Не целуй незнакомца (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Хизер Гротхаус Не целуй незнакомца

Глава 1

Декабрь 1276 года
Замок Фолстоу, Англия

Праздник испортила обезьянка.

Если не считать увеселений королевского двора, зимний прием в Фолстоу считался самым роскошным в Англии, и так было всегда, еще до рождения Элис Фокс. Все аристократы страны каждый год стремились получить приглашение, и многие проводили лето и осень, предшествовавшие торжеству, в тревоге, что на этот раз их обойдут вниманием. Элис не могла не признать, что в этом году старания ее старшей сестры превзошли все ожидания.

Бесконечные ярды мерцающей ткани цвета слоновой кости струились вниз со сводчатого потолка главного зала. Ее притягивали к стенам зеленые ленты, украшенные ветками падуба, протянувшиеся между висящими на стенах оленьими рогами. Это придавало залу вид роскошного фантастического шатра. На северном балконе сидели музыканты, — их было не меньше двадцати, и мелодичные звуки струнных и клавишных инструментов, льющиеся через гранитное ограждение в огромный зал, пленяли и околдовывали веселящихся гостей. Красивые дамы в изысканных парчовых платьях и длинных покрывалах и элегантные мужчины в своих лучших одеждах из бархата и шерсти грациозно приседали и поворачивались в танце. Исполнители баллад бродили среди гостей, и звуки их лютней органично вплетались в льющуюся сверху мелодию, а голоса были чистыми и удивительно приятными.

Воздух был наполнен тяжелым ароматом плавящегося пчелиного воска и дымом от сотен горящих свечей. Бесчисленные подносы, уставленные яствами, говорили о значимости события и богатстве хозяйки. Продукты были доставлены из всех уголков Англии — рыба, перепела, оленина, — все это было украшено шалфеем и луком, не говоря уже о свинине с апельсинами и лимонами, а также гусях с шафраном и гранатами. Там был густой заварной крем, усыпанный переливающимися сахарными кристаллами, и яблоки с гвоздикой. Вина всех возможных оттенков цвета и крепости, разнообразные эли и медовухи и даже куда более крепкие спиртные напитки текли: одни ручейками, другие полноводными реками.

Хотя, несомненно, бесчисленное количество мужчин и женщин, сидя этим вечером у себя дома, скрипели зубами от зависти, Элис больше всего на свете хотелось, чтобы старшая сестра на этот раз забыла включить ее в список гостей, приглашенных на праздник. Ей было невыносимо скучно. Она не слишком интересовалась танцами и не любила вино, от которого многие юные леди постепенно превращались в жеманные хихикающие создания без единой мысли в хорошеньких пустых головках.

Роскошное платье Элис, сшитое из великолепной серовато-синей ткани, доставленной по приказу Сибиллы специально для этого праздника прямо из Прованса, было прелестно и делало Элис объектом зависти большинства женщин, однако это ее совершенно не радовало. Даже Сибилла, никогда не баловавшая сестру комплиментами, сказала, что в этом наряде, очень удачно оттеняющем бледную кожу и белокурые волосы, Элис похожа на ангела. Она тогда подумала, что чувствовала бы себя намного лучше в своей повседневной одежде и простых туфлях.

Ей были совершенно не интересны праздные молодые люди, без смущения хвастающиеся положением своих семейств при дворе короля Эдуарда в надежде получить одобрение Сибиллы на брак с одной из богатых и знатных сестер Фокс. После смерти их матери прошло уже больше года, и теперь самым страстным желанием Сибиллы было как можно скорее увидеть Элис замужней дамой и тем самым избавиться от наказания, коим была младшая леди Фолстоу. Она даже сама представила Элис лорду Джону Харту, пузатому мрачному вдовцу, который был по меньшей мере в три раза старше ее.

Но брак, тем более с богатым прыщавым юнцом или с еще более богатым старым распутником, не привлекал Элис, хотя ей уже исполнилось восемнадцать и желание создать семью должно было появиться. Однако Элис чувствовала, что никогда не найдет подходящего мужа среди представителей круга богатых и скучных людей, в котором вращалась Сибилла.

Поэтому Элис с радостью отказалась бы от престижного торжества ради нескольких часов в обществе старого брюзги Грейвза, игры с жеребятами в конюшне или пребывания в коридоре казармы, где солдаты гарнизона ругались и рассказывали страшные истории о сексе и убийствах.

Такие мысли занимали ее до того, как привезли обезьянку. А уж потом вечер стал намного занимательнее.

Среди гостей возникло явное оживление, когда зверюшка появилась в зале, сидя на круглом толстом плече старой вдовы Этельдред Кобб, леди Бладшир. Это было маленькое животное с серовато-коричневой шкуркой и розовым личиком. На обезьянке была юбочка, сшитая из нескольких полупрозрачных цветных шарфов, и кожаный ошейник, от которого тянулась тонкая золотая цепочка — прочная связь между ней и ее хозяйкой. За дамой смиренно шествовала ее извечная свита — сын Клемент и горничная Мэри, по мнению Элис, больше походившая на мужчину, чем молодой лорд Кобб. Все знали (хотя никогда не говорили об этом вслух), что у леди Бладшир в самом разгаре бурный роман с мужеподобной горничной, начавшийся сразу после смерти лорда Бладшира несколько лет назад.

Элис никогда не любила Этельдред Кобб, давнюю знакомую ее матери, но неприязнь переросла — в ненависть с тех самых пор, как ее сын, анемичный и по-детски непосредственный лорд Клемент, стал проявлять к ней нечто большее, чем мимолетный интерес. Однако обезьянка интересовала и притягивала ее, впрочем, как и всех приглашенных, к усатой даме, словно оброненный кошелек толпу нищих. Но поскольку замок Фолстоу был родным домом Элис, гости нехотя пропустили ее, подчинившись нетерпеливым словам: «Извините, позвольте пройти!»

— Да, она очень сообразительна, — сказала почтенная дама скрипучим голосом и повернула свое массивное тело так, чтобы все собравшиеся могли увидеть ее необычную питомицу. — Это подарок одного из наших доблестных рыцарей, вернувшегося из крестового похода. — Этельдред осторожно вытянула шею, скосила глаза на обезьянку и протянула к ней толстый палец. — Правда ты у меня умница? — проворковала она, помахав пальцем перед мордочкой зверька. — Ну же, поклонись господам.

Приблизившись, Элис увидела, как малышка вздрогнула и отвернулась от леди Бладшир, на мгновение показав маленькие, но острые зубки.

— Ее, конечно, еще надо многому научить. — Этельдред засопела и поджала губы. — Она еще совсем дикая, хотя я с ней много занимаюсь, а рука у меня, как вы знаете, твердая. — Она с трудом повернула голову на толстой шее и злобно уставилась на сидевшее у нее на плече животное. — Кланяйся, обезьяна, кланяйся! — крикнула она и резко дернула цепочку.

Бедняжка свалилась на пол, сразу вскочила на ноги и неуверенно поклонилась, съежившись и опасливо поглядывая снизу вверх на хозяйку.

В толпе раздались аплодисменты.

Элис мгновение помедлила, удивившись такому грубому обращению, и тут заметила тонкий хлыст, который Этельдред держала в другой руке. Больше не колеблясь, она выступила вперед и предстала перед леди Бладшир.

— Леди Бладшир, — проговорила Элис, постаравшись изобразить самую приветливую улыбку. — Добро пожаловать в Фолстоу. Мы слишком долго были лишены удовольствия видеть вас. Сибилла будет счастлива.

Толстуха опустила заплывшие жиром глаза, окинув девушку взглядом с ног до головы, и та почувствовала благодарность сестре за очаровательное платье, поскольку в глазах леди Бладшир мелькнул завистливый огонек.

— Леди Элис, вы явно выросли с тех пор, как мы виделись в последний раз. Что ж, по крайней мере сегодня вы одеты подобающим образом, хотя не могу сказать, что этот цвет и фасон вам идет. И я не сомневаюсь, что Сибилла будет рада приезду старейшей подруги, ее дорогой усопшей матери.

— Да, конечно, вы были старейшей подругой мамы, кто бы спорил, — вздохнула Элис, моментально выбросив из головы прозвучавшие оскорбления, и посмотрела вниз. — Похоже, сегодня у нас в Фолстоу необычный гость. Это мальчик или девочка?

— Девочка. Но какие же у вас дурные манеры, милочка! Амисия, должно быть, рыдает на небесах. — Этельдред фыркнула и снова резко дернула цепочку. — Обезьяна, наверх! — Она неприязненно взглянула на Элис и подняла несуществующую бровь. — Разве вы не заметили Клемента?

— Конечно, заметила, миледи, простите.

Больше всего Элис хотелось стукнуть грубиянку, хотя та скорее всего все равно ничего не почувствует — слишком велик слой сала. Вместо этого она повернулась к бледному молодому человеку, маячившему за плечом матери с мечтательным выражением на физиономии.

— Добрый вечер, лорд Бладшир. Очень рада видеть вас снова.

— Леди Элис, — разочарованно прошептал он. — Разве мы только что познакомились? Вы сделаете меня счастливейшим из смертных, если станете обращаться ко мне «Клемент». — Элис была вынуждена подать ему руку для поцелуя, и он коснулся ее пальцев сухими прохладными губами. — Великолепное убранство Фолстоу меркнет перед вашей красотой. Вы сегодня прекрасны, словно ангел!

Элис высвободила ладонь и присела в глубоком реверансе. Значит, ангел? О, спасибо, Сибилла!

— Вы слишком добры, лорд Бладшир.

— Обезьяна, вверх, — проскрипела Этельдред и топнула ногой.

Но малышка только проверещала что-то в ответ, причем издаваемые ею звуки были очень похожи на голос хозяйки, и попыталась освободиться от поводка. Толпа, собравшаяся вокруг, успела разойтись, пока Элис приветствовала трио из Бладшира, но теперь находившиеся ближе всех гости снова с заинтересованными улыбками наблюдали за поведением строптивого зверька.

— Ты, чертова кукла, — сквозь зубы прошипела матрона и подняла хлыст.

Он просвистел в воздухе раньше, чем Элис успела ее остановить, но опустился не на зверька, в панике прижавшегося к полу, а на поводок, который от удара выпал из толстых пальцев хозяйки.

В следующий момент Элис взвизгнула от неожиданности, потому что обезьянка проворно забралась по ее юбке и уселась на плечо — то, которое было дальше от Этельдред Кобб. Девушка почувствовала, как крошечные пальчики вцепились ей в волосы, и ощутила тепло маленького тельца. Она подняла руку, чтобы придержать и успокоить бедняжку. Ее шерстка была мягкой и удивительно приятной на ощупь.

— Немедленно иди сюда, мерзавка, — просипела Этельдред и попыталась схватить свою питомицу. Девушка инстинктивно отступила, придерживая перепуганное животное.

Глаза леди Бладшир превратились в щелочки.

— Мэри?

Мужеподобная горничная, о которой Элис в суматохе совершенно забыла, выступила из-за широкой спины хозяйки и направилась к девушке, вытянув вперед свои крупные — забинтованные — руки.

— Стойте спокойно, леди Фокс, иначе она вас покусает.

Элис не совсем поняла, кого имеет в виду горничная — обезьянку или свою хозяйку, и ей потребовалась вся ее выдержка, чтобы не сбежать от трио из Бладшира вместе с обезьянкой. Она ощутила, что по мере приближения служанки малышка задрожала сильнее, но помогла Мэри выпутать пальчики зверька из своей прически, чтобы не лишиться изрядной части волос.

— Это выше моего понимания! — возвысила голос леди Бладшир, когда Мэри снова заняла место за ее спиной. — Не знаю, почему мой сын считает, что на вас стоит тратить свое драгоценное время. Вы так нахальны и неуклюжи… Амисия вас совершенно испортила!

— Мама, — прошептал Клемент, нахмурившись.

Элис прикусила губу.

— Вам не стоит беспокоиться из-за привязанности Клемента, миледи. Уверена, его привлекаю не я, а богатство Фолстоу. Дорогое удовольствие — отправить так много рыцарей в крестовый поход! У вас есть основания опасаться за свою душу?

Элис бросила уверенный взгляд через плечо матроны на горничную, которая залилась краской и как-то съежилась. Элис снова посмотрела прямо в глаза Этельдред Кобб, мимоходом отметив, что их перепалка начала привлекать внимание присутствующих.

— Как ты смеешь порочить мою репутацию, невежа?! — позабыв обо всем, яростно завопила леди Бладшир, причем ее массивное тело заколыхалось. — Да я тебя сейчас в порошок сотру, прямо здесь, на месте!

— О, тогда понадобится стул, чтобы ты сумела до меня дотянуться, старая жирная…

— Леди Бладшир, я так и думала, что это вы. Вокруг вас всегда собирается так много гостей. Добро пожаловать в Фолстоу!

Гневную тираду Элис прервали не вежливые слова Сибиллы, а ее острые ногти, впившиеся в нежную кожу предплечья.

— Эта… девчонка… — прошипела Этельдред Кобб, ткнув пальцем в сторону Элис.

— Молода и глупа, — добавила Сибилла.

Элис вырвала руку и со злостью уставилась на сестру — блестящую Сибиллу:

— Она жестоко обращается с этим животным, Сибилла. Бедный зверек напуган до смерти!

Сибилла устремила взгляд ледяных голубых глаз — так не похожих на карие глаза Элис — сначала на обезьяну, потом на младшую сестру.

— Когда у тебя появится собственная обезьяна, ты сможешь обращаться с ней, как тебе будет угодно. А до тех пор следует помнить, что собственность других людей — не твоя забота. Поэтому извинись перед леди Бладшир. Пожалуйста, — спокойно добавила Сибилла, но Элис ощутила в ее тоне явную угрозу.

Она судорожно сглотнула. Сибилла, похоже, забыла, что вовсе не мать ей.

— Не буду, — сказала Элис и вздернула подбородок, заверив себя, что ее голос звучит ровно и уверенно. — Она первая оскорбила меня. Не забывай, что это и мой дом тоже, Сибилла. И я не позволю проявлять ко мне такое неуважение.

— Единственная леди в Фолстоу, к которой все обязаны проявлять уважение, — это я, — тихо и спокойно сказала Сибилла и даже улыбнулась. Элис поняла, что ее дела плохи. — А ты будешь делать только то, что я считаю правильным. А я не считаю правильным насмехаться над гостями.

— Боже мой, что случилось?! — воскликнула средняя сестра — Сесилия, подошедшая узнать, в чем дело. Темноволосая, как Сибилла, но с такими же, как у Элис, глубокими карими глазами, Сесилия была «белой вороной» в семействе Фокс. Кроткая и ласковая, она была значительно более набожной, чем любая девушка ее возраста. Во всяком случае, так считала Элис. Одевалась она даже проще, чем Элис, хотя была ничуть не менее красива, чем Сибилла. Свои роскошные волосы она прятала под серовато-коричневым коротким покрывалом.

— Извиняйся, Элис, — повторила Сибилла, проигнорировав появление Сесилии, — или тебе придется удалиться в свои комнаты на все оставшееся время праздника.

Сесилия тяжело вздохнула:

— Ох, Элис, что ты опять натворила?

У Элис задрожал подбородок, но усилием воли она сдержала подступившие к глазам слезы и гордо подняла голову. Ее снова унизили, на этот раз собственная сестра, могущественная владелица Фолстоу. Теперь даже глуповатый Клемент Кобб взирал на нее с неприятной жалостью в водянистых голубых глазах. Еще никогда девушка так остро не чувствовала тоску по матери.

— Я не стану извиняться, — тихо сказала она, но потом повторила громче: — Не стану. Клемент, вы славный человек, и мне жаль, если вы почувствовали неловкость, но я не буду извиняться перед самовлюбленной старой каргой, которая оскорбляет других, на людях хвастаясь своим благочестием, а в укромном уголке одаривая поцелуями собственную служанку.

Гости притихли, а и без того бледное лицо Сибиллы стало белее мела. Даже музыканты перестали играть, а слуги — работать.

Леди Этельдред покачнулась и медленно осела на пол, поддерживаемая верной Мэри. Служанка обхватила руками хозяйку и издала истошный вопль:

— Моя милая, дорогая Этельдред!

Воспользовавшись тем, что руки горничной оказались занятыми, обезьянка проворно отскочила в сторону. Клемент недоуменно прошептал:

— Мама… — Потом опустился рядом с ней на колени и спросил: — Ты умерла?

Элис отчетливо услышала нотку надежды в его голосе.

Обезьянка, перебравшись через них, устремилась прямо к своей заступнице, которая подхватила ее и усадила на плечо, словно делала это уже сотню раз.

— Оставь животное здесь, — ледяным голосом проговорила Сибилла, — и отправляйся в свои комнаты. Я приду, как только сумею восстановить хотя бы какое-то подобие порядка.

— Малышку я не отдам, — твердо сообщила Элис.

У нее уже и так накопилось достаточно неприятностей. Почему бы не добавить к длинному перечню прегрешений еще и воровство? Хуже не будет. К тому же Элис была уверена, что Бог дарует ей свое прощение, даже если сестра ее не простит.

Теперь тонкие, совершенной формы ноздри хозяйки Фолстоу раздувались от гнева.

— Уходи. Я скоро приду.

— Пойдем, Элис.

Сесилия взяла ее под руку, предварительно удостоверившись, что обезьяна сидит на другом плече. Ее хватка была не такой твердой, как у Сибиллы. Возможно, просто ногти были короче. Она склонилась к уху младшей сестры и прошептала:

— Пожалуйста, дорогая, ты только усугубишь свое положение, если продолжишь пререкаться с ней. Я и так уже не знаю, на что она может пойти.

Сесилия был права. Элис бросила вызов королеве Сибилле, и та непременно нанесет ответный удар. Старшая сестра считала Элис ребенком и только что не задумываясь унизила ее перед половиной английской знати. Предсказать, какое она придумает наказание для строптивицы, было невозможно.

Элис без труда высвободилась из рук Сесилии.

— Мне надоел этот скучный прием и неинтересные гости, — громко сказала она и повыше подняла голову, борясь со слезами. — Полагаю, я пойду к себе и займусь рукоделием. Желаю всем хорошего вечера!

И Элис быстро пошла через толпу. Обезьянка по-прежнему прижималась к ее плечу. Все поспешно расступались, словно она была проклята.

И Элис подумала, что они, быть может, правы.

Рукоделием в комнате Элис занялась только Сесилия, которая предпочла остаться с младшей сестрой и не возвращаться в зал. К немалому удивлению Элис, святая Сесилия не провела прошедший час на коленях, вознося молитвы о заблудшей душе младшей сестры. Вместо этого она устроилась у очага за столом, на котором горели масляные светильники, и принялась вышивать один из своих бесконечных гобеленов, что, впрочем, не помешало ей прочитать длинную нотацию провинившейся.

— Я знаю, ты считаешь, что у тебя есть основания для подобных поступков, — вздохнув, снова заговорила она, — но никак не могу понять, почему ты не хочешь даже попытаться примириться с Сибиллой, когда это действительно необходимо.

— Я с ней не ссорилась, — упрямо возразила Элис. — Просто Сибилла, как обычно, сунула свой длинный нос куда не просят.

Она и сама чувствовала, что ведет себя как капризный ребенок, которым Сибилла ее считает. Разозлившись, Элис взглянула на свою кровать, где сидела освобожденная питомица леди Бладшир, теперь без юбки, поводка и ошейника, и жевала инжир.

— Это все негодная Этельдред Кобб!

— Ты поставила Сибиллу в неловкое положение своим поведением.

— Я поставила ее в неловкое положение своим поведением?

— Конечно. — Сесилия аккуратно завязала узелок и перекусила нитку. — Сибилла большую часть времени тебя ничем не ограничивает. Не сомневаюсь, она считает, что девушка твоего происхождения и воспитания должна быть выше злобных выпадов даже таких неприятных людей, как леди Бладшир, временами позволяющих себе поступать не так, как хотелось бы.

Элис закатила глаза и отвернулась к окну, хотя уже наступила ночь и она почти ничего не могла разглядеть.

— А я-то думала, ты меня похвалишь за милосердие, проявленное к несчастному созданию, которому не повезло оказаться во власти этой старой ведьмы. — Сесилия бросила на младшую сестру предостерегающий взгляд, но Элис его проигнорировала. — Кстати, и за то, что я защитила себя и нашу семью от ее злословия. Она разве что не назвала нашу маму идиоткой. А Сибилла думает только о внешних приличиях — больше ни о чем. Согласись, в этом есть изрядная доля иронии, потому что она ведет себя как шлюха с любым мужчиной, который переступает наш порог.

— Элис! — нахмурилась Сесилия.

— Это правда, ты сама знаешь. Сколько мужчин побывало в ее постели? Сотня, никак не меньше. И если ты считаешь своим долгом, святая Сесилия, прочитать одной из нас лекцию о благопристойном поведении, ее будет уместнее обратить к Сибилле, а не ко мне.

— У нее не так много… друзей, — смущенно сказала Сесилия, отведя глаза. — И пожалуйста, Элис, не называй меня святой Сесилией. Это богохульство. Ты делаешь мне больно.

Элис почувствовала сожаление в сердцах обидев сестру.

— О, Сесилия, прости, пожалуйста! Мне очень жаль. Я так раздражена, что не могу себя контролировать.

— Позвольте мне сказать.

Сибилла вошла в спальню Элис крадучись, словно кошка на охоте. Элис было достаточно одного взгляда на блестящие глаза и расправленные плечи старшей сестры, чтобы понять — дичью будет она. За Сибиллой, словно тень, стоял престарелый дворецкий Фолстоу — Грейвз. Как обычно, он смотрел мимо сестер — куда-то в угол комнаты, всем своим видом показывая, что не интересуется делами женщин. Он поступил на службу в поместье еще до того, как родился отец Элис, и стал такой же неотъемлемой частью Фолстоу, как строительный раствор между камнями замка.

— Я не буду извиняться, Сибилла, — заявила Элис раньше, чем старшая сестра успела подойти и остановиться перед ней, — ни перед тобой, ни перед этой злобной драконихой. Ты унизила меня перед нашими гостями — это было отвратительно, и, признаюсь, я нисколько не сожалею ни о чем, что сказала!

— Между нами говоря, я уже по горло сыта твоей непокорностью, Элис Фокс, — заявила Сибилла, вплотную подойдя к окну, где сидела Элис. Теперь, даже если бы та захотела встать, сестра не позволила бы ей это сделать. — Твое поведение нынче вечером перешло все границы. Но это было последнее оскорбление.

Элис в сердцах всплеснула руками:

— Оскорбление? И ты еще говоришь об оскор…

— Я сказала: хватит! — возвысила голос Сибилла.

Элис редко приходилось слышать столь громкий голос всегда спокойной и холодной как лед старшей леди Фолстоу.

Сестры несколько мгновений сверлили друг друга злобными взглядами, потом Сибилла резко повернулась, схватила стул с высокой деревянной спинкой — на таком же сидела Сесилия, — придвинула к себе и величественно опустилась на него. Теперь она оказалась рядом с подоконником, на котором расположилась строптивица.

— Элис, — начала Сибилла уже спокойнее, но если бы в комнату по чистой случайности залетела снежинка и опустилась на прекрасные губы молодой женщины, то не растаяла бы. — Мы с тобой часто ссоримся, это правда. Но я надеюсь, ты понимаешь, что мне…

— …главе этой семьи, — услужливо подсказала Элис. Старшая сестра мгновенно замолчала и поджала губы. — Ты никому не даешь забыть, что именно ты управляешь Фолстоу, Сибилла. Так что не стесняйся, продолжай, скажи, какое наказание для меня родилось в твоей опьяненной властью голове.

— Элис! — ахнула Сесилия со своего места у очага.

Еще до того как Сесилия одернула Элис, та почувствовала, что перегнула палку. Все же, наверное, у нее действительно слишком длинный язык. Нельзя сначала говорить, а потом думать. Теперь в голубых глазах Сибиллы не осталось и намека на милосердие.

— Я всегда хотела для тебя только лучшего, веришь ты этому или нет. Понимаю, мама баловала тебя — самую младшую в семье, потакала всем твоим капризам, позволяла делать то, что тебе нравится. Вот ты и носилась по замку, как невоспитанный мальчишка, а не приличная юная леди, проводила время с крестьянами, говорила что хотела и вела себя как заблагорассудится. Не сомневаюсь, что ею двигала большая любовь, но считаю, что это сослужило тебе плохую службу.

— Не смей говорить непочтительно о маме, Сибилла, — обманчиво спокойным голосом проговорила Элис.

— Я ничего дурного не имела в виду, — пошла на попятную Сибилла. — Я тоже любила маму, и мне ее очень не хватает. Но ее больше нет с нами, а я не в состоянии контролировать тебя. Возможно, твой будущий муж справится лучше, чем я. Мы все будем молиться об этом.

— Давайте не будем снова обсуждать вопрос моего замужества! — Элис даже глаза закатила. — Сесилия старше меня на четыре года. Мучай ее.

— Я собираюсь принять постриг, Элис, — напомнила Сесилия, продолжая сидеть там же. Вышивание теперь было позабыто и лежало на полу.

Грейвз, неодобрительно взиравший на обезьянку, которая свесилась с верхушки балдахина и обозревала собравшихся, громко засопел.

— Ты не сделаешь этого! — улыбнулась Элис. — Ты уже так давно ведешь эти разговоры, что верит в них, кажется, только Сибилла.

— Нет, мы не будем искать тебе мужа, — невозмутимо ответствовала Сибилла.

— Слава Богу, — вздохнула Элис.

— Дело в том, что я его уже нашла и сегодня вечером мы обо всем договорились.

У девушки упало сердце:

— Что? О ком ты говоришь?

— Клемент Кобб попросил твоей руки, и я дала свое благословение, так же как и леди Бладшир. В качестве жеста примирения она позволяет тебе оставить у себя в качестве свадебного подарка животное, которое ты утащила без спросу.

— Ты обещала меня Клементу Коббу?

Элис соскользнула с подоконника и застыла, не в силах поверить своим ушам.

— Совершенно верно. Твоим супругом мог стать либо он, либо сэр Джон Харт, и я взяла на себя смелость выбрать того, кто больше соответствует твоему возрасту и темпераменту. Лорд Харт более чем в два раза старше тебя, вдовец и не имеет наследников. Хотя он, судя по всему, очень хочет жениться как можно скорее, полагаю, он не станет терпеть твои выходки. Он или будет тебя бить, или с позором отошлет домой. Так что при сложившихся обстоятельствах твое сегодняшнее поведение дорого обошлось Фолстоу — я имею в виду твое приданое.

— Сибилла, — с трудом выдавила новоиспеченная невеста, — я отказываюсь! Нет! Этого никогда не будет!

— Все уже решено! — проговорила Сибилла и встала. — Ты выйдешь замуж через тридцать дней здесь, в Фолстоу. Сегодня же я лично объявлю о вашей помолвке. Если желаешь, можешь при этом присутствовать и принять поздравления. Но тебе придется дать обещание вести себя прилично. Кстати, это прекрасная возможность искупить свою вину и показать, что ты не испорченный ребенок, которым тебя все считают.

Она повернулась к сестре спиной и направилась к выходу из комнаты.

— Сибилла, ты, наверное, меня не слышала? — дрожащим голосом прошептала Элис. — Я не выйду замуж за Кобба. Скорее уж я попытаю счастья в кольце Фоксов.

Сибилла мелодично рассмеялась, остановилась и снова обратилась к девушке:

— Ох, Элис, какой же ты еще, в сущности, ребенок! В наше время никто не верит в легенды, и уж тем более в полуразвалившиеся старые стены.

— Там встретились мама и папа! — дерзко возразила Элис.

— Это сказка и ничего больше, — досадливо поморщилась Сибилла. Потом она посмотрела в окно, и ее красивое лицо приобрело задумчивое выражение. — Кстати, сегодня полнолуние. И погода очень теплая для декабря. Что ж, иди в кольцо, если это поможет тебе почувствовать, что ты сама управляешь своим будущим. Сиди там сколько угодно. Если вдруг среди заросших камней появится мужчина и возьмет тебя в жены, мои наилучшие пожелания вам обоим. Я буду так тронута, что выплачу одинаковое приданое и семейству Бладшир, и твоему новому мужу, причем сделаю это с большой радостью.

Сесилия встала.

— Сибилла, не говори ей эти глупости. Она же так и поступит!

Старшая леди Фолстоу пожала плечами.

— Мне все равно, как она проведет этот месяц. Но когда он истечет, она выйдет замуж. — Она сделала короткую паузу, потом взглянула на Элис и подняла одну тонкую, красиво изогнутую бровь. — Ты идешь, со мной вниз или нет?

— Нет. — Голос Элис дрожал от злости и обиды. — Я ненавижу тебя, Сибилла.

Та лишь слабо улыбнулась.

— Я знаю. — Она повернула голову к Сесилии: — А ты пойдешь со мной, Сес? Мне хочется, чтобы хоть одна родная душа была сегодня рядом со мной.

— Конечно, Сибилла.

Сесилия бросила на младшую сестру разочарованный взгляд, потом, секунду помедлив, быстрыми шагами подошла к ней и порывисто обняла.

Элис не ответила на объятия, ее руки оставались бессильно опущенными.

— Не надо бороться с ней, — шепнула Сесилия. — Ты сама говорила, что Клемент — приятный человек и — да простит меня Господь! — будет вполне послушным мужем, когда его мамаша покинет этот мир. И не вздумай идти в кольцо Фоксов. Сегодня холодно и сыро, да и все равно из этого ничего не выйдет — только лишнее разочарование. Если тебя там заметят — засмеют.

Элис невидящими глазами смотрела поверх плеча Сесилии на огонь в очаге.

— Я не могу поверить, что все это говоришь мне именно ты.

Сесилия вздохнула.

— Не забывай, я люблю тебя. И очень рада, что ты выйдешь замуж.

Поцеловав Элис в щеку, она направилась мимо Сибиллы к двери. А Элис снова отвернулась к окну, чтобы Сибилла не заметила ее слез отчаяния.

Кашлянув, Грейвз неуверенно обратился к Сибилле:

— Вы хотите, чтобы я запер дверь, миледи?

— Нет, Грейвз. Элис теперь вольна идти куда хочет, — безмятежно проговорила Сибилла.

— Тогда должен ли я сопровождать вас?

— Конечно! Ты тоже член нашей семьи, дорогой друг. Сегодняшнее событие — праздник для всех в Фолстоу.

И Элис услышала, как захлопнулась дверь. Оставшись одна, она опустилась на колени, уронила голову на каменный подоконник и зарыдала. Девушка едва слышала легкий шелест за спиной — это обезьянка слезла с балдахина, пробежала по полу и взобралась на подоконник. Она уселась рядом с Элис и стала теребить головное покрывало и выбившиеся из-под него волосы девушки.

Проклятое животное! Оно испортило праздник! Сломало ей жизнь!

Элис шмыгнула носом, подняла голову, обняла зверька и прижалась щекой к его мягкой шерстке, продолжая смотреть в окно невидящим взглядом.

Сибилла не победит. Не в этот раз!

Возможно, кольцо Фоксов действительно не что иное, как глупая сказка. Но она все равно пойдет туда. Элис Фокс — взрослая женщина и не позволит, чтобы с ней обращались как со взбалмошным ребенком.

Поэтому она просто-напросто убежит из дома вместе с обезьянкой.

Глава 2

Взбираясь сырой темной ночью на очередной холм, Пирс Мэллори чувствовал ломоту во всем теле. Казалось, ныла каждая косточка. Скорее всего, как и предупреждал монах, он был еще не настолько здоров, чтобы путешествовать. Раны действительно еще не зажили, в голове пульсировала боль, к горлу подступала тошнота.

«Вышиби ему мозги! Я хочу видеть, как они вытекут из черепа этого жалкого грязного ублюдка!»

Он остановился, закрыл глаза — даже это простое движение далось с трудом — и сглотнул. В ушах звенел пронзительный женский голос. Ему показалось, что он снова чувствует во рту вкус зеленой воды реки Эрроу. Слава Богу, его опять не вырвало. Да, он в самом деле еще не совсем поправился.

Мэллори снова медленно пошел вперед. Лондон был еще очень далеко, тем более что в распоряжении Пирса были только собственные ноги и никаких других средств передвижения. А добраться до Королевской скамьи [1] требовалось не позднее чем через две недели. Если он не успеет, Беван получит Гилвик-Мэнор.

«Беван не кровный брат тебе, Пирс». Слова отца были очень тихими, но муки, которые они причинили, не стали менее жестокими. При мысли об этом Мэллори пришлось снова остановиться. Боль буквально выворачивала его наизнанку. Он был уверен, что смог бы двигаться быстрее, если бы сумел перестать снова и снова прокручивать в своем воспаленном мозгу события той ужасной ночи. Ночи, когда умер его отец. Ночи, когда сам Пирс едва не расстался с жизнью. Воспоминания всплывали вновь и вновь, заставляя сердце болезненно сжиматься.

«Почему, папа? Почему ты плачешь?»

«Сын мой! Сынок! Ты сможешь когда-нибудь меня простить?»

Неожиданно в глазах появилась красная пелена, и Пирсу показалось, что он теряет сознание. Но потом густой туман, расстилавшийся по долине, коснулся его горящего лица и шеи благословенной влажной прохладой. Пелена, застилавшая глаза, постепенно исчезла, и Пирс с нескрываемым облегчением вздохнул. Осторожно выпрямившись, он продолжил свой путь, по-прежнему слыша ненавистные голоса: «Грязный крестьянин! Сын шлюхи! Мерзкий ублюдок! Тебя надо было задушить в колыбели!»

Его мачеха, коварная Джудит Энгвед, конечно, тоже будет в суде. Как она издевалась над ним, когда он был еще ребенком, и не позволяла ему ночевать даже в скромном домике его матери. Она сделала все, что было в ее власти, чтобы быть уверенной: пасынок никогда не увидит Гилвик-Мэнор снова. А теперь она и Беван считали его мертвым.

Но Пирс был жив и упрямо шел вперед, в Лондон. Он передвигался ночью, выбирая места, где его никто не мог заметить и сообщить о нем проклятой Джудит Энгвед. Ему потребовалось время, чтобы залечить раны, продумать и спланировать свое выступление в суде Эдуарда, чтобы заявить претензию на Гилвик-Мэнор. Пирс предвкушал момент, когда окажется лицом к лицу с вероломной парочкой. Нет, не с парой. Он встретится со своим сводным братом один на один и сможет взглянуть ему в глаза, как равный.

А после этого Пирс планировал убить Бевана. Возможно, он воспользуется мечом. Хотя не исключено, что сделает это голыми руками, так же как Беван, который пытался его задушить. Всю жизнь Пирс не позволял себе мстить человеку, которого считал братом. И не важно, как часто Беван унижал его, каким был жестоким. Он ни разу не упускал случая указать, что жизнь, которой он, Беван, так наслаждался, недоступна Пирсу. А тот никогда не отвечал злом на зло. Но теперь Пирс надеялся искренне насладиться моментом, когда черная душа Бевана покинет тело. Пирс будет смеяться, смеяться, смеяться… пока не сойдет с ума.

А может, он уже безумен?

Нет, сейчас он просто устал. Невероятно устал. И ему больно.

Впереди в туманных сумерках Пирс увидел какие-то развалины. И если он еще не утратил полностью способности соображать, ветхие каменные стены в форме кольца, четко выделяющиеся на фоне полуразрушенной центральной башни, означают, что он пришел во владения семейства Фокс. Из рассказов деревенских жителей Пирс знал, что до замка Фолстоу отсюда около часа ходьбы, и был уверен, что никто из его обитателей не появится здесь такой холодной и сырой ночью.

Он посмотрел на огромную белую луну, сиявшую рассеянным светом за полупрозрачными облаками, потом снова обвел взглядом древние руины. Ночная прохлада приятно освежала покрытый каплями пота лоб. Будь он суеверным, непременно обошел бы стороной это место, считавшееся колдовским. Но Пирс Мэллори не верил в колдовство, чудеса, сказки о диких людях, живущих в лесах, и единорогах. А еще он теперь не верил, что правда всегда побеждает, а настойчивость делает человека сильным. Она только утомляет, и ничего больше. Он не полагался на милосердного Создателя и не испытывал ни малейшего страха.

Пожалуй, он отдохнет в кольце Фоксов. Отдохнет, а утром продолжит свой путь.

«Ты убежден, что он мертв? Ударь его еще раз!»

— О, я проверю, Джудит, — вслух пробормотал Пирс, взбираясь на последний холм, за которым начинались развалины. — Я непременно удостоверюсь, что он мертв.

Элис сидела на камне в самом центре кольца Фоксов, то плача, то дрожа от стужи и страха. Она представила себе, что в древности в этом месте совершались языческие жертвоприношения, и ощутила себя одной из несчастных. Воображение разыгралось настолько, что все тело девушки покрылось мурашками, но она упрямо оставалась здесь, удерживаемая то ли верой, то ли отчаянием.

Обезьянка копошилась в небольшом затягивающемся шнурком мешке, в который Элис поспешно упаковала немногочисленные пожитки. Она взяла с собой только кое-какую одежду и еду для себя и обезьяны, чтобы провести в развалинах три ночи — иными словами, достаточно долго, чтобы Сибилла почувствовала вопиющую несправедливость своего поступка.

Правда, сейчас Элис рыдала скорее от жалости к себе, чем от злости на сестру. Было чертовски холодно — значительно холоднее, чем когда она уходила из Фолстоу через задние ворота. Раньше, стараясь как можно нагляднее выказать свое неповиновение Сибилле, она нередко и подолгу бегала по двору замка со своими друзьями — детьми работников. Но и в те дни она не могла припомнить такого пронизывающего ветра. Элис подозревала, что тогда не мерзла, потому что ее всегда отделяло от надежного убежища только несколько шагов и никогда не возникало ситуации, когда она не могла бы при необходимости немедленно удалиться в уютное тепло замка.

Она чувствовала себя идиоткой. Взбалмошным ребенком, которым ее считала Сибилла. И она лила слезы, поскольку знала, что в лучшем случае дотянет в этих развалинах до утра. Она вернется в Фолстоу, как только ворота откроют на день, униженная, потерпевшая поражение, оскорбленная, а Сибилла, вероятнее всего, даже не узнает, что Элис провела долгую ночь в старых развалинах. Ее открытое неповиновение ни к чему не привело — слишком слаба ее воля. В конце концов, может быть безвольный, говорящий шепотом Клемент Кобб — идеальная пара для нее.

Мешок зашевелился, и из него показалась лохматая лапка. Элис вытащила зверька наружу.

— Держу пари, тебе здесь понравится еще меньше, чем внутри, — сообщила она малышке, отложила мешок и прижала животное к груди. — Здесь холоднее, чем в ледяном сердце Сибиллы.

Обезьянка прижалась к Элис, уютно устроив голову под подбородком новой хозяйки. Элис еще раз всхлипнула и спросила:

— Что мы будем делать, дружок? — Она сделала паузу, не дождалась ответа и слегка наклонила голову, чтобы заглянуть в сморщенное розовое личико. — Кстати, не могу же я продолжать называть тебя просто обезьяной. Или могу? Ведь именно так называла тебя грубая старая карга. Дай-ка я посмотрю на тебя.

Элис взяла обезьянку и несколько секунд держала ее перед собой в вытянутых руках.

— Значит, ты у нас со Святой земли, девочка, — пробормотала она и задумалась, снова прижав зверька к груди.

Вероятно, меланхолия, в которой пребывала Элис, навеяла ей воспоминания о грустной истории о Персии, которую она однажды подслушала, прячась под окном солдатской казармы.

— Как тебе понравится имя Лайла? — спросила она, подумав, что походит на Грейвза, который всегда изъяснялся только вопросами.

Обезьяна не сделала попытки укусить ее, что было сочтено знаком согласия.

— Прекрасно. Значит, отныне тебя зовут Лайла. Прекрасный выбор. Прими мои поздравления!

Решив этот важный вопрос, Элис начала внимательно осматривать камни, угрожающе (во всяком случае, так ей казалось) нависавшие над ней. Странно. Никакого небесного свечения, никакой божественной музыки. Не слышалось даже приглушенного голоса, обращающегося к ней через века и возвещающего о скором появлении истинной любви.

Овеянное преданиями кольцо Фоксов вовсе не было колдовским местом. И в этом Сибилла оказалась права. Элис уже целую вечность провела внутри каменного круга, ей чудилось, что под лунным светом она уже и сама начала светиться, но суженого так и не было видно. Из темноты доносилось только шуршание — это возились какие-то ночные животные.

О кольце Фоксов в округе ходили легенды. Было впечатление, что все окрестные жители использовали его или знали того, кто приходил сюда в последней отчаянной попытке найти истинную любовь. И у всех без исключения рассказов был счастливый конец. Мужчины и женщины, встретившиеся наедине среди стоящих вертикально камней во время полнолуния, были обречены любить друг друга до конца своих дней. Вера в силу кольца была настолько крепка, что многие пары, встретившиеся в нем, даже не помышляли об официальной церемонии. Они вошли в круг поодиночке, а вышли парой на всю оставшуюся жизнь и даже после нее, если, конечно, рассказы не врут. Кольцо свело вместе ее отца и мать, и Элис искренне надеялась, что Бог поможет и ее наивному девичьему сердцу.

Но похоже, ее постигла неудача. Возможно, все дело не в кольце, а в ней. Не исключено, что древние камни сочли ее недостойной волшебства вечной любви. Или Клемент Кобб и старый лорд Джон Харт — единственные подходящие для нее люди во всей Англии. В любом случае Элис пока не могла проскользнуть обратно в Фолстоу и забраться в свою теплую кровать — ей придется стучать в ворота, чтобы ее впустили, а сегодня ее гордость просто не вынесет еще одного удара. Лучше уж войти в открытые ворота, когда взойдет солнце, и постараться избегать встреч со своим, будущим мужем, пока это будет возможно… и пока позволит Сибилла.

— Элис Кобб, леди Бладшир, — громко сказала она и поморщилась. — Ужасно.

Элис одной рукой потянулась за мешком и взбила его, как подушку. Потом легла на бок и прижала к себе обезьянку, обняв ее обеими руками. Она укуталась плащом, натянув на голову капюшон, и потерлась лицом о мягкую шерстку Лайлы. Нос Элис совсем онемел. Она со вздохом закрыла глаза, чтобы из них снова не потекли слезы.

Меж развалин спала девушка.

Золотоволосая девушка. Или таковой ее делал лунный свет. Она расположилась на холодной каменной плите, словно на королевской кровати, и из-под капюшона были видны только нижняя часть лица и длинный локон желтовато-золотых волос, выглядывающий из-под щеки.

Пирс плотно зажмурил глаза, сделал глубокий вдох, выдохнул и снова открыл их. Неведомое создание никуда не делось.

Глаза Пирса сузились. Он поспешно огляделся по сторонам в поисках возможных противников. Он уже приобрел богатый опыт, не давая никому отнять у него даже мелкую монету или другую не менее важную добычу, поэтому его чутье на засады было острее, чем у большинства людей. Мэллори точно знал, что нет такой уловки, пусть даже самой низкой, на которую не пошел бы человек, если ставкой в игре являлся увесистый кошелек.

Но нет, никого не было видно. Пирс стоял у внешнего края кольца и разглядывал очаровательное, словно сотканное из лунного света создание.

Возможно, это тоже козни Бевана, для которого нет ничего святого, подумал Пирс. У него чертовски болела, голова, заживающие раны невыносимо ныли. Нет, пожалуй, есть только одно объяснение присутствия этой златовласки в каменном кругу. Он, Пирс, лишился рассудка. Она, конечно, не могла быть феей. Откуда взяться чертовым феям на землях Фолстоу? Абсурд! К тому же у нее и крыльев не было.

Пирс осознал, что считает маловероятным существование мифического создания женского пола в этом районе Англии, словно в других районах присутствие фей является чем-то само собой разумеющимся. Нахмурившись, он расправил плечи и подошел ближе, чтобы убедиться или в земном происхождении незнакомки, или в собственном сумасшествии.

Воздух внутри круга казался странно вязким, и Пирс был уверен, что это не игра его больного воображения. Кроме того, здесь было ощутимо теплее, хотя лежащие и стоящие камни — большинство из них были шириной около двух ярдов и примерно вдвое выше — не могли считаться укрытием. Пирс не заметил, когда исчезли облака, и теперь лунный свет мог соперничать в яркости с солнечным. Он откинул капюшон своего позаимствованного у монахов балахона. Ему стало жарко.

— Эй вы, там! — окликнул он, удивившись, как тихо и робко прозвучал его голос.

Руки спящей, скрещенные на груди и прикрытые плащом, слегка шевельнулись.

Пирс медленно придвинулся к каменному ложу и остановился над девушкой. Она показалась ему очень маленькой и хрупкой, свернулась калачиком, из-под отороченного мехом плаща выглядывали носки изящных туфелек. Лоб, нос, губы, подбородок в призрачном свете сияли, как отшлифованная слоновая кость, а длинные черные ресницы, отбрасывающие тень на изящно очерченные щеки, слегка трепетали. Передернув плечами, Пирс сбросил со спины свой мешок, который неслышно соскользнул на замерзшую траву.

— Привет! — чуть громче сказал он и протянул к незнакомке руку.

Он намеревался сдвинуть ее капюшон и получить возможность оценить внешность девушки — действительно ли она так хороша, как ему показалось вначале.

Молниеносное движение — и прежде чем Пирс успел отпрянуть, два пальца на его левой руке оказались ободранными маленькими, но очень острыми зубами.

Вскрикнув, он попытался стряхнуть атаковавшее его странное существо. Резкая боль доказала, что он все же не лишился рассудка и остается вполне нормальным человеком.

Ирония заключается в том, подумал Пирс, что он, облачившись в монашеские одежды, вступил в схватку с дьяволом.

Элис разбудил отчаянный возглас, показавшийся ей громом среди безмятежного спокойствия кольца Фоксов. Лайла выбралась из ее объятий, и Элис больше не чувствовала тепла пушистого тельца. Обезьянка издавала пронзительные звуки. Вздрогнув, девушка села.

Кто-то пытался похитить зверька, которого сама она украла у законной хозяйки… при этом поступив совершенно справедливо.

— Лайла! — воскликнула она и, спрыгнув с камня, бросилась на массивную фигуру в чем-то широком, которая пыталась стряхнуть обезьяну, вцепившуюся ей в другую руку.

— Отпустите ее! Немедленно!

— Заберите ее от меня! — кричал человек в балахоне. — Она откусит мои чертовы пальцы!

— Не смейте ее бить! Отпустите животное!

— Я его не держу!

— Лайла! Ой, это же была я, ты, болван!

Наконец Элис удалось протиснуть руку между обезьяной и человеком и вырвать Лайлу из цепких рук негодяя. Мимоходом девушка подивилась тому, что справиться с таким маленьким зверьком оказалось совсем не просто.

— Боже мой, Лайла, — задыхаясь, пробормотала она, после того как малышка снова заняла место у нее на плече и оттуда гневно заверещала на мужчину, — Оказывается, ты молодец!

— Мерзавка, — прошипел незнакомец, стиснув правой рукой левое запястье.

Он поднял голову, и хотя Элис в тени капюшона не видела его лица, ей было нетрудно представить его уродливую свирепую наружность.

— Я сверну шею этой бестии!

Элис гордо выпрямилась, и ее охватила тревога. Перед ней стоял крупный мужчина, явно очень недовольный ранами, нанесенными ему Лайлой. Вокруг, насколько хватало глаз, не было видно ни души. Кто знает, на что способен этот громила? Хотя он был одет в платье монаха, то есть набожного и благочестивого человека, вульгарная речь выдавала в нем простолюдина. Сесилия лишилась бы чувств и рухнула прямо в лужу, едва заслышав слова, исходящие из его уст.

— Она только защищала меня, — громко заявила Элис, гордо вздернув подбородок и стараясь утвердить свое превосходство. — Нечего подкрадываться к женщине, когда она спит, и приставать к ней.

— Приставать? — возмутился мужчина. — Хотел бы я знать, что делает девчонка одна среди ночи в Богом забытых развалинах, имея для своей защиты только маленькую обезьянку.

Ему не следовало называть ее девчонкой. Это больно ударило по ее и без того уже уязвленной гордости и придало сил.

— Это совершенно не ваше дело! Между прочим, это земли Фолстоу, а поскольку я леди Элис Фокс, то могу идти в своих владениях куда захочу. Это вы нарушитель. И встреча, устроенная вам Лайлой, — только цветочки. Ягодки будут, когда о вашем вторжении услышат мои сестры.

Мужчина в балахоне издал сдавленный смешок.

— Значит, теперь я должен опасаться ваших сестер?

Он, больше не сдерживаясь, расхохотался. Взглянув на укушенные пальцы, он стряхнул кровь.

— Я не боюсь женщин, — сказал он, произнеся последнее слово так, что не осталось никаких сомнений: женщины ему омерзительны.

Элис нахмурилась. Ей не понравилось, что над ней смеются.

— Значит, вы никогда не встречали Сибиллу. Она ужасная женщина, уверяю вас.

— Я слышал о Сибилле Фокс, — признался незнакомец, — и, кроме того, мне уже приходилось общаться с ужасными женщинами. Уверяю вас, я встречался с самыми дурными представительницами этой породы, так что прошу меня простить за то, что я не дрожу при упоминании этого имени. — Он сделал паузу. — Но что вы здесь делаете в одиночестве? Небезопасно для девушки ваших лет гулять по ночам в глуши, даже если она на своей земле. Я сумел подойти совсем близко, и, будь у меня дурные намерения, вам никто не пришел бы на помощь. Обезьяна — ничто против острого клинка и быстрой руки.

— Ну, об одной из ваших быстрых рук она уже позаботилась. К тому же мне уже восемнадцать.

— Ну тогда примите мои извинения, глубокоуважаемая миледи. — Он слегка повернул голову и взглянул на каменное ложе. — Я вижу, ваши вещи при вас. Убежали от злобной Сибиллы?

Элис почувствовала, что краснеет. Признаться, в глазах незнакомца она, наверное, действительно выглядела вздорной девчонкой, а не взрослой женщиной. Но он же не знает, какое невыносимое отчаяние заставило ее покинуть Фолстоу и отправиться в кольцо Фоксов. И Сибилла теперь осуществит свое намерение выдать сестру замуж за Клемента, потому что древняя легенда оказалась не чем иным, как…

— Мой Бог! — выдохнула Сибилла, осознав, что ее мечта воплотилась в жизнь, а она этого даже не заметила, занятая перебранкой. — Снимите капюшон, — потребовала девушка.

Мужчина отпрянул:

— Зачем?

— Затем, что… — Элис облизнула внезапно онемевшие губы. — Затем, что я хочу увидеть ваше лицо. — Ее сердце забилось быстрее, и она нервно засмеялась: — Вы же мое лицо видели. А я, к сожалению, только сейчас поняла, что происходит.

— Я не понимаю, какое отношение имеет мое лицо к чему бы то ни было здесь происходящему, но предпочел бы его не показывать. В последнее время я не слишком хорошо выгляжу.

— Пожалуйста, — попросила Элис. — Мы же в кольце Фоксов, и сейчас полнолуние. Мы оба запомним этот момент на всю жизнь.

Какое-то время Пирс молчал, как будто не знал, что делать. Вот глупец — смущается! Превосходно!

В последний момент он попытался отступить, но Элис действовала быстрее. Она неожиданно протянула руку и сбросила с головы Пирса капюшон. Пирс успел только протестующе вскрикнуть.

Лунный свет упал на его лицо, и у Элис перехватило дыхание. Этот человек выглядел так, словно его переехала карета, — вся физиономия была покрыта синяками и ссадинами, только начавшими заживать. Губы явно были разбиты сильным ударом, и небольшие шрамы виднелись даже на покрытом отросшей щетиной подбородке. Волосы были темными, хотя точный оттенок определить в темноте было невозможно. А стрижка оказалась более чем странной: одни пряди были длинными и свисали до плеч, другие — совсем короткими, словно их срезали под корень.

Незнакомец выглядел безумцем — всклокоченным и грязным. Возможно, он разбойник, надевший монашеское платье для маскировки. Но если разобраться… ну и что? Даже сумасшедший нечесаный бандит лучше, чем Клемент Кобб, так что Сибилле придется сдержать слово.

— Что с вами случилось? — спросила Элис, тщетно стараясь убрать с лица брезгливую гримаску.

— Легче сказать, чего со мной не случилось, — выпалил мужчина, и уголок его губ дернулся.

К собственному удивлению, Элис засмеялась, а недовольная гримаса незнакомца преобразилась в некое подобие ухмылки. Сидя на плече у Элис, Лайла захлопала в ладоши. Неужели кольцо Фоксов оправдало свою славу колдовского места?

— Вы не назвали своего имени, — сказала Элис.

— Разве? — усмехнулся мужчина. Он замолчал и несколько мгновений созерцал Элис в глубоком раздумье. — Позвольте представиться, — наконец сказал он. — Меня зовут Пирс. И это все, что вам надо знать. Я собирался найти здесь убежище на ночь, но поскольку место занято… — Он пожал плечами, подобрал лежащий у его ног мешок и отвесил своей собеседнице галантный поклон: — Не стану подвергать вас и себя риску. Если нас застанут здесь вместе, это погубит вашу репутацию, а я скорее всего окажусь в еще большей опасности.

Элис была заинтригована.

— Опасность? Вы от кого-то убегаете?

— Скорее, бегу к кому-то. — Пирс снова пожал плечами и закинул мешок на спину. — Желаю вам удачи в отношениях с сестрами, леди Элис.

Он бросил неприязненный взгляд на Лайлу и повернулся, чтобы идти дальше.

— Подождите! — воскликнула Элис. Она протянула к нему руки и даже сделала шаг вперед. — Как вас там… Пирс! Куда же вы уходите?

— Это не ваше дело, — ответил он, оглянувшись.

— Нет, это как раз мое дело! Вы не можете уйти без меня.

Теперь заинтригован был Пирс. Он повернулся к Элис и недоуменно спросил:

— Что вы имеете в виду?

— Только то, что сказала, — фыркнула Элис. — Это судьба.

— Судьба, — без всякого выражения повторил он.

Элис закрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Мы с вами в кольце Фоксов. Сейчас полнолуние… Теперь понимаете?

— Нет.

Элис даже застонала от разочарования.

Создавалось впечатление, что он слыхом не слыхивал о легендах, связанных с этими развалинами. Или просто туп! Хотя, может быть, он рассчитывает, что это она ничего не знает о здешних древних сказаниях.

— Только то, что вы не можете просто так оставить меня здесь.

— Почему, черт возьми?

Элис широко улыбнулась. Она была рада произнести слова о вновь случившемся чуде вслух.

— Потому что, глупец вы этакий, теперь мы женаты.

Глава 3

Пирс потряс головой, словно это простое движение могло прояснить его мысли. Наверняка он что-то неправильно расслышал… или не понял, Не могла же эта девчонка действительно сказать, что они теперь женаты!

Или сказала?

Он прищурился, немного наклонился к ней и сказал, указав на свое ухо:

— Извините, но не могли бы вы повторить то, что сейчас сказали? Дело в том, что я недавно получил довольно сильный удар по голове. Несколько ударов, если быть точным.

Маленькая золотоволосая чертовка усмехнулась, приблизилась к Пирсу и медленно проговорила:

— Мы теперь женаты. Вы же понимаете, — она раскинула руки и оглядела каменный круг, — мы в кольце Фоксов.

Пирс замер, совершенно сбитый, с толку.

— Насколько я помню, вы сделали, мне выговор за то, что я вторгся в частные владения вашей семьи. Именно за это ваша чертова зверюга едва не откусила мне пальцы.

— Я ждала вас, Пирс. — И ее лицо смягчилось, что привело Пирса в состояние, близкое к панике. — Только я, конечно, не знала, что это будете именно вы. Это мог оказаться любой мужчина из живущих на земле. — Она глубоко вздохнула и радостно заулыбалась: — Но пришли вы.

Пирс подозрительно смотрел на девушку. Все это не похоже на очередную ловушку, подстроенную Беваном и Джудит Энгвед. Но все равно он не станет рисковать.

— Вы меня с кем-то спутали, — сказал Мэллори девушке. — Так что доброй ночи, леди Элис.

— Постойте! — закричала она, но на этот раз Пирс не остановился и направился прочь из каменного кольца, а потом вниз по склону холма в северо-восточном направлении.

У него не было времени разгадывать загадки девчонки, у которой еще молоко на губах не обсохло. Вероятно, она — настоящее проклятие, бич своей семьи, раз ее отправили среди ночи одну в старые развалины. Возможно, ее родственники хотят, чтобы она с кем-нибудь сбежала и избавила их от своего обременительного присутствия. Что ж, Пирс им в этом не помощник.

Боже, совсем недавно он был настолько измучен, что валился с ног, но теперь чувствовал себя в силах пройти еще много миль. Да и ночлег под открытым небом больше не пугал его.

— Да подождите же!

Пирс оглянулся и с удивлением увидел, что девчонка бежит за ним, одной рукой волоча свой мешок, другой держа обезьяну. Длинный красивый плащ явно мешал ей двигаться. Она была одета не для долгих пеших прогулок.

— Возвращайтесь обратно в кольцо, леди Элис, и дождитесь утра, — сказал ей Пирс, не снижая темпа. — Я не стану вас ждать, а если вы потеряетесь и не сможете найти дорогу домой, то умрете с голоду.

— Может быть, вы по крайней мере проводите меня в Фолстоу? — задыхаясь от бега, спросила Элис.

— Нет.

Это уж определенно. Пирс слышал разные истории о могущественной Сибилле Фокс. И знал о ее игре в кошки-мышки с королем Эдуардом. Она потребует, чтобы он назвал свое имя, а потом постарается упрятать в тюрьму за похищение и совращение девицы. Или выслушает его рассказ и вернет в поместье, где властвует Джудит Энгвед. В любом случае Сибилле не понравится, что человек, имеющий серьезное дело к монарху, бродит вокруг Фолстоу. Ведь он вполне может иметь цель пошатнуть положение женщины, которая держит в своих цепких руках семейное состояние.

У Пирса было достаточно собственных проблем, требующих решения. Пока ему необходимо как можно скорее добраться до Лондона. Причем в одиночестве.

— Я не пойду обратно! — выкрикнула девчонка, стараясь не отстать от него. — Вы не можете меня бросить. Я ваша жена.

Пирс ничего не ответил на этот очевидный бред. Он продолжал идти. Опять заболела голова. Девчонка явно неуравновешенна. Если она не отстанет, то через час или около того они окажутся вблизи Фолстоу. К этому времени она устанет, замерзнет и, увидев родной дом, немедленно побежит туда.

«Вот и прекрасно будет, леди Элис Фокс. Скатертью дорога».

В лесу уже стало опасно светло, когда Пирс нашел берлогу, в которой мог переждать день. Там, где соединялись две массивные поваленные сосны, их ветки и опавшие листья близрастущих деревьев образовали нечто вроде крыши. Пирс со вздохом облегчения забросил свой мешок в это случайное убежище. К сожалению, он не может рисковать, и потому не будет разводить костер.

Он потянулся, чувствуя, как ноет каждая мышца. Сейчас он заберется в этот шалаш, который достаточно велик, чтобы вместить его крупное тело, поест немного черствого хлеба и соленой рыбы и провалится в благословенное забытье.

Кажется, он избавился от маленькой глупышки — Элис Фокс. Она отстала, когда они проходили мимо темного туманного силуэта замка Фолстоу. Помнится, он с немалым облегчением подумал, что больше ему не придется слушать ее дурацкую болтовню об их женитьбе.

Пирс покачал головой, присел на корточки и стал осматривать раны, полученные от необычного питомца Элис — Лайлы. Укусы были не такими глубокими, как ему вначале показалось, хотя и дьявольски болезненными. Ранки уже покрылись коркой и были окружены большими кровоподтеками, поэтому он просто туго перевязал их остатками бинтов, данных ему монахом.

Супруги. Леди Элис Фокс — супруга Пирса Мэллори, простого молочника и печально известного сына хозяина Гилвик-Мэнора. Обхохочешься! Если бы малютка Элис только знала, с кем связалась, она наверняка от страха намочила бы штанишки. Да и леди Сибилла вряд ли была бы счастлива и довольна.

Супруги! Ха-ха-ха!

«Никто и никогда не выйдет за тебя замуж, кроме пастушки или скотницы. Грязный нищий ублюдок!»

Пирс уже привык слышать голоса, периодически звучавшие в его голове. Он нашел даже некоторое удобство в том, что им не надо отвечать. Покачнувшись, он упал на спину, потом повернулся на бок, подтянул к себе мешок и стал рыться в нем в поисках пропитания.

«Уорин должен был утопить тебя сразу после рождения, но его сердце смягчил каш дорогой Беван. И отец решил просто забыть о тебе. Забавно, не правда ли? Ты должен благодарить моего сына за спасение твоей никчемной жизни».

Пирс был почти уверен, что после его рождения отец не имел столь злобных намерений по отношению к нему. Похоже, он действительно предпочел просто забыть о том, что у него есть второй сын. Мать Пирса умерла, когда ему было шесть лет, и у Уорина хватило совести если не взять ребенка к себе, то по крайней мере оставить его на молочной ферме поместья. Теперь Пирс считался хозяином этой фермы, однако он не сомневался, что благодарить за это должен вовсе не обстоятельства своего рождения. Просто он был лучшим в своем деле, и даже жестокая Джудит Энгвед не отрицала его талантов. «В тебе говорит крестьянская кровь», — издевалась она.

Пирс все еще помнил первый год без матери, когда он доил корову и беззвучно рыдал, прижимаясь лицом к ее теплому боку. Он спал вместе с другими деревенскими сиротами на сеновале над хлевом, учился отвоевывать у других сначала еду, а потом и монеты. После смерти матери его никто не защищал. И теперь тоже никто не мог помочь ему.

Мэллори проглотил последний кусок хлеба из своего дневного рациона — по вкусу он почему-то напоминал мокрую шерсть — и запил его вином из кувшина. С сожалением вздохнув, он плотно закрыл кувшин и вернул его в мешок, после чего засунул свои пожитки глубоко в берлогу. Наконец он может уснуть!

Пирс как раз забрался под навес и с наслаждением вытянулся на импровизированной постели из хвороста и прошлогодних листьев, когда услышал, как кто-то с шумом продирается через низкорослый кустарник. Удовлетворенный тем, что его укрытие невозможно заметить с дороги, он заполз еще глубже и закрыл глаза.

Он услышал какие-то визгливые звуки, шелест травы, треск сухих веток.

«Лесные жители вышли на охоту. Им тоже надо добывать себе пропитание».

— Пирс, Пирс, где вы? Ты видишь его, Лайда? Нет? Я тоже. Пи-ирс!

Его глаза сами собой широко открылись. «Этого не может быть».

— Пирс! Я устала! Мне холодно и страшно.

Пирс нахмурился. Ее голос действительно звучал испуганно.

— Да где же вы, черт бы вас побрал!

Впрочем, не очень-то она напугана.

Пирс не мог допустить, чтобы девчонка забрела в чащу леса, заблудилась и замерзла насмерть или стала добычей какого-нибудь зверя. То есть мог, конечно, но тогда он был бы не лучше Джудит Энгвед. Он укажет ей путь в Фолстоу, даже великодушно поделится остатками хлеба и вина, и избавится от этой неизвестно откуда взявшейся на его голову обузы. Сейчас светло, и она через час будет на землях своего семейства. Ну через два, если собьется с прямой дороги.

Он как раз собирался приступить к выполнению нелегкой задачи по извлечению своего измученного тела из укрытия, когда внутрь ворвалась обезьянка, пробежала по нему, села на грудь и громко заверещала, подпрыгивая и колотя его маленькими, но удивительно сильными лапками.

Пирс вскрикнул от удивления, да и от страха тоже — ему вовсе не хотелось, чтобы это зубастое существо снова начало кусаться. Сильным взмахом руки он выбросил обезьяну наружу — она кувырком полетела по земле, оглушительно визжа, — и поспешно выбрался сам. Если уж встречаться лицом к лицу с обозленным зверьком, то не в замкнутом пространстве.

Когда Элис увидела, как Лайла, возмущенно крича, выкатилась из-под поваленных деревьев, то поняла, что ее несговорчивый супруг обнаружен. Девушка бросила свой мешок, скрестила руки на груди и нетерпеливо топнула ногой, ожидая появления Пирса, о чем уже возвестили громкие проклятия.

Он был все в том же монашеском облачении, и когда сумел подняться на ноги, весь облепленный прелыми листьями, изрыгая весьма цветистые фразы, Элис отметила, что при свете дня он вроде бы стал еще больше. Яркое солнце не проявило милосердия к его лицу, отчетливо высветив многочисленные раны и явную усталость. Волосы Пирса оказались в еще большем беспорядке, чем ночью. Создавалось впечатление, что он успел подраться еще с кем-то. Кроме того, он выглядел старше, чем она решила при первой встрече. Очевидно, ему уже около тридцати. Возможно, в других обстоятельствах он мог смотреться весьма привлекательно, однако сейчас Элис его видела таким, каков он был — грязным, взлохмаченным и ожесточенным. И безусловно, довольно-таки сильно рассерженным.

Впрочем, последнее не имело значение, поскольку Элис сама была зла как черт.

— Вы жестокий негодяй с каменным сердцем, — заявила она, прежде чем Пирс успел открыть рот. — Меня же могли убить, пока я пыталась вас догнать.

— Я знаю! — выкрикнул в ответ Пирс. — Поэтому и велел вам оставаться на месте.

— Как я могла остаться, не зная, куда идет мой муж и когда он ко мне вернется?

— Я совершенно не собирался возвращаться к вам! — рявкнул Пирс.

— Вот видите! А я даже не знаю, где располагаются ваши земли и как меня теперь зовут!

— Вас зовут Элис Фокс, — медленно и отчетливо проговорил Пирс, как будто объяснялся со слабоумной. — А земель у меня нет. — Он сделал паузу и добавил: — Пока.

— Нет? Но как же… — Она запнулась и лишь через несколько мгновений сообразила, что он сказал. — Значит, я вышла замуж за простолюдина? — Согнувшись от смеха, девушка захлопала в ладоши, к немалому беспокойству Лайлы, которой пришлось вцепиться в волосы хозяйки, чтобы не свалиться на землю. — Сибилла будет в ярости!

— Я не понимаю, почему такое замужество радует вас, — сказал Пирс, потряс головой и запнулся. — Да мы вовсе и не женаты!

Элис досадливо поморщилась и села. Сибилла будет не просто в ярости. Она с ума сойдет!

— Мы женаты, — терпеливо, словно ребенку, возразила она. — И не делайте вид, что не знаете легенду кольца. Ее в Англии все знают. Дайте мне что-нибудь поесть!

— Лично я не слышал никакой легенды. Значит, она известна не всем. Что же касается еды, разве вы не захватили с собой ничего из провизии, когда уходили?

Элис смущенно покраснела.

— Да, конечно. Несколько бисквитов с медом и кувшинчик молока, немного курицы и ветчины. Да, еще два яйца. Но я уже все съела.

Пирс посмотрел на свою собеседницу, и на его физиономии впервые отразился интерес.

— Как долго вы находились в развалинах?

— Точно не могу сказать, — ответила Элис и задумалась. — Ну, пришла я, наверное, около полуночи.

Пирс удивленно моргнул:

— В полночь? Прошлой ночью?

— Ну да.

— И все съели до моего прихода?

Элис почувствовала, что ее щеки стали совсем пунцовыми.

— Понимаете, я поругалась с Сибиллой и пропустила ужин. К тому же я съела не все, как вы невежливо изволили заметить. У меня осталось немного инжира и гранат.

— Гранат?

Он, кажется, смеется над ней?

— Да. Я оставила это для Лайлы. Я читала, что обезьяны предпочитают фрукты.

— Вычитали…

Пирс замолчал, поскольку был слишком взбешен, чтобы связно говорить. Он закрыл глаза, наклонил голову, и Элис увидела, как от гнева раздуваются его ноздри. Ей показалось, что он молится. Впечатление еще больше усиливалось монашеским одеянием.

Монах… а смахивает на шелудивого пса. Через несколько минут Пирс обрел дар речи и снова взглянул на Элис:

— Может быть, вы не заметили, леди Элис, но в Англии сейчас зима. Мы с вами находимся на краю дикого леса, в котором, несмотря на сказки о волшебных лесных человечках, скитающихся по нему невидимыми, выжить не просто трудно, а почти невозможно. Вы пошли за мной вопреки моему совету и здравому смыслу. Теперь я вынужден заботиться о вас, потому что у вас нет еды, за исключением нескольких экзотических фруктов, которые стоят больше, чем я зарабатываю за год, и которые вы бережете для обезьяны.

— Мне очень жаль, что ваш труд так плохо оплачивался, но она же должна что-то есть, Пирс.

— Я съем и ее, и ваш чертов гранат!

Он выглядел таким разъяренным, что Элис не сдержалась и рассмеялась. А после того как Лайла издала робкий тревожный звук, ее звонкий смех перешел в хохот, граничащий с истерикой. Возможно, всему виной усталость, но этот бродяга казался ей все более забавным, особенно когда был зол. Она хохотала и хохотала, по ее щекам текли слезы, но остановиться она не могла.

— Полагаю… это будет… справедливо, — выдавила Элис, захлебываясь словами. — Она уже… попробовала… вас.

К ее немалому удивлению, Пирс усмехнулся, и через несколько мгновений они уже оба веселились от души, хватаясь за животы и утирая слезы. Лайла благоразумно спрыгнула с плеча Элис и переместилась в более безопасное место — на поваленное дерево. Элис удовлетворенно вздохнула — теперь она чувствовала себя несравненно лучше. Правда, голод нисколько не уменьшился, но она решила не поднимать этот вопрос перед своим раздражительным мужем снова.

— Так что мы теперь будем делать? — дружелюбно, как ей показалось, спросила она. — Спать?

Пирс покачал головой:

— Я буду спать. А вы будете идти. — Он махнул рукой в сторону, откуда она пришла. — В этом направлении. Для вас здесь небезопасно.

— Почему? Мне кажется, что со мной скорее произойдет что-нибудь плохое, когда я буду бродить по лесу одна, чем если останусь тут — под вашей защитой.

Пирс снова отрицательно качнул головой, на этот раз энергичнее и с болезненной гримасой.

— Нет. Вы видите шрамы? Они нанесены человеком, который предпочел бы видеть меня мертвым. Если он сейчас еще не ищет меня, то очень скоро начнет. Поэтому я передвигаюсь ночью. Один, — хмуро добавил он.

— Да? Это действительно звучит угрожающе. И куда же вы направляетесь?

— Не ваше дело.

— Как ваша жена, я думаю…

— Вы не моя жена! — Элис даже вздрогнула, настолько свирепо прозвучали его слова. — Вы испорченная маленькая девочка, которая поссорилась с сестрой и думает насолить ей, сбежав из дому.

— Я не испорченная, — сказала Элис, оскорбленная до глубины души, — и не маленькая девочка.

— Посмотрите на себя! — воскликнул Пирс, ткнув пальцем в ее сторону. — Ваше платье подходит королеве! Из чего оно? Персидский шелк?

Элис была слишком шокирована, чтобы ответить. Не дождавшись ответной реплики, он продолжил:

— Ваш плащ, кажется, подбит соболями? Итак, вы покинули замок Фолстоу с бриллиантовыми украшениями в волосах, с экзотическим животным и вышитым шелковым мешочком. Почему? Потому что сестра не захотела купить вам еще одного пони? Ну или из-за подобной чепухи. Вы убедили себя, что вышли замуж за меня, простолюдина, без единой монеты в кармане, и счастливы, потому что это разгневает вашу сестру. Вы безрассудно рискуете репутацией семьи из-за детской мелочной злости. Кто же вы тогда, если не маленькая глупая девчонка? И я не желаю брать на себя ответственность за ваше упрямство и полное отсутствие здравого смысла!

После смерти матери Элис постоянно получала головомойки, поэтому выговор Пирса не должен был ее задеть. Но задел, причем сильно. Этот человек почему-то употреблял те же слова, что и ее сестра. «Испорченная», «глупая», «девчонка». Почему-то они жалили сильнее, когда их произносил он.

— Я так одета, потому что мы с Сибиллой поссорились во время зимнего приема. У меня не было времени переодеться. Я не ношу подобную одежду каждый день. Я даже захватила свое повседневное платье — оно у меня здесь, в мешке.

— Неужели? Интересно, из чего сшито ваше повседневное платье? Из золота?

— Нет, оно шерстяное, — спокойно ответила Элис. — И я оставила Фолстоу не потому, что мне не купили пони, слышите, вы, бессердечный осел! Сибилла хочет, чтобы я вышла замуж за лорда Бладшира, потому что я не подчиняюсь ее неразумным приказам. Если кто-то и поступает назло, то это она.

— Я знаю, кто такой Бладшир. Это достаточно хорошая партия для вас, младшей сестры. Чем он вам не нравится?

Элис растерянно заморгала.

— Вы встречались с Клементом Коббом?

— Я не имел удовольствия познакомиться с Клементом, но встречался с его матерью. Омерзительная особа.

— Вы так думаете?

— Уверен. Элис кивнула:

— Что ж, по крайней мере в чем-то вы со мной согласны. Сибилла задумала выдать меня за Клемента только потому, что я отказалась извиняться перед этой старой ведьмой в присутствии наших гостей, не стерпев ее оскорблений. И еще не позволила Этельдред издеваться над бедной Лайлой. И назвала ее «старой каргой». Так что если это, с вашей точки зрения, ребячество, значит, я действительно ребенок.

— Вы, безусловно, своевольны. А это и есть ребячество.

— Идите к черту, Пирс Как-вас-там!

В его глазах мелькнула боль.

— Возвращайтесь в Фолстоу, Элис Фокс.

— Ни за что. — Пирс нахмурился, и Элис поспешно добавила: — Я не смогу относиться к Сибилле по-прежнему после всего, что она сделала. Я слишком устала от ее требований. Мне надо подумать, как заставить ее изменить свое решение, прежде чем встречаться с ней.

— Как угодно. Только думайте где-нибудь в другом месте.

— Вы действительно хотите отослать меня обратно одну?

— Совершенно верно. — Пирс упер руки в бока и грозно уставился на девушку. Она выдержала взгляд. Пирс выругался и отвел глаза. — Ну хорошо, можете пока оставаться здесь.

Элис торжествующе улыбнулась.

— Но даже не надейтесь, что ваше пребывание продлится позже захода солнца. Я вам не нянька.

Элис подняла брови.

— А я не дитя.

— Ну, это еще вопрос.

— Вовсе нет. Впрочем, хорошо. Можете заползать в свою берлогу и ложиться спать. Вы выглядите ужасно — краше в гроб кладут. Очевидно, это из-за ран и усталости, а здоровый и отдохнувший вы будете смотреться лучше.

— Полагаю, это не ваша забота, разве не так?

Элис пожала плечами и поманила обезьянку, которая что-то искала в коре поваленного дерева.

— Нам с Лайлой хватит плаща, чтобы укрыться. — Она не смогла удержаться и добавила: — Он очень теплый. Как-никак — подбит соболями.

Пирс даже зубами заскрежетал, всем своим видом показывая, что не заметил ее язвительного укола.

— Нет, это вы забирайтесь под навес. Если из-под плаща будут выглядывать ваши волосы или платье, их можно будет заметить издалека. Ваше присутствие здесь — огромная и совершенно не нужная мне ответственность, Элис.

— Да ладно вам, — усмехнулась она, с гордым видом проходя мимо Пирса. — Наверняка все не так страшно. Кто может так сильно желать смерти обычному человеку вроде вас?

Глава 4

— Он не умер.

Джудит Энгвед Мэллори, леди Гилвик, видела, что крестьянин окаменел от страха, сообщая ей эту новость, И если он сказал правду, у него имелись все основания бояться ее.

Джудит Энгвед не считала нужным щадить гонцов, тем более принесших дурную весть.

Она спокойно откинулась на спинку стула, на котором сидела за столом в обеденном зале, все еще держа кубок. Пока не было оснований для тревоги. Повелительным взмахом свободной руки она отпустила прислуживавшего ей лакея и осталась наедине с гонцом, если, конечно, не считать нового «управляющего», который стоял за ее спиной. Она наняла этого громадного человека с бритой головой только два дня назад, когда он явился в поместье в поисках работы. У него не было никакого опыта. Джудит подозревала, что он был беглым преступником — слишком уж много старых шрамов было на его широкой спине, но были уверена, что сумеет обучить его делать все, что нужно, и так, как ей было нужно. Тем более что большую часть обязанностей он выполнял в ее постели. Она спросила крестьянина:

— Откуда ты знаешь, что он не умер?

— Тело исчезло, — запинаясь, сказал тот.

Он никак не мог осмелиться взглянуть в глаза своей госпоже.

— Прошло несколько дней, — возразила Джудит. — Возможно, тело унесло течением или его утащили животные.

С болезненной гримасой мужчина покачал головой:

— Нет, миледи. Когда я не нашел его, я отправился в аббатство и сказал, что разыскиваю близкого друга.

Не разжимая губ, леди Гилвик провела кончиком языка по передним зубам, потом сглотнула.

— Ну и?.. — в конце концов спросила она, так и не дождавшись продолжения.

— Они подобрали его. Монахи, — пояснил крестьянин и переступил с ноги на ногу. — Один из них нашел человека, который называл себя Пирсом, и унес в аббатство, чтобы оказать ему помощь.

Джудит Энгвед глубоко вздохнула, но так медленно, что ее грудь не шелохнулась. Было очень важно сохранять полное спокойствие.

— Он и сейчас в аббатстве?

— Нет, миледи. Ушел вчера утром.

Джудит облизнула сухие губы, потом надула щеки и несколько секунд молчала.

— Понятно. Они знают, что мы его ищем?

Мужчина быстро замотал головой:

— Я назвал им другое имя, миледи. Сказал, что мы путешествовали вместе и случайно разминулись.

— Это правильно, — спокойно ответила Джудит, кивнув, и едва не рассмеялась, увидев, что крестьянин заметно расслабился. — Никто не должен знать, что ты связан с Гилвик-Мэнором, Беваном или со мной.

— Конечно, миледи. Я сделал все в точности, как вы велели.

Ноздри Джудит Энгвед затрепетали от ярости, и с нее едва не слетела маска сдержанности. Если бы этот идиот сделал все, как она сказала, грязный ублюдок ее умершего мужа теперь горел бы в аду, а не бежал, вероятнее всего, прямо к королю. Она снова провела языком по своим совершенным зубам и сумела, успокоившись, даже взглянуть на обреченного гонца с неким подобием улыбки.

— Конечно, я в этом не сомневаюсь. Хорошая работа.

— Что я теперь должен делать, миледи? — с надеждой спросил мужчина, тиская во вспотевших руках шапку.

Он понимал, что должен во что бы то ни стало угодить госпоже.

— Ты сделал достаточно, — заверила его Джудит. — Можешь считать себя уволенным. Финеас будет ждать тебя на дороге с жалованьем.

— Как скажете, миледи, — пробормотал гонец и попятился к двери, постоянно кланяясь. — Спасибо, миледи.

Когда он ушел, Джудит Энгвед слегка повернула голову, чтобы обратиться к стоящему за спинкой ее стула мужчине. Нельзя не отметить, что наружностью тот обладал воистину устрашающей. Этим-то он и нравился Джудит.

— Пошли за Беваном, Финеас. Он должен немедленно явиться, независимо оттого, насколько пьян. Возможно, этот ублюдок Пирс не вполне оправился от ран, двигается медленно, и мы сможем его догнать. Если же нет, следует навести справки в Лондоне — кто-нибудь мог предоставить ему убежище. Этот трусливый негодяй от меня не скроется!

Мужчина поклонился.

— И еще, Финеас…

— Да, миледи?

— Этот человек, который только что был здесь…

Последовала очень короткая, почти незаметная пауза.

— Вы имеете в виду вора, миледи?

— Да, Финеас. Я имею в виду именно его. — Она подняла кубок повыше, и тот немедленно исчез в огромной ладони громилы. — Он украл мой любимый кубок.

— Я знаю, как обращаться с ворами, миледи. Не думайте о нем больше.

Джудит Энгвед проводила взглядом вышедшего из комнаты Финеаса и принялась ждать сына.

Лежа в кровати, Сибилла Фокс наблюдала, как мужчина одевается. Ей нравилось, как двигаются мускулы на его спине, когда он поворачивался и наклонялся. Утреннее солнце, лившееся в спальню через большие окна, освещало прекрасную фигуру, темные волосы и красивое лицо лорда Белкота. Это был весьма неплохой экземпляр сильной половины человечества, к тому же оказавшийся хорошим и изобретательным любовником. Огаст был желанным другом и доверенным лицом, и Сибилла радовалась, что так долго не пускала его в свою постель. Предвкушение было волнующим и приятным, а теперь, когда все произошло, ей стало грустно.

Она никогда не будет иметь удовольствие видеть его в этом качестве снова. Таково было ее собственное решение, и она ничего не собиралась менять.

Лорд Белкот зашнуровывал рубашку и нежно улыбался любовнице. Она позволила себе наградить его ответной улыбкой, чтобы еще больше насладиться последним моментом их свидания. Возможно, она хотела дать ему надежду, что они еще могут встретиться при подобных обстоятельствах. Темные волосы Сибиллы густой волной лежали на плечах, и в воздухе еще витал слабый аромат ее духов. Шелковые подушки под обнаженной спиной леди Фокс были теплыми и гладкими, одеяло — пушистым и пахнущим свежестью. За стенами ее покоев весь замок ждал, когда она появится и отдаст приказы на день. Сибилла должна была чувствовать себе королевой, но вместо этого ощущала лишь раздражение и тревогу.

Сегодня ей придется встретиться с Элис, своей младшей сестрицей, наивной и вспыльчивой девчонкой, которой чрезвычайно не нравилось, что Сибилла заняла место матери. Своевольная, безрассудная Элис, которую она, Сибилла, всего лишь отчаянно пытается защитить.

Лорд Белкот поднял одной рукой башмаки и направился к кровати. На его совершенных губах все еще играла сладострастная улыбка. Его ресницы были такими длинными, что глаза, казалось, были обведены краской. Он сел на край постели, и одеяло соскользнуло с обнаженной груди Сибиллы. Она поспешно схватила его и снова укрылась.

— Сейчас уже нет смысла смущаться, дорогая, — усмехнулся Огаст, уверенными движениями натягивая обувь.

— Я не смущаюсь, а мерзну, — ответила Сибилла.

— Да? Ну что ж… — Он склонился к лежащей на кровати женщине, и его теплое дыхание коснулось ее шеи. — Может быть, мне стоит согреть тебя, прежде чем уйти?

Сибилла уперлась ладонью в грудь любовника, оттолкнула его и отвернулась.

— У меня сегодня очень много дел, Огаст. Разъезжаются оставшиеся гости, и мне надо позаботиться о сестре.

— О какой? — шутливо поинтересовался он. — О монашке или о язычнице?

Слабая улыбка исчезла с прелестного лица Сибиллы, и она толкнула мужчину сильнее.

— Полагаю, ты ошибаешься относительно обеих.

— Сибилла, я просто дразню тебя, — улыбнулся лорд Белкот. Он протянул руку, чтобы погладить любовницу по щеке, но она резко отстранилась. — Извини, давай не будем ссориться.

— Мы и не ссоримся, — холодно ответила она.

Ссориться с мужчиной — значит испытывать к нему нежные чувства, а Сибилла не могла себе этого позволить, даже с таким великолепным образчиком мужской породы, как Огаст Белкот.

— Хорошо, — сказал он, хотя нахмуренные брови выдавали его сомнение в искренности Сибиллы. — Очень хорошо, потому что я не хочу, чтобы хорошее начало было омрачено обидой из-за моей случайной неловкости.

Начало. Сибилла расхохоталась бы, если бы все это не было так печально.

— Я приеду завтра? — спросил он. — После того, как все гости разъедутся и в Фолстоу снова воцарится мир?

На это она рассмеялась:

— В Фолстоу никогда не царит мир, Огаст. А приезжать не надо. Мое расписание на следующий месяц уже заполнено.

Его красивое лицо омрачилось еще больше.

— На целый месяц? Но, Сибилла, ты не можешь заставить меня ждать так долго! Я хочу тебя видеть!

«Ну вот, — мысленно вздохнула Сибилла, — началось».

— Мы начинаем подготовку к свадьбе Элис. Предстоит еще очень много сделать. Надеюсь, ты и Оливер придете.

Огаст рассмеялся:

— Мой брат не упустит возможности пообщаться с представителями, вернее, представительницами высшего света, а в вашем доме других гостей не бывает. Он не оставляет надежд завоевать одну из них. Должен сказать, Оливер будет очень расстроен, оттого что пропустил этот прием — из-за неблагоприятного ветра его судно не пришло вовремя.

— Я буду ждать вас обоих — его и тебя — через месяц, — сказала Сибилла.

Смысл ее слов был очевиден. Огаст выпрямился. Его руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки, но выражение лица оставалось недоверчивым.

— Вот, значит, как. Получается, я не лучше других?

Сибилла отвернулась, чтобы не встречаться с ним взглядом, и промолчала.

— Я думал, ты ждала так долго, чтобы у нас все было…

— Иначе? — услужливо подсказала Сибилла и снова взглянула на любовника.

Он был зол, и Сибилла физически чувствовала эту злость.

— Ты считал, что одна ночь, проведенная с тобой, заставит меня потерять голову? Что мы поженимся, заведем детей и проживем до конца своих дней в счастье и согласии? — Сибилла с трудом улыбнулась. — Все было хорошо, Огаст, но все же не настолько.

Точеное лицо лорда Белкота покрылось красными пятнами.

— Ты хочешь сказать, что я значу для тебя не больше, чем очередной мужчина на одну ночь?

— Мне жаль, если ты рассчитывал на большее. Но мы, разумеется, останемся друзьями.

— Я тебе не верю, — спокойно ответил Огаст. — Я считаю, ты лжешь, Сибилла Фокс, но не понимаю почему.

Она взглянула ему в глаза и почувствовала паническую дрожь во всем теле. Боже, она отдала бы все на свете, чтобы такой мужчина, как Огаст Белкот, постоянно находился рядом с ней!

От необходимости отвечать ему она была избавлена настойчивым стуком в дверь. Это явно был не слуга.

— Сибилла, ты проснулась?

Это был голос Сесилии.

— Тебе пора идти, Огаст, — пробормотала она, не глядя на него. — Да, Сесилия, входи.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Сесилия. Заметив стоящего у кровати Огаста, она от удивления открыла рот, потом прикрыла ладонью глаза.

— Извините, — пробормотала Сесилия, отчаянно покраснев и не поднимая взгляда от пола. — Сибилла, надо было сказать, что ты не одна.

— Он не голый, Сесилия. Кроме того, ты не спрашивала, одна ли я. Ты только выяснила, проснулась ли я. А я проснулась. Не волнуйся. Лорд Белкот как раз собирался уходить.

— Леди Сесилия, рад вас видеть, — поклонился Огаст.

— Лорд Белкот… э… доброе утро, — запинаясь, выдавила Сесилия.

Огаст обернулся к Сибилле:

— Я вернусь, Сибилла.

Сибилла встретилась с ним взглядом, хотя решила было не делать этого.

— Не стоит, — ответила она сухо.

Лорд Белкот несколько долгих мгновений не сводил с нее внимательных глаз, потом поклонился Сесилии.

— Всего хорошего, — сказал он, быстро вышел через оставшуюся открытой дверь и с грохотом захлопнул ее.

Сесилия подпрыгнула от громкого стука.

Сибилла только вздохнула и посмотрела на Сесилию:

— Что случилось, Сес?

— Элис нет в ее комнате. Похоже, она даже не ложилась в постель. Как ты думаешь, неужели она действительно пошла в кольцо?

— Возможно. — Сибилла сбросила одеяло и, нисколько не смущаясь своей наготы, прошла к гардеробу. — Где же она еще может быть?

— Я пошлю кого-нибудь за ней, — сказала Сесилия и направилась к двери.

— Нет!

Приказной тон Сибиллы остановил сестру.

— Нет? Но, Сибилла, сейчас декабрь! Она замерзнет! Или умрет с голоду.

— Не волнуйся, Сес, этого не будет. Как только она проголодается или озябнет, то немедленно вернется домой. И, уверяю тебя, комфортабельное поместье Бладшир сразу покажется ей намного привлекательнее. Она сама себе преподаст урок. И ладно. Честно говоря, я устала от ее выходок.

— Это жестоко, Сибилла.

— Вовсе нет. Это справедливо. Элис необходимо усвоить, что не все в мире происходит так, как ей хотелось бы. Клемент Кобб — прекрасная партия для нее. Ты знаешь это так же хорошо, как и я.

— Я согласна, что Элис необходимо приучить к послушанию, но… — Сесилия на секунду прикусила губу, обдумывая, что сказать. — Даже сейчас Этельдред Кобб визжит на весь зал, что будущая сноха оскорбила ее, не присоединившись к ней и ее сыну за завтраком. Я считаю, она всячески стремится очернить невесту сына. Да простит Господь мои слова, но эта старая карга испытывает даже мое терпение. Она и Элис поубивают друг друга в первый же день.

— Уверена, они быстро договорятся, — спокойно сказала Сибилла, даже не обернувшись. Она была занята поисками платья.

— Тогда что я должна сказать леди Бладшир? Она кричит, что не уедет домой, пока не увидит Элис. Клемент ее поддерживает, хотя, по-моему, из совершенно других соображений. А мне необходимо через полчаса быть в часовне, поэтому я не могу развлекать их до вечера. Ты была так занята нашими гостями, что, вероятно, забыла: сегодня воскресенье!

Раздался робкий стук в дверь.

— Ваш чай, миледи.

Сесилия устремилась к двери и впустила личных горничных Сибиллы. Их было трое. Одна несла серебряный поднос с обычным для Сибиллы легким завтраком, другая — охапку одежды, а третья держала в руке толстую книгу, в которой был записан распорядок дня. Эта женщина служила у Сибиллы своеобразным секретарем.

Сибилла вцепилась обеими руками в какую-то одежду и уткнулась в нее лицом. Ну неужели она не может рассчитывать хотя бы на минуту покоя? Ей необходимо уединение и возможность выплакать все мысли о том, как могла бы сложиться жизнь с мужчиной, который только что покинул ее спальню.

Она подняла голову, ощутив прикосновение к своей обнаженной коже прохладного шелка. Одна из горничных молча пыталась натянуть на нее платье, и Сибилла с готовностью стала ей помогать.

— Спасибо, — спокойно сказала она.

Ну вот, броня снова надета.

Сибилла затянула пояс на талии и подняла глаза на сестру.

— Иди, занимайся своими делами, Сесилия. Я сама разберусь с Бладширами. Если Элис к обеду не вернется, я отправлю Клемента за его возлюбленной. Возможно, произойдет романтическая встреча и она влюбится в него за храбрость, которая ему, безусловно, понадобится, чтобы проехать за ней четверть часа верхом под моросящим дождем. А Этельдред я займу выбором ткани для платья Элис. Это польстит старой ведьме.

Сесилия благодарно улыбнулась, и Сибилла уже в который раз подумала, как прелестна ее сестра. Из всех троих Сесилия, безусловно, была самой красивой.

— Я буду молиться за тебя и твой острый ум, Сибилла, — сказала Сесилия, поцеловала ее в щеку и выскользнула из комнаты.

— Помолись за всех нас, — едва слышно прошептала Сибилла, прежде чем расправить плечи и гордо поднять голову.

День начался.

Глава 5

Разводя костер, Пирс недовольно ворчал. Ему было холодно, он устал и проголодался. А теперь еще два пальца на левой руке болели нещадно.

Он двигался бесшумно, чтобы не разбудить Элис. Ведь пока она мирно спала, создавалось впечатление, что ее и вовсе нет рядом, а это исключительно приятное ощущение следовало продлить как можно дольше. Ведь именно из-за этой несносной девицы Пирсу пришлось весь день дремать сидя, прислонившись к жесткому стволу и просыпаясь всякий раз, когда голова падала на грудь. Он был совершенно измучен — и душевно, и физически — и не мог позволить себе ни на минуту расслабиться, во всяком случае, пока с ним эта маленькая дурочка. Пусть лучше поспит, потому что, проснувшись, опять привяжется со своими глупостями. Только избавившись от нее, он наконец сможет вздохнуть свободно. Черт побери, сейчас даже его мучительная спешка казалась ему мирной и спокойной без нескончаемой болтовни девчонки.

Серый дым потянулся вверх из-под сухих веток. Между ними весело поблескивали оранжевые искорки. Пирс лег на землю, чтобы раздуть огонь. Уютное потрескивание вселяло надежду на то, что скоро он сможет согреться. Он встал на колени и, поежившись, зябко потер руки.

— Вы собираетесь охотиться?

Пирс через плечо посмотрел на девушку, которая как раз выбиралась из-под навеса. Она выглядела совсем ребенком — с розовыми от сна щечками. У нее были карие, как у теленка, глаза, а в спутанных волосах, вместо украшений и покрывала, которые она носила утром, были кусочки сухих веток и прелая листва. Этакий отпрыск богатого семейства, увлекшийся игрой в прятки.

Пирс подумал, что это, должно быть, весьма точное определение состязания между этой девицей и ее сестрой.

— Нет, — фыркнул он, — а вы?

Девушка весело рассмеялась и встала на ноги, а ее экзотическое животное тотчас заняло место на плече хозяйки и неприязненно косилось на Пирса (во всяком случае, так ему показалось), пока Элис отряхивала свои неприлично дорогие голубые юбки. Один только взгляд на обезьяну заставил кулаки Пирса сжаться. Он перевел взгляд на ее хозяйку. Теперь девушка стояла. Он увидел соблазнительные выпуклости ее небольших грудей и убедился, что она действительно уже давно не дитя. Его настроение, и без того далеко не радужное, окончательно испортилось, и жалкие остатки терпения, которые еще удалось сохранить, исчезли.

— Мы окажемся в весьма затруднительном положении, если вопрос пропитания доверить мне, — как ни в чем не бывало заговорила Элис. — Я могу двигаться быстро и бесшумно, но, к сожалению, у меня нет оружия. Вот разве что Лайла. — Она протянула руку и погладила обезьяну по голове. Та доверчиво прижалась к хозяйке. — Будешь моей собакой, а, девочка? Может быть, ты сумеешь выследить для нас оленя? С кабаном ты действовала вполне успешно, — добавила она и иронически покосилась на Пирса.

Он демонстративно отвернулся к костру, чтобы добавить несколько веток в огонь. К немалой досаде Пирса, девушка подошла и остановилась у него за спиной.

— Если вы не собираетесь охотиться, что мы будем есть? Я умираю с голоду.

— Уверен, в Фолстоу нет недостатка в съестных припасах, — буркнул Пирс. — Голод заставит вас поторопиться.

— Вы опять о том же!

Ну почему на эту упрямую девицу не действуют никакие доводы рассудка!

— Конечно. Кстати, если вы отправитесь прямо сейчас, то успеете добраться до Фолстоу засветло.

— Вы действительно хотите, чтобы я ушла? — спросила она, словно сомневаясь, правильно ли она поняла последнюю реплику своего собеседника.

— Да.

— Прямо сейчас? Немедленно?

— Немедленно!

Элис села возле костра.

— Пирс, я подумала…

Пирс закрыл глаза и тяжело вздохнул:

— Не надо. Не думайте. И не сидите! Если вы будете сидеть, то не станете ближе к Фолстоу и дальше от меня.

— Я вас так сильно раздражаю?

— Да!

— Что ж, мне очень жаль. Но, как я уже сказала, я подумала и…

Пирс вскочил и зашагал прочь от костра.

— Постойте! — Он услышал, что она тоже встала на ноги и поспешила следом. — Куда вы идете? Почему вы уходите от меня?

— Во-первых, чтобы найти хворост для костра, — сказал он, внимательно глядя под ноги, — а во-вторых, чтобы удержаться и не придушить вас.

Он наклонился и поднял с земли несколько увесистых сухих веток.

— Грубо, — заявила она, снова оказавшись у него за спиной.

— Я, кажется, не навязывал вам свою компанию.

— Это правда, — не стала спорить она. — Я знаю, вы хотите, чтобы я оставила вас одного, предоставив заниматься вашими тайными планами, но есть одна проблема.

Пирс остановился так резко, что Элис налетела на него. Обезьянка заверещала и спрыгнула на ковер из опавшей листвы.

Он продолжал стоять спиной к девушке.

— Какая проблема?

— Я… я не знаю дороги в Фолстоу.

Пирс резко обернулся и почувствовал какое-то мрачное удовлетворение, заметив, что она поспешно сделала шаг назад.

— Что вы имеете в виду? Вы прожили здесь всю свою жизнь, разве нет?

— Да, — с готовностью согласилась девушка.

— И не сможете найти дорогу домой, когда до него чуть больше часа пути?

Девушка покраснела, прикусила губу и отвела глаза.

— Нет, не думаю… Боюсь, что нет.

Глаза Пирса сузились.

— Дерьмо!

— Простите, что вы сказали?

— Дерьмо! — заорал он и пошел обратно к их временному лагерю. — Возможно, в моих жилах течет по большей части кровь простолюдина, но…

— По большей части? — тут же заинтересовалась Элис, и ее глаза от любопытства вспыхнули.

— …но я знаю, как ведут себя высокородные молодые дамы: катаются на послушных ленивых кобылах, наносят визиты соседям, сопровождают охотников. Вам не удастся меня убедить, что такая бесшабашная юная девица, как вы, не побоявшаяся отправиться ночью в одиночестве в старые развалины, не сумеет совершить часовую прогулку домой.

— Вы и вправду считаете меня бесшабашной?

Пирс закатил глаза.

— Просто идите, Элис. Не тяните время, прошу вас. Извинитесь перед сестрой и примите наказание, которое она вам назначит, как взрослая девочка. Я не желаю видеть вас рядом со мной.

Он бросил ветки на землю возле костра и поднял глаза на девушку, ожидая увидеть на ее лице виноватое выражение. Не увидел.

Элис смотрела на него дерзко, с вызовом. Одновременно она качала обезьяну, которая вцепилась в пальцы хозяйки и явно наслаждалась ее вниманием.

— Вам придется отвести меня обратно.

Пирс растерялся:

— Что?

— Мне жаль, но это единственный выход. Я уже сказала, что Сибилла пообещала меня Коббу.

— Ну и что?

— Все очень просто. Когда мы с ней поссорились, я сказала, что скорее попытаю счастья в кольце Фоксов, чем соглашусь на брак с Клементом. И мне повезло. Там я встретила вас, мой дорогой супруг.

— Элис… — зарычал Пирс.

— Сибилла обещала, что если я встречу там мужчину, она выплатит Бладширу мое приданое и я получу свободу.

Мэллори подошел к Элис так близко, что ее глаза испуганно расширились, а Лайла предпочла укрыться под навесом. Он схватил ее за плечи и свистящим шепотом проговорил:

— Элис, внимательно послушайте и запомните, что я вам скажу. Это очень важно: мы не женаты. И я не скажу вашей сестре ничего, кроме этого. И ваши взаимоотношения с Этельдред Кобб меня не касаются.

— Я знаю, вы думаете, что мы не женаты, — спокойно ответствовала Элис. — Но я убеждена в обратном. Мои родители встретились в кольце Фоксов, и я всем своим сердцем верю в эту легенду. Вам и не нужно говорить Сибилле, что согласны с нашей женитьбой. В этом нет необходимости. Сибилла всегда — понимаете? — всегда держит слово. Если вы подтвердите мою историю о том, где и как мы встретились, мне не придется выходить за Клемента. Пожалуйста, умоляю вас, отведите меня в Фолстоу.

— А если я откажусь?

Ее розовые губки сжались, и она опустила глаза.

— Тогда я буду следовать за вами, пока смогу не отставать.

— А когда не сможете?

Девушка пожала плечами:

— Тогда не знаю.

Только сейчас Пирс понял, что все еще держит свою собеседницу за плечи, и отдернул руки. Он не знал, как это объяснить, но от девушки исходил аромат благородства, чистоты и свежести. Это раздражало обоняние Пирса, больше привыкшего к запахам навоза и пота.

— Пожалуйста, — тихо прошептала она и снова пошла за Пирсом, устремившимся от нее в сторону, — Речь идет о моей жизни. Мне очень нужна помощь. Я знаю, что вы не просто так пришли ночью в кольцо, даже если не верите в легенду.

— Ваши желания противоречат моим, Элис Фокс. Поймите, я очень спешу!

Девушка заколебалась.

— Я дам вам сорок фунтов, если вы согласитесь. И… собственную лошадь. Клянусь! Это сделает ваше путешествие более приятным.

Пирс глубоко задумался. Сорок фунтов — целое состояние, не говоря уже о сказочной роскоши ехать верхом. Он мог бы добраться до Лондона за считанные дни, даже пробираясь лесами. Что ж, возможно, игра стоит свеч и ему действительно стоит проводить Элис Фокс домой.

Уже через несколько дней он сумеет отомстить Бевану и Джудит Энгвед.

И сможет заявить свои права на Гилвик.

И не через две недели, а через несколько дней.

Он повернулся к девушке:

— А ваша сестра не попытается задержать меня?

Элис растерялась.

— Более вероятно, что она пожелает видеть вас как можно дальше от Фолстоу, хотя бы для того, чтобы помешать мне официально выйти за вас замуж. Надеюсь, вы не обидитесь, но я сомневаюсь, что Сибилла сочтет вас подходящей для меня партией.

Несколько минут Пирс молча смотрел на Элис. Она была самим воплощением надежды.

— Ладно, берите свои вещи и зверюгу.

Элис так сильно нервничала, как никогда в жизни, пока вприпрыжку бежала за быстро шагавшим Пирсом. Лайла с большой неохотой заняла место в мешке хозяйки. Они направлялись в Фолстоу.

Теперь Элис оставалось только решить, каким образом убедить Пирса, что они действительно предназначены друг для друга судьбой. Навсегда. Потому что так сделали камни. Задача была не из легких, поскольку он упорно хранил молчание, несмотря на все ее попытки в течение последнего часа завязать беседу. У Элис осталось не так уж много времени, но она ни минуты не сомневалась: в последнюю минуту что-нибудь произойдет. Иначе и быть не может. В конце концов, она же действительно встретила этого мужчину в кольце Фоксов.

— Куда вы направитесь, когда покинете Фолстоу? — поинтересовалась она.

Мэллори молча пожал плечами.

— Вы так спешите, но не знаете, куда идете? — усмехнулась Элис.

— В Лондон.

— О, я обожаю Лондон! — радостно воскликнула она, обрадованная, что наконец получила ответ. — Я там уже сто лет не была. После смерти мамы мы туда не ездили.

Хорошим собеседником Пирса нельзя было назвать при всем желании. Он снова пожал плечами и ничего не сказал.

Но Элис не намерена была сдаваться.

— Вы собираетесь навестить свою семью?

— У меня нет семьи.

— Тогда друзей? — радостно продолжила она. — Только не говорите, что у вас и друзей нет.

— Совершенно верно.

Девушка разгладила несуществующую складку на его одеянии и игриво дернула за рукав.

— Я ваш друг.

— Вы малолетняя дурочка.

Элис рассмеялась. Она была уверена, что Пирс обладает великолепным чувством юмора, только надо заставить его разговориться.

— В Лондоне мне больше всего нравится делать покупки, — сообщила она. — Это так весело! Там, по-моему, можно купить все, ну абсолютно все. А вы что любите делать в Лондоне?

— Не знаю. Не был там.

— Правда? — Элис была шокирована. — Тогда откуда вы знаете, куда вам надо попасть?

— Я намерен отыскать самый большой дворец в городе и пойти туда.

У Элис даже рот открылся от изумления.

— Вы собираетесь повидать короля? Как интересно! Я никогда не встречалась с королем. Вас пригласили?

— Что-то в этом роде.

— Даже Сибилла боится очередного вызова к Эдуарду.

Пирс издал какой-то сдавленный звук, но ничего не сказал.

— Хотите знать почему?

— Не особенно.

Элис для большего эффекта понизила голос.

— Он хочет отобрать у нее Фолстоу.

— Да, я слышал. Вот уж не везет так не везет.

— Нуда. Он думает, что наша мама была шпионкой и после смерти отца удержала в своих руках Фолстоу незаконно. И теперь, когда мамы больше нет, он злится, потому что Сибилла — ее непокорная дочь — отказывается отдать Фолстоу Короне.

— Ваша мать была шпионкой? — Пирс покачал головой и фыркнул: — Теперь понятно, откуда у вас такая хватка. И безрассудство.

Элис улыбнулась и слегка склонила голову.

— Спасибо, Пирс.

— Это был не комплимент.

Когда вдали показался Фолстоу, дневной свет уже сменился вечерними сумерками, укрывшими своим мягким покрывалом окрестности. Стены и башни замка темнели на фоне заката. Силуэты всадников, скакавших по дороге к замку перед ними, казались такими же черными, как камни.

Элис подумала, что стоит поспешить — тогда они с Пирсом успеют войти в ворота вместе с конным отрядом, прежде чем опустят решетку. У нее испортилось настроение. Да, она прожила в Фолстоу всю свою жизнь, но теперь, когда мамы нет, а бразды правления взяла в свои руки Сибилла, замок перестал быть для нее родным домом. Элис почувствовала, как будто плывет на волнах вздымающихся вокруг холмов и вот-вот будет затянута в смертоносный водоворот. Этим водоворотом была ее жестокосердая сестра, готовая бросить Элис в мрачные глубины.

Возможно, загадочный человек, идущий рядом с ней, станет ее спасителем. Однако пока не было ни одного признака того, что он сохранит ей верность.

До Элис и ее спутника донесся голос привратника, Тот окликнул:

— Кто идет? Назовитесь, или будете убиты.

Пирс остановился задолго до начала дороги, ведущей прямо к подъемному мосту, и вопросительно взглянул на Элис. Даже в потемках она увидела, как он насторожился.

— Они будут стрелять в нас? — спросил он.

Элис тоже остановилась и опустила мешок с Лайлой на землю. Теперь, когда ей не нужно было бежать, чтобы не отстать от Пирса, обезьянку можно было выпустить на свободу.

— С чего вы взяли? Если бы мы оба были незнакомцами, тогда конечно. Кроме того, я сомневаюсь, что стража заметила нас на таком расстоянии, и уж тем более в нас никто не сумеет попасть стрелой. Это предупреждение относилось к всадникам, ехавшим впереди.

Элис сложила ладони у рта на манер рупора и приготовилась объявить стражникам о своем присутствии. Но в это время из темноты ночи раздался голос одного из членов конного отряда, находившегося уже перед самым подъемным мостом.

— Леди Джудит Энгвед Мэллор из Гилвик-Мэнора и ее сын!

Элис в досаде топнула ногой и уже обернулась к Пирсу, чтобы обсудить появление нежеланных гостей, но он неожиданно схватил ее сзади за талию и швырнул на землю, а сам навалился сверху. Она закричала, что Пирс делает ей больно, но он зажал ладонью рот девушки, а потом прошептал прямо в ухо:

— Если вы не хотите видеть меня через несколько минут мертвым, лежите тихо, Элис.

Вскоре послышался лязг цепей, и земля, к которой была прижата Элис, вздрогнула от удара опустившегося моста. Девушка чувствовала, как неровное дыхание мужчины щекочет ей шею. Он явно относится к своей секретной миссии — в чем бы она ни заключалась — слишком серьезно, если тревожится о таких незначительных представителях дворянства, как эти Мэллори. Джудит Энгвед даже не была приглашена на зимний прием!

И хотя Пирс был крупным, крепким мужчиной, Элис неожиданно понравилось ощущение тяжести его тела. Она поерзала и, к своему восторгу, почувствовала, как его хватка усилилась.

— Ш-ш-ш, — выдохнул он ей в ухо. — Элис, пожалуйста, не шевелитесь. Я стараюсь не делать вам больно.

В животе Элис что-то сжалось, и она закрыла глаза, чтобы сохранить эти восхитительные ощущения. Одна рука мужчины находилась между ее животом и землей, а другая придерживала затылок девушки, чтобы она не поднимала голову. Пирс лежал сверху, всем своим весом прижимая Элис к земле, и та едва справилась с искушением пошевелить попкой и посмотреть, что будет. Впервые за всю ее восемнадцатилетнюю жизнь на Элис лежал мужчина. Это оказалось удивительно приятно.

— Потерпи еще немного, — шепнул он. — Уже почти все кончилось.

Элис разочарованно хмыкнула. Ей вовсе не хотелось, чтобы это кончалось. В следующий момент земля снова вздрогнула. Это опустилась решетка, и вскоре топот копыт стих под сторожевой башней. Пирс еще несколько мгновений молчал, а потом прошептал:

— Наша сделка отменяется.

А потом Элис и глазом моргнуть не успела, как осталась одна на влажной холодной земле.

В мешке, валявшемся рядом, слабо пискнула Лайла.

— Ничего не понимаю, — вздохнула Элис.

Потом она встала, повесила мешок на плечо и со всех ног побежала прочь от стен Фолстоу к темнеющему вдали лесу.

Глава 6

Сибилла даже представить себе не могла, что от нее понадобилось какой-то Джудит Энгвед из небогатого сельского поместья Гилвик-Мэнор, и в других обстоятельствах она поручила бы старику Грейвзу выслушать эту неприятную даму и ее странного сына. Но сегодня она провела целый день в попытках умиротворить клокочущую яростью Этельдред Кобб и вялого Клемента и теперь была рада отвлечься.

Сибилла очень надеялась, что леди Мэллори приехала не для того, чтобы женить сына на одной из сестер Фокс. Сама идея о союзе между ними и семейством Фокс была абсурдной.

Джудит Энгвед скользнула в большой зал Фолстоу и прошла по проходу между столами, словно плыла, а не передвигалась, как все люди, на двух ногах. Это была высокая женщина неопределенного возраста, обладавшая весьма эксцентричной прической. Ее тусклые рыжие волосы сзади были длинными, прямыми и свободно падали на спину, а по бокам и в верхней части головы — короткими и завитыми в тугие, совершенно одинаковые кудряшки. Лицо было одутловатым и бесцветным, как масло, производителем которого являлся Гилвик-Мэнор, а зеленовато-карие глаза утопали в складках жира, что совершенно не соответствовало ее худощавой фигуре. У Джудит были необычайно крупные зубы — широкие, длинные и очень белые, которыми она, судя по всему, очень гордилась и постоянно водила по ним кончиком языка, словно полируя. Короче говоря, леди Мэллори никак нельзя было назвать привлекательной женщиной.

Сын неуклюже топал за ней. Он был ее полным аналогом — только мужского пола. Высокий, как мать, но массивный и широкий, с большим лицом, окруженным сальными рыжими кудряшками. Его глазки, как и у матери, тонули в жировых складках, причем до такой степени, что временами вообще исчезали с физиономии, производившей омерзительное впечатление. Багровый нос скорее подчеркивал, чем отвлекал внимание от крупных коричневых веснушек, в беспорядке разбросанных по щекам. В целом, по мнению Сибиллы, парень выглядел тупицей. Она мысленно усмехнулась, подумав, оправдается ли это впечатление, если он заговорит. Семейство Мэллори хотя и редко, но все же посещало те же увеселения, на которых присутствовала Сибилла, но ей никогда не приходилось ни с кем из них разговаривать. Насколько помнила Сибилла, представителей клана Гилвиков никогда не приглашали в Фолстоу.

— Леди Фокс. — Джудит остановилась перед возвышением, на котором восседала Сибилла, и присела в глубоком реверансе. Беван, стоявший за спиной матери, неловко поклонился. — Приношу свои извинения за то, что приехала столь неожиданно и без приглашения, но признаюсь сразу, что хочу просить вас о помощи.

Брови Сибиллы изумленно приподнялись. Эта женщина, определенно, слишком высокого о себе мнения, если ждет чего-то от хозяйки замка. По происхождению она немногим выше, чем простолюдинка. Возможно, если бы поместье Гилвик находилось в городе, Джудит Энгвед считалась бы не более чем зажиточной горожанкой. В любом случае появление Джудит было очень странным, и Сибилла насторожилась.

— Да? Наши семьи не слишком близко знакомы, но я, конечно, всегда готова предложить все, что смогу, в духе христианской благотворительности. Что вас тревожит, леди Джудит?

На лице незваной гостьи промелькнуло выражение неудовольствия — никому не нравится, когда напоминают о разнице в положении. Тем не менее леди Гилвик продолжила:

— Как вы, вероятно, слышали, мой супруг, лорд Уорин Мэллори, скончался две недели назад.

— Нет, я не слышала, — мягко ответила Сибилла, не проявив никакой заинтересованности. Женщина скорее всего приехала просить денег. — Пусть земля ему будет пухом.

— Благодарю вас, миледи, — сквозь зубы процедила Джудит. Теперь ее физиономия стала пунцовой. — К несчастью, его смерть так сильно огорчила второго сына моего дорогого супруга, — продолжила она, — что тот, боюсь, сошел с ума.

— У вас есть еще один сын? — поинтересовалась Сибилла, чтобы поддержать беседу, переведя равнодушный взгляд на Бевана, который моментально залился краской.

— Пирс вовсе не мок сын, — прошипела Джудит, и даже Сибилле, известной своей холодностью, слова показались ледяными. — Это ублюдок, рожденный деревенской девкой, работницей на ферме. В общем, обычной шлюхой.

— Понятно, — сказала Сибилла, хотя пока ничего не понимала. — Но какое все это имеет отношение ко мне, леди Джудит?

— После смерти Уорина Пирсом овладела безумная идея, что именно он — наследник Гилвик-Мэнора, а не старший и, заметьте, законный сын лорда — мой Беван. Он даже напал на Бевана и попытался его убить.

Сибилла снова взглянула на хранившего молчание Бевана.

— Мне кажется, он не слишком пострадал.

— Конечно, Беван с ним справился, — гордо улыбнулась Джудит Энгвед. — Но теперь Пирса нигде не могут найти, а мы считаем, что он опасен. Его здесь нет, не правда ли?

— Нет, — ответила Сибилла, ни минуты не колеблясь, — Мне бы доложили, если бы кто-то чужой прошел через ворота. Что заставило вас предположить, что он тут?

На какое-то мгновение стало очевидно, что Джудит Энгвед чувствует себя неловко, но она быстро с этим справилась и снова обрела уверенность в себе.

— Дело в том, что Беван и я должны через две недели предстать перед судом королевской скамьи. Возможно, и Пире направляется туда же, желая доложить свое абсурдное дело Эдуарду. Фолстоу расположен на пути между Гилвиком и Лондоном, и я подумала… — Она сделала паузу, сверкнув белыми зубами. — У вас не пропадали лошади, леди Сибилла? Или куры?

Сибилла громко расхохоталась.

— Я их никогда сама не пересчитывала, но думаю, что нет. Во всяком случае, я ничего об этом не слышала. Так что извините, но я не могу вам помочь, леди Джудит.

— Понимаю, но если вдруг вы…

В этот момент к Сибилле подошел Грейвз и склонился к ее уху, так чтобы гости не могли слышать его слов. Сибилла сделала повелительный знак рукой Джудит Энгвед, и та на полуслове замолчала.

— Что-нибудь слышно о леди Элис, миледи?

Сибилла нахмурилась. Возможно, этот Пирс отправился в лес, уплыл по реке, погиб или по какой-то другой причине не представляет угрозы для обитателей замка. Но, насколько было известно Сибилле, Элис еще не вернулась, а эта девица была достаточно безрассудна и упряма, чтобы связаться с первым встречным и привлечь его на свою сторону. Тем более сейчас, когда она не желала выходить замуж.

— Мне следует послать за ней? — спросил Грейвз, так и не дождавшись ответа.

Сибилла едва заметно кивнула, и Грейвз, не издав больше ни звука, вышел. Сибилла снова обратила бесстрастный взгляд на разозленную Джудит и ее краснолицего сына. В это время она услышала приближающиеся шаги и увидела Этельдред Кобб. В висках начала пульсировать боль. Больше всего на свете Сибилле хотелось немедленно выгнать навязчивую леди Мэллори и удалиться к себе, предоставив Коббам возможность развлекать себя самим. Но она не могла этого сделать, пока существовал хотя бы малейший шанс, что Элис столкнулась с этим безумцем.

— Леди Джудит, — с видимым усилием начала Сибилла — ее губы словно отказывались произносить эти слова, — в Фолстоу сегодня принимают других гостей.

Она сделала паузу, и физиономия Джудит Энгвед исказилась гримасой от такого оскорбления. Это позабавило Сибиллу, но она заставила себя продолжить:

— Однако я была бы рада, если бы вы и ваш сын пообедали с нами перед отъездом.

Заплывшие жиром поросячьи глазки леди Джудит изумленно заморгали. Надо же, подумала Сибилла, оказывается, они у нее могут открываться довольно-таки широко. Но уже в следующее мгновение Джудит опустила голову и присела в реверансе.

— Для нас большая честь быть приглашенными к трапезе в Фолстоу, леди Сибилла, — с глупой улыбкой проговорила она.

— Кого я вижу! — пробасила Этельдред Кобб, входя в зал.

Неизменная свита — горничная Мэри и сын Клемент — следовала за ней по пятам. Старуха совершенно необоснованно, по мнению Сибиллы, обрадовалась гостям из Гилвика.

— Никак это Джудит Энгвед, Мы не виделись года три!

Джудит выпрямилась, и ее брови удивленно поднялись.

— Леди Этельдред, лорд Клемент, какой приятный сюрприз! Вы, конечно, помните Бевана. Что привело вас в Фолстоу?

— Вот ты какой стал, Беван. Хорошо кушаешь, как я погляжу.

Этельдред Кобб взгромоздила свою весьма объемную тушу на возвышение, где за столом сидела Сибилла, и устроилась рядом с ней. Она вела себя совершенно уверенно, как будто на стуле, сильно заскрипевшем под ее весом, было вырезано ее имя. Горничная бесшумно проследовала к одному из столов для слуг.

— Клемент и я решили побыть здесь немного после зимнего приема. Странно, я не заметила вас среди гостей. — Пренебрежительное замечание угодило в цель с точностью метко пущенной стрелы. — А поскольку Клемент и леди Элис скоро поженятся… что ж, полагаю, и ты когда-нибудь узнаешь, как не любят молодые влюбленные расставаться, да, Беван?

— О, мама, не надо, — пробормотал Клемент, помогая Этельдред подвинуть стул вперед. Ножки громко проскрежетали по каменному полу. Он с улыбкой обернулся к Мэллори: — Привет, Беван. Прошедший год был очень удачным, не правда ли? Так много мягкой сочной травы. — Он вежливо кивнул даме в венке из рыжих кудряшек. — Вы прекрасно выглядите, леди Джудит. Примите мои соболезнования по поводу потери вашего обожаемого супруга.

Заметив, что Джудит Энгвед начала по-девичьи прихорашиваться, Сибилла почувствовала тошноту. Она искренне надеялась, что тот, кого Грейвз послал в кольцо, поторопится. Из кухни вышел мальчик с подносом, но, заметив кивок Сибиллы в сторону новых гостей, округлив глаза, попятился. Вздохнув, она подумала, что надо не забыть сделать ему выговор за невежливость.

Сделав над собой усилие — даже пальцы ее ног в туфельках сжались, — она растянула губы в улыбке и указала на свободные стулья за своим столом:

— Пожалуйста, рассаживайтесь.

Даже когда его избивали, когда обрабатывали и зашивали рваные раны или когда его голова была готова взорваться от адской боли, Пирс не испытывал такого страха, как сейчас, убегая в мрачных сумерках от стен Фолстоу в благословенную безопасность леса. Укушенные Лайлой пальцы пульсировали болью в такт тяжелым шагам.

Джудит Энгвед и Беван преследуют его. Они знают, что он жив, и уже почти догнали его.

— Пирс, подождите!

Он побежал быстрее. Это все ее вина. Если бы безрассудная Элис Фокс не пристала к нему как банный лист! Если бы только она не заманила его в свой замок — и он ведь пошел за ней, как послушный телок на веревочке! — вероятно, он не умнее ее обезьяны! Тогда Пирс не оказался бы в такой роковой близости от двух людей, прилагающих все силы, чтобы отнять у него то, что принадлежит ему по праву, и убить его!

Пирс продрался сквозь густой кустарник и наконец оказался в лесу. Зацепившись за выползший из земли толстый корень, он упал и некоторое время лежал тихо, не шевелясь, наслаждаясь чувством покоя, которое ему даровала опустившаяся на землю ночь. И тут он понял, что зловредная девица не намерена отставать.

— Пирс! Я ни черта не вижу, но слышу ваше дыхание. Лучше покажитесь, а не прячьтесь в темноте, как простой воришка!

Гнев заставил его вскочить на ноги. Девушка оказалась совсем рядом и даже сообразить ничего не успела, когда он схватил ее за руку и рывком развернул лицом к себе. Лайла возмущенно застрекотала.

— Я действительно простой человек, — прошипел он ей в лицо. — А из-за вас только что чуть не погиб.

— Что я такого сделала? — удивилась Элис. — Я лежала тихо, когда вы сказали, и молчала. Хотя, если бы вы позволили мне произнести хоть слово, я бы объяснила, что Джудит Энгвед не тот человек, которого стоит опасаться. Эта женщина не принадлежит к нашему кругу. Она не может знать, от кого вы бежите. Поэтому давайте вернемся, пока мы не переломали себе руки и ноги. Я распоряжусь, чтобы вам приготовили лошадь и деньги, и утром вы уедете.

— Я бегу именно от нее и ее чёртова сыночка! — в ярости вскричал Пирс и сильно встряхнул Элис. — А ты — глупая девчонка!

И тогда девушка ударила его. Изо всех сил. Пирс, вздрогнув, моментально отпустил ее и отступил на шаг.

— Не смей больше никогда называть меня глупой, — холодно и ровно проговорила она. — И никогда не прикасайся ко мне, когда зол. Иначе, вероятнее всего, тебя убью я, а не Джудит Энгвед.

Пирс потерял над собой контроль и отлично понимал это. Но у него не было ни времени, ни желания оправдываться. Девчонка понятия не имела, какая 'угроза над ним нависла и как много поставлено на карту.

— Говорю последний раз, Элис. Возвращайся домой. Это не игра!

Он наклонился и пошарил в кустах в поисках своего мешка. Нащупав лямку, он поднял его, закинул на спину и пошел прочь.

— Если ты оставишь меня здесь, я вернусь обратно, — негромко сообщила она.

— Прекрасно, — через плечо ответил Пирс. — Иди.

— А когда я вернусь, в лес отправят людей, и они будут искать тебя, пока не обнаружат.

Пирс остановился.

— Они не найдут меня, если ты не выдашь.

Элис подошла к нему вплотную.

— Пирс, послушай меня. Ты думаешь, что наткнуться на твоих врагов рядом с Фолстоу — это почти катастрофа. Но ведь ты до сих пор успешно избегал встречи с ними. А теперь ты знаешь, что они у тебя на хвосте, и можешь с большим успехом скрываться от них. Мне известны все дороги из Фолстоу. Я знаю, куда они, вероятнее всего, пойдут, если хотят догнать тебя. Я могу помочь. Не прогоняй меня!

Мэллори не видел в темноте лица девушки, но всем своим существом ощущал ее присутствие. Хрупкое тело Элис было полно молодости, пыла и странного оптимизма. Он чувствовал ее тепло, словно она была каменной печью, укрытой в чаще ночного леса и тщательно оберегающей тайну своего огня. Маленькая дурочка! Она ничем не могла ему помочь. Ему захотелось поцеловать ее. Может, тогда она уразумеет, как неблагоразумно поступила, связавшись с ним.

Хотя в чем-то она была права. Теперь Пирс понял, сколь высоки ставки. Он не сомневался, что сумеет пробраться через густые окрестные леса, а потом вдоль дороги на Лондон. Он мог передвигаться значительно быстрее в одиночестве. Пирс не думал, что Элис Фокс могла пустить по его следу врагов, но не мог быть в этом до конца уверен. Если он оставит ее, то наверняка пожалеет, что нанес ей такую глубокую обиду, отказавшись от ее участия. Но тогда уже будет слишком поздно. А мешкать и спорить с упрямой девицей он не мог себе позволить. Слишком уж близко находились его враги.

— Я не уверен, что ты меня не предашь, — признался Мэллори. — Но если ты настоишь на своем и увяжешься за мной, я снимаю с себя всякую ответственность. Если ты не сможешь идти быстро, я не стану ждать. И не буду кормить и прислуживать тебе.

— Не думай, я не задержу тебя, — с уверенностью пообещала Элис. — Только позволь мне переодеть платье и туфли.

Пирс выругался себе под нос и коротко кивнул, чувствуя, что только что решил свою судьбу. Теперь о скорости можно забыть. Она уже задерживала его. Вздохнув, он кивнул:

— Поторопись.

Элис ринулась в кусты, продолжая оживленно болтать. Ее голос периодически звучал глухо — очевидно, какие-то предметы одежды она надевала и снимала через голову. Пирс тщетно старался не думать о ее хрупком изящном теле, находящемся всего в нескольких шагах от него. У него уже слишком давно не было женщины.

Но Элис Фокс была девственницей. Жаль. Очень жаль.

— Мы найдем дорогу, пересечем ее и направимся на юг. Река останется севернее, причем большую часть пути до Лондона ее перейти нельзя — бродов нет… Отпусти, Лайла! Отдай мне это!.. Ну ладно, выбирайся. — Последовала пауза. Пирс услышал шуршание одежды. — Сегодня мы будем идти, сколько захочешь, чтобы как можно дальше уйти от Фолстоу. Но потом, я уверена, ты поймешь, что лучше двигаться при дневном свете. Ой, Лайла, что ты делаешь! Куда ты бросила мою туфлю?

Пирс закатил глаза.

— Быстрее!

— Я стараюсь. Но здесь темно, как у черта в ухе. А туфля коричневая.

— Если ты не приволокла сюда весь свой гардероб, придется найти ее.

— А ты бы мог помочь мне искать, вместо того чтобы без толку ворчать. Между прочим, прыгать на одной ноге не слишком удобно.

— Ради Бога! — Пирс сделал несколько шагов на ее голос. — Миледи боится испачкать ножку?

— Глупец! Мы стоим на ветках шиповника. Сними свои башмаки, и я посмотрю, как тебе это понравится.

Пирс с трудом продрался сквозь густые заросли и снова почувствовал тепло Элис, услышал ее дыхание. Он нагнулся.

— Нашел? — полюбопытствовала она.

— Конечно. Мне просто пришло в голову выяснить, сколько я смогу простоять, согнувшись в три погибели, прежде чем у меня начнутся судороги.

Она прыгнула ближе.

— Пирс!

— Не кричи, я ищу, — как раз в этот момент его рука нащупала гладкую мягкую кожу. Он взял туфельку и встал. — Вот…

Он столкнулся с Элис, и она начала падать назад, отчаянно вопя и размахивая руками. Ни о чем не думая, Пирс крепко обхватил девушку за талию и привлек к себе.

— …она, — закончил он фразу и сунул туфлю ей в руку.

— Спасибо, — вежливо ответила Элис, принюхалась и фыркнула: — От тебя пахнет коровой.

Пирс почувствовал, что краснеет.

— Я работаю на молочной ферме.

— Мне это нравится, — весело сообщила Элис.

— Я поддержу тебя, покаты обуешься.

Его руки остались лежать на поясе девушки, когда она наклонилась. Он не мог не думать о ее гибкой спине и плоском животе. Она была похожа на молодой зеленый тростник — сильный, стройный и гладкий. Пока Элис стояла согнувшись, обезьяна перебралась с ее плеча на спину, встала и, неожиданно возникнув из темноты прямо перед лицом Пирса, ухватила его за нос. Чертыхнувшись, Пирс постарался оттолкнуть зловредную макаку, но промахнулся.

— Я закончила, — объявила Элис, выпрямившись.

— Наконец-то, — мрачно буркнул Пирс. — Теперь мы можем продолжать путь, миледи?

— Только если ты отпустишь меня, — фыркнула она, — иначе мы…

Пирс моментально отдернул руки и поспешно отошел в сторону, не обратив внимания на ее удивленный возглас и последовавший громкий треск, когда она, не удержав равновесия, рухнула на землю.

— Ой! Что же ты делаешь, паршивец! — вырвалось у девушки, и обезьяна поддержала хозяйку возмущенным верещанием. Пирс не обернулся. Элис поднялась на ноги и догнала его. — Незачем было так внезапно разжимать руки, — сообщила она. — А теперь у меня, кажется, колючка в попе.

— Значит, ты хорошо понимаешь, что я чувствую, — пробормотал он, залившись краской.

Благо его смущения никто не видел.

Правда, если быть честным хотя бы с самим собой, он испытывал неприятные ощущения не в задней части своего тела, а, скорее, в передней.

На протяжении всего обеда — самого долгого в ее жизни — Сибилла только и делала, что размазывала еду по тарелке. У нее отчаянно болела голова, в животе урчало, в ушах звенело от непрекращающейся хвастливой и злопыхательской болтовни сидевших за столом женщин. Они беспрестанно сплетничали, перемывай косточки знакомым, причем ни для кого у них не нашлось доброго слова. Беван Мэллори молчал и лишь периодически громко и с удовольствием рыгал. Сибилле пришлось признать, что единственным цивилизованным человеком из всей ужасной компании оказался Клемент. Она знала, что ведет себя непозволительно высокомерно, не принимая участия в беседе, но ей было все равно. Такова была ее репутация, и сегодня она была рада ей соответствовать.

Как раз когда она решила, что в ближайшие несколько минут лишится рассудка и набросится на кого-нибудь издам со столовым ножом, ибо, похоже, только таким способом их можно заставить замолчать, неслышно появился Грейвз. Он вошел через личную дверь Сибиллы, расположенную в стене за возвышением, на котором находился ее стол. Старый солдат, верный и надежный. Он подошел прямо к ней, не обращая внимания на шумных и грубых гостей.

— Не знаю, что и думать, миледи. Дело в том, что мисс Элис не оказалось в кольце, зато на одном из камней мы обнаружили пятно крови.

Сибилла похолодела. Элис!

— Так, Грейвз, — спокойно сказала она, — пожалуй, это повод для волнения.

Она встала и взглянула на гостей. На это обратил внимание только Клемент. Он аккуратно вытер рот салфеткой и настороженно уставился на хозяйку дома. Беван склонился над тарелкой, почти уткнувшись в нее носом, — как свинья над корытом. Обе леди ничего не замечали, поглощенные едой и громким разговором.

— Дождусь я тишины в моем зале?!

Этельдред Кобб и Джудит Энгвед одновременно повернули головы к Сибилле. Обе выглядели удивленными и оскорбленными.

Теперь, когда гости наконец замолчали, Сибилла заговорила тихо и ровно, несмотря на стоящий в горле ком:

— Боюсь, у меня очень плохие новости, которые касаются нас всех.

Глава 7

Элис казалось, что она больше никогда не увидит дневного света.

Идти по бесконечному темному и очень густому лесу было трудно, даже вслед за Пирсом, который расчищал ей дорогу. Через каждые несколько шагов кто-нибудь из них спотыкался или падал, наткнувшись на невидимое препятствие. Хотя в небе светила почти полная луна, толстые голые ветви лиственных деревьев и раскинувшиеся в вышине кроны вечнозеленых сосен отбрасывали причудливые тени на лесную подстилку, скрывая упавшие сучья, корни, камни и норы. Они шли уже много часов. У Элис болели руки, ноги и ягодицы. Да и за Лайлой необходимо было следить. Обезьяна гордо восседала на плече хозяйки, отказавшись совершать дальнейшее путешествие в относительной безопасности мешка.

Хотя местность оказалась, мягко говоря, труднопроходимой, Элис была рада, что они идут не по открытой дороге. Молчаливый человек, за которым она шла, оставил бы ее тогда далеко позади. А у Элис Фокс не было ни малейшего желания оказаться вдалеке от Пирса, работника молочной фермы, или кем он там был. Для того, что могло произойти между ними, предпочтительнее была непролазная чаща.

Элис догадалась, что Пирс едва не поцеловал ее, стоя в зарослях шиповника у стен Фолстоу, — его дыхание стало прерывистым, а руки, державшие ее за талию, напряглись. Она целовалась лишь однажды — с симпатичным деревенским парнишкой, так что нельзя сказать, что у нее был богатый любовный опыт. Просто она и тогда и сейчас поняла намерения мужчины, хотя ощущения, конечно, были разные.

Она хотела, чтобы Пирс ее поцеловал, и, оглядываясь назад, честно признавала: вероятно, не следовало ему говорить, что от него пахнет хлевом. Но Элис не кривила душой, сообщив, что это приятный запах. Она много времени проводила на скотном дворе Фолстоу, поэтому запахи конюшни и коровника были ей хорошо знакомы и не вызывали отвращения. Лошади и коровы не сверлят тебя холодным взглядом, как Сибилла, и не читают лекции о недопустимости нахального поведения, как Сесилия. Они всегда спокойные и теплые и рады, когда кто-то есть рядом с ними — просто для компании. Они не насмехаются над тобой из-за твоей тяги к приключениям и не осуждают желание побывать в кольце серых холодных камней, где так сильно ощущается пустота, оставшаяся после смерти матери. Животным безразлично, кто ты, простолюдин или представитель высокородной знати, им все равно, как тебя зовут, мужчина ты или женщина. Главное, чтобы у тебя был скребок в руке или овес в кармане.

Теперь Элис знала, что Пирс работал на молочной ферме. Он был «по большей части» простолюдином — что бы это ни значило — и, скрываясь от Джудит Энгвед из Гилвик-Мэнор, шел повидать короля по какому-то секретному делу.

Элис была совершенно очарована своим новым мужем.

Кроме того, каждый шаг уносил ее и Лайлу, сидевшую у нее на плече, от Сибиллы, от замка и от Клемента Кобба. Нет, она еще никогда не была счастливее!

Шагавший перед ней Пирс резко остановился и начал пристально разглядывать небольшую поляну, на которую они как раз вышли. С севера ее защищали кусты шиповника, среди которых виднелись два больших камня. Земля плавно понижалась к югу и заканчивалась уступом, за которым темнела черная пустота. Элис предположила, что там овраг.

— Подходяще, — сказал Пирс и бросил свои вещи на землю.

— Слава Богу, — вздохнула Элис и последовала его примеру. Лайла храбро спрыгнула с плеча хозяйки и начала возиться с тесемками мешка. — Я знаю, малышка, ты голодна. Сейчас покушаешь.

Элис подняла руки над головой и со стоном потянулась. Спина никак не разгибалась.

— Мы разведем костер? — спросила она Пирса.

— Нет, — коротко ответил он.

Вытащив какую-то тряпку, он сложил ее, соорудив некое подобие подушки, которую положил на приглянувшееся ему место. Потом сел и принялся энергично рыться в мешке.

— Конечно, нет, о чем разговор, — вздохнула Элис и опустилась на колени, чтобы отобрать у Лайлы мешок, пока его завязки не оказались безнадежно запутанными.

Она достала слегка помятый гранат и несколько мгновений смотрела на него, с тоской вспоминая инжир, который она выдавала обезьяне по одной штуке, пока они возвращались в Фолстоу. В пустом животе громко урчало, и девушка некоторое время раздумывала, не съесть ли ей фрукт пополам с Лайлой. Но потом Элис с сожалением отказалась от этой мысли и отдала сочное лакомство Лайле. Та немедленно уселась и принялась за еду. Рот Элис наполнился слюной, и, чтобы отвлечься, она перевела взгляд на Пирса, который яростно вгрызался в нечто, извлеченное им из собственного мешка. Он засовывал еду в рот, стискивал зубы, потом тянул то, что у него осталось в руках, и, оторвав, начинал с трудом жевать. Судя по силе, которую он при этом прилагал, ел он седельную кожу.

— Ты не хочешь мне рассказать, почему так боишься Джудит Энгвед? — спросила Элис.

— Я не боюсь Джудит Энгвед, — ответил он, достал из мешка кувшин, вытащил пробку, положил ее на колени и сделал большой шумный глоток.

— Тогда почему ты прячешься от нее?

Пирс пожал плечами:

— Мне необходимо добраться до Лондона раньше, чем это удастся ей и Бевану.

— Почему?

Пирс перестал жевать и устремил на девушку долгий тяжелый взгляд, вероятно, обдумывая, как лучше всего заставить ее замолчать. Он же не знал, что Элис уже давно привыкла к подобным взглядам и они не производят на нее должного впечатления.

Она тоже посмотрела на своего супруга, округлив глаза и приветливо улыбаясь — слабая попытка снизить накал беседы. Попытка оказалась тщетной, и девушка разочарованно фыркнула:

— Если мы вместе, я хотела бы точно знать, какая опасность нас ожидает.

— Никакой. Они отстали и не сумеют догнать.

— Пирс…

— Я не желаю сейчас об этом говорить, Элис. Я адски устал, у меня ужасно болит голова и рука — благодаря твоей идиотской макаке.

— Неужели тебе обязательно быть таким грубияном?! — в сердцах воскликнула она. Мэллори не ответил и не извинился. — Ну хорошо. Ладно. Я больше не буду приставать с вопросами.

Молчание продлилось несколько минут.

— Ты лучше ешь, если вообще собираешься это делать, — сказал он как-то скованно, словно не привык к разговорам.

— Я не очень голодная, — соврала она. — Вчера я плотно пообедала, я же говорила, помнишь?

Элис скорее согласилась бы немедленно выйти замуж за Клемента Кобба, чем стала бы напоминать Пирсу, что гранат, который успешно прикончила Лайла, был последней имевшейся у нее едой. Он уже дал понять, что считает Элис глупой девчонкой и не желает за нее отвечать. Элис не станет просить у него никакой еды.

Она предпочла не думать, что станет с ее решимостью через день или два.

— Как я могу забыть? — ехидно поинтересовался Пирс. — Я до сих пор не знаю, почему ты решила сбежать из дома, имея такое наследство, как Фолстоу. Это выше моего понимания.

— Неудивительно, что это выше твоего понимания. Ты же не знаешь, что это такое, — буркнула Элис, роясь в мешке.

Она пыталась придумать, что можно приспособить вместо подушки. Единственной подходящей вещью оказалось пресловутое вечернее платье. Девушка свернула его с мстительной улыбкой, подумав о невероятно большой сумме, которую Сибилла заплатила за этот портновский шедевр.

— Там все ужасно, особенно Сибилла.

— Ну да, конечно, — хмыкнул Пирс, заткнул пробкой кувшин и засунул его обратно в мешок. Элис с тоской подумала, что там, должно быть, еще осталось вино. — Что тебя не устраивало? Слишком много денег? Ты небось по коридору не могла пройти, не споткнувшись о кучу добра?

Элис застыла.

— Не надо смеяться надо мной, Пирс. Все вокруг завидуют нам и думают, что Сибилла — воплощение красоты, власти, богатства, очарования. Но моя сестра не думает ни о ком, кроме себя, своего влияния. Она желает любой ценой сохранить свое место хозяйки поместья. И сделает все, сокрушит любого, чтобы не выпустить из рук все, чем она владеет. Она даже отказывается подчиняться нашему королю. Ты и понятия не имеешь, насколько эта женщина порочна. — От таких слов Элис стало не по себе, но она упрямо продолжила: — Думаю, мне повезло, что удалось сбежать.

Пирс некоторое время молчал. Когда же он снова заговорил, его тон изменился, стал теплее и добрее.

— Тебе было плохо?

Элис кивнула:

— Да. Сибилла… она пыталась ограничивать мою свободу… она душила меня.

— Боже мой, — вздохнул Пирс.

Теперь он смотрел на Элис совсем другими глазами, и девушке показалось, что ее подхватила и несет удивительно приятная теплая волна. Когда он снова заговорил, ее руки неожиданно покрылись гусиной кожей.

— Со мной было нечто похожее… с моим сводным братом.

Глаза Элис изумленно округлились, а в груди возродилась надежда.

— Поэтому ты работаешь на ферме? Почему ты сказал, что только по большей части простолюдин? Ты сбежал от семьи?

— Нет. На ферму меня отправил отец, — признался Пирс.

— Да что ты? — ахнула девушка. — Это оскорбительно!

— Так было лучше всего, — заверил ее Пирс. — Думаю, такое решение спасло мне жизнь. Но ты-то что намерена делать? Я и не подозревал, что в семействе Фокс такие серьезные проблемы.

Он больше не смеялся над ней, и Элис с огромной радостью продолжила свой рассказ:

— Сибилла всегда была сдержанной и холодной — такой я помню ее всегда. Но когда заболела мама — а она сразу слегла, потому что у нее отнялась вся правая сторона тела, — Сибилла стала постепенно готовиться занять мамино место. И вот тогда проявилась вся ее злобность и порочность.

— Жажда власти? — предположил Пирс.

Теперь его голос звучал участливо и заинтересованно. Ничего подобного Элис еще не слышала за все время их странного знакомства.

— Да. Власти и положения. Она добивалась и того и другого. — Элис опустила глаза и начала расправлять складки на платье. — После смерти мамы Сибилла вообще перестала быть человеком. Злая, настойчивая, требовательная. Я всегда была для нее источником беспокойства, и она всячески стремилась подавить мою волю. Она душила меня, не давала дышать!

— Господи! Неудивительно, что ты так сильно стремилась убежать. — Он подался вперед. — Что она использовала?

Элис открыла рот, но тут же снова закрыла его и, смутившись, пробормотала:

— Извини, не поняла.

— Что это было? Веревка? Подушка? Или она действовала голыми руками? — Теперь Пирс был оживлен и проявлял явную заинтересованность в беседе. — Беван однажды, когда мы были еще маленькими, собирался повесить меня на чердаке. Но веревка оказалась слишком старой и не выдержала.

Элис пришла в ужас.

— О чем ты говоришь?

— О том, каким образом сестра не давала тебе дышать, — удивился Пирс.

— Но я же не имела в виду, что она хотела меня убить! Боже мой, как ты… — Элис запнулась. — Погоди! Ты сказал «Беван». Беван Мэл… Беван Мэллори — твой сводный брат?

— Ты сказала, что Сибилла душила тебя, — тоном обвинителя заявил Пирс, — а имела в виду лишь то, что она отказывалась потакать всем твоим капризам.

— Нет! Возможно, мне действительно следовало употребить слово «сдерживать», а не «душить». Но это не важно! Беван Мэллори пытался лишить тебя жизни? И, не один раз?

— Разговор окончен, — отрезал Пирс.

Он демонстративно отвернулся от Элис и лег на землю.

— Нет, не окончен! — воскликнула Элис и подвинулась ближе. — Скажи, это Беван Мэллори тебя так разукрасил?

— Ложись спать, Элис.

— Но я не могу спать! Джудит Энгвед — твоя мать?

Он вскочил так резко, что Элис от испуга вздрогнула.

— Никогда не смей называть Джудит Энгвед моей матерью!

— Я же только спросила! Я не знала!

Пирс снова улегся на бок.

Элис прищурилась. Ее мысль напряженно работала.

— Если Джудит Энгвед не твоя мать, тогда твоим отцом должен быть Уорин Мэллори. — Девушка нахмурилась. — Но нет, ты сказал «сводный брат», а Беван — единственный сын Уорина Мэллори. Значит…

— Ты в этом уверена? — проворчал Пирс.

— В том-то все и дело! Я ни в чем не уверена! — выкрикнула Элис и в сердцах хлопнула ладонями по коленям. Лайла восприняла жест как приглашение поиграть и прыгнула к хозяйке на руки. Элис взяла зверька и нежно прижала его к груди. — До Лондона еще очень далеко, Пирс. Неужели ты мне совсем не доверяешь?

Он молчал очень долго, и Элис уже совсем было свыклась с мыслью, что он ей никогда не ответит. Однако когда он заговорил, его слова не удовлетворили ее любопытства.

— Ты бы лучше немного отдохнула. Мы тронемся в путь еще до рассвета.

— Но…

— Спокойной ночи, Элис.

Девушка, вздохнув, притихла. Решив, что делать нечего, она взяла свою импровизированную подушку, уложила рядом с Пирсом и легла. Обезьяна устроилась между ними.

Мэллори слегка приподнялся и через плечо взглянул на новоявленную соседку:

— Что ты делаешь?

— Пытаюсь отдохнуть, как ты велел, — выпалила Элис. — Мне холодно, Пирс. Ты, конечно, предпочел бы, чтобы я замерзла до смерти, но мне нравится жить.

Мэллори лег на спину.

— Ты молодая. Сразу не замерзнешь.

— Ты самый циничный человек из всех, кого мне доводилось встречать!

— Спасибо.

— Это был не комплимент.

Его губы вздрогнули. Создалось впечатление, что он с трудом подавил смешок.

— Для меня комплимент.

В большом зале Фолстоу не осталось никого, кроме Джудит Энгвед и Клемента Кобба. Отвратительно (по убеждению Джудит) роскошное помещение еще несколько минут назад было центром жизни всего замка. Ее светлость Сибилла Фокс отдавала последние распоряжения большой группе стражников, отправляя их на поиски своей младшей сестры.

И Пирса, с улыбкой подумала Джудит. Самое могущественное семейство Англии теперь работало на нее, Джудит Энгвед. Леди Сибилла — холодная, богатая, самодовольная ведьма — дала понять, что если ее люди обнаружат Пирса Мэллори в обществе ее сестры, судьба ублюдка будет решена.

Великолепно!

Стражники немедленно приступили к поискам, получив четкий приказ обшарить все дороги, все уголки леса и звериные тропы, чтобы обнаружить маленькую строптивую принцессу. Леди Гилвик втайне надеялась, что они обнаружат два хладных трупа, изуродованных зверьем. Это будет справедливое возмездие высокомерной гордячке Сибилле Фокс за то, что она так плохо обращалась с леди Гилвик и ее чудесным сыном. И это только начало.

Удачно перепоручив такую сложную работу, как поиски Пирса, Джудит и Беван могут спокойно ехать в Лондон, чтобы засвидетельствовать свое почтение Эдуарду и раз и навсегда закрепить за собой поместье Гилвик-Мэнор, земли которого очень скоро станут вдвое больше. А когда они попадут на аудиенцию к королю, Джудит Энгвед уж постарается выложить максимум сведений, которые помогут ему сбросить эту мерзкую выскочку Сибиллу Фокс с ее трона, на который она сама себя возвела.

Но, пока они еще не уехали, Джудит считала себя вправе насладиться удобствами замка. В конце концов, разве она не имеет права на маленькие радости, тем более что дворецкий Финеас остался в Гилвике?

Она подошла к грустному Клементу, сидевшему за общим столом, уронив голову на руки. Его чудные светлые волосы были в полном беспорядке.

— Милый, милый Клемент, — проворковала она. — Дорогой мой, вы не должны так убиваться. У меня сердце кровью обливается, когда я вижу, как вы страдаете.

— Моя Элис! — сдавленно воскликнул он. — Мой ангел! Она там одна, в лесу, с этим… с этим…

— С этим разбойником — грязным простолюдином, — услужливо подсказала Джудит и довольно улыбнулась, благо Клемент в этот момент ее не мог видеть. Она села рядом с ним на скамью — спиной к столу — и погладила по руке. — Конечно, никому не хочется об этом думать, но мы все должны готовиться к самому худшему.

Клемент всхлипнул.

Леди Гилвик вздохнула, возведя глаза к сводчатому потолку.

— У юной девушки, такой как Элис — невинной, доверчивой, — нет ни одного шанса против этого прожженного бандита. Я говорю о Пирсе. Мужайтесь, друг мой, но она скорее всего уже мертва.

Клемент, все еще не поднимая головы, глухо зарыдал. Джудит подвинулась еще ближе и нежно обняла Кобба за плечи:

— Мальчик мой, вы не должны так расстраиваться. Не дай Бог, заболеете. Вы ведь так молоды, мой сладкий. Вы женитесь на другой девушке и забудете обо всех горестях. — Она прижалась губами к его волосам, поцеловала и зашептала: — О, Клемент, я вас обожаю — и вашу добрейшую матушку, конечно. Не могу передать, как мне жаль, что я явилась невольной причиной вашего несчастья.

— Вы проявили большое мужество, леди Джудит, предупредив нас, — прошептал Клемент. — Мы все в долгу перед вами.

— Возможно, — не стала спорить Джудит. — Но я чувствую себя виноватой, мой дорогой Клемент. Как я могу вас успокоить, уменьшить вашу скорбь? — Она потрепала его по спине и прижала к себе, постаравшись, чтобы ее грудь касалась его руки. — Я вдова и знаю, что такое одиночество, не понаслышке.

Клемент поднял голову и потянулся к Джудит — она только этого и ждала и смачно чмокнула его в мокрую от слез щеку.

— Вы не должны горевать о бедняжке Элис, которой уже все равно нет на свете. Вы должны жить, мой милый, жить полной жизнью!

После этого заявления леди Гилвик приникла к его рту.

Клемент слегка встрепенулся и стал целовать ободрявшую его женщину. Его губы были жадными и требовательными. Джудит Энгед хрипло застонала. Молодой человек тут же оттолкнул ее и сипло взвыл:

— О нет! Я оскверняю память моей возлюбленной! Моего чистого невинного ангела!

Джудит рывком притянула его к себе.

— Она наверняка не хотела бы, чтобы вы сегодня оставались в одиночестве, плачущий, горюющий. Она желала бы, чтобы возле вас оказался друг, способный утешить. Позвольте мне сделать это, Клемент! Позвольте!

И он позволил.

В следующее мгновение Джудит задрала платье, расстегнула одежду Кобба и взгромоздилась ему на колени.

Они были одни в большом темном зале, на скамье, стоящей у одного из общих столов. Прошло несколько минут, и Клемент громко выкрикнул имя леди Гилвик, эхом отразившееся от каменных стен.

Глава 8

Пирс никогда не встречал такого понимания со стороны человека, от которого он изо всех сил старался отделаться.

Они шли весь день, свернув лагерь очень рано утром. Солнце виднелось лишь тонкой золотистой полоской над горизонтом сквозь голые серые ветви деревьев, дыхание застывало в морозном воздухе мутным туманом. Элис проснулась хмурой и молчала — очевидно, все еще дулась за то, что шлепнулась наземь накануне. Но через пару часов к ней вернулась обычная болтливость. Она начала оживленно комментировать увиденное, а если вблизи не было ничего интересного, пересказывала слухи и сплетни, известные в высшем обществе. В промежутках девушка пыталась задавать Пирсу вопросы, неизменно остававшиеся без ответа. Тогда она обижалась и оставляла его в покое, иногда даже на воистину огромный срок — полчаса. А потом снова принималась щебетать.

Пирсу становилось все труднее не отвечать Элис. Не прилагая к этому никаких усилий, он уже узнал очень многое о младшей из сестер Фокс и, к своему изрядному раздражению, начал сомневаться, действительно ли она так глупа и поверхностна, как ему сначала показалось. Ее замечания были остроумными и хорошо сформулированными, а мнение имело под собой солидную основу.

Это не могло не встревожить.

Пирс был исполнен решимости сохранять между Элис и собой как можно большую дистанцию — хотя бы в разговорах, если уж не получается на деле. Несмотря на это, он обнаружил, что его душа тянется к этой странной девчонке. Она была очаровательна, занятна и умна. В жизни Пирса еще не встречался ни один человек, знатный или простой, который захотел бы так долго с ним разговаривать. К тому же трескотня Элис приятно отвлекала от тревожных мыслей об опасной парочке, идущей за ним по пятам, о ноющих ранах, гудящей голове и укушенных пальцах.

На какое-то мгновение — очень короткое — Пирс задумался, как бы у них все получилось, принадлежи он и Элис к одному кругу. И мрачно усмехнулся. Даже если бы они занимали равное положение, она бы не удосужилась и взглянуть на него, если бы он находился в таком состоянии, как теперь, — испачканный, избитый, перевязанный. Элис наверняка любит всевозможные сказки и легенды — об этом говорит хотя бы имя, выбранное ею для своей мерзкой обезьяны. Поэтому она скорее нашла бы в нем сходство с чудовищным Гренделем, чем с храбрым Беовульфом. Он был сердит, груб и временами вызывал в Элис физическое отвращение. Они не могли стать друзьями, независимо от того, понимает она это или нет.

Но это вовсе не значило, что Пирс должен всегда оставаться таким. Он уже сам себя едва выносил. Да и к Эдуарду он не мог войти, выглядя как грязное животное, — его никто не станет слушать и уж тем более удовлетворять его требования. К счастью, неподалеку слышался шум воды. Где-то рядом текла река.

— Мы переходим дорогу, — бросил Пирс через плечо. — Осторожно.

— Почему? Разве нас кто-нибудь преследует? — В голосе Элис послышалось возбуждение. Одновременно хруст веток под ее ногами стал громче. Она явно пошла быстрее, чтобы догнать его. — Мы же должны все время находиться в лесу, не так ли?

Пирс подошел к краю дороги, старательно прячась за кустарником, и поднял руку, призывая Элис к молчанию. Внимательно оглядевшись и убедившись, что местность, насколько хватает глаз, пустынна, он тихо сказал:

— Насколько я понимаю, река с той стороны.

— Конечно, — с готовностью ответила она, по мнению Пирса, значительно громче, чем нужно. Он нахмурился и поднес палец к губам. Девушка подчинилась и дальше говорила свистящим шепотом. — Мы почти у деревушки под названием Пилингс. Если пойдем прямо, не сворачивая, то упремся в дом мясника. Он живет у самой реки.

— Пилингс? — переспросил Пирс и, когда она кивнула, поморщился: — Ужасное название для деревни.

Элис пожала плечами:

— Она славится великолепной свининой.

— Понятно. — Пирс присел на корточки и прислушался. Не было слышно ничего, кроме шума ветра и текущей воды, а также потрескивания деревьев от стужи. Он встал. — Надеюсь, жители ради своего же блага загнали своих хрюшек на ночь в хлев. Если я увижу хотя бы одну, оставленную без присмотра, она послужит мне отличным ужином. Пошли.

Они молча перебежали дорогу. Оказавшись на противоположной стороне под укрытием деревьев, Элис заговорила:

— Мы можем дождаться ночи, пойти в деревню и украсть свинью.

Пирс покосился на нее и не смог сдержать смех.

— А ты знаешь, как они быстро бегают?

— Поросята — да, но взрослые перемещаются с меньшей скоростью.

Пирс от души расхохотался:

— Хотел бы я посмотреть, как ты станешь красть свинью весом шестьсот фунтов. Жители деревни впоследствии найдут твое раздавленное тело и бросят в общую могилу, как неудачливого воришку.

— Ты так думаешь?

Элис надменно вздернула нос.

— Да.

Пирс остановился на крутом обрыве. Здесь склон резко уходил из-под ног, а далеко внизу виднелась бурлящая черная вода. Нет, здесь точно не спустишься. Если, конечно, не хочешь свалиться в реку и утонуть. Он повернул направо и пошел вдоль берега. Оскорбленная, Элис шла за ним по пятам.

— Ты недооцениваешь меня, муж мой. Почему ты считаешь, что я ни на что не способна?

— Прекрати называть меня мужем. Напротив, я верю, что ты способна на многое.

— Да? — удивилась Элис.

— Конечно. Я полагаю, ты не способна на полезные поступки — например, ты не можешь должным образом собраться в путешествие, не прислушиваешься к доводам рассудка. Но ты можешь долго идти. Тут у меня претензий нет.

Ком липкой грязи пролетел мимо уха Пирса и шлепнулся на землю.

— Ты, безусловно, очень плохо целишься, поэтому у тебя нет ни одного шанса стать приличным лучником, — невозмутимо продолжил он.

У него стремительно повышалось настроение. Пожалуй, ему даже нравилась словесная перепалка с Элис Фокс. Он заметил вьющуюся по краю тропинку.

— Ну вот мы и пришли.

И он спрыгнул с утеса, совершив, как он не мог не признать, весьма рискованный прыжок и предоставив Элис преодолевать высоту самостоятельно.

— Ой! Да подожди ты, Лайда! Зачем мы спускаемся к реке?

— Мне нужна вода, — сообщил Пирс не оборачиваясь.

Он двигался быстро и через несколько минут уже стоял на покрытом мокрой галькой берегу. Его настроение еще более улучшилось, когда он заметил впереди каменистый выступ, расположенный чуть выше. Это было отличное укрытие на ночь. С дороги заметить их будет невозможно. Облака, затянувшие темно-серое небо, казались тяжелыми — скорее всего пойдет дождь или даже снег, если похолодает. А под навесом они хотя бы не намокнут, хотя, конечно, не согреются.

— Мы разобьем лагерь на ночь здесь, — сообщил он Элис, указав на выступ, и пошел дальше.

— Куда ты идешь?

— Я вернусь.

— Боюсь, что нет! — услышал он ее испуганное восклицание.

Оглянувшись, он увидел, что девушка бежит по берегу за ним.

Пирс остановился.

— Ты куда?

— Я с тобой!

— Нет!

— Да! Ты не оставишь меня здесь одну, Пирс. Я все же не полная идиотка.

— О чем ты говоришь? Я же сказал, что вернусь.

— Твоя уловка отнюдь не нова! — закричала девушка. — Неужели я не понимаю, почему ты так рано решил разбить лагерь? Хочешь меня здесь бросить, чтобы самому при свете дня успеть уйти как можно дальше. Но учти, от меня так легко не избавишься!

— Я об этом и не помышлял, — пожал плечами Пирс.

И это было правдой. Но ее идея была стоящей, и Мэллори удивился, почему она ни разу не пришла ему в голову. Ведь таким образом от этой сумасбродки действительно избавиться легче всего. Что может быть проще — оставить ее здесь и не вернуться. В течение часа, а может, и более длительного промежутка времени она не поймет, что ее бросили. А Пирс успеет оказаться довольно далеко отсюда, даже если учесть, что у него теперь болят не только укушенные пальцы, но и вся рука.

— Ты не можешь пойти со мной, — промямлил он. — Это… личное дело.

Элис прищурилась и через несколько мгновений густо покраснела. Поняла, что он хотел сказать. Или она подумала совсем другое. Пусть считает, что он ищет укромное место, чтобы опорожнить кишечник.

На лице девушки появилось подозрительное выражение.

— Я тебе не верю.

— Даю слово: я вернусь.

— Мне этого недостаточно. — Он заметил, как Элис задумчиво оглядела его с ног до головы. Потом она неожиданно улыбнулась: — Оставь свой мешок в качестве залога.

— Что?

— Мешок. Оставь его мне, и я буду уверена в твоем возвращении.

Тяжело вздохнув, Мэллори бросил мешок на землю и, наклонившись, стал искать в нем свою единственную смену одежды — грубую льняную рубаху, которая была на нем в тот день, когда Беван напал на него. И хотя самые большие дыры были зашиты неопытной рукой монаха, на рубахе имелось несколько крупных коричневых пятен от крови Пирса. Они остались даже после того, как его одежду тщательно выстирали в аббатстве.

— О нет! — закричала Элис и, подбежав, вырвала мешок из рук Пирса. — Если то, что ты ищешь, тебе нужно, ты за этим вернешься.

Мэллори нахмурился. Несколько мгновений он раздумывал, что лучше: отобрать у нее вещи силой или попросту придушить хитрую бестию, разом решив все проблемы. В первом случае можно не сомневаться, что она отправится за ним и станет свидетельницей его купания. А придушить ее он все-таки был не способен, хотя ему очень этого хотелось. Поэтому он поступил проще — вытащил рубаху наружу.

— Это всего-навсего чистая рубаха, — сообщил он, потряс ею перед носом девушки и пошел к берегу. — Я не ускачу на ней в Лондон, можешь не сомневаться. Просто позволь мне на некоторое время уединиться и спокойно вымыться. И позаботься о моей поклаже.

— С радостью! — крикнула Элис ему вслед. — Не скучай обо мне слишком сильно. Наслаждайся уединением!

Пирс вздрогнул и обернулся:

— Должен заметить, что у тебя слишком болтливый язык для воспитанной леди.

Элис улыбнулась, помахала ему рукой и полезла вверх по обрыву к навесу.

— Я могу задержаться, — громко сообщил Пирс. — Не волнуйся.

Девушка молча отмахнулась и даже не взглянула на него.

И он сразу начал скучать.

Элис не понадобилось много времени, чтобы разбить свою часть лагеря. Ей попросту нечего было распаковывать. Под глухой шум воды она забралась на площадку под выступом и бросила свои вещи как можно дальше от края. Земля там была сухой и мягкой, как мука. Мешок Пирса она швырнула рядом и сразу начала развязывать тесемки. Внимательно осмотрев берег, она не увидела ни одной живой души и целиком сосредоточилась на мешке.

Сначала она хотела просто обследовать содержимое, но внутри все оказалось перемешано, да и видно было плохо — мешок был большой. Поэтому она решила вытащить пожитки Пирса и разложить на земле.

Небольшой рулон чего-то, выглядевшего как старые выстиранные бинты с бурыми пятнами, кувшин — она потрясла его и, услышав плеск, вытащила пробку. Оказалось, что на дне осталось всего несколько капель кислого вина. Они даже не успели как следует увлажнить ее пересохший рот. Элис со вздохом сожаления вернула пробку на место и поставила кувшин поодаль.

Остальное оказалось еще менее интересным: маленький мешочек с кремнем и огнивом, пара толстых шерстяных рейтуз, выглядевших, словно они побывали в волчьей пасти, к тому же покрытых такими же пятнами, как бинты. Все это она бросила в кучу, сморщив носик. Два ножа в кожаных чехлах: один — широкий, с зазубренными краями, другой — узкий, с гладким острым лезвием, но оба выглядели одинаково опасными. Еще там была промасленная тряпка, в которую, к сожалению, ничего не было завернуто. Она лишь источала острый запах рыбы. И несколько маленьких кусочков черствого хлеба. Элис моментально засунула их в рот.

Следующим оказался резной деревянный кубок и грубо вырезанный крест на шнурке с деревянными бусинами. Элис ухмыльнулась, рассматривая крест. Вероятно, он был частью костюма, в который Пирс облачился для путешествия. Судя по всему, лжемонах побоялся, что Господь покарает его, если он наденет еще и крест, и поэтому спрятал его.

Элис внимательно осмотрела лежащий на земле ворох. Ничего. Ни один предмет ничего не говорил ей о человеке, с которым она путешествовала. Сесилия пришла бы в ужас, узнав, что Элис рылась в вещах другого человека без разрешения. Но ведь Пирс явно находился в отчаянном положении, и Элис намеревалась только помочь ему, независимо оттого, хочет он этого или нет. Девушка начала складывать пожитки обратно.

Она нахмурилась, подумав о том, что сказала бы Сибилла, но решительно отмахнулась от неприятных мыслей. Пусть старшая сестрица говорит и делает что хочет.

Элис осталось положить единственную оставшуюся вещь — бинты, но совершенно неожиданно похожий на мячик рулон привлек внимание Лайлы. Обезьяна схватила его и начала подкидывать.

— Это не игрушка, Лайла, отдай! — воскликнула Элис и легонько шлепнула обезьяну по лапкам, одновременно ухватившись за кончик смотанного бинта. — Дай мне это, прежде чем он вернется и поймает нас обеих.

Лайла, негодующе заверещав, с силой бросила мячик в Элис. Он отскочил от ее щеки, упал на землю и покатился, разматываясь, поскольку кончик девушка так и держала в руке. Когда же он размотался до конца, сверкнуло что-то маленькое и золотое.

Не сразу поверив своим глазам, Элис все же ринулась вслед за Лайлой к блестящему предмету и успела схватить его раньше. Обезьяна громко взвизгнула от разочарования.

— Прекрати сейчас же, — пробормотала Элис, внимательно изучая вещицу.

Это был массивный золотой перстень с темным овальным сердоликом в центре. На нем была выгравирована буква «М».

— Эм, — задумчиво пробормотала Элис, — кто же это? Возможно, Мэллори? Но откуда у Пирса кольцо с печаткой Мэллори? Ведь единственный сын Уорина Мэллори — Беван.

«Ты уверена?»

Элис посмотрела на Лайлу и начала размышлять вслух:

— Джудит Энгвед не мать Пирса. Беван — его сводный брат, который пытался его убить. Пирс вскользь упомянул о том, что Беван не единственный… Ах вот оно что! — Элис от удивления открыла рот, а Лайла нервно заверещала. — Пирс тоже сын Уорина Мэллори! Но тогда Беван был его единокровным братом, а не сводным. Но это, в свою очередь, означает, что уродливый тупица — отпрыск Джудит Энгвед. Беван мог быть сводным братом Пирса только в том случае, если он — сын Убрина Мэллори, а Беван — нет.

Элис уронила руки на колени и задумалась. Покосившись на обезьяну, которая сидела рядом, закрыв маленькими лапками глаза, она продолжила свои рассуждения:

— Пирс направляется к королю, а Джудит Энгвед и Беван стремятся во что бы то ни стало его остановить, даже попытавшись лишить его жизни. Теперь все понятно! Пирс хочет отобрать у Бевана Гилвик. Ведь именно Пирс — законный владелец Гилвик-Мэнора.

Девушка с шумом выдохнула воздух, а Лайла, отпрыгнув в сторону, уселась на мешок и начала почесываться. Это выглядело так, словно обезьянка игнорирует хозяйку. Элис снова взглянула на печатку.

— Он благородный человек знатного происхождения, — прошептала девушка, — Сибилле придется это признать. — Она повернула голову и взглянула в ту сторону, куда ушел Пирс. — Я знала, кольцо Фоксов не может ошибиться.

Затем она поспешно собрала бинты, аккуратно завернула перстень и положила его в глубь мешка, который плотно завязала и бросила рядом со своим, понадеявшись, что Пирс ничего не заметит.

Конечно, она ни в чем не могла быть полностью уверена — надо, чтобы ее выводы подтвердил Пирс, и неизвестно, пожелает ли он это сделать. Но во всяком случае, она выяснила достаточно, чтобы не отказываться от этого восхитительного мужчины.

— Ну что ж, приключения продолжаются, — сказала Элис Лайле.

Она похлопала себя по бедру, и обезьянка, подбежав, послушно вскарабкалась вверх по юбке хозяйки. Через секунду животное уже смирно сидело на ее плече. Элис взяла свой мешок, развязала тесемки и раскрыла его.

— Забирайся, — велела она и дернула плечом, — Я знаю, тебе там не нравится, но иначе сейчас нельзя.

Когда Лайла была водворена внутрь, хотя и против своей воли, Элис секунду помедлила, после чего решительно развязала мешок Пирса и засунула в него свой. Потом она вышла из укрытия и начала карабкаться вверх по склону.

Элис знала, что здорово рискует, направляясь в Пилингс, но решила пойти на это. Она быстро прошла по краю леса, одной рукой прижимая к себе теплый сверток — Лайлу, чтобы обезьянка испытывала как можно меньше неудобств из-за ее быстрой ходьбы. Необходимо было во что бы то ни стало найти способ быть полезной Пирсу, заставить его доверять ей. Возможно, если Элис добудет хотя бы немного столь необходимой им еды, он сочтет ее достойным спутником в путешествии, а возможно, даже другом.

Грустно усмехнувшись, Элис подумала, всем ли женам приходится прилагать столько усилий, чтобы завоевать благосклонность своих мужей.

Пирс был неотесан и невежлив, это она признавала. Бродяга, одетый в дерюгу. Но если его вымыть, согреть огрубевшее тело и душу, он может стать великолепным! В этом Элис не сомневалась. Еще никогда в жизни ей не приходилось заботиться о нуждах другого человека — да что говорить, и о собственных тоже. Теперь судьба бросила ей вызов, и Элис была намерена его принять. Если ей придется воровать, она украдет, но в лагерь у реки без добычи не вернется.

Кроме того, девушка умирала с голоду. Уже два дня у нее во рту не было ни крошки, да и Лайла уже давно ничего не ела. Элис знала, что в мешке Пирса нет ничего съестного, поэтому, если, конечно, он не вернется, совершив туалет, с зазевавшейся курицей, их положение станет и вовсе незавидным.

Она спешила к деревне, постоянно оглядываясь, чтобы вовремя заметить Пирса или преследователей, и одновременно критически оценивая свой внешний вид. Плащ и шерстяное платье под ним были грязными — ведь она спала прямо на земле. Одежду украшали обломки веточек, листья и живописные пятна грязи. Она подняла руку, чтобы осмотреть пальцы. Отвратительно! Под ногтями и в складках на костяшках — черные полоски. Она повернула ладонь и убедилась, что та вся испачкана, вероятно, после ее неудачного броска в Пирса комом земли. Если она вытрет руку о юбку, внешность ее от этого не выиграет. Элис уже видела за деревьями дома деревенских жителей. Она шла туда, пыльная, измученная, нечесаная. Любой, кто увидит ее на улице, примет за воришку или…

— Нищенка! — громко воскликнула Элис.

Конечно! Если она войдет в селение одна — приличная женщина, одетая в подбитый соболями плащ, то вызовет только ненужный интерес и подозрения. Девушка остановилась.

Она вытащила из мешка Пирса свой, в котором томилась Лайла, и опустила его на землю. Потом сняла плащ и спрятала его туда. Зачерпнув еще грязи, Элис аккуратно измазала также лицо, шею и руки. Лайла в это время возилась и верещала, пытаясь выбраться на свободу.

— Не бойся, милая, — нежно проворковала она негодующей обезьянке. — Твой плен продлится недолго. От нищенки быстро захотят избавиться.

Девушка резко остановилась, ошарашенная другой идеей. Она сдернула с головы ленту, поморщившись, потому что при этом выдрала несколько волосков, наклонилась к земле, подняла полную горсть прелых листьев и прочего мусора и начала энергично втирать в свои локоны, покате не повисли грязными прядями.

— Вот так! От такой чумазой нищенки захотят отделаться еще быстрее!

Она снова подняла мешок Пирса и надела его на спину через голову — так, что лямки скрестились на груди, — и подхватила в охапку свой.

— Извини, девочка, — сказала она, обращаясь к плененной зверюшке, вышла из-за деревьев и быстрыми шагами направилась к домам.

В деревне было довольно тихо — слышалось только гоготанье гуся да какой-то лязгающий звук, словно кто-то стучал ложкой по краю котелка. Дважды гавкнула собака, предпочитая держаться на безопасном расстоянии от дороги.

Элис осторожно шла по узкому проходу вдоль оштукатуренной стены, морщась от шума, который сама же и создавала — под ногами громко хрустели ветки. Она подняла голову, только когда поняла, что в стене дома, мимо которого она шла, нет ни одного окна. Приблизившись к углу, девушка с опаской выглянула из-за него. Прямо перед ней находился центр деревни — главная площадь. Она пробежала несколько шагов и спряталась за следующим зданием, стоявшим у леса. Элис рассчитывала, что таким образом сможет обойти всю деревню незамеченной.

Позади этого строения не оказалось ничего полезного. Дальше тоже. Элис начала терять терпение, горячиться и, очевидно, несколько ослабила внимание, потому что за углом соседнего дома с разбегу наскочила на женщину, только что вышедшую из двери.

Та испуганно вскрикнула и выронила корзинку с объедками. А Элис, поспешно отступив на шаг и вспомнив о своей роли, начала истово кланяться.

— Эй, тетя, не бей меня, не бей! — завопила она, очень довольная своей «простонародной» речью.

— Боже правый, дитя! — вскрикнула женщина и с явным недоверием оглядела Элис. — Кто ты и почему крадешься к моему двору?

— Мне только нужна какая-нибудь еда, тетя, хотя бы немного еды!

Элис еще несколько раз поклонилась и ухмыльнулась самой идиотской ухмылкой, на которую была способна. Она едва сдерживала смех, глядя на изумленное и растерянное лицо женщины.

— Пожалей бедную нищенку!

Глаза женщины подозрительно сузились.

— Ты из лесных людей?

Элис замерла. Она не была уверена, что деревенская женщина действительно считает ее одной из легендарных лесных жителей, которые, согласно преданиям, обитали в хижинах, построенных на деревьях. Возможно, вопрос подразумевает что-то другое. Это, наверное, какая-то проверка, но что ответить, чтобы наилучшим образом выполнить свою миссию, Элис не знала.

— Ты можешь сказать мне, если это так, — сказала крестьянка, — я не сделаю тебе ничего плохого, клянусь.

Элис кивнула и замерла в ожидании.

— Бедняжка, — вздохнула женщина. — Я знала, что у них не все ладно, несмотря на слухи. Они тебя выгнали?

Элис снова кивнула, совершенно сбитая с толку беседой, в которой принимала участие. Похоже, эта особа всерьез считает ее персонажем детской сказки.

— Они сказали: я безумна! — сообщила она. — «Не дадим еды, убирайся», — сказали они.

Женщина сжала губы и покачала головой. Ее доброе лицо приобрело задумчивое выражение.

— Ты — дочка Эллы, не так ли? Твои волосы… они…

Элис опять, уже в который раз, кивнула. Ситуация становилась все более странной.

— Я так и подумала. — Крестьянка с симпатией улыбнулась. — Тебе сейчас сколько? Четырнадцать, я думаю. Я не видела тебя с тех пор, как ты училась ходить. Должна сказать, я нисколько не удивлена обращением с тобой этих безбожников.

Четырнадцать? Это утверждение привело Элис в ярость. Но внешне она это никак не показала — только улыбнулась и в очередной раз кивнула.

— Ты мне поможешь, тетя? Я вернусь к… маме и все отдам. Можно, я возьму хлеба… или поросенка. Или маленький стульчик?

Женщина нахмурилась.

— Да, конечно, — сказала она, быстро, глянула через плечо и протянула руки к Элис. — Ты оставайся здесь, — медленно и отчетливо проговорила она, сопровождая свои слова жестами. — Я принесу тебе еды. Если мой муж тебя увидит, он очень-очень сильно рассердится.

Она поморщилась и покачала головой.

Элис кивнула, ухмыльнулась и хлюпнула носом.

— Сердитый муж. Злой. Бр-р-р!

Она скрючила пальцы, как когти, отчаянно стараясь не рассмеяться при мысли о собственном супруге, который тоже может быть слегка ею недоволен.

— Да, именно так. Жди тут.

Женщина попятилась, потом резко повернулась и, едва не запутавшись в юбках, побежала к двери дома.

Элис выпрямилась и вытянула шею. Какая, однако, трудная работа — изображать сумасшедшую. У нее ныло под ложечкой и дрожали колени. Девушка засунула руку в мешок в поисках маленького кошелечка. Почувствовав прикосновение хозяйки, зашевелилась Лайла, требуя, чтобы ее выпустили на свободу.

— Лайла, — тихонько прошептала Элис, погладив ее. — Успокойся, осталось немного.

В это время из-за угла показалась крестьянка. Она услышала слова Элис и увидела, как та выдернула руку из мешка. Элис быстро напустила на себя прежний подобострастный вид.

— Еще раз здравствуй, тетя, — протянула она.

А Лайла совсем разошлась — из-за ее движений мешок заходил ходуном.

Женщина с удивлением уставилась на пляшущую поклажу:

— Что там у тебя, дитя?

Элис заморгала, тщетно пытаясь придумать правдоподобный ответ, и решила сказать правду.

— Обезьяна.

Глаза женщины расширились, и она в глубокой задумчивости прикусила губу.

— Обезьяна. Ну да, конечно, что же еще.

Элис сделала шаг вперед:

— Хочешь посмотреть, тетя? Давай, может, она тебя и не укусит!

Та быстро отступила.

— Нет, не надо, я верю. Ну что ж, вот твоя еда.

Она протянула девушке небольшой сверток, а сама отступила еще немного дальше. Элис поняла, что та не желает находиться к ней ближе, чем необходимо. Девушка подхватила сверток, широко ухмыльнулась и поклонилась.

— Там немного мяса и чуть-чуть другой снеди. Все, что я смогла собрать быстро, не привлекая внимания мужа.

Элис придвинулась к женщине, которая снова невольно отпрянула, когда к ней протянулся грязный кулачок.

— Это за вашу доброту, мистрис.

Крестьянка нервно спрятала руки за спину.

— Нет, не надо, оставь себе, что бы это ни было.

Элис позволила нормальной доброй улыбке сменить безумную гримасу на своем перемазанном лице.

— Пожалуйста, я не хочу остаться у вас в долгу и не желаю отнимать пищу у ваших детей без достойного вознаграждения.

Женщина нерешительно улыбнулась и взяла то, что протягивала Элис.

Убрав со своей физиономии все признаки безумия, Элис вполне нормальным голосом попросила:

— Я буду очень признательна, если вы мне укажете, в каком направлении Лондон.

Женщина ошарашено махнула рукой в сторону, противоположную той, откуда пришли Элис и Пирс.

— Просто иди по этой дороге.

Элис присела в глубоком реверансе.

— Благодарю вас. Желаю вам хорошего дня. Всего вам доброго, мадам.

Потом она повернулась и побежала в сторону леса.

Когда странная маленькая нищенка скрылась за деревьями, крестьянка осторожно разжала кулак. На ее ладони лежала золотая монета.

Она взглянула в сторону темнеющего леса и усмехнулась, услышав топот копыт приближающегося конного отряда.

Глава 9

Элис исчезла.

Пирс внимательно осмотрел берега и склоны обрыва. Его волосы были мокрыми, холодные капли падали с них на плечи, стекали по спине и груди. Но пробиравшая его дрожь была вызвана вовсе не ледяной водой, в которой он только что искупался. Он со злостью швырнул монашеское платье и грязную рубаху на землю.

Элис исчезла и унесла с собой его вещи.

Кольцо с печаткой Мэллори — единственное свидетельство его наследственных прав — исчезло.

Пирсу пришло в голову громко прокричать ее имя — а вдруг она прячется за деревьями? — выбежать на дорогу — что, если она там? Но он стоял на месте, лихорадочно гадая в поисках разумного объяснения.

Она устала от него и ушла. Нет, не может быть. Куда она пойдет? Обратно в Фолстоу? Но Пирс не сомневался: она скорее утопится, чем согласится выйти замуж за Клемента Кобба или, что еще хуже, предстанет перед своей старшей сестрой униженной и потерпевшей поражение.

При этой мысли он еще раз посмотрел на быстро струящуюся реку. Пирс все время находился ниже по течению. Он бы заметил, если бы она упала в воду и ее пронесло мимо, пока он мылся.

Вероятно, через какое-то время она решила последовать за ним и заблудилась. Может быть, она и сейчас ищет его в лесу, уходя все дальше и дальше.

Одна в чащобе она непременно погибнет. Мэллори открыл было рот, чтобы позвать ее по имени, но потом подумал, что кто-нибудь в эту минуту идет по дороге — из-за шума воды он не мог слышать доносившихся оттуда звуков, — и удержался.

Неужели случилось так, что ее обнаружили Джудит Энгвед и Беван и увели с собой? Пирс мысленно представил себе Бевана и все ужасные вещи, на которые, как он знал, этот ублюдок был способен, и глухо застонал. Опустив голову, он осмотрел площадку под уступом, на которой стоял. Она была вся истоптана, но расшифровать следы он не мог.

Подойдя к самому краю, Пирс еще раз огляделся и стал быстро карабкаться по крутому обрыву — спотыкаясь, скользя, падая и снова поднимаясь. Он добрался до верха и бросился между деревьями к дороге, возле которой резко остановился и стал оглядываться.

Пусто.

Пирс дошел до места, где виднелись свежие отпечатки копыт, и снова внимательно посмотрел в обе стороны. Судя по тому, как глубоко была взрыхлена замерзшая твердая земля, здесь совсем недавно проехал довольно большой отряд всадников. А теперь Элис нет с ним.

Он сделал глубокий вдох и что есть силы крикнул:

— Элис!

Еще не успело смолкнуть эхо его голоса, как раздался довольно громкий треск. Кто-то определенно пробирался через лес. Пирс резко обернулся на звук и увидел Элис. Девушка неторопливо шла к нему. На ней почему-то не было плаща, за спиной висел его мешок, под мышкой был зажат объемистый сверток, на плече сидела Лайла. Элис энергично жевала и периодически давала кусочки того, что ела сама, обезьянке. И выглядела младшая сестра Фолстоу так, словно вывалялась в мусорной куче.

— Ты зря кричишь, Пирс, — с набитым ртом сообщила Элис. — Это не слишком удачный способ сохранить в тайне свое местонахождение.

После этого она подняла глаза на Пирса и остановилась на краю дороги. Мгновение ее челюсти оставались неподвижными, потом она с трудом проглотила все то, что у нее было во рту, и внимательно оглядела его с ног до головы.

— Ты вымылся!

Пирс почувствовал ни с чем не сравнимое облегчение, увидев ее целой и невредимой. И в одиночестве.

— Где, черт побери, тебя носило? — прорычал он и направился к девушке.

Она не отшатнулась, хотя выражение его лица было воистину устрашающим.

— Ты выглядишь… значительно привлекательнее, должна признаться, — кашлянув, проговорила Элис. — Можно сказать, хорошо. Улучшение налицо, Пирс.

Пирс ухватился за лямку своего мешка и дернул. Лайла негодующе заверещала.

— Отдай мне этот проклятый мешок! И где ты была? Только что здесь проехал отряд всадников. Судя по их количеству, я сомневаюсь, что это были обычные путешественники. Они могли тебя заметить, дурища ты этакая!

Если бы Пирс не выпалил все это, то непременно поцеловал бы девчонку — он слишком сильно испугался за ее жизнь.

— По-моему, ты слишком много ругаешься. Подожди минуту, я сниму мешок и отдам его тебе. А если не перестанешь дергать, я могу выронить яблоко.

Пирс тут же выпустил лямку и отступил.

— Ты должна была ждать меня. Откуда ты взяла яблоко?

Он взял протянутый ею мешок и забросил на плечо.

— Ты не сказал мне ждать. Кроме того, ты не несешь за меня ответственности, — сообщила Элис и откусила изрядный кусок сочного фрукта.

— Ты украла мои вещи, — не придумав ничего лучшего, буркнул Пирс и устремился мимо нее к обрыву.

У него все еще слишком сильно колотилось сердце, чтобы спокойно смотреть на маленькую чертовку.

— Поскольку я здесь и вернула тебе все, ты вряд ли можешь утверждать, что я что-либо украла. Ты просил позаботиться, чтобы с твоими пожитками ничего не случилось, поэтому я взяла их с собой в деревню. Кстати, среди них и мой плащ, и я хотела бы получить его обратно. Мне холодно.

Пирс остановился и оглянулся.

— Ты ходила в деревню?

— Да, но твой мешок был все время при мне, так что можешь не беспокоиться. Твой перстень на месте.

— Кто-нибудь видел те… — Он запнулся на полуслове, сообразив, что именно она сказала. — Ты лазила внутрь?

Элис тщательно дожевала яблоко и лишь после этого заговорила снова:

— Да, ты прав. А единственный человек, с которым я встретилась в деревне, считает меня дурочкой, которую прогнали лесные люди. — Она скорчила забавную гримасу. — Я не видела никаких кровожадных всадников. Только одну добрую женщину.

— Ты не имела права, — прошипел Пирс сквозь зубы и снова зашагал к обрыву.

— Я могу извиниться, — с готовностью предложила она и опять чем-то захрустела.

«Фрукты жует, негодница».

— Не поможет, — не оборачиваясь, буркнул Пирс.

Он подошел к краю обрыва и спрыгнул на ведущую вниз тропинку. Протянув руку, он помог спуститься Элис. Ее пальцы были холодными, гладкими, невероятно тонкими и хрупкими. На мгновение ему показалось, что это сухие веточки, которые могут рассыпаться в его грубых, привычных к тяжелой работе ладонях.

— Спасибо, — поблагодарила она Пирса. Воспитание есть воспитание! — Но ты не должен волноваться, что я нас выдала. Меня видела только одна женщина и, как я уже сказала, посчитала меня нищенкой. Ты заметил, в каком я виде? Уверяю тебя, я очень убедительно сыграла полоумную попрошайку. Тебе следовало это видеть, Пирс.

— Ты и есть полоумная, — прошипел Пирс, продолжая спускаться к укрытию. — Даже понятия не имеешь, какому риску нас подвергла. Элис, мы же не знаем, кто были эти люди! Возможно, они нас ищут.

— Твоя тревога необоснованна, — возразила девушка.

В этот момент они подошли к облюбованному Пирсом укрытию. Обезьяна слезла с плеча хозяйки и уселась, не сводя голодных глаз со свертка, который та держала под мышкой. Элис опустилась на землю, скрестив ноги. Платье так плотно облегало ее коленки, что Пирс, поминутно натыкаясь на это невозможное зрелище взглядом, забывал, где находится, А Элис как ни в чем не бывало начала разворачивать сверток и без умолку тараторила:

— Даже если кто-то спросит ту женщину обо мне и даже если ей что-то показалось подозрительным, никто не будет искать меня или тебя за деревней.

Она достала аппетитное яблоко и с усмешкой бросила его Пирсу. Он легко поймал вожделенное лакомство, от свежего и сладкого запаха которого его рот наполнился слюной, а к горлу подступила тошнота.

Судорожно сглотнув, он вонзил зубы в мякоть. А девушка продолжала болтать:

— Еще очень рано — смотри, совсем светло. Наши преследователи наверняка решат, что мы сразу пошли дальше, тем более что я специально спросила у этой крестьянки, какая дорога ведет в Лондон. А потом всего лишь обогнула деревню и пришла обратно — в целости, сохранности и с провизией.

Пирс откусил добрую половину яблока и, не удосужившись даже как следует прожевать его, стал глотать крупные куски. А Элис достала еще одно и протянула обезьяне. Лайла немедленно схватила его — бедное животное тоже изрядно проголодалось, поэтому с жадностью приступило к трапезе.

Скорее всего она права, думал Пирс. Если кто-то и заподозрил неладное, вряд ли их будут искать здесь. Но хвалить девчонку он ни за что не станет.

Он сделал неопределенный жест рукой с огрызком яблока.

— Все равно это было глупо, — сказал он и мысленно добавил: «Я начал волноваться, когда тебя не оказалось на месте».

Элис подняла указательный палец.

— Или, наоборот, очень умно, — заявила она и снова начала исследовать содержимое свертка.

Ее шелковистые светлые волосы были в полном беспорядке — покрыты грязью и листьями. Спутанные пряди покачивались при каждом ее движении, и теперь, когда непосредственная опасность миновала, Пирс позволил себе улыбнуться. Очень уж уморительный вид был у младшей леди Фокс.

Мэллори не мог судить, насколько Элис похожа на безумную, но обликом она нисколько не напоминала знатную леди, отпрыска одного из богатейших семейств Англии. Пирс проглотил яблоко вместе с сердцевиной и почувствовал себя лучше. Девчонка все же молодец — сумела достать еды.

Элис поежилась и вопросительно взглянула на Пирса.

— Мы сможем сегодня разжечь костер?

Пирс покачал головой:

— Нет. Мы слишком близко к дороге.

Элис хлюпнула носом и нахмурилась.

— Пожалуйста. Может быть, ночью? Когда совсем стемнеет?

Пирс пожал плечами:

— Ну, не знаю. Ты сегодня уже подвергла нас опасности. — Он сделал паузу и поинтересовался: — А в чем дело?

— Ну во-первых, я замерзла. Мне все время холодно, и я устала от этого. И не только тебе надо помыться. Кроме того, у нас есть яблоки, — медленно проговорила Элис, следя за реакцией собеседника, — лук… и мясо! — с торжеством в голосе закончила она.

У Пирса глаза полезли на лоб, и он недоверчиво уставился на маленькую луковицу и изрядный кусок свинины, которые Элис извлекла из свертка. В туже секунду он ощутил во рту вкус жаркого, приправленного луком. В животе все сжалось. Да, это был хорошо рассчитанный удар.

Элис довольно подмигнула:

— Больше никогда не сомневайся во мне, понял?

— Я подумаю, — пробормотал он.

Элис со вздохом закатила глаза, но не стала спорить и опять завернула продукты. Потом дотянулась до своего мешка и принялась в нем рыться.

— Ладно. Но я все равно пойду вымоюсь, пока еще светло.

— Я пойду с тобой, — сказал Пирс.

— Ну уж нет, — расхохоталась Элис. — Хотя мы женаты, но, полагаю, еще знаем друг друга недостаточно хорошо, чтобы я могла раздеться в твоем присутствии.

Подумав о том, что он мог бы при этом увидеть, Пирс залился краской.

— Мы не женаты, — буркнул он.

— Как скажешь, муж мой.

И без того нахмуренные брови Пирса сошлись на переносице.

— Это что, мыло? — не веря своим глазам, спросил он.

— Да, — ответила девушка, сосредоточенно разглядывая предметы, приготовленные ею для купания. — А это щетка для волос. Мне не известен другой способ привести себя в порядок. Сделай одолжение, воспользуйся одним из твоих ножей и отрежь от моего синего платья кусок ткани. Будет вместо мочалки.

— Ты собираешься мыться шелком?

— Думаю, он достаточно мягкий и не поцарапает кожу.

Пирс покачал головой, достал нож и отхватил широкую полосу от юбки запредельно дорогого платья. Он подал ее Элис и заметил, что, пока возился с платьем, она вытащила из мешка красивые туфельки и заменила ими изношенные кожаные башмачки, которые носила до сих пор.

Итак, она собиралась мыться в реке, стоя в бальных туфельках и используя в качестве мочалки дорогой шелк.

— Спасибо, — вежливо сказала Элис.

— Не ходи далеко, — предупредил Пирс. — Ты можешь купаться здесь внизу — под выступом. Я не стану подсматривать.

— Хорошо, — согласилась она и строго одернула Лайлу, которая собралась присоединиться: к хозяйке: — Нет, Лайла, ты останешься с Пирсом.

Обезьяна отпрыгнула и уселась поодаль, всем своим видом выражая нежелание оставаться. Пирс испытывал аналогичные чувства.

— Да, кстати, — Элис на мгновение остановилась и оглянулась.

— Что?

— Я тебе разрешаю осмотреть содержимое моего мешка, — сообщила она, ухмыльнулась, заметив, какая богатая гамма чувств промелькнула на его физиономии, и побежала к воде.

— Святые угодники! — взвизгнула Элис, в первый раз окунув сложенный шелк в реку.

Сказать, что вода была ледяной, значило здорово исказить реальную картину — она была непереносимо холодной. Девушка подвязала юбки над коленями и уже успела расчесать и привести в относительный порядок волосы. В отличие от Пирса она не хотела мыть голову в такой холодной воде, не имея возможности сразу высушиться над костром. Но к счастью, запах вовсе не был неприятным. От волос исходил аромат леса.

— Элис! — донесся до нее слабый голос Пирса.

Она взглянула вверх. Он стоял на краю площадки и с крайне встревоженным видом оглядывал окрестности.

Она помахала ему, желая показать, что все в порядке, и вернулась к своему туалету, морщась всякий раз, когда вода обжигала кожу.

Девушка, тщательно оттирая грязь, вымыла лицо и шею, и теперь ее тело горело огнем. Потом она решительно засунула руку с мокрой тряпкой за лиф платья и принялась мыться, дрожа так, что, казалось, кожа вот-вот отделится от плоти. Самым неприятным было прикосновение мокрой ткани под мышками и под грудью, но приятный запах сандалового мыла несколько ослабил дискомфорт. Закончив туалет, она выполоскала импровизированную мочалку, разложила ее на ближайшем камне и начала отряхивать юбки.

Даже сковавший всю ее холод не мог избавить Элис от мыслей о дочиста отмытом. Пирсе. Она была права, предположив, что купание его неузнаваемо преобразит, но даже представить себе не могла, какое восхитительное зрелище было спрятано под слоем грязи и старой одеждой. Так что мурашки во всем теле были только частично вызваны ледяной водой.

Благородный, сильный телом…

И помог ей спуститься с обрыва. Сам протянул руку и дотронулся до нее, не ожидая просьб. Элис пришла к выводу, что его отношение к ней начало смягчаться. Эта мысль настолько ее порадовала, что она позабыла о чистке юбок и несколько минут стояла без движения, глядя в никуда со странной улыбкой на лице.

Подувший ветерок донес до нее запах дыма. Элис не знала, что в мешке Пирса, оставленном на ее попечение, было нечто не менее значимое, чем кольцо с печаткой. Она повернула голову и увидела Пирса, сидящего на корточках и разжигающего костер. Он решил согреть ее!

Счастливая улыбка озарила ее лицо, в груди приятно потеплело. Хотя, возможно, он пошел на этот риск в качестве компенсации за то, что она добыла еду. Или ему тоже надоело мерзнуть. Элис оставалось только надеяться, что эти очевидные причины были не единственными. Некоторое время она наблюдала, как он возится с ужином, время от времени убирая непослушные неровные пряди влажных волос, чтобы не пострадали от пламени. Внезапно ей в голову пришла неожиданная идея. Девушка взяла мыло и невысохшую тряпку. Она ступала осторожно, чтобы не порвать парчовые туфельки на тонкой подошве, нисколько не согревавшие ее влажные окоченевшие ноги. Она их надела, чтобы не намочить единственную обувь, пригодную для длительной ходьбы. Идти вверх по склону было нелегко, но она справилась.

Пирс едва глянул на Элис, когда она добралась до площадки. Он был очень занят — насаживал на острую ветку луковицу между парой яблок. Свинина уже жарилась, и ее ароматный сок стекал в маленькую деревянную чашу, которую Элис раньше видела среди вещей Пирса. Страх змеей заполз ей в душу. Она очень хотела согреться и поесть и всем сердцем надеялась, что они не подвергают себя необоснованному риску, разведя огонь.

— Ты считаешь, все в порядке? — спросила девушка, убрав все вещи, кроме туфелек, которые сбросила с ног.

Завязывая мешок, она внимательно следила за Пирсом, зная, что любые эмоции отражаются на его лице.

Он слегка повернул голову, но не взглянул в глаза Элис и сразу вернулся к своему занятию.

— Что в порядке?

— Костер.

Она подошла и села рядом, с наслаждением чувствуя блаженное чудесное тепло. Пирс осторожно проткнул мясо острой палочкой. Скоро, скоро будет пир!

Мэллори пожал плечами:

— Конечно.

— Надеюсь, потому что еще никогда в жизни не чувствовала ничего столь прекрасного. — Она вздохнула и начала растирать руками ступни — чтобы основательно согреться, прежде чем надеть на уставшие ноги кожаные башмачки. — Если ты скажешь, что мы должны погасить пламя, я, вероятно, сброшу тебя с обрыва.

Пирс громко фыркнул.

— Сбросить с обрыва ты можешь разве что Лайлу.

— Ты снова недооцениваешь меня, супруг. Я довольно сильна для своей комплекции.

Элис ожидала, что он снова клюнет на приманку — она специально назвала его мужем — и заспорит, но он только молча покачал головой. Приходилось признать, что его трудно втянуть в разговор, если только он не начнет злиться.

— Это ты сделал? — спросила она, указав на деревянную чашу, в которую стекал мясной сок.

Пирс кивнул и через минуту сказал:

— Это был способ убить время, пока я лечил свои раны. — Он смущенно взглянул на Элис: — По-моему, не очень хорошо получилось.

— Что ты, очень симпатичная чашечка, — не согласилась Элис. — Такая кругленькая и… — Она лихорадочно искала, какое еще качество этой незамысловатой деревяшки можно похвалить, но ничего не шло на ум. — Не очень глубокая — это не всегда удобно. Ну и очень… очень круглая. В общем, мне нравится.

Мэллори никак не отреагировал на панегирик чаше. Что ж, больше ничего не остается. Придется идти напролом.

— Я хочу подстричь твои волосы, — выпалила она.

Пирс на мгновение замер. Потом медленно, очень медленно поднял голову и изумленно уставился на Элис:

— Что ты сказала?

— Хочу подстричь тебя.

Элис откашлялась, стараясь понять необъяснимую враждебность в его взгляде.

— Понятно. Нет.

— Нет? Но почему?

— Просто потому что нет.

Он отвернулся и встал.

— Но они ужасно выглядят, Пирс, — заспорила Элис.

— Какая тебе разница? Волосы мои.

— Ну, меня это тоже в какой-то мере касается, — сказала Элис. — Ты же не можешь явиться на аудиенцию к королю, если выглядишь как… как… — Девушка запнулась, а когда поняла, что Пирс с явным интересом ждет, что она еще скажет, почему-то испугалась. — Ну в общем, в таком виде.

К ее удивлению, Мэллори весело усмехнулся:

— Возможно, ты хотела сказать, что я выгляжу как Грендель?

Элис непроизвольно открыла рот, потом щелкнула пальцами и тоже заулыбалась:

— Точно! Вылитый Грендель!

Пирс усмехнулся и снова присел на корточки. Порывшись в мешке, он извлек рулончик бинтов и начал его разматывать.

— За последние две недели два человека покушались на мои волосы, — задумчиво проговорил он, — причем оба без моего разрешения. Надеюсь, ты не обидишься, если я и тебе не позволю до них дотрагиваться.

Он отрезал кусок бинта ножом и, казалось, обдумывал ее вопрос, пока убирал рулон обратно, а отрезанную часть раскладывал на коленях. Элис терпеливо ждала. Вокруг медленно сгущались сумерки, словно явились посидеть вместе с ними у огня. Девушка обрадовалась темноте — так она чувствовала себя в большей безопасности. У нее создалось впечатление, что все вокруг, в том числе то, что им угрожает, поглотила холодная безлунная ночь. Пирс неторопливо бинтовал укусы Лайлы, и Элис поняла, что он не собирается ей отвечать без соответствующего поощрения.

— Конечно, сейчас у мужчин в моде длинные волосы, — невозмутимо сообщила она. — Но они должны быть прямыми и уж точно не ниже плеч. А твои намного длиннее, по крайней мере частями, и, как бы это сказать, волнистые… вроде завитые.

— Завитые, говоришь?

— Ну да. И знаешь, я, кажется, вижу пролысину над левым ухом. Тебе такая прическа совершенно не идет. Не обижайся.

Пирс закончил перевязывать пальцы и зубами крепко затянул узел. В воздухе витал соблазнительный аромат жареной свинины.

— Последним человеком, который стриг мне волосы, был старый монах. Он спас мне жизнь, — спокойно сказал Пирс. — Он сделал это, пока я был без сознания, чтобы обработать мои раны на голове.

— А предпоследним? — нетерпеливо полюбопытствовала Элис.

Пирс вздохнул, опустил голову и уставился в землю под ногами.

— Предпоследним был Беван. Прежде чем попытался забить меня до смерти.

Элис с трудом проглотила вставший в горле комок, но не желала нарушать очарование доверительной беседы бурным выражением эмоций.

— Он решил, что ты Самсон? — улыбнувшись, спросила она.

— Возможно, — рассеянно ответил Пирс. — Он сказал, что волосы всегда являлись предметом моей тщеславной гордости. Я напомнил ему, что всего-навсего простолюдин. А он просто завидует, упрямый ублюдок. — Он неожиданно внимательно взглянул на Элис: — Ты его знаешь?

— Видела несколько раз, — призналась Элис. — С головой он явно не дружит. Это самая мерзкая часть его тела. Тут я с тобой согласна.

— Если бы все дело было только в этом, возможно, он не был бы таким злым.

Пирс подошел к огню и передвинул мясо, чтобы оно не подгорело. Чудесный запах зарумянившейся свинины казался слишком приятным, чтобы быть настоящим. Мэллори проткнул ножом яблоко, и яркие искры отразились в широком лезвии его ножа, словно в зеркале.

— В любом случае обе стрижки были достаточно неприятны для меня, если не сказать больше.

Элис пожала плечами:

— Мне очень жаль, Пирс, но ты действительно не можешь явиться к королевскому двору в таком виде. Ты хочешь что-то потребовать у короля, не так ли? Поэтому ты идешь к нему?

Она пока не хотела высказывать свои соображения по поводу его миссии.

Пирс кивнул, но не произнес ни слова.

— Тогда ты должен предстать перед Эдуардом, выказав почтительное отношение к Короне и к самому себе. Любой нормальный человек, собравшийся на аудиенцию во дворец, постарается смотреться как можно лучше. — Она запнулась. — Ты же не собираешься выглядеть так всегда!

Мэллори покачал головой и вздохнул:

— Нет. Я тоже об этом думал. Ты права.

У Элис замерло сердце. Она и не надеялась услышать такие слова из уст Пирса.

Он снова взглянул на нее, и в его глазах Элис увидела смесь сомнения и недоверия.

— Сколько ты хочешь отрезать?

Элис поморщилась:

— Почти все. Поверь, другого выхода нет. Если бы ты только мог себя видеть!

— Я знаю, что волосы производят ужасное впечатление. Это можно почувствовать даже на ощупь.

Тем не менее он продолжал сомневаться.

— Ты можешь как следует наточить нож, — предложила девушка, — а у меня есть щетка для волос, и…

Пирс поднял руку, останавливая поток ее красноречия.

— Хорошо.

— Хорошо?

Мэллори ударил лезвием — плашмя — по бедру, потом неуловимым движением перевернул нож — сразу было видно, что он умеет с ним обращаться, — и протянул его Элис рукояткой вперед. Она неуверенно взяла нож, ожидая, что Пирс в любой момент может передумать и отобрать его.

Но он этого не сделал.

— Я должен добиться успеха в разговоре с королем, Элис. Если стрижка может хотя бы в малейшей степени этому поспособствовать, да будет так. Если я проиграю, я конченый человек.

— Значит, проиграть нельзя, — торжественно проговорила девушка и выдавила улыбку. В конце концов, у нее нет никакого повода расстраиваться. Все идет хорошо. — Не забывай, что я леди Элис Фокс, и я не допущу, чтобы случилось что-нибудь непоправимое.

К ее огромному облегчению, Пирс вяло усмехнулся в ответ. Элис поспешила достать из мешка щетку, а Мэллори приготовился покориться судьбе. То есть постричься.

Элис подошла к нему со спины и хотела было начать, но тут ей в голову пришла исключительно приятная, хотя и, безусловно, греховная идея.

— Ты должен снять рубашку, — выпалила она.

Пирс обернулся и недоуменно уставился на свою спутницу.

— Потом спина будет сильно чесаться, — пояснила она, стараясь не выдать своего волнения и возбуждения.

Пирс как ни в чем не бывало кивнул, и через мгновение девушка увидела в свете, костра его широкую мускулистую спину. Рассмотрев многочисленные лиловые и желтые синяки и шрамы, украшавшие его плечи, ребра и поясницу, Элис нахмурилась. «Мой бедный Пирс», — подумала она. Больше всего на свете ей хотелось приласкать его, утешить, как-то облегчить его боль. Но вместо этого она принялась деловито расчесывать свалявшиеся волосы, старательно распутывая еще не совсем высохшие пряди, так что Пирс не увидел слез в ее глазах и не понял, что творится у нее на сердце.

Он начал доверять ей, и Элис считала, что этого достаточно.

Пока.

Глава 10

Было уже далеко за полночь, когда Сибилла Фокс получила первый отчет о ходе поисков Элис и бандита-простолюдина Пирса Мэллори. И хотя у других обитателей замка не было необходимости находиться в большом зале в столь поздний час, к своей досаде, она была не одна.

Дворецкий Фолстоу Грейвз, стоявший за ее спиной, был единственным человеком, чье присутствие ей не было в тягость. Леди Фокс могла, если пожелает, вести себя так, будто его и вовсе нет рядом, или же при необходимости всегда могла получить его совет — самого преданного и доверенного из слуг. Но, услышав, что один из участников поисков вернулся, в зал явился Клемент Кобб, а за ним по пятам, словно тень, следовала Джудит Энгвед. Вид этой женщины — ее лошадиных, не в обиду этим славным животным будет сказано, зубов, девической прически — и ее слащавая манерность вызывали у Сибиллы тошноту.

Возможно, никто больше ничего не заметил, но Сибилла точно знала, что в то утро Джудит Энгвед удалось совратить Клемента Кобба. Старшая из сестер Фокс ни за что бы не удержала в своих руках замок Фолстоу, если бы была глупой и наивной, поэтому она, так же как и ее мать, всегда знала, что делается за ее спиной. Ей казалось, что воздух насыщен предательством. Она сразу приказала самым тщательным образом отдраить пол и всю мебель в зале, а ладаном там пахло всегда. Так хотела мама. Сибилла догадывалась, по какой причине Этельдред Кобб на весь день удалилась в гостевые комнаты со своей служанкой, — леди Бладшир была оскорблена вопиющей неосмотрительностью своего всегда покорного сына. Куда делся Беван Мэллори, Сибилла не знала, но ей было все равно.

Она наблюдала, как Клемент шагает взад-вперед рядом с возвышением, на котором стоял ее стол, и горестно заламывает руки. Джудит сидела на скамье у ближайшего стола и с откровенно удовлетворенной улыбкой следила за своим любовником — словно объевшаяся сметаны кошка. Сибилле оставалось только гадать, с какой целью Джудит Энгвед взялась за излишне чувствительного и явно не слишком умного молодого человека. Именно этот вопрос она обдумывала, ожидая, пока к ней доставят стражника.

Возможно, леди Гилвик хочет выйти за него замуж, чтобы увеличить свои владения и упрочить положение.

Вероятно, она надеется, что Клемент обладает какой-то информацией, способной помочь в поисках ублюдка ее покойного мужа… но это вряд ли. Клемент не вращался в тех же кругах, что работники с фермы.

Скорее всего Джудит попросту хочет посеять распри в Фолстоу. Сибилла почувствовала ее жгучую ненависть в тот самый момент, когда женщина впервые вошла в зал. Если Элис найдут живой — Господи, помилуй глупышку! — гордости девушки будет нанесен немалый удар, когда она обнаружит, что нареченный изменил ей всего через несколько дней после обручения, в то время, когда ее искали, опасаясь самого худшего.

Сибилла испытывала сильнейшее отвращение к Джудит Энгвед Мэллори, но не могла не признать, что та была умна. Умна и хитра. И в ее характере стараться уничтожить все, что только можно, если только она сама не могла это получить.

Хозяйка замка решила, что больше не станет принуждать Элис выйти замуж за человека таких сомнительных достоинств, однако сестре придется очень быстро1 найти себе пару. Их время на исходе. Возможно, Джон Харт согласится взять в жены младшую сестру Фокс. Похоже, он все еще ищет невесту.

Как только Элис уедет из Фолстоу к мужу, Сибилла заставит и Сесилию принять окончательное решение. Если та откажется от монашества, то тоже выйдет замуж. Сибилла слишком долго и демонстративно не подчинялась Эдуарду. Король уже собрал в Вустере владельцев крупных поместий со своими солдатами. Сибилла подозревала, что он собирается вести их на Уэльс. В следующий раз, когда он призовет ее к себе, а она снова не подчинится, он направит армию для осады замка и возьмет его как оплот измены.

Или попытается.

Но если Элис мертва, все попытки защитить сестру напрасны. Значит, Сибилла не смогла оправдать доверие матери, предала ее. Предала всех.

Подошел стражник в грязной тунике и с выражением напряженного внимания на лице. В правой руке он держал матерчатый кошелечек. При появлении воина Клемент Кобб ринулся к возвышению и дрожащими руками вцепился в край стола Сибиллы. Леди Фокс заметила, как Джудит навострила уши.

Остановившись у стола Сибиллы, солдат поклонился:

— Миледи?

— Вы нашли ее?

— Пока нет, миледи. Мы обнаружили следы двух человек, ведущие от ворот Фолстоу в лес. Один из них — крупный мужчина, другой — маленький, возможно, женщина. Судя по примятой траве и сломанному кустарнику, между ними было нечто вроде стычки, но потом они пошли рядом.

Сибилла была шокирована. Значит, Элис подошла почти к самому дому, но потом убежала? Почему? Сибилла решила пока не задавать вопросов и дослушать до конца.

— Следы вели на юго-восток, к реке. Мы обыскали место, которое, как считаем, было их лагерем, хотя костра там не разжигали. Рядом мы нашли странные экскременты, содержащие нечто похожее на зернышки граната.

Услышав это, Клемент встрепенулся и с надеждой взглянул на Сибиллу:

— Мамина обезьяна?

Сибилла не сочла нужным обращать внимание на презренного слабака и лишь кивнула рассказчику:

— Продолжайте.

— Несколькими милями дальше беглецы пересекли дорогу и спустились с обрыва к берегу реки. Отпечатки ног были совсем свежими, мы отставали от этих людей не больше чем на четверть часа. Но у реки следы разделились Крупный мужчина пошел вдоль кромки воды, а другой человек некоторое время двигался по краю обрыва. Дальше следы исчезли.

— Исчезли?

Сибилла удивленно подняла бровь.

— В лесу их разглядеть довольно трудно. — Стражник и не думал извиняться, он просто объяснял. — Леди Элис не пошла по дороге. Но мы определили наиболее вероятное направление, которое может выбрать молодая женщина, путешествуя в одиночестве. Тем более что приближалась ночь.

— Какое же?

— Деревня Пилингс. Там вашей сестры не оказалось, зато мы нашли это.

Он сделал шаг вперед, положил на край стола кошелек и вернулся на свое место.

Сибилла взяла маленькую вещицу. Кошелек был почти пустой. Она развязала тесемку и перевернула его над ладонью. Из кошелька выпала монета.

Золотая монета со стилизованным изображением короля на одной стороне. Сибилла перевернула монету и похолодела, увидев на другой стороне букву «Ф».

Фолстоу.

Она подняла глаза на солдата, и он тут же ответил на невысказанный вопрос:

— Это нам отдала деревенская женщина. Весьма неохотно. Она сказала, что из леса пришла молодая девушка и попросила какой-нибудь еды. Женщина считала ее совершенно безумной до самого конца беседы, когда девушка вдруг заговорила нормальным голосом и дала ей деньги в уплату за продукты. Потом она спросила, действительно ли проходящая через деревню дорога ведет в Лондон. Девушка ушла из деревни в направлении Лондона, но больше мы ничего не нашли.

Сибилла долго молча вертела монету. Прошло несколько минут, прежде чем она тихо вымолвила:

— Та женщина сказала, как выглядит девушка?

— Волосы цвета соломы. На вид четырнадцать лет. Несла мешок, в котором, предположительно, было что-то живое. — Мужчина прочистил горло. — По словам девушки — обезьяна.

— Это она! — взвыл Клемент Кобб и принялся с новой силой заламывать руки. — О, мой дивный ангел! Как жестоко я тебя предал!

— Замолчите, Клемент, — велела Сибилла. Она осторожно положила монету на край стола, так что та даже не звякнула, и подняла глаза на солдата. — Вы считаете, она пошла в Лондон?

— Да, миледи.

Джудит Энгвед вскочила на ноги с такой поспешностью, что скамья, на которой она сидела, зашаталась.

— А как насчет мужчины? Вы выяснили, куда он пошел? Где он? — воскликнула она.

Сибилла устремила на леди Гилвик ледяной взгляд.

— Я не давала вам позволения обращаться к моему человеку.

Щеки Джудит приобрели свекольный оттенок, прекрасно гармонировавший с цветом ее волос, но кожа на шее и вокруг глаз оставалась белоснежной.

— Я должна знать, — задыхаясь от ярости, заявила она.

— Солдаты Фолстоу были посланы не для того, чтобы выполнять ваши поручения, — любезно пояснила Сибилла. — Вы находитесь здесь только потому, что я проявила к вам милость. Я отлично понимаю, что вам необходимо перехватить этого Пирса раньше, чем он доберется до Лондона. Ведь он может свидетельствовать перед Эдуардом против вас, не так ли? Но вам придется прикусить язык, пока разговариваю я, или немедленно убраться из замка.

— Высокомерная сука! — прошипела Джудит. Теперь с ее физиономии исчезли все краски, а из голоса — притворное уважение. — Не я одна должна бояться свидетельств против меня перед королем. Скорее всего драгоценная маленькая принцесса захочет отомстить не угодившей ей старшей сестре и проводить на эшафот за обман, творимый вашим семейством против Короны. Надеюсь, я буду там и увижу, как твоя голова покатится с плеч. Только такая судьба должна была постичь твою мать-шлюху.

Воздух в зале, казалось, вибрировал от напряжения, как при ударе молнии. Стало холодно — во всяком случае, так показалось Сибилле. Она спокойно поднялась со стула, не сводя глаз с возбужденной физиономии леди Мэллори. Хозяйка Фолстоу уверенными шагами прошла мимо стола и сошла с возвышения. Ее каблучки глухо стучали по каменному полу.

Глаза Джудит начали округляться.

— Что ты собираешься делать? — завопила она, но это была напускная бравада.

Сибилла слышала, как дрожит голос Джудит, чувствовала исходящие от нее флюиды страха.

— Не подходи ко мне! — неуверенно проговорила та и начала поспешно отступать, но остановилась, поскольку наткнулась на стол.

Сибилла размахнулась и изо всех сил ударила Джудит по физиономии. По залу разнеслось звонкое эхо. Сибилла ударила наглую гостью второй раз, с не меньшей силой. На этот раз Джудит закричала, попыталась протиснуться мимо стола, споткнулась и упала на каменный пол. Одной рукой она схватилась за лицо, и Сибилла, нависшая над ней, с мрачным удовольствием заметила слезы в ее перепуганных глазах и тоненькую струйку крови, показавшуюся в уголке рта.

— Ты навсегда запомнишь, мразь, в чьем доме находишься и с кем разговариваешь!

Внутри Сибилла кипела от гнева, и лишь усилие воли удерживало ее от того, чтобы не наброситься на мерзкую вдову и не выбить из нее ее жалкую душонку. Однако голос леди Фокс оставался холодным и спокойным. И в такой сложной ситуации железная выдержка не подвела ее.

Пусть людишки, подобные этой Энгвед, навсегда запомнят, кто здесь правит и чем может закончиться проявление неуважения.

— Если ты когда-нибудь еще позволишь себе отозваться дурно о моей матери, Джудит Энгвед Мэллори, даже в мыслях, запомни: я об этом узнаю. Я обязательно об этом узнаю и буду преследовать тебя до тех пор, пока не прикончу собственными руками.

Сальные кудряшки вокруг физиономии Джудит задрожали.

— Ты не можешь так со мной обращаться, — прошептала она с недоверием и ужасом, все еще прикрывая одной рукой щеку.

Сибилла усмехнулась. Видимо, ее смех прозвучал зловеще, поскольку Джудит резко отшатнулась.

— Я могу делать абсолютно все, что захочу, — отчеканила леди Фокс. — Хочешь убедиться? — Она чуть повернула голову и обратилась к Грейвзу, стоявшему за ее спиной: — Грейвз, передайте, пожалуйста, мой приказ лучникам: после того как леди Мэллори и ее сын покинут замок Фолстоу, если они когда-нибудь еще покажутся у стен замка — вместе или поодиночке, — пусть стреляют без предупреждения.

— Обычными стрелами или горящими? — деловито поинтересовался Грейвз.

— На ваше усмотрение.

— Если миледи пожелает, я по возвращении передам приказ гарнизону, — сказал Грейвз.

Сибилла милостиво кивнула, соглашаясь, и тот вышел, чеканя шаг.

Джудит Энгвед пребывала в такой ярости, что едва смогла выговорить:

— Эдуард услышит об этой неслыханной наглости, имей в виду.

Сибилла, запрокинув голову, искренне расхохоталась. Затем с притворным сожалением покачала головой::

— Ты действительно считаешь, что для меня имеет значение, что думает король? — Она раскинула руки, которые до сих пор держала за спиной, и многозначительно оглядела зал. — Да?

— Значит, о тебе говорят правду? — выдавила Джудит Энгвед, причем ее губы заметно дрожали, — О тебе и твоей матери. Обо всем вашем семействе?

Сибилла нагнулась к женщине, все еще сидевшей на полу, и приблизила свое лицо настолько, что та ощутила ее дыхание.

— Хочешь выяснить? — прошептала она, широко улыбаясь.

Поверженная Джудит поспешно затрясла головой.

— Мудрое решение, — кивнула Сибилла и неожиданно ухватила Джудит за волосы на затылке — там они казались чище, — резко выпрямилась и направилась вдоль центрального прохода к выходу из зала, волоча за собой жалобно скулящую Джудит, которая царапала ее руку, тщетно пытаясь освободиться. Передвигаться леди Гилвик при этом приходилось на четвереньках. — Я не принадлежу к людям, по отношению к которым можно допускать неуважение, — почти дружеским тоном сказала хозяйка Фолстоу. Правда, ей приходилось говорить очень громко, чтобы перекричать стоны и вопли Джудит. — И Эдуарду ты можешь передать то же самое.

Она отпустила леди Мэллори лишь у дверей. Теперь Джудит рыдала во весь голос. Не дожидаясь приказа, два стражника распахнули створки. Сибилла сделала повелительный жест рукой, и женщина начала переползать через порог.

Когда она почти уже покинула зал, Сибилла резко ударила Джудит ногой по заду, тем самым заставив ту упасть ничком.

— Ваш сын очень скоро к вам присоединится, леди Мэллори, — вежливо проговорила Сибилла. — Спокойной ночи.

Повернувшись, Сибилла быстрыми шагами направилась к своему возвышению, на ходу отдавая распоряжения, а стражники, снова не дожидаясь приказа, захлопнули двери.

— Грейвз, немедленно пошли ко мне леди Сесилию и подготовь мой отъезд. Сообщи лейтенанту, который докладывал о ходе поисков, что он будет сопровождать нас в Пилингс. Пусть возьмет как можно больше солдат, и мы начнем поиски, пока не найдем леди Элис.

Не останавливаясь, она устремилась к двери своих личных покоев.

— Вы предполагаете добраться до самого Лондона? — уточнил Грейвз.

— Молись, чтобы мы нашли ее раньше, — вздохнула Сибилла, — чем она туда попадет. И направь нескольких дюжих слуг в комнату Бевана, чтобы ему помогли упаковать багаж его матери. Уверена, леди Гилвик пожелает как можно быстрее воссоединиться со своим отпрыском, а мне не хотелось бы огорчать эту добрую женщину.

Грейвз бесшумно выскользнул из зала.

Сибилла положила руку на дверной засов и задумалась. В это время к ней подошел Клемент и нерешительно взял за локоть. Сибилла почти забыла о нем. Однако ее гнев все еще был велик и требовал выхода, поэтому она резко высвободила руку и хмуро взглянула на Кобба. Ее взгляд не сулил ничего хорошего.

— Леди Сибилла. — Клемент отпрянул и даже как-то съежился. — Вы поступили очень мудро, раз и навсегда избавив Фолстоу от этой фурии. Я прошу вас, позвольте мне участвовать в поисках. Элис — моя…

— Я совершенно не уверена, что Элис кем-то вам приходится после всего происшедшего, Клемент, — спокойно вымолвила Сибилла. — И пока мы с леди Элис не придем к соглашению, в Бладшир не поступит ни фартинга из денег Фолстоу. Вы можете забрать свои вещи, мать и слуг и в течение часа отбыть домой. Иначе мне придется ускорить и ваш отъезд тоже.

Она многозначительно указала глазами на двери, которые только что закрылись за Джудит Энгвед.

— О, леди Сибилла! Почему? Каким своим нечаянным поступком я дал вам повод пересмотреть свое решение о помолвке? — прорыдал Кобб и рухнул на колени. — Я люблю Элис всем сердцем! Я обожаю ее! Она…

— Если вы поспешите, — нетерпеливо перебила его Сибилла, — то вполне успеете догнать некую особу, которая так успешно утешала вас утром. Хотя сомневаюсь, что ее сочувствие было искренним.

Глаза Клемента затравленно заметались. Он опустил голову и с трудом сглотнул.

— Надеюсь, мы понимаем друг друга, Клемент?

Тот нерешительно кивнул и прошептал, глядя на Сибиллу по-щенячьи преданными глазами:

— Умоляю, не говорите Элис!

Сибилла молча повернулась и вышла через свою личную дверь, с громким стуком захлопнув ее за собой. Она понимала, что если стремглав побежит в свою комнату, то нанесет ущерб своему достоинству. Но тем не менее шла очень быстро.

Каждую мелочь ей приходится делать самой!

Мама предупреждала ее об этом. И еще о многом другом. Все, о чем она говорила, сбылось. Проблемы возникали на пустом месте и множились со скоростью, не позволявшей ей справиться с ними.

Сибилла скрипнула зубами и все-таки побежала.

Глава 11

Элис не знала, что ей нравится больше — сочная свинина или вид только что постриженного Пирса, сидевшего неподалеку от нее у огня. Пламя костра отбрасывало на его лицо причудливые пятна света, которые все время двигались, окрасило золотом короткие волосы, увеличило тени и без того длинных густых ресниц. Этот мужчина — теперь выбритый, расслабившийся, с аппетитом жующий сытную еду — пробудил в ней голод, который нельзя было утолить пищей.

Он был великолепен. Великолепен и груб. И ранен. Элис тянуло к нему сильно и неотвратимо, словно мотылька к огню. Она хотела снова прикоснуться к нему, причем не только к голове и шее. Элис жаждала познать его тело, удовлетворить не на шутку разыгравшееся любопытство. Ей надо было узнать о нем все — о его тяжелом прошлом и неведомом настоящем, о миссии к королю, о мечтах и надеждах, связанных с Гилвик-Мэнор. Она хотела услышать историю кольца, спрятанного в мешке. Она мечтала о близости — любой близости с ним.

Должно быть, она слишком долго, и пристально смотрела на него, потому что Пирс наконец заморгал, поднял глаза и нахмурился.

— Что? — спросил он с набитым ртом.

— Обещай, что ты больше никогда не станешь отращивать бороду!

Элис вспомнила, что продолжает сжимать в пальцах ломтик свинины, и откусила немного.

Пирс прожевал и проглотил очередную порцию еды.

— Борода согревает зимой, — сообщил он, — поэтому я непременно отращу ее снова.

— Тогда зачем же мужчины бреются?

Он немного помедлил, словно обдумывал ответ, потом пожал плечами:

— Не знаю. По правде говоря, моя борода действительно была не слишком опрятна; У меня не было зеркала и времени, чтобы придать ей форму. И лучше было сбрить ее, чтобы отрастить заново.

Элис положила в рот последний кусочек печеного лука. Он был мягкий и сладкий. После этого она тщательно облизала пальцы и покачала головой:

— Не надо.

Пирс тоже закончил еду, взял тонкую длинную палку и стал ворошить костер. Искры снопом взлетели в воздух, осветив его лицо. Элис почувствовала томительное жжение в животе — она была очарована своим странным спутником.

— Сомневаюсь, что ты сказала бы то же самое, если бы тебе приходилось вставать до рассвета и работать на улице круглый год.

Элис пожала плечами.

— Но ведь когда ты вернешься в Гилвик-Мэнор, тебе больше не придется выполнять работу на ферме.

Мэллори взглянул на нее с опаской. Элис подняла брови и не отвела взгляда, словно бросая ему вызов.

— Перстень принадлежал твоему отцу, не так ли?

Пирс довольно долго молчал, прежде чем утвердительно кивнуть.

— Да, хотя я не помню, чтобы он когда-нибудь его носил.

— Ты украл его? — прямо спросила Элис.

— Нет. Он сам мне его отдал в ночь своей смерти.

— Значит, у тебя есть его благословение?

— Ну, я не назвал бы то, что должен сделать, благословенной миссией.

Элис пошарила за спиной, нащупала свои вещи, подвинула к себе и уложила на землю между собой и Пирсом. Она прилегла на мешок, положив голову на ладонь, чувствуя себя сытой и довольной. Чего еще можно желать? Желудок полон, у костра тепло. Лайла устроилась рядом и принялась методично выискивать оставшиеся крошки в складках платья хозяйки.

— Заявить королю о своих правах — не благословенная миссия?

— Скорее, очень опасная.

— Почему?

— Тебе лучше не знать.

Элис упрямо хмыкнула. Все равно он ей расскажет правду, рано или поздно.

— Выполнение этой опасной миссии требует, чтобы у тебя на лице росли волосы?

— Нет, — усмехнулся Пирс, покосившись на девушку.

— Тогда продолжай бриться. Ты слишком красив, чтобы прятать лицо под колючей щетиной. Мне очень нравиться смотреть на тебя, Пирс.

Он замер и пристально взглянул ей в глаза.

— Ты ведешь себя слишком дерзко, детка, и играешь в очень опасную игру.

— Дерзко? Может быть, — задумчиво проговорила Элис. — А вот насчет всего остального… Опасная? Пусть так, но это не игра. Я совершенно искренна.

— Я взрослый мужчина, а ты…

— …взрослая женщина, — перебила она.

— Очень молодая женщина, не имеющая никакого опыта и всю свою жизнь проведшая в безопасности родного дома, — заключил Пирс.

— Разве моя юность делает меня нежеланной? — удивилась Элис. — Или мое богатство? Большинство мужчин привлекает и то и другое.

Пирс нахмурился и опять уставился в огонь. Его импровизированная кочерга загорелась, и он, обжегшись, отдернул руку с яростным ругательством, изрядно позабавившим Элис.

— Если у тебя так много ухажеров, почему сестра хочет, чтобы твоим мужем стал такой человек, как Клемент Кобб? — спросил он, так и не ответив на ее вопрос.

— Справедливый вопрос. Полагаю, все дело в том, что я никогда не влюблялась. Мне даже не нравился никто из тех, кто делал мне предложение. В Клемента я тоже, конечно, не влюблена. Просто Сибилла хочет как можно скорее от меня избавиться.

— Почему?

Этого Пирс никак не мог понять. Элис поморщилась.

— Думаю, она просто меня не любит. Мы с ней очень разные и никогда не были близки.

— Но это не повод так стараться отделаться от тебя, — неуверенно проговорил Пирс. — Ты же не ребенок, требующий ее постоянного внимания, а замок Фолстоу не жалкая хижина, где обитатели сидят друг у друга на головах.

— Это верно. Бывали дни, когда мне особенно везло и мы с Сибиллой за целый день ни разу не встречались.

— Тогда должна быть другая причина, — продолжал настаивать Пирс. — Насколько я понял, у тебя есть еще одна сестра, тоже старшая.

— Сесилия утверждает, что уйдет в монастырь. Она не думает о браке.

— Тогда почему ты не сделаешь то же самое?

Элис засмеялась.

— Ты считаешь, найдется монастырь, который меня примет? В любом случае, принимая постриг, ты заявляешь всему миру, что не хочешь выходить замуж. А я хочу, чтобы у меня была семья, дети. К тому же теперь у меня есть муж, и если над этим немного поработать, то будет и остальное.

— Элис, прекрати, — нахмурился Пирс.

Она в ответ улыбнулась:

— Ты так и не ответил: ты считаешь меня непривлекательной?

— Я не стану говорить об этом.

— Но почему? Боишься, что я наброшусь на тебя в порыве страсти?

— Да.

Элис, уткнувшись разгоряченным лицом в мешок, на несколько мгновений замерла, потом рассмеялась. К ее немалому удивлению, Пирс тоже негромко фыркнул. Все еще улыбаясь, она подняла голову и выпалила раньше, чем успела сообразить, что говорит:

— Ты поцелуешь меня, Пирс?

Мэллори устремил на нее тяжелый взгляд, и его улыбка медленно поблекла. Он не сводил глаз с ее рта. Элис нервно облизнула губы, едва не лишив Пирса остатков самообладания.

— Я не должен, — тихо сказал он.

— Но ты сделаешь это? — Элис села и потянулась к нему. — Я очень этого хочу.

— Почему? — спросил он сдавленным, словно ему было больно голосом.

Элис продолжала тянуться к нему, очень медленно, как будто опасалась его испугать.

— Потому что ты красив. И смел. И умен. — Она снова облизнула губы, ощутив тепло его лица. — И мне кажется, что я влюбляюсь в тебя, мой супруг.

Их губы уже почти встретились. Элис чувствовала исходящий от него запах дыма костра и осеннего воздуха.

— Элис, — хрипло прошептал Пирс, — не надо.

— Почему? — едва слышным шепотом выдохнула она и закрыла глаза.

Неожиданно тепло исчезло и ее лицо обдало порывом холодного воздуха. Распахнув глаза, она увидела удаляющегося быстрыми шагами Пирса.

— Куда ты? — окликнула она его.

— За хворостом, — не оборачиваясь, ответил Пирс и скрылся в темноте.

Теперь только негромкий шорох ветвей и звук падающих со склона камней сопровождал его движение.

Лайла прыгнула на плечо хозяйки и начала копаться в ее волосах. Погруженная в невеселые раздумья, Элис не мешала обезьянке.

Она не могла не отметить, что Пирс подпустил ее ближе. Это вселяло надежду. Элис чувствовала, что он хотел ее поцеловать, просто не стоило ожидать так долго. Надо было проявить инициативу. Но у нее еще было достаточно времени — до Лондона путь неблизкий. Они проведут вместе еще не меньше трех ночей. Срок, пожалуй, немалый, но другого случая может не представиться.

Элис всецело сосредоточилась на проблеме, предоставив Лайле заниматься ее прической. К тому времени как вернулся Пирс, возвестив о своем прибытии треском сучьев, она так и не сумела выработать подходящий план. Это раздосадовало Элис, поскольку она чувствовала, что решение совсем простое и осуществить свое желание будет нетрудно.

Она улыбнулась, надеясь, что доброта придаст ей уверенности.

— С возвращением.

Пирс некоторое время стоял без движения, как всегда, хмурясь, безвольно опустив руки. Свет пламени заливал его лицо золотистым сиянием, но даже при столь выгодном освещении Элис заметила, что он очень бледен.

— Не делай больше этого, Элис…

Ее глаза округлились. Она не могла себя видеть, но надеялась, что выражение оскорбленной невинности ей удалось. Обезьянка тихонько дышала ей в ухо.

— Не делать чего?

— Ты сама знаешь.

Сказав это, Пирс присел у костра и стал подкладывать в огонь хворост. Ясно. Сейчас у него нет настроения.

— Ты хочешь сказать: не просить поцеловать меня? — уточнила Элис.

Пирс сердито покосился на собеседницу.

— Не понимаю, почему для женщины считается неправильным откровенно выказывать свои чувства, — возмутилась она. — Кольцо Фоксов решило, что мы — муж и жена, и если ты считаешь меня привлекательной, не вижу причин, мешающих…

— Элис, мы не женаты.

— Это спорное утверждение.

— Вовсе нет.

— Поскольку мы не можем прийти к соглашению, я все же сказала бы, что утверждение спорное. Ты не похож на других мужчин, Пирс.

Он бросил последнюю ветку в костер, взметнув пучок искр.

— Ты никогда не встречала таких, как я, потому что никогда не проводила время со слугами.

— Проводила, причем очень много. Это доводило Сибиллу до исступления.

Ее сообщение, похоже, не произвело особого впечатления на Пирса.

— И все же я не стану целовать тебя, Элис, и мы почти наверняка никогда… — Он умолк и только взмахнул рукой. — Всю свою жизнь ты получала все, что заблагорассудится. Я же никогда не имел того, что хотел. В этом вся разница. Мы с тобой из разных конюшен.

— Я с тобой не согласна.

— Не согласна? — Пирс заговорил чуть громче. — Взгляни на свое платье. Даже сейчас, когда оно выглядит, как если бы принадлежало кухарке, оно несравненно лучше, чем все, что я когда-нибудь носил. Кстати, то, что на мне, — мой единственный костюм, конечно, если не считать монашеского балахона, который был мне подарен из милости. Ты потребовала, чтобы я отрезал кусок платья, продав которое я мог бы обеспечить себя лет на десять.

Элис равнодушно пожала плечами. Это возмутило Пирса еще больше.

— Вот видишь, тебя нисколько не заботит то, что ты испортила такую дорогую вещь.

— А почему это должно меня заботить? Я не платила за него и даже не просила сшить — это все инициатива Сибиллы. Если оно тебе так нравится, можешь получить… все, что осталось.

— Послушать тебя, выходит, что во всем и всегда виновата твоя старшая сестра.

Это было неприятно услышать.

— Пошел ты к черту, Пирс!

— Бедная леди Элис, — насмешливо фыркнул Пирс. — Вынуждена жить как королева, все прихоти которой мгновенно исполняются! Вот и пришлось сбежать с первым встречным простолюдином, чтобы испытать острые ощущения. Неужели ты думаешь, что я не знаю, каковы будут твои действия, когда мы доберемся до Лондона?

— Каковы? — удивилась Элис.

— Когда завершится наше маленькое приключение, ты упросишь Эдуарда, чтобы тебя отвезли обратно в Фолстоу. Ты быстро вернешь себе прежний лоск после всех лишений, которые нам выпали в этой глуши, и до конца своих дней проживешь в роскоши, выйдя замуж.

— Единственным пристанищем, которое предоставит мне король, если я рискну появиться при дворе, станет тюремная камера, — вздохнула Элис. — Он задержит меня вместо Сибиллы.

— Ну а та немедленно поспешит на выручку, — презрительно усмехнулся Пирс.

— А вот это вряд ли. Уверяю тебя, Сибилла не станет иметь дело с Эдуардом из-за такой незначительной личности, как я.

— Нет? Что это я, конечно, нет! — Пирс всем своим видом излучал сарказм. — Она всего лишь заботится, чтобы ты жила как принцесса. Определенно, она тебя ненавидит!

— Она собирается выдать меня за Кобба.

— После того, как она предоставила тебе право выбора, а ты всем отказала! Если бы она тебя ненавидела, то выдала бы за первого встречного, который не сбежал бы в панике от твоих выходок.

— Ах вот ты как! — Элис решила, что пора перейти в нападение. — Ты на себя посмотри! Интересно, почему ты раньше, не заявлял свои права на Гилвик-Мэнор? Не секрет, что ты сын Уорина Мэллори!

— Ну и что? — сквозь зубы прошипел Пирс, и Элис поняла, что движется в верном направлении. — До его смерти я был для него не более чем досадной ошибкой. Единственным законным наследником отца был Беван. Это знали все.

— Тогда зачем ворошить осиное гнездо сейчас? Почему не раньше, когда ты мог избежать нищеты, унижений и жестокости Бевана и его матери?

— Просто я не знал всего, что мне известно сейчас. Даже мой отец этого не знал.

— Он был не уверен, что ты его сын?

— Он был не уверен, что Беван его сын!

Так вот в чем дело! В воздухе повисло напряженное молчание. Был слышен лишь треск костра и еще шум текущей воды.

Пирс отошел к краю площадки и остановился, повернувшись к Элис спиной.

— Джудит Энгвед наставила рога твоему отцу?

Пирс кивнул, но не обернулся.

— И чей же Беван сын?

— Отец не знал, потому и не сказал мне. Он подслушал разговор Бевана и Джудит, когда они думали, что он спит. В тот же день отец умер. У него только хватило времени, чтобы послать за мной и отдать мне перстень. Он велел отнести его к королю и попытаться выяснить свои шансы. Он сказал, что только я могу спасти Гилвик и самого себя. Я до сих пор не понимаю, что он имел в виду. Возможно, король откроет мне глаза. — Пирс сделал небольшую паузу. — Когда Беван унаследует поместье, он и его мать рассчитывают, что его настоящий отец тоже признает его своим преемником.

— Джудит хочет объединить их земли, — пробормотала Элис.

— Конечно. Эта жадная ядовитая гадюка — Энгвед — всегда стремилась к более высокому положению, чем занимала. Гилвик-Мэнор и мой отец были для нее всего лишь переходным этапом. Что касается Бевана, его ничего не интересует, кроме выпивки и жестоких забав.

— А как насчет твоей матери? Других членов семьи? Они догадывались?

— Мама умерла, когда мне было шесть лет. Понятия не имею, догадывалась она или нет. Ее отец — мой дед — с позором выгнал ее из дома незадолго до моего рождения. Дед оставил Гилвик, а мама ни разу не упомянула о нем. Полагаю, он давно умер. Все люди, с которыми меня когда-либо связывали кровные узы, мертвы, Поэтому последние слова отца и являются для меня загадкой.

У Элис сжалось сердце.

— И до самой своей смерти отец не признавал тебя?

Пирс надолго замолчал.

— Я больше не хочу говорить об этом, Элис. Все это… уже в прошлом. И не имеет значения. Важно только, чтобы мне удалось восстановить справедливость с помощью короля. Джудит Энгвед не будет позорить имя моего отца супружеской изменой. Тем более теперь, когда он мертв и не может обвинить ее в предательстве. Она не сможет объявить, что все земли, которые получила обманом, принадлежат ей.

— Иными словами, ты идешь к королю, чтобы защитить честь отца? — не веря своим ушам, спросила Элис. — А как начет твоей собственной чести, Пирс? Насчет того, что они — Джудит Энгвед и Беван — украли у тебя?

— Земли Гилвика и титул никогда не были мне нужны, — спокойно ответил Пирс. — Мне достаточно правосудия.

— И это все, чего ты хочешь?

Пирс не ответил. Вместо этого он принялся засыпать огонь влажным песком. Пламя протестующе зашипело.

— Теперь ты видишь, какие мы разные?

Элис медленно кивнула:

— Да, мы разные, но в то же время очень похожи.

Мэллори оглянулся. В его глазах читался немой вопрос. Элис сказала:

— Мы оба стремимся к тому, чтобы добиться цели, Ты собираешься отобрать Гилвик у Джудит и Бевана.

— А ты — избежать свадьбы с ненавистным Клементом Коббом, — услужливо подсказал Пирс и покачал головой.

— Да, в ту ночь, когда я покинула Фолстоу, я хотела именно этого. Но теперь все изменилось так, как я не могла даже мечтать. — Элис запнулась и, набравшись смелости, закончила свою мысль: — Теперь я иду с тобой в Лондон только ради тебя, Пирс. Для тебя. Ты — моя цель и самое большое желание.

— Хватит, — коротко отрезал Пирс и снова занялся костром.

Но Элис упрямо затрясла головой:

— Нет, Пирс, я могу помочь тебе в Лондоне. Я уверена!

Он вздохнул и сел рядом с ней, задумчиво вертя в руках нож.

— Как? Угодив в темницу? Я и сам не знаю, каким образом сумею убедить Эдуарда в том, что говорю правду. Все, чем я располагаю, — это слухи. Как ты думаешь, будет король склонен поверить словам, вроде бы прозвучавшим из уст умирающего человека, переданным его внебрачным сыном? Еще у меня есть кольцо, которое мой отец никогда не носил, но Джудит, несомненно, скажет, что я его украл.

— Это действительно проблема, — не стала спорить Элис. — Но я знаю одно: вместе мы сильнее, чем поодиночке. Наш невероятный союз имеет…

Она замолчала, поскольку ей пришла в голову идея — простая и очевидная.

— Так что он имеет? — с усмешкой спросил Пирс. — Слов не хватает?

— Пирс, — прошептала она, округлив глаза, — ты же больше не простолюдин.

— Самый натуральный, — ухмыльнулся Пирс, — пока Эдуард не решит иначе и не объявит об этом своим декретом.

— Нет, это совсем не так, — с торжеством заявила Элис, стараясь не расхохотаться во весь голос от счастья. — Ты довольно богат уже сейчас, в этот самый момент.

Пирс удивленно взглянул на лучащуюся радостью девушку:

— О чем ты говоришь?

Ее улыбка была одновременно счастливой и коварной.

— Не забывай, что ты связан родственными узами с самым могущественным родом Англии, супруг мой.

Сначала Пирс нахмурился и лишь через несколько секунд осознал, что она имеет в виду.

— Черт бы меня побрал! — выдохнул он.

Элис придвинулась к Мэллори так близко, что тому пришлось слегка отстраниться, чтобы видеть ее смеющееся лицо. Ее глаза пожирали его лицо… губы…

— Но теперь-то ты меня наконец поцелуешь?

Но Пирс так и не поцеловал ее. Вместо этого он уложил ее спать, словно беспокойного ребенка, что не могло не задеть ее гордость и чувства. Пирс это отлично знал, но ему было необходимо время, чтобы подумать, не отвлекаясь на беспрестанную болтовню и вопросы Элис. Убедившись, что девушка заснула, он сел на краю площадки, свесив ноги с обрыва, и погрузился в мысли.

Элис Фокс, Элис Фокс! Она была или величайшим благословением, или величайшим проклятием его жизни. С той самой ночи, когда они встретились в каменном кольце, он упорно отрицал ее притязания, желая защитить и свои, и ее интересы. Понятно, что ни один мужчина в здравом рассудке не откажется по доброй воле от одной из сестер Фокс. Ведь они не только самые богатые женщины королевства. Их происхождение — самое знатное после королевского. Даже сам Эдуард, похоже, не может повелевать ими.

Пирс понимал, что, хотя откровенные желания такой женщины, как Элис Фокс, были ему, безусловно, лестны, ее привлекала только прелесть новизны. Как только она осознает, насколько ниже он ее по рождению, сколь незамысловата его жизнь и прост дом, он ей надоест, даже если его претензии на Гилвик будут успешными. Она опять захочет оказаться рядом со своей семьей, в роскоши замка, в котором выросла. Хотя она без всякой приязни говорила о сестрах, Пирс считал, что все трое, безусловно, привязаны друг к другу. В душе Пирса не было любви, которую он мог бы отдать ей. Он даже сомневался, знает ли он, что это за чувство.

Наверное, мама любила его. Воспоминания о ней были смутными, но приятными. Но Пирс считал, что питает к матери не любовь — слишком призрачным был ее образ. Это, должно быть, только тоска маленького мальчика, давно ставшего мужчиной, отчаянное желание помнить мать как единственную заступницу. Был ли он когда-нибудь счастлив? Скорее нет, чем да. Он знал глубокую грусть. Ему были хорошо знакомы чувство потери и злость, возмущение, ненависть и зависть. Кроме этого, он ничего в жизни не испытывал по отношению к людям. Когда же юной Элис Фокс надоест играть с ним — а ей определенно надоест, в этом можно было не сомневаться, — его существование станет еще более жалким.

Он слышал от умудренных опытом старых женщин, что лучше иметь мимолетную любовь, чем не любить вообще, но не был с ними согласен. Да, мама любила его. Но он лишь острее ощутил отсутствие заботы и ласки, когда ее не стало. Возможно, он стал жестоким. Зато сильным. Он был сильным человеком. Только по этой причине он до сих пор жив.

Пирс не мог позволить себе полюбить Элис Фокс и даже подумать о таком развитии событий. Но возможность, о которой она сказала ему, была слишком соблазнительной, чтобы от нее отказаться. Они уже несколько дней провели наедине — этот факт подтвердит любой член ее семьи. Все ее родственники знали, что она сбежала в кольцо Фоксов. И сама Сибилла благословила сестру на брак с любым мужчиной, которого та встретит в кольце и который этого захочет. Не секрет, что многие окрестные жители использовали старые камни, чтобы найти суженого. Это суеверие настолько укоренилось, что большинство из них действительно не считали нужным провести официальную церемонию.

Вполне вероятно, что если открыто заявить о союзе между ним и Элис Фокс, король не станет возражать. Но насколько весомыми станут после этого его обвинения в предательстве, адресованные Джудит Энгвед и Бевану, не говоря уже о собственных притязаниях Пирса на Гилвик? Эдуард хочет утвердить власть над Сибиллой Фокс, и когда в суд явится ее зять, претендуя на земли, которые благодаря брачному союзу присоединятся к обширным владениям Фолстоу, король вполне может (и скорее всего так и будет) выдвинуть на первый план собственные интересы.

Хотя, возможно, Элис Фокс в какой-то степени является решением всей проблемы. Пирс не искал встречи с этой упорной маленькой блондинкой. Наоборот, он делал все возможное, чтобы от нее избавиться. Но если он станет ее мужем, связывающие их узы брака действительно могут спасти Гилвик и его самого.

Но если он использует девушку таким образом, что станет с ней потом? Как они смогут разделить свои жизни? А может быть, Эдуард действительно задержит Элис, чтобы заманить во дворец ее старшую сестру?

«А если и так, тебе-то что? — спросил настойчивый внутренний голос. — Она все равно рано или поздно бросит тебя. Разве ты не заботился о ее безопасности, когда она пустилась в опаснейшее предприятие — бегство из дома? Разве ты не спас ее от свадьбы с человеком, которой она не хотела? Разве ты не должен получить вознаграждение за то, что не бросил ее умирать в лесу вместе с отвратительным созданием, которое едва не откусило тебе пальцы? В Лондоне с ней ничего страшного не случится. Король далеко не глуп, да и сестры ее обязательно выручат. Пусть Элис Фокс хотя бы раз столкнется с последствиями своих безрассудных действий. Потом она будет опять вольна делать все, что пожелает, а у тебя будет Гилвик. И месть свершится».

Пирс еще долго сидел, глядя невидящими глазами в темноту над рекой и размышляя. Огонь медленно затухал и через некоторое время совсем погас. У Пирса болели пальцы, бурлило в животе, стучало в висках. Почему-то стало жарко, и его лицо покрылось потом. Он постарался внушить себе, что это все от волнения перед предстоящей встречей с королем в суде.

Только перед рассветом Пирс нашел гладкий холодный камень, который приспособил вместо подушки, и забылся беспокойным сном.

Глава 12

Хотя при дневном свете Пирс выглядел даже привлекательнее, чем ночью, — с новой стрижкой и выбритым подбородком, Элис сразу поняла, что с ним что-то не так. Она подозревала, что он еще долго бодрствовал, после того как она уснула, обдумывая изменившиеся обстоятельства, так что не исключено, что всему виной была обычная усталость. Во всяком случае, Элис на это надеялась. Ведь именно она напомнила Пирсу, что, прежде чем пускаться в путь, необходимо поесть. Но тот только вяло сжевал небольшой кусочек яблока и засунул свою несъеденную порцию в мешок.

Элис ощущала его странную холодность, которая шла вовсе не от его нежелания разговаривать. Она чувствовала это всем своим существом, так же, как видела неприязнь Этельдред Кобб, когда решила, что должна спасти Лайлу. Когда-то очень давно мама ей сказала, что это в крови у женщин их семейства — угадывать потаенные мысли других людей. Некоторые называли такой дар колдовством. Амисия это особенно подчеркнула и посоветовала не рассказывать о своем таланте без особой нужды. Но она также говорила Элис о необходимости всегда обращать внимание на это чувство и научиться его распознавать. Впрочем, Элис никогда раньше об этом не задумывалась.

Сейчас, когда Элис тащилась по лесу вслед за Пирсом, она пыталась настроиться на него, обострить свое восприятие. Ничего подобного она прежде не делала. Она шагала с ним в ногу и ритмично дышала. Пирс был весь на виду — его широкая спина покачивалась при ходьбе, мешок подпрыгивал, голова постоянно поворачивалась то налево, то направо.

Элис пристально смотрела на Пирса. Прошло довольно много времени, и постепенно она стала видеть вокруг него свет — желтый, но это был не приятный золотистый свет солнца, Он был больше похож на мазки подсохшей горчицы и, подходя вплотную к телу, переходил в зеленый. Странный свет не струился лучами, а колебался, словно жаркий воздух.

Элис моргнула, и зрение прояснилось, хотя сердце почему-то билось быстрее и в животе чувствовалась тянущая боль.

Что это? Он болен? Этого она не знала.

— Пирс! — окликнула она высоким взволнованным голосом.

Тот молча обернулся.

— Мы могли бы ненадолго остановиться? Пожалуйста!

Пирс продолжал шагать.

— Тебе нужно в кусты?

— Нет. Я хочу поговорить с тобой.

— Раньше ходьба не мешала тебе болтать.

— Да, но сейчас мне необходимо смотреть на тебя, — продолжала настаивать Элис. — Это очень важно.

— Ты сможешь это сделать, когда мы остановимся. Примерно через час. В любом случае, похоже, скоро пойдет дождь и нам придется разбить лагерь.

Элис чувствовала в его голосе досаду и что-то еще, возможно, просто усталость. Она и сама устала, да и промерзла до костей. Ей казалось, что воздух наполнен ледяными кристаллами.

Если небо затянет тучами, то выпадет снег, подумал Мэллори. Работая вею жизнь на открытом воздухе, он разбирался в этом лучше, чем кто-либо другой.

Элис нахмурилась.

— Ну хорошо, Пирс. Я подожду.

Он не произнес ни слова.

Да, ей необходимо смотреть на него, но, возможно, действительно лучше сначала устроить привал. Чем дальше они уходили, тем больше было шансов набрести на какую-нибудь деревушку, где можно было бы раздобыть съестные припасы.

Окрестности Фолстоу закончились после того, как позади осталась деревня Пилингс, и теперь Элис не знала, где они находятся и как долго еще идти до Лондона. Однако она понимала, что им нужна еда, а если Пирс болен, как она подозревала, то еще какие-нибудь травы и снадобья. Хорошо бы еще знать, какие именно. Из трех сестер самой сведущей в целительстве была Сесилия. Элис не умела ухаживать за больными, убежденная в том, что им достаточно лишь мягкой постели, тепла и Сесилии Фокс. Всего перечисленного в ее распоряжении не было.

Возможно, впервые в жизни Элис не на кого было рассчитывать, кроме самой себя.

Элис одолевало ужасное предчувствие, что, где бы они ни остановились на ночлег, Пирс не сможет утром идти. Конечно, пока не поправится. А он обязательно поправится.

Она снова сосредоточилась на идущем впереди мужчине, машинально передвигая ноги и уговаривая себя, что вблизи его тела свечение темно-зеленое, а вовсе не черное.

Не черное.

Пирс снова слышал голоса. Они звучали в ушах с пугающей отчетливостью. Ему казалось, что он чувствует дыхание Джудит Энгвед, обжигающее холодом его разгоряченное вспотевшее тело.

«Мерзкий грязный маленький ублюдок! Твоя шлюха-мать горит в аду!»

Пирс резко повернул голову налево. Его мачеха наверняка прячется за тем деревом.

Но нет, там никого не оказалось. Только мох и сухие ветки.

«Бей его!» Крик отразился эхом и был таким громким, что Пирс поморщился. «Еще раз, Беван!»

— Хватит!

Он попытался крикнуть, но, к своему ужасу, понял, что может лишь шептать. Глаза болели, и казалось, в них попал песок. Он провел рукой по лбу и посмотрел на ладонь. Она была влажной.

Проклятие, у него лихорадка. А бинт на укушенных Лайлой пальцах покрылся желтыми и коричневыми пятнами. «Чтоб ты провалилась, мерзкая макака!»

— Пирс! — откуда-то издалека донесся до него голос Элис.

Мэллори взглянул на девушку через плечо и со страхом понял, что шея болит и почти не поворачивается. У него закружилась голова, и он снова стал смотреть вперед, чтобы не упасть.

«Ты мой единственный наследник».

— Пирс, прошло уже больше часа, — тихо сказала Элис. — Думаю, нам следует отдохнуть — ты плохо выглядишь. Что с тобой?

— Ничего. — Он приложил максимум усилий, чтобы хотя бы это короткое слово прозвучало громко и уверенно. В висках пульсировала боль. В глазах мутилось. Окружающий лес источал жар. — Осталось немного.

«Мой сын! Мой сын!»

Пирс огляделся, оценивая, подходит ли место, по которому они шли, для остановки, но ничего не мог понять. Вокруг было столько деревьев… И почему-то он не мог отличить лесную подстилку от поваленного ствола, склона холма или каменистой скалы… Интересно, где дорога? Вероятнее всего, они к этому времени уже миновали одну из каменных стен Гилвика и амбар не должен быть далеко. Но что это за место? И куда, черт побери все на свете, подевалось солнце?

«Размажь его мозги по земле!»

«Беван не брат тебе, Пирс».

— Пирс, я… я думаю, мне нужно в кусты.

«Ты уверен, что он мертв? Стукни его еще раз!»

«Мой сын, мой единственный сын! Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?»

— Пирс!

— Заткнись! — вскричал Пирс и резко остановился. Зашатавшись, он обхватил двумя руками голову и упал на колени. — Все вы, заткнитесь!

Он тяжело и хрипло дышал, земля плыла у него перед глазами.

Он не мог позволить себе лишиться чувств. Нужно же еще загнать коров на ночь. Кроме того, ходят слухи, что к северу от Гилвика появились волки. Звери в разгар лета сытые, и их легко отогнать камнями. Да, придется подежурить, чтобы не пропустить их. И еще Элис необходимо безопасное место, чтобы Беван ее не нашел…

— Пирс!

Он увидел ее туфельки, медленно переступающие по листве.

— Все в порядке, — невнятно пробормотал Пирс. — Просто дай мне минутку, Элис. Мне нужно сделать кое-какую работу. Подожди меня под навесом.

Он с удовольствием разделит свое ложе с Элис, но проклятой обезьяне придется ночевать где-нибудь в другом месте.

Потом он увидел прямо перед собой ее лицо. Девушка наклонилась и принялась ощупывать его лоб и щеки. Ее пальцы казались гладкими льдинками.

— Великий Боже! Ты весь горишь!

— Когда солнце сядет, станет прохладнее, — пообещал он.

Что тут скажешь? Избалованная девчонка привыкла к прохладе каменного замка, в котором прожила всюжизнь. Ей никогда не стать хорошей женой простого работника. Но ведь она такая хорошенькая… и пылкая…

— Сейчас нет солнца, Пирс, — пробормотала Элис. — И начинает идти снег.

Почему-то ее голос удалялся. Но этого не могло быть, поскольку он чувствовал прикосновение ее рук. Кажется, она снимала с его спины мешок.

— Мое кольцо, — вяло пробормотал Пирс и попытался дотянуться до мешка. Но дерзкая девчонка оказалась удивительно быстроногой и увертливой. — Это все, что у меня есть.

— Все будет в порядке, — заверила Элис и стала настойчиво укладывать его на что-то мягкое. Где она нашла такую мягкую постель в лесу? Неужели она умеет колдовством обращать растущие деревья в мебель? — Вот так. — Она обхватила свои щеки замерзшими ладонями. — Отдохни. Я разведу костер.

— Нет, не надо! — запротестовал Пирс и попытался сесть. — Никакого костра. Мы недалеко от дороги. — Появятся волки, а он еще не загнал коров. Отец будет недоволен.

— Я даже примерно не представляю, где проходит дорога, но не думаю, что она близко. — Голос Элис звучал то громче, то тише, поскольку девушка то отходила, то приближалась снова. — Полагаю, мы несколько сбились с пути.

Пирс внезапно понял, что у него закрыты глаза, и попытался их открыть. Было небезопасно спать, когда Беван слоняется поблизости. В поле зрения оказалась малютка Элис. Ее тонкие брови были нахмурены, розовые губы сердито сжаты. Она сосредоточенно укладывала хворост, готовясь разжечь огонь, Затем она порылась в его мешке и извлекла на свет божий кремень, огниво и трут. Уронив каждый из предметов всего по два раза, она попыталась высечь искру.

— Обожжешься, — пробормотал Пирс, дивясь, что же такое мягкое лежит у него под головой.

Он с наслаждением следил за движениями Элис, и даже боль в голове утихла.

— Ш-ш-ш…

Она на секунду прижала палец к губам и снова сосредоточилась на работе.

Пирс фыркнул. Упрямая. Тут его глаза снова закрылись, а когда он сумел их открыть, в сухих ветках уже плясали яркие языки пламени. Сколько он спал? Ему показалось, что одно мгновение. Вероятно, нет. Пирс смутился.

Теперь он почувствовал холод. Ему было очень холодно. Скосив глаза, он увидел, что его ноги прикрыты платьем Элис, а оно, в свою очередь, было припорошено снежной пудрой. Платье зашевелилось, и из-под него вылезла обезьяна, которая, оглядевшись, забралась на грудь Пирса.

— Ч-ч-что тебе н-надо? — У Пирса громко стучали зубы. — Уб-б-бирайся!

— Вы согреваете друг друга, — сообщила Элис.

Она подошла и присела рядом с ним на корточки. Ее щеки полыхали алым румянцем, казавшимся неестественно ярким на фоне белой кожи, а дыхание застывало в воздухе туманными облачками.

Непонятно, когда успела наступить ночь?

— Вот, попей.

Она поднесла к губам Пирса кувшин и наклонила его. Вода оказалась восхитительно вкусной и приятно смочила пересохшее горло.

Элис отставила кувшин в сторону.

— Пирс, я не смогу выбраться из леса, — сказала она. — Ты знаешь, где мы?

Пирс нахмурился. Он сконцентрировал все свое внимание на ее лице, надеясь, что это поможет ему вспомнить.

— Г-Гилвик?

Брови девушки сошлись на переносице. Пирсу не нравилось смотреть на ее расстроенное личико, которое всегда было таким беззаботным.

— Постарайся вспомнить, — попросила она. — Понимаешь, ты очень болен, и я должна найти деревню или каких-нибудь путников. Ты должен помочь мне решить, в какую сторону идти.

— Нет. Н-не уходи. Б-Беван найдет тебя. Или волки.

— Здесь нет никаких волков, Пирс, — вздохнула Элис. — Ты можешь хотя бы предположить, что это за место?

В его памяти все смешалось: Гилвик, аббатство, куда его принес монах, кольцо Фоксов, река, дорога в Лондон. Он никак не мог выстроить события в правильном порядке. Несчастный думал так напряженно, что у него снова разболелась голова. Пришлось отказаться от бесплодных попыток.

— Но мы еще не в Лондоне?

— Нет, пока нет. — Элис сделала глубокий вдох и с шумом выдохнула воздух сквозь зубы. — Хорошо, послушай меня. Я пойду по прямой в направлении, которое считаю южным. Если в течение часа я ничего не найду, то вернусь сюда. Чтобы не потерять тебя, я разожгла огонь.

— Нет, не ходи, — слабым голосом заспорил Пирс.

— Я пойду. Пока темно, я должна найти помощь. А может быть, Господь услышит мои молитвы и тебя кто-нибудь обнаружит еще до моего возвращения.

— Если это будет Беван… он меня убьет, — прохрипел Пирс.

— Если мы не получим помощи, боюсь, ты умрешь, — вздохнула Элис.

В недолгий период просветления Пирс с пугающей ясностью понял, что девушка права. Следя налитыми кровью глазами, как она бродила рядом, то появляясь в поле его зрения, то снова исчезая, он осознавал, что она задумала очень опасное для себя предприятие. Тем не менее остановить ее он не мог. Он чувствовал себя совсем больным.

Пирс сделал попытку улыбнуться.

— Извини… я ужасный муж.

Элис несколько мгновений молча смотрела на лежащего мужчину, потом мягко улыбнулась.

— Ты хороший муж. Ты все время заботился обо мне; теперь настал мой черед. Сейчас я нужна тебе, Пирс, и я не подведу.

Ее слова проникли в самые потаенные глубины его души. Пирс попытался сглотнуть, но не смог. Она хотела идти на юг?

— Не ходи, — едва слышно шепнул он, чувствуя, что не может шевелить даже губами.

— Все будет хорошо, — ободряюще улыбнулась Элис. — Ты поправишься, и мы придем в Лондон вовремя.

Элис склонилась над ним и прижалась теплыми губами к его щеке. Когда она выпрямилась, Пирс заметил в ее глазах слезы.

— Не ходи, — повторил он.

— Позаботься о нем, Лайла. Я вернусь, как только смогу. Не позже чем через два часа.

Элис ушла, и лишь темная ночь и белый снег заполняли оставшуюся после нее пустоту.

— Элис, — шептал Пирс ветру. — Элис, дорога на севере…

Глава 13

Единственный раз в жизни Элис была напугана почти так же, как сейчас. Это было, когда она поняла, что ее мама умирает. Элис боялась не за Амисию. Глава семейства Фокс была непоколебимо уверена, что уходит в лучший мир, и к тому же страдала уже так долго, что для нее было истинным благословением уйти наконец с миром и воссоединиться со своим возлюбленным Морисом. Тогда, как и теперь, Элис было страшно за себя. Она не представляла, что станет с ее счастливой размеренной жизнью, как она уживется со старшими сестрами, да и что вообще станет с семьей, когда некому будет защищать близких от обвинений короля, кроме сдержанной и холодной старшей дочери.

Сибилла всегда обладала железной волей, это правда, но у нее не было никакого опыта в практических делах. Амисия, еще совсем молодой женщиной, приехала из Бордо в Англию, вышла замуж за Мориса Фокса и постоянно находилась рядом с ним, когда он умело управлял Фолстоу, невзирая на гражданские беспорядки, сопровождавшие правление Генриха III. Научившись у супруга ведению хозяйства, Амисия сумела удержать в своих руках поместье и после смерти Мориса. Сибилла часами сидела у постели матери, слушая мудрые наставления, а когда стало ясно, что конец близок, не выходила из ее комнаты по нескольку дней. И все же ей не хватало знаний. Старшей дочери в тот момент едва исполнилось семнадцать. Она безо всяких усилий очаровывала многих мужчин, но до помолвки, насколько было известно Элис, дело ни разу не доходило.

Уже в который раз Элис размышляла, о чем же говорили Сибилла и Амисия в те последние недели, что было такого тайного в их беседах, если Сесилия и Элис не только не допускались в покои матери, когда там находилась Сибилла, но им запрещалось даже задавать вопросы. После кончины Амисии ее личная горничная — единственный человек, присутствовавший при секретных разговорах, — бесследно исчезла из Фолстоу.

Элис тяжело дышала, пробираясь через лес, освещенный только слабым светом луны, изредка показывавшейся в просветах между облаками. Шел легкий снежок. Она бежала между бесконечными деревьями, спотыкаясь о поваленные стволы, падая, проваливаясь в невидимые ямки. Она двигалась, вытянув вперед, в холодную темноту, руки, и чувствовала, как горят оцарапанные ладони, болит ушибленное колено, а по спине ползет мерзкий холодок страха. Элис считала, что бежит в южном направлении уже около часа, но никаких признаков дороги все не было.

Она думала о Пирсе, одиноком и тяжелобольном, лежащем рядом с горящим костром. А ведь пламя может запросто перекинуться на его одежду. И защитить беспомощного человека некому, кроме маленькой обезьянки. Представив себе эту безотрадную картину, Элис громко всхлипнула.

Она снова подумала о Сибилле и, к собственному удивлению и неловкости, поняла, что хочет только одного — немедленно повстречаться со старшей сестрой. Сибилла всегда знает, как поступить. Сибилла не стала бы терять время, бродя в потемках в чаще, да еще в такую погоду. Нет, Сибилла никогда бы не заблудилась. Собственно говоря, Сибилла, безусловно, обладающая здравым смыслом, не оказалась бы в подобной ситуации. И Элис стала думать, что ей нужно было сделать иначе.

Вероятно, ей не следовало устраивать театральное представление, пусть даже очень удачное, и добывать еду в Пилингсе. Вместо этого надо было украсть лошадь. Тогда она и Пирс уже были бы недалеко от Лондона, даже если бы ехали в седле вдвоем. Но она не заметила в деревне конюшен, да и попытайся она стать конокрадом, ее наверняка бы поймали. К тому же если бы у них появился транспорт, они скорее всего не провели бы под каменным навесом ночь, воспоминания о которой были очень дороги Элис.

Возможно, когда они с Пирсом подошли к воротам Фолстоу, ей следовало войти в замок и собрать все припасы, которые только она смогла бы унести, а потом присоединиться к Мэллори. Но нет, в тот момент он не стал бы ее ждать и с радостью ушел. И они больше никогда не встретились бы. Но он остался бы совершенно один и, наверное, уже был бы мертв от свалившей его болезни.

Наверное, она не должна была увязываться за ним.

И лучше всего было бы подчиниться Сибилле и вообще не ходить в кольцо Фоксов.

Ежась от пронизывающего ветра, Элис зарыдала. Если бы только она послушалась Сибиллу! Сестра в одиночестве управляет Фолстоу лучше, чем любой мужчина, она всегда старалась считаться с желаниями Элис и удержала дом благодаря уму, силе и ловкости, не повинуясь даже королю. Тогда Элис сейчас была бы в уютной безопасности своих покоев и занималась подготовкой к свадьбе.

Но нет же, по своей глупости она возомнила, что достойна большего, чем Сибилла самоотверженно пытается ей дать. Элис всегда хотела все и сразу, и даже больше. Никогда не была довольна. Детские капризы, вечные претензии. Теперь Элис видела все ошибки, в которых ее обвиняли. И знала, что действительно была виновата. Сибилла была права, думала Элис. Даже Пирс в первую ночь их встречи сразу понял, что она собой представляет. В общем, все было ясно абсолютно всем, кроме испорченной вздорной девчонки — самой Элис Фокс. Вспоминая свою прежнюю жизнь, Элис решила: как бы она ни выбралась из этого проклятого леса — с Пирсом в Лондон или обратно в рай Фолстоу, — со старым покончено. Она уже перестала обижаться на Сибиллу за то, что та решила выдать ее замуж за Кобба. Элис больше не сомневалась, что сама загнала старшую сестру в угол, а потом ее же и обвинила во всех грехах. В конце концов, могло быть и хуже. Теперь ей хотелось поблагодарить Сибиллу за все и извиниться перед ней. Она горько сожалела о своих поступках. Но увы, было уже слишком поздно.

Еще больше ей хотелось, чтобы Пирс остался в живых. Чтобы он выздоровел, добрался до Лондона и победил. Ее сердце принадлежало Пирсу, и она сделает все возможное, чтобы спасти его и его будущее, даже разрушив свое. Элис верила, что в каменном кольце их свела судьба и что они встретились — после чего Элис намертво прилипла к нему — ради некой высшей цели, о которой оба пока не знали. Возможно, часть этой цели — дать избалованной девчонке осознать недопустимость своего поведения. Эта часть явно достигнута. Кроме того, девушка искренне верила, что только она одна может помочь Пирсу получить то, что по праву принадлежит ему. То, что нагло пытаются украсть Джудит Энгвед и Беван.

Сравнив жизнь Пирса со своей, Элис почувствовала жгучий стыд. Она отчаянно пыталась вспомнить, когда ей приходилось действовать только ради блага другого человека. Выходило, что никогда.

— Ну тогда давайте посчитаем этот раз, — сказала она, обращаясь к деревьям, словно моля их принять во внимание ее добрые намерения и спрятать свои корни, чтобы создать для нее ровную дорогу.

Возможно, деревья, выслушав ее, пришли к собственному заключению, поскольку, сделав следующий шаг, Элис почувствовала, что вокруг щиколотки обвилась веревка, и неведомая сила повалила ее. Она сильно ударилась обо что-то спиной, после чего ее поволокло вверх. Сильно оцарапав висок о сломанную ветку, Элис буквально взлетела и повисла вниз головой на дереве довольно-таки высоко над землей.

Почти сразу пошел густой снег — тихий мрачный финал бурного приключения Элис. Она закричала.

Сесилия Фокс ходила по залу взад-вперед.

Сибилла уехала с отрядом солдат уже два дня назад, и до сих пор не было никаких вестей ни о старшей, ни о младшей сестре. Огонь в очаге, расположенном недалеко от господского стола, весело горел, но Сесилия дрожала, меряя шагами участок пола из семи плит. Туда — обратно, туда — обратно. Она обхватила себя руками и зябко поежилась. При этом ее ногти так сильно впились в плоть, что, наверное, оставили синяки. Впрочем, Сесилии было все равно. У нее кружилась голова, тело сотрясал озноб.

В отсутствие Сибиллы Сесилия автоматически становилась главой Фолстоу, и одна только мысль об этом волновала ее до чрезвычайности, вызывая чувства, совершенно чуждые ее натуре. Она знала, что все это лишь следствие ее тревоги о семье. И ничего больше.

Ничего.

Сесилия никогда не жила в Фолстоу без хотя бы одной представительницы семейства Фокс. Да и, насколько ей было известно, Сибилла еще ни разу не покидала земли Фолстоу после смерти их матери. Сесилия подумывала вернуться в часовню, чтобы молиться и нести дежурство там, но вспомнила, что ее прогнал оттуда холод.

— Хотите, я останусь с вами, миледи? — раздался низкий спокойный голос Грейвза.

Сесилия, вздрогнув, остановилась.

Обернувшись к верному дворецкому, она потерла кончиками пальцев висок, где внезапно начала пульсировать боль. Старик возник у камина. Он стоял, опустив руки и расправив плечи, всем своим видом демонстрируя крайнее внимание.

— Нет, Грейвз, все в порядке, Постарайся отдохнуть. Маловероятно, что мы получим какое-либо известие сегодня ночью, но я все равно не смогу уснуть, поэтому не хочу даже пытаться.

Он почти незаметно кивнул седовласой головой, после чего взглянул выцветшими глазами на пальцы Сесилии, которыми она с гримасой массировала висок.

— Вы нездоровы?

Сесилия моментально опустила руку.

— Ничего страшного. Просто небольшая мигрень.

— У миледи или мисс Элис?

Сесилия и Грейвз несколько мгновений молча смотрели друг на друга: один терпеливо ждал уточнения, другая медлила с ответом.

— Нет, Грейвз, — наконец сказала Сесилия. — Я не… Я не такая, как Сибилла, Элис или наша мать. И не претендую на то, что вижу цвета или читаю мысли людей, потому что ни того ни другого не чувствую. — Она пожала плечами, понадеявшись, что выглядит невозмутимой. — Это не что иное, как головная боль. Моя. Все страдают этим недугом время от времени.

Грейвз еще раз величаво кивнул, но Сесилия могла побиться об заклад, что ее слова не произвели на него должного впечатления.

— Возможно, нам стоит помолиться?

— Конечно! — Она одарила старого дворецкого улыбкой. — Мы должны часто молиться. К счастью, это именно то, что я лучше всего делаю. Нельзя забывать о духовности в Фолстоу. В семье Фокс серьезно относятся к религии.

Дворецкий молча уставился на девушку. Та не отвела глаз и снова зябко потерла руки. Холод, казалось, сочился из-под пола, поднимался по ногам и проникал в глубины ее естества. Ее щеки горели, словно она много времени провела на пронизывающем ветру.

— Вы пошлете за мной, если будет необходимо?

Сесилия повернулась к огню, чтобы не встретиться с ним взглядом.

— Я сама приду. Спокойной ночи, Грейвз.

Последовала долгая пауза, которую нарушил Грейвз, заговорив тихим многозначительным голосом:

— Полагаю, вы не станете спорить, что леди Элис сильно страдает от стужи этой ночью?

Сесилия не слышала его шагов, но когда она оглянулась, старика уже не было в зале. Он двигался, словно бесплотная тень.

Грейвз был старым верным слугой. В разговорах с членами семьи он никогда не допускал, чтобы последнее слово осталось за ним.

Но за ним, бывало, оставался последний вопрос.

Сибилла лежала в своей палатке под целой кипой шкур. Из-под них была видна только ее голова и руки, так что девушка чувствовала, как морозный воздух холодит лицо и ладони.

Она вполне могла остановиться в любом доме деревни Пилингс. Некоторые жители предлагали ей свое гостеприимство, в том числе и женщина, давшая Элис еду. Все они старались не только ради платы за постой, но и ради привилегии принимать в своем доме высокородную знать. Однако Сибилла решительно отказалась. Дома были очень маленькими, в большинстве состоящими только из одной комнаты, и Сибилле даже думать не хотелось, какой там стоит запах. Она не любила чужих людей и незнакомые места. Одна мысль о том, чтобы лечь спать в чьей-то постели в одном помещении с кем-то, кого, она знать не знает, вызывала у нее тошноту.

А в палатке были ее вещи, привезенные из Фолстоу. В середине была установлена жаровня, и если здесь и не было по-настоящему тепло, то и окоченеть тоже было нельзя. Сибилла была укрыта толстыми новыми шкурами, а за пологом стоял стражник. Здесь она могла остаться в одиночестве в ночи, подставив ладони холодному воздуху — воздуху, которым дышала Элис.

Сибилла верила, что деревенская женщина сказала правду и Элис приходила в деревню одна. Тем не менее она знала, что младшая сестра ушла от стен замка с крупным мужчиной, тело которого страдало от раздиравшей его боли.

Она могла только предполагать, что этим человеком был Пирс Мэллори.

Для нее было огромным, ни с чем не сравнимым облегчением узнать, что Элис жива, но Сибилла не доверяла людям, имевшим родственные связи с Джудит Энгвед, пусть даже эти связи не были кровными. Поэтому она очень боялась, что Элис все еще находится в компании мятежного простолюдина. Но почему? Зачем он нужен ей, а она ему? Сибилла не сомневалась, что сестру не удерживают против воли, иначе ее спутник не отпустил бы ее в деревню и не позволил вступать в контакт с местными жителями. Тогда в чем же дело?

И по какой причине Элис решила отправиться вместе с этим самым Мэллори в Лондон, если, конечно, он идет именно туда? Неужели из-за страха Сибиллы перед королем? Из-за ее упрямства в отношении управления поместьем? Возможно, эта мерзкая ведьма Джудит права и Элис идет к Эдуарду из мести за решение Сибиллы выдать ее за Клемента Кобба?

Нет, этого не может быть. Сибилла, конечно, знала, как сильно разозлилась Элис из-за обручения. Но, даже принимая во внимание, что они никогда не были близки, Сибилла все же не считала младшую сестру способной предать не только ее, но и всех обитателей Фолстоу.

Элис была молода. Очень молода. И сильно тосковала по матери. Это для Сибиллы не было тайной. Амисия всячески баловала младшую дочь и поощряла ее тягу к свободе и авантюрам. После смерти матери Элис просто не удосужилась повзрослеть и понять, что жизнь, когда кончается детство, становится совершенно другой. В ней нет места капризам и прихотям. Есть только долг, достоинство и обязанности. Удовольствия, которые выпадают на твою долю, обычно редки, и немногие моменты счастья ценятся дороже золота.

Сибилла очень сожалела, что не сумела найти способ заполнить пустоту, образовавшуюся после ухода Амисии, помочь Элис осознать ответственность, связанную с ее положением. Но ведь она все же не мать, поморщившись, возразила сама себе Сибилла. Она — глава семьи. Ее обязанность — защитить сестер и дом, чтобы, когда настанет конец, а это непременно произойдет, Элис и Сесилия оказапись в безопасности. Следует признать, она не слишком преуспела в решении этой проблемы. Но она дала обещание матери, а значит, должна была, не ропща, принять свою судьбу. Возможно, она будет побеждена, но не уйдет покорно.

И уж точно никогда не сдастся.

Но прежде всего необходимо найти Элис. Причем раньше, чем она доберется до Лондона. Чтобы не попасть в темницу Эдуарда. Если король схватит Сибиллу, Фолстоу падет. Сесилии не по плечу такая ноша. Средней сестре всегда хотелось думать, что у окружающих ее людей наилучшие намерения. Вражеские воины могут делать подкоп под одну из башен замка, а она посчитает, что они ее укрепляют.

Сибилла сжала кулаки, но сразу их разжала и вернулась к прежнему занятию.

Тихо, но отчетливо она что-то зашептала в темноту.

Глава 14

— Помогите! — закричала Элис, стараясь не шевелится.

Она только что перестала раскачиваться и очень боялась, что если этот процесс скова начнется, ее вывернет наизнанку — она висела вниз головой.

Хотя не двигаться было очень трудно. Судя по ощущениям, ее левая нога вот-вот оторвется. Девушка подтянула к ней правую ногу и зацепилась одной щиколоткой за другую. Юбки свесились вниз. Или вверх? Они скрыли ее грудь и лицо, открыв ноги и бедра на обозрение зимней ночи. Живот избежал этой участи, потому что Элис прижимала платье руками к бокам. Край плаща касался земли под ее головой.

— Помогите!

Все было очень-очень плохо. Очевидно, она угодила в поставленную охотником ловушку, хотя что он рассчитывал поймать в петлю такого размера, было выше понимания Элис. Может быть, дракона? Кто знает, когда этот человек удосужится прийти в эту часть леса, чтобы проверить, не попалась ли добыча? Зимой любая дичь будет спокойно дожидаться его в замороженном виде. А Элис необходимо вернуться к Пирсу. Хотя она не нашла никакой помощи, все равно его нельзя бросить одного.

Неожиданно Элис пришло в голову, что она тоже может замерзнуть насмерть, повиснув вот так на дереве вверх ногами. Девушка нахмурилась.

— Ну уж нет, ни за что! — фыркнула она, выпустив изо рта белое облачко пара.

Надо как-то освободиться.

Элис изогнула шею — головокружение моментально стократ усилилось — и посмотрела на землю. Примерно в трех футах от ее головы лежало два небольших камня. Элис отпустила подол и изо всех сил потянулась. Бесполезно. Их оказалось невозможно достать даже кончиками пальцев — она была слишком высоко. Да и камни не были острыми, Ими ничего нельзя было сделать — разве что постучать себя по глупой голове. Но не вечность же ей здесь болтаться!

Она старалась справиться с паникой, способной лишить ее остатков разума. Левая нога онемела, а боль начала подниматься (или опускаться, это как посмотреть) от щиколотки к бедру. Ягодицы свело от напряжения. Она с большим трудом собрала юбки с одной стороны и завязала их сбоку большим неаккуратным узлом. Ветер обжигал обнаженную кожу. Элис закашлялась, прочистила горло и сплюнула. Потом глубоко вздохнула и снова попыталась рассмотреть дерево, на котором висела. Ствол высился футах в десяти от нее. Но даже если бы ей удалось раскачаться и ухватиться за него, было совершенно непонятно, что делать дальше. Попробовать удержаться на нем, чтобы потом как-нибудь освободиться, вися вниз головой привязанной за ногу. Глупо даже пытаться. Ствол такой ширины она и обхватить не сможет.

Элис выгнула спину — голова сразу же закружилась, и все вокруг поплыло, — напряглась и сделала отчаянную попытку подтянуть колени к животу. Если бы только она могла ухватиться за лодыжки, потом за веревку, и…

— Черт! — вырвалось у нее, когда попытка оказалась неудачной.

Она вытянула руки над головой и сделала еще одну, раскачиваясь и стараясь ухватиться руками за щиколотки.

Боль от веревки была настолько сильная, что Элис не смогла даже закричать. Она опять повисла неподвижно и, чуть передохнув, стала собирать и увязывать юбки, снова упавшие вокруг головы.

Когда обзору опять ничего не мешало — разве что небольшое головокружение, — Элис заметила другое дерево, росшее неподалеку. Оно было намного моложе — ствол, казалось, был не толще ее бедра, — а его длинные тонкие ветки росли примерно в шести футах от земли. Если она раскачается и ухватится за одну из этих ветвей…

«Ну и что будет? — спросила она себя. — Все равно ты останешься висеть, разве что не вниз головой. Что это тебе даст?»

Но если она сумеет перенести большую часть своего веса на руки… может быть, ей удастся ослабить затянувшуюся петлю и сбросить ее свободной ногой. Даже если после этого она рухнет на землю, падение с такой высоты скорее всего ее не убьет. Во всяком случае, Элис так полагала.

— Ну и ладно, — буркнула она, не сводя глаз с молодого дерева.

Как следует закрепив юбки, девушка снова вытянула руки над головой, выгнулась и начала раскачиваться.

— Ох! — только и сумела выдохнуть она, набирая скорость.

Кровь пульсировала в голове, давила на глаза, шумела в ушах. Ветер трепал волосы и бросал их ей в лицо. Элис оставалось только поминутно стряхивать их.

— Ох!

До вожделенных веток оставалось совсем немного. Девушка изо всех сил тянулась к ним.

Неожиданно чьи-то теплые ладони схватили Элис и остановили движение. Она испуганно закричала. Привязанная нога болела так, что хотелось выть. Перед глазами возникло перевернутое мужское лицо.

— Катаетесь? — любезно осведомился незнакомец.

У Элис едва не остановилось сердце, когда она всмотрелась в державшего ее пожилого мужчину. В ее затуманенных глазах он то двоился, то троился. К горлу подступила тошнота.

— Отпустите меня, — выдавила Элис.

— Как вам будет угодно, — усмехнулся тот и разжал руки.

Девушка тут же начала раскачиваться.

— Помоги-и-ите! — взвизгнула она, когда ее голова оказалась всего лишь в нескольких дюймах от ствола дерева.

— Ну, вы решите что-нибудь одно, — опять усмехнулся мужчина.

Он остановился прямо под веткой, на которой висела Элис, и, когда она в очередной раз пролетала мимо, поймал ее и остановил. Потом он выпустил ее и заглянул в лицо.

— Что вы делаете в моей ловушке? — полюбопытствовал он.

— О! — с трудом выдохнула Элис и судорожно сглотнула, поскольку содержимое ее желудка стремилось наружу. — Я тут повисла и качаюсь. Это так весело! Никак не могу понять, зачем вы прятали такую замечательную вещь.

Старик фыркнул:

— У вас дерзкий язык, мисси. Вы уже достаточно покачались, или мне уйти, предоставив вам развлекаться дальше?

— А вы как считаете? — холодно поинтересовалась Эллис.

Он выпрямился и скрестил руки на груди.

— Полагаю, вам уже хватит, и, кроме того, думаю, что, несмотря на вашу грязную одежду, в мою ловушку попалась знатная особа.

— Да, вы правы, так и есть, — поспешила заверить его Элис.

Наверное, ему нужны деньги, подумала девушка. Что ж, она с радостью и благодарностью заплатит ему несколько монет за спасение.

— Я леди Элис Фокс из замка Фолстоу, и моя семья щедро вознаградит вас за помощь.

— Вот как? — негромко спросил старик. — Ну, тогда, — он с подчеркнутой вежливостью поклонился, — я буду рад распрощаться и оставить вас здесь, миледи.

Потом он повернулся и пошел прочь.

— Постойте! — закричала Элис.

Веревка начала медленно скручиваться, и ей пришлось резко вертеть головой из стороны в сторону, чтобы не упустить старика из виду.

— Подождите! Куда вы идете?

— К себе домой. В тепло и уют, — ответил тот не останавливаясь.

— Нет! Вернитесь! Вы должны помочь мне выбраться!

— Да пошла ты… ничего я тебе не должен.

— Пожалуйста! — не унималась Элис, — Я ходила по лесу в поисках помощи, когда угодила в ваш капкан. Мой спутник тяжело болен и погибнет, если никто не придет к нему.

Элис никак не могла понять, чем так сильно оскорбила старика. Он казался сердитым, но вполне вменяемым, пока она не упомянула о своей принадлежности к одному из самых знатных семейств Англии. Конечно! В этом все и дело!

— Он всего лишь простолюдин и очень беден! — изо всех сил выкрикнула она, поскольку старик уже скрылся из виду. — Обычный работник на молочной ферме. Прошу вас, помогите нам! — Рыдания душили ее, и она крепко зажмурилась. — Пожалуйста, вернитесь!

Через несколько мгновений она решила, что странный человек действительно ушел, оставив ее — и Пирса — умирать. И ярость вытеснила страх.

— Сукин сын! — закричала девушка, хотя в горле сильно першило и скребло от холода, напряжения и жажды. В бессильном гневе она несколько раз ударила кулачками воздух. — Я достану эту ветку и сломаю о твою дряхлую шею! Черт! Черт! Черт побери!

Элис судорожно вздохнула и постаралась сдержать рвущуюся из желудка жгучую желчь. Немного успокоившись, она снова выгнула спину и начала раскачиваться.

Боль была адской. Из глаз текли слезы, но это были слезы негодования. Холодный ветер осушал их. Девушка старалась освободиться от веревки, и злость придавала ей сил.

Выше, еще выше. Почти достала! Кончики пальцев Элис скользнули по коре. Она качнулась обратно, приготовившись к следующему рывку. Девушка тянулась вперед так сильно, что заныла спина.

Наконец пальцы Элис сомкнулись вокруг тонкой ветки, но импульс потянул девушку назад, и ветка начала выскальзывать из ее рук.

— Нет! — в отчаянии закричала Элис.

За гладкий прутик невозможно было уцепиться. Скольжение прекратилось, лишь когда ее руки оказались в своеобразной рогатке — в месте, где от ветки отходило два боковых побега. Теперь девушка повисла между двух деревьев. Руки Элис были вытянуты над головой, причем казалось, что еще немного, и они попросту оторвутся от туловища, одна нога все еще оставалась в петле, другая дрыгалась в воздухе, тщетно стараясь достать до земли, которая теперь оказалась еще дальше, чем раньше.

Элис сделала попытку сбросить петлю, но веревка слишком туго затянулась.

А тут еще тонкие побеги, которые помогали ей удерживать ветку, начали гнуться. Еще немного, и она выпустит их. Так и случилось.

— Нет! — отчаянно вскрикнула Элис и полетела к земле, уверенная, что снова начинается тошнотворное раскачивание.

Но только на этот раз она упала, причем первыми земли коснулись ее ноги. Ветка выскользнула из рук мгновением позже, и девушка ничком рухнула на заснеженную лесную подстилку. Листья, которых касались ее ладони и лицо, были удивительно приятными и источали восхитительный аромат. Мир снова стал на ноги, пусть даже голова еще кружилась, да и в животе не все было в порядке.

Элис слегка приподнялась, чтобы оглядеться, и увидела большой каменный топор, воткнутый в землю. Посмотрев в другую сторону, она обнаружила старика в компании двух мужчин помоложе. Все трое стояли и молча смотрели на нее, скрестив руки на груди.

Элис поползла к стволу дерева, на ходу расправляя юбки, чтобы прикрыть ноги. Ей это уже почти удалось, когда у нее началась сильнейшая рвота.

Элис не возвращалась.

Даже в бреду — а только это могло быть объяснением того, что он видел и слышал, — Пирс понял, насколько уязвима Элис. Она ничего не знала о правилах выживания, не имела никаких припасов, не понимала, что каждый шаг в южном направлении уводит ее все дальше и дальше от дороги, которую она искала. Должно быть, Элис замерзла, поскольку постоянно шел снег. Было темно, стало быть, еще продолжалась ночь.

Наверное, его спутница уже мертва.

Пирс с трудом открыл глаза, чтобы посмотреть на костер. Он едва успел заметить крошечные язычки пламени, лижущие угли, как его голова бессильно поникла. Огонь тоже умирал. Так и должно быть. По крайней мере его отец все еще здесь. В компании с сыном.

Уорин Мэллори сидел у гаснущего костра, притянув одно колено к груди. Седые волосы не были завязаны и свободно падали на лоб и плечи, борода и усы аккуратно подстрижены. Его взгляд был на удивление веселым, как будто смерть оказалась настолько ярким событием, что ему это понравилось. Он был одет в повседневную темно-зеленую тунику и руками чистил что-то, похожее на лесные орехи, скармливая их Лайле.

Обезьяна сидела на коленях Уорина, беспокойно сжимая и разжимая маленькие лапки и внимательно следя, как ореховая скорлупа падает на землю, где уже скопилась немаленькая куча. Лорд Мэллори ничего не говорил, но на его губах играла слабая улыбка. Он изредка смотрел на Пирса и ободряюще кивал или протягивал ему очищенный орех.

Пирс всякий раз отказывался. А теперь просто отвернулся. Он попытался заговорить с отцом, когда тот появился из метели и подошел к костру, но понял, что не может внятно выразить свои мысли.

«Почему ты преследуешь меня? Ты хочешь увидеть, как я умру? Разве тебе не достаточно того, что ты всю жизнь мучил меня своим безразличием? Не мог бы ты просто подождать моей смерти, такой же одинокой, как была жизнь?»

Но его вопросы не облекались в слова, вырываясь наружу лишь сдавленными рыданиями, поэтому Пирс предпочел из гордости молчать. Если Уорин бодрствовал у его смертного одра, Джудит Энгвед и Беван ему больше не опасны. Одно это уже можно было считать благоволением небес.

Пирс очень сожалел, что повстречал Элис Фокс и невольно обрек ее на страдания. Если бы он ее покинул, она, безусловно, рано или поздно вернулась бы в Фолстоу и сейчас не бродила бы в полном одиночестве в чаще леса в поисках маловероятной помощи. Она заслуживала того, чтобы прожить счастливую жизнь. Этого каждый заслуживает. По крайней мере так считал Пирс. Хотя его детство было несчастливым.

Ему показалось, что он слышит шорох. Скорее всего это какой-то мелкий ночной хищник вышел на охоту. Поэтому Пирс проигнорировал странные звуки, предпочтя наблюдать за своим отцом. За всю свою жизнь он не находился так долго в обществе отца, как этой ночью. Уорин обернулся на звук, потом взглянул на Пирса, кивнул в сторону, откуда доносилось шуршание, и улыбнулся еще шире.

Пирс тоже кивнул. Ему показалось, что отец именно этого от него ждал. Похоже, после смерти Уорин Мэллори находил большое удовольствие в таких простых вещах, как куница, пробирающаяся по опавшей листве в одиноком мире — темном, холодном и спокойном. И еще ему явно нравилось делиться любимым лакомством — лесными орехами — с маленьким чужеземным зверьком.

— Я нашел его!

Ночную тишину прорезал резкий мужской голос. А Пирс позволил своим усталым глазам закрыться, понимая, что Беван все же выследил его и теперь конец уже близок. Последние минуты, жизни были словно легкие снежинки, опускающиеся на его щеки, маленькие исчезающие чудеса.

— Да, я вижу костер!

Теперь говорила женщина. И хотя ее голос был резким и хриплым, он мог поклясться, что это не Джудит Энгвед.

Неужели это Элис?

Пирс попытался поднять веки, но они внезапно стали тяжелыми и жесткими, словно выдубленная кожа, и не желали слушаться. Шум становился сильнее. Неожиданно ему на грудь обрушилось что-то тяжелое. Чуть-чуть приоткрыв глаза, он увидел Лайлу, которая покинула Уорина и вернулась к нему. Обезьяна начала что-то возбужденно верещать, и больной решил, что животное пытается защитить его от незнакомца, чей голос он только что слышал. Вес маленького зверька показался ему слишком большим, даже неподъемным, и не давал дышать.

От такой защиты и задохнуться недолго. Пирс моргнул и повернул голову к костру. Уорин отряхивал с ладоней кусочки ореховой скорлупы. Его улыбка была мудрой, веселой и… вечной. Он пристально уставился на Пирса, а тот, глядя на отца, делал отчаянные попытки вдохнуть в легкие воздух, поднять руку и столкнуть с груди Лайлу. Сознание мутилось, образ Уорина дрожал и расплывался.

Уорин оперся ладонью о землю и начал вставать. Обезьянка жалобно заверещала и подпрыгнула, и Пирсу показалось, что ему на грудь рухнула гора. Но тут тяжесть исчезла и-холодный воздух наконец проник в легкие.

На Пирса повеяло ветерком, и Элис — чудная, импульсивная, непредсказуемая Элис — бросилась рядом с ним на колени, одной рукой прижимая к груди обезьянку. Она склонилась над Пирсом и свободной рукой пощупала его лоб и щеки.

— Пирс, ты меня слышишь? Господи, ты весь горишь! Я нашла людей, которые нам помогут. Они отнесут тебя в свое селение.

Он скосил глаза в сторону костра и увидел четверых мужчин, но трое из них были ему незнакомы. На них была одежда из кожи и грубой шерсти, и все имели при себе различные инструменты и оружие. Уорин Мэллори оглядел каждого с ног до головы, потом взглянул на Пирса и кивнул. Его улыбка стала немного насмешливой, словно он хотел дать понять, что мужчины выглядят весьма живописно.

— Элис, — еле слышно прохрипел Пирс.

Но она услышала, склонилась к его лицу и с тревогой спросила:

— Я здесь. Чем тебе помочь?

— Я бы хотел… — Он сделал попытку поднять руку, но сумел лишь слегка шевельнуть одним пальцем. — Познакомить тебя с моим отцом.

Несколько мгновений Элис молчала. За это время веселая улыбка Уорина стала горделивой. Потом девушка почти упала рядом с Пирсом, прижавшись щекой к его щеке, а ее губы оказались возле его уха. Пирс услышал резкий запах ее вспотевших волос, почувствовал ее страх. Влажное дыхание Элис щекотало его кожу, но Пирс не сводил глаз с отца, губы которого двигались, произнося слова голосом Элис.

— Жаль, что мне понадобилось так много времени, Пирс.

Он почувствовал странное теснение в груди, глаза защипало, словно он собирался расплакаться. Несколько раз моргнув, чтобы избавиться от неприятных ощущений, которых ему на сегодня хватило с лихвой, Пирс закрыл глаза.

Когда Пирс их снова открыл, отца не было.

— Снег усиливается, — сказал один из мужчин. — Нам надо торопиться, иначе мы не поднимем его по лестнице.

«Лестницы?» — молча удивился Пирс.

Элис отстранилась от него.

— Лестницы?

— Да, — ответил один из мужчин. Он быстро направился к тому месту, где лежал Пирс, сноровисто распутывая веревки, которыми было обмотано его туловище. — У меня здесь достаточно веревок и одеяло, поэтому мы можем… черт! — прошипел мужчина, споткнувшись.

Он посмотрел себе под ноги, потом на верхушку дерева, под которым стоял, и наконец на своих спутников.

— Мы стоим на лесных орехах, точнее, на скорлупе, — сообщил он. — Здесь ее великое множество.

— Ну и что, — проворчал старик, — смотри под ноги.

— Лесные орехи, — повторил мужчина помоложе и показал на землю: — Откуда здесь такая прорва скорлупок?

Пирс мысленно засмеялся и наконец позволил себе провалиться в забытье.

Элис казалось, что они идут уже много часов, хотя старик, Айра, тот самый, который ненавидел аристократов и умел ставить отличные ловушки, сообщил ей, что их деревня расположена неподалеку от того места, где Элис висела на дереве, словно пойманная дичь.

Двое более молодых парней несли Пирса на некоем подобии носилок — он был укутан в грубое одеяло, виднелось только его лицо. Когда Элис спросила у старика, что могло случиться с Пирсом, Айра ответил:

— Сдается мне, у него лихорадка, женщина. Но волноваться нечего. У Линии он живо встанет на ноги.

Элис не знала, кто такой или такая эта самая Линии, но искренне понадеялась, что все будет в порядке.

Скользя и спотыкаясь, девушка вскарабкалась по склону неожиданно возникшей на пути возвышенности. На спине она несла свои вещи, а мешок Пирса прижимала к груди. Лайла сидела на плече хозяйки, и когда та совершала резкие телодвижения, хваталась за ее волосы, чтобы не свалиться. Наконец группа остановилась. Громкий и пугающе близкий крик совы заставил Элис подпрыгнуть, но стоящий рядом с ней Айра поднес руки ко рту и тоже издал крик, настолько похожий на крик птицы, которой подражал, что Элис немедленно исполнилась уверенности в близком родстве этого человека и крылатого ночного хищника.

Она подпрыгнула еще раз, когда раздался резкий свистящий звук и перед стариком развернулся моток веревки.

Айра дернул за веревку, кивнул своим мыслям и, запрокинув голову, крикнул:

— Бросьте еще одну — мы нашли больного человека, который едва ли поднимется самостоятельно!

Элис тоже задрала голову и от изумления разинула рот, поспешно прикрыв его руками.

Деревья, казалось, были освещены многочисленными свечами — над ее головой и впереди в кронах горели огни: одни были заключены в некое подобие фонарей, другие были обычными факелами. Она теперь видела не менее дюжины огоньков, горевших около того, что можно было назвать плетеными хижинами и шалашами, сделанными из толстых изогнутых веток. Из темноты появились тени и стали наползать на Элис и ее спутников, словно внезапно ожившие деревья. И Элис вспомнила свой разговор с женщиной из деревни Пилингс.

«Ты из лесных людей?»

Сверху сбросили еще одну длинную веревку, и двое парней, все еще державших Пирса, бесцеремонно оттеснили Элис в сторону, чтобы стать прямо под лестницами. Затем они посмотрели друг на друга.

— Можно использовать подъемник, — сказал тот, что был, как считала Элис, младше.

У него были волнистые светлые волосы и тонкое лицо.

— Нести его? — Другой парень, тоже блондин, покачал головой. Он был очень похож на первого, но выглядел старше. Элис решила, что они, наверное, братья. — Слишком большой. Возьмем прямо так?

— Нет, положи его. Пощади наши спины.

— Скатится. Надо привязать.

— Тянуть быстро?

Старший брат, казалось, мгновение раздумывал.

— Нет, медленно.

Младший, пожав плечами, кивнул. Они осторожно опустили Пирса на землю, после чего их руки начали двигаться так быстро и умело, что Элис не могла за ними уследить. Они связали концы веревки так, чтобы получились две длинные петли, потом каждый надел свою петлю на плечо, привязал их к Пирсу, и они начали подниматься — непозволительно быстро, по мнению Элис. Пирс болтался между ними, словно мешок, плывущий вверх над землей.

Айра молча стоял рядом с Элис, скрестив руки на груди и внимательно следя за процессом. Элис нервно переводила глаза с лица старика на теряющуюся в темноте вершину дерева, не слишком уверенная в том, все ли идет как надо и что будет дальше, Последуют ли они за братьями и Пирсом в какое-нибудь гнездо, расположенное в ветвях? Элис очень хотелось как можно скорее оказаться рядом с Пирсом — очень уж он плохо выглядел, когда она вернулась. И как-то странно говорил о своем умершем отце — как будто Уорин Мэллори стоял рядом с ним. Вспомнив об этом, Элис нервно вздрогнула. Айра повернулся к ней, скривившись, словно съел что-то очень горькое.

— Я не хочу, чтобы ты осталась здесь, — сказал он без всякого сожаления в голосе. — Это из-за тебя и таких, как ты, мы вынуждены так жить, Я лучше дал бы отрубить себе руку, чем позволил тебе лезть наверх.

— Айра, я…

— Но если я прогоню тебя, — сказал он, игнорируя ее слабые возражения, — ты скорее всего выдашь наше, место.

— Я не сделаю этого, — сказала Элис. — В любом случае я никогда не смогла бы найти это селение самостоятельно. Я понятия не имею, где мы находимся, где река и дорога, Я совершенно заблудилась.

— Ты и вправду думаешь, что я поверю твоей лжи, леди? — с отвращением скривился он. — Уж не знаю, почему ты оказалась здесь вместе с этим парнем, но не сомневаюсь, что ты преследуешь свои корыстные цели.

— Я люблю его, — тихо проговорила Элис.

Она вовсе не собиралась этого говорить, но слова вырвались сами и были правдой. Она хотела сказать Айре, что Пирс — ее муж, но если Айра решит проверить это сообщение у Пирса, тот наверняка станет все отрицать. Причем и сейчас, находясь в бреду, и позже, когда поправится.

— Я старалась терпеть ваши нападки, поскольку вы нам помогли. Но, поверьте, вы ко мне несправедливы. Вы думаете обо мне ужасные вещи, и только из-за того, что я знатного рода. Но почему? Вы же меня не знаете.

— Зато я знаю таких, как ты. — Он смотрел на девушку с явным омерзением и даже отодвинулся, словно боялся заразиться. — Когда молодая женщина убегает из богатой семьи, это не может означать ничего хорошего. — Он окинул Элис с ног до головы таким взглядом, что ей захотелось стать меньше ростом. — У тебя в животе уже растет его ребенок?

— Нет! — в ужасе воскликнула девушка и залилась краской.

Айра прищурился и тихо засмеялся:

— Нет? Что ж, возможно, ты не врешь. Но поскольку ты была окружена слабаками лордами, скорее всего то, что тебе нравится в нем больше всего, находится у него в штанах. Ты потаскуха благородных кровей.

И тогда Элис ударила его. Как следует размахнувшись, она влепила ему оглушительную пощечину, вложив в это все свои силы. Голова старика резко качнулась в сторону, но, когда она вернулась на место, в движение пришли остальные части его тела. Он схватил девушку выше локтей — его скрюченные пальцы больно впились в плоть — и сильно тряхнул. Лайла, отчаянно заверещав, соскочила на землю. Айра быстрыми шагами двинулся прочь от дерева, по-прежнему держа Элис и заставляя ее пятиться впереди себя. Она упиралась и вырывалась, стараясь не уронить вещи Пирса.

— Отпустите меня!

Айра подошел к краю пригорка, на котором ютилась лесная деревенька — дальше начинался пологий склон, — и сильно толкнул Элис, в последний момент выхватив у нее из рук мешок. Девушка замахала руками, пытаясь удержаться на ногах, но все же упала и покатилась вниз. Лайла, громко шурша листвой, бежала за ней.

Элис скатилась с горы и некоторое время лежала без движения. Ноги и спина и без того ужасно болели после встречи с ловушкой старика, теперь же боль усилилась. Лайла прыгала вокруг неподвижно лежащего тела, потом прижалась к груди хозяйки и затихла. Элис взглянула вверх, где стоял Айра и еще несколько человек из деревни. Все они молча смотрели на нее. Их лица ничего не выражали. Похоже, поступок старика никого не удивил.

— Прочь! — рыкнул Айра и махнул рукой, словно отгоняя назойливую собаку. Мешок Пирса уже висел на его костлявом плече. — Убирайся отсюда, шлюха! И не смей возвращаться. Иначе мне придется нарушить клятву, которую я дал отцу, и убить женщину.

Старик повернулся и исчез из поля зрения Элис, но остальные не двинулись с места и молча сверлили ее взглядами.

— И вы так и будете стоять? — изумленно спросила Элис.

Ответить ей никто не удосужился.

Элис захотелось уткнуться лицом в замерзшую землю и расплакаться. Ее жизнь превратилась в сплошной кошмар. Голодная и измученная, она заблудилась в опасном лесу, и ее окружают только странные грубые люди, не желающие ей помочь. Хуже того, у них теперь больной беспомощный Пирс и его драгоценное кольцо.

Она нахмурилась.

Помогая себе красными от холода, ободранными руками, Элис с трудом поднялась. Окинув неприязненным взглядом все еще глазевших на нее мужчин, она щелкнула пальцами, призывая обезьяну вернуться на плечо хозяйки. Потом девушка начала карабкаться вверх — неуверенными шажками, для равновесия вытянув в сторону одну руку. Лайла вцепилась в нее, как клещ.

Когда Элис преодолела подъем, лесные люди расступились и пропустили ее. Она огляделась, убрала упавшие на лицо волосы. Девушка была исполнена решимости не показать своего страха, хотя у нее внутри все сжималось.

— Куда делся старик? — спросила она.

Мужчина средних лет указал на дерево, на которое забрались братья вместе с Пирсом. Элис взглянула на свисавшие веревки, потом на людей, которые все еще не разошлись. Видимо, у них было не много развлечений.

— Никто из вас не станет останавливать меня?

— Зачем нам это? — удивился тот же мужчина. — Если ты хочешь свалиться… — Он скрестил руки на груди — похоже, все они были приверженцами этой позы — и пожал плечами: — В конце концов, это твоя шея.

Элис расправила плечи и сделала глубокий вдох.

— Ну что ж, и на этом спасибо, — сказала она и направилась к лестнице, словно на поле боя.

— Она действительно собирается туда залезть, — сказал мужчина своему соседу, словно не мог поверить своим глазам.

— Подожди, дитя! — окликнула ее какая-то женщина, но Элис продолжала идти.

Она ни за что не откажется от того единственного, что было для нее важно, что значило для нее больше, чем все остальное на свете. Она должна быть рядом с Пирсом. И если для этого ей придется драться со старым Айрой, она это сделает.

— Постой!

Женщина лет на десять старше Элис схватила ее за локоть. У незнакомки были роскошные каштановые волосы, частично скрытые капюшоном, и добрые понимающие глаза. Покосившись на насторожившуюся Лайлу, женщина убрала руку.

— Не ходи туда. Когда Айра в приступе ярости, он склонен делать и говорить то, о чем искренне сожалеет на следующий день.

— Мой…

Элис хотела сказать «муж», но не знала, как присутствующие отнесутся к ее заявлению. Может быть, тогда они посчитают, что Пирс тоже принадлежит к ненавистным им аристократам и не станут помогать?

— Мой друг очень болен. Он там, наверху, один, в окружении незнакомых людей, включая этого злобного старика, укравшего чужой мешок.

— Не беспокойся за своего друга. В округе нет никого лучше Линии, — уверенно сказала женщина. — Айра не плохой человек, и если он поручил твоего друга Линии, никто из живущих здесь не причинит ему зла. Его имущество тоже в безопасности. — Помедлив, женщина спросила: — Что случилось с твоим другом? Он неудачно упал?

— Нет. У него лихорадка.

— Господь милосерден. Он поранился? Его кто-то укусил?

— Он был ранен около двух недель назад, — сказала Элис и вздрогнула, вспомнив о бинтах на руке Пирса и об их первой встрече в кольце Фоксов. Ее снова охватил страх. — И еще его укусила, — она показала на смирно сидящую на ее плече обезьянку, — Лайла. Это произошло случайно… несколько дней назад.

Женщина нахмурилась и отошла от Элис.

— Сегодня ты все равно ничего не сможешь для него сделать. Насколько я могу видеть, ты измучена, замерзла и голодна, не так ли?

Элис почувствовала, как ее глаза наполнились слезами.

— Да. Вы не бойтесь, Лайла вас не укусит, клянусь вам. В ту ночь Пирс испугал ее, и она бросилась на него скорее от неожиданности, чем от злости. Ну и конечно, она защищала меня.

— Понимаю. Для животного это нормально. — Женщина обняла Элис за талию и повела к центру деревни. — Меня зовут Элла. Ты и Лайла, конечно, можете провести эту ночь с моей семьей, а утром кто-нибудь поговорит с Айрой о тебе.

— Нет. — Элис энергично тряхнула головой. — Я сама буду разговаривать с этим старым уродом.

— Ладно, — усмехнулась Элла. — Но сейчас-то ты пойдешь со мной? Чтобы поесть и отдохнуть.

— Большое спасибо, — улыбнулась девушка. — Кстати, меня зовут Элис.

— Рада познакомиться, леди Элис.

— Да какая здесь может быть леди! Просто Элис.

Элла широко улыбнулась:

— Ну тогда пошли, просто Элис. Я помогу тебе забраться на дерево.

Элис резко остановилась.

— На дерево? — простонала она.

Глава 15

Элис вздрогнула и проснулась. Она тяжело дышала. Воздух с шумом вырывался из ее полуоткрытого рта и тут же застывал призрачными облачками. Однако разбудивший ее кошмар сразу растаял, так же быстро, как белый пар от дыхания. Элис облегченно вздохнула и с удовольствием потянулась на некоем подобии гамака, в котором спала. Уже давно ей не было так хорошо и удобно. Она осмотрелась, чтобы проверить, как поживает Лайла, но обезьянки нигде не было видно.

Элис сразу села и тут же схватилась руками за боковые веревки гамака, чтобы остановить раскачивание, начавшееся из-за ее резкого движения. Она уже вдоволь покачалась накануне, больше не хотелось. Хижина семьи Эллы был построена вокруг большого дерева. От ствола до внешнего края было около восьми футов. Боковые стены были сделаны из шкур, как в палатке. Внутри было темно, поскольку шкуры и плотно уложенные сучья, составлявшие крышу, не пропускали свет. Элис предположила, что здесь только спали, потому что не заметила ничего, кроме еще нескольких подвесных коек, подобных той, на которой она сидела. С колышков, вбитых в ствол дерева, свисала кое-какая одежда.

— Лайла! — негромко окликнула Элис, не желая до поры до времени привлекать к себе внимание местных обитателей.

Ей требовалось время, чтобы собраться с мыслями и выработать какой-нибудь план подхода к Айре. Хотя гостеприимство и доброта Эллы оказались для девушки приятной неожиданностью, она все же толком не знала, чего можно ждать от людей, которые так давно ведут тяжелое существование в лесной глуши, что стали легендой. Элис до сих пор не верилось, что все происходящее вокруг нее — реальность.

— Лайла! — позвала она немного громче.

— Не волнуйтесь, леди Элис. Ваша милая зверюшка здесь.

Элис повернулась и увидела смутные очертания фигуры — судя по голосу, это была девочка или маленький мальчик. Кто бы это ни был, Лайла сидела у него на коленях и что-то ела.

— Привет, — скованно проговорила она, откинув волосы с лица. — Кто ты?

— Я Тайни, — прозвучал ответ. — Я, так же как и все остальные, спала, когда вы пришли прошлой ночью. Доброе утро. Мне очень нравится ваша обезьянка, миледи. Напоминает моего маленького братика.

Элис фыркнула:

— Спасибо. Она действительно прелестна, хотя временами бывает несносной.

Элис не хотелось показаться невежливой, но ситуация ей не слишком нравилась. Она чувствовала себя неловко. Похлопав себя по бедру, девушка сказала:

— Иди сюда, Лайла, и пожелай мне доброго утра.

Лайла повернула в ее сторону голову, как будто раздумывая, что делать. Тайни захихикала:

— Мне кажется, она не готова пока оторваться от завтрака. — Девочка протянула ей чашу, — Хотите свежей репы? Я сама ее порезала.

— Возможно, чуть позже, — ответила Элис. — Тайни, ты дочь Эллы?

— Да, миледи, старшая. Мне уже почти тринадцать, — с гордостью заявила девочка. — Поэтому мама разрешила мне посидеть с вами.

— Вот как.

Элис как раз занялась решением очень важной задачи — как лучше всего выбраться из гамака. Она подняла одну ногу, чтобы спустить ее с подвесной койки, но непривычная конструкция тут же закачалась, заставив девушку быстро вернуть ногу на место и схватиться за боковые веревки. Раскачивание в ловушке Айры было еще слишком свежо в памяти.

— Лучше всего скатиться с нее, но надо успеть встать на ноги, иначе вы упадете и расшибете лицо, — посоветовала Тайни.

Девочка поставила чашу на пол и встала. Лайла тотчас вспрыгнула на плечо новой подружки. Тайни подошла к подвесной койке и протянула руку:

— Возьмите меня за руку, миледи. Я помогу вам встать.

— Спасибо, — сконфуженно пробормотала Элис, приняла помощь и с удивлением заметила, какая маленькая и нежная ручка у девочки.

Задержав дыхание, Элис начала вылезать, Тайни придержала гамак, и девушка с облегчением перевела дух, обнаружив, что уже стоит на полу хижины.

— Не так уж это и трудно.

— Вы отлично справились, леди Элис, — похвалила ее девочка тоненьким мелодичным голоском.

Стоя рядом с ребенком, Элис поняла, что, хотя она сама не могла похвастать высоким ростом, девочка едва доставала ей до локтя. Лайла казалась прямо-таки крупным зверем, сидя на хрупком плечике девчушки.

— Теперь мы можем спуститься на землю, если хотите. Уверена, мама оставила вам немного каши, если вы предпочтете ее репе.

— Да, спасибо.

Элис пошла по платформе за девочкой к противоположной стороне дерева.

— Надеюсь, вы не возражаете, если мы сядем на подъемник? — спросила малышка. — Мне не разрешают пользоваться лестницей, потому что я еще слабая. Папа боится, что я могу упасть и сломать себе шею. Мальчики просто съезжают вниз по веревкам, а я не могу. Мама тоже. — Она сделала паузу и продолжила: — Но если хотите, можете спуститься по лестнице.

Похоже, девочка сказала это с большой неохотой.

— Признаюсь, прошлой ночью мне не слишком понравилась лестница, — сказала Элис.

Строго говоря, это не было правдой. Истина заключалась в том, что она смертельно боялась, что веревка выскользнет из под ее ног и она грохнется на землю. Вряд ли это было бы приятное приземление.

— Тогда подъемник вам понравится, — с воодушевлением сообщила Тайни. — А поскольку нас двое, мы сможем все сделать сами и не ждать помощи кого-нибудь из мальчиков.

Элис нахмурилась, когда Тайни и Лайла выскользнули через незаметное отверстие в складке кожаной стены. Потом Тайни откинула одну из шкур, оказавшуюся пологом, и перед Элис возник треугольник леса. Она приготовилась выйти в морозный зимний воздух.

— Не бойтесь, миледи, — послышался голосок Тайни, — Мы поднимали маму вместе со всей малышней. Подъемник наверняка выдержит трех таких стройных девушек, как мы.

Элис ступила на квадратную деревянную платформу, соединенную с полом хижины, и забыла обо всем, потрясенная необычайной красотой открывшегося пейзажа. Они находились в кроне дерева. До земли было никак не меньше двадцати футов. Прохладный ветерок, трепавший волосы девушки, пахнул дымом, зимой и листьями. Внизу деловито сновали жители деревни, занимавшиеся своими повседневными делами. Несколько человек шли по «улице» с большими вязанками хвороста на спинах. Двое мужчин устанавливали над костром вертел с молодым оленем. Женщина сгоняла прутиком ярко-рыжих цыплят. Кругом бегали дети. Под огромным котлом на треноге весело потрескивало пламя. В других хижинах пологи тоже были откинуты. Между ветками были протянуты веревки, на которых сохло белье и верхняя одежда.

Элис так увлеклась фантастической картиной, что не сразу услышала вежливые инструкции Тайни:

— Просто отвяжите веревку с вашей стороны, миледи. Снимите ее с колышка. Вот так. Только держите крепко, иначе мы перевернемся.

Девочка, похоже, нашла эту идею забавной, в отличие от Элис. Поэтому она изо всех сил стиснула в руках грубый канат — даже пальцы заныли.

— А теперь потихоньку отпускайте. Сначала одной рукой, потом другой. Держись за меня крепче, Лайла!

И Тайни начала медленно отпускать веревку, ведущую на шкив над ее головой. Элис делала то же самое, периодически поглядывая то на девочку, то на медленно приближающуюся землю.

Движение было медленным и плавным. К тому времени как платформа достигла земли, Элис пришла к окончательному выводу, что подъемник нравится ей намного больше, чем лестница. Она проследила, как Тайни отвязала сначала все веревки, вероятно, чтобы с подъемником не баловалась малышня, и пошла за миниатюрной девочкой к ближайшему костру.

Эллы нигде не было видно, и Тайни не раздумывая подошла к маленькому железному котелку, стоящему возле костра. Она подняла крышку, используя для этого неведомый Элис инструмент в форме крючка, и заглянула внутрь. За это время Элис успела как следует разглядеть девочку. При свете дня оказалось, что волосы у малышки цвета соломы, почти такие же, как у самой Элис, и ей вспомнилась женщина из Пилингса, упомянувшая об Элле и ее дочери. Та женщина намекнула, что с девочкой Эллы что-то не так, но единственное, что заметила Элис, — это необычайно маленький рост Тайни.

Малышка с улыбкой обернулась к Элис, и та была очарована ее чудесными серо-зелеными глазами. В лесной глуши, с Лайлой на плече Тайни действительно была похожа на персонаж сказки — на фею или эльфа. Она была прелестна.

— Я была права. Тут для вас каша, если хотите, миледи.

— С удовольствием, — сказала Элис.

Тайни направилась к стволу дерева, возле которого расположилась одна из маленьких округлых хижин, и вошла. Любому другому ребенку ее возраста для входа пришлось бы нагнуться. Через несколько секунд он появилась с деревянной чашей и ложкой и с глиняным кувшином. Девочке явно было тяжело нести кувшин, и Элис подошла, чтобы помочь.

— Не надо, миледи, — улыбнулась Тайни и, обойдя Элис, направилась к костру. — Он не тяжелый, а неудобный. Кроме того, я сильнее, чем вы думаете.

Она поставила кувшин у огня, и Лайла, спрыгнув на землю, наконец подошла поприветствовать хозяйку. Тайни сняла крышку с котелка и начала перекладывать его содержимое в чашу.

Элис не обнаружила рядом никаких скамеек, поэтому уселась прямо на землю. Очевидно, так здесь и было принято, потому что Тайни отдала ей чашу, больше ничего не сказав. Элис с благодарной улыбкой поблагодарила ее.

Тайни остановилась над ней, сложив руки на талии и улыбаясь. Элис не привыкла, чтобы за ней наблюдали во время еды, но здесь она не могла устанавливать свои правила, поэтому, отсалютовав девочке ложкой, начала есть.

Каша была очень вкусной, с добавлением какого-то сладкого сиропа. К тому же ее было много, и очень скоро Элис почувствовала приятную тяжесть в желудке. Она искренне наслаждалась первым горячим завтраком со времени бегства из Фолстоу.

— Это правда, что Айра сбросил вас со всходов? — выпалила девочка. Создавалось впечатление, что ей уже очень давно хотелось задать этот вопрос и она больше не могла сдерживаться. — И вы действительно днем угодили в его ловушку?

Элис с трудом проглотила кашу и даже удивилась, что та не застряла по пути в желудок.

— Со всходов?

— Мы так называем холм на краю деревни. Когда кто-то приближается, ему приходится преодолеть его, и мы видим, как пришедшие медленно поднимаются, как бы вырастают из земли.

— Значит, это и есть всходы, — усмехнулась Элис. — Понятно. В общем, да, он действительно сбросил меня вниз, и да, я попала ногой в веревочную петлю. Он всегда так обращается с гостями? Сначала подвешивает, а потом вышвыривает?

— Ну… да, — хихикнула Тайни. — Почти никому не удается пройти мимо его ловушек. У нас уже очень давно не было никаких гостей, и уж вовсе никогда не было настоящей леди. — Последние слова она проговорила с благоговейным придыханием. — Будь вы мужчиной, Айра, вероятно, велел бы братьям устроить вам хорошую трепку, а потом отобрал то, что у вас было.

— Понятно.

Надежды Элис на примирение со старым брюзгой стремительно таяли.

— Он же всех защищает, — поспешила заверить ее Тайни. — Айра вовсе не жестокий человек. Он понимает, что никто не должен знать, где мы живем, иначе нас не оставят в покое.

— Да, он был не слишком гостеприимен, — пробормотала Элис.

— Это все из-за вашего титула, миледи, вы уж простите меня! — воскликнула Тайни, подойдя ближе. Она уселась, скрестив ноги, рядом с Элис, и Лайла немедленно прыгнула на колени девочки, которая вынула орехи из кармана фартучка и дала обезьянке. — Айра не любит знатных особ.

— Но ни я, ни моя семья никогда не делали Айре ничего плохого. Я в этом уверена!

— Конечно, нет, — мягко сказала Тайни. — Но в деревне, откуда пришел Айра, правили ужасные люди. Мы все пришли из таких мест. Айра только обеспечивает нашу безопасность. Он хороший вожак.

Элис некоторое время молчала, осмысливая объяснение Тайни.

— Иными словами, все вы здесь — лесные люди — покинули свои деревни, потому что вас по той или иной причине оттуда изгнали?

Тайни кивнула:

— Одних изгнали, другие сами ушли из страха перед наказанием. Кое-кто не смог уплатить подати, некоторых обвинили в преступлениях. Здесь у каждого своя история.

— А как насчет твоей семьи?

— Угадайте, — ехидно усмехнулась Тайни.

— Не могу. — Элис покачала головой. — Твоя мама была очень добра ко мне, а ты и вовсе очаровашка.

Тайни довольно рассмеялась.

— И все же дело именно во мне. Мы жили в местечке, которое называлось Пилингс. Я родилась очень маленькой и почти не росла. Люди меня боялись, считали проклятой. А потом на свиней напал мор, и во всем обвинили меня.

— То есть как? Ты же была младенцем!

Тайни пожала плечами:

— Ну и что? Разве я не похожа на дитя эльфа [2]?

— Нет!

Девочка отвернулась и устремила взгляд на лес.

— Мама и отец долго не раздумывали. Отец услышал об Айре и его лесной деревне. Мы пришли сюда, и нас приняли. У нас хороший дом. Лучшего я никогда не знала.

Чем больше Элис узнавала об этом селении, затерянном в глухой чаще, тем более странным ей казалось все вокруг.

— Насколько я поняла, вы никому не присягали на верность и никому ничего не должны?

— О, я думаю, что должны, но ничего не платим. Айра говорит, мы хозяева этих лесов, и я ему верю. Пойдемте, миледи, я отведу вас к вашему мужчине. Уверена, вы хотите его повидать. Линии как раз спускается.

Каждая мышца измученного тела Пирса болела. В голове слышались глухие удары, а левую ладонь словно кто-то поджаривал на медленном огне. Он открыл глаза и увидел над собой соломенную крышу. Повернув голову налево, чтобы взглянуть на руку, он увидел, что кисть обложена чем-то похожим на широкие листья, тяжелые и влажные. Под ней лежал жесткий валик.

Ему казалось, что двух пальцев у него просто нет.

Пирс не знал, где он. Вероятно, в какой-то хижине. Он смутно помнил, что Элис все-таки вернулась за ним, но не мог вспомнить, как шел к деревне или как ему обрабатывали раны. Хотелось бы знать, что собирается сделать с ними тот, кто оказал ему помощь. А где же Элис? И где он сам? Почему он не чувствует пальцев? Неужели все из-за укуса обезьяны? Сердце Мэллори глухо забилось. Он не сможет только одной рукой хорошо выполнять свои обязанности на ферме. Как он станет доить коров?

Пирс попытался поднять правую руку и перенести ее к левой, намереваясь убрать повязку.

— Не двигайся, дружище, — проговорил хриплый голос, изрядно перепугав Пирса. — Хотя сколько тебе придется лежать, я не знаю.

На низкой скамье в двух шагах от Пирса сидел старик. Больной сразу не заметил хозяина, потому что тот сливался со стенами. Его кожа была такой же темной и выдубленной, как шкуры на стенах. В руке он держал какой-то мелкий предмет.

— Где я? — хриплым голосом спросил Пирс.

— В моей деревне. Линии хорошо заботится о тебе. Но укусы слишком старые. Они даже сверху зажили, а смертельно опасная зараза осталась внутри. Обезьяна царапнула?

Пирс кивнул.

— Где Элис? Женщина, которая была со мной?

Старик взглянул на него.

— Ты имеешь в виду леди Элис, не так ли?

— Где она?

— Что тебя связывает с такой, как она? Девушка сказала, что ты работник на молочной ферме, и хотя я не обязан был ей верить, твои руки, покрытые мозолями и шрамами, сказали больше правды о тебе, чем она могла предположить. Когда-то и я занимался такой работой. Но это было много лет назад. Она тебя в чем-то обвиняет?

— Я не обязан давать вам объяснения. Где она?

— А вот тут ты не прав. Если бы не моя Линии, ты, вероятнее всего, был бы уже мертв. Я оказал тебе гостеприимство, а обычно я так не поступаю с незнакомцами, так что ты все же кое-что мне должен. И я намерен это получить. Почему вы оба оказались в моем лесу?

— Мы просто шли своей дорогой. В Лондон.

Пирс не собирался рассказывать о своих планах. Ему было глубоко наплевать, что эта Линии сделала для него. Он хотел видеть Элис, и побыстрее.

Старик присвистнул:

— В Лондон? Какое дело могло призвать в Лондон простого работника с фермы, такого, как ты?

Пирс не произнес ни слова и только пристально сверлил разговорчивого хозяина глазами. Тот продолжил:

— Я вижу, что ты принадлежишь к тому сорту людей, которые не любят, когда им задают вопросы. Но ведь я должен защищать собственные интересы, понимаешь?

— Я не собираюсь торговаться, старик. Где она?

Старик прищурился и в упор взглянул на Пирса.

— Даже если под угрозой твоя жизнь?

— Только не надо меня пугать, — поморщился Пирс. — Хочешь убить — убей или скажи, где она. Я устал от бесплодной болтовни.

Старик долго смотрел на Пирса. Наконец его губы скривились в легкой улыбке.

— Я не знаю, где сейчас находится ее светлость. Я лично вчера дал ей пинка под ее титулованный зад, и она удалилась из деревни. И это чертово животное отправилось вслед за ней. Можешь не благодарить меня.

Пирс попытался сесть. У него дрожали руки, отчаянно колотилось сердце. Элис одна в лесу? Он задушит старого мерзавца, если, конечно, сможет встать.

— Только не теряй голову, — буркнул старик, приподнялся и легонько, но твердо толкнул Пирса своей морщинистой ладонью, чтобы тот снова лег. — Одна наша добросердечная женщина сжалилась над ней, и я уверен, что высокородная леди сейчас где-то рядом. Если она тревожится о тебе, бьюсь об заклад, ее голос очень скоро оскорбит наши уши.

Пирс лег, поскольку действительно был еще слишком слаб, чтобы продолжать неприятный разговор. Он понял, насколько сейчас беспомощен.

— Конечно, тревожится! Ведь это она нашла вас, разве нет?

— Почему ты ей так дорог? Вот что меня интересует, парень. Ты ее любовник?

Пирс отвернулся.

— Нет.

— Проводник? Охранник? Тебя наняли, чтобы отвести ее в город?

— Нет. Я иду в Лондон по своим делам.

— И какие же это дела, дружище?

— Да пошел ты, дружище, знаешь куда? — презрительно усмехнулся Пирс.

— Вот, значит, как, — вздохнул старик. — Хорошо, я могу отгадать, зачем ты направляешься в Лондон. Думаю, что это как-то связано с маленькой побрякушкой, которую я нашел у тебя. Я прав?

Пирс повернул голову и увидел перстень отца, зажатый между большим и указательным пальцами старика.

— Я прикончу тебя! — выдохнул Пирс.

— Сейчас ты слишком плох, чтобы угрожать, Но одно ты определенно сделаешь: немедленно скажешь мне, откуда у тебя это кольцо и что ты собирался с ним сделать, оказавшись в Лондоне.

Пирс еще раз попытался встать.

— Послушай, — вздохнул старик, — если ты и дальше будешь трепыхаться, что тебе же и вредит, я просто стукну тебя по твоей глупой башке и ты будешь отдыхать, пока не станешь более сговорчивым.

— Верни мне его! — потребовал Пирс.

Слова с большим трудом вырывались из его пересохшего горла и больше походили на отрывистый собачий лай. Он быстро выдохся и в конце концов зашелся долгим сухим отрывистым кашлем.

Старик терпеливо ждал, пока Пирс восстановит дыхание.

— Ты украл его, чтобы продать? — спросил он. — Но ведь любой дурак поймет, что эта цацка принадлежала аристократу. Простолюдин, попытавшийся выручить денежки за такую вещицу, угодит в тюрьму раньше, чем сумеет назвать цену.

— Я не крал его. Оно мое.

Старик покачал головой:

— Не стоит врать, дружище.

— Отдай! Это все, что у меня есть!

— Пирс!

Голос Элис, казалось, доносился откуда-то снизу, что было невозможно, потому что Пирс был уверен, что лежит на земле.

— Элис! — попытался крикнуть он, но смог произнести ее имя только хриплым шепотом.

— Вот видишь? Кольцо — не все, что у тебя есть.

Старик встал. Улыбка сбежала с его морщинистого лица. Он подошел к Пирсу и внимательно посмотрел на него сверху вниз. Перстень старик зажал в кулаке. Послышался звук приближающихся шагов.

— Я не уйду отсюда без кольца, — прошептал Пирс. — Оно принадлежит мне.

— Не знаю, как оно к тебе попало, — спокойно проговорил старик. — Но только это кольцо теперь всегда будет у меня. Я знаю, что ты его стащил. Я в этом уверен, потому что оно принадлежало моей дочери, которая умерла много лет назад.

Он отвернулся, сделал несколько быстрых шагов и скрылся в тени, сгустившейся в углу хижины.

Элис, заметно прихрамывая, подошла к койке, и Пирс едва не разрыдался при виде ее золотистых волос и ясной улыбки. Она нервно отшатнулась от прошедшего мимо нее старика, но оба не произнесли ни слова.

Затем Пирс услышал странный грохот и остался наедине с Элис.

Она опустилась на колени рядом с ним и погладила по лицу.

— Пирс, как ты себя чувствуешь?

Мэллори поднял глаза на Элис и почувствовал стеснение в груди. Он не понимал, что происходит и что имеет в виду старик.

«Разберись в своем происхождении во время путешествия к королю, сын мой. И найди ответ, который спасет Гилвик и тебя».

— В чем дело, Пирс? Айра сказал тебе что-то неприятное?

Айра. Старика зовут Айра.

— Мое кольцо, — прошептал он.

— Кольцо? — Элис удивленно нахмурилась. — Ты хочешь, чтобы я его тебе принесла? Хорошо, Где оно?

Пирс попытался покачать головой, и его глаза уперлись в скамью, на которой сидел Айра.

«…оно принадлежало моей дочери, которая умерла много лет назад».

Пирс был тогда ребенком.

Глава 16

— Пирс!

Мэллори пристально продолжал смотреть на трехногую скамью, стоявшую неподалеку от кровати. На несколько минут в хижине повисло тяжелое молчание. Наконец он повернулся к Элис.

— Нет, ничего, — прошептал он. Он оглядел ее лицо, плечи. — А где Лайла?

— Она подружилась с одной деревенской девочкой, — грустно улыбнулась Элис. — Должна признаться, я даже немного ревную, хотя малышка мне очень понравилась. Как ты себя чувствуешь?

— Плохо, — не стал врать Пирс и устремил глаза в потолок.

Его голос звучал едва слышно.

Элис кивнула:

— Я встретила Линии — женщину, которая тебя лечит. Она сказала, что заражение началось у тебя от укуса Лайлы и попало в кровь.

Пирс моргнул, но ничего не сказал. Элис хотелось рассказать ему, насколько серьезно его положение и как сильно она тревожится. Сознание, что он может умереть, легло на плечи девушки тяжкой ношей. Однако Элис понимала, что желание разделить свои опасения с Пирсом было эгоистичным. Поэтому она воздержалась от подробностей и передала ему только оптимистичную часть рассказа Линии.

— Она вычистила раны и наложила мазь, которая должна вытянуть гной. Ты пока будешь отдыхать здесь, есть, пить, стать и набираться сил. Скоро ты поправишься.

«Мы все на это надеемся», — мысленно добавила она.

— И долго я тут пробуду? — шепнул Пирс.

Вопрос предназначался Элис, хотя и был обращен к потолку.

— Не знаю, — честно ответила девушка.

Его лицо выглядело очень худым в полумраке. Элис почувствовала, что дрожит.

— Думаю, этого пока никто не знает.

— Я должен попасть в Лондон.

Глаза Пирса закрылись.

— Попадешь. Мы попадем, — подчеркнула она.

— Но мне нужно мое кольцо, — сказал Мэллори. — Его взял старик.

Элис в ярости вскочила:

— Айра его украл?

Пирс кивнул. Вернее, он попытался это сделать, но его голова едва дернулась.

— Жалкий старый ворюга! — Элис заметалась по хижине. — Я верну кольцо, Пирс, клянусь тебе! Я…

Он чуть приподнял руку.

— Элис…

— Нет! Он не имеет права пользоваться твоим беспомощным положением. Да и вообще мы здесь оба практически пленники! Как он посмел?! — не унималась возмущенная девушка.

— Элис!

Пирс немного повысил голос и снова затрясся в сильном изнурительном приступе кашля. Девушка прервала свою возмущенную тираду на полуслове и бросилась к больному.

— Прости меня, Пирс, я не хотела тебя волновать. Мне очень жаль.

Она попробовала представить, что в подобной ситуации сделала бы ее сестра Сесилия. Когда кашель стих, она взяла сделанный, по-видимому, из тыквы ковш и зачерпнула воды из ведра.

— Попей. Это успокоит горло.

— Спасибо.

Элис вернула сосуд на место, довольная, что сделала то, что нужно. Пирс неподвижно распластался на своем ложе. Его лицо было очень бледным, и лишь на впалых щеках горели два ярких алых пятна. Элис заметила капельки пота на лице и шее.

— Ты все еще намерена идти со мной в Лондон?

Элис сглотнула и несколько мгновений молчала, поскольку ей не удавалось справиться с нахлынувшими эмоциями.

— В Лондон? Да. И на край света тоже. Даже если мы свалимся с этого помоста в ладони Господа, я хочу быть только с тобой.

Пирс повернул голову и нерешительно взглянул на свою пылкую собеседницу:

— Но почему?

Это было слишком смело, Элис знала. Он будет думать, что она испорченный ребенок, который привязался к нему, повинуясь своему необъяснимому капризу. Но вместе с тем девушка понимала, что положение Пирса очень серьезно и велика вероятность, что он никогда не доберется до королевского дворца, а умрет в этом лесу. Она хотела высказать ему все, что накопилось в ее сердце, и не сомневалась, что ему надо это услышать. Пусть даже он ей не поверит.

— Потому что я люблю тебя, Пирс.

Он уставился в потолок и несколько минут молчал, хрипло дыша.

— Ты можешь кое-что для меня сделать?

Он не ответил на признание, но в глубине души Элис ничего другого и не ждала. Хорошо еще, что не выбранил ее за такие разговоры.

— Все, что угодно, — ответила она.

Элис видела, как дернулось его горло, когда он глотнул и тихо заговорил:

— Найди старика.

— Да, конечно. У меня еще осталось несколько монет — может быть, выкупить кольцо?

Пирс снова взглянул на Элис, теперь в его глазах застыло немое обвинение.

— У тебя есть деньги?

— Немного, но есть.

— Ты мне не сказала.

Элис хитро улыбнулась.

— Ты не спрашивал.

Пирс коротко вздохнул.

— Нет, не упоминай о кольце. Просто пошли Айру ко мне. Одного. Я хочу поговорить с ним наедине.

Элис поморщилась:

— Ты думаешь, это правильно? Ты его совсем не знаешь. Он и так расстроил тебя сегодня утром. А тебе необходим отдых. И покой.

Она не доверяла Айре и не считала нужным это скрывать.

— Он не причинит мне зла, — торжественно заявил Пирс. — Ты выполнишь мою просьбу?

Элис ненадолго задумалась.

— Да, конечно, я сделаю то, что ты просишь. — Поколебавшись, она легонько пожала руку больного. Его пальцы лишь слабо шевельнулись. И все. — Мне пойти прямо сейчас, или ты сначала отдохнешь?

— Сейчас. Лучше поторопись. — Он всмотрелся в обеспокоенное лицо девушки. — Я знаю, что скоро умру, Элис.

Она ожесточенно затрясла головой, борясь с подступившими слезами, и с силой стиснула его запястье.

— Нет, Линии сказала…

— Она сказала намного больше, чем ты передала мне, — с трудом выговорил Пирс. — Я работал на ферме, и мне хорошо известно, что значит, когда лихорадка проникла в кровь. Но я тебе обещаю, что сделаю все от меня зависящее, чтобы выздороветь.

Элис улыбнулась с полными слез глазами.

— Как всегда.

— Ты слишком хорошего мнения обо мне.

Губы Мэллори скривились. Обладая хорошо развитым воображением, эту болезненную гримасу можно было принять за улыбку.

Элис нежно погладила Пирса по голове. Он сильно вспотел. Она наклонилась и прижалась губами к его влажному лбу.

— Уж постарайся. Ты же знаешь, что мы, титулованные леди, любим, чтобы наши желания выполнялись. Так вот, я приказываю тебе выжить.

Теперь Элис не сомневалась, что он ответил на рукопожатие.

— Иди, — сказал он. — Я пошлю кого-нибудь за тобой позже.

Элис встала.

— Как скажешь, Пирс. Я буду ждать внизу. Позови меня, когда захочешь.

И она повернулась, чтобы уйти.

— Элис!

Она обернулась, исполненная слабой надежды. Неужели он признается, что тоже любит ее?

— Да?

— Мы что, на дереве?

— Они где-то здесь, — сказала Сибилла, разглядывая в предрассветных сумерках темнеющие впереди стволы деревьев.

Ее лошадь нервно переступила с ноги на ногу, и она успокоила животное, нежно прикоснувшись к его изящной шее. Хотя никто из работников конюшни не осмеливался критиковать ее, Сибилла знала — все они считают ее выбор чрезвычайно опасным. Настоящий боевой конь, серый в яблоках, весьма норовистый и почти не объезженный. Но Октавиан был сильным и очень выносливым, и к тому же он и Сибилла доверяли друг другу.

Стоявший рядом солдат взглянул на женщину:

— Да, миледи, здесь, безусловно, был лагерь. Угли уже холодные, но земля под ними еще сохранила остатки тепла.

Сибилла тронула каблуками бока коня и натянула правый повод. Октавиан безропотно подчинился. И пока всадница изучала землю, он провез ее вокруг поляны. Собственно говоря, здесь не было ничего интересного, если не считать присыпанной снегом ореховой скорлупы. Сибилла ослабила уздечку, и лошадь остановилась.

— Какая здесь ближайшая деревня и как далеко?

— В округе нет жилья до самого аббатства Святого Олба-на, которое расположено примерно в пяти милях отсюда.

Сибилла была уверена, что беглецы не пошли в аббатство. Костер уже совсем остыл, значит, его погасили задолго до восхода солнца. Ночью, в метель никто не станет пробираться по незнакомому лесу. Сейчас все следы, которые, определенно, были оставлены Элис и ее спутником, занесло снегом. Создавалось впечатление, что оба унесены отсюда по воздуху чьими-то невидимыми руками. Нет, в этом лесу должно быть какое-то убежище. Тайное убежище.

— Разбейте лагерь здесь. Они шли медленно. Кто-то из них ранен или болен. Они где-то здесь, — повторила Сибилла, теперь уже самой себе.

Солдат кивнул и начал отдавать приказы, распределяя людей для ведения поисков. Сибилла направила Октавиана в сторону от будущего лагеря. Октавиан, опустив голову, медленно брел по замерзшей земле, а наездница внимательно смотрела по сторонам, выискивая неприметные детали, которые могли указать на местонахождение ее сбежавшей сестры.

«Где же ты, Элис?»

— Готов рассказать правду, а, парень?

Айра неторопливо опустил свое костлявое тело на скамью и потер ладонями колени. Кольца в его руке не было.

— Ты говоришь, кольцо принадлежало твоей дочери, — начал Пирс, — а я утверждаю, что оно мое. Шансов, что существуют два совершенно одинаковых кольца, немного. Я прав?

— Да, — согласился старик.

— Так вот, я считаю, что ты врешь. Думаю, ты украл мое кольцо с намерением продать его.

— Я же сказал, что кольцо моей дочери навсегда останется у меня. В этом я торжественно клянусь, — сообщил старик. — Веришь ты или нет, мне все равно.

— Судя по твоему внешнему виду, непохоже, чтобы кто-то в твоей семье владел драгоценностями, — поспешно сказал Пирс, стараясь говорить негромко, чтобы снова не начался кашель. — Удачное решение: дочь твоя мертва и не может потребовать свою собственность. Умно, ничего не скажешь.

— Не может быть удачно то, что моя дочь умерла, лживый ублюдок! — рявкнул Айра. — Еще раз ляпнешь такое, и ты труп.

— Когда? — спросил Пирс, не обращая внимания на угрозу.

— Что — когда? Когда я тебя убью?

— Когда она умерла?

Челюсти Айры задвигались, как будто его рот старался воспрепятствовать словам вырваться наружу. Но все же, преодолев себя, он ответил, сколько лет назад это произошло.

Пирс похолодел и закрыл глаза.

— Кстати, мой единственный внук умер вместе с ней. А ты тянешь время, стараясь придумать, каким обманом отобрать у меня память о дочурке?

Айра шипел, как разозленная гадюка. Неожиданно его слова зазвучали громче — вероятно, он склонился над постелью Пирса.

— У меня тогда украли жизнь! Я надеялся провести остаток лет в покое в этих лесах. И надо же! Именно здесь мне попадается единственная вещь, оставшаяся от моей девочки, которую я так любил! Которую я предал и впоследствии так и не смог ничего изменить.

Пирс открыл глаза. Айра тяжело, с присвистом дышал, а стальной блеск выцветших глаз старика говорил об охватившей его ярости.

— Расскажи мне о ней.

Айра еще больше нахмурился и опустил взгляд, уставившись в пол.

— Кольцо у тебя, — сказал Пирс, пытаясь не выдать никаких чувств. В конце концов, он еще ни в чем не был уверен. — Ты сам сказал, что в таком состоянии я не смогу отобрать его силой. Расскажи мне о дочери. Можешь не упоминать ни имен, ни названий мест. Я должен знать историю кольца, которое считал по праву своим еще месяц назад, когда мне его дали.

— Ах так, значит, теперь тебе уже кто-то дал это кольцо, — ехидно осклабился Айра. — Раньше ты говорил, что оно твое.

— Да, мне его дали, — подтвердил Пирс.

— Кто? — завопил старик.

— Сначала расскажи, а уж потом я отвечу на твои вопросы.

— Ты просто хочешь как-то оправдать свое воровство!

— Послушай, мы же решили — никаких имен, — устало поморщился Пирс. — Даже имени дочери. Но я обещаю назвать всех.

Айра так долго обдумывал предложение Пирса, что тот, не выдержав, поинтересовался:

— Кто-нибудь еще знает твою историю?

— Не всю, — ответил старик.

— Ну так расскажи ее.

Айра еще некоторое время молчал, но потом все же неуверенно начал:

— Я приехал с… моей девочкой в… — он сделал паузу, подыскивая подходящее слово, — в новое поместье вместе с нашей госпожой. Леди должна была выйти замуж за тамошнего лорда, и я был частью ее свиты. Я был отличным работником и очень скоро стал лучшим. Мое умение стоило намного больше, чем это.

Старик похлопал себя рукой по груди, и Пирс понял, что заветный перстень лежит в кармане, рядом с усталым изношенным сердцем Айры.

Тот сжал руки в кулаки и положил их на колени. Потом вздохнул и продолжил:

— Семейная жизнь хозяев не задалась. Леди была резкой, требовательной, всегда всем недовольной. Лорд начал сожалеть о своей договоренности с ее отцом раньше, чем луна успела округлиться над их супружеской постелью.

Я очень хорошо помню, как он впервые увидел мою дочку. Мы были в амбаре. Она — в то время ей еще не было семнадцати — помогала мне с заболевшей коровой. Мы решили, что корову придется забить, потому что болезнь скорее всего была заразной, и хозяин сам явился посмотреть. Моя детка была очень красивой!

Айра немного помолчал, собираясь с мыслями.

— Лорд, конечно, сразу обратил на нее внимание. Добился, чтобы она поговорила с ним — малышка была очень застенчивой. Он произвел на нее сильное впечатление своим титулом, деньгами, вниманием к ней, дочери бедняка. Он дал ей работу в доме — помогать его жене, которая только что родила ребенка. Я уже тогда должен был все понять. Я был обязан! Возможно, на самом деле я все понимал, но не признавался в этом даже самому себе. Когда же стало очевидно, что происходит прямо перед моим носом — и перед носом леди тоже, — было уже поздно. Дочь уже ждала ребенка.

— Что было дальше? — спросил Пирс.

— Она пришла ко мне в слезах, потому что леди обо всем узнала и выгнала ее из дома. Дочь рассказала мне, что пошла на такой позор по двум причинам: во-первых, хозяйка еще не оправилась после родов и ее муж очень страдал без женщины, а во-вторых, девочка была уверена, что ребенок, рожденный хозяйкой, был не от мужа.

— Откуда она могла это знать?

— Ухаживая за женщиной и младенцем, дочь заметила у него родимое пятно на груди, — сказал Айра. — Ничего похожего не было ни у хозяйки, ни у хозяина. А леди как-то раз хвастливо заявила, что отцу малыша даже не было необходимости сомневаться, его ли это дитя, — и так ясно, что это его чадо.

— А сам лорд знал, что ему наставили рога?

— Об этом дочь не говорила. И не делилась с ним своими подозрениями, поскольку знала свое место и опасалась зайти слишком далеко.

Пирс поморщился. История оказалась куда более неприятной, чем он ожидал.

— Продолжай.

— Я едва не сошел с ума от ярости. Моя девочка, такая чистая, невинная, была обесчещена этим высокородным негодяем. Он никогда не заботился о ней, ему было наплевать, что теперь никто не возьмет ее в жены. — Айра сделал паузу и перевел дыхание. — И я попытался его убить. Думаю, у меня получилось бы, не будь я сильно пьян.

— Ну и что лорд сделал с тобой?

— Он проявил милосердие, — спокойно признал Айра. — Он мог уничтожить меня, но вместо этого только изгнал меня из поместья. Ко мне-то он не был жесток, но не к дочери. Она очень расстроилась из-за моей попытки убить человека, которого любила, отца ее еще не родившегося ребенка. Я умолял ее уйти вместе со мной, но она наотрез отказалась.

— И осталась?

Айра удрученно кивнул:

— Ее не заботило такое положение. Этой маленькой дурочке хотелось быть рядом с любимым. Он выделил ей домик, прислал повитуху, когда подошло время рожать. Родился мальчик. Мой внук.

— Откуда ты знаешь? — спросил Пирс. — Тебя же там не было!

— У меня остались друзья, — хмыкнул Айра. — Они присматривали за ней и сообщали новости. Дочь все еще злилась на меня из-за моей попытки убить ее любовника. Возможно, она считала, что если бы я не дал волю своему гневу… Собственно говоря, я не знаю, что она думала. Лорд заказал для нее это кольцо, когда родился мальчик. — Старик снова похлопал себя ладонью по груди. — Насколько я знаю, она не снимала его до самой смерти.

— Почему она умерла?

Айра вздохнул и пожал плечами:

— От болезни. Мне сказали, что мальчик заразился тоже. С ними обоими было кончено. И мне пришлось поставить крест на мечтах о том, что однажды они вернутся ко мне. Зато ведьма, которая правила в поместье, должно быть, очень радовалась.

— Уверен, что так и было.

Айра с некоторым удивлением взглянул на Пирса, словно только теперь понял, что разговаривает с человеком, которого подозревает в воровстве. Его лицо, ставшее мягким и грустным во время повествования, снова стало гневным.

— Такова моя история, хотя я и сам не знаю, зачем рассказал ее тебе. — Он выжидающе уставился на Пирса: — А теперь назови мне имя того, кто дал тебе это кольцо. Ты обещал! Честно говоря, я думал, что дочь унесла его с собой в могилу.

Пирс попытался сделать глубокий вдох, но воздух никак не желал наполнять легкие. Ему казалось, что в грудь вонзили кинжал, так сильно щемило сердце от злости, печали, тоски…

И надежды.

— Мой… — ему пришлось прочистить горло, — мой отец дал мне его.

— Он украл его? — подозрительно спросил Айра. — Хотел, чтобы ты продал его в Лондоне?

Пирс покачал головой:

— Нет. Он отдал его в ночь своей смерти. Велел отнести королю в качестве доказательства моих прав на то, чего меня несправедливо лишали все годы моей жизни.

Айра замер, а Пирс подумал, что ветер за стенами хижины воет почему-то очень громко. Старик ждал.

Пирс сглотнул, но ему не удалось смочить пересохшее горло.

— Мой отец… человек, давший мне это кольцо…

Айра затряс головой, словно не желая больше ничего слышать.

— … его звали Уорин Мэллори.

Глава 17

Элис и Пирс жили в лесной деревне уже шесть дней, и все это время мела метель. За всю свою долгую жизнь Айра не видел столько снега. Пирс быстро поправлялся. Создавалось впечатление, что в этом ему помогает белоснежный покров, лежавший на земле, ветках деревьев и домах. Если деревню и раньше было нелегко заметить, то теперь она стала совсем невидимой, если, конечно, точно не знаешь, где искать. Деревья казались беременными — они стояли с огромными, словно ватными животами, а дым от жаровен, без которых невозможно было обойтись, смешивался с влажным морозным туманом.

Элис порой думала, что место, куда они попали, действительно волшебное и населено сказочными людьми. Только так можно было объяснить перемены, происходившие с Пирсом, — и физические, и духовные. После встречи со старым Айрой он позвал ее, как и обещал. Пирс почти ничего ей не рассказал, но долго держал ее руку, пока они молча сидели рядом. Элис решила, что произошел перелом в их отношениях, после которого она превратилась из нежелательной обузы в союзника. Она не могла точно сказать, в какой момент и по какой причине это случилось, но это было реальностью, которая не могла не радовать.

Что касается отношения Айры к ней, но он больше не пытался вышвырнуть ее из деревни, что было, несомненно, приятно, хотя относился к ней даже с большим недоверием, чем раньше. Старик проводил много часов с Пирсом наедине в доме на дереве и напрямую к Элис никогда не обращался. Иногда девушка замечала, что он издалека наблюдает за ней. Он рассматривал ее с напряженным вниманием и враждебностью, которая казалась физически ощутимой.

Элис выбросила из головы мысли о злобном старике и сосредоточилась на тесте, которое месила. Справа и слева от нее усердно трудились Элла и Тайни, и воздух в маленьком домике на земле был насыщен мускусным запахом закваски и специй. Лайла сидела на высокой полке. Ее внимание было занято клубком веревок, который Тайни завязала в старую тряпку. Сегодня намечался праздник — Пирс должен был присоединиться к Элис и остальным жителям деревни для участия в торжестве. Элис знала, что он хочет проверить, достаточно ли окреп, чтобы отправиться в Лондон. Но на этот раз у них будут припасы и теплая одежда. Пообщавшись с Айрой, Пирс узнал, что они могут добраться до города за два дня.

Словно прочитав мысли Элис, Элла спросила:

— Вы завтра нас покинете?

Она кивнула и усмехнулась при виде грустного личика Тайни.

— Я буду скучать! Мне кажется, вы жили здесь всю мою жизнь! — Понурившись, девочка сказала: — Вам совершенно не обязательно уходить. Можете остаться с нами. Здесь вас никто не найдет, и вам не придется выходить замуж за этого ужасного лорда.

Элис потянулась и тыльной стороной ладони погладила девочку по щеке — только эта небольшая часть ее руки не была испачкана тестом и мукой.

— Не могу, малышка. У Пирса важное дело в Лондоне, а потом я должна вернуться домой, хотя бы ненадолго. Боюсь, моя семья сильно тревожится из-за моего бегства. Конечно, мне хотелось бы думать, что я ни с кем не помолвлена, но моя старшая сестра дала слово, и я обязана помочь ей найти решение, которое устроит всех. Очень надеюсь, что оно не обойдется ей слишком дорого.

— Ты выйдешь замуж за Пирса? — с проказливой улыбкой поинтересовалась Тайни.

— Нам не дано предугадать… — неопределенно ответила Элис, пряча улыбку.

— Возможно, — фыркнула Элла, — если только не знать, что вы уже практически женаты.

Элис разинула рот. Тайни захихикала.

— А что? — Элла округлила глаза. — Твой парень рассказал историю вашей встречи Айре, а Линии подслушала. Уже на второй день вашего пребывания здесь ее все знали.

Элис была потрясена.

— Пирс и вправду пришел в кольцо Фоксов, когда ты там спала? — затаив дыхание от восторга, спросила Тайни. — И разбудил тебя поцелуем?

Элис рассмеялась:

— Не совсем так. Я и в самом деле спала, но меня разбудили громкие вопли и ругательства. Это орал Пирс, потому что Лайла его укусила.

Все от души засмеялись. Обезьяна присоединилась к общему веселью и громко заверещала. Потом наступила тишина, которую нарушила Элла.

— Ты сможешь заявить о своих правах на него перед королем.

Элис потребовалось время, чтобы обдумать ответ. Она медленно собрала тесто в большой ком, положила в горшок и накрыла чистой тканью.

— Нет, — наконец проговорила она. — Я люблю Пирса, это правда. Не думаю, что это тайна для тех, кто видел нас вместе. Но я не буду настаивать. Если я нужна Пирсу и он чтит традиции кольца Фоксов, я с радостью выйду за своего суженого.

Маленькое личико Тайни стало встревоженным.

— А если нет?

— Тайни! — упрекнула дочку Элла.

— Все в порядке, Элла, — мягко сказала Элис и с улыбкой взглянула на девочку, высыпавшую новую порцию муки на стол: — Если нет? Что ж, нельзя заставить человека полюбить.

— Он никогда так не поступит, — отрезала Элла, укладывая свое тесто в горшок, — тем более после всего, что вам пришлось пережить! Ты так преданно за ним ухаживала. Кроме того, надо быть слепым, чтобы не увидеть огня любви в его глазах, когда он на тебя смотрит.

Элис очень хотелось схватить женщину за руки и закричать во весь голос: «Как? Скажи, как он на меня смотрит? Объясни мне! Наверное, я слепа!»

Вместо этого она пожала плечами и равнодушным тоном сообщила:

— Мы очень разные.

— Два кувшина воды весьма полезны для очень многих вещей, — загадочно проговорила Элла. — Но что, если есть кувшин воды и огонь? Именно вместе они и нужны, чтобы жить. Если есть вода и огонь, вы можете приготовить пищу, обиходить дом. А с двумя кувшинами воды можно разве что…

— Можно как следует напиться, — радостно добавила Тайни.

— Или вымыться, — улыбнулась Элис.

Тайни рассмеялась:

— Я бы выменяла один кувшин на цыпленка.

— Но как ты приготовишь его, если нет огня?

— А я его не собираюсь есть, — не задумываясь заявила Тайни. — Мы вместе будем играть.

— А еще кувшины можно использовать как оружие.

— Или устроить между ними состязание — скатить с холма и посмотреть, какой окажется быстрее.

— Ну ладно вам, дети, — засмеялась Элла. — Хватит болтать. Нам еще надо испечь много хлеба, если мы хотим накормить всех досыта.

Элис легонько подтолкнула Тайни локтем, они обменялись заговорщическими взглядами и улыбками. Элис понимала, что будет очень скучать по маленькой очаровательной проказнице, и погрустнела от мысли, что скоро покинет ее и всех остальных жителей деревни, ведущих такую суровую, полную лишений жизнь.

Внезапно руки ее замерли над тестом.

— Элла, а почему бы тебе, Тайни и мальчикам не вернуться в Фолстоу вместе со мной? — повинуясь неожиданному порыву, спросила она.

— О! — У Тайни даже дыхание перехватило от восторга. — Правда, леди Элис? Мы отправимся туда, мама?

Элла настороженно покосилась на Элис:

— Зачем нам это?

— Я уверена, Сибилла найдет для вас хорошее место в благодарность за все, что вы для меня сделали. — Чем больше Элис обдумывала неожиданно пришедшую ей в голову идею, тем более удачной она ей казалась. — Тайни тяжело забираться на дерево. У вас будет настоящий дом, да и прокормиться станет легче.

Тон Эллы стал заметно прохладнее.

— Спасибо за предложение, Элис, но мы уже жили в обычной деревне. Там каждый живет лучше или, наоборот, хуже соседа. А здесь мы все равны. Надеюсь, ты не обидишься, но мы считаем этот лес своим настоящим домом, хотя не уверена, что он отвечает твоим высоким требованиям.

— Что ты говоришь, Элла? — Элис была ошеломлена. — Я же только хотела…

— Не думай об этом, — прервала ее Элла и взмахнула рукой. — Спасибо, конечно, за щедрое предложение, но мой ответ — нет. Айра много лет употребил на то, чтобы создать для нас место, где мы могли, бы жить в мире и покое. И мы не бросим его только ради лучших условий.

— Мне очень жаль, если я тебя оскорбила, — тихо сказала Элис, залившись краской. Она злилась на себя за то, что поторопилась и, судя по всему, неудачно выбрала слова. — Я не собиралась никого обижать. Просто мне хотелось как-то отблагодарить вас за доброту.

— Ты можешь сделать это, если не расскажешь другим чужакам о нашем существовании, — сказала Элла, продолжая сосредоточенно месить тесто.

«Другим чужакам». Это звучало как напоминание: «Ты здесь не своя». Элис поняла, что совершила грубую ошибку, но понятия не имела, как ее исправить.

— Никогда, Элла, понимаешь, никогда в жизни я… — торжественно начала Элис, но Элла ее перебила:

— Почему ты не идешь готовиться к празднику? Возможно, Пирсу что-либо нужно. Тайни и я здесь все закончим сами. Осталось совсем немного.

— Мама, — неожиданно заговорила Тайни, — я поеду в Фолстоу. Обязательно поеду. Леди Элис, с вами я поеду куда угодно.

— Замолчи, Тайни, — поморщилась Элла, — и не досаждай леди своими глупыми просьбами. У нее есть друг, о котором она должна заботиться, а у нас с тобой здесь полно обязанностей.

Руки Элис снова застыли над шаром теста.

— Ты уверена, Элла? Я рада буду помочь и…

— Я абсолютно уверена, — решительно ответила Элла. — А сейчас иди, Элис.

Тайни грустно улыбнулась:

— Увидимся на празднике, леди Элис. Можно, я сяду с вами?

— Конечно, милая. — Элис с трудом проглотила застрявший в горле комок, увидев, как Элла ущипнула девочку. — Мне будет очень приятно.

Тайни кивнула и нехотя вернулась к стряпне.

— Все в порядке, Элис, — сказала Элла, глядя на нее поверх головы девочки. — Я знаю, ты хочешь нам добра и привыкла получать то, что пожелаешь. Но ты не можешь наладить все. Даже не пытайся.

Элис почувствовала, как к глазам подступили злые слезы. Слова Эллы звучали так, словно она, Элис, назойливая, вмешивающаяся не в свои дела девчонка. А она всего лишь искренне намеревалась помочь!

А может быть, это действительно не ее дело?

— Извини, — еще раз пробормотала она, вытирая руки тряпкой.

— Не думай об этом, — сказала Элла, целиком поглощенная работой. — Праздник получится отличным. Мы еще долгие годы будем помнить, как провожали вас.

Пригнувшись, Элис выбралась из хижины. Нахмурившись, она почувствовала, что лишилась остатка уверенности в себе. «Что же ты за женщина, леди Элис Фокс? Или, что еще важнее, какой женщиной ты хочешь стать?»

Пирс довольно быстро облачился в свою одежду, которую Линии вычистила для него. Он чувствовал себя почти как раньше.

Хотя, пожалуй, Мэллори больше не понимал, кто он на самом деле. За прошедший месяц он успел побывать не имеющим матери незаконнорожденным отпрыском знатного лорда, сиротой и женатым человеком. А теперь вдобавок выяснилось, что у него есть дед, настоящий живой дед, который все время казался ему разным: то придирчивым и недоброжелательным, то умным и благородным.

То, что Элис, отправившись за помощью, столкнулась с Айрой, не могло быть просто совпадением, спасшим Пирсу жизнь. Он получил еще один шанс отобрать Гилвик у Джудит Экгвед и Бевана. И вместе с тем у Мэллори появилось то, чего он не имел долгие годы: близкий человек. Айра был его дедом, единственным кровным родственником. Слушая рассказы старика, Пирс начал по-новому узнавать мать, которой он так давно лишился.

Семья. То, что Элис считала само собой разумеющимся и от чего Пирс не позволил ей отречься. Ни ради него, ни во имя того, что она к нему чувствовала. Элис нуждалась в семье, и она не должна противиться желанию старшей сестры выдать ее замуж. Возможности, которые брачные узы Элис предоставляли ей самой и ее будущим детям, были не таковы, чтобы Пирс позволил ей отказаться от них ради сомнительной чести стать женой работника фермы. Она заслуживает большего.

Сегодня он все скажет Элис. Он поведает ей об Айре, матери и отце и не станет скрывать, что хотя он все еще намерен идти в Лондон и попытаться добиться справедливости, но не будет использовать Элис или ее имя для того, чтобы склонить Эдуарда на свою сторону. Он убедит ее вернуться к сестрам в Фолстоу. Это лучшее, что он может для нее сделать.

Пирс не собирался причинить ей боль. Честно говоря, он не хотел, чтобы она возвращалась в Фолстоу, и уж точно не мыслил ее будущей женой Клемента Кобба. Было в Элис Фокс что-то особенное, проникшее в его душу и смущавшее мысли. Девчонка была непредсказуемой, импульсивной и бесстрашной. Кроме того, страстной, сильной и храброй. Он гордился ее любовью, считая, что, раз его полюбила такая девушка, он, наверное, этого достоин.

Мэллори мог лишь надеяться на то, что она примет во внимание его желание отправить ее домой к семье. За время их совместного путешествия Элис сильно изменилась.

Пирс это видел совершенно отчетливо. Может быть, она прислушается к его словам.

Он услышал слабый ритмичный звук — внизу били в барабан. Жителей деревни созывали к праздничному столу. Почти сразу раздался голос Айры:

— Парень, ты спускаешься или нет?

Пирс подошел к стене из шкур и высунул голову в отверстие. Старик стоял прямо под ним. Его белые волосы и окладистая борода словно вбирали в себя голубоватое сумеречное свечение снега между длинными тенями деревьев. Немного дальше горел большой костер, и, присмотревшись, Пирс увидел темные силуэты жителей деревни, уже начавших веселиться. Где-то там ждала его Элис.

Девушка, которая могла стать его женой. Хотела этого.

Девушка, принадлежавшая к совсем другому кругу. Девушка из другой жизни.

— Через пару минут спущусь! — крикнул Пирс Айре.

— Что случилось? Не подходит одежда?

Пирс улыбнулся:

— Все в порядке. Просто я должен взять подарок для Элис.

— Я не стану ждать из-за такой ерунды!

Пирс поднял руку, показывая, что все понял, и вернулся в дом. Он нашел свой мешок, раскрыл его и принялся шарить внутри, чувствуя холодок где-то в животе. Обнаружив искомый предмет, он достал его и стиснул в руке. Он знал, что не успел сделать все как следует — не хватило времени. Но даже если бы время было, он все же не был профессиональным резчиком по дереву. Пирс только надеялся, что Элис догадается, что он пытался изобразить, и ей это понравится.

Пирс Мэллори никогда в жизни никому не дарил подарков.

Спрятав сделанную им вещицу, он направился к лестнице и медленно спустился вниз, проверяя свою силу и умение держать равновесие. Все было нормально. Когда до земли, оставалось три ступеньки, он спрыгнул на землю. Что ж, никаких неприятных ощущений.

— Не рано ли тебе, парень, так скакать? — поинтересовался Айра, все же ожидавший Пирса, несмотря на угрозу.

— Я должен точно знать, на что способен, прежде чем отправиться в путь.

Они неторопливо пошли к центру деревни. Вокруг резвились дети. Их громкие крики приглушал рыхлый глубокий снег. Деревня оказалась в пушистом коконе, обезопасившем ее от любых вторжений.

— Может быть, тебе стоит еще пару дней подождать? — осведомился Айра. — Ты еще не окреп. Делу не поможет, если ты, добравшись до Лондона, опять свалишься в лихорадке. Твоя благородная девица не сумеет о тебе позаботиться, ежу понятно.

«Разве она моя?» — подумал Пирс, а вслух сказал:

— Она сделала все, что могла.

Дед и внук подошли к костру. Это был очень большой костер — в обхвате как наземная хижина. Пламя поднималось на высоту в два человеческих роста.

— И я больше не заболею. Я прекрасно себя чувствую и хорошо отдохнул. — Он сделал паузу, не зная, что именно сказать старику перед уходом, но потом решил признаться во всем. — Когда мы доберемся до Лондона, я намерен отослать Элис домой.

Даже не поворачиваясь, Пирс уголком глаза видел, что старик изумленно воззрился на него. Он явно не ожидал услышать столь шокирующее признание.

— А как же кольцо Фоксов?

— Это не закон.

— Конечно, нет, — согласился Айра с большой, по мнению Пирса, готовностью. — Думаешь, она подчинится твоим желаниям?

Пирс пожал плечами:

— Для нее же лучше жить привычной жизнью в своем кругу. Да и, возможно, когда все кончится, она не захочет меня больше знать.

— Пожалуй. А может, и нет, — задумчиво проговорил Айра. — Как бы то ни было, это самая умная вещь, сказанная тобой, с тех пор как ты появился здесь.

— Ей необходимо быть со своей семьей, — повторил Пирс. — Тебе тоже. — Он остановился и повернулся к Айре. Старик сделал то же самое. — Я решил, закончив дела в Лондоне, вернуться за тобой. Я хочу, чтобы ты отправился вместе со мной в Гилвик.

Он взглянул на костер и увидел Элис, сидящую рядом с Тайни.

— Поверь, парень, я тоже этого хочу, — спокойно ответил Айра. — Но не могу их оставить. Мы все здесь — одна семья.

Мэллори взглянул в глаза старика:

— Я знаю. Поэтому предлагаю вернуться всем. Места хватит. Если ты скажешь им правду — что я твой родной внук, — они пойдут за тобой.

Айра некоторое время задумчиво разглядывал Пирса, потом отвернулся и устремил взгляд на танцующие языки пламени, отбрасывающие на его морщинистое лицо разноцветные блики.

— Человеку очень трудно возвратиться туда, где ему пришлось пережить так много боли. Да и, возможно, король откажет тебе, поскольку ты не знаешь, кто настоящий отец Бевана. А это родимое пятно — всего лишь слух. Речь идет о твоем слове против слова той мерзкой стервы. Еще неизвестно, кому поверит Эдуард.

Пирс кивнул. Он заметил, что Элис радостно машет ему, и поднял руку в ответном приветствии.

— Правда, у меня нет никаких доказательств истинного происхождения Бевана. Я сам видел отметину на его груди, так что это вовсе не слух. Если король не решит дело, в мою пользу, полагаю, я смогу жить здесь с вами. Надеюсь, местные обитатели меня не отвергнут.

Старик еще раз всмотрелся в лицо Мэллори и снова отвел глаза.

— Как пожелаешь, парень. Если удача от тебя отвернется, помни: здесь тебя всегда ждут. Если решишь поселиться здесь, я буду только рад.

— Я тоже, — улыбнулся Пирс. — Но надеюсь, что ты все же обдумаешь мое предложение. Поговори с людьми. Подумайте.

Айра кивнул:

— Обещаю.

Пирс похлопал старика по костлявому плечу и через толпу жителей деревни направился к Элис. Она, улыбаясь, встала ему навстречу, и Пирса словно окутало теплой волной.

Она снова была в синем платье и подбитом собольим мехом плаще. Девушка аккуратно подшила обтрепавшийся подол, и, даже лишенное изрядного куска ткани, который Пирс отрезал для мытья, платье все еще доходило до носков ее изящных туфелек. Золотистые волосы Элис были зачесаны назад, уложены изящным венцом и украшены на затылке побегами омелы. В руках Элис держала большой сверток. Девушка улыбалась. Ее губы были пухлыми и розовыми, и Пирсу как-то сразу пришло в голову, что она и в самом деле уже не ребенок.

Он направился к ней, но подойти не успел, потому что жители деревни начали кричать «ура», заставив его и Элис, не сводящих глаз друг с друга, вздрогнуть от неожиданности.

— Ур-р-р-ра! Он выжил!

Люди смеялись и хлопали в ладоши.

Элис тоже радостно засмеялась, потом переложила сверток, который держала в руках, под мышку и тоже зааплодировала.

У Пирса от волнения перехватило дыхание. Он опустил глаза и после небольшой паузы низко поклонился собравшимся.

— Спасибо вам, — сказал он, — большое спасибо за доброту.

Наступила тишина, и все взгляды обратились к Элис. Люди явно чего-то ждали. Пирс, недоумевая, тоже посмотрел на нее.

Она засуетилась и покраснела, а потом взяла сверток и прижала к груди.

— Знаю, еще рано, — пробормотала она, — но ведь мы точно не знаем, что будет, когда мы доберемся до Лондона… — Она сбилась, смутилась и зарделась еще сильнее. Потом решительно протянула сверток Пирсу: — С Рождеством, Пирс.

Он взял его — почти нехотя. Пирс не только никогда в жизни не дарил подарков. Он и не получал их никогда в жизни.

Тонкая веревка была обмотана вокруг богатой ткани темно-красного цвета и завязана бантиком. Пирс потянул за один конец, развязал его и развернул ткань. Почувствовав, как сжалось горло и защемило сердце, он поднял глаза на Элис.

— Я подумала, что тебе, наверное, понадобится другая одежда, более соответствующая случаю — я имею в виду аудиенцию у короля, — сказала она, и Пирс увидел в ее глазах сомнение. — Тебе нравится?

Пирс еще раз взглянул на тунику. Толстый стеганый бархат, отделанный золотой тесьмой. Черный кожаный ремень и крепкие, тоже черные, шерстяные рейтузы. Он никогда не видел одежды красивее, даже у отца.

— Где ты это взяла? — спросил он, отлично понимая, что вопрос звучит нескромно.

Но сдержаться не смог. Он был потрясен сверх всякой меры заботой Элис и роскошью подарка.

— Купила у одного из местных, — призналась она.

— Краденое?

Элис ухмыльнулась и кивнула.

Пирс перевел глаза на роскошную тунику, провел по ней пальцем, чувствуя, как его грубая кожа цепляет дорогую ткань. Он вспомнил о приготовленном для нее примитивном подарке и почувствовал стыд. Теперь он никак не мог подарить ей самодельную вещицу.

«Но ведь так будет всегда, — сказал ему внутренний голос. — На ее богатство можно скупить всю одежду в Лондоне. Ты никогда не сможешь дать ей ничего равноценного. Как же ты сможешь доставить ей удовольствие?»

— У меня тоже есть кое-что для тебя, — тихо сказал он. — Но ты можешь это выбросить, если не понравится. Это просто так… безделица…

— Ты приготовил для меня подарок? — спросила Элис, и ее удивление не было наигранным. — Пирс, я не ожидала. Ты же был так болен…

Он прервал ее, засунув руку в карман и вытащив подарок. Затем, не глядя на девушку, протянул ей.

— Вот, возьми, — буркнул он, с неудовольствием взирая на столпившихся вокруг людей, — С Рождеством, Элис!

Она посмотрела на лежащую в ладони небольшую горсть деревянных бусинок. Сдержав смешок, она рассматривала подарок.

Тайни вытянула шею, чтобы увидеть все своими глазами. Несколько жителей деревни последовали ее примеру.

— Что это?

— Браслет!

— Это луковицы?

— Нет. Я хотел сделать лилии.

— А это маленькие птички?

Лицо Пирса окаменело. Ему не следовало дарить ей этот кошмар.

Элис подняла глаза, и он увидел в них слезы.

— Это гранаты?

Глава 18

Когда Пирс с видимым облегчением кивнул, Элис захотелось броситься ему на шею и заплакать от радости.

Она знала, откуда взялся материал для браслета, — у Пирса в мешке лежала старая нитка деревянных бус и крест. Пирс взял самые крупные бусины и вырезал из них нечто напоминающее круглые фрукты. Элис вспомнила их первую встречу, когда Пирс был до глубины души возмущен тем, что Элис оставила последний гранат для Лайлы, когда они оба умирали с голоду. В тот же день он согласился отвести ее обратно в Фолстоу, а потом они оба бежали из-за прибытия Джудит Энгвед. Все это, казалось, было так давно! Она понимала, что Мэллори ожидает ее реакции. Помедлив, девушка отдала ему браслет. Он, нахмурившись, взял его. Элис засучила рукав и вытянула руку вперед:

— Ты поможешь мне его завязать?

Столпившиеся вокруг жители деревни снова захлопали в ладоши. Когда же Пирс, завязав аккуратный узел, приготовился отойти, Элис подалась к нему, обняла за шею и прижалась губами к его губам.

Аплодисменты сменились подбадривающими криками. Лишь почувствовав, что губы Пирса дрогнули, она отстранилась.

— Это самый замечательный подарок, который я когда-нибудь получала, — шепнула она. — Спасибо, Пирс.

Он проглотил комок в горле.

— Пожалуйста.

Следующие несколько часов были наполнены радостью и весельем. Элис еще никогда в жизни не была так счастлива. Она и Пирс пели вместе с жителями деревни песни, затаив дыхание слушали старые предания, пили крепкую горьковатую медовуху. Детей уже давно отправили спать. С каждой новой песней, новой легендой и новой кружкой Элис и Пирс все теснее придвигались друг к другу. Теперь Пирс без стеснения обнимал девушку за плечи или за талию, а его улыбка стала мягкой и теплой.

Он переоделся в новый костюм, и Элис моментально почувствовала в нем перемену, причем не только внешнюю. Он стал намного увереннее, и с каждым его прикосновением Элис все сильнее пьянела от желания. Она тоже с удовольствием прикасалась к любимому мужчине — гладила его широкие плечи, ерошила короткие волосы, переплетала его пальцы со своими. Она всем своим существом чувствовала его близость, видела окружающее его яркое белое сияние, не имевшее ничего общего с горящим костром.

Рядом с Элис вместо Тайни теперь сидела Элла. Неожиданно откуда-то появился ее муж, низко поклонился и протянул жене веточку омелы. Элла приняла ее, по-девичьи хихикнув, встала, взяла мужа под руку, и они скрылись в густой тени.

Элис оглянулась и заметила Айру, который, пьяно покачиваясь, бродил с охапкой веток омелы в руках и раздавал их мужчинам. Старик подошел было к Пирсу, но мотнул головой и изрек:

— Тебе не дам. Ты не женат.

При этом он подмигнул внуку и бросил хмурый взгляд на Элис.

После ухода деда Пирс внимательно посмотрел на нее. Левой рукой она держала кружку, которую поставила на колено, а пальцы ее правой руки были переплетены с его пальцами.

— Хочешь еще выпить? — тихо спросил он.

Элис покачала головой, облизнула губы и потянулась к нему. Пирс не заставил себя долго ждать и ответил ей жадным поцелуем. Его язык, раздвинув ее губы, властно проник в ее рот. Горький вкус медовухи был изрядно подслащен желанием.

Вокруг них замужние пары разбредались по лесу. Элис неохотно отстранилась и тихо прошептала:

— Пирс, а у тебя нет омелы, чтобы подарить мне?

Он покачал головой:

— Ты же слышала, что сказал Айра. Мы не женаты.

Губы Элис скривились. Она высвободила руку и стала что-то поправлять в прическе.

— Он ошибается, — негромко заявила она. — Мы женаты.

Пирс взглянул на маленькую веточку, которую Элис сжимала в руке, а потом всмотрелся в ее глаза.

— Мне необходимо поговорить с тобой, Элис. Пойдешь со мной в дом на дереве? — спросил он.

Элис молча кивнула.

Пирс поднимался по лестнице следом за ней. Он держался за веревки по обе стороны от бедер Элис, чтобы иметь возможность подхватить ее, если она упадет. У Элис дрожали колени: от нервного напряжения, близости Пирса, ожидания — кто знает, от чего больше. Она на секунду остановилась, чтобы перевести дух, и Пирс тут же поторопил ее:

— Поднимайся!

И она полезла дальше.

В подвесном доме было темно, и в первые минуты Элис вообще ничего не могла разглядеть. Она инстинктивно направилась к центру площадки, туда, где должен был находиться ствол. Она услышала, как Пирс прошел мимо, и через некоторое время увидела яркий огонек свечи, осветивший узкую койку, слава Богу, не подвешенную на веревках.

Она молча следила, как Пирс присел на корточки, разжег маленькую печку и встал, не сводя с Элис потемневших глаз. В новой одежде он никак не выделялся бы из толпы гостей Сибиллы. Мэллори мог бы стоять рядом с королем и даже сам сидеть на троне. Костюм Пирса был изысканным, тело — крупным и сильным, выражение лица — жестким. В полумраке его лицо казалось таинственным, глаза мрачно блестели. Сердце Элис отчаянно колотилось.

Пирс долго молча смотрел на нее, и она чувствовала, что ее нареченный колеблется.

— Пирс, ты хочешь меня?

— Да, — сразу ответил он, — но я должен тебе кое-что рассказать.

— Это так важно, что ты отказываешься от меня?

— Когда я тебе все расскажу, возможно, ты откажешься от меня.

Элис с улыбкой покачала головой:

— Никогда.

— Айра — мой родной дед.

Возможно, всему виной был ветер, но Элис явственно почувствовала, как зашатался пол под ее ногами.

— Но это невозможно. Почему он так говорит?

— Это я обнаружил, когда он взял мое кольцо. Оно принадлежало его дочери — моей матери. Ее звали Элен. Когда она родила сына, мой отец подарил ей кольцо. Обнаружив, что дочь носит ребенка лорда, Айра попытался убить Уорина Мэллори. Мой отец и Джудит Энгвед изгнали Айру из Гилвика. Ему сказали, что я умер от той же болезни, что унесла жизнь моей матери. Это было больше двух десятков лет тому назад.

Элис растерянно заморгала:

— Пирс, это так… невероятно! Ты уверен?

— Абсолютно.

Теперь скверное отношение Айры к ней получило вполне разумное объяснение. Она принадлежала к знатному роду и претендовала на члена его семьи. С Айрой уже случалось нечто подобное, и тогда он потерял все, что ему было дорого: дочь, внука, дом.

Пирс нарушил затянувшееся молчание:

— Он, конечно, вернул мне перстень и, кроме того, поведал некоторые подробности тех давних событий — надеюсь, это поможет мне. У Бевана есть родимое пятно на груди, я видел. У его настоящего отца такая же отметина.

— Это и есть то доказательство, которое тебе было необходимо?

— Возможно. Я до сих пор не знаю, кто настоящий отец Бевана, но сейчас у меня все же больше сведений, чем было до встречи с Айрой.

Элис прикрыла рот ладонью.

— Главное — у тебя теперь есть дед, — прошептала она.

Пирс криво улыбнулся:

— Это все ты. Я вообще многим обязан тебе, Элис. Поэтому не хочу скрывать свои планы.

Заулыбавшись, Элис раскрыла Пирсу свои объятия.

— Это очень радостная новость. И она только еще больше убеждает меня в том, что мы предназначены…

Мэллори схватил ее за руки и не позволил обнять себя, хотя именно это она намеревалась сделать.

— Подожди. Есть кое-что еще.

Элис не стала вырываться. Она просто подняла глаза на Пирса в ожидании продолжения. Если надо, она умеет быть терпеливой.

— Отдаст мне король Тилвик-Мэнор или нет, уверен, что я встречу в Лондоне и Бевана и Джудит. И когда суд объявит свой вердикт, я намерен увидеть Бевана мертвым. И виной тому буду я, — пояснил он.

Элис почувствовала щемящую боль в сердце.

— Ты хочешь убить его за то, что он у тебя украл?

Пирс покачал головой:

— Он, конечно, многое отнял у меня — отца, детство, мое чувство собственного достоинства — и едва не лишил меня жизни. Но дело не в этом. Беван — исчадье ада, олицетворение зла на земле. И я не могу смириться с его существованием. Ты не знаешь, на что он способен, Элис. И если даже я одержу победу в Лондоне, я никогда не буду чувствовать себя в безопасности в собственном доме, если он останется в живых. Кстати, то же самое можно сказать и о нем. Он всегда ненавидел меня и завидовал всему, что я имею. Если бы он смог, он забрал бы даже воздух, которым я дышал.

— Пирс, ты не убийца!

Его глаза так яростно сверкнули, что на мгновение Элис усомнилась в собственных словах.

— Даже если Эдуард примет решение в твою пользу, сомневаюсь, что он с безразличием отнесется к тому факту, что ты повинен в смерти человека, — разумно сказала Элис. — Он снова отберет у тебя Гилвик.

Пирс не ответил.

— Возможно, есть другой выход. — Элис высвободила руки, подошла вплотную и положила ладони на грудь Мэллори. — Мы поговорим с королем и…

— Я рассказываю тебе все это не для того, чтобы ты меня отговаривала, — сказал Пирс. — Просто я решил ничего от тебя не скрывать, даже если собираюсь совершить что-то, с твоей точки зрения, ужасное.

Пирс был очень-очень серьезен. Он и в самом деле собирался убить сводного брата, и любые, даже самые разумные, доводы Элис будут отвергнуты. Она не сможет заставить его передумать. По крайней мере сегодня.

— Я принимаю то, что ты мне сказал, — после долгого молчания проговорила девушка. — Я не согласна с тем, что иной путь невозможен, но понимаю, что тобой руководит.

Пирс кивнул.

— Это все? — спросила Элис, в душе молясь, чтобы это было так, но опасаясь, что он приберег худшее напоследок.

— Нет. Тебе нельзя появляться вместе со мной перед Эдуардом, чтобы помочь моему делу. Это слишком опасно для тебя, учитывая рискованные игры, которые ведет Сибилла. Когда мы доберемся до Лондона, я хочу, чтобы ты использовала оставшиеся у тебя деньги, чтобы послать весточку в Фолстоу. Кто-то должен приехать в Лондон и отвезти тебя домой.

— Хорошо, — кивнула Элис, испытав невыразимое облегчение.

Пирс вроде бы собирался сказать что-то еще, но запнулся на полуслове, закрыл рот и нахмурился:

— Хорошо?

— Ты, как всегда, прав, Пирс, — улыбнулась Элис, засунув руку под его тунику. — То, как я покинула замок, было глупой детской выходкой. Сибилла хотела лучшего для меня, для всей семьи. Я знаю, что она очень огорчена и тревожится обо мне. Мой долг перед ней и моими родителями, оставившими дом в руках Сибиллы, — вернуться и сделать все возможное, чтобы исправить содеянное.

Пирс замер.

— Даже если для этого придется выйти замуж за Кобба?

— Все возможное, кроме этого, — усмехнулась Элис, но потом решилась-таки сказать то, что собиралась, и посмотрела Пирсу в глаза. — Я люблю тебя, Пирс, и хочу быть с тобой до конца жизни, и мне все равно, где прожить эту жизнь — в Гилвике, в Фолстоу или в лесной деревне твоего деда. Как только я выясню с Сибиллой наши отношения, я вернусь к тебе, где бы ты ни находился.

Пирс покачал головой:

— Нет, Элис. Если я не смогу получить отцовский титул, ты лишишься семьи. Подумай о детях, которые у тебя когда-нибудь родятся. Где ты будешь их растить — на дереве? Как Тайни? Обкрадывая путешественников и копаясь в земле в поисках съедобных корней, если нет ни еды, ни денег?

— Не думаю, что так будет, Пирс, — запротестовала Элис. — Я верю в тебя. Не сомневаюсь, ты сумеешь убедить короля в своей правоте.

— Ты этого не знаешь, и никто не знает. Будет только мое слово против слова Джудит Энгвед.

— Возьми с собой Айру, — неожиданно для самой себя предложила Элис, и ее сердце наполнилось надеждой. — Он будет твоим свидетелем.

Но ее оптимизм не произвел впечатления.

— Ох, Элис! Ты так привыкла, что тебе потакают, твоим прихотям потворствуют. Ты всерьез считаешь, что король, выслушав крестьянина, живущего в лесу с шайкой бандитов, и аристократку, пусть даже такую отвратительную, как Джудит Энгвед, примет решение в пользу простолюдина? Айра тогда скорее всего закончит свои дни в темнице. Пойми, Айра — никто. И пока, даже облаченный в дорогие одежды, я в глазах короля тоже никто. Перед законом мы одинаковы.

— Тогда тебе придется передумать и рассказать королю о кольце Фоксов, — сказала Элис. — Это может не помочь, но уж точно не повредит.

— Это может повредить тебе. И твоим сестрам, — спокойно сказал он, и у Элис заныло сердце.

— Хорошо. — Она облизнула пересохшие губы. — Но что, если ты добьешься успеха в суде? Ты вернешься за мной? Женишься на мне?

— Гилвик не Фолстоу, Элис. Даже если я займу место отца, то все равно не смогу предложить ничего, даже отдаленно напоминающего ту жизнь, к которой ты привыкла. — Он отвел глаза. — Я не могу сказать, как поступлю.

— Ты не можешь сказать? — Элис даже отпрянула от него. — Иными словами, это означает «нет». Ты не собираешься связать со мной жизнь независимо от исхода дела в Лондоне. Пирс, признайся, я тебе хотя бы немного нравлюсь?

Теперь Пирс смотрел на девушку в упор, и его гнев был очевиден.

— Да! Конечно, да! Черт бы тебя побрал! Неужели не понятно, что в ином случае тебя бы не было сейчас со мной?! — Он отвернулся и тихо, но замысловато выругался. — Я мог бы давно оставить тебя в лесу и пойти дальше в одиночестве.

— Тогда ты заболел бы и умер! И никогда не узнал бы своего деда!

Элис старалась не кричать, опасаясь, что в полночной тишине ее может услышать слишком много народа. Глаза наполнились слезами. Ну почему он так жесток?!

— Ты сам сказал, что многим мне обязан. А как же чувства?

Пирс кивнул:

— Я и не думаю отрицать, что в долгу перед тобой. Именно поэтому я не могу позволить, чтобы между нами возникло непонимание.

— Непонимание? — Эллис возмущенно всплеснула руками. — Как можно меня не понять? Я люблю тебя и хочу быть с тобой, что бы ни случилось. Мне все равно, богат ты или беден, имеешь титул или нет. Мы можем жить в замке, на дереве или в пещере! Какая разница? Единственное, чего я не могу понять, — это почему ты с такой решимостью отвергаешь любовь и преданность, словно это ненужный хлам!

— Я хочу, — медленно, словно с большим трудом произнес Пирс, — того, что лучше для тебя.

Элис сразу успокоилась и опять подошла ближе.

— Ты — самое лучшее для меня. — Она обхватила его лицо ладонями и не позволила отвернуться. — Ты же сам учил меня, что нельзя воспринимать кого-то или что-то как нечто само собой разумеющееся. Ты показал мне, что это значит — хотеть мужчину, желать получить его в мужья, любить его всем сердцем, словно он единственный человек на свете. Именно это чувствуют, когда выходят замуж.

— Я не позволю тебе загубить свою жизнь.

Понятно. Такова истинная причина его поведения. Элис нахмурилась. Сейчас ей очень помогла бы злость, которая никак не приходила. Она бы уменьшила боль, которую девушка ощутила, выслушав признание любимого мужчины.

— Я не ребенок, — заявила она, слегка встряхнув своего собеседника для большего эффекта. — И не тебе решать за меня.

Потом она коснулась губами его губ и начала целовать его со всей страстью, на какую была способна, со страхом, отчаянием и любовью. Она обхватила Пирса руками за шею, поднялась на носочки и целовала его, надеясь, что он все же отбросит свои сомнения. Он не отталкивал ее, но и не поощрял.

Наконец Элис отстранилась — ее руки замерли на плечах любимого. У нее так сильно колотилось сердце, что Пирс не мог этого не почувствовать.

Он смотрел на нее темными голодными глазами. Не было никаких сомнений, что он желал ее. Но почему же он не протянет руку и не возьмет то, что желает…

— Нам нужно немного отдохнуть. На рассвете мы уходим.

Элис поняла, что близка к истерике. Она тряхнула головой и, сделав несколько шагов назад, заявила:

— Все-таки ты меня не любишь.

— Я просто не могу давать тебе никаких обещаний, — тихо ответил Мэллори.

Элис сжала губы, чтобы они не так сильно дрожали.

— Отлично, Пирс. Занимайся в Лондоне тем, что считаешь нужным. Никаких обещаний. Думаю, теперь между нами все вполне ясно.

— Я не хотел причинить тебе боль, Элис.

Она обошла его, словно дерево, остановилась у края койки, сбросила туфли и забралась под шкуры, не потрудившись даже снять плащ. Все тело ныло, как будто она упала с большой высоты. Элис повернулась к стене и лежала так несколько минут. Наконец она услышала, как Пирс тихо вздохнул, потом свеча погасла, и в доме стало темно. Он осторожно лег рядом.

И Элис не могла уразуметь, как они сумели не прикоснуться друг к другу на такой узкой койке.

Тайни знала, что если кто-нибудь расскажет родителям, как она среди ночи слезает с дерева, отец ей ноги повыдергивает. Но она думала, что внизу еще остался пудинг, а может быть, и медовуха. Да и Лайла вела себя очень беспокойно. Утром леди Элис и Пирс покинут деревню и заберут обезьянку с собой. А Тайни хотелось насладиться каждым мгновением, которое она могла провести с очаровательным маленьким зверьком. Кроме того, она мечтала еще немного подышать одним воздухом с настоящей леди.

Костер почти догорел, но угли еще тлели, и маленькие язычки пламени лизали большой котел, излучающий приятное тепло. Тайни села на бревно, а Лайла устроилась у нее на плече. Девочка начала осматриваться в поисках вожделенного угощения, но неожиданно зверюшка вскочила, громко заверещала и прыгнула в тень. Тайни вскочила, но не заметила ничего, что могло так сильно напугать животное.

— Да что же это? — нахмурилась Тайни.

Она наклонилась и начала напряженно всматриваться в темноту.

— Лайла, Лайла! Немедленно вернись, негодница!

Ну, теперь уж ей точно не миновать строгого наказания. Мала того что она спустилась одна с дерева среди ночи, да еще и потеряла питомицу леди Элис. Она услышала шорох за ближайшим деревом и, крадучись, двинулась туда.

— Лайла! Из-за тебя мне достанется! Куда ты сбежала?

Девочка как раз собралась заглянуть за широкий ствол дерева, когда из-за него высунулась рука, обхватила ее поперек груди и потащила. Причем Тайни развернули так, чтобы она не видела, кто ее держит. Другой рукой неизвестный зажимал девочке рот. Малышка почувствовала тяжелый запах духов, и прямо ей в ухо кто-то зашептал:

— Я не собираюсь причинять тебе вред, дитя. — Голос был женский, мелодичный. — Но отпустить тебя я не могу, по понятным причинам. Ты кажешься мне такой хрупкой. Так что если ты начнешь вырываться, то можешь себе что-нибудь сломать. Руку, например. Случайно, конечно. Ты меня поняла?

Тайни кивнула. Рука, державшая ее, выглядывала из-под богатого плаща. Краешком глаза девочка заметила часть большого капюшона. Женщина, схватившая ее, не была крупной, но была права: Тайни в самом деле была очень маленькой, с тонкими косточками. Чтобы сломать ей что-либо, не требовалось больших усилий.

— Вот и хорошо. А теперь слушай меня внимательно и отвечай кивком только «да» или «нет». Леди Элис Фокс еще здесь?

Тайни, поколебавшись, кивнула.

— Но она собирается скоро уйти? С мужчиной?

Девочка замерла. Она не знала, кто эта странная женщина и какая опасность будет подстерегать леди Элис, если она, Тайни, ответит на вопросы.

Словно услышав ее сомнения, женщина заговорила:

— Будь у меня дурные намерения, я бы уже давно воплотила их в жизнь, когда леди Элис гуляла по краю деревни. — Она сделала паузу, чтобы девочка осознала сказанное. — Итак, она уходит?

Тайни кивнула вновь.

— Завтра?

Она еще раз кивнула.

— Хорошо. Просто замечательно. Теперь я уберу ладонь, чтобы ты могла вслух ответить на мой следующий вопрос. Могу тебя заверить: если ты меня выдашь, за это заплатят все жители деревни. Поняла?

Тайни кивнула.

— Куда направляются леди Элис и мужчина?

Рука, зажимавшая рот девочки, медленно приподнялась, оставив ровно столько места, чтобы Тайни могла шевелить губами, и голова в капюшоне склонилась ниже.

— В Лондон, — прошептала она.

Женщина издала удовлетворенный возглас и убрала руку с лица Тайни.

— Хорошая девочка, — шепнула незнакомка. — Обезьяна леди Элис забралась на дерево, на котором спит ее хозяйка. Ты будешь избавлена от гнева родителей, если не станешь смотреть, куда я уйду. После этого советую тебе поспешить в постель. Никому не говори обо мне, и тогда сможешь оставить это себе.

Она взяла Тайни за запястье и сунула ей в ладошку какой-то плоский предмет.

Подул холодный ветер, бросив в лицо Тайни колючий снег. Девочка почувствовала, что ее больше никто не держит. Она закрыла глаза и немного подождала, прежде чем повернуться, но и тогда лишь скосила глаза в сторону.

Она была одна.

У Тайни так сильно билось сердце, что, казалось, оно вот-вот сломает ребра. Девочка тихо заплакала. Немного успокоившись, она разжала кулачок и посмотрела на то, что там было.

Тайни долго стояла не шевелясь, пока окончательно не продрогла. Потом она медленно пошла к дереву, где был дом ее семьи, чтобы лечь в постель, как ей велели.

Глава 19

Когда Элис проснулась на следующее утро, Пирс уже встал и бесшумно ходил по помосту. Очаг не горел. Открыв глаза, она сразу увидела своего избранника. Он сворачивал ее подарок — новую одежду — и аккуратно укладывал в мешок.

Несколько минут девушка лежала молча, следя за Пирсом. На нем снова была его старая туника. Неожиданно Элис почувствовала сильный укол страха. Ей показалось, что, переодевшись, он тем самым отгородился от всех дней и ночей, которые они провели вместе за время долгого путешествия. Но леди Фокс не собиралась сдаваться. Ей еще предстояло добраться вместе с любимым до Лондона. Возможно, пройдет несколько дней — и перед ними откроется хорошее будущее.

Пирс заметил, что Элис наблюдает за ним, и замер.

— Доброе утро, — улыбнулась она.

— Хорошо спала? — полюбопытствовал Пирс.

— Не слишком, — с готовностью сообщил Элис, ощутив, что ее довольно сильно дернули за волосы.

— Мы отправимся в путь, как только ты будешь готова, — сказал Пирс, рывком затянув завязки мешка и бросив взгляд куда-то в сторону. — Неудивительно, что мы с тобой почти не спали. Эта койка недостаточно широка для двоих. Тем более для троих.

Тут Элис сообразила, что за волосы ее дергает Лайла, и повернула голову.

— Ну здравствуй, предательница, — нарочито холодно проговорила она.

Обезьяна молниеносно протянула руку и весьма чувствительно ущипнула хозяйку за нос.

— Ох! И это твоя признательность за то, что я спасла тебе жизнь? Неблагодарная зверюга!

Элис с улыбкой повернулась к Пирсу, надеясь, что он поддержит игру, но тот уже шагал к выходу из дома с мешком на плече.

— Я попрощаюсь с Айрой, прежде чем мы уйдем. Спускайся, как только будешь готова.

Элис села на койке, закуталась в одеяло, отогнала Лай-лу и убрала с лица волосы, выбившиеся из косы.

— Пирс!

Он остановился и обернулся.

Элис мгновение помедлила и, стараясь, чтобы ее голос звучал непринужденно, спросила:

— С нами все будет в порядке, правда?

Он кивнул.

— Жду тебя внизу.

С этими словами Пирс скрылся из виду, оставив Элис одну с обезьяной и тоской в сердце.

Чем ниже спускался Пирс по веревочной лестнице, тем сильнее становились его опасения. Неожиданно он почувствовал страх перед Лондоном и всем, что там может случиться, страх и неуверенность в будущем. Будущем с Элис.

Айра терпеливо ожидал его под деревом, как Пирс и рассчитывал. Старик всем своим видом выражал неодобрение.

— Ты глупец, — поприветствовал он внука. — Настоящий идиот.

— Я тоже желаю тебе доброго утра, дедушка, — усмехнулся тот, спустившись на землю.

Очевидно, Айра не сомневался, что он и Элис провели ночь вместе. Собственно говоря, они действительно спали на одной кровати, но ничего, в чем их подозревал Айра, не произошло.

Вокруг них оживала лесная деревня. Люди просыпались и приступали к своим ежедневным обязанностям. Пирс перехватил несколько брошенных в его сторону любопытных взглядов. Похоже, некоторые жители тоже считали, что он и Элис стали близки физически. Даже Тайни, помогавшая матери у костра, смотрела на него с тревогой и неодобрением.

— Ты ведь ничего не сказал ей, не правда ли? — требовательным тоном заявил Айра.

Пирс бросил вещи на землю.

— Как только мы прибудем в Лондон, Элис пошлет кого-нибудь за своей сестрой.

Брови старика буквально взлетели на лоб от удивления.

— Ты хочешь сказать, она согласилась?

— Это было ее предложение, еще до того как я заговорил об этом. Она признала, что должна утрясти вопрос со своей помолвкой.

Айра недоверчиво прищурился.

— Не могу поверить, что все оказалось так легко.

Пирс вздохнул.

— Пусть будет как будет, Айра. Что сделано, то сделано, и мы не узнаем, как все кончится, пока я не получу аудиенцию у Эдуарда.

— Ладно, — не стал спорить Айра. — Но я все равно с ней поговорю. Ее светлость уже одета и готова принимать посетителей? — насмешливо поинтересовался он.

Пирс окинул старика тяжелым взглядом:

— Айра, предупреждаю тебя: не говори ничего, что могло бы, ее расстроить. Она этого не заслуживает. Между нами не произошло ничего предосудительного. Я знаю, что вы испытываете неприязнь друг к другу, но в основном по твоей вине. Хочешь — верь, хочешь — нет, но Элис — хорошая женщина и это путешествие было для нее нелегким. Она достойна уважения. Кстати, если бы не она, мы бы с тобой не встретились.

— Пока Эдуард не пожалует тебе власть над этими лесами, ты не имеешь права мне указывать, щенок, — грубо буркнул Айра. — И даже если он это сделает, все равно не имеешь права. Я буду разговаривать с кем хочу и как хочу.

— Надеюсь, ты понял меня, Айра, — нахмурился Пирс. — Я не шучу.

— Я тоже! — прорычал Айра, подавшись к Пирсу. — Ты совсем как твоя мать — всегда находишь для них оправдания.

Пирс, нахмурившись, молча сверлил старика глазами. Айра посмотрел в сторону.

— В жизни все же есть справедливость. Спустя так много лет часть моей девочки вернулась ко мне.

В это время Пирс заметил Тайни, которая украдкой приближалась к нему, одновременно бросая настороженные взгляды на мать. Создавалось впечатление, что девочка старается привлечь его внимание. Странно, подумал Пирс, почему она не может просто подойти и поздороваться, как обычно?

Айра уже начал взбираться по лестнице, очень похожий на старого, но еще проворного паука.

Когда Пирс еще раз повернулся в сторону деревни, оказалось, что малышка уже стоит рядом с ним.

— Доброе утро, сэр, — вежливо и громко поздоровалась она, по мнению Пирса, слишком вежливо и слишком громко. — Вы уже готовы отправиться в путь?

— Доброе утро, Тайни. Я уже почти готов, — с улыбкой ответил он.

Он не переставал удивляться тому, как это крошечное хрупкое создание живет в столь суровых условиях.

— Леди Элис уже встала?

Пирс с недоумением заметил, что девочка изо всех сил старается казаться равнодушной. Ведь в деревне все знали, что она обожает Элис.

— Сейчас Айра с ней разговаривает там, наверху. Думаю, она вот-вот спустится.

Тайни подошла еще ближе и украдкой оглянулась.

— Это здорово! — с широкой улыбкой прокричала она, но Пирс ясно видел, что бровки ее были насуплены. — Вы умеете хранить тайны? — спросила она, перейдя на шепот и тревожно стреляя глазами то вправо, то влево.

— Думаю, что да, — удивился Пирс.

— Это очень-очень большая тайна, — деловитым тоном сообщила Тайни. — Если вы кому-нибудь скажете, я даже не знаю, что может случиться.

— Хорошо, обещаю, — сказал Пирс, став серьезным. — Что случилось?

— Поклянитесь, — продолжала настаивать Тайни, — что вы не скажете отцу. Он меня убьет!

Пирс присел на корточки рядом с девочкой.

— Клянусь. В чем дело, малышка?

Мэллори видел, как дрожит ее подбородок. Девочка была в ужасе.

— Сегодня ночью в деревню приходил чужой человек и спрашивал о леди Элис.

Сердце Пирса пропустило один удар.

— Ты его видела?

Тайни неуверенно кивнула:

— Это была женщина, но я не разглядела ее лица. Она все время стояла позади меня. Я спустилась ночью вместе с Лайлой, чтобы поискать чего-нибудь вкусненького. И эта леди меня схватила.

— Что она говорила? — спросил Пирс, стараясь, чтобы его голос звучал ровно.

— Спросила, здесь ли Элис и когда она собирается уходить. — Тайни снова затравленно оглянулась. — А еще — куда вы двое идете, и я… — глазенки Тайни наполнились слезами, а подбородок задрожал еще сильнее, — я ей сказала. Мне пришлось. Она пригрозила, что сломает мне руку.

Теперь сердце Пирса колотилось раза в три чаще, чем обычно.

— Значит, ты сказала этой женщине, что леди Элис и я идем в Лондон?

Тайни кивнула и поморщилась, словно движение причинило ей боль.

— Мне очень жаль, Пирс. Честное слово. Я была так испугана. Пожалуйста, обещайте, что с леди Элис все будет в порядке!

— Я никому не позволю причинить зло леди Элис. Можешь не беспокоиться, Тайни, — торжественно заверил Пирс. — А ты большая умница, потому что пришла ко мне и все рассказала. Женщина хотела знать что-нибудь еще?

Тайни покачала головой:

— Нет. Она дала мне кое-что как плату за мои ответы.

Девочка оглянулась, засунула ручку в карман фартучка и вытащила оттуда что-то, зажатое в кулачке. Пирс протянул руку, и маленький круглый предмет оказался у него.

Девочка сразу повеселела.

— Оставьте себе, — сказала она, и ее рот скривился в гримаске отвращения. — Я не хочу платы за предательство. Это грязные деньги.

Пирс нахмурился и взглянул на лежавшую у него на ладони золотую монету.

Точно такую же он недавно видел в вышитом кошелечке Элис. На реверсе была выгравирована буква «Ф».

Пирс стиснул деньги в кулаке и вздохнул с видимым облегчением. Потом протянул ее девочке. Та отпрянула.

— Не бойся, — сказал Пирс. — Ты можешь взять плату совершенно спокойно. Этот человек не желает зла твоей подруге. Вот, посмотри! — Он взял монету двумя пальцами и повернул оборотной стороной вверх. — Это буква «Ф», начальная буква слова «Фолстоу».

Личико Тайни смягчилось. Она подняла на Пирса глаза, в которых теперь светилась радость.

— Это дом леди Элис? Пирс кивнул.

— Думаю, та женщина была сестрой леди Элис. Ни ты, ни леди Элис не должны ее бояться.

Девочка несколько мгновений подумала, затем взяла из рук Пирса монету и положила в карман.

— Но это все равно останется нашей тайной, — предупредил Пирс. — Леди Элис огорчится, если узнает, что сестра ищет ее, пусть даже с добрыми намерениями.

— Ну да, — согласилась Тайни, — а отец накажет меня за то, что ночью одна спустилась с дерева.

Пирс кивнул и протянул девочке руку:

— Договорились?

Малышка энергично пожала протянутую руку, потом неожиданно обняла его другой рукой за шею и прижалась к нему.

— Конечно, договорились. Я так надеюсь, что вы скоро вернетесь, Пирс. И леди Элис с вами.

Пирс осторожно похлопал девочку по спине:

— Все будет хорошо, Тайни. А теперь беги.

Она отпустила Пирса и со всех ног кинулась к костру, у которого сидела ее семья.

Итак, Сибилла Фокс следует за ними по пятам.

Пирс взглянул вверх, на пол подвесного дома, спрятанного в кроне дерева, где разговаривали его дед и Элис. Утешало то, что не было слышно громких криков и никто еще не свалился на землю. Хотя нельзя было исключить и другого варианта развития событий. Возможно, собеседники как раз сейчас стараются задушить друг друга.

Он повернулся к лесу и долго всматривался в густые заросли деревьев. Где-то там затаилась Сибилла Фокс, Она ждет их.

Элис и не ожидала, что сумеет покинуть деревню, избежав неприятного разговора с дедом Пирса, и оказалась права. Старик проявил неслыханную для него любезность и предупредил ее о своем приходе, прежде чем войти. Эллис уже была одета в старое платье и как раз заканчивала укладывать вещи, когда он появился в доме.

— Доброе утро, Айра, — мягко сказала она.

— Ты возвращаешься к семье? — грубо спросил он.

Элис ответила не сразу — сначала тщательно завязала мешок.

— Да, после того, как мы доберемся до Лондона и Пирс завершит свои дела. По крайней мере на некоторое время.

— Оставь его в покое.

— Я его не держу. Пирс совершенно свободен, кстати, свободнее, чем вы или я. — Элис спокойно встретила злобный взгляд старика. — Он не ваша дочь, Айра. А я не Уорин Мэллори. Я люблю его и буду рядом.

— Ты погубишь его, — печально вымолвил старик.

— Я люблю его, — повторила Элис.

— Так это или нет, — ворчливо заявил Айра, — если король не восстановит Пирса в его правах и он вернется сюда, помни: тебя здесь никто не ждет.

Элис слегка усмехнулась, не показывая страха:

— Я должна испугаться?

— Я только предупреждаю.

— Ну а я слышу. — Она пожала плечами и направилась к нему. — Я совершенно не боюсь ваших злобных слов, Айра. Я им не верю.

— Ну и дура! — скривился старик, сверля ее подозрительным взглядом.

Элис сделала еще несколько шагов и остановилась.

— Знаете почему? — спросила она и, не дождавшись ответа, проговорила: — Я скажу. Я уверена, что вы тоже его любите и для вас теперь самое важное в жизни, чтобы Пирс был спокоен и счастлив.

Она твердо взглянула на старика, мимоходом отметив, что он совсем седой, сгорбленный, а его лицо покрыто глубокими морщинами.

— Ну и что в этом плохого? — буркнул Айра и расправил плечи, словно предположение, что ему могут быть свойственны столь мягкие чувства, является оскорблением.

— Ничего, — ответила Элис. — Просто я хочу для Пирса того же. Он для меня — самый главный человек в мире. Клянусь, я сделаю абсолютно все, что от меня зависит, чтобы помочь ему добиться своей цели.

Айра долго смотрел на Элис своими выцветшими водянистыми глазами.

— Не забудь, что ты мне сейчас сказала, — наконец хрипло выговорил он. — Сделай это, и тогда… может быть…

Больше он ничего не сказал, только кивнул, как будто подтверждая то, что осталось невысказанным.

Элис поняла. Она тоже кивнула, потянулась к нему и поцеловала морщинистую щеку.

— Спасибо.

Старик сердито фыркнул:

— Бери вещи, я спущу тебя вниз. Твой парень уже весь извелся, так ему не терпится отправиться в путь.

Проводы были такими короткими, что для проявления эмоций не осталось времени. Айра не ошибся, сказав, что Пирс очень торопится тронуться с места. Он едва взглянул на Элис, прощаясь с жителями деревни. Тайни немного поплакала, обнявшись с новой подругой, и какое-то время Элис казалось, что Лайла покинет ее ради миниатюрной лесной нимфы. Но в последний момент обезьянка все же прыгнула на руки к хозяйке.

Айра напоследок объяснил им, как попасть из деревни на лондонскую дорогу. Когда они оказались в чаще леса, Элис очень радовалась тому, что вокруг лежит нетронутый снег. На нем будут отчетливо заметны следы, если кто-то будет идти за ними. Ей пришлось едва ли не бежать за Пирсом, который уверенно шагал вперед, и она с улыбкой вспоминала самое начало их совместного путешествия. Пирс, как и тогда, хранил молчание, но теперь это не беспокоило девушку. Он глубоко задумался, что было вовсе не удивительно. Оба дали друг другу достаточно информации для размышления в течение ближайших часов.

Элис не сомневалась, что они обсудят свои мысли друг с другом, когда разобьют лагерь на ночь. Главное было добраться до Лондона, причем как можно быстрее. У них было только два дня.

Она хмурилась, глядя на большое количество следов копыт лошадей, попадавшихся на пути. Да и в некоторых местах снег был истоптан человеческими ногами. Но Пирс, похоже, не тревожился по этому поводу, и она предпочла оставить свои сомнения при себе. Даже когда они вышли на довольно широкую дорогу, хотя раньше предпочитали держаться между деревьями, она не стала спорить. Возможно, Пирс считал, что они смогут двигаться быстрее и не попадут в дедовы ловушки, скрытые под толстым слоем снега в лесу. Да и все преследователи, судя по всему, их уже давно обогнали, пока они оставались в деревне Айры. Правда, в этом заключалась другая опасность. Джудит Энгвед и Беван могли уже предстать перед королем.

Элис смело шла вслед за Пирсом. Лежавший перед ними путь был если не легким, то по крайней мере ясным.

Пирс мог позволить им отдохнуть, сделав в полдень остановку, но предпочел идти дальше. Он не обращал внимания на ворчание Элис о том, что он еще не совсем поправился, а у нее болят ноги. Он не мог смотреть на нее, сидящую напротив него или рядом, с горящими от возбуждения глазами. Она буквально излучала оптимизм. Мэллори до сих пор испытывал чувство вины перед Элис из-за своих планов, а она слишком хорошо чувствовала его и понимала его настроение. Поэтому он благоразумно решил не рисковать и не вести с ней разговоры.

Кроме того, Пирс не хотел дать ей возможность переубедить его. Он не сомневался, что поступает так, как лучше для нее. Должно быть, Сибилла Фокс действительно рассорилась с королем не на жизнь, а на смерть, если так отчаянно стремится догнать сестру раньше, чем та доберется до Лондона. Во дворце Эдуарда Элис могла оказаться не в меньшей опасности, чем ее сестра.

Пирс не мог позволить ей идти с ним в Лондон.

Возможно, он уже опоздал со своим делом. И лучшее, на что он мог надеяться, — это получить какую-то сумму денег. Их он отвезет Айре и остальным жителям деревни, а сам сможет начать охоту на Бевана. Если обстоятельства сложатся именно так, ему хотелось, чтобы Элис не было рядом.

Он любил ее. Любил и знал, что может принести ей одни только несчастья. Оставалось надеяться, что Клемент Кобб тоже будет ее любить.

Пирс продолжал идти вперед, чувствуя постоянную ноющую боль в сердце. Они были в пути уже много времени, что нельзя было считать разумным, учитывая его недавнюю болезнь. Он хотел, чтобы уже совсем стемнело, когда они устроят привал, чтобы света и физических сил хватило лишь на то, чтобы собрать топливо для костра. Мэллори углядел подходящее уединенное местечко в стороне от дороги, где огонь легко можно будет заметить. Ничего не сказав Элис, он внезапно свернул с утоптанной дороги и углубился в лес.

— Слава тебе Господи, — пробормотала Элис, и у Пирса еще сильнее защемило сердце.

Он снова был с ней груб. Однако иного выхода он не видел. Пусть лучше злится на него. Гнев некоторое время поддержит ее силы.

— Я иду за хворостом, — сообщил он, бросив мешок в снег.

— Собираешься развести костер? — с явным беспокойством спросила Элис. — Пирс, ты не считаешь это опасным? А что, если…

— Все в порядке, Элис, — оборвал он ее возражения. — Позволь мне думать об этом.

И сразу услышал, как она сказала Лайле, — что его родство с Айрой определенно не может быть поставлено под сомнение.

Когда наступила ночь, путешественников согревало весело потрескивающее пламя. Поужинали они в полном молчании.

— Чем я тебя обидела, Пирс? — спросила Элис, скармливая Лайле маленькие кусочки репы. — Ты совсем не разговариваешь со мной.

— Просто мне есть о чем поразмыслить, — не глядя на нее, ответил Пирс.

— Я все понимаю, — терпеливо заметила Элис, — но разве это достаточный повод, чтобы вести себя так неучтиво?

— Ты уж извини, если я не позволяю втянуть себя в пустую болтовню, — по-прежнему не слишком вежливо буркнул Пирс. — Я стараюсь решить, как убедить короля отдать мне то, что по праву является моим. В отличие от некоторых, — ехидно подчеркнул он, — я не каждый день бываю при дворе.

— Да? Лично я вообще никогда не была при дворе, и тебе это отлично известно, Пирс Мэллори, — не осталась в долгу Элис. — Не будь таким раздражительным. А, я понимаю, ты репетируешь свою речь перед Эдуардом!

— Нет.

— Я могу помочь тебе, — не унималась Элис. — Даже если ты не желаешь, чтобы я тебя сопровождала, мы могли бы вместе оценить все «за» и «против» и…

— Нет, — повторил он.

Они закончили ужин, не говоря ни слова. Потом Элис на несколько минут скрылась в лесу — надо полагать, по своим делам, — и Пирс затаил дыхание, надеясь, что она наконец обидится и уйдет, и опасаясь этого.

Однако она вернулась, и Пирс не знал, какое из охвативших его чувств было сильнее — облегчение или разочарование.

Элис остановилась напротив него.

— Пирс, ты злишься на меня?

— Нет, — ответил он грубовато, но абсолютно честно.

— Ты уверен?

Он помолчал, вздохнул и потер переносицу.

— Совершенно уверен, Элис. Просто хочу все продумать хорошенько. Утром я буду более разговорчивым. Лондон уже совсем рядом.

Она некоторое время молчала.

— Хорошо, я оставлю тебя наедине с твоими мыслями. — С этими словами Элис забралась под одеяло на ложе из веток, которое Пирс соорудил для них. — Ты идешь спать?

— Чуть позже. Мне не мешает подышать воздухом, иначе не усну.

Элис, кивнув, широко зевнула, а Пирс снова почувствовал угрызения совести. Он совсем утомил ее быстрой ходьбой.

— Разбуди, если я тебе понадоблюсь, — уже совсем сонно пробормотала Элис и, помолчав, добавила: — Я знаю, ты не хочешь этого слышать, Пирс, но я люблю тебя.

Пирс с преувеличенным рвением занялся костром. Надо было сделать так, чтобы он не погас. Лишь по прошествии времени он почувствовал, что голос его не выдаст, и более или менее спокойно сказал:

— Спокойной ночи, Элис.

Не прошло и получаса, как Элис крепко заснула. Пирс еще долго стоял над ней, повернувшись спиной к огню. Он старался запомнить лицо Элис. Присев на корточки, он вспомнил, как впервые увидел ее спящей на каменной плите в кольце Фоксов. Как и тогда, он протянул руку, чтобы убрать упавшие на ее лицо волосы, но на этот раз Лайла не бросилась на него, а только попыталась ухватить его за палец своей теплой ладошкой.

Пирс встал, вытащил из земли нож и надел на плечо мешок.

Он взялся за один конец длинного тонкого бревна, другой конец которого был в огне, и оно с громким треском сломалось. Элис даже не шелохнулась. Пирс направился к сухому трухлявому стволу, который заприметил раньше и заблаговременно подтащил поближе. Пристроив на него тлеющее бревно, он разжег небольшой костер прямо на дороге. Сделав это, он вернулся в лес, прошел мимо Элис, укрылся за деревьями и стал ждать.

Сначала он услышал глухой стук копыт, затем скрип снега под чьими-то ногами. Лайла оказалась действительно бдительным стражем. Ее истошные вопли прорезали мрачную тишину холодного леса. А потом раздался крик Элис. Она только один раз позвала его по имени. Пирс, зажав ладонями уши, отвернулся.

Сибилла Фокс не станет связываться с простолюдином, коим он является. А значит, и его сестре не следует этого делать. Через несколько дней Элис вернется домой и рано или поздно забудет о существовании Пирса Мэллори.

Прошло время, и в лесу снова наступила тишина. Пирс медленно побрел к лагерю, не решаясь определить, совершил он предательство или нет. Разум его твердил, что он поступил правильно. Благородно.

Но кто сказал, что правильные и благородные поступки приносят счастье?

Пламя еще не погасло. Одеяла, которыми была укутана Элис, скомканные, валялись на снегу. Лайла исчезла вместе с хозяйкой.

Пирс сел на присыпанное снегом дерево и уставился на огонь.

Он снова был один.

Глава 20

Хотя Элис никогда бы не подумала, что такое возможно, она прибыла в Лондон раньше Пирса. Через ворота ее провезли в надвинутом на лицо капюшоне, грозно предупредив, что она не должна привлекать к себе внимание. Она не была уверена, что знает своих похитителей, хотя некоторые подозрения на этот счет у нее возникли. Когда же они, благополучно миновали любопытствующих прохожих и остались одни, подозрения сменились уверенностью. У девушки не осталось никаких сомнений в том, кто увез ее из лагеря.

— Где он? — требовательно вопросила Джудит Энгвед, описывая медленные круги вокруг скамьи в середине комнаты, на которой сидела Элис.

У нее уже вытащили изо рта кляп, чтобы она могла отвечать на вопросы, но Беван сшивался поблизости, и его готовность немедленно заставить ее замолчать в случае необходимости была очевидна.

— Не знаю, — ответила Элис.

— Ты лжешь, — довольно мягко отреагировала Джудит. Она сняла перчатки и нервно мяла их в руках. — Подумать только, он бросил тебя, чтобы спасти собственную шкуру!

Элис вымученно усмехнулась, хотя удар попал в цель. Где был Пирс, когда эта парочка схватила ее? Почему он не пришел ей на выручку?

Но она не покажет им, как ей больно.

— Почему вы так решили?

— Ты бедная испорченная наивная девочка, — вздохнула Джудит Энгвед и с показной жалостью погладила Элис по голове. — Он же привел нас прямо к тебе. Для верности он разжег огонь прямо на дороге, всего лишь в нескольких шагах от вашей стоянки. Мы отчетливо видели свет пламени между деревьями. Он хотел, чтобы тебя нашли. Уверена, если бы он не опасался, что ты проснешься и начнешь протестовать, то отволок бы тебя спящую на самое открытое место.

Ни одно достойное возражение не пришло в голову Элис. Она никак не могла смириться с тем, что ей только что сообщили. Выходит, Пирс ее действительно бросил. Но почему?

«Потому что он не любит тебя, дуреха, — услужливо подсказал ехидный голос. — Он спокойно отправился своим путем, предоставив тебе право предаться глупым мечтаниям. Он легко отделался от тебя, чего, собственно, и хотел с самого начала».

Но озвучивать свои мысли она не спешила.

— Нечего сказать? — поинтересовалась Джудит Энгвед, остановившись напротив Элис. — Ты же сама понимаешь, что нет смысла что-то скрывать. Тем более после такого очевидного предательства. Он явно не станет тебя спасать, если сам же постарался, чтобы тебя нашли. И сейчас никому не известно, где ты, даже этой заносчивой суке Сибилле.

Элис отвернулась и посмотрела в окно. Сквозь стекло было видно только безоблачное голубое небо.

— Кстати, должна сказать, что она не слишком тревожится о своей младшей сестренке. В поисках Пирса я заехала в Фолстоу. Когда стало известно, что тебя нигде нет и, возможно, ты сбежала с ним, знаешь, что она сделала?

Элис не шелохнулась.

— Ничего! Она ничего не сделала. Так что тебя никто не ищет, и никто не узнает, если… если ты не подчинишься и мне придется тебя проучить.

Джудит хотелось взглянуть в глаза Элис, поэтому она сделала несколько шагов и встала между Элис и окном. Девушка повернулась в другую сторону, но, узрев отвратительную физиономию. Бевана, опустила взгляд и уставилась в пол.

— Почему ты его защищаешь? — Тон Джудит казался искренне заинтересованным. — Ты же ничего не знаешь о нем. Позволь мне тебя просветить. Он никто. Никому не нужное ничтожество, которое намерено своей ложью лишить наследственных прав законного сына Уорина Мэллори.

— А я слышала, что он сын вашего любовника! — выпалила Элис, не в силах больше сдерживаться.

Она не могла вынести столь злобных и лживых нападок на Пирса. Она не знала, почему Пирс ее покинул, но была твердо уверена, что все сказанное Джудит Энгвед — гнусная ложь.

— Я знаю, вы изменяли лорду Мэллори, так что это вы стараетесь похитить Гилвик-Мэнор у его истинного владельца. Когда король обо всем узнает, именно вы, а не Пирс станете ничтожеством! И будете наказаны.

И без того высоко расположенные брови рыжей фурии почти исчезли под волосами, прежде чем снова опуститься и сойтись на переносице.

— И кто же меня накажет? Ты? — Она смерила Элис с ног до головы своими поросячьими глазками-бусинками. — Думаю, это маловероятно.

— У Пирса есть кольцо, которое Уорин заказал для Элен. Это доказательство его прав на поместье, — заявила Элис и с огромным удовольствием увидела ярость, окрасившую физиономию Джудит в пурпурные тона при одном только упоминании имени матери Пирса. — И я расскажу о том, что знаю, всем, кто станет меня слушать.

Джудит в мгновение ока подлетела к ней и изо всех немалых сил ударила девушку по лицу. Та слетела со скамьи и рухнула на пол.

— Тогда ты не покинешь эту комнату живой!

Джудит сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, а Элис горько пожалела о своей несдержанности.

— Подними эту свинью и верни на место, — велела Джудит, обретя контроль над собой.

Беван грубо схватил Элис и, не церемонясь, усадил ее обратно.

— Пирс вовсе не намеренно привел вас в наш лагерь. Он никогда не хотел, чтобы я попала к вам в лапы, — ровно сказала Элис. — И я ни минуты не сомневаюсь, что он придет за мной, поскольку предстанет перед королем вовсе не простолюдином. Теперь он обладает весом, значительно большим, чем вы оба можете себе представить.

— Ложь, — безапелляционно заявила Джудит. — Глупости. Ты просто стараешься выиграть время.

Элис пожала плечами:

— Думайте так, если вам угодно. Вам же будет хуже. Пирс и я встретились в кольце Фоксов после того, как он едва не отправился на тот свет, избитый Беваном. — Губы Элис насмешливо изогнулись, а Джудит побледнела. — Да, два неженатых человека встретились в полночь в полнолуние в кольце Фоксов. Так что, согласно древнейшей традиции, мы теперь считаемся женатой парой. И ваш пасынок является членом одной из самых могущественных семей Англии и занимает намного более высокое положение, чем вы.

Леди Энгвед резко отвернулась, и Элис показалось, что можно праздновать победу. Беван выглядел обеспокоенным. Он стоял, то сжимая, то разжимая кулаки и беспокойно поглядывая на мать.

Но когда Джудит обернулась, Элис похолодела, потому что подлая женщина улыбалась.

— Допускаю, что ты говоришь правду. Только это ничего не значит. — Она безразлично пожала плечами. — Пирс может жениться хоть на дочери Эдуарда, но это не изменит того факта, что все знают Бевана как старшего сына Уорина Мэллори. Мой муж никогда не отказывался от него. Поэтому Беван все равно получит Гилвик-Мэнор. Король уважает закон и не станет его нарушать.

Джудит немного помедлила и с недоумением спросила:

— Но если этот шлюхин выкормыш теперь муж одной из сестер Фокс, почему бы ему не отдать мне кольцо и не удовлетвориться роскошной жизнью в Фолстоу?

— Потому что Пирс в отличие от вас хочет получить лишь то, что принадлежит ему по праву. Не больше и не меньше. — Элис от всей души надеялась, что ее следующая хитрость сработает. От этого зависели две жизни — ее и Пирса. — На вашем месте я не была бы так уверена, что Эдуард признает за вами поместье. Пирс знает, кто настоящий отец Бевана. Я тоже.

Глаза леди Энгвед округлились.

— Это невозможно.

— Да? А родной дедушка Пирса уверен в обратном.

— Ну вот, — скривилась Джудит, — теперь ты называешь несуществующих родственников этого ублюдка.

— Вы очень быстро позабыли о человеке, который прибыл вместе с вами к лорду Мэллори в качестве, так сказать, вашего свадебного подарка, — сообщила Элис.

Судя по всему, Джудит, всецело поглощенная собой и своим сыном, действительно не помнила о таких незначительных мелочах, как простой работник с молочной фермы.

— Уверяю вас, он жив и здоров. Айра сам рассказал мне и Пирсу о родимом пятне. Не думаю, что это совпадение. Полагаю, королевский суд учтет наше мнение.

Теперь на Элис бросился Беван. В последний момент жизнь ей спасла Джудит Энгвед.

— Беван, нет! — завопила она и всем телом толкнула сына, сбив его с намеченного курса. — Если то, что она говорит, правда, мы должны тщательно взвесить и спланировать наш следующий шаг.

— Он не мог знать! — задыхаясь от злости, выпалил Беван. — Он никогда не видел Джона Харта!

Лорд Джон Харт. Понятно. Значит, речь идет о седовласом вдовце, который посетил зимний прием в замке. Он сделал предложение Элис в ту самую ночь, когда Сибилла пообещала сестру Клементу Коббу.

Джудит отвесила сыну звонкую пощечину. Тот схватился за покрасневшую щеку.

— Мама! — взвыл он.

— Ты не заслуживаешь и половины того, что я для тебя делаю, неблагодарный, пропивший мозги идиот!

Элис приложила максимум усилий, чтобы не выказать своего торжества, когда Джудит опять повернулась к ней. Плоская грудь женщины поднималась и опускалась с видимым усилием. Леди Мэллори уставилась на Элис тяжелым взглядом, и ей отчаянно захотелось отвести глаза. Но она не сделала этого.

— Свяжи ее и запри в шкафу. Клетку с дьявольским отродьем брось туда же, — велела она.

Беван сбросил Элис на пол, оседлал ее и начал связывать ноги. Джудит стояла рядом и внимательно следила за процессом.

— Если ты настолько глупа, что успела влюбиться, — холодно вымолвила она, — имей в виду: за тебя он заплатит жизнью.

Джудит склонилась над лежащей на полу Элис, и та закрыла глаза в ожидании неминуемого, как ей казалось, удара. Но Джудит лишь проверила, крепки ли веревки, и отошла.

Беван так крепко затянул узлы на щиколотках и запястьях Элис, что ее руки и ноги почти сразу онемели. Он заставил ее разжать челюсти и засунул кляп глубоко в рот. Потом он поднял ее, держа за веревки, словно она была мешком с зерном, и швырнул в глубокий шкаф. Элис больно ударилась головой о толстое деревянное дно. Она услышал приглушенный крик Лайлы, и через мгновение на нее свалилась плетеная корзина с отчаянно верещавшей обезьяной. Потом дверцы захлопнулись, оставив пленниц в полной темноте. Заскрежетал замок.

Звук был такой, словно рядом точили нож.

Лес был наполнен звоном. Солдат бил мечом по щиту. А Сибилла чувствовала себя каменным изваянием, неподвижно застыв в седле Октавиана.

— Бунтовщики, выходите! — приказал солдат, и его громовой голос раздавался так громко, словно на поле сражения.

Сибилла смотрела снизу вверх на хорошо замаскированные жилища в кронах деревьев. Стояла полная тишина, хотя на земле повсюду были видны горящие костры, на которых кипели большие и маленькие котлы, а на очищенном от снега участке земли что-то клевали цыплята.

Им не удастся спрятаться от нее!

Сибилла сделала глубокий вдох.

— Я Сибилла Фокс, хозяйка замка Фолстоу, сестра леди Элис. Вы окружены вооруженными солдатами. Приведите ко мне сестру — миниатюрную девочку со светлыми волосами, и немедленно, или я сожгу эту деревню дотла.

Ответом ей был лишь свист ветра и скрип ветвей. И еще откуда-то издалека донеслось сдавленное рыдание женщины.

Сибилла досчитала до десяти и приказала солдатам:

— Запалить деревья!

Ее люди, ни секунды не раздумывая, бросились выполнять команду. Они пробежали по деревне, разбрасывая у наземных построек и стволов деревьев сухое сено и поджигая все, что может гореть. Потянуло едким черным дымом.

— Отзови своих псов, бессердечная ведьма! — послышался хриплый голос, и под одним из домов показался сгорбленный старик.

Развернулась веревочная лестница, и он начал спускаться, сверля Сибиллу ненавидящим взглядом.

— Я сказал: отзови их!

— Ты не можешь мне приказывать, старик, — спокойно ответила Сибилла, в то время как солдаты продолжали свое дело. — Где моя сестра?

— Ее семья скорее умрет, чем отдаст ее такой, как ты! — заявил старик.

Спустившись на землю, он быстрыми шагами направился к Октавиану.

Перед конем Сибиллы словно из-под земли возник солдат и нацелил арбалет прямо в грудь старику.

— Еще один шаг — и ты мертвец.

Сибилла услышала негромкий щелчок. Значит, оружие готово к стрельбе. Старик остановился и устремил взгляд на торчащую из арбалета стрелу.

— Нет! — прокричал тоненький детский голосок, и в мгновение ока деревья словно ожили.

В дыму стали видны многочисленные лестницы, по которым спускались люди.

Не прошло и минуты, как на земле оказалось не меньше трех десятков человек — мужчин, женщин и детей, изнуренных, грязных, одетых во что попало. Сибилла сразу заметила маленькую девочку, которую обнимала за плечи взрослая женщина. Обе протискивались в первые ряды собравшихся.

Сибилла подобрала юбки, высвободила ногу из стремени и спрыгнула с Октавиана. Солдаты, прекратив поджигать сено, окружили жителей и теперь внимательно смотрели на хозяйку, ожидая дальнейших распоряжений.

Сибилла подошла к людям и остановилась в шести футах от девочки и ее матери.

— Ты солгала мне, малышка.

Девочка решительно помотала головой. Ее глаза были широко открыты и казались немного выпученными, лицо было белее мела, а на щеках полыхали яркие пятна.

— Я не малышка! — крикнула она и гордо вздернула подбородок. — Мне уже тринадцать!

В эту минуту она была так похожа на Элис, что Сибилла с большим трудом заставила себя сохранять спокойствие.

— Вы о чем, миледи? — резко спросила мать девочки. — Она никогда в жизни не видела вашу светлость!

Сибилла подняла бровь.

— Это неправда, скажи, малышка! Мы встречались, в ночь праздника.

Мать сжала плечо девочки:

— Тайни?

— Прости, мама, — понурилась девочка. — Эта леди говорит правду. Я бы ничего ей не сказала, но она пригрозила, что сломает мне руку.

— Нет, — прервана малышку Сибилла, — я бы никогда намеренно не причинила тебе вреда. Я не могла отпустить тебя, не получив необходимых мне сведений. Держа твои руки, я почувствовала, какие у тебя тонкие и хрупкие косточки. Если бы ты начала вырываться, рука могла бы пострадать. Я права?

Последний вопрос был обращен к матери девочки.

Женщина неохотно кивнула. Сибилла снова взглянула на Тайни:

— Так что я не сделала тебе ничего плохого и даже хорошо заплатила за сотрудничество.

Мать девочки даже задохнулась от возмущения.

— Тайни, ты же сказала, что монета от леди Элис!

— Но ты солгала мне, — продолжила Сибилла. — Леди Элис не появилась в Лондоне. Пирс Мэллори вошел в город один.

Выражение ненависти и презрения, на физиономии Айры сменилось искренним удивлением.

— Что ты говоришь, женщина?

— Именно то, что ты слышал, — ответила Сибилла, обратив все свое внимание на него. — Ты можешь предположить почему так случилось?

Айра нахмурился и покачал головой:

— Они… они вдвоем ушли отсюда вчера утром. Они хорошо знали дорогу. Добравшись до города, Элис должна была отправить кого-нибудь в Фолстоу.

Сибилла долго молчала, задумавшись.

— Я наблюдала за вашей деревней все время, что моя сестра провела здесь. В ночь перед тем как она и Мэллори ушли отсюда, Тайни подтвердила, что они направляются в Лондон. Мы поехали вперед и ждали их за городскими воротами. Я должна была перехватить сестру раньше, чем она пойдет к Эдуарду и окажется в тюрьме. Но Пирс Мэллори появился в Лондоне без Элис.

— Ты говорила с ним?

— Нет, он меня не заботит. Мне нужна только моя сестра.

— Скорее всего это неправда и ваша цель — причинить зло леди Элис, — подозрительно заявила Тайни. — Айра всегда говорит, что любимое занятие знати — лгать и плести интриги. Вы даже не похожи совсем на леди Элис!

— А ты не похожа на тринадцатилетнюю девушку, — возразила Сибилла. — Тем не менее могу заверить, что я на самом деле ее родная сестра и что моя главная цель — ее безопасность. — Тайни потупилась, и Сибилла снова обратилась к старику: — Поскольку именно ты сказал им, куда идти, открой лучше, что тебе известно и что Пирс Мэллори сделал с моей сестрой, прежде чем ваша деревня превратится в груду обугленных головешек. — Оглядевшись, она добавила: — Одно из этих птичьих гнезд вот-вот займется.

— Я уже все сказал тебе, гадюка, — рыкнул Айра. — Они ушли вместе. Пирс, дурак этакий, ни за что не допустил бы, чтобы с твоей сестрой — сумасбродной девчонкой — случилось что-нибудь плохое. По причине, известной только Господу, он любит это взбалмошное создание. Он взял ее в жены в кольце Фоксов.

Сибилла опустила голову и некоторое время рассматривала землю у себя под ногами. Снова встретив взгляд старика, она была тронута искренней тревогой, проглянувшей из-под маски негодования.

— Если их план так сильно изменился по сравнению с тем, что они оба намеревались сделать, я склонна думать, что оба они попали в беду.

Кустистые брови Айры сошлись на переносице.

— Джудит Энгвед, — уверенно сказал он.

Сибилла была несказанно удивлена, услышав из уст старика это имя.

— Мэллори рассказал о ней?

Айра кивнул:

— Да, но я имею несчастье лично знать эту суку. — Губы старика сжались, и Сибилла мимоходом заметила, что он расправил костлявые плечи. — Пирс Мэллори — мой внук, леди. Мой внук и единственный наследник Гилвик-Мэнора.

Сибилла вздрогнула. Ей очень редко приходилось удивляться, но эта информация буквально потрясла ее. Она взглянула на солдат, толпу жителей деревни и крикнула:

— Делайте все, чтобы сбить огонь, вы все! Действуйте! — Потом она повернулась к старику и сказала: — Ты отправишься со мной, старик.

— Ты здесь не хозяйка, женщина! — снова начал кипятиться Айра. — Я не твой подданный, и ты не можешь мной командовать!

Сибилла молча ждала.

Айра немного помедлил, скрестил руки на груди, потом уронил их вдоль туловища и сказал:

— Я только возьму свой мешок.

Глава 21

Стража впустила его во дворец.

Пирс сомневался в этом до самого последнего момента. Его волосы намокли от пота, внутренности, казалось, завязались в один тугой узел, ноги дрожали. Он был уверен, что мнение стражи склонилось в его пользу только благодаря новому костюму, подаренному Элис. Солдаты оглядели его с ног до головы и, очевидно, поверили заявлению, что он лорд Гилвик-Мэнора. Пока его осматривали внимательные, не упускающие ни одной детали глаза, Пирс молча молился, чтобы они не заметили старых поношенных башмаков, которые никак не вязались с его титулом. Даже с очень дорогим кольцом на мизинце, а возможно, что именно из-за него, будь он в своей старой одежде, его, возможно, прогнали бы прочь, если вообще не схватили бы как вора.

Но теперь Мэллори шагал по королевской приемной, тщетно стараясь обуздать любопытство и потрясение из-за того, что он, работник с фермы, теперь находился там, где живет сам монарх. Он украдкой разглядывал роскошную мебель и украшения, снующих взад-вперед придворных, прихорашивающихся друг перед другом. Пирс надеялся получить аудиенцию немедленно, поскольку не имел представления, где проведет ночь. Он не был королевским гостем и не имел ни одной монеты, которую мог бы потратить на жилье. Он отдал свой мешок и все, что там осталось, городскому нищему, и теперь у него не было ничего, кроме одежды и кольца на пальце.

Быть может, ему удастся переночевать где-нибудь в конюшне, если Эдуард не примет его сегодня.

Всякий раз, когда кто-то громко смеялся или где-то хлопала дверь, Пирсу приходилось сдерживаться, чтобы не подпрыгивать от испуга и не стискивать кулаки. Его нервы были словно натянутые струны.

Он заметил человека, стоявшего у изысканно украшенных дверей, к которому по очереди подходили люди. Он перебрасывался с ними несколькими словами, потом записывал что-то на листе пергамента и отсылал просителей. Это был очень крупный человек, ростом даже выше, чем Пирс, больше походивший на солдата, чем на придворного. Его волосы были длиннее, чем диктовала мода, и чем-то напоминали львиную гриву. Пирс догадался, что это личный распорядитель Эдуарда и именно этого человека ему следовало убедить в первую очередь.

Пирс на минуту отвернулся, сделав вид, что рассматривает роскошный гобелен на стене. Стоило ему закрыть глаза, как перед ним появился образ Элис — сияющие карие глаза, задорная улыбка, румянец на щеках. Сердце заколотилось с удвоенной скоростью. Он признал, что был глупцом, отправившись в Лондон один, — сейчас ему, как никогда раньше, был нужен ее напор, ее дерзость и бесстрашие. Она всегда верила в осуществимость его мечтаний, в его возможности, даже когда этой веры не было у самого Пирса. И теперь Мэллори решил, что должен соответствовать ее высокому мнению о себе.

Он постарался отвлечься от мыслей об Элис, глубоко вздохнул и открыл глаза. Высоко подняв голову, Мэллори взглянул на личного слугу короля. Тот внимательно оглядел Пирса с ног до головы и только после этого заговорил с ним:

— Добрый день, милорд.

— Добрый день, — твердо ответил Пирс. — Я Пирс Мэллори из Гилвик-Мэнора. Мне необходимо срочно встретиться с королем. Сегодня. Желательно прямо сейчас.

Рыжевато-коричневые брови мужчины слегка приподнялись. Он посмотрел в пергамент, который держал в руках, потом поднял глаза на Пирса.

— Все аудиенции расписаны на несколько дней вперед. А потом приема вообще не будет до наступления нового года. Возможно, вы сумеете убедить вашу мать побеседовать с его величеством от вашего имени. Она прибыла сегодня утром вместе с сыном и будет принята королем завтра.

Пирс покачал головой. Значит, Джудит Энгвед уже здесь, и Беван тоже. Слава Богу, он, Пирс, не опоздал. Надеяться было не на кого. Он должен сражаться за себя, а не оглядываться по сторонам и гадать, что задумала ненавистная парочка.

— Нет. Простите, но мое дело не может ждать.

На лице секретаря появилось выражение терпеливого внимания.

Пирс, скрипнув зубами, заговорил отчетливо, но очень тихо, чтобы никто не мог подслушать.

— Женщина, которую вы назвали моей матерью, ею не является. Это вдова моего отца. Она прибыла к его величеству Эдуарду, чтобы получить Гилвик-Мэнор для своего сына Бевана. Но дело в том, что Беван не является потомком моего отца. Джудит Энгвед Мэллори пытается похитить земли, по праву принадлежащие мне, и готова лжесвидетельствовать перед королем ради этого. Я единственный законный наследник поместья и могу это доказать. — И Пирс показал свою правую руку с драгоценным кольцом на мизинце. Затем он опустил руку. — Если король выслушает Джудит Энгвед в мое отсутствие, он может совершить серьезную ошибку.

Брови секретаря медленно опустились. Выслушав Пирса, он нахмурился и сказал:

— Оставайтесь здесь.

Распорядитель трижды стукнул в дверь и скрылся за ней. Из зала донесся громкий смех, который тут же оборвался, лишь только двери захлопнулись.

Пирс с шумом выдохнул. Он даже не почувствовал, что до сих пор задерживал дыхание. Он отлично знал, что Гилвик-Мэнор по праву принадлежит ему, а Джудит Энгвед — не более чем гнусная и коварная ведьма. И все же чувствовал себя не в своей тарелке, попав в необычное для себя окружение и будучи вынужденным решать непривычные проблемы. Ему здорово не хватало тишины родных мест и величавого спокойствия леса, через который он так долго шел. Он хотел, чтобы рядом была Элис. Она была ему необходима. Господи, как же он любил ее! Когда эта мысль пришла ему в голову, он осознал, что борется за наследство не для себя и даже не ради того, чтобы дать покой давно ушедшей матери. Он делает это для Элис.

Возможно, вернувшись в Фолстоу, она не захочет вести бедную жизнь, которую он может ей предложить. Но Пирсу в это не верилось. Он любил ее, нуждался в ней и знал, что так будет всегда. Если существовал хотя бы один шанс, что она по-прежнему его любит, Пирс намеревался ухватиться за эту любовь обеими руками и больше никогда не отпускать ее от себя. Он даже готов терпеть чертову зверюгу, едва его не погубившую, если уж Элис так к ней привязана. В конце концов, Пирс же пригласил Айру, так что будет только справедливо, если и у Элис будет свое злобное и раздражительное существо в Гилвике.

Губы Мэллори дрогнули в слабом подобии улыбки, но всю его веселость как рукой сняло при звуках знакомого голоса прямо за спиной.

— Здравствуй, Пирс. Я смотрю, ты воруешь одежду с такой же легкостью, как земли?

Пирс медленно обернулся, не слишком уверенный, сумеет ли сохранить самообладание при встрече с женщиной, попытавшейся отобрать его жизнь.

Она широко улыбалась, охотно демонстрируя крупные длинные зубы.

— Игра окончена, — сказал Пирс, отказываясь вступать в очередную перепалку. — Я только что разговаривал с распорядителем. Аудиенция назначена на завтрашнее утро.

— Чудесно! — с преувеличенной радостью воскликнула Джудит Энгвед и дважды хлопнула в ладоши. — Все, как я запланировала.

Пирс насторожился. Хотя у Джудит всегда была склонность к излишнему драматизму, он не услышал в ее голосе сарказма.

— На твоем месте я бы так не радовался, — предупредил Пирс. — У меня есть доказательства твоего предательства, и когда король меня выслушает, ты потеряешь все.

Джудит покачала головой:

— Ну, не думаю, что все так плохо. Полагаю, ты сам откажешься от своих претензий на Гилвик.

— Ты не сможешь заставить меня пойти на это! — прорычал Пирс. — Ты лгунья и интриганка и получишь то, что заслуживаешь.

— Конечно, получу, — охотно согласилась Джудит. — И кстати, не скажу ни слова, чтобы убедить тебя уступить дорогу Бевану и мне. Я собираюсь кое-что тебе подарить, а потом ты сам решишь, как поступить дальше. Все зависит только от тебя. Лично я хочу вступить с тобой в переговоры, поэтому приготовила, — ее зубы сверкнули, как острые ножи цвета слоновой кости, — нечто вроде мирного соглашения.

— Ты имеешь в виду взятку? — насторожился Пирс.

— Что ж, можно сказать и так.

Пирс решительно покачал головой:

— Чтобы это ни было, оставь себе. Ничего, что ты могла бы дать или обещать мне, не заставит меня отдать тебе дом моего отца. Мой дом.

Улыбка Джудит осталась такой же широкой, правда, теперь больше напоминающей звериный оскал.

— Тем не менее думаю, тебе стоит взглянуть, о чем идет речь. Но прежде чем я отдам тебе мой подарок, прошу обратить внимание, что Бевана сейчас со мной нет. Ты очень скоро поймешь, с кем он. И все время помни об этом, прежде чем решишь сделать какую-нибудь глупость. Если ты попытаешься меня обмануть, мое предложение сразу утратит силу и Беван получит разрешение сделать то, что ему очень хочется. Ты сам знаешь, каким… горячим он может быть.

Джудит Энвгед протянула ему руку — пальцы согнуты, ладонь обращена вниз.

У Пирса не было ни малейшего желания иметь с Джудит какие-либо дела. Он взглянул на ее кулак — белый, с синими прожилками вен, холодный даже на вид, — и снова поднял глаза.

— Бери, — мягко сказала она. — Я не укушу тебя, глупый мальчишка.

И Джудит передала Пирсу что-то маленькое и легкое. Ее улыбка стала еще плотояднее.

— Подумай как следует, — посоветовала она. — Увидимся утром и оба послушаем, что ты скажешь королю. Я просто сгораю от нетерпения.

С этими словами Джудит удалилась, а Пирс еще долго смотрел ей вслед. Она ни разу не обернулась, лишь изредка приветственно махая рукой то одному, то другому гостю. Как заметил Пирс, ей никто не отвечал.

Когда Джудит скрылась из виду, Пирс наконец посмотрел, что же лежит на его ладони.

Это был браслет, деревянные бусинки которого были неумело вырезаны так, чтобы напоминали гранаты.

Браслет Элис. Жизнь, казалось, покинула Пирса. Он медленно поднял глаза, ожидая увидеть стоящую напротив Джудит Энгвед, лучащуюся торжеством. Но она ушла.

— Милорд! — раздался голос, но Пирс на него никак не отреагировал.

Во-первых, голос, казалось, шел откуда-то издалека, а во-вторых, Пирс не привык к такому обращению.

«…прошу обратить внимание, что Бевана сейчас со мной нет. Ты очень скоро поймешь, с кем он. И все время помни об этом, прежде чем решишь сделать какую-нибудь глупость. Если ты попытаешься меня обмануть, мое предложение сразу утратит силу и Беван получит разрешение сделать то, что ему очень хочется. Ты сам знаешь, каким… горячим он может быть».

— Лорд Мэллори, — снова повторил голос.

Пирс очнулся. Он едва владел собой. Чтобы успокоиться, он крепко стиснул пальцы.

— Прошу прошения.

— Его величество выслушает вас завтра вместе с вашей мачехой, — сказал человек с львиной гривой и нахмурился, заметив нитку простых деревянных бус, свисавшую с руки Пирса. — Но я обязан предупредить, что если ваши притязания необоснованны и вы ведете нечестную игру, то будете строго наказаны. Король не любит тратить время зря.

Пирс кивнул, не понимая, что ему говорят.

Элис у Бевана. Пирс вспомнил тучного мальчишку, с превеликой радостью мучившего брата после смерти его матери. Тогда Пирс, был слишком: маленьким и испуганным, чтобы дать сдачи. А теперь негодяй, однажды до смерти забивший собаку только за то, что та понюхала его башмаки, с необычайной легкостью насиловавший женщин, завладел Элис. Такого человека даже самый бессердечный отец никогда не принял бы в качестве, жениха своей дочери. Ни одно существо слабее Бевана не могло чувствовать себя в безопасности в его присутствии.

И во власти этого чудовища находится чистая невинная, девочка — Элис. Жена Пирса.

— Ясно, — непослушными губами проговорил Пирс и поклонился.

Правда, он не слишком четко осознал, что ему сказали, но предпочел не переспрашивать.

— Примите мою благодарность, — с трудом выговорил он и повернулся, чтобы уйти.

Ужас окутывал его, словно густой туман.

— Милорд, — снова окликнул его распорядитель.

Пирс оглянулся.

— Вы уже подыскали себе помещение для ночлега? — негромко спросил распорядитель.

Брови его сошлись на переносице, и если бы Пирс был в здравом рассудке, то непременно заметил бы в глазах мужчины тревогу и сочувствие.

— Что? А… Нет, боюсь, что нет. Я… — он кашлянул, чтобы прочистить горло, — я только что приехал в город.

Мужчина на мгновение задумался.

— Моя жена сейчас рожает. Полагаю, пройдет немало времени, прежде чем я вернусь в свои апартаменты при дворе и лягу в постель.

Он засунул руку в прорезь туники, достал ключ на ленточке и протянул его Пирсу.

Пирс взял его, словно во сне. Ах, если бы только он вернул себе способность соображать!

— Простите, но…

— Идите наверх. Покажите страже ключ и скажите, что лорд Джулиан Гриффин разрешил вам провести ночь в его покоях.

Пирс несколько мгновений в полном недоумении взирал на неожиданного благодетеля:

— Почему вы так расположены ко мне?

Джулиан Гриффин взглянул на Пирса в упор. В его глазах не было ничего потаенного. Не было и обмана. Только правда.

— Потому что я видел ваши башмаки, — тихо сказал он. — А маленькой ниточки бус, которую вы сжимаете в руке, всего лишь несколько минут назад у вас не было. Полагаю, вам предстоит нелегкая битва.

Пирс устало кивнул:

— Придет день, когда я отплачу вам за доброту, милорд.

— Всего вам хорошего, — сдержанно произнес лорд Гриффин и устремил свой взгляд на кого-то стоящего за спиной Пирса. — Добрый день, леди, чем могу помочь?

Обернувшись, Пирс увидел хмурую женщину, которой явно не терпелось завладеть вниманием лорда. Пирс сделал шаг в сторону, желая уступить ей дорогу, и, споткнувшись, едва не упал. Женщина проскользнула мимо него.

— Сегодня еще осталось свободное время, лорд Джулиан? Боюсь, моя бабушка…

С трудом волоча ноги, Пирс направился к широкой лестнице, которую видел, когда пришел.

Где-то совсем рядом Элис находится в руках негодяя. И вина за это лежит на нем, Пирсе. Сибилла Фокс была не единственной, кто шел за ними после ухода из деревни Айры. И попытки Пирса обратить внимание сестры Элис на мирно спящую девушку навели на след совсем других людей.

Он задрал голову и уставился на роскошно украшенный потолок, словно старался проникнуть сквозь него и определить местонахождение Элис в одной из комнат наверху. Но с чего он взял, что ее прячут в королевском дворце? Может быть, она в соседней гостинице или еще где-нибудь?

Но где? Этого он не знал. Как и не знал, с чего начинать поиски. Если он начнет разбирать дворец по камешку, чтобы найти любимую, или попросит подмоги у дворцовой стражи, даже у самого Джулиана Гриффина, Джудит Энгвед непременно узнает об этом. И тогда судьба Элис будет решена.

У него остался только один выход.

Он откажется от претензий на поместье. Гилвик выскользнул из его рук. Ну и ладно. Ему все равно нечего было предложить Элис. А теперь он должен вернуть ей хотя бы ее жизнь, которая оказалась в его руках. Пирс решил, что в течение следующих часов должен действовать очень осторожно, продумывая каждый свой шаг. Если кому-то и суждено умереть в Лондоне, он сделает все от него зависящее, чтобы это была не Элис.

Мэллори стал подниматься по ступеням. Изношенные подошвы его башмаков скользили по гладкому мраморному полу. Он толкал людей, мимо которых шел, но не обращал на это внимания. Он никого не видел.

Глава 22

Элис изогнулась, чтобы сбросить с себя корзинку с Лайлой — разумеется, принеся мысленные извинения возмущенно, верещавшей обезьянке. После этого она сосредоточилась на дыхании. Медленный глубокий вдох и такой же медленный выдох через нос. Ей казалось, что язык провалился в горло и блокирует доступ воздуха. Дышать было почти невозможно. Но Элис знала, что если поддастся панике, то потеряет сознание. В лучшем случае.

Вдох, выдох.

Она повернула голову набок, чтобы дать стечь скопившейся во рту слюне. Челюсти ломило. Отчаянно сражаясь с кляпом, она больше воздуха глотала, чем вдыхала, и теперь чувствовала резкую боль в животе, которая отдавала даже в спину.

Вдох, выдох.

Элис закрыла глаза, чтобы не видеть окружающей ее непроглядной тьмы. А почувствовав заструившиеся по щекам горячие слезы, неожиданно поняла, что еще не все потеряно. Она дышит. Она плачет. Она все еще жива. Надо только успокоиться и начать думать.

Сначала ей показалось, что Джудит и Беван оба покинули комнату. Но спустя какое-то время ей почудились приглушенные ругательства и шаги. Похоже, Беван остановился совсем рядом. Слава Богу, Джудит, кажется, забрала с собой ключи от шкафа, когда уходила.

Довольно скоро Элис услышала, что в комнату вошла рыжая фурия. Она напрягла слух, чтобы понять, о чем говорят мать с сыном, но сумела разобрать только отдельные слова:

— …она спит… — Дальше последовало непонятное бормотание, потом: — …здесь… ищет… ш-ш-ш!

Лязгнул запор, и Элис заставила себя расслабиться и притвориться мирно спящей. В шкафу повеяло свежим воздухом, потом дверцы снова захлопнулись.

— Спит или сдохла, — сказала Джудит Энгвед. — Видела его… будь настороже… Джон Харт…

Голос Бевана неожиданно прозвучал очень отчетливо. Очевидно, он стоял очень близко от шкафа.

— А я говорю, мы должны убить ее.

Элис не удалось расслышать, что ответила Джудит Энгвед, но Беван обиженно фыркнул и сказал:

— Если ты так боишься, что нас поймают, почему бы просто не оставить крестьянскому ублюдку Гилвик? Харт-Мэнор вдвое больше, и я получу его независимо от решения Эдуарда.

Очевидно, леди Энгвед была недовольна реакцией сына, потому что в ее голосе зазвенела сталь и, судя по скрипу пола, женщина забегала по комнате.

— Зачем довольствоваться малым, если можно получить больше? Почему мы должны останавливаться на половине? — хриплым шепотом вещала она, и Элис даже из своего заточения слышала истерические нотки в ее голосе. — Я пришла к Уорину Мэллори девственницей с самыми честными намерениями!

Беван что-то буркнул.

— Заткни свою паршивую пасть! Джон Харт был женат. Он использовал меня, так же как я использовала его. Я хотела, чтобы жизнь в Гилвике была процветающей, намеревалась дать Уорину детей, которых он так желал, чтобы скрасить старость. А он изменил мне с простолюдинкой. Мне же просто не повезло забеременеть не от того мужчины.

— Ну, спасибо тебе, мамочка.

— Однако теперь, — умиротворяющим тоном продолжила Джудит Энгвед, — Джон Харт — вдовец, не имеющий наследников, которым он мог бы передать свое состояние. Ты только подумай, какие перед тобой — перед нами — открываются перспективы! Объединив Гилвик и Харт-Мэнор, мы получим настоящую империю. Представь, какая власть окажется в наших руках!

Элис была ошеломлена. Владения Джона Харта были, конечно, больше Гилвика, но даже объединенным поместьям до империи было очень далеко. Леди Мэллори, определенно, обезумела от жадности.

— Я ненавижу коров, — пробормотал Беван.

— Это плохо. А теперь иди и делай, что я тебе велела. Когда он покинет свои апартаменты, иди за ним. Если он приблизится к покоям Джона Харта или к этой комнате…

— …да знаю я, знаю, тогда я его убью.

Элис снова почувствовала, что ей не хватает воздуха. Пирс здесь. Он не просто в Лондоне, но и в этом здании! В этот самый миг ее возлюбленный где-то совсем рядом! И возможно, он даже в большей опасности, чем сама Элис.

— А что делать с ней? — спросил Беван. В его голосе не чувствовалось энтузиазма относительно планов матери. — Когда мы оба уйдем, она попытается освободиться.

— Ну и что она станет делать? Биться головой о запертые двери? Да и чтобы избавиться от веревок, их надо перерезать, а я не планирую этого делать независимо от исхода событий при дворе. Сегодня я ужинаю с Джоном Хартом. А сразу после завтрашней аудиенции мы избавимся от ублюдка Пирса и его дуры невесты. И наплевать, если во дворец явится Сибилла Фокс. Наоборот, мне это доставит очень большое удовольствие.

Элис с трудом дождалась, пока мать и сын покинут комнату. Только полностью уверившись в этом, она зашевелилась и попыталась сесть. Все тело ныло, сильно болела спина.

Корзина с Лайлой съехала на живот. От прилагаемых усилий Элис покрылась потом. Ей пришлось на несколько мгновений замереть, чтобы отдышаться. Беван очень хорошо постарался, связывая ее. Не было никакой возможности освободить хотя бы запястья. Элис вообще не чувствовала пальцев. А когда руки связаны, об освобождении ног и речи быть не может. Но сейчас, когда ей удалось сесть, привалившись к стенке, ноги оказались вытянуты и в ступнях ощущалось покалывание. Значит, еще не все потеряно.

Лайла металась по корзине — Элис чувствовала, как плетеное узилище покачивается. Обезьянка грустно взвизгивала, но Элис ничего не могла сделать, чтобы успокоить питомицу. Приложив неимоверные усилия, она издала сдавленный каркающий звук, едва при этом не задохнувшись. Клетка у нее на коленях заходила ходуном, заскрипела, похоже, некоторые прутья лопнули. Лайла истошно заверещала. Элис оставалось только надеяться, что обезьяна не поранилась. Прошло еще несколько минут, корзина скатилась еще ниже, и вот наконец по телу Элис пробежали четыре маленькие лапки.

Лайла выбралась из корзины. Элис почувствовала ее дыхание на щеке. Обезьянка осматривала кляп. Она втиснула тонкие пальчики между веревкой и телом Элис и, громко вереща, начала дергать веревку во все стороны. Элис зажмурилась, поскольку действия животного вызывали боль, но не издала ни звука, который Лайла могла бы принять за неодобрение. Лайла забралась на голову Элис и занялась большим узлом на ее затылке, попутно лишив ее нескольких изрядных прядей волос, в результате чего девушка не смогла сдержать слезы.

Потом обезьяна опять спустилась на плечо хозяйки, и Элис почувствовала на своей щеке маленькие острые зубки. Она не открывала глаз, сидела неподвижно и едва осмеливалась дышать. Кляп мало-помалу поддавался и наконец съехал вбок. Элис почувствовала, что веревка свободно болтается у нее между зубами. Она замотала головой и выплюнула кляп изо рта.

— Хорошая девочка, — похвалила она.

Обезьяна перебежала на колени хозяйка и замерла. Казалось, ока ждала, когда же наконец хозяйка выйдет из ступора и начнет действовать, чтобы освободить их обеих. Элис еще немного подумала, но только совсем немного, и принялась активно ерзать и переворачиваться, так что в конце концов прислонилась спиной к задней стенке шкафа. Ступни ее уперлись в порожек под дверцами. Отталкиваясь от него изо всех сил, она начала потихоньку подниматься. Впервые в жизни Элис благословляла свой маленький рост. Потому что, когда ей наконец удалось встать, она лишь слегка коснулась головой нижней полки. В полной темноте она покачивалась на ногах, превращенных ее мучителем в один сужающийся книзу столб.

Повернувшись боком, Элис изо всех сил навалилась плечом на дверцы. Довольно быстро выяснилось, что силенок у нее явно маловато. Мебель была сработана на совесть, и замок стоял насмерть. У несчастной пленницы закружилась голова.

Элис сделала паузу, чтобы перевести дух и подумать. Если она опрокинет массивный шкаф дверцами вниз, он станет ее гробом.

— Господи, помоги мне, — прошептала Элис. — Ну пожалуйста!

Раздраженно дернув головой, чтобы отбросить назад упавшие на лицо пряди волос, она попыталась сосредоточиться. Что же делать?

А потом она услышала донесшийся снаружи негромкий звук. И шаги. Кто-то медленно шел к ней.

Это мог быть Беван, могла быть Джудит Энгвед. В конце концов, обычный вор мог явиться, чтобы обокрасть апартаменты. Или простая горничная. Но Элис не могла рисковать и позвать на помощь. Если это вернулись ее мучители, они могут наказать ее, причинить ей боль…

Убить ее.

Джудит Энгвед уже один раз открывала шкаф, чтобы проверить, как там пленница. Если она сделает это еще раз, то определенно обнаружит, что Элис избавилась от кляпа и стоит на ногах.

Лайла выбрала именно этот момент, чтобы начать прыгать, стучать по полу и по двери и довольно громко кричать.

— Лайла, нет, — шепнула Элис и замерла.

Обезьяна затихла, так же как и тот, кто стоял снаружи.

К ужасу Элис, заскрипел замок. Она вжалась в заднюю стенку, приготовившись броситься в атаку. Пусть она не надеялась одержать верх, все равно, прежде чем она умрет, рыжеволосая ведьма на своей шкуре узнает, что сестры Фокс никогда не сдаются.

Дверцы распахнулись, и Элис уже открыла рот, чтобы издать боевой клич, но он замер на ее губах, превратившись в ошеломленный шепот:

— Айра?

Старик, худой, как палка, и такой же жесткий, взирал на нее дикими глазами. Лайла бросилась вперед, и — Элис не успела опомниться — Айра ловко поймал зверька и прижал его к груди.

— Добро пожаловать, — буркнул он и кивнул Элис.

— Девочка моя! — послышался другой голос.

Элис повернула голову, чтобы рассмотреть человека, стоящего чуть позади и сбоку от старика. Взглянув на изношенные кожаные башмаки, грубой вязки шерстяные рейтузы, длинную тунику, потрепанную и покрытую пятнами, она подняла глаза. Кожаная шапочка хорошо скрывала волосы, но лицо… глаза… их не узнать было невозможно.

— Сибилла! — ахнула Элис, и через мгновение сестра уже была рядом, прижимая ее к своей груди.

— Айра, веревки, — сказала Сибилла через плечо сестры, и Элис почувствовала, как слабеют ее путы.

— Сибилла! Как ты меня нашла? Что здесь делает Айра? Если Эдуард узнает, что ты в Лондоне — да еще в его дворце, — он велит тебя арестовать!

— Я не могла никому позволить отправиться тебе на выручку, — спокойно ответила Сибилла. — Что же касается всего остального, я отвечу, когда мы окажемся на безопасном расстоянии отсюда. Нам надо спешить.

Теперь руки Элис были свободны, и она начала их энергично растирать. Она покосилась на Айру, который распутывал веревки на ее ногах. Лайла прилипла к его груди, как репей.

— Ты видела Пирса? — спросил он, глядя на Элис снизу вверх.

— Он где-то здесь, но я не знаю, где именно. — Элис перевела глаза на Сибиллу. — Джудит Энгвед и Беван захватили меня, чтобы заставить Пирса отказаться от Гилвик-Мэнора. Они хотят его убить.

Сибилла невозмутимо покачала головой:

— Нет, все будет в порядке. Айра разыщет его и скажет, что ты спасена. И у него не будет никакой необходимости отказываться от своих притязаний. Оказавшись в королевском суде, он расскажет о подлых планах Джудит. Спасибо, Айра. Теперь ты свободна, Элис. Поторопись. — Сибилла ухватила сестру за локоть и потянула к двери. — Наступает ночь. И если нам удастся выскользнуть из замка, не привлекая к себе внимания, то мы окажемся за воротами через несколько минут.

Элис начала сопротивляться, но вскоре покорилась:

— Хорошо, Сибилла, я пойду с тобой до ворот, но потом я вернусь.

Сибилла остановилась, словно наткнулась на невидимую преграду, и обернулась:

— Ты не вернешься.

— Вернусь, — заупрямилась Элис. — Я не оставлю Пирса здесь, предоставив ему одному отбиваться от таких матерых волков, как Беван и Джудит Энгвед, в то время как за него может вступиться только лесной разбойник. Приношу свои извинения, Айра.

И Элис с доброй улыбкой погладила старика по плечу.

— Тебя бросят в тюрьму, после чего стража будет послана по моему следу и настигнет меня на дороге. Ты хочешь, чтобы у нас отобрали Фолстоу?

— Нет, — ответила Элис и вырвалась из цепких пальцев Сибиллы. — Когда ты выйдешь за ограду, я где-нибудь спрячусь до утра. К этому времени ты будешь уже слишком далеко, вне досягаемости Эдуарда.

— Спрячешься? В Лондоне? — Сибилла вздохнула. — Девочка моя, Лондон — опасный город. Ты немедленно попадешь в лапы бандитов, которые шатаются по улицам в поисках добычи. Уверяю тебя, молодая невинная девочка им вполне подойдет. Ты будешь мертва уже к рассвету, или станешь мечтать о смерти.

— Я не девочка, — спокойно сказала Элис. — Тогда я пойду с Айрой и помогу ему отыскать Пирса. А потом Пирс будет меня охранять.

— Так же, как в лесу, когда тебя схватила Джудит Энгвед?

Элис покраснела. Сибилла не позволила ей возразить.

— Ты не сможешь войти во дворец одна, не раскрыв своего имени. Айра никуда из дворца не выйдет, поэтому его задача — не привлечь к себе внимания, находясь внутри. А ты отправляешься домой, вместе со мной, немедленно.

И Сибилла снова потянула сестру к выходу.

Элис вырвалась.

— Нет, я никуда не пойду.

Элис ощущала ярость, волнами, исходящую от сестры. Ей захотелось отступить, но она не сделала этого. Сибилла была ее защитницей и сама пришла ей на помощь. Они по-настоящему любили друг друга. В этот момент Элис, словно по мановению волшебной палочки, поняла: Сибилла глубоко и искренне любила своих близких, но ее забота о них выражалась в форме требований.

— Сейчас я рискую из-за тебя свободой, нашим домом. А ты упрямишься, хотя попала в такое положение только из-за своей ребячливости. В тебе много детского, Элис. Но я не предам Фолстоу, Сесилию и наших людей из-за твоих девичьих фантазий о предопределении свыше и любви, якобы благословенной кольцом из полуразрушенных камней. Элис, ну почему ты настолько, безответственна?

— Я не безответственна! — выкрикнула Элис, решив, что с нее хватит. Она стала, взрослее на целую, жизнь, но Сибилла шока, об этом не догадывалась. — Просто мне никогда не приходилось за что-нибудь, отвечать!

В комнате воцарилась тишина. Сибилла невозмутимо взирала на Элис.

— До сегодняшнего дня, — спокойно продолжила Элис. — Я знаю правду, и мое свидетельство добавит достоверности показаниям Пирса.

— Но не изменит того очевидного факта, что он отказался от тебя, Элис, — проговорила Сибилла, и Элис увидела, что глаза сестры потеплели. — Он хотел, чтобы ты вернулась домой. Нет, он никогда не желал, чтобы ты попала в руки Джудит Энгвед и Бевана, но сделал все, чтобы тебя обнаружили. Он знал, что я где-то рядом, и был уверен, что я наткнусь на ваш лагерь.

Элис взглянула на Айру, который стоял, слегка склонив голову набок, и с откровенной жалостью смотрел на нее. Костлявым пальцем он почесывал обезьянку, так и не отцепившуюся от его груди.

— Айра, — спросила Элис, — это правда? Пирс знал, что Сибилла следует за нами, и выдал место ночлега, чтобы она нашла меня?

Старик кивнул:

— Он собирался отправить тебя обратно. Но я считал, тебе это известно.

Правда обрушилась на Элис тяжестью башни, под которую неведомый враг совершил подкоп. Собственно говоря, с той самой ночи, когда они встретились, Пирс постоянно пытался убедить ее вернуться в Фолстоу. И не делал из этого секрета. Так что ей не на что жаловаться. Он ее не обманывал.

А теперь она готова рискнуть поместьем своей семьи, своей свободой и, быть может, жизнью, чтобы вернуться к человеку, который только успел вздохнуть свободно, избавившись от нее? Вообще-то Элис не была уверена, сможет ли нависшая над ее головой угроза склонить Пирса отказаться от своих притязаний на Гивик-Мэнор в пользу Джудит Энгвед. Всю жизнь он был лишен того, что ему принадлежало по праву, а теперь может это получить. Почему он должен отказываться от этого ради женщины, которая для него ничего не значит?

Сибилла снова оказалась права, но на этот раз Элис не почувствовала горечи. Возможно, подумала она, узнав такую горькую истину и боль, которую она приносит, человек становится мудрее. Вспомнив о Сибилле, которая, должно быть, испытывала огромное беспокойство, но по привычке не показывала этого, Элис переменила решение.

— Хорошо, — вздохнула она, — тогда давайте поскорее уйдем отсюда, пока не вернулись Джудит и Беван.

Сибилла, приподняв брови, оглянулась, а потом озабоченно нахмурилась:

— Ты опять придумала какой-нибудь трюк? Дождешься, когда я выйду в коридор, и захлопнешь дверь, как делала в детстве?

Элис улыбнулась воспоминаниям — приятным и не слишком. Стало быть, Сибилла невольно призналась, что уже не считает ее ребенком.

— Нет, Сибилла, на этот раз никаких трюков. Пойдем. — Элис выставила вперед согнутый локоть и позвала Лайлу, которая все еще жалась к Айре. — Мы уходим, малышка.

Обезьянка вскарабкалась на плечо хозяйки, легко преодолев разделяющее их расстояние, и крепко вцепилась обеими руками в волосы Элис.

— Я желаю всего хорошего, Айра, вам обоим, — сказала Элис.

Старик некоторое время сверлил ее глазами, но потом его обескровленные губы все же разлепились.

— Я тоже, — проскрипел он. — Вам обеим, — добавил он, покосившись на Сибиллу. Потом его тело как-то странно дернулось, и Элис с изумлением поняла, что он поклонился. — Леди.

Элис тщетно пыталась сдержать рвущиеся из груди рыдания. Она быстро подошла к старику, прижалась щекой к его морщинистой щеке и обняла за плечи.

— Позаботьтесь о нем, — с трудом выговорила она. — Он так долго был совсем один.

Айра быстро кивнул.

— Элис, — негромко окликнула Сибилла.

Элис отпрянула, и, обернувшись к сестре, быстро смахнула с ресниц набежавшие слезы. Заметив на полу у очага свой мешок, она подхватила его.

Скользнув взглядом по глубоким покрасневшим бороздам на запястьях, оставшимся от веревок, она заметила, что деревянный браслет исчез. Почему-то это заставило ее сердце сжаться.

Ни разу не оглянувшись, она направилась вслед за Сибиллой в коридор.

Глава 23

Пирсу не спалось.

Он был благодарен Джулиану Гриффину. Если бы не его зоркий глаз, а вероятнее всего — острая интуиция, Пирс был бы вынужден слоняться по дворцу в поисках пристанища. Предоставленные ему апартаменты оказались роскошными — ничего подобного Пирсу не приходилось видеть за всю его жизнь. Он боялся к чему-то прикоснуться — а вдруг сломаешь. Он понимал, что никогда не сможет возместить стоимость даже одной-единственной нитки в богато расшитом покрывале, тем более что теперь не увидит ни фартинга из денег отца.

Поэтому Мэллори провел ночь на полу, прижавшись спиной к запертой двери. Он не зажег ни одной свечи и долго сидел в полной темноте, думая об Элис. Он молился о ее безопасности. Просил у Господа прощения за то, что невольно подверг жизнь девушки опасности. Пирсу это очень было нужно, поскольку он точно знал, что сам себя простить не сможет.

Мэллори молился и о собственной душе. Он был уверен, что Бог услышит его, знает его сердце. Для Всевышнего не является тайной его желание убить Бевана, а теперь и Джудит Энгвед, причем независимо от решения Эдуарда. Они причинили зло Пирсу, украли то, на что имеет право только он один, опорочили его, прокляли, избили, попытались убить, Но все же до сегодняшнего дня он мог даровать им жизнь.

Но не теперь. Нет, не теперь, когда они подняли руку на Элис. Эта милая девочка будет счастлива! Ей больше никогда не придется ничего опасаться. Где бы она ни находилась, где бы ни преклонила свою прелестную головку на ночь, ей не нужно будет бояться, что те, кто ее похитил, удерживал — из-за Пирса — и угрожал, могут оказаться рядом.

Элис рисковала собой, чтобы спасти его. Только благодаря ее отважному сердцу у него появился Айра. Она поклялась быть рядом с ним, даже если это вызовет гнев короля. Пирс не верил ни во что и никому. Элис предложила ему всю себя, а он постоянно отталкивал ее. После того как собственный отец отказался от него, пусть даже по настоянию Джудит Энгвед, Пирс не пользовался привилегиями, связанными с его рождением. Тяжелый труд в Гилвике наложил отпечаток не только на его тело — в виде шрамов, мозолей и накачанных мускулов, но и на его душу. Он навсегда останется простолюдином. Пирс Мэллори никогда не был известен своими землями или титулом — только своими кулаками. Он был никем. А Элис, несмотря ни на что, его любила.

Поэтому теперь он пожертвует всем, что мог иметь, ради нее. Она, понятно, вряд ли простит его предательство, его самонадеянное упрямство, подвергшее ее риску. Но по крайней мере Пирса будет согревать уверенность, что теперь он сделал все, что возможно, ради Элис.

Когда за окнами — Мэллори не потрудился задернуть тяжелые портьеры — чернота сменилась серыми предрассветными сумерками, он был уже спокоен. Он встал и стал разминать тело, нывшее от неудобной позы на твердом полу.

Пирс умылся, прополоскал рот и поморщился, заметив, что его губы мелко дрожат. Затем он аккуратно почистил влажной тряпкой тунику, смахнул пыль с башмаков.

Вымыв руки и вычистив грязь из-под ногтей, он тщательно отполировал кольцо.

После этого Пирс подошел к окну и стал смотреть на улицу. Во внутреннем дворе королевского замка никого не было. Еще слишком рано и слишком холодно. Пирс попытался вызвать в памяти лицо матери, но не преуспел в этом. У него остались лишь смутные ощущения нежности, добродушия и аромат сена.

Затем, словно откликнувшись на чей-то зов, Пирс резко повернулся и быстро вышел из комнаты.

Он устремился вниз по широкой лестнице, мимо слуг, снующих взад-вперед с подносами, щипцами для снятия свечного нагара и стопками чистого белья. Он всем желал доброго утра. Большинство из них окидывали Пирса недоуменным взглядом, прежде чем ответить на приветствие, неизменно добавляя обязательное «милорд».

Никто из занимающих более или менее значительное положение людей никогда не заговаривал с Пирсом. Он выслушивал только отрывистые приказы, всегда являясь частью невидимого механизма, обеспечивавшего процветание поместья отца. В точности так же эти слуга обеспечивали существование королевского двора, и Пирсу неожиданно захотелось выразить им: признательность, которой он сам никогда не удостаивался.

Он вошел в приемную и с удивлением увидел толпу, уже собравшуюся перед закрытой дверью, которую накануне охранял лорд Гриффин. Неожиданно возник какой-то шум, и Пирс услышал громкий мужской голос, прокричавший:

— Я много лет мечтал о дне, когда ты наконец понесешь заслуженное наказание! Слава Всевышнему, этот день настал!

Пирс замедлил шаги, услышав в ответ на слова мужчины визгливый женский смех. Похолодев, Пирс рванулся вперед. Преодолев расстояние, отделявшее его от плотно сгрудившейся массы людей, он стал протискиваться к говорившим. А мужчина, судя по всему, весьма преклонных лет, продолжил:

— Смейся, пока можешь, потаскуха! Недолго осталось.

— Айра? — ошеломленно пробормотал Пирс, остановившись в двух шагах от деда и на таком же расстоянии от Джудит Энгвед и Бевана. — Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал?

— Пирс! — воскликнул Айра, бросился к внуку и схватил его за плечо своей костлявой рукой.

Старик продолжал что-то ворчать, но Пирс ничего не слышал. Он был целиком поглощен созерцанием своего смертельного врага — Бевана.

Красная, кипящая, яростная ненависть разлилась по жилам Пирса. Она сжигала его плоть под кожей, заставляла кулаки сжиматься, а зубы скрипеть. На физиономии Бевана играла самодовольная глупая ухмылка. Маленькие поросячьи глазки бегали, под ними залегли темные круги. Пирс поедал взглядом толстую шею мерзавца, испещренный синеватыми прожилками нос, выпяченное вперед адамово яблоко. Он представил, как хрустнет это самое яблоко под его мощным ударом, и улыбнулся.

— Элис, — тихо сказал Мэллори.

— Это кто, приятель? — хмыкнул Беван. — Я такой не знаю.

— Где она? — спросил Пирс несколько громче.

— Да кто она, эта Элис? — вмешалась Джудит и скрипуче хихикнула. — Понятия не имею, о ком ты говоришь. Наверное, симпатичная служанка, которую ты поймал в темном коридоре?

Пирс услышал бешеное рычание и не сразу понял, что этот звук исходит из его собственного горла. Он не сводил глаз с Бевана. Его мускулы напряглись, кулаки сжались. Он больше не мог ждать.

— Пирс, Пирс! — Айра бесцеремонно потряс внука за плечи. — Ее у них нет. Послушай меня! Элис в безопасности.

Слова деда очень медленно, но все же проникли сквозь окутавшую Пирса пелену ярости и дошли до его сознания. Он повернул голову и прислушался.

— Я и… — Айра взглянул на превратившуюся в слух Джудит Энгвед, — и мой друг вчера ее освободили. Она уехала домой, Пирс. Она спасена.

Теперь все внимание Пирса было приковано к Айре.

— Ты уверен?

Айра кивнул и, подавшись к внуку, быстро зашептал ему на ухо:

— Они хотят, чтобы ты набросился на них. Не делай этого. Сохраняй спокойствие. Скоро вы все предстанете перед королем.

Пирс ничего не ответил, понимая, что старик дает мудрый совет. Главное, что Элис свободна. Теперь он может приложить все усилия, чтобы вырвать Гилвик из рук врагов. А уж потом…

Беван громко фыркнул:

— Хорошие у вас башмаки, лорд Пирс.

Пирс перевел глаза на Бевана, от всей души надеясь, что даже этот тупой рыжий мерзавец увидит огонь полыхавшей в них ненависти. Когда же Мэллори заговорил, его голос звучал ровно и глухо.

— Наслаждайся воздухом, которым дышишь, Беван. Пей его, ешь его. Следующего рассвета ты не увидишь.

— Ах вот ты как! — взвизгнула Джудит, схватила Бевана за руку и подтолкнула к двери, — Надеюсь, все это слышали? Он посмел угрожать жизни моего сына! Ты! Ты преступник! Вор! Лжец!

Все еще вопя, она проскользнула в дверь зала суда.

Беван шел за матерью, словно телок на веревочке, и тоже не сводил глаз с Пирса.

— А у Элис неплохая задница, — сообщил негодяй и показал врагу толстый, покрытый налетом язык.

Пирс рванулся к нему, но Айра бросился к внуку и сумел удержать его.

— Нет, не надо, парень! Он врет!

Представители знати — их число после прихода Пирса утроилось — осторожно входили мимо них в помещение, в то время как Айра удерживал Пирса на месте.

— Леди Элис была в полном порядке, когда мы ее нашли. Сейчас она уехала в Фолстоу с леди Сибиллой. С ней все нормально, Пирс. А теперь, ради Бога, сосредоточься и сделай то, зачем пришел.

Пирс взглянул на Айру и неуверенно кивнул:

— Элис… она, должно быть, ненавидит меня за то, что я сделал, Она спрашивала обо мне?

Айра нахмурился и вымученно улыбнулся:

— Она желает тебе всего хорошего, мальчик мой. В ней нет злобы.

Пирс сглотнул и еще раз кивнул, на этот раз решительнее.

— Хорошо, — сказал он и посмотрел на открытые двери, словно они вели туда, где вершится божественное правосудие. В какой-то степени так оно и было. — Пошли.

До появления его величества оставалось около часа, и все это время Пирс позволял Айре занимать его ничего не значащей болтовней. Оба они стояли в одном конце узкой комнаты, леди Энгвед и ее сын — в другом. Аристократы, собравшиеся здесь, чтобы решить свои наболевшие вопросы, не подходили ни к тем, ни к другим, лишь изредка бросая на них любопытные взгляды. Такое положение вещей устраивало Пирса, поскольку он точно знал у что оно раздражает Джудит Энгвед.

Потом все присутствующие в комнате неожиданно низко склонились. Пирс почувствовал, что Айра сильно дернул его за рукав, и понял, что появился король. Пирс последовал общему примеру и не выпрямился до тех пор, пока этого не сделали все остальные. Его удивила и позабавила манерность знати.

Эдуард был высоким мужчиной с бледным лицом, состоящим, казалось, из одних углов. Одежда плотно облегала его фигуру. Опустившись на красивый мраморный трон, он оперся на подлокотник и вытянул вперед одну ногу, как будто она у него плохо гнулась.

Вперед выступил богато одетый человек со свитком в руке.

— Перед судом его величества короля Эдуарда сегодня предстанут: леди Джудит Энгвед Мэллори из Гилвик-Мэнора и ее сын, лорд Беван Мэллори из Гилвик-Мэнора. Рассматривается дело о поместье и наследстве последнего лорда Уорина Мэллори из Гилвик-Мэнора. Их права оспаривает Пирс Мэллори, простолюдин, неизвестный Короне. — Человек обвел глазами собравшихся и проговорил: — Названных лиц попрошу выйти вперед.

Пирс сделал несколько шагов и остановился у возвышения, на котором был установлен королевский трон, — теперь от Джудит Энгвед его отделяло не более шести футов. Только тогда он заметил секретаря, сидевшего подле Эдуарда за маленьким столом и что-то писавшего гусиным пером.

Человек со свитком снова заговорил:

— Да будет известно, что дело, с которым вы обратились к королю, решится окончательно и бесповоротно, а ваши показания являются торжественной клятвой. Лжесвидетели будут наказаны по всей строгости закона.

Он свернул свиток и отошел назад. Эдуард кивнул Джудит Энгвед:

— Вы.

Рыжая фурия вышла вперед и присела в таком подобострастном реверансе, что Пирс невольно прислушался, не раздастся ли звук от удара ее лба об пол. Потом она выпрямилась и начала свою проникновенную речь:

— Ваше величество, мой супруг, упокой Господь его душу, был хорошим человеком. Он всегда хотел, чтобы наш сын Беван со временем занял его место. Этот простолюдин… — она покосилась в направлении Пирса, словно плюнула в него, — незаконный сын моего супруга от деревенской шлюхи. Он украл фамильную драгоценность из рук моего супруга, прежде чем тело несчастного успело остыть. Его претензии не имеют никакого основания, и я прошу вас покарать его не только за воровство, но и за унижение, которому мы подверглись из-за его обвинений.

Брови Эдуарда приподнялись.

— Это все?

Джудит Энгвед еще раз низко поклонилась:

— Правда всегда проста, ваше величество.

После этого глаза короля устремились на Пирса.

— Драгоценность, о которой идет речь, с тобой?

Пирс кивнул:

— Да, ваше величество.

Он снял кольцо с пальца и направился к королю, чтобы передать его.

Но путь ему немедленно преградила не замеченная им ранее охрана. Человек со свитком смерил Пирса осуждающим взглядом, подошел и протянул руку. Положив кольцо на его ладонь, Пирс услышал, как Беван громко фыркнул. Когда Пирс отступил на свое место, стражники отошли.

Король покрутил кольцо в пальцах и снова взглянул на Пирса:

— Ты утверждаешь, что тоже являешься сыном Уорина Мэллори?

— Да, ваше величество, — сказал Пирс и нерешительно отвесил полупоклон королю. Он не знал, как нужно себя вести. — Но я должен сказать, что моя мать вовсе не была шлюхой. Она была крестьянкой, это правда, дочерью работника фермы. — Пирс, скосив глаза, увидел, что Айра воинственно расправил плечи. — Мой дед присутствует здесь, ваше величество.

Эдуард некоторое время молчал, переводя взгляд с Пирса на Бевана и обратно. Потом он спросил, обращаясь к Пирсу:

— Кто старше?

— Беван, сэр, — ответил Пирс. — Он старше меня меньше чем на год.

Эдуард снова поднял брови. На этот раз он был искренне удивлен.

— Тогда твоя просьба отклоняется. Имущество отца наследует его старший сын. Было бы странно заставлять человека покинуть свой дом ради незаконнорожденного потомка, если имеется старший сын — законный владелец поместья. Впрочем, даже если бы законнорожденный сын был младше, все равно…

Джудит Энгвед издала победный вопль и захлопала в ладоши:

— Большое спасибо, ваше величество! Вы мудры и…

— Тихо! — воскликнул Эдуард, недовольно покосившись на торжествующую женщину. — Скажи, — обратился он к Пирсу, — почему ты явился с таким странным делом в мой суд, зная, что закон не на твоей стороне?

— Потому что об этом просил меня отец, ваше величество, когда лежал на смертном одре. Беван родился раньше меня, это правда, но не от моего отца. — В зале все ахнули. — Беван Мэллори не является сыном моего отца!

Эдуард бросил раздраженный взгляд на судебного чиновника.

— Король требует тишины в зале! — рявкнул тот.

— Откуда тебе это известно? — поинтересовался Эдуард, снова обратившись к Пирсу.

На его лице явственно отразилось любопытство.

— Он лжец и вор, ваше величество! — выкрикнула Джудит Энгвед. — Он только что, никого не стесняясь, угрожал жизни моего дорогого Бевана. Тому свидетели все присутствующие. Спросите сами.

— Я не лгу, ваше величество, — сказал Пирс и до боли сжал кулаки. — Эта женщина и ее сын покушались на мою жизнь после смерти отца. Они искали кольцо, которое вы держите в руках, подозревая, что отец успел предупредить меня об их двуличности, и зная, что ценность вещи заключается не только в стоимости драгоценного металла. Мне удалось спастись после их нападения благодаря милосердию монахов из аббатства Элсестер. Один из них вытащил меня из реки.

— Тогда ты и получил эти раны на лице и на левой руке? — задумчиво спросил Эдуард.

— На лице — да, ваше величество.

— А на руке?

— Нет, сэр, — явно колеблясь, пробормотал Пирс. — За руку меня укусили.

— Леди Мэллори травила тебя собаками? — предположил Эдуард.

— Нет, сэр, — вздохнул Пирс. — Меня укусила обезьяна.

В толпе возбужденно зашептались. Эдуард нахмурился:

— Продолжай.

— Я только могу повторить еще раз: я не лгу. Джудит Энгвед сама подошла ко мне вчера, как раз когда я беседовал с вашим распорядителем — Джулианом Гриффином. Она и Беван зашли так далеко, что похитили мою… мою спутницу в путешествии и удерживали ее, чтобы заставить меня отказаться от притязаний на Гилвик-Мэнор.

— Это ложь! — во весь голос закричала Джудит.

— Прошу вас, спросите лорда Гриффина, ваше величество. А я поблагодарю его за щедрость.

Пирс достал из туники ключ от апартаментов, в которых провел ночь. Теперь он знал, что не следует подходить к возвышению, поэтому протянул ключ судебному чиновнику. Тот взял его.

— Лорд Гриффин был так добр, что позволил мне переночевать в его комнатах. Он видел доказательство похищения моей спутницы — нитку деревянных бус, которые я сделал собственными руками. Их мне передала Джудит Энгвед.

И Пирс показал браслет.

— Грязный лжец!

Физиономия Джудит стала ярко-пунцовой. Казалось, ее вот-вот хватит удар.

— Еще один выкрик, леди Мэллори, и вы покинете зал суда, — сказал Эдуард.

Джудит, моментально присмирев, поклонилась:

— Прошу простить меня, ваше величество.

Эдуард обратил пристальный взор на Пирса.

— К сожалению, лорд Гриффин сегодня немного занят. В противном случае, не сомневаюсь, он с готовностью подтвердил бы или опроверг ваше свидетельство. — По лицу Эдуарда проскользнула тень, но он справился с собой и вернулся к рассмотрению дела. — Эта таинственная спутница в путешествии, очевидно, не столь ценна для тебя, как потенциальные владения. Кстати, где она сейчас? Должен ли я приказать, чтобы обыскали комнаты Мэллори в поисках похищенной?

— Мой дед освободил ее сегодня ночью, — сказал Пирс. — А Гилвик значит для меня вовсе не больше, чем ее безопасность. Я пришел сюда с намерением отказаться от всех своих претензий, чтобы ее спасти.

— Интересно, — протянул Эдуард. — Но я должен знать, кто эта спутница, так много для тебя значащая.

Пирс сделал паузу. Неожиданно ему показалось, что весь зал затаил дыхание в ожидании ответа.

— Элис Фокс, ваше величество.

В зале раздались оживленные комментарии. А король еще больше нахмурился:

— Как ты сказал? Элис Фокс? Леди Элис Фокс из замка Фолстоу?

— Да, ваше величество.

— Ну, с меня хватит, — возвысил голос Эдуард, и все присутствующие в зале моментально замолчали. Он взглянул на Пирса и указал на него длинным холеным пальцем: — Я хотел верить тебе и все время был на твоей стороне. Во всяком случае, до последнего возмутительного заявления. Но теперь ты стоишь передо мной и имеешь наглость заявлять, что совершил долгое путешествие с севера с женщиной из семьи, которая не подчиняется даже мне. При этом твои раны объясняются укусом обезьяны и ты требуешь наследство умершего человека. И не имеешь никаких доказательств, кроме кольца, которое скорее всего было украдено и, стало быть, свидетельствует против тебя.

— Мой отец поклялся, что это правда, ваше величество, — тихо сказал Пирс, — которая принесла ему много боли.

— Твой отец поклялся, — повторил Эдуард. — Твой мертвый отец, который, понятно, не может подтвердить твои слова.

Пирс кивнул:

— Да, ваше величество.

Эдуард вздохнул:

— Уже довольно поздно, и мое терпение истощилось. Пожалуй, я должен отправить тебя в тюрьму. Не имея никаких доказательств…

— У меня есть доказательство, ваше величество, — раздался громкий женский голос.

Все обернулись. Стражник сопровождал молодую особу, величаво шествующую по центральному проходу между креслами. Точнее, он почти бежал за ней, придерживая болтающийся меч. Девушка была одета в синее платье, на ее плече восседала обезьяна, и она не обращала на стражника ни малейшего внимания. Ее волосы были цвета соломы, походка — царской, взгляд — уверенным.

Пирс почувствовал, что у него подогнулись колени. Еще мгновение, и он рухнет перед ней на пол и вознесет молитву.

Стоявший на возвышении судебный чиновник громко проговорил:

— Немедленно назовите себя, мисс, и сообщите, с какой целью вы явились к королю.

Особа остановилась рядом с Пирсом и, даже не взглянув на него, присела перед Эдуардом в глубоком реверансе. Лайла прижалась к ее плечу. Потом девушка выпрямилась и гордо вздернула подбородок.

— Ваше величество, я леди Элис Фокс и супруга этого человека.

Глава 24

Элис, не замечая шума, раздавшегося в зале, повернулась к Пирсу. Боже правый, он выглядел ужасно — бледный, осунувшийся, таким он был во время болезни, до того как они попали в деревню Айры.

Тем не менее он обязан отвечать за свои слова.

— Значит, спутница в путешествии? — сквозь зубы процедила девушка.

— Элис, — пробормотал Пирс, и ей очень понравилось, как он на нее посмотрел. Казалось, он пожирал ее глазами и никак не мог насытиться. — Я… я…

— Я только твоя спутница в путешествии? — снова поинтересовалась Элис. — Ты уверен?

— Элис, я…

Объяснение Пирса, которое Элис очень хотелось бы услышать, было прервано королем, о котором она уже забыла.

— Леди Элис Фокс, — сказал Эдуард, и в его тоне не было ни приязни, ни гнева.

Элис отвела взгляд от своего супруга и еще раз присела в реверансе, воспользовавшись этим временем, чтобы вернуть лицу почтительное выражение. Больше всего ей хотелось броситься к Пирсу и целовать его… целовать… «Гилвик значит для меня не больше, чем ее безопасность. Для меня нет ничего важнее…»

— Я приношу самые искренние извинения за то, что явилась без предупреждения в суд, ваше величество, — проговорила Элис, надеясь, что ее слова звучат достаточно почтительно. — У меня и в мыслях не было проявить к вам неуважение.

— После того как мы закончим это дело, вы останетесь на личную аудиенцию, — сообщил Эдуард. — Вы меня поняли?

Элис согласно кивнула, и король, удовлетворенный ее готовностью к сотрудничеству, продолжил разбирательство:

— Правда ли то, что говорит этот человек — Пирс Мэллори? Действительно ли вас схватили леди Джудит Энгвед и ее сын и удерживали против вашей воли?

Элис в очередной раз сделала реверанс.

— Да, ваше величество. Все, что говорит Пирс Мэллори, — правда. Мы были на пути в Лондон, когда Джудит Энгвед и ее сын похитили меня из лагеря. Они привезли меня в ваш дворец и держали в своих комнатах.

— Я впервые в жизни тебя вижу, девчонка! — взвизгнула Джудит Энгвед.

— Они держали меня взаперти в шкафу, — продолжила Элис, не обращая никакого внимания на беснующуюся фурию. — Ваше величество, вам достаточно только послать одного из слуг, чтобы проверить замок. Чтобы освободить меня, дед Пирса вчера был вынужден его сломать. И там где-то валяется корзина, в которой они держали мою обезьянку, — добавила Элис и дернула плечом, чтобы обратить внимание короля на Лайлу.

Эдуард взглянул на руку Пирса.

— Это она тебя укусила?

Пирс поклонился.

— Если все, что вы говорите, — правда, обвинение в насилии над человеком, занимающим важное положение в обществе, является очень серьезным. — Эдуард размышлял вслух. — Но вы также сказали, что имеете доказательство правомерности претензий этого простолюдина на Гилвик-Мэнор.

— У меня есть такое доказательство, ваше величество, — подтвердила Элис и наконец обратила взгляд на Джудит и Бевана. — По крайней мере я знаю, почему Беван Мэллори не может получить ни одной травинки, растущей на землях Гилвика. Он не является сыном Уорина Мэллори, и подтверждением этого служит знак на его груди.

— Заткнись, сука! — прорычал Беван.

— Любые знаки можно толковать по-разному, — сказал король.

— Только не такие, ваше величество, — возразила Элис, — Этот уникален, и для человека, у которого он есть, все равно что фамилия.

— Заткнись, — повторил Беван.

Элис ответила ему насмешливой улыбкой.

— Настоящий отец Бевана жив и находится в этой комнате. Джудит Энгвед накануне ужинала с ним.

— Будьте осторожны с вашими обвинениями, леди Элис, — предупредил Эдуард. — Я не позволю, чтобы пэра королевства порочили, основываясь только на сплетнях и слухах.

— Мое присутствие здесь должно было убедить ваше величество, что я ставлю доброе имя своей семьи как залог — все, что мною сказано, правда. Настоящего отца Бевана зовут лорд Джон Харт.

Элис и подумать не могла, что человек может обезуметь от ярости и напасть на женщину на глазах у короля, но Беван, едва она умолкла, бросился на нее. Его физиономия была застывшей маской ненависти. Толстые пальцы схватили Элис, которая от неожиданности пошатнулась. Собравшиеся в зале аристократы закричали, судебный чиновник громко призвал стражу.

Положение спасла обезьянка.

Лайла первой устремилась на защиту хозяйки. Оскалившись, она прыгнула на врага и вцепилась в его волосы. Отчаянно вереща, она кусала и царапала обидчика. Выпустив Элис, Беван схватил Лайлу и попытался сбросить ее, громко вопя:

— Мерзкая тварь! Мое лицо!

Элис рванулась вперед, не видя, но чувствуя, что Пирс рядом. Она пыталась забрать у негодяя храбрую маленькую обезьянку, которая теперь вцепилась в его одежду. Пирс старался помочь ей. Наконец Элис удалось оторвать Лайлу от Бевана. Раздался треск рвущейся ткани, и большой лоскут его туники остался в цепких когтях обезьянки. Левая сторона его груди оказалась обнаженной. Солнце, лившееся в зал через высокие окна, осветило весьма характерное родимое пятно.

Оно располагалось около левого соска и было размером с кулак. Ярко-малинового цвета, оно имело форму сердца — два округлых бугорка сверху и сужение книзу.

Элис подумала, что другого сердца у этого человека, являющегося воплощением зла, нет.

Она отступила, прижимая к себе дрожащую Лайлу. Подбежавшие стражники оторвали Пирса от Бевана. Элис видела, что Джудит Энгвед рухнула на колени и со страхом следила за происходящим. Ее выпученные глаза беспрестанно моргали.

— Ты грязная свинья! — брызжа слюной, кричал Беван. — Я победил тебя! Победил!

— Ты никого в своей жизни не победил, — поморщился Пирс, позволив стражникам отвести себя в сторону. — Ты и твоя мать можете лишь питаться падалью.

Теперь двух мужчин разделяли стражники. Один из них положил руку на рукоять меча и бросил на Пирса предостерегающий взгляд. Пирс в ответ вздернул подбородок, подошел к Элис, остановился рядом с ней и обнял за талию. Элис больше всего хотелось уткнуться ему в грудь и разрыдаться.

— Хорошая девочка, Лайла, — прошептал Пирс и погладил маленькую, покрытую мягкой шерсткой головку.

Элис ощутила, как мерно поднимается и опускается грудь Пирса, и впервые после смерти матери почувствовала себя в безопасности.

Прошло несколько минут. Стражникам наконец удалось утихомирить Бевана. Собравшиеся еще немного пошумели и тоже затихли. Эдуард встал.

— Лорд Джон Харт! — провозгласил он, и высокий седовласый человек, лицо которого, как теперь увидела Элис, было постаревшей копией физиономии Бевана, неохотно выступил вперед. — Вы отрицаете, что этот человек — ваш сын?

Глаза Джона Харта сузились. Создалось впечатление, что он на самом деле собрался отказаться от столь скандального родства. Но лорд передумал.

— Я никогда не признавал его, — вздохнул он.

Король Эдуард словно не замечал возбужденного гула в зале. Люди оживленно переговаривались, ожидая развязки.

— Обнажите грудь, лорд Харт!

Мужчина несколько мгновений колебался.

— Да простит меня моя дорогая покойная супруга, — вздохнул он и начал развязывать горловину туники.

Лорд медленно оттянул ворот и продемонстрировал в точности такое же родимое пятно, как у Бевана. На покрытой седыми волосами груди оно выделялось особенно отчетливо.

Теперь свидетели происходящего замолчали — словно присутствовали при казни. Возможно, все только сейчас поняли серьезность ситуации.

Лорд Харт поправил тунику и неожиданно обратился к Пирсу:

— Мне очень жаль, что вам пришлось так много пережить, лорд Мэллори, До сегодняшнего дня я ничего не знал о вас и, поверьте, не принимал никакого участия в организованной на вас охоте. Перед лицом короля торжественно заявляю, что никогда не имел намерения объявить этого гаденыша, сына Джудит Энгвед, своим наследником. Она пыталась добиться моего расположения не далее как вчера вечером за ужином. Однако я скорее лишусь жизни, чем дам кому-то их этих людей свой дом или свое имя. Ваш отец был человеком строгих взглядов. Сожалею, что не могу сказать того же о себе.

Элис осознала, что ее рот широко открылся от изумления. А Джон Харт тем временем повернулся к королю, ожидая его решения. Элис машинально отметила, что он ни разу не встретился с ней взглядом, и почувствовала симпатию к несчастному старику.

— Это все, что вы можете мне сказать, лорд Харт? — спросил король.

Тот удрученно кивнул. Его губы были плотно сжаты, вероятно, чтобы не дрожали, на щеках полыхал лихорадочный румянец. Элис подумала, что почтенный лорд может не пережить унижения, которому подвергся, и едва сдержала усмешку, вспомнив, что всего лишь несколько недель назад он был гостем в Фолстоу и имел намерение сделать ей предложение.

— Ваши слова записаны, — провозгласил Эдуард, — можете идти.

Джон Харт низко поклонился, повернулся и быстро зашагал к дверям зала по центральному проходу, высоко держа седую голову и не обращая внимания на глазевших на него людей.

Король остался стоять и, когда шум стих, заговорил:

— Я объявляю свой вердикт. Леди Джудит Энгвед Мэллори, за вероломство, похищение важной персоны и незаконное лишение ее свободы, а также за лжесвидетельство, имевшее целью незаконно получить земли, я лишаю вас титула и приговариваю к тюремному заключению сроком на один год.

Джудит Энгвед слабо вскрикнула к отпрянула от приблизившихся к ней стражников.

— Беван, сын Джудит Энгвед Мэллори, за участие в заговоре и попытку убийства двух важных персон, — Элис снова разинула рот и покосилась на Пирса, не зная, понял ли он значение королевских слов, — ты будешь обезглавлен ровно через неделю. Да помилует Господь твою душу.

— Я не хочу отправиться за решетку, нет! — истошно завизжала Джудит, когда ее довольно бесцеремонно схватили за руки. — Беван, спаси меня!

Элис поморщилась. Беван не шелохнулся. Он стоял, тупо уставившись в пол у своих ног, и только кровь медленно стекала по расцарапанной Лайлой щеке.

— Ты меня понял? — требовательно спросил король.

Медленно, очень медленно Беван поднял голову. Какое-то время он внимательно смотрел на короля. Его физиономия не выражала никаких чувств.

— Зачем ждать неделю? — бесстрастно спросил Беван.

В следующее мгновение он засунул руку в глубь разорванной туники и извлек короткий кинжал. Не издав ни единого звука, он бросился на Пирса.

Элис была с силой отброшена в сторону. Первой ее мыслью было защитить Лайлу, но, прижав обезьянку к груди, она нашла глазами Пирса и выкрикнула его имя.

Рука Бевана была поднята, острое лезвие уже двигалось вниз. У Пирса не было оружия, и все, что он мог сделать, — это остановить удар рукой.

Сразу после этого Беван, хрипло вскрикнув, рухнул, а один из королевских стражников отступил в сторону и поднял окровавленный меч.

Джудит Энгвед дико выла, пока ее волокли к выходу. Кому-то из знатных дам стало плохо.

Эдуард посмотрел на недвижимое тело и в раздумье проговорил:

— И правда, зачем ждать неделю?

Труп унесли, и о случившемся напоминало только кровавое пятно на полу. Король обратился к Пирсу, протянув в его сторону руку — пальцы сжаты, ладонь вниз.

— Пирс Мэллори, я дарую тебе по праву титул лорда Гилвик-Мэнора.

У Пирса перехватило дыхание. Он отошел от Элис, сделал шаг к возвышению, на котором стоял король, и опустился на колени. Почтительно взяв руку Эдуарда, он поцеловал символ королевской власти. Когда Пирс снова встал на ноги, Эдуард протянул ему кольцо его матери:

— Надеюсь, вы будете хранить этот предмет в будущем?

Пирс кивнул, еще раз поклонился и вернулся к Элис. Когда он обнял девушку за плечи, той показалось, что ее сердце вот-вот разорвется от счастья.

Эдуард что-то тихо сказал судебному чиновнику, и тот обратился к собравшимся:

— Сегодня больше слушаний не будет. Возвращайтесь завтра утром. Всего вам хорошего. — Потом он покосился на Пирса, все еще обнимавшего Элис, и добавил: — А вы двое, останьтесь.

Элис вздохнула. Теперь ей придется ответить за Фолстоу. Вместо Сибиллы. И хотя Элис была напугана, не зная, какое наказание назначит ей король, она была готова ко всему. Впервые в жизни Элис собиралась защищать Сибиллу.

Глава 25

Пирс помахал рукой Айре, который направился к выходу вместе с остальными, показывая, что присоединится к деду, как только сможет. В последний момент старик вернулся и взял Лайлу, которая пошла к нему на удивление охотно. Пирс мысленно дал себе клятву, что обезьяна получит все гранаты, которые он сможет позволить себе приобрести. Элис послала Айре и Лайле по воздушному поцелую. После этого Пирс сжал руку девушки, и оба повернулись к возвышению, где на троне сидел король.

Элис вернулась за ним! Она сумела спастись, оказавшись в плену у Джудит Энгвед и Бевана, обрела свободу и добровольно отказалась от нее, чтобы быть с ним. Пирс не знал, каковы ее планы и что она предпримет, когда они окажутся в безопасном удалении от короля. И лишь в одном он был абсолютно уверен: он любит ее так сильно, как только можно любить. И теперь, когда ей предстояло держать ответ перед Эдуардом, он будет рядом, как раньше она была рядом с ним.

Прелестное личико Элис было мертвенно-бледным. Пирс чувствовал, что ее бьет сильная дрожь. Но если не считать этих признаков, которые были заметны лишь с близкого расстояния, она казалась спокойной. Она была именно той Элис, которую он знал.

Эдуард откинулся на спинку трона, взял с подноса чашу и начал пить, не сводя с Элис внимательных глаз.

— Где ваша сестра, леди Элис, и почему она игнорирует мои неоднократные вызовы? — требовательно спросил он.

Пирс скорее почувствовал, чем услышал, как Элис судорожно вздохнула.

— Она очень занята делами Фолстоу, ваше величество. Смерть нашей матери явилась для нее тяжелым ударом. Они были очень близки.

— Люди умирают, леди Элис, но это не повод не подчиняться прямым приказам короля.

Элис кивнула и через несколько секунд ответила:

— Я понимаю.

Эдуард продолжал буравить ее глазами.

— Сестра благословила ваш сегодняшний подвиг? Она одобряет то, что вы сейчас здесь, рядом с этим человеком?

Элис улыбнулась:

— Нет, ваше величество. Если честно, я постоянно нарушаю волю старшей сестры. В этот самый момент я делаю именно то, что она велела мне не делать.

Эдуард улыбнулся в ответ:

— Тогда, возможно, вы не являетесь врагом, которым я вас ошибочно посчитал. Ведь вы идете наперекор персоне, которая бросает вызов мне при каждом удобном случае. — Король на мгновение задумался. — Она собирается взяться за оружие, чтобы выступить против меня?

Элис покачала головой:

— Конечно, нет, ваше величество.

Эдуард недоверчиво прищурился.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь, — настаивала Элис.

Король поставил чашу на резной мраморный подлокотник.

— Я все знаю о вашей семье, леди Элис, и в первую очередь о вашей матери. Я знаю много такого, о чем вы, вероятнее всего, даже не подозреваете. Сибилла всячески противится моему расследованию.

— Заверяю вас, ваше величество, пусть мне известно немногое, но все это не имеет никакого отношения к благу государства и короля, — с улыбкой сказала Элис.

— Я верю, иначе вы не стали бы рисковать жизнью, появившись при моем дворе.

Глаза Элис удивленно расширились, а Эдуард кивнул:

— Да, да, дело настолько серьезно. — Он взял еще одну чашу и залпом выпил содержимое. — Вы сказали, что являетесь супругой лорда Пирса, но я не могу даже предположить, как это произошло.

Теперь слово взял Пирс.

— Мы встретились в кольце Фоксов, ваше величество. Это каменное кольцо…

— Я знаю эту легенду, — мягко прервал его Эдуард. — И вы оба признаете традицию?

Пирс взглянул на Элис и встретился с ней взглядом.

— Я признаю, — сказал он.

— Я тоже, — едва слышно пискнула Элис.

— И вам также, безусловно, известно, — продолжил Эдуард, вроде бы размышляя, хотя в его голосе слышались смешинки, — что леди Сибилла скорее всего будет недовольна женитьбой представительницы семьи Фокс и простого фермера, пусть даже теперь имеющего титул.

Элис тихо засмеялась:

— О, ваше величество! Мне хорошо известно, как сильно она недовольна. Недовольна — это еще мягко сказано. Она в ярости! Она устроила мою помолвку с лордом Клементом Коббом из Бладшира.

Король поморщился.

— Вот как? Его мать — ужасная женщина. — Король встал и лениво прошелся по возвышению. — Независимо от намерений вашей сестры королевством пока еще правлю я, и только я могу решить, законен брачный союз или нет. Так вот, передайте леди Сибилле, чтобы она выплатила Коббу ваше приданое. Впредь она не будет столь самонадеянна.

Сердце Пирса провалилось куда-то в область живота. А Эдуард небрежно помахал им рукой.

— Элис Фокс, леди Мэллори. — Он сделал знак сначала чиновнику: — Засвидетельствовано, — а потом писцу: — Засвидетельствовано. Да будет так. Благословляю вас обоих. Искренне надеюсь, что леди Сибиллу хватит удар.

Пирс услышал, как Элис жадно втянула ртом воздух, а потом присела в реверансе, и тоже поклонился.

Сидящий за маленьким столиком писец яростно строчил в своем пергаменте.

Король жестом подозвал к себе судебного чиновника, что-то тихо сказал ему, а потом снова повернулся к замершей перед возвышением паре:

— Вы можете остаться на две недели в качестве моих гостей, если хотите. Но, леди Мэллори…

Эдуард нахмурился, в воздухе повисло тяжелое молчание. А Пирс расплылся в глупой улыбке. Ему показалось, что он никогда не слышал ничего благозвучнее — «леди Мэллори».

— Да, ваше величество? — испуганно спросила Элис.

— Я еду в Фолстоу. Я еду, и обитатели замка больше не посмеют меня ослушаться.

— Я сообщу Сибилле, ваше величество.

Эдуард кивнул:

— Хорошо, можете идти.

Он неторопливо прошествовал по возвышению и исчез за ничем не примечательной панелью.

Писец начал поспешно собирать письменные принадлежности и пергаменты, разбросанные по столу. Слуги начали отмывать с пола кровь Бевана Мэллори.

Чиновник подошел к Пирсу и передал ключи от апартаментов Джулиана Гриффина.

— Его величество позволил вам занять комнаты лорда Гриффина. Они ему не понадобятся.

Пирс улыбнулся, глядя на кислую физиономию чиновника. Неужели его работа столь неприятна, что он всегда хмурится?

— Надо полагать, лорд Гриффин не отходит от своего новорожденного сына?

Чиновник нахмурился еще сильнее:

— У него родилась девочка. К сожалению, леди Гриффин не выжила.

— О нет, — прошептала Элис.

А Пирс неожиданно для самого себя ощутил сочувствие и симпатию к почти незнакомому человеку, понесшему столь тяжелую утрату.

— Мне очень жаль. Пожалуйста, передайте лорду Гриффину мои…

— Наши, — вмешалась Элис.

— Да, наши соболезнования, — сказал Пирс.

Что еще за «наши»? Раньше в жизни Пирса не было ничего «нашего».

Чиновник, прищурившись, взглянул на Элис.

— Полагаю, вы сможете выразить ему свои соболезнования лично, — сказал он и поклонился. — Всего хорошего, милорд, миледи, — сказал он и быстро ушел.

— Черт побери, — пробормотал Пирс.

— Как печально! — промолвила Элис. — Но интересно, что он имел в виду, говоря, что мы сможем лично выразить соболезнования лорду Гриффину? Он смотрел на меня, когда это говорил.

— Подозреваю, лорд Гриффин выполняет самые ответственные поручения Эдуарда, — предположил Пирс. — Мне кажется, именно его король отправит в Фолстоу.

— Ну, в любом случае это будет не скоро. Все же человек только что потерял жену.

Пирс пожал плечами, поскольку не знал, что сказать. Он повернулся к Элис, взглянул ей в глаза, и в тот же миг Джулиан Гриффин с его несчастьем, так же как и неопределенное будущее родного дома Элис, был позабыт. Он смотрел в глаза девушки, которую едва не потерял по собственной глупости. Теперь она его жена. Неужели это правда?

Элис тоже не сводила глаз с супруга. Она улыбалась.

— Я же говорила тебе, что мы женаты.

Пирс не знал, как реагировать. Ему хотелось сжать ее в объятиях, поцеловать, умолить поехать в Гилвик с ним и Айрой. Но, хотя ее улыбка была доброй и любящей, он понятия не имел, что она думает об их весьма поспешной официальной женитьбе.

— Уверен, еще можно все переменить, если захочешь, — сказал Пирс намного резче и неприветливее, чем намеревался.

Насупившись, Элис откинула голову, сжала кулак и ударила его, целясь между левой грудью и плечом. И хотя Пирс почти ничего не почувствовал, он понял, что она хотела причинить ему боль.

— Не могу поверить, что ты это предложил! — выкрикнула она, расплакалась и закрыла лицо руками.

Негромко выругавшись, Пирс крепко обнял Элис — об этом он мечтал с того самого момента, когда она появилась в зале королевского суда.

— Элис, милая моя Элис, прости. Я дурак, и с этим ничего не поделаешь, — бормотал он ей. Глубоко вздохнув, он снова начал говорить, и слова его шли от самого сердца. — Я так люблю тебя, моя дорогая маленькая женушка. Пожалуйста, скажи, что ты поедешь со мной в Гилвик и останешься там навсегда!

Рыдания сменились короткими всхлипываниями, и через несколько минут Элис подняла на Пирса заплаканные глаз, утирая мокрые щеки. Пирс поднял руку и нежно стер слезинку, скатившуюся на подбородок.

— Ты поедешь? — повторил он, не думая о том, что она может отказаться.

Он предложил ей себя, свой дом, все, чем он был и чем владел. Он никогда не будет так богат, как ее семья, и Гилвик никогда не станет равным Фолстоу.

Но она не была ребенком, и все это было ей известно. Возможно, она осознала свое положение значительно раньше, чем Пирс.

— Я уже говорила, что отправлюсь с тобой хоть на край света, — торжественно заявила Элис. — Так зачем же повторять очевидное? Я ведь дала клятву, Пирс. Не представляешь, как я горжусь своим новым именем, именем твоей жены. Мне еще не приходилось чувствовать ничего подобного, будучи просто Элис Фокс.

Пирс сдержал смешок. Она была великолепна! Неподражаема!

— Ну, положим, ты никогда не была «просто» Элис Фокс, — сказал он и нежно убрал волосы с ее заплаканного личика.

Неожиданно выпустив ее из объятий — Элис это чрезвычайно не понравилось, — он взял ее левую руку и надел на палец свое кольцо. Оно идеально подошло по размеру. Услышав тихий возглас Элис, Пирс поднес ее руку к губам и нежно, с благоговением прикоснулся губами к букве «М».

— Спасибо, — чуть слышно прошептала Элис и, сияя глазами, стиснула его пальцы. — Большое спасибо, Пирс.

— Ш-ш-ш, — улыбнулся он, жестом фокусника извлек откуда-то маленькую нитку с деревянными бусинами и надел Элис на запястье.

— Вот теперь я чувствую, что мы на самом деле женаты… — сказала Элис, — опять.

Пирс обнял жену и легонько коснулся губами ее губ. Она ответила на поцелуй.

— Скажи, какую причину ты придумала, чтобы Сибилла позволила тебе вернуться?

Элис помотала головой, провела рукой по мягкой бархатистой ткани краденой туники, которую купила для него.

— Ничего я не придумывала… Но, Пирс, давай поговорим об этом где-нибудь в другом месте. Здесь воздух…

— Не очень приятный, я с тобой согласен, — не стал спорить Пирс, думая об ужасной судьбе Джудит Энгвед и Бевана. Вспомнив о переданном ему ключе, он помахал им перед Элис: — Позволь мне проводить тебя в роскошные апартаменты.

Он рассмеялся, подумав, что уже провел ночь в королевском дворце, в то время как его облеченной многочисленными привилегиями супруге это еще только предстоит.

Глаза Элис заблестели.

— О, а кровать там такая удобная, как я думаю?

Пирс тихо засмеялся и возвел глаза к потолку. Его лицо залилось краской.

— Нам придется выяснить это вместе, любовь моя. Я спал на полу, опасаясь испачкать постельное белье.

Элис расхохоталась, притянула мужа к себе и требовательно поцеловала.

— Я люблю тебя, Пирс, — сказала она и повлекла его за собой.

— Но не так сильно, как я люблю тебя, — возразил Пирс и пошел за ней следом. — Сильнее любить просто невозможно.

Элис сморщила нос.

— Давай позаботимся о том, чтобы Лайла и Айра были тоже устроены с комфортом, а потом разберемся, кто любит сильнее и достаточно ли мягкая у лорда Гриффина кровать.

Комнаты были великолепны, этого Элис не могла не признать, но в отличие от Пирса она не была испугана вызывающей роскошью. И она решила не тратить драгоценное время на то, чтобы убрать с постели великолепное покрывало.

— Элис, ты хочешь меня? — спросил Пирс. Его голос звучал тихо и неуверенно. — Я имею в виду сейчас. Тебе пришлось многое пережить, и, может быть, ты бы предпочла…

— Хочу, — перебила она.

Подняв руку, она медленно расстегнула застежку плаща, но не сбросила его — плащ теперь свободно облегал ее.

— Я хотела тебя с тех самых пор, как ты пришел ко мне в кольцо Фоксов.

Она еще не успела договорить, как Пирс властно завладел ее ртом. Он обнял жену, крепко прижал к себе и даже слегка приподнял, словно хотел, чтобы их тела слились воедино.

Его рот был умелым, прохладным и влажным. Элис отвечала на его поцелуи с ничуть не меньшей страстью. Не выпуская из рук свою самую главную драгоценность, Пирс повернулся, и Элис оказалась стоящей спиной к кровати. Тогда он опустил ее на пол и даже немного отступил назад. Она недовольно застонала.

— Я не знаком с одеждой леди, так что для твоего наряда будет лучше, если ты снимешь его сама.

Элис осмотрела свое синее платье, с которым теперь было связано так много воспоминаний. Именно в нем она сделала главный шаг своей жизни — стала замужней женщиной.

— Ты имеешь в виду эту старую тряпку?

Пирс только улыбнулся и сделал еще шаг, чтобы у них обоих было достаточно места. Элис быстро справилась со шнуровкой, а когда стала спускать платье, заметила, что Пирс не сводит с нее глаз. Она на мгновение замерла, порозовев от смущения, но сразу рассердилась на себя и вздернула подбородок.

Глядя мужу прямо в глаза, она медленно, очень медленно правой рукой спустила платье с левого плеча. Потом левой рукой прикрыла грудь и позволила платью соскользнуть и с правого плеча.

Она сделала паузу, заметив, что его руки застыли, так и не добравшись до застежки пояса, и сказала:

— Я обогнала тебя.

Пирс не мог себя заставить отвести взгляд от молочно-белой кожи и восхитительной груди, едва прикрытой изящной рукой.

— Я никуда не спешу, — прохрипел он.

Ее брови поднялись, вслед за ними приподнялся уголок рта.

— Очень хорошо.

Еще медленнее она опустила руку, закрывавшую грудь — в результате Пирс забыл, что надо дышать, — а вслед за этим позволила платью соскользнуть с бедер и упасть на пол. Теперь она стояла перед Пирсом обнаженной.

— Элис… — хватая ртом воздух, прошептал он. — Ты прекрасна.

Она рассмеялась, чувствуя себя всесильной. Ее глаза остановились на одежде Пирса.

— Позвольте вашу тунику, милорд.

Руки Пирса пришли в движение. Он принялся торопливо расстегивать ремень, и через несколько мгновений тот с глухим стуком упал на пол. Его большие мозолистые пальцы нащупали шнуровку на вороте, и Элис с удивлением отметила, что он весьма ловко справился с тонкой работой по ее развязыванию. Пирс стянул тунику через голову, и первое, что бросилось в глаза Элис, — это его сморщившиеся, затвердевшие соски. Пирс, опустив глаза, заметил изрядную выпуклость внизу живота и снова взглянул на молодую жену. В его глазах было смятение.

Элис села на край кровати и поспешно освободилась от платья. Потом она стряхнула туфельки, скользнула под тяжелое покрывало и, подтянув его к груди, укрылась. Пока она укладывалась, в какой-то момент ее ноги оказались раздвинутыми, и Пирса моментально бросило в дрожь. Он снял башмаки и принялся аккуратно развязывать и снимать дорогие шерстяные рейтузы. Раздевшись, он замер у постели, которую готовился разделить с Элис, — голый, неуверенный, дрожащий. Она внимательно рассмотрела его тело, уделив особое внимание мужскому естеству, потом устремила взгляд на лицо Пирса и убедилась, что его зрачки увеличились в размере не меньше чем в два раза. Сама Элис чувствовала, что ее бросило в жар. Она любила и была готова быть любимой.

Пирс все никак не ложился.

— Элис, ты когда-нибудь…

— Нет, — с готовностью сообщила она, избавив его от необходимости сформулировать деликатный вопрос до конца. — Ну, разве ты не счастливый мужчина? Сразу после, заключения брака заполучил в свою постель девственницу. Правда, надеюсь, таковой я останусь недолго. — И она откинула покрывало. — Ложись скорее!

Но Пирс все еще колебался.

— Ты боишься? — спросил он.

Ее улыбка погасла.

— Я никогда и ничего не буду бояться, когда ты рядом. Иди ко мне.

Наконец Пирс лег в постель. Лишь только Элис ощутила прикосновение его прохладной кожи, ей показалось, что ее тело пылает огнем. Она обхватила мужа руками за шею и прижалась к нему всем телом, ожидая ласки. Он почувствовал ее соски — маленькие твердые бутончики, мягкий пушок волос между ног и нежно прижал молодую жену к себе. Она застонала.

Пирс, опустив руку, погладил шелковистые ягодицы, потом раздвинул ноги Элис и коснулся кончиками пальцами нежнейшей плоти. Элис в ответ замурлыкала.

Затем Пирс оторвался от рта любимой и перевернул ее на спину.

— Можешь пока придерживать покрывало, — разрешил он и заскользил по телу Элис ниже, пока его плечи не оказались между ее ногами. И тогда он попробовал ее на вкус.

Элис закричала и выпустила покрывало из рук. Сейчас ей казалось намного более важным схватить обеими руками его голову и оторвать от себя, заставить прекратить то, что он с ней делал… или, наоборот, прижать к себе еще сильнее. Но сквозь покрывало сделать это оказалось не так просто. Он легонько покусывал, целовал, исследовал языком потаенные складки плоти, доведя Элис тем самым до полуобморочного состояния. Потом он нащупал кончиком пальца вожделенный бугорок, в котором, казалось, сосредоточились все нервные окончания, и начал теребить его.

— Пирс, — выдохнула Элис, уже почти ничего не соображая, — пожалуйста…

Она уже была близка к вершине и чувствовала это, хотя и не знала еще, что произойдет дальше. Он опять лег сверху, но его рука осталась между ним и Элис и палец продолжал терзать крошечный бугорок, спрятанный в глубине ее лона. Пирс провел языком по пересохшим губам Элис, втянул в рот ее язык и стал увлеченно сосать. Элис приподняла бедра ему навстречу, и он вошел в нее — немного, только головкой пениса. Почувствовав восхитительную тесноту, Пирс, вздохнув, продвинулся еще немного. Элис понимала, что по сравнению с мужем очень маленькая. Пока он стоял перед ней обнаженным, она успела как следует рассмотреть его восставшую плоть и теперь испугалась, что не сумеет вместить его целиком.

Элис всхлипнула и рванулась вперед, навстречу Пирсу. Желание оказалось сильнее, чем неприятные ощущения. Он тоже сделал рывок вперед и замер.

Элис вскрикнула. Он вышел из нее — не весь, конечно, только частично, — снова погрузился, затем последовал еще один осторожный толчок и еще один…

Молодая жена начала двигаться вместе с ним, инстинктивно уловив ритм. Ее налившаяся кровью, набухшая плоть пульсировала, тело вздрагивало, дыхание стало прерывистым. Элис снова закричала, на этот раз не от боли, а от желания. Еще два движения, и она приняла жезл Пирса целиком, еще несколько — и в ней что-то взорвалось, рассыпавшись мелкими цветными брызгами. Ее омыла волна блаженства. Она выгнулась вперед, чтобы ощутить всем своим существом, каждой клеточкой волшебство близости с любимым мужчиной. Еще миг, и Пирс хрипло закричал, излив свое семя.

Элис покрывала его лицо легкими поцелуями, когда он, едва отдышавшись, зашептал, словно в горячечном бреду:

— Я люблю тебя, Элис, люблю… люблю…

Потом они еще много раз любили друг друга. Радость узнавания, тепло дыхания, нежность поцелуя, волшебство прикосновения — все это было старо как мир и вместе с тем восхитительно ново. И всякий раз наградой были непередаваемые ощущения, и, в очередной раз достигнув вершины, любовники без сил вытягивались на супружеском ложе.

В дверь постучал слуга и предложил подкрепиться. Пирс принял предложение с таким восторженным энтузиазмом, что Элис весело захихикала. Он взял принесенный поднос, держа его в одной руке, поспешно запер замок, поставил еду на стол у очага и вернулся к Элис. Они отдыхали и смотрели в окно. В небе ярко светило послеобеденное солнце. Лежа в постели, больше ничего нельзя было увидеть — только голубое небо и оранжевое солнце.

— Ну, теперь-то ты мне расскажешь? — поинтересовался Пирс, разбудив Элис, пребывающую в полудреме.

— Что ты имеешь в виду? — не поняла Элис.

— То, о чем мы с тобой говорили раньше, — лениво объяснил Пирс, поглаживая ее спину и ягодицы. — Я хочу знать, что ты сказала Сибилле, чтобы заручиться ее согласием на возвращение во дворец.

Элис задумчиво улыбнулась. Даже не глядя на нее, Пирс почувствовал эту нежную улыбку.

— Я просто открыла ей правду о том, что случилось с нами в лесу. Я объяснила, что люблю тебя и ты нуждаешься во мне.

— И она отпустила тебя без возражений?

Поверить в такой поворот Пирс никак не мог.

— Ну, не совсем так, — призналась Элис. — После того как я все рассказала, Сибилла продолжала настаивать, чтобы я вернулась с ней в Фолстоу. И я согласилась. В конце концов, Сибилла рисковала своей жизнью, нашим общим домом, явившись к королю. Я была в долгу перед ней за это и за многое другое. Увы, я никогда не понимала ее отношения ко мне до того, как ты появился в моей жизни. И еще я думала, что ты меня не хочешь. Очень уж ты старался отделаться от меня. И я подумала, что, наверное, ты меня все-таки не любишь.

— Элис, я…

— Не надо ничего говорить, — усмехнулась она и погладила его по руке. — Я еще не закончила. Мы достигли городской ограды, никем не замеченные. И тут Сибилла вдруг остановилась и сказала мне, что хочет моего счастья, что я проявила мужество и изобретательность, оставаясь рядом с тобой. И еще добавила, что я уже не ребенок, а Клемент Кобб — кусок дерьма.

— Она назвала его куском дерьма? — рассмеялся Пирс.

— Да, хотя и не объяснила, что заставило ее изменить отношение к этому человеку. Она убедила меня, что не позволила бы мне выйти за него замуж, даже будь он последним титулованным женихом в королевстве. Заявила, что доверяет моему мнению, и если я нахожу тебя достойным человеком, то она тоже.

— Черт меня побери! — воскликнул Пирс.

— Тут еще надо учесть то, что Сибилла всегда держит свое слово, — признала Элис. — Помнишь, когда я покидала Фолстоу, она заверила меня, что если я встречу в кольце Фоксов мужчину, который возьмет меня замуж, она не будет возражать. Сестра придает большое значение тому, чтобы никогда не нарушать обещаний.

— Слава Богу.

— Я тоже так думаю. Короче, она обняла меня, поцеловала и заявила, что если нам не удастся добиться своего, двери Фолстоу всегда останутся для нас открытыми. После этого она ушла, оставив меня у ворот.

— Мне кажется, я уже люблю ее, — сказал Пирс, даже не пытаясь скрыть потрясение.

— А я знаю, что очень ее люблю, — мягко сказала Элис.

Последовало долгое молчание.

— После нашего возвращения я отправлюсь в деревню Айры, чтобы узнать, кто пожелает переехать к нам в Гилвик, — нарушил тишину Пирс.

— Прекрасная идея, — не стала спорить Элис.

— Только все не так просто, — возразил он, и Элис услышала в его голосе сомнение. — В деревне Айры живет много людей, а возможности Гилвика ограниченны. Даже не знаю, как их всех разместить и обеспечить. Боюсь, на это не хватит средств.

— Не беспокойся об этом, супруг мой, — ответила Элис, сладко зевнула и закрыла глаза. — По пути в Гилвик мы заедем к Сибилле.

— Зачем? — удивился Пирс.

— Ну во-первых, ты забыл, что я везу бумагу от короля, — сонно пробормотала Элис. — А во-вторых, ты должен потребовать мое приданое. Уверена, Сибилла его уже приготовит к нашему прибытию. Можешь не сомневаться, сумма будет весьма значительной.

Пирс ахнул и чмокнул жену в ухо.

— Я сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь твоим родным, — твердо сказал он. — Своей семьи у меня, можно сказать, никогда не было. Я буду в Фолстоу, когда король пришлет своих людей.

— Я знаю, — спокойно сказала Элис. Открыв глаза, она взглянула в окно. — Не сомневаюсь, что так и будет, любовь моя.

Но было еще многое, о чем Элис никогда не спрашивала у сестры за все годы, что они жили без матери. Старшая дочь свято хранила секреты покойной. Но если глава семьи Фокс хочет пережить немилость короля, ей придется научиться доверять кому-либо, кроме самой себя.

Правда, Элис не была абсолютно уверена в том, что ей хочется узнать истину.

Эдуарду нужна была Сибилла. Но это означало, что Сесилия тоже подвергалась опасности. Чем раньше средняя сестра обретет спасительное пристанище в монастыре, тем лучше.

Элис снова закрыла глаза. Для нее все это уже не имело особого значения. У нее был муж, с которым она себя чувствовала совершенно спокойно. И еще ей очень хотелось спать.

— Я люблю тебя, Пирс, — прошептала она.

— И я тебя люблю, жена моя.

В ту ночь Элис снилась чудесная музыка, мама, дети, родившиеся у нее и Пирса. И еще ей снился красивый и величественный замок Фолстоу.

Примечания

1

Верховный суд в Англии того времени. — Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Ребенок, оставленный эльфами взамен похищенного.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25