Возвращение воя (fb2)


Настройки текста:



Гарри Бранднер Возвращение воя

Глава 1

Кэрин стояла на коленях в сырой траве и ковыряла грязь вокруг корней розовых кустов. Цветы еще не распустились, но лепестки вот-вот должны были появиться. Кэрин считала себя ответственной за это. И ходя Дэвид никогда не заострял на этом внимание, она была почти уверена, что его первая жена была хорошим садовником. Когда выходишь замуж за вдовца, обнаруживаешь один неприятный момент: отошедшая в мир иной жена во всех случаях справлялась лучше тебя.

Что касается Кэрин, то, исключая заботу о комнатных растениях, которые занимали особое место в ее привязанностях, она мало интересовалась работой в огороде и саду. Ей казалось, что растения, находящиеся вне дома, должны быть предоставлены сами себе. Однако Дэвид и доктор Гоец думали иначе, справедливо полагая, что работа на открытом воздухе несомненно приносит ей только пользу, и она не хотела их разочаровывать.

Перебирая сырую землю, Кэрин позволила себе отвлечься от своего занятия и стала думать о том, что еще будет свободное время, чтобы поработать на миссис Дженсен, домоправительницу, и что скоро будет родительский день в летней школе Джоя. Она улыбнулась — ее рассмешило то, какие прозаические вопросы занимали ее мысли все эти дни. Впрочем, Кэрин считала, что рассуждает здраво.

Женщина сидела задумавшись и не слышала, что сзади к ней кто-то приближается, тихо ступая мягкими лапами. Кэрин поняла, что она не одна только тогда, когда ощутила теплое дыхание на затылке. Она попыталась вскочить, но потеряла равновесие и неловко повалилась на землю.

Взглянув вверх, женщина увидела чью-то морду, нависшую над ней. Черные губы были растянуты в волчьем оскале, торчали желтые клыки. Кэрин попыталась откатиться, но две тяжелые лапы придавили ее к земле, животное перенесло всю тяжесть своего тела ей на грудь.

Мгновенно весь ужас перед Драго хлынул из запретных уголков ее памяти. Волчья пасть и эти ужасные зубы приближались. Кэрин завизжала. И вдруг на миг ей показалось, что на грудь ничего не давит; она сделала рывок и откатилась, инстинктивно сгруппировавшись. Женщина чувствовала, что зверь стоит над ней, стараясь перевернуть на спину. Она снова завизжала.

Черная дверь дома, который стоял поодаль, с грохотом отворилась, на пороге появилась грузная женщина с седеющими волосами, развевающимися на ветру. Она тяжело побежала по направлению к Кэрин, которая все еще лежала на земле рядом с розовым кустом.

— Бристоль, прекрати! — закричала женщина. — Ко мне! Быстрее!

Кэрин осторожно открыла глаза. Первым, что она увидела, были короткие и толстые ноги миссис Дженсен, которая стояла, уперев руки в бедра. В этот момент взгляд Кэрин словно бы говорил: «Не бейте меня».

— Стыдно, — миссис Дженсен журила собаку, — так пугать людей, — она взяла собаку за ошейник и легонько стукнула по носу. — Извините, миссис Рихтер. Он же еще щенок. Ему хочется играть.

Дверь снова распахнулась, и из дома выбежал Дэвид Рихтер. Это был мужчина сорока восьми лет с сосредоточенным, волевым лицом. Он был одет по воскресному, в свитер и обтягивающие штаны, но чувствовалось, что ему было не по себе без костюма-тройки, в котором он ежедневно ходил на биржу.

Кэрин встала, пошатываясь. Дэвид, раскинув руки, бежал к ней через лужайку.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Да, уже, — ответила Кэрин, выдохнув.

— Отлично!

Дэвид повернулся к миссис Дженсен, которая все еще держала пса за ошейник. Собака вырывалась, стараясь лизнуть ее в лицо.

— Что здесь делает эта собака? — гневно спросил Дэвид.

— Это щенок моей сестры, — миссис Дженсен потупилась. — Он не хотел ничего плохого.

— Вы же знаете, мы не разрешаем его сюда приводить.

— Я только слежу за собакой, пока сестра пошла на часок к дантисту. Она не хотела оставлять его одного.

— Хорошо, уберите его отсюда. И больше никогда не приводите.

— Дэвид, ничего серьезного. Собака просто подошла неожиданно, — сказала Кэрин.

— Он не хотел причинить вреда, — повторила миссис Дженсен.

— Да, да. Хорошо, — сказал Дэвид, немного смягчая тон. — Но я хочу, чтоб вы увели собаку прямо сейчас.

— Конечно, мистер Рихтер, — сказала миссис Дженсен. — Пошли, Бристоль, — обратилась она к собаке.

Когда миссис Дженсен ушла с собакой, из двери вышел темноглазый мальчик лет шести и побежал по траве туда, где стояли Кэрин и Дэвид.

— Что случилось? — спросил мальчик, переводя взгляд с одного взрослого на другого.

— Все хорошо, Джой, просто я испугалась собаки.

— Собака?! — мальчик быстро огляделся. — Где она?

— Не обращай внимания. Миссис Дженсен забрала ее. А теперь иди в дом и помой руки перед ужином.

Джой с сожалением посмотрел в ту сторону, куда домоправительница увела пса.

— Можно я хоть посмотрю на нее, ну хоть минуточку?

— Джой, иди домой, — сказал Дэвид, и мальчик поплелся по траве к дому.

— Я чувствую себя виноватой, — сказала Кэрин, — у него никогда не было животных.

— Это не может ему повредить. А сейчас давай я тебе помогу вернуться в дом. Ты еще в шоке.

— Да нет же, Дэвид, я себя достаточно хорошо чувствую, — сказала Кэрин, но все равно разрешила проводить себя в дом.

— Садись вот в это кресло, — сказал Дэвид, когда они вошли в гостиную. — Клади ноги сюда.

Кэрин сделала так, как настаивал Дэвид.

— Вот, выпей молока.

Кэрин подумала, что рюмочка шотландского виски помогла бы ей гораздо лучше, но только улыбнулась своим мыслям и взяла стакан с молоком. Пока она пила, Дэвид изучающе смотрел на нее:

— Ты заставила меня поволноваться.

— Я сожалею.

— Плохо, что это произошло с тобой как раз тогда, когда дела пошли на поправку.

Кэрин осторожно поставила стакан на стол и сказала:

— Я ненавижу подобные разговоры. Да, дела шли на поправку, но ты постоянно напоминаешь мне, что я выздоравливаю именно от душевного заболевания.

— Я не это имел в виду. Я говорю о том, что это огорчит доктора Гоеца, который так много для тебя сделал. Ты думаешь, он и теперь будет пытаться сделать что-либо для тебя?

— Доктор Гоец сделал все, что мог, — сказала Кэрин. — Серьезно, Дэвид, вы так много сделали для меня. Собака подошла сзади так неожиданно и застала меня врасплох, я слишком сильно на это прореагировала.

— Собака, — спросил Дэвид, — напомнила тебе Драго, верно?

Да, конечно, Драго. Неприятности, случившиеся в горах. Ничего особенного, кроме стаи оборотней и того, что она видела превращение собственного мужа в…

Тут течение мыслей Кэрин прервалось, потому что Дэвид вдруг резко придвинулся к ней:

— Извини, дорогая. Мне не следовало начинать этот разговор.

Кэрин сильно сжала руки:

— Нет, нет, дорогой. Это не должно становиться запретным, иначе я буду беспокоиться. Да, и ты прав насчет собаки. Увидеть ее морду так близко и неожиданно — это сразу напомнило мне Драго. Это было всего три года назад, и мы все-таки ожидали подобных инцидентов время от времени.

— И тебе это до сих пор снится, не так ли?

— Да, но не так часто, как раньше.

Дэвид поинтересовался:

— Когда у тебя следующая встреча с доктором?

— Завтра.

— И ты действительно думаешь, что он сможет тебе помочь?

— По крайней мере, он сделает все, что в его силах.

Дэвид неуклюже похлопал ее по руке:

— Хорошо, мы пойдем вместе. Я надеюсь, он сможет тебе внушить, что все это уже позади.

Когда Кэрин лежала ночью на кровати рядом со спящим мужем, она непроизвольно повторяла его слова. Она знала, что Дэвид всегда начинает с одних и тех же слов: «Все это ты себе выдумала». Она удачно выпуталась из той переделки. Но в Драго все было настолько же реально, как и луна в окошке, нет, все-таки несколько ближе. Оборотни тоже были реальны, Кэрин была почти уверена, что несколько из них выжило.

А в девятистах милях отсюда, среди виноградников Калифорнии, другая женщина лежала рядом со своим мужчиной. Ее длинное, гибкое тело было освещено лунным светом, волосы рассыпались по всей подушке. Они лежали глянцево-черными, плавными волнами и в свете луны напоминали какие-то волшебные серебряные нити.

Мужчина во сне пошевелился, и она его успокоила, положив руку на широкое обнаженное плечо.

— Отдыхай, моя любовь. Скоро у нас будет много работы, — прошептала она.

Глава 2

Из окна кабинета доктора Арнольда Гоеца в его офисе в клинике Нью-Форэлла Кэрин могла видеть несколько яхт, скользящих по озеру Вашингтон под мягким западным бризом. Это был один из тех летних, ярких дней, когда забыты дождливые месяцы и люди выходят из домов, чтобы приветствовать солнце.

Кэрин стояла лицом к окну и бесстрастным голосом рассказывала. В конце она сказала:

— Вот и все, что произошло. И весь этот инцидент длился не больше минуты.

Доктор помолчал секунд пятнадцать, что уже не было новым для Кэрин.

Возможно, он был удивлен рассказом пациентки, или он думал, что сказать. Когда же он увидел, что Кэрин закончила, то произнес:

— У вас нет сомнений, что это была просто собака?

Кэрин резко повернула к нему голову:

— Конечно, это была собака, — она подошла к столу и села в кресло напротив доктора, — я испугалась просто от неожиданности. И это все.

Доктор медленно кивнул:

— Да, хорошо. А как насчет снов? Вы до сих пор их видите?

Кэрин разлепила губы и тихо произнесла:

— Да, и это меня беспокоит больше, чем случай с собакой. Когда-нибудь закончатся эти кошмары, доктор? Этот вой?

— Вы должны понять, что все это происходит во сне, и то, что вы слышите… этот вой, — это тоже во сне.

Кэрин откинулась в кресле, и солнечные лучи осветили ее волосы, превратив их в подобие рамки для лица. Ей было двадцать восемь, но у нее уже были морщинки в углах глаз, однако приход зрелости сделал ее еще более красивой.

— Да, доктор, — сказала она медленно. — Я знаю, что все это лишь сон. Сейчас. Но три года назад вой в Драго был реален. Так реален, как смерть.

Доктор дотронулся до стакана. Кэрин отметила про себя, что этот неосознанный жест был знаком неверия, Он отставил стакан и понимающе улыбнулся:

— Да… я вижу…

— Дерьмо собачье…

Доктор просиял — острые реакции всегда приятно удивляли его. Кэрин сказала:

— Вы не видели всего этого, вы не верите, что в Драго действительно было так, и в то, что случилось с моим мужем.

После недолгого молчания доктор сказал:

— Кэрин, верю я или нет, это не имеет значения. Произошло это в действительности или только вам привиделось, меня не волнует. Важно лишь то, что вы чувствуете по этому поводу.

Кэрин взглянула из-под бровей и встретила искренний, пристальный взгляд. Вначале она долго мучилась, пытаясь понять суть традиционного фрейдизма и новой школы трансакционного анализа. Но у каждого свои проблемы.

— Это меня очень тревожит.

Пауза.

— Почему?

— Потому что я знаю — они умерли не все.

— Когда вы сказали «они», вы имели в виду…

— Я имела в виду волков, вернее оборотней.

Она пристально следила за реакцией — но смогла заметить только прищурившиеся глаза и дернувшийся угол рта. Доктор всегда следил за своими эмоциями.

— Вы мне хотите рассказать об этом?

— Я уже рассказывала.

— Повторите снова, я думаю, это поможет.

Может быть повторный рассказ и уменьшит значение пережитого. Но рассказывать повторно — это глупо. Кэрин снова встала, подошла к окну и стала любоваться видом. Потом повторила историю о том, что произошло в этой проклятой деревеньке Драго и о шести месяцах, проведенных с Роем Битти. Она описала, как все это началось — с воя по ночам. Рассказала о странных жителях деревушки, об огромных, неестественных волках, которые ночами рыскали по окрестностям в поисках пищи. Спокойным, контролируемым голосом она говорила о темноволосой Марсии Луре, которая околдовала ее мужа и превратила в оборотня. И под конец рассказала о побеге из Драго и о том, как они с Крисом Халораном сожгли деревню.

Доктор, помешкав, сказал:

— Так вы считаете, что они не все сгорели.

— Когда мы убежали из горящей деревни, я снова потом услышала этот… вой.

Внезапно Кэрин замолчала. Подошла к столу и снова села в кресло:

— Пересказ не приносит облегчения, а только освежает воспоминания. Чего бы я хотела больше всего — это стереть Драго из памяти раз и навсегда.

— Я не понимаю одного, — сказал доктор, — почему вы, вместо того чтобы избавляться от этой идеи, наоборот все больше ею заражаетесь.

— Заражаюсь? Неужели это происходит?

— Да, конечно, — доктор стал ходить по комнате. — Может быть, когда вы были маленькой девочкой, произошел какой-нибудь неприятный случай, связанный с собакой или волком?

Кэрин начала теребить свой локон:

— Нет, доктор, нет. Не тогда, когда я была маленькой, а когда я уже была совсем взрослой, и это было три года назад в Драго. Вы говорите мне о таких давних временах — это… по-моему, заблуждение.

— Заблуждение в том, что вы не хотите использовать проходящее время, чтобы помочь себе. Мы понимаем, что случившееся отложилось в памяти и способно разрушать психику всегда, стоит только вспомнить об этом. Я уверен, что происшедшее в Драго было настолько же реальным, как то, что вы сейчас сидите в этой комнате.

Кэрин слушала доктора вполуха, устав от монотонно-жужжащего звука его голоса. Не было смысла повторять сказанное. Главное — это то, что она была так взволнована воспоминаниями. Это плохо. Но хорошо, что она может разговаривать после случившегося, Когда она почувствовала перерыв в речи доктора, то нечаянно посмотрела на часы. Ее час закончился.

Глава 3

Кэрин медленно ехала по мосту Авроры в северном направлении, к маунтлейкской террасе, туда, где стоял их с Дэвидом дом. На душе у нее было чувство опустошенности, как бывало обычно после посещения доктора Гоеца.

Она вдруг вспомнила чувство триумфа, охватившее ее, когда она выстрелила серебряной пулей в голову черной волчицы. Это была маленькая победа, одна из тех, которые и обусловили финал. Но даже тогда, когда они с Крисом Халораном убегали прочь из горящей деревни, оба они не верили, что все кончилось. Около шести месяцев они прятались. Наконец стало казаться, что все в мире встало на свои места. Но как они ошибались!

Время от времени они бесцельно переезжали с места на место, находясь на грани нервного срыва. И, как обычно бывает с парами, которые так долго живут как на острие бритвы, они стали иначе относиться друг к другу. Постоянные ссоры стали неотъемлемой частью их жизни. Последний взрыв в их отношениях произошел, когда они жили в отеле Лас-Вегаса. Кэрин провела все утро в комнате, включив кондиционер на полную мощность, Крис рано утром, после неубедительной попытки уговорить ее пойти вместе с ним, спустился вниз, в бассейн.

Вернулся он около полудня. Выглядел довольно свежим.

Потом он пошел в ванну и даже не пытался заговорить с ней до того, как побрился и привел себя в порядок:

— Ты не хочешь спуститься поесть?

— А мы не можем заказать завтрак в номер?

— А зачем?

— Я просто не хочу никуда выходить. Вот и все.

— Бога ради, Кэрин, ты же не можешь постоянно находиться в комнате и не выходить никуда, как напуганный ребенок.

Его слова были как нож по сердцу.

Она вздрогнула:

— Я буду делать только то, что хочу. Кто ты такой, чтобы указывать, что мне делать, а что нет? Тебя никто не просил вмешиваться в мою жизнь.

Крис сверкнул глазами, вышел и хлопнул дверью. У Кэрин возникло непреодолимое желание швырнуть что-нибудь ему вслед.

От бешенства у нее зазвенело в ушах, кровь прилила к лицу. Она подошла к окну, отдернула занавеску и стала смотреть на Лас-Вегас, освещенный ярким утренним солнцем. С двенадцатого этажа она наблюдала за людьми. Большинство из них улыбалось, у них явно было превосходное настроение. Кэрин задернула занавеску и вернулась в кресло, где провела все утро. Она просидела еще приблизительно час, пока не вернулся Крис. Он закрыл за собой дверь и остановился, глядя на нее:

— Почему, черт возьми, ты выключила кондиционер?

— Мне так нравится, — сказала она и начала наливаться злостью, хотя безуспешно пыталась расслабиться.

— Кэрин, мы должны поговорить.

— Зачем?

— Потому что мы начинаем раздражать друг друга.

— Действительно.

— Проклятье, перестань так разговаривать, меня это бесит!

— Бедняжка.

— Подобные разговоры все больше отдаляют нас друг от друга. Я думаю, тебе это не принесет пользы.

— Ну, и…

— Заканчивай эти детские игры, Я знаю, то, что ты убегала из Драго…

Кэрин вскочила с кресла. Ее лицо выглядело разгневанным:

— Ты не понимаешь, почему я убегала оттуда. Ты застал только конец. А я провела там шесть месяцев. Шесть месяцев в аду.

Крис заговорил тщательно контролируемым голосом:

— Я знаю, сколько ты пережила. И я хочу помочь тебе.

— И каким же образом?

— Я думаю, что, если ты выговоришься, тебе будет легче.

— Я не хочу об этом говорить. Ни тебе, ни кому-либо другому.

— Я единственный, кому ты говорила о Драго. Я единственный в мире, кто поверил тебе, потому что я был там, я видел волков собственными глазами.

Кэрин схватилась за голову:

— Я не хочу слышать, я не хочу думать об этом, я хочу навсегда забыть.

— Ты не сможешь, — сказал Крис, — это будет всегда где-то на задворках твоей памяти. Вот если бы мы могли поговорить об этом…

— Да пошел ты со своим «поговорить». Ты рассуждаешь, как эти чертовы психологи. Скажи, где ты получил степень? Доктор!

— Прекрати, я этого не выношу.

— Ну и не надо. Тебя никто не держит.

— Действительно, — сказал он вдруг холодно. — Никто.

В течение получаса Крис упаковал свои вещи и уехал. Это было два с половиной года назад. С тех пор она его не видела.

Первая неделя, прошедшая с того дня, когда она порвала с Крисом, осталась в памяти лишь частично. Кэрин помнила только, что была очень близка к тому, чтобы наложить на себя руки в туалете. А потом она приехала к родителям, в пригород Лос-Анджелеса Брентвуд. Около двух месяцев она выполняла роль няньки и почти не покидала второй этаж. Ночи были мучительны. Ночи были полны затаившегося невыразимого ужаса.

Когда Кэрин более или менее пришла в себя, она попыталась рассказать кое-кому о лете, проведенном в Драго. Ей никто не верил, хотя слушали с симпатией и кивали головами, пытаясь показать, что верят. Но Кэрин это не волновало. Она думала о том, что Крис оказался прав, говоря, что будет легче, если кому-нибудь рассказать о случившемся.

После шести месяцев, проведенных в тихом, комфортабельном доме вместе с семьей, она поправилась. Кэрин попыталась найти Криса Халорана, но лишь узнала о том, что он подписал контракт с какой-то инженерной фирмой и теперь редко бывает дома. Она подумала, что это и к лучшему. Ей хотелось сказать ему, что она сожалеет о том, как все кончилось, и что она хотела бы, чтобы они остались друзьями. Но потом она подумала, что это только разбередит едва зажившие раны. Кэрин решила пойти работать преподавателем по объявлению и полетела в Сиэтл. Там она и познакомилась с Дэвидом Рихтером.

Тот был представительным мужчиной на двадцать лет старше ее. Он не был таким романтиком, как Рой Битти, не было у него такого шарма и блеска, как у Криса Халорана. Но он был тем мужчиной, в котором она нуждалась. Кэрин сначала немного стеснялась Джоя, сына Дэвида. Но они довольно быстро подружились.

Для Кэрин оказалось большим испытанием рассказать Дэвиду о Драго. Он слушал очень внимательно и серьезно, без улыбок и подтрунивании над ней. Можно было даже подумать, что он верит во все происшедшее.

Дэвид попросил ее выйти за него замуж через два месяца. Он предложил ей спокойствие, стабильность и немного своей тихой любви. Она сказала «да».

Кэрин устраивала жизнь с Дэвидом. Если бы только прекратились эти сны с волками. Иногда ей казалось, что они ее доконают.

Глава 4

Цыганский табор остановился лагерем на опушке леса в долине Сан-Жоакин. Лагерь не был таким романтическим, как показывают в оперетках и кино. Их жилищами были не раскрашенные повозки, а различные передвижные будки, вагончики, трейлеры. Вместо скрипок и тамбуринов играли радиоприемники и магнитофоны.

Хотя многие из цыган были довольно современными людьми, многие работали сезонными рабочими на окрестных полях, но все равно они напоминали каких-то выходцев из другого века.

Их маленький лагерь мог вечером находиться еще тут, а утром уже за много миль от этого места. У цыган была своя система связи и передачи новостей, намного более эффективная, чем почта.

Эти современные цыгане жили особой жизнью в своем мире. Они могли предсказывать будущее по линиям на ладонях, по картам. А еще они знали много лазеек в законах и никогда не бывали пойманы.

Вот по этим причинам они всегда жили в своем лагере, который ежеминутно были готовы защитить. И, кроме того, для них самым важным было наследство предков, и к нему они относились с особой бережностью.

Внутри трейлера было темно. Солнечный свет едва просвечивал сквозь плотные зеленые занавески, закрывавшие маленькое окно, но все-таки его было достаточно, чтобы увидеть нехитрую утварь: маленькую газовую плитку, крошечный стол и холодильник. Стол и скамейки были откидными, чтобы их можно было убрать, когда они не нужны. В дальнем конце трейлера стояла застеленная кровать с двумя подушками. На кровати лежали обнаженные мужчина и женщина. Мужчина был белокурый, с сильным, мощным торсом, У женщины было тонкое, изящное тело, очень выразительные глаза и черные длинные волосы, которые напоминали ночью сноп серебряных нитей.

Тело мужчины скользило взад-вперед по телу женщины. Ее стройные, сильные ноги обвивались вокруг него. Последним усилием мужчина как бы втолкнул себя в нее и, будто потеряв способность дышать, поник на нее и остался в таком положении, не пытаясь двигаться. Женщина впилась зубами в его плечо. Они вместе сдавленно вскрикнули, и все закончилось.

Рой Битти скатился в сторону. Женщина, не отпуская его, последовала за ним. Она обвивала его руками. Ни одна из женщин не удовлетворяла Роя так, как Марсия. С тех пор как он увидел ее в Драго, он полностью принадлежал ей. Рой был ее даже до того, как она заколдовала его. С ней он чувствовал себя как на небесах и принадлежал ей навеки.

— Тебе полегчало, мой Рой? — Марсия Луре поправила свои длинные волосы. — Я доставила тебе удовольствие?

Рой глубоко вздохнул и медленно сказал:

— Ты доставляешь мне удовольствие, как никто не смог бы на всем свете.

— И ты никогда не оставишь меня?

— Оставить тебя, Марсия? Это невозможно.

— Отлично, — ее пальцы скользили по его шее. — Мы скоро отсюда уедем.

Рой взял ее руку и слегка придвинулся:

— Ты уверена, что достаточно хорошо себя чувствуешь, чтоб путешествовать?

— Я чувствую себя настолько хорошо, насколько это возможно. Я знаю, сколько трудных месяцев ты провел, ухаживая за мной. Но все это позади.

— Единственное, что мне нужно, — это чтобы ты была рядом.

— Я всегда буду рядом. Но ты должен будешь сделать одну вещь.

Рой закатил глаза:

— Ты имеешь в виду… Кэрин?

— Да! — ее зеленые глаза вспыхнули. — О, эта женщина!

— Но разве мы должны это делать, ведь прошло столько времени.

Марсия посмотрела на него с укоризной:

— Ты разве не любишь меня? А?

— Но ведь она была моей женой.

— Твоей женой?! Да что она знала о том, что значит быть женой? Если бы она тебя удовлетворяла, ты бы не пришел ко мне.

— Но ведь прошло столько времени.

— Сделай это. Сделай это, Рой. Мне кажется, что все было только вчера, — она поправила волосы, помедлила минуту и продолжала: — Я думаю о ней каждую минуту, Когда я смотрю в зеркало, я снова и снова вижу, как она стреляет в меня серебряной пулей.

— Она защищалась.

— А теперь ты решил ее защищать.

— Марсия, нет, я всегда с тобой. Ты же знаешь.

— Так, значит, ты принесешь какую-нибудь часть тела женщины, которая хотела меня убить.

— Но она же не знала, что это ты. Она видела перед собой волка.

— Ты удивляешь меня. Она знала, она хорошо это знала, — женщина встала, подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. — Бедняжка Марсия, ты была близка к смерти. Но сейчас я снова здорова, я снова полна сил. Да… кстати, серебряными пулями не стреляют в обыкновенных волков.

Рой не смотрел на нее. Она продолжала говорить:

— А ты знаешь, чего она лишила меня своей серебряной пулей? Она лишила меня силы волка, свободы ночи. Ты помнишь, Рой, те ночи, когда мы носились, сильные и свободные? Ты помнишь то время?

— Да, помню, — ответил Рой, по-прежнему не глядя на нее.

— Я больше никогда не испытаю этой дикой радости. И теперь ночью тебе придется гулять одному.

Рой взглянул на нее. Марсия смотрела на него немигающими глазами. Он спросил:

— Так, значит, другого выхода нет?

— Нет.

— Позволь мне остаться с тобой сейчас.

— Нет, эти изменения… Почти всегда я их могу контролировать, но иногда в полнолуние… — Марсия не договорила.

Рой долго стоял и любовался ею.

— Я люблю тебя, Марсия. И сделаю для тебя все, что ты захочешь.

— Вот и отомсти за меня этой женщине.

Марсия посмотрела на просвечивающиеся занавески и подумала, что за окном, должно быть, яркий солнечный день.

— Если бы это было возможно, мы бы пошли сегодня вместе, но я не могу передвигаться при полной луне.

— А ты уверена, что… Кэрин сейчас в Сиэтле?

— Она все еще там. Цыгане следят за ней для нас. И знаешь, почему? Потому что они боятся нас. Они знают о нашей силе и знают, что мы можем сделать с ними и с их детьми, если захотим. У нас есть помощь и защита только потому, что мы оборотни.

— Мне не нравится говорить об этом.

Марсия пристально посмотрела на него:

— Ему не нравится! Скажи, разве тебе не нравится приходить каждое утро измененным, не нравится ощущение, когда что-то живое трепыхается у тебя во рту, не нравится, когда течет теплая кровь?

Рой не ответил. Слова этой женщины, как всегда, начинали возбуждать его.

— Ну конечно же, тебе нравится это. Только под луной ты силен и счастлив. Тебя невозможно остановить. Никто не может убить тебя… Никто… Кроме огня… и серебра.

В трейлере сгустился мрак. Снаружи уже наступила ночь. Зеленые занавески теперь были освещены лунным светом. Рой отогнул угол и с тоской посмотрел в окно.

А Марсия в это время стала корчиться на кровати в каких-то страшных судорогах. Ее тело содрогалось от боли.

— А сейчас оставь меня, — сказала она.

— Марсия, я…

— Иди же! — в ее глазах вспыхнуло бешенство.

Рой неуклюже вскочил, вышел из трейлера и захлопнул за собой дверь. Он повернулся к опушке леса, взглянул на освещенные светом луны верхушки деревьев, прислушался к звукам ночи и вдохнул полной грудью. Запах деревьев, травы и ночных цветов ударил в нос.

Превращение из человека в волка происходило каждую ночь. Рой пытался не допустить его. Но приходила новая ночь со своей властью и силой, и он отказывался от своих безуспешных попыток.

Рой начал расстегивать рубашку, штаны. Потом быстро снял их, откинул в сторону. Он почувствовал, что дыхание стало частым и горячим. Он встряхнулся, потянулся и… побежал.

Глава 5

В эту ночь Кэрин тоже не спала. Она стояла у окна в своем доме и бесцельно смотрела куда-то вдаль.

— Как ты поговорила сегодня с доктором?

Кэрин резко обернулась и увидела Дэвида, который стоял позади нее.

— Я не слышала, как ты вошел.

Кэрин заметила, что Дэвид уже побрился. У него было волевое лицо. И хоть он уже начал седеть, но был в хорошей форме и выглядел гораздо моложе своих лет.

— Куда ты смотришь? — спросил он.

— Да так, дневные грезы.

Дэвид едва заметно улыбнулся:

— Дневные грезы после наступления темноты.

Губы Дэвида растянулись в открытой улыбке, но глаза остались серьезными.

Кэрин вспомнила вопрос Дэвида:

— Доктор ничего не сказал, не посоветовал; просил лишь зайти на следующей неделе.

— Да, но ты хорошо выглядишь, и доктор, может быть, тебе поможет.

Кэрин улыбнулась, глядя на своего мужа. Дорогой, добрый, мягкий Дэвид. В душе он считал ее страхи иллюзией или плодом истерии. Кэрин вдруг поняла, что к врачам она ходила лишь для того, чтобы Дэвиду было спокойней.

Услышав какой-то звук, они одновременно повернулись к дверям. В дверях стоял, переминаясь с ноги на ногу, шестилетний Джой Рихтер.

— Можно я останусь наверху и посмотрю телевизор? — спросил мальчик; с надеждой глядя то на Дэвида, то на Кэрин. — Будет фильм с Клинтом Иствудом, — добавил он, считая, что это повлияет на решение.

Дэвид посмотрел на Кэрин и подмигнул, давая понять, чтобы говорила она.

— А что сказала миссис Дженсен? — спросила Кэрин.

— Она сказала «нет», — ответил Джой, опустив глаза.

— Значит, нет. Уже пора спать. И кроме того, ты ведь уже смотрел фильмы с Клинтом Иствудом.

— Но я смотрел только «Грязного Гарри», а сегодня будет «Главная сила».

— В кровать, — сказала Кэрин уже тверже.

— О'кей, — со вздохом сказал Джой, и взгляд его был полон печали, сожаления и укоризны в той мере, в какой был способен на это шестилетний мальчуган. — Ты придешь пожелать мне спокойной ночи?

— Как только миссис Дженсен уложит тебя, — пообещала Кэрин.

Услышав свое имя, домоправительница появилась в дверях.

— Он, наверное, упрашивал вас позволить ему посмотреть фильм?

— Мы просто обсудили фильмы Клинтона Иствуда.

— Он бы только и смотрел всякие боевики, ужасы. Нет чтоб посмотреть мультики Уолта Диснея.

— Но они же скучные — никто ни в кого не стреляет.

— Довольно, — жестко сказал Дэвид. — Иди в кровать, миссис Дженсен тебя уложит.

Мальчик нехотя поплелся к себе в комнату, предварительно попрощавшись, миссис Дженсен пошла за ним.

Несколько минут Кэрин и Дэвид молчали. Потом Дэвид вдруг улыбнулся и сказал:

— Я думал, что вернусь раньше. Ну, а как ты?

Кэрин задумалась. У нее пробегали мурашки по коже, когда она думала о сексе. Несколько лет лечения несомненно ей помогли, но у нее все еще оставались проблемы. Она все еще не могла забыть последние дни с Роем, когда с ним начали происходить эти превращения. Потом, после Драго, были несколько сумасшедших недель с Крисом. Они тогда так рьяно занимались любовью, пытаясь забыть происшедшее. Но это не помогло.

Дэвид Рихтер был бы чудесным партнером, если бы не отсутствие фантазии. Но все же, чаще всего секс с ним приносил ей удовлетворение.

Она прильнула к Дэвиду:

— Мне не спалось, и я решила остаться здесь и почитать.

— Хочешь, я принесу тебе снотворное?

Кэрин посмотрела Дэвиду в глаза. Обычно он не заговаривал о лекарствах.

— Пожалуй, нет. Я уже месяц ими не пользуюсь и хотела бы совсем перестать их принимать.

Это было действительно так, но полная луна отбивала охоту спать.

— Может, пойдем поиграем в трик-трах. Дай мне шанс, и я компенсирую свои упущения.

Кэрин улыбнулась:

— Иди в кровать; я знаю, тебе рано вставать, и я не заставлю себя долго ждать.

Миссис Дженсен постучала в дверь и вошла в комнату:

— Молодой человек уложен.

Дэвид и Кэрин пошли в комнату Джоя, сплошь увешанную плакатами со всякими человеко-пауками, которые Дэвид заказывал специально.

Поднимаясь по лестнице, Кэрин улыбнулась, вспомнив, как ее беспокоила мысль о том, что она станет мачехой. После свадьбы они с Дэвидом думали завести еще одного ребенка, но до сих пор окончательно не решили.

Дэвид Рихтер стал отцом неожиданно, в сорок два года. Он заботливо выхаживал малыша. Джою было всего три года, когда его мать умерла от рака. Давиду приходилось довольно трудно, пока он не нашел миссис Дженсен. Кэрин была первой женщиной, которой он увлекся после смерти жены. Дэвид был очень рад, что Кэрин и Джой подружились. Когда вошел отец, мальчик вскочил, но сразу же лег снова, как только увидел Кэрин. Кэрин поправила одеяло и поцеловала малыша. Это происходило каждый вечер и стало уже чем-то вроде ритуала.

— Спокойной ночи, мама, спокойной ночи, папа.

Когда замужество уже было делом решенным, Кэрин и Дэвид долго обсуждали, как Джой должен звать Кэрин. Но мальчик сам решил этот вопрос. Для него было естественно, что та, на ком женат папа, является мамой.

Оставив дверь приоткрытой, как любил Джой, взрослые тихо спустились вниз. Кэрин поцеловала мужа:

— Иди в постель. Я скоро приду.

Она прошла в гостиную и взяла из пачки журналов, лежащих на журнальном столике, «Red book» за этот месяц. Кэрин услышала, что в комнате домоправительницы работает телевизор. Раздавались выстрелы. Кэрин улыбнулась, потому что миссис Дженсен смотрела «Главную силу».

Приблизительно около пятнадцати минут Кэрин пыталась сосредоточиться на журнале. Она понимала, что ей надо чем-то занимать себя весь день. Работы в саду было явно недостаточно. Попытки помочь миссис Дженсен оказались безуспешными — та, со своей скандинавской бесстрастностью, делала свою работу гораздо быстрее в одиночку.

Чтобы заполнить дни, Кэрин бесплатно работала в школе для индейских детей. Работа была нужная, но почти бесполезная — создавалось впечатление, что это все добровольцам-учителям нужнее, чем индейцам.

Тогда она решила пойти на работу в один из отелей Сиэтла, справедливо полагая, что эта работа будет требовать от нее всех ее сил. Дэвид относился к этой затее без энтузиазма, но считал, что если это ей нужно, то почему бы и нет.

Перед тем как отправиться в постель, Кэрин зашла на кухню, наполнила пластиковую бутылку водой и пошла полить комнатные растения. Миссис Дженсен не хотела даже притрагиваться к ним, и Кэрин считала одну себя ответственной за жизнь этих хрупких созданий. Она довольно сильно привязалась к ним, потому что домашнее животное завести не смогла после того, как своими собственными глазами увидела, как оборотни из Драго зверски растерзали ее любимую собачку.

Комнату, в которой стояли растения, Дэвид называл солнечной. Кэрин считала, что любая комната в любом доме Сиэтла должна бы называться солнечной, но не говорила об этом Дэвиду.

Кэрин сначала подошла к хлорофиту, растению, напоминающему паука. У него были красивые зеленые листья с белыми линиями, а на верхушке ветки образовывали нечто напоминающее распадающуюся струю воды. От этого издали он напоминал фонтан. Кэрин начала разговаривать с цветком и сказала, что он воды сегодня не получит и что она только помоет ему листья. Из-за таких разговоров с растениями она напоминала самой себе глухую и выжившую из ума старуху. Однако это помогало успокоиться.

Потом Кэрин подошла к папоротнику, привезенному из Бостона. Стоять и любоваться величественными сводами и чудесными прожилками на листьях можно было бесконечно. Приглядевшись, она увидела среди листьев паучка, куда-то деловито ползущего. Первым ее порывом было пристукнуть паука тряпкой, но она остановила руку на полпути. Ведь он имел такое же право жить, как и она.

К филодендрону она всегда приходила под конец, потому что он был ее любимчиком. Это было мужественное растение, оно росло с размахом, как бы пробивая себе путь. Она подумала, что придется заменить горшок, в котором он растет, на более крупный.

Закончив поливку, Кэрин улыбнулась и, прихватив с собой пластиковую бутылку, пошла на кухню. Затем она обошла дом, проверяя, закрыты ли окна и двери. Она знала, что миссис Дженсен делает эту работу, но то, что она сама все проверяет, придавало ей уверенность. Перед тем как лечь спать, она задернула штору на окне, через которое проникал холодный и мертвый свет полной луны.

Глава 6

Двигаясь мощными прыжками через ярко освещенную луной поляну, Рой Битти быстро очутился на краю леса. Появилось чувство того, что он снова дома. Он прижался к земле. Потом встал и отряхнулся. Любовно себя оглядел, потянулся и снова лег на землю.

Вдруг короткая и острая боль появилась где-то в середине лба. Тело задергалось из стороны в сторону, Он вскочил на четвереньки, пригнул голову. Его лицо начало растягиваться. И через минуту он нисколько не был похож на прежнего Роя. Его нос и челюсти выдвинулись вперед и соединились, уши заострились и удлинились. Он еще несколько раз дернулся в конвульсиях. Когда дрожь утихла, он оскалился, и уже новые, более сильные, мышцы задвигались под шкурой. Его покрывал теплый, жесткий мех, который сверкал при свете луны особым блеском.

Закончились минуты превращения. Создание, которое только что было человеком, встало сначала неуклюже, затем с каждым шагом становясь все более уверенным и набирая силу. Упершись всеми четырьмя лапами в землю, зверь задрал морду к ночному небу. Волк открыл пасть и завыл. От жуткого плача у цыган заледенела кровь, и те, кто был еще на улице, поспешили скрыться в свои трейлеры, вагончики и будки и позакрывались на замки. Волк почувствовал, как тело наливается силой. Он побежал через лес, набирая на бегу скорость. Вскоре он уже бежал намного быстрее, чем мог бы человек, намного быстрее, чем обыкновенный волк.

Толстый слой жесткого меха защищал его от ударов веток и острых обломанных сучков.

Все мысли и чувства прежнего Роя были спрятаны в самый дальний уголок памяти зверя. Теперь все его поступки были продиктованы голодом.

Нечеловеческий вой донесся до трейлера, где заперлась Марсия Луре; существо на полу доползло до двери и прижалось мордой к холодному металлу. Из уродливого рта раздался звук — что-то между женским визгом и рычанием волка.

Огромными прыжками волк бежал через лес. Мозг животного хранил память о ночах, когда его черная волчица бежала рядом. Ее тело двигалось мощно и грациозно. Острый запах самки, казалось, сам двигал лапы, делал волка полубезумным от страсти. Три года назад в деревне Драго он навсегда потерял свою самку.

Это случилось, когда огонь охватил деревню. Серебряная пуля прекратила двойную жизнь черной волчицы и Марсии Луре. Рой выхаживал ее много долгих месяцев, пока она была на грани жизни и смерти. После этого она почти постоянно находилась в человеческом облике. Ну а что происходило в трейлере, когда Марсия выгоняла его, Рой мог только догадываться. Одно он знал точно — черная волчица больше не вернется.

Но сейчас им владел голод. Только голод. Убить. Ощутить трепет жертвы, хруст костей на зубах и сладко-соленый вкус теплой крови.

Как только оборотень оказался на дальнем краю леса, он заметно замедлил бег и стал осторожно скользить между редких деревьев.

За три последних года он многому научился сам. Например, он научился убивать как можно незаметней.

Волк почуял перемену в ночном ветерке, который донес запах живых существ. Двигаясь осторожно и безмолвно, он был подобен тени среди великолепия ночного леса, освещенного лунным светом. Его большие желтые глаза зорко вглядывались в темноту.

По пыльной и грязной дороге, которая бежала среди полей, шел мальчик приблизительно десяти лет. Он направлялся к ферме, огни которой виднелись в миле отсюда. Он был одет в потертые джинсы и светлый свитер. У него за плечами был мешок, а в руке палка.

Губы волка растянулись в грозном оскале. Его мышцы напряглись. Он был готов к атаке. Это займет не более нескольких секунд. Перед смертью мальчик, пожалуй, успеет вскрикнуть. А потом волк сомкнет пасть на тонкой шее.

В последнее мгновение зверь обернулся. По дороге быстро бежала большая белая собака. Волк слегка попятился. И хотя ветер был благоприятным для волка, собака все-таки почуяла какую-то опасность. Шерсть на ее спине встала дыбом. Она несколько раз гавкнула в темноту.

Волк, без сомнения, мог убить их обоих. Собака продержится не более двух минут. Но в это время мальчик может заорать. В доме может кто-нибудь встать и увидеть огромного темного волка.

Мальчик шел не останавливаясь. Он позвал собаку, глупо стоявшую на дороге. Из своего убежища среди травы волк видел ее кривые зубы, поблескивающие в лунном свете. Она гавкнула последний раз и засеменила за мальчиком.

Мышцы волка медленно расслабились, когда парень с собакой свернули с дороги и исчезли в темноте. Он медленно повернулся, вдохнул воздух полной грудью, узнавая огромное множество ночных запахов. Ощутив тот, что был ему нужен, волк медленно потрусил прочь от фермы.

Пробежав с четверть мили, волк замедлил бег. Неодолимое желание кого-то убить брало верх над всеми чувствами. Черно-белая хольстейнская корова паслась на лугу, методично жуя свою жвачку. Иногда поднимался ее хвост, отпугивая насекомых.

Убийство такого беззащитного существа не принесло бы оборотню обычной оргазмической радости. Но им владел жуткий голод. Волк приблизился. Корова медленно повернула голову, услышав шелест травы позади. Ее чувства были настолько притуплены, что даже чувство опасности почти отсутствовало.

Злость и разочарование от того, что он упустил мальчика, наполняли сердце оборотня. Он стал приближаться к неуклюжему существу. Корова от страха не могла даже двигаться. Волк быстро, одним прыжком оказался рядом с коровой и, пока она, оцепенев, стояла, сомкнул свои челюсти у нее на шее.

Корова не успела даже замычать. Она не долго агонизировала.

Под кристальным, печальным взглядом луны волк наслаждался, отрывая куски мяса и слизывая кровь.

Насытившись, зверь погрузил свою окровавленную морду в грудную полость, схватил зубами сердце и вырвал его из груди. С окровавленным органом в зубах волк поплелся к лесу, А обглоданный скелет коровы остался на лугу.

Луна уже опустилась низко над горизонтом, когда оборотень вернулся к цыганскому табору. Он прошел вдоль темных будок и трейлеров. Около трейлера Марсии, бросив сердце рядом с дверью, он прислушался. Ничего не услышав, побежал к лесу.

Через час, с первыми лучами солнца, Рой Битти уже натянул одежду и шел по направлению к трейлеру.

Глава 7

Рой тихонько постучал в дверь. Послышались быстрые шаги, лязгнул засов. Дверь открылась, и Марсия помогла Рою войти. Он прижал ее к своей груди и почувствовал силу, как будто исходящую от нее. Рой отступил назад и оглядел женщину. Никаких следов изменений, Марсия выглядела великолепно. Огонь зажегся в ее глазах. У Роя перехватило дыхание.

— Ложись, моя любовь, и позволь мне доставить тебе удовольствие, — она увлекла его с собой на кровать. Он лег и закрыл глаза. Он почувствовал прикосновения ее мягких, холодных рук, он ощущал ее всю вплоть до пуговиц на халате. Он полностью расслабился и жадно впитывал жизненную силу, которая прямо-таки вливалась в него.

— Ты возвратила меня к жизни.

— Я приготовлю тебе чай, — сказала она. — И ты очень скоро почувствуешь себя лучше.

Рой прижался к ней, к ее теплому телу и ощутил непреодолимую страсть:

— Нам не нужен чай.

Женщина отвела его руки:

— Чай принесет тебе пользу, дорогой. Он восстановит твои силы.

Она легонько поцеловала его в губы, встала, налила полную чашку чая, капнула туда несколько капель какой-то коричневой жидкости, и тонкий, сладкий аромат поплыл по трейлеру.

Рой хорошо помнил, как он первый раз пил это дикое, сладкое зелье. Это было в маленьком домике в Драго, где Марсия жила одна. После этого пришло такое сильное и долгое сексуальное возбуждение, какого он не испытывал никогда в жизни. С полудня и до глубокой ночи он ни разу не отрывался от нее, он был словно поглощен любовью этой зеленоглазой женщины.

А перед этим, ночью, когда он шел через лес к Кэрин, которая ждала его, он был сбит с ног черной волчицей со странными зелеными глазами. Волчица запрыгнула ему на грудь. Рой увидел злобный оскал и понял, что его уже ничто не спасет. Пасть приближалась. Но вдруг волчица спрыгнула с его груди, отвернулась и побежала в сторону леса. Он ничего не понял тогда, и, кто это был, он узнал гораздо позже.

Марсия передала ему дымящуюся чашку. Рой глубоко вздохнул. От тяжелого аромата из глаз даже потекли слезы.

— Пей, — сказала она мягко.

Держа чашку обеими руками, он начал пить. В низу живота появился жар, который все усиливался и распространялся по всему телу. В ушах послышался звон. Марсия начала ласкать его:

— У меня есть для тебя сюрприз.

— Действительно?

— Я должна тебе кое-что сказать.

— Я слушаю.

— Мы уедем отсюда.

— Да, конечно, как только ты будешь готова.

— Я уже готова. Мы уезжаем сегодня.

Он удивился:

— Так скоро?

— Скоро? Мы ждем уже три года. А сейчас я себя хорошо чувствую.

— Но… Как же, а транспорт… и где мы остановимся?

— Это я уже устроила, Я заказала билеты из Сан-Франциско до Сиэтла на вечерний самолет. И заказала номер в отеле неподалеку от того места, где живет твоя Кэрин.

Рой поднял брови:

— И ты все это сделала, даже не поговорив со мной?

Ее ладонь скользила по его бедру, между ног:

— Мне кажется, что такие утомительные детали не должны тебя интересовать.

— Но ты могла мне об этом хотя бы сказать.

Марсия подала ему чашку, и он выпил:

— У тебя не должно быть сомнений в правильности того, что мы делаем. Не сожалей о своей Кэрин. Помни, она не была по-настоящему женой тебе, хотя и отдавалась тебе, и поддерживала тебя. А сейчас она делит постель с Рихтером, Она столького меня лишила и предпочла тебе другого. А сейчас наша очередь.

Рой допил остатки этого чудодейственного чая. При мыслях о Кэрин в глазах появлялись неприятные вспышки. Обнаженное тело задрожало от охватившей его страсти.

— Да! — прошептал он. — Наша очередь!

Марсия взяла у него из рук чашку, поставила ее на пол, встала во весь рост, распахнула прозрачный шелковый халатик — то единственное, что на ней было, — и он плавно опустился к ее ногам. Она еще помешкала несколько секунд, давая Рою есть ее глазами. Потом медленно направилась к нему, ее груди вздрагивали при каждом шаге. Рой стал приподниматься. Она положила руку ему на плечо, рука медленно заскользила вниз по телу; дойдя до бедра, она раздвинула ему ноги и легла. Марсия опустила голову, и копна черных как смоль волос упала ему на грудь. Их губы слились в поцелуе. Так продолжалось около часа, пока они не услышали снаружи голоса. Марсия мягко отстранилась от партнера, встала, накинула на себя какую-то светлую накидку. Рой тоже встал, подошел к окну и осторожно отогнул угол занавески. Снаружи стоял Игнасио, старший среди цыган, и разговаривал с высоким краснолицым человеком.

Около его ног, дрожа, стояла та белая собака, которую Рой видел сегодня ночью.

— Никто из людей не мог этого сделать, — сказал Игнасио. — Я знаю их всех.

— Не надо мне врать: следы крови ведут сюда. Мне говорили, что я совершаю ошибку, позволяя вам здесь оставаться, но я, как идиот, никого не слушал.

Игнасио посмотрел на трейлер. Рой и Марсия переглянулись и снова сосредоточили свое внимание на говорящих.

— Я поспрашиваю своих людей. Если виновный найдется, он будет наказан. Будьте уверены.

— Но корова дорого стоит.

— Мы отработаем эти деньги на ваших полях.

— Ну… — фермер оглядел табор. — Я думаю, все будет в порядке, но если случится что-нибудь подобное…

— Уверяю вас, этого больше не произойдет.

— Верю каждому зверю…

Он собрался уходить, но снова повернулся, видимо не выговорившись:

— Боже, какому же человеку могло прийти такое в голову!

Игнасио не ответил. Фермер отвернулся и пошел прочь. Пройдя несколько шагов, он повернулся и окликнул собаку, та стремглав понеслась за ним. Игнасио стоял на том же месте, где и раньше, и смотрел на трейлер.

— Он знает, — прошептал Рой.

— Конечно, но он не будет принимать никаких мер против нас.

— Может быть… Я пойду скажу ему, что мы сегодня уезжаем.

— Как хочешь, — сказала Марсия безразлично. — Я уже собрала все вещи.

Когда Рой оделся и вышел, он обнаружил, что Игнасио, его жена и дети сидели неподалеку, возле своего жилища. Игнасио наблюдал за приближающимся человеком. Рой сказал запинаясь:

— Игнасио, я… я хочу сказать тебе, что мы уезжаем.

— Уезжаете! — цыган не смог сдержать чувство радости в голосе. — Счастливого пути!

— Да. Вы помогли нам, разрешив нам остаться с вами, пока Марсия была нездорова. Я вам благодарен.

— Не стоит благодарности.

Рой прекрасно знал, почему им разрешили остаться, и, несомненно, заметил фальшь в словах прощания.

— До свидания, — сказал Рой.

— Бог вам в помощь.

Глава 8

Кэрин вошла в лифт отеля «Шератон» в Сиэтле с чувством удовлетворения. Она наконец нашла работу устроителя банкетов. Приступить к должности она должна была со следующего месяца.

Они обсуждали это с Дэвидом, и хотя тот был не в восторге, все же сказал, что не будет против, если она действительно хочет работать. Доктор Гоец поддержал ее и убедил Дэвида, что так действительно будет лучше. Она будет работать всего двадцать часов в неделю, и у нее будут свободными несколько часов днем и все вечера.

Этим утром Кэрин была так поглощена мыслями о работе, что забыла о завтраке. А сейчас она была уже голодна и шла в кафе, которое, как она и ожидала, уже открылось. Было уже около одиннадцати часов, где-то между перерывом для кофе и ленчем, и поэтому в кафе было пусто. Кэрин села у окна и заказала себе салат, земляничный пирог и кофе. Ожидая официантку с заказом, она вдруг ощутила неприятное беспокойство. Ничего особенного, только мурашки по коже и какой-то холод по спине. Она знала, что это означает. Кто-то за ней наблюдает.

Кэрин попыталась успокоиться, уверить себя, что это просто нервы, возбуждение от того, что получила работу. Нужно посидеть и успокоиться.

Но ощущение не проходило. И, даже наоборот, усиливалось. Официантка принесла еду.

Хотя Кэрин понимала, что это глупо, но ей хотелось обернуться. Она повернулась в кресле и мгновенно оглядела присутствующих. За столиками сидели молодая мамаша с парой детей, молодой парень с армейской стрижкой, пожилая дама в темном пальто и с газетой в руках, женщина с темными волосами, изучающая меню, и еще несколько человек. На нее никто не смотрел. По крайней мере в тот момент.

Кэрин повернулась к столу, но вдруг обнаружила, что больше не голодна. Она спрашивала себя, почему кто-то должен смотреть на нее, какая может быть причина. Она посмотрела в окно — на улице было пасмурно. «Какая необходимость носить солнечные очки в такой день?» — подумала она и резко обернулась. Все сидели как и прежде, Но… не было темноволосой женщины, которая изучала меню.

Кэрин принялась вспоминать, на кого же похожа эта женщина. Ее глаза были закрыты очками, а нижняя часть лица — меню. Странно. Женщина казалась знакомой.

Она решила не рассказывать об этом случае доктору Гоецу. Как всегда, этот мягкий профессионал все поймет по-своему и объяснит с точки зрения иррационального.

Кэрин заплатила за свой несъеденный завтрак и вышла на улицу. На улице от туч было темно. Она могла бы пойти домой, но перспектива провести день одной в большом доме в обществе миссис Дженсен ее не прельщала. Кэрин посмотрела вдоль улицы и увидела афиши театра и кино. Повинуясь минутному порыву, она купила билет в кино и вошла внутрь. Было еще слишком рано, и народу было мало. Кэрин села на первое попавшееся место, Она устроилась поудобней, приготовилась смотреть фильм, но снова почувствовала спиной чей-то взгляд. Она обернулась, чтобы посмотреть, кто же это, но никто не смотрел на нее. Темноволосой женщины в помещении не было.

Тут она поняла, что больше не может смотреть кино, и вышла. На улице накрапывал дождик. Кэрин пошла по той же стороне улицы — в двух кварталах отсюда она оставила машину. Вдруг, она резко остановилась и обернулась. Ей показалось, что какая-то женщина тут же нырнула в дверь большого дома. Остаток пути она прошла, постоянно оглядываясь, но женщина больше не появлялась.

* * *

Мотель «Эвергрин» был довольно большим зданием подковообразной формы и располагался в северной части Сиэтла. Здесь не было ни бассейна, ни стоянки, ни телевизоров в комнатах, он был абсолютно не романтичным, по сравнению с близлежащими отелями. Но пара в номере 9, вероятно, считала иначе.

— Ты уверена, что она тебя не узнала? — спросил Рой Битти.

— Она толком и не разглядела мое лицо, — сказала Марсия. Она довольно улыбалась, щуря глаза. Но я кого-то ей напоминаю. Я дала ей возможность два раза себя увидеть и уверена, что она ощутила что-то вроде страха.

— Ты думаешь, это хорошая мысль, таскаться за ней столько времени?

— Моя любовь, это очень хорошая мысль. После того, что эта женщина сделала со мной, да и с тобой тоже, она должна страдать, она должна постоянно беспокоиться.

Марсия разлеглась поперек кровати. Рой не смотрел на нее, он только нервно щелкал семечки:

— Ну и что же мы теперь будем делать?

— Не беспокойся, дорогой. Я уже все распланировала. Я еще раз позволю ей себя увидеть… Мельком. Может быть, мы ей разрешим увидеть и тебя на мгновение. Я хочу, чтобы в конце концов она поняла, почему это с ней произойдет.

— Что произойдет?

— Не прикидывайся дураком, Рой, ты же знаешь, что с ней надо будет сделать.

— Убить?! — воскликнул Рой. — Мы должны будем убить ее?

Марсия медленно встала с кровати и пристально посмотрела ему в глаза. Ее голос стал вкрадчиво-мягким:

— Только с мыслью об этом я выжила, Если ты не можешь… не хочешь этого принять, то нам следует разойтись: ты пойдешь своей дорогой, а я — своей.

Рой взял ее за руку и резко притянул к себе. Он обнял ее, и мягкий запах сандалового дерева вернул его в те времена, когда он в первый раз увидел Марсию:

— Я не покину тебя. Все, что нужно сделать, будем делать вместе.

— Мой Рой, — прошептала она ему в ухо. — Моя любовь.

— Что сказал доктор Гоец?

— Как всегда, что все это мои фантазии.

— Это, по-моему, слишком сокращенно. А сказал он наверняка следующее: у всех людей, даже со здоровыми нервами, бывают признаки паранойи. Что встречаются разные симптомы: похожие на твои и не похожие. Что ничего серьезного, мол, не беспокойтесь. Приблизительно так?

— Ты можешь язвить сколько угодно. Но ту женщину я видела еще несколько раз. Кроме первого раза в кафе и на улице, я видела ее еще в библиотеке и в такси, которое довольно долго стояло около нашего дома.

— А ты уверена, что это та самая женщина?

— Да, одета она была по-разному. И лицо у нее всегда либо закрыто, либо отвернуто. Но в глаза бросается одна и та же седая прядь в черных волосах.

Дэвид слушал внимательно. Потом произнес:

— Да, и насчет работы… Ты думаешь, это тебе не повредит? Ведь это может… может…

— Может привести к тому, что я напридумываю себе еще чертову кучу психопатий, — продолжила Кэрин.

— Я не хотел говорить таким образом.

— Да, черт тебя побери, не хотел, — Кэрин увидела, что это его задело, и успокоилась. — Ладно, прости, Дэвид, я знаю, и ты, и доктор желаете мне только добра, но вы просто не хотите понять, что я вижу все лучше.

Дэвид усмехнулся, но сомнение все еще оставалось в его глазах:

— Я стараюсь, я действительно стараюсь.

В этот вечер Кэрин больше ни о чем не говорила и рано легла в постель. Дэвид заснул почти мгновенно. А она еще около часа ворочалась. Потом ей вдруг послышалось, что кто-то спускается вниз по лестнице. Это было какое-то мягкое шарканье. Потом все затихло. Она еще долго лежала, вглядываясь в темноту. Некоторое время звуков не было. Кэрин даже начала молиться, чтобы они не повторились.

Но через несколько минут шуршание или шарканье раздалось снова. Это не могла быть миссис Дженсен — у нее твердый, тяжелый шаг.

Мозг Кэрин начал искать всевозможные объяснения: ветер, домовые, мыши, водопровод. Но все было не то. Она знала, что это что-то другое. Кэрин еще долго лежала и прислушивалась. Потом, не выдержав, шепнула:

— Дэвид?

— Что?..

Она закрыла его рот ладонью. Он приподнялся. Кэрин молча указала ему рукой на дверь.

— Что там? — прошептал он, поддаваясь ее настроению.

— Там что-то на лестнице.

— Что ты имеешь в виду?

— Тсс… Слушай.

Они сели на кровати, соприкасаясь плечами, и сидели так несколько минут. У Кэрин перехватило дыхание.

— Я ничего не слышу, — укоризна звучала в голосе Дэвида.

— Но я недавно что-то слышала.

— Кэрин… — начал Дэвид нормальным голосом.

— Я это не придумала, это что-то спускается по лестнице или, по крайней мере, спускалось.

— Почему ты говоришь «что-то», а не «кто-то»?

— Я не знаю, что-то странное во всем этом.

Дэвид откинул одеяло:

— Я пойду и посмотрю.

Кэрин смотрела, как он встает, одевает халат поверх пижамы и идет к холлу. Она чувствовала себя очень глупо, как одна замужняя дама в телевизионном сериале, которая кричит на весь дом, что слышит, как идет взломщик, а когда весь дом уже на ногах, она даже не встает с постели.

Не желая играть такую роль, Кэрин вскочила, накинула халат и вышла. Поднялась по лестнице, и, никого не увидев, спустилась к мужу.

— Здесь ничего, — сказал он.

Кэрин увидела сзади него заспанную домоправительницу. Кэрин спросила ее:

— Миссис Дженсен, вы не слышали никакого шума?

— Нет. До того, как мистер Рихтер меня разбудил, я спала как убитая.

Кэрин беспомощно оглянулась:

— Но я уверена, что я что-то слышала.

— Ну… здесь ничего. Миссис Дженсен, благодарю вас, извините за беспокойство.

Кэрин и Дэвид поднялись наверх, выключили свет и улеглись спать. Кэрин долго не спалось, но больше никаких звуков она не слышала.

Глава 9

Следующие две ночи Кэрин спала беспокойно, ожидая каких-нибудь звуков. И любые шорохи в доме она истолковывала по-своему. В дневное время она запиралась дома, а если ей нужно было дойти до почтового ящика, она постоянно оглядывалась. И ни разу она никого не видела. Наконец она немного расслабилась. Звуки больше не повторялись.

Затем ее растения начали болеть.

Первым, у кого проявились симптомы неблагополучия, был папоротник. Когда Кэрин в очередной раз поливала растения, она заметила несколько завядших листков на полу. С каждым днем погибало все больше листьев. У хлорофита тоже не было прежнего величия, а некоторые листья завяли. Ее любимец филодендрон казался невредимым, но и он был не таким, как прежде.

Кэрин позвала миссис Дженсен, та сразу же пришла.

— Вы не поливали цветы? — спросила Кэрин.

— Я никогда не касаюсь этих растений. Вы мне сказали, и я помню об этом.

— Спасибо, идите.

— Что-нибудь не так?

— Нет, все хорошо.

Домоправительница пожала плечами и ушла на кухню.

Кэрин прошлась по комнате. Не было сомнений, что с растениями что-то случилось. Даже с могучим филодендроном. Ее охватило странное беспокойство. Она не знала, что с ними, — перелито, недолито воды или они заболели какой-то своей болезнью. Кэрин всегда заботилась о растениях: вовремя их поливала, следила за освещенностью, температурой, добавляла удобрения. Так что же?

Она знала о теории, согласно которой растения реагируют на состояние заботящегося о них человека: чувствуя каким-то образом психические колебания, они реагируют вместе с человеком. Но она не верила в эту теорию. Во всяком случае, она решила, что это ее вина и стала более внимательно ухаживать за своими питомцами.

Но через сутки растениям стало еще хуже. Большинство листьев папоротника лежали на полу; хлорофит весь как-то обвис, листья пожелтели и завернулись; филодендрон полностью потерял свое былое величие: листья потемнели и обмякли.

Кэрин решила больше не ждать. Она затолкала горшки в свой маленький «датсун» и отвезла их в «Мир растений» — фирму, где когда-то их приобрела. Она волновалась за них, как за своих детей. И считала, что продавщица сможет помочь. Кэрин приехала туда и затащила цветы в магазин.

— Они кажутся такими больными, — сказала продавщица.

— Это случилось буквально за два дня. Как вы думаете, что могло произойти?

— Ненавижу принимать гостей. Мистер Бьерклунд придет после полудня, он вам все расскажет.

— Вам не помешает, если я оставлю цветы здесь до того, как придет мистер…

— Бьерклунд, — добавила продавщица. — Да, конечно, оставьте. Не волнуйтесь, я послежу за ними.

— Спасибо, — сказала Кэрин. Она повернулась и вышла из магазина.

На обратном пути ее переполнило чувство опустошенности. Она ехала, вспоминая, как везла растения. По дороге она решила заехать в магазин и хоть немного развеяться.

Это был огромный двухуровневый торговый центр с большим парковым комплексом вокруг. А внутри были фонтаны, растения, скамейки, воздух был насыщен каким-то приятным запахом, из скрытых динамиков лилась тихая, приятная музыка. Кэрин медленно шла мимо витрин ювелирного отдела и отдела, где продавали одежду. Зашла она только в отдел изделий из кожи, Кэрин сразу почувствовала, как приятно здесь пахнет. Наслаждаясь запахом, она стала выбирать что-нибудь для Дэвида. Наконец она выбрала кожаный чемоданчик — кейс, и расплатилась за него кредитной карточкой «мистер Чардж». Вдруг Кэрин вспомнила, что скоро будет годовщина свадьбы родителей и надо купить подарок. Она поехала на нижний уровень, в отдел подарков. Спускаясь на эскалаторе, она вдруг увидела лицо Роя Битти. Колени ее подогнулись, и, чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться за руку женщины, которая стояла впереди. Женщина обернулась и что-то недовольно сказала. Внизу Кэрин едва смогла сойти с эскалатора. Она встала рядом, крепко держась за поручни и глядя в то место, где должен был бы стоять Рой. Но в магазине было довольно много народу. Тогда Кэрин решила подняться наверх. Во время всего пути наверх и снова вниз она пыталась найти глазами Роя, но увидела лишь двух мальчишек. Ни Роя, ни кого-нибудь на него похожего она не заметила. Она подошла к мальчишкам:

— Куда делся мужчина, который здесь стоял?

Мальчишки переглянулись:

— Какой мужчина?

— Он стоял на том месте, где сейчас стоите вы.

— Но мы никого не видели.

Кэрин принялась было объяснять им, что он стоял здесь около трех минут назад. Но потом подумала, как, должно быть, это глупо выглядит, и отошла. Она еще посмотрела поверх голов, но никого не увидела и стала пробираться к выходу. Вдруг она снова его увидела. Рой был в черном свитере и в потертых джинсах. Он выходил из магазина. Кэрин побежала к выходу, толкая всех, кто имел неосторожность встретиться ей на пути. Выбежав наружу, она стала оглядываться, но никого в черном не увидела. Кэрин заметалась около выхода, добежала даже до стоянки. Потом остановилась и пошла, медленно собираясь с мыслями. Она обнаружила, что где-то потеряла чемоданчик, купленный для Дэвида, но внутрь не пошла.

Доктор Гоец сидел в своем черном кожаном кресле с хромированными подлокотниками. Выражение лица было, как всегда, каменным.

— Довольно глупо — звонить вам прямо из торгового центра, как будто мне угрожает опасность. Но, во всяком случае, я рада, что вы нашли время выслушать меня.

Доктор улыбнулся:

— Я ненавижу выражение «Я к вашим услугам», однако оно так и напрашивается.

— Я не знаю с чего начать.

— А начните вот с чего. Расскажите о мужчине, которого вы сегодня видели. Вы его хорошо рассмотрели?

— Да, я видела его секунду-две, но рассмотрела достаточно ясно.

— Он вам сказал что-нибудь?

— Нет.

— Какой-нибудь жест? Показал, что узнал вас?

— Он только смотрел на меня.

— И вы говорите, что он вам напомнил бывшего мужа.

— Доктор, это и был мой бывший муж. Этот человек Рой Битти.

Доктор помолчал пару секунд:

— Насколько я помню, вы говорили мне, Рой Битти умер три года назад.

У Кэрин заболела голова:

— Я так считала. Мне казалось, что он погиб в огне, но сегодня я видела его живого.

Доктор встал, прошелся по комнате, сел на диван:

— Кэрин, кажется, мне нужно побольше наблюдать за вами. Если это возможно, то трижды в неделю.

Кэрин захотелось заплакать. Ведь было же явное улучшение. Что же случилось? Она представила, как это выглядит со стороны: ее преследуют, она слышит звуки по ночам и, наконец, видит своего мертвого мужа. Классические симптомы параноидальной шизофрении.

— Я поговорю с мужем, — сказала она. — До свидания, доктор.

* * *

Дверь дома Рихтеров заскрипела, и раздался невообразимый грохот. Джой Рихтер влетел в дом, молнией пронесся по лестнице.

— Мама! — закричал он.

Внизу появилась меланхоличная миссис Дженсен:

— Твоей мамы дома нет. И даже если бы она была, она бы сказала, что нет необходимости громыхать дверью.

— А где она?

— Уехала в центр.

— К доктору?

— Не имею понятия.

— С чего вдруг она поехала к нему, сегодня же не ее день?

— Насчет доктора я ничего не говорила.

— У нее, наверно, опять появились сны.

— Я не знаю ничего ни о каких снах. Иди есть. Сегодня хороший овощной суп.

— Кэмпбелловский?

— Нет, домашний.

— А я люблю Кэмпбелловский.

— Этот тебе больше понравится. Иди, мой руки, а я пока налью в тарелку.

Джой съел суп, бутерброд, выпил молоко. Миссис Дженсен вошла в кухню.

— Я думал, мама будет дома. Я ей хотел рассказать о морде, которую видел прошлой ночью.

— Морде?

— Да, такой уродливой. Я видел в окно.

— Тебе приснилось.

— Нет, это был не сон. Это действительно было. У него такие ужасные зубы. Действительно урод.

— Ты испугался?

— Нет. Я знаю, кто это был.

— Кто же?

— Да этот псих Кэлли. Он всегда вытворяет сумасшедшие вещи. Он думал, что меня испугает.

— Но это же было поздно.

— Ему разрешают ложиться, когда он захочет.

— У твоего друга глупые шутки.

— Я скажу маме, и она купит мне маску страшнее, чем у него. Я пойду и действительно напугаю его.

— Я думаю, что твоей маме не следует об этом рассказывать.

— Почему нет? Она купит мне маску.

— Твоя мама очень чувствительная, и не нужно ей рассказывать о морде в окне.

— Аууу…

— Ты же желаешь ей добра?

— Конечно, желаю.

— Тогда не говори.

— Ладно.

Джой вскочил из-за стола, утер рот рукавом, схватил сумку и выбежал.

Глава 10

В номере 9 отеля «Эвергрин» было прохладно и темно, потому что занавески были задернуты. Рой сидел на кровати и держал Марсию за руку.

— Я волновался, когда ты не пришла прошлой ночью, — сказал он.

Марсия повернула голову и посмотрела на него. У нее были тени под глазами, но глаза, как всегда, блестели.

— Все нормально. Я просто испугалась, когда вчера ночью не смогла себя проконтролировать. А ведь была уже совсем готова.

Рой пригладил волосы у нее на лбу.

— Ничего страшного. У них много деревьев в саду, я быстро спряталась, и никто меня не видел. Разве что их ребенок, но и то я не уверена.

— Может быть, лучше забыть об этом и уехать отсюда.

— Забыть? — Марсия села на кровати. — Никогда! Я столько ждала, и, кроме того, не стоило ехать сюда, чтобы вернуться. А насчет того, что случилось прошлой ночью, то я уж позабочусь, чтобы этого больше не произошло.

Рой встал, подошел к окну, раздвинул занавески. На улице было пасмурно. Моросило. На стоянке, кроме белого «форда», который Рой взял напрокат, стояло еще три машины. «Эвергрин» находился в стороне от главного шоссе, и в середине недели здесь было мало народу.

— Я бы хотел, чтобы пошел сильный дождь.

— Мы долго здесь не пробудем. Твоя Кэрин уже боится.

— Почему ты все время называешь ее моей?

— Извини, просто мне так легче выражаться. Но я больше не буду, если тебе это не нравится.

— Да, пожалуйста. Но что мы будем делать дальше?

Рой продолжал смотреть в окно:

— Почему бы нам не закончить это побыстрее?

Марсия встала с кровати, подошла к нему сзади и обняла его:

— Доверься мне, Рой, я все устрою.

Он прижал ее к груди. Она потянула его к кровати. Рой просунул руку между ее ног и почувствовал влагу.

— Когда все это закончится, я сделаю тебя счастливым. Ты же всегда будешь со мной? Да?

— Ты же знаешь, что да.

— Хорошо, — она легонько поцеловала его, а он тем временем снимал с нее одежду.

Вдруг Марсия стала озабоченной:

— А ты уверен, что она видела тебя в торговом центре?

— Кэрин меня прекрасно видела. Сперва она заметила меня с эскалатора, потом пошла за мной к выходу, но на стоянке я исчез.

— Хорошо. Мы еще подумаем об этом. Следующим этапом будет…

— Что же?

— Мы убьем мальчика.

Рой поперхнулся, затем сказал медленно:

— Разве нет других вариантов?

— Это лучший вариант. Это очень сильно ее ранит, прежде чем мы покончим с ней, — Марсия пристально посмотрела на него. — А разве у тебя есть возражения?

— Нет… но ведь… ребенок.

Смех Марсии эхом отразился от стен комнаты:

— Ой, Рой, после того, что ты сделал за эти три года. Ну, будет еще одно убийство на твоей совести.

Он не хотел смотреть ей в глаза:

— Запомни, Марсия, я был рожден, чтобы быть человеком. То, что я сейчас, — это сделала со мной ты. Я же не полностью волк. У меня бывают человеческие эмоции… иногда.

Марсия вплотную подошла к нему, взяла его лицо в свои руки:

— Я понимаю, дорогой. Придет время, и ты больше не будешь чувствовать угрызений совести. А до тех пор придется черпать силу у меня. И когда придет время действовать, ты не потерпишь неудачу.

— Когда же это время придет?

— Прямо сейчас мы направимся следить за их домом; когда мальчик останется один, ты убьешь его, — сказала она, игнорируя его вопрос.

Глава 11

Мистер Бьерклунд развел руки, показывая свое бессилие.

— Я сожалею, — сказал он.

Кэрин молчала, ожидая, что он еще скажет. Растения стояли рядом; узнать их было нетрудно — завядшие, пожухлые листья, дряблые стебли.

— Я боюсь, что ничего не смогу сделать. Они уже не жильцы.

— В любом случае, я вас благодарю, — тихо сказала Кэрин.

— Чем вы их удобряли?

— Ничем, — Кэрин удивленно посмотрела на него. — Я посадила их в грунт, который вы мне посоветовали, а за поливкой следила очень внимательно.

— Кто-то их удобрял. Они отравлены.

Кэрин удивленно глядела на него.

— Я сделал анализ почвы изо всех трех горшков и обнаружил там большое количество гербицидов.

— Но это невозможно.

Бьерклунд невозмутимо посмотрел на нее:

— Я говорю о том, что показали анализы.

— Возможно ли, что гербициды попали в почву, которую я купила?

— Никоим образом! Почва тщательно отбирается. Затем ее запаковывают в полиэтилен, а контрольные партии опять же проверяются.

— Но кому это понадобилось?

— Вы меня спрашиваете?

Кэрин виновато улыбнулась:

— И… когда же… они все умрут?

— Через несколько недель. Филодендрон мог бы выдержать, если пересадить его в другую землю и добавлять специальные питательные вещества. Но, по-моему, он тоже не жилец. Я мог бы попытаться спасти его…

— Нет, не затрудняйтесь, — сказала она и, с потухшим взглядом, направилась к дверям.

— А не хотите купить другие? — крикнул ей Бьерклунд. — Вы можете приобрести взамен новые, здоровые растения?

— Нет, спасибо.

— А как же горшки?

— Оставьте их себе, — ответила Кэрин, не оборачиваясь. — Я больше ими не воспользуюсь.

Дом на маунтлейкской террасе казался особенно пустым. Кэрин вошла в комнату, где раньше росли цветы. «Но Бога ради! Это были всего лишь растения!» — напомнила она себе. И все равно, они много для нее значили. Слишком много.

Кэрин понимала, что глупо так переживать, но ничего не могла с собой поделать. Растения принадлежали исключительно ей, а теперь они умерли. Вернее, они были убиты. Но кому такое пришло в голову? Почему? И как? Был ли это тот, кто ходил той ночью? Кэрин прервала размышления, когда пришел Дэвид. Она рассказала ему вкратце, что случилось с растениями в «Тигл'е».

Дэвид был очень доброжелателен. Попытался успокоить. Потом сказал:

— Что-то мы давно никуда не ходили. А не поужинать ли нам сегодня в…

— Но ты же завтра с утра на работу?

— Я приду чуть позже. Дела подождут. Ну как тебе это?

— Мне это очень нравится.

Дэвид взял ее за руку:

— Я думаю, тебе не помешает развеяться.

По коридору прошла домоправительница. Дэвид, не оборачиваясь, позвал ее:

— Миссис Дженсен!

— Да.

— Позади дома стояла приставная лестница. Кому она понадобилась?

Кэрин резко обернулась:

— Лестница?

Миссис Дженсен ответила:

— Не обращайте внимания, это друзья Джоя. Мальчик Кэлли.

— Я бы хотел, чтобы Джой не оставлял своих друзей в доме одних, по крайней мере, сказал, чтоб они убирали все на место.

— Я скажу ему, — пообещала миссис Дженсен.

Хотя в доме было тепло, у Кэрин вдруг пробежали мурашки по телу, и ее зазнобило.

Глава 12

Сперва идея пойти куда-нибудь очень польстила Кэрин. Ведь Дэвид хотел сделать ей приятное. Но чем дольше она сидела перед зеркалом, тем больше с беспокойством смотрела в ночь. Ведь Дэвид сказал, что они уходят надолго.

Кэрин стояла перед большим, в рост человека, зеркалом и рассматривала свое отражение. Длинное платье выглядело элегантно на ее стройной фигуре. Она подумала, что для невротички выглядит неплохо. Наконец она надушилась и спустилась вниз, где ее уже ждал Дэвид.

Миссис Дженсен стояла около двери.

— Мы можем вернуться поздно, — сказал ей Дэвид и, улыбаясь, повернулся к Кэрин: — Ведь мы можем забежать в дансинг или еще куда-нибудь.

Кэрин тоже улыбнулась.

— Значит, я не буду вас ждать, — сказала домоправительница.

— Только не забудьте вовремя уложить Джоя спать.

Миссис Дженсен сдержанно улыбнулась и заверила, что она позаботится о мальчике.

Дэвид предложил руку жене, и они пошли к стоянке. Когда они вышли, Кэрин вдруг показалось, что в белом «форде», стоящем напротив, что-то зашевелилось. Она была уверена, что эта машина не принадлежала соседям.

— Что-нибудь случилось? — спросил Дэвид.

— Нет, — сказала она медленно, затем добавила более уверенно: — Нет, просто мои чувства в последнее время обострились.

Больше никаких движений в машине не было. Вероятно, ей просто показалось. А автомобиль мог принадлежать гостям соседей. Вроде ничего особенного, но вечер начинался с беспокойства.

* * *

Миссис Дженсен смотрела через окно за тем, как Рихтеры отъезжают. Она подумала, что им действительно пора куда-нибудь съездить вместе: мистер Рихтер в последнее время слишком много работает, а миссис Рихтер слишком уж погрузилась в свои проблемы.

Она позволила Джою остаться и посмотреть «Ангела Чарли». Он хотел посмотреть этот фильм из-за хорошеньких девушек. Миссис Дженсен оставила его наслаждаться фильмом в одиночестве, а сама пошла к себе посмотреть старый фильм с Беттом Дэвисом по другому каналу. В десять часов она отправила Джоя спать, игнорируя его просьбу посмотреть «Баретту». Уложив мальчика, она решила досмотреть фильм по большому рихтеровскому телевизору.

Фильм закончился в одиннадцать, и начались новости. Домоправительница выключила телевизор: ей было совершенно наплевать на перевороты и падения самолетов. Но она становилась раздражительной и несчастной, если ей не удавалось посмотреть фильмы перед сном. Она пошла в свою маленькую ванную.

В полдвенадцатого, надев ночную рубашку и завив волосы, она отправилась спать. Иногда она смотрела часовую программу Джонни Карлсона, но сегодня была слишком усталой для этого.

Миссис Дженсен закрыла глаза и не без удовольствия стала вспоминать о тех днях, когда она нашла работу у мистера Рихтера. У нее умер муж, а других родственников не было, и заботиться ей стало не о ком. Мистер Рихтер был слишком занят, и она довольно комфортно чувствовала себя на этой работе. Она ощущала себя мамой и мистера Рихтера, и маленького Джоя. Когда мистер Рихтер нашел себе новую жену, она, без сомнения, сохранила свое положение в доме. Сначала миссис Дженсен опасалась, как себя поведет Кэрин. Но эта красивая и приятная женщина была еще слишком молода и любила мистера Рихтера. Кроме того, у нее не было собственных детей, и она сильно привязалась к Джою. Миссис Дженсен было приятно работать в этом доме, тем более что у новой миссис Рихтер была очень тонкая нервная система, и миссис Дженсен считала себя полезной и с этой стороны.

Она повернулась на бок и собралась спать. Вдруг какая-то тень промелькнула мимо окна. Миссис Дженсен посмотрела в окно. Ничего. Она приподнялась, задержала дыхание и прислушалась. Опять ничего. Но ведь что-то было. Оливия Дженсен не была впечатлительной женщиной, которая пугается теней в окнах. Она тихо поднялась, накинула халат и подошла к окну. Газон с розовыми кустами, гараж были таинственно освещены лунным светом, который пробивался сквозь тучи. Нигде ничего не шевелилось. Миссис Дженсен стало не по себе, и она пошла по дому проверять, закрыты ли двери и окна, хотя прекрасно знала, что закрыты. Когда она вошла в гостиную, то услышала какие-то звуки. Она прислушалась. Настойчивые, скребущие звуки раздавались от входной двери. Домоправительница посмотрела в окно, но около двери было темно, и она никого не увидела. Миссис Дженсен подошла к двери, и ей показалось, что какое-то животное скребется в дверь.

Животное? Вероятно, собака. Она вдруг подумала, что ее сестра потеряла собаку, и та каким-то образом нашла сюда дорогу. Было, правда, далеко, но она читала про такие вещи. Женщина открыла дверь.

Огромный волк, прыгнув из темноты, ударил ее в грудь, сбивая с ног, когда дверь еще толком не открылась.

Времени думать не было, и миссис Дженсен могла реагировать только инстинктивно.

Волк, гораздо крупнее тех, которых она видела в зоопарке или в кино, стоял около двери. Его мышцы были напряжены, взгляд рыскал по комнате, как будто что-то искал.

Миссис Дженсен кое-как поднялась на ноги. Дверь была все еще открыта, и холодный воздух вливался в комнату. Снаружи была прекрасная, тихая ночь, внутри был террор.

— Пошел отсюда, — сказала она животному. Но ее голос был тихим и неубедительным.

Волк повернул к ней голову. Он оскалил пасть, обнажая свои зубы безжалостного убийцы в дьявольской усмешке.

Раздался сдавленный предупреждающий рык.

— Кто там внизу? — послышался сверху заинтересованный голос Джоя.

Поддаваясь безотчетному порыву защитить мальчика, миссис Дженсен схватила первое, что попалось под руку, способное послужить оружием. Волк с тихим рычанием шел к лестнице. Миссис Дженсен выскочила перед зверем и, махая зонтиком, который она схватила в передней, пыталась преградить ему дорогу.

Волк замешкался, и, воспользовавшись этим, миссис Дженсен ударила волка со всего размаха. Зверь потерял равновесие и присел на задние лапы. Но сразу же вскочил и пошел в атаку, оскалив зубы.

— Джой, иди в свою комнату и запрись там! — закричала женщина, отступая вверх по лестнице и держа перед собой зонт, как будто это был меч. Она не узнала свой голос.

Последнее, что она увидела, был яростный прыжок волка. Он летел с открытой пастью, ломая хрупкий зонт своим огромным телом. Женщина потеряла равновесие и упала, откинув голову в сторону. В тот же момент острые зубы впились ей в шею. Одним движением своих мощных челюстей волк размозжил щитовидный хрящ, разорвал гортань и пищевод. Его зубы прорвались через поверхностные мышцы шеи, повреждая сонную артерию. Жизнь миссис Дженсен оборвалась в одно мгновение.

Волк поднял свою окровавленную пасть из хлюпающей раны. Он отвернулся от безжизненного тела и начал подниматься по лестнице.

Глава 13

Одним мощным скачком волк перепрыгнул четверть лестницы. Затем он вдруг остановился и прислушался. Снаружи раздавались взволнованные голоса соседей, которые бежали к дому Рихтеров, привлеченные криком домоправительницы.

Зверь стоял в нерешительности, колеблясь между двумя чувствами: одним — человеческим, другим — звериным.

Конечно, мальчик все еще наверху. Сидит, закрывшись. Деревянная дверь долго не выдержит ударов мощного тела. Но перед этим мальчик успеет закричать. А сюда и так уже бегут люди.

Волк решил остаться живым. Он грациозно спустился вниз по лестнице. Стоя на последней ступеньке, он увидел первых вбегающих людей и без промедления пронесся по гостиной. Прыгнув от середины комнаты и разбив большое окно, зверь эффектно завис на несколько секунд в воздухе, потом, приземлившись, без остановки понесся по лужайке. Через несколько секунд белый «форд» беззвучно, не включая фар, отъехал от стоянки.

В доме все было залито кровью. Первые вбежавшие люди сразу направились к безжизненному телу миссис Дженсен. Один из них чуть не упал, поскользнувшись на мокром от крови полу. Он сразу же отвернулся — его начало тошнить. Женщина завизжала.

— Он выскочил в окно! — закричал кто-то.

— За ним!

— А вдруг у него оружие?

— Кто-нибудь позвоните в полицию!

Женщина, вбежавшая одной из первых, сказала мужчине, который стоял рядом:

— А мне показалось, что это был не человек. Мне показалось, что это большая собака.

Наверху открылась дверь, и Джой, бледный и напуганный, начал спускаться по лестнице. Один из тех, кто обступил тело миссис Дженсен, обернулся, взбежал наверх и подхватил мальчика, не давая ему увидеть миссис Дженсен. Джоя отнесли в спальню.

Около часа спустя Кэрин и Дэвид вернулись и обнаружили около дома карету скорой помощи и множество суетящихся людей. Рядом стоял автомобиль с надписью «Новости», из которого передавали сообщение на местную телестанцию. Над головой стрекотал полицейский вертолет, обшаривая мощным лучом окрестности.

Дэвид не остановился перед заслоном полиции и побежал к дому, Кэрин бежала следом за ним. Какой-то подтянутый человек преградил им путь:

— Минуточку, сэр.

— Это наш дом, — сказал Дэвид. — Мы живем здесь. Кто вы?

— Я лейтенант Мак-Крэди из полиции Сиэтла. А вы мистер и миссис Рихтер?

— Да, но что случилось?

— Здесь произошел инцидент, серьезный инцидент.

— Господи, Джой! — закричала Кэрин. — Что-то случилось с Джоем!

— Если вы насчет маленького мальчика, то с ним все в порядке, — сказал Мак-Крэди. — Один из соседей взял его пока к себе домой.

— Тогда что же? — Дэвид нахмурился.

— Это случилось с пожилой женщиной, которая жила здесь…

— Миссис Дженсен, — сказал Дэвид. — Она наша домоправительница.

— Она мертва, сэр. Ее убили.

У Кэрин подогнулись колени. Дэвид поддержал ее.

— Как это произошло? — спросил он полицейского.

— Вы нам поможете, если пройдете в дом и ответите на несколько вопросов, — сказал Мак-Крэди.

Дэвид посмотрел на Кэрин.

— Хорошо, — сказала она дрогнувшим голосом.

Он повернулся к лейтенанту:

— Мы поможем вам, насколько это в наших силах.

Тело миссис Дженсен уже было убрано, но вся лестница была залита кровью, уже успевшей засохнуть. Лейтенант Мак-Крэди отвел их в другую комнату, подальше от этого места.

Супруги рассказали лейтенанту обо всем, что произошло вечером, до того как они ушли. Сказали, что не имеют понятия, кто мог ее убить. Ведь миссис Дженсен была осторожной женщиной, и у нее была привычка хорошо закрывать дверь. И непонятно, почему она впустила незнакомца в дом.

Лейтенант тщательно записал показания.

— А вы не заметили ничего необычного вокруг дома, когда уезжали? — спросил он.

Кэрин начала было говорить, но потом смутилась. Детектив поднял глаза:

— Миссис Рихтер?

Кэрин встретилась взглядом с Дэвидом, который укоризненно смотрел на нее.

— Ну… может, и было что… Но я не думаю, что это важно.

— Все, что бы вы ни сказали, может оказаться очень важным.

— Это была женщина, — начала Кэрин, в спешке проглатывая слова. — Это было несколько дней назад. Я чувствовала, что она следит за мной.

Глаза у Мак-Крэди сузились:

— Вы говорите, следила за вами?

Кэрин облизала пересохшие губы. Она посмотрела на Дэвида.

Он взял ее руку:

— Я думаю, это действительно неважно. Моя жена сейчас находится на лечении. У нее расстроены нервы.

— Я буду краток, насколько это возможно. Важным может оказаться все что угодно. Мы можем подозревать киднеппинг.

— Киднеппинг? — переспросила Кэрин. — Так вы думаете, что они хотели забрать Джоя?

— Возможно. А сейчас расскажите поподробнее об этой женщине…

Кэрин рассказала ему о темноволосой женщине. Сколько раз и где она видела ее. Рассказывая, она все больше понимала, как неубедительно звучит ее рассказ.

— А вы уверены, что это была одна и та же женщина? — спросил лейтенант как всегда бесстрастно и обходительно.

— Да, я полностью уверена в этом.

— Полностью, — вполголоса сказал лейтенант, записывая что-то в свой блокнот. — Мы проверим это. Я думаю, на сегодня достаточно, — он достал визитную карточку. — Если что-нибудь понадобится, звоните.

Мак-Крэди захлопнул блокнот и встал навстречу другому полицейскому в форме, вошедшему в этот момент в комнату.

— Лейтенант, не хотите поговорить с женщиной, которая утверждает, что видела животное?

Кэрин быстро подняла глаза.

— Нет, — ответил Мак-Крэди. — Вы сами возьмите у нее показания. Этого будет достаточно.

— А что за животное? — спросила Кэрин.

— Одна из женщин утверждает, что видела что-то похожее на большую собаку, которая выпрыгнула в окно, когда вбежали люди.

— Но это возможно, — заявила Кэрин. — Это могло быть животное.

Детектив устало взглянул на нее:

— Нигде в окрестностях нет собаки настолько большой, как утверждает свидетельница, — в его глазах загорелись огоньки. — Да и нигде в мире нет подобной собаки.

— А как насчет волка? — Кэрин задала вопрос прежде, чем успела подумать.

— Кэрин, пожалуйста, — сказал Дэвид.

Но лейтенант ответил очень серьезно:

— Никоим образом. Волков нет в округе. Им нужны леса. Но их нет на много миль вокруг. Мы будем искать преступника — большого, сильного мужчину. Возможно, он психопат.

— Я надеюсь, вы найдете его, лейтенант, — сказал Дэвид с дрожью в голосе. — Миссис Дженсен была частью нашей семьи.

— Не беспокойтесь, мистер Рихтер. Мы найдем его.

Кэрин отвернулась и посмотрела в окно. Тусклый лунный свет пробивался сквозь тучи.

«Нет, вы не найдете его, — подумала она. — Кого угодно, но только не его».

Глава 14

После того как полиция и телевидение уехали, а соседи и любопытные разошлись Дэвид и Кэрин забрали Джоя у соседей и поехали ночевать в отель. На следующий день они оставили Джоя у сестры Дэвида. Сами сходили в полицию и ответили еще на несколько вопросов Мак-Крэди. Затем отправились домой.

Дома Дэвид по-деловому кратко начал говорить:

— В первую очередь вставить окно. Заменить покрытие. Пол и лестницу необходимо вымыть.

— Сможем ли мы здесь нормально жить? — спросила Кэрин, не ожидая ответа.

— Ну… я думаю, уберем здесь все, заберем Джоя, и жизнь войдет в свое русло.

— Нет, Дэвид, — сказала мягко Кэрин. — Я не хочу работать. Прежней жизни больше не будет.

— Ну пожалуйста, Кэрин. Я знаю, это ужасно. Я тоже сильно переживаю. Но лучше от этого не станет.

— Как же ты не понимаешь. Совершенно ясно, кто убил миссис Дженсен. Это была не собака и не маньяк-убийца.

— Ты действительно полагаешь…

— Да, волки из Драго здесь. Оборотни. Они пришли за мной.

— Ты в аффекте. Я позвоню доктору Гоецу. Я думаю, он сможет помочь тебе.

— Доктор ничего не сможет теперь сделать. Никто не сможет. То, что случилось с миссис Дженсен, будет и со мной. Они нашли меня и теперь не отстанут.

— Это сумасшествие.

— Нет. Я в этом уверена, ты, в глубине души, тоже. Сколько времени я нахожусь здесь, столько будет существовать опасность. Не только для меня, но и для тебя, и для Джоя.

— Что ты сказала?

— Я должна уехать.

— Нет! — закричал он.

— У меня нет выбора.

— Но… куда ты уедешь? И сколько ты здесь пробудешь?

— Я уеду, как только будет возможно. А куда — будет лучше, если я уже прямо сейчас не буду говорить, куда я собралась.

— Я с этим не согласен.

— Пожалуйста, Дэвид. Я обещаю тебе, что извещу тебя, где я, сразу, как только смогу. Чем меньше людей будет знать, где я, тем труднее меня будет выследить.

— Я поеду с тобой. Будем бороться вместе.

Кэрин склонила голову ему на плечо:

— Нет, дорогой. Джою нужен отец. Ему нужна твоя сила.

— Кэрин, но я не могу отпустить тебя так просто.

— Ты должен. Мне очень опасно оставаться здесь. Если ты любишь меня, то не пытайся останавливать.

Дэвид схватил жену за плечи, притянул и крепко прижал к себе.

— Если я люблю? Господи! Я люблю тебя сильнее, чем кто-либо мог бы любить.

Кэрин прижалась к груди мужа. Она не заметила, что Дэвид плачет.

* * *

На следующее утро Кэрин купила билет в Лос-Анджелес у компании «Вестерн Эйрлайнс» из Такомского аэропорта в Сиэтле. Она не заметила старуху, которая неподалеку продавала бумажные цветы. А вот старуха, напротив, очень пристально за ней наблюдала.

Глава 15

Когда был объявлен номер ее рейса, Кэрин сразу пошла к проверочным воротам, стараясь не смотреть, как люди говорят свои последние «прощай». У нее перед глазами все еще стоял Джой с испуганно-удивленным выражением лица, которое появилось, когда она ему пыталась объяснить, что ей необходимо срочно уехать. Напоследок Кэрин крепко обняла его и пообещала скоро приехать. И она надеялась сдержать обещание.

Кэрин нашла свое место в самолете. Села. Вскоре самолет запустил двигатели. Она смотрела на убегающую взлетную полосу.

Кэрин знала, что побег — это не решение. Но оставаться, подвергая опасности родных, тоже было нельзя. Сейчас Кэрин была уверена, что умереть должен был Джой, и только мужество миссис Дженсен и быстрое появление соседей спасли его.

Наконец самолет пробил себе путь сквозь тучи и набрал положенную высоту. Стюардесса, раздавая пластиковые наушники, подошла к Кэрин. Так как полет был коротким, в самолете не стали показывать фильм. Но было несколько каналов с записанной музыкой. Кэрин выбрала классику и откинулась в кресло, надеясь, что музыка развеет ее мрачные мысли.

Но этого не случилось. Как только она закрывала глаза, то видела живые картины: лицо этой странной женщины, или Роя, который, как она считала, давно в могиле, или ковровое покрытие на лестнице, залитое кровью.

Но как же все-таки они нашли ее? Кэрин подивилась способностям оборотней. И сразу же события трехлетней давности всплыли в ее памяти. Большинство оборотней погибло, но… не все. Рой спасся. Рой и кто-то еще? Марсия?

Кэрин даже подпрыгнула от неожиданной догадки. При этом наушники свалились с головы. Она начала припоминать все снова. Женщина в кафе, на улице, в такси… Темные длинные волосы. Снять только темные очки, и у вас получится Марсия Луре. Но как же так? Она же сама выстрелила и видела, как серебряная пуля пробила череп черной волчице. Впрочем, какое значение имело то, как они выжили. Это была Марсия. Марсия и Рой. Они пришли за ней.

Кэрин снова откинулась в кресло. Это помогло думать. Можно составить план действий. Остановиться у родителей можно лишь на короткий срок. Если они нашли ее в Сиэтле, то здесь тем более найдут. И она опять будет подвергать опасности родных.

Кэрин позвонила им перед отъездом. Она хотела хоть на денек заехать, объяснить детали. А куда потом? Где укрыться и что предпринять? Она не хотела прожить остаток своих дней в страхе.

Самолет сделал разворот над горами Сан-Бернардино и начал приземляться в Лос-Анджелесском международном аэропорту. Кэрин улыбнулась, когда увидела родителей у ворот для встречающих.

Фрэнк Оливер был пожилым, но все еще статным мужчиной с белыми, всегда аккуратно зачесанными волосами. Его жена Нэнси была женщиной с круглым добродушным лицом, рот ее так и норовил превратиться в улыбку. Она побежала навстречу дочери, когда та вышла в зал для встречающих. Фрэнк шел сзади медленно, но в глазах его светилась любовь.

Пока они шли на стоянку, где Фрэнк оставил свой «бьюик», родители говорили о том, как хорошо, что Кэрин приехала, спрашивали о погоде в Сиэтле, обсуждали здоровье Дэвида и Джоя, разговаривали о полетах.

Во время езды темы для разговоров кончились, и наступило неловкое молчание.

Нэнси, сидевшая сзади, долго разглядывала Кэрин и наконец не выдержала:

— Как у тебя дела?

Кэрин пожала руку матери и, стараясь скрыть беспокойство, ответила:

— Хорошо, мам, хорошо.

— Я серьезно говорю, — настаивала миссис Оливер.

Кэрин собралась было сказать что-нибудь обычное, но слова застряли в горле. Она сказала:

— Ничего серьезного. Доктор говорит, что у меня нервы не в порядке и что было бы хорошо, если бы я съездила куда-нибудь отдохнуть.

— Опять эти сны? — спросил отец, на мгновенье оторвав взгляд от дороги.

— Да, и кое-что еще, но я бы не хотела говорить об этом. По крайней мере сейчас.

— Хорошо, дорогая, — сказала мать. — Мы понимаем. Ты побудешь у нас сколько захочешь, и, если что-нибудь понадобится, — ты знаешь, мы рады помочь.

Кэрин, улыбаясь, повернулась:

— Да, я знаю, — она положила руку на плечо отца. — И папа тоже. Вы оба чудесные. Вы всегда помогали мне, когда было нужно. Я счастлива.

После маленькой заминки разговор опять вернулся к обычным вещам. Вскоре они подъехали к маленькому удобному домику на Альтаир-Драйв. Кэрин была приятно удивлена, увидев, что ничего не изменилось.

Она пошла наверх, в свою комнату, с которой было связано столько воспоминаний. О беззаботных школьных деньках, о фотографиях друзей на зеркале, о плакатах «Битлз» и Джо Нэмата на стене. Правда, был еще кошмарный период после Драго, когда тени принимали жуткие очертания.

Через три дня Кэрин полностью расслабилась. Отец за обедом пошутил, и она засмеялась, удивившись, что все еще может смеяться. В первый раз за эту неделю она искренне смеялась. Кэрин поняла, как была напряжена. А ночью произошло то, чего она боялась.

Это был вой. Сперва, наполовину проснувшись, она подумала, что это сон. Встав с кровати, она подошла к окну. Освещенная тусклым лунным светом, она постояла немного, все еще надеясь, что это сон. И снова услышала этот раздирающий, гортанный волчий вой. Было не понятно, откуда он раздается, — казалось, он отовсюду и в то же время где-то рядом. Они ее снова нашли.

Этой ночью оборотни больше не выли, но Кэрин больше заснуть не смогла. Ее нервы снова натянулись.

За завтраком мать долго рассматривала Кэрин, Ее выдавали отеки и синяки под глазами.

— Ты не спала ночью? — спросила миссис Оливер.

— Ничего серьезного. Что-то с животом, и, кроме того, было жарко.

Кэрин попыталась улыбнуться. Мать продолжала испытующе смотреть на нее:

— Мне кажется, что это собака не дала тебе заснуть.

— Собака?

— Кто-то, вероятно, оставил собаку на улице, и она немного повыла около двух часов ночи. Ты разве не слышала?

«Я то слышала хорошо, — подумала она. — Только это была не собака. Но убеждать в этом мать бесполезно».

А вслух сказала:

— Нет, я ничего не слышала.

Было ясно, что миссис Оливер не удовлетворена ответом. Но она больше ни о чем не спрашивала. И больше не касалась темы животных.

Завтрак состоял из горячих сосисок и вареных яиц. Обычно это была любимая еда Кэрин, но в это утро у нее не было аппетита. Она съела столько, сколько смогла затолкнуть в себя, видя, что мать за ней наблюдает. Потом отодвинула тарелку. Вдруг раздался звонок в дверь.

Миссис Оливер пошла открывать, Кэрин пошла за ней. Вошла соседка, миссис Гибсон, худенькая женщина, чье лицо прямо светилось восхищением.

После короткой процедуры знакомства с Кэрин соседка повернулась к миссис Оливер.

— Какой ужас! Вы еще не знаете, что случилось этой ночью у Стоуэлов? — спросила она.

— Нет.

— Кто-то убил лошадь Зоры Стоуэл.

— Я не могу поверить. Такая прекрасная лошадь.

— Это не самое интересное. Самое важное, как это было сделано. Глотка у лошади как будто вырвана. Там сейчас два полицейских. Они говорят, что такого еще никогда не видели. Говорят, что, вероятно, это какой-то садист, как и тот, что резал по ночам коров на пастбищах.

Миссис Оливер беспокойно взглянула на Кэрин.

— А кто-нибудь догадывается, кто это сделал? — спросила Кэрин.

— Я думаю, нет, хотя полиция утверждает, что есть какие-то следы. Мне кажется, это черная месса. Бедная Зора. Она просто опустошена. Ведь она так любила свою лошадь.

Кэрин больше ничего не слышала. Она точно знала, кто должен отвечать за убийство лошади. Ей снова придется убегать.

У Кэрин похолодели руки. Она ушла в свою комнату, села на кровать и заплакала. Ей не хотелось постоянно убегать, Тюка Марсия и Рой не поймают ее. Им, видимо, найти ее было не сложно.

Кэрин посмотрела в зеркало на свое заплаканное лицо и красные глаза. Она сказала себе: «Прекрати это, девочка. Нужно бороться и выстоять», — и ей стало немного лучше, но оставалось горькое сознание того, что она одна. Как ей хотелось, чтобы с ней был кто-нибудь, кто бы верил ей и мог помочь. Вдруг ее осенило. На свете есть только один такой человек. И он уже однажды помог ей. Это Крис Халоран.

Глава 16

Утром Кэрин привела в порядок свои мысли и перерыла все свои вещи в поисках записной книжки. Вскоре она нашла ее. Крис время от времени жил в комплексе «Марина-дель-Рей» или, как его называли, «Серф-Кинг». Она позвонила по номеру, записанному три года назад, из кухни, пока мистер и миссис Оливер были в другой части дома.

После нескольких гудков записанный на пленку женский голос произнес:

— Номер, который вы набрали, снят с обслуживания. Пожалуйста, проверьте правильность номера, а затем звоните.

Кэрин перезвонила, но снова услышала роботоподобный голос. Она должна была предвидеть это. В Северной Каролине, в этом центре бизнеса, все меняется через каждые пять минут. Но, по крайней мере, была надежда, что Крис хоть живет на старом месте. Кэрин решила проверить это. Она попросила у отца ключи от машины и уехала. Было около полудня.

«Бьюик» казался хуже по сравнению с ее маленьким «датсуном», хотя он и имел мощный мотор и легкое управление. Кэрин поехала по шоссе на Сан-Диего и после Кульвер-Сити повернула к «Марина-дель-Рей».

«Серф-Кинг» состоял из четырех зданий, связанных переходами: он был кремового цвета, а балконы выкрашены в пастельные тона.

Кэрин припарковала машину на стоянке с надписью «Для гостей» и вошла в комплекс через арку из пальм. Она прошла мимо центрального корта, потом мимо плавательного бассейна, возле которого множество мужчин и женщин подставляли свои тела солнцу. Они с любопытством смотрели на нее из-под очков. Не обращая внимания на их взгляды, Кэрин шла мимо дверей с различными надписями к главному менеджеру комплекса.

Она постучала в дверь. Ей открыл мускулистый молодой человек, черный от загара, в майке и шортах с рисунком из букв.

— Здравствуйте, — сказал он. — Меня зовут Рон.

— Здравствуйте, — начала было Кэрин.

— Вам повезло, — перебил он. — У нас только что освободился номер, впервые за эту неделю. Вам он понравится. Балкон, прекрасный вид, мягкие диваны, бар с прохладительными напитками и прочие удобства. Хотите посмотреть?

— Нет, спасибо, мне не нужны апартаменты.

Рон удивленно улыбнулся.

— Я хочу найти одного человека, который здесь жил. Его имя Крис Халоран.

— Не хочу показаться невежливым, но здесь около двухсот номеров, в которых люди постоянно меняются. Нужно проверить по спискам. — Он достал папку, просмотрел несколько страниц. Потом оторвался от папки: — Я сожалею. Нет Халорана.

— Я же сказала: он уехал. Я точно знаю только то, что три года назад он жил здесь.

— Много народу здесь побывало за три года. Я сам здесь только четыре месяца.

— Не могли бы вы посмотреть для меня? У вас же должны сохраниться записи.

— Да, но они заперты.

Кэрин одарила его своей очаровательной улыбкой:

— Я еще раз прошу вас посмотреть. Это ужасно важно.

Без большого энтузиазма Рон пошел в соседнюю комнату, долго гремел ключами и вскоре вышел с этаким гроссбухом:

— Вы правы, Крис Халоран действительно проживал в 314-С три года назад; уехал в прошлом апреле.

— Какой адрес, куда он уехал?

— Здесь нет адреса.

— Но ведь должен быть, — в ее голосе послышались нотки отчаяния.

— Ну нету, — Рон захлопнул книгу. — Нет такого закона, что кто-то обязан сообщать адрес, куда человек уехал. Слушайте, раз вы так хотите отыскать этого парня, почему бы вам не нанять детектива?

— Потому что нет времени. Он мне нужен сегодня… сейчас, пока ничего не случилось, пока никто не умер.

— Что-то случилось?

Она почесала голову и выдавила улыбку:

— Нет, ничего. Спасибо за беспокойство.

Она повернулась, чтобы уйти.

— А вы уверены, что не хотите посмотреть номер? У нас есть теннисный корт, бассейн, три раза в неделю вечеринки.

Кэрин многозначительно постучала по виску и вышла. Часы в «бьюике» показывали, что день уже пошел на спад. Она чувствовала, что необходимо найти Криса до наступления темноты.

Следующая остановка была в «Техтрон Инженеринг» в Инглвуде около аэропорта. Кэрин вошла внутрь и нашла маленький, неудобный кабинет главного инженера.

— Крис Халоран ушел из «Техтрон» два года назад, — сказал он в ответ на ее вопрос.

Кэрин внезапно почувствовала себя опустошенной.

— Сначала он взял длительный отпуск и вернулся совершенно не отдохнувшим. Все об этом сожалели, его здесь очень любят. Следующие несколько недель у него все валилось из рук. Кропотливую работу он просто не мог выполнять. Сказал, что ему нужно больше свободы, а потом ушел.

Боясь, что забудет спросить, Кэрин быстро сказала:

— А вы не знаете, куда он ушел?

— Да, знаю.

В душе снова затеплилась надежда.

— Крис и другой человек по имени Вальтер Эккерсал ушли вместе и организовали собственную консультационную фирму. Они идеально подходят друг другу. Крис выдает всяческие новые идеи, а Вальтер занимается детальной доработкой мелочей.

— Они еще работают?

— Да, и очень хорошо. Мы даже иногда просим их работать для нас.

Главный инженер записал адрес в Северном Голливуде. Кэрин поблагодарила и поспешила к «бьюику». Было уже около четырех часов. Время бежало быстро.

Здание на Ланкершим-бульваре было одиночным, низким, с правильными ровными линиями. На фронтоне было написано «Инженерная Консультация». Кэрин небрежно припарковала машину, надеясь лишь наполовину, что увидит Криса. Его старой ярко-красной «камаро» на стоянке не было. Она подумала, что он мог купить новую машину.

Сидевшая в помещении секретарша, жгучая брюнетка, улыбнулась ей.

— Я бы хотела увидеть Криса Халорана, — сказала Кэрин.

— Мистера Халорана нет, — осторожно сказала девушка. — Может ли мистер Эккерсал чем-либо помочь вам?

Кэрин снова приуныла. Найти человека очень трудно. Вот в кино другое дело — если кому-то надо кого-либо найти, он просто звонит ему домой. И все прекрасно получается. Но кино есть кино.

— Да, я поговорю с мистером Эккерсалом. Вальтер Эккерсал оказался высоким, небрежно одетым мужчиной с густыми каштановыми волосами. На нем были массивные черные очки, и говорил он так, как будто все время удивлен.

— У вас есть работа для Криса? — осведомился он.

— Нет, это больше личное.

Его глаза сфокусировались где-то в дальнем углу комнаты.

— У Криса сейчас небольшой отпуск. Он, знаете ли, до этого очень долго работал.

— Да, я знаю, — быстро произнесла Кэрин. — Не могли бы вы сказать, где он сейчас.

Он заерзал на стуле:

— Ну… я не знаю… могу ли я… действительно…

— Я должна вам сказать, что это никакой не роман. Мое дело другого рода и не имеет ничего общего с его личной жизнью.

Эккерсал улыбнулся:

— Извините. Когда такая эффектная женщина ищет Криса, я подумал… Ну, ладно. Не берите в голову. Он сейчас в Мехико. В отеле «Палаццо-дель-Мар» около Мацалтана.

— Спасибо. И не беспокойтесь — вы не доставили Крису никаких хлопот.

— Я не хотел говорить… понимаете, он не один.

— Зная Криса, я в этом не сомневаюсь.

Ведя машину обратно в Брентвуд, уже вечером, Кэрин снова начала беспокоиться. Скоро наступит ночь, а ночи принадлежат оборотням.

Вскоре, когда Кэрин уже подъехала к дому родителей, солнце село за горы Санта-Моника. Темнота опустилась, как занавес. Поставив машину в гараж, она пошла к дому. Пройдя половину пути, Кэрин услышала шорох. Сердце у нее замерло. Она обернулась. Жуткая темнота, и тени двигаются среди теней. Могло показаться, что это бред воспаленного воображения, но при данных обстоятельствах было совершенно ясно, кто это.

Кэрин вышла из стопора и помчалась к дому:

— Господи, пожалуйста, пусть дверь будет открыта.

Она пронеслась по веранде. Дернула за ручку. Дверь поддалась. Кэрин быстро захлопнула дверь за собой и, задыхаясь, остановилась около двери. Мистер и миссис Оливер вскочили со своих кресел, а Кэрин в это время закрывала дверь на всевозможные крючки и запоры. Снаружи послышалось царапанье по двери. Затем наступила тишина.

Мать быстро подошла к Кэрин:

— Что случилось, Кэрин?

— Там кто-то есть? — спросил отец.

Кэрин уже отдышалась и ответила, стараясь придать голосу спокойную интонацию:

— Нет, все нормально. Просто там так темно.

Отец положил руку ей на плечо, а потом пошел к двери, собираясь ее открыть:

— Если кто-то там есть…

— Нет, папа, не выходи! — закричала Кэрин.

Отец удивленно взглянул на нее. И она перешла на нормальный тон:

— Пожалуйста, папа, ради меня. Вдруг она встрепенулась:

— А задняя зверь закрыта? А окна?

— Фрэнк, — попросила миссис Оливер. — Пойди, проверь, все ли закрыто. Кэрин будет себя гораздо лучше чувствовать.

Фрэнк Оливер посмотрел на жену, на дочь:

— Да, конечно. Хорошо.

— Нужно сделать это сейчас. Сию же минуту. Миссис и мистер Оливер переглянулись и сразу же пошли проверять окна и двери. После того как все было проверено, Кэрин немного успокоилась. Она знала, что родители снисходительно относятся к своей дочери-невротичке. Но это не имело значения. Она поняла, что зверь поджидал ее. И убить он может в любое время вне дома ночью.

Кэрин пошла к родителям в гостиную.

— Все закрыто, — сказал отец.

— И даже дважды проверено, — добавила мать.

Кэрин обняла мать, потом взяла отца за руку.

— Спасибо вам, — сказала она с любовью. — У вас больше не будет хлопот. Я завтра уезжаю.

— Уезжаешь? А мы думали, ты останешься еще хотя бы на недельку.

— Я бы хотела, но там, где я нахожусь, подвергаются опасности окружающие.

Она помедлила. На лицах родителей были написаны вопросы: «Куда?», «Надолго?», «Почему?», Но видит Бог, она сама хотела бы знать ответы на эти вопросы.

— Я обещаю вам, что все вам расскажу, когда вернусь.

Кэрин подумала, что можно было бы с успехом заменить «когда вернусь» на «если вернусь».

Она провела долгую бессонную ночь, но с приходом солнечных лучей вернулась и жизнь.

Глава 17

С Калифорнийского залива дул свежий ветер, принося облегчение от жары Мацалтанского лета. На северной стороне, где тропический лес близко подходил к городу, находился отель «Палаццо-дель-Мар», окруженный пляжем в виде полумесяца.

На раскаленном песке перед отелем на подстилке лежал Крис Халоран. Пляжная шляпа была надвинута на глаза, закрывая их от солнца, ничуть, однако, не мешая смотреть на прелестную девушку с золотыми волосами, катающуюся на серфинге.

Контингент «Палаццо» состоял в основном из пожилых клиентов, чем он отличался от перворазрядных отелей неподалеку. Но Крис выбрал именно его, потому что он больше соответствовал духу Мексики. Правда, сам пляж своим пастельным тоном мало чем отличался от пляжей Майами-Бич или Вайкики. Но здесь можно было услышать испанскую речь рыбаков, пришедших из поселения Камарон, расположенного неподалеку, или почувствовать тяжелый аромат чили из кухни, где ели сотрудники отеля.

Двое из таких служащих шли сейчас мимо того места, где лежал Крис. Роберто, парень лет семнадцати, нес ледяной чай паре из Индианаполиса, сидевшей под большим зонтом. Вокруг Роберто пританцовывала Бланка. Она была в униформе для женского обслуживающего персонала. Молодые люди влюбленно смотрели друг на друга.

«Ах, юношеская любовь», — думал Крис, глядя им вслед. Любил ли он так? Вскоре он потерял их из вида.

У кромки воды стояла Одри Ване в розовом бикини. Она звала Криса к себе.

Он засмеялся и сделал отрицательный жест. Одри была актрисой, чьи фотографии все признавали восхитительными, однако это не помогло ей поступить в Театральный институт. Ее присутствие в различных фильмах было необходимо как деталь интерьера. Крис очень хорошо проводил с ней время, но пора было уже подумать и о возвращении на работу.

Одри встала в позу и недовольно покачала головой.

Крис демонстративно надвинул шляпу и улегся на подстилку.

Через несколько секунд он почувствовал множество мелких холодных капель соленой воды, падающих на грудь и живот. Открыв глаза, он увидел, что Одри стоит над ним и трясет своими волосами.

— Пошли поплаваем.

— Я отдыхаю.

— Дерьмо. Ты можешь отдыхать весь день. Ты можешь отдыхать весь отпуск. А я хочу, чтобы кто-нибудь со мной поплавал, — она опустилась на колени и приподняла шляпу с его глаз. — А вот возьму и попрошу какого-нибудь молодого человека поплавать со мной. Ну, например, Роберто. Мы с ним хорошо проведем время.

— Может быть, но у тебя потом будут проблемы с его подружкой.

— Пошли. Не будь старым пердуном, — она насыпала горсть песка ему на живот и побежала к воде.

С трудом Крис поднялся на ноги и поплелся к морю. За две недели ничегонеделания он потерял форму. Хотя плавание немного его поддерживало. Раньше, когда он приезжал на отдых, то играл в теннис, в пляжный волейбол.

Он побежал за Одри, которая уже плескалась среди волн. Вода была теплой, волны были мелкие и ласковые. Девушка плыла, слегка приподняв голову над водой и разгребая воду каким-то особым способом, явно изобретя какой-то новый вариант кроля.

Проплыв метров сорок, она повернулась и посмотрела на Криса. Он попробовал воду ногой, потом вошел по колено, а потом резко нырнул и быстро поплыл за ней. Когда он догнал ее, Одри обвила приятеля руками и ногами, и они соединились в поцелуе, медленно уходя под воду. Вынырнули они лишь через минуту.

Крис влюбленно посмотрел на девушку и, переведя дыхание, сказал:

— Ты что же, хочешь утопить меня?

Одри засмеялась и начала вырываться, хлеща его мокрыми волосами. Крис попытался удержать девушку, но у него ничего не получалось.

— Ты сумасшедшая, ты знаешь это?

Она плыла рядом, обхватив его торс:

— А ты когда-нибудь вертелся под водой?

— Конечно, только и делал, что этим занимался.

Она вдруг повернулась к нему, наговорила кучу гадостей и, не дожидаясь ответа, поплыла к берегу.

Правда, он ничего и не собирался ей говорить. Крис медленно плыл сзади нее, думая совершенно о своем. Он вспоминал о том, что еще три года назад он был обыкновенным спокойным холостяком. Самым главным была работа, в выходные иногда появлялись женщины. Но он полностью распоряжался своей жизнью. Хотя и случались взлеты и падения, не зависящие от него. Потом вдруг позвонила Кэрин Битти. И все покатилось кувырком. Сначала его занесло в ад в горах, в деревушке Драго. После ужасов в Драго, после того как они сожгли эту деревню, были шесть месяцев, шесть, изматывающих нервы месяцев с Кэрин, во время которых они пытались убежать из ада. Вернее, была попытка обмануть себя, убежать от себя, убежать от собственных воспоминаний.

Потом он вроде бы вернулся к нормальной жизни. Но вести прежнюю, обычную жизнь он уже не мог. Он вошел в партнерство с надежным Вальтером Эккерсалом. Иногда брал довольно длительный отпуск. Арендовал дом в Бенедикт-каньон, где мог принимать кого угодно, приходить и уходить, когда угодно. И он работал. Работал долго и упорно, а на отдых приезжал в такие места, как Кона-Коаст, или Куракао, или Мацалтан, иногда с женщинами, иногда — без.

Крис знал, что подобный образ жизни поможет ему забыть прошлое. Но иногда он ловил себя на мыслях о Кэрин. Ему иногда хотелось повидаться с ней, но он считал, что это только повредит ей. Прошло столько времени, и у нее другая жизнь.

Крис сильно взмахнул руками, нырнул под воду и быстро поплыл к берегу.

Одри уже ждала его там. Как только он вышел, все ее раздражение вылилось на него:

— Сколько же можно? Я думала, ты вечно собираешься плавать, и собиралась плыть вытаскивать тебя оттуда.

— Ты что, думаешь, я там замечтался?

— Я думала, что ты грезишь о какой-нибудь прежней подружке.

Крис присмотрелся к ней внимательней и понял, что она просто дурачится. Он подумал было, что это вспышка непонятной женской интуиции, и ужаснулся при мысли о том, что если бы они могли развить свои способности, то, наверное, правили бы миром.

Он сказал:

— Уже время ленча. Не хочешь ли чего-нибудь откушать?

Она театрально закатила глаза:

— Разве у меня есть выбор?

— Господи! Женщина — ты невыносима.

— Ладно, пошли ополоснемся под душем.

Они, взявшись за руки, ушли с пляжа и отправились к себе в номер 7, обогнув веранду отеля — красивого здания, построенного в староиспанском стиле.

* * *

Час спустя Крис лежал на кровати лицом вниз, обнаженный и полностью расслабленный. Одри без отдыха курсировала по комнате. Ее загорелое тело блестело в лучах полуденного солнца.

— Почему мужчины всегда спят после этого?

— М-р-р-р-р, — заурчал Крис, не отрываясь от подушки.

— Меня, наоборот, словно накачивает энергией.

Хочется двигаться и что-то делать.

Крис повернулся на спину и посмотрел на нее:

— Но мы уже все сделали.

Одри упала в кресло и погладила у себя между ног.

— Прекрасно, — она метнула в него уничтожающий взгляд. — Значит, ты этим больше не интересуешься.

Он сел на край кровати, свесив ноги.

— Ни слова об этом. Сперва пойдем перекусим.

— О'кей, баловник.

— Необходимо беречь мою силу, золотце. Человек моего возраста должен получать сбалансированное питание.

— Человек твоего возраста?! — воскликнула она. — Ну да. Тридцать три года — пора в гроб. Не так ли?

— Дай мне штаны.

Одри взяла белые джинсы со спинки кресла, на котором сидела, и отнесла их к кровати. Когда она передавала штаны, что-то маленькое выпало из кармана на ковер. Девушка присела на корточки и посмотрела вокруг. Затем она просунула руку под кровать и вытащила оттуда маленький серебряный предмет.

— Что это? Я этого раньше не видела.

Крис подавил свои эмоции:

— Это… так. Ничего.

— Это похоже на пулю.

Да, конечно, это была пуля. Двадцать второго калибра, длинная, винтовочная, из чистого серебра. Всего их было двенадцать, сделанных в оружейной мастерской по заказу Криса. В ту ночь он выпустил одиннадцать, последней выстрелила Кэрин. Крис только раз потом туда вернулся. Он увидел эту пулю — она выглядела как глаз на обожженной земле. Он поднял ее, положил в карман и больше ни разу туда не возвращался.

— Это так… игрушка. Дай сюда.

— Очередной секрет? — сказала Одри укоризненно. — Ты никогда мне ничего о себе не рассказывал.

— Что ты, золотце. Я же открытая книга.

— Нет, я серьезно. Я знаю, что эта пуля для тебя много значит. Почему ты такой скрытный?

— Потому, что тебя это не касается.

Она сжала пулю в кулаке и пошла в туалет:

— Я думаю, это был подарок от той женщины.

— Какой еще женщины?

— От женщины, с которой вы провели горячие денечки и которая была замужем за твоим лучшим другом.

Крис не мог понять, откуда она знает все это. Либо она догадалась, либо он что-то говорил во сне.

Сидя в столовой, они говорили на общепринятые темы: о погоде, о море, и т. д. И был человек, которого с их места видно не было. Но он внимательно прислушивался к разговору.

Глава 18

По североамериканским стандартам аэропорт Мацалтана был маленьким. Кэрин отстегнула привязной ремень, когда самолет «Эйрнейвз 727» подрулил к своему месту. В иллюминатор было видно почти все посадочное поле, новые реактивные самолеты, старые «ДС-35», государственные «Ливры», частные «Сессны» и «Пиперы» и даже старый открытый биплан. Кэрин не видела никакого движения, но у нее было какое-то внутреннее убеждение, что все здесь управляется с вон той невысокой диспетчерской вышки.

Когда дверь открылась, она присоединилась ко всем пассажирам и стала спускаться по трапу. Потом дошла по полю до здания аэропорта.

Внутри было людно и жарко. Постоянно раздавался металлический голос из репродукторов, оповещавший пассажиров о рейсах сначала на испанском, потом на английском языках. Она с полчаса подождала багаж, потом взяла его и вышла наружу. Там было гораздо свежей и прохладней. Дуло с моря. Она счастливо вдохнула полной грудью.

— Отнести ваш багаж, леди?

Голос раздался очень близко сзади. Она повернулась и увидела высокого молодого человека, который улыбался во весь рот. Из угла рта торчала обгрызенная спичка.

— Нет, спасибо, — сказала Кэрин и отвернулась.

— Леди, ведь правда же, вы не хотите тащить ваш тяжеленный чемодан?

Кэрин стояла отвернувшись, стараясь не замечать парня.

— Я действительно сильный. Я все могу унести. Посмотрите на мои мышцы.

— Мне не нужен носильщик, — сказала она, с трудом скрывая раздражение.

Молодой человек поднял сумку:

— Посмотрите. Для меня она совсем не тяжелая.

— Пожалуйста, — сказала Кэрин, стараясь, чтобы ее голос звучал внушительно, — поставьте сумку на место. Это мои вещи.

— О, леди, вы не должны так говорить.

— Ау, чико! — откуда-то вдруг раздался глубокий мужской голос.

Парень завертелся в поисках источника звука. С другой стороны улицы шел человек, казавшийся квадратным, с чудовищно огромными усами. Он подошел и начал что-то говорить парню на ломаном уличном испанском. Парень поставил сумку. Мужчина продолжал что-то ему говорить. Голос был мягкий и в то же время повелительный. Парень потупил глаза и произнес:

— Извините, леди, — затем затерялся в толпе.

— Простите, что мой город вас так встречает, сеньора, — сказал человек с усами. — Этот парень — он плохой. Но здесь не все такие. Много очень хороших людей в Мацалтане.

— Я уверена, вы из их числа. Спасибо вам. Мужчина указал на «плимут» десятилетней давности с нарисованной на нем белой краской надписью «TAXI». Правда, она была едва видна из-под слоя грязи.

— Такси Луиса Запаты в вашем распоряжении. И хороший сервис. Если хотите.

— Да… хорошо, я воспользуюсь вашим такси. Доставьте меня в «Палаццо-дель-Мар».

— Con mucho guctu, senora,[1] — сказал Луис Запата. Он элегантным движением открыл дверцу машины. Кэрин села. Он уложил сумку в багажник, захлопнул его.

— «Палаццо» — хороший отель, — сказал Луис, усаживаясь за руль. — Он старый и небольшой. Нет опасности, что о вас забудут.

— Чудесно, — сказала Кэрин, не слушая его.

Луис завел машину, и они отъехали с таким скрипом, который издает автомобиль, давно не знавший ремонта. Пока они ехали, таксист гордо показывал достопримечательности города; наконец он заметил, что женщина его не слушает.

— Сеньора о чем-то беспокоится?

Она быстро взглянула на него:

— Что?

Темные глубокие глаза Луиса глядели на нее в зеркало:

— Я не хотел бы показаться невежливым, говоря об этом. Но я цыган, comprende,[2] и моя кровь помогает мне почувствовать, что вас что-то заботит.

— Серьезно? Вы цыган?

— Да, немного. Моя бабка по материнской линии была цыганкой. Но ведь даже часть их крови позволяет называться цыганом.

— Я думаю, да, — сказала Кэрин, улыбаясь.

Они ехали несколько минут молча. Потом он снова начал говорить:

— Сеньора приехала в Мацалтан одна?

— Нет… Я встречусь со своим приятелем в отеле.

— Это хорошо. Мацалтан хороший город. Но и здесь встречаются плохие люди. И девушке нехорошо путешествовать одной, — потом он помолчал с минуту и продолжил: — Вы надолго сюда?

— Я не знаю. Не очень.

— Не обращайте внимания. Я задаю много вопросов. Просто я подумал, что такой очаровательной сеньоре потребуется гид. Кто-нибудь, кто показал бы ей город, джунгли, холмы около города.

— Кто-нибудь наподобие Луиса Запаты?

— Si, senora.[3] Простите мою настойчивость, но я очень опытный гид.

— Это очень хорошо. Но я боюсь, что мне будет не до осмотра достопримечательностей.

— El bien.[4] Но вы запомните старого Луиса Запату, да?

— Да, запомню.

Луис выехал из города и вел машину среди аллеи из густых деревьев, растущих по обеим сторонам дороги. Они проехали еще немного, прежде чем свернули к «Палаццо-дель-Мар». Кэрин залюбовалась правильными формами здания и красотой природы, окружавшей отель.

Пока машина ехала вдоль пляжа, Кэрин искала глазами Криса, но не увидела никого похожего. Чем ближе они подъезжали, тем сильнее она нервничала. Тем больше возникало вопросов. Как он отреагирует на ее появление? Поможет ли? Если да, то что делать дальше? В состоянии, близком к панике, она чуть не повернула машину обратно в аэропорт. Но потом одумалась. Она поняла, что обратного пути нет.

— Сеньора?

Звук голоса водителя возвратил ее к реальности, когда они уже остановились у широкой веранды в испанском стиле. Луис выскочил из машины и открыл ей дверь с уже замеченной Кэрин обходительностью. Он взвалил на себя весь багаж и понес его внутрь здания. Кэрин подошла к регистратору. Это был человек астенического телосложения — ничего не выражающей профессиональной улыбкой. На металлической пластинке значилось: «Д. Давила. Управляющий».

— Добрый день, сеньора, — сказал он.

Кэрин кивнула головой в знак приветствия:

— Я ищу одного джентльмена, который, как мне известно, живет здесь. Его имя Крис Халоран.

Тень промелькнула на лице управляющего:

— Ах, сеньор Халоран. А вы… родственница?

— Нет, я его друг. Если он зарегистрирован здесь, я бы хотела увидеть его.

Сеньор Давила проверил регистрационные карточки. Поднес одну к глазам:

— Да, мистер Халоран один из наших гостей.

— Могу я узнать его номер?

— Он зарегистрирован в кабана[5] номер семь.

— Спасибо. А у вас есть телефон? Я хочу прежде позвонить ему.

— В кабана нет телефонов.

— Тогда скажите мне, куда идти?

— Это будет сейчас бесполезно. Сеньор Халоран сейчас не в кабана.

Кэрин начала раздражаться:

— Тогда где же он? У меня нет времени.

Луис Запата подошел к столу.

— Разрешите мне, сеньора? — и начал что-то говорить управляющему на испанском. Когда он закончил, управляющий повернулся к Кэрин, не переставая улыбаться:

— Сеньор Халоран сейчас обедает в столовой.

— Спасибо. Может быть, вы объясните мне заодно, где эта столовая находится.

Давила замялся:

— Я вынужден сообщить, сеньора, что сеньор Халоран обедает не один.

— Ну конечно, он со своей подругой. Но мне это безразлично. Вы что, думаете, что я его жена?

— Не могу же я определить это по вашему лицу, — тень злорадства пробежала по лицу управляющего. — Разрешите мне показать вам обеденную комнату.

— Мне подождать? — спросил Луис.

— Нет-нет. Не надо, — Кэрин заплатила за проезд, прибавив щедрые чаевые.

— Muchas gracias,[6] — сказал таксист. — Помните, что, если вам в Мацалтане понадобится какая-то помощь, — Луис Запата всегда к вашим услугам.

— Я не забуду, — уверила его Кэрин.

Луис поставил багаж около регистрационного стола и направился к выходу. Давила обошел свой стол и повел Кэрин через холл и длинный коридор с полукруглым сводом в столовую.

Столовая оказалась большим помещением, залитым светом. Свет проникал через многочисленные высокие окна. Столы располагались на приличном расстоянии друг от друга, были покрыты белоснежными скатертями и заставлены серебряными приборами.

Кэрин сразу же увидела Криса. Он нисколько не изменился. Все то же крепкое телосложение, коричневые волосы и, как всегда, отличный загар.

Крис сидел лицом к Кэрин, но не смотрел на нее. За столом с ним сидела девушка с отливающими золотом прямыми волосами. Она сидела прямо, чуть склонив голову. Кэрин заметила, что девушка молода и жизнерадостна. Кэрин почувствовала что-то вроде ревности. Управляющий собрался было вести Кэрин вдоль столиков, но она сказала:

— Не затрудняйтесь. Я уже вижу его.

И сама пошла к столику Криса. Когда она была метрах в десяти от столика, Крис поднял глаза и увидел ее. Покинув Лос-Анджелес, она все время пыталась представить себе момент встречи. На лице Криса отразилась буря эмоций, бушевавших в душе. Он сперва сидел как замороженный, потом вскочил:

— Кэрин! Какой… какой сюрприз.

— Здравствуй, Крис.

— Вот так встреча.

— Да уж.

Они стояли и молча глядели друг на друга, хотя за эти годы накопилось много, что они могли бы сказать друг другу.

Девушка все сидела, поставив стакан на стол. Крис вдруг опомнился и словно удивился, что Одри все еще здесь.

— О, извините, Кэрин, — это Одри Ване. Одри, — это моя старя подруга Кэрин Битти.

— Кэрин Рихтер сейчас.

— О… да… Прости.

Одри улыбнулась своей ослепительной улыбкой. И, оценивающе рассматривая Кэрин, произнесла:

— Рада видеть вас, миссис Рихтер. Никогда не видела старых друзей Криса.

Она почему-то сделала ударение на слове «старых».

— Зови меня Кэрин.

Крис смотрел то на одну женщину, то на другую.

— Кэрин, ты уже ела? — сказал он быстро. — Присоединяйся к нам.

— Я ела в самолете, но с удовольствием выпью чашечку кофе.

Крис пододвинул кресло для нее и позвал официанта.

— Мне кажется, вам не понравится мексиканский кофе, — сказала Одри. — Похоже, они добавляют туда пиво. Мы с Крисом всегда пьем чай.

— Это хорошо, — ответила Кэрин, так же ослепительно улыбнувшись. — Я люблю крепкий кофе.

Официант принес какое-то мутное пойло в массивной кружке. Кэрин отлила себе и стала пить, делая вид, что наслаждается кофе.

Через несколько минут Крис сделал неуклюжую попытку завязать разговор. Одри ела молча, как будто не замечая присутствия Криса и Кэрин.

Вдруг Крис ни с того ни с сего сказал:

— Какое удивительное совпадение.

— Нет, — сказала Кэрин. — Я искала тебя.

— Ну вот и нашла.

— Что, вероятно, было нелегко, — вставила Одри.

— Да, нелегко, — подтвердила Кэрин.

И они опять замолчали.

— Вы остаетесь в отеле? — спросила Одри, продолжая улыбаться.

— Еще не знаю, — ответила Кэрин и резко повернулась к Крису: — Мне нужно поговорить с тобой.

— Я полагаю, наедине? — улыбка Одри куда-то исчезла.

— Не обращайте внимания. Это займет всего лишь несколько минут.

— Я надеюсь, — девушка встала со своего места и пошла к выходу, по дороге проведя пальцами Крису по шее. — Я буду в нашей комнате, дорогой.

Крис глядел ей вслед, пока она не скрылась.

— Прелестная девочка, — сказала Кэрин, когда они остались одни.

— Да, — согласился Крис и перевел разговор на другую тему: — Что случилось?

Кэрин оглядела столовую. То, что она собиралась сказать, явно не вязалось с обстановкой, хорошо одетыми гостями с приличными манерами.

— Мы можем куда-нибудь отсюда уйти?

— Да, конечно, — Крис подписал чек, они вышли из отеля и направились к берегу. Они шли под палящими лучами солнца по мокрому песку у кромки воды и дошли до того места, где песок кончается и начинаются скалы и джунгли. Они сели на большой камень и стали смотреть на лазурные волны.

— Ты помнишь пожар в Драго? — спросила Кэрин, глядя куда-то в море.

— Разве я мог забыть его.

— И после этого мы снова слышали вой и поняли, что не все волки погибли.

— Но это могли быть и койоты, и… но не обязательно эти твари из Драго. Кэрин покачала головой:

— Нет, это были оборотни. Я знаю. Они пришли за мной.

Припоминая все подробности, она рассказала ему все с самого начала: как почувствовала слежку, о женщине с темными волосами, о том, как видела Роя, о смерти миссис Дженсен, о том, как она прилетела в Лос-Анджелес и они последовали за ней.

Крис молчал несколько минут после ее рассказа. Потом сказал:

— И ты думаешь, что один из тех, кто тебя преследует, — это Рой.

— Я уверена, я видела его.

— А ты не можешь ошибиться?

— Нет. И эта Марсия Луре, еще одна из них.

— Есть еще?

— Я не знаю. Думаю, нет. Только двое.

Произошла еще одна тягостная пауза. Крис не выдержал и спросил:

— Ну, хорошо. А чего ты ждешь от меня?

Она повернулась к нему и, стараясь не заплакать, сказала:

— Я… я не знаю, я приехала потому, что у меня больше никого нет. Я не могу бороться одна.

Тут Кэрин не выдержала. Она начала шмыгать носом, и слезы потекли по ее щекам; Крис взял ее за руку и погладил.

— Это далеко от тебя, — продолжила Кэрин. — Это тебя не касается. Ты мне ничего не должен… Я вот убежала от мужа и ребенка, потому что думала: если я останусь, им причинят вред. И сейчас я подвергаю твою жизнь опасности. Извини. Я не знаю, что делать. Куда мне ехать?

Крис прижал ее к себе:

— Ну все, прекрати. Конечно же, ты должна была приехать сюда. Кто же, кроме меня, поверит тебе? Кто видел оборотней? А сейчас успокойся, мы подумаем, что можно сделать.

Кэрин расслабилась и прильнула к нему. Потихоньку слезы перестали течь, и она стала вытирать глаза руками.

— А что мы можем сделать? Крис, сможем ли мы действительно бороться?

— Мы ведь уже сражались с ними, только не закончили свою работу. Сейчас нам придется завершить ее.

— Я не понимаю как, но они следят за каждым моим движением.

— Ну ладно, давай разместим тебя где-нибудь, а завтра разработаем план.

Они вместе встали. Потом вдруг заглянули друг другу в глаза, их руки сплелись, Кэрин не задумываясь прижалась к нему, и они слились в поцелуе.

Первым опомнился Крис. Он отступил на шаг, перевел дыхание:

— Идем, позаботимся о твоей комнате.

И они пошли в отель, не сказав друг другу ни слова по дороге.

Сеньор Давила со всей учтивостью сказал:

— Сеньора, вам сопутствует удача. В такое время года у нас обычно нет свободных номеров. Ваш номер двенадцать. Я покажу, где это.

— Где же?

— Это последняя кабана в том же ряду, где находится номер сеньора Халорана.

— У вас ничего нет в главном здании?

— Извините, нет.

— Хорошо, я возьму этот.

Крис сказал:

— Пойду в номер. Одри, наверно, уже заскучала одна. Встретимся за обедом.

Кэрин закончила с регистрацией, и рослый паренек лет семнадцати отнес ее багаж в номер.

Внутри было не так уж роскошно, но чисто. Там стояли двуспальная кровать, бюро, ночной столик, два кресла, на полу лежало ковровое покрытие. Мальчик показал, где ванна, туалет, как открываются окна и многое другое.

У выхода его поджидала молоденькая девушка с сияющими глазами. Вроде бы они ничего не говорили и не делали, но Кэрин сразу поняла, что эти двое больше чем друзья.

После того как за ними закрылась дверь, Кэрин скинула туфли и раскинулась на кровати. Она закрыла глаза, и память вернула ее на три года назад, в Драго.

Через час, заметно посвежевшая, Кэрин встала уже с надеждой, что, может быть, все обойдется. Она стала приводить себя в порядок.

Позже Крис и Одри зашли за ней, чтобы идти на обед. За обедом они хоть и разговаривали, но разговор получался натянутым. Чувствуя себя не в своей тарелке и разомлев после еды, Кэрин сказала, что хочет лечь пораньше.

Она вернулась к себе в номер, закрыла все окна, проверила двери, затем осмотрела внимательно весь номер. Только после этого она помылась и легла в постель. Кровать была мягкая и удобная. Кэрин закрыла глаза и вскоре погрузилась в тяжелый сон.

А в это время последний самолет из Лос-Анджелеса в Мацалтан подлетал к городу, паря над ночными джунглями. В самолете, в самом конце салона, сидела странная пара. Мускулистый мужчина с надвинутой на глаза шляпой, по-видимому, спал. Женщина с горящими зелеными глазами смотрела в окно на огни города. Машинально она взяла в руку прядь черных, как ночь, волос.

Глава 19

Утро еще только началось, но было уже светло и жарко. Океан был спокоен. Вода лазурного цвета. И, глядя на это, Кэрин забыла свои ночные страхи. Она почувствовала, что голодна. Её первым порывом было разбудить Криса и пойти позавтракать. Но потом она вспомнила, что он не один. Вчера в глазах Одри Ване она читала предостережение: «Он мой!» Кэрин хотелось увидеть Криса одного и обсудить план действий.

Вдруг раздался стук в дверь, и Кэрин в пижаме побежала поглядеть, кто там. Снаружи оказался вчерашний паренек-служащий. Он улыбался. В руках у него был поднос с дымящимся кофейником, чашкой и сахарницей.

— Buenas dias, senora.[7] Ваш утренний кофе входит в плату за обслуживание.

— Спасибо, — улыбнулась Кэрин и пропустила его в номер.

— Хотите сахар, молоко?

— Нет, спасибо, я пью его так.

— Если что-нибудь понадобится, сеньора, зовите меня.

— Como si llama?[8] — спросила Кэрин.

Она знала пару фраз на испанском.

Мальчик улыбнулся во весь рот:

— Me llamo Roberto.[9]

— Хорошо, Роберто, я запомнила.

Она ушла в номер и взялась за кофе. Кофе был слишком крепким. Затем Кэрин умылась, оделась и пошла в столовую. По дороге она заметила, что занавески в номере 7 были задернуты.

В столовой отовсюду раздавалась испанская речь. Кэрин заказала себе яичницу с картофелем и кофе. Яйца были неплохими, но сыроватыми, картофель не до конца прожарен, кофе своего обычного качества. Но Кэрин решила пить его всегда, назло Одри Ванс.

После завтрака она пошла в свой номер и переоделась в шорты и легкую блузку. И пожалела, что не взяла с собой купальник.

Кэрин пришла на пляж, села в шезлонг, который ей принес Роберто. Около полудня появился Крис. Увидев ее, он повернул и подошел. Кэрин не могла не залюбоваться его мускулистым телом с прекрасным загаром.

— Доброе утро, — произнес он.

— Я надеюсь, ты не отказался ни от одного из удовольствий ради того, чтобы прийти поговорить со мной.

— Не заводись. Я только что успокоил Одри. Она утверждает, что ты сюда приехала ради моего тела.

— О! Что же ты ей сказал?

— Ничего. Ее легче убедить в существовании оборотней.

— Я понимаю, как тебе трудно.

Потом они немного помолчали.

— У тебя есть какая-нибудь идея? — прервала молчание Кэрин.

Крис сел на песок рядом с шезлонгом. Он продолжал смотреть на воду:

— Мы должны немного подождать и посмотреть, что они предпримут.

— Предпримут? Ты имеешь в виду, нападут?

— У тебя есть идея получше?

— Я… ну… я не знаю. Я думала, ты поможешь. Извини. Я даже не думала.

— Ладно, прекрати! Ты приехала, потому что не могла не приехать. И правильно сделала. А сейчас сиди спокойно и попробуй все это логично обдумать, — он сделал паузу и потом добавил: — Если, конечно, слово «логика» вообще применимо к оборотням.

Кэрин вздохнула, виновато улыбнулась и сказала:

— Ладно, давай будем логичными. С чего начнем?

— Ты ожидаешь, что они приедут сюда за тобой? — спросил Крис. — Марсия и Рой?

— Я уверена, они приедут. Им не составило труда найти меня в Лос-Анджелесе. У меня создалось впечатление, что они знают о каждом моем шаге. И я не удивлюсь, если они уже здесь.

— Хорошо. Давай ориентироваться на худшее. Они уже в Мацалтане и знают, где ты. Мы можем найти их только днем. Днем у них нет силы оборотней. Но как только солнце зайдет, в обличье волка их никто не сможет остановить. Никто и ничто. За исключением серебра и огня.

— Раз мы не хотим с ними встречаться ночью, как мы найдем их днем?

— Не мы, они найдут нас. Вернее, тебя. Но даже при всей их мощи, они не могут свободно разгуливать здесь ночью. Ты мне говорила, что в Сиэтле они нашли тебя, когда были в виде человека, а нападали в виде волка. А это значит, что днем нужно всегда быть наготове, чтобы увидеть их.

— А ночью?

— А ночью быть максимально осторожными.

— Ты что же, думаешь, они будут настолько неосторожными, что попадутся нам на глаза днем?

— Они совсем не глупы. Постоянно показываясь на глаза, они хотят запугать тебя, прежде чем напасть.

— Ну, в этом они преуспели, — сказала Кэрин. Вдруг на них упала тень.

— Вам как тут? Уютно?

Кэрин подняла глаза и увидела Одри Ване. Та натянуто улыбалась, глаза ее превратились в щелочки. Кэрин подумала: «Да, у нее отличная фигура». На Одри был надет розовый, почти прозрачный купальник, едва прикрывающий соски и кустик волос на лобке.

— Эй, ты уже готова идти на ленч?

— Да, если вы готовы.

Крис проигнорировал сарказм. Он встал:

— Да сейчас окунусь, а потом в столовую.

Крис побежал к воде, бросился в воду, нырнул и быстро поплыл.

— Давно ты знаешь Криса? — спросила Одри.

— Да, он Друг моего первого мужа.

— Не прикидывайся.

Кэрин чувствовала какое-то превосходство с ее стороны. Она поняла — это из-за того, что она сидит. Кэрин встала с низкого неудобного шезлонга, повернулась к Одри лицом, и ей стало полегче.

— Послушай-ка. От Криса мне нужно совсем не то, что нужно тебе. Я желаю вам обоим счастья. Крис мне друг. Просто друг и ничего больше, поняла?

— Уверена, что все так, как ты говоришь.

Она широко, по-детски раскрыла глаза. А как же иначе?

Одри отвернулась.

— Дерьмо, — выругалась Кэрин.

Но девушка, если даже слышала, не подала виду.

Крис уже выбрался из воды и стряхивал воду с волос.

— Пошли, — сказал он Одри. Потом повернулся к Кэрин: — Сейчас время ленча, пойдешь с нами?

— Нет, спасибо. Я хорошо поела в завтрак.

Крис и Одри побежали в свою кабану. А Кэрин обернулась и увидела Роберто, тихо бредущего по песку.

Она позвала его.

— Si, senora?

— Ты не можешь принести мне зонт! Я думаю, хватит загорать на сегодня.

Мальчик побежал в отель и через минуту вернулся с огромным пляжным зонтом. Потом он поставил его так, чтобы тень от зонта полностью закрыла Кэрин.

Она полезла в сумочку, потом отставила ее:

— Боюсь, что я оставила деньги в номере.

— Ничего страшного, сеньора, — сказал Роберто. — Если вы хотите мне заплатить чаевые, то для этого еще будет много времени.

И он побежал дальше — выполнять другой заказ.

Оставшись одна, Кэрин устроилась поудобней, закрыла глаза и стала засыпать, убаюканная тихим плеском волн. Проснувшись, она даже подскочила. Солнце уже значительно продвинулось к западу. Она подумала, что пора бы поесть. Кэрин собрала сумку и пошла к главному зданию. По дороге она увидела довольно много народу вокруг корта. Кэрин подошла. На корте Крис и Одри играли друг с другом. Играли сильно и красиво. Крис был в белой майке и полосатых шортах для регби. Одри была в темно-синей юбочке и белой блузке. Они составляли хорошую пару.

Вдруг Одри посмотрела на нее. Безошибочно можно было сказать, что у нее в глазах был триумф. Кэрин подумала, что так она скоро возненавидит эту девчонку. И пошла прочь от корта. Когда она проходила мимо регистрационного стола, управляющий приветливо улыбнулся.

— Еще не поздно для ленча? — спросила она.

— Не очень, сеньора Рихтер. Идите, вы еще успеете.

— Спасибо, — она уже почти ушла, но услышала, как управляющий окликнул ее:

— Вас уже нашли?

— Мистер Халоран? Да, нашел.

— О нет, сеньора. Леди.

Кэрин задрожала:

— Мисс Ване?

— Нет, другая ваша подруга. Темненькая. Она спросила, где вы. Я сказал, что на берегу. Что-нибудь не так?

Она растерянно глядела на управляющего:

— Здесь была темненькая леди? Она искала меня?

Управляющий начал беспокоиться:

— Si, senora. Темненькая, с седой прядью. Она сказала, что она ваша подруга. Надеюсь, я не сказал ничего лишнего?

— Нет. Все хорошо, — ответила она и пошла к себе.

— Но ваш ленч? — крикнул Давила ей вслед.

— Мне расхотелось есть.

Кэрин побежала на корт. Крис и Одри все еще играли.

— Крис, можно поговорить с тобой? — в ее голосе прозвучали тревожные нотки.

— Что случилось?

— Они здесь. Марсия расспрашивала регистратора обо мне.

Крис замер:

— Когда мы шли на корт, из машины вышла женщина, потом села обратно и уехала.

— Как она выглядела?

— Большие солнцезащитные очки, черные длинные волосы.

— С седой прядью?

Крис подтвердил.

— Это была она. Я забыла, что ты никогда ее не видел. А жаль. Она очень эффектная.

— Проклятье. Мы были близки к тому, чтобы схватить ее.

Люди около корта начали посмеиваться. Кэрин с Крисом стояли посередине корта и громко разговаривали.

— Мы можем отойти? — спросила она.

— Да.

Крис всучил ракетку какому-то толстобрюхому господину в яркой пестрой рубашке:

— Доиграйте за меня, — потом крикнул Одри, что скоро вернется.

Они пошли по аллее. Когда Кэрин обернулась, то увидела глаза Одри, полные женской ненависти.

* * *

Рой Битти сидел в безымянной закусочной на дороге около Мацалтана совершенно неподвижно. В помещении были темно. Он положил руки перед собой на деревянный столик и чутко прислушивался, не раздадутся ли шаги Марсии. Она пришла, взяла свободный стул и пододвинула его к столику, за которым сидел Рой. Женщина села, потом наклонилась к нему:

— Она здесь.

Рой посмотрел на нее отсутствующим взглядом и ничего не сказал.

— Ты что, оглох? Я говорю — она здесь. Я ее нашла.

— Я слышу тебя.

— Я справлялась о ней. По-видимому, она уже поняла, что выхода для нее нет.

Рой не отвечал. Женщина протянула руку и запустила ему в волосы.

— Я чувствую, дело близится к завершению.

Руки Марсии скользнули ему на плечо.

— Я рад этому, — ответил он.

— Может, ты хочешь, чтобы я рассказала, с кем она сейчас? — Марсия хитро улыбнулась.

— С кем? Ты хочешь сказать, она приехала не одна?

— Нет, приехала-то одна. Но здесь кое с кем встретилась.

Она приблизила свои губы к уху Роя.

— Кто? С кем она встретилась? — не выдержал он.

— С твоим старым другом. И со своим старым любовником.

— Крис Халоран? Крис в Мацалтане?

— Мир тесен.

— Ты говоришь, они вместе?

— Да, очень часто. Они остановились в отеле «Палаццо-дель-Мар» в северной части города. Там тихо. Уединенно. Хорошо для любовников, и хорошо для нас.

Губы Роя растянулись в оскале. Казалось, что волк проглядывает сквозь черты его лица. У него разыгралось воображение. Он будто видел обнаженные тела своей бывшей жены и друга.

Губы Марсии растянулись в злорадной усмешке. Она наблюдала за Роем.

— Сегодня ночью, — сказала она, — мы покончим с ними.

Глава 20

В этот вечер Крис настоял на том, чтоб Кэрин обедала вместе с ними. Кэрин хотела отказаться, но подумала, что даже в компании с Одри и то лучше, чем одной. Она еще не успокоилась после известия о том, что Марсия была в отеле.

Кэрин оделась в своем номере и нервно посмотрела в окно. Солнце садилось, хотя было еще тепло. Она поспешила добраться до главного здания.

Крис и Одри уже ждали ее в столовой. Крис казался веселым, а его подруга наоборот — печальной. На ней был подчеркнуто официальный костюм и свитер с высоким воротом. Ее глаза ненавидяще смотрели на Кэрин. Одри сказала:

— Чудесно, что вы решили пообедать с нами.

— Мне тоже приятно, — ответила Кэрин.

— Без сомнения.

Крис прокашлялся, потом посмотрел в меню, старательно его изучая.

— Я буду мясо крабов. А вы что?

Последовало тягостное молчание. Наконец Одри произнесла:

— Я буду бифштекс средней прожаренности. Мне не нравится, как они тут в Мексике готовят мясо. В Латинской Америке и то лучше.

— А я буду только салат, — перебила ее Кэрин и посмотрела на дверь. Отсюда ей был виден даже вход.

— Вы даже на отдыхе придерживаетесь диеты? Расслабьтесь. Цените каждую минуту жизни.

В другой раз Кэрин нашлась бы что ответить, но сейчас ее мысли были заняты другим.

— У меня нет аппетита, — просто ответила она.

Крис подозвал официанта и сделал заказ. Пока тот ходил, Крис пытался завести разговор. Но у него ничего не получилось. Одри сидела и дулась, а Кэрин явно не следила за разговором. Ее мысли были далеко.

После того как они поели, пришел официант и забрал пустую посуду. Крис заказал сладости — мексиканские пирожные и кофе, а для Одри какой-то напиток, потому что на кухне не было чая.

Десерт они закончили одними из последних. Крис сидел, задумавшись, а Одри смотрела на часы через каждые две-три минуты. Кэрин не слишком хотела здесь оставаться, но мысль о том, что сейчас придется идти в темноте по улице, ее ужасала. Хорошо, что Крис согласился проводить ее, несмотря на сцену с Одри.

Наконец та не выдержала:

— Если вы здесь собираетесь просидеть до полуночи, попивая это пойло, то я вам не союзница. Пойду к себе в комнату, почитаю в конце концов. Вы меня извините, я надеюсь?

Она встала из-за стола и пошла к выходу, яростно стуча каблучками по полу.

— Лучше проводи меня, — сказала Кэрин.

— Я тебе не позволю оставаться там одной. Если уж Марсия была сегодня здесь, то ночью они обязательно вернутся.

— Но что же делать? Можно спросить управляющего, есть ли свободная комната в главном здании. Ночью я могу посидеть в холле.

— А как насчет нашей комнаты?

— На все оставшиеся ночи?

— Ну, по крайней мере, покуда мы не придумаем чего-нибудь получше.

— Одри будет в восторге.

— Одри следовало бы знать, что не все в мире происходит так, как хотела бы она.

— Может, стоит ей все рассказать?

— Ты имеешь в виду о Драго и оборотнях?

— Да.

— Ни в коем случае. Она же рассмеется в лицо. Лучше пусть думает, что я приударил за тобой. Это, пожалуй, она способна понять.

— Но так она порвет с тобой отношения. Разве нет?

— Разрыв все равно неизбежен.

Вскоре подошла Одри и села за стол. Кэрин чувствовала себя виноватой в том, что вмешалась в их жизнь.

Девушка подняла чашечку с кофе к губам, выпила глоток и поставила обратно, не сказав ни слова.

— Одри, — сказал Крис, — у меня есть идея. У нас еще осталась бутылочка текилы, которую мы купили в аэропорту. Почему бы нам не опорожнить ее втроем, у нас, например.

— Но Кэрин, вероятно, устала, — быстро ответила Одри. — Она сегодня так рано встала.

Кэрин подумала, что настала ее очередь отыграться, и с доброй улыбкой произнесла:

— Ну что ты, я совсем не устала. Да и… вот с Крисом мы знакомы давно, а с тобой так толком и не познакомились.

— Это ужасно, — фыркнула Одри.

— Ну вот и отлично, — сказал Крис. — Пошли к нам.

Он позвал официанта и выписал чек. Они встали и ушли, но около входа Крис остановился.

— Послушай, Одри, а сколько у нас стаканов?

— Откуда я знаю.

— Если я правильно припоминаю, то только два.

Он подошел к управляющему:

— Вы не могли бы прислать несколько стаканчиков в номер семь?

Сеньор Давила настороженно посмотрел на двух женщин. Потом снова как будто надел свою дежурную улыбку:

— Конечно, сеньор Халоран. Девушка принесет.

— И еще лимон и соль, — добавил он и, оборачиваясь к женщинам, сказал: — Я покажу вам, как надо правильно пить текилу.

Они вместе вышли и направились в кабану, где остановились Крис и Одри. Дверь была незаперта. Крис ее не закрывал. Они вошли внутрь. Комната была точно такая же, как и у Кэрин. Крис предоставил женщинам подготовку, а сам плюхнулся в кресло. Потом встал, принес журнальный столик, поставил его и вытащил бутылку. Он открыл ее и понюхал.

— Чудесно, — произнес он, закатив глаза.

А Одри и Кэрин посмотрели на нее равнодушно. Вдруг раздался стук в дверь. Это была Бланка — очаровательная молоденькая официантка. Она принесла три стакана, тарелку с нарезанными ломтиками лимона и солонку.

— Ну все. Можно начинать.

Он вручил банкноту девушке, которая даже не вошла.

— Gracias, senor, — сказала она и ушла, закрыв дверь.

Уже снаружи она осмелилась посмотреть, что это было. Пятидолларовая бумажка. Это было хорошее предзнаменование. Она мысленно пожелала той троице хорошего вечера и поспешила в маленькую каморку рядом с главным зданием. Там сидел Роберто и чинил сломанные стулья. Он поглядел на девушку и улыбнулся.

— Уже поздно, а ты все работаешь, — сказала она с напускным возмущением.

— Но ведь чем больше я сделаю, тем больше заработаю.

— Может, ты изменишь решение, если я расскажу тебе секрет.

— Секрет насчет меня?

— Насчет нас, — она села на стул и оттянула край своих облегающих черных трусиков.

— Ну, что касается меня, то у меня нет секретов.

Бланка посмотрела на выпуклость в районе ширинки штанов и засмеялась. Потом погладила это место и сказала:

— Да, я гляжу, ты тоже кое-что для меня припас.

— Что за вопрос, бесстыдница? Но не надейся, я не накинусь на тебя прямо здесь, где сеньор Давила сразу нас найдет.

— Так ты собираешься меня… — сказала девушка.

— Ну конечно же. Только у нас нет кровати. Идти в твою или мою комнату опасно. А на пляже ветер задувает песок прямо в…

— Мы не пойдем на пляж. Сегодня одна кабана свободная.

— Но ведь никто не уезжал.

— Сеньора из Калифорнии, которая приехала вчера, проведет эту ночь у своих друзей в номере семь.

— А вдруг она вернется?

— Не раньше чем через час. У них там хорошенькая бутылочка текилы. И кто его знает, чем они собираются заниматься.

— Но она все равно поймет, что кто-то там был.

Бланка укоризненно посмотрела на парня.

— Ничего она не узнает. Я застелю новое белье. А у тебя как всегда куча возражений. Ты будто не хочешь меня.

Роберто вскочил на ноги, прижал девушку к себе:

— Идем, я покажу тебе, как я тебя не хочу.

Держась за руки, парочка добежала до кабаны № 12. Бланка воспользовалась своим ключом, и они, не включая света, стали осторожно пробираться к кровати.

Девушка повернулась к Роберто лицом, но не успела сказать и слова. Он уже нашел своим ртом ее губы. Они обняли друг друга. И началось: ласки, поцелуи, скольжение рук. Через минуту они уже скинули одежду. Бланка опрокинулась на кровать, потом раздвинула ноги, открывая ему путь. И он с юношеской нетерпеливостью, не мешкая, вошел туда.

* * *

На краю джунглей стоял огромный поджарый волк. Он секунду назад появился на том месте, где только что был Рой Битти. Волк отошел от одежды и медленно, беззвучно пошел позади кабан.

Последний номер в этом ряду — это как раз то, что нужно. Света в окнах нет. Она, вероятно, внутри. Спит или не спит? Или проснулась и вытаращила глаза в темноте, И страх неизвестности.

Скоро она уже не будет бояться. Никогда. В волке еще бунтовало человеческое начало, но животная часть превосходила, и зверь предвкушал убийство.

В нескольких ярдах от кабаны волк остановился. Он поднял нос и втянул воздух. Пахло сексом, Волк шевельнул ушами и услышал ритмичный звук отлипания потных тел. Звук трения кожи о кожу, когда мужчина вводит свой орган в женщину.

Звериное естество зажглось бешенством, и человеческая память только подстегнула его. Волк сорвался с места. Он подбежал к самому окну.

Внутри была нехитрая обстановка, а на кровати двое занимались любовью. Звериное сердце забилось в широкой грудной клетке. Он поймал их обоих, Одновременно и жену, и друга.

Издав грозный рык, зверь взлетел с земли. Вытянутые вперед мощные лапы раздробили окно. Он как при замедленной съемке видел, что осколки лопнувшего стекла сыпались на его шкуру.

Еще до того, как те двое смогли прореагировать, он был у кровати.

Не Кэрин! И даже не Крис! Незнакомцы. Ужасная ошибка. Но поздно, слишком поздно. Волк уже чувствовал вкус крови во рту. И не было силы, способной остановить эти челюсти. Меньше чем за минуту кровать превратилась в багровое месиво. Волк кусал, грыз и пережевывал теплое, сочащееся кровью мясо.

Затем он замер и услышал крики бегущих из главного здания людей. Пора уходить. Волк почти одним движением развернулся и прыгнул в окно. Потом он стремительно пронесся к лесу. И был там гораздо раньше, чем люди смогли добежать до кабаны.

Глава 21

Воздух в кабана № 7 был пропитан табачным дымом, вместе с которым, казалось, в комнате повисла враждебность. Стаканы с текилой были наполовину пустыми. Одри Ване уже в третий раз присасывалась к стакану.

— Счастье не бывает полным, — сказала она, разглядывая напиток на свет.

— Попробуй с лимоном и солью, — предложил Крис.

— А чтоб… этот лимон и соль, — она протянула стакан Крису и вытянула указательный палец, показывая на стену. — Ага, смотри, таракан.

Крис отхлебнул из своего стакана, тоже забыв про соль и лимон.

Кэрин чувствовала себя неуютно и поэтому курила одну сигарету за другой. Она не помнила более неприятного вечера. Она сознавала, что Крис делает это только для нее. И то, что здесь она в большей безопасности, чем у себя. Но эти странные отношения раздражали ее. Кэрин посмотрела на часы, Было уже за полночь. Время тянулось так медленно. К черту все это. Она пойдет к себе, запрется и, по крайней мере, больше не увидит сегодня Одри.

Вдруг раздался вопль. Она вскочила. Крис перестал болтать. Кэрин подошла к окну и стала вглядываться в темноту. Откуда раздавались крики, понять было невозможно. Но она почувствовала, что скорее всего из кабаны № 12.

— Господи, — произнесла Одри — она встала, забыв даже про стакан. — Что же это такое?

Крис оторвался от стула и подошел к двери. Он открыл ее и прислушался. Крики уже затихли, и были слышны лишь скрипы открываемых дверей и озадаченные голоса. Люди побежали из главного здания к последней кабане. Остальные присоединялись к ним по дороге. Крис собрался туда же.

— Не ходи туда, Крис, — попросила Кэрин.

Он быстро обернулся:

— Я должен увидеть, что произошло.

— Я пойду с тобой.

— Но вы же не оставите меня здесь одну, — вмешалась Одри. Она неуверенно подошла к выходу и вцепилась в рукав Криса.

На секунду Крис замешкался: он хотел услышать, о чем говорят люди, уже добежавшие до кабаны.

Потом сказал:

— Хорошо, пойдем все. Но только не отделяться.

И они втроем пошли и влились в толпу любопытствующих, которые двигались от главного здания. Света нигде не было, и дорога освещалась лишь потоками света из открытых дверей. Около кабаны толпа резко остановилась. Сначала никто не решался, но потом какой-то человек осторожно вошел внутрь и зажег свет.

Достаточно было одного взгляда, чтобы толпа инстинктивно отпрянула назад. Одри отвернулась, и ее вырвало.

Кэрин было плохо видно, но все же она увидела часть кровати. Ее кровати, на которой лежали какие-то части тел, И все это было залито багровой кровью. Она отвернулась, Крис прижал ее к себе.

Сеньор Давила, сверкая худосочными ножками, стыдливо торчащими из-под фланелевой ночной рубашки, изрыгнул какую-то жуткую смесь английского и испанского языков, пытаясь одновременно успокоить отдыхающих и отдать приказания своим людям. Кэрин поняла только одно слово: «полиция». Отдыхающие стали медленно расползаться по своим кабанам, а сеньор Давила оставил двоих бедолаг, работающих на кухне, сторожить дверь.

Минут через тридцать Кэрин, Крис и Одри вошли в холл главного здания, где уже собралось большинство отдыхающих. Пережитое потрясение вызвало в них что-то наподобие духа товарищества.

Управляющий приказал приготовить кофе. Столовая открылась, все хлынули туда, Началась бойкая торговля, вероятно, увиденное возбудило у всех аппетит.

Гости обсуждали событие, а тем временем к главному зданию с сиренами подъехали две белые с голубым полицейские машины из Мацалтана.

Коротенький упитанный человек в костюме шагал впереди одетых в форму полицейских. Он направился к группе служащих. Поговорив с ними несколько минут, он стал с интересом разглядывать курортников. Поговорив с Давилой, он вошел в столовую. Коротышка поднял руку — разговоры стихли.

— Добрый вечер. Я сержант Фульджениспо Васкес из Мацалтанской полиции. Как вы уже знаете, здесь сегодня произошла трагедия. Были убиты двое служащих отеля, — он сделал паузу, чтобы сказанное улеглось в головах. — Временно я воспользуюсь офисом сеньора Давилы. Если кто-то может что-либо сообщить полиции, просьба обращаться к офицерам. Остальные могут вернуться к себе. Если вы захотите уехать, подойдите сперва ко мне. Заранее благодарю.

В столовой воцарилось молчание, никто как будто не собирался уходить.

Потом оказалось, что есть несколько желающих сообщить информацию, но остальные сидели в столовой и холле и переговаривались или наблюдали. Здесь было очень удобно успокаивать свои нервы спиртным.

Приехала голубого цвета машина скорой помощи, и толпа повалила на веранду, чтобы получше все рассмотреть. Тела двух жертв поместили в непрозрачные пластиковые пакеты и погрузили. Машина почти мгновенно уехала, мигая и воя сиреной, хотя вряд ли это было необходимо.

Кэрин, Крис и Одри сели на деревянную, обтянутую кожей скамейку в холле и стали наблюдать за толкающимися, жаждущими подробностей курортниками.

— Для них это как праздник, — сказала Кэрин.

— Нет, — ответил Крис. — Это признаки массовой истерии. Сейчас каждый думает про себя: «Хорошо, что это случилось не со мной, а с кем-то другим».

— Черт возьми эту головную боль, — опять не к месту вставила Одри.

— Не хочешь пойти в комнату? — спросил Крис.

— Нет, я не могу идти.

— Ну тогда я схожу и поищу аспирин.

Крис уже встал, когда увидел сержанта Васкеса, направляющегося к ним. Он остановился перед ними, глядя только на Кэрин.

— Миссис Рихтер?

— Да.

— Мне сказали, что это произошло в вашей кабане.

— Н-да.

— Если вы не против, — сказал Крис, — то я пойду. Я друг миссис Рихтер.

Васкес холодно посмотрел на него:

— Друг, говорите?

— Да, мы знакомы уже давно.

— Он, а не я, — заявила Одри. — Я здесь проездом.

Васкес загадочно улыбнулся. А Крису сказал:

— Я не буду возражать, если вы уйдете.

Потом сержант обратился к Кэрин:

— Миссис Рихтер, если вас не затруднит, пройдемте ко мне.

— Кэрин, я с тобой, — сказал Крис, потом обратился к Одри: — Это не займет много времени.

— Какое мучение проводить с тобой время. Я буду в баре, — прошипела она.

Крис, Васкес и Кэрин пошли в маленький офис около регистрационного стола. Когда они уселись, сержант предложил им по мексиканской сигарете и, когда американцы отказались, взял одну для себя. Он глубоко затянулся и взглянул на них:

— Вы были вдвоем в этот вечер?

— Мисс Ване тоже была с нами.

— А, да, та молодая особа в холле.

Крис кивнул. Васкес без интереса посмотрел на него, потом повернулся к Кэрин:

— Вы знали, что кто-то может хотеть вас убить?

— Меня?

— Молодью люди были убиты в вашей кабане, свет был выключен. Возможно, убийца, пришедший убить вас, слишком поздно понял свою ошибку.

— Я только что приехала в Мацалтан, — сказала Кэрин осторожно. — И никого, кроме мистера Халорана, не знаю.

— Ах, да, — сержант переключил внимание на Криса. — А вы, сэр, что вы думаете насчет этого?

— Я не знаю ничего, кроме того, о чем сказала миссис Рихтер.

Васкес и Крис пристально смотрели в глаза друг другу, затем сержант перевел взгляд на Кэрин и сделал то, чего от него уж никак не ожидали. Он расслабился, просто расплылся в кресле, затем улыбнулся и произнес:

— Не обращайте внимания. Мы уже сейчас довольно точно можем назвать убийцу, но я просто не хотел отметать другие версии.

— Вы знаете, кто это сделал? — спросил Крис.

— В преступлениях страсти, подобных этому, мы сперва ищем мужа, а если такового не наблюдается — предыдущего любовника девушки. Я имею в виду потенциального преступника. Как раз подобный человек раньше работал в отеле и месяц назад был уволен.

Кэрин почти прошептала:

— А вы уверены, что это сделано руками мужчины?

— Женщина такое сделать не смогла бы.

— Я не это имела в виду.

— ?.. — на лице полицейского возникло подобие заинтересованности.

Кэрин почувствовала, что кровь приливает к лицу:

— Я подумала… А не могло это быть… животное.

— Невозможно! Я не хочу показаться невежливым, но нет животного, способного сделать то, что было сделано с этими молодыми людьми.

Полицейский в форме вошел в офис. Посмотрев на Кэрин и Криса, он сказал Васкесу:

— Con perdon, sargento.[10]

— Que?[11]

Полицейский стал быстро говорить по-испански, а Васкес слушал и кивал. Вошедший положил на стол полиэтиленовый пакет. Васкес открыл его и посмотрел внутрь. Вынул изнутри пинцет и пинцетом достал клочок темной шерсти. Он сказал что-то полицейскому, и тот вышел.

— Похоже, преступник выскочил в окно. Вот это, — он поднял пинцет с шерстью, затем, как редкую бабочку, положил обратно, — вот это наши люди обнаружили на стекле.

Крис и Кэрин уставились на кусочек шерсти. Они не промолвили еще не единого слова.

Васкес улыбнулся:

— Сеньора, я уверен, что это не то, что вы подумали. Вероятно, шерстяной свитер. Это поможет нам в опознании, когда мы найдем преступника.

Кэрин собралась было что-то сказать.

— Что-нибудь еще, сеньора?

— Нет, ничего. Если это все, то мы пойдем.

— Да, конечно. Спасибо вам за потраченное время.

Крис и Кэрин прошли через холл.

— Мы не должны позволить арестовать невинного человека, — сказала Кэрин.

— И что ты предлагаешь? Пойти к сержанту и сказать: «Хей, я думаю, что эти люди были убить! оборотнем, который имел наглость быть моим мужем»?

— Пожалуйста, без сарказма.

— Извини. Я устал. Но я полагаю, что нет смысла беспокоиться о незнакомом человеке. Кроме того, я слышал, что мексиканская система правосудия очень справедлива.

— Будем надеяться. Но что же нам делать теперь?

— Сейчас самое лучшее — это пойти спать. Давай пойдем к управляющему и спросим о комнате для тебя.

Сеньор Давила, еще не полностью одетый, небритый, сказал, что номера есть. Несколько отдыхающих внезапно решили уехать.

Пока Кэрин заполняла регистрационную карточку, Крис грыз ногти.

— О, черт, я забыл про Одри — она же ждет меня в баре.

— Или к ней. Я сама перенесу вещи.

— Увидимся утром, — бросил он и быстро пошел к бару.

Кэрин закончила с карточкой, и Давила послал мальчика за вещами. А она в это время села отдохнуть.

— Сеньора?

Она открыла глаза. Перед ней стоял человек с огромными усами.

— Луис Запата. Помните? Такси из аэропорта.

— О да, — она ждала, что скажет этот человек.

— Если сеньора разрешит, то я помогу.

— Спасибо, но мне не нужно такси сегодня.

— Нет, сеньора, вам нужна помощь. Мне так кажется.

— Что вы имеете в виду?

— Молоденькая Бланка и ее novio[12] Роберто, они погибли сегодня в вашем номере. Я не ошибаюсь?

— Но как вы это узнали? — спросила Кэрин, внимательно глядя на него.

— Это еще не все. Я же говорил, что во мне цыганская кровь. Я знаю, кто их убил.

— Кто же?

— Не кто, сеньора, а что. Убийства пахнут lobombre. Волк-оборотень.

Глава 22

В Мацалтане есть район, расположенный вдали от многолюдных пляжей и новых ярких улиц. Называется он Ла-Ратонера. Крысятник. Здесь не видно примет цивилизации. Сюда может заглянуть только заблудившийся турист. Мостовые разбиты, здания покрыты узором трещин. Двери здесь всегда закрыты, а окна распахнуты. Ощущается удушливый запах человеческих испражнений.

Из Ла-Ратонера выходят дешевые проститутки, неудачливые воры, законченные алкоголики и наркоманы. Ночи напролет они, как тени, бродят по разрушенным улицам, а с приходом рассвета прячутся в свои конуры.

Здесь, в одной из многочисленных комнатушек, что лепятся на улочках без названий, на грязном тонком матраце, лежащем на ржавой металлической кровати, лежал Рой. Обои в комнате были местами ободраны. По полу и стенам нагло бегали насекомые.

Марсия стояла рядом со скрещенными на груди руками и смотрела на него. Она резко выделялась на фоне столь «изысканного» интерьера. Грациозные формы и демоническая красота сразу выдавали то, что она здесь чужая. Зеленый огонь в ее глазах говорил о невыразимой ярости.

— Ты все опять провалил, — сказала она неожиданно спокойным голосом, который все же слегка вибрировал. — Три раза я посылала тебя убить — и все три раза ты упускал момент. Сначала мальчик. Простейшая задача, но вместо мальчика ты убиваешь какую-то бесполезную старуху. Затем в Лос-Анджелесе у тебя был прекрасный шанс, но ты позволил, чтобы она ушла. И сейчас ты снова ее упустил. Теперь-то она примет меры предосторожности. И нам будет труднее.

Рой заворочался, но не повернул к ней даже голову. Марсия продолжала:

— Ты же знаешь, как это важно для меня. Я бы все отдала, лишь бы сделать это самой. Но ты знаешь, почему я не могу. Я возлагаю на тебя свои надежды, а ты все проваливаешь. Даже не один раз, а три.

— Хватит! Достаточно! — Марсия даже отступила на шаг. Она не ожидала такой силы в его голосе. — Я не хочу больше слышать о провалах. Двое юнцов. Двое, которые не сделали тебе ничего дурного. Но я убил их. Плюс еще женщина из Сиэтла. Три невинные жертвы, которых я убил ради тебя.

Марсия быстро обрела прежнюю уверенность:

— Ты убил их для меня? Не так ли? — ее голос стал опасно слащавым. — Только ли для меня? Посмотри-ка мне в глаза. А ты не получал удовольствия от этого? Ты не наслаждался от сознания и применения собственной силы? Не ощущал радость, когда перегрыз глотку этой глупой старухе? Ты разве не признаешься в этом?

Рой гневно поглядел на нее и заговорил спокойным, сильным голосом:

— Да, я не могу отрицать этого. Но это делаю не я, а тот, кто внутри меня. Он выходит из меня и уже не дает контролировать ситуацию.

Марсия подошла к кровати, села рядом и прижала его голову к своей пышной, упругой груди.

— Я знаю, Рой, какую боль тебе приходится терпеть, но пройдет время — и это пройдет. Память человека в тебе станет призрачной" несущественной, подобной тени. И тогда ты будешь счастлив ощущать себя тем, кто ты есть. Сила волка будет для тебя только приятной, и ты будешь чувствовать только радость. И тогда мы с тобой действительно будем вместе. Разве ты не этого хочешь?

— Да, — его слова глухо прозвучали сквозь ткань ее блузки. — Именно этого я хочу.

Она расстегнула пуговицу у себя на блузке, оголяя грудь. Это была почти фантастическая картина, освещаемая странным светом, каким-то образом добравшимся в эту комнату. Рой прикоснулся ртом к соску. Она прижала его голову, запустив свои длинные пальцы в волосы на затылке, и сказала тихим, заботливым голосом:

— Наша миссия скоро закончится. Но у нас мало времени. Сейчас она вместе со своим любовником, твоим бывшим другом. Необходимо разъединить их.

Вместе они опасны, потому что они знают, против чего они борются, знают наши силы, и их не застать врасплох, — она помолчала несколько секунд, затем крепче прижала голову Роя. — И, что хуже всего, знают наши слабости.

Рой добрался губами до ее шеи и стал целовать нежную кожу, затем опрокинул женщину навзничь и отодвинул волосы с лица.

— Моя бедная Марсия, — промурлыкал он. — Они причинили тебе столько вреда.

Марсия лежала на спине, глядя в потолок, вернее, даже не туда, — она видела прошлое. Глаза ее снова загорелись:

— Я никогда не забуду боль от серебряной пули. Эту боль невозможно даже с чем-либо сравнить.

— Я обещаю, они за это заплатят, — сказал Рой. — Я больше не подведу тебя.

Марсия погладила его по спине. Ее руки скользили по мощным рельефным мышцам.

— Я знаю, ты не подведешь. Но будет трудно. Они будут искать себе подмогу.

— Как мы можем остановить их?

— В Мацалтане много цыган. Это люди, которые пришли с гор, которые еще помнят старые законы. Мы распространим через них информацию. Мы не позволим этой женщине и ее любовнику вооружиться против нас, как они это сделали в прошлый раз. Мы нападем первыми.

— Цыгане помогут нам?

— Нам не нужна их помощь. Все, что нам нужно, — это чтобы они не помогали им. Да они и не захотят этого. Они не будут действовать против нас.

Рой сначала напрягся, но, когда ее рот и руки стали нежно скользить по телу, он расслабился. Вскоре для него уже больше ничего не существовало.

Глава 23

Наутро после кровавой ночи, когда солнце едва позолотило верхушки гор позади "Палаццо-дель-Мар", толпа народу уже толкалась в главном здании и около него. Здесь были и полицейские из Мацалтанской полицейской службы, и представители штата Синалоя, и члены правительства Мексики. Обозреватели еще не начали передавать репортаж о событиях. Для новостей еще было не время.

За столом в гостиной сидели Кэрин, Крис и выглядящий озабоченным Луис Запата. Они пили кофе, заедали рулетами и разговаривали вполголоса, как заговорщики.

— Как я понял, вы говорили прошлой ночью, что можете спасти нас, — сказал Крис.

Луис сощурил глаза:

— Я бы не говорил об этом так уверенно.

— Так как бы вы сказали?

— Я бы сказал, что я мог бы попытаться спасти вас.

— А не пошел бы ты со своими тонкостями. Мы что, должны вытягивать из тебя каждое слово?

Кэрин положила свою руку на руку Криса:

— Пожалуйста, Крис, дай Луису говорить так, как он считает нужным.

— Gracias, senora, — сказал таксист. — Есть одна возможность. Я знаю одну женщину. Она цыганка, живет в горах. Ее имя Филина. Она очень старая.

— Но чем же эта старая леди может помочь нам? — опять не выдержал Крис. — Мы же говорим не про чайные листья, а про оборотней. Надеюсь, вы понимаете это.

Луис отодвинул стул, встал из-за стола:

— Если сеньор не интересуется этим, я не смею больше отнимать у вас столько времени.

— Пожалуйста, Луис, присядь. Нам очень важно то, что ты скажешь, — она с укоризной посмотрела на Криса.

— Прости, Луис, — сказал Крис. — Я просто слишком возбужден. Мы не хотим, чтобы погибали люди. И нам важна любая помощь, от кого бы она ни исходила. И особенно твоя.

Луис плавно опустился на стул:

— Muy bien.[13] Филина, как я уже сказал, очень старая цыганка. Она полнокровная цыганка, не такая, как я, — он улыбнулся и продолжил: — филина видит все по рукам. Она знает будущее. Если кто и сможет помочь против lobombre — это Филина.

— Ты можешь провести нас к ней? — спросила Кэрин.

— Я отвезу вас, докуда можно будет доехать. Дальше придется на ослах.

— Хорошо, но нужно добраться до наступления темноты, а то нам грозит остаться в обществе оборотней.

— Надо будет выехать рано, — сказал Луис. — У моего кузена есть burros[14] для езды по горам. За умеренную плату он даст их вам на какой-то срок.

— А если мы выедем сегодня, мы успеем вернуться до темноты?

Луис посмотрел в окно на солнце. Он кивнул, Крис и Кэрин переглянулись.

— Крис, что ты думаешь?

— Сказать по правде, я думаю — время упущено. И не понимаю, чем старая цыганка может помочь нам.

— Крис, у нас нет выбора.

— Но чтение по руке. Ты веришь в это?

— А ты веришь в оборотней? — спросила она спокойно.

— Ну?

— Даже если цыганка нам не поможет, то мы потеряем всего один день. А вдруг поможет? Я думаю, что стоит попробовать.

Крис сжал челюсти:

— О'кей. Я с тобой, — и повернулся к Луису: — Когда мы сможем выехать?

— Я готов. Машина стоит на улице.

— Хорошо. Кэрин, я думаю, тебе лучше будет остаться здесь, а я навещу эту старую леди.

— Ни в коем случае. Я еду с тобой, — Крис попытался что-то возразить, но она прервала его: — Пожалуйста, не возражай мне. Это в большей степени моя борьба, чем твоя. И я не буду торчать в этой комнате, пока ты ездишь.

— Ладно, — согласился Крис. — Поедем вместе. Пока ты найдешь какую-нибудь одежду для путешествия по лесу, я попытаюсь уладить все с Одри.

Одри привстала на кровати, когда Крис стал объяснять ей, что ему необходимо уехать. Ее глаза стали серыми, как куски гранита.

— Я знаю, тебе это будет неприятно, — сказал он. — Но, пожалуйста, верь мне, когда я говорю, что это сверхважно.

Одри встала с холодным видом:

— Ты уедешь на весь день?

— Да, скорее всего.

— Со своей экс-подружкой?

— Кэрин мне не экс-подруга.

— Как же, черт возьми, прикажешь мне ее называть?

Крис вдруг холодно и невпопад сказал:

— Да, она будет со мной.

— Замечательно.

— Можешь думать все, что угодно.

Одри отвернулась от него:

— Может, мне лучше прямо сейчас уехать в Лос-Анджелес одной?

Помедлив минуту, Крис ответил:

— Может быть, это лучшее, что ты можешь сделать.

Одри мгновенно повернулась к нему, и от быстрого движения простыня соскользнула с ее груди.

— Я не имела это в виду, Крис. Я не хочу уезжать без тебя. Я обещаю тебе, что не буду вмешиваться. Если у тебя важные дела с этой женщиной — поезжай. Я найду, чем заняться в это время.

Крис расслабился. Он прижал девушку к себе и почувствовал ее упругие груди.

— Спасибо, золотко. Я обо всем тебе расскажу потом, когда все это закончится. Если я тебе попытаюсь все объяснить сейчас, ты просто мне не поверишь.

Одри обняла его и попыталась увлечь за собой на кровать:

— В конце концов, ты должен уехать, думая обо мне.

Крис отступил на шаг:

— Прости, радость моя. Но у меня нет времени.

Она отпустила его. Маленькие складки появились в уголках рта.

— Боже! Спасибо и на этом.

Крис попытался улыбнуться:

— Когда я ложусь в постель, я хочу хорошо провести время. Ты же не хочешь, чтобы все это происходило впопыхах?

— Ладно, иди, — сказала Одри, забираясь под одеяло. — Увидимся, когда приедешь.

Крис постоял немного. Потом пошел к выходу, вышел и закрыл за собой дверь.

Кэрин и Луис уже ждали его на веранде. Кэрин натянула джинсы и надела легкую куртку поверх свитера.

— Ну как? — спросила она.

— Не очень.

— Я сожалею.

— Не беспокойся об этом. Это мои проблемы.

Они направились вниз. Крис поддерживал Кэрин под руку.

— Давай зайдем к этому полицейскому на минуту.

Она направилась к сержанту Васкесу, который разговаривал с молодым полицейским в форме. Тот пару раз кивнул и удалился.

Кэрин подошла к сержанту:

— Простите, сержант.

— Доброе утро, сеньора Рихтер.

— …Вы говорили вчера о бывшем парне Бланки, который, как вы считаете, сделал это.

Васкес безнадежно развел руками:

— У нас неудача. У него надежнейшее алиби. Предыдущие семь дней, включая прошлую ночь, он находился под стражей в Кулиакане.

Кэрин подавила улыбку:

— Ну ладно. Я просто так интересовалась. Спасибо.

Она побежала к Крису и Луису. Все забрались в такси и поехали по направлению к Мацатлану. Не доезжая до города, Луис свернул с шоссе на узкую неровную дорогу, ведущую к горному массиву Оксиденталь.

Освежающий морской бриз больше не мог их достать, и в машине очень быстро стало жарко и душно. Они открыли все окна, но это не помогло. Прохладнее стало лишь тогда, когда машина подъехала к подножию гор.

Дорога стала подниматься в гору. Ехать было трудно, но вскоре поездка закончилась. Луис остановил машину на обочине перед маленьким домом. Он нажал на клаксон и не отпускал, пока из дома не вышел смуглый человек с заспанными глазами. Таксист вышел из машины и заговорил с ним по-испански. Потом подошел к Крису и Кэрин.

— Мой кузен даст вам двух burros за десять долларов в день. Это слишком много, но он знает, что вы американцы, а у вас к таким, как он, относятся с презрением.

— Скажи ему, что мы согласны.

Луис что-то крикнул, и человек вывел за уздечки двух сонных burros. Они выглядели так, будто их шерсть поела моль.

— Вы уверены, что они смогут подняться в горы? — спросил Крис.

— Estos es muy buenos burros, — ответил Гуиллермо, угадав интонацию, хоть и не понял слов. — Muy robustos.[15]

Крис что-то невнятно пробормотал.

— А как насчет седел? — спросила Кэрин.

Гуиллермо заинтересованно взглянул на нее.

Она повторила еще раз слово "седло". Тот наконец понял, воскликнул:

— Si, las montas![16] — и побежал в хлев.

Вскоре он вернулся, неся два потрепанных шерстяных одеяла. Он их заботливо развернул и постелил на животных.

— Шикарно! — сказала Кэрин и покосилась на Луиса.

— Не беспокойтесь. Эти burros быстро не ходят, и вы не свалитесь с них.

— Да, действительно, беспокоиться не о чем, — сказала Кэрин раздраженно.

— Ладно, поехали, — сказал Крис. — Какого ты выбираешь?

Кэрин осмотрела обоих животных. Они были одинакового размера и практически ничем не отличались друг от друга. Их сонные глаза были совершенно тупыми. Они даже не шевелились все то время, пока люди разговаривали.

— Я возьму этого. Надеюсь, он не испустит дух.

С помощью Луиса и его кузена Крис и Кэрин взгромоздились на животных. Гуиллермо показал им, как управлять ослами.

— Луис, ты уверен, что мы сможем найти дорогу? — спросил Крис.

— Burros доставят вас туда, — уверил их Луис. — Они пойдут по тропе, а тропа ведет прямо к цыганке.

— А ты будешь нас ждать?

— Si, senora. Я буду ждать вас. Вы должны вернуться за два часа до захода солнца. Не забывайте в горах ночь наступает быстро.

— Все равно у нас нет выбора.

Они пришпорили животных, и те с неохотой, медленно пошли по каменистой тропе.

Кэрин вскоре поняла, что езда верхом на осле — самое неудобное, что только можно себе представить. Менее чем через полчаса она почувствовала, что натерла бедра, а ягодицы уже онемели. Крис, едущий впереди, обернулся:

— Как ты себя чувствуешь?

— Великолепно, но боюсь, что больше не смогу сесть.

Проехав еще час, они обнаружили ручей, текущий между скал. Люди слезли с животных и стали жадно пить холодную ключевую воду. Burros тоже подошли к воде и погрузили туда свои толстые морды.

— Как насчет отдыха? — спросил Крис.

— Я не против.

Крис сел на камень в зарослях чаппараля. Кэрин примостилась рядом:

— Я не думала, что это так трудно.

— Помнишь, я хотел поехать один?

— Ну, ну, ковбой, поехали.

Они снова залезли на burros и двинулись дальше. Солнце только что прошло зенит, когда они поднялись на первый хребет.

Тропа внизу терялась в зарослях.

— Господи! Еще так долго, — застонала Кэрин.

— Я думаю, вот то, что нам нужно, — и Крис показал пальцем на неприметную крышу, покрытую мокрой травой. Присмотревшись, они разглядели весь домик. Стены его были сложены из цельных бревен. Из дыры на крыше выходил дым. Эта халупа была какая-то нереальная, будто сказочная.

— Дом ведьмы, — сказала Кэрин и сразу пожалела об этом.

Они подъехали к дому. Слезли с животных и привязали их. Те сразу опустили головы и принялись жевать жухлую траву.

Кэрин и Крис приблизились к хижине вместе. Двери не было. Вместо нее дверной проем закрывала большая шкура какого-то животного. Изнутри пахло пищей.

— Здравствуйте. Здесь есть кто-нибудь?

Нет ответа.

Кэрин с трепетом приподняла шкуру. Запах приготовляемой пищи ударил им в нос. В центре единственной комнаты горел костер, обложенный камнями. Над костром чернел котел емкостью в пять галлонов, в котле что-то булькало. В комнате было душно.

— Ka'yase. Уходите.

Сначала Кэрин не могла разглядеть, кому принадлежит голос. Потом, когда ее глаза привыкли к темноте, она увидела высокую, худую, как тростинка, женщину с длинными седыми волосами. Одета она была в черное потертое во многих местах платье. Женщина стояла с другой стороны от костра и разглядывала их.

— Нам посоветовал прийти к вам Луис Запата, — сказал Крис, стараясь получше разглядеть женщину сквозь языки пламени.

Цыганка сделала шаг вперед. Лицо ее можно было уже отчетливо разглядеть, но из-за игры теней оно казалось зловещим. Ее нос был тонким, с большим горбом, и поэтому создавалось впечатление, что это клюв какой-то уродливой птицы. Ее скулы выпирали и вместе с запавшими щеками создавали жуткую картину. Кожа была дряблой и морщинистой. Одни темные сверкающие глаза еще сохраняли остатки былой дикой красоты, филина смотрела на них немигающим взором. Сначала на Криса, потом на Кэрин.

— Вы наконец пришли, — констатировала она. Голос ее был старческим, но все еще твердым.

— Луис говорил вам о нас? — спросила Кэрин.

— Я давно его не видела.

— Но вы… сказали "наконец".

— Я знала, что вы придете.

— Можем ли мы поговорить с вами? — спросил Крис; его тон машинально стал официальным.

— Да, заходите, раз уж пришли.

Кэрин и Крис вошли в хижину. Когда они откинули шкуру, чтобы войти, то более или менее разглядели нехитрую обстановку. Пол был твердым и грязным, по углам стояла убогая, но крепкая мебель, Когда же шкура закрыла солнечный свет, комната погрузилась в полумрак. Огонь давал слабый и, кроме того, красный свет.

Филина указала Кэрин на старый деревянный стул без спинки. Крис встал рядом. Старуха села лицом к ним на кучу тряпья, укутала себе ноги и сказала:

— Рассказывайте свою историю.

Кэрин начала рассказывать, сначала сбивчиво, потом все более свободно. Она рассказывала старухе, как все началось, про столкновение с оборотнями, про то, что случилось этим летом в Сиэтле, в Лос-Анджелесе и наконец здесь, в Мексике.

Старуха слушала внимательно, молча, ни разу не шевельнувшись. Однако она не спала — это можно было сказать точно, так как в черных глазах отражались языки пламени.

Когда Кэрин закончила, в хижине повисла гробовая тишина. Несколько минут спустя цыганка сказала:

— И вы пришли ко мне.

— Да. Вы можете нам помочь?

Филина стала пристально смотреть на огонь. Это продолжалось так долго, что Кэрин подумала, что та заснула. Но она вдруг встрепенулась:

— Покажи мне свою руку.

Кэрин посмотрела на Криса, потом неуверенно встала, подошла к цыганке и протянула ей свою руку. Та взяла ее своими костлявыми пальцами. У старухи была на удивление сильная рука. Она стала вертеть ладонь Кэрин в разные стороны, разглядывая все линии, и что-то бормотала на непонятном языке.

Через несколько минут филина отпустила руку Кэрин и повернулась к Крису:

— Теперь ты.

Крис подошел и протянул ей свою руку. Филина только скользнула по ладони взглядом и сразу же оттолкнула ее.

— Я не могу вам помочь, — заявила она.

— Но что вы там увидели? — спросила Кэрин.

Филина взглянула на нее. На губах старухи появилась дьявольская усмешка, сделавшая ее лицо похожим на череп.

— Есть вещи, которых лучше не знать.

— Бога ради, скажите, — сказал Крис. Он достал бумажник, раскрыл его, — Мы вам заплатим. Скажите, сколько нужно.

Старуха издала сухой гортанный звук, который должен был означать смех:

— Ваши деньги мне не нужны. Если вы так уж хотите знать, садитесь, я вам расскажу. Только пеняйте потом на себя.

Крис нетерпеливо засунул бумажник в карман. Вернулся обратно и сел на старый стул. Кэрин осталась рядом с цыганкой.

Та помедлила, посмотрела на огонь и произнесла:

— Я прочла на ваших ладонях одно и то же. Я видела боль. И кровь. Много крови… И смерть.

— Нет! — сорвалось с уст Кэрин, прежде чем она успела подумать.

Филина стрельнула глазами:

— Вы что, принимаете меня за уличную гадалку? Чего вы ожидали? Что я вам расскажу о долгой жизни, счастливом морском путешествии, о неожиданно свалившихся откуда-то деньгах? Или о прекрасном незнакомце, которого вы встретите? Ба!.. Вы спросили меня, что я увидела на ваших ладонях. И я вам ответила. А сейчас идите.

Крис встал, взял Кэрин за руку, поддерживая ее.

— И мы ничего не сможем сделать? — спросила Кэрин.

— Все в ваших руках. Возможно, у вас есть шанс.

— Сможем ли мы скрыться?

Цыганка отрицательно покачала головой.

— Нет такого места. Ваша судьба здесь, и вы не сможете убежать. Здесь все закончится.

— Закончится?! — резко сказал Крис. — Что вы имеете в виду? Какой конец?

Старуха повернулась к огню, ничего не ответив.

— Крис, сколько времени? — вдруг спросила Кэрин.

Крис посмотрел на часы. Потом направился к выходу и откинул шкуру. Солнце уже заметно продвинулось к горизонту.

— Пора идти, — сказал он.

Кэрин направилась к выходу. Крис достал два доллара, вернулся к цыганке и протянул ей. Она продолжала сидеть, не замечая его. Тогда он положил деньги на стул и вышел.

Путешествие обратно заняло гораздо меньше времени. Ослы, зная, что идут домой, семенили гораздо быстрее. До дома Гуиллермо они добрались уже в сумерках. Горы сзади выглядели как-то жутко.

Кэрин сразу же увидела Луиса, стоящего около своего такси. Они вручили burros Гуиллермо и побежали к машине. Заскочив в нее, они почти автоматически захлопнули дверцы, закрыли стекла.

— Смотри-ка, какие мы быстрые, — с натянутым смехом сказал Крис.

— Да, — сказала рассеянно Кэрин, с тревогой глядя в окно. — …Минуточку…

И тут все ясно услышали вой, донесшийся из чаппараля, росшего неподалеку.

Глава 24

Рой лежал в кустах у обочины дороги и внимательно наблюдал, как его бывшая жена и бывший друг забираются в старенькую машину. До них было каких-то тридцать ярдов. Как они были открыты в тот момент для мощной атаки волка. Солнце на западе уже почти коснулось горизонта. Но последние лучи не давали ему превратиться и защищали этих людей. Пока.

Тени в сумерках все сгущались, пока наконец не слились в кромешную мглу.

Рой снял рубашку, затем скинул ботинки, снял штаны и положил все это рядом. Он лежал обнаженным в быстро наступающей ночи, которая позволит ему начать превращение.

Вдруг его мышцы напряглись и конвульсивно задергались. Голова повернулась, и уже пожелтевшие глаза стали смотреть на грязную проселочную дорогу, ведущую к шоссе. Все кости захрустели в сочленениях. Он встал на четвереньки, выгнул дугой шею. Вдруг острая боль пронзила все его тело. Затем пришел восторг. Дикая, пьянящая радость освобождения из-под гнета человеческого разума.

Волк вышел на дорогу. Вдали все еще были видны задние красные фары машины.

Волк задрал морду к небу. И завыл — то был вопль ненависти и в то же время вызов.

За домом Гуиллермо, в хлеву, burros раскрыли глаза и насторожили уши. Они беспомощно глядели в темноту, в их мягких, кротких глазах явственно отражался страх.

Гуиллермо высунулся на улицу и стал всматриваться в темноту. Он ничего не увидел и быстро закрыл дверь. В дверь кто-то заскребся. Гуиллермо стал придвигать к двери шкаф.

Снова, уже под самой дверью, раздался вой, но он звучал уже как-то мягче. Хозяин burros вжался в угол и задрожал от страха. Против оборотня эта хлипкая дверь была не большей защитой, чем если бы дом был из картона. Но Гуиллермо мог не опасаться. Он был не нужен: он ничего не знал. Но были другие люди, которые не должны так легко отделаться. Особенно один человек, который должен узнать цену предательства. Волк повернулся и побежал в горы.

* * *

Пламя все уменьшалось, пока не остались одни только тлеющие угли в костре в доме цыганки. Она сидела со скрещенными ногами, не изменив положения с того момента, как эти мужчина и женщина ушли. Деньги, которые оставил мужчина, остались нетронутыми. Хотя ночь была холодной, Филина не сделала даже движения, чтобы возродить умирающий огонь. Она знала, что это ей не понадобится.

Она прожила долгую жизнь. Сколько же? Восемьдесят? Девяносто? Она не помнила. Вспоминала только свою молодость. Филина была красивой, смеющейся, юной. Бескровные губы растянулись в горькой усмешке. Сейчас вряд ли кто может вспомнить ее в те времена.

А было это так. В деревне около Торрелавега, там, где Кантабрианские горы встречаются с Бискайским заливом, молодая Филина смеялась, танцевала, флиртовала с парнями, как любая девушка-цыганка испанской крови. Но внезапно это кончилось: цыгане открыли, что у нее есть дар.

— Дар! — старуха издала гортанный звук.

Проклятие близко к исполнению. Проклятие или пророчество. Когда филина поняла, что может читать по ладоням, юность для нее кончилась. Люди стали относиться к ней с почтением, граничащим со страхом. Подруг у нее не стало. А молодые люди? Изредка находились смельчаки, которые приходили узнать будущее, страшась ее ужасной власти.

В конце концов Филина ушла от людей. Она пересекла океан, чтобы жить одной. Уединившись в горах Мацалтана, которые напоминали ей родину, она жила счастливо. Цыганка не говорила никому про дар и даже ни разу не ездила в город. Но здесь ведь тоже жили цыгане. Вскоре к ней стали приходить люди. Она их выгоняла, но они все равно шли; правда, сейчас поменьше, чем раньше. И вот сегодня эти американцы. Они будут последними.

Дар. Скольким людям она предсказала судьбу: счастье, богатство, боль, роды, болезни и смерть. Для нее все руки были окнами в будущее. Все руки. Страшным даром обладала она — возможностью видеть собственное будущее.

И сейчас Филина уже знала, что произойдет. Сколько ей осталось? Минуты. Она прочитала на руках незнакомцев, что они принесли ей смерть. Они сделали это неосознанно, но так же верно, как если бы засадили ей нож в сердце.

Старуха выпрямилась; она была готова. Прожившая долгую жизнь, она ни о чем не жалела.

Филина слышала приближение смерти. Та двигалась медленно, раздвигая траву перед домом. Хоть цыганка и прожила столько лет, слух у нее был отменным. Она слышала мягкие шаги, звук дыхания мощных легких. Но цыганка не двигалась с места.

Шкура, служившая дверью, отодвинулась, и вошел волк. Он замешкался на секунду. Затем прыгнул.

Филина не сделала даже попытки защититься от ужасных зубов. Для нее это уже не имело значения. Она была готова.

Глава 25

На следующее утро новость о двойном убийстве обошла пол-Мексики, и "Палаццо-дель-Мар" стал известным. Туристы и любопытствующие стекались со всех сторон: из Мацалтана, Кулиакана и даже из Ла-Пас с другой стороны Калифорнийского залива. И все это ради того, чтобы посмотреть на "Cabana de muerte".[17] Так газетчики назвали номер 12. Такси стояли длинной вереницей.

Полиция была все еще здесь. Полицейские и неуемные журналисты создавали обстановку, совершенно противоположную нормальной жизни отеля. Сеньор Давила был слишком занят, принимая гостей, организуя авральную работу бара, рассказывая за деньги об убийстве и продавая сувениры в холле.

Столовая этим утром была переполнена. И Крису пришлось затратить много усилий, чтобы найти столик. Они уселись и стали разговаривать тихими, приглушенными голосами.

— Если бы мне кто-нибудь сказал три года назад, что я буду составлять свои планы на основании сказанного цыганкой-предсказательницей, — сказал Крис, — я бы рассмеялся ему прямо в лицо.

— Сейчас многое изменилось.

— Сейчас все изменилось.

— Да. И что же мы предпримем?

— Цыганка сказала, что у нас есть шанс, если будем делать все так, как три года назад.

— Но как это осуществить? Разве у тебя есть оружие?

— Нет. И невозможно будет его достать. Это не Америка. Но ведь можно много чего придумать: оборотни боятся огня и серебра. Огонь мы не сможем контролировать. Зато можно сделать какое-нибудь оружие из серебра. Нож, например.

— Но у нас не так много времени. Ты смотрел календарь?

— Да, сегодня ночью полнолуние. Если цыганка права, то сегодня ночью все закончится.

— Так или иначе, — сказала Кэрин.

— Правильно. Так или иначе.

Произошла неловкая пауза. Крис посмотрел на часы:

— Ну, я съезжу в город. Попробую найти нож. Пока меня нет, тебе лучше побыть в комнате.

— Нет, — сказала Кэрин.

Крис быстро поднял глаза:

— Что?

— Я не собираюсь запираться, как напуганный ребенок. Разреши мне поехать с тобой.

— Но один я быстрее справлюсь.

— А я не хочу сидеть это время сложа руки.

— Так займись чем-нибудь. Только не уходи никуда далеко одна.

— Может, прокатиться на прогулочном катере?

— Я думаю, будет лучше, если ты останешься в комнате.

— Не беспокойся, там же будет около двадцати человек. А вернется он задолго до наступления темноты.

— Я надеюсь, что тоже вернусь до темноты. Постараюсь сделать все как можно быстрее. Ночь мы будем вместе — сегодня все кончится.

— А как насчет Одри?

— У меня нет времени заботиться об Одри, — он встал из-за стола. — Я должен собираться.

— Береги себя, Крис.

— Ты тоже, — он пошел к выходу и быстро растворился в толпе.

* * *

Одри еще была в постели, когда Крис вернулся в кабану. Она лежала на животе, повернув голову в сторону.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Крис, направляясь в туалет.

— Как труп. Как ты думаешь, на чем бармен настаивает свое мексиканское пойло?

— На кактусах.

— Так я тебе и поверила, — она привстала на кровати и начала наблюдать, как он натягивает свитер. — Куда ты собираешься?

— В город.

— Что мы там забыли?

— Не мы, а я.

— Ты собираешься опять оставить меня одну?

— Да.

Она откинула одеяло и выскочила из кровати:

— Я не понимаю, что происходит. Ты предлагаешь мне пару недель провести с тобой в Мексике. Потом мне приходится сидеть одной, а ты со своей подружкой крутишь шашни, ездишь в какие-то мистические путешествия и… — злость в ее голосе нарастала.

— Иди в кровать, — сказал Крис, не глядя на нее. — Отдохни, это пойдет тебе на пользу.

— Черта с два. Я не собираюсь больше терпеть такое отношение.

Крис повернулся к ней:

— Одри, ты можешь не терпеть. Наши обратные билеты в Лос-Анджелес в верхнем кармане моего пиджака. Ты можешь взять их когда угодно.

Одри поперхнулась. Она подбежала к нему и обняла его:

— Извини, Крис. Я была раздражена. Я просто скучаю по тебе, я хочу быть с тобой.

Он тоже обнял ее:

— Ты тоже извини. Просто все так быстро происходит. Я не все успеваю контролировать.

— Расскажи мне.

— Не сейчас.

Одри прижалась к нему. Крис легонько поцеловал ее и ушел из номера. Он прошел вдоль главного здания к стоянке. На полпути он увидел "плимут" Луиса Запаты и поспешил к нему.

— Луис, ты за мной приехал?

Таксист выглянул из окна:

— Oh serior, buenas dias.[18] Я жду пассажира.

— Я пассажир. Поехали.

Луис завел машину, и они поехали. Крис заметил, что водитель как-то скован.

— Что-нибудь случилось, Луис?

— Что, сеньор?

— Тебя как будто что-то беспокоит.

— У меня свои проблемы. Куда мы едем?

— Куда-нибудь, где работают с серебром.

Луис повернулся на кресле.

— Серебро?

— Да, я думал, что вы знаете; оно нам понадобится.

— Мацалтан не слишком хорош по части серебра. Такско гораздо лучше.

Крис начал терять терпение:

— Я же не в Такско, а в Мацалтане. Мне нужен нож из серебра. И нужен сейчас. Отвези меня к ювелиру или привези в город, там я сам найду.

Луис повернулся и снова стал смотреть на дорогу:

— Si, senor.

Они въехали в город и двигались по бульвару Лас-Альтас, на котором стояло множество больших отелей и дорогих ресторанов. Луис повернул на узкую авеню, где было много магазинчиков для туристов. Они проезжали мимо лавочек, торгующих произведениями искусства, гитарами, корзинами, сувенирами, сомбреро, национальной одеждой, поддельными камнями, часами.

Крис уставился в окно, выискивая хоть подобие ювелирного магазина.

— Видите, сеньор, в Мацалтане не легко найти кого-нибудь, кто бы имел дело с серебром.

— Я не могу поверить в это.

В следующем квартале они увидели скромный магазинчик, на витрине которого было написано: "Ювелирные изделия на заказ".

— Останови, — сказал Крис.

Луис остановился, Крис вышел из машины:

— Подожди меня.

Как только он направился к магазину, к нему бросились мальчишки, предлагая купить букет пластмассовых цветов, подошла толстая женщина с корзиной, предлагая фрукты. Но он протиснулся между ними и вошел в магазин. За прилавком стоял мужчина в темном костюме. Он повернулся к Крису, приветствуя его:

— Доброе утро, сэр. Чем могу быть полезен?

— Возможно, — сказал Крис, скользнув взглядом по витрине.

Там были всевозможные драгоценности, выглядевшие довольно прилично.

— Вы работаете с серебром?

— Да, сэр. У нас есть отличный мастер, он сделает все, что вам будет угодно. Это для мужчины или для женщины?

— Мне не нужны побрякушки.

— О?

— Мне нужен нож. Нож с лезвием из серебра.

Глаза у продавца потухли. С лица исчезла улыбка.

— Нож? — повторил он недоверчиво.

— Да. Мне все равно, из чего будет ручка, но лезвие должно быть из серебра и не менее шести дюймов длиной.

— Это невозможно.

— Почему? Вы говорите, у вас хороший мастер, — значит, он сможет сделать лезвие и прикрепить к нему ручку.

— Извините, сэр, но он не делает изделий такого рода.

— Могу я сам с ним поговорить?

— Его сегодня нет. Он болен. И возможно, будет болеть до конца недели.

Крис заглянул в глаза продавцу. Взгляд мексиканца заметался по комнате.

— Я уверен, вы сможете купить нож в сувенирном магазине на той стороне улицы.

— Мне такие не нужны.

Продавец отступил на шаг:

— Извините, но мы не можем вам помочь.

Крис вспыхнул, но тут же отвернулся и вышел. Он направился к такси и не заметил, что старая торговка фруктами пристально следит за ним. Крис собрался залезть в машину, но Луис сказал ему.

— Извините, senor, но я больше не могу возить вас.

— Что ты имеешь в виду?

— У меня другие дела.

Крис собрался возразить. Но Луис завел мотор и тронул машину с места. Водитель взглянул на Криса. Какая-то странная печаль была в его глазах.

— Извините, — Луис нажал на акселератор, и старенький "плимут" поехал по дороге. Старая торговка, следившая за Крисом, с удивительной для такого возраста энергией встала и зашла в ювелирный магазин.

Крис пошел вдоль по людной улице. Вдруг у него появилось чувство, что кто-то следит за ним. Он обернулся, но никто не смотрел на него. Изменение в поведении Луиса тревожило его. Кожей затылка он чувствовал, что опасность нарастает.

Он резко обернулся и увидел бледного продавца в нескольких метрах от себя — тот бежал к Крису. Он вручил американцу сложенный кусок бумаги.

— Здесь вы найдете то, что ищете. Я не могу говорить больше, — нервным взглядом он скользнул по улице и торопливо пошел обратно.

Крис развернул бумагу и прочитал: "Тулио Сантос, 48, Калле Верде". Когда Крис поднял глаза, продавец исчез из виду.

Крис подумал, что люди сегодня какие-то странные. Что же делать? Время идет, а сегодня полнолуние.

Он остановил красный "форд" и показал водителю бумажку.

— Калле Верде? Вы уверены, что вам необходимо именно туда?

— Почему бы нет?

— Это плохая улица для туристов. Это плохая улица для каждого.

— Это мой шанс. Поехали.

Глава 26

Улочка Калле Верде была на другом конце Мацалтана. Она сильно отличалась от тех улиц, на которых Крис уже был. Это был узкий проход между полуразвалившимися зданиями, в которых невозможно было даже представить жизнь. Несколько человек бродили, словно лунатики, с невидящим взором. А ведь всего в четверти мили отсюда находится ярко освещенный квартал Ратоньера, в котором кипит нормальная жизнь.

Водитель остановил машину:

— Это здесь. Если вы до сих пор хотите сюда.

— Где? Я не вижу номеров.

— Вот, — водитель указал на мрачное деревянное строение с растрескавшейся дверью. Перед ней сидел мальчик в рваной одежде и играл с куском веревки.

Крис вышел из машины и заплатил водителю. Мальчишка следил за ним с неподдельным интересом; его глаза сузились. Крис прошел мимо молчащего парнишки и вошел в дом. Он оказался в темной, грязной комнате, которая была похожа на тюремную камеру. Вдоль стены стояла длинная скамья. На скамейке и на полу валялось огромное количество разного хлама: формы для заливки, банки, куски серебра-сырца и других металлов и многое другое.

— Здесь есть кто-нибудь?

Через минуту в дверях появился лысый человек с обезьяньим лицом.

— Тулио Сантос?

— Si.

— Habia usted ingles?[19]

— No.

Крис напряженно вспоминал испанские фразы, заученные в школе:

— Quero comprar un cuchillo? Un cuchillo de plata.[20]

Лысый человечек подошел к Крису и стал говорить по-испански медленно, чтобы гринго понял.

— Нож из серебра? — повторил человек, заглядывая Крису в лицо.

— Да.

— А зачем?

— Не имеет значения. Я вам плачу.

Сантос причмокнул губами и еще больше стал похож на обезьяну:

— Ну, хорошо. Нож из серебра. Минуточку.

Он снова ушел в свою комнату, исчезнув в темноте коридора. Немного погодя он вернулся, держа в руках изящный ножичек для масла. Он гордо вручил его Крису.

— Вот нож из серебра.

— Нет, нет. Нож… — Крис начал искать взглядом что-нибудь, на чем можно было бы рисовать.

Он нашел кусок коричневой оберточной бумаги и своей ручкой схематично нарисовал силуэт длинного массивного ножа, по форме похожего на тесак.

— Нож, — повторил он снова, — должен быть таким. Вы поняли?

Сантос все это время следил за ручкой Криса. Потом он взял кусок бумаги и разглядывал его с минуту, постоянно причмокивая и качая головой:

— У меня нет такого. По крайней мере, из серебра.

— Вы можете сделать такой?

Снова долгое молчание, изучение, причмокивание и качание головой.

— Возможно. Но это будет очень дорого стоить.

— Я заплачу, — Крис открыл бумажник, набитый зелененькими. — Сделайте нож.

Сантос перевел взгляд с бумажника на лицо Криса и медленно кивнул. Потом принялся искать куски серебра по углам комнаты. Крис посмотрел на часы и попросил Сантоса поторопиться. Пять минут спустя раздался крик радости. Затем из какого-то угла ювелир извлек разукрашенную, почти не потускневшую серебряную коробочку для чая.

— La plata,[21] — гордо произнес он.

— Нет-нет, — сказал Крис, думая, что тот его не понял. — Я хочу нож. Нож.

Сантос удивленно уставился на Криса:

— Да. Я понимаю. Нож.

— Вы имеете в виду, что сделаете нож из этой коробки?

— Да-да, — Сантос расцвел, но потом его улыбка исчезла. — Но это будет плохой нож. Серебро слишком мягкое для лезвия. Оно не будет резать.

— Не имеет значения. Делайте.

Сантос расчистил место на скамье, поставил коробочку на стол, потом стал ходить по комнате, разыскивая инструменты. Крису казалось, что он делает это страшно медленно.

* * *

В дверь кабаны № 7 кто-то мягко постучался. Одри удивилась. "Она хотела встретить Криса красивой, молодой, цветущей. Для этого нужно было помыться, надушиться, накраситься, приодеться. А сейчас она все еще была в халате. Она посмотрелась в зеркало, поправила волосы, подтянула пояс и пошла к двери.

Там оказался не Крис. Там стояла высокая, красивая женщина с зелеными глазами и длинными черными волосами.

— Здравствуй, Одри, — сказала Марсия.

Девушка удивленно глядела на нее.

— Разве мы знакомы?

— Нет, но у нас есть общие знакомые.

— Кто?

— Ну, Крис Халоран прежде всего и еще женщина, которую сейчас зовут Кэрин Рихтер.

Одри сморщила лицо. Марсия продолжала:

— Я не люблю ее больше, чем ты.

— Ну, заходи, — сказала Одри неуверенно, — я собиралась одеваться.

Марсия вошла и закрыла за собой дверь. Она без интереса осмотрела номер и повернулась к Одри.

— Хочешь, чтобы Кэрин исчезла из твоей жизни и из жизни Криса?

— Ну… конечно, хочу.

— Я могу помочь тебе.

— Но почему? Почему ты хочешь помочь мне?

— Да так. Я просто должна свести с ней старые счеты.

У Одри задрожали колени. Ее мозг был загипнотизирован обволакивающим голосом Марсии. Девушка чувствовала, что этот немигающий взгляд проникает ей в душу.

— Что ты хочешь, чтобы я сделала?

Марсия взяла ее за руку, усадила на кровать. Положила руку на бедро Одри и не снимала во время разговора. Одри в это время казалось, что ее сердце выскочит из груди.

— Я узнала, что Кэрин сейчас на прогулочном катере. Когда она вернется, ты передашь ей сообщение.

— Сообщение, — тупо повторила Одри.

— Ты скажешь ей, что Крис вернулся, пока ее не было, и не смог дождаться ее. Ты скажешь, что Крис ждет ее в хижине цыганки.

— Хижина цыганки? Где это?

— Она знает. Ты скажешь ей, что это дело жизни и смерти.

— Я не понимаю, — заявила девушка.

Марсия улыбнулась:

— Когда Кэрин туда приедет, она кое-что обнаружит. Кое-что из прошлого. То, что больше не позволит ей разрушать счастливые пары.

Слова этой женщины мало что значили для Одри. Самое важное было в прикосновении. Она прошептала:

— А что, если Крис вернется раньше, чем она приедет?

Пока они разговаривали, рука Марсии медленно скользила по халату. Теперь она достигла края и поползла наверх по внутренней поверхности бедра, вскоре добравшись до волос между ног. Одри затаила дыхание.

— Крис сегодня не вернется рано. Я видела его. Он задержится.

— Хорошо, — ее занимало сейчас лишь мягкое движение руки Марсии.

— Катер вернется в час. Ты передашь ей сообщение, как только она сойдет на берег.

— Да, — прошептала Одри. Ее тело больше ей не принадлежало. Она накрыла своей рукой руку Марсии. Марсия в это время погрузила свои пальцы во влажные половые губы.

Быстро выдохнув, Одри спросила:

— А она мне поверит?

Чувственные тонкие пальцы Марсии нащупали секретное место. И Одри задохнулась от удивления.

— Ты должна сделать так, чтобы она тебе поверила, — сказала Марсия. Ее пальцы погружались все глубже и интенсивней. — У тебя есть что-нибудь принадлежащее Крису? Что-нибудь очень личное? Что-нибудь, что он мог бы ей послать, чтобы подтвердить сообщение.

Одри стала думать. Это было трудно делать между волнами удивления и удовольствия, исходивших от руки другой женщины.

— У меня есть какая-то вещь. Я покажу тебе.

Она попыталась подняться, но поняла, что не может. Она беспомощно посмотрела в зеленые глаза.

Марсия улыбнулась:

— Все хорошо. У нас еще будет время.

С хлюпающим звуком она вынула руку. Не сводя глаз с Одри, Марсия поднесла свои пальцы к губам и лизнула их. Одри медленно подошла к бюро, все еще ощущая волнение между ног. Она открыла верхний ящичек и вынула оттуда коробку с драгоценностями. Отложив кольца, серьги и браслеты, Одри выудила серебряную пулю, выпавшую когда-то из кармана Криса.

Марсия встала с кровати и подошла к ней сзади:

— Ты нашла ее?

— Да. Не знаю почему, но эта пуля много значит для него, — Одри положила пулю в раскрытую ладонь Марсии.

Секунду она смотрела на Марсию. Та ей почему-то напомнила самку паука-тарантула. Одри отогнала от себя эти мысли.

— Это подойдет лучше всего, — сказала Марсия. — Это оптимальный вариант.

Она зло улыбнулась. Эта странная усмешка слегка озадачила Одри, но это быстро прошло, когда Марсия взглянула на нее не как на постороннюю женщину.

Девушка положила пулю обратно в бюро и повернулась лицом к Марсии. Она ничего не говорила, но ее тело кричало о том, что ему нужно.

Кончик языка Марсии высунулся и скользнул по губам. Она пододвинулась ближе и стала развязывать пояс халата Одри. Когда халат распахнулся, она с нежностью скользнула взглядом по телу девушки.

— Да, дорогая Одри, — сказала она. — Мы почти час проведем вместе, — она обвила руками обнаженный бюст девушки и повлекла ее на кровать.

Глава 27

Для Криса время тянулось страшно медленно; от нервного напряжения рубашка под мышками и на локтевых сгибах пропиталась потом. Он непрерывно ходил по комнате, пока Тулио Сантос работал с молотом, придавая бывшей коробочке форму лезвия ножа.

Крис подошел, остановился позади Сантоса и стал смотреть, как тот медленно-медленно обрабатывает режущий край лезвия.

— Можно это делать побыстрее? — спросил Крис. Но потом вспомнил, что Сантос не говорит по-английски, и повторил то же самое по-испански: — Puede usted trobaja mas rapido?

Сантос повернулся и обиженно посмотрел на него:

— Senor, estoy un artesano, no mecanico.[22]

— Хорошо, хорошо. Извини, Только… продолжай.

Сантос удовлетворенно вздохнул и снова принялся за работу.

* * *

К маленькой пристани около "Палаццо-дель-Мар" причалил прогулочный катер. Он мягко ткнулся в резиновые шины на пристани. Кэрин стояла на палубе и искала глазами Криса среди множества людей на берегу. Его не было. Но вместо него Кэрин увидела Одри, которая смотрела прямо на нее. Она стояла среди людей, ждущих следующего рейса.

Трап был спущен, и Кэрин вместе с другими пассажирами сошла на берег. Одри подошла к ней. Глаза у нее были блестящими, казалось, что она чуть-чуть выпила.

— Хи, — сказала Одри, пытаясь улыбнуться.

Кэрин не стала улыбаться в ответ. Она кивком ответила на приветствие и ждала, что скажет девушка.

— Кэрин, я не хочу, чтобы ты думала, что я сука. Видит Бог, я делала то, что сделал бы любой на моем месте. Это была просто дурацкая ревность. Мне действительно стыдно, Я не могла понять, какие между вами отношения.

— Не беспокойся об этом.

— Я ужасно рада, что все разрешилось. Мне бы хотелось, чтобы с самого начала между нами сложились хорошие отношения. Я думаю, мы можем быть хорошими друзьями. Я только что разговаривала об этом с Крисом.

— Он здесь?

— Нет. Ему обязательно нужно было обратно в город. И он попросил меня передать тебе сообщение.

— Какое сообщение?

— Он сказал, что ему обязательно надо встретиться с тобой в хижине цыганки. Я не знаю, где это, но он сказал, что тебе это известно.

Кэрин удивленно поглядела на Одри. Почему Крис доверил ей такое важное сообщение? Здесь что-то не то…

— Крис сказал, что это срочно, — продолжала Одри. — Что это дело жизни и смерти. Больше он ничего не сказал, но я никогда не видела его таким серьезным.

— Ты говоришь, в хижине цыганки? Прямо сейчас?

— Он заставил меня несколько раз повторить сообщение, и я уверена, что передала его слова точно.

Кэрин начала быстро считать. Сейчас было больше часа. Если она отправится прямо сейчас, то доберется до хижины до темноты. Но уже никогда не вернется из этого путешествия. У Криса была, наверное, очень серьезная причина, чтобы подвергать их обоих такой опасности.

— Он больше ничего не говорил? — спросила она. — Причину не назвал?

Одри покачала головой.

— Ой! Я забыла: он просил передать тебе вот это, — она полезла в карман своих белых джинсов, достала оттуда пулю. — Ты должна знать, что это.

Кэрин взяла теплый кусок металла. Пуля! Странно, откуда она взялась? Но несомненно, это одна из тех серебряных пуль, которые Крис сделал, когда они в прошлый раз сражались с оборотнями в Драго. Что же это значит? Может, он нашел какое-нибудь оружие? Но почему в хижине у цыганки? Он предполагал, что пуля должна подтвердить, что сообщение именно от него.

— Слушай, Кэрин, что все это значит? — спросила Одри, широко раскрыв глаза.

— Я сама не знаю, — растерянно ответила Кэрин.

Они пошли к отелю.

— Спасибо тебе за сообщение, — поблагодарила Кэрин, немного помолчав.

— А может, я могу помочь тебе чем-нибудь?

— Нет-нет. Ничем. А сейчас прости — я должна ехать.

Кэрин быстро пошла в отель. Она не могла видеть холодную, злобную ухмылку девушки.

За столом у регистратора для Кэрин других сообщений не оказалось. И она пошла з свой номер собирать вещи. Она молилась про себя, чтобы у Криса были хорошие новости. Ведь эта ночь обещает быть долгим ночным кошмаром.

Из окна номера она посмотрела, нет ли где-нибудь Луиса Запаты, но старенького "плимута" не было видно. Она бы хотела поехать туда с Луисом, но не было времени даже попытаться его найти. Кэрин выбежала из отеля. У входа стояла машина, но к ней не торопясь направлялась пожилая пара в широких сомбреро с надписями "Мацалтан" сзади. Она обогнала их и подбежала к водителю.

— Вы знаете человека по имени Гуиллермо, который держит burros для поездок по горам?

— Я знаю его.

— Довезите меня туда.

— Дорога туда очень плохая. Я беру высокую плату.

— Меня это не волнует. Везите.

Кэрин не стала дожидаться, пока водитель откроет дверцу. Она сама распахнула ее и быстро заскочила в салон. Не оборачиваясь, таксист включил двигатель и отъехал.

* * *

В конце концов нож был закончен. Крис вырвал его из рук Сантоса, когда тот собирался начать править лезвие. В ноже было семь дюймов "рабочей поверхности" и тонкий четырехдюймовый стержень для ручки. Сантос отказался намотать что-нибудь на этот стержень, чтобы сделать ручку. Крис сначала рассердился, но потом остыл, увидев, что это было практически то, что нужно. Возможно, грубая работа, но нож получился довольно эффективным.

Крис просидел еще полчаса, пока Сантос все-таки сделал деревянную ручку с углублениями для пальцев и фиксатором, чтобы нож не выскользнул из руки. Получился довольно приличный охотничий нож.

Но Сантос все еще был недоволен изделием — его балансом. Крис забрал нож и отдал ему деньги. Сантос дал ему в придачу кожаные ножны и ремень от своего охотничьего ножа. Крис засунул нож в ножны, пристегнул ремень и вышел.

Он собирался сразу же сесть в такси и ехать в отель, но улица была пустынна. Не было не только такси, велосипедов, но даже людей. Крис забежал обратно в каморку Тулио Сантоса.

— Necesitamo un taxi.[23]

Сантос покачал головой и печально улыбнулся:

— No taxi agui. Nunca taxi en Cable Verde.[24]

Крис, переводя дыхание, спросил:

— Hay telefono?[25]

Снова Сантос покачал головой.

— Проклятье, — выругался Крис и пошел снова на улицу. Фронтоны домов были пусты, двери закрыты, окна забиты гвоздями и забыты. Тени надвигались. Ночь постепенно наступала на город.

Крис сжал руки в кулаки. Кэрин там, наверно, вся извелась, беспокоясь о нем. Но стояние здесь не принесет результатов. На этих улицах такси не появится.

Он побежал на запад, потому что там был город. Там он найдет такси, полицейских, все что угодно. Серебряный нож в ножнах бился о его ногу. Пока Крис бежал, он был уверен, что не потеряет оружие. У него перехватило дыхание при мысли, что сегодня ночью его придется пустить в ход.

Глава 28

Такси, везущее Кэрин Рихтер, повернуло на дорогу, ведущую к подножью горы. Водитель действительно не преувеличивал опасность езды для автомобиля по таким дорогам. Вскоре дорога кончилась, и они остановились около дома Гуиллермо.

— Это то, что вы хотели, леди.

— Да, спасибо, — сказала Кэрин и собралась выходить.

— Десять долларов.

Кэрин уничтожительно взглянула на водителя, но времени спорить не было. Она вытащила банкноту из кармана и вручила ее водителю. Потом выскочила из машины и побежала по грязной дороге к двери дома. Она громко постучала, но не услышала ответа, изнутри не донеслось ни единого звука.

— Эй! Гуиллермо! Кто-нибудь есть?

Но опять не было слышно ни звука. Тогда она обежала дом и заглянула в хлев. Burros подняли на нее свои глупые глаза. Но Гуиллермо не было и тут. Его вообще не было видно.

Она вдруг услышала звуки заработавшего двигателя и вылетающих из-под колес камней. Кэрин выглянула из-за угла дома и увидела удаляющуюся машину.

— Огромное спасибо, — пробормотала она, когда автомобиль исчез из виду.

Кэрин глубоко вздохнула и попыталась успокоиться. Вопрос о возвращении в город отпал: машина уехала, а пешком до шоссе она бы добралась уже после наступления темноты. Но ночью ей совсем не хотелось оставаться одной.

Поехав на burro, она бы добралась до хижины цыганки до темноты. Крис обещал приехать туда, и это, вероятно, был наиболее безопасный путь.

Она пошла обратно в хлев. Нашла там шерстяное одеяло, сложила его и водрузила на спину burro. Потом открыла ворота и вывела burro наружу. С трудом взгромоздившись на него, она заставила животное тронуться с места.

Пока она ехала, тени от гор все увеличивались, что несомненно свидетельствовало о наступлении вечера.

Кэрин оторвалась от этого зрелища и стала думать. Она думала о Крисе, о себе. О будущем, которого может и не быть. О своем муже и мальчике. И снова о Крисе. Вернется ли он к Одри? Или к другой такой же? За время, проведенное вместе, она стала испытывать материнскую любовь к нему. Ей хотелось, чтобы он наконец обрел счастье.

С жуткой медлительностью маленький burro продвигался по тропке. Она уже проезжала ручей, где они с Крисом в прошлый раз останавливались. Сейчас времени отдыхать не было. Она крикнула в ухо burro, и тот пошел вперед.

Тени все сгущались, и солнце, теперь уже красное и зловещее, было почти, у самого горизонта на западе, когда Кэрин достигла перевала, сразу за которым была хижина цыганки. Кэрин обрадовалась, увидев это уродливое бревенчатое строение. Как и прежде, рядом никого не было, но из дыры в крыше шел дым.

Она была неприятно удивлена, не увидев встречающего ее Криса. Может быть, он сидит внутри с цыганкой, и они разговаривают? И возможно, он не услышал шагов burro.

Кэрин спрыгнула на землю и пошла к так называемой двери. Но шаги были медленными — она чувствовала, что здесь что-то не так. Шкура, которая висела прежде, исчезла. Осторожно Кэрин приблизилась к двери и заглянула внутрь. Оранжево-красные отблески огня танцевали по стенам.

— Крис.?.. Кто-нибудь есть?

Все было не так. Хижина была не такой, какой была раньше. Владелец burro бесследно исчез. Да и сообщение Криса было фальшивкой. Слишком поздно она это поняла.

Кэрин пошла обратно. Однако прежде чем она сделала третий шаг, чья-то сильная рука схватила ее за шею. Потом Кэрин была поднята в воздух. Она попыталась закричать, но не смогла издать ни звука. Она попыталась шевельнуться, но тоже не смогла.

В глазах потемнело. Она чувствовала пульсацию своих артерий. Последним, что она помнила, были красные языки огня. Затем что-то похожее на ветер сомкнуло ее глаза.

Затем темнота.

Глава 29

Для Криса Халорана бег по безлюдным улицам стал уже чем-то вроде кошмара. Он подумал, что все люди на земле вымерли. Единственными звуками, которые он слышал, были его собственное дыхание, стук ботинок об асфальт.

Еще через несколько кварталов он заметил такси, припаркованное к одному из домов. Машина была пуста, но из открытой двери доносилась музыка. Крис отодвинул занавеску, закрывающую вход, и вошел внутрь.

Это была грязная душная кантина,[26] провонявшая сигаретным дымом и старым чили. Тридцатилетней давности музыкальный аппарат играл трагические мексиканские баллады. В баре сидели несколько человек в странных лохмотьях и без какого-либо интереса следили за Крисом. За ближайшим столом сидели две женщины. Перед каждой стоял стакан текилы. Они повернулись и профессионально улыбнулись, хотя и без особой надежды. Крис, не обращая внимания на посетителей, подошел к бармену:

— Hay cochero agui?[27]

Тот не проронил ни слова, лишь посмотрел в глубь бара. Худой человек со шрамом на щеке приподнялся со стула:

— Я владелец такси.

— Доставите меня в "Палаццо-дель-Мар"?

— Да, конечно. Когда покончу с выпивкой.

Крис сделал шаг навстречу. Его глаза злобно сверкнули:

— Заканчивай сейчас.

Водитель безошибочно угадал интонацию голоса и почти автоматически ответил:

— Да, сеньор, — он вылил остатки спиртного в рот, проглотил, и они пошли к машине.

Водитель был хороший. Он ехал быстро и мягко, так что через пятнадцать минут они были уже возле отеля.

Толпа любопытных еще увеличилась. Люди толкались и тут, и там, заглядывали во все дырки и говорили восхищенными голосами о "La cabana de muerte".

Крис заплатил водителю и побежал через веранду и холл.

Сеньор Давила был на своем посту. Он рассказывал подробности кровавой ночи туристам. Рассказывал настолько красочно, что можно было подумать, что сам он был в то время внутри.

Крис протиснулся через толпу и бесцеремонно прервал управляющего, попросив позвонить в комнату Кэрин. Но управляющий принял это как само собой разумеющееся и, будто забыв о туристах, стал звонить. Он позвонил несколько раз, затем бесстрастно повернулся к Крису и сказал:

— Сеньора Рихтер не отвечает.

— Она должна быть. Когда пришел катер?

— Около полудня.

— После этого вы ее видели?

— Я… я не помню.

— Тогда вспомните! — Крис ударил кулаком по столу.

Управляющий нервно заерзал на стуле:

— Да, я вспомнил. Она спрашивало, нет ли для нее сообщений. А потом она ушла в свою комнату.

— Позже она уходила?

— Я не могу сказать, Поймите, сеньор, что сегодня был довольно загруженный день. Я не мог запомнить всех, кто входил и выходил.

— Да, конечно, — пробурчал Крис и выскочил из отеля.

Где же, черт возьми, она? Может, на пляже? И, хотя было уже поздно для купания, Крис помчался туда. Пройдя по всему пляжу и заглянув каждому в лицу, Крис понял, что Кэрин здесь нет.

Крису это не нравилось. По крайней мере, она могла оставить для него сообщение. Что-то здесь не так. Он стоял на берегу и обдумывал варианты. Одри могла знать что-нибудь. Крис помчался к своей кабане. В окнах был свет, но дверь была закрыта. Крис барабанил по двери, пока Одри не открыла. Ее глаза не могли сфокусироваться, изо рта пахло ликером, и, кроме того, ее шатало.

— Чудесно, что заглянул, — сказала она с издевкой.

Крис прошелся по комнате.

— Ты не видела Кэрин?

— Твою любовницу? Чтоб ее… Почему я должна ее видеть?

— У меня нет времени для препирательств. Ответь прямо.

— А разве вам за эти дни не хватило времени, любовничек?

Одри явно что-то знала. Крис видел это по глазам.

— Я спрашиваю, видела ли ты Кэрин? Знаешь ли, где она?

— Найди ее сам. Такая сука, как она, должна была…

Крис наотмашь ударил ее ладонью по лицу. Одри попятилась, схватившись рукой за щеку. Слезы хлынули у нее из глаз.

— А теперь давай поговорим, — сказал Крис.

Одри закивала:

— Я видела ее. Она… она уехала.

— Уехала? Куда?

— Я не знаю. Я только передала ей сообщение, и она уехала.

— Какое сообщение? — он уже не говорил, а орал, как надсмотрщик.

— Здесь была женщина. Она сказала, что ты хочешь встретиться с Кэрин. Это все.

— Кто эта женщина?

Одри застенчиво отвела глаза, ее голос потеплел:

— Я не знаю ее имени. Очень красивая. Высокая, зеленые глаза, черные длинные волосы с седой прядью.

Крис прикусил язык, Он понял, что Марсия Луре безошибочно нашла слабое место в их обороне — Одри.

Очень мягко он спросил:

— А где Кэрин должна была встретиться со мной?

— Я не помню.

— Одри, вспомни, или я буду бить тебя, пока ты не превратишься в размазанный кусок дерьма.

— Это было что-то связанное с цыганками. Цыганская хижина.

— А разве у нее не возникло никаких вопросов?

— Я ей дала одну вещь, чтобы она поверила.

— Что же?

— Маленький кусок серебра, похожий на пулю.

Крис вспомнил, что несколько дней назад он ее выронил, но до сих пор не вспомнил об этом. Он направился к двери. Не оборачиваясь, он произнес:

— Я ухожу. Не знаю, надолго ли. Но когда я вернусь, чтобы тебя здесь не было, — и вышел, хлопнув дверью.

Он хорошо понимал, что вернуться Кэрин не успеет, а оставаться ночью в горах — это верная смерть.

Крис побежал к стоянке:

— Такси! Эй, такси!

Сзади он услышал голос:

— Сеньор?

Крис резко обернулся и увидел Луиса Запату, нервно теребящего застежку на своей куртке.

— Луис!

— Я искал вас. Я не должен был оставлять вас в городе. Мне стыдно.

— Сейчас не до этого. Ты мне нужен. Они заманили Кэрин в хижину цыганки, я должен ехать за ней.

Он посмотрел на Луиса:

— Луис, что случилось?

— Цыганка, сеньор, Филина.

— Она мертва?

— Да, сеньор. Среди цыган прошел слух, что Филина мертва, а кто помогал гринго, скоро последует за ней. Они знают о месте.

— Вот почему продавец в ювелирном магазине так странно себя вел.

Луис кивнул.

— И поэтому ты уехал сегодня.

— Да, но мне очень стыдно. Мое бедное такси в вашем распоряжении.

— Тогда поехали. Отвези меня к своему кузену.

— Mucho gusto, senor, mucho gusto![28]

Они отъехали и помчались по дороге. Даже на проселочной дороге, где казалось, что машина взлетает, Луис не снимал ногу с акселератора. Вскоре они приехали к дому Гуиллермо у подножья гор. Крис выскочил из машины и побежал к дому. Луис последовал за ним. Крис забарабанил в дверь, но не услышал ни единого звука внутри.

— Где же он может быть? — спросил Крис.

— Разрешите мне, сеньор.

Луис припал губами к щели в двери и громоподобным голосом закричал:

— Guillmermo! Nombre de Dios, abre la porta![29]

Немного погодя послышались шаги, дверь открылась, и Гуиллермо выглянул одним глазом из-за двери:

— Что вам нужно?

— Здесь была женщина, которая приезжала со мной в прошлый раз? — спросил Крис.

— Она была здесь.

— Когда?

— Два или три часа назад.

— Что она говорила?

— Ничего. Я не открыл ей дверь.

— Но, Бога ради, почему? Что с тобой случилось?

Пауза. Затем он ответил:

— В горах завелась смерть. Для бедного человека — самое время оставаться за закрытой дверью.

— Ладно. Куда она поехала?

— Она взяла burro и поехала.

— Дай мне burro. Я поеду за ней.

— Я не думаю, что вы сможете помочь ей.

— Я, черт возьми, не спрашиваю, что ты думаешь. Так что насчет burro?

— Идите и возьмите его сами. Это будет стоить десять долларов. За вас двоих.

Крис собрался что-то сказать, но потом передумал. Он достал бумажник, заплатил и побежал в хлев. Вскоре Крис уже вывел осла. Луис стоял перед машиной:

— Я бы пошел с вами, сеньор, но у меня жена, дети и мать, которые полностью от меня зависят. Да и если честно, я не очень смелый человек.

— Да ничего. Ведь это моя борьба. Я могу на тебя рассчитывать, чтобы уехать?

— Не сомневайтесь.

— Спасибо, — Крис забрался на burro и поспешил вперед.

Ему была обеспечена часовая прогулка в компании Бога. И… темноты.

Глава 30

Сперва была боль. Боль в гортани. Она появилась перед тем, как Кэрин окончательно пришла в себя. Она снова была маленькой девочкой. Ей показалось, что она снова лежит на высокой белой кровати в больнице и что операция по удалению миндалин еще предстоит. Что снова перед ней стоят мама и папа, и что они разрешают ей съесть мороженого сколько она захочет. И сильная тянущая боль должна пройти.

Кэрин попыталась поднять руки к шее и потрогать место, которое так сильно болело. Но руки не двигались. Она глубоко вздохнула, но не ощутила специфического больничного запаха. Да и жесткая постель была не похожа на больничную кровать.

Кэрин пришлось затратить огромные усилия, чтобы приоткрыть глаза. И сразу же она осознала, где находится. В хижине цыганки.

Свет от костра отбрасывал причудливые тени на стены дома. Кэрин сидела на стуле без спинки, прислонившись к стене — стене, которую она приняла за постель. Ноги были привязаны к ножкам стула, а руки крепко стянуты за спиной.

Кэрин повернула голову. Снова появилась резкая боль в горле. Рядом, на куче грязного тряпья, где не так давно сидела Филина и разговаривала с ней и Крисом, Кэрин смутно различала узел… вероятно, с тряпьем. С тряпьем ли? Высунувшаяся из узла рука говорила о том, что раньше это было человеком.

Кэрин взглянула на дверь. Там были уже поздние сумерки. Вдруг в проеме двери кто-то появился. Кэрин различила, что это был силуэт высокого человека с длинными черными волосами с серебряной прядью.

— Марсия? — произнесла Кэрин прерывающимся шепотом.

— Я вижу, ты помнишь меня. Польщена. У тебя еще будет возможность подумать обо мне перед смертью.

— Что ты имеешь в виду?

— Я собираюсь сделать тебе больно. Очень больно.

Кэрин вглядывалась в темноту, пытаясь получше рассмотреть ее.

— Но почему? Почему ты это делаешь? Почему ты преследуешь меня? Ты уже забрала у меня мужа в Драго. Что тебе еще от меня нужно? — и она откинулась в изнеможении. Было слишком больно разговаривать.

Марсия сделала шаг ей навстречу и остановилась около огня, когда почувствовала, что уже полностью освещена.

— Ты хочешь знать почему? Тогда смотри.

Она подняла руку ко лбу. Взялась за серебряную прядь, которая выделялась в ее иссиня-черных волосах.

— Вот почему. Когда я смотрю на эту отметину, я всегда вспоминаю ночь, когда ты прицелилась мне в голову и выстрелила. Я не забуду агонию в тот момент и долгие месяцы после этого. Кэрин, я всегда думала о тебе. Я жила только мыслью о том, что дам тебе изведать те же муки и увижу, как ты умрешь.

— Когда я стреляла, я не думала, что это ты, — прошептала Кэрин. — Я видела перед собой волка.

— Лжешь! — вскричала Марсия. — Перед тем как нажать на курок, ты произнесла мое имя. О да, ты знала.

Это было правдой. В ту ночь, когда Кэрин стреляла серебряной пулей, она была полностью уверена, что это Марсия Луре.

— У меня было много времени подумать, — продолжала Марсия. — Я перебрала много способов убийства. И каждый причинил бы тебе множество страданий. А сейчас все сложилось даже лучше, чем я себе представляла. Я убью тебя самым подходящим для этого способом.

Она подошла к огню и вытащила оттуда раскаленные железные щипцы, посмотрела на них, держа в вытянутой руке, и положила обратно.

— В средние века было много способов вытягивать признания у ведьм или оборотней, — она слегка ухмыльнулась. — Например, раскаленными щипцами отрывать куски плоти. Кусок за куском. Смерть приходит не скоро. Это очень долго и очень больно.

Марсия посмотрела в костер. Было видно, как языки пламени отражаются в ее глазах.

— Вот, Кэрин, как тебе предстоит умереть сегодня ночью.

Кэрин с ужасом посмотрела на страшное железное орудие, лежавшее в костре, потом на дверь. Снаружи была уже почти ночь. Хотя тусклый свет все еще доходил в хижину.

Марсия проследила за взглядом Кэрин:

— Если ты ждешь помощи от своего дружка Криса, то мне придется тебя разочаровать. Даже если он сделает такую глупость, что решится приехать, то он все равно не доедет. Дорога здесь одна, а там его кое-кто поджидает. Кое-кто, кого мы все хорошо знаем.

— Рой! — имя непроизвольно вылетело изо рта Кэрин.

Другая женщина засмеялась торжествующей улыбкой триумфа.

— Да, Рой. Твой бывший муж. А теперь он мой. Он больше привязан ко мне, чем когда-либо к тебе. И встретит любого на тропинке. Он-то и последит, чтобы мы с тобой остались одни.

Кэрин следила за каждым движением Марсии. Вот она медленно-медленно вынула щипцы из огня. На лице ее застыло странное выражение — смесь жестокости, злорадства и сладострастия. Она медленно поднесла ярко-оранжевые раскаленные клешни щипцов к Кэрин.

Глава 31

Последний красный лучик солнца исчез за горизонтом. Крис ехал по узкой тропе, теперь уже обреченный на то, чтобы ехать только вперед. Тени были все гуще и гуще, но окружающие предметы еще были видны. А для маленького burro было, похоже, все равно — ночь или день. Он осторожно двигался вперед. Крис старался не думать о том, что обнаружит, когда приедет в хижину. Старуха была мертва, как сказал Луис. Он не говорил, что ее убили оборотни, но в этом не было необходимости. Это и так было ясно. Что же Кэрин увидела в хижине? Не ударилась ли она в панику? Он мог надеяться только на то, что она останется в хижине и будет ждать его.

Настала ночь. Предметы были уже практически неразличимы. И Крис не мог понять, сколько он проехал. Сегодня вечером он не обращал внимания на время и расстояние. Исключая то, что он все время следил за солнцем. Он уже был на тропе за два часа до того, как стало темно. И сейчас, по его расчетам, он уже должен был добраться до перевала, сразу за которым стояла хижина. Крис молился о том, чтобы Кэрин оказалась в хижине живой и невредимой. Вместе они, возможно, спасутся. В одиночку же…

Крис почти мгновенно перестал об этом думать. Предметы очень четко, в деталях стали видны в холодном мертвом свете, Тропа и горы преобразились. Он посмотрел вверх. Сквозь верхушки деревьев он увидел белый круглый лик. Полная луна.

После восхода луны ехать стало легче, но Крису сразу же стало не по себе, когда он подумал, с чем ему еще придется столкнуться.

Вдруг burro остановился. Его уши зашевелились, его тонкий слух явно уловил какой-то звук. Ноздри расширились, проверяя воздух. Крис стал тревожно наблюдать за ним. Burro сделал осторожный шаг назад.

— Ну, burro, пошел! Вперед! — стал понукать его Крис. — Уже немного осталось.

Но животное явно не хотело идти вперед. В его глазах отразился страх.

— В чем дело, burro? Что такое?

Впереди что-то шевельнулось. Тень легла на тропу и выжидательно остановилась. Тень огромного темной окраски волка.

Burro дернулся назад, но, поскользнувшись в грязи, грузно грохнулся оземь. Крис в последний момент успел отпрыгнуть в сторону. Выбравшись из грязи, он услышал удаляющийся цокот копыт. Человек понял, что остался один на один с волком на освещенной луной тропе.

В течение долгого времени зверь и человек смотрели друг на друга. Но потом волк двинулся вперед. Было видно, как его мышцы перекатываются под крепкой темной шкурой. Он двигался медленно, оскаленные зубы сверкали в лунном свете.

Крис потянулся за ножом, но сделал это слишком медленно. Прежде чем он успел положить руку на рукоятку, волк напрягся и прыгнул. Испуганный неожиданной атакой, Крис рванулся вперед и упал лицом в грязь. Он почувствовал, как огромное мощное тело, рассекая воздух, пронеслось над ним. Едва коснувшись земли, волк мгновенно развернулся, чтобы атаковать снова. Но Крис уже успел выхватить нож из кожаных ножен и вытянул его перед собой так, что серебряное лезвие блеснуло в свете луны. Волк следил за дугой, которую выписывало лезвие, когда Крис водил ножом перед собой. Волк зарычал сдавленно, но злобно.

— Ты знаешь, что это. Не так ли? И ты знаешь, что я смогу этим сделать. А сейчас иди сюда, если сможешь.

Волк дернулся вперед, но Крис встретил его выставленным клинком. Зверь остановился в дюйме от острия. Крис слегка взмахнул ножом перед его мордой, и тому пришлось отступить.

Но он тут же прыгнул. Крис не услышал, а почувствовал щелчок волчьих челюстей рядом, но не смог достать зверя ножом. Злобная тварь, едва приземлившись, прыгнула снова. Крис не успел проследить за этим маневром, волк в полете вцепился в его пиджак и, дернув, оторвал кусок ткани. Крис с ужасом положил руку на плечо, но крови не было. Он живо себе представил, что могло бы произойти, если бы волк сомкнул челюсти на секунду позже. Но времени раздумывать не было. Крис снова встал в стойку. Волк ходил вокруг него кругами, иногда останавливаясь. Он выжидал, пока Крис оставит "открытое" пространство. Крис медленно поворачивался, постоянно держа нож в вытянутой руке и направляя его острием на оборотня.

Для Криса произошел провал времени: он ничего не помнил и ни о чем не думал в те минуты, все его внимание было сосредоточено на оскаленной пасти. Битва продолжалась. Человек редко делал выпады, зато волк — очень часто. Причем стоило только Крису хоть на мгновение замешкаться, как оскаленная пасть была уже рядом. Зверь искал позицию, из которой он мог бы прыгнуть, выбив при этом нож.

Шла битва не на жизнь, а на смерть. Крис дышал сдавленно, боясь отвлечься при дыхании. При каждой атаке волк оказывался от него на расстоянии вытянутой руки и длины лезвия. На тропе раздавались только звуки дыхания зверя и человека и звуки перекатывающихся камней.

Крис знал, что он не сможет долго это выдерживать. Он должен перестать позволять волку навязывать свой темп борьбы. Он придумал план. Крис прыгнет в сторону, посмотрит на реакцию волка, потом попытается зайти сзади и, Бог даст, засадит нож в какое-нибудь жизненно важное место. А не удастся, так… это произойдет в считанные секунды.

Он начал было осуществлять свой замысел, но наступил в расщелину между камней и подвернул лодыжку. Острая боль пронзила ногу, он начал терять равновесие и рухнул на землю. Его правая рука распласталась по земле и кистью ударилась о камень. Пальцы от боли разжались, и нож выпал.

Еще до того, как Крис смог рвануться за оружием, две тяжелые лапы опустились на его плечи, прижав человека к земле. Мышцы волка напряглись, и безжалостные зубы оказались у самого лица Криса. В глазах волка был триумф и… что-то еще.

Не способный двигаться, Крис смотрел в глаза зверя. В глубину его желтых глаз. И понял: что-то еще — это была печаль.

Вдруг волк оскалился и… к своему удивлению, Крис понял, что тяжесть исчезла с его плеч. Волк спрыгнул на землю. Крис мог теперь двигать руками, и его пальцы сразу же потянулись за ножом. Волк снова прыгнул ему на плечи. Челюсти распахнулись, и зубы придвинулись к нему ближе.

Последним усилием Крис все же дотянулся до ножа. Одним мощным движением он воткнул серебряный клинок по рукоятку в грудную клетку зверя, нависшую над ним.

Это было нечеловеческое страдание. Волк запрокинул голову, и из глубины его глотки раздался вой — смесь боли и отчаяния… — такой знакомый Крису вой. Хлынула горячая кровь, стекая вниз по рукоятке на руки и грудь лежащего внизу человека, заливая ему одежду. Крис высвободил нож, но повторного удара не потребовалось — волк отошел в сторону на несколько шагов, затем упал.

Крис осторожно приблизился к телу. Поверженный волк приподнял голову и посмотрел на него. Агонизируя, зверь потянулся к человеку, и Крис приготовил свой окровавленный нож, но увидев, что волк отказался от борьбы, — расслабился.

Тут волк снова поднял голову и, оставляя кровавую полосу, попытался двинуться к человеку, но глаза его потухли, и зверь испустил дух.

Крис провел рукой по короткой жесткой шерсти на голове волка.

— Спокойной ночи, старый друг, — сказал он мягко. — Победить должен был ты.

Но только ночь слышала его слова.

И тут пришла боль. Крис вспомнил про свою лодыжку. Он встал, проверил ногу. Потом снял залитый кровью пиджак, вытер об него нож, накрыл им тело бывшего друга и поплелся к хижине.

Глава 32

Раскаленные клещи тянулись к Кэрин, подобно челюстям громадного насекомого. Марсия медленно подняла глаза на лицо Кэрин. Вдруг сзади весь проем осветился белым светом. Марсия оглянулась и увидела полную луну над вершинами гор. Марсия повернулась обратно. Ужас и ненависть были на ее лице.

Сердце Кэрин бешено заколотилось, как будто стремясь выскочить из груди. Она повернула голову, закатила глаза и напрягла все тело в ожидании сильнейшей боли. Но боль не приходила. Вместо этого она услышала ужасный крик Марсии. Кэрин открыла глаза и увидела, что Марсия сидит на четвереньках и дергается в судорогах, как будто в нее вселился демон. Она чуть не дотронулась до еще раскаленных клещей, которые выпали несколько секунд назад у нее из рук.

Кэрин не могла пошевелиться и недвижно и даже зачарованно смотрела на ужасающее зрелище. Марсия споткнулась и распласталась на полу. Не в силах подняться, она каталась по полу, пачкая в грязи одежду. Потом она стала рвать на себе блузку разодранными в кровь пальцами. И наконец обнаженное тело упало в пятно лунного света около двери. И тут началось превращение.

…На глазах из белоснежной кожи начали продираться наружу и расти черные волосы. Ее конечности превратились неизвестно во что, не похожее ни на человеческие, ни на звериные. Эта мерзость продолжала беспомощно кататься по земле. Из изуродованной глотки раздался высокий жалобный визг.

В свете костра Кэрин увидела морду этой твари. Мало что осталось от красивого лица Марсии Луре. Нос превратился в черную бесформенную массу с толстыми нависающими ноздрями. Длинные черные волосы не изменились и нависали над мордой. Рот разорвался, из него сочилась кровь; одна половина его отдаленно напоминала волчью, а другая была человеческой, но только ужасно перекошенной. И только глаза, полные зеленого мертвенного огня, только глаза остались прежними.

Вдруг Кэрин заметила дым. Раскаленные клещи упали на гору грязного тряпья, и теперь уже разгорался огонь и сильно дымило. Огонь принялся жадно лизать стены.

Кэрин сделала попытку рвануться вперед, но только упала вместе со стулом. В нескольких футах от нее неистово копошилось несуразное существо, пытаясь пробраться к двери. Кэрин тоже начала судорожно извиваться, но ни на дюйм не продвинулась к выходу. Тогда она решила, что черт с ней, с болью, она потерпит, пока огонь пережжет веревки и она сможет освободиться. Она поднесла свои руки к горящей куче тряпья, Повернув голову назад, она увидела, как кожа краснеет и покрывается волдырями. Сжав зубы от боли, она продвинула руки дальше в огонь и напряглась, чтобы веревка натянулась, Через пару секунд веревка с треском разорвалась. Кэрин сразу поднесла руки к лицу и принялась их разглядывать — только один палец оказался неповрежденным.

Огонь уже охватил три стены, дым выедал глаза. Времени раздумывать не было. Она принялась развязывать узлы обожженными пальцами и вскоре освободилась. Огонь распространился на потолок, в дыму ничего не было видно. На ощупь Кэрин пробралась к выходу.

Вдохнув свежий ночной воздух, Кэрин отбежала от хижины, которая полыхала как факел. Раздался ужасающий треск, и стены рухнули, взметнув в воздух сотни горящих головешек и облака пепла и искр так, что издали это напоминало взрыв.

Совсем рядом в горах раздался ужасный крик боли — вероятно, в ответ на предсмертный вой Марсии Луре. Затем наступила тишина, нарушаемая потрескиванием горящих бревен.

Вдруг кто-то окликнул ее по имени. Испугавшись не на шутку, женщина резко обернулась.

— Кэрин! Ты ли это?

Смутная фигура человека двигалась к ней с горы. Она еле различила, что это силуэт бегущего Криса Халорана.

— Да, — прошептала она глухо.

— С тобой все в порядке?

— В порядке… — она повернулась лицом к бывшей хижине, где пламя уже начало угасать. — Она там. С ней покончено.

— Господи, благодарю тебя, — он рухнул в траву и тут заметил ее руки. — Что с тобой?..

— Это ничего, это заживет, — она смотрела ему в лицо. — Но ты… как ты… ночью… на тропе… Ты?..

Крис кивнул:

— Рой был там. Он мертв сейчас.

— Так, значит, с ними обоими покончено? И все в прошлом?

Крис повернулся к тропе и задумчиво произнес:

— Да, все кончено.

Кэрин села рядом, и они стали смотреть на угасающий огонь. Среди головешек ничего не двигалось. Ночь была ясная и холодная. И беззвучная.

Медленно Кэрин позволила себе расслабиться. Ей вдруг захотелось спать. Спать и знать, что она больше никогда не услышит воя.

Примечания

1

С большим удовольствием, сеньора (исп.)

(обратно)

2

Понимаете (исп.)

(обратно)

3

Да, сеньора (исп.)

(обратно)

4

Хорошо (исп.)

(обратно)

5

Шалаш, хижина. Здесь: отдельный домик.

(обратно)

6

Большое спасибо (исп.)

(обратно)

7

Добрый день, сеньора (исп.)

(обратно)

8

Как тебя зовут? (исп.)

(обратно)

9

Меня зовут Роберто (исп.)

(обратно)

10

С вашего позволения, сержант (исп.)

(обратно)

11

Что? (исп.)

(обратно)

12

Жених (исп.)

(обратно)

13

Очень хорошо (исп.)

(обратно)

14

Ослы (исп.)

(обратно)

15

Это очень хорошие ослы. Очень сильные (исп.)

(обратно)

16

Да, поедете верхом! (исп.)

(обратно)

17

"Хижина смерти" (исп.)

(обратно)

18

О, сеньор, добрый день (исп.)

(обратно)

19

Вы говорите по-английски? (исп.)

(обратно)

20

Как мне купить нож? Нож из серебра (исп.)

(обратно)

21

Серебро (исп.)

(обратно)

22

Сеньор, я художник, а не механик (исп.)

(обратно)

23

Мне нужно такси (исп.)

(обратно)

24

Здесь нет такси. На Калле Верде не бывает такси (исп.)

(обратно)

25

Телефон есть? (исп.)

(обратно)

26

Закусочная.

(обратно)

27

Чья это машина? (исп.)

(обратно)

28

С большим удовольствием, сеньор, с большим удовольствием! (исп.)

(обратно)

29

Гуиллермо! Ради Бога, отзовись! (исп.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32