Взгляд ястреба (fb2)


Настройки текста:



Мэдлин Бейкер Взгляд ястреба

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Господи, куда я попала?»

Эти слова вертелись у Карли Кирквуд в голове, когда она поспешно вышла на пыльную ярмарочную площадь городка Твистид-Ривер и направилась к трибуне. В воздухе пахло горячими сосисками, воздушной кукурузой, пивом и пылью.

Почти все мужчины, женщины, дети и даже младенцы были в джинсах, ярких ковбойских рубашках и сапогах. Разве может быть иначе? Не ожидала же она увидеть костюмы от Армани и туфли от Гуччи? В конце концов, она находится в сердце Техаса. «Приезжай в отпуск к нам на ранчо, — упрашивала Бренда Кларк, ее лучшая подруга. — Тебе понравится у нас. Ты полюбишь Техас».

Карли хотелось отдохнуть. Работа у нее была не очень трудная и напряженная (она оформляла сайты), но раз у нее есть право на отпуск, то им надо воспользоваться.

Карли пришлось признать, что ранчо «Серкл Си» действительно замечательное. Фундамент дома был заложен в конце девятнадцатого века, и, несмотря на расширение и модернизацию, проводившиеся на протяжении многих лет, Кларкам удалось сохранить дух Старого Запада. Семья Бренды разводила и объезжала лошадей для состязаний на короткие дистанции, а также имела несколько тысяч голов крупного рогатого скота.

Но каким бы замечательным ни было ранчо, Карли не полюбила его. Бренда и ее муж Джерри вставали и укладывались спать вместе с солнцем. Карли не привыкла засыпать так рано. Попытки приспособиться к распорядку дня на ранчо ни к чему не привели: она лежала без сна, глядя в потолок и слушая, как внизу бьют часы.

На прошлой неделе они съездили в Твистид-Ривер, пообедали и сходили в кино. Городишко напомнил Карли декорации к вестернам: в нем было все, включая ковбоев в широкополых шляпах и кожаных штанах.

После фильма Бренда повела ее в местное кафе-мороженое, и они целый час болтали о том, что произошло с тех пор, как три года назад Бренда переехала в Твистид-Ривер. Бренде не хотелось уезжать из Лос-Анджелеса; она была такой же городской девушкой, как Карли, но после внезапной смерти ее тестя свекровь нуждалась в помощи на ранчо. Джерри настоял на возвращении домой, напомнив Бренде, что, когда они встретились, он приехал в Лос-Анджелес по делу и не собирался оставаться там на три недели, не говоря уже о трех годах. Отъезд Бренды явился для Карли настоящим ударом. Бренда была ее лучшей подругой; они практически не разлучались с детского сада, и их часто принимали за сестер. Карли была рядом с Брендой, когда четыре года назад ее брат погиб в автомобильной аварии. Бренда не отходила от Карли, когда она через год рассталась со своим молодым человеком, с которым встречалась много лет.

Карли уже подходила к трибуне, когда внезапно ей показалось, что она натолкнулась на столб. Подняв голову, она увидела пару черных глаз под такими же черными нахмуренными бровями.

— Эй, девушка, вы бы лучше смотрели, куда идете!

Голос был такой же зловещий, как и глаза, и Карли почувствовала, как ее пробрала дрожь.

— Я смотрела, — пробормотала она.

Испуганная ростом и шириной плеч незнакомца, она сделала шаг назад. Его кожа имела цвет старой меди, мелкие морщинки лучиками расходились вокруг прищуренных глаз, над левой бровью виднелся едва заметный шрам. На нем были черные джинсы, светло-голубая рубашка и черная ковбойская шляпа с лентой из змеиной кожи. Красный шейный платок был небрежно завязан узлом.

— Да ну? — с сомнением спросил он. — И куда же вы смотрели?

— На землю.

Встретившись с ним взглядом, она почувствовала, что краснеет. Если бы она охотилась за новым мужчиной, этот явно оказался бы в начале ее списка. Карли немедленно отогнала эту мысль. После Ричарда ей меньше всего хотелось, чтобы в ее жизни появился другой мужчина.

— Потеряли что-нибудь?

— Нет. Я пыталась не наступить на… э-э… конские каштаны.

Он скривил губы, стараясь, как ей показалось, подавить смех.

— Что ж, желаю удачи!

Он прикоснулся пальцем к полю шляпы, отступил от нее и быстро ушел. Его движения были полны ленивой грации, которая радовала глаз. Не в состоянии отвести взгляд, она следила за ним до тех пор, пока он не затерялся в толпе.

Тряхнув головой, Карли направилась к Бренде, которая ждала ее у трибуны.

— Послушай, почему ты так задержалась? — спросила ее подруга, вытирая горчицу с уголка рта. — Неужели заблудилась?

— Нет, я натолкнулась на столб.

— Что?

— Нет, ничего.

Бренда, нахмурившись, посмотрела на нее и пожала плечами.

— Вот! Я купила тебе пирожок с ветчиной и банку кока-колы.

— Спасибо.

— Ты пришла вовремя. Сейчас будут соревнования на полудиких лошадях. В них участвуют несколько наших ковбоев.

Карли кивнула и откусила кусочек пирожка. Утром они смотрели, как ковбои ловят лошадей арканом и соревнуются, кто быстрее объедет бочки. Бренда объяснила, что бочки, расставленные треугольником, должны быть на расстоянии не менее двадцати ярдов друг от друга. Победителем становится тот, кому удается быстрее всех обогнуть все бочки, не сбив ни одной из них.

После полудня она наблюдала, как прижимают к земле волов и ловят арканом телят. Победа в первом состязании зависела от скорости, выбора нужного момента и силы, так как ковбой бросался с лошади на вола и валил его на землю.

Наблюдать, как арканят телят, было интересно. Как только ковбой набрасывал на теленка аркан, он соскакивал с лошади, подтягивал теленка за веревку и валил на бок. Затем он набрасывал петлю на его передние ноги, подталкивал вверх задние и привязывал их к передним. Побеждал тот, кому удавалось проделать это быстрее всех.

Карли огляделась вокруг. На всех были голубые джинсы или юбки из хлопчатобумажной ткани и ковбойские рубашки. И, конечно, ковбойские шляпы. Она не могла даже вообразить такого разнообразия размеров, форм и цветов.

Посмотрев последнее состязание, Карли пришла к твердому убеждению, что ковбои просто сумасшедшие. Ни один человек в здравом уме не будет громоздиться на спину быка, который весит не менее девятисот килограммов.

В сравнении с обузданием быков, езда на полудиких лошадях казалась менее опасной, но, по мнению Карли, достаточно рискованной. Неужели ради каких-то несколько сотен долларов или ленты победителя стоит пытаться усидеть на дикой лошади в течение восьми секунд? Она знала, что есть профессионалы, участвующие в родео отнюдь не ради нескольких жалких сотен долларов. «Конечно, — мелькнула у нее мысль, — если они получают кучу денег, тогда, по крайней мере, риск кажется хотя бы немного оправданным».

— Сейчас будут объезжать полудиких лошадей, — объявила Бренда. — Надеюсь, что никому из наших ковбоев не достанется Винди. Он опасен, потому что любит бросаться в стороны и кататься на спине.

Карли кивнула, хотя плохо представляла, о чем говорит Бренда.

Объявили первого участника, и трибуны приветствовали ковбоя, вылетевшего на арену верхом на коренастом караковом коне, который взбрыкнул несколько раз, и наездник, взлетев в воздух, оказался на земле. Тотчас же прозвучал свисток.

Второго участника дисквалифицировали за то, что свободной рукой он ухватился за луку седла.

— Цепляется, чтобы удержаться в седле, — заметила Бренда. — Это никуда не годится.

Вопреки ожиданиям, происходившее на арене скоро захватило Карли. Она хлопала в ладоши и громко кричала, болея за наездников. В конце концов, любой отчаянный мужчина, пустившийся на такой риск, заслуживает аплодисментов.

Лошадь сбросила следующего участника, когда он не успел покинуть покатый настил. Карли ахнула, представив, как корчится под лошадью раздавленный ковбой, но каким-то чудом ему удалось откатиться и пролезть под ограждением, отделавшись всего несколькими царапинами и ссадинами. Публика неистово зааплодировала, когда объявили, что невезучему ковбою предоставят право на вторую попытку.

Прижав руку к сердцу, Карли откинулась назад.

— Следующим выступает наш Зейн Роун Игл, — объявил ведущий с ноткой гордости. — Роуну Иглу достался Голубой Динамит — дьявольский конь с ранчо «Хэзард». За последние три года никому не удалось продержаться восемь секунд на этом крутом жеребце.

— Зейн работает у нас, — сказала Бренда. — Он один из лучших объездчиков лошадей в стране. Нам чертовски повезло, что удалось заполучить его. — Бренда наклонилась вперед, когда Зейн Роун Игл появился на покатом настиле. — Голубой Динамит — трудный конь, но зато он не выделывает никаких трюков. Держу пари, что сегодня Зейн победит!

Карли кивнула. Подходящая кличка, подумала она. Сидеть на такой лошади — то же самое, что сидеть на взрывчатке.

Бренда взглянула на подругу.

— Учти, что он должен продержаться восемь секунд. Судьи дают коню и всаднику от нуля до двадцати пяти очков. Теперь смотри. Когда лошадь покидает настил, шпоры Зейна должны быть над верхней частью туловища коня прежде, чем он ударит передними копытами о землю. Это называется разметкой. Зейн должен пришпорить коня, не касаясь его или себя свободной рукой, потому что это запрещено.

Карли снова кивнула и прищурилась, рассматривая ковбоя. Невероятно! Наклонившись, она внимательно вгляделась во всадника, когда тот надвинул шляпу и поднял свободную руку. «Это он! — подумала она. — Красивый столб, на который я налетела». Она едва не рассказала об этом Бренде, но быстро передумала. Подруга не успокоится, пока в жизни Карли не появится новый мужчина, а она еще не готова к этому. Но это вовсе не означает, что, видя красивого ковбоя, она не в состоянии оценить его привлекательность.

Схватив фотоаппарат, Карли быстро сделала несколько снимков, прежде чем ворота распахнулись и лошадь вырвалась на арену.

Наклонив голову и выгнув спину, Голубой Динамит изо всех сил старался сбросить седока, но Зейн Роун Игл словно прилип к седлу.

Карли казалось, что время тянется ужасно медленно. У нее вырвался вздох облегчения, когда пронзительная трель свистка возвестила, что время истекло. Появившийся на арене ковбой приблизился к Зейну и протянул ему руку. Ухватившись за нее, Зейн перепрыгнул с Голубого Динамита на его коня, скользнул по крупу и встал на ноги. Под бешеные аплодисменты он пересек арену, подобрал шляпу и помахал ею толпе. Карли присоединилась к аплодисментам. И тогда Зейн обернулся. Прикрыв лицо шляпой, он посмотрел прямо туда, где она сидела. Несмотря на то, что увидеть ее на таком расстоянии было невозможно, Карли могла бы поклясться, что он смотрит именно на нее. У нее возникло искушение встать и помахать ему рукой, но, конечно, она не сделала этого. Просто нелепо думать, что он смотрит на нее. Они не обменялись и десятью словами.

Тем не менее, эта мысль вызывала у нее улыбку весь день.

ГЛАВА ВТОРАЯ

К досаде Карли образ высокого ковбоя не только последовал за ней домой, но и проник в ее сны. Что еще хуже, именно о нем она подумала, проснувшись в воскресное утро. Она никогда не сходила с ума по красивым мужчинам, но Зейн Роун Игл был не просто красив. Он был высок, смугл и великолепен.

Когда Карли спустилась в кухню, Бренда уже была там.

— Привет, соня, — сказала она, намазывая майонез на кусок домашнего пшеничного хлеба. — Ты появилась как раз к обеду.

Карли скорчила подруге рожицу и потянулась за кофейником.

— Сегодня воскресенье, — сказала она, усевшись за стол. — Разве ты не знаешь, что это день отдыха?

— Только не здесь. Мы уже сделали всю утреннюю работу и сходили в церковь.

— В церковь?

Карли почувствовала, как в ней шевельнулось чувство вины. Она не была в церкви уже несколько лет.

— Мать Джерри никогда не пропускает воскресной службы, — объяснила Бренда. — Я как-то привыкла ходить вместе с ней.

— Как тебе живется со свекровью?

— Неплохо. С Эдной нетрудно ладить. Кроме того, несколько раз в год она ездит к сестре в Бостон. Сейчас она там.

Карли кивнула и отхлебнула кофе. Бросив взгляд в окно, она подумала, чем могут заниматься работники в воскресенье и как проводит день некий ковбой. Бренда сказала, что он работает на ранчо.

Тряхнув головой, Карли попыталась избавиться от мысли об этом мужчине. Вероятно, она никогда не увидит его, а даже если увидит, то это не будет иметь никакого значения. Она уверена, что у них мало общего, вернее, ничего.

— Послушай, подружка! Помнишь, я обещала тебе уроки верховой езды? — обратилась к ней Бренда. — Так вот, они начнутся завтра утром.

— Будет тебе, Брен! Разве тебе не кажется, что я немного стара для верховой езды?

— Конечно, нет! Я хочу показать тебе ранчо, но не раньше, чем ты возьмешь несколько уроков.

— Почему мы не можем поехать в твоем грузовичке?

— На лошади можно попасть в такие места, куда грузовик никогда не проедет. Мы возьмем с собой еды и отправимся на озеро. Тебе там понравится.

Карли поморщилась.

— Сомневаюсь.



***


В понедельник утром, проснувшись, Зейн обреченно вздохнул. Ему сообщили, что гостья Кларков хочет научиться ездить верхом, и попросили дать ей несколько уроков верховой езды.

После завтрака он пошел в конюшню и, осмотрев лошадей, остановил свой выбор на Сэме, вероятно, самом подходящем коне для начинающего. Выведя мерина из конюшни, Зейн привязал его к столбу, тщательно почистил щеткой и занялся копытами.

Он уже почти закончил, когда почувствовал, как кто-то подошел к нему сзади, и услышал женский голос, показавшийся ему немного знакомым.

— Привет!

Зейн обернулся и внезапно узнал женщину.

— И вам привет, — ухмыльнулся он.

Карли почувствовала, как у нее замерло сердце, когда она поняла, что смотрит на мужчину, на которого налетела на ярмарочной площади. Чтобы оттянуть этот урок, она приложила все силы, помогая Бренде готовить завтрак, осыпая похвалами ее клубничное варенье и наслаждаясь второй чашкой кофе. Бренда отклонила ее предложение убрать со стола, и Карли ничего не оставалось, как отправиться на свой первый урок. Теперь она обрадовалась, что ей не удалось уклониться от него.

Зейн лениво улыбнулся, и она почувствовала, что тает.

— Вы мисс Кирквуд? — осведомился он, отпустив ногу лошади.

— Да, но называйте меня, пожалуйста, Карли.

— Зейн Роун Игл. — Он протянул ей большую мозолистую руку.

— Зейн. Довольно редкое имя.

— Мой отец был большим поклонником Зейна Грэя.

— Кого?

— Зейна Грэя. В начале двадцатого века этот писатель пользовался большой популярностью. Он автор многочисленных вестернов. Я помню только «Наездников Полынного штата».

— А-а-а, ковбои и индейцы.

— Миссис Кларк сказала, что вы хотите научиться ездить верхом. Вы готовы?

— Не совсем, но я обещала Бренде, что попытаюсь.

Он сделал широкий жест рукой, указывая на территорию вокруг конюшни.

— Будьте осторожны. Никогда не знаешь, во что здесь можно вступить.

Вспомнив, как она столкнулась с ним, Карли почувствовала, что краска заливает ей лицо.

— Вам понравилось родео? — поинтересовался он.

— Да, очень. Вы были велико… то есть, я хочу сказать… поздравляю вас. Вы прекрасно выступили.

— Спасибо.

Наступило молчание. Карли почувствовала волнение, когда он задержал на ней взгляд, и, хотя ничего не было сказано, между ними установилась какая-то непонятная душевная связь.

— Итак, — наконец произнес Зейн, — вы когда-нибудь ездили верхом?

Она отрицательно покачала головой. У него вырвался преувеличенно громкий вздох.

— Ну, хорошо. Начнем с самого начала. Это лошадь.

— Очень смешно! Зейн ухмыльнулся.

— На самом деле это мерин. Его зовут Сэм, и ему тринадцать лет.

Карли с опаской приблизилась к Сэму. Конь смотрел на нее большими карими глазами.

— Ухватитесь за луку седла, — велел Зейн, — поставьте левую ногу в стремя, оттолкнитесь правой ногой и перебросьте ее через седло.

Сделав глубокий вдох, Карли ухватилась за луку седла и подняла ногу. Ей удалось попасть в стремя, но перебросить ногу ей никак не удавалось.

Зейн Роун Игл обхватил ее за талию и посадил на спину лошади.

Когда она устроилась в седле, он подогнал стремена и прикрепил веревку к недоуздку, после чего вручил ей повод. — А-а-а.

— Сэм — самый покладистый конь на ранчо. Миссис Кларк позволяет ездить на нем своим племянницам и племянникам, так что вы в полной безопасности. Просто расслабьтесь и положитесь на него. Готовы?

Карли мрачно кивнула.

— Прекрасно. Поехали!

Зейн прищелкнул языком, и Сэм, как большой щенок, послушно пошел за ним. Карли ухватилась одной рукой за луку седла.

— Уберите руку, — приказал Зейн. — Попытайтесь расслабиться. Нет, вы совсем обмякли. Выпрямите спину и не растопыривайте локти. Вот так лучше. Опустите пятки. И держите повод обеими руками, — с этими словами он повел мерина в большой загон.

Карли, вцепившаяся в луку седла мертвой хваткой, неохотно убрала руку.

Зейн три раза обвел Сэма по загону. Карли старалась расслабиться, но ей казалось, что земля где-то далеко внизу, а ее положение в седле крайне ненадежно.

Они объехали загон еще несколько раз и остановились.

— Ну, теперь пора вам самой попробовать, — сказал он, отвязывая веревку. — Старина Сэм знает дорогу, и он привык к новичкам, так что не беспокойтесь. Если захотите, чтобы он повернул налево, потяните левый ремень или положите правый поперек его шеи. Он повернет направо, если вы потянете за правый ремень или положите левый поперек его шеи. Чтобы остановить его, потяните за оба ремня, но потихоньку. Поняли? Карли проглотила набежавшую слюну и кивнула.

— Так. Чтобы он пошел, прищелкните языком и поднимите повод или прижмите пятки к его бокам.

Чтобы успокоиться, Карли снова сделала глубокий вдох и прищелкнула языком. Сэм неторопливо пошел, и она почувствовала себя так, будто ездит верхом многие годы, а не всего двадцать минут.

— Это был только первый урок, — сказал Зейн. — Завтра у вас получится лучше.

Завтра!

— Но…

— Вы же не собираетесь прекратить занятия? — спросил он.

Карли подняла голову и утонула в глубине черных, как ночь, глаз. В этот момент она могла бы согласиться проехать на Голубом Динамите обнаженной и без седла.

— Нет, конечно.

Он улыбнулся ей.

— Хорошо. Тогда увидимся завтра. В то же время.

Она кивнула. Господи, такая улыбка, как у него, может осветить целый город!



***


На следующее утро Карли пришла в конюшню на несколько минут раньше назначенного часа, хотя у нее не было уверенности, что она окажется в состоянии сесть на лошадь. Мышцы, о существовании которых она не подозревала, ночью дали о себе знать и к концу дня болели почти так же сильно.

Но что-то влекло ее к конюшне, и это был отнюдь не Сэм.

Когда она вошла, Зейн чистил мерина. От ее глаз не ускользнуло, как его мышцы перекатываются под рубашкой, а солнце блестит в длинных черных волосах.

Карли почувствовала, что краснеет, когда он обернулся и увидел, что она смотрит на него. Когда они встретились взглядом, в ней ожило вчерашнее ощущение.

— Вы пришли раньше, — заметил он. Карли кивнула.

— Идите сюда. Можете поучиться и этому.

Следующие двадцать минут Зейн показывал, как надо ходить за лошадью и чистить ей копыта. Последнее оказалось невозможным без маленького крючка, необходимого для того, чтобы выковыривать грязь и навоз из копыт.

Он одобрительно кивнул, когда Карли почистила копыта Сэма.

— Хотите научиться седлать его?

— Почему бы нет?

Почувствовав разочарование в ее голосе, Зейн поднял брови.

— Это не так уж трудно, — сказал он.

— Я думала, что учиться ездить верхом означает учиться ездить верхом. Он пожал плечами.

— Если это все, чему вы хотите научиться, это будет все, чему я научу вас.

Ей не хотелось, чтобы он принял ее за тряпку или, еще хуже, за городскую белоручку, которая боится испачкать руки.

— Нет, я хочу научиться всему, — приятно улыбнувшись, сказала Карли.

Это была неправда, но зато она опять увидела его неповторимую улыбку.

Вопреки опасениям Карли, оседлать лошадь оказалось не трудно, хотя седло было неимоверно тяжелым. Ее усилия подтянуть подпругу не удовлетворили Зейна.

— Ничто не вызывает большей неловкости, чем кувырок головой вперед из-за неподтянутой подпруги, — заметил он.

Карли кивнула, глубоко вздохнула и изо всей силы потянула ремень.

— Достаточно, — сказал Зейн, вручая ей повод. — Давайте отведем его в загон и посмотрим, что вы запомнили после вчерашнего урока.

Когда они подошли к загону, Зейн отодвинул задвижку и пропустил вперед Карли, которая вела Сэма. Она перебросила повод через голову лошади, ухватилась за луку седла и вставила ногу в стремя.

И почувствовала руки Зейна на своей талии. Большие руки. Сильные руки, которые легко приподняли ее и посадили в седло. Руки, которые задержались на ее талии немного дольше, чем следует. Карли пробормотала «спасибо», остро сознавая близость Зейна.

— Готовы? — спросил он низким глухим голосом.

Она молча кивнула, боясь выдать себя.

Он протянул ей повод, коснувшись ее руки длинными смуглыми пальцами. Дрожь пробежала по ее телу.

В течение следующих сорока пяти минут Сэм ходил шагом и трусил рысцой, трусил рысцой и ходил шагом. Постепенно Карли привыкла к рыси, но, если бы это зависело от нее, она никогда не попросила бы Сэма пускаться в рысь.

— Как насчет легкого галопа? — спросил Зейн.

— А я смогу? — с сомнением сказала она.

— По-моему, да. К тому же это намного приятнее, чем рысь.

«Звучит заманчиво», — подумала Карли.

— Начните с шага, затем пустите его рысью, а потом галопом.

— Как поднять его в галоп?

— Подтолкните его правой пяткой. Держитесь обеими ногами, как при рыси. Готовы?

Карли кивнула. Когда Сэм пошел, от волнения и нетерпения у нее сильно забилось сердце. Чувствуя, что Зейн следит за каждым ее движением, она толкнула коня в бок, и он пошел легким галопом. Инстинктивно ухватившись за луку седла, Карли вскоре выпустила ее, захваченная радостью движения и ощущением ветра, развевающего ей волосы.

Осмелев, она натянула левый повод, и в следующую секунду уже выплевывала попавшую в рот пыль.

— Вы не ушиблись? — обеспокоенно спросил Зейн, склонившись над ней.

— Что произошло?

— Сэм повернул, а вы — нет. Он всегда был резвым конем, и даже сейчас может дать вам сто очков вперед. — Вставайте, — предложил Зейн. Длинные смуглые пальцы ухватились за ее руку, и он помог ей подняться. — Может быть, на сегодня достаточно?

— Нет.

Он одобрительно улыбнулся, и у Карли радостно забилось сердце.

— Готовы? — спросил Зейн.

Она кивнула, и он протянул ей повод. Карли увидела, как он прошел по загону и, подпрыгнув, уселся на верхнюю перекладину ограды.

Глубоко вздохнув, она прищелкнула языком, и мерин пошел шагом. Шаг. Рысь. Галоп. На этот раз, поворачивая налево, она была готова к внезапной перемене направления. Карли ликовала. У нее получилось!

Зейн зааплодировал, когда через несколько минут она остановила Сэма. Спрыгнув с перекладины, он подошел к ней.

— Вы способная ученица.

— У меня хороший учитель.

— Спасибо. Увидимся завтра.

— Конечно.

Карли улыбнулась ему. Ее карие глаза сияют от удовольствия. Спешившись, она вручила ему повод и ушла из загона.

Зейн смотрел ей вслед, восхищаясь, как джинсы облегают ее длинные ноги, как покачиваются ее бедра, и солнце играет золотом ее волос. «Она — Беда с большой буквы», — подумал он. Большая беда, потому что он не ищет женщину, особенно, женщину на всю жизнь, а мисс Карли Кирквуд именно такая женщина. Несмотря на то, что она просто великолепна, он больше не попадет в эту ловушку. Однажды он уже потерял голову из-за длинноногой женщины, и чем это обернулось? «Обжегшись на молоке, дуешь и на воду», — напомнил он себе. Элейн обожгла его на всю жизнь.

Завтра он заставит Потита обучать Карли верховой езде, и делу конец. Но принятое решение не помешало Зейну смотреть на соблазнительно покачивающиеся бедра до тех пор, пока Карли не скрылась из виду.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Итак, — сказала Карли, беря очередную картофелину, чтобы очистить ее, — расскажи мне о Зейне.

— Что тебя интересует?

— Он ведь коренной американец?

— Еще бы! С таким именем, как Роун Игл, кем же еще он может быть?

— Я никогда не видела коренных американцев. — Ну, здесь их много, — заметила Бренда и, бросив картофелину в кастрюлю, принялась чистить другую. — Как продвигаются твои уроки?

— Неплохо, как мне кажется. Он хороший учитель.

Бренда выразительно пошевелила бровями.

— Угу!

— Ладно, ладно, он еще и красивый, — признала Карли, хотя это было явным преуменьшением. С такими черными глазами и теплой чувственной улыбкой, он…

— Великолепен, — заявила Бренда. — Он просто великолепен. Эти длинные черные волосы и…

— Бренда, стыдись! Ты же замужняя женщина!

— Замужняя, но не слепая, — возразила Бренда, приложив руку к сердцу. — О господи, если бы я не была замужем…

— Он…

— Женат? Нет.

— Откуда ты знаешь, что я хотела спросить? Бренда сделала большие глаза.

— Сколько лет мы дружим?

— Ну, хорошо, ты знаешь меня лучше, чем моя собственная мать. Почему он не женат?

— Вот об этом тебе придется самой спросить у него.

— Не важно. Через пару недель я все равно уеду домой.

— Мне бы хотелось, чтобы ты подумала, не переехать ли тебе сюда, — сказала Бренда. — Я скучаю по тебе.

— Брось, Брен! Я городская девушка.

— Я тоже была такой. Когда-то.



***


Подходя утром к конюшне, Карли замедлила шаг. Сэм был оседлан и ждал ее. Тощий кривоногий ковбой в джинсах и рубашке в оранжевую и коричневую клетку стоял возле мерина. Карли оглянулась, но Зейна нигде не было видно.

— Мисс Кирквуд? Я Джим Потит. Я буду заменять Роуна Игла.

— О!

Разочарование свинцовым грузом сдавило ей грудь, но усилием воли она выдавила улыбку.

Потит не предложил Карли свою помощь, когда она садилась на лошадь. Ей удалось попасть в стремя и, подтянувшись, сесть в седло.

Потит открыл для нее ворота, и она сделала круг — шагом, рысью, галопом, но почему-то это не доставило ей радости. Карли говорила себе, что отсутствие Зейна Роуна Игла никак не связано с тем, что у нее пропал интерес к верховой езде, но она знала, что обманывает себя.

Карли собиралась закончить упражнения, когда внезапно послышался знакомый голос.

— Женщина, сколько раз я должен говорить вам, что пятки нужно опускать вниз?

При этих словах она выпрямилась, расправила плечи и опустила пятки. В ней снова проснулся интерес.

— Вот так лучше.

Она упивалась его похвалой и сознанием того, что он рядом. — Ты можешь идти, — обратился Зейн к Потиту. — Я сам продолжу.

Карли пустила Сэма шагом и направила его к Зейну. На нем были выцветшие джинсы, темно-зеленая рубашка с закатанными выше локтей рукавами и поношенные сапоги. Широкополая шляпа была сдвинута на затылок. Один взгляд на его вызвал у нее необъяснимое волнение.

— Ну как? — спросил он. — Вам еще не надоело ездить кругами?

— Немножко.

— Не хотите проехать по тропе?

— Вы думаете, что я готова к этому?

— Я бы не предлагал, если бы думал иначе.

— Я не прочь, если вы хотите.

— Ладно. Подождите несколько минут, пока я оседлаю коня, и мы поедем.

Направляясь к конюшне, Зейн покачал головой. Он собирался заняться другой работой, но по какой-то причине, которую ему не хотелось уточнять, он крутился поблизости от конюшни. Его удивило внезапно возникшее чувство ревности, когда он смотрел на Карли и Потита, и это вызвало у него крайнее раздражение.

Выведя красивую гнедую кобылу из денника, Зейн быстро почистил ее, проверил копыта и оседлал.

— Готовы? — окликнул он Карли.

— Готова.

Она направила Сэма к воротам, которые Зейн распахнул перед ней. Бок о бок они стали удаляться от дома, следуя по широкой тропе, бегущей вдоль мелкого ручья.

Когда дом остался позади, деревья и кустарники стали гуще, местами полностью скрывая ручей. Слышался гомон птиц, воздух звенел от жужжанья насекомых.

— Здесь очень красиво, — заметила Карли.

— Верно.

— Вы коренной техасец?

— Нет. Я родился в резервации в Южной Дакоте.

— Вот как!

— А вы?

— Я родилась в Лос-Анджелесе. Вы когда-нибудь бывали в Лос-Анджелесе?

— Да, один раз.

— Вам не понравилось?

Он покачал головой.

— Слишком шумно. Слишком много людей. Слишком много машин. Мало лошадей… Как долго вы останетесь у Кларков? — вдруг спросил Зейн.

— Недели полторы, наверное. Я еще не решила.

— У вас, вероятно, отпуск?

— Да.

Несколько минут они ехали молча. Карли не могла припомнить, когда она чувствовала себя такой умиротворенной и довольной. Вокруг была сочная красивая зелень. Проезжая участок, заросший высокими деревьями, она оглянулась. Дом исчез из виду, и под ярким синим небом на многие мили не было видно ничего кроме деревьев и травы.

— Вы давно работаете у Кларков? — спросила Карли.

— Около четырех лет.

— Чем именно вы занимаетесь?

— Всем понемногу. Главным образом, объезжаю их лошадей. Иногда работаю с лошадьми, которых доставляют с других ранчо. Наверное, следует добавить в мое резюме, что я могу обучать верховой езде, — с улыбкой добавил он.

— Чем вы занимались, прежде чем начали работать здесь?

— Я служил по контракту во флоте. Мой старик надеялся, что я сделаю там карьеру, как он, но это оказалось не для меня. Я выступал на родео до тех пор, пока меня не затоптал бык.

— Какой ужас!

Зейн пожал плечами.

— После того, как вышел из больницы, я нанялся к Кларкам, — он натянул поводья, и лошадь остановилась. — Хотите немного отдохнуть?

Карли кивнула. Поблизости журчал ручей, и несколько трехгранных тополей отбрасывали легкую тень. Она собралась спрыгнуть с лошади, но Зейн снял ее с седла с такой легкостью, как будто она была ребенком.

Он медленно опустил Карли на землю. Ее груди скользнули по его мускулистой груди. Руки Зейна задержались на ее талии, и она, едва дыша, подняла на него глаза.

Его чувственные губы, полные и тонко очерченные, приковали к себе ее взгляд. Что, интересно, она почувствовала бы, если бы их губы слились?

Будто прочитав мысли Карли, Зейн наклонился и поцеловал ее.

Карли слегка откинула голову, и ее руки скользнули вокруг его шеи. Она удивилась внезапно вспыхнувшему желанию, когда его язык скользнул по ее нижней губе.

Потрясенная своей реакцией на его поцелуй, Карли в смущении отстранилась от Зейна. Никогда прежде поцелуй мужчины не находил у нее такого отклика и не вызывал необузданного желания забыть, кто она и где находится, и уступить сладострастному порыву тела.

Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Он слишком красив, и его поцелуи имеют опасную силу.

— Почему вы улыбаетесь? — спросил Зейн. Карли покраснела.

— Так, пустяки!

Он хмуро посмотрел на нее.

— Понятно.

Не задела ли она его чувства, улыбнувшись после того, как он поцеловал ее?

Подобрав поводья, Зейн повел обеих лошадей к ручью. Он стоял между ними, пока они пили.

Карли воспользовалась моментом, чтобы насладиться великолепным зрелищем. Длинные черные волосы Зейна блестели в лучах солнца. У него были широкие плечи и узкие бедра. Голубые джинсы подчеркивали длинные мускулистые ноги. Один его вид вызывал у Карли странные ощущения. Ее никогда не привлекали мужчины его типа, с развитой мускулатурой и длинными волосами. Она предпочитала худощавых мужчин с короткой стрижкой, которые носили портфели и костюмы от Армани, работали в офисах и были так же связаны с компьютерами, как она.

Зейн обернулся, и его грубоватая привлекательность и мужественность вновь поразили ее.

— Возвращаемся? — спросил он.

— Нам уже пора?

— Как хотите. Я просто подумал, что вы могли устать от седла.

Так и было, но Карли не призналась в этом.

Он помог ей сесть в седло, затем протянул ей повод и быстрым гибким движением вскочил на спину кобылы. Зейн ездил верхом так, будто он родился в седле. Его тело идеально повторяло ритм, в котором двигалось животное.

— Мы можем пустить коней вскачь? — спросила Карли, когда они выехали на ровное место.

— Конечно, если вы хотите.

Карли ударила пятками по бокам Сэма, и мерин пустился в галоп. Впервые она поняла, почему некоторые люди сходят с ума по верховой езде. От ветра, дувшего ей в лицо и развевавшего волосы, от шелеста высокой травы, и солнца, затоплявшего золотом просторы прерии, невероятно радостное возбуждение возникло у нее в душе. Оно давало ей ощущение свободы и силы, вторых у нее никогда раньше не было. Затем Сэм то ли споткнулся, то ли попал ногой в ямку.

Какую-то долю секунды Карли была уверена, что он упадет. У нее душа ушла в пятки, когда ей представилось, как ее раздавит лошадь, но каким-то чудом этого не произошло. Сэм восстановил равновесие и помчался вперед. Карли натянула повод, впервые осознав опасность. Только сумасшедшая может так носиться по прерии! Если бы Сэм упал, она могла серьезно пострадать, может быть, даже погибнуть.

Зейн остановился около нее.

— Вы в порядке?

Она кивнула, хотя ей показалось, что от пережитого потрясения дрожь пробрала ее до самых подошв модных сапожек.

— Вы побледнели.

— Ну, хорошо, я испугалась. Он мог упасть… я бы покалечилась. Или случилось что-нибудь еще хуже.

— Можно погибнуть и на дорогах Лос-Анджелеса.

С этим не поспоришь.

— Хотите вернуться?

— Нет.

Он улыбнулся ей, как будто это решение обрадовало его, и прищелкнул языком. Сэм послушно пошел рядом с кобылой.

Вскоре Зейн остановился на верху усыпанного цветами холма, откуда открывался вид на небольшую долину. Коровы щипали сочную траву. В этом месте ручей был шире и глубже, и по его берегам стояли купы деревьев.

— Ой, посмотрите! — воскликнула Карли, указывая на деревья. — Это олень?

Зейн кивнул.

— Олениха. С олененком.

— Неужели? Где он? Я не вижу.

— Там, слева от нее, за низкой веткой.

Карли, прищурившись, наклонилась, вглядываясь вперед. Она никогда бы не увидела олененка, если бы он не сделал шаг вперед.

— Какая прелесть!

Она прищелкнула языком, чтобы Сэм подошел поближе, но Зейн удержал ее.

— Если вы спуститесь туда, вы их спугнете.

— Да, вы правы.

Олениха вышла из-под прикрытия деревьев и, подняв голову, начала принюхиваться. Олененок не отходил от нее ни на шаг.

— Какие они красивые! Жаль, что у меня нет фотоаппарата, — тихо сказала Карли.

— В следующий раз, — успокоил ее Зейн.

«В следующий раз!» — эта мысль обрадовала ее.

Они посидели на холме несколько минут, наблюдая, как олениха с детенышем пробираются среди коров к ручью. Ушки олененка подрагивали?

Карли перевела дух, когда олени скрылись в зарослях. Ей пришлось признать, что ничего подобного она никогда не видела в Лос-Анджелесе.

— Вы часто бываете здесь? — спросила она.

— Часто.

— Приезжаете посмотреть на оленей?

— Нет, — ответил он, улыбнувшись. — Приезжаю, потому что это моя земля.

— Ваша? — удивилась Эйлин. — Я думала, все эти угодья являются собственностью Джерри и Бренды.

— Нет. Этот крошечный уголок земли принадлежит мне.

— Коровы тоже ваши?

— Нет, Джерри Кларка. Он арендует у меня пастбище. Через пару месяцев у меня будет уже достаточно денег, чтобы начать строительство собственного дома.

— О, — уважительно произнесла Карли. — Поздравляю.

— Спасибо. — Зейн показал на небольшую рощу. — Дом я поставлю, наверное, там.

— Удачное место, — одобрила Карли. — А какой дом вы хотите построить?

— Пока не решил. Но, думаю, он будет двухэтажным, с красной черепичной крышей, и с камином в гостиной. Возможно, сделаю еще один камин в спальне. — Зейн посмотрел на небо. — Уже поздно, пора возвращаться, а то миссис Кларк, наверное, уже беспокоится о вас.

— Не сомневаюсь, — согласилась Карли.

Она бросила последний взгляд на долину. Ей почему-то не хотелось покидать этот чудесный уголок. Она представила себе добротный деревенский дом с кирпичной трубой, из которой вьется дымок. В просторной гостиной стоит пара кресел-качалок. В одном из них сидит она с младенцем на руках.

Испугавшись своих мыслей, Карли торопливо последовала за Зейном.



— О чем ты думаешь? — спросила Бренда.

— Да так, ни о чем.

Они сидели на диване перед камином. Карли смотрела на ребенка, лежавшего на коленях у матери. Маленький Джей Джей был очаровательным малышом. Карли в отличие от большинства женщин никогда не умилялась при виде пухлых младенцев. Они, конечно, были трогательными, но не вызывали у нее желания завести семью, детей. Ей нравилось быть независимой, она любила свою работу, лос-анжелескую квартиру и с удовольствием общалась с друзьями. С Ричардом она рассталась в том числе и потому, что он требовал, чтобы она бросила работу, сидела дома и воспитывала детей. Карли же не хотела сужать свой мир до размеров кухни.

Сейчас, глядя на розовощекого Джей Джея, она поймала себя на том, что пытается представить себя в роли матери вот такого карапуза — с темными волосами и с синими глазами Зейна.

— Как ты покаталась? — спросила Бренда.

— Нормально. Почему Зейн не женат?

— Вот оно что… — понимающе протянула Бренда.

— Не смотри на меня так, — сердито буркнула Карли. — Мне просто интересно. В конце концов, он же не урод, а совсем даже наоборот.

— Мы, кажется, договорились, что он потрясающий мужчина, — напомнила Бренда.

— Помню, помню, — успокоила ее Карли. — Так почему он не женат?

— Понятия не имею. Зейн не распространяется о личной жизни. Я однажды спросила его, но он перевел разговор на другую тему. Я знаю только, что все киски с пряжками сходили по нему с ума, когда он выезжал в турне.

— Киски с пряжками?

— Поклонницы ковбоев, участвующих в родео.

— Понятно.

— Как бы там ни было, я думаю, что он влюбился в одну из них. Это все, что мне известно. Как далеко они зашли и почему расстались, — Бренда пожала плечами, — я не могу сказать.



***


После ужина Карли направилась в конюшню.

И, уже подходя, услышала гул взволнованных голосов. Десяток ковбоев, устроившихся на ограде, что-то кричали хором.

Двое из них посторонились, чтобы она могла увидеть то, что там происходит. Сквозь перекладины ограды Карли увидела Зейна верхом на бешено лягавшемся сером коне.

— Ну и ну! Клянусь, он сделает это! — воскликнул один из мужчин. — Он одолеет этого дикаря!

— Ставлю пять долларов на серого.

— Десять на Роуна Игла.

Карли не сводила глаз с Зейна. Он прилип к седлу, как репей к попоне. Его шляпа слетела, на лбу выступили капельки пота, черные глаза сверкали буйным весельем, в то время как конь, стараясь сбросить седока, носился из одного конца загона в другой.

Зейн выглядел таким же необузданным, как серый конь. Карли снова пожалела, что у нее нет с собой фотоаппарата.

Внезапно ей показалось, что наступила тишина. У нее замерло сердце, когда она увидела, что конь поднялся на дыбы, тяжело опустился на все четыре ноги и, упав на землю, принялся кататься, пытаясь раздавить седока.

Зейн ловко перекатился набок, стараясь не попасть под копыта коня. Это было страшное зрелище. Когда конь поднялся, Зейн снова сидел в седле.

Карли никогда не видела ничего подобного. Это не было состязанием, в котором победа присуждалась за восемь секунд, проведенных на спине дикой лошади. Здесь воля человека одерживала верх над волей животного, утверждая над ним свою власть.

Разъяренный жеребец рвался вперед, лягался и хрипел, но ковбой держался в седле. Наконец покрытый пеной, с тяжело вздымающимися боками конь остановился в центре загона, прядая ушами и обреченно повесив голову.

— Черт подери! Он сделал это! — восторженно закричал какой-то ковбой. — Никогда бы не поверил, что этого жеребца можно обуздать, но у него получилось! Ред, ты должен мне двадцать долларов. Гони деньги!

Зейн сделал один круг по загону, и, когда он остановился, их взгляды встретились. Карли отвела глаза, глубоко потрясенная внезапно вспыхнувшим в ней желанием, которое обожгло ее, как жаркий ветер пустыни, и страстным томлением, которое отразилось в глубине его глаз. Она смутно сознавала, что ковбои слезают с ограды, смеясь, передают деньги друг другу и уходят, оставляя ее наедине с Зейном.

Медленно подняв глаза, Карли увидела, что он смотрит на нее с непроницаемым выражением лица.

— Вот это была скачка! — заметила она, не выдержав напряженного молчания.

Он пожал плечами.

— Вы могли погибнуть.

— Это входит в мою работу.

— Но ведь вам это нравится?

— Да, мэм, определенно нравится.

Зейн спрыгнул с коня, расседлал жеребца, положил седло на верхнюю перекладину ограды и, сняв недоуздок, повесил его на луку седла.

Наклонив голову, Зейн переступил через перекладины, и в его присутствии Карли почувствовала себя меньше ростом. От него пахло пылью, потом и победой.

Его взгляд охватил всю ее фигуру, остановившись на лице, на губах. У Карли перехватило дыхание, и она замерла в ожидании. Казалось, он никак не может решиться, но затем, тихо выругавшись, он притянул ее к себе и поцеловал — решительно и быстро.

Карли задыхалась, когда Зейн отпустил ее.

В его глазах светилось чувство, которое она не смогла понять. Он круто повернулся и, широко шагая, пошел прочь.

Чувствуя себя обездоленной, она смотрела ему вслед. Ее губы все еще горели от поцелуя. Карли не знала, сколько времени она простояла у загона. Наконец, она повернулась и медленно пошла к дому.

Бренда поджидала ее у задней двери.

— Я слышала, что зрелище было весьма впечатляющее.

Карли посмотрела на подругу, чувствуя, что у нее горят щеки. Неужели Джерри видел, как Зейн поцеловал ее, и рассказал об этом Бренде?

— Зрелище? — тонким голосом переспросила она.

Бренда кивнула.

— Джерри рассказал мне, что Зейну удалось объездить большого серого жеребца, которого на прошлой неделе привели с неогороженного пастбища.

— А-а-а, — Карли удалось улыбнуться. — Да. Это было захватывающе интересно.

— Я говорила тебе, что Зейн лучше всех.

— Да, он такой, — согласилась Карли, вспомнив неожиданный поцелуй. Ей казалось, что он до сих пор горит у нее на губах.

— Как твои успехи?

— Прекрасно. Ты была права. Верховая езда пришлась мне по душе.

Бренда лучезарно улыбнулась.

— Я знала, что тебе понравится. На следующей неделе мы с тобой отправимся по тропе к озеру.

— Хорошо.

— Я сказала Джерри, что хочу провести с тобой некоторое время, так что завтра мы с тобой пообедаем в городе и походим по магазинам, а вечером в пятницу втроем поужинаем и потанцуем в «Ковбое».

— Звучит заманчиво, Брен!

— Я так надеялась, что нам удастся проводить вместе больше времени, — сокрушенно сказала Бренда. — Я не знала, что мать Джерри уедет как раз перед твоим приездом. Если бы она не отправилась в Бостон посмотреть на новорожденного внука, я бы смогла уделять тебе больше времени.

— Не беспокойся об этом. Я большая девочка. Когда мне станет скучно, я скажу тебе.

Бренда усмехнулась.

— Я еще сделаю из тебя сельскую жительницу.

— На твоем месте я бы не рассчитывала на это. Три недели такой жизни — это здорово, но через три месяца я превращусь в буйнопомешанную.

— Посмотрим, — заметила Бренда с хитрой улыбкой. — За оставшееся время многое может произойти.



***


Даллас оказался намного больше, чем Твистид-Ривер. Недостатка в магазинах тоже не наблюдалось.

Делать покупки с Брендой всегда было весело, и Карли наслаждалась возможностью провести наедине несколько часов со своей подругой. Но все время она подсознательно думала о Зейне. Их знакомство состоялось совсем недавно, но ни днем, ни ночью мысли о нем не оставляли ее ни на минуту.

Помня, что вечером они собираются пойти на танцы, Карли купила юбку из набивного ситца, блузку, обнажавшую плечи, и пышную нижнюю юбку. Она приобрела пару сапожек, более подходящих для верховой езды, чем те, которые она привезла с собой.

Выйдя из магазина, они направились в кафе-мороженое. Бренда заказала клубничное, Карли предпочла пломбир с сиропом, орехами и фруктами.

— В следующий четверг мы устраиваем вечеринку для Джерри, — сообщила Бренда. — Ему исполняется тридцать лет. У нас будет торт и мороженое, а потом ночная увеселительная поездка в фургоне с сеном.

— Наверное, это весело. Я никогда не ездила в фургоне.

— Тебе понравится. Обычно мы не устраиваем вечеринки среди недели, но я хочу преподнести ему сюрприз. Джерри не знает, что это произойдет в четверг.

— Придут гости?

— Только друзья и соседи.

Карли кивнула. Очевидно, наемных работников не приглашают.

— Ты поможешь мне украсить дом? Джерри уедет по делу на целый день. Я думаю, что можно развесить бумажные фонарики и, может быть, шарики и серпантин или что-нибудь в этом роде.

— Конечно, мне бы очень хотелось помочь. Хочешь, я испеку торт?

— Правда? Это было бы здорово!

Перед возвращением на ранчо они зашли еще в один магазин, где Карли купила подарок для Джерри.

Когда они вернулись домой, было уже темно. Карли надеялась увидеть Зейна, но его нигде не было видно.

«Может быть, завтра», — подумала она, входя в дом вслед за Брендой.



***


Оказалось, что «Ковбой» — бар в стиле кантри — находится в центре города. Подходя к входу, они слышали, как громко играет музыка. Вслед за Брендой и Джерри Карли вошла внутрь, задержавшись на мгновенье, чтобы посмотреть на пары, танцевавшие в середине зала. Вокруг площадки для танцев стояли столики; вдоль одной стены располагались кабинки, вдоль другой — стойка бара.

— Сюда, — указал Джерри, и Бренда с Карли направились за ним к угловой кабинке.

Несколько минут спустя официантка в узких черных джинсах, коротком белом топе и белых сапожках подошла к ним, чтобы принять заказ.

— Я возьму виски, — сказал Джерри. — Бренда, хочешь мартини?

— Нет. Я выпью апельсинового сока.

— А ты, Карли?

— Мне «Севен ап», — попросила она.

— Вы, девочки, дали зарок не пить сегодня?

— Ты же знаешь, что я не могу пить, пока кормлю грудью, — напомнила Бренда мужу.

Джерри повернулся к Карли.

— А у тебя какой предлог?

Она пожала плечами.

— Просто я не пью. И никогда не пила.

Хмыкнув, он бросил на стол деньги и потянулся к руке жены.

— Пойдем, милая, давай потанцуем!

Бренда улыбнулась Карли и пошла за мужем на танцевальную площадку.

Карли откинулась на спинку стула. Она потягивала напиток и оглядывала зал, заполненный людьми. Парочки танцевали, прижавшись щекой друг к другу. Одинокие девушки поджидали кавалеров.

Она почувствовала волнение, когда высокий блондин подошел к ее столу. На нем были джинсы, темно-голубая ковбойская рубашка и черный галстук-шнурок.

— Не хотите ли потанцевать, леди? — осведомился он, протягивая руку.

Карли собиралась отказаться, но потом заставила себя передумать. Она пришла, чтобы повеселиться, и она любит танцевать.

Улыбнувшись, Карли подала ему руку и вышла на площадку.

— Я никогда не видел вас здесь, — сказал блондин.

— Потому что я никогда не приходила сюда.

Он усмехнулся.

— Думаю, это хорошее объяснение. Я Расе Стаффорд.

— Карли Кирквуд.

— Рад познакомиться, Карли.

— Я тоже. Танцуя, они немного поболтали. Ему тридцать два года, он корпоративный юрист, разведен, и у него двое детей — девочка и мальчик, девяти и одиннадцати лет.

Карли рассказывала ему о себе, когда вдруг увидела, что к ней направляется знакомая фигура. На Зейне были черные джинсы и белая рубашка с расстегнутым воротом.

У нее забилось сердце, когда Зейн Роун Игла дотронулся до плеча ее партнера.

— Спасибо за танец, — сказал Расе, отпуская ее. Она кивнула и закружилась в объятиях Зейна.

— Я не ожидала, что увижу вас здесь, — призналась Карли.

Он улыбнулся, глядя на нее с высоты своего роста.

— Знаете, человек не может проводить все свое время с коровами и лошадьми.

Расе тоже улыбался ей, но она ничего не чувствовала. Но от улыбки Зейна у нее замирало сердце и перехватывало дыхание.

— Кроме того, — продолжал он, — Джерри сказал мне, что вы будете здесь.

От этих слов ее сердце забилось сильнее. Зейн здесь не случайно, он пришел, чтобы увидеть ее!

Крепче обняв Карли, Зейн прижал ее к себе, и она почувствовала его крепкое мускулистое тело.

Они не пропустили ни одного танца, когда Джерри решил, что им пора уходить.

Карли подняла глаза на Зейна. — Спасибо за приятный вечер.

— Позвольте мне проводить вас домой.

— Я не знаю…

— Иди же, — Бренда слегка подтолкнула ее. — Мы не возражаем, правда, Джерри?

Карли внезапно занервничала и смутилась, когда Зейн помог ей взобраться в грузовик. Одно дело — проводить с ним время на ранчо и совсем другое — остаться наедине в машине. В конце концов, она знакома с Зейном всего несколько дней.

Он вывел грузовик со стоянки, и они поехали по шоссе. Вдруг грузовик съехал на обочину. Зейн заглушил двигатель и выключил фары. Слабый свет луны растворялся в ночной темноте.

Прежде чем Карли успела заговорить, он привлек ее к себе и поцеловал.

— Я мечтал об этом с тех пор, как мы недавно поцеловались, — с печальной усмешкой сказал он. — Я просто не мог больше ждать.

Карли, совершенно потрясенная, изумленно смотрела на него.

— Я тоже хотела этого, — призналась она и поцеловала его в ответ.

— Черт!

Восклицание слетело с губ Зейна, и он подумал, отразилось ли потрясение, которое он пережил, в его голосе.



***


Зейн остановил автомобиль у крыльца.

— Приехали.

— Спасибо. Мне понравилось… танцевать, — сказала Карли.

— Мне тоже понравилось… танцевать, — откликнулся Зейн, зная, что речь идет не о танцах.

— Мы увидимся завтра?

— Я не знаю. Рано утром я должен подняться вверх по реке на южное пастбище. Похоже, что-то мешает течению воды.

— А-а-а, — в голосе Карли прозвучало разочарование, которое ей не удалось скрыть. — Все в порядке. Я вспомнила, что Бренда собиралась за покупками.

У нее радостно забилось сердце, когда она услышала его слова:

— Вы могли бы поехать со мной.

— С удовольствием.

— Ехать придется долго. Часа два в одну сторону.

Карли кивнула, размышляя, не передумал ли он и не пытается ли отговорить ее от поездки.

— Бренда однажды сказала мне, что нельзя уезжать дальше, чем на расстояние, которое можно пройти пешком.

Зейн подмигнул ей.

— Верно, но, что касается нас, то мы удержимся в седле. Итак, вы поедете?

— Мне нужно поговорить с Брендой и узнать, чем она хочет заняться.

— Конечно, — согласился Зейн. — Я понимаю.

Он выпрыгнул из грузовика, обошел его и, открыв пассажирскую дверцу, помог Карли выйти.

— Ну, — пробормотала она, — спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Она не шевельнулась, и он не сделал никакого движения. Молчание затягивалось.

— Спокойной ночи, — повторила она и собралась войти в дом.

Зейн остановил Карли, положив руку ей на плечо. «Проклятье!» — пробормотал он и, притянув ее к себе, поцеловал долгим, властным поцелуем.

Он нырнул в грузовик и отъехал прежде, чем к ней вернулась способность мыслить или двигаться.

Зейн ударил рукой по рулевому колесу. Зачем он опять поцеловал ее? За каким чертом он предложил ей поехать с ним? Ему не нужно, чтобы еще одна женщина усложнила ему жизнь. У него хватало проблем с теми женщинами, которые были у него раньше.

Зейн поставил грузовик перед бараком и вышел. «Через полторы недели она уедет домой, — подумал он, — и все проблемы исчезнут».



***


Карли смотрела, как габаритные огни грузовика исчезают в темноте. Медленно повернувшись, она поднялась по ступенькам на крыльцо и открыла дверь, стараясь шуметь как можно меньше, надеясь, что Бренда и Джерри уже легли спать.

Ей не повезло. Бренда сидела на диване и кормила Джей Джея. На столе горела маленькая лампа, наполняя комнату призрачными тенями.

Карли подняла руку.

— Ничего не говори!

Бренда засмеялась.

— Послушай, подружка, не сердись! Это было подло, но я не смогла удержаться. Прости меня.

— Ни за что на свете! — сказала Карли, опустившись на стул напротив дивана. — Где Джерри?

— Повез няню домой. Не переводи разговор на другую тему!

— Бренда!

— Похоже, что вы уже довольно хорошо узнали друг друга.

— Бренда! Ради бога! Это был всего лишь поцелуй!

— Всего лишь поцелуй? Нет, нечто большее, много большее.

— Гм! Всего лишь поцелуй?

Карли вздохнула.

— Ах, Бренда, ни разу в жизни меня так не целовали!

Глаза Бренды весело заблестели.

— Разве я не замечательная сваха?

— Так это из-за него ты пригласила меня приехать?

— Ну, не совсем.

— Бренда! — Карли прижала руки к пылавшим щекам. — Неужели он знает, почему я здесь?

Как ей смотреть ему в глаза, если он подумает, будто она приехала специально для того, чтобы познакомиться с ним?

— Конечно, нет.

— Честное слово?

— Честное слово. Зейн такой замечательный парень! Я просто подумала, что вы можете понравиться друг другу и проводить время вместе, даже если это только пара недель. Итак, он хорошо целуется?

— Замечательно! У него, должно быть, большой опыт.

— Но, насколько мне известно, он приобрел его не здесь. Я слышала разговоры мужчин. С тех пор, как он живет у нас на ранчо, у него нет связи с женщиной. Я удивилась, увидев его в «Ковбое».

Карли почувствовала, что краснеет. Зейн пришел туда, потому что знал, что там будет она.

— Он действительно нравится тебе?

Карли кивнула.

— Боюсь, что слишком нравится.

— Почему «боюсь»?

— Это бессмысленно. Его жизнь здесь, моя — в Лос-Анджелесе.

— Тебе может понравиться в Техасе, если ты рискнешь попробовать.

— Ты сошла с ума? — Карли подняла руку, чтобы остановить возражения Бренды. — Не пытайся переубедить меня. У меня нет желания срываться с места и переезжать в сельскую местность даже ради мистера Роуна Игла.

— Ты уверена?

— Конечно! Я ложусь спать. До завтра!

Завтра, думала она, поднимаясь по лестнице в спальню. Зейн пригласил ее поехать с ним. Стоило ли ей соглашаться? Ведь, чем больше она будет видеть его, тем труднее будет расстаться с ним. Зачем ей сердечная боль? Она быстро приняла душ и нырнула в постель. Решено. Завтра она останется дома и проведет весь день с Брендой.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Карли открыла один глаз, когда настырный петух вторгся в ее сны и пробудил к реальному миру. Какой славный сон приснился ей! Кончиками пальцев она коснулась своих губ. Во сне Зейн снова целовал ее…

Зейн! Утром он уезжает! Неужели она опоздала и он уже уехал?

Она вскочила с кровати. Схватив джинсы и рубашку, быстро оделась, натянула носки и сапожки, завязала волосы в «конский хвост» и помчалась вниз по ступенькам.

Влетев в кухню, она торопливо пожелала Бренде доброго утра и налила себе чашку кофе.

— Кажется, ты спешишь куда-то? — заметила Бренда. — Уж не пожар ли в доме?

— Нет. Просто, наверное, я поеду с Зейном.

— Ты не хочешь сначала позавтракать?

— У меня нет времени. — Торопливо глотая кофе, Карли обожгла себе язык. — Он сказал, что мы, вероятно, вернемся поздно. Обедайте без меня.

— Желаю приятно провести время, — сказала, смеясь, Бренда. — Не забудь надеть шляпу. — Бренда сняла свою шляпу с крючка у задней двери. — Вот. Надень ее.

— Спасибо, Брен! Увидимся!

Нахлобучив шляпу Бренды, Карли быстро вышла из дома и по узкой тропинке направилась к конюшне, возле которой несколько ковбоев седлали лошадей. Зейна не было видно.

— Доброе утро, мисс! Вам что-нибудь нужно?

Карли улыбнулась высокому, нескладному ковбою.

— Я ищу Зейна. Он здесь?

Ковбой оглянулся.

— Эй, Томас! Ты видел шефа?

— Он уехал с Гэллахером рано утром, — Томас посмотрел на Карли и улыбнулся. — Зейн просил передать вам его извинения и сказать, что он встретится с вами позже.

— Спасибо.

Карли постояла несколько минут и, вздохнув, вошла в конюшню. Она шла по проходу, останавливаясь иногда, чтобы погладить лошадей, тянувших к ней головы поверх дверей денников. Некоторые из них, тихонько пофыркивая, терлись носами об ее грудь.

Сэм стоял в конце ряда. Несколько минут она поглаживала его по лбу, а затем, поддавшись порыву, открыла низкую дверь и вывела его из денника. Она одета для верховой езды и может совершить небольшую прогулку. Они с Сэмом не поедут далеко.

Ей потребовались добрых двадцать минут, чтобы оседлать и взнуздать мерина. Выведя его из конюшни, Карли вскарабкалась в седло и выехала со двора. Чудесный день благоприятствовал прогулке верхом. Раскинувшееся над прерией небо было голубым, как глаза Джей Джея. Высокая трава покорно склонялась под слабым ветерком. Карли улыбнулась в душе, удивляясь наслаждению, которое доставляла ей верховая езда. Наклонившись вперед, она потрепала Сэма по шее, ощущая удивительную умиротворенность от своего одиночества.

Время от времени Карли оглядывалась, чтобы убедиться, не отъехала ли она слишком далеко от дома. Но каждый раз, когда она собиралась повернуть назад, ее внимание привлекало что-то новое: косуля на водопое, пятнистая корова с теленком, ястреб, который, широко раскинув крылья, парил высоко в небе, цветы, ярко-желтым ковром усыпавшие зеленую траву, в которой осторожно пробирался скунс. Поднявшись на вершину холма, усеянного полевыми цветами, Карли увидела, что внизу пасется табун диких лошадей, похожий на пестрое лоскутное одеяло, брошенное на зеленый луг.

Почуяв мустангов, Сэм поднял голову. Карли пришлось ухватиться за луку седла, когда мерин натянул поводья и пошел быстрее.

— Спокойнее, приятель! — пробормотала она.

Восхищенная красотой лошадей, она любовалась ими до тех пор, пока жеребец, видимо, вожак табуна, не встал на дыбы, выгнув шею и прижав уши. Ее знания о лошадях были весьма скудными, но поза жеребца показалась ей явно угрожающей. Сэм, очевидно, подумал то же самое. Мотнув головой, он бросился наутек.

Карли вцепилась в луку седла. Сердце у нее колотилось. Постепенно Сэм перешел на рысь, а затем пошел шагом. Она отважилась оглянуться через плечо и с облегчением увидела, что табун и страшный жеребец исчезли из поля зрения.

Только спустя некоторое время Карли поняла, что дом тоже скрылся из виду.



***


Зейн снял шляпу и, вытерев шейным платком пот со лба, снова надел ее. Чинить ограждение — тяжелый труд, и он помянул недобрым словом коров, которым взбрело в голову прорваться сквозь изгородь. Обычно Зейн не занимался подобной работой, но Гэллахеру требовалась помощь, а все ковбои были заняты.

— Я почти закончил! — прокричал Гэллахер. — А ты?

— Да. Поехали домой.

Зейн взглянул на солнце. Почти пять часов. Когда они приедут на ранчо, будет уже темно.

Натянув перчатки, Зейн подошел к лошади, пасшейся в тени. Интересно, как Карли провела день? Приходила ли она в конюшню? Покачав головой, Зейн направился к Гэллахеру, который уже ждал его.

— Я бы не отказался от холодного пива, — пробормотал ковбой.

Зейн согласно кивнул. Холодное пиво пришлось бы весьма кстати, но, если бы желания могли осуществляться, он предпочел бы совсем другое!

Когда через два часа Зейн и Гэллахер подъехали к конюшне, там царило волнение.

Соскочив с лошади, Зейн привязал ее к столбу.

— Эй, Ти Джей! Что случилось?

— Девушка, которая гостит у Кларков, пропала.

— То есть как — пропала?

Ти Джей пожал плечами.

— Вроде бы утром она взяла Сэма и до сих пор не вернулась, — он нахмурился. — Жена босса говорит, что девушка должна была ехать с тобой.

Зейн тихо выругался. Услышав, что его зовет Бренда, он обернулся.

— Зейн! Слава богу! — воскликнула миссис Кларк, торопливо подходя к нему. — Где она? С ней ничего не случилось?

— Я не знаю. Меня не было весь день. Я только что приехал.

— Но она сказала мне, что утром поедет с тобой!

— Верно. Я собирался проверить ограду на южном пастбище. Вечером я спросил, не хочет ли она поехать со мной, но рано утром приехал Нолан и сказал, что около Кугер-Кэньен в нескольких местах сломана ограда. Он приказал Гэллахеру заняться этим, и я поехал вместе с ним.

Бренда кивнула. Грант Нолан был управляющим Кларков.

— Где же она может быть?

— Не волнуйся! — успокоил Бренду муж, подошедший к ней сзади. — Мы найдем ее. Чарли, поезжай с Гэллахером на север. Мы с Томасом направимся на восток. Ти Джей и Потит, проверьте Крэгги-Пойнт. Зейн…

— Я поеду к Кросс-Крику.

Он не стал дожидаться разрешения участвовать в поисках и не попросил никого поехать с ним. Меньше всего ему хотелось, чтобы кто-нибудь задерживал его.

— Ладно! — согласился Джерри. — Поехали! Бренда, если она появится, сделай три выстрела.

Бренда кивнула.

— Поторопитесь!

Зейн оседлал свежую лошадь и выехал со двора. «Проклятье! Если что-нибудь случилось с ней…» — он не закончил свою мысль. Где, черт возьми, она может быть?



***


Натянув поводья, Карли остановила Сэма у купы стройных сосен. Она безнадежно заблудилась. Подавив охвативший ее страх, она оглянулась, раздумывая, следует ли ей оставаться на месте или попытаться найти дорогу домой. Кажется, она где-то читала, что самое разумное — ждать, пока тебя найдут.

Решив последовать этому совету, Карли слезла с коня. Вблизи протекал мелкий ручей. Когда Сэм утолил жажду, она привязала его к дереву. Опустившись на четвереньки, Карли сделала несколько глотков, размышляя, пригодна ли вода для питья. Поднявшись и отряхнув пыль с коленей, Карли принялась расхаживать вдоль ручья, чтобы размять ноги. Ковбои наверняка уже ищут ее. Остается только ждать.

Ожидание давалось ей нелегко. Громким урчаньем желудок напоминал, что с предыдущего вечера у нее ни крошки не было во рту.

Холодный ветер заставил ее пожалеть, что она не взяла с собой куртку.

Подойдя к Сэму, Карли погладила его по спине, радуясь, что она не одна.

Небо постепенно темнело, превращаясь из голубого в синее, а затем в темно-синее. Яркими точками вспыхнули звезды. Карли почувствовала себя слабой и бесконечно одинокой в безмятежном спокойствии ночи. Звуки, на которые в другое время она бы не обратила внимания, внезапно стали казаться угрожающими. Смутные тени приобретали зловещие очертания.

«Кто-нибудь придет, — шептала она снова и снова. — Кто-нибудь обязательно придет».



***


По дороге к Кросс-Крику Зейн пристально осматривался. Отличить отпечатки подков Сэма от множества других следов у конюшни было практически невозможно. Один раз удача улыбнулась ему, когда он нашел их на влажном участке, но как только он выехал на пастбище, различать их стало трудно, а в сгустившейся темноте просто немыслимо.

Какого черта она там делает? С ума она, что ли, сошла, уехав с ранчо в одиночку? Ведь очень легко заблудиться в бесконечном море высокой травы, окружающей ранчо. Если с ней что-нибудь случилось, он никогда не простит себе этого. Зейн натянул поводья и несколько минут сидел, прислушиваясь. Только свист ветра и крик ночных птиц нарушали тишину.

Проклятье! Где она?

Зейн сделал глубокий вдох, ища спокойствие в глубинах своего существа. Много лет назад дед научил его читать знаки земли и неба, слышать внутренний голос, живущий в сердце и душе, подчиняться духовной силе, связывающей его со всеми живыми существами, двуногими и четвероногими. Еще ребенком Зейн знал, что ястреб является его тотемом. Шаман рассказал ему, что ястреб — это проницательность, сосредоточенность и защита. Он дает силу и наблюдательность. Владелец этого тотема обладает даром видения. Именно эту способность Зейн пытался вызвать в себе. Подняв голову, он обратился с молитвой к Вакан Танка. Потом, закрыв глаза, он выбросил из головы все мысли, сосредоточившись только на том, как найти Карли. И он почувствовал, что ему надо направиться к месту, куда мустанги приходят на водопой.



***


Карли сидела на траве, склонив голову на колени. «Кто-нибудь придет», — прошептала она, но в ее голосе больше не было уверенности. Сегодня она проведет ночь здесь, а завтра попытается вернуться на ранчо.

Тихое ржанье вывело ее из дремотного состояния. Она вскочила, тревожно вглядываясь в темноту. Неужели ей послышалось? Но нет, вот опять!

Сэм поднял голову и заржал в ответ.

Через минуту темная фигура появилась из темноты. Ее пронзил страх, мгновенно уступивший место облегчению, когда она узнала лошадь и седока.

— Зейн? Это ты, Зейн!

Его имя еще трепетало у Карли на губах, когда сильные руки подхватили ее.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил он, проводя руками по ее спине и рукам.

— Да-да.

— Ты уверена?

Карли кивнула. Теперь, когда в его объятиях ей ничего не угрожает, она почувствовала себя в глупом положении.

— Скажи, какого черта ты здесь делаешь?

Она сердито посмотрела на него, зная, что он не увидит выражения ее лица, но, не выдержав, припала к его широкой груди.

— Я только хотела объехать вокруг ранчо, но… — Карли пожала плечами. — Мы просто уезжали все дальше и дальше, а потом увидели мустангов, и жеребец направился к нам и…

—..напугал Сэма, — закончил за нее Зейн.

— Да, верно.

— Ну, теперь все хорошо.

— Я чувствую себя так глупо.

— Наверное, мне придется научить тебя ориентироваться по солнцу, луне и звездам.

— Я тоже так думаю.

Он смотрел на нее, но тень, падавшая от шляпы, мешала увидеть его лицо. По внезапной дрожи рук, лежавших у нее на плечах, она почувствовала его желание, но прикосновение теплых губ показалось ей слишком мимолетным.

— Зейн… — имя замерло у нее на губах.

— Я здесь, — прошептал он, снова целуя ее. Его губы заставили Карли забыть все. Она прижалась к Зейну, наслаждаясь ощущением сильного крепкого тела и зная, что в его объятиях она найдет защиту от всего, что может угрожать ей.

У нее вырвался слабый протестующий стон, когда он отпустил ее.

— Я знаю, — с шутливой иронией сказал он, — но будет лучше, если мы вернемся. Миссис Кларк умирает от беспокойства. Кстати, в понедельник мне придется еще разок наведаться на южное пастбище. Поедешь со мной?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Утром в понедельник, быстро съев завтрак, состоявший из апельсинового сока, тостов и кофе, Карли схватила фотоаппарат и шляпу и побежала в конюшню.

Несколько ковбоев толклись у конюшни, в то время как управляющий распределял работу на день.

Заметить Зейна было легко, так как он на целую голову возвышался над большинством ковбоев.

Карли замедлила шаг. Она не хотела, чтобы он заметил ее нетерпение, но ей едва удавалось сдерживать волнение от мысли, что они проведут день вместе.

Зейн бросил взгляд в ее сторону, и у нее радостно забилось сердце. Он сказал что-то управляющему и отошел.

Подойдя к ней, Зейн улыбнулся.

— Доброе утро.

— Привет!

Между ними пробежал электрический разряд, напомнив ей о страстных поцелуях. Взгляд Зейна задержался на ее губах. Он тоже вспомнил их?

— Пойдем! — его голос обволакивал Карли, словно бархат. — Я оседлаю для тебя лошадь.

Она пошла за ним к загону, остро ощущая, что некоторые ковбои, бродившие неподалеку, принимали участие в ее поисках. Ей до сих пор было неловко, что она причинила так много беспокойства.

Зейн заарканил небольшую красивую кобылу серовато-коричневого цвета с темной гривой и вывел ее из загона. Он быстро почистил ее, проверил копыта и оседлал.

Карли с опаской смотрела на лошадь.

— А где Сэм?

— На нем хорошо учиться ездить верхом, но он не годится для дальних поездок.

— Почему? — она привыкла к спокойному мерину. — Он стар и не может быстро скакать.

— А-а-а, — Карли повесила фотоаппарат на луку седла.

Зейн посмотрел на нее, подняв одну бровь.

— Фотоаппарат?

— Хочу сделать несколько снимков. Если не будешь возражать, я сфотографирую тебя.

Зейн хмыкнул.

— Когда-то суеверия не позволяли моему народу фотографироваться. Даже сейчас гости, присутствующие на церемонии заклинания, должны спрашивать разрешение, прежде чем фотографировать.

— Неужели? Я не знала. А мне ты разрешишь?

— Да. Только не проси меня улыбаться.

Зейн держал лошадь под уздцы, пока Карли садилась в седло. Отдав ей повод, он подогнал стремена.

— Ну как?

— Прекрасно.

Когда Зейн отошел, Карли почувствовала, как у нее колотится сердце. Она смотрела, как он садится на гнедую кобылу, восхищаясь изяществом и легкостью его движений.

— Готова?

Карли кивнула.

Она нервничала, опасаясь незнакомой лошади, но не хотела, чтобы Зейн заметил это.

— Прекрасно! Не беспокойся обо мне. Как ее зовут?

— Квини.

Наклонившись, Карли потрепала лошадь по шее.

— Привет, Квини!

Конюшня и загон остались далеко позади. Куда глаз хватал, виднелись зеленые холмы, луга и пастбища, над которыми раскинулся голубой купол безбрежного неба. Где-то далеко на горизонте плыли воздушные белые облака. Иногда встречались купы деревьев. Высоко над ними пролетел реактивный самолет, показавшийся совершенно неуместным в этих тихих краях. «Вот так, наверное, все было, когда по этим землям кочевали индейцы», — подумала Карли.

Она бросила взгляд на Зейна. В резких чертах лица, высоких скулах и смуглой коже сказывалась индейская кровь. Интересно, кочевали ли его предки по пустынным просторам Южной Дакоты двести лет назад, есть ли у него родственники, живущие в Техасе, и почему он не женат?

— Красивый край! — восхитилась Карли, когда они пересекли мелкий ручей.

— Да.

— К какому индейскому племени ты принадлежишь?

Зейн посмотрел на нее, подняв одну бровь.

— Извини, я… я не хотела обидеть тебя.

— Ты не обидела меня. Я просто удивлен, что ты спросила об этом только сейчас.

— Почему?

— Обычно люди сразу задают этот вопрос, вот и все. Я дакота.

— Я думала, что сиу живут в Южной Дакотеили Монтане, во всяком случае, где-то там. Как ты оказался в Техасе?

Он хмыкнул.

— Трудно сказать.

— В Южной Дакоте у тебя есть семья?

— Да. Мать, отец, тети, дяди, двоюродные братья и сестры, племянники… — все, кто хочешь.

— Родных братьев и сестер у тебя нет?

— У меня был брат, но он погиб в автокатастрофе в прошлом году. Его жена и дети живут с моими родителями в резервации.

— Очень сочувствую тебе.

— А у тебя кто есть?

— Мама и папа живут в Таксоне. Сестра замужем за пилотом авиатранспортной компании. Они живут в Вашингтоне.

— А ты — в Лос-Анджелесе. Тебе там нравится?

— Очень! А тебе — нет, — сказала она, вспомнив их предыдущий разговор. Карли пронзило острое чувство разочарования.

Зейн широким жестом обвел необъятную прерию.

— Ничего подобного я не видел в Лос-Анджелесе.

Спорить с этим было невозможно.

Зейн натянул поводья в тени высокого дерева.

— Почему мы остановились?

— Я подумал, что ты не откажешься передохнуть.

— Нет, я не устала, — возразила Карли, погладив Квини по шее.

Зейн наклонился, скрестив руки на луке седла.

— Ты говорила, что оформляешь сайты. Тебе это нравится?

— Да, очень. Моя работа не только хорошо оплачиваемая, но и интересная.

Он покачал головой.

— Разве интересно сидеть в помещении целый день?

— У тебя, наверное, нет компьютера?

— У кого? У меня? — он охватил взглядом реку и бесконечную гряду холмов. — Какая от него здесь польза?

— Это хороший способ быть в контакте.

— Правда? С кем?

Карли пожала плечами.

— С твоими родными. — «Со мной, когда меня здесь не будет».

Спешившись, Зейн снял ее с лошади.

— Мне нравится вот такой контакт, — медленно произнес он, чувствуя, как она скользит по его груди.

Карли с трудом проглотила слюну.

— Твой способ тоже хорош.

Зейн держал ее за талию. Она почувствовала, что его взгляд обжигает ее.

— Нет ничего лучше телесного контакта.

Карли посмотрела в бездонные черные глаза, скрывавшие тайны, которые ей хотелось узнать.

— Нет, ты не можешь…

Он притянул ее ближе.

— Компьютер не может передать такое сообщение, — сказал он и властно завладел ее губами.

Губы Зейна двигались медленно и неторопливо. Как будто он хотел запомнить вкус ее губ и оставить на них свой отпечаток.

В ответном поцелуе Карли слегка приоткрыла рот. Он принял ее приглашение, и она радостно затрепетала, когда их языки сплелись. Его пламя пожирало ее, лишая сил и вызывая дрожь в коленях; оно опускалось все ниже и ниже, пока не коснулось самых сокровенных глубин ее существа.

У нее вырвался тихий стон разочарования, когда Зейн отступил от нее.

— Черт возьми, женщина! — глухо произнес он. — Ты знаешь, что ты делаешь со мной?

Карли понимающе улыбнулась. Зейн, казалось, вложил всю душу в глубокий вздох.

— Пойдем, милая барышня, — сказал он, выпуская ее из объятий. — Как бы мне ни хотелось продолжить это, я должен заняться делом.

Преодолев искушение еще раз дотронуться до Карли, он мудро предоставил ей возможность самой сесть на лошадь. Зейн не хотел отвечать за то, что может произойти, если он вновь почувствует трепет ее тела.

Он мрачно подумал, что играет с огнем. Ему нельзя осложнять свою жизнь ни связью с Карли, ни с какой-либо другой женщиной. Он не имеет права даже думать об этом, пока не наладит собственную жизнь.



***


Карли заметила, что, по мере их продвижения, стада становятся все более многочисленными. Иногда среди коров попадались лошади.

— Мустанги, — объяснил Зейн. — Время от времени мы сгоняем их и отбираем самых лучших.

Карли кивнула. Вынув фотоаппарат из футляра, она сделала несколько снимков. Ей даже удалось незаметно сфотографировать Зейна.

Глядя на расстилавшийся перед ней простор, Карли думала о том, что, хотя наступили другие времена, земля, вероятно, осталась почти такой, какой она была в начале девятнадцатого века. Она попыталась представить, как жили люди, когда лошади были основным средством передвижения и предки Зейна кочевали по прерии. Украдкой бросив на него взгляд, Карли попыталась вообразить, что на нем нет ничего, кроме перьев и набедренной повязки.

В этот момент он посмотрел на нее и вопросительно поднял бровь.

— Что-то не так?

— Ты что-то сказал? Нет, я просто… — она не договорила и отвела от него взгляд, внезапно смущенная направлением, которое приняли ее мысли.

— Ну же, что случилось?

— Правда, ничего!

— Угу. Тогда почему ты смотрела так, будто я посинел?

Карли покачала головой.

— Мы скоро доберемся?

— Часа через два. Давай, признавайся!

Она обреченно вздохнула.

— Если тебе так интересно… я пыталась представить тебя… я хочу сказать… я… Давай забудем об этом, хорошо? — в отчаянии вырвалось у нее.

— Теперь уже поздно.

Карли поняла, что он поймал ее на крючок и не собирается отпускать.

— Мне просто стало интересно, как бы ты выглядел в штанах из оленьей кожи и с перьями на голове.

Лицо Зейна стало расплываться в улыбке. Он громко рассмеялся.

— Если хочешь, я покажу тебе.

— У тебя все это есть?

— Конечно. Там, в резервации. Матушка настаивает, чтобы я иногда присутствовал на церемониях заклинания, — он усмехнулся. — На ранчо я ковбой, но в резервации я настоящий дакота.

— Мне бы хотелось посмотреть, как ты танцуешь.

— Правда?

Карли кивнула. Сердце у нее стучало, как кузнечный молот. У нее было чувство, что теперь он имеет в виду отнюдь не танцы. Следующие слова подтвердили ее подозрения.

— Я буду танцевать для тебя, — сказал он голосом искусителя, — если ты потанцуешь для меня.

«Хорошо, что я сижу на лошади!» — подумала Карли. Если бы она стояла, у нее подогнулись бы колени. В темно-красной рубашке, выцветших джинсах, потертых сапогах и черной широкополой шляпе Зейн выглядел очень соблазнительно.

У нее пересохло во рту, когда он направил к ней свою лошадь, и теперь они ехали, почти соприкасаясь бедрами. Если бы он наклонился к ней, а она потянулась к нему…

В последствие Карли так и не смогла понять, что произошло. Она наклонилась к Зейну, чувствуя нетерпеливые удары сердца, как вдруг Квини стремительно понеслась по прерии. Карли повисла на лошади, вцепившись в нее изо всех сил.

Она тщетно натягивала поводья, ничего не видя вокруг. Шляпа слетела у нее с головы. Ветер резал глаза. Господи, если лошадь упадет…

И вдруг рядом с ней уже скачет Зейн. Как герой вестерна, он стремительно протянул руку, обхватил Карли за талию, выдернул из седла… и вот она уже сидит впереди него, ухватившись за руку, которая крепко держит ее. Постепенно лошадь перешла на рысь, потом пошла шагом и остановилась. Карли облегченно вздохнула.

— Ты в порядке? — спросил Зейн.

Она кивнула и припала к его крепкой груди.

— Что… что случилось?

— Я точно не знаю. Возможно, Квини ужалила оса, которая вилась над ней.

Карли закрыла глаза. Она едва не погибла, и все из-за того, что оса ужалила ее лошадь! Зейн повернул коня и направился обратно.

— Куда мы едем? — спросила Карли, хватаясь за его руку.

— За твоей шляпой. Она ведь новая?

— Да.

Найдя шляпу и надев ее Карли на голову, он снова повернул лошадь.

— Теперь надо поймать твою лошадь.

— Как ты найдешь ее?

— Она не могла уйти далеко. Как только Квини поймет, что опасность миновала, она остановится и начнет пастись.

Так оно и оказалось. Через несколько минут они обнаружили Квини, которая спокойно жевала клевер.

Зейн соскочил с лошади, поймал поводья кобылы и провел рукой по ее крупу.

— Как она?

— В порядке. Она просто испугалась, вот и все, — повернувшись, он бросил взгляд на Карли. — Не побоишься сесть на нее?

— Думаю, что нет.

Кивнув, он перенес ее со своей лошади на спину Квини.

Больше происшествий не было. Когда они подъехали к реке, стало понятно, почему возникла проблема. Большой сук, отломившийся от росшего на берегу дерева, упал в воду и застрял между двумя огромными валунами, создав запруду и замедлив течение воды.

Зейн спешился и стреножил лошадь. Карли сделала то же самое. Она взяла фотоаппарат и поспешила к реке.

— Мне придется вытащить этот сук, — сказал Зейн. Вынув перчатки из заднего кармана, он надел их и снял веревку с луки седла.

Карли быстро сфотографировала Зейна, когда он, встряхнув веревкой, на конце которой была петля, начал размахивать ею над головой.

Резкое движение кисти — и веревка пролетела по воздуху и опустилась на край сука. Зейн резко дернул, затянув петлю.

— Не подходи! — предостерег он Карли. Вскочив в седло, Зейн направил лошадь прочь от реки. Веревка туго натянулась.

Сук толщиной в человеческое тело начал двигаться, но затем зацепился за валун.

Выругавшись, Зейн спрыгнул с лошади и направился к Карли.

— Мне придется войти в воду. Попробую сдвинуть его, — сказал он. — Справишься с моей лошадью?

— Я попробую…

— Молодец!

Она положила фотоаппарат на камень и подошла к коню, который оказалась на пару ладоней выше, чем Квини. После нескольких попыток Карли удалось взобраться на лошадь.

Сев в седло, она обернулась. Зейн уже был в воде, которая доходила ему до бедер. Он вытаскивал мелкие ветки и швырял их на берег. Отойдя немного от сука, он широко расставил ноги и закричал:

— Давай!

Карли сжала ногами бока коня, и он медленно двинулся вперед, преодолевая сопротивление веревки, тянувшей его назад.

— Продолжай! — крикнул Зейн. — Еще, еще… хорошо.

Вдруг раздался громкий треск, и сук сломался пополам.

Карли оцепенела от ужаса, когда часть сука взлетела в воздух и ударила Зейна по голове. Вода, лишенная преграды, хлынула вперед и, сбив его с ног, увлекла за собой.

Карли, глядя на место, где только что стоял Зейн, отчаянно вскрикнула. Она повернула лошадь и направила ее вниз по течению. Конь понесся вперед, таща за собой половину сука.

Увидев Зейна, распростертого на отмели, Карли сильно натянула поводья. Конь резко остановился, и только сила, с которой Карли вцепилась в седло, помешала ей перелететь через голову лошади.

Спрыгнув на землю, она побежала к Зейну, в ужасе представляя себе картину, которая могла предстать перед ее глазами. Схватив за руку, она перевернула его на спину. Над виском постепенно темнел багровый синяк, но шишка была небольшая.

— Зейн! Зейн!

Тихо застонав, он открыл глаза.

— Ну как, разве я не умею развлечь девушку?

— Как ты? — с тревогой спросила она.

— Дорогая, быки наносили мне удары посильнее.

— Сейчас не время шутить. Как ты себя чувствуешь?

Зейн поднес руку к голове и поморщился, коснувшись пальцами синяка.

— Прекрасно. Проклятый сук сбил меня с ног, и я, так сказать, поплыл по течению. Проклятье! Я потерял шляпу.

Отвязав веревку от сука, он свернул ее в кольцо и повесил на седло, затем, стряхнув воду с джинсов, снял рубашку и мокрые перчатки и положил их на камень.

Карли старалась не смотреть на Зейна, но это оказалось выше ее сил. Она с трудом подавила желание прикоснуться к широкой мускулистой груди и провести руками по бицепсам.

— Есть хочешь? — спросил он. — Повар дал мне пару сэндвичей, термос с кофе и что-то еще.

— От сэндвича я бы не отказалась.

Зейн вытащил мешок и термос из чересседельной сумки, сунул их ей в руки и ослабил подпруги на лошадях. Карли удивилась, когда Квини направилась за ней. Обеих лошадей привязали к дереву.

Найдя тенистое местечко, они сели. Карли открыла мешок и вынула три сэндвича, пакет с чипсами, два яблока, нож и несколько шоколадных пирожных с орехами. Она протянула Зейну один сэндвич, открыла термос и налила в чашку кофе.

Ее сэндвич состоял из ростбифа, сыра, лука, салата, помидора и авокадо.

— Этот сэндвич такой толстый, что его хватит на двоих.

— Ничего подобного, — заявил Зейн. — Тебе повезло, что он у тебя в руке.

— Ты много ешь? — спросила Карли, разрезая сэндвич пополам.

— Еще бы! — он склонил голову набок и поморщился. — А ты, конечно, одна из тех женщин, которые вечно сидят на диете.

— Не угадал. Я ем все, что вижу.

Он охватил ее долгим медленным взглядом. У нее подтянутая фигура, стройная, но не худая, приятно округлые бедра, тонкая талия и груди, как раз такие, как надо.

— Глядя на тебя, этого не подумаешь.

— Благодарю вас, сэр. Вы очень любезны, — она оглядела его так же, как он ее. — Ты тоже не так уж плох.

— Неужели? Спасибо, мэм!

Сколько времени прошло с тех пор, как он шутил, подтрунивая над хорошенькой женщиной?

— Не за что!

Карли впилась зубами в сэндвич, обрадованная огоньком, вспыхнувшим в его глазах, и шутками, которыми они обменялись. Ей нравилось, что он часто улыбается и имеет чувство юмора. Именно этого не хватало ее молодым людям. А также честности. Ричард говорил ей, что разведен, хотя на самом деле он жил с женщиной, которая не только была его женой, но и носила в своем чреве его ребенка! Ей не верилось, что она потратила три года жизни на этого подонка. И, что еще хуже, у нее ни разу не возникло подозрение, что он лжет ей. Как она могла быть такой наивной?

Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, Карли навсегда вычеркнула Ричарда из своей памяти. Это оказалось совсем легко, потому что рядом сидел Зейн. Солнце ласкало его кожу, и она пожалела, что не может сделать то же самое. Зейн доел свой сэндвич и взял второй. Он развернул его и, поднеся ко рту, посмотрел на Карли.

— Хочешь половину?

— Я еще не съела этот.

— Ну, женщина, ешь побыстрее! Я тебя опередил.

— Может быть, дать тебе половину моего сэндвича?

— Я бы хотел кое-чего другого.

Карли посмотрела на него, забыв о сэндвиче, который она держала в руке. Ей хотелось сказать «я тоже», но она потеряла дар речи.

Зейн потянулся к ней, но затем покачал головой. Какого черта он делает? Он свалял дурака, привезя ее сюда. Чем больше времени он проведет с Карли, тем сильнее будет скучать по ней, когда она уедет. Каким бы сильным ни было его желание заняться с ней любовью, он знал, что не сможет отпустить ее, если это произойдет. Кроме сильного физического влечения, вспыхнувшего между ними, у них нет ничего общего. Она, вероятно, всего лишь стремится к легкому роману, забавляясь с наемным работником и наслаждаясь новизной ощущений от общения с коренным американцем. Несомненно, у нее найдется, что рассказать, когда она вернется в Лос-Анджелес. Зейн тихо хмыкнул. Совершенно непонятно, как можно жить в городе. В любом городе.

Аппетит у него пропал. Он положил сэндвич, к которому не притронулся, на одеяло, встал и отошел в сторону. Нахмурившись, Карли посмотрела ему вслед. Что произошло? Жаль, что ей не видно его лица! Тогда, возможно, она бы поняла, о чем он думает и что чувствует.

Прошло несколько минут. Зейн надел влажную рубашку, взял перчатки и засунул их в задний карман джинсов. Подтянув у лошадей подпруги и взяв их за повод, он направился к Карли.

— Поехали?

Кивнув, она поднялась и отряхнула джинсы.

Зейн сунул мешок в чересседельную сумку и вскочил на лошадь. Вздохнув, Карли вскарабкалась на спину Квини.

Обратный путь показался им намного длиннее.



***


— Привет, подружка! — воскликнула Бренда, увидев Карли. — Как съездила?

Карли плюхнулась на стул и раздраженно вздохнула.

— Никак.

— Разве тебе не понравилось?

— И да, и нет. Сначала все шло хорошо, потом, совершенно внезапно, он просто… Я не поняла.

Бренда положила головку Джей Джея на свое плечо и стала легонько похлопывать малыша по спине. Наклонившись, Карли погладила мягкую Щечку, удивившись нежности детской кожи. Будет ли когда-нибудь ребенок и у нее, смуглый черноволосый малыш… Тряхнув головой, она прогнала эту мысль.

— Наверное, я пойду и понежусь в горячей ванне. У меня все тело болит.

Не стоит упоминать о том, что самая сильная боль терзает ее сердце.

— Ты хочешь есть? Мы уже пообедали, но…

— Не беспокойся. Я перекушу потом. Поднявшись в свою комнату, она разделась и пошла в ванную. Глядя, как наполняется ванна, она думала о том, что сейчас делает Зейн и увидит ли она его завтра. Что произошло между ними сегодня? Она уверена, что он хотел поцеловать ее, и вдруг он отдалился от нее на миллион миль. А на следующий неделе она уже возвращается домой…

Карли налила в воду пену для ванн, пытаясь убедить себя, что его поведение не имеет значения. На следующей неделе она возвращается домой и больше никогда не увидит Зейна Роуна Игла.

От мысли о предстоящем возвращении в Лос-Анджелес защемило сердце.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Мне сегодня утром нужно в город, — сказала Бренда. — У Джей Джея закончились подгузники. Поедешь со мной?

Карли отрицательно покачала головой. Ей ничего не хотелось делать. Всю ночь она металась в постели, расстроенная тем, как они расстались. Может быть, она сказала или сделала что-то не так? Что же это могло быть?

— Карли, что-нибудь случилось?

— Все хорошо. Если хочешь, оставь Джей Джея со мной. Я с удовольствием посижу с ним.

— В этом нет необходимости, но все равно, спасибо, что предложила. Я скоро приеду, — пообещала Бренда. Схватив сумку и Джей Джея, она бросила на Карли встревоженный взгляд и вышла из дома.

Карли громко вздохнула.

Поднявшись, она подошла к окну, устремив взгляд на конюшню.

У нее замерло сердце, когда она увидела, что Зейн выводит из конюшни рослого серого жеребца. Она узнала коня. Это он бешено брыкался, стараясь сбросить Зейна всего несколько дней назад.

Карли наблюдала за Зейном еще минут пять, потом, отвернувшись от окна, вышла через заднюю дверь, твердо решив узнать, как к ней относится мистер Зейн Роун Игл.



***


Зейн почувствовал присутствие Карли еще до того, как заметил ее. Он усмехнулся: о спокойствии можно только мечтать! Конечно, раз Карли стоит под старым дубом слева от загона…

Он слегка выпрямился, заставляя серого жеребца сменить аллюр. Ему пришлось сделать усилие, чтобы не думать о ней. Жеребец требовал большого внимания, так как он был почти не объезжен и отличался норовистостью.

Кто-то из работников уронил в конюшне что-то тяжелое. Раздался громкий треск, и жеребец шарахнулся в дальний конец загона.

Зейн обуздал коня.

— Спокойнее, приятель, — пробормотал он. — Спокойнее, вот так.

Он объехал загон неторопливой рысью, затем, чтобы конь остыл, перевел его на шаг, чувствуя, что Карли следит за каждым его движением. Но вот она отошла от дерева и приблизилась к загону. Он поймал ее взгляд. Опаляющая искра желания пробежала между ними, и Зейн понял, что не сможет отпустить ее, какими бы ни были последствия.

Прищелкнув языком, он направил к ней коня.

— Прости меня, Карли.

Она улыбнулась, и ее улыбка засияла, как солнце после холодной суровой зимы.

Спешившись, Зейн вывел серого жеребца из загона. Швырнув поводья Потиту, он притянул Карли к себе и поцеловал ее, не обращая внимания на ковбоев, стоявших поблизости и таращивших на них глаза.

— Ты простишь меня?

— Уже простила.

Усмехнувшись, Зейн посмотрел поверх ее головы на Потита.

— Если кто-нибудь будет спрашивать меня, ты не знаешь, где я.

— Ладно, — ухмыльнулся Потит.



* * *


Остаток дня они провели на озере. Счастье переполняло Карли. Ей никогда не приходилось испытывать такого чувства. Она не верила, что можно влюбиться так быстро, но в Зейне Роуне Игле ей нравилось все, начиная с его смуглой кожи и кончая морщинками у глаз, появлявшихся при каждой улыбке. Она полюбила его смех, звук его голоса и чувство юмора. Ей нравилось восхищение, с которым он смотрел на нее. Она наслаждалась чувством близости, возникавшим у него в объятиях.

На следующий день ему удалось каким-то образом устроить себе выходной. Они взяли с собой еды и провели день в его владениях.

— Разве тебе не нужно работать? — спросила Карли. Они лежали рядом, глядя, как пушистые белые облака плывут по небу.

— Не имеет значения, в какое время я работаю с лошадьми, — ответил Зейн. — Лишь бы работа была сделана, — пояснил он. Перевернувшись набок, он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. — С тех пор, как ты здесь, лошади спят днем и работают по ночам.

Карли улыбнулась ему.

— Здесь такой красивый вид!

— Но не такой красивый, как ты.

Эти слова заслуживали поцелуя. Карли обвила руками шею Зейна, и следующие несколько минут они страстно ласкали друг друга. Наконец, она оторвалась от него. — Ну и ну! — произнесла она дрожащим голосом.

Он усмехнулся.

— Спасибо, мэм. Пойдем! — Зейн протянул ей руку и помог встать. — Нам лучше немного остыть.

Держась за руки, они подошли к озеру. Опустившись на траву, Карли стянула сапожки и носки, опустила ноги в воду и пошевелила пальцами.

Зейн с минуту наблюдал за ней, затем сел рядом, разулся и с размаху опустил ноги в воду. Брызги полетели Карли в лицо.

— Ты это нарочно? — с упреком спросила она.

— Ни в коем случае! — возразил Зейн. Наклонившись, он зачерпнул рукой воду и брызнул ей в лицо. — Вот это я сделал нарочно.

— Ах, так! — воскликнула Карли и обрызгала его. — И я сделала это нарочно!

— Теперь ты пропала, — предупредил он ее с лукавым блеском в глазах, и в следующую минуту между ними завязался морской бой.

— Сдаюсь! Сдаюсь! — закричала Карли, когда ее рубашка совсем промокла. Она подняла глаза на Зейна, который оседлал ее бедра. — Пощади! Пощади!

— Я — очень могучий вождь! — провозгласил он, подражая индейцам в старых ковбойских фильмах и тыча большим пальцем себе в грудь.

— Ты очень тяжелый, — возразила она, — и очень мокрый.

— Ты давай могучий вождь очень большой поцелуй, — продолжал Зейн, — тогда я не снимать твой скальп!

Смеясь, Карли сцепила руки у него за шеей и заставила опустить голову.

За первым поцелуем последовал второй, затем третий. Когда они оторвались друг от друга, рубашка Карли почти высохла.

Позже она заметила, как загораются глаза Зейна, когда он рассказывает о планах на будущее, о доме, который он надеется построить, о лошадях, которых он собирается разводить. У нее заныло сердце от мысли, что какая-нибудь другая женщина разделит с ним его мечты.



***


В четверг Карли помогала Бренде подготовиться к празднованию дня рождения Джерри.

— Жаль, что ты не можешь остаться дольше, — сказала Бренда. — Так здорово, что ты здесь!

— Может быть, мне удастся взять еще неделю, — ответила Карли. — У меня не было отпуска с тех пор, как я начала работать в этой компании.

— Это было бы замечательно! — обрадовалась Бренда. — Мама Джерри приедет в субботу вечером. Она присмотрит за Джей Джеем, и мы проведем вместе больше времени.

Карли кивнула. Еще одна неделя с Зейном!



***


Вечеринка удалась. Джерри был приятно всем удивлен, а после того, как подарки были открыты и гости отведали торта и мороженого, все вышли из дома, чтобы принять участие в увеселительной поездке в фургоне с сеном. Надевая куртку, Карли остро почувствовала собственное одиночество. Казалось, что только у нее нет спутника. Даже незамужняя тетка Джерри обзавелась кавалером.

Карли собиралась влезть в последний фургон, когда Бренда окликнула ее:

— Карли, иди сюда! Мы заняли тебе место.

— Спасибо.

— Можно ехать, миссис Кларк?

Радостное волнение, словно волна, окатило Карли при звуке низкого мужского голоса. Зейн улыбнулся ей, сидя на пружинном сиденье фургона.

— Поехали!

Подмигнув, Зейн отвернулся, прищелкнул языком лошадям, и фургон качнулся вперед. Бренда наклонилась в Карли.

— Если хочешь, можешь сесть рядом с ним, — прошептала она.

— Ты опять выступаешь в роли свахи?

— Да. А ты не рада?

Карли быстро обняла Бренду и, перебравшись через низкую спинку, устроилась рядом с Зейном.

— Я никогда не ездила в фургоне, — призналась она. — Ты не возражаешь, если я посижу с тобой?

— Конечно, нет, милая леди, — улыбнулся он. — Я рад, что ты составишь мне компанию.

Ехать ночью было приятно. Полная луна серебрила деревья и кусты. Карли никогда не видела столько звезд, мерцавших высоко над головой. Сверчки распевали серенады, сливавшиеся с цоканьем копыт, скрипом колес и звяканьем упряжи.

Но все ее чувства были полны Зейном. Она остро ощущала его близость, мужественность, жар, исходивший от его тела. Когда фургон подскакивал, ее тело отзывалось на случайное прикосновение его руки. Их бедра тесно прижимались друг к другу.

«Как же быстро пролетело время!» — подумала Карли, когда фургон повернул к дому.

Зейн остановил фургон у конюшни и поставил его на тормоз. Спрыгнув, он снял Карли, задержав руки на ее талии. Она подняла на него глаза, надеясь, что Зейн обнимет ее, но этого не произошло, и сердце болью отозвалось на разочарование. Она была так уверена, что он поцелует ее! Раздался голос Бренды, и Карли возвратилась к действительности, поняв, что они не одни.

— Завтра состоится церемония заклинания, — шепнул Зейн. — Я попросил у босса выходной. Хочешь пойти со мной?

— Да, очень хочу!

— Заеду за тобой в восемь.



***


Карли проснулась рано. Волнение не давало ей покоя. Она едет на церемонию заклинания с Зейном. Будет ли он танцевать? Ей очень хотелось этого. Она умирала от желания увидеть его в головном уборе из перьев и с раскрашенным телом.

Бренда, добрая душа, приготовила для нее завтрак и оставила его на столе. От волнения Карли лишилась аппетита, но, чтобы не обидеть Бренду, ей пришлось съесть все. Поспешно поднявшись наверх, она почистила зубы, взглянула на себя в зеркало, схватила легкий жакет и побежала вниз.

Было две минуты девятого, когда Карли подошла к конюшне.

Зейн ждал ее, стоя у грузовика. Его лицо осветилось улыбкой, когда он увидел ее.

— Доброе утро.

— Привет.

— Ты готова?

— Да.

Он открыл ей дверь и помог забраться в кабину.

— Что сказала миссис Кларк на то, что ты уезжаешь? — спросил он, вставляя ключ в замок зажигания.

— Она пожелала мне хорошо провести время. Куда мы едем?

— В местную школу. Там будут барабанщики и танцовщики из разных племен. Из резервации тоже. Моя мать приедет с ними.

— Ты будешь танцевать?

Зейн посмотрел на нее и подмигнул.

— Может быть.

Когда они приехали, стоянка была уже забита. Куда бы Карли ни бросила взгляд, повсюду они видела коренных американцев всех возрастов. Многие из них были в причудливых костюмах. Слышалась барабанная дробь.

Взявшись за руки, они обошли школу и направились к полю. Флаги развевались на ветру. Карли услышала, как по радио объявили, что следующим номером будет «Танец травы», исполняемый мужчинами.

Зейн и Карли были уже у трибуны, когда высокая женщина в юбке из набивного ситца, просторной зеленой блузке и с бирюзовым ожерельем на шее торопливо подошла к ним.

— Синкс, — сказала она, протянув ему узел. — Поторопись. Ты следующий.

— Спасибо. Ина, это Карли Кирквуд. Карли, это моя мама, Айрин Роун Игл.

Карли внимательно разглядывала индианку. Красивая женщина! Гладкая смуглая кожа, черные как вороново крыло волосы и бархатные черные глаза под изящно изогнутыми бровями.

— Рада познакомиться с вами, миссис Роун Игл.

Айрин Роун Игл посмотрела на сына и перевела взгляд на Карли.

— Мне тоже приятно познакомиться с вами, мисс Кирквуд, — ответила она, хотя ее тон явно не соответствовал словам. — Зейн…

— Где нейхо?

— Ему пришлось уехать в Джорджию.

Зейн перевел взгляд на Карли.

— Отец работает водителем грузовика в одной компании, занимающейся заготовкой древесины, — объяснил он.

— А-а-а.

— Зейн! — с явным нетерпением повторила его мать.

— Хорошо, хорошо. Карли, может быть, ты пойдешь с моей матерью? Мне нужно переодеться.

Карли взглянула на Айрин Роун Игл и почувствовала, что его предложение обрадовало мать Зейна не больше, чем ее.

Они пошли к футбольному полю, где выступали танцоры. По пути стояли несколько киосков, в большинстве из них были представлены ремесленные изделия коренных американцев: куклы, цепочки для часов, опахала, флейты, ножи и даже топорики.

Трибуны были заполнены зрителями. Скамьи окружали поле. Айрин Роун Игл подняла одеяло, лежавшее на скамье, и они сели.

Прошло несколько минут, и на поле вышли участники традиционного танца мужчин. Карли, затаив дыхание, рассматривала фантастические костюмы. Она не сразу узнала Зейна. На нем был какой-то длинный пушистый головной убор, белая рубашка с длинными рукавами, нагрудник, кожаные штаны ниже колен, турнюр из перьев и краги. Вокруг колен на кожаных ремешках висели колокольчики. Короткое ожерелье охватывало шею. На щеках были зигзагами начертаны желтые полосы. В одной руке он держал веер из перьев.

Вскоре забили барабаны, и танец мужчин начался.

Наблюдая за Зейном, Карли забыла обо всем на свете. Ничего более завораживающего ей не приходилось видеть. Он казался чужим, пугающим и невероятно сексуальным. Его легкие шаги сопровождались перезвоном колокольчиков. Движения рассказывали, как воин охотится, выслеживает зверя или бьется с врагом. Когда танец закончился, танцоров, покидавших поле, приветствовали аплодисментами. Карли улыбнулась, увидев, что Зейн направляется к ней.

— Ты был великолепен, — сказала она, вставая.

— Спасибо, — он посмотрел на мать. — Как у меня получилось?

— Лила васте.

Наклонившись, Зейн поцеловал мать в щеку.

— Спасибо, Ина. Мне нужно переодеться.

— Разве ты не будешь больше танцевать? — разочарованно спросила Карли.

— Нет. Я приехал, чтобы поддержать школу. Учащиеся зарабатывают деньги на новую школьную форму. Пойдем, перекусим что-нибудь. Ина, ты пойдешь с нами?

— Нет. Сейчас будет танцевать Линда Три Пера, и я обещала ей, что буду здесь.

— Хорошо. Может быть, мы увидимся позже. Скользнув взглядом по Карли, Айрин Роун Игл кивнула.

— Может быть.

Зейн сжал руку Карли.

— Я переоденусь и сразу вернусь.

— Хорошо.

— Мне кажется, я не понравилась твоей маме, — заметила Карли, когда Зейн вернулся. — Потому что я не дакота?

— Я уверен, что ты ей очень понравилась. Просто она стесняется незнакомых людей.

У Карли были сомнения на этот счет, но она не стала спорить.

— Что это? Жареный хлеб? — спросила она, указывая на вывеску неподалеку.

— Именно то, что написано. Хлеб, который хорошо зажарен.

Зейн подвел ее к прилавку, над которым висела вывеска: «Индейские такое», и заказал два такое и две кока-колы.

Индейские такое оказались жареным хлебом с начинкой из говядины, бобов, салата, измельченного сыра, кусочков помидоров и лука.

— Итак, — сказал он, кивнув на поле, — что ты об этом думаешь?

— Мне очень понравилось. Если ты не возражаешь, я бы с удовольствием посмотрела еще.

— Конечно! Пойдем.

Они нашли себе место на трибуне. Карли была в восторге. Она посмотрела танец с обручем, танец влюбленного мужчины, танец одеяния, танец оленьей кожи, танец колокольчиков. Исполнялся даже танец тыквы. Все они были очень выразительны.

И, как всегда, Карли остро чувствовала присутствие Зейна. Когда она встречалась с ним взглядом или касалась его руки, ей казалось, что ее сердце бьется в унисон с барабаном.

Потом они бродили по киоскам, и Зейн купил ей ожерелье с маленьким бирюзовым орлом.

День клонился к вечеру, когда они попрощались с его матерью и покинули поле.

— Мне жаль, что я ей не нравлюсь, — призналась Карли, когда они шли стоянке. — У меня такое чувство, что твоя мать была бы более довольна, если бы встречался с Линдой… как ее там зовут…

— Но мне не нравится Линда, как ее там зовут, — возразил он, сухо усмехнувшись. — Мне нравишься ты.

Карли улыбнулась ему.

— Ты мне тоже нравишься.

Они обменялись взглядом, от которого Карли бросило в жар.

Когда они подошли к грузовику Зейна, он сорвал с лобового стекла рекламный листок, быстро прочитал его и посмотрел на Карли.

— Ты спешишь домой?

— Нет. А что?

Он взмахнул листком.

— Здесь неподалеку проводится аукцион. Боб Мерфи выставил несколько своих лошадей. Хочешь посмотреть?

— Конечно!

Через сорок минут они добрались до скотопригонного двора. Карли с любопытством оглядывалась, когда они проходили мимо загонов, заполненных лошадьми и ослами.

— Кажется, мы не опоздали, — заметил Зейн. — Загоны еще полны.

Войдя в старое деревянное строение, они нашли свободное место на трибуне. В центре находилась арена. Аукционист стоял в конце платформы.

— Итак, дамы и господа, — объявил он, — следующие лошади принадлежат владельцу ранчо Хэмптон, что неподалеку от Амарильо.

Карли подалась вперед, когда ковбой ввел гнедую кобылу, которая высоко поднимала ноги. Он обвел ее вокруг загона так, чтобы все могли хорошенько присмотреться к ней.

— Этой кобыле шесть лет, и она смирная, как ягненок.

— Хорошенькая! — восхитилась Карли.

— Искривленные сухожилия, — возразил Зейн. — Плохое приобретение.

— Предлагаемая цена — сто долларов, — объявил аукционист. — Сто долларов! Кто даст сто долларов? Есть сто долларов! Кто даст еще два? Есть еще два! Три? Кто сказал «три»? Есть три! Кто даст четыре?

Кобыла ушла за сто пятьдесят долларов.

В тот вечер Карли значительно пополнила свои знания о лошадях. У одной были выпирающие колени, другая — слишком высока в холке, третья имела серповидные под коленки, четвертая — глубокую седловину.

— Следующие лошади — из конюшни Боба Мерфи, — объявил аукционист. — Если вы что-нибудь понимаете в лошадях, то знаете, что породы, принадлежащие старому Мерфи, — одни из самых лучших.

— Посмотри-ка на эту, — сказал Зейн, когда в загоне появилась красивая гнедая лошадь. — У нее почти идеальный экстерьер. Видишь? Посадка головы правильная, уши настороженны, грудь широкая, покатость плеч хорошая. Отличный круп, мускулистая задняя четвертина, хорошая спина…

Он умолк, когда снова раздался голос аукциониста.

— Первой выставляется молодая двухгодовалая кобыла. Джентльмены, она превосходна! Посмотрите на ее внешние стати. Это лучшее, что вы видели сегодня. Мы начинаем торги с пятисот долларов. Пятьсот… Кто даст пятьсот? Пятьсот, пятьсот… Есть пятьсот! Кто даст шестьсот? Шестьсот… шестьсот… Есть шестьсот! Кто даст семьсот?

Зейн поднял руку.

— Семьсот… есть семьсот! Кто даст восемьсот? Восемьсот… восемьсот… есть восемьсот! Кто даст девятьсот? Девятьсот…

Зейн снова поднял руку.

— Есть девятьсот! Кто даст тысячу? Одну тысячу? Кто сказал «тысяча»? Да, сэр, тысяча! Кто даст тысячу сто? Тысяча сто… тысяча сто…

Зейн снова поднял руку.

— Есть тысяча сто! Тысяча двести… дамы и господа, эта кобыла — выгодная сделка за тысячу сто долларов. Тысяча двести, благодарю вас, сэр! Я слышу «тысяча триста»? Тысяча триста… тысяча триста…

Зейн снова сделал ставку.

Торги продолжались еще двадцать минут, и, когда они закончились, Зейн отдал за лошадь две тысячи триста долларов.

— Выгодное приобретение! — сказал он, когда они пошли оформить покупку.

— Наверное.

— Это знаменательное событие, — Зейн кивнул на лошадь. — Она положит начало моему табуну.

У Карли потеплело на сердце не только от его улыбки, но и оттого, что она разделяла с Зейном его радость.

— Ты будешь еще участвовать?

— Не могу себе позволить этого, — Зейн покачал головой. — На самом деле мне не следовало покупать даже эту лошадь, но сделка была слишком выгодной. Подожди меня здесь, хорошо? Я быстро все улажу.

Глядя ему вслед, Карли заметила, что она не единственная женщина, которая любуется высоким красивым индейцем.

Как только он вернулся, они уехали.

— Сегодня я замечательно провела время, — сказала она.

— Я тоже. Мне так не хочется, чтобы ты возвращалась домой!

— Разве я не сказала тебе? Вчера я послала боссу письмо по электронной почте и спросила, могу ли я приступить к работе через неделю, и он разрешил мне.

Зейн посмотрел на нее загоревшимися глазами.

— Вот здорово!

— Я тоже так думаю. Увидимся завтра?

— Я не знаю. Мне нужно доставить одну из наших кобыл в «Дабл-Зи». Мистер Кларк хочет, чтобы она дала приплод от одного из племенных жеребцов Зиммермана. К тому же мне надо забрать кобылу, которую я купил на аукционе.

Карли кивнула, огорчившись, что он не попросил ее поехать с ним.

— Может быть, поужинаем вместе завтра вечером?

— Я не могу. Я сказала Бренде, что поеду с ней в аэропорт, чтобы встретить маму Джерри. После этого мы ужинаем в ресторане, — она вздохнула. — Как насчет воскресенья?

Зейн переступил с ноги на ногу.

— Может быть, — пробормотал он, зная, что это невозможно: его воскресенья принадлежат Кейти.

Взяв Карли за руку, Зейн перевел разговор на другую тему.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Субботнее утро застало Карли в расстроенных чувствах. Карли пыталась убедить себя, что глупо расстраиваться из-за того, что она не увидит Зейна. Вчера она провела с ним целый день, и они снова встретятся в понедельник. Кроме того, она приехала повидаться с Брендой, а не для того, чтобы влюбиться в какого-то ковбоя…

Любовь! Откуда она пришла? Сколько Карли ни твердила себе, что полюбить так быстро невозможно, она знала, что это не так. Она полюбила Зейна Роуна Игла. От одной только мысли о нем у нее начинала кружиться голова, как у школьницы, впервые познавшей любовь.

Бренда, кормившая грудью Джей Джея, вопросительно подняла брови, когда Карли вошла в гостиную.

— Сегодня ты выглядишь очень счастливой, — заметила она. — Выиграла в лотерею?

— Ничего подобного, — Карли провела кончиками пальцев по ожерелью, подаренному ей Зейном. Ее лицо расплылось в улыбке.

— Тогда, почему ты ухмыляешься, как кот, пообедавший канарейкой?

— Так, ничего особенного… Я просто… — Карли пожала плечами, — счастлива. Итак, что мы будем делать сегодня?

— Чем бы мы ни занялись, к шести часам мы должны вернуться, чтобы встретить Эдну в аэропорту, — Бренда задумчиво посмотрела на Карли. — Я подумывала о том, чтобы съездить в «Дабл-Зи». Там продается кобыла, которую я не прочь купить.

— Хорошо, — Карли присела на другой конец дивана. — Мне бы очень хотелось поехать.

Бренда испытующе посмотрела на нее и хмыкнула.

— Не вызван ли твой энтузиазм тем, что некий ковбой тоже отправляется туда?

— Конечно, нет! — Карли постаралась придать равнодушие своему голосу. — Почему ты так решила?

— Просто вы с ним практически неразлучны. Если бы Зейн не нравился Джерри, то он был бы уже уволен за прогулы.



* * *


Ранчо «Дабл-Зи» превосходило своими размерами владения Джерри и Бренды. Длинная подъездная аллея, по обеим сторонам которой возвышались деревья, вела к большому дому. Другая дорога поворачивала направо к конюшням.

Карли заметила, что Бренда поставила машину рядом с грузовиком Зейна, к которому был прицеплен фургон для перевозки лошадей. Бренда вынула Джей Джея из детского креслица, и они пошли к конюшне.

— Что там, интересно, происходит? — спросила Карли, указывая на загон, вокруг которого толпились люди.

— Не знаю, — откликнулась Бренда. — Давай посмотрим.

Карли проскользнула между двумя высокими поджарыми ковбоями и улыбнулась. Так она и знала! Где бы этот мужчина ни был, он всегда оказывается в центре внимания.

Зейн сидел на спине большого черного коня, который из всех сил пытался выбить его из седла.

— Боже мой! — воскликнула Бренда, которой удалось протиснуться к Карли. — Ну и ну!

— Я думала, что он приехал совсем не за этим, — сказала Карли.

— Да, я тоже так думала, — ответила Бренда, но ее слова повисли в воздухе. Зейн завладел всем существом Карли. Она восхищалась шириной его плеч и работой мускулов. Люди, собравшиеся у загона, разразились громкими криками, когда конь, взбрыкнув в последний раз, сдался на милость победителя, мужчины в седле, и послушно затрусил по загону.

Кали тоже закричала, чувствуя, как краска бросилась ей в лицо, когда Зейн посмотрел в ее направлении.

Он подмигнул ей и легко соскочил с коня.

Полноватый мужчина в джинсах и ковбойской куртке нырнул в загон.

— Молодец! — восхищенно сказал он, хлопнув Зейна по плечу. — Молодец! Не думал я, что кому-нибудь удастся объездить этого дикаря!

Еще один мужчина вошел в загон и присоединился к разговору.

— Разве я не говорил тебе, что Зейн может объездить все, что ходит на четырех ногах? Пошли в дом, Мак, и давай подпишем бумаги, пока ты не передумал продавать этого жеребца.

Мак весело улыбнулся.

— Зейн, ты тоже приходи. Никакой сделки не было бы, если бы ты не доказал, что этого жеребца можно объездить. Я полагаю, что это чего-то стоит.

Зейн кивнул и пошел вслед за ними. Проходя мимо Карли, он пожал плечами, как бы говоря: «Что я могу поделать?»

Когда люди разошлись, какой-то коренастый ковбой прикоснулся к шляпе, приветствуя Бренду.

— Здравствуйте, миссис Кларк! Я вас не сразу заметил.

— Привет, Фрэнк! Я приехала еще разок взглянуть на ту кобылу.

— Ну, конечно. Пойдемте, она в конюшне.

Вслед за ними Карли вошла в конюшню и посторонилась, когда Фрэнк открыл дверь денника и вывел красивую гнедую лошадь.

— У нее прекрасный экстерьер, — сказал Фрэнк, проводя лошадь перед Брендой. — Она хороших кровей.

— Ей ведь пять лет?

— Верно.

— Не возражаешь, если я опробую ее?

— Пожалуйста! Сейчас я ее оседлаю.

Фрэнк оседлал кобылу, и они вышли в загон.

Бренда повернулась к Карли.

— Подержи, пожалуйста, Джей Джея.

— Конечно.

Бренда сидела на лошади так, будто ездила верхом всю жизнь. Карли с завистью смотрела на подругу, думая, сможет ли она когда-нибудь так хорошо держаться в седле. Возможно, с этим даром рождаются, как с кудрявыми волосами или зелеными глазами.

Услышав звук шагов, Карли обернулась и увидела, что к ней направляется Зейн.

Снова сердце у нее забилось быстрее, солнце показалось ярче, а мир — немного лучше.

— Привет!

Он улыбнулся ей.

— Привет.

Зейн не ожидал, что увидит ее здесь. Он не мог не заметить, как хорошо Карли смотрится с ребенком на руках. Внезапно он представил себе, что она держит смуглого черноглазого младенца. Его ребенка.

Он тихо выругался, удивляясь, откуда могла взяться эта мысль, и покачал головой. Кого он пытается обмануть? Карли не выходит у него из головы с той самой минуты, когда он столкнулся с ней на ярмарке.

— Это было нечто невероятное!

Зейн усмехнулся.

— Да-а-а… — он пожал плечами. — Зиммерман хотел купить этого жеребца в качестве производителя, но конь слишком дикий и не был под седлом несколько лет. Он спросил, не мог бы я объездить этого мустанга.

— И тебе пришлось попытаться.

— Да, — широко улыбнулся Зейн. — Знаешь, говорят, что нет такой лошади, которую нельзя покорить.

— Или ковбоя, которого нельзя выбить из седла, — добавила Бренда, натягивая поводья и останавливаясь около них.

— Так говорят, — согласился Зейн.



***


В воскресенье Карли проснулась рано. Ожидая увидеть Бренду и Джерри, она спустилась вниз. К ее удивлению, в кухне никого не было, хотя она могла бы не удивляться. Самолет, на котором летела Эдна, опоздал, и, когда он наконец приземлился и они получили багаж, был уже одиннадцатый час. По дороге домой они остановились, чтобы перекусить, а когда добрались до ранчо, то никому не хотелось спать. Все засиделись допоздна у телевизора.

Выпив чашку кофе и съев кусок поджаренного хлеба с маслом, Карли вышла из дома. Несколько минут она бродила по двору, притворяясь, что дышит свежим воздухом, хотя ее обуревало желание пойти в конюшню, чтобы увидеть Зейна. В ее распоряжении всего одна неделя, и ей хочется проводить с ним каждую свободную минуту.

Собравшись с духом, она направилась к конюшне и увидела старого седого ковбоя, который чинил упряжь.

— Здравствуйте, мисс! — улыбнулся он. — Что вам нужно?

— Я ищу Зейна.

— Его здесь нет.

— Вот как! — у нее не хватило смелости спросить, где он. — Спасибо.

Карли попыталась подавить чувство обиды. Почему он не захотел провести с ней воскресенье?

Бренда была в кухне, когда Карли вернулась домой.

— Привет! — удивилась Бренда. — Я думала, что ты еще спишь.

— Нет, я… я ходила погулять.

— Куда?

— Ну, хорошо! Если ты хочешь знать, я искала Зейна, но в конюшне его нет.

— Сегодня у него выходной. Я забыла сказать тебе. Он всегда берет выходной в воскресенье. Пойдешь с нами в церковь?

— Нет, не хочется. Но я бы с удовольствием съездила в город и купила кое-что.

— Ладно, — сказала Бренда, — поедем после завтрака.



***


Бренда и Джерри высадили Карли недалеко от кафе-мороженого.

— Мы заедем за тобой через час и потом пообедаем где-нибудь, идет?

— Идет!

Карли подождала, пока они уехали, и медленно побрела по тротуару, останавливаясь, чтобы посмотреть на витрины. Она собиралась перейти через улицу, когда в конце квартала появилась высокая фигура Зейна. Он не видел ее, и несколько минут Карли провела в приятном созерцании. Женщины, проходившие мимо, бросали на Зейна восхищенные взгляды. Разве можно винить их? Смуглая кожа и длинные черные волосы делали его исключительно привлекательным. На нем были черные джинсы, белая с черным рубашка и серая широкополая шляпа.

Карли намеревалась удивить его своим появлением, как вдруг хорошенькая маленькая девочка с длинными черными волосами выскочила из старого грузовика марки «Шевроле» и устремилась к Зейну.

— Папочка! — закричала она, бросаясь в его объятия.

Зейн высоко поднял ее и крепко прижал к груди, смеясь над ее радостным криком.

Карли нырнула в дверной проем, когда высокая рыжеволосая женщина вышла из машины и подошла к Зейну. Он улыбнулся и поцеловал ее в щеку, а затем все трое вошли в кинотеатр.

Карли смотрела им вслед. Ей стало плохо.

Зейн Роун Игл женат. И у него есть ребенок.

Она шла по улице, ничего не видя вокруг. Женат. Он женат. Почему же Бренда не сказала ей?

Голова у нее шла кругом. Зейн целовал ее. Он женат. Она отвечала на его поцелуи, не хотела прерывать их… он женат, женат, женат…

Карли не знала, сколько раз Бренда окликала ее, прежде чем она услышала голос подруги. Открыв дверь машины, она села рядом с Эдной и закрыла дверь.

— Что с тобой? — с беспокойством спросила Бренда, взглянув на Карли. — У тебя такой вид, будто ты впала в транс.

— Все прекрасно.

Бренда с сомнением посмотрела на нее, но, очевидно, решила отложить разговор.

— Мы хотим пообедать где-нибудь. Ты согласна?

— Да, конечно.

Бренда нахмурилась, но ничего не сказала.

Когда они сидели в ресторане, Карли заставила себя выбросить из головы все мысли о Зейне, чтобы не испортить вечер Бренде и Джерри.

После обеда они погуляли по городу. Бренда купила себе новое платье. Карли обзавелась новой футболкой с надписью «Техас» и послала открытку родителям и сестре. Эдна купила ковбойский костюмчик для Джей Джея и серебряный браслет для Бренды, который ей очень понравился.

Они возвратились на ранчо уже затемно.

Когда они въезжали на подъездную дорогу, Карли увидела, как Зейн выпрыгнул из грузовика, остановив его у конюшни. При виде его острая боль пронзила ей сердце.

Они обменялись взглядами. Зейн направился к ней, но Карли резко повернулась и, не оглянувшись, вошла в дом.



***


Он смотрел ей вслед, озадаченный выражением ее глаз, в которых явно читалось обвинение.

Зейн тщетно пытался припомнить, чем он мог огорчить ее, но ничто не приходило ему на ум. Не рассердилась же она из-за того, что он не поцеловал ее на прощанье? Зейн покачал головой. Этого не может быть.

У него возникло искушение пойти за ней в дом, но он не решился. Кларки — хорошие люди, и он ценит их отношение, но, как бы дружелюбны они ни были, Зейн остро сознавал, где проходит граница между боссом и наемным работником. Он увидит Карли завтра. У него будет время, чтобы узнать, что беспокоит ее, и все уладить.

Зейн глубоко вздохнул. Им надо многое обсудить.



***


— Уезжаешь? — воскликнула Бренда. — Но ты же собиралась остаться еще на неделю!

— Я знаю, но… мне нужно уехать.

Бренда присела на край кровати Карли.

— Ну-ка, выкладывай! Ты куксилась весь день, и у тебя такой вид, будто ты потеряла лучшего друга. Но твой лучший друг — я, — сказала она с усмешкой, — поэтому этого не может быть. Что случилось?

— Ничего. Я просто… просто соскучилась по дому, вот и все.

Склонив голову набок, Бренда задумчиво прищурилась.

— Я знаю тебя, Карли Мэри Кирквуд! Это из-за Зейна? Что произошло?

— Ничего.

Бренда сложила руки на груди.

— Лучше признайся, потому что я не отстану от тебя.

— Бренда…

— Он что-нибудь сделал? Сказал что-то?

— Он ничего не сделал. Ради бога, Бренда, я почти не знаю этого мужчину. Я просто хочу уехать домой, чтобы провести несколько дней на пляже до того, как выйду на работу, вот и все.

Бренда с обиженным видом встала и пошла к двери.

— Хорошо, подружка, пусть будет так, как ты хочешь.

— Прости, Брен, — Карли улыбнулась, пытаясь сгладить резкость своих слов. — Жизнь на ранчо не для меня.

— Когда ты уедешь?

— Завтра днем. Мой рейс в полдень. Вы не смогли бы отвезти меня в аэропорт? Если нет, я вызову такси.

— Конечно, мы отвезем тебя.

Оставшись одна, Карли начала укладывать вещи, с трудом сдерживая слезы. Она не будет плакать из-за него. Не будет! Он не заслуживает ни единой слезы, но, несмотря на эти мысли, слезы текли по ее щекам. Как она могла так ошибиться?

Карли металась в постели всю ночь, и когда сон все-таки сморил ее, ей снился мужчина с гладкой смуглой кожей и глазами черными, как ночь. Она пыталась убежать от него, но он настигал ее. И по пятам за ним с воплями «Папа! Папа!» неслась дюжина черноглазых мальчишек и девчонок.

После бессонной ночи она была раздражена. Быстро одевшись, Карли упаковала последние вещи и отнесла сумки вниз. Бренда и Джерри сидели за столом.

— Ты уверена, что не передумала? — с надеждой спросила Бренда.

— Уверена.

Карли поставила сумки у задней двери и налила себе чашку кофе. Медленно отхлебывая кофе, она чувствовала, как у нее ноет сердце. Ей так хочется провести с Брендой еще одну неделю, но она не может. Она позволила Ричарду одурачить себя, но во второй раз этот номер не пройдет.

Джерри бросил взгляд на часы.

— Пора.

— Да, — откликнулась Карли. Она сполоснула чашку и поставила ее в раковину. — Позвони, когда прилетишь, — попросила Бренда.

— Обязательно. — Карли обняла подругу. — Спасибо за гостеприимство.

— Всегда рады тебе, ты же знаешь.

Боясь расплакаться, Карли кивнула. Она в последний раз обняла Бренду, взяла сумки и вышла из дома, глядя прямо перед собой. Ей незачем смотреть в сторону конюшни, чтобы увидеть, там он или нет.

Домой. Она едет домой, к ярким огням большого города. Ее место там.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Где она? Зейн надел недоуздок на голову серого жеребца и вывел его из конюшни. Привязав его к столбу, он вынул из ведра щетку и провел ею по спине коня. Его взгляд постоянно устремлялся на дом. Зейн надеялся увидеть Карли. До сегодняшнего дня она не пропустила ни одного урока.

Зейн не хотел, чтобы Карли завладела его сердцем, но это произошло. Сколько бы он ни внушал себе, что они не подходят друг другу, мысли о Карли и жажда обладать ею не оставляли его. По ночам, лежа без сна в своей койке, Зейн мечтал о доме, который он надеялся построить в следующем году, и о Карли, которая будет жить с ним в этом доме.

Он снова бросил взгляд на дом Кларков. Она должна была уже прийти. Неужели с ней что-нибудь случилось? Или она заболела?

Ему не раз приходилось бывать в доме Кларков, но его визиты всегда были деловыми. Однако он не в силах больше ждать. Надо узнать, все ли с Карли в порядке.

Бренда Кларк открыла дверь на его стук.

— Привет, Зейн! Что-нибудь случилось?

— Нет, мэм, я просто подумал… то есть… — он прочистил горло. — Мисс Кирквуд не пришла на урок сегодня и…

Миссис Кларк вздохнула.

— Извини, мне следовало сказать тебе. Сегодня утром Карли уехала домой.

— Понятно. Спасибо, мэм.

Повернувшись, Зейн зашагал к конюшне.

Внутри у него все кипело. Она уехала домой. Взяла и уехала. Собрала свои сумки и уехала, не сказав ему ни единого слова на прощанье. Зейн злобно выругался и горько рассмеялся. Почему это так удивляет его? Разве он не знал, что она просто развлекается с ним? Что он — всего лишь забава на короткое время? Ему слышался голос Карли, рассказывающей друзьям о большом глупом индейце, который обучал ее верховой езде… Он ударил кулаком по двери конюшни. Какой же он дурак! Подумал, что она отличается от других женщин! Может быть, она и не фанатичная поклонница ковбоев, разъезжающая с одного родео на другое, но она слеплена из того же теста — белая женщина, которая ищет непривычные ощущения.

К черту! Она не нужна ему. Ему никто никогда не был нужен, и так будет всегда. Но он не в силах забыть ее веселый смех. Как она посмотрела на него, когда он пересадил ее на своего коня! Как на какого-нибудь героя. Ему нравилось, как она произносит его имя, как смотрит на него большими карими глазами полными тепла и любви…

Проклятье!

Он не знает, где она живет. У него нет даже номера ее телефона в Лос-Анджелесе. Но Бренда Кларк знает. Зейн посмотрел на дом и снова выругался. Он не пойдет туда. Если бы Карли хотела, она бы оставила ему возможность связаться с ней. Теперь все зависит от нее. Она знает, где он.

Войдя в конюшню, Зейн оседлал серого жеребца. С этим конем надо хорошенько поработать, да и ему нужно выпустить пар, иначе он взорвется. Долгая поездка пойдет им обоим на пользу.

Отъехав от ранчо, он пустил коня в галоп, но, как бы быстро ни мчался жеребец, он не мог избавить Зейна от пустоты, возникшей в его жизни после неожиданного отъезда Карли.



***


Карли смотрела в окно такси. Неужели город всегда был таким шумным? На улицах полно людей, из-за смога трудно дышать. Ей всегда нравилось здесь. Почему же внезапно Лос-Анджелес показался ей безобразным и чужим?

Когда машина подъехала к дому, она расплатилась с таксистом, взяла сумки и поспешно поднялась по ступенькам.

Отперев дверь, Карли бросила вещи на пол и отдернула занавески в гостиной и кухне. Раньше квартира казалась ей больше.

Стоя посередине гостиной, она сбросила сандалеты и огляделась, думая, понравилось бы здесь Зейну. Мебель плетенная, подушки с голубовато-серым рисунком, ковер цвета парижской лазури, стены белые. На столе — ваза с сухими синими цветами, лампа и фотография ее родителей в серебряной рамке, сделанная в день двадцатилетия их супружеской жизни. На книжной полке книги и видеофильмы, в углу — телевизор, у стены — стол, на котором стоит компьютер.

Зейн. Бог мой, почему она так сильно скучает по нему? Ее чувства к Ричарду не идут ни в какое сравнение с тем, что она испытывает к этому техасскому ковбою. Как бы ни нравилась ей жизнь в Лос-Анджелесе, она бы оставила эту квартиру, работу, забыла свой образ жизни ради того, чтобы быть с Зейном. Почему он не был с ней честен?

Подняв сумки с пола, Карли тряхнула головой и выбросила из головы все мысли о Зейне. Думая о горячей ванне, быстром ужине и сне, она прошла в спальню и начала распаковывать вещи. Увидев в сумке фотоаппарат, Карли замерла. Забыв обо всем, она вынула пленку, схватила ключи от машины и поехала в ближайший проявочный пункт. Отдав пленку, Карли отправилась в супермаркет.

Она сделала покупки, купила несколько видеофильмов и возвратилась в аптеку, чтобы забрать фотографии.

Схватив конверт, Карли села на диван и принялась жадно рассматривать их. Вот он! Зейн верхом на мустанге, вставшем на дыбы, Зейн, размахивающий веревкой, чтобы зацепить свалившийся в реку сук. Ее любимая фотография — Зейн на своем коне. Он не знал, что она фотографирует его. Снимок запечатлел сущность этого человека, мужественного, искреннего и естественного. В следующий раз она попросит увеличить эту фотографию.

Вздохнув, она положила фотографии в конверт, оставив всего одну — с Зейном верхом на коне. Глядя на нее, она чувствовала тупую боль внутри. Будь она благоразумной, она бы положила эту фотографию вместе с остальными и никогда бы не посмотрела на нее. Но иногда она все-таки не разумна.



***


— Должен же быть какой-то способ, чтобы соединить их! — сказала Бренда.

Джерри покачал головой.

— Забудь об этом, милая! Они — как масло и вода, которые нельзя смешать.

— Чепуха!

Джерри вздохнул.

— Ты что-то придумала?

— Да, — сказала Бренда, улыбаясь. — Знаешь, я думаю, что мне надо написать Карли.

Джерри смотрел на нее, нахмурив брови.

— Ну и?

— Я хочу написать Карли, но, видишь ли, у меня нет ни одной марки…

— И что из того?

— Поэтому, когда в воскресенье Зейн поедет в город, я попрошу его отправить письмо…

Джерри покачал головой.

— Все-таки я не понимаю, — пробормотал он, но затем широко открыл глаза. — А-а-а! Теперь я понял!

— Наконец-то! На-ка, подержи Джей Джея минутку! Мне нужно написать письмо.



***


Зейн внимательно разглядывал конверт. Письмо было адресовано Карли Кирквуд, и адрес был написан крупным разборчивым почерком.

— Отправь, пожалуйста, это письмо, — попросила Бренда.

— Конечно, мэм.

— Спасибо, Зейн.

Он прикоснулся указательным пальцем к шляпе и ушел. Всю дорогу Зейн твердил себе, что для него не имеет ни малейшего значения то, что теперь он знает, где живет мисс Кирквуд. Он не пошел бы к ней, даже если бы она жила рядом с Кларками. Она, а не он, покинула его.

Зейн купил несколько марок, опустил письмо в почтовый ящик и заставил себя не думать о Карли Кирквуд. Воскресенье он проведет с дочерью, и ничто не помешает ему насладиться теми короткими часами, когда они могут побыть вместе. Он остановил машину у дома Элейн, своей бывшей жены. Дверь распахнулась, и, как всегда, Кейти выбежала ему на встречу. С радостно горевшими глазами она бросилась в его объятия.

— Папочка! Я скучала по тебе!

— Я тоже скучал, дорогая! Как моя самая лучшая девочка?

— Растет, как сорная трава. За последнюю неделю она выросла из трех пар джинсов и двух пар башмаков.

Зейн бросил взгляд на женщину, вышедшую на крыльцо.

— Здравствуй, Элейн.

Бывшая жена по-прежнему была хорошенькой, с длинными рыжими волосами и живыми зелеными глазами, которые когда-то нежно смотрели на него. Сейчас они холодные, как лед. Трудно поверить, что когда-то он принял их отношения за любовь. Еще труднее представить, что Элейн любила его. Узкие красные джинсы и рубашка на бретельках с глубоким вырезом придавали ей чертовски сексуальный вид. Вызывающе покачивая бедрами, она сошла по ступенькам, и Зейн с неудовольствием отметил, что его тело мгновенно откликнулось на женскую привлекательность.

Он вынул из кармана джинсов сотню долларов и сунул банкноты в руку Элейн.

— Купи ей все, что нужно. — При взгляде на дочь у него на лице появилась улыбка. — Мы пойдем в кафе, а потом в кино. Я приведу ее к шести часам.

Элейн поцеловала дочь в щеку.

— Повеселись, милая! Увидимся позже.

— Пока, мамочка!

— Итак, — спросил Зейн, держа дочь за руку, пока они шли и к машине, — что мы возьмем сегодня? Шипучий напиток из корнеплодов с мускатным маслом или пломбир с сиропом и мягкие ириски?

Во время обеда Кейти задала неизбежный вопрос.

— Когда ты будешь жить со мной и мамой?

Так как девочка не хотела слышать слово «никогда», ему пришлось ограничиться обычным ответом: «Я не знаю».

— На следующей неделе в школе будет пикник для девочек и их отцов. Ты сможешь прийти?

— Я приду.

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Ты наденешь черную ковбойскую шляпу?

Зейн рассмеялся.

— Конечно, если ты хочешь.

— А ты приведешь свою лошадку?

— Не знаю, понравится ли это твоей учительнице.

— Приведешь, если она разрешит?

— Конечно!

Кейти расплылась в улыбке.

После обеда Зейн отвез дочь домой, пообещав приехать на пикник верхом и в черной шляпе.

Выезжая на шоссе, он улыбался.

И только когда Зейн свернул на дорогу, ведущую к ранчо, мысли о Карли Кирквуд снова завладели им.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Первые два дня дома Карли провела, загорая на пляже.

На следующий день она бродила по магазинам, намереваясь купить кое-какие мелочи. Вместо них она купила картину, на которой был изображен орел, парящий над заснеженной вершиной.

Вечером ее взгляд не отрывался от фотографии Зейна. Что он сейчас делает? Неужели он не вспоминает ее?

В ней бушевали противоречивые чувства. Она безумно скучала по нему и говорила себе, что его брак и ложь не имеют значения. Только бы снова увидеть и обнять его, услышать низкий волнующий голос, упиться его поцелуями. Но потом в ней вспыхивала ненависть и желание дать ему пощечину за то, что он лгал ей и заставил влюбиться в него, не имея на это никакого права.

Она ждала телефонного звонка. Почему он не звонит и не дает ей выплеснуть на него весь гнев и разочарование, которое переполняют ее?

Карли ударила рукой по подлокотнику. Как он может позвонить, если она не дала ему даже номер своего телефона? Но это не оправдание. Если бы он хотел позвонить, ему ничего не стоило бы обратиться к Бренде. И для чего ему звонить? Он женат на роскошной длинноногой особе, у которой рыжие волосы, безупречная кожа и фигура модели. — Черт бы тебя подрал, Зейн Роун Игл! — пробормотала она и разразилась рыданиями.

Карли обрадовалась, когда наступило утро понедельника, и она приступила к работе. Приятно вновь сесть за компьютер в окружении привычных вещей, которые ничем не напоминают о Зейне.

Она поприветствовала друзей, узнала последние сплетни, налила себе чашку кофе, направилась к своему столу, включила компьютер и на восемь часов погрузилась в работу.

В пять часов она выключила компьютер и пошла домой.

Проходили дни. У Карли появились пять новых клиентов. Она получила прибавку и собственный офис. На работе все шло хорошо. Пока она была занята, ей удавалось не думать о Зейне. Но каждую ночь он проникал в ее сны. Во сне она пыталась спастись от него, но он являлся ей в сновидениях, которые начинались с поцелуя и заканчивались страстным сплетением их тел.

Это были сны, которым не суждено стать явью.



***


Зейн посмотрел на часы. Он ждет уже пять минут. Где она, черт возьми? Уже восьмой час, и она не может быть на работе.

Он прохаживался по тротуару перед домом Карли, удивляясь, как можно быть счастливым, живя в городе. Дома стоят так близко друг к другу, что их обитателям, вероятно, приходится говорить шепотом, чтобы их не услышали соседи. Небо серое от смога, который вызывает у него резь в глазах и жжение в носу. Дороги забиты машинами.

Зейн снова бросил взгляд на часы — семь семнадцать.

Он тихо выругался. Может быть, она вообще не придет домой после работы?

Расхаживая по тротуару, он думал, не следовало ли ему сначала позвонить ей. Это избавило бы их от неловкости. С каждой минутой в нем крепло убеждение, что он прав. Карли был нужен только летний роман. У нее, вероятно, есть постоянный молодой человек, и сейчас она с ним. Черт! Черт! Черт! Он должен был позвонить ей перед отъездом. Возможно, тогда ему не пришлось бы тратиться на билет до Лос-Анджелеса, не говоря о расходах на прокат машины и комнату в мотеле.

Внезапно он обрадовался, что Карли нет дома. Сейчас он сядет в эту уродливую маленькую машину и уберется отсюда, пока еще не поздно.

Зейн шел к машине, когда увидел Карли. В одной руке она несла пакет с продуктами, другой искала что-то в сумке.

— Карли! — ее имя, как вздох, сорвалось с его губ.

Она остановилась, с удивлением глядя на него.

— Что ты здесь делаешь? — резко спросила она. «Таким голосом можно резать дубовую балку», — мелькнула у него мысль.

— Я приехал, чтобы увидеть тебя.

Карли вздернула подбородок и прищурилась.

— Неужели? Для чего тебе видеть меня?

Проклятье! Все хуже, чем он ожидал. Чем же он так рассердил ее? Как Зейн ни ломал голову, он не находил ни одной причины для такой враждебности. Когда они расстались накануне ее отъезда, Карли посмотрела на него так, будто он сотворил Луну и звезды. Сейчас она смотрит на него, как на змею, выползшую из-под камня.

— Карли…

Она бросила на него сердитый взгляд, круто повернулась и направилась к ступенькам, ведущим к дому.

Зейн инстинктивно схватил ее за руку.

— Черт возьми, Карли, подожди!

— Убери руки!

— Не уберу, пока ты не скажешь, какая колючка попала тебе под седло!

— Если ты немного подумаешь, я уверена, что до тебя дойдет.

Зейн покачал головой.

— Я не знаю, о чем ты говоришь. Проклятье, женщина! Опомнись!

Карли посмотрела в сторону, сделала глубокий вдох и с шумом выдохнула.

— Мы не можем разговаривать здесь, — пробормотала она и, выдернув руку, поднялась по ступенькам и открыла дверь в квартиру.

Зейн вошел за ней и быстро оглядел комнату. Его взгляд задержался на фотографии, стоявшей рядом с компьютером. Он нахмурился, затем тихо хмыкнул, узнав реку на заднем фоне. Должно быть, она незаметно сфотографировала его.

— Мне можно присесть?

Карли положила пакет с покупками на кухонный стол.

— Нельзя. Ты здесь не задержишься.

Зейн повернулся к ней и скрестил руки на груди, чтобы удержаться от искушения схватить ее, поцеловать, а заодно встряхнуть.

— Я скучал по тебе.

Зейн не собирался признаваться в этом, роковые слова вырвались у него сами по себе.

— Неужели? — Карли пожала плечами. — А я о тебе почти не думала.

— Неужели? — Он выразительно посмотрел на фотографию.

Карли подошла к столу и опрокинула фотографию лицом вниз.

— Это ничего не значит.

— Ну, ладно! — Зейн почувствовал, что его охватывает гнев. — Выкладывай! Что случилось?

— Ничего особенного, — холодно ответила она, надеясь, что он не услышит боль в ее голосе, — за исключением того факта, что ты женат.

У Зейна опустились руки. Он в изумлении смотрел на нее.

— Женат? Кто тебе сказал, что я женат?

— Никто. Я видела тебя с ней.

Зейн нахмурился.

— Ты меня видела? С кем? Когда?

— Какое это имеет значение? Я видела вас вместе. Я видела тебя с… с твоей женой. И дочерью.

Зейн покачал головой.

— Мы разведены.

Карли удивленно посмотрела на него.

— Разведены?

— Да.

— Почему ты не сказал мне?

— Я собирался, но… — Зейн пожал плечами. — Я никогда не думал, что у нас есть шанс, чтобы ты и я… Я никогда не думал, что наши отношения зайдут так далеко.

Карли тяжело опустилась на диван. Он разведен. Почему нельзя было сказать об этом раньше? Если Зейн действительно любит ее, как он мог скрыть от нее свое прошлое?

— Вы давно в разводе?

— Шесть лет.

Карли нахмурилась.

— Сколько же длился ваш брак?

Его дочери не больше шести или семи лет. Он, наверное, развелся прежде, чем высохли чернила на свидетельстве о браке.

— Я развелся с Элейн, когда Кейти было три месяца. Мы были женаты менее года.

— Почему вы расстались?

Зейн сел на стул, мрачно глядя на нее.

— Я познакомился с Элейн, когда выступал на родео. Она была юной и хорошенькой, а я был молод и глуп. — Он печально покачал головой. — Она ездила за мной из города в город и… В конце концов, я взял то, что она предлагала.

Карли молча смотрела на него.

— Она пришла ко мне несколько недель спустя и сказала, что беременна. Ей нужны были деньги на аборт. Я сказал, чтобы она забыла об этом, ей не удастся избавиться от моего ребенка таким образом. Она сказала, что я не смогу помешать ей и что она найдет деньги где-нибудь еще. Наконец, мне удалось уговорить ее выйти за меня замуж и отдать мне ребенка. Она согласилась. — Зейн вздохнул. — Когда родилась Кейти, она полюбила ее и передумала. Но она не хотела быть замужем, поэтому мы развелись. Я отнесся к этому безразлично. К тому времени единственное, что мне было нужно, — это моя дочь. Элейн нашла хорошего адвоката. Вышло так, что я плачу ей за содержание ребенка и мне разрешено встречаться с Кейти по воскресеньям, в День благодарения и на Рождество.

— Она прелестный ребенок.

— Я тоже так думаю.

— Бренда знает все это?

— Никто на ранчо не знает, кроме босса.

— Понятно.

Карли не знала, что сказать. Она любит Зейна, но он солгал ей так же, как Ричард. Вернее, он не сказал ей правду. Ее снова предал мужчина, которого она любит. Он должен был честно рассказать ей обо всем до того, как она влюбилась в него, до того, как он впервые поцеловал ее.

— Я не могу поверить, что ты умолчал о своей дочери.

— Мне кажется, я не был готов к этому разговору. Итак, — тихо спросил Зейн, — что мы будем делать?

— Я не знаю.

— Я думал о тебе каждый день, — сказал он. — И каждую ночь.

— Ты мог позвонить мне и сказать это.

— Ты могла оставить мне номер телефона, — возразил он. — Ты могла остаться и рассказать мне о том, что беспокоит тебя. Это избавило бы нас от многих хлопот.

— Извини, — с раскаянием сказала Карли.

— Ты хочешь, чтобы я ушел?

Она покачала головой. Ей меньше всего хотелось этого.

— Нет. Останешься поужинать?

Зейн кивнул.

— Спасибо.

— Чувствуй себя как дома. Будешь есть спагетти?

— Конечно.

— Подожди немного. Соус уже готов, — встав. Карли направилась в кухню. — Если хочешь посмотреть телевизор, пульт на кофейном столике.

Зейн с радостным удивлением посмотрел ей вслед. Она не выгнала его!

Взяв пульт, он включил телевизор и сел, откинувшись на спинку стула и вытянув ноги. Ему показалось, что это его дом, а Карли — его жена. Ему было по-домашнему спокойно сидеть перед телевизором и смотреть какую-то глупую комедию, пока Карли готовит ужин в кухне. Зейн закрыл глаза. С тех пор, как он покинул резервацию, у него не было настоящего дома. Когда он ездил с выступлениями, ему приходилось останавливаться в дешевых мотелях. На ранчо он спал в общежитии с остальными ковбоями. В доме, который он купил, живет Элейн…

— Зейн? Зейн, проснись! Ужин готов.

Он открыл глаза и увидел, что Карли смотрит на него.

— Извини, — пробормотал он.

— Не надо извиняться. Что бы ты хотел выпить?

Зейн пожал плечами.

— То же, что и ты.

Он пошел за ней в кухню и сел, куда она указала.

Когда они поели, Карли сложила посуду в посудомоечную машину и налила две чашки кофе.

— Пойдем в гостиную?

— Конечно.

Зейн сел на тот же стул, на котором сидел раньше. Карли протянула ему чашку кофе и опустилась на диван.

— Карли, я уже спрашивал тебя, и сейчас опять задаю тебе этот вопрос. Что мы будем делать?

— Я же сказала тебе, что не знаю. Ты мне солгал.

— Я не лгал тебе.

— Ты должен был рассказать мне все то, что рассказал сегодня.

— Ты права. Я искренне сожалею об этом. Что еще тебе нужно?

Карли посмотрела на него поверх края чашки. Действительно, что еще ей нужно? Она ведет себя неразумно и знает это, но что же ей делать, если у нее нет уверенности в их чувствах? Они едва знакомы, а она так быстро и сильно полюбила его.

— Как долго ты можешь оставаться здесь?

— Я попросил отпуск на неделю.

— Где ты остановился?

— В небольшом мотеле недалеко отсюда. Я думал, что мы сможем проводить время вместе, когда ты придешь с работы, — сказал Зейн, пожав плечами. — Если ты хочешь.

— С удовольствием.

— Когда ты уходишь с работы?

— В пять.

— Прекрасно. Я заеду за тобой завтра вечером, и мы где-нибудь поужинаем и, может быть, сходим в кино. Идет?

— Идет!



***


Вечером, готовясь к встрече с Зейном, Карли нервничала, как девочка-подросток, собирающаяся на первое свидание. Она три раза переодевалась, затем раздраженно тряхнула головой. Бога ради, ведь это Зейн, а не какой-нибудь незнакомец. Но в их отношениях произошел какой-то сдвиг. Он не сказал, что любит ее, но его приезд о чем-то говорит.

Карли подкрасила губы и поправила прическу. Когда она надевала туфли, раздался звонок в дверь. Ей пришлось открыть дверь, держа одну туфлю в руке.

— Привет, — сказала она. Зейн охватил ее взглядом. На ней был голубой сарафан с узкими бретельками и на одной ноге — белая туфля.

— Здравствуй, Золушка!

Карли нахмурилась и посмотрела на туфлю, которую держала в руке.

— Очень смешно. Входи. Я почти готова.

Когда они вышли на улицу, Зейн открыл для нее дверцу машины и держал до тех пор, пока Карли не заняла свое место.

— Где бы ты хотела поужинать?

— Мне все равно. А ты что предпочитаешь? Итальянскую кухню? Мексиканскую? Суши?

— Суши? — Зейн поморщился. — Лучше мексиканскую.

— Чудесно. Я знаю одно место всего в нескольких кварталах отсюда.

Спустя десять минут они вошли в небольшой семейный ресторан. Карли заказала кесадилью (пирог с сыром) и кока-колу, Зейн — такое, две энчиладас (пироги, сдобренные перцем) и пиво.

Зейн огляделся.

— Приятное место.

— Да. Я прихожу сюда довольно часто.

Он тихо хмыкнул, гадая, всех ли своих кавалеров она приводит в этот ресторан. От этой мысли у него во рту появился неприятный привкус.

После ужина они поехали на пляж и пошли вдоль берега.

— Прости меня, Карли, — пробормотал Зейн, беря ее за руку. — Я не хотел причинить тебе боль.

— Я знаю, — она приникла к нему, гладя его руками по спине, — я знаю.

Карли не удивилась, когда Зейн поцеловал ее. Она ждала и мечтала о нем весь вечер. В поцелуе был привкус Сальск, кофе, теплого, влажного желания, и она прижалась к нему всем телом, стремясь завладеть его сердцем, разумом, душой…

Руки Зейна, скользнув по ее спине и ягодицам, начали ласкать ее грудь.

У Карли вырвался тихий стон.

Она отодвинулась от него, понимая, что они не одни на пляже. Какая-то парочка, держась за руки, шла в их направлении, несколько подростков пробежали мимо них с громким смехом.

Зейн посмотрел на Карли, думая, что он никогда не видел ничего прекраснее, чем эта девушка, чья глаза пылают страстью в лунном свете, а губы горят от его поцелуев.

Они нашли уединенное место за кучей камней, скрывшей их от посторонних взглядов. Зейн притянул Карли к себе и снова поцеловал. Карли плотнее прижалась к нему, и Зейн забыл обо всем на свете. Одно прикосновение к ней возбуждало желание и воспламеняло кровь. Он нежно коснулся ее спины и стал осторожно поглаживать круглые упругие ягодицы. Карли почувствовала, как он ладонью ласкает ее бедро. Она затрепетала. Зейн знал, что не будь это общественный пляж, они бы мгновенно освободились от одежды и сбросили тяжкое бремя ожидания.

Зейн быстро и крепко поцеловал Карли, поднялся и протянул ей руку.

— Пойдем, Золушка, — пробормотал он. — Мне лучше отвезти тебя домой, чтобы ты немного поспала.

Карли согласно кивнула, но меньше всего ей хотелось спать.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Во вторник они сходили в кино, а в среду посетили одно из самых любимых мест Карли, где были рыцари, бившиеся на турнире, красивые лошади, прекрасные дамы в длинных платьях, маг и немного волшебства.

В четверг они направились в Диснейленд. Неделя подходила к концу.

— Когда-нибудь мне нужно привезти сюда Кейти, — заметил Зейн, когда они выходили. — Ей понравятся пираты Карибского моря.

— Может быть, ты сможешь приехать с ней на Рождество. Я бы взяла несколько выходных.

— Возможно. Но я не уверен, что Элейн разрешит мне вывезти Кейти за пределы штата.

— Я об этом не подумала.

Они побывали в «Путешествии по звездам», на Грозовой горе, поиграли в прятки на Острове Тома Сойера, посмеялись шуткам гида во время «Путешествия в джунгли», вскарабкались на дерево в жилище Тарзана.

Было уже около полуночи, когда влюбленные направились к выходу.

— Я была в Диснейленде раз сто, — заметила Карли, сжимая руку Зейна, — но никогда мне не было так весело.

На следующий день, когда она, сидя перед компьютером, вспоминала чудесный вечер, проведенный с Зейном, к ее столу приблизился посыльный с дюжиной красивейших красных роз.

Он бросил взгляд на ее нагрудный значок.

— Мисс Карли Кирквуд?

— Да.

— Распишитесь здесь.

После того как она расписалась в указанном месте, он вручил ей цветы.

— Должно быть, это любовь, — уходя, пробормотал посыльный.

Карли вытащила из букета карточку и улыбнулась. «Ты забавнее, чем Алиса в Стране чудес, и красивее, чем Белоснежка и Золушка вместе взятые. Увидимся вечером. Зейн».

Она зарылась лицом в цветы, вдыхая нежный аромат. Вечером. Как ей дождаться вечера?

Карли ушла с работы рано. Придя домой и поставив розы в две вазы по обоим концам каминной полки, она быстро приняла душ, причесалась, наложила свежий макияж и облачилась в изящные черные брюки и светло-голубой свитер с открытыми плечами.

Войдя в кухню, Карли поставила в микроволновую печь лазанью, накрыла на стол и поставила пару свечей.

Услышав стук в дверь, она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Это он. От одного взгляда на Зейна у нее замерло сердце. Он был просто великолепен в ковбойской рубашке, джинсах и низко надвинутой шляпе. Широкие плечи загораживали дверной проем.

Он вошел и, швырнув шляпу на стул, обнял Карли и быстро поцеловал. У молодой женщины подогнулись колени.

— Надеюсь, что ты проголодался, — пролепетала она.

— Умираю от голода.

— Хорошо. Я весь день надрывалась у плиты. Поможешь мне приготовить салат?

— Конечно, — ворчливо буркнул он. — Но это совсем не та еда, которая мне нужна.

— Позже, приятель!

Зейн пошел за Карли, глядя на ее покачивающиеся бедра. Она открыла холодильник, и он восхитился соблазнительным видом обтянутых брюками ягодиц, когда она наклонилась, чтобы вынуть салат из контейнера для овощей и фруктов.

Через несколько минут лазанья была готова, и Карли вынула кастрюлю из микроволновой печи.

— Пахнет вкусно, — заметил Зейн.

— Спасибо. Зажжешь свечи, пока я наполню тарелки?

— Да, мэм, все, что прикажете.

Зейн подумал, что он никогда не ел ничего вкуснее: лазанья — домашняя, как с ноткой гордости сказала Карли, чесночный хлеб, салат и мускусная дыня.

— Я сегодня ничего не сделала на работе, — заметила она.

— Почему?

Слабый румянец залил ей щеки.

— Я весь день думала о тебе.

Он усмехнулся.

— Я сегодня тоже не сделал никакой работы.

Карли состроила ему гримасу.

— Очень смешно.

— Мне просто хотелось развеселить тебя.

— Ну, и что же ты делал весь день?

— Я поехал на пляж и бродил вокруг пирса. И думал о тебе, — с этими словами Зейн вынул из кармана узкую белую коробочку. — Вот.

— Это для меня?

— Я не вижу никого больше в комнате. Открой ее.

Карли открыла крышку и увидела серебряный браслет с подвеской в виде бегущей лошади.

— Зейн, какой он красивый! — она подняла на него глаза и улыбнулась. — Кто это — Сэм или Квини?

— Посмотри хорошенько, — усмехнулся он.

— Должно быть, Квини, — сказала она, — потому что лошадка бежит.

— Угадала.

Карли надела браслет на руку.

— Спасибо. И спасибо за цветы. Они чудесные.

Положив салфетку на стол, она поднялась. Зейн последовал ее примеру. Как по сигналу, они подошли к софе и слились в объятии. Его губы дразнили ее, заставляя огненные волны удовольствия достигать каждой клеточки ее существа.

— Еще! — прошептала она. — Еще! Еще! Еще!

Рука Зейна крепче обхватила ее талию, и он почувствовал податливую тяжесть ее грудей. Его язык скользнул по нижней губе Карли и в чувственном нетерпении властно проник внутрь.

У нее вырвался слабый стон, и она плотнее прижалась к нему.

— Ты хорошо готовишь и хорошо целуешься, — сказал Зейн. — Что еще ты можешь делать хорошо?

— Подожди и узнаешь, — ответила Карли. — Я не хочу испортить сюрприз.

Зейн тихо рассмеялся и поцеловал ее.

— Жаль, что я не могу остаться дольше.

— Мне тоже жаль. Почему бы тебе не переехать сюда?

— У меня в Техасе работа, — напомнил он ей. — И дочь.

Как она могла забыть об этом? Даже если бы он захотел переехать, он бы не смог.

— Когда ты должен уехать?

— Завтра утром.

— Завтра? Неужели ты не можешь остаться до воскресенья?

— Не могу. Я обещал, что она покатается верхом.

— Как бы мне хотелось, чтобы ты не уезжал!

Зейн провел костяшками пальцев по ее щеке, легонько поцеловал в лоб, сделал глубокий вдох и с шумом выдохнул.

— Я люблю тебя.

— Любишь? — Она в изумлении смотрела на него не в силах поверить, что он произнес слова, которые ей так хотелось услышать. Зейн кивнул.

— Мне кажется, что я полюбил тебя в ту минуту, когда увидел впервые. Я не хотел этой любви. Я пытался задушить ее, но…

Счастье, искрометное, как шампанское, ударило ей в голову.

— Зейн, я тоже люблю тебя!

— Карли! — он стиснул ее в объятиях. — Если я попрошу тебя выйти за меня замуж, ты скажешь «да»?

Она моргнула.

— Я? Замуж? За тебя? Ты серьезно?

— Так что ты скажешь?

Карли обняла его и крепко поцеловала.

— Я скажу «да»!

— А как же твоя работа? Я должен прямо сказать тебе, что я противник любви на расстоянии.

— То, чем я занимаюсь, можно делать везде, — улыбнулась она. — Все, что мне нужно, — это стол и компьютер.

Зейн потерся носом о ее шею.

— Сколько времени тебе нужно, чтобы подготовиться к свадьбе?

— Я не знаю. Ты торопишься?

— Уж поверь мне!

— Ну, я думаю, что около месяца… Что скажет твоя дочь?

— Уверен, что она полюбит тебя так же, как я, сказал Зейн, надеясь, что это правда. — Итак, месяц, считая с субботы? Кажется, мне лучше начать строить дом прямо сейчас, если, конечно, ты не хочешь поселиться в общежитии со мной и другими ковбоями.

На лице Карли появилась гримаса.

— Начинай строить, ковбой!

— Карли, я сделаю все, чтобы ты была счастлива.

— Тогда поцелуй меня, — прошептала она. — Просто поцелуй.

Зейн притянул Карли к себе, покрывая поцелуями лоб, щеки и играя ее губами. Она обхватила его за шею. Ладонью Зейн нежно поглаживал ей спину, затем стал ласкать груди.

— Месяц ожидания — это слишком долго, — хрипло произнес Зейн.

Зейн посмотрел на нее глазами, затуманенными страстью.

— Я думаю, что мне лучше уйти.

— Уйти? Сейчас?

— Я не ручаюсь за себя, если ты оставишь меня здесь.

Карли еще острее почувствовала, как она любит его за честность, за готовность предоставить ей право решать. С сожалением она высвободилась из его объятий. Пусть ее называют старомодной, но ей хочется с нетерпением ожидать первую брачную ночь.

— Позвонишь мне, когда приедешь домой?

— А как ты думаешь? — поднявшись, он опустил Карли на пол и вновь обнял. — Скучай по мне немножко, хорошо?

— Я уже скучаю. — Карли проводила его до двери и встала на цыпочки, чтобы Зейн поцеловал ее на прощанье. — Не забудь позвонить мне, когда приедешь.

— Не забуду.

Он улыбнулся и вышел. Карли подбежала к окну и выглянула на улицу.

Когда машина Зейна тронулась с места, Карли почувствовала, что он увозит с собой ее сердце.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Зейн смотрел на облака в иллюминаторе. Что подумает Кейти о его женитьбе? Девочка очень хочет, чтобы он жил с ней и Элейн, и верит, что, если она будет очень хорошо вести себя, ее желание осуществится. Ему давно следовало сказать ей, что они никогда не станут одной семьей, но он не хотел причинить ей боль.

Он попытался отогнать мрачные мысли. Возможно, он напрасно тревожится, и Кейти полюбит Карли, как только они познакомятся.

Ухватившись за эту мысль, Зейн закрыл глаза и задремал.

— Женишься? — натянув поводья, Кейти остановила маленькую кобылу и подняла глаза на отца. — Это здорово! Когда? Что сказала мама?

— Тпру, девочка! — сказал Зейн. — Не спеши.

Кейти кивнула. Ее темно-карие глаза светились предвкушением осуществляющегося желания.

— Можно, я понесу цветы? Мы будем жить с тобой на ранчо?

— Кейти, успокойся, пожалуйста, и выслушай меня.

— Прости, папочка.

— Несколько недель назад я встретил другую женщину. Ее зовут Карли…

Кейти прищурилась.

— Так это она понесет цветы?

— Кейти! — в отчаянии воскликнул Зейн. — Выслушай же меня!

— Ладно.

Он наклонился к ней.

— Как я уже сказал, я встретил эту женщину, и мы полюбили друг друга.

Кейти в недоумении посмотрела на него.

— Но ты же любишь маму!

— Нет, не люблю.

— Любишь! Любишь! Ты сам говорил мне!

— Я люблю твою маму потому, что она подарила мне тебя. Но я не влюблен в нее. Это большая разница. Ты понимаешь?

— Нет!

Чтобы успокоиться, Зейн сделал глубокий вдох. Он знал, как сильно Кейти хочет, чтобы ее родители жили вместе, и ему было больно сознавать, что именно он разрушает мечту ребенка. Однако делать было нечего.

— Через две недели Карли приедет сюда.

— Сюда? Она приедет сюда?

— Конечно.

— Мне она здесь не нужна!

— Кейти…

Девочка покачала головой.

— Не нужна она мне! — вскричала она и, ударив лошадь по бокам, помчалась прочь.

Зейн смотрел ей вслед, и постепенно гнев и разочарование сменились чувством восхищения. Его дочь держалась в седле, как настоящая дакота, ее маленькое тело откликалось на все движения лошади. Черные волосы развевались за спиной, как боевое знамя.

Он пустил коня в галоп. У него две недели, чтобы попытаться изменить отношение Кейти. Хорошо зная дочь, Зейн чувствовал, что этого времени явно недостаточно.



***


Карли взглянула на календарь. Завтра она возвращается в Техас. Две недели назад ей казалось, что этот день никогда не наступит, и вот время подошло. Она испытывала смешанные чувства. Ей нравилась работа, общение с коллегами и босс, который дал ей три месяца, чтобы проверить, сможет ли она продолжать работать в компании, находясь в Твистид-Ривер.

Девушки из офиса устроили для нее прощальный обед и подарили красивую белую ночную рубашку, пеньюар, духи и домашние туфли для медового месяца. Забрав личные вещи, она снова поблагодарила их, пообещав поддерживать с ними связь по электронной почте.

Дома Карли упаковала оставшиеся мелочи и долго нежилась в ванне. Она продала квартиру, мебель и все остальное, за исключением компьютера, портативного телевизора и кое-какой утвари. Все это уже было отправлено. На следующий день после отъезда Зейна она позвонила родителям и сестре и сообщила им радостную новость. Но первый телефонный звонок был, конечно, Бренде. Карли улыбнулась, вспомнив, как взволновалась Бренда, узнав о свадьбе, и какой шок вызвало у нее сообщение, что Зейн был женат и у него есть дочь.

Она посмотрела на часы. Скоро позвонит Зейн. Он звонит ей каждый день. Карли быстро вымылась, надела ночную рубашку, налила себе чашку чая и устроилась на диване с телефоном на коленях.

Она подняла трубку после первого звонка.

— Алло!

— Привет, дорогая!

От звука его голоса все таяло у нее внутри.

— Привет!

— Ну, как? Ты готова к великому переселению?

— Да. Не могу поверить, что мы поженимся через две недели! Поженимся! Разве это не прекрасное слово?

Он тихо рассмеялся.

— Наверное.

— Две недели! У меня еще нет платья. И где мы будем жить, пока наш дом еще строится?

— Кларки предложили нам свой дом для гостей. Там есть кое-какая мебель. Я отнесу туда телевизор и проведу телефон. Сегодня зацементировали фундамент нашего дома.

— Нашего дома! — мечтательно сказала Карли. — Я жду не дождусь. Как Кейти?

— Такая же вспыльчивая, как всегда.

— Что, если я не понравлюсь ей?

— Давай не будем создавать трудности заранее.

Карли накрутила на палец телефонный провод.

— Она возненавидит меня, да?

— Надеюсь, что нет.

— Я тоже. Мне так жаль, что тебя нет здесь.

— Правда? И что бы ты сделала, если бы я был с тобой?

— Уверена, что мне бы удалось придумать что-нибудь, — ответила Карли, улыбнувшись.

— Например?

— Ну, я бы поцеловала тебя. А что бы сделал ты?

— Гораздо больше, чем просто поцеловал бы тебя.

— Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Когда прилетает твой самолет?

— В три.

— Хорошо, тогда и увидимся. Сладких снов, дорогая!

— Тебе тоже. Спокойной ночи!

Вздохнув, Карли повесила трубку. Уже не впервые она гадала, понравится ли Зейн ее семье и как отнесется к ней его отец. Мнение матери Зейна она представляла довольно ясно. А Кейти?

Возможно, что у нее нет причин для тревоги. В конце концов, Кейти не живет с Зейном. Он встречается с дочерью только один раз в неделю. Какое беспокойство может причинить девочка?

Тряхнув головой, Карли отогнала от себя мысли о Кейти и пошла спать, мечтая о Зейне и предстоящей свадьбе.



***


Когда она сошла с самолета, Зейн уже ждал ее. С радостным криком она бросилась в его объятия.

— Я так рада видеть тебя!

— Я скучал по тебе, дорогая.

Забрав багаж, они сели в его машину. Карли устроилась поближе к Зейну и не сводила с него влюбленных глаз. Ей не верилось, что она с ним.

Он посмотрел на нее и нахмурился.

— Что-то не так?

— Почему ты спрашиваешь?

— Ты смотришь на меня как-то странно.

— Прости, — она пожала плечами. — Ты просто чертовски привлекательный.

Зейн улыбнулся.

— Хочешь, мы остановимся и перекусим?

— Нет. Я поела в самолете. А ты голоден?

— Нет. Просто я подумал, что тебе хочется есть.

— Кейти примирилась с мыслью о нашей свадьбе?

— Нет, — его улыбка погасла, — но ты не беспокойся. Она привыкнет.

— Надеюсь!

Она забыла о Кейти, когда вдали показалось ранчо. Не успел Зейн заглушить двигатель, как задняя дверца распахнулась, и Бренда побежала к ним с радостным криком.

— Карли!

— Привет, Брен! Можешь поверить, что я вовсе не собиралась возвратиться так быстро.

Бренда расплылась в улыбке.

— Я никогда, ни одной минуты не сомневалась, что ты вернешься.



***


К ночи Карли уже казалось, что она никогда не покидала ранчо. Ее вещи были в той самой комнате для гостей, где она уже жила. Она надела джинсы и сапоги — на этот раз настоящие ковбойские сапоги.

После ужина они встретились у конюшни.

— Я подумал, что тебе захочется посмотреть, где мы будем жить, пока строится наш дом, — сказал он.

— Конечно!

Взявшись за руки, они пошли по тропинке, которая вела к дому для гостей. Зейн открыл дверь и щелкнул выключателем. Яркий свет залил комнату.

— Ах! — восхитилась Карли. — Как красиво! Совсем не так, как я думала.

— Что же ты ожидала увидеть?

— Ну, не знаю. Но не такую красоту.

Дом был замечательный, с дубовыми полами, стенами, покрашенными белой краской, и мягкой мебелью приглушенных голубовато-красноватых тонов. Перед очагом лежала медвежья шкура. На стенах она увидела несколько картин из жизни Дикого Запада.

Вслед за Зейном Карли обошла весь дом. В большой кухне были светло-желтые стены и окно, выходящее на восток. Между двумя спальнями находилась ванная комната.

— Как ты думаешь, ты будешь счастлива здесь? — спросил Зейн, обнимая ее.

Карли обвила руками его шею.

— С тобой я буду счастлива в любом месте!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Две недели пролетели быстро. Карли нашла чудесное свадебное платье, выбрала фату и туфли, кружевное нижнее белье и тончайшую шелковую комбинацию. Она купила подвязку с мелкими голубыми цветочками. Они с Брендой выбрали цветы: белые маргаритки для Карли, желтые для подружек — Дианы, сестры Карли, и Бренды. Карли попросила Мери, свою лучшую подругу в Лос-Анджелесе быть еще одной подружкой, но в последнюю минуту Мери отказалась из-за внезапной болезни в семье. Тогда Карли попросила Ванессу, кузину Зейна, занять место подруги. Несмотря на то, что они встречались всего несколько раз, между ними сразу возникли дружеские отношения.

Карли заказала торт. По настоянию Бренды, прием должен был состояться на ранчо. Несколько взятых на прокат тентов обеспечивали тень. Отец Карли прислал чек, чтобы заплатить фирме, обслуживавшей свадьбу, и сообщил, что они приедут в пятницу, за день до свадьбы. Карли никогда бы не поверила, что приготовления к свадьбе можно сделать за такое короткое время.

Она встретилась с отцом Зейна и несколькими кузинами. Знакомясь с будущим свекром, она нервничала, но мистер Роун Игл быстро успокоил ее, заявив, что рад желанию сына обзавестись семьей и домом. Правда, потом он добавил, что, возможно, они немного торопятся. Ее собственные родители также выразили некоторое беспокойство, что их дочь выходит замуж за человека, с которым познакомилась совсем недавно. В душе Карли знала, что поступает правильно. Никто не заставит ее изменить свое решение.

Воскресенье она провела с Зейном и Кейти. Атмосфера была, мягко говоря, напряженной. Кейти отказывалась разговаривать с Карли, отвечала унылым плачущим голосом и просилась домой.

И вот пришел день свадьбы. Карли плохо спала и проснулась рано. Она долго принимала душ и не стала завтракать. Бренда помогла ей сделать прическу. Потом они поехали в церковь, где Карли должна была надеть свадебное платье.

Ее мать и сестра уже ждали их там. После объятий, они потянулись в комнату для невесты, чтобы переодеться. Карли смотрела в зеркало, как мать прикалывает ей фату. Хелен Кирквуд, стройная темноволосая женщина с голубыми глазами и россыпью веснушек на щеках, восхищенно вздохнула.

— Карли, ты просто прелесть!

— Спасибо, мамочка.

— Я всегда знала, что из тебя получится красивая невеста.

Карли бросила взгляд на сестру.

— А ты что думаешь?

— Ты великолепна, — подтвердила Диана, — и всегда была такой.

Бренда рассмеялась. Карли отвернулась от зеркала и начала расхаживать по комнате.

— А вдруг он не придет?

— О чем ты говоришь? — воскликнула Бренда. — Он обязательно придет. Он же без ума от тебя, и все это знают!

— Кейти ненавидит меня.

— Она привыкнет.

— А если нет?

— Ну, хватит, — сказала Хелен. — Не волнуйся.

— Конечно, он придет, — подтвердила Диана. — Я видела, как он смотрел на тебя за ужином.

— И как же он смотрел?

— Как будто он хочет перебросить тебя поперек коня и умчать в прерию! — ухмыльнулась Бренда.

Карли и Бренда переглянулись и засмеялись, но мгновенно умолкли, когда в комнату вошли Кейти и ее мать.

На девочке было длинное розовое платье с белым кушаком. Ее волосы, зачесанные назад, перехватывал на затылке белый бант. На лице застыло непокорное выражение. Карли сделала шаг вперед и протянула руку.

— Вы, должно быть, Элейн. Приятно… познакомиться с вами.

Элейн небрежно пожала ей руку.

— Это моя подруга Бренда Кларк, моя мама и сестра.

Элейн кивнула трем женщинам и обратилась к дочери:

— Веди себя хорошо, Кейти. Увидимся вечером.

— Я хочу провести вечер с папой.

— Не сегодня.

— Но почему? Завтра он будет со мной весь день. Почему я не могу остаться на ночь?

— Папа уедет на выходные. Ты встретишься с ним в следующее воскресенье.

— А я хочу сегодня!

— Сегодня нельзя. Ну-ка, прекрати! Веди себя хорошо! Встретимся дома.

— Разве ты не останешься?

— Нет.

Кейти свирепо уставилась на Карли, как будто виня ее в уходе матери.

— Ну, — обратилась Элейн к Карли, — желаю удачи.

— Спасибо.

Элейн удалилась. Вскоре раздался стук в дверь, и Карли услышала голос отца:

— Если вы готовы, то вас ждут.

— Вот видишь, — ухмыльнулась Бренда, — Зейн здесь.



***


Отец ждал Карли в фойе. У мистера Кирквуда были светлые волосы с легкой проседью на висках и карие, как у Карли, глаза.

— Ты выглядишь чудесно, принцесса, — сказал он с ноткой гордости.

— Спасибо, папа.

— Ну, как ты? Не сомневаешься в своем решении?

— Нет, все прекрасно, — Карли оглянулась по сторонам. — Где Ванесса?

Дверь распахнулась, и в комнату вбежала двоюродная сестра Зейна.

— Извини за опоздание. У меня спустила шина!

— Ты не опоздала, — улыбнувшись, успокоила ее Карли.

— Вперед! — скомандовала Бренда, когда заиграла музыка. — Кейти, ты идешь первая. Помни, ты должна идти медленно.

Взяв отца под руку, Карли сделала глубокий вдох. Началось!

Двери распахнулись.

Кейти шла по проходу, разбрасывая лепестки белых роз. За ней шла Ванесса, за которой следовали Бренда и Диана.

Карли посмотрела на гостей. Семья Зейна явилась в полном составе. Его родственники заполнили одну сторону церкви — множество мужчин, женщин и детей с блестящими черными волосами и кожей цвета меди.

Взор Карли устремился к алтарю, где в окружении трех двоюродных братьев стоял Зейн. У Карли перехватило дыхание. Идя к нему по проходу, она не слышала музыки и не замечала ни людей, ни цветов.

Ей не приходилось видеть, чтобы смокинг так подчеркивал достоинства мужчины. Черный пиджак с открытой грудью и длинными лацканами оттенял смуглую кожу и черные волосы ее будущего мужа, делал его плечи еще шире, а ноги длиннее.

Когда они встретились взглядами, на его лице появилась улыбка.

Послышался голос священника. Отец вложил ее руку в руку Зейна. Священник начал говорить о важности и святости брака.

— Зейн Роун Игл, берешь ли ты эту женщину…

Безмерная любовь наполнила сердце Карли, когда Зейн произнес слова, сделавшие ее его женой.

Она повторила клятвы, и затем Зейн поднял ее вуаль, впервые целуя ее как муж.

— Привет, жена! — улыбнулся он.

— Привет, муж!

Когда они повернулись к гостям, раздался голос священника.

— Дамы и господа, позвольте представить вам мистера и миссис Зейн Роун Игл!

Карли оглядывалась по сторонам, радуясь, что все улыбаются им. Все, кроме Кейти. Выйдя из церкви, они обнимались и целовались с родными и друзьями, а затем фотографировались.

Наконец молодожены заняли места в лимузине и поехали на ранчо, где веселье было в полном разгаре. Карли сидела рядом с Зейном, обнимавшим ее за талию. Кейти, угрюмая и молчаливая, поместилась рядом с Дианой.

Зейн тщетно пытался развеселить ее. Девочка не одобряла женитьбу отца и, казалось, хотела, чтобы все знали об этом.

Когда они подъехали, оркестр заиграл романтическую мелодию, и гости разразились аплодисментами.

Они подходили к каждому столу, улыбались, пожимали руки и принимали добрые пожелания друзей и родственников.

Когда на мгновение они остались одни, Карли потянула Зейна за руку.

— Я очень хочу есть.

— Хорошо, жена, — усмехнулся он.

— Жена, — повторила она, беря его под руку. — Мне нравится, как это звучит.

— Мне тоже.

Подойдя к столу с закусками, Карли наложила на тарелку картофельного салата, зелени и свежих фруктов.

Зейн посмотрел на нее, подняв брови.

— Неужели ты съешь все это? — с сомнением спросил он.

— Вот увидишь, — усмехнулась она. Покачав головой, он пошел за ней к столу. Кейти, конечно, не ела.

Зейн посмотрел на Ванессу.

— Я пыталась заставить ее, — сказала она, — но Кейти говорит, что у нее нет аппетита, и что она поест дома.

Зейн лишь вздохнул. Ничего не случится, если Кейти один раз не поест. К тому же, не время и не место устраивать сцену. Он встал из-за стола и протянул дочери руку.

— Потанцуешь со своим стариком?

Секунду Карли думала, что девочка откажется, но она взяла протянутую руку отца и пошла с ним на танцевальную площадку.

— Хорошо они смотрятся, правда? — восхитилась Бренда. — Невероятно, что все это время у него была дочь, а я даже не знала об этом! Уж этот Джерри… — она покачала головой. — Ну, и задала же я ему!

— Просто не верится, как Кейти ненавидит меня!

— Ну, я думаю, что ее трудно винить… — А что бы почувствовала ты, если бы была маленькой девочкой, которая видит отца только раз в неделю, и вдруг кто-то еще посягает на него?



***


Карли положила голову Зейну на плечо.

— Наконец-то мы одни, — пробормотала она, когда он вывел машину на дорогу.

— Пора уж!

— Свадьба удалась, правда?

Он тихо хмыкнул.

— Только потому, что там была ты.

— Спасибо.

Зейн обнял ее одной рукой. — Прости, милая. Просто у меня осталось неприятное чувство после первой свадьбы.

— Надеюсь, наш брак продлится дольше.

Зейн крепче обнял ее.

— Это будет длинный заезд, детка!

— Берегись, если это будет не так, потому что я никогда не отпущу тебя.

Зейн поставил машину на стоянку, и они направилась к отелю.

— Поздравляю! — улыбнулся им швейцар.

— Спасибо, — кивнул Зейн.

Когда они вошли в фойе, на них обратились взоры всех присутствующих. Карли решила появиться в отеле в свадебном платье. Вряд ли ей представится случай надеть его еще раз, так что нужно походить в нем как можно дольше.

Она стояла рядом с Зейном, когда он расписывался в журнале регистрации — мистер и миссис Зейн Роун Игл.

Вручив Зейну ключ, портье улыбнулся:

— Желаю удачи!

Коридорный принес из лимузина их багаж, и они направились к лифту.

Карли покраснела, когда он распахнул перед ними двери люкса для новобрачных.

Поставив багаж на пол и получив чаевые, коридорный ушел, и они остались одни.

Карли оглядела номер.

— Приятная комната.

Зейн подошел к жене сзади, и его руки сомкнулись на ее талии. Она прильнула к нему, наслаждаясь долгожданной близостью.

— Итак, мистер Роун Игл, чем ты хочешь заняться?

— Это провокационный вопрос? — спросил он, лукаво блеснув глазами.

Карли тихо засмеялась, снимая с него пиджак.

— Я знаю, что мне хочется сделать, — она бросила пиджак на стул.

— И что же это?

— Я хочу лучше рассмотреть мужчину, за которого вышла замуж, — проказливо улыбнулась Карли. — Мне нужно убедиться, весь ли он здесь.

Зейн прижал ее к своим бедрам.

— Поверь, дорогая, все на месте.

— Ты хочешь, чтобы я поверила тебе на слово?

Карли начала расстегивать на нем рубашку, которая через мгновение последовала за пиджаком.

— О! — Зейн сделал глубокий вздох, когда она стянула с него футболку и, наклонившись, поцеловала его грудь. — Думаю, ты должна увидеть все сама.

— Я была уверена, что ты поймешь меня, — расстегнув ремень и отшвырнув его в сторону, Карли потянула за молнию на его брюках.

— Осторожнее здесь, — хриплым, с дрожью, голосом предупредил он.

— Не бойся, я буду осторожна.

Зейн снял туфли и носки и переступил через брюки.

— Теперь моя очередь? — спросил он.

Карли кивнула. Они смотрели друг другу в глаза, когда он снимал с нее фату. Вынув шпильки из ее волос, он пропустил их сквозь пальцы, наслаждаясь тяжелыми волнами шелковистых прядей.

— У тебя красивые волосы, — пробормотал Зейн. Протянув руки ей за спину, он начал расстегивать длинный ряд обтянутых тканью пуговиц.

На каждое прикосновение его пальцев тело Карли отзывалось сладостным трепетом ожидания. Наконец, платье и нижняя юбка оказались на полу.

Зейн присвистнул. Белый кружевной бюстгальтер и трусики, чулки и туфли на высоких каблуках придавали молодому телу Карли особую красоту и беззащитность.

Притянув жену к себе, Зейн целовал ее до тех пор, пока у нее не перехватило дыхание, и, упав на кровать, они сорвали друг с друга последнюю одежду.

— Ты красива, — тихо сказал Зейн, лаская ее взглядом. — Напомни мне о том, чтобы утром я послал Бренде дюжину роз.

— Бренде?

— За то, что она познакомила нас.

Обхватив руками его шею, Карли потянула его на себя. Она забыла обо всем на свете, кроме мужчины, который был с ней. Ее пальцы ласкали каждую жилку сильного мускулистого тела. Как он красив! Как гладка его кожа! Он застонал, не в силах унять чувственную дрожь, и Карли откликнулась на страстный протяжный звук, когда его ласки заполонили все ее существо.

После долгих объятий и поцелуев он, наконец, вторгся в нее неистово и жадно. Как хорошо, что она дождалась этого момента и не пожертвовала своей невинностью ради другого мужчины! До свадьбы ей удалось устоять даже перед Зейном, и теперь она знает, что поступила правильно. Такой должна быть первая брачная ночь, о которой она мечтала.

Вдруг Карли ощутила его смятение.

— В чем дело? — спросила она, чувствуя себя обездоленной.

— Карли… ты еще… ты никогда не…

Соблазнительная улыбка медленно появилась у нее на лице.

— Нет. Никогда. — Дорогая моя!

Чувство, светившееся в глазах Зейна, наполнило их близость нежной переливчатой красотой.

В эту ночь он любил ее трепетно и нежно, лаская и целуя в изумленном благоговейном восторге, ликуя, что она принадлежит только ему.



***


Они спустились вниз намного позже, чем планировали, и, предупредив о своем отъезде, отправились завтракать.

— Наверное, уже пора обедать, а не завтракать, — заметила Карли, изучая меню. — Что ты закажешь?

— Я жутко проголодался. Кажется, готов съесть все, что есть в меню.

Официантка налила им кофе и взяла заказ.

— Чем ты хочешь заняться сегодня?

— Мне все равно, я на все согласна. — Карли посмотрела на хорошенькую серебряную подвеску в форме лошадки и улыбнулась, вспомнив, как ей было приятно получить подарок от Зейна. — Как ты думаешь, я смогу иметь собственную лошадь?

— Почему же нет?

— Интересно, согласится ли Бренда продать Квини? Приятно иметь лошадь, которая уже знакома мне… Зейн!

— Извини, дорогая. Что ты сказала?

— Так, пустяки. О чем ты думал?

— О Кейти. Вчера она выглядела такой несчастной… Извини. О чем ты говорила?

— Это неважно. Ты хочешь повидаться с Кейти?

Зейн пожал плечами.

— Конечно. Но ведь у нас с тобой не медовый месяц, а только один день…

— Я не возражаю делить тебя с твоей дочерью. Ты нужен ей. И, возможно, больше, чем мне.

— Это правда?

— Конечно.

Зейн поцеловал ей ладонь.

— Когда я говорил, что люблю тебя?

— Десять минут назад.

— Напомни мне, когда мы останемся наедине.

— Будь уверен!



***


Элейн жила в одноэтажном доме, стоявшем на тихой улице. Во дворе играли маленькие дети. Пожилая женщина поливала клумбу. Подросток менял покрышку велосипеда. Зейн остановил машину перед домом и повернулся к Карли.

— Ты зайдешь?

— Нет, я подожду здесь.

— Хорошо. Я не задержусь.

Не успел он выйти из машины, как дверь распахнулась и Кейти выбежала на улицу.

— Папочка!

Зейн подхватил ее и крепко обнял.

— Я знала, что ты приедешь. Я не поверила маме.

— Как дела, принцесса?

— Замечательно. Куда мы сегодня пойдем? В кино?

— Конечно, если хочешь. Пойди и скажи маме, что мы уходим.

Держа Кейти за руку, он поднялся по ступенькам и уже собирался открыть дверь, когда появилась Элейн.

— Разве у тебя не медовый месяц?

— Да, — Зейн пожал плечами. — Я заберу Кейти?

— Сегодня твой день.

— Я привезу ее к шести часам.

— Ты можешь забрать ее на ночь?

У Кейти загорелись глаза.

— Пожалуйста, папочка! Я никогда не оставалось на ранчо на ночь! — Кейти обхватила ладонями лицо Зейна и расцеловала его. — Пожалуйста!

Разве он мог отказать ей?

— Ладно, принцесса. Собирай свои пожитки. — Мы пойдем в кино?

— Конечно.

Кейти просияла и побежала в дом. Зейн посмотрел на Элейн.

— У тебя какие-то планы на вечер?

Она пожала плечами.

— Возможно.

— Думаю, что ребенок в доме мешает твоему образу жизни. Ты могла бы разрешить мне забирать ее на выходные. У тебя бы было больше времени на… на то, чем ты занимаешься.

— Как отнесется к этому твоя новая жена?

— Какое тебе дело? Черт подери, Элейн, я заслуживаю того, чтобы Кейти была со мной не один раз в неделю, и ты это знаешь.

— Я думаю, что ты прав.

Зейн нахмурился, заподозрив подвох.

— Надо полагать, ты нашла кого-то.

— Ну и что?

— Довольно неожиданно, не правда ли?

Элейн выразительно посмотрела в сторону его машины.

— Кто ты такой, чтобы говорить мне это? Между прочим, я знаю Кена довольно давно. Просто недавно наши отношения вступили в другую фазу.

— И ему мешает Кейти?

— Ты хочешь забирать ее на выходные или нет?

— Конечно, хочу!

Прежде чем он успел сказать что-нибудь еще, Кейти выбежала из дома с рюкзаком на плече и, улыбаясь, схватила отца за руку.

— Я готова.

— Ладно, принцесса, пойдем.

Зейн кивнул Элейн и начал спускаться по ступенькам.

— Если хочешь, можешь начать со следующей недели, — крикнула она ему вслед.

Кейти резко остановилась, увидев, что в машине сидит Карли.

— Что она делает здесь?

— Кейти! Где твои манеры?

— Я думала, что мы будем вдвоем.

— Мы поженились вчера, — попытался объяснить дочери Зейн, — ты же не думаешь, что я могу оставить Карли одну дома.

— Но…

Зейн присел на корточки, чтобы заглянуть Кейти в глаза.

— Послушай, принцесса, я люблю Карли. Теперь она моя жена, и ты будешь относиться к ней с уважением, которого она заслуживает. Ты поняла?

Кейти кивнула. На лице у нее было написано возмущение.

— Ты любишь ее больше, чем меня!

— Нет, не больше. Просто по-другому. Ты поймешь, когда подрастешь.

У Кейти дрожала нижняя губа, когда Зейн открыл дверь и посадил ее в машину.

— Привет, Кейти! — весело обратилась к ней Карли.

— Здравствуйте.

— Кейти хочет пойти в кино, — объявил Зейн. Закрыв дверь, он обошел вокруг грузовика и сел за руль.

— Замечательно! Я люблю кино.

Кейти молча смотрела вперед.

Зейн взглянул на Карли и, словно извиняясь, покачал головой. Он повернул ключ зажигания, и они поехали.



***


Карли ни в коем случае не назвала бы этот день удачным. В кинотеатре Зейн сидел между ними. Пообедав, они поехали на ранчо.

— Завтра будет важный день, — сообщил Зейн Кейти. — Тебе надо лечь спать пораньше.

Она посмотрела на него, широко раскрыв большие карие глаза.

— Завтра будут клеймить бычков?

— Да. Пойдем. Я наполню тебе ванну, а потом сразу ложись спать.

Как ни странно, Кейти не стала спорить.

Оставив Зейна с дочерью, Карли вошла в большую из двух спален и принялась распаковывать чемодан. Ее вещи прибыли раньше и хранились в гараже рядом с домом. Она намеревалась устроить себе рабочий кабинет во второй спальне, но теперь это не удастся. Кейти будет приезжать к Зейну, и у нее должна быть своя комната.

Карли улыбнулась, когда Зейн вошел в спальню.

— Нам нужно поговорить, Карли.

Она замерла, держа в руках нижнее белье, которое собиралась положить в ящик.

— Что-то случилось?

— Я бы так не сказал… Просто Элейн позволила Кейти проводить со мной выходные. Это означает, что она будет здесь по субботам и воскресеньям.

— Понимаю.

У Карли упало сердце от мысли, что Кейти будет приезжать на выходные, не потому что ей не нравилась девочка, а потому что девочка не скрывала явную неприязнь к ней.

Зейн обнял ее за талию.

— Что ты скажешь?

— Зная, как Кейти относится ко мне, я не могу сказать, что эта мысль приводит меня в восторг, но… — Карли пожала плечами, — она твоя дочь, и это делает ее и моей дочерью.

— Я знал, что была причина, заставившая меня полюбить тебя.

— Ну, ты мне еще не доказал, — надув губы, возразила она. — За целый час ты ни разу не поцеловал меня.

— Вот это поможет тебе продержаться, — сказал Зейн, целуя ее. — Мне нужно уложить Кейти и рассказать ей сказку.

— Хорошо. Распаковать твои вещи?

— Да, если тебе не трудно.

— Ничуть. Постарайся выбрать сказку покороче.

Зейн усмехнулся.

— Попытаюсь.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Карли стояла под душем. Когда Зейн сказал, что им придется встать рано, она не представляла, что это будет так трудно! Еще только светает. Зачем клеймить скот в такую рань?

Когда Карли оделась, они пошли в общежитие, чтобы позавтракать с ковбоями. Столы буквально ломились под тяжестью колбас, копченой грудинки, жареного картофеля и яиц.

Мужчины улыбались Карли и подносили указательный палец к полям шляпы, после чего продолжали завтракать. Очень быстро все тарелки, кастрюли и сковороды были опустошены, и ковбои повалили из общежития.

Внезапно Карли почувствовала, что ей совсем не хочется спать. Ей всегда нравились новые и необычные ощущения, и это было одно из них. Обогнув конюшню, они направились к большому загону. Карли помахала Бренде и Джерри, которые стояли у ворот. Кругом толпились десятки мужчин и женщин, не считая детей. На ее вопрос Зейн ответил, что это ближайшие соседи, приехавшие помочь клеймить скот.

Как только они подошли к загону, послышался отдаленный гул. Глядя, в направлении звука, Карли увидела, как огромное стадо взбирается на холм. Ковбои гикали и кричали, сгоняя скот с холма и направляя его к загону.

Зейн взъерошил Кейти волосы.

— Не отходи далеко, принцесса.

Джерри открыл ворота, и ревущее стадо, протестующее мыча, ворвалось в загон.

Устроившись на перекладине ограды, Карли наблюдала, как Зейн арканит телят и выволакивает их из загона. Он прижимал испуганное животное к земле и опрокидывал на спину, где его вакцинировали. Затем на левое бедро ставилось клеймо Кларков. Воздух был наполнен мычаньем телят и запахом паленой шерсти.

Спрыгнув с ограды, Карли подошла к Зейну.

— Разве теленку не больно?

Зейн поднял на нее глаза и усмехнулся.

— Думаю, что больно, но только очень недолго. Во всяком случае, это все еще самый эффективный способ узнать, кому принадлежит корова.

Сделали перерыв на обед. Из дома принесли множество кастрюль с бобами, приправленными острым томатным соусом, и поставили их на столы в тени деревьев. Там уже были корзины с домашним хлебом, кувшины с лимонадом и ледяной водой, прохладительные напитки и на десерт — пироги с клубникой.

Сидя между Зейном и Брендой и слушая разговоры бывалых ковбоев, Карли испытывала чувство удовлетворения и общности с людьми, сидевшими за столом. Зейн интимно прижался к ней бедром и подмигнул в ответ на ее взгляд. Она улыбнулась, вспомнив ночь, проведенную в отеле. Этой ночью его объятия вновь откроются для нее. Она даже не могла мечтать о наслаждении, которое доставила ей близость с Зейном. Одного взгляда на него достаточно, чтобы у нее жарче бежала кровь в жилах. Он — само совершенство, подумала она. Добрый, заботливый, чудесный любовник, хороший отец. Карли положила руку на живот. Возможно, что у нее уже дитя во чреве. Мальчик, мелькнула у нее мысль, у которого смуглая кожа и черные волосы, как у Зейна.

— Чему ты улыбаешься? — спросил шепотом Зейн.

— Просто я счастлива и люблю тебя.

— Ну, голубки, хватит ворковать, — сказал Джерри, хлопнув ладонями по столу. — Пора за работу.



***


Четыре часа спустя клеймо поставили на последнего теленка, потушили костры и выгнали скот на пастбище. Джерри и Бренда поблагодарили соседей за помощь и, пообещав в свою очередь помочь им, когда потребуется, распрощались.

Когда они подходили к дому, Карли услышала, как звонит телефон. Кейти обогнала ее, открыла дверь и вбежала в дом.

— Вероятно, Элейн хочет узнать, когда я привезу Кейти домой, — сказал Зейн. Он открыл перед Карли дверь и вошел вслед за ней.

— Это мама, — объявила Кейти, держа трубку. — Она хочет поговорить с тобой.

— Спасибо, принцесса.

Карли посмотрела на Кейти.

— Хочешь принять ванну, пока я буду готовить ужин?

— Пожалуй.

— Что бы тебе хотелось поесть?

Кейти пожала плечами.

— Мне все равно.

— Мы могли бы съесть пиццу, прежде чем отвезти тебя домой.

Кейти снова пожала плечами и пошла в ванную. Вскоре Карли услышала, как полилась вода.

Зейн выругался и бросил трубку.

Карли удивленно подняла брови.

— Что случилось?

— Она вышла замуж.

— Элейн?

— Кто же еще? Мало того, она хочет, чтобы я сказал об этом Кейти. — Зейн задумчиво посмотрел на Карли.

— Что-нибудь еще?

— Да. Она беременна.

Карли ошеломленно смотрела на мужа, ожидая продолжения.

— Теперь она решила, что, так как она вышла замуж и ожидает ребенка, Кейти должна жить со мной и приезжать к ней только на выходные.

Карли онемела. Она никогда не общалась с детьми и не задумывалась о собственном потомстве. И вот в течение двух дней у нее появился не только муж, но и шестилетний ребенок, который будет жить с ними не один день в неделю, а целых пять.

— Карли!

— Кейти в ванной. Займись ею, а я сварю кофе.

Зейн внимательно посмотрел на жену и пошел в ванную. Он не мог отделаться от ощущения, что на решение Элейн передать ему заботу о Кейти, повлияло желание осложнить его семейную жизнь. Вероятно, так оно и будет. Элейн всегда любила причинять ему неприятности.

Кейти улыбнулась ему из-за края ванны.

— Угадай, что сказала мама! Мне можно остаться здесь на ночь!

— Да, я знаю.

Подняв Кейти из ванны, он завернул ее в полотенце и крепко прижал к себе. Как ей сказать, что ее мать вышла замуж и ей не нужна в доме дочь? Кейти любит его, ей нравится быть с ним, но она будет потрясена и обижена. Она, несомненно, почувствует, что мать бросила ее. Будь проклята Элейн! Она не могла выбрать для свадьбы более неподходящий момент. Разве нельзя было дать Кейти время привыкнуть к мысли, что у отца новая жена, прежде чем заставлять девочку понять, что у ее матери новый муж?

Зейн поцеловал Кейти в макушку. Конечно, он с удовольствием пожил бы вдвоем с Карли, но он не может сожалеть о том, что Кейти переедет в их дом. Он всегда чувствовал, что дочери будет лучше с ним, а не с Элейн. Остается только надеяться, что Карли поймет его.

Зейн отнес Кейти в ее спальню и насухо вытер полотенцем.

— Я хочу спать, — сказала девочка, зевая.

— Разве ты не хочешь поужинать? Мне показалось, что я слышал, как Карли упомянула пиццу.

Кейти опять зевнула.

— Я не хочу есть.

— Ну, как знаешь. — Присев на край кровати, Зейн посадил Кейти на колени. — Ты хорошо провела время сегодня?

Она прильнула к нему.

— Угу.

— Хочешь поехать завтра в лагерь на «Дабл-Зи»? На все лето?

Кейти выпрямилась, и у нее загорелись глаза.

— Правда? Ты не обманываешь?

Зейн отрицательно покачал головой.

— Кажется, твоя подружка Дженифер тоже едет туда?

Кейти радостно закивала.

— А мама согласна?

— Послушай, принцесса, твоя мама…

Кейти нахмурилась, широко раскрыв глаза.

— Вы опять поссорились?

— Нет, ничего подобного, — Зейн погладил дочь по голове. У нее были такие же густые и черные волосы, как у него. — Сегодня твоя мама вышла замуж.

Кейти молча смотрела на него несколько секунд, потом тихо сказала:

— Нет. Этого не может быть. Она бы сказала мне. Ей бы хотелось, чтобы я была там.

— Мне жаль, принцесса…

— Нет! — Она слезла с его колен и бросилась на кровать лицом вниз.

— Кейти, послушай…

Она затрясла головой, и Зейн услышал приглушенный плач.

Он погладил ее по спине.

— Помнишь, я всегда хотел, чтобы ты жила со мной? И вот твоя мама решила разрешить тебе остаться со мной. На некоторое время.

— Эта женщина не хочет меня.

— Какая женщина? Ты имеешь в виду Карли? Конечно, хочет. — Зейн вытер ей слезы. — Теперь, принцесса, у тебя две семьи.

Кейти громко шмыгнула носом и натянула на голову одеяло.

— Кейти!

Девочка не ответила, но подрагивание маленьких плеч говорило о том, что она все еще плачет. Зейну хотелось обнять дочь и утешить ее, но вместо этого он поднялся и вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь. Наверное, ей нужно побыть одной.



***


Карли сидела за столом в кухне, держа обеими руками чашку с кофе. Когда вошел Зейн, она подняла голову.

— Как она?

Зейн тяжело опустился на стул.

— Не знаю. Она не хочет разговаривать со мной.

— Хочешь есть?

— Нет. — Он обхватил рукой спинку стула и тяжело вздохнул. — Не знаю, что делать. Ну, чем можно утешить ее…

— Что ты ей сказал?

Зейн пожал плечами.

— Правду. То, что сегодня ее мать вышла замуж, и она останется у нас на некоторое время. Я думал, что это обрадует ее, ведь она всегда просила оставить ее на ночь.

— Но с матерью она чувствует себя в безопасности.

— Да, вероятно, — Зейн тихо выругался и, поднявшись, начал мерить шагами комнату. Вдруг он горько рассмеялся. — Черт! Сколько я знаю Элейн, она всегда думает только о себе. Когда родилась Кейти, я хотел, чтобы ребенок жил со мной, но Элейн отказала мне, потому что знала, как сильно я хочу этого. Теперь в ее жизни появился новый мужчина, и ей безразлично, что она причиняет дочери боль. Она думает только о себе.

Карли встала и подала Зейну чашку кофе.

— Успокойся, — сказала она, — и сядь. Сделанного не воротишь. Я уверена, что Кейти все поймет правильно.

— Не уверен…

— Я точно знаю, что Кейти любит тебя.

— Что, если этого недостаточно?



***


За завтраком Кейти была спокойна. Она улыбнулась как прежде, когда Зейн сказал, что отвезет ее на день в лагерь. Ночью они решили, что будет лучше, если Кейти проведет день с друзьями в лагере, а не дома с Карли. Она согласилась, что и для нее, и для Кейти будет легче постепенно привыкать друг к другу. Выходя из дома, Кейти едва слышно попрощалась с Карли.

— Помни, что ты сказала, — пробормотал Зейн, обнимая жену. — У нас должно получиться.

— Надеюсь, мне не придется взять свои слова обратно.

Он поцеловал ее в кончик носа.

— Чем ты займешься сегодня?

— Буду устанавливать компьютер. Свяжусь с боссом, — она провела пальцем по его подбородку. — Придешь обедать?

— Думаю, да.

— Что бы ты хотел съесть?

Зейн лукаво улыбнулся.

— Тебя, крошка. — Он поцеловал ее на прощанье долгим страстным поцелуем.



***


Зазвонил телефон.

Зейн ответил после второго звонка. Карли, в сладостной отрешенности после их близости, краем уха слушала разговор и резко села в постели после слов Зейна.

— Как давно она пропала?

Похолодев, она схватила мужа за руку.

— Что случилось? Кто пропал?

Зейн повернул голову.

— Кейти.

— О нет!

— Мы приедем через полчаса, — сказал он и повесил трубку.

— Что произошло?

— Я не знаю. Дженифер сказала, что заметили отсутствие Кейти только за обедом.

— Ты не думаешь… — Карли прикусила нижнюю губу, боясь высказать свою мысль.

— Что?

— Ты не думаешь, что ее похитили?

— Нет. Мне кажется, она просто сбежала.

— Тогда она не могла уйти далеко. Мы найдем ее.

Через десять минут они были на пути к «Дабл-Зи».

Карли смотрела в окно.

— Куда она могла пойти?

— Не знаю, — Зейн ударил кулаком по рулю. — Черт! Как же я не заметил, что дело идет к этому!

— Это не твоя вина.

— Нет, моя. Плохо у меня все получилось. Я знал, что Кейти расстроится из-за нашей свадьбы, но мне казалось, что она переживет это. Мне следовало дать ей больше времени, чтобы привыкнуть к этой мысли, но я так хотел тебя…

Карли накрыла ладонью его руку.

— Ты не можешь винить себя.

— Не могу?

Карли убрала свою руку. Вчера он обвинил Элейн в том, что она причинила Кейти боль, сейчас он считает виноватым себя. Но если Зейн винит себя, он, конечно, винит и ее.

О господи, что, если им не удастся найти Кейти? Зейн никогда не простит ее. Он будет постоянно думать о том, что из-за их брака он потерял дочь.

Карли отогнала эту страшную мысль. Конечно, они найдут девочку. Ей только шесть лет, она не могла уйти далеко.

Когда они приехали на ранчо «Дабл-Зи», в доме царило волнение.

Марта Зиммерман поспешно подошла к их машине и ввела их в курс дела. Три женщины-воспитательницы собрали детей у бассейна. Все работники, находившиеся на ранчо, уже были посланы на поиски Кейти.

— Она отсутствует часа полтора, — сказала Марта. — Я как раз собиралась вызвать полицию.

— Вы не знаете, куда она могла отправиться?

— К сожалению, нет, — Марта провела рукой по волосам. — У меня просто не укладывается в голове, как это могло произойти!

— Вы не виноваты, миссис Зиммерман, — успокоил ее Зейн. — Боюсь, что за эти два дня жизнь Кейти пошла кувырком.

— Очень печально слышать это, — сказала Марта. — Но это не оправдание того, что пропал ребенок, который находится под нашим присмотром. Нельзя сбрасывать со счетов то, что ее могли похитить, хотя в такой глуши это кажется маловероятным.

— Вы не будете возражать, если я возьму одну из ваших лошадей?

— Нет, конечно. Берите любую.

Зейн прикоснулся к шляпе указательным пальцем.

— Очень вам благодарен.

Карли пошла за ним в конюшню.

— Я тоже хочу помочь.

— Спасибо, но думаю, тебе лучше остаться здесь. Ты можешь заблудиться.

Она не стала возражать. Подождав, когда Зейн выедет со двора, Карли оседлала кроткого на вид мерина и поехала за ним. На ней тоже лежит вина за побег девочки. Не может же она сидеть без дела!

Карли намеревалась объехать вокруг дома, но повсюду была ограда. Она натянула поводья, собираясь повернуть назад, и внезапно увидела узкую тропу, которая извивалась среди деревьев, окаймлявших двор.

Когда она въехала под деревья, лошадь фыркнула и затрясла головой. Густая листва переплетавшихся над головой ветвей не пропускала солнечный свет, и под деревьями царил полумрак.

Наклонившись вперед, Карли погладила лошадь по шее.

— Все в порядке, здесь нечего бояться, — пробормотала она, не зная, кого успокаивает, — себя или лошадь.

Тропа постепенно становилась шире. Щебетание птиц, приглушенное постукивание копыт и поскрипывание кожаного седла были единственными звуками, нарушавшими тишину.

Когда, наконец, тоннель, образованный деревьями, подошел к концу, она оказалась на открытом лугу. Остановив лошадь, Карли привстала в стременах и огляделась. Дом не был виден. Огорченно покачав головой, она собралась повернуть лошадь и отправиться в обратный путь.

И тогда ей послышался слабый крик.

Заметив направление, Карли пустила лошадь в галоп. Впереди показался крутой холм, и она наклонилась вперед, как учил ее Зейн, чтобы облегчить лошади подъем.

Когда Карли оказалась на вершине, яркое синее пятно в зеленой траве сразу бросилось ей в глаза. Утром на Кейти была рубашка такого цвета. Неподалеку от пятна паслась лошадь.

Почувствовав облегчение, смешанное со страхом, Карли ударила лошадь по бокам, и мерин устремился вниз. Она слишком поздно поняла, что сделала ошибку. Лошадь потеряла равновесие на сколькой траве и упала. Она тщетно пыталась подняться.

Карли не успела ни испугаться, ни закричать. Секунду назад она держалась за луку седла, и вот она уже лежит на спине, ударившись так, что у нее искры из глаз посыпались.

Несколько минут ушло на то, чтобы отдышаться. Карли осторожно привстала. Ей стало ясно, что ее лошадь, очевидно, направилась домой, а у нее перелом или сильный вывих правой кисти.

— Чтобы я еще раз села на лошадь?! — пробормотала она, прижимая левой рукой ушибленную кисть. — Они все как будто сговорились сбрасывать меня!

— Карли!

Она оглянулась и увидела, что Кейти в разорванной рубашке сидит на земле и смотрит на нее широко раскрытыми заплаканными глазами.

— Кейти! Ты в порядке?

Девочка покачала головой.

— Н-нет. По-моему, я сломала ногу.

С трудом поднявшись, Карли подошла и опустилась на колени возле нее.

— Где болит?

— Здесь, — Кейти указала на левую ногу. Сквозь дыру в джинсах был виден большой синяк. — Я хочу к папе.

— Знаю, милая.

Карли посмотрела на лошадь Кейти. Может быть, оставить девочку здесь и вернуться на ранчо за помощью? Или попробовать посадить ребенка в седло? Но у нее так болит рука, что ей не удастся поднять Кейти.

— Я хочу пить.

— Кейти, мне нужно вернуться на ранчо за помощью.

— Нет! Я не хочу оставаться здесь одна!

— Я скоро вернусь.

Из глаз девочки хлынули слезы.

— Нет!

Карли снова взглянула на лошадь и заметила, что у нее нет уздечки. Животное явно припадало на переднюю левую ногу.

— Так, — побормотала она, — похоже, что мы все получили переломы и вывихи, правда?

Кейти шмыгнула носом и засмеялась.

— Нельзя наклоняться вперед, когда лошадь бежит вниз по холму.

— Особенно, если это скользкий холм, — согласилась Карли с грустной улыбкой. Она осторожно села рядом с Кейти. — Я думаю, нам придется подождать, пока кто-нибудь найдет нас. — Карли обняла ее правой рукой за плечи. — Может быть, ты положишь голову мне на колени и немного поспишь?

Поколебавшись, Кейти кивнула.

Девочка устроилась поудобнее, и Карли погладила ее по голове. Постепенно усталость преодолела боль, и Кейти погрузилась в беспокойный сон.

Карли облизнула пересохшие губы, надеясь, что вскоре кто-нибудь придет к ним на помощь. Ей было жарко, невыносимо болела кисть. Если вывих причиняет ей такую боль, то как же страдает Кейти?

Сквозь дрему ей почудилось, что под ней задрожала земля. Подняв глаза, она увидела Зейна и на минуту забыла обо всем на свете. Он потерял где-то шляпу, и волосы развевались у него за спиной, когда он несся вниз по склону холма.

Натянув поводья, он спрыгнул с лошади, и опустился на одно колено. Его взгляд остановился на Кейти, потом на Карли.

— Как вы?

— Кажется, я вывихнула кисть, а у Кейти, по-моему, перелом ноги.

Зейн посмотрел на ногу дочери и тихо хмыкнул.

— Не хочется трогать ее, но машина не проедет сюда.

— Как ты нашел нас?

— Я вернулся назад, чтобы посмотреть, не нашлась ли Кейти, и увидел, как во двор вошла лошадь под седлом. Ее след привел меня сюда. Посиди минутку, пока я сооружу повозку.

— Помочь тебе?

— Нет, у тебя же болит рука. Посиди и отдохни.

Вскоре повозка из ветвей деревьев и кусков веревки была готова. Устроив Кейти на повозке, Зейн поднял Карли и, посадив ее на свою лошадь, взял повод. Кейти оглянулась.

— А как же моя лошадка?

— Не беспокойся о ней. Думаю, она пойдет за нами домой. Если нет, то я пришлю кого-нибудь за ней.

— Как ты себя чувствуешь? — обратился он к Карли.

— Прекрасно.

— Разве я не сказал, чтобы ты оставалась дома?

Она отвела от него взгляд.

— Не могла же я сидеть сложа руки, когда все заняты поисками. Я тоже решила помочь.

Кончиками пальцев Зейн погладил ее по щеке.

— Умница!

У Карли потеплело на сердце, и она поняла, что сможет вынести любую боль и все тяготы жизни, которые могут ожидать их впереди. Она оглянулась, чтобы посмотреть на Кейти, и почувствовала себя счастливой, когда на ее взгляд девочка ответила слабой улыбкой.

Теперь все будет хорошо, подумала Карли. Должно быть.



***


Поздно ночью, лежа в объятиях Зейна, она вспоминала события бурного дня. Полиция прекратила поиски. Зейн отвез их в больницу. Рентгеновский снимок подтвердил, что у Кейти действительно перелом. Вывих кисти не представлял опасности, и его быстро вправили. Они оставались в больнице, пока не истекло время, отведенное для посещения больных. Несмотря на то, что к этому времени Кейти уже спала, Зейну не хотелось уходить.

— Я думаю, что все к лучшему, — заметил он, поглаживая дочь по спине.

— Что ты имеешь в виду?

— Побег Кейти. Хотя она пострадала, мне кажется, что это пойдет на пользу вам обеим.

Карли кивнула. Вздохнув, она закрыла глаза и прильнула к мужу, наслаждаясь безмерным покоем. В глубине души она знала, что с любовью и терпением они сделают свою жизнь втроем счастливой.

ЭПИЛОГ

Положив руку на живот, Карли сидела на крыльце нового дома. Она улыбнулась, почувствовав, как зашевелился ребенок. Они закончили строительство дома вовремя: их сын может родиться со дня на день.

Она ушла с работы и организовала собственное дело, что позволяло ей самой устанавливать часы и количество работы.

Карли улыбалась, наблюдая, как Кейти играет со щенком, подаренным ей Зейном.

Элейн родила пять месяцев назад. Вчера Бренда сообщила, что ждет второго ребенка.

Карли оглянулась, услышав, что открылась дверь.

— Как ты себя чувствуешь, дорогая? — спросил Зейн.

— Прекрасно. Немного волнуюсь.

Зейн опустился на корточки возле ее кресла и положил руку на живот Карли.

— Как поживает наш сын?

— Толкается. Наверное, он просится наружу.

— Ему не терпится увидеть свою мать, — сказал он, целуя Карли в щеку. — Надеюсь, он похож на тебя.

— Нет, на тебя!

— Ладно, на меня!

Они посмотрели друг на друга и засмеялись, когда Кейти подбежала к ним, прижимая щенка к груди.

— Может быть, он будет похож на Чиппера, — предположил Зейн, почесывая щенка за ухом.

Карли с улыбкой смотрела на отца и дочь. Сначала было нелегко, но ей удалось завоевать любовь и доверие Кейти, и теперь у них настоящая семья. Даже мать Зейна начала постепенно оттаивать. В свой последний приезд она обняла Карли и назвала ее кункси, то есть дочь, на языке индейцев племени дакота. Да, жизнь действительно хороша!

Удовлетворенно вздохнув, Карли посмотрела на расстилавшийся перед ней простор. Бренда оказалась права: она полюбила Техас. Необъятный простор прерий под голубым сводом небес пришелся ей по душе.

Но больше всего она любит сильного ковбоя, который завладел ее сердцем и навсегда отдал ей свое.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ