КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Беловежская застава [Михаил Плотников] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Беловежская застава

I

Вот я и на заставе. Позади — учебный пункт. Позади — пот, соленый солдатский пот... Если бы знали вы, как было тяжело молодому солдату в первые дни службы! Подъем в шесть. Зарядка, умывание, завтрак, занятия в поле, на спортивной площадке, на стрельбище. Ползешь, бывало, по-пластунски, пот с тебя градом, и слышишь: «Отставить!» Это значит надо возвращаться в исходное положение и снова потеть до тех пор, пока сержант не добьется от тебя четких и правильных действий. И так каждый день. Ни дождь, ни слякоть не могут изменить распорядка дня. Недаром наш сержант говорил: «Если выдержишь, Горин, учебный пункт, будешь солдатом». И я выдержал. Вот только зеленую фуражку пока не дали. Говорят, весной получу.

Застава наша стоит в лесу, в знаменитой Беловежской пуще. Окружают ее вековые дубы, стройные клены, величественные вязы, разлапистые ели, высоченные сосны и милые белоногие березки.

На дворе октябрь. Лес роняет золотые листья. Они летят, подгоняемые ветром, устилая землю ярким ковром. Я залюбовался. Из раздумья меня вывел чей-то голос:

— Вы чего дивитесь, рядовой Горин?! Берите метлу, и чтобы ни единого листика не было на дорожке!

Я обернулся. Передо мной стоял наш старшина, краснощекий здоровяк, с раскидистыми черными усами. Что мне оставалось делать? Взял метлу и в течение часа выполнял обязанности дворника, а потом доложил старшине. Он покрутил усы, сказал:

— Молодец! Будете исполнительным, служба пойдет как по маслу. По своему опыту знаю.

Он стоял передо мной такой сильный и мужественный, прямо богатырь. Я вспомнил, что о нем рассказывали ребята еще в первый день нашего приезда. Утверждали, будто старшина — настоящий герой. В минувшую войну не одного гитлеровца на тот свет послал.

— Метлу не бросать. Поставьте на место — вон туда, — он показал рукой на дровяник и уже на ходу добавил: — У нас на заставе чистота и порядок. Никто не имеет права нарушать установленную традицию. Поняли?

Через полчаса сержант Викулов объявил, что начальник заставы капитан Волгин приказал собрать всех молодых солдат в Ленинской комнате. До этого я мельком видел его: ночью, когда мы приехали на заставу.

Капитан резко открыл дверь, вошел, выслушал доклад, затем повернулся к нам, скомандовал:

— Вольно! Прошу садиться...

Он коротко рассказал о себе, а потом с каждым из нас стал знакомиться: откуда родом, кто родители, где работал. Дошла и до меня очередь.

— Товарищ Горин, какое у вас образование?

— Десять классов, товарищ капитан.

— Это хорошо. Нам грамотные люди нужны. Будете помогать газету делать. — Он улыбнулся и подошел ближе ко мне: — Родители у вас где?

— Папа погиб на фронте, мама работает в колхозе, на Волге.

Капитан вернулся к столу.

— У многих война отняла близких людей. У меня фашисты мать убили, дом сожгли...

На лицо капитана легла тень. Губы дрогнули, но он быстро овладел собой:

— Я говорю это к тому, чтобы мы никогда не забывали об этом. Помнили и еще лучше служили Родине...

Потом Волгин говорил о заставе, о ее традициях. С особой теплотой отозвался о солдате Мирошникове Иване Павловиче, награжденном медалью «За отличие в охране государственной границы СССР». Он в прошлом году уволился. Отличился парень здорово — задержал нарушителя! Капитан подробно рассказывал, как, выбиваясь из сил, солдат шел по болоту, преследуя нарушителя. Пять часов длился этот поединок. Мирошников победил!

В конце беседы капитан сказал, что пограничник особенно должен развивать наблюдательность, ибо тот, кто не умеет этого делать, проигрывает наполовину, если не больше. На участке своей заставы пограничник обязан знать каждый бугорок, каждый кустик, каждую ложбинку, канавку. Все это необходимо для того, чтобы в случае осложнения обстановки не блуждать, а действовать быстро, сноровисто и четко.

— Сегодня после обеда, — сказал он в заключение, — мы пройдем по нашему участку...

Ровно в два часа мы тронулись в путь. Впереди капитан. Тропа уходила вниз. Справа змеилась узкая полоска земли, сплошь засыпанная багряными листьями.

— Это очень опасно, — показал рукой капитан на полосу. — Нарушитель может пройти незамеченным. Вот в такое время пограничник должен быть особенно бдительным.

Тропа, утоптанная солдатскими сапогами, уводила нас в глубь леса. Густая крона деревьев едва пропускала солнечный свет. Тонкие серебряные нити переливались разноцветными оттенками. Картина была прямо сказочная.

Мы изредка останавливались, и капитан показывал нам особые приметы местности — то огромный сваленный дуб, то канаву, то пригорок. Мне хотелось спросить капитана: где же настоящая-то граница. Но вот мы подошли к пограничному столбу. На лицевой стороне его — герб нашей Родины. Я понял — граница проходит здесь.

Не знаю, сколько километров мы прошли по лесной просеке, только возле мостика, перекинутого через небольшой ручей, капитан остановился. Отсюда начинался участок соседней заставы. Дозорная тропа не прерывалась, шла дальше от участка к участку. И так от заставы к заставе по всей территории страны. Вот бы прошагать по ней!

Обратно шли по другой дороге. На одном из перекрестков наше внимание привлек обелиск с красной звездочкой наверху, у подножья которого стоял станковый пулемет «максим» с пулевыми прострелами на щите. А на стороне обелиска, обращенной к дороге, был врезан жестяной прямоугольник с надписью. Мы молча подошли к памятнику, прочитали:

«Обнажите головы! Здесь покоятся вечным сном герои Великой Отечественной войны — пулеметный расчет советских пограничников, сражавшихся против роты немецко-фашистских захватчиков 23 июня 1941 года. Вечная слава героям, погибшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!»

Капитан первым снял фуражку.

— Вы должны знать, — сказал он, — что мы по праву гордимся двумя безвестными героями, которые служили на нашей заставе.

Я глядел на капитана с завистью: он-то наверняка знает подробности и может поведать многое о том, что произошло 23 июня 1941 года вот здесь, на этом перекрестке. Меня волновала мысль: почему нет фамилий на обелиске.

Я подошел ближе к Волгину и тихо спросил его о судьбе безымянных героев. Мне казалось, что он знает о них больше, чем рассказал.

— Зайдете ко мне вечером, — сказал капитан, — поговорим.

После ужина я постучал в канцелярию. Капитан был один. Он вынул из ящика стола пожелтевшую газетную вырезку и подал ее мне. «Загадки великой войны», — прочел я заголовок.

«В могучем лесном массиве государственного заповедника — Беловежской пуще, раскинувшейся около границы Советского Союза, в западных областях Белоруссии, на развилке двух глухих проселков, есть скромная могила военных лет. Зеленый холмик увенчан простой деревянной пирамидой со звездочкой, какие ставили на могилах того времени. На жестяном прямоугольнике, прибитом к пирамиде, надгробная надпись, начинающаяся словами: «Обнажите головы!» И уже вдавившийся колесами в землю на могиле стоит пулемет «максим».

В этой могиле лежат два пограничника, в первые дни войны принявшие здесь, на дорожной развилке, неравный и смертельный бой с врагом. Видимо, они были оставлены прикрывать отход своих и свято выполнили приказ. Местные жители рассказывают, что бой у этой развилки шел почти целый день, пулемет стрелял, не умолкая, и больше роты фашистов нашли здесь свою смерть. Когда же пулеметчики погибли, немцы, говорят, не могли поверить своим глазам — они считали, что вели бой с крупным подразделением, а перед ними лежали тела двух храбрецов, из которых один, по словам крестьян, оказался совсем молоденьким, почти мальчиком. Даже враги были потрясены их стойкостью, героизмом, и, вырыв по одну сторону длинный ряд могил для своих убитых солдат, они по другую сторону похоронили двух советских героев и поставили на могиле пробитый пулями «максим». Все годы войны этот пулемет оберегали крестьяне соседних деревень и сохранили его до наших дней.

Никто не знал имен этих бойцов, никто не знал, откуда они. И поныне два героя Беловежской пущи остаются безымянными».

— Прочитали? — спросил капитан. — Ну как? Здорово написано, не правда ли?

— Написано-то здорово, да только плохо, что не до последней точки дошел писатель, а тут есть над чем подумать...

Раздался звонок, капитан взял трубку. Кто-то звонил из отряда. Я понял, что мне надо уходить.

Вышел в коридор и столкнулся с сержантом Викуловым, командиром нашего отделения.

— Что с вами, товарищ Горин?

— Вот прочитал заметку, думаю... — И показал ему вырезку из газеты. Он тут же прочитал «Загадки великой войны». — Кто же были эти герои? Надо, по-моему, написать в Москву, местных жителей расспросить. Может, что и прояснится...

Сержант внимательно посмотрел на меня:

— А вы, Горин, — голова!

Через две недели из Москвы пришел ответ. «Имена героев неизвестны». Значит, надо искать здесь.

А служба шла своим чередом. Я уже не один раз был на охране границы. Однажды мы несли службу с рядовым Порониным и вели наблюдение за вспаханной полосой. Просека утопала в дымке. Листья по-прежнему кружились в воздухе и ложились на полосу: осиновые — медными пятаками, березовые — рыжими волнушками, кленовые — горящими звездами, рябиновые — золотистой лесенкой. Я глядел и от души радовался листопаду. Хоть садись и пиши стихи!

На повороте Поронин подозвал меня.

— А ну, рядовой Горин, решай задачу... Следы видишь? Определи, чьи они, какой давности, направление и все прочее...

Следы сначала шли вдоль контрольно-следовой полосы, затем свернули резко налево и исчезли...

— Это пробежала белка, — сказал я и, не мигая, посмотрел на Поронина.

Он лукаво прищурился, спросил:

— А точнее?

— А точнее — ворона...

— Сам ты ворона, дурья голова. Никто тут не был, я вчера палкой наследил для проверки бдительности вот таких, как ты. Пусть, думаю, учатся... — И Поронин расхохотался, а у меня испортилось настроение.

Возле заставы меня встретил Ваня Гринчук. Он подбежал с письмом в руке и потребовал, чтобы я танцевал, но я наотрез отказался.

— Э, брат, ты вроде скис? — он заглянул мне в глаза, держа руки за спиной, но тут же протянул правую: — На уж, ладно...

Я взял письмо, и у меня сразу же отлегло от сердца. Письмо матери было сейчас для меня истинным спасением.

II

Сегодня после обеда сержант Викулов подозвал меня и сказал, что мы с ним идем на хутор к леснику Божко. Уверяли, что он был свидетелем знаменитого боя в Беловежской пуще и, быть может, сберег в памяти что-то важное о безвестных героях-пограничниках. До домика лесника хода было часа два, не меньше. Дорога вилась между деревьями. Я запрокидываю голову и вижу, как медленно качаются дремучие старые ели. Где-то наверху мелькнуло рыжее пламя. Это метнулась белка.

— Товарищ сержант, смотрите, белка!

— Экая невидаль, — сказал он на ходу. — Тут есть поинтересней экспонаты. Слыхали, наверно, про зубров? Они в нашей Беловежской пуще живут. Или кабаны, например.

Домик стоял на опушке. Мы услышали удары топора. В маленьком сарайчике на березовом чурбане сидел человек в старом кожушке и в треухе набекрень, постукивал топором по небольшому колышку, заостряя его с конца. Когда увидел нас, встал.

— Доброго здоровьичка, служивые, — сказал он, улыбнувшись, и протянул руку. Сначала поздоровался с сержантом, затем подошел ко мне.

Я смотрел на этого человека и едва сдерживал волнение: вот сейчас, сию же минуту он расскажет нам о героях заставы сорок первого года.

— По делу мы к вам, Сергей Петрович, — сказал сержант Викулов.

— А ко мне без дела никто не ходит. На той неделе сам районный партейный секретарь пожаловал. Ты, говорит, дедушка, партизанил? Партизанил, отвечаю. Так вот напиши, говорит, как и где воевал... В газету-де поместим. Три дня писали с внучкой... Да вы садитесь вот на бревнышко, рассказывайте, какое важное дело привело вас, — и он первым уселся на бревно. Мы угостили лесника сигаретой. Он повертел ее в руках, потом положил в карман.

— Не привык я к этой штуковине, — уж лучше свою родную задымлю.

Дедушка достал потертый кисет и завернул самокрутку. Разговор начал сержант. Сергей Петрович внимательно его выслушал и повел свой рассказ.

— Помню, хорошо помню сорок первый год. Только вот, право, не знаю, с чего начать. В голове все смешалось. — Он разгладил бороду, потер свои натруженные руки. — Перво-наперво, значит, выстрелы услыхал. Ну, думаю, мало ли кто в лесу стреляет. А пальба не утихала. Понял: происходит что-то неладное. Побежал я в деревню. А там уже мотоциклисты, в касках, с ружьями. Чужие... Сердце так и екнуло — война!

Через три дня явились непрошеные гости и ко мне. Обшарили все, провиант забрали. Слышу, говорят по-своему, а я малость кумекал по-ихнему еще с той войны. Про двух наших солдат рассказывают, называют их фанатиками. Генерал немецкий приказал русских солдат за храбрость в бою похоронить с почестями... И когда я ночью подался на перекресток, глазам своим не поверил: на могилах березовые кресты стояли.

— А как звали солдат этих, вы не помните? — спросил я лесника.

— Звали как? Чего не знаю, того не знаю. Но вы не отчаивайтесь. Может, Михайло Потапыч знает, лесник соседнего участка?

— А пулемет, который сейчас у памятника стоит, настоящий? Из него в сорок первом стреляли пограничники? — спросил я.

— Он самый, я точно знаю.

На крыльце появилась девушка. Я заметил, как внимательно посмотрел на девушку сержант и почему-то смутился.

— Это моя внучка, — с любовью глядя на нее, пояснил лесник.

— Значит, нам в Люпиху надо идти, Сергей Петрович? — спрашивает сержант, а сам глядит на девушку.

— Непременно до Михаила Потапыча, — посоветовал лесник.

«До Люпихи так до Люпихи, — подумал я, — лишь бы разгадать эту трудную загадку». Мы поблагодарили лесника за все то, что он нам рассказал, и распрощались.

На заставу вернулись еще засветло. Но вечерние сумерки синей дымкой уже опускались на землю. Чубатый клен, который стоял у ворот заставы, тонул в синеве, и его багряные листья отливали медью.

После ужина, как всегда, был боевой расчет. Капитан Волгин довел обстановку: на участке заставы должны появиться два неизвестных, которые будут стремиться перейти границу в Беловежской пуще. Он призвал всех пограничников проявлять высокую бдительность, быть начеку. Потом скомандовал «Смирно!» и зачитал приказ на охрану границы. Я с нетерпением ждал, когда капитан назовет мою фамилию. Сердце стучало как-то тревожно и торжественно. И вот я услышал: иду ночью в наряд с инструктором розыскной собаки сержантом Мочаловым.

III

В два часа ночи меня разбудили. Я быстро оделся и вышел в дежурную комнату. Там стоял хмурый на вид сержант Мочалов. У него белые-белые брови, да такие ершистые, как два пшеничных колоска. А глаза голубые-голубые. Он повернулся ко мне, спросил:

— Готовы?

— Так точно, товарищ сержант, — ответил я.

Он оглядел меня и сказал:

— Ладно, пошли. Только вот ремень у вас висит, подтянуть его надо, да и вообще подтянуться... Идете на границу, а не на прогулку. Поняли?

Я поспешно поправил ремень, будь он неладен! Вчера старшина журил за это, сегодня сержант.

Капитан Волгин еще не ложился спать. Когда мы вошли, он встал, выслушал доклад Мочалова, подошел ко мне, спросил, как здоровье, как дела с поисками героев, осмотрел оружие. Потом подошел к карте нашего участка и отдал приказ на охрану границы.

Сержант повторил:

— Есть выступить на охрану границы Союза Советских Социалистических Республик...

И так четко, без единой запинки повторил все то, что приказывал капитан, что я искренне удивился: как он мог запомнить все подробности?

На улице было по-осеннему темно. Сержант держал на поводке Дину. Я шел за ним. Старался быть к нему как можно ближе, чтобы не сбиться с тропы, а он, как мне казалось, уходил от меня. Я торопился, ноги срывались с тропы, скользили, я спотыкался, падал.

Когда очутились в лесу, тьма стала еще гуще, будто вакса. Сержант Мочалов поминутно освещал полосу фонарем. Тонкий лучик резал темноту, застывал на месте, а затем подпрыгивал и бежал по пашне. Исчезал так же быстро, как и появлялся.

Возле ручья, через который перекинут мостик, мы остановились. Постояли минуты две, послушали. Было удивительно много ночных шорохов. Чуткое ухо улавливало то мгновенный писк, то протяжный скрежет, то далекое уханье, то звонкий перестук.

Я поднялся на мостик, поскользнулся и рухнул вниз. В бочажке было неглубоко, и вода чуть-чуть попала за голенища. Я никак не мог выбраться. Не было опоры. Сержант посветил фонарем и молча протянул мне руку.

Мне было как-то не по себе: уж лучше бы он меня распек.

Над нами плыла густая серебряная река звездочек. И тут впереди меня тьму полоснул тонкий лучик фонаря. Я мигом взглянул на полосу.

— Рядовой Горин, почему не докладываете?

— О чем, товарищ сержант?

— Это я вас должен спросить... О следах, конечно.

Он еще раз включил фонарь, и я вдруг увидел, что вдоль пашни идут глубокие следы.

Дина почему-то сразу же, как только принюхалась к следам, отошла в сторону. Я наклонился и стал рассматривать их.

— Кажется, кабаньи.

— Точно, но ведь и за ними нужен глаз.

Сержант пошел на стык, а я остался один. На дозорной тропе послышались шаги. Я залег. Из тьмы прямо на меня шел человек. Я узнал капитана Волгина.

— Стой! Пропуск! — негромко, но отчетливо произнес я.

Капитан ответил. Я встал и, волнуясь, доложил, как положено в таких случаях делать. Он выслушал мой сбивчивый доклад, заметил:

— Службу несете хорошо, но очень близко подпустили меня.

— Так я же знал, товарищ капитан, что вы идете...

— Все равно. Это не имеет значения. Враг хитер.

Капитан не дождался сержанта, ушел. Вместе с Ваней Гринчуком, сопровождавшим его, растворился в темноте.

Под утро, когда начал брезжить рассвет, мы потихоньку пошли на заставу. И тут на контрольно-следовой полосе Дина обнаружила следы.

— Сообщите немедленно на заставу: «Иду по следу» и быстро за мной, — приказал сержант.

Я догнал его у старого дуба. Он был весь мокрый, дышал тяжело. Дина нервно подпрыгивала.

— Сбилась, — сокрушенно проговорил Мочалов и снова заставил собаку искать след.

— Ищи, Дина, ищи! — повторял он беспрерывно, и собака послушно исполняла волю хозяина. Через полчаса мы очутились на небольшой полянке. Дина бросилась наискосок. Сержант за ней. И только тут я почувствовал, что бежать не могу: выбился из сил.

Учащенно колотилось сердце, и почему-то стало очень тяжело дышать. В глазах потемнело. Зацепился за какую-то корягу и упал. А когда поднялся, сержанта Мочалова и след простыл. Где искать? Я пошел наобум. Шел, потому что надо было идти. В другом месте и в других условиях, может быть, и не пошел бы. Но тут нельзя. Надо идти во что бы то ни стало!

Чем дальше уходил в лес, тем сильнее мучила мысль: а если заблужусь?.. Кричать я не мог, потому что знал — сержант преследует неизвестного. Своим криком могу испортить все дело.

Но вот лес неожиданно кончился. Передо мной открылась речка с крутыми берегами. На той стороне ее я увидел сержанта. Не раздумывая, кубарем скатился вниз и поплыл. Вода была холодная и мутная.

Сержант стоял возле одинокой березы и улыбчиво глядел на меня:

— Вот здорово для начала!

— Для какого начала? — спросил я.

— Для начала службы на заставе...

А за кустами Дина трепала, зубами рвала на ком-то одежду. Человек в тренировочном костюме с трудом отбивался от собаки. Сержант подошел, отвел Дину. Передо мной лежал Поронин.

«Вот ведь проклятущий», — подумал я и шагнул к нему. Он улыбался.

— Вот это тренировочка, Горин! — сказал он. — А она тебе на пользу — вон как раскраснелся. Глядишь, придешь на заставу и добавочную порцию на завтрак попросишь. А у нас одна положена... Вот так-то!

IV

Поиски героев продолжались. В следующее воскресенье мы побывали у Михаила Потаповича Дашкевича. Встретил он нас с сержантом Викуловым очень приветливо.

— Проходите, — предложил хозяин. Тем временем его супруга принесла чугунок с картошкой. В общем ели мы белорусскую бульбу, пили чай с малиновым вареньем. А потом лесник рассказал нам о знаменитом пулемете, который стоит возле памятника.

— В первые дни люди разное говорили. Одни уверяли, что застава погибла, другие твердо стояли на своем, что, мол, пограничники и до сих пор сражаются... Решил сам сходить. И увидел на перекрестке свежие березовые кресты. На одном холмике пулемет стоял.

А через несколько дней «максим» исчез с могилы. Решили мы, что это дело рук полицаев, и пожалели, что сами не взяли его. Как-то ночью ко мне пришли два наших коммуниста, Микола и Федор Короткевичи. Так и так, говорят. Михась, помоги нам, спрячь пулемет. Мы, когда потребуется, возьмем. Я сначала не понял, в чем дело, а потом прикинул, что к чему, и сообразил: пулемет-то особый, и хранить его — великая честь. Ну, и взял, затащил ночью на чердак, замотал там разным тряпьем — и делу конец.

Что дальше было? А вот что. Кто-то все же донес на меня старосте, что имею я оружие супротив «законной власти», это, значит, против фашистов. Я, конечно, не признался старосте, хоть и тряс он меня, как грушу, каждый божий день. Однажды ночью перетащил я пулемет в безопасное место — на край села к старику Парамону Пантелеймоновичу Гуриновичу. Старосте откуда-то это известно стало. Через неделю до меня дошел слух, что в стычке со старостой Парамон погиб.

И снова «максимка» у меня очутился. А со старостой рассчитались партизаны. В отряде над ним свершился суд по всем правилам закона. Приговор был коротким — повесить на старой осине. А когда в сорок четвертом пришли наши, «максим» заслуженно занял свое почетное место.

— И больше вас никто не беспокоил? — спросил я.

— Как же не беспокоили, очень даже тревожили... Староста-то исчез. Немцы всполошились. Собрали всех жителей, старых и малых, и давай допрашивать. Троих наших на глазах у всех расстреляли. Ко мне подбирали ключи, да кишка тонка — не подобрали. Сумел я их обкрутить...

— А фамилии погибших помните?

— Нет, запамятовал. Вот, может, Ерофеич знает. Он в то время на заставе часто бывал, егерем работал...

V

Сегодня я проснулся раньше обычного. Быстро оделся, сделал зарядку, умылся и вышел на улицу. Возле калитки, рядом с часовым стояла Аннушка, внучка лесника Божко. Она что-то говорила, поминутно вытирая слезы. Я подошел ближе. Из ее слов понял одно — какие-то неизвестные сегодня ночью пришли на лесной кордон и увели ее деда.

Куда увели, зачем? Это было очень странно.

— Вы не плачьте, пожалуйста, мы постараемся чем-нибудь помочь вам... — попытался я успокоить Аннушку.

Часовой позвонил капитану, и тот не заставил себя ждать. Минут через десять Волгин, сержанты Викулов, Мочалов, я, еще два солдата и Аннушка мчались в «газике». Рядом с Мочаловым была наша Дина. Ваня Гринчук осторожно вел машину по лесной разбитой дороге.

Пять часов назад в дом пришли два неизвестных и силой увели лесника. По всей вероятности, им нужно быстрее перейти границу, минуя заставу. Капитан Волгин объяснил нам:

— Заставы Беловежской пущи подняты по тревоге, усилена охрана границы. Надо во что бы то ни стало задержать неизвестных!

Сержант Мочалов сразу же пустил Дину. Она сначала путалась, но когда напала на след, рванулась так, что сержант еле-еле удержался на ногах. За ним бежали капитан, сержант Викулов и я, а два солдата остались здесь, на всякий случай.

— Не отставать! — слышал я голос капитана.

Мы бежали по высоким зарослям папоротника, то и дело смахивая с лица паутину, тягучую и неуловимую; мчались по нехоженым лесным тропинкам, по слежавшимся листьям, по жухлой траве, по мхам и лишайникам. Меня не оставляла одна мысль: почему именно Божко им понадобился. Уж не с пулеметом ли здесь связано дело?

Потом под ногами зашуршали опавшие листья — желтые, багряные, золотисто-коричневые, бурые, зеленые с красными прожилками. И снова били по лицу темные ветки елей. Мы на бегу разводили их в стороны. И вдруг, как по команде, все трое остановились: где-то в стороне раздался выстрел, затем второй. И сразу все стихло.

— Сержант Викулов, ко мне! — крикнул капитан. — Через десять минут закроете выход из Черного оврага. В случае встречи с нарушителями действуйте осторожно... Связь — посыльным.

Черный овраг действительно был черным: повсюду торчали обгорелые деревья. Наверно, когда-то здесь разбойничал пал — лесной пожар. Потому и не пробраться тут. С трудом дошли до того места, где должны залечь. Укрылись за старым, вывернутым вверх корнями пнем. Отсюда было удобно наблюдать за подступами к границе.

— Как вы думаете, кто стрелял? — спросил я, наконец, сержанта. Но тот неопределенно махнул рукой, и я замолчал. Лежали, не шевелясь.

Прошло минут десять. Ни души. Кругом звенящая тишина.

Сержант на секунду приподнялся, кивнул мне головой.

— Ну, что там? — шепотом спросил я.

— А вы глядите, глядите. Вон туда, — он показал рукой на сваленную ветром сосну на той стороне оврага.

Макушка сваленной сосны упиралась в самое дно оврага, а комель торчал метров на двадцать выше.

— Да не туда вы смотрите, вон куда надо, — и сержант снова показал рукой. Теперь-то я хорошо понял, что он показывал на дно оврага.

— Ничего не вижу подозрительного...

— Обратите внимание, молочай качается, — как бы упрекнул меня сержант.

— Молочай вижу, но разве он качается?

— Смотрите лучше!

Я видел цветы молочая. Там, куда показывал сержант, цветов было больше, и они действительно слегка покачивались. Сначала я подумал, что это работа ветра. Но они качались не одинаково. Получалась странная картина: шевелятся не все цветы, а лишь отдельные и в одном направлении.

— Вижу, товарищ сержант.

— Очень хорошо, теперь следите...

— А чего ж тут следить? Кокнуть его — и делу конец!

— Горячиться нельзя. Нам надо, чтобы все было, как на ладони, ясно.

Я не спускал глаз с цветов молочая. Они и теперь качались, но почему-то медленней, чем вначале. Казалось, что каждый стебель кто-то перебирал руками. Но цветы должны вот-вот кончиться... Что же тогда? Сержант сказал мне тихо:

— Сейчас спуститесь вниз и пойдете нарушителю навстречу, я буду возле вон той старой ели. Поняли?

— Все понял, — сказал я полушепотом, а у самого, между прочим, в горле вдруг сразу пересохло. Если бы сейчас глоточек холодной воды!

Поудобней пристроив автомат, чтобы не мешал, я пополз по-пластунски. По шуршащей листве, по колючему валежнику. Полз, не поднимая головы. Когда очутился на дне оврага, отдышался. С меня ручьями лил пот, и все тело ныло от какой-то тупой боли. Руки, разодранные в кровь, жгло, как огнем. Приподнял голову, осмотрелся. Никого нет. Здесь вот-вот должен появиться нарушитель. Я замер. Минут через пять увидел, как прямо на меня шел человек в маскхалате. Подпустив его ближе, я крикнул:

— Стой! Руки вверх!

Человек моментально метнулся в сторону, на секунду остановился, выхватил из-за пазухи пистолет и выстрелил. Я успел стать за дерево. А он продолжал стрелять. Пули где-то возле меня ударялись в землю, поднимая старую слежавшуюся листву. Я не испытывал страха, неотступно продолжал следить за ним. Но вдруг он перестал стрелять, бросился по дну оврага, потом свернул налево и стал карабкаться вверх. «Где смекнет боец, там врагу конец», — вспомнил я слова старшины и бросился за нарушителем.

Стрелять не хотел: нарушителя надо было взять живым. Если он раньше меня выберется из оврага, то наверняка скроется. Не знаю, какая сила заставила меня взбираться наверх с такой дьявольской расторопностью, которой мог бы позавидовать любой спортсмен. И все же я не успел. Тот, кого я должен был задержать, раньше меня выбрался наверх и скрылся.

И тут я увидел сержанта. С автоматом наперевес он бежал мне навстречу. Видно, выстрелы нарушителя насторожили его, и он бросился на помощь. Раздалось два глухих хлопка — стрелял нарушитель. Но откуда? Сержант лег за дерево и дал очередь. Я видел, как дуло его автомата судорожно подпрыгнуло и ткнулось в землю. Больше оно уже не поднималось. Видно, с сержантом случилась беда. И такая злость меня взяла. Я пробежал метров пять, остановился: рядом просвистела пуля. Ждал еще выстрела, но его не было. Снова пополз по пахнущей грибной прелью земле. Мысли были заняты сержантом — ему немедленно надо помочь. Нарушитель больше не стрелял. Я встал, сделал несколько шагов. Тишина. Лишь шумели макушки сосен. Под ногами шуршит хвоя. Никогда я не думал, что она может так громко шуршать. Я уже не шел, а бежал сломя голову.

— Что ты делаешь?! Немедленно ложись! — услышал я голос сержанта.

— Что с вами, товарищ сержант? — спросил я, подползая.

— Правую руку царапнуло.

Рукав гимнастерки был весь в крови. Я быстро разорвал индивидуальный пакет, закатал рукав гимнастерки сержанта, перевязал руку выше локтя.

— Где засел нарушитель, вы не видите?

— Нет, товарищ сержант, наверное, в какой-нибудь яме.

— Я предполагаю, что в дупле обгорелого дуба. — Он замолчал, стиснув зубы от боли, потом сказал: — Взять его надо, где бы он ни был.

На лбу сержанта гармошкой собрались морщинки. Видно, боль мучила его.

— Возьмем, как миленького, — сказал я, хотя, собственно, как это сделать, я и не представлял. Ведь никогда в жизни мне не приходилось участвовать в подобных делах.

— Ползите в обход и ударьте по нему с тыла, — сказал сержант. — Я бы сам пополз, да не могу...

Подкрался к дуплу осторожно. Оно начиналось метрах в двух от земли. Оттуда и высовывался ствол маузера. Я прижался ухом к дереву. Прислушался. Тихо. Но через некоторое время в дупле что-то заскрипело, заворочалось. Я не сдержался:

— А ну, вылазь, дятел! Хватит — подолбил... Выбрасывай оружие! — командовал я.

Никто не отозвался. А минуты через три к моим ногам упал маузер с пустым магазином и из дупла выпрыгнул нарушитель.

VI

Я дал два выстрела вверх: условный сигнал. Первой нас обнаружила Дина. Она сразу же бросилась на нарушителя. Я еле отбил ее. Подоспевший сержант Мочалов рассказал нам, что и второй нарушитель задержан.

— А что с лесником? — вдруг спросил сержант Викулов и покраснел. Я-то знал, почему — за Аннушку волновался.

— Жив и здоров, — ответил он на ходу. — Молодчина старик! — И рассказал, как было дело.

Когда ночью постучали в сторожку к Сергею Петровичу, он не сразу открыл дверь. На его вопрос: «Кто там?», ответили, что охотники, заблудились, ищут крова и доброго слова. Старик поверил. Но когда увидел людей, усомнился — уж больно не по-охотничьи одеты, а в руках карты. Сердце чувствовало, что пришли недобрые люди. Говорили они вроде об охоте, но от внимания Сергея Петровича не ускользнуло то, что все время разговор сводят к тому, где проходит лесная тропа, по которой можно быстро добраться до границы...

— А там нельзя охотиться, — сказал лесник.

— Попытаемся добиться разрешения, мы особые охотники, — ответил пожилой, черноволосый, с небрежными усиками и со шрамом на лбу. Тот, который моложе, выглядел усталым и хмурым. С виду он был суровым, брови сдвинуты.

— А какие же особые? — полюбопытствовал старик.

— Вот ты первый, за кем мы охотимся, — пожилой встал и совершенно серьезно сказал леснику: — Сейчас же пойдешь с нами на могилу Степана Григорьевича Федорчика. Небось, забыл Степана-то? Это его сын, Иван, — он кивнул головой в сторону парня: — Если пикнете, пеняйте на себя!

Нет, почему же? Он отлично помнит Степана Федорчика. При фашистах был старостой. За угодничество и послушание им был повешен партизанами. Его сынишку при отступлении немцы забрали с собой. А сейчас, как видно, сынок решил навестить родные места...

— Убей, не помню, кто такой Степан Федорчик... Память-то стариковская, худая, — прикидывался лесник. — Где его могила?..

— А ты подумай, старче, у нас время есть, — сказал мужчина со шрамом.

Лесник, конечно, знает, где могила старосты. Тогда Степана хоронили немцы, называли истинным героем, погибшим за великую Германию. Но простые люди знали, какой он был «герой», — продавал и предавал. Ну, и получил по заслугам... А что, если им показать могилу? Решил — покажу! Ударил ладонью по лбу, заговорил весело:

— Вот дурья голова, вспомнил ведь... Степан-то старостой работал...

Но человек со шрамом остановил его:

— Не бубни зря! Собирайся...

Накинув старый пиджак, лесник хотел было разбудить внучку, но тут же сообразил — делать этого нельзя. Он потоптался возле двери, ведущей в боковушку, и зашагал к порогу. «Охотники» пошли за ним.

Как только незнакомцы покинули дом, Аннушка, слышавшая весь разговор, быстро оделась, вышла на улицу и направилась по следам неизвестных. До самого рассвета блуждала она, а потом, когда поняла, что дело может кончиться для дедушки плохо, пришла на заставу...


Сержант Мочалов кончил рассказ. Подъехавший Ваня Гринчук передал нам приказание капитана следовать к домику лесника. Викулова он, Гринчук, сейчас же повезет в санчасть. Сержант здоровой рукой вынул из кармана брюк письмо, протянул мне.

— Возьмите и напишите ответ... Сам-то я долго уже не смогу.

Я держал в руках письмо, адресованное сержанту. Почерк был незнакомый, я не стал смотреть, кто писал.

К домику лесника мы пришли поздно вечером. Сержант Мочалов доложил капитану все, как было. Волгин подошел ко мне.

— Молодец, товарищ Горин! Действовали вы, как настоящий солдат... К медали вас представим.

«Это здорово — к медали. Только ведь я ничего такого не делал, просто выполнял приказ сержанта», — подумал я, глядя на капитана.

— А теперь — обедать, — весело сказал Волгин.

На крыльце встретили Аннушку. Она схватила меня за рукав, остановила:

— Где же сержант?

— Он в отряд уехал...

— Что, ранен?

— Легонько царапнуло...

— По-моему, вы что-то скрываете. Поглядите мне в глаза, ну, глядите же.

— Правду говорю, ничего страшного.

Это немного успокоило ее. Сергей Петрович лежал с перевязанной головой. Мы с Аннушкой подошли к нему.

— Старый знакомый, здравствуй. Ну, как у тебя дела?

Я немного смутился и не знал, что ответить. Меня выручил капитан.

— Он у нас герой. К медали будем представлять...

— Хорошо героем быть. Очень хорошо, — заметил лесник. — Герой, что море, — в непогодь только злей становится, а робкий, что лужа, — даже малый ветер всю расплещет.

После ужина мы услышали из уст самого Сергея Петровича, что же было с ним дальше.

Долго он водил по лесу «охотников», надеясь окольным путем доставить на заставу. Но у них была карта, они знали примерный маршрут к могиле и разгадали уловку старика. Страшно избили.

На могилу Степана Федорчика пришли только на рассвете. Собственно, могилы не было как таковой. Все заросло крапивой и чертополохом. Видать, бог шельму метит. «Охотники» вынули из мешков складные лопаты и стали раскапывать могилу. Долго копали сами, а потом заставили лесника. «Зачем им все это? — думал Сергей Петрович. — Надо было надуть этих шалопаев, искателей могил...»

И вдруг лопата Ивана стукнулась обо что-то твердое.

— Вот она!

Он держал в грязных руках железную шкатулку и от радости не знал, что делать. Человек со шрамом на лбу жестко бросил:

— Заткнись!

Иван Федорчик замолчал, прижимая шкатулку к груди.

— Это наша фамильная ценность, — как бы оправдываясь перед человеком со шрамом, проговорил он.

— Это не ваша, а наша ценность, — прорычал пожилой и подошел вплотную к Ивану.

Лесник тем временем выбрался наверх, а они все еще продолжали свару из-за шкатулки. Что было бы, если бы Федорчик не отдал шкатулку, трудно сказать. Человек со шрамом схватил ее трясущимися руками. Стал открывать. Вот он высыпал на ладонь содержимое, зло улыбнулся. На ладони горели желтым блеском золотые монеты. А сколько их было в шкатулке! Человек со шрамом высыпал золото в мешочек, швырнул шкатулку под ноги Ивану.

— На́ твою фамильную ценность. Подавись ей! Ты забыл, что обещал мне...

Федорчик растерялся. Его попутчик, которому он верил, старый бродяга и бандит, не утерпел, увидев золотишко. Привычка — вторая натура. Во время войны работал на немцев. Когда им пришлось туго, удрал. Околачивался в Мюнхене, потом был послан в Польшу, вернулся к своим хозяевам с мелкой добычей, за что и был «отпущен» на все четыре стороны. В Мюнхене его свели с этим парнем. В одном из ресторанов парень, будучи пьяным, раскрыл карты. Он рассказал о завещании отца. В нем говорилось о том, что, если он, Степан Федорчик, умрет, то все заботы о сыне берет на себя немецкое командование в лице майора фон Граубе. Майор этот и хоронил Степана Федорчика, и воспитывал его сына. Но, получив серьезные ранения, майор долго не прожил. Перед смертью он поведал сыну Федорчика о шкатулке с ценностями.

Оставалось только воспользоваться этими сокровищами. Но как достать их? Человек со шрамом на лбу согласился провести парня до самого места и вернуться обратно в полной безопасности. Спустя неделю они уже в качестве туристов пересекли границу. Предстояло сделать последний, самый смелый и самый решительный шаг. Они его сделали...

И вот теперь, когда надо было скорей удирать, парень вдруг воспротивился:

— Никуда я не пойду. Отдай мое золото и можешь катиться! Я тебя не желаю знать! А ну, высыпай! — он выхватил пистолет.

Человек со шрамом сдвинул брови. Казалось, он не мигал. У него тоже был пистолет. Вот только достать его не успеет — парень выстрелит первым. И тогда конец всему. Конец золоту — этим желтеньким монеткам и коронкам, содранным с зубов мертвых.

— Ладно, не ори, на́ тебе золото, только не забудь, отсюда еще надо выбираться...

Иван взял мешочек и дождался, когда пожилой первым выберется наверх.

— Получишь там свою долю, — сказал Федорчик, — а сейчас о другом забота... Видишь?.. — он кивнул в сторону лесника.

Человек со шрамом, не раздумывая, толкнул старика в яму...

Шаги стихли. Лесник попытался было вылезти из ямы, но не мог — не хватило сил. В изнеможении он упал. И тут услышал лай собаки. Его нашли сержант Мочалов с Диной.

«Вот кто настоящий герой», — подумал я о леснике Божко.

VII

На заставе нас встретили радостно. Даже всегда чем-то недовольный Поронин на этот раз расчувствовался:

— Ты смотри! Я думал, Горин замухрышка, а Горин вон какой! — и так толкнул меня в плечо, что я чуть не упал. А потом обнял меня.

Старшина хлопал меня по плечу, приговаривая:

— Ну и Горин! Эдак годика через три, глядишь, и в генералы выйдешь... Башковитый парень!

В генералы я, конечно, не собирался и не видел в своем поступке ничего особенного, что ребята считали подвигом. Любой на моем месте точно так же действовал бы.

— Так это не я ведь! Мы все вместе...

— Ну, ты мне брось! — грозил дружелюбно пальцем старшина.

Все, кто участвовал в задержании нарушителей, получили сутки отдыха. И вот только теперь мне представилась возможность прочитать письмо, которое вручил сержант Викулов. Я осторожно развернул конверт, вынул листок, исписанный мелким убористым почерком, стал читать.

«Дорогой незнакомец! Ваше письмо меня сильно встревожило. Ведь я не давала вам никакого повода, чтобы написать мне такое откровенное письмо. А может, я и не заслуживаю всего этого? Ведь вы меня совершенно не знаете...

Вы спрашиваете, откуда я. Приехала издалека, с Волги. Там, в деревне, живут мои родители. Есть такой городок, Плёс называется. Так вот я училась там. Кончила десятилетку. Сдавала вступительные экзамены в МГУ на биологический факультет. Не прошла по конкурсу. Возвращаться домой не захотела. Списалась с дедушкой и решила поехать к нему. Лес меня очаровал. Я так люблю природу.

Вот хожу по лесу и будто читаю сказку за сказкой. Я вижу, как спят птицы, как они добывают пищу, как вьют гнезда и как они любят друг друга. Да, да, вы не смейтесь. Птицы тоже умеют любить...

Здесь, в Беловежской пуще, столько красоты, что глаз не оторвать. Вот вчера я видела зубров, европейских оленей. Они совсем не такие, как северные. Более того, у северных оленей в сердце есть косточка. Ученые до сих пор не знают секрета этой косточки. Вот видите, какая загадка природы... А сколько их! Как хочется разгадать хотя бы одну из них!

Если вы захотите ответить, пожалуйста пишите.

Аннушка».
Так вот кто она, эта самая лесная фея! Она тоже с Волги, землячка моя, значит. Спрятал письмо в карман гимнастерки, укрылся с головой одеялом. Сон не шел. Перед глазами стояла Аннушка. Я стал про себя сочинять стихи. Кажется, они получались.

Аннушка — красавица лесная,
Ты мне нынче утром подари
Ширь небес от края и до края
И разливы молодой зари.
Подари мне солнечные ветки,
Голубых озер и рек глаза,
Листьев багровеющие сетки
И неугомонные леса.
Аннушка — моя лесная фея,
Ты мне нынче сердце подари,
Что от боли сладкой багровеет
Молодостью утренней зари.
Отвечала Аннушка с поклоном:
— Я тебе сегодня подарю
Мир лесной,
Счастливый и зеленый,
И, как песню, светлую зарю.
Подарю я пенье птиц красивых,
Травы и звенящий листопад,
Щек небесных красные наливы,
Губы ягод, что огнем горят...
Около меня остановился дежурный.

— Слышишь, Горин, тебе пакет...

На конверте было написано: «Товарищу Викулову».

— Это же не мне, а сержанту.

— Викулова нет, а это наверняка по тому делу, которым вы с ним вместе занимаетесь.

Я разорвал пакет. Музей пограничных войск сообщал по просьбе сержанта список пограничников Беловежской заставы — выписка из приказа по отряду от 20 июня 1941 года. Это же здорово! Вот возьму да Сергею Петровичу и покажу этот список. Может, он вспомнит тех солдат.

Скоро объявили о начале занятий. Все разошлись. На заставе остались дежурный, повар, сержант Мочалов и я. Мы с сержантом пользовались привилегией. Я ушел в Ленинскую комнату и сел за письмо к Аннушке. Вот ведь дело-то какое! Придется писать не от своего имени, а от имени сержанта. Сначала никак не клеилось, а потом пошло. Аннушка стояла перед моими глазами такая нежная и красивая, будто облачко. Представляю ее то по-детски смешливой и радостной, то строгой, гордой, то исполненной удивительного женского кокетства и лукавства.

Я уже дописывал письмо, когда в Ленинскую комнату вошел старший лейтенант Петр Денисович Моргунов.

— На родину пишете?

Я смутился и не очень уверенно ответил:

— Так точно, товарищ старший лейтенант... Сестренка у меня, такая смешная, вот учу ее уму-разуму.

— Это хорошо, — и он лукаво улыбнулся.

Я посмотрел на него и быстро отвел глаза. Он понимал, что я говорю неправду, но не стал допытываться. Не стал потому, что знал, — сейчас не время. Подвернется удобный случай, он непременно напомнит:

— Не забудьте написать сестренке... Как звать-то ее?

Серые глаза замполита блеснули.

— Напишите ей, что служите хорошо.

Тут же я рассказал замполиту о письме из музея и попросил разрешения на этой неделе навестить лесника, показать ему список пограничников Беловежской заставы. Он одобрил мой план.

Через три дня на заставу приехал писатель Василий Берков. Его представил нам начальник клуба отряда капитан Маркуша. Писатель рассказал о книге, над которой работал — это повесть о советских партизанах, сражавшихся с ненавистным врагом на территории Италии. Связной отряда была двенадцатилетняя Марчелла.

Однажды она с большим трудом доставила в штаб партизанского отряда весьма срочное донесение. Написано оно было на обыкновенном пшеничном зернышке рукой умельца-художника Соррети, друга отца Марчеллы. Говорят, будто бы партизаны сохранили это зернышко, и сейчас оно в музее...

Потом Василий Берков говорил о Беловежской пуще. Белая вежа! Не правда ли, звучит хорошо!

Давным-давно родились эти слова. Белая вежа — это высокая круглая сторожевая белая башня. И ныне она высится в Каменце, районном центре. Когда-то она служила защитой от нападения врагов. А ныне стоит, окруженная лесами, и поют ей деревья о славе минувшей и славе будущей, поют о счастье земли родной...

А еще он рассказывал о городе Беловеже. Во время строительства Волго-Донского канала был обнаружен этот древний город. Археологи открыли давно забытую страницу истории России. Русский князь Святослав совершил по тем временам небывалый поход против хазар, захватил крепость Саркел, которая с той поры стала русским городом — Беловежей.

Прошли века, и на тех местах, где когда-то русские богатыри князя Святослава громили врагов, разгорелись страшные бои против гитлеровских захватчиков. Тогда слова князя Святослава: «Да не посрамим земли русской, но ляжем костьми, ибо мертвые сраму не имут» приобрели особый смысл.

Я сразу же вспомнил о наших героях-пограничниках. Они тоже не пропустили врага...

Литератор уехал, а я долго ходил под впечатлением встречи. Сколько раздумий вызвал у меня рассказ Василия Беркова. Я уже не мог не писать стихов. Они рождались сами собой.

По границе — от севера к югу
Ты пройди и найдешь обелиски.
Там шумела свинцовая вьюга,
И склонялись деревья низко.
Обелиски стоят, как живые,
Их сердец слышу я биенье.
Всей Отчизны моей часовые
Держат ныне на них равненье.
О, солдаты!
Дыханье проверьте:
На посту с вами рядом —
                                 бессмертье.

VIII

Ваня Гринчук довез меня до перекрестка. Он поехал дальше за почтой, я свернул налево и пошел лесной дорогой к домику Сергея Петровича. Она сплошь покрыта листьями. Сквозь плотную стену леса едва пробивались багровые лучи зябкого солнца. Я видел, как оно, огромное, ярко-красное, присело на кленовую ветку, потом перебралось на зеленые колоколенки елей и остановилось перед дубом, будто за гляделось на это чудесное создание природы. Дуб стоял на полянке в окружении березок. Он был высок и строен. Листья еще цепко держались на нем. Звонкие и пожелтевшие, они трепетали на ветках, не желая расставаться с дубом. На комле снизу вверх тянулись ножевые отметины. Кое-где виднелись округлые углубления. Может, это пулевые прострелы? Кто знает...

Солнце еще с минуту любовалось великаном, а потом заскользило по зеленым волнам, по багровым валам лесного моря.

А между тем листопад продолжался. Я во всем видел бурное наступление осени и почти физически ощущал звенящие голоса ее — то грустные и счастливые, то манящие и беспокойные, то нежные и ласковые... И каких только не было!

Вдруг в суматоху лесного шума ворвался нежный грудной голосок. Где-то поблизости пела Аннушка. Что она пела, трудно было понять. Я спрятался за дерево, чтобы лесная фея до конца допела свою песню. Она собирала хворост. Когда Аннушка подошла ближе, я вышел из-за дерева. Она попятилась назад.

— Ой, как я испугалась... Откуда вы взялись? — в глазах Аннушки светились зеленые огоньки.

— Дело у меня есть к Сергею Петровичу. — Рука машинально скользнула в карман. — Понимаете, письмо из Москвы получили, так вот с ним хотим посоветоваться. — Только когда Аннушка взяла в руки конверт, я понял — показал ей совсем не то письмо. Нет, то, конечно, как раз то самое, которое для Аннушки предназначено, но сейчас, пожалуй, было не совсем подходящее время.

— О, это очень интересно! — Она вскрыла конверт, вынула листок, стала читать. Я стоял перед ней пораженный, не зная, куда податься. Пока она читала, я переминался с ноги на ногу, ожидая приговора. Чувствовал, как жгла щеки краска стыда, как тревожно билось сердце. Я готов был провалиться сквозь землю.

Аннушка лукаво глянула на меня, спросила:

— Вот я и узнала, откуда мой незнакомец. Только это не сержант писал.

— Правая рука у него болит, а левой не может. Видимо, кого-то попросил, — оправдывался я, хотя чувствовал, что выдумка моя шита белыми нитками.

— Ну, ладно, пойдемте к дедушке.

Аннушка осталась на дворе укладывать хворост, а я прошел в дом. Сергей Петрович встретил меня приветливо.

— Как же получилось, что в могиле старосты оказалась шкатулка? — задал я давно мучивший меня вопрос.

— Все, кого убивали немцы, подлежали тщательному телесному осмотру, — рассказал мне Сергей Петрович. — Осмотр завершался тем, что со всех снимали золотые вещи, в том числе и кольца, и коронки зубов. Гитлеровцы ничего не платили старосте, но разрешали этим неприятным делом заниматься ему. «Все, что заработаешь, твое». Вот он и старался как можно больше заработать. Когда же стали хоронить старосту, обнаружили эту шкатулку у него в доме, и ничего не придумали лучше, как положить на крышку гроба. Этим фашисты хотели замести свои кровавые следы. Коменданту не надо было чужого добра. У него и так ворованного хоть отбавляй. За это-то партизаны, того и гляди, голову снимут.

И вот почти через двадцать лет явились сюда искатели золота. Придти-то пришли, а вот уйти не удалось, хотя все было распланировано и заранее подготовлено. На польской территории их ждала автомашина западногерманского посольства. Но планы рухнули...

— А ко мне что вас привело? — спросил Сергей Петрович.

Я показал список.

— На-ка ты лучше, сынок, почитай, а то я плохо вижу.

Я стал читать вслух, четко, раздельно. И вдруг почудилось мне, что это боевая перекличка, что все пограничники, кого я называю, не погибли, а служат на нашей заставе.

— Эко ведь наказание-то какое, памяти совсем не стало! — тяжело вздохнул Сергей Петрович, когда я кончил читать. — Хоть убей, не вспомню. Но ты мне оставь эту бумагу. Постараюсь вспомнить, друзей своих спрошу, и мы найдем этих ребят.

— Как хочется, чтобы на мраморной плите памятника появились имена героев-пограничников! — не сдержался я.

— Появятся, сынок!..

Когда я вышел из дома, на крыльце стояла Аннушка. Она лукаво улыбнулась:

— Это вы писали письмо... И не отпирайтесь, пожалуйста.

Я и не отпирался. Только и сумел от волнения произнести одну-единственную нелепую фразу:

— А откуда вам известно?

— Я все знаю... Я ведь лесная фея.

Аннушка улыбнулась, а я стоял и молча, завороженно смотрел на нее...

Как-то незаметно мы очутились на опушке леса. Там, где тропинка круто поворачивает влево, стоит березка. Она еще совсем молодая. Ее пышная одежда была окрашена в ярко-желтый цвет. Аннушка остановилась.

— Ох, как далеко я ушла! Мне пора домой, — сказала она весело. И тут же очень серьезно добавила: — Я буду ждать вас, приходите...

Она махнула рукой и скрылась за деревьями.

— Фея! — радостно крикнул я, и лес тут же отозвался мне тысячью голосов: «Фея-я-я!..»


Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII