Конкистадоры (fb2)


Настройки текста:



Дмитрий Светлов Конкистадоры

Пролог

Бояре, низко кланяясь, входили в палату. Князь Иван Шуйский приветливо встречал каждого входящего. Здесь не было чужих, род Шуйских собирался на семейный совет. Василий Скопин-Шуйский после поклона отрицательно качнул головой, но глава рода тихо шепнул:

— Нашлись корни, не волнуйся.

В ответ Василий только вздохнул. За последние двадцать лет в многочисленных битвах на восточных и западных рубежах бесследно сгинула почти дюжина из колена Скопиных-Шуйских. Те, кого не нашли среди мертвых. Пленных родичей Шуйские всегда выкупали. Для входящих причина сбора родового совета была очевидна. Бурлила вся Москва, патриарх распорядился выставить в Архангельском соборе заморские дары. Накануне из Риги пришел большой обоз с дарами патриарху. Двадцать телег серебряных денег, десять телег золотых монет, десять телег серебра в слитках и десять телег золота в слитках. Среди сундуков с золотом и серебром стоял ларь с драгоценными камнями. Сейчас перед собором собралась огромная толпа. Москвичи так не ломились даже на пасхальную службу. Всех переполняло желание своими глазами увидеть присланные сокровища. Но самое важное заключалось в том, что сегодня должны объявить имя щедрого дарителя.

Не успели все Шуйские расположиться в палате по старшинству, как вошел боярин Дмитрий Бельский. Неслыханно! Старая вражда стояла между двумя знатными родами. Если Шуйские вели свой род от Александра Невского и были истинными Рюриковичами, то Бельские являлись потомками великого князя Гедиминаса. Федор Иванович Бельский в 1480 году покинул Литву и получил земли в России. Следом за Дмитрием Федоровичем в палату вошли его братья, сыновья и другие родственники. На лицах присутствующих появилась растерянность. Они не знали, что накануне Иван Шуйский лично пригласил в свой дом род Бельских, впрочем, причину не назвал. Постепенно в палате воцарилась тишина, князь Иван Шуйский продолжал сидеть молча. Значит, еще не все, должен прийти кто-то важный, но кто? Из лучших людей остался только род Глинских, ведущий свою родословную от хана Мамая. Но князю Полтавских земель нет дел до семейных проблем Шуйских или Бельских.

Дверь тихо открылась, в палату вошел патриарх, во всех головах пронеслась одна мысль: «Опять будет мирить». Благословив присутствующих, Макарий скромно сел в красном углу:

— Начинай.

Иван Шуйский вышел на середину. Собравшиеся князья с удивлением заметили, что глава рода Шуйских сильно волнуется.

— Братья Александр и Владимир Скопины-Шуйские обратились к отцу Савелию с просьбой стать духовным наставником, — начал князь.

Эти имена давно на слуху у знающих людей — сидящие в палате прекрасно знали, кто прислал дары патриарху.

— Вот письмо, которое духовный наставник написал патриарху. Здесь указана родословная, имена отца и матери.

Князья притихли — сейчас решится главный вопрос. Прекратятся многочисленные споры и догадки о происхождении братьев.

— Их отец — Иван Владимирович Скопин из Нижнего Новгорода. О принадлежности своего рода к Шуйским они ничего не знают.

Раздалось приглушенное «ах», головы повернулись к князю Владимиру Скопину-Шуйскому.

— Мой сын сгинул под Полоцком, среди убитых не найден, — послышался сдавленный голос князя.

— Их мать — Ольга Михайловна Бельская из Каунаса, — продолжил князь Иван Шуйский.

— Из Ковно, — вставая, сказал князь Михаил Бельский. — Ольга сбежала, когда я запретил ей венчаться с чужеземцем.

— Князь Иван Владимирович Скопин с княгиней Ольгой Михайловной угорели в загородном имении по недосмотру слуг. Бездыханные тела обнаружены дядькой княжичей, родители юношей лежали в одной постели.

— Обнимитесь, родственники. — В наступившей тишине голос патриарха прозвучал громовым раскатом.

Князья обнялись со слезами радости. Они обрели внуков, они узнали, что дети жили в счастье и любви. Присутствующие молчали, испытывая то особое чувство стесненности, какое всегда бывает при проявлении другими искренних душевных эмоций.

Иван Шуйский кликнул слуг, в палату внесли три картины. На двух были нарисованы портреты юношей в рост. С полотен смотрели статные светловолосые красавцы, белокурые Бельские сразу признали свое родство — Шуйские были черноволосы. Бритые европейские лица, богатые одежды и золотые цепи с драгоценными камнями. Левая рука — на эфесе богато украшенной сабли. Правая — на золотом поясе. Все пальцы в перстнях с огромными драгоценными камнями. Князей в первую очередь заинтересовала печатка, которую художник прорисовал очень тщательно.

— Ты говоришь, что они не признают родство с Шуйскими, а на печатках верхняя буква — «Ш»! — воскликнул князь Владимир.

— Наш родовой знак, — шепнул Дмитрий Бельский, указывая на клыкастую кабанью морду.

Третья картина изображала двух юношей на фоне заснеженных гор. Вокруг них в несколько рядов на коленях стояли краснокожие данники. Из-за картин чуть не возникла ссора. И Шуйские, и Бельские хотели увезти их к себе домой. Надо порадовать домочадцев.

— Цыц! — прекратил начинающийся спор Макарий. — Уймите свою гордыню! Картины заберу в Благовещенский собор.

Патриарх грозно посмотрел на спорящих князей:

— В соборе их буду держать до тех пор, пока не одумаетесь. Впрочем, к картинам пущу, у меня на своих чад любоваться будете.

Князья пристыжено умолкли.

— Читай до конца письмо монаха да показывай свои гостинцы. — Макарий требовательно посмотрел на хозяина дома.

В письме монах много хвалил своих воспитанников. Писал об усердии в делах и здравомыслии в поступках. Особо отметил воинское умение — братья ежегодно грабили не менее четырех испанских городов. Всегда возвращались с богатой добычей, золото и серебро привозили целыми кораблями. Особо отметил, что своим золотом и серебром могут засыпать кремлевскую стену. Присутствующие удивились, хотя и поняли аллегорию. Неизгладимое впечатление произвело описание серебряной горы, где вместо скал было чистое серебро. Изобилие алмазов, изумрудов и прочих драгоценных камней князья смогли воспринять только гипотетически. Но поняли главное — родственники владеют очень богатыми землями, с усердием строят храмы и крепости, а в их руках — сильное войско.

Князь Иван Шуйский перевел дыхание и достал второе письмо. Развернул свиток, пробежал глазами по тексту, затем свернул обратно:

— Сначала я покажу их гостинец, после этого письмо будет понятней. Ничего не знают наши родственники о нас.

Нестройной толпой князья вышли во внутренний двор, где выстроились ровными рядами пять десятков телег.

— Открывайте! — приказал князь своим дружинникам.

От удивления охнул даже патриарх. Два десятка телег с золотыми монетами и три десятка — с серебряными. Такой казны нет даже у Ивана IV. Шутка ли — шесть тонн золота и пятнадцать тонн серебра. О качестве денег и говорить нечего. Монеты Оружейной палаты выбивал обычный кузнец при помощи метчика и молота. Рассматривая золотые и серебряные деньги, Бельские не преминули обменяться многозначительными взглядами. На монетах был их родовой герб, да еще в короне.

Оба рода вернулись в дом в полном согласии, будто никогда не было между ними полувековой вражды. Деньги не только разъединяют, но и сближают людей. Особенно если это чужие деньги. Пока Иван Шуйский готовился зачитать письмо, родственники миролюбиво решили спор с картинами. Само письмо могло вызвать у стороннего человека улыбку. По тексту явно чувствовалось, что писавший монах хорошо знал, кому оно попадет в руки. Зато те, кто его диктовал, не имели об этом никакого понятия. По смыслу письмо являлось просьбой. Братья Скопины-Шуйские жаловались на обширные пустующие земли и просили прислать не менее тысячи крестьянских семей. Обеспечение людей инвентарем и скотиной они брали на себя. Большая нужда в знающих мастеровых для литья пушек и изготовления оружия. Далее просили не менее трех сотен людей дворянского сословия. Их города беспризорные, губернии без губернаторов. Надзор за золотыми приисками, серебряными рудниками и разработками драгоценных камней доверен случайным людям. Медные, свинцовые и оловянные шахты брошены на произвол судьбы. По этой причине они вынуждены обходить стороной новые месторождения золота и серебра. На землях есть природная сера, селитра и уголь, но они не могут отдать изготовление пороха под надзор чужих людей. В крепостях только иностранные офицеры, некоторые крепости вообще без офицеров.

Смысл письма можно было выразить одним словом «помогите». Как раз помочь были согласны и Шуйские, и Бельские. Каждый род сразу согласился отправить родственникам по тысяче крестьянских семей. Кроме этого совместно соберут тысячу удельных дворян. При необходимости братья обещали прислать еще столько же золота и серебра, но здесь сыграли роль не деньги. Оба рода почуяли наживу и начали операцию по внедрению. Что касается крестьян, тут вообще никаких проблем. Казаки за малую плату приведут с Дикого поля столько, сколько твоей душе угодно. Был в письме еще один момент, который требовал особого осмысливания. Заморские родственники предлагали при нужде прислать тысячу обученных воинов с ружьями и пятьдесят пушек с пушкарями. При этом брали на себя денежное содержание присланного войска. Ох, не просты заморские родственники. Такой дружины нет ни у одного князя, а здесь дарят просто так. Один патриарх спокойно сидел в красном углу. По письмам священников он намного лучше представлял сложившуюся ситуацию. Желание юношей финансировать сразу три заморских Духовных академии, а также типографское издание Евангелия сделали Макария их ревностным сторонником.

Глава 1 СЫР В МЫШЕЛОВКЕ

План сработал на сто процентов: отягощенные драгметаллами корабли пошли в Нассау. Братья решили вернуться в столицу Эспаньолы, для чего на одной из шхун отправились на остров Гваделупа. После налета пиратов на Санто-Доминго в городе не осталось и серебряного дублона. Губернатор не сможет оплатить доставку извести и камней для строительства городской стены. Близнецы хотели узнать, как он выйдет из создавшегося положения, и, если попросит кредит, предоставить заем под выгодные для себя проценты. На острове Гваделупа увидели реальный прогресс в реализации задуманных планов. Оба гарнизона занимались привычными военными делами. Строительство фортов и казарм уже позволяло представить окончательный вид укреплений. В обоих поселениях появились очертания площадей и улиц, начались работы по закладке фундаментов для церквей. Зарождающиеся города получили названия Форт Александр и Форт Владимир.

Первоначально близнецы даже не ассоциировали эти названия со своими именами, а поняв смысл, просто махнули рукой. Какая разница, пусть будет так, не лучше и не хуже других. Карьеры по разработке камня и извести работали в полную силу. Со слов офицеров узнали, что строительство в устье Ориноко идет высокими темпами, а строительство новых фортов в Гайане — плохо.

— В какой Гайане? — не понял Вова.

— Так местные индейцы называют ваши земли между реками Ориноко и Амазонка.

— Гайана — интересное название, что оно означает?

— На языке аборигенов это «земля вод». Экспедиции действительно нашли множество водопадов, рек и озер, — ответил командир гарнизона.

— Вам сообщили причину медленного строительства?

— Недостаток людей. Согласно с вашим распоряжением индейцам дают абордажную саблю за каждую показанную золотоносную жилу.

— Какая здесь взаимосвязь? — возмущенно воскликнул Вова. — Или аборигены абордажными саблями убивают наших солдат?

— Что вы! — замахал руками дю Норбер. — Между гарнизонами и индейцами — хорошие взаимоотношения.

— Отличные взаимоотношения и горы золота, а форты не строятся! Почему?

— Аборигены показали слишком много золотоносных жил, отряды уходят на четыреста километров в глубь континента.

— Понятно, пошлите письмо офицерам в Ориноко, — приказал Саша. — Пусть поделятся своими рабами с Гайаной.

— Надо дать название заложенным там фортам, — вступил в разговор управляющий.

— Назовите Форт Выборг, Форт Высоцк и Ивангород.

— У меня есть для вас важная информация. — Командир гарнизона торжественно вскинул подбородок. — Два моих офицера обследовали окрестности вулкана, на южном склоне нашли залежи серы.

— Молодцы. — Братья переглянулись. — Каждому офицеру по десять дублонов наградных!

— Почему каждому? — удивился дю Норбер. — В экспедицию ходили только двое.

— Остальные взяли на себя исполнение их обязанностей, на время обследования вулкана строительство городов и учеба солдат не прекращались, — объяснил Вова.

— Вы правы, спасибо за щедрое вознаграждение. — Командир гарнизона поклонился. — Когда начнем копать серу?

— Сначала надо закончить строительство и помочь новым городам. Подождем год, затем определимся, — вздохнул Вова.

Залежи серы, а тем более серы вулканического происхождения, это очень хорошая находка. Братья осмотрели образцы, которые по качеству превосходили аналог из Новой Испании. Неожиданная находка по чистоте являлась лучшей из всего, что они видели в Карибском море.

Наконец пришел корабль из устья Амазонки. Под контролем управляющего его быстро загрузили камнем и бочками с известью для Санто-Доминго.

— Надо придумать станок для изготовления мешков, — глядя на феерию низвергающегося водопада, задумчиво произнес Саша.

— Чего его придумывать? Пальмы есть, обычный ткацкий станок — и джутовые мешки готовы, — отмахнулся брат. — А зачем тебе мешки?

— Скоро потребуется много мешков, мы же начинаем выращивать кофе и какао.

— Не дури, сначала придется внести изменения в конструкцию кораблей. Нынешние кораблестроительные идеи рассчитаны на перевозку грузов в бочках.

— Эх, еще бы каменный уголь найти, — мечтательно продолжил Саша. — Хороший порох можно сделать.

— Селитру надо, — отрезал Вова.

— В Нассау уже наладил изготовление.

— Во как! Рассказывай.

— Да все просто, во всех наших трактирах и ресторанах поставили писсуары с отводом в сборник. Очищаем, перегоняем, выпариваем — аммиачная селитра готова.

— Я все голову ломал, как ты собрался делать без селитры бертолетову соль.

— Миномет задумал, но пока все очень туго. Надо найти специалиста по химии.

— В Испании стоит поискать. На сегодня это самая богатая страна, следовательно, в ней самая развитая наука, — назидательно заметил Вова.

В Санто-Доминго корабль из Гваделупы ошвартовался без задержек — известь и камни считались срочным грузом. Корабли из Форта Александр никогда не стояли в ожидании причала. В городе ничего не напоминало о недавнем набеге голландских солдат. На улицах текла обычная рутинная жизнь, к портовым складам тянулись вереницы повозок. Одни направлялись за инструментами для шахт и ферм, другие — за бочками с пшеницей, третьи везли к кораблям сахар. Все как всегда. Когда братья впервые увидели жизнь колоний, то удивились большому количеству испанских рабочих и крестьян. В их понятиях здесь должны работать только черные рабы да индейцы, а белые только командовать. На самом деле и на полях, и на шахтах черные и белые работали плечом к плечу.

Губернатор радушно встретил братьев и сразу пригласил в жилую часть своего дворца. Это могло означать как личное расположение, так и неофициальность предстоящего разговора.

— Вы уже слышали об очередном разграблении моего города армией Нидерландов? — без предисловий спросил губернатор.

— В наших фортах только об этом и говорят. Вы понесли большие потери? — участливо спросил Саша.

— Потери? Никаких потерь и никакого ущерба, — улыбнулся губернатор.

— Но из города вывезено много золота и серебра. Жители лишились своего имущества. — Братья не смогли скрыть своего удивления.

— Ах, вы об этом! — Дон Аревало безразлично отмахнулся рукой. — Жители понесли ущерб, здесь вы правы, снова разграбили церковь. Лично для меня ущерба не было.

— Но ваш дом без мебели, грабители вынесли гобелены и картины. Хранилище городского казначейства лишилось денег.

— В этом больше плюсов, чем минусов. Грабители не оставляют расписок, я могу заявить королевскому казначею любую сумму. — Губернатор заговорщицки подмигнул.

— К вам могут возникнуть претензии — город грабят два раза в год, — не отступал Саша.

— Ко мне претензий не может быть! Я регулярно требую солдат и оружие, но мне не присылают. — По всему было видно, что губернатор уверен в своей безнаказанности.

— Почему? Города Эспаньолы регулярно подвергаются разграблению, корабли попадают в руки к пиратам. Неужели королю все безразлично? — Вова решил поддержать брата.

— Потери короля не столь велики, мои запросы намного дороже.

— Неужели вы требуете больше золота и серебра, чем увез один корабль пиратов?

Услышав эти слова, губернатор засмеялся и ответил:

— На Эспаньоле конкистадоров нет, но из всех шахт только четыре принадлежат королю. Остальные являются собственностью различных семей.

— Если это так, почему владельцы шахт не организуют защиту острова? — продолжал допытываться Саша.

— В Мадриде по этому поводу идет настоящая война. Одни ничего не теряют и не хотят нести лишние расходы, другие теряют слишком много и не могут себе позволить новые расходы.

Они вошли в комнату с видом на гавань, где губернатор предложил сесть на простые стулья.

— Другими словами, королю безразлично, а владельцы шахт не могут найти взаимоприемлемое решение?

— Не совсем так. В Испании налоги составляют только два процента. Король согласен взять под свою защиту новые территории, но при условии увеличения налога до тридцати процентов.

— Владельцы земель в Америке на это не соглашаются, — подвел итог Саша.

— Конкистадоры вообще отказываются платить любые налоги. Вице-король Новой Испании контролирует только половину территории.

— Вторая половина считает себя независимой от Испании? — уточнил Вова.

— Почти что так! Практически все население Новой Гранады не желает признавать над собой власть короля. — Губернатор с улыбкой посмотрел на братьев.

— Почему Карл Пятый допускает такую анархию?

— Ему выгодно! Не предпринимая никаких действий, он два раза в год получает эскадру кораблей с золотом и серебром.

— Но это не его золото! — воскликнул Вова.

— За это золото конкистадоры вместо солдат получают из тюрем висельников и прочих преступников. На остальные деньги им привозят шелка и различные украшения, — спокойно ответил губернатор.

— Нельзя выпускать на волю бандитов, они начнут грабить конкистадоров. Начнется междоусобная война. — Братья пытались докопаться до истины в запутанных взаимоотношениях.

— Этого король и добивается! Он ждет. Конкистадоры сами должны попросить помощь и защиту. — Дон Аревало назидательно поднял палец.

— Вероятнее всего, конкистадоры предпочтут войну между собой, — не согласился Саша.

— Таких примеров много, но обращений за помощью к королю еще нет, — с раздражением ответил губернатор.

— Спасибо, дон Аревало! Вы объяснили важные для нас вопросы. — Вова почтительно поклонился.

Нарисованная картина покорения Америки совершенно не отвечала расхожему мнению. Из слов губернатора можно сделать только один вывод — Америку осваивает толпа авантюристов, а король просто ссыпает деньги в свой карман.


Пора переходить к основному разговору. Внутренняя кухня взаимоотношений покорителей Америки и короны, конечно, интересная тема, но братья пришли с конкретной целью.

— Господин губернатор, вы сохранили возможность оплачивать наши поставки с карьеров Гваделупы? — осторожно начал Вова.

— Денег у меня еще нет, но я внесу оплату золотыми слитками. — Казалось, финансовые проблемы совершенно не волновали губернатора.

— Мы согласны на такую оплату из расчета три к десяти по весу монет, — решительно ответил Саша.

— Почему вы так дешево оцениваете золотые слитки? — Дон Аревало позвонил в колокольчик.

— Это стандартная ставка губернатора Нассау, у нас нет других возможностей обменять ваше золото и серебро на деньги.

— Вы будете менять в Нассау?

В комнату вошел слуга и остановился перед губернатором в низком поклоне.

— Мне и моим уважаемым гостям какао, молока и сахара побольше! — приказал дон Аревало и продолжил, обращаясь к братьям: — Протестанты ненавидят нас, но чувства не должны распространяться на деньги.

— Губернатор Нассау и торговые дома держат большие запасы испанских денег. Нидерланды в состоянии войны с Испанией, спроса на дублоны в метрополии нет, — объяснил Саша.

— Мы еще вернемся к этой теме. Я обязательно воспользуюсь вашими возможностями, лучших посредников мне не найти.

Дон Аревало внимательно посмотрел на братьев, затем сказал:

— С оплатой договорились, я прикажу казначею приготовить золотые слитки.

— Не могли ли вы разъяснить, кому принадлежат корабли «Золотого флота»? — задал Вова самый важный для себя вопрос.

— Сами корабли принадлежат различным испанским банкам. Адмиралтейство обеспечивает вооруженными кораблями сопровождения с военными экипажами. Казна за это берет тридцать процентов от доставленного груза, — ответил губернатор.

— Похоже, что короля не очень интересуют происходящие в Америке дела, — сделал вывод Вова.

— Король интересуется только золотом. Не забывайте, на его голове сразу три короны. Для него осада Вены Сулейманом Великолепным намного важнее всей Америки.

— Разве он король Австрии? — удивился Саша.

— Он король Испании, король Австрии, король Священной Римской империи и владеет наследными правами на корону Нидерландов. В этом основная наша проблема, — раздраженно ответил дон Аревало.

— Проблема? — не понял Саша.

— Церковь поддерживает монарха в войне против Турции, а деньги на войну уходят из Испании. Испанские дворяне против таких затрат, более половины золота Америки уходит в подвалы папского дворца.

— Дворяне правы, — согласился Саша, — проблемы Вены должна решать сама Австрия. Получается, что деньги из Америки через Испанию уходят в Рим и Австрию.

— Вы правильно уловили суть противостояния испанских дворян и приближенных короля. С другим монархом ситуация в Америке могла бы кардинально измениться.

Губернатор резко отодвинул чашку, какао коричневой лужицей растеклось по полированной столешнице.

— Вы подразумеваете ввод регулярной армии?

— Королевские войска давно бы уже развесили всех конкистадоров на воротах их собственных вилл! — со злобой воскликнул дон Аревало.

Было видно, что братья затронули болезненную для губернатора тему.

— Неужели в Мадриде никого не волнует судьба американских колоний? — недоверчиво спросил Саша. — Благополучие Испании напрямую зависит от Америки.

— Волнует, и очень многих. Вам следует отправиться в Мадрид и встретиться с маркизом Франциско Кордова и герцогом Хуаном Грихальва.

— Зачем нам Мадрид? — Братья даже не пытались скрыть своего изумления. — Что нам даст эта встреча?

— Король Карл Пятый уже подписал вердикт о продаже вам прав на губернаторство в Новой Гранаде. Дон Александр Скопин, вам необходимо внести за эту провинцию сто тысяч дублонов серебром, — с довольной улыбкой ответил губернатор.

— Почему именно нам? — почти хором спросили братья.

— Кроме вас здесь никого нет. Не передавать же эти земли Нидерландам! — усмехнулся дон Аревало.

— Вы хотите нас убедить в отсутствии достойных людей в Мадриде или других городах Испании? — ехидно заметил Вова.

— Цена совсем не маленькая, а новому губернатору достанутся пустующие земли. — Сановник внимательно смотрел на близнецов. — Любой из Мадрида сначала набьет свой карман, а казна на многие годы останется без налогов.

— Там такие большие города, как Валенсия, Картахена, Маракайбо, Куракао, Буэнтовентура, — перечислил Саша. — Они не собирают налоги?

— Вы внесете деньги за всю Новую Гранаду, но власть губернатора только в Валенсии и Барселоне, остальные города не признают власть короля.

— Вы предлагаете за сто тысяч дублонов купить войну? — Саша в возмущении встал. — Нам придется нанимать армию и покупать оружие.

— Полноте, синьоры. — Губернатор положил руку Саше на плечо. — Ваш отряд уже находится на землях Новой Гранады, вы легко справитесь с непослушными конкистадорами.

— Наша карательная акция заставит других конкистадоров броситься в объятия губернаторов, а мы за это заплатим сто тысяч дублонов серебром, — насмешливо заметил Вова.

— Вы весьма прозорливы, возьмите письма для маркиза Франциско Кордовы и герцога Хуана Грихальвы.

Губернатор взял два толстых конверта, что лежали на подоконнике, и протянул Саше.

— Прежде чем отказаться, посчитайте свою прибыль. — И по-дружески подмигнул. — В тех краях вы легко получите миллион за один год.

— Нет, — решительно ответил Вова, — там таких денег нет.

— Нам необходимо подумать, — столь же решительно добавил Саша, — слишком непонятные последствия.

— Неужели вы думаете, что я предложу своим компаньонам невыгодную сделку? — огорченно заметил губернатор.

— Мы подготовим дополнительные условия, — ответил Вова. — Я не намерен просто так рисковать деньгами и жизнью.

— Подумайте, Мадрид заинтересован в твердом и непредвзятом губернаторе. К тому же там знают о ваших городах по реке Ориноко.

Из Санто-Доминго отправились на свою виллу, где познакомились со своими соседями. Приятное общество состояло из трех голландских и двух испанских семейств, чьи виллы располагались на соседних холмах. Сами плантации сахарного тростника находились в болотистой низине вдоль берегов небольших речушек. Так, в досужих развлечениях, братья дождались возвращения бригантины. Корабль загрузили серебром со своих шахт, попрощались с Никифором и подняли паруса. Тему покупки губернаторских прав на Новую Гранаду решили не обсуждать до прихода в Нассау. Предложение слишком неожиданное и чреватое непредвиденными проблемами, до серьезного обсуждения приемлемых вариантов оно должно устояться в голове. Это позволит разложить по полочкам возможные аргументы «за» и «против».


Сквозь ставни мелькнул отсвет молнии, затем послышался гром. Вова начал считать секунды межу вспышками и последующими громом. Центр циклона проходил в тридцати километрах от города, об этом говорило время задержки громовых раскатов. Скорость звука намного меньше скорости света. Вернувшись из Санто-Доминго, братья занялись неотложными делами. В Нассау их ждали три десятка монахов и письмо Бориса Неймана. Растерянный вид священнослужителей заставил позабыть обо всех делах и заняться проблемами церкви. Крепкая в вере и церковных канонах братия оказалась морально не подготовленной к длительному морскому путешествию. С географией у всех было плохо. Монахи, конечно, слышали про всякие заморские страны, про земли, где всегда лето и люди живут, как в раю. Но увидеть все это своими глазами никак не ожидали. Пальмы, теплый океан и вокруг никто не знает ни одного русского слова.

Для восстановления душевного равновесия близнецы отвели монахов на склад, где были сложены трофеи из разграбленных испанских церквей.

— Вас тридцать человек, разбирайте всю сложенную утварь для тридцати церквей.

— Это правда, что вы Скопины? — осторожно спросил один из монахов.

— Правда, я Александр Скопин, рядом мой брат Владимир Скопин. К чему вопрос?

— Митрополит сомневался, велел на месте разобраться. Вы нам всю утварь отдаете? — монах увел разговор в другое русло.

— Зачем всю? Надо для Москвы оставить, и других монахов не стоит забывать, что следом за вами едут. Не в голых же стенах службу вести, — назидательно заметил Саша.

— Почему из России в заморские страны уехали? — Со спины подошел другой монах. — Почему не хотите государю служить?

— Хорошо, сейчас покажем то, что мы здесь делаем, — резко ответил Вова. — У нас слишком мало свободного времени, недосуг попусту тратить.

Близнецы отвели монахов в соседнее отделение склада, где хранилось золото и серебро.

— Вот наша служба царю и России!

Внешний вид священнослужителей мгновенно изменился. Если перед этим они напоминали стаю боевых петухов, сейчас, увидев горы золота и серебра, резко поникли. Братья открыли сундуки с отчеканенными золотыми и серебряными рублями.

— Что сегодня несут в церковь? Мешок муки да беличью шкурку, мы начеканили денег для того, чтобы люди жертвовали золото и серебро. Понятно? — почти крикнул Саша.

Братию проняло, монахи согласно закивали головами.

— Один из вас останется здесь, церковь уже готова. Вместе поможете все обустроить. Вторая церковь строится на другом острове.

— На лодке долго плыть? — робко поинтересовались монахи.

— На корабле три дня. Десять человек отправятся на реку Ориноко, трое — на реки южнее, остальные — еще южнее, на Амазонку, — сержантским голосом приказал Вова.

— Люди там какой веры? — нестройным хором поинтересовалась братия.

— Никакой, молятся деревьям, ветру, на месте все поймете. Не забывайте писать письма в Москву, — отмахнулся Саша.

— С кем письма передавать? — оживились монахи.

— В каждом городе у нас есть управляющий, ему и передавайте, от него же ответное письмо получите.

Для закрепления урока близнецы отвели монахов в негритянскую деревню. Увидев толпы негров, монахи впали в ступор. Нет, они знали, что на земле живут люди с разным цветом кожи. Но одно дело — знать, другое дело — увидеть рядом с собой. Когда негры заговорили по-русски, некоторые были близки к обмороку.

Постепенно монахи начали осознавать, куда они попали и какие серьезные проблемы предстоит решить. Как ни странно, в этом им помогли негры и Иван Сусанин с Максимкой. Кроме того, от ненужных мыслей отвлекла рутинная работа по обустройству церкви, которая стояла между негритянской деревней и военным лагерем. Братья не просто так говорили о необходимости писать письма в Москву. Следующая группа монахов должна реально представлять не только географию, но и стоящие перед ними задачи. Целый континент людей, которые не знают христианской веры, не знают русского языка. Кроме всего прочего, эти письма должны заинтересовать не только церковь. В них священнослужители неизбежно отразят экономические вопросы. Так как первые города, а следовательно и церкви, заложены рядом с золотыми приисками, обязательно напишут о тоннах золота. Такое богатство неизбежно вызовет повышенный интерес как церкви, так и светской власти. Без поддержки государства вся эта затея с Америкой окончится пшиком.

Письмо Бориса Неймана порадовало прагматизмом и пониманием бизнеса. После многословных благодарностей и уверений в преданности господин Нейман просил открыть представительство под вывеской Скопиных. С этим близнецы согласились: Торговый дом Дагера для Москвы не звучит, Торговый дом Скопиных неизбежно привлечет русских купцов. Торговать со своими единоверцами и спокойней, и привычней. Любую неурядицу всегда можно по-свойски решить, договориться о взаимопомощи и совместных действиях. В перечне ходовых товаров отсутствовало только железо да товары, перечисленные в списке на продажу. Цены на все были просто запредельные, импорт необычайно высок, экспорт необычайно низок. После детального обсуждения всех пунктов братья сели за ответ. Немного помучились и поняли — они не смогут написать на старославянском языке. Если письмо, несмотря на древние обороты речи и некоторые непонятные буквы, они все-таки поняли, то самим так написать им не по силам. Пришлось обращаться за помощью к монахам, заодно братья получили внушение. Монахи дружно пеняли им за пренебрежение верой. Пришлось покаяться и получить урок правил христианского поведения. Монах Федор привычно написал письмо под диктовку, но наклейка адреса на кожаный цилиндрик вызвала у него удивление и интерес. После того как Саша своим перстнем закрепил сургучную печать, тот протянул свое письмо и попросил его закрепить перстнями обоих братьев.

— Так и будете каждый раз к нам приходить за печатью? — недовольно буркнул Саша, открыл ящик письменного стола и отсчитал тридцать рублей.

— Держите, каждому по рублю, сами сможете запечатывать свои письма.

Монах поблагодарил и протянул братьям по Евангелию. Книги были рукописными.

— Отец Федор, садись и напиши алфавит, — приказал Саша.

— Зачем? — монах недовольно посмотрел на братьев.

— Мы сделаем типографию и начнем печатать Евангелие.

— Книги должны писаться монахами как послушание. — Назидательно поднял палец отец Федор.

— Для аборигенов вам придется писать миллион книг. Мы легко отпечатаем за год, а вы освятите в церкви, — ответил Саша.

— Дело полезное, да где столько бумаги возьмете? — оживились монахи.

— Купим, об этом не беспокойтесь, — отмахнулся Вова.

— Вместе с Евангелием надо напечатать Псалтырь и Молитвослов, — добавил отец Федор.

— Любую книгу напечатаем, только покажи образец.

— Прямо сейчас? — Монахи скопом ринулись к своим котомкам.

— Сейчас дайте нам алфавит, надо буквы отлить. — Вова остановил порыв к немедленному действию.

Монашеская братия толпой вернулись в складскую конторку, где быстро разобрали бумагу и гусиные перья. Разделившись на несколько групп, начали со спором и руганью писать различные варианты русского алфавита. Близнецы собрали готовые листочки, и Вова отнес алфавит к ювелирам. Первоначально он хотел некоторые варианты выбросить, но, поразмыслив, решил ничего не менять. Кто знает эти церковные каноны: выбросишь, а потом самому хуже будет. Ювелиры с пониманием отнеслись к неожиданному заказу, Бэби обещал отлить буквы до конца недели. Осталось придумать саму типографию, здесь братья знали только то, что в типографиях печатают книги. Саша засел с новой идеей, а Вова отправился за советом к губернатору, в Нассау обязательно должен быть специалист книгопечатного дела.


Барон Бреда внимательно выслушал суть предложения губернатора Эспаньолы.

— Я не верю в добрые намерения испанцев. Они прекрасно знают, что Россия со всех сторон окружена врагами и не имеет выхода к морю, — сделал заключение губернатор.

— У нас есть выход на север, в Белое море, — осторожно заметил Вова.

— Возможно, вам лучше знать. В любом случае Россия не сможет нормально обеспечивать новые земли. Новая Гранада окажется без снабжения и поддержки.

— Нидерланды не откажутся от торговли с Новой Гранадой, торговые дома достаточно сильны для поставки всех необходимых товаров.

— Надо рассматривать ситуацию со стороны короля Испании. Понять, почему он отдает вам богатые земли.

— Нас уверяли, что конкистадоры не признают власти короля, — с сомнением в голосе ответил Вова.

— Они не признают власти короля, но добросовестно жертвуют церкви. Карл Пятый — ярый католик, воспитанник римского папы Адриана Шестого, — ответил барон.

— Разве Карл Пятый воспитывался римским папой? — удивился юноша.

— В то время Адриан был председателем инквизиции.

— Инквизиции? — Вова боязливо передернул плечами: XVI век, период пыток и костров. — Может, просто отказаться от Новой Гранады?

— Вас пытаются обмануть. — Губернатор внимательно посмотрел на Вову. — Только вот в чем?

— Это никак не связано с войной? — Юноша пытался найти хоть какое-то разумное объяснение.

— Сейчас испанцы делают упор на войну с Турцией, но недалек день, когда они в полную силу возьмутся за Нидерланды, — зло ответил барон Бреда.

— Испанцы уверены, что Новая Гранада вернется к ним, — предположил Вова. — Дон Аревало уверял в неприятии дворянами политики короля.

— Восстание комунерос и Святой хунты жестоко подавлены, — заметил губернатор, — открытого противостояния давно нет.

— В чем была причина восстания? — заинтересовался юноша.

— Дворяне и купечество требовали запрета на вывоз золота из Испании в Австрию, где Карл Пятый как австрийский король ведет войну с Турцией. В Ватикане Пий Четвертый строит на испанские деньги Бельведер, Казино с дворцами и апартаментами Борджа, — раздраженно ответил барон.

— Австрия воюет с Турцией и грабит испанцев, сделал вывод Вова.

— При этом церковь всецело на стороне короля. Инквизиция отправляет на костер любого, кто хоть чуть-чуть недоволен им, — добавил губернатор Нассау.

— Господин барон, в какой мере Нидерланды будут заинтересованы в торговле с Новой Гранадой? — юноша решил уточнить возможные перспективы.

— Если вы подразумеваете поставку нужных вам товаров, их вы получите в любом количестве. На другую помощь не рассчитывайте, — ответил барон Бреда.

— В торговле оставить прежние акценты?

— Мой совет — покупайте губернаторский патент. В борьбу с конкистадорами не ввязывайтесь, развитием земель не занимайтесь, — неожиданно ответит барон.

— Заплатив сто тысяч дублонов, через год мы получим миллион — вы это хотели сказать?

— Правильно поняли мою мысль, — улыбнулся губернатор. — Я могу вам сказать повод, по которому Испания заберет у вас Новую Гранаду.

— Ничего нового, у нас «неправильная вера», — засмеялся Вова. — Для католиков религиозные войны — обыденное явление.

Барон Бреда рассмеялся в ответ и показал Вове большой палец. Юноша узнал все, что им с братом требовалось. Сейчас, когда появилось понимание общей политической обстановки, можно приступать к разработке собственных планов.

Утром о прошедшем урагане напоминали плавающие в гавани ветки и листья пальм. Братья оседлали лошадей — первым делом надо навестить отца Федора и отца Иннокентия. Оба впервые в жизни встретились со стихией тропического урагана. Священники стояли рядом с церковью. Они осматривали окрестности, желая убедиться, что ураган не смел в океан весь остров. По их лицам можно было смело судить о прошедшей бессонной ночи. Вероятнее всего, служители церкви всю ночь провели молитвах. Спрыгнув с коней, близнецы подошли за благословением, мало-помалу они осваивали науку поведения в XVI веке.

— Вам, отец Иннокентий, с ураганами больше не придется встретиться. В Африке нет таких природных катаклизмов, — сказал Саша.

— Я думал, что здесь рай земной, — буркнул отец Федор. — Оказывается, и на эти земли приходят испытания.

— Сезон тропических ураганов длится четыре месяца. За это время вы подвергнетесь испытанию от восьми до двенадцати раз, — пояснил Вова.

— Откуда вам это известно? — удивился священник.

— Законы природы. Вас же не удивляет, что в России зимой выпадает снег, а весной цветут сады?

Простое объяснение успокоило священников. Отец Иннокентий отправлялся с Мгикассо в Африку. Неизвестно, как, но они нашли между собой общий язык, и отец Иннокентий с согласия вождя взял негров под свой пасторский надзор.


В черной деревне царило оживление. Завтра корабли уходят в родную Африку, возвращенцы пытались закончить самые последние и самые важные дела. Убедившись в отсутствии серьезных разрушений, Саша и Вова направились в военный лагерь. Серьезным ущербом от тропического урагана считалась только гибель людей. Поселение у озера наполовину пустовало, оставшиеся без хозяйского присмотра дома могли пострадать от сильного ветра. Пиратские набеги сместились на Панамский перешеек, откуда вывозили на Ориноко скот и прочие мелкие трофеи, что необходимы для строительства городов и обустройства жизни первопоселенцев. Другой мишенью для грабежей выбрали юго-восток Кубы и юго-запад Эспаньолы. С этих мест скот и прочую добычу вывозили на Гваделупу. Если долина Ориноко полностью поглощала все сельскохозяйственные трофеи, то из Гваделупы добычу перевозили в строящиеся города Гайаны и Амазонки. Сами острова уже насыщены домашней скотиной, которой занимались беглые рабы с Кубы или Эспаньолы. Как братья и ожидали, в джунглях Гваделупы нашло убежище несколько сотен аборигенов. Они снова вернулись к рыболовству, однако на новых хозяев островов уже не пытались напасть. Впрочем, и не вступали в контакт.

Мгикассо слишком поздно сообщил близнецам о готовности вернуться в Африку. Уже наступил сезон ураганов, помимо воли пришлось дожидаться первой «ласточки». Метеоцентров нет, никто не передаст координаты тропических циклонов и не предупредит об усилении ветра до разрушительного урагана. Дабы не попасть в сложное положение, когда в шторм корабли раскидает на десятки километров, пришлось дожидаться первого урагана. За время ожидания братья совершили несколько набегов на испанские города и снова «подцепили» один из галеонов «Золотого флота».

Трофей впечатлил и Михаэля Маджоре, и монахов, которые к тому времени еще не покинули остров. На корабле было семьдесят тонн золота и двести шестьдесят — серебра. Если Михаэль Маджоре считал, что захваченной добычи достаточно для создания устойчивого банка, то монахи были уверены в достаточности денег для всей России. В своей жизни они не раз видели результаты набегов татар на русские города и села. Видели трофеи ратников, которые они привозили после набегов на татар. В обоих вариантах добыча составляла сотню пленных да простой домашний скарб, за который заплатили жизнью и ранами товарищей. Здесь ни ран, ни увечий, вернулись через две недели веселые, загорелые, а добычей привезли гору золота. Если крестьянская телега берет полтонны, то золота и серебра взяли на семьсот телег. Монахи срочно сели отписать новость в Москву, пусть подивятся такому богатству.

В качестве основной цели на этот раз выбрали город и порт Колорадо, милое и симпатичное местечко на реке Чиррипо. Многочисленные баржи свозили туда природные богатства с гор Кордильера-де-Таламанка. Если Лимон являлся удобным портом и большим городом, процветающим за счет прилегающих рудников, то в Колорадо жило не более тысячи человек. Долина Тортугеро, где находился порт, славилась изобилием орхидей, розовым деревом и непроходимыми джунглями. По сообщениям разведки в устье реки стояла маленькая батарея из одного орудия под сорокакилограммовые ядра и двух обычных полевых пушек. Ночной поход с целью захватить маленький гарнизон не удался. Высаженный на берег отряд не смог пройти через лес, который на поверку оказался сплошным сплетением лиан с ужасающими колючками. Близнецы решили не мудрствовать и на рассвете повторили атаку.

Стоящий на батарее часовой тоскливо мок под моросящим дождем и даже не смотрел в сторону идущих вдоль берега десантных шлюпок. Разобраться с маленьким гарнизоном в сорок человек не составило труда. Обеспечив безопасный подход к причалам, подали сигнал на свои корабли, что стояли скрытые прибрежными холмами. Скромное поселение, к счастью для жителей, не могло заинтересовать пиратов. Зато горы меди, свинца, олова и прочих полезных грузов быстро перекочевали в трюмы пиратских кораблей. Ну и, конечно, золото с серебром, коих в городском хранилище скопилось совсем не мало. Золотая эскадра уже обходила порты Новой Испании, и в Колорадо приготовились перегрузить драгметаллы на надежные и неприступные корабли.

«Золотой» галеон взяли по отработанной схеме. В Пуэрто Плата рабы указали на самый «жирный» корабль, после чего Вова с парой человек от Мопти закрепил под днищем плавучий якорь. На этот раз брезентовый парашют раскрылся в двадцати километрах от Эспаньолы, когда с палуб кораблей еще отчетливо виднелись прибрежные горы. Капитан галеона повернул обратно в порт и в вечерних сумерках был встречен пиратскими шхунами. Военные корабли сопровождения даже не пытались выяснить причину, по которой один из груженных золотом галеонов вдруг повернул обратно. Испанцев высадили на шлюпки, затем отцепили плавучий якорь. Дождавшись темноты, братья приказали поднять паруса и отправились на трофейном корабле в Нассау. Вова перебирал захваченную почту, сортируя письма для губернатора и для Михаэля Маджоре. Саша увлеченно чертил, писал, считал и думал.

Вопрос монахов о бумаге навел его на новую творческую стезю — Саша занялся созданием бумагоделочной машины, одновременно разрабатывая технологию производства белой бумаги.

— Из твоих многочисленных увлечений чаще всего получались различные бомбочки и фейерверки. Откуда у тебя познания в изготовлении бумаги? — спросил Вова.

— Случайно попалась книга, вот и прочитал, — недовольно ответил Саша.

— Темнишь ты, братик. Случайно про сульфирование и прочую мутотень не узнаешь.

— Ты в Гайану запрос о растущих деревьях послал? — Саша решил уйти от неприятной для него темы.

— Послал, и на Ориноко, и на Амазонку.

— На Ориноко и Амазонку зачем? — удивился Саша.

— Затем, что там водопадов не меньше, чем в Гайане. Твое главное условие — это водопад, который способен вращать тяжелый привод.

— И дерево по типу осины, ольхи или березы, — напомнил Саша.

— Берез здесь нет, зато есть тополя. В твоем перечне тополь в первых рядах.

— На каких реках тополя нашли?

— На всех, сейчас выбирают удобное место для строительства завода.

— До завода еще далеко, — вздохнул Саша.

— Далеко, близко. Мы должны окончательно определиться с местом до того времени, когда ты будешь готов со своими проектами.

— Извини, у меня не получается устройство натяжения роликов.

— Вспомни, как у нас в актовом зале натягивался верхний трос.

— Точно! — обрадованно воскликнул Саша. — Ролик, тросик и груз — просто и надежно.

В Нассау трофейный корабль после выгрузки поставили на дооборудование. Все галеоны братьев Скопиных, или, правильнее, Торгового дома Дагера, имели на артиллерийской палубе по шестьдесят пушек.

Глава 2 АФРИКА

Несмотря на то что негритянские семьи начали грузиться еще в темноте, флотилия вышла в океан только после обеда. Кто-то потерял детей, кто-то передумал и решил остаться. У многих нашлись срочные дела или нерешенные вопросы. Вова и Саша в очередной раз выслушивали инструктаж Франка Лейдена. Принесенный Вовой прозрачный кристаллик оказался алмазом, очень чистым алмазом. Огранщик уверенно заявил, что такие называются ювелирными и очень ценятся знатоками. Он долго разглядывал кристаллик под разными светом и углами, после чего уверенно сказал:

— Ваш алмаз не из Индии, но в некоторых ювелирных украшениях такие камни встречаются. Где вы его взяли?

— Подарок негров, но где они его нашли, мы не знаем.

— Вполне возможно. Американский континент мало исследован, могут быть месторождения алмазов.

— Это плохо.

— Наоборот, очень хорошо! Если найдете месторождение алмазов, деньги рекой потекут в ваши карманы.

— Раньше больших денег мы увидим большие корабли и тысячи солдат. В результате у нас не будет ни больших, ни маленьких денег.

— Не посмеют. Найденное вами может принадлежать только вам.

— Еще как посмеют. Нам останется только пожаловаться Сулейману Великолепному.

— Вы слишком осмотрительны.

— Не хочется умирать молодыми и не женатыми.

Франк Лейден снова и снова повторял признаки залегания алмазов. Несколько раз просил проверить рисунки, на которых нарисованы драгоценные камни в природном состоянии. На прощание пожелал удачи и ушел, только еще раз убедившись в сохранности толстого фолианта — полезной книги с описанием методики и правил поиска месторождений драгоценных камней, которую он сам принес в каюту.

Тропическое солнце играло на поверхности океана яркими бликами. Корабли эскадры шли, построившись в четыре колонны. Братья смогли разобраться в организации работорговли. Оказывается, торговля черными людьми была монополией португальцев. Они основали крепость в устье реки Жеба, откуда совершали набеги за рабами. Река протекает по плодородной саванне, где пасутся многочисленные стада африканских животных. Следом за ними кочуют африканские племена. Отряды португальских работорговцев регулярно отлавливают аборигенов и свозят их на острова Зеленого Мыса. Это единственное место, куда могут приходить за рабами иностранные корабли. Через английских пиратов выяснили, что есть другая река, по которой можно выйти к тем же землям. Причем англичане поднимались вверх по ней на четыреста километров. Позже братья узнали, что через саванну к горам Мандинго можно пройти по двум рекам. Но для отлова рабов португальцы выбрали третью, которая была более удобна с точки зрения судоходства, но уходила в сторону от гор. Таким образом, португальцы сами себя отрезали от богатых месторождений золота и алмазов.

Плавание через океан заняло двадцать дней. Саша мудрил с чертежами роторного типографского станка, Вова нашел новую забаву — решил «изобрести» казенно-зарядную пушку.

— Ни фига у тебя не получится, — безапелляционно заявил Саша.

— Почему это? Порох с катализатором для гильз ты сделал, мне остается придумать способ изготовления казенника, — возразил брат.

— Вот-вот, казенника. А как ты соединишь ствол и казенник?

Вова задумался. Здесь нужен пресс, а существующие технологии дальше кузнечного молота не ушли.

— Может быть, выполнить единой трубой? Все вместе — и ствол, и казенник?

— Не мучайся дурью. Казенник должен быть стальной или латунно-никелевый, как у пушек на площади перед Измайловским собором.

— Не вижу принципиальной разницы. Прорыв газов закроет донце гильзы.

— После первого выстрела латунный казенник немного расширится.

— Так хорошо думалось, нет, пришел и нагадил.

— Если хочешь, делай для каждой пушки отдельные гильзы.

— Нет, так не пойдет. Без автомата выброса гильзы пушка никуда не годится.

— Вот именно, выбивать гильзу после каждого выстрела, легче заряжать через ствол.

— Уговорил, в Испании вплотную займусь этой темой. У нас горы никеля и цинка, а зачем его вывозят в Европу, мы не знаем.

— Что-то ты, братик, совсем расслабился под южным солнцем.

— Не понял? В чем причина твоего упрека?

— Кто у нас в Нассау главный литейщик?

— А ты чего молчал про нашего венецианца?

— Я молчал? Да ты сам каждый день с ним здоровался!

— Ладно, не бурбулируй, у меня тогда в голове не было мыслей.

— У тебя и сейчас их нет.

Вова огорченно вздохнул, но «проектно-конструкторскую» работу не забросил. Нужны им скорострельные пушки. Сухопутная армия с обозом в тысячу пушек — заведомо проигрышная затея. Тут на охрану собственных тылов потребуется не менее пятидесяти тысяч человек.

Легкий пассат сменился муссоном, ветер наполнял паруса. Корабли, разгоняя стайки летучих рыб, ровными колоннами пересекали океан. Иван Сусанин уже безбоязненно глядел на океанские просторы. Бескрайние воды больше не приводили его в шоковое состояние. Только священник не замечал окружающих красот. Он не любовался небом, когда восходящее солнце щедро раскрашивало облака в ярко-розовый цвет. Не старался увидеть закат, когда светило посылало через толщу океана свои последние зеленые лучи. Отец Иннокентий вел нескончаемые беседы с Мгикассо, которые прерывались только на сон. Но океан все же внес свои коррективы: говорили о мироздании, о великом потопе и прочих библейских вопросах. Легенда о великом потопе бытовала и в племени Мгикассо, что порадовало священника и удивило братьев. По этому поводу они настоятельно рекомендовали отцу Иннокентию написать о легенде в письме. Патриарх должен знать о таких фактах.

На девятнадцатый день, определив место по солнцу, Саша и Вова приказали убрать часть парусов — необходимо было уменьшить скорость. Утром следующего дня корабли должны быть вблизи берега. Рассвет высветил низкий, поросший яркой зеленью берег.

— Это не наша земля, — в один голос уверенно заявили Иван Сусанин и Максимка. — Здесь другие запахи и другие деревья.

— На мой взгляд, все одинаково, — ответил Вова. — Посмотрите в подзорную трубу.

— Если ты хочешь мне показать прибрежные заросли мангров, твоя труба не требуется. Мы оба чувствуем — это другая земля.

Давно известна способность человека ориентироваться на местности интуитивно. Вова даже где-то читал, что чистокровные индейцы не могут жить вне американского континента. Публикации на мистические темы в большинстве случаев являются примитивным вымыслом, но о неспособности индейцев жить на других континентах он читал в советской медицинской книге.

Больше всех волновались негры, что вполне объяснимо: они желают вернуться домой. На палубах всех кораблей люди столпились вдоль бортов, лезли на мачты и напряженно всматривались в приближающийся берег. Десяток шхун, на которых негры совершали свои походы по Карибскому морю, нетерпеливо рванулись вперед. На таком расстоянии трудно определить, где находится вход в устье реки. Для уверенности братья поглядывали на схематический план, который английский капитан нарисовал на карте. Но как раз уверенности у них не прибывало. Из всех кораблей эскадры, если не принимать во внимание негритянские шхуны, «Варяг» был самым мелкосидящим. Вова приказал боцману увеличить парусность и выйти в голову колоны. Вскоре на поверхности воды заметили приметное пятно, здесь причудливыми завитушками смешивались лазурные воды океана и серая, мутная речная вода.


Корабли друг за другом вошли в широкую лагуну, затем пошли по южному рукаву речной дельты. Вова посмотрел на оживленных негров, которые то и дело показывали друг другу понятные только им признаки родной земли. Братья видели только одно — здесь не было огромных пятидесятиметровых деревьев. Вероятнее всего, сказывалась близость Сахары. Близнецы никогда не были в Африке, нечего было сравнивать, невозможно сделать выводы. Определено только одно — корабли достигли африканского континента, где находятся на шестнадцатом градусе северной широты. Через четыре часа над кораблями эскадры пронесся радостный крик, ритм тамтамов поднял в воздух стаи птиц, пассажиры принялись радостно пританцовывать. На северном берегу реки стояла негритянская деревня. Посреди центральной площади сидело несколько сот пленных негров. Именно пленных, их окружал десяток воинов Мгикассо с луками и алебардами. При желании можно было рассмотреть позади хижин тела убитых — местные воины, по-видимому, пытались оказать сопротивление. Можно с уверенностью сказать, вождь хорошо подготовил свою армию вторжения.

Вова подвел бригантину к берегу, но Мгикассо, вопреки ожиданию близнецов, не сошел на родную землю, а, стоя на бушприте, долго говорил с воинами передового отряда. Наконец, закончив инструктаж, или что там еще могло быть, вождь возвращенцев подошел к Саше:

— Забирай всех, это первые рабы, которых я тебе даю.

— Спасибо за подарок, только у нас нет свободных кораблей.

— Ставь под выгрузку галеон, тот, где самые большие пушки.

— Ты хочешь оставить пушки здесь? — удивился Саша.

— Посмотри на прибрежный холм, там мы построим крепость. Рабы рассказали о другой реке, что южнее. Туда отвезем половину пушек и построим еще один форт.

— Сможете? — засомневался Вова. — Построить форт или крепость — непростая работа.

— Твои форты и крепости кто строил? Или ты работающих на тебя людей не видишь в упор?

— Извини, — смутился юноша, — я не подумавши.

— Прикажи разведчикам подыскать хороший остров. — Саша увел разговор в сторону. — На него свезешь новых рабов.

— Вам не нравится эта река?

— Не в этом дело. На реке корабли потеряют много времени. Кроме того, капитаны и матросы не должны знать твои земли.

— Похвальная осторожность, заботитесь и о себе, и обо мне.

— В этом мире очень легко пропасть без осторожности.

— Здесь выгружаем половину кораблей, вторая половина уйдет в Гамбию.

— Что за Гамбия?

— Так мы называем другую реку, которая течет южнее. Именно там живет племя, что захватило меня в плен. Их зовут мандиго, скоро они заполнят трюмы ваших кораблей.

— Как зовут этих рабов? — Саша кивнул в сторону пленников.

— Уолофы, они здесь жили всегда, но я решил забрать себе их земли.

— Зачем? Здесь ничего нет, кроме рабов.

— Тебе нужны бивни слонов и красное дерево? Люди, которых вы зовете португальцами, вывозят это с моих земель.

— Имей в виду, чем больше твои земли, тем больше потребуется воинов. Все хотят кушать, придется создать нормальное сельское хозяйство.

— Скоро вы увидите огромные стада диких животных. Каждый воин сможет взять столько мяса, сколько захочет.

— Ответ неверный: воин создан для войны, для заготовки мяса нужен охотник. В Нассау солдаты тренируются каждый день.

Слова братьев заставили Мгикассо задуматься. Изобилие животного мира скоро закончится, в чем европейцы примут активное участие. Но бессмысленно говорить об этом вождю. Одно дело — знать будущее, другое — объяснить его другим людям. Словам никто не поверит, убедительных аргументов не найти. Остается только путь примера европейского способа ведения сельского хозяйства.


Заботы по разгрузке кораблей и складированию привезенных грузов заставили остаться в захваченной деревне на ночлег. Разожгли большой костер, разделали мясо нескольких антилоп. Туши нанизали на вертел, после чего мясо обильно поливали соком диких апельсинов и лимонов. На больших блюдах подготовили гору плодов манго. По мере готовности ломти мяса отрезали, солили и заворачивали в листья вместе с манго. Братья впервые в жизни отведали мясо столь изумительного вкуса. Попросили добавки. Вторую порцию смаковали, запивая кокосовым молоком. Стемнело очень быстро, пора мыть руки и спать, луна уже покрыла траву призрачным серебром. Пошли к реке, но, отойдя от костра на несколько шагов, замерли от страха. На них со всех сторон смотрели зеленые глаза. Прошло несколько минут, прежде чем они поняли, что видят необычайно ярких светлячков. Быстренько вымывшись, почти бегом вернулись обратно и начали устраиваться спать. Звуки саванны долго не давали уснуть. Близкий львиный рык прерывался щемящим душу детским плачем, хохот гиен заглушался дрожащим трубным зовом слонов. Негры сладко спали, после долгих лет рабства они вернулись домой. Наконец преобладающими звуками стал шум листвы в кронах деревьев, сон сморил и братьев.

К полудню первый корабль с рабами отправился в Ивангород. Братья дали капитанам необходимые инструкции, экспедиция пересела на шхуны, после чего продолжила путешествие вверх по реке. Разглядывая африканские пейзажи, братья обсуждали действия Мгикассо. Вождь приказал поставить в захваченной деревне пилораму и срочно строить новые шхуны. Вопрос — зачем ему флот? Торговать? Европа не воспримет чернокожих людей как равных себе. В лучшем случае ограбят и отправят назад, а могут и убить. Близнецы не вмешивались в распоряжения вождя. Здесь его земля, он строит жизнь своего племени. Если потребуется их мнение, они его скажут, нет ничего хуже непрошеных советов. На второй день пути правый берег реки стал холмистым, а на третий их ожидала праздничная толпа. Народ встречал своего вождя. Крики, шум, гам, барабаны и танцы.

Торжества по случаю возвращения правителя не интересовали братьев. Они решили прогуляться по окрестностям достаточно большой деревни. Однако, выйдя за пределы плетенного из лиан ограждения, увидели рядом с собой четырех воинов.

— Вы нам не доверяете? — прищурился Саша.

— Зачем говорите обидные слова. Мгикассо приказал вас охранять.

— Неужели рядом с деревней могут быть враги?

— Враги далеко, до ближайшей деревни десять дней пути.

— Если рядом нет врагов, то в чем смысл охраны?

— Вас могут съесть.

— Съесть? Кто? Ваше племя ест людей?

Предположение поставило воинов в тупик. Они ответили только после продолжительной паузы.

— Мы не едим людей, никто не слышал о таком. Вас могут съесть леопарды.

— Леопарды или львы?

— Львы не трогают людей, если человек сам не мешает им. Вот леопарды нападают очень часто. Это быстрые и опасные звери, вы не умеете их видеть.

— Сколько дней вождь проживет в этой деревне?

— Три, еще не со всех деревень собрались старосты. Он должен сказать свое слово всем сразу.

— За три дня соберутся все старосты земель Мгикассо?

Воины засмеялись, хлопая себя ладонями по бокам и приседая.

— Наши земли очень большие. Через три дня мы отправимся в дом вождя, дорога займет десять дней.

— Дом вождя в горах?

— Мгикассо живет на берегу реки Нигер. Раньше наши земли простирались на двадцать дней пути в любую сторону от его дома.

— Что случилось? У вас появились сильные враги?

— Наши враги живут на юго-востоке. Мы их не боимся, проблемы от белых.

— Белые заходят на ваши земли?

— Маленькие и подлые племена на западе начали уводить наших людей и продавать белым. Они нас уже не боятся, они под защитой белых.

Братья удовлетворили свое любопытство. С Мгикассо не получалось нормального разговора. Он или не хотел рассказывать о своей родине, или чего-то стеснялся.

— Отведите нас на охоту, хочется подстрелить большую кошку.

— Кошку? Вы говорите о леопардах?

— Да, я хочу подарить своей женщине шкуру леопарда, — сказал Саша.

Негры снова засмеялись, оказывается, и у них сей подарок очень ценился женщинами. Охоту назначили на следующий день после обеда, когда сытые хищники обычно дремлют на полуденном солнышке.


Для охоты Саша и Вова выбрали двустволки. Новая Сашина разработка была тяжелее, но внушала больше уверенности, что очень важно при встрече с хищником. За шкурой леопарда отправились в прежнем составе — вчерашние телохранители приняли приглашение и теперь желали показать свое умение. Их вооружение не изменилось, те же алебарды и короткие абордажные сабли. После полудня вышли из деревни и сразу оказались в саванне, где виднелись пасущиеся стада различных рогатых парнокопытных. Ближайшим стадом оказались газели. Несколько сотен симпатичных коз мирно паслись под охраной взрослых самцов, которые несли бдительный дозор по периметру стада. Негры осмотрелись по сторонам, после чего повернули вправо, обходя стороной красивых животных. Охотники внимательно смотрели под ноги, только братья разглядывали пасущихся козочек, порой примечая в стороне шевеление высокой травы. Вскоре заметили виновников нарушения степной идиллии, ими оказались красные полосатые гиены. Увлеченные мышкованием, они не обращали внимания на проходящих мимо людей. Больше ничто не нарушало покой природы и мерное покачивание высоких трав.

Так прошло более часа поисков непонятно чего, но вот негры обрадованно вскрикнули и показали на землю. В примятой траве виднелся малозаметный след, по которому внимательный следопыт определит, что здесь что-то протащили. Негры показали близнецам на крошечные пятнышки:

— Сегодняшняя добыча, следы крови еще сохранились.

— Это может быть лев или гепард.

— Львы созывают к месту удачной охоты всю семью. Гепарды уносят свои трофеи. Только леопарды волокут добычу в ближайший кустарник.

— Почему?

— Они живут поодиночке и не смогут отстоять свою добычу от стаи гиен.

— В таком случае кустарник не поможет, гиены и там отберут.

— Не смогут, хитрецы затаскивают козу на дерево. Посмотрите вон на то дерево, где сидят три большие птицы. Там ваш леопард.

— Не проще искать леопарда по сидящим на дереве птицам?

— Птицы могут сидеть без леопарда, например недалеко от прайда львов.

— Львы очень опасны?

— Они не пошевелятся, пока сам не подойдешь на расстояние прыжка. Никогда не живут в одиночку, всегда рядом не меньше четырех самок, да в стороне пара самцов.

— Не боятся человека?

— Зачем львам нас боятся? Когда человек к ним подойдет, внезапно нападают со всех сторон. Никому не удавалось от них уйти.

— Здесь могут быть львы?

— Леопарды боятся львов, если видишь леопарда, львов рядом нет.

Негры определили направление ветра, после чего отряд разделился. Братья пошли в обход островка зелени, чтобы выйти к зверю с подветренной стороны. Негры рассредоточились, оставаясь на виду у стремительного хищника. Они отвлекали внимание большой кошки, не приближаясь ближе ста метров. Братья должны подкрасться как можно ближе, на расстояние прицельного выстрела. При этом нельзя встревожить птиц, если они взлетят, то леопард сразу спрыгнет с дерева. Увидеть хищника в высокой траве практически невозможно.


Саша и Вова разошлись на десять метров, после чего начали осторожно приближаться к дереву. Оба зарядили ружья одинаково, в одном стволе — пуля, в другом — картечь. Шли осторожно, иногда отвлекаясь на гиен, которые порой подходили слишком близко. Неожиданно леопард исчез, хотя птицы по-прежнему спокойно дремали на ветке. Братья недоуменно остановились. Потом стали растерянно оглядываться, желая увидеть, где эта пугливая кошка попытается проскользнуть мимо них. Это их и спасло, леопард не пытался удрать, он атаковал. Зверь, оказавшийся вблизи таким огромным, неожиданно прыгнул на Сашу со спины. Спасла реакция — Вова выстрелил первым, разрядив в хищника оба ствола. Брат инстинктивно упал на спину, после чего выстрелил дуплетом. Точнее, падение на спину и выстрелы произошли одновременно. Кто-то из них попал, перебив леопарду задние лапы. Зверь в злобном рыке пытался достать Сашу, но без помощи задних лап только медленно полз, взрывая землю огромными когтями. Близнецы перезарядили ружья и с трех метров всадили пулю прямо в открытую пасть.

Адреналин буквально бурлил в крови. Еще бы, они едва сами не стали добычей более опытного охотника! Зверь оказался невероятно большим, длиной около двух метров, и неожиданно легким. Вова закинул еще подрагивающий трофей на плечи, Саша с двумя ружьями пошел сзади. Прошли сквозь маленький островок зелени, где падальщики воспользовались отсутствием хозяина и рвали клювами чужую добычу. Тушка антилопы была аккуратно закреплена в развилке акации. Разбросанные под деревом кости свидетельствовали о достаточно продолжительном пребывании хищника на этом месте. Выйдя из маленькой рощицы, поняли причину, по которой леопард покинул свое убежище. Четверо негров, выставив перед собой алебарды, стояли в полукольце восьмерки львиц. Судя по вздрагиванию травы, рядом билась в агонии девятая хищница. Вова сбросил с плеч убитого леопарда, Саша протянул брату ружье.

— Леопард почувствовал львов, поэтому решил заблаговременно смыться.

— По дороге ему захотелось порезвиться и убить нас.

— Он был сыт, да и времени у него совсем не было, не хотел он полакомиться нашей печенью.

— Левый ствол заряжен пулей, правый — картечью, — деловито заметил Саша.

— Собственная злоба лишила леопарда жизни, у него был стопроцентный шанс уйти незамеченным.

Братья выбрали удобную для стрельбы позицию, когда можно стрелять, не опасаясь попасть в проводников. Вместе с тем позиция эта позволяла друг друга прикрыть от возможной атаки хищника.

Саша выстрелил первым, ближайшая львица подпрыгнула и забилась в агонии. Остальные повернули головы на звук, братья невольно поежились под взглядами этих природных убийц. Две самки как-то неожиданно и стремительно бросились в атаку. Они не бежали, не прыгали, а стлались над землей, их спины даже не мелькали над травой. Морды были оскалены в предвкушении захвата, а желтые глаза контролировали каждое движение намеченной жертвы. Вова выстрелил пулей, хищница покачнулась, но упала только через десять метров. Вторую львицу братья уложили совместным залпом картечи. Негры тоже не теряли времени: воспользовавшись заминкой, они нанесли слаженный удар. Еще четыре львицы упали на землю, причем одна успела схватить зубами древко и вырвала его из рук охотника. Последний зверь попятился и скрылся в траве. Хозяйки саванны оказались очень тяжелыми, не в пример грациозному и злобному леопарду. Каждая львиная туша весила не менее двухсот килограммов. Срубили подходящую жердину, сообща снесли убитых львиц в тень зеленого островка, после чего трое негров отправились в деревню за подмогой.

Оставшийся с братьями телохранитель сел в тени, лицом к мирно пасущимся антилопам. Под левую руку он положил алебарду, в правой держал абордажную саблю. Близнецы вышли на противоположную сторону зеленого пятачка. Вова устроился в тени небольшой акации, саванна жила своей повседневной жизнью. Между кустами бегала какая-то птица, напоминающая курицу, только с мощным клювом. Не обращая внимания на Вову, она ловила жучков или ящериц. Тишина и покой, юноша задремал. После он долго анализировал, что послужило причиной внезапного пробуждения. Вероятнее всего, разбудила именно птица, которая благоразумно убралась с места предстоящей схватки. Открыв глаза от шума крыльев, он увидел осторожно подбирающегося льва. До хищника было всего двадцать метров. Лев не подкрадывался, он шел, плавно и бесшумно переставляя гигантские лапы. Вова не встрепенулся, не глядя хищнику в глаза, взвел курки, затем медленно навел ружье. Картечь ударила в грудь хозяина саванны, когда тот готовился к заключительному броску. Вскочив после выстрела на ноги, Вова увидел второго льва. Тот поднял голову вверх, стараясь распознать неведомый запах сгоревшего пороха. Это движение его и выдало. Выстрел разбудил задремавшего Сашу, который сразу заметил поднятую над травой голову льва. Телохранитель прибежал одновременно с последними выстрелами братьев.

Юношей трясла нервная дрожь адреналинового избытка. Прогулка ради забавы едва не закончилась гибелью. Близнецы реально ощутили, что саванна не относится к ним как владыкам природы. Только газели держали дистанцию, остальные парнокопытные были готовы дать отпор. Встреча с хищниками лишила последних иллюзий. Съедят, даже не успеешь заметить как. Эмоций получили с избытком. Больше им не хотелось здесь гулять, про охоту и говорить нечего. Саванна ответила на вопрос, кто здесь охотник, а кто жертва. Приход аборигенов встретили с явным облегчением. По случаю убийства одиннадцати львов и одного леопарда в деревне пошел новый виток празднований с обязательными песнями и танцами. Братья получили на шею ожерелья из клыков и когтей, которые вблизи оказались пугающе большими.

— Для полноты коллекции осталось добавить зубы крокодила, — заметил Саша.

— Только на удочку.

— Что на удочку? Зачем ловить крокодилов на удочку? Ты больше не хочешь ходить на охоту?

— Ага, сначала крокодилы, потом зубы горного тролля. Спасибо, я наохотился всласть, больше никуда не пойду, даже на рыбалку.

Смеяться не хотелось. Еще сильны были воспоминания о пережитом ощущении собственной беспомощности перед истинными хозяевами саванны.


Наконец Мгикассо закончили свои неотложные дела, отряд в сопровождении сотни негров пешком тронулся в столицу. Переход по саванне планировали осуществить за десять дней. Братья с удовольствием рассматривали окружающий ландшафт, безбоязненно пасущихся животных, огромные стада слонов. Самым любопытным показал себя дон Бобо Карио. Он вникал во все детали, буквально изводил негров всяческими вопросами. Даже Иван Сусанин и Максимка старались не попадаться на глаза настырному испанцу. Индейцы как губка впитывали новые впечатления и делились своими эмоциями с отцом Иннокентием. Сам священник без устали бегал от братьев к Мгикассо и обратно. Ему требовались детальные разъяснения о слонах, жирафах и носорогах. Он никак не мог поверить, что такие огромные животные на самом деле являются травоядными. Все порывался подойти поближе и рассмотреть во всех деталях. Пришлось достаточно строго урезонить такое любопытство. Животные-то травоядные, да совсем не безобидные. Враз затопчут ногами насмерть. Только огромные черные буйволы ни у кого не вызывали вопросов. Как и желания подойти поближе.

Саша и Вова в не меньшей мере были поражены красотами африканской природы. Вскоре холмистая местность перешла в гладкую равнину, стада животных стали встречаться все реже и реже. Наконец животный мир сузился до юрких ящериц и змей.

— Почему у реки мы не встречали змей, а здесь они чуть ли не на каждом шагу? — поинтересовался Вова у вождя.

— Рядом с водой всегда пасутся антилопы. Они затопчут змею своими копытами. Там, где нет воды, нет и пасущихся животных, поэтому змеям никто не угрожает.

Объяснение вполне правдоподобно, особенно если вспомнить об огромных стадах различных парнокопытных. Неожиданно Саша замер:

— Смотри, трава альфа!

Он показал на высокую траву, покрывающую всю равнину до горизонта. По форме она напоминала ковыль.

— Чем знаменита эта трава?

Вова сорвал травинку и начал внимательно ее осматривать.

— Раньше из травы альфа делали бумагу для денег.

— Так! С этого момента, пожалуйста, поподробнее. Познания в изготовлении бумаги у тебя становятся несколько узконаправленными.

— Ладно, чего уж сейчас таиться. Была у нас бригада по разработке технологии изготовления денег.

— Во главе с Володькой Лукьяненко?

— Откуда ты знаешь?

— Посадили его перед нашим контрактом. На копировальной машине деньги делал.

— В детдоме нас директор вычислила. Забрала все фальшивки, привела к себе в кабинет и раскритиковала нашу продукцию за плохое качество.

— Ругала?

— Нет, довольно мягко и доходчиво разъяснила финал изготовления фальшивых денег. У нее в кабинете целый музей «творчества молодых».

— Неужели все наши изделия в своем кабинете хранит?

— Не все, всякие бомбочки и прочую пиротехническую муть сдает в милицию.

— Для нынешних целей эта трава пригодится?

— Забудь, не нужна она. Просто в детдоме я мечтал увидеть траву альфа, детские иллюзии решения всех жизненных проблем.

Самые незабываемые впечатления произвел баобаб. Слова Мгикассо, что это молодое дерево, не уменьшили эмоциональное потрясение. По форме оно выглядело как бутылка с куцей веткой в горлышке. Десятиметровый ствол диаметром в пять метров оканчивался забавной макушкой из которой торчало всего четыре ветки с огромными полуметровыми цветами. Сами цветы больше всего напоминали белоснежные шары. Вождь, заметив внимание к баобабу, пояснил:

— Очень полезное дерево, из него можно строить хорошие лодки. Из коры женщины делают ткань. Вкусные плоды, но обезьяны и жирафы их съедают первыми.

— Внутри ствола накапливается вода? — поинтересовался Вова.

— Какая вода? Обычное дерево, только древесина легко обрабатывается.

Вове стало грустно, умерла еще одна детская сказка. Сколько раз они с братом играли в детстве в путешественников и каждый раз, обессилев от тропического зноя, делали в баобабе дырочку и пили холодную воду.


Столица встречала своего вождя грохотом тамтамов, песнями и танцами. Братья увидели настоящий город с глинобитными домами. В центре стояли вполне приличные двухэтажные здания. Один из таких особняков Мгикассо выделил для близнецов. В зале первого этажа ожидал сюрприз, подтверждающий некогда сказанные вождем слова. Стены были покрыты египетскими росписями. Нацарапанные на глинобитной стене и красиво раскрашенные фигурки повествовали о труде чернокожих рабочих, рядом с которыми стояли египтяне. Возле каждого рисунка располагались колонки букв. По-видимому, текст объяснял суть выполняемых работ. Саша и Вова с интересом рассматривали настенную книгу, ибо это был полноценный рассказ. Он начинался с рудокопов и заканчивался доставкой царю или вельможе каких-то даров. Что добывали рудокопы и что принесли царю, из картинок было не ясно.

— Ты знаешь, в рисунках я не нашел ни одного надсмотрщика, — заметил Саша.

— И я не увидел человека с плетью или с оружием.

— Никаких сюжетов экзекуции или казни.

— Получается, что эти земли входили в состав Древнего Египта, а сами жители были полноценными гражданами.

— Не факт, в Египте были рабы, тяжелый труд выполнялся только рабами.

— Что мы знаем о Древнем Египте? Сюда бы специалиста, прочтет все надписи, многое прояснится.

— В каком году расшифровали египетские письмена?

— А в каком году запустили первый спутник? Не задавай идиотских вопросов.

Братья отправились к отцу Иннокентию, который получил для своей церкви самый большой дом. Обустройство шло полным ходом. К счастью, священник не стал уничтожать египетские сюжеты, только приказал побелить стены храма. Негры собирали привезенный алтарь, по стенам развешивали иконы, установили распятия «за здравие» и «за упокой». Сразу стало заметно, что отец Иннокентий хорошо продумал свою африканскую миссию. Он выбрал в Нассау распятия из черного дерева, а по ликам святых нельзя было однозначно судить о цвете кожи. Более всего братьев удивило общение священника со своими помощниками. Они разговаривал на языке мали! Как-то незаметно отец Иннокентий научился языку аборигенов. Сейчас они активно обсуждали установку царских ворот.

Священник внимательно выслушал братьев, несколько раз прошелся вдоль стен с нацарапанными угловатыми фигурками, затем отверг доводы близнецов.

— Зачем патриарху посылать сюда специального монаха или группу монахов? Ничего полезного для церкви в этих рисунках нет.

— Не спеши с выводами, отец Иннокентий, еще раз подумай. Местные племена, не читая Библии, знают о Великом потопе.

— Великий потоп — это одно, нацарапанные на стенах рисунки — совсем другое.

— Дело не в рисунках, а в текстах. Вдруг там найдутся слова об исходе Моисея или другие библейские предания? — искушал Вова.

Это заставило священника задуматься.

— Расшифровка записей займет долгое время, поэтому будет разумно открыть Духовную академию, мы денег дадим, — елейным тоном пообещал Саша.

— С Духовной академией правильная мысль. Целый континент не знающих креста людей.

— Допустим не весь континент. В Египте патриарх Александрийский свое дело делает. Для начала приготовь дары да несколько десятков человек и отправь в Москву.

— Какие дары могут быть из этой бедной земли? К тому же неграм отсюда не добраться до Симонова монастыря.

— Собери слоновой кости, черного и красного дерева, для Москвы это великий дар. Мы тебе корабль пришлем.

— Про то в Риге схизматики сразу прознают, набегут сюда с пушками, не отбиться.

— Море-океан большое. Хочешь, до Соловецкого монастыря довезем или прямо в Холмогоры?

Предложенная идея священнику понравилась, они долго обсуждали детали предстоящей отправки корабля. Братья посоветовали отцу Иннокентию не затягивать со строительством церкви. Напомнили, что негры знают не только технологию обжига кирпича, но способны построить и крепость, и колокольню. Для звонницы обещали в Нассау отлить колокола.

Братья еще не успели толком осмотреть город, который стоял на берегу реки Нигер, как их позвал Мгикассо. В приемном зале, как и во всех больших домах города, стены были расписаны египетскими сюжетами. Только здесь рисунки показывали этапы различного строительства, от акведука до пирамид. Вождь не врал, он видел египетские пирамиды. Для разговора прошли во внутренний дворик, где стояли скамейки и кресла розового мрамора. Посередине, в окружении кустарника с яркими цветами, журчал фонтан. С четырех сторон дворик охраняли мраморные сфинксы.

— Ты знаешь, откуда привезли мрамор? — спросил вождя Вова.

— С гор, — пожимая плечами, ответил Мгикассо, — этого камня у нас много.

— Откуда приходит вода для фонтана?

— Водопровод от горной реки. Чему удивляетесь? Думали, что мы на пальмах живем?

— Мы говорили с отцом Иннокентием о строительстве церкви. Из мрамора она будет смотреться намного лучше.

— Разве камень, из которого сделана церковь, имеет значение?

— Красота говорит о величии души. О том, что люди думают не только о своем желудке.

— Вы снова хотите мне напомнить о разведении коров и свиней?

— Для начала, скажем, о том, что на стене новой церкви необходимо написать, как вождь Мгикассо приказал ее построить.

— Зачем?

— Наступит время, и ты умрешь. Но и через двести лет каждый входящий в церковь будет читать твое имя.

— Для этого необходимо строить красивую церковь.

— Тебе решать. Строительство потребует рабов, много рабов.

— Для рабов надо много еды.

— Ты уловил суть, причину, по которой государство становится сильным. Для этого нужны рабы и воины.

— Привезите семена кукурузы.

— Сто бочек выгружено вместе с пушками.

— Мне нужно больше.

— Как скажешь. Тысячи бочек хватит?

— Еще нужны инструменты.

— В твоих горах есть железо?

— Кузнецы делают железное оружие. Я понял! Спасибо за совет. Посмотрите в сундуки.

Мгикассо показал на стоящие под навесом сундуки из черного дерева. Братья открыли и ахнули, каждый заполнен алмазами, да не просто так. Ровный слой алмазов, затем прослойка, причем прослойка сделана по принципу ватного одеяла. Судя по ветхости ткани, сундуки заполнили многие столетия назад.

— Сколько здесь камней?

— Не знаю. Добыча шахт за последний год. Египтяне все бросили и ушли. По преданиям, враги захватили их страну и убили царицу.

— Все шахты на твоих землях?

— Золото и прозрачные камни копали мы. Здесь в городе и дальше в горах. Еще на юге, но сейчас там живет другой народ, мы с ним воюем.

— Почему прекратили добывать алмазы и золото?

— Египтяне приказали забыть про золото и алмазы, которые послужили причиной гибели царицы.

Братья озадаченно сели рядом с вождем. Они отправлялись в Африку только ради интереса. По большому счету, Мгикассо и его люди послужили поводом для развлекательного путешествия. В детстве Саша и Вова любили играть в путешественников. Открывали африканские тайны, охотились на тигров и катались на слонах. Желание посмотреть настоящую Африку обернулось реальными деньгами, и очень большими.

Денег у братьев скопилось много. Нельзя сказать, что несметные богатства, по сравнению с другими торговыми домами, они не поднялись даже в первую сотню. Просто у нормальных торговцев деньги работали, а братья держали их горой на складе. И расходы у близнецов никакие, два дома да десяток слуг. Нет дворцов и замков, нет сотен слуг и охраны. Они не платят налогов, не тратятся на роскошные наряды, приемы и балы. В Нассау налоги не собираются по решению графа Нассау, а в Нидерландах функционирует только банк и пай в Ост-Индийской компании. Зато с доходами очень хорошо. Содержание армии обходится не дороже трех тысяч талеров в месяц. Настоящая эскадра пиратских галеонов и карак со своими базами фактически на полном самообеспечении. Пираты не выгребают ценности с захваченных кораблей, они уводят трофеи в защищенные пушками гавани. Так что Торговый дом Дагера поднялся только до уровня средней руки, и до лидеров братьям еще очень далеко. Простой расчет стоимости пушечного заводика или цехов по производству парусов и такелажа показывал заметное преимущество перед сундуками монет или штабелями золотых и серебряных слитков. Тем не менее ни Сашу, ни Вову подобное положение вещей не волновало. Им просто было интересно жить в необычной, даже экзотической ситуации.

Мгикассо обещал отблагодарить за возвращение на родину, об этом братья не забыли. Только размер благодарности оказался чрезмерно велик. Миллион карат алмазов! И что с ними делать? Сейчас не XXI век с ежегодным потреблением в четыре миллиона карат. Снова головная боль с продажей, вывалить сундук на рынке Амстердама или Толедо значит обвалить торговлю не только алмазами, а всеми драгоценными камнями. Подарок вождя тянет за собой слишком много проблем.

— Мы должны повторить свои слова, — вежливо сказал Саша. — Если в Европе узнают о богатстве твоих земель, твоему племени наступит конец.

— Мы же договорились! — воскликнул Мгикассо.

— За нас не волнуйся, мы свое слово сдержим.

— Пошли!

Мгикассо встал с нагретой солнцем мраморной лавки и направился к другому входу. За обитой медью дверью находилась большая комната, сплошь заставленная кожаными мешочками. Братья с трудом развязали несколько тесемочек: от времени кожа скукожилась, стала жесткой и непослушной. Их взору открылись мелкие самородки и золотой песок, в каждом мешочке примерно по десять килограммов. К тесемочкам прикреплены глиняные таблички с непонятными знаками, по-видимому, «транспортная накладная».

— Сколько же здесь золота? — Вова потрясенно посмотрел на брошенное египтянами богатство.

— Много, годовая добыча наших приисков.

Все последующие дни вождь уделял только братьям, показывал ближайшие алмазные копи и золотые прииски. На оплывших склонах карьеров и обвалившихся штольнях начинались восстановительные работы. Миф о египетских сокровищах превратился в реальный факт.

Вереницы носильщиков с золотом и алмазами отправились к стоящим в устье реки кораблям только после коронации Мгикассо. Церемонию проводил отец Иннокентий, который и убедил вождя в необходимости официального обряда. Горожане заполнили церковь до отказа, создав настоящее столпотворение. Среди свиты нового царя стояли и братья. Служба велась на языке мали, поэтому слов близнецы не понимали. Однако церковное действо впечатлило их своей величественной красотой и торжественностью. По завершении обряда венчания на царство большинство женщин и мужчин откровенно плакали слезами радости и восторга. Братьям еще никогда не приходилось видеть столь массового выражения душевных эмоций. Церемония коронации, казалось, изменила саму атмосферу. Люди и сам город стали другими, более величественными и гордыми.


Снова начались песни и пляски с поеданием мяса под перебродивший сок кокосовых орехов или более крепкую бражку из плодов манго. Над столами витал запах сивухи как признак приобщения к европейской цивилизации. Возвращенцы привезли идею самогонного аппарата вместе с первым экземпляром. Старейшины родов несли своему царю подарки, в основном — бивни слонов и шкуры леопардов. Пригонялись табуны лошадей и верблюдов, даже стада непонятных буро-серых коров с прямыми рогами. Из экзотики были веники из веток аджа и йоруба да пучки корешков махе и бариба. Этот гербарий почитался как ценное лекарство от всех болезней с одновременным улучшением функции мужской потенции. Отдарились и братья. Они как-то не ожидали подобного развития событий и ничего подходящего с собой не привезли. На кораблях хранились сундуки с золотыми украшениями, перстнями, подвесками и прочим добром, но, получив от вождя тонны золота, отдариваться золотом было как-то неправильно.

Идею подсказал один из настенных рисунков. Однажды близнецы долго рассматривали изображение египтянина со скрещенными на груди руками.

— Давай закажем у кузнеца? — предложил Вова.

— Ты о чем? — не понял брат.

— Дядька на рисунке в одной руке держит топор, в другой — метлу.

— Что ты хочешь? Объясни мне по-человечески.

— Скоро чествование Мгикассо. В город съезжаются старейшины родов с подарками, и нам следует отдариться.

— Ты о предстоящем венчании на царство? И что предлагаешь подарить?

— Закажем у кузнеца топор.

— Подарить вождю эту хренотень? Ты в своем уме?

— А что! Подарок в египетском стиле, будет сидеть на троне с топором.

— У него и трона нет.

— Закажем трон?

— Не надо, на рынке полно резной мебели: и черное дерево, и красное, и слоновая кость.

Все равно дарить что-то было надо, и братья послали Тиля за кузнецом. Идея с подарком для вождя должна быть одобрена местным жителем, который знает ценности племени, и тем, кто возьмется за изготовление. Так что мастер молота и горна должен выступить в двух ипостасях. Кузнечная слобода располагалась на окраине города, между рекой и карьером по добыче алмазов. Вскоре Тиль привел широкоплечего седого старика с бельмом на левом глазу. В первый момент братья растерялись: как объяснить кузнецу свои предложения и сомнения? Они не понимали местного языка, а стоящий перед ними старец вряд ли знал хоть одно европейское слово. Выручил Тиль, который освоил основы языка мали еще в Нассау во время общения с черными красотками.

Почтительно выслушав пожелание белых друзей вождя, кузнец мельком глянул на рисунок, после чего громко закричал. Братья отпрянули и с удивлением посмотрели друг на друга. Они не могли ни понять смысла крика, ни предугадать последующих событий. Впрочем, достаточно быстро все разъяснилось, в комнату, галдя и толкаясь, вбежала толпа ребятишек. Старик с нравоучительной серьезностью что-то сказал детишкам, после чего они резво выскочили на улицу и прыснули в разные стороны. Сам же кузнец сел на пол и, прислонившись к стене, закрыл глаза. Примерно через пять минут пришел еще один негр и, не обращая на братьев внимания, сел на пол рядом со стариком. Не прошло и часа, как в комнате образовался совет умельцев кузнечного дела. Смысл обсуждения давно ускользнул от Тиля, и он просто ушел, дабы не мозолить глаза своим господам.

Обсуждение неизвестно чего продолжалось более двух часов. Негры то горячились, даже кричали, то переходили на менторский тон, иногда даже шептались. Окончательный вердикт вынес давешний старец, и он был понятен безо всякого перевода: они берутся за выполнение заказа. Но Тиль все же понадобился, чтобы решить вопрос оплаты. Здесь ожидал еще один сюрприз негритянского менталитета.

— Вы хотите преподнести вождю хопш и тмеи. Мы подарим их вам, за подарок не платят.

Интересная логика. Саша и Вова уже знали, что для кузнецов самой ценной оплатой являлась бычья кровь, в которой они закаливали свои мечи. Местное оружие могло поразить любого знатока холодного оружия. По дороге в Африку братья ожидали увидеть дикарей с палками и примитивными луками. На самом деле оружие аборигенов могло восхитить привередливого янычара и удовлетворить взыскательный вкус китайского у-вана. Во-первых, все мечи имели толстую рукоять с двумя большими шарами, один — на комле, другой — вместо гарды. Причем и рукоять, и шары украшались тонкой чеканкой в виде завитушек и спиралей. Во-вторых, мечи азиатского типа имели по широкому лезвию рисунок из сквозных отверстий. Сами отверстия были различной формы — от простого треугольника до серпика или семилучевой звезды. У мечей привычной, «рыцарской» формы на лезвии также множество дырочек, но уже не сквозных. Как объяснили воины, все эти дырочки и сквозные отверстия очень важны. Они вносят в тело врага воздух, после чего рана никогда не заживет. Встречались и более хитроумные варианты. Например, мечи с пилообразным лезвием или стреляющие ядовитыми шипами. Такое оружие оборудовалось скрытой пружиной, приводимой в действие кнопкой на рукоятке. Вот тебе и дикие негры — в Европе не знали ничего подобного. Меч обычного воина ничем не отличалось от традиционного гладиуса. Имелись в армии Мгикассо и знаки различия: к ножнам мечей подвешивались колокольчики от одного до десяти. Были и знаки отличия в виде татуировок и разрезов на лице. Однако братья не имели отношения к этнографии и перед собой ставили иные цели.

Мгикассо принял от близнецов подарок с особой вежливостью и под одобрительные крики окружающих. Негры вообще не стесняются выражать свое эмоциональное состояние. Хопш представлял собой непонятный симбиоз топора с алебардой и мечом на длинной рукояти. Но по внешнему виду очень злобное оружие. Тмеи оказался плетью о семи хвостах с маленькими шипастыми шариками на концах. Вождю подарок понравился, и в знак признательности он показал Саше и Вове особый военный лагерь, что находился в дневном переходе вниз по реке. Сюрприз произвел на братьев неизгладимое впечатление — они приехали в лагерь амазонок. Воительницы на местном языке назывались ньекпле-вен-тох и выглядели весьма устрашающе. Отнюдь не мускулистые бабы, на лицах самая обычная «маркировка», но оружие… Женщины были буквально обвешены всевозможными колюще-режущими предметами самого жуткого вида, порой непонятного назначения. При этом они всегда держали в руке меч или кинжал, в крайнем случае дротик. Находиться рядом с вооруженными чернокожими красавицами, бррр, неприятные ощущения.

Наконец всеобщие торжества подошли к концу. Мгикассо собрал пять сотен воинов, свою гвардию, с которой отправлялся на запад для отмщения врагам и восстановления справедливости. Вместе с вождем шла экспедиция братьев, им пора было возвращаться. Погуляли по Африке, насытились экзотикой, заодно заключили военно-торговый союз. Они поставляют трофейное оружие в обмен на рабов, или как там еще можно назвать недобровольную рабочую силу. Саше с Вовой предстояло выполнить последнюю просьбу вождя. Ему требовались посредники при возможной встрече с португальцами. Благоразумный Мгикассо желал избежать конфликта с работорговцами, прекрасно понимая свою слабость перед европейской армией.

Отряду предстояло подняться на лодках триста километров вверх по реке Нигер. Затем пройти еще полторы сотни по высокогорному плато. Дорога приведет к построенному египтянами городу Мали, где в специальном хранилище, как и в Бамако, осталась последняя партия золота и алмазов. Многие столетия негры соблюдали свое слово и наказ египтян: оставленные сокровища остались не тронутыми. По словам Мгикассо и его родственников, на соседних землях находится не одно место, где египтяне тысячу лет назад добывали золото и алмазы. Но близнецы не собирались браться за освоение африканских богатств. А вот новость о том, что через город протекает река Гамбия, в нижнем течении которой стоят корабли эскадры Торгового дома Дагера, юношей порадовала. После Мали негритянский отряд отправлялся на поиски вражеского вождя. Мгикассо шел мстить, заплатить своему обидчику такой же монетой. Близнецы уже не раз слышали рассказы о племенах фульбе, которые перешли на службу к португальцам. Именно они в свое время обманом захватили Мгикассо. Теперь настало время расплаты, врагам предстоит отправиться в Америку.


Когда составляли план военного похода, Мгикассо больше всего волновался по поводу вмешательства португальцев. Враги быстро осознают его силу и побегут за помощью в крепость белых людей.

— Ты совершенно напрасно волнуешься, — успокаивал Саша, — португальцам безразлично, кто конкретно приводит рабов.

— Португальцы спрячут вождя фульбе в своей крепости, — огорченно вздыхал Мгикассо.

— Они не помогут твоим врагам, — уверенно ответил Вова.

— Самым логичным поступком португальцев было бы сначала продать твоих врагов, потом договориться с тобой, — поддержал брата Саша.

— Белые люди не будут защищать своих друзей?

— Работорговцам безразлично, кого продавать, будут это фульбе или мали, им нужны деньги.

— Если это правда, то крепость надо сжечь, — решительно ответил вождь. — Бесчестные люди не должны жить на нашей земле.

— Нельзя давать повод для мести, они обязательно вернутся вместе с солдатами и дойдут до твоей столицы.

— Вы нам поможете? Я не хочу жить рядом с теми, для кого золото выше друзей.

— Мы слишком далеко от тебя, не успеем прийти на помощь.

— Подскажите другой способ убрать португальцев.

— Тактика «выжженной земли». Вокруг крепости на четыре дня пути нет ни одного человека. В этом случае они уйдут сами.

— Вернутся через несколько лет, все начнется сначала.

— Сразу строй свою крепость и ни в коем случае не пускай белых вовнутрь.

— Что может быть опасного в простом гостеприимстве?

— Обманут, обязательно обманут. Затем заберут крепость, твоих воинов снова увезут в Америку.

Плавание по реке Нигер проходило спокойно. Саша и Вова любовались пейзажами. По вечерам передовой отряд готовил лагерь, где вождь с удовольствием потчевал братьев местными деликатесами. Негры умудрялись каждый раз удивить особым блюдом. Незабываемый вкус вымоченного в кокосовом молоке карбоната сменялся антрекотом, который обжарили с сушеными листьями баобаба. Вскоре на горизонте показались невысокие горы, саванна постепенно перешла в лес. Как-то незаметно исчезли стада слонов, разнообразных антилоп, все реже встречались львы и гепарды. Африканская живность совершенно безразлично взирала на плывущие по реке лодки. Зато бегемоты выражали решительный протест. Однажды они даже напали на флотилию легких пирог, пришлось срочно эвакуироваться на берег. Обошлось без жертв и потерь, хозяева реки удовлетворились паническим испугом пришельцев и вернулись к своей обычной жизни. Воины перенесли пироги на двести метров вверх по реке, после чего плавание продолжилось. С началом леса появились многочисленные стаи обезьян. Особенно надоедливым и бесцеремонным бабуинам доставалась стрела, а самого нахала обжаривали на костре. По вечерам воины с удовольствием готовили из обезьян жаркое, а мелких мартышек пускали на гриль. Братья и другие европейцы неизменно отказывались от подобного лакомства.

Путешествие по реке закончилось у пятидесятиметрового водопада. Вид бесконечно падающего потока воды завораживал своей природной красотой.

— На твоих землях много водопадов? — спросил Вова у Мгикассо.

— Красиво? Мне тоже нравится смотреть на водопады. Здесь погибло много молодых охотников.

— Они пытались прыгнуть с него?

— Прыгнуть? Нет, их съели пантеры. Эти хищники под водопадом ловят рыбу и не откажутся от человека, который стоит, раскрыв рот.

— Как далеко отсюда до залежей железной руды?

— Три дня пути, есть другие реки и другие водопады. Почему спрашиваешь?

— С помощью воды можно крутить колеса. Дай нам несколько человек на обучение.

— Зачем?

— Подготовим тебе толковых специалистов, создадим производство железа.

Мгикассо равнодушно пожал плечами, он не понимал преимуществ собственной металлургии. Еще одна забота упала с плеч близнецов. Золото и алмазы потребуют много горных инструментов. Наладив на месте изготовление кирок и лопат, они снимут многие проблемы. Горнопроходческий инвентарь перевозится на каждом корабле из Испании. Захваченные трофеи Торговый дом Дагера переправляет в Индию, и вдруг они повезут все это в неизвестную Африку. Неизбежно пойдут разговоры и пересуды, дураков нет, сразу догадаются о причинах. Здесь, на этих землях, есть что копать, не только золото с алмазами, им показали карьеры по добыче олова и цинка. Это уже серьезно, добавки придают меди новые качества, латунные пушки намного эффективней медных.

К вечеру отряд подошел к невысоким горам, с утра пересекли реку и пошли по красивым долинам. Заброшенный египтянами город напоминал столицу Мгикассо. Такая же архитектура глинобитных домов, похожие письмена и рисунки на внутренних стенах. Только людей в городе очень мало. Оставшиеся без жителей дома почти разрушились, некоторые здания напоминали о себе только кучкой размытой глины. Хранилище драгоценных камней и золота выглядело давно заброшенным сараем среди гор мусора. Однако оставленное бывшими хозяевами сокровище по ценности не уступало столичным запасам вождя. Глядя на сверкающие алмазы и тонны золота, братья еще раз согласились, что их познания о Древнем Египте ниже любого самого низкого уровня. На реке ожидала в полной готовности почти сотня больших пирог на семьдесят или восемьдесят гребцов. Вдоль борта шел яркий орнамент из вычурных завитушек и треугольников зеленого, белого или красного цвета. Передовой отряд пригнал речную флотилию для перевозки сокровищ на корабли. Братья с удивлением узнали, что эскадра совсем недалеко, капитаны смогли подняться по реке на триста пятьдесят километров от океана.

Все, вождь полностью рассчитался за оказанную ему помощь. Остался последний этап похода, земли врагов начинаются в пределах суточного перехода. Мгикассо разработал нелогичный с точки зрения братьев план. Сначала основная группа воинов захватывает ближайшие поселения, затем его войско делится на две группы. Один отряд спустится по рекам вниз и отрежет селян от португальской крепости. Другая группа последовательно захватывает вражеские деревни и отправляет рабов на корабли. Такая тактика позволит уменьшить количество беглецов в сторону крепости. Сам вождь вместе с сотней воинов уходит на запад. Где-то там, в пределах дневного перехода до португальской крепости, должна быть столица предводителя врагов. Мгикассо собирался захватить в плен своего обидчика и взял с братьев клятву, что вражеский вождь будет работать простым крестьянином на острове Гваделупа. Почему крестьянином, а не шахтером? Почему на острове, а не на тихоокеанском побережье? Этого близнецы не поняли, но не стали выяснять нюансы негритянского статуса. Рабы им нужны, какая разница, кем они были у себя в родной Африке.

Пока воины гонялись по саванне за своими врагами, Саша и Вова с помощью спутников смонтировали устройства по промывке породы. Ничто не улавливает золото лучше ртути. Вскоре к месту работ пригнали первых рабов, которые, вопреки опасению братьев, отнеслись к своему новому статусу с полным пофигизмом. Их интересовал только один вопрос: кто и когда будет приносить еду. Все, больше ничего новоиспеченных рабов не волновало. Во время вечерних посиделок у костра близнецы пытались выяснить загадки африканского менталитета. Вождь просто отмахнулся от их расспросов, а дон Бобо Карио понял братьев. Из его рассуждений на тему рабства стала понятна разница взглядов людей XXI и XVI веков. Рабство не только ограничение личных свобод человека, но и обязанность его хозяина заботиться о своей рабочей силе. Философствования под яркими звездами ночного африканского неба привели Сашу и Вову к выводу, что в XXI веке все люди стали рабами.

В процессе военной акции было достаточно времени для оценки работоспособности рабов и эффективности результатов труда. Никаких нареканий не было. Все этапы выполнялись согласно с полученными указаниями, от «А» до «Я». Единственный вопрос — о руководителе работ — заблаговременно решил Мгикассо. Он привел с собой людей, которые в Америке работали на испанских приисках и шахтах. Первые дни новоиспеченные золотодобытчики выдавали на гора кругленький нолик, разве что несколько случайных самородков. Такое начало никого не обескуражило, братья прекрасно понимали, что за тысячу лет жилы давно заплыли землей. Будь у них необходимые знания и опыт, разумнее всего стоило начинать работы в другом месте. Но они были вынуждены отталкиваться от мест, указанных вождем. Коль скоро не знаешь сути дела, то незачем заниматься пустопорожними экспериментами.


Но вот настал день похода на запад. Как подсчитали Иван Сусанин с Максимкой, по реке отправили почти три тысячи рабов. Полученная цифра больше всего удивила самих учетчиков. По их словам, такого количества людей не собрать по всей Амазонке. В свою очередь близнецы высказали предположение, что причиной большого количества людей в Африке служит изобилие пищи. В Америке никто не видел бескрайних пастбищ с сотнями тысяч различных травоядных. Изобилие пищи является причиной отсутствия у негров интереса к возделыванию земли. Зачем с утра до вечера гнуть в поле спину, если достаточно немного отойти от деревни и подстрелить понравившуюся антилопу. В Африке обилие не только дичи, но и всевозможных плодов, листьев и корешков, которые придавали жаркому приятный аромат и вкус. Те же высушенные и толченые листья баобаба оказались весьма приятной специей. Негры всегда заканчивали свою трапезу сладким десертом, которым служили плоды папайи, обжаренные на углях плоды манго или бананы. В крайнем случае грызли стебли дикорастущего сахарного тростника. Никто и никогда не пил воду, зачем, если на ближайшей пальме всегда есть кокосовое молоко. Близнецам папайя очень понравилась, они попросили Мгикассо отправить саженцы этого дерева вместе с рабами.

Наконец закончилась «зачистка» прилегающей к приискам территории, на корабли отправилась последняя партия рабов. Вождь отобрал сотню воинов, которые разместилась на двух пирогах, по пятьдесят гребцов каждая. Предстоял стремительный бросок в логово врага. За сутки было необходимо пройти триста километров, грести придется посменно, поэтому на веслах сидели посменно двадцать человек. Братья отказались от роли пассажиров и приняли участие в тренинге для мышц. Два часа с веслом, три часа отдыха, режим оказался совсем не утомительным. Пироги шириной в один метр стремительно неслись по реке и к обеду следующего дня с ходу выскочили на песчаный берег. Воины схватили алебарды и атаковали большую деревню. Но ни вождя, ни вражеских воинов там не оказалось. Португальцы увели их на юго-восток за новой партией рабов.

Плененные жители многоголосо и многословно рассказали о маршруте и планах своего вождя. Массовое добровольное сотрудничество с вождем враждебного племени удивило близнецов.

— Жители деревни боятся твоего гнева? — спросил Саша.

— Никто меня не боится.

— Почему они рассказали о планах своего вождя?

— Я хочу с ним встретиться, вот они и объяснили, где его найти.

— Но ты идешь воевать. Они просто предали своего вождя.

— Никто никого не предал. Война не касается обычных людей.

— Еще как касается, ты отдашь их в рабство.

— Что такое рабство?

— Ну, это когда человек что-то делает помимо своего желания, когда он не свободен.

— Из ваших слов выходит, что и вы рабы.

— Мы свободны в своем выборе.

— Никто не свободен в своем выборе. И вы, и я, все люди подчиняются своему долгу.

— Ты слишком просто смотришь на понятие свободы.

— Когда мы атаковали деревню, пятнадцать человек убежали в саванну.

— Ты хочешь их поймать и наказать?

— Беглецы захотели своей личной свободы.

— Разве это плохо?

— Если их не съедят, то со временем появится новая деревня, где закончится обретенная «свобода».

Логика Мгикассо была слишком упрощена, однако братья не могли четко сформулировать понятие «свободы человека».

— Что делать с португальцами? — вождь перевел разговор в деловое русло. — Может, просто убить?

Португальцы действительно являлись проблемой. В Европе неизбежно узнают об африканском походе братьев Скопиных. Ситуацию необходимо как-то разрешить, работорговцев нельзя убить и нельзя оставлять живыми свидетелями появления новой организованной силы.

— Нет, убивать нельзя, об этом быстро станет известно их королю.

— Воины смогут убить тихо и незаметно.

— О твоем возвращении знает слишком много людей, и о том, что мы рядом с тобой.

— Убивать нельзя, живыми отпускать тоже нельзя. Где выход?

— Обмануть, мы их обманем.

Вождь недоверчиво посмотрел на братьев. Обмануть! Похоже, ему не верилось в такую возможность.


Вражеский отряд встретили на третий день пути. Пособники работорговцев сумели собрать более тысячи новых рабов. Бредущую по саванне толпу сопровождало примерно две сотни воинов. Небольшая передовая группа состояла из португальцев и двух десятков негров.

— Жаль, во время сражения рабы разбегутся, — вздохнул Вова.

— Не разбегутся, — уверенно ответил Мгикассо. — Подождут окончания битвы, затем пойдут за победителями.

— Тогда почему такая большая охрана?

— Без охраны нельзя, посмотри на хищников. Сколько львов сопровождает людей в надежде на легкую добычу.

Действительно, на небольшом удалении открыто шествовал прайд львов. В высокой траве мелькали тени полосатых гиен. С уверенностью можно предположить и притаившихся леопардов.

— Жди, наступила наша очередь, — сказал Вова.

Братья вдвоем пошли навстречу. Португальцы явно готовились к бою, они деловито заряжали свои ружья, проверяли содержимое подсумок и надевали доспехи. Появление двух европейцев озадачило работорговцев: они не ожидали встречи с конкурентами.

— Добрый день, господа, мы братья Скопины.

— Я Луиш ди Эшторил, — назвался старший из португальцев. — Здесь территория Португалии, ищите рабов в другом месте, Африка большая.

— Мы возвращаемся после поиска египетских сокровищ.

— Далеко ушли от Египта, — усмехнулся португалец.

— Как вели проводники, так мы и шли, — равнодушно пожал плечами Вова.

— Вы сказали, что возвращаетесь. Поиски были успешными?

— Более чем успешными. Нашли двести тонн золота и триста пятьдесят килограммов алмазов.

— Сколько?!

От неожиданности португальцы сели на землю. Саша и Вова разместились напротив, положив ружья себе на колени. Вова повторил цифры найденного золота и алмазов.

— Как вы узнали о египетском кладе?

— Наши рабы таким способом выторговали возможность вернуться в родную Африку.

Работорговцы дружно посмотрели на стоящий в отдалении отряд Мгикассо.

— Да, это они, — подтвердил Вова.

— Придумали хороший способ купить себе возможность вернуться домой, — добавил Саша.

— Клад где-то недалеко от этих мест?

— Отнюдь, пришлось совершить длительное путешествие по трем рекам, почти до самого Нила.

— Отсюда по рекам до самого Нила? — недоверчиво переспросил Луиш ди Эшторил.

— Все время на восток. Сначала по реке Сенегал, затем по реке Нигер и дальше по другой реке до большого озера в горах.

— Вы сможете показать это место на карте? — последовал невинный вопрос.

— Легко, мы регулярно определяли координаты по солнцу.

— Где же ваш клад?

— Корабли стоят в реке Гамбия, можете пойти с нами. Там есть на что посмотреть.

— Вы нашли клад и погрузили его на корабли. Почему пошли нам навстречу?

— За рабами. Вожди желают выяснить свои отношения, а мы получим рабов.

— Примите участие? — работорговец кивнул на лежащие на коленях ружья.

— Зачем? Это не наша война. Разумнее посмотреть со стороны, могут случайно убить.

Португальцы согласились с такой возможностью. Объединенный отряд европейцев отошел к старому термитнику, дабы со стороны посмотреть за битвой чернокожих воинов.

Выбранный для наблюдения размытый дождями глиняный холмик оказался удобным местом. Отсюда было хорошо видно поле предстоящего сражения вождей двух племен. Кроме этого, маленький отряд взял под охрану левый фланг сидящих на земле пленников.

Воины Мгикассо выстроились в две линии. Первая шеренга состояла из пятидесяти лучников, вторая держала в руках алебарды. Враги стояли толпой рядом со своим вождем. Их вооружение состояло из коротких бамбуковых копий со стальными наконечниками. Кроме них у каждого на боку висел палаш португальского артиллериста. Луиш ди Эшторил, старший из португальских работорговцев, критически осмотрел обе группы воинов и вынес вердикт:

— Вашим проводникам конец, у них нет шансов выстоять против моих головорезов.

— Вы часто отправляетесь за рабами вместе со своим отрядом?

— Ежемесячно. Поверьте, здесь лучшие воины племени, одержавшие не один десяток побед.

— Кто тренирует чернокожих воинов?

— Мы не занимаемся такой ерундой. Негры практикуют другие методы войны.

— Их тактика очень напоминает приемы охотников.

— Верное наблюдение. Однако внимание!

Лучники Мгикассо прошли вперед на расстояние выстрела. Братья это видели, но враги и португальцы никак не отреагировали на маневр. Первый пристрелочный залп поразил только нескольких человек, большинство стрел перелетело или не долетело.

Дальше начался разгром, второй и последующие залпы собрали обильные жертвы. Воины племени мандиго, чередуя обычный бег с высокими прыжками, бросились в атаку на отряд Мгикассо. Но лучники не дали им ни единого шанса. Большинство врагов не пробежало и половины разделяющего отряды расстояния, под шелест стрел и басовитый гул тетивы они падали в высокую траву со стрелами в груди. Меньшая часть попыталась спастись, в панике заметалась по полю, затем побежденные кинулись в разные стороны. Расстрел продолжался, смертельные жала безжалостно впивались в черные тела. Сражение длилось три минуты. Лучники прекратили стрелять после того, как вражеский вождь сбросил на землю шкуру леопарда, что выполняла на его плечах роль мантии.

После боя Вова тщательно сосчитал выпущенные стрелы. За три минуты воины Мгикассо выпустили пятьсот тридцать шесть стрел, почти четыре выстрела в минуту. Совсем не плохо с учетом результатов попаданий. Заодно опробовал трофейные луки. Внешне красивые, с искусной резьбой по кости, но слишком мягкие. Сразу вспомнилась попытка Мгикассо выстрелить из лука без перчатки. Мгновенный разгром поразил португальцев, они не были готовы к такому исходу сражения.

— Когда уходят ваши корабли? — стараясь скрыть раздражение, спросил Луиш ди Эшторил.

— Сразу после окончания погрузки рабов, у нас здесь больше не осталось дел.

— Как зовут вождя? Мне надо с ним познакомиться.

— Его имя Мгикассо, он хорошо говорит по-испански.

Победители торопливо поднимали сидящих рабов, людей надо быстро увести подальше от этого места. Запах крови начал будоражить лежащих поблизости хищников. Только Мгикассо спокойно наблюдал, как на лицо поверженного вождя наносили глубокие надрезы. Это не только символ поражения. Шрамы останутся на всю жизнь и больше не позволят занять потерянный трон. Европейцы еще раз смогли убедиться в различии культур и символизма социального положения.

Разговор работорговцев и вождя продолжался достаточно долго. Братья не подходили и не вмешивались в предполагаемое соглашение. В их положении лучше всего держаться в стороне. Нельзя показывать свою заинтересованность, иначе можно поставить под угрозу весь задуманный план. Конфликт интересов Мгикассо и португальцев возникнет в любом случае. Вот тогда можно будет высунуться и предложить взаимоприемлемый для обеих сторон выход. Сегодня просто нельзя привлекать к себе излишнее внимание работорговцев. Португальцы торгуют в Африке уже более сотни лет, они зарабатывают свой хлеб и неохотно пускают в свои крепости иностранцев. С чужаками, посягнувшими на их деньги, расправятся быстро и беспощадно. За спиной близнецов нет государства или другой силы, способной встать на защиту их интересов.

Настал день прощания. Мгикассо возвращался на свои земли. Рабов повели на реку Гамбия, где они должны сесть на корабли и отправиться в Америку. Вождю предстоял тяжелый труд строительства государства, способного противостоять европейской экспансии. Братья уходили в крепость работорговцев, куда за ними должен прийти «Варяг». Вместе с португальским отрядом в крепость отправлялся десяток воинов Мгикассо. Они должны были вывести из крепости последних людей поверженного вождя. Саша и Вова только удивлялись тому, с какой легкостью удалось обмануть работорговцев. Православный христианин Мгикассо поклялся на трофейной шкуре леопарда, что не оставит без внимания любые пожелания португальцев. Им разрешалось забирать всех людей в двух днях пути от крепости. В результате довольный Луиш ди Эшторил даже не поинтересовался, где он сможет найти вождя.

Хитрый Мгикассо сумел озадачить и братьев. Его разведчики нашли остров между устьями рек Сенегал и Гамбия. На этом острове будет создана база работорговли под русским флагом. Но это только цветочки. В устьях обеих рек вождь начал строительство крепостей, причем на выбранных местах уже поднял русский флаг. За подобное самоуправство пришлось сделать выговор. Русская крепость подразумевает русский гарнизон, а где его взять? Саша и Вова и так слишком широко размахнулись со своими американскими амбициями. Тут бы управиться с одной экспедицией генерала де’Тера, не говоря о Новой Гранаде и землях Амазонки и Ориноко. Да еще новая головная боль под названием Гайана. Слишком много цапнули, не надорваться бы. Придется и для Африки нанимать гарнизон в Европе, точнее только офицеров. В любом случае без взаимной поддержки и дружеской помощи ни им, ни Мгикассо не обойтись. Планы близнецов требовали чернокожих рабов и пока совпали с честолюбивыми замыслами вождя. В результате обе стороны оказались повязаны одной веревочкой.

Глава 3 ГЕНЕРАЛ-КАПИТАН

Крепость Биссау возвышалась на глиняном холме. Португальцы выбрали очень удачное место, где река Жеба расширялась до шести километров и делилась на два рукава. В результате подходы к крепости хорошо просматривались в любом направлении, правда, само укрепление при ближайшем рассмотрении оказалась обычным поселением с трехметровым рвом, насыпью и частоколом из жердей. Вероятнее всего — защита создавалась от зверей. Внутри — десяток глинобитных домов, крытые пальмовыми листьями навесы от дождя и солнца для рабов, да еще один для хранения товаров. Здесь лежали кучки обычной утвари для меновой торговли. На вывоз португальцы приготовили бивни слонов, шкуры львов, леопардов и гепардов. Отдельно лежали штабеля черного и красного дерева. Саша и Вова примерно так и представляли африканский экспорт. С той лишь разницей, что в дополнение они просили вождя добывать шкуры больших змей и крокодилов. Безусловно, золото и алмазы — это очень хорошо, но должен быть и явный вывоз. В противном случае неизбежен вопрос управляющих торгового дома — компания завозит в Африку товары, а что на выходе? Нельзя создавать своими руками почву для возможных подозрений.

Воины Мгикассо без проволочек вывели из крепости всех негров, что было оговорено соглашением между работорговцами и вождем. Луиш ди Эшторил оказался донатарием фактории, то есть самым главным в крепости. Он незамедлительно провел братьев в свой дом, на стол легла карта Африки.

— Вы говорили, что определили по солнцу местоположение египетского клада. Показывайте.

Саша полез в свою дорожную сумку, которую ему сшили по принципу школьного рюкзака. Еще во время сборов в африканский поход братья тщательно прорабатывали легенду о местонахождении клада. Они не ожидали столь огромного количества золота и алмазов, но любое количество вызовет вопросы. Требовалось отвести внимание от земель Мгикассо, причем как можно дальше. Любая экспедиция должна самостоятельно, без посторонней помощи выбрать иной маршрут. Необходимо исключить даже случайное приближение к горам Мандинго. Пришлось напрячь свою память и придумать липовый маршрут на основе школьных познаний о географии Африки.

Губернатор Нассау позволил взять на время карту африканского континента. Она оказалась большим белым пятном, где только частично прорисовано западное и восточное побережье. Лучше всего исследовали южное побережье континента. Здесь четко нанесли береговую линию, отметили мелководные места и скалы. Средиземноморское побережье Африки отсутствовало напрочь. Пунктирное очертание берега дополняла надпись: «Берег заселен разбойниками, в прибрежных водах плавают многочисленные пиратские корабли». Тщательно перерисовав карту, юноши занялись изобретательством. Для начала нанесли на своей копии две известные с детства реки, Лимпопо и Оранжевую. Затем включили фантазию и нарисовали озера Виктория и Чад, следующим шагом стал Нил. Правильно или нет, узнают через двести лет. Устье реки Конго уже отмечено на карте, осталось самое главное — река Нигер. Здесь пришлось постараться: по легенде, они приплыли по этой реке с запада. Придуманное русло заполнили предупреждающими надписями: «Опасные пороги», «Протекает по болоту, где множество огромных крокодилов», «Каньоны и многочисленные водопады». На значительном протяжении речного русла нанесли надпись: «Живут злобные племена мусульман-людоедов». Вове страшилок показалось мало, в результате появилась еще одна: «На деревьях много гнезд летучих собак». Прочитав очередную ахинею, Саша хмыкнул и добавил: «По ночам нападают летучие мыши-вампиры».

Надписи-страшилки прекратились на последнем участке, когда нарисовали русло строго с севера на юг. Здесь сделали только одну пометку: «Огромные стаи маленьких обезьян-воришек, густой тропический лес». В завершение братья пририсовали восточный приток, который доходил до озера Чад. Потратили уйму времени на расчеты отрезков суточного пути. Если сама «география» реки позволяла использовать полет дикой фантазии, то суточный переход отряда у знающего человека может вызвать удивление. Результат этого творчества лег на стол рядом с картой португальцев. Луиш ди Эшторил быстро сличил известные ориентиры, затем принялся тщательно изучать весь маршрут.

— Судя по вашей карте, Нигер впадает в океан в трех днях пути от реки Конго.

— Мы сделали аналогичный вывод, но не ставили перед собой целью исследовать всю реку.

— На обратном пути вы могли спуститься к океану и вернуться на кораблях.

— Остался маленький нюанс: найти эти корабли. Наши корабли стояли на реке Сенегал.

— Извините, я об этом не подумал. Судя по вашим примечаниям, путешествие было опасным.

— Несколько раз были на волосок от гибели. Сюда мы больше не вернемся, жизнь дороже любых денег.

Последовали многочисленные вопросы и уточнение деталей путешествия. Юношам ничего не потребовалось придумывать, они и без этого были переполнены эмоциями африканского сафари. Если только чуть-чуть, про всяких летающих ужастиков и злобных людоедов.

Приход «Варяга» вызвал у португальцев предсказуемое оживление, они дружно кинулись поглазеть на египетские сокровища. Вид задубелых кожаных мешочков с золотом, алмазов в ссохнувшихся сундуках произвел должное впечатление. Многочисленные глиняные таблички с египетскими иероглифами только усилили эффект. Каждый смог убедиться, что история с кладом отнюдь не вымысел заезжих проходимцев. Сыграли свою роль и рассказы членов экспедиции о полуразвалившихся глинобитных домах. О стенах, покрытых египетскими рисунками и текстами. Единственное, что не могли сказать участники похода, так это о месте, где они были. Длительные путешествия на пирогах по рекам да утомительные пешие переходы — это все, что они могли поведать. Ни один из них не смог даже сказать направление, в какую сторону плыли или шли. Для членов отряда что север, что юг были одинаково безразличны. Зато расспросы об ужасах в пути включили буйную фантазию путешественников. Особенно живописные рассказы получались у дона Бобо Карио. Братья только поражались выдумкам этого испанца. Художник Филипп Линарес показал рисунок летающей собаки с устрашающей мордой, чем сильно удивил братьев. Рисунок был сделан во время отдыха в столице.

Начали готовиться к отплытию. Для полного завершения африканского похода необходимо было посмотреть на остров, который нашли разведчики Мгикассо. Кстати, люди вождя разъяснили братьям рисунок Филиппа Линареса. На деревьях вдоль рек действительно гнездятся летающие собаки. Так называют очень больших летучих мышей с уродливыми мордами. Питаются эти млекопитающие только плодами манго. Луиш ди Эшторил долго расспрашивал и переспрашивал, наконец решился задать важный для себя вопрос:

— Сколько вы хотите за свою карту?

— Зачем она вам? — удивленно ответил Саша.

— Где-то рядом с найденным кладом должны находиться алмазные копи и золотые прииски.

— За сотни лет все давно заросло лесом.

— Вы не будете возражать, если я отправлюсь к месту, где вы нашли сокровища?

— Какие могут быть возражения? Мы не собираемся повторять столь опасное путешествие.

— Для разработки месторождений личное присутствие совсем не обязательно.

— Карту мы не продадим, — решительно заявил Саша.

— К тому же мы не можем гарантировать точности нанесенного маршрута, — счел необходимым добавить Вова.

— В жизни мне приходилось совершать немало путешествий, в том числе по недостоверным картам.

— Вы должны принимать во внимание длительность нашего путешествия. Чем дальше от океана, тем ниже точность определения места.

— Сразу видно новичков. В подобных поисках определяющим фактором являются природные ориентиры.

— Как это природные ориентиры?

— Реки и горы, они никогда и никуда не денутся. Цель моей экспедиции — не древний город египтян, я отправлюсь на поиски месторождений.

— В чем принципиальная разница?

— Экспедиция должна найти признаки залежей золота и алмазов.

— Египтяне столетиями добывали золото и алмазы, следовательно, они вырыли глубокие шахты, которые давно заплыли землей.

— Вам, юноши, еще учиться и учиться. Земля сама выталкивает на поверхность металлы и камни.

Луиш ди Эшторил прочитал короткую лекцию о принципах поиска полезных ископаемых. Из всего сказанного братья поняли только одно — полученных знаний из взятой с собой книги им явно недостаточно.

Судя по всему, португальский донатарий загорелся идеей египетских приисков. Он собрал всех жителей крепости на общий совет, где до позднего вечера шло активное обсуждение вполне понятного вопроса. Саша и Вова наблюдали за дебатами с палубы «Варяга»: «зал заседаний» хорошо просматривался в свете горящих масляных плошек. Они понимали желание колонистов добраться до египетских приисков, вместе с тем осознавали, что отправят экспедицию в никуда. В крепости жило почти тридцать семей, в основном португальцы с женами и детьми. Были и иностранцы: трое французов, два англичанина и один итальянец из Генуи. Все они одновременно являлись и торговцами, и гарнизоном при двух слабеньких пушках. Близнецы уже поднаторели в современных артиллерийских делах и сразу определили низкое качество орудий. Желтая английская медь по своему составу близка к соловецкой и олонецкой. Руда содержит золото и серебро, что придает металлу желтый цвет. Драгоценные примеси ухудшают свойства необходимого для пушек сплава и резко повышают теплоемкость и теплопроводимость. Орудия перегреваются после первого же выстрела.

Наутро Луиш ди Эшторил поднялся на борт «Варяга» чуть ли не с первыми лучами солнца. По его решительному виду близнецы догадались о принятом вчера решении. Братья нервничали. Саша щипал свою бородку, которую решил отрастить на испанский манер. За эту растительность на лице Вова иногда его дразнил донкихотом.

— Господа Скопины, вчерашний совет принял единогласное решение выкупить у вас карту.

— Ваш поход за золотом и алмазами может затянуться на несколько лет.

— Мы это понимаем, — вздохнул Луиш ди Эшторил. — Наши попытки договориться с вашими проводниками наткнулись на решительный отказ.

— Вот видите! — воскликнул Саша. — Вам предстоит найти устье реки Нигер, затем разобраться в многочисленных протоках.

— Решение принято, — отрезал донатарий. — Назовите ваши условия.

— Золото нам не надо, в двух днях пути от этой крепости в ожидании рабов стоит несколько наших судов…

— Спасибо за понимание. — Луиш ди Эшторил сделал галантный поклон. — Мы передаем вам факторию со всем имуществом и припасами.

Братья посмотрели друг на друга, они-то хотели поменять карту на рабов, что ожидают своей участи на острове Сантьягу.

— Вы согласны подождать нас до завтрашнего дня?

— Конечно! — Близнецы еще не могли отойти от сковывавшей их неловкости за неравный обмен.

— Отвезете нас на факторию Прая, там и оформим нашу сделку.

Колонисты начали поспешно собираться, братья в свою очередь отправили к Мгикассо гонцов. Факторию необходимо в кратчайшие сроки превратить в полноценную крепость, способную противостоять попыткам европейцев навести здесь порядок. Карта, золото и алмазы вызвали в Прая настоящий переполох, два корабля немедленно подняли паруса и отправились в метрополию. Ну а братья оформили у нотариуса сделку, где за свою карту получили всю реку Жеба и двухсоткилометровую полосу суши вдоль ее берегов. Мнение аборигенов по поводу прав собственности никого не интересовало. Кто сильнее, тот и прав.

Самое забавное в истории с вынужденным обманом произошло через пять лет. К братьям приехал специальный посланник короля Мануэла I и вручил им титульные грамоты герцогов Бисау. Педру ди Ахедо, так звали королевского сановника, в самых восторженных словах благодарил братьев за переданную Луишу ди Эшторилу карту. Возглавляемая им экспедиция нашла в Центральной Африке брошенные египтянами прииски и копи, богатые месторождения олова, цинка и меди. В Португалии началась «африканская лихорадка». Следует добавить, что Сашу с Вовой герцогские регалии совсем не обрадовали. Фактория на реке Жеба называлась Бисау, так что благосклонность Мануэла I в первую очередь напоминала о его главенстве над их землями и необходимости платить двадцатипроцентные налоги. Фигвам — решили близнецы и отправили артиллериста Михаила Резвина на инспекторскую проверку. На всякий случай, дабы впоследствии не хлопать крыльями и не сокрушаться о чужом коварстве.

Закончив в Прая с формальностями по оформлению собственности на крепость Бисау с прилегающими к ней землями, братья отправились на остров Гори. Надо было спешить в Испанию, впереди — встреча с королевскими сановниками. Необходимо разобраться с подводными камнями, которые обязательно должны быть в предлагаемом договоре продажи Новой Гранады. Найденный разведчиками Мгикассо остров близнецам очень понравился. Десятикилометровый скалистый мыс защищал вход в глубоководную и удобную бухту. В километре от мыса возвышался на семьдесят метров одинокий остров-скала. Плоская, поросшая кустарником вершина плавно спускалась в сторону бухты, где переходила в маленькую гавань на три-четыре корабля. Несколько родников и серебристая речушка делали остров удобным местом для содержания рабов. На прощание обнялись и пожелали друг другу удачи. Людям Мгикассо предстоит многое сделать, в том числе построить здесь равелин. А близнецы вскоре увидят Европу XVI века.


Бригантина взяла курс на Севилью, следовать в этот порт посоветовал Луиш ди Эшторил. Он назвал Севилью столицей американских колоний, где сосредоточено все богатство Америки. Кроме этого, в городе находится дворец вице-короля Америки. До этого братья были уверены, что правитель американских земель живет в Новой Испании. Если в Севилье постоянная резиденция вице-короля, то в городе должны находиться и приближенные к нему сановники. Знакомство с нужными людьми позволит лучше разобраться с раскладом сил и выяснить приоритеты. Слишком много непоняток. Не очень верится, что короля интересуют только Австрия и война с Турцией. Не может он оставаться безразличным к освоению Америки. Поток золота и серебра, который течет полноводной рекой из новых земель, никого не оставит равнодушным. В свете обнаруженных месторождений изумрудов сделка выглядит очень странно. Никто просто так не продаст несущую золотые яйца курицу, даже если эта курица непослушна. И неповиновение конкистадоров не может оставаться безнаказанным. Не правильно все это и странно.

Братья тщательно готовились к предстоящим встречам. Тщательно не в смысле расклада пасьянса возможных направлений разговоров. Здесь бессмысленно попусту гадать, кто что скажет и что они должны ответить. Возможные собеседники, сторонники и противники — на данный момент пустые фантазии. Саша и Вова разбирали сундуки с ювелирными украшениями. Следовало заранее подготовить и рассортировать подарки и подношения. Близнецы полагали единственно правильным путем покупку необходимой им информации. Ни в Севилье, ни в Мадриде единомышленников или заинтересованных в их успехе лиц нет и не может быть. Посему следует подходить к теме покупки Новой Гранады сугубо прагматично, без глупых иллюзий.

При выборе украшений в качестве консультанта позвали дона Бобо Карио, который достаточно долго был приживалой в богатой семье. Он должен разбираться во взглядах и моде на ювелирные изделия. Дон Бобо оказался весьма полезным советчиком. С его помощью быстро рассортировали взятые с собой украшения. Как братья и подозревали, одни варианты украшений были в моде и ценились выше, иные вообще относились к разряду неприличных или вульгарных. Кроме этого, дон Бобо помог подобрать для братьев перстни, разложил нагрудные украшения, цепи и подвески. Разъяснил зависимость украшений от общего стиля верхней одежды. Кроме того, добровольный помощник провел курс обучения испанскому этикету и танцам. В завершение программы дал неожиданный совет:

— Синьоры, вам следует зайти в порт Танжер.

— Заканчивайте свою мысль, дон Бобо, что требуется сделать в этом порту?

— У нас в Испании очень модно иметь слуг-мавров. В Танжере — большой рынок рабов, где вы легко купите уже обученных людей.

— Спасибо за добрый совет, мы обязательно зайдем в Танжер.

Братья взяли карту и быстро нашли требуемое место. Действительно, порт и город Танжер находился совсем не далеко от Кадиса и был по пути в Севилью.


Белое солнце пустыни высвечивало яркие краски города Танжер. К близнецам присоединились Иван Сусанин и Максимка, возглавлял группу дон Бобо Карио. Все энергично крутили головами, пытаясь не пропустить детали городской архитектуры. Вдоль широких улиц ровными рядами стояли красивые дома. Сами улицы больше напоминали тенистые скверы с узкими дорожками для пешеходов. Саша и Вова не переставали восхищаться входными дверями. Столь простая деталь у каждого здания выглядела настоящим произведением искусства. Они были из сандала, красного или черного дерева и покрыты изящной резьбой. Причудливая вязь традиционных арабских узоров чередовалась с виноградной лозой, где очень натурально был вырезан каждый листик, каждая ягодка. Входные двери находились в глубокой нише, а сами ниши были расписаны яркой мозаикой с обязательной сурой из Корана.

Город произвел неизгладимое впечатление, красота зданий и уют широких, тенистых аллей запомнятся навсегда. Рынок встретил многоголосым шумом продавцов и покупателей. Перед входом под большим навесом на коврах сидела большая группа мужчин. Решив, что это кафе, братья вошли под навес. Разувшись перед ковром, они дружно поздоровались:

— Салам алейкам.

Повернулись даже те, кто усиленно делал вид, что не замечает пришельцев.

— Аллах Акбар,[1] — неожиданно добавил Вова.

Вторая фраза вывела арабов из ступора, со всех сторон послышались ответные приветствия.

— Вы не испанцы, — сказал сидящий в центре мужчина.

Как вскоре выяснилось, большинство местных арабов вполне сносно говорили по-испански или по-португальски. Торговцы из этих стран регулярно покупали в Танжере шелковую нить. По непонятной причине арабы сами не ткали шелковые ткани. Шелковые ковры — да. Рынок изобиловал яркими коврами из персидского, индийского или китайского шелка, парчой, батистом и поплином.

— Мы русские, — ответил Саша.

— Русские… Где это?

— Далеко на севере.

Арабы приступили к бурному обсуждению и эмоциональному выяснению места, откуда появились гости рынка.

— Вы не варяги?

— Нет, мы живем к востоку от их земель.

Новый виток эмоциональных рассуждений вывел к правильному варианту:

— Вы из Московии?

— Да, наша столица в Москве.

Показалось, что арабы облегченно вздохнули:

— У вас византийская религия.

— Разве это принципиально?

— Все европейцы поклоняются пророку Иисусу и не признают пророка Магомета.

На это братья не смогли ответить, вместо слов они пожали плечами.

— Только византийская религия признает, что Бог един. В своей гордыне европейцы принимают мусульман за язычников.

— Извините, уважаемые, но мы в вопросах религии не очень разбираемся.

— Откуда и куда держите свой путь?

— Из Америки в Испанию, решили зайти в Танжер, познакомиться с возможностями вашего рынка.

— Мы можем предложить ковры и ткани, кожи и слоновую кость, шелковую нить и хлопковую или шерстяную пряжу.

— В каких товарах вы нуждаетесь?

— Пушки, порох и железо, но испанские торговцы предпочитают расплачиваться серебром или золотом.

По знаку хозяина перед близнецами поставили маленькие стеклянные стаканчики с мятным чаем на меду. Разговор перешел в рабочее русло, братья смогли выяснить, что поставки в Танжер пороха, пушек и железа принесут хорошую прибыль. Близнецы впервые серьезно задумались о поточном литье. Меди, цинка и олова в Америке вполне достаточно, осталось найти собственные месторождения. Не хотелось полностью зависеть от удачи в пиратских делах. Сопутствующей задачей становились поиски каменного угля. Результаты пережога дерева в древесный уголь уже отчетливо виделись в Нассау. Даже при небольшом производстве вырубки леса на острове становились все более и более заметными. Не забыли про сахар, посланные на «Варяг» слуги с базарными носильщиками принесли товарные образцы. Понравилось. Появился шанс открыть альтернативный рынок сбыта, а значит, и возможность поддерживать высокие цены. Следующим шагом стала продажа «немодных» украшений, а маленький мешочек египетских алмазов автоматически возвел братьев в ранг «уважаемых людей». Ценник Танжера на драгоценные камни значительно превосходил возможную прибыль от реализации на биржах Амстердама и Антверпена.

Покупка слуг-мавров превратилась в настоящий спектакль. Торговец рабами привел более двадцати кандидатов, которые сразу занялись саморекламой. Кандидаты устроили цирковое представление, демонстрируя свою силу, ловкость и умение. Просмотр спектакля закончился покупкой восьмерых слуг. После этого последовал показ девушек, и братья сразу поддались соблазну и купили еще четырех симпатичных рабынь. В завершение Вова зачем-то приобрел тощего араба.

— С этим рабом вам придется быть осторожным, — честно предупредил работорговец.

— Вряд ли он посмеет на меня напасть.

— Он из племени неверных, которые отличаются склонностью к побегам. По этой причине их покупают очень неохотно.

— Действительно, зачем он тебе? — спросил Саша.

— Что-то в нем приглянулось, он не такой как все.

— Вы не сможете обратить его в христианскую веру, — добавил работорговец. — Убежденный язычник, к тому же плохой работник.

— Странно, — заметил Саша. — Вы не стремитесь его нам продать.

— Я торговец, а не обманщик, и обязан предупредить покупателя о качестве своего товара.

Расплатившись, они отправились в поход по лавкам. Заказ соответствующей одежды снова перешел в разряд театрализованных представлений. Не понимая арабской речи, братья с удовольствием наблюдали за яростными спорами. Мимика и жесты помогали определить запросы своих слуг и ответную реакцию продавцов. Самое забавное, что продавцы иногда обращались к близнецам за помощью. Они возмущенно говорили о желании рабов получить слишком дорогие одежды. Забота продавцов о кошельке покупателя откровенно удивляла. Заказ одежды для слуг задержал корабль на два дня, причем язычник Менфрен исчез в первый же вечер.


Севилья выглядела настоящим городом. Таможенные и портовые чиновники, которые поднялись на борт для оформления прибытия корабля, поведали много интересных фактов. В городе проживало почти полмиллиона человек, практически все жители в той или иной мере были связаны с заморской торговлей. Севилья владела монопольным правом на трансатлантическую торговлю. По этому поводу чиновники несколько раз помянули недобрым словом Кадис и короля. В нарушение всех запретов, Кадис принимал корабли конкистадоров и вел с ними активную торговлю. Если из Севильи в Америку ежедневно уходило около десяти кораблей, то Кадис отправлял через океан по дюжине в день. В Севилье прошла крещение фальшивка, которую по просьбе братьев сделал Йохан. Когда чиновник попросил предъявить подорожные документы, близнецы не рискнули показывать свои нидерландские бумаги. Вместо этого достали фальшивую грамоту, по которой они много лет назад якобы покинули Выборг для учебы в Европе. Липовая бумажка не вызвала никаких вопросов. Может, по причине того, что господа Скопины ехали на встречу с важными сановниками, маркизом Франциско Кордова и герцогом Хуаном Грихальва.

Первым делом Саша с Вовой решили посетить корриду, о которой так много читали еще в детстве. Огромная трибуна на двадцать тысяч зрителей была заполнена до отказа. Близнецы устроились с комфортом: они купили отдельную ложу, где удобно разместились вместе со своими спутниками и рабами. Сам «бой» с быками разочаровал: у несчастного животного не было ни единого шанса выйти с арены живым. Вскоре действо наскучило, юноши перенесли свое внимание на публику. Испанцы эмоционально сопереживали и быкам, и тореадорам. Как объяснил дон Бобо Карио, на арене проходил турнир трех лучших тореадоров Андалусии. Разглядывая соседние ложи, братья заметили, что и сами являются объектами повышенного интереса. Причем из некоторых лож на них смотрели с откровенным любопытством.

Представление завершилось чествованием победителя, после чего по арене совершил круг почета самый лучший бык — его тушу проволокла пара лошадей. Зрители встали и приветствовали прах бойца бурными овациями. Публика начала расходиться, а дон Бобо Карио торопливо повел братьев в расположенный рядом с ареной ресторан. Здесь собирались богатые любители корриды, для которых на кухне уже готовились блюда из только что убитых быков.

— Ты посмотри на публику, по-моему, они все пьяные, — шепнул брату Саша.

— Я еще на корриде подумал об этом, большинство ведет себя очень странно и неадекватно.

— Дон Бобо, почему в середине дня столько пьяных людей? — спросил Саша.

— Они совсем не пьяные, движения вполне скоординированы, разговаривают нормально, — возразил «экскурсовод».

Не прошло и получаса, как братья поняли причину всеобщего подпития. Испанцы вместо воды пили свой традиционный напиток — смесь портвейна с коньяком. Коктейль, даже разбавленный водой, сильно ударил по юношеским головам. Однако вместо желаемого возвращения в гостиницу для встречи с подушкой последовало знакомство. К столу подошел и представился юноша-ровесник. В общем-то, вполне понятный интерес к явно выраженным иностранцам. После непродолжительной вежливой беседы последовало приглашение нанести визит.

Закрутилась веселая, беззаботная жизнь. Братья быстро вошли в местное общество и через две недели оказались знакомы почти со всеми дворянами города. Одновременно с приятным времяпровождением, развлечениями и танцами Саша и Вова начали вникать в будни испанской жизни. Поистине неоценимую помощь оказывал дон Бобо Карио. Он приносил самые разнообразные слухи и сплетни. Вывалив на головы братьев ворох всей этой информации, сразу выделял истину из кучи досужих домыслов.

— Дон Бобо, — как-то спросил Вова, — зачем вы нам рассказываете всякую чепуху, если точно знаете суть дела?

— Эх вы, молодежь! — притворно вздохнул приживала. — Вы совсем не умеете пользоваться информацией.

— Помилуйте! Как я могу пользоваться подобной информацией, если знаю о ее недостоверности.

— Именно так и должны пользоваться. — Дон Бобо с сожалением посмотрел на юношу. — Вы же знаете о ее недостоверности.

— Не понял, — растерялся Вова.

— В нужном разговоре с нужным человеком вы можете подать выгодную вам сплетню со ссылкой на ее автора.

— И что мне это даст?

— Как что! — От возмущения дон Бобо перешел на крик. — Вы можете поссорить своих врагов или выставить посмешищем тайного недоброжелателя. — Приживала несколько раз прошелся по комнате и, успокоившись, продолжил: — Интригой быстрее добьешься своей цели, а то вы по молодости больше полагаетесь на свои шпаги и деньги.

— Вы предлагаете пускать ложные слухи и клеветать?

— Ни в коем случае! Это самый короткий путь к изгнанию и забвению. Любая недостоверная информация всегда должна сопровождаться ссылкой на ее истинного автора.

Интрига, пропаганда и контрпропаганда, нет, это не для них. Хотя кое-что они уже начали, а раз начали, то надо довести до конца. Братья озадачили пронырливого дона Бобо конкретным заданием.

Утром за традиционной чашкой кофе братья обменивались собранной накануне информацией и строили планы на день и на вечер. Деловые встречи в Севилье проводились с десяти утра до полудня, затем город впадал в спячку и оживал к шестнадцати часам. Близнецы составили свой распорядок дня, к десяти утра отправлялись в гимнастический зал. Час разминки и спарринга рукопашного боя, затем отдых и час занятий в «Школе благородного искусства дуэли». Здесь братьев ожидало множество сюрпризов. Во-первых, занятия с оружием проводились только нагишом, не допускались даже набедренные повязки. Если голландцы применяли для учебы простые кожаные чехлы, то здесь использовалось специальное оружие, которое называлось рапирами. Обычные трехгранники с кованым набалдашником подбирались по весу и длине для имитации меча или шпаги.

Здесь у Саши и Вовы были заметные успехи, они уже стали двурукими и освоили прием под названием pas d’ane. До этого братья воспринимали всякие финтифлюшки на гарде оружия как досужую фантазию кузнеца. Ан нет, ничего лишнего, в том числе и приспособление для выполнения pas d’ane. В случае силового противоборства при скрещенных клинках специальная завитушка позволяла захватить гарду противника — и ку-ку. Противник вынужден выпустить из рук свое оружие, иначе его собственная сила будет использована как рычаг для отделения головы от тела. Данный прием входил в обязательный перечень на звания Maitre d’armes, или по-русски — мастера меча. Самые лучшие школы фехтования находились в Испании и Италии, a pas d’ane родился во Франции XII века. Авторство приписывается королевской охране, которая таким способом успешно урезонивала драчунов и забияк.

Во время тренировок братья узнали еще одну интересную деталь европейской жизни. Оказывается, в Англии не практиковали дуэлей на мечах или шпагах. Дворяне «новой волны» предпочитали выяснять отношения на кулачках. Другим сюрпризом являлся завершающий тренировки моцион. Взопревших благородных меченосцев укладывали на застланный шелком топчан, где тщательно протирали тело вином. Так же вином промывали потные волосы, после чего переходили к приятной процедуре расслабляющего массажа. Впервые попав в руки специалистов, Саша и Вова как-то не озадачились возможными последствиями, в результате весь день ходили злющими бабуинами. Массажист использовал масло с запахом ванили, и от близнецов исходил запах сдобных булочек.

Войдя в общество, братья все чаще и чаще начали задаваться вопросом о доступности не только дворянских вилл, для них открывались двери любого дворца именитого сановника. Первоначально близнецы полагали это следствием своего богатства, в том числе золота и алмазов в трюме «Варяга». Однако отношение дворянского общества к конкистадорам было завистливо-отрицательным. С точки зрения местной знати близнецы должны выглядеть именно как выскочки. Нет, здесь что-то другое, сословные ограничения не просто отчетливо просматриваются, они стоят на первом месте. Родовитый маркиз без гроша в кармане окружен почтением, те же Колумб, Кортес или Писсаро оставались для общества пустым местом, безродными выскочками. Более того, конкистадоры откровенно высмеивались дворянским обществом. Обычные простолюдины, рядовые солдаты и даже бывшие уголовники посмели встать на один уровень с дворянами. Факт отказа платить налоги и не признания над собой власти короля порождал многочисленные призывы покарать их огнем и мечом. Дворяне чуть ли не ежедневно записывались в ополчение, впрочем, безрезультатно. Не хватало солдат, армия воевала с Сулейманом Великолепным, с Франциском I Валуа, немецкими протестантами и мятежными провинциями Нидерландов. Для Карла V председательство в Вормсе и осуждение Лютера было важнее проблем всей Америки.


Новое знакомство только усилило недоумение братьев. Примерно через месяц к ним пришла настоящая делегация венецианских «деловых кругов». Сначала господа Антонио Тинторетто, Якопо Ломбардо, Пезадо Лидо и Анджело Ретичелло прислали своего человека с просьбой назначить день и время для деловой беседы. В общем-то братья ничего не имели против, справедливо полагая, что венецианцы поведут разговор о богатствах Америки. Ну о чем еще, скажите на милость, можно с ними говорить? Как они ошибались! Итальянцы пришли точно к назначенному времени, чинно представились и преподнесли братьям подарок. Каждый получил по красивому бутончику из синего стекла, драгоценный камень от цветного стекла братья уже могли отличить. Они уже знали и о непомерной стоимости изделий из венецианского стекла. Саша с Вовой переглянулись и улыбнулись, они сами привезли немало стекляшек для подарков. На звонок колокольчика заглянул Тиль.

Ответный подарок являлся изумрудной волной с корабликом под белоснежными парусами. Венецианские гости замерли с открытыми ртами. В такое невозможно поверить! Стекло изготавливается на острове Мурано, никто из допущенных к секрету изготовления не может сойти на материк. Тайна хранится под страхом смертной казни. Насладившись произведенным эффектом, Саша спросил:

— Мне назвать состав примесей?

Итальянцы взволнованно переглянулись, затем Анджело Ретичелло протянул листок бумаги.

— Напишите для меня, друзьям это может стоить жизни.

Саша небрежно написал в столбик — соли олова, красной меди, желтой меди и мышьяк. Венецианец прочитал, вытер выступивший пот, затем достал самую обычную зажигалку. Брызнули искры, вместе с голубым огоньком в комнате запахло спиртом, Анджело Ретичелло тщательно растоптал пепел.

— Откуда вам это известно? — спросил он с явной тревогой в голосе.

— Извольте, Венеция получила рецепт из Византии, те в свою очередь — из Дамаска. Мне продолжить?

— Нам абсолютно точно известно, что в Московии стекло не делают.

— Разве вы никогда не слышали о русском стекле?

— Но это совершенно другой природный минерал. Купцы завозят слюду даже в Америку.

— Вы сами ответили на свой вопрос. У нас война, четыреста лет непрерывной войны, людям нет дела до цветочков и корабликов.

— Мы понимаем ваши проблемы и хотим их облегчить.

— Каким же способом, позвольте спросить?

— Вы знаете об изгнании Ганзейского союза?

— Вы о недосеребре?[2]

— Да, в Новгород и Москву пришли голландские купцы.

— Свято место пусто не бывает.

— Совет Дожа пытается добиться торговой монополии с Московией.

— А мы при чем? Здесь Севилья, а не Москва.

— Но вы можете повлиять на решение через своих родственников.

Саша открыл и закрыл рот, Вова отрицательно покачал головой. Вопрос требует дополнительного обсуждения, что понимали и венецианцы. Поэтому, нарисовав радужные перспективы «откатов» для рода Скопиных-Шуйских, торговые послы удалились, предварительно согласовав время следующей встречи.

Итак, с уходом венецианцев у братьев появилась новая тема для размышлений о неведомых родственниках в Москве. Их родители не имели никакого дворянского прошлого, это братья знали абсолютно точно. История дедушек-бабушек теряется в смутных временах тридцатых годов. От былого дворянства могли остаться фотографии, ложки-тарелки или другие дорогие сердцу предметы. В доме ничего подобного не было, как и никаких разговоров или намеков о былой значимости предков. Остается простое совпадение. Многие деревни назывались по фамилии хозяев усадьбы, а крестьяне при получении паспорта записывались по названию деревни. Другой непоняткой была привязка к Шуйским. Что-то знакомое, слышанное в школе. Но что? Этого братья совершенно не помнили.

Визит венецианских купцов подал отличную идею. «Откаты», конечно, бред сивой кобылы. Деньги получишь один раз, а покупать втридорога и продавать задешево будешь всю жизнь. Братья засели за встречный план, купили у картографа нужные карты и составили проект военно-экономической операции по деблокаде России.

— Венецианцы должны согласиться на предложенный нами вариант, — откинувшись в кресле, уверенно заявил Саша.

— Не только клюнут, но и помогут, — поддержал Вова, — к тому же мы и денежек подкинем.

— Возьмут себе долю посредника, не без этого.

— Осталось уболтать испанцев, а они упертые в вопросах веры.

— Дипломатию скинем на плечи итальянских товарищей. Здесь они нас переплюнут.

— Да уж, если сумели крестоносцев завернуть вместо Палестины на Византию, то и испанцам голову заморочат.

— А как Павел смог стать магистром Мальтийского ордена? Он же православный.

— Орден ради такого дела ввел двух магистров.

— Один католик, другой Павел Первый, ты это хочешь сказать?

— Да мы с тобой тысячу раз были в Павловске и Гатчине! Экскурсовод про Мальтийский орден рассказывает чуть ли не от входной двери.

— Я помню только Греческий зал.

— Кстати, насчет Греческого зала, что ты там говорил про русское стекло?

— Ты имеешь в виду слюду?

— Ну да, сколько я книг ни читал, везде написано про мутные слюдяные оконца.

— А про бронестекло читал?

— Нет, а что?

— А то, что в школе надо учиться! Триплекс три миллиметра стекла, затем слюда, снова стекло и так далее.

— Интересно, почему так?

— Через толстое стекло из-за преломления света ничего не видно, а слюда не преломляет свет, из слюды никогда не сделать линзы. Плюс защита.

— Ты хочешь сказать, что слюда абсолютно прозрачная?

— Уже сказал.

— Нескладушка, на триплексах не стекло, а плекс.

— Если ты имеешь ввиду бронетриплексы.

— Погоди, а в кабинете физики лежали желто-зеленые пластинки.

— Кто же будет брать прозрачную слюду на электротехнические цели? И вообще, вспомни про триплекс и отстань от меня.

Вова тяжело вздохнул и пошел собираться на первое свидание с герцогиней Элеонорой Изабеллой Пави из рода Габсбургов.


Предстоящее свидание с высокородной вдовой организовал дон Бобо Карио, который в очередной раз доказал братьям свою пользу. Он всегда сам выбирал место предстоящего визита и сопровождал близнецов от начала и до конца. Юноши полностью на него полагались, ибо получали реальную помощь. Во время вечеринки дон Бобо неизменно сидел в окружении старушек и старичков, где вел свою разведывательно-подрывную деятельность. Но стоило возникнуть ситуации, когда требовалась его подсказка, он неизменно оказывался рядом, как будто предвидел такие моменты. В один из дней братья получили очередное наставление:

— Уважаемые caballeros, сегодня вам предстоит сделать для себя серьезный выбор.

— Дон Бобо, к чему такая напыщенность? — засмеялся Вова. — Уж не сосватать ли нас собираетесь?

— Нет, нет, что вы! — Дон Бобо в ужасе замахал руками. — О свадьбе не может быть и речи. Одному из вас предстоит наладить амурные отношения с герцогиней Элеонорой Пави.

— Она замужем?

— Вдова, трое детей, муж герцог Максимилиан Пави погиб во время Пиренейского похода в сражении под Наваррой.

— Это обязательно? — Саше совсем не хотелось забираться в постель одинокой старухи.

— Решение принимать вам, я только подсказываю. Герцогиня Элеонора высокородного происхождения, в ее жилах течет кровь Габсбургов.

— Какая для нас польза от этой самой крови? — поморщился Саша. — У нас совсем другие цели.

— Ах, какие вы наивные юноши! — воскликнул сводник. — Родственница короля, подруга и свояченица королевы.

— И что?

— Как что! Она вам поможет в любых делах! Если не прямо, то косвенно.

В словах дона Бобо Карио был резон — помощь им нужна. Неразумно полагаться только на дипломатические таланты венецианцев. К тому же оставался открытым вопрос легализации, им бы бумажку, желательно с подписью короля. С другой стороны, сближение с родственницей монарха может привести к прямо противоположным последствиям. Взять того же Нуньеса де Бальбоа, первооткрывателя Панамского перешейка. Отправленные королю тонны золота споткнулись об элементарную интригу. Губернатор и генерал-капитан Панамы оказался в кандалах и по приказу монарха обезглавлен. Стремно лезть в испанские интриги, особенно когда цена вопроса ограничивается «всего лишь» собственной жизнью.

Поразмыслив, братья бросили жребий «на морского». «Жертвой» оказался Вова, который сразу оговорил условия отступления. Саша согласился с оговорками брата, в конце концов, отказавшись от сближения с неизвестной дамой, они ничего не теряют. В качестве подарка, который желательно сделать при знакомстве, юноши выбрали венецианские стеклянные цветочки, которые пришпилили к синим бантикам из шелковых ленточек. Первую встречу и знакомство назначили перед обедом во дворце Марии-Луисы, где герцогиня жила на правах родственницы. Шикарный дворец, построенный еще в мавританские времена, принадлежал брату покойного мужа. Карета проехала по цветущему парку с неизменными фонтанчиками с золотыми рыбками и остановилась перед центральной лестницей. Дон Бобо еще раз проинструктировал юношу, и они вошли в вестибюль.

Слуга-мавр провел гостей через анфиладу комнат и залов и осторожно открыл дверь в маленькую гостиную. За столом черного дерева с богатой инкрустацией из золотых виньеток сидела миленькая девушка лет двадцати, несколько полноватая на вкус Вовы. Увидев гостей, она улыбнулась и сделала приглашающий жест рукой. Дон Бобо Карио подбежал к ней на цыпочках:

— О прекрасная Элеонора, герцогиня моего сердца, я безумно рад видеть вас!

— Ах, Бобо, вы по-прежнему сама галантность!

— Ваше светлейшее очарование, позвольте представить доблестного кавалера и русского герцога Владимира Скопина.

Молодая женщина с прищуром посмотрела на Вову, который выполнил сольный балет из четырех шагов с размахиванием руками и снятием с головы шляпы. Выполнив установленный этикетом поклон, юноша решил проявить максимум учтивости, встал перед герцогиней на колено и протянул шкатулку из слоновой кости:

— Позвольте мне…

Герцогиня Элеонора густо покраснела, по каменным плитам дворца застучали подошвы убегающего дона Бобо Карио.

— Мне нравятся решительные мужчины! — с этими словами Элеонора встала и задрала подол.

Вова вернулся только на другой день. Дон Бобо лежал смертельно бледный в окружении дюжины врачей, Саша с любопытством смотрел на брата.

— Ну как?

— Что как?

— Дон Бобо утверждает, что тебя вчера бросили на съедение львам.

— Была только одна львица и весьма оригинальная.

— Можно поподробнее?

— Ты представляешь, я ей преподношу венецианские цветочки, а она в ответ задирает юбку.

— И?

— Помог раздеться, ну и все такое, сам понимаешь.

Саша с безудержным хохотом упал на диван, Вова недоуменно смотрел на брата.

— Хватит ржать, скажи, что здесь случилось и почему у дона Бобо врачи?

— Прости, братик, это нервное. Тебе хоть объяснили смысл подарка?

— Какой может быть смысл у двух дорогих безделиц?

— Мы по незнанию подарили подвязки для чулок. Она подняла подол, разрешив тебе сменить подвязки.

— Никогда бы не догадался, я и не смотрел на подвязки. — Вова сел. — И какие будут последствия?

— Подобный подарок является предложением стать фавориткой. Его делают после, а не до.

— Теперь она поедет с нами в Америку?

— Если позовешь, — продолжая смеяться, ответил Саша.

Как выяснилось впоследствии, Саша зря улыбался. Герцогиня Элеонора Изабелла Пави из рода Габсбургов основательно взялась за братьев. Если Вова на правах любовника получал множество поблажек, то по Саше ежедневно проезжал каток из проблем и интриг мадридского двора.

Для начала герцогиня принялась разбирать с братьями основные, самые важные для них вопросы испанской действительности. Повелевая в Америке обширными территориями, конкистадоры ставили себя на один уровень с монархом. Подобное поведение вызывало негодование церкви, тем более что далеко не все конкистадоры относились лояльно к присланным из метрополии священнослужителям. Как раз эта проблема и послужила причиной, по которой для Новой Гранады искали решительного губернатора. В Сан-Хосе, Изабелле и Флориде конкистадоры посмели убить священников. Такого святотатства им не простит ни церковь, ни король. Посягнувших на церковь требовалось не просто приструнить, их следовало жестоко покарать. Только вот о продаже Новой Гранады не было и речи. Кто в здравом рассудке продаст земли, дающие ежегодно полторы тонны великолепных изумрудов, не говоря о других драгоценных камнях.

Саши и Вова постепенно разобрались во внешнеполитических отношениях Испании. Если с Португалией соблюдался традиционный недружелюбный нейтралитет, то отношения с Англией, ранее столь же враждебные, начали улучшаться. Англичан порицали за демарш против католицизма и разрыв отношений с Ватиканом. Практически все испанцы приветствовали проклятие Англии римским папой. Потеряв в результате урагана почти сотню кораблей Великой армады, испанцы блокировали Ла-Манш десятком патрульных. Французы немедленно воспользовались удобным случаем и начали захватывать английские города на континенте. Крепости Нормандии и Бретани посыпались к подножию французского трона, как перезрелые груши. Оказавшись в безвыходной ситуации, король Эдуард VI Тюдор вынужден был пойти на попятную и объявил о помолвке своей дочери и наследной принцессы Марии Тюдор с сыном короля Испании Филиппом. Будущая королева без промедлений вернулась в лоно католической церкви.

Между монархами Испании и Франции была личная вражда, периодически перераставшая в открытую войну. Воевали за Восточные Пиренеи, изобилующие свинцом, серебром и золотом. Воевали за Альпы, точнее за итальянские серебряные рудники. Оба монарха считали Италию своими землями, Карл V и Франциск I Валуа искали любой повод для сведения личных счетов, в том числе и ценой жизни собственных подданных. Правитель Священной Римской империи желал присоединить итальянские княжества к Австрии. В свою очередь король Франции считал эти княжества исконно французской территорией. Одним словом, Испания находилась в политической изоляции. Венеция поддерживала Карла V в войне против Турции. Дожи мечтали прибрать к рукам земли Восточной Римской империи. Кроме этого, они опасались гегемонии зарождающегося турецкого флота, которая положит конец торговле с Левантом.[3] Вместе с тем венецианцы продолжали дружить с Сулейманом Великолепным. В Стамбуле кроме посла Дожа находилось множество представительств торговых домов.

Известие о том, что братья нашли египетский клад, вызвало повышенный интерес к древним сокровищам. Корабль посетило много досужих дворян, представителей церкви и даже профессоров-монахов из местного университета. Подобная популярность сыграла близнецам на руку. Они в свою очередь получили доступ в университет, где смогли ознакомиться с важными для себя открытиями алхимиков. Купили несколько фолиантов научных трактатов из области познания недр земли и чудес алхимии. Кроме этого, в результате собеседования с настоятелем, вернее ректором университета, Саша и Вова получили дипломы бакалавров в области математики, физики и астрономии. Побочным эффектом ажиотажа вокруг древних сокровищ стала находка исчезнувшего раба. Близнецы давно забыли о пропавшем в Танжере арабе, который на поверку оказался египтянином. Причем грамотным, знающим письменность и историю своей родины. К сожалению, реальной пользы от Менфрена не могло быть по причине языкового барьера. Он знал только свой родной язык да десяток арабских слов.


Как только герцогиня сочла братьев готовыми к встрече с королевскими сановниками, начался новый виток издевательств под названием «подготовка к поездке в Толедо». Уютно устроившись на коленях Вовы, Элеонора Изабелла нежным голоском читала лекции об основных внутриполитических течениях и интересах влиятельных людей королевства. Братья сидели с каменными лицами, изо всех сил стараясь не закрыть глаза. Наконец герцогиня сочла обучение завершенным, слуги получили приказ готовить кареты. В первый же день прибытия в Севилью близнецы отослали письма в банк Маджоре и придворным вельможам, сеньорам Кордова и Грихальва. Сановники прислали официально-любезное приглашение ко двору, господин Маджоре к доброжелательному письму добавил шикарную карету. Поездка получилась совсем не утомительной, к тому же юноши для поддержания формы более половины пути проделали верхом. Идиллия испанских пейзажей располагала к разговорам на самые различные темы.

— Ты посмотри, Вова, на эту красоту! Холмы, дубовые леса, серебристые воды речушек. Почему в школе так мало говорили об этой стране?

— О прошлом Испании я помню только затяжную революцию, которая началась во времена Наполеона.

— Тебя что-то волнует? Но учти, я в истории не силен. — Саша подвел свою лошадь поближе к брату.

— Почему испанские короли так и не смогли расправиться с конкистадорами?

— Причин, наверное, много. Тот же Симон Боливар по происхождению метис, поэтому он воевал против испанцев.

— Не то, среди конкистадоров большинство испанцы. В мореходке на лекциях по географии морских путей что-то говорили о Кадисе.

— Приводили как пример неудачной попытки насильно изменить экономические интересы страны.

— Вроде испанский король Филипп Пятый Бурбон отобрал у Севильи право монопольной торговли с американскими колониями.

— Он передал это право Кадису в надежде, что конкистадоры в ответ признают над собой его власть.

— Да, вспомнил! Вместо этого конкистадоры начали продавать золото в Гонконге, а изумруды — на Цейлоне.

— Надо разработать серьезную стратегию, иначе у нас получится «пшик».

— По этой причине я и пытаюсь вспомнить историю Испании. Необходимо изначально отмести все известные неудавшиеся попытки.

— Нельзя вспомнить то, чего не знаешь. Сейчас известно только одно: король или боится или не может начать силовую акцию против конкистадоров.

— Боится король или нет, сие для нас не имеет значения. Главное в том, что Испания так и не подчинила конкистадоров.

— За исключением Эспаньолы, Кубы и Новой Испании.

— Там никогда не было конкистадоров, только обычные колонисты и переселенцы.

— Не скажи, на западе Новой Испании много конкистадоров.

— Зачем попусту ломать себе голову, господа Франциск Кордова и Хуан Грихальва все прояснят.

— Вероятнее всего, будут напропалую врать.

— Придется полагаться на помощь герцогини Элеоноры, похоже, она очень ловкая в интригах дама.

Путешествие завершилось не в Мадриде, как ожидали братья, а в Толедо, где находилась столица Испании. Оказывается, слова «Мадрид решил» относились непосредственно к королю. Карл V не любил своей столицы, где каждый камешек напоминал о красоте арабской архитектуры и величии мусульманского мира. Монарх предпочитал Мадрид и тратил огромные деньги на строительство там католических соборов, капелл и монастырей. В своем неуемном стремлении немедленно все переделать и изменить он напоминал Петра I, плюс фанатичная религиозность.

Кареты и вереница телег приехали к дворцу герцогини Элеоноры Пави в свете зажженных факелов, а утром братья направились в банк. Сеньор Маджоре совсем не напоминал своего племянника. Он оказался высоким и стройным человеком с абсолютно лысой головой. Банкир уже знал причину, по которой братья приехали в Толедо, поэтому разговор начался с главной темы. Как близнецы и предполагали, никто не собирался отдавать Новую Гранаду. Указ, подписанный королем, подразумевал назначение старшего из братьев, то есть Саши, на пост губернатора. При этом приближенные короля делали ставку на агрессивность Скопиных, полагая, что это позволит в кратчайшие сроки расправиться с неугодными конкистадорами и принудить к послушанию остальных владельцев шахт и рудников. Пиратские дела близнецов недолго оставались для испанцев тайной и, как ни странно, засчитывались юношам в плюс. Аудиенция с королем не была предусмотрена, ибо монарх основное время проводил в Австрии или Венеции. Он был всецело поглощен идеей войны за веру, с ним можно было говорить только о деньгах, войне или религии. Все, что связано с Америкой, решали сановники во главе с доном Франциском Кордова и доном Хуаном Грихальва. Собранная банкиром информация помогла окончательно сформулировать встречные условия.

Война, которую непрерывно вел Карл V, и желание венецианцев прорваться к русскому рынку подсказали одну из основных идей для переговоров с мадридскими вельможами. Испанцы воевали вполне успешно. Разгромив турецкую армию, совершали марш для очередной битвы с французами. Разбив французов, армия отправлялась в Нидерланды. За это время турки подтягивали новые войска и занимали выгодные позиции. Французы успевали оттяпать пару рудников в Италии или на Пиренеях. Голландцы возвращали потерянные земли и получали подкрепление от немецких протестантов. Испанцы бегали по кругу, не имея возможности довести победы до логического конца. Король гордился успехами своей непобедимой армии. Генералы выигрывали сражения и получали заслуженные награды. Только сама война перешла в разряд бесконечных маршей вдоль и поперек Европы.

Именно такое положение вещей, когда нет видимого результата, давало братьям шанс для исполнения своих намерений. В противостоянии с турками испанцы остались практически в одиночестве. Иностранные добровольцы в борьбе за веру и новый Рим давно уже легли костьми. Не осталось желающих погибнуть на полях Австрии. Ватикан своим яростным неприятием последователей Мартина Лютера закрыл дорогу англо-саксонским дворянам. Столь же печально обстояли дела с наемниками. Большие потери в битвах с турецкой армией свели шансы найма практически на нет. К тому же поляки, венгры и чехи увидели янычар на своих полях. Какая может быть помощь? Тут бы самим спастись. Священная Римская империя давно уже сдохла, но Карл V этого не видел и не желал видеть. Он продолжал бороться фактически за интересы венецианских купцов и двуличное ханжество Ватикана.

Финансовая часть беседы с сеньором Маджоре началась с искренних благодарностей за присланные с Карибского моря трофейные документы. Перехват почты с различными поручительствами, обязательствами и прочими финансовыми бумагами значительно упрочил положение банка. Сами близнецы стали богатыми землевладельцами, получив в собственность виноградники, поля и оливковые рощи. Основные земли новоявленных синьоров находились в провинциях Арагон и Кастилия. Ничего не понимая в земледелии, тем более в испанском, братья решили оставить свои земли под управлением банка. В этом вопросе таланты герцогини Элеоноры не вызывали у братьев никаких сомнений, но политика, постель и финансы должны быть разделены. Поэтому договор с банком о доверительном управлении подписали без раздумий. Обе стороны в равной степени были заинтересованы в приносящем ощутимые прибыли сотрудничестве. Следом подписали соглашение, по которому банк сеньора Маджоре становится официальным представительством «Северного кредитного банка». В свою очередь «Северный кредитный банк», как официальный банк Новой Гранады, будет представлять интересы Banco Maggiore en Toledo.


Встреча с королевскими сановниками напоминала приторно-сладкий масляный крем. Медовые улыбки и столь же слащавые слова. Как только казначей пересчитал деньги, дон Франциск Кордова вручил братьям титульные грамоты, где значилось, что герцоги Александр и Владимир Скопины являются верноподданными дворянами испанского королевства. В бумагах шло скрупулезное перечисление всех владений в Испании и Эспаньоле. Насладившись изумлением на лицах братьев, сановник вручил королевскую грамоту, по которой герцог Александр Скопин производится в чин генерал-капитана и берет на себя бремя управления Новой Гранадой. Далее шло подробное перечисление самих обязанностей новоявленного губернатора. Здесь и организация военной защиты, и сбор налогов, и надзор за соблюдением законности. Не успел Вова придумать ехидную колкость в сторону брата, как сам получил красивую бумаженцию, где его производили в чин адмирала с обязанностью охранять от пиратов побережье Новой Гранады. Торжественная часть завершалась индульгенцией, по которой епископ прощал заблуждение в вере. Братьям позволялось проводить церковные обряды по византийским канонам, если при них будет личный священник из Византии. Именно индульгенция в большей степени вскрывала наличие скрытого смысла в неожиданном предложении.

Что ж, длительная подготовка к встрече с сановниками перешла в решающую фазу. Братьям тяжело давалось усвоение нравов испанского света, официальной и неофициальной субординации. Сложные хитросплетения симпатий и антипатий ставили в тупик. Им-то все это по барабану, ан нет. Элеонора не уставала читать нотации, одергивать, заставлять приторно улыбаться тайным лидерам и выказывать антипатию совершенно незнакомым людям. Они оказались в центре внимания небольшого, но очень влиятельного сообщества, где признание могло стоить очень дорого, а неприязнь привести к краху. Для досужего наблюдателя близнецы в Толедо практически ничего не делали. Утром уходили в Cercle d’Escrime, где сначала старательно прыгали перед нарисованным на стене кругом с растопыренным силуэтом внутри. Известная со школы картинка великого Леонардо да Винчи оказалась всего лишь учебным пособием для отработки уколов. После сиесты юноши шли в банк сеньора Маджоре, а через час отправлялись на верховую прогулку. Ну а вечером герцогиня Элеонора открывала двери своего дворца для очередного блистательного приема. Альтернативой служили шикарная карета и выезд в гости к очередному сановнику. Так что любой житель Толедо мог сказать, что русские герцоги ведут в Толедо достойную жизнь высокородного дворянина.

Так-то оно так, да за этим скрывалось слишком много различных нюансов. В школе благородного искусства дуэли братья впервые столкнулись с любителями острых ощущений. Для многих дворян поединки являлись любимым развлечением и проводились по принципу благородного боя — до первой крови. Случались и «беспощадные бои», уже до смертоубийства. Противники договаривались о количестве секундантов, которых, как правило, было трое, соответственно бой проходил четыре на четыре. При этом какой-то мелочный конфликт был только у двоих. Братья не раз наблюдали картину сбора группы секундантов. Дворянин приходил в школу фехтования и обращался к абсолютно незнакомому человеку:

— Господин хороший, видите ли, я попал в затруднительное положение, противников четверо, а нам не хватает одного. Не могли ли вы помочь нам?

Незнакомец широко взмахивал своей шляпой и отвечал:

— Я вам крайне признателен. Вы оказываете мне честь, которой я вряд ли достоин. Я и моя шпага в полном вашем распоряжении.

В итоге на дуэли встречались абсолютно незнакомые люди. Тем не менее наблюдалась кое-какая закономерность. Братьев старательно обходили стороной, а двоих сорокалетних мужчин приглашали практически ежедневно. Выбрав подходящий случай, юноши познакомились с доном Франциском Алькантара и доном Джулино ди Аррабаль. Оба бедные дворяне, за душой ни гроша, в армию пошли с пятнадцати лет и тянули лямку до тридцати пяти. За годы безупречной службы так и остались в младших офицерах. Отличие в сражениях дает уважение товарищей, а чин покупается. Вот денег у них как не было, так и нет. Вышли в отставку и приехали в Толедо на заработки. На дуэли риск погибнуть намного меньше, а дублонов в кармане несколько больше.

А офицеры, тем более с опытом современной войны, юношам нужны. Герцогиня Элеонора уже отправила в Америку пару десятков всяких письмоводителей и столоначальников. Дон Франциск Алькантара и дон Джулино ди Аррабаль приняли предложение братьев и начали собираться в Севилью. Сначала — плавание через океан до Санто-Доминго, затем — короткий переход до Гваделупы, где предстояло дожидаться высокородных синьоров Скопиных. Вообще-то герцогиня Элеонора показала близнецам искусство тратить деньги. Их накопления посыпались Ниагарским водопадом. Саше и Вове оставалось только махнуть рукой, понять смысл расходов они уже не пытались. Столь же стремительно побежали из сундука украшения. Кому, куда, зачем? Одно было ясно: обвешенная украшениями Элеонора вечером все возвращала обратно. С банком сеньора Маджоре дела обстояли прозаично и прагматично. Ежедневный совет венецианских дельцов обсуждал текущее положение вещей и раскладывал пасьянс на будущее.

Настал день, когда братьям предстояло проверить на маркизе Франциско Кордова и герцоге Хуане Грихальва результат длительных закулисных интриг. Следовало прояснить еще одну непонятку XVI века. По уверениям окружающих, национальность дворянина не имела никакого значения, во внимание принимался только его сословный статус.

— Почему на пост губернатора выбрали меня, а не моего брата? — обратился к сановникам Саша.

— Нам известно, что вы на три минуты старше, отсюда и выбор.

Если дон Франциск Кордова рассчитывал их удивить, то это не удалось. Факт старшинства Саши братья никогда не скрывали. Объем и доскональность собранной информации близнецы смогли оценить по перечню владений, особенно земель в Испании. Они надеялись сохранить в тайне свои мошеннические сделки. Остался последний вопрос, известен факт воровства или нет. Только вот задавать его нельзя, впрочем, можно выяснить несколько позже через сеньора Маджоре.

— Что я должен сделать в первую очередь? — спросил Саша.

— Обуздать конкистадоров, — равнодушно ответил дон Хуан Грихальва.

— Для выполнения столь сложной задачи нам потребуются войска.

— Вы уже высадили в устье реки Ориноко почти тысячу солдат, куда уж больше.

— Перед генералом де’Тером стоят иные цели. Мы не собираемся менять поставленную перед ним задачу.

— Куда же направляется генерал? Или вы будете настаивать на истории о мифическом золоте Северной Америки?

— Согласен поспорить на десять миллионов дублонов.

— Вы так уверены в существовании залежей золота?

— Мы не уверены, мы знаем.

— Даже так?! Откуда? Вы же никогда не были на Тихоокеанском побережье.

— Во-первых, мы были на Тихоокеанском побережье. Во-вторых, Аризона, Колорадо и Сьерра-Невада буквально переполнены золотом.

— Насколько нам известно, Торговый дом Дагера не посылал так далеко свои корабли.

— До своего контракта с голландцами мы работали, точнее учились, у итальянцев. Северная Америка полна золотом от Калифорнии до Айдахо и Юты.

— Разве? Для нас это приятная новость. Итальянцы — прекрасные специалисты, к вашим словам стоит прислушаться.

— Это многое проясняет, — добавил дон Хуан Грихальва. — Мы никак не могли понять, откуда вы появились.

— В Московии мореплавание не в почете, — со слащавой улыбкой вставил дон Кордова.

— Кстати, король не будет возражать, если Новая Гранада поднимет флаг Торгового дома Дагера.

— Исключено, мы уже провели переговоры. Никто в Нидерландах не вложит и талера.

— Жаль, подобный шаг позволил бы быстро решить основные проблемы.

— Мы можем поднять флаг России.

— А смысл? Подняв русский флаг, вы начнете платить налоги великому князю.

— Зато все грузы из Новой Гранады вы обложите таможенной пошлиной, что будет выше существующего налога.

— Оригинальное предложение!

— Мы, в свою очередь, постараемся повлиять на Москву. Можно организовать военный поход на Турцию.

— Османы уже разбили польскую армию. Вы не сможете нанести удар с северо-востока.

— Сможем! Захват полуострова Крым дестабилизирует все перевозки по Черному морю и создаст угрозу столице.

По приказу сановников в кабинет принесли необходимые карты. Саша и Вова быстро разъяснили перспективные направления военных действий против Турции. Русско-турецкие войны изучались в школе, про войну написано много книг и снято фильмов. Так что близнецы хорошо владели теорией на данную тему. Доступность турецкой столицы со стороны Черного моря буквально поразила испанцев. Сюрприз. Они попросили тайм-аут.


Задержку решили использовать с максимальной пользой. Толедо — очень красивый город, высокая крепостная стена сохранилась с мавританских времен. Город раскинулся вдоль полноводной реки Тахо, которая пересекает Пиренейский полуостров с востока на запад и впадает в Атлантический океан. Глинобитные дома обывателей жались к остаткам строений римского периода, из которых лучше всего сохранился Колизей да акведуки, которые продолжали исправно снабжать водой горожан и многочисленные фонтаны. Красивые дворцы вызывали восхищение своей своеобразной красотой мавританского стиля и обширными парками. Зато королевская резиденция напоминала большой замок с еле заметным подражанием арабскому стилю. За городской чертой располагались многочисленные литейные цеха, кузницы, шелкоткацкие и тонкосуконные производства. Интенсивно развивался квартал ювелиров. Золото и изумруды Америки требовали приложения рук искусных мастеров.

Толедо оставался индустриальным центром Испании, где местные умельцы развивали идеи дамасских оружейников. Здесь работали не только высококлассные оружейники, ближе к холмам расположился цех алхимиков. Они смело экспериментировали над различными сплавами в тщетной надежде получить золото. Получив дополнительное время, братья решили набраться знаний, изучить современные технологии производства металла и оружия. В своих походах за знаниями нашли много необычных технологических решений. Например, высокопрочная броня из латуни с добавлением вольфрама. Казалось бы, полный абсурд, если знаешь температуры плавления столь разных металлов. Ан нет, алхимики поставляли порошок вольфрама, который засыпали в жидкую латунь и элементарно размешивали. Более того, спецы дружно указали на исходный рецепт, якобы полученный из Индии. Кузнецы щедро посыпали заготовки порошками ванадия, хрома и прочего, затем начиналась хитрая проковка с преданием металлам новых качеств. Здесь братья купили себе настоящие бронежилеты, белоснежный шелк скрывал чешуйчатую броню из хитрой латуни. Выставленный рядом образец разрешалось рубить и колоть любым оружием.

Не забыли посетить университет, где познакомились с местными светилами алхимической мысли. Ученые охотно рассказывали все, что не касалось поиска тайн «философского камня» и преобразования свинца в золото. В Севилье близнецов заинтересовал факультет естественных наук, который больше напоминал горный факультет. Саша и Вова пришли к единому выводу: для сохранения за собой не только Новой Гранады, но и других земель Южной Америки необходимо создать собственную промышленность, в первую очередь сталелитейное производство. Для достижения поставленной цели требуется найти руду и каменный уголь. Затем необходимо создать литейное и кузнечное производство. У братьев только общие знания уровня техникума. Тем не менее они собирались принять активное участие в модернизации существующих процессов. Но для начала эти существующие процессы необходимо узнать.

Была еще одна задумка: сманить к себе как можно больше художников и профессоров естественных наук. Изучение природы нельзя откладывать на потом, как нельзя затягивать создание коллекции рисунков и картин. Потомки должны увидеть ту Америку, какой она является сейчас, на заре колонизации. Одновременно шел поиск добровольцев из среды аптекарей. Богатая флора должна дать много новых лекарственных средств. Поразмыслив, на первое место поставили науку и отправились в университет. Здесь, как и в Севилье, близнецы достаточно быстро попались на глаза ректору. Сразу выбрали путь правды и без утайки рассказали о своих помыслах.

— Так вы являетесь новыми наместниками короля в Новой Гранаде? — переспросил ректор.

— Это и является основной причиной, по которой мы хотим усвоить как можно больше знаний.

— Похвальное желание, но неправильное.

— Развитие европейской и туземной цивилизаций напрямую зависит от науки.

— С этим никто не спорит, но вместо того, чтобы пытаться познать все самим, проще открыть свой университет.

— Для университета требуются ученые люди, а где их взять?

— Когда вы будете готовы принять профессоров?

— Можем сразу предоставить необходимые помещения в Картахене или Валенсии.

— Через год подготовим еще два города на Тихоокеанском побережье и в верховьях реки Амазонка, — добавил Вова.

— Восхитительно! Высокородные дворяне тянутся к знаниям! Не забывайте, финансировать университеты должен губернатор.

— Еще хотим открыть Академию художеств.

— Это лишнее, в ваших краях не так уж и много любителей тонкого искусства.

— Надо показать красоты далеких земель жителям Европы. Познакомить с нравами и обычаями аборигенов.

— Достойный ответ, — похвалил ректор.

Разговор быстро перешел во взаимно заинтересованную деловую плоскость, однако перечень факультетов рождался в жарких спорах. Братья изо всех сил проталкивали технические факультеты. Университет делал упор на филологию, философию и теологию, желая готовить священников непосредственно в Америке. Наконец близнецы придумали страшилку. Заокеанские студиозы плохо знают испанский язык, отсюда пойдут проблемы с латынью, что может привести к двоякому толкованию основных постулатов и расколу церкви. Довод оказался решающим, ректор согласился, обучение служителей церкви решили оставить в метрополии.

Поход по литейным цехам и кузницам принес много новых знаний. Испанцы сталь плавили, а не выбивали молотом, при этом применяли методы легирования. Увидели модернизированные ружья со спусковым крючком. Запальный шнур крепился к специальному держателю, что позволяло нажатием пальца приблизить тлеющий огонек к пороховой полке. Все доспехи, как и предполагали близнецы, изготавливали методом штамповки. Изучая штамповочные прессы, смогли найти методику изготовления оружейных гильз. Побочным эффектом стала идея применения парового пресса для выжимки сиропа из сахарного тростника. Здесь же приступили к модернизации своих ружей. Грех не использовать хорошо оборудованные цеха. В результате родилось ружье со съемным магазином на пять патронов и цилиндрическим затвором. Заказали штамповщикам две сотни латунных гильз.

В кузницах и литейных цехах познакомились с несколькими алхимиками. Ученые мужи работали над идеями легирования. Они пытались смешивать жидкую сталь с оловом, свинцом и гранитом. Экспериментаторов не останавливала разница в температурах плавления и кипения. Опыты повторялись и повторялись, исследователи шли своей, никому не ведомой дорогой. Однако знакомство принесло неожиданную пользу, братья узнали способ получения фосфора. Интерес высокородных дворян, в первую очередь нового губернатора, льстил алхимикам. Они обучили юношей различным вариантам легирования. Поделились своими знаниями в области создания кислот и щелочей. В завершение близнецы сманили десяток добровольцев, пообещав создать в Новой Гранаде райские условия. Собственно ради алхимиков Саша с Вовой и отправились по литейным цехам, им нужны были лабораторные исследователи. Получилось подобие брака по расчету: ученым мужам требовались покровители, способные финансировать совсем не дешевые опыты. Близнецы не собирались в одиночку строить свое государство, поэтому передали банкиру солидный список необходимых специалистов. Вопрос не в доверии к герцогине Элеоноре, а в прагматизме развития земель Амазонии. Ко времени повторной встречи с доном Франциском Кордова и доном Хуаном Грихальва братья смогли утрясти большинство кадровых проблем.

Настал день новой аудиенции. По внешнему виду сановников можно было сразу догадаться, что идея прошла на ура. Военный союз между Россией и Испанией нашел поддержку в верхах. Братья даже знали причину, по которой советники короля склонились к мнению временно расстаться с Новой Гранадой. Кровопролитная война с Турцией требовала все больше и больше жертв. Османы держали в Австрии стотысячную армию, что для Испании было обременительным с точки зрения людских ресурсов. Оттоманская империя раскинулось от Каспийского до Красного моря, от Персидского залива до Вены. Сулейман Великолепный обладал огромными людскими резервами. Советники короля искали возможность заключить мир с Турцией, не теряя при этом своего лица. Они постепенно готовили почву, ибо Карл V мечтал победить или изгнать мусульман. Завести разговор о мире с султаном равносильно смертному приговору самому себе. Подтверждались слова губернатора Эспаньолы: дворяне протестовали против кровопролитной войны. Они теряли своих крестьян и возможность спокойной жизни в роскоши американских завоеваний.

Окружению короля понравилась идея с новым союзником. Тем более что союзник способен реально оттянуть турецкие войска из Австрии. Собственно и плата была не большой. Сановники в первую очередь потребовали от близнецов клятвы — они должны были по первому требованию вернуть Новую Гранаду под власть Испании. Здесь никаких возражений быть не могло, но братья внесли дополнение. Заморская провинция Новая Гранада должна находиться под юрисдикцией Московского царства не менее тридцати лет. Франциск Кордова и Хуан Грихальва для проформы немного поспорили, они сами хорошо понимали справедливость дополнения к договору. Земли-то богатые, только сами богатства находятся в других руках. Для установления должного порядка может оказаться мало и пятидесяти лет. Саша и Вова в присутствии епископа по очереди положили руку на Евангелие и прочитали поданный им текст. Затем все по очереди закрепили клятву своими подписями. Обсуждение деталей предстоящего военного похода на Турцию решили продолжить при следующем визите в Испанию.

Но давление на сановников на этом не закончилось. С трагическим надрывом они рассказали о проникновении лютеранской ереси в сердца тевтонских рыцарей. Сам орден давно погряз в мелочных дрязгах купцов Ганзейского союза. Вместо службы во славу креста они помогают ганзейцам силой сменить датского монарха. Завершив горестные стенания, Вова попросил сановников передать ему административное управление над землями Тевтонского ордена и право отдавать приказы магистру.

— Орден глубоко пропитался лютеранской ересью, рыцари давно забыли свой долг крестоносцев, — такими словами Вова закончил свой длительный монолог.

— Для какой цели вы хотите получить указанные земли?

— Мы начнем отправлять корабли с деньгами и оружием, а Тевтонский орден и магистр подчиняются схизматикам из Берлина.

— Резонные сомнения, доблестные рыцари не раз выступали против церкви, к тому же самовольно сменили название с Ordo domus Sanctae Mariae Teutonicorum на Deutscher Orden.

— Обязуемся привлечь рыцарей к походу против Турции.

— Это позволит включить в состав армии представителей Ватикана и Карла Пятого как короля Священной Римской империи, — добавил Саша.

Неожиданный пассаж произвел впечатление: кто будет возражать против возможности оказывать влияние на далекую армию.

— Нам необходимы испанский генерал и епископ. Боеспособность рыцарей вызывает сомнения.

— В случае прямого неповиновения магистра Тевтонского ордена генерал и священник помогут войскам навести должный порядок, — снова добавил Саша.

На лицах испанцев появилось изумление: речь шла уже не о надзоре, им предлагают прямое управление военными действиями. Сановники изначально искали скрытый смысл или подвох в просьбе новых союзников. В результате они не увидели никакой попытки обмана.

— Когда вы сможете подготовить свою армию?

— Для начала нам необходимо собрать деньги, затем набрать и обучить крестьян. Это может затянуться на несколько лет.

— Пушки, ружья, доспехи и лошади, здесь требуются не только деньги, но и время.

Маркиз Франциско Кордова и герцог Хуан Грихальва многозначительно переглянулись, затем посмотрели на священника:

— На войну с Турцией королевская казна выделяет вам два миллиона дублонов.

— Большое спасибо! Ваша щедрость позволит немедленно начать набор воинов и их обучение.

— О назначении главнокомандующего и интендантов вы будете своевременно уведомлены.

— Главнокомандующий должен быть со своим штабом. Сработанный коллектив принесет намного больше пользы.

Последовало согласование основных пунктов и уточнение рутинных деталей. За столом переговоров царило полное единодушие. Каждый из присутствующих ясно видел конечную цель и стремился наилучшим способом ее достичь. Перед прощанием братья взяли карту Новой Гранады, на которой по их просьбе отметили подчиненные губернатору земли. Как и предполагалось, дон Франциск Кордова заштриховал территорию в двести квадратных километров. Остальные владения не признавали ничьей власти.

Глава 4 РУССКАЯ АМЕРИКА

Доставленные деньги привели сеньора Маджоре в восторг. Столь значительное вложение капитала позволяло банку подняться на новую ступень финансовых возможностей. Клерки проходили к господам Скопиным с почтительным поклоном. Зато сами виновники переполоха равнодушно взирали на деньги и без интереса слушали о перспективах и открывшихся горизонтах. Они устали: круговерть светской жизни Толедо способна утомить сильнее каторжных работ. На рассвете близнецы отправляются верхом в гостеприимную Севилью. Далее — «Варяг» и курс на Амстердам, где предстояло выполнить вторую часть плана.

— Ты уверен, что мы сможем набрать столько людей?

— Отстань, — огрызнулся Саша, — уже надоел с одним и тем же вопросом. Я не уверен, как не уверен в том, что выбранный тобой район Канады будет достаточно плодородным.

— Что же нам делать?

— Думай! Ты придумал тренировать солдат в Канаде, ты придумал завезти туда крестьян, ты со всем этим и разбирайся.

— Где еще можно собрать и прокормить столько людей? Согласись, другого места просто нет.

— Согласен или не согласен, а делать все равно надо. Меня смущают твои расчеты, ты вербуешь слишком мало солдат.

— Теперь солдат мало! Нам бы пять тысяч подготовить.

— Пошел по сто второму кругу? Ты точно помнишь, как тридцать тысяч солдат Румянцева разгромили турецкую армию в сто пятьдесят тысяч?

— В Царском Селе у памятной стелы мы стояли рядом.

— Нечего было Катьке попу поглаживать, глядишь, и прочитал бы текст на стеле.

— Пушек насчитал слишком много.

— Много не мало, резерв не помешает.

— Лучше объясни свой принцип расчета ополчения из Прибалтики.

— Да просто! Уменьшил население в двадцать раз да взял одного человека из тридцати — вот и весь расчет.

— Маловато людей. Ох, прогорим мы с тобой со своей Крымской кампанией.

— Тотальная мобилизация не нужна. Нам не воевать, нам побеждать надо.

— Еще псы-рыцари. Хлебнем с ними горя.

— Ерунда, они из нищей Прибалтики согласны бежать на все четыре стороны. Вот Мгикассо меня волнует, вдруг не даст столько воинов.

— Даст, в этом я на сто процентов уверен. После встречной просьбой сильно удивит. Он мудрый мужик, нам поможет и себя не забудет.

— Без сильных лучников с татарами будет тяжко.

— Помнишь, как после армии на аттракционы ходили?

— Ты про парк на Крестовском острове?

— Ага, там моя Ленка из лука стреляла, вспомни тот лук.

— Дельная вещь, лук с тефлоновыми блоками. Сможем ли мы сделать такие блоки?

— Блоки для полиспаста[4] выточим из слоновой кости. Раз хронометры делают, то нужные нам станки уже есть.

— Можно попробовать моржовый ус. Для блочков главное — легкость вращения, а не точность хода.

— Да что угодно! Четырехкратное усиление выстрела! Любой слабак стрелу на километр пошлет.

— Я тот лук хорошо запомнил, компактный, удобный. Эх, сейчас нам не помешал бы поход в этнографический музей!

— Любой музей даст больше знаний, чем современный университет.

— Меня расчеты по кавалерии смущают, слишком большие траты на лошадей.

— Альтернативы нет, поставь цыганских лошадей рядом с испанскими скакунами, все сомнения сразу отпадут.

— Казаков стоит привлечь.

— Ну зачем? Дисциплины никакой, боевой стойкости нет, обычные разбойники. Казаки сегодня и казаки времен Екатерины Второй — разница большая.

— Желательно на них посмотреть.

— Посмотришь, сами к нам прибегут, проситься будут.

— Как только освоим металлургию, сразу начнем нормальные пушки делать.

— С пушками не спеши, сначала миномет закончи.

— Миномет уже в кармане, высмотрел подходящую технологию в Толедо у литейщиков.

— Только не разбрасывайся, сначала закончи одно, потом берись за другое.

— Не боись, братик, не подведу.

— Нормальная пушка — это хорошо, но не потянут нынешние технологии.

— Вспомни в учебке древний танк Тэ-сорок с довоенной пушкой.

— Пушка примитивнее трехколесного велосипеда, к тому же нет пороха для гильзы.

— Осталось наладить производство калийной селитры и найти марганец.

— Эх. Лучше скажи, почему расчеты по снабжению не сделал? Нам более двух тысяч километров вести армию.

— Прикинул только по боеприпасам. Интендант обещан, вот пусть и озадачивает свой генштаб.

Во время перехода из Испании в Амстердам братья непрерывно спорили, делали различные расчеты, думали и снова спорили.


Город Амстердам расположился на берегах многочисленных каналов в сорока километрах от моря. Когда-то город стоял посреди болота на берегу обширной бухты. Голландцы отгородились от моря дамбой, а реку Амстел пустили между насыпными плотинами. Затем подключили к ветряным мельницам насосы и за несколько лет осушили обширные земли. После того как «Варяг» прошел шлюз, моряки с восторженным удивлением стали смотреть вниз, где стояли многочисленные дома. Невероятно, постройки и люди на двадцать метров ниже уровня моря. Крестьяне привычно работали на своих полях, шумные детишки играли в догонялки. Для них проплывающие над головой корабли давно стали привычной картиной.

Портовые причалы встретили равнодушной рутиной хорошо отлаженной процедуры оформления прихода кораблей. Сначала взяли свидетельство таможенной проверки судна перед отходом из Севильи. Простая и надежная система борьбы с контрабандой известна со II века до нашей эры. Любую бумагу можно подделать, но только один раз. Довольно скоро приметы пиратского судна разойдутся по всем портам. Корабли, как и люди, имеют свои особые приметы. Чиновники, не моргнув глазом, вписали в графу «имеемый на борту груз» золото и алмазы. Беспристрастно отметили вес груза, но, услышав ответ, что груз из Африки, дружно встрепенулись:

— Вы обязаны сообщить об открытых вами месторождениях. Торговая палата должна знать все подобные места.

— Золото и алмазы не с приисков, мы нашли клад.

— В таком случае мы должны осмотреть весь груз.

Основная заповедь чиновника заключается в скрупулезном выполнении инструкций. Братья еще раз поблагодарили себя за дальновидность. Несколько раз они собирались пересыпать находку в более удобную тару. Сейчас скукоженные мешки и рассохшиеся сундуки служили лучшим подтверждением древности находящихся в них сокровищ. Чиновники внимательно осмотрели их, покрутили в руках многочисленные глиняные таблички, затем задали несколько вопросов живущему среди этих богатств египтянину Менфрену. Поняли таможенники ответ или нет, братья не знали, но разрешение на свободное перемещение грузов и экипажа им выдали.

Против ожидания, в Ост-Индской компании не заинтересовались кладом. Торговый дом Дагера имеет полное право самостоятельно распоряжаться своим золотом и драгоценными камнями. Зато известие, что Александр Скопин назначен губернатором Новой Гранады и вскоре эти земли поднимут русский флаг, послужило причиной экстренного созыва правления компании.

— Вы обязаны немедленно подписать концессионное соглашение, — безапелляционно заявил ее президент.

— Зачем?

— В самое ближайшее время корабли Ост-Индской компании отправятся на освоение новых земель.

— Маленькие дети, да и только! Освоение земель будет заключаться в строительстве крепостей. Впереди одни расходы.

— Зачем вам крепости? Вы же не собираетесь воевать с аборигенами.

— Карл Пятый просто так подарил нам Новую Гранаду? Испания без нашей помощи никак не может разжевать захваченный кусок, — возмутился Вова.

— Стоит вложить деньги, как испанские солдаты высадятся в Новой Гранаде, конкистадоры без промедления ударят в спину, — добавил Саша.

— Не заговаривайте нам зубы! Вы хотите забрать себе все дивиденды!

— Назовите нам хоть одно место в Новой Гранаде, где можно легко заработать деньги.

— Не шутите! Всем известно о больших залежах изумрудов.

— Эти шахты ничьи? Или у них есть владельцы? Может, Ост-Индская компания желает начать войну с Испанией на территории России?

— Будете утверждать о невозможности найти торговую выгоду?

— Поиск и разработка новых изумрудных шахт принесет прибыль только испанцам.

— Хорошо, допустим, я согласен. Какие у вас предложения?

— Необходимо блокировать все порты, перекрыть доступ испанским торговым судам.

— Блокада — слишком дорогое удовольствие, мы безрезультатно потратим свои деньги.

— Вы совсем не хотите думать! Картахена и Санта-Марта находятся рядом с провинцией Коста-Рика.[5]

— Ну и что?

— Сейчас это побережье патрулируется кораблями, базирующимися на южном побережье Ямайки.

— Предлагаете создать базу рядом с Картахеной?

— Не рядом, а на Картахене и Санта-Марте. Мы оба имеем на это полное право.

— Хорошо, но я не вижу в этом большой выгоды.

— Очень жаль. Испанские корабли сами уйдут из Новой Гранады, зачем им рисковать ради русских поселенцев.

— Понял!!! Ост-Индская компания получит монополию на перевозку грузов и торговлю с Новой Гранадой!

— За это Торговый дом Дагера будет получать пять процентов при нулевом участии.

— Сколько своих кораблей вы поставите на эти перевозки?

— Вероятнее всего, наше участие в перевозках так и останется нулевым. Сейчас мы не готовы к точному ответу.

— У вас большой флот, почему отдаете прибыльный бизнес?

— Большой? Нам не хватает кораблей! Перевозки в Гайане и на Амазонке, рабы из Африки.

— Двадцать кораблей под командованием адмирала ван Дайка патрулируют Карибское море, — добавил Вова.

— Каковы результаты экспедиции в Гайану и Амазонку?

— В Гайане нашли немного золота, но и только. Ост-Индская компания не спешит создавать сахарные плантации.

— К сожалению, у нас недостаточно сил. Как успехи на реке Ориноко?

— С помощью аборигенов нашли много золотых приисков. Годовая добыча обещает превысить триста тонн.

— Первые годы прииски всегда дают много, лет через пять добыча упадет.

— Ну а ваши планы относительно освоения земель вдоль реки Амазонки? — спросил Саша.

— Исследования не дали обнадеживающих результатов. Меновую торговлю решили отдать простым торговым домам.

— Аборигены предлагают на обмен золото и серебро.

— Слишком мало, за месяц получили пять килограммов золота и менее сорока серебра.

— Жаль, мы рассчитывали на более активное участие компании.

— Такие маленькие объемы торговли не для нас. Кстати, где проходит граница между Новой Гранадой и Новой Испанией?

— По восемьдесят третьему меридиану. Порт Лимон остался у Испании.

— Король отдал порт Панама?

— Кому он сейчас нужен? Транзит из Тихого океана налажен через озеро Никарагуа.

— Он пригодится для наших экспедиций по Тихому океану. На некоторых островах растут очень дорогие специи.

— Хорошо, но защиту порта берите на себя.

— Ладно, выделим для этой цели три пушки. Примите мои поздравления с удачным выкупом рабов.

— Спасибо.

На этом основные переговоры закончились. Решение рутинных вопросов вполне по силам их представителю.


Закончив знакомство со своим торговым домом и банком, братья нанесли визит семье капитана Жака Вольфганга Дагера. Но настроение от поездки оказалось испорченным. Дальше порога их не пустили. Вдова поблагодарила за соболезнования и закрыла перед носом дверь. Саша и Вова растерялись, они пришли выразить свое искреннее сочувствие и принесли с собой деньги, так как расчет с семьей капитана Жака считали несправедливым. А тут и денег не взяли, и дверь перед носом закрыли. Они не ждали теплого, радушного приема, но отчуждение вызвало настоящую обиду. Сплюнув от досады, близнецы занялись насущными проблемами, которых у них было более чем достаточно. Первым по приоритету и по сложности они ставили вопрос о создании цеха огранщиков драгоценных камней. Захваченных при набеге на Картахену изумрудов хватит Франку Лейдену на несколько лет. Губернаторская власть откроет доступ как минимум к трети всего экспорта. Плюс уже имеемые изумруды и почти триста пятьдесят килограммов египетских алмазов. Разницу в продажной цене сырья и обработанных камней они уже хорошо знали. Спасибо барону Бреда за подсказку и науку.

Поставленной цели достигли без малейших усилий. Весть о назначении губернатором Новой Гранады одного из владельцев Торгового дома Дагера достигла ушей каждого жителя Амстердама. По понятным причинам новость заинтересовала гильдию огранки драгоценных камней. В результате хлопоты по поиску необходимых специалистов отпали сами собой. Количество желающих работать на их торговый дом привело к необходимости отбора кандидатов. В качестве дополнительного подогрева демонстративно выставили сундуки с алмазами. Любой мастер огранки мог увидеть гору сияющих камней, только решение о найме будет приниматься не сразу. Господа Скопины очень заняты, у них совершенно нет времени на такие пустяки. Данный ход придумали неспроста. Дирекции торгового дома и банку действительно необходимо было время для наведения справок о кандидатах. Если появилась возможность выбора, то брать стоило лучших.

Сами хозяева торгового дома отправились в Брюссель, центр нидерландских оружейников, аналог российской Тулы. Впрочем, братья никогда не были в Туле и оперировали привычными штампами. После знакомства с производством, где близнецы смогли подсмотреть некоторые не известные им технологические приемы, состоялось короткое собрание мастеров гильдии. Саша продемонстрировал свое изобретение — кремниевое ружье и пистолет. Как и ожидалось, цеховые мастера гильдии в основной массе являлись обычными торговцами оружием. Ничего не понимая в самом производстве, они прекрасно ориентировались в бизнесе. Смысл изобретения уловили сразу, в первую очередь доходы от полного перевооружения армии. Переделка старого ружья под кремниевый курок обещала совсем немалые деньги. В результате Саша получил патент на свое изобретение, что давало ему право на получение премиальных. Теперь он будет иметь 7,5 % от суммы прибыли за реализацию кремниевых ружей. Саша воспользовался удобным случаем и заказал изготовление по образцу еще двух ружей со сменным магазином и цилиндрическим затвором. Правда, закалку, как и в Испании, пришлось делать самому. Суть идеи новых ружей останется при них. В Испании изготовили патроны, в Нидерландах — ружья и затвор. А то, что это казеннозарядное ружье, так с XIV века пушки и ружья были только такими. Немцы свой штуцер так и делали с заглушкой, которая дала название ружью. И револьверы давно известны, и барабанные, и дисковые. Так что заказ братьев не вызвал в Брюсселе никакого интереса.

Следующим городом стал Люксембург, где находился родовой замок Нассау. Саша и Вова приехали не ради графа Нассау, здесь центр металлургии, где работали лучшие мастера по выплавке металла. В городе жили рудокопы, металлурги, кузнецы и углежоги. Горы Лотарингии обеспечивали доменные печи прекрасной рудой, на склонах Арденн рос лес, из которого получался прекрасный древесный уголь. Осмотр цехов и сравнение технологий с Толедо позволил приметить некоторые различия. Сопровождающие братьев специалисты быстро разъяснили причину, по которой здесь применяют другие способы производства стали. Дело в самой руде: свойства железной руды Лотарингии отличаются от руд Испании или Рура. В качестве примера рассказали о небольших рудниках Швейцарии. Их железо очень хрупкое, но из него получаются хорошие пружины. Для близнецов это стало откровением. До этого они считали, что во всем мире руда практически одинакова.

Не забыли съездить в долину реки Мозель. Побывать в Люксембурге и не отведать мозельских вин было бы преступлением. Побывать на виноградниках и не понять основного принципа виноделия — глупо. Особенно с учетом плодородных склонов Патагонии и Талька. Идея виноградников в Южной Америке принадлежит герцогине Элеоноре Пави. Ее предложение братьям сразу понравилось. Сейчас они посмотрели на ровненькие ряды винограда, и каждый начинается с кустов алых роз, красиво. Тем не менее это все в будущем. Пора возвращаться в Амстердам на встречу со своими кораблестроителями. Дефицит дуба привел к закрытию половины нидерландских верфей, что дало бонус в отборе кандидатов на переселение в Америку. Ознакомительная встреча переросла в настоящую конференцию. Предложенная схема строительства кораблей вызвала у специалистов интерес, переросший в горячие споры. В результате для выяснения истины поехали в Роттердам, где близнецы выступили с кафедры института навигации и судостроения. Профессоры, корабелы и студиозы слушали новые идеи с открытыми ртами. Русские дворяне рассказывали о продольной и поперечной прочности, разъясняли понятие восстанавливающего и опрокидывающего момента.

Саша и Вова впервые реально осознали ту огромную пропасть в знаниях, которая разделяет их и профессуру лучшего в мире морского института. Они никак не ожидали оказаться в роли продвинутых лидеров в области кораблестроения и навигации. Какие теоретические знания могут быть у выпускника рядового техникума? Братья всего лишь обратили внимание на «неправильность» строительства корабельного корпуса. На верфи закладывали киль, к которому крепили шпангоуты. Эти шпангоуты задавали форму корпуса. Вопросами прочности, остойчивости и непотопляемости никто не задавался. Считалось, что чем толще доски обшивки, тем прочнее сам корабль. Как следствие, у караки минимальная толщина доски была в двадцать сантиметров. Все кораблестроительные секреты заключались в способах изготовления соединительных замков и крепления обшивки. А самой «страшной» тайной оставалась методика сшивки носовой и кормовой оконечностей. Юноши предложили строить несущий каркас корпуса, затем обшивать его досками. По жизни подобная идея перешла к корабелам от строителей мостов, и до этого еще почти триста лет.

Вскоре разговор зашел о продольной и поперечной прочности корабля. Вспомнили закон Архимеда, предложили расчет деления корпуса корабля на водонепроницаемые отсеки. Недостаток теоретических знаний компенсировали графиками разложения сил. К своему удивлению, смогли выдать из памяти несколько формул. Несмотря на явный недостаток теоретических знаний, особенно сопромата, юноши поставили на уши всех специалистов кораблестроения. Профессоры от души благодарили за проведенную конференцию. Кораблестроители засыпали уточняющими вопросами. Основной темой стали способы проведения натурных испытаний. Разговор коснулся метрической системы, братьям пришлось вернуться к кафедре и объяснить принцип метра и килограмма. Слушатели сразу поняли физико-техническую основу предложенной системы мер.

Дальше, за обещаниями прислать эталон метра, пришлось объяснять принцип работы ртутного барометра. Сама суть прибора, отражающего основные атмосферные процессы, сразу нашла понимание. Все связаны с морем, никому не надо доказывать важность инструментального способа отслеживания движения воздушных масс. В завершение конференции братья рассказали о ртутном термометре, чем сначала вызвали недоумение. Температура таяния льда — это ноль, температура кипения воды — это сто. Ну и что дальше? Пришлось начать с понятного — изменения температуры тела человека при заболевании. Сразу возникло оживление, посыпались уточняющие вопросы. Затем перешли к измерениям температур при плавлении и ковке металла, во время алхимических опытов. Под конец перешли к вопросу систематических метеонаблюдений.

Прагматичные жители Нидерландов четко разделяли любое действие на выгодное и невыгодное. В стране ни одного университета, только институт навигации и кораблестроения. Нет увеселительных заведений, театров или цирка. Работа, дом и деньги, никаких других интересов. Братья не смогли найти даже алхимиков, что по сравнению с Испанией выглядело очень странно. Зато очередная группа священников из Москвы по нескольку раз за день ставила в пример скромность и смирение местных жителей. Впрочем, Саше и Вове было не до пустословия, они отправили в Нассау первые корабли с колонистами и рекрутами. Бегали с утра до вечера, решали самые неожиданные вопросы, пока Вова не сел и не сказал:

— Мы с тобой целый день заняты делом, только не своим.

— Как раз своими делами: переселенцами и солдатами. Для нас это самая актуальная проблема.

— Я не об этом, мы бегаем как мальчишки, а должны руководить торговым домом.

— Тоже мне директор нашелся, всегда надо быть в курсе всех дел.

— Ты путаешь два разных понятия: руководство и контроль. Как ты собираешься править Новой Гранадой?

Слова Вовы заставили задуматься обоих. В результате близнецы начали изучать принцип губернского правления. Коль скоро Нидерланды разделены на штаты, юноши смогли получить организационную структуру управления, полиции и суда. Не забыли озадачить и Бориса Неймана: раз поднимается русский флаг, то должны быть и русские помощники.


Как-то незаметно воды океана снова стали бирюзовыми, воздух теплел день ото дня. Разгоняя стайки летучих рыб, «Варяг» приближался к Нассау. После долгих споров братья пришли к согласию: сначала канадские поселенцы, затем Новая Гранада.

— Меня смущает назначение на пост губернатора, в истории освоения Америки нет русских имен.

— Герцог Александр Скопин, где вы видите русское имя? Наше присутствие в Нассау вообще никто не заметит.

— По поводу Нассау сомнений нет, Багамские острова — туристическая Мекка. Если говорить о пиратах, то Джек Воробей известен больше всех.

— Или капитан Блад. Манипуляция историческими личностями широко распространена.

— Ты это о чем?

— Не о чем, а о ком. Адмирал Джон Кабот для примера. Итальянец Джованни Кабот был сначала на португальской службе, потом — у испанцев.

— Таких примеров много, зачем ковыряться в чужом тщеславии? Что ты скажешь о метрической системе?

— Ничего не скажу.

— Но мы стали создателями новой системы мер.

— Еще вспомни о термометре и барометре. Не волнуйся, чему быть, того не миновать. Не появятся наши имена в школьных учебниках истории.

— Система мер уже обнародована в Европе, эталоны пришлем. Как ни крути, мы — родоначальники метрической системы.

— Сам хорошо видел, что в Нидерландах науки не в почете. Через сто лет забудут и про метр, и про термометр.

— Вероятнее всего, ты прав.

— Со священниками говорил?

— Шестеро согласны отправиться в Канаду. Большинство хочет на Амазонку.

— А кто возьмется за наше воспитание?

— Не волнуйся, безнадзорными не оставят. К нам приставили двух монахов, Филофея с Филаретом.

Близнецы посмотрели на стоящих у борта священников. Они внимательно слушали дона Бобо Карио. Испанец увлеченно рассказывал какую-то историю. Он умел говорить, увлекая слушателей своим азартом и талантом рассказчика.

В Нассау практически не успели передохнуть, надо спешить к началу весеннего сева. Двести крестьянских семей со скотиной и инвентарем с нетерпением ожидали встречи с новой жизнью. Корабли разведки вернулись, место высадки определено. Богатый рудными месторождениями Ньюфаундленд решили не трогать. Так же как и рудные месторождения на юге залива Святого Лаврентия. Не к спеху золото, серебро, медь, свинец и прочие природные богатства. Сейчас на первом месте — поля, луга и прибрежное рыболовство. Необходимо создать устойчивую базу для нормальной жизни людей. Затем, когда будет достаточно еды, можно заняться военными гарнизонами. Все равно нет лучшего места для строительства учебного центра для новобранцев: вдали от чужих глаз, подходящий климат и плодородные земли. Если местные индейцы начнут создавать проблемы, солдаты защитят крестьян и сами получат боевой опыт.

Саша и Вова досконально проверили перечень погруженных товаров. Для самоуспокоения еще раз прошли по складам, разбирая и перекладывая различные вещи и инвентарь. Нет, все нормально, ничего не забыли. Корабли взяли все необходимое для офицеров, солдат, крестьян и рыбаков. Не забыли различные церковные штучки. Набеги на испанские города уже традиционно включали в себя разграбление церквей. С первыми лучами солнца флотилия вышла из Нассау и повернула на север. Скопины отправились строить первое североамериканское поселение. Разведчики выбрали во всех отношениях удачное место. Удобный залив и впадающая в него полноводная река. Плодородный чернозем и лес с высокими деревьями. С ближайших холмов стекала речушка с водопадом. Идиллия колониста-первооткрывателя, да и только. Крестьяне дружно взялись поднимать целину, солдаты валили лес и ставили лесопилку. Рыбаки с пробного лова привезли полные лодки селедки, трески и окуня. Настроение первопоселенцев стояло на отметке «отлично». Даже дворяне, на чьи плечи ложилась ответственность за строительство первого поселения и обучение новобранцев, ходили с довольными улыбками. Пожелав поселенцам удачи, братья приказали готовить «Варяг» к отплытию.

Валенсия встретила безмятежной тишиной, а губернаторский дворец — пыльным запустением. Весь персонал распущен, в здании — голые стены, ни слуг, ни охраны. Подобная встреча не обескуражила братьев Скопиных. Они не рассматривали Валенсию как город для своей резиденции. Центр борьбы, а соответственно и основных событий, будет в другом месте. Близнецы приняли доклад начальника городской стражи, после чего приказали сменить флаг на русский. Больше здесь делать нечего, корабли начали подготовку к переходу в Картахену. Терпеливо ожидающий гонец от индейских вождей даже не пытался подойти к братьям. Плохо, люди не должны делиться на важных и не важных. Гонца решили взять с собой. Еще в Мадриде, когда Саша только получил королевскую грамоту о назначении на пост губернатора, близнецы немедленно задействовали домашнюю заготовку. Истинными хозяевами земли являлись индейцы, и начинать следует с большого совета вождей. Заранее приготовленные приглашения немедленно разослали всем вождям.

Согласие на такую встречу стало настоящим сюрпризом. Вожди аборигенов охотно согласились, без дополнительных уговоров или предварительных условий. Единственным препятствием стало место встречи. Индейцы, живущие в долине реки Амазонка и южнее озера Титикака, назначили местом встречи Центр Мира. Так называли город и древнюю столицу недалеко от притоков Амазонки, там же находился главный храм Солнца. Индейцы долины реки Ориноко, Гайаны и Панамского перешейка назначили местом встречи свой храм Солнца в горах Пакарайма. Прибывший гонец должен проводить братьев к месту сбора вождей.

Картахена встретила настоящей демонстрацией протеста. Перед домом мэра, где, как уже было известно, жил отстраненный от должности губернатор, стояло примерно сорок конкистадоров. Толпу заметили еще с кораблей, поэтому пошли в город в сопровождении сотни солдат из своего десантного отряда. Братьев можно назвать перестраховщиками, но из Нассау они взяли почти половину своего отряда. Опытные, проверенные в боях солдаты послужат надежной опорой в неизбежной борьбе с конкистадорами. Бунтарей ввела в заблуждение одежда сопровождающих нового губернатора солдат. Десантники давно уже ходили в трофейной испанской одежде, посему конкистадоры приняли конвой за солдат городского гарнизона.

Как только братья подошли к мэрии, толпа заблокировала вход, некоторые недвусмысленно положили руку на эфес шпаги. Послышались злобные и угрожающие выкрики, весь смысл которых укладывался в простую фразу: «Убирайтесь обратно, иначе мы вас убьем». Близнецы остановились, затем Вова скомандовал:

— Отряд! В каре! Алебарды к бою!

Не успела толпа осознать происходящее, как раздалась новая команда:

— Бунтовщиков разоружить и в кандалы! При сопротивлении убить!

Вова нашел глазами командира роты и подозвал к себе:

— Пленных — в трюм, одну сотню — к дому, предупредите Роланда фон Хаген о возможном вооруженном противостоянии.

— Может, пленных сразу в тюрьму?

— Где она, эта тюрьма? Ее еще найти надо. Сопротивление надо сломить быстро и жестоко, иначе эта хрень будет долго продолжаться.

Офицер отдал честь и приступил к выполнению полученного приказа. Братья смотрели вслед уходящим под конвоем бузотерам. Еще несколько минут назад они яростно угрожали оружием, сейчас к причалу плелась послушная толпа арестантов. Почти все нервно озирались, явно ожидая помощи и освобождения. Это они зря, прощения или освобождения не будет. Единственная возможность взять под свой контроль Новую Гранаду — это бескомпромиссная позиция. Любое неповиновение должно жестоко караться. Каждый должен знать, что можно, что нельзя. Братья не собирались играть в Пиночета, но правила поведения собирались объяснить быстро и доходчиво.

Голые стены городской мэрии говорили о солидарности градоправителя с бывшим губернатором. Братья были в этом доме не так уж давно, когда грабили Картахену. Тогда они лично выгребли отсюда все документы и печати. Губернатор и градоначальник ожидали братьев в комнате писарей. Два стола, два стула, занятые «гостеприимными» хозяевами. «Дружелюбная» встреча продолжилась смехотворным актом передачи управления Новой Гранадой. Саше предложили подписать бумагу, где было написано: «Губерния передана в целости и сохранности, все города на месте, изумрудные копи работают». Внизу стояла подпись бывшего губернатора. Саша передал бумагу стоящему за спиной офицеру:

— С первой почтой отправьте дону Франциску Кордова.

Лица испанцев начали багроветь, неожиданно дверь распахнулось и в бывшую канцелярию ворвалось пятеро человек.

— На каком основании вы арестовали мирных граждан, которые всего лишь потребовали справедливости? — начал один.

— Вам следует немедленно убраться из Новой Гранады, — продолжил другой и демонстративно положил руку на эфес шпаги.

— Прикажите освободить наших друзей, иначе мы вас уничтожим. — Еще одна рука легла на эфес.

— Возвращайтесь на свой корабль, и как можно быстрее. — Еще одна ухмылка.

Вова не дал спектаклю продолжиться, он повернулся к командиру роты:

— Повесить!

— На центральной площади?

— Там церковь, на базаре бывает больше людей.

— Что должен сказать глашатай?

— За попытку вооруженного мятежа против короля.

— За попытку вооруженного мятежа против короля и церкви, — уточнил Саша.

Солдаты сноровисто заломили конкистадорам руки, затем, не стесняясь, пинками погнали на выход.

— Вы хотите начать свое правление с кровопролития? — спросил бывший губернатор.

— По-видимому, вы не расслышали. Кровопролития не будет, их повесят.

— Как повесят? Это уважаемые люди, Новая Гранада возникла благодаря их стараниям и воинскому умению.

— Их повесят за шею, если бы они выдвинули шпаги из ножен на один миллиметр, тогда я отдал бы приказ повесить за ноги.

— Ваш галеон отправляется еще до захода солнца, — уточнил Вова.

Главари неудавшегося переворота с гордо поднятыми головами вышли из городской канцелярии.

Новость о пятерых повешенных быстро достигла ушей арестантов, что значительно облегчило проведение следствия. Предположение об организаторах беспорядков подтвердилось: бывший губернатор решил с помощью конкистадоров избавиться от русского губернатора и объявить независимость Новой Гранады. Трудно предугадать возможное развитие дальнейших событий. Наличие за спиной братьев серьезной военной силы разрушило красивые планы. Пока офицеры заполняли допросные листы, солдаты пошли по адресам. Жен и детей под конвоем посадили на стоящие в порту корабли, вскоре к ним присоединились и главы семей. Имущество конфисковано, бунтовщикам запрещается возвращаться в Новую Гранаду. Стремительное изменение привычного жизненного уклада вызвало возмущение всего населения. Назревающее восстание против вопиющей несправедливости устранил один из испанских капитанов. Он в категорической форме отказался принять на борт бесплатных пассажиров. Если губернатор хочет кого-то выслать, то должен оплатить проезд. Вероятнее всего, братья пошли бы на уступки, не велики деньги, но бестактное обращение к губернатору перешло в прямое оскорбление. Не теряя времени, солдаты вздернули капитана на рее его собственного корабля.


Бывший губернатор безучастно смотрел на заходящее солнце. Он отдал Новой Гранаде шестнадцать лет, поднимал провинцию с нуля и полагал прожить здесь до конца своих дней. Решение короля назначить сюда другого человека привело его в ярость, заставило искать пути сближения с конкистадорами. Общие цели помогли быстро прийти к взаимопониманию. В арсеналы начали привозить оружие и амуницию, бочки с порохом заполнили артиллерийские погреба до самых дверей. Известие о том, что провинция отдается русским, только утвердило его в предстоящем успехе. Воевать с иноземцами намного легче, далеко не каждый выстрелит в солдата своего короля. Именно тогда он решил не пускать русского губернатора даже на порог своего дома. Однако за месяц до появления нового правителя неожиданно изменилась позиция командира гарнизона. Он отказал бывшему губернатору в поддержке и перекрыл бунтовщикам доступ к арсеналам.

Еще оставалось время, ему бы разобраться в причинах неожиданного решения командира гарнизона. Подвела самонадеянность, более того, он сам стал заложником идей конкистадоров. В результате, когда пришло письмо от благодетеля, события уже вышли из-под контроля. Пришлось грузить имущество на корабль и искать убежище на западе Новой Испании. Стремительная расправа над конкистадорами, которую устроил новый губернатор, заставила бежать без промедления. Не судьба, далеко убежать не удалось. Часа через полтора после выхода из порта показались паруса двух шхун под голландским флагом. Пираты ловко отрезали пути отступления, а капитан не собирался сражаться за губернаторское имущество и без раздумий приказал спустить флаг. Экипаж галеона поднял на шлюпках паруса и направился обратно в Картахену. Они не собирались становиться заложниками чужой авантюры. Сейчас бывший правитель с тоской смотрел на заходящее солнце, его деньги и вещи давно скрылись за горизонтом. Что делать? Ждать в шлюпке случайного корабля конкистадоров? Дорога в Испанию заказана, Карл V никогда не прощал заговорщиков.

В порту города Картахена нарастали страсти. С наступлением утра капитанов кораблей оповестили, что до выхода в море они должны заплатить таможенную пошлину. Умом все понимали, что требование справедливо. Это уже земли России, да и пошлину в 30 % не назовешь грабительской. Просто жалко своих денег и обидно. Вчера никто не препятствовал выйти из порта, поднимай паруса и уходи. Тут еще два капитана попались на жульничестве. Желая увильнуть от уплаты пошлины, они заявили, что везут свой груз в Россию. Портовый чиновник попросил назвать порт назначения. После долгого и невнятного бормотания капитанов обвинили в попытке контрабанды и конфисковали корабли и груз. Самих неудачливых мошенников просто вытолкнули на причал. Хорошо, что не посадили в тюрьму или не повесили. По причалу прошел портовый чиновник и вручил вахтенным обязательные правила для портов Новой Гранады. При заходе в порт корабли сначала должны встать на якорь возле береговой батареи. Проход к причалам разрешается после осмотра дежурным офицером. Аналогичная процедура для выхода из порта. По этому поводу можно было злословить, но все согласились в одном — новая власть наводит порядок.


Приход кораблей под нидерландским флагом первыми заметили наказанные капитаны. Увидев вражеский флот, они с криками бросились к зданию мэрии, где временно разместился новый губернатор. В городе начался переполох, люди бежали в свои дома, спеша забрать самое ценное и быстрее скрыться в ближайших зарослях. Слепо натыкаясь на городскую стражу, горожане указывали на входящие корабли и требовали защиты. Солдатам приходилось по нескольку раз повторять, что между Россией и Нидерландами нет войны, голландский флот для жителей не представляет никакой опасности. Постепенно суматоха начала стихать, однако большинство жителей закрылись в своих домах. Еще не забылись ужасы предыдущих налетов, сопровождавшихся жестоким насилием, убийствами и грабежами.

Корабли Нидерландов один за другим уходили с якорной стоянки и становились к городскому причалу. Теперь волнение охватило испанских капитанов, среди швартующихся судов они опознали свои, испанские торговые корабли. Голландцы привели в Картахену захваченные в море трофеи. Эта мысль нашла свое подтверждение, когда экипажи начали разгрузку. Неожиданная ситуация не требовала дополнительного разъяснения. Россия не воюет с Испанией, как не воюет с Нидерландами. Как только испанские корабли выйдут из порта, голландцы сразу пустятся вдогонку и атакуют. Помощи ждать неоткуда, испанских военных кораблей поблизости нет. Капитаны приказали возвращать все грузы обратно на склады, это единственный шанс благополучно выбраться из Новой Гранады.

Торговцы тоже осознали коренные изменения в своей жизни. Нравится тебе новая власть или не нравится, но кушать хочется каждый день. Во второй половине дня перед новым губернатором стояла делегация городского торгового сословия:

— Господин губернатор, мы просим разъяснить, с кем и как мы можем вести свои торговые дела?

— Никаких ограничений нет. Вы вольны торговать с кем хотите и как хотите.

— Господин губернатор изволит шутить? Торговля с Испанией облагается пошлиной, а с Нидерландами война.

— Война между Нидерландами и Испанией нас не касается.

— Война касается капитанов наших кораблей, им не войти в голландский порт.

— Почему вы хотите отправлять свои грузы исключительно на испанских кораблях?

— Разве вы видите корабли других стран?

— Вижу, у причалов стоят русские и голландские корабли.

— Но у нас нет торговых партнеров в этих странах.

— Корабли под русским флагом смогут доставить ваши грузы в Испанию.

— Мы теряем прибыль на таможенных пошлинах!

— На площади Марии-Луисы открыто представительство Торгового дома Дагера.

— Сможет ли Дом господина Дагера обеспечить наши прежние торговые объемы?

— Ваши торговые объемы только возрастут, ибо вы получите доступ к золотым рудникам Ориноко и торговле на Амазонке.

— Вы совершенно напрасно волнуетесь. Сходите в Торговый дом, вам объяснят открывающиеся возможности, — вставил Вова.

— Какой прок с новых золотых приисков? Нам придется отдавать треть на пошлину.

— Зачем? — Саша хитро посмотрел на депутацию. — У нас в Картахене открывается свой монетный двор.

Торговцы влет оценили губернаторскую мысль. Действительно, зачем вывозить золото, деньги-то налогом не облагаются. Саша рассказал о «Северном кредитном банке» и соглашении с Banco Maggiore en Toledo. Сообщил о скором прибытии специалистов по огранке драгоценных камней и предстоящем открытии своего ювелирного производства. Слова губернатора пролились бальзамом на сердца испанцев, они увидели реальную прибыль без хлопот и рисков. Ну а господа Скопины получили великолепную возможность реализовывать дублоны из Нассау.

Тем не менее местное бизнес-сообщество решило до конца разобраться в новых возможностях. Делегаты дружно навалились с вопросами о торговле непосредственно с Московией. Близнецы пытались было отмахнуться, но им быстро объяснили буквально стратегическую важность льна, какой-то юфти, лосин, поташа и пеньки. Откуда им знать про лосины в XVI веке? Пришлось садиться за стол и по памяти рисовать карту севера с Кольским заливом и Белым морем. Получилось не очень похоже или, вернее, совсем не похоже. Но, как говорил Луиш ди Эшторил, главное — естественные ориентиры. Этих самых ориентиров юноши описать и не смогли. Пришлось ограничиться рекой Северная Двина и городом Холмогоры, имея ввиду название, а не точное местоположение. Вспомнили рассказ Никифора о своих мытарствах и добавили крепость Кола. Как ни странно, испанцев карта удовлетворила, они веселой гурьбой отправились составлять проект новой торговой компании под названием «Московская Америка».

— Погодите, синьоры, — остановил их Саша. — Должен вас уведомить о предстоящем выборе в кортесы.[6]

— Вы вводите в Новой Гранаде кортесы?

— Полагаю назначить выборы через полгода.

— Вы забываете о конкистадорах, в губернии находятся тысячи этих висельников, они не собираются признавать вашу власть.

— Но почему? Неужели они надеются прожить только за счет собственных сил?

— Таких примеров достаточно много, возьмите немецкие княжества.

— Ерунда! Мелкие княжества только едят за счет своих крестьян. Бароны полностью зависят от сильных мира сего.

— Вы это понимаете, но конкистадоры не хотят никого слушать.

— Заставим, и очень быстро.

— Вы собираетесь начать войну?

— Зачем? Нет, мы не собираемся воевать, просто перекроем кислород.

— Какой кислород?

— Это образное выражение. Слушайте мой приказ. В торговых операциях конкистадорам не отказывать. Предлагаемые товары забирать и отдавать мне, ваша доля — двадцать пять процентов.

— Другими словами, «перекрыть кислород» — это торговая блокада?

— Не совсем так, но общий смысл вы поняли.

— Конкистадоры могут с нами расправиться, просто убить. Это бандиты и бывшие солдаты, очень жестокие люди.

— От вас требуется только написать официальную жалобу. Угрожающий вам насилием будет немедленно отправлен в Московию.

— Или повешен, — добавил Вова. — Четверть его имущества перейдет обиженной стороне.

Перспектива безнаказанно ограбить свою клиентуру заметно подняла настроение торговцев. Распрощавшись с губернатором, они отправились в Торговый дом Дагера.

Закончив раскланиваться с местной бизнес-элитой, братья долго и внимательно смотрели друг на друга.

— Ты что-либо понимаешь в законодательстве? — спросил Саша.

— Закон, что дышло, куда хочу, туда и верчу.

— Не так.

— А как?

— Кто бы подсказал? Пошли к отцам-наставникам.

— Вдруг в России та же судебная система, что и в Англии?

— Судья и двое с палками, кто победил, тот и прав?

— Ну да, считай пол-Европы практикует такой суд. Пэры-бароны машут мечами или шпагами, простой люд — палками.

Соглашаясь на губернаторство, братья даже не представляли сути предстоящих забот. Вроде бы все просто — я начальник и всеми командую, по жизни за первые дни они самостоятельно не приняли ни одного решения. Что ни говори, а с духовными наставникам им очень повезло: отцы Филофей и Филарет помогали советом в любых вопросах. Оба монаха получили образование на Афоне, где учились в академии святого Пантелеймона. Они со степенным достоинством объяснили, что учебный центр построен при Владимире Мономахе и является крупнейшим собранием церковных рукописей и икон. Братья не стали заморачиваться вопросом о возрасте православных академий, ибо старше арабских университетов все равно ничего нет.

Рабочий кабинет наставников, куда вошли братья, был заполнен визитерами. Местные священники заняли почти все кресла, а в центре стоял Никола Сульт. Как стало понятно из окончания разговора, директор ресторанного бизнеса только что получил разрешение на открытие казино, ресторанов, кабаре и прочих заведений по добровольному отбору денег у населения. Саше и Вове оставалось поплакаться — служители культа за свое согласие получат десятину. Грабеж! За что? Довольный француз поклонился хозяевам и побежал заниматься делами. Если рядом намывают тонны золота и выкапывают десятки килограммов прекрасных изумрудов, то игорный бизнес и ночные клубы просто обязаны собирать свою долю добычи. Только при чем здесь церковь? За что надо отдавать десятину своей прибыли? А придется, таковы реалии современной жизни. Следующая тема заставила близнецов встрепенуться: Филофей и Филарет предложили испанским коллегам начать службу на испанском языке. Ни слова о канонах православной церкви, зато отцы-искусители гарантировали неприкосновенность церковных сборов. Кто-либо возразил? А то! Деньги-то не надо пересылать в Ватикан! Возвращение католиков под ортодоксальное крыло произошло в три минуты.

Епископ и священники благочестиво распрощались с Филофеем и Филаретом, осенили близнецов крестным знамением и вышли из кабинета.

— С чем пожаловали, отроки? — строго спросил отец Филофей.

— Как судить людей? — спросил Саша.

Священников на некоторое время охватила оторопь, затем оба начали багроветь, и юноши поняли, что попались.

— О «Соборном уложении» забыли? — грозно спросил отец Филарет.

— Как я могу о нем забыть, если никогда не видел? — с вызовом ответил Вова.

— Как это не видел? — растерялся священник. — Его каждый холоп знает.

— Так дайте нам этого холопа, запишем и опубликуем для местного люда.

— Берите. — Отец Филофей указал на книжный шкаф, где аккуратными рядами стояли рукописные книги.

Братья от удивления открыли рты, они как-то не интересовались багажом прибывших монахов.

— Что вас интересует? — заметив замешательство, спросил отец Филарет.

— Наказание за оскорбление словом, — ответил Саша.

— Против бояр, воевод и приказных людей — смерть без пощады, — ответил Филарет. — За бесчестье крестьянина — два рубля, гулящего человека — рубль, дворянина — до ста рублей.

Мда, двадцать пять томов древнего русского права с полной регламентацией следствия и судопроизводства, включая размер судебной пошлины, этого им никогда не осилить.

— О чем задумались, бояре? — спросил отец Филофей.

— Нужны перевод и типография, — ответил Саша.

— Для новых земель нужна не типография, а приказные люди, пишите государю челобитную.

— У вас писарь есть, пусть и пишет.

— А вам недосуг делом заняться? — снова осерчал отец Филарет.

— Торговый караван купцы собирают, а дорогу в Колу или Холмогоры никто не знает.

— Мы один корабль с дарами для Соловецкого монастыря хотим снарядить, — подкинул наживку Вова.

Священники сразу клюнули, начали называть имена приехавших монахов, выбирая тех, кто знаком с северными краями.

Глава 5 ХРАМ СОЛНЦА

Братья оставили в Картахене дона Джулино ди Аррабаль, поручив ему надзор за порядком и законностью. Дон Бобо Карио получил должность начальника тайного сыска. На радостях он выцыганил у Саши пятьдесят тысяч и исчез. Дон Франциск Алькантара пошел с отрядами братьев фон Хаген. Им предстоит выйти на побережье Тихого океана и поднять там русский флаг без какой-либо увязки с Новой Гранадой. Картахена не признавала над собой власти Карла V и, строго говоря, новому губернатору не подчинялась. Но пасьянс изначально лег в пользу братьев Скопиных. В ближайшее время никаких важных событий не предвиделось. Первопоселенцы и конкистадоры только присматриваются к новой власти. Между Карибским морем и Тихим океаном — более двух десятков городов и не меньше сотни вилл и фазенд. Пройдет какое-то время, прежде чем новые мэры и офицеры с гарнизонами доберутся до своих мест. Генерал дон Филипп Рамиро должен познакомиться с прибывшими войсками. Самому командующему предстоит инспекторская поездка по фортам и равелинам от Амазонки до Коста-Рики.

Закончилась первая часть противостояния с конкистадорами. Новая фаза активных действий начнется после оценки изменившейся ситуации. Для братьев настало время созидания, в городах откроются филиалы банка и Торгового дома Дагера. Управляющие познакомятся со своими клиентами, определятся с их запросами и возможностями. В глубь материка отправилось несколько экспедиций. Одни должны были изучить земли на предмет выгодных вариантов сельского хозяйства. Знатокам гор и минералов предстояло обследовать сотни рек и ручьев. При любом развитии событий братья Скопины рассчитывали на три месяца спокойной жизни. Пора было отправляться на встречу с вождями. До отъезда успели провести общее собрание торгового сословия Новой Гранады. Люди успокоились, оценили новые перспективы. Купечеству предлагалось установить торговые отношения с конкистадорами западного побережья Коста-Рики и Новой Испании. Тихоокеанский порт Набуга расположен в пятидесяти километрах от впадающей в Карибское море реки Атрато. Братья, точнее новая власть, брали на себя финансирование развития порта и строительства дороги. В результате открывался не просто удобный путь для перевозки грузов с Тихого океана в Картахену, конкистадоры Новой Испании получали транзитный маршрут на территории другого государства.

Владельцы шахт тихоокеанского побережья находятся под постоянным прессингом властей и посредников. По задумке братьев, предлагался не просто новый вариант перевозки грузов между океанами, конкистадорам давался шанс торговать без рисков трансокеанской перевозки. Они могли продавать и покупать непосредственно в Америке. Близнецы все продумали. Хитрый ход, с одной стороны, разобьет единство конкистадоров, с другой стороны, выведет Русскую Америку в лидеры посреднической торговли. Осталось освоить массовое изготовление требуемых товаров, ну и пушек для собственных нужд. Благо специалисты уже прибыли и приступили к подготовительным работам. Предложение нового губернатора нашло понимание в среде торгового сословия. Более того, им импонировало прямое общение с властью. Возможность такого диалога дорогого стоит. Купечество увидело заинтересованность губернатора в успешной торговле. Прежний искал только личной выгоды. Как торговцы зарабатывают деньги, какие у них проблемы — его совершенно не интересовало.


На совет поехали большой группой, вместе с советниками, офицерами и священниками. Кроме того, взяли нескольких художников и натуралистов, а также Ивана Сусанина и Максимку. Большинство людей уедет дальше вместе с вождями. Как подсказала жизнь, чем лучше узнаешь жизнь аборигенов, тем больше получишь денег. Большинство для путешествия выбрали легкие кареты. Верхом ехали только братья со слугами да офицеры сопровождения. Проводник предпочел путешествие на своих двоих, однако вскоре к нему присоединились священники.

— Вам не нравятся заморские кареты? — спросил Саша.

— Они слишком мягкие, — добавил Вова, намекая на гнутые рессоры.

— Возки хорошие, да дорога отвратительная. Все нутро вытрясла, — за всех ответил отец Даниил.

— Неужели в России дороги лучше?

— И сравнивать нечего. Наши дороги ухожены.

Братья переглянулись — вот те раз! Первый раз слышали, чтобы русские свои дороги хвалили.

— Неужели в России начали мостить?

— Дороги мостят только по низинам да болотам. Посуху дорогу вспахивают, возок идет, как по пуховой перине.

— Так лошадям тяжело же по пашне идти!

— Ты что, боярин, в России никогда не был?

— Нас в малолетстве в Европу вывезли, — нашелся Саша.

— Землю вспахивают только под колесами, дерн посередине не трогают.

— Дерн копытами выбьют.

— Чудишь, боярин! Лошадь — не овца, копытами и травинку не выбьет.

— Копытами не выбьет, а подковами вспашет, — наседал Саша.

— У нас другие подковы, без шипов.

— Погоди, а как же осенью или весной? Дожди все в грязевое месиво превратят.

— Да откуда грязи взяться! В распутицу возки ставят на волокуши, они по сырой земле скользят, как по льду.

— Так ты говоришь, и в городах грязи нет? — продолжал допытываться Саша.

— Как не быть, на окраинах бедный люд не всегда осилит мостовые деньги. Бывает, что отроки озоруют да по грязи скачки устраивают.

— Слушая тебя, можно поверить, что улицы городов камнем покрыты.

— Камнем? Где ты, боярин, в России камни видел? Богатые улицы торцуют, остальные — мостят.

— Мостят? Это как, из чего?

— Совсем Родину забыли в своей Америке! Мостят доской. Кто победнее, улицы засыпают опилками, стружкой или щепой.

И сказать нечего! Рассказ о русских дорогах XVI века не укладывался в привычные рамки.

Братья долго обсуждали слова священника. Историей или археологией они не увлекались. Быт, традиции и уклад русской жизни практически не знали. Их интересы не выходили за рамки «танцы, девочки, спортзал».

Дорога была пустынной, поэтому на одинокого всадника сразу обратили внимание. Увидев вереницу карет в сопровождении верховых, всадник развернулся и на рысях скрылся за поворотом. Саша и Вова переглянулись, подали знак офицерам, сами выехали вперед. Приготовили ружья к бою, вставив магазины, где патроны заряжены картечью. Слуги повторили действия хозяев, кстати, Тиль и Оскар были в щенячьем восторге от нового оружия. Еще бы, передернул затвор — и стреляй, после пяти выстрелов сменил магазин — и снова стреляй. Убойная дальность картечи составляет восемьдесят метров, пуля положит врага с двухсот. Не оружие, а мечта. Проехали не более трех километров и увидели вооруженный отряд. Полтора десятка солдат с алебардами и всадник. Близнецы приказали всем остановиться, сами с офицерами и слугами поехали вперед. Навстречу выехал всадник и, поравнявшись с Сашей, нагло заявил:

— Предлагаю сдать шпаги. Если будете долго просить и хорошо заплатите, возможно, не повесим.

Вова уперся двумя руками в заднюю луку седла, резко откинулся назад и с разворотом ударил правой ногой незнакомца в голову. Спрыгнув на землю, подхватил падающее тело и бросил слугам:

— Повесить после боя.

Прежде чем нападающие опомнились, братья с офицерами успели спешиться и пойти навстречу. Наконец солдаты пришли в себя и с алебардами наперевес бросились вперед.

— Стойте здесь, — приказал Саша.

Гулко бухнул первый залп, затем неровной строкой зачастили разрозненные выстрелы. Передергивая после каждого затвор, братья одновременно смещались влево. Они постепенно поднимались по склону горы и заходили во фланг атакующим солдатам. Дорогу заволокло серым дымом, однако непрерывное движение вверх и вперед позволяло хоть что-то видеть.

— Все! — Саша по-разбойничьи свистнул слугам. — Alles kaput. Живых повесить, мертвых сбросить с дороги.

Слуги приступили к выполнению приказа, офицеры завистливо смотрели на чудо-ружья. Близнецы подошли к остановившимся каретам, чтобы объяснить спутникам свои дальнейшие действия. Они с офицерами пойдут на разведку, надо найти и уничтожить опасное гнездо.

Отряд расположился на привал. Одни пошли к слугам помочь убрать трупы и добить раненых. Другие занялись приготовлением обеда. Братья с офицерами отправились вперед по склону горы. Менее чем через два километра дорога начала поворачивать, окружающий пейзаж переходил в плоскогорье. Сразу за поворотом дороги расположился маленький лагерь. Небольшой табун лошадей, у костра с трубками в зубах — трое европейцев, судя по одежде и оружию, главари разбитой шайки. Братья приказали офицерам оставаться на месте, сами сменили обоймы на патроны с пулями, разошлись метров на пятьдесят и тихо поползли. Приблизившись на необходимое расстояние, перемигнулись и выстрелили. Оставшийся в живых главарь мгновенно оказался на ногах. Увидев спускающихся с холма близнецов, выхватил шпагу и закричал:

— Сволочи, ублюдки, идите сюда, я выпущу вам кишки.

— Угу, сейчас возьму нож в зубы и станцую ламбаду, — сказал Вова.

Выстрел с десяти метров пробил грудь конкистадора навылет.

Карьер, где добывались изумруды, обнаружили не далее пяти километров по этой же дороге. Небольшой поселок, в центре — дворец почившего хозяина, в пределах километра — виллы и деревушки его соратников. Пришлось сделать трехдневную остановку. Оставшиеся бесхозными россыпи изумрудов оформили на офицеров отряда. В этом вопросе у братьев было полное единодушие: начнешь жадничать — потеряешь и деньги, и голову. Окружающим их людям тоже хочется жить богато. Не будешь делиться — сами заберут себе все. Счастливых хозяев изумрудных россыпей решили не торопить и продолжили путь без охраны. Офицерам, трем испанцам и одному французу, предстоит разобраться во многих вопросах. Все четверо — дворяне без наследства, им никогда не приходилось сталкиваться с хозяйственными делами.


Совет проходил в специальном амфитеатре рядом с храмом Солнца. Вожди, гордо выпятив грудь, тайком оглядывали своих соседей, пытаясь представить свой собственный внешний вид. Почти все благоговейно ощупывали моржовый ус, принимая его за клык огромного и таинственного хищного зверя. Братья придумали хитрый ход. Во время взаимного знакомства Вова повесил на шею каждому вождю знак власти, который представлял собой украшенную топазами широкую золотую цепь с большим медальоном в виде двуглавого орла. К медальону золотым кольцом крепился моржовый ус. Подарки понравились, а сам совет практической пользы не принес. Собственно Саша с Вовой и не строили иллюзий по этому поводу. Первая встреча должна быть ознакомительной. Аборигены должны привыкнуть к существованию высшей власти, способной решить их споры или помочь в беде.

Вот и сейчас они ссорились, обвиняя друг друга в воровстве рыбы из садков и прочей подобной мелочи. Братья стоически слушали базарные разборки, а когда все устали, предложили каждому племени прислать в город по одному постоянному представителю, которые будут жить за счет губернатора. Их задача — разрешать возникающие споры и конфликты, обращаться за помощью для наказания виновных. Предложение пришлось по душе, в свою очередь вожди потребовали черных рабов.

— Согласны, — сказал Вова, — каждое племя выделяет двух воинов, которых мы отвезем за рабами.

— Сколько рабов дадите?

— Сколько смогут взять, сто или тысячу.

— Ты что! — Иван Сусанин толкнул Вову в бок. — Их же в Африке сразу убьют!

— Не убьют, мы отправим письмо Мгикассо.

— Отправь только письмо, зачем посылать воинов? Все равно от них там никакой пользы.

— Совместное путешествие позволит познать мир и сблизит людей. Вспомни, насколько воины Мгикассо отличались от остальных негров.

Иван Сусанин задумался, вспоминая свои африканские впечатления.

— Ты прав, путешествие в Африку принесет пользу.

Вожди принялись обсуждать новую тему. Наивные — племена живут в постоянном поиске еды. Размеры поселений и количество людей напрямую зависит от достатка пищи. Получив рабов, индейцы только усугубят проблему собственного питания. Но сейчас бессмысленно об этом говорить.

К предстоящей встрече с вождями Саша и Вова готовились долго и тщательно, но поставили перед собой всего лишь две цели: привлечение аборигенов на свою сторону и быстрый доступ к природным ресурсам. Совет племен позволит избежать сепаратизма конкистадоров, а помощь губернатора привлечет аборигенов к официальной власти. Люди всегда стремятся к сытному и безопасному месту. Что касается рудных месторождений, племена хорошо знают свои земли, при желании сразу укажут нужные места. Тот же пример стремительного освоения Урала и Сибири. Указ царя о премии в 25 рублей исключил необходимость организации геологоразведочных партий. Братья не ошиблись, несомненная удача сопутствовала с первого же осторожного вопроса о черном горючем камне. Аборигены буквально наперебой начали перечислять такие места, причем белому вождю не надо далеко уходить от Картахены. Вопрос о железной руде сформулировать оказалось труднее, но в конце концов смогли объяснить. Оба необходимых для создания металлургии компонента находились на реке Ориноко и достаточно близко друг от друга.

Аборигены не смогли ответить на вопросы о пригодных для земледелия и скотоводства землях, а также о лесах с ценными породами дерева. Им это было безразлично, они не сеяли, не пахали, интерес к рыбалке ограничивался мягкой бальсой для пирог. Потратив полдня на подробное объяснение понятий «пригодные для земледелия земли» и «черное и красное дерево», братья продемонстрировали оплату за полезную информацию. Не все из предложенных предметов заинтересовало индейцев, запустили запасной вариант. Вождям объявили, что в каждом городе есть торговые лавки и склады, где любой желающий может выбрать для себя необходимую вещь. Представители племен в дальнейшем согласуют окончательный расчет между вождем и хозяином лавки. Тема меновой торговли и оплаты за услуги для аборигенов вполне понятна, хлынул ливень различной информации. Советникам пришлось потрудиться для разделения словесного потока по нужным направлениям. Саша и Вова старались не упустить важные детали. В частности они хотели расширить посевы хлопка, найти места для разведения плантаций чая, кофе и какао. Главной мечтой оставались специи, здесь в небольшом количестве выращивали красный перец и кардамон. Прочитав в Амстердаме отчеты по своим прибылям, близнецы только охнули, увидев суммы за проданные специи. Если здесь, на плодородных почвах вблизи экватора, организовать соответствующие посевы, то не надо никаких заморочек с золотыми приисками.

Сашу заинтересовали слова одного из вождей: речь шла о болотистых землях, где на поверхность поднимается черная жидкость с запахом серы. Индейцы обходят неприятное место стороной. Оба-на! Описание очень походило на выход из-под земли нефти.

— Где это находится? — спросил Саша.

— На болотах, севернее реки Ориноко. Там никто не живет, нет зверей, даже птицы не летают в тех краях.

Советники вопросительно посмотрели на братьев.

— Горючее земляное масло, — объяснил Вова, — поэтому звери избегают опасных мест.

— Нам его отметить?

— Необходимо собрать образцы. Для сбора используйте глиняные кувшины.

— Это опасно?

— Нельзя применять открытый огонь, и запах неприятный. Действительно сильно пахнет серой.

— Что можно сделать из земляного масла?

— Парафин и специальную пропитку для дерева.

— Парафин? Что такое парафин?

— То же, что и воск, только прочнее.

Советники, удовлетворившись ответом, вернулись к своей работе, стараясь как можно подробнее записать рассказы вождей. Придет время экспедиций, а для начала полученную информацию надо систематизировать. Обработка данных показала потрясающую картину настоящего изобилия природных ресурсов. Сосредоточение полезных ископаемых на площади в несколько областей средней России позволяет построить мощную индустриальную державу. Если добавить нефть, то военная мощь создаваемой армии поднимется на недосягаемый уровень. Примитивная катапульта да глиняный горшок с керосином и фосфором. Состав «греческого огня» утратили только любители «тайн и секретов» былых времен. Персы, арабы, индийцы и китайцы достаточно редко применяли эту «адскую смесь», нет смысла. Зачем сжигать город? Уничтожение города лишает смысла саму войну. Это для степных кочевников города, сады и поля являлись чуждой, противоестественной культурой. Первые огнеметы найдены на шумерских кораблях, вместе с тем останки древних корабликов найдены на Мальдивах с грузом мраморных блоков. Нехило плавали древние мореходы, если вспомнить, где Междуречье, а где Мальдивы. Можно добавить отсутствие мрамора на коралловых атоллах.


Проныра Чико с нескрываемым облегчением проводил незваных гостей за ворота своей виллы. Ох не нравились ему эти господа! Явно что-то высматривали. Здесь не Испания, король со своими констеблями очень далеко, а местная власть ему не указ. Пятнадцать лет назад их шайка нарвалась на королевский патруль. Солдаты безжалостно порубили всех, кто пытался оказать сопротивление. Чико благоразумно упал и пытался прикинуться мертвым. Его не убили, но вместо тюрьмы бросили в трюм корабля и повезли на край света. За месяц пути бывшие арестанты перезнакомились и узнали свою судьбу. Их везли воевать с индейцами. Здесь ему повезло, их высадили в городе Колон, но вместо военного похода генерал Педрарьяс устроил свару с конкистадорами де Бальбоа. Чико сговорился со Шныгом и Храпом, втроем прихватили оружие и подались в бега.

Перед ними открывались радужные перспективы: где-то рядом Коста-Рика, полная золота страна Эльдорадо. Кто знает, как сложилась бы его судьба, не столкнись они с непреодолимым препятствием. В первый же день дорогу преградила маленькая речушка. Беглецы уже вошли в воду, как вдруг заметили заинтересованные взгляды десятков крокодилов. Дремавшие на берегу рептилии готовились к сытному обеду. Пришлось поворачивать в обратную сторону, о чем впоследствии никто из троицы не пожалел. Но это произошло позже, первую неделю беглецы проклинали короля и его Америку. Их окружали покрытые непролазным кустарником холмы или заросшие непроходимым гилеем[7] долины. И никакой еды, вообще ничего съедобного ни на земле, ни на деревьях.

Озверевшие от голода бандиты уже были готовы поубивать друг друга, но, к счастью, набрели на ручей. Утолив голод лягушатиной, они по руслу вышли к реке и через неделю увидели поселение старателей. Такие же, как они, беглые уголовники и солдаты от рассвета до заката промывали породу в надежде найти большой самородок. Казалось, удача улыбнулась беглецам, но через три месяца Проныра Чико понял бессмысленность своего труда. Намытое за месяц золото позволит безбедно прожить в Испании всю жизнь, а здесь практически все уходило на еду, одежду и инструмент. Старатели жили в палатках, спали на земле, подстелив циновки и шерстяное одеяло. По сути, прииск принадлежал Кривому Япо, бывшему каторжнику с ртутных рудников Кастилии. Именно он с пятеркой своих подручных привозил еду и снабжение. Безухий Му ежедневно готовил золотоискателям кашу и торговал в лавке.

Вкалывать на добровольной каторге? Нет, это не для него! Спрятав в поясе золото, Чико отправился в город. Здесь он ясно осознал тщетность любых попыток как-то организовать собственный бизнес. Никто в городе не смел купить хоть крупинку драгоценного металла, всю торговлю золотом контролировала организованная банда. И все же выход из сложившегося положения нашелся. Вернувшись на прииск, он усердно проработал еще четыре недели, пока Кривой Япо со своими людьми не начал собираться в город. В то утро Чико встал раньше всех и сразу пошел за своей порцией каши. Попросив у Безухого Му новую лопату, шустро высыпал в котел заранее приготовленный мышьяк. К вечеру он остался один с тремя килограммами золота. Ну а затем нанял десяток солдат да купил три десятка рабов. Последовавшая война с городской бандой окончилась сменой главаря, а Чико построил себе виллу не хуже, чем у синьора Переса в родном Арагоне.

Проводив губернатора за пределы города, дон Джулино ди Аррабаль взялся за наведение порядка в Картахене. Первым делом дотошно и основательно перелопатил все жалобы горожан, что лежали в канцелярии мэра. Затем побеседовал с генералом доном Филиппом Рамиро и офицерами гарнизона. Самым трудным делом оказался разговор с торговцами, которые откровенно боялись истинных правителей Новой Гранады. В конечном счете перед ним во всей неприглядности предстала картина бандитского беспредела и рэкета. Вывезенные из Испании каторжане построили свое государство, где вместо закона были уголовные понятия. Реальным правителем северного побережья нынешней Колумбии являлся висельник по кличке Черный Навахо. Он жил в самом большом и красивом дворце, и все его называли дон Хусто. Дон ди Аррабаль не стал разводить юридическую волокиту или придумывать хитроумные ходы. Губернатор назначил его временным правителем, значит, он вправе восстановить справедливость. Принятое решение соответствовало понятию дворянской чести. В одно прекрасное утро «пахан» и пятеро его ближайших подручных оказались на виселице. На другой день в тени огромного дерева у входа на городской рынок повесили первый десяток уголовников. Приняв на себя обязанности временного заместителя губернатора Новой Гранады, дон Джулино ди Аррабаль не собирался давать бывшим каторжанам ни единого шанса, тем более возвращать их на родину.

Отряды Эрика и Роланда фон Хаген под общим командованием дона Франциска Алькантара в равной мере действовали агрессивно и бесцеремонно. Для немецких баронов понятие «Закон — это я!» получено с материнским молоком. Две сотни десантников, испытанных в грабежах и налетах на испанские города, прошли до реки Атрато настоящим карательным рейдом. Дон Франциск откровенно возмущался вопиющей несправедливостью. Он — дворянин, за душой — жалкие гроши, а вывезенные из Испании преступники беззастенчиво жируют. Как следствие, департаменты Кордова, Кальдас и Антокия лишились всех конкистадоров. Нахалы безбоязненно встречали отряд и высокомерно требовали убираться с их земель. Дальнейшие действия не отличались разнообразием. Десантники с шутками-прибаутками крепили на воротах петлю, а дон Франциск Алькантара инструктировал управляющего. В завершение на воротах писали: «Собственность короля». Выбив табуретку из-под ног бывшего хозяина, отряд отправлялся дальше.

За весь период перехода на Тихоокеанское побережье с организованным сопротивлением столкнулись только один раз. Это случилось в маленьком городке Монтерия на реке Сина. Никто не ожидал, что река судоходна и в пятидесяти километрах от устья может оказаться оживленный порт. Причем не просто порт, а центр вывоза изумрудов, добываемых в горах Сьерра-Невада де Санта-Мария. От разгрома отряд спасли сами уголовники. Будучи уверены в собственной силе и неуязвимости, бывшие каторжане открыто перегородили дорогу десятком пушек и потребовали от пришельцев убираться подальше. Дон Франциск Алькантара вскипел, собрался было построить десантников в штурмовые колонны.

— Погодите, дон Франциск, — воспротивился Роланд, — пойти на пушки мы всегда успеем.

— У вас, молодой человек, есть иное предложение? Может, отступить и оставить этих подонков в покое?

— Конечно, нет! Перед нами обычная шваль, бандиты. Они умеют пользоваться оружием, но не умеют воевать.

— Я о том же. Построим солдат и одним броском сомнем конкистадоров.

— Есть другое предложение. Оставим здесь три десятка, основные силы направим вдоль реки и войдем в город с другой стороны.

— Зачем? Мы попусту потеряем время, — недоуменно возразил дон Франциск Алькантара.

— Мы не прошли и трети пути до Тихого океана, солдат следует поберечь.

Братья фон Хаген не отличались человеколюбием, а методика сражений на полях Европы все больше и больше склонялась к плотному строю и тупому исполнению приказов. Однако тактика десанта и захвата испанских городов требовала не только исполнения приказов, но и личной инициативы каждого солдата.

Пока оставленный заслон демонстративно пытался обойти лесом позиции конкистадоров, основной отряд направился к реке. Войти в город оказалось не так уж и просто, тропические заросли не оставили даже узкой прибрежной полоски. Десантникам пришлось идти по воде, погружаясь в ил и держа оружие над головой. Увидев причалы и портовые склады, солдаты радостно заорали и бросились в атаку. Захват города прошел по многократно отработанной схеме. Что-что, а грабить бывшие пираты умели очень хорошо. Налет оказался полной неожиданностью как для горожан, так и для экипажей стоящих у причалов кораблей. Да и сопротивляться было некому, практически все мужчины ушли на дорогу, кто пострелять, кто посмотреть. Появление солдат со стороны города вызвало среди конкистадоров панику и желание уладить «недоразумение» мирным путем. Дон Франциск Алькантара со зловещей ухмылкой пообещал решить вопрос самым простым способом. Он сдержал свое слово: конкистадоров посадили на баржу, отбуксировали ее в море и затопили. Неожиданная встреча в Монтерии стала причиной некоторой задержки. Отряду пришлось подождать прибытия нового гарнизона и управляющих Торгового дома Дагера. Впрочем, вместе с голландцами приехали и испанские купцы. Беспощадная борьба с бандитами и рэкетирами вызывала у торгового сословия все больше и больше доверия к новой власти.


Совет директоров Ост-Индской торговой компании заседал вторую неделю. Решение серьезного вопроса требовало не только тщательной проработки всех возможных финансовых рисков, но и времени для кулуарных обсуждений. Мнение большинства было категорическое — нет. Предложение противоречит Уставу компании, а провал сильно повредит имиджу. Прибыли — да, просто огромные, но предстоит военная акция. Ост-Индская компания всегда декларировала принципы миролюбия и невмешательства во внутренние дела государств, где расположены фактории. Сегодня предстояло принять окончательное решение.

— Господа, — обратился к собравшимся президент компании, — все ли высказали свое мнение?

— Неужели никчемные принципы заставят нас отказаться от столь выгодной операции? — не сдержался от реплики представитель Торгового дома Моргана.

— Соблюдение принципов является основой торговой стабильности, — заметил директор Ламбер.

— Господа, — снова обратился к присутствующим президент компании, — я понимаю ваше стремление к бесхозным богатствам Америки и предлагаю создать отдельную компанию.

— Да, это правильный ход, — воскликнул директор Торбук, — создадим Вест-Индийскую компанию и патронажный банк в Америке.

— Но американскими делами заведует банк Ллойда, — возразил директор Андрос.

— Господин Ллойд только координирует финансовые потоки мелких банков, — вставил директор Дамрак, признанный знаток в американских вопросах.

Предложение создать Вест-Индийскую компанию сняло напряжение, царившее среди сторонников экспансии в Америку. Жизнь повторила тот же шаг, что произошел в известной истории: Нидерланды втихаря рванулись через океан.

Пользуясь царившим в Америке откровенным бардаком, голландцы действовали решительно и нахально. Корабли пришли в принадлежащий конкистадорам порт Монтерия, что на реке Сина, и беспрепятственно высадили свой вооруженный десант. Разумеется, никаких силовых акций не последовало. Зачем? Если корона не способна контролировать все побережье, то это совсем не значит, что любой желающий может захватить слабо защищенные города. Королевские войска быстро наведут порядок, да еще добавят в Европе, дабы другим была наука. Голландцы тихохонько ушли в районы добычи изумрудов и присоединились к конкистадорам. Привезенные с Цейлона специалисты изучили регион, нашли золото Ориноко, затем золото и алмазы Гайаны. Когда в 1819 году Симон Боливар переименовал Новую Гранаду в Великую Колумбию, голландцы вышли из тени. Мир неожиданно узнал, что большинство месторождений изумрудов никогда не принадлежали испанцам. В данном конкретном случае голландцы посчитали предстоящую задачу более простой. Интересующая их территория находилась под управлением неопытного губернатора, а Московия стиснута давлением с юга, запада и востока. Увы, здесь у них случился просчет, взгляды на жизнь людей XXI века сильно отличались.

В своем стремлении освоить богатства Южной Америки братья Скопины даже не пытались все подмять под собственную пяту. Идеология XVI века опиралась на постулат: «Я — король, граф, маркиз и так далее, здесь все принадлежит мне, а вы — мои вассалы. Вы меня любите, взамен получаете блага». Подобный подход порождал интриги и заговоры, что, в свою очередь, требовало создания карательного органа, в том числе такого, как инквизиция. Церковь выступала в качестве королевской «крыши», взимая за это весьма хорошие деньги. Оказавшись в роли правителей крошечной Новой Гранады и совсем не маленькой Южной Америки, братья Скопины пошли путем Ивана Грозного, который практически в одночасье прибрал к рукам всю Сибирь. Не затрагивая интересов аборигенов, близнецы позволили любому желающему разрабатывать местные ресурсы. Ставилось только одно условие — вассальная клятва на Евангелии и налоги. Карательные отряды являлись не менее заинтересованной стороной, ибо имущество казненного конкистадора переходило к офицерам или сержантам. И для солдата стимул: сначала просто пограбил, а выслужил срок — получи землю. Впрочем, ограничение все же было: офицеры имели право только на одну латифундию или прииск.


Охваченные нетерпением братья поехали с проводниками прямо к предполагаемым месторождениям каменного угля. По пути взяли в Картахене специалистов литейного дела. Ожидания полностью подтвердились. Холмистая возвышенность между Картахеной и Санта-Мартой оказалась настоящей кладовой антрацита. Первые опыты пережога каменного угля в кокс дали великолепные результаты. Железных дел мастера остались в районе открытого месторождения. Им предстояло определить, с какого места начать разработку угля.

— Ты хоть имеешь представление о производстве железа в шестнадцатом веке? — задумчиво спросил брата Саша.

— Мы с тобой — два балбеса, — горестно ответил Вова, — в Европе облазили кузницы и ружейные мастерские, а литейным делом не поинтересовались.

— Не совсем так, — возразил Саша, — я посмотрел.

— Когда это ты успел?

— У меня как раз времени было достаточно. Ты слишком увлекся герцогиней Элеонорой Изабеллой.

— Брось свои упреки, мы ей многим обязаны.

— Я и не упрекаю. Представляешь, сейчас железо не выплавляют!

— Интересно! И как же тогда руду превращают в железо?

— Я в Толедо целую неделю мучил одного спеца. Маленькая домна, метр в диаметре и три в высоту.

— А говорил, не выплавляют. Раз домна, значит, плавка.

— В том-то и дело! Внизу — уголь, наверху — руда, после цикла разбивают боковину печи и вытаскивают раскаленную крицу.

— Что еще за крицу?

— Килограммов на двадцать спекшиеся железо и шлак.

— И что дальше? Железо надо расплавить.

— В том-то и дело, что не надо. Они бросают крицу под молот и выбивают шлак. В результате получают практически чистое железо.

— Погоди, погоди, а как же получают сталь?

— Это ты и сам видел. В тиглях плавят железо и смешивают с расплавленным чугуном.

— Такого не заметил, — вздохнул Вова, — я обратил внимание, как раскаленное железо посыпают порошком ванадия или никеля.

— Ладно, это все лирика. — Саша подвел черту воспоминаниям. — Ты понял суть основной проблемы?

— Какая может быть суть, ежели мы ни фига не соображаем в металлургии?

— Для чего привезли с собой специалистов? Я говорю о молоте.

— Зануда ты, — притворно обиделся Вова, — так бы и сказал о горных реках.

— Заводы строим на южном берегу Ориноко.

— Лады, сможем организовать свое производство, и Европа нам побоку.

— А спецов где брать?

— Про университеты уже забыл?

— Что мы с тобой затеяли, братик?

— Ты у нас губернатор, ты и верши историю, — усмехнулся Вова.

Экспедиция отправилась в Санта-Марту, где поджидал корабль для поездки на Ориноко. Здесь ожидал аналогичный успех. Специалисты в один голос подтвердили высокое качество железной руды. Вова и Саша поздравили друг друга с небывалой удачей. Им посчастливилось найти прекрасные месторождения руды и угля. Но удача была не только в этом, оба месторождения оказались доступны для кораблей. В XVI веке транспортная проблема может стать непреодолимым препятствием.

Воодушевленные открывающимися перспективами реальной независимости от Европы близнецы направились к месторождению нефти. Пять дней пути прошли в обсуждении всевозможных планов и проектов. На первом месте стоял вопрос привлечения специалистов. Саша с Вовой не питали иллюзий по поводу собственных талантов. Нужны знающие люди, и не только для создания промышленности. В первую очередь необходимо создать условия, при которых люди сами сюда поедут. Не так уж и просто сдвинуть человека с насиженного места. Оторвать его от родных и друзей, от привычного образа жизни. Любой неосторожный шаг неизбежно наткнется на противодействие Европы. Следует учитывать дополнительные ограничения, нельзя затрагивать устои веры, а также идеологию монархии. Подобные оплошности могут послужить причиной карательных мер, что даст обратный результат. Люди не поедут в воюющую страну.

Глава 6 ЗОЛОТО И ЖЕЛЕЗО

Над болотистой низиной стоял резкий запах серы. Действительно, здесь не летали птицы, дикие звери обходили зловонное место стороной. Обмотав лица мокрыми тряпками, братья вдвоем отправились на разведку. Кто, кроме них, сможет сказать: «Да, это нефть»? К счастью, далеко идти не пришлось — через сотню шагов идущий вторым Вова остановил брата:

— Постой, оглянись на свои следы!

И правда, следы в мягком грунте постепенно заполнялись маслянистой жидкостью.

— Это нефть!

— Нефть выходит на поверхность земли! Значит, разработка месторождения не составит трудностей.

— Какая разработка месторождения? О чем ты говоришь? Для наших нужд хватит одного примитивного колодца.

— Все, брат, пошли назад. Только не забудь воткнуть в свой след эту бамбуковую палку.

— Какая разница, куда ее воткнуть, здесь кругом нефть.

— Должен быть символ для потомков: Александр открыл Александровское месторождение, воткнув палку в землю!

— Ага, из-под палки в небо ударил нефтяной фонтан.

— Написать можно, только, пожалуйста, сильно не втыкай. Вдруг действительно ударит фонтан.

— Боишься испачкаться?

— Нефть жалко, потомкам не хватит.

— Слушай, Вова, а почему здесь нет пожаров?

— С чего это ты о пожарах подумал? Или боишься пейзажа «Губерния в огне»?

— Тьфу на тебя, не каркай! Ты помнишь, что означает слово Азербайджан?

— Ах вот ты о чем! — Вова почесал затылок. — Азербайджан — Страна огней, аборигены так называли свою землю из-за горящего Мангышлака.

— Вот-вот! Может, здесь неправильная нефть?

— Предлагаешь проверить? Давай подожжем!

— Окстись, ирод! С тебя станет! Убежать не успеем!

— Что-то вы, господин губернатор, трусоват стали!

— Обалдуй! Промеж глаз не хочешь?

— Да ладно тебе, Саша, не бурбулируй. Здесь сыро, посмотри на туманное марево и мокрую траву. На Каспии сушь, поэтому и горит.

— Проехали, я действительно начинаю смотреть на жизнь по-иному.

— Хочешь сказать, что, надев адмиральские погоны, я так же начну трястись над каждым кораблем?

— А то! Иначе от нашего флота останутся только твои погоны, — со смехом ответил Саша.

Возвращались с веселыми шутками. Еще бы! Природа собрала на этой земле весь набор полезных ископаемых. По предложению проводника направились прямиком к побережью Карибского моря. До маленького прибрежного поселения Пуэрто-ла-Крус всего два дня пути. К тому же уже сегодня вечером экспедиция достигнет фермы первопоселенцев.


С удалением от нефтесодержащего региона идти становилось все тяжелее и тяжелее. Люди буквально прорубали себе дорогу абордажными саблями. Деревьев не было, вокруг росла высоченная трава. Заросли напоминали кукурузное поле, только с мощными стволами пятиметровой высоты. Растения было невозможно раздвинуть руками, приходилось по очереди пробивать узкий просвет в сплошной зеленой стене. Руки быстро уставали, рубить травянистые стебли не трудно, но полчаса непрерывного размахивания саблей вымотают кого угодно. К счастью, вскоре начался заметный подъем местности. Безумство экваториальных зарослей закончилось как-то неожиданно. Путешественники оказались в обычном лесу, с той лишь разницей, что вокруг стояли неизвестные породы деревьев. Под кронами летали яркие птицы, наполняя округу громкими резкими криками.

На опушку вышли в вечерних сумерках. Перед отрядом на несколько километров простирались хлопковые поля. Рабы заметили вышедших из леса белых людей, и вскоре прискакал верхом хозяин фермы. Слуги привели на уздечке оседланных лошадей, что говорило о налаженном быте и порядке.

— Что вас привело в наши края? Да еще вышли со стороны Черных болот.

— Позвольте представиться, Александр Скопин, губернатор Новой Гранады.

— Антонио де Миран, хозяин латифундии и хлопковой плантации. С вами приключилась беда?

— Все нормально, мы осматриваем земли.

— Сами? Губернатор должен сидеть в своем дворце в ожидании подношений от вассалов.

— Вам не повезло, мне хочется самому побольше узнать и увидеть.

— Вы пришли со стороны Черных болот, следовательно, изучали те земли.

— Не ошиблись, все было именно так. Могу я узнать ваше мнение?

— Непонятное место, — задумчиво ответил плантатор, — сильный запах серы и много черной маслянистой жидкости.

— Больше ничего не знаете? Ничего не слышали от рабов или аборигенов?

— Нет, только одни догадки и предположения. Реально никто ничего не видел. Почему вас заинтересовало это болото?

— Хотим взять эту жидкость на исследование.

— Вы увлекаетесь алхимией?

— Таких наклонностей за собой не замечал, — засмеялся Саша, — привез алхимиков из Толедо.

— Похвальный поступок, здешние земли надо изучать, а ваш предшественник интересовался только своим карманом.

— Уже найдено много интересного, в частности железо.

— В Испании много железа, — равнодушно заметил дон Антонио де Миран.

— Как вы смотрите на изготовление инструментов на месте?

— Интересное предложение! До вас об этом никто не думал, все были заняты поиском золота и драгоценных камней.

— Создание собственного литейного и кузнечного производства повысит прибыльность добычи золота и изумрудов.

— И для вас сельскохозяйственный инструмент вдвое дешевле будет, — добавил Вова.

Дон Антонио де Миран согласился. Понятное дело, сделано здесь, рядом, или привезено из Испании — разница по деньгам будет существенной. За разговорами незаметно подъехали к дому хозяина хлопковых плантаций. Вернее, это была большая и ухоженная вилла в окружении сада.

На ступенях встречала хозяйка, высокая и худая женщина лет тридцати пяти. Рядом стояли дети, три девушки и двое юношей. По пути хозяин плантаций уже успел рассказать о своей семье. Поведал незатейливую историю своей жизни, как пятнадцать лет назад вместе с женой и тремя детьми покинул Испанию. Пришлось спасаться от инквизиции. Он никогда не скрывал своей антипатии к королю, считая его недостойным испанской короны австрийцем. На новом континенте познакомился с такими же вынужденными первопоселенцами. Вместе решили попробовать выращивать хлопок. Дело пошло на лад, благодатный климат позволял выращивать три урожая в год. Со временем окрестные плантаторы вскладчину построили маленький порт, куда регулярно начали заходить торговые суда.

— Дорогая, позволь представить самого злобного и кровожадного человека Новой Гранады, — подмигивая Александру, почти от ворот крикнул Антонио де Миран.

— Что за глупые шутки, Антонио? Немедленно представь своих милых спутников.

— Я не шучу, донна Аугуста, перед тобой новый губернатор. Злодей, казнивший без суда и следствия самых богатых конкистадоров Новой Гранады!

Церемония взаимных представлений прошла несколько натянуто. Донна Аугуста была в растерянности, дети чувствовали себя скованно. Вероятнее всего, семейство впервые в жизни встретилось с такими важными персонами. Во время знакомства братья постарались быть максимально вежливыми и учтивыми, чтобы снять неожиданно возникшее напряжение.

Смущенно толкаясь на широких ступенях, кланяясь и пропуская друг друга, хозяева и гости прошли в большой зал на первом этаже. Неловкость встречи может перерасти в конфуз, поэтому Вова сразу повел разговор на деловой ноте. Он заговорил о крайней необходимости найти подходящие для посева специй земли. Подобная продукция пользуется в Европе высоким спросом и стоит очень дорого. За короткое время пребывания в Новой Гранаде они смогли найти пригодные места только для красного мексиканского перца и кардамона. Он начал рассуждать о своем желании освоить выпуск специального соуса на основе томатов и специй. Его монолог неожиданно прервала донна Аугуста:

— Куда все это будем девать? Кто у нас купит эти специи и соусы? Мы свой хлопок не можем продать.

— Странно, хлопок — очень ходовой товар, в нашем регионе его цена — полдублона за стандартную кипу.

— Половина дублона? — донна Аугуста запнулась, но продолжила: — Мы продавали по дублону за четыре кипы, а вы разогнали все корабли.

— Никто корабли не разгонял, и не наша вина в войне между Испанией и Нидерландами.

— Нам что прикажите делать? Бросать свою плантацию и возвращаться в Испанию?

— Почему вы желаете так круто изменить свою жизнь?

— А что делать? Умирать с голода?

— Не вижу логики в ваших словах. Не проще ли жить так, как вы жили раньше?

— Вы надо мной смеетесь? Как мы можем продать хлопок, если испанские корабли больше не заходят в порт.

— Вам необходимо продавать хлопок только в Испанию? Объясните причину, возможно, мы сможем помочь.

— Кому еще можно продать? Аборигенам или своим рабам?!

— Не проще ли продать голландцам или русским? В цене выиграете.

Похоже, подобная мысль никому не приходила в голову. Наконец женщина нашлась с ответом:

— Сколько нам ждать, пока господа голландские или русские торговцы соизволят к нам приехать?

— Ждать можно всю жизнь, проще оповестить купцов в Одессе или Валенсии. Это меньше суток пути на обычной прибрежной шхуне.

— В этих городах уже открыты банки, где вы можете взять кредит под будущий сбор хлопка, — добавил Саша. — Если вы по каким-то причинам не можете выехать или отправить письмо, мы сами передадим вашу просьбу.

Видно, встав в крайнюю позицию отрицания, никто в этой семье не пытался выяснить истинное положение вещей. Не стоит сбрасывать со счетов вероятность скрытой пропаганды. Тем не менее слова братьев заставили семейство увидеть положение вещей по-новому. Для них действительно не было принципиальной разницы, кому продать свой хлопок. Перед ними стоял вопрос денег, и больше ничего.

— При желании мы можем скооперироваться.

— Как это скооперироваться? Вы хотите стать посредниками?

— Намного проще. Закупим в Европе оборудование, построим ткацкую фабрику. Вы и ваши соседи возьмете на себя поставку хлопка.

— Тогда зачем кооперация? Стройте фабрику и занимайтесь ткацким делом.

— Так не пойдет! Мы вложим деньги, а вы откажетесь продавать хлопок или поднимете цену.

Предложение заинтересовало хозяев плантации. Эмоциональный накал спал, разговор перешел в русло детального обсуждения. Для окончательного заключения сделки послали гонцов к соседям. Тем временем приготовили ужин, хозяева пригласили гостей к столу. После сытной пищи и нескольких стаканов традиционного для Испании винного коктейля все перешли на веранду. Братья поделились впечатлением о своей поездке в Европу, рассказали последние слухи и новости. Что удивительно, семья де Миран слушала с вежливым вниманием. Европейские новости их совершенно не интересовали. В то же время, когда разговор перешел к теме предстоящей поездки на Амазонку, немедленно посыпались вопросы. Братья сразу сориентировались в приоритетах хозяев и перевели разговор на сельское хозяйство. В результате узнали неожиданные для себя новости. Латифундия жила практически на полном самообеспечении. Свое вино — виноградники давали урожай четыре раза в год. Свой хлеб — урожай пшеницы собирали четыре раза в год. Сады, кукуруза на корм скоту, картофель, соя, фасоль — везде по четыре урожая в год! Только хлопок собирали три раза, и то по причине двухмесячного сезона дождей. Излишек влаги приводил к низкому качеству хлопкового волокна. Да здесь настоящий рай для крестьянина!

Незаметно разговорились, ушла скованность, и начались расспросы о владениях братьев Скопиных. Удивительно, никто из европейских жителей Новой Гранады не знал о том, что близнецы владеют землями от Ориноко до Амазонки. Что Новая Гранада для губернатора — всего лишь маленький довесок к собственным землям в Южной Америке.

— Простите, почему вы согласились взять Новую Гранаду? — заинтересованно спросила донна Аугуста. — Ваши собственные земли во много раз больше.

— Нас по-дружески попросили оказать помощь испанской короне. Здесь слишком много проблем, — ответил Вова.

— Вы хотите сказать, что сами не предпринимали никаких шагов?

— Нас вполне устраивают собственные золотые прииски. К тому же есть основания рассчитывать на скорое освоение серебряных рудников.

— По дошедшим до нас слухам, вы рветесь к разработкам изумрудов.

— Никуда мы не рвемся, — отмахнулся Саша, — да, несколько поисковых отрядов ушли в горы.

— Здесь не только великолепные изумруды, от которых многие потеряли рассудок, — добавил Вова. — Люди нуждаются в хлебе и мясе.

— Все уверенно говорят о том, что вы пришли уничтожать конкистадоров.

— Уничтожим, но не конкистадоров, а тех, кто не желает соблюдать законы.

— За что вы повесили самых богатых людей Новой Гранады?

— За оскорбление короля и церкви.

— Русские дворяне борются за честь испанского короля?

— В равной степени мы являемся испанскими дворянами. В нашем владении есть земли как собственно в Испании, так и на Эспаньоле.

— Главное в другом, каждый человек обязан соблюдать закон, — добавил Вова. — Повешенные бунтовщики хотели заменить закон своими правилами.

— Интересная новость! По слухам, вы обычные авантюристы, которые путем подлога купили губернаторский пост.

— После того как нам предложили Новую Гранаду, мы несколько месяцев обдумывали свой ответ, — ответил Саша.

Абсолютная правда, только фактически согласие на губернаторство никак не было связано с верностью королю. «Семейный совет» пришел к выводу, что губернаторство послужит отличной ширмой для развития земель от Ориноко до Амазонки. Испания не будет препятствовать вывозу специалистов и дворян, да и из других стран люди будут ехать в испанскую колонию. Выступать в роли официального лица намного выгоднее, чем очередным проходимцем-конкистадором.

— Неужели сомневались? Сколько золота дают ваши прииски на Ориноко? — спросила донна Аугуста.

— Пятьдесят-семьдесят тонн в год, плюс столько же прииски в Гайане, плюс алмазные копи. Мы не бедствуем.

— По слухам, вы причастны к пиратам.

— Мы воевали против Испании на стороне Нидерландов.

— Сейчас переметнулись и будете воевать против Нидерландов?

— Нет, готовимся к войне с Турцией.

— Я все хочу спросить об истинной причине вашего интереса к Черному болоту, — вступил в разговор Антонио де Миран.

— Мы сказали правду: земляное масло надо исследовать.

— Я пробовал из него выделить серу, чуть весь дом не сжег.

— Земляное масло весьма огнеопасно, требуется повышенная осторожность. Вы не возьметесь за поставку нескольких бочек в месяц?

— Собирать его на земле не очень просто.

— Рабы выкопают неглубокий колодец, пускай черпают масло по мере заполнения.

Дон Антонио де Миран не отказался от возможности дополнительного заработка. Тут же оговорили детали бизнес-соглашения и ударили по рукам.

Утром основная часть экспедиции отправилась в порт. На шхуне прибрежного плавания дойдут до Куракао, — затем на корабле до Картахены. Впереди много дел, в первую очередь — подготовка к встрече с вождями в истоках Амазонки. Активность европейцев насторожила многих вождей, недочеты в подготовке могут обернуться снежным комом проблем. По времени «Варяг» должен уже вернуться из Нассау вместе с новостроем, которому дали имя «Аврора». Близнецы остались только со слугами, деловые переговоры с соседями и соратниками Антонио де Мирана — это только повод. Вопросы выращивания и переработки хлопка способен решить любой управляющий Торгового дома Дагера. У братьев появился отличный повод прямого знакомства с теми, кто создает новое государство. Хлопковые плантаторы собрались на третий день. Новость о том, что новый губернатор в гостях у дона Антонио де Мирана разлетелась очень быстро. В результате приехали плантаторы со всей округи, аж четыре семьи. Вообще-то латифундий насчитывалось больше, но остальные являлись простолюдинами, дорога на дворянскую виллу для них была заказана. Увы, Саша и Вова вынуждены были считаться с нравами эпохи. Придется повторить беседу с беглыми горожанами и крестьянами. Именно беглыми: люди уезжали из Испании по трем причинам — скрывались от кредиторов, призыва в армию или от преследования инквизиции. В большинстве случаев кредиторы не искали должников. Америка далеко, поиск не оправдывает финансовые потери. Ну а король и церковь «прощали» беглецов, ибо настоящие отступники и еретики не имели шанса уйти от кары.

Основной вопрос о продаже хлопка и покупке нужных товаров решили практически сразу. Далее пошли обычные посиделки, люди приехали пообщаться, поговорить «за жизнь», посмотреть на нового губернатора. Каждое семейство привезло свое вино, и дегустация проходила с восхода до заката с перерывами на отдых. Новость о предстоящих выборах в кортесы каждый воспринимал по-своему. Одни — совершенно безразлично, другие с энтузиазмом обсуждали открывающиеся перспективы. В Испании кортесы запретили совсем недавно. Карл V Габсбург правил единоличным монархом, его совсем не интересовало мнение общества. Зато слова Саши о том, что в кортесы не могут избираться служители церкви и офицеры армии, послужили поводом для активной дискуссии. Почти все выразили свое несогласие, причисляя обе категории к элите общества. Осторожно, стараясь не затронуть эмоциональную сторону спорной темы, братья объясняли свою позицию. Главным тезисом было то, что церковь не должна вмешиваться в светскую жизнь. Имея огромное влияние на общество, церковники неизбежно принесут только вред, ибо они не обладают необходимыми светскими знаниями. В качестве примера можно было бы привести университеты, по сути — аналог русских духовных академий. Но в данное время такой пример не пройдет. Постулат о том, что армия должна стоять в стороне от внутриполитических споров, также не нашел понимания и своих сторонников. Пришлось на ходу придумывать новый довод.

— В условиях отдаленной колонии мы вынуждены привлекать наемников, — нашелся Вова. — Временные люди не должны влиять на наши желания.

— Вообще-то вы правы, господин адмирал, — поддержал хозяин дома, — нам безразлично мнение всяких французов и немцев.

— Но они все же дворяне, — возразил один из гостей, — права дворянства не могут ущемляться.

— Кто говорит об ущемлении прав? — возразил Вова. — Голосуют не только дворяне, но и прочие сословия.

Так в активном обмене мнениями и спорах прошло две недели. В большинстве случаев пустопорожняя говорильня, но люди приехали именно пообщаться, а это дорогого стоит. Жизнь без телевизора, радио и газет, а тут разговор с новыми людьми. Противники участия в кортесах служителей церкви нашли неожиданный довод. Если Испания от нас отказалась, то мы должны строить свое государство. Для этого в кортесах должны быть представители только дворян и торговцев. Церковь неизбежно будет оглядываться на Рим, тянуть Новую Гранаду обратно под королевскую власть. При этом никто не разделял людей на европейцев и аборигенов. К дворянам в равной степени причисляли вождей местных племен. Расставание получилось по-настоящему товарищеским. За короткое время не просто познакомились, люди смогли узнать жизненные позиции губернатора и его приближенных. В свою очередь братья смогли почувствовать дух первопоселенцев.

После отъезда губернатора гости еще долго оставались на вилле Антонио де Миран. По инерции продолжались споры и рассуждения о будущем Новой Гранады. Но центральной темой разговоров стал сам губернатор и его брат-близнец. Женская часть общества обсуждала их внешние данные: стиль и качество одежды, носимые украшения, манеры поведения. Женщинам нравились их молодость и спокойное отношение к вину. Мужчины, наоборот, считали молодость недостатком. В то же время им импонировало, что губернатор и его брат всегда внимательно выслушивали любое мнение, никогда не перебивали и не спешили с ответом. Кроме этого, и мужчины, и женщины пересказывали друг другу все, что услышали от слуг и секретаря губернатора, которые сопровождали братьев во всех путешествиях и рассказали много интересных историй. Немаловажную роль играл тот факт, что оба юноши не женаты, что давало некоторым семьям стимул для продолжения сближения с близнецами. А что? Молоды, при деньгах и положении, не глупы и не уроды. То, что у них есть арабские наложницы, только придавало дополнительный шарм. Они не жены или любовницы, это как милые комнатные собачки, которые нужны для отдыха и развлечений.


Братья отправились на второй раунд переговоров теперь уже более чем с десятком хлопковых плантаторов. От этой встречи ожидали больше пользы, ибо разговор пойдет с людьми без предрассудков сословного статуса. Однако все началась с неприятного сюрприза. На виллу латифундии сеньора Антонио Тахо приехали в конце дня. Именно здесь, как сообщил проводник, он же старший слуга, собрались «нетитулованные» хлопковые плантаторы. Какой-то отстраненный, даже сконфуженный вид встречающих мгновенно насторожил братьев.

— Внимание! — скомандовал Саша. — Приготовиться к бою! Только осторожно, не спровоцируйте быструю атаку!

Слуги показали себя опытными воинами. С видом бестолковой суеты, словно желая быстро услужить своим господам, они устроили в воротах сутолоку. Вьючные лошади заблокировали въезд, тем самым дали возможность всем незаметно подготовиться и привести оружие в боевую готовность. Тиль и Оскар, изображая тупое рвение, несколько раз протискивались через ворота, затем выбирались обратно.

— Милорды, — доложил Оскар, — слева от ворот — отдельная группа из шести человек.

— По виду — дворяне при шпагах, — добавил Тиль, — у коновязи — оседланные лошади, в седельных портупеях — пистолеты.

— Спасибо! Заводите лошадей, действуем по обстановке.

Что же, для них приготовили очередную бяку, только на этот раз без бандитского наскока. Слуги завели лошадей во двор виллы, затем приняли поводья у господ. Братья спешились и пошли к столпившимся плантаторам, а Тиль и Оскар бесцеремонно перекрыли доступ к коновязи. Как и следовало ожидать, стоящая особняком группа дворян двинулась наперерез.

— Господин губернатор, я, Диего да Моралес, обвиняю вас в подлости и вызываю на беспощадную дуэль, — выкрикнул самый старший из дворян.

— Господин Владимир Скопин, я, Фернандо Хуан де Солее, обвиняю вас в подлости и вызываю на беспощадную дуэль, — следом выкрикнул невысокий крепыш.

— Со мной двое достойных друзей, — ухмыльнулся первый.

— Со мной двое достойных друзей, — повторил стандартную фразу второй.

Что же, братья уже были знакомы с правилами европейского дуэльного кодекса. Сказанное означало, что дуэль продлится до смертельного исхода, причем с каждой стороны должно быть по три участника. Другими словами трое против Саши и трое против Вовы. Стала ясной причина, по которой выбрали место дуэли. Здесь нет дворян, никто не придет на помощь двоим против шестерых. Братьям не оставляли шанса остаться в живых. Ну, это они зря. Голой грудью на дуэльную шпагу ради защиты своей чести? А кирпичом по голове не хотите?

Шестеро дворян вышли на посыпанную красным песком ровную площадку перед входом в дом. Причем Диего да Моралес держал шпаги в обеих руках, у остальных в левой руке были кинжалы. Это не финка или нож, кинжал — та же шпага, только вдвое короче. На близнецов смотрели холодные, даже равнодушные глаза убийц, уверенных в результате. Саша покосился на брата, они оба были двуруки, уроки в Толедо усвоены хорошо. Беда в другом, при них — только обычные шпаги, конструкция гарды и защитная сетка не позволят взять оружие для правой руки в левую. Вова подошел к лошадям, достал абордажную саблю и протянул брату. Противники усмехнулись. Дуэль на шпагах — это умение делать уколы, а не размахивать ветряной мельницей. Рубящий удар требует замаха и по времени несколько дольше укола. Его легко блокировать или уклониться. Укол стремителен и в большинстве случаев смертелен. Абордажная сабля не только рубящее оружие, но и более тяжелое, против шпаги заведомый проигрыш. Саша примерился к оружию и подошел к площадке:

— Первым будет Диего да Моралес, — спокойно сказал губернатор.

— Это против правил! — возмутился да Моралес. — Дуэльный кодекс позволяет каждому приводить троих друзей, со мной же только двое.

— Вы боитесь дуэли один на один? — ехидно поинтересовался Саша.

— Я вас не боюсь! Вы обязаны соблюдать кодекс.

Вова вскинул ружье, раздалось три выстрела, от крупной картечи песок вскипел гейзерами. Сразу стало ясно, перед братьями стоят прошедшие не одно сражение опытные воины. Никто даже не дернулся, и вместе с тем они правильно оценили расклад сил. Им противостоят не переполненные гордыней дворцовые выскочки, а настоящие бойцы. Такие пристрелят не задумываясь. Вон, слуги сзади с такими же непонятными ружьями наизготовку.

— Мы соблюдаем кодекс без глупых условностей, — усмехнулся Вова. — Дуэль подразумевает сражение один на один, а не толпой на двоих.

Посланцы конкистадоров нервно зашевелились, затем отошли в сторону, к каменному забору, где стояли до приезда близнецов. Саша и Диего да Моралес выполнили обязательный ритуал, предшествующий каждому поединку. Это не условности взаимного приветствия, всего лишь простая процедура определения длины клинка противника и выбор оптимальной дистанции. В дуэли на шпагах противники делают выпад с широким шагом и попыткой нанести укол. Ноги расставлены в линию, что позволяет резко податься вперед или назад и смещаться короткими прыжками. Побеждает более ловкий и сноровистый, но не всегда. Наконец оба остановились и приняли начальную стойку, правая рука поднята, левая опущена, оружие направлено на противника.

— Я готов! — сказал Саша.

— Я готов! — ответил Диего да Моралес.

В тот же момент Саша метнул свою абордажную саблю. Расстояние три метра, а грамотный бросок метил в живот. Ни наклониться, ни подпрыгнуть. Положение ног не позволяет сделать шаг в сторону. У Диего да Моралес был только один вариант — отбить тяжелое оружие обеими шпагами, что он и сделал, причем очень ловко. Но… было уже поздно. Саша совместил бросок с движением вперед, его шпага пронзила грудь врага. Продолжая сближение, он оказался лицом к лицу с поверженным противником. Со стороны казалось, что новый губернатор выпивает чужую жизнь. Ноги Диего да Моралес подкосились, в тот же миг Саша выдернул шпагу и повернулся к брату. Все было по-честному. Правила дуэли позволяют метать оружие, делать подножки, даже бросать в глаза песок.

Вова сразу понял: со старшим что-то случилось. Он подбежал, почти силой забрал из руки шпагу.

— Что с тобой? — спросил он взволнованно.

— Я испугался! Понимаешь, до последнего момента боялся сделать шаг назад. Все ожидал ответного удара в грудь!

— Мда! Со стороны ты выглядел отъявленным душегубом и кровопийцей.

— Он умирал, глядя мне в глаза! Я сегодня напьюсь, — жалобно ответил Саша.

— Слабак! — резко ответил Вова. — Лучше прими дозу кокаина, дорога на тот свет станет короче.

— Кокаина? Какого кокаина?

— Такого, что растет в Колумбии. Здесь все аборигены жуют эти листья.

— Ты мне заговариваешь зубы? — слабо улыбнулся Саша.

— Я тебе даю ружье! Сейчас моя очередь выходить на арену славы.

Саша тяжело вздохнул, взял протянутое ружье и сел на место брата. Тем временем Вова посмотрел на окровавленную шпагу, снял пояс, отстегнул свою и прислонил к садовой скамейке. Хотел было положить и пояс, но передумал. Дуэльный кодекс позволяет держать в левой руке не только оружие. Есть много различных вариантов, в том числе «шпага и плащ». Что же, будет вариант шпага и украшенный золотом пояс. Юноша совершенно не волновался, он был уверен в быстрой победе. Асы дуэльных стычек за океан не уезжают.

Слуга уже убрали труп и даже разровняли песок, скрыв язвы свинцовой картечи. Фернандо Хуан де Солее со шпагами в обеих руках вышел на площадку одновременно с Вовой. Снова несколько традиционных шагов выверки дистанции и противники застыли, направив острие шпаг друг на друга.

— Я готов! — сказал Вова.

— Я готов! — ответил Фернандо Хуан де Солее.

И в этот же момент он сделал глубокий выпад, практически положив грудь на правое колено. Шпага со стопроцентной гарантией должна была проткнуть Вове живот. Спасло неосознанное движение левой руки. Взмах поясом, как отгоняют надоедливых мух, увел кончик шпаги в сторону. «Вот те раз, — подумал Вова, — так и погибают порядочные люди!» Тем не менее ноги на автомате сделали шаг влево и вперед. Противник не успевал выпрямиться и не мог воспользоваться шпагой в левой руке. Скрестив руки, он неизбежно потеряет равновесие. Шпага Вовы вошла под ключицу, пронзив тело врага. Фернандо Хуан де Солее болезненно вскрикнул и завалился на бок.

— Дуэль беспощадная? — Вова повернулся к стоящей в напряжении четверке.

Не дожидаясь ответа, вытащил из-за пояса поверженного противника кинжал и ударил под затылок, метя в четвертый позвонок. Это не садизм, а жалость, избавление человека от длительных мучений.

— Мы не имеем к вам никаких претензий. — Выступил вперед старший из четверки. — Позвольте откланяться.

— О нет! — хищно улыбнулся Вова. — Такой хор петь не будет! Арестовать!

— За что? Мы исполняли дворянский долг чести, всего лишь откликнулись на просьбу друзей!

Однако плотоядный оскал и резвость, с которой плантаторы начали вязать конкистадоров, убедили юношу в правильности принятого решения. По всей видимости, это была самая обычная местная братва. Вова передал окровавленную шпагу слугам и дождался выполнения своего приказа.

— Сеньор, мы их связали. — К Вове подошел седовласый пожилой мужчина. — Что прикажете с ними делать?

— Надо допросить. Выяснить, кто их послал, кто заплатил и прочее…

— Что вы, ваша милость! Это вам любой расскажет! Беспредельщики Беззубого. У него здесь недалеко, в горах де Мерида, две шахты аметистов.

— Так зачем он к вам лезет? — удивился Вова.

— Денег ему мало или власти захотел. Никому жизни нет, десятину со всех собирает.

— Только десятина слишком велика, — добавил полненький мужичонка.

— Повесить!

Приказ восприняли хриплым «ура». Бандитов дружно выволокли за пределы латифундии.

Эксцесс с братками Беззубого требовал логического завершения. Уничтожить одну «бригаду» и спокойно уехать значило поставить плантаторов под ответный удар. Близнецы чувствовали симпатию со стороны собравшихся владельцев латифундий и хотели оказать им максимальную пользу и поддержку. Саше и Вове было невдомек, что симпатия вызвана их поведением. Бывшие испанские крестьяне привыкли к пренебрежительно-высокомерному отношению со стороны господ. А тут герцоги, сам губернатор с братом общаются с ними на равных! Если для братьев подобный стиль общения был привычным, обычным для людей XXI века, то бывшие землепашцы видели в этом признание их нового статуса.

— Что будем делать с этим Беззубым? — перед сном спросил Вова.

— Что-что, вешать надо. Он же отомстит им за гибель своих людей.

— Вчетвером пойдем на штурм с криком: «Выгляни в окошко, я пошлю тебе пулю в лоб»?

— Надо что-то придумать. Провести расследование, вызвать на допрос, осудить.

— Размечтался! Так он и приедет, да еще привезет с собой веревку.

— Непростая ситуация. Ты что там делаешь? — Саша услышал звон монет.

— Деньги считаю.

— Зачем? Побежишь в магазин за лимонадом?

— Ага. Значит так, слушай сюда! Премия за голову конкистадора — двадцать золотых рублей, премия за голову его бандюка — пять рублей серебром.

— Интересная мысль! А не мало?

— Платить придется завтра-послезавтра, а у нас с собой не очень много денег.

Спонтанное решение принесло феноменальный результат. К вечеру второго дня к ногам губернатора бросили целый мешок отрезанных голов. Более того, «сарафанное радио» быстро разнесло решение губернатора. В округе началась настоящая охота за конкистадорами, причем аборигены приняли активное участие в «охоте за головами». Оставалось надеяться, что убивают только «неправильных» колонистов.


Картахена встретила губернатора, как и подобает: почетный караул, салют крепостных пушек и радостные приветствия горожан. Казалось бы, смена власти произошла совсем недавно, а какие разительные изменения. Люди почувствовали твердую руку закона, ушли в прошлое наезды беспредельщиков, поборы и «понятия». Основная торговля ушла с рынка, на площадях и улицах открылись магазины, ювелиры выставили напоказ свои украшения. Сразу бросились в глаза вывески казино, кабаре и ресторанов. Ресторатор из Тулузы Никола Сульт сумел быстро развернуть прибыльный и полезный бизнес. Как и в Нассау, ближе к причалам открылись простенькие забегаловки с дешевым пойлом. В порту всегда стояло не менее пяти пиратских кораблей. Впрочем, это для испанцев они пираты, а здесь Россия, о чем недвусмысленно напоминала городская стража. Любая попытка нарушить покой горожан немедленно пресекалась и заканчивалась в подвале городских казарм. А так как штраф налагался на капитана корабля, то буйство пиратов быстро тонуло в стакане или цепном ящике стоящего на рейде парусника.

Братьям понравилась инициатива дона Джулино ди Аррабаль. А из нового губернаторского дворца открывался прекрасный вид на порт и центральную площадь. Удобные комнаты с открытыми переходами традиционного испано-арабского стиля. Канцелярия и управление делами находились в соседнем здании, не мешали частной жизни и не смущали посетителей непосредственным присутствием «шефа». Ну а дом мэра перешел в руки нового градоправителя, коим назначили бывшего начальника городской стражи.

— Ну какой из меня чиновник? — пытался сопротивляться дон Хуан де Энарес.

— Самый что ни есть обычный, — улыбнулся Саша. — Кто, кроме вас, знает Картахену?

— Так сколько осталось торговцев! Они умеют дела проворачивать, я самый обычный дворянин, всю жизнь со шпагой в руке.

— Вы правильно заметили, что торговцы «проворачивают дела». Городом нужно управлять, заботиться о жителях.

— Я не умею заботься, — неожиданно всхлипнул бравый начальник городской стражи. — У родителей было только четыре крестьянских семьи.

— Это поправимо, — сказал Вова бодро. — Мы же рядом, всегда поможем.

Поможем! Юноша кисло улыбнулся брату. Сами-то кто? С корабля на бал с годичным опытом руководства в роли сержанта.

— Как мэр вы имеете право выбрать для себя любую шахту изумрудов. — Саша решил выступить в роли соблазнителя.

Аргумент неожиданно сработал, город получил строгого и порядочного мэра. Только дон Хуан де Энарес захотел взять близлежащую сахарную плантацию. Картахена стремительно менялась, быстрыми темпами строились новые жилые дома и магазины. Центральная площадь представляла собой сплошь конторы русских, голландских и испанских торговых компаний. Забавные вывески на русском языке сообщали об оптовой покупке-продаже всяких разностей. Конечно же, русский язык знало всего несколько человек, но вывески с кириллицей стали модными.

Визит к отцам-наставникам привел к новой встрече с Менфреном. Египтянин и Филофей с Филаретом увлеченно обсуждали какую-то тему.

— О! — воскликнул Вова. — Откуда здесь взялся обитатель долины пирамид?

— Я все время был с вами, — смущенно ответил Менфрен.

— Как это с нами? Мы тебя не видели.

— Мы, это, как его, а! Не мозолили вам глаза!

— «Мы» — это кто? — уточнил Саша.

— Как кто? — искренне удивился Менфрен. — Иван Сусанин, Максимка и я.

Ни фига себе! Эта троица все время была рядом, а они их в упор не видели! Близнецы переглянулись, вывод один — надо быть внимательнее к окружающим их людям.

— Кстати, на каком языке вы разговаривали? — Саша вспомнил услышанный обрывок беседы.

— На греческом, — пожал плечами Менфрен. — Ваши наставники отлично знают этот язык.

Саша с Вовой как-то сразу почувствовали свою ущербность, необразованность. Какие у них знания? Да никакие! Включить-выключить «лентяйкой» телевизор, да профессиональные знания на уровне филиппинца. Они развернулись, дабы выйти, но Филофей остановил вопросом:

— Зачем приходили?

— Через неделю двенадцать флейт будут готовы к плаванию в Белое море.

— Это хорошо! Добавь два корабля, загрузим дарами патриарху да игумену Соловецкого монастыря.

— Не вопрос, дадим, сколько надо.

— Кораблей много не надо, монастырю нужны пушки да зелье.

— Зачем? С кем это Соловки собрались воевать?

Филофей с Филаретом аж подпрыгнули и готовы были осыпать близнецов бранью, а то и побить. Затем тяжело вздохнули и сели.

— Неучи вы и безбожники, — огорченно промолвил отец Филарет, — прописных истин не знаете.

— Пушек нам не жалко, — осторожно вставил Саша, — вы только назовите количество.

— Считай каждый год Соловецкий монастырь подвергается испытанию. То шведы, то тевтонцы, то мурманы.

— Пятьсот пушек хватит? — решительно спросил Вова.

— Хватит и Валааму, и Олонцу. Всем монастырям севера будет спасение.

— А тевтонцам зачем Соловецкий монастырь? — поинтересовался Саша. — Там же север, ничего нет.

Филофей только отмахнулся.

— По-вашему, все богатство в золоте? — фыркнул отец Филарет. — Там же бьют морского зверя!

— Ну и что? Мясо несъедобно, с моржового уса много денег не получишь.

— Ох, грехи наши тяжкие! — вздохнул отец Филофей. — Шкура морского зверя не промокает, за моржовую юфть в Новгороде золотом платят.

— Топленым жиром один раз сапоги смажь, год не промокнут, — добавил отец Филарет.

— Есть еще много просто очень дорогих компонентов, — начал говорить отец Филофей, но, глянув на коллегу, закончил: — Вам этого не понять.

— Как раз понять я смогу, — пожал плечами Саша, — только как тевтонцы доберутся до Соловецких островов?

— Вы где родились? — усмехаясь, спросил отец Филарет.

— В Выборге, — почти хором ответили братья.

— Ну и?

Юноши переглянулись.

— У нас крепость.

— А зачем? — продолжил допрос отец Филарет.

— Чтоб русских на Балтику не пускать.

— Это как? — искренне изумился священник. — Не вижу связи между Выборгом и выходом в море.

— Они не знают о запрете Ганзы, — вставил отец Филофей.

— Каком запрете? Сел на корабль и вышел в море, — вздернул подбородок Вова.

— А дальше? — священники смотрели на братьев, не скрывая улыбок.

— Что дальше? — не унимался Вова. — Плыви, куда тебе надо.

— Вот-вот. — Оба наставника весело захохотали. — А приплывешь, корабль заберут, тебя — в темницу, и вся недолга.

— В Выборге — Сайменский канал, по нему можно плыть в Финляндию. — Саше было неприятно обвинение в невежестве.

— Вашей Финляндии я не знаю, — строго ответил отец Филарет. — Только от Выборга прямая лодейная дорога на Кемь. А там до монастыря рукой подать.

— По этой причине новгородцы и бьются за Выборг, — добавил отец Филофей. — Хотят перекрыть отступникам путь.

— Почему вы назвали их отступниками? — заинтересовался Вова.

— По канонам Ватикана, рыцарские ордена не должны иметь имущества и постоянных доходов.

— Их обязанность в миссионерстве и помощи инквизиции, — скривился отец Филарет.

— Разве? — удивился Вова. — Я думал иначе.

— Думал. — Улыбнулся наставник. — Чтобы думать, для начала надо хоть что-то знать.

— Вы совсем нас за дураков держите! — обиделся Саша.

— Вы и есть неучи, — отрезал отец Филарет. — Мы вот с Менфреном говорили об Антонии Великом. Не хотите рассказать о его деяниях?

— Был в Риме такой император, — бодро ответил Вова.

Теперь уже смеялись и Менфрен, и служки.

— Ты хотел сказать о Марке Антонии, муже греческой царицы Клеопатры Птоломей, — утирая слезы, сказал священник.

— Антоний Великий, — отец Филофей назидательно поднял палец, — основатель монашества. Его подвигом в третьем веке в Египте созданы первые монастыри.

— Нас не учили церковным премудростям! — с вызовом ответил Вова.

— Вот и молчи, неуч! А теперь марш отсюда! Да не забудьте про корабли и пушки!

— Спасибо за шоколад! — крикнул вдогонку отец Филарет.

Близнецы пристыженно вышли, не виноваты они в своем незнании. Они люди другого времени, других ценностей.

— Что там с шоколадом? — спросил Саша.

— Я просил Николу Сульт поэкспериментировать с какао-порошком, молоком и сахаром.

— Каков результат?

— Батюшка доволен, сам же слышал.

— Я тут думаю об обмолвке священника, — задумчиво сказал Саша.

Братья остановились возле фонтана, где детвора кормила гекконов. Крупные ящерицы под визг детворы проворно гонялись за кусочками хлеба. Ну прям привычные городские голуби!

— Почему он не договорил о полезных свойствах тюленей?

— Он же объяснил, — пожал плечами Вова, — мы олухи и неучи.

— Нечего обижаться, мы действительно узнали всего чуть-чуть.

— Пошли в офис торгового дома.

— Зачем?

— Спросим. На нас работают настоящие дельцы, профи шестнадцатого века, они должны знать.

— Или узнают, — вздохнул Саша.

Идти всего ничего, каких-то сорок шагов. Навстречу выскочил один из письмоводителей и с поклоном повел хозяев в кабинет управляющего. Жилистый сорокалетний мужчина по имени Ханс Коппель встретил своих работодателей без угодливого низкопоклонства.

— Не угодно ли кофе с шоколадом? Ваш рецепт пользуется в городе большой популярностью.

— Конечно же, все хвалят, а мы еще не попробовали, — ответил Вова.

Вскоре принесли дымящийся кофейник и две вазочки шоколада, больше похожего на густой кисель. Аромат! Вкус! Настоящий черный шоколад! Братья зажмурились от удовольствия.

— Жидковат, конечно, но вкусно! — довольно мурлыкнул Вова.

— Поправимо, изобрети молочный порошок и холодильник, — ехидно ответил брат.

Управляющий Ханс Коппель с улыбкой наблюдал за юношами и заговорил, когда ложки застучали по донышку:

— С шоколадом возникла одна заминка. После отжима какао-бобов остается много масла, а что с ним делать, никто не знает.

— В парфюмерию, — облизывая ложку, ответил Саша.

— Откуда знаешь? — встрепенулся Вова.

— Ну ты даешь! Мы же каждый рейс возили рефконтейнеры с какао-маслом.

— И что? В наши обязанности входил контроль температуры.

— Вот я и расспросил старпома, когда относил листочки с температурой.

— Хочешь сказать, что Филиппок рассказал тебе рецепт тонального крема?

— Господин Коппель, — Саша проигнорировал реплику брата, — какао-масло является основой многих косметических препаратов.

— Поконкретней, пожалуйста. — Управляющий открыл тетрадь для записей и взял в руку карандаш.

— В первую очередь — губная помада. Ну, женщины же подкрашивают губы, — заметив недоуменный взгляд, пояснил Саша.

— Хорошее название: «Губная помада». А теперь, пожалуйста, состав.

— Какао-масло, воск, глицерин, краситель, размешивается на спирту.

— Отлично! Что еще посоветуете?

Саша вдохновлено начал диктовать состав крема для тела и лица, увлажняющие и корректирующие добавки. Вова с интересом смотрел на брата, подозревая его в явно ненормальном интересе к парфюмерии. Не мог старпом Филиппок рассказать такие нюансы и подробности. Когда же брат перешел на духи, подозрения перешли в уверенность. Брат явно темнил!

— Великолепно! — закончив писать, воскликнул управляющий. — Только нам лучше организовать производство здесь.

— Почему?

— Перевозка готовой продукции намного выгодней, потом… — Ханс Коппель почесал переносицу. — Отсюда секрет состава труднее выкрасть.

Об этом близнецы даже не думали. Хотя как еще в это время можно стать монополистом? Тут же вспомнили первую встречу с венецианцами и принялись наперебой диктовать присадки для осветления стекла и составы для придания цвета. От такого потока важной информации управляющий вспотел, у него затряслись руки. Это многие и многие миллионы! Незамутненное цветное стекло стоит дороже сапфиров и изумрудов! А с добавками свинца оно еще и сверкает! Венецианцы делали стекло на острове Мурано. Мастерам-стекольщикам и членам их семей запрещалось покидать остров под страхом смерти. А здесь? Достаточно найти удобное место, да привезти из Африки рабов.

Ханс Коппель бережно положил тетрадь в стол и восторженно посмотрел на своих хозяев.

— Все вами сказанное я возьму под личный контроль и ограничу доступ посторонних людей. Такие знания не подлежат разглашению!

— Мы хотим ознакомиться со списком товаров, которые вы планируете закупить в Московии.

— Вас интересует только Московия? Или желаете посмотреть планы на Новгород.

— А в северных крепостях закупки планируются? — осторожно спросил Вова.

— Желательно, да кто нам позволит? — вздохнул управляющий. — Иностранцы ограничены немецким двором.

— Какие мы иностранцы! — воскликнул Саша. — Мы русские, и ограничений для наших кораблей быть не может!

— Хорошо бы, — снова вздохнул Ханс Коппель. — Вы останетесь в Америке, а капитанам разбирайся с местной властью.

— Что из особо ценных товаров следует закупить? — закинул удочку Вова.

— Эх, вытяжки из морского зверя взять побольше, — мечтательно закатил глаза управляющий.

— Дорогая эта вытяжка?

— Ну, бочка тюленьей желчи на корабль сахара — хорошая прибыль.

— Еще что?

— Да весь тюлень, считай, сплошная выгода. И желудочный сок, и ласты, и жир. Алхимики и аптекари за тюленью вытяжку душу продадут.

Братья с изумлением смотрели друг на друга. Они впервые об этом услышали. Протесты «зеленых» и прочих «защитников» для них были всего лишь проплаченными акциями. Практически весь тюлень уходил на медицинские и фармакологические цели. Вот нефтехимические компании и мутят воду, дабы протолкнуть на рынок свои заменители. В крайнем случае задрать цены на натуральные препараты и сделать свой химсостав конкурентоспособным.

— Так! — решительно начал Саша. — У нас на Эспаньоле управляющий с тех краев. Срочно на остров толкового человека, а Трофима — на родину.

— Этого мало, — не согласился Вова, — возвращаемся к отцам-наставникам, пусть пишут рекомендательные письма.

— И я надиктую письмо для местного коллеги, — улыбнулся Саша. — Да гостинцы подброшу.

— Дело говоришь. Раз мы свои, значит, и поступать будем по-свойски.

— Послушай, а что такое поташ?

— Нашел кого спросить! — Вова равнодушно пожал плечами.

— Ну ты даешь! В Толедо венецианцы этим поташом все уши прожужжали, здесь стоит в списке чуть ли не первым номером.

— И правда! — оживился Вова. — Я об этом как-то позабыл. Слово знакомое, а что обозначает, не знаю. Вот и выкинул из головы.

— Надо наставников спросить.

— Опять на смех поднимут.

— Куда деваться, «надо вникать в реалии жизни», — тоном директрисы продекламировал Саша.

— Лады, завтра идем договариваться о письмах, заодно смиренно попросим подучить «недорослей».

— Заодно спросим о зеркалах.

— Ты чего это? Хочешь отцов-наставников заинтересовать зеркалами?

— Вспомнил про экскурсию в Эрмитаж. Экскурсовод говорила, что зеркала в России появились при Елизавете Второй.

— Да ну тебя! Все знают про завезенные Петром зеркала.

— Однако тогда их высоко вешали. Надо узнать, это примета или запрет церкви.

— Вроде церковные запреты никогда не менялись, — задумчиво ответил Вова.

— А разоблачение Лжедмитрия?

— Ты прав, он прокололся на телятине. Дела! Запрет на телятину сейчас действует! Не проколоться бы.

— Так что, Вова, завтра с утра от дверей ползем на коленях и смиренно просим обучить нас всяким нужностям.

— Брось ерничать, попросим, деваться некуда. Лучше подкинь дельную мысль о товарах для России.

По дороге в свой дворец братья строили планы выгодной торговли с Россией. Перебирали всевозможные варианты «экспортно-импортных» операций, но быстро угомонились, понимая бессмысленность своих фантазий. Чем больше они вникали в современную жизни, тем больше осознавали собственную ущербность. Их знания ограничивались обрывками школьных воспоминаний, еще кое в чем книгами, если там не присутствовал явный вымысел.

Караван кораблей на русский север отправлялся в торжественной обстановке, были даже напутственные речи и пожелания. Кроме глав и представителей торговых домов на причалах собрался почти весь город. Оно и понятно, на успех путешествия в неведомые дали возлагали надежду практически все жители. Будет успех — город расцветет пышным цветом выгодной торговли. Неудача отразится паутиной на стеллажах и пустынными причалами. Негатив несколько преувеличен, торговцы уже ощутили пользу от заходов пиратских кораблей. Голландцы легко расставались с дублонами и охотно принимали в оплату рубли с кабаньей мордой. Торговля велась к взаимной выгоде и взаимному удовольствию. Продавая трофейный груз, пираты за небольшую мзду говорили порт назначения разграбленного корабля. Как следствие, торговцы без промедления загружали купленные товары на судно под русским флагом и следовали в нужное место.

Произошли изменения и в Эспаньоле. Братья не забыли про речку под названием Хайна. Всего-то двадцать километров от Санто-Доминго, а устье абсолютно безлюдно и с хорошими шансами развиться в удобный порт.

Взаимовыгодный договор с губернатором заключил сеньор Рафаэль Айтесис, достаточно известный в Испании человек. Разумеется, он действовал по протекции сеньоров Скопиных. Незатейливая сделка заключалась в покупке земли и строительстве порта. Все абсолютно законно, за исключением маленького нюанса. В порт завозились грузы из русской Новой Гранады, где перегружались на испанские корабли и отправлялись в Севилью. Функции портовых властей исполняли люди Рафаэля Айтесиса, так что испанские капитаны даже не подозревали о контрабандном происхождении погруженных колониальных товаров. Ну а дон Аревало получал свою сиротскую дольку, даже не догадываясь о масштабах разворачивающейся аферы.

Паруса кораблей как-то незаметно скрылись за горизонтом. Горожане, разбившись на группки и обсуждая возможные перспективы от прямой торговли с Московией, отправились по своим делам. Братья пошли в «Дом правительства», где в главном кабинете уже привычно восседал дон Джулино ди Аррабаль. Бывший лейтенант королевских пикинеров неплохо справлялся с рутинной работой. Его управленческие решения не вызывали нареканий. К тому же он отлично ладил с мэром, вместе с доном Хуаном де Энарес создал что-то вроде городского совета, куда пригласил основных городских дельцов. Военная привычка заботиться о подчиненных да советы «деловых кругов» позволили создать хорошие условия для развития города и региона. Только в одном он удивил братьев: из «трофеев» конкистадоров выбрал себе сахарную плантацию. Проклюнулись первые ростки от встречи братьев с вождями племен. Появление глав ближайших индейских кланов не вызвало у горожан никаких эмоций. Зато Саша немедленно приказал начать строительство домов для приема возможных гостей.

Вечера проходили в веселых развлечениях. Внутренний дворик дворца превратился в зал отдыха. Гости собирались с последними лучами солнца, где-то в шесть часов вечера. Со временем произошло разделение по интересам. Самая почитаемая группа состояла из наставников Филофея и Филарета с примкнувшими испанскими священниками. Они чинно сидели в окружении горожан в возрасте и вели «умные» разговоры. К этой группе примкнули двое из трех индейских вождей. Основная часть гостей азартно играла в домино. Удивительно, но эта незатейливая игра мгновенно распространилась по городу и стала неимоверно популярной. Маленькая мастерская, которую, казалось бы, вчера открыли братья, была переполнена заказами хозяев магазинов. Изготавливались всевозможные комплекты, вплоть до золотых. Однажды получили заказ на фишки с глазками из изумрудов. Настоящее ювелирное изделие! Вова без раздумий приказал делать фишки со вставками из разноцветного стекла, что мгновенно вызвало ажиотажный спрос. Не бедные люди жили в Картахене.

Молодежь, понятное дело, увлекалась танцами. Сия премудрость была освоена братьями еще в Нассау и закреплена в Севилье. Герцогиня Элеонора Изабелла Пави Габсбург довела это умение до совершенства. XVI век — время рождения итальянского балета. Взял партнершу за ручку, левая нога в сторону и чуть присел, затем правая нога вперед и два раза ударил носочком по паркету. Шаг в сторону, затем сошлись и прижались бедрами. Был еще менуэт, но самым популярным танцем являлся знакомый с детства «ручеек». Здесь все со смехом бегали, толкались и менялись партнерами. Вопреки опасениям, священники смотрели на танцы с явным одобрением. Случился и сюрприз: юноши не держали своих наложниц за рабынь в гаремах. Девушки легко освоились с новыми условиями и принимали деятельное участие во всех развлечениях.

Как следствие, вскоре к братьям пришли сваты. Если братья мялись, краснели и стеснялись, то представители женихов действовали торжественно и прагматично, вплоть до выплаты денег, что потратили близнецы в Танжере. Какие-то неправильные нравы в Испании XVI века.


В это утро братья собирались завершить последние приготовления и назавтра отправиться в Амазонию. Намедни пришел гонец от вождей южноамериканских племен. Пора было воплотить в жизнь идею объединения аборигенов в единое сообщество и попытаться создать некое подобие государства с единой властью и армией. Собственно Сашу с Вовой интересовали только деньги и возможность достойно вернуться в Выборг. Ну, может быть, основать город под названием Санкт-Петербург. Южной Америке отводилась роль донора, где в горах хранятся неистощимые запасы серебра, золота и драгоценных камней. Бегать с саблей и стрелять из пушки, конечно же, интересно, но только первое время. Постепенно приходит понимание о палке с двумя концами: убивая других, сам становишься такой же мишенью. Сытая и спокойная жизнь как-то приятнее, благотворнее для нервной системы и здоровья в целом.

Сборы не требовали много времени, «Варяг» и «Аврора» стояли на товсь. Всего делов — оповестить экипаж да погрузить продукты. Отряд советников и прочих сопровождающих лиц с представителями церкви и торгового дома давно сидел на чемоданах. Тем не менее возникли неотложные дела, казначей принес бюджетные расчеты, под которые банк должен выдать деньги. Там надо подписать, здесь утвердить. Дон Джулино ди Аррабаль и дон Хуан де Энарес принесли на согласование различные бумаги, в том числе на увеличение гарнизонов.

— Помилуйте! — всплеснул руками Саша. — Да у нас получается армия в десять тысяч ружей!

— Если господин герцог собирается защищать свои земли крестьянами с косами, то их сначала надо привезти, — ехидно ответил вице-губернатор.

— Дела! — вздохнул Вова, увидев расклад выплат солдатам и офицерам.

— Я не знаю русского языка, — заметил Джулино ди Аррабаль, — но смею уверить, что после выхода на Тихоокеанское побережье наша армия должна удвоиться.

— Почему? — удивился Вова.

— Сейчас у нас только Новая Гранада да несколько невнятных поселений на юге, — улыбнулся вице-губернатор.

— Что же должно измениться?

— Товары, которые вы повезете в Европу.

— Как это? — не понял Саша.

— Как только вы освоите новые земли, торговцы привезут в Европу ваши товары. Новость дойдет до монархов, и кто-нибудь обязательно захочет все отобрать.

Возразить нечего, человеческая сущность не изменилась и в XXI веке. Одни примитивно воруют в автобусе, другие за чужим добром посылают авианосцы. Вывод один — свое добро надо охранять, будь то крепкий замок или мощный форт. Тем паче на носу военный поход в Крым.

— Господа! — В кабинет вбежал взволнованный офицер. — Нас атакуют!

Вова стрелой метнулся к окну с видом на гавань.

— Кто? Какими силами? — прозвучал за спиной деловитый вопрос дона Хуана де Энарес.

— Похоже на флот конкистадоров, испанские корабли подняли красные сигнальные флаги!

Все верно, Вова увидел эскадру в тридцать вымпелов с явным намерением взять город с боем. Картахена может похвастаться самой лучшей гаванью Карибского моря. Удобная бухта шириной в шесть километров при длине в пятнадцать километров протянулась с северо-востока на юго-запад. Вход с северной стороны, где расположилась береговая батарея. На мысе Мазанилло, что находился напротив, не было никаких пушек. Сейчас корабли готовились к атаке и медленно шли вдоль узкой косы, что защищала подход от морского волнения.

— Видишь? — Вова указал брату на этот длинный песчаный остров.

— Кто ж знал? Надо там строить форт.

— Ни хрена мы с тобой не думаем! Делаем два мощных редута, по типу тех, что у Лисьего Носа.

— Хорошо, а форт на мысе Мазанилло?

— По уму нам давно следовало объехать побережье и позаботиться о защите на случай нападения.

— Кто-то предупредил об уходе голландских кораблей. Они же все пошли сопровождать караван до Нассау.

— Нет, нас не сдали, иначе дождались бы завтрашнего дня.

— Какие будут распоряжения? — К братьям подошли офицеры.

— Готовьте коня, — заявил Вова. — Я еду на береговую батарею.

— Передайте капитанам «Варяга» и «Авроры», — вступил Саша, — корабли поставить на шпринг[8] сразу после батареи.

— Но ваши корабли очень малы! — возразил дон Хуан де Энарес.

Ну да откуда ему знать о мощных пушках, способных враз разделаться с любым галеоном? Он-то судит по размерам кораблей.

— Дон Джулино ди Аррабаль, — заговорил Вова, — возьмите сотню солдат и четыре пушки. Десант с разбитых кораблей попытается высадиться в районе береговой батареи.

Офицер поклонился и побежал выполнять приказ.

— Толкового офицера с полусотней солдат и тремя пушками на противоположный берег. Там обязательно кто-нибудь попытается укрыться, — продолжил Вова.

Дон Хуан де Энарес без промедлений отдал приказ.

— Вы остаетесь здесь и действуете по обстановке. И еще. — Вова что-то написал на бумаге и передал Саше. — Руководи, братик, мне пора.

— У нас есть шанс? — с надеждой в голосе спросил Хуан де Энарес.

— Почти стопроцентный, — бодро ответил Вова, — конкистадоры не могут набрать более тысячи солдат, нас атакуют только торговые корабли.

Мэр попытался выдавить улыбку, а юноши уже занялись своим делом. Вова лихо запрыгнул на своего скакуна и помчался к береговой батарее. Саша велел работникам запрячь две телеги и ехать к складам на окраине города.


Дон Фернандо де Эстеро командовал береговой батареей со дня ее основания. Он не забыл уроки голландских пиратов и приветствовал усиление батареи новыми пушками. Это было практически первое распоряжение нового губернатора. Добавили шесть пушек под пятидесятикилограммовые ядра и дюжину полевых пушек для отражения десанта. Сама батарея получила гарантированную защиту на случай попытки захвата со стороны моря. Но это не означало полную безопасность для города, ширина входа составляла не менее километра, и при желании отважные капитаны имели шанс прорваться в гавань. Вариант прорыва несколькими колоннами не сработает. Наветренные кораблики «заберут» ветер у подветренных. В результате двигаться будет только одна колонна.

Командир батареи приветствовал Вову и доложил:

— Господин адмирал, батарея к бою готова, орудия заряжены. Враги надолго запомнят Картахену.

— Что с полевыми пушками?

— Да вот они. — Фернандо де Эстеро указал на выставленные в ряд пушки. — При необходимости перекатим и зарядим картечью нужного калибра.

Все верно, в пороховом погребе хранится картечь различного размера. Она подбирается перед залпом в зависимости от типа цели и ее удаления.

— Пустые пороховые картузы в достатке? — спросил Вова.

— Да, — несколько озадаченно ответил командир батареи.

Обычно начальство спрашивает о подготовке зарядов, что всегда нервирует артиллеристов. Мешочек для пороха, или, правильнее, картуз, наполняется в зависимости от условий стрельбы. Ядра или картечь, стрельба на максимальную дистанцию или по близкой цели — все это требует разного количества пороха. Для рядового артиллериста достаточно навыков «забил заряд я в пушку туго», офицер обязан выполнить целый ряд предварительных расчетов.

— Приготовьте три десятка пустых картузов самого большого размера. — Вова посмотрел на стройную линию подходящих кораблей. — Пока у нас еще есть время.

Офицер пожал плечами, начальству виднее, и отдал соответствующий приказ. Пара солдат, поглядывая на приближающиеся паруса, побежали в пороховой погреб, где на стеллажах лежали рассортированные по размерам шелковые мешочки. От города, поднимая пыль, приближался отряд во главе с Джулино ди Аррабаль. В гавани десятивесельные ялы тащили на буксирах «Варяг» и «Аврору». Молодцы капитаны, быстро организовали выполнение приказа. На берегу метались отставшие матросы, вот они нашли лодочника и дружно налегли на весла. Похвально, никто не ищет повода, дабы увильнуть от предстоящего боя.

— Дон Фернандо де Эстеро, командование батареей за вами. — Вова счел необходимым предупредить заранее, дабы избежать возможной заминки.

— А вы? Может, лучше уйти в укрытие?

— Да бросьте, у конкистадоров нет шанса даже на один залп.

Командир батареи искренне удивился такой уверенности. С его точки зрения, шансов как раз не было у защитников. На подходе тридцать кораблей на двенадцать орудий береговой батареи. Кораблей пять-шесть они утопят, а дальше — отражение десанта на батарею. Все, гарнизон бьется в рукопашном бою, а эскадра беспрепятственно входят в гавань.

Разница в оценке складывающейся ситуации исходила как из понимания своих возможностей, так и из «туза в рукаве». Вова видел обычные коммерческие корабли, среди которых только два торговых галеона. Это не флот вторжения, а разношерстный сброд, с бора по сосенке. Более чем вероятно, большинство капитанов идет в Картахену под принуждением. Раз так, вместо героического прорыва они будут стараться сохранить свои корабли. Ну а «туз в рукаве», вот он, вдоль берега бежали трусцой серенькие ослики. Вова еще раз посмотрел на приближающиеся паруса, затем на осликов, нет, первые корабли придется встречать обычными пушечными выстрелами. Хотя… Корабль близко, но Вова взял в руки подзорную трубу, тщательно навел резкость. Ха! Наивные хитрецы!

— Дон Фернандо, бейте дробь, первые корабли пропускаем!

— Как пропускаем? Вы позволите врагу без помех войти в гавань?

— Посмотрите на пушечные порты, там же нет пушек. Бьюсь об заклад, на борту не более десятка моряков, и они слиняют на шлюпке еще до подхода к батарее.

Барабанщик начал выбивать рваную дробь, а командир батареи прильнул к окуляру подзорной трубы. Пушкари начали недоуменно озираться, но Вова сделал успокоительный жест. Первые корабли беспрепятственно, один за другим начали проходить мимо батареи.

— Молодец, братик! Быстро сообразил! — воскликнул Вова.

К вошедшим кораблям от причалов наперегонки гребли ялы. Портовики ловко забрасывали абордажные кошки, одни бежали к рулю, другие опускали лишние паруса.

— Батарея к бою! — раздалась команда дона Фернандо. — Первое орудие, товсь!

Команду продублировал сигнальный горн. Ага! Из открытых портиков седьмого корабля выглядывали головы пушкарей.

— Подходите ближе, не стесняйтесь, мы вас ждем! — азартно крикнул командир первого орудия.

Но у капитана оказалась тонка кишка. Метров за сто до линии выстрела он попытался резко вывернуть в сторону моря. Не получилось, да и не могло получиться. Между мысом Мазанилло и островом простиралась песчаная отмель с глубинами не более трех метров. Флейт вздрогнул, грузно покачнулся и встал. Экипаж суетливо заметался, стараясь быстро спустить паруса и спасти мачты. Вова довольно потер руки, они без единого выстрела захватили семь кораблей! В этот момент сзади послышалась какая-то возня. Чудесно! Рабочие затаскивали бочки на артиллерийскую площадку.

— Спасибо братцы! Убегайте, дальше мы сами.

Вова подхватил топор и выбил крышки. Отлично, бочка «хитрой» серы и бочка керосина. То, что надо.

— Четверо ко мне! — позвал солдат из обслуги порохового погреба.

Простая работа, заполнить и зашнуровать картуз, затем бросить его в бочку с керосином. Дальше необходимо подождать, сера должна хорошо пропитаться. Неожиданно вздрогнула земля, акустический удар на мгновение оглушил. Да, серьезный «голосок» у орудия. Пушечное ядро проломило оба борта подошедшему флейту. Рулевой инстинктивно отвернул от береговой батареи. Корабль, заваливаясь набок, стал уходить к противоположному берегу. Экипаж с резвостью портовых мальчишек начал прыгать в воду. Другой флейт, что следовал в кильватере, нервно вильнул в сторону, намереваясь прикрыться от пушек разбитой жертвой. Увы, тот уже лег на борт и перекрыл мачтами путь. Опасаясь столкновения, рулевой опять слишком резко повернул, и дон Фернандо мгновенно использовал выгодный шанс. Прогремел выстрел, ядро ударило под левый якорь и вышло где-то в районе кормы. Обезображенный обломками нос корабля походил на хищный оскал атакующей акулы. Корпус ушел в воду в считаные секунды, а взобравшиеся на реи моряки напоминали нахохлившихся ворон.

Следующий корабль неожиданно повернул на батарею. Безумцы! Они что, первый раз в Картахене? Это вокруг песок, а пушки стоят на скале! Мало того, перед ними — гряда острых подводных гранитных камней. Флейт вздрогнул, немного приподнялся, раздался треск ломающихся дубовых досок, и корабль начал оседать. Нет, там не дураки, а решительные люди! Экипаж без лишней суеты начал готовить к спуску десантные шлюпки. Вот оно что! До батареи всего-то сотня метров, у них есть шанс если не захватить ее, так помешать расстрелу входящих кораблей. Дон Фернандо сразу оценил угрозу:

— Расчеты полевых орудий! Три пушки на позицию! Зарядить пехотной картечью и очистить палубу этого топляка!

Солдаты бросились исполнять приказ, Вова посмотрел на часы, что же, пришла и его пора.

— Господин Фернандо де Эстеро, позвольте и мне пострелять из полевых пушек.

— Хотите ускорить процесс? — засмеялся командир батареи.

— Нет, решил проверить на практике легенду «греческого огня».

Дон Фернандо даже бровью не повел, вскоре две пушки встали на промежуточную позицию, выцеливая идущие по фарватеру корабли. Вова взвесил в руке пропитавшийся керосином картуз. Не легче ядра, но как полетит? Ладно, проверим, возьмем чуть повыше. Артиллеристы с интересом следили за необычной подготовкой, слова про «греческий огонь» никто не пропустил мимо ушей.

Очередной корабль шел по фарватеру с решительностью рыцаря на королевском турнире. Рядом грохнул слитный залп из трех полевых пушек. Картечь смела людей с палубы, на талях раскачивались обломки десантных шлюпок. Оставшиеся в живых матросы проворно нырнули в палубные люки. Слабонервные выпрыгнули за борт.

— Десяток роты охраны! — снова скомандовал дон Фернандо. — С мушкетами на бруствер!

Солдаты прибежали с лестницами и привычно поднялись на широкую каменную стену. Ну вот, теперь моряки не смогут высунуть и носа. Пуля в лоб надежней любого запора. Справа ударил залп пушек. Ого, это десант с разбитых кораблей попытался высадиться на берег. И без подзорной трубы видно, как дон Джулино ди Аррабаль командует своими солдатами. На противоположном берегу ситуация несколько проще, спасшиеся моряки и десантники решили не испытывать судьбу и покорно сдались в плен. Чуть не зазевался, пора.

— Первая, пли!

Из пушки вылетела огненная комета и с гулом устремилась к цели. Смачный шлепок расцвел жирными огненными брызгами.

— Ого! — дон Фернандо не удержался от эмоционального возгласа. — Жаль, погасят быстро.

— Пусть попробуют! — усмехнулся Вова.

И правда, к горящему на борту факелу подбежало несколько моряков с брезентовыми ведрами. Первоначально показалось, что огонь легко поддался морской воде. Но это только показалось, неожиданно пламя вспыхнуло с новой силой и охватило почти треть корпуса. Если капитан уверенно вел свое судно в гавань, а его экипаж усиленно заливал огонь, то для Вовы финал был очевиден.

— Дон Фернандо, пропустите корабль в гавань.

Офицер с сомнением посмотрел на Вову, тем не менее скомандовал:

— Всем укрыться за бруствер! Рота охраны, к бойницам! Приготовиться к залпу по палубной команде!

Стрелять не пришлось. Пламя быстро перекинулось на просмоленные ванты, следом вспыхнули такелаж и паруса. Мимо батареи проплывал уже горящий факел, а экипаж в панике прыгал за борт.

— Ну дела, дон Владимир! — воскликнул удивленный офицер. — В детстве учителя мне говорили про «греческий огонь», но я считал это одним из мифов.

— Сегодня вы увидели миф в действии, — улыбнулся Вова.

После того как от очередного огненного шара вспыхнула третья жертва, оставшиеся корабли спустили паруса и начали разворачиваться на веслах.

— Сигнальщик! — крикнул Вова. — Поднять сигнал: «Губернатору срочно прибыть на батарею»!

Затем взял подзорную трубу и сам проследил за подтверждением сигнала на городской мачте.

— Сигнальщик! Сигнал на «Варяг» и «Аврору»: «Сняться с якоря, выслать шлюпку на батарею»!

— Что вы задумали, дон Владимир?

— Пускаемся в погоню, организаторов нападения на Картахену надо проучить, чтобы запомнили на всю оставшуюся жизнь.

— Вы что! Двумя кораблями в погоню? Пресвятая Богородица! Их же полтора десятка!

— У меня к вам просьба, передайте приказ дону Джулино ди Аррабаль повременить с наказанием пленных.

— Вы их пощадите? — удивился Фернандо де Эстеро.

— Нет, но сначала требуется провести тщательное дознание. Я должен знать имена организаторов мятежа.

— Я выполню вашу просьбу, — дон Фернандо склонил голову. — А потом мы их накажем.

Глаза офицера горели жаждой справедливого мщения. Что же, отношение к бунтовщикам и революционерам всегда и везде было одинаковым. На Востоке сажали на кол, на Западе вешали, римляне отличались особым садизмом и прибивали человека к кресту. Кстати, «посадить на кол» — это совсем не то, что рисует извращенное сознание современного человека. Если в Европе вдоль дорог стояли виселицы, то на Востоке стояли заостренные вверху трехметровые столбы. Преступнику вспарывали живот, после чего тело насаживали на кол лицом вниз. В те годы широко практиковалась клановая татуировка, по ней прохожие могли определить родословную казненного преступника.


Братья наблюдали, как портовые шлюпки буксировали к берегу обгорелые корпуса кораблей. Из трех взорвался только один, там моряки растерялись и не успели пробить днище в районе крюйт-камеры. Взрывом разметало доски и брусья по всей акватории бухты.

— Пушки будем поднимать? — спросил Саша.

— Обязательно, зайдем на Гваделупу и отправим Мопти письмецо.

— Зачем делать крюк? Из Ориноко пошлем, Одессу строят только наши. Они сразу поймут, в чем суть да дело.

— Можно и так, — согласился Вова, — все равно беглецов придется топить.

— Зачем? Вон шлюпки уже вторую сотню солдат завозят на «Варяг» с «Авророй».

— Солдат берем на всякий случай. У конкистадоров нет шанса, их повесят в любом случае.

— Я не позволю!

— Ну и дурак, на тебя окрысится весь город. До гуманизма еще далеко.

— Отправим рабами на прииски.

— Разбегутся, охрану ставить нет смысла. Посадить в тюрьму — кормить надо. Пусть поступают по своим обычаям.

— Предлагаешь повернуться спиной и сделать вид, что ничего не видел?

— Придумай что-нибудь другое.

— Не придумывается, — вздохнул Саша.

— Почему на батальных картинах кораблики горят и взрываются, а у нас только щепки и мусор?

— Ты серьезно?

— Ну да, что-то не шутится.

— Это же изобретение Петра Первого.

— Что-то я не помню за ним никаких изобретений.

— Сам он ничего не придумывал, только давал указания.

— Ну и? Что он там науказывал?

— Построить стопушечные корабли, сам это знаешь.

— А короче можно? Любишь ты устраивать длинные преамбулы.

— Как без этого, ты же не поймешь причин, — притворно вздохнул Саша.

— Давай суть, а не причины.

— Кораблики-то строили маленькие, и пушки поместились маленькие.

— Во саду ли, в огороде! Я тебя о чем спрашивал? Не знаешь — молчи! А то петляешь, как заяц по кустам!

— Бу-бу-бу, какой злой дядя. Слушай дальше. Маленькие пушки не могли нанести шведам большого урона, вот и придумали прямой выстрел раскаленными ядрами.

— С этого бы и начал! А то Петр, маленькие кораблики! Все вокруг да около. Сначала построили никому не нужный флот, затем от безысходности всех удивили.

— Хватит, пошли в шлюпку, вон садится последняя партия солдат.

Братья начали спускаться по неширокой каменной лестнице к крошечному причалу для досмотровых шлюпок. Оно и правда, пора. Солдаты гарнизона уже разместилась на «Варяге» и «Авроре» на случай абордажной стычки. Братва на уходящих кораблях прекрасно знала ожидающую их участь, попади они в руки местным властям. Честной люд вполне определенно относился к выпущенным из тюрем уголовникам.

Корабли прошли мимо батареи и сразу повернули на запад, пройдя между севшим на мель флейтом и мысом Мазанилло. Осадка маленькая, никакого риска сесть на мель. Маневр сразу расставил точки в предстоящем морском бою. Уходящая эскадра только что вышла из подходного фарватера и взяла курс на юго-запад. Вышедшие из Картахены кораблики оказались прямо у них на пути. Было бы неправильно сказать, что эскадра начала перестроение, нет. Флот конкистадоров устроил состязание, где главным призом была месть за неудавшийся поход на Картахену. Наивные, им бы посчитать количество орудийных портиков, не говоря уж о размерах стоящих за ними пушек. Корабли ринулись навстречу беспорядочной толпой, в то же время «Варяг» и «Аврора» продолжали держать курс на северо-восток. Им бы отвернуть, попытаться скрыться, подобный курс неизбежно приведет к боевому столкновению. Мысль о том, что безумная парочка отсекает эскадре путь к отступлению, никому не могла прийти в голову.

Саша выбирал первую мишень, изредка поглядывая на «Аврору», где командовал его брат. Для «Варяга» это не первый бой, корабль и его возможности давно проверены и изучены. «Аврора» строилась и испытывалась без надзора братьев, от этого Саша испытывал некоторый дискомфорт. Еще мучило сомнение из-за выбранной тактики боя. Вова предложил отказаться от традиционной стрельбы настилом, когда ядра летят над водой, делая рикошет от волн. Этот самый надежный вариант гарантировал попадание, если ядро не зарывалось в подножие волны. Прямая стрельба в цель увеличивала дальность поражения, вместе с тем не исключала перелет. Ну а навес бомбами оставался за рамками возможного: не попасть, слишком большой разброс. Здесь присутствует очень много сослагательных, которые просто нереально учесть, начиная с погрешностей в весе порохового заряда, кончая качеством самих пушек.

XVI век, философ Монтень с уверенностью предсказывал скорый конец огнестрельного оружия и возврат к традиционной войне. Вот что он писал 1580 году: «Помимо оглушительного грохота, я полагаю, пушки совершенно не эффективное оружие, рано или поздно, мы от него откажемся». В баталиях плечом к плечу стояли мушкетеры и стрелки из арбалетов. Пушки выстраивались впереди линии войск, где делали единственный выстрел. В общем-то, авангардный прорыв артиллерии произошел с подачи Ивана Грозного. Крепость Казань взяли 20 тысяч стрельцов и полторы сотни пушек, был еще отряд охранения царевича Шах-Али. Осаду обеспечивало более сотни тысяч воинов с двумя тысячами пушек под командованием Александра Шуйского. Именно его трудами отбита синхронная атака татар под командованием князя Япанчи и черемисов под командованием князя Немда. Тридцатитысячный отряд татар загнали в Арский лес, где и уничтожили. Остатки сорокатысячной армии черемисов преследовали на расстоянии двадцати пяти километров. Догнали-таки и перебили. Кстати, черемисы — это угро-финны.

Казань брали много раз и до Ивана Грозного, однако этот поход имел одно существенное отличие. Русские не просто захватили хорошо укрепленный город, покорили огромную территорию от Волги до Урала, от Казани до Дона. Странно, но все помнят про Казань и совершенно не замечают других действий огромной армии. Новость о взятии столицы и разгроме Татарской империи быстро докатилась до всех европейских монархов. Как следствие, заставила задуматься о роли пушек как при штурме больших городов, так и в сражениях в открытом поле. Саша с Вовой никогда не слышали о Монтене, артиллерия их интересовала только с точки зрения личного выживания. В XXI веке силу огнестрельного оружия знает любой ребенок, так что братьям оставалось приложить свои знания, а появление собственных городов только усилило прилагаемую энергию. Кто же в здравом уме добровольно отдаст свои прииски!

Наконец взгляд зацепился за галеон, который в силу большей парусности уверенно вырывался вперед. Глянул на «Аврору» и сразу же выделил второй галеон. Логично, конкистадоры решили быстро разделаться со своими врагами. Ну-ну.

— Правый борт! Заряжаем книппели! Сносим мачты галеону!

Ежи Лисовский поднял большой палец и нырнул в палубный люк.

— Марсовые, к вантам! Приготовиться к повороту!

Марсовые разбежались по своим местам и встали в ожидании команд боцманов мачт. Саша еще раз посмотрел на галеон, как быстро он приближается! Всегда так, сначала корабль где-то далеко, сближение и первые маневры продолжаются по нескольку часов. И вдруг противник рядом! Только поспешай подавать команды, а матросы с потными спинами едва успевают их выполнять.

— Руль лево полборта! Шкоты левый борт травить, правый выбирать!

Раздался разноголосый свист шкотоблоков, паруса, похлопывая шкаторинами, уверенно держали ветер, «Варяг», увеличивая крен, начал уходить влево. Не велика хитрость, со стороны подобный маневр можно принять и за выход в атаку, и как запоздалое желание убежать от врага. Донесшийся звук пушечного залпа сообщил о действиях Вовы. Лихач! «Аврора» почти протаранила галеон, прошмыгнув у того под самым носом. Зато залп надежно очистил палубу от мачт. Теперь бригантина откровенно убегала в сторону берега. Что же, это часть плана, сейчас многие ринутся в погоню, желая прижать маленького нахала к берегу.

— Правый борт, товсь! — скомандовал Саша.

Вестовой замер в палубном люке. Для непосвященного он выглядел даже забавно. Человек высунулся по пояс, взгляд устремлен на капитана, сигнальный горн направлен вниз.

— Подверни пять вправо! — бросил последнюю команду на руль Саша. — Пли!

Горн выдал руладу, ответом послужил огненный всплеск вдоль борта, затем грохот, дым и тяжелый запах не прогоревшего пороха. Удачный залп! Второй галеон надежно выведен из боя, с флейтами будет попроще. Эти торговые суда своими размерами не намного меньше галеона, зато значительно дешевле. Упрощенная конструкция делала корпус похожим на ящик, простенькие мачты и незатейливые паруса не позволяли развивать хорошую скорость. Зато при длине в тридцать метров и осадке в четыре метра флейт надежно перевозил через океан до тысячи тонн груза. Несложный расчет, длину помножить на ширину и осадку и добавить коэффициент 0,9 — поправка на форму корпуса.

— Подверни десять влево, — скомандовал Саша рулевому. — Подобрать шкоты!

Это уже марсовым. По парусам начали идти волны упущенного ветра. Сейчас они с Вовой начнут дразнить противника, заставляя его перестраиваться и друг другу мешать. И главное, в каждый удобный момент «Варяг» с «Авророй» будут посылать во врага ядра. Капитанов флота конкистадоров надо держать в напряжении и не допустить бегства. Вдвоем такую ораву кораблей не удержать, разбегутся. А вот крутиться под носом с иллюзией легкой добычи, тут противники войдут в азарт. Проще говоря, близнецы применяли вариант «лохотрона», когда легкая добыча рядом, вроде еще чуть-чуть, и взял.

— Ежик! — позвал Саша канонира. — Посмотри на этот флейт с хвостатой теткой под бушпритом.

— То, пан капитан, не тетка, а языческая русалка, — серьезно пояснил пан Лисовский.

— Пальни парой пушек.

Юный шляхтич еще раз посмотрел на цель, затем вытянул руку с мерной линейкой.

— Добже, пан капитан.

— Стреляй по готовности, я сохраню этот курс.

Канонир нырнул в палубный люк, а Саша взял подзорную трубу и начал высматривать брата. Вова уже успел отличиться, один флейт лежал на боку, другой со спущенными парусами медленно оседал кормой. Сейчас братик, увлекая за собой более половины эскадры, на всех парусах шел прямо на берег. Выстрел двух пушек заставил отвлечься от созерцания хулиганских выходок брата. Одно ядро с фонтаном кашалота ушло в воду метров за десять до цели, зато другое пробило в борту дыру с гаражные ворота.

— Молодец, Ежик! — крикнул Саша, увидев в люке улыбающуюся физиономию поляка.

— Это не моя заслуга, пушки хороши, — смущенно ответил канонир.

— У хорошего танцора все девушки пляшут в такт.

— Сейчас кого будем бить? — спросил покрасневший артиллерист, и тут же добавил: — Дозволь того, с белым бушпритом.

И, не дожидаясь ответа, скрылся на артиллерийской палубе. Тут же бухнул одиночный выстрел, ядро проломило флейту левую скулу, правда, высоковато. Нижняя кромка пробоины была выше ватерлинии. Не беда, с такими повреждениями по морю не ходят, или выбросятся на берег, или затопят и пойдут назад на шлюпках. «Варяг» успел сделать еще два успешных выстрела, как Сашу отвлек возглас штурмана:

— Сеньор капитан! Посмотрите, что он делает!

Посмотреть было на что. Преследователи прижали «Аврору» к берегу, а бригантина неожиданно развернулась и пошла почти по линии прибоя, метя в узкую лазейку между берегом и грядой мелких скалистых островков. Раззадоренная погоня ринулась кто вслед, кто наперехват, в надежде поймать беглеца на выходе из пролива. Финал озадачил даже Сашу. «Аврора» неожиданно выскочила на чистую воду через какой-то неприметный проливчик. Зато свора преследователей выглядела более чем печально: одних выбросило на берег, другие сели на камни. И только один успел спустить паруса и пытался выгрести на веслах. Бесполезная затея для тяжелого флейта.

— Пан капитан, пан капитан!

Ежи Лисовский показывал на одинокий корабль, который пытался удрать под шумок общей свалки. Ну уж нет.

— Марсовые, к вантам! Приготовиться к повороту!

Глава 7 АМАЗОНИЯ

Как братья ни пытались сбежать из Картахены под предлогом встречи с вождями южноамериканских племен, рутина обязанностей заставила задержаться еще на две недели. Следствие дало неожиданный результат: оказывается, южнее Маракайбо находился маленький порт под названием Гибралтар. От него до месторождений аметистов было буквально сорок километров. Конкистадоры облюбовали этот порт и контролировали все прилегающие земли. Дон Хуан де Энарес выпросил разрешение на временное усиление гарнизона за счет солдат из Гваделупы и энергично готовился к карательной акции. В городе начались экзекуции в разновидности четвертовать или просто отрубить голову. Желая увильнуть от неприятного для себя процесса, братья пытались прицепиться к факту отсутствия официального палача. Какое там! На следующий день собралось более десятка добровольцев со своими топорами.

Казни проходили под вечер, за час до захода солнца. Поглазеть собирался весь город, не составляли исключения и наставники. Для священников стояли специальные кресла на балконе губернаторского дворца. Братья вынужденно сидели рядом в окружении своей свиты. Приговоренные к смерти по очереди поднимались на помост и сами становились на колени, толпа радостно гудела, палач осматривал топор и набрасывал на голову капюшон.

— Я как-то был уверен, что балахон и капюшон палача предназначены для сокрытия личности столь зловещей профессии, — белыми губами прошептал Вова.

— Спецодежда, — с трудом прошипел Саша, — чтобы кровь не забрызгала одежду и лицо.

Топор с хрустом перерубил кости, толпа радостно взвыла, из перерубленных артерий фонтаном ударила кровь. Палач аккуратно протер топорище и стал дожидаться следующего. Саша поднес к губам надушенный платок, ему стало дурно. Священники, что русские, что испанские, смотрели на преступников с суровым осуждением. На лицах ни малейшего намека на сострадание, а залитый кровью помост воспринимался как что-то само собой разумеющееся.

— Разве так можно! Кровища ручьем, а народ аплодирует, как в цирке.

Вова покосился на брата, надо выручать.

— Слышь, Саша, скажи честно, откуда у тебя такие познания в парфюмерии? Не мог тебе Филиппок столько рассказать.

Вместо ответа Саша промычал что-то нечленораздельное.

— Только не увиливай, — настаивал Вова, — у филиппков общее образование ниже некуда.

— Помнишь Таньку Шубину? — сделав несколько глубоких вдохов, ответил брат.

— Не очень, ее же быстро удочерили.

— Я в нее сразу влюбился, а она — ноль внимания.

— А при чем здесь парфюмерия?

— Детские фантазии, решил стать великим парфюмером и завоевать ее сердце.

— Забавно! Ты стал заучивать состав губной помады? Зачем?

— Действительно забавно. — Саша улыбнулся, воспоминания детства отвлекли от неприятного зрелища.

— Не увиливай, давай колись.

— Чего тут рассказывать? Пошел к директрисе и заявил о желании стать парфюмером.

— А она что?

— Долго расспрашивала, почему да как дошел до этой мысли. Через неделю принесла всякие забавные книжки.

— Я-то грешным делом заподозрил тебя в заучивании надписей на тюбиках да баночках, — усмехнулся Вова.

— Да нет, книжицы из серии «Хочу все знать». Я даже проводил опыты по созданию лосьонов и кремов.

— Никогда бы не подумал. Неужели у нас была своя косметическая лаборатория?

— У нас много чего свалено в кладовках. Говорят, при ликвидации Выборгского дома пионеров к нам много полезных вещей привезли.

Священник провел свой обряд над последним на сегодня приговоренным, взмах топора, и публика начала нехотя расходиться. Мда, любителям средневековых балов и сонетов не помешало бы посмотреть на массовые казни.

— Что-то вы смурые, бояре? — К братьям подошел отец Филофей.

— Чему во время казни веселиться? — буркнул Вова.

— Как чему? — Наставник насмешливо посмотрел на юношей. — Врагов извели, разве не повод для веселья?

— Слишком много крови, — вступился Саша, — вот и мутит от запаха.

— Эко неженки, как девицы из светелки! Вам бы одну настоящую сечу пройти, да порадоваться, что живы остались!

— Сеча и казнь — то разные вещи, — возразил Вова.

— Не вещи, а дела! — поправил священник. — Пленный враг другом не станет. Или ты его, или он тебя.

— Мы привычные к морю, где с врагом лицом к лицу редко сходишься, — ответил Саша.

— Вы же в Африке были и сечу видели!

— И что?

— Или там пленных пощадили?

— Нет. — Мотнул головой Саша. — Пленных мы забрали и сюда привезли.

— Ах, да, запамятовал. Раньше с живых шкуру снимали.

— Где? В Африке? — Братья остановились.

— Не только, и в Европе, и в Азии. — Глаза наставника смеялись.

— Нельзя издеваться над пленными, — резко ответил Вова, — это садизм.

— Садизм? — рассмеялся отец Филофей. — Нет, бояре-неучи, таким способом устрашали врагов и повышали свою воинскую силу.

— Сдирая кожу с живых людей? — выкрикнул Саша.

— Кожу пленных военачальников и вождей натягивали на барабаны. Чем гуще бой барабанов, тем выше дух войска.

— Логика живодеров, — зло ответил Вова.

— Правитель должен вести за собой людей, а не сидеть с бледным видом, нюхая надушенный платочек, — так же зло ответил наставник.

Он прав, нечего сказать. Это не их мир, они должны следовать принятым правилам, если хотят остаться на ведущих позициях.

— Спасибо, — признавая чужую правоту, ответил Вова.

— Отправляйтесь в свою Амазонию, — продолжил наставник. — Здесь мы справимся и без вас, а тамошним вождям пора присягнуть власти.


Однако сразу отплыть не удалось. Четыре шхуны водолазов Мопти вошли в порт уже в темноте. Мажордом привел водолазного старшину с несколько озадаченным видом. Испанцев нельзя обвинить в расовой сегрегации. Но свойский визит незнакомого негра к губернатору — это уже чересчур.

— О! Мопти! Рад тебя видеть! — Обрадованный Вова обнял нового вождя американских негров.

— И я рад видеть достопочтенных хозяев. — Сверкнул белозубой улыбкой водолазный старшина.

— Как ты смог в потемках найти вход в порт? — спросил Саша.

— Мы пришли утром, весь день с рыбаками смотрели брошенные и затонувшие корабли.

— Вот как? Молодцы! Что скажешь, господин главный специалист?

— Все поднимем! Мои люди это сумеют. Даже шесть старых топляков поднимем.

— Каких старых? — удивился Саша.

— Чуть западнее подходного фарватеры мачты торчат, — вставил Вова.

— Откуда знаешь? — Саша строго посмотрел на брата.

— Пока губернатор правит народом, брату-бездельнику приходится зарабатывать на хлеб рыбной ловлей.

— Вот оно что! А я-то никак не мог понять твоего дикого маневра между прибрежных камней.

— Там хорошо клюют толстолобик и барракуда, иногда попадаются полутораметровые мурены.

— У нас на столе были мурены?

— Не хуже угря, ты сам трескал за обе щеки.

— Ладно, давай к теме. Мопти, те корабли с грузом?

— Индейцы и рабы сказали, что испанцы загрузили дань вождя Атауальпа и затопили вместе с кораблями.

— Сами? Специально? — недоверчиво спросил Саша.

— Люди говорят, что специально топорами рубили днище.

Саша позвонил в колокольчик, в комнату тотчас вошел слуга.

— Позови дона Хуана де Энарес.

Через несколько минут появился мэр и сразу же увидел стоящую на столе статуэтку ламы, которую принес Мопти. Впрочем, грубая работа позволяла принять ламу и за жирафа, и за верблюда.

— Все-таки достали! Говорил, что затопить надо подальше от берега, а им, видишь ли, далеко грести обратно.

— Что это? — спросил Саша. — Зачем затопили, да еще вместе с кораблями?

— Индейцы привезли золото в дань, а алхимики определили фальшивку. Это не золото и не серебро. По приказу Карла Пятого все затопили в море.

— Зачем? — Вова поцарапал статуэтку ножом. — Это не серебро, но и не никель или мельхиор. Слишком тверд.

— Так полторы тысячи тонн! Жулье вывезет в Испанию и продаст как серебро.

— Так, — решительно начал Вова, — поднимаем и под запор. Со временем разберемся.

— Чего разбираться? — возразил дон Хуан де Энарес. — На золотых приисках много этой дряни.

— И что с ним делают?

— Ничего, сначала верили аборигенам, принимали за белое золото, но самородки и песок очень трудно плавятся.

— Может, платина? — предположил Саша.

— Платина? — переспросил мэр. — Не знаю такого металла. Но не золото и не серебро, алхимики не ошибаются.

На самом деле это была платина, но до открытия тугоплавкого благородного металла еще более двухсот лет. Испанцы действительно получили дань в изделиях из платины общим весом в полторы тысячи тонн. Алхимики признали дары за «недосеребро» и по приказу короля драгоценный металл затопили недалеко от Картахены. Платину выделили только в 1741 году, когда Альфонсо де Ульоа привез в Европу южноамериканские образцы, а ценность установили только в 1783 году. Тогда же вспомнили про затопленные корабли, но было поздно. За двести пятьдесят лет от топляков не осталось и следа. Вполне понятно, что братья не знали этой истории, в то же время не сомневались в способности аборигенов отделить благородные металлы от всякого там недосеребра.


Снова форштевень разрезает лазурные воды Западной Атлантики. На этот раз близнецы выбрали «Аврору», где строители постарались и сделали просторные, даже шикарные каюты. «Варяг» шел рядом, по его элегантному корпусу и стройным высоким мачтам можно было судить о том, как их «Аврора» смотрится со стороны. Красиво, ничего не скажешь, впрочем, и не воинственно. Даже глаз опытного моряка не мог заметить пушечные портики, не говоря о таящихся за ними мощных орудиях.

— Саш. — Вова подошел к любующемуся красотами брату. — Пушечные портики надо выделить цветом.

— Зачем? Вечно ты что-то выдумываешь!

— Я не выдумываю, а придумываю. Где твои минометы?

— Не будет никаких минометов.

— Это еще почему?

— Получилась какая-то мортира, а мины не летят дальше трехсот метров.

— А давай бомбы сделаем, да еще с толстым корпусом.

— Зачем? — Саша перестал любоваться веером летучих рыбок, что почти непрерывно взлетали из-под форштевня.

— В пушки зарядим и по врагу!

— По какому врагу?

— По вражеским кораблям. Бац внутри — и конец галеону!

— Не вижу смысла. С нашими пушками и так конец любому галеону.

— Так можно уменьшить калибр, вместо этих мастодонтов поставить более легкие.

— Ты литье знаешь? И я не знаю, да и порох у нас хилый.

— Не скажи. Антрацит нашли, сера есть, марганец добавляем.

— Вот сделаем хороший порох, тогда и про бомбы думать начнем.

— А сухопутное сражение? Бомба улетит дальше ядра.

— С кем это ты собрался воевать? — Саша подозрительно посмотрел на брата.

— Ни с кем, но вдруг нападут на наши города, а мы им сюрприз…

— Кончай фантазировать, лучше займись отчетом банкира.

— Не хочу. Жуть! Наши деньги потекли рекой, армия, флот, крепости, городская стража… — Вова тяжело вздохнул.

— Постой, сам обещал миллионные прибыли от губернаторства.

— Должны быть, только как это сделать?

— Вот вернутся корабли из Европы, тогда и разберемся.

— Ага, они еще рекрутов и крестьян привезут, а это снова расходы.

— Да какие у нас расходы? Все дармовое или украденное у испанцев.

— Не украдено, а взято честным грабежом. — Вова поднял палец. — Не обвиняйте напрасно своего адмирала.

— Тоже мне адмирал! Где твое адмиралтейство? Где штаб? Флот бродит незнамо где.

— Да, так мы все свои деньги профукаем!

— По-другому вообще все потеряем!

Вова обреченно махнул рукой и пошел на бак. Вскоре должны были показаться устье Ориноко и крепость Одесса. По пути на Амазонку братья решили зайти во все основанные ими форты, рядом с которыми должны уже были вырасти небольшие поселения и порты. По факту так оно и получилось. Благодаря усилиям управляющих торговля с кораблями других торговых домов везде шла с огромным плюсом. За поставки из Европы расплачивались черным деревом и сахаром. В результате добытое золото шло на монетные дворы Нассау и Картахены. Береговые укрепления находились в стадии завершения. Однако по требованию генерала Филиппа Рамиро добавили равелины, что практически ликвидировало угрозу высадки десанта.

Не обошлось и без сюрпризов. Разделились поселившиеся вдоль Ориноко негры. Первоначальная идея скотоводства и сахарных плантаций понравилась далеко не всем. Братья отправились на плоскогорья южнее реки, где началось интенсивное строительство рудников и заводов. Впрочем, завод — это слишком громко, крошечные домницы да кузницы с приводом молота от водяного колеса. Тем не менее залог независимости от Европы и, чего греха таить, серьезная экономия денег. Осматривая зарождающуюся «черную металлургию», братья среди рабов неожиданно узнали чернокожих первопоселенцев.

— Как ты здесь оказался?! — воскликнул Вова, узнав среди работающих одного из бывших жителей «черной» деревни.

— Здравствуй, хозяин. — Улыбнулся бывший стеклодув. — Мы ушли сюда по доброй воле.

— Сами! Но почему? Или у реки вас обижали?

— Кроме нас там никто не живет, некому обижать. Я не охотник, не пастух и в земле никогда не ковырялся. Не нравится мне там.

— Может, тебя вернуть в Африку? — спросил Саша.

— Мне здесь нравится. Ваш управляющий обещал поставить меня кузнецом.

Трудно понять логику поступков другого человека, особенно если у него совсем другие основы воспитания и жизненные традиции.

— Слышь, Саш. — Вова дернул брата за рукав. — А у нас тут бардак. При такой жизни возникнет новый бандитский беспредел.

— Какой еще беспредел? — удивился брат. — Конкистадоров душим одной левой.

— А ты вспомни фильмы про Дикий Запад, где закон — это револьвер. Кто первым выстрелил, тот и прав.

— Ты к чему это клонишь?

— У нас мэр и стража только в Картахене, в крепостях командуют офицеры, а дальше — «правовой вакуум».

— Чего раньше молчал? Что я сейчас могу сделать?

— Раньше интересовался танцами да рыбалкой. Надоумил бывший стеклодув из Нассау.

— Что теперь? Прикажешь возвращаться в Картахену?

— Снова трясти кошельком. Пиши указ о назначении наших управляющих временными местными начальниками с правом набора стражи.

— А там, где их нет? Например, у тех же хлопковых плантаторов.

— Озадачь дона Джулино ди Аррабаль. Пусть посылает сержанта с десятком солдат.

— Оригинальная мысль, сержант в роли уездного правителя.

— У тебя есть идеи получше? Вот выберут кортесы, и начнется полная анархия.

— Сержанты будут править по неведомому нам уставу, а надо по закону.

— Да, с законом плохо, — вздохнул Вова. — От Панамского перешейка до Антарктиды только один комплект «Соборного уложения».

— Пошли к учителям.

— Зачем? Как они нам помогут?

— Напишут письмо Филофею с Филаретом. — И, заметив недоуменный взгляд брата, продолжил: — Книги отправим в типографию.

Братья отправились на поиски Амвросия и Никодима, которые являлись официальными учителями Закона Божия и прочих премудростей XVI века. Ох, нелегкая это работа, учиться непонятно чему! Деваться некуда, положение обязывает. Поневоле приходится вникать в совершенно иную трактовку истории России, ибо кроме житий святых пришлось заучивать деяния князей, воевод и витязей. Привычная история призвания Рюрика оказалась проходным эпизодом. Всего-то умер новгородский князь Гостомысл, а по лествичному праву наследования власть переходит к старшему в роду, а не старшему сыну. Таковым являлся Рюрик, владелец крепости Ладога, сын старшей дочери Умилы и князя Годлава. Другое дело, что правление Рюрика отмечено объединением земель. Путь из варяг в греки получил защиту в виде новых крепостей. Экспансия Новгорода докатилась до юга и послужила основанием для строительства Киева. Фактически с 845 года Рюрик значительно расширил границы русского государства. В Европе того периода кроме Византии и России были только мелкие феодальные образования. И какой смысл новгородцам призывать импортного мелкого князька, когда от Белого моря до Волоколамска своих хватало.

Близнецы никогда не интересовались историей, даже в школьный период их больше увлекали математические головоломки. Как большинство мальчишек, они лезли в кабинеты физики или химии, дабы что-нибудь покрутить или взорвать. Всякие там истории о походах римлян или гуннов их не затрагивали. Другое дело стибрить карбид и засунуть его в бутылку с водой. Интересно! Тем не менее рассказ о лествичном праве вызвал у Саши вопрос.

— Скажи, Никодим, почему передача наследства старшему по родству изменилась на старшего сына?

— Хороший вопрос. — Учитель с довольным видом огладил бороду. — Ну а сам как думаешь?

— Что я могу думать, если не знаю, как жили в старину?

— Ленишься, это плохо. Вот под твоей рукой огромные земли, ты кому передашь владение, своему сыну или старшему в роду?

— Старшему по родству, — не задумываясь ответил Саша.

— Почему?

— Как более опытному.

— Видишь, как все просто.

— Почему же изменили принцип наследования?

— Изменил Владимир Мономах, дабы избежать усобицы. Дальняя родня начала жечь друг дружку.

Как все просто, когда знаешь! Науки XVI века не очень-то лезли в голову, но братья упорно стремились понять мир, в котором оказались по воле случая.

Монахов увидели недалеко от водопада, где они заинтересованно следили за монтажом водяного колеса.

— Перенимаете европейский опыт? — пошутил Вова.

— Чего тут перенимать? — откровенно удивились учителя. — Что на Соловках, что на Олонце, ничего нового.

— Может, и пушки умеете лить? — съехидничал юноша.

— Сами не лили, а как делать — научим, — спокойно ответил Никодим.

— По делу пришли или балаболить? — строго спросил Амвросий.

— Письмо наставникам надо написать, — ответил Саша.

— Письмо? — удивился Амвросий. — Что же хотите просить у епископов?

Братья переглянулись. Дела! Они-то наставников держали за простых монахов! Хотя, по зрелому размышлению, учитывая размеры Америки и как лихо они в это дело вляпались, помочь юношам могут только толковые и грамотные люди. Это коммунисты сто лет твердили о «мракобесии попов», на деле у алтаря не бывает случайных людей. Религия — очень тонкая тема, церковь плотно закрыла двери перед досужей публикой. Для широкого обсуждения оставлены экстрасенсы, нетрадиционные лекари и прочие знатоки астрала. Понятное дело, большинство из них самые обычные жулики, в основном перекрашенные цыганки, но есть и спецы. Так вот, все они на контроле у церкви. Та же Ванга несколько раз стояла перед алтарем, а на выходе — пшик. Никто из известных экстрасенсов ничего не смог сделать перед алтарем. А те, кто сумел, сами ушли в монастыри. Сегодня равнодушно слушают рассказы о пустынниках, бросивших сытую жизнь и поселившихся в глухомани или вообще на островах, в том числе и Соловецких. А если подумать? Почему они выбрали такие места и почему к ним потянулись люди со своими бедами? Можно помогать, стяжая деньги и блага, а можно служить.

— Просить? — Саша прочистил осипшее горло. — «Соборное уложение» необходимо отправить в типографию.

— Зачем? — продолжал допытываться Амвросий.

— Зачем, зачем! — вспылил Вова. — Вот здесь скоро будет завод, люди поселятся, а законов у градоправителя нет.

— И думы у вас нет, — продолжил Амвросий, — и дьяков, и головы на плечах. «Соборное уложение» давно разослано по всем церквям.

— Вы привезли с собой так много книг?

— Порой смотришь на вас и удивляешься: не бояре, а малые дети. Вы типографию в голландском Нассау зачем сделали?

— Так вы там печатали!

— Где же еще! Ты у епископа книгу открыл, а что она печатная, не увидел.

— Я к печатным книгам привык. Будь рукописная, сразу же обратил бы внимание!

— Чудные вы, бояре, мимо диковинок ходите равнодушно, а на простые вещи смотрите с удивлением.

— Какие есть, — пожал плечами Вова.

— Вот что, бояре, велите своему человеку в Нассау еще буковок отлить, здесь большую типографию поставим.

— Здесь невыгодно, — возразил Саша, — бумагу далеко везти.

— Все о выгоде заботитесь! — начал закипать Никодим. — О пользе думать надо!

— Мы-то как раз думаем, двести километров на юго-восток заложены бумагоделательные заводы.

— А говорите невыгодно! От Москвы до Новгорода все пятьсот по тракту.

— Там много рек и водопадов, — примиряющим тоном вставил Вова, — и для типографии хорошее место нашли.

— Покажите!

— Покажем, без вашего разрешения боимся шаг сделать, — съехидничал Саша.

— Чего боитесь? — Никодим не заметил ехидства. — Или что удумали?

— Удумали, придумали, — фыркнул Вова, — романы печатать будем.

— Какие еще романы? — подозрительно спросил Никодим.

— Вот дон Бобо Карио написал книгу про наш поход в Африку, сейчас пишет про Амазонию.

— Без разрешения его святейшества не позволим.

Вот те на! Зачем разрешение? Сами близнецы на досуге диктовали писарям совместные «мемуары». Уже закончили «Золушку» и «Василису Прекрасную», сейчас писарь расправлял плечи над рукописью «Трех богатырей» и посмеивался над проделками «Кота в сапогах». Забавно, но окружающие воспринимали сюжеты как вполне серьезные «взрослые» истории. Желание сделать книжки более наглядными, с картинками, привело испанских художников в настоящий экстаз. Сами того не подозревая, близнецы «изобрели» литографию.

Путешествие по Десятиречью Гайаны превратилось в настоящую инспекцию. В роли проверяющих выступали учителя, а братья отбивались от сотен вопросов «почему да как». Удивительно, но здесь развитие поселений и крепостей шло более высокими темпами. Многочисленные золотые прииски и отлаженная система снабжения послужила причиной значительного притока добровольцев как из Европы, так и из обжитых районов Новой Испании, Эспаньолы и Кубы. Вместе с тем Амвросий и Никодим начали пенять братьям:

— Уж больно щедро вы раздаете иноверцам свои богатства, — смуро заявил Амвросий.

— Кому же раздавать? Покажите нам православных!

— Поприжали бы добро, подождали приезда наших людей.

— Ага! Собака на сене! — усмехнулся Вова. — Они золото добывают и нам отдают за хлеб и штаны.

— Так вы у них все забираете? — удивился Никодим.

— Как у вас все просто, — усмехнулся Саша, — отобрал, убил, сослал. Мы покупаем золото.

— Неразумно покупать свое золото у чужих людей, — назидательно заявил Никодим.

И что им сказать? Насильно заставить людей работать? Вмиг разбегутся! Принцип «золотой лихорадки» в иллюзии независимости золотоискателя. Зная о чудодейственной силе золотой монетки, человек сам стремиться к бесхозным залежам драгоценного металла. Вот оно, золото! Мол, накопаю с килограммчик и обеспечу себе светлое будущее. Далее — простая схема: скупщики вывозят драгметалл тоннами, а золотоискатели продолжают махать кайлом. Бесполезно объяснять учителям примитивную схему кажущейся свободы выбора. Здесь надо время, обживутся и сами поймут.

Если путешествие в предгорьях Пакарайма утомило братьев, то учителя, наоборот, вдохновились увиденными возможностями. Они были готовы остаться и досконально изучить все плато и долины, но пришлось возвращаться. Прибежал индеец-посыльный с депешей от управляющего Микаэля Тоненнгарн. Он просил своих хозяев срочно вернуться в крепость по причине важных новостей. Обратно возвращались иной дорогой, посыльный взял на себя роль проводника. Никаких намеков на тропинку, небо скрыто кронами огромных деревьев, однако абориген уверенно шел вперед. За время пути к реке Мазаруни маленькому отряду не встретилось ни одного препятствия. Единственным неудобством служил сопровождающий их неприятный вой обезьян-ревунов. Наконец вышли к реке, причем прямо к ожидающим их пирогам, а к обеду другого дня пожимали руку управляющего.

В пути Саша и Вова все время косились на учителей, стараясь уловить их эмоции от столь необычного возвращения. Но Амвросий и Никодим с интересом осматривались по сторонам, иногда обсуждая некоторую схожесть местных деревьев с привычными для лесистой России. Их не смутил даже небольшой конфуз. К вечеру первого дня пути пришлось пересекать широкую, но мелководную речку. Бесштанный проводник спокойно перешел на другой берег, воды по колено. Слуги и учителя топали босиком, поэтому только засучили штанины и последовали за аборигеном. Братьям пришлось остановиться, они-то в шелках. Раньше словосочетание «шелковые одежды» вызывало ассоциацию с тонкой, почти прозрачной тканью. В жизни все оказалось иначе, шелк был разный, в том числе и весьма плотный. На братьях — чулки, панталоны с завязочками под коленом, рубашки, шейные платки и камзолы. Одежда очень удобная, практичная и ноская, впрочем, и дорогая.

Так вот, сняв коротенькие сапожки и чулки, близнецы двинулись к воде, потешно вышагивая, словно цапли. Чувствительная кожа ступни заставляла поеживаться от неприятных ощущений склизкой земли, мелких камешков и прочей прибрежной гадости. В голове роились неприятные мысли о пиявках, вредоносных жучках и прочих ужасах тропических водоемов. Они уже вошли в воду и, раскачиваясь, словно на бревне, аккуратно ступали по мягкому глинистому дну. Постороннее шевеление заметили боковым зрением. В воду спускался крокодил! Да их тут десятки!

— Крокодилы!!! — завопили юноши и вмиг вылетели обратно на берег.

Действительно на берегу рядком, словно бревна, грелись на солнышке зеленовато-коричневые рептилии, некоторые из которых достигали пяти метров в длину. Учителя и слуги изобразили подобие галопа взбесившейся кобылы. Только индеец наблюдал за поведением белых с молчаливым изумлением.

— Давайте, давайте. Быстро, быстро. Скоро солнце спать, нам спать удобное место надо.

— Какой нахрен быстро! Ты что, крокодилов не видишь?! — чуть ли не с пеной у рта закричал Вова.

— Крокодил кушать рыба, человеков не кушать, — безмятежно ответил индеец.

— А сами крокодилы об этом знают?

— Знают, знают! — с довольной улыбкой закивал головой абориген.

Слуги энергично готовили оружие, вот только патронов было меньше, чем отдыхающих земноводных. Немного постояв, проводник с глубоким вздохом срубил стебель бамбука и перешел реку обратно.

— Ходите туда. — Показал братьям на другой берег. — Я крокодилы прогонять.

С этими словами индеец сильно ударил ближайшую рептилию по глазам, тот резко взвился и угрожающе раскрыл зубастую пасть. Однако последовал новый удар, и хищник благоразумно скрылся в воде. Берег очистился буквально в три минуты, но если раньше крокодилы мирно дремали на солнышке, то теперь из воды на братьев смотрели гневные глаза. Индеец бросил свое «грозное» оружие и направился через речку. Делать нечего, близнецы перекрестились и пристроились следом.

— В Африке крокодилы нападают на людей, а здесь — нет, — Амвросий задумчиво констатировал факт благополучной переправы.

— Они индейцев не едят! — буркнул Вова. — Вот распробуют белое мясо, так на города начнут стаями нападать.

Напряжение разом схлынуло, отряд дружно рассмеялся.


Братья с интересом рассматривали мелкие, похожие на речную гальку камешки. Рядом с управляющим с довольным видом сидели македонец Кензо Делчев и грек Грегори Леотсакис. Именно их отряды сделали неожиданные и многообещающие находки. Без сомнения, в руках братьев находились алмазы, а рядом на столе небрежной горкой лежали крупные самородки золота.

— Как же вас так угораздило? — с восхищением спросил Амвросий.

Начальники поисковых отрядов посмотрели на хозяев и, уловив безмолвное разрешение, заговорили:

— Мы решили проверить берега реки, что протекает восточнее форта, — начал Кензо.

— Буквально через сто километров от устья обратили внимание на маленький ручеек и сделали пробу на амальгаму, — продолжил Грегори.

— И нашли золото? — нетерпеливо спросил Амвросий.

— Нет, — степенно ответил Кензо, — амальгамация показала несколько песчинок золота.

— А дальше? — Учителям не терпелось услышать главное.

— Пошли по ручью и вышли в огромный каньон, где стены блестят от золотого песка, а под ногами, словно камни, валяются самородки.

— Ух ты! — Никодим не сдержал своего восхищения.

— Каменья-то как нашли? — подал голос Амвросий.

— Это дальше на юг, — продолжил Кензо, — после каньона начинаются холмы, которые переходят в горы.

— Аборигены называют это место Рорайма, — вставил управляющий.

— Решили проверить горную речку, — заговорил Грегори, — и уткнулись в водопад.

— Большой? — встрял Амвросий.

— Высота более двухсот метров.

— И там алмазы! — Амвросия прямо лихорадило от нетерпения.

— Нет. — Кензо сохранял невозмутимость. — По реке еще тридцать километров.

— Срочно собираемся и отправляемся смотреть, — засуетился Амвросий.

— Куда спешить? — удивился Саша.

— Еще спрашиваешь? — опешил учитель. — Там же золото! Каменья!

Саша только махнул рукой. Право первой ночи никто не отменял. Вот они, хозяева месторождений. Захотят начать разработки — братья слова поперек не скажут, их право. Но умный человек продаст это право, жадность никого не доводила до добра. А братьям в первую очередь предстоит построить крепость в устье реки. Ну а посмотреть, почему нет, посмотрим, и художников с собой возьмем, и картину пошлем в Толедо. Пусть герцогиня Элеонора Изабелла Пави-Габсбург повесит ее на стену.

Спровоцировав в Европе «золотую лихорадку», братья получат приток рабочей силы. Первоначально народ рванется за золотом, ну и пусть, вреда не будет. Вместе с золотоискателями приедут торговцы, перекупщики и прочие жулики. Кого-то повесят, другие сами остепенятся, а в целом регион заполнится людьми. Рядом, на Ориноко, много приисков, начато строительство рудников, плавилен и кузниц. Людей из Европы надо обязательно завлечь, а золото — наилучшая приманка.

«Варяг» и «Аврора» перешли в устье золото-алмазной реки. Место для закладки береговых укреплений вообще не пришлось искать. Возвышенность на левом берегу не только доминировала над устьем, но и контролировала подходы со стороны моря. Крепость на скале — что еще может быть лучше?

— Необходимо продлить укрепления в сторону гавани, — неожиданно заявил Микаэль Тоненнгарн, — построить несколько равелинов.

— Зачем? — удивился Саша. — Батарея на форте надежно защитит вход.

— Я полностью согласен с генералом Рамиро.

— Интересно, при мне дон Филипп Рамиро не выдавал никаких идей.

— Не могу говорить за других, но я разделяю его опасения.

— Опасения? В чем? Поясните свою мысль.

— За нашей спиной — огромные богатства, забрать которые попытаются очень многие.

— Мы это прекрасно понимаем, для чего и строим крепости, и хорошие крепости, позвольте заметить.

— Господа, не сочтите за дерзость… — Микаэль Тоненнгарн снял с головы свой черный колпак. — Но вы не учитываете возможность подлых приемов.

— Это как? — Вова вышел вперед. — Нас попытаются убить?

— И это тоже, но главная опасность таится в «случайных атаках».

— Не понял? — Вова оглянулся на брата. — Как это можно атаковать «случайно»?

— О, подобные ситуации не редкость, — улыбнулся управляющий, — особенно когда хотят прибрать к рукам чужое добро.

— Все равно непонятно. — Саша почесал свою донкихотскую бородку. — Корабли не смогут пройти мимо форта.

— Наивные, аки младенцы, — встрял в разговор Амвросий, — подлый люд зайдет в твой порт с улыбкой, а на берег сойдут одоспешенные рейтары.

— Брат атакует брата по «заблуждению», принимая его за врага, — снова улыбнулся управляющий, — а здесь — золото и чужаки.

Близнецы смешались, подобный вариант они никогда не рассматривали. А следовало бы обратить внимание на некоторую странность в размещении пушек и казарм в Нассау. Любая агрессия со стороны внутренней гавани окажется под двойным прицелом пушек. Город не защищен стеной, но и атакующие побегут по прибрежному песку. Теперь понятен смысл новой казармы для стражников, что построили рядом с ремонтными доками. Они соорудили причалы и склады, а барон Бреда обезопасил себя дополнительными пушками и ротой солдат.


Безымянная река оказалась не уже Невы и судоходной до того ручейка, что вытекал из «золотого каньона». До нужного места «Варяг» и «Аврора» прошли на веслах, помогая только бом-брам-стакселями. Учителя восхищались пьющими цветочный нектар колибри, а братья с тревогой смотрели за борт.

— В точности как в ролике о тропических гадах, — сжав плечо брата, прошептал Вова.

— Кто бы спорил, раскраска слишком приметная. Вон еще одна. — Саша показал на полуметровую змейку, что проворно гонялась за серебристыми мальками.

— Надо предупредить людей, эти ядовитые твари могут быть и на берегу.

— Только без паники, сначала встанем на якорь, затем я проведу инструктаж.

— Почему ты? Я адмирал, и мы на корабле.

— Пожалуйста, кто бы возражал.

Вопреки ожиданиям, моряки восприняли информацию о змеях равнодушно. Реалии XVI века не располагали к досужему любопытству, жизнь можно потерять не только от укуса водной змеи. Да и купальщиков-загоральщиков еще не существовало в помине. На первом месте стоял кусок хлеба, сытая жизнь для себя и своей семьи оставалась недосягаемой мечтой.

Поход в каньон больше напоминал марш-бросок. Оба экипажа уже знали о найденном золоте, добровольные носильщики буквально бежали впереди своих хозяев. Не составляли исключения и Амвросий с Никодимом. Братья со своим скепсисом оставались в гордом одиночестве. В истории освоения Америки нет никаких упоминаний о находке огромных запасов золота. Слухи об Эльдорадо регулярно будоражили Европу, но так и оставались беспочвенными выдумками. Испанцы не допускали чужаков в новые земли. Те же французские дворяне по приезду на новое место шли в церковь и давали вассальную присягу своему новому сюзерену. Правда, сейчас кое-что изменилось, азарт авантюризма и награбленное золото подвигли братьев на заселение новых земель разношерстной публикой со всей Европы. И если дворяне давали им вассальную клятву, то простолюдины и крестьяне становились зависимыми как бы на автомате.

К вечеру холмы заметно приблизились, а ручеек звонко журчал многочисленными крошечными водопадиками. Саша и Вова заметно отстали от основной группы, увлекшись разглядыванием деревьев калебасса, которые служили для индейцев поставщиками кухонной утвари. Действительно забавные деревья, никаких веток, листья растут прямо на стволе, но главным достоинством были плоды, более похожие на разнокалиберные бочонки. Оболочка плода походила на скорлупу и скрывала в себе черно-желтую, резкую на вкус мякоть. Аборигены содержимое выбрасывали, а скорлупу использовали как миски, плошки или кувшины.

— Ты посмотри! — воскликнул Вова, дергая брата за рукав.

— Что еще? — нехотя ответил Саша и замер.

Буквально в двух шагах рос роскошный алый цветок, по форме отдаленно напоминающий тюльпан. И если сам цветок был великолепен, то порхающая над ним колибри выглядела просто уморительно. Крошечная пичужка зависла кверху хвостом и, засунув в бутон длинный клюв, лакомилась нектаром.

— Забавно, не правда ли? — улыбнулся Саша.

— А теперь замри, — прошипел Вова, — и медленно поворачивайся к ручью.

На берегу сидел ягуар и смешно, по-кошачьи ловил лапой рыбу.

— Господин губернатор, почему вы не выдали своему верноподданному брату даже маленького пистолета? — осипшим голосом попытался пошутить Вова.

— Пистолет получится не меньше ракетницы и стрельнет на десять метров.

— Я и на пять метров согласен.

— Да он же маленький. — Саша попытался сделать шаг назад.

— Сам вижу, ненамного больше зоопарковской рыси. Не чета африканским леопардам.

— Не дрейфь, прорвемся.

— У тебя хоть ножик есть?

— Только зубы.

— Тогда оскалься.

В этот момент зверь заметил людей, поджал уши и присел. Братья замерли, а ягуар неожиданно зашипел. Услышав знакомый с детства звук перепуганной кошки, юноши невольно улыбнулись и уставились хищнику в глаза. Гляделки продолжались с минуту, затем ягуар демонстративно зевнул, попятился и, мелькнув пятнами, исчез. Колибри продолжала пить нектар, потешно выруливая растопыренными перышками своего миниатюрного хвостика. Птичка ни в чем не виновата, братья осторожно отошли и в темпе бросились догонять ушедший отряд.

Пронесшийся над деревьями многоголосый вопль сообщил о выходе к заветной цели. Да! Впечатляющая картина! В вечерних лучах солнца стены каньона сверкали на зависть любой новогодней елке. Близнецы оказались правы в своих предположениях. Роса влажного воздуха обмывала песчинки золотистого кварца, создавая иллюзию стен из сплошного золота.

— Хорошая приманка. — Вова ощерился довольной улыбкой. — Народ попрет как на бесплатный цирк.

— И Грегори, и Кензо прекрасно знают цену своей находки, — усмехнулся Саша.

— Заметил уже. Вмиг скисли, заметив наше равнодушие.

— И где же золото? — спросил Саша у рудознатцев. — Это цитрин. Жаль, если с алмазами будет аналогичный прокол.

— Месторождение где-то рядом, — промямлил грек, — самородки собраны в каньоне.

— Насчет алмазов не извольте беспокоиться, — затараторил македонец, — мы честные люди.

— Ну-ну. — Вова грозно посмотрел на поникшую парочку.

Братья отошли в сторону.

— Жулье! — возмущенно воскликнул Саша. — Обвели бы вокруг пальца, не читай мы умных книг.

— Золото где-то рядом, добровольцы быстро найдут. А вот камешки — под вопросом.

— Я вообще не слышал про американские алмазы.

— Даже не интересовался подобными темами.

— Прошу прощения, Панове. — К братьям подошел Ежи Ковалевский.

— Что, Ежи, нравится каньон?

— Очень нравится, я хочу просить у пана губернатора дозволения писать в Польшу своим друзьям.

— Пиши. — Саша пожал плечами.

— Если пан губернатор разрешает, я позову их сюда за золотом.

— Шляхтич на промывке золота перейдет в общий разряд. — Вова счел необходимым предупредить своего артиллериста.

— То есть не важно, — отмахнулся Ежи, — лучше быть сытым с кайлом, чем голодным с саблей.

— Пиши, — повторил Саша, — всех примем.

Довольный артиллерист побежал к своим морякам.

— Надо бы сюда привезти одного из фон Хагенов, — заметил Вова.

— На реке заложим порт и форт, а Эрика фон Хаген поставим командиром.

— Он заставит золотоискателей ходить строем, — засмеялся Вова.

— И порядки заведет, как в казарме, — поддержал Саша.

— Еще дон Бобо пригодится.

— Он не закончил свои интриги на изумрудных шахтах, но прогресс очевиден.

— Читал отчеты, — улыбнулся Вова. — Братва занялась выяснением отношений и переделом собственности.

— А что, давай отправим нашего спеца по интригам в Кенигсберг?

— Хочешь открыть южноамериканский филиал Тевтонского ордена?

— Тьфу на тебя! Рыцари маршируют строем, а дон Бобо из-за угла: «Хочешь мешок золота?»

— В твоих словах есть мысль. В любом случае нам придется лезть в тот гадюшник, а сеньор Карио способен подготовить въезд на белом коне.

— Так вместе с белым конем и угодишь в тайную ловушку. Будет на выходе конно-губернаторский фарш.

— А если переговорить с доном Хуго Циснерос?

— На какой предмет?

— Купим ему патент магистра Тевтонского ордена.

— Брось, рыцари выбирают своего главаря.

— Это вряд ли, демократия красива только в кино.

— Мне нравится твоя идея. — Саша задумчиво погладил свою бородку. — Решено, озадачим дона Бобо.

— А я возьму на себя сеньора Хуго, родовитый и нищий дворянин должен грезить о возвышении.

— Кстати, о поляках. Ты, помнится, читал какую-то книженцию о польских путешественниках в Америке.

— Да так, ерунда. Природа, злобные индейцы и добрые белые.

— Я о другом. Вроде бы в Америке были польские поселения.

— Выкинь из головы все, что было. Для нас важно то, что будет.

На самом деле в истории освоения Америки есть и польский след. В 1928 году Пилсудский решил выселить крестьян из Малопольши и отдать освободившиеся земли «истинным» полякам. Для этой цели во Львове создали Польско-американский колонизаторский синдикат, который возглавил некто Мечислав Лепецкий. Украинцам пообещали бескрайние плодородные земли и посадили на транспортные суда. Всего успели сделать восемь рейсов, когда поселенцы неожиданно взбунтовались. Крестьян Львовщины высадили в Перу, у самых истоков Амазонки. До ближайшего населенного пункта — 1700 километров, и все по горам. Доведенные до отчаяния люди захватили очередной транспорт и самовольно расселились на плодородных плоскогорьях Аргентины. История получила широкую огласку и международное осуждение, у Юзефа Пилсудского случился инфаркт и правосторонний паралич. В дальнейшем от имени диктатора Польшей правили приближенные к нему генералы.


Стоянка в «золотом» каньоне могла продолжаться до бесконечности. Моряки рыли землю с настойчивостью неразумных детишек. Пришлось применить власть и продолжить путешествие теперь уже на десантных шлюпках. Моряки ритмично и монотонно работали на веслах. Вдоль борта сонно журчала мутная, слегка коричневатая вода, тишину необъятных просторов разрывали резкие крики птиц да скрип уключин. Абсолютно безлюдная река, не видно даже традиционных нутрий. Зато на фоне девственной природы выделялись восклицательными знаками следы от стоянки предыдущего поискового отряда.

— А Кензо Делчев и Грегори Леотсакис основательно провели свои изыскания.

— Молодцы, ничего не скажешь. — Саша посмотрел на остатки лагеря, говорившие о продолжительном проживании.

— Как ты думаешь, они продолжат поисковые походы или уедут после получения выкупа за находки?

— Вероятнее всего, останутся.

— Да, надежда на богатый приз многих приводила к беде, — философски заявил Вова.

— Ты к чему это?

— Здесь не живут индейцы, поэтому мы не знали о месторождениях.

— Ну и что? Пройдут дальше по реке и найдут другие месторождения, может, еще более богатые.

— Или погибнут. Не зря же место пустынное, всякие кусачие твари, змеи и прочие гадости.

— Брось гадать, дальше на юг должно быть плоскогорье, там и живут люди. Чего им здесь делать среди змей.

— Холмов много, ты прав.

— Слушай, Вова, а ты сможешь определить тип месторождения алмазов?

— Книгу вместе читали. Всего-то два варианта, россыпи или коренные залежи.

— Я думаю, что там алмазные трубки.

— Хорошо бы, добыча упростится. На месте разберемся, подскажут цвет земли да сопутствующие минералы.

У водопада сделали короткую остановку, но не полюбоваться красотами. Матросы буквально рвались вперед, однако братья решили определить высоту падения воды. Простенькая тригонометрическая задачка для учеников пятого класса. Отмеряешь расстояние от водопада до места наблюдателя, затем секстаном берешь угол. У полученного треугольника высчитываешь противоположную сторону, можно через синус, можно по масштабу. Саша и Вова сделали независимые замеры и расчеты, высота водопада получилась 228 метров.

Последний тридцатикилометровый отрезок пути забрал все силы и четыре дня. Русло реки проходило между холмами, а берега представляли собой сплошной обрыв. Пришлось петлять, то обходить холмы, то лезть на заросшие колючим кустарником кручи. Наконец появились проплешины скалистого грунта с пятнами фиолетовой земли, главный признак месторождения алмазов. Да, это не россыпи, не придется промывать землю в радиусе десятка километров. Со временем старатели разойдутся по сторонам, найдут другие места залегания драгоценных камней. Важно другое, добыча обещает быть результативной с самого первого дня, что вскоре и подтвердилось. Две недели моряки усердно копали и промывали землю, но результаты были слабенькими. Находили мелкие бесформенные горошинки, которые под линзой показывали темные пятна или общее желтоватое замутнение. Увы, это не ювелирные алмазы, а до спроса на технические цели ждать не менее четырех сотен лет.

Как братья и предполагали, Кензо Делчев и Грегори Леотсакис со своими людьми отправлялись на дальнейшие поиски природных богатств. Без затей составили договор о передаче прав на открытые месторождения, Саша подписал банковские чеки, и отряды разошлись в разные стороны. Вот с продолжением плавания вышла заминка, почти половина моряков захотела остаться в каньоне. Попытка объяснить очевидную неразумность скоропалительного решения только усиливала упорство добровольных золотоискателей. Не срабатывал ни один довод, а применять власть и право сильного братья не хотели. Они могут заставить своих моряков отправиться в море, только подобный шаг неизбежно приведет к отчуждению. А там недалеко до открытого бунта или тайного предательства. Братья стояли на позиции свободы личного выбора не из-за любви к демократии, а от понимания слабости собственных сил. Пришлось пополнять экипаж за счет солдат местного гарнизона и только до необходимого минимума. От последнего форта Десятиречья до устья Амазонки всего ничего, каких-то пятьсот километров. С учетом экваториального пассата они за сутки доберутся до места.

Ровный устойчивый ветер гнал кораблики с заметным креном на правый борт. Экипаж, точнее его остатки, занимался рутинной работой. Одни подшивали разошедшиеся швы на запасных парусах. Другие под руководством боцманов перебирали бухты новых торосов. Предстоит длительная стоянка в порту, удобный шанс для ревизии и замены парусов и такелажа.

— Слева два судна, повернули на нас! — выкрикнул впередсмотрящий.

Вскоре в подзорную трубу можно было рассмотреть сами корабли. Саша обернулся на призывный бой рынды — это подходила «Аврора», брат собирался о чем-то поговорить.

— Ты рассмотрел сами корабли? — спросил Вова.

— Не наши.

— Еще раз посмотри, это вообще непонятный тип и курс непонятный.

— Почему непонятный? — возразил Саша. — Из Кейптауна идут.

— Которого еще нет.

— Думаешь? Я не знаю год основания этого порта.

— Ну даешь! Ты хоть читаешь отчеты по нашему паю в Ост-Индской компании?

— Зачем? Ты прочитал, мне этого достаточно.

— Лентяй! Наши корабли заходят в бухту у мыса Доброй Надежды, где берут свежую воду и охотятся на дичь.

— Ладно, хватит пенять. Чего хочешь?

— Они без флагов!

Это уже серьезно! Легенды о возникновении различных государственных флагов, по сути, всего лишь обычные сказки. Ни королям, ни армиям флаги не нужны, достаточно полковых значков. А вот на море без флага не обойтись, просто нет иной возможности разобраться, кто друг, а кто враг. Финикийцы сначала обозначали свои корабли полумесяцем. Привычный для наших дней символ всех минаретов финикийцы поднимали на кончики мачт. Но древние кораблики далеко не всегда ходили под парусами, а бои велись только на веслах. Так появился кормовой флагшток, а затем и флаг. Следом придумали сигнальные флаги для управления эскадрой во время боя.

Во время плавания по морям-океанам корабли не поднимают свои флаги. Зачем? Дельфинов и летучих рыбок этот символ не интересует, в то же время дорогое полотнище треплется на ветру. Флаги дороги, сшиты из тонкой шерсти или шелка, другая ткань и дня не проживет, разлетится нитками по ветру. Но при встрече флаг поднимается в обязательном порядке. Корабль без флага уже не моветон, а желание скрыть свою государственную принадлежность, это характеризуется как разбой или пиратство. Что в принципе одно и то же. Саша взял подзорную трубу и более внимательно посмотрел на приближающиеся суда.

— Ты прав, Вова, они без флагов и корпус необычный. Может, португальцы?

— Брось! Какие португальцы, мы видели их корабли в Жеба и на островах Зеленого Мыса.

— По мачтам напоминают караку, а корпус чудной.

— И я о том же! Корма высоко поднята и непонятная надстройка в носу.

— Что делать?

— Ты, брат, даешь! — засмеялся Вова. — Кто губернатор и чьи здесь территориальные воды? Поднимай красный флаг!

— Сдурел? У нас на два корабля шесть орудийных расчетов!

— Стреляем, как в прошлый раз, когда били конкистадоров.

— Авантюрист ты, причем неисправимый.

— Да ладно! Если спустят паруса, на досмотр пойду я.

— Ну уж фигушки! Отправишь Ежика Лисовского.

— Он занят, вторую сотню писем заканчивает.

— Не спорь, а то разжалую в матросы!

— Я тебя не слышу! Ветер сильно гудит! Ты берешь первого, мой — второй.

«Аврора» начала заходить в тыл приближающимся незнакомцам. Саша погрозил брату кулаком и начал отдавать распоряжения экипажу. Если случится бой, то попотеть придется всем.

Не успел ветер расправить складки поднятого на «Варяге» красного флага, как чужаки подняли аналогичные сигналы. Нахалы! Забраться в чужие воды и начинать здесь командовать!

— Приготовиться к бою! Оба борта зарядить ядрами!

Марсовые разошлись по своим местам, где внимательно осмотрели разложенные тросы. Пушкари спустились к орудиям, послышались команды Ежи Ковалевского и гулкие удары перекатываемых тяжелых предметов. Как всегда перед боем последний этап сближения проходил очень быстро. Саша начал волноваться, скоро наступит удобный момент для поворота и залпа по форштевню незнакомца, а рапорта о готовности пушек все нет и нет. Наконец из люка показалось потное лицо Ежи Ковалевского:

— Пан капитан, мы готовы!

— Из сколько пушек осилишь?

— Запалим пять. — Ежи поднял над головой растопыренную пятерню.

— Правый борт, товсь!

Ежи нырнул в люк, а вместо него показалась голова кока. Вот дела, даже «поварешку» подписали на боевую работу. Все, пора.

— Руль лево на борт! Выбирай шкоты! Приготовиться к повороту на правый галс!

«Варяг» резво покатился влево, матросы слаженно подбирали шкоты. На какое-то мгновение паруса сморщились и заполоскали. Но вот линия ветра пройдена, бригантина накренилась и, набирая скорость, подрезала пирату курс.

— Огонь!

Пять пушек выбросили длинные языки пламени, гул залпа и следом — вопль отчаяния. Ядра сбили вражескому кораблю носовые крепежные цепи, бушприт оборвало и задрало вверх, штаги провисли, мачты с наполненными ветром парусами заходили ходуном. Злобными бичами взвились порванные тросы. Фок и грот, вздыбливая палубный настил, начали медленно падать в воду. На Сашином лице появилась довольная улыбка.

— Молодцы! — Он показал артиллеристам большой палец. — Этому конец.

— Господин капитан, посмотрите на вашего брата! — весело крикнул штурман.

Саша обернулся, и рука невольно потянулась за подзорной трубой. Над вторым пиратом висела непонятная серая туча, которая при рассмотрении через оптику оказалась вздымающимся мусором. Вова снова проявил фантазию и почти в упор лупил по корме обреченного корабля. Он стрелял методично, залп за залпом всего из двух пушек, но мощные ядра постепенно превращали пиратское судно в щепки. Саша уже собрался отдать приказ на поворот к брату, как очередной залп «Авроры» снес врагу все мачты. Похоже, Вова этого и добивался, его бригантина красиво развернулась и пошла на сближение с «Варягом».

— Ты что, сдурел? — крикнул Саша при сближении кораблей.

— Не, обиделся и решил проучить.

— С каких это пор ты стал обидчивым?

— Как только прочитал на корме название и порт приписки.

— Да? И что там написано?

— Что было написано, уже превратилось в щепки. Датчане! Odense. Blatt Mermaid.

— Ты не помнишь, Оденсе еще столица, или новый король уже переехал в Копенгаген?

— Какая тебе разница. Ты ответь, что потомки викингов здесь забыли?

— Так, carino, поворачиваем в Амазонку. Завтра отправим корабли с солдатами, на допросе и узнаем тайну викингов.


Рядом с портом и фортами вырос настоящий город, где жили не только солдаты, но и приехавшие из Нидерландов корабелы. Братьев встретил улыбающийся генерал дон Филипп Рамиро.

— Наконец-то я вас дождался! По слухам, Картахену пытались захватить конкистадоры.

— Было дело, гарнизон показал отличную выучку.

— А что за огненные факелы вы пускали из пушек?

— Вместо ядра закладывали картуз с серой, — засмеялся Вова.

— Хитро! Торговцы только об этом и говорят. Все твердят про «греческий огонь», даже португальцы заинтересовались.

— Они что, сюда заходят? — удивился Саша.

— Заходят, и частенько. И представитель губернатора здесь живет, мечтает с вами встретиться.

— Зачем мы ему? — осторожно спросил Вова. — Уж не хотят ли нам предложить Рио-де-Жанейро?

— Нет, такого не слышал, — расхохотался генерал. — Португальцам нужны пушки.

— С чего это они рассчитывают на нашу щедрость? — возмутился Саша.

— Так склад до крыши завален пушками.

— То пушки под строящиеся корабли, их продавать нельзя.

— Вот и дожидается вас, надеется уговорить, — усмехнулся генерал.

— А сколько ему надо пушек?

— Просит хотя бы десяток, а так согласен платить золотом за три десятка.

— Зачем ему пушки? — поинтересовался Вова.

— Воюют с аборигенами, местный вождь дважды сжигал Рио-де-Жанейро.

— Так, — решительно начал Вова, — чужая война нас не интересует, а пушки продадим, но дорого.

— Я могу его обрадовать? — спросил дон Филипп.

— Да, — разрешил Саша, — и, пожалуйста, позовите управляющего.

Две галеры в сопровождении трех кораблей отошли от причала задолго до захода солнца. Наутро управляющий доводил португальца до предынфарктного состояния. Жоржи ди Ажуда взывал ко всем святым, просил смиловаться над детьми несчастных солдат, что гибли сотнями под градом ядовитых стрел. Но результат был изначально ясен: португалец совершенно не умел торговаться, а приказ «купить любой ценой» давно разболтал всем желающим. Да и мешочки привезенного из Африки золотого песка хранились в подвале городского казначейства. С потомками викингов оказалось еще проще. Датчане загрузились в Оденсе и отправились в Индию, да промахнулись. Через два месяца океанского плавания они неожиданно увидели по правому борту неведомую землю. «Первооткрыватели» пошли вдоль берега и, к своему изумлению, оказались в Рио-де-Жанейро. Осознав произошедший конфуз, они не рискнули продолжить плавание. Неисправный хронометр может увести корабли в бесконечность.

В реальной истории известно множество подобных случаев, и эскадры не раз по пути в Индию «открывали» Бразилию. До появления надежной спутниковой навигации хронометр оставался первым и самым важным навигационным прибором, намного важнее компаса. С помощью часов можно определить направление на север, а с помощью компаса узнаешь только свой курс. Что касается датчан в океане, то сегодня их походы просто умалчиваются. Португальцы открыли Индию для Европы, а датчане помогали во всех их делах. В частности оккупация Йемена, Катара и Бахрейна осуществлялась совместными усилиями Португалии и Дании. Походы в Макао осуществлялись совместными флотами двух стран. На Цейлоне и в Индии потомки викингов стояли плечом к плечу с португальцами. Весть о недосеребре и последующий крах Ганзейского союза отправил Данию в нокаут, а «Графская распря» только усугубила ситуацию.

Заблудившиеся датчане продали свои товары в Рио-де-Жанейро и сделали два рейса в Африку за рабами. В дальнейшем датских капитанов подвели жадность и незнание реальной обстановки. Полученное за рабов золото они сочли за добытое на американском континенте. Вот и решили грабануть местные кораблики. Кто же знал, что Рио-де-Жанейро[9] совсем не устье большой реки. Сами португальцы толком не ведали, за какие блага ввязались в войну с аборигенами.

— Что решило ваше сиятельство? — Вова сел рядом с братом. — Капитанов вешаем?

— Какое еще сиятельство? Совсем сбрендил, товарищ боярин?

— А как обращаться к ясновельможному пану губернатору?

— Ты пьян или анаши объелся?

— Анашу курят, а я был на верфи. Тридцать стапелей!

— Ого! И все наши?

— Увы, Саша, мы еще слабаки, наших только семь. Зато все лесопилки за нами, и прибыль за доски умопомрачительная.

— Лады, капитана вешаем, а про остальных моряков ничего не придумал.

— Почему только одного? Второго простил?

— От второго даже сапог не осталось, ты сам его распылил.

— Я нечаянно.

— Ну-ну, нечаянно. Сам пиратствуешь, а других сразу на виселицу.

— Я по-честному, на полном законном основании.

— Кстати, твой «Blatt Mermaid» переводится как «Голубая русалка».

— Шут с ней, с «русалкой». Предлагаю отвезти пленников в «золотой» каньон.

— Хорошая мысль, безо всяких цепей осядут. Так и сделаем. Пошли на верфь, покажешь строящиеся корабли.

Визит губернатора на кораблестроительную верфь вызвал настоящий переполох. Представители торговых домов сбежались с разрешающими бумагами, что выписал командир гарнизона. Они опасались начальственного «наезда» и последующих поборов.

— Неужели они не понимают, что нам выгодно вытягивать людей из Европы? — отмахиваясь от протягиваемых свитков, заметил Саша.

— А что! Ты подал хорошую мысль!

— Наконец-то признал мою мудрость.

— Ладно, мудрец, пиши указ о безналоговой льготе для корабелов.

— Это я придумал?

— Ты, ты. Мне остается отписать эту новость в Толедо.

— Хм. Вообще-то ты прав. Лесопилки дают ну просто очень хорошую прибыль. И португальцу подбросим идею.

— Хорошо бы в Амазонии найти медь и железо, — мечтательно заметил Вова.

— Окстись! Чего мелешь? Отсюда до Ориноко в три раза ближе, чем до истоков реки.

— Да? — растерялся Вова. — О, наши учителя пожаловали.

Действительно, учителя спешили к стапелям, вероятно, в надежде получить детальную информацию о строительстве океанских кораблей. Это они зря, корабелы из Саши с Вовой аховые, весь авторитет стоит на удивлении от принятых в XVI веке методик строительства. По стапелям пошли большой толпой, посмотреть было на что. Приехавшие из Нидерландов специалисты развернулись в полную силу. На кильблоках в разной степени готовности стояло более тридцати кораблей. Как сразу успели заметить близнецы, строительство велось по комбинированной схеме. Осторожность вполне оправдана: если прочность корпуса нельзя рассчитать теоретически, то следует опираться на обработку практических результатов.

Свои корабелы похвастались первой пятимачтовой шхуной грузоподъемностью в три тысячи тонн. Киль собирался из составных частей с усилением латунными вставками. Корабль планировался для перевозки серы из Гваделупы в Антверпен. В обратную сторону шхуна повезет товары для колоний. Что же, острова Карибского моря переходят в статус перевалочных баз. Неплохо, подобная практика даст деньги и заинтересованность других торговых домов. На данном этапе говорить о самообеспечении не приходилось. Из Европы ввозили практически все, включая зерно и скот. Большая кораблестроительная верфь потребует большого количества пушек. Рядовой флейт имеет на борту до шестнадцати корабельных орудий. Военный корабль типа галеона или караки потребует не меньше восьмидесяти орудий. Подобного пушечного вооружения не имеет ни одна крепость, что вполне оправданно. Потерянную крепость можно отбить у врага. Потерянный с кораблем груз пропадает навсегда, а это очень и очень большие деньги.


Плавание по Амазонке проходило в спокойном умиротворении. Вокруг простирались знакомые пейзажи. Иван Сусанин и Максимка готовились к встрече со своими родными. Волнуясь, они уже в сотый раз показывали приготовленные подарки, рассказывали, кому и что везут. Экипаж доброжелательно посмеивался над взволнованными индейцами. Всем было приятно и грустно наблюдать за их суетливой подготовкой к радостной встрече с сородичами. Сама встреча превзошла любые ожидания. Корабль окружили сотни пирог, на берегу собралась огромная толпа. Близнецы никак не ожидали, что племя индейских первопроходцев столь многочисленно.

Саша и Вова сразу постарались отстраниться от бурных торжеств. С одной стороны, это не их праздник. Да и полученные новости от экспедиций в Анды оказались очень важными. Природа снова похвасталась изобилием полезных ископаемых. Традиционный для американского континента набор золота, серебра, меди и прочих цветных металлов на этот раз был дополнен неожиданными ископаемыми. В свое время генерал де’Тер отправил несколько кораблей по южным притокам Амазонки. Вернувшиеся экспедиции обнаружили множество различных месторождений, главными из которых братья выделили залежи олова и природной селитры.

Срочно собрали совет торгового дома. Следовало решить только один вопрос: где построить литейное производство. Разгоревшийся спор быстро угас, обсуждать было нечего, самым удобным местом оказалось то, где они находились в данный момент. Судостроительная верфь в Нассау ежемесячно спускала десять шхун с вооружением на сорок пушек. Ежемесячный запрос на четыреста орудий удовлетворял литейный цех под руководством Альфредо Ненни. Итальянец успешно справлялся с графиком обеспечения строящихся кораблей новыми пушками. Ежедневно отливая по четырнадцать орудий, он работал на пределе возможностей литейного цеха. Только один день в месяц посвящался литью легких полевых пушек по типу «единорога», который братья видели на стене Петропавловской крепости. Возросшие потребности перевозок собственных грузов исключали возможность разоружения трофейных судов, как они это делали раньше.

Идея организации массового литья пушек нашла полную поддержку среди советников и управляющих торгового дома. Такой товар пользуется высоким спросом и стоит весьма дорого. Никто не возражал против размещения производства на берегу реки Красная. Во всех отношениях удобное место, рядом в Амазонку впадает сразу несколько рек. Здесь можно организовать производство не только пушек. Не слишком удаленные залежи железной руды и угля позволят со временем создать второй центр собственной металлургии. По словам управляющих, которые хорошо исследовали здешние места, пампасы начинались в пятидесяти километрах севернее. Плодородные земли подходили для земледелия и скотоводства. Здесь же, по реке Красная, можно выйти к месторождению железной руды. Чуть ниже по течению Амазонки северный приток выводил к залежам каменного угля. По всем прикидкам, место перспективное, открывающее хорошие возможности будущему городу.


Дальше по реке двинулись на галерах, ширина Амазонки превышала пять километров, но вот с ветром было плохо — стоял полный штиль. Галера изначально построена как гребное судно, парусники в этом смысле значительно уступали. Следующая остановка — у города-базара, который за прошедшее время вырос в настоящий город. Сохранилось прежнее разделение кварталов по племенам и народностям. Однако аборигены, глядя на европейцев, значительно модифицировали свои дома. В результате почти все здания выросли до двух этажей. На первом этаже — торговая лавка, на втором этаже — жилые комнаты, в тылу — складские помещения. Улицы патрулировали стражники с дубинками. Решением городского совета патруль состоял из нескольких народностей. Разумный ход полностью исключал возможные обвинения в предвзятом отношении к арестанту.

К сожалению, преступность в торговом городе опережала развитие самой торговли. Все ближайшие племена слетелись сюда, как москиты. Не обремененные привычными для европейцев моральными устоями, лесные индейцы не только нахально воровали все доступное для их рук. Они не останавливались перед взломом закрытых дверей или откровенным ночным нападением на охраняемый склад. Пришлось принимать срочные меры, дабы начавшееся воровство не переросло в криминальную проблему. В первую очередь вор должен сидеть в тюрьме, и братья предложили простенькую систему наказаний. Различные виды преступлений разделили на десять категорий, которые определяли количество лет заключения. В качестве тюрьмы выбрали болотистое место у реки, где поставили обычные клетки. Питание пойманного вора или разбойника только за его собственный счет. Предусматривался выкуп, размер которого зависел от категории преступления. После внесения выкупа заключенному на лицо наносили клеймо, и его выпускали за пределами города. Возвращение человека с клеймом давало страже право на его бессрочное заточение в клетку. Одновременно с объявлением системы наказаний разработали паспортную систему. Для каждого жителя изготавливался медный нагрудный знак. Вместе с порядковым номером на табличке указывались общие приметы и имя. Для гостей и временных жителей приготовили специальные таблички, на которых писали имя ответственного за визитера человека.

Управляющие отнеслись неодобрительно к идее близнецов.

— Зачем вы вмешиваетесь в жизнь аборигенов, проще отгородиться высоким забором со своей собственной охраной.

— Мы здесь не в гостях, это уже наша собственная земля, — возразил Саша.

— Прежде вы нарветесь на бунт и увязнете, как португальцы, в бесчисленных сражениях, — предостерег Густав Ивен.

Братья задумались. Гоняться за аборигенами по лесам, да еще с пушками? Нет уж, увольте! Изначально проигрышное дело.

— Вам, господин Ивен, предстоит разобраться во взаимоотношениях аборигенов, — вступил в разговор Вова.

— Я вас не понял.

— Между племенами должны быть и дружба, и вражда.

— Ах вот оно что! Хитро, хитро. Предлагаете спровоцировать междоусобицу?

— Для начала наберите «правильный» отряд городской стражи и установите премию за пойманного вора.

— Так они начнут ловить всех подряд.

— И ладно. Назначьте толкового помощника на роль мирового судьи. Одним — премию, другим — извинение и свобода.

— Погодите, — вмешался Саша, — не просто так лесные племена занялись воровством.

— Что ты имеешь в виду?

— Им нечем с нами торговать, а получить товары хочется, вот и воруют.

— Здесь недалеко есть небольшой водопад, — осторожно заметил управляющий.

— Отлично! Покупаем красное и черное дерево! — воскликнул Саша.

— Покрепче нашего дуба будет, — вставил Густав Ивен.

— Предлагаю начать сбор каучука, — внес свое предложение Вова.

— А что это? — управляющий немедленно уцепился за неведомое предложение.

Пришлось объяснять, и по мере рассказа глаза управляющего начали блестеть от предвкушения жирных барышей.

— Многообещающая новинка, но первое время придется держать в тайне.

— Почему? — хором спросили братья.

— Пока алхимики разберутся, что да как. Надо еще придумать технологию изготовления резиновой обуви.

Пока учителя обходили рынок и знакомились со своеобразием местных обычаев, братья ознакомились с делами конкурентов. Обзор их деятельности подтвердил слова президента Ост-Индской компании. Голландские купцы не смогли наладить конкуренцию и оказались в роли аутсайдеров Торгового дома Дагера. В итоге перешли в разряд обычных перевозчиков чужих грузов. Вольные капитаны удовлетворялись меновой торговлей, получая за европейские товары в основном медь, цинк и свинец. Для аборигенов самым желанным товаром стали овцы. В свою очередь управляющие уже открыли у ближайшего водопада суконное производство. Торговля сукном по прибыльности вышла на первое место. Среди нерешенных вопросов оставались огромные открытые месторождения цинка и сурьмы. Массовый вывоз в Европу немедленно обрушит цены.


В первый же день состоялась очень эмоциональная встреча с матросами, что остались здесь во время первой экспедиции на Амазонку. Дружеские объятия с бывшими товарищами по морским походам, слезы радости от узнавания старых друзей. Из скомканного от эмоций и смущения рассказа стало понятно, что бывшие моряки проделали колоссальную работу. И главное, им улыбнулась удача. Они настойчиво звали братьев к себе, желая похвастаться достигнутыми успехами.

— Судя по горам серебра, вам есть что показать, — с улыбкой заметил Саша.

— Милорды. — Вперед вышел бывший боцман Чарлз Лоу. — Мы специально дожидались вас.

— Хотите угостить местным виски?

— Что вы, милорд, мы помним, что вы не пьете, — смутился боцман.

— Бросьте, господин Лоу, — засмеялся Вова, — мы не на корабле. Вы теперь богатый и уважаемый человек.

— Это ваши земли, и только вам решать дальнейшую судьбу нашего поселка.

— У вас проблема? — насторожился Саша.

— Нет, нет, милорды, — взмахнул руками боцман, — но вы сами должны все увидеть и принять окончательное решение.

Вместо внятного объяснения моряки настойчиво просили отправиться к ним. Делать нечего, пришлось отколоться от своего отряда. Основная часть экспедиции отправилась по реке прямиком к храму Солнца. На их плечи ляжет подготовка к проведению совета вождей. Братья вместе со слугами, учителями и двумя помощниками управляющего поехали верхом к поселению моряков. Вова включил в состав маленького отряда еще православного священника. Бывшие матросы построили для себя нормальные дома, затем рядом с ними поселилось несколько семей аборигенов. Зарождающемуся городку необходима церковь, тем более что вскоре привезут рабов.

Деревушка на пятьдесят домов располагалась на дороге к перевалу. Саму дорогу, вернее перекресток двух дорог, нельзя было назвать оживленным, но это было единственное на сотни километров место, где имелась возможность перейти через Анды. Сразу же после радостных приветствий моряки повели гостей к серебряной шахте. По дороге братья обратили внимание на то, как переглядываются их спутники. Бывшие матросы обменивались двусмысленными словами и многозначительными улыбками. Протоптанная тропинка плела между валунами свой затейливый узор. Вова, шедший впереди маленького отряда, неожиданно встал. Саша, находившийся в группе советников, уже собирался спросить о причинах остановки, но проследил за взглядом брата и тоже остановился. Скоро весь отряд стоял в немом изумлении. Под ногами вместо земли и камней было чистое серебро!!! Они шли по серебру, которое матово поблескивало в лучах солнца Южных тропиков.

Матросы наслаждались изумлением своих гостей, затем наперебой принялись рассказывать, как сами поначалу не верили своим глазам. Затем поведали историю, как чисто случайно нашли месторождение серебра, вернее огромный самородок. Поднимаясь по дороге к перевалу, первооткрыватели разбили на этой террасе временный лагерь. В отряде начались разногласия, одни настаивали на переходе через Анды. Другие утверждали, что нет никакой разницы, золото и серебро можно искать и с этой стороны гор. Самое забавное заключается в том, что до этого момента экспедиция никакими поисками не занималась. Моряки просто шли по первой попавшейся тропинке. Споры возникли, когда дошли до первой развилки. Куда идти, прямо, налево или направо? Встав лагерем, матросы озаботились едой и топливом для костра. Так и нашли огромный, весом на тысячи тонн, самородок.

Сначала охотники увидели вертикальную стену, которая была не из скальной породы, а из серебра. Принесли инструмент и начали вырубать куски. По мере того как тропинка от лагеря до серебряной стены утаптывалась, под слоем дерна обнаружили продолжение огромного самородка. Вырубать серебро из вертикальной стены легче, поэтому место добычи менять не стали. Со временем обжились, построили дома, взяли себе жен из ближайших племен. В свою очередь некоторые аборигены построили рядом свои дома и присоединились к разработкам серебряной жилы. Такова незатейливая история возникновения нового поселения. Зарождающийся город назвали Серебряный. Место перспективное, в первую очередь по причине схождения нескольких дорог. Между прочим, история знала два таких места, и оба в Южной Америке. На Урале есть гора из самородного железа.

«Серебряное безумие» — так Саша предложил назвать найденное месторождение. Вечером собрались на большой совет, но не все. Учителя остались возле огромного самородка, пытаясь измерить его шагами. Пустое, для этого нужны ультразвуковые локаторы или бурение. Первым решением совета стало строительство церкви и торгового поста. Нельзя сказать, что по тропинкам непрерывно шли люди. Редкие пастухи перегоняли стада лам, порой неторопливо шли торговые караваны. Иногда встречались кочующие семьи или одиночные путники. Трактир и торговый пост обещает быть прибыльными. Никто не откажется от отдыха и сытного ужина, многим понадобится купить нужную вещь. Пример серебряного рудника подтолкнет к поиску аналогичных мест. Меновая торговля аборигенов не давала приоритета золоту или серебру. Они ценили необходимые для себя предметы, а драгметаллы использовались в ритуальных целях. Вместе с тем столь огромные и легкодоступные залежи серебра требовали пересмотра приоритетов.

— В свое время мы поражались свинцовой кровле домов. Затем увидели красномедные крыши Испании, — задумчиво заметил Саша.

— Клонишь к тому, что сейчас в состоянии покрыть крыши серебряными листами?

— Это может оказаться единственным выходом из ситуации.

— Изобилие серебра приведет к его обесцениванию. В какой-то книге я читал, что в России был коэффициент пересчета серебряных рублей в золотые.

— Англичане, когда добрались до золота и серебра Америки и Индии, для стабилизации выпустили бумажные деньги.

— Почему не испанцы? Они уже сейчас в огромных объемах вывозят из Америки золото и серебро.

— Карл Пятый держит в казначействе умных людей, которые строго следят за балансом золотых и серебряных монет. Плюс расходы на войну.

— Слишком дорого для Испании обходится его титул императора Священной Римской империи.

— Австрия практически полностью оккупирована Сулейманом Великолепным, а денег высасывает немерено.

— Ты не слышал о планах выкупить оккупированные территории?

— Был тихий шепоток, некоторые предлагают откупиться. Но Сулейман Великолепный заломил цену, а испанские дворяне против вывоза золота.

— Хватит говорить о чужих проблемах, — отмахнулся Вова, — нам своих забот хватает. Давай о деле.

— Тут нечего говорить, надо искать золото и поддерживать курс золота к серебру. Озадачим своих банкиров, они умные.

— Лады, вкладываться в разработку серебра не будем. Без нас наковыряют слишком много.

— Вот именно, уже сейчас железная кирка идет по двойному весу серебра.

— Теперь хоть понятно, почему, — тяжело вздохнул Вова.

Разобравшись с организационными вопросами, начали собираться в дорогу, однако учителя прервали сборы.

— Не слишком ли спешите, бояре? — неожиданно поинтересовался Амвросий.

— Спешить как раз надо, нас вожди дожидаются, — ответил Саша.

— Данники и подождать могут, вы еще раньше их заявитесь, вот смеху будет.

— Неудобно заставлять людей ждать, — возразил Вова.

— Неудобно портки через голову надевать! Данник должен знать свое место и смиренно принимать волю господина.

— И ради этого денек, другой посидеть в горах? — запальчиво спросил Вова.

— Олухи вы царя небесного, — горестно вздохнул Никодим.

— Это вы к чему? — насторожился Саша.

— А серебряную скалу кто сторожить будет? — рявкнул Амвросий. — Разворует же гулящий люд.

— Знакомого мурзы поблизости нет, — нервно хихикнул Вова.

— Какого мурзы? — опешил учитель.

— Ну тот, что кричит с минарета. Залезет на скалу и своим криком всех разгонит.

— Обалдуи! Мало вас в детстве секли! — разгневался Амвросий.

— На минаретах поет муэдзин, — рассержено добавил Никодим.

— Да какая разница! — вспылил Вова. — Здесь серебро никого не интересует!

— Как это не интересует? Не может такого быть! — опешили учителя.

— Посмотрите на жизнь аборигенов, — заговорил Саша, — все интересы: еда, одежда и орудия труда.

Учителя примолкли, братья принялись сортировать ружейные патроны.

— А вообще-то спасибо за мысль, — неожиданно поблагодарил Никодим. — Только нужен не мурза, а имам.

— И парочка князьков, — поддержал Амвросий.

— Хотите нас омусульманить и осчастливить сотней наложниц? — съехидничал Вова. — Ой! Больно же!!!

Он начал усиленно растирать спину. Оба учителя почти синхронно провели воспитательную работу при помощи своих посохов.

— Думай, что говоришь, а то язык вырежу, — с угрозой сказал Амвросий.

— А драться зачем?

— Лучше запомнишь.

У Вовы на языке вертелась очередная дерзость, но, посмотрев на посохи, он решил смолчать.

— Я не понял смысла слов про имама и князьков, — осторожно заговорил Саша.

— Вы знаете, где живут татары?

— А как же, в Казани и в Крыму.

— «В Казани, в Крыму»! — передразнил Амвросий. — Тьфу. От Казани до Уральских гор и по всему Дикому полю до Крыма и Каспия.

— А в Крыму?

— Что им там делать? Горы да безводная степь.

— А Бахчисарай, Ялта, Судак, Керчь? — подал голос Вова.

— Плохие у вас были учителя! В Бахчисарае нежится хан со своим гаремом, в Керчи османы устроили рубежный пост.

— Значит, в приморских городах татары все-таки живут!

— Живут, да не татары, а греки с венецианцами. Татары им рабов продают, а те шелка да серебро дают взамен.

— Так где же обитают крымские татары?

— Одни пасут коней на запад от Муромского тракта, ближе к Днепру, другие — на восток, у Дона.

— А мы думали, что все крымчаки сидят за Перекопом.

— Басурмане давно засыпали Перекоп, сил нет его оборонять.

— Так вы хотите за серебро выкупить Казань? — предположил Вова.

— Что Казань! — тяжело вздохнул Амвросий. — Крепостенка слабая, брали десятки раз, да не удержать.

— Пушек поставьте больше, да картечью.

— Ты еще присоветуй пушки на башнях развернуть вдоль стены. Стратег нашелся. Татары измором берут. Вороньем слетаются, не уйти, не подойти.

— Так вы хотите заманить их в Америку? — Вова сделал очередную попытку.

— Оно надо им? Татарам вольготно живется в Диком поле. К чему им Америка?

— Ну как же, Чингисхан шел на край земли. Пускай продолжат его дело.

— Известно, китайцы обманули Чингисхана, греки обманом удалили Александра, — заметил Никодим.

— Не выйдет, обмельчали татарские князьки, — продолжил Амвросий.

— Погодите, — встрял Саша, — Александр Великий пошел на Индию.

— Ну да, после похода «Десяти тысяч» греки раззадорили гонор македонца. Он по юности клюнул и ушел из Греции.

— А что за поход «Десяти тысяч»? — заинтересовался Вова. — Никогда не слышал.

— Откуда вам, неучам, знать. Греция была данницей Персии, это-то слышали?

— Нет, никогда нам об этом не говорили.

— Ну вот, в персидской армии служили воины всех вассальных земель, в том числе тринадцать тысяч греков.

Амвросий отломил кусок сыра, налил чай в глиняную чашку и продолжил:

— Персидский царь Дарий умер за шестьдесят лет до прихода македонцев, а его сыновья устроили свару за трон.

— Их звали Кир и Артаксеркс, — добавил Никодим.

— Кир со стотысячной армией пошел на родного брата, а греки перед решающей битвой повернули домой.

— Пошли и пошли, — пожал плечами Вова. — Что в этом особенного?

— А то, что они прошли с боями от Вавилона до Трапезуса на Черном море.

— Чего их туда понесло? — удивился Саша.

— Дороги не знали, надо бы идти по берегу Евфрата, они пошли вдоль Тигра.

— Александр Македонский знал о слабости Персии? — спросил Вова.

— Разумеется! Империя раскололась на пять частей, и цари продолжали друг с другом воевать.

— Спасибо за интересный рассказ, — встрял Саша, — но я так и не понял вашей мысли об имаме и князьках.

— Погодите! — остановил Вова. — Где в походе Александра Македонского вы нашли злой умысел греков?

— Как умер Александр?

— Вроде персы отравили.

— Что дальше?

— Полководцы Александра разделили между собой завоеванные земли.

— Персы отравили, сами разделили, — передразнил Амвросий и обернулся к Никодиму. — Протри боярам глазки.

— Чего тут рассусоливать? Бесполезно, они ни греческого языка не знают, ни истории. Вообще учить их — пустая трата времени.

— Тогда скажу я, — начал Амвросий. — Греческие полководцы Филипп, Птоломей и Евмен взяли под контроль Египет, Палестину и Сирию. Таким образом они отрезали македонцам обратную дорогу.

— Значит, армия Александра осталась в Персии? — удивился Вова.

— Осталась, — хмыкнул Амвросий, — их не пустили обратно, как и Тамерлан не пустил монгол.

— Еще раз спасибо за исторический экскурс, — снова встрял Саша, — но давайте ближе к имаму и князькам.

— Эка какие вы недогадливые! — усмехнулся Никодим. — Устрашатся татары вашего богатства.

— Так поясните олуху, в чем ужас злата-серебра для татарина? — опять загоношился Вова.

— Князья много раз били татар и брали Казань, — начал Никодим. — И клялись они многократно, и дань платили. Да страх быстро теряли.

— Татары хорошо осведомлены о европейских делах, — продолжил Амвросий, — знают тяготы Сулеймана.

— Так в чем страх золота? — повторил Вова свой вопрос.

— В войске! На вашу серебряную гору можно купить всю европейскую армию, — подчеркнуто громко ответил Никодим.

— И Сулейман не постыдится янычар дать, — усмехнулся Амвросий.

— А почему вы татарский князей называете князьками? — поинтересовался Вова.

— Князь может быть только из рода Рюрика! — торжественно промолвил Никодим. — У татар что ни род, то князь.

— Иные и табуна хорошего за собой не имеют, — продолжил Амвросий, — одежонка худая, а князь. Тьфу!

— Если надо похвастать золотом и серебром, — начал Саша, — мы согласны. Покажем им «золотой» каньон и добычу изумрудов.

— Вот и ладно, — оживился Никодим, — сейчас напишем письмецо Патриарху. Вы уж постарайтесь его отправить без промедлений.

Братьям пришлось звать своего секретаря и диктовать письма в Испанию и Нидерланды. Затем надиктовали деловые записки в Картахену и Нассау. В результате только на рассвете нового дня один из управляющих отправился назад, в торговое поселение. Слишком много важных вопросов, начиная с подготовки торгового каравана в горы, кончая организацией галерного судоходства по Амазонке. Но первое письмо предназначалась для герцогини Элеоноры Изабеллы Пави Габсбург. Братьям понравилась идея запугивания золотом, и они решили ее опробовать на Тевтонском ордене. Вот и все, пора собираться самим и двигаться к храму Солнца.


Амфитеатр храма Солнца, где собрались вожди, значительно отличался от скромной площадки в горах Пакирайма. Судя по буйству травы на каменных скамейках, здесь уже давно никто не собирался. Количество пришедших вождей говорило о трезвом взгляде на жизненные реалии. В этом близнецам значительно помогли испанцы. После успешного похода Кортеса в Америку рванули толпы вооруженных халявщиков. Однако на Южном континенте все было не так просто. Ацтеки для индейцев Новой Испании были чужими завоевателями, которых практически бескровно сверг Кортес. На Южном континенте существовали свои самостоятельные государства, старающиеся противостоять иноземным захватчикам. Конкистадоры сумели захватить Новую Гранаду, последующие походы завоевателей натолкнулись на упорное сопротивление инков.

Братьям оставалось только благодарить генерала де’Тера, который умной дипломатией и грамотными военными действиями привлек индейцев на свою сторону. Сыграла свою роль разобщенность конкистадоров. Стараясь захватить как можно больше, они действовали отрядами от двухсот пятидесяти до тысячи человек. Завоеватели бессистемно высаживались вдоль всего побережья Тихого океана, выискивая таким образом «сладкие кусочки». Войска генерала де’Тера по численности уступали армии конкистадоров. Преимущество было не в этом, испанцы представляли собой вооруженную разношерстную толпу. При прямом столкновении обученные солдаты с легкими маневренными пушками легко брали верх. Саша и Вова не питали иллюзий по поводу истинных чувств вождей к неожиданным союзникам. Вероятнее всею, действовал здравый прагматизм. В сложившейся ситуации индейцам выгодней отдаться более сильному и умелому, чем воевать на два фронта. Дополнительным примером послужила стремительная расправа с индейцами племени кечуа. Эти воины пытались атаковать один из отрядов генерала де’Тера, но были обращены в бегство пушечным огнем. Вместо преследования по горам и долинам капитан Люсьен де Микелон озаботился поиском союзников. Стратегически грамотный шаг привел к желаемому результату. Как вскоре выяснилось, племя кечуа находилось в вековой вражде с племенем аймара. Обе стороны были уверены, что именно их предки вышли из озера Титикака и основали империю инков. Капитан незамедлительно воспользовался непримиримым противостоянием и усилил индейцев аймара своими отрядами. В результате противник был повержен в течение пяти месяцев, а братья получили преданного союзника.

Встреча пошла по апробированному сценарию. Сначала близнецы украсили вождей золотыми цепями с солнечными топазами и моржовым усом. Подарки и уважительное отношение произвели ожидаемый эффект. Изделия аборигенов не отличались ни изяществом, ни тонкостью работы. А тут и не просто красиво, но и символично. Зримо присутствует солнце, знак верховной власти, и сила в виде огромного клыка неведомого чудовища, да еще мудрость в виде двуглавого орла. Сам разговор практически не отличался от совета вождей в горах Пакирайма. Единственным исключением стало желание получить огнестрельное оружие. Здесь братья сумели всех удивить.

— Не возражаем, более того, мы поддерживаем ваше желание.

— Аборигенов нельзя вооружать, — хором зашипели учителя и сопровождающие помощники.

Вова недовольно на них посмотрел и продолжил:

— Сколько воинов вы можете дать для обучения?

В мгновение ока вожди потеряли напускную невозмутимость. Вокруг каждого лидера скучковались их советники, затем прозвучали фантастические цифры до нескольких десятков тысяч солдат.

— Погодите, не спешите! Собрать много мужчин не составит труда, не надо забывать, что все они хотят кушать.

— Одежду мы берем на себя, — добавил Саша.

Уточнение охладило пыл размечтавшихся вождей.

Еда — это серьезно, непросто прокормить солдат. Они-то полагали, что обучать воинов будут в их родных деревнях. Здесь выходила совсем другая картина, придется отправить своих людей далеко и на два года. Как следствие упадет сбор урожая, увеличится количество неработающих едоков, а провизию придется везти за сотни километров. По пути к храму Солнца все члены экспедиции с любопытством изучали быт аборигенов. Братья не спрашивали своих учителей или управляющих о путевых впечатлениях, для себя же они сделали простой и печальный вывод. Очень бедная и очень скудная жизнь. Семья кочует со стадом лам, доступная еда — это сыр и молоко, вычесанная шерсть идет на одежду. Достаточно пересчитать детей и взрослых и оглядеться: люди явно живут в голоде. Крошечный домик приткнулся у скалы, рядом — обработанный пятачок земли три на десять метров. Серьезный мужчина непрерывно кружит вдоль растущей кукурузы, отгоняя не только птиц, но и насекомых.

Пока учителя и священники вели с вождями беседу на теологические темы, братья взялись за индейских военачальников. Для начала приступили к выбору места обучения будущих воинов. Здесь Саша с Вовой ничего не могли сказать, они не имели представления о возможностях земель Южной Америки. Остатки знаний школьной программы да зрительная память физической карты материка. Зато местные воеводы обсуждали вопрос с полным знанием дела. Их заключительный вердикт оказался полной неожиданностью. Невозможно! Нет такого места, способного обеспечить едой сразу тысячу человек. Если только на берегу океана, где настоящее изобилие рыбы. Здесь уже поразились братья.

— Как это невозможно?! Огромные пампасы, плодородные плоскогорья — и невозможно?

Здесь Вова прикусил язык: он едва не сказал, что южноамериканский континент обеспечивает мясом и зерном половину земного шара.

— Пампасы, про которые вы говорите, всего лишь пустынные земли, — спокойно пояснил воевода Уайна Копак.

— Такого просто не может быть! — разгорячился Вова. — В африканской саванне пасутся миллионы антилоп и прочих парнокопытных.

— Здесь, на равнинных землях, дичи практически нет.

— Но это ваша земля?

— Там ничьи земли, инки никогда не жили на равнине.

— А кто же там жил? — поинтересовался Саша.

— Никто. — Уайна Копак безразлично пожал плечами.

— Интересно! Удобные земли, разводи скотину, сей пшеницу, там же можно прокормить многотысячную армию!

— Как вам будет угодно. — Воевода оставался совершенно невозмутимым.

— Мы пошлем туда отряд для выбора удобного места для военного лагеря, — снова заговорил Вова.

— Не надо никого посылать, — по-прежнему невозмутимо заметил Уайна Копак. — Хорошие места совсем близко.

— Это где? — осторожно спросил Вова.

— Вдоль рек, у Пилькомайо или у Теуко.

— А как туда попасть со стороны Океана?

— Они впадают в большую реку под названием Парана.

Хороший ответ! А как найти эту реку со стороны Атлантики? Люди добрые, подскажите. В любом варианте придется посылать две экспедиции, одна пойдет с проводниками отсюда, от озера Титикака. Другая отправится искать морские подходы. И начинать надо прямо сейчас.

Впоследствии братья побывали в пампасах, где своими глазами увидели редкие стада местных оленей, тапиров и страусов. Вблизи рек бегали стаи нутрий. Более того, в пампасах не было хищников. Нонсенс — пустующие благодатные пастбища с немногочисленными травоядными при полном отсутствии хищников.

Глава 8 КОНКИСТА

Для Саши и Вовы создание армии — в первую очередь кратчайший путь объединить племена. Совместная служба сближает, делает друзьями совершенно разных людей. В случае внешней агрессии аборигены встанут на сторону братьев, ибо национальная армия будет сражаться за родную землю. Разрешение проблемы с обеспечением питания воинов разделили на несколько этапов. Сначала индейцы покажут удобные для земледелия и скотоводства места, куда завезут крестьян из Европы. По мере становления крестьянских хозяйств начнется строительство учебных гарнизонов. На берегу Тихого океана строится крепость, где начнет обучение первая тысяча солдат. Явное желание научить и вооружить местных воинов значительно повысило доброжелательность вождей.

На другой день неожиданно для «белой» части совета вожди объявили Вову Первым инка. Просто и скромно сказали, что ему присвоен наследный титул правителя над всеми индейцами.

— Хотя бы дали почетный томагавк, или что там у них положено, — растерянно сказал новоиспеченный правитель инков.

— Зачем тебе томагавк? — язвительно заметил брат. — Ты теперь будешь проводить торжественные богослужения?

— Приносить в жертву людей. — Амвросий кивнул в сторону огромной каменной чаши.

— Еще у тебя появился свой гарем из тысячи акльякун, — добавил Никодим.

— О Великий Верховный инка! Твоя резиденция находится на горе Мачу-Пикчу. — Амвросий театрально поклонился.

— Да на хрен мне это надо! — взвился Вова. — Сами тут командуйте, а я поехал в Толедо.

— Не извольте гневаться. — С этими словами все трое встали перед Вовой на колени.

— Еще и издеваетесь! Так это ваша подстава? — наконец дошло до юноши.

— Не подстава, а совместное политическое решение для сохранения мира и процветания на моей земле, — нравоучительно заявил Саша.

— Чихать я хотел на твой мир и процветание! — взбеленился Вова. — Сами придумали, сами и верховодьте.

— Как прикажет наш повелитель! — смиренно ответила стоящая на коленях троица.

Шутовская сцена получила неожиданное продолжение. Вожди и их советники окружили Вову и, склонив голову, тоже встали на колени. Юноша совсем растерялся, совершенно некстати ему стали мешать собственные руки. Ну куда их деть? Сложить на груди? Пародия на Наполеона! Убрать за спину? Он не зэк. Собрать впереди по примеру Гитлера? Хоть плачь! Наконец левая рука нашла свое место на эфесе шпага, а правая, сделав несколько непонятных движений, самопроизвольно вытащила шпагу и подняла над головой. Некоторое время Вова пытался осознать свои действия, затем, набрав воздуха, громко выкрикнул:

— Клянусь сохранять мир и покой в каждом доме! Пусть каждый живет в довольстве и благополучии!

С этими словами вернул шпагу в ножны, и тут же к нему подошел Амвросий, встал на колено, поцеловал руку и прошептал:

— Молодец! Хорошо сказал! У вождей выбило слезу!

Вова присмотрелся — действительно все вожди плакали!

— Только никуда не уходи! — повторяя процедуру поклонения власти, шепнул Никодим.

— Инка, великий адмирал двух океанов! — целуя руку, съехидничал Саша.

Следом пошли вожди, они по очереди становились на колени, целовали руку, затем прикладывались лбом. Как-то непроизвольно в этот момент левая ладонь Вовы ложилась им на голову. Ему было стыдно и неудобно. Самозванец, да и только! Он не собирался никем править, за кого-то воевать или обеспечивать чье-то благополучие. Это не его стезя! Осталось найти способ выкрутиться из непредвиденной ситуации.


Бывшая столица бывшей империи инков находилась в двенадцати километрах от храма Солнца. По внешнему виду и не скажешь, что испанцы захватили и разграбили город всего два года назад. Ни руин, ни пепелищ. Учителя со священниками и управляющими с утра до вечера вели свои деловые разговоры с вождями племен, а братья в окружении свиты из местной знати бродили по городу. Здесь было на что посмотреть. Математически строгий прямоугольник городских стен, сложенных из идеально отесанных восьмиугольных камней. Прямые и широкие улицы делили город на абсолютно одинаковые квадраты кварталов. Добротные двухэтажные дома с трапециевидными дверными проемами. Примерно четверть всей городской территории занимал огромный дворцовый комплекс. Традиционная пирамида с жилищем Первого инка находилась не в центре, а у восточной стены, буквально примыкая к ней. А вот внутреннее убранство напоминало бомбоубежище. Голые стены и полы, отсутствие какой-либо мебели и посуды.

Такие спартанские условия быта напрягали братьев. Что ни говори, но за последние годы они привыкли сладко есть и мягко спать. Соответственно и первый вопрос к местному статс-секретарю касался бытовых удобств.

— Нам нужно отправить послание своим помощникам, — обратился Вова к сопровождающему их сановнику.

— Когда прислать к вам янакуна? — с поклоном спросил Синчи Уака.

— А кто это такой?

— Как кто? — удивился сановник. — Янакуна — это янакуна.

— И что он будет делать?

Синчи Уака некоторое время находился в ступоре, затем осознал невежество своего правителя и ответил:

— К тебе придет янакуна для доставки письма адресату. Ты же напишешь приказ своим слугам в Картахене.

— Сколько времени будет идти этот янакун? — поинтересовался Саша.

— Жилища янакуна стоят вдоль дороги через каждые двести пятьдесят метров. Послание доставят меньше чем за луну.

— Вот это да! — восхитился Вова. — Три тысячи километров по долинам и по взгорьям менее чем за месяц!

— Он побежит по дороге инка, там легко, — пояснил сановник.

— Покажи нам дорогу, — потребовал Вова.

— Какую? — с поклоном спросил Синчи Уака.

— Их много? Тогда самую главную.

— Главной дороги нет.

— А какие есть?

— Разные.

— Тогда любую.

— Я отведу на дорогу Мачу-Пикчу.

С дорогами оказалось совсем не просто. В крепостной стене было семь ворот, и семь дорог разбегались от города в разные стороны. Две практически сразу начинали петлять горным серпантином, остальные уходили вдаль прямой как стрела линией. Но у всех семи дорог было одно сходство. По ширине как привычный пешеходный тротуар, они были вымощены аккуратными восьмиугольными каменными плитами, а по краям сложен полуметровый ограждающий бордюр. Как в самом Куско, так и в прилегающих к столице мастерских взгляд цеплялся за диссонанс былого величия и сегодняшнего убожества. Примитивные орудия труда и откровенно никудышное оружие на фоне тех же аккуратных дорог смотрелись нелепой насмешкой. Люди явно еле вытягивали на достаточное пропитание без малейшего шанса посвятить какое-то время наукам или искусству. Современные жители не могли объяснить инженерно-архитектурной идеи своих домов. Частые землетрясения не приносят постройкам никакого ущерба. А почему? Никто даже не пытается вникнуть в суть этого вопроса, ибо на первом месте стояла проблема пропитания.

Однажды утром перед братьями предстала пятерка десантников самого первого набора, что ушли в отряде генерала де’Тера. В первый момент екнуло сердце, неужели приключилась беда, но радостные лица солдат отмели все тревоги.

— Как вы сюда попали? — пожимая руки старым знакомым, спросил Вова.

— Специально к вам пришли, мы здесь недалеко, в десяти днях пешего хода через перевал Арекипа, — сияя улыбкой, сообщил сержант Томас Бельт.

— Как вы там? Рассказывайте.

— Все нормально, милорды, легко разогнали испанскую шантрапу. Все побережье за нами.

— Неужели испанцы не выслали против вас ни одного военного отряда? — не поверил Вова.

— Какое там! Мы с лейтенантом де’Алебуа почти беспрепятственно дошли до экватора.

— Аборигены не нападали?

— Что вы, милорд! Мы вышли к океану по этой дороге и сразу за перевалом наткнулись на испанцев. Так они бросили оружие и бежать!

— Даже пострелять не пришлось?

— Скажете! У нас была разведка, вышли строем, с заряженными пушками, а они стоят толпой и глаза таращат. Стрельнули разок.

— И куда испанцы убежали?

— Да никуда! Индейцы их на первой ночевке повязали и к нам привели.

— Пленных куда дели?

— Повесили.

— Как повесили? Это же солдаты!

— Нет, милорды. Лейтенант их допросил, всех сто восемьдесят семь человек. Хотя бандитов с большой дороги и без допроса видно.

— Погоди Томас, а почему они бросили оружие? — заинтересовался Вова. — Кругом враждебные им аборигены, а конкистадоры безоружны.

— Ну, не совсем бросили, — пояснил сержант, — оставили при себе ножи да несколько пистолетов.

— Понятно, это действительно не оружие для солдата.

— Так я же говорю, бандиты они, к ружьям и алебардам непривычны. Похватали котомки с награбленным добром, и ходу.

— А серьезные стычки были?

— Нельзя сказать, чтоб серьезные. Две крепости брали до встречи с основным отрядом, что пошел по Ориноко.

— Много людей потеряли? — взволнованно спросил Вова.

— Только раненые, каторжане спрятались в крепости, как упыри в болоте. Их главарь бегает, кричит, а те на стену не идут. Легко побили.

— Я главное не спросил — где вы базируетесь?

— Так аборигены нам крепость при гавани строят. Прямо напротив перевала.

— Лейтенант здоров? Почему сам не пришел?

— Здоров, что ему будет. Он далеко от нас, более тысячи километров.

— Не понял. Сколько вас в крепости?

— Всего десятеро, генерал де’Тер с основными силами ушел на север. Здесь от перешейка до южных льдов две стони солдат и два лейтенанта.

— А кто второй офицер?

— Дю Базуа, он в крепости на самом юге, где зимой бывает снег.

Что же, новости приятные. Испанцам перекрыли доступ к золоту и серебру Южных Анд. В своих лаконичных письмах генерал Мартен де’Тер сообщал об общем положении дел, а в заключительном отчете поздравил работодателей с выполнением поставленной задачи. Затем он затеял поход за золотом в Северную Америку, его последнее письмо больше напоминало крик о помощи. И все, отряд генерала исчез. Оставалось надеяться на лучшее, что застряли в канадских болотах и не могут найти дорогу к реке. Плохо другое, сейчас нет ни сил, ни возможности для увеличения гарнизонов Тихоокеанского побережья. В то же время появился реальный шанс начать военную подготовку аборигенов.


Рассказ солдат и сержанта Томаса Бельта послужил поводом для расспроса местных о недавнем набеге конкистадоров. В Толедо земли Южной Америки никого не интересовали, и, как выяснилось в Картахене, причиной послужила полученная дань в виде недосеребра. Нет драгметаллов, нет и интереса. Братья позвали своего индейского советника и приступили к расспросам.

— Уважаемый Синчи Уака, — осторожно начал Вова, — почему инки не дали конкистадорам отпор?

— Это сейчас мы знаем об их коварстве, а тогда по нашей земле шли необычные мирные люди.

— А как испанцы захватили Атауальпу?

— Первый инка вышел им навстречу со своими телохранителями, ему была нужна помощь в войне против брата.

— Здесь была междоусобица? — удивился Саша.

— Единоутробный брат Уаскара уже два года вел беспощадную войну за трон Первого инки.

— Ах вот оно что! А как Атауальпа попал в плен?

— Его захватили обманом. Обещали помощь, а вместо этого заковали в цепи и увезли.

Что же, подобный поворот вполне в духе выпущенных каторжан и прочей братвы. Откуда аборигенам знать об истинной сути пришельцев. Знай инки, что по их земле идут обычные бандиты, сценарий получился бы совсем иной.

— Почему конкистадоры повесили Атауальпа? Или вы начали войну с пришельцами?

— Они утопили весь выкуп за вождя, не понравилось наше белое золото. А другого золота во дворцах Первого инки никогда не было.

— Собрали бы в других домах.

— Нельзя, каждый должен отдавать только свое.

— Почему нигде нет денег? — поинтересовался удивленный Саша.

— Торговать запрещено, это неправильно. Люди приносят свои излишки и взамен получают все необходимое.

— Военный коммунизм какой-то, — заметил Вова.

— Значит, война началась после казни Атауальпа? — вновь спросил Саша.

— Мы их не трогали, — пожал плечами советник, — но конкистадоры вернулись и начали грабить жилища мирных людей, вот тогда мы дали отпор.

— В жилищах много золотых вещей?

— Золото нам не надо, люди почти не ходят к приискам.

— А конкистадоры? Они нашли здесь золото или серебро?

— Нет, конкистадоры только убивали инков.

— Погоди, — вмешался Саша, — ты говоришь «инков», но от экватора до льдов живут мочика, кечуа, аймара, я даже не помню названий всех племен.

— Все они инки и говорят на языке инков, а племен и вождей всегда было много, даже инки по крови разделены по разным кураки со своими вождями.

Из дальнейших объяснений братья узнали, что все население империи инков разделено на десятитысячные группы под названием кураки. Каждый такой регион являлся полностью самостоятельным и имел своего вождя. Единой была только армия, которая подчинялась Первому инку, которого называли Сапа-инка. Нашелся еще один совсем непонятный нюанс. Для того чтобы стать инки по крови, достаточно пройти ворота столицы.

Примерно через месяц заседания «правительства» — перешли на другой уровень, и учителя снова взялись за братьев. Вова наконец смог высказать свое возмущение по поводу наглой махинации, в результате которой его посадили на трон.

— Вы меня спросили? — возмущенно кричал юноша. — Мне это надо? Зачем мне эти горы и хилые поля?

— Поэтому и не спросили, — спокойно ответил Никодим.

— Почему поэтому? — не понял ответа Вова.

— Ты только и кричишь «мне, мне, мне». Золото, серебро, хилые поля. Люди, что здесь живут, для тебя не имеют никакого значения.

— А зачем они мне сдались?

— Кто заложил крепости и поставил на новых землях кресты?

— Ну, мы с Сашей.

— А дальше?

— Что дальше?

— Кто послал сюда армию для изгнания испанцев?

— Ну и что? Или мы, или они. Лучше сейчас изгнать мелкие отряды, чем впоследствии биться с регулярными войсками.

— То-то и оно. Вы с братом видите только золото, а люди для вас или солдаты, или рабы на полях и шахтах.

— Так выпишите сюда какого-нибудь Рюрика, пусть и правит.

— Не сметь! Как ты отзываешься о русских князьях! Они о людях радеют, а ты перекати-полем катишься!

— Погоди, Вова. — Саша понял, еще чуть-чуть, и брат совершит непоправимое. — Я поддержал вашу идею с царем инков, но и вы дали мне слово.

— Свое слово держали и держать будем! Вы оба немощны в управлении людьми. Ни заботы, ни сострадания.

— Как же, сотни на виселицы не отправляем, — съязвил Вова.

— Это и есть забота о своих подданных, а у вас полная анархия.

— У нас демократия!

— Ишь ты какие умные слова знает! Демократия — в первую очередь непреложный закон, готовность умереть за свою родину. У вас — беззаконие!

— Я не хочу быть царем инков!!!

— Хочу, не хочу, мне медовых пряников, да не этих, а с малиной. Тьфу! С малолетства только о себе и думаете.

— Хватит бранить, — вмешался Амвросий, — они с детства беспризорные сироты. Нет своей вотчины, нет и привычки заботиться о других.

— Неладное дело, — недовольно проворчал Никодим, — да деваться некуда. Посидите здесь еще два месяца.

— А потом что? — с надеждой спросил Вова.

— Царем останешься, решено. Но сам можешь ехать на все четыре стороны.

— Править сами будете?

— Мы на все согласны, только волею владыки вас, оболтусов, учить должны.

— Кого же вместо меня оставите?

— Царь-обалдуй! За что мне такое наказание? — Никодим горестно перекрестился. — Ждем решения.

— Так Филофей с Филаретом пришлют мне замену, — догадался юноша.

— Слово нашел дурное. Какая может быть замена царю?

— Сами сказали, что ждете решения о замене.

— Ну что мне с тобой делать, а? Кто тебя учил всей этой дури? У правителя есть думные дьяки, а не заменители.

— Кто бы ни учил, а до вас мы неплохо справлялись.

— Вы справлялись? Даже пальцем не шевелили, сиднем сидели, дожидались беды.

— Это еще почему? Кто Амазонку нашел? Кто золото Ориноко нашел?

— Ой ли? Да не разбей испанцы ваш корабль, до сих пор по морям бегали, а то и сгинули бы без весточки родным.

— Что-то вы разговорились, словно бабы на ярмарке, — встрял Амвросий. — Ты, Владимир, немощен как правитель.

— Сам понимаешь свою немощь, что хорошо, — добавил Никодим, — а жизнь свою бесцельную должен исправить.

— Так сразу и бесцельную, мы вон Тевтонский орден на Крым поведем.

— Ой дурни! Да Псов с места сдернуть Римского папы мало!

— Золотом сманим, золото покрепче… — Вова хотел сказать «любой молитвы», да сдержался, опасаясь вновь получить посохом по спине.

— Уведете тевтонцев в Дикое поле, а дальше что? Ни Новгороду, ни Москве от того проку нет.

— Мы же Крым возьмем!

— Возьмете, а калмыки с аланами останутся в Диком поле.

— Вы же сами обещали золотом напугать, — растерялся Вова.

— Твоего золота много в куче, а начнешь раздавать, так и кончится за год.

— О чем вы так долго говорили с инками? — Вова решил увильнуть от неприятной для себя темы и показал Саше кулак, призывая того к поддержке.

— Не торопись, Великий инка, — снова вмешался Амвросий. — Что за крепость заложили на севере?

— А, там организовали учебный лагерь для воинов и завезли крестьян для прокорма.

— Завозят навоз, а прокармливают свиней, вымахали двухметровые лбы, а говорить толком не научились.

— С вами только поговори, чуть что, и палкой по спине.

— Тебя бьют не за слова, а за дурь крамольную. С крепостью не темнишь?

— Что мне темнить? Спрашивайте прямо, прямо и отвечу.

— Место вы нашли благодатное, пшеница выросла выше головы, сады с первого года обещают плоды, рыбы много.

— Мы это место давно приметили, а как нужда заставила, так и поселили там людей.

— Умеете думать, когда захотите. Хвалю. На тех землях пшеница дает урожай дважды в год.

— Там дальше есть золото, серебро, медь и свинец, — похвастался Вова.

— С этим понятно. Мы с вождями инков уклад составляем, законы выспрашиваем да свои предлагаем. Понятно?

— Нет. Прошлый раз вы говорили о «Соборном уложении», а сейчас интересуетесь чужими законами.

— Вы как кузнечики по цветочкам скачете. Там разрозненные племена, а здесь многовековое царство.

— И в чем разница? Чьи законы признаны гуманными?

— Здесь только два вида наказания: палки и смертная казнь.

— Ни фига себе! Первый раз побьют палками, а второй раз — сразу плаха. А почему они согласились признать меня царем?

— Тебя никто не признавал царем, ты избран вождями.

— Но почему? Я еще могу понять подобный шаг, будь за моей спиной огромная армия, а мы пришли с миром.

— Слабы вы разумом, оба. Думаешь, они не видят вашего непонимания жизни инков?

— Если так, то получается бессмыслица.

— Ну-ка, ну-ка, расскажи свое видение складывающейся ситуации, — подзадорил Амвросий.

— Тут и говорить нечего, я ихненской жизни не знаю и знать не хочу. Наш интерес — в золоте и серебре, ну и испанцев не допустить.

— Вожди это хорошо знают и выбирают тебя своим царем.

— Не царем, а царьком, — поправил Вова, — по-вашему цари только из рода Рюриковичей.

— Хватит занозиться, проведем обряд венчания на царство, и твой род поднимется, родственники по праву князьями станут.

— Оно мне надо? Нас и так хорошо кормят.

— Поговори мне! Ишь какие шустрые да ушлые! Да все о себе печетесь! Вожди тебе свою землю доверили!

— Как же, держи карман шире! Сам сказал о моей беспомощности!

— Ты не гоношись, а подумай!

— Чего тут думать! Им посредник нужен для решения внутренних проблем.

— Молодец! Понял-таки свое место. Они хотят остановить междоусобицу и получить через тебя защиту своих земель.

— Но я не хочу сидеть в этой каменной пирамиде!

— И не надо. Для них главное получить защиту, а где ты ешь да спишь, это уже второстепенный вопрос.

— Я так не смогу.

— Чего ты не сможешь? — улыбнулся Никодим. — Бросить подданных? Это мы знаем и поможем тебе. Сердце у тебя доброе, да прячешь свою доброту.

— Ну уж и добрый, — засмущался Вова.

Разговор с учителями помог близнецам выйти из молчаливого конфликта. Нет, они не ругались и не ссорились, но Вова не мог простить «предательство» брата. Внешне размолвка никак не проявлялась, но Саша почти физически ощущал отчуждение. Как себя ни оправдывай, а Вова прав, нельзя было договариваться с учителями за его спиной.

— Прости меня, братик, — повинился Саша, — я должен был тебя предупредить.

— И ты меня прости. Наверное, ты поступил верно. Я бы долго упирался, что могло провалить задумку учителей.

Выяснение отношений с учителями и восстановление мира между близнецами вывели Сашу и Вову из состояния созерцательных экскурсантов. Вернулся азарт первопроходцев, желание что-то делать, созидать. Каждому еще со школы было известно, что Южная Америка буквально переполнена всякими разными полезными ископаемыми. Осталось только выяснить их местонахождение, для чего пошли проверенным на Ориноко путем. Обсуждение вознаграждения за месторождения полезных ископаемых закончилось, так и не начавшись. Вожди сразу назвали множество мест, включая аналог «Серебряного безумия». Залежи металлов и прочих полезностей аборигенам давно известны и разрабатываются по мере необходимости, так что никаких премий не надо. Аналогично с золотом, серебром и драгоценными камнями.

Здесь братья узнали некоторые нюансы. Разработка золота и драгоценных камней находилась под запретом, причем очень давним. Никто из вождей не смог сказать, кто и когда ввел это ограничение. Все единогласно утверждали, что запрет на драгметаллы и камушки существовал изначально, еще до рождения Первого инка, сына солнца и луны. Вместе с тем инки разрабатывали залежи золота и драгоценных камней. Подобные работы проводились под контролем служителей Храмов. Мастера делали простеньких, непонятных, болванчиков, тотемные фигурки и посуду, в том числе для Первого инка и вождей. К серебру индейцы относились равнодушно, считая этот металл бесполезным для хозяйства. Слабо развитое литейное и кузнечное дело не позволяло изготовить не только нормальную посуду, но и элементарных котелков для варки традиционной каши.

Первым делом близнецы отправились в крепость сержанта Томаса Бельта. Необходимо оценить как саму крепость, так и возможность организовать там первый учебный лагерь. Первый шаг обучения можно провести и без офицеров, но полностью полагаться на способности сержантов нельзя. Не тот уровень образования и практически не развитое чувство ответственности.

— Какие у тебя мысли по организации учебного лагеря? — спросил Саша, разглядывая высокие базальтовые стены возводимой крепости.

— Только одна — срочно отправлять письмо в Тевтонский орден, — ответил Вова.

— Даже так? Я думал про испанцев или французов.

— Нет смысла, мы должны постепенно подминать рыцарских главарей.

— Крепости для охраны золотых и серебряных рудников будут хорошей приманкой, — согласился Саша.

— Не только. Рыцари организованны, дисциплинированны и хорошо обучены воинскому делу.

— Хочешь сказать, что через пятьдесят лет инки будут браво маршировать с песней «Deutschland, Deutschland vor allem!»?

— Будут или нет, это не принципиально, — отмахнулся Вова. — Меня волнуют архитектурные расчеты.

— В смысле? — не понял Саша.

— Пальнет пушка, и вся эта конструкция рассыплется по камешку.

— Ни фига себе камешки! Да каждый по сто килограммов.

— Ни ты, ни я в строительстве не соображаем, а инкам я не верю, слишком примитивно живут.

Тем не менее поездка к океану дала очень много полезной информации. Во-первых, крепости могли принять по двести инков-новобранцев. Во-вторых, обеспечение питанием, правда однообразным, проблем не составляло. Прибрежное рыболовство замерло на уровне каменного века. Это было даже не рыболовство, собирательство рыбы. В приливной зоне ставились элементарные плетеные заборы, и после отлива народ с корзинами шлепал по илу и собирал все съедобное. И это в районе рыбного изобилия! Ни лодок, ни сетей. Нет даже простеньких снастей с крючком.

Вернувшись в столицу, Вова провел свой первый в жизни «верховный совет». Если его первые слова выслушивались с почтенным выражением на лице, то под конец не очень длинного монолога вожди были готовы рукоплескать. К счастью, у инков не было такой традиции выражать свои эмоции, и вообще выражение эмоций считалось чем-то неприличным. Финальный вердикт Первого инки гласил: «Разослать по всем строящимся крепостям по двести воинов. Отправить в устье Амазонки не менее пятисот рыбаков».

Тем самым братья частично выполняли свое обещание начать обучение местного воинства. Ну а на Амазонке люди научатся делать лодки, плести сети и нормально ловить рыбу. Вон, со стороны Атлантики один заброс невода дает не менее тонны рыбы. А что будет на Тихоокеанском побережье, где рыба кишмя кишит? Осчастливив вождей, близнецы занялись письмами. Они так и не научились толком писать ни на одном из известных им языков. Впрочем, писари в каждом приличном доме были как бы частью интерьера. Первым делом начали с письма герцогине Элеоноре Изабелле Пави, которая давно стала их главным советчиком и помощником. Следующее письмо предназначалось дону Франциско Алькантара, которому предписывалось незамедлительно взять под свой патронаж все тихоокеанские крепости от Панамского перешейка до льдов Антарктиды. Попутно советники строчили письма управляющим Торгового дома Дагера. Империи инков требовались лесопилки, литейное и кузнечное оборудование. Ну и люди, конечно, куда без них. В данном случае вопрос не стоял о наборе классных специалистов, достаточно просто знающих кузнечное и литейное дело. Важен первоначальный толчок, необходимо сдвинуть это сонное царство с мертвой точки.

Следующий поход близнецы совершили в религиозный центр Мачу-Пикчу. Они не собирались вмешиваться в дела жрецов, даже не планировали ознакомиться с религией инков. В храмовый комплекс входил достаточно большой город с различными мастерскими. Именно мастерские, а конкретнее — мастера по золоту и драгоценным камням, являлись целью этой поездки. Религиозная столица, как и Куско, раскинулась в цветущей долине. Вместе с тем города друг от друга отличались решительно. Светская столица поражала строгостью геометрически правильных линий, а здесь — хаос помпезных строений вперемешку с кукурузными полями и огородами с помидорами. Братья увидели сады, картофельные поля и пастбища лам. Вместе с тем орудия труда вызвали настоящий шок. Деревянная лопата для вспахивания земли! Рыхление с помощью рук! Посадка, о ужас! Воткнуть палку в землю, бросить зернышко и утрамбовать пяткой. Саша с Вовой молча переглянулись, здесь не надо слов.

Знакомство с работой ювелиров проходило под настоящим конвоем жрецов. Сам смысл сопровождения оставался неясным. Чего служители культа могли опасаться? О человеческих жертвоприношениях близнецы уже знали. Неприятно, но нельзя отменить одним махом подобные дела. Данный вариант человеколюбия приведет к обратному результату. Инки тысячелетия так живут, а новый царь, молодой, умный и красивый, пришел и заявил: «Все плохо и неправильно». В лучшем случае — нож в бок, в худшем подсыпят отраву. Работа ювелиров в очередной раз поразила примитивизмом и скудностью фантазии. Какой-нибудь божок или чаша делались по единому правилу. Сначала из воска лепилось требуемое изделие, затем в него втыкались практически необработанные драгоценные камни. Это первый этап. Затем полученное безобразие обмазывалось глиной и ставилось на просушку. Затем изделие подносилось к огню, где вытапливался воск. Никто не пытался как-то сохранить капающее сырье и не особенно следил чистотой формы. Последний этап, заливка золота в форму, проходил без контроля температуры и равномерности заполнения формы. Наконец, золото выходило на уровень заливного отверстия, несколько минут на охлаждение, и удар по глиняной форме. Готово! Несколько драгоценных камней дали трещины от перепада температур? О чем вы? Так было всегда, так и будет в дальнейшем.

Еще несколько шагов по мастерской, и сопровождающие братьев жрецы подтянулись и приняли торжественный вид. Саша с Вовой невольно подались вперед, перед ними стоял золотой трон. Именно золотой, сделанный из чистого золота с многочисленными драгоценными камнями по спинке и подлокотникам. Чуть в стороне велись работы по сборке золотой кровати. Теперь стал понятен смысл сопровождения жрецов, они показывали новому царю его новую мебель и посуду. Ведь все предыдущее убранство вывезено конкистадорами.

— Ты помнишь экскурсию в алмазные кладовые Зимнего дворца? — спросил Саша.

— Ты о скифской вазе? Такое не под силу современным ювелирам, несмотря на все новомодные технологии.

— Не говори так, обратной дороги у нас нет, — тяжко вздохнул Саша. — Я хотел напомнить о женских украшениях.

— Зал седьмого века до нашей эры? Изумительная работа, а здесь — примитив.

— Почему случилась столь откровенная деградация?

— Брось, Саша, спасибо арабам, иначе и Европа до сих пор жила бы во мраке.

— Возможно, ты и прав. Завоевание арабами Пиренеев подтолкнуло прогресс, послужила причиной Возрождения.

— Я думаю, что причиной послужили арабские библиотеки Толедо и Севильи.

— Но их вывезли в Ватикан.

— Я могу своим царским словом отправить пару жрецов в Нассау?

— Проще отправить золотых дел мастеров, а жрецов попросить их сопровождать.

Обратную дорогу братья строили различные догадки о причинах отсутствия чеканки. Почему никто не пытался выбить из мягкого золота обычный лист и придать ему форму чаши. Почему, зная литье, никто не пытается применить пайку? Еще там, в мастерской, у близнецов мелькнула мысль показать инкам основные приемы холодной ковки и штамповки. Остановил здравый смысл. Приемы они знают, да навыки никакие, как бы не вышел обратный результат. Да и спешить некуда. С возвращением в столицу последовали новые распоряжения. Сотню ювелиров, хотя так назвать работающих с золотом инков было бы кощунством, в сопровождении десятка жрецов отправили на обучение в Нассау. Следом начали собирать кузнецов и литейщиков. Горы полны всевозможными металлами, а люди вспахивают землю деревянными лопатами. Да и оружие — смех! Деревянные мечи со вставками из кварца по режущей кромке. И снова письма, высокогорные луга так и просят стада овец. Инки не знают овцеводства, вместе со скотиной придется завозить и пастухов. Землю надо вспахивать, нужны крестьяне-землепашцы.

Только так, через наглядное обучение, никакого насилия и принуждения.


За время последнего отсутствия в дворцовом комплексе появились акльас. Они оказались отнюдь не наложницами, а незамужними женщинами на казенной службе. Всего пять лет работы на государство, и свободна. Можно вернуться в свою деревню или поселиться в любом другом месте. Вместе с женщинами появились и молодые мужчины, которые также выполняли свою пятилетнюю трудовую повинность. Прибавилась и монашеская братия, причем десяток из них руководил строительством церкви. Храм или собор, судя по фундаменту, обещал быть очень большим. Строительство велось за пределами городской стены, где уже появились первые дома «загородных» резиденций. Саша с Вовой отправились посмотреть на работы, тем более что монахи успели сложить печи для обжига кирпича. Прогресс!

— Нравится? — К близнецам подошел Амвросий.

— Вы знаете о частых землетрясениях в этих краях? — спросил Саша.

— Инки говорили, да толком ничего объяснить не могут. А вы откуда знаете?

— Из книг, самим не пришлось испытать.

— И я в Греции о землетрясениях читал. Теперь вот на себе испытать придется.

— Разве с нами не вернетесь в Картахену?

— Нет, велено остаться, и мне, и Никодиму.

— Храм от подземных толчков не развалится?

— Не должен, высоко поднимать не будем, и кладка пойдет на яйцах.

— Где же столько яиц наберете? Кур здесь не разводят, а индюшек мало.

— С побережья везут, от океана. Говорят, там солнца из-за птиц не видно.

— Это верно, со временем сами увидите.

— Вы картофель с помидорами распробовали? — неожиданно спросил Амвросий.

— Еще бы! — чуть ли не хором ответили братья.

— Я люблю жаренную на сале, с корочкой, и чтобы лука было много, и черный перец горошком, — заявил о своих пристрастиях Саша.

— А я предпочитаю пюре на сливочном масле, так, чтоб на хлеб можно было намазать. А соленые помидоры… обожаю.

— Ну да, вы здесь уже давно, а мы с Никодимом сегодня впервые отведали.

— Отошлите в монастыри семена, мы вам расскажем, что да как, — подал идею Саша.

— И подсолнечник на постное масло, — добавил Вова, — и фасоль.

— Только сладкий картофель и сладкие помидоры в русском климате не вырастут, — счел необходимым предупредить Саша.

— Эка какие вы шустрые! — удивился Амвросий. — Я думал, вы способны только девок тискать да сабелькой махать.

— Вот-вот. Нет чтоб нас о чем спросить, все норовите палкой по спине огреть, — притворно пожаловался Вова.

— Да ладно! Вам же на пользу. Пришлю сегодня писца, скажете ему науку сеять да собирать заморские овощи.

Писаря братья быстро замордовали, через полчаса бедолага взмолился и побежал за подмогой. А Саша с Вовой всего лишь вспоминали свою прошлую жизнь. Как помогали, или мешали, родителям на даче. Как в детском доме их отправляли в ближайший совхоз зарабатывать приварок к столовому питанию. Было приятно вспомнить то, что уже невозможно вернуть. Зато наутро пришли Амвросий с Никодимом и отвесили низкий поклон. Настоящий, без тени шутливости на лицах, затем начали благодарить. Братья сначала не поняли причин неожиданной похвалы, но постепенно до них дошел основной смысл. На Руси строго соблюдался пост, особенно монашеской братией, а тут такое разнообразие стола. Те же фасоль или картошка на постном масле позволяли накормить людей и сытно, и вкусно. К тому же близнецы узнали, что на русских землях из постного масла знают только льняное и горчичное.


В столицу регулярно приходили военные отряды и после получения наказов от своих вождей бодро шагали к перевалу. Впереди — обучение европейскому оружию и годы службы в строящихся крепостях. Саша и Вова внимательно вглядывались в лица воинов, старались уловить мелкие нюансы поведения. Это важно. Короткая служба в армии многому научила бывших сержантов. Среди новобранцев были разные люди, иногда попадались откровенные провокаторы. Желая увильнуть от службы, они использовали малейший повод для жалобы начальству, специально нарывались на неприятности, дразнили старослужащих в надежде получить по морде и накатать жалобу в прокуратуру и родителям. Подобные люди сразу выделялись в общей массе, но здесь ничего подобного не было, как не было и тупой покорности.

Наряду с воинами для крепостей ушел и специальный отряд в верховья Амазонки. Таким способом близнецы решили усилить местную полицию и навести в торговом городе строгий порядок. Много лет назад царь инков Льоке, из династии Сапак, завоевал долины и плоскогорья Восточных Анд. Племена, не пожелавшие признать новую власть, вынуждены были бежать в леса. С тех давних пор лесные индейцы боялись и не любили инков. Наряду с воинами недружной толпой уходили на учебу и мастеровые, кузнецы, гончары и прочие специалисты.

— Зачем нам это надо? — задал Саша риторический вопрос, глядя на очередной «инструктаж» одного из вождей.

— Мы с тобой куда-то вляпались, — ответил Вова. — Осталось понять, куда.

— Вершители исторических процессов, русский флаг над Америкой!

— О том, что это русский флаг, в Москве никто не догадывается, — усмехнулся Вова.

— Жаль, столько трудов, и все пойдет прахом.

— Не мешай, а? Не видишь, я письмо читаю.

— Что? Почту принесли? То-то я зашел к Густаву Штофу, а он плачет и целует рулон бумаги.

— Мы совсем другие, даже писать разучились.

— Ты к чему это? — Саша подозрительно покосился на брата.

— Ответь, ты сможешь написать письмо на шести листах?

— Зачем?

— Вот именно — зачем. Послал эсэмэску: «Буду к полуночи, жди в постели».

— Не надо утрировать.

— Сейчас живут совершенно иной жизнью, открытыми эмоциями и страстями.

— В этом ты прав, мы рядом с ними как в бронескафандрах. Что пишет Элеонора?

— Прочту кусочек: «Мой милый Владимир, сердце мое разделено на две части, одна половина отдана детям, другая принадлежит тебе. Я даже не могу описать, с каким нетерпением ждала твое очередное письмо и как была рада получить его. Благодарю тебя от всего сердца и посылаю поцелуй за каждое нежное слово, так тронувшее меня…»

— Никак не ожидал от тебя эпистолярных талантов, — усмехнулся Саша.

— Брось, откуда им у меня взяться? Письма пишет наш испанский писарь.

— Ну да, ни ты, ни я так не сможем. А где моя часть письма?

— Вон восемнадцать листов политико-экономического отчета с последними сплетнями дворцовых интриг.

— Ты уже прочитал?

— Крепкая девонька, жестко ведет свою линию. Умело подбирает нам офицеров и мастеровых.

— По деньгам жалоб нет?

— Здесь все в порядке, вон на столе рулон, что стоит вертикально. Это отчет из Banco Maggiore en Toledo.

— Есть что-нибудь важное?

— Посмотри, где-то закатился рулон белой бумаги. Письмо от Антонио Тинторетто. Ты его должен прочитать.

— Что так? Неужели венецианцы действительно нам помогут? Не верю!

— Они не нам помогают, а рвутся на московский рынок.

— Понять не могу, Москва медом намазана, что ли?

— Не знаю, даже здесь торговцы слюну пускают, — пожал плечами Вова.

— Неужели тевтонцы лезут на стены Соловецкого монастыря ради тюленьих шкур?

— Отстань! Ищи письмо венецианцев, они договорились с турками о строительстве крепостей между Крымом и Бессарабией.

— Ого! А туркам в этом какой смысл?

— Вот и прочитай. Похоже, казаки своими набегами досаждают.

— Ну куда мы с тобой лезем, а? Зачем нам это надо?

— Кончай стенать, Саша, лучше займись делом.

Близнецы расселись по своим креслам и углубились в чтение почты. Сначала деловые бумаги и отчеты. На десерт — письма от друзей и знакомых, а также мимолетных любовниц. И везде тщательное изложение своих чувств, эмоций от встреч с общими знакомыми, подробное описание новых интерьеров во дворцах вельмож и сановников. Какая музыка сейчас в моде, кто во что был одет на последнем балу. Несколько страниц посвящались каламбурам и невольным обмолвкам. Нет, это не то. Привычная для братьев жизнь имеет иные приоритеты. Тем не менее оба продолжали читать и вникать. Они уже в этом мире, и прослыть белой вороной — значит в первую очередь навредить самим себе.

Остался последний этап знакомства с возможностями империи инков. Братья отправлялись осматривать месторождения всяких разных полезных ископаемых. В общем-то привычный набор металлов стоял на втором месте, приоритетной задачей являлись залежи селитры и серы. Уголь, и хороший, антрацит, уже найден, осталось определить место для закладки порохового завода. Саша с Вовой решились взяться за промышленное изготовление гранулированного пороха и попробовать свои силы в изготовлении «макаронин» артиллерийского пороха. Обычно люди не задумываются о причинах его различной формы, на самом деле в этом великий смысл. Порох в гильзе физически не может получить кислородную добавку.

Как всегда перед выездом за пределы столицы состоялся традиционный спектакль на тему «Почему вы отказываетесь от паланкинов и желаете ехать верхом на этих ужасных животных?». Только на этот раз братья не шутили, а вяло отмахивались. Они расставались впервые в жизни. Пусть ненадолго, всего на три месяца, но расставались. Они всегда были вместе, в детстве под крылышком родителей порой даже дрались. Затем детдом, где обстоятельства вынудили встать плечом к плечу. Учеба и армия прошли быстро и как-то незаметно, и они просто вдвоем бегали на встречи со своими подружками. Неожиданная история с провалом в прошлое заставила близнецов практически вцепиться друг в друга. Такая, в большей степени инстинктивная, взаимоподдержка позволила братьям не только выжить в новых условиях, но и подняться до головокружительных высот. И вот сейчас они разъезжались в разные стороны. Саша ехал на север, где много вулканов, серы, золота, ртути и драгоценных камней. Вова ехал на юг, его главной целью были селитра, уголь и золото. Прочий набор ископаемых, как то серебро, медь, цинк и так далее, имелись в избытке от экватора до Антарктиды.


Смена флага в Новой Гранаде никак не повлияла на жизнь пиратов Нассау. Первые полгода даже наоборот, несколько кораблей захватили приз в несколько десятков килограммов драгоценных камней. Конкистадоры с изумрудных шахт Санта-Фе-де-Богота с перепуга попытались отправлять свою добычу через Коста-Рику и промахнулись. Маршруты кораблей из портов этого анклава конкистадоров проходят или мимо Нассау, или мимо Ямайки на пролив Мона и снова к Нассау. Адмирал ван Дайк практически прекратил личное участие в морских походах. Отъезд хозяев в Картахену переложил на его плечи весь груз управления совсем не малым флотом. Эскадры торговых домов Нассау, Бреда и Дагера осуществляли совместное патрулирование вдоль побережья Новой Испании. Корабли под флагом Нидерландов стояли в засаде практически у всех портов Коста-Рики. Призы и трофеи приходили в Нассау с завидным постоянством.

Но не это стало главной заботой адмирала. Захваченные грузы сортировались на складах и по разнарядке управляющих отгружались на север и юг Америки. Что-то везли в Африку в оплату за рабов. Но главным грузом стал сахар, и везли его не в Европу, а в Турцию, точнее в направлении Турции. Вот и сейчас перед адмиралом сидел Густав Лейман, капитан флейта «Чайная роза».

— Рассказывай, Густав, что ты мне привез, — отложив утреннюю рапортичку, спросил ван Дайк.

— Только людей, триста восемнадцать ткачей. Сотня из Танжера, остальные из Кадиса.

— Ого! Как же они у тебя разместились?

— В Севилье снова чума, люди бегут сломя голову. Мог бы и больше, да побоялся антисанитарии.

— Если так, то и следующий корабль придет с людьми.

— На выходе из Танжера встретил «Египетскую розу», так что ждите ее через неделю.

— Давно она не заходила в Нассау. Тоже сахар? Откуда?

— Да, полный груз сахара из Ориноко, там у Дагера свои плантации.

Последние слова заставили усмехнуться адмирала ван Дайка. Из обычных служащих Торгового дома Дагера мало кто знал настоящие имена хозяев.

— Сейчас снова погрузишь сахар, а выгрузка опять в Танжере.

— Надо же! Зачем мы везем им столько много сахара?

— Ты сколько золота передал в банк Маджоре?

— Не знаю, сундуки принял под печатями, так и погрузили в карету банка.

— Вот видишь! Мусульмане рассчитываются сразу на причале и платят, не в пример Антверпену или Амстердаму.

— Так они сразу перегружали на свои корабли, стояли борт в борт.

— А куда повезли, не спрашивал?

— Сахар разместили на трех кораблях, два пошли в Триполи, один — в Александрию.

— Вот видишь! Торгуя с мусульманами, мы зарабатываем не в пример больше.

— Я смотрю, здесь на причалах появились свои грузчики.

— Еще бы! Нассау скоро превратится в настоящий порт.

— Я тут разговаривал с капитаном «Веселого облака», ходят слухи о торговой эскадре на русский север.

— Есть такая задумка, через пару месяцев должны вернуться прошлогодние корабли.

— Они зимовали во льдах?

— Еще не знаем, зимовка планировалась в реках.

— Господин адмирал! — В кабинет вбежал секретарь. — На рейд заходит «Жемчужная стрела» с тремя трофеями!

— Извини, Густав. — Адмирал встал. — Пойду встречать Марка ван Хейтинга.

— Что сказать пассажирам? — спросил вдогонку капитан.

— Их отведут в Черную деревню, неделя отдыха, и «Балеарская красотка» доставит на место. За остальными придет «Фламандская красотка».

После негритянского исхода прошло два года, казалось бы, всего ничего, но люди уже забыли первоначальный смысл слов «черная деревня». Да, там на полях и в мастерских работали негры, но их воспринимали как рабов Торгового дома Дагера. Сейчас название «Черная деревня» ассоциировалось с многочисленными кузницами, литейным производством и углежогами. Оставшиеся от первых жителей дома давно уже использовались для временного проживания приехавших из Европы поселенцев. Непривычным к морским путешествиям людям требовались отдых и адаптация к новым климатическим условиям. Те, кто собирался крестьянствовать, имели возможность подобрать для себя необходимый инвентарь, да и остальные не ограничивались в возможности выбрать для новой жизни всякие горшки, миски да плошки. В черной деревне гончарные мастерские и кузницы протянулись несколькими улицами.

Первым делом адмирал Ван Дайк обошел на ялике вокруг вставшей на якорь «Жемчужной стрелы». То, что корабль получил повреждения, было хорошо видно и с берега. Но экипаж закрыл пробоины запасными парусами, так что наружный осмотр с ялика поможет лучше понять суть повреждений при проверке со стороны трюма и артиллерийской палубы. Уже сейчас можно было сказать, что «Жемчужная стрела» получила залп с испанского галеона.

— Рассказывай! — поднявшись на борт, приказал адмирал.

— Мы не успели вовремя сняться с якоря, — ответил капитан.

— Не понял? Испанец свалился с неба или вынырнул из воды?

— Нет, — замялся ван Хейтинг, — он проходил мимо, но неожиданно повернул на нас.

— Вы видели военный галеон испанцев и не удосужились заблаговременно поднять якорь?

— Наши мачты незаметны на фоне холмов.

— А тебе не приходила в голову мысль, что патрульные галеоны специально ищут таких вот раззяв?

— Если шарахаться от каждого военного корабля, то и в море незачем выходить!

— Ты бы еще встал посреди моря! «Бойтесь меня! Я самый сильный и смелый!»

— Зачем так говорить, господин адмирал? Мы всего лишь не ожидали, что нас заметят.

— А надо было! Испанцы — толковые мореходы, даже лучше нас!

— Почему это лучше?

— Они открыли эти земли, значит, более прозорливы.

— Но я утопил этот поганый галеон!

— Тебе просто повезло! Они поспешили со своим залпом.

— Наоборот, опоздали. Испанец прижал нас к берегу и закрыл парусами ветер. А мы сумели развернуться даже в таких условиях.

— Ты сумел поймать бортом половину залпа!

— Почему же половину, всего двенадцать пробоин.

— А сколько ядер отскочило от борта?

— Пятнадцать повреждений обшивки, десяток сколов и разбит камбуз.

— Он что, в упор стрелял?

— Нет, было метров четыреста.

— Надо же, как тебе повезло! Висел бы сейчас на рее.

— Здесь не везение, а расчет. Я специально подгадывал поворот, не хотел давать ему второго шанса.

— Где призы взял?

— После боя ушел севернее, трофеи захватил на подходе к Сан-Хуан-дель-Норте.

— Что там?

— Сахар, хлопок, полтонны серебра и двадцать килограммов золота.

— Пошли вниз, показывай свои повреждения. Ремонт вычту из твоей доли.

Сделав беглый осмотр повреждений, адмирал ван Дайк отправился сначала на верфь, затем на склад запасного такелажа и после полудня встретился в ресторане с бароном Бреда. Они уже придумали один хитроумный план и готовились к его осуществлению. Кроме того, разрабатывали план совместного набега на Новую Испанию. Идея заключалась в высадке десанта в Сан-Хуан-дель-Норте с попыткой пройти как можно дальше вдоль реки до озера Никарагуа. Можно было попытаться выйти на Тихоокеанскую сторону, к порту Сан-Хуан-дель-Сур, но адмиралы опасались нарваться на серьезные неприятности. Если испанцы успеют подтянуть регулярные войска, то десантникам конец. Оба молча вспоминали Счастливчиков, которым удавались самые невероятные авантюры, тем не менее сами не могли придумать никакой подходящей изюминки. Вот и ломали головы над картой, пытаясь изобрести хоть один мало-мальски пригодный вариант. Поход обещал большие барыши, что ни говори, а этот водный путь является основной магистралью между двумя океанами. По слухам, король собирается послать инженеров для определения возможности строительства канала.


Появление в Санта-Фе-де-Богота еще одного скромного дворянина с двумя рабами прошло практически незамеченным. Сколько их за год сюда приходит? Никто никогда не считал. В Испании бродит немало небылиц про изумруды в горах Кундинамарка, вот и слетается нищее дворянство как мотыльки на огонь. Большинство, потыкавшись месяц-другой, прибивается к одной из бригад. Прочие через пару недель успокаиваются на местном кладбище. Да и оставшиеся долго не живут, обязательно схватятся за шпагу и потребуют сатисфакции. Жаль, у братвы свои понятия. Вместо ожидаемой дуэли дуралей без лишних разговоров получал дубинкой по голове или навахой по горлу. После чего за кладбищенской оградой вырастала новая безымянная могилка. Бывшие каторжане не запоминали имена таких пришельцев, клички как-то привычнее.

Дон Бобо Карио поначалу не выбивался из привычной схемы. Обычно все новоявленные искатели дармового богатства шляются между шахтами. И этот пришел со своими рабами. Они даже таскали с собой кирки и лопаты, но братки быстро объяснили, где чья земля. Как и прочие дворянчики, новоявленный кандидат в миллионеры в горы не пошел, а начал крутиться вокруг влиятельных донов. Не прошло и двух недель, и пришелец как-то незаметно прижился на вилле Добряка. Вообще-то Добряк — это когда к нему обращались, а за спиной называли не иначе как Безумный Мул. Такой же упрямый и непредсказуемый, его наваха многим перерезала глотки, в том числе и своим сотоварищам. Скверная и подозрительная натура Добряка служила причиной уединенной жизни. На вилле жил только он и Кривая Цыпочка, родная сестра и бывшая базарная воровка. Даже его бригада, друзья-товарищи по каторге, никогда не рисковали подойти к воротам без вызова.

Ближе к заходу солнца доны собирались на одной из вилл, где играли в кости и пили калуа (сахарная водка с перегонкой через кофейные зерна). Пройдя суровую школу жизни, вожаки не очень-то увлекались игрой, больше налегая на стакан. Братки не отставали от своих боссов, как правило, пьянствуя где-то неподалеку. Жизнь шла по устоявшейся колее. Появление на вечерних посиделках Кривой Цыпочки доны восприняли с пониманием. Свой человек, не сидеть же ей все время рядом с братом. А прилепившийся рядом дворянчик, так каждому свое, нечего совать свой нос в чужую жизнь. Вскоре дон Бобо Карио стал восприниматься как равноправный член общества. Шутник и балагур, умелый рассказчик и знаток великого множества пикантных историй, дон Бобо незаметно перешел в разряд дона Бобо. Он не стал приближенным клоуном или шутом, отнюдь. Бывшие каторжане приняли его за своего, а доны относились по-дружески. Прошло всего-то два месяца, а через него стали решать вопросы, связанные с интересами Безумного Мула. Стакан калуа, конечно, хорошая вещь, но остаются другие важные темы. Надо собирать караван за продуктами и снабжением, купить новых рабов или подыскать выгодный вариант продажи изумрудов. Одному надо вытащить с каторги старого кореша или родича. Другой хочет разыскать и наказать доносчика, который купил свою свободу путем предательства. Серьезные темы требуют вдумчивого обсуждения, а авторитет у Безумного Мула был очень высоким.

Жестокий и непредсказуемый бандит в своей среде в первую очередь был известен как удачливый налетчик. Его шайка всегда была при деньгах, а нападения отличались продуманностью каждого шага. И кличка Добряк получена не просто так. Как-то, разграбив торговый караван, он приказал оставить дорогие ткани и посуду. Один из подручных, по кличке Черный Лис, начал возражать.

— Зачем оставлять самые дорогие вещи? — обращаясь к главарю, протестовал бандит.

— Я добрый, можешь все это забрать себе, — ответил Безумный Мул.

Дальше произошло то, что и должно было произойти. Попытка продать предназначенные для высокородных господ товары привела Черного Лиса на плаху. Другим примером дальновидности в разбойных делах было согласие отправиться в Америку. Когда на каторгу приехал вербовщик, Безумный Мул сразу записался в добровольцы, да еще силком принудил своих сотоварищей. А дальше, по прибытии на место, быстро прирезали своих господ и немногочисленных солдат.

Из всех донов Санта-Фе-де-Богота только один был без уголовного прошлого. Мясник Ларго на самом деле в прошлом торговал мясом на рынке Сарагосы. По слухам, его заподозрили в торговле дохлятиной. Опасаясь расправы горожан, Мясник Ларго с подручными бежал в Севилью и завербовался в Америку. Здесь, в горах Кундинамарка, он держал богатые шахты и самую большую бригаду подручных. Именно с него и началась вереница проблем. Споры о границах шахт были частой темой местных разборок. В один из вечеров Длинный Эспено сделал Мяснику Ларго предъяву о нарушении границы. Мол, тот под землей зашел на чужую территорию. Что же, не впервой. В таких случаях доны выбирают посредников и делают промеры, виновный платит штраф. В данном случае произошло непредвиденное. Мясника Ларго зарезали на пороге собственного дома, а рядом лежал нож Длинного Эспено. Собственно, и сам недавний спорщик признал свой нож, но от убийства открестился. Дурень, здесь же нет ни полиции, ни церкви. Заплати в общак штраф и живи спокойно.

В тот вечер, когда была назначена сходка с последующим приговором, Длинный Эспено не пришел. Послали гонца, виновника не оказалось дома. Тело с перерезанным горлом нашли только утром, бедолагу явно поджидали по дороге на сходку. Если честно, доны облегченно вздохнули: неприятная ситуация разрешилась сама по себе. Сведение счетов — самая обычная практика в бандитской среде, поэтому на дальнейшие разборки практически не обращали внимания. Порежут братки друг друга, самые ушлые возьмут верх и принесут с поклоном вступительный пай для утверждения в доны. Здесь же все пошло наперекосяк. Одних резали ночью в постели, других находили в шахтах, дело дошло до прилюдных поножовщин средь бела дня. Конечный результат поставил донов в тупик — шахты остались бесхозными! Пришлось собирать сходку, где посыпались различные предложения.

— Шахты поставить на кон и разыграть в кости. — Васко Беспалый как всегда полез впереди всех.

— У меня сегодня непруха, — откликнулся Безухий, — делим по капиталу.

— Ага, тебе левые штреки, а мне правые, отвергаю! — не согласился Сизый Череп.

— Надо честно делить! — закричал Гнедой Вожак. — Доля по количеству шахт.

— Придумал! — возмутился Мазурик. — У тебя одиннадцать нор на три раба каждая, а у меня одна шахта на сотню рабов.

Поток всевозможных предложений прекратил рык Безумного Мула:

— Ша! Верещите, как поросята в мешке! У нас есть достойный человек без единой шахты. Предлагаю наследство отдать ему.

На несколько секунд воцарилась тишина, которая затем взорвалась воплями.

— Голозадому пришельцу сразу два жирных участка! — завопил Васко Беспалый.

— Ша, я вам сказал! — В руке Безумного Мула появилась наваха. — Кто слово вякнет, дышать будет через ж…

Доны сразу притихли, но не из-за страха. Они начали подавать знаки приближенным, вызывая на подмогу своих бойцов. Увы, мимо. Бригада Безумного Мула уже перекрыла все входы и выходы. Сам зачинщик скандала ощерился нахальной ухмылкой и ожидал восстановления тишины.

— Все? Натрепыхались, птенчики? Теперь слушай меня!

— Добряк, нельзя же пришельцу столько отдавать! — осмелился возразить Мазурик.

— Я велел слушать, а не говорить!

Наконец доны угомонились, но встали, явно готовясь к нападению.

— Мудрецы! Трам-тарарам! Вам своими мозгами только скалы долбить!

— Добряк, ты говори по делу, — пискнул Гнедой Вожак.

— Слушай сюда! Шахты и обе виллы отдаем дону Бобо. Он продает камешки и делит прибыль поровну. Каждому. Включая себя.

— Почему поровну? — не сдержал возмущения Мазурик. — Так нечестно!

— Мы здесь все равны, любая попытка дать кому-то больше только добавит могилок.

— Не согласен! — вышел вперед Васко Беспалый. — Почему этот пришелец получит равную со мной долю?

— Ты не беспалый, а безмозглый. Он же воровать начнет.

Шум и споры продолжались еще битый час, но постепенно все согласились с предложением Безумного Мула. Любой другой вариант натыкался на возражения, даже на открытые угрозы. Так дон Бобо Карио стал полноценным доном, впрочем, беды в Санта-Фе-де-Богота не прекратились. Через пять дней произошло очередное убийство. На этот раз вспороли живот Тихоне Боске. Работорговец привел под заказ новых рабов, в том числе женщин. Вся партия предназначалась Беглому Висельнику, однако Тихоня успел перекупить пару девиц. Подобное случалось и раньше и заканчивалось выплатой отступного. Началась новая война, бычки обезумели и резали друг дружку почем зря. Традиционные вечера потеряли былую легкость общения. Нет, никто не показывал страха, но отчетливо ощущались настороженность и подозрительность. Игра в кости проходила без прибауток, в молчаливом ожидании броска партнера. Когда Сизый Череп пять раз подряд выкинул комбинацию из пяти шестерок, Безухий не выдержал:

— Так не бывает! Ты жульничаешь!

— Мы чьи кости бросаем, а? Кто их сюда принес? Беспалый, ты мне подсунул магнитики?

— Брось, Череп, не видишь, Безухий не в себе, — отмахнулся хозяин игральных костей.

Игроки встали из-за стола, а Сизый Череп со злостью саданул ногой стул. В общем-то, привычная ситуация, никто не обернулся, не посмотрел в сторону разозлившихся игроков. Никто, кроме дона Бобо. А когда Безухий достал сигару и пошел на садовую веранду, тут дон Бобо сделал неприметный знак своему рабу и встал.

— Послушай, Череп. — Он обнял за плечи раздосадованного игрока. — Успокой этого неврастеника. Не первый раз играем, не такое бывает.

— Да пошел он! Сам не умеет играть, а на других тень наводит!

— У человека неприятности, два бычка сбежали вместе с суточной добычей.

— Чего это они? Поймают ведь.

— Не поймали, погоня вернулась с пустыми руками, — дон Бобо протянул два стакана калуа.

Сизый Череп хмыкнул, взял стаканы и пошел на встречу со смертью. Нгама спокойно поджидал свою жертву. Хлопнула дверь, не успел белый сделать и шага, как отточенный ащанти вспорол ему горло. Каменные плиты окрасились кровью, а черная тень нырнула в дверь для слуг. Шум ветра и мелкий дождь, Безухий даже не заметил убийства за своей спиной, не видел и притаившегося за оградой веранды другого негра. Проклятый дождь, снова краснозем расползется непролазной грязью, он сделал шаг вперед, но в лицо ударили капли дождя. Плюнул и развернулся, а Мгакума, выплеснув из кружки свиную кровь, тихохонько двинулся вдоль стены к входной двери.

— Сизый Череп убит! — С этими словами распахнулась дверь в сад, и перед донами предстал забрызганный кровью Безухий.

Санта-Фе напоминал растревоженный муравейник, доны выходили из дома только в окружении своих бойцов. Но чреда убийств только нарастала. Дошло до того, что кто-то ночью закатил бочонок пороха в шахту Скряги Винсента. Уж этот бывший перекупщик никогда не отличался задиристостью, привычно обделывая свои делишки тихой сапой. Никто не пытался разбираться в нарастающей резне, наоборот, некоторые под шумок начали сводить старые счеты. Подозрительность и недоверие коснулось всех, только рабы по-прежнему безмолвно занимались своим делом.


Паук стоял на коленях и с безнадежным равнодушием ожидал своей очереди. Он семнадцатый, сегодня вешают двадцать человек. Солдатами командовал какой-то немец, а лощеный дворянин брезгливо смотрел на воющих от страха пленных. Вокруг виселиц столпилось все население небольшого города и порта Набуга. Люди лузгали семечки или грызли стебли сахарного тростника и с жадным любопытством смотрели на предсмертные судороги висельников. Если на помост затаскивали кого-то из знакомых, из толпы раздавались насмешливые выкрики и недвусмысленные пожелания. Горожане не любили братву и сейчас жестокосердно припоминали свои унижения. Нельзя сказать, что братки творили беспредел. Нет, город держал Плешивый Огарок, которого последние годы все называли не иначе как дон Тахо. Почему Тахо? Какая разница. Захотелось человеку сменить имя, его дело, только за глаза его называли по-прежнему. Здесь своего хотения мало. Плешивый Огарок не позволял обижать горожан, да разве за всеми уследишь. Пришел караван с заказом от донов на новых девочек. А где их взять? Вот и уводят молодок в горы, и дон Тахо об этом знает. Знает и молчит, потому что понимает сложность вопроса.

Приход солдат обрадовал горожан, но Плешивый Огарок решил показать свою силу. Сам заявился к их командиру и потребовал немедленно убираться.

— Вот что, господа хорошие, — вальяжно заявил местечковый правитель, — это мой город, и вам надлежит убраться отсюда до захода солнца.

— Ты где живешь? — бесцеремонно спросил дон Франциск Алькантара.

— Фу, как грубо, — сморщил нос Плешивый Огарок, — вот мой дом, на холме.

— Сколько у тебя человек?

— В городе — три десятка, а за городом — более тысячи.

Здесь он, конечно, приврал, охрана караванов ему не подчинялась. Просто захотелось попугать дворянчика, согнать с того спесь. К тому же хозяева караванов при необходимости всегда помогут своими бойцами. До захода солнца Плешивый Огарок в компании братков болтал на виселице своими ногами. Поначалу горожане испугались беспощадной расправы вездесущих бандитов, не поверили в силу новой власти. Не поверил и Паук, в случившемся он увидел шанс подняться, занять место Плешивого Огарка. Быстро собрался и побежал на дорогу перехватывать караваны. Конечно, дорога — это слишком громко сказано. Так, протоптанная тропинка среди деревьев, у караванщиков нет ни ослов, ни мулов, только чернокожие носильщики. С ними намного выгоднее. За неделю Паук собрал большой отряд, более полутысячи охранников. Бандиты были переполнены справедливым гневом, желанием вернуть себе город и, конечно же, пограбить. Добыча взята на нож, имеют полное законное право.

В первый момент, когда шайка вышла к окраине города, сердце переполнило ликование. Против них стояла жиденькая цепочка из пятидесяти солдат, которые выслушивали инструктаж своего командира, уперев мушкеты на крючья алебард.

— Да мы их возьмем на раз! — крикнул Паук и рванулся вперед.

Побежать-то он побежал, да не очень быстро, вскоре перед ним замаячили спины более прытких бандитов. Подбадривая себя воплями, угрозами и матом, бычки тупо бежали навстречу собственной смерти. Им бы внимательно осмотреться по сторонам да оглянуться. На склонах долины дожидались команды пушкари, а позади выстраивался второй отряд с мушкетами. Сначала через бегущую толпу со злым визгом пронеслась картечь, и только после этого оставшиеся в живых услышали гул пушечного залпа. Некоторые в запале успели добежать до шеренги солдат, где их встретил слаженный удар алебард. Большинство после выстрела пушек заметалось в ложбине, пытаясь найти путь к спасению. Тщетно. Дорога в горы перекрыта солдатами, на склонах — пушки, оставалось бросить оружие и молить о пощаде. Паук не успел додумать о превратностях судьбы. Солдаты подхватили его под руки и поволокли на помост.

— Не надо!!! Пощадите!!! — извиваясь, кричал бандит. — Я больше не буду!!!

Он даже не почувствовал наброшенную на шею петлю, как ноги вдруг потеряли опору.

В толпе зевак стояла группа моряков с пришедших недавно кораблей. Это пришел флот конкистадоров западного побережья Новой Испании с очередной партией серебра и ртути. Кораблики так себе, слабенькие, самопал верфей Колорадо и Акапулько. Только не зря океан прозван Тихим, в здешних краях сильные ветра да крупное волнение случаются чрезвычайно редко. Моряки попыхивали трубками и заинтересованно наблюдали за казнью бывших дружков. На лицах ни малейшего сожаления или огорчения, обычное досужее любопытство. Более того, по коротким репликам можно было догадаться о явном одобрении новой власти. Корабли встретили новые торговцы и дали за товар хорошую цену. Причем дублоны отсыпали сразу, без задержки. Корзины с серебром перенесли на склад, где взвесили и выплатили оговоренную сумму. Ни споров и пустых придирок, ни попыток припрятать одну, а то и две из корзин. И товар на обратную дорогу уже готов. Вот он, на складе. Выбирай и грузи. Никто не пытается приплести несуществующие проблемы с перевозкой через холмы. Не рассказывает небылицы о злобных аборигенах и больших отрядах солдат короля.

Среди новшеств в первую очередь поразило изобилие всевозможного оружия и даже пушки. Дорого, очень дорого, да собственная жизнь дороже. Появился новый напиток под названием ром. Склады под крышу заставлены пятидесятилитровыми бочонками этого зелья. Огонь! Нечета калуа или пенистой кислятине из перебродившего сока кактусов. Порадовало еще одно новшество: теперь в Набуга появилась почта, где принимали письма и денежные переводы. Казалось бы, простенькая услуга, да конкистадоры не могли ею воспользоваться в Новой Испании. Приказ вице-короля предписывал изымать почтовые отправления отступников короны. И еще, новая власть не препятствовала самостоятельному транзиту товаров к побережью Карибского моря. Не нравятся наши цены? Пожалуйста, вези дальше сам. Но больше всего пересудов вызвали казино и кабаре. Посмотреть на раздевающихся женщин сходили уже все моряки. Сейчас снова и снова возвращались к обсуждению прелестей красоток. Ради такого зрелища не жалко никаких денег! А казино! Там можно спокойно играть, не опасаясь нарваться на шулера или другой обман. За столами игру ведут чернокожие девушки с ослепительной улыбкой. Они же рабыни, какая им выгода в обмане?

Еще в самом начале казни дон Франциск Алькантара обратил внимание на одинокого аборигена. Во-первых, он стоял отдельно, даже отчужденно от группы местных индейцев. Во-вторых, почти неотрывно смотрел на командира гарнизона, как будто что-то хотел сказать. Поэтому, как только последний на сегодня бандит начал конвульсивно дергаться в петле, дон Франциск Алькантара направил своего коня к непонятному индейцу. Тот продолжал стоять, но стоило лошади приблизиться, как индеец вытащил из сумки веревку, посмотрел на многочисленные узелки и, коверкая слова, произнес:

— Ты дон Франциск Алькантара?

— Да, это я, — несколько озадачено ответил командир гарнизона.

— На. — Он протянул обычный туб для депеш. — Мне тебе царь давать.

По первости дон Франциск пропустил эти слова мимо ушей, но, начав читать депешу, сразу все понял.

— Сержант! Сеньора фон Хагена ко мне, срочно! — Затем повернулся к аборигену. — Пошли ко мне, отдохнешь с дороги.

Понял непонятный абориген эти слова или нет, но без вопросов пошел рядом со стременем. Едва дон Алькантара отстегнул шпагу, как в комнату вбежал фон Хаген.

— Что случилось? — взволнованно спросил юноша. — Говорят, вы получили срочную депешу?

— Позвольте вас поздравить с назначением комендантом этого города, — улыбаясь, произнес дон Франциск.

— А вы? — растерялся Роланд.

— Я поднялся до генеральских чинов, назначен командиром всех крепостей от Набуга до южных льдов.

— Это послание от Скопиных? Неужели они сумели так быстро покорить аборигенов.

— Вы посмотрите на гонца.

Оба офицера повернулись к инку, который задумчиво разбирался в незнакомой еде. Выбрал понравившийся кусочек каменного окуня, окунул его в острый соус и запил молоком. Осторожно понюхал пшеничный хлеб, немного откусил, пережевал и взял филе скумбрии. Наконец очередь дошла до свинины и сыра. Принесенная слугами пища явно пришлась по вкусу, и гонец приступил к обстоятельной трапезе.

— Откуда он? — спросил Роланд.

— Скопины отправили две недели назад.

— Так они где-то рядом!

— Увы, друг мой, до них три тысячи километров.

— Не может быть! — всплеснул руками Роланд. — Три тысячи километров за две недели!

— Причем без лошади.

— Я надеюсь, вы отправитесь на встречу верхом.

— Все намного проще, мой друг. Первая крепость — в трехстах километрах от нас, и там есть верфь.

— Откуда она взялась? Или это верфи короля?

— Генерал де’Тер заложил, там же, в Буэнавентура, остались семьи всех ушедших на север офицеров.

— Морем пройти легче, по горным тропкам и лошадь переломает ноги, и самому легко шею свернуть.

— Дон Владимир пишет о каких-то дорогах. Ладно, посмотрим. Вам предстоит построить здесь город.

— Да как же я его построю с сотней солдат?

— Будут вам рабы и архитекторы.

— Тогда легче. Я в строительстве мало что понимаю.

— Еще велено подготовиться к обучению сотни волонтеров из аборигенов.

— Это всегда пожалуйста. Сотню обучим, было бы время.

— Вам дается два года. По-моему, вполне достаточно для подготовки солдат.

Дон Франциск Алькантара развернул полученное послание, после чего пошел детальный разговор по пунктам. Роланду фон Хагену предстоит обеспечить не только безопасность транзитных перевозок между Тихим океаном и Карибским морем. На его плечи ложится ответственность за развитие данного региона, что совсем не просто. Надо построить дороги, места для отдыха и ночлега, оборудовать причалы на реке Атрато. Роланд скрупулезно все записывал, пункт за пунктом, и не стеснялся задавать вопросы. Рядом на столе лежала инструкция для Эрика фон Хаген, которому предстояла поездка в джунгли. Брату поручалась ответственная миссия строительства Золотого форта.

Глава 9 АМАЗОНКИ

Пауль Гронхем никогда не думал, что нужда заставит его покинуть родину. Поля приносили неплохой урожай, овцы давали шерсть и мясо, что позволяло жить в уверенном достатке. Бывали неурожайные годы, случался падеж скота, но эти напасти преодолевались совместными усилиями пуританской общины. Идеи Лютера заключались не только в неприятии монашества, чудотворных икон, почитания Богородицы, святых мощей. Отвергая внешние атрибуты католической веры и добровольное самоистязание в виде постов, последователи церковного протеста возвращались к основам общинной жизни. Понятие «один за всех и все за одного» переходило из разряда призыва к нормам повседневной жизни. Пуританство быстро распространилось по Нидерландам, затем перекинулось в Германию и Данию. Испанская оккупация вынудила голландских торговцев бежать в Англию, где идея взаимопомощи и поддержки быстро нашла новых последователей. Но там же, на берегах Туманного Альбиона, пуританство оказалось дискредитировано. Королева Виктория долгое время была символом щепетильности и добропорядочности. Случившийся внутрисемейный разлад вскрыл, что за ширмой строгих бытовых устоев совершались эпатажные поступки. Члены правящей семьи сделали журналистам скандальные заявления о недопустимых, порой безнравственных поступках.

Паулю Гронхему было не до религиозных размышлений, над общиной нависла угроза голода. По законам Нидерландов в случаях неурожая, стихийных бедствий и прочих напастей староста мог получить у правительства беспроцентный кредит с последующим возвратом сельхозпродукцией по фиксированным ставкам. И для восстановления хозяйств государство все продавало по тем же ценам. Но три последних года стали для крестьян настоящим бедствием. Сначала через деревню прошли войска Карла V. Солдаты разграбили дома, растащили не только кур и гусей, но увели коров и свиней. Через год пришла новая беда. В деревню заявились испанские фуражиры и без разговоров забрали половину зерна и скота. Последние события поставили крестьян на грань голодной смерти. С юга пришел испанский отряд и встал лагерем в километре от деревни. Не прошло и недели, как со стороны Антверпена появились немецкие наемники. Беспощадное сражение продлилось два дня. В деревне сгорела половина построек, поля были вытоптаны, а скотина пропала.

На сходке долго судили-рядили, да иного выхода не нашли: деревню должны покинуть тридцать семь семей. Или они уйдут, или все помрут с голода. Бросили жребий, где Пауль Гронхем вытянул черную метку и оказался в числе изгоев. И что прикажете делать? На руках — пятеро детей, на шее — обязательство увести с собой родителей, и своих, и жены. Староста уехал в Антверпен и вернулся со стопкой различных предложений. Практически все торговые дома заманивали на вакансии моряков или солдат для заморских факторий. Однако один листок сулил сытую и спокойную жизнь. Торговый дом Дагера вербовал поселенцев в Южную Америку. В первую очередь требовались обычные крестьяне, а также хлопковые и сахарные плантаторы. Переселенцам обещалась помощь инвентарем, скотиной и рабами. Чего тут думать, торбы за спину, нехитрый скарб с детишками в ручную тележку и в путь.

В Антверпене управляющий торгового дома дал подписать контракты и разделил крестьян. Тех, кто выбрал для себя жизнь хлопкового или сахарного плантатора, отвел к речному причалу. Им предстояло небольшое путешествие на барже в Флиссинген, где у причала поджидал готовый к отплытию корабль. Желающие продолжить привычную крестьянскую жизнь пошли в Цветочную гавань. Там над складами возвышался огромный галеон, внушая уважение своими размерами и высокими мачтами. В порту стояли долго, почти месяц. За это время сколотили для себя высокие нары, а в носовой части трюма — загоны для скота. Люди все время прибывали, а торговцы пригоняли скот, привозили клетки с птицей, корм для скота и мешки с посевным зерном. Каждая семья придирчиво осматривала свое новое имущество и приставала к капитану с различными вопросами. Переселенцы уже знали, что они далеко не первые, кто едет осваивать новые земли. В неведомых краях уже обживались крестьяне из Шотландии и Ирландии, немцы, поляки и даже далекие русские. Многие интересовались климатом и плодородием земли. Если про климат моряк мог рассказать, то о земле ничего не знал. Зато раззадорил рассказами о каком-то картофеле, кукурузе и курицах размером с хорошего гуся. Наконец корабль загрузился. В трюме разместилась сотня семей со своей скотиной и имуществом, а наверху, кроме экипажа, устроилась сотня солдат с тремя десятками офицеров. Это обещанная охрана, какие-то немцы-тевтонцы.


Слуга аккуратно взломал сургучную печать и достал из красивого футляра плотный рулон послания от Владимира Скопина. По комнате распространился приятный аромат незнакомых духов.

— Погоди! — Герцогиня остановила слугу. — Дай-ка сюда туб.

Она заглянула внутрь, так и есть, на донышке лежал беленький комочек хлопкового волокна. Именно от него шел приятный аромат. Окинув взглядом расставленные сундучки, Элеонора указала:

— Вот этот, из черного дерева на ножках.

Слуга выполнил приказ хозяйки, проверил сургучную печать и назвал номер оттиска. Служанка загремела связкой в поисках нужного ключика. Герцогиня наблюдала с мечтательной улыбкой, Владимир умеет угодить даже в мелочах. Этот сундучок не стыдно поставить в будуаре. Забавные гнутые ножки напоминали львиные лапы, а тонкая серебряная инкрустация весьма элегантно смотрелась на черном дереве. Вот служанка встала на колени, мягко провернулся замок, и перед хозяйкой открылось содержимое. В разделенном на ячейки ящике стояло два десятка флаконов.

— Духи! — воскликнула Элеонора, обрадованная подарку и своей догадке.

Началось таинство проб и определения лучшего запаха. Однако главный вывод был сделан моментально — это не привычные для Европы египетские духи на основе розового масла. Ароматы кружили голову необычным сочетанием горьковатых или сладковатых оттенков. Некоторые запахи казались тягуче-густыми, другие, наоборот, легкими, как весенний ветерок. Наконец герцогиня сделала выбор и нанесла за ушко маленькую капельку. Немного посидела с закрытыми глазами, наслаждаясь незнакомым ароматом, затем принялась читать. Письмо Владимира, как обычно, переполнено словами нежной ласки и любви. Несколько раз глаза застилали невольные слезы, но стоящая на коленях служанка аккуратно их промокала.

Ах, Владимир, сейчас вся жизнь герцогини была посвящена его делу. Она даже любовников выбирала среди тех, кто может быть полезен ее герою. Усилиями герцогини Элеоноры Изабеллы Пави-Габсбург при дворе организовалась настоящая партия поддержки новому губернатору. Надо отдать должное и самим русским герцогам, они сумели произвести надлежащее впечатление. Женщины восхищались их телосложением, которое было на зависть греческим атлетам. Мягкая пластика танца завораживала партнерш, оба обожали балы и танцевали до изнеможения музыкантов. А красноречие и умение изящно выражаться! Своими рассказами Александр и Владимир заставляли слушателей забывать обо всем. При первом появлении при дворе они сразу обратили на себя внимание, а конфуз с фрейлиной Хуаной де Эррера подарил благосклонность королевы.

Придворная жизнь только внешне полна веселья, на самом деле это поле скрытых препон, хитроумных ловушек и подлых уловок. Когда проходили вечера в королевском дворце, все фрейлины занимали определенные места. Место Хуаны де Эррера находилось между двух колонн, где она весь вечер сидела, слушала и смотрела. Это был первый выход братьев в свет, даже первые минуты, герцогиня еще не успела представить их двору и познакомить с нужными людьми. Королева подозвала к себе донну Хуану, а Саша в этот момент возвращался из туалетной комнаты. Кто-то из недоброжелателей натер воском небольшой участок паркета из расчета, что молодая женщина обязательно на нем поскользнется. Так и случилось, фрейлина ойкнула, неловко взмахнула руками и должна была прилюдно упасть. Подобный конфуз неизбежно повлек бы за собой удаление от двора. По воле случая оказавшийся рядом Саша ловко поддержал донну Хуану, и создалась двусмысленная ситуация. Они не знакомы! По этикету он не имел права не только ее касаться, но и говорить с ней. В зале повисла мертвая тишина, если фрейлина скажет хоть одно слово возмущения, то мужчины будут просто обязаны вызвать Сашу на дуэль. И женщина не могла смолчать, моветон, от нее отвернется общество.

— Прошу меня простить! — По залу разнесся голос Саши. — Я только сегодня слез с дерева и плохо разбираюсь в нюансах этикета.

— С дерева? — растерялась донна Хуана. — Что вы там делали?

— Я там жил вместе с медведями, — невинно улыбнулся Саша.

Тишину взорвал хохот королевы.

— Донна Хуана де Эррера! Представьте мне нашего нового генерал-капитана!

Вспоминая, Элеонора снова всплакнула. А выезд на охоту! Как наездники они уступали многим придворным щеголям, зато умело подобранная одежда выгодно подчеркивала их атлетические фигуры. Еще эти странные стеки! Сейчас они в моде, особенно у женщин, а тогда все недоуменно косились. А сама охота! Аристократы собирались позлословить в узком кругу, осудить с ханжеским высокомерием чей-нибудь мелкий проступок. Здесь составлялись очередные партии по изгнанию неугодного из столицы или, наоборот, приближение нужного человека к высшему свету. А что учудили Скопины! Едва егеря выгнали на полянку стадо оленей, как оба брата рванули на рысях. Никто еще не успел осознать происходящее, как оглушительно бухнули ружья. А финал! По щекам Элеоноры опять потекли слезинки. Они умудрились поймать одного оленя и подарить донне Августине де Аргуэльс, которую избрали королевой этой охоты. Милая козочка так и живет в ее парке, сейчас стала совсем ручной.

Откинувшись на спинку кресла, герцогиня немного отдохнула, нельзя так много плакать. Затем передала служанке недочитанное письмо. Дальше шла деловая часть, это подождет, а сейчас надо разобраться с подарками. В первую очередь шкатулка из крокодиловой кожи. Какая прелесть! Владимир не забыл, что в моде по-прежнему синий цвет. Подвески с дельфинами из лазурного стекла! Изумительно! Она перебрала новые украшения, кое-что оставила себе, остальное пойдет на подарки нужным людям. Следом перед ней поставили сундучок из белоснежного дерева. Ага, мотки золотой и серебряной канители для шитья узоров. Этого у нее много, так что в сторону, на подарки. Очередной щелчок замка, шкатулка заполнена золотыми прутками и проволокой.

— Позовите ювелира, намедни он жаловался на недостаток золота.

Служанка открывала крышки, а герцогиня внимательно осматривала отрезы шелка, тафты, бархата, парчи. Прикидывала, что оставить на пошив новых платьев и белья, а что подарить. Милый Владимир, как он добр и щедр!

— Арандо, это все? — Она повернулась к мажордому.

— Нет синьора, в зале стоит картина, а в парке — две клетки с огромными ягуарами.

— Ягуары? Что это?

— Как тигры, их придется держать в специальных клетках.

— Показывай!

До огромных кошек Элеонора так и не дошла. Картина! Два всадника спиной к зрителю на фоне лазурного неба. Художник, не показывая лиц, сумел предать восторг и изумление двух благородных путешественников. Они находились в каньоне, где стены из сияющего золота. Посередине струится горная река, а вокруг на желтом песке вместо привычных камней лежат самородки. Картина излучала восторг и невероятное богатство.

— Где Кантерена? — резко спросила герцогиня.

— Сию минуту, госпожа.

Кто-то из слуг резво побежал по анфиладе комнат и залов. И вскоре послышался топот башмачков Кантерены эль Реаль, подружки и приживалки Элеоноры. Девушка застыла перед хозяйкой, но взгляд был устремлен на картину. Герцогиня усмехнулась, правильная мысль. Аристократия известна не только злословием, но и неумением хранить тайны. Более того, попытка что-то скрыть послужит причиной быстрой известности.

— Кантерена, голубушка, быстренько во дворец! Попроси ее величество о коротенькой аудиенции, мне потребуется буквально капелька времени.

Посмотрев вслед убегающей подружке, Элеонора повернулась к слугам:

— Картину аккуратно запаковать — и в мою карету Я хочу ее показать королеве.

Отдав необходимые распоряжения по поводу туалета, герцогиня вернулась в будуар и взялась за письмо.


— Элеонора, моя любимая племянница, что случилось? На тебе лица нет! — Королева сделала вид, что встает с кресла.

— Ах, тетушка! — Герцогиня упала на колени. — Я получила шокирующее известие!

— Твой визави что-то учудил?

— Сегодня получила от него письмо. Аборигены избрали его своим царем!

— Велико ли царство?

— От экватора до южных льдов.

— Карту! Немедленно! — приказала королева и снова повернулась к герцогине. — Элеонора, деточка, садись вот в это кресло.

В мгновение ока стол очистился от нагромождения склянок и баночек, после чего на него легла карта Южной Америки.

— Где картограф? — воскликнула королева. — Почему этот лентяй всегда опаздывает?

— Я здесь, ваше величество. — В дверь протиснулся чрезмерно упитанный монах.

— Покажи наши земли!

— Их здесь нет, — виновато ответил картограф.

— А чьи здесь земли?

— Все принадлежит вашему вассалу герцогу Скопину.

— Все? — недоверчиво переспросила королева.

— За исключением форта Рио-де-Жанейро, но португальцы пока не могут отойти от стен.

— Элеонора, ты ничего не перепутала?

— Как можно, ваше величество!

— Моя девочка, придется мне подыскать тебе нового мужа. Найдем подходящую партию в Австрии или Польше.

— Вы хотите меня отправить в Америку?

— Что ты, душечка! Как можно! Скопины будут здесь через два года.

— Хорошо, ваше величество, я рожу детей от герцога Владимира.

— Эй! Кто-нибудь! Пошлите гвардейца за маркизом Франциско Кордова и герцогом Хуаном Грихальва.

Послышался тихий шорох платьев.

— Выполнено. — С низким поклоном присела дежурная фрейлина.

— А что это ты мне принесла? — королева указала на зачехленную картину. — План военной кампании с Португалией?

— Позвольте открыть. — Вскочила с кресла Элеонора.

— Сиди, душечка, сиди.

Служанки быстренько расправились с многочисленными завязочками, и королева привстала.

— Ну-ка, перенесите картину к окну, на солнечный свет!

Королева долго рассматривала пейзаж с двумя всадниками, несколько раз подходила вплотную, желая рассмотреть мелкие детали, наконец села в свое кресло.

— Элеонора, я всецело на твоей стороне, можешь на меня полагаться. Что они пишут об этом?

— Нет людей, в «Золотом каньоне» оставили несколько добровольцев из солдат и моряков.

— У нас весь юг охвачен холерой! В чем дело?

— По договору с его величеством герцоги Скопины под контролем византийских священников.

— Все верно, меньше будут своевольничать.

— Переселенцы из Испании будут вынуждены сменить веру.

— Чепуха! Как сменят, так и вернутся в лоно католической церкви! Отпиши наше дозволение.

В комнате на несколько минут повисла абсолютная тишина, которую разрывала нервная дробь королевских пальчиков.

— Так! Донна Люсия де ла Вижена, — королева подозвала старшую фрейлину, — тебе предстоит найти девушку знатного рода не старше четырнадцати лет.

— Позвольте узнать, зачем она вам?

— Ты что, дура? Герцога Александра необходимо женить!

Королева снова нервно забарабанила по столу.

— Сейчас придут эти два вершителя судеб. — Королева скривила губы. — Дайте им две минуты и начинайте зачехлять картину.

— Ой, ваше величество, — вскинулась Элеонора, — у меня для вас еще один сюрприз.

Герцогиня щелкнула пальчиками, и служанки поднесли ящичек с духами.

— От него? — заговорщицки подмигнула королева и замерла.

Комната утонула в аромате тропических цветов. Королева в первую очередь женщина. Она долго наслаждалась новыми запахами, порой неохотно отставляя в сторону некоторые флакончики. Приход маркиза Франциско Кордова и герцога Хуана Грихальва заметили только служанки, которые честно простояли две минуты, после чего бросились зачехлять картину. Однако двух минут для сановников было вполне достаточно, они поняли и смысл картины, и откуда взялись неведомые ароматы.

— Я бы им дала герцогский титул только за эти духи. — Королева подставила щеку для прощального поцелуя.

Невиданная благосклонность! Вскоре новость о «Золотом каньоне» достигла дворцов Стамбула и Москвы. Идущие в Америку корабли были переполнены искателями халявного богатства.


Вова со своим отрядом уже вторую неделю сидел на берегу залива Ла-Плата, что по-испански значит «серебряный». Не зная этого, он дал заливу аналогичное название, только по-русски. Серебра в невысоких холмах — лопатой греби. Инспекция своего царства-государства полностью отшибла интерес с благородным металлам. Он даже не подозревал, что злата-серебра может быть так много. Главная цель экспедиции заключалась в осмотре месторождений селитры. Нужного братьям сырья оказалось огромное количество. И это без каких-либо изысканий или пробных шурфов. Алхимики выбрали смесь 10 % на 10 % и на 80 % угля, которая дала потрясающий результат. С таким порохом можно воевать, а бомбы заправить — мало не будет. Завод для изготовления гранулированного пороха поставили у водопадов, поближе к залежам антрацита.

Возвращение в столицу поразило торжеством встречи с танцами, барабанным боем и игрой на дудках. Вова улыбался, приветливо махал руками, а в душе матерился и был готов побить своих учителей. Когда остались наедине, то начал без обиняков:

— И к чему весь этот цирк с барабанами и танцами?

— Ты у нас стал народным героем, о тебе уже сложили настоящую легенду, — усмехнулся Амвросий.

— Оно мне надо? Вы бы еще пустили впереди ламу с синей мигалкой!

— Ты чем-то недоволен? — удивился Никодим.

— Зачем устроили эту клоунаду со встречей «любимого правителя»?

— Вот дурень! — хлопнул себя по бедрам Никодим. — Мы здесь ни при чем. Твои подданные сами выразили тебе уважение и почет.

— Ага, сами. С чего это вдруг они меня резко полюбили?

— Олух, оглянись по сторонам!

— Чего оглядываться. Привезли из Картахены мебель да ковры с картинами.

— Да ты слеп! Ничего не видишь за своей гордыней! — воскликнул Никодим.

— Это я выставляю гордыню? Как раз наоборот, я против всех этих «всенародных» торжеств.

— Теперь послушай меня, из Картахены привезли не только мебель, но и дань с поднятых кораблей.

— Разумно, Мопти поднял корабли, а странное золото там негде хранить.

— Аборигены нашли этому свое объяснение. Мол, царь нырнул на дно морское, вернул похищенное сокровище, взял с врагов дань вдвойне, затем убил их, а души забрал в вечное рабство.

— Картины — это похищенные души! — засмеялся Вова.

— Зря смеешься, — сурово заметил Амвросий, — народ тебя чтит, а ты насмехаешься.

— Плакать, что ли?

— Одарить подданных своей любовью. Хотя, — Амвросий махнул рукой, — вы с братом неспособны любить.

— Почему это неспособны?

— Только о себе печетесь, другие для вас что пыль дорожная. Золото слишком любите, в одночасье готовы все горы перерыть.

— Это золото пойдет на благо народа, иначе нет ни армии, и крестьянства, ни заводов.

— Для людей первым благом является радость, и ты им ее сначала подарил, а затем обозвал клоунами.

— Хорошо, я не умею работать царем, не знаю, что и как делать. Научите, подскажите.

— Разве можно научить любить ближнего? Ты должен сердцем чувствовать нужды людские.

— Предлагаете ради праздника выставить бочки с чичей?[10]

— Ты хоть знаешь, сколько чичи в твоих погребах? — усмехнулся Амвросий.

— Он даже не знает, что в его царстве нет ни единой бочки, — добавил Никодим.

Вову с ехидцей пропесочили, прочитали мораль на тему любви и заботы о ближнем, а к вечеру вывели во двор перед дворцом. Гулко ударили барабаны, аборигены что-то заорали, и началось празднование. Только вот чего? Вова толком так и не понял. Три дня столица отмечала то ли возвращение царя, то ли вывезенных царских сокровищ, то ли привезенную из Картахены мебель, которая воспринималась как взятая с врагов дань. С картинами, которые жрецы признали плененными душами врагов, получилась особая история. В первый же день вожди попросили разъяснить who is who. Пожалуйста! Нет проблем. Король с королевой, наследник престола и прочая королевская семья. Далее местные губернаторы, сановники и чиновники. Вожди одобрительно кивали и не пытались уточнить, если Вова честно говорил «чья-то жена» или «чьи-то дети». Враг есть враг, и совсем не обязательно спрашивать имя, прежде чем его убить. Как, впрочем, совсем не расстроились от того, что король с королевой здравствуют и живут в Испании. Душа-то уже пленена! Экскурсия к картинам обернулась забавным продолжением. Вход в царский дворец не ограничивался. Любой инка мог спокойно сюда войти, что люди делали весьма охотно. Только гости шли не к царю, а к портретам и плевали испанскому монарху в лицо, доставалось и его семейству. К вечеру портреты были основательно загажены. Утром слуги их аккуратно протирали, и новый поток посетителей продолжал клеймить завоевателей.

За три дня праздников Вова несколько освоился и даже выходил танцевать. Учителя одобрительно хлопали в такт и пили местную сивуху. Бррр, судя по запаху, гадость отменная. Но вот празднование закончилось, и царь приуныл. Саша куда-то запропастился. Неужели решил облазить все вулканы? Вот-вот должны подойти корабли с переселенцами, где должны быть и крестьяне с виноградников, и садоводы. Приедут с саженцами, зацветут яблони, груши и вишни. Пригонят скотину, на столы ляжет привычная колбаса, сыр и окорока с бужениной. Засеют поля, и жизнь тронется с мертвой точки. Учителя не правы, они с Сашей не черствые охотники за чужим богатством. Что ни говори, но предпринимаемые шаги направлены на развитие Америки. Да, они не умеют показывать эмоции, такая уж жизнь в XXI веке. Время, где каждый сам за себя, где брат обманывает брата, где совершенно иные критерии.

Саша заявился вместе с доном Франциском Алькантара. Они случайно пересеклись на пути.

— Ты представляешь, — радостно тараторил Саша, — мы прошли по дороге инков до самого экватора!

— Нашел чем хвастаться, — отмахнулся Вова, — всего две тысячи километров. Я маханул более двух с половиной тысяч.

— Да я не о том! Дорога без спусков и подъемов! Без крутых поворотов, одно удовольствие!

— Погоди, вот художники закончат картины, тогда и сравним дороги. Серу нашел?

— Вулканической серы сколько угодно, привез различные образцы, потом проверим. Нашли сапфиры, лазурит, аквамарин.

— Брось, о камнях потом поговорим. Лучше расскажи, как вы встретились.

— Решили спуститься с гор по реке Чоне и выйти к крепости Сан-Франциско, что захватил генерал де’Тер.

— Зачем? Мог застрять в пути, и надолго, — недовольно заметил Вова.

— Проводники обещали легкий путь. Главное в лесах, там можно заложить верфь.

— Дельная мысль, и я нашел два места для верфей.

— Верфи нам очень нужны. — Дон Франциск Алькантара оторвался от созерцания интерьера. — Богатый у вас дворец, ваше величество.

— Да какое я величество? — отмахнулся Вова.

— Вы правитель, и этим все сказано. Подкинули вы задачку Карлу.

— А что не так?

— Сейчас в Толедо морщат лбы и придумывают хитрые комбинации. Один брат — монарх, другой — губернатор, — усмехнулся дон Франциск.

— Мы остались прежними, — возразил Саша.

— Условности этикета другие, вам теперь никто не может ничего приказать.

— Ну и что, король запросто заберет обратно Новую Гранаду.

— Не отдам! — возразил Вова. — Я объявлю тебе войну!

— Ловко, — захохотал дон Франциск. — И Карл отступится, точно! Он побоится потерять всю Америку.

— Я никак не могу его понять: сильная армия, горы золота, а он боится навести здесь порядок.

— Не боится, а опасается, — поднял указательный палец дон Франциск.

— Не надо придираться к словам. Смысл не изменился, пара тысяч солдат и двадцать пушек. Все, Америка у ног.

— Ничего-то вы не понимаете, ваше величество, правят не короли, а королями.

— Неужели Карл Пятый столь мягкотел? — удивился Саша.

— Отнюдь. Любой самодержец слушает лишь нескольких друзей своего детства и реальной ситуации не знает.

— А если попросить аудиенции? — предложил Вова.

— Вы не представляете, чего стоит предстать перед королем с возможностью сказать несколько слов.

— Но это же ради пользы государству!

— История знает множество случаев удаления от двора наследников короля. Они всего лишь хотели открыть глаза своему отцу.

— Неужели наследный принц не может справиться с королевскими советниками? Да позвать гвардию, и к стенке!

— Не смешите, ваше величество. За спиной каждого из доверенных лиц стоит полк лично преданных и лично зависимых людей.

— Не понимаю. Как можно править страной, не зная реальной ситуации?

— А почему вы решили, что страной правят короли?

— Кто же, по-вашему, правит? Слуги?

— Именно слуги. Прорвись вы к королю и открой глаза на истину, ничего не изменится. Король отдаст приказ советникам, и все останется по-прежнему.

— Все равно не могу найти логики. Испания заинтересована в здешних богатствах.

— Да все просто, как рыболовный крючок! Пока в Америке бардак, золото и серебро десятками тонн течет мимо казначейства.

— Выходит, что в Испании никто не знает здешних реалий?

— Знают, да толку-то. Будешь трепыхаться — попадешь в подвалы инквизиции или загремишь кандалами в ртутных рудниках.

— Печальная картина, а что скажете про крепости на побережье? — Вова решил переменить тему.

— Конкистадоры успели заложить четыре крепости и одну верфь, — начал отчет дон Франциск Алькантара.

Разговор перешел на близкие и понятные братьям темы. Лесопилки, специалисты-корабелы, строительство фортов, крепостей и береговых батарей. Вова похвастался двумя судостроительными стапелями, что заложил южнее столицы. С учетом двух трофейных верфей близнецы имели возможность начать строительство Тихоокеанского флота. Дон Франциск Алькантара ушел знакомиться с местной гвардией, а Саша с Вовой начали прикидывать варианты расселения крестьян, которые уже должны собираться на Гваделупе. По срокам следует ожидать возвращения каравана с русского севера. Саше предстояло плавание к устью Амазонки, где он должен встретить корабли с переселенцами. Затем маленькая эскадра отправится на юг. Вова вместе с проводниками и специалистами Торгового дома Дагера уйдет в пампасы. Аборигены выведут к реке, и отряд спустится к Атлантическому океану, где братья встретятся и вернутся в пампасы уже вместе с первопоселенцами.


Переход к плодородным землям оказался на удивление коротким и спокойным. По мере приближения к пампасам дорога инков становилась все хуже и хуже. Полуразвалившееся бордюрное ограждение поросло диким кустарником, дорожные плиты скрылись под наносами земли. Европейцы расспрашивали аборигенов, пытаясь выяснить причины безлюдности этой части Америки. Если здесь есть заброшенная дорога, то в древности по ней ходили люди. Кто они были, инки или другие народности, не имеет никакого значения. Вопрос в другом, почему люди покинули эти края? И Вова не смог ничего припомнить. Школьная программа очень мало затрагивала вопрос колонизации Америки. Кортес, Писсаро, конкистадоры, война за независимость — все, уроки истории закончены. Несколько слов на уроках зоологии и географии не вызвали ни малейшего желания что-то узнать через факультативную литературу. Сейчас, спускаясь с величественных Анд в пампасы, европейцы частенько поглядывали на проводников и эскорт из воинов. Но индейцы не проявляли ни беспокойства, ни интереса. Они продолжали размеренно двигаться вперед. Именно двигаться, ибо это не выглядело как шаг или бег.

Пампасы встретили колосящимся разнотравьем и звоном цикад. Если безлюдье еще можно объяснить междоусобными войнами, то практически полное отсутствие животных по-настоящему угнетало. Если бы Вова не знал о развитом животноводстве и земледелии в Южной Америке, то без раздумий повернул бы обратно. Не может животный мир исчезнуть естественным образом. Среди европейцев ощущалась некоторая напряженность, которую озвучил Йозеф Миллер:

— Отсутствие животных может указывать на некие злобные силы.

— Здесь точно нет горных троллей, циклопов и динозавров, — усмехнулся Вова.

— Но и животных тоже нет, — возразил советник.

Вова пожал плечами, его тревожила другая мысль — радиация. До ближайших вулканов не более тысячи километров. А вдруг извергаются радиоактивные элементы? Это может послужить объяснением деградации аборигенов и малочисленности животного мира пампасов. Дозиметрические приборы появятся через четыреста лет. Глядя на пустынные земли, он невольно поежился, но спутники отвлекли от мрачных мыслей. Посыпались вопросы о неведомых троллях, циклопах и динозаврах. Про этих тварей Вова насмотрелся в кино, прочитал в различных книгах и убивал их сотнями в компьютерных бегалках-стрелялках. Рассказ получился длинный и красочный. Он описывал различные виды и типы этих мифических зверей, их повадки, сильные и слабые стороны. Увлекшись, начал объяснять, как к ним надо подкрадываться, куда лучше всего стрелять или бить мечом. В запале приятных воспоминаний, незаметно для себя, начал размахивать руками и пояснять выгодные варианты прохождения в той или иной компьютерной игре. И замер на полуслове. Отряд уже давно стоял, народ его окружил и с восторгом слушал воспоминания «бывалого» путешественника. «Ну вот, драконоборец хренов, — огорченно подумал Вова, — на дворе шестнадцатый век, они же искренне верят во всяких чудовищ». Европейцы захлопали в ладоши, а инки проорали воинственный клич.


Город-базар встретил Сашу идеальным порядком. Торговые кварталы выкрашены в отличительные цвета племен, никто не бегает по улицам, не