Моя девушка живет в сети (fb2)


Настройки текста:



Дейв Робертс Моя девушка живет в сети

Предисловие

Есть кое-что, что вам следует знать о так называемых виртуальных романах.

При виртуальном общении некоторые фразы очень скоро намозолят вам глаза. Например, «я никогда и ни с кем не испытывал(а) ничего подобного» и «мы как будто знакомы всю жизнь».

Ваши пальцы будут выстукивать по клаве такое, чего вы в жизни бы не сказали лоб в лоб, если бы этот человек стоял перед вами. Как вам: «Смотрю в окно и вижу на небе звезду… Она напоминает о тебе!»

В киберпространстве не стыдно опозориться — все равно никто не видит.

Здесь все притворяются, будто внешность ничего не значит. И вы тоже начнете притворяться вместе со всеми. «Главное — внутренняя красота, — будете твердить вы, а через несколько реплик, как бы невзначай: — Ну и, кстати… как ты выглядишь?»

Вы будете строить планы. Втирать объекту страсти, что хотели бы состариться вместе с ней/ним. И даже если он/она уедет всего на несколько дней, повеситесь от тоски. Вы признаетесь объекту в вечной любви…

А потом, если повезет, встретитесь в реальности.

На этом обычно все и кончается.

Перед вами история моих киберпохождений, продолжавшихся три года. За это время мне удалось списаться, пообщаться и встретиться с добрым десятком женщин (я по крайней мере надеюсь, что они действительно были женщинами), а с двумя был даже опыт совместной жизни.

Все началось летним вечером 1999 года…

Глава 1

Среда, 19:20

«Как ты выглядишь?»

Если ваш пол — женский и вы любите чаты, будьте готовы к тому, что рано или поздно вам зададут этот вопрос.

Среднестатистический подросток всерьез думает, что у мониторов по ту сторону киберпространства сидят тысячи супермоделей в нижнем белье, которым больше делать нечего, как сутками торчать в чате.

Но где еще безнадежно стеснительные, асоциальные и внешне отталкивающие типы могут на время стать Джеймсами Бондами?

Вот, скажем, я. Из-за болезни, поставившей в тупик всех докторов, я не выхожу из дому. Я толстый и бедный, у меня нет работы, а скоро не будет и квартиры.

Последние деньги пошли на компьютер (бессмысленно тратить их на кредитный взнос за жилье; я и так уже оставил всякую надежду расплатиться). Влезьте в мою шкуру и скажите: какое времяпрепровождение может быть круче Интернета, когда на улице новозеландское лето с его долгими нудными днями и чем-то надо заполнить немую пустоту между вставанием по утрам и сном?

Я, конечно, слыхал о виртуальной любви и раньше. Тут в новостях сообщали о местном парне, который пару недель назад списался с одной американкой и теперь решил отдать ей почку, — во мужика зацепило! — чтобы им вместе прожить долгую и счастливую жизнь.

Отчаянный чувак. Спорим, он не пользовался большим успехом у противоположного пола?

И я его понимаю.

Хоть я пока и не был готов пожертвовать почку первой же привлекательной вумен, все к тому шло.

Мой первый чат назывался «Париж». Для тех, кто не знаком с чатами, поясню: это такое место в Интернете, где тридцать и более человек обмениваются сообщениями.

Я вошел под ником Лорд Бретт Синклер, надеясь, что выбор имени скажет всем о моем тонком чувстве юмора, ведь именно так звали героя Роджера Мура в сериале «Сыщики-миллионеры».[1]

Но вскоре мне стало ясно, что никто не понял намека и все думают, что я (первое) прикидываюсь лордом или (второе) являюсь им на самом деле.

Одно имя в чате сразу привлекло мое внимание — не оригинальностью, а странным написанием.

Ее звали Леди Генневра.[2]

И тут мои пальцы зажили собственной жизнью и стали печатать такое, о чем мой мозг никогда не смог бы даже подумать.


Четверг, 11:32

«Как дела, Леди Генневра?» — написал я.

Через две минуты, когда я уже не надеялся получить ответ, Леди Генневра откликнулась.

«Нормально, милорд. А у тебя?»

Засомневавшись на мгновение, что средневековые рыцари и дамы обращались друг к другу на «ты», я все же продолжил в чопорной манере.

«Откуда родом прекрасная леди?»

Пять минут спустя: «Сорри… Кормила собаку, а потом какой-то козел постучал в дверь, пытался впарить страховой полис… Делакруа, Луизиана. А ты, милорд?»

«Родом я из славного города Оксфорд, что в Англии, но живу в Веллингтоне, Новая Зеландия. Неувязочка вышла с кредитными компаниями. Не будет ли наглостью спросить, сколько леди лет?»

«Двадцать шесть, — ответила Генневра. — А тебе?»

Не соврать было просто невозможно. И я соврал, скостив пяток годков. Мой следующий вопрос был не слишком оригинален.

«Ну… а как ты выглядишь?»

«Хочешь, вышлю фотку? Только ты сначала опиши себя».

«Идет. 175 см, 90 кг, волосы седые, нос большой, глаза карие. Друзья говорят, я похож на профессора английской литературы».

«Знаешь, что я думаю, милорд?»

«?»

«Как раз такой парень мне и нужен».


Пятница, 13:12

Весь вдохновляющий эффект от вчерашнего разговора с Генневрой был испорчен сегодняшним визитом страхового агента. Он пришел поговорить насчет страхового полиса, который я хотел обналичить, чтобы оплатить хотя бы часть счетов.

Оглядев меня проницательным взглядом, он не упустил и всклокоченные патлы, скорее белые, чем седые, и не подстригавшиеся годами, и нездоровый цвет лица, давно не видевшего солнечного света, и оплывшую, вялую фигуру, которая когда-то, в незапамятные времена, была мускулистым источником гордости.

— На вашем месте я бы сохранил полис до пенсии. Вам ведь сколько сейчас — пятьдесят семь, пятьдесят восемь?

Мне ничего не оставалось, как кивнуть. Не мог же я признать позорную правду — что прошло всего несколько недель со дня моего тридцать девятого дня рождения.


Пятница, 21:22

Когда от Леди Генневры пришло фото (по мейлу), я уже кое-что о ней знал. Она была «исполнительницей экзотических танцев» и скрывалась от мужа-дебошира (эту сказочку я впоследствии слышал не раз). В реале ее звали Джеки и у нее была маленькая дочка Кортни.

Ее семейку точно характеризовало прилагательное «ненормальный». Это был непроходимый лабиринт: жестокие отчимы, бессердечная мать и стая прочих родственников, которым почти или вовсе не было до нее дела.

Все познания Генневры о британцах были почерпнуты из фильма «Храброе сердце». Конечно, вряд ли она на самом деле думала, что мы ходим по улицам в килтах, разукрасив лица боевой раскраской. Но мне показалось, что варварскую казнь Уильяма Уоллеса Леди Генневра ставит в вину мне лично.

Когда я сказал, что я тут ни при чем, она съязвила: «Ну что еще ты мог сказать. Твоей вины тут как бы нет».

Без этого «как бы» у нее не обходилось ни одного письма и разговора.

Да, фотография… Леди Генневра оказалась шикарной блондинкой из тех, кто никогда не обратил бы внимания на такого тюфяка, как я. Она не посмотрела бы на меня, даже если бы мы вдвоем застряли в лифте.

Генневра была великолепна. Более того, ей будто бы даже нравилось общаться со мной.

Разговор зашел о музыке, и Леди Генневра пообещала прислать сборник песен своих любимых исполнителей. Тогда меня как-то не насторожило, что среди них были такие рок-команды, как «Queensryche», «Poison» и «Whitesnake». Не могут же вкусы совпадать во всем?

Со временем мы начали общаться по несколько часов в день, иногда по три-четыре. Пару раз приходила в голову мысль, как при таком раскладе у нее остается время на экзотические танцы, но я сразу запретил себе думать об этом. В виртуальном мире очень важно верить в то, во что хочешь верить. В тот момент мне хотелось верить, что на меня крепко запала очаровательная молодая стриптизерша.


Вторник, 17:36

Помимо Леди Генневры я познакомился с Петрой, австралийкой двадцати пяти лет, у которой почти все на свете люди и события вызывали неописуемый восторг.

Вот что она рассказала о парне, с которым познакомилась по Интернету.

«Он просто классный, — захлебывалась от восторга Петра. — Представь, в двадцать четыре года уже занимается гольфом профессионально! Все называют его новым Тайгером Вудсом. Я никогда не испытывала ничего подобного. Мы как будто знакомы всю жизнь».

Вообще-то, я и сам болтал в чате с этим парнем. «Новый Тайгер Вудс» был ирландцем, и стоило мне назвать любое имя, как оказывалось, что он с этим человеком выпивал. По его словам, ему довелось бахнуть и с Питером О'Тулом, и с Бобом Гелдофом, и с Боно из «U2».

Он наплел Петре, что на прошлой неделе побил рекорд на местном гольф-поле и все исключительно благодаря ей. Я видел это письмо: в нем бывший собутыльник Боно расписывал, как он идет по газону к последней лунке, сжимая в кулаке подаренный Петрой кулон.

«Дорогая Петра, — шептал он при этом, — я делаю это ради тебя».

Потом он взмахнул клюшкой, и зрители взорвались аплодисментами. В телевизионном интервью после матча наш Тайгер Вудс сказал, что победой обязан «одной девушке из Австралии».

Правда, видеозапись этой программы он прислать не мог — верите ли нет, забыл включить видак.

Еще он сказал, что решил пропустить европейские соревнования и выступить в Австралии, чтобы быть поближе к Петре.

Естественно, рекордсмен был полностью обеспечен финансово, так что о деньгах беспокоиться не приходилось. Забота о любимой женщине целиком и полностью легла бы на его плечи.

Петра пришла в полный восторг. И в честь дня рождения решила сделать ему особенный подарок: фотомонтаж из фрагментов, запечатлевших его спортивные триумфы. Она перешерстила интернет-сайты в поисках хоть одного упоминания о нем.

И ничего не нашла.

Но даже тогда Петра не почувствовала подвох.

Она ничего не заподозрила и тогда, когда за неделю до прибытия нового Тайгера позвонил его друг и сказал, что любовь всей ее жизни сломал ногу во время тренировки и потому не приедет в Австралию.

Я предположил, что Тайгер работает в магазине по торговле принадлежностями для гольфа и что на самом деле он подвернул ногу, разгружая товар.

Петра немедленно обзвонила все больницы в Дублине. И нигде об ее гольфисте никто ничего не слышал.

Через несколько недель Тайгер признался, что почти все его россказни были враньем, а сам он едет в Англию, в гости к шестнадцатилетней школьнице, с которой познакомился по Интернету.


Пятница, 3:20

Телефон зазвонил в три утра.

— Привет, зайчик, — промурлыкал незнакомый женский голос с американским акцентом. — Это Леди Генневра. Хотела услышать твой голос.

В три утра я обычно не в лучшей форме. Все мои заранее придуманные красивые обороты и словно бы спонтанные, но необычайно остроумные замечания испарились из головы.

— А, привет, — сказал я и зевнул.

— Ох, зайчик, только не говори, что я тебя разбудила!

— Нет, нет… нормально. — Сознание вернулось, и я сразу перешел к самому важному. — Признайтесь, миледи, что сейчас на вас надето?

Леди Генневра хихикнула: — Тебе правда интересно?

— Итак?..

— Желтая майка, шорты и белые трусики. А ты в чем?

— Я? В костюме Адама, миледи.

(Полное вранье, однако кошмарные, заляпанные кетчупом пижамные штаны и доисторическая майка с физиономией полицейского Понча из сериала «Дорожный патруль» вряд ли вызвали бы у Генневры эротические образы.)


Суббота, 8:48

Наутро я сразу включил комп, чтобы проверить почту.

Там, кроме предложений купить виагру по специальной цене намного ниже обычной, было письмецо от Джеки, aka Леди Генневра.

Во всех волнующих подробностях Джеки живописала, как она высвободила сексуальное возбуждение, возникшее в результате нашего ночного разговора.

Даже такой пень, как я, ничего не смыслящий в компьютерах, знал о функции «Переслать», при помощи которой можно было переслать письмо Генневры моим настоящим (не виртуальным) друзьям. Пусть убедятся, что я не чайник.

К письму я сделал приписку:

Вот с этой телкой мы только вчера познакомились… Прикиньте? Но что говорить, все они такие. А моя к тому же блондинка с голубыми глазами и большими сиськами. О чем еще можно мечтать? Попрошу ее выслать фотографии без всего и сразу же перешлю вам.

Тревор.

Отослав письмо, я стал предвкушать, как ребята обзавидуются и закидают меня ответами.

Размышления об этом сменились эротическими фантазиями, но тут у меня вдруг возникло странное чувство: что-то не так. Знаете, как в фильмах — герой вдруг понимает, что случилось нечто ужасное, и хватается за голову? Ну так вот, и я в ужасе схватился за голову.

Дело в том, что я послал письмо не ребятам, нажал не кнопку «Переслать», а кнопку «Ответить»!!!

То есть моя приписка ушла к Джеки.


Воскресенье, 22:02

Когда я рассказал о пятничной катастрофе приятелю по чату Скотту, тот (чтобы утешить меня) описал свой самый разочаровывающий опыт.

Скотт целый год переписывался с Тарой из Лос-Анджелеса. У них все было очень серьезно, вплоть до того, что они уже выбрали имена для своих будущих детей и подыскивали дом на сайтах агентств недвижимости.

Правда, в реале они не виделись, но так ли это важно?

Скотт относил себя к тем немногим мужчинам, кому совершенно наплевать на внешность женщины, а Тара, современная девушка, лишенная предрассудков, говорила, что внешность ничего не значит, это всего лишь навязанное обществу предубеждение, созданное помешанными на худышках средствами массовой информации.

Я видел ее фото и понимаю, почему Тара так заявляла.

Через год, чуть не разорившись на междугородных разговорах, они решили съехаться. Таре оставалось год доучиться в колледже, и ребята смекнули, что лучше бы Скотту переехать к ней и найти работу — не важно какую. Самое главное, что они будут вместе, не так ли?

Я знаю, о чем вы сейчас думаете. Как можно даже помышлять о совместной жизни, когда люди друг друга в глаза не видели? Что ж, как ветеран интернет-романов, я прекрасно понимаю Скотта и Тару. Влюбиться в сети проще простого, другой вопрос — в кого именно — в настоящего человека или придуманного.

И вот Скотт сел на рейс до ЛА, оттрубив последний день на прежней работе. Тара уже нашла квартиру и вселилась. Им предстояло прожить там несколько месяцев, не спеша подыскивая идеальный семейный дом.

Первая встреча обсуждалась тысячу раз. Тара и Скотт заранее решили, что, увидев друг друга, сразу же обнимутся и насладятся первым поцелуем. Поцелуем, которого оба ждали больше года.

Увы, этому не суждено было случиться. Завидев Скотта, Тара убежала.

Несколько дней Скотт пытался ее найти, а потом улетел домой — разочарованным, но и не в пример поумневшим человеком.


Суббота, 23:01

У меня зазвонил телефон.

— Тревор, это Джеки.

Я тут же понял: сейчас что-то будет. Раньше Леди Генневра, она же Джеки, всегда использовала мой высокохудожественный ник, а не звала меня по имени.

— Как же я рад слышать твой голос, — выпалил я, отчаянно соображая, как же мне выпутаться из этой истории.

— Не хочешь объяснить, что это было за письмо? — потребовала Джеки.

Единственное объяснение, которое мне удалось выдумать, было жутко неправдоподобным, но пришлось рискнуть.

— Письмо? Это я так пошутил, детка. Послал тебе нарочно. Неужели ты подумала… О нет!.. Теперь я чувствую себя подлецом.

— Ох, милорд, прямо гора с плеч! Я, конечно, и не думала, что письмо написано всерьез, но все-таки как бы расстроилась.

Я уже говорил, что в Интернете главное — верить в то, во что тебе хочется верить?

После этого разговора Джеки стала звонить все чаще и чаще. Можно даже сказать, что она стала меня преследовать, но это было приятно.

Ее всегда можно было узнать по убогим попыткам говорить с британским акцентом: получалось что-то вроде «Пре-вед, кро-сав-чег!» и «Каг-ди-ла?».

Где она слышала, чтобы люди так говорили? В кино?

Мы обменивались маленькими подарочками, в том числе кассетами с записями.

Я как-то поставил ее кассету. Кошмар. Наверное, мои записи произвели на нее такое же впечатление, просто из вежливости она ничего не сказала. На моей кассете для демонстрации невероятной крутизны Лорда Бретта был записан экспериментальный джаз, который нормальный человек понять не в состоянии, в сочетании с матерщинным панком, чреватым потерей слуха.

Даже я не смог дослушать ее до конца — а уж Джеки небось и подавно.

Как-то вечером в чате она спросила, не хочу ли я заняться виртом.

«Чем?» — напечатал я в недоумении.

«Виртуальным сексом, зайчик».


Среда, 16:57

С Анной мы тоже познакомились в чате, и, как и большинство из нас, она была влюблена в парня, которого никогда в жизни не видела. Они даже по телефону ни разу не говорили.

Друг Анны был сорокасемилетним художником и диджеем из Торонто. Анну особенно впечатлило то, что, рано овдовев, он в одиночку воспитал двоих детей.

На его фото был изображен красивый, благородный мужчина с добрыми глазами и милой улыбкой.

Порой Анну огорчало, что он пишет с ошибками, но она оправдывала это тем, что его родной язык французский и он плохо печатает.

Однажды Анна обсуждала знакомства по Интернету с девушкой по имени Принцесса Аврора. Анна послала ей фото диджея и очень удивилась, когда ответа не последовало.

Но через несколько минут у нее на экране появился тот же самый снимок — его прислала Принцесса Аврора.

Оказалось, один и тот же диджей крутил шашни с ними обеими. А потом выяснилась и вовсе странная вещь.

Еще один участник чата узнал на фото актера, игравшего в вампирском сериале, который показывали на кабельном канале.

Анна связалась с владельцем чата и отследила адрес того, кто прислал ей фотографию.

Так выяснилось, что сорокасемилетний художник и диджей на самом деле студентка колледжа восемнадцати лет из маленького оклахомского городка.

Не иначе как жизнь в Оклахоме скучнее некуда.


Среда, 10:55

Джеки придумала банальную средневековую фантазию, в которой мне предстояло потерять кибердевственность.

«Я — Леди Генневра, — написала она. — Злобный отчим заключил меня в башню. Лорд Бретт должен спасти меня, и в благодарность я сделаю все, что он пожелает».

Другими словами, если я приму участие в этой игре, мне обломится. Точнее, обломится виртуально, по Сети, что намного хуже. В двух словах, это банальный онанизм перед серой коробкой, на экране которой выскакивают слова.

«Хорошо, Леди Генневра, — начал я. — Я подобрался по тропе к цитадели, охраняемой стражами, окруженной рвом, через который перекинут разводной мост».

«Что такое цидатель, Лорд Бретт?»

«Это замок… Неважно. Так вот, я сразил одного стража и переоделся в его одежду. Миновав разводной мост, я проник в ци… в замок».

«Я вижу тебя в бинокль, — написала она. (Никакого уважения к историческим реалиям — какой бинокль в Средневековье?) — Я ложусь на кровать и жду твоих крепких объятий».

Вот это уже больше похоже на правду. Пора ускорить процесс.

«Я убил всех охранников, запер злобного отчима в темнице и вот уже открываю дверь в твои покои».

«Я так рада видеть тебя. Я прижимаю тебя к своей пышной груди и с приятным удивлением чувствую твердую мужскую гордость».

Вы только послушайте!

«Миледи, я возбужден, потому что никогда прежде не встречал такой красоты, не лицезрел женственности, столь безупречной».

«Лорд, я срываю с себя одежды. Красное платье и трусики-стринги разлетаются в разные стороны. Возьми меня!»

«Я беру тебя за грудь и стискиваю ее».

«Полегче, пожалуйста».

«Извини. Я нежно ласкаю твои белоснежные груди, целую твой белый живот».

«Я мягко сжимаю твое мужское достоинство губами».

«Я опускаюсь все ниже и наконец целую твое женское достоинство».

Женское достоинство?! Это еще что такое? Несмотря на свою оплошность, я продолжал.

«Я нежно поглаживаю твою упругую попку обеими руками».

Хм. Значит, одной рукой я ласкаю ее груди, а двумя — попку. Интересно.

«Милорд, я хочу, чтобы ты проник в меня».

«Я вхожу в тебя и медленными, твердыми толчками приближаю нас к наслаждению».

Вот чем хорош киберсекс. В реальной жизни мне хватит и пяти минут, а тут можно притвориться жеребцом, способным оттягивать оргазм несколько часов кряду.

«Милорд, я кончаю. Я уже не могу сдерживаться. Никогда в жизни я не испытывала ничего подобного».

«Я тоже кончил, и мы лежим рядом, изможденные, и закуриваем по сигарете».

«Я не курю».

«Я тоже. Но так все обычно делают после секса, разве нет?»

«Лорд?»

«Что, миледи?»

«А было бы здорово повторить это по-настоящему. Может, нам встретиться?»


Четверг, 8:03

По мере того как моя реальная жизнь катилась под откос, я все глубже погружался в жизнь виртуальную.

Меня все достали. Из строительной компании каждый день звонили и оставляли сообщения на автоответчике с просьбами срочно связаться.

Судебный пристав стал постоянным гостем в моем доме, он грозился забрать мебель, если я не заплачу какие-то штрафы.

Мне звонил автомат и бубнил, что телефонные счета необходимо оплатить в течение сорока восьми часов. В электрической компании прямо-таки расщедрились — выделили мне на погашение долга целых четыре дня.

В банке им так надоело получать липовые чеки, что они даже перестали сообщать мне об этом.

Кажется, настало время или посмотреть реальности в глаза, или пойти по пути полного отрицания действительности.

Я выбрал последнее и прекратил отвечать на звонки и распечатывать письма в коричневых конвертах, с каждым днем проводя все больше и больше времени в Интернете.

Мне пришлось подстраивать свой сон под чужие временные пояса. Нельзя было спать, когда в чат выходили британцы, когда девочки из американских и канадских колледжей приходили домой, ну и с ребятами из Австралии и Новой Зеландии тоже нужно было пообщаться.

Самым оптимальным временем для сна был промежуток между двумя часами ночи и семью утра. Остальные девятнадцать часов я просиживал у компьютера. На примере Джеки я убедился, как просто знакомиться с зашибенными девчонками, едва пошевелив пальцем.

В реальной жизни у меня было только одно свидание после развода, который состоялся три года назад, и о том случае до сих пор я не могу вспоминать без содрогания. Та девушка оказалась учительницей, заставившей меня выслушать сорокапятиминутную лекцию о причинах и последствиях феномена Эль-Ниньо. После чего спросила, есть ли у меня вопросы. Я не шучу, именно так все и было.

Любой, кто хоть немного знаком с законом средних чисел, сказал бы, что, просиживая в Сети столько времени, я рано или поздно обязательно должен познакомиться с девушкой, которая мало того что живет со мной в одной стране, но даже разделяет кое-какие мои интересы. Так оно и случилось. Ее звали Кейт.


Среда, 6.33

Кейт обитала в Тауранге, городе примерно в 500 километрах от Веллингтона, и в ней меня привлекали три вещи:

1. Она была женщиной и ей нравился я.

2. Ее личная жизнь была полным кошмаром, как и моя.

3. Она работала организатором корпоративных вечеринок, то есть денежки у нее наверняка водились.


Насчет Джеки я скромно умолчал. Не потому, что хотел скрыть наличие некоего романтического интереса, а потому, что хотел скрыть наличие романтического интереса, с которым мы общаемся только по Интернету и который к тому же живет в другом полушарии.

Пару дней мы с Кейт перекидывались сообщениями, а потом я набрался храбрости и позвонил ей. Если в нормальном человеческом мире два дня не такой уж большой срок, в Интернете за это время можно познакомиться, завязать длинную и страстную переписку, созвониться, поклясться в вечной любви, поссориться и разойтись.

И даже встретить следующую любовь навсегда.

Кейт обладала здоровым цинизмом, и с ней было приятно поговорить. Я так и выяснил, что она собой представляет внешне, хотя спрашивал ее об этом почти через каждое предложение. По ее словам, она была «довольна тем, чем наделила ее природа».

Меня это устраивало.

Мы говорили и о нашей встрече. Точнее, о том, чем мы займемся во время этой встречи. Кейт решила приехать в Веллингтон через три недели и провести здесь целые выходные. Она уже представляла, как постучит в дверь, я открою и мы тут же предадимся любовным утехам, даже не поздоровавшись. Сперва надо сделать это, поболтать успеется.

И чтобы разжечь аппетит перед встречей, она решила выслать мне пару фоток.

Моему счастью не было предела. Эта женщина действительно хотела заняться со мной сексом, мало того, она сама собиралась приехать ко мне — мне даже не придется выходить из дому, чего я в любом случае делать не могу. Все складывалось просто превосходно.

Была только одна проблемка — сыпь. Вся моя нога покрылась сыпью, ярко-малиновой и очень заметной. Стоит Кейт увидеть это безобразие, и она с криком выбежит из дома. Я бы так и сделал. Поэтому, хочешь не хочешь, пришлось заговорить на эту тему.

«Кейт, послушай… Предположим, если у парня на ноге появится сыпь, едва заметная, это способно тебя оттолкнуть? Чисто гипотетически?»

«Конечно нет».

Вот и хорошо. На следующее утро я встал рано, в бодром настроении и стал ждать почтальона. Когда тот наконец принес письмо, я вскрыл конверт не сразу, сперва позволив себе помечтать, на кого же похожа моя Кейт. Если верить ее словам, она должна выглядеть как Джулия Робертс: длинные рыжевато-каштановые волосы, стройная фигура и сияющие карие глаза. О, и губы, словно созданные для поцелуев.

Больше я ждать не мог. И разорвал конверт.


Среда, 9:19

Джеки напомнила о себе посылочкой, которую я открыл еще до того, как разорвал конверт. В нос тут же ударил резкий приторный запах — она прислала крохотные шелковые трусики, полив их дешевыми духами.

Были там и фотки. Тогда я, новичок в интернет-делах, еще не знал, что если девушка присылает «гламурную фотку», это должно, по идее, внушить подозрения.

Для неосведомленных поясню, что значит «гламурная фотка». Это фотография девушки (девушка, как правило, американка) немного не в фокусе, в странной одежде, которая, должно быть, видится ей эротичной. Среди этих дурацких нарядов обязательно присутствует кожаная куртка, ковбойская рубашка, шляпа и сверкающее платье с блестками.

Джеки прислала три фотки. На одной она была в кожаной куртке, на второй — в ковбойской рубахе и шляпе, ну а на третьей — правильно — в блестящем платье!

Она была просто конфетка. Только потом, намного позднее, я понял, что любые совпадения с реально существующими лицами, покойными или ныне живущими, отнюдь не всегда бывают случайностью.


Суббота, 10:19

Что касается Кейт, ее фотография оказалась классическим примером полного несоответствия ожиданий реальности.

Она была похожа на ботаничку — скучная, незатейливая стрижка, скучные, незатейливые очки и суровое выражение лица. Джулия Робертс и рядом не лежала. Но все же я успел узнать ее внутренний мир и был уверен, что под всем этим скрывается страстная тигрица. К тому же с ней всегда было весело поболтать.

Вечером Кейт мне позвонила.

— Это Кейт, — сказала она. — И сегодня они голубые.

Кажется, я стал слишком предсказуем. Даже не успел спросить, какого цвета на ней сегодня трусики, а она уже ответила.

— Мой любимый цвет, если ты не знаешь, — заметил я. — И, кстати, сегодня по почте мне кое-что пришло…

— Моя фотка? Ну и как?

— Ты просто конфетка, вот как. Почему бы тебе не приехать уже в следующие выходные, а не ждать две недели?

— Правда, правда?.. Но как?

— Взять и сесть на самолет.

— Это будет двадцать четвертого ноября, верно? Ладно, я подумаю и сообщу тебе — и не забудь, я тоже хочу твою фотку!

Черт.


Понедельник, 19:20

Два моих интернет-романа постепенно приобретали эротическо-романтический (Джеки) и чисто сексуальный (Кейт) характер.

Джеки писала примерно следующее:

Если бы я могла рассказать тебе о моих истинных чувствах. Но, боюсь, тебя это отпугнет. Твоя душа как будто тянется ко мне через разделяющие нас километры. Мне кажется, что ты совсем рядом.

Что касается Кейт, от нее обычно приходил мейл вроде такого:

Мне не терпится наконец поближе познакомиться с твоим 18-сантиметровым членом.

(Насчет 18 см — это я переборщил, о'кей, но это было еще до того, как мы с ней решили встретиться. Теперь придется найти объяснение, как это мой член уменьшился на несколько сантиметров всего за пару недель.) Было ли мне совестно, что я кручу шашни с двумя девчонками одновременно, о чем в реальной жизни и помышлять бы не стал? Как ни странно, нет. Лишь гораздо позже я начал понимать, что все эти люди из Интернета на самом деле настоящие и чувства их тоже настоящие. Кто-то удивится — а как же иначе? Но у монитора, когда человека не видно, не слышно и прикоснуться к нему и уловить его запах тоже нельзя, он представляется тебе какой-то одномерной моделью, только и всего.


Среда, 15:22

Обнаружив, что в Интернете полным-полно женщин, я вскоре наткнулся на неиссякаемый источник всего остального — еВау.

Я заразился еВау-манией. Всего за три недели мне удалось накупить кучу абсолютно ненужных вещей.

Все началось довольно безобидно, с будильника на солнечных батарейках, изготовленного с применением технологий НАСА.

Я так обрадовался, выиграв этот аукцион, что тут же ввязался в отчаянную борьбу за пару коричневых ботинок для яхтсменов с кожаными шнурками. Когда шузы наконец достались мне, я почувствовал себя непобедимым.

Следующей покупкой стал тренажер — в рекламе обещали железобетонный пресс, если я буду напрягаться всего три минуты в день. Революционный девайс, также созданный с применением технологий НАСА.

В тот день покупательская лихорадка завершилась приобретением электрической сковороды для жарки, при создании которой, правда, обошлось без участия НАСА.

eBay спас мне жизнь, ведь теперь я мог покупать шмотки со всего мира, не переступая порог собственного дома.

У меня появились джинсы «Diesel» из Италии, рубашка «Fred Perry» родом из Таиланда (хотя ее фирменность вызывала сомнения, ведь на этикетке значилось «FERD PERRY») и немецкие туфли «Joseph Siegel». Все вещи были абсолютно новые. И стоили копейки.

Я стал самым модно прикинутым отшельником в городе.


Понедельник, 9:07

«Что ты делаешь 24-го?» — поинтересовалась Джеки, когда мы чатились в нашем любимом чате.

Я в панике замер. Неужели она каким-то образом пронюхала о приезде Кейт?

«Не знаю. Ничего. А что?»

«А то, что у меня день рождения. И мама хочет подарить мне билет на самолет — в любое место, куда я захочу. У меня два варианта — отправиться в Шотландию или навестить моего зайчика».

Вот, значит, как. Теперь уже две цыпочки готовы лететь в Веллингтон с целью заняться сексом с толстым безработным трутнем, который на полтора десятка лет старше их.

Мало того, они обе хотят прилететь в один день!

«Шотландия? Почему именно Шотландия?» — спросил я, чтобы выиграть время и что-нибудь придумать.

«У этой страны такая прекрасная история, — объяснила Джеки. — Хочу увидеть могилу Уильяма Уоллеса. Ну, не могилу как таковую, а место, где его похоронили.

Посмотреть места, где он сражался, и все такое».

«А почему ты хочешь приехать ко мне?» — спросил я, как бы случайно напрашиваясь на комплимент.

«Я люблю тебя».

Что-о-о?!!

«Я люблю тебя и знаю, что ты тоже меня любишь. Тебя трудно понять, Тревор. Но я чувствую, как твоя любовь летит ко мне через пространство, хоть ты и боишься в этом признаться. Ты любишь меня, я уверена, но эти чувства тебя пугают. Ничего страшного, дорогой. Я не стану тебя торопить».

Вот блин! А мне-то казалось, что Джеки была одной из немногих нормальных людей в Интернете. Вот что называется, огорошила. Я попробовал отвлекающий маневр: «А тебе нравится летать?»

Не сработало.

«Мне так хорошо с тобой. Я чувствую себя настоящей женщиной, а не сексуальным объектом, как с большинством мужчин. Ты видишь меня такой, какая я есть. Это и есть доверие».

«Угу. Ладно».

«Ты особенный, Тревор. Клянусь, если бы у меня были крылья, я бы прилетела к тебе прямо сейчас. У тебя прекрасная душа, и я просто не понимаю, как это другие девушки до сих пор этого не разглядели».

Когда Джеки наконец закончила петь дифирамбы, у меня осталось такое чувство, будто она может появиться на моем пороге в любую минуту, без предупреждения.


Четверг, 12:00

Самым замечательным в моих интернет-приключениях было то, что мои собеседницы не могли видеть, как в моей жизни все на самом деле запущено. Не знаю, на что я надеялся, но, видимо, мне казалось, что мое бесподобное остроумие и глубина личности настолько пленят этих девушек, что они закроют глаза на физические недостатки. Одним словом, я был как прыщавый мальчик, который сидит в углу всеми покинутый и улыбается одному ему известной шутке.

Приезд Кейт вызвал у меня неоднозначные чувства. С одной стороны, перспектива общения с реальным человеком и необходимость при этом казаться нормальным приводила меня в ужас. С другой — у меня давно не было секса.

За несколько дней до приезда Кейт я решил немножко подстраховаться и организовал кибермарафон, чтобы познакомиться с женщинами на будущее, на случай если история с Кейт обернется непоправимой катастрофой (а у меня были все основания думать, что так оно и будет).

Мы с Кейт каждый день говорили по телефону, когда она приходила с работы. Мысль о том, что вскоре мне доведется прикоснуться к живой, настоящей женщине, вызывала восторг. Ради такого случая я даже решил принять ванну и вымыть голову.

Я все еще не был уверен, приедет Джеки или нет, и даже подумывал, не удастся ли нам заняться этим втроем. Джеки была непредсказуема, и чем больше я о ней узнавал, тем менее вменяемой она мне казалась.

Иногда она будто забывала о своей работе экзотической танцовщицы и начинала рассказывать о каких-то ужасных сотрудниках из магазина. Я решил, что не стоит подлавливать ее на этих оговорочках, иначе, не дай Бог, еще начнет придираться к тому, что я наврал про себя.

Она не уставала повторять, что любит меня. Когда я молчал, она сама говорила, что я тоже ее люблю. Стоило мне наконец признаться, что я, несомненно, испытываю к ней определенную долю нежных чувств, как она написала: «Слезы радости переполняют мои глаза, стекая по белоснежным щекам. Я очарована тобой. Ты должен знать».

Тут я испугался не на шутку. Особенно когда она добавила: «Ты больше никогда не останешься один. Я буду идти по твоим следам».

Что-то подсказывало мне, что, если Джеки узнает про Кейт, мне не поздоровится.

Глава 2

Понедельник, 11:18

Вам наверняка приходилось получать письма, в которых на все лады расхваливались достоинства новых кредитных карт, займов и разновидностей счетов, которые можно открыть в вашем банке. В этих письмах содержится масса информации о том, что тот или иной накопительный счет необходим вам как воздух при вашем образе жизни. Или о том, что нужно сделать, чтобы капитал рос с увеличением вашей семьи. Или о том, что вы можете получать бонусы на кредитку просто потому, что регулярно ее используете.

Такие письма обычно подписывает менеджер по маркетингу или персональный банкир.

И если это письмо прислал крупный международный банк в течение последних двенадцати лет, знайте: его скорее всего написал я.

Моя работа копирайтера подразумевала написание таких писем для шести менеджеров по маркетингу из разных крупных банков и нескольких сотен персональных банкиров. И в этих письмах я успел возненавидеть каждое слово.

Со временем мне становилось тяжелее восторгаться по поводу 0,5-процентного понижения ставки и новых эксклюзивных платиновых карт, созданных специально, чтобы подчеркнуть статус владельца. Когда я впервые за время работы заболел, мне казалось, что работодатели должны поддержать меня в это трудное время.

Врач прописал таблетки, от которых мне стало лишь хуже, и сказал, что мне необходим отдых.

Через четыре недели больничного мне пришло письмо от Дейва Ферриса, менеджера по маркетингу и моего непосредственного начальника. В письме говорилось, что я уволен. Дейв также сообщил, что, поскольку я так долго не появлялся на работе, мне не заплатят зарплату за месяц, ну а тем, кто берет больничный без спросу, не полагается ни выходного пособия, ни накопившихся отпускных. Таким образом, меня лишили законно полагающейся суммы в $3865 — а эти деньги были бы как нельзя кстати.

А еще мне стало интересно, кто писал это письмо для Дейва.


Понедельник, 13:20

Эмма, моя первая и единственная жена, работала в том же банке, что и я, однако мы и не подозревали о существовании друг друга до той минуты, пока нам не случилось провести совместный уик-энд.

Эмма работала двумя этажами выше и занималась чем-то, связанным с валютными операциями, поэтому, естественно, ей не было никакого резона спускаться в маркетинговый отдел. Мы познакомились лишь благодаря тренингу по укреплению командного духа, который проходил в лесной глуши; мы жили в хибарах, где и окоченеть было недолго.

Судя по всему, единственными, кто научился работать в команде, были мы с Эммой, и толчком к сближению в нашем случае послужила боязнь прыжков с высоты.

Когда тренеры объявили, что всем придется прыгнуть с тарзанкой, мы тихонько улизнули, сославшись на то, что «доктор запретил».

Оставшись одни в лагере, мы с Эммой разговорились и даже не заметили, когда появились остальные, а ведь прошло уже полдня.

Вернувшись в цивилизацию, я пригласил ее на обед; за обедом последовал ужин, а за ужином — и все остальное. Когда мы поняли, что не разлучались уже несколько недель, стало ясно, что дело серьезное.

Я был счастлив. Эмма была не просто хорошенькой девчонкой с чудесными голубыми глазами, она вечно улыбалась, и с ней было очень весело. К тому же в банке у нее было собственное парковочное место, и в качестве дополнительного бонуса меня теперь каждый день возили на работу в новенькой «Тойота-Королла» 1986 года!

Если бы я не заболел, если бы она снова не вышла замуж, если бы она не ненавидела меня лютой ненавистью, мы могли бы до сих пор быть вместе.


Понедельник, 13:55

Я долго придумывал, как бы сделать предложение поромантичнее, но все мои задумки не пригодились: Эмма меня опередила.

Мы застряли в пробке по пути на работу, и тут она заметила, что у машины перед нами на багажнике написано «Молодожены», а сзади тянется вереница пустых банок.[3]

— Интересно, долго ли невесте пришлось ждать, пока ей сделают предложение?

— Не знаю. А что?

— Ничего. Просто, кажется, до некоторых слишком медленно доходит. Ну, может, я и тормознутый, но не настолько.

Мы поженились в начале 1990 года. Все прошло хорошо, если не считать огромного количества банковских работников в качестве гостей — это меня прямо-таки угнетало. Не имею ничего против банковских сотрудников в принципе, но себя никогда одним из них не считал.

Мы твердо вознамерились не покупать первый попавшийся дом. Наш дом должен был быть идеальным: бунгало в ретростиле с большим садом, высокими потолками и тремя спальнями.

Прежде чем сделать выбор, мы забраковали два десятка домов. А наш дом понравился сразу, стоило только ступить за порог. Он был наш, мы сразу это поняли.

В нем прошли три самых счастливых года моей жизни, а потом моя болезнь разрушила все.

Точно помню момент, когда я понял: дом, некогда бывший нашей мечтой, превратился в мою тюрьму. Это случилось через день после того, как мне пришло то письмо с работы, и с тех пор чувство, что все вышло из-под контроля, с каждым днем становилось все сильнее.

В тот день я открыл дверь, чтобы забрать молоко, но стоило мне сделать шаг на улицу, как чувство ужасной тревоги накрыло меня с головой. Земля как будто зашаталась под ногами. Ноги перестали держать, а сердце билось так быстро и гулко, словно хотело вырваться из груди. Страх был такой сильный, точно меня подвесили над аквариумом с голодными пираньями.

С треском захлопнув дверь, я кое-как добрался до постели и рухнул на подушки. Меня трясло, я чувствовал слабость и был абсолютно уверен, что сейчас умру.

С тех пор прошло четыре года, и больше я на улицу не выходил.


Понедельник, 14:40

Эмма очень старалась привыкнуть к тому, что теперь я целый день дома. А я — к тому, что она целый день на работе.

Я завидовал ей, потому что у нее была нормальная жизнь, а она злилась, потому что стала единственным добытчиком в семье.

Главная проблема была в том, что она не понимала, что со мной не так. Врачи говорили то же самое. Рассуждая логически, Эмма пришла к выводу, что со мной все в порядке.

Моя неспособность вести себя так, как раньше, приводила ее в бешенство. Внезапно у нее отняли возможность общения, а о планах завести семью пришлось забыть.

Наконец, мы решили расстаться на время — так говорят супруги, осознавшие неизбежность развода, но предпочитающие держать это в себе.

Поскольку из дому я выйти не мог, уйти пришлось ей, но при этом она забрала почти всю нашу общую собственность. Я сам попросил ее об этом, слишком уж мне было совестно. Было решено, что я останусь в доме и буду выплачивать по закладной, а потом, когда поправлюсь, мы продадим его и разделим прибыль.

Так я и оказался владельцем маленького бунгало на окраине города, а также холодильника, дивана, стола, кровати, шкафа и стремительно тающего банковского счета.

Ну и, конечно, компьютера.


Понедельник, 16:23

Примерно к середине 1990-х я перестал прятаться за диваном, когда раздавался звонок в дверь, а еще через пару лет дошел даже до того, что смог выйти на улицу и сам сходить в супермаркет.

Не было никакого волшебного лекарства. Я просто ежедневно заставлял себя сделать еще один маленький шаг навстречу окружающему миру.

У меня была своя «зона комфорта»: например, я мог почти без паники проделать путь до ближайшего торгового центра, где было все мне необходимое (супермаркет и почта). Я также ездил в ресторан «Касабланка» и за последние два года побывал там около сорока пяти раз — несмотря на то что на стенах там висели гигантские фотографии Хэмфри Богарта.

Что касается передвижения пешком, далеко мне уйти не удавалось. В удачный вечер (агорафобы не любят выходить днем) я доходил до перекрестка, где стоял мини-маркет.

Я ни с кем не общался, да это и к лучшему. Ведь все, что могло хоть как-то помешать мне чатиться, что я делал строго по расписанию, пугало меня не меньше, чем великая и ужасная Улица.

Люди говорят об интернет-зависимости как о явлении гипотетическом, однако поверьте мне: зависимость существует.

Этой теме посвящены сотни веб-сайтов. Мне ли не знать: я побывал на всех и, как правило, заходил туда тогда, когда в моем любимом чате не было ничего интересного.

На одном сайте мне попалась статья про женщину, которая проводила в сети десять часов в сутки, а ее семья тем временем самостоятельно вела домашнее хозяйство.

А я не могу вспомнить, когда был в Интернете меньше десяти часов.

Кажется, мне пора было обратиться к врачу. И вот, как только я почувствовал себя готовым ко встрече с незнакомым человеком, я вызвал доктора на дом.


Вторник, 16:40

Я продал мебель. Это был умный ход: ведь иначе она досталась бы судебному приставу.

Денег, вырученных с продажи дивана, кухонного стола и шкафа, хватило, чтобы выплатить по закладной за месяц, и еще немного осталось. Оставшееся можно было потратить на один из счетов или на новый модем.

Тут я долго не сомневался. Высокоскоростной флэш-модем стал моим. Теперь все мои действия в Интернете будут выполняться быстрее и виртуальная жизнь пойдет как по маслу.

А еще мне пришел первый счет за Интернет. Впервые в жизни, взглянув на квитанцию, я не смог удержаться от истерического смеха. $2300. За месяц. При тогдашних ценах в пять долларов в час нетрудно подсчитать — я находился в киберпространстве больше ста часов в неделю!

Таких денег мне было не достать ни за что на свете. Работать я не мог, и признаков ближайшего выздоровления не наблюдалось.

Врач сказал, что не понимает, что со мной. Симптомы не напоминали ни одно известное ему заболевание. Как будто часть моего мозга отключилась, и всё. Мне стали недоступны почти все чувства, а мысль о контакте с реальными людьми вызывала настоящую панику.

Еще у меня постоянно пересыхало во рту, все время хотелось пить. Сыпь распространилась по всему телу. Я страдал почти полной потерей долговременной памяти, потолстел, перед глазами все мутнело, а в ушах стоял звон. Я всегда чувствовал себя усталым, и это была не просто легкая слабость, а полная потеря сил. Дыхание стало беспорядочным, а порой я и вовсе задыхался.

Наконец врач поставил диагноз «стресс».


Четверг, 12:02

Двадцать второго ноября я познакомился с Лори. И Холли. И Керри. И Майей.

Мой кибермарафон удался.

Отчасти причиной этому была моя новая система соблазнения, основанная на демографическом факторе и научном исследовании. Я выяснил, какие фразы и вопросы вызывают максимальный отклик у целевой группы (девочки из чатов), и выбраковал те, что сразу отталкивают клиента (старое доброе «Опиши себя» и «Сколько ты зарабатываешь?»).

Мне также пришло в голову, что, возможно, стоит сказать о себе правду, но я быстро отказался от этой мысли.

Лори, aka Мельба, хотела узнать, действительно ли я настоящий лорд. Я не стал ее разочаровывать. Лори была инженером из Южной Каролины с примесью индейской крови.

Она как-то отличалась от других. Сама задавала вопросы, а не ждала, пока я спрошу.

Ее жизнь была той же мыльной оперой, что и у Джеки, но Лори пришлось стать матерью-одиночкой с грудным ребенком на руках после того, как муж избил ее, она попала в реанимацию, а муж — в тюрягу.

Лори хотела уехать из Южной Каролины, например, в Майами, где жила ее мать. Но у нее не было денег. По соседству жила ее сестра, но они не разговаривали с тех пор, как сестра выстрелила в нее из ружья во время ссоры.

Но что больше всего привлекло мое внимание, так это то, что Лори нравились мужчины постарше.

«Они более зрелые», — заявила она.


Пятница, 17:08

Я сидел в ванной и рассматривал свою сыпь. Кожа как-то очень сильно покраснела и чесалась, и это было плохо, поскольку до приезда Кейт оставалось каких-то два часа.

Кейт два дня было не слышно, и я уж начал думать, что она струсила, но все равно нервничал так, как никогда в жизни. Я помылся не меньше пяти раз (и за те месяцы, когда ходил грязным).

За час до ее приезда я стал ходить из угла в угол, желая только одного: чтобы все поскорее закончилось. Я так настроил освещение, что в той комнате, где Кейт могла бы увидеть меня голым (нас двоих — меня и мою сыпь), было очень темно даже с включенным светом.

Потом мне пришло в голову, что я ее совсем не знаю. Я собирался заняться сексом с незнакомой женщиной, даже не представившись. Как вы понимаете, со мной такого еще не случалось.


Пятница, 19:42

Прошло два с половиной часа, и я наконец смог облегченно вздохнуть. Вместе с тем я был разочарован, что Кейт не приехала. В ковре от моего хождения туда-сюда едва не появилась дырка (было сложно понять, так это или нет, ведь он и до этого был весь в дырах). Кажется, настало время немного расслабиться.

Я плюхнулся в кровать и набрал номер Кейт. Мне просто хотелось узнать, почему она передумала. Но никто не брал трубку.

И тут я услышал стук в дверь.


Пятница, 20:12

Увидев Кейт, я сразу обратил внимание на две вещи.

Во-первых, в жизни она была лучше, чем на фото. Среднего роста, стройная, с длинными и шелковистыми рыжими волосами. Мне понравился ее нос, совсем как у Мег Райан. Правда, жуткие старомодные очки ее не красили, за стеклами не было видно красивых, глубоко посаженных карих глаз, и губы она сжала в неодобрительной мине, что придавало ей суровый вид. Еще она собрала волосы в пучок, что усугубляло сходство со школьной училкой. Да, Кейт была не красавица, но, говоря напрямую, я тоже далек от совершенства.

Второе, что я сразу заметил, был сильный запах алкоголя. Но мы с Кейт приняли обет молчания, и я решил держать свои наблюдения при себе.

Кейт робко вошла и приложила палец к моим губам. В полутьме я заметил, что на ней простое черное платье с глубоким вырезом, черные чулки и туфли на высокой шпильке.

Я поднял подол ее платья, чтобы рассмотреть белье. У меня всегда был бзик на белье. У Кейт оно было черным и кружевным, трусики и лифчик — из одного комплекта. То, что надо.

Затем она расстегнула мне джинсы, а я стоял со скучающим видом, как будто такие вещи происходили со мной ежедневно.

Мы поцеловались, а потом, пытаясь снять друг с друга одежду, стали распаляться все сильнее и сильнее. Ее груди были в точности, как она описала, — упругие и небольшие. Я коснулся их в качестве прелюдии, и на этом с предварительными ласками было покончено.

Я провел ее в спальню, уложив на кровать так, чтобы моя сыпь была меньше заметна, и мы занялись сексом.

Через пятьдесят секунд я уже лежал на спине, уставший и измученный. Мы так и не произнесли ни слова, но на ее лице ясно читался вопрос: «И это всё?»


Пятница, 20:39

Когда дело наконец дошло до разговора, выяснилось, что Кейт двадцать четыре года и она достаточно наивна, чтобы поверить моим уверениям, будто в следующий раз будет лучше.

Мы поговорили о том, как странно знакомиться с людьми по Интернету. Оказалось, что она уже встречалась с мужчинами из Сети, но дальше чашки кофе дело не зашло: не было пресловутой искорки.

Кейт призналась, что, увидев мою фотографию, едва не передумала ехать. Честно говоря, то был не лучший из моих снимков, но другого я не нашел: из-за своего больного вида я годами избегал фотокамер. Это было отрицание действительности высшего порядка — раз у меня нет фотографий, на которых я выгляжу ужасно, значит, все в норме.

Мысля таким образом, я также убедил себя, что почти полное отчуждение от общества — это тоже абсолютно нормально.

В конце концов, под действием алкоголя, усталости и изнурительного секса продолжительностью почти в минуту (!) Кейт заснула рядом со мной.

Стрелки часов показывали полдвенадцатого, и Кейт прижималась ко мне своим великолепным обнаженным телом. А я мог думать только об одном.

Что еще немного, и я упущу тех девочек из североамериканского колледжа, которые как раз сейчас должны появиться в чате.


Пятница, 23:07

Кейт спала крепко, и я встал с кровати, включил компьютер и вошел в чат, даже не разбудив ее.

В ночной тишине визг модема казался громче обычного, и я удивился, как это человек может спать под эти звуки. На случай если Кейт проснется, я заготовил оправдание — мол, всю жизнь страдаю от бессонницы.

А на самом деле я не спал из-за Майи. С ней мы познакомились во время кибермарафона. Она заинтриговала меня тем, что умела пошутить, была уверена в себе и обладала столь хорошим вкусом, что мне даже не пришлось притворяться, будто я люблю все то, что на самом деле терпеть не могу.

Майя работала в книжном магазине в городе Берлингтон, штат Вермонт, и ее обязанностью было искать малоизвестные книги. Она особенно гордилась тем, что сумела обнаружить опус под названием «Выращивание улиток в кулинарных целях».

Она увлекалась актерским мастерством и шекспировским театром, была умна и писала без орфографических ошибок. Одним словом, именно в такую девушку я мог бы влюбиться. Но если бы это произошло, мне каким-то образом пришлось бы распутывать ту паутину вранья, которую я наплел в начале нашего знакомства. Зачем я это сделал, сам не знаю. Наверное, правда надоела. Реальная жизнь казалась такой скучной.

Во-первых, я натрепал, что занимаюсь издательским бизнесом. Из этого вранья мне удалось выпутаться, я сказал, что поторопился сообщить ей свой род занятий, так как думал купить маленькое местное издательство, но сделка сорвалась.

Я также сказал, что мне тридцать четыре года. Хотя узнав, что Майе всего двадцать лет, пожалел, что не сбросил еще пяток годков. Но кажется, ей было все равно.

Кроме того, Майя была гораздо образованнее меня. Но стоило ей упомянуть какую-то малоизвестную пьесу (слыхали про «Юнону и Павлина»[4]), как я тут же лез в Интернет и выдавал полноценное мнение по этому поводу. Сегодня я, правда, был слишком рассеян, потому что сказал: «О да, Юнона, как же, помню — ирландский бунт, трагическая героиня и все такое… Она еще была беременна и не замужем».

Майя растерялась и сообщила, что это не Юнона была беременна, а ее дочь, Мэри.

С искусством была та же история.

Я никогда не слышал о картинах Моне, изображающих Руанский собор. Но, просмотрев нужные сайты, оказался вполне способен поддерживать высокоинтеллектуальную беседу на эту тему. Время от времени я приводил в разговоре почерпнутые из Интернета факты, чтобы показать, какой я умный.

Но Майя производила впечатление человека, который знает все это без помощи поисковых машин.


Суббота, 7:25

Пока Майя ждала моего ответа в чате, в кровати меня ждала Кейт.

Вообще-то, она молчала, но покашливала, давая мне знать, что проснулась. Я крикнул, чтобы она подождала, пока я завариваю чай.

Я поставил чайник и поздоровался с Майей.

«Я ненадолго, — написал я, — просто хотел сказать, что думал о тебе». А потом случилась странная вещь. Я вдруг почувствовал жуткое чувство вины из-за того, что игнорирую Кейт, несмотря на то что сам не понимал, испытываю ли к ней хоть что-нибудь (или она ко мне, раз на то пошло).

И я сказал Майе, что мне пора идти, и пообещал поговорить с ней позже. После чего, вооружившись чашкой горячего чая, отправился в спальню.

Кейт до сих пор была голая, и я забрался к ней в кровать.

Тут мне на минутку пришло в голову, что это, наверное, даже лучше, чем виртуальное общение — такая вот живая, реальная женщина. По-прежнему смотрит на меня с обожанием, хотя проспала рядом всю ночь. Мы даже можем вместе посмотреть телевизор (на этом моя фантазия останавливалась). И не надо врать, сколько мне лет и как я выгляжу.

Говорят ведь, что синица в руках лучше журавля в небе?

И вот, мучимый совестью, я признался, что все это время сидел в чате. А потом меня словно прорвало. Я рассказал Кейт о том, как Интернет стал моей жизнью, как знакомые из чата превратились в моих настоящих друзей. Должно быть, со стороны я казался чокнутым.

Но она спросила, хочу ли я встретиться с ней снова.


Суббота, 15:42

Когда Кейт ушла, я выждал приличествующее время (десять минут) и снова занял привычное положение у компьютера.

Меня ждали два сообщения: одно — от Джеки, второе — от Майи. Джеки приложила фотку — она в килте. Существо на фото даже отдаленно не напоминало гламурную малышку с предыдущих фотографий и представляло собой толстую бледную тетку с кошмарными волосами. Сказать, что они были начесаны, — значит не сказать ничего: это был настоящий взрыв из 1980-х.

Глянув на килт и мемориальную табличку с надписью «Вечная память Уильяму Уоллесу», я догадался, что она все-таки поехала в Шотландию. Письмо подтвердило мое предположение:

Привет…

Ты не поверишь, где я сейчас! В старой доброй Шотландии! Ох-ай! Извини, что не писала, но я была очень, очень занята. Полет был шикарным, и здешние жители просто класс. Никак не насмотрюсь на достопримечательности.

Оказалось, что мои предки из шотландского клана! Тревор, я познакомилась с парнем. Он шотландец, и я от него без ума. Тебе бы он тоже понравился.

Он хочет переехать в Америку и жить со мной и Кортни.

Что ты думаешь по этому поводу?

Джеки.

Единственное, что я думал по этому поводу, как это Джеки умудрилась написать целое письмо и ни разу не употребить «как бы».


Суббота, 16:12

Письмо Джеки меня очень расстроило. Я всегда расстраивался, когда меня бросала девчонка, но быть брошенным той, с кем я даже не виделся, — это было что-то новенькое.

Письмо от Майи я так и не прочел. Вдруг и она решила меня бросить, мне этого просто не вынести!

Я решил позвонить Кейт и во всем ей признаться. Кейт стала тем человеком, с которым можно было откровенно, не стыдясь, поговорить о моих интернет-злоключениях. Мы обсудили даже наши собственные отношения и договорились, что примерно через месяц она приедет снова и на этот раз задержится подольше. Так мы сможем узнать, есть ли у нас будущее.

Что касается моей реальной жизни, мне позвонили из кредитной компании и сказали, что долгов накопилось столько, что дом придется освободить в течение восьми недель. Ситуация была непоправимая.

Мне придется съехать. Оказалось, мне давно сообщили об этом в письме, которое я, видимо, отказался распечатывать.

Итак, я остался без дома, без мебели и без денег. Интернет оставался тем, что никто не мог у меня отнять.

По крайней мере, так мне казалось.


Суббота, 21:39

Кейт посоветовала мне и дальше общаться с Майей, что я истолковал как зеленый свет при любом развитии событий.

Она также сказала, что я должен прочитать письмо Майи, так как хуже уже не будет.

И я прочитал. В письме Майя отвечала на вопросы, которые я задал ей в последний раз. Самый отстойный диск в ее коллекции? The Sign группы «Асе of Base».

Самая позорная вещь в шкафу? Джинсы с рисунком «огурцы».

Другими словами, то было обычное письмо от Майи. У меня словно гора с плеч упала.

Еще Майя написала, что послала мне кассету, которую я должен был послушать, прежде чем принимать серьезное решение. Видимо, она думала, что я слишком поспешно сужу о людях, не дав им возможности проявить себя.

Я решил пойти в наш чат и посмотреть, нет ли там Майи, и как раз проделывал обычный ритуал соединения с Интернетом, когда, о ужас, на экране появилось сообщение «ОШИБКА».

В приступе панического страха я бросился к телефону, чтобы проверить, все ли в порядке с сервером.

Но телефон не работал.

И тут до меня медленно дошло, что сбылся мой худший кошмар.

Я не оплатил телефонные счета, и линию отключили. Я был отрезан от Интернета.

Никогда в жизни я не чувствовал себя таким беспомощным.


Суббота, 22:14

Дом опустел (в прямом смысле). Пока все мое внимание было приковано к монитору, я и не замечал, как изменился дом с исчезновением мебели и вещей.

В гостиной не было ничего, кроме деревянного стула и кучи книг. У меня было четыреста дисков, но не на чем их послушать.

А компьютер? Не так давно он был единственным, что связывало меня с миром. А теперь превратился в бесполезную серую коробку.

Я сел на стул и стал думать, что же мне теперь делать. Прошло всего полчаса с тех пор, как я в последний раз выходил в Сеть, но мне казалось, что миновала вечность. Я думал о том, сколько писем мне успело прийти, и о том, успела ли Майя найти другого парня в мое отсутствие.

Я включил телевизор и стал смотреть «Магазин на диване». Потом мне стало скучно, и я потопал на кухню в поисках утешительной еды. Нашел три картофелины и стал стоять и смотреть, как они варятся.

Холодильник был пуст, и пришлось довольствоваться только картошкой.

Пять лет назад я бросил курить. Просто перестал, и всё. Сейчас у меня было такое же чувство, как тогда. Нервный мандраж, когда от любого звука бросает в дрожь. Я сел за компьютер, закрыл глаза и стал стучать по клавишам, представляя себя в одном из уютных чатов.

Это было убийственно.

В тот вечер я лег спать в семь и не вылезал из кровати четыре дня.


Четверг, 18:02

Я покинул свое убежище лишь потому, что Берни, один из немногих друзей, что у меня остались, начал беспокоиться обо мне и заглянул в гости. Он пытался сначала звонить, но все время слышал в трубке непрерывный гудок.

Кажется, мой вид его шокировал. Я был еще грязнее и неряшливее обычного, лицо посерело, щеки впали. Я чувствовал себя так, будто только что пережил весьма жесткую наркотическую ломку, и выглядел соответствующе.

Я начал заикаться, а порой и заговариваться. Потеряв всякую ориентацию, я застрял где-то в промежутке между реальным миром и моим безопасным маленьким виртуальным мирком.

Берни выслушал рассказ о моих бедствиях и спросил, где счет за телефон. Я предложил ему разгрести кучу коричневых конвертов на полу, что он и сделал.

На следующий день я услышал самый прекрасный звук во всем мире — телефонный звонок.

Берни оплатил мой счет, вернув меня к жизни.


Пятница, 13:52

Первый человек, с кем я столкнулся в чате после периода воздержания, была не Майя, не Кейт и не Джеки, а Лори (aka Мельба), девчонка из Южной Каролины, с которой мы успели коротко пообщаться во время марафона.

Лори явно была пьяна.

«Садись ко мне на коленки, англичанчик, — написала она, — раздавим бутылку бурбона. Тут немного, но все, что осталось, твое».

Я напечатал: «Англичанчик идет к Мельбе и садится ей на коленки».

Не мог же я сказать правду — что я не пью. Это было бы невежливо.

«Англичанчик хочет знать, что на Мельбе надето».

«Прозрачная короткая ночнушка, и больше ничего».

Потом она спросила, почему меня не было видно, и я рассказал ей про свое вынужденное отлучение от Сети.

«Кажется, ты серьезно подсел».

Я начал было все отрицать, но потом понял, что так делают все наркоманы. И признался, что это действительно так.

«В прошлый раз ты просил выслать фотку. Все еще хочешь ее увидеть?» — спросила Лори.

«Очень хочу — пришлешь по почте?»

«Конечно. Погоди-ка… Все, отослала. Потом скажешь, как тебе».

Почта пришла сразу же, и Лори на фотке выглядела клево. Понятно, почему ей доставалось так много мужского внимания, что ей было явно не по вкусу. У нее была впечатляющая внешность: большие карие глаза, ямочки на щеках и лучезарная улыбка. Она чем-то походила на Шер в молодости. Или на Шер в любом другом возрасте… Одним словом, на Шер. И это была еще одна девчонка, в которую я запросто мог бы влюбиться.

Она тоже захотела получить мою фотку, и я пообещал, что скоро сфотографируюсь. У меня возникла одна гениальная мысль: если сняться на черно-белую пленку, вид будет менее бледный и усталый. «Ты все еще здесь, пупсик?»

«Извини, — отозвался я. — Залюбовался твоей фоткой. Ты очень красивая девушка, да позволено будет сказать».

«Что ж, спасибо. И чем бы ты хотел со мной заняться?»

«Знаешь, чего мне хочется больше всего? Услышать твой голос. Можно я тебе позвоню?»

«Конечно. Сейчас, дай пару минут собраться с мыслями».


Пятница, 14:28

— Алло? Лори?

Лори прыснула. У нее был замечательный смех.

— Теперь я точно знаю, что это ты.

Смех в трубке не затихал. Как я и думал, Лори оказалась не совсем чтобы трезвой.

— Ну что, мальчик из Англии, о чем ты хочешь меня спросить?

— Что на тебе надето?

— Я же только что тебе говорила, в чате, — коротенькая ночнушка, забыл?

Черт. Этот вопрос выскакивал у меня уже рефлекторно. Две недели назад я потерял телефон Кейт, пришлось звонить в справочную. Когда сотрудница справочной продиктовала мне телефон, я на автомате спросил ее, что на ней сейчас надето. Это получилось само собой. Осознав, что я наделал, я бросил трубку и больше в тот день не подходил к телефону — вдруг та девушка решила бы заявить в полицию или еще куда.

Однако мне нужно было спросить у Лори что-то поумнее. И я завел разговор о ее муже-дегенерате.

— Он ушел после того, как я попала в больницу, — сказала она. — С тех пор я его не видела и не слышала.

— Зачем ты вышла за него?

— Наверное, из-за жалости. Он каждый день приходил в магазин, приносил цветы и рассказывал что-нибудь смешное. Он даже красивым мне не казался, просто надоело, что он вечно ошивается вокруг, вот и все.

— А кем он работает?

— Никем. Ну, иногда он работает на своего дядю, красит стены и все такое. А так — получает еженедельное пособие по безработице и тратит его на выпивку и дурь. Мы с дочкой ни цента не получили. Кстати, он утверждает, что дочь не от него.

— Он нормально с ней обращался?

— Да что ты, конечно нет. Стоило ей пикнуть, когда он сидит перед теликом, как он швырял в нее чем ни попадя. А когда он бил меня, она пыталась его остановить, и тогда он сказал: «Я произвел тебя на свет, я же тебя и убью».

— Но почему ты от него не ушла?

— А куда мне было идти?

— К родителям.

— Да моя мать молится на этого козла. И говорит, что это я во всем виновата. Она меня никогда не любила… Послушай, мне пора. Давай завтра поговорим.

Я оторопело смотрел на трубку. Что я не так сказал на этот раз?


Суббота, 9:02

В обмен на то, что Берни оплатил мой телефонный счет, я должен был сходить к психологу, который, по мнению Берни, мог бы докопаться до причины моих проблем.

Обзвонив кучу мест, я наконец нашел врача, которая согласилась приехать на дом. Ее звали Ширли, и она специализировалась на фобиях. Меня это очень обрадовало, так как агорафобия была худшим из моих мучений. Выход на улицу был в лучшем случае неприятен, в худшем — невозможен. Когда я описал симптомы по телефону, Ширли нисколько не смутилась, и мы договорились встретиться в понедельник.

Это было так просто, что я даже удивился, почему раньше этого не сделал.

В глубине души я, конечно, понимал, что попросту игнорирую болезнь и вместо этого ввязываюсь в бессмысленные шашни с девчонками с другого конца света. Я уже поднаторел в интернет-знакомствах, поэтому перспектива влюбиться в Майю, с которой я, скорее всего, никогда в жизни не увижусь, ничуть меня не пугала.

В начальной школе я впервые испытал безответную любовь. Мне было одиннадцать лет, и Сью Ллойд казалась самым восхитительным созданием из всех живущих на свете. Я боготворил ее и даже специально подружился с ее братом, чтобы попасть к ней в дом.

Потом ее семья переехала в Канаду, и мое сердце было разбито вдребезги. То, что Сью не проявляла ко мне ни малейшего интереса, меня ни капли не волновало.

Я поклялся, что, когда вырасту, обязательно поеду в Канаду и навещу ее.

В шестнадцать лет я устроился госслужащим в Лондоне и работал в здании Сомерсет-Хаус, занимаясь завещаниями. Я сам толком не знал, в чем состояла моя работа, поэтому не заботился об ее результате и особого энтузиазма не проявлял.

Как-то летом я решил все же навестить Сью, даже если бы это означало конец моей не столь многообещающей карьеры. И вот я подал на увольнение, купил билет до Торонто (и обратно) и стал мечтать о слезном романтическом воссоединении.

То, что случилось в реальности, было в высшей степени угнетающим. Безразличное лицо Сью, когда она открыла дверь, будет вечно преследовать меня. Как и снисходительная ухмылочка ее бойфренда.

Десять дней мы тусовались с братом Сью, который помог мне подзаработать денег хотя бы на несколько недель. Когда я уезжал, она даже не пришла попрощаться.


Суббота, 12:15

Мы с Майей общались в чате каждый вечер, когда она приходила с работы.

Я послал ей цветы. Не настоящие, а виртуальные цветы — картинку. Это не одно и то же.

У нас уже была «наша» песня — Whole of the Moon группы «Waterboys». Мы выбрали именно эту песню потому, что решили: когда мне или ей будет одиноко, пусть он (она) посмотрит на луну и вспомнит, что другой (другая) сейчас тоже ее видит.

В разговорах с друзьями (теми, что остались) я начал мыкать, так, например: «Мы с Майей считаем, что новая книжка Дугласа Коупленда очень даже ничего».

Должно быть, это их по-настоящему бесило, но мне казалось, будто я влюблен в реального человека.

Мы даже играли в игры. Ролевые игры с участием всего чата. В моей любимой игре Майя была неверной женой, а я — солдатом, отправленным на службу в Германию.

Мы с пылом спорили по поводу того, есть ли у нее право веселиться, пока я обитаю в другой части света. Я в свою очередь утверждал, что у меня есть право иметь хорошую, преданную жену. Дальше мы развили эту тему и придумали, что Майя спит с моим братом.

Остальные участники чата должны были взять чью-либо сторону, и наши дела обсуждались до тех пор, пока мы не покинем чат.

Мне очень хотелось поговорить с Майей по телефону, но я слишком нервничал. Она чувствовала то же самое, и мы решили отложить реальный разговор до лучших времен.

Мы обменивались маленькими подарками. На день рождения Майя написала мне сказку — про принца Тревора и принцессу Майю. Сюжет сказки был вполне традиционен, но как я был счастлив, когда в конце принцесса и принц все же воссоединились!

Кроме того, ни разу за все время нашего общения я не спросил, что на ней надето и как она выглядит.


Понедельник, 11:30

Стук в дверь оттащил меня от компьютера.

Я открыл дверь и оказался лицом к лицу с суровой, чопорного вида женщиной лет пятидесяти восьми — шестидесяти.

У нее был такой вид, словно она не умела улыбаться. Коротко подстриженные седые волосы, никакой косметики. Единственное украшение, которое она себе позволила, — длинные сережки из ракушек, свисавшие почти до плеч.

— Тревор? Я Ширли Локетт. Психолог. Мы договаривались о встрече, — произнесла она тоном, который, по ее мнению, должен был быть успокаивающим и доверительным. Серьги при этом дрогнули.

Я пригласил Ширли войти и в ужасе замер — что, если она заметит мою коллекцию женского белья, разбросанную по дивану? Я усадил ее у окна, чтобы диван оказался вне зоны видимости.

Я немного рассказал о себе и признался, что провожу в Интернете большую часть дня. Ширли спросила, есть ли у меня друзья, с которыми можно было бы обсудить эту проблему.

Я задумался, прежде чем ответить.

— Ну да, наверное, есть. Например, Мельба, Леди Генневра, Принцесса Аврора, Леди Дей. Вообще-то, ее зовут Леди Дей 22. Есть еще Леди Дей 26, но мы с ней не особо дружим…

Ширли наклонилась, выпятила губы и глубоко вдохнула через нос, после чего спросила, не являются ли эти люди моими виртуальными знакомыми.

Я кивнул, подтверждая, что это так.

Она медленно покачала головой, напустив на себя глубокомысленный вид, как ей, наверное, казалось. На самом деле она выглядела так, будто раскусила какую-то гадость, но выплюнуть сразу не могла.

— Я уже три года не выхожу из дому. У меня приступы паники. Я не знаю, что делать.

Ширли вдруг словно загорелась. Ее ноздри раздулись, губы выпятились до невозможности, и она заговорила как маньяк: — Нет, знаете, Тревор! Все ответы внутри вас. И я смогу помочь вам их найти. Но сначала расскажите, что происходило в вашей жизни, когда проблемы начались.

— Да ничего особенного, в общем. У меня была нормальная работа, с женой мы ладили, а потом все как-то случилось, и все. Мне стало страшно выйти из дому. Потом меня уволили.

— И как вы себя чувствовали?

— Я был раздавлен. Уничтожен. Унижен. И все такое.

Ширли подалась вперед, непрестанно кивая, отчего ее сережки закачались как маятники. Предположив, что таким образом она просит меня не останавливаться, я продолжил рассказывать.

— Потом стало еще хуже. Моя жена меня бросила.

— Ясно, — Ширли понимающе кивнула. — И как вы себя при этом чувствовали?

— Ну мне хотелось всех убить.

— Кого-то конкретно?

— Нет, всех людей вообще.

— Понятно.

— Вы сможете мне помочь? — спросил я, стараясь, чтобы в моем голосе не слышались нотки отчаяния.

Ширли подняла правую руку и пальцами левой изобразила маленькие шажочки на ладони.

— Вы должны двигаться маленькими шажками, Тревор. Вот наша стратегия. Понемножку, не все сразу. Давайте начнем с малого. Сегодня после шести вечера вы не должны садиться за компьютер. Сделаете это для меня?

Я ответил, что никаких проблем, и мы договорились встретиться через неделю.


Понедельник, 12:30

Когда Ширли свернула за угол, я тут же бросился к компьютеру — меня ждало весьма любопытное письмецо от Лори. Она говорила, что купила «Полароид» и собирается подарить мне несколько фоток.

Я должен был выбрать позы.

Можно было придумать любую позу, так как Лори договорилась с подружкой, что та ее поснимает.

Мне не хотелось быть слишком предсказуемым, но что бы сделали вы на моем месте? Естественно, я попросил, чтобы она снялась голышом как можно более крупным планом, «насколько позволит стыдливость».

Но Лори тоже поставила условие: я должен был купить «Полароид» и сфотографировать свой пенис.

С этим условием у меня не возникло никаких проблем, кроме одной: где взять деньги на камеру. В конце концов я решил продать диски из коллекции, пусть даже это означало, что я не получу за них и четверти тех денег, которые когда-то потратил.

Лори позвонила и сказала, что фотосессия прошла успешно. Я попросил ее описать, что же получилось, и она ответила, что я буду просто счастлив получить эти фотки. Ее подружка израсходовала всю пленку, в итоге вышло десять фотографий. Теперь Лори хотела, чтобы я сфотографировал себя. Причем немедленно. Прямо пока мы разговариваем.

Я достал камеру и взял ее в левую руку. Телефон был прижат головой к правому плечу. А в правой руке я держал то, что Джеки однажды назвала моим «мужским достоинством».

Сделать снимок в таком положении не так просто, как кажется. В результате первых двух попыток я запечатлел крупным планом ковер. Следующее две фотки получились слишком размытыми, но все равно мне понравились, так как «достоинство» под таким углом выглядело больше, чем было на самом деле.

Пытаясь найти идеальный ракурс, я потерял равновесие и позорно растянулся на полу со спущенными штанами. Камера и телефон полетели в разные стороны.

По ходу действий я все комментировал Лори. Ей уже не терпелось увидеть снимки. Она сказала, что, если ей понравится то, что она увидит, она обязательно приедет в Новую Зеландию и убедится лично, что в жизни мой пенис так же хорош, как на фотке.


Воскресенье, 10:10

Кейт снова приехала на выходные, но на этот раз все прошло плохо.

Мне кажется, тот факт, что она была реальной, обернулся против нее. У девчонок из Интернета не было недостатков, потому что мне даже в голову такое не приходило. Наверное, они тоже так думали и считали меня идеальным, потому что всем хочется верить в существование идеала. Это была абсолютно искусственная среда.

И мне это нравилось.


Понедельник, 10:05

До моего вынужденного переезда оставалось три недели, а я так и не предпринял никаких действий по этому поводу. Я так глубоко погрузился в мир чатов и электронной почты, что они и стали моей реальностью, а внешний мир перестал быть настоящим. Приходилось буквально силой заставлять себя просматривать колонку аренды жилья в газете. Моя фобия ограничивала пространство для действий, поэтому нужно было найти местечко неподалеку.

В чате все уже привыкли видеть сообщение, оставленное Лордом Бреттом Синклером: «Вернусь через 10 мин. Пошел искать дом». Если подумать, конечно, следовало бы уделить этому занятию немного больше времени. Но поиск места жилья казался гораздо менее важным, чем болтовня с интернет-подружками, число которых продолжало расти.

В конце концов я нашел просто отвратную квартиру за углом от моего собственного дома. Там были тесные комнаты с низкими потолками, худшее, что было в архитектуре 1960-х, кухня размером с чулан, сад, больше похожий на болото.

Но я все равно ее снял.

Первым делом я провел новую телефонную линию, чтобы можно было подсоединиться к Интернету сразу после переезда. Часть средств от продажи дома я решил потратить на апгрейд компа и покупку мебели.

Грузчиков я вызвал на раннее утро, чтобы не нарушить чатовое расписание.


Вторник, 9:28

На следующий день, когда я неохотно упаковывал свои скудные пожитки, почтальон принес три письма с иностранными марками.

Два письма были из Штатов, одно — из Канады.

Холли прислала фотку, на которой она была в бикини. Она оказалась румяной блондинкой лет двадцати двух. Холли преподавала в воскресной школе, и мы с ней порядком успели пообщаться в чатах. У нее был приятель, более того, через месяц она собиралась замуж, но романтический элемент в их отношениях отсутствовал, так как парень предпочитал играть в пейнтбол, а не проводить время с Холли.

Канадка Керри прислала белые шелковые трусики (это был уже восьмой экспонат моей коллекции) и фотку. Она заканчивала колледж и хотела стать оперной певицей. Девушка с пышными формами, Керри была именно такой, какими обычно бывают оперные певицы. Я рассказал ей о фотках, которые сделал для Лори, и она попросила такие же.

Эми, недавнее пополнение в моем кибергареме, также прислала трусики (таким образом, в моей коллекции теперь насчитывалось девять экспонатов). Эти были в цветочек. Ее фотку я уже видел, и Эми мне понравилась. Она работала секретарем в местном правительстве, но хотела стать адвокатом. Ей было двадцать четыре года, но, несмотря на это, она оставалась девственницей.

Со всеми тремя я уже болтал по телефону. Эти звонки обходились мне в $3.99 за минуту. По идее, это должно было бы меня насторожить, но нет, я не чувствовал никакого беспокойства, ведь телефонный секс казался лучше настоящего.

А уж про киберсекс вообще молчу.


Пятница, 10:30

Стук в дверь разбудил меня, и я побежал открывать в надежде, что пришла очередная посылка с экспонатами для моей коллекции.

Облом. Это была Ширли, психолог, от которой наверняка не ускользнул тот факт, что на мне была футболка с портретом покемона Пикачу, одна из семи, заказанных через Интернет. Фишка была в том, чтобы на каждый день недели приходилось по разному покемону.

Ширли сразу напомнила мне (опять с помощью пальцев), что для достижения цели нужно двигаться маленькими шажками. Потом мы перешли к следующей стадии моего исцеления.

Она приказала мне закрыть глаза и представить тот момент в моей жизни, когда я был расслаблен. Когда мне удалось вызвать такое воспоминание, Ширли попросила описать, что же я вижу.

Я невнятно пробормотал, что иду по пляжу, держа за руку любимую девушку, а за нами бежит наш любимый золотистый ретривер. Дует легкий ветерок, и солнце садится в вечернем небе.

Только позже я осознал, что эта картина тоже из моей виртуальной жизни и является частью сценария соблазнения (за руку я держал ту, с кем на тот момент чатился). В реальности ничего такого не было.

Сейчас, оглядываясь в прошлое, я понимаю, почему эта стратегия была совершенно неэффективной. В моем случае она ни к чему хорошему не привела.

Описав пляжную идиллию, я вдруг погрузился в пустоту и очнулся, лишь когда Ширли несколько раз позвала меня по имени.

Я открыл глаза. Ширли очень пристально смотрела на меня.

Должен признать, мне действительно удалось расслабиться. Это чувство длилось минуту, а потом Ширли сказала, что я должен выйти на улицу, не теряя этого ощущения, прошагать как можно дальше и все это время представлять свою идеальную картинку.

Я окаменел от ужаса, но вместе с тем мне хотелось попробовать.

Все началось хорошо. Лишь через сто метров я почувствовал первые признаки беспокойства. Еще через двадцать закружилась голова, и мне показалось, будто я сейчас упаду в обморок. Сердце забилось вдвое быстрее.

Внезапно все мысли о пляжах в лунном свете исчезли, и на их место пришел страх, паника чистой воды.

Я побежал к дому так быстро, как только мог.

Ширли самым искренним и утешительным тоном сказала, что все прошло очень хорошо.


Пятница, 23:52

Я понял, что больше не контролирую ситуацию, когда однажды зазвонил телефон и голос с североамериканским акцентом произнес: — Привет. Это я.

Эта «я» могла быть одной из двенадцати женщин. Но нельзя было, чтобы она догадалась, что я не знаю, кто именно звонит — вдруг это именно та, кто мне особенно нравится? И я решил найти какую-нибудь подсказку.

— О, привет, как жизнь? На сегодня закончила с делами?

Ответ на этот вопрос мог бы помочь мне выяснить, учится она или работает, и тогда список бы сократился. Но она просто ответила, что сегодня у нее было много дел. Я запаниковал и понял, что вот-вот и меня раскусят.

— Послушай, кажется, до меня доходят не все твои письма. Ты помнишь, что было в последнем письме?

— Мм… нет. Извини.

И тут меня осенило.

— Послушай, тебя так плохо слышно. Давай я тебе перезвоню? Только знаешь, скажи мне еще раз свой телефон… Кажется, я задевал куда-то записную книжку.

Она продиктовала номер. Я пролистал записную книжку и быстро его нашел.

— Отлично, Лори! — стараясь не выдать волнения, ответил я. — Жди звонка.


Воскресенье, 10:21

Мы с Майей взяли обыкновение раз, а иногда и по два раза в день писать друг другу очень длинные письма. В них мы обменивались жизненно необходимой информацией, например, какие песни мы ненавидим больше всего и какие слова нас раздражают.

Мне пришлось выдумывать, чем я занимаюсь в жизни, ведь трудно представить, чтобы кого-то мог заинтересовать чувак, целый день просиживающий за компьютером. И я добавлял в письма фразы типа «Мне пора, тут гости пришли, мы решили позапускать фейерверки» или «Скоро увидимся — мы с ребятами сегодня смотрим кино».

Поначалу наша переписка была печатным эквивалентом первого свидания: мы узнавали все друг о друге. Но в последнее время письма стали все более и более интимными.

Как-то раз с Майей случилась очень странная вещь, по ее словам, самая мистическая в ее жизни. Она зашла в магазин подержанных дисков по дороге с работы, и к ней обратился какой-то парень. Завязался разговор, во время которого Майя могла думать только об одном: «Как же он похож на Тревора».

Мне показалось, что этот случай стопроцентно доказывает: мы созданы друг для друга.

А одна ее подруга предположила, что нам кажется, будто мы знакомы сотни и тысячи лет, потому что так оно и есть.

Оказывается, все мы состоим из атомов и каждый из них производит вибрации на определенной частоте. Когда двое людей резонируют на одной частоте, то и происходят такие случаи, как та встреча в музыкальном магазине.

Эта теория так понравилась моей романтичной натуре, что я принял ее за чистую монету. Действительно, странные вещи происходят постоянно, и все они наверняка указывают на какую-то связь.

Я все сильнее привязывался к Майе, о которой знал абсолютно все, кроме того, как она выглядит и как звучит ее голос.


Понедельник, 9:47

Я отправился на почту, чтобы отослать Лори снимки мужского достоинства. Контроль качества прошли четыре фотки; остальные, включая крупные планы узора ковра, были уничтожены.

Только стоя в очереди за маркой, я понял, что делаю. Посылаю фотографию своего члена человеку, которого совсем не знаю. А что, если кто-то откроет конверт по ошибке? Или Лори выложит снимки по всему Интернету?

Что, если, когда подойдет моя очередь, я так разнервничаюсь, что уроню все фотки на пол и все люди на почте увидят, чем я занимаюсь? Что я тогда буду делать?

Мне, конечно, захочется убежать и вернуться в мой маленький безопасный мир, но если снимки достоинства так и останутся разбросанными по полу на почте, последствия могут быть очень унизительными.

Такие мысли превратили стояние в очереди за маркой в одно из самых напряженных событий, которые мне приходилось переживать за многие годы. Но оказалось, беспокойство было напрасным.

Все прошло как по маслу. Я заплатил за марку, написал Лори маленькую записочку, положил фотки в конверт и отправил его в далекое путешествие.

А потом зашел в магазин и купил еще одну пленку для «Полароида».


Среда, 11:14

С Ханной из Новой Зеландии мы познакомились в «Кабинке» — моем любимом чате. Я знал ее уже несколько месяцев, и мне не терпелось выяснить, как продвигается ее киберроман.

Ее кибервозлюбленный из Англии должен был приехать к ней в гости, и оба они многого ждали от этой встречи.

Как только я заговорил с Ханной, то понял, что все прошло хуже некуда. Точнее, начиналось все хорошо, хотя и выяснилось, что англичанин послал фотку, на которой был на пятнадцать лет моложе — то есть он оказался на пятнадцать лет старше, чем говорил.

Но Ханна простила ему это, так как их связь была гораздо важнее внешности.

Они встретились в аэропорту и сразу поехали к ней домой, где провели два дня в постели, наслаждаясь друг другом после стольких лет ожидания.

Англичанин помог ей пережить тяжелый развод, долгими одинокими ночами поддерживая ее посредством чата. Со временем Ханна стала рассчитывать на его эмоциональную поддержку, а он был лишь рад помочь.

На первый взгляд, чем не хорошая основа для отношений? И Ханне сперва показалось, что англичанин очень даже рад быть с ней.

Но через два дня стало ясно, что он заскучал. И вот он решил провести неделю на Саут-Айленде, пожить в палатке и «собраться с мыслями». Он так и не смог объяснить, что конкретно ему не нравится, а вместо этого все время молчал.

С тех пор Ханна его не видела. И я невольно испугался, что и нас с Майей ждет такая участь, когда мы наконец встретимся.


Четверг, 9:15

Я получил снимки Лори на один день раньше, чем она мои.

Лори оправдала все мои надежды, снявшись во всей красе, во всех мыслимых позах, она не оставляла абсолютно никакого простора воображению.

Должно быть, эти фотки делала действительно ее близкая, очень близкая подруга.

Больше всего мне понравилась одна фотография: Лори сидит на кровати и забавляется со своими титьками, выпавшими из лифчика. Не самая откровенная фотка, зато, безусловно, самая эротичная.

Еще меня порадовал снимок, на котором она — в короткой ночнушке (наверное, именно про эту ночнушку она тогда говорила по телефону).

Я пошел в ванную, разложил фотографии на полу и запер дверь.


Пятница, 14:36

Покупатели на дом нашлись примерно через пять минут после того, как я выставил его на продажу.

На вид это была приличная семья, и я даже решил оторваться ненадолго от компьютера, чтобы ответить на вопросы о ближайших школах и супермаркетах.

Денег они предложили гораздо больше, чем я ожидал, и я согласился сразу, пока они не передумали. Вряд ли кто стал бы так раскошеливаться, знай они о цене застройщика.

Но все же мне было тяжело покидать этот дом. Здесь немало всего произошло, и не все воспоминания были плохими. Мой брак был ужасен только последние пару лет, а до этого все было хорошо.

До переезда оставалась неделя. За эту неделю я провел 130 часов в Интернете и 20 часов — упаковывая вещи.


Пятница, 20:10

Мне так хотелось поговорить с Майей, что я зашел в чат на целый час раньше назначенного времени.

Завсегдатаи чата знали о наших отношениях, и некоторые стали расспрашивать, как у нас продвигаются дела. Я ответил, что все очень серьезно и мы уже официально стали парой. По крайней мере, мне так казалось.

Когда появилась Майя, мне показалось, что она была чем-то подавлена, и я спросил что случилось. Она ответила, что не хочет говорить, иначе я ее возненавижу.

Я хотел сменить тему, но не смог. Я должен был знать, что произошло, даже если случилось непоправимое — она нашла другого.

Майя заставила меня пообещать, что я дам ей возможность объясниться. Я неохотно согласился, хотя меня всего трясло. И вот что она рассказала…

После работы они с коллегами зашли в бар выпить по стаканчику, и там она встретилась с парнем, с которым в прошлом году у нее был секс по пьяной лавочке.

Они разговорились, выпили, и вскоре он пригласил ее к себе на чашечку кофе. А там уже перешел к делу и начал ее целовать. Она не была против, и они переспали.

Майе сразу же стало так совестно, что она расплакалась и попросила его вызвать такси. Оказавшись дома, она попыталась написать мне письмо о том, что произошло, и объяснить, что это для нее ничего не значит, но все слова казались какими-то неправильными.

И вот теперь Майя хотела знать, что я чувствую. Но у меня в голове все перемешалось. Мне вдруг показалось, что стены комнаты давят на меня. Мне срочно нужно было выйти на улицу.

Ночь стояла лунная, и я, сам не осознавая, что делаю, быстро зашагал по дороге, стараясь уйти подальше от дома, от компьютера, от Майи.

Я посмотрел на луну, и мне стало очень грустно. Я стоял там до тех пор, пока не почувствовал обычный страх, который в конце концов и загнал меня обратно в дом.

Глава 3

Пятница, 10:07

Переезд оказался совсем не таким травматичным, как я думал. Моя стратегия — перевезти компьютер в первую очередь — оказалась очень умной. Пока грузчики делали всю тяжелую работу, я уже был в Интернете, находясь в своей новенькой спальне.

Я сидел на полу и печатал. Не считая компьютера, квартира была пуста.

Хотя эта картина может ассоциироваться у некоторых с жалкой нищетой, на самом деле все было наоборот. В кои-то веки на моем банковском счету появились деньги. Моей доли от продажи дома хватило на годовую арендную плату за новое жилье и вполне приличную мебель. Я даже смог вернуть Берни тот долг за телефонный счет.

Я также дал себе обещание заняться здоровьем. Ребята из чата посоветовали обратиться к травнику, так как традиционная медицина, похоже, была бессильна.

Я нашел врача-натуропата по имени Питер Коллинз и пригласил его в гости на следующей неделе.

Майя не выходила у меня из головы. Мне было невыносимо представлять ее с другим, и я размышлял о том, смогут ли наши отношения когда-нибудь стать такими же, как прежде. Со дня ее признания я не разу ей не написал, но втайне планировал романтическое воссоединение.

Как раз когда я размышлял на эту тему, один из грузчиков заглянул в комнату, держа в руке большой пакет с женским бельем.

— А это куда? — спросил он.


Суббота, 12:45

Единственный человек, чья самозабвенная увлеченность виртуальной реальностью была сравнима с моей, жил через две улицы от меня.

Ее звали Лиэнн, или Горячий Поцелуй.

Из сорока двух интернет-поклонников, прилетевших или приехавших к ней в Веллингтон, двадцать восемь побывали в ее постели, семнадцать собирались к ней переехать, восемь сделали ей предложение, но, как ни удивительно, Горячий Поцелуй так до сих пор и жила одна.

Она постоянно звонила мне в панике, умоляя спасти ее от очередного бойфренда или жениха.

В те редкие случаи когда самочувствие позволяло мне дойти до ее дома, я имел возможность познакомиться с самыми разнообразными людьми. Моим любимчиком был Алистер. Этот приземистый лысый гном в круглых очках так любил мастерить что-нибудь своими руками, что это походило на манию. В тот раз они с Лиэнн устроили маленькую вечеринку, чтобы отпраздновать его переезд к ней. Мы заговорили о ее доме, и Алистер высказался о жилье одобрительно в том смысле, что фундамент сделан из сплошного бетона.

— Нет ничего лучше хорошего куска бетона, — провозгласил Алистер с чувством. Мне даже показалось, что в его глазах блеснули слезы. Да, этот парень был отличным собеседником.

Другого жениха звали Мартин. Этот парень был само совершенство. Он работал корпоративным психологом, а кроме того, был довольно известным художником, даже несколько раз выставлялся. Мало того, оказалось, что в 1970-х он играл на гитаре в одной из моих любимых панк-банд — «Eddie and the Hot Rods».

К сожалению, все это оказалось неправдой.

Выяснилось, что Мартин только планировал стать корпоративным психологом. А пока сидел без работы. Про выставки он формально не врал — они действительно проходили у него в гараже. Но когда я зашел на сайт группы «Eddie and the Hot Rods», мои подозрения оправдались: гитариста с таким именем у них никогда не было.

Только с одним ухажером Лиэнн мне так, к сожалению, и не удалось познакомиться. Он вошел в историю как «человек, который корчит подозрительные рожи». Этот тип продержался всего одно свидание, о более долговременной перспективе Лиэнн и не мечтала. Они пошли в турецкий ресторан, и выяснилось, что у парня есть только одна тема для разговора — что в Окленде погода намного круче, чем в Веллингтоне. Когда этот тягомутный вечер наконец закончился, Лиэнн спросила, кто будет платить. И оклендский гоблин ответил: «Ну, в принципе, я могу»… — после чего скорчил подозрительную рожу.

На следующий день он написал ей письмо. В нем говорилось, что он прекрасно провел вечер, но был разочарован, когда она предложила ему заплатить за ужин.

Лиэнн в свою очередь ответила, что она в самом начале предлагала разделить счет.

Вскоре она получила мейл, в котором он предлагал ей оплатить половину счета, выслав ему чек на 40 долларов.

Лиэнн выслала чек, получила расписку о получении, и больше они не встречались.


Понедельник, 20:10

Позвонила Лори в страшной панике.

— Пупсик, я должна тебе кое в чем признаться.

О нет. Что на этот раз? Сначала Майя, теперь Лори. Мой виртуальный мир рушился на глазах.

— Помнишь, я рассказывала тебе про своего мужа?

— Д-да…

— И сказала, что мы разъехались?

— Д-да…

— Ну, это вроде как была… немножко неправда.

— Как это? Вы что, до сих пор женаты?

— Понимаешь, в чем дело. Он отказывается переезжать. Мы не спим вместе, ничего такого, но он живет в моем доме.

— Но почему ты раньше не сказала?

— Мне казалось, ты можешь неправильно понять.

— Что там понимать? Этот козел бьет тебя и унижает, обращается с тобой как с мусорным ведром, тратит твои деньги, а ты еще позволяешь ему жить в твоем доме?

— Все не так. Ох, Тревор, ты совсем не знаешь его. Он же псих натуральный. Нельзя просто попросить его уйти.

— А полиция? От них помощи не жди?

— Они все время его арестовывают, а потом отпускают. Слава богу, хоть конфисковали пистолет после того, как он пытался меня пристрелить. Но он говорит, что купит еще.

— Господи, Лори. Вот уж действительно, хуже не бывает.

— Бывает. Ты еще не знаешь самую плохую новость.

— Какую?

— Те фотки члена, что ты прислал. Он их нашел.


Среда, 9:35

Врач-натуропат Питер Коллинз оказался тоненьким, как прутик, и энергичным, как пружина. Он сразу же перешел к делу.

Слушая историю моей болезни, он в отличие от доктора-традиционалиста не смотрел на меня как на инопланетянина, когда я перечислял свои симптомы.

Доктор Коллинз задал мне вопросы, которые на первый взгляд казались бессмысленными. Например, есть ли у меня во рту металлические пломбы. И какими продуктами я питаюсь.

А потом он заявил, что у меня ртутное отравление. Типа ртуть из моих пломб постепенно проникает в кровоток.

Должно быть, по выражению моего лица он понял, что я думаю о его диагнозе, потому что тут же открыл сумку и достал пробирочку с ртутью. После чего положил на стол брошюру в мягкой обложке и приказал мне ее взять. Я с легкостью это сделал. Но потом доктор Коллинз поднес пробирку к моей руке и сказал, чтобы я снова поднял книгу. На этот раз я не смог. Рука совсем ослабела.

Тут я перестал сомневаться.

Самое ужасное, что мне теперь надо было удалить все пломбы. Все семнадцать. Без обезболивающего, на которое у меня аллергия.

И все же я очень хотел сделать это поскорее. Ведь больше всего на свете мне хотелось снова стать здоровым.


Четверг, 22:15

Позвонил какой-то злобный американец. Что он рычал, я толком не разобрал. Это было нечто.

— Трнешмоюженуятемозгивышибузсранец.

— Простите?

— Шослышлмдак.

— Послушайте, я понял что-то про мозги, но если вы хотите донести смысл, придется говорить помедленнее.

— Тсам… знашшь… шо я имею в виду. Прдурок.

— Никак вы муж Лори?

— Он самый. Она моя жена. Так что хватит присылать свои сраные картинки. Атомозгивышбузсранец.

Чувак был настроен серьезно. Он продолжил свою речь.

— Я бы приехал и вышиб тебе мозги, как только все узнал, но решил другое решение. Оставь мою жену в покое, и я тебя не прикончу.

— «Решил другое решение»?

— Шо?

— Так не говорит никто. Принял решение. Это неграмотно. Надо говорить «принял решение».

— Я сейчас тебе приму решение, умник. Ты покойник. У меня тут пуля, и на ней твое имя написано.

— Послушай, друг, вы с Лори не живете как муж и жена уже несколько месяцев. Ты спишь на диване. Она мечтает, чтобы ты ушел, и не хочет видеть тебя в своем доме. Что тут непонятного?

— Что за брехня? Живем мы вместе и спим тоже вместе, но вот это тебя как раз не касается. У нас и ребенок есть, чтоб ты знал. Так что в следующий раз, когда захочешь сломать чужую семью, найди кого еще, а? Понял, козел?

— Но… значит, вы не в разводе? И по-прежнему живете вместе?

— Дошло наконец. — Он дал знать, что разговор закончен. — И не жди, что она тебе позвонит. Об этом я позаботился.


Пятница, 8:30

Сегодня мне пришло письмо, которое я сам и написал примерно три года назад.

Уважаемый мистер Ниблок!

Чтобы показать, как мы ценим сотрудничество с вами, наш банк предварительно одобрил вашу кандидатуру на получение премьер-карты с кредитным лимитом $5000.

Многие наши клиенты уже удостоверились в том, что премьер-карта значительно упрощает повседневные финансовые операции.

Чтобы получить премьер-карту, заполните приложенную анкету и отправьте ее нам в приложенном конверте с уже наклеенной маркой.

Искренне ваш, Дейв Феррис, менеджер по маркетингу.

Чертов Дейв. Гнусный ублюдок. Сначала уволил меня и зажал мои кровью заработанные деньги, а теперь хочет, чтобы я завел какую-то карту.

Конечно, Дейв сам не знал, что послал это письмо мне. Его прислали автоматически, как только увидели неожиданное пополнение на моем счету. Но у меня вдруг возникла идея, как в перспективе не только отомстить Дейву, но и разнообразить свою виртуальную жизнь.


Четверг, 21:35

В чате оказалась Холли, румяная и хорошенькая учительница воскресной школы.

Мы с ней придумали ролевую игру. Холли была Леди Айлой, красивой, но одинокой девушкой, прозябавшей в одиночестве в туманной средневековой деревушке. Она всегда носила длинный плащ с капюшоном, скрывающим ее лицо. Плащ был важной частью ее таинственного образа.

А я, разумеется, был не кем иным, как Лордом Бреттом, невероятно привлекательным и изысканным джентльменом, который должен был вырвать Леди Айлу из оков ее убогого существования.

Мы часами говорили о том, как будем долго гулять, взявшись за руки в лунном свете. Эти прогулки — своего рода интернет-традиция.

Как только между участниками чата завязывается что-то вроде романа, они обычно спрашивают друг друга: «Чем ты любишь заниматься?» В ответ можно прочитать следующее (первые два варианта обязательны): «Гулять по пляжу при луне», «Встречаться с друзьями», «Ходить на вечеринки», «Слушать музыку», «Кататься на роликах».

И вот мы с Леди Айлой ходили на киберпрогулки по лунным пляжам. Лежали на киберпеске и наблюдали, как киберволны разбиваются о киберберег.

Мы киберцеловались в тени. Это были идеальные, совершенно ненапряжные отношения.

Единственной тучкой на горизонте был соперник Лорда Бретта, соревновавшийся с ним за привязанность Леди Айлы.

Его звали просто Роджер.

Роджер был сорокалетним лузером. В его реальной жизни все было так запущено, что он находил пристанище в чатах, охотясь за невинными юными девами, чтобы удовлетворить свои гнусные желания.

Другими словами, Роджер был словно моим двойником.

И этот чат стал слишком мал для нас обоих.


Пятница, 17:33

Я нацарапал Майе коротенькую электронную записочку.

Привет, Мартышка! (Такое я ей придумал прозвище. Потом никто из нас так и не смог вспомнить, откуда оно взялось.)

Давай начнем с нуля. Опять познакомимся в чате, притворимся, что не знаем друг друга, и снова влюбимся. Как будто ничего и не было.

Т.

Потом я сел и стал ждать ответа. Каждая минута казалась вечностью. Может, я перегнул палку, и она решила больше со мной не связываться? Или вдруг потеряла интерес к Интернету (и ко мне).

Я специально встал посреди ночи, чтобы проверить почту. Ничего.

За ночь я вставал пять раз.

Чтобы вы поняли, как неустойчиво было мое психическое состояние, признаюсь, что я даже пытался гипнотизировать компьютер. «Сейчас придет письмо от Майи, сейчас придет письмо от Майи», — бубнил я монотонным голосом, как это делают гипнотизеры по телику, и неотрывно пялился на экран.

Я уже подумывал, не позвонить ли ей, но решил, что только все испорчу. Так прошли тридцать шесть самых долгих часов в моей жизни, и наконец долгожданное письмо пришло. Вот что в нем было.

Милый дружок!

Я буду тебя ждать. Скорее появляйся.

М.

Воскресенье, 14:03

После того как Арлен, муж Лори, обнаружил снимки моих причиндалов, я был уверен, что Лори попала в больницу и до сих пор там находится. Когда она позвонила, я вздохнул с облегчением. Сам я не осмелился бы ей позвонить — ее ненормального мужа это еще больше бы разозлило.

Лори сказала, что мы можем спокойно поговорить — этот примат отсыпается после пьянки.

Плохие новости Лори сообщила первыми. Оказалось, муж не только нашел мои снимки, но и прочел мои письма к ней. Это привело его в бешенство, и он стал грозиться нанести мне всяческие увечья.

Он грозил войти в мой компьютер и уничтожить все данные. Обнаружить банковский счет и уничтожить все мои деньги. Лори все время смеялась, пока пересказывала эти страшные угрозы, потому что навыки обращения с компьютером у этого неандертальца ограничивались нажатием на кнопку «вкл./выкл.».

Кажется, она совсем его не боялась. В отличие от меня.

Я рассказал ей о том, как Арлен позвонил мне и грозился умертвить. Не могу назвать себя храбрецом, и даже расстояние в 13 000 километров не казалось мне гарантией безопасности. Лори заверила, что у Арлена нет никакой возможности осуществить свои угрозы. Во-первых, у него нет денег, во-вторых, он никогда не выезжал за пределы штата Южная Каролина.

Но меня это все же не успокоило.

В тот день где-то в недрах моего мозга зародился некий план. Не знаю, что побудило меня, — может быть, вожделение, а может, сострадание, любовь или попросту желание сделать широкий жест, — но я решил купить Лори билет на самолет, чтобы она прилетела ко мне.

Я рассуждал так: девчонка обречена на жизнь рядом с пещерным человеком, она хочет от него уйти, но у нее нет ни денег, ни подходящего убежища. Так почему бы не пустить перепавшие мне пару килобаксов на доброе дело и не пригласить ее сюда? А там уж посмотрим, что из этого выйдет.

Лори мне очень нравилась. Больше всего в людях я ценю целеустремленность и мужество, а ей было не занимать ни того ни другого.

В моей убогой квартирке хватит места и для нее, и для ее дочки Чейенн. Для всех нас это может стать началом новой жизни.

Лори очень обрадовало мое предложение.


Вторник, 9:13

Песенка «Ты прекрасна» — один из моих любимых хитов 1990-х. Мне нравится, что ее герой не стыдится высказывать свои чувства.

Когда я в очередной раз слушал поп-нетленку, у меня возникла идея. Эта запись будет очень романтичным подарком для девушки, особенно с сопроводительной запиской такого содержания: «Я услышал эту песню и сразу же вспомнил о тебе».

Так что я заказал через Интернет двенадцать дисков, написал двенадцать одинаковых записок и разослал двенадцать посылок в разные уголки мира.


Четверг, 11:08

Поскольку близилось очередное соприкосновение моей виртуальной и реальной жизни, пришлось мне еще раз выйти из дому и заняться своим здоровьем. Я записался к доктору Дьюти, местному стоматологу. А потом стал думать, что бы еще могло мне помочь.

Эксперимент с Ширли не удался, и я решил узнать, что говорится в Интернете о моем состоянии. И выяснил кое-что интересное.

Потом я узнал, что для этого существует особое слово: киберхондрия.

Это когда люди ставят себе различные диагнозы и выдумывают болезни, основываясь на информации из Интернета, а потом сами прописывают себе лечение.

Иногда методы лечения бывают в высшей степени странные.

Меня, например, больше всего заинтриговали ушные свечи.

Отзывы вылечившихся весьма впечатляли. Оказывается, люди, вся жизнь которых была отравлена различными страхами, нашли простой выход: достаточно было просто зажечь свечи и вставить их в уши, и нехорошие токсины буквально улетучивались из организма.

Я должен был это попробовать. Поэтому заказал несколько пачек.


Четверг, 23:08

Сегодня мы с Майей встретились в чате впервые после ее признания.

Мы вели себя так, будто только что познакомились, и оба были очень осторожны.

Мы обсудили наши любимые эпизоды «Шоу Джерри Спрингера». Майя обожала эпизод «Мы живем в автомобиле», рассказывающий о молодоженах, обитавших в «Субару» 1987 года выпуска.

Семья невесты возмущалась (и не без оснований), что ее муж неудачник и не способен обеспечить ей жизнь, которой она достойна. Естественно, все закончилось мордобоем, как и всегда.

Я же отдал свой голос за выпуск под названием «Моя мать — 300-килограммовая стерва», в котором речь шла о сердитой мамаше весом три центнера, возмущавшейся, что дети у нее никчемные и не помогают и все по дому ей приходится делать самой. В том числе одеваться.

Естественно, все закончилось мордобоем, как и всегда.

Нам с Майей было просто необходимо поговорить на отвлеченные темы. Предстоял еще долгий путь, прежде чем мы снова могли бы начать доверять друг другу.

Меня очень обидела ее измена, а ее разозлило, что я спасовал и разорвал все контакты с ней вместо того, чтобы посмотреть в лицо трудностям.

Но мы поняли, что все же стоит попробовать начать все с начала, как я предложил в своей коротенькой записке.

«Привет, — напечатал я. — Меня зовут Тревор».

«А меня — Майя. Очень приятно».

«Откуда ты?»

«Из Берлингтона, Вермонт. А ты?»

«Сам я из Британии, но сейчас живу в Новой Зеландии. Что тебе нравится?»

«Я люблю долгие прогулки по пляжу при луне. А ты?»

«Я тоже люблю долгие прогулки по пляжу».

«Что ж, раз мы оба любим прогулки, почему бы тебе мне не позвонить? Кажется, у нас много общего».

«Ты правда хочешь, чтобы я тебе позвонил?»

Меня охватила паника. Я был влюблен в эту девушку, но мы с ней ни разу не говорили по телефону. Теперь же, всего через несколько минут после второго «знакомства», мы наконец сможем услышать друг друга.

Было решено, что я позвоню ей завтра, когда приду от врача.

Я набросал список вопросов и остроумных замечаний, которые как будто только что пришли мне в голову. Непринужденность обыкновенно покидала меня в тот момент, когда я нуждался в ней больше всего.


Пятница, 8:13

Просто удивительно, как трудно спать, когда знаешь, что в 8:15 прозвонит будильник и надо будет идти к стоматологу, который высверлит тебе шесть пломб без обезболивания. Особенно если учесть, что все это будет повторяться три понедельника подряд.

Мне пришлось заставить себя встать с кровати, заставить дойти до двери, заставить преодолеть сто метров до двери зубоврачебной клиники. В результате я явился намного раньше назначенного на 8:45 приема.

Я стоял перед дверью, и вдруг все мое мужество покинуло меня, и я бросился бежать обратно к дому, но, к сожалению, на бегу врезался прямо в того самого стоматолога, который как раз шел на работу. Промямлив что-то насчет утренней пробежки, я вернулся в клинику вместе с ним и стал ждать в приемной, пока он готовил свои орудия боли.

Я шел к креслу, как смертник идет к электрическому стулу. Клиника была маленькая, окраинная, и о новых медицинских технологиях там никто и не слышал.

Кресло выглядело как антиквариат 1940-х годов, и все оборудование тоже. Врач, дедуля с нервно трясущимися руками, был раритетом еще более древней эпохи.

Мне приходилось читать о безболезненном пломбировании с помощью лазера, и я, несмотря ни на что, надеялся, что в последний момент доктор извлечет откуда-нибудь лазерный прибор.

Но вместо этого он осмотрел мои зубы сквозь очки с самыми толстыми линзами, которые мне когда-либо приходилось видеть, и присобачил к бормашине иглу.

— Больно будет? — наивно выговорил я.

— Ага, — кивнул патриарх.

И он не обманул. Это была самая ужасная боль, которую я испытывал в жизни.

Через полтора часа, когда я пришел домой, мой рот агонизировал. Я не мог есть. Я не мог говорить. Но, по крайней мере, я мог зайти в Интернет.


Пятница, 10:24

Чуть позже в то утро мне по почте прислали пулю.

Письмо было не подписано, но штамп Южной Каролины не оставлял сомнений, чьих это рук дело.

Получить пулю было страшновато, но из-за того, что случилось потом, меня едва не хватила кондрашка. Ночью кто-то попытался устроить пожар в моей квартире.

Я почувствовал запах гари и пошел к задней двери. Оказалось, что кто-то плеснул на дрова бензина, прислонил их к стене дома и поджег.

К счастью, огонь постепенно затух, но я так перепугался, что вызвал полицию.

Полицейские приехали на удивление быстро и стали задавать вопросы. Человек с ученой собакой пошел за ней по следу, а двое других полисменов тем временем расспрашивали меня.

Давно ли я живу здесь? Да нет, всего пару недель.

Есть ли у меня какие-нибудь предположения, кто мог это сделать? Ну да, возможно.

Что значит «возможно»? То, что мне буквально сегодня утром угрожал ревнивый муж. При этих словах женщина-офицер посмотрела на меня недоверчиво. Мне было понятно, чем вызван ее скептицизм: из-за последних событий я выглядел еще более бледным и осунувшимся, чем обычно, и представлял собой не самое приятное зрелище.

Женщина-полицейский спросила, могу ли я назвать имя и адрес того самого ревнивого мужа.

— Адрес точно не знаю, — замялся я. — Он из Южной Каролины.

— Есть ли у вас какие-либо основания полагать, что в данный момент он находится в Веллингтоне?

— Ну нет. Насколько мне известно, он до сих пор в Южной Каролине. Но сегодня утром он прислал мне пулю от револьвера.

Женщина вздохнула и опустила блокнот.

— Нельзя ли взглянуть?

Я показал ей пулю. Едва взглянув на пулю, она поместила ее в полиэтиленовый пакетик.

— Так, значит, вы не знаете, кто мог устроить пожар?

Я решил не давать волю своей паранойе. Сейчас было явно неподходящее время и место излагать теории заговора с участием лохов из Южной Каролины и нацистов из Веллингтона.

— Нет, — ответил я.


Пятница, 18:33

Если при мысли о том, что кто-то хотел поджечь мою квартиру, у меня чуть не случился инфаркт, то когда я вспомнил, что надо позвонить Майе, меня чуть не парализовало.

Я назначал себе все новый и новый крайний срок, когда это нужно сделать, и беспомощно наблюдал за тем, как все эти сроки проходят. Я думал, не прикинуться ли охрипшим или больным, да каким угодно, лишь бы не разговаривать с ней.

В конце концов я попросту заставил себя сесть и сделать это.

У Майи был голос, как у Фиби из «Друзей». А у меня… Не помню. Но явно тоньше обычного.

А еще я явно перестарался. Все мои заготовленные шутки и прибаутки кончились через две минуты, и на третьей я уже не знал, что сказать.

Когда общаешься по электронке и в чате, то можно при необходимости исправить, обдумать и стереть написанное. Но в телефонном разговоре это невозможно.

Если сразу не скажешь как надо, второго шанса не будет.

В результате я прибег к следующей тактике: когда Майя говорила что-то хоть капельку смешное, я хохотал, как умалишенный, а на все ее вопросы отвечал по возможности односложно.

Каким-то образом мы умудрились проговорить целый час, и это был самый долгий час в моей жизни (включая тот, что мне на днях пришлось провести в кресле у стоматолога).

Кажется, мы оба были счастливы прекратить это мучение и вернуться в ту сферу общения, где чувствовали себя намного свободнее.

Мы пошли в наш любимый чат, где переписывались нон-стоп до рассвета.


Суббота, 5:43

Прежде чем лечь спать, я проверил почту. Меня ждали двадцать четыре письма, из которых двадцать два были от Арлена, свихнувшегося ревнивого мужа.

Большинство писем было невозможно разобрать, но общий смысл был ясен.

Он собирался меня убить. Помимо этого, он угрожал сделать следующее:

1. Взломать компьютер моего банка.

2. Послать фотографии моего члена своему знакомому таможеннику.

3.(Самая убогая угроза.) Сказать Лори, что я голубой.


А еще он часто упоминал о каких-то «своих людях».

«У меня свои люди в авиакомпаниях», — заявлял он. «У меня свои люди на таможне». И так далее. У этого безработного пьянчуги, очевидно, были кореша по всему миру.

«Почаще оборачивайся, засранец. У меня свои люди в Новой Зеландии» — вот еще один характерный слоган. Оказывается, этот лох познакомился в чате с какими-то новозеландцами, которых так возмутил его рассказ обо мне, что они тут же предложили прострелить мне башку.

Хотя запугивания Арлена были мне побоку, в глубине души меня все же не отпускал страх, что он действительно способен как-то мне навредить. Я знал, что он принадлежит к нацистской группировке и невольно задавался вопросом, нет ли у них филиала в Веллингтоне.

Все-таки мой дом пытались поджечь, а это именно то, что американцы называют «тревожный звонок».

Вдобавок ко всему Лори прислала мне фотографию суженого, и на ней он выглядел настоящим злыднем. Костлявый урод, похожий на полного психа, в майке с надписью «КУ-КЛУКС-КЛАН ЖИВ», с татуировкой, свидетельствующей о его принадлежности к нацистскому движению. Видимо, этого парня никто не воспринимал всерьез.

Никто, кроме меня.


Суббота, 11:24

Ночь прошла ужасно, мне беспрестанно снилось, что за мной гонится злобный уродливый псих в майке, на которой написано «КУ-КЛУКС-КЛАН ЖИВ», и с наколкой, свидетельствующей о его принадлежности к нацистскому движению.

Зато наутро мне привезли мои ушные свечи.

Я решил, что лучшего времени для их применения не найти. В самом деле, пора уже выгнать токсины, из-за которых я заболел.

Следуя инструкции, я лег на бок и зажег одну из свечей. Затем с помощью зеркала медленно вставил ее в ухо.

Надо было вставить свечу до отметки, при этом она входила в ушной канал примерно на два сантиметра.

Ощущение было довольно приятным, особенно если свыкнуться со странной мыслью, что лежишь на боку с зажженной свечой, торчащей из уха. Меня беспокоило только одно — вдруг кто-нибудь из моих знакомых будет проходить мимо и заглянет в окно, чтобы проверить, дома ли я. Однако учитывая, что вся моя жизнь проходила в Интернете, это было маловероятно.

Через некоторое время я почувствовал тепло, разливающееся под черепной коробкой.

Это был невероятный релакс.

Когда первая свеча сгорела до нужной отметки, я занялся другим ухом.

Потом я раскромсал сгоревшие свечи, чтобы увидеть наконец те ужасные токсины, что накапливались в моем организме все эти годы. Но ничего не обнаружил.


Четверг, 22:31

Холли, учительница воскресной школы, общалась в чате с Роджером, моим злобным соперником.

Я знал, что с недавней поры они повадились частенько болтать по телефону, и попытался разузнать, нет ли между ними чего. Роджер был женат, но после тридцати лет брака семейная жизнь опостылела ему.

Он был музыкантом и написал для Холли несколько песен, проиграв ей их по телефону. Как учительница воскресной школы, она мало интересовалась интимными отношениями, но ей было очень приятно, я знал.

«Наверняка он поет эту песню каждой девчонке и говорит, что она была написана специально для нее», — обиделся я.

«Не глупи, Тревор. И хватит про Роджера. Угадай, что я получила сегодня утром? Тот замечательный диск, который ты выслал. Я слушала его уже тысячу раз.

Какая чудесная песня и как здорово, что она напомнила тебе обо мне! Ты действительно думаешь, что я прекрасна?»

«Ты — самая прекрасная девушка в Интернете».

«О-о-о. Я знаю, что это не так, но рада, что ты так думаешь».

Роджер все это время сидел тихо, но вдруг дал о себе знать.

«Знаешь, Лорд Бретт, ты прав. Холли — просто красавица».

Пора было повысить ставки. И раз и навсегда уничтожить Роджера.

«Леди Айла, я должен кое-что у тебя спросить».

«Что?»

«Я влюблен в тебя вот уже несколько месяцев, и с каждым днем мои чувства крепнут. Не хочешь ли ты сочетаться со мной виртуальным браком?»

«Ох, Бретт! Конечно!»

Осталось одно незавершенное дельце. Вопрос сопернику, призванный нанести наибольший урон.

«Роджер, а ты согласен быть свидетелем?»


Пятница, 9:20

Я позвонил в полицию, выяснить, какие приняты меры в связи с моей жалобой об угрозе физической расправы, но мне сказали, что сделать ничего нельзя.

Даже не знаю, чего я ожидал. Не думал же я, что они упекут этого шизика за решетку и выбросят ключ? Или посадят на цепь и отправят на исправительные работы? Или пошлют отряд агентов ФБР с приказом окружить его дом и кричать в мегафон: «Выходите с поднятыми руками! Мы знаем, что ты там!»

Нет, невнятные угрозы расправы, присланные по Интернету, явно не значились в списке первоочередных дел у международных борцов с преступностью.

Мне сообщили, что Арлен не сможет появиться на территории Новой Зеландии без ведома полиции, и если он все-таки появится, то в аэропорту его задержат для «собеседования». Меня это малость успокоило, и каждый раз, когда по ночам раздавались непонятные звуки, я находил утешение в этих словах.

Тем временем поток писем от Арлена не прекращался. Хотя он выдумал несколько новых угроз, старая и проверенная фраза «Я вышибу тебе мозги» по-прежнему была его любимой, ее он повторял особенно часто. Если бы Арлен узнал, что мы с его женой в скором времени планируем съехаться, ему бы это точно не понравилось.


Воскресенье, 11:25

Лори уже спланировала свой отъезд.

Задумка была в том, чтобы рано утром, пока Арлен будет еще в отключке после пьянки, уехать к матери во Флориду.

Там Лори собиралась пробыть месяц, улаживая оставшиеся дела, после чего планировала сесть на самолет и прилететь ко мне. Она уже начала собирать вещи, а Арлену врала, что уезжает на выходные.

Лори удалось убедить мать, что ее переезд совершенно необходим, и та наконец согласилась заехать за ней.

Я знал, что Арлен не станет так просто мириться с поступком Лори. Этого человека отличало обостренное чувство собственничества, он должен был знать, что она делает и с кем встречается каждый раз, когда выходит из дому.

Он даже сказал ей, что они будут вместе вечно и никто никогда не сможет встать между ними.

Так что побег Лори планировался с точностью секретной военной операции.

Она давно решила, что возьмет с собой. Личных вещей у нее было не так уж много. Арлен обшарил ее комнату в поиске моих писем и фотографий и сжег всё, что нашел. Включая письма и фотографии времен ее детства.

Он знал все ее тайники, ведь ему не раз приходилось красть деньги на выпивку и наркотики.

Но Лори разработала страшный план мести. Она собиралась лишить муженька двух вещей, что наверняка расстроили бы его намного больше, чем утрата жены и дочери.

Лори хотела забрать его телик с большим экраном и вылить все пиво в раковину.


Понедельник, 13:28

Мы с Майей притворились, что телефонный разговор забыт, и продолжили играть во влюбленных голубков в чате.

Было маловероятно, что мы когда-либо встретимся в реальности. Она решила переехать в Лондон на пару лет, чтобы не засиживаться в уютном Вермонте. У меня такого желания не было. Моя жизнь меня вполне устраивала.

Однажды, когда я был настроен особенно оптимистично и действительно поверил, что когда-нибудь выздоровлю, я даже сказал, что, возможно, приеду к ней в гости. Дошло до того, что мы стали строить планы совместной жизни в Лондоне. Я ведь всегда хотел вернуться на родину, и не исключено, что для этого настало самое подходящее время.

В день рождения Майи — ей исполнился двадцать один год — я послал ей букет ее любимых цветов. Настоящих, а не виртуальных цветов. Они ждали ее у дверей квартиры, когда она пришла с работы.

Впервые в жизни я посылал девушке цветы. Майя была в восторге. Она даже сфотографировала букет.

Примерно в то же время она попросила одного из охранников на работе сфотографировать ее. То есть мне наконец предстояло узнать, что она из себя представляет внешне.

Мое воображение рисовало Майю как стройную бойкую блондинку, красивую, как все стройные бойкие блондинки. Я знал, что она хорошенькая, потому что, по ее словам, к ней вечно подкатывали покупатели. К тому же она сама называла себя «симпатичной».

Я нашел свою старую фотку, на которой не так были видны прыщи. Это был черно-белый снимок, и на нем, как ни странно, у меня был почти интеллигентный вид.

Мне показалось, что я похож на Алана Рикмана. Правда, кого я ни спрашивал, больше никто не заметил этого сходства.

Майя выслала свою фотку обычной почтой. Я же отправил ей снимок по электронке. Следовательно, она должна была увидеть мою фотографию намного раньше, чем я увижу ее.

Нажав на кнопку «Отправить», я сел и стал размышлять, будет ли Майя по-прежнему любить меня после того, как узнает, как я выгляжу.


Понедельник, 23:03

Теперь, когда совместная жизнь с Лори могла стать реальностью, я раскаивался, что дважды наврал ей.

Во-первых — восемнадцатисантиметровый член. Мне представлялся один путь как-то исправить несоответствие — воспользоваться одним из увеличивающих пенис приборов, реклама которых несколько раз в день засоряла мой почтовый ящик.

Во-вторых — лишний вес. Но его было очень легко откорректировать. Маленькое исследование других посетителей чата показало, что диета Аткинса — прекрасный метод быстрого похудения. Мне надо было сбросить пятнадцать килограммов, чтобы достичь идеального веса в 90 кг (Лори думала, что я вешу именно столько).

Диета показалась мне очень странной. Этот чудак Аткинс утверждал, что, если есть только пищу, богатую протеинами, вес снизится сам собой.

Я составил примерное меню на день. На завтрак планировалась яичница с беконом, на обед — громадный стейк и опять яичница, а на ужин — сыр, баранина и бекон. Все эти вкусности я должен был запивать стаканом молока.

Мне уже не терпелось начать худеть.


Вторник, 23:03

Моя виртуальная свадьба состоялась в одиннадцать часов вечера, причем моя киберневеста выходила замуж в семь утра.

Из-за разницы во времени большинство гостей были из Штатов. Нам так и не удалось найти кого-нибудь, кто бы провел церемонию, главным образом из-за того, что я забыл, что организационные вопросы — моя прерогатива. К счастью, в последний момент на выручку пришел завсегдатай нашего чата по имени Макдафф.

Роджер отказался быть свидетелем, что неудивительно, но хотя бы явился на церемонию. Холли говорила с ним, и выяснилось, что он был просто уничтожен.

Очевидно, Роджер совершенно перестал осознавать грань между реальной и виртуальной жизнью — впрочем, как и я.

Макдафф был в восторге от выпавшей ему роли.

«Мы собрались здесь, в этом чате, чтобы засвидетельствовать бракосочетание двух людей, которых все мы знаем и любим. Милая Холли, разбившая многие сердца, в том числе и мое, дает клятву верности этому пройдохе Синклеру. Синклер, произнеси же свою клятву».

Сюрреалистичность происходящего была абсолютной. Восемнадцать человек сидели у мониторов и притворялись, что присутствуют на свадьбе, которой на самом деле нет.

«Да будет так, — начал я. — С божественной Холли мы знакомы почти два месяца, и каждая минута общения с ней была поистине драгоценной. Я уверен, что если бы мы встретились в реальной жизни, а не здесь, то подарили друг другу счастье. Мое сердце принадлежит тебе и только тебе, милая Холли. Я надеваю тебе на палец это виртуальное кольцо и хочу, чтобы ты знала: ты прекрасна и ради тебя я готов на все».

Ну да, признаюсь, к концу речи у меня иссякло вдохновение и пришлось использовать слова из песни, но в общем и целом получилось неплохо.

Подошла очередь Холли.

«Лорд Бретт, благодаря тебе я узнала, что настоящая любовь не знает границ и становится не важно, что мы живем в разных уголках планеты и ты намного старше меня. Ты — ветер, расправляющий мне крылья».

Нет, только не эта песня. Пожалуйста, не-е-е-т!

Макдафф прервал крик моей души, поторопившись завершить церемонию.

«Объявляю вас кибермужем и киберженой. Леди и джентльмены, поздравим Лорда и Леди Синклер».

Гаденыш. Спорим, он сделал это нарочно. Если бы хоть одна из девушек, с которыми я общался в других чатах, увидела, что у Лорда Синклера теперь есть еще и Леди, моя виртуальная жизнь оскудела бы во всех отношениях.


Среда, 10:47

Я уже перестал читать письма Арлена. Это было бессмысленно. Их содержание было примерно одинаково.

Одно время мне было интересно, сколько еще вариантов неправильного написания слова «вендетта» встретится в письменной речи этого примата. Но постепенно и это наскучило мне. По правде говоря, в Интернете очень скоро проходит прелесть новизны.

Если вначале случайный киберсекс перерастал в целый эротический марафон, то теперь все ограничивалось несколькими минутами. Любовный акт описывало небрежное замечание «И вот я бросаю тебя на кровать, срываю трусики и… о боже, я кончаю».

Да, это весьма походило на правду, но вряд ли подобная фраза когда-либо могла попасть на страницы книги из серии «Чего хотят женщины».

Похоже, проблема заключалась в том, что даже самые приятные вещи, если переборщить, со временем приедаются. Я проводил в сети от шестнадцати до восемнадцати часов в день и давно уже потерял счет своим сексуальным киберпартнершам.

Конечно, я не мог и помыслить о том, чтобы покончить с Интернетом, но принял серьезное решение. Я решил сосредоточиться на своих самых главных киберроманах и воплотить хотя бы один из них в реальную жизнь.

Я решил жениться на Лори, Майе или Холли.


Среда, 13:42

Самой вероятной претенденткой на роль моей второй жены была Лори, так как именно она собиралась ко мне переехать.

Паранойя ее супруга с каждым днем переходила во все более запущенную стадию, и тому были причины. Ведь теперь, вместо того чтобы целый день пить в баре, он целый день пил дома.

Он просто сидел и смотрел на Лори, молча. Поди угадай, какие мыслишки копошатся в его мозгах (если предположить, что мозги у него есть).

Настал вечер предполагаемого побега, и я разнервничался не на шутку. Я чувствовал себя беспомощно. Я и был беспомощным.

К моему восхищению, Лори вела себя очень уравновешенно. Она уже собрала все вещи, которые могли бы понадобиться ей и Чейенн, так, что даже ее психованный цербер ничего не заподозрил.

Согласно плану мы с Лори должны были встретиться в чате, пока Арлен накачивался до отупения. Потом, когда он отрубится, она должна была позвонить матери, которая остановилась в соседнем мотеле со своим новым приятелем.

От меня требовалось подбадривать Лори.

Но в результате ей пришлось подбадривать меня. Лори уверяла меня, что с ней все будет в порядке и ничего плохого не случится. Как только она окажется во Флориде, она мне позвонит. А пока не о чем волноваться. Вскоре на экране появилось сообщение, которого я одновременно ждал и боялся: «Он в отключке. Пошла звонить маме. Пожелай мне удачи. Целую».

Напечатав эти слова, Лори ушла.


Среда, 21:22

Пока я представлял себе нашу с Лори реальную свадьбу, с моей виртуальной женой Холли у нас как раз был медовый месяц.

Так как в кибермире деньги не имеют значения, я решил, что мы проведем неделю в небольшой норвежской деревушке.

Я начал печатать: «Я прилетел за тобой на частном самолете. На мне черный фрак, белая рубашка, черная бабочка и черные ботинки».

Холли ответила: «Я сажусь в самолет, стараясь не наступить на подол белого платья. Нежно целую тебя и чувствую, как ты прижимаешься ко мне своим мускулистым телом».

Мускулистым телом? Неужели я соврал ей, что качаюсь? Но настал мой черед.

«Мы сидим в кабине пилота, любуясь звездами в ночном небе. Вот самолет приземляется, и мы в лимузине едем в маленькую гостиницу. За окном идет снег, но в нашей комнате горит камин».

В былые времена я бы растянул это описание надолго, не упуская самые незначительные и мелкие детали. Теперь же мне хотелось поскорее покончить со всей этой тягомотиной, пусть даже восемнадцать часов пришлось бы запихнуть в несколько коротких предложений.

«Лорд Бретт, тебе не кажется, что ты слишком торопишься?»

«Это потому, что ты сегодня выглядишь так прекрасно. Я не могу дождаться того момента, когда мы в первый раз займемся любовью. Я прижимаю тебя к груди и целую».

«Я нежно поглаживаю твое лицо, смотрю в твои глубокие карие глаза, в которых отражается пламя свечей».

«Одним движением я срываю с тебя платье и на руках несу к кровати с балдахином».

«Нет, еще рано».

«О'кей. Я опять целую тебя, мой язык проскальзывает в твой рот, я хватаю тебя за грудь».

«Нет! Еще рано».

«Хорошо, значит, мы все еще целуемся?»

«Да. Мы целуемся. Нежно. Я чувствую, как учащенно бьется твое сердце. Оно бьется от любви ко мне. Мы с нежностью смотрим друг на друга, а из холла, где играет струнный квартет, доносятся звуки красивой мелодии».

«Ну да. Теперь понятно, к чему ты клонишь. Так, значит, мы садимся у окна и смотрим, как медленно падают снежные хлопья? И все такое?»

«Ты верно понял, мой дорогой кибермуж».

Вдруг мне показалось, что я знаю женщин еще меньше, чем думал раньше.


Среда, 23:03

Виртуальный медовый месяц бесцеремонно нарушил телефонный звонок. Но досада вскоре сменилась радостью.

Звонила Лори.

Она была в мотеле, где остановилась ее мать. Побег прошел почти по плану, но для страховки Лори все-таки вызвала полицию: вдруг Арлену что-нибудь взбредет на ум.

Оказалось, она поступила очень мудро. Когда они загружали вещи в машину, Арлен очнулся и вывалился на улицу. Стоило ему докумекать, что происходит, как он совершенно потерял голову.

Арлен попытался затащить Лори в дом; при этом он кричал, что она принадлежит ему, а если Лори уйдет, он отыщет ее и прикончит.

По-видимому, полицейские наблюдали за происходящим со стороны, и на подмогу поспешил приятель матери Лори.

Это Арлена не успокоило. Он пригрозил, что сейчас принесет пушку и решит все проблемы раз и навсегда.

К счастью, когда он снова вышел на улицу, вещи уже были уложены, и машина тронулась.

Последняя фраза, которую Арлен прокричал им вслед, была мне очень хорошо знакома. Я слышал и читал ее не раз с тех пор, как мы познакомились.

— Я буду мстить! — выкрикнул он вслед удаляющемуся автомобилю.


Среда, 22:58

После этого короткого, но волнительного перерыва я поспешил вернуться к медовому месяцу.

На этот раз я усвоил урок — или так мне казалось.

«Я вернулся, котеночек. Срочный звонок из женевского офиса. Я пытался объяснить, что у меня медовый месяц, но они настаивали, что это дело жизни и смерти».

Кажется, как раз в тот самый момент грань между фантазией и реальностью стерлась для меня навсегда. Почему бы просто не сказать — я говорил по телефону?

Зачем придумывать очередную легенду?

«Ничего страшного, дорогой. Думаю, мне лучше просто привыкнуть к тому, что мой муж — очень важный и влиятельный человек».

М-да. Кажется, не у одного меня проблемы с определением границ реальности.

«Но я решил все проблемы. Теперь посмотри в окно. Видишь конькобежцев на замерзшем пруду?»

«Вижу, дорогой».

«А видишь, что они написали на льду своими коньками?»

«Никак не разберу. Что там написано?»

«Кажется, там написано: «Леди Синклер, спасибо за то, что сделали меня самым счастливым человеком на земле»».

Я был очень доволен своей изобретательностью. А Холли и подавно.

«Кажется, милорд, нам пора в постель».


Четверг, 22:28

Лори благополучно добралась до Флориды. Там ее ждало письмо от бывшего мужа. Он решил переменить стратегию и завоевать ее сердце… стихами.

Лори прочла их мне.

Чейенн и Лори,
Они красивы, как розы.
Без них моя жизнь — горе,
И в глазах слезы.

Как ни удивительно, стихи не возымели эффекта, на который Арлен надеялся. Лори смеялась пять минут, прочитав все четверостишие.

Но это было еще не все. Он прислал ей мягкую игрушку. Это был маленький розовый мягкий медвежонок. К несчастью для Арлена, Лори опознала в нем мишку, купленного ей самой для Чейенн на прошлую Пасху.

Кампания по возвращению Лори домой также включала телефонную атаку. Арлен звонил ей постоянно. В один день она насчитала аж тридцать звонков. Он клялся, что изменится. Говорил, что не понимал, как любит ее, до того как она уехала.

Но стоило Лори сказать ему, что возвращаться она не собирается, как Арлен запел по-другому. Теперь он заявлял, что у него «свои люди» во Флориде и она еще пожалеет. Он собирался нанять адвоката, чтобы вернуть свой телик и судиться за Чейенн.

Но если бы Лори просто вернулась к нему, он был бы счастлив.

И чтобы доказать свою любовь, он якобы бросил пить. Но даже эти слова он произнес заикаясь, и Лори ему не поверила.

Последнее заявление Арлена и вовсе было невиданно великодушным.

Он сказал, что, если Лори вернется обратно, порвет все контакты со мной и начнет вести себя, как и подобает жене, он не станет осуществлять свой ужасный план мести.

Глава 4

Пятница, 22:05

Диета Аткинса мне очень полюбилась.

Годами меня смущало, что я ем слишком много мяса, а теперь можно было поглощать его сколько угодно.

Я стал перекусывать мясом каждый час.

С утра были сосиски и бараньи отбивные. Через час — яичница с ветчиной. Там и до обеда оставалось недалеко.

Продукты теперь обходились мне недешево. Но что ни сделаешь ради здоровья.

Еще я начал покупать сыр головками, а сметану — ведрами. Никогда прежде мне не приходилось столько есть.


Суббота, 11:12

Я по-прежнему был безнадежно влюблен в Майю.

А когда она увидела мою фотку и сказала, что я просто красавчик, я окончательно потерял голову.

Ее фотки так до меня и не дошли, но я надеялся вскоре их увидеть, и чувство предвкушения было просто замечательным, потому что я был уверен — то, что я увижу, никак не повлияет на мое отношение к Майе.

Я знаю, люди в Интернете говорят, что им все равно, как выглядят их виртуальные возлюбленные, но мне казалось, что это всего лишь слова. Но теперь я и сам готов был сказать то же самое.

Мы с Майей создали собственный воображаемый мир. В нем мы жили вместе и делали вместе всякие обычные вещи, например валялись на диване, смотрели телик и гуляли по пляжу при луне.

Нам обоим казалось, что осуществление наших мечтаний — это всего лишь вопрос времени. Майя говорила, что считает себя «несвободной». Я тоже признался, что считаю себя занятым, забыв для удобства о Лори и Холли.

Ни я, ни Майя ни разу не заговорили о том, что неплохо было бы еще разок созвониться. Мы боялись, что это погубит весь наш придуманный мир.

Когда же фото Майи наконец пришло, я уселся на крыльце и рассматривал его примерно полчаса.

У нее оказались темные волосы, а не светлые, как я думал. А выражение лица — какое часто можно увидеть на фотографиях — словно говорило: «Уберите эту чертову камеру».

Но в моих глазах Майя была прекрасна, как я и предполагал.

Моя киберподруга из Новой Зеландии Ханна недавно (и по необъяснимой причине) закрутила шашни с фермером из Ванкувера, занимавшимся выращиванием спаржи. Он представлял собой зануду из зануд. Я знаю это, потому что Ханна переслала мне пару его писем.

Он решил продать свою ферму и переехать к Ханне в Новую Зеландию, где они могли бы вместе выращивать спаржу.

Чтобы нарисовать их будущее идиллическое существование, он применил компьютерную графику и поместил свое фото и фото Ханны на фоне зеленого поля (предположительно, там росла спаржа).

Когда Ханна прислала мне этот монтаж, мне показалось, что ничего более тупого я не видел в жизни.

Однако мое мнение на этот счет изменилось, когда я сам нарисовал похожую картинку. На ней мы с Майей стояли на фоне сада, я обнимал ее за плечи, и на лицах у нас обоих было такое выражение, словно мы хотим сказать: «Уберите эту чертову камеру».


Суббота, 22:03

«Тебе нравится «Бриджет Джонс»? — я бойко застучал по клавишам. — Мне тоже. Я читал эту книжку много раз».

Сегодня моей собеседницей в чате была некая Бриджет МакДжонс. Обычно ник мало что говорит о человеке, но в этом случае мои предположения оказались верны.

Бриджет была (а) фанаткой Бриджет Джонс и (б) из Шотландии.

«Супер! — ответила она. — А какой роман понравился больше?»

Вопрос застал меня врасплох. Не потому, что я не мог решить, какой роман мне нравится больше, а потому, что я соврал, что читал «Бриджет Джонс», чтобы прибавить себе очков.

Как и следовало ожидать, раскусили меня очень быстро.

«Самый классный тот, где Бриджет — одинокая девчонка и ей пришлось сесть на диету».

«Прекращаю общаться с Лордом Бреттом: он не всегда говорит правду».

«Ты что, догадалась, что я не читал «Бриджет Джонс»?»

«Легко».

Желание заняться киберсексом также заставляло меня притворяться, что мне нравятся:

1. Группа «N'Sync».

2. Кошки.

3. Теория, что «в жизни все неспроста».

4. Американский футбол.

5. Стихи.

6. Садоводство.


Понедельник, 10:03

Сегодня настал день первого контрольного взвешивания.

Я с уверенностью встал на свои новые электронные весы, купленные на еВау специально, чтобы отслеживать прогресс при похудении.

Я знал, что это самые крутые весы из существующих на рынке, так как они были разработаны с использованием технологий НАСА.

Итак, перед тем как сесть на диету, я весил 105 килограммов. Теперь же, всего через неделю на одной белковой пище, мой вес снизился до невероятных 50 килограммов! Я похудел на 55 килограммов всего за каких-то семь дней!

Или диета Аткинса и в самом деле чудо, или эти весы вовсе не так надежны, как говорилось в рекламе.


Понедельник, 23:14

Арлен с устрашающей частотой продолжал присылать Лори стихи. Он прямо-таки бомбардировал ее дурными рифмами.

В последнем его шедевре фигурировал и я, что мне весьма польстило.

Если бы ты не познакомилась с тем козлом из Интернета,
Наша любовь до сих пор сияла бы, как новенькая золотая монета.
Я был бы рядом с тобой и днем, и ночью,
Если бы ты вернулась ко мне вместе с моей дочью.

Еще он регулярно засорял ее автоответчик.

Сначала шли нежные романтические фразы типа: «Пупсик, это Арлен, твой муж. Я просто звоню сказать, что люблю тебя и Чейенн. Дома без вас пусто.

Возвращайтесь скорей».

Но к концу пленки Арлен уже не был таким пушистым: «Лори, где ты, чертова баба? Я твой муж, и ты принадлежишь мне по праву, так что тащи свою задницу домой, иначе я сам приеду и покажу тебе, где раки зимуют».

Когда телефон снова зазвонил, Лори взяла трубку. Разумеется, это оказался Арлен. Он наклюкался и едва ворочал языком. Ему хотелось поговорить с Чейенн, сказать, что он по ней очень соскучился.

Лори протянула трубку дочке, а сама пошла на кухню приготовить кофе. Вернувшись, она спросила Чейенн, что сказал папа.

— Он сказал, что мы скоро вернемся домой и снова будем жить как одна семья. И что он купит мне все, что я захочу.

— Неужели?

— Но потом он очень разозлился. Я сказала, что мы скоро поедем к Тревору в Новую Зеландию. И он закричал, чтобы мы оставались на месте, потому что он сейчас приедет сюда.


Понедельник, 10:23

Поскольку Лори и Чейенн собирались переехать ко мне, я понял, что мне нужно найти источник дохода. Это в принципе было трудной задачей, а мне к тому же нужна такая работа, чтобы не приходилось выходить из дому.

Идеальное решение проблемы нашлось в местной газете.

«Хотите работать дома и получать зарплату из пяти цифр?» — говорилось в объявлении.

Я согласно кивнул.

«Обучение бесплатное. Чтобы получить обучающий видеоролик, позвоните по номеру 0800 29073».

Эта реклама казалась ответом на все мои молитвы. Когда целыми днями сидишь дома, выбор вакансий не слишком велик. Единственный вариант, встретившийся мне до того, — продажа пластиковых окон по телефону, — я отмел по причине ничтожных комиссионных.

Поэтому я позвонил по указанному номеру и заказал бесплатный видеоролик.


Суббота, 22:23

Когда я вошел в чат, выяснилось, что моя кибержена разговаривает с Роджером, моим бывшим киберсоперником. И ей от этого явно не по себе.

Роджер допрашивал ее насчет нашего медового месяца, требуя описать все интимные подробности. При этом Роджер утверждал, что он, испытывая к Холли чисто «отцовские» чувства, лишь хочет убедиться, что я не причинил ей вреда.

Как же тогда объяснить его злобное заявление о том, что Холли разрушила свою жизнь, сделав неправильный выбор? Бедняжке пришлось выслушивать его тираду о том, что я совершенно не гожусь ей в мужья, в то время как он, Роджер, — самое оно.

Холли попыталась объяснить, что в эти выходные выходит замуж по-настоящему и вообще за другого парня, но Роджера это только сильнее разозлило. Наверное, ему было обидно, что он единственный, кто не может жениться на Холли.

Роджер даже сказал, что ради нее готов развестись с женой, что было очень странно. Они с Холли всего два раза разговаривали по телефону, и она никогда не делала ему никаких авансов.

Но больше всего Холли пугало, что Роджер подозрительно хорошо осведомлен о ее жизни. Каким-то образом он выведал немало сведений о ее женихе. Ему также было известно имя свидетельницы, церковь, где должна была пройти церемония, и курорт, куда молодожены собирались отправиться на медовый месяц.

Холли была абсолютно уверена, что ничего такого Роджеру не говорила.

У нее возникло дурное предчувствие, что должно произойти что-то очень, очень нехорошее.


Понедельник, 23:03

Рождество — оживший кошмар интернетоголика.

Чаты пустеют, как виртуальные города-призраки. В них остаются лишь настоящие, неизлечимые, хронические одиночки. Те же, кто еще сохранил хоть какую-то, даже самую слабую, связь с реальной жизнью, находят причину, чтобы провести в реале хотя бы один день.

Сегодня я чатился с пожилым дядей из канадского города Эдмонтон. Жена его бросила, дети давно жили отдельно. Ему хотелось повспоминать прошлые рождественские праздники, и, поскольку мне больше было нечем заняться, я с удовольствием с ним общался.

Для него Рождество всегда было самым счастливым временем в году, именно поэтому сейчас он чувствовал себя особенно печально. Всего год назад вся семья была в сборе, а теперь он остался совсем один, ну, не считая меня.

Он рассказал о том, как познакомился с женой. Она работала в компании по доставке грузов, а он ждал важную посылку, и ее потеряли.

Он был в ярости и позвонил в компанию, требуя объяснений. Его тогда еще не жена подошла к телефону, утихомирила его, собственноручно отыскала потерянную посылку и доставила ее по адресу.

Он влюбился в нее с первого взгляда, сделал предложение, и через полгода они уже шли к алтарю.

Их брак был просто идеальным. В этом году у них должен был быть сороковой юбилей совместной жизни, и все эти годы они не расставались ни на день. У них родились две очень умные и красивые дочки: одна работала в Саудовской Аравии, другая — в Берлине.

Я не мог не спросить, что же могло разрушить эту идиллию — ведь именно о таком браке я всегда мечтал. И спросил об этом как можно деликатнее. В ответ старик написал то, что мне хотелось бы прочесть меньше всего: «Почему мы расстались? Она познакомилась с каким-то прохвостом из Интернета».


Вторник, 8:18

И все же это Рождество было лучшим в моей жизни.

Я был популярен, как никогда. Я получил поздравительные открытки от нескольких десятков девушек, в том числе от трех разных Карен, двух Сар и даже от Ольги.

Очевидно, все это не было искренним проявлением внимания. Я весьма непрозрачно намекнул, что хотел бы получить эти открытки, а в некоторых случаях пришлось даже унижаться и выклянчивать.

Обычно я использовал такой заход: «Только что послал тебе рождественскую открытку — а ты мне уже отправила?»

Одной из немногих поздравивших меня без напоминания оказалась Кейт. Единственная девушка, с которой мне хватило смелости встретиться в реальной жизни. Она прислала очень симпатичную открыточку, в которой рассказывала о своих делах, а в конце приписала:

Кстати, ты выяснил, кто пытался устроить пожар в твоей квартире? Представляю, сколько паники было.

Целую, Кейт.

Что-то в этих словах показалось мне странным, но я никак не мог понять, что именно. И вдруг до меня дошло. Ведь поджог случился уже после того, как мы с Кейт прекратили общаться.

Я ей об этом точно не рассказывал.


Вторник, 12:18

Еще одним рождественским подарком было «обеспеченное финансовое будущее». По крайней мере, так утверждалось в письме, приложенном к моему бесплатному обучающему видеоролику.

Я немедля сунул кассету в видеомагнитофон, сел напротив телика, и моим глазам предстала такая картина. Трое сияющих америкосов гордо позировали на фоне огромных домов, рядом с огромными машинами. Все трое были очень довольны собой.

Мужской голос за кадром объяснил, почему они довольны собой, уверенным, авторитетным тоном: «Что общего у Теда Димарко, Алана Митчелла и Луанн Ирвинг? Это обычные люди, такие же, как мы с вами. Единственное отличие в том, что они стали мультимиллионерами при помощи одного секрета, которым теперь хотят поделиться с вами.

Видите ли, Тед, Алан и Луанн работают в международной компании «Гербалайт». До того как присоединиться к нашей мультинациональной семье, у них была отличная карьера, однако их не устраивали перспективы. Поэтому они решили взять свое финансовое будущее в собственные руки».

После этих слов на экране появился холеный тип с полным набором баночек. Он продолжил: «Среди нашего ассортимента каждый найдет что-то для себя. Это могут быть ваши друзья, соседи, коллеги. Мы производим все от сертифицированных средств для похудения до натуральных антистрессовых препаратов. Хотите узнать больше о карьере в «Гербалайт»? Звоните по бесплатному телефону сейчас. Вы не пожалеете. — Тут красавчик хитро подмигнул и добавил: — Спросите Теда, Алана и Луанн».

В жизни, как и в Интернете, люди обычно верят в то, во что им хочется верить. Именно поэтому я был уверен, что «Гербалайт» поможет мне решить все финансовые проблемы.

Я снял трубку и позвонил по судьбоносному номеру в надежде изменить не только свою жизнь, но и жизни Лори и Чейенн.


Среда, 14:01

Лори с дочкой были в бегах.

Услышав, что Арлен направляется к ним, они срочно уехали. Не думаю, что Лори боялась физической расправы — гораздо больше ее испугала угроза Арлена судиться за опеку.

Как бы ни была мала вероятность, что он выиграет дело, ей все же не хотелось рисковать. Его родители были уважаемыми людьми в местном сообществе и могли произвести впечатление на любой суд, особенно если этот суд находится в их округе.

Лори остановилась у подруги в Остине, штат Техас, и собиралась пробыть там до пятницы, дня отлета.

Мне очень хотелось, чтобы она прилетела скорее. Мы могли обсуждать это круглосуточно. В нашем чате была одна парочка, они познакомились в Интернете и вскоре обвенчались. В подвале своего дома они обустроили по компьютерной комнате и каждый вечер спускались туда, чтобы пообщаться в чате. В реале они не разговаривали, пока не наступало время ложиться спать. Но мы с Лори были уверены, что у нас все будет по-другому.

Она собиралась найти работу, скажем, на четыре вечера в неделю, а я бы тем временем сидел с малышкой и строил свою «Гербалайт»-империю (Лори я об этом пока не сказал, хотел сделать сюрприз). Лори попросила обзвонить местные стрип-клубы и узнать, нет ли у них вакансий для танцовщиц.

«Стрип-клубы? Я думал, ты работаешь инженером».

«Так и есть, дорогой. Я танцевала в стрип-клубах в колледже. А деньги нам нужны срочно. Не волнуйся. Я знаю, что делаю».

Что я знал точно, так это то, что Лори не стесняется своего тела. И у нее были на то основания. Но мог ли я представить, что в следующий период своей жизни буду делить кров со стриптизершей, присматривать за ее дочкой, пока она будет занята на работе, и заниматься продажей натуральных средств для похудения?

Так у меня даже на Интернет не останется времени.


Среда, 21:55

Увидев в почтовом ящике письмо от Холли, я решил, что она хочет поблагодарить меня за прекрасный медовый месяц.

Я ошибался.

Тревор!

Даже не знаю, как это сказать… Пожалуй, скажу как есть: прощай.

Это мое последнее письмо. Люку написал какой-то «доброжелатель» и сообщил, что из меня получится плохая жена, так как я виртуально изменяла ему с тобой и даже подумывала встретиться в реальности. У этого «доброжелателя» каким-то образом оказалась наша с тобой переписка, и он послал ее Люку. Люк очень рассердился и больше не хочет иметь со мной ничего общего. Кажется, моя жизнь разрушена… Теперь у нас не будет ни собственного гнездышка, ни детишек… Я не знаю, что мне делать. Наверное, надо просто делать вид, что все хорошо, хотя на самом деле моя жизнь просто бессмысленна, ведь мой муж меня ненавидит. Я очень расстроена. Мне будет не хватать наших разговоров, но мой брак для меня на первом месте. Даже не знаю, удастся ли мне спасти ситуацию, ведь Люк уже сказал, что не хочет жить со мной и иметь от меня детей. Может, хоть удастся уговорить его не бросать меня.

Холли.

Я тут же понял, что «доброжелатель» — это Роджер. Он был компьютерщиком и не раз хвалился, что взломать почтовый аккаунт в Сети под силу даже ребенку. Но неужели он до такой степени ненавидит Холли? Они же даже не знакомы, и она всегда ясно давала понять, что он не может рассчитывать ни на что, кроме дружбы.

И все же он взял и испортил ей жизнь.

Меня замучили угрызения совести. Безобидный флирт обернулся реальной трагедией. Я уж подумал, не позвонить ли Люку, чтобы все объяснить, но решил, что все только усугублю.

Наверное, лучше оставить их в покое; возможно, время залечит раны.

Но хуже всего то, что я так и не мог понять, кто действительно несет ответственность за испорченную жизнь Холли. Роджер? Или все-таки я?


Пятница, 10:45

Я решил наконец заняться работой.

Одним из условий вступления в мультинациональную семью «Гербалайт» была закупка товара. Иначе как бы я справился с бешеным спросом?

Другими словами, мне предстояло потратить большую часть своих быстро тающих сбережений. Но брошюра, присланная из головного офиса, утверждала, что при упорной работе меня ждут баснословные доходы.

Там был раздел, озаглавленный так: «Сколько можно заработать с «Гербалайт»?»

Ответ на вопрос поражал простотой.

«А сколько вы хотите заработать?»

Такой подход мне нравился. Я не сомневался, что различные натуральные средства, которыми были наполнены двадцать восемь коробок, разлетятся в мгновение ока.


Четверг, 20:22

Я взял телефон и набрал номер, который когда-то знал наизусть.

Кейт, кажется, была не очень рада меня слышать. Более того, она даже не удивилась, когда я спросил, не она ли устроила пожар в моей квартире, когда я находился внутри.

— Значит, по-твоему, если ты просто выбросил меня на помойку без объяснений, я тут же захочу твоей смерти?

— Ммм… если честно, я рассуждал именно так.

— Ты слишком хорошего о себе мнения. Неужели ты думаешь, что я горжусь тем, что у нас было?

Тут на меня что-то нашло. Должно быть, вспомнил двух совершенно не подходящих друг другу, но очень одиноких людей, и их невнятная близость предстала почему-то в розовом свете.

— Кейт, а ты не хочешь приехать на выходные?

Когда человек вешает трубку, невозможно понять, положил ли он ее спокойно или бросил в сердцах.

Глава 5

Понедельник, 18:16

Мой бизнес-план состоял в том, чтобы предлагать продукцию «Гербалайт» в чатах, тем более что я все равно сидел в них с утра до вечера.

Очень скоро представилась идеальная возможность.

Я познакомился с одним студентом из Канады, называвшим себя Нейтрино Бой. Он жаловался на стресс из-за предстоящих экзаменов. Очевидно, Нейтрино был так занят в чатах («так много друзей, и так мало времени»), что, когда приходило время заниматься, у него уже не было на это сил.

Я решил, что настал мой час. Схватив брошюрку, я спросил, не хочет ли Нейтрино попробовать пищевую добавку. Ему повезло, ведь я как раз являюсь представителем компании, в ассортименте продукции которой найдется идеально подходящее для него средство.

«Релаксо» содержит кава-кава и экстракт эхинацеи, произрастающей на экологически чистых Инуитских островах.

Я удовлетворенно откинулся в кресле и стал ждать, когда же Нейтрино сделает заказ.

Но его ответ меня прямо-таки огорошил. Оказалось, что Инуитские острова — это вымерзшая тундра, где попросту не может быть растительности.

Я пообещал проверить информацию.


Четверг, 22:52

Арлену было явно противно слышать мой голос, поэтому я удивился, зачем он вообще позвонил.

Но вскоре все стало ясно.

Излив на меня обычный поток угроз и оскорблений (на этот раз, правда, в сокращенном виде), он сообщил, что Лори пришла в чувство и вернулась к нему. В данный момент она готовит ужин и просит меня оставить ее в покое, так как «любит своего мужа».

Арлен добавил, что его дочка Чейенн, обрадовавшись возвращению домой, приготовила ему подарок и была просто счастлива, что им не придется жить в Новой Зеландии «с этим уродом».

Он говорил так убедительно, что я бы, пожалуй, даже поверил ему, если бы Лори не позвонила мне двадцатью минутами ранее и не сказала, что они в аэропорту и как раз садятся на рейс Окленд — Лос-Анджелес.


Суббота, 15:42

Я просто не мог не думать о том, насколько Лори настоящая будет соответствовать Лори, созданной моим воображением.

Ведь когда-то я и Джеки считал идеалом, хотя некоторые ее заявочки, несомненно, должны были меня насторожить.

Достаточно вспомнить тот случай, когда она сказала, что посмотрела фильм «Гамлет».

Я спросил, какой именно.

«Снятый Шекспиром, какой же еще», — ответила она.

В другой раз Джеки рассуждала о философии.

«Плутон говорил, что все люди — это половинки одной души, обитающей в двух телах. И всю жизнь мы ищем нашу вторую половинку».

Я спросил ее, кто такой Плутон.

«Древнегреческий философ, невежда. Откуда, по-твоему, взялось слово «плутонический»?»


Воскресенье, 15:42

Что касается Лори, меня смущала только одна мелочь.

Я как-то не удосужился рассказать ей о своей болезни. Это могло вызвать проблемы в самом что ни на есть ближайшем будущем, так как Лори должна была приземлиться через час и, естественно, рассчитывала, что я ее встречу.

Даже если предположить, что я смогу приехать в аэропорт (что не удалось мне ни разу за десять лет), оставалась еще одна проблема — моя машина, «Тойота-Королла» 1986 года выпуска, та самая, в которой моя бывшая жена подвозила меня на работу.

Много лет назад по доброте душевной она отдала ее мне вроде как попользоваться. С тех пор автомобиль стоял на приколе, и следы запущения были повсюду.

Сдается мне, передвигаться на этой машине сейчас было бы не только опасно, но и противозаконно.

Во-первых, когда шел дождь, мотор не заводился. Хуже того, крыша начинала протекать, и лужа под пассажирским сиденьем постепенно увеличивалась. В данный момент глубина лужи достигала примерно пяти сантиметров; в ней завелись всякие букашки, и теперь в салоне летали сотни противных белых мушек, от которых приходилось постоянно отмахиваться, садясь за руль.

Кроме того, в пространстве между передним колесом и дверью пустило корни и довольно окрепло маленькое деревце.

Думаю, явись я на встречу к Лори в такой машине, и перспектива возвращения к Арлену покажется ей весьма заманчивой.


Вторник, 8:22

Я придумал план: приготовить «ужин в новозеландском стиле».

К сожалению, на улице шел дождь. Это означало, что моя машина не заведется и я не смогу поехать в супермаркет. Значит, угощение нужно было приготовить, используя уже имеющиеся продукты. У меня был мясной фарш, несколько куриных грудок, отбивные из баранины, стейк и два десятка яиц.

Такой набор продуктов не удивит тех, кто когда-либо практиковал диету Аткинса. Однако я почему-то был уверен, что Лори и ее дочка этой диеты не придерживались.

Облазив весь Интернет в поисках рецептов из этих богатых белками продуктов в надежде найти что-то экзотическое, я в конце концов признал свое поражение.

Судя по всему, после двадцатичасового перелета моим гостям придется довольствоваться яичницей с мясом.

Ну это ладно, а как объяснить мое отсутствие в аэропорту.


Среда, 6:57

Я решил, что Лори достойна хотя бы попытки ее встретить с моей стороны.

Я вызвал такси, хотя мысль о долгой дороге до аэропорта приводила меня в ужас. Я даже открыл упаковку «Релаксо» и проглотил пару таблеток. Все что угодно, лишь бы успокоиться.

Затем я закрыл глаза и представил, что иду по пляжу, рядом — преданный пес, а на горизонте — заходящее солнце. Но ничего не изменилось. Я не мог пошевелиться от страха.

Когда приехала машина такси, я выбежал на улицу с вытаращенными глазами, замахал руками и закричал: — Ну все! Поехали!


Среда, 10:27

Таксист не на шутку удивился, увидев, как из дома выбегает какой-то маньяк с дико перекошенным лицом.

Он удивился еще больше, когда я забрался на заднее сиденье и попросил отвезти меня в аэропорт. Примерно через минуту, когда мы покинули мой родной райончик, я весь побледнел, начал трястись и истекать потом. Я попросил таксиста отвезти меня домой.

Такие подвиги мне не под силу. Но разочарование, которое чувствовал я, было не сравнить с тем, что предстоит испытать Лори.


Среда, 10:55

Примерно через полчаса она позвонила из аэропорта.

Я извинился, как мог, объяснил, что машина не хотела заводиться, и предложил взять такси за мой счет.

Лори бросила трубку.

Это уже становилось привычным для меня делом.


Среда, 11:29

Увидев, как у дома остановилось такси, я выбежал на улицу навстречу своей будущей жене и падчерице.

Но мою радость омрачили две вещи.

Во-первых, таксист. Это был тот самый тип, который совсем недавно катал меня туда-сюда по улице.

— Сколько я должен? — спросил я как не в чем ни бывало, весьма опрометчиво понадеявшись, что он меня не вспомнит.

Взгляд, которым меня наградил таксист, свидетельствовал не только о том, что он меня помнил, — мое психическое здоровье вызывало у него много вопросов.

Я заплатил за проезд, дав большие чаевые, чтобы заткнуть ему рот. Второе, что меня несколько смутило, была реакция Лори.

Она не бросилась мне на шею.

Не завизжала от радости, увидев меня.

Не посмотрела на меня с неприкрытым плотским желанием. Вместо этого она выдавила через стиснутые зубы: — Так и будешь стоять там весь день или все-таки поможешь достать барахло из багажника?

А потом, впервые за все время, Лори улыбнулась.


Среда, 12:17

Я влюбился.

Лори оказалась несомненно более прекрасной во плоти, чем на фотографиях, которые никак не могли передать ее трехмерности, настоящести и реальности.

Чейенн тоже была просто лапочкой. Она робко протянула мне конвертик, который я открыл, пожалуй, с чрезмерным энтузиазмом.

Там оказался мой портрет. Он был великолепен, хоть и не совсем точен, так как Чейенн рисовала его с фотографии, сделанной в то время, когда я еще не был толстым, старым и больным.

Мне тут же стало ясно, что Лори и Чейенн, пролетевшие полмира ради встречи со мной, безусловно, заслуживают лучшего угощения, чем куча мяса. И предложил поужинать в местном ресторанчике, если они, конечно, захотят.

Я повернулся к Лори.

— Чем ты хотела бы заняться сейчас? — спросил я и двусмысленно ухмыльнулся.

— Я хочу спать, — ответила она совершенно недвусмысленно.


Среда, 15:35

Лори и Чейенн легли спать в комнате для гостей, а я тем временем полез в Интернет.

Я намеревался сообщить всем, кого это хоть каким-то боком интересует, что Лорд Бретт Синклер вычеркнут из списка доступных парней.

Мало того, он решил покончить с чатами.

Но большинство моих интернет-подружек куда-то пропали, или я им надоел, поэтому было трудно найти кого-то, кто нашел бы эту новость интересной.

К моему разочарованию, Керри (без пяти минут оперная певица) отреагировала на мой уход равнодушно.

Эми, секретарша, спросила, пришлю ли я ей приглашение на свадьбу.

А Майя, любовь всей моей жизни, и вовсе словно испарилась с лица планеты.

Именно ее мне будет не хватать больше всего, поэтому я очень расстроился, что мы даже не попрощались.

Наш последний разговор в чате был лучшим из всех, что случались на моем веку.

Мы затеяли новую игру под названием «чат-бинго». Надо было задавать незнакомым людям в чате наводящие вопросы и зарабатывать очки, если ответ совпадет с заранее заготовленным.

Мой любимый вопрос был про жизненную философию. В чате у всех есть жизненная философия, и здесь никто не оригинален. Поэтому ответ «Проживи каждый день, как последний» прибавил мне целых десять очков.

«Carpe diem»;[5] потянул на восемь.

Лозунг «Жизнь — это не генеральная репетиция» принес мне целых шесть очков.

«Бери от жизни все» — четыре.

«Танцуй, пока молодой» — всего два, и одно очко я получил за «Целься чуть выше цели, чтобы попасть в цель». Я также заработал по одному очку за различные вариации последней сентенции.

Но Майя все равно выиграла. Она набрала 53 очка, а я — всего 41.


Среда, 15:52

Я понял, что буду очень скучать по чатам.

Там я познакомился с прекрасными людьми. Правда, и чудаков тоже повстречал достаточно.

Последний заход прошел по типичной схеме. Я познакомился с парнем под ником Сценарист и с девушкой по имени Мадонна. Сценарист хотел поведать мне о своем последнем проекте.

Он написал сценарий, который, по его словам, должен был произвести сенсацию.

Я спросил, о чем он. Выяснилось, что это история жестокого ветерана полиции, который идет наперекор приказу и вместе с напарником-новобранцем устраивает вендетту организованной преступности.

Что-то такое я уже видел. Я был уверен, что только в прошлом году появилось по меньшей мере пять фильмов с подобным сюжетом. Я спросил, удалось ли уже продать сценарий.

Мой собеседник ответил, что на сценарий претендуют уже три продюсера.

Я искренне надеялся, что он лжет, но что-то подсказывало, что это не так.

Через несколько часов меня увлек разговор с Мадонной. Да-да, с той самой Мадонной. Которая певица, актриса, детская писательница и носит красную ниточку на запястье.[6] Мадонна настаивала, что она настоящая, и, невзирая на мои попытки ее раскусить, продолжала гнуть свое.

Одно не сходилось — как Мадонна попала в чат для новозеландских фанатов регби?


Среда, 17:25

Я разбудил своих гостей, приготовив чашку кофе для Лори и кружку горячего шоколада для малышки Чейенн. Когда Лори в последний раз звонила из Америки, мы решили, что будет лучше, если они сразу перестроятся на местное время.

Мне правда хотелось рассказать о своей болезни и объяснить, почему я не могу жить нормально, как все, но я боялся, что Лори после этого сразу улетит обратно. Поэтому я решил блефовать — может, что она ничего не заметит.

Предстоящий ужин наполнял меня неописуемым ужасом, но, поскольку мой дом и ресторан разделяли всего восемьсот метров, у меня был какой-никакой шанс контролировать свое состояние.

Я уже понял, что «Релаксо» не действует и аборигены Инуитских островов зря потратили время, выращивая свои чудо-растения. Поэтому я проглотил пару таблеток другого средства от «Гербалайт» — «Полный покой».

И вот настало время собираться.

Я смог наконец надеть свой черный костюм, в котором крайне редко появлялся на публике, рубашку от Ральфа Лорена и темно-синий галстук, купленный для совещаний в те далекие времена, когда я еще ходил на совещания.

Малышка Чейенн была очаровательна в фирменных джинсах и розовой кофточке с блестками.

Что касается Лори, она надела простое черное платье и замшевые сапоги. Такую красоту я видел впервые в жизни.


Среда, 18:38

Короткая дорога до ресторана вымотала мне все нервы.

Уже выход на улицу был сплошным расстройством, к тому же я боялся, что Лори промочит ноги в луже, образовавшейся под пассажирским сиденьем.

Как будто этого было недостаточно, я с ужасом вообразил, как Лори опускает ноги в холодную воду и кричит, а белые мушки скопом залетают в ее открытый рот.

Я нажал на газ и преодолел путь до ресторана как можно быстрее, прежде чем не случилось непоправимое.

Если Лори и заметила лужу и мушек (а их невозможно было не заметить), то не подала виду.

Хорошо это или плохо, я не знал.


Среда, 18:45

Мало того что я был весь дерганный из-за своей фобии, присутствие Лори только ухудшало дело.

Все мои школьные комплексы снова вылезли наружу. В детстве в присутствии симпатичных девочек я начинал заикаться, причем чем симпатичнее была девочка, тем невнятнее становился мой бубнеж.

Лори была самой симпатичной из всех, с кем у меня было свидание.

Возникло и еще одно осложнение. Меня вдруг начало клонить в сон, и я пожалел, что не прочел инструкцию к таблеткам «Полный покой».

Еще меня смущало присутствие Чейенн. Малышка мне сразу понравилась, но я понятия не имел, о чем с ней разговаривать.

Нельзя сказать, что беседа не клеилась — мы просто молчали.

Это была самая неестественная из всех моих вымученных попыток начать разговор.

— Ну вот мы и здесь, — сказал я, потирая руки. Этот жест должен был выглядеть спокойным и уверенным.

— Да, мы здесь, — подала голос Лори, и на этом обмен репликами забуксовал.

Прошло несколько минут, и я попробовал другую тактику.

— А в Америке есть такие рестораны?

— В смысле? — Лори подняла брови.

— Ну… не знаю, — промямлил я.

Потом я решил уделить внимание Чейенн: ведь если я ей понравлюсь, у меня будет больше шансов понравиться ее маме.

— Ну что, Чейенн, какие новости? Что у тебя в жизни интересного? Как только эти слова прозвучали, я осознал их тупость. Да, у Чейенн полно новостей, и ее жизнь не назовешь неинтересной — как насчет побега от алкаша-отца и переезда в другую страну?

— Тревор, — Лори прервала мои мысли.

— Да?

— Тебе с нами скучно? Почему ты все время зеваешь?

— Извини. Просто немножко устал. — Я не мог сказать Лори правду: «Извини, кажется, я переборщил с «Полным покоем».»

— Давай тогда сразу после ужина пойдем домой. Нам лучше пораньше лечь спать, чтобы перестроиться на местное время.


Среда, 20:58

Как только Лори с Чейенн улеглись, я отправился в Интернет, нашел чат, где меня никто не знает, и изложил свою душераздирающую ситуацию.

«Нужна помощь, — написал я. — Я познакомился с девушкой, которая мне очень нравится, но у нас трудности в общении. Посоветуйте что-нибудь».

Буквально через секунду ответила некая Принцесса Лея.

«Ты обратился по адресу, Лорд Бретт, — написала она. — Для начала скажи, из какой ты галактики?»

«Я землянин, — ответил я, — из Новой Зеландии».

«А где живет твоя девушка?»

«Она живет со мной».

«Живет с тобой? И ты не знаешь, как с ней поговорить?»

«Мы познакомились в чате. Она из Штатов, приехала только вчера. Кажется, у нас не складывается. А ты откуда, Принцесса?»

«Из Йоханнесбурга. Это в ЮАР».

«Чем занимаешься?»

«Веб-дизайнер».

«Значит, торчишь весь день у компьютера? Я бы так не смог. Но все равно это лучше, чем толкать никому не нужные БАДы, которые еще и стоят немерено».

«Это ты про «Гербалайт»?»

«Ага. Скажи, а ты когда-нибудь знакомилась по Интернету?»

«Со своим бывшим».

«И что из этого вышло?»

«Познакомился с одной козой на съезде фанатов «Звездных войн», а меня выбросил на помойку, словно я ржавый андроид какой-то. Лорд Бретт, а о чем же вы говорили, пока общались в чате?»

«Да обо всем. О наших чувствах, о жизни, о проблемах. А теперь вот она рядом, и тем для разговора как будто нет».

«Надо, чтобы она расслабилась. Ей, наверное, кажется, что ты на нее давишь. Не забывай, это она прилетела в чужую страну и бросила все, чтобы быть рядом с тобой. Не надо питать большие надежды. Просто постарайся стать ее другом. Усилия будут вознаграждены, это я тебе обещаю».

«Спасибо за помощь, Принцесса Лея. Да пребудет с тобой великий космос».

«Великая сила».

«Точно. Послушай, а можно я буду иногда обращаться к тебе за советом? Чувствую, помощь мне еще понадобится».

И Принцесса Лея дала мне свой электронный адрес.


Пятница, 3:22

В три утра зазвонил телефон. Так как это могла быть лишь одна из моих интернет-подружек, я тут же «включил Лорда Бретта».

Томным голосом пробормотав приветствие, я услышал в трубке знакомый до боли голос.

— Где моя жена, засранец? Я тебе мозги вышибу, помяни мое слово. Возьму гребаную пушку и вышибу твои гребаные мозги!

Я уже понял, что это не одна из моих интернет-подружек. И не стал мешать Арлену разглагольствовать.

— Хочешь? Хочешь получить это, говнюк?

— Что «это»?

— Вот это, дурень.

— Я не вижу, что «это», Арлен. У меня не видеотелефон. Я не вижу, что ты там мне показываешь.

— Пушку, козел! Теперь дай мне поговорить с женой, иначе я приеду к вам, и все вы тогда покойники!

— Она спит. Сейчас три часа ночи.

— Какие три часа ночи, болван? За идиота меня держишь? Сейчас шесть часов вечера. Еще даже не стемнело. А ну дай трубку этой потаскухе, надо с ней перекинуться словечком.

— Она не хочет.

— Захочет, когда услышит, что я ей скажу! Она вывезла мою дочь из страны без моего разрешения, это противозаконно. Я пойду в суд, и Чейенн вернется туда, где ей и место. К папе своему! В родную семью!


Суббота, 8:52

За завтраком я рассказал Лори про ночной звонок. Если она и испугалась, то не подала виду.

Я же испугался, и это было написано у меня на лбу.

— Послушай, Лори, я пойму, если ты решишь вернуться в Америку.

— По-твоему, я так легко сдамся? Побегу к нему при первых же признаках беды? Похоже, в одном Арлен был прав.

— В чем?

— В том, что ты засранец, Тревор.

Случилась неприятность, которую я никак не мог предвидеть. Когда я перестал сидеть в чатах, у меня началась ломка.

Я и раньше сталкивался с чем-то подобным, когда отключили телефон. Но думал, что на этот раз все будет иначе, так как присутствие Лори и Чейенн компенсирует отсутствие Интернета.

Однако нам так и не удалось достичь в реале того взаимопонимания, что было у нас в Сети. К тому же все нервничали из-за Арлена и его угрозы подать в суд.

Хотя я даже не знал, серьезно ли его намерение или же он просто пытается запугать Лори.

Я по совету Принцессы Леи решил не давить на мою гостью.

Через неделю совместного проживания наши дни стали проходить по одному и тому же графику. Лори предлагала куда-нибудь пойти, а я всегда находил предлог, чтобы остаться дома.

Я был уверен, что рано или поздно она догадается о моей болезни.


Понедельник, 10:29

Лори только что произнесла те самые слова, что я так боялся услышать.

— Давайте все поедем в Веллингтон! Ты, я и Чейенн. Можно пойти в музей, а потом прогуляться по пляжу и познакомиться поближе. Лорд Бретт, ты же любишь романтические прогулки по пляжу?

— Я бы с удовольствием, но сегодня не могу. Дела, понимаешь ли. Может, поедете без меня, а потом мы вместе где-нибудь поужинаем?

— Ну хорошо.

— Можно пойти в «Касабланку».

— Где мы были в пятницу?

— Ага.

Лори внимательно на меня посмотрела.

— Ну хорошо.

Они с Чейенн ушли, а я тут же полез в Интернет и стал разыскивать Принцессу Лею. Как только нашел, сразу принялся изливать душу.

«Лея, на самом деле все хуже, чем я тебе рассказывал. Понимаешь, я вроде как боюсь выходить на улицу, вот. А Лори об этом не знает».

«Ну, мистер, у вас проблемы».

«Что же делать?»

«Выход только один — во всем ей признаться. А почему ты боишься выходить из дому?»

«Не знаю. На улице со мной случаются приступы паники».

«Гипнозом лечиться пробовал?»

«А то».

«К психиатру обращался?»

«Угу».

«Гомеопатия? Массаж? Акупунктура?»

«Все проходили. Даже ушные свечи».

«А есть предположения, в чем причина твоих страхов?»

«Натуропат сказал, что все дело в отравлении ртутью».

«Ну да, об этом я тоже слышала. А ты пробовал ГЛОК?»

«Что-что?»

«Глобальное орошение кишечника. Кишечник промывают теплой водой. В Штатах это не делает только ленивый. Регулярное промывание кишечника — спасение от всех болезней, особенно тех, что вызваны токсинами».

«А как это вода попадает в кишечник?»

«Через трубку».

«А куда вставляется эта трубка?»

«Ну это уж сам как-нибудь догадайся».


Понедельник, 11:11

Плохая новость: в нашем районе не оказалось ни одной клиники, где делали бы ГЛОК.

Хорошая новость: нашел один сайт в Интернете, где предлагаются для продажи наборы для промывания кишечника в домашних условиях.

Я немедля сделал заказ. Доставка из Калифорнии должна была занять примерно неделю.

Переполнившись оптимизмом, я решил поблагодарить Принцессу Лею и купить ей подарок на еВау. Что-нибудь, связанное со «Звездными войнами».

И вскоре нашел именно то, что нужно. Лазерный меч Люка Скайуокера, который реально использовался на съемках.

Я сделал начальную ставку в сто долларов — решил, что ради такого случая можно и разориться. И через несколько дней зашел на аукцион проверить, перебил ли кто мою цену. Оказалось, что перебил, да еще как. Какой-то фанат отстегнул за меч больше двухсот тысяч баксов! Тогда я купил Лее маленькую фигурку робота Р2Д2.


Понедельник, 18:55

С тех пор как мы были в «Касабланке» в пятницу, там ничего не изменилось. Вообще-то, там ничего не изменилось за все те годы, что я туда хожу.

Мне удалось занять мой любимый столик — прямо у двери, чтобы можно было убежать, если начнется приступ паники.

Лори никак не могла успокоиться после Веллингтона. Она влюбилась в этот город, в его симпатичные домики, маленькие магазинчики и даже в уличных артистов, на мой взгляд, просто больных на голову.

В принципе это меня радовало, если предположить, что она собирается задержаться здесь надолго. Но я знал, что нельзя даже надеяться, что Лори останется со мной, пока она не узнает правду.

— Лори, мне нужно тебе кое-что сказать.

— В чем дело, Тревор?

— Я думал, ты сама догадаешься, но Принцесса Лея сказала, что я должен признаться.

Лори насторожилась.

— Тревор, о чем ты говоришь? И кто такая Принцесса Лея?

— Ты что, не смотрела «Звездные войны»? Но это не та Принцесса Лея. Просто она так себя называет.

— Она — твоя подружка, о которой ты забыл мне рассказать?

— Нет, нет, у нас с ней чисто дружеские отношения. Я просто попросил у нее совета, потому что ты мне очень нравишься, а у меня есть секрет. И если я раскрою его, ты можешь меня возненавидеть.

Лори посмотрела на меня, и на ее лице появилась улыбка.

— Этот страшный секрет случайно не твоя агорафобия?

Я растерянно вытаращил глаза.

— Как ты узнала?

— Это было несложно. Может, сделаем заказ? Я ничего не съела за целый день.


Вторник, 19:17

Меня прорвало как плотину.

Разговаривать вдруг стало намного легче. Лори сказала, что не обижается, ведь она сама скрывала от меня тот факт, что все еще замужем, когда мы с ней только познакомились в Интернете.

И еще у нас появилась новая тема — работа. Меня не очень-то радовало, что Лори станет работать в стрип-клубе, а она не одобряла мою затею с «Гербалайт».

Ее доводы были такими: кое-кто из ее друзей связался с этой конторой и теперь сидит на полных коробках нераспроданных БАДов. Вспомнив свои коробки, я решил, что, возможно, она права.

Мы вернулись домой в гораздо более веселом настроении, чем пришли в ресторан.


Вторник, 23:05

Уложив Чейенн спать, Лори налила нам выпить и присела рядышком со мной на диван.

Потом она придвинулась поближе и сделала то, из-за чего меня словно током ударило. Она положила мне руку на колено.

— Лори положила руку на колено Лорду Бретту, — прокомментировала она с улыбкой.

Я тут же включился в игру и обнял ее одной рукой.

— Лорд Бретт страстно обнимает Лори за ее изящные плечи и прижимает к себе.

— В ответ Лори горячо целует Лорда Бретта.

Через несколько минут…

— Лорд Бретт расстегивает кофточку Лори. Под мягкой тканью блузки угадывается упругая грудь.

— Лори снимает свитер с Лорда и… восхищенно взирает на его футболку с портретом полицейского Понча из сериала «Дорожный патруль».

— Лорд Бретт снова целует Лори, и его язык исследует все самые потайные уголки ее рта.

Последние слова я произнес не совсем внятно, так как мой язык уже резвился у нее во рту.

— Лори медленно снимает с лорда футболку и проводит пальцами по его широкой, мужественной груди.

Насчет груди мне понравилось.

— Лорд Бретт медленно расстегивает блузку Лори и восхищенно разглядывает ее плоский живот и кружевной лифчик.

— Лори чувствует что-то твердое в штанах у Лорда Бретта.

— Лорд Бретт расстегивает лифчик Лори, и ее идеальная грудь обнажается. Он зажимает пальцами ее сосок.

— Лори расстегивает молнию на джинсах Лорда Бретта, и штаны падают вниз.

— Лорд Бретт смущен. Может, стоит выключить свет?

— Не смущайся, Лорд Бретт — там нет ничего, что я еще не видела. На этом разговор прекратился, и предвкушение физического контакта, длившееся столько долгих месяцев, наконец материализовалось в действии.


Среда, 1:18

Я был счастлив, Лори была счастлива, и Принцесса Лея была счастлива за нас.

Лори уснула, но я был слишком взволнован и присоединился к Лее в нашем чате.

Я рассказал, что ситуация пошла на поправку, и теперь мы с Лори одинаково хорошо ладим как в виртуальном, так и в реальном мире.

Лея спросила, нельзя ли увидеть нашу фотку, и я пообещал, что на днях мы обязательно сфотографируемся.

Потом я спросил, не пришлет ли она свою фотографию, ведь странно разговаривать с человеком и не знать, как он выглядит.

Она тут же отправила электронное письмо.

Оно пришло буквально через несколько минут. Принцесса Лея мне понравилась. У нее были очки с толстыми линзами в серебряной оправе и две косички, уложенные как у настоящей принцессы из «Звездных войн».

Она была в майке, на которой были изображены мохнатые зверушки с планеты Эндор из шестого эпизода. Позади нее вся комната была заставлена разными сувенирами с символикой «Звездных войн».

Лея была очень похожа на Кэрри Фишер, которая играла принцессу Лею в первых фильмах.

Если забыть, что Кэрри Фишер тогда не было за сорок и она точно не была чернокожей.


Пятница, 8:38

По почте пришла маленькая посылка со штампом Тауранга.

Я узнал почерк Кейт и обрадованно разорвал обертку. Как знать, может, она решила, что снова начать встречаться не такая уж плохая идея?

Естественно, я рассчитывал, что в посылке окажется нижнее белье, но и от фоток бы тоже не отказался.

Но оба мои предположения оказались неверны.

Там был коробок спичек, и к нему приложена одна сгоревшая. Кажется, загадка поджога моей квартиры наконец была раскрыта.


Пятница, 9:00

Лори поехала в город искать работу, и было решено, что малышка Чейенн посидит со мной, чтобы мы могли узнать друг друга получше.

Эта идея казалась неплохой в теории, но как только Лори ушла, мы с Чейенн смущенно опустили глаза. Я не имел ни малейшего понятия, о чем с ней говорить.

А она смотрела на меня так, будто чего-то ждала.

Наконец, к обоюдному облегчению, Чейенн спросила, можно ли ей выйти в Интернет.

— Конечно, — ответил я. — А зачем?

— Мне нравятся чаты.

Я был несколько обескуражен.

— А дома ты часто сидишь в чатах?

— О да. Мы все обожаем чаты.

— И твой папа тоже?

— Папа больше всех.

И тут у меня возникла идея.


Пятница, 11:52

Однажды вечером, когда мы с Майей тусовались (в Сети, разумеется), нам рассказали такую историю. Одна девушка, наша виртуальная знакомая, заподозрила, что ее приятель (тоже виртуальный) ей изменяет.

Девушка попросила одного из нас войти в чат под другим именем и забросить наживку.

Так я и стал Горячей Цыпочкой из Калифорнии.

И точно, очень скоро изменщик стал шептаться со мной в личке. То есть никто, кроме меня, не мог видеть его сообщения. И слава богу — ведь еще никто никогда не говорил мне ничего подобного.

Этот извращенец хотел сорвать с меня трусики зубами, отшлепать по упругой, крепкой попке и языком довести до головокружительного оргазма.

Потом он попросил меня прислать ему фотку, и я выслал — ту, на которой был похож на Алана Рикмана.

Вылившийся на меня поток грязи было легко пережить — душу грело приятное зрелище. Его подружка бросила его на глазах у всего чата.

Тогда я никому не сказал, как мне понравилось притворяться кем-то другим, но решил для себя, что обязательно проделаю нечто подобное в будущем.


Пятница, 14:17

Когда Лори вернулась после безрезультатных поисков работы, я решил разузнать у нее о предпочтениях Арлена по части чатов.

— Когда он не валяется пузом кверху на диване, он всегда в этих чертовых чатах. Еще бы, ведь это единственное место, где женщины с ним разговаривают.

— И тебя это не обижало?

— Обижало? Еще чего. Когда этот козел был в чате, он хоть меня не трогал. Кажется, он даже заимел пару подружек.

— А ты в курсе, в каких именно чатах он тусуется?

— Конечно.

— Я тут придумал, как можно позабавиться за его счет.

Мой план был лишь наполовину продуман и, в сущности, не имел никакой цели, кроме как сбить Арлена с толку и доставить ему хотя бы долю тех неприятностей, какие он доставил своей семье. Но нас с Лори и это вполне устраивало.

Мы решили зайти в его любимый чат под вымышленным женским именем (Ингрид) и заставить его влюбиться в эту несуществующую девушку.

Как я сказал, план был не совсем продуман.

Глава 6

Пятница, 10:25

Раньше у меня жила рыбка.

Однажды я заметил, что рыбка как-то странно раздулась, но не придал этому значения.

Через несколько дней ее разнесло еще сильнее. Она как будто проглотила мяч от пинг-понга.

Я позвонил ветеринару, и тот сказал, что поделать уже ничего нельзя.

А еще через двадцать четыре часа рыбка в буквальном смысле взорвалась.

И лишь сейчас, лежа в ванной на кушетке для кишечных орошений с задранными кверху ногами и постепенно наполняя свой кишечник теплой водой через маленькую пластиковую трубочку, я наконец понял, что чувствовала тогда та рыбка.

Мне казалось, что я сейчас взорвусь.

Вода все затекала и затекала внутрь, но потом вдруг, к моему облегчению, начала вытекать наружу.

Этот ручеек превратился в бурный поток, а тот в свою очередь в Ниагарский водопад.

Если честно, я не понимал, каким образом эта процедура избавит меня от приступов паники при каждом выходе из дома. Но все же решил не бросать лечение.

Не могут же знаменитости всего мира расхваливать какой-то метод просто так?


Суббота, 22:11

Я уснул всего несколько минут назад, и вдруг зазвонил телефон. Я был почти уверен, что это Арлен, и неохотно снял трубку.

— Алло?

К счастью, послышался женский голос, с американским акцентом.

— Алло, Тревор?

— О, привет! — с наигранным энтузиазмом воскликнул я. — Ну что, на сегодня все дела уже закончила?

Я применил свой обычный метод, при помощи которого можно было узнать, кто именно мне звонит.

— У меня все в порядке, спасибо.

— Ну и отлично. Много сегодня пришлось работать?

Таким образом можно было узнать, работает звонившая или учится.

— На работе все в порядке, спасибо.

— Ну и отлично. Слушай, кажется, твое последнее письмо я не получил — не напомнишь, о чем оно было?

— Послушай, Тревор, мне очень нужно поговорить с Лори. Позови ее, пожалуйста.

Чертовщина какая-то. Этого я никак не ожидал.

— А кто ее спрашивает?

— Оливия Морган. Я мама Лори.

— А, Оливия… Приятно было с вами поболтать. Сейчас я ее позову.

Лори задумчиво смотрела в окно.

— Твоя мама звонит, — сказал я и тупо добавил: — С тобой хочет поговорить.

Лори бросилась к телефону и стала слушать, то и дело восклицая «Боже мой», «Серьезно?» и «Не могу поверить».

Судя по обрывкам разговора, Арлен приехал в дом ее матери. Он напился и плакал, умоляя вернуть телевизор с большим экраном. Он дошел до того, что встал на колени, стал ползать и бормотать, что готов сделать все, что его попросят.

Лори так позабавила эта история, что она смеялась до слез. Мне показалось, что впервые со дня приезда в Новую Зеландию я вижу ее такой счастливой.


Воскресенье, 0:16

В чате эмоции так же легко выразить, как и в реальной жизни.

Здесь люди не улыбаются. Они набирают :).

Они не смеются, а пишут ГС, что означает «громко смеюсь».

И не хохочут истерически. Вместо этого печатается КППОС («катаюсь по полу от смеха»).

А когда попадается что-то очень смешное, можно написать НЗОС. Это сокращение выражения «надрываю задницу от смеха».

Сочетание двух последних аббревиатур приберегается для особого случая. Это когда что-то рассмешило вас до такой степени, что вы бьетесь почти в смертельных конвульсиях. КППОСНЗОС, как нетрудно догадаться, означает «катаюсь по полу и надрываю задницу от смеха».

С помощью всех этих сокращений очень легко притвориться счастливым. Можно сидеть у монитора с каменным видом и чувствовать себя полным лохом, но стоит напечатать одно из перечисленных сочетаний букв, и все будут думать, что ты компанейский парень.

В сети уже давно изобрели акронимы для любой ерунды. От короткого и делового ОК (о'кей, порядок) до трехэтажного ЕТПОЧЯАЧПЧП («если ты понимаешь, о чем я, а что-то подсказывает, что понимаешь»).

Последнее сокращение я использовал всего один раз, и по иронии моя тогдашняя собеседница (Банановая Фея, если мне не изменяет память) понятия не имела, что я имею в виду.


Понедельник, 10:06

Лори наконец решила выполнить давно данное обещание и отвести Чейенн в зоопарк, так что я остался один.

Я чувствовал себя брошенным, хотя сам был виноват, что не могу пойти с ними. Не прошло и пяти минут, как я уже изливал душу Принцессе Лее.

«Лорд Бретт. Как твои любовные дела?»

«Все в шоколаде».

«Рада за тебя».

«Это было сказано с иронией».

«Ясно. И что не так?»

«У меня такое чувство, будто она на самом деле не хочет быть со мной, но ей приходится, что ли. Если честно, отношения ухудшились. По сравнению с тем, что было до знакомства».

«А чем ты занимаешься весь день?»

«Смотрю телевизор, а Лори возится с Чейенн — это ее дочка. У нас как будто отдельные жизни».

«Можно задать нескромный вопрос?»

«Валяй».

«Вы спите вместе?»

«Нет. То есть да, но это было один раз».

«А она не намекала, почему недовольна?»

«Да вроде нет. Погоди, она как-то сказала, что ее уже достало, что мы никуда не ходим. Ну, потому что я не могу выходить».

«Понятно».

«По-твоему, проблема в этом?»

«Ну да, в чем же еще».

«Но что я могу сделать?»

«Тебе не стало лучше? Пробовал ГЛОК?»

«Пару раз, но, кажется, эффекта пока нет».

«У меня идея».

«Выкладывай».

«Ты не можешь выходить на улицу, так?»

«Именно».

«Тогда почему бы не устроить вечеринку дома, в ее честь? Пригласи друзей. Спорим, ей понравится?»

А правда, классная идея! Я вдруг понял, что действительно могу сделать что-то, что сблизит нас с Лори.

Энтузиазма поубавилось, когда я вспомнил, что у меня почти нет друзей.


Среда, 8:20

У Лори как будто внезапно появилась цель в жизни. Эту вечеринку она рассматривала как возможность познакомиться с моими друзьями и заиметь собственных.

Она взяла на себя составление меню, подобрала рецепты, составила список покупок. Никогда не видел, чтобы что-то вызывало у нее подобное оживление, особенно моя персона.

Поскольку я не мог признаться, как мало у меня друзей, то решил пригласить Берни и кое-каких ребят из Интернета. А именно, Лиэнн (она жила буквально через улицу), Леди Дей 22 (ее настоящего имени я не знал), Ханну (ту самую, что собиралась выйти за фермера со спаржевой плантации) и Скотта (того самого, что прилетел в Лос-Анджелес, а его подружка увидела его и сбежала). Все они жили в Веллингтоне, и я знал их достаточно давно, так что лучших гостей быть и не могло.


Четверг, 15:32

После того как я получил посылку от Кейт, я видел ее всего однажды. В журнальной статье про свидания по Интернету, на фотографии: Кейт стояла рядом с улыбающимся кадром лет тридцати пяти. У него был бритый череп, и он обнимал ее за плечи. Они смотрели друг другу в глаза и улыбались.

Кейт выглядела отлично. Ее дурацкие очки и строгая прическа куда-то подевались.

Я пробежал глазами статью, отыскивая ее имя.

«Прежде чем я нашла своего принца, пришлось поцеловаться не с одной лягушкой! — заявляет Кейт двадцати четырех лет из Тауранга. — Я несколько раз встречалась с парнями из Интернета, но они оказались жалкими неудачниками. Один вообще был жутким занудой. Совершенно бесхарактерный тип. Через минуту после встречи он уже накинулся на меня и пытался облапать».

Меня это откровенно возмутило. Начнем с того, что мы очень даже поладили. Кроме того, когда я накинулся на Кейт, она была совсем не против. Но продолжив читать, я понял, что выше речь шла не обо мне.

«Другой оказался еще хуже. Он все про себя наврал — как выглядит, сколько ему лет и так далее. Это был толстяк на грани ожирения со страшной сыпью на ноге. Он был просто монстром. Именно поэтому я советую всем девушкам, которые решили искать любовь в Интернете, перед встречей навести о парне справки и всегда назначать первое свидание в людном месте. Когда мы познакомились с Карлосом, мы пошли в кафе на набережной. Между нами сразу пробежала искра. Так все и началось. Мы планируем пожениться в июне, и те, кто еще сомневается, что в Сети можно найти вторую половинку, могут взглянуть на нас как на живое подтверждение».

Все указывало на то, что этот «другой», о котором говорила Кейт, был я.


Вторник, 17:22

Мы придумали для Ингрид характер и биографию, основываясь на представлении Арлена об идеальной женщине.

Мы решили использовать фотку, которую прислала Джеки в самом начале моего погружения в чаты. Гламурный снимок блондинки с большими сиськами в голубом платье с блестками.

Подобно Джеки и Лори, Ингрид работала стриптизершей, единственным отличием было место проживания — Южная Африка. Эту страну мы выбрали по одной простой причине — впоследствии можно было попросить Принцессу Лею высылать Арлену маленькие подарочки словно бы от Ингрид.

Лори не сомневалась, что Арлен клюнет на приманку. Ведь среди интересов Ингрид значилось оружие, кантри-музыка и ликер «Южный Комфорт». Она обожала «Шоу Джерри Спрингера», «Дни нашей жизни» и профессиональную борьбу.

И не читала ничего, кроме сплетен о знаменитостях.

В свободное время Ингрид любила ходить на рыбалку и тусоваться в барах в мини-юбках.

Если честно, я сам был готов в нее влюбиться.


Понедельник, 16:45

Если не считать Арлена, у меня была еще одна насущная проблема: деньги.

Я уже понял, что «Гербалайт» не изменит мою жизнь, как это произошло с Тедом Димарко, Аланом Митчеллом и Луанн Ирвинг. Получив наглядное представление о веллингтонских «клубах для джентльменов», Лори решила, что это не для нее.

Но когда она гуляла по Веллингтону, у нее возникла идея. Она обошла несколько антикварных магазинчиков и обнаружила, что цены там намного ниже, чем можно было бы ожидать. По ее словам, американцы готовы платить за антиквариат гораздо большие деньги.

План был такой: накупить по дешевке старинных вещей вроде карт, документов и антикварной мебели и продать их на еВау. Гениально!

Было решено, что завтра утром Лори поедет в город, купит первую партию товара, и мы опробуем ее идею.


Среда, 21:19

Я сидел у монитора. Лори стояла за спиной.

Мы зашли в один из чатов штата Теннесси под ником Ингрид. Несколько парней сразу же попытались завязать разговор, но Ингрид интересовал лишь один человек.

И вскоре, как по волшебству, он появился.

Он выступал под ником Фантом.

Хотя я знал, что Фантом находится в тысячах километров от меня, мой пульс участился. Этот парень по-прежнему наводил на меня страх, но при Лори я держал себя в руках.

Лори пояснила, что Арлен выбрал себе ник в честь любимого персонажа комиксов.

Долго ждать не пришлось: вскоре Арлен сам сделал первый шаг, обратившись к Ингрид в личку.

«Привет, цыпа :)».

Ингрид ответила не сразу. Нам не хотелось, чтобы Арлен что-то заподозрил. Молчание его не смутило, и он попробовал еще раз:

«Как дела? :)».

Пора было что-то ответить.

«Да все по-старому».

Фантом тут же отреагировал: «В/П, МП».

Он хотел узнать ее возраст, пол и место проживания.

«23, женский, 165 см, 50 кг, Йоханнесбург, ЮАР. А ты?»

«28, 185 см, 99 кг, Гринсборо, Северная Каролина».

Не став интересоваться, как это Арлен вдруг стал на четыре года моложе, на 12 см выше и поправился на 30 кг, Ингрид продолжила беседу.

«Значит, ты знойный мужчина из южного штата?»

«ГС. У тебя кто-нибудь есть?»

«Нет. А у тебя?»

«Временно свободен :). А ты была замужем?»

«Нет, и слава богу».

«ГС».

«А ты?»

«Был женат. Но прогнал лентяйку пинком под зад».

Лори рассмеялась и сказала, чтобы я попросил Арлена рассказать поподробнее. Я так и сделал.

«Эта дармоедка ничего не делала по дому. Весь день лежала на диване перед теликом, а я шею гнул. У тебя работа есть?»

«Танцую в клубе. А ты?»

«У меня свой магазин. Байками торгую. «Харлей Дэвидсон»». Услышав истерический визг, я обернулся.

Лори в буквальном смысле каталась по полу от смеха. В Интернете это описали бы аббревиатурой КППОС.


Пятница, 11:03

Нам с Лори и Чейенн предстояло совершить совместный выход в свет. Целью был местный супермаркет, своего рода мини-версия нормального супермаркета. Надо было купить все для вечеринки по списку, составленному Лори.

Мне казалось, что у меня настоящая семья, что мы все занимаемся чем-то, что и должны делать семейные люди. Толкаем тележку, складываем в нее продукты и все такое.

Вдруг Лори замерла и подозрительно взглянула на меня.

— Почему ты так странно идешь?

— Ничего не странно.

— А вот и да, Тревор. Ты как будто пританцовываешь. А обычно ходишь опустив плечи.

И тут я понял, в чем дело. В динамиках звучала песенка группы «Bee Gees» «Лихорадка субботнего вечера»; ее можно услышать в начале одноименного фильма.

Я покраснел и снова ссутулился.

Лори решила поразить моих друзей и устроить вечеринку года. Она купила мороженое, шампанское, закуски, свечи, лучшую вырезку, свежие овощи и сыр.

Среди этих продуктов каждый мог найти что-то на свой вкус, включая тех, кто сидел на диете Аткинса (оказавшейся вопреки всем ожиданиям все-таки эффективной).

В супермаркете стояли весы, которые, показывая вес, выдавали еще и гороскоп, причем всего за доллар. Поскольку мои весы теперь пылились в чулане под лестницей вместе с будильником на солнечных батарейках, тренажером «Железобетонный пресс» и еще парочкой глючных приборов, созданных по технологии НАСА (мне повезло, что я не космонавт), я каждую неделю взвешивался в супермаркете.

Я сел на диету четыре недели назад и с тех пор похудел на 8 кг, а сегодня стал обладателем четырех совершенно левых гороскопов. Так, ни в одном из них не предсказывалось, что продукты для вечеринки обойдутся мне в $235,35.

Но Лори сияла от счастья, и я, помню, подумал, что ради нее готов на все.

Как потом выяснилось, зря я так подумал.


Вторник, 15:25

Когда Лори в следующий раз пошла по магазинам, она потратила еще больше.

Пять часов она провела в местных антикварных лавках, пока наконец не остановилась на картине 1800-х годов (она называлась Te Kete Moana) с изображением тропической птицы, рождественской открытке 1907 года, адресованной некой миссис Кью из Поконо, и вешалке для одежды с крючком в форме геккона в стиле ар-деко.

Все добро обошлось в $255.

Мы разместили лоты на еВау и стали ждать, пока на нас посыпятся предложения от богатых американских собирателей антиквариата.

Я также выставил на продажу двадцать восемь коробок с БАДами, почти новый тренажер «Железобетонный пресс», почти новые весы и почти новый будильник на солнечных батареях, созданный по технологии НАСА. Правда, у меня возникло сомнение, что в отличие от антиквариата эти лоты пойдут нарасхват.


Среда, 7:30

Наутро я проснулся рано даже без будильника и сразу побежал в гостиную посмотреть, не сделал ли кто ставку.

Лори уже сидела у компьютера. У нее был взволнованный вид.

— Нашлись покупатели для всего! — провозгласила она. — За картину уже дают больше двухсот баксов — значит, мы уже покрыли наши расходы! За открытку и вешалку предлагают по пятьдесят.

— Класс. А когда последний день?

— Через неделю. У нас еще семь дней, цена наверняка поднимется. Лорд Бретт, кажется, мы придумали классную идею для бизнеса!

— Хорошо. О, кстати, на другие лоты были заявки?

— Нет.

Лори посмотрела на часы.

— Кажется, Ингрид пора снова встретиться с Фантомом.


Среда, 7:42

Фантом отреагировал через секунду после того, как Ингрид появилась в чате.

«Привет», — прошептал он в ее киберушко.

«Привет», — написала Лори. Сегодня настал ее черед быть Ингрид.

«Я думал о тебе».

«И что же ты думал?»

«Тебе лучше не знать».

«ГС :)».

«Фотка есть?»

«Пришли сначала ты».

«ОК. Лови».

Когда на экране появилась фотка, Лори от смеха временно потеряла работоспособность, и мне пришлось ее подменить.

Снимок как будто вырвали из мужского журнала, сбоку даже остался неровный край. На нем был парень, который рекламирует лосьон после бритья. Загорелый Адонис задумчиво смотрел куда-то вдаль и указывал на что-то пальцем. Мышцы переливались на солнце, кубики пресса были как живые, а зубы ослепляли белизной.

— Ничего не говори, продолжай ему подыгрывать, — выпалила Лори в паузах между приступами смеха.

Помню, она говорила, что Арлен встречался в реале с девчонками из Интернета. Интересно, как они его узнали?

«ВАУ! Афигеть!» — напечатал я.

«Спасибо, — скромно ответил Арлен. — Теперь пришли свою фотку».

«ОК».

Я отправил гламурную фотку Джеки. Арлен отреагировал предсказуемо.

«ВАУ!!! Да ты просто конфетка!!!»

«Я польщена».

«Тебе нравится работать стриптизершей?»

«Ну да. Нет, погоди минутку, я не стриптизерша, а как бы экзотическая танцовщица», — поправил я, вспомнив, как Джеки однажды сказала нечто подобное (а Ингрид была создана по ее образу и подобию).

«Извини».

«А как твой бизнес?»

«Не понял».

«Твой бизнес. Мотоциклы», — напомнил я Арлену: сам он явно забыл.

«А, это. Да все отлично. Сегодня 15 байков продал».

«15. Круто. Послушай, мне пора. Увидимся».

«Подожди. Давай встретимся сегодня, но попозже, здесь же?»

«Не могу. Но завтра в то же время буду здесь. Меня стоит дождаться :)».

«Хочу послать тебе кое-что. Можно твой мейл?»

«Конечно».

Я дал Арлену адрес, который мы зарегистрировали специально для Ингрид, и покинул чат.


Четверг, 10:22

Пришло письмо от Леди Дей 22.

Она писала, что с удовольствием придет на вечеринку, но хотела бы заранее узнать, что будет за угощение, так как у нее:

1. Аллергия на морепродукты.

2. Непереносимость глютена.

3. Непереносимость лактозы, хотя козье молоко можно (но редко).

4. Полный запрет на сахар.

Вдобавок она желала знать, будет ли на вечеринке алкоголь и продукты с консервантами (она их не употребляла).

И главным условием было то, чтобы ее посадили ближе всех к двери.


Четверг, 10:26

Всего через несколько минут пришло письмо от Арлена, адресованное Ингрид. Он решил соблазнить ее с помощью стихов, однако литературное произведение, которое он прислал, казалось до боли знакомым:

Ингрид,
Она красива, как роза.
Без тебя моя жизнь — горе,
И в глазах слезы.

Это было то же стихотворение, что он послал Лори, только имена «Лори и Чейенн» были заменены на «Ингрид».

Лори это скорее расстроило, чем насмешило. Не потому, что она поняла, что не является для Арлена единственной, а потому, что он так беззаботно вычеркнул из стиха Чейенн.

Принцесса Лея была впечатлена деловой хваткой Лори, но при этом добавила, что Лори как будто больше хочет быть моим бизнес-партнером, вместо того чтобы стать партнером в другом смысле.

Надо признать, мне это тоже приходило в голову.

Я возлагал большие надежды на нашу вечеринку. Осталось меньше недели, и подготовка шла полным ходом. Мы изменили меню, чтобы угодить Леди Дей 22, и получили письма от Лиэнн, Скотта и Ханны с благодарностями и согласием прийти.

Берни сказал, что, возможно, не сможет навестить нас, так как в утро того же дня прилетает из Сингапура. Но я не сомневался, что он придет. Ведь я сказал ему, что на вечеринке будут три абсолютно свободные девчонки.

Вообще-то, я не был уверен, что и четвертую девчонку — то есть Лори — можно назвать несвободной. Но при этом боялся спросить, считает ли она меня своим парнем или нет.


Пятница, 21:00

У Фантома было романтическое настроение.

«Я весь сгораю изнутри, — заявил он. — Ты сводишь меня с ума».

Я повернулся к Лори.

— Тебе не кажется, что он перебарщивает?

— Да это слова из его любимой песни. Он и меня все время заставлял ее слушать. Ужасная музыка.

— А что это за песня?

— «Горячая кровь», группы «Foreigner».

Я не раздумывая напечатал за Ингрид: «Я просто обожаю эту песню! Я самая большая фанатка «Foreigner». А у тебя есть этот альбом?»

«А то».

«И у меня тоже. Давай оба включим песню и будем чатиться под нее. Это так романтично!»

«Давай! Сейчас возьму диск. Подожди».

Я подождал, и очень скоро Арлен вернулся.

«Ты еще здесь, Ингрид? Слушаешь песню? Я уже включил».

«И я. Как она мне нравится! Может, расскажешь о себе? Я же ничего о тебе не знаю, кроме того, что у тебя свой салон по продаже мотоциклов, ты разведен и мегасексуален».

«А что ты хочешь знать?»

«Ну, скажем, что ты любишь делать в свободное время?»

«Ну, я люблю профессиональную борьбу. И еще долгие прогулки по пляжу при луне».

«Не может быть — я тоже фанатка борьбы без правил! А кто из борцов тебе нравится?»

«Нейчер Бой Рик Флэр. Клевый чувак».

«А я обожаю Холка».

«Хогана? Не может быть! Он тоже клевый».

«Я даже видела его схватку живьем».

«Ты просто идеальная женщина».

«Ты что, со мной заигрываешь, Фантом?»

«А тебе этого хочется?»

«Конечно».

«Что еще ты хочешь узнать? Задавай любой вопрос».

«А у тебя дети есть?»

«Дети? Нет, а у тебя?»

«Да, есть, девочка. Чудесный ребенок. Но ее отцу она совершенно не нужна. Можешь представить?»

«Нет. Ведь дети — это так здорово».

«Конечно».


Суббота, 2:45

Мне так хотелось узнать, чем же закончились торги на еВау, что я никак не мог дождаться утра и из-за волнения не мог заснуть.

Я встал в 2:35 и тихонько пополз к компьютеру. Подключился к Интернету, ввел свое имя и пароль… и не поверил своим глазам.

Какой-то Вилердилер23 из Америки поднял ставку на картину до $550. Пятьсот пятьдесят баксов! Это же почти в семь раз больше, чем Лори за нее заплатила!

Открытка и вешалка перевалили за сотню.

Но больше всего меня порадовало другое. На мои коробки с БАДами тоже нашелся покупатель. Правда, он предложил всего полтинник, но для начала очень даже неплохо.


Суббота, 4:46

Через пару часов я не выдержал и снова зашел на еВау.

Вилердилера обскакал некто Ангус_биф. Этот чел был готов купить картину за $625. Похоже, за нее разразилась настоящая схватка.


Суббота, 6:12

Через два часа вернулся Вилердилер и поднял ставку до $650. Неужели Ангус_биф позволит так просто себя опередить?

Я сидел, не отрываясь от экрана, давно забыв про сон.

Пока я ждал новостей с торгов, решил не сидеть без дела и проверить почту. Там было письмецо от Арлена.

Кажется, парень серьезно запал на несуществующую Ингрид. Вот что он написал:

Никогда в жизни я не чувствовал ничего подобного. Как будто мы знакомы всю жизнь. Я хочу быть с тобой до конца дней. Можно как-нибудь тебе позвонить?

А может, ты позвонишь мне?

Обнимаю, целую, Арлен (Фантом).

Затем он испортил все впечатление от письма, приложив собственноручно написанное стихотворение.

Хочу купить тебе розы,
Вот как я тебя люблю.
Купить кольцо с бриллиантом,
Я жизнь с тобой разделю.

Кажется, Арлен влюбился. Я не видел причин, почему бы Ингрид не ответить ему взаимностью.


Суббота, 7:32

Второе письмо было от Леди Дей 22.

Дорогой Лорд Бретт. (Леди Дей явно не была готова переступить черту и оказаться в реальном мире.) Я очень жду пятницы. На всякий случай посылаю тебе список продуктов, которые могут содержать глютен. А еще хотела узнать, будет ли у вас еда, подходящая для веганов.

Для веганов? Тогда я впервые услышал это слово. Учитывая, что мой рацион состоял почти целиком из животных продуктов, это как-то даже не пришло мне в голову.

Но оказалось, что Лори и об этом вспомнила. Она позаботилась обо всем, и каждый из гостей независимо от предпочтений мог найти среди угощений что-то для себя.


Суббота, 8:45

Кажется, Ангус_биф не выдержал напряжения и вышел из торгов. Но мое разочарование длилось недолго: из кибертени появился новый игрок, известный под именем Китайская Кукла. Видимо, Кукла ждала до последнего момента, чтобы вступить в торги.

Она и стала победителем.

Это означало, что мы с Лори только что продали картину с птицей за $675, хотя куплена она была за двести.


Суббота, 15:55

«Что за город Йоханнесбург?» — спросил Арлен, когда мы с ним встретились в чате после обеда.

Черт. Мне-то откуда знать? К счастью, меня осенило. Открыв новое окно, я быстренько набрал Йоханнесбург в «Гугле», просмотрел найденные сведения и выбрал отовсюду понемножку.

«Ну в нашем городе производится 16 % ВНП ЮАР, здесь находится 12 % рабочих сил. Финансовая, муниципальная, транспортная и телекоммуникационная инфраструктура не уступает ведущим городским мегаполисам, но цена жизни при этом ниже. На Всемирном экономическом форуме банковская отрасль Йоханнесбурга была признана шестой в мире».

«Черт, а ты головастая, я смотрю. А как вы там оттягиваетесь?»

Я опять обратился к «Гуглу». И меньше чем через минуту набрал ответ: «Любители вечеринок признаются, что по части ночной жизни Йоханнесбургу нет равных. По ночам город наполняется шумом из всевозможных дискотек и клубов с живой музыкой, знаменитых на весь мир. Особенно популярен южноафриканский джаз, и многочисленные стильные джаз-бары позволяют расслабиться и ощутить ритм и душу Южной Африки».

«Джаз — это круто, но до «Foreigner» им далековато, сама понимаешь».

«Базара нет».

Базара нет? Так говорят только русские мафиози, а не стриптизерши из Южной Африки.

«А какие еще песни «Foreigner» тебе нравятся?»

Тут я понял, что попал. Лори ушла на охоту за очередной партией антиквариата, а мои познания о группе «Foreigner» были крайне скудны. Я знал только, что это хард-рокеры из 1980-х с мощным хайром, которых часто крутили по радио, и все песни у них были похожи одна на другую.

И снова меня спас «Гугл».

««Я хочу знать, что такое любовь» — эту песню я бы хотела поставить на своей свадьбе».

На свадьбе? Прежде этот шедевр мне доводилось слышать только в супермаркете. Я продолжил перечислять свои любимые песни «Foreigner»: «Еще я фанатею от песен «Холодный, как лед», «Это срочно», «Герой музыкальных автоматов», «Я ждал такую девушку, как ты», «Двойное видение» и «Опасные игры»».

«Я просто не могу поверить. А какие еще группы тебе нравятся?»

В этот момент вошла Лори, нагруженная всякой старинной всячиной.

— Фантом спрашивает, какие группы нравятся Ингрид. Кроме «Foreigner».

— «Guns and Roses», «Bon Jovi», «Boston», — ответила Лори.

««Guns and Roses», «Bon Jovi». И «Boston»», — написал я.

«Знаешь, Ингрид?»

«Да, пупсик?»

«Даже не верится, что такая идеальная девушка, как ты, существует на самом деле».


Суббота, 16:44

Вот что Лори разыскала во время похода по антикварным лавкам:

— маска маори ручной работы, изображающая Патупеареха, короля фей, 1 шт.;

— телефонный справочник района Вангануи 1932 года, 1 шт.;

— настенный коврик с рисунком горы Таранака, 1 шт.;

— пепельница 1950 года с эмблемой Новозеландской газовой корпорации, 1 шт.;

— новозеландский автомобильный номер 1936 года, 1 шт.

Это добро обошлось всего лишь в $720, а сколько за него заплатят на еВау, трудно было даже представить.

Более того, это был не единственный повод для оптимизма.

Я взвесился в супермаркете, и мало того что мой вес снизился до заветной цифры в 100 кг — я получил весьма перспективный астрологический прогноз.

«Ваши деловые начинания приносят первые плоды. Дело, которое вы планировали в течение долгого времени, ждет большой успех».


Пятница, 8:40

Телефонный звонок опять не дал досмотреть сон. Мне снилась Лори, она как раз забиралась ко мне в кровать.

Я посмотрел на часы. 8:40. Кто может звонить в такой час? Через секунду все выяснилось.

— Мистер Ниблок?

— Да.

— Это из стоматологической клиники. Вы записаны на 8:30.

Черт. За приготовлениями к нашей идеальной вечеринке как-то вылетело из головы, что мне предстоит лишиться еще десяти пломб без обезболивания.

Я неохотно вылез из кровати, натянул чистую майку с покемоном и побежал в клинику, где меня ждал доктор Дьюти.

— Извините за опоздание. У нас сегодня вечеринка.

Не знаю, зачем я это сказал. Совершенно бессмысленное объяснение. Наверное, мне хотелось показать, что и в моей жизни бывают вечеринки (пусть это и первая за несколько лет), но при этом я страшно нервничал.

Доктор усадил меня в кресло, приказал открыть рот и близоруко прищурился.

— Это будет сложно, — сказал он и начал работу, демонстрируя мне прежде немыслимые уровни боли.

Сидя в кресле, я кое-что придумал. Наверное, мой организм хотел как-то отвлечься от боли, ведь почему-то именно во время экзекуции мне в голову пришел идеальный способ заставить Арлена помучиться не меньше моего.

Я не мог дождаться конца сеанса, чтобы обо всем рассказать Лори.


Пятница, 10:18

Я прибежал домой и нашел Лори на кухне. Она готовила пять блюд одновременно. Чейенн, ассистент шеф-повара, помогала накрыть на стол.

Я тут же почувствовал себя лишним.

— Нужна помощь? — спросил я.

Лори покачала головой.

— Все под контролем.

— Лори, у меня идея. Гениальная.

Я случайно увидел свое отражение в окне: совершенно безумный тип, размахивающий руками как мельница.

— Может, попозже обсудим?

— Нет. Я наконец придумал, как свести счеты с Арленом. Помнишь, он говорил, что ради Ингрид готов на все? Ну так вот, мы сделаем так, чтобы она позвонила ему — на самом деле это будет Принцесса Лея. И она убедит его приехать к ней в гости. В Южную Африку.

Лори вытаращилась на меня.

— И это еще не все. Ингрид назначит ему встречу где-нибудь в людном месте и попросит, чтобы он пришел в своей футболке с эмблемой ку-клукс-клана.

Когда я сидел в зубоврачебном кресле, мой план казался идеальным. Сейчас же, когда я изложил его вслух, он выглядел просто нелепым.

Лори даже не стала указывать на его недостатки. Она просто посмотрела на меня и сказала: — Отлично. А теперь можно продолжать готовиться к вечеринке?

Выходя из кухни, я еще раз посмотрел в окно. Мой двойник как-то сник и перестал махать руками.


Пятница, 16:12

Позвонила Лиэнн.

Она сказала, что не сможет прийти на вечеринку, так как вчера встретила мужчину своей мечты, и он уже летит из Австралии, чтобы быть с ней.

Если бы я услышал эту байку от кого-то еще, то посчитал бы ее весьма дешевой отмазкой.

Но поскольку звонила Лиэнн, я знал, что сказанное — чистая правда.

Его звали Шейн, и он работал шахтером в Калгурли, чтобы накопить денег на собственную курьерскую фирму.

Они уже решили купить дом в Веллингтоне и организовать домашний бизнес.

Я не сомневался ни минуты, что уже через несколько недель Шейн вернется туда, откуда пришел. Как и все остальные до него.

Конечно, я расстроился, что Лиэнн не придет, но был в этом и один плюс. Теперь получалось поровну мальчиков и девочек — по трое. Конечно, если Скотт и Берни соизволят явиться.


Пятница, 19:10

Мне показалось, что я слышал стук в дверь. Но Лори и Чейенн ничего такого не заметили, и я решил, что у меня глюки.

Однако через две минуты стук повторился. Такое тихое постукивание, как будто маленький дятел точит дерево.

Я решил проверить и открыл дверь.

На пороге стояла довольно толстая тетя лет сорока. Ее всю трясло. Она была одета как героиня сериала «Доктор Кто» 1975 года. Длинный шарф, объемное пальто нараспашку и шляпа, не поддающаяся описанию. У нее был такой вид, словно ей тяжело хоть что-то произнести.

Наконец фрау выдавила: — Лорд Бретт Синклер? — Она протянула руку в перчатке. — Позвольте представиться, сэр. Леди Дей 22.


Пятница, 19:12

Я познакомил Леди Дей 22 с Лори и Чейенн, и мы сели за стол.

— Может, снимешь пальто? — предложил я.

— Нет, я, пожалуй, останусь в нем пока… Если не возражаете.

К счастью, неловкую попытку общения прервал стук в дверь, на этот раз совершенно отчетливый и громкий.

Я открыл дверь и обомлел.


Пятница, 19:13

На пороге стояла Ханна.

Сомнений быть не могло, ведь она выглядела в точности так, как себя описала. Мало того, она выглядела в точности, как на фотографии!

Это был беспрецедентный случай — человек из Интернета, который не наврал про то, как он выглядит!

Ханна действительно оказалась стройной, ростом около 165 см, и у нее на самом деле были рыжие волосы до плеч. Наверное, то фото, которое она мне прислала, было сделано совсем недавно, что по интернет-меркам — уникальный случай.

Даже ее утверждение, что она похожа на Уму Турман, оказалось правдой. Я перестал обращать внимание на такие вещи, когда девушка, охарактеризовавшая себя как «двойника Кристины Эпплгейт», на деле оказалась татуированной блондинкой весом в центнер. Даже я был больше похож на Кристину Эпплгейт, чем она.

Правда, у Ханны на лице читалось, что она не совсем довольна видеть некоторые расхождения между моим виртуальным портретом и тем, что сейчас находится перед ее глазами.


Пятница, 19:35

Больше в тот вечер в дверь никто не постучал. Потом я узнал, что Берни так и не перестроился с сингапурского времени, а Скотт не смог прервать общение в чате с очередной онлайн-пассией. Таким образом, вечеринка на шестерых превратилась в ужин на четверых.

Подобные события — настоящее испытание духа. Можно постараться разрулить даже неудачную ситуацию, а можно просто бездействовать и беспомощно наблюдать, как все становится хуже и хуже.

Я бездействовал и беспомощно наблюдал, как четыре человека, у которых нет ничего общего, пытались найти точку соприкосновения.

Я вел себя даже тише, чем обычно, потому что всегда замолкал в присутствии красивой женщины, а сегодня их было целых две.

Кроме того, Леди Дей 22 явно чувствовала себя не в своей тарелке и не произнесла ни слова с тех пор, как я попросил ее снять пальто.

Но наконец она спросила, нельзя ли проверить почту. Я был очень рад занять себя хоть чем-то и проводил Леди Дей к компьютеру, соединился с Интернетом и оставил ее наедине с ее почтовым ящиком.

Лори и Ханна наконец нашли общую тему для разговора. Они говорили обо мне. Я услышал только конец беседы, но этого было достаточно, чтобы мое настроение испортилось.

Ханна спросила Лори, не собирается ли та возвращаться в Штаты, и Лори ответила, что да, очень скоро.

Хотя ей очень понравилось в Новой Зеландии, по части личной жизни ничего не вышло.


Пятница, 19:55

Тем временем дела шли все хуже.

Когда я зашел к Леди Дей 22 сообщить, что ужин подан, оказалось, что она уже проверила почту и переместилась в чат. Судя по ее виду, меньше всего ей сейчас хотелось отрываться от компьютера: она чатилась со своим виртуальным мужем по имени Лорд Дей. Мы с этим кадром поссорились несколько месяцев назад по поводу того, кто первый назвал себя «Лордом», и с тех пор не разговаривали.

Леди Дей неохотно попрощалась с киберсупругом и прошла к столу. Но едва усевшись, вдруг заявила, что передумала, и хочет пойти домой. Если никто не возражает.

Уверен: ей хотелось поскорее вернуться в более привычный мир любимых чатов.

Причем не ей одной.


Пятница, 20:10

Леди Дей 22 не успела дойти до двери, как ее окрикнула Лори. Ее голос был спокойным, но я знал, что на самом деле она очень зла.

— Уже уходишь? А я собиралась подать угощение.

— Я иду домой. Лорд Бретт сказал, что можно.

— Послушай-ка меня, детка. Во-первых, никакой он не Лорд Бретт, его зовут Тревор. И, во-вторых, никуда ты не уйдешь, прежде чем не съешь ужин, который я готовила весь день после того, как черт знает сколько времени подбирала особые ингредиенты из твоего долбаного списка!

Леди Дей 22 посмотрела на меня. Я отвернулся.

— Ну ладно, я останусь. Но вы уверены, что в блюдах нет ни капли глютена и лактозы? Я умру, если там даже миллиграмм консервантов.

— Неужели ты так следишь за рационом? — прищурилась Лори. Леди Дей печально кивнула, словно вдруг осознав тяжесть земного существования в условиях столь варварских ограничений.

— Ты не ешь бургеры, чипсы и не пьешь колу?

— Мне ничего такого нельзя.

— А пирожные? Шоколад?

— О нет. Никогда!

— Тогда почему ты такая жирная?

Воцарилась кладбищенская тишина.

Со всем достоинством, на которое она оказалась способна, Леди Дей встала и оттолкнула меня в сторону, пробормотав что-то вроде «Да как они смеют так со мной разговаривать» и «Я пошла домой».

Потом из другого угла комнаты вдруг послышался тихий всхлип. Я обернулся и увидел Ханну. Она плакала.

— Извините, я просто не могу на это смотреть, — ответила она, когда я спросил, что стряслось. — Я лучше пойду.

Лори рявкнула: — Ну и ладно!

Ханна засеменила к двери. Видимо, наша вечеринка нанесла ей глубочайшую психологическую травму. Зато теперь я понял, почему она предпочитает виртуальное существование — у нее слишком хрупкая психика.

В комнату вошла Чейенн, видимо, разбуженная криками.

— Мам, а у нас есть что-нибудь покушать? Я есть хочу.

— Да, детка, — ответила Лори. — У нас куча еды. Угощайся.


Суббота, 7:21

Иногда понимаешь, что дом пустой, еще до того, как оглянешься вокруг. Проснувшись в десять утра после вчерашнего фиаско, я сразу понял, что Лори и Чейенн уехали.

Должно быть, они вышли из дому посреди ночи и сейчас уже летят где-нибудь над Тихим океаном.

Весь день я пролежал в кровати.

Меня заставил подняться не голод и не решение жить дальше, несмотря ни на что.

Я просто вспомнил, что уже почти десять часов не проверял почту.


Суббота, 15:15

Мне пришло шестнадцать писем, и ни одно не требовало срочного ответа.

А вот в почтовом ящике вымышленной Ингрид было целых сорок три сообщения, и все от Арлена, с просьбой немедленно с ним связаться.

Все мои планы мести вдруг побледнели по сравнению с одним поступком, который, я не сомневался, причинит Арлену наибольший вред.

Если Ингрид просто исчезнет и никогда больше ему не напишет, он будет просто убит. Чем больше я думал об этом, тем больше мне нравилась эта мысль.


Суббота, 20:12

Позвонила Лиэнн.

Похоже, Шейн из Калгурли уже начал действовать ей на нервы. И она захотела срочно от него избавиться. Я должен был прийти к ней домой и притвориться ее бывшим, которого она очень любила и к которому хотела вернуться.

Я устало напялил куртку, надеясь, что мы с Шейном из одной весовой категории.


Воскресенье, 0:22

Я дал себе клятву.

Больше никаких чатов. Никогда.

С этим периодом в моей жизни покончено. Чаты — удел неудачников. Есть масса нормальных способов познакомиться с женщинами, и пора их опробовать.

Я решил заглянуть на сайты знакомств.

В Интернете их буквально тысячи. Есть сайты для одиноких вегетарианцев, одиночек, страдающих лишним весом, одиноких выпускников колледжей, одиноких евреев.

Я решил выбрать портал методом тыка, набрав в «Гугле» сайты знакомств и остановившись на седьмом по списку. Так я и очутился на okcupid.com.

Это было даже лучше, чем чаты. Тут можно было просматривать анкеты девушек часами, не спеша, тщательно выбирая ту самую, с которой тебе хотелось бы провести остаток жизни.

В конце концов я остановил свой выбор на двух претендентках. На общем фоне их выделяла неземная красота. Их звали Голос Хирувима и Горячая Штучка.


Глава 7

Понедельник, 15:47

На мой взгляд, лучшее объявление о знакомстве, образчик, на который всем следует ориентироваться, — это вот этот шедевр из американского журнала середины 1990-х.

«Обозленный на весь мир нищий, неудачник средних лет, плавающий в глубокой луже апатии, депрессии и одиночества, познакомится с 24-летней сексуально озабоченной прилипалой, готовой до отупения выслушивать его занудную болтовню, заниматься вялым сексом и слушать альбомы Херба Альперта».

Не знаю, сколько писем получил его автор, но объявления, которые читал я, были совсем из другой оперы и все написаны как под копирку, вроде такого:

Никто не хочет пообщаться?

Я немного замкнутая, но, когда узнаю человека поближе, становлюсь более открытой, и поэтому считаю себя веселым, дружелюбным человеком.


Понедельник, 19:54

Прежде чем мне было позволено просматривать женские анкеты, надо было разместить свою.

Тщательно изучив вопрос, я выяснил, что наибольшей популярностью пользуются объявления мужчин, имеющих степень бакалавра как минимум, пьющих изредка, но не курящих, а также тех, кто не против наличия у женщины одного-двух детей.

Большинство просмотренных мною объявлений отличало несколько постоянных характеристик.

1. Почти всем их авторам надоело знакомиться в барах.

2. Мало кто не упомянул, что в джинсах чувствует себя гораздо хуже, чем во фраке или бальном платье.

3. Не обошлось здесь и без долгих прогулок по пляжу, столь популярных в чатах.

Кроме того, здесь также существовала своя система сокращений, которые, если честно, уже начали действовать мне на нервы.

Все хотели познакомиться с человеком с ХЧЮ, что, как можно догадаться, означало «хорошее чувство юмора». Более разборчивые указывали в анкете ЛНБ — «лузерам не беспокоиться».

Но больше всего меня раздражала аббревиатура, которой я поклялся никогда не пользоваться, даже если совсем дойду до ручки. ХРХО.

Это означало, что человек «хорошо работает и хорошо отдыхает».


Понедельник, 20:13

Вот какое я написал объявление.

Я — все, что нужно женщине!

Я так люблю бары, что мне никогда в них не надоест. Когда на мне фрак, я чувствую себя не в своей тарелке, поэтому не вылезаю из одних и тех же джинсов уже четыре года. Редко встаю с дивана, поэтому прогулки по пляжу, да и вообще прогулки, — не моя стихия. У меня НЧЮ (нет чувства юмора), и возраст, который я указал в анкете, не имеет отношения к реальности. Хотел бы познакомиться с женщиной, которая не против лузеров, пусть даже это означает, что у нее не все дома.

Я писал это с тем умыслом, что на объяву никто не ответит, зато я смогу смотреть чужие анкеты, сколько влезет.

Я не сомневался, что так все и будет. Трудно было представить, что кто-то откликнется на эту анкету.

На следующий день пришло письмо с сайта знакомств.

В нем говорилось, что мою анкету разместили, но чтобы повысить число откликов на 80 %, желательно бы присоединить фотку.

Им легко говорить, они же мою фотку не видели.

И все же, тот снимок, где я похож на Алана Рикмана, заслужил один или два положительных отклика, поэтому я решил разместить его.

На следующий день я зашел на сайт, и нате: моя анкета была выставлена на обозрение всему миру, а рядом красовалась и моя физиономия. Осталось только ждать.


Среда, 23:13

Когда просишь кого-нибудь в Интернете прислать фотку, очень скоро учишься не строить особых иллюзий.

Вероятность получить реальный снимок примерно один к десяти. Остальные обычно присылают:

> Фотографию, сделанную много лет назад, когда они весили «на пару кило меньше» и имели «побольше волос».

> Копию фотки с водительского удостоверения (обычно так делают американцы).

> Снимок какой-нибудь части тела крупным планом. Это может быть глаз, рот или любая другая часть тела, которую ее владелец считает самой красивой.

> Групповой снимок и, кто на нем кто, приславший фото умалчивает. Одно можно гарантировать с практически 100-процентной вероятностью: если на снимке три женщины, они всегда пытаются кучковаться в позах «Ангелов Чарли».

> Нерезкую фотографию, похожую на снимки лох-несского чудовища, только вместо Несси на ней подобие человеческой фигуры.

> Старую черно-белую фотографию, на которой приславший снимок, как ему кажется, похож на Алана Рикмана.


Пятница, 18:16

Наконец кто-то ответил на мою анкету.

Я долго ждал этой минуты. Несколько дней унизительного молчания, когда по двадцать раз в день проверяешь почту, и вот наконец в бескрайнем океане потерявших надежду кто-то выбрал именно меня. Я поспешил просмотреть ее анкету.

Она оказалась не совсем в моем вкусе.

Это была не шикарная экзотическая танцовщица, а обычная женщина с полным дружелюбным лицом, каштановыми волосами и карими глазами, похожая на Кэролин Квентин.[7]

К тому же она оказалась намного старше, чем я рассчитывал. Можно даже сказать, совсем старой — мы с ней были примерно одного возраста. Ее ответ был кратким и по делу.

Надеюсь, ты скоро мне напишешь, Синклер. И не бойся насмешек. Мне ли не знать: вот уже два месяца я тусуюсь на этом долбаном сайте и до сих пор не получила ни одного ответа длиннее строчки от имбецилов, которые считают, что присылать фотографии своих членов — самая эффективная техника соблазнения, а слово «превед» — лучшее начало любого разговора.

А ты, похоже, даже умеешь связывать слова в предложения. Думаю, это меня и зацепило (уж точно не твоя фотка).

Жду ответа, Эй-лапочка.

Пятница, 18:21

Эй-лапочка? Это что еще за имечко?

И почему она процитировала Адама Энта?[8]

Хотя Эй-лапочка была не в моем вкусе, с чувством юмора у нее было явно все в порядке, поэтому я решил ответить.


Пятница, 18:33

Эй-лапочка, спасибо за мейл, который я выудил из буквально тысячи откликов на мою анкету.

Почему я выбрал именно тебя?

Потому что мне кажется, что ты привираешь. Сомневаюсь, что Эй-лапочка твое настоящее имя.

Вот я, например, использую свое реальное имя и фамилию.

Всего хорошего, Лорд Бретт Синклер.

Воскресенье, 20:12

Синклер!

Какая наглая ложь! Лорд Бретт из сериала хотя бы пытался сделать мир лучше, используя свое привилегированное общественное положение. Но главной звездой «Сыщиков-миллионеров», на мой взгляд, был и остается Дэнни Уайлд.

Ты прав, Эй-лапочка не мое настоящее имя, хотя до тех пор, пока мне не исполнилось четыре года, я была убеждена, что так оно и есть.

А зовут меня Шарлотта. Все претензии к папуле. На родине сестриц Бронте у него был книжный магазин, которым теперь заведую я. Заранее отвечу на твой вопрос: да, у меня есть две сестры и зовут их Эмили и Энн.[9]

Что касается прозвища Эй-лапочка, все претензии к мамуле. Она вечно говорила: «Эй, лапочка, этого делать нельзя», «Эй, лапочка, ты такая хорошенькая, так бы тебя и съела».

Я решила, что это мое имя, и все домашние до сих пор так меня и называют. Не дают забыть о детстве.

Что-то надоело мне писать. Получается, я рассказала тебе о своей семье, работе и детстве. Теперь твоя очередь.

Эй-лапочка.

Воскресенье, 20:17

Эй-лапочка!

Бронте? Только не это. Неужели ты ищешь мистера Дарси, как и все на этом кретинском сайте?

Синклер.

Вторник, 18:42

Синклер! Дарси?! Да иди ты! Дарси просто жалкий мямлик. К тому же эту книжку написали не Бронте. Ты что, в школу не ходил? Это Джейн Остен. Теперь напиши нормальное письмо.

Эй-лапочка.

Вторник, 18:53

Кажется, Эй-лапочка начала мне нравиться. Но несмотря на то что ее письма меня очень веселили, у меня были более важные дела.

Например, киберсоблазнение девушки по имени Голос Хирувима. Хотя я и не знал, что это за хирувим, и тем более не представлял, какой у него голос.

Я изучил ее анкету в поисках подсказок.

Ее жизненным девизом было «бери от жизни все». Ну, это неоригинально.

Голос Хирувима ходила на прослушивание для «Фабрики звезд», но не попала в первую дюжину. Вообще-то, она не уточнила, попала ли она в первую сотню или даже в тысячу, но если бы претендентов оценивали по фото, ей бы сразу вручили главный приз.

У нее было такое лицо, на которое хотелось смотреть и смотреть. Все классические элементы присутствовали: симпатичный вздернутый носик; глаза большие и нежно-голубые, как у ребенка; чувственные губы; ровные зубы; высокие, красиво очерченные скулы.

Голос Хирувима также советовала всем, кто прочтет ее анкету, «сделать мечту реальностью вместо того, чтобы жить в мечтах».

В нашей с Майей игре в бинго столь оригинальная жизненная философия принесла бы не меньше шести очков.


Среда, 8:09

Я решил, что скорее добьюсь успеха, если забуду о внешности Голоса Хирувима и обращу внимание на ее личность. С таким лицом, как у нее, все ответы на ее анкету наверняка похожи один на другой. Я рассуждал так: если сделать вид, что меня в ней привлекла не внешняя, а внутренняя красота, успех обеспечен.

И я написал:

Привет, Голос Хирувима!

Мне очень понравилась твоя анкета, особенно тот совет, который ты дала, — сделать мечту реальностью вместо того, чтобы жить в мечтах.

Это просто замечательно, что ты выбрала девизом своей жизни танцевать так, как будто на тебя никто не смотрит, любить так, будто никогда не обжигалась, и петь так, будто никто не слышит.

Хотя готов поспорить — очень многие хотели бы послушать, как ты поешь.

Лорд Бретт.

Ответ пришел почти мгновенно.

Больной извращенец! Ты мне в отцы годишься!!!

Видимо, так Голос Хирувима давала понять, что я ей неинтересен.


Среда, 20:30

В чатах легко понять, кто из участников старше, чем пишет. Они притворяются, будто на двадцать лет моложе, чтобы кадрить малолеток из колледжа.

Только они могут позорно облажаться, заявив, что им очень понравился последний диск группы «Limp Biscuits».[10]

Я знаю, что это такое, потому что я и сам старпер, который делает вид, будто он на двадцать лет моложе.


Среда, 10:16

Принцесса Лея вызвала меня в чат. У нее возникла проблема, и нужен был мой совет.

«Лорд Бретт, я познакомилась с парнем».

«Это же здорово. Где? В Инете?»

«Да, на форуме «Звездных войн». Там была ветка, посвященная тому, ест ли Падме фрукты».

«Ну и как, ест?»

«Нет конечно! Так вот, мы чатились с парнем, который открыл ветку, затем списались, потом созвонились, короче, все, как обычно».

«А потом встретились в реале?»

«Не совсем. Он живет в Марин-Каунти, Калифорния».

«А по телефону, говоришь, общаетесь?»

«По восемь раз за ночь, иногда и больше. Лорд Бретт, мне так он нравится. Как узнать, настоящее ли чувство или нет?»

«Нашла кого спросить, принцесса. Фиаско Лорда Бретта научили его одному: у вас должно быть много общего. Одного только кибервлечения недостаточно».

«И как скоро можно понять, что ничего не выйдет?»

«Через пару дней. Сначала пытаешься сделать вид, что между вами существует какая-то искорка, но потом понимаешь, что все бесполезно».

«Как думаешь, стоит мне съездить в Америку и встретиться с ним? Пусть даже ничего не получится, я всегда мечтала побывать в Штатах. К тому же он живет неподалеку от ранчо Джорджа Лукаса, а я просто умру, если удастся туда попасть. Ну, как? Стоит рискнуть или нет?»

Я ответил то, что Принцессе Лее больше всего хотелось услышать. Это меньшее, как я мог отплатить за ее доброту.

«По-моему, это прекрасная идея».


Среда, 12:12

Прежде чем переключиться на очаровательную Горячую Штучку, решил набросать Эй-лапочке пару строк.

Эй-лапочка!

Я испытал большое облегчение, узнав, что ты в восторге от мистера Дарси.

Кажется, ты намекаешь, что хочешь узнать обо мне побольше.

Что ж, меня зовут Тревор. Это значит, что у нас с тобой все-таки есть что-то общее. Не в том смысле, что тебя тоже зовут Тревор (это была попытка пошутить — я тут успел заметить, что девушкам нравятся парни с ХЧЮ), а в том, что меня тоже назвали в честь знаменитого человека.

У мамы был пунктик насчет актера 1940-х годов по имени Тревор Говард. Я единственный ребенок в семье, вырос в маленьком городке рядом с Оксфордом. Теперь твоя очередь. Расскажи о самом позорном случае в твоей жизни.

Про себя скажу, что был у меня трагический опыт, связанный с оголением передней части тела.

Надеюсь, я тебя заинтриговал.

Синклер.

Среда, 13:00

Я пошел читать анкету Горячей Штучки.

Ее фото выглядело как картинка из «Vogue». Она была девушка ошеломляющей красоты, и если бы я был способен рассуждать рационально, то понял бы, что такую вряд ли заинтересует больной, толстый, разведенный бездельник средних лет типа меня.

Но когда я читал ее анкету, это не пришло мне в голову.

Доброе утро!!!

Меня зовут Наталья. Я очень веселая и веселая девочка! Хочу иметь превосходная (другой) семья, дети. Задумчивая и романтичная. Добрая и благотворительная.

Я люблю общение с человек. Я иметь много друзья. Я люблю плавание, загорание. Летом выезд на природа. Когда ложиться на горячий песок, я люблю нога (стопа) в прохладная вода. Глаза закрывать, понимать, я счастливая человек в настоящем.

В принципе если интересно я ты ты продолжать общение (отношение) написать письмо. Я ждать письмо очень! Я хочу найти человек хороший, разделить (разлагать) радость и разочарование. Хочу найти мой любимый. Может вероятно, сидеть мы вместе на песок и общение друг друг природа! Ты письмо это читать, может быть ты человек такой есть.

Кажется, я опять влюбился.

Хотя не понял, о чем ее письмо.


Четверг, 8:53

Эй-лапочка мне не ответила.

Это расстроило меня сильнее, чем я думал. Поэтому я набросал ей коротенькую записочку и напомнил, что ее очередь отвечать. Потом я наваял письмо Горячей Штучке. На это ушел почти час.

Дорогая Наталья!

Я человек, который хочет продолжить с тобой общение (отношение) и разделить (разлагать) радость и разочарование!

Меня зовут Тревор, я из Новой Зеландии. Мне 40 лет.

Прошу, напиши мне о своих мечтах и надеждах, жизненной философии и тех качествах, которые ты хотела бы видеть в спутнике жизни. Есть ли у тебя братья и сестры?

Жду ответа.

Тревор.

Пятница, 7:31

Зря я беспокоился насчет Эй-лапочки. Она прислала письмо на следующее утро.

Синклер!

Ты правда думаешь, что в моей жизни был более позорный опыт, чем регистрация на сайте знакомств?

Как ни странно, это так. Мне было шестнадцать, и мальчик, в которого я тогда была влюблена (Ник Эванс), наконец пригласил меня на вечеринку. Мы сидели в темном углу, я у него на коленях, и все складывалось просто замечательно. Я протянула руку, взяла с кофейного столика пригоршню орешков и высыпала их в рот. Но через несколько секунд с ужасом поняла, что это были не орешки, а сигаретные окурки, и залезла я не в тарелку, а в пепельницу. Я закашлялась, а потом меня стошнило. На Ника. Почему-то после этого он больше никуда меня не приглашал.

А ты, Синклер? Какие скелеты скрываются в твоем шкафу?

Эй-лапочка.

Пятница, 8:17

Эй-лапочка (или лучше звать тебя Шарлоттой?)!

Твоя история неплоха. Но чтобы осознать сам смысл слова «унижение», послушай мою.

Помнишь серебряный юбилей королевы? Судя по возрасту, должна помнить. Так вот, тогда везде были народные гулянья, в том числе и на рыночной площади маленького городка в Оксфордшире, где мы жили. Как-то летним вечером один из моих друзей в пабе поставил десятку на то, что я не смогу пробежаться по площади голышом. Я решил, что это легкий заработок, пошел в туалет, разделся и выбежал из паба на площадь. Сразу же бросилось в глаза, как много там было народу, но мне казалось, что полный круг удастся сделать меньше чем за минуту. Я пробежал мимо первого угла, завернул за второй, но слишком поторопился, подвернул ногу и растянулся на дороге. Голым задом кверху. Ужасно болела нога, а вокруг стали собираться люди и спрашивать, не покалечился ли я. Были и знакомые лица… Я заковылял к пабу, где осталась моя одежда, но из-за ноги идти получалось очень медленно, и добрая половина населения нашего городка шагала рядом, смеялась и показывала на меня пальцем.

Десять фунтов я все же заработал, так что полным фиаско мою выходку нельзя назвать.

Теперь твоя очередь. Назови свою самую сильную и самую слабую черту характера.

Синклер.

Пятница, 11:35

Вскоре я узнал золотое правило сайтов знакомств. Если женщина невозможно красива, а ее письмо представляет собой не поддающийся расшифровке набор слов, скорее всего, она русская. Получив ответ от Горячей Штучки, я понял, что в ее случае все именно так.

Она проигнорировала мои вопросы и вместо этого просто привела список своих достоинств и требований.

На секунду мне даже пришло в голову, что Горячая Штучка вообще не прочла мое тщательно продуманное письмо, а этот список был стандартным ответом для всех претендентов.

Вот что она написала.

Мой дорогой любимый!

Я аккуратная, веселая, дружелюбная, женственная, заботливая, умная, оптимистичная, сексуальная, серьезное отношение, любовь к чистоте.

Мои интересы машина, готовить еду, ходить на природа, путешествие, танцы, сажать цветок.

Я ищу человек, который сначала полюбить меня, потом я полюбить его. Он должен быть добрый, заботливый, нежный, любить дети, старше меня, старше 40 лет.

Интересно, готова ли Наталья пересмотреть некоторые из своих требований ради меня? В частности, «ходить на природа».


Воскресенье, 8:04

Синклер (или лучше звать тебя Тревором?)!

Отвечу на твои наглые вопросы.

Моя самая сильная черта? Я неуязвима для гамма-лучей и могу отражать пули голыми руками.

Что касается самой слабой — так это то, что я отвечаю на твои дебильные вопросы вместо того, чтобы заняться чем поинтереснее.

А вот и мой вопрос: у тебя есть IM? Если нет, установи немедленно.

Шарлотта.

Она спрашивала, есть ли у меня Instant Messenger. Это что-то вроде чата для двоих: набираешь сообщение и собеседник сразу видит его и отвечает.

Такая программка есть у каждого прыщавого подростка на планете, испытывающего трудности в общении. Естественно, была она и у меня.


Воскресенье, 16:41

У меня уже был опыт общения с очаровательными русскими девушками.

Несколько месяцев назад одна такая приходила ко мне в гости. Ей было около двадцати семи, она была высокой, стройной и красивой до потери пульса.

А вот ее спутник был средних лет и работал менеджером среднего звена в страховой компании. Он был ниже ее сантиметров на пятнадцать и щеголял модной стрижкой «под горшок» (точно так меня стригли лет в десять). Что до его очков, такие только вошли в моду, когда мне стукнуло двадцать.

Мы знали друг друга условно — Лиэнн рассказывала, что познакомилась с ним по Интернету, но он был таким занудой, что она не стала поддерживать с ним связь. Его звали Марк. По крайней мере, мне так кажется.

— Привет, Тревор! — воскликнул он, словно встретил старого друга. — Мы тут мимо проходили, решили зайти и поздороваться. Это Ирина.

Я пригласил их в гости. Марк (кажется) и Ирина присели на диван. Он ревниво обнял ее рукой, а она положила ладонь на его колено с таким энтузиазмом, точно ей предложили прикоснуться к куче радиоактивных отходов.

Этот жест не сулил ничего хорошего для Марка (если его так звали). Было очевидно, что он таскает ее повсюду, чтобы похвастаться.

— Ирина только что приехала. Она переезжает ко мне. Мы любим друг друга, — при этом он покосился на нее, словно ища подтверждения, — правда, дорогая?

Ирина посмотрела на него и кивнула, как робот.

— Вот, идем на пляж, — продолжал Марк. — Чего не сделаешь, чтобы поглазеть на красотку в бикини!

И тут он мне подмигнул.

Я взглянул на Ирину, надеясь, что она заметит в моих глазах понимание, однако ее лицо оставалось каменным. Позднее я узнал, что она решила вернуться в Киев. Видимо, цена благоустроенной свободной жизни оказалась слишком высока.


Понедельник, 21:27

Я почему-то нервничал перед первым онлайн-разговором с Шарлоттой. Мне вспомнился тот момент, когда я должен был позвонить Майе. Именно тогда я впервые понял, что не смогу вечно прятаться за заготовленными остротами и отрепетированными «случайными» репликами.

Настанет момент, когда все же придется быть самим собой.

Между Майей, давно потерянной любовью всей моей жизни, и новой подругой Шарлоттой было много общего. Во-первых, они обе работали в книжных магазинах.

Кроме того, с ними было весело и разговор был похож на разговор, а не на допрос. Майя и Шарлотта также были умнее среднестатистического посетителя чатов, только, хорошо это или плохо, я не знал.


Вторник, 13:12

Есть один очень популярный сайт — «Оцени меня». Там можно оценивать людей по внешним данным, не покидая своего уютного дома.

Принцип такой: человек вывешивает фотку, а все остальные оценивают его по шкале привлекательности от одного до десяти баллов, причем один — это тролль, а десять — Памела Андерсон.

Я зависал там целыми днями, сообщая людям свое мнение о них.

А потом Шарлотта вскользь заметила, что для своего возраста я выгляжу неплохо. Я вспомнил, что и Джеки как-то говорила, что я «в принципе не урод». И мне показалось, что пора повысить самооценку и с этой целью вывесить свое фото для всеобщей критики.

Но сначала я изучил конкурентов.

Очень многие парни почему-то были на фото без рубашки. Мало того, они как будто проводили все свободное время в тренажерном зале.

Но их усилия не прошли даром, ведь многие набрали от 7,5 до 9,5 баллов.

А вот мое фото в субботу утром имело рейтинг 9,1. К полудню меня оценили более 350 женщин, и рейтинг составил вполне достойные 7,1 балла.

Я был очень доволен собой и даже не забеспокоился, когда вечером зашел на сайт и увидел, что свой вердикт вынесли уже почти 1000 девушек и мой средний балл позорно уменьшился до 6,4.

На следующий день я был уже не так доволен собой. Кажется, мой рейтинг стремительно падал. Такое впечатление, что чем больше людей голосовало, тем ниже опускался общий балл. К пяти часам он упал до 5,6.

Голосуя за самого себя — это была моя стратегия — я не мог сдержать волну плохих оценок. Правда, к концу недели балл наконец стабилизировался.

Была только одна проблема — теперь он составлял всего 4,9.

Я тихонько удалил фотографию с сайта и вернулся к привычному занятию — оценивать других.


Среда, 8:08

Наутро пришла открытка с изображением деревьев и уходящих в даль волнами зеленых холмов. На обороте была короткая надпись:

Это самое лучшее, что случилось в моей жизни. Я так рада, что тебя послушала.

С любовью, Алиса.

Алиса? Но у меня не было никакой знакомой Алисы. Только заметив марку с штампом Марин-Каунти, Калифорния, я понял, что Алиса — настоящее имя Принцессы Леи.


Среда, 17:12

Когда я сидел у компьютера и писал заготовки для нашего с Шарлоттой разговора, на меня снизошло озарение.

Я вдруг осознал, чего в моей жизни не хватает — она оскудела из-за моего добровольного воздержания от чатов.

Но в глубине души я понимал, что просто оттягиваю неизбежное возвращение к прежнему. Вся эта история с сайтами знакомств обернулась полным фиаско. Что мне в результате обломилось? Одна девчонка, которая посчитала меня слишком старым для нее; вторая, которую я считаю слишком старой для себя; и третья, которая разговаривает на языке собственного изобретения.

Я знал, что должен сделать.

Я должен вернуться туда, где мне и место. В чат «Париж».


Среда, 17:59

Стоило войти в чат, как я почувствовал необыкновенный покой. Я словно вернулся домой после долгого отсутствия и только что переступил через порог.

Куда ни посмотри, все приятно напоминало недавнее прошлое. Повсюду были ГСы, КППОСы и смайлики.

А вот и знакомые вопросы и заявы: «Из какого ты города?», «С кем бы початиться?», «17 м желает секса по телефону».

Некто под ником ОЗАБОЧЕННЫЙ явно пытался привлечь внимание и написал следующее: «ОЗАБОЧЕННЫЙ применяет магическое заклинание и взрывается шаром света».

Какие-то люди вывешивали какие-то стихи по причинам, мне непонятным.

Влюбленные по-прежнему делали все то же самое: им нравилось гулять по пляжу, кататься на автомобиле и напиваться.

Я даже увидел пару знакомых ников. Один сразу привлек мое внимание.

Леди Генневра.


Среда, 18:10

Она первая прервала кибермолчание.

«Лорд Бретт! Я вся свечусь от счастья. Но не удивлена, что ты здесь. Я знала, что ты вернешься за мной».

«Леди Генневра, в последний раз, когда мы общались, у тебя был какой-то шотландец. Как у вас с ним?»

«С этим лузером? Он оказался совсем не джентльменом, милорд, не то что ты. Знаешь, я до сих пор слушаю ту кассету, что ты мне прислал. Каждый вечер».

Зачем? Там же замороченная запись, насколько я помню. Я тогда просто хотел показать, как круто разбираюсь в музыке. Однако кассета вовсе не предназначалась для прослушивания.

«Значит, Леди Генневра, ты знала, что я вернусь?»

«Конечно. Космос сильнее, чем тебе кажется. Я спросила у своей гадалки, увижу ли тебя снова, и она ответила, что ты — моя судьба».

В этот момент моя рациональная половина вскричала, что пора сматываться. Но я не мог. Я беспомощно смотрел, как пальцы выстукивают уже знакомую последовательность по полустертым клавишам.

«А что на тебе сейчас надето?»

«ГС. Чтобы предсказать этот вопрос, не нужна гадалка».

«Нет, миледи».

«На мне старые джинсы, розовая блузка и самые крохотные красные трусики, которые ты когда-либо видел. Тебе бы понравилось».

«Можно кое о чем попросить?»

«Ты хочешь, чтобы я прислала тебе трусики?»

«Ну, если пожелаешь».

«Конечно, милорд. Может, еще что прислать? Я сделала новые фотографии».

«С удовольствием. Адрес прежний».

«Знаю, милорд. Еще один вопросик: у тебя есть домашние животные?»

«Нет, а что?»

«А хочешь завести? Ну, я имею в виду, если бы у тебя был миленький домашний любимец, ты бы ухаживал за ним, кормил и все такое?»

«Конечно, Леди Генневра».

Я не знал, к чему она клонит, но мне было известно, что женщины обожают мужчин, которые млеют от всяких котят. Однако потом Джеки выдала нечто совсем неожиданное даже для такой чудаковатой особы, как она. Я даже испугался.

«Очень хорошо. Я нашла для тебя очень симпатичного питомца. Пришлю его вместе с трусиками и фотками».

И с этим она исчезла. Я откинулся в кресле. Жизнь в чате шла своим чередом. Люди ссорились из-за того, какая песня лучше, пытались уговорить друг друга заняться виртом и договаривались встретиться на следующий день.

Оторваться от компа в тот вечер было намного труднее, чем всегда.


Четверг, 8:31

«Синклер! Куда пропал, толстый старый пердун?»

Такое сообщение ждало меня на экране наутро, когда я зашел в IM для встречи с Шарлоттой в девять.

Оказалось, она вошла на несколько минут раньше и уже теряла терпение.

«Давай быстрее. Настроение у меня не фонтан».

Я стал печатать с огромной скоростью, чтобы оно не ухудшилось.

«Вот он я. И в чем причина столь необычного для тебя расстройства?»

«Чертова клиентка. Угадай, что эта коза мне сказала?»

«Понятия не имею».

«Что я похожа на Кэролин, гребаную, Квентин. Нет, ну прикинь!»

«Но ты и правда на нее похожа».

Я напечатал это, но потом струсил и не отправил, стер и придумал альтернативную версию: «Ты намного красивее. И моложе».

«Умеешь подбирать слова, Синклер. Для тебя еще не все потеряно. Но спорим, тебе-то никто не говорил, что ты похож на знаменитость».

«Между прочим, люди часто говорят, что я похож на Алана Рикмана».

«На Алана Рикмана? Синклер, да это просто фишка дня. Если бы я так не ненавидела этот тупой интернет-язык, то даже бы написала КППОС».

Кажется, у нас с Шарлоттой было намного больше общего, чем я думал.


Пятница, 14:19

А вот у нас с Джеки, напротив, было еще меньше общего, чем я думал. Но она все равно мне нравилась.

Я был даже готов мириться с ее идиотскими средневековыми заморочками и постоянными «как бы», потому что благодаря ей у меня появилось то, чего мне в жизни больше всего не хватало.

Она постоянно пополняла мою коллекцию нижнего белья.

Красные стринги, трусики из белого шелка, итальянского кружева, обычные хлопчатобумажные… Они приходили по почте два, а то и три раза в неделю.

Впервые в жизни я нашел женщину, которая меня понимала. Интересно, как перевести наши отношения на новый уровень? Джеки сама ответила на этот вопрос во время нашего следующего киберсвидания.


Пятница, 17:18

«Лорд Бретт, а есть ли у тебя веб-камера?»

Готов поспорить, никто в Средневековье никогда не произносил эту фразу.

Но ее задумка была так гениальна и так соответствовала моим виртуальным нуждам, что я удивился, как раньше это не пришло мне в голову.

К тому же это означало, что у Джеки веб-камера есть. У этой прекрасной юной экзотической танцовщицы есть веб-камера!

Теперь я понял, что означает фраза «головокружение от успехов». Наконец я смогу лично оценить ее репертуар экзотических танцев!

Трудно было представить, что это сулило в сексуальном плане, но одно я знал точно: это будет лучше, чем киберсекс.

«Леди Генневра, веб-камера будет доставлена в мой замок в течение трех дней».


Пятница, 17:54

Заказав камеру через Интернет (с экспресс-доставкой), я отправился в IM на встречу с Шарлоттой.

Сегодня настроение у нее было получше.

«Синклер, хочу узнать твой вкус по части мебели. Ну-ка, оглянись вокруг и опиши, что видишь».

Я оглянулся и увидел несколько задрипанных стульев и гору картонных коробок.

«Мой стиль — минимализм. Теперь я спрашиваю. Твой любимый эпизод «Шоу Джерри Спрингера»?»

«Не могу определиться: или «Я хочу выйти за родного брата», или «Моя мать — 300-килограммовая стерва». Теперь назови свою самую отстойную вещь».

«Рестлерские ботинки. Я почему-то решил, что они вот-вот войдут в моду, и носил их полгода. Правда, за это время не увидел ни одного человека в таких же.

Самая раздражающая мальчуковая группа?»

««N'Sync». «Blue». «А1». Да все они ужасные. Особенно меня бесит, когда перед тем, как запеть, они стоят, опустив головы. А что за плакаты висели у тебя на стене в детстве?»

«Реклама фильма «Роки-4». В этом фильме Роки побеждает Ивана Драго и мстит Аполло Криду. Если бы можно было есть только что-то одно, что бы ты ела?»

«Картофельный салат. Какой самый тупой спорт?»

«Конкур. Если бы ты могла переспать с Фредом Эллиотом, Майком Болдуином или Кеном Барлоу из «Улицы коронации»,[11] кого бы выбрала?»

«Майка Болдуина. Худший фильм всех времен и народов?»

«Случайные сердца».[12]

«Этот DVD мне подарила тетушка Мэри на Рождество!»

«А там были бонусы? Пересказ сюжета, например?»

«Забавно, Синклер. Если бы не твое фото, может, я бы даже на тебя запала».

Я хотел ответить то же самое. Но передумал.


Вторник, 8:50

Я приложил к уху посылку от Джеки: вдруг ей и впрямь взбрело в голову прислать мне щенка? Почтой. Но зря я волновался.

Помимо фоток и трусов, в посылке оказалась коробочка, а в ней — пластиковая игрушка в форме яйца. В центре яйца находился маленький цифровой экранчик.

Надпись гласила:

Тамагочи — мини-домашний любимец из киберпространства, нуждающийся в вашей любви для выживания и роста. Заботься о своем тамагочи, и он с каждым днем будет все здоровее и красивее. Но стоит забыть об этом киберсуществе, и оно может превратиться в злобного уродца. Сколько лет будет твоему тамагочи, когда он вернется на родную планету? Хороший ли виртуальный хозяин из тебя получится?

Так вот, значит, он какой, мой новый домашний питомец. В своей записке Джеки просила назвать его Ланселотом.

Я нажал какие-то кнопки, и на экране появилось пульсирующее яйцо. Через некоторое время Ланселот вылупился и стал требовать еду.

Я покормил его. Но очевидно, для полного счастья ему этого было мало. Он хотел, чтобы я с ним поиграл.

Я и так уже был сыт Ланселотом по горло и положил его в ящик кухонного шкафа, чтобы он поспал. Хочет он того или нет.


Вторник, 14:32

«Привет Тревор угадай кто это. Могу подсказать. Я девочка».

Подсказка что надо. Все, что я знал об этой «девочке», так это что она называет себя Подсолнух; в чате «Париж» я вижу ее впервые, и, судя по тому, как она строит фразу, и отсутствию запятых, ей лет восемь.

Когда Подсолнух наконец открылась, все стало ясно. Ей действительно было восемь.

Это была Чейенн.

С тех пор как они с Лори сбежали посреди ночи после катастрофы с вечеринкой, от них не было никаких вестей.

«Привет, Чейенн! Как я рад тебя слышать. Как дела?»

«Да все по-старому школа и все такое».

«Значит, вернулась в Штаты?»

«Ага. Живем с бабушкой и дедушкой».

«А папу видела?»

«Один раз. Мы ездили вернуть ему телевизор. Сказал что не будет заставлять меня переезжать к нему и жить с ним».

Я понял, что с помощью телика Лори откупилась от Арлена с его угрозами подать в суд, но не стал расстраивать Чейенн жестокой реальностью.

«А мама как?»

На самом деле мне хотелось спросить: она нашла кого-нибудь? И если да, то что в нем такого, чего нету меня? И вообще, чем я ее не устраивал? Но потом решил, что сейчас не время и не место для таких вопросов.

«У нее все ОК. Говорит найдет работу и мы сразу переедем отсюда и у нас будет свой дом».

«Какую работу она ищет?»

«Любую. Говорит хоть посудомойкой если придется».

Второй раз за несколько месяцев меня охватило внезапное всепоглощающее желание сделать что-то хорошее и благородное для Лори. Но на этот раз я действовал из более очевидных побуждений.

Мной двигало чувство вины.

Когда Чейенн ушла, я заглянул в чулан под лестницей и достал оттуда резную маску маори ручной работы, телефонный справочник Вангануи и окрестностей 1932 года и прочий накупленный Лори антиквариат.

Следующие полчаса я посвятил регистрации всего этого добра на еВау. Оказалось, Лори снова не просчиталась. И когда через неделю я выручил в общей сложности $1335, я перевел эти деньги на ее счет.


Среда, 15:36

Я разглядывал себя в зеркале ванной, готовясь к дебюту общения по веб-камере. Я тренировался втягивать живот как можно дольше, а потом решил немного приукрасить себя с помощью косметики. В частности, воспользоваться автозагаром для лица.

Нельзя было допустить, чтобы Джеки увидела мою мертвенно-бледную кожу. Поэтому я все сделал в точности, как было описано: сперва воспользовался отшелушивающим средством, а затем втер автозагар в кожу, чтобы избежать появление пятен.

Закончив, я отступил на шаг назад, чтобы полюбоваться своей работой. Я выглядел хорошо. И, что немаловажно, естественно.

Я был готов.


Среда, 16:44

Я сел за комп, установил веб-камеру и убрал листки с заготовленными цитатами и смешными репликами из поля зрения.

Мы должны были встретиться через минуту, и у меня как раз осталось время включить музыку — ту самую, что ей понравилась, зубодробительный панк, чтобы показать, какой я крутой.

Я надел майку с картинкой обложки «Великого Гэтсби», чтобы показать, какой я умный.

А еще у меня было загорелое лицо. Явный признак того, что я веду здоровый образ жизни.

Внезапно окно на экране загорелось и ожило.

Я увидел женщину, смутно напоминавшую то божественное создание, чей снимок украшал мой ночной столик.

Только она была намного толще, старше и в целом менее гламурного вида.

Светлые волосы были завязаны в хвостик, губы накрашены ярко-красной помадой. На ней была бледно-голубая комбинашка.

Она наклонилась вперед и озадаченно прищурилась.

— Привет, — сказала она. — Мне нужен Тревор. То есть Лорд Бретт. Он дома?

Вот что бывает, когда люди обмениваются своими старыми фотографиями, не соответствующими реальности, подумал я. Когда наконец встречаешься лицом к лицу, можно друг друга и не узнать.

— Это я, Леди Генневра, я и есть Лорд Бретт. Как дела?

Не показалось ли мне, что по ее лицу пробежала тень разочарования? Или то была не тень, а черная туча?

— Лорд Бретт? А… ну ладно. Я подумала, что это… ну… твой папа, может.

— Миледи, в жизни вы намного красивее, чем на фото. Какая честь, что вы согласились встретиться со мной.

Она проигнорировала мой лепет. Ее голос стал явно враждебным.

— Эти фотки, что ты прислал. Когда, ты сказал, они были сняты?

— А, эти? Ну, не знаю… пару лет назад. Три, четыре года.

— А не десять — пятнадцать?

Я смиренно кивнул.

— Ну да… скорее так.

Я заметил, что когда Джеки сердится, то оставляет сюсюканье, всяких там «лордов» и «милордов», и начинает рявкать. У меня также промелькнула мысль, не напомнить ли ей, что ее собственные снимки также не являются точным отображением того, что я вижу сейчас. Но, поразмыслив, я решил этого не делать.

Она смотрела в камеру, точно думала, как поступить.

Наконец, к моему облегчению, Джеки заговорила.

— Пришли-ка мне новую фотку. Прямо скажем, ты вроде не урод.

— Благодарю, миледи.

Она улыбнулась и посмотрела мне в глаза.

— У тебя дома есть игральные карты, Лорд Бретт?

— Кажется, есть. А что?

— Доставай. Будем играть в стрип-покер.


Среда, 16:57

Я стал бегать по квартире и искать карты. В горячке я выдергивал ящики, распахивал шкафы и вываливал их содержимое на пол.

Наконец карты нашлись в ящике прикроватной тумбочки. Я положил их туда, когда Кейт приезжала. Мне почему-то тогда подумалось, что ей будет интересно посмотреть карточные фокусы, которым я научился, когда нечего было делать.

Теперь этим картам нашлось прямое применение.


Среда, 17:05

Я сел за компьютер и стал морально готовиться, пока Джеки объясняла правила.

Мы должны были перетасовать карты на виду друг у друга, а потом раздать по две рубашками вверх. Потом кто-то один (это предполагалось делать по очереди) выложит три общие карты рубашками вниз.

У кого выйдет лучший расклад — тот победил. Проигравший должен будет снять один предмет одежды.

Мне не терпелось поскорее начать.

Ведь к этому моменту я шел всю свою жизнь.

Мне досталась дама и четверка.

Джеки раздала себе две карты, потом выложила три общие — девятку, вальта и — ура! — даму! У меня была двойка!

Но оказалось, зря я радовался. У нее оказался стрит.

Я снял кофту и остался в майке с полицейским Пончем на груди. Самодовольное выражение на лице Джеки сменилось недоумением. Наверное, она не была фанаткой «Дорожного патруля».

— Лорд Бретт… Может, это камера так искажает, но у меня такое впечатление, что у тебя белые руки, а лицо… какое-то оранжевое.

Я промямлил, что забыл воспользоваться солнцезащитным кремом для лица, но, кажется, она мне не поверила.

В следующий раз выиграл я, и Джеки сняла комбинашку и осталась в белом лифчике.

Потом я выиграл опять.

Джеки встала, медленно расстегнула молнию на клетчатой юбке, и юбка упала на пол. Джеки осталась в крошечных трусиках. Они тоже были в клетку.

— Как тебе мой комплект, Лорд Бретт? В Шотландии купила.

— Очень даже в моем вкусе, миледи.

— Ну что ты вылупился. Сдавай.

И тут я начал проигрывать.

Моего вальта побила пара двоек.

Мне выпал фул-хаус, ей — флэш.

У меня оказалась пара десяток, а у нее — пара королей.

Так я и очутился перед монитором совершенно голым, не считая толстого слоя автозагара на лице и шее.

Именно в этот момент Джеки вдруг вспомнила, что ей надо на работу.


Четверг, 19:59

Шарлотта спросила, встречался ли я со своими интернет-подружками в реале. Я рассказал про Кейт и Лори. Ее ответ меня удивил: оказывается, и она недавно встретилась с парой ребят, ответивших на ее анкету. Последнее такое свидание было похоже на кошмар.

Милый парень за тридцать, интересующийся живописью, оказался неприятным типом с длинным конским хвостом и козлиной бородкой — худшее сочетание трудно было придумать. А его интерес к живописи заключался в том, что он работал набивщиком обоев. Причем был настоящим фанатом своего дела: иначе почему он весь вечер объяснял зануднейшие детали печатного процесса, при помощи которого были изготовлены обои в ресторане?

Надо ли говорить, что десерта Шарлотта не дождалась.

Вскоре я понял, почему она затронула эту тему.

Ей пришлось прервать разговор пораньше, потому что она должна была встретиться с парнем по прозвищу Паук, который своим ответом переплюнул остальных. Он назвался писателем и большим поклонником Джона Уотерса.[13] Внешне Паук тоже был ничего, поэтому Шарлотта согласилась встретиться на нейтральной территории.

Я высказал искреннюю надежду, что встреча пройдет удачно, но на самом деле надеялся, что она провалится.

По какой-то странной причине, пока непонятной мне, я почувствовал укол ревности.


Пятница, 2:22

В чате никогда не знаешь, с кем придется иметь дело. Я почувствовал это на собственной шкуре, когда однажды ночью столкнулся в чате «Париж» с двумя девушками, у которых были очень похожие имена: Девушка из Снов и Сладкий Сон (Сладкий Сон дополнительно указала, что она женского пола, 24 лет).

Но кроме имен, у них не было ничего общего.

Вот наш разговор с Девушкой из Снов, без купюр.

«Никто не хочет поболтать с Лордом Бреттом Синклером?»

«Лорд Бретт! Неужели ты — настоящий лорд из Англии?»

«Увы, Девушка из Снов, если бы это было так. Лорд Бретт — это всего лишь персонаж не самого удачного сериала из 1970-х. По задумке, это имя должно означать иронию».

«Ирония — это как дождь в день свадьбы?»

«Скорее как бесплатная экскурсия, за которую ты уже заплатил.[14] А Девушка из Снов — это твое настоящее имя?»

«Да».

«Где живешь?»

«В Ньюарке, штат Нью-Джерси. Спорим, я знаю, что ты сейчас спросишь? Как я выгляжу».

«Ну да, опиши себя».

«162 см, 55 кг, рыжие волосы, короткая стрижка. 23 года, Скорпион. Помощник юриста в маленькой конторе. Что еще тебя интересует?»

«Пожалуй, ничего, я и так уже влюбился. Выйдешь за меня замуж?»

«Нет. Еще вопросы есть?»

«Ты когда-нибудь задумывалась о том, как поддерживать форму с помощью натуральных средств?»

«Эй, я тоже торговала этой дрянью в школе! До сих пор коробки в подвале валяются».

«Если бы ты была более настойчивой, то сделала бы карьеру».

«Не думаю. Нельзя сделать карьеру, продавая всякую фигню по явно завышенным ценам».

А вот моя беседа со Сладким Сном (женского пола, 24 лет). «Привет, Сладкий Сон. Не хочешь поболтать с Лордом Бреттом?»

«ОК».

«Ты наверняка подумала, что я — настоящий лорд из Англии».

«Нет».

«Увы, Сладкий Сон, ты абсолютно права. Никакой я не лорд. Лорд Бретт — это всего лишь персонаж не самого удачного сериала из 1970-х. По задумке, это имя должно выражать иронию».

«Чё?»

«Ну, иронию, понимаешь? Как дождь в день свадьбы?»

«Не поняла».

«Это из песни Аланис Моррисетт. Знаешь эту песню?»

«Мне не нравится Аланис Моррисетт».

«Откуда ты родом?»

«Из Канады».

«Опиши себя».

«Я похожа на рубенсовскую модель».

«Ты выйдешь за меня замуж?»

«Мне все равно».

«Ты никогда не задумывалась о том, как поддерживать форму с помощью натуральных средств?»

«Пожалуй, мне пора».

У Девушки из Снов и Сладкого Сна все же было что-то общее: обе отказались дать мне свой электронный адрес.


Пятница, 19:44

Я болтал с Шарлоттой по мессенджеру и думал, как бы расспросить ее о свидании с Пауком, чтобы моя заинтересованность не слишком бросалась в глаза. Но в конце концов не выдержал и спросил напрямую.

«А все как обычно, Синклер, — ответила Шарлотта. — Костлявый придурок, слишком зацикленный на себе».

Я радостно улыбнулся, а потом спросил о том, о чем мне явно не следовало: «Что на тебе сейчас надето?»

Если этот вопрос показался Шарлотте странным, то она не подала виду. Вероятно, как и большинство женщин в Интернете, она читала его уже столько раз, что у нее выработался иммунитет.

«Шерстяной свитер крупной вязки с рисунком снежинками, комбинезон, утепленное белье и горнолыжные ботинки».

«Это же неправда, Шарлотта».

«Конечно нет. Ты еще спроси, какая моя самая сокровенная сексуальная фантазия».

«И какая?»

«Так я тебе и сказала. А твоя?»

«Заняться сексом еще хоть раз, пока не откинул копыта».

«Ну, это ты загнул. Придумай что-нибудь более реалистичное». Кажется, мы с Шарлоттой были разного мнения о моей сексуальной привлекательности.


Понедельник, 16:57

— Как там Ланселот? — спросила Джеки во время нашего очередного разговора по веб-камере, которые, кстати, становились все более частыми. — Можно его увидеть?

Черт. А я и забыл про этого писклявого мерзавца. Не видел яйцеголового с тех пор, как получил посылку и через пару минут положил его в ящик кухонного шкафа.

— Ммм… думаю, не стоит. Малыш спит, и я не хочу его будить.

— Я все понимаю. Он сильно вырос?

— Растет как на дрожжах. Он уже такой большой, что ты его и не узнаешь.

— И тебя не раздражает, что нужно вставать по ночам и кормить его?

— Ни капельки.

— А менять подгузники?

— Это мое любимое занятие.

— А играть с ним нравится?

Тут я понял, что, кажется, речь уже не о тамагочи.

Джеки пыталась выяснить, хороший ли из меня выйдет отец.


Среда, 13:12

У меня появилась миссия: я должен был стать лучшим в мире игроком в покер.

Недовольство, которое я испытал, представ перед Джеки в чем мать родила, в то время как она осталась в нижнем белье, подстегнуло меня. Я решил, что в следующий раз обязательно выиграю. Ведь я даже не видел ее буфера!

И вот я вышел в Сеть и на одном из многочисленных покерных сайтов нашел страничку с бесценными советами. Все их я переписал в книжечку. Даже те, смысл которых был мне непонятен, к примеру: «В техасском холдэме можно сделать бет тузом и двумя младшими и увеличить до флопа, но если противник делает рэйз, лучше сбросить».

Я был уверен, что однажды мне все это пригодится.

Из всех объяснений я все же понял одно: очень важно следить за повадками противника и не пытаться переиграть других игроков — пусть они сами пытаются переиграть меня.

Мастера покера также советовали выбирать в противники менее квалифицированных игроков, но Джеки, похоже, уже это просекла.

На другом сайте я также почерпнул ценный совет: важно знать, когда стоит повысить ставки, а когда пасовать. И еще: никогда нельзя считать деньги за карточным столом.


Вторник, 9:36

Когда я вернулся из супермаркета, меня ждала посылка. Она была от Джеки, а значит, я уже примерно представлял, что внутри.

И не ошибся.

Там были те трусики в клетку. Я уже собирался выкинуть конверт, как заметил записку:

Милорд!

Выяснилось, что игрок в покер из тебя неважный. Поэтому в следующий раз одного предмета одежды на мне не будет.

Леди Генневра.

Вторник, 15:24

В чате был один кадр, которого все старались избегать. Его звали Сэм Мэлоун.

Хотя он получил свое имя в честь харизматичного бармена из сериала «До дна!»,[15] с тем Сэмом Мэлоуном у него не было ничего общего. Это был самый занудный человек из всех, кого мне доводилось встречать, и, если вы попали в паутину его занудства, вам было уже не выбраться.

«Привет, как дела? — так Сэм обычно начинал разговор. За этим неизбежно следовало: — Ну, как думаешь, Росс и Рэчел[16] все-таки останутся вместе или нет?»

Как-то раз Сэм обронил, что едет в Вермонт на несколько недель, и, поддавшись минутной слабости, Майя дала ему свой телефон. В результате он торчал у нее все это время. По ее словам, минута в его компании была все равно что час в обществе любого другого из ее знакомых. С каждым днем ее все больше злило, что этот мухомор ест ее еду, пьет ее спиртное и использует всю горячую воду в доме, не предлагая ни цента взамен.

После отъезда он стал звонить ей каждый день, а иногда и два раза в день. Насколько мне известно, это продолжалось до сих пор.

Большинство посетителей чата уже выработали собственную стратегию, как избавиться от прилипалы Сэма Мэлоуна.

Одни притворялись, что у них приват с другим участником. Другие выходили из чата и снова входили под другим ником. Однако мне казалось, что это очень грубо и некрасиво, поэтому я всегда разговаривал с Сэмом.

В том числе пару дней назад.

В тот раз он в кои-то веки не стал строить прогнозы по поводу развития сюжета «Друзей». Ему захотелось поговорить о предстоящей поездке в Австралию и Новую Зеландию.

Сэм попросил мой адрес и номер телефона, чтобы встретиться, когда он будет в Веллингтоне.

Я тут же вышел из чата и вошел под другим ником.


Вторник, 17:23

С недобрым предчувствием я выдвинул ящик кухонного шкафа, предвкушая плохие новости.

Когда Ланселот был извлечен на свет божий, мои худшие опасения подтвердились.

Ровно в 2 часа 31 минуту 24 секунды в прошлую среду Ланселот отошел в мир иной.

Я почувствовал себя просто ужасно. Слезы навернулись на глазах. Я уговаривал себя, что это всего лишь кусок пластика с компьютерным чипом внутри, но все было напрасно.

Как же мне хотелось повернуть время вспять и предотвратить трагедию.


Вторник, 19:28

Мы сидели за зеленым, как и положено, столом для киберпокера. Мы — это Шустрый Рик, Танцующий на Облаке 4, Прыгучая Змея, Снеговик и я.

Я купил по кредитке фишек на 100 долларов и приготовился к своей первой игре в онлайн-покер.

Стоило мне увидеть, в каком темпе проходит игра, как меня охватила паника. Все прямо мелькало. Эти ребята явно были не новички. И мне нужно было произвести такое же впечатление.

Мне досталась шестерка червей и бубновый король.

Шустрый Рик поставил пять баксов. Танцующий на Облаке 4 последовал его примеру.

Настала моя очередь. На экранчике появились часы с обратным отсчетом. У меня было пять секунд на раздумья.

И я сделал то же, что и все: поставил пятерку.

Потом все вдруг вышло из-под контроля. Снеговик повысил ставку до десяти, Прыгучая Змея тоже, а Шустрый Рик поднял до двадцати.

Не отдавая себе отчет в своих поступках, я взял и поднял до тридцати. Наверное, рассчитывал напугать всех наглым блефом.

Ничего не вышло.

Примерно через минуту на столе появились пиковый король, червовая десятка и тройка треф.

Я остался с пустыми руками. У меня не было даже двойки.

Я сбросил карты. Это надо было — поставить все деньги на совершенно бесполезную комбинацию!

Меньше чем за минуту я потерял всю мою сотню до цента. А вот Шустрый Рик стал богаче на 255 зеленых: у него были две пары, восьмерки и семерки.

Оказалось, покер приносит легкие деньги. Если умеешь играть.


Среда, 16:13

Я болтал с Бетти БупЗЗ, и она задала мне вопрос, с которым неизбежно сталкиваются все, кто тусуется в чате некоторое время: «Представь, что ты устраиваешь вечеринку и можешь пригласить пять человек, кого угодно из живых или мертвых знаменитостей. Кого бы ты выбрал?»

Я прикинул варианты.

Памела Андерсон — претендент номер один.

Еще, конечно, Бритни Спирс. Но при условии: она должна прийти в школьной форме, как в клипе Hit Me Baby.

Кого-нибудь из «Spice Girls» тоже надо пригласить. Или Пош, или Бейби.[17] Скорее, Пош.

Дальше уже труднее. Я никак не мог выбрать между Дебби Харри (какой она была в конце 1970-х), Ким Уайлд (образца начала 1980-х) и Кэтрин Зета-Джонс (середины 1990-х).

Ну и никак нельзя забыть Фарру Фосетт, только пусть она будет в точности такой, как в сериале «Ангелы Чарли».

В конце концов у меня получился такой список: Памела, Бритни, Дебби, Пош и Фарра.

Естественно, я оставил его при себе, а написал совсем другую подборку гостей — такую же, как и у всех остальных, кому когда-либо задавали этот вопрос: «Мать Тереза, Ганди, Нельсон Мандела, Шекспир и Мартин Лютер Кинг».


Четверг, 20:12

«Какой твой любимый покемон?»

Шарлотта любила заковыристые вопросы, и этот требовал серьезного размышления.

«Джигглипафф, — наконец ответил я. — Мне нравится, что он может заставить кого угодно заснуть и не теряет всю свою силу, когда превращается в Вигглистаффа».

«Вигглитаффа».

«Как ты их всех помнишь?»

«Мои дети любят этот мультик».

Дети? Впервые слышу о них. Раньше Шарлотта не упоминала про детей. «И сколько их у тебя?»

«Детей или покемонов? Ладно, три. Бену пятнадцать, Полу четырнадцать, а Софи двенадцать. А у тебя? Есть ли маленькие Синклеры, которые ходят по планете и сеют хаос и разрушение?»

«Увы, мой брак продлился слишком недолго, чтобы продолжить династию. Еще вопросы?»

«Конечно. Худший текст песни, который ты когда-либо слышал?»

««Что за мина на твоем лице». «Oasis». Не помню, как песня называется. Представь, что до конца жизни осталось пятнадцать минут — что бы ты сделала?»

«Убила себя, наверное. Любимый скандал из жизни рок-звезд?»

«Когда парень из группы «Go Betweens» решил покрасить волосы в серый цвет, чтобы походить на Блейка Каррингтона из «Династии». А ты воровала в магазине?»

«В одиннадцать лет пыталась стащить трехметровую удочку из супермаркета. Продавец заметил, как я пыталась ее вынести. Лучшее изобретение XX века?»

«Вторая телефонная линия. Когда ты в последний раз просила автограф?»

«О, стыдно отвечать. Это был Джеффри Арчер.[18] Он подписывал книги у нас в магазине».

«Он тоже может заставить любого уснуть».

«Лучше любого покемона. Но хватит болтать, Синклер. Проваливай. Мне надо детишкам завтрак готовить».

«Передай им привет от меня».

Когда Шарлотта ушла, я понял, что мне нечем заняться. Но бездействие длилось недолго: оказалось, что онлайн-покер очень затягивает.

Я решил внушить уважение новым партнерам по онлайн-покеру, и для этого мне нужен был новый ник. Имя «Лорд Бретт Синклер» как-то не звучало, особенно если учесть, что у всех остальных были ники типа Мэверик, ЭнниО[19] и Маленький Техасец.

Мне нужно было солидное имя, которое сразу же вселит страх в сердца противников. Оно должно говорить само за себя.

Отныне и навек я решил именоваться Покермон.


Вторник, 19:55

Прежде чем зайти на покерный сайт, я решил прогуляться и проветрить мозги. Вечер выдался теплый, и я надел свою «фирменную» рубашку от ФЕРДа Перри и шорты. Я чувствовал себя хорошо и вознамерился дойти до границы своей «зоны комфорта» — мини-маркета в 800 метрах от дома. Прежде мне это удалось всего один раз, и для этого подвига понадобилось призвать на помощь все мужество.

Я прошел мимо стоматологической клиники и вышел на главную улицу, ожидая появления знакомого чувства беспомощности и тревоги.

Но я ничего не почувствовал. Даже когда дошел до супермаркета. И даже когда прошел мимо магазина, даже не оглянувшись.

Я шел и шел по запретной территории и видел дома, смутно знакомые по памяти. Встречались и совсем новые постройки. У библиотеки появилось новое крыло.

Откуда ни возьмись вырос ряд фаст-фуд ресторанов: они выстроились там, где прежде была пожарная станция. Некоторые дома просто снесли, а на их месте построили большой городок для пенсионеров.

Только тогда я понял, как быстро жизнь летела мимо, пока я торчал в четырех стенах.

И еще я увидел, что за пределами моего крошечного пригорода меня ждет целый мир.

Глава 8

Пятница, 17:23

Я просканировал глазами список тех, кто в чате, и мой пульс участился: Леди Генневра была там. Я тут же отправил личное сообщение. «Миледи, как прошел день?»

«Здравствуйте, сэр. Все хорошо. Ты получил мою посылку?»

«О да, миледи. Теперь, когда я знаю, что на тебе не надето, может, скажешь, что на тебе надето?»

Но прежде чем Джеки успела ответить, в чате разразилась кибердрака. Скейтербой и Тетрис (женского пола, 16 лет) вели разгоряченный спор, и Скейтербой вдруг приказал Тетрис проваливать.

Тут за нее вступился кибербойфренд по прозвищу Мозговой Маньяк.

«Эй ты, гоблин, извинись перед дамой, не то мозги вышибу».

«Да что ты. Ну, давай. Вперед».

Тетрис попыталась вмешаться.

«Брось, милый, — сказала она. — Не трогай его. Он того не стоит».

Но Мозговой Маньяк был настроен отстаивать честь своей девушки. Я представил, как он злобно склоняется над клавишами и лихорадочно отстукивает по клавиатуре.

«У тебя пять секунд на извинения, говнюк. Раз… два… три… четыре… пять».

«Да пошел ты», — написал Скейтербой. В своей спальне он был в полной безопасности.

Тетрис по-прежнему пыталась их примирить.

«Забудь о нем, пупсик. Он ничтожество».

Но Мозговой Маньяк никак не мог успокоиться.

«Я отыщу тебя, козел, и когда найду — моргала выколю».

«Да ладно. Куда тебе. Я первый твою башку оторву».

Чат так и пропитался подростковым тестостероном, и это оказало какое-то первобытное действие на Джеки.

«Милорд, включи веб-камеру завтра в 7 часов по твоему времени, — прошептала она. — И не забудь колоду карт».


Среда, 3:06

В три часа ночи из кровати меня вытащили вовсе не карты. Я не мог заснуть — так мне хотелось поскорее применить свой новообретенный опыт игры в покер на деле.

Я зашел в онлайн-казино под новым ником Покермон, накупил фишек на тысячу долларов и сел за стол.

Сегодня здесь были лишь двое игроков: Шустрый Рик, который всегда ошивался за одним и тем же столом, и Пожарный — его я раньше никогда не видел.

Я разработал стратегию, которая казалась мне просто гениальной (с учетом, что времени было три часа утра).

Она заключалась в том, чтобы подождать, пока выпадут хорошие карты, и поставить все.

Это был смелый, безрассудный поступок.

И только мне начало казаться, что хорошие карты никогда не придут, как мне выпали два туза — лучше и быть не может. Я тут же поднял ставку до двухсот.

Было необязательно сохранять каменное выражение лица, ведь сейчас меня никто не видел, но на всякий случай я все же попрактиковался это делать, чтобы подготовиться к партии с Джеки. Пожарный не выдержал накала страстей и пасовал, но вот Шустрый Рик остался в игре даже тогда, когда я поднял ставку до четырехсот, увидев на столе двух королей — таким образом у меня появились уже две пары.

Мы оба продержались до последнего раунда. Каждый поставил по 400 баксов. И тут я наконец узнал, почему Шустрый Рик остался в игре. У него был фул-хаус против моих двух пар, и я снова обеднел, на этот раз на штуку баксов.

И все же по причинам, которые выяснятся позже, меня это совсем не волновало.


Четверг, 10:02

Я пошел в ближайшую аптеку за витаминами, которые начал принимать недавно. Мне показалось, что от витаминов я становлюсь бодрее.

Витамины в аптеке закончились, но фармацевт посоветовал коллоидные минералы — то же самое, но в жидкой форме.

Название показалось мне знакомым, и, придя домой, я понял почему.

В чулане под лестницей нашлась коробка, а в ней аж двадцать четыре пузырька тех самых коллоидных минералов. Часть непроданного наследия «Гербалайт».

Я начал принимать витамины и через несколько недель, ощутив небывалый прилив сил, невольно задумался, не все ли в мире происходит по какой-то причине.


Вторник, 16:01

Я сидел за компьютером в состоянии нервной тряски. Ведь день минуты тянулись как часы и вот всего лишь час отделял меня от долгожданного сеанса стрип-покера с Джеки.

Большую часть дня я посвятил раздумьям, что надеть. Никак не мог решить:

а) то ли поддаться опрометчивому эксгибиционистскому импульсу и надеть только футболку и шорты;

б) то ли скрыть свои стареющие телеса за многослойным нарядом, который ни один нормальный человек на себя не напялит в теплый летний день.

В конце концов возобладал здравый смысл, и я надел три майки, толстовку, куртку, джинсы, трусы, носки и наколенники.

Я надеялся, что наколенники тоже сойдут за одежду, но в принципе был готов уступить, если Джеки начнет это оспаривать. Когда она подошла к камере, я не удержался от улыбки. На ней была та же юбочка, что в прошлый раз, только теперь я знал, что под ней ничего нет.

Я узнал ее майку, потому что сам ее подарил. Это была белая майка с изображением желто-черного круга, внутри которого красовалась цифра 700, обведенная закольцованной надписью: «Годовщина битвы при Стерлинг-Бридж, 1297–1997».[20]

Эта майка была куплена на сайте Macbraveheart.co.uk. Там же я приобрел и постер с надписью: «Все мои познания о жизни почерпнуты из фильма «Храброе сердце»».

Майка мне не очень нравилась, но это было не так уж важно. Все равно Джеки вскоре предстояло ее снять.

Обменявшись приветствиями, мы сразу перешли к делу.

Мне выпала пара двоек. Я сразу понял, что сегодня — мой счастливый день. Предположение подтвердилось, когда на столе оказалась еще одна двойка — таким образом, у меня были уже три одинаковые карты.

Это приятное оптимистичное чувство длилось всего минуту — именно столько времени понадобилось Джеки, чтобы гордо объявить, что у нее фул-хаус, а мне — чтобы снять куртку.

В следующий расклад все было немного по-другому. Я сразу понял, что выигрыш мне не светит. У Джеки был флэш, но даже без него она бы выиграла. Мне-то выпал всего один король.

Дальше все продолжалось в том же духе. Единственным светлым моментом этой игры был мой выигрыш в пятом раскладе, когда тремя тузами я побил ее жалкую двойку. Джеки сняла туфли.

Но не считая того раза, мне жутко не везло. Я остался в одной майке, в джинсах и трусах.

Мой план разваливался на глазах. Я подумал было, что Джеки, возможно, мухлюет, но каким образом?

Я стал хорошенько присматриваться, как она раскладывает карты, но все было по-честному.

Мой проигрыш девять раз подряд начисто опроверг все основы теории вероятности. Именно такие мысли лезли мне в голову, когда я неохотно снимал трусы после очередного унизительного поражения.

Я быстро сел на стул в чем мать родила и принял странную позу, пытаясь скрыть от Джеки сыпь, которая опять появилась на внешней стороне бедер.


Среда, 22:15

Я начал беспокоиться насчет Шарлотты.

Она молчала уже три дня, хотя я послал ей целую кучу писем и долго сидел у компьютера, поджидая, когда же она появится в мессенджере.

Наконец я решил найти ее телефон, позвонить и выяснить, все ли с ней в порядке.

При помощи «Гугла» я выяснил, что сестры Бронте проживали в маленьком городке Хэворт в Западном Йоркшире. Затем я занялся поиском книжных магазинов, имеющих сайты. Таких оказалось только два.

Увидев сайт первого магазинчика, я влюбился в него с первого взгляда. На фото был изображен настоящий старомодный книжный магазин, где, если верить рекламе, можно было найти любую книгу «от бестселлеров до антикварных изданий».

Там были большие аккуратные полки и мягкие кресла, чтобы посетители могли спокойно сесть и почитать понравившуюся книгу.

Но меня привлекла последняя фотография. На ней, стоя за прилавком с участливым видом, была снята Шарлотта.

Я нашел ее.


Среда, 22:23

— Алло, здравствуйте, можно Шарлотту?

— Это я. Чем могу помочь?

— Ммм… Шарлотта, это Синклер… то есть Тревор. Из Новой Зеландии. Я просто… Ты уже несколько дней молчишь, и я уж подумал, не случилось ли чего.

— Синклер! Мать моя женщина. Да у нас тут Интернет сломался, и говорят, что до понедельника не починят. Где ты напарил мой телефон?

Этот вопрос меня смутил. Все-таки между тем, что я сделал, и поведением маньяка-преследователя была очень тонкая грань.

— Нашел сайт твоего магазина в Интернете. На картинках все выглядит очень мило.

К счастью, Шарлотта была в хорошем настроении (на редкость) и не стала меня распекать.

— Да у нас тут просто красота, Синклер. Ни на что бы не променяла свой город.

— И чем он тебе нравится?

— Здесь особенный ритм жизни. Это лучшее место, чтобы растить детей. И природа… Ты любишь гулять, Синклер?

— По правде говоря…

Если кто-то начинает предложение с этих слов, то он, как правило, не собирается говорить правду. Но я не хотел лгать. Не сейчас.

— По правде говоря, на улице у меня случаются приступы паники, поэтому я стараюсь не выходить из дому.

Ну вот. Я во всем признался.

— Как жаль.

— Но, кажется, мне уже лучше. Я поправляюсь, медленно, но верно. Особенно последние пару недель.

— Расскажешь поподробнее, когда компьютер починят. Меня работа ждет, Синклер. Тут покупатель. Но все равно, спасибо за заботу.

— Ничего.

— А, вот еще — чуть не забыла. В начале ноября меня не будет в онлайне. Еду на книжную конференцию.

— Там будет интересно?

— Тебе лучше знать, Синклер. Ведь это в ваших краях. Сидней.


Суббота, 15:40

Джеки прислала письмо с просьбой зайти в чат как можно скорее — у нее интересные новости.

С надеждой, что эти новости как-то касаются нижнего белья, я как можно скорее зашел в чат. Джеки уже ждала.

«Милорд, ты никогда не догадаешься, что произошло!»

«Скажи же мне, миледи».

«Скажу. Но сначала мне нужно знать, веришь ли ты в астрологию. Даже не важно, веришь ты или нет, просто пообещай, что отнесешься как бы непредвзято к тому, что я сейчас скажу».

Я был заинтригован, хотя и разочарован, что разговор не принял эротической направленности.

Мне пришло в голову, что можно было бы ради разнообразия сказать и правду, но желание прибавить себе очков путем заявления, что меня интересует нечто, на что я на самом деле плевал, одержало верх.

«Обещаю, миледи. Так в чем же дело?»

«Мой астролог говорит, что у нас полная совместимость! Мы оба очень чувствительные, эмоциональные, милосердные люди».

«О да, это очень точная характеристика меня».

«А то. Значит, мы способны на глубокое взаимопонимание, близость и эмоциональное единение, недоступное большинству обычных людей».

«Неплохо».

«И самое удивительное — твоя Венера сейчас находится в Рыбах, и моя тоже. К тому же твоя Луна в моем седьмом доме. Догадываешься, что это значит?»

«Нет, что?»

«Ты мне идеально подходишь. А я — тебе».

Тут мне стало интересно, насколько совпадают наши реальные гороскопы.

Ведь Джеки вывела эту идиллию, основываясь на дате рождения, которую я выдумал, соврав про свой возраст.


Суббота, 23:17

Раз Шарлотта едет в Сидней, у нее наверняка найдется время посетить Веллингтон и зайти ко мне в гости.

Когда мы в следующий раз встретились в мессенджере, я попытался узнать о конференции как можно подробнее.

Я выяснил, что она длится пять дней и программа очень плотная. Но были и перспективные новости: до возвращения у Шарлотты оставалось два свободных дня.

Она спросила, чем можно заняться в Сиднее.

«Ну, в гавани очень красиво, и обязательно зайди на рынок Пэддингтон Маркет. Но мне кажется, тебе стоит приехать в Веллингтон. Это же всего в трех часах от Сиднея».

«Да неужели. А что такого интересного в Веллингтоне?»

«Там живет старый толстый дурак, который очень хочет с тобой встретиться».

«Ну ты даешь, Синклер. Да ни одна женщина не устоит перед таким приглашением».


Пятница, 18:30

Теперь Джеки куда-то пропала.

В чате «Париж» ее не было, и я попросил всех, кто ее увидит, написать мне в личку.

Буквально через секунду на контакт вышел Серфер.

«Алоха, Лорд. Я чатился с Леди Г. примерно полчаса назад. Она еще сказала, что ей нужно срочно уйти, мол, у нее свидание».

Не успел я поблагодарить Серфера, как Раскаленный Прут сообщил, что сейчас общается с Джеки по веб-камере. Не хочу ли я передать ей привет?

Я не хотел. Я также не хотел, чтобы Убивец44 сообщал мне о том, что раньше тоже играл с ней в карты. Более того, этот шутник закончил свое сообщение значком

:).

Волосатый Ди оказался одним из немногих участников чата, кто не видел Джеки. Но он взял с меня обещание передать ей, как только я ее увижу, чтобы срочно ему позвонила.

Что-то подсказывало, что я был не единственным мужчиной в жизни Леди Генневры.

Глава 9

Вторник, 12:53

Сложно думать о чем-либо еще, когда тебе в задницу через пластиковую трубку накачивается вода, но я все же думал, не прибраться ли в квартире перед приездом Шарлотты.

Это был бы настоящий подвиг.

В то время как большинство людей исчисляют время, прошедшее со дня последней уборки, в днях, я исчислял его годами.

Хотя перед вечеринкой мы с Лори вытерли пыль и навели относительную чистоту в гостиной и кухне, все остальные комнаты оставались не тронутыми со дня моего переезда в квартиру.

До приезда Шарлотты оставалось две недели, и я подсчитал, что для того, чтобы сделать мою берлогу презентабельной, нельзя терять ни минуты.


Четверг, 12:02

Если бы не два постоянных соблазна — чаты и покер — уверен, я бы навел порядок к приезду Шарлотты.

Но вместо того чтобы перестать торчать в чатах и онлайн-казино, я решил сосредоточиться на спальне, так как думал (как выяснилось, ошибочно), что мне удастся уговорить Шарлотту провести время там.

Что же касается других комнат, мне просто не хватило времени. Я понял это только тогда, когда, оторвавшись на секунду от монитора, увидел, как ее самолет пролетает над холмами, идя на снижение в направлении аэропорта Веллингтона.

Ну, в квартире не убрался, так хоть сам помоюсь, размышлял я, залезая в ванну и готовясь встретиться с Шарлоттой в первый раз.


Пятница, 6:44

Когда я принимал ванну, случилось что-то странное.

Я помылся, а потом решил, что некуда спешить и можно еще полежать. В моем мозгу что-то изменилось. Пропало беспокойство, из-за которого я никогда не мог просидеть в ванной больше нескольких минут — меня непременно тянуло выйти.

Я уже подметил нечто подобное в прошлый раз и еще пару раз до того, но не подумал тогда, что происходит что-то значительное.

Но потом я обратил внимание, что могу задержаться подольше в торговом центре и не спеша походить по магазинам вместо того, чтобы носиться как угорелый, мечтая поскорее убраться оттуда.

Несколько дней спустя я сидел в саду и вообще забыл о времени. А прошлым летом приходилось заставлять себя побыть там хотя бы десять минут. Я даже засекал время!

Кажется, со мной начало происходить что-то хорошее. Впервые за все время моей болезни я поверил, что недуг отступает.

И начал ставить эксперименты. Например, во время прогулки заходил дальше, чем обычно, и все ждал, когда же начнется приступ паники.

Но он так и не начался. Ни разу.

Я стал менее напряженным. Более уверенным в себе. И даже поймал себя на мысли, что иногда улыбаюсь.

Я не осмеливался предположить, что выздоравливаю, потому что в прошлом слишком часто так думал, но оказывалось, что зря.

Однако теперь все было иначе.

Почему же я выздоровел?

Неужели из-за того, что вставлял ту трубку себе в задницу?

Или каждое утро глотал витаминный коктейль из каких-то непонятных ацидофилов, бурых водорослей и кислот омега-3?

Или из-за того, что удалил все пломбы?

А может, все дело в коллоидных минералах?

Я думал об этом, а потом понял, что это не так уж важно.


Пятница, 9:53

— Кэролин Квентин! Какой сюрприз! — радостно воскликнул я. — Всегда был фанатом ваших фильмов.

Шарлотта стояла под теплым летним дождем, а рядом с ней — два желтых чемодана.

— Не смешно, Синклер. Но я рада, что в жизни ты в точности, как в Интернете — такой же малоприятный тип.

Мы стояли напротив друг друга. Я не знал, что делать. Поцеловать ее в щечку? В губы, по-взрослому? Пожать руку?

Я выбрал последнее и протянул руку. Она сухо пожала ее, и я взял желтые чемоданы.

— Заходи. У меня дома очень интересные обои.

Она вытерла ноги (что было совсем не обязательно, учитывая состояние пола в моей квартире) и зашла в дом.

— Выпьешь что-нибудь? — спросил я, когда Шарлотта села на протертое кресло. — Чашку травяного чая?

— Ты помнишь, что я люблю пить? — воскликнула она. Кажется, я приятно ее удивил. — Какой у тебя чай?

— Все-таки у нас есть что-то общее. Всегда любил травяной чай. Пью его уже много лет. Как насчет сорта «Красное пламя»? Освежающая смесь шиповника, гибискуса и… чего-то еще.

— Отлично.

Если бы я тогда замолк, то все было бы в порядке. Но я просто не мог не облажаться. И следующей фразой испортил все впечатление.

— Молоко, сахар?

На это Шарлотта ответила, что только «полное чмо» добавляет в травяной чай молоко и сахар. Наверное, поэтому пойло, намешанное мной сегодня утром, имело такой отвратительный вкус, что пришлось вылить его в раковину.

Но, не считая этого прокола, все складывалось очень хорошо.

Мы разговаривали целый день. Это было похоже на чат в реальной жизни, когда разговор затягивается на часы и невозможно оторваться от экрана.

Я даже признался, что соврал насчет самого позорного случая в своей жизни. Тот, о котором я ей рассказал, не шел ни в какое сравнение с другим происшествием, когда я назвал учительницу «мамой» (мне было восемь лет).

Шарлотта тут же подняла мне настроение, рассказав об одном случае, когда сказала покупателю, выходившему из магазина: «До свидания, я вас очень люблю».

Потом пришлось бежать ему вслед и объяснять, что она имела в виду совсем не то.

Когда наступил вечер, я вдруг понял кое-что насчет Шарлотты.

Я никогда и ни с кем не испытывал ничего подобного. И правда казалось, что мы знакомы всю жизнь.


Пятница, 17:34

Просидев у меня весь день, Шарлотта захотела прогуляться.

Обычно при мысли об этом меня прошибал холодный пот и я начинал придумывать отговорки, почему это невозможно сделать. Но на этот раз все было проще по двум причинам.

Во-первых, мне не надо было ничего от нее скрывать. Я все ей рассказал, и если бы вдруг у меня начался приступ паники, Шарлотта бы поняла: надо бегом возвращаться домой.

И во-вторых, за последние несколько недель мне стало намного лучше. Не то чтобы я резко выздоровел, нет, улучшения были медленными и постепенными. Но мне даже удалось совершить долгую прогулку самостоятельно без катастрофических последствий.

Стоял прекрасный летний вечер, и вскоре я понял, что представление Шарлотты о прогулке сильно отличается от моего. Ее размашистые уверенные шаги были полной противоположностью моей летаргической поступи. Поэтому каждые две минуты ей приходилось останавливаться и ждать, пока я догоню ее. Но что касается всего остального, я держался молодцом. Вспоминая те дни, когда переступить через порог собственного дома было уже великим подвигом, я понимал, что с тех пор достиг немалого прогресса. Теперь я мог даже пройти мимо мини-маркета, а совсем недавно казалось, что путь дальше мне заказан навеки.

Эти мысли так занимали меня, что я не заметил, как Шарлотта ушла совсем далеко. Почувствовав первые признаки беспокойства, я разглядел ее вдалеке и перешел на бег, что со стороны, должно быть, выглядело весьма комично.

Она ждала меня, сидя на скамейке на краю поляны для игры в боулинг. Я сел рядом, радуясь возможности отдохнуть. Мое тело было на грани изнеможения.

— Вот так пенсионеры и проводят время, — проговорил я, переводя дыхание. — Сидят и смотрят, как другие играют в боулинг.

— Сам ты пенсионер, Синклер, — сказала Шарлотта и опустила голову мне на плечо.

Я неуверенно обнял ее и подумал, что, пожалуй, она права.


Пятница, 18:10

Кажется, я потихоньку привыкал находиться вне дома, поэтому предложил поужинать в кафе «Касабланка».

Шарлотта пошла домой переодеться и через десять минут появилась в «выходном» платье. Оно было зеленое, длинное и красивое и от какого-то знаменитого дизайнера, про которого я, правда, раньше не слышал.

И тут я заметил, что волосы у нее уже не каштановые, как на том фото, что она мне прислала. Она покрасила их в шикарный цвет красного вина.

«Кэролин Квентин была бы счастлива выглядеть так», — подумал я про себя.


Пятница, 19:03

Мы сидели за тем же столиком, что и тогда с Лори и Чейенн. Казалось, это было сто лет назад. В зале горел камин, окрашивая стены в оранжевый свет. Все было, как тогда, но с единственной разницей: я был расслаблен, разговор складывался как-то сам по себе, и рядом со мной сидел человек, без которого я уже не мыслил своей жизни.

Я разглядывал лицо Шарлотты, которое за эти месяцы каким-то таинственным образом стало привлекательным. Все казалось прекрасным: свет, настроение, время.

И я вдруг понял, что нужно сделать.

Я попросил ее переехать ко мне.

— Нет, — ответила она.

— Что?

— Я сказала «нет», Синклер. Хочешь, чтобы мы были вместе, — сам переезжай в Йоркшир. Будешь работать в магазине.

— Но я не могу. Я еще слишком болен, чтобы ехать так далеко.

— Не верю. Ты говорил, что не можешь выйти из дому, но мне так не показалось. К тому же там, в Йоркшире, вся моя жизнь, а тебя тут ничего не держит. У меня еще и дети, Синклер. Нельзя срывать их с места. А с магазином что делать?

— Продать?

— Ты хоть понимаешь, как эгоистично это звучит?

— Да. Да, кажется, понимаю.

— И?

— Ну… не знаю. Решать тебе.

— Нет, Синклер, это тебе решать. Ты должен сделать выбор. Скажи-ка, какой мой любимый коктейль?

— Джин-тоник. А что? Хочешь, закажем?

— Нет, просто хотела проверить, насколько хорошо ты меня знаешь.

— Да я все про тебя знаю. Любимая песня — «Полуночный поезд в Джорджию», в школе ты получила медаль, выиграв соревнования по стрельбе из лука, у тебя было восемь машин, ты храпишь, в прошлом году начала вязать шарф для сестры Эмили и так до сих пор и не довязала, ешь шоколад, только когда никого рядом нет… Продолжать?

— Если ты такой умный, то скажи, с какой стати мне захочется отказываться от своей жизни и переезжать на другой конец света? Разве не помнишь, как я однажды сказала, что не променяю свой дом ни на какой другой в мире?

— Мне просто показалось, что у нас все так хорошо складывается, и… — Шарлотта встала. У нее был такой вид, будто она ничего больше не хочет слышать.

— Я еду в отель. Послушай, Синклер, я не собираюсь ждать тебя вечно, как невеста жениха с войны, но если передумаешь, мой адрес у тебя есть.

И после этих слов она вернулась в мою квартиру, забрала чемоданы и ушла.


Пятница, 20:43

Хотя мы приехали на машине, я решил пойти домой пешком, чтобы обмозговать ультиматум Шарлотты. Я был так уверен, что она захочет переехать ко мне, что ее отказ подействовал как пощечина. Я был обижен, сердит и чувствовал себя отвергнутым.

Когда на горизонте замаячил мой дом, я стал думать о том, сколько девушек сейчас в чате. Чем они хуже этой сумасбродки, похожей на стареющую телезвезду?

Но почему-то от этих мыслей мне лучше не стало.


Пятница, 20:56

Я пришел домой в таком расстройстве, что лег спать, даже не проверив почту.

Я просто не мог поверить тому, что случилось сегодня.

Шарлотта знала, что я болен и не смогу сесть на самолет. Конечно, в последнее время мне стало лучше, но такой долгий перелет — это настоящий подвиг, самое серьезное испытание для моего здоровья.

В моем представлении, все должно было быть иначе. Шарлотта должна была впечатлиться моим обаянием до такой степени, что без раздумий переехала бы ко мне, и мы жили бы долго и счастливо.

Ощущение несправедливости происходящего всю ночь не давало мне уснуть.


Суббота, 8:11

К утру я потихоньку пришел в норму. Заставил себя встать и направился прямиком к компьютеру, по дороге заглянув в холодильник.

Я зашел в чат с твердым намерением доказать себе, что Шарлотте легко найти замену. В чате были все знакомые лица. С тремя из них у меня даже был вирт: Бетти БупЗЗ, Пинки Таскадеро и Леди Генневра. Но только у одной из этих трех была веб-камера.

После короткой партии в стрип-покер дело приняло предсказуемый оборот. Я сидел голый, как обычно, и умолял Леди Генневру показать мне какой-нибудь экзотический танец — как обычно.

Так как сегодня был мой день рождения (не по правде, но Леди Генневра так думала), она наконец согласилась. Поставив песню «Queensryche», она начала покачиваться из стороны в сторону, трясти волосами и лизать невидимое мороженое.

Я сразу понял, почему прежде Леди Генневра отказывалась демонстрировать свой танец. Если она была экзотической танцовщицей, то я — балериной.

Я уставился на экран, не веря своим глазам.


Суббота, 11:17

Но смотрел я вовсе не на Джеки, а на себя.

Когда общаешься по веб-камере, на экране загорается маленькое окошечко, показывающее тебя самого, каким тебя видит другой человек. И сейчас я видел то, что видела Джеки, да и любая другая женщина, с которой я общался по Интернету.

Все это время я представлял себя неким экстравагантным обаятельным и неотразимым лордом, у которого не было отбоя от поклонниц.

Но в реальности я был бледным мужчиной средних лет, с оплывшей фигурой. Я развалился на стуле и играл со своим членом, в полном одиночестве, в убогой съемной квартире почти без мебели.

Джеки оказалась совсем не такой, как я ее представлял. И я был не лучше.

Я вдруг понял, что должен делать.


Воскресенье, 2:17

Понадобилось всего несколько минут, чтобы забронировать авиабилет по Интернету. Если у тебя есть кредитка, компьютер и модем, можно купить все что угодно.

Через шесть недель мне предстояло вылететь прямым рейсом в Хитроу, с двухчасовой остановкой в Лос-Анджелесе.

Теперь, когда билет был оплачен, назад дороги уже не было. Но меня это не волновало. Я принял решение.

Лучше жить в ее мире, чем остаться в своем, но без нее.


Суббота, 20:52

Я открыл одно правило интернет-покера, которому никто меня не учил: намного сложнее проиграть, если ты пытаешься проиграть. И наоборот, если очень хочешь выиграть, это вряд ли получится.

Моя стратегия блефовать внаглую и делать невменяемые ставки действовала. Как-то раз в моих руках оказалось киберфишек на $5000 (а начал я всего с 765). Правда, это богатство медленно, но неизбежно уплывало от меня, обычно в руки игрока по имени Векс. Думаю, Веке каждый вечер мечтал, чтобы я оказался за одним столом с ним.

Последние десять баксов я поставил на пару тузов, нещадно побитых четверкой Векса.

Я еще раз проверил свои расчеты. За три расклада я проиграл 1865 зеленых. Вместе с двумя тысячами, уплаченными за билет, это составило ровно 3865 баксов.

Именно такую сумму я и планировал потратить.


Суббота, 21:30

Вынув кредитку из бумажника, я разрезал ее на кусочки и положил в конверт, адресованный Дейву Феррису из банка.

Потом я сел за стол и стал писать свое последнее письмо.

Дорогой Дейв!

Спасибо, что прислал мне карту с заранее одобренным кредитным лимитом. Я потратил по ней $3865 — ровно столько вы зажали, когда уволили меня из банка.

С уважением, Тревор Ниблок.

Иметь кредитную карту того же банка, в котором когда-то работал, очень выгодно. Ведь я точно знал, что если долг по кредиту меньше $5000, банк никогда не обращается в суд.

Так что шанс, что меня попытаются найти, был очень невелик.

Глава 10

Вторник, 9:14

Я сел на автобус до города. В последний раз я делал это, когда в моде были подплечники и кубик Рубика.

Я планировал купить все, что могло понадобиться для жизни в Западном Йоркшире. А все свидетельства одинокой несчастной жизни оставить позади. Они принадлежали совсем другой эпохе.

Там, куда я направлялся, была зима, но я все же решил путешествовать налегке и взять только самое необходимое: свитера, пару джинсов и подарки для Шарлотты и ребят.

Я хотел начать все с нуля.

За четыре недели до отъезда я предупредил хозяина (которому было плевать на мои планы) и сказал, что переезжаю в Великобританию к своей подруге.

Раскрасневшись от предвкушения новой жизни, я выставил все немногие ценности, что у меня были, на еВау. То, что не удалось продать, отдал представителям Армии Спасения (в том числе большой пакет свежевыстиранного женского белья). А то, что даже им оказалось не нужно, выкинул.

Труднее всего было избавиться от компьютера. Благодаря компу у меня появилась новая жизнь. Если бы не компьютер, не исключено, что я совсем опустил бы руки. Но его необходимо было продать. Мне было интересно, сколько за него можно выручить, но, в принципе, я был готов отдать компьютер хоть за бесценок.

Переступить порог компьютерного магазина оказалось таким же сложным делом, как и выйти за порог собственного дома десять лет назад.


Пятница, 10:21

У дома меня поджидало такси.

Я проверил, не забыл ли чего, и раз и навсегда покинул свою ужасную квартиру. В машине таксист посмотрел на меня как-то подозрительно, видимо, припоминая, что однажды я уже заставил его развернуть машину, устроив истерику, как только мы повернули за угол.

Но теперь я стал совсем другим человеком.

— В аэропорт, — сказал я. — И не волнуйтесь. На этот раз я еду до конца.

Я откинулся на сиденье, чувствуя спокойствие и радость впервые за многие годы. За окном мелькали виды Веллингтона, а до отлета самолета, который понесет меня к новой жизни, оставалось еще достаточно времени.

При мне была сумка с новой одеждой и подарками. А к груди я прижимал новенький ноутбук, уже подключенный к Интернету.

Примечания

1

Сериал The Persuaders 1971 г. рассказывает о двух миллионерах, британце лорде Бретте Синклере (Роджер Мур) и американце Дэнни Уайлде (Тони Кёртис), которые вынуждены стать борцами с преступностью и выполнять задания судьи, который иначе грозится отправить их в тюрьму за пьяную драку. — Здесь и далее примечания переводчика.

(обратно)

2

Искаженное Гиневра (имя жены короля Артура).

(обратно)

3

Традиция привязывать пустые жестянки к средству передвижения, в котором поедут молодожены, возникла в незапамятные времена. Грохот должен отпугивать злых духов.

(обратно)

4

Пьеса ирландского драматурга Шона О'Кейси (1880–1964).

(обратно)

5

Живи каждым днем; дословно: лови день (лат.).

(обратно)

6

Красную ниточку на запястье носят приверженцы каббалы.

(обратно)

7

Британская комедийная актриса (р. 1961 г.).

(обратно)

8

«Ridicule is nothing to be scared of» — «Не бойся насмешек» (англ.) — строка из песни поп-звезды 1980-х Адама Энта Prince Charming.

(обратно)

9

Сестер-писательниц Бронте звали Шарлотта, Эмили и Энн.

(обратно)

10

Правильно: «Limp Bizkit».

(обратно)

11

«Улица коронации» — самая длинная в истории британского телевидения мыльная опера, стартовавшая 9 декабря 1960 года.

(обратно)

12

Фильм Сидни Поллака 1999 года с Харрисоном Фордом и Кристин Скотт Томас в главных ролях.

(обратно)

13

Джон Уотерс (р. 1942 г.) — американский режиссер, король трэша; снял фильмы «Лак» (Hairspray), «Мамочка — маньячка-убийца» (Serial Мот), «Плакса» (Cry Baby), «Безумный Сесил Б.» (Cecil В. Demented).

(обратно)

14

Обыгрываются слова из песни Аланис Моррисетт (Ironic).

(обратно)

15

Американский комедийный сериал Cheers 1982 года про бостонский бар, все посетители которого знают друг друга.

(обратно)

16

Герои сериала «Друзья».

(обратно)

17

Пош Спайс — Виктория Бекхэм; Бейби Спайс — Эмма Бантон.

(обратно)

18

Английский писатель и бывший политик (р. 1940 г.).

(обратно)

19

Энни Оакли — чемпионка по стрельбе на Диком Западе.

(обратно)

20

Битва времен Первой войны за независимость Шотландии состоялась 11 сентября 1297 года, когда шотландское войско под предводительством Уильяма Уоллеса и Эндрю Морея разбило английское войско.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10