Дневник Симоны (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Барбара Ханней Дневник Симоны

ПРОЛОГ

Дневник Симоны

День первый

Прибыла в Бангкок в 10.30. Здесь очень жарко и душно. Завтра предстоит переезд в Китай.

Я очень переживаю из-за своей физической формы. Интересно, долгие велосипедные прогулки по субботам и воскресеньям и ежедневные визиты в бассейн дадут мне силы проехать четыреста пятьдесят километров до Гималаев и не свалиться? Что, если я не смогу держать общий темп?

Все в редакции уверены, что я спятила. Я в общем-то и не жду, что они поймут, зачем это делаю, почему мне не хватает моей спокойной жизни. Начинаю думать: может, я и правда спятила? Было бы здорово, если бы я смогла найти ответ в течение следующих двенадцати дней.

Час ночи

Не смогла заснуть и решила побродить по окрестностям в надежде отыскать какой-нибудь симпатичный бар, где можно немного выпить и перекусить. Кровать в отеле такая жесткая, что с тем же успехом я могла лечь спать на полу.

И завтра я проснусь усталой, напряженной и совершенно ни к чему не готовой.

Кошмар!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сбив свои биологические часы и плохо соображая после долгого перелета из Лондона в Сидней, Райан Таннер терпеливо ждал в очереди у таможенного пункта, когда заметил ту девушку с умопомрачительными ножками. Вновь он увидел ее, направляясь к выходу со своим багажом.

Стройная блондинка в розовом свободном платье. На длинных загорелых ногах изящные босоножки на высоких каблуках. Словно яркая птица среди усталого потока путешественников в одинаковых деловых костюмах или джинсах. Впрочем, его интерес к девушке быстро угас. Конечно, она красавица, каких поискать, но, в конце концов, это всего лишь незнакомка среди тысяч ей подобных.

Райан возвращался в свою солнечную страну после полутора лет, проведенных под облачным и дождливым английским небом… Именно о солнечном свете он мечтал большую часть полета, да еще о Бонди-Бич — широкой песчаной полосе, соприкасающейся с бирюзовыми водами в белых барашках… Но ему, как всегда, «повезло» — со вчерашнего дня в Сиднее шел проливной дождь. Райан не мог ничего рассмотреть сквозь затянувшую город серую дымку. И теперь, невольно опустив голову под дождем, он почувствовал, как его настроение стремительно ухудшается.

И, разумеется, на стоянке такси его ждала длиннющая очередь.

Райан зевнул и подумал, что ему все-таки следовало сообщить о своем прибытии. Но он слишком устал, чтобы вести разговоры и давать исчерпывающие ответы на неизбежные вопросы о Лондоне и безобразной ссоре со своим редактором из «Флит-стрит». Кроме того, Райан мечтал побыстрее принять душ. Да и побриться бы не мешало…

И тут он вновь увидел ту девушку. Свежая, как только что сорванный цветок, она стояла прямо перед ним в очереди на такси. Ветер пронесся по улице и игриво поднял подол ее платья, дав Райану возможность оценить длинные стройные ноги во всей красе.

Трое бизнесменов перед ней забрались в одну машину, и Райан двинулся вперед со своей тележкой, обрадовавшись нежданному сокращению очереди. Он думал о своей уютной квартирке в Белмейне и надеялся, что снимавшие ее эти полтора года люди ничего не испортили. Райан снова бросил взгляд на прелестную девушку. Она стояла, отведя назад плечи, высоко подняв голову — воплощение уверенности в себе. Райан удивился, заметив среди ее багажа огромный рюкзак. Почему-то она показалась ему женщиной, которая может путешествовать только с парой стильных — и недешевых! — чемоданов.

Внезапно, словно почувствовав его взгляд, девушка обернулась и посмотрела прямо на Райана. На долю секунды их взгляды встретились.

Ее глаза были темными — Райан так и не понял, были они синими или карими, — они прекрасно сочетались с четко очерченными темными бровями. И, пока девушка смотрела на Райана, скучающее выражение исчезло с ее лица.

Невольно он почувствовал всплеск интереса с ее стороны. Уголок розовых губ непроизвольно дернулся, показывая наметившуюся улыбку. Райан тоже решил улыбнуться и внезапно понял, что уже давно улыбается. Как дурак…

В это мгновение прибыло ее такси. Водитель вышел из машины и стал грузить вещи девушки в багажник, что-то недовольно проворчав по поводу вынужденного пребывания под дождем. Красавица поспешно скользнула в машину на заднее сиденье. Мелькнули стройные ножки, а затем дверца захлопнулась.

Водитель, необычайно мрачный парень, наконец поднял ее рюкзак. Напрасные попытки под проливным дождем запихать битком набитую сумку в ограниченное пространство багажника настроения ему явно не улучшили. Наконец он со злостью засунул рюкзак в багажник и, словно в наказание за собственную гневливость, поскользнулся и чуть не оказался в канаве, а из кармана рюкзака вылетела небольшая книга и упала в лужу.

— Эй, мистер, вам нужно такси или нет?!

Обернувшись, Райан сообразил, что теперь стоит во главе очереди. Водитель очередного таксомотора хмуро смотрел на него.

Райан покосился на книгу в луже. Ее книгу. Маленькая и довольно толстая, в коричневом кожаном переплете, она была похожа на дневник или один из модных ежедневников, без которых многие просто не могут обойтись.

— Секунду, — Райан махнул рукой, привлекая внимание водителя такси, в которое села девушка. — Вы кое-что уронили!

Но было слишком поздно. Раздраженный таксист уже сел в машину, громко хлопнул дверцей, и такси тронулось с места, чуть не застряв в грязи. А книжка так и осталась лежать под дождем.

— Слушай, или садись, или проваливай! Хватит задерживать всю очередь по такой погоде!

Райан перевел взгляд на книжку и понял, что ее надо спасать. Вот только почему он должен жертвовать своим драгоценным местом в очереди, под проливным дождем, лишь для того, чтобы вытащить из лужи чью-то книжку? С другой стороны, он всегда был любопытным парнем. А глаза у девушки были такие красивые…

В последний момент Райан выхватил свой чемодан из рук водителя, сам засунул его в багажник и завопил:

— Езжайте вон за той машиной!

У таксиста отвисла челюсть.

— Шутите?

— Я, как никогда, серьезен, приятель! — Райан бросился к луже и прокричал через плечо: — Возьми мой второй чемодан и пристрой куда-нибудь сноуборд!

Наконец, выудив из воды книгу, он вернулся к машине. Водитель энергично сунул его сноуборд на заднее сиденье. Мужчины оба сели вперед, захлопнули дверцы, и машина рванулась с места.

— Двадцать лет мечтал погоняться за кем-нибудь! — усмехнулся таксист.

* * *

Когда зажегся зеленый, Симона наконец расслабилась и, откинувшись назад, утонула в мягком кожаном сиденье. Закрыв глаза, она попыталась избавиться от ощущения, что ее возвращение домой прошло совсем не так, как надо… С другой стороны, возможно, так чувствует себя любой, спустившись с вершины мира. В буквальном смысле.

Три дня назад она праздновала главное достижение в своей жизни. Симона никогда еще не испытывала такого всепоглощающего, головокружительного успеха. И удивительного чувства товарищества, которое быстро возникло в их небольшой команде.

Эта поездка преподнесла ей множество сюрпризов, главным из которых стали ее новые подруги. Между Симоной, Белл и Клер установилась тесная связь, основанная на безграничном доверии, которое они все ощутили, оказавшись высоко в горах, таких далеких от повседневных забот цивилизованного мира…

А затем, в конце путешествия, они поведали друг другу самые темные тайны своего прошлого. Три женщины заключили договор. Дали друг другу обещание.

Симона вздохнула.

Ей до сих пор было трудно поверить, что она действительно поделилась своим секретом, рассказала вслух то, о чем еще ни с кем не говорила. В то же время ей стало куда легче. В конце концов, Клер и Белл тоже рассказали о своих тайнах. И не отпрянули от ужаса, услышав ее историю. Симона даже начала верить, что, возможно, все не так уж страшно… Она чувствовала себя такой счастливой, такой сильной оттого, что наконец-то решила навестить дедушку, нарушить обещание, когда-то данное матери, и рассказать то, что должно было быть открыто много лет назад…

Там, на сверкающих вершинах Гималаев, все казалось иным. Зрение было острее, и образы будущего, казалось, проступали вдали. Три женщины, принадлежавшие к разным мирам — австралийка, американка и англичанка, — смогли обменяться своими тайнами на величественном склоне горы Снежный Дракон.

А теперь, вернувшись домой, Симона уже не была так уверена в собственной правоте. Теперь она снова боялась. И очень жалела, что Белл и Клер так далеко. Симона нуждалась в их поддержке.

Женщины решили не терять связи, договорились регулярно обмениваться письмами по электронной почте и поддерживать друг друга. Симона надеялась, что этого будет достаточно. Она очень переживала. Нет, на депрессию это не было похоже. Просто Симона чувствовала себя уставшей и опустошенной.


Они все-таки потеряли такси этой девушки.

Несмотря на их отчаянные попытки догнать незнакомку, она словно растворилась на улицах города. Шел дождь, дорога была скользкой, да и слишком много машин сновало туда-сюда. Пришлось смириться с поражением.

И теперь, пока такси неслось по залитым дождем улицам Сиднея к его квартире в Белмейне, дневник лежал на сиденье рядом с Райаном. Толстый кожаный переплет спас страницы от воды.

Только вот владелицу Райан так и не обнаружил.

Он барабанил пальцами по кожаной обложке, глядя на беспрестанно двигавшиеся по стеклу дворники. В других обстоятельствах Райан, скорее всего, вернулся бы в аэропорт и сдал бы книгу в бюро находок.

Но он совершенно вымотался, погода была ни к черту, к тому же они объездили полгорода, прежде чем пришлось прекратить бессмысленную погоню. К сожалению, очаровательная блондинка не заполнила страничку с личной информацией на внутренней стороне обложки. Разумеется, он спас эту книжку вовсе не для того, чтобы узнать имя той девушки, а также ее адрес и телефон. Скорее, в нем заговорило благородство. Но теперь Райан пребывал в совершеннейшей растерянности.

Очевидно, она хотела остаться неизвестной. Зачем еще девушка стала бы вести дневник, не указав даже имени или возможности связаться с ней? Райан пролистал всего несколько страниц, но их хватило, чтобы понять: эти записи очень личные, предназначенные только для ее глаз. Они представляли собой интересную смесь рассуждений и самоанализа, а также содержали подробный рассказ о недавней велосипедной поездке в Гималаи.

Гималаи? Ничего себе! Такое путешествие не каждому мужчине по плечу. Неудивительно, что от этой девушки веяло силой и уверенностью.

Она начала писать аккуратно, черной ручкой, но, очевидно, потеряла ее во время поездки. Вторая половина записей была сделана уже красной шариковой ручкой, а местами и простым карандашом.

Райан снова пролистал страницы книжки, и она неожиданно открылась на середине, где хранились почтовые открытки — буддистский храм, горные пики, китайские крестьяне в национальных костюмах и совершенно захватывающий вид с горной вершины.

Райан устало закрыл дневник и решил, что читать его не будет.

Конечно, он был журналистом, а представителю этой профессии не привыкать совать нос в чужие дела. Именно этим он сам занимался в Англии целых полтора года — до недавнего и весьма бурного увольнения. А теперь Райан вернулся домой, чтобы заново собраться с силами, подумать о других возможностях. Последнее, что ему нужно, — это копание в личном дневнике молодой женщины ради очередной грязной статейки.

Кроме того, он видел ее глаза…

Райан засунул дневник в карман пальто и посмотрел в окно. Он был почти дома.


В возвращении домой Симона находила только одну радость — она снова в своей чудесной современной квартире в Ньютауне. Симона приобрела это жилье вскоре после того, как стала главным редактором журнала «Горожанка». Просторная и красивая квартира идеально подходила как для вечеринок, так и для дружеских посиделок.

Однако сегодня, вставив ключ в замочную скважину, Симона впервые не почувствовала себя дома. С тех пор как она попрощалась с Белл и Клер в аэропорту, ее не покидало смутное чувство дискомфорта, которое, очевидно, прочно угнездилось в душе.

Как глупо! Она не собирается впадать в уныние. Симона решила заварить себе крепкого душистого чая и перечитать свои записи, которые были сделаны в дневнике в моменты душевного подъема. Она босиком прошлепала к рюкзаку и с сомнением посмотрела на него, потирая лоб и мучительно вспоминая, в какой карман сунула дневник.

Так, здесь влажные салфетки, тут фотокамера, в этом — маленький флакон французских духов, купленный в аэропорту, и…

Нет!

На девушку нахлынула паника, когда один из карманов оказался пуст. Сердце бешено забилось. В ее рюкзаке не пустовал ни один карман!

Симона вытряхнула все на пол, лихорадочно перебрала содержимое, надеясь, что, может быть, обнаружит знакомую тетрадь.

Дневника нигде не было.

— О, нет! — всхлипнула она. — Я в это не верю!

Записная книга лежала именно в этом кармане. Присмотревшись, Симона увидела, что молния разъехалась…

Со стоном отчаяния Симона вспомнила описанную на страницах тетради поездку по Китаю, все свои впечатления, все радости и страхи… и секреты. Боже ты мой, а вдруг дневник кто-то прочтет?!

И ладно бы она описала только собственные терзания! Нет, Симона занесла в дневник еще и тайны Белл и Клер! И все детали заключенного между ними соглашения!

Симона лихорадочно вспоминала все, что делала в аэропорту. После таможни погрузила рюкзак на тележку для багажа, прошла через зал прилетающих, долго ждала очереди на такси, встретилась взглядом с тем парнем… Высокий улыбающийся красавец с поразительными темными глазами, которые…

Брось, Симона! Неужели сейчас надо думать о чьих-то красивых глазах?

Что же делать? Ей нужны записи для статьи. Слава богу, что вчера она отправила электронное письмо на адрес своего офиса. Значит, даже лишившись основных заметок, она еще может написать неплохую статью. Но личные размышления, ее секреты…

И теперь какой-то незнакомец может…

Девушка вскочила на ноги, вспомнив тот ужасный толчок, от которого содрогнулось все такси. Наверняка это водитель виноват, он слишком резко стал запихивать рюкзак в багажник…

Возможно, дневник давным-давно ждет ее в бюро находок? Или можно позвонить в службу такси и попросить проверить все багажники таксомоторов. В конце концов, объявить вознаграждение нашедшему…

Окрыленная внезапной надеждой, Симона бросилась к телефону.


Райан свалил свои чемоданы, сноуборд и ноутбук на пол в гостиной и огляделся. Его жильцы явно нанимали уборщиков. В воздухе витал запах искусственных освежителей и дезинфицирующих средств.

Как это ни грустно, но ему трудно считать это место своим домом без привычного слоя пыли на мебели, разбросанных газет, книг и по меньшей мере трех грязных чашек из-под кофе.

Он снова зевнул. Все-таки нелегко путешествовать из одного полушария в другое… Кстати, о кофе… Райан с чертыханием обнаружил, что все ящики кухонных шкафов пусты. Жильцы не оставили даже сахара!

И в этот момент зазвонил его сотовый телефон.

Райан чуть было не решил его проигнорировать, но передумал.

— Алло.

— Здравствуй, сынок. Ты уже дома?

— Привет, пап. — Вот досада! Последнее, что ему сейчас нужно, — это бесконечные расспросы родителя. — Только что вошел.

— И какие у тебя планы? Теперь, когда провалил свои дела в Лондоне?

Провалил?! Да, у старика есть уникальный талант — употреблять фразы, полностью искажающие суть вещей. Можно подумать, никто не знает, что именно его неуместное вмешательство в дела сына вынудило того уволиться.

— Э… я еще не определился. Хочу немного отдохнуть и расслабиться. Набраться сил.

— Набраться сил? Что за чушь?! Тебе нужен план дальнейших действий. Это твоя основная проблема, сам знаешь.

Моя единственная проблема — это ты, чуть не ляпнул Райан. Отец все равно не оставит его в покое. Но если прямо сказать ему об этом, то в ответ последует длинная тирада. Впрочем, она последовала и так:

— Тебе давно пора менять образ жизни! Ты бесцельно дрейфуешь, да еще в полном штиле. Никакой целеустремленности! Тебе уже за тридцать, сын, а ты до сих пор свободный журналист!

Как же ты меня достал, отец…

— Тебе давно пора управлять собственным делом! Думать о бюджетах, найме и увольнении работников, о расширении бизнеса…

Райан чуть отодвинул трубку от уха, боясь оглохнуть от неумолкающих раскатов.

— У меня есть одна идея. Давно пора воспользоваться деньгами, которые тебе оставила мать. Приобрети одну из крупных газет, сделай ее еще сильнее и разбей конкурентов в пух и прах!

— Спасибо за предложение, но я не намерен навсегда похоронить себя в одном из наших сонных городов.

— Но…

— Папа, я беру отпуск, а затем собираюсь сосредоточиться на работе. Буду писать. А потом попытаюсь наладить старые связи в «Сидней кроникл».

— Ты же не хочешь сказать, что собираешься начать с самого начала? Как побитый пес, приползешь на свой старый коврик у двери?!

— Хочу и скажу: я очень доволен своей жизнью, — Райан повысил голос. — Ясно?

Он бросил трубку, чувствуя себя окончательно измотанным.

Я очень доволен своей жизнью.

Это было почти правдой.

Его отец, возможно, и попал в число самых преуспевающих людей Австралии, но при этом три раза был женат и по-прежнему озабочен бизнесом. Джордан Дэвидсон Таннер владел месторождением железной руды и золотыми копями, а также несколькими фермами. У него был особняк в Перте, квартира с видом на море, свой остров на Большом Барьерном рифе и дом на холме. Но даже на все его миллионы нельзя было купить подлинное счастье и покой, о которых так мечтал Райан.

В глазах отца Райан всегда был и останется неудачником. Старший сын, Кристофер, на фоне своего брата казался этаким чудо-ребенком. Он следовал по стопам своего отца, получил степень доктора в горной инженерии, имел красавицу жену, которой гордился как очередным трофеем, и растил двух сыновей.

А Райан оказался паршивой овцой в семье. Правда, его это мало заботило. И все же… Больше всего его мучило одиночество. Иногда оно казалось ему врожденным пороком, сопровождая Райана с детства, когда он впервые понял, что не способен завоевать одобрение своего отца.

А сейчас ему и впрямь был нужен кофе.

Райан решил направиться в «Стратос-кафе» и пересидеть там этот долгий день в окружении соотечественников и чашек кофе. Взяв пальто, он почувствовал, что в кармане до сих пор лежит книжка той девушки. Райан коснулся кожаной обложки пальцами, вынул дневник из кармана и положил его на книжную полку. Он помедлил, снова вспомнив неизвестную красавицу, намек на улыбку, чудные глаза…

Ему следует вернуть ей дневник. Но об этом можно подумать завтра. А сейчас — кофе.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Симона никак не могла заснуть. Она звонила в службу такси, но пока безрезультатно. Неужели дневник пропал навсегда? Где он? Нашел ли его кто-нибудь? Станет ли читать?

В службе такси ее попросили назвать свое имя и контактный телефон, но Симона побоялась раскрывать свое инкогнито. Вдруг ее история уже просочилась в прессу?

Ей приходило в голову столько всяких «может быть», что она окончательно отчаялась заснуть. Выскользнув из кровати, Симона босиком прошла в кабинет, включила компьютер, поморщившись от яркого света монитора, и принялась в сто двадцатый раз перечитывать электронные письма от Белл и Клер.

Белл написала ей:

«О, Симона! Какая жалость, что пропал твой дневник — я знаю, с каким старанием и любовью ты заносила в него все свои впечатления. Если тебе понадобится уточнить какие-нибудь подробности для статьи, я могу прислать собственные записи. На твоем месте я бы не волновалась о том, что кто-то может узнать нас или попытаться связаться с нами. Скорее всего, дневник давным-давно лежит в какой-нибудь канаве или урне в аэропорту».

Эта мысль была весьма утешительной. Жаль, что Симона не могла в это поверить.

Клер тоже старалась ободрить подругу:

«Не упрекай себя и не изводи мучительными размышлениями. Это очень выматывает и погружает в отчаяние. Но, честно говоря, не могу даже представить себе, чтобы из-за этого у кого-то из нас появились неприятности».

Симона закрыла электронную почту, надеясь, что обе подруги правы.

Там, высоко в горах, совсем рядом со звездами, она смотрела в бескрайние просторы небес и не могла перестать думать о своих родителях. Они давно умерли. Отца Симона не знала — он погиб на войне во Вьетнаме еще до ее рождения. Мать умерла, когда девушке было семнадцать…

Белл и Клер тоже прошли через тяжелые испытания. Именно поэтому все они и заключили соглашение, согласно которому Симона должна была встретиться с Джонатаном Дейнтри, своим дедом, и рассказать ему то, что следовало открыть еще много лет назад.

Она смутно различала знакомые очертания старой коробки на книжной полке. Там лежали все открытки, которые посылал ей дедушка на Рождество и дни рождения. К каждой прилагался чек на крупную сумму денег. Симона писала в ответ короткие письма, исполненные вежливой благодарности, но с обеих сторон дальше этого дело не заходило.

И это была ее вина.

После смерти матери Симона отдалилась от старика. Сначала они изредка встречались в кафе, когда Джонатан приезжал в город. Легкий поцелуй в щеку, пара слов…

— Как ты?

— У меня все хорошо, дедушка.

— Ты знаешь, что тебя всегда ждут в Маррейвинни.

— Да, но я невероятно занята.

Она изо всех сил держала эту дистанцию. Конечно, этим она разбивает сердце старика, но, если бы их отношения сохранились на прежнем уровне, последовали бы вопросы. Вопросы о смерти ее отчима, Гарольда Пирсона, и об участии ее матери в этом. На них Симона никогда не смогла бы ответить…

Мать умоляла никому ничего не рассказывать, но могла ли она хотя бы предположить, какую тяжесть взвалит этим запретом на плечи своей юной дочери? Жить с таким секретом было нелегко. Нежелание говорить о прошлом часто мешало отношениям с мужчинами. Для Симоны вообще весь процесс под названием «Познакомимся поближе» был пыткой.

Каждый раз, когда у нее появлялся новый ухажер, она надеялась, что наконец нашла свою вторую половину, что ей встретился человек, которого она полюбит всем сердцем и всей душой. Но тяжесть тайны не давала ей реализовать свои мечты.

В горах девушка пришла к пугающему заключению: ее мать, Анджела, была неправа. Нужно набраться храбрости и рассказать дедушке правду. И сделать это быстро, потому что… черт, потому что кто-то может растрезвонить ее секрет всему свету, и дедушка узнает обо всем. И никогда ее не простит.

Симона прикусила губу, пытаясь удержаться от слез, а затем включила настольную лампу и принялась печатать ответы на письма Белл и Клер.


На следующее утро, сама не своя, Симона набрала номер Маррейвинни, боясь окончательно утратить решимость. Трубку взяла экономка поместья, Конни Прайс.

— Что, простите? Кто звонит?

— Симона. Симона Грей. Внучка Джонатана.

— Симона?! — Голос Конни дрогнул от удивления. — Он будет в шоке. Ты очень редко звонишь.

Ее желудок сжался.

— Дедушка здоров? Я не хотела бы расстраивать его. Это могло бы причинить вред…

— Не думаю, что следует этого опасаться, Симона. Он здоров как бык. Заставляет нас буквально ходить по струнке. Подожди минутку, я позову его.

Конни потребовалось куда больше минуты. Разозлится ли ее дедушка? Откажется разговаривать с ней?

— Симона? — К телефону снова подошла Конни.

— Да?

— Извини меня, дорогая… Джонатан… — Конни смущенно кашлянула. — Боюсь, он в последнее время отличается некоторым упрямством.

— И что это значит? Ты хочешь сказать, он не желает со мной разговаривать? — Голос девушки жалко дрогнул. Она из последних сил боролась со слезами. — А я-то надеялась спросить его, можно ли мне приехать в поместье… н-навестить его… М-мне кое-что нужно рассказать…

Она замолчала, не в силах и дальше проталкивать слова сквозь сжимающееся горло.

— Я уверена, что он не будет долго упрямиться, дорогая. Просто столько времени прошло…

— Да. — Слово прозвучало жалким, отчаянным писком. — Возможно, д-дедушка позвонит мне позже, если… п-передумает…

Симона продиктовала Конни свой номер и повесила трубку с чувством полного поражения.

Сначала она потеряла дневник. Теперь вот это. Какая неприятность подстерегает ее за следующим поворотом?


К концу нескольких дней желанного отдыха писательский зуд снова ожил в Райане, приведя его в офис «Сидней кроникл». Встретили его там с энтузиазмом, немало польстившим самолюбию журналиста, и с вполне предсказуемым любопытством. Всем было интересно, из-за чего произошел скандал в Лондоне, положивший конец его британской карьере.

— А из-за чего был весь сыр-бор? — спросил Джок Гиннесс, руководитель компании и бывший учитель Райана. — Австралийская коса нашла на английский камень?

— Скорее, австралийская паршивая овца плюнула на все английские правила хорошего тона, когда не в меру деятельный и богатенький папочка попытался выбить для сыночка повышение в обход стандартной британской очереди.

У Джока отвисла челюсть.

— Твой отец?!

Райан поморщился:

— Удивлен?

Все в офисе ожидали, что блудного сына примут на тот же пост, который он когда-то занимал. Руководитель прямо сказал, что это место можно освободить хоть через десять минут. Но Райан покачал головой. Ему не хотелось снова становиться охотником за сенсациями. До смерти надоело изо дня в день слушать одни и те же истории и высасывать из пальца несуществующие подробности.

Джок спокойно принял это.

— Ты отлично управишься в качестве свободного художника, — признал он. — У тебя настоящий талант рассказывать хорошие истории для второй полосы.

Райан беседовал с Мет Джеймс, когда вдруг увидел ту девушку из аэропорта. Он, как дурак, радостно улыбнулся ее портрету на страницах модного журнала — фото во всю страницу, на котором она сидела, закинув ногу на ногу, на склоне какой-то горы.

Что касается потерянной книжки — совесть его была чиста. Райан даже звонил в бюро находок аэропорта, но туда никто не обращался с вопросом о пропавшем дневнике.

Сейчас он вспомнил, какой она была в аэропорту. Словно цветное пятно среди километров черно-белой пленки. Он снова пережил незабываемый момент близости, когда их глаза встретились. А потом подумал об исписанной ею книжке, которая по-прежнему лежала у него дома.

Собрав все силы, он сумел воздержаться от жадного пролистывания женского журнала. Вместо этого чинно ткнул в него большим пальцем.

— Не будешь возражать, если я на пару минут позаимствую у тебя журнальчик?

С любопытством посмотрев на него, Мег кивнула:

— Ради бога. Только скажи, с каких пор ты стал большим поклонником «Горожанки»?

— Просто хочу почитать эту историю о поездке в Гималаи.

— О, это настоящий шедевр, — Мег взглянула на фотографию и мечтательно прикрыла глаза. — Симона вполне способна пристыдить любого автора.

Значит, ее зовут Симона, произнес про себя Райан, впитывая каждый звук имени. Очень чувственное имя, немного экзотическое… Оно ей прекрасно подходит.

— Симона Грей, — вслух произнес он, прочтя подпись под фотографией.

— Она самая. Ты ее знаешь? Симона большая шишка в «Горожанке». Главный редактор.

— Кроме шуток? — Он почувствовал, как участился пульс, а по спине побежали мурашки. — Расскажи-ка мне о ней поподробнее.

Мег вздохнула.

— Честно говоря, я зеленею от зависти при одной мысли о Симоне Грей. Она умна, успешна и легко получила должность, о которой я мечтала всю жизнь. Каждый раз, когда я вижу эту особу, у нее новый приятель. И, чтобы довершить картину… Вместо того чтобы просто подписывать чек для какой-нибудь благотворительной организации, Симона создала собственный фонд. Потом всерьез занялась спортом. Мы все на ее фоне ленивые оболтусы.

Райан положил журнал, и Мег недоуменно нахмурилась.

— Что, передумал читать?

— Спасибо, но я сумею получить всю информацию из первых рук.

Девушка бросила на него озадаченный взгляд, но Райан уже спешил к выходу.


Симона разрешила своему секретарю взять выходной, поэтому, когда телефон зазвонил в двадцатый (или сороковой?) раз, она ответила совершенно автоматически:

— Доброе утро, с вами говорит Симона Грей. Чем могу вам помочь?

— Доброе утро, Симона. Меня зовут Райан Таннер. Я ваш коллега, журналист, и звоню, чтобы поздравить вас с великолепной статьей в новом выпуске «Горожанки». Я искренне наслаждался вашим рассказом о Китае. Честное слово, прекрасная работа.

Симона нахмурилась. Конечно, ее статья была тщательно продуманной и очень профессиональной — возможно, кому-то она даже могла бы показаться весьма занимательной, но привлечь внимание коллеги? Да еще мужчины с таким удивительным, низким голосом?

Он сказал, его зовут Таннер… Райан Таннер…

Симона решила, что незнакома с ним, но не была так уверена в этом. Единственные Таннеры, которых она знала, были миллиардерами и владели обширными месторождениями руды и золота в Западной Австралии. Вряд ли кто-то из такой богатой семьи захотел бы стать журналистом.

— Благодарю вас, мистер Таннер. Очень мило с вашей стороны позвонить, чтобы сказать мне это.

— Не стоит благодарности. — Он помедлил. — Честно говоря, есть еще кое-что, Симона… — мужчина снова замолчал, и у девушки было время сполна насладиться тем, как он произнес ее имя.

Еще ей пришло в голову, что если этот парень такой же приятный, как и его голос, то он вполне может пригласить ее на свидание. Многие мужчины звонили сюда с той же надеждой, увидев ее фото в журнале.

— Ко мне попала кое-какая ваша вещь, которую я хотел бы вернуть.

— Какая вещь?

— Вы теряли записную книгу в аэропорту на прошлой неделе?

Тепло в ее груди сменилось холодным страхом. Конец…

Трубка выскользнула у нее из рук и стукнулась о стол.

— Симона?

Черт! Она почти убедила себя, что дневник подобрал какой-нибудь таксист или он оказался в одном из мусоровозов… На прошлой неделе Симона несколько раз звонила в службу такси, но не получила никакого ясного ответа и решила, что может без опаски пускать статью в печать. Даже если бы кто-то прочел дневник, было бы трудно предположить, что тот же самый человек сунет нос в новый журнал!

И вот из всех людей, которые могли найти тетрадь, это сделал именно журналист!

Трясущимися руками она подняла трубку.

— Мисс Грей, вы где?

Симона промолчала.

— Мисс Грей, с вами все в порядке?

Голос Таннера звучал обеспокоенно, но девушка ему не поверила. Разумеется, все его комплименты были надуманными. На самом деле он звонит из-за дневника.

От следующего пришедшего на ум вопроса Симоне стало дурно: что еще этот прохвост успел узнать о ней? Неужели ее тайные мысли и секреты окажутся достоянием любителей желтой прессы?! Почему-то Симона представила, как эта история попадает в вечерний выпуск новостей…

Ей стало совсем нехорошо.

Она произнесла как можно спокойнее:

— Надеюсь, мы не в эфире, мистер Таннер?

— Разумеется, нет. Не нужно паниковать. Я работаю в печатном издании.

Ее затопила волна облегчения.

— Хорошо. Райан Таннер… Я пытаюсь вспомнить, где могла видеть вашу фамилию.

— Когда-то я работал в «Сидней кроникл», но последние полтора года провел в Лондоне.

— И вы утверждаете, что у вас есть нечто, принадлежащее мне?

— Вы должны знать, о чем я говорю. Ваш дневник, Симона.

Девушка поняла, что ей требуется больше времени, чтобы успокоиться и все обдумать.

— Послушайте, мистер Таннер… Райан, я здесь не одна, мне нужно принять людей. Давайте я лучше перезвоню вам минут через пятнадцать?

— Конечно, никаких проблем, — и он продиктовал ей номер телефона.

— Это ваш личный номер?

— Мой, и только мой.

Бросив трубку, Симона утонула в кресле, слишком напуганная и ошеломленная. Через секунду она вскочила на ноги и заметалась по комнате. Как разобраться с этим кошмаром?

Очень и очень осторожно.

Симоне хотелось узнать, как ее дневник попал в руки Таннера. Кто-то продал его журналисту? И сколько человек его читали?

Господи, как она могла быть такой беспечной и выложить все на бумагу?!

О боже, помоги мне!

Черт побери!

Спокойно, девочка, спокойно…

Да, нужно сохранять хладнокровие. Нужно быть, очень, очень осторожной и заставить его ответить на все ее вопросы. Без уверток.

Она подождала двадцать семь минут, потратив все это время на взвинчивание собственных нервов и покусывание ногтей, а затем набрала его номер.

— Здравствуйте, мистер Таннер.

— Симона, спасибо, что перезвонили.

— Я занята, поэтому не смогу долго разговаривать, но, поверьте, я очень ценю ваше желание вернуть мою утерянную собственность. — Черт. Неубедительно. Слишком напряженно и чопорно. — Возможно, вы могли бы оставить ее в приемной нашего офиса?

— Знаете, Симона…

Девушка изо всех сил пыталась проигнорировать странное ощущение, которое появлялось, когда он произносил ее имя.

— Вообще-то я хотел кое-что с вами обсудить.

— Извините, мистер Таннер. Я не заинтересована в том, чтобы разговаривать с вами. По крайней мере до тех пор, пока не удостоверюсь, что эта записная книга действительно принадлежит мне.

— Она ваша, Симона.

Она так сжала трубку, что той следовало бы разлететься на две половинки.

— Откуда… — ее голос прозвучал, как жалкий писк. — Где вы взяли дневник?

— Вы должны помнить дождливый день. Аэропорт Сиднея. Одна прелестная девушка дожидалась такси. У нее был огромный рюкзак с целой кучей карманов. Вам эта картина ничего не напоминает?

Симона с трудом подавила вскрик. Неужели этот парень следил за ней в аэропорту? Внезапно она вспомнила того красавца, с которым обменялась взглядом. Нет. Это не может быть Таннер. Он был совершенно не похож на вымогателя.

— Простите… что вы говорили, мистер Таннер? Вы хотели бы встретиться?

— Почему бы и нет? Может быть, за обедом?

Ей нужно время…

— Я… я сегодня занята. Возможно, завтра?

— А зачем ждать? Неужели вы не сможете выкроить полчасика сегодня?

Симона вздохнула. Возможно, и впрямь лучше будет увидеться с ним сегодня. А то, чего доброго, он будет красться за ней следом до самого дома.

Она с трудом сглотнула.

— Хорошо. Где вы хотите встретиться?

— Как насчет ресторана «Великий дракон» в китайском квартале? Если, конечно, вас еще не тошнит от китайской кухни.

— Буду там в час.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Райан чувствовал странное возбуждение, направляясь в китайский квартал.

Может, Симона Грей наложила на него заклятье? Как еще объяснить, что он зачем-то пригласил ее на обед, а не просто оставил дневник в офисе журнала? На той фотографии в журнале ее красивые глаза радостно сверкали, на губах была улыбка. Он был очарован. Увидеть эту девушку в журнале — все равно что услышать отрывок чудесной мелодии. Райан мечтал дослушать песню до конца.

При других обстоятельствах он бы лез из кожи вон, чтобы произвести на нее впечатление. Самый дорогой ресторан в городе. Коллекционные вина. Официанты, суетящиеся вокруг них. Но Райан предположил, что такое обращение заставит ее стать еще подозрительнее. Кроме того, подобные вещи не в его стиле.

Проходя через ворота в полный жизни китайский квартал Сиднея, он уловил дивные ароматы лимона, имбиря и чили. Райан неожиданно понял, что нервничает — едва ли не впервые перед свиданием.

Он вошел в ресторанчик и помедлил немного, привыкая к полумраку. Симона уже была там, сидела за одним из дальних столиков лицом ко входу. Красный свет бумажного фонарика, падающий на нее, дал Райану возможность увидеть, как необычайно красивые глаза расширились при виде него.

Она вспомнила! Вспомнила тот краткий миг, на который их взгляды встретились. В Райане на мгновение пробудилась отчаянная надежда, которая, впрочем, сразу угасла, как только удивление на ее лице сменилось гримасой разочарования и недовольства.

Не самое лучшее начало.

— Привет, Симона.

Она проигнорировала его попытку быть дружелюбным и посмотрела на него своими чудесными глазами. Райан занял место напротив девушки и понял, что забыл, как надо дышать.

Вблизи она была еще прелестнее. Личико, обрамленное мягкими светлыми, пшеничного цвета волосами, матовая кожа, вдернутый носик и маленький рот. Но в синих глазах, окаймленных густыми темными ресницами, застыли холодность и беспокойство. Это должно было сразу же убедить Райана, что Симона Грей не настроена на легкий флирт.

Надеясь начать разговор достойно, Райан спросил:

— А вы когда-нибудь бывали здесь?

— Нет, — она даже не ответила на улыбку. — Но я уже посмотрела меню. Оно довольно приличное.

— Значит, вы готовы сделать заказ?

Девушка кивнула.

Райан подозвал официанта, и Симона заказала рыбу в черном соевом соусе. Мужчина предпочел барашка по-монгольски. Они оба отказались от вин и заказали жасминовый чай.

Через несколько секунд официант исчез, и они снова остались одни.

Их взгляды встретились, и Райан наконец-то различил в них легкий всплеск интереса. Правда, он тут же погас — словно свечу задули.

— Я выразил вам свое искреннее восхищение вашей статьей. Мне она действительно понравилась. Видите ли, я был в Гималаях — правда, не в Китае, а в Непале, и мне показалось, что вы удивительно точно передали атмосферу этого места. Это великолепная работа, настоящий шедевр.

Она удивленно приподняла брови.

— Мистер Таннер…

— Симона, — Райан выдал самую обворожительную из своих улыбок. — Я уверен, что вы вполне могли бы заставить себя называть меня по имени — Райан.

Она моргнула, а затем вымученно улыбнулась.

— Хорошо, Райан. Мы оба знаем, что я пришла сюда не затем, чтобы услышать отзыв о статье, — откинувшись на спинку стула, она мрачно посмотрела на мужчину. — И я уверена, что моя история могла бы быть куда более подробной и захватывающей, если бы я имела возможность заглянуть в свой дневник.

Райан пожал плечами.

— Увы, вы сами сделали так, что найти вас было практически невозможно. Не оставили никаких возможностей связаться с вами.

Симона нетерпеливо взмахнула рукой.

— Я не думала, что могу потерять его. Я всегда веду себя очень осторожно.

— В этом я не сомневаюсь.

Она посмотрела на него, словно заподозрив скрытую издевку.

— К сожалению, — продолжал Райан, — водитель вашего такси был не столь расторопен.

Ее глаза расширились.

— Ваш дневник выпал, когда он с руганью запихивал ваш рюкзак в багажник.

— Я так и думала, что произошло нечто вроде этого. Я звонила в службу такси, но никто мою книжку туда не сдавал.

Райан парировал:

— А я звонил в бюро находок аэропорта, но никто не жаловался по поводу утраты дневника.

— Надеюсь, вы принесли его с собой?

Райан не видел смысла играть с ней. Он молча вынул книжку и положил ее на стол.

— Полагаю, вы внимательнейшим образом прочли каждое слово? — жестко спросила девушка.

— Видите ли, не иначе, как совершенно случайно, я позабыл сделать это.

Симона с сомнением посмотрела на него и нетерпеливо потянулась к книжке. Райан инстинктивно схватил ее руку. Зачем? Он и сам не мог объяснить. По телу девушки прошла дрожь, и мужчина понял, что сам вздрогнул.

— Почему вы мне не верите, Симона?

Она даже не взглянула на него.

— Если бы мы поменялись ролями и мой дневник попал к вам, вы стали бы его читать?

На мгновение девушка подняла взгляд; в ее синих глазах горело удивление, смешанное с подозрением.

— Зачем вы спрашиваете? Вы ведете дневник?

— Нет, — признал он. — Но суть не в этом.

Симона впервые улыбнулась, но эта улыбка была прохладной и скептической.

— Думаю, суть в том, что вы пытаетесь сбить меня с толку своими предположениями.

Он со вздохом отпустил ее руку.

Симона притянула дневник к себе и нервно пролистала страницы, а затем захлопнула книжку.

Принесли их заказ. Девушка убрала дневник в сумку и налила зеленый чай в маленькие белые чашки. Еда выглядела просто великолепно — и пахла ничуть не хуже.

Надеясь ослабить напряжение, Райан поднял палочки и щелкнул ими.

— Полагаю, в обращении с ними вы теперь настоящий эксперт.

Проигнорировав это замечание, Симона нервно вонзила палочки в рыбу.

— Боюсь, у меня пропал аппетит.

— Успокойтесь, Симона, я пришел не для того, чтобы вытянуть из вас какую-то историю.

Она еще более подозрительно покосилась на него.

— Даже не воображайте, что сможете испытать на мне силу вашего обаяния.

— Я даже не помышлял об этом.

— Тогда что вы делаете здесь? Почему не захотели просто оставить дневник в нашем офисе?

— Я хотел встретиться с вами.

Она скептически подняла бровь.

Райан пожал плечами и широко улыбнулся.

— Еда пахнет просто превосходно. Давайте все же поедим.

— Я не могу есть. — Симона неожиданно побледнела и отодвинула тарелку. — Давайте не будем ходить вокруг да около. Вы прочитали мой дневник и теперь хотите узнать детали. Собираетесь напечатать мою тайну, верно?

Значит, все-таки какая-то тайна существует. Райан был заинтригован.

— Я даже не представляю, о чем вы говорите.

Симона нетерпеливо вскочила со стула и взяла сумку.

Райан тоже поднялся. Она не может уйти сейчас!

Девушка жестом предложила ему сесть.

— Наслаждайтесь обедом. За мой счет.

— Это вовсе не обязательно. Не нужно так нервничать. Мы можем все спокойно обсудить…

Но девушка уже развернулась, гордо прошла через весь ресторан и вручила кассиру свою кредитную карточку.

Пораженный, Райан медленно двинулся за ней, но у дверей Симона внезапно обернулась и бросила на него предостерегающий взгляд.

За парочкой наблюдал уже весь ресторан. Симона смотрела на Райана с вызовом и так пронзительно, словно хотела разрезать его надвое. Еще один шаг — и скандал обеспечен. Он бы только окончательно все испортил.

Помахав ей рукой, Райан в последний раз улыбнулся и вернулся за столик.

Он пообедал один и без всякого удовольствия, зная, что мисс Грей удалось сделать из него посмешище. Из всего, что только что произошло, Райан понял только одно: в дневнике было что-то куда более личное и опасное, чем он мог предположить.

Не случайно Симона была так перепугана.


Симону по-прежнему била дрожь, когда она добралась наконец до своего офиса. Закрыв дверь, девушка опустилась в кресло и прижала дневник к груди. Чувствовала она себя просто ужасно.

И почему она сбежала из ресторана? Нет, она все-таки полная дура!

Всю последнюю неделю Симона вспоминала, как этот красавец улыбался ей в аэропорту и как она улыбнулась в ответ.

Стоп! С каких это пор она стала обращать такое внимание на красивую крепкую фигуру и глубокие карие глаза? Что ж, по меньшей мере теперь у нее был дневник. И, слава богу, Райан Таннер за ней не последовал.

Какая пустая и бессмысленная победа…

Таннер, может, и не пошел за ней, но это не означало, что он не станет публиковать в газете ее историю. Или, еще хуже, тайны Белл и Клер.

Симона застонала, потянулась к нижнему ящику письменного стола, положила туда дневник и заперла дверцу на ключ, который убрала в карман сумки. Затем развернулась в кресле и посмотрела на монитор компьютера. Нужно послать письма Белл и Клер, признаться им во всем, что произошло, и тем самым предупредить их.

* * *

Следующее утро не принесло Симоне никакого облегчения. Она смотрела на экран компьютера, кусая нижнюю губу. Девушка провела бессонную ночь, вне себя от страха. Она просмотрела утренние газеты, но не нашла даже намека на похожую историю. Но Симона знала, что пройдет совсем немного времени, прежде чем мистер Таннер опубликует статью.

Как она переживет это? Что подумают о Симоне Грей все ее коллеги и дедушка?

Она хотела бы позвонить в Маррейвинни, чтобы предупредить дедушку, но у нее все внутренности сжимались в комок при одной мысли об этом.

От Белл и Клер уже пришли ответы. Хотя обе ее подруги проявили удивительное хладнокровие и понимание, ни в чем не обвиняя ее, Симона знала, что они обеспокоены происшедшим не меньше. Клер и Белл были очень добры и внимательны, но Симона чувствовала, как сильно они расстроены. Обе были хорошо известны в своих кругах, и столь компрометирующий материал в прессе мог разрушить всю их жизнь. Карьера Белл как телеведущей будет под угрозой, репутация весьма известной семьи Клер также пострадает.

И, возможно, если детали их договора будут обнародованы, о ближайших задачах и планах можно забыть. А Белл очень, очень нужно было отыскать свою сестру, Дейзи! Клер же отчаянно пыталась восстановить отношения с бывшим мужем.

Симона набрала в строке поиска слова «Райан Таннер», и перед ее глазами замелькали страницы с информацией о нем. Она надеялась найти что-нибудь, что поможет ей заставить его замолчать.

Должен быть способ остановить его. В конце концов, он этого заслуживает. Верно?


Симона, злорадно усмехаясь, смотрела на экран компьютера. Данные о том, что Райан Таннер был журналистом и работал в «Сидней кроникл» и двух лондонских газетах, подтвердились. Но ее куда больше заинтересовало то, о чем этот человек умолчал.

Ее мучитель и правда был одним из больших шишек — Райаном Дэвидсоном Таннером, сыном и наследником весьма примечательного человека, магната горнодобывающей промышленности Джордана Дэвидсона Таннера.

Как интересно…

«Отдалился от своей семьи, особенно от отца…»

«Ревностно бережет свою личную жизнь, не фотографировался вместе с родными со школы…»

«Красавец мужчина, наследник одной из самых известных в Австралии семей, который отказался от богатства оной и предпочел стать обычным журналистом».

Ну и ну! Она нашла настоящий клад. Но… Боже ты мой…

Симона почувствовала себя плохо от собственных мстительных мыслей, когда совесть вмешалась в ход ее размышлений. Если она расскажет некоторые подробности о Райане Таннере в журнале без его желания, то станет ничем не лучше его. Это будет шантаж. Не лучший выбор.

Иногда журналистам приходится копаться в чужом белье и нарушать определенные каноны морали. Но Симона всегда гордилась тем, что достигла успеха, не прибегая к грязным методам.

Она сделала глубокий вдох.

Крутые времена требуют крутых решений. Райан Таннер не оставил ей выбора.

Да. Все правильно. Она будет наслаждаться, когда откроет всю правду о Райане Таннере в своем журнале. И с радостью даст ему понять, что тоже довольно изобретательна.

С чего ей чувствовать себя виноватой? Все остальные сотрудники журнала только согласятся с ней. Райан Таннер был идеальным персонажем для статьи в рубрике «Тайная жизнь холостяков».


Было уже около полудня, когда Райан наконец выбрался из воды с доской для серфинга. Бросив ее на песок, он потянулся всем телом.

Отбросив волосы, пропитанные соленой водой, назад, он достал серебристый мобильный телефон из глубин необъятного полотенца.

Три пропущенных вызова — и все с одного номера.

Райан нахмурился, гадая, позвонить сейчас или попозже, после душа и обеда? Его желудок требовал пищи. Решение, однако, было принято за него. Телефон вновь зазвонил, и он сразу же поднял трубку.

— Доброе утро.

— Мистер Таннер?

Несмотря на то что Симона Грей не покидала его мыслей в течение последних двадцати четырех часов, звук ее голоса в трубке был для Райана хуже удара под дых.

— Симона… — с трудом выдавил он.

— До вас очень тяжело дозвониться, — недовольно протянула она.

— Я… э-э… был занят.

— В самом деле? А в офисе «Кроникл» никто не мог внятно сказать мне, где вас искать.

— Я не работаю в «Кроникл» постоянно. Я сам по себе.

Пауза.

— Вы сейчас на работе?

Райан почесал уже успевшую загореть грудь и улыбнулся, глядя на синюю поверхность океана, сверкающего под сонным летним небом.

— Более или менее. Собираюсь написать статью о серфинге.

— Значит, вы на пляже?

— Именно.

Похоже, Симона этой вестью осталась довольна.

— В самом деле? И на каком именно?

— А зачем вам это? Впрочем, волны хорошие, солнышко греет вовсю. Присоединяйтесь!

— Мечтать не вредно, Таннер.

— Надеюсь, вы умеете плавать?

— Я плаваю в бассейне «Куджи» после рабочего дня.

Райан представил прелестную Симону в купальнике, легко разрезающую волны сильными гребками… Но она его опередила:

— Вот что я вам скажу. Почему бы мне не попросить одного из наших фотографов, чтобы он снял вас, так сказать, на гребне волны?

— Фотографа? — Улыбка Райана мгновенно погасла. — Зачем?

— Проиллюстрировать прекрасную историю, которую мы пишем о вас, мистер Таннер. Должна сказать, получается весьма неплохо. Хотя она более откровенна, чем наши обычные заметки.

Райан выругался про себя.

Симона играла с ним в опасные игры — впрочем, это вполне объясняло ее внезапную самоуверенность.

— Это не самая лучшая идея, — тихо произнес Райан.

— Не могу с вами согласиться. Как и все мои коллеги. В этом вопросе мы проявили редкостное единодушие. Мы думаем, что эта история — просто чудо! Вы — достойный нашего внимания объект.

Райан почувствовал, как по спине побежали мурашки.

— Ладно. И что же это за интересная история?

— История для нашего раздела «Жизнь известных холостяков».

Он снова выругался — на сей раз вслух.

— Ни за что!

— Отнюдь, Райан. Мне очень нравится этот проект, он попадет в наш следующий выпуск. Все, что нам нужно, — это прекрасное, яркое фото. Снимок на пляже подойдет наилучшим образом.

— Забудьте об этом.

— Нам не к спеху. Если вы сейчас не в настроении фотографироваться, еще есть время что-нибудь придумать. Или мы можем…

— Симона, вы спятили! Это шутка, так?

— Мистер Таннер, я главный редактор одного из самых популярных женских журналов. И я слишком занята своим делом, чтобы тратить время на шутки.

Райан не мог не заметить, что испуганная мышка исчезла и сегодня мисс Грей предстала как сама уверенность. И, черт возьми, она явно довольна собой. Развлекается?

За его счет.

Райан сосчитал до пяти, а затем заговорил с нарочитой небрежностью:

— Симона, вы заблуждаетесь, если полагаете, что ваши амбициозные читатели заинтересуются частной жизнью обычного журналиста. — К своему ужасу, он понял, что только что процитировал собственного отца.

— Простите, Райан, но вот тут вы не совсем правы. Женщины — в особенности амбициозные женщины — всегда заинтригованы, когда богатый молодой человек ведет двойную жизнь.

— Что именно их интригует?

— Живая легенда, сказка. Принц и нищий в одном лице. Кстати, один из наших журналистов сейчас связывается с вашим братом, Кристофером. Мы желаем получить последние данные о действительном состоянии Таннеров.

Райан чуть не застонал, но подумал, что любое проявление отчаяния с его стороны послужит для Симоны источником глубочайшего удовлетворения. Да, все разузнать о нем не так уж сложно. Но ей не следовало знать, что у Райана есть свой бизнес-план, который позволял ему обходиться без отцовских денег.

Очевидно, это возмездие. Причем из-за того, что Симона вбила себе в голову, будто Райан собирается опубликовать какую-то историю из ее дневника.

— Симона, нам нужно об этом поговорить. Мы должны встретиться.

Молчание.

— Давайте поужинаем вместе. К тому же я в любом случае должен вам. — На сей раз он сводит ее в самый дорогой ресторан города, зарезервирует лучший столик и закажет лучшее вино.

Молчание.

Райан закрыл глаза и скривился, пробежавшись рукой по волосам и с неудовольствием обнаружив, что они уже высохли и слиплись от соли.

— Симона, вы должны по меньшей мере выслушать меня. И позволить мне объяснить, почему не стоит публиковать эту историю.

— Я подумаю.

— Черта с два! Я хочу, чтобы мы обо всем договорились сейчас!

Но его вспышка осталась незамеченной. Симона успела повесить трубку.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— О, да, он и впрямь хорош собой!

— Хорош?! Это все, что ты можешь сказать?! Этот парень просто великолепен! Кстати, замени «о» на «а» в слове «благодаря».

Сотрудницы журнала «Горожанка» сгрудились вокруг монитора компьютера, за которым сидела дизайнер журнала. Симона стояла в стороне, прижав пальцы к губам и наблюдая за реакцией подчиненных. Да, она хотела заставить Райана понервничать, и все же…

— Лучший холостяк из всех, что попадали в нашу рубрику! — выдохнула Кейт. — Посмотри на его плечи, лицо, улыбку!

— Не говоря уже о весьма выразительных глазах… Слушай, а он точно настоящий?

Карин, сидящая за компьютером, только рассмеялась.

— На все сто процентов. Я к нему и пальцем не притронулась, — она драматично вздохнула. — Экая жалость…

Фото, вызвавшее столько восторгов, было сделано несколько лет назад на фестивале серфинга после очередного соревнования, включавшего в себя заплыв, собственно серфинг и бег по пляжу. Райан стоял на залитом солнцем пляже в одних плавках. Он легко усмехался в камеру. Обаяние его улыбки, к вящему беспокойству Симоны, казалось ей слишком волнующим и надоедливым…

— Наверное, он и сейчас в такой же хорошей форме, — мечтательно пробормотала Донна.

Симона повернулась к Карин.

— Ты знаешь, кто сделал снимок?

Та кивнула.

— Хочешь, чтобы я связалась с автором?

— Неплохая идея — особенно если Таннер откажется сотрудничать с нами и придется обходиться тем, что есть, — Симона бросила скучающий взгляд на монитор. — Жаль только, что снимок черно-белый.

Пару раз щелкнув кнопкой мыши, Карин растянула фото на весь экран.

— Черт, теперь он пошел квадратиками… — проворчала она. — Но это я быстро исправлю.

— Скажи, Карин, неужели тебе не нравится этот только что вышедший из душа парень? — спросила Донна. — Он просто восхитителен! — Карин на мгновение перевела взгляд с экрана на Симону и подмигнула ей. — Почему бы нам не разработать эту идею насчет душа? Можно набросить полотенце на бедра и опустить его с одного бока, — ее глаза озорно блеснули. — Ручной холостяк для вашей ванной комнаты!

Одна мысль об обнаженном Райане Таннере в ее ванной заставила Симону вздрогнуть и почувствовать некоторое напряжение. Господи… она словно воочию видела, как полотенце падает с бедер… этакий игривый стриптиз… только для нее…

— Это может вызвать проблемы с автором фото, — резким и хриплым голосом возразила Симона.

Донна и Кейт заинтригованно переглянулись.

— Давайте я все-таки это сделаю, — сказала Карин. — Для нас. Хоть посмеемся.

И, не дожидаясь разрешения своей начальницы, она начала что-то мудрить на компьютере. Остальные с интересом наблюдали, даже Симона не удержалась и подошла поближе.

За поразительно короткий промежуток времени Карин уютно устроила Райана в ванной с бледно-зеленым кафелем. Мокрые волосы падали на плечи, наброшенное на бедра полотенце скрыло плавки.

Женщины разом выдохнули.

— Господи, Карин, ты просто гений! — воскликнула Кейт. — Этот красавчик станет мечтой всех женщин в стране!

Донна с тихим стоном поддержала ее:

— Боже мой… он получит высший балл по нашему «сексометру».

Девушки настолько увлеклись обсуждением, что пропустили мимо ушей характерный звук открывшейся двери.

— Ну, что ты теперь о нем думаешь, Симона? — спросила Карин.

Восторженное молчание нарушил низкий мужской голос:

— А вот это и впрямь хороший вопрос, Симона.

Девушка охнула и обернулась.

Райан Таннер. Во плоти. В их офисе.

Он стоял выпрямившись и угрожающе глядя на экран. Затем мужчина перевел взгляд на Симону, и от жесткого выражения его лица она чуть не задохнулась.

— Значит, — холодно протянул Райан, — вот как «Горожанка» добивается известности.

Симона вздрогнула. Она гордилась своим журналом — и его серьезными темами вроде насилия в семье, и развлекательными статьями. Таннер только что нанес ее профессиональной гордости серьезный удар.

Позади него в дверях маячила обеспокоенная Рози, которой вообще-то полагалось сидеть в приемной и сообщать обо всех посетителях. Она отчаянно жестикулировала, уверяя Симону в своей полной беспомощности.

— Вызвать охрану? — одними губами спросила Рози.

Симона покачала головой в ответ. Она попыталась испепелить Таннера взглядом, но получилось плохо. Слишком уж велика была разница между полуобнаженной мечтой на экране компьютера и строго одетой реальностью в офисе.

— Мистер Таннер, — Симона подняла голову. — Вход сюда запрещен. Не будете ли вы так любезны подождать снаружи?

— Нет, не буду! — В его голосе затаилась угроза. — Я хочу поговорить с вами.

— Тогда вам нужно назначить встречу.

Райан хищно улыбнулся.

— Мы можем соблюсти нормы приличия и вежливости, или же я открыто говорю вашим подчиненным, что вы замышляете и почему! Решайте! — Он многозначительно посмотрел на экран компьютера.

Симона попыталась сдержать нервную дрожь.

Ему действительно пришлось бы несладко, если бы его история и это фото попали на страницы их журнала. Но нельзя сочувствовать человеку, который читал ее личный дневник!

Это война, и Симона будет стоять до последнего. По крайней мере теперь Таннер знал, что она настроена решительно.

Как будет чудесно сказать: «Белл, Клер, я обо все позаботилась, вам больше не о чем беспокоиться. Удачи в делах!»

Райан тем временем сверлил девушку взглядом.

— Я уверен, вы сможете уделить мне немного времени, чтобы обсудить нашу проблему сейчас. В противном случае… — он выразительно замолк, и у Симоны по спине побежали мурашки.

Приподняв бровь, она храбро произнесла:

— Надеюсь, вы не пытаетесь запугать меня, мистер Таннер?

К ее вящему раздражению, он только улыбнулся.

— Мисс Грей, боюсь, наше дело требует обсуждения с глазу на глаз.

Ни на кого не глядя, Симона произнесла со всем возможным спокойствием:

— Я смогу уделить вам пять минут в моем офисе.

За этой фразой последовало зловещее молчание. Симона слышала свое тяжелое дыхание.

Наконец Райан произнес:

— Пяти минут в вашем офисе будет… почти достаточно.

Донна не смогла подавить смешок. Симона попыталась опробовать на ней испепеляющий взгляд, но потерпела поражение. Она гордо расправила плечи и направилась к двери.

— Следуйте за мной, мистер Таннер!


Не глядя ни на него, ни на застывших в шоке сотрудников, Симона величаво выплыла из комнаты и поспешила в свой кабинет. Оказавшись внутри, она прошествовала к кожаному креслу за столом.

Райан, не торопясь, опустился на стул и вытянул перед собой длинные ноги.

— Что вы желали со мной обсудить?

Его улыбка угасла.

— Вы сами прекрасно знаете, почему я здесь. Вы бросили трубку, не дав мне даже договорить.

— Но до этого мы обсудили все важные вопросы, разве нет?

Райан нетерпеливо покачал головой.

— Вы же прекрасно знали, что наступаете мне на любимую мозоль, обещая в своей статье связать мою жизнь с состоянием Таннеров. Я не имею никакого отношения к семейному бизнесу. И берегу свою личную жизнь.

— И обо всем этом, я уверена, наши читатели будут очень рады узнать.

Райан посмотрел ей в глаза неожиданно прямо и пристально.

— Возможно, вы недооценили моего отца, — тихо заговорил он. — Вы понимаете, что если Джордан Таннер будет чем-либо недоволен, то подаст в суд? И не успокоится до тех пор, пока не пустит вас по миру.

У Симоны внезапно закружилась голова.

— Вы не можете говорить серьезно. Я всего лишь провела небольшое исследование, как делают все журналисты, и обнаружила совершенно очаровательную историю. Которая покажется весьма интересной многим молодым женщинам.

— Хорошая попытка уйти от ответственности, Симона, но отрицать факт шантажа вы не сможете.

— Шантажа?!

— Ведь все сводится именно к этому, верно? Вы до смерти боитесь, что я опубликую ваш дневник, поэтому изо всех сил ищете способ загнать меня в угол.

— Не рой другому яму!

— Я даже не собирался браться за лопату, — Райан вздохнул. — Что я должен сделать, чтобы вы мне поверили? Я действительно не читал ваш дневник.

На этот раз Симона разглядела в его глазах что-то похожее на честность.

Вдруг он говорит правду? Возможно ли это?

Она приходила в ужас при одной лишь мысли, что этот человек знал ее секрет и имел возможность поведать о нем миру. Симона даже успела свыкнуться с ней. И теперь поменять свое мнение? Поверить Райану? Это все равно что сигануть с самолета без парашюта.

Очевидно, Райан догадался о ее терзаниях.

— Поужинайте со мной, — мягко попросил он.

Симона поспешно опустила взгляд. Такой голос и улыбка могли околдовать кого угодно!

— Дайте мне шанс убедить вас. Давайте поговорим — не как соперники-журналисты, но как образованные, цивилизованные взрослые люди. Вы очень трепетно относитесь к своему дневнику и, безусловно, имеете на это право. Я полагаю, вы способны понять в таком случае, как я отношусь к своей личной жизни.

Неужели они действительно могут поговорить об этом и наконец разобраться во всем? И ей можно будет полностью успокоиться и больше не вспоминать обо всей этой суматохе?

— Где мы встретимся? — покорно спросила Симона.

— Сами решайте. Можем попытаться сходить в другой ресторан, но в прошлый раз вы так запаниковали, что поспешили сбежать…

Ох, неужели нужно обязательно напоминать ей об этом?

— Вы могли бы прийти ко мне, я приготовлю ужин, — легко предложил Райан.

— К вам?!

— Или я бы пришел к вам.

— Нет! — Ей вовсе не хотелось, чтобы Райан Таннер оказался у нее дома.

— Почему бы тогда не ко мне?

По тысяче причин — и некоторые из них тесно связаны с тем, что она окажется наедине с одним из самых красивых холостяков Сиднея. Интересно, предложенная встреча точно имеет цель примирения?

— Знаете, Райан, это похоже на свидание.

Он усмехнулся.

— Почему бы и нет?

— Потому что… — Симоне было трудно дышать. — Потому что вы слишком быстро делаете выводы.

Он ничуть не смутился.

— Хорошо. В таком случае пусть это будет вовсе не свидание. Просто встреча. И я должен вас предупредить, что у меня дома обстановка далека от роскоши. Но при этом могу обещать, что ужин будет выгодно отличаться от обстановки. И нам никто не помешает поговорить, — он послал ей очаровательнейшую улыбку. — Я прекрасно готовлю карри.

Он вытащил блокнот из кармана и, позаимствовав ручку с ее стола, написал свой адрес.

Симона наблюдала за тем, как его длинные пальцы держат ручку, восхищаясь его твердым, уверенным почерком. И поняла, что отказаться уже не сможет.


Райан бросил критический взгляд на обилие кастрюль, испачканных разделочных досок и остатков еды. С карри он справится, это не проблема. Дело в Симоне…

Он вспомнил, как она выглядела вчера, вспомнил тот холодный огонь в ее синих глазах, высокомерно вздернутый подбородок и золотистые волосы… Словно заново увидел, как она элегантно выходит из офиса, покачивая бедрами. И ее длинные ноги…

Да, вот именно. Он мечтал об этой женщине с той минуты, как впервые увидел в аэропорту.

Райан оглядел свою квартиру и запоздало подумал, что вряд ли что-то здесь может произвести впечатление на гостью.

Много лет назад он сознательно отказался от богатства отца и вложил унаследованные от матери деньги в благоустройство города. При этом Райан почти не интересовался тем, приносят ли его вклады хоть какой-нибудь доход, и намеренно не пользовался ими. И ничего не рассказал отцу об этом вложении.

Он видел, как все подлизывались к Джордану — тот был баснословно богат. И не раз наблюдал, как менялось отношение женщин к нему самому, стоило им узнать о его отце. Что, собственно, и произошло в Лондоне. Его подружка была вне себя от злости, что он скрыл от нее такой факт, а потом превратилась в невероятно требовательную и жадную вымогательницу. Все закончилось публичным скандалом.

Таков уж их семейный обычай. Почему Райан никак не мог усвоить этот урок? Почему по-прежнему наивно верит, что однажды отыщет женщину, которая сможет полюбить настоящего Райана Таннера — без денег и светской суеты?

Со стоном раздражения он поднял нож и злобно искромсал ни в чем не повинную морковку.


Что ей надеть?

Симона придирчиво изучала содержимое своего гардероба. Она еще никогда не была на свидании, которое называлось бы «встречей». Девушка не знала, почему сегодня так хочет хорошо выглядеть — чтобы произвести на него впечатление или чтобы не отступать от собственного стиля?

Сегодня вечером ей понадобится вся ее осторожность.

Нужно выиграть в этом последнем раунде, но для этого придется собраться. Сразу же перехватить лидерство. И ни в коем случае нельзя позволять себе отвлекаться на его внешность, красивое тело и сексуальную улыбку. И на его уверенность в собственных кулинарных талантах.

Скорее всего, этот вечер будет походить на встречу паука и мухи посреди паутины. Необходимо дергать за нужные ниточки. Что возвращает к вопросу о правильно подобранном костюме.

Можно, конечно, натянуть джинсы, но тогда не получится нужного эффекта. К счастью, Симона похудела во время своего путешествия. Теперь она снова влезет в свое старое черное платье. Оно просто шикарное… Хотя нет, и цвет, и покрой далеко не оригинальны.

Девушка придирчиво посмотрела на красный костюм, но юбка показалась ей слишком короткой, пиджак — со слишком глубоким вырезом… Можно надеть синий брючный костюм. Глубокий цвет удачно оттенит ее глаза, но… она будет выглядеть скучно и официально.

А как насчет белого?

Она потянулась за белым платьем без рукавов, висевшим в самом темном углу гардероба, прижала его к себе и нервно изучила свое отражение.

Да, сам цвет действовал успокаивающе. Симона внезапно почувствовала себя в безопасности. Наверное, что-то все же скрывалось за легендами о белом цвете — символе невинности и добродетели.

Прекрасная идея!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Райан вовсе не преувеличивал, когда говорил о том, что у него не самая роскошная квартира. Общее впечатление от района складывалось удручающее: старомодные урны на тротуарах, обнажившиеся кирпичи в стенах домов и облупившаяся краска. Слишком скромно для сына миллионера.

Интересно…

Открывшаяся дверь впустила девушку в мир божественных ароматов. А сам Райан выглядел так аппетитно, что она не отказалась бы от него в качестве главного блюда.

На нем были вытертые джинсы, чуть великоватые в талии, и белая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. Закатанные рукава открывали мускулистые предплечья.

Но самое опасное заключалось в его глазах. Под выгоревшими на солнце волосами глаза теплого карего оттенка с янтарными искорками излучали тепло и добродушие.

Райан улыбнулся и произнес:

— Ты замечательно выглядишь!

Симоне комплимент понравился, хотя она постаралась не показать этого. Девушка вежливо пожала ему руку и шагнула в маленькую прихожую, украшенную только старым зеркалом и неровным рядом крючков-вешалок.

Следующие три шага привели Симону в огромную комнату, которая являлась одновременно кухней, столовой и гостиной. Доска для серфинга и сноуборд мирно стояли в дальнем углу, на потертом столе расположился ноутбук, рядом какие-то бумаги с записями.

Да, наверное, ей следовало все же надеть джинсы.

Два стула были придвинуты к небольшому столику, накрытому простой бледно-голубой скатертью. На нем уже стояли столовые приборы из красного фарфора и хрустальные бокалы. Картину довершали белые льняные салфетки. В центре стола на глиняной подставке возвышалась зажженная свеча, а в вазочке — розовые тюльпаны.

Симона уставилась на цветы в полном недоумении. Райан потрудился сервировать стол не хуже, чем в любом ресторане.

Она посмотрела на окна в светлых рамах, которые были настежь распахнуты навстречу позднему вечеру, и сделала глубокий вдох. Пахло тюльпанами и специями, и девушка почувствовала, что начинает расслабляться. Но она не должна этого делать!

Райан повернулся к кастрюлькам на плите и убавил газ.

— Так ты не шутил, когда сказал, что умеешь готовить…

Мужчина улыбнулся и слегка пожал широкими плечами.

— К сожалению, блюд в моем поварском списке не так много. Надеюсь, ты ничего не имеешь против бараньей вырезки?

— Если на вкус это так же чудесно, как пахнет, то ты и сам можешь догадаться, — скрестив руки на груди, Симона опасливо шагнула поближе к плите. — Серьезно, пахнет просто божественно! Ты действительно сам это приготовил?

Райан удивленно поднял брови.

— Что за вопрос?

— Ну, я…

— Решила, что я просто заказал еду в каком-то ресторане и поспешно рассовал ее по кастрюлькам?

— У меня есть друзья, которые пользуются подобными трюками. Я и сама как-то раз так поступила. — Только произнеся эти слова, Симона поняла, что польстила его мужскому самолюбию. Она строго уставилась на него: — Мы хотели поговорить о чем-то важном, почему бы не начать сейчас?

— Через несколько минут. Не хочешь ли выпить вина? У меня неплохое белое, — он открыл холодильник. — Еще есть пиво.

— А у тебя есть какой-нибудь сок или минеральная вода?

Райан озадаченно посмотрел на Симону.

— Тебе не кажется, что что-нибудь покрепче поможет тебе расслабиться?

— Я и так расслаблена. — Плохо, слишком резко… — Я же тебя предупредила, что это не свидание, Райан, — уже мягче добавила она.

— Успокойся, — Райан взял небольшую вазочку с фисташками. — Поставь ее, пожалуйста, на кофейный столик.

Симона даже обрадовалась этому небольшому заданию.

— Присаживайся, — широким жестом пригласил он. — Я принесу напитки и присоединюсь к тебе.

Симона осторожно опустилась на изящный стул с мягким сиденьем, который так и манил откинуться на обитую бархатом спинку и расслабиться. Но девушка упрямо села на край, сжав вместе колени. Воплощение строгости и чинности.

Райан поставил пиво на столик и протянул ей бокал. Потом опустился на стул напротив и поднял свой бокал:

— Твое здоровье.

— Твое здоровье.

Он откинулся на спинку стула, вытянув ноги под столиком. Симона по-прежнему сидела выпрямившись.

— Думаю, можно начать, — произнесла она, сверля Райана взглядом.

— Сначала ты должна пообещать, что не сбежишь, как в прошлый раз. По крайней мере до того, как попробуешь мои шедевры.

Симона виновато поежилась.

— Не волнуйся, — ответила она, пытаясь говорить легко и беззаботно. — Я ни в коем случае не лишу себя возможности попробовать издающие столь восхитительные ароматы блюда, приготовление которых к тому же стоило тебе таких усилий.

— Рад слышать.

Симона посмотрела в его теплые, сияющие глаза и почувствовала, как по телу прошла непрошеная дрожь.

— Кстати, — произнес Райан, указывая на некрашеный книжный шкаф. — Вон там твой дневник и обретался в тоскливом одиночестве все те дни, собирая пыль. Я пролистал пару страниц в надежде, что обнаружу имя владельца, но я его не читал, клянусь тебе! Да еще в тот день, когда ты его потеряла, я мчался за твоим такси через полгорода.

— Правда?

— Мой шофер несколько раз проскочил на красный. Если бы не дождь, мы бы тебя, может, и догнали.

Как можно продолжать верить, что он — враг, когда этот мужчина обезоруживает ее каждым словом?

— Ты, кажется, собирался убедить меня в том, что я не должна публиковать твою историю в нашем разделе о холостяках? Полагаю, в таком случае ты расскажешь мне больше о своей семье.

— Надеюсь, это останется между нами?

— Разумеется.

Райан задумчиво посмотрел на девушку и, очевидно, пришел к какому-то решению.

— Что ж, я уверен, ты многое успела узнать о моем отце, пока проводила свои изыскания. Но что ты знаешь о моей матери?

— Честно говоря, ничего, — Симона ощутила некоторую тревогу. Разговоры о матерях всегда были ей в тягость.

— Ее звали Кэтрин Бэннинг.

Симона нахмурилась, пытаясь вспомнить, где она могла слышать это имя.

— Мама быстро зарекомендовала себя как талантливая художница.

— Ах, да, теперь припоминаю! Она писала прекрасные пейзажи!

Райан кивнул.

— А еще она обожала музыку и литературу. В общем, ей нравилось все, что имело отношение к искусству. Свою любовь к книгам я унаследовал от нее. У Джордана и моего брата нет времени на книжки — разве что на чековые…

— То есть ты всегда был этакой паршивой овцой?

— Что-то вроде, — вздохнул Райан. — Моя мать умерла при родах. Джордан потерял Кэтрин и получил меня. Не самая лучшая его сделка.

Симона почувствовала боль в его голосе и забыла обо всех своих тревогах.

— Уверена, твой отец так не считает…

— О нет, именно так он и считает, — Райан побарабанил пальцами по столу и криво ухмыльнулся. — Судьба зло пошутила, забрав у Джордана любовь всей его жизни и наградив взамен таким подарочком.

— Это он тебе такое сказал?! — ужаснулась Симона.

— Не в таких выражениях, но общий смысл тот же.

Райан сделал вид, будто его эти слова не задевали. Скорее всего, он притворялся всю свою жизнь, борясь с ужасным ощущением, что стал причиной смерти собственной матери.

К своему удивлению, Симона ощутила горячее желание вскочить и заключить Райана в объятия.

— Если бы «Горожанка» опубликовала твою историю, это было бы равносильно просыпанной соли на незажившие раны, верно?

Райан кивнул.

Воцарилось неловкое молчание.

Она взяла горсть фисташек и отправила один орешек в рот.

— Если ты не против, я не буду ничего рассказывать о своей семье, — произнесла она, хрупнув орешком.

— Как тебе будет угодно, — улыбнулся Райан и задумчиво добавил: — Симона, ты по-прежнему мне не веришь? Я не пытаюсь разузнать, что было написано в твоем дневнике. Признаюсь, мне стало любопытно, но я не собираюсь давить на тебя или требовать откровений. И не собираюсь ничего про тебя писать.

— Я тебе верю, — тихо произнесла она.

Симона даже не осознавала, с каким напряжением жила вплоть до этого самого момента. В ее душе поднялась волна облегчения, и девушка наконец откинулась на спинку стула.

— Полагаю, в таком случае ты не будешь ничего печатать про Белл и Клер?

— А кто это?

— Девушки, с которыми я познакомилась во время поездки.

— Ах да, помнится, ты упоминала о них в своей статье. Нет, разумеется, я ничего не буду про них писать — ведь я ничего не знаю.

— Что ж, это… это чудесно. Я тебе очень благодарна, Райан.

Тот вскочил на ноги и широко улыбнулся.

— Поскольку с этим все ясно, пора перекусить. А то рис переварится.

Симона покорно кивнула, но не двинулась с места. Райан решил все проблемы еще до того, как еда оказалась на тарелках. Но если все было так просто, почему они не смогли во всем разобраться вчера?

Глядя на стол и горящую свечу и вдыхая соблазнительные ароматы, Симона поняла, что знает ответ.

Это точно не деловая встреча.

— Не могла бы ты помочь мне поставить все на стол?

Симона взглянула на стол, снова вдохнула пряный аромат карри и обернулась. Райан промывал дымящийся рис, оказавшийся рассыпчатым и белоснежным. Ей самой не часто удавалось достичь столь выдающихся результатов.

— Поставь рис на стол, а я принесу все остальное.

— Конечно.

Райан невозмутимо выложил карри в большую фарфоровую миску, вынул из духовки фаршированные баклажаны и достал из холодильника салат из огурцов и сладкого перца. Поставив все на стол, мужчина извлек на свет божий бутылку белого вина.

— Полагаю, за едой ты все-таки выпьешь немного?

Ее глаза расширились, когда Симона посмотрела на этикетку. Коллекционное.

— Благодарю, да.

Райан щелкнул выключателем, и свет погас.

— По крайней мере так мы не будем видеть весь этот беспорядок, — произнес он, одарив Симону одной из своих убийственных улыбок.

Комната полностью преобразилась, освещаемая только неверным огоньком свечи и лампой в дальнем углу.

Она мало говорила, пока Райан разливал вино и раскладывал по тарелкам плоды своих трудов. Девушка осторожно отправила в рот первую порцию… и почувствовала, что не может остановиться.

— Ммм… Вот это да! Райан, это просто божественно!

— Карри не слишком острый или горячий?

Он улыбнулся, и девушка почувствовала, что тает.

— Нет, ничуть. Честно говоря, я люблю погорячее. И поострее. Все просто чудесно!

Некоторые любят погорячее[1] … Она была уверена, что густо покраснела. Вдруг он решил, что она говорит не о еде?

Симона поскорее хлебнула холодного вина. Она так долго ухитрялась отрицать, что ее влечет к Райану с того самого момента, как их взгляды встретились в аэропорте… Но теперь, оказавшись наедине с ним в его квартире, ей стало очень трудно игнорировать это влечение.

Подняв глаза, Симона обнаружила, что Райан по-прежнему смотрит на нее.

— Ты так красива, — тихо произнес он.

Симона почувствовала, что не может дышать. Конечно, эти слова она слышала не впервые, но обычно они звучали как неумелая попытка подцепить подружку. Райан же произнес их так проникновенно и удивительно искренне…

В свете свечи его губы, казалось, приобрели особенно мужественную форму, и девушке не терпелось узнать их вкус. Но вместо этого она вилкой положила немного риса и карри на кусочек баклажана и отправила все это в рот.

— Это так вкусно…

Симона изо всех сил пыталась придумать, о чем еще можно поговорить. В этот момент ее внимание привлекла доска для серфинга, стоявшая в углу.

— Ты проводишь много времени на пляже?

— Больше, чем следовало бы.

— Зато ты всегда в форме, — девушка одобрительно скользнула взглядом по широким плечам и мускулистой груди мужчины. — Что тебе больше всего нравится в серфинге?

— Приходится полагаться только на себя. На собственную силу и знание моря.

— Человек против стихии?

— Скорее, в гармонии с ней. Каким бы распрекрасным спортсменом ты себя ни считал, успех и поражение находятся исключительно в руках природы.

— То есть предпочитаешь серфинг командным видам спорта? — предположила Симона.

— К отвращению моего отца. — И Райан нахмурился, словно пожалел о сказанном.

— Я тоже вроде паршивой овцы. Очень люблю плавать и ездить на велосипеде, но предпочитаю соревноваться с собственными достижениями, а не с другими людьми.

— А как насчет поездки в Гималаи? Ведь эта поездка была результатом командных усилий?

— Да, но мы стали командой только во время путешествия, а до этого и в глаза друг друга не видели, — девушка сделала еще глоток вина и повертела бокал в пальцах. — Я даже не думала, что можно обрести близких друзей за такой короткий период.

Она снова принялась за еду. Опустошив тарелку, Симона отказалась от добавки, похлопав себя по животу.

— Я и так уже съела больше, чем следовало.

— Надеюсь, там осталось пространство для десерта? — Глаза Райана озорно блеснули.

— Неужели впереди еще и десерт? Райан, ты меня просто поражаешь!

— Лучше подожди радоваться.

Симона не без усилий поднялась на ноги.

— Давай я помогу тебе убрать со стола.

— Просто свали все в кучу рядом с раковиной.

— Мне взять для десерта тарелки и ложки?

— В этом нет никакой необходимости, — Райан открыл холодильник и вытащил мороженое в бумажном пакете. — Я сейчас сделаю страшное признание: десерт я просто-напросто купил!

Уперев руки в бока, девушка с шутливым выражением лица надвинулась на него.

— Какой просчет, мистер Таннер!

— По крайней мере, я в этой оплошности честно признался, — ответил Райан, извлекая из пакета шоколадное мороженое в форме сердечка. — Следовало бы похвалить меня.

— Я похвалю кого угодно, если он предложит мне шоколадное мороженое!

Глаза Райана загадочно блеснули, и он шагнул к ней. Симона пожалела об этом. Теперь, когда их не разделял стол, она чувствовала себя уязвимой.

Он вручил девушке шоколадное сердце.

— А ты что, не будешь?

— Через минуту.

Их взгляды встретились, и Симона лизнула мороженое.

— У тебя кусочек шоколада на губах, — хрипло произнес Райан.

Теперь он был так близко, что наклон головы неизбежно привел бы к поцелую. Симона честно пыталась дышать, но получалось плохо. И, прежде чем она пришла в себя, его ладони обхватили ее лицо.

— Я хотел тебя поцеловать с того момента, как увидел в аэропорту.

Симона мучительно пыталась вспомнить, почему целовать его — сущее безумие, но не могла сосредоточиться. Райан был слишком близко…

Девушка покорно подняла голову. Ее охватила дрожь, когда сильные руки Райана скользнули по ее телу, обнимая и прижимая к мускулистой груди… Ее губы были холодными от мороженого, но быстро согрелись от жара его поцелуя. Райан целовал ее нежно, уверенно, неторопливо. Через секунду Симону покорили мужественная сила этого человека и волшебство его теплых, твердых губ…

Прижавшись к нему, она ощутила прилив страстного желания, такого горячего и сладостного, что не сумела сдержать тихий стон.

Райан застонал в ответ, и его губы коснулись шеи девушки. Симона прижалась к нему еще крепче, извиваясь, желая утолить вспыхнувший голод — сейчас же…

И в этот момент раздался громоподобный стук в дверь.

Симона вздрогнула. Райан резко отстранился, тяжело дыша и тихо ругаясь, и направился к двери.

— Не представляю, кто бы это мог быть…

Стук повторился, и на сей раз он был еще громче, если это вообще было возможно.

— Не могу в это поверить! — Райан тяжело вздохнул и поцеловал девушку в лоб. — Извини меня, Симона.

Чувствуя, как кружится голова, она прислонилась к буфету. Открылась входная дверь, а затем последовал вопрос разъяренного Райана:

— Что ты здесь делаешь?!

— Если бы ты отвечал на мои звонки, этого бы не потребовалось.

Симона четко и ясно слышала каждое слово. Неожиданный посетитель оказался мужчиной — судя по голосу, немолодым и недовольным. Она попыталась привести прическу в порядок.

— Черт побери, почему здесь так темно? — прорычал визитер. — Тебе что, отключили электричество за неуплату?

Господи, да кто же это такой?

— Я не один, — отозвался Райан усталым голосом, словно он уже успел привыкнуть к подобному обращению. — У меня нет времени на твою очередную лекцию, а моему гостю совершенно не интересно выслушивать наш обмен любезностями.

— Мне плевать, принимаешь ли ты в гостях главу Всемирного банка или первосортную проститутку! Я хочу поговорить с тобой, сын.

Сын? Значит, это отец Райана, печально известный Джордан Таннер?! Симона на секунду прикинула, не пора ли ей спрятаться в ванной.

— Нужно было предупредить меня, что ты придешь.

— Если бы ты отвечал на мои звонки, мне бы не пришлось тратить столько времени и денег, чтобы перекинуться с тобой парой слов.

— Так вот что тебя гложет! Стоимость билета на самолет! В таком случае можешь прислать мне счет.

— Не будь таким обидчивым, Райан. У меня есть для тебя великолепное предложение, это твой шанс выбиться в люди. И ты хотя бы раз в жизни должен ко мне прислушаться.

— Я же говорил тебе, у меня гость.

Симоне было ужасно неприятно подслушивать этот обмен любезностями. В комнату вошел крепко сбитый человек с густыми бровями. Именно это лицо она часто видела в новостях.

Джордан Таннер мгновенно уловил особенности обстановки — приглушенный свет, столик, накрытый для двоих, мерцающий огонек свечи. Глаза мужчины сузились, когда он заметил Симону. Райан выглядел так, словно был бы рад покончить с собой.

Внезапно решившись, Симона шагнула вперед и протянула отцу Райана руку, запоздало вспомнив, что она еще липкая от мороженого.

— Добрый вечер, мистер Таннер, меня зовут Симона Грей.

Джордан моргнул и быстро вспомнил о хороших манерах.

— Счастлив с вами познакомиться, — он окинул ее подозрительным взглядом. — Похоже, вы работаете во Всемирном банке.

Очевидно, это было неуклюжее извинение за предыдущую реплику о проститутках. Симона чуть было не улыбнулась, но предпочла взять пример с Райана, на лице которого застыла похоронная серьезность.

— Мисс Грей и я обсуждали некоторые деловые вопросы, папа.

Впервые за все это время Райан так обратился к отцу, и Симона сразу же заметила напряженный взгляд, которым обменялись мужчины.

— У нас еще остались незаконченные дела, — уже куда ровнее добавил Райан. — Ты же деловой человек, поэтому должен понять, что нам следует обсудить их. Я позвоню тебе завтра. Обещаю.

Джордан кивнул, не спуская пронизывающего взора с Симоны.

— А чем вы занимаетесь, Симона?

— Я журналистка, — подняв подбородок и смело встретившись с его властным взглядом, она едва не добавила официальное «сэр», но поборола искушение.

Тот раздраженно застонал.

— Еще одна писака! Мне следовало догадаться.

— Симона — редактор журнала «Горожанка», — вставил Райан.

— Редактор?

— Главный редактор, — уточнил Райан.

Старик Таннер снова устремил на девушку тяжелый взгляд, и она почувствовала себя беспомощным жучком под лупой энтомолога. В его глазах мелькнула искра одобрения.

— Что ж, похоже, у вас и впрямь есть важные дела, — наконец произнес он. На мгновение он застыл, наблюдая за обоими, а затем принял решение. — Хорошо. Подожду до завтра.

Он одарил Симону очаровательной улыбкой, которая совершенно преобразила его лицо, и девушка впервые заметила несомненное сходство между отцом и сыном. После этого Джордан коротко пожелал им доброго вечера и ушел.

Но уже в дверях не смог удержаться от последнего выпада:

— Симона, если у вас будет возможность, вбейте немного здравого смысла и деловой хватки в голову моего упрямого сына.


Райан зло вздохнул.

Его отец все разрушил. В который уже раз… Он бросил измученный взгляд на Симону, и она одарила его робкой улыбкой.

— Значит, вот что собой представляет при близком знакомстве магнат, владеющий таким количеством прибыльных разработок. Наверное, он так хорошо разбирается в горном деле, что…

Райан закатил глаза.

— О, да, мой отец заработал на этом и имя, и состояние. Однако он никогда не был ни шахтером, ни горным инженером. Просто Джордан знает, как получать прибыль от подобных предприятий.

Она удивленно подняла брови.

— Теперь ты понимаешь, почему я не хочу иметь ничего общего с ним?

Девушка взяла со стола тарелки и поставила их в раковину, словно желая прибраться на кухне.

— Оставь их.

— Да все в порядке, — она включила горячую воду. — Должна сказать, что твой отец все же обладает определенным обаянием.

— Я сказал, оставь их! — рявкнул Райан, схватив ее за руку.

Симона застыла на месте.

Райан со вздохом уронил руку. Все пошло вкривь и вкось. Это история всей его жизни. Раз за разом — стоило ему начать что-то по-настоящему важное, как появлялся его отец, и начинание можно было смело выкидывать на свалку загубленных надежд.

Он непроизвольно сжал кулаки.

— Наверное, мне лучше уйти, — произнесла Симона, украдкой взглянув на Райана и направившись к столику за сумочкой.

Он вздохнул, чувствуя пустоту в душе.

— Не нужно уходить, — Райан подошел к ней и улыбнулся. — Не уходи.

Она грустно пожала плечами, и мужчина понял, что очарование вечера пропало.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Симона ощутила облегчение, когда они ехали по темным улицам Сиднея и Райан постепенно становился самим собой. Он увлек ее болтовней о комедии, которую смотрел на прошлой неделе, и к тому времени, как они добрались до ее дома, оба уже смеялись.

— Вот и мой дом, — произнесла Симона, указывая на высотное здание. — Парковка напротив.

Она подумала, стоит ли ей пригласить Райана на чашку кофе. Не воспримет ли он это как намек? Поцелуй, конечно, был потрясающим, но было бы не слишком мудро заходить дальше. Ведь правда?

— Спасибо большое, — произнесла она. — Я очень рада, что мы смогли все обговорить. И еда была просто чудесной.

— Всегда пожалуйста.

Интересно, это прощание? Симона поинтересовалась про себя, увидит ли она когда-нибудь Райана снова.

— Как насчет чашечки кофе? — Господи, эти слова вырвались у нее совершенно неожиданно. — Правда, обычно я на ночь пью горячий шоколад, — неловко добавила девушка.

— Ты меня искушаешь, — с улыбкой отозвался он. — По-моему, я не пробовал горячего шоколада с тех пор, как закончил школу.

— Отлично.

Ее квартира была куда больше, чем у Райана, к тому же все в ней блестело. Направившись прямо на кухню, Симона наполнила кастрюльку молоком и поставила на плиту.

— Садись, а я пока здесь… Уверен, что не хочешь кофе?

— Меня вполне устраивает шоколад.

Райан осмотрелся.

— У тебя очень мило.

— Спасибо. Думаю, ты ожидал чего-то более традиционного.

— Да нет. А с чего вдруг?

Он смотрел на нее, не понимая намека.

Симона чуть не подпрыгнула от восторга. Если ей еще были нужны доказательства того, что Райан не читал ее дневник, то сейчас она их получила. Ведь там она в подробностях расписала даже свои детские фантазии — дом с четырьмя спальнями, окруженный садом, и непременно с огромным, раскидистым деревом, на которое можно лазить…

Симона поспешила отвернуться и заняться выбором кружек.

— Знаешь, какая-то часть меня всегда мечтала об очень уютном сельском домике посреди сада, — произнесла она через плечо. — Наверное, из-за постоянного чувства неуверенности в завтрашнем дне.

— Даже не знаю. Звучит очень…

— Просто? — Девушка развернулась, прижав к груди свои любимые кружки, на которых были нарисованы порхающие голубовато-зеленые стрекозы.

— Я думал о другом. Между прочим, я тебя понимаю. Ребенком я очень завидовал детям, которые жили в пригороде. У меня был гигантский особняк, а я мечтал о крошечном домике с двориком для барбекю, баскетбольной площадкой и бельевыми веревками…

— И чтобы играть на улице с соседскими детьми… — с улыбкой добавила Симона.

— Ты уловила примерную картину, — Райан улыбался так тепло, что она поспешно отвернулась и начала разливать шоколад по кружкам.

— Твой телефон мигает. Наверное, сообщение на автоответчике, — заметил Райан.

Телефон стоял на столе, и Симона искоса глянула на него, размешивая шоколад. Наверное, звонили Белл или Клер, которым не терпелось узнать, как она разделалась с неприятностями.

— Извини, — произнесла она и быстро нажала кнопку воспроизведения. Но оказалось, что это экономка ее дедушки.

— Симона, это Конни Прайс. Я подумала, что следует предупредить тебя кое о чем. Я пыталась уговорить Джонатана связаться с тобой, но он категорически отказывается. Мне очень жаль. Скоро Рождество, и мне показалось, тебе следует знать, как обстоят дела.

Сообщение Конни было очередным ударом под дых. Симона бросила трубку и опустилась на стул. Если дедушка отказывается даже поговорить с ней, как же сделать это ужасное признание и получить его прощение?

— Надеюсь, там не плохие новости?

Хуже некуда.

Симона подняла голову. Райан наблюдал за ней, и в его темных глазах было такое сочувствие, что у нее дрогнуло сердце.

— Сообщение о моем дедушке, — произнесла она, вытерев невольно набежавшую слезу. — Он здоров, с ним все в порядке. Просто я уже очень давно ничего о нем не слышала.

— Он живет в Сиднее?

— Нет, в поместье, где разводят овец. В Маррейвинни, — она положила в раковину чайные ложки, которыми перемешивала шоколад. — Я жила там в детстве. Это было счастливое время.

Его глаза излучали такой интерес и такое живое участие, что Симона не удержалась и решила рассказать ему чуть больше.

— Мой отец был солдатом во Вьетнаме. Он погиб еще до того, как я родилась, поэтому мама отвезла меня к дедушке. Первые годы я провела в безмятежной радости, целыми днями играя с деревенскими ребятами. Училась ездить верхом. — Она вручила Райану кружку с дымящимся напитком. — Помню, там было очень много ягнят, которых я кормила молоком из бутылочек. Дедушка часто возил меня на рыбалку в лодке, а потом мы жарили рыбу на костре…

— Тебе повезло.

Только вот везение продлилось недолго.

Когда ей было десять лет, мать снова вышла замуж, и они вернулись в Сидней — жить с Гарольдом Пирсоном, ее отчимом…

— Иди, сядь на диван, — предложила Симона, не горя желанием думать об ужасах второго брака ее матери.

Они подошли к двум черным диванам с шерстяной обивкой, и Симона подумала, что Райан сядет рядом с ней. Но, поколебавшись, он выбрал место напротив.

— Расскажи мне о своем дедушке, — попросил он, как только девушка устроилась поудобнее.

К своему стыду, Симона обнаружила, что не может. Воспоминание о Гарольде Пирсоне в очередной раз заставило ее замолчать, принеся с собой знакомый внезапный ужас. У других девушек не было матерей, которые умерли в тюрьме… У них нет таких ужасных воспоминаний. И таких страшных секретов….

Она отпила немного шоколада и попыталась улыбнуться.

— Ладно, хватит уже обо мне. Лучше расскажи мне, о чем ты собираешься писать. Истории о серфинге?

— Может быть, и впрямь напишу парочку. Ходят слухи, что я хочу основать компанию по торговле спортивной одеждой где-нибудь в другом штате. Но мне бы хотелось писать…

Симона постаралась скрыть удивление.

— Рада за тебя, — тепло произнесла она. — Очень важно публиковать истории, которые важны для тебя и интересны другим. Что еще?

— Ну, я хочу поискать места с хорошими волнами. Есть один феномен природы на южном мысе Тасмании. Там рождаются самые большие волны в мире. Я бы многое отдал, чтобы покорить одну из них, — он улыбнулся. Потом осушил свою кружку, изучил нарисованную сбоку стрекозу и поставил на столик. — Мне очень жаль, что я позволил отцу вот так ворваться ко мне и испортить весь вечер.

— Но ты быстро оправился.

Он смотрел прямо в ее глаза.

— Я надеюсь, что мы иногда будем встречаться.

Сердце Симоны дрогнуло и пропустило удар. Это был решающий момент.

Она чувствовала себя в безопасности только с парнями, которые не уделяют слишком много внимания личным отношениям. А теперь Симона заподозрила, что, несмотря на внешность плейбоя, Райан очень серьезный человек.

Он напряженно наблюдал за ней, ожидая ответа.

— Как ты, возможно, понял из всей этой истории с дневником, у меня есть определенного рода проблемы, — она поставила чашку на стол. — Я избегаю разговоров о своей семье. Есть кое-что, о чем я не хочу рассказывать кому бы то ни было.

Она подняла глаза, ожидая неодобрения или разочарования, но Райан смотрел на нее с теплым сочувствием и улыбкой.

— Законы притяжения не подчиняются никакой логике.

Притяжения? Ого!

Ее сердце бешено забилось, и девушка облизнула пересохшие губы.

— Но не будем бросаться с места в карьер, — добавил Райан. — Я вовсе не предлагаю подписаться на вечную любовь. Нам ничто не мешает получить удовольствие от общения.

Он был прав. Было глупо так нервничать, когда они всего лишь один раз поужинали вместе! Правда, был еще и чудесный, обжигающий поцелуй…

Райан поднялся на ноги.

— И я счастлив пока остановиться на этом этапе. Если, конечно, тебя интересует его продолжение…

О да! Продолжение ее очень интересовало.

Она тоже поднялась, и Райан притянул девушку к себе за руки, переплетя ее пальцы со своими. Симона напряглась от предвкушения, но Райан лишь слегка коснулся ее лба, потом век. Его губы скользнули по щекам девушки, подбородку, шее. Каждый поцелуй был манящим, легким и многообещающим…

Внезапно он отстранился.

— Мы же договорились пока остановиться на этом этапе, помнишь? — Он улыбнулся, поцеловал Симону в кончик носа и направился к двери. — Спасибо за шоколад! — через плечо произнес он и добавил: — Тебе бы хотелось пойти куда-нибудь завтра?

Симона не сразу поняла, о чем он спрашивает.

— Да, спасибо…

— Тогда я тебе позвоню.

Симона без сил опустилась на диван.


На телефоне Райана моргал огонек. Он нахмурился, гадая, нужно ли проверять сообщения в такой час. Наверняка это очередная гневная тирада отца. Впрочем, мог звонить кто-то из издательства…

Он нажал на кнопку.

— Райан, это Симона. Мне очень жаль, я только что вспомнила, что завтра вечером занята, у меня одна из еженедельных встреч. Не знаю, как я могла о ней забыть? Я подумала, что лучше сразу сообщить тебе, чтобы ты не тратил время на обдумывание планов на завтра. Может, встретимся в другой день?

Интересно, это для Симоны привычная тактика?

Стиснув зубы, он поднял трубку. Если она хотела отвязаться от него под каким-то неблаговидным предлогом, значит, им больше не о чем говорить.

— Симона? — коротко произнес он, когда девушка подняла трубку.

— Райан, это ты? — сонно спросила она, и мужчина сразу же представил себе Симону в постели в светлом шелковом белье.

— Я только что прослушал твое сообщение.

— Мне очень жаль, что я не смогу пойти завтра.

— Ты так и сказала, — опустившись в кресло, Райан тяжело вздохнул. — Полагаю, сейчас довольно суматошное время года. Столько рождественских вечеринок…

— Я иду вовсе не на вечеринку, иначе пригласила бы тебя составить мне компанию. Мне следовало сразу же вспомнить о своих делах. — Она поколебалась, а затем откровенно призналась: — Боюсь, я не была способна мыслить связно, когда ты уходил. Видишь ли… по средам я даю уроки плавания.

— Плавания?! — Это последнее, чего он мог бы ожидать от нее.

— Да. Беспризорным детям.

Райан ошеломленно молчал. Его мозг пытался осмыслить услышанное.

— Это прекрасно, — Райан пытался говорить заинтересованно, но не проявлять излишнего любопытства. — Могу поспорить, детишки обожают занятия.

— Именно так, — в ее голосе ясно прозвучало облегчение оттого, что Райан ей поверил. — Дети на удивление серьезно относятся к урокам. У меня их только трое, и они вкладывают много сил в то, чтобы научиться правильно грести, дышать и держаться на воде. Думаю, плавание придает им уверенности, помогает почувствовать, что они на что-то годятся.

— Это просто потрясающе, Симона! — Райан откинулся на спинку стула, чувствуя себя идиотски счастливым.

— А потом мы обычно все вместе идем в закусочную. Вообще-то… — она неуверенно замолчала.

— Что?

— Наверное, это звучит просто идиотски.

— Ты что-то хотела сказать?

— Ты спокойно можешь отказаться, но я тут подумала: может, ты захочешь к нам присоединиться? На пару гамбургеров?


— Сегодня к нам присоединится один мой друг, — предупредила Симона своих подопечных — Гомера, Дэвида и Пинк, когда они направлялись от бассейна к закусочной.

Двенадцатилетний Дэвид нахмурился.

— А кто он?

— Очень хороший парень. Его зовут Райан.

— Ваш парень? — спросила Пинк, застенчивая, тоненькая девочка тринадцати лет.

Симона чуть не ответила отрицательно. С другой стороны, эти трое отнеслись бы к чужому человеку недоверчиво…

— Да, мой парень. И я от него без ума, так что смотрите, не подведите меня!

Пинк улыбнулась, Дэвид закатил глаза и усмехнулся, а Гомер сразу попятился, засунув руки в карманы и пнув пустую консервную банку.

— Наверное, я сегодня с вами не пойду, — пробурчал он. — Я не голоден.

Симона знала, что это неправда. Гомер был голоден круглые сутки.

— Вот что я тебе скажу, — доверительно начала она. — Если вы сегодня правильно сыграете эту партию, Райан может научить вас управляться с доской для серфинга.

— Я и так умею, — фыркнул мальчик, но все прекрасно знали, что это ложь. Из всех троих он был худшим пловцом.

— А он меня научит? — взволнованно спросил Дэвид, глядя на Симону сияющими глазами из-под темных, еще влажных кудряшек.

— Я его сама попрошу об этом. Он один из лучших. Дэвид, тебе может крупно повезти.

Райан ждал их у кафе.

— Это он? — выдохнула Пинк, поспешно приглаживая непослушные рыжие волосы. — Ух ты, Симона, твой парень просто супер!

Симона быстро оглянулась через плечо и увидела, что Гомер совсем рядом с ними. Она ободряюще улыбнулась мальчику. Гомер всю жизнь жил своим умом, и далеко не все его способы выживания были законными, поэтому он был очень осторожен.

— Я попросила Райана прийти сегодня к нам, потому что очень хотела, чтобы он с вами познакомился, — сказала она, обращаясь к Гомеру. — Но если ты не хочешь, думаю, он поймет.

Мальчик стоял, опустив глаза и рассматривая свои кроссовки, а затем вздохнул и покосился на Райана.

— Клянешься, что он нормальный парень?

— Клянусь!

— Тогда, думаю, ничего страшного, — пробормотал он.

Это решило дело, и Симона, чувствуя себя наседкой с тремя цыплятами, повела детей знакомиться со своим новоприобретенным парнем.


— И куда они пойдут теперь? — спросил Райан в конце обеда, когда троица удалилась в сторону пляжа.

Он имел большой успех сегодня. Пинк была так поражена одним его видом, что превратилась в застенчивое и милое создание. Дэвид и Гомер, почувствовав дружелюбие Райана, полностью расслабились.

Дэвид задавал огромное количество вопросов о серфинге. Гомер, более практичный, предположил, что можно заработать на жизнь, смазывая доски воском со специальным составом.

— Лучше нам не знать, куда они направляются, — тихо произнесла Симона. — Пинк иногда идет домой — когда полагает, что это безопасно. Она, скорее, из числа не детей улицы, а тех, кто живет на улице, если ты улавливаешь разницу. Что же касается мальчиков… Они ничего мне не рассказывают об этом.

Повернувшись к Райану, Симона прочла на его лице сочувствие.

— Как ты с ними познакомилась?

— Написала историю об уличных детях. Я брала интервью у огромного количества людей, помогавших беспризорным, и постепенно заинтересовалась проблемой. Начала работать в одной из бесплатных столовых — раз в неделю, а потом услышала о новой спортивной программе. — Она улыбнулась мужчине. — Они одиночки, вроде нас с тобой. К тому же я сама занималась плаванием… — Симона пожала плечами. — С этого все и началось.

— А нам теперь что делать? — спросил Райан, взяв девушку за руку.

Его ладонь была теплой и крепкой, и у Симоны от странного, незнакомого чувства побежали мурашки по спине.

— Думаю, мне пора домой. — Посидеть в одиночестве. С кружкой горячего шоколада и интересной книжкой.

Но у Райана на этот счет было другое мнение.

— Может, лучше было бы прогуляться по пляжу? Посидеть на мягком песке, послушать шепот моря… — он усмехнулся. — Я просто обожаю вечером приходить на побережье.

Вечерняя прогулка по пляжу? Это чересчур романтично. Симона несколько мгновений мужественно боролась с собой, а затем согласилась.


Песок еще хранил тепло солнца, с моря дул свежий ветерок. Они сидели в задумчивом молчании, глядя на полную луну, освещавшую пляж и оставлявшую дорожку серебряного света на черной, как смоль, поверхности воды.

Райан с интересом слушал рассказы Симоны о детях — о скандалах в семье Пинк, о том, как Дэвид проходил курс лечения от алкоголизма, о Гомере, который оказался на улице после того, как его незамужняя мать погибла от передозировки, и теперь зарабатывал себе на жизнь, свозя в супермаркете тележки.

Откинувшись назад и упершись на локти, Райан изучал прелестное лицо Симоны.

— У этих детишек и правда серьезные проблемы. Честно говоря, на этом фоне мои неполадки с отцом превращаются в мелкие недоразумения.

Девушка кивнула.

— Уличные ребятишки очень крепкие. Если подумать о той боли и потерях, которые они пережили, удивительно, что они вообще смогли подняться.

— Их будущее тебя очень волнует, не так ли?

Райану показалось, что выражение ее лица изменилось.

— Было время, когда я сама оказалась на волоске от того, чтобы стать таким же беспризорным ребенком.

— В смысле, ты чуть было не сбежала из дома?

Симона снова кивнула.

— Мой отчим был очень… — ее губы сжались, и девушка отвернулась. — У него были проблемы с алкоголем. И иногда он… бил мою мать.

Райан ощутил внезапный холодок. Наверняка все секреты Симоны были как-то связаны с этим человеком.

— Но я не могу говорить с тобой об этом, — она подняла на Райана глаза, и тот заметил отсвечивающие серебром дорожки слез на ее щеках. Ее рот искривился, и девушка вскочила на ноги.

Не зная, следовать ли ему за ней или подождать, Райан остался на месте, и Симона обернулась.

Она казалась такой красивой в этот миг — волосы, развевающиеся по ветру и отливающие лунным сиянием, тонкий силуэт… Все его тело напряглось, когда Симона медленно опустилась рядом с ним на песок.

Если бы только он обладал способностью освобождать от тяжелой ноши прошлого… Райан был уверен, что Симоне необходимо было с кем-то поговорить об этом. И покончить с секретами.

— Прости, Райан, — уныло произнесла девушка. — Но я тебя предупреждала о своих причудах.

Он легко коснулся ее руки кончиками пальцев.

— Ты вовсе не должна рассказывать мне о том, о чем не хочешь говорить.

Казалось, время замерло. Райан чувствовал биение своего сердца, слышал невнятный шепот прибоя… И видел Симону, с ее длинными волосами, отливающими серебром, похожую на прекрасную русалку, нашедшую своего земного принца…

Он взял Симону за руку и помог ей подняться.

— Боюсь, мой отец уже решил запереть меня завтра в доме, где будет проходить очередная рождественская вечеринка. И наверняка там будут представители компании, в которой не хватает именно такого руководителя, как я. Полагаю, тебе не слишком захочется присутствовать на подобном мероприятии.

Девушка тихо рассмеялась.

— Еще ни одно приглашение не могло так мне польстить. Звучит столь притягательно!..

Он криво улыбнулся.

— Ну, честно говоря, я бы не хотел давать моему отцу повод строить на наш счет какие-то планы и делать определенные выводы.

— Вот как? В таком случае спасибо за предупреждение. Попытаюсь вспомнить об этом, если столкнусь с ним еще раз, — она легонько сжала руку Райана. — Не волнуйся, мой секретарь говорил что-то о корпоративной вечеринке, которую я просто обязана посетить завтра. К тому же мы решили не спешить, верно?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Симона крутилась перед зеркалом в темно-красном шелковом платье, которое обошлось ей в немыслимую сумму. Она поднесла серьги своей матери с бриллиантами и жемчугом к ушам и покрутила головой, восхищаясь их прелестью.

Но стоит ли надевать их? Это единственное дорогое украшение, доставшееся ей от матери. Их подарил Анджеле дедушка Джонатан в день ее свадьбы с отцом Симоны Дугласом Греем.

Она посмотрела на нежные жемчужины, поблескивающие в электрическом свете, и представила, как ее мать продевала в уши изящные золотые дужки, с волнением и надеждой ожидая начала новой жизни…

Симона тяжело вздохнула. Нужно казаться спокойной, очаровательной, прелестной и остроумной — словом, превзойти саму себя.

Но, похоже, капельки жемчуга наложили на нее заклятие. Словно побуждаемая призрачной рукой, она открыла ящик стола и вынула фотографию своих родителей. Ее глаза затуманились слезами, когда Симона смотрела на юную, смеющуюся девушку, стоявшую под руку со своим высоким красавцем мужем в военной форме.

Она не сводила глаз с изображения отца. Интересно, каким он был? Его лицо казалось слишком серьезным, зато в глазах сиял свет. Симона очень хотела бы с ним встретиться. Если бы только она могла поговорить с кем-то о своей семье!

Она попыталась вообразить, как рассказывает Райану всю правду. И мысленно увидела выражение ужаса и шока на его лице. Слезы против воли побежали из ее глаз. Они текли и текли, по мере того как накатывали воспоминания о матери. О тепле ее объятий, счастливом голосе, каким она читала дочери сказки на ночь и напевала старые мелодии, занимаясь домашними делами. О нежных и прохладных маминых руках, когда та приносила ей жареного цыпленка, печенье и лимонад, если Симона болела…

А затем пришли и другие воспоминания, которые накатывались удушающей волной, не давая спокойно вздохнуть и оставляя ее в ужасе. Наедине с чувством вины.

Нельзя, нельзя думать об этом сейчас!

Серьги упали на поднос, и девушка вскочила на ноги. Дрожащими пальцами она расстегнула платье и понеслась в ванную. Придется снова умыться и заново наложить макияж. И это означает, что она безнадежно опаздывает.


Райан смотрел на мраморный пол и зеркальные стены огромного бального зала. Он не мог поверить, что позволил старику уговорить себя прийти на эту вечеринку.

С другой стороны, они заключили честную сделку. В обмен на это Джордан согласился исключить Райана из числа приглашенных на знаменитый рождественский ужин Таннеров с пятью переменами блюд. Райан был рад возможности избежать семейного сбора. Для него было сущим мучением слушать об успехах своего братца, постоянно сравниваемых с неудачами некой паршивой овцы в их семье…

Райан не мог понять одного: зачем старику понадобилось его присутствие? Джордан пока не представил его ни одному перспективному деятелю, который был бы его потенциальным нанимателем, не познакомил ни с одной подходящей женщиной для удачной женитьбы.

По крайней мере можно было бесплатно выпить и закусить, а потом сбежать пораньше. Он взял еще канапе с серебряного блюдечка и отправил его в рот.

— Райан, что ты здесь делаешь?

Он резко обернулся и чуть не подавился огурцом с копченым лососем.

Симона.

На ней было потрясающее бордовое платье, а волосы, забранные на затылке элегантным зажимом, оставляли открытыми шею и плечи. В ушах покачивались серьги. Райан от восхищения забыл, как нужно дышать.

Все мужчины в зале смотрели только на нее.

— Не ожидала увидеть тебя здесь. Но очень рада этому, — с улыбкой произнесла девушка, глядя только на Райана и игнорируя прочих почитателей своей красоты.

Синие глаза, очерченные черными ресницами, излучали неприкрытую радость и восхищение. Его сердце пропустило удар.

— Я думала, ты идешь на какую-то вечеринку, организованную твоим отцом.

— Все верно. Это она и есть.

— В самом деле?

Райан сглотнул.

— Ну и ну, — она покраснела от удовольствия. — Все-таки нам удалось сегодня встретиться. Должна сказать, что ты чертовски хорошо выглядишь, — произнесла она, одобрительно оглядев его с головы до ног.

Он чувствовал себя пятнадцатилетним подростком, сраженным наповал.

— Вот ты где, Симона!

Голос заставил обоих вздрогнуть и обернуться. К ним на всех парах несся пухленький краснощекий человечек лет пятидесяти. Он заключил Симону в объятия.

— Я все высматривал тебя. Где ты пряталась? Я уже начал беспокоиться, что ты не придешь.

— Здравствуй, Артур, — быстро отозвалась она, небрежно чмокнув его в щеку. — Прости, я опоздала. Возникли некоторые проблемы. Давайте я вас познакомлю. Артур, это Райан Таннер. Райан, это Артур Говард, главный менеджер нашей компании.

— Таннер? — Артур Говард с энтузиазмом пожал ему руку. — Вы случайно не сын Джордана Таннера?

— Вы угадали, — без малейшего энтузиазма признал Райан.

— Как удачно, — дружелюбно отозвался тот и повернулся к Симоне. — Ваш секретарь передала сообщение о том, что мистер Таннер настоял на вашем присутствии на сегодняшнем вечере?

— Э, нет… Она говорила, что это важно. Но мне показалось, что речь идет о продаже новой серии украшений.

— Все верно. И ценность такого гостя, как Джордан Таннер, только добавляет шарма камням из его копей, — Артур хихикнул. — Он никогда не упустит возможности увеличить свое состояние.

Глаза Симоны удивленно расширились, и она бросила настороженный взгляд на Райана.

— Не улавливаю связи.

— Таннер полагает, что «Горожанка» могла бы развернуть обширную рекламную кампанию.

— Это замечательно, — отозвалась Симона.

Райан стиснул челюсти. Теперь все стало на сваи места. Вот зачем он понадобился сегодня отцу. Старик узнал об успехах мисс Грей в бизнесе и решил подработать свахой!

Он поспешно оглядел комнату и увидел Джордана в углу. Тот небрежно общался с группой бизнесменов, в то время как его глаза блуждали по комнате, то и дело останавливаясь на их небольшой компании.

Райан с замиранием сердца увидел, что Джордан извинился перед коллегами и направился прямо к ним.

Черт побери! Райана затопила холодная ярость. Он не собирался молча смотреть, как отец вмешивается в его жизнь. Снова.

Если бы только можно было отвести Симону в сторонку и предупредить ее о том, что замышляет Джордан! Увы, топ-менеджер компании, похоже, не на шутку увлекся занимательной беседой с подчиненной, прервать разговор не представлялось возможным. А старик Таннер приближался к ним, как айсберг к «Титанику».

Если он останется здесь, то в итоге получит очередной публичный скандал.

— Был очень рад познакомиться с вами, сэр, — прохладно сказал Райан Артуру и кивнул Симоне. — Был счастлив поговорить с вами, мисс Грей.

Девушка молча уставилась на Райана, удивленная и смущенная. Джордан был уже за ее спиной.

— У вас есть все шансы уговорить моего отца потратить на эту кампанию большие деньги, — произнес Райан, как только отец оказался в пределах слышимости, и сделал шаг назад. — Мне нужно поговорить кое с кем о… золотоносной жиле.

Отвернувшись, он направился к двери. Райан чувствовал себя просто ужасно, но не собирался становиться марионеткой в руках своего отца.


— Симона, не могу поверить, что ты собираешься загубить такую чудесную историю про Таннера.

Главный редактор вздрогнула и подняла глаза на Кейт, вбежавшую в офис. Теперь она была не в настроении обсуждать Райана со своими подчиненными.

— Ты написала про него чудесную статью! — заявила возмущенная Кейт. — Карин здорово поработала с той фотографией! Ты должна продолжить работу, Симона!

Та только покачала головой.

— Но почему? Что случилось? Таннер угрожал тебе?

— Разумеется, нет, — отрезала Симона. — У нас с мистером Таннером состоялась очень милая встреча. И я согласилась уважать его частную жизнь и не лезть в его дела. Но ничего, у меня появилась идея получше. Я уже договорилась с его отцом, Джорданом Таннером, опубликовать материал о женщинах, которые разрабатывают новую серию украшений из нашего австралийского золота и драгоценных камней прямо у себя дома.

Кейт неуверенно улыбнулась и пожала плечами.

— Полагаю, ты уже не передумаешь. Я нашла превосходные материалы о молодом гонщике, думаю, он вполне сгодится на роль холостяка в этом месяце. И все равно это не лучшая замена для Райана.

— Чушь, — Симона жестом отпустила журналистку.

До вчерашнего вечера она даже не подозревала, что ее чувства к Райану успели расцвести пышным цветом. Симона была вне себя от счастья, встретив его вчера на вечеринке. Но не успели они обменяться хотя бы тремя фразами, как Райан стал чужим и холодным и поспешил откланяться.

Вернувшись домой, Симона долго лежала в постели, не в силах заснуть. Здравый смысл подсказывал, что за столь поспешным уходом стояли его отношения с отцом, но ближе к утру ей в голову пришла мысль о том, что, возможно, Райан не хотел встречаться с ней на публике.

Следом за этой гениальной идеей пришла другая: может, Райан посмотрел старые газеты и узнал все о ней и ее матери? И решил, что у него не может быть ничего общего с женщиной из такой семьи.

Дневной свет не принес ей облегчения и не развеял тревог.

Зазвонил телефон на столе.

— Пришел мистер Таннер, — сообщила ее торговый агент. — У вас найдется время с ним встретиться?

Симоне показалось, что она сейчас упадет в обморок.

— Который?

— Что, простите?

— Который мистер Таннер? Отец или сын?

— О, — женщина тихо рассмеялась. — По всей видимости, это сын.

— Конечно. — У Симоны пересохло во рту, а ладони, напротив, стали влажными. Райан хотел объяснить свое вчерашнее поведение? Или же сказать, что между ними все кончено?

— Тогда я отправляю его к вам, Симона?

— Э… да, — ответила она и поспешно отпила воды из стакана. — Через минуту. Я только закончу одно дело.

Она поспешно достала из сумочки платок и промокнула пот на лбу и над верхней губой, затем припудрила носик и щеки, пригладила волосы и нанесла свежий слой помады на губы.

— К вам мистер Таннер!

Пудреница громко защелкнулась и полетела в ящик.

— Тук-тук, — донесся из-за двери знакомый голос, и в то же мгновение он вошел в ее офис, одетый в джинсы и футболку. Мужчина улыбался.

— Привет, — выдавила она.

— Как ты сегодня?

— Все в порядке, — быстро солгала Симона, избегая встречаться с ним взглядом. — Пожалуйста, садись.

Райан опустился на стул.

— Я вчера прекрасно провела время, — сообщила Симона.

— Рад это слышать.

— Твой отец был просто очарователен.

Это замечание было встречено молчанием и мрачным взглядом. Симоне стало совсем нехорошо, но она заставила себя продолжать:

— Мы все охвачены энтузиазмом по поводу новой коллекции ювелирных изделий, — Симона осторожно выравнивала ручки на столе, словно от этого зависело все ее будущее. — Они станут настоящей сенсацией. Джордан намерен привлечь на рынок молодых специалистов, и я уверена, что это хорошо…

— Ты уже видела цвет его денег?

— Что? — Симона резко подняла голову.

На его лице появилась презрительная усмешка.

— Уже не первый раз мой отец дает подобные обещания, занимаясь сводничеством.

— Сводничеством?! — Девушка в недоумении посмотрела на Райана.

— А что, он вчера не отпускал никаких комментариев на мой счет? Точнее, на наш счет?

— Нет. Он говорил — причем с удивительной осведомленностью — о нашем журнале и круге его читателей. Об одиноких женщинах с определенным весом в обществе.

Райан буравил ее взглядом.

— Он не смутил тебя никакими замечаниями или вопросами?

— Нет, напротив. Как я сказала, твой отец был просто очарователен. Меня смутил только ты.

Райан нервно пробежался пальцами по волосам.

— Я ужасно разозлился на него за то, что он устроил вчера нашу встречу.

Изумление Симоны переросло в гнев. Райан вел себя совершенно недопустимо, но винил в этом кого угодно, кроме себя.

— Послушай сам себя. Ты решил, что единственная причина, по которой твой отец обратился к нашему журналу, заключается в том, что он начал делать предположения о нас с тобой. Ты что, действительно так уверен, что все делается только из-за тебя?

Вскочив, Райан нервно забегал по офису, не поднимая глаз от ковра.

— И все же это странное совпадение. Мой отец ничего не знал о тебе до тех пор, пока не ворвался в мою квартиру.

— Значит, это вполне оправдывает то, что ты поставил меня в очень неловкое положение? То, что ты сделал вид, будто знать меня не знаешь, и исчез?!

— Ты не понимаешь! — крикнул Райан, но затем резко остановился и произнес более спокойно: — Я сделал это только для того, чтобы выбить почву у него из-под ног.

— Спасибо большое, что объяснил. Мне полагалось сразу догадаться. К чему было разыграно все это представление?!

Теперь смутился уже Райан.

— Прости, Симона. Именно за этим я и пришел. Я хотел объяснить. Ты не знаешь этого человека так, как знаю его я.

Ее сердце дрогнуло.

— Райан, — мягко начала Симона. — Я знаю, ты не хочешь этого слышать, но думаю, ты не прав в отношении своего отца. По крайней мере в том, что касается его дел с «Горожанкой». Наши услуги уже оплачены, почти все улажено.

Райан вздохнул.

— Это прекрасно, Симона. Постарайся получить от этого соглашения как можно больше. Но я все еще уверен, что папа замышляет один из своих обычных трюков. Вмешивается в мою личную жизнь.

— Райан, это же твой отец. Он о тебе заботится. Знаешь, я никогда не знала своего отца и в итоге жила с чудовищем… Не хотелось бы, чтобы мои слова были похожи на проповедь, но мне кажется, что тебе чертовски повезло…

Он сидел очень спокойно, уставившись в пол, но после этой фразы поднял глаза и улыбнулся. Симоне немедленно захотелось его обнять.

— Мне очень жаль, — покачал Райан головой. — Мое поведение прошлой ночью, должно быть, сильно смутило тебя.

— Ну, ты всегда можешь загладить свою вину…

— Ты сегодня свободна?

— Сейчас посмотрим, — Симона полистала ежедневник и широко улыбнулась. — В общем-то, да.

— Тогда, возможно, я смогу уговорить тебя поужинать со мной? Или посмотреть кино? Или и то, и другое?

— Звучит прекрасно! — В общем, все что угодно будет прекрасно — с Райаном.

— Вот и здорово, — он поднялся на ноги. — Мне пора на работу.

— Мне тоже нужно приниматься за дело.

Она ожидала, что он поцелует ее на прощание, но Райан только подмигнул, да так сексуально, что она чуть не растаяла.

Но в дверях он снова замер.

— Я тут подумал, не хотели бы Гомер с Дэвидом позаниматься серфингом в выходные?

Ее лицо расплылось в широкой улыбке. Как она только могла злиться на Райана Таннера?

— Уверена, они будут в восторге! Тогда я сообщу им?

— Конечно, дай мне знать, как договоришься.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Сидя рядом с Симоной на пляже и слушая шелест волн, Райан думал, что никогда в жизни не чувствовал себя счастливее.

Его жизнь снова была на взлете. Вчера у них было идеальное свидание, сегодня они провели весь день на пляже с Гомером, Дэвидом и Пинк. Катались на досках до тех пор, пока не попадали от усталости, а потом устроили пикник, до отвала наевшись жареной рыбой и картофельными чипсами. А запивали все это холодным лимонадом.

Они много смеялись. Все, даже обычно сдержанный Гомер, рассказывали истории из жизни, анекдоты, шутки…

Теперь дети играли в отдалении наполовину сдутым мячом.

— Сегодня они будут спать крепко, — произнесла Симона, склонив голову на плечо Райану. — Надеюсь, с ними все будет в порядке.

Райан нежно потерся о ее щеку подбородком.

— Не волнуйся за них. Все будет хорошо, — он и сам услышал напряжение в своем голосе и осознал, что пытается убедить прежде всего себя.

Мгновение они сидели молча, наблюдая за тем, как темнеет океан под заходящим солнцем.

— Должен признать, у меня из головы не идет история, рассказанная Пинк, — про свою семью в одно Рождество. Когда взрослые напились и стали драться.

— Ужасно, — вздрогнула Симона.

Райану на мгновение показалось, что она вспомнила подобный эпизод из собственной жизни. Научится ли она когда-нибудь доверять ему достаточно, чтобы рассказать все без утайки?

— Они заставляют меня почувствовать себя настоящей мамочкой, — улыбнулась Симона. — Мне хочется спрятать их под свое крылышко и уложить в чистые, мягкие постельки, — она вздохнула. — Беда в том, что трудно понять, как далеко можно зайти, пытаясь помочь этим ребятам.

— Гомер так гордится своей способностью позаботиться о себе… Они все очень независимы. Слишком настойчивая забота ранит их гордость.

— Возможно, ты прав. Предложи им покровительство, и они его отвергнут.

— Знаешь, есть четкая грань между помощью и вмешательством, — Райан замер. Неужели эти слова произнес он сам? Он подумал об отце и поежился.

Симона вывернулась из его объятий и пристально посмотрела на него своими прекрасными глазами.

— Райан, еще не слишком поздно…

— О чем ты? — Но он и так прекрасно знал, о чем говорила Симона.

— О твоем отце.

— Что ты хочешь сказать? Что я такой же гордый и упрямый, как Гомер?

— Не совсем.

— Но ты имела в виду, что я принимаю помощь моего отца за вмешательство!

— Но ведь именно это ты и делаешь.

— Потому, что он на самом деле вмешивается.

— Но при этом хочет только добра.

— Это спорный вопрос, — без особой уверенности возразил Райан.

Честно говоря, его отношение к старику немного изменилось за последние пару дней. Он вспомнил, как несколько лет назад Джордан предложил поговорить по душам. Райан понимал, что ему следовало ухватиться за это предложение руками и ногами, но он подумал, что отец в очередной раз вмешивается в его жизнь.

— Это напрасная трата времени! — крикнул он тогда и хлопнул дверью. Но все-таки успел оглянуться и заметить в глазах отца выражение боли.

— Райан, не повторяй моих ошибок. Мне нужно кое-что рассказать моему дедушке, причем очень важное. Но я так долго тянула, что теперь он вообще не хочет меня видеть. Это не должно произойти с тобой. Помирись с отцом.

— Я бы с куда большим удовольствием занялся с тобой любовью.

Симона рассмеялась и прижалась щекой к его плечу.

— Вовсе не обязательно исключать одно, чтобы сделать другое.

Он умолк, ощутив прилив жгучего желания. Весь день ее стройное, загорелое тело мешало ему расслабиться.

Девушка нежно коснулась губами его подбородка.

— Джордан еще в Сиднее?

— Ага.

— И сегодня он, может быть, дома?

Райан вздохнул.

— О, да. Папа никогда не изменяет своим привычкам. Оказавшись в Сиднее, он днем ходит под парусом, а потом весь вечер звонит своим менеджерам, чтобы отдать распоряжения или узнать последние новости. И в завершение дня допоздна смотрит старые черно-белые фильмы.

— Почему бы тебе не пойти к нему? Он, наверное, уже закончил свои дела. Лови момент. Сделай первый шаг.

— Только если после этого я смогу провести ночь с тобой. — Его сердце забилось учащенно. Неужели он только что предложил это Симоне?

— Райан! — чуть слышно воскликнула та. — Я не товар, который можно приобрести подобным образом!

— Разумеется. Но сегодняшний день был просто великолепен… и мне хочется проводить с тобой как можно больше времени, — он заключил ее в объятия и поцеловал.

* * *

Симона вошла в квартиру, вне себя от волнения и беспокойства, чувствуя, как быстро бьется сердце и кружится голова. Правильно ли она поступила, отправив Райана к отцу? Что, если сейчас они уже на полпути к очередному скандалу? Ведь они оба ужасно упрямы и несговорчивы.

Чем больше она узнавала Райана, тем лучше понимала, что этот мужчина — не просто красавец спортсмен. Он был удивительно романтичен, раним, терпелив, умен и обладал прекрасным чувством юмора. И чем больше он ей нравился, тем больше она волновалась.

Она должна все рассказать Райану. В конце концов, открылась же она Белл и Клер. А вдруг он испугается?!

Все равно нужно рассказать. Ты читаешь Райану лекции о примирении с отцом, а сама не может рассказать ему правду о своем прошлом.


Уже почти совсем стемнело, когда Райан добрался до квартиры отца, расположенной в доме на побережье. Он почувствовал знакомый холодок в животе. То, что он делает, — глупо. Абсурдно. Вот очередное доказательство тому, что он окончательно потерял голову. Этот эксперимент наверняка закончится отвратительной ссорой.

Дверь распахнулась.

Джордан стоял на пороге в старой футболке, выцветших шортах и явно новых тапочках. Узнав визитера, он резко побледнел.

— Райан! Что случилось?!

— Ничего не случилось. Я просто подумал, что вполне могу заскочить на секундочку. Поздороваться.

У старика задрожали губы. Он суетливо снял очки, сложил их и засунул в нагрудный карман футболки.

— Можно войти? — неловко спросил Райан.

— Да, да, конечно, — Джордан растерянно отступил в сторону, сделав приглашающий жест рукой. — Это очень приятный сюрприз.

Райан заставил себя войти и приготовился отвечать на бесконечный поток вопросов, но отец сказал только одно:

— Я сидел в кабинете. А ты проходи на кухню. Будешь пиво?

— Да, спасибо.

Джордан, казалось, оправился от первого потрясения. Краски постепенно возвращались на его лицо. Однако, следуя за отцом на кухню, Райан впервые заметил, как тот похудел, ссутулился, и осознал, что его старик и правда сдает.

— Жаль, что ты не смог остаться вчера. Пропустил великолепную вечеринку, — сказал Джордан, избегая встречаться взглядом с сыном, и вручил ему открытую бутылку пива. — Собрались очень интересные люди. — Себе он взял маленькую бутылочку содовой.

— Да, мне тоже жаль, что пришлось уехать. Возникли очень важные дела.

Они оба знали, что Райан говорит неправду, но Джордан никак не прокомментировал это. Мужчины вышли на балкон, откуда открывался чудесный вид на гавань. Сидя в шезлонге, Райан любовался яркими огнями, отражавшимися в воде. Ему внезапно захотелось, чтобы Симона была сейчас с ним…

— Честно говоря, твоя девушка произвела на меня очень сильное впечатление.

— Она не моя, — Райан попытался улыбнуться сквозь стиснутые зубы и подумал, что, возможно, ему следует немедленно уйти.

— Ты же положил на нее глаз, разве нет?

Райан вздохнул.

— Уверен, то же самое могла бы сказать добрая половина Сиднея — по крайней мере его мужского населения.

— Ты с ней встречаешься?

— Послушай, пап, я пришел не для того, чтобы говорить о Симоне.

— Нужно очень осторожно и тщательно разыгрывать эту партию, Райан, если хочешь удержать такую девушку.

Райан сделал большой глоток пива из бутылки и попытался хоть немного успокоиться.

— Я не прошу и не нуждаюсь в твоих советах. Я сам могу разобраться со своими девушками, — ровно ответил он. — Равно как и во всей своей жизни.

Джордан проигнорировал это заявление.

— Я разузнал кое-что про Симону. Великолепная партия. Успешная женщина. Должен сказать, в деловой сфере она на голову выше всех твоих предыдущих пташек. Она бы стала для меня великолепной невесткой. Но если ты хочешь произвести на нее впечатление, тебе нужно будет хорошенько постараться.

— Пап, оставь эту тему. Лучше расскажи мне о своих успехах в плавании. Куда ты плавал на яхте?

— Симоне будет не слишком интересно с пляжным плейбоем, сынок. Ей нужен кто-то посолиднее. Тебе пора остепениться… Продемонстрируй сильный характер и крепкое чувство…

— Хватит! — С этими словами Райан вскочил на ноги, собираясь уйти. С большой неохотой помедлил.

Он обещал Симоне попытаться…

Райан подошел к балконным перилам. Следовало бы, наверное, рассказать Джордану, что он ведет куда более счастливую жизнь, чем все вокруг считают.

— Я говорю вполне серьезно, сынок, тебе следует попытаться удержать Симону Грей. Устроили бы тебе роскошную свадьбу…

— Это очень великодушно с твоей стороны, но не стоит.

— Неужели тебе не нравится эта девушка?

— В этом-то и проблема, — пробормотал Райан сквозь зубы. — Ты очень жестоко обманываешься, думая, что я приму от тебя советы по поводу личной жизни.

— Было бы глупо пренебречь ими, — улыбнулся Джордан. — Не забывай, я убедил трех женщин выйти за меня замуж.

Райан хлопнул ладонью по перилам. Хорошо Симоне советы давать! Она-то смотрела на все это со стороны и не жила его жизнью.

Медленно обернувшись, он вернулся на свое место. Отец сидел выпрямившись и скрестив руки на груди.

Склонившись к нему, Райан спросил:

— Почему ты не можешь хоть раз довериться мне?

Ответом послужило молчание. Джордан заметно напрягся.

— Я ведь за всю свою жизнь не сделал ничего, что было бы тебе приятно, верно? — настаивал Райан.

— Сделал, и не единожды.

— Нет, не сделал. У меня никогда не было шанса. Потому что ты так и не простил мне смерть мамы.

— Райан! — Джордан так быстро закрыл рот, что Райану показалось, будто он услышал стук зубов.

Черт возьми! Он все-таки сказал это. То, что хотел и не мог сказать с тех пор, как ему исполнилось девять.

— Это… это не так, сынок…

К своему ужасу, Райан почувствовал, как что-то сдавливает горло, а зрение странно затуманивается. Он не знал, сколько просидел вот так, изо всех сил молча борясь со слезами, не в силах взглянуть на поникший силуэт отца. Когда на его плечо легла тяжелая рука, он поднял глаза и увидел, что Джордан стоит рядом и напряженно смотрит на него блестящими глазами.

— Я знаю, что частенько излишне опекал тебя, Райан. Когда ты родился, я потерял любовь всей своей жизни, — Джордан напряженно сглотнул, словно набираясь сил перед продолжением, — и приходил в ужас от одной мысли, что могу потерять еще и тебя. Этого я бы не смог вынести…

Райан издал странный звук, в котором рыдание смешивалось с возгласом радости. Отец крепко обнял его.


Было почти одиннадцать часов, когда Симона поняла, что Райан передумал и сегодня не собирается приходить к ней.

Первую часть вечера она провела в глупой суете — вымыла голову, сделала маникюр и педикюр, втерла в кожу ног увлажняющий лосьон. Затем Симона устроилась было с бокалом вина на диване перед телевизором, но почти сразу же вскочила и начала нервно мерить шагами комнату, волнуясь и поглядывая на часы.

Что его так задержало? Неужели они с отцом все-таки поссорились?

В десять минут одиннадцатого она сдалась, приготовила себе чашку горячего шоколада и легла в постель с книгой. Теплый, уютный свет лампы заливал комнату, делая ее уютным и безопасным убежищем. Флаконы духов нежно поблескивали, как и хрустальная шкатулка с серьгами ее матери.

У Симоны наконец-то начали слипаться глаза — она была вымотана до предела серфингом и плаванием, а также напряженным ожиданием…

Внезапно она проснулась, напуганная резкой трелью звонка.

Девушка кинулась на кухню, споткнулась по дороге, схватила трубку.

— Алло!

— Симона, это Райан.

Сердце забилось еще чаще. Который час? Что произошло?

— Ты где?

— Под твоей дверью.

Все еще не проснувшись окончательно, Симона тупо уставилась на входную дверь.

— Я стучал, но ты не слышала. Извини. Я тебя разбудил?

— Нет, нет, все в порядке. Уже иду, — она поспешила распахнуть дверь.

Один вид Райана наполнил ее душу счастьем.

— Ради бога, извини, что я так поздно. Ты уже спала, верно?

— Который час?

— Почти полночь.

— Значит, спала недолго, — она пригладила рукой встрепанные волосы и внезапно поняла, что стоит в дверях в тонкой ночной рубашке из синего шелка. Симона шагнула в сторону, пропуская Райана в квартиру. — Ну, как все прошло?

— На удивление хорошо.

— Ох, Райан, я так рада!

— У нас накопилось много тем для беседы, и мы даже не заметили, как пролетело время. Поэтому я и опоздал.

— Ты поел?

— Мы с папой сварили спагетти.

— Что, все прошло настолько хорошо? — спросила она, идя впереди него по коридору. — То есть вы все уладили?

— Ну, один вечер не сотрет двадцать лет непонимания, но мы здорово продвинулись вперед, — Райан поймал ее за запястье и с нежной улыбкой притянул к себе. — И за это я должен благодарить только тебя, моя милая, чудесная девочка…

Симона ощутила жар его пальцев на своих запястьях.

— Я очень рада, что все получилось. Ты выглядишь по-настоящему счастливым.

— Я кое-что тебе принес, — произнес Райан. — Вообще-то это прислал мой отец, но выбирал я, поэтому получается, что вещь от нас обоих. Это предмет из той самой новой коллекции драгоценностей, которую будет рекламировать твой журнал.

Из кармана джинсов он вытащил бережно свернутое ожерелье — сказочное соединение розовых кристалликов, больших и маленьких, с золотыми звеньями. В центре располагалось искусно выполненная фигурка стрекозы. Симона открыла рот от восхищения.

— Райан, оно просто великолепно! Откуда ты узнал, что у меня слабость к стрекозам?

— Просто повезло. Угадал.

Она подозрительно покосилась на него.

— Ты наверняка вспомнил ту статью о путешествии в Гималаи. Я там как раз описывала разноцветных китайских стрекоз.

— Может, и так, — с мальчишеской ухмылкой признал Райан. — Ну-ка, я хочу посмотреть, как оно будет смотреться на тебе.

Она ощутила жар его пальцев на своей коже, и ожерелье обвило ее шею.

— Оно выглядит просто идеально. Тебе очень идет, — сказал он и добавил чуть тише: — Ты само совершенство, Симона.

О, боже… Если бы только…

Она поняла, что стоит с закрытыми глазами, только когда ощутила легкое прикосновение губ Райана к своим. Затем они скользнули по ее обнаженной шее и плечам…

Райан: Райан здесь. Он хочет быть с ней.

Его чувства и желание были настолько очевидны, что у девушки заныло сердце. Она почувствовала себя богиней. Она хотела ласкать его тело, прижаться к нему, и целовать, и ощутить его в себе…

Его руки коснулись ее груди.

— Симона, — прошептал он хрипло. — Ты хоть представляешь, до чего ты прекрасна? — Большие пальцы ласкали ее груди сквозь ткань ночной рубашки, и девушка поняла, что теряет голову. Желание, острое, сводящее с ума, наполняло все ее существо.

— Где твоя спальня? — пробормотал Райан.

— Наверху. Слишком далеко…

У нее так дрожали ноги, что Симона боялась не дойти. Вполне подойдет и диван. Или стол. В конце концов, ковер на полу. Что угодно, лишь бы это дивное ощущение не покидало ее.

Внезапно Райан подхватил ее на руки и без малейших усилий понес в спальню.

Какое блаженство — вытянуться вместе с ним на мягкой постели, шелковых простынях, избавиться наконец от ночной рубашки и почувствовать жар его тела…

— Ты прекрасна.

Он тоже был прекрасен. Великолепный любовник — нежный, сильный. Его страстные поцелуи пробуждали в ней желание такой силы, какое она не испытывала раньше.

И наконец их затопило наслаждение.

Да. Им с Райаном явно предназначено судьбой быть вместе.


Лежа рядом с Райаном, с трудом приходя в себя, Симона медленно возвращалась с небес на грешную землю. Тревожные мысли снова нахлынули на нее.

— В чем дело? — Райан оперся на локоть и посмотрел в ее глаза.

Не в силах сказать ни слова, она отвела взгляд, покоренная нежностью, сиявшей в его глазах.

Его рука нежно заправила короткий локон ей за ухо.

— Плохие воспоминания?

Симону бросило в жар.

— Это связано с твоей семьей? Ты об этом писала в дневнике?

Девушка кивнула.

— Ты уверена, что не хочешь поговорить об этом?

— Может, мне стоит пойти и… сделать нам чаю? — попыталась она избежать ответа.

— На чай у нас еще будет время позже, — он нежно поднял ее лицо за подбородок и посмотрел в глаза. — Если ты не хочешь рассказывать мне, в чем дело, и не надо. Зато я смогу снова поцеловать тебя.

Райан слегка коснулся ее губ своими, а затем нежно провел губами по ее шее и плечам.

— Думаю, я должна тебе кое-что рассказать.

Райан снова облокотился на подушку и улыбнулся девушке, нежно поглаживая ее руку.

— Я даже не знаю, с чего начать. Все так ужасно…

— Ну, удивить меня вряд ли уже удастся…

Симона припомнила, что Белл сказала нечто подобное в ту памятную ночь на Гималаях.

— Это касается… моей матери.

Воистину, начало — половина дела. Она почувствовала, как какой-то заслон в ее душе сдвинулся.

— Подожди секундочку, — попросила она, поднялась на ноги, подошла к туалетному столику и взяла фотографию своих родителей. — Это мои папа и мама. Анджела и Дуглас Грей.

Райан сел на постели и стал разглядывать фото. Симона скользнула под одеяло, прижалась к его груди и глубоко вздохнула.

— Они кажутся очень милыми. И очень молодыми.

— Им было всего по девятнадцать лет. Они поженились незадолго до того, как папа отправился воевать во Вьетнам.

— Ты на них похожа. У тебя очертания лица, как у отца, и дивные глаза и губы твоей матери.

Симона кивнула и прикусила губу. Райан нежно прижал ее к себе и поцеловал в щеку.

— Что случилось?

Воздух в комнате, казалось, сгустился. Симона не могла сделать и вдоха. Паника вернулась и начала нарастать.

Он поставил фотографию на столик.

— Давай-ка устроимся поудобнее. А потом ты все мне расскажешь.

Чувствуя, как ее колотит нервная дрожь и начинает подташнивать, Симона наблюдала за тем, как Райан превращает синие подушки и простыни в уютное гнездышко.

— Иди сюда, моя красавица, — Райан улыбнулся, похлопав по простыни рядом с собой. Он укрыл их обоих простыней и обнял Симону. Она прижалась лбом к надежному, сильному плечу и почувствовала, как паника слегка утихла.

— Ты уже говорила, что твой отец погиб во Вьетнаме. Твоя мать, наверное, была совсем молода. Но еще ты говорила, что у тебя был отчим. Когда она снова вышла замуж?

— Мне было десять лет, когда она стала женой Гарольда Пирсона.

— И он тебе не нравился?

— Он был настоящим чудовищем. Я его ненавидела. Он постоянно напивался и избивал маму. Ты не можешь даже представить себе, как это было ужасно… Когда мне было пятнадцать, он подрался с матерью на лестнице. И упал…

Симона содрогнулась и замолчала.

— Симона, расскажи мне все. Ведь случилось кое-что еще, более ужасное?

— Да, — шепнула она и вздохнула. — Он погиб…

— Когда упал?

— Да…

Его руки нежно укачивали девушку.

— И что случилось?

— Был суд. Моя мать была обвинена в убийстве.

— Твою мать судили? Бедная девочка…

— Суд не ставил ей в вину самозащиту. Она была осуждена за хладнокровное убийство мужа.

Он удивленно вздрогнул.

— Осуждена?!

Симона с закрытыми глазами кивнула.

— Маму приговорили к пяти годам лишения свободы, но она так и не дождалась освобождения. Она умерла через два года в тюрьме.

— Симона, мне так жаль… — он покрепче прижал ее к себе. — Это ужасная несправедливость. А… как же ты?

— О, со мной все было в порядке. Дядя и тетя взяли меня к себе — тетя Эдит была сестрой моего отца. Пострадала только моя мать.

— Пять лет — слишком суровый приговор для женщины, которая вынуждена была дать отпор жестокому мужу.

— Приговор был вообще вынесен ошибочно, Райан. Но… — ее губы искривились, и какое-то время девушка не могла продолжать. — Мама даже не пыталась защищаться.

Райан заправил локон ей за ухо, нежно погладил девушку по щеке.

— Симона, это просто ужасно. Но ведь теперь все позади, — Райан нежно обнял ее за плечи. — Милая, нельзя изменить свое прошлое. Но можно попытаться оставить его позади.

Она распахнула глаза. О, Святые Небеса!

Райан подумал, что она уже все рассказала. Но Симона только начала.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Райан запоздало сообразил, что прервал рассказ Симоны. Он злился на себя за то, что не почувствовал этого сразу же. Следовало подбодрить ее, заставить рассказать ему все.

Но теперь она вновь замкнулась. Настояла на том, чтобы заварить чай, поэтому они направились на кухню, закутавшись в халаты.

Наблюдая за ее дрожащими руками, Райан остро ощутил свою беспомощность. И отчаяние. Симона столько сделала для него! Райан знал, что будет вечно благодарен ей за то, что она убедила его поехать к отцу. Но даже это не могло сравниться с тем счастьем, когда они стали близки…

Они уселись с чашками на диван, и Райан ощутил, как снова нарастает напряжение.

— Симона, есть что-то, о чем тебе нужно поговорить?

Она покачала головой, залпом выпила свой чай и поставила чашку на столик.

— Я хочу рассказать тебе все, Райан. Но не могу. Это слишком ужасно. Не понимаю, как я сумела рассказать это Белл и Клер на Гималаях. Я не смогла повторить это даже своему дедушке.

— Это тот самый дедушка, который не хочет с тобой разговаривать?

Симона уныло кивнула.

— Я обещала Белл и Клер. Мы заключили договор, и я решила вернуться в Сидней, пойти к своему дедушке и все ему рассказать, вымолить прощение. Но я избегала его долгие годы, и теперь он не хочет даже видеть меня, — она с трудом сглотнула. — Во всем виновата только я. Не знаю, что мне теперь делать…

— Но ты чувствуешь, что должна сказать ему? От этого зависит твое счастье?

— Да. Но… — она закрыла лицо ладонями. — Наверное, я никогда не смогу оставить это позади. Думаю, мне нужно написать ему письмо.

Райан взял ее за руку и нежно поцеловал.

— А не лучше ли поехать к нему без предупреждения и отказаться уходить до тех пор, пока он тебя не выслушает.

Симона побледнела.

— Я не могу!

— Можешь, Симона, — он крепко сжал ее ладонь. — Ты знаешь, что это тебе нужно, значит, сможешь.

— Как я смогу рассказать ему все, если он даже не хочет меня видеть? Разбить палатку под окнами и жить в ней, пока дедушка не согласится выслушать меня? Лечь поперек выхода, и пусть перешагивает?!

— Уверен, такие радикальные меры не понадобятся. Он сменит гнев на милость сразу же, как только тебя увидит.

— Хотела бы в это верить… — Через мгновение на ее губах появилась легкая улыбка. — Тебе этот разговор ничего не напоминает?

— Что ты имеешь в виду?

— То, как мы сидели на пляже и я уговаривала тебя отправиться к отцу.

— Это был один из лучших советов, которые я когда-либо получал, — он нежно прикоснулся рукой к ее щеке. — И сейчас ты должна последовать такому же совету.

— Но ведь я не такая смелая, как ты.

— А я поеду вместе с тобой, — решительно заявил он. — К твоему дедушке. Мы разберемся с этим вместе.

Симона сидела очень тихо, глядя в пол.

— Райан… это слишком великодушно с твоей стороны. Я не должна была взваливать свои проблемы на тебя. В конце концов, мы знаем друг друга очень недолго.

Он криво ухмыльнулся.

— Разве? В таком случае я, очевидно, знал тебя еще в прошлой жизни. У меня такое ощущение, что мы знакомы уже целую вечность.

Симона обернулась к нему.

— И ты правда поедешь вместе со мной? Серьезно?

— Честное слово, Симона. Я отправлюсь с тобой и больше не желаю слышать никаких возражений.

Она молча сидела на стуле, осознавая сказанное.

Райан понял, что она приняла окончательное решение, по тому, как сначала напряглись, а затем расслабились ее плечи, словно она сбросила со спины тяжелую ношу.

— И когда мы поедем?

— Тебе решать. В конце концов, ты же сама себе начальник. Почему бы тебе не взять завтра выходной?

* * *

Уверенность покинула Симону, стоило ей открыть ворота, чтобы Райан смог въехать на территорию усадьбы ее дедушки.

Все в Маррейвинни было ей печально знакомо — голубоватые холмы, затянутые прозрачной дымкой, длинная, извилистая дорожка, которая вела к загону, большая река, шелковистой нитью тянувшаяся вдалеке, и запруда, куда по вечерам кенгуру приходили на водопой.

Сам дом, представлявший собой старинный кирпичный особняк с верандой, был напоминанием о колониальных временах. Симона словно вернулась в золотые дни своего детства. Если бы только…

Стоило только Райану подъехать к дорожке, которая вела к дому, как навстречу машине выбежали две овчарки и бешено залаяли.

— Вот черт, — пробормотала Симона. — Замечательное начало.

Девушка, нервничая с каждой секундой все больше, взяла свою сумочку.

Райан ободряюще улыбнулся и подмигнул ей.

— Я знаю, через что тебе предстоит пройти. Но помни — я рядом с тобой. Буду с тобой и потом, когда все закончится.

Симона кивнула в ответ и благодарно улыбнулась, чувствуя себя виноватой перед Райаном. Бедный, он еще не знал, что ему предстоит услышать…

Как только они вышли из машины, собаки прекратили лаять. Животные обнюхали людей и радостно завиляли хвостами.

— Видишь, — сказал Райан. — Это не сторожевые собаки, а домашние любимцы.

Мужчина взял Симону за руку, и вместе они подошли к дому.

Девушка втайне надеялась, что Райан возьмет инициативу в свои руки, но тот чуть отошел назад, предлагая Симоне самой сделать решающий шаг.

У двери висел старомодный звонок-колокольчик. Симона дернула за цепочку, чувствуя, как руки становятся влажными от волнения.

Райан быстро поцеловал девушку в щеку. Они подождали чуть-чуть…

Потом еще чуть-чуть…

И еще немножко…

— Похоже, никого нет дома, — произнесла Симона, чувствуя странную смесь вины и облегчения. — Тогда давай возвращаться. Видимо, лучше будет все-таки отправить письмо.

— Подожди, кажется, кто-то идет.

Райан оказался прав: в доме послышались приглушенные шаги, тихо скрипнула половица.

Наконец дверь открылась. За ней стоял ее дедушка, сильно постаревший и похудевший, но в остальном — такой, каким Симона его помнила. Он был одет очень аккуратно. Волосы уже давно побелели, но он был по-прежнему красив, силен и строен.

Симона попыталась заговорить, но горло сдавило от волнения.

— Чем могу помочь? — спросил он хорошо поставленным баритоном, таким знакомым, что Симона едва удержалась от слез.

Джонатан Дейнтри перевел взгляд с Райана на Симону.

— Симона? — Его голос дрогнул. — Что ты здесь делаешь?

— Здравствуй, дедушка.

Именно этого момента она так ждала. И так боялась.

Она быстро взглянула на Райана, и он ободряюще улыбнулся ей.

— Мне нужно поговорить с тобой, дедушка. Можно нам войти?

Он ответил не сразу, и Симона вспомнила о хороших манерах.

— Прошу прощения. Сначала нужно вас познакомить. Дедушка, это Райан Таннер.

Мужчины пожали друг другу руки.

Глаза Джонатана Дейнтри сузились, когда он обернулся к Симоне.

— Вы проделали долгий путь. Должно быть, это важно. Полагаю, вам лучше войти.

— Спасибо.

У Симоны пересохло во рту, когда они следовали за ее дедушкой в гостиную — элегантно обставленную комнату с высоким потолком. На окнах висели шторы, стены были оклеены светлыми обоями, на паркетном полу лежали настоящие восточные ковры.

Джонатан остановился и с любопытством посмотрел на Райана.

— Вы случайно не состоите в родстве с печально известным Джорданом Таннером?

— Да, сэр, я его сын.

Старик внимательно и напряженно смотрел на Райана.

О, господи, подумала Симона, чувствуя, как паника возвращается, угрожая затопить ее разум. Что такого мог сделать отец Райана, чтобы так расстроить дедушку?

— Ваш отец — интересный человек. Когда я еще занимался политикой, он прислал мне письмо, в котором сообщал, что все мои действия ошибочны, а значит, нелепы.

Райан спокойно улыбнулся.

— Очень похоже на моего отца.

Джонатан криво усмехнулся.

— Он и в самом деле интересный человек, — повторил старик. — Прошу вас, садитесь.

Девушка была очень благодарна Райану за то, что он сел рядом с ней, на диван с высокой спинкой.

Дедушка сел напротив посетителей.

— Что ж, Симона… Говоря правду, ты — последний человек, которого я ожидал увидеть, открывая дверь. — Он никогда не любил ходить вокруг да около, предпочитая сразу брать быка за рога. — Полагаю, в присутствии мистера Таннера я могу говорить открыто. Ты много лет избегала встреч со мной.

Симона грустно кивнула.

— Мне жаль, что мы почти не виделись. Это целиком и полностью моя вина. — (Казалось, это признание его удивило.) — Я чувствовала себя из-за этого просто ужасно. И… и надеюсь, что ты поймешь. Видишь ли… это из-за моего обещания маме.

Его лицо побледнело.

— Анджела заставила тебя пообещать больше не видеться со мной?

— Нет, не совсем. Но она заставила меня обещать, что я не расскажу тебе кое-что. А я знала, что если мы будем видеться, как прежде, то я непременно проболтаюсь.

Его губы дрогнули.

— Но сейчас ты все равно хочешь все мне рассказать?

Симона кивнула, чувствуя себя совсем отчаявшейся.

Она должна это сделать!

— Это касается Гарольда Пирсона. И суда. И мамы… — (Джонатан не шевельнулся.) — Есть кое-что, что не было выяснено в суде, — выдавила Симона, ощутив, как ее внутренности сжимаются от страха. Райан сжал ее руку. Спасибо, мысленно поблагодарила его Симона. Она быстро произнесла: — Это должна была быть я.

Дедушка уставился на Симону, не понимая, что она хотела этим сказать. Он взглянул на Райана.

— Она рассказывала вам об этом?

— Нет, сэр, — Райан погладил ее ладонь большим пальцем и ободряюще посмотрел на девушку. — Что ты имела в виду, Симона?

Господи. Вот оно! Нужно произнести эти слова…

— В тюрьму должны были посадить не мою мать. Меня.

Джонатан наклонился вперед.

— Почему?

Она не могла говорить.

— Ты была там? — мягко спросил Райан. — В ту ночь, когда погиб Пирсон?

— Да, — Симона вздрогнула, произнеся это слово. И отвернулась от обоих мужчин. — Это сделала я.

Она ощутила мгновенно повисшее напряжение. Оно казалось одушевленным существом, нависало над ней, подавляло волю…

Ее подбородок начал дрожать, но Симона знала, что уже не сможет отступить.

— Это я толкнула Гарольда Пирсона так, что он упал. Я пыталась остановить его, не дать ударить маму. И я невольно толкнула его, но он был пьян и потерял равновесие… и покатился по ступенькам.

— Симона…

— О, дорогая моя…

Ужасные слова наконец вырвались на свободу.

— Это я убила его.

Прижав трясущуюся руку ко рту, она повернулась к Райану… Но в его глазах не было ужаса, который она так боялась увидеть в них, только глубокое, сильное горе. Она посмотрела на дедушку и прочла в его глазах боль, схожую с ее собственной.

— Мама не позволила мне признаться. Мама сказала полиции, что это она толкнула Гарольда. Она настаивала на своем, а я не могла переубедить ее. Мама не позволила мне сознаться. Она солгала в суде и отправилась в тюрьму. Вместо меня, — ее губы жалко искривились. — И… и я сделала, как она велела…

— Конечно, ты так и сделала, бедная девочка. Тебе было всего пятнадцать лет, еще ребенок… — Джонатан был потрясен, но говорил уверенно. — У тебя не было выбора.

Симона смотрела в пустоту перед собой.

— Мама всегда старалась защитить меня. Она не хотела, чтобы моя жизнь была запятнана смертью Пирсона. Но она не заслужила такого наказания — тюрьмы. И мама не должна была умирать там. Это из-за меня мама умерла. Это я ее убила.

— Нет, все совсем не так! — запротестовал Райан.

— Нет, так. Это моя вина.

— Если уж здесь кто и виноват, то только твой отчим, который наполнил вашу жизнь горем.

— Но ведь я его убила, — всхлипнула Симона и без сил повалилась на диван. Плечи ее сотрясались от рыданий.

— Ты защищала Анджелу, — услышала она голос дедушки. — Это был несчастный случай.

Райан тихо застонал, и этот звук испугал Симону. Что он теперь о ней подумает? В глубине души она почувствовала, как лопнула какая-то струна, которая была натянута слишком сильно.


Симона не знала, сколько времени прошло, прежде чем она, к собственному удивлению, осознала, что ее рыдания стихают.

— Симона, — раздался голос дедушки где-то над ней. — Симона, моя бедная девочка…

Теплая рука нежно похлопала ее по спине, и она подняла голову. Дедушка склонился над ней, его глаза влажно блестели.

Симона с трудом села, чувствуя, что горло горит, и вытерла глаза руками. Только теперь она осознала, что Райан уже не сидит рядом с ней. У Симоны упало сердце. Неужели ее признание оттолкнуло его?

— А где Райан?

— Я хотел немного побыть с тобой наедине. Он ушел на кухню.

Дедушка сел рядом с Симоной.

— Ты… ты сможешь когда-нибудь простить меня? — Ее голос звучал совсем глухо из-за плача.

— Простить? Это я должен просить прощения. Мы, взрослые, подвели тебя. Все. Этот негодяй Пирсон, да и Анджела тоже… Что касается меня… я только жалею, что… — он грустно покачал головой. — Я пытался помочь Анджеле. Нанял одного из лучших адвокатов в стране, чтобы он защитил ее. Но она не хотела принимать мою помощь. И отказалась от его услуг.

— Думаю, она запаниковала. Она больше всего боялась, что умелый адвокат заставит ее признаться. Рассказать, как все было на самом деле.

— Да, — тяжело вздохнул Джонатан. — Если бы только Анджела рассказала обо всем мне… Тебя бы не обвинили и не посадили. Это был несчастный случай, что было бы очень легко доказать. Вы обе не должны были так страдать.

Той частью своего разума, которая все эти годы была способна трезво оценивать ситуацию, девушка понимала, что дедушка прав. Но как вынести мысль о бесполезности жертвы ее матери?

Дедушка дрожащей рукой поправил очки.

— Анджела всегда была упрямой. Она не желала слушать, когда я предупреждал ее, что Пирсон — не самый подходящий человек для брака. До сих пор не могу понять, почему она вышла за него замуж.

Джонатан закрыл глаза, и Симона с легкостью прочла в прорезавшихся новых морщинках его печаль и тоску.

— Прости, что после всех этих лет я вылила на тебя все это.

— Я очень рад, что ты наконец это сделала, — он улыбнулся. — Моя маленькая Симона вернулась ко мне.

— Дедушка… — Она прильнула к старику, и он обнял ее. Она чувствовала знакомый запах его чистой, выглаженной рубашки и его слезы на своих щеках.

И ужасная тяжесть, которая все эти годы была у нее на душе, исчезла.

Они долго говорили… о ее родителях, о ее детстве…

И Симона чувствовала, будто с каждой минутой к ней возвращается жизнь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Райан сидел в плетеном кресле на веранде Маррейвинни. Отсюда был виден длинный ряд загонов для скота, который тянулся почти до самой реки.

Что сказал ему отец?

«Симоне будет не слишком интересно с пляжным плейбоем, сынок. Ей нужен кто-то посолиднее».

Тогда ему казалось, что эта тирада — не более чем пустое сотрясание воздуха. Но не теперь.

Услышав историю Симоны, Райан понял, что его отец говорил правду. В ее жизни произошло столько ужасных событий, но она многого достигла. Сумела продолжить жить — достойно и честно. Она добилась ответственного поста в «Горожанке», занималась благотворительной деятельностью, заботилась об уличных детях…

Насколько же незначительными были его собственные проблемы — недопонимание в отношениях с отцом, которое умные мальчики обычно преодолевают еще в подростковом возрасте, да нормальное соперничество, которое присутствует между братьями. И этим мелочам он позволял отравлять себе жизнь столько лет…

Наклонившись вперед и поставив локти на колени, Райан тупо смотрел на загоны, где паслись овцы. Что ему под силу предложить Симоне? Конечно, он мог писать интересные истории, но никогда не пытался заняться чем-то серьезным и стоящим. И находил тысячу поводов отлынивать от этого.

Он обманывал себя, считая, что в его жизни все в порядке. И почему он решил, что он — тот парень, с которым Симоне хотелось бы провести всю свою жизнь. Черт, он только теперь понял, что ни разу, глядя в зеркало, не видел настоящего Райана Таннера — бесцельно прожигающего жизнь пляжного плейбоя. Такого, каким его видели отец и весь мир.


Умывшись и причесавшись, Симона направилась на поиски Райана и обнаружила его на веранде в одиночестве. У него был бледный и грустный вид.

Он поднялся, когда девушка приблизилась. Глаза Райана блеснули, лишь только Симона взяла его за руки и подняла лицо для поцелуя.

— Большое тебе спасибо за то, что привез меня сюда, — произнесла она. — Я ни за что не смогла бы поговорить с дедушкой без тебя.

— У вас все в порядке?

— Да. Дед все понял. Так хорошо наконец-то сбросить эту ношу… Я чувствую себя гораздо лучше.

— Счастлива?

— Еще бы. Куда счастливее, чем раньше. Даже лучше, чем после того, как я поделилась всем этим с Белл и Клер.

— Ты заслуживаешь счастья, — произнес Райан и обнял ее.

Но Симона почувствовала, что что-то в нем изменилось. Его объятия были чудесными и теплыми, но чего-то не хватало в его голосе, в глазах… Ее сердце снова дрогнуло. Неужели его на самом деле отпугнула ее трагедия?

Она отстранилась, глядя в его лицо.

— Райан, ты в порядке?

— Конечно. И я очень рад за тебя.

— Прости, что я вот так все вылила на тебя, — произнесла она. — Ты, наверное, решил, что мне пора в психушку.

— Чушь. Мне кажется, что ты удивительно разумно вела себя. Ты самая собранная женщина, которую я встречал в своей жизни.

Она хотела бы верить ему, но что-то было в его глазах — настороженность, которой она еще ни разу там не находила. И это пугало.


Дедушка настоял на том, чтобы они остались на ночь.

— Конни уже приготовила для Райана комнату для гостей. А тебя, Симона, ждет не дождется твоя старая спальня, — голубые глаза Джонатана влажно блеснули. — Надеюсь, такое расселение устраивает вас обоих.

Молодые люди заверили старика, что все в полном порядке и отдельные комнаты им вполне подойдут.

Джонатан был в прекрасном расположении духа и превосходно играл роль радушного хозяина. Райан принимал участие в разговоре, но, как заметила Симона, с каждым мгновением он становился все более и более сдержанным и замкнутым.

— Ты очень похожа на отца, Симона, — произнес Джонатан, прервав ее размышления.

— Ты правда так думаешь?

— У тебя его глаза и волосы, но гораздо больше сходства в ваших характерах. Он был настоящим героем.

Удивленная и обрадованная этой похвалой, девушка отложила нож и вилку.

— В самом деле?

— Он погиб во Вьетнаме в конце войны, пытаясь вытащить раненого товарища из-под обстрела, — дедушка взял Симону за руку и сжал ее. — Ты такая же смелая и решительная, милая моя.

Девушка взглянула на Райана, и тот поднял бокал в ответ.

— Я полностью согласен с вами. Тебе есть чем гордиться, Симона.

Он улыбнулся, но, к ее вящему беспокойству, тень гнетущих размышлений, поселившаяся в его глазах после того, как она призналась во всем, не исчезла.

Разговор плавно перешел на другие темы, что доставило девушке несказанное облегчение, особенно когда дедушка попросил ее подробнее описать путешествие по Гималаям. Разговор о Китае плавно перетек к Гонконгу, где часто бывал Джонатан.

— Вам доводилось бывать на рынках возле храма в Коулуне [2], Райан?

— Да, я был там, — отозвался тот, — и нашел это местечко весьма оригинальным. Большинство лавок открываются только ближе к вечеру. Национальная одежда, местные лекари…

Симона улыбнулась.

— И, конечно же, предсказатели?

— Ты что, к ним ходила?

— Честно признаться, да. Я нашла там одного старичка. У него в клетках сидели маленькие птички, которые вытаскивали конверты с предсказанием судьбы.

— По-моему, я видел там нечто подобное. Вокруг толпился народ, терпеливо ожидая, когда птичка принесет предсказание следующему.

— Да, это очень серьезный и напряженный процесс.

— И что, стоило ожидать?

— Полагаю, что да, — Симона отпила из бокала вина и улыбнулась.

— Ну и что тебе нагадала маленькая вестница? — спросил дедушка. — Ты же не заставишь нас до конца дней терзаться догадками?

— На самом деле ничего интересного. Разумеется, предсказание было на китайском, поэтому мне пришлось искать кого-нибудь, кто мог бы перевести для меня текст.

— И?..

— Мне сказали: случится нечто неожиданное, что принесет мне большое счастье, но явится из сомнительного источника.

Говоря это, Симона почувствовала, как по позвоночнику пробежала нервная дрожь. Она вспомнила все, что произошло с ней с момента приезда — пропажу дневника, звонок Райана, их знакомство, его настойчивые уговоры съездить к дедушке… и примирение.

О господи… это произошло. Все исполнилось. Я обрела счастье, о котором так давно мечтала. А Райан — сомнительный источник всего этого.

— Весьма расплывчатое предсказание, верно?

Оно было отнюдь не расплывчатым. Для Симоны все было более чем ясно.

— Как я уже говорила, Райан, это всего лишь развлечение. И, возможно, годам к девяноста мне все-таки удастся понять, в чем суть.

— Ну и как долго вы уже вместе?

Этот неожиданный вопрос дедушки удивил их обоих.

— Райан — мой очень хороший друг, — быстро произнесла Симона, — и, если бы не его помощь, меня бы сейчас здесь не было.

Но он, казалось, был намерен быть предельно откровенным.

— Вообще-то, сэр, мы познакомились совсем недавно, — сказал он, не глядя на Симону.

— Понятно, — отозвался Джонатан, словно он действительно понял достаточно.

Неприятное предчувствие закралось в ее сердце.


Симона долго лежала без сна, думая о Райане. Интересно, он уже заснул или по-прежнему лежит без сна? Скучает ли он по ней так же, как она по нему?

Можно было бы пробраться в его спальню. Дедушка все равно спит в другом крыле, и никто ничего не узнает… Однако воспоминания о сдержанности Райана остановили девушку. Возможно, лучше дать ему отдохнуть.

Завтра все будет в порядке. Они с Райаном смогут обо всем поговорить по дороге в Сидней.

Если бы только ей удалось заснуть…


К разочарованию Симоны, всю дорогу домой Райан разговаривал с ней о ее воспитанниках.

— Я подумал о том, что, если бы у Дэвида и Гомера были велосипеды, они могли бы устроиться курьерами, — произнес Райан. — Детишки на велосипедах исполняют подобные поручения очень быстро, потому что не застревают в пробках.

По мнению Симоны, это была прекрасная идея, но сейчас ей вовсе не хотелось говорить о Гомере, Дэвиде и Пинк. Она-то думала, что они с Райаном обсудят свои отношения…

Неужели человек, которого она так крепко полюбила, не хочет больше быть с ней рядом?

— Эй, соня, мы почти дома!

Симона с трудом села и поняла, что умудрилась заснуть в весьма неудобной позе. Голова склонилась набок, как у тряпичной куклы, и теперь затекшая шея нестерпимо болела. Припарковав машину возле ее дома, Райан спросил:

— Пойдешь завтра на работу?

— Да, конечно. Куда я денусь? — ответила она, зевнув. — Хотя у меня такое чувство, что я бы могла проспать целую неделю.

— Тебе сегодня нужно будет лечь спать пораньше.

— Поднимемся ко мне и выпьем по чашечке кофе?

Райан вежливо улыбнулся, наклонился и поцеловал девушку.

— Ты едва держишься на ногах. Лучше встретимся завтра.

Нет, ей вовсе не хотелось, чтобы Райан сейчас уходил. Но Симона заставила себя быть разумной. Попыталась поставить себя на его место. Возможно, сейчас ему нужно время, нужно побыть одному…

— Райан… Спасибо, что съездил со мной в Маррейвинни. Спасибо тебе за все.

Он прижал ее к себе и поцеловал. Это был дружеский поцелуй. Теплый, но без обычной страсти.

— До встречи, — произнес Райан.

— Конечно.

Симона привыкла быть одна. Но, глядя вслед машине Райана, она поняла, что существует огромная разница между тем, чтобы быть одной, и одиночеством.


В квартире Райана на всем лежал слой пыли. Он вспомнил, как Симона сидела за его любимым столиком в свете свечи и выглядела настоящей богиней в своем белом платье…

Райан попытался избавиться от чувства потери, собрал оставшиеся на столе хлебные крошки, выкинул их в мусорное ведро. Он уже скучал по ней.

Что с ним происходит?

Той ночью все казалось таким простым. Они были всего лишь мужчиной и женщиной, которых влекло друг к другу. Но теперь Райан был влюблен. И боялся. Боялся, что недостоин Симоны.

«Ей нужен кто-то посолиднее. Тебе пора остепениться… Продемонстрируй сильный характер и крепкое чувство…»

Джордан был прав. Райан слишком мало доверял старику раньше. Дедушка Симоны сказал то же самое, только другими словами.

Когда они уже собирались уходить, Джонатан отозвал его в сторонку.

— Я уже упоминал вчера, что твой отец прислал мне довольно-таки ядовитое письмо, в котором указал мне на все мои ошибки в роли политика. Но кое о чем я умолчал, а именно: Джордан Таннер вложил в письмо чек на приличную сумму — пожертвование для моей кампании. Сказал, что, несмотря ни на что, он восхищается моей страстью и убежденностью, и выразил уверенность, что я единственный во всей партии произвел на него впечатление и могу с ним потягаться, — старик хмыкнул. — В твоем отце есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

Но не слишком ли поздно пытаться демонстрировать сильный характер и крепкое чувство?

Они познакомились в очень своеобразных обстоятельствах. Так сказать, встретились посреди эмоционального шторма, в который угодили оба. Симона была благодарна за помощь, но могла ли она по-настоящему хотеть разделить с ним свою жизнь?


Райан услышал телефонный звонок сразу же, как вошел в квартиру следующим вечером. Он схватил трубку.

— Райан, дружище, идет волна. Большая. В океане разразился страшный шторм, и волна от него идет на Тасманию. Ты и сам знаешь, что это означает.

— Мать всех волн на этом участке, — Райан почувствовал, как у него участился пульс. — Сколько у нас времени, Майк?

— Меньше двадцати четырех часов. У меня стоит мотоцикл на парковке возле Хобарта. Мы уже договорились с оператором и фотографом. Нужен еще везучий писака. Ну что, хочешь написать о самой большой волне, которую видели на Побережье за последние сто лет?


Через час Райан уже был готов. Он пытался позвонить Симоне в офис, но телефон был занят, поэтому он оставил сообщение у секретаря и на ее домашнем телефоне. В то мгновение, как такси подкатило к его дому, он вспомнил, что как раз собирался проверить свою почту.

Хорошо, что он об этом вспомнил. В почтовом ящике оказался довольно большой пакет. Времени возвращаться домой не было, и он взял пакет с собой. На полпути в аэропорт Райан вскрыл его. Холодок пробежал по позвоночнику, когда он увидел маленькую книжку в кожаном коричневом переплете.

Дневник Симоны.

Она прислала ему свой дневник, все свои мысли и секреты. Почтовых марок не было, значит, она, скорее всего, сама заезжала к нему и положила пакет в почтовый ящик. Она хотела, чтобы он прочел его.

У Райана в горле стоял комок, когда он читал первую страницу.

«День первый.

Я прибыла в Бангкок в 10.30. Здесь очень жарко и душно. Завтра предстоит переезд в Китай…»

— Вам на местный или международный?

Райан моргнул и поднял глаза.

— Что? А, местный, пожалуйста, — выдавил он, не в силах оторваться от дневника.

Он закрыл дневник, пытаясь собраться с мыслями и сосредоточиться на предстоящей задаче. Ему нужно добраться до Тасмании, чтобы написать самую главную статью в своей жизни.

Райан автоматически расплатился с водителем, подошел к регистрационной стойке и уладил все формальности, чтобы получить пропуск. Он положил дневник в сумку, когда проходил отдел службы безопасности аэропорта, затем снова достал его оттуда и продолжил чтение, когда нашел свой зал ожидания.

В ее дневнике были все страхи и надежды, самые тайные желания и секреты. Возрастающая убежденность в том, что пришло время оставить призраки прошлого позади. И последняя ночь, когда три женщины заключили свой договор.

«Внимание, все пассажиры, ожидающие рейса № 460 до Хобарта…»

Объявление отвлекло его на долю секунды. Райан встал, чтобы занять свое место в немедленно выстроившейся очереди, держа дневник в одной руке и продолжая читать.

Ему показалось, что он словно слышит голос Симоны, который тихо говорит ему на ухо:

«Было очень легко открыть мой секрет двум незнакомым женщинам на вершине горы. Настоящее испытание ждет впереди, если мне когда-нибудь суждено влюбиться. Смогу ли я открыть этому мужчине то, в чем призналась Белл и Клер?

Честно говоря, я мечтаю о том, что однажды встречу такого человека, которому смогу довериться полностью. Которому смогу рассказать все.

Конечно, для него будет ударом и мой рассказ, и то, что с этим придется жить. Но если это не отпугнет его, если он будет любить меня, несмотря на мое прошлое, какой чудесный дар он мне преподнесет…

Я знаю, если я когда-нибудь осмелюсь рассказать обо всем мужчине, это будет означать, что я люблю его всей душой и полностью доверяю ему.

Неужели с моей стороны слишком смело надеяться на то, что такой человек существует? Есть ли он где-нибудь?

Я сижу здесь, на вершине мира, и воображаю, что вижу всех людей там, внизу. Все шесть миллиардов. Я прошу для себя всего лишь одного. Всего одного, с кем я смогу перечитать этот дневник. Того, кто примет меня, мою жизнь и мое сердце».

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Симона чувствовала себя разочарованной до предела. Она только что приехала домой с работы и обнаружила на автоответчике сообщение от Райана. Он уехал в Тасманию.

А как же ее дневник?

Он мог остаться в его почтовом ящике на много дней! Симона сама положила его туда во время обеденного перерыва, когда не застала Райана дома. Ей было нужно увидеть его, убедить себя, что отстраненное выражение в его глазах ей просто почудилось. Райан — тот единственный мужчина, который ей нужен. Она любила его и не могла представить свою жизнь без него.

Она очень боялась, что рассказанное ею в тот вечер расстроило Райана. Поэтому девушка и хотела, чтобы он прочел ее дневник.

А он уехал…

Как глупо. Жаль, что она не может рассмеяться.

Симона поспешила к машине, припаркованной на подземной стоянке. Час пик еще не закончился. Она терпеть не могла ездить в это время дня. Но нельзя было оставлять дневник в почтовом ящике до его возвращения.

Она села в машину, дала задний ход и чуть не врезалась в «БМВ». Нажав на тормоз, девушка проехала немного вперед, едва не плача от разочарования.

Возьми себя в руки!

Подождав, пока проезд освободится, Симона выехала со стоянки и помчалась по улицам города, едва не сбив пешехода. И испытала настоящий шок, узнав человека, которого чуть не задавила.

Райан? Почему он здесь?

Позади раздался нетерпеливый гудок. Симона наконец тронулась с места, чтобы припарковаться чуть дальше по дороге. Выходя из машины, девушка ощутила небывалое смущение.

Но Райан улыбался. Смеялся. Бежал к ней!

Он раскрыл объятия и крепко прижал ее к себе, словно больше никогда не собирался отпускать.

— Что случилось? — воскликнула девушка, чувствуя, как от изумления и радости у нее начинает кружиться голова. — Я думала, ты уехал…

— Симона, я прочел его. Прочел каждое слово! Я как раз собирался подняться по трапу самолета, когда пробежал глазами последние строки твоего дневника. Я должен был вернуться.

— Я хотела, чтобы ты знал все. Ты — единственный человек во всем мире, от которого у меня никогда не будет секретов.

— Ты не можешь даже представить, что это для меня значит…

— Но я не хотела расстраивать твои планы. Ты же собирался увидеть огромную волну, которая идет к Тасмании… Ты же всегда хотел написать статью о чем-то подобном…

— Забудь о Тасмании, милая. Я спокойно могу дождаться следующей — лет эдак через сто. Есть нечто более важное.

— Что же?

Он взял ее руки в свои.

— Мы. Я же — твой единственный из шести миллиардов, помнишь?

Симоне хотелось одновременно плакать и смеяться.

— А я так боялась, что сделала что-то не так…

— Ты не могла сделать ничего лучшего.

— Я так беспокоилась…

— Почему?

— То, что я рассказала дедушке, казалось, расстроило тебя. Тебя словно подменили. Ты… переживал.

— Да. Но не из-за твоего рассказа. Я был потрясен тем, как ты справилась с этим, Симона. Ты несла в своей душе такую ношу много лет, но при этом не утратила оптимизма и сумела сделать блестящую карьеру. Ты удивительная женщина, и я начал думать, что тебе нужен кто-то другой.

— Кто-то другой? Смеешься? Ты идеально мне подходишь, Райан.

— Но ведь у меня даже постоянной работы нет. Только и шатаюсь целыми днями по пляжу, на что мой дорогой отец так любезно мне указал.

— Это вовсе не так, — Симона потрясенно посмотрела на него. — Ты — самый удивительный мужчина, которого я когда-либо встречала.

— Но я не честолюбив, не стремлюсь сделать карьеру.

— А мне и не нужен карьерист. Я не могу полюбить такого человека. Успешная карьера моего спутника никогда не заставит меня ощутить то блаженство, которое я чувствую в твоих объятиях. Ты мне нужен, Райан, таким, какой ты есть.

Его глаза загадочно сверкнули, и Райан усмехнулся.

— Но я все-таки собираюсь кое-что изменить. Мне необходимо вложить кое-какие деньги, которые я до сих пор игнорировал. Если у меня все-таки появятся определенные планы касательно моей карьеры, ты, надеюсь, не будешь возражать?

— Я… — Симона замолчала, обдумывая сказанное. — Думаю, нет. Особенно если ты выберешь то, что принесет тебе радость и удовлетворение. Но это не значит, что ты забросишь серфинг?

Райан рассмеялся.

— Ни за что! У меня по-прежнему есть далеко идущие планы касательно нас с тобой, и я не расстанусь со своей доской для серфинга. Но, возможно, тебе придется привыкнуть к тому, что видеть меня в костюме ты будешь все-таки чаще, чем на пляже.

— Скажем так, видеть тебя в одном полотенце мне было бы приятнее. Правда, к костюмам я тоже скоро привыкну, — решила Симона.

— Знаешь, у меня очень много планов, которые мне бы хотелось реализовать без твоего участия. Хотя, если очень захочешь, можешь мне помочь. И, скорее всего, ты захочешь.

— Больше того, я на этом настаиваю. А что за планы?

Райан улыбнулся, и его темные глаза вспыхнули лукавым огоньком.

— Ну, во-первых, я собирался сказать, что очень тебя люблю.

Симона поцеловала Райана на виду у всех, стоя посреди улицы.

— А ты — мужчина моей мечты.

Он нежно провел рукой по ее лицу.

— Во-вторых, я собирался спросить тебя, хочешь ли ты стать моей женой и матерью моих детей?

Она не могла говорить, поэтому просто счастливо закивала.

— У нас будет чудесная жизнь, Симона.

— Да. Просто чудесная.

Слишком счастливая, чтобы говорить, Симона крепко обняла Райана и снова поцеловала. До них донесся гудок автомобиля, оба повернулись и увидели пожилую женщину, которая, проезжая мимо них, одобрительно подняла вверх большой палец.

Они засмеялись, помахали в ответ и поспешили к дому Райана. Им было о чем поговорить.

ЭПИЛОГ

— Мы едем вовсе не к дому твоего отца. Куда ты меня везешь, Райан?

Они должны были заехать к Джордану, чтобы обсудить решение Райана стать владельцем ряда развлекательных журналов. По крайней мере, Симона искренне так считала.

Он усмехнулся.

— Не беспокойся. Я предупредил папу, что мы можем слегка опоздать. Просто сначала хочу тебе кое-что показать. Это сюрприз.

— Сюрприз? — В последнее время Симоне стало казаться, что вся ее жизнь полна приятных сюрпризов.

— Почти приехали. Закрой глаза, — скомандовал Райан.

Она подчинилась, в совершенном недоумении. Машина остановилась. Райан поцеловал Симону в щеку.

— А теперь можешь открыть глаза, моя дорогая.

Они припарковались перед очень симпатичным домиком в зеленом переулке. Он прекрасно подошел бы дружной семье — стеклянные двери, уютная веранда, огромное, раскидистое дерево рядом с террасой, ярко-зеленая лужайка прямо перед домом…

Симона восхищенно ахнула.

— О боже мой… Как дом моей мечты из моего дневника!

Он ухмыльнулся и достал из кармана ключи.

— Пойдем, посмотрим изнутри, и ты скажешь мне, что о нем думаешь.

Симона плакала и смеялась, переходя из комнаты в комнату. Здесь было все, чего она только могла желать.

— Есть даже камин и кресло-качалка! — воскликнула она.

— Разумеется, это способствует сплочению семьи, — вольно процитировал Райан ее дневник.

— А на заднем дворе — замечательная лужайка для барбекю? Господи, даже качели!

Она сосчитала спальни. Четыре. Две ванные комнаты. Холл, кабинет, гостиная, столовая, которая идеально подойдет для празднования Рождества или дней рождения в большой компании, огромный гараж, тенистый сад…

— О, мой дорогой, любимый Райан! — Она крепко обняла его, а мужчина взял ее на руки и закружил по комнате. Слезы счастья заструились по ее щекам. — Как тебе вообще удалось найти такой дом?

— О, мои поиски были очень долгими — с тех самых пор, как я прочитал твой дневник.

— Дом просто идеален!

— Я и искал идеал…

Имел ли Райан в виду только дом?


— Ты просто сияешь от счастья, — сказал Джонатан Дейнтри двенадцать дней спустя.

Симона рассмеялась.

— Я чувствую себя так, словно вот-вот взлечу, — она взяла дедушку под руку и поцеловала в щеку. — А ты сегодня необычайно галантен.

Для сегодняшнего торжества Симона выбрала белое платье на узких бретельках, надела жемчужные серьги своей матери, а волосы покрыла тончайшей кружевной фатой.

— Сегодня особенный день, и мы все выглядим просто обалденно, — ухмыльнулась Пинк. Она была так возбуждена и взволнована, что не могла спокойно стоять на месте. Девочка расплакалась от счастья, когда Симона попросила ее быть подружкой невесты.

— Я думаю о тебе как о своей маленькой приемной сестричке. Поэтому именно ты будешь моей подружкой на свадьбе, — объяснила ей тогда Симона.

Райан тоже не забыл подростков. Он купил Гомеру и Дэвиду велосипеды и помог обоим мальчикам стать курьерами. Это дало им возможность начать собственное дело и даже снять пусть маленькую, но свою квартирку.

Кейт из «Горожанки» стала второй подружкой, и обе они выглядели просто потрясающе в своих нарядах и с букетами в руках.

Белл прислала ей в подарок прекрасные английские розы, которые добавили свадьбе изысканности и изящества. Этому же поспособствовали бутылки шампанского, присланные Клер.

Из небольшого садика раздались звуки флейты и арфы.

— Если Гомер и Дэвид будут надо мной смеяться, я их пристукну, — пробормотала Пинк.

— Они даже не подумают об этом, — заверила девочку Симона.

— Они лишатся дара речи при виде твоей красоты, — сказал Джонатан. Пинк раскраснелась и теперь была еще более мила.

Кейт объявила:

— Все, больше никаких разговоров! Музыка пошла. — Из всего свадебного кортежа лишь она не выглядела взволнованной. — Нам пора идти. Пинк, ты идешь первой.

Джонатан сжал руку Симоны.

— Ты даже не представляешь, как это волнующе — вести тебя к алтарю и к такому замечательному молодому человеку, — прошептал он.

Симона улыбнулась дедушке.

— Я думаю, мама и папа тоже наблюдают за нами, — шепнула она в ответ.

— Думаю, да, моя дорогая. Я уверен в этом.

Они печально улыбнулись друг другу, но потом вспомнили, что будущее обещает только любовь и исполнение надежд.

Джонатан и Симона торжественно двинулись к алтарю, следуя за Пинк и Кейт по дорожке, обрамленной цветущими кустами.

Все уже были здесь — дядя и тетя Симоны, Джордан, брат Райана с женой, члены редакции «Горожанки» и приглашенные друзья, в том числе Гомер и Дэвид. Все встали со своих мест и развернулись поприветствовать невесту улыбками. У многих в глазах стояли слезы.

И потом… перед алтарем Симона увидела Райана.

Он был просто великолепен в черном смокинге и белой рубашке. Красивое лицо светилось нежностью.

Музыканты доиграли последние аккорды, и священник, широко улыбаясь, соединил руки влюбленных.

Симона подняла глаза на своего жениха и увидела на его лице то же самое выражение, которое впервые появилось на нем, когда они случайно столкнулись в аэропорту.

Она нашла свой идеал, с которым проведет в любви и согласии всю жизнь.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Примечания

1

Так назывался американский фильм режиссера Билли Уайлдера, в котором снимались Мэрилин Монро, Джек Леммон, Тони Кертис (у нас фильм шел под названием «В джазе только девушки»). — Здесь и далее прим. ред.

(обратно)

2

Полуостров на юго-восточном побережье Южно-Китайского моря.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ