Военные навыки индейцев Великих Равнин (fb2)


Настройки текста:





ФРЭНК СЕКОЙ
ВОЕННЫЕ НАВЫКИ ИНДЕЙЦЕВ ВЕЛИКИХ РАВНИН

Secoy Frank Raymond. “Changing Military Patterrns on the Great Plains (17th Century – Early 19th Century)” New York: J.J.Augustin, 1953.


© Перевод с английского – А.Ю Нефёдов (Андрей Ветер)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Принято думать, что мир американского индейца – это мир беспрестанных военных столкновений, перемежающихся торжественными церемониями, триумфальными плясками и траурным плачем. Но что это были за столкновения? У большинства любителей истории Дикого Запада давно сложилось впечатление, что войны, которые вели равнинные индейцы, сводились в основном к столкновению оперённых всадников с солдатами в синих мундирах армии Соединённых Штатов и что эти индейские войны происходили только во второй половине девятнадцатого века. Редкий поклонник Дикого Запада знает, что история межплеменных войн уходит корнями в доисторические времена и что конфликты между различными племенами продолжались беспрестанно даже после того, как бизоны исчезли с равнин.

Причины межплеменных конфликтов это прежде всего кроются в том, что дикари относились к самим себе как к “настоящим людям”, а к другим племенам – как к людям низшего сорта. Практически каждое самоназвание племени переводится как “люди”, “наши люди”, “истинные люди”, “дружественные люди” и т.д. Все другие – это “говорящие на чужом языке”, “пришельцы”, “змеи”, “опасные люди”, “враги” и многое другое в этом роде.

Именно высокомерие к чужакам лежало в основе любого столкновения. Индейский воин в первую очередь стремился подчеркнуть значимость собственного “я”, что заставляло его использовать любую возможность для свершения подвига (прикосновение к врагу на поле брани, убийство противника, снятие скальпа, воровство лошадей из неприятельского стана). Количество подвигов определяло то положение, которое мужчина занимал или мог занять среди соплеменников, взбираясь по иерархической лестнице. Но для совершения подвигов была нужна война.

Даже на белых людей туземцы взирали с нескрываемым пренебрежением, несмотря на то, что лишь благодаря белым торговцам индейцы приобретали столь необходимые им металлические изделия и другие полезные товары, в том числе огнестрельное оружие. И всё же бледнолицые считались людьми слабыми, неполноценными. “Белые не понимают язык зверей, не умеют читать следы, от них дурно пахнет, у них на лице растут волосы” – это можно было услышать от любого индейца.

Существует множество книг, подробно рассказывающих о знаменитых сражениях индейцев и американских солдат, о таких столкновениях как (битвы на Песчаном Ручье, Маленьком Большом Роге и др.). Всё это пересказывалось уже неоднократно, но мало кто из историков и антропологов пытался охватить широким взглядом непрекращавшиеся межплеменные войны. Первый, кто сумел сделать это, был Фрэнк Рэймонд Секой.

Разумеется, до Секоя тоже предпринимались попытки сделать такое исследование, но обычно они сводились к изучению какого-то отдельного племени или группы близких племён; авторы пробовали вскрыть связи соседствующих племён. Уже в 1904 году Доан Робинсон, секретарь Исторического Департамента Южной Дакоты, опубликовал добротное исследование “История племени Дакота”, где он поведал о битвах этой наиболее западной ветви Дакотов с другими племенами по мере продвижения Дакотов от территории сегодняшнего штата Миннесота к долинам рек Жёлтый Камень и Платт. Однако у этого труда была печальная судьба: лишь пятьсот экземпляров “Истории племени Дакота” вышло в свет, и вплоть до 1974 года эта работа не переиздавалась. В 1937 году другой историк, Джордж Хайд, опубликовал “Народ Красного Облака: история Оглалов”, где автор проследил передвижение племени, его войны с иными племенами и белыми солдатами в период 1650-1878. В начале 1930-х годов Дэвид Манделбаум готовился к полевым работам среди равнинных индейцев Кри в Канаде. Он читал всё, что он мог раздобыть по истории и культуре этих индейцев. Его исследование появилось в 1940 году в виде одной из антропологических газет американского Музея Естественной Истории. В работе сочеталась информация, полученная из книг, с той, что он обрёл, общаясь непосредственно со старыми индейцами. Он сумел показать, как видоизменялась их культура, пока они переселялись из зоны лесов на просторы равнин, где превратились в кочевых охотников и стали врагами своих западных соседей и союзниками своих недавних врагов Ассинибойнов. Работа Манделбаума разительно отличалась по широте охвата исторического материала от множества предшествовавших монографий, посвящённых равнинным индейцам. Он основывался большей частью на воспоминаниях старых индейцев о племенной жизни в так называемые “бизоньи дни”.

Что касается Секоя, то его интересовала культурная динамика в разрезе именно военных отношений степных племён, а также влияние контактов с белыми людьми на традиционную