Гербалист. Книга Первая: Зельевар (fb2)




ГЕРБАЛИСТ

Книга Первая. Зельевар

Глава Первая


В тихом дворике киевской новостройки витал нежный аромат прелых каштановых листьев, нагретых последними ласковыми лучами ушедшего лета – тот самый неповторимый запах сентябрьского Киева. В воздухе уже ощущались нотки приближающихся первых заморозков, но холодно станет еще не сегодня. Сегодняшний ясный солнечный день радовал многочисленную детвору новыми каруселями и горками, только вчера оборудованными на детской площадке посредине дворика.

Сидящие рядышком на лавочке молодые мамочки активно обсуждали, когда же установят и обещанную песочницу. Застройщик ведь еще месяц назад должен был оборудовать песочницу и лесенки как элемент облагораживания двора многоквартирного дома.

Как раз закончились уроки в соседней школе и весело галдя компания девочек семи-восьми лет бросив в кучку ранцы, растянула резинки, собираясь всласть сегодня попрыгать.



* * * * * * * * *



Высокий, странно одетый молодой человек сразу привлек всеобщее внимание своим появлением во дворе. В таком огромном городе как Киев можно встретить разных персонажей, но этот коротко по-армейски стриженный молодой человек как-то уж слишком особенно выделялся. Нет, не черные шаровары, заправленные в армейские ботинки, не длинный кожаный плащ а ля матрица, не черная шелковая рубашка со странным нашитым узором, – нет, не это невольно приковывало к себе взгляды. Выделяла его какая-то особенная внутренняя сила, и даже властность, читающаяся в глазах. Властность, граничащая со страхом и отчаянием.

Привел его во двор особенный запах – еле уловимый терпко-сладковатый аромат сушеных листьев мандрагоры. И этот запах ему подсказывал, что поиски алхимика близятся к концу.

Это был уже четвертый алхимик выслеженным Ласлом за последний месяц.


Ласло не совсем понимал, зачем Ордену понадобилось убивать этих безобидных ботаников – ведь это же не чернокнижники и не упыри-кровопийцы, и тем более не некроманты. Первый выслеженный паладином Ласлом алхимик оказался выжившим из ума старичком, с помощью зелья пытавшимся соблазнить свою пятидесятилетнюю соседку. Те два, которых он устранил на прошлой неделе, вообще были просто студентами биологического факультета, создающими в своей комнате общежития аналог виагры.

Понятно, что приказы не обсуждаются, что Магистрат наверно знает что-то, что не позволено знать простому рыцарю Ордена, даже в звании паладина. Но ведь и он, Ласло, шел в Орден бороться с нечистью, а не убивать безобидных ботаников.


Молодой человек с искусностью фокусника вскинул руки и начал выводить в воздухе странные узоры, при этом каждый из десяти пальцев также рисовал в воздухе какие-то свои особенные и индивидуальные письмена. Письмена и узоры эти на миг вспыхнули золотисто-красным – и теперь Ласло точно знал, где ему нужно искать спрятавшегося алхимика.

Ласло поднялся по ступенькам подъезда, погладил растянувшегося на теплом осеннем солнышке всеобщего любимца – дворового пса Федьку – и поздоровался с консьержкой. Не стал вызывать лифт, а решил подняться по ступенькам.

На лестничной площадке нужного этажа остановился и закурил. Проверил оружие – фамильный кремниев пистоль с ясеневой рукояткой. Хоть и с революционной для своего почтенного возраста системой ускоренной перезарядки, но все же – старый кремниевый пистоль. На первый взгляд подобное оружие было не совсем уместным в двадцать первом веке. Но Ласло использовал его не по привычке и не как дань традициям, просто фамильный пистоль за несколько столетий настолько пропитала магия, что пули из него могли остановить даже вырвавшегося на свободу древнего демона, а уж тем более мага человеческой природы. Выходить же на охоту против алхимика с более совершенным в техническом плане но не магическим оружием было бы слишком безрассудным – простые пули вряд ли смогли бы нанести даже минимальный урон существу, окруженному магической защитой.

Ласло искренне надеялся, что алхимик наконец-то окажется неким порождением тьмы, злобным карликом с искаженным чернокнижием лицом, старой безобразной ведьмой, в конце концов….

Теперь его и алхимика разделяла только серая стальная строительная дверь. Звонка не было, вместо него несколько проводов торчащих из стены на том месте, где должен был быть звонок.



* * * * * * * * *



Всего буквально месяц назад он переехал в купленную ему родителями, для, как выразился папа, «начала самостоятельной взрослой жизни», эту новую, хоть и однокомнатную, но достаточно просторную квартиру на девятом этаже новостройки в приближенном к центру районе Киева. Никита еще даже не успел толком обустроиться и полностью разложить вещи, как сразу же оборудовал в углу комнаты отгороженную шкафчиками "лабораторию" – с