притронулась.

— Не хочу, спасибо, — ответила она.

Кохияма тоже заметил, что Эмма не стала пить сок, но ничего не сказал. Он и сам выпил едва половину своего виски с содовой. Мысль о том, что он, возможно, распространяет чуму, не покидала его. Под подозрительным взглядом, которым бармен проводил «влюблённую парочку», они вышли на улицу. При свете фонарей Кохияма вдруг увидел, что у Эммы глаза полны слёз.

Кохияма обнял её за плечи, ему хотелось как-то утешить девушку, отвлечь от грустных мыслей. Они проходили мимо винного ларька. Кохияма купил бутылочку виски и немного сыру. Шесть дней назад он пошёл на квартиру к Убукате прямо из дому. Денег у него с собой было немного, и сейчас он всё израсходовал.

Когда Кохияма и Эмма спустились с парк, настроение у них немного поднялось. Кохияма на ходу вынул бутылку из картонной упаковки и отвинтил пробку.

— Пить здесь? — удивилась Эмма.

— Но ведь некогда, нужно спешить, — сказал Кохияма.

Они условились с Сатико, что к восьми часам вернутся.

— Погодите, я знаю хорошее место, — сказала Эмма.

— Но в нашем распоряжении осталось не более пятнадцати минут.

Эмма пошла вперёд. Она великолепно ориентировалась в парке. Они свернули с освещённой аллеи на глухую тёмную тропинку, перешли по горбатому мостику через родник и очутились перед небольшой рощицей. Между деревьями тускло поблёскивал пруд. Эмма повела Кохияму к роще. Сюда, видно, редко кто забредал. Почти у самой опушки они нашли охапку хорошо сохранившегося сена.

Они сели. Здесь их никто не мог видеть. Сзади была стена деревьев, а впереди лежал объятый тишиной, заросший у берега камышом пруд.

Кохияма сделал несколько глотков. Виски обожгло желудок, и тело сразу стало удивительно лёгким.

— Я тоже хочу, — сказала Эмма.

Он в темноте протянул ей бутылку.

— Нет, я хочу из ваших рук!

Он поднёс бутылку к её губам.

Она сделала глоток и снова потянулась к бутылке. Эмма запрокинула голову, длинные волосы волнами спадали назад. Он погладил девушку по голове и дал ей ещё отпить несколько глотков.

Она склонила голову на его плечо.

— Обнимите меня, — сказал Эмма.

Она часто просила обнять её, ведь она даже в девстве не знала тепла материнских рук и тосковала по ним.

Когда она стала подростком, отец вдруг обрушил на неё поток бурных чувств, в которых любовь смешивалась с ненавистью. Он требовал от дочери полного повиновения, грубо вмешивался во все её дела и злился, что не может заменить ей мать и проникнуть в её девичьи тайны. Он был для неё настоящим деспотом.

Отшвырнув пустую бутылку, Кохияма обнял Эмму. Губы их слились в долгом поцелуе.

Наконец он оторвался от её губ и, с трудом взяв себя и руки, хотел было что-то сказать ей, но девушка вдруг подняла на него свои широко раскрытые глаза и чётко проговорила:

— Когда я кончала колледж, я однажды была близка с одним человеком. Потом в университете за мной настойчиво ухаживал мой однокурсник…

Не желая ничего слушать, Кохияма поцелуем зажал ей рот. Упругое, напряжённое тело Эммы стало вдруг мягким и податливым. Они упали на сено, ещё хранившее запах солнца, и тела их сплелись. Эмма тихо вскрикнула… Охватившая их обоих неизъяснимая нежность перешла в страсть.

За всё эти шесть дней Кохияма ни на минуту не забывал в чуме. Однако сейчас он забыл обо всём на свете.

ОТКРЫТИЕ

1

Не успел Кохияма переодеться и появиться в гостиной, как туда пришли доктор Канагаи и Катасэ.

— Не знаю, что и делать, — удручённо сказал Канагаи.

— Неужели нельзя справиться с ним?

— Можно бы, конечно, применить какой-нибудь сильный транквилизатор или впрыснуть наркоз, но как к нему подобраться? Мы пробовали, стучались, вызывали в коридор — всё напрасно.

— Что ни говори, это ведь не простой больной, — сказал Канагаи.

— Мне очень вас жаль, доктор, — заискивающим тоном сказал Катасэ. — Ведь вы здесь уже целых три часа.

Канагаи взглянул на часы. Сделал он это машинально, не знать, сколько сейчас времени, он не мог — он то и дело посматривал на часы. Стрелка подошла к девяти.

— Это не столь важно, — сказал Канагаи. — Сегодня я могу здесь и заночевать. Я об этом предупредил.

— Попробую я его уговорить, — сказал Кохияма.

— Вы? — Катасэ усмехнулся. — Днём вы сказали, что он обещал спуститься вниз, и мы его ждали. А он притащил с собой ту страшную штуку…

— Тут уж я ни при чём.

— Разумеется, — сказал Канагаи. — Ну что ж, попробуйте.

— Попытаюсь.

— Буду вам очень признателен.

Кохияма забежал в кухню выпить стакан воды.

— Куда это вы? — остановила его Сатико, когда он направился к двери. — Ужин готов, и Эмма сейчас придёт.

— Мне нужно сходить к Тэраде, ужинайте без меня, — ответил Кохияма.

— Вы собираетесь подняться наверх? — недовольно нахмурила брови Сатико. — Разве это не опасно?

— Нет, особенно беспокоиться нечего.

— Но неужели у него чума?!

Сейчас этот вопрос, который она задала и в первый свой день в изоляторе, не казался таким наивным, в нём звучал страх.

В наши дни, когда где-либо возникает эпидемия, об этом немедленно сообщается в газетах, по радио, телевидению. Но теперь уже редко кто воспринимает известие об эпидемии как непосредственную угрозу дня себя. Сейчас люди без боязни проходят мимо инфекционных больниц. Они знают, что изоляторы, в которые помещают больных, служат надёжной защитой от дальнейшего распространения инфекции, и болезнетворные бактерии под крепким замком. Однако это не значит, что борьба людей с эпидемиями уже отошла в область преданий. Приобретая устойчивость к лекарственным препаратам, микробы, подобно фениксу, возрождаются и приобретают способность безгранично распространяться.

Множество самых различных микробов, в том числе и патогенных, окружает человека, живёт в его кишечнике, на коже, существует в организме животных и передаётся самыми различными путями, но люди и понятия об этом не имеют.

Так обстоит дело и с чумными микробами. Это трудно вообразить, но в одном Токио обитает в три раза больше крыс, чем людей. Стоит чуме возникнуть среди крыс, как в городе начнётся повальная эпидемия. Из-за плохого состояния водосточных канав, грязи и антисанитарии в Токио может вспыхнуть эпидемия небывалой силы. А распространение чумы неизбежно приведёт к появлению чумных бацилл, устойчивых к лекарственным средствам.

Даже Сатико поняла наконец, насколько велика опасность.

Кохияма медленно поднялся на второй этаж. Спешить было некуда. Муракоси и Катасэ можно больше не принимать в расчёт, они потерпели окончательное поражение и больше не полезут. Теперь здесь главную роль, играл доктор Канагаи, который мог что-то сделать для спасения жизни Тэрады, да ещё Кохияма, который хотел проникнуть в тайну исследований Убукаты. Но сейчас основной его заботой было передать Тэраду на попечение доктора Канагаи.

Он постучался. Сколько раз он ни с чем уходил от этой двери!

— Тэрада-сан! Это я, Кохияма, — набравшись решимости, громко сказал он.

Ответа не последовало. За дверью послышалось хриплое бормотание. Кохияма прислушался. Тэрада как будто бы что-то читал. Но нет, это, кажется, стихи… С трудом Кохияма различил слова:


…Пусто на сердце,

В нём отзвука нет…


Так это же стихи поэта Хагивары, которые Тэрада читал ему ещё в первый день по пути к «загородной вилле»!

— Тэрада-сан! — снова позвал Кохияма.

С чего это он снова вспомнил стихи своей молодости? Может, в порыве отчаяния? Или, наоборот, потому, что почувствовал себя лучше?

— Тэрада-сан! Откройте, пожалуйста.

— Это вы, Кохияма? — отозвался наконец Тэрада.

— Вас ждёт доктор Канагаи. Он прождал вас весь вечер. Спуститесь, пожалуйста, вниз, он хочет вас осмотреть.

— Он и днём приезжал. А потом явился за мной с санитарной машиной. Я всё знаю.

— Но ведь сейчас ещё можно помочь вам.

— Кто это сказал?

— Он.

— Хм! А Убукате он помог?

— Что ж, на ошибках учатся.

— Это верно… Ну, а вы тоже не против того, чтобы меня увезли в больницу?

— А… а почему я должен возражать? — растерянно спросил Кохияма.

— Я-то знаю почему, не будем играть в прятки, скажите, что вы хотите у меня выведать.

— Хорошо, скажу. Только выйдите, пожалуйста, в коридор.

— Нельзя. У двери стоит стул, я сяду и буду вас слушать. — Тэрада говорил спокойным голосом, не похожим на голос тяжело больного человека.

Послышались шаркающие шаги. Тэрада, должно быть, подошёл к двери.

— Вы говорили мне, что продолжаете незаконченное Убукатой исследование в области генетики противолекарственной устойчивости обыкновенной кишечной палочки, не так ли?

— Да, совершенно верно.

— Но сегодня вы угрожали американцам, а потом и доктору Канагаи распылителем, в котором, по вашим словам, были устойчивые чумные бациллы.

— Да.

— При этом вы сказали, что эти бациллы вывел покойный Убуката.

— Правильно.

— Значит, он исследовал не устойчивые кишечные палочки, а устойчивые чумные бациллы.

— А какая разница?

— Не понимаю.

— Ничего удивительного в этом нет.

— Перестаньте морочить мне голову. Уж не хотите ли вы сказать, что в вашем приборе были не чумные микробы, а кишечные палочки и вы просто решили припугнуть американцев?

За дверью наступило молчание.

Может быть, и в самом деле это был лишь трюк. Но тогда непонятно, почему бежали в такой панике Муракоси, Катасэ и американцы. Они рассчитывали получить у Тэрады итоговые данные о последней работе покойного Убукаты. Следовательно, они заведомо знали, над чем работал Убуката и какие бактерии могут оказаться в руках Тэрады.

Если бы это были кишечные палочки, они не вызвали бы такой паники. С другой стороны, исследование Убукаты могло так и остаться незавершённым. Не исключено, что именно поэтому Тэрада отказался сообщить американцам результаты. Но ведь Тэрада и раньше называл свой распылитель грозным оружием. Вряд ли это было пустым бахвальством.

— Разрешите вам задать ещё один вопрос, — снова заговорил Кохияма.

— Какой?

— Вы сказали, что не передадите им секрета выведения устойчивых бацилл. Что это значит?

— Подождите до завтра, — сказал Тэрада.

— До завтра?..

— Да. Приходите ко мне завтра в полдень.

— Но ведь…

— Вы хотите сказать, что до завтра я могу не дожить, или что тогда уже не будет никакой надежды на спасение моей драгоценной жизни? Передайте, пожалуйста, доктору Канагаи, что ему не следует беспокоиться. Я лучше, чем он, разбираюсь в чуме.

— Тэрада-сан, я не могу просто так уйти. Позвольте мне хоть взглянуть на вас, чтобы я мог сообщить доктору, в каком вы состоянии.

2

Послышался скрежет ключа. Дверь открылась. В коридоре было довольно темно, и фигура Тэрады, сидевшего перед дверью на стуле, освещённая сзади, была похожа сейчас на вырезанный из чёрной бумаги силуэт. Шапочки хирурга, в которой он появился днём, на нём не было, но лицо по-прежнему закрывала плотная марлевая маска, а руки обтягивали резиновые перчатки.

Со вчерашнего вечера, когда у него начался жар и он потерял сознание, прошли уже сутки. Сегодня днём он чуть ли не на четвереньках добрался до кабинета и едва не упал со ступенек на лестнице. А сейчас он сидел на стуле, выпрямившись, и был совершенно неподвижен.

Заболевание чумой проявляется внезапно. Человек вдруг становится беспокойным, его знобит, температура подскакивает иногда до сорока с лишним градусов, начинается головокружение, тошнота. Больной теряет аппетит. Вскоре возникает состояние апатии, затем депрессия, вплоть до психического расстройства, постоянная тревога, страх… Такова клиническая картина.

Допустим, болезнь Тэрады ещё не достигла критической стадии, но он выглядел слишком спокойным.

Когда у Эммы вдруг поднялась температура и у неё заподозрили чуму, Тэрада сказал, что, скорее всего, это не чума. Может быть, и у него тоже что-то другое? Или он невозмутим, потому что прекрасно знает картину этой болезни и её течение?

— Вам и в самом деле стало лучше?

— Лучше. Жаль, конечно, что я причиняю беспокойство Канагаи, но тут уж я ничего не могу поделать.

Рукой, затянутой в резиновую перчатку, Тэрада сорвал маску. Цвет лица в полумраке трудно было определить, но выражение его было удивительно спокойным и даже неожиданно мягким. Глубоко сидящие глаза, крючковатый нос и острые скулы — такой же, как всегда, Тэрада.

Он снова надел маску, и Кохияма окинул быстрым взглядом комнату. На большом лабораторном столе всё было сдвинуто в одну сторону — стойка с пробирками, мензурки, чашки, весы и даже микроскоп, — так что стол казался почти свободным.

Посредине лежали лишь пачка бумаги и тетрадь. Кохияма понял, что Тэрада сейчас в основном пишет.

— Значит, вам действительно лучше?

— Вот пристал! — хриплым голосом произнёс Тэрада. — Хватит, идите. — И закрыл дверь.

Кохияме ничего не оставалось, как вернуться вниз. За дверью снова воцарилось молчание. Это было тяжёлое молчание, которое своей тяжестью казалось, давило на весь дом.

Когда Кохияма спустился по лестнице и вошёл в гостиную, здесь его ожидали Канагаи, Катасэ; потом пришёл и Муракоси.

— Ну как? — спросил Канагаи.

— Ничего не получается, — ответил Кохияма.

— Неужели и чума ему нипочём! — изумлённо воскликнул Муракоси.

— А может, он голову потерял от отчаяния? — сказал Катасэ.

— Он просит подождать до завтра и прийти к нему в полдень, — сказал Кохияма.

— До завтра? — Канагаи устало опустил голову.

Все они вольно или невольно должны были даже заболевшего Тэраду признавать здесь старшим.

Кохияме захотелось подышать свежим воздухом, и он вышел во двор.

На дворе было холодно. Того и гляди начнутся первые осенние заморозки и иней посеребрит деревья.

Кохияма дошёл до площадки, где стояла санитарная машина из университетской клиники. В кабине дремал врач-практикант, который на этот раз заменял шофёра. От холода он весь съёжился.

За парком видна была полоска неба над улицей Киссёдэра. Там всё время вспыхивали неоновые огни рекламы. Больной Хамура принял их красный отблеск за свет «кометы», которая, по его словам, падала за линией горизонта.

Ещё недавно Тэрада бранил жену Хамуры за то, что она плохо заботится о муже. Сейчас у него на это, наверное, уже не хватило бы сил. Возможно, теперь он и сам одной ногой стоял в могиле, подобной той, которую рыл для себя Хамура.

Было около 11 часов вечера. Кохияма повернул к дому. Приближаясь к подъезду, он ещё издали заметил какого-то человека, который, казалось, что-то высматривает и пытается заглянуть в квартиру Убукаты; подойдя поближе, Кохияма узнал его: это был профессор Нисидзака.

— Нисидзака-сан? — окликнул его Кохияма.

— А, это вы? — Профессор испуганно обернулся.

— Что-нибудь случилось?

— Да нет… — замялся Нисидзака, — просто я хочу кое о чём поговорить с вами. Но только наедине. Вот я и заглядывал в окно, хотел выбрать удобный момент.

Раз профессор предлагает поговорить без свидетелей, речь пойдёт, скорее всего, об исследованиях Убукаты. Кохияма однажды уже обращался к нему по этому поводу, но тогда старик уклонился от ответа.

— Я был бы очень рад. — Кохияма невольно понизил голос.

— Пойдёмте ко мне, — сказал Нисидзака. — Жена уже спит, и нам никто не помешает.

Стараясь ступать бесшумно, они прошли мимо квартиры Убукаты. Так же тихо они проскользнули и под окнами Хамуры.

Они уже были в гостиной у Нисидзаки, а профессор всё ещё продолжал озираться и прислушивался. По-видимому, он опасался, что проснётся жена, которая вряд ли одобрит это свидание.

— Всё в порядке, — сказал он наконец, — боюсь только, что вы будете разочарованы, ведь я тоже знаю далеко не всё.

— Что вы, помилуйте, считайте меня студентом, который слушает лекцию и жадно ловит каждое слово своего профессора.

— Что ж, спасибо, если это не комплимент, — улыбнулся Нисидзака.

Он налил в чашки чай и пододвинул гостю печенье.

И чай, и печенье, и вся сервировка были великолепные. Несмотря на угрозу чумы, старая профессорша не собиралась менять своих обычаев и отказываться от привычного уклада жизни. Кохияме, который ведал заказами и выдачей доставляемых институтом продуктов, это было отлично известно. В поведении старой профессорши была даже какая-то отвага, милая, трогательная и немножко жалкая. Но, возможно, именно поддержание привычного уклада и помогало ей сохранять душевное равновесие, без которого она не смогла бы выдержать страха перед чумой.

Поставив свою чашку на стол, Нисидзака выпрямился и внимательно посмотрел на Кохияму. Старый профессор выглядел ещё довольно бодрым. Его аккуратно причёсанные седые волосы отливали серебром, и никто не поверил бы, что он прожил долгую, полную трудов жизнь.

— Итак, — заговорил Нисидзака, — вас интересует проблема наследственной устойчивости бактерий, действие фактора R, не правда ли?

— Совершенно верно, — подтвердил Кохияма, чуть наклоняясь вперёд.

— Прежде всего, — продолжал Нисидзака, — следует сказать, что клиническая практика сталкивается с множеством разнообразных случаев. Взять, например, туберкулёз. Сейчас в нашей стране насчитывается свыше 35 % больных туберкулёзом, невосприимчивых к стрептомицину. И что особенно удивительно, устойчивыми к стрептомицину оказываются до пятнадцати процентов даже первичных больных. Чтобы не допускал, появления устойчивых бацилл, стрептомицин начали применять, в комбинации с ПЛСК и гидразитом, но положение пока остаётся прежним.

— Я слышал об этом, но не знал, что дело обстоит так скверно, — заметил Кохияма.

— Благодаря открытию антибиотиков и прогрессу в области хирургии, которая с появлением антибиотиков тоже поднялась на более высокую ступень, туберкулёз уже перестали было считать серьёзной опасностью. А сейчас, как видите, он снова становится трудноизлечимой болезнью! Обратите внимание на следующие обстоятельство: у большого количества больных туберкулёзом, которым делалась инъекция стрептомицина, обнаруживаются устойчивые к стрептомицину кишечные палочки, которые обладают способностью быстро размножаться. Но это было бы ещё полбеды. Беда в том, что, находясь в кишечнике, они передают свойство устойчивости попадающим туда дизентерийным бациллам, которые прежде таким свойством не обладали.

— Да, господин Тэрада мне тоже об этом говорил, — осторожно прервал его Кохияма. — Хоть я не специалист, тут я всё-таки разобрался, но…

— Не торопитесь, — остановил его профессор и, прищурившись, добавил: — Я прекрасно знаю, что вас в первую очередь интересует. Но об этом речь впереди.

3

— Я был крайне изумлён, когда Тэрада-сан появился с распылителем, наполненным культурой устойчивых чумных бацилл, — продолжал Нисидзака.

— Вы полагаете, что это действительно были чумные бациллы?

Кохияма внимательно следил за выражением лица профессора и за каждым его словом.

— Поручиться, разумеется, нельзя, но вряд ли это было что-либо другое.

Для такого человека, как Нисидзака, который всего боялся, ответ был, пожалуй, слишком смелым, и это насторожило Кохияму. Впрочем, не кто иной, как сам Тэрада, заявил о чумных бациллах, а раз тайну нарушил человек, который в первую очередь должен был хранить её, Нисидзака, очевидно, решил, что и он может быть теперь свободен от запретов. Никто не мог его упрекнуть в том, что именно он первым разгласил служебную тайну.

— Вы не находите, что распылитель, который мы видели в руках Тэрады, похож на модель бактериологического оружия? — сказал профессор.

— Иначе говоря, Тэрада работал над техническим усовершенствованием такого оружия?

— Нет, это абсурд. Зачем бы японский исследователь стал заниматься технической разработкой бактериологического оружия?

Слова профессора заставляли думать, что японские исследователи привлекаются сейчас к разработке не технической, а научной стороны дела.

Кохияма поймал себя на том, что он по репортёрской привычке торопится с выводами. Увлёкшись разговором, он забыл о неписаном законе журналистов: в беседе с учёными никогда не высказывать свои догадки и предположения, учёные этого не любят. Правда, сами они позволяют себе строить разного рода гипотезы, а иногда и уходить в сторону от темы. Но ведь на то они и учёные…

— Существует, по-видимому, два вида приборов для распыления бактерий, — продолжал Нисидзака. — Прибор типа пневматических опрыскивателей, посредством которых разбрызгивается бактериальная культура, и второй вариант — типа аэрораспылителей. Австралийский медик Барнет сделал любопытные вычисления. Если на высоте триста метров над площадью шесть-семь миль в длину и ширину распылить в воздухе тонну палочек сибирской язвы, то с каждым литром вдыхаемого воздуха в организм будет попадать около ста тысяч спор этой бациллы. Так можно сразу вызвать эпидемию сибирской язвы, которой в естественных условиях люди редко заражаются.

— Вы хотите сказать, что это может стать оружием массового уничтожения? — осторожно перебил его Кохияма, досадуя в душе на то, что Нисидзака ходит вокруг да около интересующего его вопроса.

— Теоретически — да, но существует ещё зависимость от атмосферных условий и стойкости бактерий, так что эффект весьма проблематичен. Впрочем, я, кажется, отклонился от нашей темы?

— Нет, нет, — поспешил заверить его Кохияма, — всё это очень интересно.

— Ну что ж, в таком случае перейдём к вопросу о том, каким образом могли быть получены устойчивые чумные бациллы, о которых говорил господин Тэрада. Только прошу учесть, что мои рассуждения носят чисто теоретический характер. Я могу лишь предполагать, но не утверждать. Ведь сам я никогда этим не занимался.

Нисидзака почему-то вздохнул, придвинул к себе термос и снова заварил чай. Хозяин и гость с видимым удовольствием пили свежий чай из больших, похожих на пиалы чашек. Если бы кто-нибудь сейчас увидел их со стороны, он мог бы принять их за представителей двух поколений, которые несмотря на большую разницу в возрасте, в этот долгий осенний вечер ведут задушевный разговор, — трогательная картина, которую не так уж часто увидишь в наше время.

Нисидзака поставил чашку на стол и продолжал:

— Я думаю, что, скорее всего, устойчивые чумные бациллы получены путём непосредственного скрещивания обыкновенных чумных бацилл с устойчивыми кишечными палочками.

Кохияма вопросительно уставился на профессора. Он отказывался верить. Слишком смелой и неправдоподобной показалась ему эта гипотеза. Такого рода сальто-мортале были, скорее, в стиле репортёра Кохиямы, но отнюдь не такого серьёзного учёного и осторожного человека, как Нисидзака.

— Я, разумеется, предполагаю такую возможность чисто теоретически, — улыбнулся Нисидзака, прочитав удивление на лице собеседника.

— Вы считаете, что устойчивые чумные бациллы могли быть получены от устойчивых кишечных палочек?

— Да.

— То, что кишечные палочки могут передавать по наследству свои свойства дизентерийным бациллам, с которыми они вместе находятся в кишечнике, — это ещё более или менее понято. Но кишечная палочка и чумная бацилла — это ведь совершенно разнородные бактерии!

— Я бы этого не сказал, — улыбнулся Нисидзака.

Кохияма весь превратился в слух.

— Вы, наверное, знаете, что при изучении микробов применяется метод окраски. И возможно, слышали о реакции Грамма?

— Слышал, — подтвердил Кохияма.

— Так вот, и у кишечной палочки, и у чумной бациллы реакция эта одинаковая — отрицательная.

— Следовательно, они обладают какими-то общими свойствами?

— Да. Их нельзя рассматривать как качественно разнородные бактерии. Обратимся далее к их форме. Известно, что форма бактерий может быть шарообразная — кокки, палочковидная — бациллы и извитая — вибрионы и спириллы. Кишечная палочка — это средней величины палочковидная бактерия. Чумная бактерия тоже имеет форму палочки, только толстой и короткой, с тупыми закруглёнными концами. К кишечным палочкам в широком смысле слова принадлежит и дизентерийная бацилла. Короче говоря, и кишечная палочка, и дизентерийная бацилла, и чумная — всё это палочковидные бактерии.

— Таким образом, и по форме, и, по-видимому, по своим свойствам они похожи?

— Да. Эти микробы, в частности кишечные и дизентерийные палочки, так и называют: родственные бактерии. Так что в какой-то мере можно считать, что различны лишь названия болезней, возбудителями которых они являются.

— В таком случае фактор R может передаваться кишечными палочками чумным бациллам точно так же, как и дизентерийным?

— С точки зрения теории наследственности — да.

Странно! Ведь ещё вчера Нисидзака заявил, что потребовалось бы не менее трёх часов, чтобы ответить на вопрос, интересовавший Кохияму. А сейчас он сумел это сделать за каких-нибудь двадцать минут. Значит, вчера он просто уклонился от ответа. А сегодня почему-то вдруг решил объяснить всё. Ну что ж, это должно было только радовать.

Не обладая достаточными знаниями по микробиологии, Кохияма на каждом шагу чувствовал свою полнейшую беспомощность и не раз приходил в отчаяние, наталкиваясь на непреодолимый барьер, отделявший его от тайны исследований Убукаты. Сейчас же он получил наконец подтверждение своей смутной догадки о том, что свойство противолекарственной устойчивости кишечной палочки может передаваться и чумным бациллам.

— Спасибо, теперь ясно. — Кохияма с чувством искренней благодарности поклонился старому профессору.

Со двора послышались чьи-то шаги. Нисидзака вздёрнул кверху свои седые брови. И стал похож на беспомощного и испуганно насторожившегося зверька.

— Ах, будь оно неладно! — сказал он с досадой.

— Может, мне уйти? — спросил Кохияма.

— Нет, подождите. Сделаем вид, будто мы говорили вот об этих вазах…

Нисидзака поднялся и снял с полки белую и голубую фарфоровые вазочки редкой старинной работы. Открылась входная дверь, и в коридоре послышались чьи-то уверенные шага. Чувствовалось, что этот человек привык заходить сюда без всяких церемоний.

— Так вот вы где! — сказал Катасэ, появившийся на пороге гостиной. — Беспечный вы человек, Кохияма. Доктор Канагаи поручил мне сообщить вам своё решение, но я с трудом вас нашёл. Мне и в голову не пришло, что вы можете быть здесь.

— Я увлекаюсь антикварными изделиями и уговорил профессора показать, мне кое-что из своей коллекции, — ответил Кохияма.

— Похвальное увлечение. Кстати, о намерении доктора Канагаи заодно узнает и господин профессор. Доктор собирается здесь заночевать, надеясь, что Тэраду удастся ночью забрать в больницу. Стажёр Симодзё-кун тоже ночует у нас.

БОРЬБА ПРОТИВ BCW[12]

1

Наступил седьмой день. Незадолго до полудня Кохияма пробрался в парк через тайный лаз в заборе. Парк не произвёл на него такого впечатления, как вчера. Отчасти, возможно, и потому, что приключение утратило привлекательность новизны. Вдобавок моросил холодный дождь, и сам воздух в парке показался уже не таким свежим, как вчера вечером, когда Кохияма испытал радостное чувство возвращения к жизни.

Между ним и Эммой произошла небольшая размолвка. Когда он сообщил ей о своём намерении отлучиться из дому, она сказала:

— Я пойду с вами.

— Нет, этого не следует делать, — ответил Кохияма. — Сейчас здесь и доктор Канагаи, и стажёр. Слишком много лишних глаз. Если мы оба исчезнем, это могут заметить.

— А с какой целью вы идёте? — недоверчиво спросила Эмма.

— Разве я тебе не говорил? Мне нужно ещё раз позвонить по телефону.

— Вы хотите сообщить в редакцию о том, что здесь происходит?

— Вовсе нет. Я хочу получить ответ на свой вопрос.

— Вы что-то скрываете от меня?

— Я не собираюсь ничего от тебя скрывать. Через полчаса вернусь и всё расскажу.

— Значит, вчера я вам понадобилась только для того, чтобы показать дорогу… — У Эммы полились слёзы.

Они стояли во дворе возле двери чёрного хода и могли не опасаться, что кто-нибудь их здесь увидит. Кохияма растерялся. И вовсе не потому, что он не выносил женских слёз. Смущало его то, что Эмма в какой-то степени была права. Она начинала догадываться о преступных целях работ отца. Когда Кохияма связался по телефону с редакцией, она поняла это отчётливо и не только не пыталась препятствовать Кохияме, а, напротив, помогала ему. Но она опасалась, что Кохияма может что-то скрыть от неё.

— Ну что ж, если ты считаешь, что никакого риска нет, идём! — решился наконец Кохияма.

— Ладно, идите один, — сквозь слёзы проговорила Эмма. Она потянулась к нему и поцеловала в щёку. — Только помните уговор: через полчаса вы должны быть на месте.

И в самом деле, при теперешней обстановке тридцать минут были максимальным временем, которое Кохияма мог отсутствовать в изоляторе.

Сомэя сказал, чтобы он позвонил в поддень. Обычно в это время в редакции только начинают раскачиваться. Но, по-видимому, Сомэя знал, что Цурумото успел получить нужные сведения ещё до полудня.

С другой стороны, и Тэрада велел ему прийти в полдень. Но ведь невозможно в один и тот же час быть и у телефона на улице Киссёдэра, и на втором этаже у Тэрады! Он решил ровно в двенадцать позвонить в редакцию и минут через пятнадцать вернуться в изолятор.

Доктору Канагаи тоже было известно, что Тэрада просил прийти Кохияму к нему в полдень. Он надеялся, что им наконец удастся выманить этого упрямца и увезти в больницу. Он провёл на «вилле» ночь, всё утро томился от безделья и, несмотря на всю свою выдержку, начинал уже терять терпение — в конце концов, не мог же он забросить все дела в клинике из-за одного больного.

Если даже Кохияма задержится минут на пятнадцать, ему трудно будет объяснить своё отсутствие даже Эмме. Может быть, бросить всё и уйти совсем? Или прибегнуть к какому-нибудь чрезвычайному средству и насильно отправить Тэраду в больницу? И в том и в другом случае это слишком большая ответственность. Но бог с ней, с ответственностью! Главное — все его труды и старания лопнут тогда как мыльный пузырь. Последние пять минут могут испортить всё…

Подняв воротник пиджака, Кохияма побежал через рощу. Поднявшись на мост через пруд, он невольно замедлил шаг. По воде плавали не белые лебеди, как вчера, а дикие утки. Мокрые от дождя, они будто сделаны были из папье-маше. Сейчас ничто уже не радовало глаз и не заставляло, как вчера, восторгаться жизнью.

Зловещими казались и эти чёрные птицы. В голове мелькнула нелепая мысль: чего доброго, это они вчера занесли сюда чуму, от которой погибли прекрасные белые лебеди, и теперь остались лишь эта чёрные утки, как бы олицетворяя «чёрную смерть».

Словно желая поскорее избавиться от этого наваждения, Кохияма стремительно побежал вперёд. Ему нужно было от летнего театра подняться по склону и пройти по переулку, который вёл на Киссёдэра. Но когда он подумал о телефоне возле бара, ноги его невольно остановились. Ему вспомнился молодой бармен, который подозрительным взглядом проводил их вчера вечером. Кто его знает, что это за тип! Не исключена возможность, что вчера этот молодчик подслушал его разговор по телефону.

Правда, вряд ли бармен мог понять, о чём идёт речь. Но ведь есть такие любители всюду совать свой нос, которые при малейшем подозрении тут же набирают по телефону номер 110, и за тобой немедленно увязывается «хвост». Кохияма не раз об этом слышал.

И тут он вспомнил о телефонной будке возле станции «Парк Инокасира».

И он побежал туда. Миновав летний театр и турники, на которых они сидели вчера вечером, он вдоль ручья, вытекавшего из пруда, побежал по тропинке через рощу. А вот и станция. Над головой с грохотом промчалась электричка.

Кохияма по лестнице взбежал на платформу и бросился к будке.

Было уже без семи минут двенадцать. Набрав телефон редакции, он торопливо попросил соединить его с Сомэей. К телефону подошла Нобуко Маэдо.

— Кохияма-сан? Привет! Наконец-то объявились.

— Передайте трубку Сомэе.

— Шнура не хватит, — грубовато пошутила журналистка. — Его срочно вызвали на совещание заведующих отделами, а оно проводится в другом здании.

Кохияма растерялся.

— Он ничего не просил мне передать?

— Нет.

— А где Цурумото-кун?

— Как всегда, в Министерстве просвещения.

— Какая неудача! — невольно вырвалось у Кохиямы.

— Чего вы ворчите! Целую неделю где-то пропадаете да ещё брюзжите.

Кохияма повесил трубку и тут же начал набирать, номер коммутатора Министерства просвещения. Он попросил соединить его с клубом журналистов, и к телефону сразу подошёл Цурумото, словно ожидал его звонка.

— Ага, наконец-то! — пробасил в трубку Цурумото.

Нобуко Маэдо была права, сердиться не было оснований. Он ведь знал, что Цурумото ежедневно в первой половине дня получает материал в Министерстве просвещения. Как он не сообразил сразу позвонить туда, видно, за эту последнюю неделю оторвался от редакции и стал плохо соображать.

— Да, мне говорил Сомэя, — продолжат Цурумото. — Задача была не из лёгких. Но сейчас список тем, субсидируемых Дальневосточным отделом исследований и открытий американской армии, у меня в руках. Я получил его в Управлении высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов.

— Будьте добры, прочитайте мне его, пожалуйста, — попросил Кохияма.

Они были сверстниками, но Цурумото начал на два года раньше работать в газете, и Кохияма держался с ним почтительно, считая, что тот намного опытнее его.

— Хм! Это слишком долго. Список большой. Всё читать?

— Меня интересуют темы, касающиеся чумы. Или исследования устойчивости к медикаментам чумных бацилл. В общем, всё, что касается чумы.

Помолчав немного, Цурумото ответил:

— Кажется, ничего такого нет. Но разве у нас чумой болеют?

— Видно, ничего не поделаешь, читайте весь список подряд, — сказал Кохияма, пропустив мимо ушей вопрос Цурумото. Достав из кармана блокнот и ручку, он приготовился слушать.

— Читаю сначала. Можно называть только темы?

— Да, пожалуйста. — ответил Кохияма.

Цурумото начал читать. Темы, изучение которых финансировалось американской армией, были самые разнообразные, начиная с таких, как «Влияние радиоактивных лучей на деление клеток и хромосомы у животных» и «Недостаток кальция в пище и заболевания мозговых сосудов», и кончая такими, как «Физиология обоняния» и «Заболевания дыхательных путей, связанные с загрязнением воздуха в районе Токио и Иокогамы».

Цурумото несколько раз прерывал чтение, с трудом разбирая замысловатые формулировки.

2

Список казался бесконечным, и Кохияма уже отчаялся услышать что-нибудь интересовавшее его. Но вот Цурумото прочитал:

— «Генетическое исследование устойчивости к медикаментам кишечной палочки».

— Стоп! — крикнул в трубку Кохияма. — Повторите, пожалуйста!

— «Генетическое исследование устойчивости к медикаментам кишечной палочки», — снова прочитал Цурумото.

— Ага, это мне и нужно! — воскликнул Кохияма.

— Можно дальше не читать?

— Кто ведёт исследование? Микробиологический институт Каньо?

Ответ последовал не сразу. Послышался шелест перелистываемых бумаг. Список научно-исследовательских учреждений, очевидно, был приложен отдельно.

— Да.

— Большое спасибо, Цурумото-сян.

— Сумма ассигнований здесь не указана, — сказал Цурумото, — но, судя по другим темам, она должна составлять от десяти до двадцати-тридцати тысяч долларов.

Радость распирала Кохияму, собственное тело казалось удивительно лёгким. Наконец-то ему стала ясна подоплёка всей этой истории. Ему чудилось, что капли дождя, барабанившие по стеклу телефонной будки, отплясывают какой-то лихой танец. Некоторое время он не мог произнести ни слова.

— Значит, всё? — спросил Цурумото. — Насчёт использования этих сведений нужно будет посоветоваться с Сомэей. Как только закончишь сбор информации, приходи.

— Через три дня я буду в редакции.

— Ладно…

— Кстати, вы не знаете такого места: Форт-Детрик? Это где-то в Америке.

— Форт-Детрик? Не знаю, постараюсь выяснить.

Кохияма ещё раз поблагодарил и повесил трубку.

О Форт-Детрике говорил Огава, когда переводил слова профессора Хьюза. Кохияма догадывался, что это американский центр BCW, и хотел в этом удостовериться. Но позвонить сейчас ещё кому-нибудь времени не было.

Выскочив из телефонной будки, он той же дорогой побежал назад. Моросящий дождь постепенно перешёл в холодный ливень.

Пока Кохияма добежал до моста, он вымок до нитки. Он остановился, чтобы перевести дух.

На пруду уток уже не было, у пристани покачивались пустые лодки, бесчисленные белые дождевые нити прошивали воздух, затянув пруд густой пеленой.

«Потерянный рай», — пришло Кохияме на ум название поэмы Мильтона. Внезапно он почувствовал, что на лбу выступила испарина. А что, если за этим последуют озноб, высокая температура, тошнота? Неужели чума?!

Никакой уверенности, что этого не может случиться, нет. Ни вакцина, ни сыворотка не давали абсолютной гарантии. Известны случаи, когда люди, однажды перенёсшие чуму, заражались ею снова. А история с Тэрадой была достаточно красноречивым свидетельством того, что ни вакцины, ни сыворотка не являются абсолютно эффективным средством. Кстати, он больше всех соприкасался с Тэрадой.

Кохияма тяжело вздохнул. Кто знает, удастся ли ему в оставшиеся три дня ещё хоть раз подышать свежим воздухом. Он уже готов был согласиться, чтобы карантин продлился на несколько дней. Но если он заболел чумой, он может не протянуть и трёх дней…

Нужно было спешить, и Кохияма побежал.

Через тайный ход он проник снова в «загородную виллу». Вид у него был ужасный: он весь промок, костюм и ботинки в грязи.

Было уже двадцать минут первого. Разговор по телефону отнял много времени. «Чёрт подери!» — тихо пробормотал Кохияма. Возможно, доктор Канагаи уже прибег к чрезвычайным мерам и увёз Тэраду в больницу.

Эмма ждала его с нетерпением.

— Я так волновалась за вас. А тут ещё этот дождь…

— Где доктор Канагаи и остальные?

— Пока всё в порядке. Они в соседней квартире, обедают. Сатико там с ними занимается.

Немного успокоившись, Кохияма вдруг почувствовал сильную усталость. Прислонившись к стене, он часто и прерывисто дышал.

— Вы простудитесь, — обеспокоенно сказала Эмма. — Нужно быстрее переодеться.

Она провела его в свою комнату и достала старое отцовское бельё и европейский костюм. Переодевшись, Кохияма уселся на ковре. Эмма принесла горячего кофе с бренди, и он наконец пришёл в себя.

— Спасибо. Теперь мне нужно подняться к Тэраде. Если придёт доктор Канагаи, скажи ему, пожалуйста, что я наверху.

— Хорошо, — ответила Эмма и подняла на него глаза, в которых застыл вопрос. Она словно хотела сказать: «А я для тебя что-нибудь значу?» Но этот немой вопрос не был похож на упрёк. Глаза девушки были печальны, как в те минуты, когда она в траурном платье стояла у гроба отца. И снова ему вспомнился взгляд еврейской девочки, которая, казалось, хотела излить какое-то затаённое горе, но отказалась от этого и замкнулась в себе.

Во время похорон он поклонился Эмме, и она как будто бы ответила на его поклон, но по её словам, тогда она не запомнила его.

Первое впечатление о женщине редко бывает долговечным. Всякий раз, когда он видел Эмму, она казалась ему новой, и вместе с тем впечатление от первой встречи оставалось неизменным.

— Если ты хочешь узнать, о чём я говорил по телефону, я могу тебе сказать, — предложил Кохияма.

— Нет, не нужно. Сейчас вам лучше поскорее подняться к дядюшке Тэраде.

По выражению лица Кохиямы Эмма поняла, что теперь он знает всё об исследованиях её отца и, по-видимому, в ближайшие дни эта сведения будут преданы гласности. Говорят, что каждому человеку уготован свой крест. Кохияма не верил в бога, но он понимал, какой крест несёт Эмма, и ему было, до боли жаль её.

Он медленно поднялся на второй этаж. Как всегда, он снял с вешалки в коридоре белый халат и накинул его на себя. Надел маску. В отличие от обычных повязок эта маска не пропускала бактерий, даже если они попадут на лицо.

Он натянул резиновые перчатки. С тех пор как у Тэрады поднялась температура, он строго требовал соблюдения всех мер предосторожности. Когда надеваешь такую защитную одежду, все чувства словно притупляются. Медики прибегают к этому не только из требований гигиены, эта мера как бы ограждает от проявлений эмоций, от излишней сентиментальности и в конечном счёте оказывается полезной для обеих сторон. Кохияма подумал, что ему сейчас тоже необходимо отрешиться от всяких эмоций.

3

Он постучал.

В комнате было тихо. Так бывало почти каждый раз, он уже к этому привык, и всё-таки сейчас тишина за дверью встревожила его.

Кто знает, может, Тэрада потерял сознание и лежит там один.

— Тэрада-сан! — крикнул Кохияма и подёргал за ручку. Дверь оказалась незапертой. Он толкнул её и вошёл в комнату. Тэрады в комнате не было.

Снова, как и в прошлый раз, Кохияма осмотрел кабинет Убукаты. Небольшая настольная лампа, стоявшая на письменном столе у окна, тускло освещала комнату. Плотные оконные шторы были наглухо задёрнуты. На книжных полках у стены всё так же стояли медицинские книги. И по-прежнему к стене был приколот выцветший японский национальный флажок. Когда Кохияма в первый раз увидел его, он был крайне изумлён, но теперь он был убеждён, что флажок этот знаменовал собой прошлое Убукаты. Какие мысли и чувства рождались у покойного Убукаты, когда он смотрел на эту реликвию, этого никто, разумеется, не знал. Любовь или ненависть? Или то и другое вместе?

Тэраде пришлось провести здесь целую неделю, о чём говорила эта реликвия ему? Большой лабораторный стол, за которым он работал, был аккуратно прибран. Лабораторную посуду, приборы, инструменты он сдвинул в одну сторону, так что середина стола оставалась свободной. Бумаг, схем и тетради на столе уже не было, но рядом с микроскопом теперь стояла глубокая стеклянная тарелка. Такие тарелки он видел на снимках в медицинских журналах и хорошо знал, для чего они служат. Её наполняют растительным желатином с культурой какой-нибудь бактерии. Когда желатин застывает, в трубку из нержавеющей стали, вставленную в тарелку, вливают питательную жидкость. В этой жидкости содержится вещество, угнетающее развитие бактерий. Постепенно жидкость проникает в желатин, и вокруг Трубки образуется прозрачный круг. Это означает, что вещество, добавленное в раствор, действительно мешает бактериям развиваться. Таким путём изучают и открывают антибиотики, действующие на бактерии.

Кохияма никак не мог понять, для какой цели могла понадобиться эта тарелка Тэраде. Сейчас в ней лежала лишь трубка из нержавеющей стали.

Но что это? На столе на широкой дощечке лежала со связанными лапками мёртвая водяная крыса. Это была та самая крыса, которую Эмма обнаружила у себя в кухне. На брюхе крысы был виден грубый шов: очевидно, эту крысу вскрывали.

Кохияма не привык к подобным зрелищам, его замутило. Он представил себе, что тут Тэрада проделывал с этой крысой. Ему-то ничего, он медик и привык ставить опыты на животных, а потом их анатомировать, а он…

Кохияма подошёл к окну и отдёрнул штору. Уж не выпрыгнул ли Тэрада из окна?!

В комнату ворвался дневной свет. Предположение относительно бегства Тэрады, разумеется, нелепость. Прыгнуть отсюда во двор совершенно невозможно, высота — около десяти метров.

Ну конечно же, Тэрада в комнате напротив. В кабинете ему больше делать нечего, он теперь сюда уже, наверное, никогда не придёт.

Кохияма постучался в бывшую спальню Убукаты. И здесь дверь оказалась незапертой. Кохияма вошёл и осмотрелся. Тэрада лежал на раскладушке. Как и в прошлый раз, он был во всём белом. Халат, шапочка, маска… глаза закрыты.

Старый электрический холодильник, внутри которого время от времени начинал гудеть мотор, казался здесь единственным живым существом. Кохияме стало не по себе. Может быть, Тэрада покончил с собой, больные чумой нередко прибегают к самоубийству, причём выбирают самые жуткие способы.

Однако Тэрада был жив. Белый халат на груди едва заметно подымался и опускался.

— Это вы, Кохияма-кун? — с трудом выдавил из себя Тэрада.

— Я. Как вы себя чувствуете?

— Спасибо, ничего. Садитесь.

Тэрада открыл глаза. Они у него были мутные и налились кровью, зрачки расширены. Но голос довольно бодрый. Держался он, видимо, только благодаря силе воли.

Кохияма сел на стул у кровати. Он представил, что испытывает врач у постели умирающего.

— Теперь спрашивайте меня о чём хотите, — сказал Тэрада.

— А вы не всё сказали?

— Разве вы всё уже знаете?

— В общем-то…

— Вот что, — прервал его Тэрада. — Я не в силах связно всё изложить. Но если вас что-нибудь интересует — спрашивайте. Я попытаюсь ответить.

— Хорошо, — сказал Кохияма и, стараясь побороть волнение, обвёл глазами комнату.

Здесь царил беспорядок, всюду были навалены книги, журналы, лабораторная посуда, пустые ящики. Буквально некуда было ступить. Но сейчас все эти вещи находились в какой-то странной гармонии с тем, что здесь происходило, они казались живыми существами, которые затаив дыхание наблюдают за гордой смертью человека, который никогда уже больше к ним не прикоснётся.

4

— Скажите, Убуката действительно занимался генетическим исследованием устойчивости к лекарственным препаратам кишечной палочки, тут нет никакой ошибки? — спросил наконец Кохияма.

— Ого! Это уже похоже на допрос. — В глазах Тэрады мелькнула насмешка.

— Он занимался этим по поручению Дальневосточного отдела исследований Пентагона?

— Да. Значит, докопались всё-таки!

Тэрада закашлялся. Он, по-видимому, был обескуражен вопросом журналиста.

— Я располагаю списком тем, финансируемых американцами. Вы часто говорили, что исследования господина Убуката носили чисто теоретический характер. Но научная тема, которой якобы Убуката занимался, была лишь маскировкой. На самом деле его задачей было выведение устойчивой чумной бациллы. Не так ли?

— Ошибаетесь, — сказал Тэрада.

— Но вчера вы сами утверждали, что в вашем распылителе устойчивые чумные бациллы. Или вы станете утверждать, что это была своего рода «военная хитрость»?

— Нет, это была правда, — ответил Тэрада.

— Тогда, выходит, я прав. Сначала господин Убуката действительно занимался исследованием устойчивых кишечных палочек, а затем, скрестив их с обыкновенными чумными бациллами, вывел ещё более страшное чудовище: устойчивую чумную бациллу, не поддающуюся действию самых эффективных антибиотиков. Изучение фактора R открыло ему путь к решению этой задачи.

— Вон вы до каких тонкостей докопались!

— Один я, разумеется, до этого никогда бы не докопался. Но вы сами навели меня на эту мысль. Ведь это вы мне рассказали, что устойчивые кишечные палочки, находясь вместе с обыкновенными дизентерийными бациллами, передают им свойство устойчивости.

— Генетическое исследование устойчивых кишечных палочек — это чисто научная проблема. Именно её и удалось решить Убукате.

— Вы снова пытаетесь спасти репутацию господина Убукаты как исследователя?

Кохияма вспомнил об Эмме: разоблачение целей отца могло бы бросить тень и на неё. Ему стало её жаль, но он решил не поддаваться этому чувству.

— Возможно, — ответил Тэрада. — Но вообще-то дело обстояло так: данные о кишечной палочке были переданы тем, кто финансировал работу, на этом всё могло бы и кончиться.

— Могло бы?

— Но, — продолжал Тэрада, пропуская вопрос мимо ушей, — Убуката приступил к исследованию устойчивых чумных бацилл. Работа эта пока никем не финансировалась. И вот в докладе, представленном заказчику, он сделал намёк на новое исследование в расчёте заинтересовать его и получить дополнительные ассигнования.

— Чтобы пополнить скудный бюджет института?

— Ну да. Вы ведь знаете, какие мизерные средства отпускаются японским исследователям!

— И никто из вас не думал о том, что эта работа может быть использована в военных целях?!

— Думали. И Убуката думал, и я.

В тоне Тэрады чувствовалось пренебрежение к собеседнику. Больной ослаб, и его знобило. Он лежал сейчас на боку. Маска, очевидно, затрудняла дыхание, мешала говорить, и время от времени он приподнимал её.

— О чём же вы думали?

— Когда Убуката закончил работу по исследованию устойчивой кишечной палочки, он пришёл к выводу, что тот же метод может быть применён и к чумной бацилле. Форт-Детрик, располагая огромными денежными средствами и большим количеством исследователей, может в весьма короткий срок решить эту задачу. Иначе говоря, рано или поздно устойчивая чумная бацилла будет получена. А раз так, то какая разница, сделает это он или кто-либо другой. Зато открывалась возможность получить новые средства на исследовательскую работу. Вот о чём думал Убуката.

— Вы сказали — Форт-Детрик?

— Да. Это американский исследовательский центр BCW, находящийся в штате Мэриленд.

— Нечто вроде отряда Исии?

— Да, но масштабы куда больше. Мне известны данные лишь за 1944 год, но уже тогда годовой бюджет этого центра составлял 12 миллионов долларов, а штатная численность достигла четырёх тысяч человек. Сейчас бюджет центра превышает, кажется, 100 миллионов долларов. Имеется подразделение и в Японии, так называемый 406-й отряд, дислоцированный и префектуре Канагава. Там же находится и Дальневосточный отдел исследований и изобретений американской армии.

— Неужели это правда?.. Значит, Убуката-сан считал, что, раз зло неизбежно, можно не бояться испачкать руки, лишь бы получить деньги на исследовательскую работу? Ну, а вы как считали?

— Я? — Тэрада почти задыхался.

— Больше я вас мучить не буду, ответьте, пожалуйста, только на этот вопрос.

Тэрада завершил исследование Убукаты. Это совершенно очевидно. Но не изобрёл ли он также и оружие для распыления бактерий, хотя Нисидзака считал распылитель, которым он угрожал американцам, не более чем игрушкой? Подобная игрушка могла быть моделью боевого оружия, и Кохияма решил во что бы то ни стало добраться до истины.

— Я искал средства борьбы с устойчивыми чумными бациллами. Иными словами, я пытался отыскать средства, уничтожающие фактор R, то есть носитель наследственности, передающий свойство противолекарственной устойчивости. Я пробовал создать эффективный антибиотик против устойчивых чумных бацилл.

Тэрада говорил медленно, отчеканивая каждое слово. То, что он сказал, было настолько неожиданно, что Кохияма растерялся. Ему будто вынесли приговор.

— Что?! — невольно вскрикнул он. — Как вы сказали? Пожалуйста, повторите ещё раз.

Тэрада повторил и продолжал:

— Благодаря работам японских учёных уже установлено, что под воздействием акрифлавина фактор R исчезает. Акрифлавин — это красящее вещество, разновидность акридина. Если воздействовать на устойчивые бациллы акрифлавином определённой густоты, то он проникает в структуру ДНК — нуклеиновой кислоты, — содержащейся в ядре клетки, и делает её бездейственной.

— Бездейственной? — переспросил Кохияма. Ему очень хотелось как следует разобраться во всём этом, а кроме того, он пытался вопросами подбодрить Тэраду, силы которого с каждой минутой иссякали.

— Да, он лишает ДНК активности. На бактерию, как таковую, акрифлавин действия не оказывает. Но он воздействует непосредственно на эписому — наследственное вещество, наиболее существенным элементом которого является ДНК. Таким образом, фактор R можно уничтожить, устранить.

— Следовательно, с помощью акрифлавина можно уничтожить устойчивость бактерий к медикаментам?

— Да, но только в лабораторных условиях, пока бактерии в пробирке. Дело в том, что акрифлавин ядовит и вводить его в человеческий организм в таком виде, как он есть, нельзя. А как же быть, когда устойчивые бактерии попадают в организм человека? Решить эту проблему мне оказалось не под силу. Я решил тогда искать какой-нибудь антибиотик.

— Но ведь могут появиться бактерии, устойчивые и к новому антибиотику?

Кохияма вспомнил тарелку со стальной трубкой, которую он видел на лабораторном столе. Было очевидно, что Тэрада производил опыты, пытаясь найти вещество, препятствующее развитию бактерий.

— К сожалению, это так, — ответил Тэрада. — Если не найти средство уничтожения фактора R в организме, то из заколдованного круга не выйти: какое бы лекарственное средство ни было найдено, рано или поздно устойчивые бактерии появятся снова. Но я думаю всё же, что кто-то должен этот заколдованный круг разорвать.

— Мне так хочется разделить вашу уверенность, — сказал Кохияма.

— Над этой проблемой я работал в лаборатории фирмы Гоко. Когда я узнал, что Убуката вывел устойчивую чумную бациллу и погиб, я решил завершить его работу и одновременно продолжить свои исследования, используя, как и он, опыт, приобретённый в 731-м отряде.

— И вам удалось завершить свои исследования?

— К сожалению, у меня не хватило времени. Но я надеюсь, что кто-нибудь непременно доведёт их до конца. Поэтому у меня к вам просьба. Кохияма-кун.

— Я готов выполнить любую вашу просьбу.

— У меня в изголовье лежит блокнот с записями и итоговый доклад. Передайте это, пожалуйста, начальнику исследовательского отдела фирмы Гоко. Там подробные данные об исследовании средств борьбы с устойчивыми кишечными и чумными палочками. Эти исследования можно считать совместной работой Тэрады и Убукаты.

— Но ведь это может привести к серьёзному конфликту между институтом Каньо, который рассчитывает на заказ американского военного ведомства, и фирмой Гоко?

— Может быть. Одни изучают способы выведения устойчивых бактерий, другие ставят своей задачей создание лекарств от болезней, вызываемых этими бактериями. Заколдованный круг! Но таким образом осуществляется и то, и другое, так что никто не в убытке.

— Ясно.

Кохияма не мог заставить себя одобрительно отнестись к такого рода «состязаниям», которые, возможно, идут кому-то даже на пользу. Одни зарабатывают на том, что создают средства уничтожения людей, а другие извлекают прибыль из того, что создают средства их лечения. Подобное «сосуществование» никак не импонировало Кохияме. Но выбор, сделанный Тэрадой, вызывал у него искреннее уважение.

— И ещё, — продолжал Тэрада. — У меня тут лежит тетрадка в зелёной обложке. В ней тоже сведения о нашем исследовании. Они изложены в форме, доступной и неспециалисту. Возьмите её себе. Она продезинфицирована, так что можете не опасаться.

Кохияма достал блокнот, итоговый доклад и зелёную тетрадку и положил всё это в карман своего халата. Нужно спешить. На лестнице раздались шаги, кто-то поднимался наверх.

Тэрада окончательно обессилел. Превозмогая себя, дрожащим голосом он проговорил:

— Вы меня правильно поняли? Тем двоим ни в коем случае ничего не отдавайте. Пусть Муракоси и прочие копаются в этом хламе!

— Хорошо. Думаю, что и Убуката-сан поступил бы так же, — сказал Кохияма.

Он пошёл уже к двери, но тут же вернулся.

— Скажите, а что всё-таки означает та карта Южного Вьетнама с пометками господина Убукаты?

Тэрада чуть слышно ответил:

— Не знаю. Могу только предполагать. Очевидно, чумные бациллы, которые Убуката использовал для своих опытов, были выделены из полученных оттуда штаммов.

Внезапно он сдёрнул маску и неподвижными глазами уставился на Кохияму. Казалось, он силится улыбнуться. Лицо его исказилось страшной гримасой. Очевидно, близился конец.

Кохияма выскочил из комнаты и, бросившись к лестнице, громко позвал доктора Канагаи. Из кабинета напротив выбежали растерянные Муракоси и Катасэ.

Снизу поднимался Канагаи, за ним следом шёл с носилками стажёр Симодзё.

ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ

1

Ровно в час санитарная машина университетской клиники выехала из ворот изолятора. В клинике больного уже дожидалась семья, извещённая доктором Канагаи. От парка до клиники путь неблизкий. Хотя из-за дождя людей и машин на улицах было меньше, чем обычно, но пересечь с запада на восток почти половину Токио не так-то просто.

В машине везли человека, умирающего от лёгочной чумы. Но никто из прохожих, провожавших взглядами санитарную машину, разумеется, не догадывался об этом. «Опять, наверное, кто-нибудь пострадал в уличной катастрофе». Если бы они только знали истину! Все бы содрогнулись от ужаса, хотя вот уже более сорока лет в Токио не было ни одного случая заболевания чумой.

Когда машина выезжала из ворот, Кохияма стоял у подъезда.

«Один умер, потому что занимался выведением устойчивых чумных бацилл, — думал он, — другой умирает потому, что хотел создать лекарство против них. А что, если ещё где-то в Токио происходит тоже самое?»

— Это отец во всём виноват, — сказала стоявшая рядом с Кохиямой Эмма.

Только сейчас он заметил, что она держит зонтик над его головой.

— Не следует говорить так об отце, Эмма, — желая как-то её утешить, сказала Сатико. — Он ведь не знал, что из этого может получиться.

Никто точно не знал, как заразились Убуката и Тэрада. Может быть, прав был Катасэ, который, шутя, сказал, что Тэрада, наверное, сам на себя направил распылитель, желая покончить с собой…

А может быть, простая неосторожность? Человек часто играет с заряженным оружием. Очевидно, ни тот, ни другой не предвидели подобного исхода.

У подъезда собрались все обитатели дома — Кохияма, Эмма, Сатико. Муракоси, старики Нисидзака и жена Хамуры с девочкой на руках. Катасэ запер ворота на засов.

— Да простит мне Тэрада-сан, но пусть на этом всё кончится, — обводя присутствующих взглядом, сказал Нисидзака. Он был несколько смущён своим признанием, ведь он здесь старше всех и ему не подобает проявлять слабость.

— Стойкости господина Тэрады можно только позавидовать, — неожиданно проговорил Муракоси. — Ведь он смертельно болен, испытывает страшные муки и, несмотря ни на что, держится очень мужественно — на это мало кто способен! — Он хоть и злился на Тэраду, но не мог не восхищаться его стойкостью.

— Вот ужас! — сказала госпожа Хамура. — Такой исключительный человек! Просто не верится!

Она, кажется, была благодарна судьбе, что муж её всё-таки заболел не чумой. По крайней мере жив останется.

Одна лишь госпожа Нисидзака не проронила ни слова. Она, видимо, строго соблюдала обычай: за порогом своего дома женщина должна хранить молчание. Скорбный взгляд был устремлён на ворота, которые закрылись за санитарной машиной. На её сухой руке были надеты чётки.

Никто не уходил. Обитатели дома продолжали стоять с понурым видом, будто только что проводили на кладбище покойника, дождь усилился, пора было расходиться.

Кохияма, Эмма и Сатико вошли в дом и молча уселись в гостиной.

Первой нарушила тишину Сатико.

— Ну что вы носы повесили? Будто влюблённые школьники, которые задумали бежать из родительского дома, да никак не решатся…

Сверху спустился Катасэ. Он был без памяти рад, что мог теперь свободно разгуливать по второму этажу и рыться в материалах, оставшихся после Убукаты и Тэрады.

В руках Катасэ держал микроскоп. Голосом пронзительным, как у гиены, он окликнул Кохияму.

— Кохияма-сан! Взгляните, пожалуйста. Тут есть кое-что интересное.

Но Сатико сразу осадила его:

— Только не здесь! Пощадите Эмму! Выберите себе другое место.

— Хорошо.

Катасэ направился в кухню, Кохияма последовал за ним.

— Чумная бацилла, — указал Катасэ на микроскоп. На предметном стекле он, очевидно, обнаружил и в самом деле что-то интересное.

— А не зря вы это сюда притащили? — спросил Кохияма. — Может быть, опасно?

— Микроскоп продезинфицирован, а экземпляр, окрашенный метиленовой синью, обработан спиртом и убит.

Кохияма наклонился к микроскопу. Сначала поле зрения застилал какой-то туман, ничего не было видно. Но постепенно глаз привык, и Кохияма отчётливо увидел бациллы. Они были синевато-зелёного цвета, похожие на земляной орех, на сдавленный круг, на искривлённый эллипс — бациллы самых различных форм. В каком-то жёлтом кружке на заднем плане бросались в глаза бесформенные голубые пятна, не похожие на бактерии. Кохияма знал, что чумные бациллы имеют форму коротких толстых палочек с закруглёнными концами. Наконец он увидел и их.

Странное чувство охватило его. Целую неделю ему казалось, что здесь даже воздух насыщен этими бациллами, но реального представления о них он не имел. И вот теперь он воочию увидел грозного врага. Однако страха он не испытывал, напротив, чумная палочка показалась ему забавной, похожей на рисунки абстракционистов.

— И эта штуковина так нас мучила? — сказал Кохияма.

— Я вижу, вы несколько разочарованы? — улыбнулся Катасэ.

— А где остальные?

— Всё уничтожено. И якобы выведенные устойчивые чумные бациллы, и то, что было в распылителе, — всё уничтожено. В холодильнике остались лишь образцы выведенных Убукатой устойчивых кишечных палочек.

— Значит, ни одной чумной бациллы больше в этом доме не осталось?

— Несомненно. Да и вообще заявление Тэрады, что их было столько, что они могли уничтожить пол-Токио, — пустая болтовня.

На лице Катасэ появилось выражение усталости. Чувство неопределённости, которое охватило обитателей «загородной виллы» после того, как её хозяина увезли в больницу, возможно, сильнее всех испытывал Катасэ.

2

Кохияма уединился в гостиной и раскрыл тетрадку в зелёной обложке. Сатико и Эмма ушли к себе, Катасэ тоже. В квартире было очень тихо, здесь всё словно вымерло. Особенно пусто стало в доме после отъезда Тэрады, который, даже запершись в кабинете на втором этаже, продолжал командовал, всеми и всем. Зелёная тетрадка была дневником. Кохияма начал читать с последней записи. Судя по всему, эту запись Тэрада сделал поздно вечером на шестой день пребывания в изоляторе.

Написанные шариковой ручной иероглифы порой были неразборчивы, а некоторые выражения в тексте непонятны. Первые записи в дневнике сделаны твёрдым, аккуратным почерком. В последние же дни силы Тэрады, видимо, были на исходе и он писал уже с большим трудом.

«Сильно увеличилась селезёнка, — читал Кохияма, — в мокроте появилась кровь. Явные симптомы чумной пневмонии.

11 ч. 47 м. Больше записывать ничего не буду, Завтра до полудня нужно убрать всё в лаборатории и уничтожить весь экспериментальный материал».

Дальше шли пустые странички. Если Тэрада действительно безнадёжно болен, то эту запись можно считать предсмертной.

Вчера вечером, когда Кохияма приходил к Тэраде, тот читал стихи своего любимого поэта. По-видимому, Тэрада тогда уже знал, что у него чумная пневмония, ведь он великолепно отличал эту болезнь от других лёгочных заболеваний.

Доктор Канагаи вначале утверждал, что картина заболевания отнюдь не похожа на настоящую чуму. Хотя, конечно, говорил он, если Тэрада занимался разведением чумных бацилл и ставил опыты на животных, то подозревать можно всё…

Однако Тэрада поставил себе диагноз совершенно точно. Вот почему он решил, пока ещё есть силы, привести всё в порядок. Очевидно, так поступил бы на его месте каждый исследователь, тем более тот, кто прошёл школу в отряде Исии.

Зная, что болезнь его вызвана устойчивыми бациллами, Тэрада высчитал, сколько ему осталось жить, и понял, что умрёт, не закончив своей работы. Когда он отказался ехать в больницу и велел прийти за ним на следующий день, он, вероятно, уже принял решение.

Как-то Тэрада сказал, что Убуката не умер, а пал в бою. Ещё в большей мере это можно было сказать о нём самом.

Кохияма полистал тетрадку, середина дневника была заполнена описанием опытов, направленных на преодоление наследственной передачи свойств устойчивости у микробов. Хотя всё это было изложено в форме, доступной и неспециалисту, как говорил Тэрада, но Кохияме стоило немалого труда разобраться в этом материале. Внимание Кохиямы привлекла запись, сделанная на второй день пребывания в изоляторе. Это был тот самый день, когда Эмма обнаружила в кухне дохлую крысу. Уже тогда поведение Тэрады вызвало у Кохиямы подозрение, и вечером он попытался проникнуть в кабинет покойного Убукаты.

Тэрада в тот день записал:

«Говорил с Кохиямой об Убукате и Эмме. Сверх ожидания он показался мне симпатичным молодым человеком. Чтобы отвлечь его внимание от моей работы, я рассказал ему об обстоятельствах, связанных с рождением Эммы. Он заинтересовался, однако, когда я передал ему всю эту историю, он заявил, что я чего-то не договариваю.

Я действительно не всё ему сказал. Если я умру, то никто так и не узнает всей правды. Поэтому я и пишу… Убуката отнял мать Эммы, Олю, у её жениха. Этот молодой человек был из русских эмигрантов. В 731-м отряде Убуката в порядке эксперимента привил ему чуму, потом его сожгли в крематории.

Такова, видно, была воля судьбы. Если не Убуката, то кто-нибудь другой всё равно это сделал бы, так что вина Убукаты не столь уж велика. Но Эмма имеет право на счастье больше, чем кто-либо другой, и её ни в коем случае нельзя посвящать в тайну её рождения.

Возможно, Кохияме скоро доведётся прочесть эту тетрадь. Надеюсь, что он сумеет сохранить тайну».

Тэрада писал жестокие вещи. Он не рассказал до конца историю любви Убукаты, но, оказывается, собирался открыть всё позднее Кохияме. Впрочем, в тот первый раз Кохияма всё равно ему не поверил, он почти угадал истину и не случайно возражал Тэраде. Он сказал ему тогда: «…Молодой человек был ещё жив, а Убуката объявил, что он умер. Я не могу поверить, что он это сделал ради блага русской девушки, ставшей потом матерью Эммы. Он просто хотел, чтобы она ему принадлежала, и поскорее. Не любовь, а низменное желание руководило им».

Тэраде очень хотелось придать романтическую окраску этой истории, он хотел вызвать у журналиста интерес к Эмме и таким образом отвлечь внимание Кохиямы от исследований Убукаты.

Конечно, если бы Тэраде удалось завершить работу, он и не подумал бы писать обо всей этой истории. Но он предвидел, что может потерпеть неудачу, когда работа не была сделана и наполовину. Ведь он вёл борьбу не на жизнь, а на смерть. Ему нужно было во что бы то ни стало расположить к себе Кохияму, внушить ему доверие, чтобы тот поверил в благую цель его исследований и выполнил его просьбу. Именно поэтому он написал в дневнике правду. И хотя он требовал, чтобы Кохияма. прочитав дневник, вычеркнул в нём всё, что касалось обстоятельств, связанных с рождением Эммы, и хранил тайну, в конечном счёте он оставлял это на совести Кохиямы.

Лицо Кохиямы передёрнулось словно от какой-то внутренней боли. Он стал читать запись, сделанную в первый день, и надежде получить ответ на вопрос, который интересовал его сейчас больше всего.

Как он и ожидал, здесь были строчки, непосредственно касавшиеся его:

«Мне удалось завлечь Кохияму в квартиру Убукаты, и, таким образом, он оказался запертым в чумном изоляторе. Кохияма — опасный человек. Он проявляет чрезмерное любопытство к исследованиям Убукаты. А раз так, он может начать интересоваться и моей работой; если сведения о ней раньше времени просочатся в печать, придётся начинать всё сначала. Очень жаль, но я вынужден его обезвредить. Кажется, его заинтересовала Эмма, и это может оказаться мне на руку».

В общем-то, Кохияма так и представлял себе дело. Он понял намерения Тэрады сразу, как только попался в ловушку. Но ведь не мог же Тэрада думать, что он сумеет вечно держать его, Кохияму, под замком! Карантин мог быть установлен на десять дней, никакими правилами общественной гигиены больший срок не предусматривался. Интересно, что же он был намерен предпринять потом?

И, словно отвечая на этот вопрос, Тэрада дальше писал:

«Поскольку не существует опасности, что Кохияма-кун за это время может, не дай бог, умереть от чумы, то через десять дней он будет полностью свободен. Если к тому времени мне удастся завершить свои исследования, вернее, наши совместные с Убукатой исследования, тогда пребывание здесь Кохиямы окажется для меня просто счастливой находкой. Я сообщу ему все необходимые сведения, и он сможет опубликовать их в газете.

Я отнюдь не ставлю своей целью воскрешение славы 731-го отряда. Мне хотелось бы спасти репутацию Убукаты и возродить славу японской медицинской науки, японских микробиологов. Хватит ли у меня сил и способностей осуществить это?»

Тэрада сомневался в успехе. Но что будет, если он потерпит неудачу и его работа кончится крахом, об этом он умолчал.

Закрыв тетрадь, Кохияма задумался. Что предпринять? Ведь через три дня он наконец выйдет отсюда.

Внезапно в прихожей зазвонил телефон. После тщательной дезинфекции Кохияма перенёс вниз телефонный аппарат, находившийся в монопольном владении Тэрады.

Он снял трубку.

Возможно, кто-то звонит Тэраде или, чего доброго, даже Убукате?

В телефонной трубке слышалось шипение, треск, отдалённый шум каких-то голосов, затем всё смолкло. По-видимому, кто-то по ошибке набрал их номер, но Кохияма ещё долгое время не вешал трубки, напряжённо вслушиваясь в её зловещее молчание.

Может быть, это звонил сам Тэрада? Ему вдруг почудилось, что он слышит в телефонной трубке голос Тэрады:

— Вы запомнили очаги чумы, которые я вам назвал?

— В мире существует пять таких очагов.

— Вы можете их перечислить?

— Район Уганды в верховье Нила. Некоторые районы у подножия Гималаев. Север Индии, Провинция Юньнань и Тибет в Китае. Наконец, некоторые районы Монголии, граничащие с Байкалом. Всего пять очагов, и все они в Азии и Африке.

— А ещё один?

— Ещё один?

— Уже успели забыть?

— Вы имеете в виду прибрежные районы Южного Вьетнама, отмеченные господином Убукатой на карге? Но ведь это не естественные очаги, а районы распространения болезни, указанные в бюллетене WHO, не так ли?

— Верно, это районы распространения болезни. Но где находится её очаг?

— Не исключено, что и сам очаг находится в Южном Вьетнаме?

— Не исключено. Вызванные войной разрушения, хаос, гонение, антисанитария, одичание, страх, голод, изнурение — всё это способствует распространению эпидемии, и в этом смысле указанный район Южного Вьетнама можно рассматривать как очаг инфекции. Но вообще понятие «очаг» следует толковать более строго. Война и злодеяние — это своего рода синонимы, — продолжал Тэрада. — Когда я вас спросил об одном очаге, я имел в виду не естественный очаг, а искусственный, каким являются научно-исследовательские центры. И не только такие, как отряд Исии или Форт-Детрик. Искусственным очагом инфекции была и моя родина.

Воображаемый диалог Тэрады и Кохиямы на этом прервался. Кохияма очнулся и положил трубку. В ту же секунду снова раздался звонок. Звонил доктор Канагаи.

— Тэрада скончался, — печальным голосом сообщил он.

— Значит, отмучился… — пробормотал Кохияма. У него закружилась голова, показалось, что пол под его ногами вдруг разверзся.

Когда раздался первый звонок, он подумал, что, может, это звонит сам Тэрада. Но, скорее всего, ему просто хотелось так думать, потому что он гнал от себя мысль о смерти Тэрады.

— Я сделал всё что мог, но спасти его уже было нельзя, — сказал Канагаи.

В гостиной появились Эмма и Сатико, а вскоре Муракоси и Катасэ.

— Передайте, пожалуйста, всем, — продолжал Канагаи, — что завтра и послезавтра меня не будет. Приеду на десятый день карантина. Само собой разумеется, что у вас должен поддерживаться прежний порядок.

— Понятно, — ответил Кохияма.

— И о снятии карантина я договорюсь с институтом и сообщу вам. Вероятно, его снимут, но, поскольку в доме ещё один смертный случай, определённо утверждать не могу.

Последнюю фразу Канагаи произнёс скороговоркой и тут же положил трубку.

— Что, умер? — спросил Катасэ.

— Умер?! — воскликнула Эмма. Глаза её наполнились слезами. Закрыв ладонями лицо, она убежала в свою комнату.

Сатико пошла за ней.

Было пять часов вечера. Дождь продолжался, на дворе стало темно. С тех пор как увезли Тэраду, прошло четыре часа. На дорогу ушёл час, таким образом, в распоряжении врачей было всего три часа. Кохияму грызла мысль, не повлиял ли на состояние Тэрады их довольно продолжительный разговор.

— У меня тоже есть сообщение, — сказал Муракоси.

— Какое?

— Вчера звонил Огава и сказал, что теперь они им уже не нужны.

— Кто они?

— Устойчивые чумные бациллы. Используя наши данные об устойчивых кишечных палочках, в Форт-Детрике вывели устойчивую чумную бациллу. Им сообщили об этом.

— Следовательно, Убуката напрасно трудился?

— Выходит, так. А поскольку, Кохияма, вы интересовались фактической стороной дела, я счёл нужным довести это до вашего сведения.

Муракоси явно хотел реабилитировать свой институт. Он как бы желал подчеркнуть, что японские исследователи и учёные, собственно говоря, занимаются чисто научными проблемами, а центры BCW используют их открытия в военных целях, поэтому обвинять в чём-либо японских исследователей ни сейчас, ни в будущем несправедливо.

Кохияма выслушал Муракоси без особого интереса. Он не задал ему ни одного вопроса. И смущённый Муракоси ушёл. Катасэ держался скромно. Он понял, что теперь директор института вряд ли станет просить главного редактора газеты «Нитто» принять в отношении Кохиямы какие-то меры.

— Сложная возникла проблема, — сказал Катасэ, когда Муракоси ушёл.

— Что ещё случилось?

— Дело в том, что Убуката-сан свою работу не довёл до конца, как бы оставил её на полдороге. Значит, институт теперь сможет выдать наследнице лишь половину вознаграждения. Жаль Эмму.

— Вам и в самом деле её жаль? — усмехнулся Кохияма.

— Но помилуйте, она ведь осталась круглой сиротой, и деньги ей будут нужны.

Кохияма не поддержал разговора, и Катасэ ничего иного не оставалось, как уйти.

Кохияма остался один. Ему захотелось на воздух, но дождь полил ещё сильнее. Он никак не мог отделаться от мысли, что может всё-таки заболеть чумой, но он пока ещё жив, а вот Тэрада… И опять мелькнула мысль о том, что он в какой-то мере повинен в его смерти…

В гостиную вошла Эмма с заплаканными глазами.

— Извините, у меня такой вид…

— Когда хочется плакать, не нужно сдерживаться, — сказал Кохияма.

— О, я такая плакса, — смущённо призналась Эмма. — Чуть что, сразу в слёзы. Иногда и без всякого повода.

Они стояли рядом у окна и смотрели на серую завесу дождя. Через три дня они смогут уйти отсюда. Даже если карантин продлят, это уже ненадолго. Во всяком случае, близится день их освобождения.

— Ну вот, скоро ты получишь свободу, о которой так мечтала, — сказал Кохияма.

— Да, но вы помните, что я вам сказала вчера вечером в парке. Свобода тоже может быть печальной.

Эмму ждала любимая работа, но и этот путь, наверное, не будет усыпан розами. Кохияма думал и о себе. Сможет ли он написать обо всём, что здесь происходило? Институт микробиологии Каньо и медицинский факультет университета Тоё наверняка захотят скрыть подробности этого дела.

Если труд Убукаты, как сказал Муракоси, оказался напрасным, то, возможно, напрасной была и работа Тэрады и его смерть… Может быть, такой же напрасной окажется и его попытка предать гласности всю эту историю. Будь что будет, он не отступится!..

«Свобода тоже может быть печальной», — сказала Эмма. В этом есть своя логика. Свобода часто означает полный разрыв с прошлым, а это не всегда даётся легко. Бывает, что человека охватывает тоска как раз в ту минуту, когда кончается неволя и он обретает свободу…

Откуда-то с улицы донеслось стройное, торжественное пение. Очевидно, шла вечерняя служба в церкви неподалёку отсюда. Благочестивые верующие собрались, чтобы вознести хвалу господу.

Кончился ещё один день заточения в чумном изоляторе.


Перевод с японского Н.Рогаль.

1

Сопротивление, противодействие (англ.). — Здесь и далее примечания переводчика.

(обратно)

2

Дайрен — японское название города Дальнего.

(обратно)

3

Кито Киёмаса, Кусуноки Масасигэ, Кацура Когоро — известные генералы феодальной Японии.

(обратно)

4

Силы обороны — официальное название вооружённых сил Японии с 1954 года.

(обратно)

5

Хавкин В.Л. (1860–1930) — крупный русский микробиолог и эпидемиолог, работавший в Пастеровском институте в Париже.

(обратно)

6

WHO — Всемирная организация здравоохранения ООН.

(обратно)

7

Цуцугамуши — распространённая в Японии злокачественная лихорадка.

(обратно)

8

Фамильярное обращение.

(обратно)

9

Одна из главных улиц Токио.

(обратно)

10

Почтительное обращение.

(обратно)

11

Форт-Детрик — один из центров Пентагона по подготовке биологического оружия.

(обратно)

12

BCW — Biologicaland chemical weapons — биологическое и химическое оружие (англ.).

(обратно)

Оглавление

  • ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ
  •   1
  •   2
  •   3
  • ЧУМНОЙ ИЗОЛЯТОР
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  • СУМАСШЕДШАЯ НОЧЬ
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  • ВОСПОМИНАНИЯ. 731-Й ОТРЯД
  •   1
  •   2
  • ПРЕДСКАЗАТЕЛЬ ГИБЕЛИ
  •   1
  •   2
  •   3
  • ФАКТОР R У УСТОЙЧИВЫХ БАКТЕРИЙ
  •   1
  •   2
  •   3
  • НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  • ЛЮБОВЬ И ТРОПИНКА СВОБОДЫ
  •   1
  •   2
  •   3
  • ОТКРЫТИЕ
  •   1
  •   2
  •   3
  • БОРЬБА ПРОТИВ BCW[12]
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  • ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ
  •   1
  •   2
  • *** Примечания ***