Рухнувший мир (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Тим Этчеллс «Рухнувший мир»

посвящается Влатке

Сперва все смутно

Новые подробности открываются по мере развития сюжета

НАЧАЛО ПУТИ

Установи «Рухнувший мир» и загружайся. Сначала пойдут логотипы, как обычно, потом черный экран и негромкая музыка заставки.

Никогда еще не писал прохождений, так что прошу строго не судить. Ну вот, где-то так. В «Рухнувшем мире» я побывал раз шестьсот, наверное (может, и больше), чаще всего погибал или возвращался покалеченным, но все же успел достаточно его изучить, и теперь мне порой удается остаться в живых. Некоторые из городов я знаю, как свои пять пальцев — по крайней мере так считает Тори… Ах да, это прохождение посвящается Тори. Тори, привет!

Черный экран постепенно светлеет, звук становится громче, жми «Старт» — поехали! Только не торопись. Мое прохождение поможет тебе победить злодеев и преодолеть все преграды. Так что сперва прочитай.

* * *

Поначалу все тихо и спокойно, однако вскоре впереди начинает маячить темная зловещая тень. Она крадется по лесу, видимо, что-то — или кого-то — выслеживая…

Потом в кадре появляется Рэй — главный герой. Он стоит на берегу реки (позади лес) и смотрит на текущую внизу воду. Высокий, выделяется в любой толпе, темные волосы. Вид у него на этом обрыве зачетный.

Когда Рэй наглядится на воду, ты наконец начинаешь им управлять. Разверни его — и увидишь, как на самой опушке леса шевелится и качается та самая тень. Слышен голос — Рэй должен бежать на зов. Попробуй поводить его туда-сюда и отработать удары. Управлять им сложновато, особенно для новичка. Теперь ты Рэй. Помни об этом, не забывай, потому что в «Рухнувшем мире» ты — это он и, если хочешь пройти игру, должен чувствовать его лучше, чем самого себя. Ты — Рэй, тебе решать за него, разгадывать загадки, бороться с врагами, перебираясь из города в город. А я буду твоим проводником.

* * *

Удалили эпизод в пещерах на Тора-Бора, который был в первой версии игры. Дурацкого оружия, которое забивало все вокруг взрывчатыми нефтяными частицами, сжигавшими все дотла, тоже нет, потому что после него просто никого в живых не оставалось. Зато есть мой любимый кусок, когда на выходе из Четвертого города надо забрать в Мотеле волшебное зелье. И еще добавилась сцена, которой раньше не было — с зеркалами Правды и Неправды. В общем, следуй за мной, я поведу тебя от миссии к миссии. Чем смогу — помогу.

* * *

Рэй бежит на голос, доносящийся из леса, но там по-прежнему дергается и шевелится эта тень. Рэя тянет к ней как магнитом, а подбежав поближе, он спотыкается, падает, у него темнеет в глазах. Это, скажу я тебе, стремно, потому что слышно только, как в листве шумит ветер, и голос зовет: «Рэй, Рэй, вернись!..» А потом другой голос (не знаю чей) говорит: «Жизнь прекрасна, Рэй, даже сейчас», затем слышен женский визг, и лес погружается в темноту.

* * *

Сразу после этого мы попадаем на корабль, плывущий по бурному морю. Вид сверху, наплыв: Рэй стоит на палубе и в глубокой задумчивости смотрит на океан. Да, пока действия не густо, но скоро мало не покажется. Дадут, догонят и еще дадут. Сложно сказать, какую думу думает Рэй, глядя на океан, но по выражению лица ясно, что проблем у него выше крыши.

«ГАРС забрали у меня все — и дом, и радость жизни… Это мой последний шанс, единственная надежда обрести свободу…»

Рейчел, главная героиня, тоже глядит на океан. Немного постояв, удаляется…

(Примечание: это не значит, что Рейчел находится на корабле вместе с Рэем — по крайней мере не вживую, как я сейчас сижу за компьютером, а Тори в соседней комнате лежит на диване и смотрит «Киллерваттов». Нет, Рейчел для Рэя просто воспоминание, неотвязный призрак из прошлого.)

(Примечание номер два: что такое или кто такие ГАРС, тоже пока неизвестно, но ты не волнуйся, скоро все выяснишь.)

«Не отступлю… Пусть это будет мое Последнее приключение».

Когда корабль пристанет к берегу, ты вновь сможешь управлять Рэем, так что если хочешь как следует потренироваться, лучше сделать это именно сейчас, на борту, где тебя особо никто не тронет, потому что потом жизнь медом не покажется. Обязательно научись приседать и БЕГАТЬ (пригодится, сто пудов, даже если ты супер какой храбрец). Выучи все команды. Говорят, был один парень, у которого Рэй даже с корабля сойти не мог, потому что на трап никак не попадал. Так и тыкался по углам, пока жизнь и здоровье не кончились.

* * *

В Первом городе (маленький такой, зеленовато-сероватый) водятся Монстры — жуткие уроды, но убиваются на раз. В северо-восточной оконечности найдешь больницу, в ней Доктора, который залечит любые раны, а Медсестра сохранит воспоминания обо всем, что ты уже успел узнать и чему научиться. При необходимости сюда можно вернуться из любой точки игры (или найти другую Медсестру, если понадобится). Полезно.

Еще есть лавочка на северо-западе, где продают целительные зелья, карты, волшебную пыль и зеленое зелье. Там же можно сбагрить «хабар», которого у тебя после расправы с монстрами будет в избытке.

В центре города бьет фонтан, есть смысл пополнить запасы воды. Около фонтана возятся какие-то странные детки, осторожнее с ними! У одного мальчика нужно выменять Кольцо, оно потом пригодится. Без Кольца нельзя! И ЗАПОМНИ: необходимую вещь всегда можно получить в обмен.

Игра — это целый мир. Так говорит Вентер, и на все возражения, что нет, мол, это просто игра, отвечает: НЕПРАВИЛЬНО, это целый мир. И я с ним согласен. Как-то летом мы сели и попытались сделать карту всех уровней, локаций, вариантов… У нас ничего не вышло. Слишком большое пространство — даже если бы мы застелили бумагой весь пол нашей тогдашней квартиры, все равно места не хватило бы. И вот тогда я решил описать прохождение. Попытаюсь по порядку.

На юго-востоке города стоит дом-развалюха. Если там порыться, отыщется много полезного добра. Предупреждаю: не все так просто. В доме Дурная атмосфера — может, там умер кто, — и она плохо сказывается на Рэе, сразу здоровье убывает. Так что без надобности в доме лучше не задерживаться. Да, и еще — таких домов хватает по всей игре, гляди внимательно. Умереть в таком — достаточно противно.

Тебе нужны только фонарики, лезвие ножа и валяющиеся на земле боеприпасы. Хватай и двигай дальше, вылезай поскорее из этого дома и в путь. Запомни главное: каждый раз, когда убиваешь кого-то, все равно кого, человека или монстра, ОБЫЩИ ТЕЛО. Заруби себе на носу: ОБЫСКАТЬ ТЕЛО. ОБЫСКАТЬ. Полезнее совета тебе точно никто не даст. Мне самому его дал Клокворк — талдычил и талдычил, как заведенный, мы уже от смеха падали. ОБЫСКАТЬ ТЕЛО. ОБЫСКАТЬ ТЕЛО. ОБЫСКАТЬ ТЕЛО.

После стольких ночей за игрой справку из психушки мне выпишут не раздумывая.

* * *

В Первом городе остается еще одно важное дело. Иди к Складу на юго-западе. Маршрут проложишь по купленной Карте. ГЛЯДИ В ОБА. В городе еще остались жители-люди. Иногда слышно, как они пытаются спастись от зомби. Не обращай внимания, это все не важно. Главное, тела обыскивай — может, найдешь что ценное. В парки и на детские площадки не суйся. Супермаркеты обходи стороной.

Если кто из зомби подберется близко, используй удар ногой. По сравнению с остальными городами Рухнувшего мира, здесь зомби еще слабенькие. Так что тренируйся. За пистолет хватайся только в крайнем случае — на звук прибегают новые и новые зомби; не успеешь оглянуться, как начнется мясорубка.

На Складе добудь ключи от шкафчика и прихвати со стола заправку для зажигалки. Иди наверх. Теперь ты Рэй. Кстати, в хромированных дверях на каждом этаже можно разглядеть, как ты, то есть Рэй, выглядишь. Круто!.. На самом верху сделай, что положено. Подробнее объяснить не могу. Потом открой Шкафчик маленьким ключом, вытащи книгу с подчеркнутым абзацем (это подсказка насчет Рейчел) и по лестнице спускайся обратно.

В углу у выхода валяется труп — наверное, сторож или кто-то вроде. Обыщи и забери у него пушку — пригодится взамен той, что была у тебя с самого начала. Чем дальше, тем оружие будет мощнее, насчет этого можешь не беспокоиться. Все, на выход. Большим ключом от Склада отопри боковую дверь и выбирайся на главную дорогу. В Первом городе больше делать нечего, и время терять нельзя. Надо как можно быстрее найти Рейчел, а это непросто.

* * *

На выезде из города идет снег. Он падает мягкими хлопьями, очень красиво сделан свет — такой ненавязчиво серый, и еще легкая дымка, поэтому дома и все вокруг как будто окутаны вуалью.

Еще клевая фишка: если оглянуться, увидишь отпечатки своих следов на снегу. Заодно не заблудишься, всегда можно посмотреть, куда уже заходил, и, если что, вернуться последам. Как-то раз я показал их Тори, а она упросила, чтобы я постоял на дороге, пока следы не заметет снегом. Минут двенадцать пришлось стоять — нигде больше за всю игру я так надолго не замирал. Тори восхищенно сказала, что это самая красивая сцена во всем «Рухнувшем мире». Пустынное шоссе и снег, медленно заносящий следы.

Еще раз. Тренируй зрение. Тебе нужно научиться самому находить предметы, записки, дневники, карты и все остальное, без подсказки. Я не могу тыкать тебя носом в каждую мелочь, их слишком много. Прикидывай, что ценнее, что обязательно взять с собой, что тебе может понадобиться — а понадобиться может многое. Учись разбираться.

Выходи из города. Шагай вперед.

ВТОРОЙ ГОРОД И ДАЛЬШЕ

БЕРЕГИСЬ: у дороги в тумане скрываются какие-то типы, они будут звать тебя с собой, на поиски свободы и Счастья. Ты их не слушай, они уведут тебя совсем в другую сторону. Я так понимаю, они здесь что-то вроде русалок или сирен. Не забывай, что ты — это Рэй, и с пути сбиться нельзя.

Клокворк как-то угонял со сводным братом машину. За ними помчались копы, но парни оставили их далеко позади. Клокворк говорит, это был полный улет. Хотя мы с ним друзья уже бог знает сколько, лучшим другом я его назвать не могу, потому что 1) кто бы мне объяснил, что это на самом деле такое… 2) если я скажу, что он мой лучший друг, обидятся Вентер, Мозголом и Диетчик. В «Рухнувшем мире» нам всем хватит места, кроме Диетчика, который по-настоящему и не играет, но я за него на это не сержусь. Диетчик, привет! Ну и, конечно, Тори, про которую я уже говорил. Она тоже не играет, и до игры ей дела мало.

* * *

Рэй бредет по заснеженной пустынной дороге. Спустя какое-то время (какое не знаю — за временем тут следить сложно) покажется поворот направо, откуда путь лежит к следующему (то есть Второму) городу. Все, легкая жизнь кончилась.

Ты в городе, на перекрестке. Вот и первое распутье. Куда идти? Направо пойдешь — огребешь неприятностей и боли. Налево пойдешь — найдешь боль и неприятности. Выбор за тобой — что предпочитаешь сначала, а что потом. Веди Рэя куда хочешь — направо, налево, я здесь всего-навсего советчик. Шагай себе и смотри, какую еще пакость подкинет «Рухнувший мир». За спиной будут слышаться выстрелы — обычное дело, привыкай. Впереди — будущее. Где-то томится Рейчел, дожидаясь, пока ты придешь за ней.

Каждую мелочь описывать не вижу смысла, поэтому сразу перехожу к следующей сцене — Штольня. Никогда не мог понять, зачем и как они устраивают такую темень. Хуже, чем когда в детстве тебя пугали притаившимися в темноте чудовищами, а потом выяснялось, что это дядюшки решили подразниться. Здесь темнотища самая настоящая. В Штольне твоя задача — раздобыть поддельные документы (как они там вообще оказались — знать не знаю). Потом тебе предстоит гонять на машине по всему городу. (Второй делится на четыре больших района: Красный, Синий, Серебряный и Золотой.) Чтобы спастись от преследования, езжай по крайнему мосту с восточной стороны, потом разбей машину и подожги. Избавляйся от улик. Ни в коем случае нельзя, чтобы они (я имею в виду агентов ГосКорпа и ГАРС) тебя засекли.

Время от времени пускай Рэя помедленнее, оглядывайся, запоминай местность. Чем дальше, тем запутаннее делается игра — нарочно, чтоб сложнее было. Выдержав перестрелку в Зеркальной комнате (это пока не зеркала Правды и Неправды, те будут позже), проходишь через Аттракционы. Затем в Доме с привидениями у тебя проверят поддельные документы и скорее всего без проблем пропустят. После этого будут загадки: Загадка с электрической оградой и Загадка с рунами. Еще будет Загадка с деревьями, Загадка с выбором дочерей и Загадка на последовательность ДНК — все в Доме загадок. Я потихоньку пополняю копилку решений. Кого-то загадки в игре просто добивают, но даже Вентер готов признать, что Рэй не может только драться — надо порой и мозгами пошевелить.

Ни в коем случае не давай волю страху. Такое впечатление, что Рэй чувствует, когда тебе страшно, и начинает сам лепить косяк за косяком. Иногда на Ярмарке появляется вопящая от ужаса Рейчел, но снова не вживую — я уже говорил, это лишь игра воображения, образ, преследующий Рэя. Стоит ему услышать этот крик, и он спешит в дорогу. Ты пока еще слабо представляешь себе, кто такая Рейчел, ведь все только начинается. Ничего, еще узнаешь — и поймешь, что без нее никак. Мне иногда кажется, что для Рэя с Рейчел весь мир утратит смысл, если они потеряют друг друга. Они связаны между собой, как те близнецы, которых разве что девятичасовой хирургической операцией разделишь. Вот только у Рэя с Рейчел это родство духовное, а не физическое — пока им никак не дают встретиться злая судьба и препятствия «Рухнувшего мира».

Следуй подсказкам (из книги с подчеркнутыми строчками, которую ты должен был взять на Складе) и доберешься до сцены на Стоянке во Втором городе. Отдельное спасибо Мозголому, разработавшему план действий, — тебе понадобится то самое кольцо, которое ты выменял у детишек в Первом городе. Очень надеюсь, что ты об этом не забыл, потому что без него дальше ходу нет, а значит, придется возвращаться и добывать его заново, а там тебя уже поджидают Големы, что, в свою очередь, значит, что ты, приятель, в Большущей Жопе. Так что во всем следуй описанию и запоминай каждый шаг. Тори иногда смеется надо мной, потому что я помню каждую мелочь в «Рухнувшем мире», зато постоянно умудряюсь забыть, что надо, к примеру, мусор вынести или что обещал за сахаром сбегать. Или вот как-то раз я пропустил ее день рождения… Она тогда в бешенстве оставила мне записку и смылась с БагМэпом и Диетчиком (в «Палас») — мне, разумеется, не сказала куда. Так что давайте я прямо здесь и сейчас, в самом начале прохождения, признаю, что далек от идеала. Мы делаем что в наших силах — именно так я оправдываюсь перед Тори. Насколько мозгов хватает, а тут уж что природа отпустила, то и имеем.

После стоянки за тобой погонятся копы. Это не настоящие полицейские, а агенты ГосКорпа или Чановы громилы с особыми полномочиями на арест (ха-ха). (Ладно. Пока ты не в курсе, кто такой Чан, но вскоре информации у тебя будет предостаточно, а пока поверь мне на слово — от погони нужно уйти.) Сматывайся по крышам ближайших домов и, ПОЖАЛУЙСТА, на разбитые или сломанные участки не наступай. В конце не забудь спрыгнуть. Прыжок и перекат. Полный улет! Прыжок и перекат, ПРЫГНУЛ и КАТИСЬ. Это любимая фраза Вентера. ПРЫГНУЛ И КАТИСЬ! Его даже как-то попросили из одной истонской забегаловки — чересчур разорался. У него иногда рот просто не закрывается, даже не веришь, что такой хлюпик способен так шуметь. От полицейских можно оторваться в переулках у Морозильной фабрики. Возьми напрокат машину. Найди лазер. Отвези посылку Юристу, получишь деньги. Наличные будут очень кстати. Поройся в мусорных баках у Китайского ресторанчика в поисках подсказок. Я же говорил, все очень запутано. Носишься-носишься, и еще постоянный вертолетный рокот над головой и тиканье часов. Порой время несется с невероятной скоростью. Надеюсь, ты сможешь угнаться за ним и не погибнуть.

Когда все сделаешь, снова выводи Рэя на дорогу, на сей раз ночью. Держи курс на шоссе номер сто пять — и не задерживайся, потому что Чановы ублюдки повиснут у тебя на хвосте.

* * *

Некоторое время спустя. Я устал. По сложившемуся в этой долбаной квартире распорядку Тори приходит домой, как раз когда мне пора на работу (да, все время просиживать штаны за компьютерными игрушками не получается, как ни прискорбно — есть и другие дела). Сейчас глубокая ночь, я снова дома. Солнце, как водится, всходит и заходит. На улице темень, сквозь ветки деревьев светятся огни домов. Трудно сосредоточиться на прохождении, когда нужно еще выкраивать время для так называемой настоящей жизни. Вот так и Рэй в «Рухнувшем мире» — столько всего нужно одновременно держать в голове: задания, враги, шпионы, да еще и драться круглые сутки. Иногда очень выматывает, но, честное слово, я постараюсь не бросать начатое.

Когда я вернулся с работы, Тори сидела с Роло — это наш никчемный, однако неизбежный сосед по квартире, что-то вроде закадрового шума. Извини, Роло. Хотя, чего там, он все равно прохождение читать не будет. Короче, Роло с Тори засели перед телевизором смотреть «Врата власти» («мини-сериал о президенте, который сходит с ума» — «ТВ-гид»; «голливудская фигня с вышедшими в тираж или не дошедшими до него актерами» — Роло). У Роло нашлось немного травы, так что они с Тори уже слегка заторчали, но в экран пялились на полном серьезе, особенно когда президент никак не мог выучить свою речь. Тори хохотала, как одержимая, а я не понимал, что там смешного. Наверное, на нее трава действовала…

Извините, друзья, отвлекся. Я постараюсь сделать полезное дело и провести вас через трудности «Рухнувшего мира». Так что не спешите возмущаться, я извиняюсь, что прервал прохождение. Наверное, я напоминаю тех шизиков, которые пристают на улице — сначала стрельнут пару монет, а потом начинают грузить своими проблемами… Простите, еще раз простите. Честное-пречестное (ха-ха), больше никаких «лирических отступлений».

* * *

Ты стоишь у дороги (в игре, не в жизни). Машины мчатся мимо, никто не останавливается. Если нужно поймать попутку (нужно, я знаю), придется пробираться в темноте вдоль набережной и отыскивать старую бейсболку. Она в канаве под знаком «Выезд из Второго города, население 2 321 чел.». Надевай бейсболку — мало ли, что вид у нее не крутой и логотип «Эксон» тебе совершенно не сдался. Не время пижонить. Зато она прикрывает длинные волосы Рэя, поэтому водилы перестают его опасаться, и шансы поймать машину растут. Только ты можешь провести Рэя через «Рухнувший мир» целым и невредимым и не дать ему погибнуть.

Да, еще. С этим знаком на выезде творится какая-то ерунда — знаю от пацана с форума по «Рухнувшему миру», там люди делятся разными соображениями, подсказками, советами, находками. На форуме пацан сидит под ником Джо-Бо, а в реале я с ним не встречался, но это не суть. Однажды Джо-Бо сначала выехал из Второго города, а потом вернулся — то ли за лазером (помнишь, я о нем говорил?), то ли еще за чем, не помню. Так вот, в этот второй приезд на него напали отморозки, жаждущие вздернуть его на фонаре, предварительно выпустив кишки. Тогда он добыл бластер (восьмого калибра — если нужен, ищи в Болотном доме) и оставил от нападавших мокрое место (ха-ха-ха!). И когда он уезжал, надпись на знаке гласила: «Население 2 317 чел.», то есть убитых отморозков уже вычли. Я лично ничего такого не видел, просто пересказываю Джо-Бо. Хотя мы с Клокворком как-то размышляли насчет самого Рэя: если его убьют, население уменьшится еще на одну цифру? Рэй ведь вряд ли входит в «население», раз он в городе проездом, а с другой стороны, он человек. Непонятная арифметика…

Ладно, вернемся к главному: а) добудь бейсболку (чтобы придать Рэю «культурный» вид и стало легче поймать машину) и б) «hit the road, Jack» — проваливай, Джек, и больше не возвращайся, не возвращайся, не возвращайся; проваливай, Джек, и больше не возвращайся; проваливай, Джек, и больше не возвращайся, не возвращайся, не возвращайся; проваливай, Джек, и больше не возвращайся, не возвращайся, не возвращайся. И так далее. Дальше не буду, я не маньяк.

* * *

Голосуя на дороге в свете фар проносящихся мимо машин, можешь считать мух или капли дождя — они добавляют колорита и позволяют убить время. Но не волнуйся, рано или поздно кто-нибудь остановится, если ты в бейсболке. Поймаешь подходящую машину и езжай прочь из города. Ни в коем случае не садись к водиле в красной фуре. И в семейный мини-вэн тоже (узнаешь по ораве детишек внутри), и к водителю-гею. (Впрочем, если думаешь, что Рэй будет не против, — вперед. Просто непохоже, чтобы «Рухнувший мир» пользовался популярностью у геев. Хотя, может, я ошибаюсь, и пример тому — Эштон. О нем позже.) Ладно, проехали. Хороших водителей полно — можешь сесть к Фрэнсису (импортирует и экспортирует всякую всячину — зануда, но мирный) в черный «БМВ», или к Шарлин в синий «форд-фокус» (продажи и маркетинг). Ехать ей далеко, и одной скучно. Да какого черта! Там нормальных водителей, наверное, тысяча наберется — я, в конце концов, на каждой не ездил. Других дел полно: бить злодеев, не угодить в ловушку, спасти мир. Когда-нибудь я эту часть допишу и подкину еще информации и подсказок. А пока (ну сколько повторять!) положись на здравый смысл и интуицию, я же не могу тебя везде за ручку водить. Это, кстати, относится и к вам, ГоблинХед и Хосе30 — сколько можно строчить мне на мыло в любое время дня и ночи по всякому пустяку, даже если вам некогда или вы застряли?

* * *

Когда поймаешь машину и доберешься до Третьего города, первым делом нужно «совершить несколько актов изъятия» (пользуясь терминологией Ночногобреда. Ему отдельное спасибо. Он, конечно, гот, каких мало, но «Рухнувший мир» знает, как свои пять пальцев). Так вот, в Третьем городе сперва сориентируйся по карте, а потом принимайся за работу. На карте отмечены четыре места, где можно раздобыть боеприпасы (1. супермаркет 2. мечеть 3. стрелковый клуб 4. винная лавка), плюс еще место, где берут провизию и прочие нужные вещи (Мегамарт). На юго-востоке найдешь бар — отличный источник сплетен и новостей. Там же расположено святилище местного Речного божества — можешь принести жертву или помолиться и попросить удачи. Некоторым кажется, что божья помощь будет весьма кстати.

У меня под окнами проехала полицейская машина. На полной скорости, с мигалкой, все дела. Иногда я представляю, что было бы, если бы Рэй очутился где-то здесь (рядом, в моем районе), и ему пришлось бы убегать, отстреливаться… Как бы реагировали прохожие?

Или наоборот: как бы я себя чувствовал, очутившись в «Рухнувшем мире»? Хватило бы мне сил выжить? Не знаю… Зато я заметил, что парень на заднем фоне у въезда в Третий город — вылитый брат Мозголома. Его зовут Пол. У Тори с ним что-то было, но закончилось, когда тот переехал. А потом мы с ней съехались. Извините, я опять о своем… Порой при виде Мозголома я могу ляпнуть, что вот, мол, видел твоего брательника Пола, мелькал на заднем плане, когда Рэй уходил от погони — или что-нибудь в таком же духе. Мозголом на меня тогда очень странно смотрит.

Опять я отвлекаюсь — это явный признак усталости. Кстати, заруби себе на носу: Рэю в «Рухнувшем мире» тоже иногда надо отдыхать. Иначе он будет тормозить в драках и в разгадывании загадок и может даже умереть — правда, про это я слышал только один раз, от двоюродного брата Тори, у которого Рэю пришлось шагать пешком несколько недель, потому что этот кекс (двоюродный, в смысле) так и не сумел поймать машину. NB: 1) если прикорнуть где-нибудь в темном углу, силы восстанавливаются быстрее; 2) даже во сне не выпускай из рук пистолет — я надеюсь, не надо объяснять почему? Рэя можно оставить отсыпаться на час-другой, только помни: если он проваляется слишком долго, потом будет вареный (знаешь, как бывает, если весь день дрыхнуть? Да-да, Мозголом, это в твой огород камень. Никакой пользы от такого сна).

Пока Рэй отдыхает, можешь заняться своими делами (в реале, само собой, не в игре). Это нормально. Главное, не выходи из квартиры и держи комп в поле зрения. Представь, что Рэй — это младенец, с которым тебя оставили сидеть, и ты головой за него отвечаешь. Соответственно: ДА, ты можешь пойти выпить кофе или перекусить, или позвонить друзьям, или посмотреть телик (и т. п.), но при этом одним глазом поглядывай за спящим подопечным (даже если в нашем случае это здоровый бугай с пистолетом). Включай соображалку: не надо думать, что с Рэем ничего не случится, если ты умотаешь на вечеринку или оставишь его одного на полдня. Ты должен отдавать Рэю все свое внимание, а значит, вести себя как взрослый, у которого есть обязанности. То же самое, кстати, пришлось выслушать сестрице Клокворка, когда ей даже рождение ребенка дурь из башки не вышибло. Так вот, ПОЖАЛУЙСТА, не подведи. Рэй на тебя надеется.

В ТРЕТЬЕМ ГОРОДЕ ПОВЕЗЕТ

В Третьем городе берегись птиц, они нападают стаями. А также червегидр и патрулей — это, по сути, просто толпы гопников, которые только и ищут, на ком бы отыграться с помощью ломика или бейсбольной биты. Ну, ты понял. Если заметишь таких, Рэю лучше спрятаться (подъезд, крыльцо, за багажником или в багажнике ближайшей машины, в темноте у церкви, на парковке перед магазином). Стыдиться нечего. Запомни: мочи гопников только в случае крайней необходимости — очков за них много не дают, зато они наносят телесные повреждения и отнимают время, а это может стоить тебе бонуса.

Дальше пойдет труднее. Следующий пункт назначения, после того как затаришься боеприпасами и едой, — Лесопилка. Там можешь выменять меч. Затем иди в Волшебную лавку и купи Змеиное зелье. Если не хватит денег, чтобы купить, — стяни, потому что без него никак. Потом отправляйся на Школьный двор (в Западном районе). Чтобы открыть ворота, воспользуйся мечом (из Лесопилки). На школьном дворе ошиваются дети, так что 1) обмани их с помощью Змеиного зелья и 2) иди дальше. Если бы в жизни все было так же легко!.. Дети, по идее, должны охранять площадку, но ритмичное покачивание разноцветной пластмассовой змейки их почему-то отвлекает. Пара пустяков.

На левой стороне площадки мелом нарисована сложная загадка — цифры, примеры, буквенная подстановка. (Как раз для Клокворка — я сам проскочил дуриком, хоть убей не скажу, как сумел решить.) Ответ запиши или запомни, позже пригодится. Будь начеку, вокруг шныряют гопники, и бейсбольные биты у них не поролоновые.

В Третьем городе твоя главная цель — Торговый центр (на восток, через парк и застраивающиеся участки). Само собой, ты идешь туда не за галстуками и подарочными наборами для ванны и душа. Ха-ха! Зачем, по-твоему, нужно было под завязку набивать инвентарь боеприпасами? Чтобы потом сдать оптом? Не угадал.

На заметку: еще одна интересная штука. Если будешь таскать с собой все, что находишь и подбираешь, очень скоро наступит перегруз, потому что добра тут немерено. Рэй же не псих, чтобы тягать по пять-шесть чемоданов «полезностей», в отличие от бродяг, которые все свое возят с собой — в супермаркетовой тележке. И не нужно быть мастером рукопашного боя, чтобы понять, как «легко» Рэю будет сражаться с разными уродами, когда он навьючен поклажей будто бездомный мул. Так дело не пойдет. Ни в коем разе. Я нашел выход: лишнее оставлять в номерах гостиниц, где будешь кантоваться. Самому не верится, но за все время никто на мои вещи не позарился — отмычки и вибропистолет могли несколько месяцев пролежать, пока я за ними не вернусь. Кое-что, правда, погибло во время пожара (в Восьмом городе разгорелась такая битва, что полыхнул отель «Рикардо»), но это другое дело. Интересно, так специально предусмотрено? Просто странно, что в «РМ» — где на каждом шагу воры, грабители и убийцы — можно запросто, за здорово живешь, оставлять пожитки в шкафчике гостиницы. Или это недоработка? Говорят, недоработок в игре нет — все продумано. Не знаю… Еще можно оставлять лишнее в вокзальной камере хранения в Тридцать девятом городе, только придется (как в реале) сперва постоять в кассу за жетоном.

* * *

Сижу за компом. Представьте себе икеевский стол со старым компьютером, заваленный музыкальными дисками, просто дисками, заставленный кофейными чашками, бутылками из-под газировки и так далее в том же духе. Представили? Кто-то фыркнет, что у меня кошмарный беспорядок (верно, Тори?)… Ну да, я не чемпион по уборке. На стене висит пробковая доска, к ней приколоты фотографии: мама с папой у реки и Тори с сестрами. Линда, привет, Шай, привет, — хотя вы ведь тоже мое прохождение читать не будете. Вот и вся обстановка, если не считать бормочущего телика. Еще какая-то девица за окном собралась на пробежку — волосы в хвост, шорты, футболка, наушники, на окружающий мир ноль внимания.

Простите. Ударился в лирические отступления, а мне сейчас не до них — никак не выходит дописать эту часть прохождения, слишком много проблем навалилось. Проблема номер один — работа (как вы уже знаете, она у меня есть). Эх-х… Состоит она в том, что я рассовываю по квадратным картонным коробкам круглые хреновины из теста, которые потом забирает придурок (да, Стентсон, я о тебе), затянутый с ног до головы в черную кожу и со шлемом под мышкой. Добро пожаловать в «Доменико»… Если вы случайно оказались поблизости, сделайте одолжение, обойдите его десятой дорогой! Вокруг полно других приличных забегаловок, где можно перекусить, не рискуя отравиться. Так вот, проблема номер раз: печь работала через пень-колоду. Вчерашняя смена заботливо оставила записку «неровный жар» (спасибо, ребята, очень помогли — фиг бы я догадался, отчего все круглые хреновины одна за другой превращаются в поле, выжженное напалмом). Хоть тресни! С удовольствием свалил бы из этой шарашки по выпеканию круглых хреновин. Учитывая выражение лица босса номер один (Мирослав) и его кретинистого брательника «босса номер два» (Бранимир) при виде подгоревших лепешек, мое желание свалить, чувствую, вот-вот исполнится.

Вторую проблему подкинула Тори, которой весь белый свет был не мил, и она с ворчанием бродила по квартире, разгребая «свинарник, устроенный Роло», и «свинарник, устроенный мной». При этом кидала на меня испепеляющие взгляды — хотя, по ее мнению, ничего подобного, и вообще, не надо к ней лезть! Не понимаю…

Проблема номер три: ужравшийся в хлам гопник, который ворвался в «Доменико» и начал требовать круглую хреновину бесплатно, потому что, видишь ли, на прошлой неделе ему положили не ту начинку. Так и повторял без конца: «Не ту начинку!», как будто это сразу все меняет. Эштон чуть от смеха не лопнул. А у меня такое чувство, что я притягиваю беды со всего квартала. Еще и родители Тори подключились (чтоб уж совсем жизнь медом не казалась, видимо). Позвонил ее папа с «крошечным вопросиком». Знаю я эти «вопросики» — как заведется, так не отстанет, как будто я на викторину пришел. Каждый раз разные. Сегодня у него что-то там случилось с какой-то садовой машинкой — то ли триммер, то ли стриммер (для меня один черт), так он спрашивал, не знаю ли я, как ее чинить. Вот что за хрень? Ну скажите, у меня тут мастерская по ремонту безвременно почившей садовой техники? Они вообще представляют, где мы тут, в Ист-Сайде, живем? У нас не то что двора или сада, у нас даже ящика с землей на подоконнике не водится. Откуда мне знать, как этот стриммер-триммер монтируется? Какое у него напряжение питания? Жесть! Где они такие вопросы берут? Больные они там все в пригородах. Совсем охренели — и не забывайте, я первый это сказал.

Простите. Отвлекся… Нас ждет ЗТШ.

* * *

Значит, так. Вооружаешься до зубов и двигаешь к Торговому центру в Третьем городе. Это называется Зона тотального шопинга, но правильнее было бы назвать ее Зоной тотального шутинга. ЗТШ. Поверь мне, это настоящая кровавая баня, потому что в Торговом центре кишмя кишат зомби, и твоя задача — очистить от них помещение любыми доступными средствами. Так что вперед. Заряжай! Безопасность побоку — у нас задание! Перебить всех зомби. Мозголом говорит, что после этой мясорубки даже «Монтесума. Ацтекский закат» покажется мультиком про Барби. Тори, например, смотреть не может, когда кто-то проходит ЗТШ. Ее чуть не наизнанку выворачивает, и жаль всех этих зомби. В прошлый раз она сидела, отвернувшись, на подоконнике и, потягивая пиво, ждала, пока не стихнет шум перестрелки… Но мы же стреляем не ради забавы — зомби захватили город. По-хорошему с ними нельзя. Ежу понятно.

Вот тебе мой совет: перед началом бойни займи позицию повыше. В центре зала есть стеклянный лифт в виде Золушкиной кареты, на нем можно подняться на самый верх. Используй цифровой ключ (код — это цифры из загадки на Школьном дворе). Видишь теперь, как взаимосвязаны разные части игры? И так все время. О чем я? Заберись повыше! Повыше! Торговый центр в плане представляет собой крест. Берегись охранников (левая «перекладина» креста), штурмовиков и летаргистов (не знаю, как они по-правильному называются, но хорошего в них мало). Дополнительные очки даются за пары слепых (две штуки) и девочек-скаутов (я насчитал двенадцать, но их может быть и больше — слишком они мелкие, не уследишь), за кришнаитов (двадцать четыре, причем здесь я тоже мог ошибиться в меньшую сторону) и туристов (четырнадцать, распознаются по наличию цифрового фотика на шее). Двойной бонус дается за парня, который все время куда-то отползает, поскуливая, и пытается спастись. Они все равно уже зомби. НИКАКОЙ ЖАЛОСТИ. Стреляй без продыха.

* * *

В Торговом центре продается всякое оборудование, и там же ты найдешь продуктовый — еда, консервы, выпивка и прочее. Заодно загляни в оружейный (помни, оружия много не бывает). (Хорошо бы сделать карту Торгового центра — я планирую создать отдельный раздел с картами. Когда руки дойдут. Так что, пожалуйста, не надо строчить мне на мыло и ныть, ну когда-а-а уже карты появятся?) В минуте и без того не хватает секунд, в часе — минут, в сутках — часов, в неделе — дней, в месяце — недель, в году — месяцев… Так говорил папаша Тори, пока сердечный приступ не заставил его слегка притормозить.

Некоторых смущает, что в ЗТШ зомби не могут отстреливаться и защищаться, поэтому получается самая натуральная бойня. Ну и черте ним. Зато потом ходишь по этому Торговому центру, и наступает странное чувство умиротворения, когда слышно только, как капает кровь и журчит вода в фонтане. Рэй устало бредет прочь, а над ним в потоке воздуха из кондиционеров позвякивают колокольчики «музыки ветра». Наверное, Вентер прав — надо как следует прочувствовать это ощущение покоя, чтобы понять Рэя и саму игру.

Кстати: в разных блогах и форумах появлялись люди (Чеширская Кошка, например, или Йоко898), которым вроде удалось пройти всю игру, не устраивая мясорубку ни в Торговом центре, ни в других местах (битва при Арандейле, Бикерсфилд), где крови традиционно льется много. Чеширская Кошка как-то сказала, что ее мечта — найти способ обойтись без кровопролития вообще, то есть чтобы Рэй прошел весь «РМ» пацифистом, но даже она признает, что искать пришлось бы о-о-очень долго. Ладно, договорились. Я вполне верю, что ей удалось пройти Торговый центр, не устраивая кровавой бани. Пусть. Пусть так. Почему бы нет? Можешь попробовать. Только сперва послушай. Любой неубитый враг встанет на пути Рэя в следующем городе, причем в двести раз сильнее и злее. Если зомби доберутся до Рэя, его ждет не самая красивая смерть, уж поверь мне. Я как-то попробовал. Рэя растащили на чикен-макнаггетс и слопали заживо. «Так не пойдет! — постоянно твердим мы с Клокворком. — Так не пойдет!» Или вот еще хороший совет: «Лучше убить сейчас, чтобы потом не погибнуть самому».

* * *

Еще какое-то время спустя. Реал (помните, есть такой?) снова и снова напоминает о себе. Пишу я пишу, и тут заявляется Тори изобразить в красках, как ей что-то напутали с пропуском в спортзал, как дворник ругается по поводу «мусора» в вестибюле (а куда нам, простите, велосипеды ставить?) и что в пятницу они с Диетчиком собираются посидеть или в «Паласе» (скорее всего) или в «Без палева». Это новый бар, я там еще не был, и название, по-моему, идиотское, но Тори надоело, что мы ходим только в «Палас» и больше никуда.

Я попытался пошутить насчет ее родителей — ну, что они заморочили мне голову со своим триммером-стриммером, а Тори посмотрела на меня непонимающе и эдак хмыкнула — правда, по ее словам, просто вздохнула. Потом вышла из комнаты и уселась читать (журнал какой-то), так что, судя по всему, ничего страшного.

* * *

Продолжаю по теме. На третьем этаже Торгового центра, в северной перекладине креста расположена какая-то каптерка — наверное, комната охраны, не знаю. Кое-что оттуда тебе пригодится: рация и электронный ключ. Заодно прихвати «полароид». (Объяснить зачем, пока не могу. Бери и все).

Когда все соберешь, притормози на секунду и глянь на мониторы охраны. Увидишь тихую-мирную ЗТШ в потеках крови и обломках. Классно сделано мерцание экранов. Если смотреть достаточно долго, есть шанс увидеть моменты из прошлого или из будущего. Главное, терпеливо ждать и внимательно вглядываться. Можно увидеть Рейчел на станции подземки (прошлое) или испуганную с мокрыми волосами на каменистом берегу (будущее). «Удачи тебе, Рэй. Удачи!» — шепчет она (по крайней мере мне так показалось — слов почти не слышно). Всего мгновение, но тут уж бери что дают. Бери что дают — это я цитирую Слайдера, менеджера группы «Центурион». Правда, он имел в виду наркотики, однако по духу цитата вполне подходящая.

Наверное, Рэю эти видения поднимают боевой дух и придают сил (ставят же некоторые на рабочий стол фотографии детей или девушки). Мозголом тоже как-то сделал заставкой фотку своей подруги, но качество у снимка подкачало, поэтому изображение расплылось слегка, и пиксели были видны слишком крупно. Отсюда, наверное, и пошло ее прозвище, которое ей совсем не нравилось; не исключено, что поэтому она от Мозголома и ушла в итоге. А так Пиксель была очень милая девушка, с замечательной улыбкой. Мы ее давно не видели, особенно Мозголом. А жаль. Смеялась она заразительно, иногда хочется еще послушать.

В комнате охраны Рэй на какое-то время задержится. Не торопись. После бешеной перестрелки и беготни не помешает слегка расслабиться, и скоро ты увидишь, как столбик здоровья ползет вверх.

* * *

Я тут размышляю на тему того, как иногда в жизни приходится то ускоряться, то замедляться. Иногда без скорости не обойтись — надо соображать БЫСТРЕЕ и действовать НЕМЕДЛЕННО. А иногда приходится быть осторожным и рассудительным, и пока что-то получится, пройдет не один месяц, а иногда и год. У Рэя так же. Скорости и энергии ему, конечно, хватает (как Вентеру) — это радует! Но в «Рухнувшем мире» он вынужден действовать иначе, с другим темпираментом (правильно написал?) — медленнее, осмотрительнее, как будто нащупывая дорогу в темном незнакомом помещении.

Вентер говорит, его мама три года не могла решиться уйти. А потом в одну ночь собрата сумку и уехала. Получилось сначала медленное действие, потом быстрое. Попытался представить, как бы это выглядело в виде кнопок на клавиатуре — мы же нажимаем разные кнопки, когда нужно прибавить скорости или энергии. Получилось:

А = скорость. Применяется, когда нужно поторопиться.

В = медлительность и осторожность. Применяется, когда необходимо повременить и ОСМОТРЕТЬСЯ.

Сочетание двух кнопок: В затем + А (то есть А нажимается одновременно со специальной клавишей = замедление, затем сразу скорость. Как у мамы Вентера — долгие раздумья, затем немедленное действие).

Можно придумать и другую комбинацию (обратную): А затем + В, то есть «скорость», потом «замедление». Не знаю, правда, в каких случаях ее использовать. Возможно, подойдет для обдумывания и сожаления. Опрометчивый поступок, над которым потом размышляешь и размышляешь. Не бойтесь. Я не собираюсь впадать в философию. Может, А затем + В подойдет для Рэя, когда он шагает по трупам зомби после «кровавой бани» в мертвом свете люминесцентных ламп, оставляя следы в лужах крови… И сейчас их не заметет снегом.

Для нас с Тори эта комбинация клавиш тоже бы подошла. Мы познакомились на вечеринке, которую кто-то устроил на крыше дома в Баслейке. Ускорение, потом замедление. Так у нас и было. А может, этим же сочетанием можно описать то, что сделала мама Вентера — если посмотреть с другой стороны. Сперва резко сорвалась и уехала, а теперь жалеет — долго, до сих пор. Однажды Вентеру пришла открытка из долины, без надписи, без подписи, без ничего. Вполне могла мама прислать.

* * *

Так, поехали дальше. В Третьем городе одной ЗТШ дело не кончается. Я что-то себе помечал в такой синей записной книжке, которая наверняка осталась у БагМэпа, а может, вообще в другой, которая пропала с концами. Зараза! Ну и фиг с ней. Придется кое-что пропустить. Я эту книжку уже обыскался. Обложку помню и отчетливо вижу, как она валяется под стопкой журналов. Работаешь, стараешься, а потом все труды насмарку — так уже было, когда Ночнойбред посеял мою Карту выходов из подземки в Семнадцатом городе и когда родители Тори намылились в Нью-Хейвен, но задевали куда-то билеты на поезд.

Когда в городе больше делать будет нечего, самое время устроить Рэю отдых. Найди местечко побезопаснее. Будь осторожен, повсюду рыщут враги. Как Диетчик иногда вещает зловещим голосом: «Мы выезжаем на чужих ошибках, хе-хе-хе!». У него классно получается зловещий голос, особенно когда он хулиганит по телефону, как прошлым летом. Берегись, в общем. Любит он прикалываться. Как-нибудь при случае расскажу про его телефонное хулиганство, а пока надо заняться «Рухнувшим миром». Совсем времени нет.

Рэй спит в тишине. «Напряженная тишина», как говорят на родине моих предков. На большее в «Рухнувшем мире» (где я, по мнению Тори, торчу слишком много) надеяться нечего. Да, Тори, привет тебе еще раз! Она сейчас, наверное, спит. По-моему, она уходила спать.

Пока Рэй спит, ты тоже можешь отдохнуть. Выгляни в окно (в настоящее, там, где ты играешь или читаешь мое прохождение, а не там, где спит Рэй). Выгляни и прислушайся. Если ничего интересного не увидел, значит, скорее всего ты просто не умеешь смотреть. Подсказки повсюду. Реально ПОВСЮДУ. И если ты этого не уяснишь, до конца игры тебе не дожить.

НАЙТИ И ПОТЕРЯТЬ РЕЙЧЕЛ

Глубоко за полночь. Дам еще пару наводок, пока глаза не слиплись. Будь внимателен. По кровавому следу можно выйти на тех, кого предстоит убить. Скрипучая половица (этажом выше) предупредит о появлении ниндзя. Если в Пивной хижине сорвана паутина, приходи как-нибудь в другой раз. Извини, что так бессистемно. Уж что вспомнил.

Еще. Есть очень хорошая защита, называется «замедление». Вентер подсказал. Спасибо, Вентер. Ему-то самому лучше какой-нибудь «режущий удар», но он знал, что мне понравится. В «замедлении» весь «Рухнувший мир» замирает, а ты движешься с прежней скоростью. Враг переступает порог комнаты медленно, как во сне, тут-то ты его и бьешь. И пули летят так плавно, что можно протанцевать между ними. Красота! Кра-со-ти-ща!

* * *

Отвлекся на звонок Бранимира (из «Доменико») и на битых полчаса углубился в обсуждение, по каким сменам я работаю в «Д», могу ли я поменяться во вторник с Эштоном, и в довершение всего, не соглашусь ли я на следующей неделе (неделях?) выйти утром вместо вечера, потому что Куки, которая обычно работает днем, не сможет, ведь ей надо к гинекологу. (Сколько лишней информации! Мне все равно, куда она там отпрашивается, но это уж совсем ни к черту.) Да-а. Чего там, собственно, не стесняйся, мужик, ты неимоверно крут, раз звонишь своим работникам в любое время дня и ночи, ведь у тебя неотложная проблема с расписанием. Давай-давай! Я ведь тебе тоже названиваю после полуночи почем зря. Маразм! Ладно. Скрепя сердце соглашаюсь на дополнительные смены, потому что 1)деньги нужны и 2) может, это добро перевесит неизбежное зло, которое я причиняю «Доменико», обладая достаточным чувством юмора, чтобы не преклоняться перед круглыми хреновинами из теста и не посвящать им всю оставшуюся жизнь. Но главная заморочка с Бранимиром в том, что от него так просто не отделаешься, особенно в такое позднее время, даже если сразу на все соглашаться, потому что изъясняется он как-то очень обтекаемо, ходит кругами — от круглых хреновин, видимо, и научился. Да еще и набравшийся Мирослав в качестве бэк-вокала тоже норовит подать идею — первое, что в голову взбрело. «На хрена во вторник?» или «На хрена? Во вторник!» или «в среду?» Главное здесь «на хрена»… Ну, короче, вы меня поняли.

* * *

Ноги в руки! Следующая твоя (то есть Рэя) цель — Четвертый город, где нужно уже по-настоящему найти Рейчел, потому что Чан все ближе и ближе, а времени все меньше и меньше. На словах кажется пустяк, а на самом деле это очень трудно, и если преследователи до тебя доберутся — все, геймовер.

Как попасть в Четвертый город? Три пути: 1) перекрытое шоссе; 2) лесная тропинка; 3) высохшее русло реки. Берегись бродяг, «выживающих», кидал и скорпионов. По дороге попадется Бревенчатая изба, не забудь прихватить там отвертку. На подходах к городу, в Мотеле (мое любимое место, как я уже говорил — особенно радует загадка с волшебными кинжалами) можно взять колдовское зелье.

В городе перед тобой открывается масса разных направлений, причем не все очевидные. Включай чутье и отправляйся на поиски. Четвертый город — такой устаревший образчик современности, «бедненько, но чистенько». Странное чувство. Если застрянешь, поброди по Теневому кварталу (к востоку от реки) — сориентируешься и подсказки найдешь. Тени безобидны, если только не носиться слишком быстро, но откуда они там взялись, я без понятия. Странные, не держащие форму, прозрачные фигуры. Вопрос: если это тени, тогда где же их люди? Я при случае поинтересовался у Клокворка, как вообще возникают такие тени, а он начал мне втирать про оптические векторы и диффузионные фильтры. Мы сидели с ним в «Старбаксе» на Девятой улице, и я сделал вид, что понимаю каждое слово. Клокворка хлебом не корми, дай что-нибудь такое поразъяснять. С Вентером такое тоже бывает — например, когда он летом соберется прыгать с Большого моста. Ему нравится скорость. Ночногобреда прет от «Скелетона» на полной громкости. А что радует меня, я не знаю. Хотя у Клокворка, похоже, целая лаборатория в голове. Обожает рассказывать, как что работает и как устроено. Цифры, факты. Вот, пирамиды, например. С ходу скажет, какой они высоты, и расстояние до Луны, и с какой частотой на самом деле двигается нога у сверчка.

Рейчел запрятали далековато, но ты уж привыкай. Если придется совсем туго, прыгай в подземку — опередишь время. Там шесть линий, а бонусы здоровья даются только на трех станциях. Почему? Спроси что полегче.

Будешь в городе натыкаться на упырей, не обращай внимания — это просто неприкаянные души умерших, они тебя нетронут. Зато если нагрянут демоны (в виде детишек), лупи прикладом почем зря, пока не свалишь с ног, и обязательно добей, чтобы вообще дергаться перестали. ПОМНИ: пули этим тварям нипочем, так что не бойся запачкать руки. Хе-хе! Представь себе диалог: Ночнойбред с Вентером за компом, кто-нибудь позвонит узнать как дела, а они как ни в чем не бывало в трубку: «Да ничего особенного, как обычно мочим мелких прикладом». А потом удивляются, когда кто-то говорит, что по ним психушка плачет.

В городе тебе нужно попасть на бензоколонку, однако этим дело, как водится в «Рухнувшем мире», не ограничится. На бензоколонке орудует парочка отморозков, которые захватили в заложники Рейчел, дебила за прилавком, менеджера (она как раз увольнялась, это ее последний рабочий день) и неизменного покупателя-жиртреста. Ситуация дерьмовая. Мало нам ГАРС и агентов ГосКорпа на хвосте, так еще мелких разбойничков подавай, которым приспичило кассу взять. А дальше что? Прикажете Рэю сражаться с карманниками и компьютерными пиратами? Хуже всего, что бензоколонка окружена полицией, а полиция наверняка (тысячепроцентно!) прикормлена ГАРС. Так что куда ни кинь, всюду клин — Рейчел и в заложниках оставлять нельзя, и позволить полиции ее «спасти» тоже нельзя ни в коем случае. В общем, добро пожаловать в «Рухнувший мир»!

Решений несколько. Можно ворваться туда на танке, проехать бензоколонку насквозь, схватить Рейчел и смыться. Это для Вентера. Еще бы: «Абрамс» со стадвадцатимиллиметровой пушкой М256, ползущий по четырехполосному шоссе с легковушками и палящий во все, что лезет под гусеницы, — это по-любому для Вентера.

У меня другой способ. По счастливому стечению обстоятельств неподалеку на складе хранятся запасы микролита. (См. карту — когда будет.) ПОДСКАЗКА: крыша бензоколонки — отличная посадочная площадка, если не подкачает сноровка, точность расчета и ветер. Главное — внезапность и скорость, тогда ни полиция, ни отморозки даже не поймут, что свалилось им на бошки. Сцена получается суперкрутая. Когда Рэй пробивает пластиковую обшивку потолка, у покупателя-жиртреста на лице написано, что теперь ему до конца жизни на успокоительное работать.

* * *

Спасенная Рейчел выглядит на все сто. Вообще-то она всегда так выглядит. И кожаный обтягивающий комбинезон, как у женщины-кошки, ей тоже вполне идет. Более чем. Длинноволосая брюнетка всегда вне конкуренции. Упс! Тори, прости! Рейчел ведь ненастоящая, так зачем ревновать?..

А теперь о плохом. Рейчел отшибло всю память. На Рэя она глядит с подозрением и напрочь не узнаёт. Когда пытаешься затащить ее на микролитовый дельтаплан, спрашивает: «Ты кто?» Нужно восстановить ее воспоминания о прошлом, особенно о твоем (Рэя) в нем участии, и о том, что происходило «до». Не в начале игры, а еще раньше. Рейчел, если до тебя до сих пор не дошло, — это девушка Рэя (ну, или он — ее парень), и они вместе сражаются против Чана, ГосКорпа, ГАРС и Эрцгерцога.

* * *

Тори приплелась какая-то замученная. Уселась и смотрела на меня, пока я торчал у компа. Похоже, она хочет мне что-то сказать. Сейчас два часа ночи. Дождавшись, пока я освобожу личную горячую линию Бранимира, Тори позвонила сестре (Линде), которая только что вернулась из поездки (куда-то в Азию вроде, я не в курсе). Все это время она разговаривала с сестрой, плотно прикрыв дверь, так что о чем шла беседа, я не знаю. Хотя общую канву можно представить, до меня доносился то смех, то спор на повышенных тонах. Короче, обычное ля-ля, как водится у сестер. Блин! Дел навалом, а времени — кот наплакал.

* * *

Забавно, как из маленьких кусочков и фактиков складывается жизнь. События, происшествия, сюжетные линии, образующие общую картину. Обрывки кода. Рэю нужно провести Рейчел обратным путем, восстанавливая память клеточка за клеточкой, собирая информацию в головоломку из десяти тысяч фрагментов, которые раскиданы по первым трем городам игры. Пора двигаться дальше.

Рейчел — пострадавшая. Как именно она потеряла память, не совсем ясно, но по ее лицу можно догадаться, что скорее всего, ей промыли мозги в ГосКорпе или ГАРС. Рэй смотрит влюбленными глазами, как она листает фотоальбомы, которые он приносит (ищи на чердаке в старом доме Третьего города — сперва нужно где-то добыть ключ, где, не помню). Слышно, как стучит его сердце.

Самое сложное будет в Мотеле (опять Четвертый город), когда доказательства уже собраны, и тебе нужно только убедить Рейчел в своей любви. Она отшатнется, бросится на кровать и будет плакать, а потом отвернется лицом к стене. Спроси, в чем дело. Умоляй ее поверить. Посмотри в глаза. Среди коричневых пикселей видны зеленые искорки. Разве можно устоять перед таким замесом?

Хоть и сентиментальщина, но за душу берет. Кто-то, не будем показывать пальцем (привет, Вентер!), говорит, что это все полный отстой и дайте ему срочно инструкцию по сборке автомата в руки. Не согласен я. «Рухнувший мир» очень многоуровневый и разноплановый, и это хорошо. ПОМНИ: если ты не стал мочить зомби в ЗТШ, вот как раз здесь они и полезут — вломятся в спальню, и тогда мало не покажется. Этого нельзя допускать! Так что, пожалуйста, постарайся перебить их заранее, в Торговом центре.

Рейчел будет слушать, задавать вопросы, потом что-то беззвучно ответит. Сколько я ни выкручивал громкость на полную, все равно не расслышать из-за плача. Сердце разрывается, как она плачет, а уж если представить, что у нее на душе творится… Ложись рядом и смотри, как на потолке мелькают лучи проезжающих за окном машин. Посчитай их и попытайся уловить закономерность. В ней все дело. Желтые отсветы и тени с улицы. Когда просчитаешь закономерность, дождись мгновения темноты и вставай. Судьба благоволит терпеливым и сильным. (Ночнойбред сказал. И он совершенно прав.)

Скажи Рейчел, что тебе нужно выйти минут на десять, и что ты поймешь, если она исчезнет, воспользовавшись твоим отсутствием. Скажи, что любишь ее и будешь любить несмотря ни на что.

Сопливая, конечно, сцена. И все равно бьет в самое сердце. Я вот вспоминаю, как мы с Тори выясняли отношения в азиатской кафешке — оба плакали и говорить не могли. Нелегко выкладывать такие подробности, но это моя жизнь, мой опыт, я без него никуда… Все, прекращаю. А то совсем стыдно будет. Вернемся к игре.

Итак, говоришь Рейчел, что на десять минут выскочишь, и что поймешь, если она за это время тоже исчезнет. Обещаешь, что все равно будешь ее любить, каким бы испытаниям ни подвергла вас судьба.

* * *

Утро. Тори снова пришла и встала в дверях — снова играет в молчанку, как ночью. Судя по спортивным штанам и старой футболке, качала пресс перед теликом. В руке у нее телефон, и она беззвучно, одними губами шепчет: «Извини, извини!» Бли-ин! Опять ее предки! Где-то висит объявление, что у меня тут служба техподдержки для родителей? На этот раз о стриммерах-триммерах никто не заикается, зато мне устраивают самую настоящую викторину о фильтрации воды: Ториному папе нужно срочно выяснить, фильтрирует фильтр или не фильтрирует (правильно написал хоть?). Я в принципе не догоняю, почему они решили, что я в этом разбираюсь, и (еще хуже) не догоняю, зачем им это понадобилось. Может, Джо забыл таблетку выпить? Без понятия. Даже думать об этом боюсь. Они там за городом по-любому чокнутые. Заметьте, второй раз повторяю, значит, правда.

Тори переспросила, где назначать встречу с Диетчиком — в «Паласе» или «Без палева», я ответил, что вроде бы уже решили, и она ушла, потому что, кажется, оставила включенную воду в душе. Недавно она устроилась на работу в крупную юридическую фирму, но делиться интересными подробностями дел или подсмотренным на ксерокопиях документов или услышанным в лифте ей нельзя, поэтому она в основном молчит. Притом что настоящим криминалом у них и не пахнет, максимум — уклонения от уплаты штрафа и производственные травмы.

Выйдя из шале (то есть из мотеля, где вы с Рейчел укрылись), увидишь удирающего человека. Беги за ним. Он или агент Чана (Или Чена? Не знаю, как правильно), или сотрудник ГосКорпа. Ублюдок будет ждать тебя за углом с этими кунфушными штуками — такие две палки, соединенные цепью… скажите мне уже наконец кто-нибудь, как они правильно называются! Вечно забываю, на языке вертятся одни «наггетсы», но это точно не оно. Ладно, не важно. Короче, один удар по голове этой хреновиной, и Рэй вырублен. Перед глазами крутится темнота, как в начале времен. Рэем ты больше не управляешь и сделать ничего не можешь.

Замотанного в цепи Рэя с заклеенным ртом запихивают в грузовик. Клокворку в этом месте плохо делается. До тошноты. Мало того, что Рэя сцапали, как дикого зверя, и упрятали в клетку бог знает где, так его ведь еще и Рейчел не дождется. Будет валяться в мотеле, думая, что вот, придет Рэй, она скажет, что верит ему, верит в любовь, кинется ему на шею. И все зря. Рэй в плену, он не вернется, а она будет ждать, ждать, день заднем, а потом решит, что Рэй предал ее и бросил.

Они больше никогда не увидятся, так и сойдут в могилу с чувством, что предали друг друга… если, конечно, ты не пройдешь игру. Вот что страшно. Не знаю, почему так устроили, игру не я делал. Я всего лишь геймер, подрядившийся сообщить тебе о последствиях, которые придется расхлебывать. Рэй, связанный, сидит в плену. Рейчел в мотеле, постепенно убеждается, что Рэю на нее плевать. Выбраться из этого дерьма шансы есть, но попотеть придется, ох как придется.

СМЕРТЬ ВСЕГДА РЯДОМ

Склеить ласты (то есть УМЕРЕТЬ) в «Рухнувшем мире» — раз плюнуть, поэтому все возможности не перечислишь. Разумеется, есть самые очевидные — «ЖИЗНИ» закончились, из бластера застрелили, подорвался на мине, упал в шахту, погиб от взрыва переносной ядерной бомбы, получил пулю в спину, выпил отраву, пырнули ножом или почикали бритвой, столкнули с крыши, не рассчитал прыжок между подвесными мостами, неправильно ответил на вопрос в Викторине смерти, оставили на ночь привязанным к шесту в муравейнике или на день под палящим солнцем, толкнули под разгоняющийся поезд-пулю, и т. п. А есть и не такие очевидные: например, подхватить лихорадку в джунглях Амазонки или паразитов в Девятом городе, которые загнездятся в теле Рэя (то есть в ТВОЕМ теле), или умереть от любви. (На полном серьезе. Это если ты не наладишь отношения с Рейчел.) Тебя могут казнить по государственному приговору, линчевать за то, что ты оказался не в том месте не в то время, или вкатить смертельный укол в Техасе. Рэй (то есть ты) может разбиться в автокатастрофе, раствориться в кислоте, заразиться космической чумой. Еще бывает урановая болезнь, химическая болезнь и лихорадка от укуса вервольфа. Можно надышаться химикатами или Таинственным туманом. Может отравить Эрцгерцог или Риальто, или кто угодно еще. Могут пристрелить агенты ГАРС. Может пришить Фултон, может Трансмиссия, может парень из бойлерной (как его зовут, непонятно) или с консервной фабрики, или из игрового центра. Могут придушить во сне роковые красотки вроде Натали, Софии или Джульетты. Сколько раз приходилось смотреть, как укорачивается красный столбик «жизни» в левом углу экрана, и понимать, что до следующей точки, где можно пополнить здоровье, уже не успеваешь, что зелья тоже закончились, и врача поблизости нет. Склеить ласты в «Рухнувшем мире» можно на каждом шагу.

А бывает еще хуже. Можно попасть в Концлагерь, где тебя будут допрашивать до полусмерти, месяц за месяцем, пока не забудешь, как звать Рэя, или Рэй не забудет, как его звать, или пока Рэю не почудится, что он знает твое имя (это уж вообще ни в какие ворота!). Тебя могут заставить пойти под свидетельскую защиту, и придется остаток игровой жизни провести под прикрытием в богом забытой дыре — прощайте сражения, миссии, приключения… Из зеркала на тебя (Рэя) смотрит незнакомое лицо; вокруг течет незнакомая захолустная жизнь; а руки, привыкшие к пистолету, теперь держат максимум садовые ножницы или газонокосилку. То же самое будет, если Рэй забьет на миссию, и его уведет в сторону — тогда останется только засесть в очередном Мухосранске, смотреть старые фильмы и ныть, как, мол, до такого докатился. Еще он может подсесть на наркотики (в «Рухнувшем мире» их навалом). В итоге окончишь свои дни на грязном матрасе, тыря вещи по ночам, чтобы продать и заработать на дурь. Жизнь, спущенная в унитаз.

Хуже некуда? Еще как есть. Прохожу я раз первый уровень, и где-то в Третьем городе завязывается драка в баре, и ты ничего не можешь сделать. Интересно, как одна мелочь уводит всю игру в неожиданном направлении… Никогда не знаешь, что тебя ждет. Рэю в лицо прыскают какой-то дрянью (как «черемуха», только не она). Сначала вроде ничего, а потом, когда Рэй гонит по шоссе, экран вдруг начинает темнеть. Я съехал на обочину, и через пару минут стало совсем темно. Рэй ослеп. Перепугался я тогда. Сперва подумал, что с монитором что-то, но нет. Если кто-нибудь знает выход, пишите. У меня Рэй выбил дверцу ногой и выбрался из машины, но зрение не вернулось. Мозголом с Клокворком уржались. Рэй тыкается вслепую на обочине (Наверное. Не видно ж ни фига.) Я теряюсь в догадках, и тут сзади голос: «Эй, ты, слепая тетеря!». (Смешно. В «Рухнувшем мире» такие вежливые панки.) И смех. А потом Рэя толкают (судя по всему) прямо на дорогу, слышен визг тормозов, удар, как будто что-то тяжелое сбросили с моста — может, Рэя сбил грузовик, — а потом появляется самая мерзкая на свете надпись: «Игра окончена». Плохая смерть. Мало того, что умираешь, так еще и не видишь от чего. Меня потом неделю колбасило. Пришлось извиняться перед Тори. Вот ведь черт, ослепить Рэя и убить, надо же!

Вентер на одном форуме видел пацана, у которого Рэй тоже ослеп. Но пацан умудрился продержаться так несколько месяцев — тыкался на ощупь и шел на звук. Это, на мой взгляд, уже чересчур — можно ведь просто начать игру заново. Безвыходные ситуации тоже надо уметь распознавать. Пацан говорит, слепому Рэю даже удалось завести пару приятелей, которые ему помогали, водили, объясняли, что происходит, он жил в сквоте рядом с аэропортом, изучал азбуку Брайля, но потом «друзья» сбросили маски, ограбили его, избили и бросили умирать. Даже думать об этом не хочу. Интересно, можно ли пройти игру до конца со слепым Рэем? Может, и да. Кто знает… По-моему, если он слепнет от этой «псевдочеремухи», лучше умереть сразу, на той обочине. Зачем продираться дальше на ощупь, если потом ты все равно умрешь, только сперва как следует помучаешься? «Цель жизни — расслабиться по максимуму». Надпись у Тори на футболке (правда, она эту футболку редко надевает).

* * *

Управившись в «Доменико», я скатался на велике к родителям Тори, глянуть, что у них там с этим стриммером-триммером. Ну да, я лох, и теперь они точно с меня не слезут. А что делать-то? Джо, подумав хорошенько, признался, что не помнит, работал стриммер-триммер вообще когда-нибудь или с самого начала объявил забастовку. Оптимизма у меня не прибавилось, но десять минут возни после копания в инструкции привели машинку в чувство. Подсказка: нужно выставить режим, иначе не заработает. И пожалуйста, не надо теперь забивать мне ящик дурацкими вопросами про капризную бытовую технику. Это я тебе, Левиафан 12, говорю, и тебе, Мачо-мучо. Я пишу прохождение по «Рухнувшему миру», а не блог о ремонте пылесосов.

Я собирался удрать как можно скорее, чтобы не запрягли заодно уж и в «фильтрирование». Однако до двери и тем более до электроуправляемой калитки добраться не успел — Барбара уже пригласила перекусить, а Джо практически загнал меня в угол и развел очередную философскую беседу — после сердечного приступа с ним это часто. Не бойтесь, вам философия не грозит. Честное слово. Мне сейчас не до нее.

Вернулся домой. В раковине аккуратная стопка посуды — видимо, Тори уже убежала к Диетчику в «Палас», как и собиралась. Я плюхнулся на диван — пусть телик побормочет фоном… Потом заявился Роло, снова ушел, и я понял, что потерял счет времени. В «Паласе» Тори встретила меня рассеянным кивком, как будто я ей так, случайный знакомый, и то она не уверена. Я хотел объяснить, где пропадал (чинил стриммер-триммер ее папе и давился печеньем ее мамы — почему они так любят эту негритянскую кухню — неизвестно), а потом решил, что бесполезно. Диетчик разливался соловьем про приколы на работе (он курьер, на мотоцикле гоняет), а Тори жаловалась на своих раздолбаев-юристов. Она там всего-то на две недели, но типа хочет показать себя с лучшей стороны. Я, как самый-самый лентяй планеты, не пойму, чего так париться, а вот Диетчик сидит, поддакивает, прикалывается, передразнивает какого-то нарика с работы. Тори рассказывает про своего нынешнего босса — этот тут же загорается: «Да-да, я его прекрасно знаю!». Крутой, ну крутой! Спросил, как дела с прохождением, и давай сразу подкалывать, что я на самом деле переселился в «Рухнувший мир», а с квартиры не съезжаю просто на всякий пожарный, чтобы было куда по выходным приходить. Не смешно.

Совсем чуть-чуть посидели, как вдруг откуда ни возьмись появляется Мозголом. Заказал выпить, но в разговоре участия практически не принимал и свалил, ему даже заказ не успели принести. Так его «Сьерра-Невада» и простояла сиротливо на столе, и никто к ней не притрагивался, пока наконец Диетчик не взял на себя Благородную миссию и не выпил ее. Мозголом исчез с концами. Не пойму, что с Тори происходит. Нормально-нормально, а потом бац, и резкая перемена настроения — то я чушь сморозил, то лед ей забыл положить, то бокал мне в баре грязный дали… И вот мы ведем бесконечный спор, главное оружие в котором — молчание. Молчание, означающее в данном случае «я с тобой не разговариваю», потому что еще бывает «мне плевать, разговариваешь ты со мной или нет, придурок».

* * *

Продолжаю. Так вот, в «Рухнувшем мире» склеить ласты можно по-разному, даже удивительно, что кто-то вообще умудряется выжить. Смерть бывает медленной (например, когда отказывает орган) и быстрой (автокатастрофы, шальные пули). Так, телефон звонит… Господи ты боже мой! Логичное завершение угробленного вечера — получить по ушам от Бранимира за прогул вечерней смены, которую 1) он мне не предлагал; 2) я не принимал; 3) он ее вообще не упоминал (ни когда звонил позавчера среди ночи, ни сегодня, когда гнал мне всякую пургу про косяки Куки и Эштона и про то, как Стентсон отвез круглую хреновину не по тому адресу, а потом поступили три жалобы от какого-то мексиканца… Я-ТО ТУТ ПРИ ЧЕМ?). Стентсон загибал, что это я, видите ли, дал ему неправильный адрес. Полная хрень. Он же в своем шлеме не слышит ни фига, это даже Бранимиру должно быть ясно. Б. не затыкался ни на секунду, а на заднем фоне опять суфлировал недовольный Мирослав: «Долбаная ночная смена» и «График, мать его!». Как однажды сказал Эштон, «если бы Мирослава не было, его не стоило бы придумывать». И он совершенно прав.

Блин, у меня все эти смены на отдельной бумажке записаны. Где-то она тут валялась… Не говорил он ничего про вечернюю! У меня сейчас финансы такие романсы поют, что я бы сразу согласился, не раздумывая.

* * *

Масса плохого может случиться с Рэем в игре. Когда мы с Тори возвращались из «Паласа», чуть не наступили на бродягу (не разобрать, какого ОНО было пола). Я просто застыл, глядя на бесформенную груду под одеялом и ноги, торчащие на проходе, Тори пришлось меня чуть ли не за руку тащить.

Блин! Пишу о том, как можно скопытиться в «Рухнувшем мире», а сам все время съезжаю на посторонние темы — от Мозголома, что ли, заразился? Короче, умереть в игре можно по-разному. Не предполагалось ли в очередной раз напомнить: «Жизнь прекрасна»? Не знаю… В любую секунду можно потерять самое дорогое. Я не о предметах — о том, что надо подобрать Кусачки или не забыть Свиток (Эчеленцы, кажется), это всего лишь вещи; я о чувствах и мыслях, которые дает нам игра, они гораздо важнее.

Ну вот, я полез в философские дебри, как папа Тори, хотя обещал не лезть. Все-все, грузить не буду. Депрессию ведь никто не заказывал? А то стану таким, как Джо. Видит, что стриммер-триммер пашет, как новенький, видит, что я уже намылился на выход, и все равно усаживает меня у окна с видом на террасу и с места в карьер начинает грузить: куда катимся мы, куда катится мир, куда катится Вселенная… А потом раз — и замолчал. Так бывает, когда слишком тяжелые мысли одолевают. До проблем с сердцем он был поживее, хотя я все равно не мог ни слова вставить. А когда он замолчал, тоже как-то глупо было встревать. Я решил, что такая у меня сегодня миссия — высидеть рядом с Джо в этом парнике под окном. Иногда он даже к «Рухнувшему миру» прикапывался (я ведь рассказывал об игре) — и чем больше говорил, тем больше распалялся, хоть он игру в глаза не видел. Не успокоился, даже когда Барбара (мама Тори) попросила убрать стакан и слегка поостыть, а то мало ли, сердце… Вряд ли, при всем при том, Джо волновался, что в игре — как часто жалуются — слишком много насилия. Его, кажется, больше беспокоило, что можно «практически переселиться в вымышленный мир» и проводить там столько времени. Это не настоящая жизнь, твердил он. Это не жизнь. Нужно жить в реальном мире.

Да. Знаю. Все правильно. А что, работать менеджером по закупкам в сети супермаркетов — это настоящая жизнь? Я так и спросил, но Джо оставил вопрос без ответа. Сидеть на веранде и смотреть, как приходящий садовник выуживает листья из бассейна — это настоящая жизнь? Да и вообще, спрашивать, настоящая ли это жизнь — это что, настоящее? Ничего не имею против Джо, но его мнение о «Рухнувшем мире» мне в принципе без разницы. В конце концов, «РМ» — тоже часть жизни. Это мир — часть настоящего мира. Вот и все.

Мне часто задают вопрос: в чем смысл «Рухнувшего мира»? Какая у Рэя задача? В других играх все проще — например, у Талина в «Прыгающем камне» тридцать дней на то, чтобы восстановить машину времени, перебраться домой и спасти будущее — яснее некуда. У Кэролайн Херст в «За гранью добра и зла» тоже миссия проста и понятна, а вот у Рэя… У него есть задания, есть конкретные цели — победить ГАРС или Чана, напасть на Эрцгерцога, разгромить ГосКорп, перебить всех злодеев; он должен выигрывать гонки, уходить от погони (днем и ночью), разгадывать загадки, собирать карты, амулеты, заколдованные кольца, переезжать из города в город, добраться до Дальних земель, освободить несколько городов от нашествия зомби и роботов, найти и спасти Рейчел и так далее, и тому подобное. Могу продолжать хоть до миллиона. На самом же деле все предельно просто: главное, чтобы Рэй не погиб.

Не знаю, понятно так или нет. Уже поздно. Я устал. Наверное, продолжу завтра. Как говорит тетя Тори, нечего слишком много думать на ночь. А когда еще думать, если не ночью? Видимо, это нарочно так устроено — ночь шутит странные шутки. Короче. У Рэя есть задача. Она рождает много вопросов, и на все я ответить не могу, но тем-то игра и хороша. Зачем играть в игру, где все ответы известны заранее? Я стараюсь. Раньше я прохождений не писал, это первое. Я вымотался. Уже поздно, я, кажется, повторяюсь. Нечего слишком много думать на ночь. Напишу это предложение — и спать.

ЛЯО ПИ

Следующая часть игры начинается с почти черного экрана. Рэй, видимо, как-то выбрался (из грузовика и цепей), потому что цепи исчезли, как и грузовик. Рэя почти не видно в темноте, он скорчился на полу бесформенной грудой.

Шаги. Рэй пытается встать, но понимает, что привязан к батарее. Плохо. Попробуй подвигаться, сразу все станет ясно. Входит «тюремщик», ставит на пол миску с водой, смотрит на Рэя угрожающе и, пожав плечами, удаляется. Привыкай. Время теперь еще долго будет измеряться визитами этого тюремщика. Метроном, раздающий воду и тычки под ребра. В тусклом свете, пробивающемся из коридора, различаются контуры крохотной комнаты, куда посадили Рэя. Ни окон, ни мебели. Тюремщик закрывает дверь и все снова погружается в темноту. Двинуться нельзя, закричать тоже — кляп мешает.

Пройдет время (несколько дней, а может, дольше), пока глаза привыкнут к темноте. Постепенно из темноты проступают контуры тюрьмы, куда тебя (то есть Рэя) заточили. Похоже на подвал. Толстые каменные стены. Грязь на полу. Ржавая металлическая дверь. Запустение, и Рэй, связанный, как дикий зверь.

Я подскажу, что делать: 1) натягивай веревки и бейся, пока узлы не ослабнут; 2) когда сможешь более или менее свободно шевелить кистями рук, дотянись до едва различимого на полу маленького камушка — метрах в двух от тебя, наполовину втоптанный в грязь. ПРИМЕЧАНИЕ: тот, который напоминает наконечник стрелы (или лошадиную голову), а не тот, который похож на сморщенную почку или огромную грязную козявку.

Мозголом считает, что эта сцена — отличный пример непостоянства и относительности всего в мире. Ведь у Рэя был целый склад оружия и боеприпасов, и еще куча разного добра — бластер, меч, ручная граната, фотографии, газеты, карты и зелья. А теперь он раздет догола, и все имущество — дурацкий грязный камень. Камень — и больше ничего. Блин. Но вот какая штука — бывает, что ценнее этого камня у тебя во всем мире нет. Даже забавно. Правда, тяжело сохранить чувство юмора, когда чувствуешь сплошную боль и почти ничего не видишь. Ты, главное, жизненные показатели проверяй, а то кранты.

* * *

Тори ушла на свою подработку — скучную, краткосрочную и полную разгильдяев, зато ХОРОШО оплачиваемую, что по нынешним временам ценно, учитывая жизнь, плату за квартиру и счета, потому что в «Доменико» до сих пор придерживаются принципа «оплата курам на смех». Ха-ха! Спасибо Мирославу и Бранимиру, посмеялся от души. Отдельное спасибо за то, что печь по-прежнему жарит как ядерный реактор на грани взрыва, и мы лопатой гребем жалобы от клиентов, которым почему-то не нравится налет копоти на круглых хреновинах «маринара». Тут все такие консерваторы в еде, как говорит Эштон. Ясно, знаток — посмотрел «Геи среди шеф-поваров» и все, теперь он профи. Ежу понятно, что к новому блюду «Выжженная земля» народ привыкнет не сразу.

Вчера, дорабатывая смену, мы шутили, что скоро заявится комиссия по атомной энергии выяснять причины резкого повышения радиоактивности в нашем районе. Представили, как эти ученые пялятся на огромную подсвеченную карту, видят, как в самом центре полыхает оранжевым печь в «Доменико», чешут в затылке и думают: «Какого, спрашивается, хрена?»

Мирослав все это время околачивался поблизости — типа присматривал, но против ничего не сказал. (Да и с чего бы? Мы не зашиваемся, что, поболтать нельзя?) Хотя видно было, что наше веселье его настораживает. В конце концов, он подошел и начал спрашивать: «В чем дело?», а мы не могли объяснить. Эштон выкрутился, наплел, что клиент глупость ляпнул, вот мы и хохочем. Мирослав понимающе закивал, чуть ли не выплюнув «к-клиент». Если он кого и презирает больше, чем своих подчиненных, так это клиентов.

Вспомнилось, как мы с Клокворком, Вентером, Мозголомом и БагМэпом колбасились на пустыре за рекой у большого моста (не у того, который самый большой, а у второго). БагМэп качался на старом выброшенном стуле — одну ногу на сиденье, вторую на спинку и переворачивал стул — как клоун в цирке, потом вскидывал руки и кланялся: «Спасибо, дорогие друзья, спасибо!» И так снова и снова. Мы валялись.

Наверное, стояло лето, потому что время было позднее, но еще не стемнело. (Да-да, понимаю, ближе к делу. Сейчас все будет.) БагМэп упражнялся со стулом. И вдруг он как навернется, и прямо об землю головой — хрясь! И сразу кровища. Я кое-как заткнул салфетками из «Старбакса», а БагМэп стонет, и глаза у него (я, собственно, к тому и веду) прямо как у Рэя в этом подвале. То ли смертельный шок, то ли жуткий страх. Вот так же смотрел БагМэп, а потом заревел, как маленький, и никто не знал, что сказать.

В больнице ему наложили шесть швов и обозвали дураком.

Точняк. Мне постоянно приходят жалобы, мол, народ типа хочет, чтобы я уже прекратил грузить своими воспоминаниями, поменьше отвлекался на Тори и страдал фигней. Ребята, я же хочу написать хорошее прохождение, думаете, это ПРОСТО? Как бы объяснить? Я не смогу быть вам хорошим гидом, если не дам почувствовать то, что чувствовал сам, не поделюсь своими ощущениями. Не знаю. Я прокладываю тропу. Но даже если вы пройдете за мной след в след, это все равно будет не одно и то же. По-другому. Фигня? Наверное. Когда живешь за Рэя, все по-другому. Когда дышишь за него, смотришь его глазами. Этого в прохождении не опишешь.

* * *

Ладно. Снаружи идет дождь. Проверка реальности. В смысле, игровой реальности. Мы все еще в крохотном подвальчике (четыре на четыре метра). Вот ведь блин! Странно получается: бывает, что Рэя можно провести через целый город и достаточно будет пяти указаний и пожелания удачи, а на этот хренов подвал можно отдельное прохождение составлять. Прямо целый мир. Камушек. Грязь. Тусклый свет, в котором постепенно проступают очертания предметов. Ползучие твари; их надо есть (гадко, но жить-то хочется). Веревки и перестукивание (потом объясню). Звук и ритм шагов, поворотов ключа и т. п. Впрочем, об этом после.

* * *

В другой раз мы с Клокворком, Вентером и Мозголомом тоже были у моста. Тоже давно. Года два назад? Или даже раньше. Смотрели, как плывут корабли и как они вспенивают воду в реке. Клокворк что-то вырисовывал на стене моста. Мы с Вентером обсуждали недавний фильм с погоней по станции очистки токсичных отходов — там в конце все взорвалось. Вентер говорил, что в жизни так не бывает, а Мозголом просто тупо уставился в даль. Не знаю, к чему вспомнилось.

* * *

Как только Рэй возьмет камушек, начинай стучать по батарее. Это твоя единственная надежда.

Стучи в определенном ритме: - - - - . . . --------- ( = («Да» азбукой Морзе).

Как только получишь ответ, попробуй выработать общий язык сигналов с сидящим в соседней камере. Не волнуйся. Ответ придет. Надежда умирает последней.

В каждой версии игры код получается свой, а значит, я тебе его сказать не могу. Пробуй — стукнул, подождал. Вы должны выработать его вдвоем — ты (то есть Рэй) и парень по ту сторону стены. Иначе не сможете устроить побег.

Да. И еще. Учти. Не надо, умоляю, не надо забрасывать меня письмами, что вот, Рэй застрял в темном подвале без одежды, чтобы я прислал какой-нибудь чит-код, иначе ему не выбраться. Не могу. Читайте по губам: не могу. Гоблин-Хед и Плекси2005, вы меня слышите? Начинайте с одного удара на «да» и двух на «нет», остальное приложится. И запомните, пожалуйста (Мозголома и БагМэпа, у которых вечно терпения не хватает, это тоже касается): Рим не сразу сгорел.

* * *

Позже. Тори ушла в кино со своей систер Линдой, которая, как я уже говорил, недавно вернулась из Азии. Я не ревнивец и не собственник, сомнения по поводу Линды оставлю при себе, хорошо еще Тори не прекратила с ней общаться после того, что случилось в прошлом году. Они все же сестры, хотя младшая, конечно, дура набитая.

Роло уехал на выходные к своей девушке, я в квартире один. С работой (держаться подальше от Бранимира и вообще от нагрузки) на сегодня покончено. По телику ничего нет, в кармане шиш, так что пойти прогулять деньги с Вентером тоже не получится. Самое время заняться прохождением. Даю себе официальное задание — за сегодня дойти до конца первого уровня. Осталось девять городов. Впрочем, лучше не разбрасываться обещаниями… Стоит только приступить, тут же что-то отвлекает. Самый, чтоб его, отвлекающий фактор — это Роло, «таинственный сосед из ниоткуда», появляется и исчезает с непредсказуемостью частиц, которые изучают в Лабораториях «Рухнувшего мира». Я его совершенно не знаю. Известно только, что работает он менеджером на каком-то «проекте» в мутной компьютерной фирме, и у него часто водится трава, поэтому кое-кто и не прочь с ним пообщаться (Тори, не будем показывать пальцем). Странно пользоваться с человеком одним толчком и почти ничего о нем не знать. В том смысле, что больше я о Роло действительно ничего не знаю, кроме 1) он еще больший неряха, чем я, и 2) вечно врывается не вовремя. Иногда выходит очень неловко — без подробностей, но дам пару подсказок: «я», «Тори», «шалили», «голые». Перегруз? Да, видимо, перегруз.

Ладно. Я снова тут, снаружи все по-прежнему: деревья, высотные здания, дома, машины (просто чтобы легче было представить). Но сегодня я в окно глазеть не собираюсь. Все внимание на экран — записывать буду на ноуте Тори, а на моем компьютере включен «Рухнувший мир». Я зову его (комп) HAL 9000 — в честь сбрендившей машины в «Космической одиссее 2001». Он уже напоминает реквизит для этого самого фильма. Старый он. Тот, с которого вы читаете мое прохождение, наверняка лучше, чем HAL. Да нет, он в принципе пашет, разве что графика в «РМ» ему не всегда по зубам, а вообще я его ни для чего больше и не использую. Игра, почта и мессенджер. Как-то Вентер прикололся, увидев открытую в «Экселе» таблицу: «Ну надо ж, твой HAL и это умеет?» Намекал, что раньше кроме «РМ» на его экране ничего не видел. Да-да, я уже перехожу к игре.

* * *

Заключенного из соседней с Рэем камеры зовут Ляо Пи. Как только разберешься с перестукиванием по батарее (найдешь правильную комбинацию ударов и пауз), разработать совместный план побега — дело техники. Подсказка: прислушайся к ритму шагов при смене стражи. И еще: трава, которая растет в сыром углу камеры Ляо Пи, обладает странным действием наподобие хлороформа. У третьего тюремщика (его зовут Кавеко) нелады с мочевым пузырем, он то и дело сваливает отлить. Хуже Бранимира. И запомни самое главное: когда настанет время, вам с Ляо Пи придется действовать В ТЕМПЕ. Так что уж, пожалуйста, не тупи. И никаких философских размышлений. Мало ли что ты несколько недель просиживал штаны в темноте. МАРШ ОТСЮДА! Веревки перережь (с помощью острого камня). У тюремщика должны быть золотые ключи (без них никак, так что добывай). Забери два плаща-невидимки и два кинжала из шкафчиков (это не Кинжалы правосудия, они будут в другом месте, пока просто кинжалы). Под прикрытием плащей вы вдвоем сможете прошмыгнуть мимо стражников-демонов (около крепостных ворот), а если какое-нибудь чмо все-таки успеет поднять тревогу, пустите в ход кинжал — режьте глотки и мотайте оттуда. Ты Рэй. Ты обязан выбраться.

* * *

Черт. Позвонила Тори, говорит, они с Линдой в баре, на фильм не пошли, потому что Л. то ли его уже видела, то ли назвала отстойным. Короче, может, я подскочу к ним, раз такое дело — Тори не взяла куртку, а там холодно. Они в «Паласе».

НЕОБЫЧНЫЕ СПОСОБНОСТИ

Очень часто возникают ситуации, когда нужны способности и умения, скиллы. Я не имею в виду банальности вроде Скрытности, Ловкости, Силы, Мудрости, Агрессии и т. д. Без этого всего вообще никак. Речь идет о тех умениях, которые на каждом шагу не понадобятся, однако в какой-то момент — когда Рэю придется туго — напомнят о себе, потому что иначе из ловушки не выпутаться. Например: Выход из ловушки пригодится, чтобы подлезать под лазерной проволокой на секретных объектах, Полет — незаменимая фишка в битве с разными птеродактилями, а если хочешь пробраться через Лондон, запасись «ориентированием» (я сам в Лондоне был только один раз и сильно пожалел, что не овладел этим полезным навыком).

Некоторые умения придется долго тренировать — не надейся купить Гипноз или Дополнительный интеллект в Лавке. То же самое с Оборотничеством, Опросами и Мускульной атакой — их надо прокачивать. Вентер это дело жутко не любит. Ему вечно терпения не хватает, он ищет обходные пути. Ну там, пистолет прикупить, химический состав, волшебный амулет — лишь бы не тратить время на тренировки и трудоемкое оттачивание мастерства. А Ночнойбред, наоборот — ему лучше даются те задания, где нужно терпеливо доводить навык до совершенства. Когда прорабатываешь одно и то же раз за разом, пока не освоишь и не сможешь двигаться дальше. Языки, Оборотничество, Купля-продажа — в этом Ночнойбред мастер.

Думаю, все со мной согласятся, что Невидимость — очень трудоемкий навык, однако в игре есть места, где не поможет ни магия, ни Скрытность. Невидимость тренируется долго. Ох, как бы она мне пригодилась вчера в «Паласе», когда я стоял рядом с Тори и Линдой, а Линда выделывалась, демонстрируя, какая она крутая тусовщица!

Ладно. Чтобы обрести Невидимость, надо пройти до конца оживленной улицы, чтобы тебя не заметили. И каждый раз, когда думаешь, что ура, добрался, обязательно найдется какой-нибудь любопытный пацан или слишком зоркий мотоциклист — и все, начинай сначала.

Чеширская говорит, что главное — «слиться с улицей воедино». Тогда станешь совсем Невидимкой. Кому-то в блогах и на форуме кажется, что такие заморочки — это уж слишком. Как в фильмах про кунфу, всякая фигня, которой заполняют время между боями. Но я не хочу зашориваться. Дураки вы, ребята. Слышите, это я вам, Конквест19 и ЗулуБейб — вот когда доберетесь до конца улицы незамеченными, тогда поймете, что к чему, а пока закройте рот и молчите в тряпочку, лузеры.

Вот еще умения, которые могут пригодиться: Скороговорки, Отмазки, Игра на клавесине (очаровывать дам на Маскараде). Сюрикены, Анархия, Изготовление фальшивок, Жополизание (используется практические везде, ха-ха — я не шучу), а еще Яркость (понятия не имею, что это, поэтому, пожалуйста, если кто может помочь советом — буду рад). Не забудьте Злость (я бы не стал записывать ее в умения, но Вентер уперся — по-моему, в нем дух противоречия играет, лишь бы поспорить), Искажение (тоже не знаю точно, куда его отнести), Слух и Сочувствие. Мародерство, Надежда, Скорбь (Мозголом в этом спец). Посредничество, Горе, Доблесть, Освобождение заложников (там три уровня мастерства; и нет, Кошмар и Айс-Пак, не надейтесь, фокус с танком и микролитом на заправке не считается), Балансирование, Хирургия (3 уровня), Продвинутое колдовство, Лозоискательство, Толкование снов, Сознательное сновидение.

И многое, многое другое. Позже добавлю.

* * *

В «Доменико» неожиданно выдался субботний расслабон. Народу мало, печи, видимо, починили, так что Выжженная земля кончилась. Обычные выходные на тонком тесте, с дополнительной начинкой из сыра и мелких неприятностей. Потом мы с Клокворком, Мозголомом и Вентером зачем-то поехали к кому-то в гости за город, в Саутсайд, почти на милю в пригороды. О том, что там собирают народ, нам сболтнул какой-то приятель Вентера (как выяснилось, все знакомство — пара слов в баре, но в общем, нам было пофиг). Уже на месте этот самый «приятель» начал оправдываться, что вечеринку устраивал его младший брательник — Вентера это не смутило, он принялся дрыгаться под музыку. Такое чувство, что нас перекинули на машине времени в беззаботное детское лето — всех и все без разбору швыряют в бассейн, младший брательник начинает опасаться выволочки от родителей, какая-то девчонка (или три девчонки) льет слезы, кто-то задирается и т. д. Мозголом не пил, потому что за рулем, но хотя бы от людей не шарахался — с каким-то знакомым разговор завел. Тори сказала, что будет сидеть на крыльце, стараясь не чувствовать себя старухой. Мы с Клокворком притулились на кухне, где никто надолго не задерживался, и просто болтали — об игре, о «Доменико», о некоторых пацанах, которые просто нарываются на неприятности и т. д. Когда мы сообразили, что пора бы домой, на дворе стояла ночь. Забрали Тори, так и просидевшую все это время на крыльце (правда, рядом с ней успели примоститься еще двое с травкой). И вот мы в машине. Мозголом сам сказал, что не в кондиции садиться за руль, про Вентера и остальных даже говорить нечего. И все-таки мы в машине, и она едет. Где-то к северу от шоссе мы врезались в дорожный знак на перекрестке. Не было там этого знака, он как из-под земли вырос — оправдывался потом Вентер. Ха-ха. Вентер хохотал, а Мозголом перенервничал, потому что машина-то его брата, Пол оставил ее на Мозголомово попечение, пока не заберет или не решит продать. В самый разгар на Тори посыпались эсэмэски от Линды, типа «Эй, ты где там?» в надежде, что мы к ней подгребем. Три часа ночи вообще-то, так что в любом случае нет, спасибо. Машина почти не пострадала, но дорожный знак весь погнулся и каким-то непонятным образом почти сросся с капотом. Все остались живы-здоровы, однако сама авария и начавшаяся следом хрень нагнали страху — что же теперь делать и как добираться домой? Стоит ли ехать на машине с покореженным капотом? Что, если пока мы тут тормозим, примчится полиция? И тэ дэ, и тэ пэ. Все растерялись, хотя раньше наверняка посчитали бы, что проблема яйца выеденного не стоит. Только Клокворк хоть как-то держал себя в руках. Наконец Вентер выкорчевал знак и привязал крышку капота (ремнем). Можно было отправляться. Тори все это время просидела на заднем сиденье — молча наблюдала, иногда отвечая на эсэмэски. Она была слегка под кайфом — спасибо Роло (а может, присевшим к ней на крыльцо парням), но дело, думаю, не только в этом. Позже (дома то есть) она призналась, что размышляла над качествами человеческого характера. Как люди выходят из разных ситуаций — например, в данном случае, когда мы, четверо набравшихся придурков разруливали проблему с разбитой машиной. По ее словам, вся сцена представлялась ей в виде разворачивающихся и уплывающих вдаль мыслительных цепочек. Она думала о том, как родители справлялись с гибелью брата Джо (он умер не своей смертью), с переездом Шай на север, с постоянными разводами Линды. О том, как она сама реагирует на то и на другое, в том числе на ту же аварию — что вот она просто сидит и наблюдает, а все это крутится у нее в голове. За это, наверное, я и люблю Тори. С виду колючая, а копает глубоко. Ладно, пора заканчивать, а то развел тут любовный блог.

* * *

Можно не только развивать мастерство самого Рэя, но и найти помощника с нужными навыками. Обычно Рэй, конечно, волк-одиночка, однако в некоторых заданиях ему не обойтись без команды поддержки. Например, в Пустынном доме (Двенадцатый город) или в Загородном клубе (Десятый город) понадобится вор. Хорошо бы задействовать Йорбу, или манчжурца, или Разбойника, или Вышибалу из ночного клуба, или даже Пальца из Сенегала. Кстати, хотя Палец — опытный ворюга, он может подвести.

Кое-где могут потребоваться услуги Мистика или хоть кого-то с целительскими или «оккультными» способностями. Только смотри не ошибись в выборе: Мистики славятся непредсказуемостью, так что могут и загубить все дело. Лиза, например, подойдет (она Мистик). Служит в зоомагазине в Пятом городе; расскажи ей о своей миссии, и она пойдет с тобой. Вознаграждение ей не нужно (в отличие от воров, которые на других условиях не работают), только боевая слава. Для Лизы быть Мистиком — не служба, а призвание. Другое дело, что она отпугнет остальных потенциальных помощников, особенно воров. Воры с Мистиками плохо уживаются. А Лиза очень хороший мистик, если, конечно, тебя не смущают страшные как смерть альбиноски (это я тебе, Ночнойбред). В большинстве заданий без разницы, что у Лизы нелады с гигиеной, командирами и окружающими людьми, зато она отличается усердием. Есть еще один Мистик — Хорсуэйн, но этот работает только в подпитии, а в команде лучше обойтись без пьяниц. Все как в жизни…

На самом деле все мы не без способностей. Вентер — практичный и отличается силой. У Клокворка — логика и умение обращаться с техникой. У БагМэпа — убеждение, настойчивость, чувство юмора. У Ночногобреда — музыка и честность. У Диетчика — обаяние и тоже юмор. Хорошие способности, прокачанные. Насчет себя и Мозголома, правда, не уверен. Прости, Мозголом. Я, наверное, скорее Наблюдатель. А он — Беспокойный. В игре таких способностей отдельно нет. Строго говоря, может, это и не способности вовсе. Хотя там есть Злость — по мне, это тоже не способность. Как-то слабо представляю, что вот Рэй сидит, прикидывает: «Так, нам в команду необходим Злобный психопат». Или насчет Беспокойного: «Поищу-ка я кого-нибудь чтобы психовал, нервничал и впадал в депрессуху до полной недееспособности» или «Найти бы такого человека, чтобы заставил всех остальных терзаться сомнениями, зачем все это нужно и куда они катятся». То же самое про Наблюдателя: «Ага, для задания необходим чувак, чтобы наблюдать за происходящим, что-то там себе прогнозировать, а потом, при случае, изложить позапутаннее, чтобы другие прочли». Или: «С нами должен пойти кекс с блокнотом, накорябать там описание наших подвигов, а потом или блокнот посеять, или вбить все это дело в комп, чтобы если кто сам недопетрил, смог прочитать». Нет.

Вот такие мы с Мозголомом. Наверное, от наших способностей в «Рухнувшем мире» толку мало. Сложно сказать. Не исключено, что мы и в любом другом мире бесполезны. В «РМ» круглых печеных хреновин из теста пока не наблюдалось. Вот засада! Дерьмо. Совсем как Мозголом заговорил — он же у нас обычно двинутый, не я. Обратили внимание, сколько раз в моей писанине повторяется «я не знаю»? Бесконечный рефрен.

Я не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

Не знаю.

И т. д.

Это и напишут на моем могильном камне, который Тори придется заказывать в супермаркете «Таргет» по «Американ экспресс» (если на карточке еще что-то останется после того, как ее чудо-сестричка Линда накупит шмоток, цветов и организует стол).

ОТ ЗАМКА В НИКУДА

Рэй и Ляо Пи бегут к выходу, а на крыше Замка включаются прожекторы, и по всему периметру начинают шарить лучи. Мчись со всех ног под завывание сирен и отсветы прожекторов на булыжнике узких улочек. Через Северный подъемный мост и по каменной лестнице. Держи на запад и ни в коем случае не оглядывайся — там какое-то заклятие, превратишься в соляной столб. Подсказка: третью и шестую ступеньки перескакивай, в них кинжалы, протыкают ступню насквозь. Еще: Ляо Пи в заточении ослаб, так что по возможности помоги ему в драке со стражей и местными геройствующими молодчиками, которые тоже начнут путаться под ногами, мешая побегу. Еще подсказка: если от желтого здания (наверное, амбар) стащишь тележку, можно будет возить на ней Ляо Пи.

Вот теперь, просматривая написанное, я понимаю, что уже забыл, с какого перепуга полез описывать умения. Собирался-то всего-навсего подвести к тому, что в этом задании Рэю понадобится способность отмазываться. Так что Отмазки надо развивать по полной.

Пробирайся к верхней границе города — каким путем, без разницы, главное — не через Кладбище и не через Стадион. Чтобы легче было ориентироваться в потемках, возьми свечу с подоконника. Город делится на шесть районов, я был только в трех. Везде темень, узкие извилистые улочки, местами Дурная атмосфера. Не люблю такие, хотя вот Ночномубреду в самый раз.

Вскоре за Рэем помчится погоня — всадники, посланные неким типом, которого местные зовут Эрцгерцог. Поисковые заклинания, чтобы не сбиться со следа, Топот копыт для скорости. Не впадай в панику. Эрцгерцог — что-то вроде местного отделения ГАРС. Не совсем ГАРС, но тоже не подарок. Местные вывешивают пергаменты с портретами Рэя и Ляо Пи — разыскиваются по обвинению в колдовстве, за их головы объявлена награда. Вот тут на помощь придут Отмазки. Используй Поступь (зелье), чтобы смягчить шаги, и Силенцию (в склянке), чтобы понизить голос до шепота. С местными не разговаривай, особенно с миролюбивыми. Они все шпионят на Эрцгерцога. Если что, сначала делай ноги, спрашивать будешь потом. Бери пример с копов, ха-ха! Чтобы поправить здоровье, пей Медовуху, со своим уставом в чужой монастырь не лезь. В Змеиной таверне прикупишь нужные предметы и карты поподробнее.

Подсказка: подай милостыню Нищему на выходе из таверны — зовут его Слепой Пит. За доброту тебе воздастся ПОЗЖЕ.

Многие, кстати, спорят, как считать этот город — все еще Четвертый, в котором Рэй был с Рейчел и где его сунули в грузовик? Или его перевезли в другое место? Город явно отличается от предыдущего. На самом деле, если честно, без разницы, где именно находится Рэй, поскольку его задача — убраться к чертям собачьим подальше и поскорее. То же самое сказал Диетчик про Миннесоту, когда мы с ним на днях пошли прошвырнуться. Он пробовал свой «зловещий голос», играл, что он — Миннесота, и повторял: «Вон отсюда!», «ВОН ОТСЮДА, ВЫМЕТАЙСЯ ИЗ МИННЕСОТЫ». Мы с Тори так хохотали, что у меня пиво носом пошло… Так, все. Возвращаемся к игре.

Иди к Воротам в стене на выходе из Города. Откуда здесь стена? Объясните мне кто-нибудь! Не помню такую. Может, в этом городе стены растут сами собой? Привратник потребует документы. Без паники — скажи, что оставил в таверне, и двигай в том направлении. Тут же услышишь шум и стук копыт — это скачут посланцы Эрцгерцога. Дойди до колодца и жди там (то есть в Змеиную таверну идти не надо), задуй свечу и тихонько притаись в темноте. К тебе подойдет Слепой Пит. За проявленную доброту он отдаст тебе фальшивые документы. Теперь можешь пройти мимо Привратника.

* * *

Я, честно говоря, уже как-то ставил себе срок закончить эту часть, но тогда все планы полетели к чертям из-за неполадок в «Доменико», позднего окончания смены и «всеобщего умственного неудовлетворения». Рабочий день начался похабно, потому что Термостат судьбы опять довели, но когда пришел наладчик (Микки), в Большом «Д» народу почти не было, только мы с Эштоном колбасились за прилавком, давя Насекомых (не вздумайте стукнуть в санэпидстанцию) и придумывая новые слоганы для «Доменико». На первом месте держался «Дом круглых хреновин из теста», с которым достойно конкурировали «Уже десять месяцев мы поставляем отменную пиццу» и «Классическая пицца с Урала». Эштон — мастер приколов и шуток, но, честно сказать, включать мозги считает лишним. Схватив черный маркер, он изобразил на задней стороне нескольких коробок для пиццы наши слоганы в неком подобии логотипа. По выражению лица Стентсона сразу стало ясно, что ему не понравилось. Единственный постоянный посетитель хохотал вместе с нами, а Эштон вроде собирался убрать свое творение до прихода Бранимира с Мирославом, но мы, видимо, увлеклись. Так что выражение лица у ввалившегося в шесть вечера Бранимира сменилось с недовольного (это базовое, так сказать, по умолчанию) на очень недовольное. Смыться под конец смены, как я планировал, не удалось — нам устроили до-о-олгую лекцию об ответственности и обязанностях (орали, в общем, на нас).

По дороге домой завернул к Мозголому («дал огромный крюк» и «завернул» — это ведь по сути одно и то же?) и завис у него, вместо того, чтобы идти домой — потому что Т. ушла в кино с Линдой. Мозголом почему-то под конец совсем скис и стал невыносимым. С чего бы? Разбитая машина таких нервов точно не стоит. В сервисе сказали, там всего-то вмятины, глубокие царапины и погнуто кое-где. Так что я пошел домой и сел за прохождение, но меня тут же отвлекли телефонными звонками: я выиграл государственную лотерею в Мехико — хотя даже билета никогда не покупал, ха-ха-ха… И еще какой-то упертый чувак, которому приспичило поговорить с Лорейн (придурок, здесь нет никакой Лорейн, не было и вряд ли когда появится). Потом в дверь позвонили мормоны (честное слово, я понятия не имею, кто их вообще в дом пустил), а в мессенджере возник Мозголом — извинялся за бурчание. Мы немного поболтали, перекидываясь фразами «о погоде» и обсуждая всякую чушь, которую только Мозголом способен приплести — например, как пчелы находят дорогу по магнитному полю Земли. Умора.

В середине разговора Мозголом взял и поменял аватар. Раньше висел обычный — его старая фотография, просто лицо (не знаю, с какой фотки, но вид у него там пьяный). А тут взял и сменил на то же лицо, только с приближением — глаза стали больше, появилось какое-то напряженное выражение, и вообще совсем другой человек как будто. Потом вдруг начал перебирать одну за другой рисованные аватарки из галереи мессенджера. Так что аватар у него менялся чуть ли не с каждой репликой. Сперва удивленный фиолетовый крыс. Потом ядовито-зеленый прибабахнутый птах. Потом червяк с выпученными глазами… Я решил подстроиться. Обычно у меня висит какая-то тупая фотка, сделанная год назад — Тори щелкнула, когда мы с Диетчиком выбрались в лес. Теперь я вместо нее поставил сперва ту, где я сплю (тоже Тори снимала), а потом свою тень в парке — я весь длинный и вытянутый. Аватары менялись все быстрее и быстрее, мы уже больше смотрели на картинки, чем на сообщения. Примерно в это время позвонила Тори: мол, они с Линдой опять не досидели до конца фильма («Тачка напрокат»? «Прокат тачек»? «Тачка из проката»? ничего о нем не слышал) и теперь где-то пьют коктейли. Хорошо, что Тори на этот раз в куртке. Мозголом все никак не мог успокоиться с аватарами — перешел на интернетовские коллекции. Дядька с перекошенной головой, парень с фальшивой-префальшивой улыбкой — как на старых рекламах зубной клиники. При этом в сообщениях он печатал: «Привет, я Мозголом!» или «Помогите, у меня зубы склеились». Ладно. Что-то я опять отвлекаюсь.

* * *

Каким, наверное, бескрайним кажется мир Рэю и Ляо Пи, выбравшимся из тюрьмы. Какими бесконечными — небо и земля, каким ярким — закатное солнце, им, потерявшим в темнице надежду когда-нибудь увидеть дневной свет. (Да, это предложение я скопировал с сайта «РМ», признаюсь, но ведь здорово ощущения передает!)

У меня было такое же чувство, когда мы с Тори поехали в Вегас на свадьбу ее сестры (не Линды, другой — Шай) и почти не вылезали из казино — «Пирамиды Люксуса» (или как там его), «Воздушный замок», а потом, когда долгие выходные кончились, решили скататься надень в пустыню. Жутковато было. То есть ничего против пустынь не имею, но после шумных толп она казалась дико огромной. Глубокое бездонное небо, и время течет так медленно, почти застыло. Не знаю, как Тори относится к тому, что на меня нападает такой страх и слабость, но в пустыне я перестремался здорово. Хотя, наверное, зря я здесь об этом пишу.

Полагаю, прикольно было Рэю и Ляо Пи наконец поговорить друг с другом — после недель перестукивания по трубам. Хотя и сложно себе представить весь кайф от голоса и слов. Рэй после побега вы глядит слегка нервным, дерганым — движения такие… слегка мимо кассы. Что одиночка с человеком делает…

Значит, мотаешь подальше от Замка (он же Город) и ищешь станцию подземки. (Вход где-то по дороге.) Ляо Пи управлять не нужно, он сам пойдет за Рэем. Найди подходящий маршрут. Вот тут тебе снова понадобятся Отмазки. Можно получить жетоны на проезд в ответ на загадки, а можно (если действовать как Вентер) раздолбать турникеты мечом. Затем молча спускаешься по эскалаторам (молча, чтобы не засекли). На платформе можно шепотом перемолвиться парой слов с Ляо Пи — обменяться сведениями и поблагодарить друг друга за помощь в побеге. Спроси Ляо Пи о картах «Рухнувшего мира», и не доходили ли до него слухи о том, что ГосКорп слабеет. Спрашивай сколько успеешь, все записывай. Помни: подсказкой может оказаться что угодно.

Первый поезд с надписью «СКУКА» пропусти, на второй, с табличкой «НЕПРАВДА» тоже не садись (честное слово, тебе туда не надо). Дождись поезда с надписью «СУДЬБА» до города Никуда — там ты снова найдешь Рейчел. На платформе ваши с Ляо Пи пути разойдутся, он отправляется на поиски Покрова тьмы (так он сам сказал. Что это такое, я не знаю. Если кто в курсе, пожалуйста, отпишитесь). Не грусти: если повезет, у вас с ним еще будет шанс встретиться чуть позже.

Ехать тебе долго. Вагон постепенно заполняется типичными японскими служащими — такие, с дипломатами. Что они там делают, о чем говорят и куда едут в деловых костюмах — непонятно. Но давка в вагоне образуется конкретная. У меня лично подозрение, что в этом месте создатели «РМ» слегка подвинулись рассудком. Служащие. Порядка ста человек. Лопочут по-японски.

* * *

Все, кто ни о чем, кроме игры, читать не хочет, следующие несколько абзацев можете сразу пропустить. Но ПРЕДУПРЕЖДАЮ: себе дороже выйдет, все равно в итоге смысл один. Я пытаюсь объяснить, почему нужно выбрать тот путь, а не другой. Иногда мало просто ткнуть пальцем, мол, «пойди убей того монстра» или «найди долбаный золотой ключик». Надо, чтобы вы понимали, что к чему и зачем.

Вот еще кусок из переписки с Мозголомом.

— Привет.

— Привет. Как дела?

— Так. Играю.:)

И он снова принялся менять аватары, каждый раз выбирая все более жуткие картинки. Начал с голого парня весом под две с половиной тонны — настоящая гора жира, потом вывесил растерянно озирающегося пацана посреди пустыни, потом расстрелянный труп в выгоревшем дотла доме — какой-то солдат, видимо. Не знаю. Нет, понятно, что таких картинок по всему Интернету навалом, но когда друг вешает себе такое на аватар в мессенджере… С Мозголомом иногда что-то творится такое, не пойму. Неадекват.

* * *

Поезд наконец прибывает в Никуда. Похоже на кусок коммунистической страны, которую забыли нанести на карты. На чудеса графического дизайна не претендует — бетон и цемент не балуют разнообразием оттенков. Около вокзала кучкуются цыганки, торгующие волшебным скарбом, а еще они могут определить, на что годятся имеющиеся у тебя в наличии магические предметы, и помочь прокачать Обыск до уровня Подмастерья. По городу рыщут ВОЛКИ, так что придется часто убегать или драться. В отличие от Зомби, с которыми Рэй уже имел дело, волки так легко не сдаются, тем более что эти, по ходу, радиоактивные. (Не уверен, правда. Но с клыков у них капает фосфорная слюна.) Зайди в «Босанову» (ночной клуб) и отыщи там парня по имени Генри — он тебе поможет заработать на побочных заданиях.

Примечание: учти, что некоторые предметы «заговорены» (прокляты), поэтому, прежде чем ими пользоваться, потрудись найти мага. Обнаружить проклятие несложно: попробуй взять предмет в руки. Если услышишь противное зудение, а на земле вокруг Рэя возникнет огненная пентаграмма, предмет немедленно бросай. Надолго здесь зависать не надо. У тебя работа, помни.

* * *

Под конец М. стал менять аватары просто с запредельной скоростью. Как будто кто-то отобрал у тебя пульт и щелкает каналами, не давая нормально смотреть. То есть он уже только картинки искал и вывешивал, не обращая внимания ни на то, что сам пишет, ни что я отвечаю. Я в итоге плюнул: «Пока, еще спишемся». Невежливо, наверное, но некоторым (тебя касается, Мозголом) пора бы уже догадаться, что нефиг все время придуриваться, даже если у тебя проблем по горло.

* * *

Блин. Блин и еще раз блин. Уже за полночь, снизу от входа слышен голос Тори. Чтобы одолеть девять городов до конца первого уровня, придется всю ночь сидеть. Наверное, пойду проветрюсь, поболтаю с Тори о полупосмотренном фильме, а потом вернусь к прохождению, когда она ляжет спать. Хоть Л. сегодня не предвидится, и то хорошо. Да. Работа возобновится в ближайшее время. Потерпите. Остаюсь вашим покорной слугой.

ПОИСКИ РЕЙЧЕЛ

Рассуждаем логично. Раз Рэй выбрался из темницы и застенков, ему пора найти Рейчел. Не нужно быть ни Эйнштейном, ни Дарвином, ни даже Коломбо, чтобы догадаться: первым делом возвращаемся в Мотель и осматриваемся. Может, Рейчел до сих пор там (ага, размечтался), или хоть подсказки с уликами найдутся (а это да, подсказки всегда отыщутся).

Значит, из Пятого города возвращаешься обратно в Четвертый. Любым путем. По воздуху. По суше. По морю (шучу, там нет моря). Даже автобусом можно, если с билетами и контролерами разберешься. Короче, не важно как, главное — добраться и не влипнуть по дороге. Некоторые норовят свернуть на попутное задание или ввязаться в драку — пожалуйста, никто не запрещает. В Шестом городе Сопротивление борется с заговорами ГосКорпа. Там же в окрестностях решают загадку НЛО и пришельцев. В общем, возможностей миллион. Но я бы посоветовал не отвлекаться, шпарь прямиком в Четвертый город. По дороге Рэю еще нужно выспаться и восстановить силы. Уткнись лбом в стекло, и пусть мир плывет мимо. Если хочешь пройти игру, надо отсыпаться, даже если сон получается беспокойный. В «РМ» другого и не бывает.

* * *

Если так подумать, конец сегодняшней смены в «Доменико» выдался слегка непонятный. Страсти накаляются. Мирослав — первостатейный придурок — полдня что-то делил со Стентсоном. Встал в дверях — ни пройти, ни проехать, ни внутрь, ни наружу, ни посетителям, ни «персоналу». Проход закрыт, и точка. За то время, что он так орал, я как минимум двух людей видел, которые, поглядев на происходящее, решили: Мирослав а) сбрендил; б) внутрь их не пустит, а значит, в ближайшем будущем пообедать не удастся. Ясное дело, они свалили есть в другое место. Я шепнул Эштону: мол, ему что, свои же деньги теряет. Стентсон на ор реагировал в обычной манере: застыл, как робот, и не шевелился, пока Мирослав бушевал. Даже стекло шлема не поднял, чтобы Мирослав его лица не видел.

* * *

Когда доберешься до Мотеля, первым делом отыщи и расспроси горничную-мексиканку (она или убирается в номерах, или курит у черного входа). Горничная скажет, что Рейчел «давнее время назад исчезнула». (Речь у нее странная, как в плохом переводе.) Ты не отступай, просись поговорить со Стариком, владельцем мотеля, не знаю, как его зовут.

Старика переполняют подозрения (не любит незнакомцев), поэтому он скажет, что такой (Рейчел) здесь вообще никогда не было. Покажи ему фото. Он по-прежнему в несознанке. Тогда возвращайся на дорогу и иди прочь от Мотеля. Найди телефонную будку. Понадобится монетка. Если в инвентаре нет, прогуляйся по главной улице города, поспрашивай у прохожих, кто-нибудь даст. Можно даже ради прикола сочинить какую-нибудь историю покруче, объясняя, зачем тебе деньги — как попрошайки, околачивающиеся на станции. В общем, когда добудешь монетку, позвони в мотель, попроси к телефону Рейчел, и тебе снова скажут, что никогда о такой не слышали.

Подсказка: позвонив, от будки не отходи. Выжди минут пять — зазвонит телефон. Это горничная, которую мучает совесть, но поговорить открыто она боится. Если построишь беседу правильно, горничная намекнет, куда направиться дальше. В разговоре мелькнет «Истон». Это не географическое название, а имя инспектора из ГАРС, которого ты будешь искать по другим городам. Если победишь его в честном бою, он подскажет, где найти Рейчел.

* * *

После этого действие становится насыщенным и быстрым, но по ближайшим городам я пройдусь совсем коротенько, учитывая обстоятельства (как то: поздно уже, а некоторым на работу завтра, и им некогда до утра сидеть за компом, в отличие от пацанов, прозябающих в колледже). Так что вкратце. Как всегда обещаю потом вернуться и дополнить, если время будет. Надеюсь, вы меня поймете. Ты особенно, ДжарХед. Стараюсь, как могу. Путь предстоит долгий, я буду помогать по мере сил. Вот, собственно, заметки.

Шестой город

Сбор улик. Пройди по Мосту лжецов. Одержи победу над инспектором ГАРС (Истоном) (узнать, где Рейчел).


Седьмой город

Бои навылет (Рэй). Гонка на багги. Не пропусти квест на снайпера. Рэй на гоночной трассе. После отмашки сам поймешь, что делать.


Географический город (без номера)

Сбор улик. Линии разлома. Штормовые предупреждения. Предсказания. Проверка безопасности.

В квартире этажом ниже звонит телефон (не в игре, в реальном мире, где я, собственно, обитаю). За последний час уже пятый звонок, наверное. Трезвонит, заливается, потом немного подождут — и снова. Видимо, кому-то позарез нужно поговорить с тем соседом. Надеюсь, Тори не проснется.

Восьмой город

Все в темноте.


Девятый город

Заговор ГосКорпа (1–6).


Десятый город

Гонка по канализационным тоннелям. Стрельба по мишеням (в качестве мишени Рэй. Пригибай голову и не забудь бронежилет).


Тайный город (без номера)

Серое приключение. Прирастающий лабиринт.

Поиски Рейчел как-то замедляются. Почему, не знаю. Рэю приходится столько всего разруливать, постоянно кому-то помогать, с кем-то драться, разгадывать загадки. Некоторые считают, что Рэю на Рейчел уже плевать, он о ней забыл. Хотя вряд ли. Куда бы его ни занесло, все эти суровые испытания хоть каким-то боком связаны с Рейчел — в итоге обязательно добудешь или руководство к действию, или предмет, который пригодится в ее поисках, или расколешь какого-нибудь придурка из ГАРС, и он поделится ценной информацией. Ничего Рэй не забыл. Даже в самой жестокой перестрелке или скользя по веревке вдоль отвесной скалы с ножом в зубах, он все равно думает о Рейчел и намерен ее вернуть.

Одиннадцатый город

Приключение в джунглях. Приступ шизофрении.


Двенадцатый город

Заговор ГосКорпа (7—12).

Внизу снова надрывается телефон. Я даже не знаю, кто там теперь живет, в той квартире. Раньше были Джонс, Кристи, Трент и Босния, но они переехали.

В любом случае положись на здравый смысл и интуицию. Базовыми навыками и основными приемами ты овладел — значит, прорвешься. В автогонке постарайся сесть на хвост секретному агенту, а во время сбора улик хватай все подряд, не важно, кажется оно тебе полезным или нет — расследование вечно заходит в тупик от недостатка материала. Когда дойдет до пряток, сперва укройся в чулане под лестницей, потом в сарае, потом под кроватью — простыни должны свешиваться до полу, чтобы тебя не нашли. Там почему-то никто не смотрит, хотя обычно все прячутся под кроватью. Будешь бегать по канализации, прикрывай рот платком от ядовитых испарений, а приступ шизофрении снимешь таблетками, заранее полученными у врача, однако наружу потом три недели не выходи (в игровом времени, разумеется).

* * *

Специально для всяких умников, которые пишут мне в почту, что ты вот упоминаешь ГосКорп и какие-то конспиративные заговоры из девяти частей, а конкретики при этом никакой. Или: ты, мол, чувак, в одном месте говоришь, что отель «Рикардо» сгорит в большом сражении (то ли в Восьмом городе, то ли в Десятом), а когда доходит до этого города, про битву и отель ни слова. Ни слова, блин, ни про пожар, ни про отель! Или: парень, ты сначала выдаешь список якобы потрясных эпизодов, а потом в половине случаев вообще о них забываешь или никакой ценной информации о них не даешь. Или вот: Это как понимать? У тебя в прохождении сказано, что Отвертка, добытая из ящика в какой-то там хижине, «понадобится позже». Когда позже? Потом ты на эту отвертку вообще забил с концами. И что, нужна она или нет? Какого я должен таскать за собой гору бесполезного барахла?

Значит, так. Вам, умники (и остальным, чье нытье я не Цитировал), скажу вот что. Вы, само собой, можете обнаружить целый город или приключение, которого у меня нет. Их там порядка ста штук, может, больше. «РМ» — это вообще-то целый мир, если кто не помнит. Запомните. И еще запомните, что я не собирался описывать каждый шаг. Моя задача — указать дорогу. На все меня просто физически не хватит, я же не печатная машинка. Прочитайте наконец мелкий шрифт (читай, Томагавк, читай), и отцепитесь от меня. А мелким шрифтом сказано: «в разработке». Работа движется, ясно? Когда-нибудь отшлифую прохождение настолько, что сможете в него смотреться, как в зеркало, а сейчас — ОТЦЕПИТЕСЬ! Заодно, может, вспомните, что «РМ» можно пройти множеством разных дорог и способов, поэтому все отследить не могу и на звание гения не претендую (а вы, умники, можете попытаться) — разумеется, где-то что-то выпадает. Делаю что могу, имеющимися в наличии мозгами.

И второе. Да, ПьянаяОбезьяна, или Напалм50, — или как там тебя сейчас — короче, тот, кто мне писал вчера. Отвертка из ящика в какой-то там хижине нужна исключительно, чтобы ты смог сунуть ее себе в задницу. Засунешь — и таскай ее там хоть полгода, потом вытащи, слижи что налипло и благополучно открутишь ею винты в канализационной решетке, когда тебя кинут в тюрьму в Шестнадцатом городе. Вот тогда ты поймешь, зачем было все это время таскать ее в кармане или — в твоем случае — в заднице.

* * *

Светает. Такую ночь словами не описать, поэтому и пытаться не буду. Сна ни в одном глазу. Бранимир может сколько угодно говорить, что я на работу являюсь, уже засыпая на ходу, и нечего постоянно укладываться головой на столы, потому что негигиенично. Ага, только, боюсь, вся зараза прилипнет как раз ко мне, а не наоборот. В окно с улицы льется мягкий свет, и спать совсем не хочется.

Таким же мягким сиянием светится экран. На рабочем столе (компьютерном) все документы вразброс. На заднем фоне мессенджер, где, судя по сменяющимся аватарам, все еще торчит М. Ничего не пишет, только аватары меняет. Да-а. Вот опять. Взбесившийся метроном. Время убивает. Одна картинка за другой. Теперь вот порнозвезда с накачанными губами и широченными глазами. А до этого сгоревший труп, пристегнутый ремнями в кабине истребителя. Автокатастрофа. Жертва медицинского эксперимента с вылезшими из орбит глазами. Выбирает наугад из коллекции ужасов. А я слушаю композиции в проигрывателе. Тоже наугад.

* * *

Вот наконец финальная часть первого уровня. Здесь понадобятся Сосредоточенность и Ясность мысли, так что сейчас самое подходящее время (утра или ночи?) об этом писать. Мягкий свет и утренняя прохлада. Сперва добудь драгоценности из костяной шкатулки (в Апартаментах будущего) и отнеси женщине, которую прозвали Алиса из Олимпийской деревни или Принцесса Алиса (она тебе кое-что подскажет по перемещениям Рейчел), потом в городском салуне надо смухлевать в карточной игре и добыть несколько карт (только тузов, королей не бери) — и можно отправляться на встречу с местным злодеем, неким мистером Дуросом, который отчего-то сильно невзлюбил Рэя.

Эта последняя часть получается довольно странной: кажется, там какой-то скачок во времени — не знаю, как это оправдано сюжетом. Я ни при чем, я всего лишь проводник. Это я тебе напоминаю, Торпедо. Понятия не имею, что происходит с Рэем на этом этапе поисков Рейчел — вот так, добро пожаловать в «Рухнувший мир». Я не автор игры, я только прохождение пишу. Встреча с Дуросом заканчивается самой настоящей дуэлью. Над ярко-зеленым полем потрясающе красиво восходит солнце. Искрятся капли росы. Дурос выбирает шпагу подлиннее и полегче, чтобы, не приближаясь, делать стремительные выпады. Ты можешь выбрать или шпагу потяжелее, или с волшебной инкрустацией (надписью) — чтобы проткнуть заносчивого злодея, любая сгодится. Однако, как сказал БагМэп, «я лично выбираю топор», потому что с ним можно вообще не церемониться.

Подсказка. Если в этой части что-то не заладится — в Апартаментах будущего, или в Олимпийской деревне с террористами, или в финальной дуэли с Дуросом, — воспользуйся Гранатой времени. Их добывают в Оружейной в Шестом городе, так что постарайся туда пробиться, как бы ни было тяжело. Главное, не расходуй гранаты понапрасну. Только в самых крайних случаях. То есть если Рэя тяжело ранят — подстрелят, пырнут ножом, проткнут шпагой на дуэли, если в Сером приключении уровень жизни опустится до красного. Короче говоря, если Дурос начнет побеждать или случится что-то еще непоправимое и серьезное.

Телефон внизу перестал звонить. Уже довольно давно. В квартире тишина. Тори пока спит.

Хочу извиниться перед теми, кого обругал за нытье. Большую часть тех, кто пользуется прохождением, я совсем не собирался обижать. Только не забывайте говорить спасибо — или хотя бы поймите, какой это гигантский труд. Наверное, иногда у меня все копится, копится, происходит системный перегруз, и тогда мне надо выпустить пар. Прощу прощения. Как говорят в фильмах: давайте все успокоимся.

Гранаты времени на вид напоминают обычные, ручные (ну, все помнят по военному училищу — ха-ха), только взрыв происходит не в пространстве, а во времени. Вытаскиваешь чеку и швыряешь гранату туда, где что-то не получилось (на пистолет, из которого выстрелили в Рэя; на человека, который нашел Рэя в укрытии, в приближающихся штурмовиков, в Дуроса со шпагой). Бросай пониже и целься прямо в центр неприятности.

NB: Рэй должен стоять достаточно близко — то есть в пределах ударной волны, — НО НЕ В САМОЙ ТОЧКЕ взрыва. Тут все логично: чем он ближе, тем сильнее его заденет взрыв и расходящаяся волна.

Клокворк рассказывал, что у его Рэя граната как-то взорвалась прямо в руке, и Рэя отбросило к шестилетнему возрасту. Ничего себе, да? Даже не знаю, как такое представить. Вот фотография, где мне шесть. Первое, что бросается в глаза, — какой я худой и невесомый (даже не в смысле массы тела, а в смысле багажа). На этих фотографиях из Беллтауна я еще «чистый» — видно, что жизнь меня не била и не бросала. А на снимках с озера Уиндермир (в Англии это, в Англии, умники) вообще зеленый, как только что из стручка. Это Тори так сказала. Со смехом (кажется, с добрым). Как только что из стручка. Трудно представить Рэя в таком виде. Без шрамов, без татуировки в виде штрих-кода (нанесли где-то в тюрьме в незапамятные времена). Трудно представить у него другой взгляд — не этот, уже все в жизни как будто видевший. Маленький невинный мальчик. Невозможно вообразить. Что с нами время делает… У Клокворка тогда шестилетний Рэй недолго продержался. Так что зря он эту гранату в руке взорвал. Шестилетний Рэй ни одного удара не мог нанести как следует. Храбрость на нуле, Познание на нуле, сила, оборона, способности… короче говоря, шансы выжить — нулевые.

Тори все еще спит в серых рассветных сумерках. Я зашел в комнату глянуть на нее, когда встал налить воды. Время и на ней оставило свой отпечаток, пусть и не слишком заметный. Она не так стара, как Жюстин, которую Рэй иногда встречает в Двенадцатом городе, но видно, что и не подросток. Кожа не такая упругая. Местами мягкая, слегка обвисшая. Над бровью шрам, оставшийся после аварии. На животе тоже шрам — оцарапалась о кораллы во Флориде. Кораллы в воде смотрятся очень красиво, а вот на свету (или на воздухе?) вся красота пропадает. И еще, как Тори выяснила в девятилетнем возрасте, они очень острые. (Я теперь учебник по естествознанию пишу? Простите.)

Забавно. Ни Тори, ни мне, ни вам гранатой времени не поможешь. Время не течет вспять. Если, конечно, поблизости не найдется космического корабля, чтобы зашвырнуть вас в черную дыру… Если придерживаться реального положения дел, то можно смело утверждать, что время течет в одном направлении — вперед, и из него не вырваться. Мы в нем завязли. И я, и спящая Тори, и Мозголом, прилипший на ночь к компьютеру и меняющий аватары, как будто никак не поймет, кто он такой или кем хочет быть. Как Диетчик, Вентер и Клокворк. Мы уязвимы. Вот я дышу и, полагаю, вы тоже дышите. Может, шевелите губами, бормоча себе под нос то, что я сейчас отстукиваю пальцами на клавиатуре. Так что мы с вами сейчас одни вместе. Уязвимые и увлекаемые временем вперед. Не хочу показаться чокнутым, но, думаю, вы понимаете, о чем я.

Короче: если для того, чтобы в конце уровня победить Дуроса, придется воспользоваться гранатой времени — пользуйся. Она отбросит Рэя назад к тому моменту, когда еще можно все исправить; не упусти возможность и прибей наконец этого урода Дуроса со второй попытки. На весь «Рухнувший мир» есть только три гранаты времени, а значит, три больших шанса. Поэтому не расходуй их по пустякам, впереди много опасностей.

ДВОЙНАЯ ЛУНА

Следующий уровень начинается совсем в другом месте, и Земля осталась далеко позади. Поднимаешь глаза — над тобой черное небо и незнакомые созвездия. Непонятно, куда тебя занесло: на Венеру, на Марс или какую-то неизвестную планету за много световых лет от Земли. Несомненно одно: у планеты имеются две ярко сияющие луны.

Сделав шаг, ты взлетаешь к высокому потолку (сила тяжести меньше?) Базы (или Посадочной станции). Чтобы остановиться, хватайся за узкую металлическую лестницу (на стене возле топливных баков). Пока не ушел в отрыв окончательно (ха-ха), пробираешься к раздвижным дверям, ведущим из центрального ангара наружу. Оттуда открывается вид на приземлившиеся космические корабли и суетящихся вокруг механиков. По другую сторону ряд одинаковых дверей — выделяется только одна, со знаком радиации. Туда-то тебе и надо.

Иди по коридору до конца. Навстречу будет попадаться куча занятого народа, при этом многие будут смотреть удивленно. Такое чувство, что в колонию редко забрасывает новичков… Не обращай внимания, иди куда идешь. В конце коридора надо забрать бейджик с именем, счетчик Гейгера и космический бластер. За тобой приедет парень на багги и отвезет на брифинг. Не прозевай, а то так и не поймешь, что тут творится. Однако имей в виду, что добраться туда — уже задача не из легких, потому что в одном дизайнер этой станции жестоко просчитался: все кругом ОДИНАКОВОЕ. Корабль расположен по вертикальной оси, ты на девятнадцатом уровне западного квадранта. Крытые галереи, люки, раздвижные двери. Ангары. Летные комбинезоны. Все похожи друг на друга и все до единого белые, белые, белые. Неудивительно, что командир корабля лейтенант Валитано — огромный темнокожий — постоянно на взводе. Тебе, впрочем, главное, успеть на брифинг.


Ходили в «Палас» с Диетчиком и Тори и еще ее подругой по новой подработке — то ли Сисси, то ли Челси. Много говорили, хохотали и жаловались на жизнь. Челси (да, точно, вспомнил) сетовала, как ей не повезло оказаться тезкой дочери бывшего президента: достали дразнить. А Тори причитала, что при такой текучке, как у нее на работе, приходится каждый раз знакомиться с шестью новичками разом, а потом только успеешь за три недели с ними поладить — и снова-здорово. Я, кажется, тоже про «Доменико» много хорошего порассказал.

Потом — уже довольно поздно было — заскочил ненадолго Вентер! Транзитом, он куда-то еще шел. С ним на прицепе Мозголом, по-прежнему мрачный и ни с кем не желающий разговаривать. Не знаю. Эй, Мозголом, ау! Не будь таким серьезным! Вентер и Мозголом. Диетчик назвал их мистер Подъем и мистер Отбой. Как в комиксах. Тори валялась от смеха.

Диетчик весь вечер подбивал клинья к Челси (она, кстати, ничего так), изображая курьера с мотоциклом. Челси попрощалась и ушла, а Диетчик еще долго прикалывался над собой и демонстрировал какие-то суперэффективные удары в мини-боулинге у задней стенки — мол, на эти приемы (ничего, что кегли не сбиваются, зато вся выпивка расплескивается?) девушки клюют только так. Мы все хохотали. Странно, кстати. Насчет Диетчика я никогда не сомневался, что у него все будет в порядке. Из всех моих знакомых он самый устроенный в жизни, хотя на работе просто время убивает и тратит попусту. Типичная «заноза» для родителей и учителей. Ну, «такие способности», «а он дурака валяет» — танцует, в общем, пока молодой. И все равно понимаешь, что у него все будет в шоколаде. То есть если от Мозголома прямо-таки веет беспокойством и тревогой, у Д. все с точностью до наоборот.

* * *

На брифинге будут долго грузить разной информацией. Про то, что ГАРС, или Враги временного правительства, или Чан, или еще кто-то (может, Эрцгерцог, или кто-то другой, или зорды) пытаются захватить власть над существующим миром (хотя это и без брифингов уже ясно). Про снайперов и сложный политический заговор, направленный на смещение Президента с должности. Да, ты прав, четкость и ясность ведущий брифинга (некто лейтенант Кол Ксавье), видимо, дома оставил. И крыша у него, кажется, едет. Еще будет много про врагов и возможные проблемы, а также о том, как с ними бороться и справляться. Генетически модифицированные вервольфы — с ними ты уже сталкивался, и разнообразные вариации на тему воров, ведьм, наемных убийц, големов и гопников, знакомых по пройденным городам, а также незнакомые космические твари — инопланетные хищники под названием рашамоны (вроде так, если правильно пишу); металлические управляемые снаряды, которые следуют за тобой по пятам, а потом убивают, обрушившись с неба; космические бури, из-за которых сбиваются все приборы, и ты оказываешься в каменном веке, потому что лазером ценой два миллиона долларов остается только размахивать как дубиной. Зараза…

Последняя часть брифинга полностью посвящена твоей миссии. На одной из лун располагается рудничная колония, и, по словам Ксавье, три года назад там начали добывать ценную урановую руду для бомб. Сперва все шло хорошо, рудник исправно поставлял уран, а потом начались проблемы. Серия аварий, слухи о якобы виденных на шахте призраках. Затем передатчик принял несколько странных радиосообщений — и все. Тишина. Так что твоя задача теперь добраться до рудника и выяснить, что произошло. Напоминает, как однажды Бранимир в субботу не смог дозвониться до «Доменико», а когда лично прибыл узнать, в чем дело, оказалось, что Куки — единственная в тот день работавшая — заперла заведение и уехала в больницу к своему соседу по квартире, загремевшему с подозрением на шизофрению. Вряд ли Рэя на этой луне ждет такой же исход — то есть запертый рудник, выключенный свет и приклеенная пластырем записка: «Простите, уехала в больницу».

* * *

В «Доменико» новости: Стентсон уволен. Почему? Во-первых, отказался доставлять в ряд районов с «криминальной обстановкой». Потом через пару дней исключил из своего списка еще один район: в новостях передали о случившейся там перестрелке на дороге, и «уличное освещение у них слабое». Наверное, из-за этого Мирослав на него и орал в тот раз, только я тогда не понял, что к чему. Потом Стентсон забраковал еще одно место, потому что у него там «нехорошие предчувствия». И еще одно, когда ему приснился сон, где это здание, от которого он отказывается, битком набито гопниками. Вот так он отказывался, и карта районов доставки «Доменико» все сужалась, и сужалась, и сужалась день ото дня. Над «Доменико» уже вся сеть доставки пиццы угорала. Последней каплей стало, когда Стентсон заявил, посмотрев передачу о криминальной статистике в восточной части города, что он туда больше не ездок, ни за какие деньги. В итоге Стентсона выгнали, и у нас нет больше вечно недовольного курьера в закрытом черном шлеме, ноющего, что пиццу ему выдают уже холодную, поэтому он никак не может доставить ее горячей, ну, раз ее уже холодную выдают, и, понятное дело, клиенты жалуются.

Стентсон долго стоял с мотоциклом у тротуара и неизвестно кого выглядывал, а потом наконец укатил. Тогда Мирослав позвонил Бранимиру и сообщил, что настало Время Больших Перемен (в «Доменико», надо полагать, а то мало ли, вдруг он в какую секту ударился).

Эштон, состроив зловещую мину героя фильма ужасов, медленно проговорил: «Стентсон тут почти год проработал, а я ни разу так и не видел его лица…»

* * *

Иди к посадочной площадке в Южном квадранте. Это шестой уровень. На поиски лейтенанта Валитано время не трать — его там не будет: то ли потерялся, то ли подвергся космическому безумию, неизвестно. Вместо него тебя встретит кто-то другой, по-моему, вообще без имени. Я как-то сделал скриншот, поглядеть, что написано на его бейдже, но даже в приближении все равно не читается — вряд ли создатели игры рассчитывали, что кто-то будет рассматривать. Хотя как жить без имени, непонятно. Нет, я сейчас не про Клинта чтоб его Иствуда в классическом (старом то есть) вестерне, где он играет Безымянного. Там его так и зовут — Безымянный, имя такое. Я про то, что у тебя просто НЕТ имени, даже случайного набора букв не удостоился. Как это? Ведь имя — это и есть ты.

Ладно, короче. Этот инструктор — космический колонист без имени — посмотрит на тебя (на Рэя) и со словами: «Вот тебе брошюрка, полистай» вручит толстенный талмудище весом в тонну с подробным описанием задания. Потом, улыбнувшись и приподняв бровь, кивнет на приготовленный для тебя космический челнок.

* * *

Разобравшись с управлением, регистрируешь маршруту космического диспетчера. И тут же, не теряя времени, вылетай. Обязательно посмотри в иллюминатор, когда будешь плыть сквозь космическую тьму. Очень красиво сделано. Потом, когда закончишь изучать талмуд, попробуй сыграть в шахматы против бортового компьютера (чем больше партий выиграешь, тем больше получишь боеприпасов в пункте назначения). Только осторожно: за проигрыш начнут отбирать твои собственные, есть риск остаться безоружным.

* * *

«Гулкие своды в Никуда».

Так нацарапано на стене одного из корабельных коридоров. Понимай как хочешь.

«Жизнь — дерьмо». Эту надпись оставили в пыли возле шлюзового отсека. Мозголом, наверное, согласился бы — как раз недавно оставил сообщение на автоответчике, и, судя по голосу, у него сейчас именно так. Техподдержка не самый приятый способ зарабатывать на жизнь: весь день общаешься с идиотами, которые понятия не имеют, как восстановиться, если все полетело. Я, между прочим, тебя имею в виду, ДаблТрабл. НЕ лезь ко мне с подобными вопросами. Не по адресу.

Дальше поехали. На борту челнока есть спортзал. Иди туда и тренируй боевые приемы в условиях невесомости. Кувыркаться, скручиваться, наносить удары по невидимому противнику, парить в пустоте, бить и падать, не падая.

* * *

Мы с Тори слегка поцапались насчет денег и времени. Оказывается, всю работу по дому делает Тори, и деньги в основном приносит она же. Мы, оказывается, подсчитываем. А я и не знал. Зато она знает, и у нее уже накипело. В общем, я должен больше вкладываться, и мне надо бросать эту дурацкую работу в пиццерии (ну да, сколько ни шути насчет «печеных круглых хреновин», пицца она и есть пицца), и нечего смотреть на нее (на Тори) таким взглядом и тэ дэ. Споры длятся весь вечер под пиво и слезы, потом начинаются снова с утра — с полдевятого — под хлопанье дверьми и недолгие примирения. Теперь Тори уже на работе. Думаю, все уладится. Не мы первые, не мы последние, кто через это проходит, пожив вместе. В какой-то момент посреди ссоры Тори вышла из комнаты и позвонила Линде, а потом, поговорив, вернулась уже не такой разозленной.

* * *

Челнок сажаешь рядом с колонией. И про тормозные ракеты не забудь.

Согласно талмуду, который ты, думаю, уже прочитал, последние радиосообщения были получены от доктора Гинчи — старшего научного сотрудника, специализирующегося на бурении и прокладке тоннелей. Лаборатория доктора Гинчи (это женщина и очень даже ничего себе — как видно по голограмме в ее личном деле) расположена на некотором расстоянии от рудника, ближе к центру комплекса.

Чтобы перемещаться по комплексу, тебе понадобится код доступа. Его ты получишь, решив загадку с генератором случайных чисел (в шлюзе). Ну и предметы кое-какие надо собрать (как обычно) — на этот раз Кислород (без него ты ПОГИБНЕШЬ) и Протеиновые капсулы. В колонии вроде все нормально (хотя, собственно, кто знает, как выглядит нормальная космическая колония), однако вид у попадающихся навстречу людей не особенно приветливый. БагМэп назвал это «Первый день в новой школе».

Иди в лабораторию доктора Гинчи. Там повсюду неисправная проводка — аккуратнее! — если дернет током, потеряешь половину здоровья. Доктор Гинча открывать дверь откажется, но ты все-таки ее уговори и начинай задавать вопросы. Вид у доктора такой, будто она только проснулась, а говорит она с английским акцентом. Голубоглазая блондинка, как с рекламного плаката. Она то и дело покусывает губу — словно что-то забыла и вот-вот вспомнит. Не ведись на ее внешность и откровенные взгляды. Хотя Рэю от нее много чего нужно, постель в этот список не входит. Если проявишь достаточный интерес к урану и руднику с его странностями, доктор Гинча пригласит тебя на экскурсию. Этого ты и добиваешься. Только не перегибай палку, чтобы не показаться слишком любопытным и тебя не приняли за шпиона. Потихонечку, полегонечку…

* * *

Наверное, ничего страшного, что мы с Тори иногда ссоримся. Нет, я, конечно, не претендую на рубрику «Советы влюбленным геймерам», но, честно, если накипело — наверное, лучше выпустить пар? Иначе можно и рак заработать — это мне Тори как-то сказала.

* * *

Космическая колония, задуманная, очевидно, «в духе утопии», на самом деле представляет собой мрачное скопище футуристических построек, сколоченных на испепеляющей жаре переселенцами в скафандрах. Теперь собирает космическую пыль. Так, по крайней мере, объясняет Гинча, катая Рэя по городу в скоростном Транспортном средстве. Супер. Поселение и правда выглядит жарким и тесным, а оставшиеся шахтеры — колонисты — замученные и испуганные.

Помимо познавательной экскурсии с симпатичным гидом в пакет туруслуг входит нападение лунных крыс (используй Акустический отпугиватель), обычного рода опасности и задания повышенной сложности из-за невесомости. Когда все закончится, Рэю лучше лечь отдохнуть у себя. ОДНОМУ. Вентер с БагМэпом как-то поспорили, удастся ли им сделать так, чтобы Рэй соблазнил Гинчу. Долго возились. Засылали Рэя задавать вопросы, он вставал к ней поближе, смотрел в глаза, сыпал откровениями, приходил к ней без предупреждения по ночам «с сентиментальным видом». Вентер уверяет, что как-то вечером Гинча открыла дверь в одном полотенце — светлые волосы мокрые после душа, глаза блестят. Не знаю, верить ему или нет. Главное, помни: 1) Гинча тоже обладает не всей информацией, и оттого что Рэй с ней переспит, больше знать не станет; 2) нельзя забывать о Рейчел. Вряд ли правильно будет отвлекать Рэя на других женщин. Не забываем про уровень здоровья, уровень эмоций…

Плюс мало ли какую заразу можно подхватить в такой вот космической колонии. Хотя Вентер и БагМэп до сих пор пытаются свести Рэя с Гинчей. Не знаю. Не мое дело.

* * *

Так, слушайте, я нашел в Колонии два глюка — в том числе один в комнате у Рэя, где он в данный момент должен отсыпаться. (Силы восстанавливать, помните?) Вообще-то в «РМ» по сравнению с другими играми глюков всего ничего (ради интереса можете глянуть «Назад в Англию-3: реальность наносит ответный удар» — там глюк на глюке и глюком погоняет).

Так вот, про глюки. Комната у Рэя тесная. Раскладушка, стул, стол, на нем ваза с Лунной орхидеей (БагМэп говорит, пластиковая). На дальней стене довольно неказистое окно (иллюминатор). Оттуда мало что видно — только лунные вагонетки, доверху нагруженные рудой, и несколько шальных Дронов, разлетающихся в разные стороны. Но если присмотреться, увидишь слева от иллюминатора пиксельное свечение. Это крохотный разрыв (не больше пикселя размером) между текстурой окна и нижним зеленым фоном. Короче, я не специалист, но Клокворк утверждает, что эта просвечивающая зеленая черточка — часть каркаса, на котором построена вся игра. А иллюминатор выглядит иллюминатором благодаря текстуре (цвета, заливка и т. д.). Вглядись повнимательнее между этими двумя слоями в черный провал и увидишь, что это совсем не ночь. Глядя в этот провал, дружище, ты смотришь прямо в никуда, в которое катится мир. Подсказка: Слишком долго не пялься, иначе потом тебя будут преследовать мысли о пустоте. Что это такое? Что случится с Рэем, если он туда попадет (не в космос через иллюминатор, тогда-то понятно, что просто умрет (без скафандра), а если он как-то пролезет в эту крошечную дырку и окажется в небытии, куда катится его мир? Где он вообще тогда очутится? От таких мыслей мозг закипает. Мозголома, вон, спросите. Он о таких вещах знает больше, чем нормальный человек выдержит.

ЕЩЕ ГЛЮКИ

Утром был объявлен второй раунд открытого чемпионата по хлопанью дверьми. Я, как выяснилось, должен бросить дурацкую привычку насвистывать себе под нос. А еще я, оказывается, понятия не имею, что такое беседа… Чушь собачья! Можно подумать, это я постоянно утыкаюсь носом в журнал.

* * *

В игре есть и другие глюки. Например, по крайней мере в одном арктическом леднике наблюдается артефактинг (скопления битых пикселей, портящие картинку). Или когда в Мотеле ужасов местами звук пропадает. Или вот еще. На лунной базе, когда Рэй моет руки, вода сделана очень реалистично — льется по рукам в умывальник совсем как настоящая. Но когда Рэй убирает руки, никаких капель, никаких следов воды. Я даже сперва подумал, может, там такая особенная (волшебная?) вода. А потом понял, что, видимо, глюк — и даже обидно стало. Йоко898 составляет полный список глюков «РМ» — пытается вместе с Чеширской Кошкой и Эль Ниньо найти в них какой-то глубинный смысл. А по-моему, обычные недоработки, никакого подтекста. Просто лишняя единичка и нолик. Или, как говорит Клокворк: «достаточно вставить неправильный модификатор между двумя директивами выхода» — и пожалуйста, готовый глюк. Нет, я тоже эту фразу не понимаю. Но неполадок в «Рухнувшем мире», конечно, хватает.

А, вот. Получил сообщение по мессенджеру от БагМэпа — уверяет, что у него Рэй с Гинчей уже вовсю. Мол, первая база давно пройдена. По-моему, больной он. Потому что а) в принципе зачем-то этого добился и б) доложил мне и всем остальным. Иди, БагМэп, залезь под холодный душ. А Гинчу оставь в покое. Ей делом надо заниматься — колонию спасать, и через постель Рэй в этом не помощник.

* * *

После увольнения Стентсона в «Доменико» дела идут странновато. Заказов мало, потому что «затишье», и доставкой занимается лично Мирослав на собственной машине (старая немецкая тачка, вроде пикапа — еще вопрос, имеет ли она право называться машиной). Я по большей части просто бездельничаю рядом с Эштоном, который заторможенно управляется с кассой и в последнее время почти не разговаривает, если к нему не обращаться. Видимо, уход Стентсона послужил печальным примером, как все может обернуться, вот Эштон и сник. Это у них общая беда, особенно у геев. Начинают с вызовом и апломбом, а потом система их перемалывает в серых безликих покорных зануд. Привет, Эштон! Я знаю, ты читаешь. Шучу я, не бойся.

* * *

Куда ни пойдешь, днем ли, ночью, везде чувствуется ущербность жизни колонистов и рудокопов. То есть на Земле, конечно, тоже несладко (см. абзац про хлопанье дверьми), но все лучше, чем в космической колонии. Это же вообще не жизнь — дышать переработанным воздухом с добавлением флюорида, питаться одним искусственным мясом и поддерживать боевой дух слезливыми рассказами о доме. Гинча, может, и красотка, но рудокопы и колонисты а) ни с кем не спят; б) наполовину чокнутые. Загляни им в глаза хоть на секунду, сам поймешь. Все пиксели «в нестандартной комплектации» (Клокворк так говорил про свою комнату, когда отчим велел ему «разгрести уже черт подери этот хламовник» — нестандартная комплектация). Ха-ха. Каждый раз вспоминаю.

Подсказка: иди в Девятый квадрант колонии. Какая-то у них запутанная система — я лично не понимаю, как может быть больше четырех КВАДрантов. Почему тогда не назвать их просто секторами? Секторов-то бывает сколько угодно, а вот квадрантов должно быть четыре. Нестыковка. Кто понимает, объясните. В почту. Объявлю письменную благодарность в прохождении. Вот, кстати: если хотите вывесить прохождение у себя на сайте, — пожалуйста, только сперва разрешения спросите. Думаете, перетащили втихаря и ладно? У меня на него куча сил уходит, плюс еще проблемы в жизни (Тори, «Доменико»). Так что не забывайте мое авторство упомянуть. Нечего хапать плоды чужого труда.

* * *

Если скажешь, что идешь в Девятый, колонисты начнут удивленно пялиться. «Надо же, в Девятый идет. Там опасно». Даже Гинча будет отговаривать. Никто из «технической прослойки» в здравом уме в этот отсек ночью не сунется…

Теперь слушай сюда. В Девятом бродит множество слухов. Потусуйся в барах — «Буровая» или «Эротический сон рудокопа». Узнаешь массу интересного про ГосКорп. Про ожидающуюся доставку крупной партии металлов. Еще тебе перескажут легенду о том, что против зорд действует только одно оружие — магический кристалл (вроде того), таящийся в самом сердце рудника. Подсказка: Рэй должен с помощью призраков и Гинчи этот Кристалл отыскать. Инфо: шахта расположена на месте древней рудничной колонии, а зорды — потомки тех существ, которые колонию уничтожили. Соответственно призраки — это призраки живших в те давние времена колонистов. Их битва не закончена: призраки, объединившись с нынешними колонистами, пойдут сражаться с зордами. И только с их, призраков, помощью Рэй сможет найти Оружие… В общем, мысль понятна.

* * *

На Торином фронте новости такие: финал Открытого чемпионата по хлопанью дверьми откладывается — а может, и совсем отменится. Шучу. Пока все ОК. Она уехала в поход с Линдой. А Линда — это вам не приветливая и ровная Шай, нет, это совсем другая сестра. Сплошные косяки, способность заражать всех своей косячностью — особенно мужчин, но и остальных тоже, и прежде всего родственников. Короче, мое отношение к Линде, думаю, понятно. Так вот. Тори нашла очередную временную работу, однако фирма вчера обанкротилась. Да, всем дали час на очистку рабочих мест. Челси страшно переживала. Для нее это не временная работа, а прям вот дело всей жизни. Тори, конечно, уверяет, что она ни при чем, что финансовые дела на фирме давно хромали, еще до того, как она пришла. (Думаю, да, Тори бы их, скорее, поправила, чем наоборот.) В общем, работа вдруг кончилась, замена пока не нашлась, поэтому Тори позвонила Линде, они набросали какой-то мутный план поездки, который скоро перестал быть мутным, и смылись. Утром. С восьми утра я тут один. Гремит музыка и почти сияет солнце.

* * *

В Девятом полно игровых притонов, где можно выиграть много всего полезного — здоровье, инвентарь и т. д. Самый лучший (он тебе и нужен) у парня по имени Маркхем — но притон постоянно перемещается с места на место, поэтому не могу сказать, где он будет у тебя. Поспрашивай в барах, узнаешь. ПОМНИ: тебя не должны принять за копа — ни ГосКорп, ни их «осведомителей» здесь не любят, а терять здоровье в драках с нахлебавшимися местного самогона колонистами тем более ни к чему.

Независимо от того, куда переедет притон, у Маркхема есть свои завсегдатаи. Присмотрись к Синди (жена рудокопа, превратившаяся после пластики в куклу из 80-х), к Родриго (суровый нелюдимый рудокоп). К Братьям (двое темнокожих, ставят по минимуму, болтают на французском). Еще парень в грязном смокинге — у бедняги такой вид, будто он миллион лет не спал. Видимо, пытается выиграть денег на билет в грузовой корабль до дома, но с его манерой игры случится это явно не скоро. Ну и, конечно, не забудь про самого Маркхема (он сын пришельца, одним глазом следит за девочками, другим — за игрой, третьим — выискивает неприятности).

И помни — это не Вегас. Здесь играют в местную разновидность блэк-джека (тройки — джокеры, потому что у большинства космических кораблей по три ядерных двигателя, и еще целый список других правил — над ним работает Джо-Бо, когда закончит, дам ссылку). Вместо фишек используют Синие таблетки. Покупаешь десять таблеток (больше тебе как новичку все равно не продадут) и садишься играть.

* * *

Честно скажу: как там Тори в походе, не знаю. Для меня Тори и поход вообще понятия несовместимые, она и домашних пауков-то боится, а уж что с ней на природе будет… Факт: ее наизнанку выворачивает при виде любой ползучей твари, с которой Рэй сталкивается с «РМ». В колледже на письменном экзамене в аудиторию как-то оса залетела, Тори так переполошилась, что даже задание не доделала!.. Ладно. Не важно. Сосредоточимся.

* * *

Твоя задача — выиграть пятьдесят таблеток. Делай ставки, осваивайся понемногу. Имей в виду: против Смокинга по-крупному не ставь — он никогда не блефует. Когда наберешь полсотни, скажи, что уходишь, а ФИШКИ (ТАБЛЕТКИ) ОСТАВЛЯЕШЬ СЕБЕ, не обменивая, потому что еще вернешься. Вранье от начала до конца, но фишки тебе нужнее денег — потом поймешь.

Осторожнее на пути к Девятому квадранту — тебя подстерегает проблема по имени Родриго, тот самый нелюдимый рудокоп. Он выследит Рэя и попытается отобрать фишки. А еще он большой, сильный и нападает без предупреждения. Бей ногами и остерегайся его оружия — какая-то охренительных размеров деталь бурового оборудования. Дерись, дерись и еще раздерись. Подсказка: если увидишь, что Родриго побеждает, используй замедление — помогает обороняться и дает время обдумать действия.

Побежденный Родриго упадет навзничь. Бумммм! Баа-ах! А дальше — сюрприз. Тело Родриго засветится, задрожит, от него отделится зеленый ореол (говорят, плазма) и повиснет в воздухе. Повисит-повисит и умчится в сторону, к выходу. Поздравляю! Рэй встретился со своей первым зордой. Которая вселилась в Родриго (они там много в кого вселились). Обыщи тело. Тело обыщи. В кармане у «Родриго» (то есть теперь мертвой оболочки) найдешь Карту рудника. Бери. Пригодится, поверь мне.

* * *

В том, что Тори уехала, есть большой плюс: я могу спокойно писать прохождение и заняться делами, поэтому обновления пойдут часто. А еще, пока ее нет, можно попробовать выбить дополнительные смены в «Доменико». Работы я не боюсь. Зато к возвращению Тори можно будет заплатить часть денег по кредитам.

Два сообщения на автоответчике, еще одно от мистера Подъема (привет, Вентер) и два от мистера Отбоя (Мозголом, привет), плюс одно компьютерным голосом — я опять победил в какой-то лотерее (ха-ха) — и еще от Парня-которому-нужна-Лорейн. Говорил же, чувак, миллиард раз. Нет тут никакой Лорейн. А может, она дала тебе этот телефон нарочно, хотела отвязаться от такого жирного тупицы?.. Мозголом молчит — хорошо это или плохо, неизвестно. Потом все-таки объявился, тихий такой, нерешительный, сказал, что думает сходить в кино, но не может решить на что, поэтому ждет моего звонка с советом. Такое чувство, что он уже неделю фильм выбирает. Не знаю. В этом состоянии у него на элементарные решения вечность уходит. Клокворк как-то засек время в аптеке — Мозголом, застыв перед стеллажом с зубными пастами, перебрал упаковок сорок, читая аннотации и пытаясь «сделать правильный выбор». Тридцать семь минут семнадцать секунд — рекорд, наверное.

Я ему перезвонил, раза три нарывался на автоответчик, потом, наконец, услышал самого Мозголома. Вроде договорились завтра где-нибудь встретиться. Не знаю еще, где и что будем делать. Может, позвоним Диетчику и сходим в «Палас». Я сейчас один на один с собой и пустой квартирой, так что выбор неограничен.

ВИДИМЫЕ ГОЛОСА

Вот вам упражнение на дедукцию. Посылка: вся квартира залита солнцем. Следствие: сейчас день. Следствие: я проспал, а будильник звенел даа-авным давно. Вывод: «Доменико» сегодня идет лесом.

* * *

В некоторых прохождениях часто попадаются спойлеры, заранее раскрывающие интригу, но я не намерен рассказывать, чем все закончится, пока все не закончилось. Пусть сюжет разворачивается постепенно. Незачем его ни подгонять, ни тормозить. Часы «Рухнувшего мира» тикают. Теплый воздух из шахт шевелит волосы Гинчи, восседающей за рулем маленького джипа. Рэй смотрит на нее и одним глазом поглядывает на счетчик Гейгера. Можно поболтать о всяких пустяках, убивая время, погоды этот разговор не сделает. Терпение, Воин. Силы тебе и терпения.

* * *

Составь себе список того, что нужно взять в недра шахты, потом иди к Гинче, она ждет в Автопарке. Средств передвижения там полно, есть из чего выбрать. Мне больше всего нравится маленький джип — он самый маневренный, но можно взять и большой джип, и что-то типа скутера. Грузи оборудование и выдвигайся.

В шахте тебя ждут обычные для колонии опасности — искрящая проводка, грязевые ямы, разливы химикатов. Сначала. Потом начинают появляться мелкие Грызуны с красными глазами и острыми КОГТЯМИ. Нападают неожиданно, так что берегись. Их можно застрелить из пистолета или метнуть дротик с ядом, но лазер оставь для зорд, которые тоже по мере спуска на глубину попадаются все чаще и заставляют ввязываться в бой за каждым поворотом. Фиолетовые зорды очень сильные, будь осторожен. Как я уже говорил, в «РМ» существует бесчисленное множество способов склеить ласты. Странно, как вообще еще кто-то жив.

Рэй с Гинчей погружаются все глубже в темноту, так что понадобятся Очки ночного видения. Все вокруг становится фосфорно-зеленым, а остальные пялятся на тебя странными пустыми глазами. В водительском зеркале маленького джипа Рэй напоминает зеленое привидение. Хотя смотрится круто, ты крутизной особо не упивайся. До Земли тысячи и тысячи миль, ты в недрах луны рядом с неизвестной планетой, незнакомая тетка тащит тебя к зордам, призракам и черт знает какой еще нечисти. Как там у «Скелетон» в тексте к «Тампе»? «Здесь легко умереть».

* * *

Звонили из «Д», я подходить не стал. Ясное дело. Бранимир с дурацкими вопросами типа «Где тебя носит?». Лучше помолчу.

Позавчера вечером Мозголом был более или менее в порядке — мистер Отбой слегка на подъеме. Договорились встретиться в «Паласе», но через пять минут на него якобы стал пялиться какой-то незнакомый парень. Ушли. Потом, куда ни пытались заглянуть, везде все не так. Слишком много народу. Слишком тихо. Все места заняты. Слишком пусто.

И так далее в том же духе. «Здесь одни придурки» — это вообще к любому бару подойдет. Мы столько раз меняли дислокацию, что Диетчик догнал настолько к двенадцати, хотя я ему постоянно слал сообщения. К тому моменту дела уже творились странные. В «Бам-Заке» Мозголом познакомился с какой-то девчонкой, представившись «человеком, которого задрало работать на телефоне, и он пришел сюда утопить свои печали». Девушка долго не выдержала — и хорошо, потому что освободился табурет для Диетчика. Мозголом и к нему прикопался, уверяя, что даже он (Диетчик) смог бы работать в телефонной службе поддержки после десятиминутного инструктажа. Десять минут. Более чем достаточно, уверял Мозголом. Диетчик не поверил, тем более что он вообще-то с техникой на вы. Да ладно, не отставал Мозголом, я тебе все объясню. Короче, Диетчику пришлось уступить. Дальше был улет! Мозголом выкрикивал по списку все стандартные фразы, а Диетчик за ним повторял. Начиная от «Вы уверены, мэм, что устройство включено в сеть?» и далее через расспросы про красные лампочки, зеленые лампочки, выпадающие меню и версии программного обеспечения к кульминации: «Мне нужно поговорить со старшим инженером» — это уже в полный голос на весь бар.

* * *

Дорога через скрытые уровни к тому месту, где покоится Кристалл, будет долгой. Зорды сжимают кольцо, но, как я и обещал, на помощь придут призраки — укажут путь, отобьют атаку зорд, запрут их в тоннеле и завалят выход. Маленький джип скоро застрянет, придется Рэю с Гинчей идти пешком.

На последнем уровне шахты батарейку в очках ночного видения придется поберечь — выключить и сколько получится пройти в темноте. Если под ногами неровно и опасно, пусть Рэй с Гинчей пользуются одними очками на двоих — как аквалангисты иногда делят на двоих один баллон с кислородом, — передавая друг другу по очереди. Гинча пусть идет первой, она лучше знает шахту. Мне, правда, уже приходили возмущенные письма от людей, которым не нравится, когда женщина руководит. Ха-ха! Что делать, по-другому из этой шахты живым не выбраться. Привыкай.

* * *

Квартира понемногу начинает напоминать заброшенный очаг бедствия — нет ведь никого, кроме меня (я-то есть, иначе откуда бы пополнялось прохождение). Да уж. Теперь никакая Тори не помешает мне войти в Книгу рекордов захламленности. Питаюсь консервами, макаронами и хлопьями, обнаруженными в кухонных шкафах. Во-первых, деньги экономятся, а во-вторых, пища-то вполне здоровая, так что имей в виду, советую. Хотя нет, а то сдвинусь и начну писать блог о диетах или еще что похлеще. Вернемся к игре.

Во время спуска в недра призраки будут периодически приносить куски карты, где обозначены скрытые уровни, и обрывки газет со сводками из Древней колонии и десяти веках борьбы с зордами. Что еще нужно в шести милях под землей, когда ты и так перепуган до полусмерти (счетчик здоровья не забывай проверять, кстати, я не шучу). Короче, я не понимаю, зачем так много разговоров о развитии колонии, его стадиях, лидерах, политических течениях и великих битвах планеты. Ф-фух! Глупо это все, если не тупо. Может, в этом и суть. Призраки по уши увязли в прошлом, в давно минувшем, но ты-то (Рэй то есть) живешь в настоящем, а значит, о нем и должен заботиться. Если кто найдет способ отвязаться от призраков с занудными лекциями, дайте мне знать, пожалуйста.

Зато звук в глубине шахты сделан отменно. Перемещается, в зеленой тьме то и дело раздаются непонятные шорохи неизвестно откуда. То ли галлюцинации, то ли нет — я не специалист по звукам, — но на психику действуют. У Вентера кот каждый раз бесился — шипел и царапался, когда эта часть игры шла. Звуки, причем едва уловимые, однако атмосферу создают еще как, потому что обстановка очень напряженная. А кот (Тоби) потом погиб под мусоровозом — правда, «РМ» здесь ни при чем.

* * *

Тори позвонила из похода. Привет, Тори. То есть не совсем из лагеря, а из ближайшего мотеля. Линда, кажется, все еще сидит в палатке, я не понял. Тори как-то невнятно объяснила. И еще там везде грязь, дождь и жуки по деревьям ползают размером с крысу. Обычные мухи, как я подозреваю. Хотя вообще смешно: Тори сражается с мухами, а Рэй — с подземными грызунами и зордами. Короче, несмотря на неудобства, Тори с Линдой пока домой не собираются, так что у меня куча времени, чтобы продолжать прохождение, даже при всех дополнительных сменах в «Доменико» (сегодняшний прогул не в счет). Я после вчерашних шатаний по барам с Мозголомом вообще домой в три ночи пришел, чтоб вы знали. Так что продвигается медленно, плюс еще головная боль и тошнота подкрались незаметно.

* * *

«Пять секунд — полет нормальный», — успокаивает себя на каждом этаже парень, спрыгнувший с шестьдесят девятого, несясь навстречу земле. Вот-вот, нормальный. Но здесь, в глубине шахты, когда наконец видишь последний отсек с Кристаллом, он тут же перестает быть нормальным, и встреча с асфальтом на гигантской скорости неизбежна. В общем, у меня две новости — хорошая и плохая. Хорошая: испытания позади, и единственное оружие, способное навсегда разделаться с зордами, найдено. Плохая: Гинча тоже зорда, поэтому нападает на Рэя.

Ты видишь Кристалл в последнем отсеке. Делаешь шаг к чему. А дальше управление пропадает, и ты просто смотришь ролик.

Гинча пропускает Рэя в отсек. Потом толкает его внутрь и прикладом лазерного ружья бьет по кумполу. Круто? Еще не все. Гинча начинает светиться — кожа переливается цветами зорд: красный, зеленый, желтый — и бросает странные отсветы на стены. Потом Гинча смотрит на лежащего ничком Рэя, смеется и запирает дверь. Оглушенный, а может, без сознания, а может, мертвый — он остается внутри.

Гинча исчезает, сопровождаемая непонятным гулким звуком, который мне напоминает про надпись, нацарапанную на обшивке космического корабля. «Гулкие своды в Никуда». Может, это и имелось в виду в том граффити — жуткий звук, провожающий исчезающую Гинчу? Ружье и прибор ночного видения Гинча забирает с собой (собственно, как и остатки припасов).

ВЫХОД/ВХОД

Рэй заперт в шахте. Без сознания.

* * *

Снова звонил Бранимир из «Доменико», но я в очередной раз прикрылся автоответчиком. Наверное, пропущу еще день (или ночь), скажу, что свалился с гриппом — сейчас столько народа болеет, вопросов не возникнет. Куки за меня отработает — ей нужнее, а Эштону и подавно. Потом отстою пару двойных, чтобы компенсировать финансовые потери, тем более что Тори (это последняя отговорка) все равно вряд ли заметит. Тори, привет! На завтрак в третий раз ем рисовые колечки, а на обед припасен бублик, обнаруженный в бумажном пакете в дальнем углу морозилки.

* * *

На форумах «РМ» долгое время торчал парень (Хупер64, если я правильно помню, а может, 56 или 69), твердивший, что найдет способ добыть Кристалл — или добраться до отсека без помощи Гинчи, или как-то исхитриться и запереть в шахте саму предательницу.

На форумах и блогах «РМ» постоянно попадается народ, уверяющий: «я расправился с ГАРС голыми руками» или нашел новый путь через Невозможный город, или придумал, как стянуть с Рейчел купальник на Вечеринке у бассейна… Однако когда просишь их рассказать и доказать, все гениальные находки тут же резко забываются. Кто-то честно признает, что погорячился, а кто-то вообще несется профиль удалять и растворяется во тьме интернетовской анонимности. Короче, сопляки только хвастаться умеют. (Простите. Брюзжу, как будто мне самому лет сто. Но вы, в общем, поняли.)

Так вот. У этого Хупера64/56/69 с его великой затеей добыть Кристалл, обойдясь без помощи и предательства Гинчи, получилось также. Сперва он громогласно объявил о своих наполеоновских планах, а потом пошла серия отчетов о провальных попытках. Как он ни изворачивался, спуск в шахту всегда кончался одинаково — Рэй погиб или заперт в ловушке и оставлен умирать. Все старания насмарку.

Это замкнутый круг — или фатальная неизбежность: во-первых, Кристалл надо отыскать, во-вторых. Кристалл можно отыскать только с помощью Гинчи и, в-третьих, когда ты его отыщешь, Гинча обернется предательницей, вломит тебе по черепу и бросит умирать взаперти.

* * *

Позвонил Диетчику узнать, не хочет ли он потом выпить или куда-нибудь прошвырнуться, но у него уже были другие планы. Я сказал, что тогда, наверное, пока, однако тут он заржал, и я спросил, в чем дело. Он признался, что встречается с чокнутой Челси — которая приятельница Тори с подработки.

У него, значит, свидание. Надо же! Говорил ведь, Диетчик не пропадет. Я-то думал, он эту пургу про крутых байкеров, опасные дорожные маневры и позднюю доставку просто так гонит, дурака повалять… А оказывается, он телефон Челси добывал. Впечатляюще. Как у него получается, не знаю. Наверное, девушки нутром чуют потенциальных победителей в таких опасных профессиях, как у него. Генетический радар. Диетчик и Челси. Тори со смеху умрет. Интересно, когда она возвращаться думает? Из разговора было непонятно.

Сегодня слишком долго держал радио на одной волне, а там все время крутили одни и те же дурацкие песни, и все об одном и том же — о любви и одиночестве. Как будто других тем в мире нет. Больше не вынесу. А пульт куда-то задевался.

Вспоминал, как мы с Тори расставались. Года три назад (встречались до этого год) — точнее не скажу, встроенным календарем не оборудовали. Она познакомилась на вечеринке с каким-то парнем, он с ней сначала просто заигрывал, потом начал забрасывать письмами. Вроде ничего особенного. Но как-то я зашел к ней в комнату и вижу, как они переписываются по мессенджеру, и Тори хохочет — заметила меня и тут же свернула окно. Я говорю, ладно, давай пока отдохнем друг от друга. Где-то через неделю меня понесло съездить повидать Хантера, который слился в колледж. Дурацкая вышла поездка. Ко мне в попутчики пристроился БагМэп, а я всю дорогу терзался мыслями о Тори. Думал, думал, особенно про мессенджер — как она с этим парнем перекидывается сообщениями. Будто посылки из слов и фраз друг другу отправляют. Заигрывать у нее всегда хорошо получалось. А по вечерам я закрывался у Хантера в свободной комнате и там, в одиночестве, когда меня никто не отвлекал, уходил в свои мысли.

* * *

Когда очнешься — зорды по имени Гинча к тому времени и след простыл, — хорошенько осмотрись в этом самом Последнем отсеке. Название оптимизма не внушает, но без паники: я спешу на помощь.

Почти сразу становится ясно, что простого и очевидного выхода не предвидится. Стены высечены в граните, дверь — Двадцать дюймов массивной стали. Короче, снова-здорово. Почему Рэя так тянет в замкнутые пространства? Иногда мне кажется, он это нарочно, чтобы продемонстрировать, как замечательно он умеет выбираться. Вторая мысль, которая приходит в голову, когда осмотришься: раз Кристалл — мощное оружие (практически портативная ядерная бомба), может, им удастся высадить дверь? Ха-ха. Как же… Хотя, если честно, мы с БагМэпом как-то пробовали. Ага. Четыре часа ковырялись в темноте, пытаясь разобраться с управлением, а потом оглушительный взрыв, и все вокруг рассыпается на АТОМЫ. Когда звук стих, в клубах садящейся пыли показалась раскореженная лунная поверхность, а у Рэя, валяющегося посреди широченного кратера, уровень здоровья вообще пропал с экрана.

* * *

От Тори никаких известий, зато звонили ее родители, обеспокоенные, как они там с Линдой у черта на рогах. Я успокоил — мол, взрослые девушки, иногда можно и одних отпустить… При этом перед глазами картина, как Тори селится в мотель, оставив сестру в дикой глуши. Ничего, образуется. Волноваться не о чем.

В общем, сперва я успокаивал маму, потом подключился со спикерфона Джо с «маленьким вопросиком». Опять двадцать пять. Сегодня у нас очередной «дополнительный вопрос-блиц» про «что-то у нас с телевизором». К лету им установили новую кабельную систему, по которой меня уже завалили «вопросиками». У Джо с самого начала какие-то непонятки с восемьдесят девятым каналом — он, понимаешь ли, «мертвый». Может, он работает не круглые сутки, а в определенное время, и они в этот промежуток просто не попадают? Хотя теперь вот Джо сомневается, что такое возможно. Или (продолжает гадать он) компания, заплатившая за вещание на этом канале, разорилась — тогда все понятно. Но поскольку точно он не знает, то догадки продолжаются. Последняя на данный момент (с этим он и звонит): может, что-то где-то неправильно подключили при установке, поэтому восемьдесят девятый на самом деле показывает, просто на экране не видно. Короче, у отца Тори около двухсот каналов, но именно на восемьдесят девятом должно идти что-то настолько офигенное, что жить без этого нельзя. Ночами не спит, гадает, что же там на этом долбаном канале… Что же там? Что? Адские муки. А «вопросик», собственно, вот в чем (да, я понимаю, пока тут до самого вопроса доберешься…): как я считаю, это может быть ошибка подключения? И не знаю ли я случайно, что там на восемьдесят девятом? И не могу ли я хоть чем-нибудь помочь в наладке? (Как видим, вопрос распадается на три. Так положено в блицах.)

Я ведь уже говорил, что они в пригородах все чокнутые? Вот вам доказательство. Неужели сложно телепрограмму купить? Или вызвать наладчика с кабельного? Садовника, уборщика бассейна, полицию, горничную, психотерапевта — хоть кого? Куда проще-то… Нет, надо звонить мне. Блин! За три года я превратился в доктора всеобщих наук. С любыми вопросами — естествознание, электропроводка, домашнее насилие, философские проблемы — ко мне. Не знаю… Больные они там все в пригородах. Да, я уже говорил.

* * *

Солнце уходит. Одним и тем же путем каждый день. ЗА ДВА ГОДА Я ВЫУЧИЛ ЭТОТ ПУТЬ ПО МИНУТАМ. (Капслок залипает. Не надо думать, что я специально набирал последнее предложение большими буквами. А чтобы исправлять технические неполадки, я слишком хочу спать, поэтому если опять залипнет, не обращайте внимания.)

* * *

Всем, кто жалуется. Да, извините за лирические отступления, из-за которых вам никак не выдадут долгожданные подсказки по игре. Успокойтесь, дышите глубже, отдохните или побродите по интернет-магазинам.

Когда я вернулся от Хантера, мы с Тори помирились. Но как только в жизни начинается черная полоса, я тут же в сомнениях возвращаюсь мыслями к той ссоре. То же самое с Рэем и предательством Гинчи. В смысле, даже если выберешься, отомстишь Чану, свергнешь ГосКорп, то есть, несмотря на предательство, продолжишь начатое, все равно как раньше уже не будет. Вот такие они, крутые парни — стоит вмешаться девушке, и вся крутизна облетает… Ха-ха.

* * *

Подсказка: чтобы выбраться из последнего отсека, надо мыслить нестандартно. Подсказка: пошерсти по предметам, добытым здесь, в колонии, и подумай, что может пригодиться. Порой бывает, что, когда другого выхода нет, смотришь-смотришь на вещь, думаешь — ну и на фига? — а потом вдруг РАЗ! — и вот она отгадка. Подсказка (на этот случай): что у тебя там есть съедобного?

Ладно. Намекать надоело. Скажу. Синие таблетки, которые Рэй выиграл у Маркхема.

Вытащи. Внимательно осмотри. Никаких надписей, гладкие синие капсулы.

Но когда вынешь пилюли, тебя озарит воспоминание. Вот Родриго в Девятом квадранте пытается отобрать у Рэя эти синие штуковины — как будто от них его жизнь зависит. Вот и вся вспышка. Снова глянь на пилюли. Теперь, когда Рэй вспомнил о драке с Родриго, на синей поверхности волшебным образом проступают слова. Мелкими буквами. «Съешь меня».

* * *

БагМэп как-то умыкнул у брата заначенный в шкафу мескалин. Сперва было прикольно. Заявился ко мне в «Доменико», хохотал и гнал пургу (собственно, как обычно). (Извини, БагМэп.) А потом стало уже не так смешно, потому что БагМэп требовал, чтобы его отвезли обратно на землю предков — я так понимаю, в Норвегию или Швецию. Шарахался от машин у окна выдачи, что-то нес о жизни «до появления языка» (не спрашивайте, я за ним не записывал), а потом просто плакал и плакал, как будто у него гемофилия — только вместо крови слезы.

Вот поэтому (и не только) я лично против употребления непонятных таблеток, выигранных в карты на незнакомой планете. (Ты слушай, БагМэп, и мотай на ус.) И хлестать попадающиеся под руку зелья, которые даже в «РМ» на каждом шагу, тоже не советую. Мозг — система тонкая. Перепутать нолики с единичками — раз плюнуть. Даже если просто мощный магнит к виску поднести или открыть банку клея (такого, который всем рекламировали Ночнойбред, Корди и Джонсы) и вдохнуть поглубже. Я это все не одобряю. Единички с ноликами и так нелегко держать в норме — спросите Мозголома, он об этом знает больше, чем нужно. Так что нечего их лишний раз перетасовывать.

Однако для данного случая, когда Рэй сидит в Последнем отсеке на далекой луне, можно сделать исключение.

Значит, так. Глотаешь таблетки. Горстью, все до единой. А потом ложишься на пол и смирненько ждешь последствий.

Иногда задача не в том, чтобы выбраться — из тупика или передряги, — а в том, чтобы забуриться еще глубже.

Так вот. Действие пилюль начинается с того, что у Рэя все плывет перед глазами, темнота вокруг начинает мерцать, как отраженный от черной ртути свет. Тело Рэя покрывается потом. Ты наблюдаешь за ним сверху и видишь, как он пытается сфокусировать взгляд, словно смотрит на что-то за камерой. Хотя камеры там нет. В игре вообще нет никакой камеры. Не знаю, меня почему-то все время тянет описывать игру как фильм. Хотя ясно, что никакой это не фильм. Короче. Не-камера делает наезд на Рэя… его глаза расширяются… кадр еще крупнее, сквозь глаза… Всплеск пикселей, экран вспыхивает и гаснет. Дальше ролик.

ПЕРЕНАСЕЛЕННАЯ ЗЕМЛЯ

Рэй приходит в себя на людной городской улице, и ты сразу понимаешь, что таблетки переправили его на Землю. Однако не на ту, которую он оставил, с полузаброшенными безлюдными городишками, одинокими мотелями посреди пустыни, полярными исследовательскими станциями. И на Землю с замками, пылающими факелами и всякой готической атрибутикой, от которой балдеет Ночнойбред, мало похоже. Земля, где приходит в себя Рэй, огромная и перенаселенная — как гигантский мегаполис, где «народу больше, чем людей» (фразу подкинула Янка — спасибо, Янка. Респект).

Солнце отражается от стеклянных офисных небоскребов в милю высотой, а гранд-отели пронзают облака шпилями, похожими на радио или спутниковые антенны. Улица запружена народом под завязку. Что же у них тогда перед Рождеством творится, когда все толкаются за подарками? Толпа движется в разные стороны, не поймешь кто куда. В людской реке, что плещется между зданиями, наверное, тысячи человек, и всем куда-то надо. Всем, кроме Рэя, который, удивленно моргая, смотрит на столпотворение. Впервые за всю игру он выглядит обычным человеком — не героем. Обычный парень, обычного вида. Вы с ним на Перенаселенной Земле и — сразу предупреждаю — это самая сложная часть «Рухнувшего мира». Пройти ее будет непросто.

Рэй что-то говорит, нам не слышно. Потом, оглянувшись, он замечает качающуюся высоко над улицей рекламу. На одной растяжке красуются слоганы «Нового Гэпа» и «Объединенного Найка», а на другой жирным черным шрифтом напечатано: «Я не знал, что смерть стольких воскресила». Может, это название группы, а может, строчка из рекламы фильма, а может, разработчики игры подшутили, а может, вообще побочный эффект от таблеток. Не знаю. Но в общую картину вписывается.

* * *

К этому моменту многие уже сгорают от нетерпения — «Кого бы застрелить?», или «Дайте мне, дайте головоломку посложнее», или «Где тут демоны? Всех замочу!». Мой вам совет: как только снова обретете управление игрой, постойте смирно. Понаблюдайте за толпой. Остальное само образуется.

Очень многим не дают покоя эти самые синие таблетки. Спрашивают, как это Рэй с помощью пилюль переместился на Землю. Разве так бывает? Может, Рэй на самом деле вовсе не на Земле, а все, что он видит, — галлюцинации?

Объявляю раз и навсегда: в прохождении я на такие вопросы отвечать не намерен. И на более глобальные, вроде: «Может, это не Земля, а просто очень похожая планета? Все равно не различишь» — тоже не буду. Сразу скажу «я пас» или «следующий, пожалуйста». Многие ломали голову над философскими вопросами «РМ», но достойных ответов пока не нашли. Так что я не намерен бежать по дороге, по которой даже ходить еще не научился. Меня больше привлекает сама игра, стрельба, выигрыш, чем всякие рассуждения. У меня все просто: на Землю Рэй попадает или нет, эту часть все Равно придется проходить. Вот самое главное, не забывайте. А вступать в метафизические дискуссии с пацанами, обкурившимися травы или пережравшими таблеток и считающими хорошей группой «Сине эвейдерс» — нет уж. С меня хватит. Возвращаемся к игре.

* * *

На Перенаселенной Земле Рэю нужно обеспечить обычные средства выживания — кров, пищу, отдых, следить за уровнем здоровья и энергии, не подвергать смертельной опасности. В гигантском абсолютно незнакомом городе это нелегко. Даже если здесь за тобой не гоняются зорды, все равно попробуй найди работу без документов, побегай от уличных банд, поторгуйся на рынке, поночуй в парке на скамейке или в приюте для бездомных — посмотрим, как ты запоешь. Первые дни в этом городе самые сложные, причем все очень рандомизировано, дальше просто некуда. Никаких уловок, никаких алгоритмов. Как фишка ляжет.

В этом задании Рэй должен найти ключ — нет, не золотой ключик от амбарного замка — а цифровой. Из двадцати семи цифр. Загвоздка в том, что на всей Перенаселенной Земле его знает один-единственный человек. Кошмар! Ха-ха-ха. «Да уж, в этот раз мы попали», — как сказал Мозголом. И я совершенно без понятия, кто это будет в вашей версии игры — благодарите рандомизацию. Игра и без того переходит все границы, а уж эта часть с Перенаселенной Землей — полный гроб. Хранителем ключа может оказаться любой прохожий в этой бесконечной толпе — любой и один-единственный. Он один знает, где ключ. Спасителем может оказаться КТО УГОДНО. Так что всматривайся в толпу и думай. Может, вон та хохочущая девочка, а может, старик, роющийся в портфеле на скамейке у стеклянного офисного небоскреба, или пацан в красно-розовых кедах, прошмыгнувший мимо, или другой пацан с любопытными голубыми глазами, или вон та женщина, задремавшая на солнце около библиотеки, или вытирающий пот со лба регулировщик на одном из запруженных городских перекрестков, или рабочий в наушниках, вгоняющий в асфальт отбойный молоток… Короче, продолжать можно бесконечно, ты и так понял. Пройти эту часть будет нелегко.

* * *

В «Доменико» я не появлялся с самого отъезда Тори. Эштон оставил сообщение на автоответчике, что он надеется, болезнь протекает успешно… В общем, по его словам ясно было: он особо не верит. А, ладно. Вообще-то чем больше я притворяюсь больным, тем сильнее подозреваю, что, может, и правда… Слушаю вот послание Эштона и лоб трогаю, будто температура.

* * *

Периодически проскальзывают слухи о трепачах (да-да, Якудза333), утверждающих, что «разработали систему», с помощью которой можно пройти Перенаселенную Землю. Однако все, кто играет в «РМ» по-настоящему, в один голос с командой разработчиков игры на всех интернетовских форумах и блогах решительно заявляют, что ОБМАНУТЬ ИГРУ НЕ УДАСТСЯ. Мы ищем иголку в стоге сена. Так что через тернии. А так, конечно, в сказки можно верить до старости, но мы же не в Диснейленде. Не на все найдется элементарный ответ, который весело пропоет пушистый зверек с танцующим планктоном на подпевке.

Без цифрового ключа Рэй не сможет вернуться туда, где лежит его тело — в Последний отсек на той самой луне, — и выбраться из шахты. Без этих цифр он точно погибнет — то есть погибнет тело в недрах рудника, а душа (сознание, мысли — как хотите) останется вечно скитаться по Перенаселенной Земле. Давай же, вперед, вперед, — меня постоянно погоняют, но какое уж тут «вперед»?

Помните: 1) Без паники. Рэй загадочным образом чувствует, когда ты паникуешь, и тогда становится еще хуже. 2) Очень скоро ты заметишь, что эти уличные толпы как-то отличаются от остальных. Не знаю как, но сделаны они гораздо реалистичнее, чем в других играх. Клокворк говорил, что во всем «РМ», и уж тем более в этой части, для них используют какие-то специальные «фрактальные генераторы» — вроде того. У Клокворка неиссякаемый запас умных технических терминов, которыми он пугает нормальных людей. Сейчас уточню.

(Так, в мессенджере он не отвечает, поэтому возвращаемся к толпам.)

* * *

Да уж… Пишу про улицы, где не протолкнуться от людей, а в собственной жизни у меня пустота. Сижу один, квартира являет собой типичный натюрморт пятидневной неуборки — повсюду громоздятся горы грязной посуды и белья. Роло тоже нет, уехал навестить брата, вернувшегося после очередной Оккупации. Я и не знал, что у него есть брат, тем более в армии. А Тори по-прежнему пропадает у черта на рогах с Линдой — принцессой истеричек. Вещи Роло, кстати, тоже валяются по всей квартире, хотя его и нет. Он как вирус — не избавишься, даже если он в отъезде уже две недели. Еще мое барахло разбросано, и Тори оставила свой след. Вот, например, наша с ней фотография из Вегаса, ее белье на полу, журнал, который она читала около дивана, и так далее.

* * *

Устроил себе перерыв, чтобы попить колы, и тут позвонил Клокворк с объяснением, как сделаны толпы, поэтому передаю с его слов, но если что потеряется в процессе, не бейте. Так вот, Клокворк говорит, что в большинстве игр (и фильмов) толпу делают при помощи «программы-генератора», а в «РМ» — вручную, каждого человека отдельно, даже не группами. Генератор толпы «работает с базовыми человеческими фигурами, изменяя их рост, толщину, форму тела, осанку» (это цитата, я записывал), а потом добавляет движения и «определенное количество средних действий» (Не спрашивайте. Я только передаю. Хотите разобраться, пошарьте в Гугле.) Так вот. Каждый из этих сгенерированных получает «стандартизированные отклонения от среднего значения» (от среднестатистического), а потом программа создает лица из набора шаблонов. Уф-ф! Сердце колотится. То ли от колы, то ли от Умных слов. На самом деле, боюсь, их никто все равно не поймет, кроме Клокворка и команды разработчиков. Но его такие штуки прикалывают.

К. говорит, что хороший генератор толпы работает как салонный фокусник. Тут главное — ловкость рук и отвлекающие маневры. Пока делаешь пассы левой рукой, все забывают про правую, которой и подкладываешь платки, игральные карты, голубей и девушек в купальниках. Короче, передний план оттягивает внимание на себя, и ты ни в жизнь не заметишь, что на заднем, в толпе, не люди, а просто силуэты. Вот когда приглядишься, тогда да, — можно распознать повторы, одинаковые типы. Приглядись к толпе в «Законе стаи-7» или «Вудстокских криминалистах» — сразу поймешь. Конечно, «одинаковых людей» не будет, но ощущение неправильности точно возникнет.

Короче, по части толп «РМ» равных нет. И тут же понимаешь, насколько ненастоящими выглядят толпы в других играх и фильмах. Видно, что в «РМ штучная работа». Попробуй ради эксперимента выбрать какого-нибудь прохожего на Перенаселенной Земле и последить за ним — или сконтактировать. Очень прикольно. Они 1) не уходят в небытие, свернув с главной улицы и 2) не исчезают в подъезде небоскреба или за колючей проволокой, куда тебе хода нет. У них у всех, как сказал Клокворк, «перманентная целостность» — то есть у каждого есть какие-то свои, личные дела, они не просто массовка. На этом экскурс в технологии закончим.

* * *

Согласно последней сводке новостей от Тори, они с Линдой уже обе в мотеле, так что никаких больше палаток. Ха-ха. Догадываюсь, чья кредитка сейчас идет в расход. Точно не Линды. А у нас с Тори — королевой лабиринтов вышла очередная ссора, когда я высказался на тему, что Линду она (Тори) в основном интересует как финансовый источник. На это Королева лабиринтов мне велела помалкивать в тряпочку (тем более по «финансовым вопросам»), а я ответил ля-ля-ля и к чертовой матери пи-пи-пи, а она ля-ля и какого хрена пи-пи-пи. Остальное сами додумаете. Это, собственно, прохождение, а не блог о свиданиях. И вам вся эта фигня до лампочки. Вам нужно про игру, и чтоб без лишних слов, да, Крученый? Конечно. Тогда про Тори и про то, почему ее прозвали Королевой лабиринтов, в следующий раз. Как-то так.

* * *

Сегодня холодно, а отопление включат дай бог через месяц. Квартира напоминает покинутый город в горах на Скрытом уровне — население эвакуировали, спасая от надвигающейся Детской армии. Я Рэй. Я хожу по квартире, откуда сбежали все жильцы, но следы их существования остались. Как детектив на месте преступления, с той разницей, что я часть этого преступления, и «РМ» тоже, но никакого преступления нет. Блин! Не знаю. Или я единственный оставшийся в живых человек во всем мире, и должен сидеть в этой квартире и записывать, чтобы вычислить, что произошло, потому что кроме меня никто не обучен грамоте. Какой-то я бред несу… Поздно уже. Слишком много думаю и начинаю зацикливаться.

* * *

Около половины одиннадцатого, когда живот совсем свело от голода, я отправил Эштону эсэмэску с вопросом, нельзя ли мне умыкнуть пару «хреновин» из «Доменико». По-моему, хорошая мысль. Эштон ответил «да, сейчас сообразим». Они мне соберут заказ из сицилийской с оливками и прочими прибамбасами, а мне остается только прийти и забрать. Однако не успел я положить трубку, как тут же закрались подозрения: вдруг это ловушка и я угожу прямо в распростертые объятия Бранимира. Вернулся с порога и сел думать. С одной стороны, ни Бранимира, ни Мирослава там по ночам не бывает, разве что ЧП приключится. Так с какой стати сегодня делать исключение? На всякий пожарный отослал еще одно сообщение Эштону, прозондировать почву. Кто сегодня был из Братьев? Они еще там или ушли? Глупо со стороны, но мне как-то не хочется, чтобы Мирослав орал на меня посреди ночной улицы.

Когда перевалило за одиннадцать, я наконец набрался храбрости, откопал старое пальто, которое уже сто лет не ношу, и пошел окольным путем, обогнув «Доменико» сзади, чтобы проверить, не стоит ли там пикап Мирослава. Никаких признаков. Эштон, увидев, что я на нервах, начал изображать, будто Мирослав зачем-то едет обратно, — только я сразу понял, что Эштон прикалывается, хоть он и врал на голубом глазу. Не вышло, даром что голубой. Но я все равно схватил пиццу и пустился наутек, в горы — если считать квартиру горами, где можно скрыться от погони.

А, да, еще. Со вчерашнего дня у них НАКОНЕЦ новый курьер. Стентсону подобрали замену. Новичка зовут Дэнни, но я для простоты окрестил его Стентсон 2.0. Беглого взгляда хватило, чтобы понять: почти никаких отличий от предыдущей модели в серии Стентсонов. С ног до головы в черном, на голове закрытый шлем. По словам Эштона, этот откликается, когда с ним заговариваешь, так что в новой модели, видимо, добавили функцию общения. Пройдет неделя, а может, месяц, и 2.0 обрастет большей индивидуальностью, а пока он для меня всего лишь силуэт, оболочка на мотоцикле перед пиццерией. Или вот, например, Роло. Я его едва знаю, хотя и живем уже бог знает сколько в одной квартире. Он тоже всего лишь оболочка, почти без содержимого. А другие жильцы нашего дома? Или попутчики в метро? Не знаю…

* * *

Мой ящик уже распух от посланий в духе «ты, крендель, какое вообще ты имеешь право называть свою писанину прохождением, если там на каждом шагу: „готового способа нет, думайте сами, решайте сами“». То есть моя работа, получается, убивает саму суть прохождения.

Может, и так, если называть его именно прохождением. Ну да. Давайте уж, лентяи, не стесняйтесь, вываливайте все. Я не спорю. Колесуйте меня, четвертуйте и вздерните на рее. Вперед! «РМ» слишком сложная и запутанная, так что признаюсь здесь и сейчас: по ней не может быть прохождения — такого, чтобы шаг за шагом, иди туда, потом сюда, как в первых, учебных уровнях. Ее надо прожить. Над ней придется попотеть. Да, блин, об этом я и твержу, ради этого и пишу свой «путеводитель». А время на вас, «победителей», которым лень лишний раз пальцем шевельнуть, тратить не хочу.

Так что — для тех, кто в танке — повторяю. Перенаселенную Землю обманом пройти не удастся. Игра сделана на сложном и непредсказуемом ИИ-движке (спасибо, Клокворк, еще раз, что дал списать умные слова), поэтому толпа максимально для нереального мира приближена к реальной. Уловки не пройдут. Нужно найти ключ (он же цифровой код). Все рандомизировано. Не проскочишь.

ОЖИДАНИЕ БЕЗ ЖЕЛАНИЙ

Снова звонил Бранимир, и снова я прикрылся автоответчиком. А потом, может, откошу еще на пару дней под предлогом заседания в жюри присяжных. Исполняю гражданский долг. Может такое быть? Может. А на работе под это дело обязаны давать отгул, к тому же Эштону вообще без разницы (есть я там или нет), а уж Стентсон 2.0 точно без меня обойдется. Потом отработаю двойными сменами.

Думаю о Тори. Небось валяется сейчас у бассейна в мотеле — правда, она по телефону про обстановку в мотеле не особо распространялась. По моим подсчетам, они уже неделю «воздухом дышат». А пока Тори греет пузо, я сижу в мрачной зашторенной комнате. В квартире, кроме меня, ни души. Снаружи тоже тишина. С улицы ни звука, этажом ниже молчание. Ни плеска воды в раковине с посудой, ни звонков, ни телевизора. Солнечный свет пробивается сквозь крошечные Щели, напоминая, что снаружи еще белый день. Капает из крана. Ни то ни се, ни кап, ни кап. Ничего.

Звонил Мозголом, но я и его переключил на автоответчик. Как бы так сделать, чтобы он перестал быть мистером Отбоем? Ладно, сейчас не до того. Сосредоточимся. Не будем отвлекаться.

* * *

Чтобы пройти Перенаселенную Землю, постарайся раскрепоститься. Плыви по течению. Откройся. Вот мой совет.

Незачем, найдя ночлег, зарываться в нору и сидеть там весь день. Нечего прятаться и баррикадироваться. «Вылезай в люди и общайся!» — как убеждают во всех передачах про смену образа и школу знакомств. Вылезай и броди по улицам. Дыши. Спустись в подземку. Гуляй. Катайся на эскалаторах — просто вверх-вниз. Без разницы. Перемещайся. Понимаешь, иногда САМ ГОРОД И ЕСТЬ ТО, ЧТО ТЫ РАЗГАДЫВАЕШЬ. Так говорится в граффити оттуда, с Перенаселенной Земли. Увидишь на поручне эскалатора на спуск рядом с обычными надписями вроде «СМЕРТЬ ГОЛУБЫМ» и «РЕДЗ КРУЧЕ ВСЕХ».

* * *

Блин! Полчаса переворачивал квартиру вверх дном в поисках съестного, а в результате — три жалких рисовых хлебца из спортивной сумки Тори. Сколько они уже там плесневеют, лучше не думать. Вкус отвратный. Буэ… Нет, за еду хлебцы не катят. Но в «Доменико» звонить больше нельзя, рискованно. Еще не вечер, а я уже в растерянности. Все часы в квартире или показывают неправильное время, или мигают 0:00:00, как будто электричество отключали, но меня не проведешь — я все равно пойму, сколько времени. Достаточно глянуть телик. В СМЫСЛЕ, ПО ТОМУ, КАКАЯ ПРОГРАММА ИДЕТ ПО КАКОМУ КАНАЛУ, МОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ ВРЕМЯ — КАК В ДРЕВНОСТИ ОПРЕДЕЛЯЛИ ПО СОЛНЦУ. (Ну да, опять капслок западает. Если так дальше пойдет, придется заканчивать прохождение ГРОМКИМИ ВОПЛЯМИ.) Надо иногда выбираться на поиски пропитания. Чувствую себя вампиром во мраке — придется выходить на промысел и рыскать по ночному городу. Наверное, зайду позже к Мозголому, признаюсь, что я еще тут, на этой планете, и выясню, нельзя ли у него чем поживиться. Он, конечно, кулинар тот еще, но у него хоть работа есть с зарплатой. И потом, еще раз соваться в «Доменико» за сицилийской я все равно не могу. Нервы не выдержат.

* * *

Вот хороший способ — следить за прохожими. Выбираешь человека в толпе и садишься ему на хвост. Идешь за ним, но так чтобы он не заметил, иначе всполошится. Я бы лично перенервничал, прицепись Рэй ко мне (ха-ха) — вид у него после рудника и драки с Гинчей жутковатый. Лицо в запекшейся крови, разодранный комбинезон — по городу в таких не ходят. Короче. Поболтайся по улицам. Если не знаешь, куда направиться, выбери себе какие-нибудь ориентиры, например, от одного чего-нибудь красного до другого, от одной синей штуки до другой — полиэтиленовый пакет в руках у прохожего, шарф, рекламный плакат — без разницы. Когда синий надоест, переключайся на оранжевый, красный, серый. Все равно. Или присмотрись к уличному мусору и извлеки что-нибудь путеводное оттуда — звони по телефонам, записанным на салфетках; проституткам по визиткам в телефонных будках; ходи по маршрутам, начерканным на тех же салфетках или клочках бумаги. Да! Ветер у них сделан классно — и резкими порывами, и вихрями. Настоящий шедевр — даже лучше и проработаннее, чем толпа. Обожаю этот ветер. Короче, читай по губам. Расслабься и ни о чем не думай. Отпусти все мысли.

Помни: любой из живущих на Перенаселенной Земле людей может оказаться тем, кто тебе нужен, кого ты ищешь. Не сбрасывай со счетов подозрительных типов, уродов, инвалидов на колясках; цыпочек, к которым ты в жизни на километр бы не подошел, ни пьяный, ни трезвый; вонючих бомжей, ночующих в картонных коробках; сумасшедших старух, детей-даунов, занудное старичье непонятного пола на скамейках в парке и так далее. Смотри непредвзято, оставь все предубеждения за порогом, если хочешь пройти эту часть игры. И вообще все мысли оставь.

* * *

На форумах многие говорят, что Рэй — человек действия, герой из боевика. Зачем он будет овощем слоняться по городу и рыться в мусоре, как бомж? Подскажите, где в этом городе достать пушку покруче, спрашивают они. Или, может, есть способ проломиться из этого мира обратно на далекую луну с помощью комбинации самодельных Порталов между измерениями и Квантовой бомбы? И прочая фигня. Так вот. ИМЕЙТЕ В ВИДУ. В ЭТОЙ ЧАСТИ ИГРЫ ЛЮБОЙ «МЕТОД» ИЛИ «СПОСОБ» ОТЧАСТИ ПРИЗНАНИЕ ПОРАЖЕНИЯ. (Нет, теперь капслок специально, ничего не западает.) Нужно, как однажды выразилась Чеширская Кошка, «ожидание без желаний». Проше говоря, отойти от фильмов про кунфу и отпустить ситуацию. Кто ищет — тот не найдет. Если искать специально. Пусти все на самотек, и искомое само приплывает к тебе в руки. Рекомендуем единогласно — я, Чеширская Кошка, Йоко898, Мозголом, Клокворк и Вентер (и т. д.) — и даже крутые любители замочить все живое, вроде Криспина, и Гелия, и Ската. А мочить здесь просто некого. Ни тебе демонов, ни бомб, ни ловушек, ни загадок. Не здесь и не сейчас.

Подозреваю, что если кто бросает играть в «РМ», то именно в этой части. Я, конечно, маркетинговых исследований не проводил, но готов спорить (на деньги), что слабаки отваливаются именно тут. Здесь явно решающий момент.

Первый пост Чеширской Кошки про Перенаселенную Землю — когда она прошла эту часть в первый раз — состоял из одной-единственной строчки. Остальные ваяют целые трактаты о том, как у них получилось и какие они герои, что им удалось пройти первыми, у ЧК всего одна строчка, но лучшего совета для этой части игры не придумаешь. «Знай, что ты ничего не знаешь». Респект Чеширской Кошке. Респект тем, кто находит свой путь. Это вроде цитаты, а может, пословица, не в курсе. Не припомню, когда я еще соглашался бы с Чеширской, но в этот раз да. Знай, что ничего не знаешь.

* * *

К СЛОВУ: на одном из форумов есть хороший рассказ какого-то парня, который просто стоял на месте — там, где Рэй оказывается на Перенаселенной Земле, — и ждал. Так у него все и получилось, не сходя с места. Три недели Рэй стоял как вкопанный. Не ел и не спал. Невероятно круто. Стоял не шелохнувшись. А потом, через три недели, когда умирающий от голода в полубреду Рэй слился с толпой, в синем небе прямо у него над головой показался аэроплан и написал дымом в небе двадцать семь цифр. Круто! Невероятно круто! Правда, когда Мозголом попробовал сделать то же самое — просто ради эксперимента, оказалось, не так круто. Стоял у него Рэй, стоял, стоял — а потом взял и умер от голода.

Как повезет. Знай, что ничего не знаешь.

* * *

Солнце из квартиры ушло. В последнее время солнце вообще куда-то подевалось. Не знаю. Задернул шторы, чтобы не отвлекаться и чтобы экран не бликовал.

Заметно, что Рэй и сам иногда на Перенаселенной Земле делается нервным и беспокойным — может, жестких драк не хватает, или организм отвык от земной гравитации, или действует на нервы ожидание врага — которого все нет и нет. Мирная жизнь тяжела, когда привык к войне.

Только что заметил сообщения от Тори на автоответчике. (И одно от Бранимира. Эй, Бранимир, я про тебя в Интернете пишу — слышал о его существовании? Ха-ха.) Тори по-прежнему где-то с Линдой, только они еще каких-то парней (или одного парня?) подцепили — Т. обошлась без подробностей — или это Линда подцепила. Он прикольный и возит их по достопримечательностям. Какие там на фиг достопримечательности? Ума не приложу. И что за парень? Прикольный с большой буквы «П» или просто? Найти бы способ этого кекса предостеречь — мол, держи кредитку, яйца и мозги подальше от загребущих лап одной знакомой нам особы.

* * *

Снова позвонил Бранимир. Я не взял. Да, понимаю, что еще чуть-чуть, и придется объяснять насчет прогулов и прочего — по голосу Б. уже близок к точке кипения, — но для этого мне нужно соответствующее расположение духа. Если объясняться в неправильном расположении духа, будет больше вреда, чем пользы. Только испорчу все. Я справлюсь. Не стоит беспокоиться.

* * *

Некоторым кажется, что на Перенаселенной Земле Рэй может отыскать Рейчел. Нет, не получится. Там ее никто не находил. (Да-да, Хитромудрый. Ищи сколько угодно, но не жди, что я в предвкушении затаю дыхание. В этой части игры другая цель.)

Зато я обнаружил еще несколько глюков. Когда Рэй входит в помещение, картинка подскакивает и слегка запинается. Например, Рэй селится в гостиницу и открывает дверь в свой номер. Небольшой, чистый, на кровати стопка белья, на подушке плитка шоколада, занавески в цветочек. Но стоит Рэю шагнуть за порог, как комната начинает дрожать. Странно, ведь графических глюков в игре мало, и непонятно, как упустили этот, в такой до тупости простой части. То есть взрывы на заправке; кровавая резня, когда не разберешь, где руки, где ноги; всеобщий хаос и вьюжная симфония драк с зордами, — пожалуйста, все прекрасно, никаких глюков. А эта сцена — номер в мотеле с морем за дверью и «лучом света» — почему-то пробуксовывает. Почему трудности вдруг вызывают самое элементарное?

* * *

Ключ (цифровой код) может достаться тебе (Рэю) в самых разных вариантах и видах, хотя наиболее зрелищный, наверное, тот самый самолет, выписывающий его дымом в небе. Будь начеку. Любой из случайных знакомых может передать тебе номер на клочке бумаги, шепнуть на ухо в такси, протараторить в неожиданном телефонном звонке. Его может произнести служащий, зачитывающий выписку из твоего банковского счета, начертить на песке девушка, в которую Рэй (ты) против воли незаметно начинает влюбляться, или придурковатый пацан накорябает мелом на стене, огораживающей длинный-предлинный сад при доме, где Рэй останется на ночлег, когда надежда уже почти угасла… Предугадать, как и в каком виде появится код, практически невозможно, но одно ясно и определенно: шанс у тебя будет один-единственный, так что, ПОЖАЛУЙСТА, найди куда этот ключ записать и припрячь получше.

* * *

Непривычно с постоянно зашторенными окнами. Приоткрыл, чтобы выглянуть наружу, но, кажется, опять просчитался. Уже ночь. Надо как-то разорвать замкнутый круг.

Пытаюсь представить себе Тори, но почему-то картинка никак не складывается. Представляю обычный мотель, обычного парня-администратора, обычное синее небо. Все безликое, Тори обошлась без подробностей. Тори и Линда в своем обычном виде. И какой-то самый обычный парень (или все-таки несколько?), их новый знакомый. Все никакое, все безликое. Зато ясно слышу голос Тори — не телефонный, а как он звучит на самом деле, у меня в ушах. Или в мозгу?

Попытался отловить по телефону Диетчика в надежде, что переключусь, и настроение улучшится, но у него на сегодня опять совместные планы с этой Челси. На какой-то они с ней концерт идут. Не знаю. Эти двое превращаются в попугаев-неразлучников. То-то от него ни слуху ни духу.

Перезвонил Мозголому. Теперь этот не отвечает. А я все отсиживаюсь в своем заброшенном горном городе. Закрадываются мысли, что зря я это придумал. Тори не пойми где не пойми с кем. А я тут один, и мир свернулся в какую-то петлю. Мозголом в своем сообщении повторил слово в слово предыдущее, где он предлагал сходить в кино. Нет, не надо думать, что я перепутал и прокрутил по второму разуто, старое. Сообщение новое, просто повторяется слово в слово.

* * *

Как только Рэй на Перенаселенной Земле получит код, окружающая обстановка тут же изменится — земля начнет, качаясь, в буквальном смысле уходить у Рэя из-под ног. Без паники! Это не конец света. Бывают уровни, где все заканчивается моментально, а на Перенаселенной картинка постепенно тает, тает, как будто напоследок дают о себе знать глючные синие таблетки.

По шкале сонливости станет ясно, что спать Рэю хочется все чаще, а времени, чтобы выспаться, требуется больше. ВСКОРЕ ДНИ СТАНУТ КОРОЧЕ, А НОЧИ В КРОВАТИ ДЛИННЕЕ (капслок), потом доходит до того, что Рэй норовит прикорнуть в любом мало-мальски подходящем месте — в метро, на скамейке, за столиком в кафе. Иногда его замечают и расталкивают копы или официанты: «Нечего тут спать, парень. Двигай давай».

В конце концов — через несколько дней после обретения кода-ключа — Рэй просто-напросто вырубится где-нибудь в людном месте. Это начало конца. Народ всполошится, вызовет «скорую», начнутся вопли и поиски кого-нибудь, кто умеет оказывать первую помощь. Но помощь Рэю не нужна, просто он покидает эту землю. Навсегда. Обратного пути нет. Окружающий пейзаж замерцает, заблестит, как будто все это «лишь во сне», и экран померкнет. Уровень пройден. Как гласит граффити на стене туалета в «Мейси» на Перенаселенной Земле (третья кабинка от входа): «Мы кружим в ночи, и нас пожирает огонь».

* * *

Да-а. Поздно-то как…

Совершив писательский подвиг, какое-то время слонялся в мозговой и желудочной коме, а потом решил, что пора выдвигаться на хрен из квартиры, пока не свалился в голодный обморок или не стал вампиром. Оделся (не в смысле, что раньше голый сидел, — просто в этом на улицу не выйдешь) и пошел искать у Мозголома еды и моральной поддержки. Снаружи оказалось темно и мокро — дождь. По машинам и прохожим не разберешь, какой день недели. Может, четверг. Или пятница? Моральной поддержки у Мозголома не нашлось, зато обнаружились компьютерные игры, подогретые макароны с соусом имени Пола Ньюмана и пиво. Может, мне тоже наладить производство продуктов с собственным автографом? Добуду средств на описание прохождения. Будут мысли — обращайтесь. Серьезно! Ха-ха. У меня довольно длинный список любимых блюд.

Мозголом как раз коротал время за «Рухнувшим миром» — миссию никакую не проходил, просто искал себе отдельные задания или головоломки. То по легко убиваемым киборгам палил, то ловил золотую рыбку в каком-то пруду в Сорок втором городе, творил превращающие заклинания и стрелял по мишеням. Мы поболтали (я — ни слова о том, как он себя странно ведет в последнее время, однако наблюдал пристально, пытаясь разглядеть «что у него внутри»). Да уж. Надеюсь, в голове у него не такой хламовник, как в квартире. Там как будто бомбу взорвали — хуже, чем в моем преданном Забвению жилище. Да-а, Мозголом… Не знаю, что с ним такое творится, но уже один ник говорит сам за себя. Лет с пяти — как его мать вспоминала — у него всегда был такой глубоко ЗАДУМЧИВЫЙ вид, что родители беспокоились, как бы мышцы лица не свело. Наверное, поэтому его так и прозвали.

Поскольку Мозголом был занят игрой, разогревать макароны и заливать соусом пришлось мне. (Я, если честно, и сам хотел оторваться от экрана — видеть его уже не могу.) А готовить я люблю. К плите, правда, попадаю нечасто, но в такие дни, как сегодня, сразу понимаю, почему людей увлекает процесс. После перекуса Мозголом дошел до какого-то места в Девятнадцатом городе, которого я и не видел никогда. В кастрюле не осталось ни одной макаронинки. Подъели все. В общем, в Девятнадцатом — офисное здание, где тебя (Рэя) запирают громилы Чана, и (что логично) надо выбраться.

Сперва казалось, что выхода нет — стальная дверь крепко заперта, на окне решетки, и потом, оно слишком крохотное для Рэя. Не пролезет, разве что превратится в лилипута (нет, он не умеет). И все же! Если попадешь туда, не падай духом. Подними лучше глаза к потолку и увидишь там световой люк. Хотя у нас целая вечность ушла, пока мы его обнаружили. Иногда сложнее всего увидеть самое элементарное, то, что у тебя под носом.

Чтобы выбраться, придется нагромоздить пирамидой всю мебель и пролезть через люк. Сперва мы работали вместе, потом начали соревноваться, кто изобретет самое невозможное и причудливое сооружение. Часа четыре так изгалялись, выстраивая дичайшие башни. Например, внизу журнальный столик со складными стульями, в середине один на другом остальные стулья, а наверху диван, придавленный письменным столом. Супер! Мозголому это напомнило тесты, которые он проходил в детстве, когда мать таскала его к психологу (всякие кляксы разглядывать). Мы громоздили пирамиды и хохотали, поражаясь, сколько немыслимо шатких конструкций можно возвести, добираясь до люка.

Короче. В конце концов мне это занятие поднадоело. Видимо, четыре часа — мой максимум в строительстве башен из виртуальной мебели, тем более когда все пиво выпили. Я начал отвлекаться, поглядывать в телевизор («Киллерватты»), думать о будущем, о Тори в далеком далеке, о том, что у нее когда-то было с братом Мозголома (Полом), о котором она почти не говорит, и как между ними все закончилось, только когда он уехал в Портленд, о том, что Тори не нравится, когда М. уходит в себя, потому что она тут же вспоминает, как у него случился первый срыв (мягко говоря). Я все глубже погружался в мысли о нас с Тори, о Мозголоме — куда его приведут эти подъемы-отбои по кругу. Он вроде бы плывет по течению, а на самом деле просто топчется кругами. Мозголома я все-таки из виду не упускал и все больше убеждался: что-то с ним не так, даже когда он сидит играет ко мне спиной и почти не разговаривает. То есть я-то уже отключился, а М. сидел как приклеенный. Строит и строит свои пирамиды, уставился в монитор и приговаривает: «Ух ты, круто!», когда получается хорошая башня, или «Вот блин!», когда разваливается.

Кажется, я отрубился прямо там, на диване у Мозголома. Помню, как наблюдал за ним сквозь слипающиеся ресницы, а Мозголом (то есть Рэй в «Рухнувшем мире») снимал книги с полок и громоздил их одну на другую, строя подобие карточного домика, и немыслимая пирамида тянулась наверх, к люку. При этом он все так же бормотал себе под нос, с головой уйдя в строительство, а когда башня разваливалась, начинал все сначала. Я задремал. Вымотался ведь, да и от пива разомлел. Когда проснулся, Мозголома за компьютером уже не было, он дрых без задних ног на своем футоне, плюхнулся не раздеваясь. «Киллерватты» давно закончились; шел какой-то документальный фильм про гольфиста, перенесшего операцию на бедре. Игра на экране компьютера стояла на паузе. Я пригляделся. Рэй в мигающем офисном свете, легкий, как перышко, балансирует на вершине самой высокой книжной стопки и с Картой побега в руках тянется к световому люку и к звездам.

Я встал с дивана. Холодно что-то. Позаимствовав у Мозголома куртку, отправился домой. Вот Мозголом, думал я, такой изобретательный, такой целеустремленный — в тестах на нестандартное мышление, когда нужно найти выход из запертой комнаты… куда у него все это в обычной жизни девается? До дома я шел минут двадцать—двадцать пять и всю дорогу думал о Мозголоме.

ДОЖДЕВОЙ ЛАБИРИНТ

Вернулась Тори, Королева лабиринтов. Около пяти утра я услышал сквозь сон звук открывающейся двери, а уже потом (в девять, полчаса назад), когда проснулся окончательно, увидел, что она примостилась рядом. Как будто и не исчезала никуда, мирно спит в футболке и трусиках, укутавшись пледом до подбородка.

Квартира по-прежнему напоминает мини-музей с образцами съеденного (в виде крошек) и выпитого (в виде капель и луж) мной за последние дни, плюс остальные экспонаты: Грязная одежда. Журналы и Пыль. Дорожная сумка Тори валяется около входной двери. Никаких признаков Линды.

Что послужило причиной внезапного возвращения Королевы, остается загадкой, которая вряд ли будет разгадана, пока ее величество дрыхнет. Можно только ломать голову. Судя по тому, как крепко Тори спит, дорога домой вышла долгой и утомительной. До полудня я ее точно трогать не буду. Ярко светит солнце, небо чистое, ясное и синее.

Позвонили родители Тори — как будто телепатическим путем просекли, что она уже приехала — но я ее не сдал. Пусть отдохнет несколько часов в тишине и покое, вместо того чтобы отчитываться и объяснять, где Линда. В принципе они Тори пока и не спрашивали. Джо в очередной раз потребовался телефонный консультант по всевозможным вопросам.

У них в компьютере завелся вирус, который самопроизвольно рассылает спам по списку в адресной книге. Не знаю ли я, откуда он взялся (вирус, в смысле)? Откуда мне знать? Наверное, открывают письма с темой «Шутка» и вложенным файлом под названием «Это про вас?» или с темой «Важное» и вложением «Прочти срочно». Ха-ха-ха. Папа Тори, разумеется, по его словам, ничего такого не открывал и не делал.

И мама Тори аналогично. Но оба при этом подозревают друг друга. Так есть у меня мысли, откуда мог взяться вирус? Нет. А знаю ли я, как от него избавиться? Ну, включите антивирус, что ли, для начала, проверьте комп. Что сделать, чтобы вирусы больше не появлялись? Перестать открывать письма с темой «Секретный отчет» и вложением «Как разбогатеть моментально». Тогда шансы подхватить вирус устремятся к нулю. (Повторяйте за мной: обитатели пригородов — чокнутые. Чокнутые, больные на голову!)

На вторую половину дня я с неохотой принимаю любезное приглашение явиться в «Доменико» и объяснить Бранимиру насчет прогулов, повторив отмазки «свалился с гриппом» и «сидел в жюри присяжных». Еще предстоит взять бланк медицинской справки у особы соответствующей профессии, который я потом отпечатаю и заполню, а Королева, когда проснется, подпишет. Жду не дождусь. Ложь обрастает ложью, как снежный ком, но по-другому никак, иначе с работой в «Доменико» придется попрощаться. Возьму на следующую неделю дополнительные смены, чтобы компенсировать пропущенные во время отъезда Тори.

* * *

Очнувшись, Рэй обнаруживает, что он снова в Последнем отсеке Шахты. ОЧЕНЬ ПРОШУ. Не отчаивайся. Зато теперь у тебя есть важный ключ — двадцать семь цифр, — который выведет тебя навстречу Судьбе.

Набери цифры на панели замка в двери. По порядку, не ошибись. Дверь откроется.

Когда Рэй окажется на свободе, проведи его обратно по шахтовым тоннелям. Иди по карте, полученной от призрака (вторая карта), а потом держи курс туда, где на карте значится «Заброшенная выработка». (Не забудь забрать Кристалл, без него с зордами не справиться.) Здесь игра набирает стремительный темп. Приходится постоянно отбиваться от зорд, перепрыгивать, обходить и рушить самые разные препятствия, да еще Крысы эти мешаются. Все как в старые добрые времена. К концу пути с тебя будет соплями капать зордова слизь. Скат и Гелий сказали бы — круто, пальчики оближешь! (Не вздумай. Слизь ядовитая. Не бери ее в рот, если не хочешь, чтобы из рудника тебя вывезли в пластиковом мешке.)

В Заброшенную выработку ведут два входа. Зеленая дверь с табличкой «Служебный вход» (ха-ха) и красная, на которой значится: «Не входить! Опасно!» Ежу понятно, в какую из них предстоит идти Рэю. У него так всю жизнь. «Не входить! Опасно!»

Сразу за дверью начинается Проклятый лабиринт. Почему проклятый, становится ясно довольно скоро.

* * *

СПЕРВА ЛАБИРИНТ СОСТОИТ (чертов капслок). Сперва лабиринт состоит в основном из коридоров, тоннелей, штреков — короче, та же шахта. Однако потом он начинает постоянно меняться. Ночнойбред говорит, что получается бесконечная плоская равнина, уходящая в бесконечность и дальше, мерцающего зеленого цвета. БагМэп уверяет, что быть такого не может, потому что не может быть никогда. Мне кажется, правы оба. На бесконечной мерцающей равнине возвышаются скрытые (невидимые) стены, коснуться которых геймоверу подобно. Спасибо, ребята. Это и есть Проклятый лабиринт — проклятый, потому что ничего не видно — сложнее этого я ни в «РМ», ни в других играх не встречал.

Кстати: уже три человека отписались, что нашли, как проходить Проклятый лабиринт. Так что я четвертый. Остальных не смотрел, но, судя по сообщениям на форумах, снимать шляпу надо перед СакИт, Ишбел97 и, конечно, Гимпом. Я никого из них лично не знаю, только по репутации. Респект. Гимп прошел зеленую равнину под названием Бесконечный лабиринт (он же Загадочный лабиринт, Бриллиантовый лабиринт, Проклятый или Психический лабиринт — название, собственно, без разницы).

Большущий респект спящей Тори, Королеве лабиринтов, за бесценную помощь в прохождении этой части. Без нее я бы не справился. Когда я первый раз сюда дошел (прошлым летом), честно скажу, на стенку лез от бессилия, плутал по этому лабиринту, как слепой котенок. Вечно приходилось возвращаться, сохранять игру и начинать заново, чтобы Рэй остался в живых. Тогда на форумах еще никто не придумал, как пройти. У меня мозг закипал.

Хуже того, жара в то лето стояла адская, я сидел за компьютером в одних трусах (да, подробности лишние), кондиционера в квартире не водится, так что с меня пот лился ручьями. Бранимир даже «Доменико» дней на пять закрывал, придя с Мирославом к единодушному выводу, что работать там нельзя — вот как жарко было. Если даже безбашенные рабовладельцы проявили сочувствие. Короче. В какой-то из самых жарких дней мы с Тори сидели дома, она читала, поглядывая одним глазом мне через плечо на экран, потому что меня уже бесило бесконечно ходить по кругу и смотреть, как одна за другой улетают псу под хвост жизни Рэя. В конце концов Тори отложила журнал, подошла и несколько минут молча и спокойно стояла у меня за спиной, наблюдая, как я тыкаюсь в стены. Потом в какой-то момент она положила руку мне на плечо и будничным тоном произнесла: «Не сюда. Ты сворачивал там». «А?» — не понял я. «Ты здесь уже проходил. Налево, потом пятый поворот направо, потом первый налево, потом прямо, третий налево, прямо, шестой направо — тогда более или менее выберешься». Так и вышло. Она снова уткнулась в журнал. А я еще долго сидел как мультяшный герой с отвисшей челюстью. Вот ведь блин, а?

С тех пор, как только появляется лабиринт, я тут же зову Тори, официально провозглашенную Королевой лабиринтов. Я бы ей даже походить дал, будь она в состоянии справиться с управлением. Это она провела меня через огромный лабиринт в Черном городе (Тридцать второй?) и Ледяной лабиринт где-то неподалеку, и еще один вроде этого (забыл, как называется), и тот, который иногда попадается в Саду при Отеле с видом (это в колонии, Девятый район — лучше туда не соваться).

Лабиринты здесь разработаны на совесть, но Тори все нипочем. Без разницы, в какой форме выстроен лабиринт: сетка вен на человеческой коже, «решетка» городских кварталов, сложная система пересекающихся тоннелей, выстроенных военнопленными с войны, которая еще не разгорелась, — Тори справится с любым. Ограда с силовым полем, зеркала, жуткая повторяющаяся конфигурация — когда вообще не понимаешь, куда идешь, дорожки, тянущиеся на миллион миль, — ее ничем не прошибешь. Все, что разворачивается, раскручивается или, наоборот, запутывается клубком и свивается в узлы — это ее, тут она как рыба в воде.

Некоторые чертят карты лабиринтов. На форуме кто-то высказывал мысль, что Рэй может оставлять предметы из инвентаря или клочки бумаги, или хлебные крошки, или еще какой-нибудь мусор в качестве меток. Тори ничего такого не нужно — никаких методов, приборов, уловок, инструментов и хвоста из хлебных крошек. Она просто смотрит и идет, смотрит и идет — а потом бац! — и она уже знает, где выход. Вот знает и все.

* * *

Вот вам пошаговый маршрут по лабиринту — перепечатываю из своих заметок с прошлого прохода. Сейчас расшифровывать и красоту наводить некогда. В квартире свинарник, так что надо 1) прибраться и 2) купить еды на завтрак, дабы не навлечь на себя гнев Королевы — когда проснется. Думаю, в записях разберетесь как-нибудь. Если нет, потом допишу. Я уже иногда на части разрываюсь — то ли двигаться дальше, проходя игру до конца, то ли возвращаться назад и дописывать куски, которые обещал доделать. Так что простите.

7 юг

2 восток

5 юг

7 запад

8 север

16 запад

7 юг

12 запад

3 юг

2 восток

Рэя будет то и дело клонить в сон, но спать ты ему не давай. Задействуй дополнительную энергию. И скрытую энергию.

56 запад

21 юг

7 запад

7 юг

1 север

2 запад

8 север

12 восток

Где же Королева лабиринтов, когда она так нужна? Жаль, что спит, проверила бы маршрут.

19 восток

23 юг

52 запад

12 север

2 восток

2 юг

22 восток

Вот здесь как раз подходящее место, чтобы Рэй выспался. Пусть спит, но стоя и с открытыми глазами. Так можно, главное — потренироваться. Отдыхай, набирайся сил, пусть столбики ползут вверх. Потом продолжишь. Но с этого места начинается очень сложный кусок. Лабиринт делается все более запутанным.

8 север

3 запад

12 север

3 восток

30 юг

12 запад

8 север

36 запад

12 юг

18 восток

4 север

3 запад

12 север

7 восток

5 юг

4 запад

5 юг

2 запад

34 север

1 запад

32 север

3 восток

33 запад

2 юг

77 восток

В этом месте на двадцать секунд сгущается темнота. Посчитай про себя. Через двадцать секунд пали из бластера в белый свет по всем направлениям, пока заряд не кондится. «Не кондится». Ха-ха. В смысле, не кончится. Ха-ха. Когда все расстреляешь, вытащи из инвентаря Вспышку и зажги. Теперь в пылающем багряном свете можешь подсчитать валяющихся кругом убитых зорд.

9 запад

10 восток

5 север

6 запад

Темнота. Как я и говорил. Не знаю, зачем так сделано.

* * *

Тори ворочается во сне. Кажется, что-то бормочет, но слов отсюда не разобрать. Прямо в дрожь бросает, когда пишешь про лабиринты. Для меня сложнее ничего нет, а этот просто апофеоз. Эх, разбудить бы Тори, пусть бы проверила, не наврал ли я где.

* * *

5 север

45 восток

2 юг

7 юг

1 север

2 запад

8 север

12 восток

5 север

6 запад

18 север

16 запад

3 север

Зачеркнутые вычеркнуты и у меня в записях. Не помню, что я имел в виду — наверное, что направление неверное. Но на всякий случай оставляю, мало ли, вдруг это что-то еще.

Слышится шум дождя (одновременно и в игре, и на улице в «РМ»), («РМ» = реальный мир)

9 запад

драпать

23 юг

9 север

нужно отмерить


4 запад

тихой сапой

3 север

Зарифмовывай, так запоминается легче.

18 запад

19 юг

* * *

Проснулась Тори, так что делаю перерыв. Мы позавтракали у окна. Оказывается, на улице никакого дождя не было, только в игре.

Еще выяснилось, что Линда поехала дальше с этим парнем, которого они встретили. Майк. Хотя, может, это не настоящее имя. Он вроде бы зубной врач. Линда с Майком собрались покататься, а Тори откололась, не захотев быть третьей лишней. Они забросили ее домой, ну и Линда на прощание взяла взаймы двести. Приплюсовать счета за мотель и траты с «Ам. Экс»… Да, поживилась неплохо. В подробности поездки Тори не вдавалась, но я списал это на утомление. Хотя вообще ее там порядком все достало, особенно повторяющиеся шутки Майка (в каждой шутке, сами понимаете…) насчет секса втроем — когда Линда выходила из номера. Хотя повидаться с Линдой ей было приятно. Увидеть ее наконец в хорошем настроении, пусть даже полученном за счет допинга в виде травки и коктейлей. Хм.

* * *

7 восток

23 юг

1 запад

2 север

Уже недалеко.

Впервые мы прошли лабиринт позапрошлым летом, а не прошлым, как я говорил. Мы с Тори осознали, что у нас Любовь с большой буквы. КАК СЕЙЧАС ПОМНЮ (чертов капслок): мы с ней, прижавшись друг к другу, ведем Рэя через последний участок лабиринта — где стены сделаны из дождя. Мы тогда жили не в этой квартире, в другой, на Рис.

Потрясающе записан шум дождя, и он падает стеной, выстраиваясь в хитросплетения лабиринта. Рэй должен пройти и остаться сухим. Рудник будто растворяется в таинственном мире — сперва бесконечная равнина с невидимыми стенами, а потом Дождевой лабиринт. Рэй должен выйти сухим из воды. Вокруг темно, дождь видно только в лунном свете. Двигайся осторожно. В таких частях игры острее всего жалеешь, что в компьютерных играх еще не придумали способ передавать запахи и вкус. Запах получился бы сырым, густым, глубоким и прекрасным — так нам казалось. На этой далекой луне, где Рэй вроде бы в космосе, но в космосе он быть не может, потому что там нет кислорода, пахло бы самой лучшей ночью на Земле.

Под конец записи идут неразборчиво. Кажется, так:

12 запад

13 север

29 запад

1 юг

7 юг

(В записях вычеркнуто, но на всякий случай оставляю.)

5 север

6 запад

2 восток

33 юг

12 восток

Перед тобой стена цвета дождя с дождевой дверью. Открывай и проходи. Рэй с Кристаллом в руках попадает в выводящий тоннель рядом с Главной станцией на Лунной базе. Лабиринт пройден.

* * *

Чуть-чуть про Мозголома, у которого помешательство набирает силу, судя по тому, сколько он мне вчера названивал. Молодец, Мозголом, так держать! Шестнадцать пропущенных звонков и шесть отвеченных — когда мы с ним все-таки общались. То есть примерно по звонку в час. Даже Рэй в колонии не отчитывается с такой регулярностью по рации перед лейтенантом Валитано и Меланжем (начальник связи, БагМэп подозревает, что француз). Мало того, что звонки частые, так еще и не поймешь, чего ему надо: большей частью слышу какое-то жалобное блеяние.

Блин! Не понимаю, чем он все время грузится, прямо «мировая скорбь всего народа». С ним когда разговариваешь, как будто сидишь у фонтана, изливающего бесконечное отчаяние, и даже по телефону брызги все равно до тебя долетят. Плохие новости. Массовые убийства. Парень из соседнего дома. По ночам темно. И тэ пэ. Говорить Мозголому, чтобы не парился, бесполезно. Он у нас вроде личной телетайпной ленты, агентства Рейтер и Ассошиэйтед пресс, вылавливающих исключительно плохие новости и каждый вечер выдающих в эфир спецвыпуск под названием «Стакан наполовину пуст». Вести детский утренник его бы точно не пригласили. Так что когда он в своем репертуаре (это я на случай, если и вам доведется), выхода всего два: 1) слушать и 2) ненавязчиво поинтересоваться, принимает ли он прописанные таблетки.

* * *

За лабиринтом темное небо со звездами, но на фоне пейзажа видно бегущую, скользящую, растекающуюся по поверхности луны фигуру, напоминающую ту тень, за которой Рэй гнался в самом начале игры. Рэй совсем вымотался на этой далекой планете. Готовится к тому, что его ждет дальше.

* * *

Последний этап уровня. (Схематично, уж извините.)

Дорога на Боссову гору

Обнаружение Пленок

Городское собрание колонистов

Рестлинг в безвоздушном пространстве (вставка)

Головоломка с парным рестлингом в невесомости

Заряжаешь Кристалл и с помощью подпольной организации колонистов (сопротивление) подсовываешь его в Гнездо зорд. Когда погибнет Королева зорд, остальные ослабнут и превратятся в серо-зеленую слизь.


(Последовательность действий для зарядки Кристалла изложу позже.)

Головоломка перед выходом. (Не забудь забрать летательное зелье.)

Лунная орбита (вставка)

В сердце лагеря зорд мощнейший взрыв. Слизистых тварей накрывает облаком невидимого яда. Радость и ликование по всей луне. Садись в звездолет — можно в «Несокрушимый», но лучше «Крысолов», он быстрее.

* * *

Ты на борту звездолета, отправляющегося домой, на Землю. Разберись с запуском и выходом на орбиту. Задай курс и включи двигатели. Проверь датчики и подпрограммы.

Смешай криогенный состав (ингредиенты из лаборатории, формула из бортового компьютера). Введи в вену. Ляг. Установи таймеры и включи сигнализацию (по инструкциям из бортового компьютера).

Заморозка начинает действовать, больше ты Рэем не управляешь. Переключись на дальний план. Теперь ты смотришь на Рэя сверху. Он лежит с открытыми глазами, свернувшись калачиком в спальном отсеке (ложементе), и смотрит в потолок. Может, вспоминает все, что с ним приключилось с тех пор, как он ступил на дорогу, ведущую к Первому городу — все битвы, испытания, напасти. Не знаю. По Рэю никогда не поймешь, о чем он думает. Я же не телепат. Но по глазам видно, что какие-то мысли его гложут. Похоже, он вот-вот расплачется, оттого что мир катится в пропасть и Эрцгерцог с Чаном тянут свои загребущие лапы. А может, он тревожится о Рейчел. Глаза, полные тоски, затуманиваются и закрываются. Рэй впадает в криогенное забытье. Корабль окутывает его тьмой, а датчики жизненных процессов наигрывают целую симфонию из звуковых, световых и электронных сигналов. Супер! Рэй спит. В звездолете, везущем его с далекой планеты. И пока он спит, судьба всей Земли висит на волоске. Уровень ЗАКОНЧЕН. СУДЬБА ЕЩЕ НЕ РАЗ ВЫКИНЕТ ФИНТ. (Прописные не нарочно, опять капслок.)

ГЛОБАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Я сижу за компьютером (HAL), обложившись блокнотами и обставившись бутылками колы, вокруг беспорядок. Довольно давно уже сижу, думаю про следующую часть игры. Думаю-думаю, никак не придумаю, как бы объяснить помягче. Короче, вдохни поглубже — ты теперь Рейчел.

Помнишь эти карие с зеленым пиксели в глазах, за которые умереть не жалко? Вот ими ты и будешь в ближайшие месяцы смотреть на мир. Рейчел. Рейчел. Рейчел. Помнишь ее глаза, лучистые и полные тайны — в них ты будешь заглядывать, видя себя в зеркале или другой гладкой поверхности. Рейчел. Глаза, лицо, ноги, попка (и все остальное, да) — это все теперь принадлежит тебе. В самом прямом смысле. Они теперь твои.

Еще раз. Ты Рейчел. Да уж. Знаю, новость ошеломляющая. Да и вокруг многое изменилось (в «Рухнувшем мире»). Ха-ха. Нет, кроме шуток. Несколько уровней ты играешь за Рейчел. Рэем ты быть не можешь, он спит глубоким сном в глубоком космосе, поэтому вести игру к победному концу, уничтожая Чана, ГАРС, ГосКорп, Эрцгерцога, зомби и всех прочих, какое-то время придется Рейчел.

* * *

Тори чуть больше суток как вернулась, а уже усвистела на работу, поддерживать репутацию лучшей Временной служащей в истории человечества/со времен войны/сколько мы себя помним. Пока она была в отъезде, ей уже столько раз позвонили насчет подработки, что я сбился со счета и перестал записывать. Обидно, совсем времени друг на друга не остается.

Тем временем я, как и собирался, мужественно вынес концерт в «Доменико» по случаю зашкаливающего количества моих прогулов. Уповая на закон счастливого совпадения, я надеялся, что ни Мирослав, ни Бранимир не придут, однако получилось наоборот. Они поджидали меня оба, как громилы из боевика, собирающиеся оторвать должнику ноги или отрезать палец для острастки. Куки с Эштоном сделали вид, что заняты работой, а Бранимир перешел в наступление, забросав меня вопросами и гневно тыча пальцем в воздух. Было бы смешно, если забыть, что на самом деле его речь считается «первым устным предупреждением», и если бы Мирослав не вторил ему на каждой фразе. «Вот во вторник, например?» — возмущенно вопрошал Бранимир, а Мирослав пыхтел: «Да, во вторник?». «Почему ты даже к телефону не подходил? Что, номер сменился?» — вопил Бранимир, а Мирослав подхватывал: «Да, мать твою, номер, что ли?». Из адского допроса я вышел живым, заверив, что впредь, тем более что я уже выздоровел, буду прилежным трутнем. Из кухни раздался смех Куки, но Мирослав, к счастью, понятия не имеет, кто такой трутень.

Вот. В итоге все сошло нормально, в «Доменико» бывали дни и похуже. Я решил воспользоваться случаем и глянуть на Стентсона версии 2.0 — как он там справляется с работой, жарой и хаосом. Честное слово, по-моему, команда разработчиков серии «Стентсон» заслуживает награды. На голове наглухо закрытый шлем — и это в тридцать пять градусов жары (полуденное солнце плюс кухонный жар). Молодцы! Уважаю! Стентсон 1.0 в таких условиях давно бы сдох. Вот бы мне как-нибудь полистать полную спецификацию к этой модели или хоть крышку снять, посмотреть, как там гидравлика работает.

* * *

По сюжету тебя отбрасывает далеко назад — в тот Мотель из Четвертого города, — где, как ты помнишь, Рэя схватили агенты, и Рейчел осталась одна. Сперва, когда Рэй выходит, обещая, что вернется минут через десять-пятнадцать, Рейчел ждет его в номере. Учти, когда он не вернется, она не будет устраивать истерику и рыдать, как старшеклассница, потерявшая бойфренда в парке аттракционов или в незнакомом торговом центре. И гипнотизировать телефон с несчастным видом и шмыгая носом, она тоже не намерена. Подождет пару часов, а потом стиснет зубы и примет неизбежное. Ты видишь, как она выходит из Мотеля и оглядывается. В общем, это все лирика. Следы шин и борьбы там, где увезли Рэя, она не заметит, поэтому вернется в номер и сядет на кровать. Ее лицо показано крупным планом, она считает до десяти. Десять секунд, которые меняют все. Десять секунд на то, чтобы представить себе новый мир — ОДИНОЧЕСТВО, — и решить, как быть дальше.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10

Наверное, у каждого в жизни найдутся такие десять секунд. Для меня это когда мы съезжались с Тори. Не знаю. В общем, когда Рейчел все осознает, она скажет «ладно», и ты увидишь, как она встает, запихивает вещи в сумку, закидывает сумку на плечо и направляется к выходу. Мир не совершенен и даже не хорош, но, пока можешь, выживай как умеешь.

Снаружи, на Песчаном пляже, кромешная тьма. Кажется, что, как только Рейчел выйдет за порог, ролик кончится, и ты получишь управление. Однако нет. «Рухнувший мир» полон сюрпризов. Обычно ролики в игре короткие, а этот не в пример длинный — нагнетают интригу. Рейчел подходит к большому внедорожнику, вытаскивает из багажника канистру бензина, возвращается в номер, обливает всю комнату бензином и поджигает.

Рейчел отъезжает от мотеля, полыхающего за ее спиной, и мы видим, как разный малозначащий для истории (или населения?) люд выметается из здания под рев пожарной сигнализации. Все замотаны в полотенца, халаты, прикрывают голову от струй брызжущей с потолка воды. Очень тщательно проработано. Вплоть до волосков на руке проституточного вида девчонки. До заглавия на корешке книги, которую тащит серфер — какой-то «Убик». Управление игрой ты получаешь, когда Рейчел перестраивается в скоростную полосу на шоссе. Курс на север.

* * *

Мы с Тори решили развеяться. Даже прогуляться выбрались, если считать «прогулкой» поход в дальний (более крупный) супермаркет вместо ближнего (который поменьше и мексиканский). В этом слишком цены накручивают, сказала Тори. Весь день не подходили к компьютеру — почти рекорд — и к телефону (Тори, правда, провисела час, отчитываясь перед родителями, которые с возрастающей настойчивостью пристают ко мне насчет вирусов). Еще они зазывали нас к себе «когда удобно, в любое время» — то есть в выходные. Непонятно, то ли это искренний порыв, жажда общения и любовь к Человечеству и семье, то ли под этим предлогом они надеются затащить меня к полному вирусов компьютеру. Меня гложут сомнения, ой, гложут. Как бы то ни было, в данном случае это «предложение, от которого нельзя отказаться». Вспоминается Рэй у доктора Каоса — если не справишься, Каос угощает Рэя отравленным напитком, который тот вынужден выпить — или получит смертельную инъекцию.

* * *

Буду продолжать. Помни: ты больше не Рэй. Ты теперь Рейчел. Есть среди геймеров, играющих в «РМ» определенная категория (редкие идиоты), готовые торжественно поклясться, что в таком виде дальше не пойдут. По мне так глупость несусветная. Но им кажется, что «так неправильно» и играть за Рейчел «это уже не то», им не нравится перемена тела и «восприятия» — даже не знаю, как точнее сказать. Некоторые по тому же поводу поднимают хай и в других частях игры — когда Рэй оборачивается орлом (шаманский ритуал) или лабораторной мышью (опасные эксперименты). Ладно, короче. На самом деле всем этим парням просто не нравится быть в женском теле — не в таком смысле, это уж точно. В другом смысле, более привычном, конечно, нравится, но тут уж фантазируйте сами. Я про то, что их бесит необходимость быть Рейчел, а не Рэем, как будто они от этого резко поголубеют, или станут трансвеститами, и все будут над ними смеяться. Хотя на самом деле проблема из пальца высосана. И потом, выбора-то все равно нет. Ты Рейчел. И все тут. Лично призываю всех идиотов не париться по пустякам.

Да, и еще. Перемещение в тело Рейчел не значит, что вся игра для геев — во-первых, среди крутых игроков в «РМ» есть и девушки, причем не обязательно принадлежащие к лесбийской школе Чеширской пацифистки. Девушки, привет! Например, Вендженс, которая тусуется со Скатом и Гелием, или Мисс Киттин. Она далеко не пацифистка — видно и по стилю игры, и по комментариям на форуме.

* * *

Предупреждаю. Больше по этому вопросу дискутировать не намерен. Быть Рейчел не так просто, как может показаться. Ты уже привык быть Рэем, привык к его образу и поступкам. Рэй большой и сильный. Но и у Рейчел найдутся свои фишки. Удар с разворота, «Молотов», захват шеи в замок. Рэю они не подойдут. Иногда она даже кажется сильнее Рэя, хотя Клокворк уверяет, что это Объективно Неверно, и приводит где-то когда-то вычитанную статистику. У него всегда найдется что-то когда-то где-то вычитанное. Не знаю. Сколько я видел девчонок, способных здорово навалять противнику в драке — по крайней мере в барах, где я работал до того, как осесть на дно в «Доменико». Рейчел вроде таких — прирожденный боец, только не нуждается в алкогольном подогреве, и в стрельбе выбивает десять из десяти. Даже у Рэя выходит максимум девять и восемь. А ты теперь Рейчел.

Да, и еще. На случай, если ты из полных идиотов. Выскакивать из машины и мчаться в лес, чтобы, сорвав одежду, щупать себя за незнакомые части тела — дурацкая мысль. Понимаете о чем я, да? Даже не пытайтесь. Все равно игра не позволит, по крайней мере не в этой части. Рейчел брюнетка (хотя некоторые определяют этот цвет как каштановый), стройная и подтянутая, но, как я уже предупреждал, нечего и пытаться стащить с нее эти обтягивающие кожаные штаны, придурок, потому что время идет, часы тикают, а драться предстоит много.

* * *

Тебе теперь жить в облике Рейчел, существовать в ее шкуре, иначе не выживешь. Веди внедорожник на север от Мотеля. Это мой совет. На приборной доске рядом с компасом найдешь несколько интересных и полезных предметов. Самый полезный — дневник, принадлежащий самой Рейчел, где она пишет о себе и Рэе, плюс улики на тему ГосКорпа, ГАРС и Чана. Прочти ВСЕ и убери дневник в надежное место. Разобраться, что делать дальше, можно только из этих дневниковых записей. Вот тебе моя подсказка номер один: в дневнике значится подчеркнутое и много раз обведенное в кружок название — Двенадцатый город. Двенадцатый. Двенадцатый. Следовательно, туда Рейчел и надо. А ГАРС будут висеть на хвосте. Разумеется (специально для ЗулуБейб и Скэттерлоджикал), вы вольны ехать на все четыре стороны. Это мир, а не игра в «змейки и лесенки». Но я бы посоветовал прислушаться к подсказке и ехать в Двенадцатый. А там я помогу.

* * *

Сегодня Бранимир злился и придирался больше обычного — причины объяснять не буду, и так понятно. Катил бочку на всю окружающую действительность, у него это в последнее время все чаще и чаще. Сперва он был не в духе, потому что я опять опаздывал (затянувшийся разговор с Тори), потом, когда я уже появился, он начал тыкать пальцем в новости по телевизору и гнать какую-то пургу — тоже мне больной на голову библейский пророк… Потом орал, как потерпевший, про мусор позади здания, где стоят большие контейнеры. Я, честно говоря, никакой связи между этими событиями не улавливаю, но для него это все одна большая проблема. Даже Мирослав заметил, что «Бранимир с лета как будто на муравейник сел». Ха-ха. Ну да, рядом с мусорными контейнерами никто нормально чистить не хочет — там ГРЯЗНО, и поэтому в списке обязанностей уборка там занимает почетное первое место. Мы отбиваемся, выкручиваемся и уворачиваемся изо всех сил, но Бранимир периодически обращает внимание на царящий у контейнеров свинарник и, заявив: «Нечего крыс разводить!» (тут он прав), отправляет нас на неоплачиваемые сверхурочные, чтобы разгрести завалы. Я видел будущее — и оно ужасно.

Судя по всему, меня ждет наказание за прогулы, так что ведро со шваброй в руки, лопату в зубы и вперед, на штурм слежавшегося дерьма. Как еще обозвать раскисший картон, слившийся воедино с пищевыми отходами? В общем, вы поняли.

Боже, пожалуйста, избавь меня от длинных скучных дневных смен с «Усевшимся на муравейник» и его братаном, которые будут кружить, как стервятники над упахивающимися вусмерть мной и Эштоном. Эту гнетущую атмосферу разлить по канистрам, и можно в тюрьмы продавать. Эштон придумал. Когда братья ушли, легче не стало — нас так завалили заказами на печеные хреновины, что даже со Стентсоном 2.0 не потусоваться.

Когда выпадала минута передышки, Эштон рассказывал, что у них тут было, пока я «болел», и, судя по всему, 2.0 вполне способный товарищ, с высокими показателями в рассказывании анекдотов, разгильдяйстве и шутках ниже пояса. Еще (по данным Эштона) в музыкальных предпочтениях он скрытый гот, не курит, так что (если не считать музыки — прости, Ночнойбред), новая версия явно улучшена и доработана по сравнению с предыдущей. Высылайте заявки по факсу или заказывайте в нашем Интернет-магазине на stentson-series.biz. Ха-ха.

* * *

Может, Тори права — я ни во что не могу вникнуть толком? Но я не собираюсь посвящать жизнь выпечке круглых хреновин из теста, пусть даже этот заработок помогает платить за квартиру. Судя по всему, я здесь долго не продержусь. Иногда наступает просветление на день-два, однажды меня Мирослав даже похвалил — ты, говорит, молодец, не то что Эштон. А потом в критический момент на меня нападает желание повалять дурака или обернуть катастрофу в шутку, как сегодня с печью и системой заказов. Готов спорить на деньги, что если в следующем месяце дела резко пойдут на спад, то в списке кандидатов на увольнение я у Б&М буду первым.

Никак не привыкну к возвращению Тори. Дело не в том, что при ней постоянно вспоминаешь о царящем вокруг бардаке. Просто сначала я привыкал, что ее нет, а теперь она снова тут. Снова уживаться в одном пространстве, думать, как себя вести, на сколько можно оставлять грязную посуду и белье. Что-то уровни Любви и Счастья в последнее время близки к нулю. Наверное, сколько-то очков начисляется, когда смотришь в глаза, когда нормально общаешься (пожимание плечами и неопределенное хмыканье не в счет) и за интимные отношения, но и с этим со всем у нас в последнее время не ахти. Нелегко существовать вместе.

* * *

«Рухнувший мир» предстает перед Рейчел довольно запутанным. Читая по дороге в Двенадцатый город свой дневник, она видит жизнь, которой жила, но которую совсем не помнит. То есть Рейчел как бы и не она сама, но при этом и не кто-то другой.

Вспоминается, как Мозголом признался однажды, что даже представить не может себя тем человеком, который писал три года назад его дневник. Он тогда слушал спидкор, совершал странные поступки, и все это есть в дневнике. Еще страннее, чем сейчас. И вот он все это перечитывает, а отклика в душе не находит. Как будто чужой дневник. Я иногда тоже думаю, каким мне покажется это прохождение, если перечитать его года через три. Я вообще хоть что-нибудь в нем пойму? Такой вот недостаток, обратная сторона способностей Наблюдателя — или просто беда того, кто все записывает. Я не человек действия. Вот Рэй или Рейчел, у них принцип прост — пойди и надери задницу. Не расписывать трактаты на бумаге и не раздумывать над возможными последствиями воображаемых причин, когда еще ничего не случилось и не факт, что случится.

* * *

Возникает закономерный вопрос: зачем Рейчел понадобилось поджигать Мотель? Разве недостаточно просто сняться с места и уехать? Или это чтобы отделу графики было где разгуляться и показать класс, создавая компьютерное пламя пожара? Или просто потому что пожар — это по определению зрелищно? Вряд ли. По-моему, причина в том, что Рейчел не может спокойно уехать и забыть о том, что здесь произошло, забыть Рэя с его речами о Любви, которая кончилась Ничем, забыть время, проведенное здесь вместе. Чтобы двигаться дальше, ей нужно сначала УНИЧТОЖИТЬ память — выжечь ее, спалить дотла. У Вентера так отец устроил барбекю из семейных фоток, когда мать Вентера сбежала. Честное слово, все до единой фотки начиная лет с семнадцати.

Так же и Рейчел. Как будто ей ненавистна сама мысль о том, что кто-то в Мотеле хоть на секунду представит моменты счастья, обретенного в этом номере, на этой самой кровати, которая сейчас корчится в огне. А еще Рейчел, наверное, злится на Рэя, что испарился не сказав ни слова. Она же не знает, что его похитили. В этом весь ужас. Очень безрадостный сюжет у игры, а дальше будет еще безрадостнее.

ВРОДЕ БЫ ДВЕНАДЦАТЫЙ

Все жалуются, что у меня города идут не по порядку, не поймешь, где какой номер. И непонятно где город, а где просто населенный пункт. Не разберешь. Почему у некоторых есть названия, а некоторые безымянные? Или потом возвращаешься на то же место, а название уже поменялось. Как будто сидишь в чате, где у каждого по несколько ников, и все пишут под разными, и голова кругом идет, так что под конец уже перестаешь понимать, кто есть кто и что происходит. Прошлым летом прошла такая волна в мессенджере — регистрировались, притворяясь кем-то другим, чтобы сбить всех с толку. Нетрудно догадаться, что круче всех получилось у Мозголома. У него насчитали аж девять разных персонажей: Граф, Иисус Хиппи, Вервольф, ПапаПес5, Даллас Хилтон, Саддам, Есль, През90 и Омегамен — плюс еще он сам, Мозголом, умудряющийся держать в голове, кто из них что сказал и какой у каждого характер и образ. Я бы не смог. Лучше всего, по-моему, получился Вервольф. Он только входил в мессенджер и выл:

А-у-у-у-у!

Ааааааааааааааааууууууууууууууу!

Уууууууууууууууу!

* * *

Кстати о Мозголоме. Он вроде объявился опять. Вот есть же люди, которые, наговорив три минуты на автоответчике, умудряются так и не дойти до сути дела. Надо его отловить, пока совсем не стух. Есть люди, которые зимой без солнца впадают в депрессию, а у Мозголома, видимо, наоборот. Жизнь — дерьмо, как говорилось в надписи на обшивке звездолета, и, если в двух словах, похоже, так оно и есть.

Вентер говорит, что пару дней назад милейший Мозголом двинул гениальную мысль, что «мертвым повезло, они уже отмучались». Валяюсь я с него (ха-ха). Так и вижу: Мозголом ненароком прогуливает Вентера вдоль кладбища, чтобы, указав за решетку, заявить: «Вот, смотри, лежат счастливчики. Повезло им, отмучались».

Я же знаю, на самом деле он ничего такого не думает. Просто химический дисбаланс в мозгу, вроде того. Сбой кодировки, отвечающей за чувства, глюк, из-за которого он не может мыслить прямо. Ведь там одну какую-нибудь мелочь перепутай — химическую формулу или цифру, и все, последствия непредсказуемы. Вместо < поставить >. Или заменить // на /. «Если» перепутать с «где», № 232 с № 345. Вместо 12 вписать 22. Ноль вместо единицы. Единицу вместо ноля. И все, пиши пропало.

Особенно не могу видеть, как Мозголом плачет. До этой стадии он пока не дошел. Но слушать плач по телефону хуже, чем видеть плачущего перед собой. Наверное, потому что телефонный плач труднее остановить, потому что ты далеко, и по-настоящему утешить не можешь, только выслушать. То же самое, когда люди на экране бьются в истерике и рыдают от боли. Так еще хуже, чем когда ты рядом.

(Вот. Получил сообщение в мессенджере от одного парня, который считает, что это неправда. Когда рядом — гораздо хуже. Он очень долго пробыл в горячей точке, где под бомбежками люди горят заживо — так вот он с удовольствием со мной поменяется и понаблюдает с экрана, раз мне легче видеть это все вживую. Ладно, ладно. Верю на слово и принимаю поправку. Превращать беседу в поле боя не намерен, у меня и другие дела есть. Так что пропустите вышесказанное. Считайте, что я все стер. И аккуратнее. Ничто не вечно.)

Продолжаю. Мозголомова депрессия явно следствие глюка. Что-то у него в мозгу переклинивает. Наверняка мелочь какая-нибудь. Но из-за этой мелочи он неделями ведет себя так, будто видит перед собой только пропасть, в которую катится мир. Есть люди, которые за всю жизнь ничего подобного не испытывают, есть такие, которых накрывает ненадолго — после смерти близкого человека или из-за какого-нибудь психоза (случаи вроде уже упомянутых, когда БагМэп стащил из шкафа чужой мескалин, не беру). А вот Мозголом может месяцами вглядываться в сетку трещин, грозящих расколоть мир. Врагу не пожелаю. Как говорится.

* * *

Отправился с Тори и еще всяким народом на концерт (малообещающая перспектива, несмотря на название группы — «Таксидермисты»), Предполагалось, что это в честь возвращения из «похода», хотя на самом деле, подозреваю, Тори просто нашла предлог лишний раз не ходить в «Палас». На разогреве, впрочем, выступали «Тамифлю», так что все оказалось не так страшно. Тори сперва зажималась, потом расслабилась, спустив собак на какого-то парня, который наступил ей на ногу. Поцапались они прилично — нас чуть всех из «Дека-Данса» не выгнали. Дурацкий клуб вообще-то. Когда вышли «Таксидермисты», мы перекочевали от сцены поближе к бару, подальше от толкотни. Был Диетчик — в отличной форме — прикалывался как обычно, плюс еще и репертуар слегка дополнил и расширил ради постоянных слушателей (Челси). Тори его попыталась поддеть, когда Челси удалилась в туалет, называя ураганом и племенным жеребцом, но Диетчик на подколки не реагировал. Даже когда Тори заявила, что раз он все равно соблазняет по очереди всех ее подруг с работы, так на новой девчонки еще симпатичнее, и она может подкинуть пару мейлов и телефонов. Хотя тут как раз вернулась Челси, так что Диетчик все равно не успел бы ничего сказать. Говорит, она ему нравится. Челси думает, что влюбилась — правда, это она только Тори шепнула по секрету, и то после третьего-четвертого бокала, поэтому не факт, что считается.

Толпа в клубе изрядно поредела, когда «Таксидермисты» закончили выступать, унеся с собой запах пота и кожи — ко всеобщему (кроме Ночногобреда, лично знакомого с басистом) облегчению. Слишком много пива. Мне на уши присел Мозголом — появившийся как раз после выступления, — так что пока остальные веселились, а Диетчик строил из себя самого прикольного парня на планете перед Тори и Челси, сползающих на пол от смеха, я служил жилеткой для Мозголома, изливающегося мировой скорбью. «Не знаю, не знаю», — твердил он, втирая мне, что таким, как он, не место в этой жизни, а жизнь и весь мир — дерьмо, что личность его только тестируется, он еще не состоялся как человек, он еще только бета-версия, и никогда не будет цельным. Вы бы посмотрели, какой у него вид при этом, когда он все это излагает, сразу поймете: мне было не до смеха. Да еще когда вокруг все грохочет, а голос у Мозголома и так тихий, я едва половину разбирал, а он взял и обиделся, что вот я его не слушаю совсем, и ушел, оставив куртку на стуле, потом вернулся за курткой и снова усвистел, ни слова не говоря.

* * *

Да уж. Даже странно, как быстро привыкаешь к тому, что ты теперь Рейчел. Ее походка. Ее глаза. Мир в ее цветах, формах, текстурах. Тори даже как-то заметила, что я по-другому себя веду, когда играю за Рейчел, — может быть… Наверное, на самом деле люди не такие уж монолитные, как многим кажется. Я, конечно, не верю, что жизнь — это душа, подобная туману, которую можно перелить из одного сосуда в другой, как вещают проповедники с низкобюджетных ночных каналов. Но все-таки сложновато объяснить, почему мне так уютно в теле Рейчел.

Мы с Тори как-то играли в такую игру (вроде разговора на личные темы): пересказываешь трагическое событие из своей прошлой дурацкой жизни, а другой говорит, как бы он поступил на твоем месте, и пробует догадаться, как поступил ты. Вроде теста на то, как мы знаем друг друга. Меня Тори просчитывала довольно точно, а вот ее поступки «на моем месте» мне тогда показались непонятными. Признаюсь: 1) я про нее почти ничего не угадывал и 2) в моих вариантах действий для ее ситуаций, как мне сейчас кажется, тоже толку мало было. Не все можно решить силой. Далеко не все.

* * *

Дорога до Двенадцатого далека, и проехать придется много. Все рассказать не могу. Советую более длинный путь через Синий город, Новый Иерусалим, Ленинград, Девяносто девятый и т. п. — он лучше (безопаснее). Выполняй те задания, которые понадобятся, чтобы не погибнуть по дороге, но зависать надолго, как псих на автобусной остановке, не надо. Обстановка опять накаляется и дела пойдут странные. Если все-таки ввяжешься в перестрелку, помни: ОБЫСКАТЬ ТЕЛО, обыскать тело. До бесконечности буду повторять. В Хьюстон не суйся — там ГосКорп закручивает гайки, и всех бойцов сопротивления побросали за решетку. В Донкастер тоже не советую. И в Рим. Там необъяснимые вещи творятся.

В Двенадцатом тебе повстречается парень по фамилии Макшем, чаще всего торчит в Гавани, провожает корабли. Не знаю зачем. Представься и предложи угостить его выпивкой. Баров в окрестностях гавани навалом. Две-три кружки развяжут Макшему язык. Он будет говорить про деньги и товар, кочующие туда-сюда, про войну, надвигающуюся из соседнего Тринадцатого, про человеческую судьбу, застрявшую в денежном капкане, про судьбы народов, про истинность денег и судьбы, про то, что любая идеология ошибочна и тэ дэ, и тэ пэ. Любит он слушать самого себя, это ясно. Однако все остальное темнее темного, но чего, собственно, еще было ждать? Такой вот у них долбаный мир, а я что, я ничего, «Не спрашивайте, я здесь просто работаю», — мы с Эштоном прошлым летом такие футболки на работу в «Доменико» надевали, пока Бранимир не запретил.

Сперва кажется, что Макшем просто гонит пургу и ты напрасно теряешь время, но когда соберешься уходить, он попросит — раз уж ты все равно на колесах — заехать к его старой приятельнице, живущей в южной части Тринадцатого. Приятельница при смерти, так что перспектива не из приятных, но ты соглашайся. Макшем передаст тебе для нее подарок. НЕ НАДО вспоминать, как тебя предостерегали не брать в аэропорту «посылочки» от незнакомцев. Ты же не самолетом летишь, так что все о’кей. Макшем вручит тебе сверток. Сунь куда-нибудь в надежное место. Что в посылке, говорить не буду, чтобы не испортить сюрприз, но передача эта очень важная. (Если у меня в прохождении где-то попадутся спойлеры, я сразу предупрежу.)

Попрощавшись с Макшемом, отправляйся собирать по всему Двенадцатому карты, боеприпасы и медикаменты. Дурацкий город с тупым односторонним движением (поэтому передвигаться на машине сложно) и поганой общей атмосферой. Постоянно приходится влезать в драки, да и ГосКорп здесь очень силен. Берегись чуваков с тату в виде мертвеца и копов с веб-камерой в глазу. Стреляй сразу, спрашивать будешь после.

* * *

УЧТИ: на выезде из Двенадцатого, на самой окраине расположилась трейлерная парковка у Озера, где Рейчел может наконец-то отдохнуть. БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ТРЕЙЛЕРОВ (КАПСЛОК) населена семьями с заливающимися плачем детьми и заливающимися лаем собаками. Видимо, средний класс в «Рухнувшем мире» тоже существует. В восточной части парка стоит Синий трейлер, он не занят. Взломай дверь перочинным ножом из инвентаря и входи. Трейлер, судя по всему, принадлежит какой-нибудь Пожилой паре — что-то вроде загородного дома, наверное. На холодильнике их фотографии, прижатые магнитом, плюс фотки внуков, полосатой кошки и т. д.

Здесь все дышит той жизнью — мирной, обыденной, — которой ни Рэй, ни Рейчел жить не смогут; ее отняла у них, возможно навсегда, борьба с ГосКорпом, зордами, Эрцгерцогом и прочими. Рейчел в своей обтягивающей байкерской коже, сапогах и с «калашом» наперевес в этот семейный уют никак не вписывается…

В кухонном шкафчике найдешь консервированный суп и ячменный отвар. Ешь, пей, восстанавливай энергию. Сапоги сними, автомат оставь у двери.

Рейчел, хоть и не вписывается, чувствует себя в этом крохотном фургончике совсем как дома. По радио передают джаз и погоду с антициклонами — и еще много чего. Я иногда думаю про разработчика, который делал этот трейлер. Как он, чтобы добавить атмосферы, вписывал радиопередачи. Ну, то есть они ведь даже не знают, включит Рейчел радио или нет. Зато если включит — пожалуйста, все как в жизни.

В трейлере тихо и прохладно, так что жизненные показатели скоро восстановятся. Рэй бы вряд ли спокойно заснул в таком месте, а Рейчел спит себе, уложив голову под занавеску в цветочек, и видит разные сны.

* * *

Заходил Мозголом, искал свою куртку. Я такой: «Ты о чем?» А он уверяет, что оставил куртку в «Дека-Дансе», на стуле. Тори ему: «Да нет, ты же за ней вернулся, всех проигнорил еще». А М. в ответ: «Не возвращался я!». Все замолчали, не зная, что сказать, и М. ушел.

* * *

Рэй, когда спит, отключается сразу, как вырубленный. Не важно где: в гамаке в джунглях, на корабельной палубе, на заднем сиденье гоночной машины, в темной пещере, на гостиничной койке или в тюремной камере. Он может дергаться во сне или что-то бормотать, но снов не видит. А если видит, нам их все равно не показывают.

А вот Рейчел сны снятся часто, и мы их ВИДИМ. Зрелище прикольное: она подергивается, веки трепещут, а сны вспыхивают тут и там по всему экрану как маленькие киноролики. Мы можем только смотреть, во сне мы Рейчел не управляем, поэтому в сны вмешиваться не получится.

* * *

Вот кое-что из виденного в ее снах в разное время. Не знаю, будет от этого какая польза или нет, я эту информацию не применял никак, но ведь не все в игре должно обладать глубоким скрытым смыслом. Может, сны Рейчел — это вроде скринсейвера, экранной заставки для ее мозга.

Вот Рэй бредет по пустыне с чашкой Петри, полной микробов. Города в огне. Два дохлых пса. Блестящая от пота Рейчел в конкурсе купальников. Лица в тумане. Гниющие объедки. Рэй пытается собрать головоломку-пазл — из двухсот тысяч частей. Изображены на ней солдаты, облепленные грязью с головы до ног, так что не поймешь, кто из них жив, а кто убит, все свалены в одну кучу-малу под коркой грязи. Перешептывающиеся стюардессы. Пыль. Круговая библиотека. Погоня за Рейчел (а может, за Рэем, не разобрать). Как-то раз мне показалось, что на экране мелькнул Стентсон (1.0, не 2.0) из «Доменико», но этого быть не может. Насекомые. Расползающиеся буквы. Гнетущая тишина на Ночном пикнике. Автокатастрофы. Двое детей играют в салки. Две пожилые женщины, у одной на глазах повязка. Синее небо. Песок, высыпающийся из стакана, сделанного из воды. Кто-то пытается сфотографировать белую собаку на фоне снега. И так далее. И тому подобное. Были еще сны, но я как-нибудь в другой раз продолжу, их слишком много. Среди них есть самый страшный, где Рэй убивает Рейчел, снова и снова, — но вряд ли даже он что-то значит. Просто сон.

* * *

Днем пришлось нам с Тори вытаскивать собственные измученные похмельем тушки в пригород, так что в очередной раз подтверждаю: все они там на голову больные. На их фоне даже сны из «Рухнувшего мира» нормальными покажутся. Факт номер один: за то время, что мы не виделись (месяца полтора), мама Тори явно успела сделать подтяжку лица, но притворяется, что ничего подобного, все так и было, при этом яростно критикуя «подтянувшихся» подруг и знаменитостей. Тори с ней заодно, потому что «вырубает» меня, не давая даже бровь приподнять удивленно. У ее мамы, кстати, брови так и застыли удивленно приподнятые. Как будто ее все вокруг изумляет до крайности. Жаль. Я же знаю, где-то за этой маской прячется живая Барбара, которая мне нравилась. Факт номер два: чем они питаются. Еда вообще не должна появляться в таких сочетаниях. Пицца с клубникой — как вам? Еще что придумаете? Картошка с подливкой и мороженым? Материя с антиматерией? Кроме шуток. С каждым разом все ненормальнее. Факт номер три — это супер, настолько супер, что я валяюсь под столом от хохота с самого приезда домой. Пока Тори не попросила перестать. Короче. Сперва за «ужином» долго вешали про Вирус, и Джо постоянно намекал, «не хочу ли я сам взглянуть». (Ответ: «Нет, я не хочу, но, куда ты клонишь, ежу понятно, для этого не надо быть Коломбо».)

Соответственно после ужина меня тащат в «кабинет», где на массивном дубовом столе возвышается компьютер. Честное слово, они бы и мышь из дуба заказали, и коврик из викторианского бархата, если бы такие продавались. Вынос мозга… Ладно. Вылечил я им компьютер — у них там сидел «Впоследствии», написанный каким-то хорватским пацаном, я о нем читал где-то — парню, кажется, лет четырнадцать. Поставил обновление. (Я, конечно, в технике не специалист — это оставим Клокворку, но уж антивирус любой дурак может обновить и запустить.) Короче (я все до сути не дойду). Чищу я комп, чищу, а периодически ко мне подскакивает Тори и настойчиво шепчет, что надо бы его как следует проверить, не только на вирусы, а как следует — а я ей шепчу в ответ, мол, откуда мне знать, какие у них там еще проблемы образовались? В итоге полез в почту, посмотреть, откуда мог прилететь вирус — вложения там всякие, — и наткнулся на целую папку, забитую спамом. Не просто там пара спамных писем в «Удаленных». А тьмы, и тьмы, и тьмы — двести двадцать три ТЫСЯЧИ четыреста тридцать семь писем в одной папке, большей частью непрочитанные.

Как у них еще почта работает, понять не могу. Чудом, не иначе. Музей спама просто. Странно, что компьютер еще не сдох. В основном виагра и прочие лекарства, перезакладывание недвижимости, средства от бессонницы, гадалки-целители, диплом за час, самые выгодные инвестиции, акции, обещающие взлететь до небес, лицензии на хирургическую практику, ну и неизменные «скрытая камера в студенческой общаге», «азиатский фестиваль дилдо», «анальное порно из Австралии» плюс неразборчивая фигня на диалектах корейского. Целая папка, забитая никому не нужной ересью. Как-то делается не по себе, когда видишь, что люди зачем-то хранят такое. Я себя прямо как в «Сумеречной зоне» почувствовал, открыв эту лопающуюся от писем папку. Тут-то и понимаешь, какие они тут все больные. Я так мягко намекнул Джо: «Вот отсюда ведь можно кое-что и повыкидывать?» А он мне: «Да нет, пусть лежит. Мы спецпредложения не удаляем, вдруг когда пригодится». Я: «Ну да, ну да, Джо, хорошо». Закрыл папку и медленно так, аккуратно, но решительно от стола отошел. Больные. Больные. На всю голову. Я вам говорю. Говорил. И буду говорить.

* * *

Так.

Сказать о том, что мне сейчас ПРЕДСТОИТ (чертов капс), нелегко, поэтому лучше разделаюсь побыстрее и забудем, чем делать вид, будто ничего не произошло.

По возвращении из пригорода нас дожидались две вещи. Одна на коврике перед дверью — открытка от какого-то парня, с которым Тори «подружилась» в поездке. Она об этом распространяться не пожелала, что 1) ВПОЛНЕ ПОНЯТНО (капслок) и 2) меня не вдохновляет, но тон, в котором составлена открытка, говорит сам за себя.

Второе, что нас дожидалось, это записанные на автоответчике сообщения. Сбивчивое и малопонятное, но очень плохое, от Вентера, потом еще одно — истерическое — на ту же тему от Челси. Мы думали, Диетчик непрошибаемый, а оказалось, нет. Сегодня он доставлял на другой конец города какой-то заказ на своем мотоцикле, попал в аварию, и его впечатали в стену, а потом размазали по задней двери «Уоллмартовской» фуры «шевроле». До смерти. Опускать подробности не вижу смысла. Что случилось, то случилось.

ТРИНАДЦАТЫЙ ГОРОД. ОПРЕДЕЛЕННО

Покидая с утра пораньше трейлерную парковку, обрати внимание на капельки росы в зеленой траве — очень красиво сделано. Езжай по главной дороге на север, но когда доберешься до Тринадцатого, свой внедорожник бросай и меняй на (угони то есть) какую-нибудь другую тачку. У тебя на хвосте агенты, так что осторожность не помешает.

Да уж. Тринадцатому явно не повезло. Несчастливый номер. Когда началась война, жители, думаю, сто раз пожалели, что не поселились на другом побережье. Город — сплошная разруха. С первого взгляда видно, что им тут пришлось несладко: здания в шрамах и ожогах от взрывов и пулеметного огня.

Только Рейчел могло так крупно повезти, что помирающая знакомая Макшема живет именно в Тринадцатом. Что ей стоило поселиться где-нибудь на окраине в уютном домике с садом и видом на реку… Нет ведь. Как говорит Вентер, подражая менеджеру «Центуриона»: «Это все, этот город — это пять баллов!» В Тринадцатом на каждом шагу импровизированные блокпосты с пьяными, обколотыми вооруженными пацанами, так что придется прокладывать себе путь с боем, улицу за улицей. Предупреждаю: пацаны очень нервные и дерганые, так что смотри по ситуации. Иногда имеет смысл поговорить или поделиться припасами или еще чем из ценного (сигаретами), а иногда лучше держать рот на замке, прикинуться ветошью и не отсвечивать. Чуть что, пацаны хватаются за пушки, а от внешнего вида Рейчел у них вообще крышу срывает. На самом деле не такие уж они пацаны. Детям алкоголь, наркотики и «Калашниковы» не положены — куда школа смотрит? У них вообще в Тринадцатом школы есть? Или там, соревнования по брейку? А то разговаривать детки не любят, зато любят насиловать, убивать и палить в воздух по поводу и без, вызывая у окружающих бурный восторг. У них тут вечное Четвертое июля — сплошные выстрелы и салюты.

Еще по городу разъезжают в реквизированных грузовиках и автобусах войска временного правительства, практикуясь в стрельбе по прохожим. Повсюду горящие машины, минные поля, минированные здания, и, хотя все уверяют, что артиллерийские обстрелы прекратились (ну да, вроде того), весь город усеян неразорвавшимися снарядами: в стволах деревьев, в стенах, в речном дне — и от малейшего движения они могут сдетонировать. Так что смотри, куда идешь, иначе полетит душа в рай. Ну и снайперов в городе тоже навалом. Бросается в глаза странная походка у жителей: пригнувшись, зигзагами, даже когда просто за молоком или мясом вылезают. Поначалу удивляешься, но когда мимо просвистит пара шальных пуль, а у идущих рядом прохожих головы разорвет, как арбузы об асфальт, сразу все поймешь, и тоже станешь передвигаться зигзагом.

* * *

В себя не могу прийти, как узнал про Диетчика, но писать об этом не буду. Фура. Поверить невозможно.

* * *

Очень полезно, куда бы тебя в «Рухнувшем мире» ни занесло, попытаться выкачать побольше информации у бармена. Тринадцатый город не исключение. Лучше всего ловить слухи в кафе «Либертин» или «Баргано». Еще можно побеседовать с народом на Рынке или в длинных унылых очередях на пунктах выдачи бензина, там тебе уж точно придется постоять. Основная тема разговоров — четыре генерала, сцепивших войска в смертельной схватке. Их боятся настолько, что имена произносят шепотом и озираясь — генерал Умри-Умри, генерал Рэмбо, генерал Эль Терминатор и генерал Приговор-в-исполнение. Имена дурацкие, сам знаю, но зато отражают суть. Обо всей четверке ходят такие жуткие слухи, что уши вянут и желудок наизнанку выворачивается. Но ты скоро привыкнешь, потому что война расползается смертельным ядом из Тринадцатого в Четырнадцатый и Пятнадцатый «и безумие, как круги по воде, прокатывается через всю игру». Цитату умыкнул у Криспина. Криспин, привет! Наверное, это его любимая часть.

Вот еще ценный совет, на этот раз от Вентера. Хорошенько подумай, прежде чем объявлять себя сторонником кого-то из Генералов. Общеизвестный фокус: приспешники генерала Приговор-в-исполнение берут тебя на слабо и требуют спеть похабную песню про генерала Рэмбо, а потом выясняется, что они как раз за Рэмбо, и ты погибаешь, получив пулю в ноги, живот и голову. По городу надо перемещаться осторожно и неторопливо. Можно подучить французский, потому что многие солдаты только на нем и говорят, и еще на каком-то африканском диалекте. Я вот французского не знаю, только как будет «любовь», потому что в песнях часто встречается. Но в этом городе она тебе без надобности.

* * *

Что уж тут скрывать, известие о смерти Диетчика нас буквально раздавило. Я не шучу и не каламбурю, не до смеха тут… КАК ОБЫЧНО, если не хотите читать про долбаный реал, пропустите, прокрутите страницу до знакомого слова РЕЙЧЕЛ. Остальным, кто еще считает себя человеком, придется читать все подряд, и печальные известия тоже, как из реала, так и из «Рухнувшего мира». Фура. Долбаная фура. Не знаю, что писать. Нас с Тори сперва настолько оглушило, что даже Уровень бытовых придирок резко понизился (надолго ли?), а потом она прицепилась ко мне насчет «горы вещей» в спальне. Не такая уж высокая гора и не так уж там все было раскидано, но цапались мы долго. Кругом лажа. А мы оба на взводе — не из-за вещей, конечно, из-за Диетчика. Про открытку от того парня мы вообще не говорили, как будто нет ее. Потом будем разбираться, сейчас мне не до того. У Тори, думаю, на душе то же самое, но она пока отгородилась Стеной молчания.

Вчера вечером допоздна и сегодня тоже продолжался телефонный цирк: мы с Вентером, БагМэпом и через силу цедящей слова Тори делились новостями и мыслями, что теперь делать, а потом отзванивались остальным — Ночномубреду и др., и с большой осторожностью Челси, которая Диетчика знала меньше всех, но зато общалась теснее в последний месяц перед смертью. Все, не могу больше.

* * *

РЕЙЧЕЛ!

В Тринадцатом полно мелких приключений и заданий, за которые можно получать очки и бонусный инвентарь или повышать способности. Выискивай подсказки, которые приведут тебя к этой умирающей подруге Макшема, только попутно обращай внимание на всякие засады, ограбления, кражи и линчевания, а там смотри по ситуации, спасать или присоединяться к зачинщикам. Тут уже все равно, на чьей ты стороне, так что можешь смело ввязываться в гущу событий и драпать с добром. У нас с Вентером Рейчел вообще как-то собственный блокпост выстроила. И обдирала всех, кто имел глупость сунуться этой дорогой, — пока по приказу одного из генералов ее не схватили, не отволокли на допрос и не расстреляли. (Так что осторожно!) Ну и головоломок в городе тоже порядочно: Загадка пропавших без вести. Загадка с мешком для трупа, Загадка с обыском. Загадка с перегороженной дорогой, Загадка с разведкой. Загадка с пропавшим журналистом, Загадка с мертвым связным (кроме шуток, есть такая).

Примечание: в конце дневника/записной книжки Рейчел будут пустые страницы. Как только попадешь в беду или поймешь, что застрял, ПОПЛАЧЬ НАД НИМИ (ЧЕРтов капс — вроде все нормально было, а тут опять). Поплачь над пустыми страницами и получишь подсказку, она как бы проступит из пустоты. Тори говорит, что это как исполнение желаний — бога в «Рухнувшем мире» нет, зато желания могут исполняться. На каждое желание по странице. Десять пустых страниц, десять желаний, так что расходуй с умом.

* * *

Похороны Диетчика во вторник на кладбище святого Кого-то или что-то вроде и хрен с ним. Твою мать. Простите, связно не получается. Простите, если все кусками и отрывочно. Я даже не помню, объяснял я, кто такой Диетчик (и вообще, кто есть кто). В смысле, кто с кем и как познакомился — я же изначально про это вообще писать не собирался, так что, наверное, сейчас самое время. Ага. Лучший момент, блин, когда это уже на фиг никому не нужно. Диетчик учился в старших классах с Мозголомом и Вентером. Потом на пару лет уезжал «домой». Потом вернулся и жил с матерью, а потом попал в аварию, и его размазало по задней двери фуры — повторять не буду, зачем? Хотя в голове я эту картину уже миллионный раз прокручиваю.

Надеюсь, похоронное бюро мать Д. выбрала хорошее, и они как-нибудь уложили его в гроб — то, что от него осталось. Вентер пару раз говорил с мамой Диетчика, ну там, соболезнования, и помощь предлагал. Она живет за городом. Нет. Не могу я о нем писать. Наверное, я пытался укрыться от этих мыслей в игре, туда и вернусь. Извините. Иногда остается только сунуть голову в песок. Может, это тоже способность. Пойду практиковаться.

* * *

Только что вспомнил, как прошлым летом, в августе, мы все ездили в лес — Диетчик, Мозголом, мы с Тори, Вентер, БагМэп, даже Ночнойбред (это на южной окраине города, там леса густые и прохладные, гуляй сколько хочешь, никто не прикопается). Там мы и сделали фотку, которая висит у меня в мессенджере на аватаре. Здорово погуляли тогда, Диетчик лазил по деревьям, и по его виду ясно было, что с ним ничего плохого не случится. Очень высоко лазил. Я бы так высоко не полез.

* * *

Не забывай собирать полезные штуки, особенно Целительный дождь — добывается на крышах после ливня. Если улицы заволокло черным дымом, это значит, солдаты под его прикрытием вышли добивать выживших после крушения Цеппелина. Да, я же, наверное, не говорил? Где-то рядом упал Цеппелин с путешественниками во времени, так что все отправились на поиски, чтобы добить уцелевших. За всеми подробностями не уследишь, а насчет путешественников я уже не помню, важное это событие или нет. По-моему, нет. Не исключено, что их поэтому и убивают: никто не поймет, что они вообще делают в «Рухнувшем мире» и с какого перепоя путешествуют на Цеппелине.

* * *

Мы с Тори сидели перед компом, я печатал, а она положила мне голову на плечо. Не знаю, тянем ли мы на нормальную пару, которые описывают в журналах. Не важно. В мессендежер постучался Мозголом — поговорить о Диетчике, потому что к телефону он не подходит. Эх, Мозголом. Только этой чертовой смерти тебе сейчас и не хватало. Сперва мы просто поговорили: про похороны, про то, что надо бы до похорон зайти к Диетчиковой матери. А потом его как зациклило, и он начал задавать вопросы типа «кому приходится соскребать месиво, когда кого-то вот так размажут в аварии?» Я чувствовал, что Тори все это не нравится, но свернуть на другую тему не мог, а Мозголом сыпал и сыпал градом. Кто все убирает? Неужели сам шофер фуры? Или у них в автопарке есть спецкоманда уборщиков? Или из полиции присылают, когда криминалисты закончат работать на месте происшествия? Или есть такие, которых можно вызвать по объявлению?

Вскоре он опять принялся менять аватары. Всегда так, пока идею до конца не выжмет, не успокоится. Вот и сейчас, вместо обычной «слегка пьяной» фотки начали появляться одна за другой дурацкие картинки: лысый телеведущий, медуза, снеговик, а дальше уже ставшие привычными ужастики. Пластическая хирургия в процессе, осел под ножом вивисектора, трупы — не могу больше.

Я ему пишу: «Хватит!»

Он мне в ответ: «?»

Я: «Задрал уже картинки менять».

Над окошком появилось сообщение, что он печатает, но от него ничего не приходило. Потом возникло: «АКЕОСДдщолзошгрнепршошлзохшргщпнаева».

То ли он наобум печатал по одной букве, то ли просто пальцами по клавиатуре пробежался.

Тори вздохнула, как будто ее все достало, и убрала голову с моего плеча, а потом потянулась, давая понять: все, она в этом больше не участвует, ее здесь нет.

А потом наступил апофеоз Мозголомовых «переодеваний» (смены аватаров): вместо повешенной на дереве собаки он поставил черный квадрат. Да уж, Вентер не зря прозвал его «мистер Отбой». Не знаю, настоящий это «Черный квадрат», или Мозголом просто увеличил какой-нибудь темный угол с той «пьяной» фотки — темный фон в глубине бара, например.

Я ничего не ответил.

Мозголом напечатал: «LMAO».

«Под столом от смеха» то есть.

Потом какое-то время ничего не приходило. Тори поднялась и ушла спать, только бросила, оглянувшись в дверях: «Иногда у меня очень сильные сомнения возникают насчет тебя и твоих чокнутых дружков». Зря она так. Она знала Мозголома еще задолго до меня, потому что встречалась с его братом. Ладно, проехали. В общем, сорвалась и оставила меня одного разбираться с Мозголомом. Черный квадрат.

Мы не очень долго разговаривали. Как вообще разговаривать с квадратом черной пустоты? Слишком депрессивно. Я с ним не могу. Он на раз просекает, какая у кого больная тема и упорно туда лезет. Фразу «Не влезай, убьет», видимо, специально для него придумали. «Не влезай — убьет!» — напечатал я ему в конце концов, а он не слушает, продолжает: «Как же они убирали месиво, в которое превратился Диетчик?». Снова и снова. Держитесь крепче. Дорога будет ухабистая.

* * *

В «РМ» никто никогда никакое месиво не убирает. Вообще не видел, чтобы что-то чинили или чистили — разве что Рэй в одном месте ремонтировал арбалет, сделанный им же из веток и лиан. Там на каждом шагу взрывы, мины и все такое, здания рушатся, цистерны с нефтью полыхают, двери и мебель разносят в щепки, бутылки, вазы и прочее старье разбивают о чужие головы, окна вылетают, машины срываются с моста, столбы электропередачи обрушиваются на дома и бассейны, канализационные трубы прорывает, обдавая фонтаном дерьма улицу и прохожих; банковские хранилища взлетают на воздух, и потом миллионы долларов кружатся в воздухе, как снег; по тоннелям подземки с ревом носятся огненные шары, на буровых платформах происходят аварии, стены огня пожирают все на своем пути… Но никто потом не приходит с щеткой и совком, чтобы все прибрать, почистить и отремонтировать. Забавно, на самом деле (скорее странно, чем смешно), если подумать. Если так дальше пойдет, скоро в игре вообще ничего не останется — сплошная пыль, дерьмо, щебень, пепел и обломки.

ОДЕЖДА И ДОКУМЕНТЫ

На некоторых форумах активно обсуждают гардероб Рейчел и особенно, что ей надевать на задания в Тринадцатом-Пятнадцатом городах. Попадаются люди, которым Рэй нравится с ирокезом или в бандане, а некоторые специально делают так, чтобы у него появилось побольше шрамов — им так кажется круче. Остальных вполне устраивают грязные заляпанные кровью камуфляжные штаны и черная футболка — ну, разве что еще кожаный тренч и парка с меховой подкладкой, если куда похолоднее забросит. С Рэем, в общем, все просто. А вот с Рейчел… Километровые простыни на форумах пишут, трындят и трындят, никак не остановятся. В Тринадцатом такой разгул преступности и мародерства, что за гроши можно хоть дизайнерские шмотки урвать, если знаешь места. Так что многие кидались одевать Рейчел от «Лагерфельда», «Версаче», «Свун» и «Виртуалити». Прямо, блин, с подиума. Добавьте еще АК-47 или ручную зенитку (типа «Стингера» с оптической системой самонаведения или новую модель SA7 Strella) — и поди разберись, что Рейчел хочет сказать своим внешним видом.

Выбор, конечно, за вами, мальчики и девочки. Феминистскую точку зрения на Рейчел в купальнике вообще обсуждать не берусь. Я, скорее, реалист, поэтому ответственно заявляю: шифон и спандекс в бою не катят, яркие цвета портят камуфляж, и в девяносто пяти случаях из ста просто быть женщиной в Тринадцатом городе — уже плохо. Так что смысл? Ладно, может, я слишком придираюсь. Даже Тори говорит, что, если Рейчел есть чем похвастаться, зачем скрывать-то? Зато ей абсолютно параллельно, пройдет Рейчел игру или нет. Не колышет ее.

Я лично больше поддерживаю тех, кто вроде Гелия или Астро стрижет длинные каштановые волосы Рейчел под горшок или хотя бы в хвост завязывает, а одежду выбирает 1) попроще, 2) потемнее, 3) защищающую в бою. И шапку натягивает по самые каре-зеленые глаза. Задницей в таком прикиде, конечно, не покрутишь, зато проживешь дольше — а в этом, собственно, и есть смысл игры. Будьте реалистами. Мальчики, девочки, кто угодно — это не показ мод, ясно? Все жду, пока мне хоть кто-нибудь объяснит, какая польза от стриптизершиных туфель и босоножек со стразами в военном бункере или на горной тропе.

* * *

Ладно. Когда решишь Дилемму с модой, вспомни, пожалуйста, про посылку для умирающей приятельницы Макшема. Беда в том, что ты в северной части города, а она обитает на юге, на рю де Жюль Верн. Макшем забыл предупредить, что из одной части города в другую так просто не пройти, нужны документы: удостоверение личности, карточки, путевые листы и т. п. Если у тебя ничего такого нет, пристрелят на первом же КПП. Кроме шуток. Со мной такое происходило постоянно. А потом приходится проходить уровень с самого начала. Оно тебе надо? Пилить через все это заново. Так что добудь лучше документы и только потом суйся через границу.

* * *

Без лишних слов, наверное, понятно, что у нас тут все хреново — с одной стороны, из-за Диетчика, а с другой — Тори излучает злобные волны насчет открытки. И еще она почему-то бесится из-за разговора про спам, который состоялся в гостях у ее родителей. Ну да, я слегка расфамильярничался с Джо — но он сам виноват, подливал мне виски и подливал, постоянно, и грузил то философскими, то компьютерными вопросами… А я в ответ спрашивал про всякие предложения из этой папки со спамом. Как ему травяная виагра? Кто лучше раздевается перед камерой — канадские шлюхи или амстердамские? Мне тогда было смешно, хотя Барбаре, кажется, не очень, а Тори втайне веселилась. А сейчас ее вообще все на свете бесит. Как будто аллергия образовалась на все человечество разом. Может, дело еще в том, что Линда все никак не позвонит и не напишет 1) чтобы отчитаться, где она и как, и что там с Майком-дантистом или даже 2) чтобы сказать, что намерена вернуть деньги, которые занимала в поездке. Есть вещи, которые не меняются, и Линда в их числе. Постоянный источник головной боли.

Ухх. Вчера вечером Тори вернулась после встречи с Челси (теперь это Скорбящая Челси) трезвая как стеклышко. Я спросил, как все прошло, она ответила, что, мол, супер, особенно если нравится три часа смотреть, как человек напивается, гонит пургу, недоговаривая ни одну фразу до конца, и рыдает. Пожалел, что спросил. Я так понимаю, почетная обязанность утешать Скорбящую Челси, расползающуюся в хлам, выпала в основном на Тори. Мало приятного видеть, во что превращает человека неожиданно свалившееся на него горе, а если это еще и не самая близкая подруга, то просто выводит. Тори ведь ее только по подработке знала, с ней никто особо не дружил — кроме Диетчика.

Похороны послезавтра, пока полет нормальный. А кому надо — Напалм70, это я тебе, — идите читайте другое прохождение.

* * *

За документами отправляйся в Центральный офис. Это тебе скажет любой в Тринадцатом, и будет прав. Иди с утра пораньше, не забудь запастись водой, едой и деньгами (на взятки). Пройдешь через металлодетектор и выбирай себе место в какой-нибудь из комнат для ожидания. Оказывается, в тесную каморку, где нечем дышать и куда почти не проникает солнце, можно втиснуть от двух до пяти сотен пластиковых стульев и гордо назвать ее «залом ожидания».

Привыкай ждать: тут, в Центральном офисе, только этим и занимаются. За окном стелется дым пожаров и костров на баррикадах, слышна уличная перестрелка, а ты как будто попадаешь в отдельный — не менее дурацкий — мир, со своей логикой, цветами, временем, языком и законами. Как тебе мраморные залы и просторные обшитые деревом кабинеты с крошечным столом по одну стену? Остальные стены увешаны старинными картинами в грязных позолоченных рамах, где изображены люди в тогах, форме и коронах, застигнутые посреди оргий, битв, важных мероприятий и т. п. Где-то на десятом этаже на стекле в туалете нацарапаны разные имена — видимо, несчастные попались на чем-то полузаконном и, может, сбежали, а может, умерли, не дождавшись суда. Вот большими буквами написано «Л. Брус». А под ним «Кафка» и еще «Джарндис и Джарндис» — может, группа какая? Разработчики игры иногда идеи черпают из самых загадочных источников.

Обрати внимание, как медленно течет время — иногда совсем пересыхает (это из песни «Скелетон»). Странные у них часы (в этом Центральном офисе): стоят, стоят, потом стрелка как прыгнет сразу на пять минут вперед, или назад на десять. Не знаю, как они программировали время, но оно тут тянется бесконечно. И с пространством какие-то непонятки: постоянно такое впечатление, что ты ждешь не в центре здания, а где-то в чулане под лестницей, и просидишь там вечность, и все про тебя забыли давно. Очень хорошо все проработано, настолько продумана каждая деталь, каждая подробность, что я даже слов не подберу. Просто кожей чувствуешь всю эту безнадегу, коррупцию и тоску. Тори когда уходит на свою подработку, мы иногда шутим, что она идет в Центральный офис. Врагу не пожелаю там работать. А еще он местами напоминает старшие классы школы.

* * *

Твою мать. Не могу как следует сосредоточиться на игре, потому что мысли в голову лезут совсем о другом — о том, что было вчера вечером. Сил бороться больше нет, поэтому лучше извинюсь (вас, Напалм70 и ПьянаяОбезьяна — еще один достающий меня нытик, — не касается) и облегчу душу, чтобы не мучиться. Может, тогда смогу продолжить. Предупреждаю сразу, следующие двести-триста слов — глубокий депрессняк, так что ПРОСТИТЕ ЗАРАНЕЕ.

Около шести вечера мы с Вентером и Мозголомом зашли к Диетчиковой маме, проведать. За два дня до похорон нам казалось, что это очень светлая мысль, но сейчас я уже и не знаю. Она была одна дома, и мне она теперь напоминает ящерицу: все время курит, кожа высохшая, пустые глаза под морщинистыми веками. Ужас, что горе с человеком делает… Мы долго не задержались, просто сказали, что вот мы пришли, и что на самом деле не знаем даже, что сказать. Дурак Диетчик. Никогда бы не подумал, что из всех нас именно он может погибнуть. Сколько народу было в школе и в колледже, про кого я считал, что уж их-то Диетчик точно переживет.

Странный у них дом (он жил с матерью и сестрой, отец у него в Австрии) — странный и слишком просторный теперь. Как в сталкерских или потрошительских уровнях «Рухнувшего мира», которые я не особо люблю. Там тоже такие большие опустевшие дома, где слишком просторно и слишком пусто. И ты чувствуешь, что беда рядом, или уже побывала здесь и ею пропитаны все стены. Диетчикова мама смотрела какой-то рекламный канал типа «Телемагазин» по огроменному домашнему кинотеатру и разговаривала сама с собой. Что она там покупать собралась? Где-то делают эксклюзивные портативные складывающиеся водоотталкивающие приборы на батарейках специально для тех, у кого сына недавно размазало по борту фуры? Вряд ли. Наверное, она просто включила телик, чтобы не так одиноко было. Нас она пригласила посидеть в его комнате, но сама туда войти не в силах. По-моему, никто из нас тоже особо не хотел идти, но как тут откажешься? Пошли. Мозголом сел на кровать, но ничего не сказал. Все молчали. Потом Вентеру стало не по себе, и он заторопил нас на выход. Мы прихватили кое-что на память, его мама не заметила, или ей было все равно. Ничего особенного, просто диски, которые мы с ним слушали, и еще по мелочи. Все равно ведь это потом выбросят или на гаражную распродажу пойдет. Зачем ей шестипортовый маршрутизатор или хаб для локалки, или наша фотка, которую Тори сделала на каком-то концерте? Мозголом всю дорогу молчал. Ни слова. Черный квадрат, чтоб ему.

* * *

Респект всем кодировщикам, программистам и тестерам. Большей частью «Рухнувший мир» играется гладко, никаких багов, никаких глюков. Но на Центральный офис все-таки хочу пожаловаться: уж очень медленно там все работает. Да, я понимаю, что так и задумано (уже писал насчет бесконечно тянущегося времени), но ведь бывает и так — причем непредсказуемо, — что тебя уже НАКОНЕЦ пригласили собеседоваться по поводу документов, и вдруг все начинает тормозить. Рейчел встает и направляется к выходу из кабинки, закончив собеседование, и тут игра впадает в ступор, а Рейчел идет к двери минут пять. Недавно только обратил внимание. Или ты шепотом сообщаешь кому-нибудь из мелких чиновников, что хотел бы поблагодарить его за услугу, сделав небольшой вклад в его отпускные фонды, — и тут вдруг тоже речь ненормально замедляется.

Вряд ли такие тормоза предусмотрены специально. Может, это глюк моей версии «Рухнувшего мира», а может, и нет — сложно сказать, очень уж у команды разработчиков все лихо завернуто.

* * *

Вот что меня бесит в Мозголоме. Проведать Диетчикову маму он ходил как раз в той куртке, за которой забегал к нам на днях и еще ныл, что оставил в «Дека-Дансе». Так вот, приходит он в этой куртке, и нет чтобы извиниться, сказать: «Да, представляешь, я ее нашел» или «Прости, друг, что подозревал, будто ты ее припрятал или оставил в баре, или толкнул на интернет-аукционе… Оказывается, она все это время у меня дома лежала». Нет ведь. Промолчит и сделает вид, что так и надо.

* * *

Я предупреждал про ограничение по времени? Должен был. Подруга Макшема ведь при смерти. А он просил не на могилу ей цветочки положить, а отвезти подарок, пока она еще жива. Так что поторапливайся.

Получишь бумаги и кати на другой конец города (в южную часть). Там будет Загадка с мостом и Подпольный лабиринт. К обычным предосторожностям (в первую очередь не получить пулю от солдат или снайперов) прибавляется еще опасность подхватить холеру или погибнуть от рук разъяренной толпы.

АЙРИН/КОМАНДА

Айрин лежит в кровати в непонятной многоэтажке, среди пыли и воспоминаний, умирая вызванной многочисленными факторами естественной смертью. Хотя в Тринадцатом городе таких факторов немного (равно как и у нас).

Подсказка: угостись фруктом и похвали как-нибудь комнату, где ей суждено окончить свои дни в одиночестве и тоске. Айрин жутко бледная — я сперва даже подумал, с монитором что-то. Нет, монитор в порядке. Просто ее время сочтено, она уже почти угасла. Отдай ей посылку от Макшема. Она ее начнет разворачивать, но тебе придется помочь, Айрин слишком слаба. В посылке — музыкальная шкатулка, и когда Айрин ее откроет, раздастся старая знакомая мелодия. Какой-то вальс, очень медленный и печальный, и Айрин заплачет, когда его услышит. Не знаю почему. По ее щекам струятся слезы, как ливень по стеклам или река. Очень хорошо сделано.

Когда мелодия отыграет, Айрин начнет рассказывать. Она вполне вменяемая — по крайней мере производит более разумное впечатление, чем остальной народ в этом долбаном городе. Она говорит, что мелодия — это сигнал. Призыв к наступлению. А слезы — это не от воспоминаний, а от Радости, что время наконец настало. Да уж, закручено все у них в «Рухнувшем мире». Мелодия — это не просто мелодия, а код, система сигналов, которые в расшифрованном виде что-то означают (спасибо, Клокворк). Не уверен, честно говоря, что мне такие вещи в игре нравятся. Но уж как есть.

* * *

Неожиданно прорезался Мозголом. В девять утра, когда он позвонил первый раз, подошла Тори, но, услышав его «привет!», отвела трубку от уха на расстояние вытянутой руки и кивком подозвала меня. Наверное, не хотела больше слушать про кишки Диетчика и кто должен их убирать — что, в общем, понятно, — но раз уж он звонит поговорить, я лучше выслушаю. И он заговорил. По-настоящему. Добро пожаловать, наша песня хороша, начинай сначала. Жизнь — дерьмо, он сам как личность — провалившийся эксперимент, он все еще бета-версия и тэ пэ. Плюс разные заморочки по поводу самых обычных вещей, которые он зачем-то упорно усложняет. Каких мук, например, стоит выбрать рубашку, когда все цвета имеют некое сложное значение, и это приходится учитывать. Ну и вопросы про Диетчика, которые по-прежнему не дают ему покоя. Блин! Хотя лучше (?) уж пусть говорит. Так что я честно беру трубку на каждый звонок и выслушиваю. Как будто на телефон доверия завербовался. Или в службу спасения. Звоните, я тут. Может, в конце концов это и есть моя способность? Звоните, набирайте номер, берите пример с Мозголома, сами же знаете, что надо. Лучше выговориться. Наверное. Звоните, не стесняйтесь, чего ждать? (Шучу.)

* * *

Эпизод с Айрин сделан очень печальным — классическое «у одра умирающего», как по телевизору. Музыки нет, но атмосфера чувствуется. Айрин говорит, что далеко за океаном, в безопасном укрытии дожидается своего часа отряд сопротивления, и они придумали, как навсегда избавиться от ГАРС, Эрцгерцога и ГосКорпа. И они уже начали претворять планы в жизнь, но тут среди них обнаружился предатель, и им пришлось срочно спасаться в своем тайном убежище. Теперь они ждут только сигнала к наступлению. Сигнал — мелодия из музыкальной шкатулки, и Айрин умоляет Рейчел передать весть повстанцам, скрывающимся в Дальних землях. Явно где-то далеко, а? В любом случае путь туда лежит через смертельно опасную занятую противником полосу отчуждения вокруг города.

Думаю, не надо пояснять, что здесь без вариантов: нужно давать согласие. Но это одно из тех мест в игре, где имеет смысл слегка поломаться и набить себе цену, чтобы вытянуть информацию. Откажись. Айрин двинет в бой тяжелую артиллерию: дрожь, слезы, последнее желание умирающей и т. д., а Рейчел — единственная, у кого хватит сил и средств, чтобы прорваться к повстанцам. Откажись второй раз, тогда Айрин начнет убеждать, что нет ничего важнее и существеннее для спасения человечества. Откажись в ТРЕТИЙ раз. Айрин смерит тебя ледяным взглядом столетней старухи — и добавит тебе Здоровья, даст наводку на склад боеприпасов и наделит какой-то Энергией призраков, с которой я так и не понял, что делать. Еще она скажет, что эта миссия будет для Рейчел лучшей возможностью отыскать Рэя. По-моему, если таких доводов будет недостаточно, я уже не знаю, как еще убеждать.

Теперь соглашайся. Умирающая Айрин сообщит тебе пароль, кодовое слово, которое побудит повстанцев перейти в наступление. А потом начнется долгий бессвязный бред про войну (тут ты вспомнишь Макшема), про борьбу против ГАРС, про то, что ГосКорп компьютеризирует счастье, про Эрцгерцога и какого-то парня по имени Диндара. Не знаю. Я со временем теряю нить. Как только кажется, что начинаешь понимать, все тут же закручивается и усложняется еще больше.

* * *

В мессенджере снова прорезался Мозголом. На аватаре по-прежнему черный квадрат.

Зла не хватает…

* * *

Айрин посоветует выезжать из города по главной дороге, а блокпосты проходить под Прикрытием, но ты ее не слушай — она слишком долго лежит дома, так что сведения давно устарели. На блокпосту тебя точно убьют. Лучше послушай мой совет: пробраться через пустоши тебе помогут Солдаты из ближайшей Крепости, а оттуда прямым ходом к повстанцам. Но не буду забегать вперед. Поблагодари Айрин за совет (ха-ха), потом спроси, не знает ли она еще что-то про Рэя и где его искать. Только лучшую свою пушку держи наготове, понадобится. Как только Айрин заговорит, в комнату вломится, искря и потрескивая, как неисправная проводка, целый отряд солдат-роботов из будущего. Не знаю, что они тут делают — может, путешественников во времени ищут, — однако в комнате неизбежно завяжется бой, в ход пойдут связки гранат и разумные ружья. Если продержишься до конца, комнату усеют куски электронных мозгов и раздолбанные полиуглеродные оболочки. Круто. С роботами разобрались, теперь Айрин может поделиться с Рейчел тем, что знает, и спокойно покинуть бренный мир на глазах у сидящей возле изголовья Рейчел. Если не повезет, тогда все, геймовер, начинай заново.

* * *

Тори стояла в коридоре и просто смотрела на меня с таким… выражением лица. Когда я посмотрел в ответ, покачала головой ни слова не говоря и ушла обратно на диван.

Так. Пора вплотную заняться операцией по вытаскиванию Рейчел из Тринадцатого, пока город не провалился под землю.

Отправляйся в ту самую Крепость, на КПП покажи документы, тебя пропустят. Какое-то время потусуйся в столовой. Здесь много таких, кого регулярно посылают на задания в оккупированных зонах за пределами города, так что имеет смысл как следует все разведать и завербовать себе проверенную команду. Подсказка: можно выбрать самостоятельно, хотя иногда игра выкидывает финт и в последний момент кого-то из отобранных придется заменять. Такие дела. Учись держать удар.

* * *

Тори, снова встав в дверях, пожала плечами и показала жестами, что идет спать. Я несколько минут выждал и прошел мимо ее кровати в туалет. Она лежала отвернувшись к стене, но еще не спала. На меня не отреагировала никак, не пошевельнулась и ничего не сказала.

Вернувшись за HAL, увидел, что Мозголом снова поменял аватар в мессенджере. На этот раз он решил притвориться Диетчиком. Именно так: под ником Мозголома красовался аватар Диетчика. Это свинство. Я на такое ни отвечать, ни комментировать, ни пересказывать кому-то не намерен. Много чести. А то еще больше «уверится в собственной правоте» и еще хуже станет.

Короче, общение у меня тут душевное.

* * *

Коллинз — хороший боец. Гнутый Рон (татуированный) — отличный штурман, Бешеный Сирил — на все руки мастер, Вождь — хороший руководитель (логично, с таким прозвищем), про Кулинара тоже легко догадаться. Хотя не то чтобы в этом задании реально требовался умелец, способный вылепить три сотни разных суши… Шерри-Линн специализируется на Теневых искусствах и Предсказаниях. Дворжак тоже хороший штурман (как и Гнутый Рон), но характер у него не сахар. Так что не надо. Ну его. И парня по прозвищу Омлет-с-ветчиной тоже обходи десятой дорогой. Пользы от него никакой, а история о том, почему его так прозвали… В общем, не за едой. Когда уже пару раз пройдешь эту часть в столовой, начинаешь жалеть таких, как Хиллари, Дафф или Муравейник — их никто никогда не выбирает, они постоянно за бортом. Совсем как мы с Клокворком, Ночнымбредом и БагМэпом в старших классах (простите, ребята): когда разбивались на команды, мы с прочими ботаниками вечно мерзли на скамье запасных. Лучший способ завербовать бойца (парня, девушку, черта лысого) себе в команду — это (сразу) предложить денежное вознаграждение зато, чтобы тебя провели через пустоши. Универсальный язык переговоров, понятный в любом уголке мира и в любой армии (без обид).

Команда командой, но Рейчел все равно придется рисковать собственной шкурой, так что прыгай в джип вместе с бойцами, которые ей чуть не в дети годятся (совсем зеленые по сравнению с ней), зато украшают шлемы надписями типа «Царь пустоты», или «Мертвая зона», или «Психоз4.48». Не забудь угостить ребят жвачкой и рассказать, «как там дела дома» — без разницы, что имеется в виду под «домом» и какие там дела. Дорога долгая. Может, они и отбросы общества или распоследние лузеры, но именно они спасут Рейчел (то есть ТЕБЕ) жизнь и, если повезет, проведут не только через пустошь и ничейные земли, а гораздо дальше.

НИКАКИХ ПЕРЕМИРИЙ/СТЕРВЯТНИКИ

Если в черте Тринадцатого приказ о прекращении боевых действий еще хоть как-то соблюдается, то за чертой о нем будто и не слышали, так что готовься к бессчетным засадам, обстрелам, террористам-смертникам и т. д. Дороги — грунтовка, местность гористая и пересеченная. Да еще постоянные развилки, где расходится несколько дорог, так что приходится решать, куда ехать. Верти головой на триста шестьдесят градусов, особенно на горных перевалах. Тут, в общем, непонятно, то ли Рейчел сражается с правительственными войсками, пытаясь отрезать повстанцам путь в столицу, то ли сама вступила в ряды повстанцев и медленно продвигается к столице окольной дорогой. Одно ясно — она не из миротворцев, которые получают деньги за то, что посиживают в теньке со спутниковыми телефонами в руках и наблюдают за кровопролитием. Наверное, по Женевской конвенции все войска должны иметь опознавательные знаки — флаги, нашивки на форме, что-нибудь на машинах. У ребят, которых Рейчел отбирает в команду, ничего такого нет. Они как бесхозные тени. На подлинные имена не откликаются. Услышав, что у тебя приказ и задание, только смеются и отводят взгляд.

За городом пойдут поселки: Узек Ирса, Эш, Торакс, Мотли, Вифлеем (не тот, не библейский), Йорина, Доре и Каспек. Загляни во все, разживешься припасами и сведениями о передвижениях вражеских войск — особенно важно перед горными перевалами. Самый крутой прием: подпустить вражеские джипы на расстояние выстрела и палить по запасным канистрам, прицепленным сбоку, а потом любоваться пламенем.

Может так случиться, что и ваш джип пострадает. Дорога от Тринадцатого трудна и опасна. Джип может подорваться на мине, вспыхнуть от ракетного снаряда или даже светового сигнала; бывает, что ось ломается на ухабе, или заканчивается бензин, а пополнить запасы негде. Все может быть. В общем, если джип выйдет из строя, дальше придется пешком.

Будут места, где можно попытаться добыть другой джип или даже небольшой танк, если подфартит. У подножия Хребтовых гор дислоцируются войска, подчиняющиеся генералу Приговор-в-исполнение. В долине, у ручья — солдаты генерала Эль Терминатора. Можно сходить на разведку. У этих дебилов тащи все, что плохо лежит: они там большей частью обдолбанные, поэтому ничего не соображают, а база выдает децибелы не хуже рейв-пати восьмидесятых. Гремит техно, воют сирены, хлопают выстрелы — и так круглые сутки по поводу и без. Так что пробраться туда и выкатить себе новый джип — дело нехитрое.

* * *

Предупреждение: очень скоро станет ясно, что один из членов команды пытается саботировать операцию, чтобы или всех угробить, или заставить повернуть назад. Старайся следить за народом: кто как реагирует при обсуждении планов, стратегии, выбора дороги, кто ведет себя подозрительно или дергано, кто как работает в перестрелке. Тяжело, конечно, когда еще и самому приходится отбиваться, но следить надо, иначе предателя не вычислить.

Однако, как только вычислишь, возникает дилемма. Стоит ли открывать карты и выводить предателя на чистую воду перед остальными? Твое слово против слова того, с кем они уже не первый месяц корешатся. Кому они поверят? Может, лучше ставить его (или ее) на самые уязвимые позиции, в надежде, что сам как-нибудь погибнет в перестрелке или рухнет с обрыва? Или напроситься с ним в ночную вахту, прикончить, пока другие спят, а утром свалить все на снайперов? Такой вот перед Рейчел стоит выбор. Одно несомненно: пока предатель жив, операцию завершить не удастся. Так что решай.

Предупреждение номер два: когда поймешь, что пора переходить к делу, убедись, что не ошибся и вычислил предателя правильно. Вентер как-то прикончил своего подозреваемого («капитана» по кличке Арахис), а саботаж не прекратился — пробоина в бензобаке, «ошибка» в расчете маршрута по джи-пи-эс, выезд прямо под трассирующие пули врага, потом снова отклонение от маршрута — и в зыбучие пески… Тогда Рейчел у Вентера пришлось убить еще одного — штурмана по имени Зоркий, а передряги все равно не кончились. Вентер взбесился и Рейчел убила ТРЕТЬЕГО. Учитывая, что изначально в команду набиралось пятеро, можешь, думаю, себе представить, как задергались оставшиеся. Решили, что отряд прокляли, не иначе, если каждую ночь то невидимый снайпер кого-то пристрелит, то «пищевое отравление» со смертельным исходом, то невесть чем спровоцированный инфаркт. В общем, выкосило всех, как в зоне бедствия. Рейчел убивала одного за другим, пока не осталась вдвоем с предателем, оба полумертвые от истощения. Он набросился на Рейчел (ублюдочный сержант Вертиго), проломил ей череп, и все — геймовер. Игра окончена. Не бери пример с Вентера.

* * *

Еще предупреждение: сейчас пойдет текст, не касающийся «Рухнувшего мира». Воспринимайте как антракт. Если не нравится, вы знаете, что делать: прокрутите. Как в песне: «иди себе мимо».

А я вот о чем.

Сегодня хоронили Диетчика. Тори пришлось с утра уйти на работу, и после долгих организационных споров мы решили встретиться прямо там, на кладбище. Начальство у нее — сборище уродов, не могли нормальный отгул дать ради похорон. Потом ко мне пришел Мозголом, потом Клокворк, Вентер и я (то есть я уже и так был, они все за мной зашли), все одетые как положено, мрачно и торжественно, и мы уже готовы были выдвигаться, только Клокворк все парился насчет галстука — узел у него там никак не завязывался (темно-синий такой галстук). Потом мы почему-то вдруг начали обсуждать — в последнюю минуту — идти вообще на похороны или, может, не надо. И в эту же самую последнюю минуту (опять же не помню, как так вышло) решили, что «не надо».

Наверное, нам это все показалось искусственным — явиться в «цивильной» одежде, выстроиться по линейке рядом с родственниками и хором петь псалмы, в которые давно никто не верит. Какого хрена, какого хрена и какого еще хрена, как поется в другой песне. Какого хрена.

Так что на похороны мы не пошли, отправились вместо этого в лес — про который я уже рассказывал, это там Диетчик залезал на самые верхушки деревьев. (НЕ бойтесь, нюни разводить не буду. Просто съездили в лес.) Как были, в костюмах (а что поделаешь?), мы погрузились в машину Вентерова брата, прихватили БагМэпа с Ночнымбредом и полетели, ревя мотором, под музыку микстейпа, собранного Клокворком. Выгрузились в холмах и пошли колбаситься. Довольно далеко забрели в чащу, пуляли камнями по бутылкам (я мазал по-страшному) и стреляли из пневморужья (которое Вентер позаимствовал у Боба). Потом разожгли костер на склоне (в очаге типа колодца из камней). Кто разжигал, я не помню, помню только, что костер горел, а мы сидели вокруг и смотрели, как искры летят в небо.

Было уже довольно поздно, точно после десяти (потому что я глянул на часы у БагМэпа и подумал: «Ого, уже десять!»), холодало. Мы спустились. На темном небе горели звезды. Костер мы не стали тушить. Вентер поорал немного — он выпил довольно прилично, еды-то у нас не было, только бурбон, поэтому все опьянели и гнали пургу, кроме Мозголома, который опять выключился. Черный квадрат, спящий режим. Про Диетчика и случившееся с ним никто не говорил (видите, никаких слезливых речей, все под контролем), но все наши мысли, понятное дело, были о нем.

Только когда мы пустились в обратный путь, вихляя в ночном потоке машин, Мозголом вдруг очнулся и потребовал (заплетающимся языком) выключить радио (радио никакого не было, играла магнитола). А потом заговорил о Диетчике, но зачем-то приплел эпизод из «Рухнувшего мира», где Рэю надо пройти через дверь, и для этого с помощью комбинации зелий он должен отделить свою тень от тела и послать ее наружу (под дверью). Тогда тень сможет отпереть замок снаружи и Рэй выйдет. Простейшее решение — когда уже видел, как это делают. А вообще без подсказки не догадаешься. Короче. Никто из нас так и не понял, к чему Мозголом завел про эту тень, кто-то возмутился вслух (кажется, Вентер) — очень умно, да. И пошло-поехало. Ссора, закончившаяся тем, что Мозголом на светофоре вылез из машины и ушел куда глаза глядят. В неспокойном малоизвестном районе.

Круто — это, кажется, БагМэп сказал после того, как Мозголом хлопнул дверью. Крутая жизнь. Он весь день себя странно вел, особенно со мной, хотя, думаю, не специально. Крутая жизнь может внезапно оборваться, и тогда всем достижениям каюк и кранты. С любым из нас может произойти. Hoy-Вэй в автокатастрофе, Милей — от передозировки, брат Ринго в Таиланде, Кэти — от рака. Блин, обещал же, никаких речей. А сам завел. Простите. Я и в лесу-то что было, плохо помню, а уж дорогу домой — тем более. Только как Мозголом хлопнул дверью, а Вентер что-то орал ему в окно, когда мы уже тронулись, но что орал — тоже не помню, только эхо в салоне и играющую магнитолу. Поздно уже, а я все никак не разгребусь.

Еще я, кажется, пьяный, хотя на ногах держусь и не шатаюсь - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - вот. Ха-ха.

* * *

Уфф. Шея затекла. Спал головой на столе. Не сразу понял, что я здесь делаю — в смысле, один за компом, а не на планете Земля. Тори спит, а я, вместо того чтобы тоже спать с ней в обнимку, печатаю слова-слова-слова о дурацких пропущенных похоронах и идиотских спорах в уродских машинах. Блин. Тут все неоднозначно. С одной стороны, вроде бы, какого хрена я тут сижу и пишу, вместо того, чтобы жить нормальной жизнью. А с другой — хорошо что есть куда выплеснуть накипевшее, выговориться, записать, какая она, эта жизнь. Хотя, кажется, это виски еще не выветрилось.

Где-то на Реке строят огромный мост из человеческих костей. Там все время торчит генерал Умри-Умри, который ездит на бронированном катафалке — такой, с орудийной башней, весь в пластинках брони, разрисованной воронками и спиралями психоделических оттенков. Бред. Не поймешь, то ли этот генерал со своими майорами приезжает постройкой моста руководить, то ли кислоту дегустировать, которую солдаты толкают. То есть у них там не просто мост — это что-то вроде стрелы крана или какая-то подвесная конструкция (не спрашивайте, я в архитектуре не силен). Зато по длине моста СРАЗУ СТАНОВИТСЯ (капслок) ясно, сколько народу полегло, раз у них там такие горы стройматериала (костей). А генерал Умри-Умри с радостью объяснит всем (кто готов слушать), что Река широкая, и по-другому (или в другом месте?) его армии не перейти. Логично, наверное. Поэтому они и убивают окрестных жителей, чтобы получить стройматериал. Трупы раскладывают на огромном заброшенном футбольном поле, и слетающиеся в полдень стервятники обгладывают их дочиста. Вражеские лазутчики и саботажники постоянно пичкают стервятников медленнодействующим снотворным ядом, надеясь замедлить строительство моста. Кроме шуток. В «Рухнувшем мире» много странностей, но эта одна из самых загадочных.

Около моста настанет пора прощаться с боевыми товарищами — если кто-то еще остался в живых. Там, куда ты идешь, они будут только обузой. Одень Рейчел в черное и дождись ночи. Когда стемнеет, медленно иди через мост. Аккуратнее в тех местах, где он еще не достроен — перелетай на тарзанке. Остерегайся ночных снайперов. Стражу можно разглядеть по белкам глаз, которые по мере приближения будут увеличиваться и увеличиваться. Как в «Пакмэне» или старых «Астероидах». Плывущие на тебя белые глаза. Как парящие в воздухе черепа. Крышесносная графика. Нужно красться как можно осторожнее. Осторожнее и тише, если не хочешь плавать трупом в холодной реке или пожертвовать свои бренные кости на строительство моста. Так что осторожно. До дома еще далеко.

* * *

Поздно. Позже. Сильно позже. Не знаю, что я тут высиживаю и почему не иду спать, но компьютерные болезни затягивают, а HALy что-то нездоровится. Поэтому сижу вот, лечу. А еще хочется протрезветь, прежде чему соваться в «объятия Морфея». В голове до сих пор шумит от «Джек Дэниэлс» и крутятся обрывки разговора по дороге домой и то, о чем все молчали в лесу. Мозголом, когда вылез там, на светофоре, совсем плохой был, глаза как черепа. Блин! Каждый раз при виде него в последнее время вспоминаю то, что писал раньше, про глюки. Как он будто смотрит сквозь каркас, на котором держится мир, в никуда. Даже не знаю, настолько ли это ужасно. В смысле, обязательно ли впадать в депрессию от того, что видишь, глядя насквозь? Или это, наоборот, хорошо? Круто же, наверное, видеть изнанку мира? А вот судя по Мозголому, понимаешь, что, видимо, нет. Снаружи кромешная тьма, звезды яркие-яркие. Как брызги раскаленного металла. Не хочу больше писать про Мозголома. А то начинаю напоминать себе стервятника, прилетевшего очищать кости. Наблюдаю вот и пишу. Может, мне не нравится такая способность, наблюдать и ничего не делать. И потом, писать я тоже не особо умею, я же не писатель, как в кино. Просто излагаю, что и как делать в «Рухнувшем мире». Все уже написано — в смысле, сама игра. Остальное — фигня. У Рейчел такая татуировка на животе.

HAL тормозит. Уже не только на Центральном офисе, но и на Костяном мосту. Везде практически даже не в игре. Уже и «Ворд» подвисает. Пишу вот на ноутбуке Тори, перегрузился частично туда — игры и новую версию «Ворда». Не представляю, что где-то в мире живут люди, которые ПОКУПАЮТ лицензионки. Валяюсь. У меня «Ворд» самый что ни на есть пиратский, да еще и тормозит, поэтому то и дело вырубается. Так что придется добывать новый, а то писать негде будет. Потратил три часа на скачивание (с вареза), а она оказалась битой, так что пришлось качать заново, потом еще раз лезть в сеть и где-то в другом месте добывать серийный номер, потому что моя версия попалась не взломанная. Сколько сил, сколько нервов… И вот я уже снова готов печатать, а на дворе утро. Птицы, чтоб им, щебечут. А мне спать пора.

* * *

Ну да.

Одно плохо, когда в последнюю минуту вместо похорон уезжаешь в костюме в лес и там посылаешь трезвость и похороны на хрен: я забыл позвонить Тори и предупредить, что нас не будет. А значит, бросил ее одну на похоронах, где с одной стороны — родня Диетчика, а с другой — расползающаяся в грязь Скорбящая Челси.

Вот. Тори вернулась в та-а-аком бешенстве, что даже разговаривать не пожелала. Отправилась спать, как только я пришел. Взглядом и то не удостоила. Честное слово, я иногда совсем с головой не дружу.

ПЕРЕД БИТВОЙ

Утро = день. Не спрашивайте, как я себя чувствую. Тори спозаранку утопала на работу, со мной по-прежнему не разговаривает, злится за вчерашнее. Эхо от хлопнувшей входной двери постепенно стихает, но я еще долго валяюсь в постели (ооочень долго), досыпаю. Похмелье. Встаю почти в коматозе, сушняк и прочие радости.

Сегодня «Рухнувшего мира» почти не будет, так что, если надо, крутите дальше, пока не наткнетесь. СморщеннаяОбезьяна, твое нытье у меня уже вот где. Здорово я вчера надрался, судя по всему. Виски в лесу, да еще «Корона» дома. Так что пришлось позвонить в «Доменико», опять взять отгул по болезни, хотя Мирослав, подозреваю, мне устроит… Доспал потом еще на диване, чтобы окончательно поломать неправильный режим, к звонившему телефону не подошел. Жизнь тяжела, да? Либо это Бранимир звонил (см. выше), либо родители Тори с очередной викториной. Ни с тем, ни с другими я (по разным, конечно, причинам) разговаривать желания не испытываю.

Чтобы еще больше повысить объем выполняемой работы (ха-ха), HAL решил накрыться окончательно. Пришлось СНОВА вылезать в сеть и скачивать еще один «Ворд» и серийный номер, потому что вчерашний продолжал вырубаться. Жесть как она есть.

* * *

Одиннадцать вечера или где-то около. Ну да, целый день промчался на ускоренной перемотке. Похмелье, сон, тупое ничегонеделание. Никогда больше пить не буду.

Тори припозднилась — проветривала Скорбящую Челси (пыталась ее то ли взбодрить, то ли собрать по кускам). Меня только молча взглядом смерила и сразу отправилась спать. Надо понимать, я по-прежнему в игноре. Часов в десять звонила ее мать — ничего конкретного, как обычно, — и я слышал через закрытую дверь в спальню, как Тори подробно описывала ей похороны и церемонию прощания, и кто там был, и как все переживали, а про меня и про наше отсутствие ни слова. Как будто я в принципе не существую. Высшая мера наказания — Камера с вакуумом. В этом Тори спец.

Голова раскалывается, а таблеток в доме ни одной. Весь день всплывают обрывочные воспоминания о том, что мы делали и говорили в лесу. Оказывается, я рассказывал Ночномубреду про Тори и наши с ней нелады. Теперь как-то стыдно. А еще порвал костюмные брюки, когда пытался залезть на дерево. Тоже радости мало. Костюм у меня единственный, но БагМэп с Вентером тогда уже залезли и вопили сверху, что мне слабо. Купить другой костюм — не вариант. Так что, будем надеяться, хотя бы из этих соображений (раз уж другие не катят, ха-ха), народ передумает в ближайшее время умирать.

* * *

Так, значит. По Костяному мосту попадаешь в город (безымянный), где вовсю закручивает гайки ГосКорп. Комендантский час плюс электричество отключают, так что на улицах ни души. Там где-то еще есть загадка с лунными тенями. Совместить предмет с тенью? Довольно страшная загадка, мурашки по коже.

Около рынка будет дверь, а за этой дверью (в хижине, лачуге, не знаю, как назвать) — комната, где явно происходила перестрелка. В стене дыры от пуль, мебель раздолбана в щепки. И трупы валяются. Так вот, где-то там в комнате прячется маленькая девочка, ее надо найти (она живая). Посмотри под кроватью, в шкафу, под одеялами (или тряпками?), по углам. Она каждый раз укрывается в разных местах, а без нее ты игру продолжить не сможешь.

* * *

Девочку зовут Кей-Март (по крайней мере у нее так на футболке написано). Она до смерти перепугана и бьется в истерике, но тебе надо ее спасти, вытащить, хоть что ей наплети, главное, чтобы она пошла с тобой. Скажи, что, когда вернутся солдаты, от нее только мокрое место останется, а ты хорошая, ты не с ними, или пообещай сводить ее в Диснейленд — без разницы. Твоя задача — увести ее.

Опять игра тормозит, раньше вроде не было. Комната завалена трупами, но ты за девочку не бойся, она их не увидит. Она абсолютно СЛЕПАЯ. Такой вот кошмар. Посылают тебя в зону военных действий, обычный набор опасностей, пули свистят, а в нагрузку еще и о слепом ребенке позаботься. Как сказал БагМэп, когда первый раз до этой хижины дошел: «Да уж, дальше некуда!»

* * *

«Ворд» почему-то завис. А потом вдруг заработал. Не понимаю, в чем дело. Плохие у меня предчувствия насчет HALa.

* * *

Звонил Вентер, узнать, куда девался Мозголом. Он, как выясняется, договорился с ним встретиться в «Бам-Заке» (с чего они вдруг решили туда податься, не знаю), а М. не пришел. По сотовому не отвечает, дома его нет, в мессенджере нет. Короче, с того момента, как он хлопнул дверью на светофоре, о нем никто ничего не слышал. Не знаю. Поискал в мессенджере — действительно, нет, в офлайне. Но ведь может человек иногда комп выключить, что тут такого? Вентер зачем-то волну гонит, хотя логичных объяснений навалом: например, М. отсыпался после вчерашнего, а потом опять завалился спать. У него такое запросто. Или перепутал, где и когда он встречается с Вентером. Или вообще к своему брату Полу уехал — тоже хорошо, ему полезно вылезти из города и проветрить мозги. Мало ли. Никаких трагедий. Но я буду держать вас в курсе. (Можно подумать, вам есть дело.)

* * *

Сходил посмотреть на спящую Тори. Как человек даже во сне умудряется излучать негодование? Есть у кого мысли на этот счет? Мне очень надо знать.

Тори — это шедевр. Очень сложный. Я никак не разберусь. Даже когда мы только познакомились, она как-то меня опережала. У нее мысли все время забегали куда-то вперед.

Вернулся за комп, увидел в мессенджере сообщение от Вентера: перечислял, кто еще не видел Мозголома со вчерашнего вечера. Клокворк не видел его сегодня, и еще какой-то парень по имени Терстон, и в своей техподдержке он тоже, судя по всему, не появлялся. Список «не видевших» уже довольно длинный, если подумать. Надеюсь, Вентер понимает, когда пора остановиться. Если поднимать панику каждый раз, как Мозголом встречу продинамит… Обычно Вентер у нас «крутой чувак», а тут ведет себя как курица-наседка.

* * *

ТВОЮМАТЬ

И еще раз двадцать.

ТВОЮМАТЬ

ТВОЮМАТЬ

ТВОЮМАТЬ

ТВОЮМАТЬ

Твоюмать

Твоюжмать

ТВОЮМАТЬ

ТВОЮМАТЬ

ТВОЮМАТЬ ТВОЮМАТЬ

ТВОЮМАТЬ

Семь утра. Только что дописал все по следующей части игры, в офлайне, а «Ворд» опять вылетел, и документ накрылся. Я ведь его сохранял. Сохранял ведь! Сохранял, твою мать! Но когда перезагрузился и открыл, там оказалась сплошная абракадабра. Все в кучу, одни нечитаемые знаки. Не знаю, что делать. Переписать не могу. Мозг выкипит.

ТВОЮМАТЬ

Чтоб тебе, «Микрософт», в аду сгнить!

Так, делаем глубокий вдох. Только что ногой чуть стену не проломил.

* * *

Вышел наружу, прогулялся, подышал ночным воздухом. Звезды пока держатся, не волнуйтесь, я их даже пересчитал. Слегка успокоился, возвращаюсь. Вот что я решил сделать с угробленным файлом: вывешу его здесь.

Переписывать не буду. И так уже мозги из ушей лезут от всех этих ночных бдений. Может, найдется какой компьютерный гуру, который извлечет из абракадабры скрытый смысл. Или кто-нибудь скажет, есть ли способ восстановить файл. Клокворк, Мозголом, ау! Не знаю, где он. Если что, пишите на ящик. Обычными способами я уже пробовал, их не предлагать, не работает.

В испорченном документе было все: от спасения Кей-Март (слепой девочки) до моста Тишины и Пещеры Дейва, а еще вариант прохода через Тридцать Девятый город. Да уж, сдохну скоро над этим прохождением.

Вот он ФАЙЛ. (А я да, я спать.)












* * *

Снова утро.

Тори проснулась и позавтракала молча. Я пытался. Пытался поговорить — про похороны, про то, почему нас не было, про вчерашнюю эпопею с Вентером и исчезновением Мозголома, про погоду, про состояние нации. Обо всем говорил, а она ни слова. Видимо, из Камеры с вакуумом меня пока не выпустили. Уже начинаю думать, что, может, у нее дела еще хуже, чем кажется. Как будто выключилась. Или куда-то в другую «сеть» подключилась. Не знаю. А может, все нормально. Она притащила на кухню телефон — я думал, эсэмэски проверяет, но когда спросил «От кого?», она только огрызнулась: «Ни от кого!».

Прежде чем уйти на работу, она на секунду присела за ноутбук, побегала пальцами по клавиатуре, а глазами по экрану. Наверное, переписывалась с кем-то по мессенджеру — откуда я знаю, может, с тем парнем, с которым у нее что-то было. Вот как мне узнать, что у нее там, что она пишет и кому?..

* * *

После слепой Кей-Март и того куска, который пропал вчера ночью (простите, ничего не могу сделать, переписывать не буду, разве что как-нибудь потом), в общем, насчет следующей части надо усвоить одно: приближается Великая битва. Вот мои заметки, изучайте, они помогут вам выжить.

Помни:

1. Воины сильнее Копейщиков, более или менее справляются с Кентаврами и Русалами, слабее Всадников и Грифонов.

2. Копейщики сильнее Всадников, но слабее Воинов, Кентавров и Русалов.

3. Всадники сильнее Воинов, нормально против Грифонов, слабее Копейщиков.

4. Грифоны сильнее Воинов, нормально против Всадников, слабее Копейщиков.

5. Кентавры сильнее Копейщиков, средне против Воинов и Русалов, слабее Всадников и Грифонов.

6. Русалы сильнее Копейщиков, средне против Воинов, слабее Всадников и Грифонов.

7. Святое воинство сильнее любых Духов (ты их только видишь, сам ими не сражаешься), слабее Всадников, Русалов, Грифонов.

8. Бронекавалерия сильнее Воинов, Русалов, Всадников, Грифонов, средне против Копейщиков, слабее воинов с пиками.

БИТВА

Массовые убийства. Зло. Бесчеловечность. Пытки. Беспорядки. Варварство, Зона поражения. Самый настоящий смертельный ужас.

Это все слова.

Кровавая резня. Жажда крови. Зверства.

Тоже слова. И ни одно из них в полной мере не описывает происходящее в следующем городе и окрестностях, которые все вместе называются Кровавый коридор. Почему, поймешь, как только начнешь проходить. Дело не столько в том, что Рейчел нужно будет делать — убивать она давно привыкла, — а в том, что ей придется УВИДЕТЬ.

В этой части «Рухнувшего мира» народ делится только на две категории: мертвые и те, кого скоро убьют. А что касается боевых действий, то есть рейды наступающих ил и даже отступающих войск и партизанские вылазки, которые тоже считаются. Еще «оборонительные» операции освободительного движения и повстанцев, а также борцов за справедливость и возмездие, а еще разбушевавшиеся толпы и просто соседи, сводящие счеты друг с другом. И все это Рейчел придется наблюдать. Кровавое месиво, ЗТШ, помноженная на двадцать. А еще Доходяги, которых выстраивают цепочкой в полях копать самим себе могилы жалким подобием лопаты, а потом выстрелом в спину в эти могилы укладывают. Изнасилования, и групповые тоже. Линчевания, закидывание камнями, пытки — иногда показательные, иногда нет. Бульдозеры, сравнивающие с землей мирные поселения. Лагеря беженцев и военнопленных, забрасываемые бомбами-зажигалками. Отравленная вода в деревнях, городах и пригородах. Группы обдолбанных дезертиров — на траве, кокаине и кислоте — рыскают вокруг и устраивают резню. (Не суйся, сестренка, отмазаться не пытайся, просто набирай очки потихоньку.) Братские могилы, которые устраивают за ночь на футбольном поле, бассейны, доверху забитые трупами, улицы, заваленные гниющими останками, а рядом копошатся дети, которые тоже долго не проживут. Бомбардировки с воздуха по мирным кварталам, жалкие вереницы беженцев с повозками поклажи — матрасы, мебель, напольные часы и опять ревущие дети. На хрена им сдалась эта мебель? Не понимаю. Ежу ведь ясно, что там, куда они идут, трехстворчатые шкафы ни к чему. Периодическая гибель пары человек в толпе от шальной пули, выпущенной снайпером, заминированные пассажирские суда, тонущие в порту, казнь заложников — по одному в час, пока не согласятся на выплату выкупа — то есть до бесконечности, а значит, казни тоже не кончатся, и будут смертельным метрономом отсчитывать время, день и ночь. Выжигание местности напалмом, дефолиантами и портативными ядерными бомбами. Рейчел придется бегать, смотреть и выжидать. Стоять у забора, который строится стремительными темпами, но, судя по виду, не выдержит, вместе с миротворцами — какой уж тут мир и как уж тут его творить… Вооруженные обыски, заложники из больниц и детских садов, казни на ступенях мечетей, ратуш, библиотек — да где угодно, в любом здании, которое стукнуло в голову возвести создателям «Рухнувшего мира». Хотя, наверное, они хотели для своих строений более завидной участи. Не знаю. СЛОВАМИ это не описать.

* * *

Скоро дергаться начну. Дважды за день звонил телефон, а когда я подходил, вешали трубку. Номер не определяется. Наверное, какой-то дебил номером ошибается. Даже у того парня, который спрашивал Лорейн, и то номер определялся. Он, кстати, уже давно не звонил — наверное, нашел. Так и слышу, как он зовет в трубке: «Лорейн! Лорейн!» Так страдал! Воображаю, как он переставляет цифры в нашем номере, перебирая все возможные комбинации, сидит и вертит так и сяк одиннадцать цифр, пробует, пробует снова и снова (даже не представляю, сколько там вариантов в итоге получается, надо Клокворка спросить), пока в итоге не находит свою Лорейн. Наверное. А может, он понял наконец, что никакой Лорейн не существует, и сиганул с какой-нибудь подходящей крыши в ночную тьму. Не знаю. И кто сейчас звонил, тоже не знаю.

* * *

Наверное, неслучайно, что именно Рейчел, а не Рэй, должна пройти по этому Кровавому коридору, чтобы донести повстанцам пароль от Айрин. Ну, в смысле, на форумах много рассуждают о том, что женщины — слабый пол, плохо переносят боль и не могут смотреть на смерть и кровь, но это все чушь. Взять хотя бы МиссОктябрь — она уж точно не пацифистка, как ни посмотри. И Рейчел это доказывает, в подобном задании как ни в каком другом. Твоюмать. И отца заодно.

Единственный, наверное, совет на весь этот кусок — ОСТАНЬСЯ В ЖИВЫХ. Или, как однажды сказал Ночнойбред, продержись, хотя бы до приказа о сдаче оружия. Это все, что ты можешь. Твоя задача — добраться до Дальних земель. А этот маршрут единственный, другого не дано.

Апофеоз Кровавого коридора — шесть битв, каждая из которых ожесточеннее и страшнее предыдущих — или круче, если тебе так приятнее. Рейчел тоже найдется что делать, и на ее долю достанет заданий и убийств. Нельзя пройти коридор, не обагрив руки кровью, и мне плевать, что там кто считает. Поражаюсь, где разработчики такого нахватались? Такое чувство, что загружали прямиком из головы буйного пациента психбольницы. Дальше будет коротко, расписывать сейчас некогда.

Бранное поле (окопная война, пулеметы).

Гребень. (Загадка с высотой).

Западный проход (партизанская вылазка, «коктейль Молотова», штыки на рассвете).

Узек (иногда его пишут как «Усек»), Мясорубка.

Загадка с жестокой бойней. Используй Всадников и КОБОЛЬДОВ, но только не Копейщиков.

Шеффилд (Пятнадцатый город). Зажигалки. Минные поля. Медленное наступление. Хэллоуин. Ложный приказ о прекращении огня. Невероятный отель. Диско «Инферно». Карательные отряды. Осада башен. Загадка с осадой. Тотальная война. Куда делись все цветы. Не сдаваться. Никогда не сдаваться.

Мичиган. (Синяя фаза. Красная фаза.)


Битвы грандиозные, но долго я о них распространяться не собираюсь. После всего этого кровопролития и резни легко понимаешь Джи-Си и Йоко898, которые ищут способ пройти игру без единого выстрела, — хотя, как такое возможно, слабо себе представляю. Здоровье и боевой дух у Рейчел стремится к нулю. После такого уже не сможешь спокойно смотреть ни на штыки, ни на животы — по крайней мере одно сразу вызывает мысли о втором. Не могу больше. Достало. Не только в игре, в жизни тоже, в реале — вспоминаются фотографии, которые брат Джо-Бо присылал с войны, которые Мозголом потом вешал на аватар, пока не заменил Диетчиковой фоткой. А еще видеоролик, который Клокворк выкопал где-то в сети, — там одному парню отрезают голову ножницами. В Пекине. Или «Взгляни смерти в лицо» по кабельному. Не могу видеть их лица. Мутный блеск в глазах. Есть же вот передачи, конкурсы, где надо глотать всяких жуков и червяков живьем, а потом кто больше сблюет, тот и получит главный приз. Меня всегда поражал этот хищный блеск в глазах ведущего — ну, парня, который стоит там с меркой. Тошнит (это не каламбур) от них, просто наизнанку выворачивает. В этой части вывернет, думаю, даже самых стойких любителей замочить все живое, вроде Гелия и Ската или Вендженс с Мисс Киттин.

* * *

Снова телефон. Кто там еще названивает? Как подхожу, сразу вешают трубку. Не понимаю. Может, Мозголом? А может, парень, которого Тори встретила в «мотельной вылазке», и он путает ее домашний с сотовым? Неизвестно. Тори, правда, говорит, «ничего не было», так что, наверное, не стоит о нем думать. Открытка от него лежала на столе в коридоре, теперь ее там нет. Кто же все-таки названивает с неопределяющегося номера?

Вентер от кого-то (я без понятия, кого) узнал, что Мозголом ни вчера, ни сегодня на работе не показывался. И теперь он, Вентер то есть (мистер Перестраховщик), вбил себе в голову, что надо идти в полицию и писать заявление о пропаже. Я ему в ответ: 1) еще двух суток не прошло и 2) М. и в нормальном состоянии номера откалывает, а уж в депрессии… Так что объявлять федеральный розыск рановато. И хватит об этом.

Что еще не дает мне покоя, так это население Тринадцатого, Четырнадцатого и Пятнадцатого городов (тот самый Кровавый коридор). Неужели разработчикам не лень было так тщательно прописывать каждого жителя, когда их всех без исключения ждет смерть от голода, напалма, пулеметных очередей или под гусеницами танка? Как им удалось? Ладно на Перенаселенной Земле, там я понимаю, там эта самая «перманентная целостность» (спасибо, Клокворк) — у каждого персонажа толпы своя жизнь, с прошлым и будущим. Но в Тринадцатом-то зачем? Они же просто пушечное мясо, винтики в военной машине. Всего лишь тени, «рожденные, чтобы умереть» (как поется у «Скелетон»). Я не как технический эксперт рассуждаю (сами понимаете, чего скрывать), но, честное слово, уж в Кровавом коридоре можно было облегчить работу и создавать персонажей пачками — этим самым генератором толпы. То есть, скорее, генератором жертв и трупов. Уфф. Не хотел бы я там жить или чтобы меня так создали — полуживой, полупроработанный, энергии по минимуму. Бледная тень, которую поселили в одной из этих деревень, и она полусуществует там, как во сне, лишь бы на ногах стояла, когда придут вражеские войска, и лишь бы страх в глазах появился, да закричать хватило бы сил, когда брюхо изрешетит шрапнель. Даже представить жутко. Как будто кишки, кровь, вопли этих бедолаг прорабатывали гораздо тщательнее, чем собственно жизнь. Никогда, правда, не задерживался в тех местах, чтобы приглядеться. Но если подумать, наверное, население там должно быть зациклено на каких-нибудь простых действиях. Старики сидят на крыльце, дети прыгают в «классики», женщины тянут ведра из колодца, фермеры ведут стадо по улице. Это днем (а ночью спят). Никакой глубинной проработки, единственное занятие, и так всю жизнь. Ждут битву, тянут время до появления войск и массовых казней. Массовка, фон. Я, конечно, и так не сказать чтоб «весь вечер на арене», но тут и на меня депрессняк наваливается. Простите. Мы слишком уязвимы. Даже родители Тори окуклились в своем пригороде, забаррикадировались сигнализациями, «викторинами», дурацким спамом — чтоб знать, если чего душа пожелает, вот оно, только кнопку нажать и купить, а в доме все равно живет тревога. Брр. Я всего-то хотел прохождение написать…

* * *

Блин! Вот новости… Как ножом по сердцу — или в живот (как там говорят?), так что не спешите заваливать мне ящик ехидными письмами и строчить злорадные комментарии на форумах «РМ». Ничего не понимаю.

Сегодня вечером, когда я пришел из «Доменико», оказалось, что Тори уже успела вернуться с работы, упаковать вещи, оставить мне записку и снова уйти. Совсем.

Содержание записки слишком личное, поэтому здесь печатать не стану, но в основном сводилось к тому, что ей надо подумать, побыть одной, разобраться, поэтому она на какое-то время съедет. Еще она ругала меня за разные косяки (за похороны Диетчика в первую очередь, но и за отношение к ее родным, и за то, что между нами с ней все время какое-то недовольство, злые волны). Я испугался слегка. Вот ведь блин… Может, звонки с неопределяющегося номера — это Тори была? Проверяла, дома я или нет, чтобы пробраться в квартиру в мое отсутствие и без лишних скандалов собрать вещи?

Мать твою… Люди исчезают из моей жизни, как будто их где-то труба зовет. Как будто бегут с той термоядерной подлодки, тонущей в заливе Мечты.

ГЕНЕРАЛ-ХОХОТУН

Можете считать это эскапизмом, желанием сбежать от действительности, но я пока решил заняться прохождением. Не намерен сидеть и сложа руки ждать очередную катастрофу в так называемой личной жизни. Пиво есть, комп работает — больше пока ничего и не надо.

Одна из лучших битв во всем «Рухнувшем мире» будет как раз в конце Кровавого коридора. Там Рейчел в завершение путешествия к Дальним землям придется отыскать и победить генерала Умри-Умри в самом сердце Зоны военных действий (которую он сам и создал или, по крайней мере, там он больше всего любит сидеть). Собирай слухи о его местонахождении, рано или поздно они приведут тебя на Автомобильную свалку под Сто тридцать пятым городом.

Так. Разговор про странную нумерацию городов даже начинать по второму разу не буду, хотя тут уже полная неразбериха. На форуме как-то объявился один ботан из университета и заявил, что пишет докторскую по нумерации городов в «Рухнувшем мире» и ее значимости для Вселенной. Просил народ поделиться теориями и мыслями. Скат поделился, тут же — только не совсем по теме. Его теория в основном сводилась к тому, что пусть Ботан немедленно валит с форума, а то как бы чего не вышло нехорошего. Еще упоминался модемный кабель и некий вполне конкретный орган. Потом пошел яростный флейм, перепалка длилась почти месяц, пока наконец Ботана не забанили по айпишнику.

Опять отвлекся. Хотел ведь написать про Рейчел и генерала Умри-Умри — самая крутая битва за всю игру.

Начинается все с приезда раскрашенного во все цвета радуги генералова катафалка. Забирайся внутрь, окажешься лицом к лицу с генералом. Он там восседает в черно-зеленом камуфляжном смокинге, украшенном золотыми черепами. Жутковато. Увидев тебя, Умри-Умри засмеется, показывая полный рот золотых зубов, и потянется целовать тебе руку. «Рад знакомству, деточка!» — скажет он, загибаясь от хохота. Тут дверь катафалка закроется и внутри останется странный желтоватый свет, проникающий через тонированные стекла. Мир снаружи покажется далеким и чужим.

Затем вы начнете разговаривать. Сперва Умри-Умри предложит тебе дружбу — присоединиться к нему, встав на сторону зорд и ГАРС. Отказывайся. Думаю, не надо объяснять почему. Во время беседы Умри-Умри будет поглаживать золотые кольца на пальцах и постепенно говорить все тише и тише, а тебя притягивать все ближе и ближе, а под конец вообще зашепчет на ухо. Подсказка: СЛИШКОМ БЛИЗКО не подсаживайся, он пытается тебя загипнотизировать. Используй Защитный амулет, если есть. Если нет — Выключающее зелье.

Дождись, пока Умри-Умри договорит, и тут же бей его кинжалом Торманы. (Его надо выловить из реки в предыдущей части — если нет, придется возвращаться. Прости.) Получив удар кинжалом, Умри-Умри взревет от Ярости и в завязавшейся схватке вытащит пистолет, стреляющий дротиками. Тут главное — вовремя выместись на хрен из катафалка. Выбиваешь дверь ногой и перекатываешься, чтобы не задело дротиком.

Дальше драка продолжится уже снаружи. Если хочешь уцелеть, придется хорошенько побороться. Мало кто выживает. Слышно, как бешено колотится сердце. Вокруг собрались солдаты. Ослабев от ударов, генерал убивает кого-нибудь из них, и от убийства у Умри-Умри прибавляется здоровье и жизненная сила. Так он долго может продержаться. В ушах грохочет его раскатистый хохот, а в глазах генерала отражаются золотые черепа. Подсказка: улучи время и перебей его сподвижников, тогда ему неоткуда будет черпать энергию, раз не останется кого прикончить.

Когда покажется, что победа близка (Умри-Умри избит и изранен, сквозь камуфляжную ткань сочится дьявольская кровь), как раз и наступает самый зрелищный момент: генерал превращается в огромного демона. Перевоплощение сделано так, что прямо ух! Внутри генерала как будто молния сверкает, глаза полыхают белым и алым, как лепестки пламени, и из «старого» тела вылупляется новое. Никчемная человеческая оболочка, разорванная и потрепанная, отшвыривается прочь, а демон взмывает ввысь, щелкая длинным языком и растопырив когти.

* * *

Вентер заделался детективом и пошел опрашивать соседей Мозголома, давно ли те его видели. Потом отзвонился по результатам. В одной квартире живут два парня — то ли панки, то ли скейтеры, а снизу — две «симпатичные девчонки-студентки», только что переехали из какого-то техасского Мухосранска, но Вентер их заинтересовал с одной лишь точки зрения: не знает ли он, где добыть травы. Остальные соседи прежние. На первый этаж, где обитают неуправляемые ротвейлеры и плохо обучаемый подросток, Вентер соваться не стал. В общем, если в двух словах: Мозголом не нашелся. Ко мне Вентер примчался уже в полной панике, вопя, что надо в полицию, или нестись под дождем в ближайшую неотложку — вдруг Мозголом успел что-то с собой сотворить. Глупо же. Еще чуть-чуть, и Вентер начнет разрисовывать портретами Мозголома молочные пакеты («ушел и не вернулся, просьба всем, кто может сообщить о местонахождении…»).

Меня то и дело подмывало признаться Вентеру, что Тори ушла. Но все никак к слову не приходилось, так что в конце концов я просто забил. Да и потом, глупо как-то грузить его еще и своими личными проблемами. Тори ведь (как и Мозголом) вот буквально только что ушла, у нее еще полно времени передумать, поэтому с какой стати бить в колокола?

* * *

Демона Умри-Умри (не знаю, как еще назвать, но вид у него на редкость мерзкий) обычные пули не берут, просто отскакивают, как резиновые. Надо использовать пистолет, стреляющий дротиками (из прошлой сцены), или копья. Снизу демон весь покрыт броней, но в верхней части есть уязвимые места.

Демон Умри-Умри будет хлестать тебя языками пламени и пытаться ранить когтями с разворота. С наступлением темноты переключайся на тепловидение — будешь определять положение Умри-Умри по распределению тепловых пятен. У него оно, правда, тоже имеется, так что и он тебя видит. Зато цвета выглядят прикольно: демон мерцает и пульсирует оранжевым, красным, желтым и голубым. Голубой — холодный цвет, и у Умри-Умри это пятно в самом центре, там, где расположено его каменное сердце.

Недалеко от Свалки находится фабрика замороженных продуктов — попытайся увести демона в том направлении. Как только дойдете, заставь его швырять в тебя огненные шары и уворачивайся (логично!) так, чтобы они пробивали дыры в морозильных установках. Эти морозилки — твой шанс на спасение. Как только хоть одна откроется, залезай внутрь и прячься. Фокус вот в чем: если удастся высидеть там двенадцать минут, температура тела понизится и демон больше не сможет разглядеть тебя тепловым зрением, когда ты выйдешь. (Примечание: это ненадолго, как только выйдешь, снова начнешь согреваться, но каждая «отсидка» в морозилке обеспечивает пятиминутную невидимость.)

На самой Свалке есть куча всяких приспособлений и механизмов, чтобы крушить и прессовать машины. Заманивай демона туда. Надо бы, кстати, внести заманивание в список способностей… Подсказка: сперва у Рейчел не получится высоко прыгать, чтобы бить демона с ноги по голове, но можно разгоняться и отталкиваться от крыш машин, ожидающих переплавки, тогда взлетишь повыше. От этих ударов Умри-Умри не погибнет — он вообще-то и так уже мертв, а как убить мертвеца? Не погибнет, зато ослабнет, а тебе этого и надо. Ослабев, демон вынужден будет превратиться обратно в генерала: на демона у него энергии не хватит. Когда энергия почти иссякнет, гигантский демон съежится, и на его месте возникнет высокая человеческая фигура, переливающаяся красным, желтым и оранжевым, но в центре все равно медленно бьется холодное каменное сердце. Круто выглядит. Умри-Умри, впрочем, не испугается. Он пойдет на тебя.

Около Пресса для машин будет рубильник, включающий Галогенные светильники, и еще один для Электрогенератора — это хорошо, потому что дальше будет такое… Тепловидением уже не разглядишь, надо включать свет. Введи код для выключателей (его надо было отыскать в предыдущем городе) и врубай. Задрожав, оживет генератор, и все вокруг неожиданно зальет яркий свет. Теперь начнется настоящая битва. (Другой рубильник не трогай. Он вызывает ДЕМОНОВ.)

* * *

Пошарил по разным «эрэмовским» чатам и форумам — нигде ни следа Мозголома. Правда, в Общей части одного малоизвестного форума обнаружился один длинный пост, озаглавленный «Жизнь достала», я его прочитал, в надежде найти зацепки, и только потом обратил внимание на дату. Год назад. Уже не актуально.

Пришло письмо на е-мейл от Тори. Три строчки. Супер. В первой строчке говорится, что если я буду ее искать, то она пока у Скорбящей Челси, во второй — номер телефона, на случай если захочу связаться. Теперь они, значит, лучшие подруги. В третьей строчке: «Надеюсь, ты все понимаешь, и надеюсь скоро увидеться». Что я должен понять? И зачем мне после всего этого с ней видеться? Перечитал письмо раз шесть или восемь. К предыдущей записке оно ничего нового не добавило. Записку приводить не буду, скажу только, что в ней были три самых типичных при разрыве слова: ДАЙ, МНЕ и ВРЕМЯ. Именно в такой последовательности. Не я ведь решил свалить ни с того ни с сего. Ну да, ладно, похороны. И да, я иногда косячу. Но почему из-за этого надо собирать вещи и просить дать ей время — не понимаю.

Долго думал, что ответить. Но, перечитав в очередной раз, понял, что, наверное, на ответ Тори не рассчитывала. Просто сообщила что хотела, и идите все к черту.

* * *

Продолжаем мясорубку. Если не нравится насилие, идите поиграйте в мультяшные гонки или «Подводные приключения блондинок и брюнеток-сумоисток в масках». А у нас под слепящими прожекторами на Свалке бьются насмерть Рейчел и Умри-Умри — очень круто проработаны все прыжки, вращения и удары. Почему-то Рейчел в гуще этой драки смотрится куда органичнее, чем где бы то ни было. Даже в том трейлере с магнитами на холодильнике, фотографиями и прочим домашним уютом она так естественно не смотрелась. Ее костюм прожжен в нескольких местах, лицо залито потом и кровью, а тут еще дождь начинает накрапывать. Умри-Умри — это зло в чистом виде, камуфляжный костюм с золотыми черепами тоже обуглен, разорван, забрызган кровью — его и вражеской (твоей то есть).

Вот теперь будет самая хитрая часть. Подпрыгни и ударом пригвозди Умри-Умри к земле — когда упадет, продолжай втаптывать его в землю, чтобы не поднялся. (Его можно обездвижить, но не убить, так что упрыгиваться до потери пульса тоже не надо. Вентер, это я тебе). Когда поймешь, что он не поднимется, пусть Рейчел заберется на желтый башенный кран прямо над Прессом. Имей в виду: если у генерала еще остались приспешники, их всех надо обязательно перебить, иначе они опять начнут подпитывать хозяина энергией. Карабкайся вверх по металлическим скобам на кране, но не забывай оглядываться — Умри-Умри полезет за тобой. На верхушке будет кабина с карнизом (или платформой?), где расположены рычаги управления Прессом и захватом. Дождись генерала там, он не заставит себя долго ждать.

Можешь оглядеть окрестности с высоты. Похоже на фотографии в журналах, от которых невозможно оторваться, хотя смотреть не хочется, потому что уж слишком ГРАФИЧНО. Я не про те, где четыре скандинавские телочки с парочкой темнокожих парней, и еще один белый, весь в татуировках. Я про те, которые завоевывают разные там призы и награды — там, где у людей головы болтаются на лоскуте кожи, или от тела остается обрубок, нашпигованный шрапнелью и кишащий червями, а вдалеке клубится дым, а за спиной месиво из грязи, песка, трупов и горелых обломков. Ладно. Проехали.

У Умри-Умри, карабкающегося по лестнице, вид довольно жалкий. Израненный и обезумевший, с лихорадочным блеском в глазах и полным ртом золотых зубов. Когда долезет до верха, подвинься, чтобы ему было где поместиться на платформе — это часть плана. Как только он там окажется, бросайся в бой. Руби, бей, колоти, но при этом постепенно перемещайся по кругу (против часовой стрелки), чтобы Умри-Умри следовал за тобой — снова заманивание. Когда упрешься спиной в дверь кабины, остановись и больше не сходи с места. Выжидай, подпусти генерала поближе, бей короткими ударами. Не отбрасывай его далеко, подпусти к себе. Когда приблизится, возьми в инвентаре двенадцатизарядный дробовик и разряди прямо в грудь генералу. Тот не умрет, но ему опять придется несладко. Главное, чтобы силой выстрела его отбросило назад. Тогда он 1) потеряет равновесие и 2) окажется в опасной близости от края платформы. Очень действенный прием. То что надо.

Как только генерал отлетит на край платформы, разбегайся и бей его в прыжке. Двумя ногами, чтобы со всего размаху. Он попятится, шатаясь. Он ведь не ожидал удара — думал, ты будешь пуляться дротиками или звезданешь из ракетницы. Ха-ха. Когда зашатается, толкни снова, в грудь, повыше. Это и будет смертельный удар. Умри-Умри сперва рассмеется — мол, надо же, хочет свалить меня, великое Зло, предводителя Оборванной армии простым ударом! Ха-ха-ха, как смешно. Но потом вдруг осознает, что стоит на краю платформы, и под ним две тысячи футов пустоты. А равновесие уже не удержать, и он падает, молотя руками в воздухе, как ветряная мельница, только золотые черепа блестят, и смех переходит в крик. По округе разносится эхо. Внизу его встречают раскореженный разноцветный катафалк, дымящиеся машины, грязь, трупы и клубящийся песок.

Благодаря тонкому расчету генерал должен угодить прямо в Пресс. Круто! Теперь иди в кабину и запускай механизм. Включи Пресс на полную, а дальше можешь спокойно наблюдать, как генерала перемалывает в пыль. Вот теперь Умри-Умри наконец умрет-умрет. Можешь пальнуть в Пресс из ракетницы пару раз — просто так, для полного счастья. Ну, чтобы на сто, двести, триста процентов гарантировать, что этот ублюдок не воскреснет.

* * *

Когда в первый раз сражался с Умри-Умри, израсходовал почти все зелья, силовые поля и прочие прибамбасы — собиравшиеся с самого начала игры. Только чтобы в живых остаться. Битва длилась полдня, пять раз генерал чуть не прикончил Рейчел. Когда битва только начиналась, Тори еще была дома, потом ушла на работу, а когда пришла, застала в комнате ту же картину, только упаковки из-под крекеров на диване прибавились, а я по-прежнему за компом. Генерала я и тогда неплохо отметелил, но сейчас получается гораздо лучше. В конце у меня жизни оставалось чуть больше, чем у него, и тогда я просто рубанул в последний раз. Пресс пришел в действие, послышались дикие вопли, фонтаном брызнула кровь, небо раскололи молнии — генерал умер. И я от радости устроил буйные пляски по квартире. Тори тогда это показалось дико смешным. Что теперь с того, если она все равно ушла…

П.У

Почему-то меня сегодня утянуло в Серую полосу, что обычно лежит между четвертой и шестой банкой пива, — ту самую, где накатывает депрессняк. Наверное, лучше продолжать пить, тогда пропьюсь на «другую сторону», где все по фигу. А вам придется со мной. Пока отвечу по-быстрому на часто задаваемые вопросы (ЧАВО):

1. Звонил Вентер, о Мозголоме никаких новостей (и самого Мозголома тоже) — нигде, никак, ни в каком виде.

2. Тори не звонила. Могла бы, но нет. И в мессенджере не появлялась, и в почте, и не заходила. И я ей не звонил, не писал, в мессенджер не стучался, не навещал (последнее вообще маловероятно, потому что я понятия не имею, где обитает эта Челси).

3. Мозголом тоже не звонил, не писал, не объявлялся, не присылал записок голубиной почтой и никаким ныне существующим, равно как еще не изобретенным способом на связь не выходил.

4. От Диетчика вестей тоже нет. Как, думаю, и предполагалось по умолчанию, учитывая, что я полупьяный атеист, который в привидения, Санта-Клауса и фей не верит. Но без Диетчика плохо…

Такие вот дела. Полный стазис. Клокворк утверждает, что в природе такое состояние недостижимо, но если он глянет на этот список, наверное, согласится с моим выводом. Гребаный полный стазис.

* * *

После того как генерал срочной доставкой угодит в Пресс, со свалки нужно линять, только не забудь прихватить все, что плохо лежит: здоровье, оружие, деньги, вещи, медикаменты, еду и так далее. Понятно.

Проход на следующий уровень (под названием ПУ) за потайной дверью в маленьком супермаркете — десять миль на север по одной из грунтовок, которые в этой части «РМ» считаются дорогами. Странноватое место для перехода, согласен. Когда туда попадаешь, даже не верится, что после Кровавого коридора и битвы с жутким демоном Умри-Умри можно прийти в такой вот супермаркет. На витрине выцветший плакат лотереи, рядом сидит на ящике из-под пива толстый дядька, по правой стороне маловпечатляющий выбор якобы свежих продуктов. Что хотели сказать разработчики, помещая дверь на следующий уровень в таком месте? Прямо рядом с острыми соусами? Теряюсь в догадках и сдаюсь. Не все обязательно должно что-то значить — помни об этом, избежишь нервных срывов и инфарктов. Так мне советовал Джо. Привет, Джо. Хотя он вряд ли будет читать прохождение. Или вот еще пример: если пьяный Мозголом вопил тогда в машине на обратном пути из леса: «Вы еще пожалеете!» — это не значит, будто он собирался что-то с собой сделать. Так что панику поднимать рано.

Вот. Код, для того чтобы открыть потайную дверь, тебе не нужен, но дверь не откроется, пока не победишь Умри-Умри, так что победа в битве и есть этот код или ключ.

Открой дверь. Входи. Закрой за собой — незачем разводить беспорядок.

Появится такое… мерцание (не знаю, как еще это описать), и ты попадаешь на Четвертый уровень. ПУ. Тут самое время посчитать все заново. Первый уровень — с начала игры примерно до Пятого города. Второй — то что в космосе (включая Перенаселенную Землю, хотя некоторые выделяют ее в самостоятельный, отдельный уровень). Третий — от Рейчел в Мотеле через всю Военную зону до победы в битве с Умри-Умри. Некоторые опять же делят этот уровень на два отдельных. Я — нет. Затем идет вот этот. Четвертый. ПУ. Всего в игре семь или одиннадцать (или пятнадцать) уровней — смотря как делить. Еще, разумеется, есть всякие дополнительные, необязательные уровни, подуровни, бонусные и скрытые уровни. Все не опишешь. Нытики и любители пожаловаться уже знают, куда им со своим нытьем и жалобами идти: пишите сами свое прохождение, мальчики и девочки. Я тут работаю на общественных началах, так что нечего меня постоянно доставать. Надеюсь, хоть на этот раз до некоторых (ПьянаяОбезьяна и Стронций, в частности) дойдет? Задрали уже со своими подколками. Вот они у меня уже где. Ладно, хватит. Мы на ПУ — Четвертом уровне.

Как войдешь, осмотрись. Сперва перед тобой раскинется городок с широкими улицами и опустевшими комнатами в тысячах жилых домов. Потом покажутся леса, железнодорожные станции, пригороды, дороги, широкие и узкие, пустыня на окраине, а за ними — городки поменьше и несколько крупных. Даже океан имеется. Не покидает странное ощущение — и довольно скоро, хотя иногда не слишком скоро, — понимаешь, откуда оно. Тут никого нет и нечего делать. Ничего. Никого. Ни единой души.

Ни людей, ни других существ, ни монстров — сражаться не с кем. Делать нечего. Ни агентов, ни наемных убийц, ни зомби, ни зорд, ни гопников, ни мародеров, ни генералов, ни повстанцев, ни хулиганов, ни угонщиков, ни Джеков-потрошителей, никаких толп и пушечного мяса, ни друзей, ни любви, ни союзников, ни врагов — даже заклятых. Никого вообще. Только пейзаж. Отдельный мир внутри Рухнувшего. Пустой. ПУ. Опустевший. ПУ — это и есть Пустой уровень. Набережные. Офисы, жилые дома. Сады, избы. Аэропорты и паромные переправы. Парки. И везде пусто.

* * *

В квартире тоже, мать твою, пусто.

Ответы на предыдущие ЧАВО тоже не изменились. Может, наведаться к Мозголому, посмотреть самому, что там и как? А смысл? Нашелся тоже детектив-следователь.

Что-то на этот раз ПУ некстати пришелся. Нет, он мне нравится, это один из лучших кусков в «Рухнувшем мире». Но вся эта Пустота, когда в жизни то же самое, как-то очень больно задевает. Пустые дома, миля за милей, и от этого мороз по коже.

* * *

Чем больше осматриваешься на ПУ, тем больше начинает казаться, что разработчики вдруг взяли и резко остыли к процессу. Достали их погони, убийства, драки, борьба с ГАРС. Такое может быть? Устали от давки, от многоголосых толп, мешанины непонятных языков — так случается, когда слишком долго бродишь по торговому центру и под конец уже хочется или всех убить, или закрыть глаза в лифте, плывущем вниз по этажам. А может, им надоело придумывать потайные рычаги, секретные отделения и головоломки.

Надоело создавать оружие, которое нужно прокачать от кинжала до меча, от меча до топора, от топора до арбалета, от арбалета до мушкета, от мушкета до ружья и так далее до гранатометов и ракетных установок. Надоело рисовать запутанные тропы, скаты и склоны, лабиринты и скрытые люки в полу, предметы, которые надо собирать, хранить, обменивать, терять, находить; зелья и загадочные таблетки. Достало все. Кроме пейзажей. Поэтому оставили одни дома, здания, холмы, дороги, улицы, поля, пустыри, стройплощадки, лестницы, кварталы, отели, школы, фабрики, целину. И все безлюдное. Пустое. Продуваемо насквозь «легким бризом» Пустого уровня.

Надоело им, видимо, программировать инопланетные расы, полчища взбунтовавшихся роботов с поврежденными чипами памяти, парализованных нацистов, загипнотизированных серфингисток в микроскопических бикини типа «два шнурка», города, наводненные то быдлом, то неисправимыми оптимистами, регулярные армии и религиозных фанатиков, или просто толпы и толпы людей. Нет. Ничего подобного. Ни фига. На хрен. Будет пейзаж. Пространство.

И у них получилось. Офигенно круто получилось — если не считать, что мне лично в данный момент — в пустой квартире — это как ножом по сердцу. А так, зрелище потрясающее, остальные игры и рядом не лежали. Текстуры, поверхности, движение света, тени, то, как сгущается и отступает темнота, отражение, преломление, распределение света в воде, свет на стекле, на хроме, на песке, на бетоне, в кронах деревьев, солнечные зайчики. Наверное, разработчики решили создать вот здесь, на этом уровне, идеальное безлюдное пространство — чтобы его нашла Рейчел.

* * *

Сделал нехорошую вещь — пошарил в вещах, которые Тори не успела забрать. Как-то так само вышло, я не специально. И не собираюсь делать вид, будто рыться в чужих блокнотах, письмах, бумагах и шкафах — это нормально. Я, собственно, и не нашел ничего. Не знаю, что искал — доказательства измены или какие-нибудь наводки на Открыточника. Единственное, что обнаружил, — недописанное письмо Полу (брату Мозголома) в коробке со старыми письмами, непонятно какой давности и смутного содержания. Еще нашлась открытка для самой Тори, с крестиком (крестик, означающий поцелуй, а не нарисованное распятие), но какой давности, тоже неизвестно. На лицевой стороне изображение водопада. Может, это от меня. Вполне похоже на мой почерк года три назад. Впрочем, если и был какой компромат, Тори его, наверное, с собой прихватила. Но пока мне так спокойнее. Хотя копаться в чужой переписке — плохая привычка, угрызений совести не испытываю. Смотрю вот на этот крестик и гадаю: от меня — не от меня. А, какая разница! Подумаешь, крестик. Крестик и крестик. Икс. А икс может означать что угодно — так Клокворк говорит. По крайней мере в математике.

* * *

Бесконечно тянутся дни на работе. Клиентов мало. А лицимерие (правильно?) Усевшегося-на-муравейник и его братана вообще переходит все границы. Сколько ору было, когда увольняли Стентсона 1.0, какие обвинительные речи произносились по поводу моих прогулов — «учись дисциплине, мать твою, или ищи другую работу!». А самих где-то носит постоянно, вечно им куда-то надо «по важному делу» и «встретиться с поставщиками» — то есть надраться в украинском баре. Иногда они нас с Эштоном и Стентсоном 2.0 на целую смену одних кидают. «Я вернусь!» — объявляет Бранимир (тоже мне Шварценеггер). Печи опять на термоядерном режиме, но мистер Мирослав слишком занят, чтобы вызвать Металлического Микки — или как там его, этого мастера-наладчика. А тем для разговора у нас, трех слепых мышек (меня, Эштона и 2.0), не так много, поэтому скукотища, рутина и жар от работающих на полную мощь печей скоро берут свое. И мы идем вразнос.

Сегодня, например, кидались едой, устроили свинарник и разошлись (поверженные, но не посрамленные) по своим делам. Блин — мыслей о всякой фигне хватает ненадолго, потом все равно начинаю думать о Тори. Представляете картину: я делаю пометки насчет «Рухнувшего мира», Эштон звонит своему бойфренду с рабочего телефона «Доменико», а Стентсон 2.0 просто киснет — и все это под слоем белой мучной пыли. К Стентсону 2.0 тянется дорожка из разбросанных продуктов, а он сидит на тротуаре, на своем Пятачке — так мы называем его обычное место. Спиной к витрине, шлем под рукой, пальцы перебирают мелкий гравий на газоне.

Эштон висит на телефоне уже почти час — логично, что клиентов нет, никто дозвониться не может. Любому дураку ясно, не надо быть Стивеном Хокингом с этим, как его, синтезатором речи.

И разумеется, Бранимир явился в «Доменико» вне себя от ярости, потому что БОЛЬШЕ ЧАСА ТЕЛЕФОН БЫЛ ЗАНЯТ. Звонил он, конечно, не для того, чтобы заказать пиццу — он ее вообще не ест, — а потому что появилось СРОЧНОЕ дело для Стентсона 2.0. А дозвониться не мог, по милости Эштона, которому приспичило поболтать с Клиффом.

(Мысли вслух. Вряд ли бойфренда Эштона и в самом деле зовут Клифф. Какое-то ненастоящее имя. Но Эштон уверяет, что да, действительно Клифф, а я просто слишком узколобый. Тогда Эштон чокнутый фрик. Привет, Эштон!)

Короче, Бранимир явился злой как черт, заявил, что больше такого не потерпит, и еще повторил раз десять. Злой как черт, и больше такого не потерпит. Злой как черт, и больше такого не потерпит. Злой как черт, и больше такого не потерпит. И так далее, и тому подобное. А увидев свинарник на кухне и результат наших вялых попыток прибраться, рассвирепел еще больше. Отбывая по очередному «срочному делу», он уже орал как потерпевший, что мы ЕЩЕ УВИДИМ и ТВОЮ МАТЬ, и так далее. И только потом, будто очнувшись от странного сна, я осознал, как было бы дерьмово, если бы меня еще плюс ко всему и с работы выгнали.

(Пятой банки пива уже нет. Как нет Тори и нет Диетчика — каждого по-своему, конечно. И Мозголома, наверное. Я все еще в Серой полосе, медленно движусь сквозь тупое оцепенение к Полосе покоя и сладкому сну.) Меня ждет шестая банка пива.

* * *

Разумеется, в жарких дискуссиях на форумах выдвигается уйма разных предположений насчет ПУ. Философская школа Чеширской выдвигает версию (надо же), что это самый последний уровень, ключевой, самое сердце игры. Якобы Рейчел здесь «наедине с собой и ближе всего сама к себе». На всякий случай: я только цитирую, на меня бочку катить не надо. И самое замечательное, что этот уровень единственный, где мечта Чеширской кошки и ее сторонниц насчет абсолютно пацифистского способа пройти игру, имеет шанс сбыться (ха-ха). ПУ, со своей природной красотой, — идеальное место для созерцания гармонии… Еще ха-ха. Не буду переписывать все, что там ЧК и Йоко898 на этот счет выдают. Сами посмотрите на форуме, если интересно. Только автомат сдайте у входа. И девочек не обижайте.

Выдвигали еще одну версию (Джо-Бо, например, я о нем уже рассказывал), что эту часть игры просто не доделали. По его теории, для Пустого уровня создали фон, планируя позже заселить людьми, наполнить заданиями и головоломками. И почему-то — неизвестно почему — так к нему и не вернулись.

С одной стороны, все может быть. А с другой — вот так взять и забыть про целый уровень? Про всякие мелочи, да, забывают, случается. Выходит что-то типа глюка. В Пятьдесят шестом городе есть один чувак без тени — это я понимаю, можно забыть приделать тень. Но выкинуть из головы заселение огромного уровня — как-то уж слишком.

И еще. По поводу этой версии, что они сначала нарисовали фон, а потом собирались «вернуться» и «добавить остальное». Сомневаюсь, что именно в таком порядке делаются игры. Больше похоже на миф о сотворении мира. Нет, я, конечно, в технических вопросах полный профан. Но неужели в компьютерных играх сначала создают «пейзаж», а уж потом внедряют задания, сложности и действие? Вряд ли. По-моему, «Рухнувший мир» так или иначе равен сумме составляющих его проблем — или как там говорил Клокворк. Одно от другого неотделимо. Так что готов спорить: ПУ задуман именно таким. Безлюдным и бездейственным.

Тут одиноко. Как, собственно, и в реале случается. Можно походить по горам. По безлюдным городским улицам. По пляжу. Поразглядывать свои следы. Помечтать о том, каково было бы вдруг встретить здесь, в этом опустевшем, покинутом пространстве, другого человека. Ну да, все как в реале. Прошу прошения. А вы, Орангутан, Ромбоид, отвалите — когда надо будет, тогда и перестану себя жалеть.

С другой стороны, довольно странно. Строго говоря, ПУ вряд ли можно называть опустевшим. «Опустевший» значит, что когда-то тут были и люди, и загадки, и предметы, но вдруг все пропало, исчезло, улетучилось, перенеслось на другой Уровень — может, там климат лучше или уровень преступности ниже… А тут явно дело не в этом. Тут НИКОГДА ничего не было, с самого начала. Только пространство и бесконечные невозможные пейзажи. (Это, кажется, с сайта ЧК. Простите. Привет, девушки!)

* * *

Есть хочется. Звезд сегодня не видно — небо затянуто облаками.

Надо бы сделать перерыв, но работа хороша тем, что отвлекает от мыслей о Диетчике, Тори и Мозголоме. Иначе они лезут и лезут, как в проигрывателе, когда запускаешь «вперемешку», а выпадают все время одни и те же три песни. Не пойму, что за фигня. От Тори ни слова. Из колонок льется музыка, шестое пиво тоже льется куда надо, — вроде показался свет в конце бутылки.

На сотовый позвонил Вентер со СВЕЖИМИ (КАПСЛОК чертов, уродский, ублюдочный капслок, простите). Хотел сказать, что он звонил со свежими новостями (слухами) насчет Мозголома. Судя по всему, с Полом (братом Мозголома) связался по телефону его (и Мозголома) друг и сообщил, что М. у него (у Майкла, этого самого друга), где-то за девятьсот миль от нас, но живой-здоровый. Если вы уже ничего не понимаете, то представьте, каково мне. Вентер будет звонить Полу и выяснять подробности. Такое чувство, что меня сунули внутрь машины, без напряга выдающей разного рода бесполезные и непроверенные слухи. Мы слишком спешим. Рассказал Эштону про Мозголома и сам удивился, когда с языка сорвалось «пропал без вести».

Ночной перекус. Снова хлопья и просроченное молоко. Скоро опять втянусь в тоскливый режим Одиночки. Оторвался ненадолго от прохождения, набрал послание для Тори. Привет, Тори! Бешенство и ярость пополам с извинениями, вопросами, недоумением — где же мы были, до чего докатились и куда катимся теперь. Перечитал и удалил. Еще, наверное, не время. А от написанного только хуже делается.

Те же три песни на «проигрывателе вперемешку» — Диетчик, Мозголом, Тори, только Тори почему-то попадается гораздо чаще. Надо сделать перерыв. Часы, как обычно, показывают 0:00:00. Блин! Ночь со своими фокусами подкралась незаметно, а я как уперся мыслями в депрессивные темы, так до сих пор и не слезу. Разговаривал с Вентером. Он заходил в «Доменико», я опять хотел рассказать ему про Тори, про то, что она ушла, но не смог вклиниться в паузу, — Вентера уже несло дальше. Простите, ребята. Пытаюсь держаться ближе к делу, но это тяжеловато, особенно когда питаешься одним мороженым, «быстрой» лапшой и едой навынос (плюс еще хлопья).

Заглянул слегка выпивший Вентер сообщить, что поговорил с Полом, и, оказывается, Мозголом вовсе не у Майкла (друга М. и П.), и этот самый друг с Мозголомом уже несколько месяцев не общался. Я сказал, ясно, а Вентер в ответ: ну, я думал, надо же собирать сведения. Я ему объяснил, что никаких сведений не имею и ничего не знаю. Хотел уже признаться насчет Тори, но передумал. Как так все время переклинивает со слухами о Мозголоме? Вроде появляются новости, но тут же оказываются пшиком, а значит, нет никаких новостей.

Да, сознаю, слишком ухожу в сторону. Это уже давно никакое не прохождение, блин, а, не знаю, форум для одного чувака, страдающего нарушением внимания. И некоторым «клиентам» очень не нравятся постоянные лирические отступления. Каждый раз как залезу в почту, там очередное матерное письмо от очередного чувака, который доказывает, что с моим прохождением в собственном сортире дверь не найти, а еще, что я придурок и гнить мне в аду, потому что пропустил какую-то мелкую загадку или задание, а дальше надо только опуститься ниже плинтуса и заявить, что у меня, видимо, яйца мелковаты, поэтому Тори и ушла. Ха-ха.

Хотя вообще-то не смешно. Ага. Это лично вам, ПьянаяОбезьяна, Напалм50, Флеймер, Скад99, НоумБрю, Бовайн, Джихад, БольшиеЯйца, и всем прочим. Правда, подозреваю, что вы все инкарнации одного и того же парня, у которого на меня зуб. Долго шифроваться ты вряд ли сможешь, а я все равно догадываюсь, в чем дело. Так что давай, парень, отдохни, заканчивай поливать меня дерьмом, займись собственной жизнью. Если есть, конечно, чем заняться. Отвечать не торопись, я твою отрыжку читать больше не намерен.

Надеялся, что пиво номер шесть поможет, протолкнет меня через Серую полосу на «другую сторону». Но нет, почему-то не получается.

ЕЩЕ О ПУ

Вот еще одна популярная теория насчет Пустого уровня: его создали как заповедник. С одной стороны, да, заманчиво. Идеальное место для встречи Рэя и Рейчел, где они смогут укрыться и обрести счастье. Долгие прогулки, солнце, пустынный океанский берег — прямо реклама духов в кино перед началом фильма. Бродить по неезженным шоссе, лазить по горам, где не подстерегают никакие опасности, наслаждаться жизнью в коттеджах и роскошных особняках с видом на долину. Вечное счастье и покой. Заманчиво, да. ЧК с Йоко898 даже предлагали сделать воссоединение Рэя и Рейчел в ПУ логическим концом игры. Вряд ли кто-то и правда так поступил. Я лично не слышал. Утопия.

Ладно. В любой дискуссии насчет ПУ люди рано или поздно задаются вопросом: сколько Рейчел нужно там болтаться? Всем понятно, что уровень надо пройти, здесь без сомнений, но у каждого своя версия относительно «времени пребывания». Умереть и не встать. Если достаточно долго повисеть на форумах, где обсуждают «РМ», можно собрать самые невероятные слухи — и большей частью они касаются именно ПУ. Там бродят невидимки. Там Рейчел может заработать рак. Уровень навеян пророчеством пятнадцатого века. Слишком уж загадочное место, отсюда такой наплыв теорий. Недосказанности, белые пятна, вопросы — они всегда порождали домыслы. Типа кто убил Кеннеди и правда ли американцы побывали на Луне.

* * *

Бранимир снова свирепствует. После того как Эштон повисел на телефоне, а мы развели свинарник, побросавшись продуктами, он решил, что пора наводить дисциплину. В четверг созвал нас на собрание в конце смены. Тут трагическая музыка. Пока ждали, Эштон шепнул нам со Стентсоном 2.0 на ухо, что сейчас будет «прощай кухонный фартук навсегда» и «с работой расстаемся мы навеки». Ха-ха. Не смешно. В итоге обошлось очередным «последним предупреждением», но за ними обычно следуют жесткие меры. Соблюдение правил, прыжки через обруч, контроль над персоналом и система поощрений. Надеюсь, насчет обручей он не буквально? Скорее всего в переносном смысле, но прогнать картинку, где он едет в спорттовары за ворохом цветных обручей, удалось не сразу.

Пока прогонял, старался 1) усиленно кивать, изображая повышенное внимание, и 2) не заглядывать в разверзшуюся под ногами пропасть, куда немедленно полечу, если меня погонят с работы.

Вот. Бранимир с Мирославом полны энтузиазма, хоть и не слишком балуют подробностями. Однако одно нововведение Бранимир таки расписал. В красках. Так называемая «Звездная система контроля над персоналом Д». Д — это «Доменико». Под раздачу попадают все сотрудники (я, Эштон, Стентсон 2.0, а еще Ларри, Тед, Диона и Куки, которая работает по утрам, и поэтому я ее ни разу не видел). Предполагаются также «звездные собрания раз в месяц» и «общие обсуждения, как развить потенциал фирмы». Ничего не поняли? Еще бы.

* * *

Решил сделать перерыв и посмотреть телевизор. От монитора глаза болят. Скоро вернусь.

Позвонил брат Мозголома, Пол. Надо же, как все активизировались с перепугу. Вчера даже бывшая девушка М., Пиксель, объявилась. Переживает. Ладно. Пол спрашивал, вдруг я что-то такое знаю, что поможет родным отыскать Мозголома. Голос очень встревоженный, но я на самом деле совершенно без понятия.

Очень странно себя чувствовал во время разговора с Полом — из-за того, что у них в прошлом было с Тори и еще из-за ее недописанного письма к нему. Может, она потом другое письмо написала и отослала. Может, она ему еще сто десять писем отправила. Хотя вряд ли. И вряд ли он прислал тот крестик-икс. Но все равно, вот он звонит в самый разгар той фигни, что между нами с Тори сейчас происходит. Судя по всему, он не в курсе, а позвонил, хватаясь за соломинку, в надежде, что я «проясню» (что проясню?) насчет М. Мы с Полом не очень хорошо контачим. Логично, учитывая наличие общей бывшей девушки.

* * *

Вернемся к «Доменико». Как сказал потом Эштон — такое чувство, будто мы в «Макдоналдс» устроились. Или в малоизвестную и убогую сеть, копирующую приемы «тимбилдинга» у «Макдоналдса». Бранимир почему-то никак не возьмет в толк, что не получится заставить одинокую пиццерию со штатом в семь человек — да еще не в самом «перспективном» районе — работать как филиал великой и безликой Международной империи. Во-первых, никто не собирается заморачиваться насчет дурацкой «звездной системы Д». Далась она нам. Еще он планирует «бумажную отчетность». Жду не дождусь, ага. Поскольку с Тори я после ее ухода не разговаривал, что там с арендной платой за квартиру, неизвестно. За месяц заплачено, но если до конца месяца мы не разберемся и отношения не выясним, моча пойдет по трубам и дальше, и меня в потоке вынесет. Потому что одного моего заработка не хватит (даже если посчитать вклад Роло).

Еще ЧАВО. Наконец признался Клокворку и Вентеру насчет Тори — так что, подозреваю, скоро знать будут все. Ну и ладно. Куда хуже пересказывать всю историю заново каждому встречному и поперечному, потому что от этих пересказов как будто переживаешь все заново. Боялся, Вентер с КВ решат, будто я от них что-то скрываю, раз не рассказал раньше. Они иногда заходят почитать прохождение, так что, думаю, видели уже. Ладно. Без разницы. Теперь оба все знают. Хорошо, когда нет секретов.

* * *

Снова про ПУ. Мой тебе совет: дай Рейчел время побыть одной, отдохнуть, поправить мозги после зверств Кровавого коридора. Поброди, исследуй местность. Вреда тебе здесь не причинят. На случай если не умеешь ходить без четкого маршрута (как говорит отец Тори, Джо: «Начинаешь нервничать, что упустишь самое интересное»), дарю официальный путеводитель по трем местам, которые на ПУ надо посетить обязательно, даже если ты с кратким визитом.

1. Аэропорт. Захочешь, не пропустишь. Огромный международный аэропорт, примерно как в Лос-Анджелесе, только народу нет. Ни встречающих, ни провожающих, ни уборщиков, ни летчиков, ни охраны, ни носильщиков — короче, понятно. Вообще никого. Перечислять всех, кого здесь нет, по отдельности смысла не вижу, а то Интернета не хватит. Пусто. Бродишь там, как дежурный охранник, у которого ключи от всех помещений и он должен все запереть в конце длиннющей смены. Странно. Пишу и понимаю, что именно это чувство в ПУ возникает на каждом шагу. Что ты последний оставшийся в живых человек на планете. И тебе нужно все закрыть за собой. Жутковато. Как говорится, «уходя, гасите свет».

2. Парк аттракционов. Ну да, бродить по пустому парку аттракционов — это скорее в духе Элвиса (или Джексона) или кого там. Но вообще-то круто. Мы с Тори как-то съездили (в Реале, конечно, не в «РМ») — по дурацкому Тоннелю любви катались раза три или четыре.

Встал, прошелся в другую комнату — вдруг там Тори, но ее, разумеется, нет. Мне иногда кажется, что все по-прежнему, что она в соседней комнате, читает журнал на диване, а потом вдруг резко осознаешь: Тори ушла, и никакой журнал она в соседней комнате читать не может. Не понимаю, что мне в таком случае делать — звонить ей или попытаться выдержать характер и пусть звонит сама. Так и тянет позвонить, но, по-моему, следующий ход все-таки за ней.

3. Пустыня. Да, у нас на Земле тоже полно пустынь. Зачем переться в эту, виртуальную, где песчинки «сделаны» из пикселей? Просто сходите и все. ПУ — и так одна большая пустыня, посреди которой вдруг обнаруживается другая, «настоящая». Там хорошо размышлять и чувствовать себя маленьким и незначительным. Просто стой и смотри, как вырастают и рассыпаются дюны на ветру — очень красиво. Клокворк говорит, это просто алгоритм такой, но все равно прекрасное зрелище. Только слишком долго не застаивайся. А то сам в песчинку превратишься.

* * *

Напоследок Пол поинтересовался, можно ли поговорить с Тори. Он собирается приехать на поиски Мозголома (еще один детектив) и хотел бы повидаться с Т., когда (если) будет в городе. Вопрос меня слегка выбил из колеи, я уж начал думать, что Пол видит меня сквозь телефонную трубку и знает, что я от него скрываю. Паранойя. Как в песне «Скелетон» под названием «Задание на память» — там герою кажется, что все кругом сговорились против него. Я вроде и не соврал, но и не признался: Тори сейчас нет (правда), и, когда она вернется, я не в курсе (тоже правда). Но чувство осталось паршивое. Еще не хватало, чтобы в городе объявился Пол, и они с Тори начали вспоминать добрые старые времена.

(На самом деле совсем напоследок Пол заявил, что пойдет в полицию писать заявление насчет Мозголома. Опять перестраховывается? Он всегда так делал. А смысл?)

* * *

Когда нагуляешься, можно выходить из ПУ. Пора возвращать Рейчел туда, где есть люди, с которыми можно драться, есть задания, миссии и враги. Оказывается, даже по врагам можно скучать, как ни странно. Жаль, конечно, снова гнать Рейчел в бой, но каникулы не могут длиться вечно — разве что у Линды. У нее как раз хорошо получается. Уехала из дома и давай выходить замуж и разводиться, устроила себе вечный отпуск. Последняя открытка пришла с Гавайев, что-то такое аляповато-солнечное. Она там, согласно тексту печатными буквами ВСЕ ЕЩЕ РАЗВЛЕКАЕТСЯ С ДАНТИСТОМ МАЙКОМ, который ПРЕДЛОЖИЛ ЗАНЯТЬСЯ ЕЕ КОРОНКАМИ. Остается только поблагодарить всемогущие силы вселенной, что она не связалась с пластическим хирургом. Положил открытку в растущую стопку почты для Тори. Вот так.

Из ПУ можно выйти в разных местах, но я обычно пользуюсь одним, прямо на берегу — небольшой приморский городок (20 17 S, 57 33 Е — попробуйте отыскать с помощью джи-пи-эс). Собственно выход располагается под водой, где-то в миле от берега. Одежду брось на песке — да, это тот самый случай, когда Рейчел МОЖНО раздеть. Наверное, разработчики решили, что к этому моменту все похабные мысли у геймеров уже испарились. Забавно, однако так и есть — тело Рейчел уже воспринимается как свое, как раньше воспринималось тело Рэя. А на самого себя так смотреть не будешь (если, конечно, у тебя с психикой все в порядке). Она — это ты. Ты же не глядишь на себя, как на ту полуголую телку на платформе подземки, или на переходе в городе, или за стойкой бара в «БамЗаке»… Что-то я размечтался о девчонках. Простите. Наверное, постепенно доходит, что я теперь на самом деле один, и Тори ушла насовсем.

Входи в воду где-то в середине дня, когда начинается отлив, и держи курс на два дальних островка, волна сама будет тебя нести. Проплыв где-то с милю, задержи дыхание и ныряй. Плыви мимо затонувшего галеона и зазывно извивающихся водорослей прямо в коралловую пещеру с дверью в глубине. («Шлюз в будущее», как говорит Чеширская кошка.) Попрощайся с безмятежностью, пугающей пустотой, таинственностью и безлюдностью ПУ. Наверное, никто так и не разгадает, зачем он нужен. Если будут соображения, пиши.

ПОГОДА, ТРАНСПОРТ И СЛЕЗЫ

Эштон попал в самую точку, когда сказал, что работа у нас сегодня — чистая круглая запеченная тоска. Ха-ха.

Единственная отдушина — ненадолго забегал Клокворк. И тот меня выбесил, ввернув, что видел Тори — вчера вечером в баре, с Челси. В «Без палева». Клокворк уже уходил, поэтому с Тори не разговаривал, но взглядами они обменялись и друг другу кивнули. Так он мне по крайней мере сообщил, но я к тому моменту уже ушел в свои мысли. Странно слышать что-то о ней от других, когда мы так толком и не объяснились. Я ей позавчера снова набросал письмо и снова удалил, не отправляя, но это ведь не общение. Мне кажется, следующий шаг все-таки за ней — она же ушла, а не я.

Когда КВ сказал, что видел ее, я сразу сменил тему, а потом, через пару минут, когда он спросил, что я по этому поводу чувствую (наверное, думал, я сейчас взорвусь), я притворился, будто не расслышал, и сбежал в туалет. А после туалета сделал вид, что надо срочно добыть замороженные основы для пиццы (из морозилки в кладовой). Нет, я-то в порядке и вполне могу обсуждать наш с Тори разрыв, это остальным обычно неловко. Так что я всего-навсего облегчал КВ жизнь.

* * *

Наследующем уровне, куда Рейчел попадает из Пустого, сыплет снег и небо затянуто густыми тучами. Темно. Вокруг бродят орущие мужики в теплых куртках. Добро пожаловать на Арктическую исследовательскую станцию. Поверь мне, несмотря на то, что тебя снова занесло на несколько тысяч миль в противоположную сторону, ты все равно на шаг ближе к Дальним землям и цели своей миссии. Не стыкуется? Ничего страшного, все прояснится. Вокруг снует народ, некоторые явно слушают приказы по рации. Одно несомненно: агенты Чана или ГосКорпа не должны тебя схватить, так что, пожалуйста, смойся и спрячься как можно быстрее. Двигайся украдкой и УБЕРИСЬ ОТ НИХ ПОДАЛЬШЕ.

Примечание: надеюсь, не надо объяснять, что подходящая одежда для ныряния на тропическом пляже (то есть почти никакой) и одежда, в которой можно выжить в метель при минусовой температуре, — это совершенно разные вещи. Так что постарайся найти что-нибудь потеплее. Шкалы здоровья и температуры тела резко поползут вниз, если сразу не озаботиться поисками.

Сквозь завывание ветра и шум вьюги слышен лай собак, выстрелы, и бродящие вокруг мужики то и дело рявкают в рации на разных непонятных языках.

«Дуибьйо! — орут они (на слух вроде того, я не полиглот). — Есана а икотра, дуибьйоа?»

Кто-нибудь понимает хоть слово?

Здесь я всегда начинаю размышлять над языками, которые используются в «РМ». И с Рэем, и с Рейчел то и дело кто-то заговаривает на непонятном языке, или иногда слышится что-то фоном, кто-нибудь что-нибудь выкрикивает на Углу улицы, или в перестрелке, в пылу сражения, или вслед Рейчел с проезжающих машин. Может, это вообще не слова, я утверждать не берусь.

В одной из частей — бонусный уровень, джунгли — Рейчел приходится все-таки подучить чужой язык, иначе из деревушки в чаще не выбраться. В деревушку Рейчел попадает, упав с аэроплана, откуда ее выпихнули как-то проникшие на землю зорды. Круто, да?

До сих пор помню некоторые слова, которые она там выучивает. Что само по себе достижение, потому что из немецкого, которому меня учил Диетчик, я помню всего три:

Немецкие слова:

Капут — Сломанный

Йа — Да

Думкопф — Придурок

А вот слова из языка джунглей в «Рухнувшем мире»:

Сванитти — Спасибо

Форгусиа — Завтра

Гочин навада — Прошу прощения

Гитада — Луна

Эуссу — Возможно

Эуссуна — Невозможно

Винсу — Раскол

Борху — Периметр, ограждение

Диощ — Цветы

Фихахо — Снайпер

Фироуйдус-эб-йухуйцио — Ускоритель частиц

Йасана ичтойя — Вернись, пожалуйста

Все эти слова в игре используются, но я до сих пор не знаю, настоящие они или нет.

* * *

Когда раздобудешь одежду, иди насквозь через исследовательскую станцию (или что у них тут такое) и ищи ЗЕЛЕНУЮ ИЗБУ. Дверь откроешь либо отмычкой (из инвентаря) или нетривиальным образом воспользовавшись бейсбольной битой — тоже подойдет. Работай, приятель, работай, как говорит Вентер. Дверь нужно открыть.

Внутри будет темно. Светится неровным, пульсирующим светом только какое-то суперсложное портативное устройство с ремнями, проводами, панелью управления и кучей мигающих лампочек. Поздравляю! Тебе только что выделили транспорт представительского класса, и Дальние земли скоро станут поближе. Рейчел нашла телепорт.

* * *

Написал Тори письмо со словами: «Гочин навада. Йасана ичтойя». И стер. Вряд ли сейчас стоит лезть к ней с намеками на малопопулярные уровни игры, которая ей к тому же до лампочки. Я даже не знаю, хочет ли она вообще со мной разговаривать. Может, лучше помолчать… Люди и так постоянно болтают — сама мне жаловалась когда-то. Или надо было что-то более поэтичное сочинить. Можно отправить ей «уреса на эдан ричио», это означает «а снег все еще идет». Но я не стал отправлять ничего. Совсем. Когда я рылся недавно в ее вещах, нашел одну фотографию, которую подарил ей давным-давно, с надписью прямо поверх изображения. Фотка изображает саму Тори на фоне парковки. Ничего особенного, но она сама себе нравилась на этом снимке, а такое бывало нечасто. Она каждый раз возмущалась, почему я ее так по-дурацки фотографирую. Неужели нельзя сделать нормальный снимок, где она не будет выглядеть измотанной? Или слишком толстой? А в домашней одежде ее зачем фотографировать? Зато как что-нибудь нарядное наденет, меня с фотоаппаратом не дождешься. Почему так? Не знаю.

Обожаю такие места, вроде этой Арктической базы, где погода днем и ночью, круглый год одна и та же — не подведет и не обманет, даже если по всему остальному миру все меняется с бешеной скоростью. Например, в Пограничных городах все окутано пеленой густого тумана, или есть мрачные города, где постоянно льет дождь, а есть такие, где сквозь кроны деревьев косыми лучами проникает солнечный свет. Я уже писал, что на выезде из Первого города всегда идет снег, и как под ним медленно скрываются следы, и как Тори нравилась эта картина… Блин! Я о ней уже в прошлом пишу. Глупо же. Отправлю ей письмо — попозже, а может, попробую вытащить из корзины те, что удалил.

В игре попадаются даже такие места — и их немало, — где стоит вечная ночь. Это не совсем погода, но сейчас станет понятно к чему я. Ни в коем случае не вздумай надеяться в Восемьдесят девятом городе, что наступит утро и станет поспокойнее. Не наступит. Странно только, как жителям не страшно там оставаться. Может, просто не знают, что где-то бывает по-другому? Или привыкли и не видят ничего особенного в прогулках с фонариком и запасным комплектом батареек. Я бы в такой темноте долго не выдержал. Никаких просветов, никакого течения времени, да и монстры во тьме чувствуют себя как дома. Брр. Передергивает. Без смены дня и ночи тяжело обходиться, путаешься.

* * *

После работы встретился с Вентером в баре около Юнион-холла, потом мы вместе прогулялись к Мозголому — без особых планов, просто проверить еще раз. Ни у скейтеров, с которыми Вентер уже беседовал, ни у симпатичных студенток никто не отвечал (наверное, обкурились или раздеваются перед веб-камерой), а ниже этажом даже ставни закрыли. Не знаю, зачем им там ставни — то ли чтобы чужие не совались, то ли чтобы собаки не высовывались. Мне и то, и то хорошо. Из-за двери доносилась музыка, которую слушал этот дефективный пацан — музыкальный вкус у него тоже явно дефективный. Включить на полную громкость «Малстрем» «Сине инвейдерс» — это надо додуматься. Как будто два аккорда заперли в квартире, и они бьются насмерть о стены.

Я прошел мимо, поднялся по лестнице и постучал в квартиру Мозголома. Безрезультатно. Молчание. Чего следовало ожидать. Вентер, увидев, как я возвращаюсь ни с чем, с хохотом кинул в меня горстью гравия, припасенной специально на этот случай. Мы обошли дом, и Вентер, оттолкнувшись от кучи мусора, допрыгнул до пожарной лестницы и подтянулся на руках, а я в это время стоял, уставившись в пол и делал вид, что к взлому-проникновению непричастен.

Через минуту-другую Вентер открыл мне дверь в квартиру. На животе и футболке с надписью «Не спрашивайте, я сам только что пришел» проступили пятна крови — оцарапался о ржавые металлические скобы. Но ему нормально. Вентер у нас, как я уже говорил, боец.

А в остальном новостей мало. В квартире Мозголома пусто. С прошлого моего прихода, кажется, все так и осталось — как будто здесь бомбу взорвали или арендовали под лабораторию по выращиванию неизвестных биосуществ в человеческом жилье. Беспорядок, свинарник, хаос невиданного в истории неприбранных квартир масштаба. И воняет. Вонять воняет, а разгадкой и не пахнет. То есть гниющего трупа Мозголома в ванной мы не обнаружили (спать там плохо, настоятельно не рекомендую). С люстры на ремне, простыне или электрошнуре он тоже не свисал. Никаких записок о том, что ему вдруг вштырило скататься в Мексику или скрыться от долгов, что его похитили инопланетяне или он поехал на встречу с загадочными незнакомцами из Интернета. Никаких недописанных писем о внезапном решении прыгнуть с какой-нибудь верхотуры. Ничего. Ничего особенного. Ничего полезного. Просто пустая захламленная квартира.

Эх… Как по мне, так зря мы сюда наведались. Слишком по психике бьет. Как тогда у Диетчика. С одного взгляда на его комнату — стопки дисков, которые скоро отправятся на гаражную распродажу, спортивная форма на батарее, — становилось ясно, что «дело закрыто». История закончилась, продолжения не будет. А у Мозголома в квартире непонятно — то ли конец истории, то ли начало новой. В конце концов я неподвижно застыл на диване — душевные силы кончились, и устал как собака. Даже Вентер скис, и на какое-то время мы ушли в глухое молчание, как под воду. Потом я включил Мозголомов комп, проглядел почту — никаких неожиданностей, никаких «прояснений» и зацепок. Пока я рылся во «входящих», Вентер еще раз обошел квартиру, открывая шкафчики и двери, перебирая бумаги на полу. До «Вудстокских криминалистов» нам далеко (как и до Альтамонта), но все равно ничего полезного не обнаружили.

У меня скоро фобия разовьется на пустые пространства. Не знаю, есть для этого какой термин или нет, как для боязни замкнутых пространств, или толпы. Для них есть. Как называется человек, который боится пустоты? Боится квартиры, где нет Тори и признаков ее существования. На которого квартира Мозголома наводит страх. Или комната Диетчика. От них остались только хлам, следы и Пустота. Блин! Напоминаю предков Тори с их дурацкими вопросами. Вот позвонит Джо в следующий раз, я ему сам устрою «викторину». Да-да, Джо, обязательно объясню насчет магнитных походных шахмат, и почему они больше не магнитятся, только сперва вы мне скажите, как называются те, кто боится пустоты. Не знаете? Эй, Джо, вы меня слышите? Молчите? А да, кстати, Тори тут собрала вещи и почему-то ушла от меня. Суперский разговор получится.

* * *

Если в двух словах, то на телепорте куча кнопок, которые надо нажимать БЫСТРО. Технический гений для этого не требуется, и в любом случае это лучше, чем получить прикладом в лицо и провести остаток жизни на допросах в подземной тюрьме НЕСТАПО в полном распоряжении Диндары. Именно такая участь тебя ждет, если не выберешься с Арктической исследовательской станции на ближайшем телепорте. Примечание: этот звук снаружи означает, что агенты приближаются, так что нечего тупить и гадать, как, мол, они вычислили, что Рейчел всплывет в Арктике. Надевай ремни на плечи и жми красную кнопку, затем одновременно зеленую и лиловую. Кажется, это лиловый. У Тори были как-то брюки такого же точно цвета, и она их вроде называла лиловыми. Лай собак снаружи все громче, так что давай, не рассусоливай, жми.

Телепорт — крутая штука, хоть Клокворк и считает его «сомнительным с научной точки зрения». Телепортация — это как будто тебя с завязанными глазами привезли в машине на новое место, вытолкнули и только там разрешили снять повязку. Вот. Круто! Телепорт испускает лучи света, и ты летишь сквозь пустоту куда-то за сотни и тысячи миль. В: Что здесь сомнительного? О: Ничего.

В2: Куда тебя несет? О2: На хрен отсюда.

УБИРАЙСЯ НАХРЕН ОТСЮДА. В ушах до сих пор эхом голос Диетчика, развлекающегося телефонным хулиганством. Вот он приказывает кому-то зловещим тоном убираться из Миннесоты. Наверное, по сравнению с захолустным городишкой детства что угодно покажется раем — кроме заметенной бураном станции, где рыщут с собаками агенты НЕСТАПО в белых маскхалатах.

* * *

Глубокая ночь. Честно признаюсь: совершил кое-что из того, что делать зарекался.

Во-первых, позвонил Тори. На сотовый, поздно (то есть не так давно), и сразу нажал отбой, не дав ей сказать ни слова или не удостоить меня ответом. Знаю, глупо и безответственно, тем более что у нее все равно мой номер определится. О чем думал, сам не знаю…

Во-вторых, просмотрел матерные письма от ПьянойОбезьяны/НоумБрю/Скада или как там их, которые исправно летят в папку «Удаленные». Я даже письма не открывал, только саму папку, и то стало ясно, что он пишет по три-четыре, а иногда и по девять штук вдень. Имя отправителя с каждым разом все страннее, а в строке «Тема» все больше психоза и агрессии.

От: Дико Ф. Фауст Патрон

Тема: ОГРЕБЕШЬ


От: ПьянаяОбезьяна

Тема: В какую жопу ты заснул вертолеты из Сорокового города?


От: галимат фад

Тема: Загадка с дорожной пробкой. Нет решения? Ха-ха


От: Яйца еще крупнее

Тема: Плохо значит плохо значит плохо

И так далее в том же духе.

Зря, наверное, я не прочитал последние письма. Сижу вот теперь сам додумываю, какого дерьма он туда налил, а на это слишком много места в голове уходит.

СЛЕЗНАЯ КАРТА

Из тьмы телепорта тебя может выкинуть в самых неожиданных местах, но ты все-таки придерживайся цели миссии, а для этого надо изучить руководство к телепорту. Триста страниц весьма нелегкого чтива (если ты, конечно, не Клокворк, ха-ха), но прочитать надо, иначе не разберешься.

* * *

С помощью руководства нужно отыскать батареи/аккумуляторы к телепорту, раскиданные по всему «Рухнувшему миру». Десять аккумуляторов, и у тебя будет достаточно энергии, чтобы переместиться в Дальние земли, куда требуется доставить пароль от покойной Айрин. Помнишь? Не забывай. С этими аккумуляторами, конечно, полная лажа. Почему нельзя было добавить батарейки в комплект? А вот нельзя было. Чтобы жизнь медом не казалась.

Подсказка: без паники. Не психуй. Найти аккумуляторы помогут чистые страницы в конце дневника Рейчел. Поплачь над пустой страницей, и на ней проступит подсказка (карта). Примечание: используй меню «Думать». О чем плакать, без разницы. Пусть Рейчел подумает о Рэе. Или о том, что произошло в Тринадцатом. О том, что случилось с Кей-Март, тоже можно. Все равно. Главное — поплакать. Вентер как-то прислал мне сообщение, что на худой конец даже разрезанная луковица подойдет, лишь бы слезы вызвать. (Примечание: что-то я не припомню в игре никаких луковиц — уж извини, Вентер. Проверял, но даже в длиннющем списке возможного инвентаря не обнаружил. Странно, если подумать. Целый мир без единой луковицы… Нет, не надо кидаться их искать или пускаться в философские размышления о том, что бы это значило. Просто так. Вызови слезы у Рейчел каким-нибудь другим способом.) С каждой упавшей слезой карта проступает все шире и четче, обозначая, где спрятаны аккумуляторы. Таких мест десять (по одному аккумулятору в каждом), их надо все обойти по очереди.

* * *

Тори всегда заводилась насчет этих слез, когда была тут. Почему именно Рейчел достаются в игре всякие «девчачьи» штучки — опекать слепую девочку (Кей-Март), спасать от дождя голубиного птенца, выпавшего из гнезда под железнодорожным мостом и т. д.? Почему Рейчел приходится именно плакать, чтобы добыть нужную карту? Неужели по-другому нельзя? Что за фигня? «Получается, женщины сплошь домохозяйки, шлюхи и неуравновешенные истерички?» — возмущалась она. Даже теперь, после ее ухода, я ее возмущение разделяю. Привет, Тори. Вряд ли ты читаешь, но все-таки привет. А вообще несправедливо упрекать разработчиков, что они свалили на Рейчел исключительно «девчоночьи» задания. Валить одним ударом в мясорубку злобных монстров вроде Умри-Умри, чтобы его там стерло в порошок, — очень по-девчоночьи, ага.

* * *

Еще одно. В ближайшие двенадцать часов (или дольше, если получится) не желаю видеть ни одной круглой хреновины из теста. Впахивал по полной в расчудесном «Доменико». Три дня утренних, дневных и вечерних смен попеременно. Вымотался, провонял, заколачиваю доллары, сил нет уже никаких, строю из себя самый трудолюбивый винтик в механизме, но, кажется, больше не выдержу. Ужиться с Ларри и Дионой, а тем более Куки из дневной смены невозможно (Ларри смотрит «Крысиную возню» — я так низко не опущусь). А еще как-то надо выдерживать Братьев с их бесконечными радостными воплями насчет так называемого «развития» и «звездной системы Д».

Мирослав, когда объявляется, устраивает показательную инспекцию (стоит, в смысле, и смотрит, смотрит). Сегодня вот наблюдал, как мы работаем за кассой, как мы пользуемся печью, как режем круглым ножом (который специально для резки круглых хреновин). Самый смак был вчера, когда Бранимир выпендривался перед каким-то клиентом (кажется, его звали Эл), рассказывая про «звездную Д», но все время норовил, перепутав, назвать ее «системой персональных наказаний» — это, видимо, ближе к делу. Я валялся, но изо всех сил сдерживал смех. Напарник (привет, Ларри), кажется, даже не заметил двусмысленности.

Еще вот что. Интересно, Роло до сих пор тут проживает? Кажется, да. Его хлам потихоньку перемещается с места на место, пока меня нет. Сапоги, например, стояли около двери, а на следующий день переехали к дивану, носками к телевизору. Или утром его куртка на кухонном столе, а к вечеру уже на полу в ванной. Кисет с травой и бумагой для закрутки кочует с одного кресла на другое. А самого Роло не видно.

Что-то меня опять понесло про реал. Не знаю, с чего бы. Прошу прошения. Тори считает (или считала — запутался уже с временами), что я слишком вязну в подробностях. Не умею отличать главное от второстепенного.

* * *

Собирай аккумуляторы, не рассиживайся. Часы тикают. Не спрашивай только, почему они раскиданы по разным дурацким местам вроде переполненных вокзалов, спортивных матчей, торговых центров, стриптиз-клубов, заповедников, океанариумов и зоопарков, а еще скотобоен, полигонов, ядерных лабораторий, полей для гольфа и ацтекских храмов.

Ну, вы поняли. Наверное, их там рассовали приспешники Эрцгерцога, чтобы ни у кого не хватило энергии добраться до Дальних земель. Или сам Диндара (есть такой в верхах ГАРС) пролетел на самолете над «Рухнувшим миром» и разбросал жестом сеятеля, вот просто по собственной дури. Не знаю. И не спрашивайте почему, когда Рейчел приходит забирать их, вокруг обязательно околачивается кто-то из агентов или полицейских ГосКорпа. Так оно задумано. Сражения неизбежны.

* * *

С помощью телепорта можно попасть в том числе и в Швейцарию. Там очень чисто, горы высокие и прекрасные. Иногда возникает желание туда слетать. Не в игре, конечно, в реале. Убежать от того, что у нас считается реальностью.

* * *

Когда я был в «Доменико», позвонила Тори. На дисплее высветилось ее имя — как всегда, только с той разницей, что давно не появлялось. Я в оцепенении таращил глаза на дисплей и от неожиданности чуть не ответил. А потом сразу дошло, что я в «Доменико», у печей бдит Бранимир, за кассой Эштон, и при этих двоих я личные разговоры вести не намерен, даже если радио половину перекроет.

Переключил на голосовую почту. После сообщений (или как их там, я не знаю, как правильно) пошел какой-то текст, но я его не проигрывал. Только весь день поглядывал время от времени на телефон, думая, что там могла наговорить Тори и что происходит.

* * *

Специально для Галогена и других запутавшихся: я ведь уже говорил (читать надо внимательнее), что аккумуляторы надо собирать в определенной последовательности (первый, второй, третий, четвертый, пятый, шестой, седьмой, восьмой — продолжать, или сами ряд цифр достроите?). Если сначала телепортироваться ко второму, не забрав первый, там ничего не будет. Просто и ясно. И так со всеми тайниками на карте — пока не побываешь в предыдущем, следующий не откроется.

Одно за другим, чередой. В «Рухнувшем мире» почти везде так — пока что-то одно не выполнишь, другое не появится. Все взаимосвязано. «Поправляйся» и «Скоро выйдет „Хелтел Скелтер“. Это граффити, попадается в разных местах в „Рухнувшем мире“.

Каждое твое действие отпирает какой-то участок будущего, причем это касается не только предметов. Людей тоже. Если не катапультируешься в Пустыню, некому будет встречать тебя на Вертолетной площадке в Сто двадцать втором городе. Если не побеседуешь с Грегом Ноланом в Парке и не заберешь у него бабочек на выходных, Клаудио с брильянтами в чемоданчике нипочем не явится. Если не убьешь Сисо, не отрежешь ему голову и не закопаешь под мостом, не родится Хосе (это в потерянной части, в том пропавшем файле. Простите).

То же самое с локациями. Девятнадцатый город не появится, пока не пройдешь Восемнадцатый. Салуна не будет без Вестибюля гостиницы. В доме на Израненном холме даже комнаты возникают лишь по мере обнаружения подсказок, зацепок и улик в городе. Находишь куклу — в доме открывается детская.

Так везде, по всему „Рухнувшему миру“. Предметы объявляются только после разговора с нужным человеком, локации вырастают из ниоткуда, если посетишь нужное место или соберешь нужные вещи. И еще, помни: прошлое и будущее тоже взаимосвязаны, и связь эта не всегда очевидна. Если Рейчел не подойдет к телефону, надрывающемуся на темной безлюдной улице (Девятнадцатый город), через три тысячи миль в мотеле „Звездная пыль“ она не обнаружит посылки с товаром.

Все это довольно логично. Я бы никогда не познакомился с Вентером, если бы мы оба не слушали „Скелетон“. У Вентера на скейте были написаны строчки из их песни, а я заметил, когда он тусовался на ступеньках в парке с другими парнями, и спросил: „Скелетон“, да?», и Вентер ответил: «Ага». Так мы познакомились, а потом подружились с ним, а через него и с Мозголомом и остальными, и, в конце концов, самым извилистым путем, с Тори (кто бы знал, сколько потом будет проблем…). Дальше я начинаю вспоминать, где я мог услышать «Скелетон» (они тогда совсем нераскрученные были), но в любом случае то, что я проникся их песнями, «открыло» мне будущую дружбу с Вентером. Так можно долго отматывать назад, до бесконечности. Одно цепляется за другое, другое за третье, третье за четвертое и так далее, причудливой цепочкой.

* * *

Да, знаю. Собирался написать про последний телепорт и что тебя там ждет, но отвлекся. Простите.


Сразу после окончания смены уселся на краю тротуара перед «Доменико» и прослушал сообщение от Тори. Голос воспринимается странно — вроде знакомый, а вроде чужой, будто кто-то номером ошибся. Поразило, как много знакомых особенностей у этого «чужого» голоса. Ее интонации.

Ее паузы. Блин! Сообщение закончилось, и я проиграл его снова, убедиться, что ничего не упустил. Она просто сказала «привет!» — низким таким голосом, и предложила встретиться — не знаю зачем. Из тридцати семи слов сообщения причину вычислить не удалось. Просто так, из вежливости? Что-то мне хочет сказать? Отдать ключи от квартиры? Непонятно.

Позже позвонили родители Тори. Никак не уловлю, они вообще в курсе, что Тори съехала? Вроде она должна была им сказать, но вдруг нет. А я их информировать тоже не нанимался. Так что на всякий случай изъяснялся уклончиво и обтекаемо, как тогда с Полом, никакой конкретики — все хорошо, спасибо, все нормально. Да, по-дурацки. Чувствовал себя потом как заговорщик. Для меня припасли очередной вопрос викторины — про гравий на подъездной дорожке. Это пять баллов, тянет на первое место! Вот собственно вопрос: может такое быть, что кто-то ворует гравий с их подъездной дорожки? В голосе Джо проскальзывали скептические нотки — то ли сам не верил, что спросил такое, то ли начинает думать, что ткань реальности в пригороде под ним потихоньку трещит. Может такое быть? Чтобы кто-то втихаря таскал пригоршнями гравий? Джо кажется, что покрытие на дорожке постепенно становится тоньше и тоньше — «ощутимо тоньше», — и у него возникло подозрение, будто кто-то подворовывает.

Да уж. Есть в этом мире вопросы, на которые даже я не могу ответить.

ДАЛЬНИЕ ЗЕМЛИ

Последняя телепортация относит тебя в конечную точку — на Дальние земли, которые на первый взгляд кажутся пустынными. Только какие-то существа порхают, похожие на летучих мышей. Летают днем и нападают без предупреждения.

Вокруг все голо. Как пустыня, только не жарко. Просто не растет ничего. Мили и мили мертвых камней. Воды нет. Напоминает, как мы с Тори прошлым летом пытались что-то вырастить в оконном ящике — на вид точь-в-точь очаг экологического бедствия. На звание садовода не претендую.

Примечание: телепорт можешь кинуть прямо там, где высадишься. Батарей больше нет, а без них он просто очередная железка, которых по «Рухнувшему миру» много ржавеет. Скоро поймешь, что «пустыня» (которая совсем не пустыня) поделена на сектора: красный камень, желтый, черный, коричневый (каждый участок сложнее предыдущего), а еще труднопроходимые тропы. Держи курс на север.

В пустыне надо отыскать круг камней — сооружения из каменного века, покрытые значками вроде пиктограмм (или это древний компьютерный код?). Значки зарисуй, они ТЕБЕ (чертов капс) позже понадобятся.

Впервые за сто миллионов лет не на работе. Хотел сегодня отоспаться — единственный глобальный план на утро… Как же, ага. В восемь утра кто-то начал трезвонить в домофон, трезвонил и трезвонил. Я делал вид, что не слышу, но долго не продержался. Пришлось выползать из постели, спрашивать, кого черт принес. Ответили: «Открывайте, полиция!». Впустил.

Первая мысль: что-то с Тори или с ее родителями. С колотящимся сердцем натянул что поприличнее (ОДЕЖДУ) и пошел открывать дверь. На пороге стояли двое в форме — женщина и мужчина (запыхавшийся от подъема по лестнице). Успокаивало, что никаких осторожных фраз типа «Присядьте, мы должны вам сообщить неприятную новость» не произносилось. Наоборот, женщина спросила, МОЖНО ли ИМ СЕСТЬ — таким голосом, будто говорит со слабоумным или тормозом. Я сказал: «Конечно», тем более что коп явно мечтал куда-нибудь плюхнуться. Вот. В общем, мы все уселись, повисло неловкое молчание, потом коп наконец признался, что они пришли задать мне несколько вопросов насчет Мозголома. Я спросил: «С ним что-нибудь случилось?». Коп ответил, что нет, а женщина разъяснила: он теперь в официальном розыске, поэтому они пытаются восстановить КАРТИНУ, его ОБРАЗ ЖИЗНИ, чтобы понять, куда он мог деться. Опять как со слабоумным, который ни одного детектива в жизни не видел и понятия не имеет, как ведутся розыски и зачем я мог понадобиться полиции.

Они говорили, а я уплывал мыслями куда-то не в ту сторону, представляя себе Мозголома — как он потирает лоб пальцами или переминается с ноги на ногу, слегка согнув колени, если на него что-то давит или гложет какая-то тревога. Понятно, они не этот ОБРАЗ имели в виду, но картинки упрямо лезли в мысли и прокручивались, как видеоклипы. Однако на вопросы я все равно отвечал, одновременно. Когда я последний раз видел Мозголома; что, КАК МНЕ КАЖЕТСЯ, у него было на уме и т. д. Женщина мне по-прежнему все разжевывала как обдолбанному тормозу или как будто я в коме, и они пытаются пробиться сквозь туман в мозгах.

Только потом, когда они уже все выспросили и ушли, а я налил себе кофе, понял, что не могу отделаться от тревоги. А вдруг с Мозголомом что-то на самом деле страшное произошло? Странно только, что копы прибыли спустя столько времени — медленно, как под водой плыли. Был бы он мажором или знаменитостью, уже бы нашли. Вдруг на этот раз мне уже не удастся посидеть потом с ним и посмеяться, вспоминая, как глубоко он ушел в депрессию и как «сильно нас всех напугал». На сей раз история может кончиться по-другому. Не обязательно плохо, нет такого закона, но и закона, который обязывал бы ее кончиться хорошо, тоже нет. Просто страшно сознавать иногда, как все непредсказуемо.

* * *

Да, вот еще. Когда копы уже собрались уходить, я чуть не рассказал им про матерные письма от ПьянойОбезьяны (ведь угрозы же!), но они уже ушли, а я вовремя передумал. Может, слишком много детективов и криминальных передач пересмотрел, или в «Участок 191» и «Новобранца-отморозка» переиграл, но я знаю, что бывает, когда жалуешься копам на письма с угрозами. Тебя спрашивают: «Сэр, вам был причинен физический ущерб? Вашему имуществу? Домашним животным?». Ты отвечаешь: «Нет, не был». Копы разводят руками: «Мы, знаете ли, заняты ловлей настоящих преступников — которые уже успели что-то натворить». Или: «Простите, мэм. Если что-то конкретное произойдет, обращайтесь». В том-то и беда, думал я, пока они спускались по лестнице под невнятные звуки и треск из рации. Слишком много я всего пересмотрел и слишком во многие игры играл, чтобы всерьез надеяться на помощь полиции.

* * *

За сектором Коричневых камней (после загадки с Долиной смерти и Лазерного квеста) пейзаж меняется: ты попадаешь на берег огромного озера, где висит вечный туман. Народу вокруг немного, только тупые фермеры, которые ни сном ни духом не подозревают, что творится в остальной игре. Отыщи лодку, привязанную к узкому причалу (восточная оконечность озера), ответь на загадки лодочника, ставь парус и выходи в озеро. Лодочник уже мертв (кажется), но все равно околачивается со своей лодкой на берегу, дожидаясь одиноких путников вроде тебя. Вид у него потерянный. Мне всегда казалось, что смерть — это избавление, конец страданиям. А тут, блин… Может, за гробом все только хуже? Больше работы, больше «звездной системы Д», больше Бранимира, больше Мирослава? Брр.

Плыви сквозь туман. Север — северо-запад. Сделано жутко, мурашки по коже, но ты не пугайся, потому что Рейчел твое настроение передается не хуже, чем Рэю. У дяди БагМэпа нашли рак, и он сразу решил, что все, умирает. (Простите за пессимизм, но сами понимаете…) С ним в одной палате лежали люди с гораздо более тяжелой формой — и ничего, они выжили. А дядю БагМэпа вынесли вперед ногами. Так что от настроя многое зависит.

После бешеной гонки, телепортаций и драк даже приятно медленно скользить по водной глади, решая загадки, и отыскивать путь сквозь туман. Ближе к островам лодка начнет с тобой разговаривать — жутковатым шепотом. В основном будет ворчать и скрипеть, жалуясь на холод, или отпускать комментарии вслед скалящимся черепам и непонятным созданиям, скребущим о борта лодки. Брр и еще раз брр.

* * *

С самого утра не покидает мысль о тех комнатах в доме на Израненном холме — которые возникают, только когда найдешь нужный предмет в городе. Начал думать, где обретаются эти комнаты, пока они еще не в доме. Или где находится Двадцать девятый город, если стоишь на том месте, где он должен быть, но не поговорил с неким Путешественником в Баре, и город не может появиться? Да, на месте, там, где он возникнет позже, его нет. Тогда где он? Где скрывается все то, что в игре пока не может «проступить» или не нужно? С таким же успехом можно задаваться вопросом, где сейчас Тори. Не представляю, хотя она и не сгинула бесследно вроде Мозголома. Я имею в виду, где она теперь, раз ее нет в моей жизни? По сообщению, которое осталось в голосовой почте, не поймешь — никаких характерных звуков на заднем плане. Может, звонила откуда-нибудь с новой подработки, про которую я еще не слышал, или от этой Челси. Я даже не знаю, в какой она части города живет.

Наверное, на такие вопросы только Клокворк ответит. (Про игру, конечно. Про Тори он не больше моего знает.) Привет, Клокворк! Чем больше думаю, тем отчетливее представляется некий склад где-то — вне игры, — где хранятся вещи и локации до поры, пока не понадобятся. Склад возможностей. Чем больше думаю, тем интереснее: как он выглядит и на что похож. Ну да, склад есть склад, но ведь этот должен хранить невозможную мешанину из самого разного барахла — от микроскопического образца крови (попадается в лабораториях ГАРС) до нескольких городов, которые то появляются, то исчезают в разные моменты игры. Необычное должно быть хранилище и необъятное, чтобы все это вместить… Простите. Снова увлекся.

* * *

Тебе надо решить Загадку озера. Подсказка: используй зелья, амулет не трогай.

* * *

Мирослав с Бранимиром всех уже до белого каления довели своими дурацкими примочками. Такое чувство, что каждую свободную секунду, не затраченную на приготовление или выпекание круглых хреновин, положено отдавать на заполнение разных бумажек или проводить «микротренинги» (как их называет Мирослав), или отмечать галочками чистку и осмотр «оборудования», а потом (перед самым концом смены) проходить тест из десяти вопросов по руководству к печам, вентиляции и прочей фигне. Это «ключевая» часть пресловутой «звездной системы Д». Как я сказал Эштону, мне по барабану, какое напряжение в плите или как давать обратную тягу для лучшей вентиляции — знаю, как что включается, и хватит. Если печь потребует особого внимания, все равно вызовут мастера из сервиса — Горана или «Микки».

* * *

По дороге домой с работы зашел в продуктовый, попытался затариться едой. Поужинал лапшой в каком-то соусе. Пока ужинал, подвалили Вентер, БагМэп и Ночнойбред — устроили вчетвером что-то вроде мини-совещания по Мозголому. Странное получилось собрание. БагМэп витал мыслями не пойми где. Вентер, наоборот, тараторил без умолку, но при этом умудрился подъесть половину моей лапши. Пришли к выводу, что в полицию обратился Пол, правда, после просьб других членов семьи. То, что они решили начать действовать, понятно, — хоть, на мой взгляд, бесполезно.

Слегка обкурившаяся компания (спасибо, Роло, я тебе потом докуплю травы или деньгами отдам) удалилась уже на ночь глядя. Я ушел в отключку на диване, потом снова прокрутил вчерашнее сообщение от Тори в голосовой почте — как артефакт из иного мира и иной жизни. Слыша знакомый голос, так и тянет улыбнуться, но тут же вспоминаю, что мы теперь чужие. До сих пор в непонятках. Может, так оно и будет, я никогда не пойму, как это вышло — а Тори не обязана объяснять. Зато осознал, что, переключив ее на автоответчик, взял следующий шаг на себя. Теперь моя очередь. Она сделала ход — оставила сообщение. Значит, теперь я. Нельзя просто сидеть и ждать. Пора действовать, ход за мной.

* * *

Тебе надо решить загадку с Кораблем-призраком. Подсказка: используй ружье.

* * *

Мой любимый тренинг был в четверг, когда Мирослав с Бранимиром устроили на задворках пожар из упаковочных коробок, а потом показывали, как его безопаснее тушить. Я валялся! Мирослав, усевшись на толстую задницу, поливал бензином для зажигалок пирамиду, которую, пыхтя и сопя, собрал из коробок его братан. Пламя занялось сразу и взметнулось огромным столбом (с бензином переборщили), и Мирославу пришлось отскакивать, спасая ботинки, штаны, брови и волосы от ожогов третьей степени, не меньше.

После этого Бранимир набросился на костер с огнетушителем (не того типа, ага), — не иначе Ред Эдер, король пожарных. Лицо замотал парой старых семейников, чтобы не наглотаться дыма. Средства борьбы прокачаны до последнего уровня, как же. Жду не дождусь настоящего пожара! Представляю, как мы с Эштоном и Стентсоном (2.0) будем в спешке выпутываться из джинсов и шортов, чтобы было чем замотать лицо. Тем временем нас пожрет адское пламя, и перед Братьями на следующий день предстанут одни обугленные останки. Пожарные доложат, что в пиццерии устроила оргию кучка полуголых фанатиков, нюхавших собственные трусы. Бранимир сокрушенно покачает головой, и Мирослав поймет его без слов: дома, на родине, таких безобразий никто не устраивал.

Ладно, шутки в сторону. На самом деле шансы потерять работу к концу второй недели действия долбаной «звездной системы Д» высоки как никогда. Не смешно. Я почти в депрессии. А еще мне фатально не везет. Только подумаю, что надо бы позвонить Тори с рабочего телефона, как заходит Бранимир и, испепелив меня взглядом, читает занудные нотации «об ущербе от пользования рабочим телефоном». Короче, если кто знает поблизости не особо трудоемкие высокооплачиваемые вакансии, пишите в мессенджер, не стесняйтесь. Клянусь «звездной системой» (и настоящими звездами тоже, если разглядите за городским смогом), я скоро совсем надежду потеряю.

* * *

Тебе надо решить загадку со Штормом на озере. Подсказка: используй амулет, зелья не трогай.

* * *

Сделал большую глупость. Открыл последние письма от «ПьянойОбезьяны». Да, говорил, что ни за что их читать не стану, но потом подумал: 1) это же полный беспросветный бред не открывать письма на собственном компе и 2) когда-нибудь у этого недоделанного кончатся мысли — сколько может быть вариаций на тему «Ты дебил, и твое прохождение я ненавижу» и «То, что у тебя один друг погиб, а второй пропал, да еще твоя девка смылась, никого совершенно не удивляет, потому что ты лузер»?

Разумеется, из тех пяти-шести писем, что я сегодня прочитал, сочится то же унылое дерьмо, что и раньше. Иди сперва поучись, как нормально прикапываться, придурок. Однако в одном (САМОМ ПОСЛЕДНЕМ) Я ОБНАРУЖИЛ (опять чертов капслок залипает) кое-что новое, что проливает совсем иной свет на ситуацию. В этом письме с очень креативным названием «Киска» ПьянаяОбезьяна или Джеронимо (такой у него сегодня ник) заявляет, что заходил вчера в «Доменико» «посмотреть на меня живьем и прояснить себе некоторые моменты», но «меня там не было», так что «он обязательно придет еще, только бейсбольную биту прихватит».

Я вообще-то не верю, что Джеронимо, Дюк Ньюк, Джихад или КрутыеЯйца на самом деле заходил в «Доменико». Гонит. Просто лузер какой-то. Но почему-то вспомнилась припаркованная напротив «Д» машина, где целую вечность сидел какой-то чувак с каменным выражением лица. Совпадение, наверное.

Ты меня не испугаешь, урод, только мозги на идиотские ники переведешь. С этого момента твои письма летят прямиком в корзину, а оттуда в кибервакуум вместе со спамом, спецпредложениями, письмами от хозяина предыдущей квартиры и его юристов. Побереги пальцы, не трогай клавиатуру. Или, что вероятнее, побереги шею. Затекла, наверное. Ты ведь небось тыкаешь по клавишам зажатой в зубах палочкой, как полоумная птица. Не нравится мое прохождение — читай другое. Пойди скройся в любом другом закоулке Интернета. Или напиши свое собственное, я с удовольствием почитаю (ха-ха). Ты ни черта не смыслишь в «Рухнувшем мире». Играй в своих «Королев подземелий с голливудских холмов», или в «Стрелы судьбы-9», или «Плач в подушку» — какие там еще есть игры для лузеров? Пиши что хочешь. Я тебя не слушаю. Шевели губами, до меня не донесется ни звука, ты астронавт в открытом космосе, а шланг оборвался, и рация не работает, так что булькай там себе в скафандр, сколько влезет.

ШЕПОТ

Буду продолжать.

В озере четыре маленьких островка и один побольше. В центре каждого под вековым деревом с узловатыми ветвями стоит усыпальница. Там жутко (слишком густой туман, слишком много Дурной атмосферы). Монстры на островах тоже имеются. Ты уже знаешь, что делать.

Туман, паутина, старые деревья и одинокие прибрежные полосы, сделанные из расколотых черепов (я не говорил?), — все это нагоняет страх и ужас. Ну да, да, в Дальних землях логично устроить убежище повстанцев, но в принципе могли с таким же успехом скрыться где-нибудь поближе, там Октагон, ГосКорп, НЕСТАПО, Диндара и Чан их все равно бы не достали. А атмосфера здесь и правда очень странная — как-то сразу понимаешь, какая тяжесть на тебя давит. Так бывает во взломанных квартирах после кражи — смятение, страх перед вторжением, ощущение беды держатся еще очень долго, не выветриваются. Вот и на этих островах так же. Только сильнее. Чувствуешь, что дальше будет еще хуже. Больше ни слова, я обещал — без спойлеров. Но бултыхаться в этом густом тумане — радости мало, правда.

На самом последнем острове сразу замечаешь: 1) Рейчел двигается медленнее, а изображение «плывет», 2) часть клавиш управления перестает работать и 3) совсем плохо — магические предметы утрачивают волшебную силу, а механическое оружие барахлит. Логический вывод: против Демонов, обитающих на острове, остаются только меч, кинжал и смекалка. Приступай. Ты знаешь, что делать.

* * *

Снова о «Доменико». Вчера кто-то звонил и вешал трубку — вряд ли, правда, это связано с парнем в машине и с угрожающим письмом. Туда вечно кто-то звонит и отключается. Мы — легкая мишень для всяких придурков, которым лишь бы время убить.

Может, НАДО было все-таки сообщить вчера копам про письма от Сатанатама80 — еще один «оригинальный» ник. Оригинальнее некуда. «Восемьдесят» означает, что семьдесят девять других больных на голову подобная светлая мысль уже посетила. Следовательно, беспокоиться не о чем.

И вдруг — я просматривал новости в сети насчет концертного тура «Скелетона» — меня осенило: вдруг Сатанатам/Джихад/ПьянаяОбезьяна — это все Мозголом? Сперва доставал меня в шутку, ради прикола, а потом в приступе депрессии у него что-то переклинило, и он начал докапываться всерьез, а вот теперь засел где-нибудь в подвале с Интернетом и шлет психованные письма круглыми сутками. Да нет, смешно, конечно. Разумеется, Мозголом не буйнопомешанный, которого надо сажать под замок. Но сама мысль, закравшаяся мне в голову, доказывает, как этот придурок с письмами меня достал.

В кино меня бы уже окатили холодной водой или отвесили пощечину, чтобы вывести из истерики и вернуть к реальности. Но здесь не кино. Здесь и так реальность, возвращать некуда. Реальность. Ага… И никого в квартире, никого поблизости, кто пришел бы на помощь. Сижу один посреди двухнедельного свинарника. Полная изоляция. (Нет, я не в том смысле, что пусть придут добровольцы и двинут мне в челюсть… Просто объясняю, что совсем загнался и надо успокоиться.)

* * *

Когда расправишься с демонами, двигай в центр острова, к самому большому из узловатых деревьев.

Рейчел будет шагать все медленнее и медленнее. А под самым деревом игра вообще чуть ли не виснет и замирает. От этого как-то не по себе. Вроде и не ролик, и Рейчел застыла в неподвижности. Какой, к черту, ролик, когда побледневшая Рейчел валяется под деревом, иногда подергиваясь, как будто ее наркотиками накачали? Что происходит, непонятно. Рейчел умерла? В коме, а может, в трансе? Игра тормозит? Как я уже предупреждал: БЕЗ ПАНИКИ. Ты знаешь, что будет, если начнешь паниковать. Перезагружаться и выходить из игры тоже не надо. Сиди и смотри, оно проиграется потихоньку.

* * *

Через какое-то время Рейчел зашевелится, и ты снова сможешь ею управлять. Пробуждение сопровождается странностями вроде галлюцинаций: небо вздувается пузырем, под ногами ползет песок. На нем проступают слова: «ИДИ НА ЗВУК». Пока непонятно. «ИДИ НА ЗВУК», ага. Звука-то нет никакого. Встань поддеревом, в воздухе замелькают тени и пятна. Среди них будут проступать «людские» лица — призрачные, размытые. Не стреляй, пули их не возьмут. И потом, именно этих людей тебе и надо здесь найти. Помаячив в воздухе, они откроют тайну: это и есть руководители сопротивления (старейшины). Они, оказывается, мало того, что скрылись в Дальних землях, так еще и на другой план существования переместились. Неудивительно, что старейшины у них выглядят слегка чокнутыми. Я насчитал шесть. Двое парней, две женщины и два не пойми кого — похоже на тех, кто поет в любимых группах Ночногобреда. Привет, Ночной бред.

* * *

Снова звонят и кидают трубку, уже здесь, дома. По-моему, слышно, как они там дышат в трубке. Мне уже все равно. Потом я просто перестал подходить, пусть звонит себе. Хотя глупо дойти до такого маразма, чтобы в собственном доме бояться телефона.

* * *

Эти самые руководители то и дело исчезают и вспыхивают снова, а разговоры ведут запутанные, в основном на глобальные «философские темы». Например:

— А как же энергия?

— Хм-м… Да, действительно. Как же энергия?

БагМэп над ними всегда прикалывается. Хотя он над любой игрой прикалывается, когда начинаешь относиться к ней слишком серьезно. Ничего обидного. Хорошо, когда есть чувство юмора. А эти старейшины несут самый настоящий бред, хуже пьяного Мирослава. Наверное, в процессе заморозки их тел на ином астральном плане часть извилин атрофировалась. С трудом верится, что они могут возглавлять заговор против ГАРС или сражаться с Чаном… Как сказал Вентер, если это лучшие бойцы сопротивления, то у Земли шансов мало. Ближайший миллион лет ГосКорп может спать спокойно.

Однако не отчаивайся, незачем поддаваться общему унынию и бездействию. Передай им пароль от Айрин — от этого единственного слова зависит судьба мира. Оно одно (какое — не могу сказать, в каждой игре свое) способно расшевелить старейшин. Услышав его, они сразу делаются бодрее и активнее. Благодарят Рейчел зато, что добралась, ведь столько всего пришлось преодолеть по пути, столько раз смерть дышала в затылок… Спасибо, это меньшее, что они могут сказать. При этом тут же заявляют, что, несмотря на срочность и важность, им нужно время — обдумать, что теперь предпринять. (Опять невольно задаешься вопросом «что за на фиг?». Бесконечная говорильня в другом измерении — нормальная стратегия борьбы, да? Их Сиэттл ничему не научил, что ли? Это Ночнойбред удивлялся. Ежу ведь понятно, что сбросить ГАРС и ГосКорп можно, только если пойти и Надрать Всем Задницу.)

* * *

Сходил к БагМэпу — просто так, проветриться, но его не оказалось дома, так что пришлось вернуться.

* * *

Пока можно заняться решением загадок в пустыне — ничего особенного, исключительно чтобы убить время, повысить здоровье и прокачать Пустынные способности. В конце концов один из руководителей/старейшин — кто они там — женщина по имени Пять (кажется) обретет физическую форму и встретится с Рейчел в пещере (рядом с деревом). Тебя ждет сложный запутанный допрос, в ходе которого надо убедить старейшину, что ты — это ты, а не самозванка-лазутчица. Если выдержишь, Пять уведет тебя дальше в глубь пещеры. Двигается она странно — сказывается отсидка в другом измерении — отвыкла от человеческого тела.

Пять разговаривает шепотом. Чем важнее тема, тем тише голос. Едва различимо сообщает, что даст тебе оружие, которое нужно доставить ОБРАТНО (то есть в реальный мир, повстанцам из Семьдесят третьего города). Боже! Да, я знаю, о чем ты думаешь — опять подай-принеси, и опять куча опасностей по дороге. Наверное, когда война против ГАРС закончится и ГосКорп исчезнет с лица земли, Рэй с Рейчел смогут зарабатывать курьерской доставкой из одного измерения в другое.

Как ни странно, оружие это вовсе не пистолет, не суперпуперлазер и не бомба. Они называют его Код репликанта, а что это на самом деле, Пять не говорит — такая вот важность и секретность. Супер. Выдав еще порцию едва различимого шепота, Пять назначает Рейчел новую встречу, ПОЗЖЕ, в секретном месте — в лаборатории на самой северной оконечности острова. Разумеется, безопасностей и препятствий по дороге не обойдется. Закончив разговор, Пять развоплотится и оставит Рейчел в пещере одну. Стены там покрыты надписями — в основном названия футбольных команд и ругательства в адрес людей, которых уже давно нет в живых. Все читать не надо, только время зря потратишь.

* * *

Телефон в квартире молчал весь день, а когда зазвонил, я уже собирался выдать заготовленную речь в духе «иди ты на…, козел, меня все равно не испугаешь!». Но звонила всего-навсего рекламная дура то ли из Небраски, то ли с верховий Янцзы — предлагала семейную скидку на подключение сотовых. Нет, в лучшие клиенты дня она меня вряд ли запишет после того, что я ей наговорил.

Видимо, вдохновившись (ха-ха), наконец позвонил Тори, договориться, когда и где будем пить кофе. Паузы, примитивный малозначащий разговор, совсем не такой, как должен быть с человеком, с которым прожил четыре года. Не умею я так, и с удовольствием избежал бы возможности попрактиковаться. Некоторые способности лучше не прокачивать. А мне тут без нее одному в квартире все хуже и хуже, тем более когда не знаешь, как понимать ее уход. Написал и удалил за эти две недели уже около двадцати писем. Договорились встретиться в пятницу «на нейтральной территории» («Старбакс»). Она сказала, что да, наверное, надо уже поговорить. Есть в ней всегда что-то непонятное, нечитаемое. Не знаю. Может, она параллельно встречается с Открыточником, и поговорить она хочет именно об этом, потому что у них все серьезно или потому что она с ним встречалась, но теперь у нее сомнения. А может, вообще дело не в этом, и ее просто достало, как у нас с ней все происходит. Или, кстати, она там свихнулась и шлет мне все эти матерные письма под никами типа Диджитал Варлок, Король трупов и т. п. Нет, глупо, конечно. Однако мало ли… Видел такую передачу, «Когда умирает любовь» — там бывшие следили друг за другом и слали писем по 300 вдень.

УБИЙСТВО/ВЗАИМОСВЯЗИ

(Следуя указаниям Пять, отыщи Северную лабораторию. С ОПАСНОСТЯМИ ПО ДОРОГЕ САМ РАЗБЕРЕШЬСЯ, МНЕ СЕЙЧАС НЕКОГДА.)

В лаборатории. Спускайся в подвал. (БУДЕТ ФИГНЯ С КОДОВЫМ ЗАМКОМ и ДРОНОМ ДИСТАНЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ, ЕГО НАДО УНИЧТОЖИТЬ. ПОЗЖЕ НАПИШУ.)

Лаборатория. Там тебя сразу пристегнут ремнями к какому-то жуткого вида креслу и прокрутят фильм, причем изображение будет транслироваться непосредственно у Рейчел в голове и сразу по всей комнате. ФИГНЯ С ПРЕДАТЕЛЕМ — ОДНИМ ИЗ СТАРЕЙШИН, В ДРУГОМ ИЗМЕРЕНИИ — НАДО ДРАТЬСЯ. ИСПОЛЬЗУЙ ТЕЛЕПАТИЮ. ПОЗЖЕ ПОЯСНЮ. Фильм крутится, как на старом рейверском клубном проекторе, — цифры, слова, картинки — все вперемешку на огромной скорости, а ты запоминай. ЭТО И ЕСТЬ ОРУЖИЕ — КОД РЕПЛИКАНТА. СТРАННО. ХОТЕЛИ БЫ ПОКАЗАТЬ ФИЛЬМ, МОГЛИ БЫ ЗАНЯТЬ ПОД ЭТО ДЕЛО МЕСТНЫЙ МУЛЬТИПЛЕКС — ТАК БАГМЭП СКАЗАЛ. А тут они как будто рассыпали мир по кусочкам и внедряют в сознание Рейчел непонятной абракадаброй, как тот битый файл, который я недавно вывешивал (и смысла в них ровно столько же). Рейчел ты почти не можешь управлять, так что в основном сидишь и смотришь, как она дергается и извивается — как будто снова погрузилась в кому. ИНОГДА ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО ЖДАТЬ. И БЕССИЛЬНО НАБЛЮДАТЬ, КАК ПОЛЗЕТ ВНИЗ СТОЛБИК ЗДОРОВЬЯ.

Насчет Кода репликанта высказывались разные предположения. В смысле да, РАЗУМЕЕТСЯ (капс), Змееглаз, конечно, это оружие, которое способно навсегда свергнуть ГосКорп. И да, Би-Бой или ГеттоСайтл83 — или как там тебя — это очень длинный и мегасложный список цифр, слов и образов. Я имею в виду, ЧТО это такое В ПРИНЦИПЕ? Код к вирусу? Измененные коды человеческой ДНК? Код доступа к чему-то? Формулы для химической атаки? Сценарий летнего блокбастера, способный лишить разума всех «негодяев» Рухнувшего мира? Непонятно.

Как только начнется трансляция, к креслу подойдет Пять и прошепчет, ЧТО ОРУЖИЕ (КОД РЕПЛИКАНТА) МОЖНО ДОСТАВИТЬ, ТОЛЬКО ЦЕЛИКОМ ЗАТВЕРДИВ В ПАМЯТИ. Две тысячи строчек текста и картинок. ОНА ТАК ТИХО ШЕПЧЕТ, БЛИН, ПРЯМО ИЗ СЕБЯ ВЫВОДИТ. Пять стоит очень близко, в какой-то момент она берет Рейчел за руку, и видно, что кожа у нее по текстуре напоминает неровный асфальт. Впрочем, это к делу не относится. Простите.

Подсказка: глаза ни в коем случае не закрывай, смотри внимательно. Выучи Код. Вот для примера кое-что оттуда:

Яхта в безбрежном море, сливающемся по цвету с небом.

Скалящиеся трупы.

Ирисы (Тори сказала: «Ой, ирисы, смотри! Красота какая!»)

Ржавые железяки.

74885909999999923

237534

34798354024303

80570845

85900

85000095

«Конец всему».

Кипр.

Педаль дисторшн.

Дети.

«УРЕГУЛИРОВАНИЕ УБЫТКОВ»

84824084756149786

347

53799333

Позже еще добавлю, когда смогу.

* * *

На улице только что случилась авария. Кто-то проехал на красный свет, а грузовик не успел затормозить. Машина всмятку, из грузовика высыпался весь товар (сахар). Я все видел. Думал, если спущусь, там все будет в крови, но не успел даже встать, как водитель целехонький выбрался из машины и начал орать на шофера грузовика (тоже ни царапины), будто это он виноват. Вскоре собралась размахивающая руками толпа зевак, каждый со своим мнением, а кто-то начал потихоньку собирать сахар — тырить в пакеты, в магазинную тележку и… Простите. Отвлекаешься, когда такое прямо под окном.

* * *

Когда проигрывание Кода закончится, сможешь снова управлять Рейчел. Старейшины растворятся в воздухе, и ты окажешься в гордом одиночестве на Мрачном острове, или острове Смерти, как его еще называют. Оптимистично? Ага, но сейчас не до названий.

Возвращайся к лодке (сам знаешь, где оставил, подсказывать не буду). По дороге, как обычно, загадки и задания. Секретная тропа. Тебе укажет дорогу птица, если накормить ее зерном из инвентаря. Здесь даже птицы испуганные и угрюмые.

Над озером ходят тучи. Неожиданно начинается гроза с ливнем. Бери вспышку и запускай синий огонь (сигнал бедствия), потом два желтых (опасность), это все где-то в инвентаре. Догадываюсь, о чем ты думаешь. Какое бедствие? Что за опасность на этот раз? Рейчел на берегу, более или менее жива-здорова, Код репликанта у нее, и она не тащит самодельное взрывное устройство по шаткому мостику над пропастью — так к чему весь сыр-бор? Надо или убираться, или пережидать грозу. Но в игре так не получится, по крайней мере не в «Рухнувшем мире».

Птица приведет тебя к замызганному бетонному сараю — что-то вроде бункера. Дождь все не проходит. Из бункера доносится чей-то плач. ИДИ НА ЗВУК. Вряд ли, правда, надпись на песке означала именно этот случай, тут-то все очевидно. Когда подойдешь к двери в бункер, птица взмоет ввысь, к темным мокрым тучам, где над берегом все еще горят синий и два желтых огня. Плач внутри все громче. (Описание я скопировал.) ИДИ НА ЗВУК. В общем, да. Открывай дверь.

Теперь плохие новости. Управление снова пропадает, как только Рейчел шагнет через порог. Не пытайся ничего сделать, другого пути нет. Внутри бункера — крохотная каморка, где мигает зеленый фосфорный огонек. Со звуком творятся странные вещи, что-то вроде белого шума. В темноте плачет ребенок. Может, это и есть тот звук, на который надо идти. Но даже если не знать, что будет дальше, ясно одно: ничего хорошего.

* * *

Пришел Роло, потом снова ушел. К моей двери не подходил. Оставил записку на кухне. Просит хотя бы ОТДАТЬ ДЕНЬГИ за траву, которой мы дружно угостились, потому что брать чужое без спроса нехорошо.

* * *

Где-то там, в мерцающей тьме, плачет ребенок, но Рейчел так и не суждено узнать, кто он, потому что в каморке притаился еще кое-кто, и у него совсем другие планы.

Внезапно этот кто-то выступает из темноты. Рейчел, узнав его, ахает от неожиданности. Смятение, страх. В ролике ты этого человека не увидишь, Рейчел взмахнет руками, закрывая лицо от нацеленного на нее пистолета. Слишком поздно.

Выстрел. Бум! Все происходит очень быстро, после выстрела детский плач стихает. Гробовая тишина. Потом гремят еще выстрелы. Бум! Бум! Камера медленно ползет вверх, как будто пытается укрыться от страшной сцены на потолке. Вид сверху. Неизвестный мертвый ребенок и ты — Рейчел. Она истекает кровью, а сгорбленный убийца убегает наружу, под дождь. Рейчел умирает на бетонном полу. По-другому не опишешь. Во рту пузырится кровь, как в стоке ванны, если засор. Она говорит: «Жизнь прекрасна… даже сейчас». Остальное неразборчиво. Я миллион раз выкручивал громкость на полную, все равно не слышно. Уродский мир, если в нем твои последние слова не слышны или не важны. Зелено-серые пиксели в глазах тускнеют, веки, затрепетав, опускаются.

* * *

Самые странные глюки в «Рухнувшем мире» — это когда события загадочным образом взаимосвязываются. То есть одно влечет за собой другое, никак вроде не относящееся к делу. Занятно. В реале, кстати, такое тоже есть.

Например: в «Доменико» почему-то, когда включаешь свет в кладовой, отключаются вентиляция и свет в туалете. Вчера Мирослав наконец вызвал мастера (Микки) и потребовал починить. Ха-ха. Микки несколько часов перебирал проводку в поисках причины «глюка». Даже переподключил в некоторых местах, но результата не добился, только внутренний свет в печах вырубил на три часа. Мы были счастливы. Каждый раз, когда такое случается (со светом в кладовой и вентиляцией в туалете), вонь поднимается редкостная. Больше ничего не скажу, окон там нет, так что сами догадываетесь… Пока Микки копался в проводке, гул и стрекот вентиляторов периодически замолкали, а Братья-Разбойники (Эштон придумал) в страхе возводили глаза к потолку, как в фильме о Франкенштейне, будто им грозит неведомая и неотвратимая опасность.

В «Рухнувшем мире» по-другому. Там подобные «глюки» явно программные ошибки. Например, Рэй в Колонии — там каждый раз, когда он укладывается в Меди-койку, появляется кот, а у Рэя начинает трещать лазер. Вряд ли это специально так.

Такой же глюк в сцене с умирающей Рейчел. (Простите, что напоминаю, но тут уж ничего не поделаешь, незачем притворяться, будто все прекрасно). В общем, пока она стонет и скребет слабеющими пальцами по бетонному полу в растекающейся луже крови, сделай так, чтобы она дотянулась до палки, лежащей неподалеку. И тогда оживет спрятанная в мусорной куче музыкальная шкатулка. Раздастся старая знакомая мелодия. Может, это просто заводная игрушка, принадлежавшая тому плачущему ребенку, и теперь она проигрывает на последнем издыхании оставшиеся ноты. Или шкатулку оставил прежний обитатель бункера. Неизвестно. По-моему, просто глюк: никакой особой связи между шкатулкой и смертью Рейчел нет.

Вентер однажды рассказывал про тот вечер, когда отец сообщил, что мама от них ушла — все сидели за ужином, ели свекольный салат, и он старался не плакать. С тех пор стоит ему поесть свеклы, и моментально вспоминается тот вечер и мама. Мне иногда кажется, что «РМ» — это мозг. Да, и мир тоже, но и мозг по устройству очень напоминает. А люди как мысли, и между ними множество связей и ассоциаций, как со свеклой и сбежавшей из дома мамой. Есть вещи, которые вот так вот неожиданно связываются — неожиданно и навсегда.

* * *

Снова позвонила Тори. Так же екнуло сердце, когда увидел ее имя на дисплее. Оказывается, «Старбакс» в «Бордерс», где мы договорились встречаться, закрыт — на ремонт, что ли. Она там сегодня была. Зачем, я не спрашивал.

Так что встреча переносится в другой «Старбакс», в «Барнс энд Ноубл».

Потом позвонили ее родители, и я опять гадал, знают они, что Тори выселилась или еще нет. Должны знать, но, если они сами об этом не заговорят, я тоже не буду. Весь разговор меня не покидало ощущение, что есть какой-то второй план. Я старался говорить как можно более расплывчато и обтекаемо — незаметное «мы», неопределенное мычание вместо «да» или «нет». Непонятно, кого покрываю. Наверное, все-таки Тори. Зачем столько сложностей в жизни?

Моя же основная роль в глазах родителей Тори остается прежней — не важно, живу я с их дочерью или нет, «викторины» все равно придется разгадывать. Вот из последнего. Полярные льды тают, правильно? Уровень Мирового океана повышается. Так вот, они хотят знать: насколько безопасно расположен их дом сточки зрения возможного наводнения. Как называлась песня, которую Дин Мартин исполнял в начале (а может, в завершение) каждого концерта? С чего они взяли, что я знаю ответы? Какая сигнализация на квартиру самая надежная? Или вот (мой любимый из последних): как отчистить пятна пыльцы с белой блузки, которую мама Тори этой самой пыльцой умудрилась запачкать??? Может, Барбара устроила засаду в кустах, чтобы подкараулить того самого негодяя, что таскает гравий с подъездной дорожки? Снова повторю. Они там все в пригородах на голову больные. Страшно даже подумать, в каком мире они живут. Пятна от пыльцы и медленно тающие полярные льды.

* * *

Рейчел прекрасна. Таких, как она, в мире больше нет. Для меня это подлинная красота, то есть недостижимая. Не как у киноактрисы, гримирующейся в трейлере. Что-то запредельное. Расписывать в подробностях не буду, а то кто-нибудь (Тори) может неправильно понять, а я этого не хочу, даже теперь. Привет, Тори. Увидимся за кофе. Пытаюсь себя убедить, что не надо было нам жить вместе, что она не для меня, но не убеждаюсь.

Карие глаза Рейчел с золотистыми искорками и зелеными пикселями закрылись. Видно только, как столбик жизни опускается до абсолютного нуля. Уже ничего не поделать.

Все, не могу больше об этом писать.

Временами просто ненавижу игру за чувства, которые она заставляет меня испытывать. Не знаю… Подозреваю, на могиле моей так и напишут: «Не знаю», или «Он не знал», или «Он вообще без понятия был». Творим людей из кодов и пикселей, придумываем для них имена — типа Рэй или Рейчел, или доктор Мизациум, или еще как-нибудь — потом проводим часы за игрой, прокачивая способности, пытаясь выжить и все такое — а потом вдруг остается только смотреть, как по бетону разливается лужа крови, и некому ее вытереть, некому подержать Рейчел на руках в последние минуты. «Рухнувший мир» местами очень жесток, безжалостен и тосклив. Больше мне добавить нечего.

СНОВА ЗЕМЛЯ

Следующий уровень начинается с ролика — управления игрой пока нет. Перед тобой глубокий космос, звездолет (на котором остался Рэй), только теперь ты видишь его снаружи, и он медленно плывет к Земле, которая светится на фоне звездного занавеса. Потом камера ведет тебя подлинным сонным коридорам, где свет и все остальное включается и выключается автоматически. Наконец ты видишь Рэя в Криокамере, он лежит, свернувшись в «люльке» (не знаю, как это правильно называется), и спит глубоким «замороженным» сном.

Рейчел больше нет, значит, теперь ты снова Рэй. Жизнь не стоит на месте. Из огня да в полымя, с корабля на бал.

* * *

Управление игрой возвращается, ты Рэй, но почему-то ты уже не в звездолете, а в большом холодном и темном доме. Без паники. По всему дому разбросаны «артефакты», связанные с самим Рэем — фото, где он с Рейчел, первый пистолет, добытый им в игре, пара сапог-луноходов, Амулет надежды и так далее. Надо походить по дому и собрать вещи, но такое чувство, что происходит это все не наяву: движения заторможенные и сонные, а комнаты соединяются как-то странно. Опасности в доме тоже есть, имей в виду. Призраки тех, кого Рэй больше всего боится: хохочущий Чан, агенты, Эрцгерцог в нескольких вариантах и т. п. Всех их надо победить (будет еще Временной бонус).

Пока бродишь по темному дому, пищание сигнала тревоги на заднем фоне будет делаться все громче и громче — Рэю пора просыпаться и продолжать миссию. Не пропусти важную подсказку во время сбора предметов: подойди к окну на верхнем этаже. Снаружи в какой-то момент послышится звук — белый шум, шелест дождя (но никакого дождя нет). В небе вспыхнут два желтых огня и один синий, а голос Рейчел прошепчет: «Найди меня, Рэй. Найди вспышки, Рэй, тогда найдешь меня. Жизнь прекрасна, даже сейчас».

В конец концов сигнал тревоги взвоет сиреной, и ты окажешься в комнате с зеркалом (нет, это не зеркало Правды и Неправды, они будут позже). Увидишь свое отражение (Рэя то есть). Подойди к зеркалу и шагай прямо насквозь. Сольешься с отражением.

Игра продолжается. Судьба еще не раз выкинет финт.

* * *

Сходил поиграть в бильярд с Вентером, БагМэпом и сестрой Диетчика (БагМэп пригласил). Спросил ее, как дела, когда поднимались по лестнице, услышал типа «ничего, держимся», «вроде», я сказал «ага». Повисло молчание, и я начал рассказывать про «Доменико», делая вид, что там жутко весело, но на самом деле просто паузу заполнял, чтобы не сидеть в глухом молчании. Потом, когда заказывали, она глянула на меня и с коротким смешком пожала плечами — так обычно делают, когда думают о чем-то необъяснимом.

Если честно, на шумную и веселую компанию мы не тянули. Но все-таки хлебнули пива и пошли играть. Сперва парами — мы с Вентером против БагМэпа и сестры Диетчика, Анджелы (да, у нее и имя есть). Потом поменялись: Вентер с БагМэпом против меня и Анджелы (абсолютно несправедливый расклад, хотя Анджела играет лучше меня, так что мы смотрелись не совсем убого). Затем Вентеру приспичило обыграть БагМэпа в одиночку (у них, у любителей соревноваться, такое часто), так что мы с Анджелой уселись в сторонке. Разговаривали.

А. сказала, что после случившегося маме совсем плохо, и я вспомнил, как она сидела перед огромной плазменной панелью домашнего кинотеатра, глуша себя Телемагазином, и по спине пробежал холодок.

Часов в десять-одиннадцать Анджела вышла покурить, и я отправился с ней, чтобы не оставлять одну. Кажется, к тому моменту я уже рассказал ей про нашу неявку на похороны (она, правда, уже все слышала от Вентера и БагМэпа). Сказала, да, да, понятно, как будто знала, что это еще не все, и спросила про Тори. Я ей выдал что-то типа краткой версии. Потом поймал себя на том, что Анджела мне кажется вполне симпатичной, и решил: пора прощаться и двигать домой. Увидимся — да, увидимся еще. Пока. Пока, увидимся. Ага. Удачи.

Завернул на обратном пути к жилищу Мозголома — крюк, но небольшой. Свет нигде не горит, во всем квартале почему-то, никого нет дома, только псы эти долбаные надрываются за закрытыми ставнями в нижней квартире. Потом полил дождь.

* * *

Трудно представить Мозголома. Представить, где он сейчас может быть. В конце концов то, что он перестал появляться у себя в техподдержке, еще ничего не значит. Он может по-прежнему обитать где-то в городе, просто в той части, где мы не бываем — элементарно. Город большой, в нем легко раствориться. Или уехал. Мозголом любил ездить за город. (Опять у меня путаница с временами.) Или он уже мертв. Но я так не думаю. Шестое чувство подсказывает, что он жив-здоров, просто пытается разобраться в мыслях. Время покажет. Сколько его уже нет? Две недели, три?

Когда я о нем думаю, ПРЕДСТАВЛЯЮ, КАК ОН СИДИТ У СЕБЯ ЗА СТОЛОМ (капслок — убью тех, кто делал эту клавиатуру). Как он сидит у себя за столом и проходит тот самый запертый офис в игре, громоздя пирамиду за пирамидой, чтобы Рэй мог выбраться. Мозголом — он же ведь гений. Король перестановки и упорства. А вот в реале еще неизвестно, сможет ли он выбраться из ловушки собственных мыслей. Правильно сложить головоломку. Я и головоломку эту себе с трудом представляю, если честно. Лажа. Так что вывесить прохождение уровня про Мозголома не получится, не ждите. Это не из игры.

* * *

Опять лажа. Зря я начал думать про Мозголома, от таких мыслей только в тоску впадаешь, как от мыслей про умирающую Рейчел. ИДИ НА ЗВУК, ага. ИДИ НА ЗВУК. Кто знает, куда Мозголом подевался? За это время мог усвистеть куда угодно. А Рейчел — поскольку мертва — точно никуда не денется.

* * *

Рэй открывает глаза, ты вернулся в НАСТОЯЩИЙ «Рухнувший мир», это уже не призрачный дом во сне. Ты — Рэй, и у тебя бегут мурашки по спине, когда видишь «свое» отражение в металлических дверях — добро пожаловать домой. Никаких каштановых волос и зелено-карих глаз, ты снова Рэй, знакомое лицо со шрамами и татуировкой в виде штрихкода. Когда ведешь Рэя по звездолету к складским отсекам и шлюзам, такое чувство, что обул старые ботинки, которые не трогал с зимы.

(Сперва кажется, что игра чуть тормозит. Раньше такого не замечал. Звездолет слегка дергается, и звездное небо иногда подвисает. Есть у кого мысли на этот счет?)

Выключай автопилот и сажай корабль. Металлический голос с восточноевропейским акцентом повторяет: «Добро пожаловать на Землю! Добро пожаловать на Землю! Добро пожаловать на Землю!», но как-то не чувствуется, что тебе рады.

Примечание: ты снова на Земле, но это не та Земля, с которой Рэй улетал, и не Перенаселенная, на которую его занесло в процессе. Вовсе нет. Здесь все изменилось. Даже Космопорт выглядит так, будто знавал лучшие дни: повсюду следы пуль, кое-где кордоны из охраны (туда можно не соваться, ничего интересного, пустые коридоры). Судя по виду из окон и обрывочных разговоров между зловещими парнями в погрузочной, на Земле разразилась то ли мировая война, то ли ядерная катастрофа. Я так и не понял толком, что именно. Слишком много разных слухов, да еще на разных языках. В смысле, непонятно, кто явился виной, кто с кем воевал, ничего. Домыслов много, но это все несущественно. Собственно факты: 1) счетчики Гейгера зашкаливают, 2) город полыхает, 3) небо — сплошной фиолетовый синяк.

Самое плохое, что, судя по всему, Землю захватили роботы, и они заодно с бывшими агентами ГосКорпа, которые теперь перешли на сторону нового противника (НЕСТАПО). Все города лежат в развалинах, а остатки населения планеты ютятся по руинам когда-то великих зданий. Рэй, узнав обо всем этом (на каком-то брифинге с толстым начальником), приходит в бешенство — на секунду отлучиться с планеты нельзя, сразу мир рушится. Твоя задача, как объясняет толстый, сражаться с «плохими» — бывшими агентами и роботами. Рэй говорит: «Мне без разницы, давайте их сюда». Он на этих брифингах уже, по-моему, все равно ничего не слушает. Ему сейчас главное — Рейчел найти.

Не тратя времени даром, Рэя сразу бросают на глубину. Космопорт атакуют роботы, не дав собранию закончиться. Тефлоновые стены прошивает серия штурмовых ракет, толстяку сносит голову, и его кишки разлетаются веером вокруг. ХВАТАЙ ПЕРВОЕ ПОПАВШЕЕСЯ ОРУЖИЕ И ОТСТРЕЛИВАЙСЯ. Вот тебе простейший совет (спасибо, Вентер): хороший робот — уничтоженный робот. Люди и прочие создания не опасны, они на твоей стороне.

В самый разгар сражения в Космопорте (когда будешь в районе мостика перед Шлюзом) ты получишь неожиданного союзника. Нажми красную кнопку, дверь шлюза откроется, и за ней предстанет Ляо Пи (помнишь?) — на лице улыбка, в руках полный боекомплект самых зверских пушек. Круто!

Теперь у тебя есть звуковой бластер. Хватай — и вперед. Если все пойдет «по плану», кроме автоматов с газировкой и полудохлых багажных дронов, других роботов в Космопорте не останется. Обладатели хотя бы одного микрочипа будут догорать грудами искореженного металла и оплавленной проволоки.

* * *

Поговорил со Стентсоном 2.0 — того прямо распирало от желания поделиться новостями, как будто иначе его жирная задница лопнет. (Ладно, не жирный он, не жирный.) Эштон получил нагоняй от Мирослава, потому что в среду явился с подводкой на глазах. Бранимир припарковал пикап прямо перед пиццерией — на пять минут, — но успел схлопотать штраф и устроил всем разнос. Куки, которая в основном работает по утрам, на прошлой неделе вдруг разревелась, когда Мирослав к ней прикопался насчет дебильной «звездной Д». Бред. Весь мир из-за этой «большой Д» страдает. Д — оно и есть Д. За ночь на кухне откуда ни возьмись появились несколько плакатов с инструкциями и правилами техники безопасности. Честное слово, даже после набега санэпидемстанции в «Доменико» так никто не суетился.

Вчера, когда я пришел, во взгляде Эштона читалось: «Добро пожаловать в ад», — и мне было не смешно. Во-первых, в «Доменико» стояла жара и толпился народ — никудышное сочетание. Во-вторых, Мирослав болеет, так что за главного остается Король неподавленной ярости Бранимир. В подданных мы с Эштоном, Стентсон (2.0) и Микки, который пришел чинить (по второму кругу) взбесившуюся проводку. Теперь к кладовой и вентиляции в туалете добавилось еще наружное аварийное освещение. Каждый раз, когда выключаешь свет в туалете, снаружи вспыхивают огромные прожекторы на тысячу киловатт, как будто снижаются вертолеты спецназа.

В общем. Все утро Бранимир просидел за стойкой в Мрачном настроении, просматривая наши испещренные галочками в квадратиках отчеты о проделанной работе, периодически презрительно фыркая и бормоча: «Нет!» или «Нет. Неправильно. Придурок». Покончив с увлекательным занятием, он утащил меня из этого сумасшедшего дома с собой в поездку на пикапе по оптовикам за основами для пиццы. То ли продажи в этом месяце резко поднялись (вряд ли), то ли мы затариваемся на случай Армагеддона (правильно написал?). Итог один: я полдня хожу на задних лапках, изображая прилежного работника, а потом мы намертво застреваем в пробке и плавимся на жаре. Обливаясь потом, понимаю, что никогда еще не оставался с Бранимиром наедине. (С чего бы, собственно? Он только орать умеет.) В пробке Б. демонстрирует все признаки классического недоумка. Включает радио. Только недоумки слушают радио, ясно же. Разумеется, эта волна его не устраивает. Он начинает крутить настройки — с такой скоростью, что не разберешь, где там музыка, а где шум помех. И все равно (ага, сюрприз!) не находит ничего, что бы его устроило. Тогда он велит мне найти нормальную музыку. «Нормальную», — повторяет он и тычет пальцем в радио. Я кручу настройки как попало, у меня радио вообще никогда не было. А он недовольно качает головой, мол, сам выпутывайся. В конце концов нахожу какую-то музыку, которая Бранимиру вроде по душе. Кантри… Нееет! Даже сейчас не верится.

Боже! Два с половиной часа проторчали в той пробке. И все это время мне ездили по ушам историями о том, как один ковбой пристрелил другого, о разбитых сердцах, о братьях-предателях, о женщинах-изменницах (привет, Тори, я о тебе сегодня думал) и девушках с розой в руке. Кантри. Кантри и Бранимир — никогда бы не догадался их как-то связать. Может, это все потому, что его дом далеко — кто знает, что он там оставил… Хотя ведь вряд ли ферму или ранчо? Ладно, не бойтесь, я не отвлекаюсь. Бранимир для меня по-прежнему почти стопроцентный недоумок. Просто не укладывается в голове, что его потянуло рыдать под песню Стива Эрла.

Когда она кончилась, Бранимир что-то сказал. Вроде «Ты?»

— Что? — переспросил я.

— А ты? Девушка есть?

— А?

Мы все еще торчали в пробке.

— Фото девушки с собой носишь?

Я уже начал возмущаться вторжением в личное пространство, но ответил — нет.

— Девушки нет или фото? — спокойно и даже шутливо уточнил Бранимир.

Вообще-то фотографию Тори я действительно ношу с собой, в бумажнике, но девушки можно сказать что нет. Так и ответил:

— Нет девушки. Сейчас нет.

Дальше мы оба молчали, пока пробка не сдвинулась с места, а по радио не зазвучала очередная песня.

ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Даже когда с роботами в районе космопорта будет покончено, это не значит, что можно садиться на первый подвернувшийся автобус до города или лезть в подземку. Единственный безопасный путь в город в эти нелегкие времена ведет через канализацию. (Кроме шуток. Можешь, конечно, поискать другой, если хочешь стать добычей роботов, только ко мне потом без претензий.) Канализация. Почему Рэя на каждом шаг норовят запихнуть в эти подземные тоннели? Бродишь и бродишь по извилистым темным переходам, где на тебя в любую секунду может выскочить какая-нибудь Дрянь. Да еще и тормозит. Скоро сам на стенку полезу.

У Рэя и Ляо Пи имеются карты подземных коллекторов, только они ограничены во времени и с каждой минутой бледнеют и тают. Так что пробирайся как можно быстрее, пока изображение на карте не расплылось и не исчезло окончательно.

* * *

Чего следует опасаться в Канализации:

Медуз (радиоактивные)

Бомжей-психопатов

Аллигаторов (не шучу)

Затопления тоннелей

Завалов тоннелей

Обрушения тоннелей

Амеб (тоже радиоактивные)

Роботов (серии «Найти и уничтожить») — об этих позже

Что надо найти и взять:

Кислородную маску

Шест

Фонарик

И еще много чего, позже допишу.

* * *

Смотрю в окно. Никаких признаков жизни. Все тихо. Снаружи тишина. В комнате тоже, а я сижу за компьютером. Снова отвлекся.

Когда вернулся из незабываемой поездки в пикапе за основами для КХ, мы с Эштоном остались «оборонять» «Доменико» в гордом одиночестве. Воспользовавшись глотком свободы, придумывали новые имена для Бранимира и Мирослава (они же Братья-разбойники). Химические братья, Братья-бочонки, Братья из ретроградья, Брательники-подельники, Банановые братья, Косячные братья, Братья Карамазовы и так далее. Лучше всего, как мне сейчас кажется, «Братья-бочонки»: обоим самое место в клинике для похудения. До сих пор под столом, как вспомню. И главное, над обоими жирными недоумками здесь можно стебаться по-черному: Интернета у них нет и прохождение они НИКОГДА читать не станут.

* * *

В городе будь осторожен — ориентироваться сложно, а Рэй после нескольких месяцев в криокамере не в самой лучшей форме. Так что аккуратнее. Изначально город распланирован по объемной сетке, но теперь, после войны и атомных взрывов, сетка вся перекорежена и вывернута под немыслимыми углами. Уцелевшие жители отсиживаются по норам, озлобленные, ожесточенные параноики. Близко не подходи. Очков за этих лузеров дадут немного, а тебя ждут куда более серьезные дела.

Подсказка: в бою можно общаться с Ляо Пи посредством вашего общего тюремного кода. Выстукивай прикладом. Будете договариваться втайне от противника и планировать, кто куда бьет.

* * *

Основные виды мутантов (по возрастанию сложности):

Мутант-байкер

Мутант-коп

Мутантка-чирлидер

Собаки-мутанты

Мутант-брейкдансер

Электромутант

Мутант-гот

Мутант-яппи

Мутантка-монашка

Беременная мутантка

Уличная шлюха-мутантка

Роллер-мутант

Городские опасности:

Огненные бури

Ядерные бури

Дождь

Кислотный дождь

Есть еще. Я потом допишу. Что делать с дождем в этой части, я так и не придумал. Кто-нибудь знает?

* * *

Отыщи район с большим вокзалом, перед которым разбит сквер с фонтанами и «абстрактными» скульптурами. Посреди сквера стоит ряд скамеек, занятых крутыми парнями, которые, потягивая медицинский спирт (для повышения силы и чувства юмора), вспоминают, какая классная была жизнь, пока роботы все не испортили. Ну, вы знаете — такой сквер в каждом городе найдется.

Один из «крутых» может сослужить тебе службу: вывести вас с Ляо Пи из этого гиблого места. Осталось только вычислить КТО. Ошибка может стоить тебе жизни. Подсказка: парень с паутиной, вытатуированной на лице, вам точно не подходит, как и тетка в грязно-розовых колготках, похожая на глазированный пончик.

Так, минуточку.

* * *

Блиин!!!

Выясняется, что зря я катил бочку на «Ворд», качал новые версии, переустанавливал, еще думал, что «Рухнувший мир» притормаживает — там, на Костяном мосту, в Канализации и так далее (заново перечислять не буду). А оказывается, что дело вовсе не в «Ворде» и не в игре. Приношу извинения программистам и кодировщикам.

Оказывается, жесткий диск HALa забит до отказа, только что не лопается, и, конечно, жутко фрагментированный. Обнаружил, когда полез искать файлы автосохранения, и никак не мог найти — нет, хоть тресни. Тогда открыл проигрыватель, а он вдруг поперхнулся, повис и выдал трагическую: «Недостаточно места на диске».

«Недостаточно памяти. Недостаточно памяти для завершения операции. Попробуйте очистить место на жестком диске, сжав или удалив ненужные файлы. Ошибка 454».

Что за фигня? — подумал я. Какое еще «недостаточно»?! Чушь собачья, там двадцать гигов! Полез проверять. Выяснилось, что от двадцати гигов осталось пятьсот шестьдесят три килобайта… Ха-ха-ха. Конечно, памяти не хватает. Вот я ушлепок… Как мой HAL вообще еще работает?

Так что настало время генеральной уборки. Закатаю рукава и пойду расчищать завалы, иначе прохождение погрязнет в болоте разной фигни и уйдет в тоскливую пучину небытия.

* * *

Короче. В общем. Знаю, что поздно, что НАДО (КАПСЛОК) идти спать, иначе завтра свалюсь прямо в пиццу, но жесткий диск я сейчас все равно перекопал. Примерно так.

Беспорядок жуткий. Что, где, зачем и почему не разберешь — да, сам виноват, конечно. Сперва непонятно даже, за что хвататься. Да, диск переполнен, это видно, только где все крупные файлы? Что выкидывать-то? Очистил кэш в «Эксплорере». Минус двадцать мегов. Фигня, слезы. Чищу рабочий стол. Файлы, файлы повсюду. Списки дел. Письма. Документы для налоговой, бумаги по прошлогодним кредитам. Заметки по «Рухнувшему миру». Приколы. Картинки. Файлы, архивы, изображения. Огромная папка с MP3, которые скинул мне двоюродный брат Вентера, когда записывал диск. Инструкции в PDF к программам, которые я давно уже снес. Мне даже названия файлов большей частью ничего не говорят, поэтому в итоге просто открываю один за другим, выискивая самые «тяжелые». Ищу что удалить/стереть/ кинуть в корзину. И в то же время сортирую. Рассовываю по местам. Чищу рабочий стол. Прибираюсь.

Нашел папку с видеороликами, плюс еще сколько-то их раскидано по всему столу — результаты экспериментов Клокворка с камерой. «Весят» прилично, да еще перемешаны с «вордовскими» документами — нет, так файлы хранить нельзя, учитесь на моих ошибках. Вот файл под названием «Аттракционы». Мы с Тори на фоне «Автодрома» — где сталкиваются машинки с резиновым бампером. Смеемся и прикалываемся. Я этих шмоток и не помню уже. Прически давно Другие. Секунд пятьдесят весь ролик. И все давно закончилось, кануло, сгинуло во всех смыслах. Блин! Не знаю… Вентер снимал. Перетаскиваю ролик в новую папку под названием «Видео оставить». Мелькает мысль о «нейтральном кофепитии», назначенном на пятницу, но думать сейчас об этом не хочется. Слишком много всего накладывается, так что прогоняю мысль куда подальше. Вот еще ролик, называется «Август». Что там, неизвестно. Открываю. Надо же! В кадре просто зеленая трава под ногами, камера направлена вниз. Так и идет до конца ролика, около трех минут. Не, я не сумасшедший, прокручивал на ускоренном, не надо думать, что так и глазел три минуты. Иногда в кадре появляются ноги (мои?), иногда моя тень. Слышно щебетание птиц и шум машин в отдалении. И все. Иногда камера (или я с ней) движется так быстро, что проигрыватель не поспевает, и изображение распадается на пиксели. Зеленые пляшущие квадратики. Ладно, в корзину. Вот еще ролик, под названием «Озеро!». Снова мы с Тори. Дальний план. Изображаем катание на лыжах на заднем дворе у ее родителей, только без снега. Еще четыре таких же ролика — «Озеро2», «Озеро3», «Озеро4» и «Озеро5». Продолжение той же сцены. Скребем лыжами по гравию. Девяносто секунд дурачеств из прошлого. Последний кусок тащу в папку «Видео оставить». Остальное в корзину. Файл под названием «Пора» выбрасываю, даже не открыв. И еще один, «Мартин». Прости. Места не хватает. Вот еще, «Майлс&Сет». Это оставить.

Ролики с какой-то вечеринки, мы с Тори в каком-то пешем походе, ролики со старой квартиры, друзья, какие-то люди, которых уже с трудом вспоминаешь, родные. Файлы из Интернета или кем-то присланные. Приколы и ужасы, все вперемешку. Парень с большим членом входит в женщину, которая корчится от боли. Мультик, где разная домашняя утварь поет песню о президенте, которого уже и в живых-то нет. Снимки, сделанные камерой НАСА во время марсианской миссии. Личная фигня. Файл под названием «Венди» — сразу в корзину. «Дискотека» — туда же.

А вот ролик, озаглавленный «Суббота». Понятия не имею, что там. Открываю. Разумеется, Диетчик. Та самая вылазка в лес. Вот он поднимается на дерево. Выше, выше. Внизу стоят Клокворк, Тори и Мозголом. Кто снимает, неизвестно — может, Вентер, а может, я. Слышатся смех и бормотание «оператора». Наверное, я или Ночнойбред. Диетчик лезет все выше. Секунд сорок. Дурацкий ролик. Диетчик как будто застрял в этом ролике навечно. Временная петля. Но солнце там хорошее. Перетаскиваю в «Оставить». Два файла, называются «Шоссе». Фары, габаритные огни, больше ничего не видно. Не знаю. Реклама какая-то. Глупо оставлять. В корзину. Вот мы перед «Макдоналдсом». Я с Вентером, над чем-то хохочем, но файл без звука, так что непонятно. В корзину. Продолжаем. Пространство расчищается. Вот еще аттракционы, только название с ошибкой — «Атракционы». Уже не автодром, и вообще людей не видно. Наверное, снято с «Поезда-призрака» — сперва темнота, потом все приходите движение, крутится, вертится, яркие вспышки, музыка и визги на заднем фоне. В корзину. Хотя нет. Достаю и просматриваю на полном экране.

Кручение и верчение. Громыхая в темноте, поезд летит сквозь вспышки, огибая углы, скрежеща тормозами, из колонок HALa рвутся визги и музыка. Наверное, представляете, каково это, сидеть в громыхающем поезде и ездить по бесконечной петле, в бесконечном круге. Или встать перед ним на рельсы, надеясь, что в нужный момент он затормозит. Не знаю. Настанет день, и мы все будем свободны. А до тех пор — борьба не на жизнь, а на смерть.

* * *

Уже белый день. А я сижу перед компом. В последнее время день мало отличается от ночи. Совсем все перепуталось. Выглянул в окно. Ничего. Телефон не звонит.

* * *

Ровно три недели, как исчез Мозголом.

Почти четыре, как погиб Диетчик.

Две с половиной, как ушла Тори.

Обожаю такие «памятные даты». Сижу вот, подсчитываю с календарем и часами.

ЗАСТЫВШЕЕ ВРЕМЯ

После удаления всех роликов освободилось, наверное, полгига места. Приятно, конечно, однако проблему не решает. Мало. Надо расчистить как минимум треть жесткого диска. (Такое чувство, что нанялся на работу в техподдержку. Простите. Но проблемы сами не рассосутся.) Стал искать, что бы еще удалить. Вот откуда, блин? Откуда вся эта фигня на диске? Я и не догадывался, сколько тут хлама. Столько мусора. Годами копился — HAL ведь у меня древняя развалина, антиквариат времен компьютерной революции — попробуй тут не зарасти по уши. Но вот я чищу-чищу, а натыкаюсь только на папки с документами. Старая почта — ну да, пара мегабайт. Картинки. Нетяжелые. Ищу, просматриваю.

И тут — бац! Меня осенило.

Где-то там, в самой глубине, в папке, вложенной в еще одну папку, которая тоже вложена в папку — и вот там она, притаилась на самом дне, в папке под названием BWGSVOLD. Увидев название, я сразу понимаю — вот оно, то что я искал, вот куда ушли почти двадцать гигов памяти. Вот они. Прямо передо мной. Печатаю на ноутбуке Тори. Уставившись на экран HALa.

Открываю папку кликом правой клавиши. Внутри не меньше сорока файлов — но и не больше, — и каждый начинается с одной и той же аббревиатуры, за которой идут цифры, вот и все различие.

PM239000887936.gsv

PM320065196462.gsv

PM333390945896.gsv

PM333876790980.gsv

PM344287111222.gsv

PM350006519311.gsv

PM353367653540.gsv

PM364987792102.gsv

PM366087623148.gsv

PM399988648790.gsv

PM399990356788.gsv

PM400067909841.gsv

PM40007 3498744.gsv

PM529642908786.gsv

PM529899076256.gsv

PM534348626361.gsv

PM544000709152.gsv

PM556929072093.gsv

PM560007866897.gsv

PM578609810220.gsv

PM593125637088.gsv

PM652389749912.gsv

PM677897490909.gsv

PM778778974939.gsv

PM647928074642.gsv

PM735468923678.gsv

PM835626677890.gsv

PM847364687877.gsv

PM860078537900.gsv

PM86308736621l.gsv

PM867790762454.gsv

PM881212732622.gsv

PM899930910842.gsv

PM899980097394.gsv

PM954443683329.gsv

РМ98608791398l.gsv

PM998764543450.gsv

И т. д.

Настоящий музей ошибок, тупиков и промахов. Папка с почти свершившимися трагедиями. Застывшее время. История в глубокой заморозке.

Надо прояснить — да знаю, знаю, ближе к делу. Все будет, не беспокойтесь. Просто мысли вслух. Каждый файл — это сохранение для «Рухнувшего мира». Там где я останавливался и сохранялся в минуту опасности. В тупике, при смерти, в полном ступоре, когда ничего не происходит и так далее.

Есть версия, когда после долгих месяцев игры я, пытаясь срезать путь, завел Рэя в болота Аркана, и там его затянуло в зыбучие пески. Как он ни барахтался, ни звал Рейчел и Ляо Пи на подмогу, ни пытался закинуть веревку на дерево — ничего не помогало. Уходил все глубже в трясину. Дыхания уже не хватало, но я не мог оставить его умирать. Тогда я сохранил игру и остановил время. Если открыть это сохранение, время «разморозится», и Рэй умрет. А пока он застыл там навеки. В трясине. И птицы застыли на ветках, дожидаясь, когда снова можно будет щебетать, и кузнечики в траве прекратили на время свой жуткий треск.

Есть версия, где валял дурака. Там у меня Рейчел выехала из Двенадцатого, но выполнять миссию не стала. Поехала в аэропорт, я посадил ее на первый попавшийся рейс. А над Хьюстоном самолет получил трещину в крыле, попав в зону турбулентности, и начал разваливаться. Я так и обмер. Ясно было, что ничего не поделаешь. Пассажиры цеплялись друг задруга, вопили, молнии «раскалывали небо», — и я сохранил игру, остановив самолет в падении. Рейчел звонила Рэю по сотовому, в этот момент я все и остановил. Они теперь всегда будут вместе. Самолет падает стремительно, так что даже если запустить игру с этого файла, дольше секунды они не продержатся.

Есть версия, где я отправил Рэя в горы, изучать карате и прочие боевые искусства, но наставники ему попались странные, потому что драться его не учили — только заставляли чертить идеальный круг, не отрывая кисти от бумаги. За этой фигней он провел почти год. А потом отказался уезжать. То есть его можно было заставить, но тогда он сразу заболевал, здоровье падало, он бормотал в бреду, что надо назад, к монахам. Я отводил его обратно, там он снова страдал фигней, поправлялся и снова не хотел уезжать. Нет, там, конечно, приятно в монастыре и даже круто, но столько игрового времени отводить всем этим буддистским штучкам… Рэй и слышать не хотел ни про ГАРС, ни про что, только самосовершенствование всеми возможными способами. В конце концов я сохранил игру и, оставив его в этих горных лесах, начал сначала. Остановил время и прошел все заново.

Есть версия, где в разгаре битвы с Эрцгерцогом Рейчел выкидывают из окна скорого поезда, и я каким-то чудом умудрился сохранить игру, не дав Рейчел погибнуть.

Есть версия, где в ожесточенной схватке с агентом ГосКорпа Рейчел сбрасывают с вершины утеса, и опять я умудрился остановить время, подхватив ее в метре от камней у подножия. Рейчел везет на такое. То и дело останавливаю ее в воздухе в секунде от гибели.

Есть версия, где Рэй в глубоком космосе выполняет задание вблизи черной дыры, и агент ГАРС потихоньку выпускает «пуповину» страховочного шланга, медленно, очень медленно, отправляя Рэя прямо в объятия вечности. Я сохранился, когда уже почти все было кончено. Когда его уже почти затянуло в черную дыру, но он все еще видит чужое солнце, заходящее за планету, которую ни один человек пока не называл домом. Медленно уплывает. Я остановил время.

Есть файл, где у Рейчел завязалась перестрелка с пятью ниндзя (из ГосКорпа?) в работающем на полную мощь ядерном реакторе. Ее сильно ранили, ниндзя вот-вот догонят ее на своих крутых трехколесных самокатах, но я переключился на «замедление», и Рейчел, увидев несущиеся на нее пули, подпрыгнула и изогнулась в воздухе, чтобы они в нее не попали. Потрясающая картинка — как прыгуны в высоту в момент преодоления планки, только у Рейчел еще по пистолету в каждой руке и злорадная улыбка на лице, как будто она знает, что круче нее нет никого в целом мире. Пули прошили ниндзя насквозь, и мне уже было ясно: Рейчел победила, но она так обалденно выглядела, изогнувшись в воздухе, что я решил остановить мгновение. И я сохранился. Снова поймал Рейчел в полете, только на этот раз в победном.

Есть версия, где Рейчел завербовали в ГосКорп/ГАРС. Не знаю, как так вышло. Подкатили агенты на парковке, и после этого Рейчел как подменили — в моих заданиях не слушается, зато вступила в сговор по дестабилизации Пакистана и началу мировой войны. Невероятно. Ни у кого больше такого не происходило — я по крайней мере не слышал. Где я просчитался, не знаю. Но ответственность осознавал: как-никак, Чан, прибравший к рукам Рейчел, представляет слишком большую угрозу для мира, а поскольку заставить Рейчел «одуматься» не удалось, я пошел ва-банк и сохранил игру. И запускать с этого файла больше не буду. Никогда.

Есть версия, где Рэя и Рейчел уменьшают до лилипутских размеров в какой-то инопланетной капсуле, и капсулу потом разбивают (мстительные киборги), Рэй с Рейчел так и остаются — почти в самом начале игры, ростом чуть выше паука. Очень милые лилипутики — так Тори сказала, но против Чана и зорд шансов никаких. Да… Было времечко. Мы с Тори просидели все выходные бок о бок, пытаясь их спасти, отыскали им подходящее убежище за плинтусом с кучей припасов. И Тори попросила: «Может, сохраним их, оставим так, пока они живы. Они будут как мы, вместо нас, здесь, в игре?» Наверное, накурилась тогда. Не помню. Но я сказал, мол, да, конечно, и мы остановили время. Сохранили игру. Тори вроде понравилось.

Есть версия, где Рэй у меня увлекся разными побочными заданиями — отрывался, снимал девчонок, пинал балду. Месяц-два было прикольно, только вот ГАРС за это время успели набрать силу, пока Рэй расслаблялся. То есть, когда я наконец дал Рэю в руки АК-47 и вывел «на тропу войны», было уже поздно. Слишком много непоправимого, мир потерян, Эрцгерцог празднует победу. Поэтому однажды ночью, когда близились к концу последние битвы перед полным поражением, и Рэй лег поспать, я сохранил игру. Вроде как сон во сне получился. Сон внутри сна. Мозг в трубочку сворачивается…

Ладно, так можно описывать все сохранения до бесконечности, все «замороженные» файлы, все миры, где остановлен бег времени. Все версии Рэя. И Рейчел. Их жизнь. Это как коллекция разных нежизнеспособных «если». А вот если они попадут сюда, окажутся в X, а не в Y или Z, и что тогда будет. Слишком много вариаций. Тут же начинаешь размышлять о собственной жизни — как бы она повернулась, если… Если бы я не переехал в этот город, например, а поселился еще где-то. Если бы не встретил Тори на вечеринке у Мишель. И так далее. Была бы совсем другая жизнь. Не беспокойтесь. Философствовать не буду. Еще начинаешь всерьез задумываться, кто такой Рэй. И Рейчел. Не просто Рэй в одной из этих версий (или Рейчел) — а в совокупности. Причем не только тех, которые забили под завязку мой несчастный жесткий диск, а в совокупности всех-всех версий на всех компах, где установлена игра. Рэй и Рейчел, получается, не столько люди, сколько оболочки, сосуды, заключающие в себе все возможности, общий сон, снящийся сотням людей. Так. Все-таки философия. Заканчиваю.

* * *

Думаю о Мозголоме. Очень простая мысль — где он?

* * *

Так, теперь удалить все сохранения и очистить корзину.

Я: «Очистить корзину».

HAL: «Вы действительно хотите удалить эти объекты (42 шт, 13,5 Гб)?»

Я: «Да, очистить корзину».

Крутится диск в дисководе «С». Мир в сохранениях начинает растворяться, пиксель за пикселем, очень быстро, с бешеной скоростью. Пространство и время летят вспять, рассыпаются на осколки, не оставляя ничего, ни Рэя, ни Рейчел. Или так: в сохранениях время снова останавливается, только уже по-другому, в страшном смысле.

Тори прислала сообщение, что «нейтральное кофепитие» в пятницу не получится, потому что «дела образовались». Ну да, понятно. У нее теперь есть вещи поважнее.

ПУСТОШЬ/ОТКРЫТИЕ

Теперь можно вернуться туда, где застрял до Эпопеи с жестким диском. Не будем терять время.

ВЫБОР НА ВОКЗАЛЕ/ФОНТАНЫ. ПРОВОДНИК/ ПУТЬ С ПРОВОДНИКОМ. ЗАГАДКА С НАЛОГАМИ. ВОССТАНИЕ РОБОТОВ II И III. Подсказки насчет Рейчел.

Рэй с Ляо Пи прокладывают маршрут через город (Семьдесят третий). Если нет, возвращайся на Старт, не получая двести долларов. Ха-ха.

От развалин вокзала к развалинам церкви, слева от руин Небоскреба. Забери радиационный щит.

От развалин Небоскреба к выжженному парку, оттуда к развалинам бейсбольного стадиона. Оттуда к затопленной станции подземки (нужен акваланг).

Бой с первым Роботом.

Развалины Музея естественной истории (сходи глянь на скелеты динозавров, они сохранились), оттуда к развалинам спортзала и руинам отеля «Хилтон».

Бой со вторым Роботом.

От руин отеля к развалинам гостиницы «Ибис», оттуда к развалинам «Шератона», оттуда к «Холидей-Инн» и «Бест Норт-Вестерн». Забери сигнальные шашки.

Бой с третьим Роботом.

От руин Собора к руинам Мечети. Оттуда к «Макдоналдсу» и «Кей-эф-си». (Забавно вообще-то — столько воевать, и никто в итоге не победил, кругом одни сплошные руины.)

Бой с четвертым Роботом.

Это не последний. Всего надо уничтожить двенадцать роботов, только тогда можно уходить из города.

* * *

Так, началось. Как я и боялся, пошла моча по трубам, уже затапливает комнату и вот-вот вынесет меня за дверь. Помните, я писал недавно, как мы с Эштоном изощрялись в прозвищах для Бранимира и Мирослава, и в конце порадовался, что можно стебаться как угодно, потому что Б&М в Интернет не заходят, а уж прохождение точно не прочтут?

Сглазил. Или накаркал. Не знаю, как так вышло, но какому-то их племяннику с Интернетом пришла в дурную голову светлая мысль погуглить «Доменико». Ну и братцы прочитали все, что я о них писал. Прочитали. Все прочитали. ВСЕ. И, ежу понятно, вряд ли посмеются и забудут. Мама! У них же вместо чувства юмора черная дыра.

Эштон позвонил предупредить. Теперь вот сижу, жду — по телефону меня уволят или садистская натура Бранимира потребует вызвать меня на работу и выгнать при всех, чтобы другим неповадно было. Ладно, как ни крути, результат будет один. Живи Тори все еще здесь, она бы уже подсчитывала, сколько мне выплатят, сколько мы должны по счетам, и за квартиру, и по кредитам — пытаясь составить аварийный бюджет. Но я не Тори, и то, что ей удается на отлично, у меня по нулям. Зато у меня отменные способности пожимать плечами и думать: «Ой, мама. Скоро меня совсем затопит».

* * *

На окраине Семьдесят третьего обнаружится большая радиоактивная пустошь. Так скоро будет выглядеть моя жизнь. Ха-ха. Счетчик Гейгера поможет тебе проложить путь между радиационными ямами и пылющими ядерными кострами. Остерегайся Жуткого создания — не знаю, что это на самом деле. Его можно победить только вдвоем с Ляо Пи, нападая с двух сторон. Не хотел бы я вживую увидеться с людьми, которые придумывали и кодировали монстров для «Рухнувшего мира». Без обид, ребята, но воображение у вас больное.

В конце концов ты выйдешь на перекресток у одинокой сожженной фермы и там тебе придется снова попрощаться с Ляо Пи. Вот его напутствие Рэю: «У каждого свои битвы, каждого зовет своя дорога, а мы можем ответить ей только согласием…»

Благополучно выбравшись из Семьдесят третьего и расставшись с Ляо Пи, Рэй сосредоточивается на главном — как найти Рейчел. У меня тут странное ощущение, как будто нашел приз в пакете с кукурузными хлопьями: Рэй ведь не знает, что случилось с Рейчел, а ты знаешь, ты все видел, ты смотрел, как она умирает. И теперь должен вести Рэя прямиком в ад.

* * *

Понемногу окружающий пейзаж делается спокойнее, счетчик Гейгера тоже стихает. Попадаются странные растения — их можно есть, питательные; земля уже не такая растрескавшаяся, так что имеет смысл копать в поисках воды. В конце концов ты упрешься в забор — колючая проволока, бетонные опоры. Найди дыру (или прорежь, в инвентаре есть кусачки) — все, Ядерная пустошь осталась позади. Через милю-другую по дороге в восточном направлении появится первое из поселений (это города с Семьдесят четвертого по Семьдесят восьмой), где обитают лузеры, живущие за счет того, что вытаскивают разное добро с пустоши, а потом продают радиоактивную добычу ушлепкам, поселившимся подальше.

Держи курс прямо в центр ТРЕТЬЕГО поселения, а там ищи сталкера по имени Большой Джо. Выясняется, правда, что Большой Джо — это задохлик, которого зовут Фрэнк. Зачем такая путаница, неизвестно. Может, есть на то причина. В другие поселения не суйся (каннибалы). Предложи Мелкому Фрэнку зелья из Колонии, и он в обмен подгонит тебе подержанный (сильно радиоактивный то есть) джип, а заодно подскажет, в какие города тебе ехать. Все сразу, это все один кусок головоломки, одна подсказка.

Садись в джип, и вперед.

* * *

Хотел бы я знать, что там происходит в «Д». Что говорит Эштон Стентсону 2.0 и что втирает Бранимир Мирославу. Сколько там народу? Наверное, Мирослав стоит у телефона и поглядывает на стену, где пришпилен листок с телефонными номерами работников — разными почерками, перечеркнутые, переписанные, потому что номера менялись, люди менялись, а где-то Мирослав неразборчиво накалякал в первый раз. Почему он не позвонит? Уже покончили бы с этой фигней раз и навсегда.

* * *

За горами будут несколько городов. В каждом какая-нибудь напасть, с которой Рэй должен справиться (монстр, шайка отморозков и т. д.), и наконец нелегкая (дорога) приведет тебя на дальний край долины, где расположился еще один город, на этот раз без номера. В нем живут несколько одиноких красавиц-вдов, которых Рэй должен по очереди соблазнить, добывая подсказки к местонахождению Рейчел. Странный город, да. И подходы там требуются самые нестандартные. Больше ничего не скажу. Сами поймете.

Не знаю, специально ли так задумано, чтобы тебя грызла совесть — ведь получается, что найти Рейчел можно только путем неоднократных измен. А может, совпадение. Но результат все равно один.

Вдовы все до одной прекрасны, и от каждой (миссис А, миссис Б, миссис И, миссис К, миссис М, миссис О и миссис Ф) Рэй получает после ночи любви по куску карты, которая приведет его к Дальним землям. Примечание: в городе приезд Рэя произведет фурор — как же, незнакомец, соблазняющий одну за другой всех прозябающих в одиночестве богатых красоток… Так держать, ага!

Разумеется, найдутся разные враги, которые захотят помешать тебе добиться цели: местный священник в компании с мировым судьей плюс разнокалиберные доброжелатели и завистливые старые девы. Так что похождения свои не афишируй особо — хоть это и нелегко (городок маленький). Как любит повторять Рэю миссис Ф в его ночные визиты: «Здесь всем все друг о друге известно, особенно когда дело касается горя и страсти». Потихоньку, полегоньку… Не надо, чтобы тебя с позором прогнали из города под барабанный бой.

Когда оприходуешь всех вдов (в алфавитном порядке), Рэй узнает, где искать Рейчел. Чувства, как говорится, смешанные. С одной стороны, сведения важны и нужны тебе (Рэю), чтобы выполнить миссию, но как геймер ты уже знаешь, что ждет Рэя в Дальних землях, и думать об этом грустно.

Последняя из вдов, конечно, самая сексуальная. Когда переспишь с ней несколько раз, она пригласит тебя остаться на ночь. Утром ты просыпаешься, а она уже встала и печально глядит в окно, устремив взор к Океану. Спроси, что ее печалит, и она поведает тебе грустную историю.

Мужа она потеряла не так давно. Он с командой матросов вышел в океан. Разразилась ужасная буря. По дороге домой они увидели сигнал бедствия. Ее муж разругался с матросами: они считали, что нужно спасать свою шкуру, а он — храбрый и благородный человек — доказывал, что нужно идти на помощь тому, кто запустил сигналы бедствия (синий и два желтых). Развернулись, пошли на свет сигналов, но море разбушевалось не на шутку, команда испугалась за свою жизнь, снова разгорелся спор — идти на помощь или спасаться самим. Судно перевернулось, они так и не дошли до берега, откуда подавали сигналы. Муж миссис Ф погиб. Но в живых остался кто-то из матросов.

Злая шутка, подводит итог миссис Ф. Ты спрашиваешь, в каком смысле.

Она поясняет, что ты, наверное, единственный, кому смерть ее мужа во благо. Спроси, почему.

Она отдаст тебе клочок бумаги. Это координаты того места, откуда подавали сигналы бедствия — берег того острова, где погибла Рейчел.

Возьми их. Миссис Ф уже беззвучно плачет, согнувшись пополам (нет, со звуком все в порядке, это просто такие рыдания без слез. Примерно то же, что бывает, когда тошнит, а в желудке уже ничего нет).

* * *

Кое-чего не хватает. Допишу позже.

* * *

Наконец случается то, что и должно было случиться: Рэй сходит на берег острова, где была Рейчел. В воздухе пахнет бедой. Иди по следам, уходящим цепочкой от берега в глубь острова, пока не дойдешь до злосчастного бетонного бункера. Теперь ты видишь все по второму разу, глазами Рэя. Открывай дверь, входи. Ты, конечно, уже все знаешь, а Рэю, пролежавшему в криокамере, еще только предстоит — и потрясение, и душевные муки. И тебе придется сделать так, чтобы он через это прошел, окунуть его в пучину отчаяния.

Как только откроешь дверь в бункер, управление игрой пропадет, дальше все в виде ролика. В «РМ» ими вообще-то не злоупотребляют — в других играх да, на каждом шагу идиотские ролики, но не в «РМ». И здесь остановка вполне оправдана — они хотят, чтобы ты полностью прочувствовал происходящее. Хотят, чтобы ты (Рэй) ощутил всю тяжесть последствий, а не убегал с воплями и не кидался, размахивая пистолетом, искать Возмездия.

В ролике Рэй видит тело Рейчел и труп неизвестного ребенка. Пошатнувшись, опускается на пол и рыдает. Потом начинает ходить по комнате. Как одержимый. Снова садится. Оглядывает стены мрачного бункера, ставшего моргом для его, Рэя, любви. Это начало ролика, он еще долго идет. Время специально тянут. Оно ползет медленно, где-то рывками, но в любом случае тебя охватывает ужас.

Управления игрой пока нет. Это самый длинный ролик в игре. Может, и не только в этой. Надо Джо-Бо спросить или Ската. Такие ролики называют «врезки». Точно, врезки — режет и режет, как бритвой, по живому. Как будто издеваются — мол, случившееся настолько ужасно и непоправимо, и эта сцена тянется так долго, что НИЧЕГО не поделаешь. Ты бессилен.

* * *

Ну вот. Позвонили наконец. Уже десять минут как я безработный. Бранимир толкнул по телефону такую речь, будто ему новогоднее обращение к народу заказывали, а на заднем фоне Мирослав поддакивал: «твою мать и твою мать». Обычно мне смешно, а тут я даже улыбку выдавить не смог.

Мало того что без работы остался, так они еще должны мне минимум недельную оплату за все двойные и тройные смены — теперь мне этих денег не видать как своих ушей. Я, конечно, извинялся, повторял, что вся эта писанина — всего лишь результат свободы слова, но М&Б только облаивали меня, как собаки, запертые в жару в машине и тявкающие на солнце. Я — жертва обстоятельств. Попробовал заикнуться о недельной выплате, так Бранимир разорался, что в суд на меня подаст за «бесцельную трату времени» и «бесцельную трату рабочего времени в „Доменико“» (то есть это разные вещи?). Вряд ли, конечно, видимо, просто пытается зажать деньги.

* * *

Просидев в рыданиях над телом Рейчел довольно долгое время, Рэй наконец начинает говорить. Странно. Рэй и так не особо разговорчив, а если и открывает рот, то все равно можно не слушать. Так, возгласы типа «Ложись, придурок!» или «Я вернулся!». Но здесь, в бункере, другое дело. Слова сыплются градом, но бессвязно. Обрывки фраз, поток сознания — как у мамы Диетчика, когда мы зашли ее навестить, или у Скорбящей Челси, когда она плакалась на плече у Тори, — в общем, человек изливает душу. Рэй здесь совсем не Герой, а обычный парень, слабый, замученный, отчаявшийся и сломленный.

* * *

Когда управление игрой наконец возвращается, Рэй так и сидит у тела Рейчел. Им владеет жажда мести. Надо убить того, кто это сделал. Это и есть новое задание. И без меня понятно. Да, но как узнать, кто он?

Способ есть, хоть и ужасный. Тебе не понравится, честно. Жестокая очень эта часть.

Блин… Ладно, как говорят пацаны в Пятнадцатом городе, «вперед так вперед».

* * *

Вырезаешь глаза Рейчел.

И глаза мертвого ребенка. В инвентаре есть скальпель, им и воспользуйся. Если ты его не брал (в какой-то клинике, не помню где), где-то на полу в бункере валяется нож, поищи.

Надо, значит, надо. По-другому никак.

Глаза положи в банку (тоже в инвентаре) и спрячь понадежнее. Выходи из бункера. Не оглядывайся.

* * *

Тори не могла смотреть, как я прохожу эту часть. Почему — думаю, и так ясно, не надо быть суперпсихологом.

Порывался ей позвонить, раза два даже телефон уже брал в руки. Передоговориться насчет «нейтрального кофепития» и обсудить вопрос с платой за квартиру. И ЕЩЕ мне кажется, надо бы рассказать, как дела с поисками Мозголома. То есть новостей особых пока нет, хотя время от времени кто-то (сестра БагМэпа или вот даже Ночнойбред) утверждает, что где-то его видели, правда, не уверены на сто процентов (в переполненном баре, на другой стороне улицы, когда мчались на мотоцикле). Ложная тревога. Как у тех, кто видит НЛО, потому что очень хочет увидеть.

Несколько раз проходил мимо жилища Мозголома — света нет, дома никого. Прошлым вечером видел там подростка из нижней квартиры, того самого, дефективного, квадратного, как толкатель ядра. Он помогал матери нести пакеты с покупками, и в одной руке у него был воздушный шарик с надписью «ПОМОЖЕМ ВОСКАМ». Наверное, имелось в виду «войскам». Или это какой-то ВОСКАМ, о котором я ничего не знаю, но про него, наверное, сообщают в новостях или в Интернете. Типа ВОСКАМ обратилось в правоохранительные органы или борется против порочащих его слухов. Не в курсе. Короче, я не знаю, существует ВОСКАМ на самом деле, или это опечатка. Больше у Мозголома никого не обнаружилось, только этот вот дефективный. Все. Тори я не звонил. Может, позвоню еще, но не сейчас. Не сегодня.

* * *

Вымой руки на берегу туманного озера — иначе в пути на запах крови слетятся эти жуткие твари, тратить силы на которых тебе сейчас совсем не надо. НАЙДИ лодку, оставленную Рейчел. Реши загадку с навигацией, используя импровизированный компас из пробки и иглы. Поднимай парус и иди курсом на материк, подальше от этих зловещих островов. На юг — юго-запад.

* * *

Обнаружил, что, не задумываясь, пишу о Тори в прошедшем времени. Видимо, она потихоньку туда скатывается.

* * *

Иди через озеро, на другой берег. В городе, куда ты приплывешь (Девятнадцатый), недалеко от причала будет маленькое фотоателье — студия и магазин. В витрине свадебные снимки, портреты младенцев, школьные фото — улыбки на все лицо и прямые напряженные спины.

Представься сотрудником ФБР (фальшивое удостоверение) и объясни фотографу, что «конфискуешь его оборудование на пару часов, вопросов не задавать». Тебя проведут в лабораторию. Подожди, пока фотограф уйдет, потом запри и ЗАБАРРИКАДИРУЙ дверь. Свидетели тебе не нужны, иначе остаток дней проведешь в захолустной тюрьме. Пожизненно значит пожизненно.

* * *

Эсэмэска от Эштона. «ПРОСТИ, ДРУЖИЩЕ». Двух слов и то нормально написать не может, чтобы не показать свою голубизну.

* * *

Вынь глаза из банки. Держать их страшно — незнакомые глаза и глаза той, которую любил. Мертвые, вырезанные, они больше не блестят и не загораются искорками. Больше похоже на дыры или раны. Мертвые. Не могу объяснить. Или не хочу. Когда пишешь, оно становится явственнее. Все, хватит. К черту «способности наблюдателя и летописца». Тяжело от мысли, что вот тут, на пластиковом столе в этой примитивной проявочной лежат глаза, в которые когда-то заглядывал влюбленный Рэй.

Клади глаза на стол. Бери скальпель (или нож) из инвентаря.

Включи красную лампу.

Отрежь сетчатку.

По очереди перенеси сетчатку с обоих глаз на увеличитель (высокая такая штукенция со смотрящей вниз линзой). Каждую из сетчаток (по очереди) положи в держатель — куда обычно кладут негативы.

* * *

Есть такая теория — придуманная чокнутыми, ведьмами, учеными или кем похуже, — что на сетчатке человеческого глаза отпечатывается последнее, что погибший видел перед смертью. Как моментальный снимок окружающей действительности.

Поэтому ты должен «проявить» изображение на сетчатке с глаз Рейчел и неизвестного ребенка. Свет увеличителя, проходя через сетчатку, проецирует картинку на подложенной доске. Настрой фокус. Четко все равно не получится, и изображение будет в виде негатива, но резкость как-нибудь настроишь. Когда поймешь, что нормально, выключай увеличитель. На доску положи лист фотобумаги. (Из коробки на полке.) Снова включи увеличитель на восемнадцать секунд. Бумагу переложи в красную ванночку. Покачай ее туда-сюда — одну минуту. И тогда постепенно начнет проступать изображение. Когда проявится целиком, переложи снимок в желтую ванночку (на тридцать секунд), а потом в белую (две минуты). Снимок закреплен. То же самое проделай с остальными тремя сетчатками.

* * *

Проявленные снимки скажут тебе все. Только учти, радости это не принесет. Радости здесь вообще мало.

От глаз ребенка толку никакого — убийцу они не запечатлели, только облака в пустом небе. Просто не повезло девочке. Не важно. В общем, только синее небо и живописные белые облака. И все.

А вот в глазах Рейчел кое-что есть. Кое-кто, если точнее. Убийца с пустым взглядом и пистолетом в вытянутых руках. Что-то в его лице кажется знакомым. Это Рэй. Твое собственное лицо. Лицо Рэя.

Выходит, это был не сон, когда Рейчел снилось, что Рэй убивает ее раз за разом, снова и снова…

ГРАНАТА ВРЕМЕНИ

Разумеется, несмотря на проявленный «снимок» с изображением убийцы, ты точно знаешь, что ты (Рэй) этого не совершал. Невозможно ведь, правда? Рэй не убивал Рейчел. Не на самом деле. Не по своей воле. Может, ее убил двойник или самозванец (хотя, по-моему, вряд ли) — за эту версию многие хватаются. Клокворк предположил, что Рэя мог загипнотизировать Эрцгерцог. Или в криокамере на звездолете ему что-то такое закачали в нервную систему. Или клонировали? Неизвестно. Пока в игре не показано, как Рэя превращают в безвольную марионетку, которую дергают за ниточки Чан или ГосКорп, но мало ли, вдруг они и память ему заодно стерли. Внушили, что Рейчел — предательница. А может, она и есть предательница? Существует и такая версия, и вообще, в блогах и на форумах об этом целые простыни понаписаны. Короче, не важно, что мы там думаем, ясно одно: Рэю надо шевелить мозгами и побыстрее. Убить женщину, которую любишь больше жизни, — это полный абзац, и в этот раз Рэй будет мстить за себя лично. Будь он трусом, тут бы уже и отступился, но Рэй не трус.

Если в голове не укладывается, еще раз хорошенько рассмотри фотографию с сетчатки. Рэй целится из пистолета, в глазах безумие, — это последнее, что увидела Рейчел при жизни.

* * *

Позже.

Без «Доменико», выстраивающего хоть какой-то распорядок дня, и Тори, с которой нужно договариваться, дни слипаются в один большой ком, который никак не разобьешь и не упорядочишь. Как будто застыл на море в глубокий штиль.

Писем от ПьянойОбезьяны не было четыре дня — то ли нашел (нашла? нашло?) себе другую мишень для издевок, то ли перевели в другую палату (камеру?) и лишили права переписки. Короче. Тут вот разом пришло аж тринадцать — одно длиннее другого, и даже имена отправителей все закрученнее. Фак-Ю-Дриллер-Киллер. Свободу-Кубе-Глаза-в-Кучу. Не понимаю. Загоняться и не спать ночами из-за какого-то больного урода не собираюсь. Не дождетесь!

Не отпускает мысль, что кто-то пытается влезть в квартиру, судя по звукам снаружи. Пошел для разнообразия прогуляться. Обходил по очереди окрестные кафе и бары, интересуясь, не нужен ли опытный работник общепита. Я оптимист. Я держу удар.

* * *

Хотя на самом деле, блин, я просто пытаюсь отвлечься — не вспоминать о гибели Рейчел. Это, наверное, самая тяжелая часть «Рухнувшего мира». Ее смерть — это большой философский вопрос. Надо было, видимо, оставить его на закуску для Джо.

В: Как предотвратить что-то, что уже произошло?

О: Это невозможно.

Давайте еще раз.

В: Как предотвратить что-то, что уже произошло?

О: Это невозможно.

Примечание: не волнуйтесь. В моем прохождении вы найдете выход из ЛЮБОЙ ситуации.

* * *

Получил письмо от Эштона со свежими сплетнями из «Доменико». Куки (с дневной смены) снова устроила истерику Мирославу (что-то насчет поочередной уборки) и фактически уволилась. Ушла. Вот как надо.

Копятся отчеты по «звездной Д», только к финишу уже явно придут не все. Куки моментально нашли замену, которую Эштон логично окрестил Куки 2.0. Скоро весь персонал сменится на серию 2.0 или выше. Может, кстати, на мое место уже тоже кого-то нашли, просто Эштон не хочет лишний раз меня расстраивать. Или Мирослав, наоборот, решил, что моя версия 2.0 им ни к чему. Хватило и 1.0, да и та не особо напрягалась.

* * *

Так. Сразу пишу, что делать дальше. Вкратце, на вопросы отвечу позже.

1. Отведи лодку обратно к тому острову с бетонным бункером, который не хочется вспоминать лишний раз, но и забыть не можешь.

2. Кинь гранатой времени в труп Рейчел. (Надеюсь, хоть одна у тебя осталась. Иначе никак.)

3. Вернись во времени туда, где ты (Рэй) подкарауливаешь Рейчел, чтобы убить. Нужный момент находится путем проб и ошибок. Смотри, чтобы тебя НЕ ЗАМЕТИЛИ. Когда окажешься в нужном месте, сразу прыгай на Рэя-убийцу и, связав, запри в шкафу.

Примечание: нельзя, чтобы этот другой Рэй тебя увидел — он разозлится и решит, будто какой-то его двойник пришел спутать ему карты. Еще: если все-таки заметит, не пытайся действовать уговорами. Молчи, так меньше вероятность искривления времени. И ни в коем случае нельзя убить или ранить этого Рэя, потому что он — это ты в прошлом, а значит, любой причиненный ему вред отразится на тебе. У меня было такое, что я, развоевавшись, прострелил Рэю-убийце плечо — и одновременно рана появилась у моего Рэя. Стремно.

4. Когда будешь готов — не раньше, — встань рядом со шкафом и брось вторую гранату времени. (Надеюсь, у тебя остались хотя бы две.)

Вторая граната отнесет тебя еще дальше во времени, где Рэя явно накачивают наркотиками и гипнотизируют агенты ГАРС. Это и есть та самая, предполагаемая ранее, версия. С твоим появлением сеанс гипноза прервется, так что останется лишь убить гипнотизера. Легко. Кажется, его зовут Норрис. Представь, как этот Норрис удивится: он наклоняется над Рэем с тряпкой, пропитанной хлороформом, и вдруг в дверь влетает еще один Рэй (из будущего). Ха-ха.

Когда разберешься с Норрисом, оттащи другого Рэя в мотель и уложи спать. Все будет хорошо. Если начнет рыпаться, усыпи его (используй морфий или раствор севофлюрана — это галогенизированный эфир, найдешь в инвентаре) и привяжи к кровати. Его нужно убрать с дороги, и, пожалуйста, час-другой постарайся сам посидеть смирно — иначе по временным коридорам будут бегать толпы Рэев, каждый по своим делам. Так нельзя.

* * *

Делаю перерыв, проверить, понимаете вы, о чем я, или нет. Запутано все, это да, но надо сосредоточиться. Напрягите мозги.

* * *

5. Когда рассортируешь Рэев, возьми антидот к гранате времени. (Надеюсь, у тебя припрятан в инвентаре. Если нет — все, ты застрял в прошлом.) Здесь пойдет сложная часть, не накосячь. Перемещайся ВПЕРЕД — с помощью антидота — туда, где второй Рэй заперт в шкафу, и посмотри, как он там. Видишь? Круто. Если все прошло по плану, то ВТОРОЙ РЭЙ ИЗ ШКАФА ИСЧЕЗНЕТ (его там не будет).

ЧАВО номер один: почему он исчезнет?

О: Потому что ты сгонял назад во времени, умник, расстроил операцию с гипнозом, а значит, Рэя не смогли сделать марионеткой, он никогда не приплывал на остров и в бункер, чтобы убить Рейчел.

6. Подожди в бункере. Через десять минут появится Рейчел. Живая и здоровая. Ты ее нашел. Рэй и Рейчел снова вместе. Уровень пройден.

* * *

Примечание: путешествовать во времени опасно. Не пытайтесь сделать это дома. Можно здорово намудрить.

* * *

Только что звонил смеющийся Эштон — радуется, что смена закончилась. Сказал, что Бранимир с Мирославом собрали все «редеющие ряды» персонала на заднем дворе, чтобы огласить итоги первого месяца действия «звездной Д». А перед этим рассказали историю моего увольнения — получилась поучительная сага о «расследовании, выявившем зловредный интернетовский блог». Ага. Только благодаря детективному таланту их ублюдочного племянника и его блестящему умению пользоваться «Гугелом» (как произнес Бранимир), меня поймали с поличным и справедливость восторжествовала. Ха-ха. Если погуглить на «Доменико», мое прохождение выпадет, наверное, на девятой ссылке, не дальше. Так что в детективы-экстрасенсы ублюдочного племянника не примут.

Короче. По результатам «звездной Д», то есть фарса в чистом виде, Работником месяца был провозглашен Эштон (ага, тот самый «голубой» разгильдяй, который при виде печи в обморок падает). Его труд будет вознагражден премиальными. Представляю, как его распирало от нетерпения позвонить мне и рассказать. Ушам своим не верю. Твою мать.

А еще Бранимир сотворил для него в «Ворде» диплом — с разными шрифтами, логотипами и картинками — оборжаться — и повесил на стену рядом с девочками в купальниках на календаре. Никогда еще Эштон не был так близок к Андреа Вересовой. И главное, она ему на фиг не сдалась, разве что советами по педикюру обменяться.

* * *

Воссоединение Рэя с Рейчел происходит в полной тишине. Как будто ни тот, ни другая не могут поверить, что все это здесь, на зловещем острове. Проверь пульс Рэя в статистике здоровья — около ста, когда он смотрит на Рейчел.

— Как ты? — спрашивает Рэй.

— Хорошо. Код у меня. Код репликанта. Я все выучила.

— Ясно, — отвечает Рэй.

Рейчел не знает, что случилось, не знает от какого будущего Рэй ее спас. Она смотрит на Рэя, ты смотришь на нее. Как-то запутанно, учитывая, что в теле Рейчел ты тоже побывал, а теперь она стоит прямо перед тобой… Смотришь на нее и думаешь — такая же она, как была, когда ты играл за нее, или нет. Мозги закипают.

* * *

Иногда такое чувство, что игра синхронизирована с реалом. Вышел купить молока/хлеба/пива — хотелось прогуляться, поэтому двинулся к дальнему магазину, который к тому же дешевле, чем ближний. Расплатился, уже ухожу, собираю пакеты, и вдруг, подняв голову, вижу Тори у стеллажа с мылом, шампунями и зубными пастами. Тянется за какой-то упаковкой, платков, кажется. Не заметил, что она там брала, потому что впал в панику. Сердце заколотилось и т. д.

Я стоял и смотрел на нее, и в эти секунды в голове проносились мысли. Со скоростью японского суперпоезда, только еще в разных направлениях. Мысли о том, как человек, с которым у меня столько связано, может стоять буквально в нескольких шагах, по другую сторону кассы, и быть настолько чужим, отдельным. Жить в мире, где нет меня. Как такое возможно? Не могу нормально объяснить, просто такое вот возникло ощущение, но очень, очень сильное. Быть так близко и в то же время далеко. Я смотрел на нее где-то с минуту — может, меньше, — а она меня не видела. А потом я сбежал, со всех ног.

СЛОВА ОБРАТНО

Пришло время извиниться. Вчера я долго расписывал, как спасти Рейчел от внезапной смерти с помощью временной гранаты и «специальных зелий» О, а также многоходовых стратегий, где Рэю приходится скакать взад-вперед из прошлого в настоящее и вламываться в разные двери. Клянусь на чем хотите: у меня получалось. Для прохождения я все перепроверяю по миллиону раз, а может, больше. Спросите Тори (если увидите). Но почему-то теперь у меня не выходит. Решил вернуться и еще раз посмотреть — не получается. Лажа какая-то. Не понимаю, раньше ведь срабатывало. Может, я что-то упустил. Несколько раз заставлял Рэя взрывать гранату, проходил промывку мозгов, возвращал и т. п. Но потом Рэй из прошлого сам хватает меня (то есть Рэя из настоящего), связывает, и я теряю управление игрой. Полный пролет. Несколько раз пробовал, доходил даже до того, что Рейчел «выживает», входит в бункер, и вроде все хорошо, все работает, все как раньше, но тут она вдруг, побледнев, падает на пол и умирает, корчась и шепча Рэю, что «нельзя мутить со временем». Каждый Раз от этой фразы у меня внутри все сжималось — а я ее за сегодняшнее утро слышал не единожды.

Так что остается только попросить прошения. Глупо же делать вид, будто все в порядке. Наверное, раньше каким-то чудом получилось, а теперь вот не работает. Может, все-таки упустил какую-то мелочь. Поэтому, если по совести, надо признать ошибку и честно во всем признаться. Что я и делаю. Виноват. Я НЕ ЗНАЮ, как проходить эту часть, и Рейчел у меня сейчас продолжает умирать. Покопаюсь на разных блогах, посмотрю, у кого какие есть соображения. Может, у Чеширской кошки найдется вариант, или у Мисс Киттин, или у Гелия. Еще раз простите.

* * *

Снова записка на кухонном столе от Роло. Спрашивает, как быть с платой за квартиру, учитывая, что Тори, по-видимому, съехала. Тормоз. Только сейчас заметил. Надеется, что я не рассчитываю разделить плату четко пополам, он такую сумму не потянет. Короче, как же быть?

Хороший, конечно, вопрос, но мне сейчас не до этого.

* * *

Ровно четыре недели назад пропал Мозголом.

Почти пять, как умер Диетчик.

Три с хвостом, как ушла Тори.

Правда ли, что я обожаю такие «даты»? Сами догадайтесь, не маленькие.

Когда Мозголом только пропал, я ему иногда звонил, по инерции. Вызываешь его номер в сотовом и только потом вспоминаешь, что Мозголома нет (в некотором смысле). Но тогда его номер еще отвечал: «Я сейчас не могу подойти, если вам есть что сказать, говорите» (у него эта запись на автоответчике всегда стояла, сколько я его помню). А что оставить, если человек в бегах? «Э-э, привет, Мозголом. Как дела?» Тупо.

Сейчас я уже по инерции не звоню, привык, что его нет. Но иногда звоню специально, как вот сейчас собираюсь, хоть и знаю, что ответа не будет. В основном по вечерам, просто отметиться, дать понять, что я его помню. В телефоне гудки. Дзынь… Дзынь… Никто не подходит. Примерно неделю назад то ли счет заблокировали, то ли деньги кончились, то ли договор истек, в общем, даже автоответчик теперь не работает. Через какое-то время на том конце наступает мертвая тишина. Ее я и слушаю. По громкой связи. Ничего.

Копы сказали Полу, брату Мозголома, и остальной родне, что больше они пока ничего сделать не могут. Кредитку никто не трогал, следов никаких. До объявлений на кассах подземки дело еще не дошло, но ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ, что делается в таких случаях, уже сделано — людей опросили, связи отработали. Прямо как в «Виртуальном участке-9». Никаких следов.

* * *

Смотрю в окно — как же там все дерьмово. Прямо фраза из фильма: все настолько заняты беготней, что времени на других не остается. Погода выматывает. Гроза будет, наверное. Почту уже прорвало от возмущенных писем насчет гранаты времени. Да-да, очень смешно, как вас там? — КрутыеЯйца, БратьяГитлера и прочие. Я тут корячусь часами, выдаю массу готовых советов, но стоит в одном месте ошибиться (причем сразу признав ошибку) — и все кидаются меня чмырить. Поток неистребимого сарказма (как сказал однажды Бранимир про Стентсона 1.0). Некоторые предлагают кинуть в меня самого временной гранатой и отправить туда, где я еще ничего не вывесил, а там усыпить и запереть связанного в шкафу. Ну да, конечно. Я ведь уже признал ошибку — что вам еще надо? Извиняюсь, прошу прошения, беру свои слова назад.

* * *

Я пьяный, во рту жгучий вкус перца халапеньо.

Заходили Вентер с Ночнымбредом, притащили пива, чтобы подбодрить меня. Сменив несколько «локаций», уселись до утра играть в «РМ». Ночнойбред уже успел выпить и измазать грязью кеды с джинсами, пока тусовался в парке на каком-то концерте. Есть у меня было нечего (времена тяжелые, говорил же), поэтому сперва мы отправились к БагМэпу в надежде совершить налет на морозилку, но его дома не оказалось, поэтому пришлось довольствоваться тако у Вентера.

А потом играли в «РМ». Было уже поздно, мы прикалывались. Ночнойбред делал из Рэя пьяного — ввязывался в драки с отморозками в малозначащих городах, где его, конечно сильно побили. Потом отправлял Рэя в самые бесполезные задания на территорию ГАРС — там только здоровье терять, и это в лучшем случае. Потом за комп уселся БагМэп (позвонил и, услышав про тако, тут же прилетел, но опять в каком-то странном настроении и почти не разговаривал). Я ему: «Привет!», а он: «Э-э… ага, привет…» и заткнулся на этом. Что с ним происходит? Рейчел у него выехала на забитое шоссе у Шестьдесят третьего и начала играть в «кто первый отвернет». Из соседних машин ей орали, чтобы убиралась на хрен с дороги. Потом снова сел Ночнойбред, бормоча, что в одном городе у него Рэй подхватил какую-то крышесносную заразу, и вот он нам сейчас покажет… Только ему или город этот никак не попадался, или уже в городе нужное место не мог найти, или зараза получалась слишком слабой — в общем, мы понемногу теряли интерес. Так бывает, когда играешь просто так, по приколу, не пытаясь пройти. Играешь, чтобы проиграть или намеренно причинить вред Рэю или Рейчел. Например, напоить Рэя в хлам, чтобы он ползал в луже собственной мочи, или заразить какой-нибудь болезнью и отправить в больницу для бедных, или сделать так, чтобы в него вселились демоны из крипты в церкви. Сначала вроде запредельно круто, а потом быстро надоедает.

Ночнойбред играл, не обращая внимания на остальных, и одновременно висел на телефоне, пытаясь добыть «лед», а я уже тоже прилично набрался, потому что повторял: «ага, и мне ледику», хотя я эту дрянь не употребляю. А еще орал на Вентера, чтобы он включил новый альбом «Доминиона» погромче, и соседи начали жаловаться.

Когда совсем надоело издеваться над Рэем и Рейчел, а соседи готовы были вызывать полицию, зашел разговор о моем прохождении с гранатой времени. (Все, все, отстаньте от меня пока.) Итого в два часа ночи мы сидели и обсуждали, как проходить дальше, если Рейчел мертва. У каждого нашелся свой способ и своя теория.

Рик (я его почти не знаю) уверял, что лучше всего поехать в Двенадцатый, взять там чемодан с зародышами зорд, убить Макшема, а оттуда отправиться в Болотный город и ждать нападения болотных монстров и т. д. БагМэп возражал, что нет, лучше сразу в Сто девятнадцатый, получить Кольцо власти, с его помощью добиться Пересчета по результатам выборов, затем найти союзника (опять Ляо Пи?) и вместе сражаться против вампиров, терроризирующих Средний Запад, и тогда полное поражение ГАРС уже не за горами (почему, БагМэп не объяснил). Был еще такой Венис (сидел у Вентера, когда мы пришли), он про игру сначала не говорил вообще, только про какие-то тату, но потом подключился. Так вот, он считал, что лучше всего не вспоминать ни про какую Рейчел, а ехать в Пятьдесят четвертый, там решить большую загадку с магнитами, а оттуда в Путешествия во времени: 1) Падение Рима и 2) Месть динозавров. А дальше на какое-то болото, где я ни разу не был. На самом деле я и половины не видел из того, о чем они все говорили — особенно этот Венис. Такое чувство, что у них у всех какая-то другая игра. Настолько она необъятная — думаешь, все прошел и везде побывал, а оказывается, едва коснулся верхушки айсберга. Этот уровень, тот уровень, а я в полном пролете. Вентер под конец совсем напился — больше обычного, в смысле, — и только повторял: «ОРУЖИЕ БОЛЬШЕ НАДО ДЕЛАТЬ, ОРУЖИЕ БОЛЬШЕ НАДО ДЕЛАТЬ, ОРУЖИЕ БОЛЬШЕ НАДО ДЕЛАТЬ». А совсем под конец они с БагМэпом что-то замутили на кухне с арбузом и стремянкой — в итоге разбилась лампочка, повсюду битое стекло, а ему (Вентеру) пришлось ехать в травмпункт. (Нет, перелома нет, сказали они, только растяжение.)

* * *

Поехал с Вентером на такси в травму. Кто-то ведь должен был с ним ехать. «ОРУЖИЕ БОЛЬШЕ НАДО ДЕЛАТЬ» — не самое информативное указание для водителя такси.

Короче. В такси пьяный Вентер уже умолк, и я начал нести что в голову придет, чтобы отвлечь его отболи. Пересказывал последние послания от МертвойГоловы80 и СчетчикаТрупов, письма с угрозами, как меня это напрягает, но не настолько, чтобы трястись от страха, даже если этот ублюдок будет в каждом письме уверять, будто знает, где я живу. А Вентер сидел прислонившись головой к стеклу — может, отключился после пива, а может, от боли, а может, просто в окно смотрел. В общем, я даже не знаю, слушал он меня или нет, но когда я закончил, он повернулся, не отрывая головы от стекла, и на лице у него застыл вопрос — во взгляде то есть, не знаю, как объяснить. И вот он говорит: «Это просто БагМэп тебе мозг вынимает». Я сперва подумал, что не расслышал, а он кивает, мол, «ага». Я взорвался: «Какого хрена?!», расплакался там в такси — пиво виновато, орал, требовал, чтобы Вентер признавался, в чем дело. Он молчал-молчал, а потом раскололся: Диетчик с БагМэпом вначале думали просто меня подергать насчет прохождения, а потом пошло-поехало, и уже стало не смешно. Диетчик погиб, а БагМэп уперся и все равно продолжал, хотя и ему тоже было не до смеха, просто хотел довести до полного абсурда и признаться. Как в уродских шоу розыгрышей, где прикалываются над знаменитостями и снимают реакцию на скрытую камеру. Например, любимого питбуля забрали в полицию и кастрировали. Или водитель по ошибке вывалил в их (знаменитости) бассейн целый грузовик навоза. А у БагМэпа подходящий момент все не подворачивался. Он понимал, что шутка зашла слишком далеко, но все ждал и ждал, не в силах прекратить, пока не достигнет предела. Интересно, чего ждал-то? Что я проткну себя кухонным ножом? Загремлю в психушку? А там он дождется приемного часа, меня в смирительной рубашке усадят перед ним за пуленепробиваемым стеклом, и тогда он признается, что «это шутка была»?

Вот так я узнал все от Вентера по дороге в травмпункт, но больше он ничего не говорил. Ему наложили повязку на ногу и велели не напрягаться. И все.

Блин! Любой другой на моем месте уже давно бы все понял, а я проглотил как последний лох. Твою мать… БагМэпу и самому, наверное, стыдно (спасибо, ага), вот он и тушуется при виде меня. У Вентера вообще получается, что пожалеть в этой истории надо его (БагМэпа) — задумал прикол на пару с Диетчиком, Диетчик погиб, а он, бедняга, вынужден продолжать — вроде как ДАНЬ ПАМЯТИ Диетчику. Хрень какая-то. Придурок. Я даже сердиться на него не могу. Слишком устал и перенервничал. Попробовал проглядеть еще раз старые письма — можно по ним вычислить БагМэпа или нет, но скоро понял, что только время зря потеряю.

* * *

Не знаю, смогу ли продолжать прохождение. Может, просто сушняк сказывается и поздний час, но я не знаю. Наверное, пора уже сказать: все, приехали. После того, что выяснилось насчет БагМэпа и воплей по поводу гранаты времени… И без Тори мне плохо. Не могу больше. Соскочить вовремя — тоже моя способность, забыл предупредить. Набирают народ в команду и думают: нужен ведь кто-то, кто при первых признаках опасности и трудности соскочит и скажет: «Нет, ребята, без меня». Это я, любитель слиться.

* * *

Еще одно. Что Мозголом погиб, я не верю. Но очень-очень-очень сильно сомневаюсь, что его найдут. Он ведь такой изобретательный, дотошный. Это его способности на сто процентов. Так что если решил исчезнуть — он исчезнет. За последнюю неделю нашлась еще пара человек, которые якобы его видели: брат Вентера (заметил издалека) и Ночнойбред «где-то в автобусе». Мне и самому как-то показалось, будто Мозголом мелькнул в толпе около маркетов. Но, по-моему, эти «свидетельства», скорее, подтверждают, что его здесь нет, чем то, что он отыщется. Подтверждают, что Мозголом уплывает в Зону фантазий, он больше не реальный человек, а некий фантом, НЛО, Элвис, чье лицо люди норовят разглядеть на поверхности Марса или на парковке грузовиков в Висконсине.

Угу. Мозголом в Переходе подземки, но исчез, когда Ночнойбред попытался догнать его на лестнице. Мозголома видел какой-то знакомый Вентера у Паромной переправы. Только это оказался не Мозголом, просто похожий парень. Мозголом в Толпе болельщиков на футбольном матче, его там разглядел во время трансляции Клокворк, — вот уж точно бред. Прости, Клокворк, но в целом мире не найдется человека, меньше интересующегося футболом, чем Мозголом. Думаешь, он распрощался со старой жизнью, специально чтобы ходить на футбол? Вряд ли.

Посмотрите уже правде в глаза: он хотел исчезнуть, раствориться, соскочить. Так бывает, я в это вполне верю. Все копится, копится, накатывает, и в какой-то момент перед тобой распахивается ранее невидимая дверь.

Как выход в ПУ.

ЕЩЕ О ПРОШЛОЙ НОЧИ

Сидел я у Вентера, слушал разных людей, разные версии, теории, и все думал, думал. В это время кто-то (кажется, Клокворк, потому что он в дискуссии никакого участия не принимал) пытался вернуться назад во времени, чтобы так или иначе избежать гибели Рейчел изначально. Не отправлять ее на этот остров (ага, а Код репликанта она как получит, умник?), например. Или с помощью антидотов, вуду, зелий помешать агентам гипнотизировать Рэя. Я лично сомневаюсь, что такими путями можно чего-то добиться. Если Рейчел умерла, значит, умерла. В реале это так — спросите Диетчика. С какой стати у Рейчел должно быть по-другому, даже если она компьютерная героиня?

Насчет прохождения. Мне надо подумать. Не хочу, чтобы получилось, как в том мультфильме, где перед экраном стоит парень, заглотивший шпагу, а с экрана улыбающийся ведущий вещает: «А на следующей неделе мы расскажем вам, как ее вытащить…». Так — не хочу, но мне действительно нужно время подумать. А способности Любителя соскочить прокачиваются.

* * *

Звонила Тори. Вроде как извиниться, что продинамила с кофе, и насчет Мозголома — до нее ведь тоже, думаю, доходят слухи типа «его видели на противоположной платформе в толпе, только он теперь бороду отрастил». Хотела выяснить, как на самом деле. Хотя не исключено, что это все просто предлог. Спросила, как дела. Я не знаю, что думать. В смысле, полный игнор, и тут вдруг звонит. А я сразу вспомнил, как видел ее два дня назад в супермаркете. Как будто знаю о ней что-то, о чем она не подозревает.

* * *

Попробую продолжить — исключительно чтобы отвлечься. Даже если не сможешь спасти Рейчел, на остров все равно надо, потому что она ДОЛЖНА передать тебе Код репликанта.

Вот мой способ. Не особо изящный, но работает — я проверял трижды. По-другому вряд ли, кто бы там что ни предлагал, пьяный или трезвый. Значит вот. Оживи Рейчел с помощью временных гранат, как описано выше. Посмотри, как ее глаза засветятся от радости при виде Рэя, а потом как она повалится на пол без чувств. Да. Да. Я знаю. Нельзя мутить со временем. Бери умирающую Рейчел на руки, и пусть она прочтет тебе наизусть весь код, слабеющим шелестящим голосом, но весь.

Яхта в безбрежном море, сливающемся по цвету с небом.

Скалящиеся трупы.

Ирисы (Тори сказала: «Ой, ирисы, смотри! Красота какая!»)

Ржавые железяки.

74885909999999923

237534

И т. д.

Было бы даже красиво, если бы не трагичность происходящего и если бы это не отнимало столько времени. Ладно. Рэю нужен код, это ключ к победе. Получив его, он сможет оставить Рейчел покоиться с миром и не теребить ее постоянными воскрешениями. Чтобы добыть код целиком, пришлось проделывать всю операцию раз пять: воскресить, смотреть, как она умирает, и по новой. Наконец для Рейчел все было кончено. Жаль оставлять ее здесь, серым призраком на полу бункера, но похороны погибших в войне против ГАРС очков не прибавляют. У Рэя есть дело. Нельзя все время жить прошлым. А Рейчел уже в прошлом. Будущее — в борьбе и сражениях.

* * *

Тори позвонила с извинениями в самый разгар споров, а потом вдруг спохватилась, что не видела, который час, и ей пора, и повесила трубку. Способность пудрить мозги у нее всегда была на высоте, но это уже полный финиш.

* * *

Откуда-то в этой части игры появились серые пятна. Некоторых городов я вообще не помню. Загадочный магический уровень. Что-то с морским чудищем. Шестьдесят девятый город. Девяносто третий с какой-то языковой загадкой. Потом вернусь.

Когда пройдешь все эти города (и ТОЛЬКО если уже получил Код репликанта от Рейчел), надо найти главную шишку в НЕСТАПО — этого самого Диндару. Почему злодеям вечно дают такие уродские имена? Никаких Россов Джонсонов и типа того… Ну да ладно, блох в игре выискивать не намерен. Диндара отсиживается в горах над Двести двенадцатым городом. Чтобы туда попасть, пройди через Синий город — там надо победить Громилу. Посети лекцию доктора Моллоя, узнаешь способ удвоить Энергию (не знаю, кто-то говорит, что им помогает, мне почему-то никак — я теперь все с оговорками пишу).

Убежище Диндары окружает забор с супермагнитным полем и четыре обычных забора под двадцать футов высотой с колюче-режущей проволокой, а между оградами полосы минных полей, растяжек, лазерные лучи и собаки. Кажется, хозяин не слишком гостеприимен, да? Ага. Есть люди, которые просто клеют на почтовый ящик записку «Пожалуйста, не кладите рекламу», а этому явно одних слов мало. Диндара НЕ ЛЮБИТ ГОСТЕЙ.

У ограды с силовым полем найди все фазы выходного напряжения и подключи туда самодельную микроволновку (Макропередатчик на литиевой батарее). Примечание: технологию процесса я и сам не понимаю (это к Клокворку), только описываю с его слов, что нужно сделать. С таким же успехом он мог бы мне это все сказать по-французски. Передатчик загадочным образом блокирует рецепторы ФВН (посылая ложные положительные заряды), и в итоге ты получаешь возможность 1) пролезть через забор, не превратившись в жаркое, и 2) обойти систему датчиков слежения.

Остаются сущие пустяки: минные поля, растяжки, лазерные лучи и сторожевые псы, плюс еще четыре обычных забора. «Врубайте рок-н-ролл», как поют «Скелетон».

* * *

О себе, кстати, Тори, когда звонила, не сказала ни слова. Есть ли у нее еще кто-то, как там этот Открыточник. Я-то сам спрашивать не буду, но пока она не скажет, все это тайна, покрытая мраком.

* * *

Когда преодолеешь все ограды и проникнешь в Особняк Диндары, готовься к встрече с его телохранительницами — Единичкой и Ноликом, они же Бинарные сестры. И да-да-да-да, в обтягивающей лаковой коже они смотрятся улетно. Так и тянет представить, какие еще услуги, кроме телохранительских, они выполняют для своего «подопечного» — и друг друга — долгими одинокими ночами в убежище. КоРоче (капслок). ПроДОЛЖаем (КАПслоК чертов ОПЯть). Клокворк говорит, что свои имена сестрички получили в честь двоичного кода (единица-ноль, вкл-выкл, да-нет). В «РМ» даже шоу больших сисек не обходится без образовательной составляющей.

Загадка с раздвижными дверьми, секретная лаборатория, «экспериментальная камера», загадка с опечатанными дверьми — одно за другим, продвигайся, поднимаясь все выше, пока не доберешься до Командного пункта Диндары. Это огромная обсерватория на самом верхнем этаже резиденции. Там тоже все не так просто, придется повозиться. Единичку и Нолик выруби и сунь в бассейн с пираньями — извините, по-другому никак. Настало время «премьеры сезона» — битвы с Диндарой.

Появление Рэя он встречает с улыбкой. На первый взгляд это безобидный ботаник в очках, катающийся в инвалидной коляске, — но внешний вид обманчив. Он буйный псих, задумавший улететь в космос и начать там историю человечества с нуля, но прежде ему надо поработить Землю как источник сырья и трудовых ресурсов. Твоя задача — перекрыть ему кислород навсегда. Но стоит потянуться за пистолетом, и ты почувствуешь, как рука будто свинцом налилась или парализующего зелья хлебнул. Не слушается. А Диндара с хохотом раскатывает вокруг, будто ничего смешнее в жизни не видел. Рэй против него бессилен.

* * *

Снова звонила Тори, что-то говорила-мямлила. Я уж под конец начал подозревать, может, накурилась… Или у нее какие-то настолько дурные вести, что она даже не знает, с чего начать. Или у ее родителей образовался очередной мегавопрос, только теперь они уже знают, что Тори съехала, и стесняются обратиться на мою горячую линию для умственно отсталых обитателей пригородов, зато не постеснялись попросить Тори. А может, я нигде не угадал.

Короче. Выясняется (уже из второго звонка), что она сейчас «типа где-то в моем районе». Не понимаю 1) в каком смысле «типа» и 2) что ей делать в этом районе — по работе вряд ли, если только ее агентство совсем прогорело, а Скорбящая Челси точно не здесь живет. В общем, Тори сказала, что она типа в этом районе, а я решил не перебивать, и так ничего непонятно. Повисла неловкая пауза, я предложил отключиться, а то как-то странно. Она поинтересовалась, не хочу ли я попить кофе, где-нибудь через час. Я оставил попытки понять, что происходит, и согласился. Надо ведь когда-то уже. Пусть будет что будет, слишком все запуталось. Постараюсь дописать про Диндару, пока Тори не приехала.

* * *

Скажу сразу, чтобы долго выяснять не пришлось: секрет Диндары в телепатии.

Поэтому Рэй не может вытащить пистолет и рвануть чеку у Лазерной гранаты, а в глазах его появляется отсутствующее выражение. И поэтому всякие мелкие неодушевленные предметы — веревка, стулья, другое барахло — так и норовят кинуться под ноги, когда наступаешь на Диндару. Он их как-то оживляет Силой мысли.

Чтобы победить Диндару, надо сначала лишить его защиты. Рэй должен сосредоточиться на том, что для него важно — прошлое, воспоминания, способные вспыхнуть в его мыслях ярким светом. Если получится, сила Диндары пойдет на убыль.

* * *

Сделал перерыв, чтобы прибраться к приходу Тори, но скоро понял, что на уборку уйдет слишком много времени. Включил музыку, распихал вещи по углам, и все равно как не делал ничего. Поздновато спохватился. Не умею организовывать пространство. Не помню, где что «живет». В коробке рядом с CD-плеером нашел целую свалку банок из-под пива — остались от БагМэпа и Вентера. Еще раз спасибо, БагМэп. Остальное я тебе позже разъясню.

* * *

Когда Диндара ослабеет, используй команду «Думать» и сосредоточься на чистом холодном ЛЬДЕ. Диндара такого не выдержит. Ты бьешь злодея его же собственным оружием, обращаешь его силу в слабость. Вскоре костяшки пальцев, вцепившихся в рычаги инвалидной коляски, побелеют, посинеют, и Диндара перестанет радостно крутиться по комнате. Если в тебе проснется жалость, подави ее. Помни, что Диндара — злодей с манией величия, собирающийся поработить Галактику.

Вернемся. Если Диндара дрожит от холода, схватка почти закончена — вытаскивай пистолет, и пусть дурные мозги украсят абстракцией стену командного пункта. Никакой жалости, никакого милосердия, даже если он будет звать на помощь Единичку и Нолик, вглядываться в звездные карты, пытаясь прочесть там свою судьбу, скулить и удирать на своей каталке. Разряди пистолет ему в череп (любимое выражение Вентера) и любуйся абстракцией из мозгов. Если удалось — мои поздравления. Диндаре конец.

* * *

В ожидании прошел почти час. Заставлял себя не ждать, но не получилось. Наконец Тори позвонила в домофон и поднялась наверх. Улыбка, дружеский поцелуй, привет-привет, но все равно мне было не по себе оттого, что она здесь, а в комнате видны следы моей недоуборки, повсюду громоздятся вещи Роло, последние остававшиеся в живых цветы давно зачахли, и квартира в общем вполне тянет на обиталище безработного лузера, который просиживает круглые сутки за «Рухнувшим миром» (все, все, хватит). Не прошло и пяти минут, как критический взгляд Тори начал останавливаться то тут, то там — вот ковер из разбросанных шмоток в коридоре, вот какая-то поросль на миске около раковины… Тут еще Роло неожиданно заявился, как раз когда мы стояли в кухне. У него, видимо, телепатия не хуже, чем у Диндары, только заточена под появление не вовремя. Когда он сказал: «Привет! Как у вас дела, нормально все?» — и молча уставился в ожидании ответа, неловкость переросла в супермеганеловкость, так что мы с Тори в итоге ответили: «Ладно, Роло, до скорого!» — и ушли.

Бродили, разговаривали. Солнце светило (ладно, это художественное преувеличение — но дождя точно не было). Пошли через парк, сперва в молчании. Миновали первую часть парка, где народ играл в мяч, потом следующую, где на скамейках сидят бездомные и слушают кассеты. Я сказал Тори: «Теперь понятно, куда деваются все кассеты и магнитофоны — бомжи разобрали». И мы засмеялись. Видели даже одного с кассетой третьего альбома «Центурион» — там где на обложке первобытные девочки в шкурах, — тоже посмеялись, правда, уже потом, когда скамейка с парнем осталась позади. Дальше шла лестница с рядом скульптур, на ступеньках сидели люди, читали, тусовались, номы прошли еще дальше вглубь, где велись работы по благоустройству.

Разговаривали довольно много. Сперва только я. Может, пытался доказать, что умею изъясняться словами (то есть что в моем словарном запасе есть не только «следующий уровень» и «драки здесь мегакрутые»). Выложил все — как мне было одиноко в квартире без Т., как я скучал, как не понимал, в чем, собственно, дело и почему она вдруг съехала, навсегда это или нет (а может, я только себя убеждал, что не понимаю, хотя на самом деле все было ясно, и от этого я грустил и бесился). В общем, изложил свои мысли и ощущения, а потом вроде как настала очередь Тори, и я посмотрел на нее выжидающе. А она какое-то время просто шла молча, и я уже решил, что переступил некую запретную черту, и Тори сейчас развернется и уйдет, вот только пройдем этот раскорчеванный склон до трех гнилых пеньков, оставшихся на месте спиленных, чтобы не повалились, деревьев, и она скажет: «Ага» или «Ну да, ясно» — и уйдет.

Но она не ушла. ВСЕ, КОМУ НЕОХОТА ЧИТАТЬ ПРО ОТНОШЕНИЯ, МОЖЕТЕ ПРОЛИСТАТЬ. Пора бы уже самим догадаться.

В общем, Тори не ушла в молчании, наоборот. Когда мы прошли три гнилых пенька, она призналась, что тоже по мне скучала. Что у нее и правда что-то было с Открыточником, но уже давно и неправда. Что ее ВЗБЕСИЛА наша неявка на похороны (я и сам сообразил, без подсказок), но уже не важно. Сильнее всего на нее подействовала внезапная паника — что это (я, она, Роло, подработки, выходные у родителей в чокнутом пригороде) — и есть «ее жизнь». Что на этом все, так и будет, она загнала сама себя в угол и там покрывается плесенью, как Рэй в том офисе, превратившемся в тюрьму. В общем, вот. На этот раз она не стала отгораживаться Стеной молчания, решив для разнообразия поговорить, и я это воспринял как добрый знак, хотя говорила она в итоге меньше меня, о чем-то недоговаривала, где-то изъяснялась полунамеками. Напряжно, тем более учитывая, что мы как раз карабкались по глиняному склону с прелыми листьями, где и ногу нормально не поставишь. Но все-таки долезли до вершины и остановились отдышаться. Оттуда открывался вид на весь парк и окрестности. Мы смотрели, как внизу двигаются люди. Бегуны по большому кругу, бездомные и выбравшиеся на пикник — такие неподвижные пятна черных пальто, клетчатых пледов на траве и весеннее-летних ярких шмоток; а за ними спортсмены на площадках — бейсболисты и чуть подальше баскетболисты, и все они вычерчивают свои узоры и пятна — круги, прямые, повороты, прыжки, остановки, паузы. Гуляют гуляющие, по дорожкам и по газонам, а еще носятся собаки, которые вроде должны быть на поводках, но их все равно спускают, и они носятся повсюду хаотичными стрелами.

* * *

После холма мы как-то свернули на другие темы: на Диетчика, на то, что Скорбящая Челси уже не так скорбит, на лузеров с последней подработки Тори, на мою разгромно-провальную попытку стать «Работником месяца» в «Доменико», на Линду, на родителей Тори (в эти выходные у них какое-то крупное событие намечается), а потом в конце концов вырулили обратно на Мозголома. То есть сперва всплыла тема Тори и Пола (брата М.), что у них все давно закончилось, и у нее к нему сейчас ничего нет, но иногда она о нем думает. Хотя вообще мы в основном говорили о Мозголоме: где, как, почему, какого черта и что мы можем в принципе сделать, чтобы помочь ему или понять, в чем дело. Нет, для меня это не Квест, не Загадка и не Миссия, но все-таки тяжело жить в мире, где над тобой дамокловым мечом висит что-то вот такое непонятное, как исчезновение Мозголома.

Потом пошел дождь, и мы пережидали его за кофе, а потом решили пойти туда, к Мозголому. Не помню, кто предложил и кто конкретно решил, наверное, само собой все как-то сложилось, бывает так. Когда не надо ничего озвучивать и говорить: «а давай сделаем то-то» или «да, правильно, это мысль». Просто без слов ясно, что сейчас будет. Так вот мы и решили сходить к Мозголому вместе и глянуть, как там и что.

ЗЕРКАЛО ПРАВДЫ И НЕПРАВДЫ

Мы пошли пешком. Был ранний вечер. (Пролистайте, если неинтересно.) Почему-то мимо то и дело проезжали пожарные машины, как будто где-то в районе Редвуда полыхнуло. Но мы шли в другую сторону, к Мозголому. На этот раз не стали устраивать цирк с пожарной лестницей и щеголять расцарапанными животами, как герой Вентер. На этот раз у меня нашлись ключи (от Клокворка получил, а у него они уже давно валялись, так что и в предыдущие визиты можно было бы обойтись без цирка). Клокворк их заполучил, когда оставался ночевать у Мозголома. У него самого сосед — псих, и как раз случилось очередное обострение, так что Клокворк предпочел убраться подальше. В общем, ключи оказались как нельзя кстати.

У Мозголома в квартире практически ничего не изменилось — все по-прежнему, но в то же время совсем по-другому. Когда мы приходили с Вентером, у нас была задача, мы искали зацепки, подсказки. А с Тори мы заглянули просто так, безо всякой «миссии». Как будто встретились случайно на Пустом уровне. На ПУ. Обошли квартиру (это быстро, там всего-то и есть что крошечная спальня, гостиная и тесная кухня между ними (без окон). Такая вот квартира-пенал. Тори перебрала вещи — я их еще в прошлый раз осматривал — около компьютера, на стенах. Журналы. Мы бродили в тишине — знаете, возникает иногда такое чувство, что, нарушив тишину, можно спугнуть настроение, а в нашем случае — подсказку или важную нить. Но мы все равно ничего не нашли. Так же, как и в прошлый раз, только все-таки по-другому. Мы сели на диван. Тори не плакала — не такой она человек. И я тоже, по крайней мере не в таких случаях. Просто сидели, молчали. А потом ушли. Заперли за собой дверь в комнату, как бы сохранив игру Мозголомовой жизни. Заморозили, оставив все как есть до поры. До поры, когда кто-то (Пол? Хозяин квартиры?) решит, что хватит, и, собрав все барахло в коробки, вынесет на склад или устроит гаражную распродажу. Или когда истечет срок аренды. Или полиция выдаст некое заключение. Глупо. Хорошо, если бы в полиции могли такое выдать — чтобы закрыть вопрос, но ведь они не могут. А квартира Мозголома все это время будет стоять запертой, как Пустой уровень, где мы с Тори почти час просидели в тишине.

* * *

Потом, тоже без обсуждений (по крайней мере не осознавая, кто предлагает, а кто соглашается) мы вернулись к себе. Было уже поздно. Роло спал. Вошли тихо-тихо, не произнося ни слова. Я лег в кровать, Тори разделась. Медленно и молча. Глядя на меня. Этот взгляд и выражение лица на любом языке значили бы одно и то же.

* * *

Взломай компьютеры в Особняке Диндары (используй Логику и Программные приложения из инвентаря). Там будет целая серия головоломок с узорами и примерами, а еще распознаватель голоса, который тоже надо обмануть, потренировав Рэя подделывать голоса. Понадобятся обман и уловки. В компьютерах содержатся сведения по последнему оплоту ГАРС — найдешь по уликам. Больше ничего не скажу. Дальше предстоит самая тяжелая часть игры.

* * *

На работу Тори отправилась порядком невыспавшаяся — поздно мы вчера легли. Завтрака не было (простите), но не было и неловкости, и пока никаких глобальных разговоров о будущем или вопросов типа: «Что это мы вчера ночью?..». Не знаю, вернулась ли она окончательно или неокончательно или вообще не вернулась, и вообще ничего не знаю. Но это, мне кажется, нормально — причины, следствия и все остальное может пока подождать.

Однако доброе утро сменилось депрессивным днем. Сперва искал БагМэпа, чтобы поговорить с ним по душам насчет угрожающих писем, которые вдруг (не сказать чтобы загадочным образом) перестали приходить. Наверное, Вентер ему стукнул, что карты раскрыты. Не знаю. В общем, БагМэпа дома не оказалось, в университетской библиотеке (он там работает) тоже. Сидит в офлайне, никаких следов. Понятия не имею, где его искать.

Потом было два собеседования в пиццериях с доставкой (не особо близко к дому) и одно в кафе/кулинарии поближе; я, похоже, совсем не то говорил, чего от меня ждали (или не с тем человеком, или не на той планете), поэтому все разговоры закончились стандартным «мы вам перезвоним», что обычно сулит Вечное молчание. Я-то думал, грязнее и отстойнее, чем «Доменико», пиццерий в принципе не бывает, но кулинария их переплюнула. Может, устроиться санинспектором?

Позже позвонила Тори, спрашивала, что на ужин. Тем самым 1) автоматически на него напросившись и 2) тонко и ненавязчиво (?) намекая на свои дальнейшие планы.

* * *

Выудив информацию из взломанных компьютеров, ты узнаешь, где находится последний оплот ГАРС/ГосКорпа, и теперь перед Рэем встает большой вопрос — как поступить с добытыми сведениями. Можно передать их повстанцам в надежде, что они разберутся, а можно сразиться в одиночку. Уже в принципе ясно, как у них, повстанцев, с организацией. В: На их ли стороне перевес в войне с ГАРС? О: Нет. Еще В: Удалось им отвоевать хоть какие-то города и принести туда мир, равенство и просветление? О: Нет. Так что ответ напрашивается сам собой: Рэю придется действовать одному. Что и я рекомендую. Есть два пути — полегче и потруднее. Рэю, конечно, тот, что потруднее.

А вот теперь о самом плохом. Убежище разместили в ОЧЕНЬ труднодоступном месте. Очень. Дело на этот раз даже не в электрических оградах и сторожевых собаках. Судя по всему, ГАРС взяли пример со Старейшин, или кто они там, сопротивления, с которыми Рейчел общалась на острове. То есть они вроде как переместились в другое измерение. Скоро все сам поймешь. Но как я уже говорил, это самая, самая сложная часть во всей игре.

* * *

Отправляйся в Сорок пятый город. На поезде, чтобы собраться с мыслями. Хорошенько присмотрись к окружающему пейзажу. Зачем — позже поймешь. В этой части игры осень. Вечная осень, потому что время тут как бы застыло. Так что не важно, «когда» ты приедешь. Зато деревья прорисованы до невозможности красиво.

Заселись в Портовый отель у самого моря. Вот тут, в «остатках былой роскоши», игра и вступает в заключительную стадию.

Осмотрись в номере. Красный бархат. «Королевская» мебель. Кровать с балдахином.

Когда ночной портье — или кто он там — покажет тебе номер и оставит одного, иди в ванную. И прямо к зеркалу.

Ты — Рэй. Высокий. Сильный. С темными волосами.

На мгновение — самый короткий из роликов — Рэй посмотрит в глаза своему отражению, но управление игрой тут же вернется, не успев пропасть.

* * *

Тори утверждает, что глаза говорят о человеке все. Так что вот тут, в Ванной, тебе предоставляется возможность заглянуть через Зеркало (Зеркало правды/Зеркало неправды) в глаза Рэю и обнаружить в их глубине смесь усталости, утомления, измотанности и страха.

Насчет страха и усталости все понятно. Устал бегать, устал от смертей, убийств, от постоянных сражений. Вглядись в эти пиксели. Такой же взгляд у него был в ЗТШ, такой же был у Рейчел после Кровавого коридора. Как будто под дых дали. Как будто в глубине души Рэй больше не желает убивать зомби, идти в наступление на горящих звездолетах, мочить зорд, вышибать мозги агентам и крушить свихнувшихся роботов. Хватит, с него хватит. Хватит. Надоело.

Однако к страху и усталости примешивается еще и Решимость. Ты знаешь, что миссия не завершена. Что ты нужен «Рухнувшему миру». Нужно довести дело до конца, чтобы Зло никогда больше не восстало из темных глубин Времени и не ответило ударом в спину. Рэй понимает, что у Врага остался еще один оплот. Рэй знает, что от него требуется.

Возьми револьвер (из инвентаря, добытый на складе в Четырнадцатом). Вставь дуло в рот. НЕ медли. Нажми спусковой крючок и разряди оба барабана. Вышиби себе мозги. Вот мой тебе совет, как выиграть игру.

* * *

Ну да. Многим такой способ очень не по душе. Как я уже говорил, сложно понять, что двигало разработчиками «Рухнувшего мира». То есть как это, всю дорогу пытаешься сохранить Рэю жизнь, а теперь вдруг возьми и убей? Какого?! Полный ведь бред! Эх… Возмущение можно понять, и кое-какие нестыковки в своем предыдущем совете я и сам вижу. Но, честное слово, другого выхода нет. Поверьте. Если хотите пройти игру. У Рэя есть еще одна, последняя, миссия.

* * *

На ужин был тунец, салат, вино и «Корона» (исхожу из того, что кризис с квартплатой позади). Потом просто смотрели всякую дребедень по телику, стебались над ведущими, над участниками, над актерами, над ублюдочными персонажами ублюдочных сериалов. В какой-то момент поймал на себе задумчивый взгляд Тори; она будто хотела что-то сказать, но когда я спросил: «Да-да?», промолчала. Так что, наверное, ничего существенного, а один такой взгляд за вечер — не страшно.

Потом (когда мы валялись на диване) Тори опять упомянула торжественный обед, который планируют ее родители в выходные. Мероприятие. Еще там будут милашка (чокнутая, правда) Линда плюс Легендарный дантист Майк, так что готовится некое объявление-сюрприз. Меня ТОЖЕ ПРИГЛАШАЮТ — сами понимаете, жду не дождусь. Даже Т. не особо горит желанием ехать. Ага. Мало ли, чего они там наобъявляют… Может, Майк предложит сделать всей семье зубы бесплатно. Барбара и Джо, они ведь редкие везунчики. А может, Линда собралась бросать секретарскую работу и хочет уйти в Обнаженные акробатки. А может, они просто обручились. Только время покажет. Нельзя мутить со временем.

Хотя Джо явно с головой ушел в подготовку, потому что попросил Тори выяснить у меня 1) какую лучше купить жидкость для розжига барбекю и 2) как соотносится поедание барбекю со здоровым питанием. Мои мысли вы знаете. Повторяться не буду.

* * *

Гляжу в экран компьютера. Как Рэй перед зеркалом.

Очень долго играл, а печатал, кажется, еще дольше. Даже Вентер и Мозголом (где бы он там ни был) считают, что я слишком много времени провожу за игрой, что там говорить о Тори (привет, Тори). Добро пожаловать обратно в настоящее.

Поздно уже. Я помню слова тети Тори насчет тех, кто засиживается в раздумьях по ночам. Но, повторюсь, ночь способна и не на такие фокусы — смотришь, а уже поздно, и ты уже размышляешь, сам того не заметив.

СВЕТ

Часто задумывался о передаче света. Например, мерцание мониторов в ЗТШ. Пелена дыма в горящем городе, блики на воде. Искорки пикселей в глазах Рэя или Рейчел; пар, поднимающийся в некоторых городах из подземных переходов — так красиво, что хочется замереть и долго-долго наблюдать. Солнечные лучи в кронах деревьев, витражи в разных Замках, световые пятна… Иногда я и правда останавливаю Рэя или Рейчел и смотрю, смотрю… У Клокворка так племянница (мелкая еще совсем) смотрит на свет, пар, тени — завороженно.

Последний переход — в облик призрака, после зеркала Правды/Неправды. Это самое главное перемещение за всю игру. Странно. Очень непривычно. В виде призрака (то есть после самоубийства) Рэем по-прежнему можно управлять, он будет плавно скользить по улицам. Зацени новые способы двигаться — скольжение и проход сквозь стены. Супер! Призрачный Рэй соткан из лучей света — ты вливаешься в светопередачу «Рухнувшего мира», делаешься частью мерцания. Видно, как призрачный Рэй, едва видимый, парит над тротуаром.

И резко возрастает скорость движения.

* * *

Не знаю, почему так, но мне этот вот дрожащий, колеблющийся свет кажется чуть ли не «душой» «Рухнувшего мира». Нет, я совершенно не религиозен, и в детстве меня религией не доставали. Тори вот послали как-то в духовный лагерь, и там их чуть не до смерти запугивали рассказами про ад, проигрывали записи хеви-метал наоборот и выискивали всякие зловещие слова, но я во все это не верю. Когда последний раз приезжал из армии брат Роло, выяснилось, что он «уверовал в Бога, УВИДЕВ, КАК УМИРАЮТ ЛЮДИ». По мне, так недостаточно веская причина, чтобы в кого-то уверовать.

Называя дрожащий и мерцающий свет «душой» «Рухнувшего мира», я не имею в виду, что игра превращается в фильм Диснея, который 1) давно умер и 2) завещал, по слухам, заморозить свою голову. Криогенной заморозкой. Это мерцание, в которое вливается Рэй, я бы не назвал добрым, милым, теплым или дружелюбным. От него бальзам по сердцу не разливается. От него не чувствуешь себя «в дружной семье зверюшек» или «в самой гуще жизни» — никакого такого бреда. Это мерцание — и жизнь, и смерть. В нем наряду с жизнью и добротой чувствуются жестокость, кровь, смерть и боль. Как у «Скелетон» в последней песне из альбома «Ясность». Однако сделано мерцание очень здорово, чувствуются и страдания с жестокостью, и жизненная энергия. Круче графики, чем в этой призрачной стадии, я, наверное, не видел. Лучше даже, чем на большом костре, когда сжигают ведьм в «Костедробилке-9». Да, потрясающее мерцание. «Все просто и ясно, ты впадаешь в меня, как я впадаю в тебя». (Это из песни «Скелетон».)

* * *

Подбираемся к финалу. К последним крохам. Мы с прохождением поможем победить любых злодеев.

Веди призрачного Рэя к самому большому перекрестку у Порта. К северу будет здание/бункер, полевой стороне улицы с Бильярдной. В бункере находится склад всех материалов для «Рухнувшего мира». Это и есть, наверное, тот склад, который я когда-то пытался представить. Клокворк считает, что он вообще «вне игры», и на форумах многие утверждают, будто это некая свалка кодов, тайник, кладовая для «шлаков». Был на форуме один «диссертант» (обожаю его), который называл склад «временным численным хранилищем для математически зашифрованных объектов и свойств [игры], не являющимся настоящей локацией». Куда уж мне… Я не спец. И не компьютерщик.

Однако ни на одной карте «Рухнувшего мира» из тех, что попадались мне на глаза, я этого склада не видел, это правда. И сам наткнулся на него случайно. Впрочем, есть и другая правда: взрывчатка С-4 из инвентаря Рэя не оставляет от склада камня на камне. А значит, он все-таки существует. В смысле, раз его можно убить, оно точно живое. Если что-то можно разрушить, оно точно построено. Логика.

Подсказка: используй С-4.

Подсказка: дальше сам знаешь, что делать.

Еще подсказка: взорви чертов склад к чертовой матери. Только так можно бесповоротно покончить с ГАРС, ГосКорпом и НЕСТАПО.

* * *

Заходил Вентер, сказать, что есть билеты на «Скелетон» в «Венере Милосской». Супер! Я и забыл, что они выступают. Рождество, как говорится, наступило неожиданно. Нам с Тори осталось только обуться, взять пальто и ВПЕРЕД.

Были Ночнойбред, Клокворк, даже Роло, а еще БагМэп. Перекинулся с ним парой слов, но скандал раздувать не стал, чтобы не подумали, будто я совсем шуток не понимаю. «Удачно пошутил, — сказал я. — В следующий раз позову полицию. Ха-ха». БагМэп не ответил.

«Венера» была забита под завязку. Самый настоящий вечер встречи команды «РМ» плюс несколько других знакомых лиц из прошлого и будущего. Наверное, на выступлении «Скелетон» в этом городе по-другому никак.

Я почти все время стоял в глубине зала, наблюдая, как временами Вентер и даже Клокворк толкаются в давке у самой сцены, а иногда и забираются на край, чтобы упасть в руки толпы. Народ подхватывал их и передавал дальше, унося к стене, где они вставали на ноги и возвращались. Тори с пивом в руке тоже крутилась где-то сбоку, попадая иногда в людские водовороты по бокам, но потом, работая локтями, возвращалась обратно, поближе к колонкам, где музыка забивает все мысли. Иногда оборачивалась помахать мне.

«Скелетон» молодцы, круто выступили. Между песнями ничего не говорили, играли в основном композиции из нового альбома. На «Ночную гонку» выключили весь свет, остались только огоньки на «примочках», и из темноты на нас обрушился водопад мощного звука.

Потом в толпе периодически мелькали Тори, Джейн, Сисси, брат БагМэпа и остальные, проходя к бару за «Сьерра-Невадой» в убогих пластиковых стаканах. Мне кивали, я кивал в ответ. Нас с Тори снова воспринимают как пару, даже если мы не стоим вместе и не разговариваем. Как-то они это знают и все.

Была сестра Диетчика (Анджела) — я ее не видел, кажется, с того самого вечера в бильярдной, когда решил, что она ничего. Подошла, что-то мне пыталась сказать, перекрикивая музыку, но потом увидела, как я смотрю на Тори, а не на нее, и осторожно шагнула в сторону, улыбнувшись. Та же усмешка и грустное пожимание плечами, как в прошлый раз — так бывает, когда человек о чем-то думает, а словами передать не может. Потом ушла.

Впечатавшись в дальнюю стену, я представлял типичный образец себя, почти клише. Идеальная позиция для Наблюдателя, которому заодно через пол и стены передается вибрация басов. Для Наблюдателя, который все записывает. Как сейчас. Пальцы стучат по клавиатуре HALa. Тори спит за стенкой, и в ушах у нее, подозреваю, до сих пор звучит эхо песен «Скелетон». Я люблю Тори. Не так, как Рэй любит Рейчел. По-другому. Я рад, что она вернулась.

* * *

Почти под самый конец выступления — между «Заданием на побег» и «Отголосками и поворотами» у меня возникло ощущение, будто кто-то стоит рядом, привалившись к той же стене. Я все это время смотрел вперед, не оглядываясь по сторонам. Но там точно кто-то был. Уже чуть ближе. Нетрудно догадаться кто. Когда закончился «Электрошок», и Греша отошел от микрофона, вытирая полотенцем пот со лба, а Неон, расплывшись в улыбке до ушей, сделал пальцами знак дьявола, толпа взревела, а потом вдруг повисла тишина.

И вот тут (в тишине и темноте) стоящий рядом невидимка произнес: «Ну, как дела?»

Очень смешно. То есть он, Мозголом, навел шухер, исчез не пойми куда, а теперь вот скалится в улыбке как шут гороховый и интересуется, как дела. У меня! Как будто не исчезал никуда, не сбрасывал телефонные звонки, не перепугал всех до потери пульса, пропав на месяц с лишним…

Твою мать!

* * *

Веди призрачного Рэя к Складу/Зданию/Бункеру и обкладывай здание взрывчаткой по всему периметру. Медленно и методично, детонаторы, проволоку, часовые механизмы. Призрака никто не заметит. А даже если заметит, не обратит внимания. У них полно других дел. Зомби заняты. Приспешники Чана, перепрограммированные роботы на службе у ГАРС и агенты ГосКорпа прочесывают город в поисках повстанцев. Однако вскоре у них появится проблема куда более серьезная…

Когда будешь готов, бери детонатор и программируй, используя КОД РЕПЛИКАНТА. Надо в определенной последовательности ввести части кода. Это единственный способ включить детонатор. Так что гибель Рейчел оказывается не напрасной. Когда все закончишь, жми ПЕРЕКЛЮЧАТЕЛЬ — и понеслась. Взрывай склад. Смотри, как он разлетается на куски. Склад большой. Давай! Вперед!

Весь «Рухнувший мир» вспучится, полыхнет и исчезнет в реве пламени. Замерцает и растворится. Временное численное хранилище для математически зашифрованных объектов и свойств [игры], не являющееся настоящей локацией, может на прощание поцеловать меня в зад. Давай! Вперед! Пусть горит!

И тогда ты будешь свободен. Рэй будет свободен. И Рейчел. Никаких больше ГАРС. Никогда. Никогда.

Раздается голос (чей, непонятно), говорящий: «В детстве леса и джунгли казались мне раем». Не знаю, зачем так сделано и к чему этот голос.

* * *

«Рухнувший мир» сливается сам с собой, как сливаются струи дождя на бесконечной равнине с лабиринтом.

Когда все только начинает взрываться, перед тобой мелькают картинки (как во сне). Улицы «Рухнувшего мира» наводняет толпа, и одновременно все продолжает взрываться. Во вспышках взрывов ты видишь Рейчел (мертвую и прозрачную): она наклоняется к камере, откидывает волосы, опускает на нос темные очки и одобрительно показывает большой палец. Улыбается. То ли воспоминание, то ли видение из будущего. Неизвестно. А потом взрывается даже небо. Рвется красными лепестками огня — очень красиво прорисовано.

* * *

Разумеется, все тут же собрались вокруг Мозголома или просто уставились на него, а он делал вид, что никак не предполагал, будто его пятинедельное отсутствие заметят. Держался намертво. У меня смешанные чувства — и облегчение от того, что он вернулся, и досада, что он заставил всех так перенервничать, хотя никто ему ничего не сказал. Тори позвонила Полу, но тот уже, видимо, узнал от самого М.

«Скелетон» на бис играть не стали — как и предполагалось. Греша в конце выступления прыгнул со сцены в толпу, как будто тоже хотел на время раствориться в море поднятых рук, тату, пота и пролитого пива.

«История» Мозголома как-то раздробилась на мелкие подробности, которые я только сейчас начинаю склеивать, и то не пойму, что там правда, а что выдумки. Автостопом докуда-то — кажется, до Нового Орлеана. Несколько ночей кружения пьяным по улицам, которые он теперь не вспомнит. Проснулся в поле. Пробел. Дней семь в мотеле. Сколько-то на какой-то хате рядом с автомастерской на Двенадцатой улице — с «неприличной» стороны. Из комнаты не выходил больше недели, разве что за едой. Ночные пьянки. Это, я думаю, чистая правда. Проснулся еще где-то, на улице, под шум завода. Другой город. Снова пробел. Решил возвращаться домой.

Рассказывать-то он рассказывал, но это одно, и совсем другое — смотреть на него там, в «Венере», и знать, что у него есть вот такая скрытая от нас жизнь. Не в смысле, что он специально скрывал, а в том, что все происходившее с ним (и в прошлые разы тоже), наверное, даже для него самого — большая тайна. Когда-нибудь станет ясно, насколько это все важно и существенно, а может, и со временем не станет. Воспоминания будут медленно всплывать на поверхность, как осколки взорванной лодки. Всплывать не сразу, по очереди, побултыхавшись в темных водоворотах, прежде чем подняться.

Напоминает Рейчел, потерявшую память. Как будто ты Рэй, и ты знаешь, что воспоминания где-то там, внутри, и остается только ждать, когда они хлынут потоком. Интересно, как устроена память… И еще много чего интересно. Как происходит забывание. Как устроено горе и спокойствие. Надежда. Любовь.

* * *

Вот. Возвращаемся. Нажимаешь переключатель, С-4 взрывается. Конец Складу, конец небу, конец Рэю и Рейчел, конец ГАРС и заговорщикам. Конец.

Вокруг все рвется и горит. Крылья огня. Ищущий выход голос. «Жизнь прекрасна, даже сейчас».

Взрыв, клубы пламени. Поднимающиеся к небу. А потом мир проливается вниз дождем осколков. Мелькают картинки. Куски локаций. Куски инвентаря, оружия, зелий. Как такое может быть, не знаю, но так оно есть. Уточню потом у Клокворка, а пока, в последний раз, поверьте мне на слово. Даже куски свойств, умений, карт и настроений. Осколки Мира. И хотя технически это невозможно (?), в дожде осколков видно текст моего прохождения. Куски меня. Куски Тори, Вентера, Мозголома, Роло, Ночногобреда, сестры Клокворка с ее дочкой, Бранимира, Мирослава, Эштона и даже БагМэпа (шутник, мать его), Стентсонов (1.0 и 2.0), Куки, которая работала в основном по утрам, Куки 2.0 и куски города. Куски вашей собственной квартиры. То, как Тори с улыбкой смотрит на падающий снег на окраине Второго, как играет солнце на лобовом стекле, когда останавливаешься на перекрестке, выражение лица Рэя, видящего, как он сам под гипнозом убивает Рейчел, выражение лица Рейчел, видящей Лагеря в Восьмидесятом (я об этом не писал, простите), куски пустыни, городского пейзажа, дождь, ваше дыхание, все, о чем вы думаете или будете думать, или о чем могли бы думать, сложись обстоятельства иначе.

Белый экран, дрожание. Тишина. И все.

* * *

Уже очень, очень поздно. Поздняя ночь. Я один. Тори спит, в мыслях у нее плавают обрывки песен «Скелетон», на губах — тень той широченной улыбки, возникшей в «Венере» при виде Мозголома.

Тори спит, а я сижу за компом. Прямо как заставка к моей жизни. Да, я снова сижу перед экраном HALa, телик работает с приглушенным звуком, — все это уже повторялось много-много раз, пока я писал это прохождение. Зато я убедился, работая над ним, что словами все не выразить. Противоречие, да? Но я стараюсь как могу.

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ОБЕД

Съездили мы с Тори на этот торжественный обед. Там была Линда с зубным Майком, который не спускал с нее глаз и не выпускал из рук, особенно после «объявления-сюрприза»; то, кстати, сюрпризом никаким не стало: они обручились. Джо произнес тост, умудрившись даже из него устроить викторину на тему современной жизни и прочей чепухи.

Да уж. Под конец Майк нырнул в бассейн, а Линда, Барбара и Тори расположились вокруг на шезлонгах, потягивая коктейли и смеясь. Параллельно разговаривали с Шай по громкой связи. А я сидел на краю в тени, и Джо угощал меня виски. В какой-то момент смех вдруг смолк, и наступила тишина.

— Почему так получается, — поглядев на воду, спросил Джо, — что отражение всегда расплывчатое?

А потом через паузу, посмотрев на Майка, плавающего пузом кверху на надувном матрасе, на Линду, Тори и жену, задал еще вопрос:

— Как можно сохранить независимость и быть при этом любимым?

Я сказал, что не понимаю, о чем он. Джо кивнул, перевел взгляд с искрящегося льда в стакане на блестящую гладь бассейна и поинтересовался:

— Как быть, если хочется и личного пространства, и человеческого тепла?

В последний, самый-самый последний раз повторяю: чокнутые они там все в пригородах!

* * *

После взрыва игре действительно конец.

Черный экран, титры. Может, есть и другие варианты финала, кроме как все взорвать, но мне о них пока не известно. Пишите, если что. Я буду дополнять и дописывать, и вас обязательно упомяну. Нужна помощь с переводами и кусками, которые я пройти не смог. За что прошу прощения.

Вот список локаций и заданий, которых у меня пока нет — то есть тех, о каких я знаю. По порядку, но не всегда по порядку появления — все зависит от ваших решений, у вас эти участки могут появляться и в другом порядке.

Ледяной мост.

Частокол из костей.

Машинный завод. Дом Рэя (заново). Полигон.

Китайский квартал. Полярный круг. (Или тот, или тот, оба сразу не получатся.)

Лабиринт (система отопления). Лабиринт (система вентиляции). Лабиринт (ацтекские тоннели).

Секретные проходы.

Черные развалины. Боулинг.

Запретная зона.

Спиральный бункер. Тонущий корабль. Затопляемая пойма.

Библиотека. Лес.

Наркопритон.

Телепатическая лаборатория.

Джиу-джитсу.

Лагерь военнопленных. Крабовидная туманность.

Магазин хозтоваров. Угнанный самолет. Бункер.

Коридор у входа в клуб.

Плаза. Пьяцца. Вестибюль. Пентхаус.

Дом: подвал, кухня, спальни, коридор, ванная, чердак, сад.

Вена (I и II).

Остров Желандия (где, к глубокому огорчению всех окрестных чародеев и магов, волшебство иссякло). (Потом еще допишу.)

* * *

Не упомянутые мной персонажи:

Криптограф

Дикарь Кит

Трейвен

Дочь гипнотизера

Телерукая духева

Предводитель наемников

Элоиза

Первый убийца

Второй убийца

Третий убийца

Священник

Девушка в лифте № 1

Девушка в лифте № 2

Зевс

Кали

Старики — настолько старые, что из них песок сыплется. По дорожке из песка их можно выследить и найти подсказки

Загипнотизированный мальчик

«Трясун» Мо Коллиер

Потерявшаяся Лиза

Билли

Лейтенант Кол Снайп

«Иуда» — серийный убийца

Кейс

Девушка-андроид

Роман Тотале

Саския

Тернер

Дженна

Джозеф

Марни

Зико

(Потом еще добавлю.)

* * *

Эпизоды, которые я пропустил (почти по алфавиту).

Азартные игры

Боевая подготовка

Вертолетный балет

Взлом сейфа

Воспоминание о любовной сцене между Рэем и Рейчел

Гонка по минному полю

Гонка по льду

Гонка в пустыне

Гонка в грязевом потоке

Информационные войны (1-я, 2-я и 3-я)

Казнь заложников

Линейная алгебра

Нападение сторожевых псов

Нападение чаек

Обеление политических последствий

Опознание тел

Переправа через реку (ночная)

Переправа через реку (граница, днем)

Подводная находка

Помешательство

Пытка Рейчел (не во всех версиях игры)

Подрывная операция

Разрушение Антверпена

Речная прогулка

Рыцари Шары

Свободное падение

Смена стиля

Вирконий

Снайперы

Телекинез

Допрос/детектор лжи

Школа карате

Экзорцизм

Эстафета

* * *

Предметы, которым не досталось особого упоминания:

Щит

Веревка

Зелье

Снопы

Перочинный нож

Базука

Синяя краска

Волшебная флейта (из Рохиноры)

Умная бомба

Карта звездного неба

Свиток с рунами

Секстант

Горнолыжные очки

Паутина

Стетоскоп

GPS-навигатор

Потайной микрофон

Доска для спиритических сеансов

Крылья Икара

Справочник шифров (фотокопия)

Водные лыжи

Карта сокровищ

Шприц для подкожных впрыскиваний

Шахматы

Галька

Картина с готическим замком

Рис

Героин

Любовные письма

Арбалет

Искусственные глаза

Кухонный таймер

Мышеловка

Капкан

Видеопленка

Гранатомет

Плащ-невидимка

Частицы пыли

Склянка надежды

Склянка дозволения

Книга заклинаний

Морфий

Квантовые частицы

Страница из «Бури» (Шекспир)

Человеческая сила (в порошке)

* * *

Вот и все пока. Спасибо за комментарии, за мысли, за поддержку. Надеюсь, прохождение поможет успешно справиться со всеми заданиями и стереть врагов в порошок. Оторвитесь по полной! Огромное спасибо всем разработчикам и кодировщикам «Рухнувшего мира». Спасибо Вентеру, Клокворку, Ночномубреду, Мозголому, БагМэпу и всей команде «РМ» за коды, подсказки и читы. Спасибо В. Спасибо Д. Спасибо М. и С. За потрясающей красоты Карты демонов. И, как я уже говорил, прохождение посвящается Тори. Привет, Тори! Мир.


Оглавление

  • НАЧАЛО ПУТИ
  • ВТОРОЙ ГОРОД И ДАЛЬШЕ
  • В ТРЕТЬЕМ ГОРОДЕ ПОВЕЗЕТ
  • НАЙТИ И ПОТЕРЯТЬ РЕЙЧЕЛ
  • СМЕРТЬ ВСЕГДА РЯДОМ
  • ЛЯО ПИ
  • НЕОБЫЧНЫЕ СПОСОБНОСТИ
  • ОТ ЗАМКА В НИКУДА
  • ПОИСКИ РЕЙЧЕЛ
  • ДВОЙНАЯ ЛУНА
  • ЕЩЕ ГЛЮКИ
  • ВИДИМЫЕ ГОЛОСА
  • ВЫХОД/ВХОД
  • ПЕРЕНАСЕЛЕННАЯ ЗЕМЛЯ
  • ОЖИДАНИЕ БЕЗ ЖЕЛАНИЙ
  • ДОЖДЕВОЙ ЛАБИРИНТ
  • ГЛОБАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ
  • ВРОДЕ БЫ ДВЕНАДЦАТЫЙ
  • ТРИНАДЦАТЫЙ ГОРОД. ОПРЕДЕЛЕННО
  • ОДЕЖДА И ДОКУМЕНТЫ
  • АЙРИН/КОМАНДА
  • НИКАКИХ ПЕРЕМИРИЙ/СТЕРВЯТНИКИ
  • ПЕРЕД БИТВОЙ
  • БИТВА
  • ГЕНЕРАЛ-ХОХОТУН
  • П.У
  • ЕЩЕ О ПУ
  • ПОГОДА, ТРАНСПОРТ И СЛЕЗЫ
  • СЛЕЗНАЯ КАРТА
  • ДАЛЬНИЕ ЗЕМЛИ
  • ШЕПОТ
  • УБИЙСТВО/ВЗАИМОСВЯЗИ
  • СНОВА ЗЕМЛЯ
  • ПОДЗЕМЕЛЬЯ
  • ЗАСТЫВШЕЕ ВРЕМЯ
  • ПУСТОШЬ/ОТКРЫТИЕ
  • ГРАНАТА ВРЕМЕНИ
  • СЛОВА ОБРАТНО
  • ЕЩЕ О ПРОШЛОЙ НОЧИ
  • ЗЕРКАЛО ПРАВДЫ И НЕПРАВДЫ
  • СВЕТ
  • ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ОБЕД