Чекисты рассказывают. Книга 5-я (fb2)


Настройки текста:



Чекисты рассказывают. Книга 5-я

Сборник посвящен благородному и самоотверженному труду чекистов по защите завоеваний Великого Октября.

Авторы рассказывают о работе советских органов государственной безопасности по пресечению подрывной деятельности иностранных разведок в первые годы Советской власти и в период Великой Отечественной войны. Ряд материалов посвящен борьбе чекистов со службами империалистических государств в наши дни.

С большой теплотой воссоздаются образы Ф. Э. Дзержинского, А. Х. Артузова, Т. Д. Дерибаса и других выдающихся чекистов.

Анатолий Марченко В ПЕРВЫЕ ГОДЫ

СОРОК ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ

Декабрь в Петрограде был на редкость морозным. Метель хлестала сухими хвостами снега по незрячим окнам давно нетопленных домов. Намертво скованная льдом, угомонилась Нева. В дымящейся мгле Сенатской площади скакал Медный всадник.

Шел сорок четвертый день революции.

Петроград кишел бывшими царскими офицерами, готовыми схватиться за оружие. Некогда учтивые, чиновники швыряли в комиссаров папки с бумагами и с грохотом хлопали тяжелыми дверями бывших министерств. В снежной круговерти пьяные анархисты громили магазины. С каждой полосы меньшевистских и эсеровских газет ядовитыми змеями ползли злоба, ненависть и клевета. Без устали плелась паутина заговоров, росли горы оружия, шла тайная переписка, враги революции витийствовали на тайных сборищах, роились на явочных квартирах.

Запасов продовольствия в городе оставалось меньше, чем на неделю.

Шел сорок четвертый день революции...

Совет народных комиссаров собирался на заседания по нескольку раз в день. Измотанные, голодные народные комиссары поднимались на третий этаж Смольного, в кабинет Ленина.

Заседание седьмого декабря, как и все предыдущие, затянулось до полуночи. В каждой минуте спрессовались грозные события, тревожные факты, горячие мысли, планы безотлагательных действий.

Дзержинский пришел одним из первых. Стремительно поднялся по лестнице. Впалые щеки еще резче подчеркивали выступавшие скулы.

Мозг запечатлел каждое слово записки Ленина, которую он получил вчера.

«Товарищу Дзержинскому.

К сегодняшнему Вашему докладу о мерах борьбы с саботажниками и контрреволюционерами.

Нельзя ли двинуть подобный декрет:

О борьбе с контрреволюционерами и саботажниками.

Буржуазия, помещики и все богатые классы напрягают отчаянные усилия для подрыва революции, которая должна обеспечить интересы рабочих, трудящихся и эксплуатируемых масс».

Записка Ленина вобрала в себя живую тревогу за судьбу революции. Каждая ее мысль, как набат, звала к немедленному и решительному действию. Буржуазия идет на злейшие преступления... Сторонники буржуазии устраивают саботаж... Враги бешено атакуют первые социалистические преобразования... Миллионам людей труда грозит голод...

«Необходимы экстренные меры по борьбе с контрреволюционерами...»

Повестка дня заседания Совнаркома, как всегда, забита до отказа. И все же девятым пунктом значится доклад Дзержинского.

Он начинает глуховато, негромко, потом голос его крепнет, от волнения усиливается акцент, слова обгоняют мысль, будто тут же хотят превратиться в дело. Вот он уже вспыхнул, уже говорит и воспламеняет всех, кто его слушает:

— Тут не должно быть долгих разговоров. Наша революция в явной опасности. Мы слишком благодушно смотрим на то, что творится вокруг нас. Силы противника организуются. Контрреволюционеры действуют в стране, в разных местах вербуя свои отряды. Теперь враг здесь, в Петрограде, в самом сердце нашем. Мы имеем об этом неопровержимые данные, и мы должны послать на этот фронт — самый опасный и самый жестокий — решительных, твердых, преданных, на все готовых для защиты завоеваний революции товарищей. Я предлагаю, я требую организации революционной расправы над деятелями контрреволюции. И мы должны действовать не завтра, а сегодня, сейчас... Теперь борьба не на жизнь, а на смерть. Или мы, или они — третьего не дано. Комиссию по борьбе с контрреволюцией предлагаю назвать Чрезвычайной.

— Чрезвычайной? — оживленно переспросил Владимир Ильич. — Вот, вот, это у вас хорошо сказанулось! Именно — Чрезвычайной.

Секретарь, щуря красные от постоянной бессонницы глаза, торопился занести в протокол № 21, боясь пропустить хотя бы одно слово Ильича:

«Постановили:

9. Назвать комиссию Всероссийской чрезвычайной комиссией при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем и утвердить ее...»

— Что касается председателя ВЧК, — сказал Ленин, как бы подводя черту под обсуждением вопроса, — то сюда нужен истинный пролетарский якобинец.

Еще не закончив своей фразы, Ленин выразительно посмотрел на Дзержинского. И все участники заседания, не сговариваясь, тоже повернулись к нему. Они верили в него.

Вскоре после заседания Совнаркома Дзержинский и Петерс[1] пришли на Гороховую, 2. Дом, где должна была отныне разместиться ВЧК, стоял тихо, равнодушно взирая на мир разбитыми окнами. Парадный подъезд утопал в глубоком, улежавшемся снегу. Ветер бестолково бился в обрывках телеграфных проводов.

— С чего начнем? — не очень уверенно спросил Петерс, и сам удивился наивности своего вопроса. — Вся канцелярия у вас в портфеле, а весь бюджет ВЧК — у меня в кармане.

Он вытащил из кармана кожаной куртки тощую пачку денег и сунул ее в скрипучий ящик письменного стола.

— Начнем, — твердо сказал Дзержинский. — Нам, Яков Христофорович, все же куда легче начинать, чем, например, Менжинскому.

Нарком финансов Менжинский сразу же после своего назначения раздобыл в Смольном большой, обитый кожей диван. На листке бумаги крупными буквами вывел четкую надпись: «Комиссариат финансов». Вывеску укрепил над массивным диваном, лег на него и мгновенно уснул — три предшествующие ночи были бессонными. Владимир Ильич увидел спящего сном праведника наркомфина и раскатисто, от души расхохотался.

— Ну это же просто замечательно, — сказал он, безуспешно пытаясь справиться с одолевающим его смехом. — Это же прекрасно, что наши народные комиссары начинают с того, что набираются сил и бодрости для будущих действий...

Дзержинский пересказал Петерсу этот эпизод.

— Да, — сказал Петерс. — Все познается в сопоставлении. У Менжинского — только диван, а у нас целый дом бывшего градоначальника. Вот только кого в нем размещать? По списку личного состава — двадцать три человека, включая машинисток и курьеров.

— Двадцать три? — переспросил Дзержинский. — Но это же сила. А завтра — я уверен, я бесконечно убежден в этом, Яков Христофорович, — к нам придут новые бойцы. Коммунисты. А главное, сила ЧК в беззаветной поддержке народа.

Дзержинский задумался. Нужно было выполнять решение Совнаркома.

Но все же почему именно ты поставлен на этот пост? Ты, самой желанной мечтой которого была мечта стать учителем. Ты, который как-то в порыве откровенности сказал Луначарскому: «Вот победим, пойду в Наркомпрос». Пока не получилось.

Дзержинский не знал, что после закрытия заседания Совнаркома Ленин сказал:

— Теперь защита революции в надежных руках. И знаете, что самое главное? Дзержинского глубоко любят и ценят рабочие...

Дзержинский открыл портфель, выложил бумаги на пыльный стол. Мельком взглянул на календарь.

Шли последние дни тысяча девятьсот семнадцатого года.

Впереди тысяча девятьсот восемнадцатый. Впереди — переезд в Москву, вооруженные выступления анархистов, заговор Савинкова, мятеж «левых» эсеров, покушение на Ленина, убийство Урицкого, заговор Локкарта, взрыв в Леонтьевском переулке, дело «Национального центра», дело «Тактического центра» и еще дела множества других вражеских «центров».

Впереди была борьба не на жизнь, а на смерть.

А сейчас по метельному Петрограду, как и по всей стране, шел сорок четвертый день революции.

АНКЕТА

— На Лубянку, — коротко сказал Дзержинский, открывая дверцу автомобиля.

Шофер молча кивнул и включил зажигание. «Паккард», натужно гудя мотором, медленно тронулся с места.

Откинувшись на спинку сиденья, Дзержинский тут же вынул из кармана гимнастерки блокнот и карандаш. Машину потряхивало на булыжной мостовой, но все же можно было писать, оперев блокнот о колено. Будто обгоняя друг друга, на сероватом листке возникали строчки:

«С. С. Дзержинской. Москва, 29 августа 1918 г.

Зося моя дорогая и милый мой Ясик!

В постоянной горячке я не могу сегодня сосредоточиться, анализировать и рассказывать.

Мы — солдаты на боевом посту. И я живу тем, что стоит передо мной, ибо это требует сугубого внимания и бдительности, чтобы одержать победу. Моя воля — победить, и, несмотря на то, что весьма редко можно видеть улыбку на моем лице, я уверен в победе той мысли и движения, в котором я живу и работаю...»

Дзержинский с трудом дописал последнюю строку:

«А здесь танец жизни и смерти — момент поистине кровавой борьбы, титанических усилий...

Ваш Феликс».

Дотронулся ладонью до левой стороны груди. С самого утра нестерпимая боль стискивала сердце. Но отдыхать было некогда.

Пока не приехали на Лубянку, можно заполнить анкету. Уже несколько раз звонили из Комиссии по проверке работников советских учреждений, напоминали. Стоит прийти в свой кабинет на Лубянке, будет, как всегда, не до анкеты.

Дзержинский достал из кармана листок с вопросами:

«Сколько часов работаете в день урочно и сколько сверхурочно?»

«Работаю, сколько нужно», —

стремительно сформулировал ответ.

Что еще?

«Пользуетесь ли Вы в советских учреждениях духовной пищей — книгами, театрами и т. п. И сколь удовлетворительно?»

Вот и попробуй ответить на этот вопрос. Все равно что спросить: любите ли вы дышать? Человек немыслим без приобщения к духовным ценностям, которые он сам же и создавал в течение многих тысячелетий.

И все же, как ответить? Раньше он читал много и жадно — в детстве, в юности. В тюрьмах и ссылках особенно: чего-чего, а уж времени там хватало. В одном из его писем на волю есть даже такая строка:

«Время убиваю чтением».

А сейчас? Сейчас он читает одну-единственную книгу — книгу жизни, в которой или мы, или они — середины нет.

Так как же ответить? Покривить душой? Но он никогда не кривил душой, никогда...

Дзержинский черканул по листку так резко, что едва не сломал карандаш:

«Нет, нет времени».

Нет времени, чтобы дышать?!

И снова почувствовал, как еще сильнее стиснуло гулко забившееся сердце.

Что там еще?

«Состояние Вашего здоровья».

Дзержинский медленно, стараясь не прислушиваться к боли в груди, вписал ответ в соответствующую графу:

«Здоровьем не отличаюсь...»

Вопрос пятнадцатый:

«Кем рекомендованы на службу?»

Здесь все ясно. Совнаркомом. Точнее, Лениным. Владимиром Ильичем Лениным.

Дзержинский ушел в свои мысли. Анкета... Крохотный листок, семнадцать вопросов, а штука всесильная — заставляет пройти по вехам едва ли не всей человеческой жизни. И как бы ни субъективны были ответы — наверное, и через века способна она донести до людей хотя бы главные штрихи того человека, который ее заполняет. Нет, не зря, наверное, придумали ее люди, стремясь остановить мгновение жизни...

Дзержинский не заметил, как «паккард» остановился у подъезда.

— Приехали, — негромко напомнил шофер.

Дзержинский стремительно — будто не было ни письма, ни анкеты — вышел из машины и так же стремительно вошел в подъезд.

На пороге его встретил дежурный по ВЧК:

— Феликс Эдмундович, в Петрограде убит Урицкий. Срочно позвоните товарищу Ленину...

СКУЛЬПТУРНЫЙ ПОРТРЕТ

Клэр Шеридан была согласна с Пушкиным: осень — лучшая пора для вдохновения.

Видимо, по этой причине, а также из-за неутихающей с годами страсти к путешествиям Клэр выбрала для своей поездки в Россию именно осень.

Была и еще одна, пожалуй, самая главная причина, повлиявшая на ее выбор. Об этой причине Клэр не говорила вслух. Ее дядя, прожженный политикан, счел своим долгом поторопить ее с поездкой. Нещадно дымя сигарой, он взял своей массивной тяжелой рукой ее маленькую ладонь и, бережно сжимая хрупкие длинные пальцы, сказал, выпячивая толстую нижнюю губу:

— Если бы я был уверен, что смогу отговорить тебя от этой сумасбродной поездки... Клэр, ты хочешь очутиться в пасти самого дьявола. Но мне известен твой характер. Поэтому дам лишь единственный совет: поторопись. Сейчас на календаре октябрь тысяча девятьсот двадцатого. Большевики чудом удержались три года. Это противоестественно. Экономика стягивает их политику стальной петлей. Ни одно уважающее себя государство Европы не захочет их признать. Я уж не говорю об Америке. Представь себе наш земной шар. Повсюду мы, и только крохотным островком, да-да — громадность территории России не в счет — крохотным островком посреди океана пашей цивилизации — большевистская страна. Она дышит на ладан. Поторопись, моя крошка, иначе ты не успеешь сделать скульптурный портрет самого Ленина. И еще: если ты попадешь в застенки ЧК, я не смогу найти общего языка с Дзержинским.

Клэр Шеридан никогда не была в России, но ей казалось, что она видит ее бесконечные просторы, голые леса, продуваемые звонким осенним ветром, омытые грустными дождями купола деревенских церквей, кремлевские башни, взметнувшиеся в холодное прозрачное небо...

Путь из Лондона в Москву оказался нелегким. Балтийское море ярилось штормами. Клэр едва не погибла от качки, безуспешно пытаясь вдохновить себя слабым утешением: даже ее соотечественник адмирал Нельсон жестоко страдал от морской болезни.

Петроград с его тяжелыми туманами и,свинцовыми красками зданий напомнил ей о Лондоне. Клэр загрустила и решила не задерживаться в Петрограде. Билет на московский поезд она достала с трудом.

В купе скрипучего, прыгавшего на стыках вагона было холодно. Махорочный дым недвижимо висел в коридоре. На станциях к поезду липли беспризорники. В станционных буфетах нечем было поживиться даже привыкшим к голоду вокзальным крысам. Клэр едва не застудила слабые легкие. И все же она стойко перенесла невзгоды. Ее вдохновляла цель, захватившая все творческие помыслы. Наслушавшись и начитавшись всякого — и восторженного, и злого — о русской революции, она решила вылепить несколько скульптурных портретов самых выдающихся ее деятелей. Она заранее решила, кого будет лепить: Ленина, Дзержинского.

В английских газетах писали о зверствах ЧК, о жестокости Дзержинского, о слежке за иностранцами...

Клэр Шеридан повезло: вскоре после приезда в Москву ей предоставили возможность осуществить свой замысел. По правде говоря, она не верила, что это сбудется: каждая секунда времени, которым располагали лидеры большевиков, была на вес золота, и в обычные сутки они, казалось, умели втиснуть двадцать пять часов.

Дзержинскому сообщили: английский скульптор Клэр Шеридан хочет сделать его портрет. Дзержинский возмутился. Он не понимал, как в такое бурное время можно спокойно позировать скульптору. Ради чего? И наотрез отказался.

И лишь когда ему позвонил Ленин и сказал, что отказать Шеридан — значит, проявить неуважение к женщине, проделавшей столь трудный и рискованный путь из Англии в Россию, он с большой неохотой согласился.

С душевным трепетом и волнением Клэр Шеридан приехала на Большую Лубянку. Низкие хмурые тучи стелились над влажными крышами. По булыжным мостовым мерно цокали копыта коней. На Лубянской площади со скрежетом ползли ветхие трамваи.

Дом 11 на Большой Лубянке с виду не показался ей страшным. Дом как дом — в три этажа, с барельефами на фасаде. Лишь часовой у входа напоминал, что здесь — серьезное учреждение.

Дзержинский принял Клэр точно в назначенное время в своем крохотном кабинете. Первое, что бросилось Клэр в глаза, — телефон на стене, маленькая фотография мальчика в простенькой рамочке, железная кровать за выцветшей от времени ширмой.

Дзержинский принял ее приветливо, с улыбкой, которую можно было заметить лишь в серо-зеленых миндалевидных глазах. Он был молчалив и сдержан. Клэр сразу же поняла, что его мучает сама мысль о позировании и что он согласился на это явно против своей воли.

Торопливо сделала необходимые приготовления к сеансу и тут же приступила к делу.

Дзержинский сидел за столом, наверное, как сидел и до ее прихода. Ей особенно отчетливо запомнились его глаза, словно омытые вечной скорбью. Узкое лицо с высокими скулами и впалые щеки. Высокий лоб — лоб мыслителя. Потом Клэр перевела взгляд на руки — это были руки пианиста.

Клэр делала наброски с трудом. Она привыкла, что человек, позирующий ей, неизбежно включается в более или менее оживленную беседу. Но прошло полчаса, час, полтора — Дзержинский молчал. Казалось, он сидит абсолютно недвижимо.

— У вас ангельское терпение, вы сидите так тихо! — не выдержав, воскликнула Клэр.

Дзержинский кротко улыбнулся.

— Человек учится терпению и спокойствию в тюрьме, — негромко сказал он и снова как бы ушел в себя.

— Сколько же времени вы провели в тюрьме? — спросила Клэр.

— Четверть жизни, одиннадцать лет.

Разговора не получалось — Дзержинский отвечал коротко и односложно.

— Я слышала, вы очень любите поэзию. Мицкевич, Словацкий... это и мои любимые поэты, — пыталась разговорить его Клэр. — Я знаю, что в юности вы написали поэму...

— Да, — смущенно подтвердил Дзержинский. — На польском языке.

— Прочтите, — взмолилась Клэр, — хотя бы одну строфу.

— Это далеко не стихи Мицкевича, — отшутился Дзержинский.

Сеанс пролетел мгновенно. Клэр работала с таким вдохновением и быстротой, что вчерне успела закончить работу.

На другой день она кинулась в библиотеку. Судорожно листала подшивки газет, стараясь вычитать все, что писалось о ЧК и Дзержинском. Расспрашивала незнакомых людей. Двое из них — бывшие офицеры — еще в восемнадцатом побывали в ЧК, и одного из них допрашивал сам Дзержинский. Теперь оба работали в Наркомпути.

— Расскажите, — умоляла Клэр. — Ради бога, расскажите, как он вас допрашивал.

— Как? — улыбнулся бывший офицер, удивляясь наивности Клэр. — Это нельзя даже назвать допросом в обычном понимании этой процедуры. Просто он убеждал меня в правоте большевиков. Уговаривал отдать свой опыт и знания народу...

За короткое время пребывания в Москве Клэр узнала многое. И в том числе о том, что именно от Дзержинского трижды исходила инициатива об отмене смертной казни и только озверелый белый террор вынудил Советскую власть ответить на него красным террором.

Вернувшись в Англию, Клэр Шеридан написала:

«Несомненно, что не абстрактное желание власти, не политическая карьера, а фанатическое убеждение в том, что зло должно быть уничтожено во благо человечества и народов, сделало из подобных людей революционеров, — писала она. — Добиваясь этой цели, люди с утонченным умом вынесли долгие годы тюрьмы...»

В записках Клэр были и такие слова:

«Во всяком случае, увидев его, я больше никогда не поверю ни одному слову из того, что пишут у нас о господине Дзержинском...»

Дядей Клэр Шеридан был сэр Уинстон Черчилль.

У ПОДНОЖИЯ МАШУКА

Начальник Терского окружного отдела ОГПУ Фомин не скрывал своего восхищения панорамой, открывшейся из ехавшей по горной дороге пролетки. Возбужденно оглядываясь на Дзержинского и Менжинского, расположившихся на заднем сиденье, он поминутно восклицал:

— Это — Кольцо-гора. А это — Бештай. А там, смотрите, какой красавец — Эльбрус!

Дзержинский молчал, он не верил, что наконец в отпуске, что слева, совсем рядом, темно-зеленой громадой высится пятиглавый Бештау, а вдали, в пронзительно-чистом своде неба впечатал свою гордую вершину снежный во все времена года Эльбрус.

Кони зацокали по пыльной окраине Пятигорска.

— «Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города...» — задумчиво проговорил Менжинский.

— «Вид с трех сторон у меня чудесный...» — полувопросительно продолжил Дзержинский. — Сколько же лет утекло с той поры, как впервые я прочитал эти лермонтовские строки, но помню до сих пор. Сила гения в том, что его творения невозможно забыть, невозможно даже изгнать из памяти...

— А вот и Машук, — сказал Фомин.

Возница остановил взмыленных лошадей в тени высокой чинары.

Дзержинский вышел из пролетки и медленно пошел по тропке, взбиравшейся меж колючих веток терна и боярышника. Казалось, он много раз бывал здесь и знает, куда неожиданно свернет влажная от росы тропа.

Втроем они подошли к могиле Лермонтова. Подул ветер, нежданная туча наползла на солнце. Стало сумрачно и тревожно.

Дзержинский стоял недвижно. Ветер бился в деревьях. Седая тяжелая пыль стелилась над дорогой.

Дзержинский не замечал ни внезапной перемены погоды, ни сухого треска грозы где-то над самой вершиной Машука.

— Будет ливень, — беспокойно сказал Фомин. — Надо спускаться в город. В грозу здесь как в преисподней.

Дзержинский ничего не ответил. Словно высвеченные росчерком молнии, в его голове вскипали и раскаляли душу такие простые и такие могучие строки:

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой...
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Еще отчетливее пророкотал гром. И Дзержинскому вдруг вспомнилась далекая весна, льдины на Лене, костер на берегу, и ссыльные, тянувшие озябшие руки к языкам огня. У того, оставшегося в юности костра он вдруг начал вслух читать свою поэму. Не все польские слова были понятны тем, кто жался к костру. Но волнение, звучавшее в голосе юноши, заставляло сиять хмурые, давно отвыкшие от счастья глаза...

Ударили первые капли дождя.

— Феликс Эдмундович, — позвал Менжинский. — Товарищ Фомин прав. Надо спускаться.

Дзержинский молча кивнул, но не сдвинулся с места. Молния дико и разъяренно ринулась огненной стрелой к вершине Машука...

Дзержинский вдруг вспомнил Делафара[2]. В свои девятнадцать лет этот мечтательный юноша был уже членом коллегии ВЧК.

Тогда тоже была весна, весна восемнадцатого года. Делафар читал свои стихи в старинном московском особняке. Синий апрельский вечер плыл за открытым окном. На столике красного дерева, медленно оплывая, догорала свеча.

Делафар не заметил неслышно вошедшего Дзержинского и продолжал читать — громко, вдохновенно, торжествующе.

— Это прекрасно, — сказал Дзержинский, едва Делафар сделал паузу. — Это замечательно, что у нас в ВЧК есть поэт. Чекисту совсем не обязательно быть поэтом, но если он еще и поэт — революция имеет настоящего защитника.

— Вам понравилось? — сгорая от смущения, спросил Делафар. В его голубых глазах отражалось колеблющееся пламя свечи.

— Это поэзия революционного действия, — сказал Дзержинский. — В ней — огонь я призыв к борьбе. Она отнимает трагизм даже у смерти.

...Он погиб, этот мечтательный юноша, погиб в девятнадцатом, в Одессе, в схватке с белогвардейцами. Он работал в одесском подполье вместе с Жанной Лябурб[3]...

Лермонтов тоже погиб совсем молодым — и целился в него дуэльным пистолетом не столько Мартынов, сколько русский царизм...

— Феликс Эдмундович, — взмолился Фомин, — сейчас хлынет ливень. Отвечать за вас мне...

— Ну так бы сразу и сказали, — вдруг повеселел Дзержинский. — Да вы не волнуйтесь — мы вмиг спустимся. А как не хочется...

Туча всей своей громадой надвинулась на Машук. Ливень шумел, как горный водопад. Молнии плясали в сгущавшейся тьме. Испуганные кони с места взяли вскачь.

Мокрое лицо Дзержинского сияло. Хотелось дышать грозой и ветром.

Д в душе все громче, как раскаты грома, звучали и звучали одни и те же слова:

А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

ПРЕДСКАЗАНИЕ

Надзиратель Бутырской тюрьмы — здоровенный рыжий детина был чрезвычайно встревожен. Он не мог оторваться от глазка камеры, за узником которой ему было строжайше приказано неусыпно и рьяно наблюдать. Тревожиться было отчего. Двое заключенных — один высокий, худой, с горящими глазами, другой коренастый, как кряжистый дубок, с обидчивым выражением нездорового одутловатого лица — отчаянно спорили. Временами они наступали друг на друга, как бы опасаясь, что один из них не услышит или не поймет мнение другого.

Надзиратель поспешно приоткрыл тяжелую скрипучую дверь, привалился к косяку, стараясь не пропустить ни единого слова.

Одутловатый бросал в лицо собеседнику слова, в которые по-звериному цепко впилась отчаянная тоска.

— Все — миф! Розовые иллюзии! Просвета — нет! Все жертвы напрасны! Кругом мрак, безверие, отчаяние... Перед нами — бастион. Стена, которую не разрушить!

— Ленин был еще юношей, когда в ответ на слова охранника: «Что вы бунтуете, молодой человек? Ведь перед вами — стена!» — ответил: «Стена, да гнилая, ткни — и развалится!»

— Красивые слова. Лозунги. Юношеская романтика. Мечты...

— Ну вот что, — непререкаемо отрубил высокий. — Я убежден, что не позднее, чем через год, революция победит.

Одутловатый истерично рассмеялся:

— Дзержинский, вы — неисправимый фантазер!

— Тогда — пари, — Дзержинский протянул собеседнику руку.

— Согласен!

— Ваше условие?

— Если, Феликс, ваше пророчество оправдается, то я отдаюсь вам... в вечное рабство!

— Идет!

Их руки скрестились. Дзержинский озорно подмигнул надзирателю, как бы приглашая его в свидетели.

— Прекратить бунтарские речи! — прохрипел надзиратель. — Сей момент доложу начальству...

— Докладывайте! — обрадованно воскликнул Дзержинский. — Сей момент докладывайте! Ровно через год в России победит революция! Пусть начальство запишет в свои календари. Так и доложите — только слово в слово — победит революция! А вообще-то, милейший, нехорошо подслушивать чужие разговоры, ох как нехорошо!

...Прошло восемь лет. В кабинет Дзержинского в ВСНХ пришел человек. Он был кряжист и одутловат. Со смущенным видом поздоровался с Дзержинским.

— Знакомьтесь, товарищи! — шутливо произнес Дзержинский, обращаясь к сидевшим в кабинете сотрудникам. — Это пришел мой «раб».

— Раб? — удивился кто-то.

— Представьте себе, — подтвердил Дзержинский.

И рассказал эпизод, который произошел в Бутырской тюрьме. В шестнадцатом году.

Менее чем за год до Великой Октябрьской социалистической революции.

ИЗ КОТЛА НА НИКОЛЬСКОЙ

Зима девятнадцатого года обрушилась на Москву трескучими морозами. В метельном вихре слышался посвист пуль — то доносилось сюда эхо гражданской войны. На фронтах косили людей пули. В тылу людей косил голод.

Колька Дубинин, прихватив младшего братишку, бежал из родной, вконец отощавшей деревни. Хилые избы в ней ссохлись, как старики, обреченно горбились замшелыми крышами, подслеповато щурились мрачными окнами.

Сперва бежали в Самару, а оттуда в Москву. Беспризорники порхали по сугробистым улицам воробьиными стаями. Вечерами их безжалостно изгоняли с вокзалов, и они рыскали по тонувшим во мраке переулкам в поисках тепла и пищи.

Колька с братишкой, влившись в стайку таких же, как они, оборвышей, под вечер прибежал на Никольскую и залез в железный котел. Весь день в котле варили смолу, и стенки его еще хранили едва ощутимое, но такое желанное тепло. Из котла хорошо просматривалась почти вся Никольская — от Лубянки до Красной площади. В зимнем сумеречном тумане смутно проступали очертания Кремля.

Мальчишки сбились в плотный клубок, пытаясь вздремнуть. Днем была оттепель, а к вечеру подморозило. Снег под ногами спешивших домой прохожих скрипел то тоскливо, то со скрытой угрозой. Ему было ясно, что до утра в котле не просидишь.

Колька все же задремал и, конечно, не видел, как с Большой Лубянки, направляясь в сторону Кремля, быстрым шагом шли трое в кожанках. И, конечно же, Колька не знал, что это были сотрудники ВЧК. Многого, очень многого не знал беспризорник Колька Дубинин.

Он проснулся лишь тогда, когда чья-то сильная волевая рука вытащила его из котла. Колька задрожал от холода и страха. Рядом с ним тоже дрожали и тоже от холода и страха его сверстники. Дико озираясь, сопя простуженными носами, они ждали удобного момента, чтобы, улюлюкая и свистя, разлететься по подворотням.

Но разбежаться не удалось. Чекисты доставили очередной «улов» на Лубянку. Колька оказался в маленьком кабинете. На стене висел телефон и фотография мальчика в деревянной простенькой рамочке. Поодаль от стола — ширма, за ней железная солдатская кровать. «Живут же люди!» — с завистью подумал Колька.

Испуганно озираясь по сторонам, он не сразу заметил, как в кабинет стремительно вошел высокий человек в длинной, почти до пят, красноармейской шинели. Приблизившись к Кольке вплотную, он воздел руки на костлявые Колькины плечи и пристально посмотрел ему прямо в глаза. Взгляд был такой долгий и теплый, что Колька почувствовал себя завороженным.

— Хочешь обратно в Самару? — мягко спросил человек.

— Хочу, — буркнул Колька.

— А хочешь учиться?

Человек обвел озабоченным взглядом оборвышей, обреченно стоявших перед ним, как бы давая понять, что вопрос относится не только к Кольке Дубинину, но и ко всем.

Колька, насупившись, молчал. Молчала и остальная братва. Слово «учиться» было незнакомым, даже чуждым, внушающим смутное опасение.

— Молчание — знак согласия, — весело сказал незнакомец и распорядился немедленно вымыть беспризорников в бане, одеть их и накормить.

Колька не знал, что с ним говорил сам Феликс Дзержинский. Он многого не знал тогда, Колька Дубинин, очень многого...

Не знал и тех строк, которые Дзержинский писал в письме своей сестре Альдоне еще в 1902 году:

«Не знаю, почему я люблю детей так, как никого другого... Часто-часто мне кажется, что даже мать не любит детей так горячо, как я».

Не мог знать Колька и о том, как еще до революции, идя на нелегальное собрание, Дзержинский остановился возле играющих у дома детей. Его спутница позже выговорила ему за то, что, нарушая конспирацию, он подвергает себя опасности. Дзержинский ответил:

— Да, из-за детей я могу погибнуть...

Не знал Колька Дубинин и о том, что Феликс Эдмундович как-то не выдержал и пооткровенничал с Анатолием Васильевичем Луначарским: «Если доверят, пойду в Наркомпрос...» А позже, уже будучи председателем ВЧК, сказал Луначарскому: «Я хочу бросить некоторую часть моих личных сил, а главное, сил ВЧК на борьбу с детской беспризорностью... Плоды революции — не нам, а им!»

С легкой руки Дзержинского Колька Дубинин попал в детдом, потом стал бойцом ЧОНа, вступил в комсомол, пошел учиться...

Сейчас он — Николай Иванович Дубинин — ученый с мировым именем, крупнейший специалист в области генетики, академик, лауреат Ленинской премии...

Ныне Никольская улица носит гордое название — улица 25-го Октября. Именно по ней в далеком уже девятнадцатом шли с Большой Лубянки чекисты, чтобы выполнить приказ Дзержинского.

ТОСТ

Дзержинский долго не соглашался принять предложение Артузова. Но тот, как искусный дипломат, то терпеливо и ненавязчиво, то горячо и азартно убеждал Дзержинского побывать на встрече друзей.

— Это исключительно важно и крайне необходимо! — говорил Артур Христианович. — Когда еще будет такой прекрасный повод? Нашей ВЧК — пять лет. Целых пять лет! Просто не верится! Они пронеслись как ураган, эти грозные годы! Декабрь семнадцатого уже ушел в историю. На сорок четвертый день революции вы пришли на Гороховую с декретом о создании ВЧК. Разве не время рассказать об этом? Пусть все душой почувствуют, какой путь мы прошли. Сколько побед и сколько потерь! Клянусь, ваши друзья не простят вам, если вы не придете! Будут только те, кого вы хорошо знаете, с кем вы работали все эти пять незабываемых лет.

— Я и не подозревал, товарищ Артузов, что вы, обычно такой молчаливый и сдержанный человек, можете быть таким яростным агитатором, — мягко улыбнулся Дзержинский. — Я приду. Но пусть на меня не обижаются товарищи, я смогу пробыть с ними не более получаса.

— Полчаса — это прекрасно, — вскочил со стула Артузов. — Это целая вечность!

— В сущности, вечность состоит из часов, — снова улыбнулся Дзержинский.

Феликс Эдмундович сдержал обещание. Его приход на дружескую встречу чекистов вызвал радостные улыбки. Дзержинский обменялся крепкими рукопожатиями со своими сподвижниками и скромно уселся на краешке стола, наотрез отказавшись занять центральное место.

За незатейливым ужином чекисты разговорились. Вспоминали боевую юность, схватки с анархистами, савинковцами и «левыми» эсерами, вспоминали только что отгремевшую гражданскую войну.

Артузов предложил каждому рассказать самый интересный эпизод из своей жизни или произнести речь на необычную тему.

Подошла очередь Дзержинского. Он сидел, подперев длинными тонкими пальцами бледные ввалившиеся щеки, как бы обдумывая свое выступление. И тут Артузов, пребывавший в самом веселом расположении духа по той причине, что смог выполнить поручение друзей и затащить Дзержинского на этот вечер, неожиданно выпалил:

— Феликс Эдмундович, мы предлагаем вам выступить на вечную тему.

— Какую же? — насторожился Дзержинский.

— О любви! — продолжал Артузов. — Понимаете, о любви к женщине! Все говорили о войне, о борьбе, о мужестве. О страданиях, о смерти, о ненависти. Довольно! Феликс Эдмундович, скажите о любви!

В комнате наступила напряженная тишина. Казалось, все были смущены словами Артузова. Вот так предложить Дзержинскому такую тему. Никто не мог себе представить, чтобы Дзержинский — суровый, абсолютно не расположенный к душевным откровениям человек, которого многие считали аскетом, — вдруг заговорил о любви к женщине!

Все притихли как бы в ожидании взрыва.

Между тем с Дзержинским творилось нечто невероятное. В первое мгновение на его лице проступило смущение, и казалось, он наотрез откажется от предложенной темы. Но смущение молниеносно сменилось улыбкой, казалось, озарившей все вокруг. В глазах вспыхнул блеск, щеки зарделись, губы тронула тихая и несмелая, как у влюбленного юноши, улыбка.

Дзержинский встал и поднял бокал. Взгляд его был устремлен сейчас в окно, за которым бесновалась метель — такая же, как тогда, в декабре семнадцатого, пять лет назад на Гороховой улице.

— Друзья мои, — произнес Дзержинский, и слова его в сердцах слушавших отозвались трепетной тревогой. — Я хочу поднять этот тост за женщину, которая шла в ногу с нами в огне революции. Которая зажигала нас на великое дело борьбы. Которая воодушевляла нас в минуты усталости и поражений. Которая навещала нас в тюрьме и носила передачи, столь дорогие для узника. Которая улыбалась на суде, чтобы поддержать нас в момент судебной расправы над нами...

Дзержинский передохнул и обвел всех торжествующим, счастливым взглядом. И, помолчав, завершил свой тост словами, схожими с признанием в любви:

— И которая бросала нам цветы, когда мы шли на эшафот!

— Это гимн! — воскликнул Артузов. — Нет, это сильнее любого гимна.

Дзержинский отпил глоток из бокала, осторожно поставил на стол и взглянул на часы.

— А ведь я не сдержал своего слова, товарищ Артузов, — с укоризной самому себе сказал Дзержинский. — Обещал пробыть полчаса, а пробыл целый час.

— Зато какой тост! — откликнулся Артузов. — Ни один поэт еще не сказал таких слов о женщине!

ОЛАДЬИ

Над Москвой полыхали весенние ветры. Кусты сирени в скверах стали похожи на дымчато-розовые облака. В рощах на окраинах города несмело пробовали голоса соловьи.

Одно из окон дома в Успенском переулке было открыто настежь. Из него струился ароматный дымок, от которого, у прохожих текли слюнки, а перед глазами возникала сковорода с пышными, горячими оладьями.

У Ядвиги Эдмундовны, жарившей эти оладьи к приходу Феликса Эдмундовича, тоже текли слюнки. Это было мучительное состояние... Но зато душа ликовала: сегодня, наконец, она на славу угостит своего брата, питавшегося впроголодь.

Дзержинский и впрямь был голоден. На Лубянку он приехал еще в тот час, когда не занимался рассвет, и на ходу выпил стакан остывшего морковного чая, даже не почувствовав вкус этого странного напитка. Потом его закрутили дела — чекисты выбивали анархистов из их последних осиных гнезд.

Лишь поздно вечером, по пути в Кремль, Феликс Эдмундович забежал на несколько минут к сестре.

Она усадила его за стол. Язычок огня в керосиновой лампе слегка колыхался от ветерка, прорывавшегося в окно. На столе не было ничего, кроме большой мелкой тарелки с цветочками и вилки.

— Я очень прошу тебя поесть, — умоляющим тоном произнесла сестра.

— Но тарелка пуста! — изображая удивление, воскликнул брат.

— Сейчас все будет как в сказке! — загадочно произнесла сестра и распахнула дверь из кухни столь торжественно, как это делалось на приемах в царских чертогах.

Дзержинский обернулся. Сестра шла к столу медленно, степенно, важно, держа на вытянутых руках блюдо, на котором красивой горкой громоздились румяные, с хрустящей корочкой, оладьи. С молчаливой гордостью поставила блюдо на стол.

— Спасибо, родная, — растроганно сказал брат. — Оказывается, ты не забыла, что это мое любимое кушанье.

— Еще бы! — подхватила сестра, ликуя от одного чувства, что смогла порадовать брата. — Помнишь, когда ты был маленький, ты всегда просил маму испечь оладышков. Тогда, в Дзержиново...

— Да, да, — поспешно подтвердил Феликс Эдмундович. — Я всегда просил маму испечь оладьи...

Он осторожно взял оладышек. Пальцы обожгло, но он не выпустил оладышка, предвкушая его вкус.

— Сейчас я принесу тебе чаю и немного варенья, — продолжала сестра. — Клубничное варенье из моих старых запасов.

— Сестра, а где ты взяла муку? — круто обернувшись на стуле, вдруг спросил Дзержинский.

Вопрос прозвучал как выстрел: сестра вздрогнула и опустила виноватые глаза.

— Муку? — переспросила она и густо покраснела. Лишь секунду она раздумывала, сказать ли ей правду или скрыть. Но, зная брата, тут же отогнала от себя навязчивое желание обмануть его. — Муку? Сегодня мне очень повезло, Феликс. Я совершенно неожиданно купила ее...

— У мешочника? — не ожидая ее признания, подхватил Дзержинский. — У спекулянта? У злейшего врага Советской власти? У того, кто хочет задушить нашу республику голодом?

— У мешочника... — покаянно пролепетала сестра.

Дзержинский порывисто встал со стула. Схватив блюдо, он подошел к раскрытому окну и выбросил оладьи.

— Что ты наделал? — ахнула сестра, с трудом сдерживая слезы.

— Не более того, что нужно было сделать в этой ситуации, — непреклонно сказал Дзержинский. — Запомни, мы должны жить так, чтобы нас ни в чем не мучила совесть. И требовать от себя того же, чего мы требуем от других.

Пристально посмотрев на плачущую сестру, он нежно обнял ее за плечи.

— Ну к чему так горевать? — почти ласково спросил Дзержинский. — У нас с тобой есть чай. Да еще с клубничным вареньем!

В ОТПУСКЕ

Ночное летнее небо было звездным. Где-то внизу, в обрывистых берегах, негромко шумела река. Темный лес вплотную придвинулся к невспаханному полю.

Дзержинский медленно шел по тропинке, радуясь красоте природы, чистому воздуху и одиночеству. Настораживала и отвлекала от беззаботных дум только тишина — непривычная тишина, в которую было трудно поверить.

Неделю назад он приехал сюда, в этот совхоз под Наро-Фоминском, вместе с Софьей Сигизмундовной и Ясиком. Бесконечные леса простирались вокруг. Опушки березовых рощ были полны сиянья крохотных солнц — это цвели, радуя глаз, ромашки. Птичьи голоса звучали музыкой, заставляли трепетать усталое сердце.

Отдых был прекрасен. Феликс Эдмундович удил с Ясиком рыбу на Наре, катался на лодке. И даже учил сына стрельбе. Вечерами много читал. Он не расставался с томиками Мицкевича, Словацкого...

Но вскоре отдых стал тяготить его. Здесь, в первозданной тиши, он чувствовал себя человеком, добровольно покинувшим боевой строй. Впрочем, добровольно ли?

Нет, вовсе не добровольно. Позвонила Елена Дмитриевна Стасова и сообщила, что ему, Дзержинскому, предписывается пойти на две недели в отпуск в Наро-Фоминск.

— О каком отпуске может идти речь? — недовольно спросил Дзержинский.

— Это решение ЦК, — невозмутимо ответила Стасова.

— Я позвоню Владимиру Ильичу, — упорствовал Дзержинский.

— Это решение принято по инициативе Владимира Ильича, — сказала Стасова, — и вы лучше меня знаете, почему.

Да, он это знал: доработался до кровохарканья. Пытался скрыть свое состояние, но разве от Ленина что-нибудь скроешь?

— Хорошо, — уже мягче сказал Феликс Эдмундович. — Но при чем тут Наро-Фоминск? Это же у черта на куличках.

— Там лучший в Подмосковье совхоз, — ответила Елена Дмитриевна. — А значит, вы сможете получить приличное питание. Есть и еще одна причина, о которой Владимир Ильич настоятельно просил вам не сообщать.

— Я подчиняюсь только потому, что это решение ЦК и что его одобряет Владимир Ильич, — сказал Дзержинский.

И вот он здесь, под Наро-Фоминском, вдали от бурлящей Москвы, словно на целую вечность отлученный от кипучих событий и стремительных, как горный поток, неотложных дел. Бродит по лесным тропинкам, нюхает ромашки, слушает птиц, ловит пескарей и вздыхает, глядя на звезды. Нет, так жить просто невыносимо!

Дзержинский ускорил шаги. Надо срочно вернуться в совхоз, позвонить в Москву. Сначала в ОГПУ, потом в ВСНХ, потом в Наркомпуть. А потом Владимиру Ильичу, чтобы убедить отозвать его из отпуска. Иначе он, Дзержинский, самовольно вернется в Москву — ведь там столько срочных дел, ждущих его решения!

Впереди, за поворотом, засветились огоньки совхоза. Софья Сигизмундовна еще не спит. Наверное, убаюкала Ясика интересной книгой и теперь ждет его.

Дзержинский стремительно миновал ворота совхоза. Не заходя к себе, взбежал на крыльцо дома, в котором жил директор. Негромко постучал. Дверь открыли не сразу — хозяин, видно, уже спал.

— Извините, пожалуйста, — смущенно сказал Дзержинский. — Я не хотел вас будить, но у меня совершенно безвыходное положение. Мне нужно срочно позвонить в Москву. А в моей квартире нет телефона.

— Простите, Феликс Эдмундович, но и в моей квартире тоже нет телефона, — сонным голосом ответил директор.

— Нет телефона? — удивился Дзержинский. — Но в таком случае телефон есть в вашем служебном кабинете?

— Нет, — простодушно ответил директор, разводя руками. — И в служебном кабинете телефон как таковой полностью отсутствует. И во всем совхозе...

— Вы что, шутите? — повысил голос Дзержинский. — Почему нет телефона?

— Чтобы отдыхающие лучше отдыхали, — как можно искреннее проговорил директор.

— Спокойной ночи, — едва не рассмеялся Дзержинский. — И еще раз простите великодушно, что потревожил вас среди ночи.

— А вам — хорошего отдыха, Феликс Эдмундович, — сказал директор, и Дзержинский уловил в его словах явные нотки лукавства.

Дзержинский пошел к себе — Софья Сигизмундовна еще не спала.

— Ты что такой веселый, Феликс? — спросила она.

— Я веселый? — безуспешно пытаясь согнать улыбку с лица, переспросил Дзержинский. — Я веселый? Напротив, я полон гнева!

— Что-нибудь случилось? — обеспокоенно взглянула на него жена.

— Случилось нечто удивительное, — продолжая улыбаться, сказал Дзержинский. — Стасова, объявляя мне решение о моем отпуске, сказала, что Ленин велел ей не сообщать, почему именно избран наро-фоминский совхоз. А теперь мне все ясно.

— Почему же?

— Потому, что здесь нет ни одного телефона.

— Но при чем тут телефон?

— Очень просто. Если ты спросишь Владимира Ильича, то, бьюсь об заклад, он ответит: «Чтобы Дзержинский мог лучше отдохнуть».

Владимир Листов ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ КРАСНОЗНАМЕННЫЕ

У ДАЛЬНИХ РУБЕЖЕЙ

Алексей Морев скрывался в Казахстане восьмой год подряд. Его никто не тревожил, и он постепенно успокоился и привык думать, что страшное, его прошлое исчезло и уже никогда не станет достоянием ГПУ. Он ошибся. Однажды утром почтальон принес письмо, и Морев узнал, что дела в родном селе идут из рук вон плохо, лавку у отца вот-вот отберут, а оперуполномоченный ГПУ вызывал на беседу соседа Моревых и спрашивал об Алексее: где живет и что пишет родственникам? Сосед, слава богу, ничего чекистам не сказал, но разве это меняло дело? Следовало немедленно бежать и снова скрываться. В который уже раз...

Алексей помрачнел. Вспомнилось, как тогда, в двадцатом, после тяжелого боя с подразделением котовцев он едва спасся от преследования и сразу же начал избавляться от улик: сжег удостоверение члена «Союза трудового крестьянства», бросил в кусты наган, запрятал в траву шашку. Потом проверил одежду: городская кепка выдавала его, он ее выбросил и сразу же обрел привычный мужицкий вид... Лошадь тоже пришлось отпустить — она была холеная, явно кулацкая и при нынешних — поголовно тощих тоже могла подвести.

Антоновщине пришел конец. Найдутся ли другие силы, которые сумеют спихнуть большевиков? Было горько и страшно... Понимал: начнется следствие, будут выявлять участников. Найдутся свидетели, расскажут, что он, Морев, принимал участие в пытках и казнях. Эти мысли приводили в дрожь...

К берегу Оки Морев выехал на вторые сутки. Вечерело, река хмурилась. На душе по-прежнему было гадко.

Разделся, переплыл реку. Когда стали узнаваться родные места — прогнал лошадь и через кустарник пошел к большаку. В село осмелился войти только ночью. Собаки встретили лаем, кто-то вышел на крыльцо, окликнул. Потея от страха, прошел мимо. Вот и собственный дом. Сердце екнуло, стало до боли обидно: думал приехать на коне, а получилось — крадучись...

Постучал в окно. Сразу же заскрипела половица — понял, что ждут. Мать кинулась с плачем.

— Тихо! — прикрикнул отец. — Завтра, если будут спрашивать, скажи: был в Питере на заработках.

Днем начали приходить соседи. Морев врал как мог, потом сам задавал вопросы — о земле, о видах на урожай. Понял: быть беде. Год засушливый, посеяно мало. Еще подумал, и слава богу! Им — голод, нам — прибыль...

Прошел месяц. Морев старался никуда не выходить, больше отсиживался и пил — без просыпу, лишь бы заглушить страх. Но страх нарастал: того взяли, этого осудили. Сердце билось тоскливо, настроение совсем испортилось. Доберутся ведь, куда денешься...

Но вот пришло письмо из Казахстана от брата Якова и приободрило, вселило надежду. Крепкое хозяйство, своя мельница, ГПУ не беспокоит. И решил Морев податься к брату, в Петропавловск.

Жизнь здесь пришлась по душе. Никто не тревожил, заработки были весьма приличные, не заметил, как пролетело восемь лет.

И вот письмо. Вечером, вернувшись с работы, Алексей и Яков перечитали его еще раз.

— Ясно... — сплюнул Яков. — Кранты настают. И мельнице моей — конец.

— Что делать?

— Обложили, паскуды, не продохнешь... И семья — ее не бросишь. А ты беги.

— Куда?

— В Маньчжурию. Оттуда — в Японию. Умному человеку везде сладко.

До Благовещенска Алексей Морев добирался долго. Лютые морозы сковали сибирские реки. Голые лиственницы робко жались к сопкам. И только красавицы сосны с ярко-оранжевыми стволами горделиво покачивали вершинами.

Морев мерз, голодал, но чем дальше уходил от дома, тем веселее становилось на душе. А когда в Благовещенске разыскал дальних родственников, успокоился окончательно.

В тот день он отправил брату телеграмму, в которой сообщил, что доехал благополучно.

В течение следующей недели Морев изучал обстановку на границе.

На той стороне Амура раскинулся китайский город Сахалян. От местных жителей Морев узнал, что из Благовещенска в Сахалян родственники ходят друг к другу в гости, зимой — прямо по льду. Жители Благовещенска шьют на заказ одежду и обувь у ремесленников Сахаляна. Не могут пограничники усмотреть за всеми, кто ходит туда и обратно. Задержали вчера днем одного человека посреди Амура. Спросили:

— Ты зачем туда ходил?

— Штаны примерял...

Пожурили и отпустили.

И решил Морев: «Завтра куплю валенки — и ночью в путь! Нельзя терять ни дня...»

Ночь стояла лунная. Амур лежал закованный в лед, слегка припорошенный снегом, безмолвный и тихий. Границу Морев перешел благополучно. И только за Сахаляном наткнулся на китайский патруль. Обыскали, отобрали золотые вещи и отправили в глубь страны.

«Ничего, там вернут», — убеждал себя Алексей.

Через сутки привезли в Харбин и поместили на первом этаже двухэтажного барака в районе Мадягоу. В шутку эмигранты называли этот район, где проживала белоэмигрантская беднота в нищете и убожестве, «Царским селом».

В комнате с облупившейся штукатуркой, кроме обшарпанного стола и двух таких же стульев, ничего больше не было. Лишь в углу валялись две циновки, скатанные в рулон. К ночи выяснилось, что циновки должны служить постелью. Дважды приносили поесть, но Морев отказался. Так и улегся спать голодный.

Утром пришел полицейский. Это был невысокий маньчжур. На ломаном русском языке он спросил:

— Чем вы занимались в России?

Морев рассказал, что был антоновцем, как расстреливал коммунистов. Маньчжур молча кивал. Когда Морев закончил свой рассказ, сказал:

— Хорошо. Я познакомлю вас с Грачевым...

В середине дня полицейский вернулся в сопровождении мужчины, которому на вид было лет пятьдесят, на висках серебрилась седина.

— Знакомьтесь, — предложил маньчжур.

Неизвестный протянул руку Мореву:

— Грачев.

Алексей заметил, что большого пальца на левой руке у Грачева нет.

— О вас я уже знаю все, — сказал Грачев. — Будете работать в моей организации. И поживете пока у меня. Запомните адрес: Мадягоу, Чистая улица, тридцать два. Жду вас. — Грачев повернулся и вышел из комнаты.

— Знаете, кто это? А? — кивнул вслед Грачеву маньчжур, — Председатель Дальневосточного комитета Трудовой крестьянской партии!

Сов. секретно.
Специальное сообщение из Хабаровска.

Начальнику Секретного отдела ОГПУ

тов. Дерибасу.

В Харбине имеется белоэмигрантская организация «Крестьянская Россия», которая, по своему существу, является одной из народнических группировок эсэровского направления, блокирующаяся с Милюковым. Во главе харбинского отделения «Крестьянской России» стоит Грачев Герасим Павлович, который имеет письменную связь с Ивановым Михаилом Яковлевичем, проживающим в Тулуковском округе, и Можаевым Ильей Арсентьевичем — в Иркутском округе. Обратные письма Грачеву адресуются:

а) КВЖД, Харбин, пристань. Магазин Суханова. Николаю Петровичу Шкляеву.

б) КВЖД, Харбин, Трудовая улица, Анне Ильиничне Звягиной.

в) КВЖД, Харбин, Сунгарийская мельница, Назаровой Наталье Григорьевне.

По решению съезда заграничных групп «Крестьянской России», состоявшегося в Праге в декабре 1927 года, организация переименована в «Трудовую крестьянскую партию». Съездом приняты программа и тактические положения резко антисоветского направления. Поставлена главная задача: создание нелегальных ячеек в СССР.

Харбинская группа съезда была представлена членом центрального бюро «Крестьянской России» Аргуновым, так как поездка специального делегата была признана невозможной за отдаленностью группы. На съезде были оглашены материалы о работе харбинской группы и принято постановление приветствовать группу Грачева, а после съезда ЦК ТКП обеспечить группе ежемесячно 40 долларов для содержания одного человека специально для работы против СССР. Сторонники группы вербуются преимущественно из эсэров, членов «Национально-трудового союза нового поколения» и земцев.

Сов. секретно.

Полномочное представительство ОГПУ по ДВК,

г. Хабаровск.

Служебное письмо.

Поскольку центральный комитет ТКП, блокируясь с рядом активных антисоветских эмигрантских группировок, пытается создать в СССР ячейки своей организации, посылая для этих целей к нам эмиссаров, мы придаем этому самое серьезное значение...

Дальневосточная (харбинская) организация ТКП, по имеющимся у нас данным, расценивается центральным комитетом ТКП как одна из наиболее жизненных и активных зарубежных организаций ТКП, которая якобы уже установила связи со своими единомышленниками в Сибири и на ДВК...

Ввиду изложенного мы считаем совершенно необходимым создать на ДВК ситуацию, которая могла бы связать нас с харбинской организацией ТКП и ее центральным комитетом и тем самым захватить все связи ТКП в СССР в свои руки.

Дерибас

Июль 1928 года.

Дерибас подписал письмо, надел пенсне, которое снимал, когда читал служебные бумаги, газеты, книги. Поднялся и вышел из кабинета. Он был в форме. В петлицах — четыре «ромба».

— Отправьте по назначению, — приказал дежурному. — Я пошел домой.

Было раннее утро. Солнце освещало кремлевские башни. На Мясницкой толпились возле своих пролеток извозчики. Хозяева лавчонок мыли пропылившиеся витрины.

Дом, где теперь жил Терентий Дмитриевич Дерибас, находился совсем рядом со зданием ОГПУ. Спустя несколько минут он уже стоял у входа в свое парадное на улице Мархлевского.

Приятная прохлада летнего утра пробудила желание побыть на воздухе подольше, прошелся по улице, с теплым чувством посмотрел на пробуждающуюся Москву. Желание спать, одолевавшее совсем недавно, прошло. Мозг заработал активнее, и Дерибас снова погрузился в анализ той обширной информации, которая поступала к нему со всех концов России.

Дальний Восток... Классовая борьба там приняла особенно острые формы, этому есть свои причины: засоренность учреждений бывшими колчаковцами и другими белогвардейцами, высокий удельный вес частного сектора в промышленности, кулачества — в деревне... Беспрерывные провокации китайской и японской военщины...

Совсем недавно, в апреле 1927 года, в Пекине вооруженные китайские солдаты и полиция напали на помещения, в которых проживали сотрудники советского полпредства. Вместе с русскими белогвардейцами они грабили, арестовывали, подвергали арестованных оскорблениям, избивали. И все это — с одобрения дипломатических представительств главных империалистических держав.

Тогда «Правда» писала, что все это понадобилось для того, чтобы развязать руки самым темным, самым погромным элементам международного империализма в борьбе против революционного Китая, чтобы создать небывалые дипломатические осложнения, спровоцировать СССР на войну и тем самым дать возможность еще активнее вмешаться в китайские дела империалистической жандармерии.

Вот программа действий японского империализма:

«Для того чтобы завоевать подлинные права в Маньчжурии и Монголии, мы должны использовать эту область как базу и проникнуть в остальной Китай под предлогом развития нашей торговли. Мы захватим в свои руки ресурсы Китая, мы перейдем к завоеванию Индии, Архипелага, Малой Азии, Центральной Азии и даже Европы».

Усилились заброски шпионов и диверсантов. Казачьи атаманы Семенов, Гамов, Калмыков полны сил и сколачивают на китайской территории крупные банды, которые совершают налеты, готовясь к массированному вторжению на нашу землю. Активизируют подрывную работу осевшие в Харбине белоэмигрантские организации «Русский фашистский союз», «Братство русской правды», «Национально-трудовой союз нового поколения» и вот теперь — «Трудовая крестьянская партия»!

Вот где назревают серьезные события!


— Все предъявляют к нам требования. Америка требует, чтобы мы отказались от поддержки национально-освободительных движений в других странах. Китайские милитаристы устроили провокацию на КВЖД, которая принадлежит нам на законных основаниях. Японцы намекают, что установили бы с нами дружеские отношения, если бы мы согласились поделить с ними Маньчжурию. Япония хотела бы втянуть нас в конфликт с Китаем. Нам заявляют, чтобы мы смягчили монополию внешней торговли... Все от нас чего-то хотят! По какому праву?

Сталин остановился, замолчал, раскурил погасшую было трубку, с которой расхаживал вдоль своего кабинета. Он выглядел усталым.

— Они не понимают, что наше государство уже достаточно окрепло. Прошло то время, когда можно было навязывать какие-то условия, и никогда не вернется. Мы можем обойтись без них. И обойдемся...

Сталин потрогал свое кресло, хотел, видимо, сесть. Постоял, передумал. Подошел вплотную к Дерибасу:

— Вы уже познакомились с обстановкой?

— По документам, товарищ Сталин.

Сталин взял трубку в левую руку, а правую протянул для рукопожатия:

— Желаю успеха в работе. Окажите помощь Блюхеру в наведении порядка на КВЖД. Постоянно информируйте нас. До свидания.

Так состоялось назначение Дерибаса на должность Полномочного представителя ОГПУ по Дальневосточному краю. Вслед за тем он был введен в состав коллегии ОГПУ. Через неделю Дерибас прибыл в Хабаровск и приступил к работе.


Утром Дерибас надел военную форму. Теперь он каждый день ходил на работу в форме: нужно было поднять дисциплину среди личного состава пограничных и внутренних войск.

Здание ОГПУ находилось на Волочаевской улице — четырехэтажный дом из красного кирпича. Кабинет размещался в дальнем конце, на третьем этаже. Обстановка скромная: письменный стол, два кресла, несколько стульев.

Вошел адъютант, доложил:

— Терентий Дмитриевич, к вам просится Невьянцев по срочному делу.

— Пусть зайдет.

Появился уже немолодой человек, одетый в гимнастерку и бриджи. «Умное, волевое лицо» — отметил про себя Терентий Дмитриевич.

— Разрешите доложить? — Невьянцев обращался по форме.

— Докладывайте.

Невьянцев сел в кресло.

— Куксенко продолжает свирепствовать. В селе Романовка убили двух активистов, подожгли амбары. Опасная банда, нужно что-то придумать.

— Попытайтесь послать к Куксенко несколько наших товарищей, якобы желающих установить с ним связь. Потом нужно затеять переговоры с целью объединения... Поняли? Это стержень операции. Разработайте детали и завтра доложите мне.

— Все ясно. Слушаюсь.


В ноябре 1929 года Красная Армия разгромила части китайских милитаристов в Маньчжурии. Китайское правительство пошло на переговоры с СССР, и 22 декабря был подписан Хабаровский протокол о восстановлении прежнего положения на КВЖД.

За боевые заслуги по охране и защите советской государственной границы в дни конфликта на КВЖД ЦИК СССР наградил орденом Красного Знамени Дальневосточную армию, и теперь она стала называться Особой Краснознаменной Дальневосточной армией. Ордена получили многие бойцы и командиры ОКДВА.

Пограничные войска Дальнего Востока также были награждены орденом Красного Знамени. Кавалерами этого ордена стали: Полномочный представитель ОГПУ по ДВК Т. Д. Дерибас, начальник пограничной охраны и войск ОГПУ С. И. Кондратьев, начальники застав И. К. Казак, Ф. Г. Иванов, командир взвода Ф. А. Липецкий, командир отделения С. Д. Красненко, красноармеец Я. Л. Савинцев.

«Коллегия ОГПУ уверена, что высокопочетная боевая награда послужит лучшим стимулом к еще более самоотверженной работе всех пограничников края по дальнейшему укреплению и усилению охраны дальневосточных рубежей Советского Союза.

Менжинский».

Спустя несколько дней В. Р. Менжинскому была отправлена телеграмма:

«Пограничники-чекисты Дальнего Востока, принимая звание краснознаменцев, клянутся оправдать высокое доверие Коммунистической партии, правительства и коллегии ОГПУ. Во время конфликта с белокитайцами бойцы Краснознаменной погранохраны с чекистской стойкостью и непоколебимостью защищали красные рубежи, показав примеры самоотверженности, беззаветной преданности пролетарской диктатуре, героизма.

Получив высшую боевую награду — орден Красного Знамени, пограничники ДВК под вашим испытанным руководством еще более усилят боевую готовность и чекистскую бдительность. Беспощадно борясь с контрреволюцией, мы, верные заветам Ф. Э. Дзержинского, обеспечим нерушимость советских границ, мирное социалистическое строительство в стране.

Дерибас. Кондратьев».

Пограничник Евгений Ланговой отправился в село в приподнятом настроении: есть что рассказать людям. Как-никак побывал в Хабаровске. А каждая поездка в краевой центр вызывает интерес.

Дул холодный западный ветер. С покрытого облаками неба срывались мелкие снежинки. Они больно кололи лицо.

На одной из улиц Ланговой увидел знакомого. Соскочил с лошади, подошел:

— Здравствуй, Иван Тимофеевич.

— Добрый день, Евгений Игнатьевич, — крестьянин поставил ведро на землю. — Какой ты! — не удержался от восклицания. — Тебе что, новую форму выдали?

Ланговой действительно выглядел нарядно — в Хабаровске ему выдали новую шинель и буденовку со звездочкой. Статный, с небольшими черными усиками, он был красив.

Из соседнего дома вышла девушка. Ланговой обратил внимание на стройную фигуру, а когда девушка поравнялась, посмотрел на ее лицо: большие глаза, полные яркие губы, красивый овал лица. «Хороша!» Но девушка была ему не знакома. Между тем, поравнявшись с ними, она поздоровалась.

— Здравствуй, Оля, — ответил Иван Тимофеевич.

Поздоровался и Ланговой, а когда девушка удалилась, спросил:

— Чья это такая?

— Дочка Ильи Ремизова. Недавно вернулась из Харбина.

— Откуда? — переспросил Ланговой.

— Из Китая. Уехала в Харбин вместе с семьей генерала Сычева десять лет тому назад. Совсем девчонкой. Прислугой она у них была... А вот теперь вернулась.

— То-то я с ней не знаком...

Вернувшись на заставу, Ланговой доложил командиру об этой девушке.

— Поговори с ней, — приказал командир.

На следующий день Ланговой опять приехал в село и зашел в дом Ремизовых:

— Можно поговорить с Ольгой?

— А-а, это вы, Евгений Игнатьевич, — хозяйка дома встретила приветливо. — Проходите, садитесь. Сейчас позову.

Через несколько минут в комнату вошла Ольга.

Ланговой вытер носовым платком вспотевшее лицо. Обычно такого рода разговоры он вел спокойно. Он знал, что выполняет свой долг. Сейчас было другое. К служебному примешалось что-то личное. Уж очень по душе пришлась ему девушка.

— Извините. Я должен поговорить с вами.

— Пожалуйста. — Ольга улыбнулась. — Что вас интересует?

— Вы вернулись недавно из Харбина?

— Да.

— А ваши документы?

— Я предъявляла на пограничном пункте. Они вас интересуют?

— Если вы не возражаете...

Ольга вышла из комнаты. Ланговой взял себя в руки. «Я выполняю служебный долг». Когда Ольга возвратилась с бумагами, он спокойно их просмотрел.

— Спасибо. Все в порядке, — Ланговой возвратил документы. — Как вы там оказались?

— С тринадцати лет работала прислугой в семье генерала Сычева. Знаете такого?

— Нет, не слышал.

— Есть такой казацкий генерал... Привыкла к ним и вместе с ними бежала в Маньчжурию, когда наступала Красная Армия. Мало в чем разбиралась, сами понимаете. Уговорили меня. — Ольга смотрела в пол и все больше волновалась. — Работала день и ночь. Потом вышла замуж, но неудачно. Муж оказался пьяницей... Не могла я больше там. Почти десять лет вычеркнуто из жизни. Все надоело, пропади оно пропадом! Готова была босиком по снегу домой... — Ольга смахнула слезу со щеки.

— Извините, что заставил вспоминать. Теперь — все позади. — Ланговой подождал, пока Ольга успокоится. — Я хотел бы вас еще спросить, — Евгений старался говорить осторожно.

— Да, пожалуйста, — Ольга подняла на него глаза.

— Вы ничего оттуда не привозили, никаких передач?

Ольга отвернулась, помолчала:

— Меня уже спрашивали. Там, на пограничной станции. Я ответила, что ничего не везу... Но тогда я совсем забыла... Потом хотела прийти на вашу заставу, да все не решалась... Да и дело совсем пустяковое... Генерал Сычев просил передать письмо Романишину, жителю соседнего села. Вы, вероятно, его знаете?

— Письмо уже отдали?

— Нет.

— Вы можете дать мне.

Ольга вышла в соседнюю комнату и вскоре вернулась:

— Вот письмо. А как мне быть?

— Романишину ничего не говорите. Обещаете?

— Да.


Утром придя на службу, Дерибас вызвал дежурного:

— Что срочного?

— Сегодня ночью в камере буйствовал арестованный Белых. Стучал кулаками в дверь, просил немедленно вызвать следователя. Потом потребовал бумагу. И вот написал на ваше имя заявление. — Дежурный передал лист бумаги. Дерибас прочитал:

От заключенного Белых.

Дерибасу.

Прошу немедленно меня расстрелять. Я пришел вести работу против вас и попался. Показаний давать не буду. Срока мне не давайте, так как все равно сбегу и снова буду бороться.

Белых.

— Идите отдыхать.

Дежурный повернулся и вышел. Дерибас задумался: «Как нужно ненавидеть, чтобы написать такое заявление! Какие у него причины? Кто он, вообще, этот Белых?»

Дерибас вызвал следователя:

— Как дела с Белых?

— Пока не подвигаются. Показаний давать не хочет, молчит.

— Это его помог задержать пограничник Ланговой?

— Да. (Дерибас про себя отметил, что память его и на этот раз не подвела.)

— Какие меры вы приняли, чтобы дознаться?

— Допрашиваю каждый день.

— Затянули вы дело, — Дерибас с укоризной покачал головой. — Что у него изъято при задержании?

— Оружие. Листовки Трудовой крестьянской партии...

Ответы следователя не удовлетворили Дерибаса. Он хотел было объяснить, что вести дело таким образом нельзя, но в это время зазвонил телефон:

— Терентий Дмитриевич, говорит Невьянцев. Разрешите доложить срочные материалы?

— Ладно, заходите, — Дерибас отпустил следователя.

Вошел Невьянцев, положил на стол папку с бумагами, сел и плотно придвинул стул, словно собирался засесть здесь надолго. Посмотрел на Дерибаса. Увидел, что начальник настроен его слушать, стал докладывать:

— Известный вам Грачев, главарь Трудовой крестьянской партии, ищет связи на нашей стороне. Предлагаю использовать в этом деле Шаброва, смазчика на станции Пограничная, который во время конфликта на КВЖД проявил себя стойким человеком и настоящим патриотом. План по установлению контакта с ним вот в этой папке. — Невьянцев передал Дерибасу тонкую картонную папку. Затем продолжал: — Белоэмигрантские антисоветские организации «Братство русской правды» и «Русский фашистский союз» активно вербуют в свои ряды новых членов для посылки диверсионных отрядов на нашу территорию и создания здесь своих ячеек. Мы подготовили планы активных действий против этих организаций, и я прошу рассмотреть эти планы и утвердить.

— Хорошо. Оставьте все материалы, и я постараюсь сегодня их прочитать. Вы в курсе дела Белых?

— Следователь мне говорил, что он отказывается давать показания.

— Я недоволен следователем. Он пассивно ведет дело, не предпринял элементарных мер, не попытался выяснить его личность. Сегодня Белых написал заявление, в котором просит, чтобы его расстреляли. Давайте вместе поговорим с арестованным.

В кабинет ввели высокого, крепкого мужчину, лет тридцати пяти — сорока, довольно интеллигентного на вид:

— Садитесь, — приказал Дерибас. — Вы написали заявление?

— Да.

— Чем вы недовольны?

— Пора со мной кончать.

— Что вы имеете в виду?

— Отпустите или расстреляйте.

«Как разговаривает! Какой злобой наполнены глаза! Сможем ли мы понять друг друга?»

— Ни того, ни другого сделать не могу. Зачем такие крайние меры? — Дерибас говорил доброжелательно.

— Мне надоело сидеть. Никаких показаний давать не буду, и ничего вы от меня не добьетесь.

— Назовите вашу настоящую фамилию.

— В моих документах указано.

— Вы хотите, чтобы я рассмотрел ваше заявление?

— Да.

— Если будете так отвечать, рассматривать не стану...

Наступила пауза.

— Вы прибыли сюда, чтобы мстить! — сказал Дерибас, и Белых еще ниже склонил голову. — Вы считаете себя поборником «правды». Но ваша «правда» ложная. «Все земли, заводы, рудники должны быть возвращены их прежним владельцам» — так говорили нам многие участники зарубежных антисоветских организаций, переброшенные с той стороны. «А простой люд должен по-прежнему гнуть свою шею и терпеть нужду». Вы тоже думаете так?

Белых поднял голову. Побледнел еще сильнее, сжал кулаки.

— Какое мне дело до чужого богатства! У меня его не было. Я русский офицер. Вы расстреляли мою жену и дочь! Я буду вам мстить.

— Как фамилия вашей жены?

Белых потер глаза рукой, глухо ответил!

— Не тревожьте их память...

Дерибас понял, что больше от него ничего не добьется. Приказал увести арестованного. А Невьянцеву сказал:

— Займитесь этим человеком. Установите личность, соберите сведения о родственниках, попробуйте узнать, где проживали его жена и дочь. Выясните все, что можно. Потом решим.


В Хабаровске Евгений Ланговой поселился в общежитии. С утра уходил на занятия, а по вечерам занимался в читальне при городской библиотеке. Незаметно пролетело два месяца. Однажды в середине дня Ланговой шел в читальню и обратил внимание на девушку, которая ожидала автобус.

«Ольга! — Ланговой вспыхнул. — Неужели она?» Подошел поближе. Это действительно была Ольга Ремизова.

Девушка узнала его и приветливо улыбнулась:

— Я приехала к брату. Он здесь служит... А вы?

— А я учусь. Вы очень спешите?

— Нет.

— Может быть, погуляем?

Они прошли в сквер, оттуда — на набережную Амура. Было начало лета. Распустились деревья, широко раскинулся Амур.

— Вы будете здесь жить? — спросил Ланговой.

— Хочу устроиться на работу.

Они долго гуляли по улицам города. Ольга рассказывала о своих планах. Потом вспомнила:

— После того как вы были у нас дома, явился Романишин. Помните, я передала вам письмо для него от генерала Сычева?

— Вам вернули это письмо?

— Письмо мне вернули, и вовремя. Романишин явился на следующий день, я передала ему письмо. Он интересовался, не вызывали ли на заставу. Я ему сказала, как вы просили.

Они встречались каждый вечер. Однажды Ланговой привел ее в клуб ОГПУ на концерт артистов, приехавших из Москвы. Ольга ни разу не слышала ничего подобного. Несколько раз в Харбине она была в ресторане, где выступали артисты-эмигранты. Ольга расстраивалась, потому что артисты и гости тосковали по Родине. А здесь ее наполняло совсем другое чувство.

Пролетел месяц. Ольга быстро привыкла к жизни в Хабаровске. Брат устроил ее работать на строительство нефтеперегонного завода. Но однажды случилось непредвиденное.

Закончив работу, Ольга пришла на остановку автобуса. Неожиданно ее окликнули. Ольга обернулась. Рядом стоял Романишин.

— Ах, Петр Савельевич, здравствуйте, — девушка стушевалась.

— Пойдем, пройдемся, — предложил старый казак.

Ольга с тоской посмотрела на подошедший автобус и тихо спросила:

— Куда, Петр Савельевич? Может быть, проедем к брату Ивану?

— Нет, Оля. Поговорить мне с тобой надо. А там разговор не получится.

Ольга удивленно вскинула глаза. Романишин пояснил:

— Дело у меня к тебе есть. Пойдем лучше в парк. Я тебя долго не задержу.

Они шли по улице молча. В этот теплый вечер было безлюдно.

— Просьба у меня к тебе, Оля, — вкрадчиво начал Романишин. — Записочку нужно отвезти...

— Куда?

— Тут, недалеко. На работе возьми отпуск. Скажи, что заболели родители. О деньгах не беспокойся, я возмещу...

Ольга долго думала. «Возьму, а потом расскажу Жене».

— Кому письмо?

— Ерыгину. В рыболовецкую артель на острове.

— Давайте. Только это будет последний раз...

— Хорошо, Оля. А на словах передай, что приедет Васька Синегубый. Поняла?

— Да.

— На обратном пути, когда заедешь к отцу, дашь мне знать.

Ольга молча кивнула.

— Только ты помалкивай. Чтобы никому, даже Ивану. Поняла?

— Поняла.

Когда Ланговой рассказал об Ольге, о своих отношениях с ней и о Романишине Невьянцеву, тот спросил:

— Вы намерены жениться?

— Да. Я люблю ее.

Невьянцев встал, походил по кабинету.

— А если мы предложим вам выполнить одно поручение? Это поручение может затянуться...

— Я готов. Но как же с Ольгой?

— Мы дадим вам комнату. Потом, когда настанет время, я поговорю с вашей женой. Она будет вас ждать?

— Я не говорил с ней еще о женитьбе. А вы спрашиваете, будет ли ждать...

— Хорошо. Поговорите. И если у вас будет все в порядке, познакомите меня с ней. Тогда решим вопрос о командировке. Кстати, вы знаете, кто такой генерал Сычев, письмо от которого Ольга привезла Романишину?

— Нет.

— Он один из главарей Дальневосточного филиала эмигрантской диверсионной организации «Братство русской правды». На него делают большую ставку японские милитаристы.

Вечером Невьянцев докладывал Дерибасу:

— По плану, который вы утвердили, мы снарядили группу по следам Куксенко. Нашим товарищам удалось установить связь в селе с его пособниками. Один из них указал район расположения банды. Командир нашей группы послал своего курьера для установления связи с Куксенко и хотел повести переговоры об «объединении», но тот от переговоров уклонился. Наши возвратились ни с чем. Думаю, что пришла пора послать воинские подразделения, и разгромить!

— Нет. Куксенко держится вблизи границы. Если его прижмут, уйдет в Китай, снова организует банду. Чтобы покончить с бандой раз и навсегда, у меня есть один вариант с использованием Лангового...


События нарастали с каждым часом. Было установлено, что настоящая фамилия арестованного Белых — Домрачев и что проживал он вместе с семьей в Никольск-Уссурийске. Был офицером царской армии, при меркуловском правительстве служил в городской управе. Во время наступления Красной Армии бежал в Маньчжурию. Выяснилось, что жена и дочь Домрачева уехали в Казахстан.

Дерибас любил повторять, что чекист должен быть сдержанным и рассудительным, но сам был человеком эмоциональным: быстро «закипал», когда сталкивался с ложью и несправедливостью. Но обладал и другим ценным качеством: никогда не принимал окончательных решений в минуту возбуждения.

Так было и сейчас. Совсем недавно он был готов отдать Белых под суд. Но, внимательно выслушав Невьянцева, приказал:

— Вызвать жену и дочь. Оплатить расходы. Свидание устроим у меня.

А вскоре летние муссоны принесли с собой в Хабаровск влагу. Несколько дней подряд шли проливные дожди, и вода в Амуре сильно поднялась. В один из таких дней в кабинет Дерибаса вошел Невьянцев:

— Терентий Дмитриевич, жена и дочь Белых — Домрачева прибыли.

— Девочку не следует травмировать, пусть она подождет, — сказал Дерибас, — а Софью Павловну введите по моему звонку.

Доставили Белых.

— Садитесь, — Дерибас указал на стул возле стола, поставленный так, чтобы арестованный не мог видеть входящих в кабинет. — Ну что, надумали говорить?

— Кончали бы, гражданин начальник, да побыстрей. И все тут! Измучили вы меня и себя. Все равно ничего не скажу.

— Твердый вы орешек...

В кабинет вошел Невьянцев и остановился возле двери. Дерибас молча кивнул ему, и Невьянцев впустил довольно молодую, светловолосую женщину. На усталом лице ее были видны следы волнения. Она хоть и дала согласие на эту встречу, была к ней подготовлена, не могла сдержать волнение.

— Садитесь, — предложил Дерибас. — Может быть — воды?

Женщина отрицательно покачала головой, села на стул, достала из сумочки носовой платок и вытерла глаза.

— Белых, обернитесь, — сказал Дерибас.

Арестованный нехотя повернул голову и ухватился руками за стол, чтобы не упасть. Потом заплакал. Заплакала и женщина.

Дерибас дал им воды и, когда те немного успокоились, сказал:

— Белых или как вас там... Можете подойти к жене...

Когда арестованного уводили обратно в камеру, он безнадежно произнес:

— Если б я мог отомстить!

А двое суток спустя Невьянцев вызвал к себе на допрос Белых — Домрачева.

— Каким образом вы должны готовить восстание?

— Создать ячейку из надежных людей. Грачев пришлет оружие. В нужный момент окажут помощь из-за рубежа. Обратите внимание, что Грачев и его заместитель Морев пользуются особым доверием японцев. Получают крупные суммы денег, вооружение, документы и все, что нужно для задуманного ими дела. Я, в свою очередь, должен собирать шпионские сведения для передачи японской разведке. В последнее время Трудовая крестьянская партия, по указанию японских разведчиков, установила тесные контакты с организациями «Братства русской правды», которые формируют диверсионные отряды для посылки в Приморье, а также с «Объединением крестьянско-казацких групп». Это значительно расширяет их возможности.

— Хорошо. Теперь о главном: мы не призываем вас мстить, но предлагаем бороться вместе.

— Я согласен.

НАЧАЛО ЛЕГЕНДЫ

Алексей Морев поднимался ровно в восемь утра и делал зарядку. Человек он был физически сильный и по характеру упорный. Зарядку делал регулярно, для этой цели даже купил две двухпудовые гири.

После зарядки кипятил воду, готовил завтрак. Еда была скудная: пельмени с капустой и стакан чаю или горсть риса с кусочком жесткой рыбы. Те золотые вещи, которые отобрали у него при обыске полицейские, так и канули в вечность.

Эмигранты все жили в большой нужде. Казачий полковник Роман Вертопрахов работал сторожем в магазине Чурина, а бывший помощник начальника штаба 1-го Амурского казачьего полка Чехович торговал на базаре замками.

Но Алексей не терял надежды на лучшее будущее.

После завтрака Морев шел на службу — в правление Дальневосточного бюро Трудовой крестьянской партии, которое размещалось в трех комнатах одноэтажного бревенчатого дома в районе Мадягоу — там, где проживала эмигрантская беднота. Идти было недалеко, и Морев приходил на несколько минут раньше Грачева. Открывал форточку, чтобы из комнат выветрился затхлый воздух.

Приходил Грачев, здоровался с Моревым за руку и садился за свой конторский стол.

Иногда заходили посетители. Больше интересовались насчет работы, но устроить на работу Грачев и Морев никого не могли. Кое-кто интересовался эмигрантской- литературой. Грачев показывал брошюры и листовки ТКП, рассказывал о целях партии.

За месяцы работы в правлении ТКП Морев близко сошелся с Грачевым, стал его доверенным лицом. Во время продолжительных бесед Грачев рассказывал ему о себе, он любил вспоминать прошлое и жил этим прошлым.

— Меркулов оказался не той фигурой, — объяснял он причины поражения белой армии на Дальнем Востоке. — Нам бы сюда генерала Кутепова, человека с твердой рукой... Пытался я продолжать борьбу в отряде Попеляева. Вот был командир! При одном имени трепетали... Но время было упущено. Да и отряд у него был малочисленным. Пришлось на рыболовной шхуне бежать в Хакодате... В одном бою меня ранили в левую руку, и в Японии пришлось отнять большой палец. Хорошо, что так обошлось.

Морев слушал эти рассказы, затаив дыхание. Особо восхищала его жестокость, с какой расправлялись с большевиками и красными партизанами. Морев в душе даже простил Грачеву, что тот был провокатором царской охранки.

Грачев посвятил Морева в свои планы: послать на Родину отборных людей, которые бы «шли в народ», находили сочувствующих и создавали из единомышленников законспирированные группы ТКП. Главная цель — подготовить восстание.

Морев был допущен к секретной переписке с внутрироссийскими группами и с пражским центром. Он узнал, что в 1929 году его патрон положил начало созданию нелегальных групп ТКП на Дальнем Востоке, вначале в Приморье, а затем в других районах, но эта работа находилась еще в зачаточном состоянии.

Сейчас Морев завидовал Радзаевскому — главарю «Русского фашистского союза», к которому китайские власти и японская разведка относились несколько лучше. Радзаевский регулярно посылал в Советский Союз диверсионные группы, которые взрывали железнодорожные пути, убивали советских активистов.

— Ничего, мы еще докажем! — успокаивал Грачев себя и Морева.

Весной 1930 года в Харбин прибыл от нелегальной иркутской группы Василий Сучков. Полгода с Сучковым работал лично Грачев, но ему понадобился помощник, и он привлек к этому делу Морева.

В один из дней харбинской осени, когда погода словно ополчилась на эмигрантов, в комнату правления ТКП вошел Василий Сучков. Это был высокий молодой человек интеллигентного вида. Одет он был в серый костюм, светлую сорочку с галстуком, в руках — зонтик.

— Ну и погода! — с этими словами Сучков подошел к Грачеву, который стоял у окна и задумчиво смотрел на мокрый асфальт. — Какие будут указания?

Грачев обернулся, придирчиво осмотрел одежду Василия и, не отвечая на вопрос, спросил:

— Ботинки покупали у Чурина или Мацуура?

Чтобы обеспечить Сучкова средствами к существованию, Грачев зачислил его служащим своей «конторы», то есть правления ТКП. Получил у японцев для этого дополнительные ассигнования. Использовал Сучкова для различных поручений и за это выдавал ему ежемесячно тридцать иен. Этих денег едва хватало на более или менее сносное питание и оплату жилья. Такая мизерная оплата была одним из методов проверки.

Василий глянул вниз на свои новые коричневые полуботинки, слегка намокшие, но сохранившие блеск, и ответил:

— Нет. По случаю, на рынке.

— А-а... Ну ладно. — Грачев снова отвернулся к окну. Помолчал. Спустя несколько минут попросил: — Дождь, кажется, утих. Сходите, пожалуйста, в типографию, проверьте, готов ли наш последний заказ — листовки для Приморья.

— Хорошо. — Сучков взял зонтик и удалился.

Когда затихли шаги, Грачев еще раз выглянул на улицу. Убедился, что Сучков далеко, и сказал:

— Не верю я этому человеку. Живет не по средствам. Нужно бы последить...

Морев понял, что это предложение относится к нему, и ответил:

— Не умею я это делать, Герасим Павлович.

— Этому можно быстро научиться. (Грачев прошел школу в царской охранке.) Постороннего привлекать к такому делу не хочется...


Спустя двое суток Грачев давал Мореву последние наставления:

— Вы уж будьте поосторожней. Держитесь на расстоянии. Применяйте маскировку, как я вас учил. А самое главное — не упустите Сучкова.

Грачев не опасался того, что Сучков может обнаружить слежку. «Увидит — расскажет мне, — думал он. — Я успокою, скажу, что следят китайцы: они иногда так поступают с эмигрантами».

Алексей Морев «трудился» исправно. К дому Сучкова на Трудовой улице приходил рано утром. Выжидал, когда Василий выйдет на улицу, и следовал за ним, как тень. Откуда и взялись способности!

Пост покидал поздно вечером, когда в окнах домов становилось темно.

Два дня все шло спокойно. Сучков по большей части отсиживался дома. Если выходил, то шел к Грачеву или в дешевую столовую. Иногда прохаживался по улицам, рассматривая богатые витрины магазинов. Один раз пришел к грузовой пристани, понаблюдал за работой грузчиков, посмотрел на быстрые воды Сунгари и не спеша вернулся домой.

На третьи сутки сильно похолодало, пошел дождь вперемежку со снегом. Весь день таскался Алексей Морев за Сучковым: тот сходил на рынок, купил овощей. Днем пообедал в столовой, и Морев с завистью смотрел, как Василий уплетает горячий суп и мясо, запеченное с овощами. У него даже закружилась голова от того, что с утра он съел только два бутерброда всухомятку.

Морев сильно промерз, ноги промокли насквозь. Наступил вечер. «Какого черта я за ним таскаюсь?» — подумал Морев.

В комнате погас свет. Морев хотел было выйти из своего укрытия, как вдруг на улице появился Сучков. Он был не один: вместе с ним вышла женщина. Они не спеша направились к остановке, трамвая и сели в подошедший вагон. Морев взял извозчика и поехал за ними.

Доехали до набережной. Стемнело, засветились фонари. Сучков и его спутница вышли из вагона, свернули на Главную улицу и вошли в ресторан. Часа три снова мерз Морев, пока Сучков и его спутница не показались на улице вновь.

Когда Морев обо всем рассказал Грачеву, тот предложил:

— Попытайтесь выяснить, какую сумму потратил Сучков за вечер, и продолжайте наблюдение. О спутнице Сучкова я наведу справки сам.

Спустя двое суток Морев доложил, что Сучков купил своей даме подарок за сорок иен.

Грачев от возбуждения стукнул кулаком по столу:

— Подлец! Его нужно допросить...

Когда Сучков пришел на работу, Грачев и виду не подал, что знает о его встречах. Он только предупредил:

— Листовки из типографии будем перевозить завтра к вечеру на Сунгарийскую мельницу. Сегодня ты свободен. Завтра приходи к трем часам дня.

Василий ушел, Грачев сказал Мореву:

— Завтра будешь мне помогать. Сумеешь?

— Этого гада убить мало! — выдавил Морев.

В три часа дня Грачев нанял извозчика, втроем заехали в типографию, погрузили отпечатанные листовки. Долго тряслись по брусчатке городских улиц, потом по проселочной дороге. Километрах в десяти от города подъехали к мельнице. Место было глухое, кроме небольшого дома при мельнице да амбара, ничего вокруг не было.

Грачев постучал в дверь дома. Вышла женщина, узнала сразу и приветливо пригласила:

— А-а, это вы, Герасим Павлович. Заходите. Никого нет.

— Спасибо, Наталья Григорьевна. Мы привезли груз, сложим его в амбар. А вы можете ехать по своим делам. Мы проведем здесь ночь.

Грачев открыл просторный амбар. Запахло отрубями, прелой соломой.

— Сложите тюки вон туда, — Грачев указал дальний угол. — Я сейчас приду. — Он поставил лампу на какой-то ящик.

Возвратился Грачев через несколько минут с веревкой в руке. Плотно прикрыл дверь в амбар и сказал:

— Давайте поговорим. — Пошел в угол, где были сложены листовки, приглашая остальных следовать за собой. Когда все уселись на тюки, Грачев, уставившись в упор на Сучкова, потребовал:

— Ну, рассказывай!

Василий удивленно вскинул глаза:

— Что рассказывать?

— Как продавал нас!

Словно от удара, Сучков наклонил голову. Лицо налилось жаром. Но, пересиливая себя, стараясь говорить спокойно, он выдавил:

— Вы шутите, Герасим Павлович?

— Брось, сволочь! Мне не до шуток. Говори, или... — Грачев показал на веревку. — Время терять я не буду.

— Я ничего не знаю. Вы ошибаетесь.

— Зачем встречался с Сухаревской?

— Вы вот о чем?! — Сучков вздохнул с облегчением, попытался улыбнуться. — Понравилась мне эта женщина...

— Понравилась! Так, так... Где брал деньги на подарок?

— Какой подарок?

— Который покупал в магазине на Мостовой улице?!

Сучков съежился:

— Скопил...

— Скопил, говоришь? Набрал сорок иен из тех тридцати, которые я даю тебе каждый месяц на питание и для оплаты жилья?!

— Разве вы не любили?

— Ах ты, сволочь! Брось играть в любовь, подлюга! Где взял еще тридцать пять иен, которые уплатил за ужин в ресторане? Где взял деньги на покупку новых ботинок? — Грачев вошел в раж, стал угрожающе кричать. Глаза у него помутнели.

— Сэкономил...

— Врешь, гадина! Такую сумму нельзя сэкономить! Кто тебе платил?

— Я все сказал.

— Ах, так! Признаваться не хочешь! — Грачев вскочил и в ярости стал душить Сучкова. Его сильные руки так стиснули горло, что Сучков захрипел, закатил глаза. Грачев отпустил. — Будешь говорить?! За пять месяцев я выдал тебе сто пятьдесят иен. Ты потратил на подарок, на угощение и на ботинки только в течение месяца сто иен... А квартира? А питание? Сознавайся!

— Это какая-то ошибка...

Грачев снова поднялся.

— Времени у меня нет. Последний раз предупреждаю: рассказывай все или... — он кивнул на веревку, зажатую в руке. — А твой труп сбросим в Сунгари.


Поздно ночью Дерибас размышлял над очередной операцией. Сильно болело раненое плечо. Выпил лекарство и прилег на диван. Когда боль утихла, встал и прошелся по кабинету, чтобы разогнать сон. Вызвал Невьянцева.

— Давай подведем итоги: в Иркутске наша группа, от которой послан Сучков, провалена. Сучкова мы выручим, но операцию нужно готовить заново. В Чите начало положено, все развивается по плану. Группа ТКП установила связь с Грачевым и получает от него инструкции. Вся информация идет через наши руки.

В Хабаровске Белых разыскал связника, которого ему назвал Грачев. Связник пошел в Харбин, со дня на день должен вернуться, и мы будем знать от Белых обстановку в Харбине. В Никольск-Уссурийске группа ТКП тоже действует, и во главе этой группы стоят наши люди. Во Владивостоке мы многое знаем. Я правильно изложил обстановку?

Дерибас посмотрел на Невьянцева.

— Точно, Терентий Дмитриевич.

— Вообще, начало положено. Но, если учесть напористость Грачева, а также активную работу против нас организации «Братство русской правды», то маловато. — Дерибас потер лицо руками. — Самое надежное, что у нас есть в этой среде, — это Белых и несколько связных на границе... А что с Ланговым и Шабровым? Давно мне о них ничего не докладывали!

Невьянцев еще раз подивился памяти этого человека. Ответил:

— Ланговой ищет связи с Куксенко. Пока от него известий нет. Шабров помогает нам, как может. Он дважды видел Грачева на станции Пограничная, но ему никак не удается познакомиться лично или хотя бы проследить, с кем Грачев встречается.

— Это понятно. Грачев умелый конспиратор. И все же Шаброву надо быть настойчивей.

Невьянцев ушел. На улице стало совсем светло. Появились пешеходы. Дерибас начал писать:

«Обстановка на дальневосточной границе требует от всех бойцов и командиров пограничников еще большей выдержки, зоркости, бдительности, железной дисциплины и неуклонного проведения установленного пограничного режима. Еще выше должна быть боевая готовность каждой заставы и катера, всех боевых сторожевых кораблей и катеров на речной и морской границе».

Посмотрел на часы: пять часов утра. Вышел в приемную, передал дежурному бумагу и сказал:

— В приказ. Размножьте и разошлите пограничникам. Я пошел спать.


Ланговой продирался с приданными ему двумя «напарниками» сквозь таежные заросли. Упругие ветви маньчжурской аралии и лимонника цеплялись за одежду, словно пытались стащить ее. Совсем недавно прошел сильный ливень и промочил насквозь все: куртки, штаны, рюкзаки, шапки. Под ногами чавкала раскисшая земля.

По расчетам, до села Романовки, где должен начаться первый этап задуманной операции, оставалось совсем немного. Наступали сумерки, а до темноты он хотел попасть в село.

Спутники Лангового совсем выбились из сил, но он настойчиво шел вперед, ориентируясь только по одному ему известным приметам. Время от времени подбадривал своих товарищей: «Уже близко. Вон и сопка с изогнутым кедром, осталось совсем немного!»

Наконец вышли на опушку леса, и сразу перед глазами засветились огоньки.

— Ну вот! — Ланговой остановился, перевел дух, дал возможность передохнуть остальным. — Теперь начинается главное!

Через несколько минут они остановились возле крайней избы. От Невьянцева Ланговой знал, что здесь живет человек, который оказывал помощь Куксенко. Первый этап задуманной операции заключался в том, чтобы расположить к себе этого человека и узнать, где скрывается Куксенко и как его найти.

Ланговой постучал в окошко. Отворилась дверь:

— Войдите.

Вошли в сени, положили на пол свои рюкзаки, поставили охотничьи ружья. Хозяин пропустил всех в комнату.

— Извините, — сказал Ланговой. — Нам бы просушиться и чего-нибудь поесть. Мы заплатим, вы не беспокойтесь.

Хозяин хотел было выйти, но Ланговой его остановил:

— Чекисты далеко?

— Три дня как ушли. Вам зачем?

— Просто интересуюсь.

— Сейчас принесу поесть, — хозяин вышел.

Спать легли на сеновале. Наутро Ланговой спросил:

— Нам нужен порох, снаряжение. Помоги.

— Чего нет, того нет... Купите в другом селе.

— Нельзя. Сам говорил, что там войска ОГПУ.

Хозяин молчал.

— Может быть, знаешь, у кого можно купить? — Ланговой не отступал. Он твердо знал, что путь к банде Куксенко проходит через дом этого человека. И найти этот путь можно только добром. Никакие угрозы здесь не помогут. Да и в планы Дерибаса не входило, чтобы Ланговой вступал в конфликт с Куксенко или его доверенными людьми.

Хозяин еще раз внимательно осмотрел Лангового, было видно, что он колеблется.

— Тут был один человек, но он против большевиков...

— Он поможет?

— Может быть. Если сумеешь договориться...

— Как его найти?

— Идите на восток, до второго распадка. На перевале увидите небольшую китайскую кумирню, сколоченную из резных досок. Он нее дорога пойдет направо вниз. Это будет верст двадцать. Потом берите южнее. Если кого встретите, спросите Мамоново болото. Там есть проход между двух болот. А уж там ищите того человека. Скажите, что от Силантия.

Ланговой и его группа вышли на тропу. Они торопились: до наступления темноты нужно было найти Куксенко. В том, что хозяин направил их именно к Куксенко, у Лангового сомнений не было: чекисты знали, что в этом районе скрывается только эта группа.

Солнце скрылось за вершинами сопок. Где-то рядом журчал ручей.

Неожиданно на небольшой луговине показалась облупившаяся китайская фанза. Вышел хозяин — невысокий китаец, одетый в синюю робу. Он попытался незаметно ускользнуть в заросли, но Ланговой его остановил:

— Не бойся. Скажи, где находится Мамоново болото?

Китаец остановился, немного осмелел. Поднял руку и показал на юг.

— Ходи туда, — сказал громко.

Только с наступлением сумерек путники увидели столб дыма, и тут же их окликнули:

— Эй, кто идет?

— Свои, свой. Нам нужно к вашему командиру.

Из лесу вышел высокий мужчина, в сапогах и телогрейке. В руках — новенькая винтовка наизготовку:

— Вам кого?

— От Силантия мы...

— Шагайте вперед.

Охранник привел на поляну, где стояло несколько палаток и дымились костры. Лангового и его спутников окружили вооруженные люди. Из палатки вышел высокий мужчина в куртке иностранного покроя. Остановился у входа.

— Что вам нужно?

— Продайте боеприпасы...

— У меня не торговая лавка, — мужчина отвечал с раздражением.

— Да постой ты. — Ланговой говорил спокойно, а у самого кошки скребли на душе. «Как все повернется? Слишком быстро скажешь — не поверит. Затянешь — уйдет». — Силантий сказал, что тебе можно довериться...

Мужчина повернулся, пристально посмотрел.

— Зайди в палатку, поговорим.

Ланговой пробыл в палатке долго. А когда вышел, сказал своим спутникам:

— Господин Куксенко прав. Не выдержим мы долго в тайге. Нужно остаться в его отряде.

Двое напарников, успевшие «подружиться» с окружавшими их казаками, закивали в знак согласия.

— Я останусь возле командира, а вас возьмут взводные.

Следующий день прошел в хлопотах и устройстве. Но не успели отдохнуть, как раздался сигнал боевой тревоги.

— Занять оборону! — приказал Куксенко.

Двух человек он направил в разведку, чтобы выяснить силы пограничников. Взводному приказал проверить состояние плотов на реке Уссури. Возвратившись в палатку, спросил Лангового:

— Как стреляешь?

— Да не очень. В городе вырос я...

— И вот что, Арзамасов (по совету Невьянцева Ланговой изменил свою фамилию и назвал себя Арзамасовым), — имей в виду, что скоро мы уйдем на ту сторону, так что, если не согласен, скажи сразу. Будем драться, сколько можно. Если у красных сил мало, то перебьем и пойдем по селам поднимать восстание. Если много — отступим в Маньчжурию, наберем новых людей, пополним снаряжение и боеприпасы и опять вернемся.

— Согласен я, — твердо заявил Ланговой — Арзамасов.

Бой начался в середине дня. Красных войск оказалось много, но окружить банду или подавить ее приступом они не смогли: Куксенко знал, где нужно выбирать место, — кругом непроходимые болота. А впереди, у входа, он подготовил укрепления, сделал завалы.

Ланговой вынужден был участвовать в сражении против своих. Он не боялся, что будет ранен или убит, был уже обстрелян на границе, но сейчас «на рожон» не лез. Тоже стрелял, но его пули летели поверх голов пограничников.

К вечеру отряды пограничных и внутренних войск усилили натиск. Тут и там падали сраженные бандиты. Куксенко понял, что долго не выдержит, и дал приказ отступать.

Двинулись через болото — впереди сам атаман, за ним цепочкой остальные. Стоянка осталась позади, вода доходила до колен, но дальше почва не проваливалась. Сводный отряд ОГПУ отстал.

— Ну вот и все! — объяснил Куксенко. — Болото они не пройдут.

Расположились на небольшой площадке. Куксенко приказал подсчитать потери. Пятеро были ранены, трое пропали — наверное, были убиты. Среди них оказался один из «напарников» Лангового.

— Осталось версты три, не больше, — успокоил собравшихся Куксенко. — Выйдем к Уссури, а ночью переправимся на тот берег.

К реке подошли, когда наступили сумерки. Замаскированные ветками и травой, в кустах лежали два больших плота. Дважды прошел сторожевой катер, ничего не приметив, ушел вверх по течению. Сумерки сгущались, над рекой клубился туман. Наконец стемнело, и Куксенко подал команду:

— Стащить плоты в воду!

За работу принялись дружно.

Прошло совсем немного времени, и отряд ступил на землю Маньчжурии. Глубокой ночью вошли в небольшое селение. Здесь им выдали большой горшок чумизы и мелко нарезанные ломтики мяса. Наевшись, все улеглись спать.

На следующий день отряд прибыл в поселок, расположенный вблизи Мулинских угольных копей, и разместился в бараке казарменного типа, где рядами стояли железные кровати. Вечером Куксенко объявил:

— Устраивайтесь кто как может. Желающих могу порекомендовать в полицейский карательный батальон для борьбы с китайскими партизанами.

— А можно устроиться на работу в Мулине? — спросил Ланговой.

— Что тебе там?.. Разве что на шахту?..

«Шахта шахтой, а где же дело? Все эти Куксенки, есаулы Бондаренки — только пешки в большой игре. Нужно пробиваться к главарям эмигрантских организаций, а через них — к заправилам японской разведки. Пробиваться тонко, умело... Сейчас самый момент воспользоваться советом Дерибаса».

— Может, окажет содействие генерал Сычев?

Куксенко удивленно вскинул брови:

— Ты с ним знаком? — В голосе прозвучала ирония.

— Моя невеста привезла письмо от генерала... Она у него служила...

— Невеста?. Как ее звать?

— Ольга Ремизова.

— Почему молчал до сих пор?

— Да вроде бы ни к чему...

— Гм... Ольга Ремизова?.. Я поговорю.

Спустя несколько дней Лангового зачислили учетчиком на Мулинских угольных копях. Там же дали комнату.


Дерибас вышел на улицу. Потеплевший весенний воздух, голубое небо, звонкая капель — все наполняло душу неосознанной радостью. Он забыл о делах, о тревогах и дышал полной грудью. Все внутри пело, радуясь наступлению весны.

Дерибас был оптимистом. Он любил жизнь и в те считанные минуты, когда мог позволить себе оторваться от дел, заново открывал окружающий мир и радовался всему, как ребенок.

Столовая для сотрудников ОГПУ находилась на первом этаже невысокого кирпичного здания на площади Ленина. Этажом выше располагался небольшой зал, где были столы для игры в бильярд.

Дерибас быстро съел свой обед и поднялся в бильярдный зал.

Играл с увлечением и даже с азартом. Он любил эту игру. Долго ходил вокруг стола, выбирая направление, прицеливаясь кием. Очень огорчался, когда делал промах или удар был неудачным. После двух часов игры Дерибас взмок и отправился в душ.

Вечером Невьянцев доложил:

— Вернулся один из связников Лангового. Во время боя с нашим отрядом связник притворился убитым. После того как банда Куксенко бежала в Маньчжурию, он явился к командиру отряда, а тот доставил его ко мне.

— Что он рассказывает?

— Все нормально. Куксенко принял Лангового. Сейчас они на той стороне.


У Грачева уже побывал курьер от Белых, сообщивший об удачном устройстве Белых в Хабаровске. Но поездки курьеров через границу становились все труднее, и Грачев не хотел рисковать таким ценным человеком, как Белых. Поэтому договорился о переписке с ним при помощи специального кода.

Грачев был очень обрадован, когда получил письмо, в котором Белых сообщал, что ему удалось прочно обосноваться и подготовить условия для работы. Грачев послал Белых тотчас же ответное письмо:

«Уважаемый Николай Георгиевич!

Получил от вас весточку и рад, что вы работаете в любимой отрасли сельского хозяйства. Я живу ничего себе, с голоду не дохну, хозяйство налаживается, только на сынка Володю нет больше надежды. Молод, неопытен в хозяйстве, да и здоровье его плохое, так что вместо него придется посылать на заимку Гришу. Он крепкий паренек.

Сам я живу то на заимке, то уезжаю по закупке масла. В городе бываю редко. Жду с нетерпением письма от вас. Адрес: Харбин, Мадягоу, Чистая улица. Наталье Григорьевне Назаровой. А она передаст мне».

Передавая это письмо Невьянцеву, Белых пояснил:

— Грачев не пользуется шифром. Он считает, что любой шифр можно раскрыть и тем провалить дело. Предпочитает личные переговоры, посылку связников и письма с условностями. Данное письмо следует понимать так: вместо связника Володи, который должен был явиться ко мне с новыми инструкциями, деньгами и получить информацию, прибудет Гриша, которого я тоже знаю по Харбину. Что касается поездок Грачева по закупке масла, то он ездит добывать оружие.

— Все ясно.

— Я подготовил ответное письмо Грачеву. — Белых передал Невьянцеву исписанный лист бумаги.

«Уважаемый Герасим Павлович!

Спасибо за весточку, рад за вашего младшего сынка Гришу, что из него получается такой хороший человек. Я живу и ожидаю лучшего. С 6 октября по 15 еду в отпуск на охоту в тайгу. С 20 октября по 1 ноября получаю еще отпуск и думаю его использовать тоже вне Хабаровска. Пишите подробнее, как идет ваше хозяйство, управляетесь ли со своими ребятами по хозяйству, или еще на время страды приглашаете рабочих со стороны? У меня хозяйство пока, можно сказать, еще молодое, и вот, по силе возможности, работаю, авось чего и достигну. Возможности у нас имеются. Взялся сейчас за культивирование винограда и во что бы то ни стало докажу и выращу. Слышал, что вы достигли в этой области больших успехов, надеюсь, что не откажете поделиться со мной опытом. Так что надежда на вас.

Привет. Знакомый ваш Николай».

— Как понимать это ваше письмо?

— Здесь условностей немного, — пояснил Белых. — Прежде всего я ответил Грачеву, что против приезда связника Гриши не возражаю. Буду ожидать его с 6 октября по 15, как мы договорились, через день. Дополнительно, на всякий случай, назначаю встречи на 20 октября и 1 ноября. Места для встреч мы обговорили раньше. Одно из них находится на окраине Никольск-Уссурийска, другое — в Хабаровске. Я информирую Грачева, что возможности для развертывания работы ТКП имеются, но главное — достать деньги (виноград). В этом я прошу оказать мне помощь, «поделиться опытом».

Получив письмо от Белых, Грачев обрадовался. «Будет о чем информировать полковника Накамуру и подо что получить дополнительные деньги. Опираясь на Белых, можно активнее развертывать работу в Приамурье!»

Два раза в месяц Грачев появлялся на станции Пограничная: приезжал за несколько минут до прибытия пассажирского поезда, старался найти укромное место, укрыться от посторонних глаз. Отыскав среди проводников нужного человека, Грачев передавал ему сверток и тут же удалялся. Через Пограничную проходила надежная и отработанная цепочка связи с Советским Союзом.

До сих пор получалось так, что Грачев появлялся в то время, когда кончалась смена Шаброва и он уже был дома. Но однажды днем они все же столкнулись.

Это был пассажирский поезд, следующий во Владивосток. Шабров проверял ходовую часть вагонов.

Стояла осень, сухая и теплая. Все радовало глаз: пестрый наряд берез, синее безоблачное небо, чистый прозрачный воздух. Настроение у Шаброва было приподнятое.

У одного из вагонов он увидел Грачева. Решение созрело в одну секунду. Когда Грачев поравнялся с Шабровым, тот слегка наклонил банку с маслом и прислонил горлышко к свертку.

Масло пролилось на бумагу. Грачев остановился, посмотрел на сверток. На его лице вспыхнуло негодование. Он хотел было обругать или ударить Шаброва, но последний опередил:

— Дорогой господин, извините! — Шабров стоял, полусогнувшись, перед Грачевым с виноватым видом. — Я сейчас все исправлю, — заторопился он. — Ради бога, не ругайте меня. Это грозит мне большими неприятностями. Постойте, пожалуйста, здесь, я мигом принесу чистый лист бумаги.

Грачев в растерянности остановился. «Литература должна быть отправлена, но с таким пятном посылать нельзя!»

— Давай. Побыстрей. Сколько минут еще будет стоять поезд?

— Еще двадцать минут. Я мигом.

Шабров помчался. Грачев положил сверток на платформу, закурил. Издали увидел нужного проводника, кивнул, чтобы тот подождал.

В служебном помещении Шабров отыскал большой лист оберточной бумаги и вскоре был возле Грачева.

— Давайте, я упакую. Можно выбросить старую обертку?

— Да... Пожалуй... — задумчиво отвечал Грачев. — Него доброго, масло проникнет внутрь.

Шабров распаковал. На одной из брошюр — а в свертке лежали стопкой брошюры — он прочитал: «Трудовая крестьянская партия». Быстро завернул в чистую бумагу и перевязал шпагатом.

— Вот. Извольте. — Приподнял с платформы: — Вам поднести?

— Нет. Я сам, — решительным тоном сказал Грачев и взял сверток. — А ты здесь всегда работаешь?

— Да, господин. Если вам что-нибудь нужно, вы легко можете меня отыскать. Меня все здесь знают. Спросите Ивана Шаброва.

— Хорошо. Спасибо. — Грачев пошел к передним вагонам.

Шабров продолжал работу. Время от времени он посматривал в ту сторону, куда ушел Грачев. Увидел, как тот подошел к проводнику одного из вагонов. Разговаривали они недолго. На станцию Грачев возвратился без свертка.

Закончив работу, Шабров подошел к знакомому машинисту.

— Василий Степанович, ты знаешь в Гродеково Сергеева?

— Знаю.

— Можешь передать ему несколько слов?

— Говори.

— Проводник одиннадцатого вагона везет посылку от Грача...

— Что это значит?

— Он поймет. Скажи, передал Шабров. До свидания.


Евгений Ланговой больше года работал учетчиком на Мулинских угольных копях. Жил в небольшой комнатке деревенского дома. К нему никто не заходил, близких знакомых у него не было, да он и не стремился и заводить. Особенно тоскливо было по вечерам, когда опускались сумерки: местные жители собирались семьями, ужинали, занимались хозяйственными делами. Многие эмигранты, те, у кого не было семьи, жили в казармах, развлекались как могли: играли в карты, пьянствовали. С ними Ланговой старался не общаться.

В такие вечера Ланговой много читал. Книги он брал у Рудых, с которым познакомился по рекомендации Куксенко. Рудых работал секретарем второй конторы угольных копей и был своего рода начальником. Он имел небольшую библиотеку. В основном это были церковные книги, но попадались сочинения и русских классиков: Бунина, Достоевского, Куприна.

Ланговой читал запоем. Особенно ему нравились произведения Бунина, его ясный, красочный язык. Достоевского он не очень понимал, но каждая страница заставляла его задумываться, он много размышлял о цели жизни.

Часто вспоминал Ольгу, мечтал о своей семье. Но это потом, когда он выполнит порученное задание...

Однажды в субботу Ланговой выехал в Харбин. Остановился в небольшой харчевне. Походил по магазинчикам, а когда совсем стемнело, опустил в почтовый ящик открытку с видом на Сунгари, адресованную в Хабаровск. Это означало, что он жив и у него все в порядке.

У Лангового был адрес и пароль к Ивану Шаброву в Пограничной, но этим адресом он мог пользоваться в том случае, если у него будет что-то очень важное или он окажется в безвыходном положении. Но ни того, ни другого пока не было.

Проходили дни тягучие и однообразные, как осенние дожди. И не с кем было даже поделиться. Но однажды вечером, когда Ланговой возвратился с работы, в дверь постучали, и в комнату ввалился высокий плотный мужчина, в котором Ланговой тотчас узнал Куксенко.

— Послушай, Яков, — имя у Лангового было здесь вымышленное, — у меня к тебе дело. — Куксенко торжествующе посмотрел на Лангового. — Пойдешь с нами. На ту сторону.

Возвращение на Родину в составе банды не входило в планы Евгения Лангового и Невьянцева. Перед Ланговым были поставлены совсем другие задачи: установить связь с белоэмигрантскими организациями. Через них проникнуть в японскую разведку. Предложение Куксенко не вписывалось в эти планы, нарушало их. Прикинув это, Ланговой решил выиграть время. Он ответил:

— Нужно подумать...

— Будем готовить восстание. Группу формирует есаул Бондаренко. Слыхал о нем?

— Пока нет...

— Мужик боевой. Наша задача — проникнуть в Сучанский и Шкотовский районы, разрушить железнодорожные мосты, прервать сообщение Хабаровск — Владивосток. Затем разрушить угольные копи. По пути следования организовать повстанческие ячейки в Шмаковском, Яковлевском и других районах. Затем, опираясь на тех людей, кого я знаю и которые мне помогали, поднять восстание. Нас обещала поддержать японская армия. Нужно только продержаться до тех пор, пока не подойдут отряды из Маньчжурии. Понял?!

— А почему вы уверены, что народ поднимется? Что нас не разобьют еще до подхода японских частей.

— Так сказал большой генерал из японской армии. У них есть точные сведения.

— Дело серьезное. Я с удовольствием буду участвовать. Но сейчас я не могу дать согласие. Должен посоветоваться с Рудых. Можете подождать два часа?

Ланговой не мог прямо отказаться от участия в такой операции. Куксенко по-своему понял бы его поступок, расценил как дезертирство. Дальнейшие контакты с главарями эмигрантских организаций были бы обрезаны, и Ланговой оказался бы в изоляции. С другой стороны, многие знали о принадлежности Рудых к организации «Братство русской правды». И расчет Лангового был построен на том, что об этом знает и Куксенко. И будет считать Лангового тоже участникам этой организации... А там видно будет.

— Давай, советуйся. А я тут поговорю еще кое с кем. Потом зайду. — Куксенко вышел, не попрощавшись.

Когда Ланговой вошел в дом, где жил Рудых, было довольно поздно. Но в доме еще не спали. Ланговой открыл дверь:

— Можно к вам, Илларион Александрович? Есть разговор.

— Пойдем, поговорим. — Рудых увел Лангового в другую комнату. — Что стряслось?

Ланговой рассказал о своем разговоре с Куксенко.

— Я давно к тебе присматриваюсь, — сказал Рудых, выслушав Лангового. — У меня к тебе будет более важное дело. От предложения Куксенко ты откажись.

— Какое дело?

— Хочешь работать в нашей организации — «Братство русской правды»?

— Что нужно делать?

Рудых подошел к письменному столу и достал какую-то бумагу. Передал ее Ланговому. Большими буквами было напечатано: «Клятва».

— Подпиши, а потом у нас будет разговор.

Ланговой взял ручку и подписал.

— Ты будешь называться братом номер сорок два. Никто, кроме меня, не будет знать твоей фамилии. И ты не будешь знать никого, кроме меня. Отныне я для тебя брат номер тридцать девять.

— Я понял.

— Твоя невеста живет в Хабаровске?

— Да.

— А где работает ее брат?

— В армии. В Хабаровске.

— Ну хорошо. Ты будешь работать со мной. Что и как нужно делать, я скажу тебе после. А Куксенко объяви, что с ним не пойдешь. Я тебя не отпускаю.

— А как же...

— Если Куксенко будет настаивать, скажи ему, что я получил приказ № 5 помощника наместника БРП на Дальнем Востоке, генерала Сычева, нашего брата номер 211. В приказе сказано: «В связи с обострением общей обстановки, для успешного развития работы, учредить особый приграничный отдел БРП, который именовать «Приграничный отдел». Временно исполняющим обязанности начальника Приграничного отдела назначается Рудых, брат номер тридцать девять». Куксенко, как член нашей организации, обязан подчиниться. Ты будешь работать при штабе Приграничного отдела.

Поздно вечером опять зашел Куксенко, и Ланговой рассказал ему о своей беседе с Рудых.

— Жаль, — вымолвил Куксенко и покачал головой. — Понравился ты мне. Боевой парень. Ну что ж...

Когда Куксенко ушел, Ланговой стал раздумывать: что предпринять?

События стали разворачиваться с такой быстротой, что трудно было сразу сориентироваться. Ланговой, в который уже раз, закурил. Здесь, в Маньчжурии, он стал курить! И не один раз вспоминал о трубке, подаренной Дерибасом и оставленной в Хабаровске... В комнате стало душно. Он подошел к окну и распахнул створки. В лицо пахнуло сырым, прохладным воздухом.

«Какую роль уготовил ему Рудых? Что обязан будет делать брат номер сорок два? Почему не отпустил с Куксенко? Имеет в виду более важное дело? Что же это за дело, если для антисоветских эмигрантских организаций оно важнее бандитских налетов на советские поселения?»

Ланговой провел ладонью по лицу. Щеки были влажные от утренней сырости. На востоке чуть брезжил рассвет, спать не хотелось.

И вдруг пронзила мысль: нужно сообщить своим! Как можно быстрее. Ведь банда готовится и скоро выступит. Нужно упредить. Ехать к Ивану Шаброву, связаться с ним по паролю! А когда ехать? Завтра? Но завтра он может понадобиться Рудых. Отсутствие вызовет подозрение. Начнутся расспросы. Всего не объяснишь. Малейшее подозрение приведет к провалу... Да, есть над чем поломать голову!

Но и затягивать нельзя: банда перейдет границу, начнет убивать. Создаст свои базы в тайге — тогда ищи-свищи! Да и в селах у Куксенко имеются пособники. Натворят бандиты дел! Чего доброго, и мост взорвут!.. Допустить этого нельзя! Ехать к Шаброву не позднее, чем через неделю, — оптимальный срок!

Наметив план действий, Ланговой уснул.


Дерибас подошел к двери балкона. Опять была зима, дверь была оклеена бумагой, только форточка оставалась свободной. Дерибас посмотрел сквозь стеклянную дверь на улицы, запорошенные снегом. Открыл форточку: он любил, чтобы воздух в кабинете был прохладным.

За небольшим столиком сидел Невьянцев и перечитывал документы.

— Что вы предлагаете?

— Окружить и разгромить банду Куксенко.

— В принципе правильно. — Дерибас погладил бородку и прищурил глаза. — Всю подготовку вести секретно. В Шкотовском районе устройте засады и организуйте оповещение. Когда банда пройдет в глубь тайги, нужно будет перекрыть границу. Ну, об этом я дам указание пограничникам. Потом дать бой. Гнать бандитов до сдачи в плен или до полного уничтожения. Куксенко обязательно взять живым!

— Будет сделано, Терентий Дмитриевич!

— Теперь доложите, как дела у Белых.

— В октябре и ноябре связника не было. Белых выходил на места встреч в те дни, которые указывал в своем письме Грачеву. Но все ожидания были напрасны. Вчера Белых наконец получил письмо, в котором Грачев сообщает, что Гриша приедет «на днях». — Невьянцев взял в руки конверт.

— Когда прибудет связник?

— Точно даты Грачев не указывает. Связник, возможно, явится прямо на дом к Белых. Как быть?

— Попробуем рассуждать так: дело Грачева в Советском Союзе, для которого он направил Белых, только начинает разворачиваться. Белых «укрепил» здесь свое положение и «приступил к подбору помощников, к созданию группы ТКП». Можно ли в таких условиях совершить какую-либо «акцию»? Грачев достаточно опытный человек, чтобы идти на явный риск и давать Грише такое задание. Наиболее вероятно, что связник Гриша никаких активных действий предпринимать не будет. Выходит, особой опасности на данном этапе он собой не представляет. Поэтому связника трогать не нужно. Пропустить по всем явкам, которые у него имеются. Выявить связи. По возможности, снабдить информацией, такой информацией, которая выгодна нам.

Едва закончили обсуждать, как адъютант доложил:

— Терентий Дмитриевич, на базе Амурской военной флотилии пожар...

— Где начальник особого отдела?

— На базе.

— Я еду туда.

Пожар удалось ликвидировать к середине ночи. Настроение было подавленное.

«Диверсию не удалось предотвратить, чекисты ничего не знали заранее. Сгорели запасы бензина, солярки, керосина. Погибло изрядное количество снарядов и патронов. Остался самый минимум, необходимый для флотилии. Готовится переход банды Куксенко. В селах остатки кулачества усилили подстрекательскую агитацию... В Хабаровске и Владивостоке орудуют японские агенты, которых он, Дерибас, приказал пока не трогать, чтобы выявить их связи. Не слишком ли много «моральной тяжести» для одного человека?»

Дерибас понимал, что к нему, как ни к кому другому, попадает в основном информация негативного характера. Но от сознания этого ему было не легче. Он заставил себя думать о другом: о грандиозной всенародной стройке на Амуре, о строительстве в Хабаровске нефтеперегонного завода, о сооружении в этом городе нового стадиона, которое ведется под его, Дерибаса, непосредственным руководством, о новых жилых домах для сотрудников... Уже засыпая, подумал: «Нужно выяснить, как дела у Ольги. Ее нужно оберегать. Мы обещали Ланговому...»


Ольга возвращалась с работы домой. В автобусе было холодно, зима завернула крутыми морозами. По улицам тянула снежная поземка.

Ольга обратила внимание на пожилого китайца, который время от времени посматривал в ее сторону. Ольге стало не по себе.

Автобус остановился, Ольга вышла. Следом за ней вышел и китаец. Сумерки сгущались.

Едва Ольга отошла несколько шагов, как незнакомец ее догнал и проговорил:

— Здравствуй, Оля.

Ольга не ответила, а ускорила шаг, так как человек был ей не знаком. На улице пустынно. Китаец пошел рядом и продолжал:

— Извини. Тебе привет от жениха.

Ольга хотела было отмахнуться и вдруг вспомнила: Невьянцев предупредил, что неизвестные лица могут спрашивать Лангового и называть его Яковом Арзамасовым. Резко остановилась и повернулась в сторону китайца:

— От какого жениха?

— Якова...

— Где он? Что с ним? — спросила с тревогой.

— Не беспокойся. Все хорошо. Очень хорошо! Теперь слушай меня: как живет твоя брата? Служит армия? Служит штабе армия?

Ольга замялась. Она не знала, имеет ли право об этом говорить.

Ее молчание китаец понял как подтверждение своих слов и продолжал:

— Твоя жених скоро вернется. Ты его жди, обязательно жди.

Китаец ушел. На следующий день Ольга позвонила Невьянцеву и рассказала о встрече. Оба долго гадали, что могли означать слова китайца.

— Как он выглядит?

— Я была так взволнована, что как следует не рассмотрела. Обычный китаец... Мне запомнились только его губы — синие-синие, как у мертвеца.

— Слишком мало примет, чтобы его найти, — покачал головой Невьянцев. — Да вы не беспокойтесь, мы знаем, что у Евгения все в порядке. Но, к сожалению, о возвращении на Родину пока речи нет. Может быть, вам нужна какая-либо помощь?

— Спасибо, мне ничего не нужно. Только бы Женя возвратился поскорей.


Вторую неделю ожидал Белых прихода связника, но Гриша все не появлялся. Вначале Белых спал неспокойно, прислушивался, ожидая осторожного стука в окно, но проходила ночь за ночью, а условного сигнала все не было. «Неужели Грачев и на этот раз не сдержит своего обещания? Уж не перестал ли Грачев ему, Белых, доверять?»

Гриша явился неожиданно, когда Белых собирался на работу. Высокий, плечистый, одетый в теплые унты, стеганый ватник и шапку-ушанку, Гриша был похож на лесоруба, вернувшегося из тайги.

— Как вы тут обосновались?

— Пойдемте, посмотрите. — Белых ввел Гришу в комнату. — Давайте завтракать.

— С удовольствием. Я сильно промерз.

Хозяин и гость сели за стол и стали с аппетитом есть яичницу с колбасой.

— Почему задержались?

— Мне помогали рыбаки, члены нашей организации. Неделю прожил вместе с ними на острове, переправляться было опасно.

— Сейчас мне нужно торопиться на работу. — Белых налил чай. — Вы отдыхайте, а вечером поговорим подробно.

Белых зашел на почту и позвонил Невьянцеву:

— Прибыл гость.

— Хорошо. Действуйте, как договорились...

С работы Белых отпросился пораньше. Дома гость стал расспрашивать о делах.

— У меня есть четыре человека, на которых я могу твердо надеяться. Они выполнят любое задание. Каждый из них подбирает себе помощников, которые будут участвовать в восстании. Я могу познакомить вас с членами организации. Но сейчас не рекомендую, ГПУ после пожара на базе свирепствует...

— Нет, знакомиться я не буду. Я привез деньги, листовки, последний номер нашего журнала «Крестьянская Россия». Грачев просил предупредить, чтобы вы были особенно осторожны с листовками и журналом. Он просил также узнать, какие есть возможности для сбора сведений о Дальневосточной армии...

— К сожалению, возможности очень ограничены. Мы наблюдаем лишь за перемещениями воинских частей по Амуру.

— Главная ваша задача — готовить людей к восстанию. Накапливать силы, оружие. Япония подтягивает войска к границе, и очень скоро может наступить подходящий момент.

— Я учту это в своей работе. Теперь несколько замечаний по статье «Современное внутреннее состояние России». Наряду с правильными, для нелегальных организаций в СССР, установками в ней содержится несколько неприемлемых пунктов. Так, говорится, что развертывание промышленности идет больше в порядке рекламном и совершается за счет бумажноденежной эмиссии. Рекламность выражается в том, что одновременно с созданием единиц новых фабрик и заводов десятки и сотни прежних идут дальше по пути разрушения. Но это в корне неверно. В России за последние годы построены сотни новейших промышленных предприятий, которые намного превосходят дореволюционные. Это — очевидный факт! Там, в Харбине, может быть, и поверят, а здесь крестьяне стали во всем разбираться.

Или, например, говорится: армия не представляет собой прочной опоры власти. Этот тезис нельзя считать серьезным. Недооценивать это ТКП не имеет права.

— Что ж, вы предлагаете хвалить большевиков?

— Почему обязательно хвалить? Но к оценке обстановки подходить объективно. В результате неправильной оценки могут быть ошибочные выводы в работе.

— Хорошо. Я передам ваше мнение.

На следующий день Белых провожал Гришу во Владивосток. По дороге на вокзал Гриша рассказал:

— Два месяца назад мы командировали в Приморье четырех человек. Обули, одели, вооружили, но они как в воду канули. Ни слуху, ни духу. Последнее письмо было из Пограничной с сообщением, что они переходят границу. Предполагаем, что засыпались и попали в ГПУ, так как Грачев не допускает мысли, что они испугались. Смелые были мужики. Мне поручено их разыскать.

В тот же день Дерибас приказал Невьянцеву:

— Возьмите группу оперативных работников и произведите обыск на острове, где под видом рыбаков орудуют участники антисоветской организации. Необходимо изъять оружие, собрать улики и арестовать всю группу.

Во Владивосток была послана телеграмма:

«Примите меры к розыску четырех диверсантов. Один из них полгода назад бежал из Приморья в Маньчжурию. При белом правительстве был знаком с известным вам Грачевым. Соберите приметы на бежавшего. Добудьте фотографии. При обнаружении диверсантов действуйте осторожно, чтобы не спугнуть Гришу. Арестуйте только после отъезда Гриши в Харбин».

Гриша приехал во Владивосток поздно вечером. Прямо с вокзала направился по данному Грачевым адресу на Алеутской улице. Ориентировался он здесь неплохо, так как бывал в этом городе не один раз. Еще издали увидел небольшой флигель, окруженный штакетником. Вошел во двор. Постучался.

Дверь открыл мужчина в пальто.

— Вам кого?

— Петра Федоровича.

— Это я.

— Вам привет от Александра Александровича.

— А Анна разве в Хабаровске?

Ответ никак не вязался со словами приветствия, но это был пароль. Значит, он встретил того человека, который ему нужен. Гриша вошел в чисто прибранную комнату.

— Раздеваться не предлагаю, — сказал хозяин, — сегодня не топлено. — Хозяин развел руками.

— Я ненадолго. Вот посылка от Герасима Павловича. На рассвете я уйду.

Гриша рассказал о работе ТКП, о Грачеве и Мореве. Расспросил о делах «приморской группы ТКП».

— Грачев считает, что во Владивостоке работу можно развернуть шире, с меньшей опасностью, — инструктировал Гриша руководителя владивостокской группы.

Спустя неделю группа Комиссаренко — Чумакова была арестована.

ЯПОНСКАЯ «МЕЛЬНИЦА»

Две недели поджидали пограничники банду Куксенко. В районе вероятного перехода границы были выставлены усиленные пикеты. Бойцы день и ночь мерзли в снежных сугробах и напряженно всматривались в сторону Уссури, откуда должен был появиться недобитый «атаман».

Наготове были резервные части, которые должны отрезать нарушителям границы обратный путь в Китай.

Тайга металась и скрипела стволами наклонившихся под тяжестью снега сосен. Погода менялась часто.

Первые нарушители появились на советском берегу в четыре часа утра.

— Идут! Передай по цепи...

Отряд Куксенко двинулся в лес. Куксенко хорошо ориентировался на местности — вокруг родные места. Он вел отряд к железной дороге.

Спустя полчаса путь преградил, отряд пограничников:

— Бросай оружие! Ни с места!

Куксенко вскинул винтовку, выстрелил и повел группу в атаку — хотел пробиться в тайгу. Но пограничники преградили путь бандитам. Раздался дружный залп. Три бандита упали. И снова послышался властный голос:

— Сдавайтесь, вы окружены!

Куксенко понял, что поход провалился. Начинался рассвет. Куксенко решил возвратиться в Китай. Шли медленно, по старым следам. И когда показалось, что граница совсем рядом, снова услышали приказ:

— Бросайте оружие! Сдавайтесь! — Теперь голос раздавался со стороны границы.

— Будем прорываться! — приказал Куксенко.

Но едва диверсионная группа попыталась продвинуться вперед, как ее встретил мощный оружейный огонь. Один из бандитов был ранен, громко стонал.

— Занять оборону! — приказал Куксенко.

Стало совсем светло. Пурга утихла, и тайга стояла безмолвная, чистая, покрытая инеем. В стороне границы в просветах между деревьев виднелись лошади. Куксенко понял, что попал в западню. Но сдаваться не собирался. Отлично понимал, что его ждет. Оставалось испробовать еще один путь: вдоль границы. «Может быть, удастся проскользнуть?»

Приказал дать залп. Когда началась перестрелка, оставил двух человек для прикрытия и повел отряд на север. «Найду выход из мешка! Найду!!!»

Путь оказался свободным, и отряд изо всех сил пробивался сквозь лесную чащу. Снег выпал глубокий, и двигаться было трудно. Шли медленно. Но, казалось, выход найден.

Через час впереди показалось большое поле. Чтобы не выходить на открытое место, Куксенко решил снова свернуть к границе. Но едва прошли метров триста, как снова услышали:

— Бросай оружие! — И увидели пограничников.

Куксенко заметался. Отряд пограничников шел по пятам, не давая передышки. Бандиты отстреливались. Но патронов становилось все меньше и меньше. С каждым истраченным патроном таяли надежды на выход из окружения.

Но Куксенко не падал духом: «Продержимся до темноты, а там проберемся в зарослях к границе». И они шли, метались, петляли, не подпуская к себе пограничников.

Наступали сумерки. Целый день бандиты ничего не ели. Их силы быстро таяли, так же, как и боеприпасы. И все же они надеялись: «Скоро наступит ночь! Под покровом темноты удастся прорваться». Куксенко с тоской посматривал на небо: сквозь верхушки деревьев проглядывали звезды. Облака, еще днем сплошной пеленой покрывавшие горизонт, исчезли. Даже в наступивших сумерках люди на снегу просматривались хорошо. И с каждой минутой у главаря таяла надежда на успех...

Воспользовавшись паузой, бандиты подкрепились. Была полночь, когда Куксенко решился на последний шаг.

— За мной! — тихо скомандовал он.

Измученные, голодные, промерзшие диверсанты с трудом поднялись. Куксенко повел их в глубь тайги. Потом круто свернул на запад, в сторону Уссури, надеясь обходным маневром обмануть пограничников и уйти в Китай.

Но его маневр был разгадан. Отряд пограничников шел по пятам, а вдоль границы, наперерез двигалась вторая группа.

Не прошло и часа, как бандиты выдохлись окончательно. От быстрого движения, от непосильной усталости Куксенко стал задыхаться. Как-никак, ему было под шестьдесят. Главарь остановился. «Как быть? Идти напрямик к границе? Теперь недалеко... А если там красные? Уйти бы подальше!» Он приказал отряду залечь.

Мороз становился все сильнее. На чистом небе ярко светила луна, озаряя раскинувшуюся впереди поляну, через которую нужно было перебраться. Ноги мерзли, руки становились непослушными. «Нужно подняться и двигаться дальше. Так можно замерзнуть!» Только хотел Куксенко поднять свою группу, как вновь раздался приказ:

— Бросайте оружие! Сдавайтесь!

Куксенко с трудом поднялся с примятого снега, оглядел свою группу. С особой тоской посмотрел на молодого парня, одетого в меховую куртку. Громко сказал:

— Другого выхода нет!

Поднял руки вверх и пошел навстречу пограничникам.

— Бросайте оружие!

Куксенко бросил винтовку первый. Затем стали бросать другие.

— Руки назад! Шагом марш! — Группа пограничников повела диверсантов на ближайшую погранзаставу.

На вторые сутки после захвата группы диверсантов Куксенко вызвали на допрос. Предупредили:

— Будет допрашивать сам Дерибас.

Куксенко вошел в кабинет пошатываясь. Лицо распухло и заросло бородой. Он с трудом держался на ногах.

— Что с вами? — Дерибас знал, что задержанным дали сутки отдыха.

— Ноги, — коротко ответил бандит. — За те сутки, что вы нас гнали, ноги распухли и не держат. Едва стащил сапоги.

— Вам оказали медицинскую помощь?

— Да.

— Садитесь. Будете рассказывать?

— Буду.

Дерибас был немало удивлен таким ответом. Он ожидал другого: сопротивления, упорного и стойкого. И вдруг такой ответ. Он с удивлением спросил:

— Почему?

— Сын... Он подрядился в отряд первый. Вот пошел и я. Думал, сходим последний раз и уедем куда-нибудь подальше. А вот как получилось... Я знаю, что меня ждет. Прошу пощадить сына...

— Где сын?

— У вас. Взяли вместе со мной. — Куксенко прикрыл веки.

— Сколько лет сыну?

— Двадцать шесть.

— Не зная вашего сына, не могу ничего обещать. Я поговорю с ним, может быть, парень не совсем пропащий... Но вы должны назвать всех сообщников...

— Я согласен.


Ланговой жил в Харбине третью неделю. Вскоре после памятного разговора с Куксенко, приглашавшего Лангового в поход на Советский Дальний Восток, Рудых сказал, что Лангового вызывает на переговоры «большой японский начальник». Дал денег на расходы, усадил в поезд и сказал: «Господин Арзамасов, будьте благоразумны!»

На вокзале в Харбине Лангового разыскал переводчик генерала Доихары. Это был дотошный малый из эмигрантов и, пока они добирались до гостиницы, успел расспросить Лангового о его жизни.

Поселился Евгений в гостинице «Марс», где останавливались, главным образом, коммерсанты. Вскоре состоялся разговор с Доихарой.

— Садитесь, господин Арзамасов. — Доихара говорил по-японски, а переводчик синхронно переводил.. — Я знаю, что вы человек деловой, буду говорить с вами откровенно. Я получил хорошие рекомендации от господина Рудых. Наводил кое-какие справки о вашей невесте.

При последних словах Ланговой — Арзамасов невольно вздрогнул.

— Что с ней?

— С ней все в порядке. Она в Хабаровске, здорова. Вы должны выполнить мое поручение.

— Какое?

— Вы будете жить в Хабаровске. Когда вернетесь в Харбин, мы вам хорошо заплатим, вы и ваша невеста будете устроены очень хорошо.

— При чем тут моя невеста?

— Она будет вам помогать.

— Что она может?

Доихара улыбнулся.

— Она может многое, — сказал он спокойно. — Она ходила через границу. У нее есть связи. Наконец, у нее есть брат, который работает в штабе Дальневосточной армии.

— Я не совсем понимаю...

— Не будьте наивным, господин Арзамасов. С братом Ольги вы попытаетесь найти общий язык. Ольга вам поможет.

— Как я могу вернуться да еще говорить с братом Ольги? Меня схватят и расстреляют... Я лучше пойду с Куксенко, буду стрелять из винтовки.

— Дело опасное, но если у человека голова на плечах... — Доихара сощурил глаза. Они превратились в щелочки. — А вы человек неглупый... Риск есть всегда и везде. Вы будете не один, мы вам поможем. В России есть наши люди.

Ланговой задумался:

— Что я должен делать?

— Пока поживите в Харбине. Мы все подготовим.


Занятия начались на следующий день. Их вел японец, капитан Осава. Встречаясь с ним глазами, Ланговой каждый раз испытывал такое ощущение, словно прикоснулся к чему-то очень неприятному. Но свой предмет Осава знал в совершенстве, по-русски говорил отлично и держался учтиво.

Осава обучил Евгения переписке с помощью шифра, способам и приемам обнаружения слежки, очень подробно объяснил, как Ланговой должен вести разведку военных объектов и как излагать информацию. Назвал пароль для связи с курьером в Хабаровске. И все это — за одну неделю. Затем он проэкзаменовал Евгения. Было, решено, что к заброске в Хабаровск Арзамасов вполне готов.

Его вызвал Доихара, усадил, доброжелательно сказал:

— Я хочу говорить с вами о деле. Вы готовы?

— Да.

— Вам дадут документы и деньги, помогут переправиться на левый берег Амура. Дальше будете устраиваться сами. Нам нужны сведения о Дальневосточной армии. Чем обширней будет информация, тем больше денег вы получите. Очень срочно нужны сведения о количестве и вооружении советских войск на границе от Иркутска до Владивостока и особенно на участке Хабаровск — Бикин. Материалы будете передавать человеку, который придет к вам и скажет, что от меня.

ВАМ ИДТИ ДАЛЬШЕ...

В квартире Грачева в Харбине состоялось заседание Дальневосточного отдела ТКП. Обстановка была «семейная». За чашкой чая собравшиеся слушали информацию Гриши, который старался рассказывать объективно, так, как ему советовал Белых.

— Идет техническое перевооружение деревни на базе тяжелой индустрии. Хлеба не хватает, поэтому хлебный паек сокращается. Хлебозаготовки усилили недовольство зажиточной, части крестьянства. Происходит усиление колхозов — за счет переброски людских кадров. На смену единоличнику идет сельскохозяйственный рабочий.

Власть стремится воспитать колхозников в нужном для руководства духе. Появились новые люди с новыми привычками, с новой психологией. Нельзя закрывать глаза на то, что происходит. Достижения большевиков слишком очевидны. Что касается Красной Армии — ее нельзя недооценивать. Это серьезный противник, и его нужно изучать.

— Есть вопросы? — Грачев обвел взглядом собравшихся.

— Как организована советская медицина?

— В каждом районе имеется поликлиника, и население лечится бесплатно.

— Есть ли безработица?

— Последняя биржа труда закрыта в 1929 году.

Гости расходились, настроение было подавленное.

Грачев вышел проводить Гришу.

— Зачем вы так? — спросил он, когда они остались наедине. — Смягчили бы все это.

— Они должны знать, что их там ждет...


Наступили холода, а у Морева, кроме старого, грязного дождевика, ничего не было. Морев получал гроши, хотя был самым доверенным лицом Грачева.

В японской военной миссии возникла мысль выяснить позицию эмигрантских организаций по поводу будущего сибирского государства типа Манчжоу-Го, под протекторатом Японии.

Грачев поручил составить проект Мореву. Тот трудился несколько месяцев, задание выполнил и заработал изрядную сумму денег. Материальное положение его улучшилось.

Постепенно в правлении ТКП стали возникать распри. Грачев был властолюбив, не терпел возражений. Молодой, но крайне самолюбивый Морев ничем не отличался от Грачева и, лишь только нашел почву и обрел материальную базу, стал оппозиционером.

Обладая большим запасом энергии, личной инициативой, Морев старался оживить работу ТКП, и Грачев решил от Морева избавиться.


В Хабаровске жарко. Летние муссоны принесли тепло и влагу. В тот день Ланговой вместе с Ольгой купался в реке. Обычно веселая, Ольга была задумчива и молчалива.

— Ты что, Оля? — забеспокоился Евгений.

— Ты сегодня идешь на встречу? — Она была в курсе дел мужа.

— Почему это тебя беспокоит?

— Не знаю... Я каждый раз боюсь.

— Ничего. Все будет в порядке.

Поздно ночью у часовни Ланговой встретил связника.

— Срочно нужны сведения о дислокации русских войск между Бикином и Владивостоком. Нужно выяснить, не намечается ли переброска. Просили передать: господин Доихара недоволен.

— Чем?

— Предыдущая информация была неполной. Не было сообщено о готовящейся перегруппировке войск.

— Мы не можем проникнуть в замыслы командующего. Передаем то, что видим, читаем в документах.

— Господин Доихара просил все выяснить.

— Постараюсь. Мой человек требует еще денег.

— Деньги будут.

На следующий день Дерибасу доложили:

— Участникам нелегальной группы БРП поступило задание: разведать мосты и тоннели возле Облучья. Это важный центр коммуникаций. Вероятно, туда из Маньчжурии будет направлена банда.

— Устроить засаду и дать по рукам, — приказал Дерибас — Что Доихара? Где он сейчас?

— Две недели тому назад Доихара был в Сахаляне. Там действует его резидентура во главе с полковником генерального штаба Кумазава Саданчиро. Полковник является владельцем гостиницы «Сибирь».

— Ловко придумал! В гостиницу заходят сотни людей...

— Потом Доихару видели в Фуйюане. Сейчас он в Харбине.

— Подытожим, — сказал Дерибас. — Несколько десятков японских агентов пристроились и обжились в Хабаровске, Благовещенске, Чите, Владивостоке. Действует несколько подпольных групп ТКП, «Братства русской правды». Все они находятся под нашим контролем. Что ж, пусть живут до поры до времени... Что касается Доихары — нужно выяснить, что ему было нужно в Фуйюане?

Грачев возвратился из поездки по приграничной зоне — время от времени он посещал районы Маньчжурии, граничащие с Советским Союзом, для подбора новых линий связи, для установления контактов с лицами, которые ему могли быть полезны.

На следующий день Грачева вызвал к себе начальник русского отделения Харбинского жандармского управления, полковник Накамура. Все эмигранты, проживающие в Харбине, знали Накамуру и с его согласия звали Константином Ивановичем.

По-русски Накамура говорил свободно, с главарями эмигрантских организаций держался учтиво.

— Садитесь, господин Грачев, — предложил Накамура гостю. — Курите.

Грачев, хотя и был платным агентом японцев, стремясь показать свою «независимость», развалился в кресле.

— Как дела? Что нового? — Накамура делал вид, что не замечает развязности Грачева.

— Приобрел еще две базы для переправы наших курьеров.

— Дайте мне сведения на этих лиц.

— Хорошо.

— Нужно усилить работу против Советов. Ваши группы должны давать больше информации. Особый интерес представляет все, что касается Дальневосточной армии русских. Такие материалы сообщайте немедленно.

— Будет сделано, Накамура-сан.

Вечером того же дня Накамура подошел к ресторану «Иверия», что находился на Китайской улице: ресторан содержал грузинский эмигрант. Накамура любил его посещать, ему нравились острые блюда. Поднял голову и, в какой уже раз, прочитал яркие буквы неоновых ламп над входом: «Нам каждый гость дается Богом!» Улыбнулся и подумал: «На этот раз бог послал вам сына солнца!» Накамура обладал чувством юмора. Вошел в богато обставленное помещение, снял шинель и сел за столик. Тотчас же подлетел официант:

— Что прикажете, Константин Иванович?

— Шашлык. Икорки. Немного семги и русской водки.

Накамура откинулся на спинку кресла и стал ждать. У него здесь была назначена встреча с капитаном Осавой. Тот был точен: вошел в зал ровно в восемь часов вечера.

Осаву ценили в японской разведке. Незадолго до Великой Октябрьской социалистической революции Осава окончил филологический факультет Петербургского университета и отлично говорил по-русски. Считался большим знатоком русских дел. Здесь, в Харбине, он работал в японской военной миссии, но для прикрытия числился редактором газеты «Харбинское время». Он и в действительности был неплохим редактором.

Маленького роста, со следами оспы на лице, капитан Осава внешне производил невыгодное впечатление. Но Накамура знал его хватку, его упорство и настойчивость в проведении операций.

— Присаживайтесь. Я уже сделал заказ, — учтиво произнес Накамура.

Оба японца любили русскую водку и, налив по стопке, выпили за процветание великой Японии.

— Чем могу быть полезен, господин Осава?

— Меня вызывал Доихара Кёндзи. Поручил одно деликатное дело. Очень ответственное. — Осава говорил осторожно: он получил указание все держать в строжайшем секрете. Но без помощи Накамуры он не мог обойтись, поэтому решил кое-что приоткрыть. — Дело настолько деликатное, что я обращаюсь к вам с просьбой...

— Вы можете быть совершенно спокойны. Кроме меня, никто не будет знать.

— Мне нужен надежный человек.

— Из какой среды? Какой национальности?

— Русский.

— Уроженец Маньчжурии или эмигрант?

«Придется кое-что рассказать о задании, — подумал Осава. — Накамура знает русских как никто другой!» Наклонился через стол, приблизился к собеседнику, чтобы никто но подслушал, и прошептал:

— Доихара поручил проникнуть в штаб Блюхера...

— Куда? — Накамура от удивления оглянулся.

Осава тихо продолжал:

— Блюхер имеет свои планы... Мне поручено выяснить.

— Да-а, — задумчиво протянул Накамура. Он сразу оценил всю сложность поставленной задачи. Заметил: — Это не так просто. Я, конечно, порекомендую вам надежных людей. Но дать гарантию, что они справятся с заданием, я не могу.

— Мы их обучим. Это не должно вас тревожить. Мне нужны надежные люди, знакомые с обстановкой в России.

Подумав, Накамура сказал:

— Несколько человек есть в организации Радзаевского. Они бывали на той стороне, проверены на боевых делах. Люди решительные.

— От Радзаевского не годится. Там все засвечены, их знает ГПУ. Много людей попали в плен к советским пограничникам и, видимо, кое-что рассказали. ГПУ информировано об участниках этой организации, это мне точно известно.

Капитан Осава налил водку в рюмки и продолжал:

— Господин Накамура, я вас не тороплю. Можно этот вопрос решить и завтра. Вы знаете здесь почти всех эмигрантов и, если вспомните кого-нибудь подходящего, скажите мне. А сейчас давайте выпьем и отдохнем.

Выпили, послушали музыку. Накамура задумался, потом неожиданно спросил:

— Вы знаете Грачева?

— Знаю. Для такого дела он староват.

— Я имею в виду не его лично, а заместителя — Морева. Вы с ним знакомы?

— Нет, но о нем я слышал.

— Морев молод, полон сил. Бежал из Советской России лет шесть тому назад... Нет, подождите... В 1929 году — семь лет... Как быстро летит время! Так вот, он именно тот человек, который вам нужен. Лютой злобой ненавидит Советскую власть. На родине его ждет виселица.

— В Советской России не вешают.

— Какая разница...

— Он не согласится.

— Можно его заставить. У него нет другого выбора. И он не предаст.

— Пожалуй! Как я моту с ним познакомиться?

— Завтра он принесет мне отчет Грачева о поездке на границу. Я направлю его к вам.

— Спасибо, господин Накамура. Я буду ждать Морева в семь часов вечера у себя дома. А до этого, если вас не затруднит, пришлите мне на него справку.

Капитан Осава жил на Мукденской улице в небольшом двухэтажном особняке, в том же доме, где размещалась редакция газеты «Харбинское время». Редакция находилась на первом этаже, а японский разведчик жил на втором. Это было удобно: трудно было проследить, кто идет к Осаве домой, а кто — в редакцию газеты.

Морев поднялся на второй этаж. Позвонил. Ему открыла служанка и жестом предложила следовать за собой.

В уютном кабинете, заставленном книгами, сидел человек. Его лицо было скрыто тенью от абажура: на письменном столе стояла лампа с большим голубым абажуром.

— Садитесь, господин Морев, — на чистом русском языке произнес мужчина. — Можете называть меня господином Осава или капитаном Осава.

— Очень рад знакомству, господин Осава. Спасибо, — Морев осторожно сел на стул. Он не знал, зачем его пригласили в этот дом, но в душе считал, что это признак особого доверия. Хотел было сказать, что его направил полковник Накамура, но Осава его опередил:

— О вас я знаю все. Господин Накамура дал мне исчерпывающие сведения. Я так же, как полковник, одобряю вашу работу в ТКП. Но сейчас, если вы не возражаете, я хотел бы поговорить о другом.

— Я слушаю, — Морев с любопытством рассматривал японца. Он догадывался, с кем имеет дело.

— По нашему мнению, среди эмигрантов в Харбине вы проделали большую работу.

Морев жестом пытался показать, что его роль не так уж велика, но Осава продолжал:

— Не скромничайте. Мы ценим ваши заслуги... Сейчас мы знаем здесь каждого русского эмигранта... Но не в этом дело. Я хочу сказать, что для нас было бы важнее все усилия направить туда, — Осава жестом показал на север.

— Вы, вероятно, знаете, что мы работаем и там.

— Буду говорить с вами откровенно. Все усилия нужно направить на переброску в СССР новых людей. Они должны создавать там самостоятельные группы, независимые одна от другой, способные проникнуть в глубь страны. Эти группы не следует связывать и с дальневосточным центром ТКП, так как это может их провалить.

— Я не совсем понимаю...

— Хорошо, я поясню. Ячейки ТКП выполняют «черновую» работу, готовят восстание.

Морев согласно кивнул головой.

— Наши самостоятельные труппы, о которых я говорю, должны работать более тонко. К ним будут направляться курьеры и исполнители, которых рекомендовать будем мы. Наши люди будут снабжать, участников групп деньгами, вооружением. Часть вооружения будет передаваться ячейкам ТКП. Для этого нужно создать на той стороне несколько складов с оружием.

Осава вышел из-за стола, вызвал служанку, сказал несколько слов по-японски. Отпустив служанку, подошел вплотную к Мореву.

— Вам я раскрою один секрет, — тихо проговорил японец. — Нам поручено проникнуть в штаб Блюхера... — Осава внимательно наблюдал за реакцией Морева и остался доволен. Последний держался спокойно.

Видимо, из желания убедиться в полной солидарности Морева с предложенной тактикой борьбы, Осава продолжал развивать тему:

— Как я понимаю, ТКП продолжает дело эсеров в России, — японец неплохо разбирался в тактических платформах бывших политических партий в России, — а эсеры признавали все методы борьбы.

Морев опять кивнул. Но капитану Осаве молчаливого согласия было мало. Он хотел, чтобы Морев высказал свое отношение. В это время служанка принесла кофе в маленьких чашечках, комната наполнилась ароматом. Осава предложил:

— Пейте, господин Морев.

И, подавая пример, японец отпил глоток. Поставил свою чашечку на стол и спросил:

— Вы согласны с тем, что я сказал?

— Да. — Морев произнес твердо. Это соответствовало его личным убеждениям.

— Таким образом, господин Морев, мы подошли к, главному: к цели вашего сегодняшнего визита ко мне. Господин Накамура, вероятно, ничего не говорил вам о том, где я работаю?

— Нет. Но... — Морев хотел сказать, что он догадывается. Капитан Осава не дал ему договорить.

— Я хочу, чтобы на этот счет у вас не было неясности. Я — сотрудник военной разведки. У нас особые порядки и особая дисциплина.

— Понятно.

— Поскольку вы согласны со всем, что я вам говорил, то я хочу перейти к конкретному делу. Вы что-нибудь знаете о штабе Блюхера?

— Блюхера знают все...

— Господин Морев, каждый раз вы не хотите понимать с полуслова, требуете уточнений, — капитан Осава стал раздражаться. — Где расположен штаб? У вас есть там знакомые?

— Я никогда не был в Хабаровске, только слышал, что есть такой командующий...

— Жаль. Но ничего. Поедете и узнаете. План вашего проникновения в штаб составим вместе.

— Я? — Морев чуть не вскочил со стула, весь побагровел. Он был согласен со всем, что говорил японец до сих пор. Но шел отвлеченный разговор, и он никак не полагал, что должен будет исполнять лично. Морев даже прикидывал в уме, кого из эмигрантов он сможет рекомендовать для такого дела. Только теперь до него дошло, что японская разведка наметила его. И он испугался, хорошо зная, чем это может кончиться, Морев сделал последний рывок, чтобы вырваться из липких объятий, воскликнул: — Но я не сумею!

— Сумеете. Мы вас научим и подготовим. — В голосе Осавы не было никаких эмоций, он звучал так бесстрастно, словно речь шла не о человеческой жизни, а о добыче крабов или морском купании.

— Меня схватят и расстреляют!

— Почему вас должны схватить? С таким же успехом могут схватить любого другого... Все будет хорошо подготовлено и рассчитано.

— Я могу подумать?

— У вас нет выбора. Вы были участником антоновского мятежа, расстреливали красноармейцев. Из России бежали нелегально. Здесь вы тоже много сделали такого, чего большевики вам не простят. Вы не можете нам изменить. Мы вас считаем человеком надежным.

Лицо Морева из красного превратилось в серо-зеленое. Ладони рук стали мокрыми. Он окончательно понял, что попал в западню.

— А если я все же откажусь?

— Тогда я не ручаюсь за вашу безопасность здесь. Вы знаете слишком много... — Осава так же улыбался, а его глаза, холодные и бесстрастные, отливали металлическим блеском. Увидев эти глаза, Морев вспомнил мельницу под Харбином, куда однажды вечером приехал вместе с Грачевым и Василием Сучковым, темный сарай, керосиновую лампу и тюки листовок. Грачев с веревкой в руках... Глаза у Грачева были точно такие, как сейчас у Осавы... Морев задрожал, в голове помутилось.

— Пейте кофе, — словно во сне, Морев услышал голос Осавы. — Вы не волнуйтесь, все будет подготовлено и рассчитано. Риск минимальный. Потом, возвратившись сюда, вы получите все, что пожелаете. Так сказал большой начальник.

Осава прошелся по комнате. Морев дрожащей рукой взял чашку с кофе, которая стала невероятно тяжелой, поднес к губам. Он окончательно понял, что выбора нет. Понял и другое: за семь лет жизни за границей он не добился ничего. Закурил. Постепенно овладел собой.

— Что я должен делать?

— Завтра я познакомлю вас со своим помощником, который займется вашим обучением и подготовкой. Остальные вопросы будем решать постепенно.

Когда Морев покинул дом, в котором размещалась редакция газеты «Харбинское время», дождь,прекратился, тучи расступились и выглянула луна. Впервые луна показалась Мореву не такой, какой он видел ее в России. «Чужая. И светит, откуда-то сбоку!» — подумал Морев. Он все еще дрожал мелкой дрожью.

Потом сделалось жарко. Он снял плащ и перекинул на руку. Стал себя успокаивать: «Может быть, это к лучшему?! Получу много денег и, наконец, заживу по-настоящему. Куда-нибудь уеду... Ходят же туда другие и возвращаются, а почему не удастся мне?!»


В начале июля Морева вызвал к себе помощник капитана Осавы русский белоэмигрант Москалев. Беседа состоялась в номере гостиницы «Марс».

— Знакомьтесь, — сказал Москалев, едва Морев вошел в комнату. Морев увидел молодого человека, невысокого роста, коренастого, одетого в полувоенный костюм. Незнакомец сидел в кресле в затемненном углу. Только тогда, когда Морев подошел почти вплотную, то узнал его. Это был Юрий Лучанинов. И Морев вспомнил, как весной прошлого года к нему, в правление ТКП, явился этот юноша и сразу выпалил:

— Я дворянин. Могу выполнить любые ваши задания.

Тогда его приняли в ТКП. Вскоре он исчез из поля зрения руководителей этой организации.

— Нас знакомить не нужно, мы знаем друг друга, — сказал Морев и пожал руку Лучанинова. — Где ты пропадал?

— Сейчас я могу вам об этом сказать. — Лучанинов говорил Мореву «вы» потому, что считал его своим начальником. Но, ответив так на вопрос Морева, он все же посмотрел на Москалева. Тот не возражал, и Лучанинов продолжал: — В составе восьмого полицейского отряда я участвовал в карательных операциях против китайских красных партизан.

— Садитесь, господа, — предложил Москалев. — Сейчас мы должны с вами решить один принципиальный вопрос: согласны ли вы вдвоем участвовать в операции?

Морев и Лучанинов опять посмотрели друг на друга, и оба кивнули в знак согласия. Москалев продолжал:

— Юрий Лучанинов уже бывал в Советской России и знаком с условиями жизни на Дальнем Востоке.

— Вот и хорошо, — проговорил Морев. — Значит, нам вдвоем будет легче.

Было раннее утро, когда Морева и Лучанинова доставили на пристань. У трапа небольшого катера ожидал Москалев.

— Проходите, — заторопил он. — Винтовки и патроны внизу. — Москалев провел в каюту и указал на два ящика. — Желаю удачи! — Пожал руки и приказал отчаливать. Через несколько минут катер вышел на середину Сунгари.

К вечеру прибыли в Фугдин. На катер явился жандарм и на ломаном русском языке пояснил:

— Дальше плыть будете на буксирном пароходе, чтобы не привлекать внимание русских. Я получил такое указание.

Морев и Лучанинов пересели на буксир, который тащил баржу с углем. После летних дождей вода в Сунгари сильно поднялась, течение стало быстрым, и буксир легко тянул баржу вниз по течению. Вначале виднелись заросли гаоляна, затем пошли болотистые места.

К Фуйюаню добрались на закате дня.

Как и прежде, их встретил начальник местной полиции, привел в небольшую фанзу, накормил. При нем был переводчик-китаец, который, однако, плохо владел русским языком. Из разговора с ним Морев понял лишь одно: вопрос о месте перехода границы будет еще решаться. Они должны набраться терпения и ждать, когда свяжутся с переправщиком, им скажут.


Невьянцев вошел в кабинет Дерибаса неслышно. А может быть, Терентий Дмитриевич настолько был погружен в свои мысли, что не услышал, как открылась дверь. Он читал документ и поднял голову только тогда, когда услышал обращение:

— Терентий Дмитриевич!

— Садитесь. Что у вас?

— Наш человек, который обычно переправляет участников ТКП через границу, сообщил, что получил задание устроить двоих. Ожидает их на нашей стороне со дня на день. Он предполагает, что эти люди будут выполнять какое-то особое задание. Ему сказали, что он головой за них отвечает.

— Фамилии, имена или приметы известны?

— Нет. Сообщили только, что ориентировочно переправа состоится в ночь на 12 июля, то есть послезавтра.

Дерибас размышлял: «Захватить этих диверсантов при переходе границы — тем самым лишить доверия японской разведки и ТКП нашего опытного переправщика! С его помощью удалось выявить несколько групп ТКП... Но и пропустить в глубь Советского Союза этих людей нельзя. Возможно, это те самые шпионы, которые везут оружие и должны следить за штабом Блюхера!» Приказал:

— Организовать захват. Взять живыми или мертвыми!


Переводчик пришел поздно ночью, разбудил Морева и сказал:

— Здесь переправляться на левый берег Амура нельзя. Русские усилили охрану границы. Вам лучше проехать дальше, в сторону Амурской протоки и перейти там. Кроме того, господин Доихара просил передать, что лучше всего переходить без переправщика, самостоятельно. Так будет надежнее...

Морев и Лучанинов сели в таратайку, запряженную лошадью, и двинулись в путь. Вначале светила луна и хорошо просматривалась дорога. Перед рассветом луна скрылась за горизонт, стало темно.

Когда подъехали к реке, были густые сумерки. Возница, указав на спрятанную в кустах лодку, сказал:

— Вот она, ваша...

Он помог погрузить ящик с винтовками, патроны и сдвинуть лодку в воду.

— Ну, с богом!

Морев оттолкнулся веслом от берега, лодку подхватило течение и понесло. Тишина. Морев услышал всплеск, вздрогнул и стал оглядываться по сторонам. «Тьфу, ты! Проклятая!» То была крупная рыба, от которой пошли круги по воде.

Противоположный берег медленно выплывал из тьмы...

Взяли два пистолета, деньги и документы. Остальную поклажу зарыли в землю. Вышли на проселочную дорогу. Сели на поваленное бревно. Им повезло; не прошло и часа, как показался грузовичок. Попросили подвезти.

— Куда вам? — пожилой шофер не присматривался.

— В Хабаровск...

— Полезайте в кузов.

Деловая жизнь в краевом центре только начиналась. Мужчины шли на работу, хозяйки направлялись на рынок. Без особого труда нашли комнату в Украинской слободке. С хозяином договорились, что будут жить всего одну неделю, потом уйдут в тайгу на прииски. Поэтому — без прописки. А в течение недели надеялись найти себе постоянное жилье.

Поели всухомятку и легли спать. Проснулись под вечер. Лучанинов сходил в магазин за продуктами. Едва успел вернуться, как начался ливень. Крупные капли дождя забарабанили по крыше.

— Хороший хозяин не выгонит собаку на улицу, — процедил Морев.

— На улице тепло, — возразил Лучанинов. — Что будем делать?

— Поужинаем, тогда посмотрим.

Пока готовили ужин, дождь прекратился и тучи разошлись.

— Надо идти! — Морев тяжело вздохнул. — Нельзя терять ни часу.

— Что скажем хозяину, куда ушли на ночь?

— Скажем, что идем на вокзал доставать билеты. Он знает, что с билетами сложно... Выйдем из дому часа в два ночи.

Было темно, когда Морев и Лучанинов вышли на улицу. В маленьких домах, которыми был покрыт холм, не светилось ни одно окошко. Тепло и сухо. Ветер раскачивал деревья.

Долго шли по наезженной дороге, затем тропкой спустились к Плюснинке. По шаткому мостику перешли на ту сторону. Поднялись к центру города. Пересекли улицу Карла Маркса и снова пошли вниз. Так выбрались на улицу Серышева. Морев изучил маршрут по карте у капитана Осавы и теперь вел безошибочно. Спустя час они были вблизи штаба Блюхера.

Прошли мимо штаба: у входа часовой с винтовкой. Задерживаться нельзя. Наверху, под козырьком подъезда и справа от него, — в окнах свет. «Еще работают».

Направились дальше. Часовой проводил их взглядом до тех пор, пока они скрылись в темноте. Остановились и выбрали укромное место, откуда можно было вести наблюдение.


По указанию Дерибаса Белых поселился в Китайской слободке. Работал на Амурской пристани, куда ходить нужно было пешком, хотя добираться было далеко. Все это было сделано умышленно: работать подальше от дома, чтобы сослуживцы не интересовались бытом.

С другой стороны, в Китайской слободке было несколько опиекурилен, игорных домов, которые содержали китайцы. Туда попадало золотишко из тайги, стекались наркоманы и контрабандисты. В этой среде работали японские шпионы. Постоянное пребывание там Белых давало лишний повод шпионам сообщать о нем «информацию» (жив, здоров, ходит на работу), то есть вселять уверенность, что он хорошо «вжился» в среду и является для них надежным человеком.

Хотя все эти притоны чекисты взяли на учет, но пока не трогали.

Белых обычно возвращался с работы около семи часов вечера. Он особенно не торопился. Обедал в столовой в центре города. Завтраки и ужины готовил себе сам, на скорую руку. Белье отдавал стирать в китайскую прачечную. По вечерам много читал.

Летнее солнце высоко стояло над Амуром, было жарко, и Белых, перед тем как уйти домой, искупался в реке. Поднявшись по склону холма, от пристани к центру города, он весь взмок. Остановился в тени дерева, чтобы передохнуть. Два дня тому назад Невьянцев сообщил ему о нарушении советской границы неизвестными лицами и сказал, что следы ведут в Хабаровск. Это известие встревожило Белых. Вчера он даже взял освобождение на работе и весь день бродил по городу в надежде встретить кого-либо из знакомых. Но все усилия были напрасны.

На улице, которая круто спускалась от улицы Карла Маркса и вела к Китайской слободке, стояли два человека. Лицо одного из них показалось знакомым. Белых пригляделся внимательней. Один высокий, крепкий. Рыжие волосы нависли над ушами, да и загривок солидный. «Ну и хорош! Из тайги, вероятно. Промышляли золотишком!» И вдруг обожгла мысль: «Рыжий — Морев. Да, ведь это он и есть!»

Белых запомнил Морева хорошо. Тот часто выступал на собраниях эмигрантов в Харбине. И сложилось даже тогда неприязненное чувство: выскочка!

«Ну да, Морев! В этом нет никаких сомнений! Что делать? Как позвонить Невьянцеву? Пока доберешься до телефона, они скроются. Где потом искать?!»

Между тем Морев и его спутник вышли на улицу Карла Маркса и повернули направо. Белых решил следовать за ними.

«Долго идти нельзя. Они прошли хорошую школу и умеют все замечать!» Эта мысль теперь не давала покоя. Неожиданно Морев вошел в подъезд дома, а спутник перешел на другую сторону улицы и пошел дальше. Белых подошел к двери дома, куда зашел Морев, и прочитал вывеску: «Парикмахерская». Теперь, не мешкая, он побежал к телефону.

Группа оперативных работников была на месте через десять минут.

— Где они? — взволнованно спросил Невьянцев. Белых рассказал о каждом.

— Двое будут стоять рядом, в подъезде дома, подстраховывать. Четверо и Белых со мной, в парикмахерскую! — Невьянцев отдавал распоряжения.

Невьянцев и Белых вошли в подъезд дома, откуда веяло прохладой. В небольшом вестибюле сидел всего один человек: парикмахерская была маленькая.

— Где? — Невьянцев посмотрел на Белых.

Белых подошел к двери, ведущей в салон. В кресле сидел посетитель, лицо которого было покрыто мыльной пеной. Но Белых сразу узнал его, кивнул Невьянцеву. Морев тоже увидел отражение Белых в зеркале. Догадался. Отбросил простыню, полез в карман за оружием, хотел вскочить. Но Белых был уже рядом, обхватил его за шею. Подоспевшие чекисты завели руки Морева назад и отобрали пистолет. Морев попытался стряхнуть их, но силы были неравные.

Лучанинов возвращался по улице туда, где расстался с Моревым. В подъезде дома стояли Белых и группа чекистов. Белых дал знак, и они затаились. Как только Лучанинов вошел в подъезд дома, его задержали.


Тайная война не знает ни начала, ни конца. Здесь бывают периоды затишья и времена обострений, когда отзвуки сражений, выходят на поверхность и становятся достоянием гласности. Много лет спустя некоторые эпизоды тайной войны становятся достоянием потомков. Секретная служба с давних времен служит интересам того класса, который ее породил. Наши органы государственной безопасности всегда защищали интересы рабочих и крестьян, партии большевиков, которая их создала. Верным сыном этой партии был Терентий Дмитриевич Дерибас.

Дерибасу было за пятьдесят, но он любил спорт и сам был неплохим спортсменом. Играл в волейбол, в теннис, любил коньки и лыжи. Его нередко можно было видеть на спортивной площадке «Динамо» играющим в группе чекистов.

Стоял солнечный зимний день. Дерибас участвовал в лыжном кроссе. Трасса проходила через лес и теперь шла в гору. Терентий Дмитриевич порядком устал и шел медленно. Вдруг позади он услышал голос незнакомой девушки:

— Эй, дяденька, дай дорогу!

Дерибас сошел с лыжни, остановился на снегу под елью, вздохнул полной грудью. Мимо него пронеслась девушка, за ней — высокий молодой пограничник. Дерибас, улыбаясь, смотрел им вслед.

«Идите, идите! Вы молодые. Вам идти дальше!»

Александр Поляков КРАХ

В начале двадцатых годов на территории РСФСР действовала так называемая Американская администрация помощи — АРА, во главе которой стоял полковник военной разведки Вильям Хаскель, близкий друг тогдашнего министра торговли США Гувера. Того самого Гувера, который сказал:

«Энергичная «помощь» ...является единственной возможностью остановить большевизм...»

Большинство сотрудников АРА были офицерами американской разведки, их деятельность, проходившая под маской благотворительности, преследовала враждебные цели.

О том, как органам ВЧК во главе с Ф. Э. Дзержинским удалось нейтрализовать контрреволюционные замыслы АРА, рассказывается в отрывках из документальной повести ветерана органов госбезопасности А. Полякова.

«КОРОЛЕВА МЭРИ»

— Так, друзья мои, революция в России — это парадокс истории...

Рейли взглянул на часы, осторожно зевнул и сказал:

— Извините, сэр, уже час на исходе.

— Я заканчиваю, господа. — Доктор Росс бегло просмотрел бумаги. — Вот статистика: ныне в России — третий по счету страшнейший голод. Но ни стихия, ни голод не помогут свергнуть большевиков...

— Но тогда, сэр, наша затея помощи голодным в России ничего не даст... — резюмировал Хаскель.

— Вы разведчик, полковник! — отреагировал Росс. — И прекрасно знаете, что в период между войнами разведку интересует глубокий тыл противника, его экономические ресурсы, все, из чего складывается военный потенциал. Для таких целей ваша АРА представляет великолепный камуфляж.

Доктор Росс замолчал, а полковник Хаскель подумал, что этот невзрачный господин в потертом костюме, с копной седых волос и пенсне на носу, по виду — ученый и в действительности полиглот, владеющий восемнадцатью языками, на самом деле — талантливейший разведчик.

«Как же мне предложить ему перейти к нам на службу?» — думал Хаскель. Военный министр Джон Викс считал это основным поручением Хаскеля в Лондоне и готов был согласиться на любые условия доктора Росса.

Его мысли прервал доктор:

— Теперь перейдем, господа, к практическим вопросам. Принесите мне досье под кодовым названием «Голубой свет», — обратился Росс к секретарю. — Хочу, чтобы вы поняли важность этой операции. За время революции и гражданской войны мы потеряли в России всю ценную агентуру — она разгромлена; если и остался кто жив, то теперь без связи. Сейчас все наше искусство должно быть подчинено поиску надежных каналов проникновения в Россию. Один из них и заключен в операции «Голубой свет»...

Когда совещание закончилось, сэр Дени Росс попросил полковника Хаскеля задержаться.

— Курите. — Росс открыл ящичек сигар. — Я приказал связать вас с резидентурой в Ростове-на-Дону, она там существует еще с девятнадцатого года... У Рейли тоже кое-что осталось в России, а главное, возьмите у него списки русской аристократии, интеллигенции, промышленников, офицеров. Их-то и надо поддержать, чтобы не умерли с голоду. Они вам пригодятся.

Доктор Росс встал, давая понять, что встреча окончена.

— Извините, сэр... — замялся Хаскель. — Я имею поручение военного министра Джона Викса предложить вам службу в Америке на любых условиях...

Росс рассмеялся:

— Я уже стар. Здесь, в Англии, мне обещано пэрство. Есть ли смысл ехать в Америку? Боюсь, что нет, — он рукой вздыбил свои седые волосы. — Но своим опытом я готов поделиться. Мы ведь англосаксы, и у нас с вами общий враг...

Росс подошел к сейфу и вынул книжечку в голубой обложке:

— Это — шифр под кодовым названием «Королева Мэри». Смело передавайте шифрованные радиограммы через русский персонал к нам в Англию. Не забывайте, что мне тоже будет интересно получить от вас информацию. Посылайте ее спокойно, Хаскель. Русские никогда не раскроют наш шифр.


Американская администрация помощи разместилась в красивом московском особняке, отделанном гранитом. Особняк этот и сейчас стоит на улице Алексея Толстого и занимает часть переулка Адама Мицкевича.

В октябре 1921 года здесь суетился завхоз АРА купец Морозов, племянник известного фабриканта Саввы Морозова, Он сиял от удовольствия: директор АРА Вильям Хаскель делал генеральный осмотр особняка — служебных и жилых помещений.

Приемная была великолепна. Заведующая приемной княгиня Куракина в темном бархатном декольтированном платье, с лорнетом в руке готова была начать прием «голодного населения». Ее помощница, баронесса Шефнер, дама не первой молодости, была одета под русскую крестьянку: в грубошерстной юбке и ситцевом платочке с петушками.

Хаскель остался доволен декорацией — «сиятельная благотворительность» была вполне на американском уровне.

Десять отделов АРА — исполнительный, административный, снабжения, перевозки, связи, сообщения, медицинский, финансовый, автотранспортный и специальный, кодированный под номером два, — были размещены на втором и третьем этажах.

На дверях кабинетов висели таблички с названиями на русском и английском языках.

Отдел два, которым руководил помощник Хаскеля Джон Лерс, внешне состоял из сугубо штатских чиновников, в действительности же все его сотрудники были офицерами генерального штаба и военной разведки. Все, что добывалось другими отделами, здесь систематизировалось, зашифровывалось и готовилось к отправке в Америку. Специальная секретная группа исполнительного отдела обеспечивала средства и способы доставки кодированной почты.

Рядом с кабинетом директора была расположена комната с двумя выходами: к шефу и секретарю. Официально ее занимал г-н Фишер. Он, знаток русского и украинского языков, изучал прессу Советской России и трудился почти круглосуточно. Шеф ежедневно получал от него свежую информацию. От Фишера шли задания во все отделы. Выполнение его распоряжений контролировалось специальным вторым отделом, и приказы Фишера были равноценны приказам самого шефа.

Полковник Хаскель привез с собой из Лондона огромного английского дога по кличке Мильтон. Пес неотлучно охранял стальной сейф в кабинете шефа, где в числе многих секретных бумаг в особом отделении хранился шифр.

Приемную украшали ковры и цветы, но лучшим ее украшением была секретарь шефа княжна Мансурова. Она пока еще ни в чем не разбиралась, кроме американских продуктов. Княжна чинила карандаши для Хаскеля, подавала чай с бутербродами и выводила на прогулку Мильтона. В свободные минуты она весело щебетала по телефону со своим приятелем графом Бобринским.

Как-то услышав их разговор, Хаскель спросил:

— Это ваш жених?

— Нет, знакомый... Молодой граф Бобринский, студент...

— Что же вы раньше не сказали, Лизи! Приготовьте, ему наш подарок. И познакомьте нас.

Так аппарат АРА начал действовать в России.

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПОРУЧЕНИЕ

Поздней осенью в Москву прибыл из Закавказья бывший гвардейский офицер Бахарев. Выглядел он неотразимо. Высокого роста, с холеным барским лицом, в хорошо отутюженном кителе. Бобринский ввел его в «салон» Лизы Мансуровой. Они познакомились на барахолке, где Бобринский менял на табак аровские продукты.

Через некоторое время Лиза представила Бахарева Хаскелю, который после изучения его «послужного списка» и благоприятного отзыва, полученного от штаба Врангеля в Софии, принял его на службу в АРА.

У Бахарева действительно был хороший послужной список.

В 1920 году, когда деникинская армия в Новороссийске была выброшена в море, а Врангель еще сидел в Крыму, на Дону и Кубани действовали 212 офицеров контрразведки, оставленных для организации восстаний и обеспечения высадки предстоящего врангелевского десанта.

Именно тогда донские чекисты арестовали в Новочеркасске подполковника Гудаута вместе с шифром и паролем явки в крымский штаб Врангеля. С его отчетом о работе подпольного донского штаба, именовавшего себя «Армией Спасения России», отправился чекист Бахарев, внешне походивший на Гудаута.

В штабе Врангеля Бахарева проверили и отправили обратно на Дон — инспектировать «Армию Спасения России».

В том же году чекисты ликвидировали заговор, однако Бахарев был «неуловим» и оказался в Москве, а затем и в АРА.

Но Хаскель все-таки решил тщательно проверить легенду Бахарева о его службе адъютантом у князя Ухтомского. Запросили Деникина. Все подтвердилось, и Бахарев был включен в штаб разведывательной службы АРА.


Артузов и Менжинский встретились с Бахаревым в квартире сотрудника ВЧК Базова. Все уселись в глубокие кресла, Менжинский спросил:

— Борис Александрович, когда вам надо выезжать в Уфу?

— Завтра, товарищ Менжинский.

— Главная цель поездки?

— Активизировать сбор материалов о промышленности и ценных месторождениях Урала. Затем по условной телеграмме из Москвы взорвать мост на реке Белой, разрушить депо и на длительное время вывести железную дорогу из строя.

— Ничего себе! А если вам, Борис Александрович, не поехать, заболеть...

— Если я не поеду, то в эту работу активно включится английский агент Горин. Он русский эмигрант. Его завербовал Дени Росс и передал Хаскелю на связь, а тот отправил его на Урал. Его надо остерегаться — опытный подрывник-офицер.

— Тогда сделаем так, — начал Менжинский. — Дня за три до приезда Бахарева в Уфе должен быть Базов, чтобы подобрать на месте надежную группу из трех-четырех специалистов, предположим, металлург, химик, геолог и еще переводчица с английского. Это будет «рабочая» группа Бахарева, призванная нейтрализовать аровскую уфимскую разведку. Группа должна перехватить инициативу — представить «интересные» материалы. Переводчица, если нужно, готовит английский текст. Что же касается сведений о промышленности, то в местной печати их сколько угодно. Иностранцы особенно любят тему развала советской промышленности, вот вы им и опишите, как на Ижевском оружейном заводе делают теперь ножи, вилки, замки и даже зажигалки. Это будет почти правда.

Теперь давайте подумаем, что будет делать Базов. У вас есть предложение? — спросил Менжинский.

— Недалеко от Уфы, в северной части Бирского кантона, — не торопясь начал Базов, — оперирует банда примерно в триста человек, хорошо вооруженная, имеются гранаты и пулеметы. Руководят бандой колчаковские офицеры. Штаб их именует себя «партией радикалистов», политическую платформу им разработал уфимский эсер Латынов. Американец Лассаль, помощник Белла, ищет с этой бандой связь и уже не раз засылал им продукты от АРА. Делалось это просто. Партия продуктов направлялась в Бирск по реке Белой. Штаб банды об этом извещался, и продукты перехватывались. Американцы убивали сразу двух зайцев: в Советской России-де нельзя транспортировать американские грузы, их в пути грабят, нужна наша собственная, надежная охрана, и другое — заставляли банду «партии радикалистов» действовать по планам американской разведки.

Но это еще не все, — продолжал Базов, — в Ижевском женском монастыре осело около двадцати колчаковских офицеров. Их там держат с ведома уфимского епископа Бориса. Лассаль узнал об этом, ищет с ними связь, чтобы влить их в банду «партии радикалистов».

В разговор вступил Артузов:

— В нашем отделе есть два хороших, проверенных человека, муж и жена. Она учительница, назовем ее условно «Белка». Муж ее бывший офицер, тоже из педагогов, есаул казачьей армии, назовем его «Ушаков». И них уже есть опыт, и им вполне можно доверять. Переправим их в Уфу. На месте Бахарев с ними свяжется и дальше сведет их через Лассаля с Гориным. Втроем они и направятся на связь с подпольем Ижевского монастыря.


Группа Бахарева работала энергично. Специалисты разъезжали по Уралу, Башкирии, собирали «сведения», переводчица готовила материалы на английском языке. Белл и Лассаль были довольны.

Из монастыря прибыло в банду «партии радикалистов» офицерское подкрепление. Начальником штаба был назначен Горин, его помощником есаул Ушаков. Отряд они разбили на две боевые группы. Все было готово к намеченной диверсии. Бахарев сообщил об этом в Москву Хаскелю. В ответной телеграмме был назначен день «икс». Банды подтянулись к исходным позициям.

...В ночь перед операцией Белл и Бахарев не спали, чутко прислушивались к тишине, ожидая начала операции. Наконец, вблизи вокзала и у железнодорожного моста послышалась стрельба. Взрывов не было, диверсии не получилось.

Бахарев зло сказал Беллу:

— Теперь мне надо отсюда немедленно уезжать. Сообщите об этом, господин полковник, шефу в Москву. Я вернусь и подробно все ему доложу.

РЕВАНШ ПОЛКОВНИКА ХАСКЕЛЯ

Несмотря на срыв диверсий на Урало-Уфимской железной дороге, полковник Хаскель был полон новых планов. Он считал, что в его руках главный козырь: у кого продовольствие — у того власть.

Осень 1921 года с первым продовольственным транспортом в Новороссийский порт вошел американский миноносец «Геллерт» и пришвартовался к причалу. Американские военные моряки повели себя в Новороссийске как хозяева. Устраивали пьяные дебоши в приморском ресторане «Сан-Суси», на улицах оскорбляли честь и достоинство советских граждан.

Радиорупор на «Геллерте» круглосуточно вел антисоветскую агитацию. На этой почве в порту возник конфликт с советской администрацией, которой пришлось закрыть и оперативно опечатать радиорубку на миноносце. Хаскель немедленно предъявил ультиматум Советскому правительству: если радиорубка не будет открыта, он даст распоряжение Дрисколю, представителю АРА на юго-востоке, законсервировать Новороссийский порт для американских продовольственных транспортов.

По решению ВЦИК в Новороссийск выехал член Президиума Карл Петерсон. В выданном мандате определялись его обязанности:

«...Тов. Петерсон командируется в качестве уполномоченного представителя ВЦИК в Новороссийск и другие порты Черноморско-Кубанского побережья для расследования на месте всех конфликтов отдельных граждан иностранных государств с местными органами и вызвавших протесты иностранных правительств... Всем советским органам предлагается оказывать тов. Петерсону как уполномоченному органа, осуществляющего высшую власть в республике, самое широкое содействие».

Много времени и сил потратил Петерсон, чтобы урегулировать конфликт. Разобравшись в обстановке, Петерсон дал указание местным властям снять пломбы с радиорубки миноносца и разрешить пользоваться радио, но предложил выйти миноносцу на внешний рейд.

Тогда Хаскель ультимативно потребовал свободного входа миноносцу «Геллерт» в порт Новороссийска под предлогом необходимости обеспечения его горючим и выхода военных моряков на берег. Опять последовали угрозы прекратить ввоз продовольствия. Одновременно в Новороссийск прибыл ответственный сотрудник АРА капитан Дрисколь и переводчик Борисов.

Петерсон категорически отверг эти притязания АРА. Полковник Хаскель в ответ уведомил советских представителей, что выезжает на автомашине на юг. Используя конфликт, он хотел закамуфлировать свой «деловой» вояж на юг по маршруту Ростов — Дон и обратно — через Донбасс, Харьков.

В ростовском ресторане «Медведь» состоялась нелегальная встреча Хаскеля с белым есаулом Солодковым. Когда в свое время белое командование поручило ему нелегально доставить в Москву для финансирования заговора Савинкова большие ценности, собранные ростовским миллионером Парамоновым, Солодков зарыл их на берегу степной речушки Гнилой, а сам скрылся в Закавказье, оккупированном англичанами.

В Баку Солодкова и подобрал английский капитан Тиг Джонс, безошибочно угадавший в нем нужного человека. Позже, по рекомендации Джонса, Солодков работал в разведке при штабе генерала Томпсона, и теперь Дени Росс передал его полковнику Хаскелю.

Они разговаривали в отдельном кабинете. Хаскель словно не замечал мрачного, замкнутого лица Солодкова. Постукивая вилкой по краю фарфоровой тарелочки, он говорил:

— В России голод. Кругом первобытный хаос. Этого не сможет выдержать даже скифская каменная баба. Она должна развалиться на куски. На этом сходятся все здравомыслящие люди.

— Я не первый раз это слышу!

— Зато, надеюсь, последний.

— Тогда зачем вы везете сюда свою муку? Вы же играете на руку большевикам! — резко сказал Солодков, и смуглое лицо его дернулось.

— Надо быть политиком, есаул. Вы знаете, что такое экономический кризис? У нас некуда девать муку. — Хаскель откинулся на спинку стула, тихо рассмеялся. — Почему бы в таком случае не сделать красивый жест? Это очень тонизирует общественное мнение. Но главное не в этом. — Он твердо сжал губы. — Сейчас мы добиваемся для нашего комитета АРА прав экстерриториальности. Это поможет нам поддержать и объединить тех, кто настроен против Советов. Большевики уже пошли на уступки... Голод не тетка, — отчетливо выговорил полковник на русском языке и снова продолжал: — Нет, мы не собираемся играть на руну большевикам. Есть неплохая идея — создать подвижную вооруженную группу, которая будет захватывать продовольствие. Понимаете, группу подлинных русских патриотов, которые действуют от имени народа... Это очень важно, надо восстанавливать население против большевиков. Организовывать голодные бунты, нападения на склады. Тогда мы сможем ввести сюда свои войска для охраны и наведения порядка... Я, господин есаул, ответил на ваш вопрос, — сказал Хаскель, наклоняясь вперед. — Теперь слушайте внимательно. Оружие и деньги вы получите на явочной квартире...

В это время открылась дверь кабинета, и показался Бахарев.

— Заходите, заходите, — воскликнул Хаскель, — хорошо, что вы вовремя вернулись из Новороссийска. Все ли удачно?

— Да, шеф: я подробно доложу справкой о своей поездке.

— Познакомьтесь, — предложил Хаскель. — Вы оба русские офицеры и легко найдете общий язык.

Солодков и Бахарев пожали друг другу руки...

На другой день в отдельном кабинете ресторана, где расположились Хаскель и Бахарев, появился средних лет мужчина с резкими чертами лица и острыми, сверлящими глазами.

— Горный инженер Березовский Николай Николаевич, ныне технический директор Донецко-Грущевского рудоуправления, — представился он. — Я только что с заседания донского экономического совещания. Я являюсь членом ЭКОСО, нас собрали и за весь день угостили только чаем, дали по куску хлеба и две сухие тарани. Одну из них я везу жене.

— Что же вы решали на вашем ЭКОСО? — поинтересовался Хаскель..

— Решали вопрос о восстановлении Донецко-Грущевских шахт. Принят мой проект поставить ряд шахт на мокрую консервацию, точнее, затопить их. Часть сохранившегося оборудования снять и поставить на другие, подготовленные к эксплуатации. Мне поручили завтра же выехать в Харьков и вывезти оборудование с шахт Донбасса, стоящих на консервации.

— Вы не служили у нас, в добровольческой армии? — неожиданно спросил молчавший до этого Бахарев.

— Нет, к сожалению, на защиту отечества от большевиков нас не отпускали, мы ведь работали на оборону, — ответил Березовский.

— Но, позвольте, где-то я вас видел, как будто в нашем офицерском кругу, — спросил Бахарев.

— Да, и мне ваше лицо знакомо. Теперь вспоминаю, вы с группой офицеров во главе с генералом Май-Маевским приезжали в Харьков к нам на съезд горнопромышленников юга России.

— Да, боевой был генерал Май-Маевский, но, бог ему судья, часто злоупотреблял... — Бахарев щелкнул пальцем по рюмке и добавил: — Страдал запоем. Я теперь вас тоже вспомнил, вы тогда выступили с горячей речью не только как горнопромышленник, но и как член партии эсеров.

— Нет, я тогда был меньшевиком.

— Да, да, — продолжал Бахарев, — у нас с вами были общие идеи.

— Я думаю, господин Березовский, мы с вами найдем общий язык и сейчас, — заметил Хаскель.

— Вполне, — согласился Березовский.

— В Харькове я буду ждать вас в украинской конторе АРА, — сказал Хаскель. Он достал пять чеков на посылки АРА и вручил их Березовскому: — Это примерно 40 килограммов продуктов, можете получить их в ростовском складе АРА.

Когда Березовский ушел, Хаскель поручил Бахареву ускорить организацию отряда есаула Солодкова на Дону, а сам вскоре выехал на Украину. О цели своего вояжа он Бахарева не информировал.

ШИФР В ДЕЙСТВИИ

Хаскель находился в поездке по югу. Лизи отвечала на редкие телефонные звонки. Но когда она хотела войти в кабинет Хаскеля и взять на прогулку английского дога Мильтона, неожиданно появился Фишер и попросил помочь убрать в его кабинете бумажный хлам.

— Вот это сжечь в камине... это в книжный шкаф... — Фишер быстро сортировал завалы бумаг. Лизи старательно ему помогала.

В комнату заглянул Джон Лерс:

— Чистите свои авгиевы конюшни?

Лерс взглянул мельком на Лизи и обратился к Фишеру:

— Мне необходимо поговорить с вами, пойдемте в кабинет шефа, там удобнее.

Они вышли. А Лизи тем временем взяла ворох бумаг, отложенных для сжигания, и направилась в свою комнату. Зажгла в камине огонь и начала сжигать бумаги.

Из бумажного хлама вдруг выпала телеграфная лента. Лизи подняла ее и увидела на ней ряд цифр. К концу ленты была приклеена бумажка. Лизи ее прочла. Это была собственноручная запись телеграммы полковника Хаскеля в Нью-Йорк Гуверу, в которой сообщалось, что Советское правительство категорически отказывается, от его вмешательства в работу железных дорог европейской части России. Хаскель требовал от Гувера в ответ на это прекратить продовольственную помощь, что, по мнению Хаскеля, заставит русских быть сговорчивее.

Лизи положила телеграфную ленту к себе в стол, чтобы вернуть ее Фишеру. Лизи недоумевала — как же мог Фишер, опытный разведчик, оставить текст телеграммы вместе с шифром. Уж не провокация ли это против нее? Как быть? Но когда она сожгла все бумаги, Фишер позвал ее в свою комнату, и не успела она ему рассказать о шифре, как он стал упрекать, почему она не убрала пыль со стола и шкафов.

Лизи резко ему ответила:

— Я не уборщица, — хлопнула дверью и вышла.

Потом, немного успокоившись, вернулась в кабинет шефа, чтобы вывести Мильтона, но Фишера там уже не было.

На улице впереди нее шла баронесса Шефнер. Лизи хотела ее обогнать, но та вдруг заговорила:

— Голубушка Лизи, вы слышали: графиня Толстая... Софья Львовна? Бросила работу в АРА... разочаровалась... И в самом деле, что мы здесь видим, эти солдафонские морды американских офицеров. Потом, какие здесь посетителя, фи... то спившиеся офицеры, погубившие Россию, то теперь нэпманы. У Софьи Львовны, безусловно, свои какие-то идеи, и она с ними может уйти отсюда. Но мы-то, голубушка, не можем, нам надо что-то кушать. Софье Львовне нашего положения не понять, ей Советское правительство полностью сохранило имение отца.

Мильтон нервничал и тянул Лизи за поводок.

— Как мы низко пали, — продолжала графиня, — подумать только, княжна Мансурова водит на прогулку собаку. Вчера, вы представляете, мне дали швабру и заставили мыть окна...

Лизи было не до прогулки. На нее волной нахлынуло чувство глубокой горечи. Как быть дальше, где найти место в жизни? Даже здесь, на работе в АРА, ее провоцируют. За границей вроде бы как никаких революций нет. Но ведь Фишер давал ей читать иностранную прессу. Она читала о том, как там живут русские эмигранты. Молодой князь Долгоруков служит официантом в ресторане, гвардейские офицеры стали шоферами такси в Париже, Плющевский, генерал-квартирмейстер деникинскои армии, поступил на завод «Рено» и скончался прямо за станком от изнурительной работы. Одного видного русского генерала, искавшего убежище в Нью-Йорке, водворили в камеру вместе с уголовниками на «Остров слез».

«А разве здесь, в Москве, — думала Лизи, — эти американские офицеры проявляют к нам, знатным русским дамам, хотя бы минимальное уважение? Идет обычная купля и продажа. И все мы, княжны Голицыны, Мансуровы, Куракины, играем роль дам-патронесс АРА, а в сущности — обычный театральный реквизит. Пройдет американский спектакль помощи, и нас выбросят на улицу — забирайте, большевики!»

Лизи неожиданно вспомнила свою подругу по Смольному — Ирочку Кубекову. Она, оказывается, счастлива: вышла замуж за извозчика Семена Расшупкина и говорит, что он в ней души не чает, на руках носит.

Нужно с кем-то посоветоваться. Самый близкий друг ее Бахарев... близкий и надежный.

Лизи стало совсем горько. Она быстро закончила прогулку и вернулась в кабинет. Взяла телеграмму, положила свою находку в сумку и ушла домой. «Покажу, — решила она, — или Борису Бахареву или Вике Бобринскому».


На Мясницкую, в квартиру Базова, поздно вечером неожиданно явился Бахарев.

— Что случилось, Борис, так поздно и без предупреждения?

— Вот, пожалуйста, шифр Хаскеля и незашифрованный текст, теперь наш сотрудник быстро найдет ключ к этому неуязвимому коду, — и Бахарев положил на стол телеграфную ленту вместе с запиской Хаскеля.

— Где ты ее взял, уж не из сейфов ли Хаскеля?

— Помните, вы все иронизировали, не влюбился ли я в Лизи Мансурову, что-то я ей много внимания уделяю? Вот она мне это и доставила.

Бахарев подробно рассказал, как все произошло. Базов долго молчал. Потом сказал:

— Не проверку ли они делают? Может быть, заметили, что шифр исчез, подозревают участие Мансуровой, вот и подсунули ей эту телеграфную ленту. Здесь что-то неладно. Неужели Фишер вдруг просто так засунул в пачку бумаг шифрованную телеграмму вместе с незашифрованным текстом? Это же полный провал шифра, а с ним вместе и всех разведывательных операций. Ведь они просили у нашего правительства разрешения сноситься, как они говорили, торговым кодом с Америкой и европейскими представителями АРА. Им это и разрешили, а тут вдруг провал шифра. Давай, Борис, думать, что делать — время не терпит.

Несколько минут оба молчали.

— Мой план такой, — начал затем Бахарев. — Попрошу Мансурову утром положить к себе на стол эту «находку». Позже я захожу к Фишеру и говорю, что так грубо поступать со знатной русской девушкой нельзя. Он ее оскорбил, я ее застал дома всю в слезах. Она нашла случайно в бумагах телеграфную ленту, хотела вам ее вернуть, а после оскорбления решила передать шифр лично шефу и пожаловаться на вас. Я ее еле отговорил от этого и просил вернуть находку вам. Пойдите, господин Фишер, к ней, извинитесь, возьмите свою бумагу... Он ведь хорошо понимает, какие ждут его последствия, если Мансурова вдруг и впрямь передаст все это шефу. Утеря шифра — это заточение в крепость, а если докажут, что передал сам, чем черт не шутит, то электрический стул обеспечен.


Шифр «Королева Мэри» продолжал действовать. Хаскель поддерживал связь с резидентурой в губерниях по телеграфу. Наконец он добился полного совершенства в своей работе: начальник русского отдела разведки генштаба США хорошо знал, что налаженная и надежная связь с агентурой — это уже 99 процентов успеха.

Полковник Гров из Харькова телеграфировал:

«Для выполнения программы я должен совершить поездку на автомобиле по маршруту: Мелитополь — Мариуполь — Бахмач — Запорожье — Екатеринослав — Елисаветград. Результаты сообщу».

Из Саратова Бешорпер кодировал:

«Моя поездка по губернии была весьма полезной. Материалы высылаю курьером».

Чайдс из Казани сообщал:

«Высылаю ценные переводы о состоянии промышленности Урала и Сибири».

Телеграмма из Баку от Вудворта:

«Остатки разбитых отрядов имама Гацинского концентрируются в Дагестане на Араканском плато. Обеспечил доставку им оружия. Готовлю проведение акций их силами Грозном и Баку».

Но эти телеграммы уже не были тайной для чекистов.

«ГРУСТНЫЕ» ПРОВОДЫ

На Спиридоновке, 30, в особняке АРА с утра был переполох. Сотрудники бегали из одной комнаты в другую, собирали бумаги, часть их откладывали в сторону, часть жгли в каминах.

Бахарев удивленно смотрел по сторонам: вчера ничего этого не было, а сегодня похоже на эвакуацию. Он торопливо поднялся на третий этаж к Фишеру.

— Вот, читайте телеграмму из Нью-Йорка и сейчас же к шефу, он вас ждет, — торопливо проговорил Фишер.

Бахарев прошел в кабинет Хаскеля.

— С завтрашнего дня АРА начинает ликвидацию своих филиалов и центральной конторы, — начал Хаскель. — Скажите, вы твердо решили оставаться здесь, в Совдепии? В Америку не хотите ехать?

— Нет!

— Тогда, господин Бахарев, учтите: времени у нас в обрез. Готовы ли вы провести последнюю операцию? Срок — день-два!

— Я сделаю все. Только отпустите завтра со мной Фишера.

— Конечно, конечно! Но я предупреждаю вас: Фишер не обладает необходимой волей и навряд ли будет вам надежным помощником.

— Мне не нужна его помощь. Фишер должен объективно зафиксировать все события...


На другой день задолго до рассвета на станции Серпухов вышли из пассажирского поезда четверо. На них были рыбацкие замызганные костюмы, на головах — мятые кепки, на ногах — высокие болотные сапоги.

Рыбаки наняли извозчика и вскоре приехали на пристань Оки, где стоял маленький двухколесный пароходишко.

Четверо поплыли на нем вверх по Оке и сошли на маленьком причале. Затем неторопливо направились вверх по безымянной речушке, в глубь леса.

— Ну и места, скажу я вам, — восхитительный русский пейзаж! — восторгался Фишер. — Как жаль, что я раньше не мог вырваться на настоящую русскую природу, а теперь — здравствуй, древняя Русь, и прощай!

— Степа! Не будем терять времени, — обратился Бахарев к одному из спутников. — Пойдем быстренько накопаем червей, как бы не упустить утренний клев. А вы, Болд, готовьте снасти и выбирайте место. За Фишером — хорошие фотоснимки. Уху я буду варить сам.

Клев начался, и рыба пошла хорошо.

Вдруг из-за деревьев на Степана и Болда набросилось несколько человек. Они оглушили обоих и начали вязать. Фишер бросился к кустам, но его догнал... Бахарев.

— Успокойтесь, Фишер, это наша операция, она уже завершается.

Фишер дрожал, как осиновый лист:

— А нас они не тронут?

— Успокойтесь, это надежные люди.

— Господин офицер! — послышался голос незнакомого человека. — Расчет, пожалуйста!

— Сколько? — спросил Бахарев.

— По уговору, тридцать червонцев.

Бахарев полез в карман, вытащил деньги, отсчитал и передал мужику. Но тот не уходил.

— Что еще? — спросил Бахарев.

— Десяток бы червонцев за чистоту работы, и пять за пашпорт.

Бахарев, не торгуясь, отдал еще пятнадцать червонцев и взял американский паспорт Генри Болда.


На другой день полковник Хаскель торжественно, один на один, вернул паспорт Генри Болда лично в руки Бахареву. Тот развернул его и увидел свою фотографию.

— Сделано великолепно, подлинный документ. Фишер, хоть и труслив, но в оформлении документов незаменимый мастер. Что же, поздравляю вас, Генри Болд, — сказал Хаскель, — отныне вы офицер американской военной разведки.

В среду 18 июля 1923 года поезд Москва — Ростов проезжал воронежские степи. Степан и Глебов сидели в отдельном купе, было жарко, открыли окна и любовались степными просторами. У одного позади была работа «кучером» в АРА, у другого — жизнь в облике Генри Болда.


В тот же день вечером в особняке Наркоминдела в Денежном переулке был прощальный банкет в связи с ликвидацией деятельности в Советском Союзе Американской администрации помощи и по случаю отъезда его сотрудников.

Продукты АРА были розданы, счета закрыты. Все сотрудники московской и районной контор уехали во вторник с Рижского вокзала.

Остались только полковник Хаскель, Фишер и восемь руководителей отделов.

Банкет шел по этикету. Выступил Хаскель. Он благодарил Советское правительство за дружескую кооперацию и выразил сожаление, что между Советской Россией и Америкой существуют натянутые отношения — «мало доверия с одной стороны и много подозрения с другой...» — «русский мужик и русский рабочий меня научили многому, и я доволен этим уроком».

Хаскель закончил свое выступление широкой улыбкой.


Спустя несколько дней далеко от Москвы произошла еще одна встреча. Балканское полуденное солнце жгло нестерпимо, прохлады не было даже в густой зелени, окружавшей виллу бывшего царского посланника. Особняк стоял в аристократическом районе Софии и вот уже третий год был резиденцией Врангеля.

Из-за жары барон, принимавший с утра посетителей в садовой беседке, решил перенести следующую беседу в кабинет. К тому же свидание предстояло интересное — прибыл офицер «с того света».

Хрустя сапогами по гальке, навстречу быстро шел адъютант.

— Ваше высокопревосходительство, полковник Бахарев прибыл.

— Проводите в кабинет, — бросил Врангель и, отшвырнув сломанную ветку, своим обычным резким шагом пошел к особняку.

— Рассказывайте, полковник, как вам удалось спастись от смерти и бежать из Совдепии, — сказал Врангель, протягивая руку Бахареву. — Я по американским каналам связи получил сообщение о вашей гибели и уже отслужил панихиду в штабной церкви.

— Я изложил все подробно рапортом.

— Да, я прочел и очень доволен вашей храбростью, я ведь понимаю, как отлично вы провели операцию на Дону. Напрасно, полковник, вы связались с американцами, я их не терплю. — Барон встал и начал ходить по кабинету из угла в угол. Затем вдруг неожиданно остановился и спросил: — Вы, полковник, не хотели бы отдохнуть немного, с месяц, а там, глядишь, у вас и у нас и новые операции будут подготовлены?

— Буду очень благодарен, ваше высокопревосходительство.

— Такое распоряжение по штабу я уже отдал.

Аудиенция закончилась.

Бахареву предстояло возвратиться в Россию и еще долго жить в облике врага.


АРА была ликвидирована. Но оставленная агентура продолжала действовать в СССР.

В 1927 году ГПУ была обезврежена резидентура американской разведки, которой руководил бывший сотрудник астраханской АРА Риф Лефс.

Позже, в 1935 году, ГПУ была раскрыта американская резидентура, руководимая полковником Джонсоном. Он прибыл в Советский Союз в 1923 году как сотрудник АРА. После ликвидации АРА Джонсон остался в СССР в роли представителя ряда американских торгово-промышленных фирм. Созданная им резидентура из семи белых офицеров и бывших сотрудников АРА деятельно занималась шпионажем.

В 1941 году был арестован агент американской разведки Галкин, на следствии он показывал:

«...начало моей шпионской деятельности относится к периоду моей работы в АРА, то есть к 1922—1923 годам...»

Так советскими чекистами были один за другим ликвидированы на нашей территории американские опорные пункты шпионажа.

Николай Пекельник КАПЛЯ КРОВИ

Принято думать, что разведчик, работающий за рубежом, постоянно находится в состоянии единоборства с контрразведкой противника. Это не совсем так. Ибо в тот миг, когда разведчик попадает в поле зрения контрразведки, он больше но может выполнять свое задание и должен покинуть страну пребывания.

Вполне очевидно поэтому, что искусство профессионального разведчика состоит в том, чтобы как можно дольше избегать прямых или косвенных контактов с противником.

На протяжении дней и месяцев герои повести добывают необходимые Советскому правительству документы, позволяющие укрепить обороноспособность СССР. В поле зрения спецслужб советские разведчики не попадают ни разу, и может показаться, что им все легко удается. Это не так. Ибо высший профессионализм разведчика в том и состоит, чтобы миновать сети, расставленные противником, и успешно выполнить задание Родины.


Англия признала Советскую Россию, но лорд Керзон назвал это признание «величайшей ошибкой в мире».

Признанию де-юре предшествовало заключение первого торгового соглашения. Керзон, бывший тогда министром иностранных дел в правительстве Ллойд Джорджа, категорически отказался вести переговоры с Красиным. Их пришлось вести самому Ллойд Джорджу. Премьер-министр пригласил членов правительства. В кабинете собрались Керзон, министр торговли Роберт Хорн, министр финансов Бонар Лоу и депутат парламента от консерваторов Хармсворс. Войдя, Красин стал по очереди здороваться со всеми присутствующими. Когда протянул руку Керзону, тот не двинулся. Ллойд Джордж с раздражением крикнул: «Керзон, будьте джентльменом!» Только после этого окрика Керзон обменялся рукопожатием с Красиным...

Дипломатические же отношения с Советской Россией установило не правительство Ллойд Джорджа, а пришедшее ему на смену правительство Макдональда. Однако и эти отношения вскоре были разорваны.

Лидеры консерваторов соревновались в антисоветских измышлениях. В парламенте с махровыми антисоветскими речами выступили министр внутренних дел Хикс и министр иностранных дел Чемберлен, премьер Болдуин и Черчилль.

— Сражение, в которое мы должны вступить, — сказал министр по делам Индии Биркинхед, — это сражение с коммунизмом, с Москвой.

В центре Лондона во всех киосках лежали газеты с антисоветскими статьями и карикатурами.

В жаркий июньский день в кафе, расположенное недалеко от Эйфелевой башни, зашел высокий блондин. Он отдал трость, шляпу и перчатки слуге и непринужденной походкой прошел через зал.

— Бонжур, Анри, — весело обратился он к владельцу кафе, Анри Ламьеру. — Наш друг еще не приходил?

— Жду минут через десять. Выпьешь что-нибудь, Отто?

Отто Шунлебен, он же Виктор Николаевич Тихонов, познакомился с Анри еще в 1919 году в Одессе, куда прибыл по заданию ЦК партии.

В кафе влетел мальчик-газетчик:

— Экстренный выпуск! Убийство советского посла в Варшаве!..

Тихонов взял газету.

— «Вчера, — начал читать он вслух, — выстрелом из пистолета на Варшавском вокзале убит полномочный представитель Советской России в Польше Петр Войков...»

— Идет! — прервал Анри.

— Ты давно знаешь этого господина?

— В моем кафе он появился года два назад.

— Кто он?

— Трудно сказать. По-французски говорит с легким акцентом. Сказал, что англичанин. Я тут же перешел на английский. Это его искренне порадовало. Он очень осторожен. И к интересовавшему его вопросу подошел не сразу.

— А вдруг это провокация?

— На провокатора он не похож.

— Хорошо.

В кафе появился невысокий мужчина лет сорока. В руках у него был портфель. Он поздоровался с Анри, как со старым знакомым, положил портфель на стойку, затем сел на табурет рядом с Тихоновым и заказал рюмку коньяку.

— Мсье, — сказал Анри, обращаясь к обоим, — прошу познакомиться.

— Шунлебен, — коротко представился Тихонов.

— Генри, — так же коротко ответил незнакомец.

Некоторое время они сидели молча, присматриваясь друг к другу.

— Пойдемте за стол, — предложил Тихонов и направился к угловому столику.

Подали завтрак. Ели молча.

В этом же углу зала сидел Франц Шустер, один из помощников Виктора Николаевича. Вместе с женой Иоганной, тоже помогавшей Тихонову, он содержал небольшое фотоателье. Сейчас Франц сидел так, что ему хорошо были видны входящие посетители, а через окно он видел и прохожих.

— Мсье Генри, — начал Тихонов, — что вы предлагаете?

— Коммерческую сделку. В этом портфеле особо секретные британские дипломатические документы. Я хочу получить за них десять тысяч фунтов стерлингов. Я предлагаю очень выгодную сделку. Она позволит вам быть в курсе политики британского правительства.

— Прежде чем принять ваше предложение, мне нужны будут образцы товара.

Генри достал из портфеля несколько листов бумаги и сказал:

— Вы, конечно, слышали, что на днях Лондон посетили президент Франции Думерг и министр иностранных дел Бриан?

— Об этом писали в газетах, — ответил Тихонов.

— Но в газетах нет содержания беседы.

— Вы правы.

— Здесь запись, — передавая документ Тихонову, сказал Генри. — Ваши политики сумеют оценить ее значение.

Разрыв Англией дипломатических отношений с Советским Союзом, убийство в Варшаве Петра Войкова были звеньями одной цепи. Всего за несколько дней до встречи Тихонова с англичанином лондонский журнал «Экономист» писал:

«Никто, конечно, не предполагает, что Великобритания сама нападет на Россию, но в Европе опасаются, что Великобритания будет подстрекать Польшу и других соседей России напасть на нее и поддержит их при нападении».

Слова эти хорошо запомнились Виктору Николаевичу. Он быстро пробежал бумагу, переданную ему англичанином.

«Чемберлен сказал Бриану, — говорилось в документе, — что если Франция примет участие в акциях против России, то взамен этого ей обещают свободу рук по отношению к Германии».

На ум пришли слова английского журналиста: «Лучший политикой против общего врага является политика единого фронта».

«Значит, единый фронт против нас», — думал Виктор Николаевич.

Ради этого ездили в Лондон Думерг и Бриан.

Генри докурил сигарету и, не попрощавшись, ушел из кафе.

Минутой раньше ушел Шустер.


Через четверть часа Тихонов был в фотоателье Шустеров. Он прошел в заднюю комнату и коротко записал содержание беседы в кафе.

— Иоганна, зашифруй и передай в Центр.

Виктор Николаевич вернулся в салон.

— Будешь курить? — спросил он Франца и протянул ему пачку сигарет.

— Нет. Спасибо.

В ателье было тихо. Тишину нарушал лишь шум лопастей вентилятора, прикрепленного к потолку.

— Франц, куда он пошел?

— Он остановил такси и уехал. Я мог бы преследовать его на своей машине, но ты ведь сказал...

— Ты поступил правильно.

— За кого он выдает себя?

— Он не назвался. «...Имею отношение к размножению документов...»

— Выходит, простой клерк.

— Да, нечто вроде этого.

— Я видел, как он держался с тобой. Его походка, его манеры... Нет, это не простой клерк.

— Я тоже так думаю.

Пришла Иоганна, протянула листок бумаги. Центр сообщал, что сотрудник, которого ждет Виктор Николаевич, в ближайшие дни прибудет в Берлин. Указывались время и место встречи.


Бумаги, переданные в парижском кафе, оказались ценными. Они раскрывали планы британских империалистов, направленные против Советского Союза.

На следующий день в Тиргартене состоялась встреча о Генри. Виктор Николаевич пришел раньше назначенного времени. Ему хотелось посмотреть место, а заодно подышать свежим воздухом.

Генри появился из боковой аллеи. Движения англичанина были неторопливые, уверенные. Но Виктор Николаевич понял, что он волнуется.

— Деньги с вами? — спросил Генри.

— Я переведу их на ваш текущий счет в банке.

— Я так и предполагал. Вот товар. — Англичанин извлек из портфеля увесистый пакет.

Тихонов взял его и положил в свой портфель.

— А вот вам номер счета в Цюрихском банке, куда прошу перевести деньги.

— Но здесь нет имени и фамилии?

— Здесь указан банк и мой шифр.

— Хорошо. Нам надо договориться о порядке дальнейших встреч.

— Я буду ставить вас в известность о месте и времени встречи по телефону, который вы мне соблаговолите дать.

Такой оборот дела совсем не устраивал Виктора Николаевича. Когда он предложил перевести деньги в банк и Генри легко согласился, Виктор Николаевич полагал, что он близок к раскрытию тайны этого человека. Но ошибся. Вместо фамилии он получил шифр, который ровным счетом ничего не стоил.

Ободряло лишь то, что Генри согласился продолжать контакты. Передать документы чрезвычайной важности, не получив за них наперед денег, было само по себе необыкновенно смелым шагом. Так мог действовать лишь человек, хорошо знающий, что его не обманут.

Это делало личность англичанина еще более загадочной.


Вечером Виктор Николаевич поехал в ресторан на Альт-Якобштрассе на встречу со своим новым помощником Павлом Доброхотовым. Тот ждал в зале, на условленном месте. Тихонов знал, что Павел более пяти лет прожил в Бухаресте и Вене. Два года назад окончил в Вене политехнический институт и стал дипломированным инженером. Он проявил себя о самой лучшей стороны, и Центр решил перевести его на более сложный участок работы.

Тихонов поручил ему заняться изучением патентного дела. Буржуазные государства и частные фирмы чинили всяческие препятствия молодой Советской республике, отказывались вести торговлю с нею, всячески старались обмануть, и организация подобной работы в стане врага представляла несомненный интерес. Павел энергично принялся за дело и скоро собрал значительные сведения по структуре патентных контор, их правовой основе и другим вопросам.

Но Павла по-прежнему беспокоило отсутствие надежного прикрытия, юридического основания для пребывания в стране. Это должно было быть не возбуждающее подозрений занятие. Вместе с тем оно не должно было отнимать много времени и давать возможность свободно разъезжать из города в город, из страны в страну. Патентная контора едва ли могла служить надежной крышей да и требовала бы много времени. Павел все больше склонялся к мысли, что следует создать торговую фирму, но как к этому приступить, пока толком не знал. Помог случай. Павел поселился в пансионе фрау Вольф. Поклонником ее дочери был пожилой голландский коммерсант Макс де Лоран. Павел обсуждал с ним иногда свои патентные дела и каждый раз выслушивал, что на патентах капитала не наживешь, а прогореть можно.

— Мой друг, нам нужна хорошая идея, — говорил Лоран.

В один из вечеров он изложил свой план. В богатых северо-западных странах Европы много шерстяного тряпья самого высокого качества. Его можно скупать за бесценок. Это отличное сырье для шерстяной промышленности Лодзи. Создается фирма по оптовой торговле этим сырьем, которая закупает его и отправляет в Лодзь. Там к высококачественной шерсти добавляют местное низкокачественное сырье. Из этой смеси делается ткань. По рисунку и расцветке она должна в точности соответствовать английской высококачественной ткани. А для глажения и усадки, согласно международному договору об облагораживании тканей, ее следует отвозить в Англию, где гладильный станок автоматически поставит на кромке ткани штамп «Сделано в Англии». Затем эту ткань, теперь уже внешне ничем не отличающуюся от настоящей английской, согласно тому же договору, везут обратно, в Лодзь. Но она может туда и не попасть, а по дороге осесть в Амстердаме, откуда ее можно продать в Африку, Голландию, Индию или Южную Америку как английскую.

— Такой план, — сказал Тихонов, — мог придумать только капиталист, отлично знающий рынок.

— Мне одному это дело не осилить.

— Ты прав, нужен помощник, который взял бы на себя руководство фирмой. Разумеется, хозяином останешься ты.

— Чтобы фирма функционировала нормально, — сказал Павел, — мне нужен человек, соединяющий в себе честность, знание, трудолюбие и талант организатора. На первых порах нам обоим придется поработать. Где взять-такого человека?

— Я тебе помогу. У меня есть на примете хороший и надежный инженер. Кстати — текстильщик. Зовут его Генрих Зиглер.

— Он знает, кто мы? Можно на него положиться?

— Это наш старый и надежный друг. Его репутация не вызывает сомнений.

Инженер Зиглер прекрасно знал текстильную промышленность. Он охотно принял предложение Павла.

На двери берлинской квартиры Павла появилась солидная медная дощечка с выведенной красивым готическим шрифтом надписью «Дипломированный инженер Джозеф К. Никулеску. Экспорт-импорт». Почтальон приносил груды деловых писем из Голландии и Англии, Польши и Швеции, Норвегии и Дании, из Латинской Америки, и Павел чувствовал, что прочно стоит на земле.


Тихонов назначил встречу в ресторане «Унтер-ден-Линден». Огромный зал сверкал огнями дорогих люстр. В синеватой мгле табачного дыма стоял гомон голосов, танцевали парочки.

Павел разыскал столик Тихонова. Виктор Николаевич ввел в курс новой работы.

— Генри стал запрашивать большие деньги и тянуть с доставкой документов. Возникла необходимость установить, с кем мы имеем дело, и вести работу на более прочной и надежной основе. Не устраивает нас и то, что инициатива принадлежит ему и он может в любой момент прекратить контакты с нами. Поэтому надо скорее и крепче взять его в руки. — Виктор Николаевич помолчал. — По моему предложению Центр поручил это задание тебе. Нам надо обсудить, как лучше выполнить его. Я могу с уверенностью сказать, что он не тот, за кого выдает себя.

— На чем основан этот вывод?

— Хотя он и старается выглядеть обычным клерком, его поведение, манера держаться, говорить показывают, что он вышел из самых верхов. Речь — безупречна. Иногда в ней проскальзывают американизмы. Руки у него не клерка, а аристократа. И наконец, еще одна деталь. Обычно мы с ним встречаемся в недорогих ресторанах или барах. Один раз я решил проверить, как он поведет себя, оказавшись в приличном месте. Выбрал недорогой, но вполне хороший ресторан. Это его нисколько не смутило. Принесли меню. Я попросил его сделать заказ. Он охотно согласился. Выбор блюд показал, что передо мной человек, хорошо знающий дорогую кухню.

Из вин я заказал себе рейнское, а он — виски. Как англичанина его можно было бы понять, но виски тоже бывает разное. Он заказал себе бутылочку Гленфиддича. Ты, вероятно, знаешь, что в Шотландии, севернее Абердина, на берегах реки Спей есть маленькая провинция Гленфиддич с городом того же названия, где и готовят виски из чистого солода. Дорогая штука, и взять ее мог только человек, хорошо разбирающийся в таких вещах. Когда он захмелел, я заказал недорогое шампанское. Генри пригубил его и жестом подозвал метрдотеля. «Уберите это пойло, — рявкнул он на немца. — Принесите «Кордон блю»!..»

— Да, это чисто барская манера, — заметил Павел.

— Но это не все. Он свободно разъезжает по Европе. В связи с новым поручением тебе тоже предстоит много ездить, нужны будут конспиративные квартиры в разных странах и надежная связь. Адреса я назову при следующей встрече, а со связисткой познакомлю сегодня.

— Где же она? — спросил Павел.

— Должна сидеть через столик позади меня.

— Да, там только что села молодая элегантная блондинка и делает заказ.

— Нравится она тебе?

— Да, очень хорошенькая.

— Ее зовут Анна Мария. Как только джаз заиграет слоу-фокс, ты пригласишь ее на танец. После второго танца перейдешь за ее столик, а я расплачусь и уйду. Договоришься с ней о деталях. Встреча с Генри состоится в Париже. К этому времени ты должен войти в свою роль. Анна Мария выедет в Париж раньше тебя, через нее я сообщу тебе о месте нашей встречи. Желаю удачи.

— Спасибо.

Заиграли слоу-фокс. Павел встал и, улыбаясь, направился к столику.

Анна была среднего роста, с копной золотистых волос, голубыми глазами, овальным лицом, изящна, всегда элегантно одета. Репутация бывшей жены фабриканта, собственный «мерседес», безукоризненные манеры позволяли ей снимать хорошие квартиры, останавливаться в дорогих гостиницах и посещать рестораны, не вызывая подозрений.

Когда окончился танец и Павел провожал Анну к ее столику, она сказала:

— Мы здесь встретимся еще пару раз, надо, чтобы мы привыкли друг к другу, а затем я уеду в Париж, чтобы подготовить все к вашему приезду. У нас будут еще два помощника — Франц и Иоганна Шустер. Надеюсь, они вам понравятся.

Джаз заиграл очередной танец, и они снова пошли танцевать.


— Джозеф Никулеску, — представился Павел полным именем.

— Генри Гаррис, — спокойно и уверенно ответил англичанин.

Они рассматривали друг друга. Англичанин обратил внимание на бриллиантовый перстень Павла.

— Мы только что говорили о вас, — обратился Тихонов к Павлу. — Я хотел бы попросить вас, мистер Никулеску, чтобы с сегодняшнего дня вы взяли на себя контакты с нашим другом господином Гаррисом. — Виктор Николаевич впервые назвал англичанина «нашим другом» и по фамилии. — Вы ничего не имеете против, господин Гаррис?

— Надеюсь, мы сработаемся, — сказал Гаррис.

Павел подал Гаррису свой золотой портсигар с дворянским гербом. От Тихонова не ускользнуло, что на англичанина произвели впечатление и портсигар и сигары.

Однако испытания этим не ограничились. Виктор Николаевич и Павел подготовили еще один сюрприз. Поскольку Гаррис, вероятнее всего, принадлежал к высшему британскому обществу, он непременно должен был увлекаться конным спортом. В это время в Париже проходили ежегодные скачки. Для подкрепления легенды Павла было бы совсем не плохо, если бы его лошадь заняла на этих скачках призовое место. С этой целью Павел нанял популярного жокея Жака Леру и по его совету купил скаковую лошадь.

Это был отличный вороной жеребец по кличке Даймонд, которого бойкие репортеры окрестили Черной пантерой. На предварительных заездах он вышел на первое место, и Жак Леру не сомневался, что и в финале он также будет первым. Газеты восторженно отзывались о Черной пантере, и многие обозреватели прочили мосье Джозефу Никулеску победу.

Как раз перед свиданием с англичанином Павлу сообщили результат скачек: Даймонд занял первое место, и ему была присуждена Большая золотая медаль. Анна Мария заблаговременно позаботилась о том, чтобы фотографии лошади попали в вечерние газеты.

Неслышно приблизился метрдотель с пачкой газет на подносе.

— Господа, — сказал Павел. — Вы можете меня поздравить. — Он достал бумажник крокодиловой кожи, извлек из него три фотографии и показал их сначала Гаррису, а затем Тихонову. На одном снимке был красавец жеребец вороной масти, верхом на котором сидел Павел в спортивном костюме, на двух других жеребец был без всадника.

— Это мой Даймонд, — не без гордости сказал Павел. — Газеты прозвали его Черная пантера. Сегодня он занял первое место и удостоился Большой золотой медали.

— О, поздравляю.

Гаррис потянулся за газетами.

— Поздравляю вас, — Виктор Николаевич тоже взял газету.

Вскоре газеты зашелестели и за другими столиками. Судя по тому, что первыми они были поданы Павлу, многие догадались, что именно он является владельцем лошади, удостоившейся главного приза, и раскланивались с ним. Павел улыбался и отвечал на поклоны.

— Но позвольте спросить, — обратился к Павлу Тихонов, — вы ведь собирались продать свой конный завод?

Этот вопрос очень заинтересовал Гарриса. Павел подыграл Виктору Николаевичу:

— Да я и продал его. Но Даймонда и еще пару верховых лошадей я оставил. Не могу обойтись без них. Лошади — моя страсть. А вы любите лошадей, господин Гаррис? — обратился он к англичанину.

— Да, очень, — вырвалось у того.

— У вас есть лошади? — спросил Виктор.

— О нет. Любить лошадей и иметь их — это не одно и то же.

Англичанин заулыбался, задымил сигарой.

— А каких лошадей я продал... — произнес Павел.

Он достал из кармана маленькую записную книжку (над этой книжкой он работал с Жаком Леру добрую неделю) и протянул ее англичанину. — Здесь генеалогия, масти, стати... Я вижу, вам это интересно.

Генри со знающим видом погрузился в изучение.

Это лишний раз подтверждало догадку Виктора Николаевича, что Генри далеко не простой клерк, каким он представился в начале своего знакомства.

Тихонов понял также, что выбор Павла для работы с, Генри оказался правильным. Он явно нравился англичанину. На этот раз Гаррис даже не старался коверкать свой язык.


До времени Павел не делал попыток установить личность англичанина. Он старался закрепить дружеские отношения с ним.

Они вместе обедали, ужинали, посещали ночные кабаре. О себе Гаррис по-прежнему ничего не говорил, а Павел не расспрашивал. Было ясно, что англичанин сразу признал в нем дворянина и уже не ставил это под сомнение.

Руки у Гарриса были не аристократические, но и не клерка. Клерку приходится много писать, и на среднем пальце у него образуется характерная мозоль, которую ни с чем другим не спутаешь. Мозоль у Гарриса была небольшая. Следовательно, если он и служил, то занимал достаточно высокий пост.

Обратил Павел внимание и еще на одну немаловажную деталь. Для простого клерка Гаррис слишком хорошо знал политических деятелей Европы. Беглого взгляда на фотографию кого-нибудь из них было достаточно, чтобы англичанин назвал его по имени.

Павел встречался с ним еще несколько раз в различных городах Европы. Каждый раз Гаррис привозил новые материалы, доклады, сводки, получал деньги и уезжал.

В один из приездов англичанина они условились обращаться друг к другу по имени. Эта привычка широко распространена у английских дворян. Теперь Гаррис называл Павла Джо, а Павел звал англичанина Генри. Это был большой шаг вперед.

И все же Гаррис оставался для Павла загадкой. Попытки слежки за Генри показали, что тот великолепно ориентируется в больших городах и легко уходит от наблюдения. Однажды сам Павел, когда англичанин достаточно набрался, попробовал было выследить его.

— Джо, — сказал Генри, — не трудитесь изображать из себя детектива.

Это только удвоило решимость Павла. Как долго можно рассчитывать на агента, настоящее имя которого неизвестно? Ведь он в любое время может исчезнуть, и канал информации сразу иссякнет.

...Тщательно подготовившись, Павел решил провести атаку на англичанина в один из его очередных приездов в Париж.

Павел пригласил Гарриса на ленч в ресторан, расположенный на Эйфелевой башне. Это место он избрал потому, что здесь всегда полно фотографов, которые предлагают свои услуги туристам, желающим запечатлеть себя на фоне Эйфелевой башни. Павел еще издали заметил Анну Марию, которая уже кого-то фотографировала. Выходило это у нее естественно и просто, как у настоящего профессионала.

Когда они приблизились, Павел, воспользовавшись каким-то предлогом, остановился. Остановился и Гаррис. Они стояли так, что Анне Марии было удобно их снять, и она успела сделать несколько кадров.

— Нас, кажется, хотят сфотографировать, — сказал Павел. — Прелестная дама, не правда ли?

— Что вы делаете? — возмутился Гаррис — Кто вас просил?

Но Анна Мария с очаровательной улыбкой сказала по-французски:

— Мсье, прошу вас стать здесь.

— Кажется, она еще только собирается фотографировать, — успокоил англичанина Павел. — У вас нет желания сделать снимки на память о Париже?

— Нет, благодарю вас, мадам, — и Гаррис отвернулся.

— Извините нас, мадам, — улыбнулся Павел Анне Марии.

Она жестом дала понять ему, что свое дело сделала.

Павел с англичанином поднялись в ресторан. Здесь же условились встретиться вечером.

Едва они спустились с башни, подкатила машина. За рулем сидел невозмутимый Шустер.

— Вот и такси, Генри, — обрадовался Павел. — Итак, до вечера.

Ничего не подозревавший Гаррис сел в машину. В зеркало он увидел, что Никулеску пошел в противоположном направлении, даже не взглянув в его сторону.

Убедившись, что слежки нет, англичанин назвал свой адрес. Оказалось, что он остановился в отеле «Наполеон», близ Триумфальной арки.

В тот же день, когда Гарриса не было в гостинице, туда пришла Анна Мария. Показав портье фотографию англичанина, она узнала фамилию, под которой тот зарегистрировался, и номер, в котором он остановился.


На столе перед Павлом лежал небольшой прямоугольник плотной бумаги. На нем были написаны только два слова: Джордж Холлидей. Да вверху еще стояла цифра — номер, который занимал в гостинице Генри Гаррис.

Англичанин мог зарегистрироваться и под вымышленной фамилией. Если же Джордж Холлидей, рассуждал Павел, настоящее имя Генри Гарриса, то он должен иметь паспорт на это имя, а следовательно, и адрес в Лондоне. Разгадку следовало искать там.

...В Лондоне Павлу удалось без труда составить список адресов всех обладателей фамилии Холлидей. К счастью, их оказалось не так уж много. Затем Павел купил план города, изучил его и отправился на поиски.

По мере того как он вычеркивал из своего списка один адрес за другим, его все больше охватывало чувство досады. Казалось, нужный ему Джордж Холлидей уходил от него все дальше. Перед ним прошло много разных людей, носящих имя Джордж Холлидей, но Генри Гарриса среди них не было.


Павел и Гаррис продолжали встречаться в разных городах Европы. Их взаимоотношения заметно упрочились.

Англия по-прежнему враждебно относилась к Советскому Союзу. Все попытки Советского правительства урегулировать отношения разбивались о каменную стену враждебности.

В такой обстановке материалы, которыми располагал Гаррис, были крайне необходимы Советскому правительству.

Павел отчетливо понимал всю полезность англичанина, независимо от того, какими мотивами он руководствовался, и всячески старался поддерживать с ним наилучшие отношения. Приглашал Гарриса на обеды и ужины, когда тот приезжал на континент, всячески старался задобрить его. Но это была зыбкая основа. Надо было поскорее и покрепче прибрать англичанина к рукам. В этом и состояла задача Павла. Если удастся определить, с кем они имеют дело, и Гаррис будет знать об этом, ему придется считаться с ними. Понимал это, видимо, и англичанин, иначе у него не было никакого резона вести такую игру.

Для очередной попытки Павел решил воспользоваться приездом Гарриса в Берлин. Если в Париже он останавливался в гостинице «Наполеон», то в Берлине мог останавливаться в «Кайзергофе», «Адлоне» или «Бристоле», которые по комфорту не только не уступали «Наполеону», но, пожалуй, превосходили его. Там англичанин регистрировался под именем Джордж Холлидей. Почему бы ему не зарегистрироваться под этим именем и здесь?..

Оказалось, что Гаррис, как и подобает породистому английскому аристократу, придерживался совершенно твердых правил — останавливался только в комфортабельных гостиницах. Как и предполагал Павел, в Берлине он остановился в «Бристоле» и зарегистрировался под той же фамилией, что и в Париже.

На следующее утро Павел явился в «Бристоль» без предварительного звонка.

— Генри, извини меня за бестактность, — сказал он смущенному англичанину. — Возникла необходимость переменить место и время свидания. Мы встретимся не в двенадцать часов дня, как условились, а в час, и не на Унтер-ден-Линден, а на Кайзерштрассе, в известном тебе ресторане.

Он удалился, оставив Гарриса в смятении. Это было до выдачи денег, и англичанин не мог пойти на разрыв. Деньги, судя по всему, ему были нужны.

У Павла было еще одно основание радоваться. На желтом кожаном чемодане, стоявшем в номере, он увидел буквы «Э. П. Х.».

Что могли означать эти буквы? Как их расшифровать?

Можно было вновь отправиться в Лондон, взять адресную книгу и там посмотреть фамилии всех лиц, имеющих эти инициалы. Но в Лондоне живет около восьми миллионов населения. Людей, имеющих инициалы «Э. П. Х.», могли быть тысячи. Проверить всех было просто невозможно.

Павел долго думал над решением этой задачи. Надо было наметить новое, более простое направление, которое вплотную привело бы к намеченной цели.


...Следующую встречу Гаррис неожиданно назначил в курортном швейцарском городке Монтре на берегу Женевского озера. Почему он не выбрал Женеву, Цюрих или Лозанну? Павел бывал в Монтре в разное время. Это маленький сонный городишко, где туристов не много. Генри любил выпить и часто напивался. Но ведь в Монтре и выпить негде.

Встреча состоялась в небольшом кафе на берегу Женевского озера. Гаррис был немногословен, необыкновенно деловит. Передав материалы, предупредил, что сегодня же возвращается в Лондон. Он даже не стал говорить о деньгах.

— Ты, Джо, не обижайся, — сказал на прощание англичанин. — Я тороплюсь. В следующий раз встретимся в Париже и повеселимся как следует.

О берлинском инциденте не было сказано ни слова.

Почему Генри выбрал для последней встречи Монтре? Если он действительно торопился, то проще всего было встретиться в Брюсселе, Амстердаме, Антверпене или любом другом городе на побережье.

Разгадка пришла неожиданно. В Женеве начала свою работу сессия Лиги Наций. А Женева и Монтре расположены на противоположных берегах Женевского озера, в полутора часах езды друг от друга. Что если в состав британских делегатов входит Гаррис?..

Это была всего лишь гипотеза. Проверить ее надо было в Женеве. И Павел отправился туда.

На период сессии Лиги Наций в Женеву съезжались участники, журналисты, туристы из всех стран мира. Затеряться в этой пестрой толпе господину Никулеску не составляло никакого труда. На всякий случай, Павел приехал на один, а с Анной Марией. Молодая пара всегда вызывает меньше подозрений.

Павел заехал в канцелярию Лиги и получил у чиновника полный список делегации. Инициалы Э. П. Х. были только у одного из англичан — эксперта Эдуарда Пелхема Холлеса. Это был крупный дипломатический чин. Если Генри Гаррис и Эдуард Пелхем Холлес одно лицо, это большая победа. В таком случае возможность его использования можно значительно расширить и упорядочить получение информации.

Английская делегация на сессии Лиги Наций всегда останавливалась в отеле «Бо Риваж». Если догадка Павла является правильной, то Генри Гаррис должен жить в этой гостинице. Эксперт не может жить отдельно от своей делегации.

Как и следовало ожидать, Генри Гаррис оказался в Женеве и жил именно в этой гостинице.

Павел уже несколько раз видел, как Гаррис заходил в бар. Устроившись так, чтобы англичанин был хорошо виден, он стал ждать. Наконец...

— Сэра Пелхема просят к телефону, — выкрикнул портье.

Сидевший за стойкой Генри Гаррис направился к телефону:

— Алло.

— Сэр Пелхем? — спросил приятный женский голос.

— Да.

— Благодарю вас, сэр.

Подув в трубку и не дождавшись ответа, Гаррис вернулся в бар и заказал очередную порцию виски.

Звонила Анна Мария. Несмотря на свою простоту, эксперимент удался.

Теперь не было никаких сомнений, что Генри Гаррис, Джордж Холлидей и сэр Эдуард Пелхем Холлес, член британской делегации на сессии Лиги Наций, одно и то же лицо.

В Женеве Павлу больше делать было нечего. В тот же день Анна вернулась в Париж, а Павел выехал в Амстердам.


Чем бы ни занимался Павел, его не оставляла мысль об англичанине. По-прежнему все зависело от воли и желания Гарриса. Он назначал места и время встреч, он передавал материалы. Павел долго раздумывал. Может быть, нет никакого сэра Эдуарда, как не оказалось и Джорджа Холлидея?

Павел задержался с отъездом в Лондон. На пару дней он выехал в Париж для встречи с Гаррисом, но тот на встречу не явился. Это сильно обеспокоило Тихонова. Павел терялся в догадках. Материалы были крайне необходимы. Правящие круги Англии продолжали плести интриги против Советского Союза и делали все, чтобы вовлечь в антисоветский блок две ведущие европейские державы — Францию и Германию. Во Франции происходили сложные события. Правительство Пуанкаре потребовало отозвать советского посла якобы за вмешательство во внутренние дела Франции и предприняло бойкот советских внешнеторговых финансовых операций.

Тихонов и Доброхотов вновь и вновь анализировали обстановку.

— Что же могло произойти?

— Ума не приложу.

— Значит, пора тебе в Лондон. Нужно искать Гарриса там.

Утром следующего дня Павел вылетел в Лондон.

Павел тщательно подготовился к новой встрече с Пелхемом. Он купил «Who is Who» и справочник Форин оффиса и без труда нашел необходимые данные. Оказалось, что сэр Эдуард Пелхем Холлес, кавалер ордена Британской империи, капитан, третий сын десятого герцога Пелхема, чиновник Форин оффиса, является владельцем комфортабельного старинного особняка в Кенсингтоне и поместья вне Лондона. В справочнике был указан и адрес сэра Эдуарда Пелхема Холлеса.

Разыскал Павел у букиниста и хронику рода герцогов Пелхемов. На одной из страниц он прочитал:

«В том же году, когда молодой магистр из Кембриджа Эдуард Вестон начал свою карьеру в Северном департаменте в качестве личного секретаря лорда Таузенда, молодой магистр из Оксфорда Эндрю Стоун поступил на службу в качестве личного секретаря к Томасу Пелхему Холлесу, герцогу Ньюкаслскому, который с 1724 года был государственным секретарем Южного департамента. С 1734 по 1739 год Стоун занимал должность заместителя государственного секретаря в этом же департаменте, затем некоторое время был архивариусом. Однако в то время, как Вестон ограничивался ролью специалиста в своем департаменте, Стоун участвовал в политической жизни, действуя из-за кулис, и стал ближайшим политическим советником герцога Ньюкасла и его младшего брата Генри Пелхема...»

«Так вот, оказывается, кто ты, таинственный Генри Гаррис, — подумал Павел. — Ты и Генри назывался неспроста. Одного из твоих предков тоже звали Генри».

Было ясно, что потомок знаменитых Пелхемов едва сводил концы с концами. Павел понял, что настало время решающей атаки. Как поведет себя Пелхем, когда увидит, что тайна, которую он так тщательно оберегал, раскрыта и отступать некуда? Какой сюрприз преподнесет?

Еще и еще анализировал Павел поведение Пелхема, вспоминал подробности их взаимоотношений. Почему он не приехал на условленную встречу в Париже? Павел не находил ответа.


Сэр Эдуард происходил из рода герцогов Пелхемов, но он был третий сын, а по английским законам титул и все владения наследует старший сын. Довольно скоро Пелхем промотал состояние жены и искал способ поправить свое финансовое положение.

Порядок хранения документов в Форин оффисе в то время был таков, что Пелхем имел возможность оставлять себе экземпляры секретных документов, которые проходили через его руки. Он проверил, интересуется ли кто-нибудь судьбой этих документов. В течение нескольких месяцев он регулярно откладывал по одному экземпляру. Никого они не интересовали, можно было их сжечь или вернуть в хранилище. Но кому их сбыть? Пелхем начал искать покупателя. Через длинную цепочку самых разных лиц ему удалось выйти на Тихонова...


На следующий день Павел оделся, как одеваются многие лондонцы — темно-серый пиджак, брюки в полоску, котелок, на руку повесил зонтик. Автомобиль, в котором он ехал, включился в поток машин. Мелькали улицы — Ковентри-стрит, Пиккадилли, остался позади Гайд Парк. Вот и Кенсингтон Роуд.

Поворот, еще поворот, и автомобиль подкатил к решетчатым воротам особняка Пелхемов.

Со стороны Павла было большой смелостью без предупреждения явиться домой к Пелхему. Едва ли визит господина Джозефа Константина Никулеску вызовет восторг. Но Павел тщательно продумал возможные ходы и смело шагнул к двери особняка.

Подымаясь по старой и неудобной лестнице, он обратил внимание на то, что внутреннее убранство дома не отвечает его внешнему виду. «Что ж, это хорошо, — думал Павел. — Деньги Пелхему нужны».

Его приняла надменная леди. Несмотря на ранний час, она была в строгом сером платье.

Павел почтительно поклонился.

— Я владелец экспортно-импортной фирмы, в которой ваш супруг, мадам, изволит держать часть принадлежащих ему ценных бумаг. Движение курсов на фондовой бирже, — продолжал Павел, — заставило меня, в интересах нашего вкладчика, явиться в Лондон, и теперь я прошу о деловом свидании.

— Моего супруга, к сожалению, в городе нет.

— Поверьте мне, мадам, если бы не интересы сэра Эдуарда...

Сдвинув брови, хозяйка спросила:

— Насколько серьезны ваши опасения относительно движения курсов?

— Они весьма серьезны, мадам. Можно потерять значительные деньги.

Павел заметил, что она — в некотором замешательстве. Можно было попробовать перейти в наступление.

— Я недостаточно знаком с английским этикетом, — сказал Павел. — Простите, пожалуйста, могу ли я просить вас поужинать со мной в кафе «Рояль»?

Он помнил, что леди Пелхем — американка, а американки менее щепетильны в такого рода вопросах.

...Когда вечером Павел приехал в Кенсингтон, леди Пелхем ждала его. В вечернем наряде она выглядела особенно привлекательной.

Тихо и приятно играл оркестр. Павел и его дама присматривались друг к другу. После бутылки красного вина леди Пелхем разоткровенничалась:

— Мой муж пользуется уважением в Форин оффисе. Особенно ценит его сэр Остин...

— Кто это — сэр Остин? — с подкупающей наивностью спросил Павел.

Она отпила из бокала:

— Весьма влиятельное лицо и очень благосклонно относится к моему мужу.

— Я очень рад, мадам, за моего друга сэра Эдуарда. Полагаю, он является следующим после сэра Остина в Форин оффисе...

— Не совсем. — И леди Пелхем, снова отпив вина, назвала должность, которую занимал в министерстве иностранных дел ее муж.

Принесли кофе и коньяк. Как казалось Павлу, его дама пила довольно много. Но он не останавливал ее. Павел видел: ее что-то волнует и ей хочется выговориться.

Наконец леди Пелхем сказала:

— У сэра Эдуарда неприятности.

— Что-нибудь серьезное?

Леди Пелхем некоторое время молчала, испытующе глядя на Павла. Он был весь внимание.

— Господин Никулеску, — заговорила она, — с моим супругом случилось несчастье. Последнее время он сильно пил, и по рекомендации врачей помещен в клинику для принудительного лечения... Вы его друг. Используйте свое влияние и помогите ему. Умоляю вас.

Это была неожиданность. Эдуарда Пелхема надо было спасать, чтобы он не потерял работу.

— Мадам, не волнуйтесь, я сделаю все возможное, чтобы помочь сэру Эдуарду. Вы можете вполне положиться на меня. Мне только понадобятся кое-какие дополнительные сведения.

— Я с удовольствием сообщу их вам.


Джейн рассказала историю знакомства и женитьбы, не преминула упомянуть, какой хорошей репутацией пользовался ее супруг на службе, как они были обеспечены и счастливы.

— Но он пил... Стал невнимателен и груб. Я так несчастна...

— Успокойтесь, мадам, все это закончится благополучно, и вы снова будете счастливы.

— Вы очень добры, Джо.

— Я вам обещаю, мадам, что все сделаю, чтобы помочь Тедди и вам. Завтра же я отправлюсь в лечебницу к сэру Эдуарду...

— Я дам вам адрес и свою машину, — обрадовалась Джейн. — Мой шофер хорошо знает дорогу.

Он поцеловал ее руку, и они расстались.

Доброхотов уехал с твердым намерением снова повидать Джейн. Так удачно начавшееся знакомство должно быть продолжено. Безошибочное чутье разведчика помогло ему распознать в ней ту союзницу, которая и была ему нужна при работе с таким человеком, как сэр Эдуард.


В лечебницу Павел приехал в полдень. В огромном каменном холле было холодно. Топился камин. Середину холла занимал старинный дубовый стол, По обеим его сторонам стояли тяжелые кресла с высокими спинками. В одном из кресел сидел Генри Гаррис.

Павел проговорил как можно мягче:

— Эдуард, почему ты не покончишь с этим? Раз и навсегда. Это будет тяжело... некоторое время, но нельзя жить так, как ты живешь сейчас. Посмотри, на кого ты стал похож. — Он немного помолчал, давая Пелхему возможность осмыслить сказанное. Потом погладил его по голове. — Вспомни, Тедди, прекрасное время, когда ты проводил уикэнды в загородном имении, играл в гольф, ездил верхом... У тебя жена, дети...

Пелхем наконец поднял голову.

— Почему ты небритый? — спросил Павел.

— Мне это совершенно безразлично.

— В нынешнем твоем состоянии, возможно, и безразлично. Но вспомни, Тедди, кто ты, и тебе станет стыдно.

Пелхем опустил голову на руки и молчал. В холл вошел врач. Павел подошел к нему с тем же вопросом — почему пациент небрит?

— Мы не держим личных слуг, — объяснил доктор. — Они могут быть приставлены лишь за дополнительное вознаграждение. А сэр Эдуард, понимаете...

— Простите, доктор, — прервал Павел, — но меня это удивляет.

— Что вы этим хотите сказать?

— Я хочу сказать только то, что я хорошо знаком с финансовыми делами сэра Эдуарда и могу уверить вас — они безупречны. Я готов немедленно оплатить все расходы.

Это произвело на доктора заметное впечатление, и он весьма предупредительно сказал:

— О, в таком случае, разумеется... Да, конечно, сэр.

— Прошу вас, доктор, — распорядился Павел, — пусть сэра Эдуарда побреют, приготовят ванну, переоденут в свежее белье.

Доктор заверил его, что все будет сделано, раскланялся и ушел.

Постепенно здоровье сэра Эдуарда улучшалось. Скоро он почувствовал потребность поделиться с господином Никулеску состоянием своих дел. Оно его очень тревожило. Приближалось время уплаты процентов по закладной на имение.

— Я не знаю, Джо, что мне предпринять, — сказал он, дымя сигарой. — Деньги занять мне не у кого.

Павел ждал этого разговора.

— Да, Эдуард, положение у тебя тяжелое. Ты разорен, и это очевидно.

— Я мог бы продать загородное имение... — вслух рассуждал Пелхем.

— Но сначала ты должен уплатить долги по закладным.

— Да, верно.

— И потом, что это тебе даст? Ведь твоя репутация пошатнется. Подумать только: Пелхем — и вдруг без поместья!.. Тебе придется тогда поступиться многим.

— Но в таком случае, Джо, что мне делать?

— Я советую тебе обратиться к Отто Шунлебену.

— К Шунлебену? Нет, благодарю.

Сэр Эдуард замолчал. Он пошел на этот разговор в надежде, что Никулеску предложит ему кредит. Но стать должником Шунлебена?.. Красного!.. Это было сверх его сил.

Павел продолжал нажимать:

— Если ты не сможешь оплатить долги по закладным, тебе придется объявить себя банкротом. Другие кредиторы тоже потребуют свое. Дом в Кенсингтоне продадут в погашение долгов, причем продадут за бесценок. Тогда ты не просто разоришься, ты будешь опозорен.

Пелхем как-то не думал, что последствия могут быть столь катастрофическими. Теперь же, после слов Павла, такой исход казался ему неизбежным.

— У меня, Джо, есть еще один план поправить дела. Что если я потребую за документы двойную плату?

— Это наивно.

От неожиданности сэр Эдуард остановился.

— Ты знаешь, что сказал мне Шунлебен? — спросил Павел.

Пелхем пожал плечами.

— Он сказал — я прошу тебя выслушать это внимательно — «Господин Никулеску, поезжайте в Лондон и скажите Пелхему...»

При этих словах сэр Эдуард поперхнулся сигаретным дымом.

— Да, именно так он и выразился... «Скажите Пелхему, что если он не перестанет водить нас за нос, то мы прекратим работу с ним. Нам нужно или все, притом честно, или ничего. Скажите, что если он не хочет иметь с нами дело как джентльмен с джентльменами, то мы обойдемся без него. Нам не нравится, когда Пелхем морочит нам голову». Вот что он сказал.

— Позволь, Джо, но как же он узнал, кто я? — спросил изумленный сэр Эдуард.

— Этого я не знаю. Он дал мне твой лондонский адрес, назвал место службы. И вот я здесь. — Павел помолчал. — Меня беспокоит другое. Боюсь, Шунлебен подозревает, что я помогаю тебе водить его за нос.

— Вот как, — уронил Пелхем.

— Когда ты передал мне не все документы, а только часть их, Шунлебен сказал: «Господин Никулеску, чтобы это было в последний раз». Ты думаешь, мне приятно такое слышать?

Они помолчали.

— Что имел в виду Шунлебен, когда говорил: «Прекратим работу»? А как же другие материалы? — спросил Пелхем.

— Я точно не знаю, но могу предположить, что, помимо тебя, у них есть кто-то еще...

— Кто-то еще?

— Да. Иначе зачем бы ему так говорить? Шунлебен словами не бросается.

— Джо, что же нам делать?

— Я не хочу тебя пугать, Тедди, но самому тебе не подняться. Необходимо вернуть доверие Отто Шунлебена.

Они повернули на боковую тропинку. Отсюда были хорошо видны зеленые холмы, поросшие лесом. Такие холмы были и в имении Пелхема.

— Но ведь Шунлебен не наш, он чужой, — возразил сэр Эдуард без особой уверенности.

— Шунлебен такой же джентльмен, как и мы с тобой, — ответил Павел. — Если ты не воспользуешься его предложением, то погубишь благополучие своей семьи.

Наступила долгая пауза. Пелхем, по-видимому, решал, как ему поступить. Павел не торопил.

— Хорошо, Джо, я согласен, — проговорил наконец сэр Эдуард.

— Ну вот и отлично. — Павел почувствовал огромное облегчение. — Я поеду в Лондон и лично займусь твоими делами. Подготовь письмо своему адвокату. Я помогу тебе, и Пелхем снова станет Пелхемом. Не так ли?..


Дела Пелхема оказались в плачевном состоянии. Павлу захотелось посоветоваться с Тихоновым.

Павел подробно рассказал о состоянии дел сэра Эдуарда и характере достигнутой с ним договоренности.

— Где мы возьмем такие деньги? — покачал головой Тихонов. — Наше государство напрягает все силы, чтобы обеспечить финансовую базу индустриализации, и очень нуждается в валюте.

— Понимаю, что вопрос этот не простой.

— Как насчет твоего голландского друга? Макса де Лорана?

— Над этим надо подумать.

...На следующий день Павел вылетел в Амстердам для встречи с Максом де Лораном. Фирма Никулеску не могла покрыть долг Пелхема без ущерба для себя. Нужен был кредит, а в этом мог помочь только такой финансист, как де Лоран.

Поручительство голландца открыло перед господином Никулеску банковские сейфы. Эдуард Пелхем был спасен.


Выписавшись из лечебницы, сэр Эдуард уехал в деревню. Там его ждали жена и дети. Правда, старший сын, от первого брака, служил в Лондоне и в имении бывал лишь на уикэнде. Зато его молодая супруга и их младший сын жили в деревне постоянно. Деревенская, тишина, свежий воздух, чудесная природа благотворно повлияли на сэра Эдуарда. Бледность исчезла, он заметно поздоровел.

Павел думал задержаться в Лондоне до того момента, когда Эдуард приступит к работе и передаст ему документы. Это были материалы, касавшиеся планов Чемберлена по созданию блока империалистических государств против Советского Союза. Их надо было во что бы то ни стало заполучить.

С семьей Пелхема у Павла сложились хорошие отношения. Старший сын, Джордж, советовался с ним, как поступить в том или ином случае. Младший — Джеймс — души не чаял в Павле и с нетерпением ждал его приездов в имение. Павел обещал отвезти его в Германию, если он будет послушным мальчиком. Сэра Эдуарда это также устраивало, и он попросил Никулеску взять на себя воспитание Джеймса. Павел договорился со знакомой ему богатой немецкой семьей, имевшей виллу над Рейном, что она возьмет на воспитание маленького английского аристократа. «Заботливый папа, — думал Павел, — приезжая проведать сына, будет привозить с собой очередную почту. Все будет выглядеть, как чисто семейное дело». Но первая встреча с Пелхемом должна была состояться снова в Париже.

Павел написал для Центра подробный отчет о проделанной в Лондоне работе. Поставив точку, он задумался. Мысли его уходили все дальше и дальше. Он вспоминал своих товарищей по Мореходному училищу. Где-то в Одессе, Севастополе, Ленинграде или Новороссийске его сверстники работают на судоремонтных заводах, плавают на кораблях, занимаются какими-то другими делами. Его жизнь сложилась так, что он не смог принять непосредственного участия в революции, гражданской войне и строительстве социализма. Что скажут они ему, когда через много лет встретятся с ним где-нибудь в Москве или Ленинграде? Что ответит он на их вопрос: где ты был все эти годы и что делал?

Пройдет лет сорок или пятьдесят, исчезнут Чемберлены и Пилсудские, окрепнет его Родина. Появится новое поколение людей, которое не будет знать ни о Пелхеме, ни о нем, Павле, ни о Викторе, Питере, Франце, Иоганне, Анне Марии. Вспомнит ли кто-нибудь о них, безвестных работниках невидимого фронта?.. Конечно, вспомнят!

У Павла стало хорошо и покойно на душе. Он сложил письмо, вложил его в конверт. В Париже Анна Мария отправит его дальше.


По установившейся в Англии традиции один из двух заместителей министра иностранных дел занимает свою должность постоянно, а другой является доверенным лицом министра и назначается на эту должность им самим. Постоянный заместитель фигура более важная, чем некоторые министры. Это признанный страж политики и безопасности Великобритании. Он руководит всем аппаратом Форин оффиса и контролирует английскую политическую разведку СИС — Сикрет Интеллидженс Сервис.

В описываемый период хозяином Форин оффиса был сэр Остин. Он не принадлежал к тем людям, которые могут понравиться с первого взгляда. Напротив, в нем было что-то отталкивающее.

На Даунинг-стрит, 10 сэра Остина встретили без особого энтузиазма. Среди чиновников Форин оффиса было много германофобов и франкофилов, а сэр Остин принадлежал скорее к германофилам и проводил политику возрождения германского милитаризма, перевооружения Германии. Были, правда, и такие, которые приветствовали его приход, так как знали, что на протяжении всей своей политической карьеры сэр Остин защищал права и привилегии буржуазии и энергично выступал за ограничение прав рабочих. Хорошо знали и то, что именно он был инициатором разрыва дипломатических отношений с Советским Союзом.


...Сэр Эдуард подкатил к подъезду министерства на своей машине с дворянским гербом. Его шофер, как все шоферы богатых домов, носил ливрею. Сам сэр Эдуард, тщательно выбритый, был одет подобно любому чиновнику Форин оффиса — черный пиджак, серые в мелкую полоску брюки и котелок. Костюм сидел на нем великолепно.

Швейцар почтительно распахнул массивные двери. Кабинет сэра Остина находился в большой угловой комнате нижнего этажа.

Сэр Эдуард бывал здесь не один раз. Книжные шкафы вдоль стен, длинный стол под зеленым сукном слева, большой камин справа, а прямо огромный письменный стол — таков был темноватый кабинет сэра Остина. Здесь ничего не изменилось, все оставалось на своих местах. Оставался на своем месте и сэр Остин. Он был одет, как и сэр Эдуард, с той только разницей, что его серые брюки были не в мелкую полоску, а в мелкую клетку. Из кармана брюк свисала длинная цепочка со связкой ключей на конце.

Высокий и стройный, он встретил сэра Эдуарда стоя. Это тоже была традиция.

— О, сэр Эдуард, здравствуйте. Рад вас видеть. У вас прекрасный вид.

— Здравствуйте, сэр Остин. Благодарю вас.

Они обменялись еще несколькими ничего не значащими словами. На этом визит был закончен. Он длился не более минуты.

Сэр Эдуард был доволен этим своим визитом к сэру Остину. Теперь можно было продолжать прерванную работу. Его исчезновение никого не удивило. Не удивило и его возвращение. Казалось, он всегда тут был и никуда не пропадал.


...Через несколько дней Пелхем выехал вместе с Джейн в Париж, где их ждал Павел. На этот раз он становился не в гостинице «Наполеон», как делал это, когда приезжал один, без супруги, а в гостинице «Клеридж» на Елисейских полях.

Встреча с Павлом была короткой. Пелхем передал ему документы и предупредил, что рассчитывает вернуться в Лондон утренним самолетом.

— Джо, ты сумеешь сегодня забежать к нам? — спросил сэр Эдуард.

— Работа предстоит большая, ты сам это видишь. Наверное, не смогу.

— А как я объясню это Джейн?

— А ты не говорил ей, что идешь ко мне?

— Нет.

— В таком случае скажи, что я не успел приехать.

— Не поверит.

— Что же нам делать? — Павел еще раз мысленно прикинул объем предстоящей работы. — Хорошо, я буду у вас около восьми часов вечера. Мы съездим в какой-нибудь мюзик-холл или в «Казино де Пари», а предварительно поужинаем в «Лидо»...

— Нет, так я не попаду на утренний самолет, а ты не сможешь сделать твою работу.

— Что же ты предлагаешь?

— Я предлагаю более простой вариант. Ты приезжаешь к нам. Мы спускаемся в ресторан, ужинаем и идем спать. У тебя еще останется достаточно времени, чтобы закончить твою работу. Развлекательную программу отложим на следующий мой приезд в Париж.

— Согласен, — коротко ответил Павел.

Анна предупредила супругов Шустер, и там все было готово к приходу Павла. Доброхотов снял пиджак и галстук, расстегнул ворот рубахи. Он проверил фотоаппарат, включил освещение и приступил к работе.

До встречи с Пелхемом он успел переснять значительную часть документов, но до конца было еще далеко.

Вернувшись из ресторана, Павел продолжил работу. Ему пришлось фотографировать целую ночь. Он сильно устал и не заметил, что случайно порезал руку полоской стекла, которой прижимал страницы. Впопыхах не почувствовал и боли. Увидел, что порезался только когда на глянцевую поверхность листа капнула большая капля крови.

По телу Павла пробежали мурашки. Усталость как рукой сняло. Что делать?.. Прежде всего он обмотал порезанную руку носовым платком, чтобы не капнуло еще. Взял ватку и осторожно промокнул кровь. Однако пятно осталось. Павел попробовал снять его водой — не вышло. Чего только он ни делал, но смыть пятно так и не удалось.

Настроение у Павла было ужасное. В ту ночь он выкурил не одну папиросу. Ведь по этому пятну нетрудно догадаться, что важный документ побывал в чужих руках. Чем больше он вглядывался в это предательское пятно, тем прочнее становилось его убеждение, что катастрофа неизбежна. И нужно же было случиться такому!

С Пелхемом они встретились рано утром в холле гостиницы. Джейн спала и не вышла провожать супруга. Это было к лучшему. Павел рассказал о случившемся и назвал страницу, на которой было пятно.

— О, пустяки, — сказал сэр Эдуард. — Не волнуйся, иди лучше поспи, у тебя усталый вид. Поверь мне, я знаю порядки в Форин оффис. Никто не обратит внимания на это пятно.

...Сэр Эдуард был прав. В Форин оффисе сидят дворяне, знающие друг друга с детских лет. Станут ли они беспокоить себя из-за какого-то ничтожного пятна, неизвестно как попавшего на одну из страниц документа? Никто этого пятна так и не заметил.

«Ну что же, это хорошо, — подумал Павел. — Капля крови... вместо моря крови, в котором английские империалисты хотели потопить советский народ».

Они разнообразили сроки и места встреч. Съезжались то в Париже, то в Мадриде, то в Лиссабоне. Иногда в Берлине или в Вене, иногда на пляже в Остэнде или на берегу Женевского озера. Мало ли в Европе хороших мест, где могут встретиться и приятно провести несколько часов вместе два добрых приятеля.

Дмитрий Федичкин СЫН ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА

Молодой человек в поношенном костюме с любопытством осматривал улицы и дома незнакомого города, вслушивался в чужую речь. Так вот она какая — София.

Из-за угла вышел статный мужчина в генеральской форме. Забилось сердце. Он?.. Рассмеялся: мальчишество, глупость — отец был не так высок ростом и не такой уж статный. Да и возраст не тот. Отец. Генерал русской императорской армии Федор Федорович Абрамов. Две войны подточили его здоровье. Теперь, наверное, от его военной выправки осталось лишь одно воспоминание. Ведь столько испытал и пережил он, отдавая себя целиком борьбе с большевиками.

В 1919 году конница С. М. Буденного разгромила его донской казачий корпус, и он решил бежать за границу. Тайно приехал в Ржев проститься с семьей: матерью, женой и сыном. Два года с остатками своего корпуса скитался по Турции, а затем, когда солдаты разбежались, перебрался в Болгарию и поселился в Софии. Здесь он вскоре стал главой третьего — балканского отдела Российского общевоинского союза, сокращенно РОВС. Это была махровая белогвардейская организация. Центр ее находился в Париже.

Вожди РОВСа — в прошлом царские, а затем белогвардейские генералы — не утратили надежды восстановить в России старые порядки.

Обосновавшись в болгарской столице, генерал Абрамов решил вывезти своего двенадцатилетнего сына Николая из Советской России. Он послал за ним казачьего есаула. Тот нелегально пробрался в Одессу, а оттуда приехал в Ржев. Миссия закончилась неудачно, и есаул вернулся в Софию ни с чем. Мальчишка не захотел расставаться с бабушкой (мать умерла вскоре после окончания гражданской войны), да и бабушка никак не соглашалась отпускать внука и тем более ехать с ним в чужую страну.

Теперь, спустя десять лет, сын сам приехал к отцу, совершив сравнительно опасное путешествие по Европе. Из Ленинграда в Гамбург матрос советского грузового судна прибыл вполне благополучно. В Гамбурге он «сбежал» с парохода и поехал поездом в Берлин, рассчитывая оттуда добраться до Софии. Но в Берлине немцы посадили его в тюрьму. Выручил генерал фон Лампе — соратник отца, руководитель германского отдела Российского общевоинского союза. Фон Лампе добился его освобождения, дал денег на дорогу, известил его отца — генерала Абрамова и отправил в Софию.

И вот стройный, спортивного вида молодой человек в болгарской столице.

...Улица Оборище, 17. В большом тенистом саду — двухэтажный особнячок, окруженный высоким забором. Возле калитки лениво шаркает метлой коренастый человек в брюках с казачьими лампасами и солдатской фуражке с царской кокардой. Судя по кривым ногам — это бывший кавалерист. С любопытством поглядывает он на молодого человека, который в нерешительности оглядывается вокруг.

— Кого ищете? — по-русски спросил отставной казак.

Услышав родную речь, приезжий оживился.

— Мне бы... — он замялся ненадолго, — мне бы к его превосходительству генералу Абрамову... Федору Федоровичу.

— А их превосходительство находятся во флигеле, — с достоинством объяснил человек с метлой и показал на небольшую пристройку к дому во дворе. — Пойдемте, провожу вас. — И повел гостя в резиденцию генерала.

Облезлые, с темными потеками стены флигеля, пропыленные окна, деревянные ступеньки со следами былых перил произвели на приезжего удручающее впечатление. «Так вот в какой конуре командует российским воинством на Балканах мой отец», — усмехнулся он про себя.

Сопровождавший гостя казак был денщиком генерала Абрамова и в годы первой мировой войны, и во время гражданской. Вместе со своим шефом бежал за кордон. Состоял при его превосходительстве в Турции. Последовал за ним в Болгарию. Его невзрачный вид и малопривлекательное лицо давали повод шутникам называть его Квазимодой. Он был так глубоко предан своему патрону, что стал как бы частицей его самого; совмещал в РОВСе множество должностей: коменданта, посыльного, завхоза, дворника, пользовался полным доверием генерала и его приближенных, знал немало ровсовских секретов и имел ключи от всех несгораемых шкафов.

Но особой его заботой был душевный покой и благополучие генерала. Он поставлял продукты, наблюдал за порядком в скромной двухкомнатной генеральской квартире и следил, чтобы вовремя был подготовлен праздничный стол в дни тезоименитства императора Николая II и его августейшей супруги. Эти дни генерал отмечал с большой торжественностью и обязательно заказывал в русской церкви молебен за упокой души «убиенных» Николая и Александры.

Все величали казака Михеичем, хотя ни в его имени, ни в отчестве, ни в фамилии никакого Михея не было. Звали его Михаил Иванович Минин.

Оставив метлу на, крылечке, Михеич ввел гостя в приемную РОВСа, небольшую комнату, грязную и запущенную. Побеленные некогда стены осыпались, потемнели, покрылись желтыми пятнами. Обстановка была самая примитивная: стол, графин с водой и граненым стаканом, три стула. В красном углу — иконка девы Марии.

— Посидите, пожалуйста, — засуетился Михеич. — Поначалу доложу о вас адъютанту его превосходительства, а они уж по начальству — самому генералу. — И исчез за дверью соседней комнаты, где помещался адъютант его превосходительства.

Опустившись на стул, Николай окинул взглядом далеко не штабную обстановку, в которой его отец разрабатывал планы разгрома Советского Союза, и задумался...


Двадцать два — не так уж много, а видел он в жизни порядочно.

После смерти матери, а потом и бабушки — детский дом. С возрастом стал понимать, что надо найти свое место в жизни, приобрести специальность.

Он много читал о морях и океанах. Полный сил, здоровья, хороший спортсмен, он захотел помериться силами с могущественной природой, отвоевать похороненные в водоемах богатства, вернуть их людям. Он решил стать водолазом.

Закончив семилетку, поступил в Балаклаве в водолазную школу. В двадцать с небольшим уже участвовал в поисках и подъеме затонувших судов.

Однажды в одной из таких операций при расчленении потопленного во время гражданской войны крейсера Николай Абрамов был серьезно контужен взрывной волной. Это вынудило его расстаться с любимым делом.

Работа водолаза, сопряженная с большим риском для жизни, требовавшая железного здоровья, большой выдержки и мужества, закалила его волю, воспитала характер и подготовила к сложной и ответственной деятельности в будущем.

Но об этом потом...

А пока...

Пока его вывел из раздумья человек средних лет в штатской одежде, вышедший из соседней комнаты. В каждом его движении чувствовалась офицерская выправка.

— Вот, ваше благородие, — представил Михеич гостя, — просится к его превосходительству.

Адъютант окинул Николая оценивающим взглядом и спросил:

— А кто вы и по какому делу?

— Я сын генерал-лейтенанта Федора Федоровича Абрамова, — поднявшись со стула, сказал Николай. И уточнил, отчеканив: — Его превосходительство — мой отец.

— Извините, — смешался адъютант. — Я вас сразу и не узнал, а теперь вижу: вы так похожи на его превосходительство! Прошу! — и он широко распахнул двери кабинета, пропуская Николая вперед.

— К вам, ваше превосходительство, — и отошел в сторонку.

Из-за стола вышел человек лет пятидесяти с изрядной проседью на висках, в гражданском платье.

— Николай, Коля, — волнуясь, неуверенным голосом прошептал он, протянув ему руки.

— Отец... Ваше превосходительство, — не совсем в тон генералу произнес Николай, и на какую-то минуту они застыли в объятьях друг друга.

— Сколько лет не виделись, боже мой! — проговорил сдавленным голосом генерал. — Целых двенадцать... Какой же ты большой!.. — И он явно залюбовался сыном. — Ну садись, рассказывай, рассказывай!

Николай опустился на предложенный ему стул.

Генерал долго смотрел на сына. Долгожданная встреча всколыхнула воспоминания о прошлом.

Ярый противник Советской власти, занимавшийся подготовкой и переправкой через границу в СССР террористов и диверсантов, генерал Абрамов всю свою эмигрантскую жизнь мечтал иметь возле себя своего сына — свою единственную опору. И вот он, сумев обмануть бдительность чекистов, сам нашел дорогу к отцу.

— Ну говори, говори, Коля, расскажи: как тебе удалось вырваться от большевиков?

— Все было не просто, — ответил Николай. — Устроился на заграничную линию: Ленинград — Гамбург. В первом же рейсе в Гамбурге сошел на берег и не вернулся на пароход.

— Милый сынок, — расчувствовался генерал, погладив Николая по голове. — Будешь жить у меня, тебе надо учиться, но это потом, а пока отдыхай. Будешь помогать нашему святому делу — вернуть России царя, старую жизнь и старые порядки...

— Да, да, конечно, я готов, я понимаю, что не могу остаться в стороне, — решительно заметил Николай.


Николая Абрамова послали в Софию с очень серьезным заданием: проникнуть в РОВС, вскрыть его антисоветские планы, парализовать и предотвратить, насколько возможно, его практическую подрывную деятельность.

Обстановка в те годы была сложной. В капиталистических странах шла подготовка к интервенции против СССР и велась разнузданная антисоветская кампания. На рубеже тридцатых годов активизировались белогвардейские организации. Особые надежды империалистические державы возлагали на РОВС.

Руководство ОГПУ решило направить в Болгарию Николая. Он был предан Советской власти, мужествен, инициативен. Его появление в Софии не должно было вызвать подозрений. Вполне резонно, что после смерти матери и бабушки, став самостоятельным, Николай пожелал воссоединиться со своим родителем.

Но тут возникала очень серьезная нравственная проблема: сын против отца. Отцы и дети... Тема эта стара как мир. Тысячи примеров и в жизни, и в литературе, когда дети не разделяют взглядов своих отцов, поступают вопреки их воле. Но тут ведь совершенно другое: чтобы обезвредить антисоветские действия отца, сын должен скрывать от него свое истинное лицо, жить неправдой. Укладывается ли такой образ жизни и поведения в рамки человеческой морали?.. По этому поводу шли бурные дебаты. Одни говорили, что неэтично, безнравственно понуждать сына скрытно действовать против родного отца. Другие стояли на совершенно противоположной позиции: ничего безнравственного тут нет! Сын защищает свое отечество от происков врага, сбежавшего за кордон. И совсем неважно, что врагом этим оказался родной отец.

— Успокойтесь, товарищи! — сказал член коллегии ОГПУ А. Х. Артузов. — Надо прежде всего выяснить, что думает по этому поводу сам Николай Абрамов. Я поеду к нему.

И он поехал в Севастополь, где в то время проживал Николай. Николай с вполне понятным волнением принял необычное предложение.

— Я хотел бы вначале объяснить вам, почему ОГПУ интересует софийский отдел РОВСа, — сказал Артузов. — Вы, наверное, знаете, что в недавнем прошлом в Ленинграде террористы бросили бомбу в «Деловой клуб» — погибло много людей. В Москве они бросили бомбу в одно из помещении ОГПУ и подготовили еще один взрыв, но эта диверсия была предотвращена. Как показало расследование этих террористических акций, все их исполнители были посланы РОВСом. Некоторые из них проходили подготовку в балканском отделении РОВСа, которым руководит ваш отец — генерал Абрамов.

— Да, знаю.

— Я вас не тороплю, подумайте хорошенько, — говорил Артузов. — Только вы можете решить, хватит ли у вас мужества и выдержки, чтобы, живя в одном городе, в одном доме и, быть может, даже в одной квартире с отцом, действовать против его воли, замыслов, планов. Мы неволить не станем и никаких претензий к вам иметь не будем.

И, пожимая на прощание Николаю руку, Артузов повторил:

— Если согласитесь, буду рад видеть вас в Москве.

Несколько дней тяжелых раздумий. Против отца... Но ведь он не собирается мстить своему отцу, хотя тот заслуживает самого тяжелого наказания. Он по мере сил поможет своей Родине и оградит ее от ран и увечий, которые в слепой ненависти к ней наносит отец. А возможно, ему удастся повлиять на отца, чтобы тот помог обезвредить антисоветскую деятельность РОВСа?..

И Николай поехал в Москву. А. Х. Артузов принял его и имел с ним еще один большой разговор. И вот матрос Абрамов, «невозвращенец», в объятиях своего отца...


Двухэтажный особняк на Оборище, 17 принадлежал некогда одному из болгарских министров. Когда он умер, дом перешел во владение его одинокой дочери. Она занимала в нем две комнатушки, а остальные пять сдавала в аренду под врачебные кабинеты белоэмигрантскому Красному Кресту.

В 1929 году Красный Крест переехал в другое помещение, а в особняке остался только зубоврачебный кабинет и квартира зубного врача Александры Семеновны. Она приехала в двадцатые годы в Болгарию из СССР вместе со своей малолетней дочерью Наташей к своему мужу, случайно оказавшемуся в эмиграции в годы гражданской войны, а затем ставшему болгарским гражданином.

Генерал Абрамов, чей штаб помещался в пристройке к особняку, часто заглядывал к Александре Семеновне. Он ценил ее медицинские знания, опыт и человеческие качества. После тех дел, которыми он занимался в РОВСе, ему было приятно посидеть в уютной квартире хороших людей, поговорить о жизни, помечтать о будущем, вспомнить свою семью и прошлое, которое, видно, никогда уже больше не вернется. Иногда он баловал Наташу шоколадкой, а Александру Семеновну — букетом пунцовых роз.

Естественно, что, когда появился Николай, генерал немедленно повел его познакомить со своими друзьями.

Александра Семеновна встретила молодого человека ласково и сердечно. Она с большим интересом расспрашивала его, как живут теперь люди на ее родине, судьба которой ей была далеко не безразлична. Приглянулся хозяйке дома и сам Николай, ей нравилось, что он, не в пример другим беглецам из Советской страны, не порочит огулом родную землю. Спокойно и просто он объяснил, что ему, сыну белого генерала, руководителя антисоветской организации, было трудно оставаться в Советском Союзе и он решил уехать.

Такие суждения, полные достоинства и благоразумия, импонировали не только Александре Семеновне и ее дочери. Даже сам генерал, монархист и реакционер, увидел в Николае не стандартного хулителя Советской власти, а человека умного, самостоятельно мыслящего. И это вызывало у него и любовь, и гордость, и даже уважение к сыну.


В белогвардейских кругах сенсация. И не только в Софии, но и в других городах Болгарии, да и в некоторых соседних странах: сын генерала Абрамова вырвался, наконец, из «большевистского ада» и вернулся к отцу.

По-разному восприняли эту сенсацию в «высшем свете» российской эмиграции. Одни говорили, что никакой это не сын, а просто авантюрист-самозванец, решивший устроить себе легкую жизнь, прикрывшись генеральским мундиром своего папаши. Другие уверяли, что это не иначе как «красный агент и гепеушник», пробравшийся под личиной сына его превосходительства в самое сердце белой эмиграции, чтобы «мутить воду» и под шумок заниматься своими темными делами.

Ажиотаж вокруг генеральского сына продолжался довольно долго. Особенно жаркая полемика велась в ближайшем окружении его превосходительства. Начальник контрразведки РОВСа полковник Браунер, занимавший по совместительству пост начальника отдела в болгарской политической полиции, пытался убедить генерала, что он пригрел на своей груди явную «змею».

— Я обеспокоен только благополучием вашего превосходительства, — нашептывал Браунер своему шефу. — Не доверяйтесь этому молодому человеку, которого вы признали своим сыном. Уверяю вас, что это очередная мистификация ОГПУ. Осторожность, ваше превосходительство, прежде всего. Осторожность и еще раз осторожность, — внушал он.

Нюх у него был действительно собачий.

Одно время генерал в какой-то мере стал поддаваться влиянию опытного контрразведчика. Он начал присматриваться к сыну. Мысленно сверял его манеру держаться, говорить, улыбаться, смеяться. Порой ему казалось, что здесь что-то «не то». Но, знакомясь с Николаем ближе, генерал убеждался, что перед ним его сын — без всякого сомнения. Правда, возмужавший. И тогда он решительно заявил Браунеру:

— Считаю, господин полковник, ваше недоверие к моему сыну личным оскорблением для меня.

И все же Браунер не оставлял Николая в покое. С помощью офицеров из штаба РОВСа он упорно и настойчиво пытался проверить Николая, устраивал различные провокации.

— Не верю я этому беглецу от большевиков, — говорил Браунер генералу.

— Не смею вторгаться в вашу компетенцию, господин полковник, — неуверенно отвечал генерал Абрамов, — но думаю, что применять к нему обычные полицейские методы не совсем разумно.

Браунер изменил тактику. Он стал убеждать генерала, что Николаю необходимо с головой окунуться в самую гущу ровсовских дел. Николая стали посылать в командировки в другие города Болгарии — Бургас, Варну и даже в Югославию, где были филиалы РОВСа, для встречи с эмигрантами и выступлений перед ними с рассказами о Советской стране. Он ездил, выступал, рассказывал, попутно брал на заметку наиболее оголтелых фанатиков, которые готовы были в любой момент попытаться проникнуть в Советский Союз для террористических акций или диверсий. Николай строил свои выступления так искусно, чтобы ровсовцы не могли обвинить его в чем-либо предосудительном.


События развивались в нужном направлении. Уличить Николая Браунер пока не мог. А тот уже наметил себе помощников. В их числе была и Александра Семеновна. Как врач, она общалась со многими белогвардейцами и из их собственных рассказов знала многое о делах и планах РОВСа. Генерал Абрамов иногда тоже невольно делился с ней. У Николая не было сомнений в просоветских политических взглядах Александры Семеновны. Он чувствовал в ней единомышленника.

Но тут перед Николаем возникло новое и, казалось, непреодолимое препятствие. Он влюбился в дочь Александры Семеновны Наташу.

Эта очаровательная, темноглазая девушка захватила его. Каждый свободный вечер он стремился увидеть Наташу. И постоянно встречал добрую улыбку и матери, и дочери. Угощали чаем. Александра Семеновна хорошо играла на пианино. Под вальсы Шопена он встречался взглядом с Наташей и чувствовал, что может рассчитывать на взаимность. Но омрачать свою любовь неправдой он не хотел да и не мог. Нужно открыть свои чувства, а значит, и всего себя, свое подлинное лицо. А можно ли это сделать? Имеет ли он на это право? Трудно предугадать, как отнесутся любимая девушка и ее мать к подлинным целям его приезда в Софию.

Однажды, когда Наташи не было дома, Николай решил поговорить с ее матерью. Вспомнились некоторые детали ее настроений, отношения к эмиграции. Как-то она вскользь упомянула о том, что Михеич сказал ей по секрету, что он не прочь бы вернуться домой, на Дон...

— Ну а вы сами, Александра Семеновна? — спросил ее Николай.

— Я ведь не эмигрантка, — ответила она, — и делить мне с большевиками нечего. Вот дочь кончит скоро гимназию, станет совершеннолетней, тогда посмотрим. Ее жизнь вся впереди, а какая судьба ждет ее здесь, на чужбине?..

А однажды она «по секрету» предупредила Николая, чтобы он не очень доверял как Михеичу, так и полковнику Браунеру. «Они плетут интриги против вас», — сказала она.

Это давало основания рассчитывать, что Александра Семеновна все поймет правильно.

Он решился.

— Скажите, Александра Семеновна, — спросил он полусерьезно, полушутя, — как бы вы отнеслись к тому, если бы я оказался совсем не тем, за кого меня здесь принимают? — И он пристально посмотрел ей в глаза.

— Неужели? — вроде насторожилась, а на губах промелькнула едва заметная улыбка...

Он признался. Не только в любви к Наташе. Признался в главном.

— Могу я надеяться, что все останется между нами?

— Да, конечно, я ведь все понимаю... Мой отъезд из Советского Союза — ошибка. Я долго не решалась покинуть родину. Но семья, муж, дочь без отца... Выехали в Болгарию легально, по разрешению советских властей и по советскому паспорту. Но семья разладилась, мы развелись. Осталась с дочерью одна, проклиная тот день и час, когда покинула Россию. Но во мне не угасает надежда когда-нибудь вернуться домой...

Они нашли друг друга — Николай и Александра Семеновна, два советских человека, очутившиеся в логове врага.

— Вы заметили, что из окна моего зубоврачебного кабинета отлично виден вход в штаб РОВСа?

Он увидел, что лучшего пункта наблюдения за ровсовцами и не придумаешь.

Она сказала, что из ее квартиры можно пройти в штаб РОВСа по внутренней лестнице...

Николай понял: отныне Александра Семеновна его соратник по борьбе.

Вскоре генерал Абрамов надел свой парадный мундир с аксельбантами, брюки с красными лампасами, лакированные ботинки, форменную фуражку и отправился к Александре Семеновне.

— Что это сегодня с вами, ваше превосходительство? — удивленно встретила его хозяйка дома. — Никогда не видела вас в таком параде!

— Я пришел просить руки Наташи, — взволнованно сказал он. — Для Николая, он безумно любит вашу дочь. Уверен, он будет верным спутником жизни Наташеньке.

— Но она ведь еще совсем ребенок — ей нет полных восемнадцати, — слабо сопротивлялась Александра Семеновна.

— Подождем, — улыбнулся генерал. — Будем считать их пока нареченными.

Весной 1933 года, когда Наташе исполнилось восемнадцать, сыграли свадьбу.

Квартира зубного врача на Оборище, 17 стала конспиративной квартирой советской контрразведки. Александра Семеновна играла роль гостеприимной хозяйки. Она встречала приезжавших в Софию связных из Западной Европы. Через этих связных передавалась в Москву информация о планах белогвардейцев и их хозяев — разведывательных органов определенных капиталистических стран.


Испытание «на прочность» Николай выдержал. Попытки Браунера уличить его во враждебной РОВСу деятельности проваливались одна за другой.

Исчерпав все средства проверки, Браунер чистосердечно признался генералу в необоснованности своих подозрений.

Стена недоверия, окружавшая Николая, рушилась. Искусно маневрируя, он сумел убедить и ровсовских контрразведчиков и болгарскую политическую полицию в своей полной лояльности. Белогвардейская эмиграция признала, наконец, «бежавшего от большевиков» генеральского сына своим человеком. Сам Браунер, ведавший в РОВСе подготовкой к переброске в СССР террористов и диверсантов, так расположился к Николаю, что стал обращаться к нему за консультациями по «советским вопросам». Иногда такие консультации Николай давал лично ровсовским «боевикам» перед их отправкой в СССР. Авторитет генеральского сына был настолько безупречен и высок, что в Софию стали посылать на окончательную «шлифовку» «боевиков» из других отделов РОВСа — из Парижа и Хельсинки.

Николай «помогал» РОВСу во многих делах. Даже Браунер поддержал предложение Николая о том, чтобы делать в Софии фальшивые удостоверения личности и различные справки для отправляющихся в СССР агентов. Заправлял этим делом сам Николай. И Центр практически имел данные о каждом ровсовце, отправляющемся в СССР.

В штаб-квартире РОВСа появилась фотолаборатория. В поте лица трудился Николай, чтобы переснимать попадавшие ему в руки документы — переписку с центром в Париже с другими отделами Общевоинского союза. Фотографировал каждого кандидата для переброски в Советский Союз, фотокарточки отпечатывались дважды: один экземпляр хранился в архивах РОВСа, а другой — в Москве, на Лубянке.

Однажды в одном из тихих переулков Софии, на первом этаже большого дома, появилась небольшая вывеска:

«Покупаем и продаем марки всех времен и народов, континентов и государств».

Это филателистическое международное «акционерное общество» состояло всего из двух коммерсантов: одного болгарина и одного русского. Болгарскую часть представлял коммунист-подпольщик «чичо Славчо», то есть дядя Славчо, а русскую — «бежавший от большевиков» генеральский сын Николай Абрамов.

Финансовые обороты этой фирмы были не так велики, но значение ее для прикрытия положения и деятельности Николая Федоровича было довольно весомым. Это «акционерное общество» служило почтовым адресом и местом встреч надежных людей, через которых своевременно по цепочке передавалась Центру информация Николая.


Царь Борис, любивший называть себя «царем всех болгар», хотя в нем не было ни капли болгарской крови — только немецкая и итальянская, был разгневан и огорчен. Он нервно расхаживал по кабинету, заложив руки за спину, нетерпеливо часто поглядывая на стоявшие в углу напольные часы.

Потом он сел за стол и уже в который раз перечитал лежавшую перед ним бумагу. В дверях появился дежурный генерал:

— Ваше величество, министр внутренних дел.

— Просите.

Через минуту вошел тучный человек в аккуратно отутюженном черном костюме с мясистым лицом и конусообразной головой, на которой отсвечивала изрядная лысина.

Царь приподнялся, протянул министру руку и, кивнув на кресло, стоявшее напротив, предложил сесть. Потом придвинул к нему бумагу. Министр углубился в чтение. Нота Советского правительства произвела на него ошеломляющее впечатление. Дело было, конечно, не только в том, что СССР стало известно о готовящемся РОВСом покушении на советского посла в Софии. Самое главное и самое неприятное заключалось в том, что Советское правительство узнало мельчайшие детали готовящейся террористической акции.

— Вы понимаете, к чему могло бы привести осуществление этой затеи? — спросил царь Борис перепуганного насмерть министра.

— Понимаю, ваше величество.

— Предупредите политическую полицию, чтобы она тотчас же приняла меры к ликвидации заговора. Будем делать вид, что это дело белогвардейцев.

— Слушаюсь, ваше величество.

— И еще, — продолжал царь. — Надо обязательно выяснить, каким образом Советскому правительству стали известны все подробности. Эти старикашки из Российского общевоинского союза не умеют хранить своих секретов. Кто и как мог проникнуть в их замыслы?

— Я тотчас же дам распоряжение политической полиции расследовать, каким образом этот документ стал известен большевикам.

— Обо всем докладывать ежедневно, — царь поднялся с кресла, дав этим понять, что аудиенция окончена.


Нота Советского правительства бомбой взорвалась как в политической полиции, так и в штаб-квартире РОВСа. Генерал Абрамов тотчас же собрал своих ближайших помощников, которые разрабатывали план покушения на советского посла. Надо было найти выход из создавшегося положения. И что более всего волновало руководителей белогвардейского сообщества: кто виновен в утечке этой информации? Каким путем эти планы стали известны Советам? Ведь весь материал о покушении хранился в папке самых секретных документов. Кроме генерала, начальника контрразведки Браунера, болгарской полиции и министров внутренних и иностранных дел, никто об этом не знал, если не считать, конечно, самого царя Бориса. Даже своего родного сына генерал решил не посвящать в эту важнейшую операцию. Кому же, кому удалось проникнуть в святая святых?

Браунер поднял на ноги контрразведчиков — мобилизовал состав болгарской охранки. Шпики рыскали по городу. Но все было тщетно. Следов не было.


Генерал по-прежнему проводил субботние вечера в кругу семьи, по-прежнему наслаждался любимыми пирожками и все чаще задумывался: неудачи начались в последние годы, когда вернулся сын.

Сколько раз посылались за это время надежные офицеры на советскую землю. А в ответ — ни звука. А теперь еще эта история с послом.

— Вы чем-то расстроены?

— Нездоровится, милая Александра Семеновна.

— Может быть, вам спеть какой-нибудь романс?

— Если можно, «Сомнение» Глинки или «Не искушай».

Нетрудно было заметить, каким настороженным взглядом он посмотрел на сына.


Рассказывает Наталья Афанасьевна — жена и боевая подруга чекиста Николая Абрамова:

— Мы жили с мамой и Николаем Федоровичем как на вулкане. Семь лет на краю пропасти. Если бы теперь мне кто-нибудь сказал, что можно долгие годы принимать у себя дома смертельного врага, улыбаться, подставлять щечку для поцелуя, кормить его любимыми блюдами, я бы ни за что не поверила. Но так было, было... А потом наш «милый друг» полковник Александр Браунер, долго подбиравший «ключик» к Николаю Федоровичу, стал утверждать, что передача большевикам плана покушения на посла — это дело рук Николая. Однако улик у него не было, а одних предположений для такого серьезного обвинения, конечно, недостаточно. Но Браунер все же добился, чтобы Николая Федоровича отстранили от работы в РОВСе. Наша жизнь в Софии все более усложнялась. Стало невмоготу. Тогда Николай Федорович не на шутку «обиделся» на окружение отца, донимавшего его «необоснованными» подозрениями, поговорил с генералом, и мы решили покинуть Болгарию. Это устраивало всех: и нас, и генерала, и Браунера, и политическую полицию. Но тут из Парижа пришла весть о таинственном исчезновении главного руководителя РОВСа генерала Миллера. И наша поездка сорвалась. Во всех белогвардейских газетах в Париже, Берлине, Софии на все лады дискутировался один вопрос: не является ли сын генерала Абрамова чекистом? Не он ли повинен в похищении генерала Миллера? Николая Федоровича арестовали. Полковник Браунер допрашивал его с пристрастием, применяя меры «третьей» степени: избивал чулком, наполненным мокрым песком. Николай Федорович выдержал эту пытку. Через неделю его выпустили из тюрьмы и предложили покинуть Болгарию. В газетах было сообщено, что он высылается из страны. И здесь разыгралась еще одна история, которая могла окончиться трагедией, но, по счастливой случайности, этого не произошло. Полковник Браунер выделил для сопровождения нас двух агентов тайной полиции. Эти агенты получили приказ: уничтожить Николая Федоровича при переходе границы.

Бесценную услугу Николаю оказал подпольщик чичо Славчо. Через него стало известно о злодейском замысле Браунера. Было решено через него же подкупить этих агентов полиции.

Это удалось, и мы благополучно приехали в Париж.

Парижская белогвардейская газета «Последние новости» встретила нас статьей под сенсационным заголовком: «Новая драма в РОВСе. Сын генерала Абрамова — большевистский агент».

В ней сообщалось, что «Николай Абрамов, сын генерала Ф. Ф. Абрамова, председателя болгарского отделения РОВСа, уличен в тайных сношениях с большевиками, арестован и выслан из Болгарии...» Несколько месяцев, пришлось пробыть в Париже — не так легко было уехать оттуда. И наконец, большая радость — мы в Москве, среди своих людей. Не надо оглядываться и ждать удара в спину. Но долго жить спокойно нам не пришлось. Не прошло и двух лет — началась война с германским фашизмом. Николай Федорович тотчас же обратился с просьбой послать его на фронт. Однако ему предложили с группой чекистов отправиться не на фронт, а в Одессу, в распоряжение уже находившегося там Владимира Александровича Молодцова, впоследствии Героя Советского Союза. Там они должны были, обосновавшись в одесских катакомбах, создать партизанский отряд. Поначалу все шло нормально. Николай Федорович вместе со своими товарищами участвовал в диверсионных и других боевых операциях.

Он погиб в 1941 году. Ему было всего 32 года.

Вот несколько строк из его последнего письма от 11 сентября 1941 года, адресованного Наталье Афанасьевне и ее матери Александре Семеновне:

«Здравствуйте, мои дорогие!

Сообщаю, что я жив, здоров и вполне благополучен. К бытовой жизни привык, но все же было бы, конечно, приятнее быть всем вместе... Но это пока лишь мечта... Уверен, что в конечном итоге мы все будем вместе и заживем новой прекрасной жизнью...»

Больше писем от него не было.


Литературная запись Б. Любимова

Алексей Бесчастнов ЧЕКИСТЫ ПРОТИВ «ЭДЕЛЬВЕЙСА»

Горячее дыхание фронта Краснодар ощутил в начале августа 1942 года. 24 июля немцы вторично взяли Ростов, и положение наших войск на южном направлении стало катастрофическим. Создавалась реальная угроза Северному Кавказу. Двумя мощными клиньями фашистские войска устремились в широкие задонские и кубанские степи, нацеливаясь одним из них на Грозный и Баку, вторым — на Краснодар, Новороссийск и Туапсе. Гитлеровское командование приступило к осуществлению своего плана под кодовым названием «Эдельвейс»...

В ту пору я возглавлял один из оперативных отделов краевого управления НКВД. Коллектив отдела был укомплектован опытными, знающими свое дело кадрами. Надо сказать, что до прибытия в Краснодарский край я работал в Москве, в центральном аппарате. Весной 1940 года был переведен в Сочи. Через полгода назначили на новую должность в Краснодаре, и я засел здесь, как говорится, основательно и надолго.

Возглавив отдел, с головой ушел в работу, тем более что была она интересной, требовала соответствующей подготовки, знаний и умения разбираться в отраслевой экономике, технологии, производстве. Словом, дел хватало. В одном только Краснодаре было свыше двадцати крупных промышленных предприятий, таких как: завод имени Седина, нефтеперегонный № 5, завод измерительных приборов, сельскохозяйственных машин и т. д. Крупными промышленными центрами были Краснодар и Новороссийск с его цементными заводами и большим портовым хозяйством. Вторым Грозным считались районы нефтедобычи края — Майкопский, Нефтегорский, Хаджинский. Но еще до того, как я вник во все тонкости нового дела, грянула война.

Часть предприятий подлежала эвакуации в глубинные районы страны, другие в срочном порядке должны были перестроиться на выпуск военной продукции, третьи — резко увеличить производство. Теперь условия нашей работы диктовались обстановкой военного времени и нуждами фронта. Были у чекистов и другие заботы.

Однажды через месяц или полтора после начала войны меня вызвали в крайком партии к первому секретарю товарищу П. И. Селезневу. Поскольку мне неоднократно приходилось бывать у него, такой вызов был в порядке вещей. Однако Петр Ианнуарьевич совершенно неожиданно завел разговор не о промышленности а о... «зеленых»[4].

— Вы человек знающий, приехали к нам из центра, помогите «прикинуть»: что можно сделать для нашего будущего подполья и партизанской войны? Где лучше заложить партизанские базы и тайники с продовольствием, одеждой и, конечно же, оружием и взрывчаткой? И как осуществить это в строжайшей тайне, чтобы, как говорится, комар носа но подточил? Подумайте, может, нам стоит позаимствовать опыт «зеленых»? Они умело и успешно действовали здесь в гражданскую и против красных, и против белых. Поезжайте в Новороссийск и там в архивах посмотрите, как укрывались и снабжались в горах их отряды, где базировались, какова была их численность. Иногда не грех поучиться и у врага.

К тому времени уже вышло постановление ЦК партии «Об организации борьбы в тылу вражеских войск», и, хотя фронт был от нас далеко и казалось совершенно невероятным, что он может сюда когда-нибудь прийти, озабоченность секретаря крайкома была мне понятна, и я отнесся к этому поручению со всей ответственностью. Побывал в Новороссийске в краеведческом музее, внимательно изучил архивные материалы о «зеленых», съездил на места и пришел к выводу, что партизанить на Кубани можно в лесистых предгорных и горных районах, есть где заложить и базы. И хотя нынешняя война не гражданская, но кое-что из опыта «зеленых» позаимствовать следует. Обо всем этом я доложил П. И. Селезневу. Он одобрил мои наметки и соображения. Правда, лично мне заниматься этим делом не пришлось. Партизанские базы и тайники закладывали Петр Лукич Печерица, зам. председателя крайисполкома, и другие товарищи из партийного актива. Но всякий раз, когда судьба забрасывала меня потом в тот или иной партизанский отряд, на партизанскую базу, я ощущал и свою причастность к этому делу. Партизанские базы и тайники с продовольствием выручали в критический момент не только партизан, но и регулярные части нашей армии, позиции которых располагались в труднодоступной гористой местности и где со снабжением было туго.

Война многое переменила в облике Краснодара. И хотя бомбили его не часто — больше доставалось Новороссийску и Туапсе, — город обрел суровые черты военного времени и жил по его законам. Ежедневно десятки тысяч людей выходили на строительство оборонительных сооружений. На улицах и скверах появились противотанковые заграждения, были отрыты окопы и щели. Титаническую работу проделала партийная организация края под руководством крайкома. Были созданы десятки истребительных батальонов, формировались ополчение, подполье, партизанские отряды. Комитет обороны занимался эвакуацией населения, промышленных предприятий, ценного имущества, скота. Все, что невозможно было вывезти, подлежало уничтожению. «Ни одного килограмма хлеба, ни одного литра бензина врагу!» — таким был приказ партии. И обращен он был в первую очередь к коммунистам и к нам, чекистам. Решением крайкома партии была создана оперативная группа по выполнению специального задания. Возглавить группу было поручено мне. И П. И. Селезнев и начальник краевого управления НКВД К. Г. Тимошенков не раз подчеркивали, что это вопрос государственной важности. Исполнители должны быть надежными, проверенными, осечки в таком деле недопустимы. Да я и сам понимал, что это дело непростое, тем более что многие предприятия Краснодара все еще продолжали давать свою продукцию фронту. Особенно хорошо был налажен выпуск боеприпасов — снарядов, мин, патронов.

Надо сказать, что к этому времени в наши ряды влилась большая группа чекистов Крыма, прикомандированная к краевому управлению после захвата гитлеровцами полуострова. Пополнился прибывшими товарищами и наш отдел. По большей части это были опытные и умелые оперативники, и они без раскачки включились в работу. Многим из них были доверены ответственные участки и важные объекты.

В тесном контакте с нами работала в Краснодаре группа Николая Константиновича Байбакова, заместителя наркома нефтяной промышленности (ныне Председатель Госплана СССР). Она разрабатывала технологию вывода из строя нефтепромыслов и методы долговременной консервации скважин. Проводились эксперименты, потом это воплощалось в реальные условия. В скважины на большую глубину ставились цементные пробки, забрасывались туда металлические «кошки», снова загоняли «пробки» и так далее. Это была тяжелая и большая работа. Забегая вперед, скажу, что гитлеровцам так и не удалось за время оккупации пустить в эксплуатацию ни одной нефтяной скважины, а стало быть, и получить для своих нужд ни литра кубанской нефти, хотя этим и занимались прибывшие из рейха специалисты по нефтедобыче.

Но не надо думать, что чекисты готовили только взрывы и поджоги. Наши товарищи из других отделов, практически весь оперативный состав управления, не зная ни сна, ни отдыха, каждый на своем участке добросовестно делали свое дело. Краснодар стал прифронтовым городом, и естественно, что на него была нацелена вражеская разведка. Необходимо было выявлять и обезвреживать ее агентуру. Кроме того, как это обычно бывает в трудные времена, на поверхность всплыла всякая нечисть — дезертиры и мародеры, любители погреть руки. Всем им надлежало дать решительный отпор, не допустить хаоса и паники. Для оказания практической помощи из Москвы в Краснодар прибыла группа руководящих работников НКВД во главе с заместителем наркома.

Фронт неумолимо откатывался к югу. Обескровленные в непрерывных боях с превосходящим и хорошо оснащенным противником, наши армии не в силах были сдержать врага. Обстановка требовала решительных мер.

28 июля Ставка преобразовала Южный и Северо-Кавказский фронты в один — Северо-Кавказский. Командующим был назначен маршал С. М. Буденный. Фронту было приказано остановить врага любой ценой. 30 июля войскам был зачитан приказ Сталина № 227, в котором прямо говорилось:

«Отступать дальше — значит загубить себя и вместе с тем нашу Родину... Ни шагу назад без приказа высшего командования! Таков приказ нашей Родины!»

У нас, чекистов, тоже был свой особый фронт, и каждый из нас, уверен, мысленно повторил про себя: ни шагу назад!

Помню, как в начале августа 1942 года с ответственным заданием руководства управления в район станицы Кущевская были направлены два опытных оперативных работника — Кцоев и Коков. В пути они неожиданно нарвались на передовой отряд немцев и были обстреляны. Чекисты мужественно приняли бой. Силы были неравны. Фашистская пуля оборвала жизнь Кцоева. Кокову удалось вернуться в Краснодар и доложить об обстановке. Это была первая наша потеря, и она остро отозвалась в сердце каждого из нас.

Первые дни августа были для всех кубанских чекистов особенно напряженными. Мы вновь и вновь проверяли, все ли готово на объектах, как настроение у людей, уточняли, с военным командованием вопросы взаимодействия и связи.

И все же в душе теплилась надежда: а может, все-таки остановят врага, может, не придется нам крутить свои адские машинки, уничтожать народное добро. Хочу сказать о моральной стороне нашего задания. Принято считать, что мы, чекисты, люди без страха и сомнений. Без страха — да, потому что гадкое это чувство мы безжалостно в себе подавляем. А вот без сомнений — тут я не совсем согласен. Да разве легко было поднять руку на то, что создавалось кровью и потом твоего народа, ценой огромного напряжения сил, лишений, энтузиазма! Разве легко уничтожить все то, что сам же ты ограждал от врага и сберегал пуще собственного ока! Конечно, мы все хорошо понимали вынужденную меру такого шага, но вновь и вновь приходилось внушать людям, что враг, если уж суждено ему сюда добраться, должен найти здесь груды развалин и кучи пепла.

И все же 8 августа стало окончательно ясно, что город мы оставляем. В этот день в крайкоме партии состоялось совещание, в котором принял участие маршал С. М. Буденный. Командующий еще раз от имени партии в категорической форме потребовал принять все меры, чтобы враг не воспользовался ни кубанской нефтью, ни кубанским хлебом.

На руки мне был выдан мандат, подписанный заместителем командующего фронтом, с широкими полномочиями по выполнению специального задания командования в зоне действия Северо-Кавказского фронта. В мандат были внесены номера моего личного оружия и автомашины. Всем организациям и воинским частям вменялось в обязанность оказывать мне всяческое содействие и помощь. Этот документ был необходим по той причине, что я оставался со своими людьми в городе и должен был покинуть его в числе последних, разумеется, при условии, если задание будет полностью выполнено.

Штаб наш располагался на четвертом этаже в здании управления. Телефонная станция еще работала, и я поддерживал связь со всеми объектами, подлежащими уничтожению. Со мной было человек пять: мой помощник Володя Грошев, Старков и еще трое чекистов. Остальные располагались по своим объектам, разбросанным по всему городу. Мой заместитель Геннадий Зверев находился на нефтеперегонном заводе, Василий Клечкин — в нефтехранилище. Шишкин и Михеев отвечали за узел связи, Калмыков — за мясокомбинат. Словом, каждый был на своем боевом посту. У подъезда управления постоянно дежурили наш связной — сотрудник ГАИ на мотоцикле и шофер с автомашиной. Здание охранялось бойцами истребительного батальона.

Весь день нескончаемым потоком уходило за Кубань гражданское население. Уже слышна была канонада близкого сражения. Фашистская авиация начала регулярные бомбежки города. Причем бомбила в основном жилые кварталы и не трогала промышленные объекты. Вероятно, немцы рассчитывали захватить их целехонькими. «Ничего у вас не выйдет, — со злорадством подумал я о гитлеровцах. — Получите большой русский кукиш!»

Запасы продовольствия, которые не успели вывезти, городские власти раздавали населению.

В два часа ночи раздался телефонный звонок. На проводе был Селезнев.

— Товарищ Бесчастнов? Крайком партии и командование фронта покидают город. Остаешься со своими чекистами. Действуй по плану. Держи связь с командармом Рыжовым. Мы очень надеемся на вас. Устройте немцам хороший фейерверк. Пусть надолго запомнят Краснодар... — Трубка замолчала, раздались короткие гудки.

С командующим 56-й армией генералом А. И. Рыжовым все было оговорено. Решено было взрывать объекты в момент занятия их противником по сигналу военных или же самостоятельно, если враг окажется в непосредственной близости. Сигналом для уничтожения нефтеперегонного завода и нефтехранилища должен был стать взрыв военными саперами железнодорожного моста через Кубань.

Город не спал. В разных его частях зловещим багровым заревом полыхали пожары. Слышалась близкая канонада. И безостановочно стекались к переправам через реку нескончаемые потоки беженцев. Штаб наш бодрствовал. Я сидел у себя в кабинете и, пользуясь относительным затишьем, впервые за последнее время попытался осмыслить происходящее. Откровенно говоря, мысли мои были невеселыми. Со всей трагической очевидностью приоткрылась для меня зловещая суть «Эдельвейса». Лирическое название гитлеровского плана никак не соответствовало его варварским устремлениям. Он был нацелен на жизненно важные районы страны, чтобы лишить ее нефти и хлеба, отрезать от морских коммуникаций и задушить в тисках голода. Все то, о чем, захлебываясь от хвастовства, трубила геббельсовская пропаганда и печатали фашистские газеты, в совокупности со сведениями, которые удалось добыть в последние дни моим коллегам-чекистам от арестованной агентуры врага, создавало довольно определенную картину.

Ближайшая цель гитлеровцев — захват Кавказа с его нефтью и огромными продовольственными ресурсами, уничтожение нашего Черноморского флота, втягивание в войну Турции, а глобальная задача — выход к Ближнему Востоку и далее в Индию, завоевание мирового господства. Гитлеровцы не делали из этого большого секрета. Как только началось наступление на Ростов, Риббентроп публично заявил:

«Когда русские запасы нефти истощатся, Россия будет поставлена на колени».

После взятия Ростова командующий 17-й немецкой армией генерал Руофф, тот самый Руофф, войска которого стояли в данный момент у ворот Краснодара, пообещал японскому военному атташе еще больше:

«Ворота Кавказа открыты. Близится час, когда германские войска и войска вашего императора Хирохито встретятся в Индии...»

Что касается встречи Гитлера и Хирохито в Индии, думал я, это их личное дело. А вот по поводу Кавказа и бакинской нефти бабушка, как говорится, надвое сказала. От этих мыслей настроение мое улучшилось. Когда у человека ясная конкретная цель, мрачная перспектива ему не помеха. Показать хвастливому гитлеровскому генералу Руоффу, как жертвуют собой ради будущей нашей победы славные русские города! Как они умеют постоять за свою честь и достоинство! Прекрасная цель!

Потом, позже, оправдывая свою оплошность, немцы распишут, что в Краснодаре действовала группа коммунистов-фанатиков, которая взорвала вместе с собой заводы и фабрики. Хотя и прошло с той поры много лет, внесем все-таки некоторую поправку: в городе действовали преданные сыны партии, и среди них коммунисты-чекисты, которые до конца выполнили свой долг перед Родиной.

Летние ночи коротки. Часа в три-четыре уже светает.

Утро началось с варварской бомбардировки города, А вскоре с завода измерительных приборов мне доложили, что видят немцев. Даю команду взрывать завод и отходить на переправы, что у станицы Пашковской и нефтеперегонного завода. Стали поступать сообщения и из других мест: немцы в городе, немцы уже на улице Красной. Посмотрели в окно — никого. Преувеличивают. У страха глаза велики. Да и телефон еще работает. В управлении мы остались одни. К. Г. Тимошенков находился в штабе фронта и периодически звонил мне, справлялся, как идут дела. Наконец, поступило сообщение от Шишкина и Михеева из городского узла связи. Подтвердили — видят немцев, они уже во дворе здания. Приказываю им немедленно любой ценой ликвидировать объект и отходить за Кубань. Минут через пять телефонная связь оборвалась. Удалось ли спастись Шишкину и Михееву, оставалось только гадать. Во всяком случае все желали им этого.

Забегая вперед, скажу, что спустя несколько часов мы подобрали Шишкина за Кубанью на краю кукурузного поля. Он был ранен в ногу. От него и узнали подробности взрыва узла связи. Заметив вражеских автоматчиков во дворе объекта, он вместе с Михеевым и начальником узла Морозовым замкнули аккумуляторы и привели в негодность 25-тысяч радиоприемников, собранных в городе, потом повредили линейные кабели и подорвали само помещение. Во дворе под носом у немцев вскочили в автомашину и помчались по городу. За рулем сидел Шишкин. В конце Октябрьской улицы неожиданно нарвались на немецкий танк. Он обстрелял их из пулемета. Шишкина ранило, но он успел-таки вывернуть машину на тротуар и выскочить на улицу Шаумяна. Кое-как они добрались к мосту и переехали на другой берег. У кукурузного поля остановились. Вести машину дальше Шишкин не мог — у него была прострелена нога. Я посадил его в свой старый «Бьюик» и отправил на Горячий Ключ.

Вблизи здания краевого комитета партии, под площадью, располагался штаб гражданской обороны. Буквально за минуту до того, как оборвалась телефонная связь, оттуда позвонили и спросили, какие будут указания. Какие указания, говорю им, когда немцы над вами? Выбирайтесь и подобру-поздорову уносите ноги за Кубань! Вот и все указания. Счастливо!

Однако и нам пора было уходить. Узла связи больше не существовало, связь со штабом командарма Рыжова тоже была потеряна. Я встал, размял затекшие от долгого сидения ноги. Спросил у своих помощников: куда будем отходить? Решили — к нефтеперегонному заводу. Заодно и проверим, как там дела у Зверева?

Вышли из управления. У двери стоит часовой — боец истребительного батальона, сухонький такой мужичок лет сорока. Неподалеку перестрелка, снаряды рвутся, а он и ухом не ведет. Ну и нервы у человека! «Вот что, товарищ, спасибо за службу, — говорю ему, — снимаю тебя с поста, поедешь с нами». — «Нет, — отвечает, — не имею права сниматься. Вы не мой начальник». — «А кто твой начальник, Семен Иванович?» — и называю фамилию командира истребительного батальона. «Он самый», — отвечает. — «Вот я от его имени и снимаю тебя с поста». Боец немного подумал и нехотя согласился.

Автомашина наша стояла за углом. За рулем сидел Саша Кушин, белокурый атлет, вратарь нашей футбольной команды «Динамо». Неподалеку гремели выстрелы. Я вышел за угол здания и на перекрестке улиц Красной и Пролетарской увидел закамуфлированный зелеными разводами приземистый фашистский танк и длинный хобот пушки, изрыгающий огонь. В ту же секунду рядом с танком неожиданно возник мотоциклист. Сделав лихой пируэт, мотоцикл помчался в мою сторону. Я узнал нашего связного — сержанта из ГАИ. Ударила пулеметная очередь. Мотоцикл полетел в одну сторону, сержант — в другую. Все это было рядом со мной, на моих глазах. Искренне жаль было парня — неужели фашист сразил его наповал? Но неожиданно сержант зашевелился и, подволакивая ногу, медленно пополз. Очевидно, он был ранен. Не знаю, что руководило мной в ту минуту. Я вдруг забыл обо всем: и об опасности, и о важности возложенного на меня задания. Пригнувшись, бросился вдоль здания на помощь сержанту. Фашисты снова открыли огонь, но мне все же удалось вытащить нашего связного за угол здания. А тут помогли остальные, и парень был спасен. Мы быстро вскочили в машину, и Кушин резко рванул с места.

Нам удалось благополучно прорваться к переправе. Оба моста через Кубань у нефтезавода — и железнодорожный, и деревянный — были еще не взорваны. Только мы переехали на тот берег, буквально тут же раздался сзади мощный взрыв, и деревянный мост точно посередине сломался пополам и углом осел в воду. Но с переправой мы явно поторопились. На том берегу целым и невредимым стоял нефтеперегонный завод — наш самый важный и ценный объект. Да еще нефтехранилище с земляными амбарами нефти тысяч на двести тонн. Отправив машину с раненым Шишкиным на Горячий Ключ, мы с Грошевым поспешили обратно. У железнодорожного моста я нашел знакомого капитана-сапера и спросил, почему они медлят со взрывом. Тот ответил, что была команда ждать. В городе еще находятся три бронепоезда, и их надо вывести за Кубань.

Мобилизовав какой-то катер, подвернувшийся под руку, мы переправились к нефтеперегонному. На берегу, в укрытии под мощным капониром нашли Зверева и ядро его группы. Всего в его отряде было около пятидесяти коммунистов и комсомольцев. Завод занимал огромную территорию вдоль реки. Все это предстояло взорвать и сжечь. Сюда на КП, под капонир, были сведены нервы всех взрывных устройств, рассчитанных опытными специалистами и заложенных в нужном месте саперами. Их можно было привести в действие простым поворотом руки. Ждали только сигнала.

Геннадий Иосифович Зверев, мой заместитель, человек обычно в себе уверенный и не теряющий головы в самых острых ситуациях, вел себя как-то странно, держался со мной натянуто. Да и остальные были словно оловянные солдатики. «В чем дело?» — подумал я. И только тут обратил внимание, что на КП находится заместитель наркома внутренних дел Союза. Он стоял в сторонке и смотрел на горящий, грохочущий боем город. Лицо его было спокойным и непроницаемым. И непонятно было, командовал он здесь или осуществлял надзор. Я хотел было доложить ему об обстановке в городе, но он жестом руки остановил меня.

— Командуйте, командуйте...

Я выслал вперед двух связных. Необходимо было уточнить, где немцы, и установить контакт с прикрывающим нас истребительным батальоном. Довольно скоро наши товарищи возвратились. Кубарем скатившись с кручи под капонир, они доложили, что сами видели немецких автоматчиков и что истребительный батальон с боем отходит к реке. Вскоре и мы уже могли наблюдать вражеских мотоциклистов на территории завода. А сигнала все не было. Железнодорожный мост стоял целехонек, злополучные бронепоезда не появлялись — черт знает, где они запропастились?! Дальнейшее промедление было чревато тяжелейшими последствиями. Вслед за разведчиками-мотоциклистами могли появиться немецкие саперы, в конце концов нас просто могли обойти и захватить. Нет, за себя я был спокоен. Нам любой ценой надо было выполнить приказ. И в тот же момент раздался оглушительный раскатистый взрыв, мы увидели, как сначала вздыбились, а потом медленно осели в воды Кубани фермы моста.

— Ну, Геннадий, давай, — сказал я Звереву. — Крути свою машинку!

Казалось, что под нами разверзлась земля. Повсюду загрохотало, в воздух взметнулись куски металла, арматуры, тучи пыли. Взрывы гремели один за другим. И так двадцать четыре раза — точно по количеству заложенных снарядов. Потом над заводом всколыхнулась яркая вспышка пламени и к небу повалил густой дым, накрывая своим черным крылом весь город, и реку, и горизонт. Горели нефтяные амбары. Это сработала группа «факельщиков» Василия Клечкина.

Пора было уходить. Мы спустились к берегу, сели в катер и отчалили. Натужно стрекоча двигателем, тяжело осевший в воду катер все дальше и дальше уносил нас от города. Наступило странное затишье. Немецкие самолеты, до этого зверски бомбившие и обстреливающие с бреющего полета наши отступающие части и беженцев, неожиданно исчезли. Дым и копоть лишили их видимости, а теперь прикрывали и наш отход. Город горел, полыхал берег, где еще несколько минут назад был завод, и черная зловещая туча венчала это пожарище. Получился тот самый фейерверк, который просил устроить немцам Селезнев в нашем последнем ночном разговоре.

Районный центр — адыгейский аул Тахтамукай — был местом сбора работников аппарата крайкома и горкома партии, а также чекистов, покинувших город. Прибыв сюда и разузнав, что штаб фронта, руководство крайкома и управления НКВД отбыли на Горячий Ключ, мы со Зверевым решили добираться туда. Отчаявшись отыскать в скопище машин, телег и повозок наш «Бьюик», двинулись пешком. К ночи были на месте. Одной из первых, кого я встретил в Горячем Ключе, была моя жена — Валентина Александровна. Она была сотрудницей нашего управления и находилась здесь вместе с остальными. Увидев меня, Валя кинулась ко мне вся в слезах.

— Сказали, что ты погиб, — всхлипывая, говорила она, прижимаясь к моей пропыленной и грязной гимнастерке.

Спустя пять минут то же самое я услышал и от Селезнева, которому доложил о выполнении задания.

— А нам сказали, что ты погиб.

— Как видите, жив, — ответил я, протестуя в душе против нелепости подобных слухов.

— Да ты не огорчайся, — успокоил меня секретарь горкома партии Санин. — Вот нас с Гончаренкой немцы уже повесили. — И он извлек из кармана галифе фашистскую листовку с двумя портретами. — Ничего! Теперь целее будем!

Здесь, в Горячем Ключе, я долго не задержался. Надо было срочно выехать в Нефтегорский район и завершить выполнение задания — вывести из строя скважины. Наскоро попрощавшись с женой, я тут же уехал. Утром следующего дня мы были уже в Хадыжах.

Работа по консервации скважин была здесь в принципе закончена. Оставалось лишь взорвать наземное оборудование. Но с этим решили не спешить, все еще надеялись, что немцев, наконец, остановят. Тем более, как стало известно, в боях за переправу у станицы Пашковской, где сражались сибиряки из 30-й Иркутской стрелковой дивизии, нашим войскам удалось потеснить гитлеровцев. Здесь же, в Хадыжах, временно дислоцировался штаб фронта. Когда я появился там, чтобы согласовать с военным командованием точное время взрывов, ко мне обратился член Военного Совета фронта:

— Любопытно взглянуть, как вы там скважины законопатили. Покажете?

Когда мы прибыли на промыслы, группа чекистов из Нефтегорского райотдела НКВД, взрывники и специалисты-нефтяники Байбакова и начальника «Краснодарнефти» Апряткина подчищали последние «Мелочи». Ни одна скважина уже не работала, демонтировано было наземное оборудование — компрессорные, качалки, подстанции. Остальное подлежало уничтожению.

После осмотра промыслов военные уехали, а мы приступили к делу.

Пока работали, не очень-то думали о противнике. Надеялись, что, взяв город, он застрянет там ненадолго, а может, даже удастся выкурить его оттуда. И когда кто-то из нашей группы крикнул: «Немцы!» — для всех это было полной неожиданностью. Действительно, по горному серпантину со стороны станицы Апшеронской, вздымая далеко заметное облако пыли, двигалась механизированная колонна фашистов.

Оставив взрывников на месте и дав команду приготовиться и ждать моего сигнала, я поспешил к штабу. На крыльце небольшого дома в окружении своих генералов стоял С. М. Буденный. Вид у него был озабоченный, даже хмурый. Заметно было, что он чем-то недоволен, усы грозно вздернуты кверху.

— Товарищ маршал, — обратился я к Буденному, — немцы в четырех-пяти километрах... Я сам видел, товарищ маршал. Штабу угрожает опасность.

Буденный немного помедлил, потом повернулся к начальнику штаба:

— Командуйте, генерал, сниматься. Сведениям чекиста не могу не доверять.

Потом ко мне подошел Иван Федорович Рябинин, начальник Нефтегорского райотдела НКВД.

— Прощай, Алексей, мне пора в лес.

Некоторое время назад он был утвержден командиром партизанского отряда, сформированного из местного партактива и чекистов.

— Удачи тебе! — И мы крепко с ним обнялись.

Вскоре я узнал, что в первых же боях с фашистами он был убит.

Как только штаб фронта выехал из Хадыжей в сторону Туапсе, мы приступили к уничтожению оборудования нефтепромыслов...

Потом долго догоняли штабную колонну. Шоссе было забито отступающими частями, людьми, автомашинами, подводами, гуртами скота. Все это, тревожимое частыми бомбежками и обстрелами с воздуха, неспешно двигалось на юг в зное и пыли августовского дня. Давно уже на Кубани не было такой жары, как в то лето.

Я всматривался в лица беженцев — женщин, стариков, детей. По большей части они были хмурыми и озабоченными. Что заставило их сняться с насиженных мест? Это было то самое «туземное», по выражению Розенберга, население, которому гитлеровцы громогласно сулили рай земной, а на деле готовили участь рабов, согнанных в резервации. Но эти люди, судя по всему, не очень-то жаждали насладиться фашистским раем и предпочли ему тяготы и лишения эвакуации.

Враг рвался к Новороссийску. Он был уже на дальних подступах к городу. Советские войска прилагали отчаянные усилия, чтобы сдержать его.

Пробыв ровно сутки в Сочи, где располагалось краевое управление НКВД, я получил новое задание. Мне надлежало, выехать в Новороссийск и оказать помощь горотделу НКВД в ликвидации важных промышленных объектов, а затем возглавить вновь сформированную оперативную группу чекистов, которой предстояло в тесном контакте с партизанами действовать в прифронтовой и зафронтовой полосах от Новороссийска до Туапсе. К этому времени по указанию ЦК партии и Государственного Комитета Обороны уже был создан краевой штаб партизанского движения, в который вошли П. И. Селезнев, секретарь крайкома партии Н. Н. Родионов, начальник краевого управления НКВД К. Г. Тимошенков. Под руководством штаба было сформировано семь кустовых партизанских соединений: Краснодарский, Новороссийский, Майкопский, Армавирский, Нефтегорский, Славянский и Анапский. Инструктируя меня перед отъездом, Селезнев и Тимошенков уточнили задачи будущей моей группы. Вкратце они заключались в следующем: вести борьбу с диверсантами, сигнальщиками, агентурой противника в прифронтовой зоне; вылавливать и обезвреживать дезертиров, бандитов, немецких пособников; в тесном взаимодействии с партизанами вести зафронтовую разведку, осуществлять отдельные диверсионные акции в тылу врага; обеспечивать постоянную связь краевого штаба с партизанскими соединениями. Оперативно мы входили в подчинение Новороссийского куста. Командовал им первый секретарь Краснодарского горкома партии С. Е. Санин, начальником штаба был у него Д. И. Смирнов, а замом по разведке — чекист Анатолий Митрофанович Ечкалов, добрый мой товарищ.

До войны Ечкалов работал в краевом управлении НКВД заместителем начальника отдела, а затем возглавлял управление НКВД по Адыгейской области. Мы часто контактировали по работе, и у нас в отделе уважали его за светлый ум, глубокое знание дела, большой практический опыт.

Степана Евдокимовича Санина я тоже знал хорошо. Он возглавлял городскую партийную организацию и был весьма авторитетным руководителем в городе. При высоком росте, статности и кажущейся суровости это был добрый и отзывчивый человек, влюбленный в свое дело и людей. В нем чувствовался некий магнетизм, постоянно притягивавший к нему народ, и неугасающая живинка в работе, искорка, которую он пронес с времен своей кипучей комсомольской юности. Мне тоже довелось около десяти лет быть на руководящей комсомольской работе в Московской области и столице, и эту сторону его характера я чувствовал особенно остро, она трогала струны и моего сердца. Конечно же, я был рад, что именно с таким человеком судьба столкнула меня в грозный военный час.

С большой группой чекистов на двух машинах я в тот же день выехал из Сочи. В Туапсе и Геленджике к нам должны были присоединиться еще около двухсот краснодарских и крымских чекистов. Дорога до Новороссийска была непростая. Безраздельно господствуя в воздухе, противник бомбил и обстреливал ее нещадно. Не раз нам приходилось спешно покидать свои машины и под пронзительный вой бомб и грохот разрывов вжиматься в землю или между раскаленных солнцем камней, кожей чувствуя свою беззащитность.

В Новороссийске я быстро связался с чекистами горотдела, со штабом военно-морской базы, которой командовал капитан первого ранга Г. Н. Холостяков (ныне вице-адмирал, Герой Советского Союза), и мы согласовали план действий. Многие промышленные предприятия были уже частично эвакуированы из города, частично уничтожены. Остальные предстояло немедленно ликвидировать, и мы приступили к делу. Надо сказать, что в этом нам помогли и сами фашисты, хотели они того или нет. Сотни самолетов врага методически с утра до вечера бомбили город, а с прилегающих высот вела обстрел вражеская артиллерия.

Были у нас и проблемы. Как, например, уничтожить огромные запасы цемента, скопившиеся в городе? Пробовали заливать его водой, но из этого ничего не вышло: цемент обрастал панцирной коркой, и через нее вода уже не проникала. Помучились, помучились и решили все это взорвать.

Обстановка в городе была сложной. Честно говоря, порядка было мало, особенно среди гражданского населения. Начались пожары, на улицах появились пьяные мародеры, по ночам промышляли уголовники. Чтобы помочь военному командованию в наведении порядка и в организации достойного отпора врагу, крайком направил сюда группу ответственных партийных работников: П. Ф. Тюляева, И. И. Поздняка, А. А. Егорова, В. Н. Сущева. Входил в нее и С. Е. Санин, с которым мы, таким образом, начали контактировать еще до того, как приступили к выполнению своей основной задачи.

Буквально в короткое время беспорядки в Новороссийске удалось в корне пресечь, виновных строго наказать, и город, почувствовав твердую руку партийного руководства, предельно мобилизовался и стал активно готовиться к нелегкой битве с врагом. А враг все нажимал и нажимал. С севера и со стороны Краснодара к Новороссийску рвались части 17-й немецкой армии, из Крыма к броску на Тамань готовилась 11-я армия генерала Манштейна. Немцы торопились сорвать горный цветок эдельвейса еще до наступления осени.

Однажды, на пятый или шестой день нашего пребывания в городе, вечером, после нелегких трудов и забот, Поздняк, Сущев, Санин и я с группой чекистов возвращались к себе на 9-й километр, где в маленьком домике находилось наше временное пристанище. В районе цементных заводов Василий Николаевич Сущев попросил остановить машину и вышел из нее. Не знаю, что его вдруг заинтересовало, я находился в другой машине. Мы тоже вышли и остановились неподалеку. Я подошел к Санину. Он закурил. Нас разделяла с Сущевым машина. Неожиданно рядом разорвался одинокий снаряд. Звук взрыва был отрывистый и короткий. Осколки просвистели у нас над самым ухом. Мы даже не успели среагировать. Потом Санин резко сорвался с места, он первым заметил, как начал падать Сущев. Когда мы подскочили к нему, на его спине уже расползалось бурое на защитном фоне гимнастерки пятно крови. Он был убит наповал.

Этот случай буквально потряс и ошеломил нас. Мы долго не могли произнести ни слова. Потом кто-то предложил ехать на 9-й километр, тем более что фашисты снова возобновили бомбежку и массированный обстрел города.

Василия Николаевича Сущева, одного из секретарей крайкома партии, мы похоронили на 9-м километре, чуть в стороне от дороги, у одного приметного дерева. Могилу рыли чем придется — лопат не было. Речей не произносили. Вытащили пистолеты и дали троекратный залп. И Санин тихо сказал: «Пусть, Василий Николаевич, земля будет тебе пухом. А с фашистами мы еще посчитаемся...»

Вскоре после этого ушел в горы Санин.

— Ну, мне пора на базу, — сказал он, прощаясь. — Ищи меня на горе Папай. Связного пришлю. — И в шутливом тоне добавил: — И не забывай, что я теперь для тебя начальство.

— А ты не забывай, через кого будет руководить тобой твое начальство. Главное ведь — как доложить...

— Ну и хитер, — улыбнулся Санин.

Мы по-дружески обнялись и пожелали друг другу удачи, так необходимой людям на войне.

К концу сентября обстановка на нашем участке фронта стабилизировалась. В Новороссийске враг был остановлен на восточной окраине между заводами «Пролетарий» и «Октябрь». И хотя немецкое командование поспешило доложить, что город пал, а фашистская пропаганда широко раструбила об этом, все это была чистой воды брехня. Большая часть Новороссийска действительно находилась в руках врага, но расположение советских войск позволяло им не только вести успешные оборонительные бои, но и контролировать положение в городе и закрыть доступ в Цемесскую бухту, в которую так и не прошел ни один фашистский транспорт. Попытка гитлеровцев прорваться к Туапсе тоже не увенчалась успехом. Самое большое, что им удалось добиться — это выйти к Гойтхскому перевалу и овладеть горой Семашхо, с вершины которой хорошо был виден пылающий от беспрерывных бомбежек город и такое близкое, но недоступное для них море. Враг был остановлен также на Тереке и на перевалах Главного Кавказского хребта.

Мы знали, что в период самых ожесточенных боев за Кавказ в августе 1942 года в Москву прилетал Черчилль для переговоров со Сталиным по вопросу второго фронта. Но надежды на открытие боевых действий союзников в Европе не оправдались. Правда, англичане и американцы предложили ввести свои войска на Кавказ, чтобы оказать нам поддержку, но Советское правительство такого рода «помощь» решительно отклонило. Как и прежде, нашей стране приходилось рассчитывать только на свои силы. И партия делала все, чтобы мобилизовать наш народ для решительного отпора врагу.

Как только враг был остановлен, значительно активизировали свои действия кубанские партизаны. Они разрушали коммуникации противника, взрывали и сжигали склады с боеприпасами и продовольствием, нападали на штабы. Партизаны совершали дерзкие рейды по немецким тылам, а когда требовала того обстановка, сражались на передовой рядом с регулярными частями нашей армии.

Активно участвовали в этих боевых делах и отряды Новороссийского куста, с которыми взаимодействовала моя оперативная группа. Надо сказать, что партизанская борьба на Кубани имела свою специфику. На эту особенность обращал внимание П. И. Селезнев. На одном из совещаний партизанских командиров он говорил, что мы не партизаны глубокого тыла, где можно широко маневрировать крупными силами и совершать тысячекилометровые рейды. Мы прифронтовые и фронтовые партизаны. Мы действуем в непосредственном контакте с войсками... И это было действительно так. Позже, когда был захвачен плацдарм на Мысхако, туда, на Малую землю, высадилось пять партизанских отрядов Новороссийского куста — «За Родину», «Гроза», «Норд-ост», «Новый» и «Ястребок», которыми командовал секретарь Новороссийского горкома партии П. И. Васев. Партизаны сражались бок о бок с героическими защитниками плацдарма, как регулярные части. Добрые слова сказал о них Леонид Ильич Брежнев в своей замечательной книге «Малая земля».

Партизаны проводили и большую разведывательную работу. В этом плане сфера их действий простиралась далеко в немецкий тыл, где они поддерживали постоянную связь с партийным подпольем. Не случайно почти в каждом партизанском отряде и соединении заместителями командиров по разведке были кубанские чекисты. Воевали они и как рядовые бойцы. Здесь, на Кавказе, в рядах действующей армии сражались целые полки и дивизии НКВД. И везде чекисты были на высоте положения, проявляли твердость духа и непоколебимую стойкость.

После того как стабилизировался фронт, поприбавилось работы и нашей оперативной группе. Если раньше в неразберихе быстро меняющейся обстановки фронта нам приходилось действовать в основном против дезертиров, бандитов, уголовников — тех, кто хотел переждать смутное время в горах, а с приходом немцев нажить себе на этом капитал, то теперь мы решали задачи и посложнее. Наша работа приобрела осмысленность и четкость. У нас наладились хорошие связи с партизанскими отрядами нашего куста, и нередко вместе с партизанскими разведчиками чекисты уходили в тыл врага и добывали ценные сведения о противнике. Контактировали мы с военным командованием 47-й, а затем и 18-й армий, и в первую очередь с их особыми отделами. Армейское командование наша оперативная группа снабжала разведданными, а с особыми отделами мы совместно решали задачи по охране тыла, выявляя и обезвреживая в прифронтовой полосе агентуру противника, сигнальщиков, диверсантов, провокаторов и пособников врага.

Базировалась наша группа вдоль побережья между Геленджиком и Новороссийском. Район, в котором нам приходилось действовать, схематично можно представить в виде подковы, упирающейся своими концами в Черное море. Оно и было нашим тылом. Линия фронта проходила в горах, но она не была там сплошной, и поэтому и партизаны и чекисты нашей группы имели возможность перемещаться в этой зоне, нередко оказываясь в тылу врага. Ядро нашей группы, ее штаб, если можно так сказать, располагался в небольшом заброшенном домишке на самой окраине Геленджика, другие наши силы дислоцировались на 9-м километре Новороссийского шоссе, в районах Кабардинки, Фальшивого Геленджика, Архипово-Осиповки, словом, вдоль побережья. В общей сложности у нас насчитывалось до трехсот человек. Были здесь и опытные чекисты, прошедшие хорошую школу, такие, как В. Грошев, В. Старков, К. Ковалев, С. Дударев, В. Луньков, В. Леонтьев, П. Жадченко, А. Лазарев и совсем молодые, как Иван Пономарев, ставшие сотрудниками госбезопасности уже в годы войны.

Наш походный быт был прост и неприхотлив. Питались как придется и чем придется. Хорошо, если из Сочи что-нибудь подошлют. А так нашему коменданту и снабженцу Галиму Абубакирову приходилось проявлять чудеса изворотливости. Жили мы тоже где придется, по большей части в пустующих, неприспособленных помещениях. Фашисты разбомбят их — подыскиваем другие. Но на такие мелочи никто из нас не обращал внимания, это было не главным. Главным была наша работа. А ее у нас хватало. Немцы проявляли в последнее время большую активность: их интересовала дислокация наших войск, их перемещение, численность, планы командования, прочность тыла и многое другое. Не проходило дня, чтобы кого-то не задерживали, и с каждым надо было разбираться, допрашивать, вести протоколы и так далее.

Однажды, когда я составлял донесение в управление, мне доложили, что к нам прибыл сержант.

— Какой еще сержант? — спросил я, не отрываясь от дела.

— Сержант госбезопасности.

— Пусть войдет. — Я поднял глаза и... увидел в дверях свою жену. Она была в гимнастерке с двумя кубарями в петлицах, в пилотке, в сапогах, на боку пистолет, за плечами вещмешок, в руках портативная машинка в чехле.

— Товарищ начальник, прибыла в ваше распоряжение, — бойко, стараясь быть серьезной, доложила она и положила на стол предписание.

— Кто тебе позволил? — вырвалось у меня. Все это было так неожиданно, что я даже не знал, как мне вести себя — сердиться или радоваться.

Она сдвинула черные брови, и в ее взгляде промелькнуло упрямство.

— Да никто. Сама. Пришла и сказала Тимошенкову: не отправите в опергруппу — дезертирую на фронт!

Я пробурчал что-то про дисциплину и про фронт, где убивают, но уже решил про себя: пусть остается. Тот предмет в черном чехле, который она держала в руках, был нам сейчас крайне необходим, а Валя неплохо владела стенографией.

— Вот взяла на всякий случай, — сказала она.

— Ладно, сержант, расчехляй свою машинку. Будем работать...

Она действительно оказалась нужным нам человеком. Много помогала, ходила на связь с партизанами и наравне со всеми выполняла другие боевые задания.

Свою работу по охране тыла мы обычно согласовывали с особым отделом армии, и наши группы действовали совместно с их заградотрядами. Но у нас был и так называемый свободный поиск, когда чекисты самостоятельно «фильтровали» тот или иной район прифронтовой полосы. За короткое время через наши руки прошли десятки и сотни людей. Здесь были и «обиженные» Советской властью бывшие кулаки, и уголовные преступники, и долгое время маскировавшиеся казаки-белогвардейцы, жаждущие посчитаться за все прошлое. Но большинство из задержанных составляли те, кто встал на путь предательства из-за малодушия и неверия в нашу победу, кто всеми гнусными способами спасал свою шкуру. Война — это суровая проверка для каждого. Если в мирной, спокойной жизни кто-то может еще юлить, изворачиваться, вести двойную жизнь, то здесь, как говорится, вынь да положь то, что имеется у тебя за душой. Как это у Шота Руставели: «Из кувшина вытечь может только то, что было в нем...» Верно кто-то сказал: предателями становятся не по убеждению, а по свойству души — шкурники и трусы.

Вербуя из таких людей свою агентуру и засылая ее в наш тыл с разведывательными или диверсионными заданиями, гитлеровцы, конечно, не очень-то рассчитывали на такой материал и поэтому компенсировали качество количеством. После соответствующей подготовки и некоторой «косметической» обработки шпионов переправляли через линию фронта: по горным тропам, сбрасывали на парашютах, доставляли морем — на моторных лодках и катерах. На какие только ухищрения не пускались фашисты — экипировали их в форму красноармейцев, снабжали советскими документами, деньгами, тщательно разрабатывали «легенды», прибегали к различным комбинациям: инсценировали выход из окружения, побег из плена, возвращение после выполнения спецзадания советского командования и так далее.

Одна из наших групп задержала как-то в расположении войск лейтенанта и сержанта. Все как будто было у них в порядке: и документы и предписание на получение в одной из дивизий артиллерийских приборов. Но при тщательной проверке было установлено, что в предписании слегка изменена фамилия начальника штаба. Вместо Тетерин стояло Течерин. И этого оказалось чекистам достаточно, чтобы шпионы были разоблачены. В другой раз разоблачен был изменник Родины — пожилой, невзрачный на вид мужчина, собиравший сведения о расположении частей 339-й стрелковой дивизии. Чтобы подкрепить его версию о побеге из фашистского лагеря, на спине предателя каленым железом выжгли звезду и номер. Но и это не помогло, как не помогла и другая вражеская «косметика» — шрамы, еще не зажившие штыковые и ножевые раны, пластические операции.

Связь со своими агентами фашисты поддерживали обычно по радио и через агентов-связников, а для обратного перехода линии фронта они снабжались паролем, обозначающим наименование разведоргана. Так что со временем мы располагали уже солидным досье на многие разведорганы противника, действовавшие не только на нашем участке фронта, но и на всем Северном Кавказе. Знали их почерк, наиболее типичные ухищрения, дислокацию, методы вербовки, подготовки и заброски агентуры и другие немаловажные детали. Я понимал, что эти сведения представляют большую ценность не только для разведорганов фронта и краевого управления НКВД, они крайне необходимы Центру, Москве. И потому мы без малейшего промедления отправляли их но назначению.

К началу 1943 года густую паутину на Северном Кавказе сплело ведомство Канариса — абвер. Вокруг Краснодара, Новороссийска и Ставрополя действовало по меньшей мере семь крупных разведывательных, диверсионных и контрразведывательных команд и групп этого армейского спецоргана с дюжиной мелких передовых постов — мельдкопфов. В Краснодаре, например, на улице Седина дислоцировалась абвергруппа 102. Она имела переправочный пункт агентуры в станице Кабардинской и передовые посты в станице Крымской и поселке Хадыжинский. Подчинялась группа абверкоманде 101, которая находилась в Ставрополе.

С января 1943 года там же, в Краснодаре, появился диверсионный разведывательный орган врага — абверкоманда 201. В своем подчинении она имела четыре абвергруппы и несколько мельдкопфов. Условно именовалась «Дариус». Командовал ею подполковник Георг Арнольд.

Чекистами нашей оперативной группы был захвачен в зафронтовой полосе вербовщик агентуры и переводчик «Дариуса» Райданник, бывший лейтенант Советской Армии, житель Пятигорска. От него мы получили весьма ценные сведения. Диверсанты этого органа обычно действовали группами по 3—5 человек в форме военнослужащих Советской Армии. Имели задание проводить в нашем тылу диверсионно-террористические акты, вести войсковую разведку переднего края, захватывать «языков», подрывать укрепленные точки обороны. Снабжались взрывчаткой и зажигательными средствами, замаскированными в противогазных сумках, консервных банках, в виде пищевых концентратов. После задержания Райданника особым отделом 18-й армии было доведено до личного состава разъяснение, как надо поступать с такого рода продуктами и противогазами.

В оккупированном Краснодаре базировался и контрразведывательный орган врага — абвергруппа 301, который проводил работу в тылу немецкой армии по выявлению советских разведчиков, партизан и подпольщиков, то есть наш непосредственный противник. Командовал им пятидесятилетний корвет-капитан с грозной английской фамилией Кромвель. Об этом поведал нам на допросе резидент этого органа некий Рудаков, он же «Рудольф», «Самурай», которого чекисты прихватили в зафронтовой полосе.

А вот на разведорган «Марине Айнзатцкомандо дес Шварцен Меерс» (Морская разведывательная команда Черного моря) мы вышли следующим образом. Чекисты нашей оперативной группы постоянно включались в состав армейских и партизанских разведывательно-диверсионных групп, которые на катерах-охотниках выбрасывались северо-западнее Новороссийска в районы Анапы, Соленых озер и Абрау-Дюрсо. Они нападали на немецкие штабы, захватывали документы, карты, брали «языков». После одной из таких вылазок к нам в руки попал ни больше ни меньше как помощник начальника «Марине Айнзатцкомандо» корвет-капитан фон Грассман. Этот спец по Черному морю на безупречном русском языке поведал нам о своем разведоргане и о намерении немцев восстановить Новороссийский порт. С этой целью он и колесил по побережью. Привлекал к восстановительным работам специалистов-портовиков, а заодно и вербовал среди них агентуру. Команда «Черного моря» постоянного места дислокации не имела, следовала за частями немецкой армии, выделяя по мере необходимости передовые оперативные группы — форгруппы. С сентября 1942 года она находилась в Новороссийске. Командовал ею корвет-капитан Ротт по кличке «Сир».

Нашему родному Краснодару определенно «везло» на фашистские разведорганы. Со временем мы обнаружили там еще один, четвертый по счету — «Марине Абвер Айнзатцкомандо» (Команда морской фронтовой разведки). Это было одно из подразделений Нахрихтепбеобахтер (НБО) — Морской разведывательной абверкоманды. Она была придана штабу фашистского адмирала Шустера, командующего немецкими ВМС юго-восточного бассейна. Морская фронтовая разведка занималась сбором разведывательных данных о нашем военно-морском флоте и состоянии обороны побережья. Агентуру вербовала среди советских военнопленных, содержащихся в лагерях Крыма и Северного Кавказа. Обучение велось в Тавельской разведшколе НБО и в Симеизе. Переброска агентуры осуществлялась на самолетах, моторных лодках и катерах, связь — через радиостанции в Керчи, Симферополе и Анапе. Командовал НБО корвет-капитан Рикгоф, а Краснодарской айнзатцкомандой — капитан-лейтенант Нойман.

В январе 1943 года из Ставрополя через Армавир на Краснодар немцы осуществляли переброску одного из наиболее засекреченных своих разведорганов. Эта операция проводилась в строжайшей тайне. Но из двухсот пятидесяти агентов часть все же разбежалась. Один из них — Перов Иван Петрович перешел линию фронта, набрел на наших чекистов и добровольно сдался. Так нам удалось выйти на вражескую разведку «Унтернемен Цеппелин» (Предприятие Цеппелин), или просто «Цеппелин», Этот специальный орган РСХА[5] был создан в марте 1942 года для подрывной деятельности по разложению советского тыла. Немецкие главари рассчитывали, что «Цеппелин» сможет подорвать крепость советского тыла и тем самым поможет командованию немецкой армии. Организационно подразделения «Цеппелина» состояли из разведывательных, пропагандистских, повстанческих и диверсионных групп, на которые возлагалась политическая разведка и диверсионная деятельность в советском тылу. С началом осуществления немцами плана «Эдельвейс» летом 1942 года «Цеппелин» забросил на самолетах на территорию Грузии, Армении, Азербайджана и автономных республик Северного Кавказа группы агентов, обученных в специальной разведшколе в Евпатории. Они должны были создать в нашем тылу бандитско-повстанческие формирования, сеять панику среди населения, вести разведывательную и диверсионную работу.

Расчеты немцев на непрочность советского тыла провалились. Большинство агентов были выявлены и обезврежены чекистами. Правда, в период оккупации Северного Кавказа на нашем участке фронта действовала главная команда «Цеппелин» и особая команда «Д». Агенты для этих команд подготавливались в разведывательной школе, именовавшейся «Главный лагерь Крым», а затем перебрасывались в наш тыл специальной авиаэскадрильей 200 под командованием капитана Гартенфельда с аэродрома курортного местечка Саки, что близ Евпатории. Главную команду «Русланд Зюд» возглавлял штурмбаннфюрер СС Рольф Редер. А переброской агентов руководил лично шеф «Цеппелина» штурмбаннфюрер СС С. Курек.

Через Перова органам удалось раскрыть ряд агентов «Цеппелина», осевших на Северном Кавказе, в частности Погосова, Баградзе, Кайшаури. Все эти данные о вражеских разведорганах и их агентуре позволили Центру спланировать ответные удары по врагу. Это и было нашей скромной лептой в тот успех, что ждал нас впереди. Но до победы было еще далеко.

Осень и зима принесли на побережье пронизывающие норд-осты, непрекращающиеся нудные дожди, промозглые холода. Наше и без того незавидное кочевое положение еще более ухудшилось. Особенно бедствовала наша группа от недоедания, от отсутствия горячей пищи. Необходимо было разжиться воинскими продаттестатами. Я знал и командарма 18-й К. Н. Леселидзе, и члена Военного Совета С. Е. Колонина. Прослышав про наши беды, начальник особого отдела армии Владимир Еквтимович Зарелуа, с которым мы контактировали по работе, сказал мне однажды:

— А ты обратись к нашему начальнику политотдела. Уверен, этот человек поможет.

С начальником политотдела 18-й армии полковником Л. И. Брежневым я виделся неоднократно. Всякий раз, когда кто-то из моих чекистов уходил в тыл врага или на связь с партизанами, я приходил в политотдел, чтобы взять там свежие номера армейской газеты «Знамя Родины», листовки и воззвания, отпечатанные специально для населения оккупированных районов края, и доставить все это по назначению. Выслушав мою просьбу относительно продаттестатов, он сразу развеял мои сомнения.

— Ну как же не помочь чекистам? — сказал он. — Обязательно надо помочь. Ведь мы делаем одно общее дело — бьем врага. Так почему же один сытый, а другой впроголодь? — Он что-то быстро написал на листке бумаги и протянул его мне. — Вот вам записка к начальнику тыла армии полковнику Баранову, он все сделает, будут вам продаттестаты.

В тот же день наш комендант Абубакиров представил в штаб тыла дислокацию наших групп, и каждую из них закрепили за соответствующей воинской частью. И к вечеру мы уже получили колбасу, сахар, концентраты, даже вино «Черные глаза». Наш жизненный, а стало быть, и боевой тонус снова был на должном уровне. А дорожка в политотдел была, как говорится, проторена, и мы еще не раз обращались туда за помощью.

Сейчас, по истечении стольких лет, вспоминая наши мимолетные деловые встречи с Леонидом Ильичом, я часто задумываюсь: что же отличало этого человека? Мне приходилось видеть его в различных ситуациях: за работой в политотделе, на передовой, в общении с командармом, а однажды на Малой земле — беседующего с бойцами. Конечно, никто тогда не знал, что он будет Генеральным секретарем нашей партии. Его воспринимали как опытного политработника и авторитетного начальника политотдела. Но уже тогда бросалось в глаза, что это человек волевой, энергичный, открытый и настойчивый. Импонировало его ровное отношение к людям, будь то рядовой боец или кто-то из высокого командования. С ним считались и командарм, и все остальные. Ему было свойственно обаяние молодого, сильного, симпатичного и красивого человека. Таким я его и запомнил.

В январе войска фронта приступили к подготовке по захвату плацдарма на западном берегу Цемесской бухты. Это было частью наступательной операции по освобождению Новороссийска и всего Таманского полуострова. К тому времени гитлеровцы уже начали отвод своих войск с перевалов Главного Кавказского хребта, наметился наш успех и на других участках фронта. Командованию 18-й армии требовались новые подробные сведения о противнике. Надо было активизировать действия партизан, разведывательную и диверсионную работу. Получила конкретное задание и наша оперативная группа.

Разослав своих людей по всем направлениям, на базу к Санину я решил идти сам. Вместе с Валентиной и проводником Сашей — бойцом морской пехоты мы отправились в путь. Вышли засветло. Дорога на гору Папай предстояла трудная — горными тропами, через ручьи и распадки, лес и заросли. Добирались мы почти целый день и умаялись изрядно. Валя, конечно, тоже. Но вида не подает, бодрится. И только в конце пути она с оттенком жалобы в голосе сказала нашему проводнику:

— Что ж вы, Саша, говорили: две горки перевалим, одну речку перейдем — и мы на месте? Я уже насчитала сорок шесть речек, а Папая все не видно.

— Так то ж, Валентина Александровна, одна и та же речка, только мы ее сорок шесть раз переходили. А как перейдем сорок седьмой, так и будет Папай...

Но перейти речку в сорок седьмой раз мы так и не успели — наскочили на партизанский пост. Нас задержали, обезоружили и посадили в коровник. Продержали до утра, пока не явился человек от Санина и не опознал меня.

— Хорошенькое дело, — с нарочитой обидой выговаривал я Бате, — никакого тебе уважения ни к форме, ни к чекистскому званию.

— Ничего не попишешь, брат, партизанская бдительность, — улыбался Санин.

Встретили нас партизаны хлебосольно. Напоили парным молоком, угостили хорошим холодцом.

— Богато живете, — заметил я.

— Так и воюем неплохо, — в тон мне ответил Санин. — Ну давай, рассказывай, что там у вас внизу, с чем пожаловал?

Услышав про готовящуюся операцию, он оживился.

— Вот и отлично! Мы тоже ударим. С другого бока. Поддержим армию двадцатью своими отрядами.

Потом мы обговорили детали задания, условились о связи и пустились в обратный путь. Жаль, не довелось повидаться с Ечкаловым. Он был на задании.

В другой раз, возвращаясь с Галимом Абубакировым от партизан, мы неожиданно попали в расположение какой-то румынской егерской части. Шел проливной дождь, было пасмурно. Передовой их пост, мимо которого мы проползли, в полном составе прятался в землянке. Рядом с землянкой к дереву был привязан пулемет, и от него к окну была протянута веревка. Время от времени из землянки дергали за эту веревку, и пулемет строчил в никуда.

— Ну и вояки, — заметил Галим, когда мы были уже вне опасности. — Скоро погоним их к чертовой матери с нашей земли...

В ночь с 3 на 4 февраля, как и было задумано командованием, произошла высадка десанта на Мысхако. Двести пятьдесят человек передового отряда майора Куникова зацепились за каменистый берег и держались там до подхода основных сил. Через полтора часа на плацдарме было уже 800 человек, а спустя пять дней — 17 тысяч.

Вскоре на Малую землю стали высаживаться и чекисты вашей оперативной группы. Они бывали там и до высадки десанта, но то была разведка с целью собрать больше сведений о противнике перед решающим броском на плацдарме. Теперь же перед чекистами стояли другие задачи: вместе с особыми отделами надежно обеспечивать тыл десанта, выявлять шпионов, сигнальщиков и паникеров. Одним из первых в нашей группе на Малую землю высадились капитан Леонтьев, Лапин, Таденко, Пономарев. Было это с 8 на 9 февраля. Не повезло Ивану Пономареву. Транспорт, на котором он шел, был торпедирован немецким катером. Он прыгнул в студеную воду. К счастью, до берега оставалось недалеко, и ему удалось спастись. Чекисты нередко вместе с защитниками плацдарма отбивали многочисленные яростные атаки гитлеровцев, все еще пытавшихся сбросить десант в море. В одной из таких стычек Пономарев был тяжело ранен и эвакуирован на Большую землю.

Довелось и мне дважды побывать на героическом плацдарме и видеть все своими глазами. Тут могли сражаться и выстоять только сильные духом и мужественные люди.

Но на войне так не бывает, чтобы все шло гладко и хорошо. Теряли мы и боевых друзей, случались у нас и неудачи. Помню, как мы подобрали в горах бывшего начальника Верхне-Бакинского райотдела НКВД Бабаева, выходившего в район Анапы. Он был полуживой, опухший, весь изъеденный комарами, оборванный. Полз ночами, питался кореньями, листьями, корой. От него мы узнали, что партизанские отряды Анапского куста, которыми командовал Егоров, были рассеяны гитлеровцами. И на то были веские причины. Кругом равнина, плавни — совершенно негде укрыться. Там объективно нельзя было вести партизанскую борьбу. Многие наши товарищи погибли.

Позже, когда уже шли бои на Малой земле, мы отправляли из Геленджика в тыл, в район Тамани, три партизанских отряда. В их составе было немало наших чекистов. На двух катерах-охотниках они вышли в море и больше не вернулись. Их торпедировали немцы. Спастись удалось немногим, в том числе секретарю Новороссийского горкома партии Шурыгину. Его выловили наши моряки почти в бессознательном состоянии, он чудом держался за какие-то доски в студеной февральской воде. В ту же ночь я навестил его в госпитале, и он с болью в сердце поведал эту трагическую историю.

Да, мы теряли боевых друзей, с которыми было столько и выстрадано и пережито! Утешало лишь одно — эти жертвы были не напрасны.

Вскоре, перейдя в решительное наступление на восточном участке нашего фронта, на рассвете 12 февраля 1943 года советские войска ворвались в Краснодар. В их составе действовали и партизаны.

А через полгода настала очередь и Новороссийска. И как ни сопротивлялся враг, как он ни укреплял свою оборону, она была прорвана, и наши войска после шестидневных упорных боев полностью овладели городом и портом. 16 сентября Москва салютовала доблестным воинам Северо-Кавказского фронта и морякам Черноморского флота. Немецкие солдаты знаменитой 73-й дивизии генерала Германа Бэмэ, когда-то первыми вступившие в Париж и прошагавшие с оркестром под Триумфальной аркой, были побеждены воинами 18-й армии, 55-й Иркутской стрелковой дивизии, частями морской пехоты. В их рядах сражались и чекисты нашей оперативной группы.

В общей сложности 15 месяцев продолжалась битва за Кавказ, закончившаяся полным поражением немецко-фашистских войск и срывом далеко идущих планов гитлеровского командования. Сто тысяч немецких солдат с эмблемой эдельвейса на груди остались навсегда лежать на этой земле.

Я видел трупы вражеских егерей на заснеженных гордых перевалах, в траншеях «Голубой линии» и на улицах Новороссийска и невольно вспоминал слова бесноватого фюрера из фашистского евангелия «Майн кампф».

«Мы, национал-социалисты, — говорилось там, — должны дать немецкому народу на этой планете достойную его территорию и землю...»

Что же, они эту землю получили.

Но борьба продолжалась. До полной победы было еще почти два года войны.

Игорь Фесенко ПОЕЗДА ШЛИ ПО РАСПИСАНИЮ...

Поезд сделал минутную остановку и снова начал набирать скорость. Фомин прочитал за окном знакомое название станции. Много времени пролетело. Очень много. Рассчитался с официанткой вагона-ресторана и направился к себе в купе. В тамбуре столкнулся с грузным, розовощеким мужчиной. Тот, пройдя было мимо, остановился в раздумье. Обернулся:

— Геноссе Фомин? — спросил он.

— Да. А вы... Ваша фамилия, если не ошибаюсь, Блютнер?

Они обнялись.

— Вот это встреча, — сказал Фомин, освободившись из крепких объятий. — А я еду в Магдебург, к Еноку. Семьдесят лет — дата...

— Значит, обнимать его будем оба. Он должен встречать. Вместе с сыном. Его Ганс пошел дорогой отца. Майор.

За окном замелькали переплеты моста, и вагон заполнился тревожным басовым гулом.

— Помните этот мост? — спросил Блютнер.

— Взрыв прозвучал в назначенное время, — улыбнулся Фомин. — И радио с той стороны объявило о состоявшейся диверсии. Это было в сорок восьмом. Не ошибаюсь?

— В мае, — уточнил Блютнер. — Мне нужно собираться. Я сбегаю за чемоданом и вернусь сюда, геноссе Фомин. Вместе сойдем на землю Магдебурга.

Енока и его сына, молодого рослого мужчину в военной форме, они увидели сразу.

— Сейчас начнутся дни воспоминаний, — сказал Блютнер. — А ведь есть что вспомнить, геноссе Евгений. И нашу молодость, и погоню за «Призраком», и ловлю «Красавчика», и тот мост.

1

...Машинист служебной мотрисы Штальшлягер посмотрел на большие карманные часы, на высоко поднятую «руку» семафора, на серебрящиеся под утренним солнцем рельсы.

— Пора, Гюнтер, — сказал он своему помощнику.

— Есть, господин машинист, — встрепенулся тот. Выглянул из двери и, убедившись, что все пассажиры на месте, заученно крикнул: — Внимание! Внимание! Отъезжаем!

Вагон плавно поплыл вдоль платформы Цербстского вокзала и, набирая скорость, устремился вперед, слегка подпрыгивая на стрелках. Утреннее солнце обрамляло длинными тенями перелески и ленточки полей, кое-где уже тронутые золотом созревания. Благодатные земли Саксонии — Анхальт дышали спокойствием.

Вдруг вагон подпрыгнул, словно телега, наехавшая на булыжник. Внизу прогремел взрыв. Но мотриса не сошла с рельсов, а продолжала катиться дальше. Много поработавшие на своем веку жилистые пальцы Штальшлягера напряглись и еще крепче сжали рычаги управления. Он посмотрел на помощника, от лица которого отхлынула кровь, и с видимым усилием сказал как можно спокойнее:

— У нас, кажется, все в порядке, Гюнтер. А ну-ка, взгляни, что делается у пассажиров.

Гюнтер отодвинул узкую дверцу и шагнул в салон. Вернулся через минуту и доложил.

— Какая-то чертовщина взорвалась. В полу дырка, осколками дерева зацепило несколько человек. Дал им аптечку, но, кажется, ничего серьезного.

— Если не считать того, что сейчас мы могли валяться где-нибудь под насыпью вместе с мотрисой. Вот проклятые ублюдки. Все им мало, — неизвестно кому адресуя слова, проворчал машинист. — Гюнтер, возьмите управление. Остановимся у будки Дорфманкройца. Нужно срочно доложить обо всем главному диспетчеру Дирекции дороги. А сейчас я пойду посмотрю, что в салоне.

Вскоре, повизгивая тормозами, тяжелая мотриса остановилась у будки путевого обходчика. Машинист отворил дверь и услышал утробно-низкие призывные сигналы зуммера селекторной связи. Вызывали хозяина будки. А он куда-то запропал.

Машинист снял трубку и услышал замысловатое ругательство, из которого уяснил, что диспетчер никак не может понять, к каким чертям провалился этот старый баран Дорфманкройц, которому давно уже нужно было доложить о проследовании мотрисы и положении на участке.

— Момент, господин Тоденкопф, — прервал машинист гневную тираду диспетчера. — У селектора Штальшлягер... Да, да, с мотрисы... Подключите к нашему разговору дежурного по железнодорожной полиции.

— Что случилось?

— Не теряйте время. Подключили?

— Да, говорите.

— Докладываю: в районе сорок седьмого километра под мотрисой взорвалась какая-то чертовщина. Мотриса цела, а вот рельсы нужно срочно осмотреть. У нас в салоне зацепило несколько человек. Занозы в основном. Вот, собственно, и все. На переезде и в будке все в норме. Но путевого обходчика Дорфманкройца нигде нет. Не видел его и на перегоне. Для железнодорожной полиции — все. Теперь вопрос к диспетчеру: я могу следовать дальше?

— Следуйте. Но пока найдется обходчик, оставьте в будке своего помощника.

— У полиции нет вопросов?

— Нет. Спасибо. Можете следовать.

Штальшлягер услышал, как диспетчер передает распоряжения дежурному в Цербст, чтобы тот задержал скорый Вернигероде — Берлин. Потом другой голос потребовал подать специальное авто для полиции к платформе главного вокзала.

«Ну, началась карусель», — подумал Штальшлягер, осторожно опуская трубку...

2

Фомина разбудил настойчивый телефонный звонок.

— Это Енок, — услышал он знакомый голос начальника отделения Магдебургской криминальной полиции. — Доброе утро, геноссе капитан, — и Енок рассказал Фомину о происшествии на железной дороге.

Фомин набрал номер дежурного:

— Шарапов? Распорядись, чтобы мне быстренько машину до главного вокзала. Полковнику доложи, что я с Еноком и его коллегами срочно выехал к железнодорожникам. С места я ему доложу, и пусть радисты слушают радио, этих, из РИАСа[6]. Прошлый раз они выдали сообщение чуть ли не через пять минут после бидерицкого взрыва. Помнишь?.. Ну все.

Одеваясь, снова подумал о РИАСе. Тут и в самом деле может проявиться определенная связь, если радиостанция снова первой и сразу продемонстрирует осведомленность. Этот младший партнер «Голоса Америки», вышедший в эфир в феврале 1946 года, старался вовсю и уже успел «накидать» в эфир кучу провокационной информации.

— Выхожу! — крикнул в окно Фомин, увидев подошедшую к дому машину, из окошка которой выглядывал шофер.

3

Енок ждал Фомина на перроне. К каменной стенке прижалась темно-зеленым боком приземистая дрезина «Мерседес-дизель», поставленная на железнодорожную тележку.

— Поехали, — сказал капитан, захлопывая дверцу. — Ничего нового?

— Пока нет. Вахмистр Блютнер — он со вчерашнего дня был по другому делу недалеко от места происшествия — перехватил мотрису. Допросил машиниста подробнее. В общем, все то же. Среди пострадавших три советских офицера. Перегон я распорядился временно закрыть. Разберемся, а уж потом подошлют ремонтников.

— Это точно, — согласился Фомин. — Я вычитал на днях у французского криминалиста Эдмона Локара: «Первые часы розыска неоценимы, ибо уходящее время — улетучивающаяся истина». Давайте прикинем, как мы используем эти первые часы.

Фомин оглядел сидящих в кабине. Коллег Енока он знал в лицо, много раз уже приходилось с ними распутывать разные замысловатые истории.

— Мы с вами и эксперт Линденау осматриваем место происшествия. Остальные ищут свидетелей. Кого-то попросим установить всех служащих, работавших в эту ночь.

— Этим занимается Блютнер, — сказал Енок. — Только, мне думается, не там лежит кончик, за который можно уцепиться. Искать нужно на перегоне...

— Подъезжаем, — громко сказал водитель. — Вон повреждена правая рельса, а вокруг черное пятно.

— Не пятно, дружок, а довольно солидная воронка, — заметил Енок, прижавшись лбом к переднему стеклу. — Стоп! — скомандовал он.

Все выскочили на насыпь.

— Заряд небольшой, — сказал Фомин.

— Сработала мина наживного действия, — доложил Линденау. — Заряд тола граммов на сто. — Он приложил к месту повреждения линейку. — Из рельсы вырван кусок в двенадцать сантиметров восемь миллиметров.

— Мотрисе повезло, — сказал Енок. — Вполне могла соскочить, ведь она достаточно тяжела, а уж о большем составе и говорить нечего, колеса вагонов раздвинули бы рельсы и...

— Обходчика до сих пор не нашли? — спросил Фомин. — Может быть, он и есть тот, кого мы ищем?

— Вряд ли. Он побывал в нацистских концлагерях. Человек честный, обязательный и четкий.

В десятке метров от места взрыва в насыпи было несколько глубоких вмятин. Создавалось впечатление, что тут кто-то специально топтался. Пониже, у основания насыпи можно было четко проследить две борозды.

— Похоже, тут происходила борьба, — стал рассуждать капитан. — А эти борозды вполне могли быть процарапаны каблуками, если один тащил другого. — Он спустился вниз. — Геноссе Енок, тут явно кто-то шел, вот измята трава... Видите?.. Тропинка ведет к кустарнику. Там, впрочем, уже ваш коллега...

Пока Енок, Фомин и эксперт добежали до кустов, полицейский выволок из них раненого человека.

— Что вы делаете, Бухгольц! — крикнул Фомин. — Нужно было сначала все осмотреть...

— Я уже осмотрел, — опустив на землю свою ношу, стал оправдываться сотрудник Енока. — Его просто подняли и бросили в кусты.

— Это Дорфманкройц, — сказал Енок.

Фомин в это время уже расстегнул форменную рубашку старика и приник ухом к его груди:

— Найдите нашатырь.

Эксперт начал растирать виски железнодорожника. Раскрылись веки, и старик мутными глазами посмотрел на склонившихся над ним людей.

— Сколько часов он мог тут пролежать? — спросил Фомин.

— Прикинем, — ответил Енок. — Старик пропал примерно за час до того, как из его будки говорил с диспетчером машинист мотрисы. А с той поры минуло уже более двух с половиной часов.

— Ну, что делать дальше? Дорфманкройц так и не приходит в себя, — сказал Блютнер.

— Дадим ему шнапсу, — предложил Енок.

Приподняли голову Дорфманкройцу, влили ему порцию. Допинг подействовал: глаза Дорфманкройца просветлели, он сел.

— Вот так история, — выдавил он из себя. — А его не поймали, этого?..

— Изловим с вашей помощью, — ответил Енок.

Через десять минут все были в мотрисе.

— Ну так что же с вами произошло, господин Дорфманкройц? — спросил Енок.

— Я возвращался с участка. Иду к будке и вижу на путях человека. А как подошел я к нему — он из кармана руку вынул и на меня наставил. В кулаке что-то зажато: пистолет — не пистолет. Я за руку его и схватил. А потом — удар по голове, и ничего не помню больше... Вот все...

— Да, немного, — сказал Фомин. — А какие-нибудь приметы?.. Ну какой был этот тип, во что одет? Лицо? Рост?

— Ростом он так побольше меня. Плотный... Голова круглая... А может, мне так показалось потому, что он в берете был... Это вот точно — в берете...

— Еще что заметили? Подумайте, вспомните, — с надеждой упрашивал Енок. — Лица не рассмотрели?

— Так сумеречно было, — морщил лоб старик. — Разве что усы? Вроде была какая-то растительность.

— Эту деталь легко убрать... — сказал Енок.

— Ищите на его правой руке царапину или синяк, — встрепенулся старик и поднял свои ладони. — Я его этими крючками зацепил крепко. Можете не сомневаться. Тут еще есть силенка...

— Для этого его нужно сначала найти, задержать и опознать. Вот тогда и проверим силу ваших рук, — сказал Фомин.

На этом разговор с Дорфманкройцем прервался, так как прибежал запыхавшийся Бухгольц и доложил, что на обочине шоссе видны следы колес легкового автомобиля.

— Линденау, это по вашей части, — сказал Фомин эксперту. — Нужно поискать тех, кто мог видеть эту машину.

— Ее мог видеть Ганс Грубер! — уверенно сказал Дорфманкройц, приподнявшись с лавки мотрисы. — Если учесть время, когда меня огрел тот тип, то незадолго до этого через переезд должен был обязательно проехать молочник Грубер на своем драндулете. Он всегда в эту пору везет молоко в Цербст.

— Когда он возвращается? — спросил Фомин.

— По-разному. Обычно часа через три-четыре...

— Тогда давайте быстро подскочим к переезду, — предложил Енок. — Мы еще можем перехватить этого Грубера.

4

Только к шестнадцати часам Фомин вернулся к себе в отдел. И хоть нещадно мучил голод, ни домой, ни в ресторан Дома офицеров заезжать не стал, а, перехватив в буфете стакан чая с бутербродом, сразу же поднялся в кабинет Кторова.

— Машина — спортивный «БМВ», номер — западноберлинский, — начал докладывать Фомин. — Известны две цифры. Свидетель Грубер уверяет, что первая и последняя — тройки. Искать нужно в Цербсте или Магдебурге. Цербст уже дал справку. Подобную машину там видели у почты рано утром. Девушка обрисовала водителя, который звонил в Западный Берлин. Кое-какие внешние признаки сходятся с теми, что указал обходчик: примерно тот же рост, крупноголовый, в берете...

— Номер машины западноберлинский, — задумчиво повторил Кторов, — звонил в Западный Берлин. Через сколько минут после взрыва на дороге?

— Примерно через полчаса... Телефонистка его запомнила потому, что он был самый первый.

— Можно с перегона за полчаса добраться до Цербста?

— Вполне.

— Вот утреннее сообщение РИАС. — Кторов протянул Фомину страничку записи радиопередачи. — Как вы и предполагали, обращение к «патриотам-немцам»...

«Внимание! Внимание! — начал читать Фомин. — Передаем экстренное сообщение. Сегодня в шесть часов десять минут в Восточной зоне на железнодорожном перегоне Цербст — Магдебург взорвано железнодорожное полотно. Больше десяти офицеров и солдат оккупантов ранено. Истинные немцы-патриоты не склоняют головы перед поработителями. РИАС приветствует их».

— Ну как? — спросил Кторов, когда Фомин вернул ему страничку. — Все завязано в единый узел. Эти «патриоты» действуют по указке одного хозяина... Какие действия будем предпринимать для ликвидации диверсанта?

— Мы с Еноком оповестили полицию и в Цербсте и в Магдебурге. Данные сообщены постам и патрульной службе. Разрешите подключить наших товарищей?

— Действуйте, капитан. — Кторов достал из стола листок чистой бумаги. — А я пока напишу короткое донесение руководству.

5

Смотритель автостоянки перед главным магдебургским железнодорожным вокзалом только было собрался нырнуть в прохладный полумрак локаля, где пахло свежим пивом, а от опилок, щедро устилавших пол, исходил влажный запах, как на площадь выскочил автомобиль. Резко тормознул, остановился. Водитель торопливо захлопнул дверцу, зашагал было в сторону вокзала.

— Эй, господин! — окликнул его смотритель. — Нужно соблюдать установленный порядок...

— Ах, да, да, конечно, — сказал шофер и стал рыться в карманах. Не найдя нужной монеты, протянул бумажную марку. — Не знаете, скорый из Вернигероде прибыл?

— По времени-то он должен уже быть, — глянул на вокзальные часы смотритель. — Но вот пока почему-то не объявляли. Задерживается, значит, — и он наклеил квитанцию на ветровое стекло автомобиля. — Минутку, господин, ваша сдача, — окликнул он нетерпеливого водителя, который, махнув рукой, направился в тоннель.

— Как знаете, — буркнул смотритель и решил, что теперь уж сам черт не помешает ему промочить горло. «Пока не высосу две кружки, не вернусь, пусть хоть десять машин подходит». Это свое решение он и выразил уже вслух кельнеру локаля.

— Налей, Курт, пару светлого...

Забрав кружки, он занял место у столика рядом с окном, откуда хорошо была видна и площадь, и подвластная ему стоянка с единственным автомобилем. «Машина, однако, новенькая, — отметил он про себя. — Спортивный «БМВ». А номер западноберлинский «WB 31—63». Работая тут уже год, он находил для себя развлечение в том, что по номерам догадывался, откуда и кто приезжает на его стоянку, и по манере поведения владельцев машин довольно точно определял их характер и настроение. Этот «Красавчик», так он назвал водителя «БМВ», скорее всего преуспевающий коммерсант. Одет чисто и держится уверенно. Но с точностью не в ладу. Если кого-то хотел встретить, то не опоздал бы к поезду. По расписанию скорый из Вернигероде уже сорок минут назад должен был прийти...

В эту минуту диктор объявил о том, что поезд прибывает на первую платформу. К вокзалу подкатили два таксомотора, и смотритель стоянки, залпом допив вторую кружку, пошел на свое рабочее место. Выходя из локаля, обратил внимание на то, что из тоннеля вышел его западноберлинский клиент и, не дожидаясь прихода поезда, вскочил в свою машину.

— Ваш поезд! — крикнул ему смотритель.

Но «Красавчик» даже не повернул голову в его сторону, дал газ и был таков. «Странный какой-то, — пожал плечами смотритель. — То подавай ему скорый из Вернигероде. А когда тот приходит, сматывает удочки».

На стоянку вырулило несколько машин. Из тоннеля повалил народ. Прибывшие растекались кто к автобусам, кто в очередь у остановки такси. Но вот к стоянке подошла машина с государственным номером. Открылась дверца, и высунувшийся из нее человек решительно окликнул смотрителя:

— Подойдите сюда. Нужно с вами поговорить. — Энергичный жест рукой. Открылась вторая дверца. — Заберитесь-ка ненадолго к нам.

Не дожидаясь повторного приглашения, смотритель влез в машину, в которой тут же было откинуто запасное кресло.

— Я шеф Магдебургской КриПо Енок. Вы хозяин стоянки, не так ли?

— Да, Альфред Ротнер.

— Скажите, господин Ротнер, много с утра обслужили клиентов?

— Меньше обычного. Было несколько машин к утреннему берлинскому. Потом к поезду из Вернигероде. А он опоздал и вот только что прибыл.

— Не было ли среди машин серой, возможно светло-голубой, с западноберлинским номером?

— Как же, была, и совсем недавно. Подъезжал такой «Красавчик»... — И Ротнер рассказал о мерседесе «WB 31—63» и его водителе.

— Вот вам наш телефон. Если сегодня этот «Красавчик» тут объявится, позвоните, — сказал Енок. — Счастливо трудиться.

6

— Вы просили звонить, геноссе Фомин. — Енок закурил и стал рассказывать о том, что ему удалось выяснить, но закончить не успел — в кабинет вбежал взволнованный Блютнер:

— Спортивная машина номер «WB 31—63» обнаружена вашим патрулем на стоянке у ресторана «Черный орел»!

— Отлично. Геноссе Фомин, вы слышали? Хорошо, жду.

— Берите машину и Бухгольца и немедленно к «Орлу»! — Приказал Енок Блютнеру. — Установите за «Красавчиком» наблюдение. Будьте осторожны. Если увидите, что объект собирается покинуть город, задержите. О всех его передвижениях докладывайте.


— Что будем дальше делать? — Кторов протянул руку и взял у Фомина листок с планом. — Решили пока не трогать «Красавчика»? Правильное решение. Но не забывайте данные и по первой диверсии. Нужно все сопоставить. Приметы человека, которым занимается Шарапов, не совпадают с описанием вашего «Красавчика». Очень может быть, что мы имеем дело с группой. Согласны?

7

Фомин застал Енока за приготовлением бутербродов. Кофейник пофыркивал ароматным парком.

— Я готовлю ужин на нас двоих, — сказал Енок.

— Спасибо, не откажусь.

— Последние новости, — начал рассказывать Енок. — Мы выяснили, чем занимается «Красавчик». Его фамилия Варга. Остановился он в мотеле... Отличный ресторан, много проезжающих с запада. Блютнер дежурит на стоянке. Линденау установил, что машина та самая.

— Стало быть, тот, кто нам нужен.

— Не пора ли кончать?

— По нашим данным, в бидерицком взрыве участвовал другой человек.

— Да, припоминаю. Худой и прихрамывающий... Группа?

— Диверсии одного сорта. Но «Красавчик» даже приблизительно не напоминает того по Бидерицам. Теперь вот что: скоро подъедет старший лейтенант Шарапов. Его нужно свести с вашими товарищами.

— Хорошо, свяжем, его с Отто Линденау.

На следующий день Фомин вошел в кабинет Енока и понял, что шефу КриПо отдыхать не пришлось. Отто Линденау что-то докладывал Еноку.

— Отто — о сегодняшней ночи, — пояснил шеф КриПо. — Продолжайте, Отто...

— Когда «Красавчик» уселся ужинать в мотеле, мы заглянули в его автомобиль. Я заметил, что на полу под рулем не убрано, и взял на всякий случай мусор — песок, камешки — целую горсть. Решил сравнить с тем грунтом, который прихватил там, у переезда, где стояла его машина. На заднем сиденье, между прочим, брошен берет. О нем, помните, упоминали свидетели. Но все это нам уже не понадобилось, когда заглянули в багажник. В глубине наткнулись на картонный ящичек. Мина. Размером в два кулака. В промасленной бумаге. Их там было несколько штук.

— Я не стал вас будить, геноссе Евгений, — перебил вахмистра Енок. — Я только усилил группу наблюдения. Линденау, расскажите капитану, что было дальше.

— Да ничего особенного, — скромно улыбнулся вахмистр. — «Красавчик» встретился с «Хромоногим».

— «Хромоногим»! — привстал от удивления Фомин. — Значит, встретился с «клиентом» Шарапова? Это удача, Линденау.

— Они не обмолвились ни одним словом. Но мы углядели: «Красавчик» передал «Хромоногому» сверточек. Ну а утром, как только «Хромоногий» выехал по своим делам, его быстренько прижала дорожная полиция, за «превышение скорости». И сейчас и он, и тот сверток находятся этажом ниже, и это наш вам презент. Его зовут Бруно Кольтер. А в свертке «подарки» из коллекции «Красавчика». Мины.

8

Фомин доложил полковнику о сложившейся ситуации. Задержанный охотно отвечает на вопросы. Напуган. Без раздумий назвал имя «Красавчика», с которым, как выяснилось, служил в начале войны в одном авиационном полку. Вероятно, не профессиональный разведчик. Сразу после того, как ему напомнили о происшествии на станции Бидерице, признал, что участвовал в этой диверсии.

— Начинайте допрос, — приказал Кторов. — А я подъеду.

Привели Бруно Кольтера. Он вошел, слегка припадая на левую ногу, и, сделав три шага, по-военному вытянулся.

— Садитесь, — сказал Фомин.

По-журавлиному согнув длинную шею, Кольтер сделал четыре шага и сел, словно сломался.

— Вы готовы дать показания?

— Да, конечно, — поспешно ответил Бруно, — конечно, герр...

— Капитан Фомин, — подсказал Енок и вынул из ящика стола сверток.

— Герр капитан, — заговорил Бруно. И замолчал, испуганно следя за тем, как Енок разворачивал бумагу, в которую были завернуты мины.

— Ваши? — спросил Фомин, беря в руки одну из них.

— Да, мои. То есть не мои, конечно. Мне их передали...

— Не торопитесь, — сказал Фомин, пододвигая к себе бланки допроса, — сейчас мы запишем ваши показания. Советую говорить только правду. Это облегчит вашу участь.

— Конечно. Правду и только правду, — часто закивал Бруно.

— Тогда — имя, фамилия, возраст, род занятий.

— Кольтер Бруно, двадцать восемь лет, бывший авиационный штурман, бывший обер-лейтенант.

— Что связывало вас с нацизмом?

— Если поверите, то ничего, кроме обязательной воинской службы и присяги. И вот результат. — Бруно опять посмотрел на свою искривленную ногу. — И еще гибель отца...

— Как же после всех ваших страданий и страданий, принесенных нацистами вашему народу, вы решили встать на враждебный своему же народу путь, помешать миру, возвращенному такой ценой?

Кольтер вздохнул и, опустив голову, заерзал на стуле. Наконец с досадой сказал:

— Варга! Еще месяц назад я даже не мог бы себе представить, что все вот так случится. Он налетел как ураган. Каким образом нашел меня, до сих пор не представляю. Вызвал по телефону в локаль. Были, мол, однополчанами, нужно встретиться. А потом стал говорить о долге, о «священной войне», угрожал, сунул деньги. Даже когда поехали с ним в Бидерице, не знал, какое он мне уготовил задание.

— Так кто же этот Варга?

— Майор Люфтваффе или... не знаю, уж в каком звании он пришел к концу войны. Сейчас представляет какую-то западноберлинскую фирму. Но эти штуки, — Бруно выразительно посмотрел на мины, лежащие на столе, — эти штуки ему, конечно, поставляет не фирма. Он не назвал мне, кто его истинные хозяева. Скорее всего, бывшие нацисты, укрывшиеся от суда и нашедшие покровителей на Западе. Возможно, американцы. В одном из наших разговоров он сказал, что совершил турне в Америку. Вот, пожалуй, все, что я могу сказать о Варге.

— Кого еще Варга привлекает к диверсиям? — спросил Фомин.

— Он говорил, что нашел кого-то из однополчан. Они, мол, встретили с распростертыми объятиями, готовы помочь. Вообще, послушать его, то у него кругом друзья, сослуживцы, единомышленники. Но я в этом сильно сомневаюсь. Иначе бы он так не давил на меня. Поверьте, я очень не хотел иметь с ним дело.

В кабинет вошел Кторов. Фомин и Енок встали. Вскочил и Бруно Кольтер, сразу сообразивший, что человек в сером гражданском костюме — старший среди присутствующих.

Полковник взял у Фомина протокол допроса и, быстро пробежав его глазами, вернул.

— Продолжайте.

— Для чего предназначалось это? — спросил Фомин, взвешивая на руке одну из мин.

— Мост, — сказал Кольтер. — Мост перед Магдебургом. Варга решил взорвать его моими руками. После этого обещал оставить меня в покое...

— И, конечно, щедро вознаградить? — вставил Кторов.

— Да, герр начальник. Называл большие суммы, уговаривал, угрожал, когда я пытался отказываться. Между прочим, он носит при себе пистолет. В общем, припер меня. Но я не убежден, что у меня хватило бы сил решиться на взрыв.

— Теперь-то уж, конечно, решились бы вы на это или нет, взрыва не будет, — сказал Енок.

— Почему же? — неожиданно для всех возразил Кторов. — Мне думается, мы сами теперь поспособствуем этому. Если сидящий перед нами соучастник Варги окажет нам с вами услугу и в какой-то мере смягчит свою вину...

— То есть? — удивленно привстал со стула Енок.

— Представьте себе, — улыбнулся Кторов, — Кольтер может сослужить нам службу. А мы тем временем основательно понаблюдаем за Варгой. Вы готовы помочь нам? — обратился он к допрашиваемому.

— Готов. Я сознаю свою вину...

— Какие связи Варги вы знаете? Напрягите память.

— Я, кроме него, никого не знаю. Ни имен, ни фамилий, ни адресов. Разве только один телефон. Он дал мне его вчера. Назвал номер — 339674. После взрыва моста мне приказано позвонить по нему и, если ответит низкий женский голос, сказать всего два слова: «Поезд задерживается». Ни адрес, ни имя женщины мне неизвестны.

— Это не трудно установить, — сказал Енок. — Теперь прошу разъяснить, в каком взрыве мы должны участвовать? И в чем нам должен помочь Кольтер?

— Имитировать взрыв может и петарда, — сказал Фомин. — Чтобы Варга не подозревал...

— Верно. Усыпим бдительность Варги, и пусть он еще раз доложит своим шефам о своих успехах. И пусть Кольтер с ним встретится. Вы готовы сотрудничать с нами?

Кольтер встал со стула и вытянулся:

— Можете не сомневаться, герр начальник. Этот фанатик нацизма способен на все. В своей «священной борьбе» он утянет на тот свет немало безвинных людей. Я хорошо понял это.

— Насколько хорошо поняли, сможете доказать на деле.

Кольтера увели из кабинета.

— Какое у вас впечатление об этом человеке? — спросил Кторов. — Можем ли мы на него рассчитывать?

— Мне кажется, можем, — после некоторого раздумья сказал Енок. — Линденау собрал сведения о нем. Гражданский летчик, загнанный в армию. Сын рабочего. В наци не состоял — это мы проверили. Инвалид. В доме его едва сводят концы с концами. Кстати, его дядя, по профессии счетовод, попал под фашистские репрессии, сидел в тюрьме. Кольтер — пешка в большой игре. Смалодушничал. Сейчас опомнился. По-моему, это искренне.

— Выясните, кому принадлежит телефон, о котором упомянул Кольтер.

— Не беспокойтесь, геноссе Кторов.

9

Сведения продолжали накапливаться. Появился адрес — Плауэналлее, 14. Там проживала Барбара Штрамм — это коллеги Енока установили по номеру телефона, указанному Бруно Кольтером. За домом было установлено наблюдение. Продолжали наблюдать и за «Красавчиком». Чтобы он случайно не обнаружил исчезновение Бруно Кольтера, того попросили позвонить домой и сообщить матери и дяде, что он жив и здоров и заночевал у приятеля. Потом он под присмотром Блютнера сам заехал домой и вернулся на дядиной машине в условленное место. Вел он себя спокойно и с готовностью слушал инструкции. Его свозили к мосту и несколько раз проехали под ним. При необходимости в разговоре с Варгой Бруно теперь мог описать детали сооружения.

Кторов вызвал Фомина:

— Слушайте: Ладислав Варга, он же Ласло Фаркаш, он же граф Золтан фон Нейри — это активный салашист, в Венгрии замаран кровью своих соотечественников. Служил рейху исправнейшим образом. Он бывший шеф-пилот Германа Геринга. В Венгрии разыскивается как военный преступник. Теперь — пора.

10

Сутки прошли сравнительно спокойно. «Красавчик» сменил баллон в мастерской техобслуживания, там же помыл машину и собственноручно вытер до блеска.

Фомин еще раз побеседовал с Кольтером и проиграл с ним варианты встречи с Варгой.

И вот наступило время действия.

В густых сумерках, когда над Эльбой засветились фонари, Фомин выехал на набережную, пустынную в эти вечерние часы. Эльба была расцвечена судовыми огнями, и, как всегда, они придавали ей карнавально-праздничный вид. Со средних веков Магдебург был важным перекрестком торговых дорог, перевалочным пунктом между водными и сухопутными путями. Здесь у Эльбы было все же веселее, чем в лабиринте темных полуразрушенных улиц. Американская авиация в конце войны без какой-либо стратегической надобности основательно разрушила бомбами этот старинный город. Груды развалин и штабеля по-немецки аккуратно сложенных кирпичей определяли облик старой рыночной площади с исковерканной ратушей в стиле барокко. Грудами кирпичей был окружен и знаменитый магдебургский всадник — конная скульптура рыцаря, которую тут тщательно оберегали, и она всю войну простояла под балдахином. Там на старой рыночной площади камни все еще пахли дымом. А у Эльбы всегда дул ветерок.

Наконец, впереди показалась темная стена железнодорожного полотна и широкий освещенный разрыв, через который пролегало шоссе. Над шоссе повис мост. Прижав машину к тротуару, капитан посмотрел на светящийся циферблат часов.

Справа послышался гул приближающегося поезда. Работяга паровоз, отдуваясь облаками пара, тащил грузовой состав и, казалось, напрягался что есть духу, чтобы поскорее вытянуть вагоны из тесноты города на простор душистых полей. Фомин, как в детстве, стал считать вагоны. Когда последний из них миновал мост, раздался взрыв и взметнулся яркий всполох огня. Фомин дал газ и, проскочив до разворота, стал возвращаться к центру города. Навстречу, визжа сиреной, пронеслись машины полиции. Все развивалось, как надо. Он не сомневался, что «Красавчик» выбрал точку наблюдения и не преминул полюбоваться зрелищем взрыва.

11

Бруно Кольтер нервничал. Прошло более тридцати минут после назначенного времени, а Варга не появлялся. И не было видно поблизости этого русского капитана, который, наверное, помог бы дельным советом. Посетителей в баре становилось все больше. Горка окурков в пепельницу заметно выросла. Кельнер заметил это и поменял ее. Веселье в баре достигло своей кульминации, и Бруно знал, что скоро основная масса людей начнет расходиться и останутся только те, кто живет поблизости или имеет машины. Он допил пиво и снова сунул в рот сигарету. Никотиновая горечь, скопившаяся в уголках губ, начинала раздражать. Раздавив сигарету в пепельнице, он решительно поднялся, оставил на столике деньги. Обходя танцующих, стал пробираться к выходу. На улице постоял перед баром, наблюдая за неоновой парой, безостановочно крутящейся в каком-то непостижимом танце. Никто не подошел к нему. Тогда Бруно сошел с тротуара и направился на стоянку, в гущу разномастных железных коробок, безропотно ожидающих своих хозяев. Нашел свою машину, сел. Захлопнув дверцу, Бруно почувствовал, что в машине кто-то есть. Не оборачиваясь, сунул руку в карман, нащупывая кастет...

— Спокойно, мальчик. Это всего лишь я, — услышал он шепот Варги.

— Какого черта! Сорок с лишним минут я провертелся на стуле, словно угорь на сковородке, — раздраженно сказал Бруно, входя в роль и сразу почувствовав, что успокоился.

— Ерунда. Главное сделано. Молодец, я в курсе, — прошептал в затылок Варга. — В бар я не пошел. Такое ощущение, словно мне прицепили хвост. Давай побыстрее отсюда, — он нервно закурил. — Еще вопрос — не зацепили ли они тебя?

— Не думаю...

Выбросив сигарету в окно, Варга достал из кармана конверт и положил на сиденье.

— Возьми. Здесь твой гонорар.

12

В тот момент, когда от стоянки пошла машина Бруно, Фомину почудилось, что в ней сидели двое.

«Устремиться за ней? — рассуждал Фомин. — Тогда, если там Варга, он заметит слежку. Но нет другого выхода. Неужели Бруно «вильнул»? В это не хотелось верить. А почему же их не взяли в кафе? Может быть, «Красавчик» и вовсе не заходил туда? Тогда Бруно оказался в сложной ситуации и должен сориентироваться сам. Если, конечно, не изменил решению помочь КриПо». — Все это буквально в полминуты промелькнуло в голове капитана. Он включил мотор. Огоньки машины Кольтера были едва видны. Потом их закрыла черная коробка грузовика. Фомин прибавил скорость и через минуту заметил, что «фольксваген» свернул вправо. Достигнув той же улицы, капитан погасил фары и тоже свернул. До машины Бруно было метров четыреста. Улица была пустынной и темной, много развалин. «Куда же они держат путь?» — ломал голову Фомин.

13

— Кажется, мы сделали удачный финт, — сказал Варга. Он несколько раз нервно оборачивался и теперь, как показалось Бруно, успокоился. — Пора расходиться. У кладбища тормознешь. Я дам знать о себе.

— Но мы же договорились... — начал было Бруно, но словно не слыша, Варга сказал:

— От меня придет человек. Передаст привет от «Пилота». И смотри не дури... — не дожидаясь, пока автомобиль остановится, Варга ловко выскочил из машины.

Варга перелез через ограду кладбища, и Бруно сразу же потерял его из вида. Он почувствовал, как к борту его машины притирается автомобиль. Бруно узнал водителя — это был Фомин, выскочил из машины и, припадая на больную ногу, поспешил к нему.

— Герр капитан, — обрадованно выпалил Бруно, опускаясь на сиденье. — Что-то мы не рассчитали, я оказался в его власти. Вот получил гонорар. — Кольтер передал Фомину конверт, оставленный Варгой.

— Где он?

— Перемахнул забор кладбища. Что мне делать дальше?

— Поезжайте домой. Если он позвонит, успокойте его. А завтра мы вас разыщем.

14

Барбара Штрамм очень удивилась, когда к ней в дом без звонка вошли трое.

— В чем дело? — обратилась она к Линденау, поскольку он был в форме блюстителя порядка.

— По нашему предположению, сюда может пожаловать гость. Вот мы и поспешили, чтобы вместе с вами встретить его, фрау Штрамм, — сказал, выходя вперед, Енок. — И вы передадите ему, что поезд задерживается...

Хозяйка дома закрыла рот рукой, словно испугалась, что из него помимо ее воли выпорхнет тайна, которую ей настрого приказали хранить.

— Вам сообщили о задержке поезда? — снова настойчиво спросил Енок.

Она испуганно кивнула. И тут же прозвучали два коротких звонка.

— Ну что же, принимайте гостя, — сказал Енок. — Возьмите себя в руки.

На лестнице послышались шаги. Шарапов и Линденау встали по сторонам дверей. Енок, выключив свет в прихожей, укрылся за шторой. Барбара повернула барабанчик замка и шагнула назад, пропустив в прихожую высокого широкоплечего человека.

— Почему сидишь в потемках? — спросил он. Зажег свет, сразу найдя в темноте выключатель, и направился к комнате. — Я на несколько минут...

— Руки вверх! — скомандовал, выходя из-за шторы, Енок. Рука с пистолетом уперлась в грудь Варги. Он сделал резкий шаг назад. И уже за его спиной прозвучал громкий голос Шарапова:

— Руки, руки, господин Варга!

Тем временем Линденау вытащил у него из пиджака пистолет и быстрыми опытными руками ощупывал содержимое других карманов.

15

По дороге в отдел Варга пришел в себя. Он уже не прятал взгляда. Бодро, словно забавляясь, позвякал наручниками, спросил, куда следовать. Капитан показал на лестницу.

Кторов пошел в кабинет. Подвинул к себе дело «Красавчика» и, как бы сгоняя усталость, несколько раз провел ладонью по лбу и глазам.

— Приступим. Вот визитная карточка. В ней на венгерском, английском языках указывается, что ее предъявитель граф Золтан фон Нейри. А вот портрет графа. Узнаете себя? И еще вот такая семейная фотография. Взгляните, — полковник поднял снимок. — Тут вы в компании офицеров рейха.

— Я действительно венгерский граф Золтан фон Нейри, бывший личный пилот Германа Геринга, — спокойно сказал Варга. — Всего лишь кучер...

— Кучер тут ни при чем. Диверсии, вами организованные, едва не унесли многие жизни, в том числе и наших военнослужащих. Этого вполне достаточно для суровой кары. Даже без учета диверсионной акции, которая сегодня не состоялась.

— Как, черт возьми, не состоялась? — Нейри стремительно встал.

— Сядьте, Нейри! Эмоции держите при себе. Это был небольшой фейерверк для нашей утехи. А игрушки вот, — Кторов вынул из ящика стола одну из мин, изъятых у Кольтера, и положил на край стола. — Впечатляет? Между прочим, РИАС уже передал в ночном сообщении о вашем «подвиге» без указания, конечно, «героя». А поезда идут по расписанию. Итак, когда и кем вы были привлечены к шпионско-диверсионной работе?

Варга задумался. И наконец, медленно ответил:

— В феврале этого года у себя на квартире в Западном Берлине, человеком, приходившем ко мне, назвавшимся «курсантом». В прошлом он тоже был офицер военно-воздушных сил рейха. Это все, что я о нем знаю.

— Вам не кажется, что для серьезного дела, которому вы решили себя посвятить, этого слишком мало? К вам пришли, назвались «курсантом», и вы тут же согласились на вербовку?

— С этим человеком мы состояли в одной партии, и пусть ее сейчас нет, но разве мы, те, кто остался, изменили своим принципам?

— Какими же средствами и под чьим руководствам вы надеетесь вести свою войну?

— Средства меня не смущали. В борьбе с вами все средства хороши.

— Давайте вернемся к «курсанту». Кто же он? Кого представлял?

— Кто он — не знаю. А кого представлял? ОСС[7] с ориентацией на организацию Гелена[8]. Полагаю, вам это о чем-то говорит.

— Несомненно. А отношения к РИАС?

— Пропаганда. Вы же знаете, иногда слово означает больше, чем сброшенная бомба.

— Ну что же, — Кторов посмотрел на часы, — на сегодня достаточно.

— Меня будет судить ваш суд? — вдруг спросил Нейри.

— Зачем же? Вас давно уже ожидают в Венгрии. Мы лишь присовокупим к обвинениям вашего народа свои. — И, повернувшись к Фомину, сказал: — Отправьте графа в камеру.

16

Магдебург встал из руин. За годы, что пролетели с той далекой поры, он превратился в цветущий индустриальный центр Германской Демократической Республики. От Енока, который считал своим долгом ознакомить старого товарища со всеми достопримечательностями Магдебурга, Фомин узнал, что население города приближается к тремстам тысячам и что тут на средства государства проведены огромные реставрационные работы.

Вместе с Блютнером и Бухгольцем, которые теперь носили высокие звания офицеров народной полиции, они побывали на местах, где некогда вместе приходилось проводить сложные и опасные операции. Прежний облик приобрела старая рыночная площадь с ратушей и всадником. Только тот всадник, что простоял всю войну под балдахином, теперь переселился в Музей истории культуры, а здесь стояла его копия. Сделали остановку и у кафедрального собора, послушали звучный голос его колокола.

Это был старый Магдебург.

Но был и новый. Фомин не узнавал окраин. Их просто не стало. Просторные светлые кварталы выросли в районах Старого парка и на улицах Якобштрассе и Шпильхагенштрассе. В ансамбль города отлично вписалась высотная гостиница «Интернациональ».

А Енок считал еще совершенно необходимым показать Фомину магдебургские заводы, продукция которых высоко ценилась и в Советском Союзе, и в мире. Крупные машиностроительные предприятия носили имена выдающихся борцов за коммунизм — Карла Либкнехта, Эрнста Тельмана, Георгия Димитрова.

...В день отъезда — а поезд отходил вечером — Енок повез Фомина обедать в «Интернациональ». Туда должны были подойти и другие их старые коллеги, приезжавшие в Магдебург чествовать юбиляра. Сели в машину, и Енок предложил по дороге в гостиницу сделать небольшой крюк по городу.

— Хочу показать вам, Евгений, еще одну достопримечательность.

Медленно проехав вдоль набережной, мимо бесконечных причалов, над которыми неторопливо и уверенно двигались руки могучих кранов, Енок свернул на какую-то новую, совсем не знакомую Фомину улицу.

— Все это построено недавно, — объяснил он. — А этот старичок должен быть вам знаком. — И он затормозил перед железнодорожным мостом, по которому промчалась электричка.

— «Красавчик»?.. — улыбнулся Фомин.

— Да, «Красавчик». Правда, мост реконструирован, но именно здесь все происходило. Припоминаете?

Евгений Зотов, Борис Поляков НЕПРОШЕНЫЕ ГОСТИ

В пятидесятые годы Центральное разведывательное управление США забрасывает в Советский Союз двух специально подготовленных агентов с задачей обнаружения атомных предприятий страны и сбора о них разведывательных данных.

В основу этой повести положены подлинные факты и документы. Повесть рассказывает о враждебных замыслах американской разведки в отношении СССР и о той борьбе, которую вели против нее советские чекисты на рубеже пятидесятых годов...

1

Летним вечером в Афинах приземлился небольшой двухмоторный самолет. Он стремительно пронесся по бетонной полосе, затем плавно замедлил бег и замер у черной легковой машины. В освещенном проеме входного люка показался мужчина лет сорока в сером, спортивного покроя костюме.

Опустив стремянку, он артистично сбежал вниз, затем повернулся к люку:

— Давай, Федя, не мешкай.

Тот, кого звали Федей, был моложе своего спутника лет на десять и рядом с ним, невысоким, похожим на угловатого подростка, выглядел здоровенным увальнем. И лишь то, как ступал по перекладинам легкой металлической стремянки — по-кошачьи мягко, слегка пружиня, — выдавало в нем человека тренированного, с отличной координацией движений.

— А я, Миша, и не мешкаю, с чего ты взял? — сойдя на землю, сказал он. — Пошли, что ли? — и той же мягкой походкой направился к машине.

В машине оба устроились на заднем сиденье, и Михаил повелительно кивнул угрюмо молчавшему шоферу:

— Трогай, приятель, и, пожалуйста, с хорошим ветерком!

Держал он себя высокомерно, всем видом подчеркивая, что здесь он — старший, а они, шофер и Федор, — подчиненные. «Плюгавый ублюдок, выскочка! — с ненавистью подумал Федор. — Ишь, большое начальство из себя корчит! А всего-то паршивенький инструкторишка, чижик на подхвате». Но ссориться сейчас было глупо, и он заставил себя улыбнуться:

— И там, в Союзе, я мешкать не стану. Прошвырнусь — и обратно.

— Хорошо бы, — напуская на себя еще большую важность, обронил Михаил. — Главное — не забывай, чему тебя учили. У большевиков глаз наметанный...

— Ладно... — с трудом сдерживая раздражение, отозвался Федор. — Здесь, в банке, у меня остается кругленькая сумма, и терять ее я не собираюсь.

— Да уж не надо бы! — снисходительно произнес Михаил. Его радовало, что он сумел выбиться в люди, приобрел теплое местечко, став инструктором американской разведшколы, и что отныне подвергать свою жизнь опасности придется не ему, а другим. Через час-другой он проводит этого Федю «на родину» и вернется в Западную Германию, в уютное гнездышко.

Федор сидел молча. Он размышлял о том, что его ждет впереди. Мир тесен. Что, если случайно встретится знакомый или бывший однополчанин? Нужно будет изворачиваться, лгать. Федор все больше и больше наполнялся тревогой.

Встреча с родной землей, которую он не видел с 1943 года, пугала его, и он постарался переключить свои мысли на более приятные вещи. Откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза. Начал вспоминать западногерманские города Имменштадт, Обербёйрен, Кауфбёйрен. Там, вдали от посторонних глаз, он, курсант американской разведшколы, постигал шпионское ремесло. До седьмого пота тренировался, отрабатывая приемы нападения и защиты. Бегал кроссы, учился стрелять в темноте на любой шорох, метать нож, постигал секреты подрывного дела и многое-многое другое. Знал: действовать придется против бывших земляков, и в случае неудачи пощады ему не будет. А потому был в учебе особо прилежен, на тренировках себя не щадил, выкладывался из последних сил. В свободные часы посещал рестораны и бары, покупал ласки неприхотливых красавиц. Жил надеждой: выполнит задание, разбогатеет и укатит в США.

Вспомнились слова напутствия. Начальник разведшколы, инструктора заверяли, что при его недюжинных способностях и прекрасной подготовке выполнить предстоящее задание не представится сложным. Он смел, дерзок, сообразителен, умеет владеть собой, отлично экипирован, вооружен, в его распоряжении солидная сумма советских денег. Да, там, в России, опасности будут подстерегать его повсюду, но ему ли, прошедшему в жизни огонь, воду и медные трубы, бояться опасностей! Он — русский, хорошо знает обычаи и нравы своей бывшей родины, находится в курсе последних происходящих в Союзе событий. Стало быть, Фортуна будет на его стороне...

Машина мчалась на большой скорости, с шорохом наматывая на шины колес серую ленту шоссе. Солнце село, ушло за горизонт. Начали сгущаться сумерки.

— Уже скоро, — сказал Валдаев. — Огни впереди видишь?

Минут через пять машина въехала прямо на летное поле, бесшумно подкатила к четырехмоторному транспортному самолету, возле которого хлопотали пилоты. Валдаев с Федором подошли к летчикам, поздоровались.

— Прекрасная погода для полета, не так ли? — обращаясь к Федору, сказал командир экипажа, высокий, широкоплечий американец. — Не беспокойся, парень! Штурман, — он кивнул на стоявшего рядом крепыша с квадратной челюстью, — свое дело знает, выведет машину в нужный квадрат, и мы выбросим тебя там, где намечено. Делает он это не впервые.

От хвостовой части самолета к Федору подошел седовласый мужчина с темными, как смоль, усиками, протянул Федору руку:

— Джексон.

Федор ответил крепким рукопожатием:

— Рад познакомиться, мистер.

Джексон достал из планшетки карту, развернул ее и ткнул пальцем в красный кружочек.

— Выброска здесь. Прошу запомнить ближайшие населенные пункты и основные ориентиры на местности... Если вопросов нет, то, как у вас, русских, в свое время говорили, по коням! Время, не ждет.

— Ну, земляк, ни пуха, ни пера! — стараясь придать своему голосу прочувствованные интонации, проговорил Валдаев. Он попытался поцеловать своего подопечного, даже встал на цыпочки, но, не дотянувшись, боднул его головой в грудь.

Сцена получилась ненатуральной, комичной, и американцы, наблюдавшие ее, заулыбались.

— К черту, дорогой, к черту! — мягко отстраняя его от себя, насмешливо ответил Федор.

В окружении самодовольных и самоуверенных янки, чувствуя себя в центре внимания, он вдруг, чего с ним никогда не было раньше, ощутил в себе необыкновенный прилив сил. И Валдаев, которого еще четверть часа он, побаиваясь, ненавидел за его высокомерие и спесь, в эти мгновения превратился для него в нечто мелкое, не стоящее какого-либо внимания. Однако и в этой ситуации он на всякий случай наклонился, поцеловал Валдаева, затем резко повернулся и шагнул к трапу. В эту минуту он чувствовал себя человеком значительным, незаурядным.

Поднявшись на борт самолета, он в который уже раз проверил содержимое карманов пиджака и брюк, затем — упакованное в рюкзаке снаряжение. «Кажется, — сказал он себе, — все о’кэй!» Хозяева предусмотрели все: военный билет, паспорт, справки на всевозможные случаи жизни, крупную сумму советских денег, два пистолета, автомат, ампулу с ядом, фотоаппарат. Осечки быть не должно. Только бы благополучно приземлиться. А там уж он сумеет замести следы.

О возможном провале он старался не думать. Пока самолет выруливал на старт, а затем, взлетев, начал набирать высоту, Федор заставил себя задремать. Но, едва забывшись в полусне, вздрогнул, услышав за брезентовой перегородкой, отделявшей соседний отсек, подозрительный шорох.

Напрягся, прислушался. Затем рывком поднялся, отдернул штору. Прямо перед ним сидел человек в шлеме и комбинезоне с парашютом за спиной. Рядом с креслом лежал рюкзак.

— Ты кто? — ошарашенно спросил Федор.

— Сгинь, — бесстрастно ответил тот. — Сядь на свое место и не задавай дурацких вопросов. Не люблю.

Федор опустил брезент. Вон оно что! Еще один «путешественник». С характером. Во всяком случае, злой, как цепная собака. Что ж, в сообразительности американцам не откажешь. Не дойдет до цели один, выполнит задание другой.

— Послушай, приятель, — окликнул Федор соседа, — может, таиться глупо? Ведь на одно, чувствую, дело идем.

Ответа не последовало, и Федор замолчал. Выходит, американцы решили подстраховаться. Вон какого злыдня послали. Такой мать родную порешит, не дрогнув...

Самолет приближался к советской границе. Крался он с выключенными огнями, стараясь прикрываться купинами редких облаков. Через неплотно зашторенные иллюминаторы лился мертвенный лунный свет. Внизу виднелись поля, спящие поселки, засеребрилась змейка реки.

«Советский Союз», — догадался Федор. На душе была холодная пустота и страх. Федор выдернул из кармана флягу с коньяком, сделал несколько глотков.

Самолет пошел на снижение, и тут же в дверях кабины появился Джексон. Одобряюще кивнув Федору, он направился к десантному люку, дернул дверку, и вместе с ночной свежестью внутрь ворвался оглушительный рев моторов. Джексон поднял руку: пора! Федор поднялся, шагнул к квадрату люка. Внизу, совсем, казалось, близко, тянулась щетина леса.

Самолет начал делать разворот. «Если что, — пронеслось в разгоряченном мозгу Федора, — живым не дамся. Буду драться до последнего патрона. А последний — мой...»

Над светящейся панелью вспыхнула красная лампочка.

— Приготовиться! — скомандовал Джексон и через несколько мгновений рубанул рукой воздух: — Пошел!

Сумасшедшим потоком воздуха Федора швырнуло под хвост самолета и две-три секунды невесомой пушинкой несло по движению, пока резкий рывок не подсказал, что купол парашюта раскрылся. Федор судорожно уцепился за стропы и поднял голову. Недалеко раскачивался купол второго парашюта. «И этого злыдня сбросили!» — отметил Федор.

До земли оставалось сто-двести метров. Как на тренировке, Федор слегка согнул ноги в коленях. Резкий толчок, и вот уже земля. Ловким движением он погасил парашют, присел за куст, прислушался. Рокот самолета стих. Значит, самолет уже набрал высоту, скрылся в облаках.

Отогнув рукав комбинезона, Федор посмотрел на часы. Светящиеся стрелки показывали 3 часа 10 минут. Стало быть, скоро начнет светать, надо поторапливаться. Он приподнялся, осмотрелся. Лес высокий, но не густой. Вроде все спокойно. Ни людских голосов, ни лая собак. Тишина. И вдруг его уши уловили какой-то подозрительный шум. Мгновенно припав плашмя к земле, он затаил дыхание. Неужели все-таки засекли, выследили и сейчас начнется? Прислушался: тихо. И опять шелестящий шум. «Фу ты! — ругнулся он. — Это же шумит листва!»

Небо на востоке начало светлеть, но в лесу было еще сумрачно. Федор снял комбинезон и снова приложился к фляжке. Потом спрятал парашют и замаскировал тайник дерном. Чуть поодаль выкопал вторую яму, уложил в нее автомат, один пистолет, патроны, шлем, комбинезон, другое ненужное ему теперь снаряжение. При себе оставил только «вальтер» с тремя обоймами патронов, компас с запасной стрелкой, документы, деньги, фотоаппарат.

Внимательно осмотрев место, сделал на березе насечку — небольшой крест: на тот случай, если придется вернуться. Затем вынул из чехла складной велосипед и быстро собрал его.

Минут через двадцать он приблизился к шоссе, ведущему на Тирасполь.

2

В дежурной комнате Министерства государственной безопасности Молдавской ССР раздался телефонный звонок. Сообщали из штаба ВВС округа: в 2 часа 25 минут постами ВНОС[9] замечен самолет неизвестной принадлежности, шедший без бортовых сигнальных огней на большой высоте в направлении на Кишинев. В районе Каушаны — Бендеры самолет резко снизился, сделал круг и, набрав высоту, удалился в сторону Черноморского побережья.

Поднятые по тревоге истребители-перехватчики догнали нарушителя. На предупредительные сигналы он не ответил и был атакован. Резко снижаясь, с горящим левым крылом он понесся над морем.

В 3 часа 40 минут Министерством госбезопасности Молдавии была получена телефонограмма. На этот раз — из управления Черноморского пароходства. Докладывал капитан турбохода «Жолио Кюри» Козлов. Судно шло из Одессы в Александрию. В 3 часа 25 минут в трех кабельтовых от судна пролетел горящий четырехмоторный транспортный самолет. Координаты 31°02′ восточной долготы и 44°56′ северной широты. Самолет держал курс на зюйд.

В 9 часов копии двух телефонограмм лежали в Москве на столе одного из кабинетов Министерства государственной безопасности СССР. Генерал-майор Федоров снял трубку:

— Товарищ. Котов, зайдите ко мне.

Когда майор Котов вошел в кабинет, он увидел за приставным столиком полковника Грекова из контрразведки.

— Проходите, — генерал протянул копии телефонограмм. — Ваше мнение?

— Воздушный нарушитель снижался, чтобы забросить агентов, — сказал Котов.

— Не исключено, — генерал прошелся по кабинету. — Рад, что вы разделяете наше предположение, товарищ майор. Свяжитесь с молдавскими товарищами. Они создадут оперативный штаб по розыску парашютистов и организуют розыск.

В тот же день майор Котов вылетел в Кишинев.


Поиск вражеских парашютистов возглавил подполковник Черных.

Цепь людей растянулась на многие километры. Тщательно осматривался каждый квадратный метр предполагаемого места приземления. Поиск продолжался, но обнаружить следы не удавалось.

— Не бестелесные духи, где-нибудь да наследили, — подбадривал руководителей групп подполковник.

Он понимал: с каждым «холостым» часом шансы на успех уменьшаются. Времени прошло много, и лазутчики давно уже покинули данный район. Но понимал он и другое: лазутчики парашюты с собой не унесли, а спрятали их или сожгли. Следовательно, поиск надо продолжать.

Одну из групп вел пограничник лейтенант Морозов. При обследовании встретившегося на пути группы перелеска лейтенант заметил березу, ветви которой были как-то странно разлохмачены. Лейтенант осмотрел траву и заметил две глубокие вмятины. Применили собаку. На склоне овражка, возле низкорослой ивы, она начала разгребать траву. Вскоре блеснул белый шелк, и из тайника извлекли парашют. В пятидесяти метрах восточнее был замаскирован второй тайник.

Обследование близлежащей местности ничего не принесло. Собака пробежала несколько сот метров и в беспокойстве заметалась. Стало ясно: след обработан специальным препаратом.

Поиск осложнился...

3

Возле шоссе Федор сошел с велосипеда. Утро тихое, солнечное. Шоссе пустынно. На часах — без четверти пять. Пока все складывалось как нельзя лучше. Он разобрал велосипед, связал колеса и швырнул детали подальше от тропы. Вряд ли кому придет в голову искать что-либо в этих непролазных колючках.

Придирчиво осмотрев свой помятый костюм, тронутые росой ботинки, он остался доволен. Если кто встретится, то подумает, что это возвращается домой подгулявший человек...

С этими мыслями он вошел в село.

Возле магазина сельпо стояли два бородатых деда с охотничьими ружьями. Один был в большой серой кепке с вислым козырьком, другой — в соломенном брыле с широченными полями. Старики с нескрываемым любопытством глазели на раннего путника.

— Отцы, огонька не найдется? — подходя к ним, глухим голосом, словно ему нездоровилось, спросил Федор и зябко повел плечами.

— Для доброго человека почему не найти? — проговорил сторож в кепке. — Завсегда, будьте любезны.

Федор закурил и, угостив папиросами сторожей, уточнил, как лучше добраться до Тирасполя. Там его давно ждут, а он, гулена, в дороге связался со случайными попутчиками и, перебрав, не знает — не ведает, как попал сюда, оставшись без чемодана, где у него были вещи и подарки для друга Кости...

— Ох-хо-хо! — вздохнул дед в брыле. — До чего только это проклятое зелье не доводит.

— Еще хорошо, что без штанов не остался, — назидательно заметил его напарник. — Как же теперь, сердешный, без вещичек-то?

— Дело наживное! — махнул рукой Федор. — Были бы руки и ноги целы.

— И голова в исправности, — добавил дед в кепке. — До Тирасполя, мил-человек, недалече, километров двадцать пять, но на одиннадцатом номере доберешься не скоро. Подожди, может, какая-нибудь попутная появится. В ту сторону часто машины ходят.

— Знобит что-то, — Федор снова повел плечами. — Уж лучше пройдусь, согреюсь. А нагонит какая, проголосую.

Он не отошел от сельпо и нескольких сот метров, как его окликнули:

— Эй, товарищ, подожди.

Оглянулся — и обмер: его нагоняли два рослых милиционера.

— Здравствуйте, — приблизившись, козырнул сержант. — Из каких краев и куда путь держите?

— Доброе утро, — стараясь погасить волнение, как можно спокойнее ответил Федор. — Федор Кузьмич Серов. Из краев столичных. Работаю кладовщиком на московской табачной фабрике «Ява». Нахожусь в отпуске один, поскольку в настоящее время не женатый. А путь держу в Тирасполь. Костя у меня там, дружок фронтовой.


До Тирасполя Федор доехал рейсовым автобусом. Здесь пересел на попутную машину, шедшую до станции Раздольная. На вокзале взял билет до Харькова. До отправления поезда оставалось полтора часа, и он направился в универмаг. Купил новые ботинки, рубашку, галстук, неброский бежевый костюм. По дороге на вокзал в подвале строящегося дома переоделся. В снятую одежду сунул несколько кирпичей, ботинки и в привокзальном туалете бросил сверток в выгребную яму.

В поезде уснул мгновенно. Сказались усталость и волнения прошедшего дня...


На столе подполковника Черных зазвонил телефон. Докладывал лейтенант Морозов. На вокзале пограничники задержали подозрительного человека, который назвался Умером Юсуповым. У задержанного был изъят военный билет, справки различных советских учреждений, незаполненные бланки.

— Направляем нашего «крестника» к вам, — закончил лейтенант.

Задержанный был невысокого роста, на вид лет двадцати двух. На вопросы майора Котова отвечал резко. Оружие западного производства нашел на улице. Проверяющих документы принял за грабителей. Как в одежде оказалась ампула с ядом — не знает. Костюм приобрел в Одессе, на барахолке.

— Неубедительно, молодой человек, — сказал майор Котов. — Игра в простачка у вас не получается. Нервничаете, кричите. Не лучше ли рассказать обо всем чистосердечно? Кстати, заключение экспертизы по вашим документам свидетельствует о том, что они фальшивые.

Тот, кто назвался Умером Юсуповым, побледнел, опустил голову.

— Назовите вашу настоящую фамилию, откуда прибыли, с каким заданием. Ваш парашют и прочее шпионское снаряжение, которое вы зарыли в березовом перелеске, находится здесь. Даже, представьте, саперную лопатку в меже нашли. Итак, я слушаю.

— Дайте воды, — глухим, срывающимся голосом попросил задержанный. Отпив из стакана несколько глотков, продолжал: — Пишите. Абдулла Османов. Родился в 1929 году. Документы на имя Умера Юсупова мне дали американцы.

Османов спешил выговориться. Служил в одной из частей Советской Армии в ГДР. Поссорился с командиром взвода и бежал в Западную Германию. Там его задержали полицейские и передали американцам. Лагерь для перемещенных лиц, допросы. Американцев интересовало буквально все. Откуда родом? Близкие и дальние родственники... Фамилия председателя колхоза и председателя сельского Совета... Подробные данные о воинской части, в которой он, Османов, служил.

Однажды в кабинет, где его допрашивали, пришли два сотрудника разведки США. Один назвался Михаилом Валдаевым, второй — Гансом Джана. Расспросили о семье, о жизни, сказали, что из него получится разведчик, и предложили работать.

Он не соглашался. Американцы посулили много денег и сказали, что, если он все же откажется, его вернут в часть, будут судить как дезертира и предателя. Тогда-то он и дал устное, а потом и письменное обязательство верно служить американцам.

Сотрудники разведки отвезли его в город Имменштадт в разведывательную школу. В школе четыре учебных комнаты и спальня. Обслуживающего персонала немного: несколько инструкторов, повар. Главным инструктором был Валдаев, и он, Юсупов, может подробно о нем рассказать. В течение года обучали шпионскому делу, причем одного, видимо, в интересах строгой конспирации. Учили ходить по азимуту с компасом, топографии, знакомили по карте с местностью, в районе которой он должен быть выброшен на территории СССР. Он выучил легенду, которую ему дали. В Советском Союзе он должен выдавать себя за Умера Юсупова. Есть у него дальний родственник с такой фамилией. Место работы — московская фабрика «Ударница». В Молдавию приехал в отпуск.

Вместе с Валдаевым он ездил в Кауфбейрен. Там на окраине города прыгал с парашютом с вышки, готовился к заброске в СССР.

Готовили его и для диверсии, учили взрывать и поджигать промышленные объекты, разрушать железные дороги.

Во время обучения он жил под именем Михаила Кота. Из Молдавии ему предписывалось направиться в Челябинск, потом — в Свердловск, где он должен был заниматься сбором сведений о промышленных и военных объектах. Американскую разведку в первую очередь интересуют атомные предприятия. Нащупав такие, он должен был вблизи их взять пробы земли, воды, срезать ветки кустарника, потом доставить их в разведцентр американцев в Западной Германии.

Возвращаться с Урала ему предстояло через Грузию и Турцию. Он должен был приехать в Тбилиси, сесть на поезд, идущий в Ереван, и у разъезда Отракилис прыгнуть с поезда на ходу.

Ночью нужно было пересечь границу и уйти в Турцию, где через губернатора города Карс связаться с американцами. Для этого был дан специальный пароль. Турецкие же пограничники должны были немедленно доставить его к представителю американской разведки в Турции.

Котов и следователь МГБ Молдавской ССР Мовлян задали немало вопросов Османову. Особенно их интересовало, кто еще был заброшен вместе с ним.

— Был еще один, он выпрыгнул чуть раньше, тоже над лесом, — сказал Османов.

— Что вы о нем знаете?

Османов пожал плечами:

— Ничего.

— И все же?

— Здоровенный детина...

— Приметы?

Османов задумался:

— Я же сказал: битюг! Кулачищи что кувалды.

Через несколько минут, прервав допрос, Котов связался по телефону с генералом Федоровым, сообщил о результатах.

4

Гриша Полукаров получил запчасти на базе и возвращался в совхоз. В пути в машину подсел участковый уполномоченный милиции старшина Молчанов. Еще недавно старшина служил в погранвойсках и по возвращении домой пошел работать в милицию. За короткое время отличился, задержав несколько опасных преступников. С Гришей он дружил. И, доверяя ему, нередко посвящал его в свои дела и заботы.

— Новость слышал? — спросил старшина. — Ночью к нам сброшены два парашютиста. Одного шпиона пограничники здесь, в Бендерах, задержали, а второй как сквозь землю провалился.

От неожиданности Полукаров даже притормозил.

— Сегодня утром один тип попросил меня подвезти его к городу. С виду — парень-рубаха, а нутро, чувствую, — темное. О том спросит, о сем, будто прощупывает. Агитатором меня назвал. Зашли в столовую, так жратвы набрал — словно неделю маковой росинки во рту не держал. Стал расплачиваться, вынул из кармана пачку денег, и все сотенные. «Откуда, — думаю, — у простого кладовщика с табачной фабрики такая прорва денег?»

— Давай в горотдел МГБ, — распорядился Молчанов. — Надо рассказать об этом попутчике. А вдруг это тот, кого ищут?

Дежурный внимательно выслушал Григория Полукарова, и, приободрившись, Григорий начал вспоминать о своем странном пассажире. На кисти левой руки возле большого пальца татуировка из двух букв: С. Ф., видимо, инициалы имени и фамилии. На четырех пальцах той же левой руки цифры — 1923: возможно, год рождения. Подробно описал внешность пассажира, его одежду.

Котов связался с Москвой, попросил проверить, работает ли на табачной фабрике «Ява» кладовщиком гражданин Федор Кузьмич Серов (о чем сообщили работники милиции, проверявшие документы похожего человека в селе).


В разведшколе учили: осторожность и еще раз осторожность. Держаться следует скромно, осмотрительно, стараясь ничем не привлекать внимание. Случится застолица — на угощение не скупиться, но держать ухо востро. Чрезмерного любопытства не проявлять.

Выскользнув из опасной зоны и оставив далеко позади Молдавию и Украину, он расслабился. Кому придет в голову искать его за тридевять земель от Молдавии? Все складывалось для него наилучшим образом.

В поездах, уносивших его все дальше на восток, он завязывал знакомства, не скупился на чаевые для проводниц, угощал соседей по купе. Доверчивые простаки, не подозревая, что имеют дело с врагом, порой выбалтывали секретные сведения.

В Новосибирске он сошел с поезда, купил новый костюм, несколько рубашек, чемодан и необходимые в дороге вещи. Переоделся, в хорошем расположении дуга направился на вокзал. Поезд на Алма-Ату уходил через сутки. Надо было позаботиться о ночлеге.

Он потолкался на вокзале, походил по скверу, но безрезультатно. Поехал на рынок, пристроился в очередь к пивной палатке.

— Ух и жара, елки-моталки, — сказал он стоявшему впереди мужчине в серой, с пуговкой посредине, кепке. — Упарился!

— Да, печет славно, — охотно отозвался тот и кивнул на чемодан: — Приезжий?

— Приезжий, — вздохнул Федор. — Вот ношусь по городу, а ночевать негде. Толкнулся в одну гостиницу, другую — везде одно и тоже: «мест нет». Даже не знаю, что делать.

— С гостиницами у нас пока плохо, — посочувствовал мужчина. — Но, как говорится, мир не без добрых людей. Если до утра, то и ко мне можно. Правда, живу я не в самом городе, но недалеко.

— Прямо гора с плеч, честное слово, — обрадованно воскликнул Федор и мягко отжал плечом своего нового знакомого от окошка палатки. — Держите чемодан, а я возьму по две кружки. Расходы-то копеечные, зачем обиваться, право дело. О чем разговор?

В вагоне электрички спутник Федора протянул руку:

— Мы не познакомились. Путалов, Сергей Петрович, работаю на «Сибсельмаше».

— Очень приятно. Серов, Федор Кузьмич, — обмениваясь с Путаловым крепким рукопожатием, назвал себя Федор. И пошутил: — Моя профессия, Сергей Петрович, тоже не профессорская: кладовщик, так сказать, складской работник. На табачной фабрике «Ява» состою.

В станционном буфете, несмотря на энергичные возражения Путалова, Федор взял две бутылки водки и разной снеди.

— Пригодится, Сергей Петрович. Впереди — целый вечер.

— Это вы напрасно, — с искренней обидой в голосе повторял Путалов. — Ведь я пригласил вас от чистого сердца. Москвичам мы всегда рады. К тому же и я бывший фронтовик. Три года был в армейской разведке. Можно сказать, от Сталинграда до Берлина не прошел, а прополз.

— И я был в разведке, — сказал Федор. — Воевал на Кавказе, потом прошагал через всю Украину и Польшу, затем — Германия, Берлин...

Дома их встретил сын Путалова Александр, высокий, по-спортивному подтянутый парень. Услышав, что гость — москвич, он очень обрадовался.

— Это же здорово! Ну как там, в столице? Строится, все хорошеет? Я всего два года как оттуда. Учился в энергетическом институте. Окончил и теперь работаю инженером... Пожалуйста, проходите, располагайтесь...

5

Совещание оперативной группы, занятой розыском второго американского парашютиста, генерал Федоров проводил в своем кабинете.

— Пожалуйста, проинформируйте товарищей о результатах своей командировки в Молдавию, — обратился он к майору Котову.

Котов излагал самую суть, не вдаваясь в подробности. Снаряжение второго парашютиста найдено. Возле тираспольского шоссе, в зарослях ежевики, обнаружен складной велосипед иностранного производства, принадлежавший, очевидно, этому же парашютисту. Установлено, что в одном из сел, входивших в район поиска, два местных сотрудника милиции проверяли документы у мужчины, который назвал себя кладовщиком московской фабрики «Ява». Фамилия кладовщика — Серов, имя, отчество — Федор Кузьмич. Сказал, что бывший фронтовик, находится в отпуске, направляется в Тирасполь к бывшему однополчанину. К сожалению, сотрудники милиции отпустили его. Далее Котов рассказал все, что стало известно к этому дню и часу о передвижениях Федора Серова.

Полковник Греков доложил об итогах посещения фабрики «Ява». Кладовщика Серова на фабрике нет и никогда не было.

Генерал подошел к карте:

— Как видите, товарищи, «Серов» держит путь в глубь страны, на восток. Документы у него, конечно, фиктивные. Стало быть, можно предположить, что в ближайшее время он постарается добыть подлинные. Объекты, которые его интересуют, расположены вблизи больших городов. Следовательно, именно там мы должны ждать его появления.


На одной из остановок Серов вышел из вагона и направился в вокзал. В буфете выпил кружку пива и было заспешил на перрон, к поезду, как вдруг ему на плечо опустил руку небритый мужчина в поношенной телогрейке.

— Слушай, приятель...

Серов остановился, легким движением плеча сбросил руку.

— Ну?

— Пивком не угостишь?

— Попрошайничаешь?

— Поистратился, знаешь ли.

— Местный?

Мужчина отрицательно мотнул головой.

— Золотоискатель я. Не пофартило, и теперь возвращаюсь домой, в Балашиху. Это подмосковный город, может, слышал?

Серов оценивающе окинул взглядом неудачливого золотоискателя, и в его голове мгновенно созрел дерзкий план.

— Бывает! Но чем докажешь, что не из местных пьянчужек? Паспорт при тебе?

— А как же! — Мужчина поспешно вынул из кармана паспорт, протянул его Серову. — Вот, смотри. Ильичев я, Федор Степанович Ильичев. Из Балашихи. Прописка, все чин чинарем.

Серов полистал паспорт, но возвращать его не торопился.

— Стало быть, мы тезки? Тоже Федором зовут. И даже одногодки. М-да, совпадение! Но как же, Федя, друг ты мой любезный, домой-то доберешься? Ведь до твоей Балашихи отсюда как до луны!

Федор Ильичев пробурчал что-то невразумительное, дурашливо улыбнулся:

— Доберусь как-нибудь. Не привыкать.

— Зайцем, что ли? В нашем возрасте это несолидно. — И предложил: — Давай так: я даю тебе триста-четыреста рублей и адрес, по которому ты вернешь долг.

— Четыреста, — догадываясь, к чему клонит незнакомец, начал торговаться Ильичев.

— А твой паспорт оставлю у себя в залог, — закончил Серов. — Верну его после получения долга. Идет?

— Спрашиваешь!

— Запоминай адрес, — отсчитывая деньги, сказал Серов. — Москва, Беговая...

— Да, да, я верну непременно... как же... такое дело... — задыхаясь от волнения, лепетал Ильичев. — Некогда, беги, поезд тронулся.

Федор ликовал. Теперь у него в руках не дрянная фальшивка, а настоящий паспорт. Заменить фотокарточку, подделать печать — пара пустяков, обучен.

Утром он быстро собрал чемодан и на станции, с двух сторон от которой теснился глухой лес, сошел с поезда. Огляделся: нигде никого. Лишь по перрону прыгала беззаботная стайка воробьев.

В небольшом зале вокзала тоже никого не было.

Федор сдал чемодан в камеру хранения и направился к автобусной остановке. Время было раннее, и он рассчитывал, что не встретит ни души. Но, к его удивлению, остановка походила на шумный людской муравейник. Слева, примерно в двухстах метрах, высились голубые, красиво вписанные в таежную панораму корпуса большого завода. Из проходной валил рабочий люд.

— Эй, приятель! — вдруг окликнул Федора невысокий парень, лицо которого было густо усеяно конопушками. — Случайно, куревом не богат?

— Закуривай, — достал пачку «Явы» Федор.

— Тоже со смены? — спросил парень.

Федор отрицательно покачал головой и протянул пачку «Явы» своему не в меру словоохотливому собеседнику:

— Возьми. Они мне без надобности.

— Спасибо! — конопатый с чувством потряс Федору руку и сел в автобус.

Оставшись один, Федор минуту-другую понаблюдал за проходной завода. Если это был тот объект, который предстояло разведать, то все складывалось как нельзя лучше.

Солнце поднялось высоко, духовито пахло разнотравьем, сосновой смолкой. Звонко щебетали птицы. На поляне Федор лег в траву, блаженно уставился в небо. Какой день! Какая удача!!! Еще немного — и он у цели. Отсюда махнет в Алма-Ату, а дальше — на Кавказ, в Армению.

Шпиону было невдомек, что с некоторых пор он находится под пристальным наблюдением чекистов.

6

В Алма-Ате приземлился ИЛ-12, по его трапу сошли полковник Греков и члены оперативной группы. Их уже поджидала «Победа». Часом раньше в Алма-Ату прилетел следователь Котов.

— Что нового? — обратился Греков к своим коллегам из МГБ Казахской ССР.

Начальник отдела полковник Джумбаев доложил: все в порядке, «гость» поселился в Доме колхозника, в отдельном номере. План операции по его задержанию разработан.

— Еще раз прошу учесть: он вооружен, — напомнил полковник Греков. — Меры предосторожности должны быть строжайшие.

Полковник Джумбаев усмехнулся:

— Осечки быть не должно.

— Покажите ваш план действий, — оказал Греков и углубился в чтение.


...Выйдя из Дома колхозника, Серов не спеша зашагал к сберегательной кассе. В этот час на улице было малолюдно. У сберкассы стояла «Победа». У заднего колеса возились двое мужчин. Третий прохаживался по тротуару.

«Баллон спустил, — подумал Серов. — В такую жару даже покрышки не выдерживают». Поравнявшись с машиной, он чуть замедлил шаг. Человек, стоявший на тротуаре, внезапно загородил дорогу. Двое других резко выпрямились — руки Серова оказались заломленными за спину. Щелкнул замок наручников. Толчок — и Федор на заднем сиденье машины:

— Без шума. Вы задержаны!

— На каком основании?

— Скоро узнаете, — спокойно объяснил ему один из оперативных работников.


При обыске чекисты обнаружили военный билет на имя Серова Федора Кузьмича, справку, удостоверяющую его работу на московской табачной фабрике «Ява», несколько незаполненных бланков различных советских учреждений, паспорт на имя Ильичева, средства тайнописи, фотоаппарат, записную книжку, большую сумму советских денег, пистолет «Вальтер» с тремя запасными обоймами патронов. В номере были обнаружены и изъяты небольшие контейнеры с жидкостью, землей и листьями кустарника.

На левой руке шпиона имелась татуировка: «С. Ф. 1923». В манжете левого рукава рубашки была зашита крохотная ампула с сильнодействующим ядом.

Последняя улика неопровержимо свидетельствовала, что задержанный — агент иностранной разведки. Его этапировали в Москву.

Через несколько дней, подводя итоги проведенной операции, генерал Федоров отметил:

— Операция проведена хорошо. Чекисты оказались на высоте.


В камере Серов повалился на кровать и застонал от злости. Потом вскочил и стал вышагивать от стены к стене, сжимая кулаки и выкрикивая: «Дела плохи, разоблачен. Теперь крышка!..» Устав, он опустился на стул, задумался. Что делать? Что предпринять?

Проведя тревожную ночь, Федор понял, что убежать из тюрьмы невозможно. Однако смириться с арестом и неизбежностью конца не мог. Недоставало мужества. Все время его мозг сверлила мысль: «Живым не сдавайся».

И вот кабинет следователя. Невысокий молодой майор предложил сесть.

— Давайте знакомиться. Моя фамилия Котов. Мне поручено вести следствие по вашему делу. Рекомендую быть правдивым и откровенным. Это в ваших интересах. Чистосердечное признание, как гласит закон, облегчит вину, учтите это.

Исподлобья кинув взгляд на следователя, сказал твердо:

— Рад познакомиться. За разъяснения благодарю.

Положив перед собой бланк протокола допроса, майор Котов спросил:

— Ваша фамилия, имя, отчество?

— Серов Федор Кузьмич, родился в 1923 году в Акмолинской области.

— Назовите ваших родственников.

Серов без запинки назвал отца, мать, сестер, указал их место жительство — село Благодатное Эркеншеликского района Акмолинской области.

— Вы служили в Советской Армии?

— Я бывший солдат, — не без гордости заявил Серов. — С боями прошел всю войну. Участвовал в освобождении Берлина. По окончании войны служил в ГДР в 447-м батальоне аэродромного обслуживания.

— Где проживали и чем занимались до задержания?

— Проживаю в Люберцах. Работаю на московской табачной фабрике «Ява».

Зафиксировав в протоколе показания, следователь сказал:

— Проверкой установлено, что ваши паспорт и военный билет фальшивые. Назовите вашу настоящую фамилию.

— Повторяться не намерен, документы действительные, — стоял на своем Серов.

— При обыске у вас изъят паспорт на фамилию Ильичева. Кто он, этот Ильичев?

— Понятия не имею.

— Тогда как же паспорт Ильичева оказался у вас?

— Нашел его на улице. Хотел сдать в милицию, но не успел.

— Лучшего объяснения придумать не могли? Вы заявили, что родились в селе Благодатном Эркеншеликского района Акмолинской области. Это соответствует действительности.

— Да, я родился именно там.

— Должен вас огорчить. Как показала проверка, в числе родившихся по названному вами адресу Серов Федор 1923 года рождения не значится.

— Вам дали неправильную справку.

— Где проживают ваши родители?

— Там, где я родился.

— Мы это проверили. По указанному адресу ваши ближайшие родственники по фамилии Серовы не проживают.

— Видимо, они сменили место жительства. Я ведь их давно не видел.

— Так все сразу и поменяли место жительства?

— Выходит, так. Или вас ввели в заблуждение.

— Где вы работали последнее время?

— Я же говорил, на московской табачной фабрике «Ява», кладовщиком...

— Посмотрите... — следователь протянул бумагу, подписанную начальником отдела кадров фабрики «Ява». В ней говорилось о том, что Федор Серов на фабрике не работает и не работал.

— Я больше вам ничего не скажу. Отправьте меня в камеру.

Котов протянул протокол допроса задержанному для подписи.

— Уберите! Я отказываюсь подписывать эту бумажку!

— Почему?

— Отказываюсь, и баста!

Котов распорядился отправить задержанного в камеру. Через несколько дней он провел опознание Федора, и тому ничего не оставалось, как подтвердить показания свидетелей.

Закончив опознание, следователь продолжил допрос.

— Подведем итоги, — обратился он к Серову. — Итак, паспорт на фамилию Серова, который вы предъявили администратору Дома колхозника в Алма-Ате, является фальшивкой. На фабрике «Ява» вы не работали, в Люберцах не проживали. Об этом имеются официальные документы. Ваше заявление о том, что вы якобы Серов и родились в селе Благодатное Акмолинской области, также не соответствует действительности. По названным вами адресам ваши родственники не проживают. Изъятый у вас при обыске паспорт на имя Ильичева также уличает вас в том, что вы не тот, за кого себя выдаете. Так кто же вы на самом деле? Назовите вашу настоящую фамилию.

Федор сидел, понуро опустив голову:

— Если вы меня не расстреляете, то я скажу вам все.

— Вашу судьбу будет решать суд, — сухо ответил Котов.

Федор махнул рукой:

— Ваша взяла, пишите... Я — американский шпион. Заброшен с самолета на территорию Молдавии в ночь с 15 на 16 августа. Моя действительная фамилия Саранцев Федор Кузьмич. Есть отец, мать, сестры. Живут они по месту рождения, которое я вам назвал, работают в совхозе. В армию призывался в сорок первом году в Акмолинске. Военную подготовку проходил в Термезском пехотном училище. Воевал. Попал в плен. Потом — лагеря... Я очень взволнован, прошу отправить меня в камеру, я соберусь с мыслями и расскажу вам все по порядку. И он рассказал.

7

...Шел 1943 год. Двадцатилетним сержантом взвода разведки Федор вместе с другими бойцами неподалеку от Кривого Рога, на берегу Ингульца, отбивал яростные атаки фашистов. Бой был неравный. Тяжелые танки гитлеровцев шли и шли на линию обороны. Прямым попаданием снаряда в траншею убило несколько бойцов. Неподалеку от окопа вдруг вырос тяжелый танк T-IV, за которым бежали около десятка немецких автоматчиков. Федор был легко ранен в ногу. Он мог швырнуть под гусеницы танка противотанковые гранаты, пройтись по фашистам из автомата. Однако страх, сковавший его волю, заставил забыть о долге, верности присяге. Он поднял руки и прохрипел: «Сдаюсь!» Прихрамывая, конвоируемый немцами, он поплелся в фашистский плен. А после войны он оказался в американской зоне оккупации. И снова лагерь. Снова плен. Теперь американский!

Вскоре их переправили в лагерь для перемещенных лиц в город Пассау. Лагерь был расположен на берегу реки Инн, в пяти двухэтажных домах. Сотни русских, украинцев, литовцев, эстонцев и других советских людей томились здесь, не понимая, почему союзники держат их как военнопленных и не возвращают на Родину.

Комендантом лагеря американцы назначили русскую белоэмигрантку. Военнопленные звали ее «Баронессой». Ходили слухи, что до революции ее отец был бароном.

«Баронесса», уже немолодая, некрасивая и жестокая женщина, вместе со своими помощниками установила в лагере суровый режим.

После двухлетнего мучительного пребывания в лагере Федор, поддавшись пропаганде, подписал заявление о том, что отказывается от возвращения на Родину. Он заполнил анкету и попросил направить его на работу в США. Но в Штаты он не попал. Работать пришлось в шахтах Бельгии, на заводе в Руре, затем в Голландии и снова в Западной Германии.

На заводе, где он был чернорабочим, произвели сокращение, и Федор оказался на улице. Несколько дней ходил по улицам Ингольштадта, ездил в другие города, но постоянной работы не находил, перебивался случайными заработками.

Однажды он зашел в кабачок, взял кружку пива и, выпив, собрался уходить, как к нему за столик подсели двое рослых парней в новых хорошо сшитых костюмах. Они пили пиво и весело разговаривали. Узнав, что Федор русский, один из них воскликнул:

— Да мы земляки! Давай знакомиться. Я — Петр, а это мой друг Иван. Тебя-то как звать?

— Федор.

— Как же ты попал в эту дыру? — поинтересовался Петр и позвал кельнера: — Три шнапса, пожалуйста, три пива и холодную закуску.

Завязалась оживленная беседа. Федор обрадовался землякам и посетовал: несладкая у него жизнь. Новые знакомые слушали Федора внимательно. А потом Петр сочувственно произнес:

— Хороший ты парень, а живешь, прямо скажем, плохо. — Повернувшись к Ивану, продолжал: — Мы с Иваном работаем в Мюнхене в крупном гараже, зарабатываем прилично. Поможем и тебе устроиться туда же. Пока рабочим, а там будет видно. Ты человек мастеровой, такие люди нам нужны.

— Буду благодарен, — с волнением поблагодарил Федор.

— Давай адрес, мы тебя скоро навестим.

Петр вынул записную книжку, на чистом листке записал место жительства.

Расходились поздно ночью, когда кабачок уже закрывался.

Через две недели, когда Федор уже стал забывать об этой встрече, он получил телеграмму:

«Прошу в воскресенье прийти в ресторан «Майер» к двум часам дня. Петр».

В ресторане Петр и Иван угостили Федора хорошим обедом, на этот раз без выпивки.

— После обеда захватим твои вещички и поедем в Мюнхен. У нас машина, — деловым тоном сообщил Петр.

— Но мне нужно сначала отметиться в полицейпрезидиуме, — заметил Федор.

— Все улажено, — Петр захохотал, похлопал Федора по плечу: — Пошли, друг! — и первым направился к машине.

Федор расплатился с хозяином квартиры, взял свой чемодан с нехитрым скарбом и отправился в Мюнхен.

Машину вел Иван. Петр с Федором разместились на заднем сиденье. Федору не терпелось выяснить что-либо о предстоящей работе, он завел разговор на эту тему, но Петр буркнул что-то неопределенное и задремал, оставив спутника без внимания.

В Мюнхене они остановились возле небольшого особняка, где, как объяснил Петр, находится частный пансион господина Рауха.

Потом новые приятели провели Федора в небольшой номер со всеми удобствами и сказали, что здесь он пока будет жить.

— Вот тебе на первое время двести марок. Заработаешь — отдашь, — Петр протянул деньги. — А сейчас отдыхай. Завтра увидимся.

Они ушли, оставив Федора в радужном настроении. Теперь он уже не сомневался, что в лице Петра и Ивана он встретил настоящих друзей-земляков. В пансионе он прожил более двух недель. Петр и Иван ежедневно навещали его, водили по ресторанам Мюнхена, по ночным кабаре, знакомили с веселыми, беззаботными женщинами, в обществе которых он частенько проводил время. За все развлечения Петр и Иван расплачивались сами. Они купили Федору модный костюм, несколько рубашек, туфли. Сначала забота друзей несколько смущала его, он даже пытался возражать — долг его все рос и рос. Но Петр на полуслове обрывал его:

— Какие счеты могут быть между соотечественниками? Скоро ты будешь прилично зарабатывать, тогда и рассчитаемся! А пока развлекайся... Как вчерашняя Гретхен? Прелестная, не правда ли? А как она в тебя влюбилась! Эх, завидую тебе, приятель. У меня жена ревнива, не разгуляешься.

Однажды после обеда в ресторане Петр и Иван повезли Федора на окраину Мюнхена.

— Заедем к одному знакомому. Это серьезный человек, с большими связями. Выпьем по рюмочке коньяка, поговорим о работе. Постарайся понравиться ему, — сказал Петр.

Хозяин квартиры, лысый человек лет шестидесяти, сам накрыл на стол, уставил его коньяками, русской водкой, множеством холодных закусок, фруктов. Назвавшись Петерсоном, он сел рядом с Федором. Петерсона интересовала судьба бездомного русского. Он расспрашивал Федора, есть ли в Союзе родственники, чем они занимаются, где живут. Разливая по рюмкам водку и коньяк, Петерсон произносил тосты в честь Федора, а когда ужин подходил к концу и Федор достаточно захмелел, он похлопал его по плечу.

— Ты мне нравишься, парень. Именно такие и нужны для нашей работы. Петр и Иван — сотрудники американской разведки. Предлагаю работать вместе с ними.

Федор опешил. Его приглашали работать в гараже, и вдруг — американская разведка. Не совсем понимая, что от него хотят, Федор спросил:

— А чем я буду заниматься?

— Деловой вопрос, хвалю. Поначалу направим тебя в разведывательную школу, будем учить... Тебя, конечно, интересует: сколько ты будешь получать? Шестьсот марок в месяц. Это для начала, а там посмотрим. Проявишь себя — дадим больше. За каждое выполненное задание на твой текущий счет, который мы откроем в банке, будет перечисляться кругленькая сумма. Ты станешь богатым человеком. Ну а если не согласен, продолжай бродяжничать.

Федор мрачно молчал, не зная, что ответить на такое предложение. Видя растерянность приятеля, в разговор включились Петр и Иван. Они стали убеждать Федора, что сотрудничество с американской разведкой сулит такое обеспеченное будущее, которое ему не снилось.

Федор согласился. Петерсон взял с него письменное обязательство работать на американцев, изменил фамилию, присвоил псевдоним. Отныне он стал Серовым Федором Кузьмичем, курсантом разведывательной школы под кличкой «Павел».

Прямо с конспиративной квартиры, где состоялась вербовка, его повезли в разведывательную школу, в местечко Обербёйрен, близ города Кауфбёйрен (Западная Германия). В двухэтажном особняке, в прошлом принадлежавшем какому-то фермеру, разместилась разведывательная школа. Здание было обнесено металлическим забором, колючей проволокой.

В разведшколе находились всего два курсанта: «Павел» — Федор и «Андрей» — Петр.

Распорядок дня был строгий. В 6 часов подъем, физзарядка, затем завтрак и до 13 часов занятия. Обед и часовой отдых. С 15 до 20 часов опять занятия, затем ужин и с 23 часов — сон. И так изо дня в день. Только по воскресеньям курсантам разрешалось съездить в ближайший городок: сходить в кино, потанцевать в баре. Занятия проходили по напряженной программе: стрельба из автомата, пистолета, удары ножом, применение ядов, диверсии, тайнопись, подделка документов, конспирация, методы сбора секретных сведений, топография, прыжки с самолета на парашюте.

Инструкторов было немного. Главные — все те же Петр и Иван, Это были их псевдонимы. Действительные их имена и фамилии знали немногие. Петр был специалистом по разведке, а Иван — по радиоделу и другим средствам связи. Среди инструкторов выделялся коренастый, уже немолодой немец Келлер. Он обучал курсантов вольной борьбе и стрельбе из огнестрельного оружия.

Около года длилась подготовка. Наконец, в школу приехала группа американских офицеров во главе с Рональдом Колленбахом. В школе он появился под кличкой Петер Джим. В числе посетителей был и Петерсон, в прошлом белогвардеец. «Павел» проявил отличные знания по разведывательным дисциплинам, чем заслужил похвалу Петера Джима.

— Вот ты и разведчик, — сказал ему на прощанье Петерсон. — Еще немного занятий по отработке задания, и — в путь-дорогу.

Как показал Саранцев, однажды его вызвал Петр.

— Ты направляешься в Россию для сбора сведений об особо важных военных заводах, — сказал он. — Это твое главное задание. Ты должен выяснить точное местонахождение этих заводов, координаты, определить площадь, которую они занимают. Для этого обойдешь эти заводы со всех сторон. Если представится возможность, то осмотришь их с какой-либо возвышенности, затем нанесешь на бумагу их ориентиры.

Петр снабдил его фотографиями. На одной из них была изображена лежавшая на траве девушка в белой кофточке и темной юбке. Надпись на обороте гласила:

«Запомни этот счастливый день. Москва. Ленинские горы».

— Эта карточка, — пояснил Петр, — должна подтверждать, что ты живешь в Подмосковье, бываешь на Ленинских горах.

Так как ему предстояло бывать в разных городах Советского Союза, Петр дал ему еще одну фотокарточку. На ней Саранцев был снят вместе с усатым сержантом-гвардейцем.

«На добрую вечную память Федору от Кости» —

было написано на снимке. Петр вручил и золотые часы с гравировкой на крышке:

«Федор, помни Костю».

— По приезде в новый город ты должен показывать тем, с кем будешь знакомиться, часы и карточку, говоря, что ищешь своего друга по армии. Адрес, мол, потерял, а город запомнил.

Инструктор Петр категорически запретил Саранцеву встречу с родственниками и переписку с ними.

— В гостиницах не останавливайся, это опасно, снимай комнаты у частных лиц, — наставлял он. В заключение беседы он вручил агенту письменное задание на русском и английском языках. — Прочитай и подпиши.

Еще несколько дней ушло на уточнение задания, отработку легенды и уяснение методики сбора шпионской информации.

Накануне отъезда из Кауфбёйрена Петр с Иваном устроили маленькую вечеринку, на которой, кроме Саранцева, присутствовало еще несколько инструкторов школы. Вечеринка прошла весело. Все наперебой старались подбодрить, дать Саранцеву полезные советы. А утром Петр доставил его на автомобиле в город Фюнтенсбрюк.

Здесь его уже ждал американский транспортный самолет, которым он прибыл в Афины.

Отсюда уже другой самолет взял курс на Молдавию.

Вместе с Саранцевым в самолете находился еще один неизвестный ему человек, который тоже был заброшен на территорию Молдавии.

— Вот и все, — отрешенно сказал Федор.

За окном кабинета огромный город жил своей обычной размеренной жизнью. Люди куда-то спешили, каждый был занят своими делами. И никто не подозревал, что чекисты обезвредили еще одного коварного и очень опасного врага.

Котова вызвали к руководству.

— Доложите нам дело на американских шпионов Османова и Саранцева, — предложил заместитель министра Игнатов.

Выслушав доклад, спросил:

— В какой стадии расследование? Не пора ли его заканчивать?

— Дело фактически закончено, — ответил Котов. — Остались некоторые формальности.

— Вот и прекрасно. Заканчивайте и передавайте дело в прокуратуру. В ближайшее время должен состояться суд. Результаты будут опубликованы в центральной печати. Весь мир должен узнать о враждебной деятельности правящих кругов США против нашего государства. Это будет суд не только над американскими шпионами, но и в первую очередь над тем, кто подготовил и направил их в нашу страну.

Иван Карачаров ЭХО ПРОШЛОГО

Следователь по особо важным делам Гурский возвращался из Крыма в Москву. Последние несколько недель в Крыму стояла хорошая погода, и Михаил Игнатьевич прилично загорел. Давно он так не отдыхал, все не ладилось с отпуском. А тут все сложилось удачно — и время хорошее, и погода выдалась чудесная, и ничего такого не случилось, что могло бы нарушить отдых.

Собираясь в обратный путь, Михаил Игнатьевич мечтал: те два дня, которые у него останутся от отпуска, провести дома — побродить пешком, побыть с семьей, посмотреть телевизор.

Ему досталась нижняя полка, но он решил забраться на верхнюю, благо она была свободной, и почитать новый журнал, который приобрел перед отходом поезда. Это намеренно еще больше укрепилось, когда его соседями по купе оказались двое молодых людей. Они только и делали, что целовались, да так открыто, что Михаил Игнатьевич подумал: «Черт знает, или я такой старый, что ничего в этом уже не смыслю, или время и люди так изменились, что это стало в порядке вещей».

Михаил Игнатьевич разобрал постель, забрался на полку и лег. Немного почитав, он уснул.

Но поспать Михаилу Игнатьевичу не удалось. Ночью в Харькове его разбудил дежурный по Управлению КГБ и вручил телеграмму: предлагалось сойти с поезда и позвонить в Москву.

В районный центр Михаил Игнатьевич приехал, когда занималось утро. Чудесное майское утро — теплое и тихое. Пахло сиренью. Михаил Игнатьевич раньше бывал в этом небольшом, древнем городке, раскинувшемся на высоком берегу реки: до войны — студентом, во время войны — следователем Управления военной контрразведки Воронежского фронта. Городок ему нравился, и он с любовью называл его «Киевом в миниатюре».

Когда машина свернула на знакомую улицу, Михаил Игнатьевич попросил водителя остановиться. Отпустив машину, он пошел пешком, чтобы размяться, подышать свежим воздухом и посмотреть на город.

В районном отделе дежурный предложил Михаилу Игнатьевичу поехать в гостиницу отдохнуть, но Михаил Игнатьевич отказался. Спустя полчаса он уже сидел в кабинете и знакомился с материалами дела. Потом познакомился со следователями Ребровым и Галенко, которые были выделены ему в помощь и ночью приехали из Киева. Начальник райотдела доложил, что создана специальная оперативная группа, которая ждет его указаний. Но в течение первых двух суток ничего существенного выяснить не удалось.


Больше десяти лет не был Ветров в родных местах, не видел своей Яблоневки. Так уж сложилось. Пока жива была мать, ездил каждый год. Не мог не ездить, потому что считал это своим сыновним долгом. Получая отпуск, отправлялся в родное село, испытывая при этом ни с чем не сравнимое чувство, как будто возвращался в детство. А со смертью матери оборвалась последняя ниточка, связывавшая его с безвозвратно ушедшим прошлым. И Ветров ездить в село перестал. Но пришел все же день, когда откладывать больше стало невмоготу.

Волновался, когда подъезжал к родным местам. Поднялся рано, умылся, побрился и, собрав свою нехитрую поклажу, стоял у окна, пока поезд не замер у давно знакомого одноэтажного здания вокзала.

Вышел на перрон и сразу же с горечью и болью вспомнил, как здесь, на вокзале, последний раз в жизни увидел отца. Новобранцы — и Ветров среди них — уже сидели по вагонам. Отец неуклюже взял в свои большие шершавые ладони лицо сына и молча поцеловал в губы. Потом стоял на перроне и грустно смотрел вслед уходящему поезду. Больше Ветров отца не видел. Его расстреляли оккупанты в сорок третьем здесь, за городом, в Мгарском лесу.

Своей родиной Федор Дмитриевич Ветров считал, конечно, Яблоневку, но город для него тоже был родным. Когда после войны впервые увидел его в развалинах — заплакал. Прохожие останавливались и недоуменно смотрели на молодого офицера с боевыми наградами на груди.

А сейчас город стоял обновленный, похорошевший, умытый утренним солнцем. Непривычно было видеть многоэтажные дома, асфальт на улицах...

В Яблоневку Федор Дмитриевич добрался на междугородном автобусе — вполне современном, просторном, он не отрывал глаз от родных мест, проносившихся за окном автобуса.

Вот и Клеванишина гора с городком на вершине. У подножия — гребля, насыпь на болоте и два мостика. Раньше это были старые скрипящие мостики. Сейчас — из бетона, крепкие, капитальные.

Проехав греблю, автобус выскочил на пригорок — и вдали показалась Яблоневка. Милая, родная Яблоневка! Как забилось сердце! От нахлынувших воспоминаний комок подкатил к горлу, и Федор Дмитриевич отвернулся, чтобы пассажиры не заметили, как заблестели у него глаза.

Отсюда шоссе ровной прямой лентой бежало к селу и там терялось среди белых хат и зеленых садов.

Автобус остановился посреди села около клуба. На улице было немноголюдно и непривычно тихо. Встречные здоровались, но не узнавали. Боковыми глухими улочками Федор Дмитриевич вышел на окраину и стал подниматься по тропе в гору. Еще когда уезжал из Москвы, решил сразу по приезде пойти на могилу матери.

С горы Яблоневка была как на ладони. Федор Дмитриевич остановился на минуту передохнуть и невольно залюбовался селом. Вон поворот на Белач, там к самой окраине села подступает лес. На Белаче он жил с отцом и матерью, там их хата. Цела ли еще?


Переписка между Федором Дмитриевичем и Варварой, проживавшей в хате его родителей, как-то сама собой прервалась несколько лет назад. Последний раз он написал ей поздравительную открытку к Новому году, вторую — к майским праздникам, но она не ответила. Может быть, болела или другая была тому причина — этого он не знал да и не придал этому особого значения. Мало ли... Может быть, Варвара вышла замуж и поэтому перестала писать. Мало ли что бывает в жизни. Федор Дмитриевич собирался написать Варваре обстоятельное письмо, но так и не собрался и вот приехал сам.

Возвращаясь с кладбища, он спустился с горы и подошел огородами к бывшему своему двору. Постучал для порядка, хотя помнил еще, что раньше в селе соседи заходили друг к другу в хату без стука. Стучать было не принято.

Варвара хлопотала у печи и, увидев Федора Дмитриевича, так и застыла с ухватом в руках. На ее лице отразились не то радость, не то недоумение.

— Ну здравствуй, Варвара, — сказал бодро Федор Дмитриевич. — Что испугалась, не ждала гостей?

— Ой, откуда ты? — пришла в себя Варвара.

— Из Москвы, посмотреть приехал, как вы тут живете в Яблоневке.

— Проходи. Раздевайся. У меня тут не прибрано. С утра была на ферме, а только что прибежала, чтобы протопить печь и поросенка покормить, — затараторила Варвара.

Она быстро управилась, приготовила завтрак. Федор Дмитриевич умылся с дороги, и они позавтракали, поговорили. Потом Варвара заторопилась на ферму. Она по-прежнему жила в хате одна, и особых перемен в ее жизни не произошло да и не ожидалось в будущем.

Когда Варвара ушла, Федор Дмитриевич решил отдохнуть, но потом передумал. Не хотелось оставаться одному в хате, становилось не по себе, потому что мысли все время возвращались к прошлому. Казалось, стукнет дверь — и войдет мать...

Вечером, когда Варвара возвратилась с работы, заглянули на огонек соседи, появились бутылки и закуска на столе, и они просидели допоздна за разговорами.

На следующий день Федор Дмитриевич разыскал на чердаке старые бумаги — письма, фотокарточки, документы, — рассортировал их, связал в стопки и положил в чемодан. Пригодятся. Сейчас все пишут мемуары — почему бы и ему не попробовать?

Под вечер Федор Дмитриевич отправился прогуляться по селу. Когда стемнело, зашел в новый клуб. Там уже начался фильм. Он взял билет, тихонько вошел и присел на свободное место. Картину он смотрел раньше, но все равно решил остаться: нужно было чем-то занять вечер. Вышел из клуба перед концом фильма и не спеша отправился домой.

О том, что он делал последние два дня и в какой последовательности, Федор Дмитриевич никому, разумеется, не рассказывал, и никто это письменно не фиксировал. Это все было потом установлено следствием, так как утром в воскресенье Федора Дмитриевича Ветрова нашли мертвым с удавкой на шее. Он лежал в своей хате в сенях на полу в нижнем белье.


Снова и снова анализировал Гурский исходные данные, заключение медицинских экспертов, возвращался к месту происшествия. Но ничего нового обнаружено не было. Даже подозревать было некого.

Не сложно было представить механизм преступления. Преступники (по всему было видно, что преступник был не один) караулили во дворе. Когда Ветров вышел из дома, его схватили, набросили ремешок-удавку и задушили. Для верности его еще дважды ударили ножом в грудь. Затем перетащили в сени и огородами ушли по направлению к лесу. В дом не заходили. Служебно-розыскная собака взяла след с места преступления, шла по нему до леса и там потеряла.

В конце дня Ребров и Галенко докладывали Гурскому о проделанной работе. Первые шаги результатов не дали, и было решено изучить окружение семьи погибшего.

Отец Ветрова во время оккупации был расстрелян гитлеровцами. Мать — Пелагея Денисовна — работала в колхозе до выхода на пенсию и пятнадцать лет назад умерла от рака. Хату и имущество Ветров передал в вечное пользование племяннице — Варваре, проживавшей в соседнем селе. Эта женщина помогала престарелой матери Федора Дмитриевича, ухаживала за ней до последних дней. В знак благодарности Ветров и оставил ей немудреное хозяйство.

Неясностей было много. Деньги, вещи, документы остались на месте, похищено ничего не было. В дом преступники не заходили. Месть? За что? Ревность? Исключено. Какие-то старые связи? Но потерпевший последний раз был в селе много лет тому назад...

Гурский нажимал на работу группы по двум направлениям: изучение окружения семьи Ветровых и архивных материалов об арестах, расстрелах местных жителей в годы войны оккупантами, причастности к этому односельчан, расследованиях злодеяний фашистов и их прихвостней, судебных процессах над военными преступниками.

В Москве, по месту постоянного жительства Ветрова, расследование тоже проводилось. Но там ничего выявлено не было.. Вряд ли можно было допустить, что некий недоброжелатель Ветрова поехал за ним на Украину и там учинил расправу.

Гурский не сомневался в том, что разгадка находится на месте преступления.

Внимание Гурского привлек протокол, составленный Ребровым. Он состоял из двух частей.

Ефим Радченко, местный житель, знал погибшего с детства. Их хаты стояли через дорогу. Ефим раньше часто встречался и беседовал с Ветровым. Ребров записал дословно:

«Человек он был отзывчивый, добрый, строгий — потому как командир, но справедливый. Хоть и стал полковником, а остался таким же простым человеком, как и до армии. С каждым поздоровается, поговорит, расспросит о жизни, а если нужно, и поможет. Каждый раз, когда приезжал в село, выступал с докладами о международном положении. Я ручаюсь, что врагов у него в нашем селе не было. Да и что ему было делить с кем? Когда мать умерла, он, не задумываясь, хату и все имущество отдал племяннице Варваре, которая жила у его матери и похоронила ее. А последние годы вообще не приезжал в село. Какие же могут быть у него враги в селе?»

Рассказал это Ефим Радченко утром. А в конце дня, возвратись с поля, где он работал со своим звеном, пришел снова к Реброву. Долго мялся, потом сказал:

— Не знаю, будет это иметь касательство к делу, но вы интересовались, не было ли ссор у Ветрова с кем-либо из наших селян... Так вот, дело было осенью, вскоре после войны, хорошо помню. Управились мы с полевыми работами и сыграли тут у одних свадьбу. Ветров как раз был в селе, в отпуск, значит, приехал. Тоже, понятное дело, пошел поглядеть, как люди гуляют.

С чего и как началось, не помню, только смотрю — Федор Дмитриевич стоит в стороне с молодым парнем, Семеном Жуком, младшим братом Варвары. Парень пустячный, ветрогон, я еще удивился: нашел себе собеседника Федор Дмитриевич. Но потом смотрю — разговор у них не мирный. Оба возбуждены, сердитые. Думаю: Семен, наверное, хватил лишку и теперь пристает к человеку, ну и подошел к ним. Слышу: Федор Дмитриевич уговаривает парня, просит успокоиться, не верить всякой болтовне. А Жук отвечает: «Я этого тебе не забуду. Ты руку приложил к этому, ты и никто другой». А потом прошел слух, что старшего Жука, отца Семена, который был полицаем, а после войны скрывался, арестовали и разоблачил его Ветров.

— А где сейчас этот Жук? — спросил Ребров.

— Говорят, в городе на мебельной фабрике работает. Точно не знаю. Видел я его года два тому назад.


На запрос Реброва поступило сообщение:

«Жук Семен Григорьевич работает на мебельной фабрике. В прошлом судим за хищение. В настоящее время характеризуется плохо. Его отец Григорий Степанович Жук во время оккупации был полицаем. После отбытия наказания проживал по месту рождения в селе Деркачевка, умер шесть лет тому назад. В Деркачевке проживают престарелая мать Жука Семена и замужняя сестра...»


На вечернем совещании оперативной группы было решено поработать в лесу, где скрылись преступники.

Утром из района прибыл проводник с собакой.

Гурский сказал:

— Обратите внимание на выходы из леса со стороны Деркачевки.

Это был обычный лесок в лесостепной полосе — километров пять в длину и два в ширину. Но найти в нем что-нибудь было делом далеко не простым. Со времени совершения преступления прошло несколько дней, и в лесу побывало немало людей.

Искали долго, наконец внимание Галенко и членов опергруппы привлекла пустая бутылка зеленого стекла. Она валялась в кустах. Посудина сохранила еще запах самогона. Когда присмотрелись, то на примятой траве около куста обнаружили крошки хлеба. Собака взяла след, который привел к Деркачевке, но на окраине села он снова был утерян.


Гурский не впервые оказался в ситуации, когда время идет, а следствие стоит на месте и ухватиться не за что. Но привыкнуть к этому он не мог и всякий раз чувствовал себя скверно. В дверь негромко постучали.

— Войдите, — машинально сказал Гурский, пытаясь поймать обрывок своей мысли. В комнату вошла статная женщина и остановилась у дверей. Ее губы шевельнулись, и Михаил Игнатьевич скорее догадался, чем расслышал «здравствуйте».

— Проходите, пожалуйста, — Михаил Игнатьевич поднялся навстречу женщине. — Садитесь. Слушаю вас.

Наступила обычная пауза, во время которой собеседники решают, с чего начать разговор. Женщина была уже немолода, за пятьдесят. Михаил Игнатьевич вначале подумал, что она — дальняя родственница Ветрова и, вероятно, будет спрашивать о результатах расследования, и от этого ему стало еще больше не по себе. Женщина назвала себя и сказала, что работает преподавателем в школе соседнего районного центра.

— Вы не удивляйтесь моему приходу, — промолвила она с еле заметным южным говором. — Мне сказали, что вас интересуют люди, знавшие Ветрова. Я хорошо его знала... — Слезы не дали ей договорить, и она закрыла лицо платком, прошептав «простите».

Михаил Игнатьевич поставил перед ней стакан воды и произнес обычные в подобных ситуациях слова. Успокоившись, женщина начала свой рассказ. Она, Зинаида Ивановна Кваша, родилась и выросла в Яблоневке, с первого до седьмого класса училась с Федей Ветровым в одном классе. Затем Ветров учился в районе в десятилетке, а она — в педтехникуме. В сороковом он ушел в армию, служил на границе, а она начала учительствовать. Потом война...

— Нравился он мне, — сказала она, грустно улыбнувшись. — Дело прошлое. Я замужем давно уже, у меня трое взрослых детей. Но, наверное, это была та самая, настоящая любовь... Не переставала я никогда его любить и думать о нем и уже не перестану... — Она снова заплакала, потом продолжала: — Мы не поженились. Я получила от Феди два треугольника с фронта. Знала, что после войны он служил в Германии, постом поступил в академию. В пятидесятом или пятьдесят первом мы снова встретились здесь, в Яблоневке, уже как старые друзья. Много говорили о прошлом. Особенно о войне и о судьбе отца Феди, которого он очень любил. Старшего Ветрова оккупанты арестовали, увели в город и неизвестно куда дели.


...Оккупанты пришли в Яблоневку в конце сентября сорок первого. Село притихло. Кое-кто ушел, кое-кто спрятался. Люди заканчивали уборку на поле и в своих огородах. Потом появились непрошеные гости, начались поборы, аресты, угон в рабство — все то, что позже стало называться «новым порядком».

С лета сорок второго оккупанты усилили террор. Взяли многих и из Яблоневки. Эти люди не возвратились, и о их судьбе никто ничего не знал. А тут еще выискались из «своих» человек пять, которые пошли в услужение к оккупантам. Особенно выслуживался тут один. Бароненко его фамилия, а звали его «бароном». Бароненко был хуже цепного пса. Выискивал, вынюхивал, забирал неугодных и конвоировал в город. В селе ходил слух, что тех, кого забирали и уводили в город, расстреливали и закапывали во дворе тюрьмы. Некоторых вывозили для этого за город.

Отец Феди прятался: он был сельским активистом, одним из организаторов колхоза в селе, депутатом сельсовета. Но от чужих еще можно спрятаться, а от своих односельчан разве спрячешься?

Однажды в феврале или начале марта он вернулся промокший до нитки и голодный. Снимая с себя мокрые валенки, сказал:

— Никуда я больше не пойду. Не могу больше... — Раздевшись, он забрался на печь и вскоре уснул. Прошел час, может быть, два. Послышались шаги, кто-то прогромыхал тяжелыми сапогами по мерзлой земле, подошел к окну и забарабанил кулаком по оконному переплету.

— Открывай, из полиции! — послышалось за окном. Мать Федора не помнила, как слезла с печи и как открыла дверь. В хату ввалились три полицая. Один из них зажег лампу. Другой сел на лавку, поставив винтовку между ног. Бароненко прошел дальше и, став на скамейку, заглянул на печь.

— Эй, хозяин! Спишь? Вставай, гостей принимай, — рявкнул он с хохотком. Отец молча слез с печи и начал одеваться. Один из полицаев издевательски заметил:

— Смотри, понятливый какой! — Все трое пьяно загоготали.

— Известное дело, зачем вы ходите. Что ж тут понимать? — сказал отец.

— Ну ты, поговори у меня, — пригрозил Бароненко.

Отца увели, а мать еще долго стояла в оцепенении, прислонившись к остывшей печке.


— Это Федя узнал от матери, когда приезжал в сорок четвертом домой. Тогда еще надеялись, что отец вернется. Но он не вернулся, — закончила свой рассказ женщина.

...Как выяснилось в процессе следствия, Федор Ветров каждый год приезжал в отпуск в Яблоневку, ездил в район, выяснял судьбу арестованных односельчан. Оккупанты и их подручные тщательно прятали следы своих преступлений, и поэтому это оказалось делом нелегким. По все же года через два или три картина прояснилась. Некоторые из арестованных оказались на работах в Германии. К этому времени те, кто не погиб на чужбине, возвратились домой. Таких оказалось меньшинство. Были обнаружены списки расстрелянных. Числился в этих списках и отец Ветрова.

След полицая Бароненко затерялся. Он сбежал с оккупантами. Но его судьба тоже интересовала Федора Ветрова, хотя, конечно, по другим соображениям. По этому вопросу он часто беспокоил райотдел госбезопасности. Во время одной из бесед начальник отдела сказал:

— Полицай Бароненко числится в списках государственных преступников, а это значит, что его ищут по всей стране — и мы, и милиция. Результат рано или поздно будет, ручаюсь...

Через два года Бароненко был действительно арестован и осужден, а в пятьдесят шестом году возвратился из заключения, затем уехал на Урал, на стройку.


События нарастали. Оказалось, что Бароненко уехал не на Урал, а ближе к дому. Только не в село, а в район. Там проживала его первая, еще довоенная жена. Вот к ней он и возвратился через много лет, и она его приняла.

Следователей заинтересовала удавка, которую убийцы оставили на шее погибшего. Дело в том, что это орудие смерти применялось в бандах оуновцев.

Было установлено, что после гитлеровцев Бароненко попал в банду оуновцев[10]. Поскольку он отличался крайней жестокостью, его взяли в «службу безпеки»[11]. Два с лишним года Бароненко находился в банде. Его руки были по локти в крови, но ему удалось скрыть от суда факт своего пребывания в банде.

Варвара Жук, родная сестра Семена Жука, показала, что на следующий день после приезда Федора Дмитриевича она ушла к матери в Деркачевку. Во второй половине того же дня в Деркачевку приехал из города и ее брат Семен. О том, что появился Ветров, Варвара, естественно, рассказала. Брат к этому сообщению особого интереса не проявил, только спросил, один Ветров приехал или с женой. При этом заметил, что все же тянет Ветрова домой. Ночевать брат не остался, вечером уехал в город, сославшись на то, что ему рано вставать на работу.


Жук сознался в соучастии в преступлении... Не сразу, конечно. Вначале он все начнете отрицал, но потом, зажатый неопровержимыми фактами, вынужден был сознаться. Деваться было некуда. Следствие располагало неопровержимыми доказательствами. Взять хотя бы сапоги, которые он надевал в субботу и ездил в них к матери в Деркачевку. Сапоги валялись у него дома в чулане. На них были обнаружены остатки почвы, идентичные почве во дворе Ветрова и в лесу, где была найдена пустая бутылка. Более того, в этой почве были выявлены следы крови, группа которой совпадала с группой крови погибшего, а на пустой бутылке сохранились отпечатки пальцев. Но участие в убийства Жук отрицал:

— Бароненко убил. Он накинул удавку и задушил... — твердил Жук.

— Садитесь, Жук, — спокойно сказал следователь. — Вы дважды ударили ножом Ветрова. Ну, что молчите?

— Это было потом, — с трудом произнес Жук. — Он уже был мертв.

— Для верности, значит?

— Бароненко так велел, и нож мне дал он.


Бароненко с Жуком были старыми приятелями, дружками-собутыльниками. Сближало пребывание в заключении.

Однажды за бутылкой водки Жук заговорил о Ветрове. Бароненко скрипнул зубами:

— Ты, Сеня, тюха-матюха, вот что я тебе скажу.

Жук уставился на «барона», не понимая, к чему тот клонит.

— Чего глаза вылупил? Он твоего батьку упек, а ты — «хату сестре оставил и все, что в хате». Ветров, значит, добряк?

— А может, не он? — слабо сопротивлялся Жук.

— Он, гад... Я знаю, что он.

Когда опорожнили вторую бутылку, договорились отомстить Ветрову. Бароненко за то, что из-за Ветрова попал в лагерь, а Жук — за отца.


...Когда вечером Жук возвратился из Деркачевки в город, он, выйдя из автобуса на рыночной площади, направился не домой, а завернул на станцию. Там встретил Бароненко. Выпили. Жук сказал:

— А у меня новость. Наш хороший знакомый объявился, Ветров...

Бароненко сказал:

— Уговор не забыл? Пошли...

— Может, завтра? — канючил Жук. — Может, не надо? Ну его! Слышь, Паша, может, потом? Он еще не скоро уедет.

Бароненко остановился, с остервенением затоптал цигарку и, повернувшись к Жуку, задышал ему прямо в лицо:

— Ты, я вижу, храбрый только на словах. Что, в кусты?

Больше ни о чем не говорили. Шли все время проселками, в стороне от шоссе. Встречаться с кем-нибудь было ни к чему.

Часа через два подошли к селу, огородами направились к хате Ветрова. Бароненко, пропустив вперед Жука, чем-то посыпал следы.


Следствие закончилось. Было доказано, что ременный шнур и нож взял из дому Бароненко. Этим ремнем он и задушил Ветрова, а чтобы Жука приобщить к «мокрому» делу, дал ему нож и велел ударить, что тот и сделал. Владеть удавкой и другими подобными вещами Бароненко научился в одной из бандеровских банд.

Суд приговорил бандитов к расстрелу.


...Гурский уезжал в Москву. На вокзале Михаила Игнатьевича провожали начальник райотдела, следователи Ребров и Галенко. Подошел одесский поезд. Гурский тепло простился с товарищами и направился в вагон. В Москве его ждали дела.

Так была закрыта последняя страница дела, достаточно редкого в наши дни, но все еще появляющегося иногда как отзвук минувшей войны.

Михаил Михайлов ОПЕРАЦИЯ «КРАБ»

1

Сержант Андреев и рядовой Кузнецов медленно продвигались вдоль контрольно-следовой полосы. Татарский пролив был спокойным, волны тихо накатывались на отлогий берег. Был третий час ночи — время, когда, казалось, природа крепко заснула после долгого летнего дня.

Дойдя до конечного пункта маршрута и не обнаружив признаков нарушения границы, пограничники доложили об этом на заставу и отправились в обратный путь, по-прежнему внимательно осматривая все но сторонам и до предела напрягая слух.

Вдруг Андреев остановился:

— Тихо! Смотри в море! Что-нибудь видишь?

Бледный свет лунного серпа и холодное мерцание звезд чуть-чуть освещали морскую гладь, но Кузнецов ничего не заметил.

— Смотри правее! Видишь черное пятно на воде?

— Вижу, товарищ сержант.

— Доска или труп большой рыбы, а может... — проговорил Андреев.

Предмет медленно приближался к берегу.

«Нарушитель!» — уверенно подумал Андреев. По-пластунски он отполз назад, к камню, за которым залег Кузнецов.

К берегу приближался плотик, на котором лицом вниз лежал человек. Он греб миниатюрными веслами, похожими на ракетки для настольного тенниса. На голове его был падет островерхий капюшон.

— Слушай мою команду, — сказал Андреев. — Ничем не выдавать себя. Когда нарушитель выйдет на берег, я пойду на него, а ты прикрывай меня. Нарушителя надо взять живым!

— Так точно, товарищ сержант!

Между тем плотик достиг берега. Не заметив ничего подозрительного, человек соскользнул в воду. На нем был надет комбинезон.

— Стой, руки вверх! — резко крикнул Андреев и выскочил из-за камня.

Нарушитель нехотя поднял вверх руки. Андреев подошел к неизвестному:

— Кто такой?

— Я местный житель, из поселка...

— Что вы здесь делаете?

— Решил воспользоваться хорошей погодой и поплавать по морю.

— Почему вышли в море, не поставив в известность пограничников?

Неизвестный замешкался с ответом.

— Что прячете под комбинезоном?

— Ничего.

Андреев ощупал грудь ночного гостя и, расстегнув «молнию», извлек пистолет «ТТ».

— А это что?

— Я прошу вас отвести меня как можно скорее к вашему начальству, — взволнованно проговорил неизвестный. — Я хочу дать важные показания.

— У вас есть еще оружие?

— Есть газовый пистолет и охотничий нож, но они в рюкзаке.

Захватив рюкзак и резиновый надувной плотик, пограничники отконвоировали ночного гостя на заставу.


Позвонил начальник управления.

— Михаил Иванович, на берегу Сахалина задержан нарушитель границы. Имеет при себе портативную радиостанцию, шифроблокноты и оружие. При опросе назвал себя иностранным разведчиком, направленным на Сахалин со шпионским заданием. Поезжайте и разберитесь. С собой возьмите капитана Павлова. Он опытный радист и будет вам хорошим помощником.

Валуев положил телефонную трубку. Зоя с тревогой смотрела на него. Она привыкла к ночным звонкам, неожиданным отъездам мужа, но привычка не могла исключить тревогу.

— Уезжаешь? — спросила она только. — Прошу тебя, будь осторожнее.

— Не беспокойся, все будет хорошо.

За окном раздался сигнал автомобиля.


В штабе пограничного отряда чекистов встретил дежурный офицер и проводил в кабинет начальника.

— Вот полюбуйтесь, — сказал начальник отряда полковник Богатов.

На столе было аккуратно разложено все снаряжение задержанного. Малогабаритная радиостанция, комплект сухих батарей, блокноты для зашифровки и расшифровки радиограмм, кодовая таблица. Рядом лежал пистолет «ТТ» и патроны. Банки с консервами, ложка, вилка и среднего размера охотничий нож. Бутылка московской водки. Какие-то таблетки. Карта южной половины острова Сахалина и газета «Правда» недельной давности. Пачка советских денег. Паспорт. На стуле висел водонепроницаемый комбинезон, а к стене был прислонен надувной матрац-плотик. Радиостанция не представляла никакого интереса — аналогичные довольно часто использовались в подобных случаях, а вот «авторучка» крупного размера оказалась не авторучкой, а газовым пистолетом, стреляющим слезоточивым газом. Вторая «авторучка» представляла собой миниатюрный электрический фонарик с лампочкой на конце. И только третья была обыкновенной.

Офицеры приступили к допросу задержанного.

2

Военнослужащий Сорокин случайно встретил довоенного знакомого. Когда-то они вместе ограбили ларек, и все закончилось благополучно. «Кореш» затащил к себе, выпили за встречу и за то, что не погибли в войну.

— Что-то наград не видно на твоей гимнастерке, — заметил «кореш», — не в штрафниках ли был?

— Нет, бог миловал, — усмехнулся Сорокин. — Я на передовой, так получилось, не был. После 1944 года в тылу шоферил.

При следующей встрече «кореш» познакомил Сорокина с друзьями. Разговор был откровенный — Сорокину предложили принять участие в ограблении квартиры командира части, в которой служил Сорокин. От него требовались «наводка» и уточнение распорядка рабочего дня полковника. Не раздумывая, Сорокин согласился. Это не составило для него особого труда — он, как шофер, неоднократно повозил полковника домой.

Через несколько дней Сорокину предложили принять участие в ограблении церкви. Нужен был автомобиль, чтобы вывезти награбленное. Сорокин согласился. Ссылаясь на необходимость отвезти в деревню больную тетку, он получил разрешение на использование закрепленного за ним «студебеккера» и увольнительную до 24 часов. С дежурным по гаражу договорился, чтобы тот не поднимал шум, если задержатся немного.

Ночью подъехали к деревне, остановились на окраине. Отмычками открыли церковную дверь и проникли в алтарь. Забрали серебряные кубки, ценную утварь, сложили все в мешки и отнесли в автомашину. Сорокин отвез все в город, на «хазу».

Эта кража благополучно не закончилась. Кто-то из жителей села видел стоявший на окраине военный «студебеккер». Проверка показала, что Сорокин вернулся из поездки не в 24, а в 3 часа ночи. На допросе Сорокин утверждал, что возил больную тетку в деревню, в другие села не заезжал. Объяснения Сорокина требовали проверки, а за опоздание из увольнения его посадили на гауптвахту, Сорокин понял, что ложь его будет раскрыта, суд неминуем. Воспользовавшись тем, что его вывели для хозяйственных работ во двор, он, улучив удобный момент, перемахнул через забор.

Дружки дали ему гражданскую одежду, снабдили деньгами и крадеными документами, и ночью он покинул город. Несколько дней он ездил из одного места в другое. Наконец, нервы не выдержали, и Сорокин решил бежать за границу. О том, что ждет его на чужбине, он не задумывался. Ему казалось, что профессия шофера позволит найти работу в любой стране.

Полиция задержала его километрах в десяти от границы. На допросе в жандармерии он назвался Журавлевым и утверждал, что дезертировал из Красной Армии, так как избил офицера, который в пьяном виде приставал к его подруге.

На свободу его не выпустили. Тюрьму сменил лагерь перемещенных лиц, здесь он встретил подобных себе изменников Родины, бежавших из СССР по разным причинам. Поговорив с ними, убедился, что это ничтожные, завистливые люди, готовые за кусок хлеба пойти на любое преступление. Он не стал раскрываться перед ними.

Через несколько лет его выпустили на волю. Голодный и обтрепанный, бродил он по городу в поисках заработка.

На городском базаре ему повезло: встретил выходца из России, владельца маленького магазина. Тот устроил его рабочим на базаре. Нашлась и крыша над головой — базарная ночлежка. Сорокин воспрянул духом. Спустя некоторое время эмигрант познакомил его с представителем иностранной торговой фирмы, с которой имел деловые отношения. Алекс — так звали иностранца — довольно сносно говорил по-русски.

В течение трех дней он расспрашивал Сорокина о его жизни в СССР. Сорокин твердо придерживался своей версии и врал Алексу не моргнув глазом. Он понимал, что им заинтересовалась какая-то разведка. Алекс предложил ему ехать в столицу. На следующий день, простившись с эмигрантом, Сорокин отправился в путь.

Алекс устроил Сорокина рабочим в частную авторемонтную мастерскую. Жил Сорокин при мастерской вместе с механиком. Тот был рослый, флегматичный, средних лет мужчина, немного говоривший по-русски и по-английски. Вскоре Сорокин понял, что он находится под наблюдением механика.

При встречах Алекс возвращался к жизни Сорокина в Советском Союзе и обстоятельствах его бегства за границу. Кроме устных бесед, требовал, чтобы Сорокин все изложил на бумаге.

Алекс ставил вопросы прямо: имел ли Сорокин связи с советской разведкой и не по ее ли заданию прибыл за кордон? Расспрашивал и требовал письменных подробностей о всех известных Сорокину офицерах Советской Армии, о личных знакомых. Помимо этого, Алекс давал задания по изучению некоторых лиц, с которыми встречался Сорокин в мастерской. Первым таким объектом изучения, к глубокому удивлению Сорокина, оказался механик.

Сорокин был неглупым человеком, обладал хорошей памятью, быстрой реакцией, физической силой и выносливостью. Умел неплохо рисовать, любил художественную литературу и шахматы. Он умел скрывать то, что, по его мнению, не следовало знать Алексу.

На очередной встрече Алекс дружески хлопнул Сорокина по плечу.

— Ну, парень, как это по-русски... Кончай отдыхать. Мы хотим сделать тебе предложение работать в разведке. Согласен?

— Не знаю, сумею ли я?

— Ты будешь хорошо жить, будешь обеспеченным человеком, — продолжал Алекс — Наша разведка работает во всех странах. И где бы ты ни был, на твой счет в банке ежемесячно будут поступать деньги. Мы убедились, что ты не связан с Советами и говоришь правду. Я уверен, что ты будешь хорошим разведчиком. Но сначала ты пройдешь курс обучения. Согласен?

Сорокину не хотелось идти в разведывательную школу. Он понимал, что после обучения его забросят в Советский Союз, а это грозило большими неприятностями. Но если он откажется от предложения Алекса, его немедленно вышвырнут на улицу. Он хорошо помнил жизнь в лагере перемещенных лиц и мытарства до встречи с Алексом и отчетливо представлял ситуацию, в которую может попасть.

— Благодарю за предложение и доверие, — сказал Сорокин.

— О’кэй! Я так и думал. Теперь нам надо соблюсти некоторые формальности.

Алекс протянул Сорокину заранее заготовленное письменное обязательство, в котором говорилось, что он будет честно служить разведке. Сорокин подписал его.

— Вот и весь обряд, — засмеялся Алекс.

Алекс рассказал, что разведывательная школа находится в Западной Германии, близ Мюнхена. Там Сорокин будет не один, и никто не должен знать его настоящую фамилию. («А ее никто и не знает», — мелькнуло в сознании Сорокина.) В Мюнхен он полетит сегодня же вечером в сопровождении представителя школы.

В этот день они здорово выпили за будущие успехи Сорокина.

3

Школа разведки располагалась в семидесяти километрах от Мюнхена, в живописном городке Б. в большом трехэтажном особняке.

Ученики школы набирались из предателей, изменников и разного рода отщепенцев, оказавшихся после второй мировой войны на чужой территории. Среди них были полицаи, власовцы, перебежчики, воры и спекулянты. Преподаватели были под стать ученикам: предатели, власовцы. Руководители школы — кадровые разведчики.

В школе был установлен строгий режим. Каждому курсанту присваивалась кличка.

Прежде чем допустить Сорокина к занятиям, его подвергли проверке на «детекторе лжи» — специальном аппарате, регистрирующем самые незначительные изменения функций организма, которые возникают от волнения у испытуемых, если они лгут. Однако у Сорокина были крепкие нервы. Он твердо придерживался своей версии и уверенно отвечал «да» или «нет» на все поставленные вопросы.

Сорокину объявили, что после обучения он один или в составе группы будет заброшен в Советский Союз. Сорокин понял, что мосты сожжены и путей отступления у него теперь нет.

Срок обучения — год. Программа обширная. Методы сбора военной, политической и экономической информации. Диверсионная подготовка. Радиодело, фотографирование. Агентурная и следственная работа. Прыжки с парашютом. Стрельба из карабинов и пистолетов. Физическая подготовка. Политические занятия.

Весь день учеба с утра и до позднего вечера. По воскресеньям «курсантов» возили в Мюнхен развлекаться. Бары, женщины, пьянство и разврат — это тоже входило в программу.

Сорокин увлекся радиоделом. Работа на ключе у него спорилась. Он овладел искусством зашифровки и дешифровки радиограмм. Будучи физически сильным и ловким, успешно прыгал с парашютом и отлично стрелял. Кроме того, хорошо плавал и долго мог находиться под водой. Вскоре он стал одним из наиболее успевающих «курсантов».

Через шесть месяцев Сорокина вызвал начальник школы.

— Мы довольны вами, Кларк (такая кличка была присвоена Сорокину). Вы проявили похвальное прилежание и большие способности. Как себя чувствуете?

— Отлично, шеф!

— Дальнейшая ваша подготовка будет проходить по-иному, — продолжал начальник школы. — Вы отправляетесь за океан. Надеюсь, что жизнь там вам понравится больше. — Начальник школы изобразил улыбку.

— Благодарю, шеф, — ответил Сорокин.

— О нашем разговоре никто не должен знать.

Сорокин никому не сказал об отъезде из школы. Он знал, что его исчезновение не вызовет удивления среди «курсантов». К этому привыкли.

Перелет из Мюнхена прошел благополучно. Сорокина встретили радушно, как равного, поместили на вилле. Шефы и обслуживающий персонал ему понравились. Все они были молодые, крепкие ребята, с неизменной улыбкой на устах. Некоторые говорили по-русски, другие пользовались услугами переводчика.

Непосредственным шефам Сорокина был рослый, светловолосый парень лет тридцати по имени Билл. Он хорошо говорил по-русски, любил шутить и заразительно, громко хохотал. Сразу предложил Сорокину называть друг друга на «ты».

— Хелло, Кларк! — приветствовал он Сорокина при каждой встрече (эта кличка осталась за ним до конца). — Как ты спал? — При этом обязательно хлопал Сорокина по плечу и громко смеялся.

Через день после размещения на вилле Билл приехал с мужчиной средних лет.

— Хелло, Кларк! С тобой хочет познакомиться наш шеф. — Билл налил в высокие стаканы виски.

— За благополучное прибытие, — на ломаном русском языке сказал шеф.

Он закурил сигарету, глубоко затянулся.

— Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя как дома. Кроме вас, на вилле только наши люди. Здесь вы будете продолжать занятия. Это надо, чтобы вы не теряли навыков в работе на ключе и физическую форму. — Шеф отхлебнул виски и продолжал: — С вами будет Билл. Вместе поедете по стране и будете отдыхать. Что вам надо, он все сделает. Хорошо? — Чувствовалось, что шефу трудно произносить длинные фразы по-русски.

Шеф пробыл около получаса и уехал.

Всю неделю шли обычные занятия. На рации и в тире. Радиосеансы записывались на магнитофон и тщательно анализировались.

Через неделю Билл объявил:

— Хелло, Кларк! Завтра отправляемся путешествовать. Тебе надо познакомиться с нашей страной.

Начались поездки. Останавливались в комфортабельных гостиницах, жили на широкую ногу. Вечером прохлаждались в барах, ночи проводили в обществе женщин.

Через два месяца «сладкой» жизни состоялась вторая встреча Сорокина с шефом. На этот раз шеф взял быка за рога. Он заявил, что настало время активных действий. В мире нет мира. Войну на полях сражений сменила «холодная война» между Западом и Востоком.

— Нам надо знать все, что происходит сейчас на советском Дальнем Востоке, — продолжал шеф. — В Приморском крае, Хабаровском крае и на острове Сахалин. Вы, Кларк, будете работать на Сахалине. Мы должны знать моральный дух солдат Советской Армии. Нас интересует отношение к войне населения Сахалина. И к «холодной», и к «горячей».

— Но я никогда не был на Дальнем Востоке и на Сахалине и не знаю условий жизни там. Это затруднит мне работу, — ответил Сорокин.

— Вы умница, Кларк. Сейчас вы начнете изучать Сахалин.

Наконец, подготовка была закончена. Уточнено задание. Проведен окончательный инструктаж. Находясь на Сахалине, Сорокин должен был добыть подлинные советские документы: паспорт, военный билет, комсомольский и, если представится возможным, партийные билеты. Переделанные затем на его имя, они будут необходимы для выполнения новых заданий при очередных забросках на Сахалин.

Рекомендовалось два способа добычи документов: первый — напасть на прохожего ночью на улице под видом грабителя; второй — попроситься на ночлег в отдельно стоящий дом на краю поселка, угостить хозяина и членов семьи водкой, бросив в бутылку сильнодействующие снотворные таблетки. После «ограбления» быстро уйти из дома. Помимо добычи документов, Сорокин обязывался изучить состояние пограничной охраны вдоль западного побережья южной части Сахалина. Это он должен был выяснить путем передвижения в дневное время по главной шоссейной дороге, идущей вдоль берега. Ночевать Сорокин должен был не в населенных пунктах, а в лесу, чтобы не вызвать излишних подозрений и не иметь «незапланированных» встреч с советскими людьми. Срок пребывания на Сахалине — три дня. Связь с «центром» — ежедневная, по радио.

Выброску на Сахалин шефы решили произвести морским путем, на рыболовной японской шхуне, какие сотнями бороздят воды Японского и Охотского морей. Шхуна ночью подойдет при потушенных огнях как можно ближе к берегу и спустит Сорокина на воду на надувном резиновом плотике. Аналогично должно было произойти возвращение. Сорокин по радиосигналу со шхуны должен быстро зарыть радиостанцию в песок и на плотике выходить в море. Судно с помощью радара обнаружит Сорокина в море и подберет его на борт. Сорокин должен «показывать» себя, делая движения вправо-влево специальным радарным зонтиком.

Серьезное внимание шефы уделили экипировке Сорокина. Ему предложили заурядный серенький костюм, неброскую рубашку, кепку и поношенные туфли. Все это советского производства, с сохранившимися клеймами и фабричными ярлыками. Даже рекомендовали Сорокину положить в карман пиджака сравнительно свежий номер газеты «Правда». В таком виде, по мнению «шефов», он нисколько не должен был отличаться от рядовых жителей Сахалина, и не будет вызывать подозрений у встречающихся людей.

Несмотря на то что Сорокин направляется на Сахалин за документами, в том числе за паспортом, было решено снабдить его «своим» паспортом. Это был настоящий советский паспорт, выданный и прописанный в одной из областей Союза ССР. По аналогии его «прописали» в Сахалинской области, но рекомендовали пользоваться паспортом только при вынужденных обстоятельствах. Вдобавок к паспорту Сорокина снабдили «липовыми» справками из различных организаций Сахалинской области (потом выяснилось, что таких организаций на Сахалине вовсе нет). По предложению Сорокина, паспорт и справки были оформлены на фамилию Галкина.

При инструктаже не был упущен и вариант провала его на Сахалине. Органы госбезопасности в этом случае могут попытаться использовать его в проведении радиоигры с противником, заставив работать на ключе и передавать радиограммы под диктовку. Для того чтобы Сорокин мог дать знать о работе под контролем, были определены различные условности и знаки провала, которые он должен был включать в тексты радиограмм.

Перед вылетом в Японию Сорокина еще раз принял шеф. А вечером на вилле состоялся прощальный ужин.

На Хоккайдо прилетели вместе с неразлучным Биллом. Несколько дней сидели на конспиративной квартире в портовом городе, чтобы Сорокин мог акклиматизироваться. Выбрав темную ночь и штилевую погоду, навьюченный тяжелым рюкзаком, Сорокин взошел на палубу шхуны. Билл остался на берегу.

Когда до берега Сахалина оставалось около мили, капитан дал знак. Облачившись в комбинезон, Сорокин с помощью матросов спустил на воду плотик с привязанным к нему рюкзаком, бросил короткое «гуд бай» капитану и перешагнул через борт.

4

Показания нарушителя государственной границы Валуев докладывал по телефону в Управление госбезопасности по мере их получения.

— Как вы думаете, — спросил Валуева начальник управления, — можно верить показаниям Сорокина? Все ли он говорит нам правдиво?

— В целом показания правдоподобны, товарищ полковник. Ряд моментов легко проверить.

— Мы успели навести некоторые справки. Нам сообщили, что в области, указанной нарушителем, действительно в 1946 году осуждена группа воров, обкрадывавших церкви. По показаниям осужденных, проходил как соучастник некто Сорокин, военнослужащий. В следственном деле имеется ордер на его арест и справка о том, что он скрылся в неизвестном направлении. Сорокин объявлен во всесоюзный розыск. Установочные данные и приметы разыскиваемого совпадают с личностью Сорокина. Мы вам направили циркуляр о розыске Сорокина. Там имеется его фотография. Сравните ее с личностью нарушителя и результаты доложите.

— Слушаюсь, товарищ полковник.

— Но самое интересное заключается в том, — продолжал полковник, — что есть показания одного из задержанных на Украине нарушителей границы, парашютиста. Он проходил обучение в разведывательной школе близ Мюнхена, о которой рассказывал нам Сорокин. В числе «курсантов» школы он называл некоего Журавлева по кличке «Кларк». С ним он якобы был знаком еще по лагерю перемещенных лиц в той самой стране, куда бежал Сорокин. Поэтому он знает его по фамилии Журавлев. Надо будет тщательно допросить его о Кларке и провести опознание по фотографии Сорокина.

— Согласен, товарищ полковник. Есть предложение дать возможность Сорокину установить радиосвязь с иностранной разведкой.

— Какую задачу вы ставите перед собой? — подумав, спросил полковник.

— Если Сорокин сумеет убедить своих зарубежных шефов, что данное ему задание он успешно выполняет, благополучно достигнув берега, то за ним разведцентр должен прислать шхуну. В этом случае можно сделать попытку задержать ее. Моряки-пограничники уверены в положительном исходе операции. Сорокин настойчиво предлагает свои услуги для захвата шхуны. Уверяет, что будет добросовестно работать на радиостанции.

Через некоторое время начальник управления сообщил, что предложение принимается и Сорокину можно приступить к установлению радиосвязи.

Валуев прошел в комнату, где находился Сорокин.

— Ваша просьба об установлении радиосвязи с вашим разведцентром принята, — спокойно сказал Валуев.

— Благодарю. Я сделаю все, клянусь, я не допущу ни одной ошибки, — взволнованно ответил Сорокин.

5

Из штаба пограничною отряда выехали рано — надо было за три часа проехать свыше 100 километров, выбрать место для радиосеанеа, развернуть радиостанцию.

Автомашины миновали город рыбаков, красиво раскинувшийся на склонах сопки, не останавливаясь, поехали дальше, на юг. По пути попадались небольшие рыбацкие поселки, расположенные в распадках сопок.

Кортеж остановился. На верхушке сопки нашли удобную полянку. Сорокин и Павлов приступили к развертыванию радиостанции: распаковали рацию, подключили батареи, раскинули на деревьях антенну. Без выхода в эфир опробовали радиостанцию — все в порядке. Теперь надо было сделать самое главное — подготовить радиограмму, которая могла бы объяснить причины молчания Сорокина за прошедший день.

— Федор Васильевич, какую бы вы направили радиограмму, если бы по разным причинам, же связанным с задержанием пограничниками, не смогли в течение суток связаться с «центром»? — спросил Валуев Сорокина.

— Я долго думал об этом. Я бы дал короткую и спокойную шифрограмму о том, что во время утреннего сеанса просто не смог выйти в эфир, не объясняя при этом, почему именно не сумел это сделать. Коротко объяснить трудно, а длинные объяснения вызовут подозрения.

— Мы согласны, — подумав и обменявшись мнением с Павловым, ответил Валуев. — Скажете, что наметили план добычи документов. Не надо создавать у ваших «друзей» впечатления, что все у вас получается просто.

Радиограмма получилась такая:

«Утром связаться не мог. Вечером выходил на связь, но вас не услышал. Обдумал, как и где добыть документы. Все в порядке».

Вместе с Павловым зашифровали и в установленное время вышли в эфир. В течение 30 секунд — так было обусловлено — Сорокин посылал свои позывные, после чего переключил рацию на прием.

В эфире царило молчание. Через положенное время снова вышел с позывными — в ответ опять последовало молчание. Так повторяли несколько раз, и «центр» не дал в ответ никаких сигналов. В чем дело? Может быть, рация неисправна? Может быть, произошел обрыв антенны? Внимательно осмотрели рацию и антенну — все в полном порядке.

— Так что же происходит?

— Меня проверяют, — сказал Сорокин. — Очевидно, изучают мои позывные, ищут среди них сигнал провала.

— Пусть проверяют. Поскольку время сеанса истекло, — как вы нам рассказали, — выходить в эфир больше не следует. Надо свертывать рацию. Вечером выйдем на связь снова, с другим текстом. Не найдя сигнала провала, «центр» должен принять нашу радиограмму.

— Наверняка примут, — откликнулся Сорокин, — хотя проверка на этом не закончится.

Стали обдумывать вечернюю радиограмму. Решили, что Сорокин должен успокоить своих бывших шефов коротким сообщением о ходе выполнения задания по добыче документов. Главное — выдержать проверку. Надо быть предельно внимательным, не пропустить ни одного условного знака, ни одного требования «центра», показать, что Сорокин не находится под контролем. Нужно ответить на все вопросы так, чтобы рассеялись все подозрения.

Время тянулось медленно. Наконец солнце пошло к горизонту. Павлов и Сорокин развернули радиостанцию, тщательно проверили ее. Сорокин настроился на Токио, сверил свои часы — график радиосеансов был составлен по токийскому времени. Точно по расписанию дал в эфир позывные и перешел на прием. Все услышали позывные «центра».

— Есть! Связь налажена! — почти крикнул Сорокин. Павлов молча положил руку на его плечо, призывая не горячиться.

— Нас плохо слышат, предлагают перейти на другую волну, — уже спокойно проговорил Сорокин. — Проверка началась.

Когда Сорокин перешел на запасную волну, показывая этим, что он не под контролем, «центр» потребовал вернуться на первую волну, затем снова на запасную. Только после этого «центр» дал сигнал к приему от Сорокина радиограммы.

Сорокин четко посылал в эфир цифру за цифрой азбуки Морзе. Лицо его было напряжено, но спокойно. Натренированные пальцы уверенно, без дрожи лежали на ключе передатчика. Валуев и Павлов с удовлетворенном переглянулись. Наконец, Сорокин передал последнюю точку и оторвал взгляд от рации.

— Все, — сказал он и тут же весь превратился в слух, ожидая сообщения из разведцентра.

Радист приказал подождать двадцать минут. Этого времени достаточно для расшифровки радиограммы и анализа сообщения.

— Сейчас на той стороне собрался, наверное, консилиум. Пытаются обнаружить в тексте знаки провала. — Сорокин закурил сигарету, глубоко затянулся и с шумом выдохнул из себя дым.

— Спокойствие и еще раз спокойствие, — сказал Валуев.

— Со мной должен держать связь Билл. Сейчас на ключе работал другой, незнакомый мне радист. Это тоже проверка. Если ответ передаст не Билл, значит, подозрение еще не снято. Чтобы доказать, что я не под контролем, в следующей радиограмме я обязательно должен попросить работать со мной Билла.

— Так и будем делать, — улыбнулся Валуев.

Через двадцать минут «центр» предложил принять ответную радиограмму. Но только Сорокин начал ее принимать, как тут же проговорил:

— Радиограмма ложная. В ней нет первоначальных цифр — это опять проверка. Я сразу же, не расшифровывая (она не поддается расшифровке), должен дать сигнал, что не понял.

— А кто передает ее? Билл?

— Нет, опять тот же радист.

После сигнала Сорокина «центр» предложил перейти на первую волну и только после этого передал вторую радиограмму.

Быстро расшифровали текст. «Центр» писал:

«Обеспокоены молчанием. Завтра сообщите погоду местах снятия, есть ли около них аэродромы?»

— Кажется, этот раунд выиграли мы, не так ли? — спросил Валуев. — Мы заставили их поверить, что вы действуете один. Но это еще не конец.

— Да, проверка продолжается. Помимо того, что на связь не вышел Билл, текст радиограммы «центра» содержит ряд условностей проверочного характера. Я вам рассказывал, что при передачах сведений о погоде, высоту волны на море я должен указывать в футах, если нахожусь под контролем, то указывать ее в сантиметрах. А на вопрос: имеются ли аэродромы — я должен ответить так: «аэродромов, и посадочных площадок нет». Отсутствие в ответе слов «посадочных площадок» будет означать, что я в руках органов государственной безопасности.

— Все идет так, как должно быть, — ответил Валуев.

Положив телефонную трубку, Валуев стал обдумывать указания начальника управления.

Для съема Сорокина с берега его бывшие «шефы» определили три точки, находившиеся в одном-двух километрах друг от друга, но имевшие несколько различные береговые условия. Сорокин должен был назвать самую безопасную для него точку съема. Наиболее удобным для подхода к берет было место у выступающей в море скалы, точка № 1. В то же время это место, по заключению штаба погранокруга, было наиболее благоприятным и для укрытия пограничных катеров, выделяемых для задержания катера, — вот почему начальник управления дал указание Валуеву добиться подхода катера противника к точке № 1.

Надо было тщательно продумать текст утренней радиограммы.

6

Утром следующего дня Сорокин направил в «центр» сообщение о том, что он сумел достать документы, а для того, чтобы катер подошел именно к точке № 1, Сорокин указал, что в других точках он наблюдал скопление автомашин и туман.

«Центр», приняв радиограмму, дал 30-минутный перерыв.

— Пусть теперь изучают нашу радиограмму и размышляют, — сказал Павлов. — Не поверить они не могут — сразу четыре условности дали. Плюс к этому уверенная работа на ключе. А если поверят и отбросят сомнения, то не могут не оценить оперативности своего разведчика при выполнении задания. Шутка ли! За двое суток достать документы! Кроме того, они должны понимать, что он мог «наследить», добывая документы, поэтому его необходимо срочно снимать с острова. И наконец, катер надо им посылать к точке один, так как на точке три — туман, а у точки два — скопление автомашин.

За тридцать минут втроем выкурили почти пачку сигарет. Каков будет ответ? Наконец, в эфире прозвучали позывные «центра», затем полились цифры.

— Работает Билл! — радостно объявил Сорокин.

Валуев и Павлов удовлетворенно переглянулись, приступили к расшифровке. Наконец, все готово:

«Мы беспокоились за вас. Рады, что все благополучно. Катер прибудет сегодня в точку один. Вечером сообщите обстановку в этой точке и погоду. Будьте осторожны».

Наступило молчание. Каждый думал о том, как понимать эту радиограмму. Может быть, близится конец радиопереговоров? Но как они закончатся? Ведь предстоит еще один радиосеанс, во время которого окончательно станет известно, намерены ли шефы Сорокина провести операцию по снятию его с берега. И куда, к какому месту они прикажут идти Сорокину, чтобы выплыть навстречу катеру? А может быть, это только начало игры с советской разведкой шпионского «центра», разгадавшего предательство агента?

На все эти вопросы мог дать ответ только вечерний радиосеанс. Он был коротким. Шефы поверили в правдивость Сорокина и не стали подвергать его дополнительной проверке. «Центр» подтвердил, что за Сорокиным направляется катер к точке один.

С наступлением темноты пограничники начали расставлять свои корабли. Все пришло в движение. За час до радиосвязи с катером погода изменилась: подул ветер, пошел сильный дождь. Эти минуты, проведенные под проливным дождем, на мокром песке, были самыми тревожными.

Ровно в час ночи Сорокин нажал ключ радиостанции. Понеслись условные сигналы на катер о том, что к берегу можно подходить. Катер сразу дал команду на выход в море, но не указал расстояние до берега. Валуев попросил поинтересоваться расстоянием (такая условность у Сорокина имелась). В ответ последовала нервная команда покинуть берег. Сорокин еще раз спросил расстояние — опять последовало категорическое указание выходить в море, после чего катер дал сигнал о прекращении радиосвязи.

Все замерли в напряжении.

Вдруг тишину разорвал мощный рев дизелей пограничных катеров. По звуку можно было определить, что сначала один катер, за ним — второй, третий рванулись с места укрытий навстречу морскому нарушителю. На берегу вспыхнули ослепительным светом мощные прожекторы, направляя свои лучи в сторону моря. Застигнутый врасплох, шедший к берегу с потушенными огнями, катер противника — он находился в нескольких кабельтовых от берега — чуть замешкался, затем резко повернул влево, пытаясь развернуться и уйти в нейтральные воды. Попытка оказалась тщетной. Пограничные катера перекрыли путь и дали предупредительные выстрелы. Видя бесполезность сопротивления, катер сдался пограничникам. Все это произошло в считанные минуты. Христофоров обнял Валуева и Павлова.

— Ну, я отправляюсь на борт задержанного нарушителя морской границы СССР. Не хотите ли прогуляться со мной? — предложил он Валуеву.

— Мы люди штатские, — пошутил тот, — на корабле среди офицеров в форме пограничных войск мы будем выглядеть слишком скромно. Мы встретимся с нарушителями попозже, в иных условиях, — уже серьезно закончил Валуев.

Сергей Громов НАШ ТОВАРИЩ ФИЛБИ

Советскому читателю хорошо известны имена Рудольфа Ивановича Абеля, Гордона Арнольдовича Лансдейла, Николая Ивановича Кузнецова, Рихарда Зорге, Льва Ефимовича Маневича и других советских разведчиков, посвятивших свою жизнь делу защиты завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, разоблачению агрессивных планов империалистических держав, подрывной деятельности специальных служб противника против Советского государства.

У каждого из них был свой путь в разведку и по-разному сложилась судьба, но всех их объединяла вера в торжество идей марксизма-ленинизма, верность Коммунистической партии и социалистическому Отечеству, готовность к самопожертвованию и несгибаемая воля.

В одном ряду с этими славными именами советских патриотов стоит имя талантливого советского разведчика-интернационалиста Кима Филби.


28 мая 1951 года помощник начальника английской разведки (СИС) по контрразведке Джек Истон, как всегда, начал свой рабочий день с просмотра срочных телеграмм, поступивших из резидентур СИС.

Однако телефонный звонок оторвал его от привычного занятия. Звонил генерал Стюарт Мензис — начальник СИС, который предложил Истону срочно связаться по очень важному делу с Диком Уайтом — начальником контрразведывательной службы МИ-5.

Истон решил, что, видимо, запланированная операция по аресту заведующего американским отделом Форин оффиса Дональда Маклина, подозревавшегося в связи с советской разведкой, прошла удачно и у Уайта появилась необходимость обсудить план дальнейших действий.

Истон хорошо знал Дика Уайта и не допускал даже мысли, что тот поспешит поделиться результатами первого допроса Маклина, тут было что-то другое... Истон вспомнил реакцию Уайта на докладную записку представителя СИС при ЦРУ Кима Филби, в которой тот анализировал работу в связи с утечкой из английского посольства в Вашингтоне секретной информации по атомной проблеме.

Филби провел глубокий и всесторонний анализ фактов и дал им оперативно грамотную оценку. Выводы Филби привели Уайта в смятение. Истон испытал чувство торжества, ибо это была еще одна победа интеллектуалов СИС над полицейскими из ФБР и МИ-5, так как вариант Филби позволил контрразведке прийти к выводу о том, что советским разведчиком был Дональд Маклин.

Одного только не знали руководители английских спецслужб.

Докладная записка советского разведчика Кима Филби, которая, казалось бы, привела к провалу Маклина, на самом деле была результатом глубокого анализа и трезвой оценки той драматической ситуация, в которой оказался Дональд Маклин. Записка (сколь не покажется это странным) была залогом его спасения. Поэтому, прежде чем дать рекомендации, СИС и МИ-5 по поиску источника утечки, Ким Филби предпринимает энергичные меры по предупреждению Маклина о нависшей угрозе и его спасению. К этому делу Филби подключил с согласия Центра своего единомышленника Гая Берджеса. Разрабатывая план спасения Маклина, Филби реально осознавал всю опасность этого шага для себя лично. Но он меньше всего думал о себе.

Приняв меры по спасению Маклина, Ким Филби направляет свой доклад и предложения в СИС, чтобы в случае возникновения подозрений о его причастности к делу Маклина обеспечить себе надежные позиции и выстоять во имя успешного выполнения задания советской разведки.

Едва Истон переступил порог кабинета Уайта, как на него обрушился град вопросов, суть которых сводилась к следующему: кто в СИС был посвящен в дело о поиске источника утечки из английского посольства, какую информацию СИС самостоятельно, без согласования с МИ-5 направляло в Вашингтон и, наконец, кому было известно о полученной санкции на арест Маклина 28 мая.

Уайт был взбешен, вопросы задавал резко, как если бы допрашивал Истона.

Истон был ошеломлен таким приемом, но то, что он услышал потом, поразило его больше, чем сообщение о нападении немцев на Великобританию: Дональд Маклин накануне ареста исчез, и не один, а вместе с дипломатом Гаем Берджесом. Истон предложил спокойно обсудить случившееся.

Уайт и Истон шаг за шагом проанализировали не только дело по поиску источника утечки информации из английского посольства вплоть до исчезновения Маклина и Берджеса, но и как бы заново пересмотрели и оценили все имевшиеся в английских спецслужбах сигналы в отношении каждого из осведомленных об этом деле лиц. В итоге было решено, вызвать из Вашингтона представителя СИС, кадрового сотрудника английской разведки Кима Филби..

Генерал Мензис, обладавший феноменальной интуицией, согласился с предложением Истона и Уайта, но не преминул с присущим ему сарказмом спросить, каким образом Филби, находившийся за много миль от Лондона, мог знать дату ареста Маклина, если решение об этом было принято буквально за два дня до намечавшейся операции. Оставшись наедине с Истоном, Мензис дал ему указание «подстраховать» прибытие Филби в Лондон, чтобы люди МИ-5 не наделали глупостей.

Вскоре Ким Филби прибыл и начал неравную борьбу с контрразведывательными службами, продолжавшуюся около пяти лет. Прекрасное знание противника и его приемов, высокие морально-волевые качества, выдержка и самообладание позволили Филби не только выстоять, но и отмести выдвинутые против него обвинения.

Тонкий психолог Ким Филби внимательно следил за складывающейся вокруг обстановкой. Отрицая причастность к делу Маклина — Берджеса и искусно строя свою защиту, Ким Филби ждал, когда его противники допустят просчет или ошибку, чтобы перейти от обороны к наступлению

Не добившись признания Филби и не добыв доказательств его принадлежности к советской разведке, контрразведка инспирировала не только травлю его в «желтой» прессе, но и запрос члена парламента Липтона премьер-министру о роли Филби в деле Маклина — Берджеса. Это послужила сигналом для перехода Филби от обороны к наступлению, и он сумел добиться того, что в 1955 году министр иностранных дел Англии Макмиллан во время дебатов в парламенте вынужден был публично снять все обвинения с Филби. Английским властям было трудно поверить, что талантливый разведчик Филби, награжденный за особые заслуги орденом Британской империи, не их человек.

Гарольд Эдриан Рассел Филби родился в 1912 году в индийском городе Амбала в семье чиновника английской колониальной администрации в Индии. Как-то в честь героя одного из рассказов Киплинга отец назвал своего сына Кимом, и это имя пристало к нему на всю жизнь. Отец Кима был человеком большой эрудиции и разносторонних знаний, придерживался консервативных взглядов. Впоследствии увлекся исследованием арабского Востока и стал видным ученым-востоковедом. Являясь многие годы политическим советником короля Саудовской Аравии Ибн-Сауда, Филби-старший поддерживал тесные связи с консервативно настроенными аристократами, финансистами и парламентариями Великобритании и ряда других западноевропейских государств.

Отец Филби прекрасно понимал, что для завоевания положения среди правящей британской элиты в то время необходимо было иметь соответствующее происхождение, воспитание и образование.

После успешного окончания кембриджского университета перед Кимом Филби открылись двери в правительственный аппарат. И он вошел в эти двери, но совсем не для того, чтобы делать карьеру.

Еще студентом университета, Ким Филби серьезно увлекся научным социализмом и под влиянием Маркса стал глубже осмысливать буржуазную действительность. Пытливый ум, стремление во всем разобраться, наблюдательность, умение критически оценивать события привели к тому, что Ким Филби решительно порвал со своим классом и бесповоротно стал в ряды борцов за коммунизм. Об этом периоде жизни Филби один из советских разведчиков потом скажет, что «для него не существовало другой цели в жизни, кроме работы для революции».

Симпатий Кима Филби были обращены к Советскому Союзу, который к этому времени, восстановив разрушенное во время иностранной интервенции и гражданской войны народное хозяйство, успешно развивал социалистическую экономику, науку и культуру.

Но не успели высохнуть слезы вдов и матерей, над миром вновь стали сгущаться зловещие тучи.

В Западной Европе поднимал голову фашизм. К восточным границам Советского Союза вышла милитаристическая Япония.

В этой сложной для Советского Союза международной обстановке Ким Филби избирает для себя особую форму борьбы за коммунизм — работу в советской разведке. Эта работа стала содержанием и смыслом всей его последующей жизни.

Оглядываясь на пройденный путь, Ким Филби говорит, что, «благодаря работе в советской разведке, моя жизнь приобрела цельность и значение».

Киму Филби было совершенно ясно, что для успешной работы в разведке недостаточно иметь университетское образование и владеть иностранными языками. Под руководством своего советского коллеги он начал изучать основы разведывательного искусства и расширять свои связи среди тех кругов Англии, которые были заинтересованы в достижении договоренности с нацистами и готовы были признать «особые интересы» фашистской Германии в Восточной Европе.

Вспоминая те далекие годы, Филби рассказывает:

«...Затем наступила пора профессиональной подготовки... Мой советский коллега провел скрупулезную работу, основанную на продуманном сочетании теории и примеров из практики... Должен признаться, что порою многое казалось мне нудным повторением. Однажды я заявил, что данный вопрос мы уже отрабатывали десяток раз. Нужно ли повторять его снова и снова?

«Что? — спросил он. — Только десять раз? Вам придется выслушать это сто раз, прежде чем мы покончим с этим вопросом».

Я глубоко благодарен ему за эту настойчивость. Когда я стал работать в нацистской Германии и фашистской Испании, я был буквально насыщен идеями безопасности и конспирации. В значительной мере именно поэтому мне удалось выжить».

И, умело используя приобретенные знакомства в пронацистски настроенных кругах, Ким Филби сумел выйти на высокопоставленных чиновников в государственном аппарате гитлеровской Германии, вплоть до Риббентропа.

Этому в немалой степени способствовало знакомство Филби через отца с известным английским разведчиком Локкартом, а через последнего с издателем немецкого фашистского журнала «Геополитик» генералом Хаусхофером.

Начав в 1935 году работать в качестве журналиста в журнале «Ревью оф Ревью», Филби вскоре принимает предложение Локкарта и переходит в редактируемую им газету «Ивнинг Стандарт».

Выдавая себя за сторонника англо-германского сближения, Филби вступил в члены англо-германского общества, был «замечен» генералом Хаусхофером и, воспользовавшись его рекомендациями, совершил ряд поездок в нацистскую Германию в качестве корреспондента «Ивнинг Стандарт», представляя одновременно и «Геополитик». Эти поездки дали ему возможность получить ценную информацию о политических и военных устремлениях нацистских главарей, ближе познакомиться с интересовавшими советскую разведку лицами.

И когда после фашистского мятежа в республиканской Испании возникла необходимость в отправке на захваченную фалангистами территорию советского разведчика, выбор пал на Филби. Он был готов не только профессионально выполнить это ответственное задание, но, что не менее важно, имел возможность заручиться впечатляющим списком рекомендаций от сотрудников германского посольства в Лондоне, из Берлина и от британских магнатов к их коллегам в Испании.

Ким Филби успешно выполнил разведывательное задание, сумел утвердиться в интересующих в то время советскую разведку кругах и даже был награжден Франко орденом за выдающиеся заслуги. Впоследствии этот орден сыграет свою положительную роль при поступлении Филби на службу в английскую разведку.

Вскоре по возвращении из Испании Филби в качестве военного корреспондента «Таймс» направляется во Францию для освещения боевых действий английского экспедиционного корпуса.

Летом 1940 года Ким Филби, умело используя свои связи и положительные рекомендации влиятельных лиц, добивается главной цели, поставленной перед ним: он кадровый сотрудник английской разведки. Это не было игрой случая, а явилось закономерным результатом кропотливой и планомерной работы.

Много лет спустя, вспоминая первые годы работы в советской разведке, он с большой теплотой скажет о своем первом руководителе, его прозорливости, умении выделить главное:

«...Когда он говорил со мной о перспективах будущей работы и упоминал о возможности моего поступления в британскую секретную службу, я думал, что он фантазирует. Возможно, что так и было. Однако его фантазия воплотилась в реальность».

Начиная с 1940 года Ким Филби занимался операциями против специальных служб государств оси в Европе, разрабатывал и проводил операции по выявлению и обезвреживанию агентуры гитлеровских спецслужб, внося тем самым свой вклад в борьбу антигитлеровской коалиции против коричневой чумы. Опыт Филби — сотрудника советской разведки — помогал ему в решении профессиональных задач и как сотруднику английской разведывательной службы, и это в определенной степени способствовало его быстрому продвижению по служебной лестнице. К концу второй мировой войны правящие круги Великобритании, несмотря и вопреки союзническим отношениям с Советским Союзом, резко активизировали работу против СССР и мирового коммунистического движения.

Будучи переведенным на этот участок работы, Филби быстро вырос от рядового сотрудника до начальника отдела.

В 1947 году Ким Филби был направлен резидентом СИС в Турцию для организации подрывной работы против СССР с сопредельной территории.

В связи с тем что вскоре перед руководством СИС встал вопрос об укреплении взаимодействия английской разведки с ЦРУ США, выбор пал на Филби. При этом руководство СИС исходило из того, что разносторонний разведывательный опыт, специализация по СССР и личное обаяние позволят Филби не только укрепить сотрудничество с ЦРУ, но и занять в нем лидирующее положение. Действительно, в Вашингтоне очень считались с мнением Филби, привлекали его к разработке почти всех специальных операций против СССР и стран народной демократии, вплоть до подготовки государственных переворотов.

Занимая ответственные посты в центральном аппарате английской разведки и ее представительствах за границей, Ким Филби прежде всего вел активную разведывательную работу в интересах СССР

Даже неискушенному в делах разведки человеку не составит большого труда догадаться, какую ценность для органов государственной безопасности СССР представляла поступавшая в Центр от Филби информация, благодаря которой удалось сорвать и предупредить многие замыслы и подрывные акции специальных служб США, Великобритании и их сателлитов, обезвредить забрасываемых агентов и диверсантов. Очень точно об этом сказал бывший сотрудник СИС, ныне известный писатель Грэхэм Грин:

«Когда Филби достиг вершины своей карьеры, любая инициатива разведок Запада была обречена заранее».

Именно поэтому занимаемое Филби положение в английской разведке требовало от него не только идейной стойкости, стальной выдержки и хладнокровия, но и поистине филигранного искусства, тщательной соразмерности каждого принимаемого им решения.

Ему приходилось планировать, разрабатывать и начинать каждую из операций, направленных против СССР и мирового коммунистического движения, таким образом, чтобы провал их выглядел в глазах его руководства и коллег «естественно» либо чтобы их успех был ограниченным и находился под контролем органов госбезопасности СССР. Это были годы огромного нервного напряжения, требовавшие отдачи всех духовных и физических сил, постоянного поиска оптимальных решений. И Ким Филби ни разу не допустил ошибки.

Добившись в 1955 году от английского правительства снятия обвинения по делу Маклина — Берджеса, Ким Филби вскоре по заданию СИС выезжает на Ближний Восток в качестве корреспондента ряда английских газет. Несмотря на то что контрразведка продолжает подозревать Филби, он, проявляя свои лучшие бойцовские качества, вновь активно включился в борьбу с происками американской и английских спецслужб против СССР с территории государств этого региона. Зная о подозрениях МИ-5, советская разведка в этот период принимала особые меры по его личной безопасности. И когда в 1963 году была получена информация о нависшей над ним новой угрозе, Центр организует выезд Кима Филби из Бейрута в Москву. После короткого отдыха в СССР, ставшем для него второй родиной, талантливый разведчик и замечательный человек Ким Филби продолжает работу, ставшую для него смыслом и содержанием всей его жизни.

Выступая перед коллективом чекистов на собрании, посвященном 100-летию со дня рождения Ф. Э. Дзержинского, Ким Филби сказал:

«Большая часть моей жизни позади. Оглядываясь на прошедшие годы, я думаю, что прожил их не зря. Мне хочется от себя повторить слова Феликса Дзержинского, рыцаря революции, большого гуманиста: «Если бы мне предстояло начать жизнь сызнова, я начал бы так, как начал...» Если бы мне предоставили возможность загадать желание, я бы сказал, что пожелал бы проработать еще сорок три года в своем родном коллективе среди моих дорогих коллег и друзей».

Советское государство высоко оценило выдающиеся заслуги Кима Филби, наградив его орденами Ленина, Красного Знамени и Дружбы народов.

Примечания

1

Петерс Яков Христофорович — участник Октябрьской революции, член Петроградского Военно-Революционного комитета. С 1917 года — член коллегии ВЧК. В 1918 году — заместитель Председателя ВЧК.

(обратно)

2

Делафар — француз, сотрудник ВЧК с 1918 года. Поэт.

(обратно)

3

Жанна Мари Лябурб (1877—1919) — организатор и секретарь французской коммунистической группы в Москве в 1918 году. Одна из руководителей «Иностранной коллегии» в Одессе. Расстреляна французскими интервентами.

(обратно)

4

Бандитские формирования в период гражданской войны.

(обратно)

5

Главное управление имперской безопасности.

(обратно)

6

РИАС — радио американского сектора Западного Берлина.

(обратно)

7

Бюро стратегических услуг (Оффис оф стратеджикал сервис — сокращенно ОСС) — американская разведка, реорганизованная в Центральное разведывательное управление — ЦРУ (Сентрал интеллидженс эдженси — сокращенно Си Ай Эй).

(обратно)

8

Организация Гелена — так в описываемый период именовалась возрожденная генералом Р. Геленом Федеральная разведывательная служба ФРГ БНД — «Бундеснахрихтендинст».

(обратно)

9

ВНОС — воздушное наблюдение, оповещение, связь.

(обратно)

10

ОУН — организация украинских националистов, террористическая, националистическая организация, возглавлявшаяся С. Бандерой.

(обратно)

11

«Служба безпеки», сокращенно СБ — «служба безопасности», контрразведка ОУН, точное название — «референтура СБ».

(обратно)

Оглавление

  • Анатолий Марченко В ПЕРВЫЕ ГОДЫ
  •   СОРОК ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ
  •   АНКЕТА
  •   СКУЛЬПТУРНЫЙ ПОРТРЕТ
  •   У ПОДНОЖИЯ МАШУКА
  •   ПРЕДСКАЗАНИЕ
  •   ИЗ КОТЛА НА НИКОЛЬСКОЙ
  •   ТОСТ
  •   ОЛАДЬИ
  •   В ОТПУСКЕ
  • Владимир Листов ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЕ КРАСНОЗНАМЕННЫЕ
  •   У ДАЛЬНИХ РУБЕЖЕЙ
  •   НАЧАЛО ЛЕГЕНДЫ
  •   ЯПОНСКАЯ «МЕЛЬНИЦА»
  •   ВАМ ИДТИ ДАЛЬШЕ...
  • Александр Поляков КРАХ
  •   «КОРОЛЕВА МЭРИ»
  •   СПЕЦИАЛЬНОЕ ПОРУЧЕНИЕ
  •   РЕВАНШ ПОЛКОВНИКА ХАСКЕЛЯ
  •   ШИФР В ДЕЙСТВИИ
  •   «ГРУСТНЫЕ» ПРОВОДЫ
  • Николай Пекельник КАПЛЯ КРОВИ
  • Дмитрий Федичкин СЫН ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА
  • Алексей Бесчастнов ЧЕКИСТЫ ПРОТИВ «ЭДЕЛЬВЕЙСА»
  • Игорь Фесенко ПОЕЗДА ШЛИ ПО РАСПИСАНИЮ...
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  •   8
  •   9
  •   10
  •   11
  •   12
  •   13
  •   14
  •   15
  •   16
  • Евгений Зотов, Борис Поляков НЕПРОШЕНЫЕ ГОСТИ
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  •   7
  • Иван Карачаров ЭХО ПРОШЛОГО
  • Михаил Михайлов ОПЕРАЦИЯ «КРАБ»
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4
  •   5
  •   6
  • Сергей Громов НАШ ТОВАРИЩ ФИЛБИ
  • *** Примечания ***