КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Репутация герцога (fb2)


Настройки текста:



Сюзанна Энок Репутация герцога

Глава 1

Июнь 1813 года

Судя по лицам солдат, маршировавших от Хорсгардз, кое-кто был готов решиться на кровопролитие. Тихо выругавшись, Себастьян Гриффин, герцог Мельбурн, галопом промчался мимо колонны и, опередив солдат на полмили, оказался у цели. Расстояние невелико, да времени было мало.

Осадив гнедого жеребца, он спрыгнул на землю.

– Кто здесь главный? – перекрывая шум, крикнул он, едва замечая мчащихся следом младших братьев и зятя.

– Я, – донесся из толпы грозный гортанный голос. Крепкий мужчина, одетый, как и большинство его товарищей, в поношенную рабочую одежду, проталкивался к Себастьяну. – Что надо, юноша?

Юноша! Его уже семнадцать лет так не называют, с тех пор как он в семнадцатилетнем возрасте унаследовал герцогский титул. Себастьян поднял бровь:

– Я хочу знать, почему вы считаете, что, взломав ворота Карлтон-Хауса, получите продовольствие и сочувствие к вашим проблемам.

– А вы, черт побери, кто, что разъезжаете здесь на модной лошади с модными дружками? – требовательно спросил мужчина.

Себастьян, не отвечая, повернулся к подъехавшим всадникам.

– Купите продуктов на рынке на Пиккадилли, – проинструктировал он своего секретаря. – И доставьте в Вестминстерское аббатство.

Риверз, кивнув, повернул своего мерина.

– Сию секунду, ваша светлость.

– Дженнингз, отправляйтесь с ним. Нужны одеяла и одежда.

– Мчусь, ваша светлость.

Когда Мельбурн снова повернулся к крупному мужчине, на воинственном лице того промелькнуло замешательство.

– Думаете, дадите нам хлеба и рубашку, и мы уйдем? Не получи…

– Вас человек триста? – перебил Себастьян. Улучив момент, он взглянул на голодные, отчаянные лица в толпе, сопротивляясь желанию оглянуться на солдат. – Идите в Вестминстер, я встречусь с вами там. Мы обсудим, как прокормить ваших людей, пока не улучшится ситуация.

– Я не…

– Если настаиваете на том, чтобы атаковать резиденцию принца-регента, он будет вынужден вызвать солдат. – Мельбурн смотрел мужчине в глаза. – У вас здесь дети, сэр. Не доводите до беды. Даю слово, что помогу вам.

– Я не знаю вашего имени, сэр… ваша светлость.

– Я герцог Мельбурн. Если вы обо мне что-нибудь слышали, то знаете, что я слов на ветер не бросаю.

Мужчина резко шагнул вперед. Шей и Закери придвинулись ближе, но Себастьян жестом велел братьям отойти. Эти люди отчаялись и ищут, на ком отыграться за свои беды. Черт бы побрал Кеслинга, равнодушного к тяжелому положению людей, фермы которых граничили с его владениями. Сделав медленный вдох, Себастьян протянул руку. Сжав челюсти, фермер тряхнул ее.

– Я Браун, ваша светлость. Натан Браун. И я слышал о вас.

– Я встречусь с вами в аббатстве через два часа, мистер Браун.

Браун кивнул:

– Я буду там.

Воодушевленная Брауном толпа двинулась на восток, в направлении Вестминстерского аббатства. Некоторые хватали Себастьяна за руки, он улыбался и кивал. Когда последний человек покинул ворота Карлтон-Хауса, Мельбурн глубоко вздохнул.

– Отличная работа, Себ, – прокомментировал его самый младший брат, лорд Закери Гриффин. – У меня с собой только один пистолет, было немного тревожно.

– Гм. Шей, отправляйся к настоятелю церкви Святой Маргариты, скажи, что в аббатстве день-другой побудут гости.

Средний брат повернул коня.

– Уже еду.

Себастьян вскочил на Мерлина.

– Я тоже. У меня встреча через два часа.

Его зять Валентин Корбетт, лорд Деверилл, сверкнул улыбкой.

– Что ты делаешь по утрам, когда не спасаешь монархию и не кормишь бедных и обездоленных?

– Я кормлю Закери, и это почти столь же рискованно, – ответил Себастьян на скаку, торопясь поговорить с трясущимся секретарем регента, появившимся у ворот в компании шести столь же нервозных дворцовых стражников. – Возвращайтесь к своим делам. Грин останется со мной.

Конюх кивнул, остальные уехали, Зак и Валентин – последними. Хотя Себастьян притворился, что ничего не слышал, он мог разобрать их тихий разговор о его рискованном поступке и о том, что могло произойти, если бы мистер Браун был вооружен не только праведным негодованием. Но, будучи герцогом Мельбурном, Себастьян сделал не больше и не меньше, чем требовал его долг перед Короной и народом Англии. Он всегда помнил о своей ответственности.

Отъехав от Карлтон-Хауса, резиденции принца-регента, он придержал коня и пустил его шагом, более подобающим для поездок по Мейфэру. Вскоре он свернул на Гросвенор-сквер и направился к Гриффин-Хаусу. Соскочив с седла, Себастьян бросил уздечку Грину и зашагал к крыльцу. Конюх повел Мерлина вокруг дома к конюшне.

Когда Себастьян подошел к двери, она распахнулась.

– Полагаю, вы преуспели, ваша светлость? – спросил дворецкий, посторонившись, чтобы пропустить Себастьяна.

– К счастью, Стэнтон. Моя дочь уже проснулась?

– Не уверен, ваша светлость. Послать за ней?

– Да. Я хочу повидаться с ней, прежде чем уеду в парламент. Когда Риверз вернется, сообщите ему, что нужно перенести назначенную на завтра встречу за ленчем. Я большую часть дня пробуду в Вестминстерском аббатстве.

– Слушаюсь, ваша светлость.

Отдав дворецкому шляпу, перчатки и пальто с пелериной, Себастьян прошел в маленькую столовую. На буфете щедрыми грудами лежали хлеб, фрукты, мясо. Выглаженная утюгом «Лондон таймс» уже ждала его на его месте в торце стола. Положив себе еду, Себастьян уселся и стал читать статью о последних тарифных соглашениях между Великобританией и Соединенными Штатами, предотвращавших возобновление военных действий. По предположениям авторов, герцог Мельбурн давил на правительство, пока оно не сделало разумные шаги.

– По крайней мере, на время, – пробормотал себе под нос Себастьян, указав на кофе. Один из лакеев поспешил наполнить чашку. Прежде чем отпить глоток, Себастьян вдохнул аромат. Хвала Всевышнему за Америку, Южную и Северную.

– Я проснулась, папа, – прозвучал от двери звонкий голосок, и Себастьян поднял глаза.

– Доброе утро, Пип, – улыбнулся он. – Ты прелестно выглядишь.

У леди Пенелопы Гриффин, которой еще и восьми не исполнилось, проснулся интерес к нарядам. Этим утром она надела ярко-желтое муслиновое платье в белый цветочек и желтую шляпку, щедро украшенную белыми маргаритками. Девочка присела в реверансе, а потом бросилась к отцу.

– Я очень привлекательная, правда? – спросила она, поправляя шляпку.

– Я так понимаю, что вы с миссис Бичем отправляетесь на день рождения Мэри Хейли?

– Да. Я подарю Мэри белую шляпку с желтыми нарциссами.

– Тогда вы будете самыми прелестными юными леди в Лондоне.

Пип взяла с буфета персик, два тоста и села рядом с отцом.

– Думаю, да. Можно мне пригласить Мэри завтра на чай?

– Я думал, что завтра у тебя ленч с тетушками, – чуть нахмурился Себастьян.

– Ах да. Я забыла. Знаешь, у меня в эти дни такой плотный график.

Себастьян посмотрел на свою темноволосую сероглазую дочь. Было физически больно думать, что лет через десять в ее графике будут пикники и вечеринки и ему придется наблюдать, как она танцует с бойкими юнцами.

– Завтра вечером в Воксхолле будут акробаты, – немного резко сказал он. – Почему бы не пригласить Мэри и лорда и леди Бернард составить нам компанию?

Пип подпрыгнула на стуле:

– Акробаты?! И жонглеры?

– Думаю, да.

– С удовольствием! – Откусив большой кусок персика, она искоса посмотрела на отца. – Но знаешь, у них гостит тетушка Мэри, она захочет поехать с нами, а потом захочет жениться на тебе.

Только этого не хватало!

– Хорошо, в таком случае мы можем…

Дверь в столовую открылась.

– Доброе утро всем, – сказал Закери, направляясь к буфету.

– Когда я велел тебе отправляться домой, я имел в виду твой дом, – с улыбкой заметил Себастьян в спину брату. Зака явно отправили убедиться, что глава семейства вернулся домой целым и невредимым.

– У Кэролайн сегодня утром посиделки с герцогом Йорком. Она сказала, что мое присутствие напомнит ему о тебе, а, следовательно, о том, что его не слишком любят в палате лордов.

– Это потому, что он пользуется расположением той девицы, и она заставила его повысить тех солдат? – встряла Пип.

Боже милостивый!

– Что ты знаешь об этом? – спросил Себастьян дочь, сердито глянув на усевшегося напротив нее брата.

– Дядя Шей сказал, что герцогу следует научиться держать брюки застегнутыми и нельзя зависеть от любезности женщин. Она шьет ему брюки?

– Точно, – хохотнул Зак. – И вот конечный результат всего этого: я добрался до Гриффин-Хауса позавтракать с моей любимой племянницей.

– Вы не должны так говорить, – тряхнула темными кудряшками Пип. – Что, если тетя Нелл и дядя Валентин слышали бы вас? Они бы расстроились, что вы любите Роуз меньше меня.

– Да, Закери, как бы ты объяснил своей сестре, что ее дочь хуже моей?

Себастьян поднял бровь, притворившись на миг, будто не рад неожиданной компании. С тех пор как Шей женился и прошлым летом покинул Гриффин-Хаус, все пошло…

Он встряхнулся. Довольно!

– Роуз, конечно, чудесная, но ей только пять месяцев. Согласитесь, ее разговоры искрометными не назовешь.

Пенелопа рассмеялась.

– Это потому, что у нее еще нет зубов. – Потянувшись через стол, она похлопала дядю по руке. – Не волнуйтесь. Я уверена, что вы ее больше полюбите, когда она станет немного старше.

Закери улыбнулся племяннице:

– Не сомневаюсь. И ценю твою рассудительность и благоразумие.

– Конечно. Я не хочу, чтобы дядя Валентин стукнул вас по голове.

– Спасибо. Я тоже этого не хочу.

Они болтали о всякой чепухе, пока Себастьян не поднялся из-за стола.

– Можно тебя на минуточку, Зак? – спросил он. Брат встал.

– Конечно. Пип, я дам тебе шиллинг, если ты намажешь мне джемом кусочек хлеба.

– Два шиллинга, – ответила девочка, потянувшись к банке.

– Договорились.

Себастьян вышел в коридор и немного прикрыл дверь, когда к нему подошел Закери.

– Пип хочет пригласить Мэри Хейли в Воксхолл завтра вечером. Ее тетя, леди Маргарет Трент, вероятно, присоединится к нам.

Зак состроил гримасу.

– Я думал, ты хочешь попросить меня помочь разобраться с мистером Брауном и его разгневанными друзьями. Конечно, мы с Каро составим вам компанию.

Вздохнув с облегчением, Себастьян похлопал брата по плечу.

– С мистером Брауном дело простое. А вот от леди Маргарет я хочу держаться подальше.

– Как будто кто-то из нас хочет, чтобы эта особа с вечно кислым лицом влилась в нашу семью.

– Гм. – Себастьян поднял бровь. – Вряд ли это случится. Независимо от того, будете ли вы нас сопровождать.

Закери плотно закрыл дверь в маленькую столовую.

– Ты в порядке, Себ? Я имею в виду не только твой утренний героизм… ты теперь живешь здесь только с Пип…

– Я это не обсуждаю, – стиснул челюсти Себастьян. – И независимо от того, что ты имел в виду, не беспокойся.

– Понятно. Извини. Ты привезешь нас с Каро на званый вечер к Элкинсам, или мы сами поедем?

– Я заеду в восемь. – Себастьян изучал вид за окном. – Я в порядке. Приспособился к меньшей семье. – Никому, кроме родных, он в этом не признался бы.

Закери прочистил горло.

– Только… не откусывай мне голову, но за последние два года Нелл, Шей и я обзавелись семьями. Ты… Я не хочу видеть тебя печальным, когда мы все обрели счастье. – Он пожал плечами. – Я понимаю, что путано говорю, но, знаешь, я все помню. Я помню тебя четыре года назад, когда Шарлотта умерла. Не думай, что, уехав отсюда, мы оставили тебя.

– Ради Бога, Закери. – Себастьян собрал все свое самообладание, чтобы говорить ровно и спокойно. – Я не инвалид. И не пытайся занять мое место. Последние семнадцать лет я глава этого семейства. Когда ты в один прекрасный день возьмешь эту ответственность на себя, тогда сможешь сочувствовать. А до тех пор верь мне на слово. Все в порядке. А теперь извини, мне нужно ехать в парламент, а потом на ленч с тремя сотнями разгневанных фермеров и их семьями.

Себастьян вернулся в столовую.

– Пип, милая, – он тепло улыбнулся дочери, – обещай, что расскажешь мне все о вечеринке, когда я вернусь.

Девочка встала, и он присел на корточки, чтобы обнять ее.

– Обещаю. Ты будешь дома к обеду?

– Я должен вернуться задолго до этого.

– И потом ты поедешь на бал с дядей Закери и остальными?

– Придется, Пенелопа. – Себастьян крепче обнял дочь. – Когда я даю слово, что приду, и затем не появляюсь, это задевает чувства людей. – У Пип впереди еще масса времени, чтобы узнать во всех деталях, что значит быть членом семьи Гриффин и дочерью герцога.

– Хорошо. – Глубоко вздохнув, она отпустила отца. – Я люблю тебя, папа.

– И я люблю тебя, дорогая. Будь хорошей девочкой.

– Я постараюсь.


– Проклятые… близорукие… крохоборы…

– Мельбурн!

Взяв себя в руки, Себастьян, выходя из палаты лордов, замедлил шаг. Сколько лет он заседает в парламенте, но помнит всего несколько случаев, когда его никто не догонял на выходе из здания. Сейчас Себастьян почти стремился к стычке.

– Да, Кеслинг?

Спешивший по коридору виконт остановился перед Себастьяном, распространяя резкий аромат французского одеколона, который немного маскировал затхлый запах тела. Себастьян заставил себя сдержаться и не отступить на шаг.

– Мельбурн, я думал, что вы придерживаетесь более прогрессивных взглядов, чем…

– Чем что?

– Вы утверждаете, что заботитесь о благосостоянии простого народа, и все же каждый раз, когда Принни просит средства на свои безумства, вы голосуете в его поддержку. Я не пони…

Опять этот разговор!

– Возможно, вы объясните мне, Кеслинг, как получается, что каждый раз, когда поднимается вопрос о налоге на собственность, в результате которого правительство может использовать доход для облегчения положения граждан, вы его проваливаете. И не трудитесь объяснять, почему вы так бессердечно обращаетесь с людьми, живущими на ваших собственных землях.

– Почему бремя должно быть возложено на нас по причине нашего социального происхождения? Просто по рождению? Это такая случайность. Вряд ли это…

– Ах, вот в чем проблема, – перебил Себастьян. – Мое рождение не было случайностью. Я это когда-нибудь вам объясню. Для того чтобы Великобритания оставалась сильной в развивающемся мире, мы должны прогрессировать. Для этого нужны образованные и спокойные граждане. И для того, чтобы остальной мир видел нашу мощь, наше правительство должно быть работоспособным. Это правительство поддерживает монарха и народ. И будет это делать, пока в палате лордов есть представитель рода Гриффинов. Всего доброго, Кеслинг. – Он круто повернулся.


Парадная дверь Гриффин-Хауса распахнулась в тот момент, когда остановилась карета Себастьяна.

– Стэнтон, – сказал он, спустившись с подножки, – леди Пип уже вернулась?

– Еще нет, ваша светлость. Вам записка из Карлтон-Хауса.

Герцог взял ее с серебряного подноса и развернул.

– Когда ее принесли?

– Двадцать минут назад, ваша светлость.

– Толлинз, подождите, – окликнул Себастьян кучера, пока тот не отправился с каретой в конюшню. Сунув записку в карман, он взял шляпу и перчатки. – Сообщите моей дочери, куда я уехал и что я вернусь, как только смогу, – сказал он дворецкому.

– Конечно, ваша светлость, – поклонился дворецкий.

Вздохнув, Себастьян отправился назад по улицам Мейфэра. Он представлял, чего хочет Принни: невзирая на утренние события, принц-регент поглощен завершением своего павильона в Брайтоне, хотя казна пуста. Сегодня было предварительное голосование в палате лордов.

По пути Себастьян превратился из верного сторонника монархии в наперсника и советника принца. Несмотря на некоторое неудобство, это действительно давало ему дополнительный контроль над курсом развития страны. К тому же если не считать случайных истерик и частых «спектаклей», Принни был отличным парнем с изысканным вкусом.

В Карлтон-Хаусе его сразу же проводили в белую гостиную, что было странно. Эта комната предназначалась для официальных гостей, к которым Себастьян уже давно не относился. Очевидно, Принни что-то задумал. Себастьян подошел к выходящему в парк окну и ждал.

Он все еще стоял там, когда пять минут спустя дверь открылась снова.

– Мельбурн! – раздался знакомый голос Принни. – Я не знал, что вы здесь. Вам нужно обсудить со мной какие-то неотложные вопросы?

Себастьян повернулся к регенту, маскируя замешательство улыбкой, поскольку вслед за Принни в комнату вошло больше десятка человек. Ах, так теперь он экспонат!

– Да, ваше высочество, – согласился он, кланяясь.

– Я освобожусь через несколько минут, – ответил Принни. – Сначала я хотел бы представить его величество Стивена Эмбри, короля Коста-Хабичуэлы, а также его жену, королеву Марию. Ваши величества, его светлость герцог Мельбурн, один из моих самых близких советников.

Стоявший в центре мужчина шагнул вперед и протянул руку.

– Очень приятно, ваша светлость, – сказал он с явным корнуэльским акцентом.

Гм. Насколько Себастьян знал, Корнуолл не выходил из состава Соединенного Королевства и не менял названия.

– Ваше величество, – поклонился он и обменялся рукопожатием.

Вдобавок к акценту у короля были светлые волосы, соломенные усы и типично английские черты лица, несмотря на испанский титул. На короле, как и на четырех мужчинах, окружавших группу, был необычный, военного покроя костюм. Наряд монарха отличался узкой белой перевязью через левое плечо, заканчивающейся кистью на правом бедре. На перевязи несколько знаков военной доблести, на груди крупный зеленый крест.

В отличие от супруга, державшая его под руку дама, была явно испанских кровей: высокая, черноволосая, со смугловатой кожей и карими глазами. Несомненно, это королева Мария.

– Позвольте поинтересоваться, где находится Коста-Хабичуэла? – Себастьян сосредоточил внимание на короле.

– Я рад, что вы спросили, – с улыбкой ответил Эмбри. – Мы находимся на восточном побережье Центральной Америки. Удивительное место. Я был горд, когда король Берега Москитов передал его мне и моим наследникам.

Значит, это третья страна, образовавшаяся в Южной и Центральной Америке за последние полтора года.

– Так ваша территория находится на Берегу Москитов?

– Совершенно верно, ваша светлость. Вы знаете географию.

– Однако куда менее известно, – раздался слева от короля мягкий женский голос, – что берег назван по имени группы маленьких островов, а не в честь насекомого.[1]

Себастьян повернул голову. На него пристально смотрели карие глаза глубокого коричневого цвета, как плодородная почва весной. Кожа кремовая, гладкая и безупречная, черные, как вороново крыло, волосы чуть вьются.

– Ваша светлость, – ворвался в его мысли голос короля – моя дочь, принцесса Жозефина Катарина Эмбри.

Себастьян мысленно собрался. Он чувствовал себя так, будто смотрел на девушку целый час, хотя прошло, должно быть, меньше минуты.

– Ваше высочество, – поклонился он.

Она ответила легким реверансом, сверкнув глазами, словно точно знала, какой произвела на него эффект.

– Ваша светлость.

– Король с семейством здесь, чтобы получить определенные займы, – вставил Принни, потирая мясистые руки. – Знаете, Мельбурн, вы для этого прекрасно подходите. Я назначаю вас ответственным по связям Британии с Коста-Хабичуэлой. Как вам это нравится?

Не слишком.

– Я польщен, ваше высочество, – громко сказал Себастьян, изобразив холодную улыбку. – Не уверен, способен ли обеспечить значительную помощь, но счастлив предоставить совет.

– Вот и отлично. Вы ведь будете сегодня на вечере у Элкинсов?

– Планировал.

– Тогда вы проводите туда наших новых друзей. К сожалению, у меня есть другие договоренности, иначе я сам бы это сделал.

На мгновение Себастьян задался вопросом, учитывает ли Принни, что оказывает большую поддержку новой стране, поручая герцогу Мельбурну ввести ее короля в лондонское общество, но тут же нашел ответ. Принц думал только о том, чтобы произвести на иностранцев впечатление своим великодушием.

– С радостью, – ответил Себастьян, поскольку альтернативы у него не было.

– Боюсь, у королевы Марии и у меня тоже есть другие договоренности, – извиняющимся тоном произнес король.

Слава Богу!

– Печально слышать…

– Однако принцесса Жозефина замечательно представит Коста-Хабичуэлу.

– Да, с удовольствием, – снова раздался мягкий голос.

У Себастьяна по спине пробежала дрожь.

– Тогда скажите мне, где вы остановились, я буду в восемь часов.

– Жозефина, пожалуйста, позаботься об этом. – Повернувшись к Принни, король принялся расспрашивать его о беломраморных скульптурах, украшавших комнату.

– Мы остановились в доме полковника Уинстона Бранбери, пока не найдем подходящей резиденции, – сказала принцесса, взяв руку Себастьяна.

– Бранбери? Знаю. – Он не мог стоять спокойно, поэтому подвел принцессу к ближайшему окну.

– Хорошо. Я не смогла бы указать направление, – продолжала она с улыбкой, – совершенно не знаю Лондона.

Себастьян уставился на ее пухлые губы.

– Не беспокойтесь, – выдавил он. – Моя карета будет у Бранбери-Хауса точно в восемь.

Ее улыбка стала шире.

– Люблю точных джентльменов. Ходят слухи, ваша светлость, что вы проявили героизм этим утром.

Себастьян покачал головой:

– Я всего лишь выполнил свой долг.

– Ах! Галантный, храбрый и скромный.

На обворожительную принцессу Жозефину, казалось, производили впечатление те же вещи, что и на любых других его знакомых дам, да и разговаривала она так же. Но эти глаза…

– Мою галантность еще нужно доказать, – сказал Себастьян, высвобождая руку из ее ладони и радуясь, что принцесса в перчатках. Он был уверен, что иначе ее пальцы обожгли бы его. Он направился к двери. – До вечера.

В коридоре Себастьян прислонился к стене, чтобы отдышаться. Он чувствовал себя так, словно пробежал марафон. Что с ним, черт побери?

Во-первых, ясно, что Принни просто надо было отвертеться. Во-вторых, он не школьник. Ему, слава Богу, тридцать четыре. И он уже повидал хорошеньких девиц. И был женат. Но с тех пор никогда не чувствовал себя… так странно. Даже обычная беседа с ней казалась неординарной.

Тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, Себастьян направился к парадному входу в Карлтон-Хаус. Его поставили в неудобное положение, но он справится с этим так же, как и со всем остальным в своей жизни, – стремительно и успешно. Он игнорировал все, что не касается его семьи и бизнеса, и довел это до совершенства. Отодвинуть в сторону Жозефину Катарину Эмбри вообще не проблема. Он проблемы не допустит.

Глава 2

Себастьян уселся в карете напротив брата и невестки.

– Едем?

Закери стукнул тростью в потолок, и карета тронулась.

– Ты собираешься нам сказать? – помолчав, поинтересовался он.

– Что сказать?

– Почему мы сегодня в моей карете? Пип тайно бежала в твоей?

– Я послал карету, чтобы привезти кое-кого на вечер.

– Кого?

– Закери, – упрекнула мужа леди Кэролайн.

На взгляд Себастьяна, чем меньше об этом разговоров, тем лучше. Его брат, однако, любопытнее кошки и обладает хваткой бульдога. Придется что-нибудь сказать.

– Оказываю любезность Принни.

– Я думал, ты уже сделал это сегодня утром. Себастьян пропустил это замечание мимо ушей.

– Он попросил меня сопровождать на вечер иностранную особу.

– И все-таки, почему ты в моей карете?

– Потому что мне было бы неприлично находиться в моей.

И потому, что он не хотел повторения того, что произошло с ним раньше: ощущения высшей сосредоточенности и в то же время полной рассеянности. Не хотел жара, обжигающего его кожу.

– Тогда эта особа – женщина.

Отвлекшись от своих мыслей, Себастьян вскинул бровь.

– Твоя проницательность, как всегда, поражает.

– Разве у девицы нет горничной? Это устранило бы любое проявление неприли…

– Уверен, что есть, – возразил герцог. – Я решил проехаться с вами, хотя теперь начинаю думать, что мы с твоей женой прекрасно обошлись бы без тебя.

– Я только задал вопрос, – нахмурился Зак.

– Ты любопытствуешь, – потрепала мужа по колену Кэролайн.

– Когда дело касается семьи, это не любопытство. – Он шевельнулся на кожаном сиденье. – И насколько уродлива эта особа?

– Закери!

Улыбнувшись жене, Закери снова откинулся на спинку.

– Ведь так и есть? Иностранная особа, которую Принни сплавил тебе, наверняка похожа на мешок гнилой картошки. Тебе ведь придется с ней танцевать? Или у нее подагра? Вероятно…

– Кэролайн, как продвигается твой портрет герцога Йорка? – перебил Себастьян.

– Весьма успешно, спасибо. Пока никто не напоминает ему, что я теперь член семьи Гриффин, мы прекрасно ладим.

– Не понимаю, почему ты уходишь от разговора, Себ, – снова сделал попытку Закери. – Посмотрим на нее на вечеринке. И я не отстану от тебя, пока ты меня не представишь.

Дрожь пробежала у Себастьяна по спине. Нежелание? Страх? Ожидание? Он не знал. Но ощущение было неприятным.

– Поступай как хочешь, – холодно сказал он. – Только учти, что Уиллитс и Феннертон тоже будут ходить за мной по пятам, так что вам придется объединиться в одну компанию.

– Феннертон? – поморщился Закери.

– Да.

Когда они вышли из кареты, Себастьян снова прогнал из своих мыслей образ темноглазой принцессы Жозефины. Если повезет, то взаимодействие с Коста-Хабичуэлой ограничится тем, чтобы представить короля сэру Генри Спарксу в Английском банке. Сегодня вечером из любезности он обеспечил транспорт и свое общество. Ничего более. А неприятное ощущение внутри из-за еды. Скорее всего, из-за фрикасе из телятины, которое подавали за обедом.

– Шей и Сарала здесь, – заметил Закери, жестом приветствуя среднего брата с женой.

– Вы слышали, – без преамбулы сказал Шарлемань, – что Принни именовали командором ордена Зеленого Креста? Он явно без ума от королевской семьи какой-то новой страны… Коста-что-то-там. Говорят, он даже назначил одного из своих фаворитов их переводчиком или что-то в этом роде.

Проклятие.

– Ответственным за взаимодействие, – натянуто поправил Себастьян. Больше интересующийся политикой Шей лучше понял, что происходит, чем Зак. – С Коста-Хабичуэлой.

– Тебя? – поперхнулся Закери.

– Да, меня. Не думаю, что это повлечет за собой что-то серьезное, к тому же Принни попросил меня.

– Однако, Себ, – с веселым изумлением воскликнул Шей, – поручить герцогу Мельбурну какое-либо взаимодействие с… Я никогда о такой стране не слышал. – Шагнув ближе, он понизил голос: – Принни сердится на тебя за вмешательство сегодня утром?

Обычно Себастьян не допускал обсуждения своих поступков и мотивов. Сегодня вечером, однако, Шей, вероятно, лишь повторял то, о чем говорят или будут говорить в свете, узнав новость. И чтобы остановить любые нелестные комментарии, нужно знать, каковы они будут.

– Нет, Принни не сердится на меня, – ответил он. – Новый и, очевидно, устойчивый режим на американском континенте – редкость. Мне пока неизвестны подробности, но я знаю, что если Англия не обеспечит их всем необходимым, они могут обратиться к кому-нибудь еще, к Франции, например. Кроме того, если король получит ссуду здесь, это может дать потенциальные возможности для прибыльной торговли и даже колонизации.

– Прибыль? – повторил Шей, и его светло-серые глаза заблестели.

– Потенциальная, – улыбнувшись, поправила его Сарала. – Я полагаю, это значит «занять выжидательную позицию». Так, Себастьян?

Он кивнул.

– Я рад, что вы, мои братцы, женились на здравомыслящих женщинах, поскольку у вас самих здравомыслия и в помине нет. – Движение у дверей в бальный зал привлекло его внимание. Он заметил черные, как вороново крыло, волосы.

– Едва ли это справедливо…

– Извините, – оборвал он Закери.

Принцесса Жозефина, появившаяся в сопровождении компаньонки и мужчины в черной форме, глянула ему в лицо, когда он приблизился. Сегодня вечером на ней было ярко-желтое очень открытое платье. Ее кремовая грудь поднималась над вырезом от резких вдохов. Боже, она потрясающая. Конечно, это ничего не зна…

Она ударила его по щеке.

Себастьян заморгал и, обуздывая инстинкт, стиснул руки, чтобы тут же не ответить. Удар был сильный, но больше Себастьяна волновал гул, прокатившийся по бальному залу Элкинсов.

– Больше никогда так не делайте, – глядя ей прямо в глаза, пробормотал он, изогнув губы в улыбке, больше похожей на оскал.

– Мой отец и ваш принц-регент дали вам очень простое поручение, – отрезала принцесса. В ее тоне и выражении лица не было и следа того сладкоголосого кокетства, что он видел днем. – Если вы не способны выполнить даже это, я позабочусь, чтобы вас немедленно освободили от обязанностей в отношении Коста-Хабичуэлы, пока вы не навредили своей некомпетентностью.

Себастьяну потребовалось все его самообладание, чтобы не двинуться с места. Никто – никто! – никогда с ним так не разговаривал. А уж ударить… Он стиснул челюсти.

– Если вы соблаговолите пройти со мной, – тихо проговорил он, с трудом сдерживая гневную дрожь, – полагаю, я смогу исправить ваше превратное понимание.

– Превратное понимание? Я, сэр, принцесса королевской крови, а вы всего лишь герцог. Я очень недовольна.

Толпа вокруг них все увеличивалась. Казалось, люди буквально заходят с улицы, чтобы поглазеть. Себастьян сделал глубокий вдох.

– Идемте со мной, – повторил он уже без просительных нот в голосе, – и мы решим наши разногласия цивилизованным путем.

– Сначала извинитесь передо мной, – парировала принцесса, еще выше вскинув подбородок.

Нужно повернуться к ней спиной и уйти. Начнутся разговоры, пойдут сплетни, но, в конце концов, его репутация и положение в обществе все победят. Но он хочет победы здесь и немедленно. Хочет ее извинений, капитуляции ее губ, ее тела. Медленно Себастьян разжал кулаки.

– Прошу извинить, что расстроил вас, ваше высочество. Пожалуйста, пройдемте в библиотеку, где мы можем поговорить. – Он потянулся к ее запястью. Принцесса отступила, повернувшись к нему плечом.

– Я не давала вам разрешения прикасаться ко мне.

Сейчас Себастьян хотел гораздо большего, чем коснуться ее запястья. Боже! Такое впечатление, что, ударив, она прожгла его плоть до кости.

– Тогда мы в тупике, – ответил он по-прежнему тихо и ровно, не позволяя никому видеть, что творится в его душе, – поскольку я не собираюсь продолжать эту беседу в центре бального зала.

Она смотрела ему прямо в глаза. Несмотря на гнев, Себастьян отметил, что на это способны очень немногие люди. Что бы она ни увидела в его глазах, ее лицо немного расслабилось.

– Возможно, вместо разговора нам следует потанцевать.

Потанцевать! Ему хочется придушить ее, а она желает танцевать. Но это лучший выход с наименьшими сплетнями. Слухи все равно пойдут, и ему это не нравится. Она сознает, что устроила нечто вроде публичной ссоры любовников? Себастьян не мог спросить ее об этом. Вместо этого он повернул голову, отыскивая лорда Элкинса.

– Можешь организовать нам вальс, Томас? – снисходительно улыбнулся Себастьян. – Принцесса Жозефина желает танцевать.

– Конечно, ваша светлость. – Виконт махнул оркестрантам, перевешивающимся через балкон, чтобы разглядеть разыгравшуюся внизу сцену. – Вальс!

Толкаясь, оркестранты расселись по местам и со второй попытки заиграли мелодию. Танец прекратил поднявшийся шум, но спектакль продолжался.

– Разрешите? – Себастьян снова подал руку. Нарочито помедлив, принцесса вложила затянутые в перчатку пальцы в его ладонь.

– Только на этот танец.

Теперь, когда она у него в руках, стремление показать, кто здесь главный, почти пересилило его. Мысленно собравшись, Себастьян обнял ее за талию, оглянувшись на Шея.

– Танцуй, – одними губами сказал он. Не хватало еще кружиться в одиночестве.

– Вы собираетесь объяснить мне, почему вы послали карету, не потрудившись лично сопроводить меня? – спросила принцесса Жозефина.

– Ваш английский удивительно хорош для иностранки, – с нарочитой любезностью сказал Себастьян. – Позвольте местному жителю дать вам маленький совет. Независимо от того, кто вы…

– Я не…

– …кто вы в другом месте, – продолжал он низким голосом, крепче сжимая ее, поскольку она пыталась отстраниться, – вам следует знать, что в Англии вы не можете ударить аристократа на публике.

– К вашему сведению, – тем же тоном ответила она, – мой английский язык не имеет акцента, потому что я англичанка, хотя и выросшая на Ямайке. И я ударю любого, кто оскорбляет меня.

Все ясно. Она сумасшедшая.

– Вы безумны, – сказал он громко. – Я не могу придумать другого объяснения тому, как вы со мной разговариваете.

Принцесса подняла красивую бровь.

– Если я единственная говорю вам правду, это не делает меня безумной. Просто все остальные вокруг вас трусы.

Себастьян так стиснул челюсти, что мышцы заныли.

– Я должен…

– Что вы должны, Мельбурн? – перебила она, неожиданно опустив взгляд к его рту. – Разговор со мной возбуждает вас, не так ли? – Она придвинулась ближе. – И вы ничего не можете с этим поделать? – прошептала она, снова глядя ему в глаза. В его объятиях вдруг появилась прежняя сладкоголосая соблазнительница.

Она чувствует возникшее между ними влечение так же сильно, как и он. Он подумал, что от осознания этого будет легче танцевать и разговаривать с ней, смотреть на нее. Но этого не произошло. Совсем наоборот. Кружа ее по полированному полу, Себастьян мог думать только о том, как нагая принцесса Жозефина распростерлась под ним, умоляя о милосердии и облегчении. Он никогда не терял самообладания, но сейчас…

– Ну же, герцог, вам вообще нечего сказать?

– Я предпочитаю словам действия, – выдавил он.

– Да? Какие действия?

Принцесса Жозефина Эмбри едва удержалась от того, чтобы облизнуть губы. Только взгляд Мельбурна и подозрение, что он бросится на нее тут же, в центре бального зала, помешали ей это сделать. Платье так затянуто, что она едва дышала. Весь день она ждала… его. Прикосновения его пальцев, когда он поможет ей сесть в его карету, остроумной беседы по дороге на бал – такой беседы ей очень недоставало последние три недели, когда они пересекали на небольшом судне Атлантику и компанию ей составляли только моряки и люди отца.

Прибыла его карета… пустая, без него.

– Я не желаю оскорбить ваше высочество, описывая действия, которые я воображаю, – чувственно промурлыкал Мельбурн.

Ее охватила дрожь. Он имеет понятие, как действует на женщин одним своим присутствием? Темно-каштановые волосы, локонами падающие на воротник, высокая стройная крепкая фигура, высокие скулы, точеный нос и подбородок римского аристократа, сверкающие глаза цвета грозового неба. Как он может не знать? Он может иметь любую женщину, какую захочет. Что, вероятно, и делает.

– Вы уже оскорбили меня, – сказала она, стараясь сдержать дрожь в голосе. – Ответ на мой вопрос положения, наверное, не ухудшит. Какое действие вы предприняли бы против меня?

Он наклонился к ней так, что она почувствовала кожей его теплое дыхание, их губы разделяло лишь несколько дюймов.

– Вы ведь страстно этого хотите, принцесса? – пробормотал он.

Музыка оборвалась на крещендо. Все зааплодировали.

– Вам придется это вообразить, – прошептал он, касаясь ртом ее уха, и отпустил. – Поскольку в следующий раз вы будете просить разрешения коснуться меня. – Выпрямившись, он жестом указал туда, где ждали Кончита и лейтенант Мей.

Черт бы его побрал, этого дьявола!

– Вы будете сопровождать меня весь вечер, Мельбурн, – возразила она, пока он не успел скрыться. – Постарайтесь это запомнить.

Герцог изобразил поклон, достаточный, чтобы избежать оскорбления, но ясно дававший понять, что это всего лишь дань традиции.

– Конечно. – Он дал знак кому-то вне поля ее зрения. – Позвольте мне представить вас хозяевам бала, лорду и леди Элкинсам. Томас, Мэри, это Жозефина, принцесса Коста-Хабичуэлы.

– Вы оказали нам большую честь, ваше высочество, – восторженно пролепетала виконтесса, приседая в глубоком почтительном реверансе.

Вот это больше похоже на дело.

– Очень рада познакомиться с вами, – сказала Жозефина, вкладывая в слова всю любезность, в которой отказала Мельбурну. Всеми фибрами души и тела она чувствовала его, и чем больше он злился и терял контроль над собой, тем больше ей это нравилось. Не совсем тот курс действий, что рекомендовала ей мать, но Жозефина не могла отрицать, что результат волновал ее. Герцог ее возбуждал.

– Вы должны со всеми познакомиться, – продолжала леди Элкинс, потянувшись к руке Жозефины, но потом явно передумала. – Если вы присоединитесь ко мне, ваше высочество.

– Да, конечно, – ответила Жозефина и презрительно взглянула на Мельбурна: – Не удаляйтесь слишком далеко, герцог.

– Я об этом и не мечтаю, принцесса, – с холодной улыбкой ответил он.

Хорошо. Притворяется он или нет, но, по крайней мере, герцог Мельбурн понял свое место. А что касается того, кто попросит разрешения коснуться, она этим займется.

Глава 3

Леди Элкинс подвела принцессу Жозефину к восхищенной толпе. Себастьян направился к ближайшему окну, доходящему до пола. Окно было закрыто, но он распахнул его и вышел на каменную террасу. Весь дрожа от возбуждения, он так сжал руками гранитную балюстраду, что побелели костяшки пальцев.

– Себ?

Он закрыл глаза, стараясь успокоить дыхание и стук сердца.

– Уйди, Шей, – проворчал он.

Вместо этого он услышал хруст старых листьев под ботинками, и Шарлемань подошел ближе.

– Извини. Идут разговоры, и у меня маленькая неприятность: не могу придумать объяснение, почему ее высочество тебя ударила. Какие предложения?

– Пусть все остается как есть!

Шей прочистил горло.

– Ты уверен? А как ты смотрел на нее, когда вы танце…

Себастьян резко повернулся к брату.

– Как? – рявкнул он. Если не выпустить раздражение, он взорвется.

– О Господи! Мельбурн.

– Как смотрел, Шей? – настаивал он, сердитый, раздосадованный, возбужденный. Что эта чертовка сделала с ним? Он не мог думать здраво. Себастьян двинулся на брата. – Как?

– С вожделением. У тебя был такой вид, будто ты хочешь повалить ее на пол и… Я знаю, что дело не в тебе, но полсотни людей видели…

– Вожделение, – снова перебил Себастьян. Его обдавало жаром. Да, в этом есть смысл. – Пусть говорят что хотят. Моя репутация выдержит похотливость моего взгляда.

Поклонившись, Шей отступил назад.

– Не сердись на меня, но… Ты в порядке? Как насчет виски? Я принесу.

Герцог долго смотрел на брата.

– Возможно, тебя это удивит, но изредка меня посещают низменные мысли.

– Ты человек, Себ. Я знаю, ты хочешь, чтобы мы все об этом забыли, но ты живой человек.

Если тот хаос, который он сейчас собой представляет, называется человеком, ему это не нравится.

– Какими бы мыслями я себя ни развлекал, я не имею никакого намерения осуществлять их. Так что возвращайся со мной и смейся.

– Смеяться?

– Да. Нас очень позабавила эксцентричность принцессы Жозефины. – Надев привычную маску невозмутимости, Себастьян обнял Шарлеманя за плечо и повел в бальный зал. – Смейся, черт побери!

Не важно, что задумала, эта чертова, принцесса. Нападая на него, она узнает, что ввязалась в сражение с мастером. Знай, она, что для нее лучше, она немедленно сдалась бы. Конечно, учитывая, как близок он был недавно к физическому конфузу, мудрее всего организовать встречу и держаться от этой особы как можно дальше.

Как ни твердо было его решение оставаться равнодушным, остальная часть семейства Гриффин проявляла раздражающее внимание. Как только Себастьян спровадил Шея, появились Закери и Кэролайн. По крайней мере, они отвлекут его от этой проклятой принцессы.

– Тут жарко, как в аду, – пожаловался Закери, поправляя складки своего белого шейного платка и старательно избегая говорить о чем-нибудь существенном.

– Конечно. – Себастьян повернулся спиной к залу, где, наверное, с кем-то танцевала принцесса Жозефина. – Вы знаете, как леди Элкинс относится к свежему воздуху.

– По крайней мере, у тебя была причина разгорячиться, Себ.

Да, именно внутренний жар беспокоил Себастьяна сегодня вечером.

– Иди потанцуй с женой, – ответил Себастьян.

– Я лучше составлю компанию тебе.

– Присмотришь за мной, ты хочешь сказать.

– Я хочу сказать, что мы с Шеем боролись за это и я проиграл.

За плечами Закери маячила пара членов кабинета министров, красных от жары. Себастьян мгновенно сбросил хмурый вид. Если после пощечины он будет якшаться с членами парламента, все решат, что он ослаб и бал у Элкинсов – время и место, чтобы напасть на него. Оставалось надеяться, что кто-нибудь разозлит его, – у него накопилось много ярости, ждущей выхода.

– Ваша светлость, – проворковал позади него сладкий женский голос, – вы могли бы сжалиться над бедной мисс, оставшейся без партнера в кадрили.

Нацепив маску любезности, Себастьян обернулся:

– Леди Фредерика, вы сегодня восхитительны.

Молодая леди в пунцовом платье, с завитыми светлыми волосами и невероятно длинными ресницами присела в реверансе.

– Спасибо, ваша светлость. Это очень любезно с вашей стороны.

– С удовольствием провожу вас к столу с закусками, миледи, но сегодня вечером я больше не танцую.

Себастьян умел использовать правила этикета в своих интересах. Он танцевал с принцессой, и это могли расценить как исключение. Но стоит ему потанцевать с леди Фредерикой, как все остальные дамы получат серьезные основания предполагать, что он охотно потанцует и с ними. Отказав первой претендентке, он ясно даст понять, что желает, чтобы его оставили в покое.

Себастьян знал, почему его преследуют. Но за четыре года можно было сообразить, что он не намерен снова жениться. Яснее дать это понять можно, только повесив на шею плакат.

Леди Фредерика покраснела.

– Конечно, ваша светлость. Проводите, буду рада.

Прекрасно, теперь придется болтать с несколькими охотящимися за мужьями особами. Но это лучше, чем танцевать с ними, так от них легче отделаться.

Он сыт по горло этим балом. Подняв глаза, он увидел, что принцесса Жозефина пристально смотрит на него. Их глаза встретились, и она стремительно отвернулась. Если она понимает, что для нее лучше, то не станет возражать, когда он отправит ее домой одну. Поскольку спокойствие его только внешнее, внутри он почти превратился в хищного льва. И этот лев намерен защищать свою гордость.


– Как прошел вечер, дочка?

Жозефина, отдав накидку Кончите, прошла в комнату, где отец устроил кабинет.

– Ужасно. – Она опустилась в кресло напротив стола. – Не знаю, где ты слышал, что герцог Мельбурн способен помочь развитию Коста-Хабичуэлы. Я нахожу его холодным, грубым и высокомерным.

Ну, может быть, не холодным, но остальные два определения верны.

Ее еще потряхивало от напряжения, но если не считать этого проклятого Мельбурна, она сделала Коста-Хабичуэлу гордостью этого вечера. Она хотела быть любезнее с герцогом. Если бы он не обидел ее, не явившись сопроводить ее лично, а потом просто подошел, словно владелец всего мира, она бы реагировала по-другому.

По крайней мере, она так думала. Но что-то в нем… выбило ее из колеи. Оскорбило, как его слова при расставании. Возможно, лучше им теперь просто избегать друг друга. Ей есть чем заняться и без воинствующих нахалов.

– Его помощь означает разницу между успехом и провалом, – ответил король на ее мысли. – И я сомневаюсь, что мы найдем тебе в Англии более достойного супруга.

– Это слишком завышенные ожидания. Я чувствую себя неловко в его обществе.

Отец поднял глаза от лежавшей на столе карты.

– Это хорошо. Это будет держать тебя в напряжении. Самодовольство и самоуспокоенность ведут к неудаче. – Он улыбнулся. – Только помни, хотя мы стали королями недавно, мы короли. И как он ни высокомерен, твоя кровь более голубая, чем у него.

– Я это помню. Но думаю, у него в жилах лед, а не кровь.

Отец кивнул:

– Это все, что я прошу. А теперь поспи. У нас на завтра большие планы.

Поднявшись, Жозефина поцеловала отца в щеку. После трех недель путешествия на судне с Ямайки, двух дней в тряской карете из Брайтона и одного очень долгого дня в Лондоне можно поспать. Она надеялась, что в завтрашних планах отца задействован Мельбурн. Возможно, они не понравились друг другу, но она не признает поражения. Это сделает он.


– Нет. Я больше четырех шиллингов за мешок ни пенни не заплачу, – сказал Себастьян, взяв бумаги.

– По слухам, урожай очень высокого качества. – Шей сделал пометку в бухгалтерской книге. – В прошлом году мы платили по три шиллинга и восемь пенсов.

– Это кофейные зерна, Шей, а не золотой песок. Плюс четыре шиллинга. Сомневаюсь, что они найдут лучшую цену. Пусть поищут.

Брат кивнул.

– Тогда у меня все. – Он медленно закрыл бухгалтерскую книгу. – Обсудим вчерашний вечер?

Себастьян бросил на него быстрый взгляд:

– Нет. Я был вынужден танцевать с сумасшедшей, и я выполнил долг. Конец.

– Но тебя влекло к ней, это было очевидно.

– Да? – спросил он резко.

– Для меня. Для семьи, я имею в виду. Каро чуть Закери пощечину не залепила, когда у того челюсть отвисла. Уверен, остальные не заметили.

– Она симпатичная. – Себастьян встал и буквально выпихнул Шарлеманя в коридор. – И безумная. На поверхностный взгляд интригующая комбинация, на более глубокий – ужасная.

– Все равно, Себ, это было давно…

– Прекрати, – прервал Себастьян. – Я любил Шарлотту. Я все еще люблю ее. Ты, Зак и Элинор вступили в брак и завели потомство, моей Пип почти восемь, так что Род Гриффинов в безопасности. Продолжение рода было бы для меня единственной причиной ухаживать за дамой, я вам всем троим благодарен, что вы меня от этого избавили.

– Однако даже если тебя не интересует новый брак, остается факт, что секс – это удовольствие. – Шарлемань состроил гримасу. – Не с сумасшедшей, конечно, но есть масса…

– Я когда-либо производил впечатление, что нуждаюсь в советах, как обращаться с женщинами?

Боже мой, думал Себастьян, одна пощечина этой… женщины, и его семейство решило, что он потерял способность рассуждать. Можно только представить, что думают в свете. И это, к сожалению, могло вызвать проблемы.

– Конечно, нет. Но ты не проявляешь к ним ни малейшего интереса, с тех пор как Шарлотта умерла.

– Это мое дело. Тебе признаюсь, что принцесса Жозефина удивила меня вчера вечером. Теперь я буду держаться на приличном расстоянии от нее. – Себастьян натянуто улыбнулся. – И не буду сожалеть об ее отъезде, что рано или поздно произойдет.

Шей пристально смотрел на него. Себастьян не знал, что брат хочет увидеть: сожаление, уклончивость? Но Шей не увидит ничего из того, что он не желает показывать.

– Хорошо, – наконец сказал Шарлемань. – Это ты умеешь читать мысли, не я. Хотя ты вряд ли можешь винить нас в том, что мы желаем тебе добра.

– Я доволен и спокоен, – дипломатично ответил Себастьян. – И в любом случае интрижка с замужней дамой не может нарушить мое душевное равновесие.

– Я напишу Праску о наших предложениях. Думаю, он согласится. Ты прав относительно цены.

– Не сомневаюсь, что прав.

Провожая Шея до порога дома, Себастьян почувствовал, как пустота Гриффин-Хауса обступает его. Здесь Пип и много слуг, но дом чересчур велик для него и дочери.

– Мельбурн? Он вздрогнул.

– Извини, Шей. Что ты сказал?

– Я только спросил, едешь ли ты в «Олмак» сегодня вечером.

– Принни прислал записку с просьбой проводить туда гостей из Коста-Хабичуэлы, так что поеду. Пришлось отменить посещение Воксхолла с Пип. Лорд и леди Бернард заберут ее и Мэри Хейли.

– Держу пари, что между леди Маргарет Трент и ее высочеством большой разницы нет. – Шей блеснул улыбкой. – Ты мог бы надеть вечером доспехи прадедушки Гарольда.

– Я подумаю.

Усмехнувшись, Шей похлопал его по плечу и спустился по ступенькам к своей лошади. Вскоре он уже мчался по улице. Себастьян посмотрел ему вслед, потом вернулся в дом.

– Письма есть, Стэнтон? – спросил он, когда дворецкий закрыл дверь.

– Да, ваша светлость. – Стэнтон взял со столика поднос.

Груда посланий, приглашений и визитных карточек ждала его внимания. Его секретарь Риверз всегда забирал деловые бумаги, значит, здесь только светская переписка.

– Спасибо.

– Ваша светлость, мне поручено сообщить вам, что леди Пенелопа просит аудиенции как можно скорее.

Себастьян усмехнулся:

– Где она?

– В музыкальной комнате с миссис Бичем и неназванным другом.

– Неназванным?

– По просьбе леди Пенелопы, ваша светлость. Бросив корреспонденцию в своем кабинете, Себастьян поднялся по лестнице. Издалека через закрытую дверь он услышал звуки фортепьяно. Либо Пип со вчерашнего вечера сделала поразительные успехи в игре, либо играл неназванный друг, и весьма хорошо.

– Господи, только не леди Маргарет Трент, – пробормотал он и распахнул дверь. – Ты хотела видеть меня, Пене… – начал Себастьян и закрыл рот.

Его дочь танцевала, импровизируя под музыку, но не она привлекла его изумленное внимание. За фортепьяно с улыбкой на лице, проворно бегая пальцами по клавишам, сидела она! Сумасшедшая принцесса Жозефина Эмбри. У него снова внутри все сжалось.

– Папа, посмотри! – Пип указала на инструмент. – У нас принцесса.

– Да, я знаю. Мы встречались. – Он запоздало поклонился: – Ваше высочество.

Продолжая играть, она наклонила голову:

– Мельбурн.

– Позвольте поинтересоваться, – сказал он, сердито посмотрев на миссис Бичем, – что вы делаете в моей музыкальной комнате?

– Я приехала повидаться с вами.

– Я увидела ее в дверях, – вставила Пип, – и сказала ей, что ты заперся с дядей Шеем. А потом она сказала, что она принцесса Жозефина, и я пригласила ее послушать мой музыкальный урок. Она росла на Ямайке и знает пиратскую музыку.

– Это не пиратская музыка, – поправил Себастьян. – Это матросская джига. – Он посмотрел на принцессу, ему явно не нравилось ее появление в его доме. Это странно, учитывая, что у него нередко бывают члены парламента, которых он терпеть не может, но встречается с ними за бренди, чтобы заручиться их поддержкой по тому или иному вопросу. – И где принцесса крови научилась исполнять джигу, позвольте спросить?

Она закончила бравурным пассажем.

– Я не всегда была принцессой. Моего отца объявили королем Коста-Хабичуэлы два года назад.

Он шагнул ближе, когда она встала. На ней было белое и новое платье с россыпью весенних цветов, на левом рукаве вышит зеленый крест.

– А кем вы были до того, как стали принцессой?

– Дочерью заслуженного, отмеченного многочисленными наградами и всеми любимого армейского полковника и внучкой вице-короля Венесуэлы, – ответила она, вскинув подбородок. – А вы кем были, прежде чем стать герцогом?

– Сыном герцога. – И маркизом Халперном, но сейчас это не имело значения. Он знал, куда она метит.

– Гм. Так что мой отец заслужил королевский титул единодушным одобрением, а вы унаследовали ваш титул.

– А что вы сделали, чтобы заработать свой титул, ваше высочество?

Она фыркнула:

– Подумать только! Я прибыла сюда с идеей примирения, а вы продолжаете оскорблять меня.

– Ты оскорбил ее, папа?

Пип и миссис Бичем, округлив глаза, наблюдали обмен репликами.

– Только когда она ударила меня.

– Вы ударили моего папу? – воскликнула Пип, прищурив серые глаза. – Он герцог Мельбурн и самый великий человек в Англии!

Пристальный взгляд принцессы Жозефины не отрывался от его лица.

– Англия очень маленькая страна, моя дорогая.

– Вы…

– Миссис Бичем, – прервал Себастьян, – пожалуйста, немедленно уведите отсюда леди Пенелопу.

Гувернантка поспешно присела и потянула за собой Пип.

– Сию секунду, ваша светлость. – Себастьян услышал, как миссис Бичем за дверью продолжила: – Именно поэтому мы не приглашаем незнакомцев в дом, юная леди.

– Но она сказала, что она прин… – Дверь захлопнулась.

Себастьян сделал глубокий вдох, надеясь выровнять дыхание.

– Поскольку вы без компаньонки, ваше высочество, позвольте мне проводить вас отсюда. Я дам вам свою карету, если желаете, и пошлю Принни записку с объяснением, что по личным мотивам должен отклонить его предложение помогать правительству вашей страны.

Глава рода Гриффинов, он мог купить и продать ее небольшую страну и ждал быстрого извинения и поспешного отступления. Вместо этого принцесса, уперши руки в бока, шагнула к нему:

– Отлично! Я уверена, что ваш принц-регент найдет кого-нибудь более квалифицированного, чем вы!

– Довольно, – прорычал он, шагнув вперед.

Она прекратит оскорблять его.

Себастьян схватил ее за плечи. Дернул к себе. И поцеловал.

И в этом он не деликатен. Принцесса толкала его в грудь, потом застонала и закинула руки ему за шею, запустив пальцы в волосы. Боже, ее рот, сладкий и теплый, таял на его губах. Горячее возбуждение хлынуло вниз по телу. Крепко прижав ее к себе, он языком открыл ее рот, пробуя глубины на вкус.

С новым дрожащим стоном, от которого воспрянуло его мужское естество, принцесса Жозефина оттолкнула его так резко, что он споткнулся.

– Maldita sea![2] – воскликнула она, не сводя глаз с его рта. – Вы соображаете, что делаете?

Господи, что это с ним?

– Это, похоже, самый эффективный способ заставить вас замолчать, – выдохнул он.

– Вы… ради моего отца я об этом ничего не скажу, – выговорила она, расправляя складки платья и с опозданием отступая от него. – Вам лучше сделать то же самое.

– Не беспокойтесь об этом, – с чувством ответил он. – Но теперь вы должны мне дружескую услугу, – заявила она.

– Как это?

– Вы напали на меня!

– Я этого не делал.

– Вот еще! Мой отец сегодня встречается с сэром Генри Спарксом и просит, чтобы вы присоединились к нему в Английском банке в три часа. Я не желаю говорить ему, почему вы хотели отклонить назначение, и жду, что вы будете там, герцог. – Она взяла с фортепьяно сумочку. – Это ясно?

Он безжалостно подавил вспыхнувшее желание. Если он схватит ее снова, то поцелуем не ограничится.

– Совершенно ясно. Я могу лишь надеяться, что вы окажетесь в другом месте.

Она остановилась на полпути к двери.

– Я буду там, где пожелаю. И никакой герцог… или один дилетантский поцелуй… не могут убедить меня переменить намерение.

– Дилетантский? – эхом отозвался Себастьян, двинувшись за ней. – Вы знали, что это случится. Именно поэтому вы приехали сюда лично, вместо того чтобы прислать записку. – Шагнув мимо нее и намеренно задев ее руку, он распахнул дверь. – Вы пытались соблазнить меня с первой встречи.

– Mentiroso, – сказала она по-испански и тут же повторила на английском: – Лжец.

– Мм… Вы хотели, чтобы я поцеловал вас, – пробормотал он ей на ухо, преграждая дорогу плечом. – И хотите, чтобы я сделал это снова.

– Я не несу ответственности за полет вашего воображения, Мельбурн. А теперь посторонитесь.

Он шагнул в сторону, позволяя ей пройти. Себастьян наблюдал, как покачиваются ее бедра, когда она спускалась по лестнице.

– Стэнтон, наймите ее высочеству карету, – велел он. Что бы она ни затеяла, похоже, это нацелено на то, чтобы привлечь его к себе. Следовательно, он предпримет шаги, чтобы свести это к минимуму.

– Слушаюсь, ваша светлость.

Она на миг оглянулась на него, ее карие глаза вспыхнули.

– Вот еще, – пробормотала она и вышла за дворецким.

Обернувшись, Себастьян заметил лакея, который нес дрова в гостиную.

– Джон, когда Стэнтон вернется, передайте ему, чтобы меня не тревожили, – проворчал он и, не дожидаясь ответа, пошел к себе в кабинет.

Он думал – в музыкальной комнате он вообще не думал, – что, однажды поцеловав Жозефину, он поймет ее натуру, то соблазнительную и мягкую, то резкую и склонную к конфронтации, и сумеет отстранить ее. Но когда поцеловал, первой его мыслью было сделать это снова.

Дело принимало скверный оборот.

Глава 4

Жозефина опустила лупу и посмотрела на отца.

– Такое впечатление, что мистер Халлоуэй делал это всю свою жизнь. – Она улыбнулась. – Отец всегда говорил, что вы были прекрасным армейским клерком, но, похоже, юридические документы – ваша сильная сторона.

Клерк покраснел.

– Спасибо, ваше высочество. Я изучил английские законы, регулирующие имущественные права.

– Это видно.

– К сегодняшней встрече мы будем иметь почти сто облигаций, – произнес король.

Клерк быстро посчитал на обрывке бумаги.

– Сто тридцать семь к трем часам, ваше величество.

– Прекрасно.

Жозефина взяла руку отца, и они вышли из комнаты.

– Кто бы мог подумать, что создание страны потребует столько чернил?

Он усмехнулся:

– Я никогда бы не подумал, если бы не видел сам, как много режимов поднимаются и падают. Распрекрасно было бы объявить независимость от Испании и создать правительство, основанное на твердых принципах. Но у Испании тоже есть принципы и, что еще важнее, у нее есть армия.

– Армия, с которой ты не раз сражался.

– Под командованием Диего Риверы и Симона Боливара, которые потерпели неудачу исключительно из-за приверженности принципам. А это мой грандиозный проект. У меня есть личная гвардия и вооруженные добровольцы. Логично, что мы привлекаем капитал. Думаю, Английский банк это учтет. Как только сэр Генри Спаркс примет наше предложение, его люди могут печатать облигации, а наши сосредоточатся на пробуждении интереса к их покупке.

– Что, если Испания выступит прежде, чем ты получишь капитал? Или Англия откажется вкладывать средства?

– Ты слишком беспокоишься. Король Кентал дал мне земли, а Испанию сейчас куда больше интересует Бонапарт, чем король Коста-Хабичуэлы. Я навел много справок, прежде чем попросил, чтобы нас представили герцогу Мельбурну. Он знает, что в случае неудачи здесь мы отправимся в Пруссию или во Францию. Англия хочет иметь зацепку в Центральной Америке и совсем не желает, чтобы ее имела Франция. Наш риск минимален, Жозефина, в нашем проекте заключена возможность очень большой прибыли.

– Ты гений, отец, я всегда это говорила, – ответила она.

Это прекрасный замысел. Ее отец стратег. И если глава Английского банка сэр Генри, Мельбурн или любой владелец нескольких лишних фунтов упустят возможность вложить деньги в их проект, они будут глупцами.

– Спасибо. И конечно, если дочь короля выйдет замуж за главу одного из старейших, уважаемых и самых богатых семейств Англии, это поможет Коста-Хабичуэле больше любых слов. Как я сказал, я провел изыскания.

И тот самый человек целовал ее всего час назад. Мельбурн целовался как сам дьявол – огонь и никакой пощады. Он фактически измял ее. Ее пульс зачастил сейчас только от одной мысли о поцелуе.

– Подходит он для наших целей или нет, Мельбурн не дурак. Он поймет, что мы с тобой заодно, если уже не понял.

– И что в этом такого? Он герцог, а ты принцесса.

– Два года назад я не была принцессой. А Гриффины герцоги чуть ли не со времен Цезаря.

– И все же он мужчина, а ты, моя дорогая, очень привлекательная молодая леди двадцати двух лет.

– Двадцати пяти.

– Думаю, вдовые герцоги предпочитают молодых и девственных. Ради Коста-Хабичуэлы можешь сбросить три года. – Он снова улыбнулся дочери, его светлые усы дрогнули. – Даже когда я был капитаном Эмбри в армии Георга Третьего, даже когда я был полковником Эмбри в войске Боливара, ты была принцессой. Для чего мы с матерью обеспечивали тебе лучших наставников и дали блестящее образование, как ты думаешь? Чтобы ты вышла замуж за фермера или лавочника? Я всегда говорил, что все происходит по…

– …определенной причине, – закончила она с улыбкой. – Так что тебе было предназначено стать королем Коста-Хабичуэлы.

– Да. Это второе самое большое достижение моей жизни… после тебя. – Он снова поцеловал дочь в лоб. – А тебе предназначено выйти замуж за столь могущественного человека, что в юности я не осмелился бы глаза на него поднять.

Дрожь охватила Жозефину, то ли от ожидания, то ли от страха. Мельбурн прекрасно целуется, но если он сообразит, что его влекут куда-то против его желания, последствия будут бедственные.

– Ты знаешь, покойная жена родила ему дочь.

– Знаю. А ты дашь ему сына. И страну в управление. – Он вытащил карманные часы, когда у подножия лестницы появился капитан Милтон. – Пора. Что ж, встретимся с банкиром.


Впечатление, которое они произведут сегодня на сэра Генри Спаркса, – это самое важное в их поездке в Англию. Жозефина знала, что отец репетировал свои аргументы долгие недели, хотя надеялся, что они не понадобятся. Что касается ее, она готова быть царственной и уверенной, какие бы оскорбления ни нанес ей Мельбурн. У нее хорошая голова, и она тоже провела собственные расследования.

Когда карета остановилась у широких ступеней, ведущих в здание банка, Жозефина, наклонившись мимо мистера Оррина, делового советника отца, выглянула в окно. На ступенях стоял невысокий полный мужчина с редкими седыми волосами. Рядом, в темно-синем и сером, возвышалась стройная фигура Мельбурна.

– Точно в срок, – пробормотал отец, ступив на землю, и подал Жозефине руку. – Хороший признак.

Она на это надеялась. Когда Мельбурн взглянул на них, она кожей почувствовала пристальный взгляд его темно-серых глаз, даже сквозь элегантное зеленое платье, которое надела для такого случая. Жозефина сопротивлялась желанию коснуться маленькой серебряной диадемы в волосах. Она надевала это украшение только раз и считала, что это лишнее, но отец сказал, что от этой встречи зависит их будущее.

– Ваше величество, ваше высочество, – сказал герцог, склонив голову, – позвольте представить сэра Генри Спаркса, директора банка. Сэр Генри, Стивен Эмбри, король Коста-Хабичуэлы, и его дочь, принцесса Жозефина.

Директор банка поклонился с куда большим уважением, чем Мельбурн.

– Рад познакомиться с вами, ваше величество, ваше высочество. Его светлость сказал, что вы желаете обсудить со мной некоторое дело.

– Действительно желаем, – сказал король с легкой улыбкой.

– Тогда прошу в мой кабинет.

Когда они последовали за сэром Генри в большое здание, служащие и клиенты останавливались посмотреть на них. Они, вероятно, узнали Мельбурна, но она, ее отец, их советник и два телохранителя, должно быть, тоже произвели впечатление.

Они сидели за большим столом красного дерева в центре небольшого, но прекрасно оборудованного кабинета. Сэр Генри предложил место за столом Мельбурну, но герцог вместо этого прислонился бедром к низкому шкафчику. Оррин стоял за спиной ее отца.

– Итак, ваше величество, – начал банкир, – что я и наш банк можем сделать для вас?

– Прежде чем ответить, я хотел бы сообщить вам немного информации непосредственно о себе и Коста-Хабичуэле.

– Разумеется.

– Я родился в Корнуолле и благодаря влиянию моего семейства купил в семнадцать лет патент лейтенанта. Через десять лет, став капитаном, я решил, что мне это наскучило, продал свой чин и решил путешествовать.

– Замечательно, – прокомментировал сэр Генри.

Жозефина не думала, что в его устах это комплимент.

– Спасибо. Однако мое истинное приключение началось, когда я достиг северо-восточного побережья Южной Америки. Вскоре я услышал разговоры о тяжелом испанском правлении и о растущем движении, целью которого было вынудить Испанию оставить американские территории. В это же время я был представлен генералу Симону Боливару, защитнику народа. Очевидно, я произвел на него такое же впечатление, как он – на меня, поскольку он предложил мне чин майора в его войске.

Долгие годы мы сражались вместе, освобождая от испанцев город за городом, долину за долиной. Я получил продвижение по службе, под моим командованием был теперь полк. Встретил мою будущую жену, Марию Констанцу-и-Венецию, женился и имею дочь Жозефину.

– Это просто очаровательно, ваше величество, но…

– Пожалуйста, позвольте мне закончить, сэр Генри, – перебил Эмбри. – Уверяю вас, все это важно.

– Продолжайте, – спокойно сказал Мельбурн.

Жозефина предположила, что он оценивал слова ее отца куда серьезнее, чем сэр Генри. В конце концов, если банк решит выпустить облигации, чтобы помочь развитию Коста-Хабичуэлы, это отчасти произойдет по воле герцога. Даже на Ямайке все знали о семействе Гриффин, их безупречной репутации и непревзойденном влиянии. Да, инвестиции – это пробный шар, с низким риском, но Мельбурна, как и сэра Генри, нужно убедить в этом.

– Мои люди освобождали восточное побережье Центральной Америки, двигаясь на юг, на встречу с основной армией. Мы наткнулись на группу испанских солдат, осаждавших маленький красивый город, расположенный между низкими горами и уединенной гаванью. Мы прогнали испанцев, и жители устроили в нашу честь трехдневный праздник. Когда мы собирались соединиться с армией, прибыл Кентал, король Берега Москитов. Увидев, что я англичанин, он сказал, что без внешней помощи даже изолированная часть Берега Москитов вроде этой будет потеряна для Испании. И отдал ее мне.

Жозефина слышала эту историю сто раз, но любила ее слушать. Взглянув на Мельбурна, она увидела, что он смотрит прямо на нее. Она не знала, что именно он надеется увидеть, но призналась себе, что ей это нравится.

– В ту же ночь граждане Сан-Сатуруса – так назывался город, который мы освободили – объявили меня своим правителем, своим королем. И их благосостояние, и безопасность стали моей главной заботой. Там огромный потенциал для роста и развития, вот почему мне нужна ваша помощь.

– Еще один английский плацдарм, кроме Белиза, в Центральной и Южной Америке может быть очень выгоден, – рассеянно сказал сэр Генри, почти себе под нос. – А жители испанцы? Как только их благодарность за защиту от мародеров поуменьшится, они могут захотеть вернуться под испанское владычество.

Король подался вперед.

– В том-то и прелесть Коста-Хабичуэлы. Граждане никогда не были испанцами. Это в основном туземцы, а также англичане и шотландцы, перебравшиеся туда с других захваченных испанцами территорий. Они счастливы порвать с Испанией. И честно говоря, прекрасное положение, с горами за спиной и с заливом, который легко защитить, гарантирует долгое и спокойное правление.

– Сколько земли король Берега Москитов отдал вам? – потер руки сэр Генри.

– Миллион акров. У меня есть карта, – ответил король. – Оррин! Я могу показать вам точно.

Когда бывший сержант открыл ранец и вытащил большую карту Коста-Хабичуэлы, показывающую положение страны на восточном побережье Центральной Америки, Мельбурн выпрямился и придвинулся ближе.

– Что случилось с людьми? – спросил он.

– Простите, что? – нахмурился король.

– Вы сказали, что ваши люди направились навстречу мятежной армии. Что случилось с ними и с армией?

– Я отдал их под командование своему заместителю, а сам ушел в отставку, как и несколько самых преданных мне людей, служивших со мной долгие годы, как Оррин, например. Они теперь составляют большинство моей личной гвардии и членов кабинета министров.

– Итак, вы имеете стабильное правительство, стабильное население и красивую столицу, расположенную в идеальном месте, – сказал Мельбурн, рассматривая карту.

– Точно.

– Тогда для чего вам ссуда?

Отец Жозефины раздраженно взглянул на дочь. Она решила, что уже поколебала Мельбурна?

Она виделась с ним всего четыре раза. И один раз целовалась. Жозефина перевела дыхание.

– Даже рай может застыть, отвергая прогресс, – сказала она. – Коста-Хабичуэла должна развиваться и процветать. Мы должны эффективно управлять страной и защищать ее. Если Англия не способна помочь нам, – продолжала Жозефина, – нам придется найти кого-то другого. У нас нет выбора.

– Какую сумму вы имеете в виду? – Сэр Генри обвел пальцем границы Коста-Хабичуэлы. – Ссуда недавно созданной стране – это в лучшем случае большой риск.

– Фактически в этом нет никакого риска, – ответил король. – Я рад возможности обеспечить постоянную дружбу между нашими двумя странами. И взял на себя смелость подготовить несколько облигаций. Таким образом, любая ссуда, которую вы дадите моему правительству, немедленно станет инвестиционной возможностью для любого прогрессивно мыслящего англичанина.

– Гм. – Сэр Генри тер подбородок. – Учитывая данные Коста-Хабичуэлы, должен сказать, что любые ваши или, скорее, мои облигации кажутся более выгодными, чем европейские. И как вы сказали, большая часть Южной Америки борется против своих правителей. – Он взглянул на Мельбурна: – Каково ваше мнение на этот счет, ваша светлость?

Мельбурн долго смотрел на карту. Жозефина затаила дыхание. Может, она и ее отец выше рангом, чем герцог, но здесь, в Англии, он определенно имел больше власти и влияния.

– Представляется, что Коста-Хабичуэла перспективнее других стран в отношении иностранных инвестиций в настоящее время, – наконец сказал он, – но страна очень новая и очень далекая. Думаю, если вы заинтересованы в значительной ссуде, то должны предложить какой-то стимул.

– Может быть, дисконтированные облигации? – продолжал сэр Генри. – Несколько лет назад это хорошо поддержало денежно-кредитную систему Чили.

Король, сев, поглаживал усы.

– Знаете, джентльмены, есть хорошая идея, Предлагая продавать стофунтовые облигации, скажем, за девяносто фунтов, мы демонстрируем нашу уверенность в будущем и страхуем уровень прибыли для инвесторов.

– При девяноста фунтах к сотне ставка не может быть больше трех процентов, скажем, на десять лет?

– Это честно и справедливо. – Стивен Эмбри уныло улыбнулся. – Но есть еще один пункт обсуждения.

– Размер ссуды, – сказал Мельбурн. Жозефина не могла понять выражения его лица. Со стороны могло показаться, что он говорит о погоде. – Полагаю, вы определили сумму, ваше величество?

– Да. Чтобы организовать импорт, экспорт и приток населения, нужно нанять суда, закупить грузы и, конечно, учредить постоянное консульство здесь, в Лондоне. Думаю, сто тысяч фунтов хватит.

– Ст-то тысяч? – поперхнулся сэр Генри. – Боже милостивый! Я думал, вы попросите тысяч двадцать.

– Двадцати тысяч едва ли достаточно для нас, чтобы быть с другими в равном положении, – спокойно ответил король. – Как сказал его светлость, мы очень молоды. Мы должны начать с позиций силы, иначе мы ее никогда не обретем. – Он заморгал, будто внезапно что-то вспомнил. – Какой я глупец. Оррин, проспект, пожалуйста.

Мельбурн поднял бровь.

– У вас есть проспект?

– Я велел топографу подготовить его, когда мы готовились к поездке сюда.

Оррин вытащил из ранца толстую книгу.

– Тут все в подробностях. – Король положил том на стол. – Плодородие земель, климат, торговые маршруты, население, перспективы роста, и все проиллюстрировано. – Открыв кожаный переплет, он показал эскиз, изображающий трехмачтовый парусник, входящий в гавань, горы вдали, живописно разбросанные здания и мощеные дороги, сбегающие к доку у кромки воды.

– Сан-Сатурус, я полагаю? – протянул Мельбурн.

– Да. И, должен сказать, сходство очень большое.

– Весьма внушительно. – Банкир просмотрел несколько страниц. – Количество осадков, сельскохозяйственные сезоны, даже данные о валке леса.

– Как я сказал, сэр Генри, мы очень серьезно относимся к тому, чтобы Коста-Хабичуэла осталась на карте надолго. Я хотел бы, чтобы страна была в списке союзников Англии.

Банкир встал и подал руку.

– Сто тысяч фунтов.

Король поднялся и обменялся рукопожатием с сэром Генри.

– Моя глубокая и почтительная благодарность вам, сэр.

– Мои поздравления, – вставил Мельбурн, его пристальный взгляд снова задержался на Жозефине. – У вас, случайно, нет еще одной копии проспекта?

– Мы напечатали дюжину, – сказала она. – Но остальные в доме полковника Бранбери.

– Приходите, сегодня к восьми часам, – предложил ее отец. – Выпьем бренди, прежде чем поедем в «Олмак», и я дам вам один экземпляр.

Герцог кивнул, направившись к двери:

– Буду. А теперь извините, меня ждут дела.

– Всего доброго, Мельбурн. И спасибо.

– До вечера.

Его взгляд задержался на Жозефине, и она медленно вздохнула. Она должна завоевать его интерес. Его внимание она уже имеет.

Глава 5

– Почему ты тащишь меня в «Олмак»? – ворчал Валентин Корбетт, маркиз Деверилл, пытаясь не расплескать стакан виски в качающейся карете.

– Потому что ты женился на моей сестре и теперь член семьи. – Себастьян взял у своего самого близкого друга стакан и отпил глоток. – И еще потому, что ты неизлечимо циничен.

– Этой чертой характера я всегда гордился. – Деверилл выхватил у него стакан, открыл дверцу кареты, выплеснул содержимое и поставил стакан на сиденье. С улицы раздались проклятия.

– Валентин, учти, на дверцах кареты мой герб.

– А на мне новый сюртук. Я не хотел его испортить. Хотя после визита в «Олмак» я его, наверное, никогда не надену. – Он подался вперед. – Так я тебя еще раз спрашиваю, Мельбурн. Что мы здесь делаем?

– Мне нужно знать твое мнение.

– Отлично. О чем?

На сей раз Себастьян нахмурился:

– Я неуверен…

– Очень вразумительно.

– Просто будешь смотреть и слушать.

– Это касается твоих новых друзей королевской крови, полагаю? – Валентин посмотрел на него, потом снова откинулся на спинку сиденья. – Что ж, вынужден согласиться.

Было бы куда легче, если бы Себастьян знал, что именно тревожит его весь день. Бывший солдат Стивен Эмбри отлично разбирается в финансовых делах. Однако за два года, что он составлял план, можно было набраться знаний. Король Коста-Хабичуэлы обаятелен и полон энергии, но, будь он другим, он не завоевал бы расположения короля Кентала не получил бы существенную часть Берега Москитов. Предоставить ссуду имеет смысл, даже рискуя ста тысячами фунтов, – вероятность прибыли для инвесторов очень высока. И, несомненно, для Англии выгодно получить еще один дружественный порт в Новом Свете.

– Что ты знаешь о политических делах в Центральной и Южной Америке? – Точнее он не мог бы спросить.

– Только в общих чертах. В основном там правит Испания. К югу от наших колоний в Америке нарастает движение за независимость, некоторые территории освобождаются, и Испания от этого не в восторге. Бонапарт сейчас в Европе, ему не до далеких заокеанских территорий.

Себастьян скупо улыбнулся:

– Я порой забываю, что ты действительно кое на что обращаешь внимание.

– Я теперь муж и отец. И нашел, что это обстоятельство одновременно и сужает, и расширяет кругозор. – Он легко ударил Себастьяна по плечу. – Если речь идет о предложении присмотреться кое к кому, то мне нужны подробности. В чем дело?

– Ты, полагаю, слышал о вчерашнем вечере.

– Девица дала тебе пощечину, а потом ты танцевал с нею? Нет, ни о чем таком не слышал.

– Гм… Принни получил от них орден и уважение, он высоко ценит короля и его окружение. А, по-моему… Короче… Как это говорится? Если что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, то есть причина для сомнений, – объяснил Себастьян несколько неопределенно. Валентин слишком умен и проницателен, даже ему не нужно знать.

Он, Себастьян, допустил грубый промах и целовался с принцессой Жозефиной.

– Так, значит, я в роли компаньонки!

– Ты…

– По части дипломатии у нас Шей. Почему ты не пригласил его?

Себастьян ответил не сразу. Шей уже знает, что он интересуется девушкой, поэтому Шей не подходит. Сейчас Себастьяну нужно непредубежденное представление о ситуации, а не его… безумие, когда дело касается Жозефины.

– Мне требуется мнение проницательного наблюдателя, а не дипломата.

– Я думаю, ты умышленно темнишь. Но поскольку уж ты потащил меня с собой, я приложу все усилия, чтобы выполнить свой долг, каким бы он ни был.

Герцог кивнул:

– Это все, о чем я прошу.


Десять минут спустя они вышли из кареты. Дворецкий полковника Бранбери распахнул перед ними дверь.

– Ваша светлость, его величество ждет вас в гостиной. Сюда, пожалуйста.

– Спасибо.

Себастьян с Валентином последовали за дворецким наверх. Дом был ухожен, хотя, по мнению Себастьяна, маловат. Он предположил, что Бранбери служил вместе с Эмбри в британской армии.

– А где полковник Бранбери, позвольте поинтересоваться?

– Полковник предоставил свой дом делегации из Коста-Хабичуэлы, – ответил дворецкий, – его снова вызвали на Пиренейский полуостров. Он надеется вернуться до окончания сезона.

Отсутствие Бранбери что-то значит? Бонапарт уже нанес огромные потери на полуострове, так что выбор времени для поездки полковника, возможно, простое совпадение. Остановившись перед двойными дверями, дворецкий постучал, потом распахнул створки.

– Его светлость герцог Мельбурн и гость, ваше величество, ваше высочество.

Принцесса Жозефина сидела в кресле у камина. Себастьян пытался сделать непроницаемое лицо, но ему помешал толчок в спину.

– И гость? С каких это пор я гость? – пробормотал Валентин.

Себастьян поклонился, умышленно глядя на короля, а не на принцессу.

– Ваше величество, ваше высочество, позвольте представить моего шурина, маркиза Деверилла. Валентин, это Стивен Эмбри, король Коста-Хабичуэлы, и его дочь, принцесса Жозефина.

Оба остались сидеть. Недавно они коронованы или нет, но, казалось, им не требовалось учиться соответствовать своему рангу. Себастьян потер левый глаз, чтобы скрыть дергающиеся мышцы.

– Рад познакомиться с вами, лорд Деверилл.

– И я, ваше величество, – с чарующей улыбкой ответил Валентин. – Себастьян упоминал о бренди.

– Да, действительно. – Король наконец поднялся и приказал стоявшему у винного шкафчика лакею: – Три бренди и бокал красного вина, пожалуйста.

– Слушаюсь, ваше величество.

Валентин пошел взять свой бокал, Себастьян наконец перевел взгляд на принцессу Жозефину. На миг у него перехватило дыхание. Сегодня на ней было лиловое шелковое платье, расшитое серебром и напоминавшее звездное небо.

– Составьте мне компанию, Мельбурн, – указала она на кресло, которое освободил ее отец.

– Конечно. – От нее пахнет сиренью, решил, подойдя, Себастьян, хотя, возможно, это дурманящая белладонна, которую еще называют сонной одурью.

– Ну, ваша светлость, – уже тише продолжила она, пока король и Валентин что-то обсуждали, – вы, наконец, решили вспомнить о хороших манерах?

– Я ищу самый дипломатичный способ дать вам один совет, – парировал он, сосредоточившись на ее изумрудных серьгах, искрящихся на фоне черных локонов. Она шевельнулась, и Себастьян заметил, что принцесса пристально смотрит на его губы.

– Я не жду от вас дипломатии. Говорите что хотите.

Даже если она затевает спор, он не станет подыгрывать.

Себастьян проник в ее стратегию.

– Я лишь хотел сообщить вам, что здесь по традиции молодые леди, впервые появляющиеся на балах в «Олмаке», надевают белое, чтобы представиться патронессам.

Жозефина взглянула на свой наряд:

– Вам не нравится мое платье?

Себастьян сглотнул, его мужское естество шевельнулось.

– Оно замечательное. Но суть не в этом.

– А что сказали бы патронессы молодой леди, которая не подчинилась бы их диктату?

Это колебание? До этой секунды он не видел Жозефину неуверенной.

– Мне доводилось видеть, как девушек просили покинуть бал и больше никогда не приглашали, – честно ответил он.

– Это абсурд.

– Согласен. Но таков обычай.

– Не следует применять ко мне местные обычаи.

Улыбка тронула его губы.

– Согласен, но…

– Они не посмеют просить, чтобы принцесса уехала.

Не посмеют? Что им какая-то незначительная принцесса.

– Если откровенно, Жозефина, – тихо сказал Себастьян, – думаю, вам все-таки следует надеть белое. Ваш отец пытается найти инвесторов, и некоторые из них будут сегодня присутствовать. Вам, кажется, не терпится наделать много шума, но я бы этого не советовал.

Жозефина решительно встала, аромат сирени усилился.

– Вздор, какой! – пробормотала она. – Что еще мне нужно знать об этом глупом собрании?

– Если вы желаете вальсировать, то должны быть представлены патронессам и получить их разрешение.

– Прекрасно. Я надену белое, и вы меня представите. – С этим она вышла из комнаты.

– Вас представит женщина, – сказал Себастьян ей в спину.

Над его плечом возник стакан бренди.

– Черти зеленые, как выразился бы Закери, – пробормотал Валентин. – Прелестная девушка.

– Она ведет себя как безумная, – с чувством ответил Себастьян, понизив голос, поскольку к ним подошел король. – И вызывает раздражение. – Он повернулся к Эмбри: – У вас есть экземпляр проспекта для меня, ваше величество?

– Да. – Король взял со стола том и вручил Себастьяну. – И позвольте мне снова повторить, насколько я уважаю вашу деловую хватку и как благодарен, что принц-регент назначил вас помогать нам.

Себастьян склонил голову.

– Королева Мария присоединится к нам сегодня вечером?

– Да, она будет. – Король усмехнулся. – Что объединяет всех женщин, так это то, что им требуется очень много времени на одевание. – Он переключил внимание на Валентина: – Надеюсь, что его светлость поощрит вас вложить капитал в Коста-Хабичуэлу, лорд Деверилл.

– Э-э…

– Ах, вот и она. Мария, ты знакома с герцогом Мельбурном? А это его зять, маркиз Деверилл.

Королева Мария, более пышная версия своей дочери, остановилась в дверях и сделала реверанс. Эмбри казался дружелюбным и приятным, его супруга олицетворяла собой традиционные представления о королевских особах – элегантная, спокойная и немного холодная. Ее дочь унаследовала все эти качества, за исключением сдержанности языка.

– Добрый вечер, господа, – сказала она, выпрямляясь. – И спасибо, ваша светлость, что сообщили Жозефине о принятых в «Олмаке» нарядах. Мы этого не знали.

– Не за что, ваше величество.

– Я ожидал увидеть в доме больше слуг, охраны и посыльных, – прокомментировал Деверилл. – У Мельбурна их больше, а у него минимальная семья.

– Мы заняты пополнением штата, – усмехнулся король.

Минут десять они обсуждали погоду и другие незначительные темы. Себастьян был рад, что привел Валентина, поскольку маркиз поддерживал беседу, пока его ум был занят другим. У него пальцы зудели от желания поскорее открыть проспект и глубже покопаться в этой Коста-Хабичуэле. Однако подсознательно он прислушивался и ждал шагов по лестнице.

Жозефина ему нравится? Он ее ненавидит? За его тридцать четыре года никто не говорил с ним так, как она. Он знал лишь, что в ее присутствии чувствует себя словно лев в поисках очередной добычи – ощущение примитивное, далекое от цивилизованного или даже рационального.

Осознав это, Себастьян предположил, что способен выполнить обязанности, возложенные на него Принни. Видит Бог, прежде он отодвигал в сторону личные потребности и чувства.

Он слышал, как Жозефина вернулась в комнату, остальные продолжали беседовать. Выдохнув, он повернулся к ней.

Низко открытое платье цвета слоновой кости омывало ее словно каскады мерцающей воды. С бледной кожей, черными волосами и темными глазами Жозефина напоминала фарфоровую куклу. Очень чувственную куклу.

Ее губы немного приоткрылись, она улыбалась ему.

– Лучше?

Не надо было ему открывать рот и советовать ей переодеться. Боже милостивый! Теперь она тем более была проблемой.

– Это более подходит, – натянуто сказал Себастьян. У него во рту пересохло.

– Своим комплиментом вы заставляете меня краснеть, – блеснула глазами она.

– Ты здесь, дорогая. Едем, ваша светлость?

Благодарный, что его отвлекли, Себастьян повернулся к королю:

– Как пожелаете, ваше величество.

Краем глаза он заметил, как Валентин глянул на него, прежде чем подать руку принцессе. Себастьяну это не понравилось, но он тут же спрятал эмоции. Прекрасно. Теперь у Деверилла манеры лучше, чем у него. Но если он сейчас коснется Жозефины, не имея времени успокоить сумятицу, которую она в нем пробудила, он поцелует ее снова. Или сделает что-нибудь похуже.


– Спасибо, лорд Деверилл, – сказала Жозефина, взяв руку маркиза. Мельбурн, вероятно, оставил бы ее стоять в гостиной и пошел бы вперед без нее, если бы мог.

Абсурдно. Мужчины не уходят, когда их к кому-то влечет. Когда обе стороны не состоят в браке и принадлежат к высшему слою общества.

– Расскажите мне о Коста-Хабичуэле, – предложил Деверилл, усадив ее в карету.

Ее родители сидели с одной стороны, Мельбурн – напротив. Сейчас ему деваться было некуда! Жозефина опустилась на кожаное сиденье рядом с ним и придвинулась ближе поскольку рядом с ней уселся Деверилл.

– Я не видела большую часть страны, – улыбнулась она маркизу.

– Не видели?

– Мы с матерью только два дня пробыли с отцом в Сан-Сатурусе, – призналась она, коснувшись плечом Мельбурна, Такое впечатление, что он изваян из гранита. – Наше судно бросило якорь в гавани, чтобы забрать короля и отправиться в Англию.

– Тогда где вы жили?

– В последнее время на Ямайке, в местечке Морант-Бей. Отец хотел, чтобы мы с матерью были в безопасности. А когда получил Коста-Хабичуэлу, он был настолько занят, создавая правительство и борясь за выживание страны, что потребовал, чтобы мы остались на Ямайке и помогали ему оттуда.

– И поверьте, Жозефина была отличной помощницей, – вставил ее отец. – Принцесса чрезвычайно умна.

– Папа, – перебила она больше для эффекта, чем из застенчивости.

– Это правда. И Мария тоже неоценима, – продолжал король. – Она дочь вице-короля.

Мельбурн наконец шевельнулся.

– Ее высочество упоминала об этом. Когда вы выходили замуж за англичанина, ваше величество, вы представляли, что произойдет в будущем?

Мария Эмбри улыбнулась, глядя на мужа любящим взглядом:

– Там, где замешан Стивен, меня ничто не удивляет.

Мельбурн продолжал сжимать на коленях проспект, будто опасаясь, что сильный ветер смахнет его.

– Однако стать королем – это экстраординарно.

– Меня переполняли смущение и благодарность, я решил сделать все, что в моих силах, для своего народа, – сказал король. – Именно поэтому мы здесь. И когда уедем, Коста-Хабичуэла станет нашим постоянным домом.

– Создавая преграду вторжению Испании, – прокомментировал Деверилл.

– Средства, которые я найду, и наш тесный союз с Англией помогут предотвратить это.

– Скажите, Мельбурн, – начала Жозефина, главным образом, чтобы дать родителям время подготовиться к выходу в свет в статусе правителей страны, – сколько вальсов будут играть сегодня вечером?

– Вероятнее всего, два: один в начале вечера, другой в конце. Первый мы пропустим. Вам разрешено участвовать во всех других танцах. Только на вальс требуется разрешение патронесс.

– Какая глупость. Кто эти женщины?

– Старые грымзы, – протянул Деверилл. – Чопорные и капризные. Их единственное развлечение – свысока смотреть на всех и каждого. Единственное, на что они способны, – это быть хозяйками самых скучных приемов в Лондоне.

Жозефина усмехнулась. По крайней мере, хоть кто-то отвечает прямо.

– Почему все туда стремятся, если там так скучно?

– Поскольку каждый боится, что окажется единственным отсутствующим. Это весьма запутанное и нудное мероприятие. – Он вздохнул. – И чрезвычайно ханжеское. Никакого алкоголя.

Она хотела спросить, почему в таком случае маркиз едет, но передумала. Очевидно, Мельбурн просил его присутствовать. Для чего? Она герцогу не понравилась? Судя по тому поцелую, это не так. Возможно, он боится ее, хотя, учитывая его положение и репутацию, это маловероятно. Гм… Загадка. А в загадках ей больше всего нравился процесс их решения.

Хотя у нее есть несколько вопросов к Мельбурну, вероятно, в присутствии ее родителей и его зятя ответы вряд ли удовлетворят ее. Она прибережет вопросы до танца. И он будет танцевать с ней, она в этом уверена.

Они подошли к залу, и снова Деверилл подал ей руку. Жозефина было подумала, не увлекся ли ею красивый маркиз, но быстро отбросила эту мысль. Он смотрел на нее с таким же веселым любопытством, как и на ее родителей и всех вокруг.

– Извините. – Она высвободила руку и направилась туда, где Мельбурн разговаривал с ее отцом. По крайней мере, герцог оставил проспект в карете. – С вашего позволения, – сказала она, подав ему руку.

– Конечно. – Он взял ее под руку.

– Это хорошо, – тихо ответила она, когда он повел всю группу к входу. – Иначе я бы подумала, что вы пренебрегаете мной, и снова была бы оскорблена.

Он выдохнул, держась к ней в профиль.

– Если вы дадите мне пощечину здесь, я отвечу вам тем же. – Он, наконец, посмотрел на нее с высоты своего роста. – Считайте, что вы предупреждены.

– Если вы хотите запугать меня, почему не угрожаете поцеловать меня снова?

– Потому что вы хотите, чтобы я поцеловал вас, – пробормотал он.

Медленная улыбка изогнула его рот, и Жозефину обдало жаром. Как мог человек, производящий впечатление строгого и холодного, обладать улыбкой, от которой… сердце замирает?

– Я не хочу, – заявила она запоздало.

– Тогда прекратите спорить со всем, что я говорю.

– Я не спорю.

Улыбаясь, он свободной рукой вытащил карманные часы.

– Девять секунд, – сказал он, снова защелкнув крышку. У Жозефины щеки загорелись, она вцепилась в его рукав, чтобы предъявить встречное обвинение.

– Так вы считаете, что раскусили меня? Да вы понятия обо мне не имеете.

– Тогда просветите меня, принцесса.

Она фыркнула:

– Сначала представьте меня этим нелепым женщинам.

– Скажите это чуть громче, и вас попросят уехать прежде, чем я успею снова взглянуть на часы.

Черт побери! Ей хотелось сбить самоуверенное выражение с его лица. И в то же время она прекрасно понимала, что он не блефует и ударит ее в ответ посреди зала. Она уже видела, как он реагировал на ее возражения, но тогда ей было уместно продемонстрировать свое раздражение. А сейчас не время и не место.

– Прекрасно, – пробормотала она. – Тогда давайте продолжим.

– Хорошо, но не я буду представлять вас. – Он поднял руку, подав кому-то знак.

– Почему?

– По двум причинам. Во-первых, я не желаю оказаться в положении, когда меня выставят, и уж тем более эти особы. И, во-вторых, если…

– Но меня вы поставите в такое положение?

– Вы и так уже на грани, – спокойно ответил он. – И, как я уже сказал, во-вторых, если я представлю вас, пойдут слухи, что я ухаживаю за вами и пытаюсь заставить общество принять вас. Это верный путь к тому, что поступят наоборот.

Это имело смысл.

– Так что, оставляя меня, вы действуете мне во благо, – сказала она огорченно.

Он фыркнул.

– Принцесса Жозефина, это моя тетя, леди Глэдис Тремейн. Тетушка, позвольте представить принцессу Жозефину Эмбри.

Жозефина повернулась к заразительно улыбавшейся дородной даме в синем шелковом платье.

– Добрый вечер, ваше высочество, – сказала дама, присев в реверансе, и оперлась на руку Мельбурна, чтобы выпрямиться.

Запоздало Жозефина кивнула ей:

– Добрый вечер, леди Глэдис.

– Так вы та, о ком говорит половина Лондона, – продолжала тетушка Мельбурна.

– Да, это она, – прокомментировал Мельбурн, ускользая от обеих. – Встретимся через несколько минут.

И Себастьян мгновенно растворился в толпе.

– Возмутительный человек, – пробормотала Жозефина.

– О да, – согласилась его тетя. – Идемте. Сегодня здесь настоящее столпотворение. Думаю, все пришли посмотреть на вас и ваших родителей.

Мельбурна рядом не было, Жозефина наконец улучила момент и осмотрелась вокруг. Залы заполнены до отказа, часть гостей окружила ее родителей, другие собрались вокруг нее. Никто с ней, конечно, не заговаривал, они лишь хотели посмотреть. Она вскинула подбородок и расправила плечи, про себя поблагодарив Мельбурна за подсказку надеть белое. Все другие молодые леди были в белом.

– Когда подойдет наша очередь, – тихо проговорила тетушка Мельбурна, – они зададут вам несколько глупых вопросов, а потом все закивают или поприветствуют вас. – Она усмехнулась.

– Вероятно, это традиция?

– С почтенной пожилой поручительницей вроде меня все у вас пройдет легко, как ни у кого. – Леди Глэдис повела Жозефину к группе женщин, сидевших у стены. – О да, они все здесь. Если они спросят, вальсировали ли вы у Элкинсов, отвечайте, что не помните.

– Вы хотите сказать, что я нигде не могу танцевать вальс без их разрешения?

– Такова традиция. Поверьте, если бы их самих приглашали на вальс, их бы не волновало, что делают другие.

Толпа перед ними расступилась. Как странно, то, о чем она час назад даже не подозревала, стало крайне важным. Ее родителей не заботило, получит она разрешение вальсировать или нет, им важно, чтобы она произвела хорошее впечатление. И из желания вальсировать с Мельбурном не только сегодня, но и в любой следующий вечер она решилась на это.

– Леди, – сказала леди Глэдис куда более внушительным тоном, чем за минуту до этого, – позвольте представить Жозефину, принцессу Коста-Хабичуэлы. Ее родители, как вы, вероятно, слышали, король и королева этой страны.

Жозефина склонила голову, не зная, что предписывает традиция, но не стала приседать перед теми, кто ниже ее по статусу. Одна из патронесс, леди Джерси, по слухам, была любовницей принца-регента, но это не возводило ее в королевское достоинство.

– Сколько вам лет, ваше высочество? – холодно и снисходительно поинтересовалась одна из дам.

– Двадцать два, – громко ответила Жозефина, помня совет отца.

– И как долго вы планируете оставаться в Лондоне?

– Это зависит от желания моего отца, короля, – ответила она.

Одна из патронесс глянула поверх плеча принцессы и натянуто улыбнулась.

– Мы рады приветствовать вас в «Олмаке», ваше высочество. И надеемся, что вечер вам понравится.

– Снова поклонитесь, поблагодарите, и мы уходим, – прошептала тетушка Мельбурна.

Жозефина кивнула патронессам.

– Спасибо, – произнесла она и шагнула назад в толпу. Она сделала это!

– Отлично, принцесса Жозефина! – произнес глубокий мужской голос.

У нее перехватило дыхание.

– Спасибо, Мельбурн, – ответила она. – Здесь можно где-нибудь вдохнуть свежего воздуха?

– Конечно, – сказал он, снова подав ей руку. – Не говорите мне, что это вас расстроило.

– Я не расстроена, – заявила она, взяв его под руку и позволяя ему следовать к дверям. – Тут душно.

– Да уж.

Крупный мужчина заступил им дорогу:

– Мельбурн…

Рука Себастьяна чуть дрогнула, и Жозефина взглянула ему в лицо. На нём промелькнуло раздражение? Но выражение исчезло так быстро, что она не была уверена, что поняла его.

– Я буду через минуту, Шипли, – сказал Мельбурн, обходя преграду.

– Деловые проблемы? – спросила она с любопытством.

– Да. Надеюсь, ваш отец понимает, с какими сложностями связано все то, что он задумал.

Они вышли из зала, повернули за угол, прошли через другую дверь и оказались снаружи, у служебного входа. За аллеей виднелась глухая стена, вверху – узкая полоса темного неба с тусклыми звездами.

– Небогатый пейзаж, – сухо сказала Жозефина.

– Да, но здесь воздух.

Место было безлюдным и спокойным.

– Я не понимаю вас, – сказала она, изучая серые глаза, ставшие во мраке черными.

– Чего вы не понимаете?

– Вы даете мне хороший совет, затем фактически игнорируете меня, потом добиваетесь, чтобы меня приняли в «Олмаке», мимоходом пару раз оскорбляете и тут же находите тихое место, где мы можем уединиться.

– Ах! – В кратком возгласе звучала ирония. – Давайте поговорим о вас. Вы нападаете со всех сторон, как отряд гуннов. Здесь удар, там улыбка, стрела в мою гордость и копье в чувственность.

– Что вы хотите этим сказать?

– Вы раздражаете меня.

Жозефина нахмурилась:

– Гм, неприятно слышать, что…

Он кончиками пальцев поднял ее подбородок и накрыл ее губы ртом. Огонь разлился у нее по жилам. Сдержанный в разговоре, герцог Мельбурн целовался с жаром, почти с отчаянием, чего невозможно было в нем предполагать.

Жозефина прижалась спиной к стене, вцепилась в лацканы его сюртука и притянула его ближе. Его объятие было новым для нее ощущением и дьявольски испугало ее.

– Остановитесь, – выдохнула она у его губ.

Он медленно отстранился и поднял голову. Выражение его лица – жажда, вожделение, возбуждение – обожгло ее. Но оно стремительно исчезло под маской спокойной властности. Жозефина была поражена, осознав, что он может с бушующим внутри пожаром обмануть своим равнодушным видом любого стороннего наблюдателя. Что он скажет о ней, о том, как она цеплялась за него?

– Извините, – пробормотал он, отступив еще на шаг.

– Это весьма…

Он повернулся и зашагал прочь в темную глубину аллеи. Она вдруг замерзла. Почувствовала себя брошенной и оскорбленной.

– Вы должны мне вальс, – крикнула она в темноту, хотя не могла видеть его во мраке.

– Вы его получите, – ответил его голос, монотонный и невыразительный.

Жозефина стояла в темноте. Ночные звуки Лондона окутывали ее колючим плащом. Она распахнула дверь и вернулась одна. Ее отец хотел видеть ее замужем за Мельбурном. Впервые она задумалась о том, что такой союз будет значить для Себастьяна Гриффина. У него нет необходимости жениться. И если он снова вступит в брак, то только потому, что кто-то сможет удовлетворить его… глубинные потребности. Если это будет она… если она не оправдает его надежд, окажется неспособной соответствовать этому… Тогда пусть поможет ей Господь, потому что герцог Мельбурн не будет иметь к ней никакого снисхождения.

Глава 6

– Что значит «странный»? – Леди Деверилл, загородив глаза от солнца, смотрела на мужа, расхаживающего около нарциссов. Другой рукой она удерживала на одеяле их пятимесячную дочь Роуз, которая пыталась поймать ртом вьющуюся около нее бабочку.

– Не знаю, – ответил Валентин. Непривычные колебания его голоса тревожили больше того, что он говорил. – Я сказал бы, что он казался… непривычно смущенным.

– Сядь, пока я не ослепла от солнца. – Элинор похлопала рукой по одеялу. – И скажи мне, почему это мой брат казался смущенным. Вчера был бал в «Олмаке». Там скучают, а не смущаются.

Валентин сел на одеяло, посадил дочь себе на колени и принялся рассеянно играть ее пальчиками.

– Поверь, я его прекрасно знаю. – Таким задумчивым и озабоченным жена редко его видела. – Себастьян попросил составить ему компанию, чтобы я здраво посмотрел на все со стороны. Гости из Коста-Хабичуэлы были любезны и горели желанием произвести хорошее впечатление, как и любой, прибывший в Лондон за финансовой поддержкой. Но девица…

– Ты имеешь в виду принцессу Жозефину, которая публично дала моему брату пощечину?

– Спрячь свои коготки, любимая. – Валентин поцеловал ее так нежно и чувственно, что Элинор порадовалась, что сидит. – Он неотрывно смотрит на нее, когда она этого не видит, а в лицо он ей постоянно говорит колкости или держится официально, почти грубо.

У Элинор перехватило дыхание.

– Он влюбился в нее. О Господи!

– Я так и подумал, как только он признался, что она его раздражает. Но… – Подняв дочку, Валентин заглянул ей в глаза. – Держись подальше от мужчин, моя сладкая. Они порочны и неискренни. Уж я-то знаю, я сам мужчина. – Роуз засмеялась, схватив отца за нос. – Пока ты думаешь, что это забавно. Но подожди…

– Валентин, ты меняешь тему.

Он встал, держа на руке Роуз, а другую подал Элинор, помогая подняться.

– Тебе нужно поговорить с ним. Ты женщина и его сестра, он может сказать тебе то, о чем со мной умалчивает.

Нелл улыбнулась и потянулась снова поцеловать мужа.

– Подумать только, ты заботишься о других, держа на руках ребенка.

– Да, я обречен. Иди. А мы с Роуз обсудим преимущества безбрачия.

С любовью посмотрев на мужа и дочь, Элинор пошла в дом переодеться и велела подать карету. Шансы, что старший брат доверится ей, очень невелики, но если поведение Себастьяна беспокоит даже Валентина, она должна во всем разобраться. Четыре года назад, когда Шарлотта умерла, Себастьян попросил сестру не переезжать к тете Тремейн, а остаться в Гриффин-Хаусе. Он попросил Шарлеманя и Закери оставить свои холостяцкие квартиры и тоже вернуться домой. Они сделали это без колебаний, но теперь все снова разъехались, вступили в брак, счастливы и живут собственной жизнью.

Себастьян тоже решил изменить свою жизнь? Нелл всем сердцем надеялась на это. С другой стороны, он знает эту принцессу Жозефину только четыре дня. Или три? Определенно нужно выяснить, что, черт побери, происходит. И немедленно.


– Хотите еще бисквит, ваша светлость?

Себастьян поднял глаза от проспекта и скрестил лодыжки, чтобы ослабить боль в бедре. Сидеть на крошечном стуле в детской Пип удобно семилетней девочке, но он больше шести футов ростом.

– С удовольствием, леди Пенелопа.

Она положила угощение ему на тарелку.

– Я так рада, что вчера вечером вы позволили мне отправиться на выступление акробатов. Думаю, я могла бы быть акробатом. Или жонглером.

Он кивнул:

– Жонглирование могло бы пригодиться в твоей пиратской карьере.

– И я так думаю. – Пип налила себе лимонаду из миниатюрного чайника. – Я надеялась дольше поговорить с принцессой.

Себастьян скрыл пробежавшую по мышцам дрожь.

– Она тебе нравится?

– Ну, она хорошо играла на фортепьяно и рассказала забавную историю о том, как ходила по магазинам на Ямайке. Но она оскорбила тебя. Если бы я знала, что она тебе не нравится, я бы с ней не слишком церемонилась.

– Ну почему же не нравится, – возразил Себастьян, задаваясь вопросом, почему защищает Жозефину. – Просто ее присутствие здесь было необязательным.

– Я понимаю, – кивнула Пип. – Но и ты пойми: ты постоянно видишь Принни и других королевских особ, а я – нет.

– Извини. Я это запомню. Дверь детской распахнулась.

– Добрый день. – Закери изобразил церемонный поклон. – Я слышал, леди Пенелопа устраивает чай. Позвольте присоединиться к вам?

Пип встала и сделала реверанс.

– Конечно, лорд Закери. Садитесь, пожалуйста. Закери направился к одному из больших кресел у стены.

– Садись за стол, – проинструктировал Себастьян, переворачивая страницу проспекта.

– Я только сниму сюртук, – ответил младший брат, сняв серый сюртук и выставив напоказ черный жилет. Вернувшись в центр комнаты, он осторожно опустился на детский стул.

– Бисквит тебя интересует? – спросил Себастьян.

– Конечно.

Пип разливала лимонад, раскладывала бисквиты, Себастьян снова углубился в книгу. Подробности поразили его: описано разнообразие климата в зависимости от высоты над морем, значительная часть текста посвящена тому, как переселенцам обустроить комфортабельную жизнь, полностью охвачены и городские профессии, и сельское хозяйство. Описание было знакомым и смертельно скучным. Не счесть, сколько подобных документов он прочитал за эти годы.

– Я слышал, ты вчера вечером был в «Олмаке», – резко сказал Закери.

Подняв глаза, Себастьян отпил глоток лимонада.

– Да.

– И Принни появился?

– Да, минут на двадцать. Полагаю, он с леди Джерси в натянутых отношениях. Почему ты спрашиваешь?

– Только чтобы поддержать беседу. – Зак поглощал бисквит. – Ты сопровождал гостей из Коста-Хабичуэлы?

– Коста-Хабичуэла находится в Центральной Америке, – объявила Пип.

– Да, – снова подтвердил Себастьян. – Ведешь наблюдение?

– Нет. – Закери натянуто рассмеялся. – Разумеется, нет.

– Жаль, что вы не привезли Гарольда, – вздохнула Пип. – Он любит бисквиты.

Себастьян отложил проспект.

– Этого пса в этом доме не принимают.

– Только потому, что я назвал его в честь прадеда? Это немного…

– Поскольку ты назвал его в честь меня, Зак. В честь Себастьяна Гарольда Гриффина. Когда я предложил тебе завести собаку, чтобы ты доказал, что ты ответственный человек, это была шутка.

– Но Гарольд хороший пес, – снова вмешалась его дочь.

– Он был бы хорошим, если бы его звали Фокси, Ройял или как-то в этом роде.

На этот раз Зак улыбнулся искренне.

– Значит, тебя беспокоит, что я назвал его Гарольдом?

– Да.

Как будто он когда-нибудь делал из этого тайну.

– Хорошо. Так и задумывалось.

– Джентльмены, пожалуйста, – Пип, встав, положила руки им на плечи, – давайте будем корректными.

Дверь детской снова открылась.

– А в чем мы не корректны? – спросил Шей.

Пенелопа снова поднялась:

– Как приятно, лорд Шарлемань! Пожалуйста, выпейте с нами чаю.

Шей взглянул на большие кресла, посмотрел на братьев и уселся на миниатюрный стул.

– Мы делали это с Нелл, но не помню, чтобы стулья были такими маленькими.

– Это было пятнадцать лет назад, – напомнил Закери. – Мы были меньше.

Если бы кто-нибудь из посторонних увидел трех крупных Гриффинов, скрючившихся за миниатюрным столом, больше никто не принимал бы их всерьез. Себастьян глянул на Шея, который был ближе ему по возрасту и характеру:

– Что привело тебя сюда?

– Просто зашел. Я понятия не имел, что будет чаепитие. – Он отпил глоток из крошечной чашки, которую вручила ему Пип, и состроил гримасу. – Я хотел сказать, лимонад. И бисквиты.

Себастьян заметил, что братья то и дело переглядываются. Гм…

– Вы составите нам компанию сегодня вечером на концерте Бирдзли, Шей? – спросила Пенелопа.

– Нет. Родители Саралы пригласили нас на обед. – Он прочистил горло. – Думаю, они надеются услышать… новости, – продолжил Шей, глядя на племянницу.

Пораженный Себастьян подался вперед, едва не свалившись с крошечного стула.

– А новости есть?

Шей покраснел.

– Я не готов сейчас что-нибудь подтверждать или отрицать. Возможно, через неделю.

– У тети Саралы будет ребенок? – сердито спросила Пип, скрестив руки на груди. – Вы можете говорить при мне об этом. Я не шестилетка.

– Мы узнаем через несколько дней. – Шей взял Пип за руку. – Ты первая об этом услышишь.

– Хорошо, хотя вам давно уже надо было это решить.

Себастьян смотрел в свою чашку. Он позаботился, чтобы Пенелопа стала обладательницей огромного состояния, но с титулом он ничего не мог поделать. Поскольку у него нет сына, после его смерти титул перейдет к ближайшему родственнику по мужской линии – Шею. Если Сарала беременна и родит мальчика, род Гриффинов и титул герцогов Мельбурнов продолжится, по крайней мере, еще поколение. Слава Богу.

– Себ?

Встряхнувшись, он поднял глаза:

– Да?

– Как было вчера в «Олмаке»? – спросил Шей и вздрогнул, поскольку Закери пнул его по ноге. Низкий столик подпрыгнул. «Тонко, нечего сказать. Эх ты, простофиля».

– Что вы оба слышали? – потребовал ответа Себастьян.

– Ничего, – торопливо сказал Шей. – Я просто поинтересовался, как прошло первое публичное появление королевской семьи.

– Хорошо прошло. Совершенно норма…

Дверь снова открылась, и в комнату вошла Элинор.

– Привет всем, – сказала она с сердитой улыбкой. – Какие вы, мальчики, представительные. Я пропустила приглашение на семейную встречу?

– Нет, это чай, – поправила Пенелопа. – А у вас тоже будет ребенок?

У Элинор побелело лицо.

– Тоже? Себастьян, принцесса Жозефина бере…

– Что?! – Он резко встал, крошечный стул с грохотом упал. Закери и Шей вскочили следом.

– Ты хочешь сказать, что Мельбурн и принцесса…

– Нет! – перебил Себастьян прежде, чем Зак успел закончить. – Так вот из-за чего это нашествие? Ради Бога, если ходят такие слухи, то почему никто не сказал…

– Нет. – Нелл поспешно положила ладонь на его руку. – Никаких слухов. Но когда Пип сказала…

– Она говорила о Шарлемане и Сарале.

– Ох! О! – Повернувшись, она обняла брата. – Поздравляю, Шей.

– Это еще неточно. Но почему ты решила, что Мельбурн и…

– Довольно! – рявкнул Себастьян. – Садитесь и пейте чай с племянницей, – приказал он братьям. – А ты, – взял он под руку сестру, – идем со мной.

– Я могу взглянуть на проспект? – спросил Шей, когда они направились к двери.

– Да. И сиди здесь.

Не обращая внимания на протесты и комментарии, Себастьян буквально вытащил Элинор из детской и закрыл дверь. Он двинулся вниз по лестнице в свой кабинет и там тоже закрыл дверь.

– Если ты собираешься читать мне нотации, думая, что я буду их слушать, то сильно ошибаешься, – резко сказала Нелл, обойдя стол и сев в кресло Себастьяна. – И не будешь делать это отсюда, как привык. Я замужняя женщина, а не ребенок.

Да, за последние два года многое изменилось.

– Ты помолчишь минуту? – пробормотал Себастьян. – Не мешай думать.

Судя по лицу Нелл, она не ожидала такого ответа. Он не часто так говорил. И никогда никому не признавался, что в чем-то не уверен, по крайней мере, до сих пор. Пока эта, Жозефина Эмбри, не появилась в его жизни.

– Почему ты пришла к выводу, что я… имел связь с принцессой Жозефиной, с которой, могу добавить, знаком только четыре дня?

Нелл поморщилась.

– Согласись, войти в комнату, увидеть, что вы сидите там как карлики, и услышать «А у вас тоже будет ребенок?»… это выбивает из колеи. И ты единственный из нас, кто «тоже» может иметь ребенка.

Себастьян кивнул:

– Понятно. Я предоставлю это вам. – Себастьян медленно шагал от стола к окну и обратно. Он глава этого семейства. Он не привык к обсуждению своих действий, и ему не нравилось, что родные могли так поступить. – Зак и Шей спрашивают о вчерашнем вечере в «Олмаке». Почему?

– Почему ты их не спросил?

– Спросил. – Себастьян сел за стол напротив сестры. – Что такого наговорил Валентин, что и ты сюда явилась? И не предлагай мне узнавать это у него, потому что ты сама решила приехать сюда.

– Он сказал, что вчера ты казался странным и смущенным. Он думает, что ты, возможно, заинтересовался принцессой Жозефиной.

– Вот предатель. Я попросил его понаблюдать за ними, а не за мной.

– Так это правда?

– Честно говоря, – обсуждать это ему было нелегко, – не знаю. Я четыре года был один. Да, она интересует меня. Но я не знаю почему – из-за нее самой или из-за этих четырех лет одиночества.

– Тогда тебе нужно больше узнать о ней.

Он поднял бровь.

– Спасибо. Совет от особы на двенадцать лет моложе меня.

Нелл улыбнулась:

– Вот теперь ты снова Мельбурн.

– В том-то и дело, Нелл. Я Мельбурн! Я не собираюсь гоняться за единственной дочерью иностранного короля. Если его страна просуществует долго, после его смерти Жозефина станет королевой, или как там они решат титуловать ее. Если титул переходит на ее супруга, то я стану королем Коста-Хабичуэлы. – Он криво улыбнулся. – Я предпочитаю остаться англичанином и иметь свой собственный титул.

– Но, Себастьян, если ты любишь ее, тогда…

– Что – тогда? Я сказал, что она интересует меня. Но я не знаю, чего мне хочется больше – симпатизировать ей или свернуть ей шею. Я узнал о ее существовании всего четыре дня назад. И наконец, я не хочу заводить любовную связь. Я еще с ума не сошел, тем более что не вижу перспективы этих отношений.

Элинор медленно встала.

– Поскольку ты обдумал дело со всех сторон, измерил логикой и решил, что не видишь перспективы, говорить больше не о чем.

– Думаю, да. – Себастьян тоже поднялся и распахнул перед ней дверь. – Скажи этим недоумкам, чтобы они прекратили приставать ко мне, но сделай это подальше от ушей Пип. Она не должна ничего знать.

– Как скажешь. – Шелестя муслиновыми юбками, Нелл вышла.

Себастьян смотрел ей вслед, когда она поднималась по лестнице, затем закрыл дверь и сел за письменный стол. Оставалось надеяться, что эта абсурдная ситуация за пределы семьи не выйдет. И лучший способ застраховаться от неприятностей – это избегать принцессы Жозефины Эмбри, как бы он ни ждал очередного спора с ней… и очередного поцелуя. Вздохнув, Себастьян выдвинул ящик стола и достал лист бумаги. Нужно написать Принни.


– Готовы? – спросил лейтенант Мей. Жозефина, раздвинув занавески, выглянула.

– О Господи! – выдохнула она. – Я понятия не имела, что мероприятие вызовет такой интерес.

Кончита сняла пушинку с ее рукава.

– Готовы, ваше высочество?

Даже если и нет, выбора не остается. Ее отец и мать направились в Шотландию на переговоры с тамошними банкирами.

– Да, я готова. – Она сделала глубокий вдох.

Лейтенант Мей опустил подножку кареты и подал Жозефине руку, помогая спуститься. Когда она вышла, размер толпы поразил ее.

Больше двухсот человек запрудили улицу перед банком, а он еще не начал работу. О продаже облигаций в газетах было объявлено только вчера, но длинная очередь огибала здание и скрывалась в переулке.

Когда она подошла ближе, из группы стоявших у входа служащих выступил сэр Генри Спаркс.

– Доброе утро, ваше высочество, – просиял он. – У нас здесь настоящий аншлаг, правда?

– Это удивительно. Думаете, люди не станут возражать, если я кое-что скажу?

– Я думаю, им это понравится.

Лейтенант Мей повернул ящик на бок и помог Жозефине взобраться на него.

– Доброе утро, – громко сказала она, и шум стих. – Я принцесса Жозефина и хочу первой пригласить вас к сотрудничеству с Коста-Хабичуэлой!

Толпа заревела. По сигналу сэра Генри банкиры открыли дверь. Очередь двинулась в банк.

Коста-Хабичуэла была официально открыта для бизнеса.

Пробираясь сквозь толпу, Жозефина узнавала многих, кого встречала на званых вечерах и балах. Больше часа она улыбалась, пожимала руки, отвечала на вопросы. По плану с ней должен был быть Мельбурн, однако отец утром сказал, что кое-что изменилось. Но цель дня – продать облигации, а не думать о поцелуях Мельбурна, хотя его присутствие было бы очень кстати.

Наконец она еще раз поблагодарила сэра Генри и кивнула Мею. Лейтенант помог раздвинуть толпу. Когда Жозефина села в карету, ее провожали аплодисментами.

– Вот это да! Все прошло отлично! – просияла Кончита. – Ваш отец очень обрадуется.

– Я сообщу ему, как только он вернется из Шотландии, – ответила Жозефина, обмахивая лицо веером. Они все тяжело потрудились ради этого, и теперь наконец показались результаты.

Однако сейчас ей ничего так не хотелось, как тихо посидеть с книгой в руках. У нее ныли щеки от постоянных улыбок.

– Вы поедете на вечер к Аллендейлам? – спросила Кончита. – Думаю, шелковое платье горчичного цвета подойдет.

– Да. Мельбурн должен сопровождать меня. Если он не прислал записку, я буду вынуждена написать ему.

Когда они остановились у Бранбери-Хауса, Жозефина решила, что в этом нет необходимости. У дома стояла коляска, и хотя она не видела такой у Мельбурна, она предположила, что у него несколько экипажей.

– Утро было успешным, ваше высочество? – распахнул входную дверь дворецкий Гримм.

– Да. Кто приехал?

– Чарлз Стенви, герцог Хейрек, ваше высочество. Он ждет вас в маленькой гостиной.

– Хейрек? Никогда о нем не слышала. – Она вздохнула. – Ладно. Кончита?

Обе отправились в маленькую гостиную. Войдя, Жозефина остановилась. Хорошо сложенный мужчина среднего роста стоял у камина, его белокурые волосы в отблеске пламени отливали медью. Он повернулся к ней, потом почтительно поклонился.

– Ваше высочество, – произнес он низким голосом. Жозефина запоздало наклонила голову:

– Ваша светлость. Рада познакомиться с вами, но, признаюсь, я в некотором недоумении относительно причины вашего визита. Вы знаете, что король, мой отец, отправился в Шотландию?

– Да, ваш дворецкий сообщил мне об этом. Мы могли бы сесть? – Он указал на кушетку.

– Конечно. – Но кушетка располагает к более интимной беседе, поэтому Жозефина опустилась в стоявшее у камина кресло. Кончита встала за ее спиной. – Чем я могу быть вам полезна?

– Принц-регент послал за мной сегодня утром и поручил заниматься связями Британии с Коста-Хабичуэлой. Разумеется, я с благодарностью принял почетную обязанность. Поэтому я приехал прямо сюда…

– Что случилось с Мельбурном? – перебила Жозефина.

– Его высочество сказал, что обязанности требуют его внимания в другом месте. – Гость пренебрежительно щелкнул пальцами. – Видимо, Мельбурн всегда занят какими-то делами. Из него вышел бы прекрасный торговец.

Жозефина стремительно изменила мнение о Хейреке. Он, похоже, честолюбив и стремится к удовольствиям либо слишком консервативен и очень ревнует к Мельбурну.

– Вы не одобряете, когда аристократ занимается бизнесом?

– Это неприлично. Бизнес – удел адвокатов, поверенных и банкиров. – Он тепло улыбнулся ей. – Давайте не будем говорить об этом. Я полагаю, вы сегодня едете на бал к Аллендейлам? Буду рад сопровождать вас.

Жозефина улыбнулась в ответ:

– Позвольте поинтересоваться, вы женаты, ваша светлость?

– Увы, я печально одинок, – ответил он. – Я провел несколько лет за границей, в Канаде, и только недавно вернулся.

– И что вы делали в Канаде, ваша светлость, если лично вы не занимаетесь бизнесом?

– Я охотился. В Канаде удивительное разнообразие живой природы – олени, лоси, медведи, пумы, волки, бобры.

– И как любезно с их стороны сосредоточиться в одном месте для вашего удовольствия.

– Ах, вы шутите, – рассмеялся он.

– И теперь вы возвратились домой.

Он встретился с ней взглядом, его зеленые глаза блеснули.

– И теперь я возвратился домой. С надеждой на счастливый случай для нас обоих.

Что ж, он достаточно определенно высказался.

– Посмотрим. – Сделав знак Кончите, Жозефина поднялась. – Извините, у меня корреспонденция. Я могу ждать вас сегодня в восемь часов вечера?

Он встал вместе с ней.

– Я буду здесь. Если вам до этого времени что-нибудь понадобится, дайте мне знать. Я сообщил свой адрес вашему дворецкому, и я в вашем распоряжении.

– Спасибо, ваша светлость. Увидимся вечером.

Хейрек шагнул вперед.

– С вашего позволения, – сказал он, взяв ее руку. Наклонившись, он коснулся ее губами. – До вечера, ваше высочество. – Он снова поклонился.

– Всего доброго, – ответила Жозефина, глядя, как Кончита выпроваживает его.

Когда служанка вернулась, Жозефина подошла к письменному столу.

– Это интересно, – сказала она, вытаскивая лист бумаги. – Нужно сообщить отцу, что у нас новый посредник.

– Который уже хочет жениться на вас, – добавила Кончита.

– По крайней мере, он вежлив. Не могу представить, чтобы я ударила его.

А может она представить, что поцелует его? Но это к делу не относится. Черт бы побрал, Мельбурна, этого труса. Она явно оказалась ему не по силам, и он сбежал. Оставалось надеяться, что он будет сегодня на балу, тогда она ему покажет, как легко его заменили.

Глава 7

– Уиллитс, разве мы об этом сегодня уже не говорили? – спросил Себастьян во время шумного контрданса.

Они беседовали в стороне от танцующих.

– Меня не убедило, что сокращение рабочей силы полезно для экономики, – ответил виконт.

– Тогда голосуйте против. Лично я считаю, что нужно поощрять семьи отправлять детей в школу. Это в будущем принесет Англии больше пользы. Неграмотное население требует большей помощи от правительства.

– Но…

– Таковы мои аргументы, – отрезал Себастьян. – Соглашайтесь с ними или нет, я больше дискутировать не намерен. – Поклонившись, он отвернулся. – Всего хорошего.

– Это было немного резко. – Под руку с женой к нему подошел Закери. – Ты его рыдать заставишь.

– Я обнаружил, что слишком попустительствую идиотизму, – ответил герцог и медленно вдохнул, старясь сдержать приступ раздражения. Уиллитс, возможно, и заслуживает отповеди, но при случае он может обеспечить нужные голоса.

– Тогда мы тебя развеселим, – улыбнулся Зак. – Скажи ему, Каро. Я не хочу приносить такие вести.

Кэролайн деликатно кашлянула.

– Моя мать прислала письмо. Они с отцом прибывают в Лондон. Не знаю, кто еще будет с ними.

О Господи!

– Хорошие новости, – сказал Себастьян. – Я знаю, ты скучала по ним.

– Посмотри, – весело фыркнул Закери. – Теперь Себ готов зарыдать.

– Ты не думаешь, брат, что это немного жестоко – считать семейство своей жены орудием пытки?

– Я… я ничего такого не думал. Ты знаешь, что я их люблю. – Зак повернулся к жене. – Ты же знаешь, Кэролайн.

Она улыбнулась:

– Он разыгрывает тебя, Закери.

– Очень забавно, правда? Я собираюсь выпить. – С удивленным видом Закери зашагал прочь.

– Знаешь, я его так люблю. – Кэролайн, светясь от счастья, смотрела вслед мужу. – Очень люблю. Он редко оценивает людей объективно. Всегда видит в них только лучшее. Совсем как живописец.

– Поэтому все его любят. – Наклонившись, Себастьян поцеловал Кэролайн в щеку. – Если хочешь, я каждый день буду извиняться за попытку препятствовать вашему союзу. Вы отличная пара.

Ее улыбка стала шире.

– Вместо череды долгих извинений я попрошу следующий танец.

– Он твой. – Себастьян подал руку, и Кэролайн сжала ее.

– Эй, послушайте, – проворчал Закери, держа три бокала, когда Себастьян и Кэролайн встали в шеренгу контрданса.

Заиграла музыка, и два ряда танцующих поклонились друг другу. Как только Себастьян ступил шаг, все незамужние леди, схватив отца, брата, едва передвигающегося случайного соседа, присоединились к танцующим, но он к этому привык. И на сей раз, это было в некотором смысле облегчением. Какого бы мнения ни придерживались его родственники, казалось, никто не подумает, что он питает привязанность к какой-то определенной женщине.

Он кружил Кэролайн, потом девушку, стоявшую справа от нее, и коснулся рук следующей леди. От прикосновения его словно молнией пронзило. О Господи!

– О, добрый вечер, Мельбурн, – сказала принцесса Жозефина и снова шагнула назад, в линию танцующих.

Себастьяну потребовалось все его самообладание, чтобы удержаться и не потереть кончики пальцев. Они буквально горели. Что, дьявол побери, она тут делает? Делегация Коста-Хабичуэлы отправилась в Шотландию, на поиски новых ссуд. Во всяком случае, он так думал.

Обернувшись, Себастьян скользнул взглядом по танцующим. Жозефина шагнула к стоявшему напротив мужчине и снова попятилась в линию. Герцог Хейрек.

В следующие десять минут Себастьян держал на лице выражение приятного и радостного удивления. В душе его, однако, не было спокойствия. Одно дело увидеть ее, когда он этого не ожидал, когда думал, что у него есть еще две недели, чтобы разобраться со своим… замешательством… И совсем другое – наткнуться на нее в обществе другого мужчины.

Танцующие поменялись партнерами, и Себастьян и Жозефина снова закружились друг перед другом.

– Я думала, вы слишком заняты, чтобы присутствовать здесь, – сказала она.

– Это обязанности сопровождения отнимали у меня слишком много времени, а не вечеринки, – ответил он.

– А я подумала, что вы меня боитесь.

Не успел он ответить, как фигура танца сменилась. Дьявол! Почему весь его мир колеблется от одного ее присутствия? Он фактически управляет Англией и… не может спокойно говорить с Жозефиной… слишком желает ее. Скверное дело.

Музыка закончилась. Себастьян встряхнулся, зааплодировал вместе со всеми, затем проводил Кэролайн к Закери.

– Себ? – пробормотал Закери, вручая брату стаканчик портвейна.

– Все хорошо, – проворчал Себастьян, отпив большой глоток.

– Я имел в виду, что она…

– Можно вас на минуточку? – раздался сзади мелодичный голос.

Взяв себя в руки, он обернулся.

– Конечно, ваше высочество, – сказал он твердо. – Хейрек.

– Мельбурн, – ответил Хейрек. – Я хотел поблагодарить вас. Когда вы отказались от своего назначения, Принни вызвал меня и поручил это дело мне. Никогда я не был так рад послужить своей стране. – Он улыбнулся Жозефине.

– Да, – подхватила она. – Его светлость восхитительный джентльмен. Завтра вечером он сопровождает меня в театр. Я всегда мечтала увидеть театральный Лондон.

– Возможно, мы сумеем убедить актеров посетить Коста-Хабичуэлу, – добавил Хейрек.

– Мы? – повторил Себастьян. – Так вы эмигрируете, Хейрек?

Улыбка герцога стала шире.

– Как знать.

Себастьяну хотелось ударить герцога, стереть высокомерную усмешку с его приятного лица. Он сжал руку в кулак.

Закери резко вклинился между ними.

– Можно на пару слов, Мельбурн? – Он указал на дверь, потом посмотрел на Хейрека и принцессу: – Извините нас. Это семейное дело.

– Конечно, – ответила Жозефина, все еще глядя на Себастьяна.

Когда Закери толкнул его в плечо, Себастьян вздрогнул и вышел из зала. Он шел, слыша за спиной шаги Зака и Кэролайн, пока не добрался до библиотеки. Как только все трое вошли, Зак закрыл дверь.

– Извини, – негромко сказал Закери, – но я хотел избежать сцены.

Округлив глаза, Себастьян уставился на него:

– Сцены? Ты боялся, что я устрою сцену? Да как ты смеешь думать…

– Это я чуть не устроил сцену, – порывисто сказал брат. – Этот кривляка, Хейрек, бледная замена, потому что ты слишком благороден.

Себастьян не был уверен, что в этом есть какая-то логика.

– Мы уедем? Моя карета поблизости.

– Не говори глупостей. С какой стати мне уезжать отсюда из-за недоумка и девицы.

– Но я думал, что ты пытаешься отдалиться от нее. Именно поэтому ты оставил пост.

– Мне не нужны защитники, Закери. Я прекрасно знаю, кто и что я, и что стоит на карте всякий раз, когда я открываю рот или касаюсь пером бумаги. Это моя ответственность. Мой долг. А не твой.

– Прекрасно. Я ошибся, решив, что у тебя выросло новое сердце взамен умершего. Всего доброго, Мельбурн. – С этими словами Зак вышел из библиотеки. Кэролайн с сочувствием посмотрела на Себастьяна и последовала за мужем.

Когда дверь закрылась, Себастьян подошел к высокому окну. Когда он вернется в бальный зал, Уиллитс попытается вовлечь его в свой круг. Дюжина пэров, от которых он, поприветствовав, сбежал, все еще ждали разговора с ним. А поскольку он танцевал с Кэролайн, все одинокие девицы решили, что у них сегодня тоже есть шанс.

Нахмурясь, он прошел к дальней стене, где Аллендейл расположил большую часть своей библиотеки. Одна из книг привлекла его взгляд, и он подвинул табурет, чтобы вытащить том с верхней полки, где стояли книги, которые никто не читал. «История Южной Америки». С даты публикации прошло шесть лет, но он все-таки пролистал книгу.

Только маленькая часть текста была посвящена Берегу Москитов, но Себастьян сел у камина, чтобы прочитать весь раздел. Испанцы захватили большую часть Центральной и Южной Америки, но явно избегали Берега Москитов. Причина, согласно автору, некоему Джону Райс-Эйблу, состояла в том, что эта местность не стоила внимания: миазмы от болот, малярия, непроходимые джунгли, круглый год жестокая жара и влажность.

Описания, более далекого от проспекта Эмбри, невозможно было представить. Здесь Себастьян не нашел никакого упоминания о нежных морских бризах или земле, которую легко расчистить под процветающие в перспективе города.

О Береге Москитов в книге было всего две странички против четырехсот двадцати страниц подробного описания в проспекте.

Себастьян был в недоумении. У него возникло много вопросов. И он знал единственный способ получить дополнительную информацию – найти мистера Джона Райс-Эйбла, который, если повезет, живет где-нибудь неподалеку.

Что-то в Коста-Хабичуэле и ее короле было чересчур хорошим, чтобы быть правдой, однако подозрения Себастьяна были туманными. И теперь они не слишком прояснились, но кусочков было достаточно, чтобы собрать головоломку.

Он не успел еще возвратить книгу на место, как дверь библиотеки открылась.

– Я так и думала, что вы здесь прячетесь, – раздался голос Жозефины.

Себастьян повернулся к ней:

– Вас утомил новый посредник? Но он наверняка еще не попотчевал вас всеми охотничьими рассказами. Или он в ужасе бежал от вас?

– Ха! Герцог Хейрек очень приятный мужчина. Я могу выйти за него.

Себастьяну потребовалась вся сила воли, чтобы не рвануться вперед и не схватить ее.

– Я не знал, что у вас такие невысокие притязания, – ответил он ровным тоном. – Полагаю, он разделяет вашу склонность к чепухе.

Она двинулась вперед, горчичного цвета платье шелестело при каждом шаге.

– Что вы имеете в виду?

Он не собирался высказывать вслух то, что подумал.

– Вашу абсурдную манеру превосходства. Вы переигрываете, будто понятия не имеете, как ведут себя королевские особы, – ответил Себастьян.

– Мне следует вас повесить за такие слова, – огрызнулась Жозефина. Щеки у нее запылали.

Он явно попал в цель.

– Попробуйте, – усмехнулся он.

К его удивлению, она сбросила туфли.

– Прежде чем стать принцессой, – в ярости сказала Жозефина, – я была дочерью солдата. – Она шагнула к камину и выхватила украшавшую его рапиру. – Защищайтесь, Мельбурн.

– Вы действительно сумасшедшая?

– Перестаньте оскорблять меня на каждом слове. И поскольку слова, кажется, не оказывают должного эффекта на ваше весьма недостойное поведение, возможно, это сделает оружие. Защищайтесь. Я больше не буду вас предупреждать.

Себастьян долго смотрел на нее, на ее тяжело вздымающуюся грудь, на вскинутый подбородок. Она была просто великолепна.

– Нет.

– Что?

– Вы, вероятно, забыли о своем положении, ваше высочество, но я о своем помню. Я не желаю, чтобы меня застали за поединком в чужой библиотеке. Да еще с девицей, которая на двенадцать лет моложе меня.

Она резко бросила рапиру и села на стул.

– Тогда я сдаюсь, – сказала она, глядя на огонь.

Наверное, он сошел с ума и теперь находится в доме умалишенных и разговаривает сам с собой.

– Простите, что?

– Я знаю, что нравлюсь вам, потому что вы целовали меня. Дважды. Но тогда вы просто ушли, не сказав ни единого слова. И я подумала, что мне надо попытаться спорить с вами, чтобы заставить вас сбросить панцирь надменности. Вы снова ушли. Мой следующий выбор – спровоцировать борьбу. Но даже это вызвало у вас всего лишь секундное раздражение. Так что я сдаюсь.

Себастьян стиснул челюсти, чтобы не разинуть рот.

– Вы хотите сказать, что это… своего рода… попытка соблазна?

– Мой отец прочитал все о вас и вашем семействе и в восторге от вас. Союз между нами был его мечтой. Он даже попросил меня сбросить три года, потому что, по его словам, джентльмены, вступающие в повторный брак, предпочитают молодых. Но, поцеловав меня второй раз, вы стали вообще избегать меня.

Себастьян несколько раз моргнул, пытаясь осмыслить ее слова. Он гордился своим умением предвидеть события. Его братья даже приписывали ему способность читать чужие мысли. Редко ему доводилось удивляться. Но с тех пор как он познакомился с принцессой Жозефиной, он пребывал в этом состоянии почти постоянно, хотя такого изумления, как теперь, никогда не испытывал.

– Значит, вам двадцать пять, – сказал он.

Жозефина вздохнула.

– Да. Простите, что солгала. – Она встала, подняла рапиру и повесила ее на стену. – Я лучше пойду. Хейрек, наверное, меня ищет. – Она надела туфли.

– Ваш отец теперь пристроит вас за Хейрека? – спросил Себастьян, шагнув за ней. Когда она вошла в комнату, перед ним будто засияли огни. Позволить им померкнуть казалось преступным.

– Конечно. Он хочет, чтобы я вышла замуж. Как принцесса, пусть даже новоиспеченная и забывшая о своем положении, я не могу выйти меньше чем за герцога.

Себастьян не привык, чтобы его рассматривали исключительно с точки зрения приемлемости, но сейчас это отходило на второй план.

– Он вам нравится? – спросил он.

Подойдя к двери, она оглянулась:

– Мне нравитесь вы. Всего доброго, ваша светлость.

Черт побери!

– Почему бы вам с Хейреком не занять мою ложу завтра вечером? – предложил он. – У Хейрека нет ложи, а моя – лучшая в театре.

Жозефина повернулась к нему:

– Почему?

«Потому что вы мне тоже нравитесь!»

– Поскольку сотрудничество между бывшим и нынешним посредником полезнее вражды.

Она посмотрела на него, потом кивнула:

– Я сообщу ему.

– Хорошо. – Себастьян вздохнул. – А теперь удовлетворите мое любопытство, ваше высочество. С чего вы взяли, что споры и конфронтация привлекут меня?

– Потому что все произносят ваше имя, затаив дыхание. Мало кто в жизни спорил с вами или конфликтовал, – ответила она. – Я так считаю.

Жозефина вышла. На этот раз он на нее не набросился, но это скорее из-за рапиры, а не из хваленого самообладания. Эта Жозефина, менее высокомерная, больше походила на принцессу. И она привлекла его даже сильнее. Он по-прежнему тревожился, когда разговаривал с нею, спорил, целовался, но впервые за четыре года он вдруг не ощутил себя… одиноким.


Слава Богу, она увидела, заглянув в библиотеку, что он читал ту книгу. Ее отцу только не хватало, чтобы Мельбурн решил, что ему не нравится побережье Центральной Америки, и отсоветовал людям своего круга приобретать облигации.

Теперь его придется держать ближе, чем она считала комфортным для себя. Куда удобнее иметь рядом Хейрека с его ухаживаниями: он хочет власти, престижа, денег, а она – союзника. С другой стороны, Мельбурн, кажется, хочет… ее.

– Вот вы где, ваше высочество, – сказал появившийся из бального зала герцог Хейрек. – Мы не можем вас потерять, это вызовет международный скандал.

Жозефина улыбнулась, взяв его под руку:

– Мне приятно, что вы заботитесь обо мне.

– Мне, разумеется, еще приятнее.

Ну, с этим она могла согласиться.

– Возможно, вас заинтересует, что герцог Мельбурн предложил нам свою ложу в театре. Он хочет, чтобы вы и все остальные знали, что он по-прежнему поддерживает Коста-Хабичуэлу.

Зеленые глаза скользнули по ней.

– Это единственное, что он желает довести до моего сведения?

– Что вы хотите сказать? – нахмурилась она.

– Ну, ваше высочество, мужчины падают к вашим ногам. Мельбурн, тем не менее, куда более серьезный конкурент, чем… – герцог оглядел бальный зал, куда они вернулись, – чем вот он, например. – Хейрек указал на округлого джентльмена с красными щеками и доброжелательным выражением лица.

Заметив их внимание, джентльмен отделился от кружка приятелей и направился к ним.

– Ваша светлость, – поклонился он, – вы оказали бы мне большую честь, представив своей спутнице.

– О, пожалуйста, Хеннинг, – фыркнул Хейрек. – Но ради чего? Вам не о чем с ней говорить.

– Я…

– Вот вы где, Френсис, – раздался за спиной Жозефины знакомый глубокий голос. Герцог Мельбурн обменялся рукопожатием с пухлым мужчиной. – Вы представлены новой любимице Лондона?

– Нет, Мельбурн…

– Тогда позвольте мне. Ваше высочество, мистер Френсис Хеннинг. Френсис, ее высочество Жозефина, принцесса Коста-Хабичуэла.

Хеннинг поклонился еще ниже, чем Хейреку.

– Для меня это огромная честь, – сказал он, выпрямившись. – Осмелюсь сказать, вы сияете подобно бриллианту.

– Спасибо, мистер Хеннинг.

Взглянув на Мельбурна, Жозефина увидела, что он пристально смотрит на нее. Его поступок ее удивил. Она считала его безнадежно высокомерным и недоступным, а он пришел на выручку человеку гораздо ниже по положению и спас его достоинство, выведя из неловкой ситуации. Реакция ее нового помощника была до крайности грубой и бестактной. Значит, Хейрек подстраивается под ее манеры? Она, конечно, резка с Мельбурном, но это личное.

– Как думаете, Хеннинг, – продолжал Мельбурн, – мне следует пригласить ее высочество на следующий танец?

О Господи, она едва пришла в себя после их недавнего разговора. Френсис широко улыбнулся. Видимо, потому, что герцог Мельбурн разговаривал с ним как с закадычным другом.

– Совершенно определенно, ваша светлость, – весело фыркнул он.

Трое мужчин выжидательно смотрели на нее. Чтобы избежать танца, только и надо было сказать, что она уже обещала его Хейреку. Мельбурн уйдет, и у нее будет время до завтрашнего вечера, чтобы подготовиться к следующей встрече. Однако если танец отвлечет его внимание от выяснения подробностей о Коста-Хабичуэле, ей следует согласиться. Это не трудное решение. Он прекрасно танцует.

Жозефина подала ему руку.

– Если вы думаете, что можете справиться с этим, – сказала она.

Взяв ее пальцы в ладонь, он поднял бровь.

– Если вы удержитесь от желания нанести мне увечье, я не вижу никаких трудностей.

Жозефина хотела было возразить, но от его прикосновения вздрогнула.

– Я не даю обещаний, – ответила она.

Выведя ее в центр зала, Мельбурн улыбнулся. У нее сердце в груди перевернулось. Удивительно, что простое движение мускулов может столь изменить человека.

– Вы должны делать это чаще.

– Представлять вам нетитулованных джентльменов?

– Улыбаться.

– Ах, так… Я постараюсь помнить об этом между пощечинами и попытками продырявить меня.

– Вы знаете, что я этого не хотела.

Серые глаза оценивающе смотрели на нее.

– Что вы сделали бы, если бы я взял другую рапиру?

Казалось, от его присутствия вокруг разливается жар.

– Вы никогда не укололи бы меня, – тихо ответила она.

Заиграла музыка. Вальс. Контрданс не дал бы возможности обсуждать что-то… личное. Чувственные губы Себастьяна снова изогнулись, будто он точно знал, о чем она думает.

Его рука скользнула вокруг ее талии, притянув ближе. Они закружились в такт музыке. Господи! Ей хотелось, чтобы он поцеловал ее снова, хотелось почувствовать его губы, испытать желание, которое – она знала – и он испытывает к ней.

И, тем не менее, он молчал.

– Таким способом вы хотите удержаться от спора со мной? – наконец заметила она. – Вообще со мной не разговаривать?

– Что вы хотите услышать? – тихо проговорил он. – Что я мечтаю поиметь вас с того момента, как увидел?

У Жозефины сбилось дыхание.

– А вы мечтаете? – Ее обдало жаром.

– Да. И держу пари, вы думаете о том же. – Себастьян медленно притянул ее чуть ближе.

– Тогда почему Хейрек занял ваше место?

Жозефина вдруг осознала, что отцу не надо было вовлекать Мельбурна в такое сомнительное дело, как Коста-Хабичуэла. Хейрек куда более подходящий. Теперь у нее два герцога. И один из них видит ее куда яснее, чем она хочет, она дрожит от его прикосновений и тает от поцелуев.

– Хейрек теперь занимается Коста-Хабичуэлой, потому что я не хочу блуждать по дороге вслепую, – ответил он.

Она насторожилась:

– По какой дороге?

– По вашей.

– Не понимаю, о чем вы гово…

– Если меня видят в вашем обществе, то только потому, что я так решил, а не по чьей-то просьбе или приказу. – Себастьян не спускал с нее потемневших серых глаз.

– Едва ли попытка устроить брак между герцогом и принцессой является чем-то неправомерным.

Оба замолчали.

– Вы сами являетесь большой проблемой, – наконец прошептал он.

– О да, я такая. – Она улыбнулась, стараясь сдержать дрожь, охватившую ее при этих словах. – Так что мы будем делать дальше?

– Завтра вечером пойдем в театр.

– Да, но когда вы меня поцелуете в следующий раз?

Она заметила, что в его глазах что-то мелькнуло. Удивление? Желание? Но это исчезло так стремительно, что она не могла разобрать.

– Завтра вечером, в театре, – ответил он.

О Господи!

Глава 8

– Папа, я хочу пойти в театр.

Себастьян обошел бильярдный стол и умышленно сделал плохой удар.

– Я знаю. Но сегодня вечером играют «Гамлета». Не думаю, что тебе очень понравится финал. – Кроме этого, он не хотел, чтобы Пип стала свидетельницей его общения с принцессой Жозефиной Эмбри.

– Это правда, трагедия?

Не сразу он понял, что дочь говорит о пьесе.

– Да. Очень большая трагедия. – Себастьян посторонился, поскольку теперь настала очередь Пип. Удар был неплохой, через пару-тройку лет девочка сможет бросить вызов даже Шею с его математически точными ударами. – Предлагаю сделку, Пип. Следующая пьеса – «Сон в летнюю ночь». Если ты откажешься от «Гамлета», я поведу тебя посмотреть «Сон».

Дочь оперлась на бильярдный кий.

– Только ты и я?

– Только мы.

Она кивнула, ее улыбка вспыхнула ярче солнышка.

– Тогда да, я согласна. Мы проводим вместе меньше времени, чем мне хочется.

Себастьян наклонился к дочери:

– Ты так думаешь?

– Да, – ответила она, загнав в лузу второй шар. – Если не считать сегодняшнего дня, я тебя почти всю неделю не видела. Я очень занята, и ты очень занят. Нам нужно находить время друг для друга.

– Извини. – С тех пор как Принни поручил ему сотрудничество с Коста-Хабичуэлой, он не сознавал, что пренебрегает общением с Пенелопой. В конце концов, она вся его семья.

– Большой праздник с акробатами на день рождения многое бы исправил, – продолжала девочка.

– Понятно. – Он спрятал улыбку. – Я буду держать это в памяти.

Пип вдруг резко бросила кий на стол и посмотрела на него.

– Когда я сказала «только ты и я», – ее личико сделалось серьезным, – я не думала, что так всегда должно быть.

Себастьян оперся на кий.

– Прости, что?

– Моя подружка Мэри Хейли говорит, что тебе снова нужно жениться, потому что я не мальчик.

– Это неправда, – медленно сказал Себастьян, обдумывая ответ. – Ты не можешь унаследовать мой титул, а твой дядя Шей может. Мне не обязательно жениться. У меня есть ты.

– Но ты хочешь? Я хочу сказать, хочешь снова жениться? Иногда мне кажется, что хорошо, если бы в доме была еще женщина, кроме меня.

Обойдя стол, Себастьян присел перед дочерью:

– У тебя теперь три тетушки.

– Да. Тетя Нелл знает все о моде, тетя Кэролайн учит меня рисовать, а тетя Сарала знает, как заклинать змей.

– Но?.. – подсказал он, услышав в ответе Пип что-то невысказанное.

Ее личико нахмурилось.

– Ничего. По вечерам они уходят домой. У тети Нелл есть Роуз. А у меня никого нет. – У нее в глазах блеснули слезы.

Себастьян притянул дочь к себе и крепко обнял.

– У тебя есть я, милая. – Господи! Размышления семилетнего ребенка смутили его. – Значит, ты хочешь, чтобы я снова женился? – спросил он, касаясь лбом ее лба.

– Только не на тете Мэри Хейли. Она смеется, как осел. – Пип передразнила неприятные звуки.

– Так это она? – заставил себя улыбнуться Себастьян. – Я думал, что это и, правда, осел. – Он вытащил карманные часы. – Перекусим. У меня сегодня днем встреча.

Она поцеловала его в лоб.

– Ты очень хороший, папа.

– Я стараюсь.

Поднявшись, он взял ее за руку, и они пошли вниз. Пип хочет иметь мать. В этом есть смысл, она, вероятно, смутно помнит Шарлотту. Хотя они часто говорили о ней, в последнее время Себастьян заметил, что эти рассказы превращаются в волшебные сказки.

А он хочет снова жениться? Год назад он отмел бы этот вопрос. Два года назад разозлился бы. А сейчас он просто не знал.

Что он действительно знал, так это то, что тетушка этой Мэри Хейли подойдет ему лучше, чем Жозефина Эмбри. С одной стороны, леди Маргарет Трент не наследница престола в Центральноамериканской стране. С другой – у него не идет от нее голова кругом, как от Жозефины. Себастьян не хотел, чтобы у него кружилась голова. Он любил все держать под контролем и чтобы все шло, как полагается.

Он едва знает эту сумасшедшую принцессу. Жозефина утверждала, что предпочитает его Хейреку, но он сомневался, что это что-нибудь изменит, если Хейрек сделает предложение, а он – нет. А он его не сделает. Себастьян фыркнул. Если он хотя бы на четверть так бессердечен, как об этом говорят, то его это не должно волновать. И все-таки волнует.

Что ему нужно, так это завести любовницу и утихомирить демонов, которые спустя четыре года стали терзать его плоть. Какую-нибудь благоразумную, послушную и достаточно симпатичную особу, чтобы забыть ту темноглазую, что продолжает преследовать его. Пип подняла на него глаза:

– Что случилось?

Прекрасно! Теперь он даже от ребенка не может спрятать свои эмоции.

– Ничего. Иди. Мне нужно кое-что записать, пока не забыл.

Пип кивнула и отправилась на ленч без него.

– Стэнтон, – услышал Себастьян ее голос, – кухарка помнит, что я очень люблю тосты с сыром и суп из спаржи?

– Помнит, миледи.

Себастьян вернулся наверх, но направился не в кабинет, а в библиотеку. Там над камином висел портрет его прекрасной Шарлотты. Ее синие глаза мерцали даже на полотне. Собранные на макушке каштановые локоны вырвались из заколок, словно взъерошенные своенравным ветерком, когда она остановилась в саду, улыбаясь ему.

Он все еще помнил ее голос, смех, ее прикосновения, как помнил и последние дни, когда ее кожа стала бледной, глаза – печальными, а улыбка превратилась в маску, которая никого не могла обмануть.

Он не мог вспомнить лишь того момента, когда она в последний раз появилась в его снах. Долгими месяцами это происходило каждую ночь, и если бы не Пип, братья и сестра, ему бы не захотелось больше просыпаться. Потом Шарлотта стала появляться реже, но все же большую часть месяца. Когда это прекратилось? И почему в последние пять ночей он грезил о другой женщине?

Он знал, что Шарлотта будет по-прежнему улыбаться ему с портрета, словно хотела, чтобы он и их дочь были счастливы и без нее. Но он не знал, счастье найдет с Жозефиной или беду.

Взяв себя в руки, Себастьян прошел в кабинет и написал короткую записку лорду Белтраму, одному из руководителей государственного архива. Если кто-то и мог найти некоего Джона Райс-Эйбла, то это Белтрам. Прежде чем он позволит сердцу впутаться во что-то, даже совершенно невозможное, его ум хотел выяснить, почему то, что для одного человека было раем, другому показалось отвратительным болотом.


– Я не понимаю. – Кончита застегнула на шее Жозефины жемчужное ожерелье. – Теперь за вами ухаживают два герцога?

– Нет, – Жозефина, последний раз взглянув в зеркало, встала, – официально за мной вообще не ухаживают.

– А неофициально?

Она улыбнулась:

– Я думаю, что один из них хочет жениться на мне, а другой – уложить в постель.

– Жозе… ваше высочество!

– Многообещающая перспектива, правда?

– Я бы так не сказала.

Шагнув к двери, Жозефина обернулась:

– Сказала бы ты или нет, ты моя наперсница, Кончита?

– Конечно, – присела в реверансе горничная.

– Тогда я буду тебе рассказывать, потому что ты должна знать, что происходит. – Она нахмурилась. – И потому что мне больше некому сказать.

– Извините, ваше высочество.

Жозефина не отвечала. Кончита с ней больше десяти лет, она немного фамильярна, но нужно же кому-то довериться.

Однако она не сказала горничной, что Мельбурн целовал ее и хочет сделать это снова сегодня вечером. Если Коста-Хабичуэла потребует от нее жертвы, она ее принесет. Жозефина коснулась пальцами губ и улыбнулась, когда сердце застучало быстрее. Она с удовольствием принесет жертву и сделает это не раз, если потребуется.

Когда она спустилась по лестнице, герцог Хейрек уже ждал в холле.

– Вы самое прекрасное существо на этой земле, – почтительно сказал он, поклонившись.

Он, вероятно, достаточно охотился, чтобы знать.

– Благодарю, ваша светлость. Идемте? Мне не терпится увидеть театр.

Он подсадил Жозефину и Кончиту в свою карету, потом сел сам. Как только дверца захлопнулась, они двинулись.

– Вы посещали театр на Ямайке? – спросил герцог.

– Всякий раз, когда могла. Но последние два года мы были слишком заняты.

– Я сам изголодался по культуре. Театр в Квебеке состоял главным образом из аборигенов, танцующих в оленьих шкурах.

– Тогда, надеюсь, нам обоим понравится. – Жозефина начинала задумываться, обходится ли хоть одна его фраза без упоминания об убитых животных.

– Когда ваш отец возвращается из Шотландии, ваше высочество? Признаюсь, мне не терпится встретиться с королем и приступить к исполнению своих обязанностей.

– Вы их уже исполняете, – ответила она, – вывозя меня в свет. Что касается короля, он хотел, чтобы поездка была краткой, и должен вернуться в Лондон к концу следующей недели.

– Прекрасно. Просто отлично.

– Да. Я скучаю по нему и королеве, к тому же мы должны начать покупать запасы на обратный рейс.

– Надеюсь, на судне найдется каюта для дополнительных пассажиров, – сказал Хейрек с улыбкой. – Я уверен, что несколько англичан захотят начать новую жизнь в… компании настоящего… гм… товарища.

– Да, это про моего отца, – столь же непринужденно ответила она. Яснее не скажешь, иначе Хейреку пришлось бы вытащить из кармана священника.

Он перевел разговор на охоту на лис в Англии и, судя по всему, рассчитывал, что Жозефина будет с интересом его слушать, поскольку сама никогда не участвовала в охоте.

Наконец карета остановилась, и он вышел.

– Я знаю, какой герцог хочет жениться на вас, – прошептала Кончита.

– Ш-ш…

Экипажи запрудили улицу перед театром. Когда в сопровождении Хейрека они вошли внутрь, в фойе и на центральной лестнице было столько народу, что, будь ты принцесса, герцог, рыцарь или богатый торговец, никому и глотка свежего воздуха не доставалось.

Потом перед ней возник проход.

– Сюда, ваше высочество, – подал ей руку герцог Мельбурн.

Жозефина с благодарностью взяла ее, с опозданием заметив стоящего рядом Шарлеманя. Мельбурн, казалось, редко где появлялся один, хотя даже совершенно несведущий человек сразу понимал, кто тут главный.

В черном вечернем костюме, с ослепительно белым накрахмаленным шейным платком, Мельбурн излучал магическое обаяние. Судя по другим дамам, пожирающим его глазами, она не единственная так думала.

– Здесь всегда так многолюдно? – спросила она, поднимаясь по лестнице рядом с ним.

Толпа перед ними расступалась, словно отливающая океанская волна. Один из немногих моментов с тех пор, как все это началось, и сейчас она действительно чувствовала себя принцессой.

– Вы любимица Лондона, ваше высочество, – ответил он. – Все хотят видеть семейство Эмбри, которое, кажется, принесет Лондону свежий ветер.

– Кажется? – с деланным удивлением повторила она.

– Вы снова нанесли мне удар, – заметил он с насмешкой в голосе. – Кто знает, скольких еще вы могли покалечить.

– Только вас, Мельбурн.

– Можете называть меня Себастьяном, если хотите.

Жозефину охватила дрожь.

– Я подумаю.

Наверху толпа была не столь плотной. Жозефина узнавала людей, которых уже встречала в свете. И поняла, что Мельбурн сказал правду – многие зрители глазели на нее, как и на него.

Когда они шли по все более свободному коридору, Жозефина оглянулась. Хейрек и лорд Шарлемань о чем-то беседовали, вероятно, об охоте. Кончита шла в нескольких шагах позади нее. Удивительно, как вся компания выбралась невредимой из толпы внизу.

– Почти пришли, – сказал Мельбурн низким интимным голосом, вскользь посмотрев на нее.

– Этот театр намного больше, чем в Морант-Бей.

Он кивнул:

– И Лондон больше, чем Морант-Бей.

– Я всегда беру с собой компаньонку, – продолжала Жозефина. – А почему здесь ваш брат? Защищать вас?

– От вас, вы думаете?

– Кого еще вы боитесь?

Улыбка, от которой замирало сердце, тронула его губы.

– Мой брат должен занимать Хейрека на случай, если нам понадобится удалиться в уединенную комнату.

– А если я этого не захочу?

– Я оставлю это на ваше усмотрение, ваше высочество.

Мельбурн выпрямился.

– Прошу. – Откинув роскошный красный занавес, он жестом пригласил ее в свою ложу.

Жозефина будто шагнула в другой мир. Театр был втрое больше того, который она часто посещала на Ямайке. Ряды зрителей внизу напоминали сверкающий разноцветный океан. И все эти люди увидят, что она сидит в ложе с двумя герцогами и лордом. Жозефина улыбнулась. Даже ее отец, наверное, о таком не мечтал.

– Ваше высочество и вы, Хейрек, садитесь в первый ряд, – сказал Мельбурн. – Мы с Шеем склоняемся перед вашей популярностью.

Но она хотела сидеть рядом с ним! Впереди стояли три кресла, сзади – четыре. Кончита уже устроилась в углу, откуда ее почти не было видно. Жозефина не думала, что лорд Шарлемань пожелает сидеть сзади в одиночестве.

Мельбурн подвинул ей кресло.

– Вам придется представить, как я сижу позади вас, смотрю на вас, на мягкий изгиб вашего уха, – пробормотал он, когда Жозефина села.

Она повернулась к нему.

– Осмелюсь сказать, я едва помню, что вы там, – в ответ прошептала она.

Он поклонился, едва не задев губами ее щеку.

– Лгунья, – шепнул он, и у нее волосы на затылке зашевелились.

Как ни сомневался Хейрек в мотивах Мельбурна, он был явно рад, что все видят его рядом с Жозефиной в лучшей ложе театра. Мельбурн и лорд Шарлемань сзади что-то тихо обсуждали, но она не могла в шуме подслушать их беседу.

Хейрек наклонился к ней:

– Должен предупредить, эта пьеса, чертовски, длинная и антракта нам два часа не видать. К счастью, заснуть здесь не грех, если только вы не упадете со стула.

– Не думаю, что меня огорчит долгое действие, но спасибо за предупреждение и совет.

Когда Хейрек перегнулся через барьер ложи, чтобы приветствовать кого-то внизу, Жозефина отчетливо услышала, как брат Мельбурна пробормотал слово «клоун». Это ее встревожило. Не то чтобы Хейрек казался ей иным, но плохо, если в свете его считают клоуном. Ей совершенно не нужно, чтобы это связывали с ее семейством.

Минуту спустя занавес поднялся, и начался спектакль. Жозефина читала «Гамлета», но никогда не видела пьесу на сцене. Она подалась вперед.

Минут через двадцать она услышала тихий храп и обернулась. Съехав вниз в кресле, скрестив руки и запрокинув голову, Хейрек спал.

Сзади в ложе было тихо, но Жозефина не сомневалась, что Мельбурн бодрствует. Он сказал, что будет смотреть на нее. У Жозефины кожу, словно иголочками закололо. Он сказал, что она будет думать о нем и захочет, чтобы он поцеловал ее снова. Это не так, но, тем не менее, между бедрами у нее разливался жар.

Он хотел большего, чем поцелуй, и в лучших интересах и планах ее отца ей следовало позволить ему это сделать. Что касается ее личного отношения к этому, она сознавала, что хочет, чтобы Мельбурн был ее первым мужчиной. Любой другой мужчина удовольствуется королевством и второсортным товаром, но не Мельбурн.

Она не имела никакого желания четыре часа сидеть рядом с храпящим клоуном, когда может провести хоть немного времени, целуясь с мужчиной, который ей нужен, который зажег в ней пожар. Она поднялась.

– Извините, я на минуту, – прошептала она, шагнув в глубину ложи.

– Я покажу вам дорогу, – непринужденно сказал Мельбурн, поднимаясь. – Шей, принести тебе портвейна?

– Если не возражаешь, – так же тихо ответил брат, привстав, когда Жозефина проходила мимо, и снова сел. – Я прослежу, чтобы наш гость не потерял равновесия.

В свете свечей фойе показалось ярким после полумрака зрительного зала, и Жозефина прищурилась.

– Сюда, – сказал Мельбурн, провожая ее к задернутому занавесом алькову. Потом замедлил шаг и повернулся к горничной: – Как вас зовут?

– Кончита, ваша светлость.

– Кончита, вы подождете именно здесь. – Он указал на стену в нескольких ярдах. – Будете блюсти уединение ее высочества и ничего не услышите. Понятно?

Горничная взволнованно посмотрела на Жозефину:

– Ваше высочество?

– Делай, как тебе сказано, Кончита.

Сделав реверанс, горничная встала там, где указал Мельбурн. Герцог оглядел пустое фойе, потом откинул занавес.

– После вас.

Даже если бы она захотела отказать ему, она сомневалась, что сумела бы сделать это. Себастьян вошел следом и задернул занавес. Жозефина услышала доносящуюся со сцены реплику:


Он признавался мне в склонности своей.[3]


– Должна сказать, – прошептала она, глядя на него в крошечном алькове, освещенном единственной свечой, – с вашей стороны это весьма смело.

Он продолжал молча пристально смотреть на нее, и это сбивало ее с толку. Когда он шагнул ближе, Жозефина глубоко вздохнула. Господи, она выросла среди солдат, постоянно пытавшихся соблазнить ее. Так почему, когда на нее смотрит герцог Мельбурн, у нее подгибаются колени?


Не знаю, право, что и думать мне.


Она могла сказать себе, что поступает так, чтобы сохранить его участие и влияние в деле, но никакими деловыми интересами невозможно было объяснить подобные ощущения.

– Чего вы ждете? У нас мало времени.

– Вы знаете Джона Райс-Эйбла? – наконец произнес Мельбурн.

– Что?! Я здесь не затем, чтобы болтать о знакомых. – Она провела пальцем по его лацкану. – Поцелуйте меня или уйдите, чтобы я могла вернуться в ложу и слушать пьесу.

– Это значит «да»?

Нужно посмотреть на него, встретиться с ним взглядом. Эти вьющиеся на концах, падающие на воротник темные волосы, этот рот… Если бы Мельбурн хоть чуть-чуть ослабил стальное напряжение, с которым держал себя, она не захотела бы покидать его общество. Если бы только эти глаза не… тревожили ее душу, как пробуждают тело.


Знаю, знаю,

Когда кипит в нас кровь, куда как щедро

Душа ссужает клятвами язык.


– Нет, я его не знаю. Он инвестор?

– Он автор. Я думал, что вы, возможно, знакомы.

Жозефина гладила его черный рукав. Не прикасаться к нему оказалось невыносимо трудным.

– Нет. Вы ревнуете к нему?

– Нет, если вы никогда не встречались. – Наконец он коснулся ее подбородка и наклонился к ней. Когда только дыхание разделяло их, он снова остановился. – Скажите мое имя, – пробормотал он.

– Мельбурн.

– Нет. – Его взгляд опустился к ее рту. – Имя.

Не верь его словам, они обманут,
Они не то, чем кажутся снаружи,
ходатаи преступных наслаждений.

– Себастьян, – выдохнула она.

Он поцеловал ее. Жозефина закинула руки ему на шею, вдыхая его аромат. Мельбурн подтолкнул ее к боковой стене, его рот, горячий и голодный, снова и снова искал ее губы.

Его руки прошлись по ее бедрам, потом его хватка стала крепче, он прижал ее к себе.

– Я хочу большего, – прохрипела она, цепляясь за него. Ей не нужно было изображать искренность и настойчивость. – Я хочу тебя, Себастьян.

Молча он двинул руку от ее талии к плечам, его пальцы надавили на ее правую грудь, и Жозефина задохнулась. Он ловко спустил платье с ее плеча, и его губы скользнули вслед за рукой.

Они звучат как набожных обеты,
Чтоб легче обольстить.

Ткань скользнула к ее локтю, освобождая грудь. Себастьян какой-то миг смотрел на выпущенную, на свободу плоть, потом поднял глаза к лицу Жозефины.

– Я слишком долго ждал этого, – сказал он, и его голос дрогнул.

Она поняла. Он говорил о своем одиночестве. И эти слова пронзили ей сердце. Она тревожилась о том, что он захочет больше, чем она сможет дать. Но она уже прыгнула в костер, кожа у нее горела.

– Я ждала этого всю жизнь, – ответила она. Себастьян поцеловал ее снова, его пальцы, легкие, как перышко, все кружили по ее груди, пока короткие ногти не задели сосок. Все его движения отзывались у нее между бедрами, и она снова задохнулась.

– Расскажите, где вы будете жить в Сан-Сатурусе, – приказал он, скользнув губами по ее плечу к груди.

– Б-боже… милостивый… – с трудом выговорила она, запустив пальцы в его темные волосы. – Зачем?

– Я хочу слышать.

– Я видела… ах… только… однажды, – дрожащим шепотом бормотала Жозефина. Колени у нее подгибались, потому что он спустил платье с левого плеча и ласкал другую грудь.

– Какого цвета дом?

– Белый… белый камень… с высокими… м-м… окнами, чтобы впустить океанский бриз.

– Сколько комнат?

Он думает переехать? О Боже, она на это надеялась, если только он будет делать это с ней каждую ночь.

– Сотни. Достаточно для королевской гвардии и членов кабинета министров.

Он выпрямился, снова взяв в плен ее губы.

– Хотите кое-что узнать? – прошептал он. Его пальцы все еще ласкали ее грудь.

– Скажите, – пролепетала она, задыхаясь и подавшись вперед.

– Я думаю, что вы лжете. – Поцеловав, он поправил ее платье и отстранился.

Ум Жозефины, казалось, превратился в лужу вожделения, удивления, нарастающего огорчения и досады.

– Что? О чем вы говорите?

– Я не знаю, что именно, – продолжал Мельбурн, его голос еще не совсем выровнялся, – но что-то тут не так.


Мороз ужасный, ветер так и режет.


– Если что-то и не так, то только то, что вы негодяй, – отрезала она, расправляя лиф платья, – и доказали, что недостаточно хороши для меня. – Метнувшись мимо него, она ухватилась за занавес.

Мельбурн положил руку ей на плечо, и она почувствовала его стальную хватку.

– Мы не закончили, – пророкотал он, повернув ее лицом к себе. – Как вы это делаете?

В панике она вывернулась из-под его руки.

– Что делаю? Я понятия не имею, о чем вы…

– Как вы вызываете во мне… желание? Это духи или какой-нибудь наркотик на вашей коже? Что?

– Так вы думаете, что вас нужно одурманить наркотиками, чтобы вы почувствовали влечение ко мне? Мы закончили, сэр. – Откинув занавес, она шагнула в фойе.

Кончита тут же поспешила к ней:

– Ваше высочество…

Жозефина отстранила ее рукой. Всеми фибрами своего существа она хотела умчаться из театра, из Лондона, выскочить из собственной кожи, все еще пылавшей от его прикосновений. Так он думает, что его использовали, соблазнили, что она лжет! Сейчас она ненавидела Мельбурна… и все еще хотела его, черт побери. Будь он проклят!

Глава 9

Себастьян, задернув занавес, остался в алькове. Жозефина и ее горничная вернулись в ложу. Предосторожность и приличия требовали, чтобы он задержался еще на несколько минут.

Боже, она пробудила его, и рассудком он решил положить этому конец, пока не произошло непоправимое, его тело… жаждало продолжения.

Сначала он хотел зайти так далеко, насколько необходимо, чтобы выяснить, что в ней и этой Коста-Хабичуэле так его беспокоит. Но Жозефина быстро – слишком быстро для его тела – взяла фальшивую ноту.

Почему Сан-Сатурус, по словам ее отца, маленький живописный город, населенный главным образом аборигенами и англичанами, может похвастаться огромным белокаменным дворцом с сотнями комнат? Король Берега Москитов там не жил, иначе он его не отдал бы. И если испанцы знали о здании такого размера на берегу прекрасно защищенной гавани, они послали бы туда войска.

Но возможно, она преувеличила, чтобы произвести на него впечатление. И огромный дворец в самом деле был маленькой виллой с десятком комнат. Возможно, океанский бриз был столь же приятным и манящим, как говорилось в проспекте. И скорее всего он просто идиот, ищущий причины не доверять женщине, к которой чувствует большой интерес и влечение.

– Проклятие! – пробормотал он и откинул занавес. Блики на покрытом коврами полу привлекли его взгляд. Там лежало жемчужное ожерелье Жозефины. Себастьян поднял его, сунул в карман и отправился на поиски портвейна.

Когда он вернулся в свою ложу, Жозефина сидела рядом со спящим Хейреком. Даже со спины Себастьян почувствовал ее враждебность. Кстати, это могло быть полезным. Ей придется решить, перевешивает ли ее гнев то, что ей от него нужно. Себастьян вручил бокал Шею и сел.

– Что ты так долго? – прошептал брат. – Я уже собрался ткнуть Хейрека в бок, чтобы убедиться, что он не умер и не все меня бросили.

– Я велел принести лучшую бутылку, – солгал Себастьян. – Не желаю пить разбавленную дрянь, которую тут обычно предлагают. Подержи минутку. – Он вручил свой бокал брату и полез в карман. Когда он вытащил ожерелье, глаза Шея округлились.

– Что…

– Ш-ш. – Наклонившись вперед, он коснулся губами левого уха Жозефины. – Полагаю, это ваше, – пробормотал он, двинув руку по подлокотнику кресла, чтобы опустить ожерелье ей в ладонь. – Положите в сумочку. Не надо, чтобы видели, как вы надеваете его на публике.

– Спасибо, ваша светлость, – отчетливо произнесла она как всегда звучным и непринужденным голосом. Если бы не дрожавшие пальцы, Себастьян решил бы, что она прекрасно владеет собой.

Когда он сел и забрал свой бокал, Шей продолжал приглядываться к нему.

– Она уронила его, – небрежно сказал Себастьян, – я заметил его на полу в фойе.

– Гм.

– Ну что ты разглядываешь меня? Смотри лучше спектакль.

– Смотрю.

Во время антракта Жозефина улыбалась и болтала с восторженными зрителями, будто совсем недавно не стонала, полуголая, в его руках. Но Себастьян заметил, что она берет под руку то Хейрека, то Шея, так, чтобы кто-нибудь из них стоял между ним и ею.

Он задавался вопросом, на что она больше злится: что он не завершил начатое или что поймал ее на лжи. Каков бы ни был ответ, он хотел его узнать.


Утром, подавив зевок, Себастьян занял свое место в палате лордов. За четырьмя часами трагедии датского принца последовали шесть часов бессонницы. И его состояние было за пределами разумного. Как только начались утренние дебаты по поводу новых долгов Принни, Себастьян тронул за плечо сидевшего впереди джентльмена.

– Мельбурн, – обернулся тот.

– Лорд Белтрам. Интересуюсь, получили ли вы мой запрос.

– Да. – Он похлопал по левому нагрудному карману и вытащил оттуда сложенный лист бумаги. – Я нашел вашего знакомого. Он проживает в Итоне. Преподает там.

Себастьян взял бумагу.

– Благодарю. – Он развернул лист, чтобы прочитать адрес. – Вы сэкономили мне много времени и усилий.

– Тогда, может быть, вы представите меня королевской чете Коста-Хабичуэлы, когда они вернутся в Лондон? При девяноста фунтах за облигацию я выхожу из итальянских ссуд и покупаю акции Коста-Хабичуэлы. Сколько вы купили? Держу пари, полстраны, так как король у вас практически в кармане.

– Конечно, я представлю вас, Уильям, – осторожно сказал Себастьян. Если его подозрения необоснованны, ни к чему обращать в бегство инвесторов, столь необходимых недавно появившейся стране. Англия могла использовать этот союз себе на пользу. – Хотя сейчас сотрудничеством с ними занимается Хейрек. У меня своих дел слишком много.

– Без сомнения, – усмехнулся Белтрам и посмотрел мимо Себастьяна. – Лорд Деверилл.

Рука легла Себастьяну на плечо.

– Белтрам, Мельбурн, – с улыбкой сказал маркиз.

– Валентин, не рановато для тебя? – повернулся к нему Себастьян.

Лорд Деверилл уселся на свое место.

– Вы себе не представляете. Роуз решила, что пора обзавестись зубами. Элинор решила, что лавандовые ванны успокоят младенца. А я решил, что в настоящее время Корбетт-Хаус самое шумное и беспокойное место в Великобритании.

Себастьян рассмеялся:

– Тебя предупреждали, что семейная жизнь таит в себе опасности.

– Да, я знаю. В принципе мне это нравится. Ощущение счастья, что мы с Нелл сделали эту маленькую, орущую, хихикающую девицу… со многим примиряет.

Себастьян пристально посмотрел на друга:

– Я тебя понимаю, – наконец сказал он, ожидая острой боли в груди, которую всегда испытывал, думая о том, что им с Шарлоттой не было отпущено судьбой времени обзавестись наследником. Боль была, но теперь больше походила на сожаление, чем на свежую рану.

– Кстати, об идиотах, – сказал Валентин, врываясь в его мысли, – Хейрек сегодня везет принцессу в «Таттерсоллз».

– Мы говорили об идиотах?

– Возможно, только я. Я пытаюсь понять, почему король, ищущий инвесторов, оставляет с дочерью уполномоченного по связям со страной, а сам едет в Шотландию.

– Поскольку лучший способ узаконить новый режим состоит в том, чтобы вступить в брак со старым.

Валентин оглядел переполненную палату.

– Ты знал это с самого начала? То, что тебя потянут к алтарю?

– Это было не слишком тонко разыграно.

– Тогда понятно, почему ты оставил свой пост. Но не могу постичь, почему ты по-прежнему вальсируешь с этой девицей и возишь в театр.

Себастьян молчал, и Валентин подумал: что-то касающееся этой новой страны тревожит его, и он хочет разрешить свои сомнения. Однако чтобы сделать это, он мог завести дружбу с королем и избавить себя от стычек с его дочерью.

– Независимо от моих личных сомнений, – тихо сказал наконец Себастьян, – я не имею причин препятствовать инвесторам. Если бы я прекратил контакты без объяснения, так, вероятно, и произошло бы.

– Рад слышать, – ответил маркиз. – После заседания пошлю своего финансиста купить сто облигаций. Я теперь думаю о семье и ищу надежные, долгосрочные инвестиции.

Черт побери!

– Не лезь в это, – пробормотал Себастьян.

– Я так и знал! Что происходит?

Себастьян, нахмурившись, разглядывал свои руки.

– Возможно, ничего. Я не знаю. Но я слишком много занимался бизнесом и понимаю, что только в исключительных случаях связанное с финансами дело не имеет теневой стороны. Я все еще пытаюсь определить, на что похожа теневая сторона Коста-Хабичуэлы.

– Понятно, – не стал уточнять Валентин.

Себастьян не объяснил, почему продолжает уделять внимание принцессе Жозефине и почему, даже подозревая, что все не так, как она излагает, самым желанным делом было найти возможность снова увидеть ее.


Хейрек нашел скамью в нескольких ярдах от главной площадки аукциона. Жозефина села, приветствовала окружающих и болтала со всеми, от виконтов до конюхов. У нее было ощущение, что это ее собственный королевский двор. Герцог стоял рядом как распорядитель, а облаченный в черное лейтенант Мей служил телохранителем.

– Я вчера купил две облигации, – похвастался хорошо одетый молодой человек, чуть не вставая на колени у ног Жозефины. – Вы не собираетесь продавать земельные участки? Я читал проспект и должен сказать, что предпочитаю иметь землю в Коста-Хабичуэле, чем полагаться на милость моего отца и старшего брата.

– Он самый младший сын маркиза Броншира, – прошептал, наклонившись к ней, Хейрек. – У него пять братьев.

– Король не планировал этого, – с улыбкой ответила Жозефина, – но я доведу до его сведения, что есть, по крайней мере, один заинтересованный.

– И я, ваше высочество! – крикнул кто-то из толпы.

– И я!

– И я! Я торговал бы лошадиным навозом, чтобы в один прекрасный день получить хорошую землю, овеваемую морским бризом!

Все засмеялись. Чудесно! Жозефина нашла лондонское общество очаровательным. Ей никогда не приходило в голову, что кто-то захочет променять привычную жизнь на дикую и неизвестную землю.

– Как только придет время распорядиться щедрой банковской ссудой, мы, вероятно, заключим с Англией иммиграционное соглашение.

– Зачем ждать? – крикнул кто-то. – Я бы влез в долги!

Жозефина рассмеялась.

– Я скажу королю, – повторила она. Заметив трех приближающихся леди, две из которых ей были знакомы, она встала. – Леди Кэролайн, леди Сарала, – сказала она, наклонив голову. – Должно быть, это ваша невестка, леди Деверилл.

Темноволосая маркиза присела неглубоко, но почтительно, напомнив этим своего брата.

– Я рада, наконец, встретиться с вами, ваше высочество, – сказала она с улыбкой. – Кажется, я последняя в Лондоне, кто это делает.

– Хейрек сказал, что прежде никогда не видел на аукционе столько народу.

– Возможно, ваше высочество захочет присоединиться к нам за ленчем? – сказала леди Деверилл.

Слава Богу!

– С удовольствием, – ответила Жозефина, стараясь скрыть желание сбежать отсюда. – Ваша светлость, оставляю вас посмотреть ту пару гнедых, которую вы хотели купить.

Хейрек поклонился:

– Моя четырехместная коляска в вашем распоряжении, леди.

– Спасибо, – одними губами улыбнулась маркиза, – но у нас есть собственный экипаж. Пожалуйте сюда, ваше высочество.

Они шли сквозь шумную толпу, Кончита и лейтенант Мей спешили за ними. В компании трех леди горничная и охранник казались несколько неуместными, и Жозефина поманила к себе Кончиту:

– Возвращайтесь с лейтенантом в Бранбери-Хаус.

– Но, ваше высоче…

– Все будет в порядке, – сказала Жозефина и уже громче добавила: – Кто-нибудь из этих добрых леди любезно завезет меня домой после ленча.

– Конечно, ваше высочество.

Кончита присела, но на лице ее оставалось сомнение.

– Очень хорошо. Лейтенант?

Когда слуги ушли, Жозефина сосредоточила внимание на дамах.

– Мельбурн просил вас заехать? – спросила она, не в силах сдержать дрожь в голосе, когда произносила его имя.

Она ненавидела этого человека и ненавидела себя за то, что всю ночь грезила о нем, его губах, руках, его ласках.

– О Господи! Нет, – ответила леди Деверилл, останавливаясь около большой четырехместной коляски с желтым гербом Деверилла на дверце. – Каро и Сарала говорили о вас, и мне захотелось с вами познакомиться.

– Я очень вам благодарна. – Жозефина позволила груму помочь ей подняться в экипаж. – Хотя моей стране на пользу мое присутствие на публике, признаюсь… когда множество людей ловит каждое мое слово, это немного… смущает.

– Все вас обожают, – с теплой улыбкой заметила леди Сарала, в ее голосе слышался чуть заметный иностранный акцент.

– Позвольте спросить, миледи. Вы ведь не здешняя? Я имела в виду, не из Лондона?

– Я выросла в Индии, – ответила жена лорда Шарлеманя. – И должна сказать, вы куда лучше справились, представ перед лондонским светом, чем я.

– От этого зависит благополучие моей страны.

Леди Сарала снова кивнула.

– Шей сказал, что вчера в театре у вас было море обожателей.

И только один ласкал губами ее грудь. Жозефина вдруг подумала, что эти дамы – члены семейства Гриффин по рождению или по браку, а вчера вечером Себастьян Гриффин назвал ее лгуньей. Глупо предполагать, что ее пригласили на ленч просто из симпатии.

– Все были очень добры, – ответила она. – Наш визит сюда оказался удачным. И мой отец теперь очень надеется на будущее Коста-Хабичуэлы.

– Вы лично хотите жить в Коста-Хабичуэле? – Леди Кэролайн села рядом, две другие дамы – напротив.

– Это мой дом. Конечно, я хочу жить там.

– Разумеется, – поспешно согласилась леди Деверилл. – Думаю, Каро интересовалась, не оставит ли король вас в Лондоне, чтобы вы продолжали оказывать поддержку стране и увеличивать денежные фонды.

– Мой отец слишком много времени провел вдали от нас с матерью и решил, что мы больше не должны расставаться. Он хотел, чтобы я отправилась с ним в Шотландию, но я настояла, что буду полезнее здесь.

– Он хочет получить там дополнительные ссуды?

– Да, таково его намерение.

Жозефина сначала была против этой затеи, но теперь соглашалась с мнением отца, что нет лучшего времени для привлечения интереса, чем дни официального визита монарха в дружественную страну.

– Должна сказать, – добавила леди Сарала, – Шей в восторге от проспекта, который вы дали Мельбурну. Я по вечерам с трудом заставляю мужа оторваться от него.

– Я рада, что он находит это интересным. Коста-Хабичуэла – замечательное место.

– Судя по тому, что я слышала несколько минут назад, многим англичанам не терпится лично это узнать. – Леди Деверилл пристально смотрела на Жозефину глазами того же цвета, что и у брата, хотя маркиза была куда дружелюбнее братьев. – Вы решили открыть Коста-Хабичуэлу для иммигрантов?

– Полагаю, король хочет оценить экономический эффект от привлечения иностранных граждан прежде, чем принять окончательное решение.

– Очень разумный подход, – согласилась леди Сарала. – Экономика – отчасти мое хобби.

Прекрасно! Сегодня не хватало только вопросов, на которые она не готова ответить.

– Я должна спросить, – вставила леди Деверилл, подводя часы, – почему вы ударили Мельбурна? Сомневаюсь, чтобы прежде у кого-то хватило храбрости сделать это.

– Он послал за мной карету, хотя обещал лично сопровождать меня. Это могло бросить тень на мое первое появление в свете и соответственно на мою страну.

– Так что это только из-за возможного вреда вашей стране?

– Думаю, любая женщина была бы обижена, если бы очень красивый мужчина, предложивший сопроводить ее, не потрудился явиться. И должна сказать, он по-прежнему весьма высокомерен и разговаривает со мной очень грубо. Не понимаю почему. Он, кажется, неизменно вежлив со всеми, кто попадается ему на пути.

Элинор пристально посмотрела на нее. Она хотела сказать, что все они испытали на себе тяжелый характер Себастьяна, но сдержалась.

– Мельбурн известен своей непостижимостью, – вместо этого сказала она.

Ее самый старший брат не слишком вежлив только с теми, кто затрагивает его эмоции. Если он был груб с принцессой Жозефиной и продолжает в том же духе, это что-то значит.

– Непостижимостью? – несколько натянуто улыбнулась принцесса. – Поскольку вы его родственница, я не стану уточнять характеристику.

– Вы настоящий дипломат, ваше высочество, – заметила Каро, и все рассмеялись.

Что-то большое двигалось мимо коляски. Элинор скосила глаза. Большая черная карета с алым грифоном[4] на дверце. О Господи!

Она подняла взгляд к окну большой кареты. Занавески раздвинуты, Себастьяна легко разглядеть. Он смотрел прямо на нее со своим обычным непроницаемым выражением лица. Она внутренне сжалась.

Да, она решила познакомиться с принцессой Жозефиной Эмбри. Да, это действительно можно назвать вмешательством в его дела. Но после его попыток управлять ее жизнью и жизнью братьев Себастьян это заслужил. Однако Нелл не рассчитывала, что это откроется так быстро.

– О Боже, – прошептала Кэролайн. – Вид у него суровый.

Хотя у Нелл перехватило дыхание, она ободряюще улыбнулась:

– Он может сердиться сколько хочет. Герцог Мельбурн не вытеснит нас с улицы.

Во всяком случае, при свидетелях. Она махнула рукой старшему брату.

– Нелл, не зли его, – тихо предостерегла Сарала. Недолго проехав рядом, Себастьян постучал в крышу своей кареты. Экипаж тут же свернул в боковую улицу. Элинор перевела дух. Слава Богу!

– Прошу прощения, если мое присутствие причинило неприятности, – отрывисто сказала Жозефина. – Я знаю, что Мельбурн мне не благоволит.

– Чепуха. Он никому не благоволит. Не принимайте это близко к сердцу.

Принцесса улыбнулась:

– Спасибо, леди Деверилл.

– Зовите меня Элинор.

Казалось, принцесса Жозефина хотела сказать что-то еще, но вместо этого перевела разговор на погоду. Нелл изучала выражение ее лица. Ее брат славился своим непроницаемым видом, но и эту женщину разгадать, похоже, не легче. Но если она не ошибается, принцессу Жозефину влечет к Себастьяну так же, как и его – к ней.


Себастьян поднял глаза от газеты после четвертой попытки прочитать фразу.

– Что ты делаешь?

Пип сидела с ним за завтраком, но не ела. Пристроив ложку поперек ножа, девочка нацелила ее на чашку с чаем. В ложке лежал большой кусок сахара.

– Смотри. Думаю, на этот раз получится. – Она стукнула кулачком по ручке ложки. Кусок сахара пролетел мимо чашки и угодил в газету. В очередной раз.

– Не бей так сильно, – посоветовал Себастьян и снова вернулся к чтению.

Согласно «Лондон таймс», вчера Жозефина Эмбри, принцесса Коста-Хабичуэлы, почтила своим присутствием Карлтон-Хаус и завтракала вместе с Принни и герцогом Хейреком. Днем раньше она отправилась в Гринвич осматривать судно королевского флота. Лондонцы всех рангов сходили по ней с ума, девушки бросали к ее ногам лепестки роз, а мужчины засыпали письмами с предложением руки и сердца. Каждый, у кого завалялся лишний шиллинг, казалось, готов был вложить его в Коста-Хабичуэлу, которую в публике уже считали частью Англии.

– Какой вздор! – пробормотал он себе под нос.

– Что, папа?

– Ничего, моя милая. Я читал о принцессе Жозефине.

– Тетушки пригласили ее на ленч, – прокомментировала его дочь, когда кусок сахара снова врезался в газету. – А меня не позвали.

Лучше бы они не позвали Жозефину. Все, что он имеет против Коста-Хабичуэлы, – это непроверенные подозрения, ноющее чувство чего-то нереального и как результат сильная досада.

– Возможно, в следующий раз, – сказал он.

– Надеюсь.

Себастьян снова опустил газету.

– Родные твоей тети Кэролайн прибывают завтра в Лондон. Ты проведешь время с ними.

– Да, но они – не принцесса.

– Прости, Пенелопа, но я ничего не могу с этим поделать.

– Не надо было соглашаться оставлять свой пост.

– Я его оставил по собственной воле.

– Почему? Потому что ты слишком занят? Ты даже не выходил последние два вечера. Остался здесь, играл со мной и был в очень плохом настроении.

– Ты говорила, что хочешь чаще бывать со мной.

– Мэри Хейли говорит, что ты сделал предложение принцессе, а она отказала, потому что ты всего лишь герцог, и поэтому тебе пришлось уйти в отставку.

Он отложил газету.

– Да? Я начинаю думать, что Мэри Хейли большая сплетница и что ты слишком много времени проводишь в ее обществе.

Дверь в маленькую столовую распахнулась.

– Я надеялся, что ты еще здесь, – сказал Шей, державший стопку книг.

Пип встала.

– Мэри Хейли не сплетница. Она мой друг и именно поэтому говорит мне то, что я должна знать. А теперь, с вашего позволения, я собираюсь покормить уток в парке. – Она потопала к двери.

Себастьян слышал, как она поднялась по лестнице, потом хлопнула дверь ее спальни.

– Я помешал? – Шей свалил книги на обеденный стол.

– Мы всего лишь разошлись во мнениях. – Он подозвал одного из лакеев. – Том, проследите, чтобы миссис Бичем сопровождала леди Пенелопу, когда та выходит из дома.

– Слушаюсь, ваша светлость. – Слуга поспешил из комнаты.

– Хорошо. Что это, Шей?

Не спрашивая, закончил ли он есть, Шарлемань сдвинул все блюда к центру стола и уселся, напротив, на место Пип. Потом вытащил полдюжины книг.

– Посмотри это, – сказал он.

– Это проспект Коста-Хабичуэлы.

– И, да и нет. Себастьян выпрямился.

– Что ты хочешь сказать?

Шей раскрыл книгу и стал листать страницы, пока не нашел нужную.

– Читай вслух, – сказал он, взяв себе другую книгу.

– «Хотя можно подумать, что близость к экватору делает климат круглый год неприятно жарким и удушливым, Коста-Хабичуэла обладает большой береговой…»

– «…линией, и ежедневно дует приятный прохладный ветер с Атлантического океана», – продолжил Шей. – Этот бриз восстанавливает силы населения и также благоприятствует судам, эта тема будет подробно обсуждена позднее».

– И? – торопил Себастьян. – Ты достал другой экземпляр проспекта. Я не нуждаюсь в уроке декламации.

– Да, я действительно достал проспект. Вернее, он у меня был.

– Шей, я знаю, ты остроумен, но у меня парламент.

– Смотри. – Закрыв книгу, которую читал, Шей подвинул ее брату.

Себастьян смотрел на название, вытисненное на кожаном переплете.

– Это… – Кое-что начало проясняться. – Это описание Ямайки…

– …семидесятипятилетней давности, подготовленное по поручению короля Георга Второго. – Шей взял проспект Коста-Хабичуэлы и перелистал несколько страниц. – Мне это описание все время казалось очень знакомым.

– Возможно, король не имеет писательского дара, – Услышал Себастьян собственный голос. – Вот и позаимствовал несколько…

– Здесь целые главы, Себ. Только вместо запада – восток, изменены названия рек и городов, но все остальное идентично. Даже внезапные ветры, которые меняют береговую линию. – Он взял другую книгу. – Хочешь почитать о населении? Это отсюда: «Изучение культуры Вест-Индии». И…

– Достаточно, Шей.

– Но…

– Я понял. В проспекте нет ни одного оригинального слова.

– Это заставляет задуматься, на что же в реальности похожа Коста-Хабичуэла, – заключил его брат.

Себастьян встал:

– Пойду спрошу. Извини.

– Но король еще не вернулся из Шотландии. – Шей, собрав книги, тоже поднялся.

– Принцесса Жозефина здесь. – Он оглянулся на следовавшего за ним по пятам Шарлеманя. – Я иду один.

Шей сердито посмотрел на него, но кивнул:

– Полагаю, я должен об этом помалкивать.

– Пока не услышишь от меня другого – да.

– Ты пропустишь заседание парламента, если пойдешь сейчас.

Себастьян выхватил у Стэнтона шляпу и направился к конюшне. Никакой кареты, он хотел проехаться верхом.

– К черту парламент, – отрезал он.

Глава 10

Увидев переполненную людьми гостиную, Жозефина сделала знак дворецкому полковника Бранбери.

– Гримм, пожалуйста, откажите остальным визитерам, – сказала она, – но так, чтобы они пришли завтра.

Дворецкий поклонился:

– Слушаюсь, ваше высочество.

Из толпы посетителей стремительно выдвинулся молодой мужчина.

– Ваше высочество, – сказал он, кланяясь так почтительно, что едва не задел белокурой макушкой голубой ковер. – Я лорд Осби. Благодарю, что согласились принять меня этим утром. Я один из ваших самых горячих поклонников. Я написал вам поэму, выражающую глубину моих чувств. – Он вытащил бумаги из внутреннего кармана темно-зеленого сюртука, надетого, очевидно, в честь зеленого креста на флаге Коста-Хабичуэлы.

– С удовольствием бы послушала, лорд Осби, – улыбнулась она и придержала его руку, не давая развернуть бумагу, – но я…

– Пожалуйста, ваше высочество, называйте меня Адам. Я так мечтаю услышать свое имя из ваших уст.

Да, мужчинам, похоже, это нравится. Она вспомнила о просьбе Мельбурна, и грудь сдавило от гнева, а не от жарких воспоминаний. Жозефина тихо усмехнулась и отстранила руку Осби. Увы, он крепко держал поэму.

– Вы льстите мне, лорд Осби. А теперь извините, мне нужно уделить внимание другим гостям.

Не дожидаясь ответа, она прошла вперед, в толпу обожателей и потенциальных прихлебателей.

– Ваш отец был бы в восторге, увидев такой интерес, – прошептала идущая следом Кончита.

– Лучше бы он сам всем этим занимался, – так же тихо ответила Жозефина. – Приветствовать их и быть очаровательной – это одно, но как от них потом избавиться?

– Возможно, вам следует попросить герцога, – предложила горничная и снова скользнула в тень, поскольку приблизилась леди Холлиуэлл с проспектом в руках.

Они печатали их, как могли, быстро. Это значительные расходы, но Жозефина считала, что стоит потратить несколько шиллингов, чтобы привлечь инвестиции в тысячи фунтов. Чем больший интерес они вызовут, тем лучше.

– Ах, вот вы где, ваше высочество, – опередил графиню герцог Хейрек и подал Жозефине руку.

– Похоже, у вас тут есть поклонницы, – заметила она, указав на группу женщин, с которыми он болтал.

– Они здесь, чтобы видеть вас. – Он взял ее под руку. – Как и я.

– Так много лести сегодня. У меня голова кругом идет. – Она растянула в улыбке ноющие мышцы щек. – Я немного устала.

– Полагаю, я справлюсь с нашими гостями, если вы хотите отдохнуть.

– «Нашими» гостями?

– Я имел в виду, что здесь, в Англии, я ваш распорядитель, – учтиво сказал Хейрек с очаровательной улыбкой, которая не оставляла никаких сомнений в его намерениях.

Жозефина снова оглядела переполненную гостиную. Ее отец целовал бы руки дамам и обменивался рукопожатиями с джентльменами, каждым словом и жестом увеличивая богатство и поддержку Коста-Хабичуэлы. Король, однако, не вернется в Лондон до завтрашнего дня. У Жозефины в ушах звенело от шума.

– Тогда, пожалуйста, займите гостей, – сказала она, высвободив руку. – Я на несколько минут поднимусь наверх, чтобы поправить прическу.

– О, я понимаю. – Его улыбка стала ярче. – Принцессы – деликатные создания.

Жозефина едва не спросила, не предпочитает ли он, чтобы она, оправдывая его комплимент, упала в обморок, но тогда пришлось бы остаться в этом сумасшедшем доме и продолжить разговор.

Жозефина выбралась из гостиной в холл, где посетителей было еще больше, и поднялась в личные покои.

– Ваше высочество, – торопилась сзади Кончита, догоняя ее. – Все в порядке?

– Мне просто нужно отдышаться. Следи за Хейреком. Не хочу, чтобы он объявил себя королем, пока я поправляю волосы.

Сверкнув улыбкой, Кончита присела в реверансе.

– Если я почувствую неприятность, я пну его. В такой толпе он не поймет, кто это сделал.

Жозефина распахнула дверь.

– Превосходная идея.

Войдя в комнату, она закрыла дверь и прижалась лбом к прохладным дубовым панелям. Она не подозревала, что быть милой и очаровательной так тяжело.

– Только не говорите, что истощили запас увлекательных историй, – протянул знакомый глубокий голос.

Жозефина застыла. Мельбурн! Она резко повернулась:

– Что вы здесь делаете?

Он прислонился бедром к ее письменному столу. Судя по хаосу, он рылся в бумагах.

– У меня есть вопрос, – непринужденно сказал он, не двигаясь.

– Выйдите из моей спальни. Если вам нужно поговорить со мной, отправляйтесь вниз, к остальным гостям.

Мельбурн выпрямился, казалось, заполняя собой пространство.

– Стать одним из орды подхалимов? – спросил он, когда она ринулась к прикроватному столику, в ящике которого хранила пистолет.

– Думаю, да, поскольку, похоже, вы не хотите оставить меня в покое.

Он остановился у двери.

– Значит, не хочу? – задумчиво сказал он сам себе и запер замок.

Жозефина услышала щелчок. Холодок пробежал у нее по спине. Как ее ни влекло к нему, она не дурочка. То, что он задумал, служит его целям, а не ее. Жозефина судорожно вздохнула.

– Что у вас за вопрос?

– Кто автор вашего проспекта?

Вопрос удивил ее.

– Вы это желаете знать? А я думала, что вы хотите занять ваш прежний пост.

– Кто это написал? – повторил Мельбурн.

– Ищете, кто поможет вам написать мемуары? Могу подарить вам название – «Очень неприятный человек, или Записки того, кого вы не желаете знать».

Он посмотрел на нее:

– Вы чего-то боитесь?

Только того, как она чувствует себя в его присутствии!

– Я, конечно, не боюсь вас, Себастьян, – сказала она, умышленно назвав его по имени. – Вы ведь разрешили мне называть вас так?

– Да. А вы позволили мне спустить с вас платье и раздеть вас до пояса.

Ее обдало жаром.

– Нет. – Она изо всех сил старалась сохранить здравый смысл. – Теперь на мне другое платье, и оно останется на своем месте, потому что вы назвали меня лгуньей.

Мельбурн шагнул к ней.

– Вы действительно лгунья. Кто написал этот, чертов, проспект?

Он знает! Каким-то образом он выяснил это. Жозефину охватила паника. Ее отец не должен был давать Себастьяну Гриффину больше информации, чем требовалось. Он слишком умен и слишком опасен.

– Не тратьте попусту время, пытаясь придумать что-нибудь правдоподобное, – пригрозил он, остановившись на расстоянии вытянутой руки. – Скажите мне правду.

Жозефина глубоко вздохнула и посмотрела ему в глаза.

– Правду? – сказала она, ее ум отчаянно работал. – Что ж, хорошо. Это написала я.

Его глаза вспыхнули.

– Вы очень хорошо осведомлены о стране, которую видели два дня.

– Я написала это даже до того, как ее увидела. – Жозефина нахмурилась. – Отец слал мне письмо за письмом, описывая Коста-Хабичуэлу. Он нуждался в деньгах, чтобы осуществить свою мечту, а чтобы получить деньги, нужны инвесторы. Чтобы заполучить их, требовалось представить что-то официальное, на бумаге. У нас не было времени для полного осмотра… оно уходило на борьбу с Испанией. Так что я изучила другие издания, к которым имела доступ, и… приблизила к ним описание, сделанное моим отцом.

– Поэтому обитатели Коста-Хабичуэлы напоминают уроженцев Вест-Индии?

– Вы проверили! – Она произнесла это со сдержанным восхищением. – Никого не интересует история аборигенов. Они там живут, и большинство из них кое-как говорят по-английски. Остальное… просто художественное оформление.

– А Сан-Сатурус?

– Он немного меньше, чем в описании, но симпатичный и действительно находится в прекрасной гавани, которую легко оборонять.

– И пассаты дуют не в том направлении?

Жозефина вспыхнула. Одно дело ложь, а другое – глупая ошибка. Это крайне неприятно.

– Я сообразила, когда книги были уже напечатаны.

Его взгляд опустился к ее рту, потом снова стремительно поднялся, будто Себастьян не мог совладать со своими эмоциями.

– Если не считать воровства чужих изысканий, вы поступили чрезвычайно… смело. Вы думали, что никто не заметит?

– В этом нет никакого вреда.

Подняв руку, она провела пальцами по его скуле. Теплая кожа, пробивающаяся щетина. Вопреки всем ее намерениям он зачаровывал ее.

Его мускулы дрогнули.

– Соблазн мог бы отвлечь меня, Жозефина, – сказал он спокойно, – но не заставит забыть то, что я знаю.

Однако возобновление их отношений даст ей время сообщить отцу, что Мельбурн знает о проспекте, и выяснить, намерен ли он сообщить об этом сэру Генри Спарксу.

– Взвешиваете варианты? – пробормотал он.

Черт побери, не может же он читать мысли!

– Если вы думаете, что я здесь, чтобы завоевать популярность или влияние, тогда что вы намерены делать?

– Испытайте меня.

Они стояли между дверью и кроватью, сердце у Жозефины тяжело стучало. Могущественный в Англии Мельбурн вероятно, понятия не имел о том, что именно приходилось ей сейчас обдумывать: на одной чаше весов были выгоды от его покровительства, на другой – последствия разоблачения.

– Я помню, несколько дней назад, – сказала она, как-то ухитрившись справиться с дрожью в голосе, – вы обняли меня, а потом оттолкнули.

Он подвинулся чуть ближе:

– И?..

– И я думаю, что вам следует уйти. – Она отступила, потом умышленно отвернулась. – Как бы вы меня ни оскорбляли и ни обвиняли, то, что вы сделали тогда в театре, еще хуже.

– Идите сюда.

– Нет. – Снова повернувшись к нему, Жозефина ухватилась за темный полированный столбик кровати. – Уходите!

Она готова была поклясться, что он зарычал. От этого глухого первобытного звука мурашки побежали у нее по спине.

– Я не из тех, с кем можно шутить, – произнес он.

– Я тоже.

Но прежде чем она успела выдвинуть ящик, руки Себастьяна легли ей на плечи. Мельбурн легко повернул ее, не оставляя у нее сомнений в том, что он намного сильнее.

– Я заткну вам рот, – сурово пробормотал он и поцеловал ее.

О Боже! Возбуждение мощными волнами прокатывалось по ее телу. Его губы и язык дразнили ее, пока она не открыла рот.

Себастьян резко отстранился. Его серые глаза мерцали, он смотрел на нее, тяжело дыша, потом выдвинул ящик столика.

– Так вот что ты задумала? Ты хочешь застрелить меня, Жозефина?

– Нет, – выдохнула она и, отбросив пистолет, потянула голову Себастьяна к себе.

Она слышала, как пистолет стукнулся об пол, но ее это не волновало. Ей хотелось проникнуть в Себастьяна, в его ум, в его тело, в его сердце. Застонав, когда его руки прошлись по ее бедрам, Жозефина стала развязывать узел его шейного платка.

Мельбурн толкнул ее на кровать и склонился, целуя обнажившуюся плоть. Жозефину словно молнией пронзило.

– Себастьян, – простонала она, вцепившись в пуговицы его жилета. – Я хочу коснуться тебя.

Не отвечая, он дернул вниз лиф платья и провел языком по ее соску. Жозефине в жилы, словно жидкий огонь влили. Себастьян не собирался останавливаться на этом, как сделал раньше. Дрожащими руками она сдвинула с его плеч сюртук и жилет. Он сбросил их одной рукой, не переставая ласкать ее.

Себастьян отстранился, стащил через голову белую рубашку и бросил ее на пол. Наконец-то!

Жозефина скользила пальцами по его груди, по завиткам темных волос, двигаясь туда, где брюки охватывали его бедра. Под теплой мягкой кожей она чувствовала твердые мускулы, подрагивающие от ее прикосновений. Взявшись за край юбки, он начал поднимать ткань, постепенно открывая лодыжки, колени, бедра, обнажив Жозефину до талии. Какое-то мгновение он молча смотрел, потом приказал:

– Сядь.

Она подчинилась. Целуя ее, он потянулся к застежке ее платья, и оно съехало к талии.

– Подними руки.

– Прекрати приказывать мне, – ответила она, повиновавшись. – Я не вещь.

Он выпрямился и потянул с нее платье, осторожно сняв через голову. Он был женат и знал, что женщина, которой вновь придется появиться на публике, не хочет выглядеть растрепанной.

– Я знаю, что ты не вещь, – пробормотал он, высвободив ее руки. – Ты Жозефина Эмбри, принцесса Коста-Хабичуэлы, где климат похож, а может, и не похож на климат Ямайки.

– Я же сказала…

– Расстегни мои брюки, – перебил он.

Она опустила взгляд к выпуклости между его бедер.

– Ты хочешь меня. – Жозефина сглотнула, новая волна первобытного вожделения захлестнула ее.

– Я хотел тебя с того момента, как увидел. – Себастьян взял ее руки и потянул их к своей талии. – Расстегни, – повторил он и снова погладил ее соски.

Жозефина задохнулась, чувствуя, как они напрягаются и отвердевают.

Она позволит ему посвятить ее в это. Иначе он снова уйдет, а ее тело просто высохнет от зажженного им пожара, и она умрет. И он знает это, черт его побери!

– В один прекрасный день я буду тебе приказывать, и ты подчинишься, – с трудом выговорила она. Ее голос, дрожавший от вздохов желания, звучал весьма неубедительно.

– Сомневаюсь, – сказал Себастьян и принялся ласкать соски ртом.

Если она не подчинится, он ее одним этим до смерти замучит. Дрожащими руками Жозефина возилась с первой пуговицей, пока не расстегнула. Когда она двинула пальцы к следующей, он застонал.

Так ему это нравится? Она умышленно провела руками по натянувшейся ткани брюк.

Он дернулся всем телом. Жозефина повторила движение. Ну и кто теперь владеет собой?

– Чертова распутница, – пробормотал он, наклонившись поцеловать ямку у ее ключиц.

В тот же миг его рука скользнула по ее животу к темным завиткам между бедер и нашла самое чувствительное место. Вскрикнув от изумления, Жозефина схватила Себастьяна за плечи, чтобы не свалиться с кровати. Он обвел языком раковину ее уха.

– Я знаю, что это хорошо, – сказал он, пробираясь глубже и лаская ее.

– Боже мой! – Он говорит правду. И если предстоит большее, она не хочет этого упускать. Жозефина стремительно справилась с пуговицами и сдвинула вниз его брюки. – О Господи! – выдохнула она.

– Господь не имеет к этому никакого отношения, принцесса. – Себастьян снова уложил ее на спину.

Она понятия не имела, что могут сотворить губы, пока он не провел ими и проворным языком от ее горла к груди и животу. Потом поцеловал впадинки под коленями, согнув и раздвинув ее ноги, переключил внимание на внутреннюю поверхность бедер.

Жозефина извивалась и корчилась, возбуждение растекалось от средоточия ее женственности по всем клеточкам тела. Когда его язык коснулся чувствительных складок между бедер, она думала, что она взорвется. Он нажал сильнее, и она дернулась.

– Стоп! Остановись. Это слишком…

Себастьян поднял голову и посмотрел на нее.

– Скажи, что ты хочешь. – Его голос чуть дрогнул. – Если ты попросишь меня уйти, я уйду. – Его рот медленно изогнулся в улыбке, от которой останавливалось сердце. – И тогда ты упустишь то, что будет дальше.

Она на миг закрыла глаза, пытаясь обрести хоть какой-то контроль над своими мыслями и неуправляемыми эмоциями.

– А что будет дальше?

– Ты выбрала. – Он снова опустил голову.

Его пальцы проникли глубже и то чуть отступали, то возвращались. Напряжение сковало поясницу Жозефины. Она слышала свои стоны и всхлипы, но была в состоянии лишь ухватиться за покрывало. Вдруг напряжение исчезло, и она испытала… блаженство.

– Боже! – пролепетала она, выгибаясь. – Боже милостивый!

Себастьян продолжал, и ей потребовалась вся сила воли, чтобы не закричать. Наконец, когда ее мускулы снова начали расслабляться, он отстранился.

– В будущем мы сможем испытать это вместе. Но это твой первый раз, и я хотел убедиться, что ты поняла, какое удовольствие я могу тебе доставить.

Его твердое копье надавило на ее бедро.

– Но ты… все еще… Ну… ты понимаешь.

– Возбужден. Одному Богу известно, почему я даю тебе последний шанс избежать дальнейшего, принцесса.

Жозефина запустила пальцы в его волосы, притянув его для поцелуя.

– Я готова, – едва выговорила она. – И могу делать что хочу. Продолжай.

– С удовольствием. – Себастьян двинул бедрами, входя в нее медленным, не поддающимся описанию движением. – Будет больно, – сказал он и сжал от напряжения челюсти.

Она едва дышала, сердце неистово колотилось от неведомых ощущений.

– Я ничего не боюсь.

– Я заметил. – Он возобновил движение, и давление увеличилось, вызвав острую боль, когда он вошел глубже. Жозефина, задохнувшись, снова схватила его за плечи. – Извини. Этого больше не будет.

Себастьян начал двигаться, сначала слабо, но когда боль исчезла, сильнее нажимая бедрами. Ощущать его внутри, чувствовать доказательство, что он желает ее, было восхитительно.

Его глаза закрылись. О чем он думает? О чем-то постороннем? О ней? О своей последней женщине? Жозефина стукнула его в плечо, и он открыл глаза.

– Я… не хочу жить… воспоминаниями, – между стонами выговорила она. – И мне не нужно ничего, кроме этого.

– Да. – Он нежно укусил ее за ухо, продолжая двигаться в ней.

Внутри у нее снова зародилось неизвестное доселе и лишь недавно испытанное напряжение.

– Тогда скажи мое имя, Себастьян.

Он увеличил темп, входя глубже и резче.

– Жозефина. Жо-зе-фи-на.

Цепляясь за него, она снова достигла кульминации. И он резко отстранился.

Когда Жозефина сообразила, что он сделал, ее охватило разочарование. Он защитил ее от беременности, но если они все-таки зачали ребенка, ему придется жениться на ней. Принцессам бастардов не делают. Он так не поступит.

Сегодняшний день дал ответ на один вопрос: она хотела Себастьяна Гриффина, хотела, чтобы он смотрел только на нее, проводил с нею дни и ночи.

И все-таки в нынешних обстоятельствах было бы мудрее отдать девственность герцогу Хейреку. Он не задает вопросов.


Себастьян долго лежал, обняв Жозефину, пытаясь восстановить дыхание и обрести равновесие. Он думал о том, что едва смог вовремя отступить. Развитие событий ошеломляло.

И хотя он в самый последний момент это сделал, факт, что он здесь с нею, характеризовал его как последнего глупца. Господи помилуй! В тот момент, когда она и ее отец вручили проспект Принни, уверяя, что это доподлинное описание Коста-Хабичуэлы, они совершили мошенничество против Англии.

И точен ли тот текст? Теперь Себастьян имел серьезные основания сомневаться в этом. Поэтому ему не следовало в буквальном и переносном смысле вступать в близкие отношения с этой женщиной.

Да, прошло четыре года с тех пор, как он был с женщиной. Да, одно время он не хотел прикасаться ни к какой другой женщине. Что, черт побери, она с ним сделала? И почему, даже после того, как он уложил ее в постель, освободив себя от ноющей боли желания, он уже снова хотел ее?

«Возьми себя в руки, Мельбурн!» Себастьян сел, неохотно выпустив из объятий Жозефину.

– Ты должна вернуться к гостям, – пробормотал он, встав с кровати и взяв с туалетного столика полотенце.

– Это все, что ты можешь сказать?

– Я не могу в настоящее время совладать с желанием, – решительно ответил он, надевая брюки, – но я не…

– Что «не»? – перебила она, взяв платье. – Ты не любишь меня? Ты не…

– Люблю. Я не животное, которое спаривается с самкой только потому, что наступил соответствующий сезон.

– Тогда что? Потому что я тоже люблю тебя.

Он притворился на миг, что ему это нелестно. Никакого жеманства или оплакивания потерянной девственности. Она хотела знать, как изменились обстоятельства.

– Я тебе не доверяю.

– Гм. – Осторожно, чтобы не растрепать волосы, она надела платье. – Опасные слова. Мне достаточно открыть дверь, закричать, и мы поженимся к воскресенью. И даже если ты, с твоим могуществом, сможешь это предотвратить, скандала тебе не избежать. – Жозефина оглянулась через плечо. – Застегни платье. Я не дотянусь.

Себастьян подавил улыбку.

– Я так понимаю, что ты не закричишь, – сказал он, застегивая ряд пуговок на спине. Закончив, он наклонился и поцеловал ее в затылок. Интимный контакт с ней явно не сработал, Себастьян не мог избавиться от желания.

Он услышал ее вздох, и жар снова опалил его нутро. Обойдя ее, Себастьян поднял ее подбородок и поцеловал ее. Жозефина запустила пальцы в его волосы, прижимаясь к нему стройным телом. Физически, несмотря на пощечину и всю ее браваду, она ему не ровня. Умственно и эмоционально – может быть. Она очаровывала его и прекословила, как никто, даже включая членов его семьи.

– Никакого крика, – прошептала она, касаясь губами ее рта, – если ты послезавтра присоединишься к нам в Воксхолле.

Себастьян отстранил ее.

– Нет. – Он надел рубашку.

– Но я думала…

– Я хочу тебя. Но, как я сказал, я тебе не доверяю. Ты ответила на некоторые из моих вопросов о Коста-Хабичуэле, но не на все. – Он поднял жилет и сюртук. – И пока я не получу ответы на них, я не стану поддерживать ваши начинания.

Уперев руки в бока и сжав губы, Жозефина разглядывала его.

– Ты очень добродетельный джентльмен, правда? Кроме тех случаев, когда ты занимаешься любовью с женщиной, потому что тебе ее захотелось. Я нахожу это несколько лицемерным, Мельбурн. – Она подошла к зеркалу поправить прическу.

Почему он ожидал, что она растает, станет сладкой и скромной только из-за того, что он занялся с ней любовью? Он начал задаваться вопросом, не затронуло ли это его больше, чем ее. И она права. Имя Гриффина значит для нее много, если не все. Но быть грубым в приватной обстановке и святым на публике тоже не годится.

С другой стороны, есть что обдумывать, кроме своих чувств. Его предок Грифанус стоял за Англию еще до христианства.

– Нет. Возможно, встретимся в каком-нибудь менее посещаемом месте. Я не буду твоей дрессированной обезьянкой, Жозефина.

– Скажи, что любишь меня, Себастьян, – ответила она. – Я всегда добиваюсь своего. Как ты думаешь, почему ты здесь? Потому, что ты хотел меня, или потому, что я хотела тебя?

– Мы обсудим это позже.

Если это «позже» будет. Потому что у него возникло ощущение, что как только он получит ответы на свои вопросы и решит, как действовать дальше, у принцессы Жозефины появится причина держаться от него подальше.

Глава 11

– Как я понимаю, вы выберетесь через окно или каким-нибудь другим способом, – вызывающе сказала Жозефина и, в последний раз взглянув на себя в зеркало, прошла мимо Себастьяна к двери. – Не упадите на розы. Отец говорил, что полковник Бранбери очень ими гордится.

– Спасибо за совет.

Как жаль, что его трудно раскусить, хотя в противном случае он, возможно, не был бы столь привлекателен.

– Пошлите записку, пригласите нас в свою ложу в Воксхолле. Полагаю, она лучше, чем у Хейрека.

– Нет, я не буду этого делать.

Жозефина показала ему язык. Не давая Себастьяну шанса ответить, она вышла из комнаты и закрыла дверь. К счастью, в коридоре было пусто.

– О Господи! – прошептала она, привалившись к двери и обмахиваясь обеими руками.

Она сделала это. С девственностью покончено. Это безумно волновало и возбуждало. Подумать только, она ждала этого до двадцати пяти лет, хотя имела массу приглашений к этому с тех пор, когда ей и шестнадцати не исполнилось. Великолепно.

Хоть Себастьян Гриффин доставлял массу проблем, она была рада, что именно он познакомил ее с сексом. Он жаждал ее после нескольких лет равнодушия к женщинам. Осознание этого давало ей прилив сил. Он хочет ее.

Хейрек, кажется, тоже, но Жозефина с трудом представляла, что он доставит столь же… ммм… интенсивные переживания. Наверняка он больше заботился бы о собственном удовольствии. Жозефина, вздохнув, провела рукой по телу. Этот опыт стоит того, чтобы его повторить. Если бы Мельбурн согласился на посещение Воксхолла, она, по крайней мере, получила бы знак, что он чувствует то же самое.

Что ж, у нее есть еще время, чтобы убедить его. С довольной улыбкой Жозефина спускалась по лестнице в гостиную.

– А-а, вот и вы, ваше высочество, – загородил ей дорогу лорд Осби. – Я должен сейчас же прочитать вам свою поэму.

Господи! Но, по крайней мере, это даст ей время окончательно прийти в себя.

– Если вы хотите прочитать ее, боюсь, вам придется сделать это перед аудиторией. – Она указала на гомонящую толпу: – Я не могу покинуть гостей.

Виконт прокашлялся.

– И прекрасно. Тогда все увидят мою преданность вам.

Очевидно, он этого и добивался.

– Начинайте, милорд, – подавила вздох Жозефина.

– Я назвал поэму «Тропический цветок», – сказал он, разворачивая бумагу.

Нежные ветры и тихое море, укройте ее,
Обворожительную деву из дальних стран.
Яркое солнце, ты не можешь смуглить нежную кожу
Прекрасного ангела, посланного небесами.
Я из холодной туманной земли поклоняюсь вам.
Обреченный быть в теле земном, лишь на звезды смотрю,
Глядя на вас в удивлении, плачу, что вы не моя.

Осби поклонился в ответ на жидкие аплодисменты, восхищенные возгласы и тихие смешки. Жозефина улыбнулась, добавив свои аплодисменты к разноголосице.

– Чудесно, милорд. Спасибо.

– Это искренне, ваше высочество, – сказал он, прижав руку к сердцу. – И если бы вы… – Его взгляд метнулся за спину Жозефины, и Осби умолк. – Ваша светлость, – сказал он, одновременно пятясь и кланяясь.

Хейрек наставил на беднягу пистолет? Стихи бездарны, но ведь поэт слишком молод. Жозефина обернулась, готовая выбранить своевольного герцога, но слова застряли у нее в горле.

В нескольких шагах от нее стоял Мельбурн и ледяным взглядом сверлил юнца. Удивительно, как Осби не проглотил собственный язык. Ревность?! Герцог перевел взгляд на Жозефину, и ее обдало жаром.

– Ваша светлость, – запоздало произнесла она и сделала поклон, помня, что для всех остальных Мельбурн только что прибыл.

– Ваше высочество, – ответил он с обычным кивком. – Я не знал, что вы сегодня утром устраиваете прием. Можно с вами поговорить? – Он указал на дверь.

Он сумел даже эту мягкую просьбу превратить в приказ. Вскинув подбородок, Жозефина последовала за ним к открытой двери, но резко остановилась у порога. Если она еще раз исчезнет, люди начнут задумываться. Она обернулась:

– Я не могу оставить гостей. Что вы хотите?

На его лице промелькнуло раздражение. Взгляд серых глаз прошелся по тем, кто находился неподалеку, и гости тут же нашли знакомых в другой части гостиной.

– У меня для вас есть еще один совет, – сказал он низким глубоким голосом, от которого у нее между бедрами стало горячо и влажно.

– Еще? О Боже! И прекратите пугать гостей своими мрачными взглядами.

– Я не шучу, Жозефина. Держитесь подальше от Хейрека и этого сыплющего стихами щенка. Если бы им довелось узнать о ваших литературных опытах, думаю, они были бы так же сдержанны, как я.

– Вы ревнуете, Мельбурн?

Он улыбнулся, но улыбка не коснулась его глаз. Медленно он взял ее руку и поднес к губам.

– Не проверяйте меня, Жозефина, – сказал он еще спокойнее.

Она улыбнулась ему и вырвала руку, пока он не почувствовал ее дрожь.

– В самом деле, ваша светлость? – громко воскликнула она. – Лорд Хейрек и наша семья с удовольствием примут приглашение в вашу ложу в Воксхолле. Как восхитительно! Спасибо.

Без малейшего колебания он снова кивнул.

– Не за что. А теперь извините, у меня встреча. – Он коснулся губами ее уха. – Отлично сыграно, принцесса. Следующий ход мой.

Не успела она придумать ответ, как Мельбурн ушел. Черт побери, кем он себя считает? Герцогом Мельбурном, разумеется. Ее любовником. Самый могущественный и влиятельный человек в Англии. И самая большая проблема Жозефины.


Приехав домой, Себастьян бросил поводья конюху и пошел в дом. Ворчливо ответив на приветствие Стэнтона, он сгреб с подноса корреспонденцию и направился в кабинет.

Чертова девица сумела с пугающей легкостью перехитрить его. Он представлял цену, которую ему придется заплатить за потерю контроля.

– Стэнтон!

Дворецкий открыл дверь кабинета.

– Да, ваша светлость?

– Послезавтра вечером у меня в Воксхолле будет несколько гостей, – сказал он решительно. – Проследите, чтобы были сделаны соответствующие приготовления.

– Конечно, ваша светлость.

Как только дверь снова закрылась, Себастьян сел за стол разбирать груду писем и визитных карточек. Риверз добавил еженедельный отчет Уитлока, управляющего Мельбурн-Парком, и информацию из трех других владений.

Закери оставил визитную карточку, небрежно нацарапав на обороте, что он отправился с Пип посмотреть зверинец в Тауэре. Парень явно нуждается в собственном потомстве. Себастьян надеялся, что Кэролайн уже начала понимать, что семья не мешает занятиям живописью. Возможно, Нелл знает мнение невестки по этому вопросу.

Следующее письмо привлекло его внимание. Оно пришло из Итона. С бьющимся сердцем Себастьян сломал восковую печать, развернул письмо…

И тут же вскочил.

– Стэнтон!

Дворецкий вновь появился в дверном проеме:

– Да, ваша све…

– Когда пришло письмо?

– С почтой, ваша светлость, приблизительно сорок минут назад. Что-то случилось?

– Нет. Пошлите за Шеем и сообщите ему, что мы едем в Итон.

– Сию секунду, ваша светлость.

Вслед за дворецким Себастьян вышел из кабинета и поднялся в свои покои. Оказывается, Джон Райс-Эйбл преподает в Итоне и счастлив поделиться знаниями о Центральной Америке. Наконец найдутся ответы на проклятые вопросы о Коста-Хабичуэле.


– Я помню, что ты велел мне молчать и не мешать тебе думать, – сказал Шарлемань, когда карета наконец остановилась и они вышли, – но, похоже, ты несколько… озабочен.

Взяв каретный фонарь, Себастьян направился к зданию, где квартировали профессора. На юге смутно вырисовывались очертания Виндзорского замка.

– А почему я не должен волноваться? – Подняв фонарь, он прочитал название и двинулся через внутренний двор.

– Ты оставил пост, избегаешь контактов с принцессой Жозефиной и ее родителями. Коста-Хабичуэла больше не твоя забота.

– Моя. – Себастьян искоса посмотрел на брата. – Кстати, именно ты ворвался утром в мой дом, трепеща от обнаруженного плагиата.

– Весьма обширного. Но я не говорил, что мы должны мчаться из Лондона на поиски профессора, который с радостью навестил бы тебя в Гриффин-Хаусе.

Шей прав.

– У меня есть свои причины, – проворчал Себастьян. – И я не хочу, чтобы нашего профессора сейчас заметили в Лондоне.

– Почему? Я, конечно, понимаю, что мы говорим об Итоне, а не об Оксфорде, но не думаю, что если тебя увидят с ним, это тебя погубит.

– Очень смешно. Как я сказал, у меня есть…

– …свои причины. Я это понял. Ты думаешь, этот Райс-Эйбл что-то знает?

Себастьян снова поднял фонарь, чтобы посмотреть номер квартиры. Здесь.

– Сейчас выясним. – Он постучал в дубовую дверь.

– Кто там?

– Он ведь нас не ждет? – пробормотал Шей.

– Пожалуй, – ответил Себастьян. – Мельбурн, – сказал он громче. – Я писал вам, и вы…

Дверь распахнулась.

– Ваша светлость. – Худощавый, приятной внешности мужчина на два-три года моложе Себастьяна смотрел на них сквозь очки. – Польщен. Я не ожидал…

– Я знаю, – перебил Себастьян. – Мы могли бы войти?

– Да. Да, конечно. – Профессор отступил, и Себастьян, пригнувшись, вошел в низкую дверь.

Крошечную комнату освещали зажженный камин и пара свечей, горевших на загроможденном столе. Беспорядок казалось, главенствовал в обстановке. В открытую дверь виднелась маленькая кровать, окруженная бумагами, книгами картами и какими-то мелочами.

Джон Райс-Эйбл снял со стула стопку книг и отнес их на кровать.

– Вы получили мою записку? – спросил он, освобождая второй стул. – Ваше письмо меня удивило. Не думал, что кто-нибудь, кроме моих студентов, читал мою «Историю».

– Да, я получил вашу записку, профессор. Сегодня. Извините, что не предупредил о своем визите. – Себастьян с опозданием указал на стоявшего у двери смущенного Шея: – Это мой брат Шарлемань.

Профессор поднял глаза, запоздало сняв очки.

– Шарлемань? В честь…

– Да, – перебил Шей.

– Извините, лорд Шарлемань. – Профессор вспыхнул. – Но согласитесь, что Шарлемань необычное имя.

– О, я об этом знаю. – Шей блеснул очаровательной улыбкой. – Почему исследователь преподает в Итоне?

– За преподавание лучше платят, – ответил Райс-Эйбл. – И поскольку моя последняя книга была издана шесть лет назад, думаю, я принял мудрое решение. – Он вздохнул. – Исследования можно проводить между семестрами.

Если этот человек окажется полезен, Себастьян поспособствует поддержке его исследований. Это будет зависеть от их сегодняшнего разговора.

– Пожалуйста, ваша светлость, милорд, садитесь. Не согласитесь ли выпить со мной чаю?

Себастьян сел на свободный стул.

– Спасибо. С удовольствием.

Участие в политике научило Себастьяна быстро оценивать характер человека. Райс-Эйбл ему понравился. Профессор обладал скромностью и честностью, что хорошо его характеризовало и… могло оказаться полезным в будущем.

– Как я понимаю, – прокомментировал Райс-Эйбл, вынимая из буфета чашки и блюдца, – вы, должно быть, выехали из Лондона, получив мою записку. Почему знакомство со мной так безотлагательно?

– Любопытство географического характера. Насколько вы знакомы с Берегом Москитов?

– Я знаю его, как может узнать любой не абориген, хотя с тех пор, как я был в этом регионе, прошло три года.

Три года. Прежде, чем король Берега Москитов отдал Коста-Хабичуэлу Стивену Эмбри, но относительно недавно, чтобы иметь четкое представление о географии и климате.

– Предполагаю, вы посетили некоторые деревни и города на побережье?

– Да. – Райс-Эйбл расставил разномастные чашки и блюдца и пошел за чайником. – Полагаю, вы прибыли сюда получить ответ на конкретные вопросы. Если вы прямо скажете, что вас интересует, я смогу дать вам четкую информацию.

Когда профессор вернулся к столу, Себастьян подался вперед.

– Трудность, сэр, состоит в том, что я не желаю наводить вас на ответы. И не хочу, чтобы вы сказали мне то, что, по вашему мнению, я хочу услышать.

– Понятно. – Райс-Эйбл уселся на третий стул. – Задавайте ваши вопросы. Уверяю вас, мои ответы будут честны. Если я буду высказывать предположения, я об этом сообщу.

– Спасибо. Во-первых, вы читаете лондонские газеты? – Если профессор это делает, он знает, что семейство Эмбри в Англии, и, вероятно, способен домыслить остальное.

– Только когда вынуждают, и то протестую. Последние несколько недель не читал, если это ваш следующий вопрос.

– Думаю, мы понимаем друг друга, – улыбнулся Себастьян. Взяв чашку, он отпил глоток. Чай был ужасный, будто заварили солому, но Мельбурн скрыл отвращение. – Кто управляет Берегом Москитов?

– Я полагаю, вожди нескольких племен. Испания утверждает, что там правит некто Кентал, но это, вероятно только для упрощения контактов. Это довольно хаотичная область. Границы передвигаются с каждым дождливым сезоном, когда болота захватывают новые площади и меняются русла рек.

– Эта земля пригодна для жизни?

– Конечно. Аборигены живут плодами, рыбной ловлей, иногда им удается поймать дикую свинью.

– Есть ли какая-нибудь торговля?

– Только условная. Группы аборигенов избегают друг друга и с большим подозрением относятся к посторонним. Если бы мне не удалось найти проводника, который говорил на нескольких местных диалектах, сомневаюсь, что я выжил бы и разговаривал бы сейчас с вами.

– Какое-нибудь… племя говорит по-испански или на английском?

– Некоторые из них поверхностно знают испанский, но Испания не прикладывает больших усилий в этом регионе. Там не получить никакой прибыли. Из болот золота не накопаешь.

– А англичане?

– Белиз главным образом английский, но он в нескольких сотнях миль от Берега Москитов. Есть несколько крошечных поселений охотников и шахтеров, но места неприятные.

Себастьян так сжал руки, что пальцы оцепенели. Он встряхнул их под скатертью.

– Почему неприятные?

Райс-Эйбл прочистил горло и отпил половину чашки.

– Мое мнение на этот счет делает меня непопулярным.

– Я приехал узнать ваше мнение.

Смеющиеся карие глаза встретились с прямым взглядом серых глаз.

– Англичане мастера заселять места, которые напоминают Англию: открытые поля, реки и мягкий климат. Я уверен, что человек может приспособиться к любым условиям, а большинство англичан, кажется, ждут, когда условия приспособятся к ним. Отказ признать, что территория сырая, что там масса насекомых, – это прямой путь к болезни и, в конечном счете, к смерти.

– Вы приспособились, – прокомментировал Шей.

– Я предпочитаю остаться живым и рассказывать свои истории, а не умереть из-за пресловутой гордости. Когда аборигены советуют намазать кожу отвратительно пахнущим соком растений, я так и делаю.

– Вы слышали о городе Сан-Сатурус?

Профессор нахмурил брови:

– Сан-Сатурус? Нет. Я не припоминаю там достаточно большого поселения, которое можно было бы назвать городом.

– А что-нибудь с подобным названием?

– Я составил карту. Минуточку, я сейчас принесу.

Профессор, встав из-за стола, порылся в бумагах.

Себастьян выпил еще чашку безвкусного чая. Он в глубине души надеялся получить хоть какой-нибудь знак, что Жозефина не лгала. Господи, пусть там будет Сан-Сатурус. И пусть он будет там, где она говорила.

– Какой я глупец! – воскликнул Райс-Эйбл, глядя на большой лист пергамента. – Сан-Сатурус. Вот он.

Слава Богу!

– Он, случайно, находится не между реками Вава и Гран-Де-де-Матагальпа?

– Вы очертили большую область, но да. – Профессор вернулся к столу.

Себастьян и Шей разложили на столе карту, поставив по углам чашки, чтобы пергамент не сворачивался. Карта была замечательная, куда более детальная, чем любой официальный документ, касающийся этого региона.

– Из вас получился бы отличный картограф, – заметил Себастьян, разглядывая побережье в поисках контуров, изображенных в проспекте Коста-Хабичуэла.

– Половина удовольствия состоит в том, чтобы обозначить растения и животных в каждой области. – Райс-Эйбл ткнул перемазанным чернилами пальцем в карту: – Вот ваш Сан-Сатурус. Я должен был помнить. Он определенно произвел впечатление.

– Почему? – Себастьян сопротивлялся желанию повлиять на воспоминания Райс-Эйбла, упомянув глубокие заливы и белокаменные здания. Сегодня он должен узнать абсолютную правду, а не то, что хочет слышать.

– Там было три тела. Рубашки, брюки, ботинки, шляпы – все на месте, но в них лишь белые как снег кости. Я тогда подумал, что бедолаг погубило солнце или, вероятнее, болотный газ. А муравьи уничтожили плоть. Мне доводилось видеть, как муравьи за двадцать четыре часа обгладывают до костей взрослого кабана. Большая колония, конечно.

– Что заставляет связывать трех мертвых мужчин с Сан-Сатурусом? – Себастьян знал, что говорит резко, история ужаснула его.

– Рядом мы нашли несколько хижин и кое-какое шахтное оборудование. На одной из досок кто-то выжег «Сан-Сатурус». Вероятно, это единственная карта, на которой он обозначен. – Райс-Эйбл отпил глоток чаю. – Как я понимаю, название было ироническое, так как Святой Сатурус оберегает от бедности. Полагаю, бедняги на него надеялись.

Себастьян поднялся, сердце у него колотилось, в висках стучало. Проклятие. Она сказала, что видела дворец. До боли стиснув челюсти, он повернулся к двери.

– Есть ли в том районе другие деревни?

– Не на побережье. Эту часть территории затопляет каждый год. Как видите, даже Сан-Сатурус в миле от берега.

– Себ, – тихо сказал Шей. – Ты был прав.

Как же он этого не хотел! После этого утра, когда держал нагую Жозефину в своих объятиях.

– Мистер Райс-Эйбл, вы могли бы приехать в Лондон и повторить эту историю, если требуется?

– Думаю, да. А что происходит?

– Ложь. Очень большая ложь.

– А у вас есть что-нибудь в дополнение к карте, чтобы повторить то, что вы нам рассказали? – спросил Шей.

– Мои примечания к двум книгам. Но их могу подтвердить только я.

– У вас нет причины лгать, – буркнул Себастьян. – Вы не знали, что я надеялся выяснить.

– Я до сих пор этого не понимаю, хотя намереваюсь читать по утрам лондонские газеты.

Себастьян предполагал, что можно это запретить, но заставить профессора читать газеты невозможно. Подойдя к двери, он остановился.

– Сэр, вы когда-нибудь слышали о стране Коста-Хабичуэла?[5]

– Нет. Побережье Фасоли? Если вы имеете в виду Берег Москитов, там невозможно вырастить достаточно фасоли, чтобы дать название району, если только это не шутка.

Шутка! Если бы все было так просто. Себастьяну хотелось грохнуть кулаком. Никакой столицы, никакого плодородного побережья, никаких англоговорящих аборигенов, никакой страны и, следовательно, никакого короля. И никакой принцессы Жозефины.

– Спасибо, мистер Райс-Эйбл. Мы пришлем вам письмо, если потребуется ваше присутствие в Лондоне. – Себастьян в поисках свежего воздуха потянул дверь. – А пока я бы очень оценил вашу сдержанность.

– Конечно. Всего доброго, ваша светлость, милорд.

Себастьян с каретным фонарем двинулся к экипажу.

Шей – за ним. В голове у Себастьяна роилось столько мыслей, что он не мог ни за одну ухватиться, ни в чем не видел смысла. Единственный четкий образ в его голове – Жозефина, цепляющаяся за него и задыхающаяся от наслаждения.

– Домой! – рявкнул он Тиммонсу и поднялся в карету.

Шей едва успел усесться, как карета тронулась.

– Себастьян, я знаю, ты зол, – сказал брат, от его голоса, лица, от всей позы веяло предостережением, – но мы должны быть осторожны.

– Райс-Эйбл был там три года назад, – услышал Себастьян собственный неровный голос. – По словам Эмбри, Коста-Хабичуэлу пожаловали ему два года назад. Есть шанс, что…

– Не глупи, – возразил Шей. – Я знаю, тебя редко дурачат, но это может случиться. Если тебя это как-то успокоит, Эмбри обманул банк на сто тысяч фунтов и добился, что Принни повсюду носит этот дурацкий зеленый крест. Ты заподозрил его с самого начала. Почему?

Себастьян судорожно вздохнул. Все в нем бушевало от гнева, досады, тысячи других эмоций, которых он не хотел называть. Что он мог сказать Шею? Что подозревал всех и особенно Жозефину, потому что влюбился в нее? Что впервые после четырех лет одиночества пожелал женщину и так ошибся с выбором, что подверг опасности положение собственной семьи и страны? И что было сознавать больнее – свое сердце?

– Мельбурн?

Себастьян вздрогнул.

– Никакой причины нет, – солгал он. – Я понимаю, что именно поставлено на кон. Никто ничего не должен знать, Шей. Никто. Пока я не решу, как поступить.

– Ты не должен действовать один.

– Я ценю это.

Но он один. Снова. И только себя мог в этом винить. Ну, это не совсем верно. Жозефина Эмбри должна дать ему ответы на некоторые вопросы. И она это сделает. Там и тогда, где он выберет.

Глава 12

Жозефина поспешила вниз, когда пара заляпанных грязью карет остановилась перед домом. Родители вернулись. Мать вышла первой.

– Жозефина, mi vida,[6] – воскликнула она с широкой улыбкой, раскинув руки.

Как хорошо вернуться в надежные, уверенные объятия. За десять дней столько всего произошло, что Жозефине в это едва верилось.

– С возвращением, мама. Я скучала без вас.

– Мы тоже скучали, Жозефина, – улыбнулся отец, обнимая ее и жену. – Ты себе не представляешь, чего мы добились. Еще пятьдесят тысяч фунтов для Коста-Хабичуэлы.

– Это фантастика! Вы получили мое письмо? – спросила Жозефина, потянув его в дом, пока королева руководила разгрузкой многочисленных покупок.

– Да. Великолепная работа. Когда мы покидали Эдинбург, облигации продавались даже быстрее, чем здесь. Шотландцы всегда пахнут деньгами.

Отец был так доволен собой, что ей не хотелось портить ему настроение. Но он должен знать, что Мельбурн нашел источники описаний в проспекте. Как бы герцог ни интересовался ею, она не знала, как долго он будет молчать.

– В Эдинбурге полдюжины кораблей будут в нашем распоряжении, – продолжал он, отправив служанку за кофе и устроившись за письменным столом. – Их снабдят продовольствием, они будут готовы отплыть через месяц.

– Полдюжины кораблей? Зачем нам…

– Поселенцам понадобится снабжение. – Отец вытащил сигару и зажег ее от настольной лампы. – Я хочу встретиться с герцогом Хейреком. Ты послала за ним?

– Он будет здесь в течение часа. – Тревожная дрожь охватила Жозефину, когда она села напротив отца. – Какие поселенцы?

– Ты писала, что люди буквально умоляют об эмиграции в Коста-Хабичуэлу. То же самое в Шотландии. Я распорядился, чтобы напечатали земельные сертификаты.

– Прости – что? – нахмурилась Жозефина.

– В нашем распоряжении миллионы акров плодородной земли. Почему бы не дать возможность англичанам обзавестись ею по три шиллинга за акр? В вечное пользование.

У нее сердце замерло.

– Что? Но…

– Корабли уже наняты, мы можем гарантировать переезд за разумную цену плюс дополнительная плата за провоз имущества. И конечно, некоторые захотят перевезти скот. – Король задумчиво нахмурился. – Я поручу Оррину составить прейскурант и прикладывать к земельным сертификатам. Да, и мы продаем участки по сто акров, если будут спрашивать.

– Ты не…

– Если будут настаивать, наша земельная контора может разбить некоторые участки на десятиакровые.

У Жозефины голова пошла кругом.

– Какая земельная контора?

– Я открыл одну в Эдинбурге. И вторая откроется здесь завтра. Оррин нанял юристов, чтобы занимались деталями, пока мы были на севере. – Наконец отец взглянул на нее: – Что ты так хмуришься?

– Папа… отец, есть вещи, о которых мы не должны говорить даже между собой, – тихо сказала Жозефина, осторожничая, несмотря на закрытую дверь. Слуги полковника Бранбери знают не больше других в Лондоне, так должно и оставаться.

– Тогда не говори о них. Я также составляю список граждан, которые крайне необходимы для работы правительства и быстро растущего города. Банкиры, кузнецы, врачи, поверенные, картографы, преподаватели… – Он подвинул ей лист бумаги. – Ну, ты знаешь лучше меня. Если ты сможешь закончить его за день-два, мы отправим список в газету и земельную контору.

Она подняла глаза от длинного списка на отца, непринужденно попыхивающего сигарой.

– Если это шутка, то она не смешная.

– Это не шутка.

– Но ты не можешь…

Он подался вперед.

– Ты не думаешь, что несправедливо просить ссуду и отказать желающим в щедрости нашего рая? Поселенцы, так или иначе, появятся. В наших собственных интересах регулировать поток. Это жизненный шанс, по цене намного лучшей, чем они найдут в другом месте. – Король снова усмехнулся: – Аборигены Коста-Хабичуэлы дружелюбны и говорят по-английски в отличие от дикарей в Соединенных Штатах.

– Я знаю, будет выглядеть странно, если мы не предложим людям шанс переселиться, – осторожно сказала Жозефина, играя уголком листа, – но, может быть, это следовало бы сделать ближе к нашему отъезду?

– Сейчас самое подходящее время. Видела бы ты прием, который нам устроили в Шотландии. Они засыпали улицы лепестками роз. Такого интереса к Коста-Хабичуэле никогда не будет.

Жозефина судорожно вздохнула.

– Но поселенцы в план не входили.

– Теперь входят. Иди надень свою диадему, пока Хейрек не приехал. Надеюсь, ты надевала ее, принимая гостей. Мы королевская семья и всегда должны соответствовать своему статусу. – Поднявшись, он уперся ладонями в стол и посмотрел на дочь: – Всегда!

– Конечно, ваше величество. – Встав, Жозефина сделала реверанс и вышла из комнаты.


У нее сдавило горло. Почему она никогда не думала об этом? Конечно, когда люди слышат о рае, некоторые захотят пожить там. По логике им нужно позволить это сделать. Проклятие! У нее и раньше появлялись тревожные мысли… но теперь они стали реальностью. Люди приплывут к Коста-Хабичуэле. Жозефина пошла в спальню и нашла диадему. Сев за туалетный столик, она хмуро смотрела в зеркало. Дверь открылась.

– Это я, – сказала с улыбкой мать и подошла взять у нее диадему.

– Отец сказал, что он открыл земельную контору в Шотландии и открывает вторую здесь завтра?

– Да. Я посетила первую, и мы все посетим вторую. – Мать осторожно надела корону на голову Жозефины и взяла гребень из слоновой кости, чтобы поправить выбившиеся локоны.

– Ты пыталась его отговорить?

– Он не советовался со мной, мой ангел. Ты же знаешь, какой он.

– Но он собирается отправить людей в Коста-Хабичуэлу.

– С запасами продовольствия. Даже если Сан-Сатурус не такой, как они ожидают, они могут превратить его в красивую столицу.

– Деньги – это одно, но зачем искушать судьбу? – шепотом возразила Жозефина. Ее отец придет в ярость, узнай он, что они говорили об этом, пусть и наедине. – Мы никогда не видели Коста-Хабичуэлу, мама.

– Вы с отцом два года без отдыха работали над этим проектом. Ты ведь знаешь, что он ничего не делает без серьезных оснований. Доверяй ему, как он доверяет тебе. – Мать поцеловала Жозефину в щеку.

– Я не сомневаюсь, что он с успехом найдет поселенцев. Меня беспокоит то, что… произойдет потом, – ответила она.

– Для других мы можем преувеличить, – выпрямилась мать. – Но между собой мы всегда говорим правду. Если он говорит, что все будет хорошо, верь этому. А теперь расскажи мне о герцоге Хейреке. Он столь же красив, как лорд Мельбурн?

Жозефина вышла следом за матерью.

– Он весьма приятный.

Ни один мужчина не может быть столь же красив, как Мельбурн. И ее мать не права. Между собой они тоже лгут. Себастьяну Гриффину известно, что проспект – фальшивка, и он подозревает нечто большее. А теперь у нее самой возникли сомнения в стратегической мудрости отца.


Час спустя Жозефина встретила Хейрека в дверях гостиной.

– Ваша светлость, позвольте представить вас его величеству Стивену Эмбри, королю Коста-Хабичуэлы, и ее величеству королеве Марии. Мама, отец, его светлость герцог Хейрек.

Хейрек улыбнулся самой очаровательной улыбкой, его зеленые глаза сияли.

– Я несколько раз просил ее высочество называть меня Чарлзом и прошу о том же ваших величеств. – Он поклонился. – Я очень рад, наконец, познакомиться с вами.

Ее отец встал.

– Аналогично, Чарлз. – Они обменялись рукопожатием. – Спасибо, что так быстро пришли нам на помощь. Должен признаться, я был озадачен отказом Мельбурна.

Улыбка герцога чуть дрогнула.

– Ах, я не слишком хорошо знаю Мельбурна, но он мне помог. Он предложил нам ложу в театре и пригласил всех нас присоединиться к нему в Воксхолле завтра вечером.

– Он сказал, что у него слишком много других обязанностей, чтобы уделять достаточно внимания новой должности, – добавила Жозефина, удивляясь, что снова лжет родителям и снова в защиту Мельбурна. По всей вероятности у него есть ответы, которые она хотела получить, но этого не произойдет, если ей запретят говорить с ним. Кроме того ей хотелось снова заняться с ним любовью.

– Что ж, тогда он ушел с поста как джентльмен. – Король обнял Хейрека за плечо. – Пойдемте в бильярдную, Чарлз, и расскажите мне о себе.

Выходя из комнаты, Хейрек оглянулся:

– Мои извинения, королева Мария, принцесса Жозефина. Долг и бильярд зовут.

– Он приятный, Жозефина, – согласилась мать, когда мужчины поднимались по лестнице. – Хорошие манеры, чувство юмора, и он герцог. Возможно, для тебя он лучше, чем Мельбурн с каменным лицом.

– Возможно, – согласилась Жозефина, выбрав самое уклончивое слово.

– Тебе нравится Чарлз?

Она пожала плечами:

– Вполне. Он уже упомянул, что дальние путешествия его не пугают. Он только что вернулся из Канады.

– Ты знаешь, твой отец убедит его сделать тебе предложение, если наш герцог уже сам этого не решил.

– Знаю.

И если бы она сначала встретила Хейрека и совсем не знала Мельбурна, она была бы вполне довольна. Но порядок и обстоятельства знакомства не имеют никакого значения, поскольку Мельбурн никогда не оставит Англию. Ее отец совершил ошибку, поощряя Принни выбрать Себастьяна своим представителем. И впервые в жизни Жозефина начала задумываться, не наделал ли ее отец и других ошибок.


Себастьян вяло сел и посмотрел на каминные часы в спальне. Ему понадобилось время, чтобы сосредоточиться. Двадцать одна минута шестого. Чепуха какая, они вернулись домой не раньше трех, и после этого он не заснул.

А сейчас почти половина шестого вечера. Проклятие!

– Бейли! – крикнул он.

Дверь приоткрылась, и камердинер просунул голову в комнату.

– Я здесь, ваша светлость.

Себастьян отбросил простыни и встал.

– Почему, черт побери, вы меня не разбудили?

– Ваш брат, лорд Шей, не велел. – Бейли поспешил к платяному шкафу за рубашкой и брюками.

– Это не дом Шея. Это мой дом.

Маленький кулачок застучал в дверь.

– Папа, ты в приличном виде?

Похоже, это с ним случается редко.

Отогнав эту мысль, Себастьян застегнул брюки.

– Входи, Пип, – позвал он, натягивая через голову рубашку.

Дочь в чудесном желтом шелковом платье, подчеркивавшем ее нежную кожу, вплыла в комнату.

– Ты хорошо спал?

– Слишком хорошо, – ответил Себастьян, снова сердито взглянув на Бейли. – Что ты делала сегодня, мой ангел?

– Я учила французский и пропустила урок фортепьяно, потому что ты спал. Миссис Бичем водила меня в парк. Стэнтон спросил, знаю ли я меню обеда, потому что ты все еще спал, а я не знала и велела приготовить суп из зеленого горошка и фрикасе из кролика, потому что я это люблю и дядя Закери тоже.

– Закери любит любую еду, – заметил Себастьян, пока Бейли помогал ему облачиться в жилет. – Он обедаете нами?

– Все с нами обедают. Ты забыл? Ты сказал, что приехали родственники тети Кэролайн и если ты устроишь обед, возможно, они оставят тебя в покое.

– Это не следует повторять, Пенелопа.

– Знаю, – поморщилась девочка. – Ты мне доверяешь?

– Да.

– Мне все доверяют. Я столько всего знаю, что у меня голова кружится.

К счастью, есть много такого, чего она не знает.

– Я ценю твои сегодняшние усилия как хозяйки дома, – громко сказал он, сев за туалетный столик, чтобы побриться.

– Я знаю. Я собираюсь проследить, чтобы кухарка испекла что-нибудь шоколадное на десерт.

– Превосходная идея. Пошлешь сюда Стэнтона?

– Конечно.

Хорошо, что Пип прервала его яростное волнение. Он потратил большую часть дня на расследования, связанные с Жозефиной и ее затеями. Кроме того, так называемый король должен сегодня вернуться из Шотландии, и одному Богу известно, что он там делал.

– Ваша светлость, я пошлю за чаем или кофе? – спросил Бейли, держа чашку с мыльным кремом.

– Нет. Я…

Появился Стэнтон:

– Ваша светлость?

– Велите оседлать Мерлина. Я ненадолго уеду.

– Ваши гости скоро прибудут.

– Я буду отсутствовать недолго.

– Слушаюсь. – Дворецкий, поклонившись, вышел.

Закончив бриться, Себастьян пошел вниз. Живот сводило от голода, но он не обращал на это внимания. Сейчас это его меньше всего волновало. В холле Стэнтон вручил ему перчатки и шляпу и предложил пальто, от которого Себастьян отказался.

– Я вернусь в течение часа.

Этого времени ему достаточно, чтобы поговорить с ней. А ей часа не хватит, чтобы обратить его гнев в вожделение, о чем он уже думал.

– Ваша светлость, вам лучше взять с собой Грина, – сказал Стэнтон, спускаясь по ступеням крыльца.

– Мне нянька не нужна, – бросил Себастьян, вскочив в седло.

– Конечно. Но… слишком много людей зависят от вас… Вы явно сердитесь и не сказали, куда едете.

Себастьян натянул поводья, сдерживая Мерлина. Он не мог припомнить, когда Стэнтон выражал свое мнение так откровенно. И дворецкий прав. Встреча с Жозефиной, пусть даже и тайная, казалась сейчас и безрассудной, и потенциально опасной.

– Я буду в доме полковника Бранбери, – отрывисто сказал он. – Пусть Шей исполняет роль хозяина дома, если гости появятся до моего возвращения.

– Слушаюсь, ваша светлость.


Двадцать минут спустя он спешился, бросив поводья Мерлина конюху.

– Подержите его, – сказал он резко. – Я не задержусь. Когда Себастьян подошел к парадной двери, она распахнулась.

– Добрый вечер, ваша светлость, – сказал дворецкий.

– Мне необходимо поговорить с принцессой Жозефиной, – решительно сказал Себастьян, снимая перчатки.

– Ее высочества нет дома. Если вы оставите свою карточку, я доложу ей о вашем визите, когда она вернется.

Проклятие!

– Король и королева Мария вернулись из Шотландии?

– Они прибыли сегодня утром, ваша светлость, но они все отправились на обед с его светлостью лордом Хейреком.

– И где они могут быть?

– Меня не информировали, ваша светлость.

– А потом? Куда они направятся после обеда?

– Я не вправе обсуждать распорядок дня королевского семейства, ваша светлость.

Себастьян посмотрел на дворецкого. Он мог сломать этого человека и через минуту получить нужную информацию, но последствия перечеркнут пользу от информации. Это один из редких случаев, когда отсутствие последствий полезно.

– Хорошо, – сказал он кратко. – Пожалуйста, сообщите ее высочеству, что я заходил. Я ожидаю разговора с ней в Воксхолле завтра вечером. – Он круто повернулся. Мало кто смел отказать ему, и Себастьян отдал должное верности слуги Бранбери.

Он не желал устраивать сцену и отчаянно хотел разыскать Жозефину. Но вопросы, которые он был намерен задать ей и ее родителям, должны оставаться тайной, пока у него нет доказательств.

Доказательства! Доказательства чего? Он повернул Мерлина в направлении Гриффин-Хауса. Доказательства, что якобы плодородная страна на самом деле болото? Доказательства, что Коста-Хабичуэла не стоит ста тысяч фунтов ссуды?

И что из этого? Эмбри владеет болотистым участком и заимствовал у банка деньги. Само по себе это действие казалось незначительным, если не принимать во внимание англичан, покупающих облигации, чтобы покрыть ссуду. Их решительные инвестиции, которые, кстати, он помог организовать, вероятно, обернутся безвозвратной потерей средств. Банки будут разорены.

Что касается его лично… он никогда не доверял Жозефине, и его подозрения подтвердились. Но это не доставляло ему радости. Единственный положительный факт во всем этом – она, вероятно, не имеет никакого намерения осваивать Коста-Хабичуэлу.

Себастьян остановил Мерлина. Она могла бы остаться в Англии. Он мог бы…

– Прекрати, – пробормотал он себе под нос, и Мерлин повел ушами.

Что он мог? Продолжать видеться с ней? В лучшем случае она и ее родители мошенническим образом получили ссуду. В худшем – обокрали Английский банк и граждан Лондона. Он никоим образом не вправе был связывать свое имя с преступлением. Все происшедшее нанесло его семейству больше вреда, чем он хотел признать.


Когда он добрался до Гриффин-Хауса, изо всех окон струился свет. Кареты и лошади запрудили подъездную дорогу и конюшенный двор, конюхи перекрикивались, пытаясь управлять хаосом.

Себастьян, вздохнув, бросил поводья Грину. Сегодня вечером ему хотелось посидеть в тишине с графинчиком бренди и разгадать загадку, хотя он понятия не имел, что надеялся обнаружить на дне графина.

Он отчаянно нуждался в том, чтобы кто-то еще подтвердил информацию Джона Райс-Эйбла. Сейчас против заявлений профессора имеется слово семейства Эмбри. Плюс желание людей считать, что очаровательная принцесса, которую они чествовали, именно та, за кого себя выдает. Черт побери, и он этого хотел.

– Ваша светлость, – распахнул дверь лакей, – ваши гости собрались в гостиной.

Он уже слышал шум.

– Спасибо, Том. Занимайтесь своими делами.

– Ваша светлость, – поклонился лакей и поспешил к кладовой, очевидно, не для того, чтобы прятаться, хотя это, казалось бы, разумной идеей.

– А вот и ты, – глянул на него с балкона Валентин. – Проклятие!

– Почему ты ругаешься? – Себастьян, расправив плечи, поднимался по лестнице к зятю. – Ты не рад меня видеть?

– Честно говоря, да. Коли ты здесь, я не могу сбежать в поисках тебя. Объясни, почему я участник этого бедлама?

– Ты женился на моей сестре и стал членом семьи, а Кэролайн вышла замуж за моего брата и тоже стала членом семьи, и это означает, что мы должны провести вечер с родственниками Кэролайн.

– Черт побери! – Валентин, обняв Себастьяна за плечи, повернул его к гостиной. – Знаешь, они все здесь.

– Я знаю.

– Я имею в виду – все Уитфелды. Даже замужние. И их мужья.

– Проклятие, – пробормотал Себастьян.

– Вот и я так думаю.

У Кэролайн шесть младших сестер. Три уже вышли замуж, и одна помолвлена. Включая Кэролайн, в гостиной, вероятно, собралась, чертова дюжина членов клана Уитфелдов, и это не считая их потомства. Но поскольку встречи с ними не избежать, их можно использовать, чтобы отвлечься от размышлений о том, где Жозефина проводит сегодняшний вечер. Она, без сомнения, смеется и болтает с Хейреком, обдумывая, как принести еще больше неприятностей к порогу Гриффина.

Усмехнувшись, Валентин распахнул двери гостиной и отстранился, пропуская Себастьяна. Все головы в комнате повернулись к нему. О Господи! Валентин не шутил. Все Уитфелды, которых он когда-либо встречал – а он был уверен, что видел почти всех, – стояли в его гостиной.

– Добрый вечер, – произнес он, натянув маску доброжелательности.

Сегодня вечером он будет изображать любезного хозяина, даже если это убьет его. В конце концов, он привык к этой роли, хотя сегодня вечером она давалась труднее – и все потому, что сейчас он предпочел бы гнаться по Лондону за девушкой, которую одновременно хотел задушить и целовать до бесчувствия.

Орда Уитфелдов дружно поклонилась при его появлении.

– Ваша светлость, – выдохнул каждый, будто Себастьян спустился с небес, чтобы разделить трапезу с простыми смертными.

Вздохнув, он подошел к главе семейства.

– Эдмунд, – сказал он, пожимая руку патриарха. – Надеюсь, поездка в Лондон была приятной.

– Было шумно, но больше никаких жалоб. – Уитфелд подвинулся ближе. – Прошу прошения за нашествие. Салли решила, что наши девочки должны увидеть Лондон. Это означало, что мы должны взять с собой трех мужей, жениха, двух мальчишек Сьюзен и дочь Грейс.

– Чем больше народу, тем веселее, – ответил Себастьян. – Если вам что-то нужно, пожалуйста, скажите мне.

– Я только надеюсь, что никого не потерял в дороге.

– Я как-то задумался, не пришить ли колокольчики на платье Пип. Подумайте над этим.

– Не искушайте меня, – усмехнулся Эдмунд.

Следующие двадцать минут Себастьян пробирался через толпу Уитфелдов и их родственников. Они зимовали в позапрошлом году в Мельбурн-Парке, но Себастьян с тех пор не видел никого из них, кроме Эдмунда. Сегодня интерес сосредоточился на самых младших, Пип опекала свою юную кузину Роуз.

– Вы избегаете меня, ваша светлость? – проворковал за его спиной женский голос.

Себастьян обернулся.

– Мисс Энн. – Он с улыбкой кивнул миниатюрной молодой леди с медово-белокурыми волосами и серо-зелеными глазами. Насколько он помнил, эта девятнадцатилетняя особа единственная из Уитфелдов, у которой в голове есть нечто похожее на мозги. Кроме Кэролайн, конечно. – Я знаю, что ваша сестра пригласила вас в Лондон месяц назад. Почему вы задержались?

– Джоанна грозилась поехать со мной, поскольку она тоже одинока. Я не думала, что мудро отпустить ее в Лондон на весь светский сезон.

Учитывая, что Джоанна два года назад попыталась заманить в брачную ловушку Зака, Себастьян счел это разумным.

– Спасибо, – сказал он.

– Знаете, – продолжала Энн, взяв его под руку, – есть те, которые думают, что мы с вами были бы хорошей парой.

– И кто же это? – поднял бровь Себастьян. Опустив голову, Энн посмотрела на него сквозь длинные ресницы.

– Моя мама.

– А-а… Ну, моя дорогая, если бы вы не были на шестнадцать лет моложе меня и если бы это не пугало меня, тогда возможно.

Она рассмеялась:

– Я сказала ей, что вы мне не подходите. Но будьте осторожны с Джоанной. Она не хочет выходить замуж последней.

Взглянув в сторону Джоанны, Себастьян заметил, что глупая девица смотрит на него. Этого еще не хватало!

– Спасибо за предупреждение.

Энн похлопала его по руке:

– Мне нравится, что вы у меня в долгу.

Себастьян усмехнулся:

– Я упоминал, что общение с вами меня пугает?

– Да.

На первый взгляд Энн Уитфелд и Жозефина Эмбри были очень похожи – обе уверенные, умные, откровенные. Но если копнуть глубже, нет более несхожих людей. Энн на самом деле такова, какой кажется окружающим. Жозефина – это клубок противоречий, эмоций, чувств и капризов. В целом Энн, вероятно, была бы ему более подходящей парой, с ней легче справиться. Но он относился к Энн как к младшей сестре, которая, пожалуй, слишком умна. Жозефина же была женщиной, которую он хотел.

Себастьян задумался. Он хотел ее в своей постели, это да. Она была слишком опасна для его спокойствия и для чего-то большего. И это не считая того, что она, по всей вероятности, соучастница преступления.

– Ваша светлость?

Стэнтон стоял рядом, но Себастьян понятия не имел, в первый или в пятый раз обращается к нему дворецкий.

– Да, Стэнтон?

– Приглашать к столу?

– Разумеется.

– Обед подан, – объявил дворецкий и распахнул двойные двери. Когда он отступил в сторону, Гриффины и Уитфелды со смехом заторопились в столовую.

– Себастьян, – тихо окликнула Нелл, взяв его руку. Наклонившись, он поцеловал ее в макушку.

– Спасибо, что пришла.

На ее лице промелькнуло удивление.

– Пожалуйста.

– Только держи Джоанну подальше от меня, – продолжал он.

– Сделаю все, что в моих силах. – Сестра откашлялась. – Я заезжала к тебе вчера днем. Стэнтон сказал, что у тебя срочное дело в Итоне.

– Да.

– Ты взял с собой Шея.

Себастьян поднял бровь.

– Я часто беру Шея в деловые поездки. Что не так, Нелл?

– Ничего, если ты поехал по делу.

– Тогда все в порядке, – гладко солгал он. Никто ничего не узнает, пока он не решит, что имеет доказательства и пришло время их обнародовать. – Ты сомневаешься относительно моего лидерства в этом семействе?

Нелл высвободила руку.

– Я думала, что тебя что-то беспокоит, и ты мог бы прислушаться и к моему совету. Ты всегда в маске, Мельбурн, а когда ты ее снимаешь, выясняется, что на твоем настоящем лице тоже невозможно ничего прочесть, оно непроницаемо.

Себастьян наклонил голову:

– Спасибо, дорогая. Всегда полезно знать, что думают о тебе другие.

Он мог бы поспорить, что семейству не нужен глава, который гнется от каждого ветерка и что они, хотя и жалуются на твердость его характера, фактически во всем полагаются на него. Но такой разговор был бы пустой тратой времени. Он знал, что его семья должна быть в безопасности, и он обеспечит это, чего бы ему это ни стоило.

И поэтому сейчас он считает своей главной задачей дистанцировать семейство Гриффин от возможного скандала. Ни в коем случае не должен он думать о Жозефине Эмбри – ее гладкой коже, нежных губах и исходившем от нее очаровании новизны, заключающемся в том, что он не знает, что она скажет или сделает в следующий момент.

– …завтра на ленч, – говорила Нелл. – Думаю, ей понравится, поскольку она все время говорит, что хочет стать пиратом и путешествовать по миру.

Пенелопа. Должно быть, Нелл говорит о ней.

– Замечательно, – сымпровизировал он. – Большую часть дня я буду в парламенте.

Сестра несколько секунд смотрела на него.

– Я знаю, что ты живой человек, – наконец сказала она. – Я видела это.

– Что ж, продолжай свои наблюдения. У меня сегодня гости. – Он проводил ее к столу и сам уселся во главе.

Да, он человек. И там, где дело касается принцессы Жозефины, он должен поглубже прятать свою человеческую сущность.

Глава 13

Стоя на крыльце Бранбери-Хауса, Жозефина махала вслед карете Хейрека. Хотя общество герцога было приятным, она была рада, что он ушел. В последние несколько часов ей хотелось одного – закрыться в своей спальне и подумать.

Король стоял в холле позади нее, когда она обернулась.

– Думаю, Мельбурн оказал нам большую услугу, отказавшись от поста, – заметил он, сняв перчатки и отдав их Гримму. – Этот Чарлз любезный парень.

– Да, – улыбнулась она.

– Он хочет жениться на тебе.

Жозефина остановилась на полпути к лестнице. Мельбурн никогда не сделал бы предложения, сказала она себе.

– Думаю, да, – вслух произнесла она.

– Я пока не дал своего одобрения, – продолжал ее отец. – Во-первых, я познакомился с ним только сегодня утром, и, во-вторых, нужно учитывать время. С открытием завтра земельной конторы интерес к нам еще возрастет. А недели через две, когда наша популярность немного начнет падать, думаю, можно будет объявить о бракосочетании.

– Ты мог бы спросить, нравится ли он мне, – возразила Жозефина.

Отец отмахнулся:

– Твоя мать сказала, что он тебе нравится. Мы уже обсуждали это. Гораздо важнее, что он понимает наши цели.

– Я полагаю, что ты любого можешь убедить в чем угодно. – Почти любого. Она шумно вдохнула. – А теперь спокойной ночи, потому что я очень устала.

Король улыбнулся:

– Да, выспись, как следует. Люди захотят увидеть тебя завтра сияющей.

Прежде чем подняться по лестнице, Жозефина посмотрела, как отец направлялся в сторону своего кабинета. Кончита, приготовив ее ко сну, ушла. Жозефина долго сидела на кровати, всматриваясь в темноту и прислушиваясь.

Когда дом погрузился в ночную тишину, она встала и зажгла свечу на прикроватном столике. Проспект, который она сочинила, лежал на письменном столе. Другая книга, которую она этим утром позаимствовала в библиотеке лорда Аллендейла, была спрятана в платяном шкафу за шляпными коробками.

Жозефина знала людей, которые видели Коста-Хабичуэлу собственными глазами: ее отец и его сослуживцы-военные которые теперь все состояли при нем и разделяли его взгляды. Но есть еще Джон Райс-Эйбл, книгу которого Мельбурн читал, когда она нашла его в библиотеке. Возможно, мистер Райс-Эйбл мог ответить на вопросы, которые недавно начали беспокоить ее.

Она тихо села за письменный стол и открыла книгу на разделе о Центральной Америке.

Час спустя, когда свеча сгорела дотла, Жозефина прочитала раздел дважды. Она протерла глаза. Это не может быть правдой, сказала она себе, взяв проспект и перечитывая подчеркнутые ею фразы. Конечно, вряд ли ее отца, несмотря на его хвастовство, одарили раем, но Райс-Эйбл описал Коста-Хабичуэлу как ад.

– Он может лгать, – пробормотала она и встала, чтобы положить книгу в тайник.

Кто докажет, что его книга более верна, чем ее? То, что она никогда не видела Коста-Хабичуэлу собственными глазами, не означает, что ее описание – ложь. Раньше ее это не волновало. Отец в письмах сообщал, что именно хочет он вставить в проспект, и она это сделала. Этого было достаточно, чтобы получить ссуды. Но возможно, она кое-что приукрасила, слишком уж хорошо все это выглядело в проспекте.

Когда что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, человек хоть на секунду задумывается. Если люди вкладывали капитал в облигации, не наведя справок, они глупы. Наверное, не надо было изображать Коста-Хабичуэлу такой совершенной. Но после возвращения отца из Шотландии затея из надувательства банка переросла в нечто большее. Отец продавал полным надежды людям участки земли, обманом заставляя их приобретать собственные могилы. Прочитав отчеты мистера Райс-Эйбла, Жозефина усомнилась, что описания ее отца хоть чем-то напоминали Коста-Хабичуэлу. О, теперь это имело значение – она, может быть, и воровка, но не убийца.

Что делать? Сообщить властям? Сказать Себастьяну? Еще можно броситься в Темзу. Есть и более безопасная альтернатива – ничего не делать. Позволить отцу загрузить суда переселенцами и отправить их через Атлантику. Если Мельбурн и мистер Райс-Эйбл правы, то, по всей вероятности, никто никогда не получит известий от поселенцев. А если кто-то и выживет, она и ее родители исчезнут с огромными деньгами задолго до того, как история получит огласку.

Ничего не делать. Это так просто. Она подозревала, что если верны худшие подозрения и любезный лорд Хейрек узнает об этом, то полученного богатства более чем достаточно, чтобы успокоить угрызения его совести. Герцог придаст их последующим усилиям в получении средств респектабельность.

Но если верно худшее, – а она склонялась к этому – и власти узнают об этом прежде, чем удастся бежать? Их не только посадят в тюрьму и отправят на каторгу. Их могут казнить.

Ее обдало леденящим холодом страха. Ничего не делать – это не выход, если Мельбурн поделится с кем-нибудь своими подозрениями. А почему ему этого не сделать? Он Гриффин, образец достоинства, легендарный защитник Англии. Да, они занимались любовью, но это мошенничество – вызов его принципам. И даже, если она мечтает оказаться с ним снова, почему она хоть на секунду должна поверить, что ее благополучие важнее для него, чем судьбы его соотечественников?

Себастьян хороший любовник, но это не означает, что он станет защищать ее. И то, что она считает его порядочным человеком, делает обстоятельства еще более рискованными для нее и родителей теперь, когда ее отец решил, что ста пятидесяти тысяч фунтов мало.

Нужно с кем-то поговорить. Нужно рассказать отцу о Себастьяне. Она надеялась, что отец или скажет ей, что Коста-Хабичуэла похожа на рай, и им нечего бояться, или что у него есть план защитить их. Защитить ее. Будто он мог защитить ее сердце.


Она спустилась вниз рано и застала родителей за завтраком. Но так нервничала, что у нее свело живот. Сначала она хотела задать вопросы об истинной природе Коста-Хабичуэлы. Только после этого она решит, что делать.

– Доброе утро. – Улыбнувшись, она подошла к буфету, хотя ее мутило от одной мысли о еде. Когда Гримм подвинул ей стул, она благодарно кивнула и села напротив матери. Король восседал во главе стола. – Гримм, пожалуйста, оставьте нас ненадолго, – продолжила она.

– Конечно, ваше высочество. – Дворецкий вышел вслед за двумя лакеями и закрыл за собой дверь. Через мгновение Жозефина и ее родители остались одни.

– В чем дело? – спросил отец. – Чарлз скоро будет здесь. У нас сегодня утром очень важный выход.

– Я знаю. – Жозефина собиралась с силами. – Отец, меня немного беспокоят наши следующие шаги. Думаю, нам нужно их обсудить.

Он чуть поднял бровь.

– Мы уже обсуждали это.

– Да, но куда ты посылаешь поселенцев?

– Ты шутишь?

– Я совершенно серьезна. Я хотела бы услышать, каковы твои планы.

Он с грохотом положил вилку.

– Нечего меня допрашивать. Этот проект был нашей единственной заботой в последние два года. Почему ты теперь усомнилась?

– Потому что ты не учел некоторые детали, – ответила она. – Я думала, что речь идет о крупной ссуде. И возможно, о моем браке с представителем высшей аристократии. И ни о чем больше.

– Это было первоначальной идеей.

– Тогда почему наши планы изменились?

– Ты представляла, что мы можем получить сто пятьдесят тысяч фунтов за две недели?

– Нет. Прием нам оказали поразительный.

– Да. Нам подарили возможность удвоить выгоду. Возможно, даже утроить. Нам больше никогда не придется волноваться о деньгах. Мы можем жить как короли. – Он рассмеялся. – Что я говорю? Мы и есть короли.

– Я это понимаю, – ответила Жозефина, – пока мы потрошим банки.

Им придется возместить затраты инвесторов или столкнуться с бунтом. Граждане не потеряют ничего, кроме своей наивности.

– И?

– И все изменилось, как только ты начал продавать землю. Эти люди покупают мечту, отец. Надежду на будущее. Что они найдут, добравшись до Коста-Хабичуэлы?

– Рай.

Она шумно вздохнула:

– Это мы говорим всем. Но какова правда?

Король нахмурился:

– Не тебе расспрашивать меня, Жозефина. Ты будешь играть свою роль с улыбкой. И если ты этого не сделаешь, нас всех повесят. Ты это понимаешь?

Жозефина сглотнула.

– Понимаю.

Никогда отец так близко не подходил к признанию. Секрет их успеха, всегда говорил он, состоит в том, что они относятся к тому, что делают, как к реальности.

– Скажи мне, будут ли проблемы, когда суда с поселенцами достигнут Коста-Хабичуэлы?

– Воображаю, что будут. – Подавшись вперед, Стивен Эмбри взял дочь за руку. – Но к тому времени мы уедем из Англии. Жозефина, мы в последний раз говорим об этом. – Он отпустил ее.

О Господи! Она права. Мельбурн прав. И как только он услышит о продаже земли… Она не могла себе представить, как он отреагирует. Или скорее могла.

– Есть еще одно, – спокойно сказала она, хотя горе заливало ее сердце.

– Говори быстрее. Мы не можем себе позволить, чтобы прислуга стала подозрительной.

– Я знаю. Только… – Боже, как ей не хотелось этого говорить. – Мельбурн задал очень резкие вопросы об условиях в Коста-Хабичуэле. Не думаю, что он верит проспекту. Вернее, я знаю, что он не верит. Он знает, что мы взяли информацию из других источников.

Отец медленно поднялся на ноги.

– Ты ему что-нибудь говорила?

– Нет! Конечно, нет. Но я не знаю, что он сделает, когда он узнает, что ты… мы… поощряем людей переселиться туда.

Король шагал к буфету и обратно.

– Проклятие, – пробормотал он, покусывая усы. – Не надо было его в это втягивать. Я думал о выгоде добавить имя Гриффина к нашему, а не о том, что этот убежденный в своей правоте дурак будет копаться в наших делах. Это моя ошибка.

Мельбурн мог быть кем угодно, но она никогда не сочтет его дураком.

– Нужно отменить нашу встречу с ним в Воксхолле, – сказала она.

– Это на пользу не пойдет. Как ты сказала, услышав о продаже земли, он должен что-то делать. Нет, мы встретимся с ним, как условлено. Я обо всем позабочусь.

Его слова звучали зловеще.

– Как?

– Не волнуйся об этом. – Он несколько раз щелкнул пальцами. – Только избегай его до сегодняшнего вечера.

– Я собираюсь на ленч с его сестрами и его дочерью.

– Он доверился бы им?

Доверился? Он казался крайне сдержанным даже с теми, кого хорошо знал.

– Не думаю.

– Тогда иди. – Он обошел стол и поцеловал жену. – Я встречусь с вами обеими в холле через сорок минут. Мне нужно поговорить с капитаном Милтоном. В конце концов, Воксхолл очень многолюдное место. Любой может войти, заплатив за билет. А у такого человека, как Мельбурн, есть враги. Много врагов, я уверен.

Когда он вышел из комнаты, Жозефина посмотрела на мать. Ужас охватил ее, когда она поняла слова отца.

– Он этого не сделает, – прошептала она.

– Он сердится, – успокоила мать. – Твой отец очень умный человек. Он найдет выход. Я знаю, он благодарен, что ты сказала ему о подозрениях лорда Мельбурна.

– Да, но речь не о том, чтобы обманом вынудить платить нам за аренду плантации или за покупку несуществующего домашнего скота, мама. Это…

Гримм и лакеи вернулись в столовую, и королева Мария вновь занялась завтраком. Жозефина попыталась последовать ее примеру, но ее горло сдавила судорога и есть она не могла.

Она исполнила долг перед семьей и сообщила о вероятной и серьезной угрозе. Ее отец сказал, что займется этим. Все вернулось на круги своя и идет точно по плану, который задумал король два года назад. За исключением заселения Коста-Хабичуэлы.

Почему тогда она больна от страха? Если что-то случится теперь с Себастьяном, это будет ее вина. Между ними нет никакого соглашения, она никогда ему ничего не обещала, но чувствовала себя предательницей. Она предала не только его, но и свое сердце.


– Спасибо, что встретились со мной, адмирал. – Себастьян подал руку стоявшему за большим столом красного дерева мужчине в мундире.

У адмирала Маттингли было крепкое рукопожатие и такая же репутация.

– Это для меня удовольствие, ваша светлость, – хрипло сказал он, – хотя и неожиданное. Что я могу сделать для вас?

По приглашению адмирала Себастьян сел, отказавшись от предложенной сигары.

– У меня странная просьба, – начал он, задаваясь вопросом, что подумают его родственники, узнай они, что он второй раз за три дня оставил Лондон и парламент, на сей раз ради Дувра. – Я ищу кого-нибудь, плававшего вдоль восточного побережья Центральной Америки. Мне предложили немного древесины по очень хорошей цене, но я хотел бы иметь независимое мнение, прежде чем согласиться.

– Большая часть нашего флота сейчас или в Средиземном море или у западного побережья Испании.

– Да, я знаю, что мои шансы невелики, но хотел бы попробовать.

– Мчаться верхом из Лондона ради вопроса о качестве древесины?

Себастьян кивнул.

– Должно быть, древесины много. – Адмирал посмотрел на него, потом вытащил из ящика лист бумаги и что-то небрежно написал. – Лейтенант Колдер!

Молодой человек, который проводил Себастьяна к адмиралу, вошел в комнату и щелкнул каблуками.

– Да, сэр!

– Доставьте на «Стремительный» капитану Джерроду.

– Слушаюсь, сэр! – Лейтенант взял записку, отдал честь и снова исчез.

– Он хороший парень, – сказал адмирал, указав на дверь, – но не может ступить на палубу, чтоб его не вывернуло. Выпейте чаю, ваша светлость. Мы получим ответ минут через двадцать.

– Спасибо, адмирал.

– Джеррод уходит завтра. Он, возможно, не сумеет помочь, но жаль видеть, что вы проделали путь напрасно. Англия нуждается в древесине.

Себастьян улыбнулся. Адмирал Маттингли знал, что он часто выполнял поручения Принни. Возможно, в данном случае он хочет своекорыстно этим воспользоваться, но если он найдет кого-нибудь, кто может подтвердить или опровергнуть истории Джона Райс-Эйбла, результат будет иметь значение для всей страны и Короны.

Не прошло и двадцати минут, как лейтенант Колдер снова появился в кабинете.

– Адмирал, капитан Джеррод сожалеет, что не может лично помочь вам, но отправил одного из лейтенантов в ваше распоряжение.

– Хорошо, пригласите его, Колдер.

– Слушаюсь, сэр! – Колдер снова вышел.

Минуту спустя в кабинет вошел высокий молодой красавец с черными волосами и веселыми зелеными глазами.

– Лейтенант Брэдшоу Карроуэй к вашим услугам, адмирал, – сказал он, отдав честь.

– Карроуэй, это его светлость герцог Мельбурн. Окажите ему содействие.

Себастьян встал:

– Мы могли бы пройтись?

Лейтенант наклонил голову:

– После вас, ваша светлость.

Они вышли из кабинета и направились к батарее гавани.

– Прошу извинить, что оторвал вас от ваших обязанностей, лейтенант. Адмирал Маттингли говорит, что ваше судно уходит завтра.

Молодой человек кивнул. Он, должно быть, несколькими годами моложе Закери, ему едва за двадцать.

– Вы оторвали меня от подсчета мешков с апельсинами, ваша светлость. Я чрезвычайно благодарен вам за это. – С улыбкой он искоса взглянул на Себастьяна. – Вы меня не помните?

– А должен?

– Мы встречались два года назад, очень кратко. Мой старший брат привел меня на вечер, который вы посетили.

– Кто ваш брат?

– Тристан Карроуэй, виконт Дэр.

Теперь пришла очередь Себастьяна улыбаться.

– Конечно. Я припоминаю.

– Я танцевал с вашей сестрой, леди Элинор. Ваш брат Шарлемань потребовал, чтобы я изложил полную историю своей семьи, прежде чем позволил мне танцевать с ней. – Карроуэй снова усмехнулся. – Но что я могу сделать для вас сегодня, ваша светлость? Капитан Джеррод сказал, что кто-то интересуется Южной Америкой.

– На самом деле – Центральной Америкой. Берегом Москитов. Вам эти места знакомы?

– Я в прошлом году плавал на «Триумфе». Мы два месяца преследовали американский фрегат вдоль этого побережья, пока не получили приказ о прекращении военных действий.

В прошлом году! Себастьян медленно вздохнул, скрывая волнение.

– Вы слышали о короле Кентале?

– Да. Увертливый тип. Взял с нас деньги за двух лоцманов, а они пару дней спустя чуть не посадили нас на мель.

– Этот район пригоден для жилья?

– В некоторых местах. На более высоких участках можно просуществовать от одного дождливого сезона до следующего. Но на побережье в основном низины.

– Вы знаете о заливе под названием Черный Алмаз?

Карроуэй на мгновение задумался.

– Нет.

– А о маленьком поселении Сан-Сатурус?

– Нет. Там было несколько шахт и лагерных стоянок, оказавшихся ловушкой. Вероятно, одна из них могла иметь такое название, но не припоминаю.

– Вы знакомы с англичанином по имени Стивен Эмбри?

– Эмбри… Высокий, с большими светлыми усами?

Боже милостивый!

– Да, это он. Как вы с ним познакомились?

– Из любезности губернатору Белиза мы переправили группу англичан оттуда на Ямайку. Главным образом это были солдаты, нанявшиеся на службу к мятежникам. Или, скорее, оставившие службу, поскольку они направлялись на Ямайку.

– Почему вы помните Эмбри?

– Он называл себя полковником Национальной армии и другом Боливара. Послушать его, так он лично возглавил восстание. Все его люди носили черную униформу с зеленым крестом на груди. Думаю, в черной шерсти в джунглях им было жарче, чем в аду. Они выглядели отлично, но на Береге Москитов им не пришлось столкнуться с серьезным сопротивлением.

– Лейтенант, вы могли бы поклясться в этом на суде?

Карроуэй нахмурился:

– Это только мои наблюдения.

– Они достаточно точны.

– Был бы счастлив, но…

– Но вы отплываете завтра. Проклятие!

– Я напишу показания, если это поможет.

– Очень поможет. Спасибо.

– Что угодно, лишь бы не пересчитывать картофель. Он следующий в списке.

Это была именно та информация, в которой Себастьян нуждался. Но ему на секунду захотелось, чтобы Брэдшоу Карроуэй гостил у короля Коста-Хабичуэлы и ночевал в роскошной спальне королевского дворца в Сан-Сатурусе.

– И последний вопрос. Вы знаете о стране под названием Коста-Хабичуэла?

– Берег Фасоли? Нет. Если бы мы знали о таком месте, то остановились бы там пополнить запасы, вместо того чтобы возвращаться в Белиз.

Они повернули к кабинету адмирала.

– Спасибо, лейтенант Карроуэй.

– Пожалуйста, зовите меня Шоу. Я, возможно, женился бы на вашей сестре, если бы ваш брат не пригрозил раскидать мои внутренности по саду вместо удобрений, если я снова приглашу ее на танец.

Себастьян усмехнулся, благодарный за минутное отвлечение.

Они вернулись в кабинет адмирала Маттингли, и лейтенант написал свои показания относительно Берега Москитов, полковника Стивена Эмбри и несуществующих Сан-Сатуруса и Коста-Хабичуэлы. Спрятав бумагу в карман, Себастьян поблагодарил Карроуэя, адмирала и флот его величества. Потом сел в седло и направил Мерлина к Лондону. Его ждет вечер в Воксхолле. И ответы, которых нужно добиться от прелестной молодой леди, которая явно не та, за кого себя выдает.

Глава 14

Толпа, окружавшая маленькое здание, торопливо названное «Земельная контора Коста-Хабичуэлы», приветственно закричала, когда Жозефина с родителями вышли из кареты. Она подумала, что толпа у банка была больше.

– Великолепно, правда? – сказал король, махая рукой. – Привет, друзья, и добро пожаловать!

– Каким образом столько людей узнали об этом? – тихо спросила Жозефина, взяв отца под руку. – Ты сказал мне только вчера.

– Я позаботился, чтобы газеты вчера утром опубликовали объявление, – ответил он, шагая вслед за капитаном Милтоном, который направился к закрытым дверям конторы.

– А вот и вы, мистер Халлоуэй, мистер Оррин. Давайте откроем дверь? – Король повернулся к толпе: – Спасибо за вашу поддержку и ваш энтузиазм. Я хочу первым приветствовать вас, новых жителей Коста-Хабичуэлы!

Толпа заревела. Сколько людей! Клерки и фермеры, старьевщики, слуги, дворники, шахтеры, пекари – все они хотели начать новую жизнь в раю и готовы потратить на это последний пенни. Было странно и печально видеть их счастливые, полные надежды лица и знать, что через месяц они возненавидят Коста-Хабичуэлу и тех, кто ее представлял. Они возненавидят и ее, Жозефину. И она этого заслуживает.

– Улыбайся, – прошептала мать, взяв ее за руку, когда отец ее отпустил.

– Как я могу? – ответила она.

– У нас нет другого выхода, дочка.

К ним пробрался герцог Хейрек.

– Присоединитесь к королю, ваше величество, – улыбнулся он ее матери. – Я прослежу, чтобы благодарная публика не подняла нашу принцессу на руки.

– Вы не находите, что это несколько мелодраматично? – прокомментировала Жозефина, принимая розу от юной девушки.

– Чепуха. Они поклоняются вам. Я вам поклоняюсь!

Она смотрела на него, жалея, что он не Мельбурн:

– Вы?

– Да. Я говорил с его величеством. И хотя официально ничего не решено, я хочу, чтобы вы знали, что я намерен просить вашей руки. – Зеленые глаза оценивающе глянули на нее. – Вас это не удивляет?

– А должно?

Его улыбка стала шире.

– Полагаю, нет. Меня беспокоит только то, что вы можете отклонить предложение в надежде получить его от Мельбурна.

Ее сердце дрогнуло.

– Мельбурн? Я его едва выношу.

– Не нужно притворяться, ваше высочество. Его богатство и власть непревзойденны. Но все мы знаем, что он не женится, если от него ждут, что он оставит Англию.

– Вы весьма хорошо изучили Мельбурна, – сказала Жозефина, пытаясь сдержать напряжение в голосе. Она уже знала, что Себастьян этого не сделает, но это не означает, что она хочет слышать об этом от других. Как ее отец мог так просчитаться?

– До некоторой степени, – уже тише продолжил Хейрек. – Например, я знаю, что вы делили постель.

Кровь отхлынула от ее лица.

– Что? Почему…

– Я не возражаю. Правда. Растить ребенка Гриффина, особенно если его внешность сделает происхождение очевидным, для нас может быть очень выгодно. Так что продолжайте поступать, как желаете.

На мгновение ее ум отказался принимать то, что она только что услышала.

– Я… я понятия не имею, о чем вы говорите, сэр, но даже в противном случае я бы…

– Я не чудовище, ваше высочество. Я не собирался оскорблять вас или угрожать. Вы мне приятны, и я думаю, мы будем хорошей парой. Много браков заключается просто ради политической или финансовой выгоды. В нашем случае это тоже имеет место, но мы, по крайней мере, нравимся друг другу. И пока мы находимся в Лондоне, пожалуйста, продолжайте поощрять Мельбурна. Я не вижу в этом ничего дурного.

– Я… – Она нервно покашляла, пытаясь собраться с мыслями. – Признаюсь, – наконец сказала она, – вы меня удивляете.

Он склонил голову:

– Вы принцесса, я герцог. Мы выше той чепухи, которая заботит других.

– Спасибо, лорд Хейрек.

– Пожалуйста, зовите меня Чарлз.

– Тогда спасибо, Чарлз.

Подошел лейтенант Мей и поклонился, прижав руку к груди.

– Ваше высочество, его величество просит вас присоединиться к нему и королеве.

– Спасибо, лейтенант.

Так вот какая жизнь ее ждет. До приезда в Лондон, когда она с отцом изучала список холостых аристократов, с которыми можно заключить брачный союз, она смотрела на богатство, возраст, титул. И когда она увидела Себастьяна Гриффина, удовлетворявшего всем ее требованиям, в ней проснулась надежда.

Как она уже поняла, Хейрек куда лучший партнер для нее, чем Мельбурн. Чарлз не задавал вопросов и спокойно относился к тому, что знал.

Хейрек – это выбор, который она должна сделать. Но Жозефина Эмбри не хотела мужа, который одобряет ее любовную связь и позволит все, что угодно, лишь бы это шло ему на пользу.

Дрожь охватила Жозефину.

Неужели она вроде Хейрека и позволит, чтобы случилось непоправимое? Да, она была такой прежде. И если ничего не сделает, то останется богатой и свободной. Если же она станет помогать Мельбурну, то ее и ее родителей, вероятно, повесят.

Если не найдется третьего пути. У нее приблизительно десять часов, чтобы придумать выход. И ленч с сестрой и невестками Себастьяна и его отличавшейся богатым воображением дочерью еще больше осложнит дело.

Впервые она задалась вопросом, способна ли на серьезный поступок. Но если она потерпит неудачу, то последствия будут столь ужасны, что не стоит об этом и думать. Как и в том случае, если она преуспеет.


– Вы знаете каких-нибудь пиратов?

Жозефина улыбнулась, видя, как дочь Себастьяна намазала маслом толстый кусок хлеба.

– Ну, если бы они признавались в пиратстве, их могли бы арестовать. Но у меня были предположения. Один человек носил на глазу повязку, а на плече у него всегда сидел зеленый попугай. Я почти уверена, что он был пиратом.

Маленькая девочка, округлив глаза, подпрыгнула на стуле.

– Как его звали? Я составляю списки знаменитых пиратов.

– Он называл себя Страшный Нед.

– Ой, – выдохнула леди Пенелопа. – Новый. У него все руки и ноги на месте?

– Пип, – леди Элинор Деверилл прикрыла улыбку салфеткой, – позволь принцессе Жозефине поесть. Ты ее голодом уморишь.

– Но я должна добавить Страшного Неда в свой список.

– Я не возражаю, – вставила Жозефина. – Правда, так приятно обсуждать что-то, кроме Коста-Хабичуэлы.

Девочка шевельнулась в кресле кафе, где они сидели, затем прислонилась к правой руке Жозефины.

– Я рада, что мы вместе завтракаем сегодня, – счастливо сказала она, откусывая хлеб. – Вы мне очень нравитесь, принцесса Жозефина.

Господи! Легкое прикосновение к ее руке сказало так много. Жест говорил о доверии, которого Жозефине почти не приходилось испытывать. Это согрело ее душу.

– Вы мне тоже очень нравитесь, леди Пенелопа. Зовите меня Жозефиной.

– Жозефина. А вы можете называть меня Пип. Вы могли бы подробно описать Страшного Неда, чтоб я смогла его нарисовать?

– Конечно, Пип. Все, что угодно, чтобы помочь вашим изысканиям.

Судя по веселым лицам тетушек Пип, она ответила правильно. Девочка очаровательна и явно любимица отца.

На мгновение Жозефина представила, что может легко подружиться с юной Пип, пока не вспомнила о сегодняшнем вечере. Если с Себастьяном что-нибудь случится, это произойдет по ее вине и Пип ее возненавидит. Она сама себя возненавидит. Пять часов. Осталось пять часов, чтобы придумать что-то и защитить герцога Мельбурна, себя… и Пип… от беды.


Валентин Корбетт встретил карету, когда Нелл ступила на дорожку.

– Привет, любимая, – протянул он и поцеловал ее. От его поцелуев ее до сих пор охватывала дрожь.

– Не перед слугами, – пробормотала она, толкнув его в плечо.

– Нам везде хорошо, – пророкотал он и, подхватив ее на руки, понес в дом.

– Валентин! – взвизгнула Элинор.

– Как ленч с ее высочеством? – Он сел на кушетку в маленькой гостиной и удобно устроил жену у себя на коленях.

– Пип ее обожает. Она уже планирует захватить суда и отправиться к Коста-Хабичуэле. Они весь день рисовали бы пиратов, если бы у нас было больше времени.

– А как насчет самой девицы?

Нелл провела пальцем по подбородку мужа.

– Почему такое любопытство, Деверилл?

Он поймал губами ее палец и, посасывая, пристально смотрел на нее.

Ее сердце забилось быстрее.

– Я знаю, какой ты строптивый, но не позволю тебе отвлечь меня.

– От чего, мое сердце?

– Вален…

Когда муж снова поцеловал ее, медленно и нежно, дверь в гостиную отворилась.

– Уйдите, Хоббс, – приказал Валентин, не обращая внимания на вторжение.

– Отстань от моей сестры, негодяй, – прозвучал голос Шея.

– Мои извинения, – возразил Валентин, его глаза мерцали, когда он смотрел на Нелл. – Уйди, Шарлемань. – Он поцеловал ее снова.

– Кто-нибудь из вас видел Себастьяна?

Валентин выпрямился. Сердце Элинор теперь забилось совсем по другой причине, она встала.

– Что ты хочешь сказать? – вскинулась она.

– Мельбурн может позаботиться о себе, – прокомментировал Валентин, вытянув длинные ноги. – Я думаю, вопрос в другом. Зачем он тебе так срочно понадобился, Шей?

Элинор до сих пор поражало, как быстро ее муж схватывал суть дела.

– Да, Шей, почему ты так хочешь его найти?

Брат нахмурился:

– Не могу сказать.

– Не можешь или не скажешь? – нажимала она.

– Я так понимаю, вы его не видели. – Шей повернулся к двери. – Тогда не буду мешать.

– Шей, что происходит?

– Ничего.

– Валентин, не отпускай его.

Ее муж со вздохом поднялся.

– Избавь нас обоих от драки, Шарлемань, – пробормотал он, шагнув к двери.

– Послушай, все мы оправдываем свое вмешательство в… деловые отношения Мельбурна с принцессой заботой о нем. Но он кое-что выяснил, и, похоже, все куда серьезнее, чем мы думаем.

– Куда серьезнее? – повторила Нелл, схватив брата за руку. – Ты имеешь в виду… между ними?

– Нет. Я имею в виду… – Шей переводил взгляд с сестры на зятя и выругался себе под нос. – Я обещал ему.

– Так вы с Мельбурном что-то узнали, и, как обычно, он заявляет, что больше никому не позволено это знать.

– Нелл, не делай из этого…

– Знаешь, мы сегодня завтракали с принцессой Жозефиной, – перебила она. – Сарала, Каро и я. И я взяла с собой Пип, поскольку она умоляла снова встретиться с принцессой. И я пригласила ее семейство на наш следующий обед у Гриффина.

– Нет, – резко сказал Шей.

– Почему?

– Ладно, – вздохнул он. – Я просматривал проспект Коста-Хабичуэлы, – проворчал он, садясь у камина. – Он показался мне знакомым, так что я провел некоторые сравнения. Информация списана из нескольких работ, включая обзор Ямайки чуть ли не столетней давности. Себ сказал об этом принцессе, и, очевидно, ему не понравились ответы, Которые он получил.

– Очевидно? – повторил Валентин.

– Он провел изыскания и нашел исследователя, который преподает в Итоне. Мы встретились с ним позавчера. Он подтвердил, что Берег Москитов совсем не похож на рай, что он никогда не слышал о Коста-Хабичуэле и что город Сан-Сатурус – палаточный лагерь, последние три обитателя которого, вероятно, умерли от отравления болотным газом, и их тела до костей обглодали муравьи.

– Нет, – побледнела Нелл. – Он, должно быть, ошибся. Это означало бы…

– Это означало бы, что эта принцесса говорит неправду, – продолжил ее муж. – Себастьян убежден, что происходит нечто низкое?

– Да. У меня есть для него немного новой информации, но его нет ни в парламенте, ни дома. Мерлина тоже нет. – Шей уперся кулаком в бедро. – У меня есть ощущение… очень серьезное, что Себ влюблен в принцессу Жозефину.

– Мы все это чувствуем. Именно поэтому мы вмешались. – Черт! Как часто все они слышали речи Мельбурна об осторожности, о том, чтобы не предпринимать решительных шагов, не имея в руках всех фактов? И Пип уже практически добавила Жозефину к семье. Проклятие! – Если бы он сказал нам о своих подозрениях, вместо того чтобы вести себя в обычной заносчивой манере, я… я, конечно, не пригласила бы ее.

– У нас в запасе четыре дня, – сказал Шей. – Кто принимает гостей на этой неделе?

– Зак и Каро. Уитфелды тоже там будут.

Валентин фыркнул:

– Часа в компании с миссис Уитфелд вполне достаточно, чтобы королевское семейство сбежало в Южную Америку.

– Если бы только мы могли положиться на этот случай. – Закусив губы, Элинор снова повернулась к брату: – Мы не можем отменить обед, не вызвав подозрений. А что мы должны сделать, так это узнать, каковы планы Мельбурна.

– Поэтому я и пришел сюда, чтобы найти его. И поскольку вы теперь знаете суть дела, мы Должны сообщить Заку.

– Я сделаю это, – сказала Нелл. – А вы с Валентином продолжайте искать Себастьяна.

Муж мягко поцеловал ее в губы.

– Время быть героями, – протянул он и подтолкнул Шея к двери.

Как только мужчины ушли, Элинор велела снова подать карету. Это ужасно. Ей нравилась Жозефина Эмбри. Всем им нравилась. Включая Себастьяна. Она хотела поехать в дом этой женщины и выяснить, что происходит.

Если Шей прав, а она не имела причин в этом сомневаться, это не просто предательство дружбы. Знакомство с представителями Коста-Хабичуэлы, и Жозефиной в частности, грозит репутации Гриффина. И у Нелл было большое подозрение, что Себастьян рискует не только своим добрым именем.

Всем им нужны ответы. И чем скорее, тем лучше.


– Где ты был, черт побери?

Себастьян поднял глаза от зеркала, когда Шей, а за ним Валентин ввалились в его спальню.

– У меня было дело.

– Дело, от которого Мерлин выглядит так, будто ты мчался на нем до Ла-Манша и обратно?

– Хорошее предположение. – Он встал, и Бейли помог ему надеть темно-серый сюртук. – Спасибо, Бейли. Теперь я сам справлюсь.

– Хорошо, ваша светлость. – Камердинер с поклоном вышел и закрыл за собой дверь.

– Что ты хочешь этим сказать? – сердито и тревожно глянул на него Шей.

– Я ездил в Дувр. Я думал…

– В Дувр? Никому не сказав?

– Мне не нужна нянька, Шей. Ты позволишь мне закончить?

– Извини, – нахмурился брат. – Продолжай.

– Адмирал Маттингли находится в Дувре. Я думал, что он сможет указать кого-то, кто плавал вдоль Берега Москитов. – Себастьян смотрел на брата достаточно долго, чтобы напомнить, чье это дело на самом деле. – Теперь можешь задать следующий вопрос.

– Джон Райс-Эйбл сказал нам недостаточно?

– Не для меня. У меня было одно мнение против другого. Одна книга против другой.

– Ты кого-нибудь нашел? – спросил Валентин. Скрестив на груди руки, он прислонился к столбику кровати.

– Да. – Себастьян взял с туалетного столика показания Карроуэя. – Многообещающего молодого лейтенанта по имени Брэдшоу Карроуэй. Ты когда-то грозил распотрошить его, Шарлемань, за то, что он танцевал с Нелл.

– Спасибо тебе за это, Шей, – заметил муж Нелл.

– Дай посмотреть. – Не обращая внимания на комментарии, Шей протянул руку.

Себастьян дал ему бумагу.

– Как я понимаю, ты нарушил слово и рассказал Валентину все о проблемах Коста-Хабичуэла? – Себастьян положил в карман часы и направился к двери. – Кому еще?

– К настоящему времени знает все семейство. Кроме Пип и Уитфелдов, конечно.

– Напомни мне, чтобы я больше тебе не доверял, – буркнул Себастьян, распахнув дверь.

– Мельбурн, подожди минуту.

– У меня встреча сегодня вечером. Отдай бумагу, она мне может понадобиться. – Как ему хотелось сжечь ее, но это означало сдаться и позволить фарсу продолжаться. Даже если он и мог сделать это как Гриффин, то статус члена палаты лордов этого не позволял.

– Если ты весь день отсутствовал, то, вероятно, не слышал последних новостей, – сказал ему в спину Шей.

Себастьян замер, заглотив приманку относительно распространения новостей. Как он ни сердился на брата за то, что тот рассказал все остальным членам семьи, Шей никогда не пересказывал праздные слухи.

– Что еще?

– Сегодня утром Эмбри посетил земельную контору Коста-Хабичуэлы, открывшуюся на Пиккадилли. Они продают участки от десяти до ста акров по три шиллинга за акр. Очередь растянулась на четверть мили.

– Они ищут желающих поселиться в этом Богом забытом месте? – Себастьян не мог держать скептицизма.

– Они находят их. Сотнями. Король открыл еще одну земельную контору, пока был в Эдинбурге. – Его брат иронически скривил губу: – Прости, Себ.

Повернувшись, Себастьян пронзил брата взглядом:

– Какого дьявола ты извиняешься, Шей? Я предпочитаю знать, а не оставаться в неведении.

– Куда ты собираешься? – спросил Валентин.

– Я принимаю гостей в ложе в Воксхолле.

– Нелл мне ничего об этом не говорила.

Сделав медленный вдох, который ничуть не остановил новый приступ гнева, Себастьян вышел из спальни и пошел вниз. Шей и Валентин последовали за ним.

– Вы не приглашены. Я принимаю короля и его семью.

– Что? Почему, когда ты знаешь…

– Довольно. Увидимся завтра.

Не дав им времени возразить, он зашел в детскую, чтобы поцеловать Пип и предупредить, чтобы она его не ждала, потом поспешил в холл. Стэнтон уже держал его черное пальто.

– Ты не должен идти один, – тихо сказал Шей.

– Со мной все будет прекрасно, если ты не будешь болтать языком по всему Лондону.

Его брат расправил плечи.

– Я этого не делал, и ты это знаешь.

– Ну и прекрасно. Это мое дело, и я его решу. Всего доброго.

– Мы знаем, что ты зол, Мельбурн, – вставил Валентин, – но противостоять им в одиночку – гордыня и глупость.

Себастьян уставился на своего шурина и ближайшего друга:

– И что ты сделал бы, Валентин? Иди домой. Доброй ночи.

Себастьян поднялся в карету, и она покатила прочь, в сумерки.

– Проклятие, – пробормотал Валентин.

– Что будем делать? – спросил с крыльца Шарлемань. Валентин взял у дворецкого пальто и перчатки.

– Я отправляюсь домой, и…

– Что ж, езжай.

– Дай мне закончить, болван. Я еду домой за Нелл, мы отправляемся в Воксхолл и арендуем ближайшую к Мельбурну ложу, какую я смогу достать. А ты?

Шей мрачно улыбнулся:

– Мы с Саралой встретимся там с вами. И я не болван.

– Правильно. Я думал о Закери. Нам лучше сообщить и ему.

Надев перчатки, Валентин направился к своей лошади.

Похоже, семейство Гриффин, членом которого он себя гордо считал, идет войной. Помогай небо Коста-Хабичуэле.

Глава 15

Себастьян стоял в гостиной в доме полковника Бранбери. Вероятно, никто никогда не оценит того самообладания, какое потребовалось ему, чтобы оставаться здесь, когда ему хотелось найти Жозефину и трясти до тех пор, пока она не скажет правду.

Сейчас он сомневался, что она хоть в одном разговоре была искренна. И это означало, что все ее чувства к нему – часть плана, чтобы заставить его молчать, пока она и король обкрадывают Англию и готовы отправить легковерных граждан в адскую дыру.

Он стиснул кулаки, на мгновение, пожалев, что он герцог Мельбурн. Будь он кем-то другим, он бы грохнул кулаком в стену и до бесчувствия избил короля, не заботясь о собственной репутации.

Дверь открылась.

– Ваша светлость, – с улыбкой сказал король и, подойдя, подал руку. – Спасибо за приглашение и вашу постоянную поддержку.

Изобразив соответствующую улыбку, Себастьян обменялся с ним рукопожатием.

– Я рад, что вы так быстро нашли способного помощника.

– Да, Чарлз просто подарок небес. Он будет здесь с минуты на минуту. – Король подошел к винному шкафчику: – Портвейн?

– С удовольствием.

Напомнив себе, что терпение сослужит ему лучшую службу, чем ярость, Себастьян взял стакан, который ему вручил Эмбри. Если бы Принни публично не демонстрировал благосклонность к королю и его семейству, остановить развитие этой абсурдной ситуации было бы куда легче.

– Вы знаете, что мы теперь решили продавать землю? Интерес столь велик, что люди все равно бы приехали. Это Должно помочь все упорядочить.

– Отец, разве мы не можем на один вечер ограничить нашу беседу светскими событиями? – Жозефина вошла в гостиную с пылающим лицом и учащенным дыханием. – Пожалуйста, сегодня никаких дел.

У Себастьяна мурашки по руке побежали, когда Жозефина задела его, подойдя к отцу. Себастьян запоздало сообразил, что не может оторвать глаз от нее. И изобразил поклон, когда она снова повернулась к нему и подала руку.

– Ваше высочество, – пробормотал он, сильно сжав ее пальцы и поцеловав руку. Если у этой девицы есть хоть капля чувства самосохранения, она немедленно бросится к нему, умоляя о прощении и защите.

От этой мысли Себастьяна охватило возбуждение, отдаляя от здравого смысла и благих помыслов. Только этим он мог объяснить злость на нее и одновременно желание защитить. Вот почему он все еще искал способы оправдать ее поступки.

«Позже, Мельбурн», – молча приказал он себе. Она знает о его подозрениях, а ему неизвестно, как много она сообщила отцу о их разговоре. Он по горло впутался в это темное дело, а значит, Принни и Англия тоже.

– Разве вы не собираетесь сказать мне, как я сегодня прекрасно выгляжу? – наклонив голову, застенчиво посмотрела на него Жозефина.

Черт побери!

– Вы сегодня прекрасно выглядите, ваше высочество. Она была прелестна в низко открытом синем шелковом платье с валансьенским кружевом на рукавах. Синие ленты пронизывали ее волосы, как бархатные реки, серебряная диадема мерцала в свете свечей. Если бы он мог доверять ей, если бы он мог верить хоть чему-то, что слетало с этих нежных алых губ, он не был бы способен сопротивляться ей. Даже теперь желание пробудилось в нем, убеждая его забыть, хотя бы на время, как опасна она для равновесия его души.

– Извините за опоздание, – донесся от двери голос герцога Хейрека.

Себастьян оторвал взгляд от Жозефины и повернулся к нему:

– Добрый вечер, Хейрек.

– Мельбурн. Ваше величество, ваше высочество. – Герцог поклонился. – У меня есть хорошее оправдание. Я только что купил двести акров главного пастбища Коста-Хабичуэлы.

– Вы? – захлопал в ладоши король. – Великолепно.

– Я хотел продемонстрировать свою поддержку.

Замечательно! То, что нужно, чтобы Хейрек напал с обвинениями на короля или Жозефину, когда правда выйдет наружу. Себастьян взглянул на принцессу и увидел, что она пристально смотрит на отца. Перехватив его взгляд, она улыбнулась, но Себастьян готов был поклясться, что заметил ее недовольство. Из-за продажи земли или из-за очевидной заинтересованности Хейрека? Это не должно бы иметь значения, но для него имело. В конце концов, она – первая женщина, которую он захотел после четырех лет вдовства.

Хейрек подошел к Жозефине, взял ее руку.

– Вы самый прекрасный цветок вашей страны, ваше высочество, – пропел он, задержав ее пальцы намного дольше, чем позволяли приличия.

– Спасибо, Чарлз, – с теплой улыбкой ответила Жозефина.

Себастьян шевельнулся, пряча ревность за бокалом портвейна. Самый прекрасный цветок! Да что там, она единственный цветок Коста-Хабичуэлы!

– Мельбурн, – продолжал Хейрек, наконец отпустив руку Жозефины. – У вас непревзойденный нюх на инвестиции. Сколько земли Коста-Хабичуэлы у вас есть?

– Пока нисколько, – осторожно сказал Себастьян. – Я провел день в Дувре, и только час назад узнал, что король открыл земельную контору.

– В Дувре? – повторила Жозефина. – Почему вы туда отправились?

«Хотите узнать?!»

– Один из моих старых друзей служит во флоте его величества. Он отплывает завтра, и я хотел с ним повидаться.

– Очень патриотично, – заметила она.

– Добрый вечер, лорд Мельбурн, лорд Хейрек, – сказала вошедшая королева Мария, не дав ему возможности ответить.

Себастьян на минуту задумался, знает ли жена Эмбри что затеял ее муж. В ней была величественность, которой недоставало ее мужу, но которую унаследовала дочь. Но аристократические манеры не отменяли того, что она заговорщица. Теперь он будет считать, что все в чем-нибудь виноваты.

– Идемте? – сказал он, отставляя портвейн. – Моя карета ждет, но я не знал, сколько людей будет сопровождать вас.

– Только капитан Милтон и лейтенант Мей. Они поедут верхом.

С поклоном Себастьян повел дам из дома. Он не привык сидеть сложа руки и наблюдать за развитием событий, но выжидание и наблюдение должны стать его стратегией, по крайней мере, пока он не узнает позицию Хейрека. Показания Брэдшоу Карроуэя жгли ему карман, и Себастьяну хотелось швырнуть их в лицо Жозефине.

Вместо этого, взяв ее за руку, он помог ей сесть в карету.

– Все еще сердитесь на меня? – прошептала она, наклонившись к нему.

– Вы понятия не имеете, как сильно, – ответил он.

Он сел в карету последним. Король и королева Мария сидели рядом по ходу движения, Себастьян и Хейрек – напротив, Жозефина – между ними.

– Знаете, – обратилась к нему принцесса, – Чарлз рассказал мне обо всех животных, на которых охотился в Канаде. Необычайное разнообразие. Вы охотитесь?

– Думаю, я уже настрелял свою долю фазанов и шотландских куропаток, – ответил Себастьян, – и выловил достаточно рыбы в водоемах Мельбурн-Парка. Мои обязанности держат меня вдали от охотничьих угодий.

– Я всегда говорил, что охота хороша для души, – объявил Эмбри. – Но, став солдатом, потерял вкус к убийству.

Странное заявление, учитывая, сколько народу он заманивал на верную погибель.

– В Коста-Хабичуэле хорошая охота?

– Конечно, – без колебания ответил король. – Олени, кабаны, аллигаторы и обезьяны. Индейцы москито замечательно тушат обезьянье мясо.

– Я с нетерпением жду участия в такой охоте, – улыбнулся Жозефине Хейрек.

Стало быть, негодяй планирует жениться на королевской особе. Это имеет смысл, вернее, имело бы, если бы эти люди были теми, за кого себя выдают. Себастьян пока еще не знал ничего точно. Он лишь знал, что король Кентал отдал часть земли Стивену Эмбри и местные жители назвали его своим королем. Сейчас его занимало качество земли, а не ее наличие. На этот вопрос надо получить ответ, прежде чем он сможет сообщить Принни обо всем. Губернатору Белиза могут потребоваться недели, чтобы ответить на письмо, которое он послал, а Себастьян сомневался, что располагает таким временем.

– Когда первые новые поселенцы приплывают в Коста-Хабичуэлу? – небрежно спросил он.

– Через три недели, если снабжение наших судов пойдет по плану и погода подержится.

Три недели! Проклятие. Времени даже меньше, чем он думал.

– Вы поплывете с ними?

– Я хотел бы приветствовать их на берегу и сделать некоторые приготовления. Планирую уехать через две недели.

– Думаю, вы будете рады нашему отъезду, Мельбурн, – сказала своим сочным, богатым нюансами голосом Жозефина. – Даже оставив пост, вы тратите на нас много времени.

Она улыбалась ему, ее карие глаза давали ему смелость сделать комментарии о времени, которое они провели вместе.

Его взгляд опустился к ее мягкому рту. При всей лжи, которую она изрекала, она была так восхитительна, что так и тянуло ее поцеловать. Себастьян сжал кулак, впившись ногтями в ладонь, чтобы сдержаться и не припасть к ее сладкому рту тут же, в присутствии ее родителей.

– Время, проведенное с вами, было для меня удовольствием, – ответил он, понимая, что говорит абсолютную правду, и, стараясь, чтобы слова не звучали так интимно, как вложенный в них смысл.

Жозефина резко повернулась к Хейреку:

– А вы, Чарлз, будете сожалеть о нашем отъезде?

– Не уверен. Я хочу сказать, не уверен, что увижу ваш отъезд. Вы знаете, как я люблю путешествовать.

Король усмехнулся:

– Вы поставили на Коста-Хабичуэлу и можете получить больше.

– Я могу только надеяться, ваше величество.

Они пересекли последний мост и въехали в Воксхолл.

– Я всегда хотела побывать здесь, – произнесла Жозефина.

Она с легкостью могла бы прижаться грудью к руке Хейрека, но не сделала этого. Было ли это очередной манипуляцией, Себастьян понятия не имел.

– Сегодня вечером нет особенных событий, – сказал он, вдыхая аромат сирени, шедший от ее волос, – но можно ожидать жонглеров, акробатов и настоящее столпотворение. И карманников, так что советую вам держать ценности поближе.

– Это звучит захватывающе, – выдохнула Жозефина. – Обещайте, что все мне покажете.

Снова он, а не Хейрек. Хорошо!

– Буду счастлив, ваше высочество.

Карета остановилась, Грин спрыгнул вниз, чтобы опустить подножку и открыть дверь. Сначала, под обычные возгласы «Смотрите, Мельбурн, это сам герцог» и другие восхищенные комментарии сошел Себастьян. Как всегда, он не обращал на них внимания и подал руку принцессе.

Она схватила его пальцы, спускаясь по ступенькам на землю.

– Верно, что любой может войти в Воксхолл, заплатив за билет?

– Да. Поэтому здесь множество карманников, потаскушек и преступных элементов.

Жозефина пристально взглянула на него:

– Похоже, порой все подпадают под это определение?

– Вы слишком циничны, ваше высочество, – пробормотал он, не обращая внимания на появившегося Хейрека.

– Нет. Я только следую вашей логике, Мельбурн, – ответила она. Ее теплое дыхание ласкало его щеку.

– Очевидно, потому, что я все еще желаю вас. – Не успела она ответить, как Себастьян отпустил ее, чтобы помочь ее матери. – Я распорядился, чтобы обед подали в мою ложу, – сказал он, предлагая королеве Марии руку, и повел гостей сквозь толпу.

Два офицера в черных мундирах с зелеными крестами встали по флангам группы. Они раздвигали толпу даже эффективнее, чем он. В шуме и гомоне Себастьян слышал свое имя и имена членов королевской семьи. Казалось, все знали короля и королеву Коста-Хабичуэлы и их дочь и то, что они сегодня здесь присутствуют.

Он задавался вопросом, что станет говорить толпа, узнав, что семейство Эмбри воры и мошенники и, вполне возможно, такие же простолюдины, как пекарь, продававший здесь бисквиты. Учитывая переменчивость лондонской толпы, особенно в случаях, когда кто-то выдает себя за важную персону, Себастьян и шиллинга не дал бы, что Эмбри переживут ночь.

Жозефина – тешащая свое самолюбие дочь солдата? Судя по достоинству, с которым она держится, на это не похоже. Принцесса она или простолюдинка и воровка, но его кровь все еще закипала от мысли овладеть ею снова.

– Посмотри, мама, – раздался позади него ее взволнованный голос, – тот человек выдыхает огонь!

– А это ложа Мельбурна, – сказал идущий рядом с ней Хейрек, – так что у нас будет отличный обзор, если бедолага, этот огонь случайно проглотит.

– Какой ужас, – ответила Жозефина. – Не говорите так.

Себастьян оглянулся на нее.

– Когда кто-то занимается опасным делом, не стоит удивляться катастрофическим результатам. – Он поднялся по трем деревянным ступенькам. В просторном прямоугольнике ложи, горстка лакеев охраняла блюда с едой. Под навесом стояла дюжина кресел, вокруг ложи уже собрались зеваки. Очевидно, увидев блюда, они поняли, что в ложе кто-то будет.

– Роскошное местоположение, Мельбурн, – сделал комплимент король, провожая королеву к одному из кресел. – Отсюда виден главный павильон. Принни будет сегодня присутствовать?

– Не думаю. – Слава Богу. Сегодня вечером проблем хватает и без темпераментного регента.

– Я хотела бы пройтись по саду, – объявила Жозефина. Хейрек немедленно шагнул вперед, но она повернулась к Себастьяну: – Вы покажете мне его, Мельбурн?

– Конечно, ваше высочество, – наклонил он голову. – Но вам нужна компаньонка.

Жозефина на долю секунды прищурилась, явно раздраженная этим предложением.

– Лейтенант Мей будет сопровождать нас. Хотя не думаю, что кого-нибудь из нас могут обвинить в нарушении приличий в столь публичном месте.

– Мельбурн прав, дорогая, – сказал Эмбри. – Осторожность никогда не помешает. Лейтенант, пожалуйста, сопровождайте мою дочь.

Молодой человек отдал честь:

– Слушаюсь, ваше величество.

Себастьян подал руку, и она положила теплые пальцы на его рукав. Они снова спустились из ложи, Мей шел за ними по пятам.

– Мы дойдем до озера?

– Пожалуй.

Они миновали две ложи, прежде чем обитатели третьей привлекли его внимание. Напрягшись, Себастьян остановился.

– И что вы делаете здесь сегодня вечером? – спросил он самым холодным голосом, на какой был способен.

Валентин, приветствуя его, поднял бокал вина.

– Ты знаешь, как Нелл любит акробатов, – ответил он с дерзкой усмешкой.

Будь он один, Себастьян сказал бы ему, что думает об этом убогом оправдании их шпионской экспедиции. С другой стороны, их присутствие отчасти его ошибка, он сам упомянул, куда собирается.

– Сарала, Нелл, Шей, – сказал он кратко. – Тогда где Зак и Кэролайн?

– Остались с Уитфелдами, – ответил Шей, пристально глядя на Жозефину и ее телохранителя. – Мы подумали, что лучше не рисковать здоровьем миссис Уитфелд и не выводить ее вечером. – Он поклонился: – Добрый вечер, ваше высочество.

– Лорд Шарлемань, лорд Деверилл. – Она улыбнулась, ее глаза светились. – Еще раз приветствую, Элинор, Сарала. И еще раз благодарю, что пригласили меня на ленч. Мне недостает подруг, с которыми можно пообщаться.

Нелл улыбнулась в ответ, но Себастьян хорошо знал сестру и понял, что это лишь внешнее проявление дружелюбия.

– Теперь у вас здесь есть подруги.

– Извините нас, – вмешался Себастьян, – мы совершаем обзорную прогулку.

– Мы присоединимся…

– Нет. – Он взглянул на Шея. – Приятного аппетита.

Когда они пошли дальше, Жозефина оглянулась.

– Ваше семейство кажется очень дружным.

– Мы не только родственники, но и друзья, – согласился Себастьян.

– И вам это нравится. Я вижу это по вашим глазам.

– Их присутствие дорого мне, – признался он, сказав себе, что если он говорит искренне, она могла бы сделать то же самое. – Я мало на кого полагаюсь, но знаю, что могу положиться на них. Они помогают мне, даже когда я не хочу признаваться, что нуждаюсь в этом.

Жозефина пристально смотрела на него:

– Вы ведь говорите о том времени, когда потеряли жену?

Себастьян не мог полностью скрыть дрожь.

– Да.

Жозефина откашлялась.

– Должно быть… приятно… знать, что всегда есть кто-то, к кому вы можете прийти и поговорить, когда вам нужно дружеское ухо.

Она просто сочувствует? Или намекает, что хочет поговорить с ним?

– У меня есть пара ушей, – сказал он медленно.

– Да, но будут ли они слушать?

– Полагаю, это зависит от того, что вы желаете им сказать.

– Ничего в большой компании. Может, наедине, кто знает?

Себастьян повернулся поприветствовать знакомых, одновременно взглянув на шагавшего позади лейтенанта Мея.

– Если вы что-то затеяли, Жозефина, – сказал он тихо, – я сверну вам шею. Клянусь.

– Никаких игр, – прошептала она в ответ, махнув кому-то, – мне нужно поговорить с вами приватно.

– Тогда сделаем вид, что мы случайно разошлись. Видите впереди сводчатый проход направо?

– Да.

– Встретимся с другой стороны арки. – Говоря это, он отцепил карманные часы и сунул их в другой карман, цепочка повисла свободно. – Эй! – крикнул он, ни к кому конкретно не обращаясь. – Держи! Воры!

Жозефина скользнула в толпу, а Мельбурн, схватив лейтенанта Мея за локоть, напомнил ему о необходимости исполнения его долга. Указав на пропавшие часы, он послал Мея в одну сторону, а сам исчез в другом направлении.

Отлично сработано. С бьющимся сердцем Жозефина прошла мимо арки, затем скользнула в толпу гуляющих и выбралась из нее, едва миновав покрытый розами куст.

Нырнув под его ветви, она нашла тускло освещенную дорожку. Почувствовав, что оказалась на виду, Жозефина шагнула под свисающие ветви огромной глицинии. Логика и здравый смысл звали ее вернуться в ложу и хранить молчание. Осталось провести в Лондоне всего две недели, у нее и родителей прекрасные шансы уехать целыми и невредимыми.

Отец сказал, что позаботится о проблемах, которые доставляет герцог Мельбурн.

Именно из-за этого заявления все фибры ее души, все клеточки тела требовали, чтобы она оставалась здесь, пока не сможет предупредить Себастьяна. Чем бы это ей ни грозило, она не допустит, чтобы ему причинили вред. И чтобы причинили вред тем людям, которые с надеждой скупали акры земли в Коста-Хабичуэле.

Хорошо одетый крупный мужчина шагнул на дорожку из арки и обернулся. Стройная женщина с растрепанными ярко-рыжими волосами опутала его руками и ногами. Они страстно поцеловались, и мужчина дернул вниз тугой лиф платья, открывая грудь женщины.

Жозефина смотрела как зачарованная. Чья-то рука, протянувшись сзади, закрыла ей рот.

– Лорд Каслтон и его последнее приобретение, – раздался у нее над ухом тихий шепот Себастьяна.

Положив руку ей на плечо, он повернул ее лицом к себе. Наконец они снова одни, как ни кратко и сомнительно это уединение. И Жозефина знала, что он сердится на нее и имеет на это серьезные основания. И все еще…

Она положила руки ему на грудь, чтобы тверже стоять на ногах.

– Так, Себ…

Его губы, голодные и горячие, с привкусом портвейна, накрыли ее рот. Едва помня о соблюдении тишины, Жозефина крепко обняла его, прижимаясь к нему. Желание сотрясало ее.

Когда он отстранился на дюйм, она лизнула его подбородок.

– Эти двое возбуждают тебя? – дрожащим голосом прошептала она.

– Ты меня возбуждаешь. Ты ведьма? Это черные чары. – Он поцеловал ее снова, взяв в ладонь ее грудь. Его прикосновение жгло через тонкий шелк платья.

– П-прекрати, – с трудом выговорила Жозефина, притягивая его к себе.

– Правильно. – Он вытер рот тыльной стороной ладони. – У нас мало времени. Сюда. – Повернувшись, он исчез между глицинией и дубом.

Едва разбирая его темную фигуру в вечерней мгле, она следовала за ним бесшумно, как могла. Наконец они достигли крошечной полянки, и Себастьян снова повернулся к Жозефине, его глаза серебрились в слабом свете луны.

– Вы хотели поговорить со мной, как я понимаю?

Страстный возбужденный Себастьян исчез, его место занял несгибаемый герцог Мельбурн. Это были два разных существа, обитающие в одном теле, и Жозефина не была уверена, кто ей сегодня нужен.

– Спасибо, что так мне доверяете, – сказала она в тон его приглушенному голосу.

– Я вообще вам не доверяю, – ответил он. – Но очевидно, продолжаю питать надежду, что в вас осталась хоть крупица благопристойности.

Это худшее из всего, что он говорил. И она даже не могла возразить.

– Я хочу, чтобы вы знали две вещи, – вскинула она подбородок в ответ на его пристальный взгляд. – И они обе – правда.

– Скажите, и я сам решу, верить вам или нет.

– Хорошо. Я… я понятия не имела, что отец хотел продавать землю.

– Потому что это более преступно, чем получение банковских денег и продажа облигаций, чтобы финансировать воровство?

Боже, он действительно все знает!

– В этом случае пострадает только банк. Ему бы пришлось выкупить облигации. Продажа земли – другое. Это больше, чем… воровство, – ответила Жозефина, удивившись, что произнесла слово вслух. Отец никогда не позволял этого говорить. – Он хочет отправить туда поселенцев. Люди могут умереть, Себастьян. Целые семьи.

– Что вы знаете о Коста-Хабичуэле?

– Я знала, что это не рай, но не интересовалась климатом и ландшафтом. Теперь это имеет значение.

– Так что, вы ни в чем не повинны и введены в заблуждение вашим папочкой? – Циничный скептицизм его голоса жалил сильнее пощечины.

– Очевидно, вас не волнует, что я знала, а о чем не догадывалась. И если дойдет до суда, я бы предпочла, чтобы вы не смогли использовать мои собственные слова против меня Я лишь говорю вам, что нельзя позволить людям плыть в Коста-Хабичуэле.

Он пристально смотрел на нее, выражения его лица в темноте было не разобрать.

– Какова вторая правда, ваше высочество?

– Я сказала отцу, что вы знаете, что проспект – фикция. Он…

– И какое чувство подвигло вас на это?

– Я испугалась, – резко бросила она. – Когда мы начали это, состояние Коста-Хабичуэлы не имело значения. Но с продажей земли… Я позаимствовала книгу, которую вы просмотрели в библиотеке Аллендейла. Я надеялась найти правду о Сан-Сатурусе и заливе Черный Алмаз.

Мельбурн холодно кивнул:

– Теперь вы сказали мне, и ваша так называемая совесть чиста. Давайте вернемся, пока нас не хватились.

Она положила руку ему на плечо прежде, чем он успел отвернуться. Мускулы под ее пальцами дрогнули. Она действительно воздействует на него, нравится ему это или нет. Так же как и он воздействует на нее.

– Есть еще кое-что, – пробормотала она.

– Что?

– Когда я сказала отцу о вас, он сказал, что позаботится об этом и что в Воксхолле много народу.

– Что ж, – спустя мгновение сказал он, – вы предупредили меня и угрожали мне. Я полагаю, что…

– Я не угрожаю вам, Себастьян. Я беспокоюсь.

– Тогда вам не следовало в это впутываться. Я собираюсь положить этому конец, Жозефина. Наказание будет серьезным. Если вы хотите избежать виселицы, предлагаю рассказать мне все, что знаете, и просить меня о защите.

– Это вы нуждаетесь в защите, глупец, – возразила она. – Титул герцога не спасет вас от ран. И я не скажу вам ничего, что повредит моему отцу. Речь не о предательстве. Это дело моей совести, которой, по вашему мнению, у меня нет.

Она повернулась, но на сей раз, он схватил ее за локоть.

– В конечном счете, дорогая, вы понимаете, что не можете остаться нейтральной. Вы должны будете выбрать чью-то сторону.

Жозефина высвободила руку.

– Не ждите, что я выберу вашу.

Очевидно, Себастьян или не верит, что ему может грозить опасность, или думает, что имя Гриффина – достаточная защита. Когда он нырнул в темноту, Жозефине не оставалось ничего другого, как следовать за ним.

Только под аркой он снова остановился.

– Мы закончили, вы и я, – сказал он, стоя к ней спиной, его слова были подобны лезвию ножа. – Я ценю, что вы не одобряете действия вашего отца, но в вашей информации нет ничего такого, чего бы я не знал.

– Что ж, вы не мудры, – бросила она в его широкую спину.

– Да, очевидно, недостаточно мудр. После сегодняшнего вечера не ждите иной встречи со мной, кроме как в суде. Довольно игр, кто бы вы ни были.

– Я знаю, кто вы, Мельбурн, – резко сказала она, борясь с непривычными слезами. – Вы бессердечный, неживой человек. Я больше не хочу иметь с вами никаких дел.

– Тогда мы пришли к согласию. – Он жестом велел ей идти вперед: – Сначала вы. Я найду свои часы и присоединюсь к вам через минуту.

– Конечно, – натянуто ответила она, прошмыгнув мимо него. – К чему вашему сердцу объединяться с телом?

Прежде чем он успел ответить на оскорбление, Жозефина нырнула в толпу. Она не понимала, почему это место назвали Садами Удовольствия, для нее это худшее место на Земле. О, как она глупа! Предупредить его, сказать все, что могла, не осуждая отца, – это казалось таким важным. Но…

Себастьян не нуждается в ее помощи и не хочет ее. Очевидно, он уже получил от нее все, что хотел. Так что теперь он увидит ее в тюрьме и на виселице, потому что она совершила мошенничество, а ее отец превратил это в худшее преступление. Но, по крайней мере, Мельбурн способен предотвратить массовый исход к Коста-Хабичуэле.

– Ваше высочество, – задыхаясь, подбежал к ней лейтенант Мей. – Я не смог найти карманника. Прошу прощения, что оставил вас без присмотра. Ваш отец мне голову оторвет. Но когда его светлость отправил меня…

– Ничего страшного не произошло, – беспечно сказала Жозефина, зная, как трудно ослушаться Мельбурна, когда он отдает приказ. – Мой отец не должен ничего знать. Надеюсь, герцогу повезло больше, чтобы нам не пришлось даже упоминать о происшествии.

– Не придется. – Мельбурн возник за ее спиной с часами в руке. – Я поймал мошенника в саду.

– И его арестовали за то, что он осмелился на вас напасть? – спросила Жозефина, взяв под руку лейтенанта Мея, когда герцог подал ей руку.

– Нет. Это мальчишка, который, вероятно, действовал по чужому наущению. Я ожидаю, что взрослый отличает добро от зла, но делаю исключение для детей.

– Я только надеюсь, что тот, кто подбил его на кражу, не держит зла, ваша светлость, – сказал Мей со странной улыбкой.

У Жозефины внутри все задрожало. Верил Мельбурн в это или нет, но, возможно, он спровоцировал свое собственное убийство. И предполагалось, что она будет сидеть праздно и повторит его слова о карманнике, чтобы доказать, кто совершил преступление. Конечно, по его мнению, она и без того во всем виновна, так что еще одно убийство не имеет значения. Если он погибнет, то будет первым из многих, потому что больше никто не способен остановить ее отца. Глупец. Сегодня вечером ему не следует проявлять свое высокомерие, Мей и Милтон – закаленные солдаты, которые прошли с ее отцом множество кампаний. Оба убивали и знали, как сделать это быстро и наверняка. И благосостояние обоих зависело от успеха короля. Жозефина старалась выровнять участившееся дыхание.

Когда они возвращались к ложе, на дорожках и лужайках, казалось, стало еще больше народу. Прошел жонглер, подбрасывая в воздух полдюжины яблок, толпа позади него шумно заключала пари, когда и сколько яблок он уронит. Жозефина подвинулась ближе к Мею.

– Слишком много вина льется сегодня вечером, – сказал лейтенант, подбадривая ее взглядом. – Мы почти вернулись в безопасное место.

Сердце у нее снова гулко забилось. Она даже не могла видеть, идет ли еще за ними Мельбурн. Что, если капитан Милтон уже убил его? Задыхаясь, она обернулась так быстро, что Мей споткнулся.

Герцог с холодным и отстраненным видом спокойно шел в двух шагах позади них, все еще убежденный в собственной неуязвимости.

– Что-то не так, ваше высочество? – спросил он.

– Нет. Я думала, что вы ускользнули прочь, снова пренебрегая своими обязанностям по отношению ко мне.

– Я никогда не забываю свои обязанности, ваше высочество.

Да, и все это знают. Его нельзя подкупить или принудить.

– Вот мы и пришли. Идите вперед, ваше высочество.

При словах Мея она подняла глаза. Король и королева сидели рядом в ложе и смотрели в ее сторону. Хейрек стоял чуть в стороне, пристально глядя на фейерверк, и держал в руке бокал с красным вином. Жозефина не видела Милтона, хотя в пестрой веселой толпе было трудно его разглядеть.

– Как прогулка, дочь? – спросил отец, поманив ее к себе.

– Очень познавательно. – Она пыталась сдержать дрожь, когда отпустила руку лейтенанта Мея.

Обернувшись к Мельбурну, чтобы поблагодарить его за услуги гида, она заметила быстро крадущегося к ним Милтона. В его руке блеснула сталь. О Господи!

Не раздумывая, Жозефина бросилась на Мельбурна, вцепилась в его лацканы и изо всех сил потянула к себе. Она крепко поцеловала его и, спотыкаясь, потащила от Милтона в сторону ложи. Руки Себастьяна рефлексивно сомкнулись вокруг нее, но Жозефина это едва заметила, встав между ним и капитаном.

– Мельбурн сделает мне предложение, – сказала она самым громким голосом, молясь, чтобы Милтон и отец ее услышали, – и я ответила «да»!

Глава 16

Себастьян едва разобрал выкрик Жозефины, но сцену видели все. Он схватил ее за плечи, чтобы отпихнуть как можно дальше. Черт бы ее побрал!

Он тоже заметил нож в руке нырнувшего в толпу Милтона, и тысячи мыслей взорвали его мозг. Она была права. Эмбри решил убить его сегодня вечером. И Жозефина Эмбри только что спасла ему жизнь.

В этот миг его мир дрогнул. Сглотнув, Себастьян крепко прижал Жозефину к своему боку.

– Я хотел сначала спросить вашего разрешения, ваше величество, – объявил он. – Но чувства захлестнули меня.

– Они захлестнули нас обоих, – добавила она дрожащим голосом.

Себастьян рискнул взглянуть на нее. Ее лицо было таким же белым, как, видимо, и у него, она была на грани истерики.

Странно, но это его успокоило. Он должен взять ответственность на себя. Милтон с ножом где-то здесь, и Жозефина, возможно, теперь тоже в опасности. Потом будет время разбираться, что произошло, а сейчас надо устроить настоящую суматоху.

– Надеюсь, вы простите нашу оплошность и дадите нам свое благословение, – продолжал Себастьян, провожая Жозефину к ложе.

Эмбри, услышав слова дочери, побледнел почти так же, как и она. Значит, и его это заявление застало врасплох. Сейчас все присутствующие уже слышали новость: герцог Мельбурн только что объявил о своем браке с Жозефиной, принцессой Коста-Хабичуэлы.

– Отпустите меня, – пробормотала Жозефина сквозь сжатые зубы.

– Молчите, – выдохнул Себастьян, остановившись перед ее родителями. – Ваши величества…

– Добро пожаловать в нашу семью, Мельбурн! – проревел Эмбри, сообщая всем, кто случайно пропустил вопль Жозефины, что только что состоялась помолвка. – Полагаю, теперь я должен называть вас Себастьяном.

Себастьян стиснул челюсти.

– Да, пожалуйста.

Герцог Хейрек, про которого почти забыли, так резко отшвырнул стул, что сломал перила ложи.

– Минуточку, – прорычал он. – У нас с вами соглашение, ваше величество. Я не…

– Мы беседовали, Чарлз, – прервал Эмбри, – но не заключали соглашения. А сейчас, пожалуйста, воздержитесь, мы обсудим это позже в частном порядке.

– Определенно обсудим. – Разъяренно глянув на Себастьяна, Хейрек шагнул в толпу.

– Пожалуй, и нам нужно идти, – неожиданно сказала королева Мария. – Мы создали настоящее столпотворение, а у нас только два охранника…

– Ты, как всегда, права, дорогая. Лейтенант, проводите нас к карете.

Себастьян не поправил королеву, что остался только один охранник. Вокруг слишком много людей, и если капитан Милтон все еще намерен убить его, ни к чему информировать о своих подозрениях.

– Мельбурн!

Он вздрогнул, услышав обращение Шея. В тоне брата чувствовалось изумление. Взяв себя в руки, Себастьян повернулся к нему:

– Мы обсудим это позже, Шарлемань. Я должен проводить свою нареченную и ее родителей к карете.

Шей взял себя в руки, сообразив, что еще одна публичная сцена в семействе Гриффин только ухудшит положение.

– Конечно, – ответил брат, отступив в сторону, когда лейтенант, Эмбри и его супруга вышли из ложи.

Все еще крепко сжимая руку Жозефины, Себастьян потянул ее вниз по ступенькам.

– Мне больно, – прошипела Жозефина.

– Меня это не слишком волнует, – ответил он, чуть ослабив хватку, но держал Жозефину рядом с собой.

– Я спасла вам жизнь.

– Спасибо. Могли бы крикнуть: «Убивают!» Это было бы столь же эффективно, но меньше народу сейчас глазело бы на нас и сплетничало.

– Можно подумать, что я хочу выйти за вас, – парировала она. – У меня была только секунда. Я ничего другого придумать не успела.

Скорее, она не могла придумать ничего другого, чтобы не разоблачить родителей и не выставить их мошенниками, кем они и были на самом деле.

– Нам с вами нужно очень серьезно поговорить в очень приватной обстановке, – тихо сказал он. – И вы скажете мне все, что знаете, чтобы я мог найти способ вытащить нас из беды.

– Я и есть беда, – шепотом ответила она.

И десять минут назад он поклялся себе порвать с ней все связи! Шекспиру с его замысловатыми сюжетами даже не снился тот хаос, в который угодил Себастьян.

Из толпы появился капитан Милтон. Он пробормотал что-то королю, тот покачал головой. Себастьян прищурился. Как ни крепко держал он себя в руках в последние дни, его контроль над собой истощался. Скверно, но ему придется улыбаться человеку, который, скорее всего, заказал его убийство. Поскольку к компании присоединился потенциальный убийца, слова надо тщательно взвешивать.

– Себастьян, – торопливо прошептала Жозефина, – не выдавайте, что вы знаете о…

– Ваше величество, – перебил он, когда они подошли к карете, – я должен снова извиниться, что сначала не обсудил вопрос брака с вами. Прошу вас, меня понять. Пожалуйста, поезжайте домой в моей карете и дайте мне несколько часов, чтобы проконсультироваться с моими юристами и должным образом представить вам, что я могу сделать для Коста-Хабичуэлы в обмен на руку Жозефины.

Настороженность на лице короля сменилась самодовольной миной.

Напыщенный чурбан.

– Это очень благородно с вашей стороны, Себастьян. Увидимся утром. – Он подал руку.

Себастьян неохотно отпустил Жозефину и пожал руку королю. Если бы он считался только с собой, он придушил бы негодяя.

– До завтра. – Он натянул на лицо улыбку.

Грин закрыл дверцу кареты и отступил. Конюх и Толлинз обменялись взглядами, которые Себастьян не мог помять, потом Толлинз прикрикнул на лошадей и карета укатила.


– Куда, ваша светлость? – спросил конюх, когда лейтенант Мей и капитан Милтон помчались за каретой, оставив их в темноте.

– Не помню, чтобы я просил вас остаться, – заявил Себастьян, повернувшись к слуге.

– Прошу прощения, ваша светлость, но ливрейный грум – это не моя обязанность. Как я понимаю, вы взяли меня присматривать за происходящим, что я и делаю.

– Гм. – Себастьян оглядел толпу кучеров, лошадей, карет. В небе вспыхивали фейерверки. – Мне нужно добраться домой, – сказал он, направившись к мосту. Еще рано. Пип, вероятно, не спит. Он не хотел, чтобы дочь услышала новости от кого-то другого.

– Я найму экипаж, – сказал не отстававший Грин.

Себастьяну нужно было несколько минут уединения, чтобы подумать. Но он знал, что у Эмбри есть другие солдаты, и нет гарантии, что трюк Жозефины их остановит. Он понимал, что поставил короля перед дилеммой: выбрать дополнительное богатство или возможность навсегда закрыть рот тому, кто мог его выдать.

Судя по действиям Жозефины, она считает, что Эмбри выберет богатство. И весьма вероятно, она вместе с отцом думает, что своим заявлением заставила замолчать противника и добилась его сотрудничества. Что ж, пусть так и думает. Пока.


– Как ты устроила это, Жозефина? – проговорил отец между взрывами смеха. – Ты говорила, что он относится к нам с подозрением! – Он прижал руки к груди, не в силах сдержать радости. – Я почти исключил его из нашего уравнения. О Господи! Ты, должно быть, ему что-то сказала!

Жозефина сидела в противоположном углу кареты и потирала руку. От хватки Себастьяна синяк останется.

– Думаю, Мельбурн понял, – импровизировала она, – что Хейрек вот-вот сделает предложение, и, вероятно, сообразил, что может упустить момент.

– Превосходно, превосходно, превосходно! Я всегда говорил, людей объединяет одна черта – жадность. Все наши планы построены на этом принципе.

– Ты счастлива, mi querida?[7] – спросила мать.

Будущий жених явно нет. Он в ярость пришел от идеи жениться на ней. Без сомнения, Мельбурн найдет способ избежать брака и увидит ее на виселице. Когда она во всеуслышание объявила о предстоящей свадьбе, единственное, о чем он упомянул, – как можно было этого избежать. И если бы не угроза убийства, она поняла и приняла бы его гнев.

– Мы будем богаты, как в самых буйных грезах мечтать не могли, – громко сказала Жозефина.

– Но ты действительно рада выйти за него? – настаивала Мария Эмбри.

– Конечно, она рада, любовь моя, – встрял отец. – Мы победили. Осталось решить еще несколько деталей, и все. Я хочу, чтобы свадьба состоялась как можно скорее, с помощью побежденного и подконтрольного Мельбурна мы сможем делать что пожелаем.

Жозефина не слишком в это верила. Свадьба обеспечит будущее ее семейства, у Мельбурна будут связаны руки. Но его гнев и отвращение тревожили ее сердце.

– Я рад, что он дал нам время до завтра, – сказал отец. – Мы должны составить кое-какие бумаги, чтобы он помалкивал о том, что знает, или сам запачкался в нашей афере. Да, кстати, я должен дать ему титул.

– Он уже герцог, папа.

– Что мы пожаловали Принни? Командора? – продолжал Эмбри, не слушая ее. – Надо дать что-нибудь пониже, я сделаю его рыцарем Зеленого Креста. Знаешь, с участием герцога Мельбурна в следующий раз мы изобретем более величественное название для нашей страны. Возмог но, Коста-дель-Оро. Придется изменить проспект, облигации и документы по продаже земли, но теперь мы можем позволить себе эти расходы.

Жозефина едва сдерживалась, когда отец радостно рисовал новую, еще более прекрасную страну на Береге Москитов. Его действительно не волновало, что случится с поселенцами, которые не найдут сияющей столицы, удобной гавани, вообще никакой Коста-Хабичуэлы. И никакой принцессы.

Как только Себастьян обнаружит, что солдатская дочь публично заманила его в брачную ловушку, останется только радоваться, что ее могут повесить лишь один раз. Почему отец не потрудился сказать ей, что хочет изменить план? Он ожидал, что она рискнет.

Дочь солдата. Она дала Себастьяну пощечину. Она важничала. Давала понять, что едва считает его достойным разговора с нею. Затащила его в постель. Он никогда ее не простит. О Господи!..

Ее охватила дрожь. Что с нею? Горевать о потере чего-то, чего она никогда не имела? Вряд ли это была взаимная симпатия. Их свело физическое влечение. Все шло к концу, и она сыграла последнюю и свою лучшую роль. И теперь более чем когда-либо должна держать Себастьяна рядом, чтобы обеспечить себе безопасность, потому что он никогда не позволит осуществить задуманный отцом план. Никогда!

Что-то дрогнуло и перевернулось в ее душе. Если единственный способ спасти себя и Себастьяна, спасти родителей, спасти людей, которые попались на выдумку ее отца, – свадьба, то она сделает это. И даже если Себастьян ненавидит ее, он проживет с ней столько, сколько покажется приличным. Возможно, в конечном счете, он даже простит ее.


Себастьян подошел к Гриффин-Хаусу, и Стэнтон тут же распахнул дверь.

– Вы рано вернулись, ваша светлость. Надеюсь…

– Где моя дочь? – оборвал Себастьян, направляясь к лестнице и не потрудившись снять пальто и перчатки.

– Я полагаю, она в бильярдной с миссис Бичем, ваша светлость. Что-то не так?

Себастьян поспешил по лестнице.

– Вскоре явятся родственники, – бросил он через плечо. – Проводите их в маленькую гостиную. Если увидите кого-нибудь из Уитфелдов, кроме Кэролайн, отошлите их. – Он нахмурился. Это не их вина. – Нет. Отправьте их в столовую. Пусть кухарка приготовит сандвичи и что-нибудь еще.

– Я прослежу, ваша светлость.

Подойдя к бильярдной, Себастьян распахнул дверь.

– Миссис Бичем, пожалуйста, извините нас, – ровно и негромко сказал он. – Вы встретитесь с леди Пенелопой в ее спальне.

– Добрый вечер, ваша светлость, – присела в реверансе рыжеволосая гувернантка. – Я буду ждать, леди Пип.

Миссис Бичем вышла, тихо закрыв за собой дверь. Когда Себастьян повернулся, Пип уставилась на него, держа в маленьких ручках большой кий. Он шагнул к окну. Подъездная аллея пуста.

Теперь, когда он пришел к дочери, он не знал, что сказать. Кроме того, он не мог стоять на месте. Обдумав случившееся вечером, он признался себе, что был настолько выведен из равновесия, что не сумел предотвратить это.

– Ты кого-нибудь застрелил? – Пип оперлась на кий, копируя позу своих дядюшек.

– Нет.

– Мне не по себе, папа. Расскажи мне, что случилось.

Как ни умна Пип, она всего лишь маленькая девочка. Его маленькая дочь. И он не хотел сообщать ей о том, что люди бывают непорядочными. Пока рано.

– Иди сюда, – сказал он, сев в одно из стоявших вдоль стены кресел. – Нам нужно поговорить.

Она положила кий на стол и вскарабкалась на ручку кресла.

– Со всеми все в порядке? – спросила она дрогнувшим голосом.

– В полном порядке. – Замечательно. Паника дочери довершит вечер. – Случилась очень сложная штука. Обстоятельства могут поменяться и, вероятно, изменятся в любой момент, но ты должна знать, как обстоят дела.

– Хорошо, если пока никто не пострадал.

Себастьян вздохнул. Какого дьявола он решил начать этот разговор?

– Я поцеловал принцессу Жозефину, – сказал он.

Пенелопа прищурилась:

– Ты ведь не погубил ее, как дядя Шей – тетю Саралу?

– Откуда ты знаешь об этом, черт побери?

Пип вздохнула:

– Папа, я в курсе всего. Ты ее погубил?

– Нет. Но в настоящее время она и я… – Он на мгновение закрыл глаза. – Мы объявили, что собираемся пожениться.

– Пожениться? – повторила дочь.

Такой потрясенной он ее никогда не видел.

– Да, так сейчас обстоят дела.

– И ты сказал об этом другим людям прежде, чем мне?

– Это произошло неожиданно, милая. Как только это случилось, я сразу приехал домой, чтобы сказать тебе.

Пип скрестила руки на груди.

– Где Жозефина? Я хочу поговорить с ней.

– Она поехала домой. Я увижу ее завтра.

– Когда ты женишься, я стану принцессой?

Впервые за вечер он улыбнулся:

– Боюсь, что нет. Ты всегда была моей принцессой, если тебе это поможет.

Повернувшись, дочь обняла его, прижавшись щекой к его щеке.

– Она мне нравится, – заявила Пип. – Она знает про пиратов и солдат. Но когда ты рассердился на меня за то, что я пригласила ее в дом, я подумала, что ты ее не любишь, мне было очень грустно. Тебе нужно было сказать мне, что ты влюбился. Я дала дяде Шею очень хороший совет, когда он ухаживал за тетей Саралой.

Любовь. По мнению остальных членов семейства Гриффин, он больше не способен на эмоции. Влюбился в Жозефину? В настоящее время Себастьян не был уверен, чего ему больше хочется сделать с Жозефиной – поцеловать ее или придушить. Но он прекрасно знал, что ему хочется сделать с ее отцом.

– Как я сказал, Пип, такова ситуация на нынешний момент. Мы приняли это решение по… деловым соображениям, и оно может измениться.

Подняв головку, дочка посмотрела на него серьезными серыми глазами:

– Папа, меня тревожит, что ты говоришь про деловые причины. Ты же очень богатый герцог и не должен ни на ком жениться.

– Спасибо, что напомнила, – поднял бровь Себастьян. Слышно было, как подъехала карета. – А если бы я любил ее? Ты не возражала бы, если бы я женился на ней?

Еще не закончив фразу, он пожалел о вопросе. Во-первых, не нужно вкладывать такие мысли в голову Пип. А во-вторых, сейчас у него есть более неотложные дела.

– Ты хочешь сказать – из-за мамы?

– Да. Из-за мамы.

Пип, задумавшись, надула губы.

– А ты будешь ее любить?

– Всегда. – Его сердце дрогнуло, как бывало и раньше, когда они говорили о Шарлотте.

– Я люблю Лютика и люблю тебя, и тетю Нелл, и дядю Валентина, дядю Шея, и тетю Сара…

– И твое мнение? – Он наматывал на палец темный локон дочери.

– Мы с тобой любим нескольких человек, вряд ли еще один что-нибудь изменит.

Себастьян, взяв дочь за руку, встал.

– Вы очень мудры, миледи.

– Я знаю. Кто приехал? Ты уверен, что это не Жозефина?

– Нет, это твои тети и дяди. Вероятно, разгорится спор, так что иди в постель.

– Хорошо. Это для меня не новость, к тому же я уже все знаю. – Пип потянула отца за рукав, чтобы поцеловать в щеку. – Не слишком кричи на них.

– Не буду. – Куда вероятнее, что будут кричать на него и с серьезными основаниями.

Пенелопа пошла наверх, Себастьян направился вниз.

– Кто здесь? – спросил он Стэнтона, затем вспомнил, как Пип перечисляла близких родственников. – Нет, скажите, кого здесь нет. Так будет проще.

– Здесь нет никого из Уитфелдов, ваша светлость, – ответил дворецкий. – Послать сандвичи в малую гостиную?

– Да. Мы пробудем там достаточно долго.

Глава 17

Закери поглощал седьмой сандвич.

– Нож? – пробормотал он. – Ты абсолютно уверен?

Себастьян шагал к камину и обратно.

– Черт побери, в третий раз повторяю, да, я уверен, – отрезал он. Эти люди ему дороги, но ему не нравилось, что его призывают к ответу. – С чего ты взял, что это могла быть ложка?

– Нет. Я только пытаюсь ухватить…

– Она спасла тебе жизнь, – перебила Нелл. – Я была готова возненавидеть ее, но, Себастьян, если она не…

– Если бы она не участвовала в этом с самого начала, никто не пытался бы убить нашего брата. – Шей уже три четверти часа сидел, стиснув кулаки. Такого мрачного выражения на его лице Себастьян уже четыре года не видел.

– Ты не можешь знать этого наверняка, – возразил Валентин, играя пальцами Элинор. – Впутается в это Мельбурн или нет, король будет плести заговор, и ставлю фунт против пенса, что семейство Гриффин первым раскроет мошенничество.

– Так кто остановил убийство? – повторила Элинор.

– Объявив о свадьбе? – фыркнул Шей. – Нелл, она планировала это с самого начала.

– Я так не думаю. – Себастьян не понял, что говорил вслух, пока не заметил нацеленные на него ироничные взгляды. – Она действительно пыталась предупредить, что мне грозит опасность. Я не слушал.

– Я член этой семьи только год, – резко сказала Сарала, в ее словах еще слышался акцент хинди, – поэтому, пожалуйста, скажите, если я зашла слишком далеко.

– Ты этого не делаешь, – ответил Себастьян.

Сарала, как и любой другой член семьи, имела право допытываться и высказывать свое мнение, но если он еще сильнее стиснет челюсти, то раскрошит зубы.

Она кивнула:

– Тогда, поскольку до встречи с Эмбри у тебя мало времени, нам нужно понять, как обстоят дела, вместо того чтобы обсуждать, как до этого дошло.

Себастьян шумно вздохнул.

– Хорошо. Жозефина сказала отцу, что я кое-что подозреваю. Объявив о помолвке, Эмбри рассчитывает, что я буду молчать и стану его союзником, желаю я того или нет. Он вероятно, уже подсчитывает дополнительные деньги, которые на мне заработает.

– Люблю жадность. – Валентин, подавшись вперед, отодвинул от Закери поднос с сандвичами. – На ней легко играть, и ее легко предсказать.

– И как мы можем использовать ее, чтобы вызволить Себа из этой паутины? – Закери посмотрел на Валентина. – Дать Эмбри деньги – только поощрить его. – Он незаметно подвинул поднос к себе и взял очередной сандвич.

– На чьей стороне принцесса Жозефина? – впервые подала голос Кэролайн.

– На стороне отца, очевидно, – ответил ей муж.

Элинор покачала головой:

– Не думаю, Зак. Она сообщила Себастьяну тайную информацию. И хотя богатый союзник действительно поможет делу, Эмбри предпочел бы видеть Мельбурна мертвым. Чтобы этого не случилось, Жозефина пошла против воли отца.

Было бы лучше, если бы она вообще не примыкала к королю.

– Хотя вам всем нравится думать, что я страдаю из-за собственных ошибок, меня беспокоит не то, что произошло между мной и Жозефиной. Главное – уберечь мою… нашу… семью от подозрений в причастности к аферам семейства Эмбри.

– Не глупи, – парировал Шей. – Мы многое могли бы сказать о твоем вмешательстве в нашу жизнь, но все в этой комнате желают тебе только добра.

Себастьян знал, что это правда.

– Хорошо. Чтобы выиграть время, завтра я буду изображать будущего зятя, – решил он. – Эмбри может для пользы дела включить меня в свой план, но это поможет и мне. У меня еще есть вопросы, и он лучше всех ответит на них.

– А как насчет…

– Шей, отправляйся в Итон и привези Джона Райс-Эйбла. Спрячь его где-нибудь, но так, чтобы до него можно было добраться, когда нам понадобится информация, чтобы противостоять Эмбри. Что касается остального, думаю, нужно подождать результатов встречи. Я могу подготовиться, но должен знать, какой следующий шаг сделает Эмбри.

– Мне это не нравится, – возразил Зак. – Один из нас должен пойти с тобой завтра.

– Нет, если я хочу услышать что-нибудь важное. Езжайте домой. Встретимся здесь за обедом.


Его родственники, пожелав доброй ночи, уехали. Голова у него болела. Что, черт побери, делать до утра? О сне не может быть и речи. Загадки и тайны в такой узел скрутили его нутро, что он едва мог дышать и еще меньше – рассуждать здраво. Должно быть, он что-то упустил. Ведь что-то он мог сделать, чтобы все изменить. Но это «что-то» продолжало ускользать от него. Остальная часть семейства могла радоваться, увидев его человеческие качества, но он не испытывал никакого удовольствия в обнародовании собственных ошибок.

Последними уезжали Нелл и Валентин. Маркиз усадил жену в карету, потом наклонился и что-то сказал ей. Себастьян с крыльца видел, как его друг направился к нему.

– Давай пройдемся по саду, Мельбурн, – сказал Валентин.

– Нет. Я не нуждаюсь в советах о том, как выпутаться из женских сетей. Езжай домой.

Валентин вздохнул.

– Тогда скажи… Твой план состоит в том, чтобы получить всю возможную информацию и представить ее Принни и властям, чтобы воспрепятствовать невинным британским гражданам плыть навстречу погибели?

– Несколько многословно, но в принципе так.

Маркиз посмотрел ему прямо в глаза:

– Тогда ее повесят. Принцессу.

Себастьян вздрогнул, и он знал, что Валентин видел это.

– Если она на нашей стороне, я сделаю, что смогу, чтобы защитить ее от этого.

– А-а-а… Все, что можешь! В пределах приличий, я полагаю. Тебе предстоит задача выглядеть героем и избежать скандала.

– Хватит, Деверилл.

– Я лишь предполагаю очевидное, – непринужденно ответил Валентин. – Каждый знает, что ты все сделаешь, чтобы избежать скандала. Ведь именно поэтому ты публично попросил у ее отца разрешения на брак, когда она бросилась на тебя? Потому что объявить их ворами и мошенниками прямо тогда было бы куда разумнее.

– Черт побери, говори, что у тебя на уме, и уходи. – Себастьян снова сжал кулаки. Он сам задавал себе эти проклятые вопросы и не находил ответа.

– Тогда я скажу, поскольку ты чертовски упрям. Ты любишь Жозефину. Предполагаю, даже больше, чем сам сознаешь.

– Довольно.

– Один скандал за более чем четырехсотлетнюю историю герцогов Мельбурнов, двухтысячную историю Гриффинов, Грифани и как еще там… – не унимался Валентин. – Думаю, фамильное имя это выдержит. Не вини себя в трусости. Ты, сам того не сознавая, следуешь за своим сердцем.

Себастьян ударил его. Ему весь вечер хотелось кого-нибудь ударить, чтобы излить досаду. Деверилл сам подвернулся под горячую руку.

Валентин, пошатнувшись, сделал захват ногой. От рывка под колени Себастьян упал навзничь. Через секунду они катались по гравийной дорожке.

Локоть угодил ему в подбородок, и Себастьян почувствовал вкус крови. Хорошо. Ярость и досада захлестнули его. Он грохнул кулаком в грудную клетку Валентина, и тот охнул.

– Прекратите! – раздался голос Нелл.

Они не обращали на нее внимания.

Себастьян не мог вспомнить, когда в последний раз дрался. Его баталии теперь были устными, чего требовала политика. Нынешняя схватка приносит гораздо больше удовлетворения.

– Стэнтон! Помогите!

Оторвав Девериллу рукав, Себастьян отбросил его в сторону. Оттолкнувшись, он встал на колени и начал подниматься на ноги. Холодная вода хлынула ему на голову и плечи.

Отплевываясь, он отпустил Валентина и перекатился на бок.

– Кто это сделал, черт побери? – взревел он, вставая.

Элинор обеими руками держала большое ведро, рядом стоял Стэнтон с другим.

Деверилл встал, отряхивая воду с волос.

– Черт побери, Нелл, – проворчал он.

– Это что такое?! – Выражение лица его жены было холодным, руки тряслись. – Ты сказал, что хочешь поговорить с ним, Валентин! Боже милостивый! – Бросив ведро, она пошла назад к карете.

Валентин, потирая челюсть, смотрел на Себастьяна:

– Чувствуешь себя лучше?

Сделав глубокий вдох, Себастьян велел Стэнтону вернуться в дом.

– Правду сказать, да, – неохотно признался он. С яростью, которая весь вечер жгла ему грудь, теперь можно справиться.

– Хорошо, а то я уж исчерпал запас колкостей. – Маркиз подобрал рукав пальто. – Увидимся завтра.

– Ублюдок.

– Щеголь.

Себастьян вытер подбородок.

– Подлец.

– Простофиля.

– Негодяй.

– Закоснелая душа. – Усмехнувшись, Валентин возвратился к карете и поднялся в нее. Мгновение спустя экипаж выехал на улицу и повернул в сторону Корбетт-Хауса.

Себастьян расправил фалды. Не важно, сознательно или нет, Деверилл затронул важные моменты. Надо кое о чем позаботиться.

Себастьян вернулся в дом.

– Стэнтон, пусть Грин оседлает Мерлина. Мне нужно переодеться, я уезжаю. Не ждите меня. – Он миновал дворецкого, затем снова остановился. – И в следующий раз, когда вы вмешаетесь в драку, я ожидаю, что вы примете мою сторону.

Дворецкий тихо закрыл входную дверь.

– Да, ваша светлость.

Себастьян пошел наверх, на ходу снимая сюртук. Да, Валентин во многом прав. Имя Гриффина может выдержать небольшой скандал. Но когда до этого дойдет, выдержит ли он? Кажется, в ближайшие дни он это узнает. Начав сегодня ночью.


Жозефина сидела на большой кровати, разложив корреспонденцию. Она внимательно перечитывала письма отца, и все начало обретать смысл. Она поступала неправильно. Всегда! Но, даже зная, что они затеяли интригу, понимая, что превратила неправду в привлекательную ложь, она наслаждалась тем, как они погрузились в вымысел, пока он не стал обретать черты реальности. Отец был настолько уверен в своем превосходстве, что, казалось, мог использовать в своих интересах всех, кто верил его планам.

Мать всегда называла мужа мечтателем, который мчится с одной войны на другую в поисках славы. Перечитывай письма отца, Жозефина видела, как нарастает его отчаяние, его зависть сначала к Веллингтону, потом к Боливару и Ривере. Он завидовал даже отцу жены, его высокому положению в испанском колониальном правительстве.

Что вело его? Зависть? Или тщеславие? Жозефина решила, что это не имеет значения. Того, что она хотела найти в его письмах – совести или беспокойства о ком-нибудь, кроме себя, – там нет. Учитывая, что она помогала отцу составлять и осуществлять планы, у нее тоже нет совести. Она так думала.

Два момента изменили это. Сначала их планы касались только денег. Теперь отец хотел, чтобы люди рисковали жизнью, а это сильно отличается от желания заполучить богатство.

А потом она встретила Себастьяна Гарольда Гриффина.

Она должна была возненавидеть его с первого взгляда. Он высокомерен, заносчив, вечно помнит о приличиях, оберегая честь своего семейства в глазах света. Но он так одинок и так влечет к себе. Он разгневался, когда заподозрил мошенничество. И не оттого, что их затея задевала его лично, – она затрагивала интересы людей его страны.

Жозефина поняла, что он чувствует подлинную ответственность за своих сограждан.

Она медленно вздохнула. Теперь она знала. И сегодня вечером спасла Себастьяна не для того, чтобы защитить планы отца. Она спасла его для себя. Но ни один мужчина никогда не простил бы ей, что она выбрала такой выход. Она не знача, почему это сделала. Но похоже, это даст передышку ее отцу. И возможно, она поступила именно так, потому что десятью минутами раньше Себастьян сказал, что больше не желает ее видеть, а теперь ему придется это делать.

Из приоткрывшегося окна потянуло сквозняком. Ахнув, Жозефина двинулась по кровати к прикроватному столику, где лежал пистолет. Письма разлетелись по комнате. Путаясь в простынях и ночной рубашке, она выдвинула ящик.

– Уходите, – прошипела она, – или я буду стрелять.

– Я не уйду, – послышался тихий голос Себастьяна, – так что или стреляйте, или уберите эту чертову штуку.

Жозефина все еще сжимала оружие, когда он с невероятной ловкостью поднялся на подоконник и скользнул в комнату. Отряхнув сюртук, он закрыл окно и посмотрел на нее.

– Никогда не думала, что вы умеете карабкаться по стенам, – сказала она.

– Это второй раз, – ответил он. – И надеюсь, последний. Коли уж вы потрудились спасти мне жизнь, надеюсь, вы не намерены воспользоваться этим. – Он указал на пистолет.

– Это зависит от того, зачем вы здесь.

– Я здесь, чтобы поговорить. Мне до завтрашней встречи нужно получить кое-какие ответы. – Его взгляд прошелся по ее голым ногам и рукам и задержался на фиолетовой отметине выше ее правого локтя. – Прошу извинить, – тихо сказал он. – Нет мне оправдания.

Жозефина не была в этом так уверена. Однако если он дал ей преимущество, то им стоит воспользоваться.

– Я принимаю ваше извинение, – самым царственным тоном произнесла она. – Что случилось с вашей губой?

– Результат разногласий, – ответил он, касаясь синяка у левого угла рта.

Сглотнув, она положила пистолет в ящик.

– Все так запуталось… – Не спуская с него глаз, она наклонилась, чтобы вытащить из простыней правую ногу.

– Да.

– Надеюсь, вы… поговорили с Пип? Я не хочу, чтобы все это ее травмировало. Леди Пенелопа Гриффин такая милая девочка.

Нервничая, Жозефина не могла поверить, что всего пару дней назад она чувствовала себя абсолютно уверенно в этом мире.

Себастьян кивнул:

– Не думаю, что Пип целиком понимает ситуацию, как, впрочем, и я.

– Как вы вывернетесь из этого? Из женитьбы на мне, я имею в виду?

Вероятно, через ее арест, но она хотела услышать это от него. Услышав его суждение, ей легче будет принять собственное решение.

Серые глаза изучали ее.

– Пока не знаю. Мои действия будут зависеть от ваших.

Она посмотрела на кровать, и вожделение пробежало по ее телу подобно теплому бризу.

– Это значит, что вы от меня чего-то хотите. Я, может, и корыстна, Мельбурн, но есть некоторые вещи, которых я не стану делать.

– Рад слышать. Идите сюда.

– Нет. Это вы идите сюда.

Он молча смотрел на нее. Жар заливал ее, сердце отчаянно стучало, дыхание перехватывало. В краткие мгновения безумия она могла вообразить, каково быть замужем за этим мужчиной: быть принцессой, настоящей принцессой, каждый день до конца жизни, входить в комнату с ним под руку, и этот взгляд всегда будут предназначен только ей. Она задрожала.

– Мой вопрос, – наконец сказал он. – Какова ваша позиция? Сожалею, но вы поставлены перед выбором.

– Между вами и моим отцом? – возразила она. – Невелик выбор, Мельбурн: или предать его, или быть оставленной вами. Или ваш план состоит в том, чтобы спрятать меня от опасности, найти мне работу где-нибудь в провинции, возможно, в качестве гувернантки? Я буду прекрасной гувернанткой, вы так не думаете?

– Я могу защитить вас, Жозефина.

– Как только люди, которые танцевали со мной, узнает, что случилось и кто я на самом деле, они никогда не заговорят со мной снова. Я во всех отношениях погибла, Себастьян. Нет, я вас не виню. Я сознательно в этом участвовала, но знаю, какова реальность.

Себастьян обошел изножье кровати и остановился перед ней.

– Вы действительно знаете, в чем состоит реальность, – спокойно согласился он и приподнял за подбородок ее голову, чтобы посмотреть в глаза. – Вы собираетесь помочь мне положить конец афере?

– Я не стану помогать отправить моего отца на виселицу. – Слеза покатилась по ее щеке. Он стер ее большим пальцем. – Я не могу этого сделать.

Наклонившись, он поцеловал ее. Себастьян говорил себе, что пришел к ней, потому что хотел получить ответ на свои вопросы. Правда состояла в том, что Жозефину он хотел еще больше. Все в ней возбуждало его. Даже то, что она отказалась сотрудничать и облегчить ситуацию для него. Все остальные с ним сотрудничали, в их интересах было так поступать. Это и в ее интересах. Так много людей обязаны ему за его покровительство или его помощь деньгами, что он может спасти ее от тюрьмы. В одном она права: общество никогда не простит, что его одурачили. Но потом, сказал себе Себастьян, он все постарается исправить.

– Это ничего не изменит, – выдохнула Жозефина, стаскивая сюртук с его плеч.

– Это уже все изменило. – Себастьян потянул вниз тонкие бретельки ее сорочки.

Он поцеловал ее и провел руками по нагой спине к бедрам, прижимая к себе. Жозефина – обманщица, актриса, и только в последние дни он начал понимать, что у нее есть совесть и сердце. Она многим рисковала, рассказав ему все, о чем знала. И она была ключом к остальному. Если только он сможет найти выход, не вынуждая ее сделать то, от чего она откажется. С недавних пор для него стало важным не потерять ее. Как долго он смог бы сдержать клятву избавиться от нее? День? Неделю? Он продержался четыре часа.

– Себастьян, – стонала она, прижимаясь к нему.

Он чуть отступил, и она потянулась расстегнуть его жилет. Вслед за сюртуком жилет полетел на пол. Когда Себастьян легко пробежал пальцами по ее груди, ее соски напряглись. Шумно вздохнув, он наклонился и поласкал их языком.

Жозефина вытащила его рубашку из брюк. Он оторвался от ее груди и сбросил рубашку через голову. В прошлый раз, когда он был в этой комнате, он не раздевался. Сегодня у него есть несколько часов, и он намеревался использовать их.

В закоулках сознания он отдавал себе отчет, что, возможно, это его последняя ночь с Жозефиной. Последний раз он может касаться ее, целовать, обнимать. Он хотел доставить ей такое наслаждение, вызвать такое ошеломляющее желание, что это сможет поколебать ее, и она прислушается к его логике.

Он дразнил ее языком, мягко прихватывая соски зубами, и она издала дрожащий стон. Возбуждение одолевало его, но он сопротивлялся желанию просто повалить ее на кровать и оседлать, как животное. После четырех лет воздержания, сознательного или нет, с Жозефиной он снова оживал.

Отпустив ее, Себастьян присел на край кровати снять сапоги. Жозефина грудью прижалась к его спине, обняла за плечи и поцеловала в затылок. Если бы их связывала только постель, у них вообще не было бы никаких проблем.

Его сознание полнилось благословенным блаженством чистых ощущений. Но в них было нечто большее. Если бы ему нужен был только секс, то множество женщин без колебаний прыгнули бы к нему в постель.

– Знаешь, – пробормотала она ему в спину, – мне опасно быть с тобой.

Он оглянулся:

– В самом деле?

– О да. Я рисковала бы куда меньше, если ты был владельцем магазина или банкиром. – Потянув его за плечи, она уложила его на спину, чтобы видеть его лицо. – И воображаю, я столь же не подхожу тебе.

– Ты всегда была посвящена в… планы своего отца? – прошептал он, притягивая ее к себе, чтобы поцеловать снова. – Как получилось, что до недавнего времени ты оставалась девственницей?

Ее рот под его губами дрогнул в улыбке.

– Возможно, я ждала тебя.

Нахмурясь, Себастьян перекатился на живот, игнорируя дискомфорт от взметнувшегося копья.

– Я уже здесь, Жозефина. И ради Бога… всякий раз, выходя из дома, я слышу достаточно пустой лести. Я задал вопрос. Прошу, или ответь правдиво, или вообще не отвечай.

Глубокие карие глаза смотрели на него.

– Мой отец всегда был о себе очень высокого мнения. – Она легла на живот рядом с ним. – И требовал, чтобы все были столь же высокого мнения о нем самом и членах его семьи. Я имела очень хороших наставников и гувернанток, получила приличное образование. И я, поскольку ты хочешь честности, не собиралась рисковать своим… потенциалом, улегшись в постель с солдатом или фермером.

– Но я стоил риска? – Себастьян, потянув ее руку, коснулся поцелуем ее пальцев и почувствовал, что она задрожала.

– Это еще неизвестно. Но твое общество мне действительно нравится гораздо больше, чем чье-либо другое.

Себастьян не желал трезвой логикой охлаждать свои чувства к Жозефине. Он быстро снял второй сапог и брюки.

– Довольно сюрпризов. – Он повернулся и положил руку ей на поясницу. – Ты неверно меня оценила.

Медленно он провел ладонями от плеч вниз по спине, задержавшись на круглых ягодицах, потом по бедрам. Все в ней ему нравилось. Он чувствовал себя с ней обычным мужчиной, а не герцогом с колоссальной ответственностью и обязанностями. Ему нравилось расшифровывать хитросплетения ее ума и изучать мягкие изгибы ее тела.

Когда он прошелся ртом по ее спине, она, корчась, снова застонала.

– Себастьян, прекрати дразнить.

– Тебе хорошо?

– Да. О да!

– Тогда разве я дразню?

– Но я хочу…

Он схватил с кровати подушку.

– Ну, если ты настаиваешь… – пробормотал он. – Приподнимись.

Она поднялась на локтях и коленях, и он подсунул подушку под ее бедра и надавил на спину. Ее ягодицы поднялись. Придвинувшись к ней, он положил руки ей на плечи.

– Скажи, что хочешь меня, – сказал он, не в силах сдержать рычание.

– Я хочу тебя, – задыхаясь, проговорила она.

– Скажи это еще раз, – приказал он, стараясь замедлить дыхание и гулкий стук сердца.

– Я хочу, чтобы ты вошел в меня, – сказала Жозефина, приближая ягодицы к его болезненно напрягшемуся копью.

Он медленно проник в нее, напряженную, горячую, принадлежавшую исключительно ему. Никакой другой мужчина не обладал ею, и в этот момент Себастьян поклялся, что этого не должно быть и в будущем.

– Так? – выговорил он.

– Да, – простонала она, когда он начал медленно покачивать бедрами. – Да!

Теперь он не стал бы спрашивать себя, что, черт побери, он делает в постели этой женщины, потому что ответ его не волновал. Сейчас имели значение только ее ритмичные сдавленные стоны и неописуемые ощущения их слившейся плоти. Если бы остальная часть их жизни могла обещать хотя бы половину такого блаженства, он никогда не расстанется с Жозефиной.

Он этого и не хотел. Себастьян целовал ее плечи, чувствовал ее дрожь и судороги приближающегося финала. Замедлив темп, он продолжал долго, как мог, пока она не закричала, затыкая рот простынями.

– Хочешь попробовать еще кое-что? – прошептал он ей на ухо.

Она кивнула, все еще стискивая простыню. Тяжело дыша, Себастьян лег на спину и притянул ее к себе на грудь. Жозефина поцеловала его с жадностью, когда он закинул на себя ее левую ногу. Мгновенно сообразив, что делать, она опустилась на его вздымавшееся мужское естество. Ее довольный стон почти лишил Себастьяна самообладания.

Взяв ее за бедра, он показал ей, как двигаться. Стон слетел с его губ, когда она поймала ритм и начала подниматься и опускаться над ним.

– Ты быстро учишься, – сказал он, гладя ладонью ее грудь.

Жозефина, наклонившись вперед, снова поцеловала его.

– Я хочу видеть, что ты теряешь контроль над собой, как и я. – Задыхаясь, она задвигалась быстрее.

– Не могу, – пророкотал он, – это может обернуться для тебя еще большими неприятностями.

– Себастьян… ты… не должен… контролировать… себя каждый миг. О Господи! Хоть иногда ты можешь этого не делать?

– С тобой – ты хочешь сказать? Мой недостаток… контроля там, где дело касается тебя, с самого начала вверг нас в эту путаницу.

– Хорошо.

Он застонал снова.

– Хорошо?

– Да. Хорошо.

Он бы расспрашивал ее дальше, но потерял дар речи. Пытаясь выбраться из-под нее, Себастьян несколько секунд боролся с ней, потом, дрожа, достиг кульминации.

– Проклятие, Жозефина, – прорычал он, когда снова смог говорить. – Разве ты не понимаешь, что может случиться?

Она бросилась ему на грудь, ее черные волосы скрыли от него ее лицо.

– Почему ты думаешь, что положение может ухудшиться?

Он отбросил ее локоны, чтобы видеть ее глаза.

– Теперь может.

Жозефина, подняв голову, смотрела на него.

– Мы столь же связаны здесь, как и там. – Она указала на простиравшийся за окном Лондон.

Он сердито нахмурился из-за того, что она возражала ему, вместо того чтобы озаботиться возможным результатом ее… их… действий.

– И ты считаешь, что это хорошо?

Ее лицо смягчилось.

– Суд не казнит беременную женщину. – У нее перехватило голос.

Впервые Себастьян понял, как напугана она его угрозами. Он был столь занят собственным праведным негодованием, что не копался в ее чувствах.

– Если ты будешь доверять мне, обещаю, ничего с тобой не случится.

Жозефина долго смотрела на него.

– Ты не знаешь всего, что я сделала.

– Когда я пробрался сюда через окно, – пробормотал он, – то не ожидал найти тебя с ангельским нимбом и крыльями, Жозефина. Мой единственный вопрос, примешь ли ты правильное решение на этот раз.

– Не думаю, что у меня большой выбор, – наконец сказала она.

– Тогда расскажи мне все, что знаешь.

Глава 18

Жозефина застонала, когда Кончита раздвинула шторы в спальне.

– Закрой сейчас же, – потребовала она, натянув одеяло на голову.

– Его величество говорит, что вы должны спуститься. Герцог Мельбурн здесь.

Но он только что ушел. Жозефина села с гулко колотящимся сердцем.

– Что значит «здесь»?

Кончита улыбнулась:

– Ему, должно быть, не терпится жениться на вас, ваше высочество.

О Боже! Они же помолвлены! В беспамятстве ночи и раннего утра Жозефина об этом совсем забыла. Если они поженятся, то смогут каждую ночь проводить так. Прекрасно!

Она выбралась из кровати и накинула халат. Кончита, уворачиваясь от ее локтей, отошла к шкафу. Сообразив, что не сумеет объяснить, почему она потеряла ночной наряд, Жозефина снова заползла в постель. Избегать расспросов казалось самым разумным выходом.

– Кстати, который час? – Она нахмурилась, когда Кончита достала нарядное синее платье. – Что-нибудь попроще. Это утренний визит, а не коронация.

– Половина десятого, – ответила горничная. – Вы, должно быть, сильно устали. Никогда не видела, чтоб вы спали так долго, ваше высочество.

Устанешь тут, бодрствуя почти до пяти утра, когда Себастьян, наконец, выбрался через окно. Жозефина чувствовала себя пресыщенной, как кот, слопавший миску сметаны.

– У меня была беспокойная ночь. – Она села за туалетный столик расчесать волосы.

– Думаю, у короля – тоже. Зеленое?

– Да, это подойдет. – Жозефина замерла. – Почему ты решила, что его величество тоже плохо спал?

– Он уехал с Томасом до рассвета, а потом на три часа заперся с Халлоуэем и Оррином. – Кончита хитро посмотрела на нее: – Учитывая, кто вольется в семью, думаю, предстоят большие приготовления.

Значит, отец обсуждал с сотоварищами стратегию, и она это проспала. Сейчас она была благодарна, что отец не пытался привлечь ее к этому. Вчера вечером она рассказала Себастьяну не все, но достаточно… Достаточно, чтобы позволить ему остановить ее отца… или бросить их всех в тюрьму.

Она оделась, быстро закончила туалет, потом поспешила вниз в маленькую гостиную. В дверях она задержалась, смакуя охвативший ее восторг, когда увидела находившегося там мужчину.

Себастьян стоял возле камина с чашкой чаю в руках, сосредоточив взгляд на сидевшем у окна короле. Герцог был в сером и коричневом, складки его белого накрахмаленного шейного платка были безупречны. Даже если бы она никогда не видела его прежде, она поняла бы, что с этим высоким мужчиной с глубокими темно-серыми глазами и чувственным ртом необходимо считаться.

Словно ощутив ее присутствие, он повернулся к ней. Ее сердце снова замерло, на сей раз совсем по другой причине. Он был великолепен. И этот взгляд в его глазах, властность и желание предназначались ей.

– Доброе утро, ваше высочество. – Поставив чашку на Каминную полку, он сделал официальный поклон. – Я полагаю, вы хорошо спали.

Жозефина протянула ему руку, надеясь, что ее отец не видит, как дрожат ее пальцы.

– Доброе утро, Мельбурн. Да, я прекрасно спала, спасибо.

Шагнув вперед, он поднес к губам ее руку. От его прикосновения желание разлилось по ней.

– Хорошо, – пробормотал он.

– Теперь, когда приветствия закончены, – сказал король, – давайте уладим дела.

Себастьян снова повернулся к ее отцу.

– Прежде чем я что-то подпишу, – холодно сказал он, – я хочу выяснить несколько вопросов.

Ее отец встал.

– Пока вы не подпишете согласие жениться на принцессе Жозефине, я не чувствую удобным обсуждать что-либо. Это кредо монарха и отца.

– Я ни в чем не участвую вслепую. – На ее глазах страстный Себастьян в один миг превратился в непримиримого герцога Мельбурна. – Это мое кредо.

– Значит, вы сделали предложение моей дочери не всерьез? Вы действительно считаете, что настолько могущественны, что можете шутить с королевской фамилией и остаться невредимым?

– Моя респектабельность и статус обеспечивают преимущества вашей… миссии, – помолчав, спокойно сказал Мельбурн. – Скомпрометировав меня, вы уничтожите все, чего надеетесь достигнуть.

– Я надеюсь достигнуть надежных ссуд, – парировал ее отец куда менее ровным тоном, – чтобы помочь моей стране и переселенцам. – Он прищурил синие глаза. – Все, что противоречит моим утверждениям, – просто завистливые сплетни и злые домыслы.

– Если вы ожидаете моего участия, вам придется сделать кое-что, кроме заявлений.

Ее отец выпрямился.

– Вы, кажется, предполагаете, ваша светлость, что я совершаю какое-то мошенничество. Признаю, информация для нашего проспекта была частично… заимствована из других источников, но это сделано только для того, чтобы сэкономить время на организацию работы правительства.

«Господи! Отец так уверен в себе», – подумала Жозефина, что она почти этому поверила. Его желание стать кем-то важным сделалось таким всепоглощающим, что он теперь фанатично верит собственным фантазиям? Он действительно безумен?

– Понятно, – медленно сказал Себастьян. – Возможно, я поторопился с выводами. Но вы должны сказать мне, что именно я подписываю. Не думаю, что это неблагоразумная просьба.

– Я всего лишь хочу, чтобы вы письменно изложили, что женитесь на моей дочери, сделаете ее герцогиней, будете вносить вклад в развитие Коста-Хабичуэлы и выделять нам, скажем, двадцать пять тысяч фунтов ежегодно.

– Двадцать пять тысяч? – задохнулась Жозефина. – Отец, это невероятно! Это слишком много.

– Я не обсуждаю ценность Жозефины, я лишь говорю о своем нежелании расстаться с суммой, которую могу лучше использовать на ее же благо. Пять тысяч в год, – не моргнув, произнес Себастьян.

– Двадцать.

– Десять, или я тоже могу купить себе собственную страну.

Челюсть короля дернулась.

– Пусть будет десять.

– И ваша дочь не станет герцогиней, – продолжал Себастьян, гладя ее пальцы. – У нее более высокий титул, и она его сохранит.

Впервые ее отец заколебался.

Конечно, он хочет, чтобы его дочь имела законный титул, а не выдуманный. Себастьян был великолепен, он не дрогнул. Конечно, он знал, что не может жениться на солдатской дочери, которая постоянно выманивала у людей деньги, даже если помолвка была не только уловкой, чтобы спасти ему жизнь.

– Я единственный объявлен правителем. – Король шагал к окну и обратно, сплетая пальцы, как всегда делал, когда обдумывал новые аргументы в споре. – Титулы Марии и Жозефины всего лишь почетные. Она, конечно, примет титул герцогини Мельбурн после брака с вами.

Это совершенная чепуха, но Себастьян кивнул.

– Дети Жозефины тогда будут аристократами, но не смогут претендовать на престол.

– Да. Правильно.

– Тогда кто унаследует ваше королевство?

Она ожидала, что это озадачит ее отца, но он улыбнулся:

– Вы. Вы будете королем Коста-Хабичуэлы. И останетесь герцогом Мельбурном, естественно.

– Естественно. – Себастьян смотрел на короля. – Думаю, что пропасть наших разногласий сужается.

– Рад это слышать. Мы все выиграем, если будем действовать мудро. Мы – новая монархия. Не буду отрицать, что ваш союз с Жозефиной добавит респектабельности.

– Я не занимаюсь делами, которые не приносят мне денег, – ответил Себастьян таким сухим тоном, что Жозефина посмотрела на него. – Особенно когда меня заботят судьбы британских граждан. Вы дадите мне вашу письменную гарантию, что я стану королем после вашей смерти, и гарантию, что будет выгода, кроме ссуды, которую вы получили.

– Я не могу гарантировать этого, – возразил ее отец.

– Я могу, если вы позволите давать вам советы относительно инвестиций.

– Почему я должен доверять вам?

Себастьян улыбнулся доброжелательно и в то же время холодно. Неудивительно, что большинство людей боятся ему перечить.

– Потому что я стану членом вашей семьи, ваше величество. Все, что касается вас, касается и меня, и наоборот.

Это был удар в главный пункт деловых намерений ее отца, связанных с ее замужеством. Жозефина смотрела на него, ожидая увидеть, примет ли он предложение Себастьяна, или герцог уж слишком прямолинеен.

– У вас репутация человека чести и принципов, ваша светлость. Король снова сел. – Прошу, извините меня, все так неожиданно.

– Неожиданно? – фыркнул герцог, подняв бровь. – Вовсе нет. Вы с самого начала планировали вовлечь меня, ведь так? Принни сказал, что вы требовали, чтобы именно я помогал вам.

– Возможно.

– Теперь я предлагаю вам использовать в своих интересах мое участие.

Жозефина затаила дыхание. В любом случае отцу нужно сотрудничать с Себастьяном, чтобы преуспеть. А ей стоять в стороне и позволить Мельбурну устроить западню для ее отца, которая может закончиться его арестом и смертью?

Король протянул руку:

– Согласен. С оговорками.

Себастьян тряхнул предложенную руку:

– Полагаю, что я могу вас успокоить.

– Я успокоюсь, когда увижу вас в церкви рядом с моей дочерью.

– Мне нужен месяц, чтобы все уладить, – спокойно сказал Себастьян. – Герцог и принцесса не могут пожениться без церемонии. Мы можем обойтись без объявления имен вступающих в брак, но я должен получить разрешение от архиепископа Кентерберийского. Нужно устроить бал по поводу помолвки. И уладить организационные дела, поскольку венчание состоится в соборе Святого Павла.

– Святого Павла, – повторил ее отец. – Почему не Вестминстер?

Лицо Себастьяна застыло.

– Мой первый брак заключен в Вестминстере, – сказал он с чувством. Впервые за все утро Жозефина услышала эмоции в его голосе. – Этот будет в соборе Святого Павла или нигде. Я не стану это обсуждать.

– В соборе Святого Павла будет прекрасно, – твердо сказала Жозефина, повернувшись к отцу. – И месяц между помолвкой и свадьбой покажется очень коротким. Я не хочу производить впечатление, будто мы торопимся.

Заметив косой взгляд Себастьяна, она постаралась не покраснеть. После первого раза, когда она не позволила ему оставить ее до наступления кульминации, в четыре последующих раза делать это было бессмысленно. Она… они… явно искушали судьбу. Но она в любом случае расстанется с отцом. И подвергнется остракизму общества.

– Да, вы правы, конечно, – с явной неохотой согласился король. – Полагаю, можно отложить отъезд на две недели.

– Тогда мы договорились. Я велю поверенному составить бумаги, и мы можем подписать их сегодня днем.

– Очень хорошо. – Ее отец шагнул к двери. – Поскольку вы обручены, я оставлю вас ненадолго, чтобы вы могли поговорить.

Сердце Жозефины снова гулко застучало от одной только мысли о нескольких мгновениях наедине с Себастьяном. Он сжал ее пальцы и на миг посмотрел ей в глаза. Потом, к ее удивлению, отпустил ее и пошел следом за отцом.

– Позже у нас будет время поговорить, – сказал он. – Я собираюсь вернуться… – он взглянул на карманные часы, – скажем, к четырем. Мне еще многое надо сделать.

Король стоял в стороне, когда Мельбурн прошел мимо и, забрав шляпу и перчатки, вышел. Жозефина похолодела, когда входная дверь захлопнулась за ним. Она повела плечами, стараясь стряхнуть накатившее одиночество.

Себастьян пытался ей что-то сказать. Но что, она понятия не имела.

– Месяц до свадьбы, – проворчал ее отец. – Не нравится мне это.

– Даже месяц нарушает рамки приличий, – сказала Жозефина. – Он не может сделать это быстрее. И мы тоже.

– Да-да, я знаю. Но это дает ему слишком много времени.

– Для чего? – спросила она как можно спокойнее. – Чтобы передумать? Он подписал соглашение. Мельбурн никогда не рискнет идти на попятный после этого.

– Не это меня беспокоит. Он что-то задумал. Предполагаю, он намерен устроить так, чтобы я передал ему для инвестиций все полученные средства, захватит деньги и попытается выдать меня. – Он улыбнулся. – Что ж, у меня есть для него сюрприз. Он не получит ни пенни.

О Господи!

– Если он пытается заманить тебя в ловушку, то у него появятся подозрения, если ты не согласишься с его планами.

Отец погладил усы.

– Да. Извини, Жозефина. Мне нужно кое-что уладить.

– Конечно, отец.

Как только он вышел из комнаты, она рухнула в кресло. Катастрофа. Полная катастрофа, и она в самом центре. Себастьян подозревает ее отца, ее отец подозревает Себастьяна, и каждый считает, что она на его стороне.

– Проклятие, – пробормотала она себе под нос. Если бы у нее было с кем поговорить, все обсудить, ей было бы гораздо легче. Но некому довериться. Единственные женщины, которых она стала считать друзьями, это сестры Себастьяна, и они будут солидарны с ним. Ее мать или Кончита из чувства самосохранения поддержат ее отца.

Себастьян предупреждал ее, что это случится. Ей нужно выбрать чью-то сторону. Позиция герцога Мельбурна юридически и нравственно выше. Если встать на позицию отца то это дает ей два шанса: избежать судебного преследования и вступить в брак с Себастьяном, что стало теперь особенно важным.

Ее счастье против безопасности нескольких сотен легковерных переселенцев. Это несправедливо! Единственное, чего она искренне и неизменно хочет, – любви. И все же в необходимости выбора ей надо винить только себя.

Жозефина хрипло вздохнула и поспешила наверх, чтобы переодеться во что-то подходящее для официального визита.

Как ни пыталась она хитрить с собой, этот терзавший ее внутренний спор свидетельствовал, что она дошла до предела. И видит Бог, должна выбрать правильную позицию. Наконец.

Самой большой проблемой было выйти из дома, не возбудив подозрений. Несколько минут она шагала по своей спальне, мечтая, чтобы Себастьян пробрался к ней через окно. «Будь практичнее!» – приказала она себе. Времени на грезы нет.

Дрожащими руками она достала из письменного стола бумагу, перо и чернила. Совсем не просто принять решение, но чтобы осуществить его, требуется сила духа. Теперь воля нужна ей для спасения.

«Дорогая Кэролайн, – писала Жозефина, бормоча себе под нос. – Еще раз спасибо за приглашение на ленч. Учитывая то, что произошло утром и что последует днем, я очень высоко ценю час-другой спокойствия и тишины.

Моя единственная просьба состоит в том, чтобы вы заехали за мной в полдень, а не в час, поскольку днем мне нужно быть свободной. С нетерпением жду новой встречи с вами. Признательная вам, Жозефина, принцесса Коста-Хабичуэлы».


Свернув письмо, она адресовала его леди Кэролайн Гриффин и вызвала Гримма.

– Пожалуйста, проследите, чтобы это немедленно доставили леди Кэролайн, – проинструктировала она дворецкого, – и велите ждать ответа.

– Сию секунду, ваше высочество.

Жозефина захлопнула дверь, потом тихо открыла ее, услышав, что дворецкий пошел вниз по лестнице. Минуту спустя он уже стучал в дверь.

– Это Гримм, ваше величество, – сказал он, очевидно, в ответ на вопрос. – Вы желали просматривать всю исходящую корреспонденцию.

Жозефина, закрыв дверь, привалилась к косяку. В том, чтобы быть членом семьи мошенников и обманщиков, есть свои преимущества. По крайней мере, она научилась осторожности. Ей, вероятно, следовало направиться прямо к Элинор, но ее отец подумал бы то же самое. Оставалось надеяться, что письмо невестке Гриффина менее подозрительно, чем адресованное Себастьяну или одному из его братьев.

Теперь оставалось лишь сидеть и ждать, получит ли она другой ответ, кроме недоумения или отказа, и появится ли в полдень карета леди Кэролайн. Это позволит ей бежать из дома с новостями, что ее отец знает о готовящихся против него действиях. Тогда она будет молить Бога, чтобы у Себастьяна тоже был второй план, и чтобы она не совершила последнюю и величайшую ошибку в своей жизни, доверившись ему.

Глава 19

– Десять тысяч фунтов, ваша светлость? – запнулся один из его финансистов. – Конечно, воля ваша, но я не уверен, что кто-нибудь из нас захочет везти такую сумму наличных по улицам Лондона.

Себастьян закончил письмо сэру Генри Спарксу, запечатал его и вручил мужчине помоложе.

– Мне нужно иметь эти деньги в руках, Риверз, – отрезал он. – Возьмите с собой Тома и Грина, вооружите их, если хотите. Но доставьте деньги сюда.

Риверз встал и, прочистив горло, сунул письмо в нагрудный карман.

– Я прослежу, ваша светлость.

– Спасибо. – Себастьян вытащил из стола лист бумаги. Риверз вышел.

Себастьян хмуро смотрел на чистую страницу. Он мог понять нервозность Риверза, главным занятием, которого были финансовые бумаги, а не наличные деньги. Но он не хотел дать Стивену Эмбри ни малейшей возможности для маневра. Если план сработает, король Коста-Хабичуэлы отдаст ему эти деньги, да и любые другие, ради выгодных инвестиций и быстрого дохода.

С минуты на минуту явятся поверенные, и начнется самая трудная часть: написать бумагу, которая уличит Эмбри, но не будет выглядеть обвинением, исключив из этой истории Жозефину и позволив ему самому маневрировать, не совершая ничего противозаконного.

Себастьян изложил эти пункты. Написав имя Жозефины, он задумался. Если бы мир был совершенным, как бы он, Себастьян, относился к ней? Он откинулся на спинку удобного кожаного кресла. Если бы мир был совершенным, Шарлотта не таяла бы у него на глазах и не умерла бы всего через четыре года после свадьбы. Он не питал никаких иллюзий о мире, в котором живет. Но если Жозефина та, за кого себя выдает, если на миг представить, что ее отец сказал правду…

Себастьян на мгновение прикрыл глаза, потом снова вернулся к своему списку. Валентин сказал, что род Гриффинов выдержит скандал. Трудность в том, что Жозефина, эта хитрая, вспыльчивая, сыплющая сказками дерзкая девчонка, завязала его в такие узлы, что он не может черного от белого отличить. И любит ее за это.

У него перехватило дыхание. Господи! Себастьян вскочил. Слово «любовь» было не из тех, какие он употреблял с легкостью, даже в мыслях. Он мог легко признать, что Жозефина часто невыносимо раздражает его. Но она ему подходит. Она перечит ему. Бросает вызов. Возможно, хаос, который окружал ее, и заставил его почувствовать себя… живым. Наполовину безумным, но живым.

В дверь постучали.

– Войдите.

Он ожидал поверенных, но на пороге появилась его невестка.

– Себастьян, мне нужно поговорить с тобой.

– Кэролайн? Мы все встретимся сегодня вечером. Это не может подождать до…

– Я только что получила это, – перебила она, протянув письмо.

Подняв бровь, Себастьян развернул его. Прочитав, он снова поднял глаза на невестку:

– Ты приглашала ее на ленч?

– Нет. Я уже собиралась отправиться по магазинам с Энн и Джоанной, когда прибыло письмо, и лакей заявил, что ему велено ждать ответа.

Его ум лихорадочно заработал. Жозефине нужно поговорить с кем-то из его семьи перед дневной встречей. И в обществе замужней женщины ей не требуется компаньонка.

– Что ты ответила?

– Сказала, что заеду с сестрами в полдень, как она просит.

– С сестрами…

– Мы втроем уже садились в карету, когда появился лакей. Я не знала, что еще сказать, не давая Джоанне повода закатить истерику. Она и так злилась, что я знакома с принцессой и не представила ее. – Жена Закери нахмурилась. – Думаю, она что-то не смогла тебе сказать во время твоей утренней встречи с ее отцом.

– Я тоже так думаю.

– Привезти ее сюда?

Это самое удобное, но если Жозефина вынуждена была прибегнуть к такому способу связи, то, возможно, за ней следят. Он тут же отбросил желание уединиться с нею, чтобы ее отец не заподозрил, что она перешла на сторону противника. Себастьян взглянул на карманные часы. Почти полдень.

– Отвези ее к себе домой, – сказал он медленно. – Зак там?

– Да. Он просматривает с папой отчеты о животноводстве.

– Хорошо. Пусть не уходит. Я заеду поговорить с ним. Ты сможешь оставить меня наедине с Жозефиной на несколько минут, так, чтобы никто не заметил?

– Думаю, да. – Она открыла дверь. – Ты доверяешь ей, Себастьян?

Он коротко улыбнулся:

– Это очень хороший вопрос. Спасибо, Каро, что приехала ко мне с этим.

Она улыбнулась в ответ:

– Никто из нас не может предсказать, куда приведет сердце. Я рада, что ты понял это о Закери и мне. И я надеюсь… Но пока оставим это.

Шагнув вперед, он быстро поцеловал ее в щеку.

– Только постарайся держать Джоанну подальше от Жозефины. Нам еще дамской драки не хватало.

Удивленно кивнув, Кэролайн вышла и спустилась в холл, откуда доносились жалобы Джоанны, что ей не позволили встретиться с герцогом, и замечание Энн, что ей крупно повезло.

Что случилось? Когда он утром видел Жозефину, то не ощутил ничего безотлагательного, но что-то заставило ее затеять эту странную игру.

Себастьян сунул бумагу назад в ящик. Ленч мог оказаться именно ленчем. Но у Кэролайн хорошая интуиция, и сегодня он полностью согласен с ней. Что-то происходит, и это связано с Жозефиной. Как обычно. Себастьян тепло улыбнулся.

Поднявшись наверх переодеться, он взял с прикроватного столика последнюю книгу, рекомендованную Закери. «История камберлендского рогатого скота» прекрасно помогала заснуть, а название, вытисненное крупными золотыми буквами, служило оправданием визита к брату.

Когда Себастьян спустился в холл, Стэнтон как раз распахнул дверь, вошли Хакли, Суинк и Чаллингтон, его поверенные. Проклятие!

– Господа, – сказал Себастьян, взяв перчатки и шляпу у дворецкого, – у меня для вас два задания, оба нужно закончить к четырем часам. Второе мы обсудим после моего возвращения. Первое – составить договор между мной и Стивеном Эмбри, королем Коста-Хабичуэлы, что я буду ежегодно выплачивать ему десять тысяч фунтов.

Хакли, самый старший из трех, кивнул:

– Мы сразу же начнем, ваша светлость. Я могу спросить, за что выплачивается эта сумма?

– За дочь Эмбри. Мою будущую жену, Жозефину Катарину Эмбри.

Дружный вздох бесстрастной, всякого повидавшей троицы заставил Себастьяна улыбнуться. Если его брак потряс этих троих, то можно вообразить, что творится сегодня в Мейфэре. Но это, не идет ни в какое сравнение с тем, что начнется, когда свет узнает, что ее отец вор, а герцог Мельбурн женился на особе – как он начал понимать, – без благородной родословной. На простолюдинке, скажут они, хотя он с этим решительно не согласен. В Жозефине Эмбри нет абсолютно ничего простого.

Если он не придумает выхода, скандал будет грандиозный. Никто не посмеет напрямую отказать им от дома, но будут вечера, приглашения на которые затеряются, и ленчи, где старухи будут с упоением сплетничать. Для Жозефины это будет тяжело, но это лучше, чем остаться в Англии незамужней.

Так что вопрос не в том, хватит ли у него отваги поднять бурю, но в том, есть ли у Жозефины храбрость противостоять ей. И вполне возможно, что лучше позволить ей исчезнуть за Атлантикой, это надежнее любой защиты, которую он может предложить.


– Папа! – окликнула его Пип, когда он подходил к конюшне.

Конюх уже вывел Мерлина, но Себастьян повернулся на голос дочери. И нахмурился, увидев, откуда она появилась. Миссис Бичем поблизости не было.

– Ты опять выбралась через окно библиотеки?

– Дело неотложное, – запыхавшись, она схватила его за руку. – И миссис Бичем меня подзадорила.

– Тогда в чем дело?

– Ради Бога, не здесь. – Она тащила его прочь от удивленных конюхов.

– Хорошо, Пип, – сказал он, когда они почти вернулись к дому. Миссис Бичем, шелестя юбками, спешила из-за угла, но он махнул ей. – У меня мало времени.

– Сегодня утром Мэри Хейли сказала мне, что когда ты женишься на принцессе Жозефине, нам придется покинуть Англию и жить в Коста-Хабичуэле. Я не хочу ехать. – На ее серые глаза навернулись слезы.

Себастьян присел на корточки, и дочь бросилась ему в объятия.

– Я думал, что ты хочешь путешествовать, – сказал он, вручив ей свой носовой платок.

– Хочу, – всхлипнула Пип, – но Коста-Хабичуэла очень далеко от наших друзей и родных.

Тем более что она просто не существует.

– Мы не покинем Англию, милая.

– Ты уже не женишься на Жозефине? Ты говорил, что все может измениться.

– Ничего не изменилось. – Он заколебался. – Ты ведь не говорила об этом Мэри?

– Конечно, нет. Она ужасная сплетница.

– Хорошо. Я планирую жениться на принцессе Жозефине. Это тебя тревожит?

Пип тряхнула темными кудряшками.

– Нет, если мы не должны уехать отсюда.

– Не уедем. Я обещаю.

– Хорошо. Я подумала, что когда я действительно отправлюсь путешествовать в Африку и Китай, хорошо, чтобы у тебя здесь кто-то был, когда я уеду.

Себастьян снова обнял дочь.

– Ты большая умница.

– Да, я знаю.

Пряча улыбку, он выпрямился.

– Тогда возвращайся домой и извинись перед миссис Бичем, что сбежала. И больше не лазай в окна. – Учитывая, что вчера вечером он сделал то же самое, от дальнейших назиданий Себастьян воздержался.

Пенелопа успокоилась, теперь его единственной заботой была Жозефина. И еще надо поставить заслон мошенничеству и спасти переселенцев от верной смерти. Сев в седло, Себастьян вздохнул. Если он сумеет выяснить, что делать с Жозефиной, с остальным будет легче справиться.


Проведя двадцать минут в доме леди Кэролайн, Жозефина начала задаваться вопросом, не ошиблась ли она, обратившись за помощью к невестке Себастьяна. Карета приехала в полдень, но все остальное выглядело так, будто Кэролайн действительно пригласила ее на ленч. Многочисленные сестры и матушка леди Кэролайн, казалось, считали это обычным светским визитом. Именно по этой причине она выбрала Кэролайн, а не Элинор, но…

– Ваше высочество, – заговорила Джоанна, – вы должны рассказать, как его светлость сделал вам предложение. Это было романтично? Я два года пыталась привлечь его внимание, и ничего не помогало.

«Себастьян прожевал бы тебя и выплюнул», – подумала Жозефина, но улыбнулась.

– Это случилось очень быстро, – сказала она. – Скорее удивительно, чем романтично.

– Но в чем ваш секрет? – упорствовала Джоанна. – Все думали, что после смерти жены он никогда не женится.

– Джоанна, – вмешалась младшая Энн, – довольно. Не говоря уж о том, что глупо выяснять у женщины, как можно завлечь мужчину, за которого она собирается замуж, думаю, большой успех принцессы Жозефины состоит в том, что в отличие от тебя она не делает из себя посмешище.

– Ты тоже не замужем, Энн!

– Но я не спрашиваю, как обольщать чужих мужчин. Если уж на то пошло, я жду человека, который путешествует дальше, чем от Шропшира до Лондона.

– Джоанна! Энн! Прекратите, – к счастью, прервала перепалку сестер Кэролайн, снова войдя в комнату. – Ваше высочество, вы хотите посмотреть книги, которые мы обсуждали?

Жозефина встала так быстро, что едва не пролила лимонад.

– С удовольствием.

– Я помогу вам, ваше высочество, – вскочила Джоанна.

Черт бы ее побрал!

– О…

– Джоанна, дай принцессе Жозефине несколько минут передышки, пока у нее уши не разболелись от твоей болтовни. Она приехала сюда побыть в тишине. Так что сиди здесь, ради всего святого.

Строго взглянув на сестру, Кэролайн проводила гостью по коридору. В открытую дверь была видна большая комната с книгами и удобной мягкой мебелью.

– Спасибо, что увезли меня из Бранбери-Хауса, Кэролайн, – тихо сказала Жозефина, как только они остались одни. – У меня срочные новости для Себастьяна. Если я скажу вам, вы передадите ему без задержки?

Взгляд Кэролайн сместился куда-то за плечо Жозефины.

– Да, полагаю, я с этим справлюсь, – сказала она и вышла, закрыв за собой дверь.

У Жозефины мурашки по рукам побежали, она обернулась.

– Себастьян?

– Кэролайн сообщила мне, что ты сама себя пригласила на ленч. – Он стоял, прислонившись к стене между высокими окнами. – Она решила, что ты хочешь поговорить со мной.

– Слава Богу! – выдохнула Жозефина и бросилась к нему.

Запустив пальцы в его шевелюру, она тянула его вниз для поцелуя. Себастьян сильно и властно обнял ее за талию. От его ответного поцелуя спало напряжение в плечах, но тут же возникло в другом месте, требовавшем его внимания.

– Так ты действительно хотела меня видеть? – Он провел подушечкой большого пальца по ее губам.

Жозефина затрепетала.

– Да. Я так рада, что она рассказала тебе.

Как она… растаяла, почувствовав, что он здесь. Только он так действовал на нее. В нынешних обстоятельствах это ее беспокоило. Потому что сейчас ей нужно все ее здравомыслие. Иначе в ее воображении возникают фантастические сценарии, в которых она и он остаются вместе. Увы, сказочные финалы только для настоящих принцесс, а она не из них.

– Ты в опасности? – нахмурил он красивую бровь. – Я не позволю тебе вернуться в Бранбери-Хаус, если есть хоть малейшая…

– Нет, – перебила Жозефина. Знать бы, беспокоится он о ней как джентльмен или как мужчина. – Мой отец никогда не причинит мне зла.

– Он пытался убить меня.

– Ты не его дочь. И тебе все еще грозит опасность.

– Как так?

– Он догадался, что ты намерен заморозить украденные деньги, если он передаст их тебе для инвестиций. Он тебе их не отдаст.

Себастьян посмотрел на нее, потом подошел к стоявшему у окна креслу и сел.

– Проклятие, – пробормотал он. – Думаю, я был слишком откровенен, но вижу мало способов остановить его, не впутывая тебя.

У Жозефины сердце упало.

– Я думала об этом. – Она присела на краешек кресла напротив. – Я, конечно, в этом замешана. – Она вжала кулак в бедро. – Но даже без этого… как ты сказал, я не ангел.

Снова подняв глаза, она увидела, что Себастьян смотрит не на ее лицо, а на руки.

– Так ты хочешь, чтобы всю вашу компанию бросили в тюрьму? Или хуже?

– Конечно, нет! Я не Жанна Д'Арк. Но я понимаю роль, которую играла. Если придется обвинить меня, чтобы остановить его, тогда…

– Нет.

– Себастьян, ты не можешь, подобно моему отцу, игнорировать реальность, предпочтя ей иллюзии. И ты, вероятно, предвидишь, что он изобретет какую-нибудь причину, лишь бы не отдавать тебе деньги, пока не вынудит нас пожениться. И тогда твое благополучие будет буквально и фигурально привязано к его махинациям.

Себастьян открыл было рот, потом снова погрузился в размышления.

– Я не верю в поражение, – наконец сказал он.

– Как и мой отец. Когда мы обсуждали это вчера вечером, я думала, что он не станет противиться шансу быстро разбогатеть на так называемых инвестициях. Но я не сказала тебе, что до того, как ты… присоединился ко мне, я два часа перечитывала его письма.

– И?

– И я думаю, что он всегда… Не знаю, как это выразить… – Жозефина вздохнула. – Он всегда хотел быть важной персоной. Сначала в армии Веллингтона, а когда потерпел неудачу, то у Боливара, сражавшегося против Испании. Но отец в Южной Америке был иностранцем, Боливар и его генералы его никогда не принимали всерьез. Наши планы обеспечили отца средствами, но не властью. Тогда он придумал Коста-Хабичуэлу, где мог быть королем. Выше этого ничего нет, полагаю. Ничто другое его не заботило. Я соглашалась с этим, потому что люблю жить в комфорте. Да он и не стал бы слушать меня.

– Я понимаю его резоны. И твои тоже.

– Не думаю. Ты родился, чтобы стать герцогом Мельбурном. Ты никогда не стоял в сторонке, завидуя чужой власти и привилегиям. – Жозефина откашлялась. Только бы голос не дрожал, и слезы не покатились, они сейчас ни к чему. – Когда ты освобождаешься от своих мечтаний, ты по-прежнему остаешься Мельбурном. А мой отец без своих иллюзий – неудачник-военный, который не служил своей стране. А я – его дочь.

Наконец она сказала это. И сделала это так откровенно, как могла. Ее отец простолюдин, и она простолюдинка.

– Короче говоря, – произнес Себастьян, – ты хочешь сказать, что недостойна моей защиты или моей привязанности.

Жозефина закрыла глаза, надеясь, что он не увидит, как больно слышать, что он соглашается с ее оценкой обстоятельств.

– Точно, – прошептала она.

– Я кажусь тебе жестоким или коварным? – спросил он резко.

Когда она снова открыла глаза, он опустился перед ней на колени и взял ее руки в свои.

– Нет.

– Это интересно. Мои родные братья обвинили меня в том и другом. – Он нахмурился. – Род Гриффинов, или, скорее, Грифанусов, существует в Англии со времени римлян. Мои предки были среди первых, возведенных в благородное звание, и один из них, как гласит легенда, заслужил титул герцога, который потом передавался из поколения в поколение. Полагаю, что мое семейство в дальнейшем получило возможность пользоваться привилегиями, которые дает высокий титул, заслуженный моим предком многие столетия назад.

Это самое циничное, что она слышала от него о его семье и о нем самом. Признание удивило ее.

– Себастьян, ты не должен оправдываться в том, что делаешь. Ты благородный человек, именно это делают благородные люди.

– Ты не так поняла меня, Жозефина. Я хочу сделать то, что собираюсь сделать. Даже если это неправильно. На этот раз я хочу извлечь выгоду из древней репутации моих предков.

– Но ты же не можешь допустить, чтобы отец отправил суда через Атлантику, – возразила она.

Уголки его губ дрогнули.

– Ты права. Но я не совсем об этом говорил.

– Тогда о чем ты говорил? – Она нахмурилась. – Ради Бога, я окружена людьми, которые говорят околичностями. Не будь…

– Я хочу жениться на тебе.

Глава 20

Жозефина ошеломленно уставилась на него, распахнув карие глаза. Если ему нужны доказательства, что она не стремится обмануть его и заманить в брачную ловушку, выражение ее лица давало их с лихвой.

Себастьян ждал еще полминуты, приятное удивление соперничало с растущим раздражением. Любая женщина в Лондоне билась бы экстазе, если бы он сделал ей предложение.

– Ты меня слышала, как я понимаю, – наконец пробормотал он, подняв бровь.

– Я слышала. Я только не знаю, что сказать.

– А-а… – Отпустив ее руки, он поднялся. – Если ты ищешь большего преимущества для тебя, то надо сказать «да». Если ты ищешь западню или условие, тогда скажи «нет».

Он отошел к окну. Незачем ей видеть, что он не так собран, как изображает. И услышал, как она поднялась. Он почти ожидал, что она скользнет за дверь, и подскочил, когда она коснулась его руки. Он обернулся.

– Так ты сделала…

Жозефина пнула его по голени. Сильно.

– Черт, – выругался он, но не стал наклоняться, чтобы потереть ногу. Он не хотел, чтобы следующий удар пришелся по голове.

– Я пришла сюда не затем, чтобы получить предложение. – Она скрестила руки на груди.

– Если ты пытаешься спрятать от меня свою грудь, я уже вкусил ее блаженства, – парировал Себастьян. – Какого дьявола ты на меня разозлилась? Даже если ты не испытываешь ко мне симпатии, я по существу, предложил спасти тебе жизнь.

– Мне потребовалось долгое время, чтобы решить высказаться против моего отца, – ответила Жозефина и вспыхнула, потому что его взгляд снова опустился к ее груди, – он всегда хотел, чтобы у меня было все самое лучшее.

– Решение сделать тебя принцессой вымышленной страны не самый мудрый способ. – Себастьян знал, что говорит цинично, но он был зол.

– Да, не мудрый. Но независимо от его методов мой визит сюда означает, что я предала его. Потом ты заявляешь, что хочешь жениться на мне, и теперь такое ощущение, словно я… вознаграждена за то, что примкнула к противоположной стороне.

Вознаграждена! Это звучит более многообещающе, чем пинок по ноге. Себастьян позволил себе на секунду задержаться на этой мысли.

– Ты необыкновенная женщина, Жозефина, – сказал он, выбирая слова. – И ты права, мне следует заниматься главной проблемой. Я забираю свое предложение.

– Ты… – Она закрыла рот. – Хорошо.

Он прятал рвущуюся улыбку.

– Наша задача состоит в том, чтобы воспрепятствовать отплытию судов. Поскольку я не смогу изъять у него украденные деньги, наши возможности ограничены.

– Тебе нужно, чтобы нас арестовали, – заявила она с дрожью в голосе.

– Это остается на самый крайний случай.

– Поскольку ты не можешь изменить ветер, чтобы он пригнал суда назад, к берегам Англии, я не вижу другого выхода.

Изменить ветер. Она сделала так в проспекте. Но что-то в том, как она это сказала сейчас, дало Себастьяну намек на идею. Изменить ветер!

– Мне пора вернуться к остальным, – нарушила тишину Жозефина. – Что будем делать?

Он посмотрел на нее:

– Сегодня днем я собираюсь подписать все соглашения и разозлиться, когда твой отец откажется передавать средства для инвестиций.

– Но соглашения обязывают тебя жениться на мне. И выплачивать ему десять тысяч фунтов. Ежегодно.

– Я знаю, что ты отказала мне, моя дорогая, но…

– Я не отказывала, – возмутилась она. – Я отклонила твое предложение, потому что у нас есть куда более неотложные вопросы.

– Я это запомню. – Она действительно хочет выйти за него. Его сердце зачастило. – С того момента, как ты объявила всему свету, что мы собираемся пожениться, это стало свершившимся фактом. Подписание бумаг – простая формальность. – Взяв Жозефину за подбородок, он нежно поцеловал ее. – Что касается остального, – пробормотал он, – тебе придется довериться мне, пока я не смогу обсудить со своим семейством все детали этого дела.

– Я не приучена доверять людям, Себастьян. – Она поцеловала его в ответ, ее вздох грозил украсть не только его дыхание, но и душу. – Но тебе я доверяю.

Взяв Жозефину за руку, он проводил ее к двери библиотеки.

– Я намерен снова сделать тебе предложение, Жозефина, – прошептал он. – И в следующий раз тебе лучше меня не пинать.

– Я недавно перестала давать обещания, – нетвердо сказала она, – по крайней мере те, которые не могу сдержать.


– Что ты сделал? – вскочил Шей. Гнев затмил следы усталости на его лице.

– Я подписал соглашения, – повторил Себастьян и, налив себе портвейна, снова уселся у камина в гостиной Гриффин-Хауса. – Если хочешь, чтобы я повторял все свои слова, то это надолго затянется. А у мистера Райс-Эйбла вид такой, что ему неплохо бы поспать.

Профессор выглядел скорее ошеломленным, чем усталым, но Себастьян мог это понять. Судя по рассказу Шея, он буквально выволок беднягу из классной комнаты в Итоне.

– Прости, если мы медленно соображаем, – вставила Нелл, – но я думала, цель состояла в том, чтобы отделиться от семейства Эмбри, а не еще больше запутываться в его махинациях.

– Должен согласиться, Мельбурн, – добавил Валентин. – Ты не думаешь, что придется идти с этим к Принни, рассказав, что подписал брачный контракт с девицей, которая ударила тебя по ноге?

– П-принни? – пискнул Райс-Эйбл.

– Я не пойду к Принни, – возразил Себастьян, надеясь, что профессор воздержится от обморока.

– Тебе придется сообщить ему, прежде чем ты отправишься на Боу-стрит.

– Я не пойду на Боу-стрит, Зак.

– Тогда какой у тебя козырь, Мельбурн? – Валентин положил руку на плечи жены, которая, казалось, была готова спрыгнуть с дивана и задушить старшего брата.

– Я тоже собираюсь совершить мошенничество, – сказал Себастьян. – И оценил бы вашу помощь в этом деле.

– Рассчитывай на меня, – тут же сказал Валентин.

Его родные братья казались не столь сговорчивыми. Он не мог винить их за колебание. С тех пор как в семнадцать лет он унаследовал титул герцога и ответственность за воспитание сестры и двух братьев, он постоянно заявлял о надлежащем поведении и о том, что Гриффины делают и чего не вправе делать.

– Ты? – пробормотал Шей. – Ты собираешься идти против… Ты Мельбурн. Ты не можешь.

– Я должен сделать это, потому что я Мельбурн. Но больше потому, что я еще и Себастьян Гриффин. – Он нервно покашлял. – Вы все говорили, что надеетесь, что когда-нибудь мои… методы обернутся против меня. Возможно, это время настало. Теперь, пожалуйста, сообщите мне, поможете вы мне или нет.

– Гм, возможно, мне лучше подождать в холле, – пробормотал Джон Райс-Эйбл, поднимаясь.

Себастьян, подняв руку, остановил его:

– Поскольку я прошу и вашей помощи, я не намерен ничего от вас скрывать.

– Если это твое «мошенничество» сработает, – натянуто сказала Элинор, явно не одобряя, что они обсуждают это в присутствии постороннего, – это освободит тебя от обязательства жениться на принцессе… или кто она там… Жозефине?

– Нет. Должен сказать, что я намереваюсь жениться на Жозефине независимо оттого, что случится.

– Твое чувство долга не слишком далеко зашло? – поинтересовался Шей.

Себастьян стиснул челюсти. Обсуждать его чувства… Он к этому не привык, особенно за последние четыре года. И говорить о деликатных вещах казалось бестактным.

– Удовлетворитесь тем, что мои намерения относительно Жозефины имеют мало общего с обязательствами или долгом.

Нелл, охнув, подалась вперед.

– Ты хочешь сказать, что девушка, которую ты наконец выбрал, это…

– Выбирай слова, Закери, – пробормотал Себастьян, – иначе у нас будут серьезные разногласия.

– Хватит. – Валентин поднялся и налил себе кларета. – Райс-Эйбл?

– Нет, спасибо.

– Не стану слушать, потому что, судя по вашему виду вам это необходимо. – Маркиз наполнил красным вином второй бокал и вручил профессору. – Я хочу знать, в чем заключается твое так называемое мошенничество. Мне скучно жить без авантюр, поэтому я готов содействовать тебе.

– Мне сегодня пришла в голову идея. Жозефина хочет сделать все возможное, чтобы не позволить переселенцам покинуть Англию, даже если это означает, что ее с отцом арестуют. Но я не только эту цель преследую. У нас три задачи: не допустить переселения в Коста-Хабичуэлу, вернуть инвесторам деньги и избавить Жозефину от серьезных неприятностей.

– Не обращаясь к Принни или на Боу-стрит. – Сердитое лицо Шея стало задумчивым, он никогда не мог устоять перед хорошей загадкой. – Но воспользоваться помощью Джона.

– Нельзя объявить, что такой страны, как Коста-Хабичуэла, вообще не существует, – сказала Сарала, – это повлечет аресты и усугубит положение Жозефины.

– Ты собираешься наводнить Коста-Хабичуэлу испанскими солдатами, не так ли? – Валентин приветственно поднял стакан. – Довольно амбициозно, но я не уверен, что это квалифицируется как мошенничество.

– Ты почти угадал, Деверилл. Я собираюсь наводнить Коста-Хабичуэлу, но не солдатами, а водой. Наводнение, какого сто лет не было, смыло Сан-Сатурус, уцелевшие жители бежали в Белиз. Все пастбища смыло в Атлантический океан, древняя гавань разрушена.

– Черт побери, ты гений, Мельбурн! – расхохотался Валентин. – И напрасно держишь втуне свои таланты, оставаясь благородным и добропорядочным.

– Но там нет никаких пастбищ, – заметил Райс-Эйбл между глотками кларета.

– Я абсолютно верю вашему описанию Берега Москитов, профессор Райс-Эйбл. Но чтобы остановить беду, я вас попрошу сказать, что все пастбища исчезли. Если это ложь, то ложь во спасение.

– Да. Побывав там, я понимаю, как важно остановить переселенцев, ожидающих найти там рай. Боже, какая это была бы трагедия. Но выдумать погодные катаклизмы… Это представляется мне невероятным.

– Если Принни… принц Георг узнает, что Стивен Эмбри обвел его вокруг пальца и выставил дураком, ничего хорошего не будет, – сказал Себастьян. – Сейчас, когда Англия воюет на Пиренеях, она не может себе позволить, чтобы ее монарх выглядел недостойно. Кроме того, Эмбри посадят в тюрьму, и у него не будет никаких стимулов показать, где находятся украденные деньги. И его семейство обвинят в любых преступлениях.

– Ваше свидетельство, Райс-Эйбл, поможет восстановить справедливость, – с улыбкой сказала Сарала. – Условия, которые вы опишете, будут верны. Единственной неправдой будет утверждение, что территория стала неприемлемой для жизни недавно, вместо того чтобы сообщить всем, что так было всегда.

– Как я сообщу эту информацию? Я автор непопулярной книги. А этот Эмбри считается королем страны…

– Вы получите письмо от друга, который стал свидетелем бедствия и послал сообщение в «Лондон таймс», – сказал Себастьян. – Я прослежу, чтобы его напечатали.

Джон Райс-Эйбл усмехнулся:

– Я думал, что все мои приключения в прошлом. В Лондоне, в обществе знаменитого семейства Гриффин, я меньше всего ожидал найти очередное. Ваша цель определенно благородная, ваша светлость. Я в вашем распоряжении.

Себастьян с облегчением потер руки:

– Превосходно. Шей, Сарала, можете сочинить письмо?

Шарлемань коротко кивнул:

– Конечно.

Это прозвучало не слишком восторженно.

– Проблемы?

– Нет. – Саркастически посмотрев на Райс-Эйбла, Шей встал и подал руку жене.

– Опишите апокалиптические ужасы, – напутствовал их Себастьян, решив поговорить с Шеем позже.

– Когда мы закончим, ангелы будут бояться коснуться ступней земли Коста-Хабичуэлы.

Райс-Эйбл тоже встал:

– Возможно, и я мог бы приложить руку.

– Шей, приходите к завтраку с тем, что у вас получилось, – сказал Себастьян, и все трое вышли.

– Немного холодно, – заметил Валентин, когда входная дверь закрылась.

– Нелл, мне нужно, чтобы ты с Каро занялись приглашениями на бал по поводу помолвки, который состоится здесь через три дня.

– Через три дня? Да за это время можно только приготовить приглашения, их даже разослать не успеем, – возразила сестра.

– Найми людей.

– Нет.

Себастьян впился в нее взглядом:

– Я не собираюсь это обсуждать. Мне нужно многолюдное мероприятие под моим контролем, на котором мы можем узнать новости о Коста-Хабичуэле. Это…

– Под твоим контролем оказывается любое мероприятие, которое ты посещаешь, Себастьян. И я не… не хочу, чтобы ты считал, что помолвкой и женитьбой остановишь Эмбри. – Слеза покатилась по ее щеке, и Элинор сердито смахнула ее.

– Ты думаешь, что можешь помешать мне жениться? – В его словах сквозила ярость.

– Я только хочу, чтобы ты сделал это по разумным причинам, – парировала Нелл, ее голос дрожал от эмоций. – Так что я не буду помогать тебе устраивать бал по поводу помолвки. Выбери другой повод.

Себастьян скрестил на груди руки. Это его план? Помолвкой и свадьбой остановить Эмбри? Жозефина, конечно, скорее всего, согласится на это.

– Закери, Каро, мы можем попросить Энн притвориться, что за ней ухаживает Джон Райс-Эйбл?

– Да, – без колебаний ответила Кэролайн.

– Хорошо. Это даст ему повод послезавтра посетить вечер у Таффли. – Себастьян снова повернулся к сестре: – Это тебя устраивает?

Она вскинула подбородок.

– Это означает, что никакого бала по поводу помолвки не будет?

– Будет, – сказал он, – как только я сумею убедить Жозефину сказать «да».

– Она тебе отказала? – скептически спросил Закери.

– Она меня пнула по ноге. Я действительно выбрал для предложения не лучшее время.

– Пнула? – повторила Нелл и в ответ на его кивок наморщила губы. – Она мне начинает нравиться.

– Что мы делаем в следующие полтора дня? – Валентин допил кларет и встал. – Мне радоваться за парочку, заботиться о переселенцах или остаться дома и заняться с женой увеличением потомства?

– Валентин, – пробормотала Нелл, покачав головой.

– Устроить катаклизм в Центральной Америке, возможно, хорошая идея. Но не будь слишком прямолинеен, – напомнил Себастьян.

– Я мастер тонких ходов. Идем, дорогая.

– Буду держать вас в курсе событий. – Себастьян подал руку Кэролайн, и все четверо пошли к двери. – Нелл?

Сестра с настороженным видом повернулась к нему:

– Что?

– С Жозефиной я чувствую себя счастливым.

Элинор, потянувшись, поцеловала его в щеку.

– Тогда нам лучше сделать твое мошенничество успешным.


Заканчивая пришивать зеленый крест на рукав нового платья из изумрудного шелка и кружев, Жозефина слышала голоса отца и Халлоуэя, доносившиеся из кабинета напротив. Мужчины смеялись, перемежая насмешки над глупым высокомерием герцога Мельбурна замечаниями о сладком запахе десяти тысяч фунтов, которые тот отдал, подписав согласие на брак.

Эти деньги для отца означали победу – он не только не расстался со своими средствами, но еще и увеличил их, выманив немалую сумму у простака, который пытается остановить его. Для Жозефины эти деньги были свидетельством того, что Себастьян был серьезен, сказав, что хочет жениться на ней.

– Тебя что-то тревожит, дочка? – спросила мать, сидевшая рядом.

– А тебя ничто не беспокоит? – парировала Жозефина, уронив шитье на колени. – На сей раз, он зашел слишком далеко. Люди могут погибнуть.

Мария Эмбри подняла брови.

– Тебе когда-нибудь не хватало еды, комфорта, образования?

– Нет. Конечно, нет. – Жозефина нахмурилась. – Но это другое.

– Твой отец – дворянин в теле простолюдина. Он просто пытается быть тем, кем он есть в душе. У короля должны быть подданные.

– Мертвые?

– У них будут запасы. Ты никогда не была на Береге Москитов. Откуда такая уверенность, что эта попытка обречена?

– Но это… – Жозефина понизила голос, хотя и сомневалась, что отец услышит ее среди самовосхвалений. – Он теперь берет не только у банков. Он забирает сбережения у тех, у кого средств меньше, чем было у него, когда он начинал. Как ты думаешь, что произойдет на самом деле, когда поселенцы доберутся до Коста-Хабичуэлы?

– Мы не можем этого знать, – ответила мать холодным тоном, каким разговаривала за обедом. – И это дело твоего отца, а не мое. – Она снова взялась за шитье. – Если у тебя есть сомнения, поговори с ним.

– Сомнений достаточно. Я начинаю думать, что он сам верит всему, что рассказывает. Это надо остановить, мама.

Мать взглянула на приоткрытую дверь.

– Не знаю, как можно остановить это, не погубив его, – пробормотала она. – Не то чтобы у меня нет сострадания к несчастным, просто я люблю своего мужа. – Ее пальцы замерли. – Ты скажешь Мельбурну всю правду? Он будет смотреть на тебя по-другому и, конечно, найдет способ избежать женитьбы.

Мельбурн знал и все еще смотрел на нее по-прежнему. Он все еще хотел жениться на ней. Хотя ее мать и не права в отношении Себастьяна, однако верно оценивает ситуацию, если речь идет об обществе. Все возненавидят ее отца, с отвращением будут вспоминать, как охотно искали его общества. Мельбурн может оградить ее от этого, но взамен это затронет его.

– Я иду спать, – сказала Жозефина, собрав шитье и вызвав Кончиту. – И я все-таки хочу, чтобы ты предложила ему выкупить землю, которую он продал. Никто не должен страдать или умереть из-за его мечтаний. Это не то, чем я могу гордиться.


Жозефина поднялась в спальню раньше Кончиты, подошла к незапертому окну и распахнула его. Она могла задаваться вопросом о причинах выйти замуж за Себастьяна, но знала, что она хочет этого брака не из-за желания получить защиту в теперешних сложных обстоятельствах.

Ей было важно уяснить для себя, страдает ли она той же болезнью, что и отец, владеет ли ею та же потребность казаться более важной персоной, чем она есть на самом деле. Ей ведь нравится, что Себастьян заставил ее почувствовать себя оцененной, драгоценной, возвеличенной.

– Нет, – ответила она самой себе, присев на краешек кровати.

С Хейреком она имела бы такую же возможность получить титул и узаконить свое социальное возвышение. Она, возможно, сделала бы это, не удиви ее Себастьян в этой самой комнате. Но когда она вообразила жизнь с Хейреком… это не имело ничего общего с тем трепетом и восторгом, который охватывал ее при одном только взгляде на Себастьяна.

И он нуждается в ней. Он предпочел ее не потому, что она принцесса, богатая наследница или умеет убедить людей расстаться с деньгами. Он ценил ее за ее личностные качества – за ее душу и ум. Когда они встретились в первый раз, она видела его одиночество, слышала это в отстраненных, холодных интонациях его голоса. За последние дни одиночество, казалось, оставило его, и Жозефина думала, что именно она тому причиной. Это было безрассудное, сильное, пьянящее чувство, которого она никогда не ожидала испытать, но от которого теперь не хотела отказываться. Никогда. Она снова посмотрела в окно, и сердце у нее сжалось. Она не хотела, чтобы он влезал в окно и уходил на рассвете. Она хотела, чтобы он был в ее жизни всегда.

В его обществе она стала другой и сейчас нравилась себе больше той, какой была прежде.

Еще несколько дней. Только несколько дней, и она узнает, заслужила ли она жизнь с Себастьяном, о которой мечтала, или ей придется одной бежать в ночь.

Глава 21

– Доброе утро, ваша светлость, – приветствовал Стэнтон спустившегося Себастьяна.

– Доброе утро. Моя дочь проснулась?

– Она в маленькой столовой.

– Спасибо. Я дома только для родных и королевской семьи Коста-Хабичуэлы. – Он пошел по коридору.

– Хорошо, ваша светлость. Лорд Шарлемань прибыл пять минут назад. Он с леди Пип.

Ах, Шей. Себастьян вздохнул. Этим утром ему совсем не хотелось препираться, его тянуло глупо улыбаться без всякой причины, но он не уклонится от спора. Для мужчины зрелого возраста, который столько лет управлял такой могущественной страной, как Англия, стремление быть рядом с Жозефиной могло бы быть сугубо приватным делом, которое не может качнуть земную ось. Но для Себастьяна сейчас не было ничего более важного, чем это.

– Нужно, чтобы никто не нарушал нашего уединения.

– Я прослежу.

Себастьян открыл дверь столовой:

– Доброе утро.

Пип бросилась к нему и потянула его за руку к месту в торце стола.

– Тебе нужно поговорить с дядей Шеем, – сказала она и отпустила его руку, чтобы отодвинуть тяжелый стул.

Шарлемань сидел на своем старом месте по правую руку от Себастьяна, тарелка Пип стояла напротив.

– Да, я знаю, – ответил Себастьян. – Думаю, мы погуляем в саду, пока ты закончишь зав…

– Это не может ждать, – перебила дочь. – Дядя Шей, скажи папе, что ты сказал мне.

Серьезное лицо Шея напряглось.

– Пип, я не…

Девочка жестом остановила его.

– Я сама тебе скажу. Дядя Шей говорит, что я могу быть принцессой. – Пенелопа прижала руку к сердцу.

Себастьян поднял бровь.

– Он так сказал?

– Да. Он сказал, что если ты женишься на принцессе Жозефине, тогда я могу быть принцессой, если захочу, потому что в ее семье все могут быть, кем хотят. А когда ты женишься на ней, я буду членом ее семьи!

Его веселье исчезло, когда он услышал причину предположений дочери. Себастьян едва заметил, как появившийся Стэнтон отослал лакеев Тома и Гарри.

– Я не думаю, что твой дядя имел в виду именно это, дорогая, – сказал он самым спокойным тоном, на какой был способен.

Девочка подозрительно посмотрела на Шея:

– Это правда?

– На самом деле, – вмешался Себастьян, пока брат попытками объяснить не ухудшил положение, – дядя Шей имел в виду, что после замужества Жозефина больше не будет носить почетный титул принцессы. Она будет герцогиней Мельбурн.

– Как мама.

У Себастьяна дернулась щека.

– Да, как мама.

Шей поднялся.

– Мы вернемся через несколько минут, Пип, – произнес Себастьян.

– Не торопитесь. Я займусь персиком. Дядя Зак тоже зайдет? Если так, я спрячу остальные персики.

– Нет, я его не жду, моя хорошая. Твои персики в безопасности.

Себастьян вышел, Шей – следом за ним. На полпути к конюшне брат отстал.

– Я не собираюсь бегать наперегонки, Мельбурн, – сказал он, останавливаясь.

Себастьян повернулся:

– Каково бы ни было твое мнение о ситуации с семейством Эмбри, ты не должен обсуждать это с моей дочерью. Это ясно?

– Я не называю это ситуацией, – парировал Шарлемань. – Я считаю, что ты обезумел, да еще приказываешь остальным не видеть в этом ничего необычного. Ты помогаешь обманывать Англию, черт возьми.

– Только так я могу положить этому конец, – натянуто сказал Себастьян. – Почему ты считаешь меня безумным?

– Тебе нужно, чтобы я это сказал?

– Да.

– Прекрасно. – Шей пнул носком сапога гравий. – Не говоря уж о том, что ты считаешь, будто можешь в одиночку спасти всех и выручить девицу из беды, ты забыл о том, что четыре года оплакивал Шарлотту.

Раздражение охватило Себастьяна.

– Я не собираюсь обсуждать…

– Ты знаешь эту женщину меньше месяца, – перебил Шей. – И ты ждешь, что я поверю, будто твое внезапное желание жениться на ней не имеет ничего общего с обстоятельствами ее отца?

Не важно, что было вначале, но теперь это так.

– Да.

– Понятно. И когда ты решил, что именно она заменит Шарлотту?

– Она никого не заменит, – отрезал Себастьян. – Я оплакиваю Шарлотту и буду тосковать по ней до конца жизни. Я никогда никого не искал и, уж конечно, не ожидал найти, но это случилось. В тот миг, когда я увидел Жозефину…

– Себастьян…

– Я не закончил, – оборвал он. – Женился бы я на ней, если бы она публично не объявила об этом? Не знаю. Скорее всего нет, и главным образом из-за реакции людей вроде тебя.

– Ты меня будто ножом пронзил, – пробормотал Шей, щурясь от утреннего солнца. – Меня тревожит твое… обостренное чувство чести, Себастьян. Я не хочу видеть, что из-за этого тебя заманили в ловушку.

– На самом деле я чувствую себя… вырвавшимся на свободу. Валентин говорит, что у нашего рода такой запас прочности, что я могу немного его потратить. Что я и делаю. – Он коротко улыбнулся, потом снова посерьезнел. – Я пытаюсь сказать, что мое сердце не умерло с Шарлоттой, это для меня самого удивительно. И сейчас оно, похоже, ожило и велит действовать. – Себастьян пристально посмотрел на младшего брата: – Тебе это не нравится?

– У меня есть сомнения. – Шарлемань нахмурился. – Ты ведь не говорил Жозефине о плане затопить Коста-Хабичуэлу?

– Нет, – неохотно ответил Себастьян.

– Это стратегия, или ты знаешь, что она может выдать нас и предупредить короля?

– Стратегия. Я доверяю ей. – Вероятно, этого не следовало делать. Себастьян даже не мог ясно сформулировать свою веру в нее, но не хотел подвергать ее сомнению.

– Тогда я буду волноваться за вас обоих.

– Учту, – кивнул Себастьян. – Ты принес письмо?

Шей вытащил из кармана свернутый лист бумаги.

– Я думаю, что мы учли все пункты. Должен сказать, Райс-Эйбл в этом настоящий дока. И теперь он собирается взять отпуск и снова заняться исследованиями.

– Если план сработает, я буду финансировать его экспедиции до конца его дней. Дай посмотреть.


– Взгляни! – широко улыбаясь, Стивен Эмбри отодвинул за завтраком тарелку Жозефины и бросил на стол газету.

– Что посмотреть? – спросила она, глядя на заголовки. Тарифы, число погибших в последнем сражении на Пиренеях, хлебные бунты в Йорке – все это ее не касалось. Но будто бы и касалось, потому что это интересовало Себастьяна.

– Третья страница, – сказал отец, потянувшись через ее плечо перевернуть лист, когда она не отреагировала. Он ткнул пальцем в большой квадрат слева: – Вот.

– О-о! – У Жозефины сердце замерло, а потом неистово застучало.

– Что значит «О-о!»? Это все, что ты можешь сказать? Читай вслух, я хочу это слышать.

Она откашлялась.

– «Семья Гриффин из Девоншира рада объявить о помолвке главы семьи, Себастьяна, герцога Мельбурна, с Жозефиной Эмбри, принцессой Коста-Хабичуэлы. Прекрасная Жозефина – единственная дочь и наследница Стивена и Марии Эмбри, короля и королевы Коста-Хабичуэлы. О бале по поводу помолвки будет сообщено дополнительно».

Расхохотавшись, король выхватил у Жозефины газету и перечитал объявление.

– Я вставил бы немного больше о Коста-Хабичуэле и о том, что мы продаем земельные участки, но объявление в красивой рамке и с гербом Гриффина.

– Ты не давал объявления? – спросила Жозефина, голос звучал не так ровно, как ей хотелось.

О Господи! Это напечатано. Все увидят.

– Я бы это сделал, если бы объявление не появилось сегодня. Ты втянула в это Мельбурна, и, должен сказать, я в восторге. Он будет хорошим союзником. И зятем.

Себастьян поместил объявление. Конечно, приличия требовали соблюдать правила, но приличия не диктовали называть ее прекрасной. Очевидно, он хотел, чтобы весь Лондон знал, что это не просто политический союз. Он любит ее.

И она его любит. Что она делает?! За ее спиной Гримм и один из лакеев деловито убирали блюда с буфета.

– Гримм, достаточно, спасибо.

Дворецкий поклонился:

– Ваше величество, ваше высочество.

Через секунду Жозефина и отец остались в комнате одни. Король, не отрывая глаз от газеты, сунул в рот виноградину.

– Великолепно. Великолепно! – усмехнулся он.

– Отец… папа, мне нужно задать тебе вопрос, – тихо сказала Жозефина, помня предупреждение отца, что их могут подслушать.

– Что, милая?

– Как ты сказал, Мельбурн может стать нам очень хорошим союзником, – начала она, тщательно выбирая слова. – У нас будет очень удобная жизнь.

– Будет. Я не оставил ему выбора и никогда не позволю ему диктовать мне.

Самодовольное превосходство в его голосе обычно вызывало в ней отклик, но теперь оно заставило ее вздрогнуть.

– Тогда объясни мне, зачем тебе нужно умышленно раздражать его, отправляя корабли с людьми, за которых он чувствует ответственность. Мы не нуждаемся в этом доходе и в потенциальных неприятностях.

– Здесь я решаю, что делать. Эти переселенцы уже положили в мой карман шестьдесят тысяч фунтов. Это стоимость шести лет милосердия Мельбурна.

– Но он дал бы больше, если бы доверял тебе.

Эмбри медленно свернул газету.

– Я боролся и выкручивался всю свою жизнь, – наконец сказал он. – Не тычь мне в лицо Мельбурном как образцом добродетели. Он родился с богатством и титулом. Ты думаешь, он хоть раз в жизни страдал от бессонной ночи? – Эмбри вздохнул. – Легко иметь принципы, когда им ничто не грозит.

Жозефина подумала, что у Себастьяна хватало бессонных ночей, особенно после смерти жены. Как могло быть иначе, когда столько людей полагаются на него и когда он так близко к сердцу воспринимает многое, что происходит с ними? Она слышала об одном его поступке – как он накормил отчаявшихся людей, пришедших к воротам Карлтон-Хауса, и снабдил их запасами, а они ведь жили не на его землях.

– Ты не единственный, кто добился того, что имеет.

– Ты имеешь в виду себя? – Отец поднял бровь, переняв это у Себастьяна. – Ты понятия не имеешь…

– Не себя, – быстро возразила Жозефина. – Я знаю, как тяжко ты трудился, чтобы дать мне привилегированное воспитание. Я говорю о тех людях, которые купили землю в Коста-Хабичуэле. Большинство из них хочет новой жизни, как хотел ты.

– Не как я, – усмехнулся он. – Я никогда не доверял никому, полагался только на собственный ум и использовал жадность других. Если эти дураки хотят потратить последний шиллинг на то, что слишком хорошо, чтобы быть правдой, остается лишь надеяться, что они не слишком удивятся, когда эта правда откроется.

– Папа, это ужасно. Мы обычно брали деньги у тех, кто мог позволить себе их потерять.

– Кто-то должен пользоваться человеческим легковерием. Почему не я? – Подавшись вперед, он взял ее за руку. – И ты. Без тебя я, возможно, этого не сделал бы, Жозефина. В душе я всего лишь старый солдат. А ты леди. Леди, которая меньше чем через месяц станет герцогиней.

У нее задрожали руки. Она и Себастьян. Вместе, пока смерть не разлучит их. Восторг. Рай и ад одновременно, именно эта мысль делала противостояние отцу таким трудным. Если бы она просто согласилась с его планом, она точно получила бы то, чего хотела больше всего на свете.

– Скажи мне… – заставила она себя продолжить. – В конце концов, станет известно, что Коста-Хабичуэла не рай и непригодна для жизни, где мы будем, когда это случится? Поскольку Мельбурн – это Англия, и я не могу представить, что он сбежит жить в Центральную или Южную Америку. Он посадит нас здесь на якорь.

– Нет, если он умрет.

Кровь отхлынула у нее от лица.

– Что? – задохнулась она, вскочив на ноги.

Эмбри деланно рассмеялся:

– Я пошутил, милая. Конечно, Мельбурн будет путешествовать с нами, потому что это в его интересах. В конце концов, как только Эмбри и Гриффины объединятся, наша судьба станет его судьбой.

Жозефина все еще не могла дышать. Отец уже однажды едва не убил Себастьяна за угрозу раскрыть мошенничество. Она думала, что женитьба спасет герцога, но, очевидно, это лишь отсрочка. Если Себастьян умрет – у нее горло перехватило от этой мысли, – она останется герцогиней Мельбурн. Для планов отца это даже лучше, чем иметь сулящего проблемы влиятельного зятя. Боже милостивый! Вероятно, отец с самого начала это замыслил, с тех пор как попросил Принни представить их Мельбурну.

– Жозефина?

Она тяжело дышала, набирая в грудь воздух.

– Ты не убийца, – прошептала она.

Он пожал плечами:

– Я убивал от имени полдюжины стран. И если придется выбирать между моим семейством и Мельбурном, мой долг защитить свою семью.

– Нет. – Жозефина отпрянула от стола. – Я благодарна за все, что ты дал мне, но как только я выйду за Себастьяна, мы расходимся. Я больше не желаю участвовать в реализации твоих безумных затей.

Король с суровым видом поднялся и сжал руки.

– Ты Эмбри, моя дорогая. Ты думаешь, что положение герцогини Мельбурн тебя защитит, когда люди узнают правду о Коста-Хабичуэле? Что ты сможешь сидеть в своем великолепном доме и избегать разговоров и обвинений? Ты будешь участвовать, пока я велю. И Мельбурн – тоже, пока я не решу по-другому. – Его лицо расслабилось, и он улыбнулся снова, очаровательный король, которого все жаждали заполучить в гости. – Иди переоденься. Мы едем кататься в Гайд-парк. Я хочу, чтобы невесту видели.

Жозефина выскочила из столовой и взлетела по лестнице в свою спальню. Захлопнув дверь, она бросилась к тазу.

Ее вывернуло.

– Боже мой! Что я наделала! Он сумасшедший, – бормотала она, оседая на пол. Слезы заливали ее лицо.

Если бы Себастьян не влек ее так, если бы можно было остаться с Хейреком, она была бы способна сделать это. Она, возможно, смогла бы остаться той женщиной, какой она, по ее мнению, заслуживала быть. И Хейрек, вероятно, согласился бы на это, пока он мог жить удобно и охотиться, когда пожелает.

Но она больше не была той женщиной. Та женщина ей очень не нравилась. Она любила ту, какой стала с тех пор, как поцеловала Себастьяна, который оценил ее самое, а не преимущества, которые она могла принести ему. И отношение Себастьяна к ней искреннее, поскольку быть связанным с нею для него великое неудобство во всех отношениях.

И она, эгоистка, хочет, чтобы он был с нею! Слезы душили ее. Свернувшись на полу спальни, Жозефина зарыдала.

Как она ни поступи, она обречет Себастьяна на осмеяние и погибель. Если отменить свадьбу, это вызовет грандиозный скандал. У ее отца не будет причин думать, что Себастьян станет молчать о том, что знает. Если выйти за него замуж, он будет вынужден участвовать в мошенничестве и обмане, и это его погубит, а если он откажется сотрудничать, отец убьет его.

– Ваше высочество? – Кончита тихо закрыла за собой дверь. – Что случилось? Вам плохо? Ваше высочество! Мисс Жозефина! – Горничная опустилась рядом с ней на колени.

Жозефина подняла голову.

– Кончита, пожалуйста, не говори никому, – проговорила она, пытаясь сесть. – Я просто… ужасно устала.

– Конечно. Помолвка с герцогом, свадьба, желание переселенцев, чтобы обожаемая принцесса проводила корабли, отплывающие в Коста-Хабичуэлу, балы и приемы, на которых вы обеспечили поддержку отцу… это все ваша заслуга, ваше высочество. Такой груз на плечах сокрушил бы многих мужчин.

– Да-да, вот именно. – Жозефина запнулась, позволив служанке помочь ей встать. – Пожалуйста, ничего не говори, я не хочу волновать родителей.

– Слова не скажу. Давайте приготовимся к прогулке.

– Да, – рассеянно повторила Жозефина, ее ум лихорадочно заработал.

Кончита права, именно она была краеугольным камнем в этом плане отца. Удалить краеугольный камень – и не будет никакого союза между Эмбри и Гриффинами. Себастьян теперь знает, что надо опасаться ее отца, и если она просто… исчезнет, вместо того чтобы расторгать помолвку, пересуды пойдут о ней, а не о нем.

Это может сработать. Сработает! Сейчас она, не вызывая подозрений, отправится кататься с отцом, а завтра исчезнет. Без краеугольного камня здание рухнет. Она будет несчастна, но другого она и не заслужила. И герцог Мельбурн будет волен делать все, что считает нужным, чтобы предотвратить беду.

Глава 22

– Ты соображаешь, который час? – ворчал Валентин, спускаясь по лестнице.

– Семь часов, – с улыбкой ответил Себастьян. – Утра.

– И люди еще называют меня дьяволом. Они явно заблуждаются, потому что это прозвище относится не ко мне. Только Вельзевул может вытащить довольного мужа и отца из теплой постели в такое время.

Валентин, все еще жалуясь, спустился в холл. Дворецкий распахнул входную дверь. Себастьян, скрестив руки, ждал, пока его друг надевал пальто и перчатки. Волнение и ожидание не отпускали его, но Себастьян стоял на месте.

Он уже и не помнил, когда у него появлялась надежда, как сейчас, – не в отношении дочери или семьи, но для себя лично, но он не имел никакого намерения публично выказывать свою радость.

– Я возвращу лорда Деверилла домой приблизительно через час, Хоббс, – сказал он, жестом пригласив Валентина выйти первым, главным образом потому, что не был уверен, что маркиз последует за ним, если ему предоставить свободу выбора.

– Хорошо, ваша светлость. – Спрятав улыбку, дворецкий закрыл за ними дверь.

Грин держал под уздцы собственную лошадь, Мерлина и Яго.

– Хорошее утро для верховой прогулки, милорд, – сказал он, кивнув Девериллу.

– Негодяй, – пробормотал Валентин. – Куда мы едем, черт побери?

– Покататься. Утренний воздух всегда помогает мне прочистить мозги.

– Меня это наверняка доконает, – сурово заметил его друг. – Ты делаешь это каждое утро? – с сомнением продолжал он, сев на своего норовистого гнедого.

– Да. И ты будешь рад узнать, что я заехал за тобой на час позже обычного.

– Сегодня утром мы не станем спасать отчаявшихся сельских жителей?

– Этого в моем календаре нет, но не обещаю.

Они поехали в сторону Гайд-парка. Улицы уже заполнялись фургонами молочников, тележками торговцев, но аристократы, к счастью, были еще в постели. И некая молодая леди, вероятно, тоже еще спала, рассыпав по подушке густые темные волосы, ее длинные ресницы еще ласкали нежные щеки.

– Что с тобой? – резко спросил Валентин.

– Ничего. Почему ты спрашиваешь?

– Потому что ты улыбаешься как сумасшедший. Это меня пугает.

Себастьян сделал серьезное лицо.

– Я же сказал, что люблю ездить по утрам.

– Это другое, – присмотрелся к нему маркиз. – Ты счастлив?

Себастьян и не подозревал, что это можно прочесть на его лице.

– Да, ты это предполагал, – попытался добавить он сарказма в голос. – Как мне не быть в экстазе, когда предстоит затопить страну, остановить аферу и устроить свадьбу, о которой я никогда не думал?

Маркиз подозрительно прищурил зеленые глаза.

– Это отговорки, – заявил он. – Ты готов в любой момент запеть. – На его лице появилось то нежное выражение, с каким он смотрел на Элинор и дочь. – Поскольку мне самому в свое время стрела Купидона угодила между глаз, я узнаю признаки, Себ. И рад за тебя. Правда. Я всегда беспокоился о том, что ты будешь делать с самим собой после того, как женил братьев и выдал замуж сестру.

– Честно говоря, – медленно сказал Себастьян, зная, что год назад не допустил бы такого разговора, – я понятия не имел. Управление поместьями, коммерческая деятельность, дела правительства… этого достаточно, чтобы заполнить день. По крайней мере, я так себе это представлял. Я не ожидал того, что произошло сейчас.

– Знаю. Ты должен восхищаться девушкой, которая может поставить герцога Мельбурна на место. – Он огляделся: – Кстати, мне это кажется, или мы едем к ее дому?

Черт побери! Пожалуй, Закери сегодня был бы лучшим компаньоном. Стоило упомянуть о рогатом скоте или бисквитах, и можно было бы уехать хоть в Брайтон, а Зак этого даже не заметил бы.

– Я хотел проехать мимо и убедиться, что все в порядке. Сегодня вечером мы разыграем пьесу. Король должен присутствовать и ничего не заподозрить, чтобы спектакль имел успех.

Когда они свернули за угол, Себастьян, натянув поводья, резко остановил Мерлина. Гибкая фигурка в простом зеленом платье метнулась через улицу к наемному экипажу. Тяжелый чемодан ткнулся в бок кареты, когда девушка потащила его внутрь.

– Это…

– Да.

Он посмотрел на дом полковника Бранбери. Все было тихо, лишь ветерок лениво шевелил занавески наверху. Она оставила окно спальни открытым. С вечера, для него, или сегодня утром она спустилась вниз по решетке?

– Что это значит?

– Не знаю. Она была одна. – Карета свернула направо, в противоположном от Гриффин-Хауса направлении. Она ехала не к нему. – Грин, – повернулся Себастьян к конюху, – оставайтесь здесь и наблюдайте за домом. Увидите что-то необычное – сообщите лорду Девериллу, он вернется в Корбетт-Хаус.

– А ты куда? – поднял бровь Валентин.

– За каретой.

– Себ, возможно, это должен сделать Грин.

– Это сделаю я. А ты подготовишь все к сегодняшнему вечеру. Спектакль состоится независимо от того, буду я на премьере или нет. – Все в нем рвалось за исчезнувшей каретой, но нужно считаться не только с собой. – Скажи, что за всем проследишь, Валентин.

– Да, прослежу, черт побери. – Маркиз дернул поводья. Яго, почувствовав настроение седока, занервничал. – Ты вооружен?

– У меня есть пистолет.

Валентин вытащил из кармана оружие:

– Возьми еще этот. И будь осторожен, Себастьян.

Себастьян сунул второй пистолет в карман пальто.

– Буду.

Дав Мерлину шпоры, он галопом помчался за исчезнувшей каретой. Возможно, тревога ложная. И Жозефина выскочила купить что-то для свадьбы. Но его чутье говорило о другом. Насколько он знал, Жозефина всегда действовала неожиданно.

И если его невеста сбежала из дома с чемоданом в руках, он желал знать почему. И хотел остановить ее.


– И ты его отпустил? – Элинор сердито уперла руки в бока.

– А что, черт побери, я мог сделать? Сбросить его с лошади? Я возвратился сюда и рассказал тебе. – Он швырнул перчатки на стол в маленькой столовой и взял Роуз на руки. Во всяком случае, это помешает Нелл его ударить. Ох уж эти женщины!.. Он понятия не имел, что они так яростно защищают не только своих детей, но и тех, кого любят.

– Валентин!

– Если бы у меня был выбор, я бы поехал с Себастьяном и послал бы Грина сообщить тебе, но меня попросили поступить иначе.

– Это не аргумент.

– Аргумент. Король поймет, что дочь пропала. Отсутствие Мельбурна нелегко будет скрыть, особенно когда мы появимся на балу у Таффли в нужное время. Если Эмбри заподозрит тайный побег, он может перебраться в Шотландию.

– Если он уже не гонится за Жозефиной, – снова нахмурилась Нелл. – Мы даже не знаем, извиняться ли нам за ее отсутствие или делать вид, что ничего не знаем.

Роуз потянула отца за ухо.

– Есть какие-нибудь идеи? – посмотрел на жену Валентин.

– Пока подождем реакции Эмбри. И нам еще надо кое-что закончить к вечеру. Письмо должно попасть в газету, но я не знаю, о какой думал Себастьян. Если письмо попадет не в те руки, то новость разойдется раньше, чем мы будем готовы, или вообще не появится.

– Об этом я позабочусь. – Газетные источники весьма полезны, когда человек хочет иметь обширные знания о людях и событиях. Это хобби продолжало хорошо служить Валентину, хотя теперь он находил это скорее забавным, чем полезным.

– Я поеду в Гриффин-Хаус и заберу Пип. Поскольку неизвестно, куда отправился ее отец, лучше, чтобы в доме ничего не знали. – Элинор протянула руки, и Валентин отдал ей Роуз. – Ты сообщишь моим братьям?

Улыбнувшись, Валентин наклонился и нежно поцеловал ее.

– Не знаю, о чем я думал, когда говорил, что рад бы не иметь семьи, – сказал он спокойно, снова целуя ее. – Никогда я не чувствовал себя так хорошо.

Прежде чем он отвернулся, Элинор свободной рукой схватила его за лацкан.

– Ты ни о чем не жалеешь? – с тревогой прошептала она.

Валентин пристально посмотрел в ее серые глаза.

– Элинор, больше никогда не спрашивай меня об этом, – резко ответил он. – Я дышу только ради тебя и Роуз. – Он поцеловал ее еще раз. – Я люблю тебя. И люблю твое чертово семейство.

– И я тебя люблю, – улыбнулась она со слезами на глазах.

– Езжай за Пип. Я вернусь с подкреплением. – Он погладил темные волосики Роуз. – И сегодня вечером я хочу обсудить вопрос о создании других детишек.

Глаза Нелл вспыхнули.

– С нетерпением жду этого разговора.


С тех пор как стала принцессой, Жозефина ни разу в такой скверной карете не ездила. Неудивительно, если она будет вся в синяках, прежде чем доберется до постоялого двора.

Наконец карета остановилась, и кучер распахнул дверцу:

– Приехали, мисс. С вас три шиллинга.

Взяв тяжелый чемодан, она вытащила из сумочки три шиллинга. Даже не потрудившись приподнять шляпу, кучер погнал карету назад.

Утренняя почтовая карета уже стояла в набитом людьми дворе. Жозефина надвинула на лоб шляпку и, расправив плечи, пошла к гостинице.

– Не тяжеловата поклажа, милашка? – усмехнулся грубоватого вида мужчина. – Давай подержу.

– Спасибо, нет, – твердо сказала она, пройдя мимо.

– Фу-ты, ну-ты, «спасибо, нет»! – расхохотался его приятель. – Прямо как настоящая леди.

– Простите, ваше величество, – отвесил глубокий поклон первый.

Будь с ней, как обычно, Кончита и лейтенант Мей, Жозефина бы высказала этим мужланам, что думает о их манерах. А сейчас надо помалкивать. Нельзя, чтобы ее даже в шутку причисляли к светским особам.

Она вошла в гостиницу и пробралась сквозь толпу к барной стойке, надеясь, что не все ждут мест в почтовой карете. Иначе придется ждать следующую.

– Чем могу служить, мисс? – спросила ее девочка лет пятнадцати-шестнадцати.

– Где мне купить место в почтовой карете?

– У парня за стойкой, – ответила девочка.

Произнеся быструю молитву, Жозефина нашла высокого костистого мужчину в синем сюртуке, знававшем лучшие времена.

– Извините, – сказала она, оторвав его от разговора. Повернувшись к ней, парень окинул ее взглядом с головы до ног:

– Что Рыжий Джим может сделать для вас, райская птичка?

Уже второй человек принял ее за шлюху. Она стиснула челюсти.

– Я хотела бы купить билет на утренний рейс.

– Мест нет. – Снова окинув ее взглядом, он продолжил разговор.

Жозефина постучала пальцами по плечу.

– Ни одного? Моя тетя очень больна, мне нужно поскорее добраться в Йорк.

– Простите, мисс, но единственное свободное место наверху. Там сегодня только мужчины. Грубые мужланы.

– Я покупаю его. – Она поставила чемодан и открыла сумочку. – Сколько с меня до Йорка?

– Три фунта, мисс. И два дня придется сидеть под открытым небом. Это не самый приятный способ путешествовать.

– Я рискну.

Задумавшись, не мало ли взяла денег из средств отца, Жозефина отсчитала три фунта. Она сказала себе, что позаимствовала часть из десяти тысяч фунтов, которые Себастьян дал за ее руку. Он мог позволить себе потерю.

Как только она подумала о нем, ей снова захотелось плакать. Если бы она могла оставить ему записку, она бы сделала это. Но не осмелилась. Отец мог прочитать ее.

Рыжий Джим открыл книгу и вытащил из кармана квадратик бумаги. Нацарапав что-то огрызком карандаша, он снова сунул его за ухо и отдал ей бумагу.

– Посадка во внутреннем дворе через пятнадцать минут. Больше ничего не платите.

– Спасибо.

Не обращая на нее внимания, Джим снова повернулся к собеседнику. Пятнадцать минут! Это слишком долгое и одновременно слишком короткое ожидание. Жозефина велела не будить ее до десяти утра. Когда заметят ее отсутствие, она уже покинет Лондон. И отец не будет знать, что делать и куда она отправилась.

Если он кому-нибудь скажет, что она пропала, это повредит продаже земли. Скорее всего, отец придумает причину, по которой она срочно отплыла в Коста-Хабичуэлу, а люди капитана Мортона будут тайно искать ее.

Куда большей проблемой был Себастьян. Он не станет молчать и помогать ее отцу, но тоже постарается замять скандал. Она умышленно не оставила никаких зацепок, так что он может действовать как пожелает. Если свадьба действительно лишь самый эффективный способ остановить ее отца, то Себастьян только вздохнет с облегчением. Если он хочет жениться на ней, потому что… потому что…

«Прекрати!» – приказала она себе. Когда она сядет в направляющуюся на север карету, будет время упиваться жалостью к себе. А до тех пор нужно следить за тем, что она делает, говорит и даже куда смотрит.

Взяв чемодан, Жозефина вышла. Двое потешавшихся над ней мужчин ушли. Двор был заполнен лошадьми, пассажирами, провожающими и приехавшими получить почту. Выбрав место у стены, она снова поправила шляпку и стала ждать.

Несколько человек взглянули на нее, но из подслушанных реплик она поняла, что их главным образом интересовало, почему молодая женщина путешествует одна. Это ее не волновало, она сочинила подходящую историю. Что касается грубиянов вроде тех двух мужчин, то она взяла с собой заряженный пистолет. В конце концов, она дочь солдата. И, несмотря на рафинированное воспитание, знает, как постоять за себя.

Непрошеная слеза сбежала по щеке, и Жозефина смахнула ее. Покидая Лондон, она фактически возвращалась к социальному положению, которое и должна занимать. Ее мать – леди, дочь вице-короля, а отец – офицер. В лучшем случае ей предстояло стать женой пастора или мелкого землевладельца, в худшем – гувернанткой. Но принцесса, герцогиня? Даже герцогиня Мельбурн? Чепуха. Смешно, глупо и похоже на сказку. С сегодняшнего дня она станет настоящей. Ни больше, ни меньше.

– Билеты, пожалуйста! – Рыжий Джим встал на деревянный ящик у дверцы почтовой кареты и громко повторил: – Билеты!

Жозефина поспешила вперед вместе с остальными. Две женщины и один мужчина заняли места в карете. Рыжий Джим взял ее билет и сделал пометку в книге.

– Сэмюел, помоги девушке подняться, – крикнул он.

Один из конюхов взял ее чемодан и вместе с другими привязал сзади кареты. Другой – как она поняла, Сэмюел, – взял ее за талию и поднял вверх. Она ойкнула, когда кучер перехватил ее и усадил на одну из узких скамей, стоявших одна напротив другой на крыше. Быстро придя в себя, Жозефина пересела. У нее не было никакого желания два дня смотреть назад.

Худой мужчина без переднего зуба уселся рядом с ней.

– Доброе утро, милочка, – сказал он с широкой улыбкой.

Когда он поправлял пальто, она уловила запах овец.

Внизу Сэмюел помогал пожилой женщине и ее младшей спутнице сесть в карету, а двое мужчин, что подшучивали над ней у гостиницы, поднялись наверх и сели напротив. Этого еще не хватало!

– У нас будет хороший вид, Джонни, – протянул тот, что покрупнее.

– Да, Тим. Еще раз здравствуйте, ваше величество. Прежде чем ответить, Жозефина стремительно взвесила варианты. Если они едут в Йорк, то пусть лучше будут союзниками.

– Я предпочитаю, чтобы меня называли мисс Гримм, – ответила она с застенчивым поклоном. Дворецкий полковника Бранбери никогда не узнает, что она позаимствовала его имя. – Извините, что была резка. Я надеюсь получить место гувернантки в Йорке, где живет моя тетя, и меня это немного… нервирует.

– Не волнуйтесь, милая. Мы замолвим за вас словечко, правда, Тим?

– Правильно, Джонни.

Пропахший овцами мужчина не назвался, неодобрительно усмехнулся. Что ж, могло быть и хуже, решила Жозефина. Она постоянно очаровывала людей ради осуществления планов отца. За два дня поездки в Йорк она могла почерпнуть массу полезной информации.

Карета выехала со двора. Сидевший рядом мужчина махал кому-то. Жозефине, Джонни и Тиму было не с кем прощаться. Через двадцать минут они достигли предместий Лондона, и дорога стала чуть свободнее.

Они ехали на север, и Жозефина начала понемногу расслабляться. Она сделала это. Никто не догадается, куда она отправилась. Ее родители, вероятно, решат, что она вернулась на Ямайку, к немногим друзьям, которые у нее были. Себастьян… что подумает он? Она понятия не имела. Возможно, он вообще не станет ее искать.

– Вы бывали в Йорке прежде, мисс Гримм? – поинтересовался через час ее сосед.

– Нет. Моя тетя работает в семье, которая обосновалась там. До сих пор мы с ней только переписывались.

Тим и Джонни тихо болтали друг с другом. Поскольку разговор, казалось, шел не о ней, Жозефина не обращала на них особого внимания. Вместо этого она обдумывала, что делать, если выяснится, что она носит ребенка Себастьяна. Никто не наймет незамужнюю беременную женщину. Нужно представляться вдовой, решила она. Или избавиться от младенца. Но она этого никогда не сделает. Это все, что у нее останется от Себастьяна.

– Говорю тебе, Тим, я видел его прежде. Он лорд или что-то в этом роде.

– Ну, ты и скажешь, Джонни. Лорд, едущий в пыли за почтовой каретой!

– Может, он забыл письмо.

Мужчины рассмеялись. С внезапной тревогой Жозефина взглянула на них. Они смотрели мимо нее, на дорогу в направлении Лондона. Всеми фибрами души хотела она повернуться и посмотреть, о ком они говорят. Но не могла позволить себе возбудить ненужные подозрения. Ни у кого – включая и ее самое – не было никаких причин связывать одинокого и явно хорошо одетого всадника с нею.

– Я только сказал, – продолжал Джонни, – он выглядит знакомым. Кто-нибудь из кабинета министров Принни или что-то вроде этого.

– Где это ты видел членов кабинета министров?

– Я водил лошадь сэра Уильяма в «Таттерсоллз» в прошлом году. Все шишки были там. И этот, думаю, тоже.

Жозефина вцепилась в юбки. Боже милостивый! Один взгляд, и она снова сможет расслабиться. Но если это кто-то из кабинета министров, он может ее узнать. Она закрыла глаза, пытаясь выровнять дыхание. Никакой член кабинета министров, никакой дворянин не ожидает увидеть принцессу Жозефину Эмбри на крыше почтовой кареты, направлявшейся на север.

Сделав глубокий вдох, она оглянулась через плечо, в пятидесяти ярдах, не отставая от кареты, но и не догоняя, ехал верхом худой темноволосый мужчина. У Жозефины упало сердце.

Это не член кабинета министров. Это герцог Мельбурн. И он смотрел прямо на нее.

– О Господи!

Глава 23

– Вы знаете этого типа, мисс Гримм? – спросил Тим.

Жозефина стремительно повернулась и снова посмотрела вперед. Что она сделала неправильно? Чем выдала свой замысел? Она же ни единой душе не сказала. И какого дьявола он просто преследует ее, вместо того чтобы штурмовать карету? Теперь все трое мужчин переводили любопытные взгляды с нее на Себастьяна. У нее перехватило дыхание.

– Какая следующая остановка? – спросила она дрогнувшим голосом.

– Биглсуэйд, – быстро ответил сидящий с ней рядом мужчина. – До нее около часа.

– Думаете, этот тип решил ехать за каретой до Биглсуэйда? – Джонни пристально посмотрел на их преследователя.

Жозефина не думала, что Себастьян повернет назад, он явно едет за ними от Лондона.

– Да, – призналась она.

– И кто он?

– Он причинил вам неприятности, мисс Гримм?

Двое мужчин, раньше готовых украсть ее багаж, теперь превратились в ее защитников. Жозефина вмиг оценила ситуацию. Мельбурн теперь знает, что она едет на север. За шиллинг-другой Рыжий Джим наверняка с радостью сообщил, что она купила билет до Йорка. Кроме того, она не имела никакого желания видеть, как Себастьяна поколотят.

– Не думаю, что кто-то из вас захочет жениться на мне, – пробормотала она, снова оглядываясь. Себастьян не отставал, но и ничуть не приблизился. Он мучил ее, вынуждая сделать следующий шаг.

– У меня уже есть жена, мисс, – ответил мужчина, от которого пахло овцами. – Бесс с характером, но она хорошая женщина.

– Он хочет жениться на вас?

– Все очень сложно, Джонни, но да, говорит, что хочет жениться.

– Он сделал вам плохо?

– Нет. Боюсь, это я делаю ему плохо. – Уже сделала. – Я же сказала, что все очень сложно.

– Да, ну и заваруха. – Джонни толкнул Тима локтем, и они снова тихо заговорили друг с другом.

Жозефина съежилась на жесткой лавке. И она еще думала, что в наемной карете поездка тяжелая.

Ей оставалось лишь надеяться, что за долгую поездку у Себастьяна было достаточно времени, чтобы понять, как все легко разрешится, если он просто повернет назад. Она решила подождать остановки в Биглсуэйде и там попытаться объяснить ему это, хотя мысль о разговоре с ним приводила ее в трепет. Есть еще вариант: ему надоест ожидание, и он оставит сцену действий.

– Вы умеете чинить чулки и все такое? – спросил Тим, разглядывая ее руки, словно искал мозоли.

– Что? Конечно, умею.

– Тогда я, пожалуй, возьму вас в жены. Хочу, чтоб меня ждал горячий обед, когда я возвращаюсь домой. И вы достаточно симпатичная.

Боже милостивый!

– Тим, я благодарна за вашу доброту, но…

– Уилли, – перебил Тим, ткнув кучера в спину, – останови карету.

– Я не стану останавливаться всякий раз, когда тебе надо за куст зайти.

– Я собираюсь жениться. Мне только нужно сказать приятелю этой леди, чтобы он возвращался в Лондон, пока ему по шее не накостыляли.

Уилли захохотал, потом оглянулся на преследующего их всадника.

– Эх, не могу пропустить такое зрелище. – Он дернул вожжи. – Стойте, чертяки.

Этого еще не хватало!

– Наверное, нам надо ехать, – пытаясь убедить, пискнула Жозефина.

– Нет. Я таких знаю. Денди с мягонькими руками. Немного расквашу ему нос, и он бросится наутек. Как вас зовут, милая?

Жозефина всплеснула руками.

– Мейбл.

Карета остановилась, Себастьян – тоже. Он мог нагнать их час назад или остановить ее, прежде чем она села в карету. Казалось, ему важнее выяснить ее намерения, а не повернуть ход событий по собственному желанию. После остановки Жозефина пришла в себя и поняла: что бы она ни затеяла, она не преуспеет.

– Привет, – сказал он, взглянув на нее.

– И тебе привет, приятель, – ответил один из сидевших напротив нее мужчин. – Тебе тут ничего не обломится, возвращайся домой.

Себастьян не сводил глаз с Жозефины.

– Твой друг? – спросил он.

– Мы с Мейбл собираемся пожениться. Так что возвращайся в Лондон, старый распутник.

Жозефина закатила глаза.

– Мейбл не может выйти за вас, потому что она выходит за меня, – заявил Себастьян, положив руки на луку седла.

– Себастьян, езжай домой, – наконец сказала она нетвердым голосом. – Я знаю, что делаю.

– Как вас зовут, старина?

– Тим. Тимоти Бутс.

– Выйти замуж за мистера Бутса – твое решение нашей дилеммы? – продолжал Себастьян.

– Правильно, приятель. И не вынуждай меня слезть и поколотить тебя.

– Что ж, сэр, думаю, придется вам слезть и подраться, потому что иначе мисс… Гримм уедет со мной.

– Себастьян, прекрати. Это смешно.

– Согласен. – Пассажиры кареты буквально вывешивались из окон, ловя каждое слово. Что бы ни случилось, все об этом услышат. Все! И его это нисколько не волновало. – Почему бы тебе не объяснить, что ты делаешь на крыше почтовой кареты, направляющейся в Йорк?

– Я выхожу из игры, – ответила она. – Никто не сможет использовать меня в своих целях. Меня не нужно ни от чего защищать, потому что меня там нет.

Тимоти Бутс спустился на колесо, потом спрыгнул на землю.

– Правильно. Ее там не будет.

Фыркнув, Себастьян спешился и подвел Мерлина к карете, закрепив поводья за спицу переднего левого колеса.

– Я же сказал, что у меня есть план. – Сняв пальто, он перекинул его через седло.

– Теперь тебе план не нужен. Скажи всем правду.

– Мой план мне нравится больше. Он помогает мне развязать сложный узел проблем. Иди сюда, я тебе расскажу.

– Сиди на месте, Мейбл. Я с этим щеголем за минуту разделаюсь.

Они явно собираются драться! Тимоти Бутс тяжелее, но он похож на задиру и скандалиста, а не драчуна.

– Я не уеду без вас, Мейбл, – сказал Себастьян, сосредоточив внимание на вьющемся вокруг Бутсе.

– Как ты не можешь понять, что это лучше? – возразила она. – Я определила свою жизнь, свое место в мире.

– Твое место со мной, – парировал он.

– Ты просто… одинок. Ты найдешь другую, которая не доставит страданий и проблем.

Бутс налетел на него, но Себастьян отступил, и удар пришелся мимо.

– Вы слышите, что получите, мистер Бутс? Проблемы и страдания. Что до меня, то я люблю проблемы. А страдания… это как посмотреть. – Он взглянул на Жозефину. Перегнувшись через соседа, она смотрела на него. – Да, я одинок. Всякий раз, когда прощаюсь с тобой.

– Это не имеет смысла.

– Еще как имеет. – Бутс снова налетел на него, но Себастьян блокировал удар, опрокинув противника. – До встречи с тобой я не был одинок. Я был один. И мне этого хватало. Ты разбудила меня, Жо… Мейбл. Я снова ожил. И теперь, без тебя, я одинок. А ты разве нет?

Тимоти Бутс, поднявшись, с ревом бросился на Себастьяна. Получив удар в грудь, Себастьян вздрогнул. Достаточно трудно говорить о своих чувствах наедине. Делать это на глазах у всех, да еще следить, чтобы этот здоровяк не размозжил ему голову, – настоящее безумие. И одновременно удобство, решил он.

– Не понимаю, – крикнула Жозефина.

Зарычав, Себастьян отбросил Бутса и повернулся к ней:

– Ничего сложного, Мейбл. Я люблю тебя. Ты это понимаешь?

Сильный удар в подбородок заставил его согнуться. Пробравшись вперед, Себастьян нырнул за карету. Бутс обогнул экипаж с тыла. На сей раз, Себастьян встретил его ударом в лицо, потом в живот, и Бутс рухнул.

– Помогите мне слезть! – услышал крик Себастьян.

Он отступил как раз вовремя – Жозефина спрыгнула с заднего колеса и довольно неловко растянулась. Себастьян помог ей подняться, и она ткнулась ему в грудь, вцепившись в его жилет и прижимая к себе.

Он закрыл глаза, крепко обняв ее. Отчаяние, с каким она цеплялась за него, откровеннее, чем побег, говорило, что он едва не потерял ее. Если бы он не заметил, как она у Бранбери-Хауса села в наемную карету, он понятия бы не имел, где ее искать. Ясно, что она не намеревалась возвращаться.

– Ты любишь меня? – судорожно прошептала Жозефина, проведя дрожащей рукой по его щеке.

Как она удивлена. Когда они встретились в первый раз, он подумал, что она очень уверена в себе. Себастьян решительно посмотрел в ее глубокие карие глаза.

– Люблю, – повторил он. – Ничто не могло бы заставить меня жениться на тебе, если бы я тебя не любил. – Он поцеловал ее.

Толпа в карете ахнула. Драка дело вполне приличное, а вот публичная демонстрация симпатии скандальна. И знай люди, через что прошли эти двое, их реакция, вероятно, не изменилась бы. Себастьян снова поцеловал Жозефину.

Бутс, спотыкаясь, вышел из-за кареты. Себастьян заслонил Жозефину, но она шагнула вперед.

– Тим… мистер Бутс, – сказала она, – я искренне прошу прощения и благодарна, что вы вступились за меня. Но я совершила ошибку. Я люблю этого человека, и если он не передумал, я выйду за него.

Себастьян не мог сдержать довольной улыбки.

– Ты меня любишь, – прошептал он и, обняв, прижал спиной к своей груди.

Он знал, что женщины хотели его, его имя и титул, его власть и деньги. Жозефина это считала проблемой, и она любила его. Он никогда не думал, не надеялся, не хотел, чтобы какая-нибудь женщина снова сказала ему эти слова. Услышав их, он почувствовал удовлетворение. И счастье, которого не ожидал испытать снова. Это ошеломило его.

– Мне из-за вас нос расквасили, – рыкнул на нее Бутс. – Вряд ли это справедливая плата за обещание женитьбы.

Жозефина напряглась в объятиях Себастьяна.

– Я не…

– Я оплачу вашу поездку на север, – перебил Себастьян. – Не могу позволить, чтобы вы снова увели у меня Мейбл.

– Бери деньги, Тим, – крикнул ему с крыши приятель, – иначе он тебя до воскресенья лупить будет.

– Это нечестно, – сплюнул Бутс. – Вы тренировались.

– Да, – кивнул Себастьян. – Сколько сейчас стоит место?

– Три фунта.

Все правильно. Бутс лишнего не просит.

– Я дам вам пять фунтов, если вы дадите слово, что никогда не станете искать Мейбл Гримм.

Бутс протянул руку:

– Слово.

Себастьян обменялся с ним рукопожатием и отдал пять фунтов. Бутс с усмешкой посмотрел на Жозефину и отвязал ее чемодан. Когда он поднялся на крышу, Себастьян отвязал Мерлина.

Кучер присвистнул, понукая лошадей, и карета исчезла за старыми дубами, будто ее никогда не было.

Если бы Себастьян оказался у Бранбери-Хауса парой минут позже, Жозефина катила бы сейчас к Йорку.

– Себастьян Гриффин, – сказала она, стряхивая пыль с его одежды и волос, – почему ты следовал за каретой, вместо того чтобы остановить ее еще в Лондоне?

– Мне было интересно, что ты сделаешь дальше.

– Но как ты вообще узнал, что я в карете?

– Мейбл Гримм, четыре года назад я ругал Бога и велел ему оставить меня в покое, – ответил он, взяв ее руку. – Думаю, сегодня утром он дал мне последний шанс одуматься. Я поехал верхом прогуляться и захотел посмотреть на Бранбери-Хаус. Ты садилась в карету.

– Ты очень любил жену. – Она повернулась погладить Мерлина.

– Любил и люблю. – Себастьян начал было надевать пальто, потом передумал и, взяв за уздечку Мерлина, повел Жозефину мимо чудесного вяза на полянку, заросшую желтыми и пурпурными полевыми цветами. – Мне нужно, чтобы ты кое-что знала.

– После того, во что я тебя впутала и до сих пор впутываю, я не понимаю, почему ты… – Жозефина смахнула слезу. – Я не хочу делить тебя, но, конечно, не могу обижаться…

– Прекрати.

– Но я…

– Нет, Жозефина. С твоей помощью я узнал кое-что о себе самом. Я пытаюсь это объяснить. – Себастьян отпустил Мерлина к бегущему по лужайке ручью. Дорога назад долгая, и лошади надо отдохнуть. Что до него, то он хотел Жозефину. Нестерпимо. – Я думал, что покончил с этим. С любовью, браком и тому подобным. Шарлотта была спокойная, вдумчивая и очень остроумная. Она заполнила мое сердце. И когда она умерла, мое сердце… застыло. Я весь застыл. А когда встретил тебя, почувствовал, что снова оттаял. Мое сердце возродилось. Это понятно?

– Да. – Запустив пальцы в его темные волосы, Жозефина целовала его снова и снова.

Она все еще не могла в это поверить. Себастьян следовал за ней и потребовал, чтобы она вернулась. И он хотел ее независимо от того, справятся они с неприятностями или нет.

– Будет такой скандал, если я выйду за тебя, – прошептала она, когда он сел на траву и усадил ее себе на колени.

– Когда я женюсь на тебе, – поправил он, – для тебя скандал будет куда сильнее.

– И это справедливо. – От мысли о косых взглядах и перешептываниях за спиной ей сделалось не по себе, но она это заслужила.

– Думаю, я с этим помогу. – Развязав ленты, Себастьян снял с нее шляпку. – Если ты хочешь еще побыть принцессой.

– Но я не принцесса. Ты это знаешь. И никогда ею не была.

Он медленно поднял юбки, открывая ее до талии.

– Ты моя принцесса. – Он поцеловал ее шею, лаская кожу.

Почувствовав его возбуждение, она застонала.

– Ты должен рассказать мне, что ты задумал. – Задыхаясь, она возилась с застежкой его брюк.

– Попозже.

Она расстегнула брюки, и его копье, налитое и твердое, оказалось на свободе. Снова поцеловав Жозефину, Себастьян закинул ее правую ногу себе на талию. Оба наблюдали, как он исчезает в ней.

Обняв его за плечи, Жозефина запрокинула голову. Ощущать Себастьяна внутри себя… было для нее все еще ново и в то же время жизненно необходимо. Как она могла, желая его так сильно, решить, что самый мудрый выход – бежать от него как можно дальше? Пусть его новый план окажется эффективным, потому что она больше не сможет жить вдали от Себастьяна. Даже ради его спасения.

– Иди сюда, – хрипло пробормотал он. – Поцелуй меня, Жозефина.

Она поцеловала его, их языки затанцевали в том же ритме, что и тела. Жозефина снова застонала и вскрикнула, достигнув кульминации.

– О Господи! – выдохнула она. – Себастьян! Скажи мне, что все будет хорошо. Просто солги.

– Я никогда не буду лгать тебе, – хрипло ответил он. Откинувшись назад, он притянул ее к себе. – И все будет хорошо.

Стараясь отдышаться, Жозефина прижалась головой к его груди и вслушивалась в стук его сердца.

– Кончита должна разбудить меня в десять. Они уже знают, что я пропала.

– Ты оставила письмо?

– Нет. Я не хотела, чтобы мой отец имел хоть намек, куда и почему я ушла.

– Как ты думаешь, он понимает, что его афера делает тебя несчастной?

Подняв голову, Жозефина посмотрела на него:

– Думаю, мой отец очень хорошо умеет убеждать других именно потому, что сам почти верит в свои замыслы. Сомневаюсь, что он понимает то, чего не желает понимать.

Себастьян поцеловал ее.

– Тогда нам нужно сочинить убедительное объяснение твоего исчезновения. И тебе нужно как можно скорее вернуться домой.

– Он намерен убить тебя после свадьбы, Себастьян. Что бы ты ни планировал, он хочет убить тебя, если ты помешаешь.

– Я не дам ему шанса.

– Как ты собираешься этого добиться?

– У меня готов сюрприз. Мы должны быть сегодня на балу у Таффли. По крайней мере, твой отец и мой зять. Я оставил Валентина командовать своим войском. А если ты будешь отсутствовать, твой отец может не появиться.

Это имело смысл. Стивен Эмбри останется там, где чувствует себя в полной безопасности, пока не выяснит, что случилось с дочерью.

– Прости. – Жозефина снова опустила голову. Даже когда она пыталась исправить дело, выходило только хуже.

– Мой блестящий план может, конечно, рассыпаться в пыль. Но сейчас он должен сработать. – Она чувствовала, как его грудь поднялась и опала, когда он вздохнул. – У меня появилась надежда на благополучное завершение ситуации, в которую нас втянули мошеннические замыслы твоего отца.

Жозефина обдумывала, как объяснить отцу свой побег, чтобы это выглядело правдоподобно.

– Я скажу ему, что хотела повидаться с Хейреком, – сказала она наконец. – Насколько отец знает, мне спокойнее выйти замуж за человека, которого… истина меньше волнует.

– Тогда нужно включить в план и Хейрека? Я всегда считал его слишком честолюбивым. Он скорее жаждет почестей, чем богатства.

Жозефина улыбнулась:

– Пожалуй, да. Он… Думая жениться на мне, он поощрял меня продолжать близкие отношения с тобой. Уверена, он рассчитывал, что если я ношу твоего ребенка, ты проследишь, чтобы семья жила в комфорте.

– Ну и негодяй. Нет, его мы не задействуем.

– Согласна. Хейрека не надо привлекать сюда.

– Мне невыносимо думать, как он собирался жениться на тебе, позволяя другому мужчине к тебе прикасаться. – Себастьян выпрямился и чуть отстранил ее, чтобы посмотреть ей в глаза – строгий, несгибаемый Мельбурн.

Ее охватила радостная дрожь.

– Но что же придумать? Куда я могла отправиться сегодня утром? – Она нахмурилась. – Наверное, нужно не слишком отклоняться от правды. Это всегда легче.

– Какой правды?

– Я скажу отцу, что была ошеломлена и едва не сбежала на Ямайку. А когда поняла, что не могу подвести его, вернулась.

Себастьян снова поцеловал ее.

– Отлично. – С медленной улыбкой, от которой она таяла, он помог ей подняться. – Пора возвращаться. По дороге я расскажу тебе о своем замысле. Только обещай мне, Жозефина, что бы ни случилось, ты не сбежишь снова.

– Ты доверяешь моему слову?

– Доверяю.

– Тогда я обещаю.

Глава 24

Себастьян опустил Жозефину на землю за одну улицу от Бранбери-Хауса, затем спешился сам. Для пущего правдоподобия сочиненной истории ему следовало нанять Жозефине экипаж, как только они достигли предместий Лондона, но он не хотел терять ее из виду.

Даже вернувшись в центр Мейфэра, он не мог остановиться – постоянно касался ее плеча и вдыхал аромат сирени, шедший от ее волос, когда она боком сидела перед ним на Мерлине. Родственники Себастьяна могли засвидетельствовать его склонность опекать всех, но сейчас он превзошел самого себя. Душевная травма из-за бегства Жозефины не могла зажить так быстро, была еще свежа.

– Увидимся вечером. – Он поднес ее руку к губам. – Я люблю тебя, Жозефина.

– Я по-прежнему считаю, что ты совершаешь большую ошибку, Себастьян, но я тоже тебя люблю.

Это заявление его не слишком успокоило, но он оставил эту тему. Отвязав от седла чемодан, он отдал его Жозефине.

– Я слишком влиятельный человек, люди остерегаются конфликтовать со мной, – сказал он спокойно, снова садясь в седло. – А твоя строптивость, Жозефина, изумляет меня. Будь осторожна, ради себя самой.

– Ты тоже.

Себастьян из-за деревьев наблюдал, как она идет по улице. Когда входная дверь распахнулась и выбежала Мария Эмбри, он направил Мерлина к Корбетт-Хаусу.

Он сказал, что никогда не будет лгать ей, и сказал это серьезно. Но когда заявил, что его изумляет ее строптивость, он выразился неточно. На самом деле его изумляло его чувство к Жозефине и тревожило то, что может произойти с ним, если он ее потеряет. Он потерял Шарлотту, бессильный что-либо изменить. И ничто, подвластное его контролю, не сможет отдалить его от Жозефины.

Подъездная аллея к Корбетт-Хаусу была забита каретами. Очевидно, Валентин уведомил все семейство о событиях сегодняшнего утра. Когда Себастьян спешился, подошел один из конюхов Деверилла.

– Я оставлю сегодня Мерлина здесь. – Себастьян похлопал уставшую лошадь по шее. – Пусть он отдохнет, получит хорошую порцию овса и яблоко.

Конюх погладил морду Мерлина.

– Я прослежу, ваша светлость.

Ему самому нужен отдых, да и яблоко не помешало бы, но день еще не кончился. Вращая мышцами плеч, Себастьян направился к дому.

– Папа! – выскочив из двери, Пенелопа бросилась в его объятия. Он поднял ее, не обращая внимания на боль в пояснице. В тридцать четыре драка требует больших усилий, чем прежде.

– Что ты делала сегодня?

– Я очень волновалась за тебя. – Дочь крепко обняла его. – От тебя пахнет сиренью.

– От меня?

– Да. Сиренью и пылью.

Стоявший в дверях Шей явно счел, что мудрее не вмешиваться в разговор о запахах.

– Какие-нибудь неприятности? – спросил он вместо этого.

– Нет. Она вернулась домой. – Себастьян поцеловал Пип в лоб. – Прошу прощения, что разволновал тебя, моя голубка.

– Ты все-таки женишься?

– Да, хочу сделать это.

– Я хотела бы надеть диадему на церемонию.

Себастьян усмехнулся. Он думал, что дочь больше всех будет негодовать и обижаться на Жозефину, а Пип оказалась самым верным его сторонником.

– Ты обязательно должна ее надеть. В конце концов, ты и Жозефина – мои принцессы.

– Да, я знаю. – Посмотрев на Шея и подошедших Саралу и Элинор, девочка нахмурилась. – Значит, теперь я должна вернуться в детскую? Я правда хочу знать, что происходит.

– Я скажу тебе все, что смогу и как только смогу, – ответил Себастьян. – Боюсь, это придется сделать.

– Хорошо, – вздохнула Пип. – Тогда я буду учить Роуз разговаривать.

Когда она затопала вверх по лестнице, Себастьян, подняв бровь, вопросительно посмотрел на брата:

– Где все? Я десять раз пересказывать одно и то же не буду.

Нелл коснулась его руки:

– Только скажи, вы с Жозефиной… одного мнения об этом?

– Да.

Сестра потянула его вниз за плечо, чтобы поцеловать в щеку.

– Хорошо.

Молча повторяя про себя эту мысль, Себастьян следом за остальными пошел в гостиную. Их отряд обрел двух новых членов: Джона Райс-Эйбла и Энн Уитфелд.

– Добро пожаловать в игру, – кивнул свояченице Себастьян.

– Спасибо за доверие. Мы могли бы еще раз пробежаться по теме? Я только что обнаружила, что за мной ухаживают. – Миниатюрная блондинка улыбнулась профессору.

Тот, вспыхнув, улыбнулся в ответ.

Себастьян сел у камина. Его всегда там усаживали, то ли из уважения как к главе семейства, то ли считали стариком и думали, что он мерзнет.

– Хорошо. Я расскажу о сегодняшних приключениях, и мы еще раз прорепетируем.


– Нам сегодня лучше остаться дома. – Мария Эмбри поправила кружево на рукаве Жозефины.

– Никто, кроме слуг в этом доме, не знает, что сегодня случилось, – напомнила ей Жозефина. – И поскольку мы сказали, что будем там, и там будет мой жених, нам нужно присутствовать.

– Согласен. – Отец поправил перевязь и раздраженно глянул на Жозефину синими глазами. – Я благодарен, что ты решила вернуться, – продолжал он натянуто, – и рад, что Мельбурн понятия не имеет о твоей попытке сбежать. Но это ужасный эгоизм, Жозефина. Ты могла всех нас погубить.

Он уже сделал это с собой, подумала Жозефина.

– Именно поэтому я возвратилась, отец.

– Давайте больше не будем говорить об этом. – Мать жестом указала на холл. – Ты сегодня такая красавица, querida.[8]

– Спасибо, мама. – Жозефина чувствовала себя красивой. Не из-за роскошного платья цвета лаванды и серебряной диадемы, но потому, что знала: Себастьян любит ее. И хотя от противостояния отцу ее охватывало чувство вины и замирало сердце, она сделала правильный выбор, возможно, впервые в жизни.

Сидя напротив родителей в карете, она пристально вглядывалась в сгущающиеся сумерки. Нервное возбуждение не оставляло ее, но она умела скрыть это даже от человека, который научил ее притворству. Жозефина задавалась вопросом, поймет ли когда-нибудь ее отец, как ему повезло, что Себастьян захотел быть милосердным к нему.

– Ты тихая сегодня вечером, – заметила мать.

– Моя жизнь меняется, – ответила она с улыбкой. – Есть о чем подумать.

– Ты ведь любишь Мельбурна?

– Люблю, – ответила Жозефина, воздержавшись от реплики, что ее чувства не имеют значения. Король уже решил убить Себастьяна, как только пользы от герцога не будет.

Но впервые она задумалась, знает ли об этом мать. Она всегда подчинялась мужу в вопросах семейного дохода, но действительно ли она не осведомлена о худшем? Жозефина позволила себе пофантазировать, как далеко может зайти отец. Она предпочла думать, что мать такая же, но выяснится ли это когда-нибудь?

– Посмотри, – сказал отец, глядя в окно кареты. – Должно быть, половина аристократии собралась здесь сегодня. – Он улыбнулся Жозефине: – И все из-за тебя. Это первое твое появление в обществе с Мельбурном после газетного объявления о помолвке.

Очевидно, ее недолгий побег был прощен и забыт. Жозефина глубоко вдохнула, потом еще раз. Это не помогло. Что бы ни планировали Гриффины, это будет сюрприз. И все увидят ее рядом с Себастьяном. О Господи!

– Мельбурн должен был сопровождать нас, – нахмурился король. – Тогда вы могли бы войти вместе.

– Вероятно, он все еще сердится, что ты не отдал ему средства в управление.

– Да уж, он оказался перед необходимостью признать, что меня не проведешь.

– Он, без сомнения, начинает понимать это. И когда он поприветствует всех нас в центре зала, думаю, это привлечет всеобщее внимание.

– Так и будет, – усмехнулся король.

– Я хотела бы уехать пораньше, – сказала мать. – Жозефина ошеломлена событиями.

– Она может отдохнуть после свадьбы.

Карета остановилась, и два ливрейных лакея буквально вынесли их на руках и поставили на землю. Жозефина хотела высмотреть карету Себастьяна, но приходилось сдерживать нетерпеливое желание увидеть его. Кроме того, на запруженной экипажами улице она, вероятно, не смогла бы разглядеть его карету.

Лорд и леди Таффли поклонились, когда дворецкий объявил о появлении королевской семьи из Коста-Хабичуэлы.

– Добрый вечер, ваши величества, ваше высочество. Большое спасибо, что почтили нас своим присутствием.

– Это нам приятно, – ответил отец. Он буквально расцветал, когда люди, стоявшие выше его на социальной лестнице, любезничали с ним. – Ваш дом роскошен, Таффли.

Виконт усмехнулся.

– Спасибо, но я переадресую этот комплимент моей жене. – Таффли наклонился ближе. – Принни должен быть здесь сегодня вечером, – сказал он заговорщическим тоном. – Какая удача для нас.

– Действительно. Я подниму за него бокал. Без его доброй помощи мои мечты о Коста-Хабичуэле никогда не реализовались бы.

Жозефина едва дышала. Она понятия не имела, сработает ли план Себастьяна. К списку игроков добавился еще принц-регент. Она ни разу в жизни не падала в обморок, но теперь была на грани этого..

Леди Таффли лично проводила их к столу с закусками.

– Засахаренные ягоды особенно вкусны, – сказала она. – Приятного аппетита. Ваше высочество, я почла бы за честь, если бы вы заехали ко мне на ленч в пятницу. Несколько высокородных леди встречаются еженедельно и обсуждают вопросы благотворительности.

– Спасибо, леди Таффли. Мне нужно обсудить это с леди Деверилл. Насколько я знаю, Гриффины устраивают несколько мероприятий и хотят, чтобы я на них присутствовала. Но я сообщу, как только смогу.

– Конечно, – улыбнулась виконтесса. – Спасибо.

Когда она ушла, Эмбри пробовал ягоду.

– Восхитительно, – пробормотал он. – Почему ты не приняла ее приглашение? Ты же слышала о высокородных леди.

– Я не знаю ее политику, – прошептала в ответ Жозефина. – И предпочитаю обсудить это с Элинор прежде, чем случайно вступить в союз с людьми, поддерживающими дело, против которого выступают Гриффины.

– Не думаю, что мы задержимся в Лондоне достаточно долго, чтобы это имело значение.

– Я предпочитаю быть осторожной. – Жозефина надеялась, что Себастьян скоро прибудет. У нее было такое чувство, что у каждого разговора, каждого слова сегодня двойной смысл.

Все считали необходимым засвидетельствовать ей свое почтение. Она улыбалась и болтала о ерунде, напоминая себе каждые несколько секунд, что Коста-Хабичуэла – рай, что она мечтает увидеть, как прибывают новые поселенцы и осваивают купленную землю, что она с нетерпением ждет соединения с могущественным семейством Гриффин.

– Вам удалось увидеть сад королевы Шарлотты? – спросила леди Джейн Лайон. – Розы… О, они здесь, он здесь! Это Мельбурн.

Казалось, по бальному залу пролетел ропот. У Жозефины задрожали руки. Судорожно вздохнув, она обернулась.

Как обычно, Гриффины прибыли вместе. Сам Мельбурн приветствовал лорда и леди Таффли. Братья и сестра с супругами стояли за ним, следом – родственники Кэролайн, старавшиеся не выдать благоговейного страха и трепета.

Себастьян сегодня был весь в черном, костюм подчеркивал его красивую стройную фигуру. От него, казалось, исходили властность и могущество. Судя по реакции гостей, Жозефина не единственная так думала. Но когда эти серые глаза оглядывали зал, они искали только ее.

В тот миг, когда их взгляды встретились, он оставил Таффли и направился к ней. Все расступались перед ним. Даже ее в высшей степени самоуверенный отец не посмел встать между ними.

Себастьян взял ее руки в свои и, поднеся к губам, взглянул на нее.

– Добрый вечер, ваше высочество. – Его интимная интонация отозвалась в ней трепетом.

– Ваша светлость, – ответила она, зная, что краснеет.

С появлением Себастьяна она почувствовала себя уверенной и сильной, как никогда. Осознание этого опьяняло и возбуждало. Ей хотелось броситься к нему в объятия и целовать на глазах у всех.

Она слышала, как вокруг бормочут: «Смотрите, какая пара», «Кто бы мог подумать», «Если пахнет властью, Мельбурн должен ее получить». Казалось, хор голосов совершенно не беспокоил Себастьяна. Отпустив наконец Жозефину, он приветствовал ее родителей. Она тоже не обращала на разговоры внимания.

– Вы слышали, что Принни будет сегодня вечером? – спросила она, стараясь, чтобы голос звучал самодовольно и счастливо, а не тревожно.

– Нет, – сказал он с легкой улыбкой. – Воображаю, что он захочет танцевать с вами, чтобы отпраздновать нашу помолвку.

Себастьян предупреждает ее. Ей придется продолжить фарс с самим Принни. Слава Богу, у нее есть время подготовиться к этому.

– При условии, что его высочество знает, что первый вальс вечера занят.

– Надеюсь, мною.

Гости рассмеялись, когда он улыбнулся. Остальные Гриффины окружили их, публично поздравляя ее и родителей и украдкой целуя Жозефину в щеку и касаясь руки в знак поддержки. Они станут ее семьей! Прямо здесь она поклялась быть достойной их доверия.

– Таффли! – позвал Мельбурн, оглянувшись через плечо на хозяев бала. – Как насчет вальса?

Глава 25

Когда вальс закончился, Себастьян проводил Жозефину к родителям и посмотрел на карманные часы. В прошлом году, когда Шей ухаживал за Саралой, семейство объединилось, чтобы защитить ее и выразить ей свое доверие. Сегодня вечером им предстоит задача посложнее. Сегодня вечером нужно провести всех, всю страну.

Стоявший рядом с Жозефиной и Эмбри Себастьян едва заметно кивнул Кэролайн. Его невестка неторопливо подошла к матери и двум незамужним сестрам. Джоанна жаловалась на отсутствие партнеров в танцах.

– Энн, ты собираешься сказать маме о Джоне?

– Кто это – Джон? – вспыхнула Джоанна, тут же забыв свои причитания.

Энн обмахивала лицо веером.

– Он профессор в Итоне, – ответила она, изображая застенчивость. – Я познакомилась с ним в Британском музее.

– Мама, так нечестно! – топнула ножкой Джоанна, привлекая всеобщее внимание, на что Себастьян и рассчитывал. Помня, что голодная до мужчин Джоанна когда-то пыталась заманить в брачную ловушку Зака, он не испытывал к ней большой симпатии. – Теперь даже у Энн есть поклонник? – печально заключила она.

– Он исследователь, – энергично продолжила Энн, – вернее, был, пока не принял предложение преподавать. Я попросила его быть здесь сегодня, так что можете с ним познакомиться.

Салли Уитфелд всплеснула руками:

– Еще у одной дочери поклонник. Нам несказанно везет.

– Надо было и мне пойти в музей, – возмутилась Джоанна. – А ты сказала, что это скучно.

– Я сказала, что тебе там будет скучно, – поправила сестру Энн. – А мне там понравилось. – Она рассмеялась.

– Ах, молодость, молодость! – усмехнулся король. Значит, он прислушивается. Хорошо!

– Я встречался с этим джентльменом, – заметил Себастьян. – Он производит приятное впечатление. Пожалуй, слишком серьезный, но этим он и подходит Энн по душевному складу.

Так это и было на самом деле.

Себастьян посмотрел на юную свояченицу. Она хорошая актриса, но уж очень раскраснелась. Гм. Интересно. Она искала человека, который любит путешествовать. Возможно, в Джоне Райс-Эйбле она его нашла.

– Леди и джентльмены, – провозгласил дворецкий Таффли, – его высочество принц-регент.

Толпа кланялась неровной волной, растекающейся от входа. Принни появился, к счастью, один, без своих вездесущих любовниц. Но все равно полдюжины лакеев и слуг сопровождали его, окружая, словно планеты Солнце. Эмбри наверняка отметил про себя, как следует появляться в обществе королевским особам.

– Мельбурн! – окликнул принц-регент и жестом поманил Себастьяна.

Под руку с Жозефиной Себастьян приблизился.

– Ваше высочество, – сказал он, – если вы хотите отчитать меня за то, что я не сообщил вам новость первому, умоляю – сделайте это сейчас, и мы сможем поднять тост в честь моей будущей жены.

Принни с довольной усмешкой похлопал его по плечу:

– В том, чтобы отчитывать кающегося, нет никакого удовольствия, дружище. Таффли, шампанского!

– Сию секунду, ваше высочество.

Вскоре уже все в зале держали в руках бокалы с шампанским. Таффли, видимо, был готов к расточительности. Позже Себастьян отведет его в сторону и предложит восполнить его запасы. Принни поднял бокал и повернулся к Жозефине:

– Леди и джентльмены, за Жозефину, принцессу Коста-Хабичуэлы, которая, как я слышал, скоро станет герцогиней Мельбурн.

– За Жозефину!

Пальцы Жозефины чуть дрожали в руке Себастьяна, когда все пили в ее честь, но это был единственный признак, что она совсем не та, кем объявил ее Принни.

– За Жозефину, – шепотом произнес Себастьян.

– А теперь – вальс! – Допив бокал, Принни бросил его лакею. – Мы, высочества, должны танцевать вальс!

Второй вальс вскоре после первого граничил со скандалом, но никто и бровью не повел. Сжав пальцы Жозефины, Себастьян отпустил ее к Принни.

Господи, план должен сработать! Если этого не произойдет, Принни никогда не простит, что публично выражал поддержку Коста-Хабичуэле и ее монарху. Принц-регент все еще носит этот дурацкий зеленый крест.

Себастьян сделал быстрый вдох, когда Шей взглянул на карманные часы. Пора!

Мгновение спустя Джон Райс-Эйбл влетел в бальный зал, отстранив дворецкого. Энн Уитфелд встала недалеко от входа, и после недолгой драматической паузы профессор поспешил к ней.

– А вот и он, – сказал Себастьян, стоя рядом с Эмбри. – Поклонник Энн.

– Он уж очень серьезен, не так ли? – любезно заметил король и взял Себастьяна за руку. – Нам нужно кое-что обсудить.

– Я не стану снова обсуждать свои выплаты вам, Эмбри. Десять тысяч в год и мое молчание. Думаю, этого достаточно.

– Речь не о деньгах, – тихо ответил отец Жозефины. – А о вашем местожительстве.

– О моем…

– Через несколько недель мы совершим небольшое путешествие. Я предлагаю вам присоединиться к нам.

– Я не…

– Ваша светлость, – раздался серьезный голос Энн. – Мельбурн? Джон должен поговорить с вами.

– Мы обсудим это позже, Эмбри, – прошипел Себастьян, повернувшись к свояченице. – Это не может подождать, Энн?

Джон Райс-Эйбл вышел вперед.

– Я не хочу переходить границы приличия, ваша светлость, – торопливо и настойчиво сказал он, привлекая внимание окружающих, – но мой друг Мейхью Крейн, первый помощник на «Барнаби»… это фрегат, который пересекает Южную Атлантику… он…

– Я на балу, Джон, – прервал Себастьян, чувствуя, как резко обострилось внимание Эмбри.

– Да, я знаю. Но… – Джон, казалось, впервые заметил короля. – О, ваше величество. Прошу прощения. Я так сожалею, что приношу эти новости.

Пряча нарастающее восхищение профессором за хмурым взглядом, Себастьян взял Райс-Эйбла за руку:

– О чем вы говорите? И ради Бога, тише!

Как только он это сказал, вокруг все смолкли. Себастьян давно узнал, что лучший способ распространить слух – это публично попросить этого не делать. Эмбри подошел ближе.

– Я и пытаюсь вам сказать, ваша светлость. Мейхью написал мне из Белиза. Все пропало.

– Белиз пропал? Как…

– Нет! Коста-Хабичуэла. Катастрофическое наводнение. Все смыто! – Профессор вытащил из кармана письмо, и Себастьян выхватил его у него из рук за секунду до Эмбри.

– Это не смешно, Джон. На случай, если вы забыли, я женюсь на Жозефине, принцессе Коста-Хабичуэлы.

– Да, ваша светлость, я знаю. Именно поэтому я должен сказать вам. Когда… когда я путешествовал несколько лет назад по Коста-Хабичуэле, я заметил, что земля очень плодородна, но я также видел, что причина этого в том, что большая часть страны расположена в устье древней реки. В пойме, недалеко от берега. А с проливными дождями и штормами это…

– Подождите, – вмешался Эмбри, впившись взглядом в явно расстроенного профессора. – Черт побери, вы соображаете, что вы…

– Слушайте, ваше величество, – перебил Себастьян. – «Джон, зная твою привязанность к Уитфелдам и Гриффинам, сообщаю тебе ужасные новости. Направляясь на запад, «Барнаби» попал в такой страшный шторм, какого и не припомню. Мачта переломилась, и мы едва не потеряли все, да и саму жизнь. Но я описываю этот кошмар лишь для того, чтобы подготовить тебя к худшему».

Музыка нестройно оборвалась, и к ним под руку с Жозефиной подошел Принни.

– Что за новости, Мельбурн?

– Мы еще не знаем, ваше высочество. – Он указал на письмо: – Вы позволите?

– Да, продолжайте.

Себастьян быстро взглянул на Жозефину и снова опустил глаза на письмо.

– «Мы кое-как добрались до гавани Сан-Сатурус, чтобы отремонтироваться, но увидели, что роскошный волнорез ушел под воду. Это было предвестием опустошения, которое мы там увидели. Мы обнаружили, что город полностью смыт».

– О нет! – выдохнула Жозефина и прижала руку ко рту.

– «Горстка выживших бродила, разыскивая родственников и имущество. Мы, как могли, снабдили их продовольствием и водой, а они рассказали нам, что две недели здесь бушевали ливни и ветры. Потом налетели невиданные шторма, волны достигали западных предгорий. Все здания, деревья, даже почву унесло в океан, осталось только черное вонючее болото и трупы животных. Боюсь, что скоро начнутся болезни».

– Стивен, – с горестным видом сказал Принни. – Англия выражает вам глубочайшее сочувствие.

– Есть и хорошие новости. – Себастьян перевернул письмо. – Кажется, Белиз готов принять уцелевших жителей.

К постоянно увеличивающемуся кружку присоединился Шей.

– Слава Богу!

– Нужно что-то делать. – Себастьян медленно вручил письмо Эмбри.

– Мы должны быть мужественны и признать, что все кончено, – твердо сказала Жозефина со сдержанной печалью в голосе.

Ее отец резко повернулся к ней.

– Ты, – бросил он, побелев, – как ты можешь…

– Мы должны признать, что наше место теперь в Белизе, – перебила королева Мария. Себастьян с удивлением посмотрел на нее, когда она взяла руку мужа в свои. – Могу только благодарить Бога, что те, кто купил землю в Коста-Хабичуэле, еще не отплыли.

– Да, – эхом отозвалась Жозефина. – Сначала люди. Мы должны возвратить им деньги. Без земли они нам не нужны.

– Мы можем все восстановить, – взмахнув свободной рукой, пронзительно сказал Эмбри.

– Как, отец? Ты слышал, что Коста-Хабичуэла вновь превратилась в то, чем была много лет назад – в болото. Незачем отстраивать ее заново.

Джон Райс-Эйбл прокашлялся.

– В постскриптуме написано, что Мейхью послал копию письма нашему общему другу Роберту Ламли. Он работает в «Лондон таймс». Мейхью очень беспокоится, чтобы никто не отплыл в Коста-Хабичуэлу, не зная реальных условий.

– Парень заслуживает медали, – прокомментировал Принни, и публика тут же согласно закивала в ответ на его заявление.

«Это будет проблематично, учитывая, что нет ни такого человека, ни такого судна», – подумал Себастьян.

– Жозефина. – Себастьян взял ее за руку, медленно притянул к себе и обнял. – Я так сожалею.

– Да, я полагаю, здесь все кончено, – процедил Эмбри, его мышцы все еще сковывала ярость. – Мы уедем в Коста-Хабичуэлу завтра. Идемте, Мария, Жозефина. Нужно собираться.

Сердце Себастьяна замерло.

– Я понимаю безотлагательность вашего отъезда и знаю, что вас влечет долг, ваше величество, – сказал он. – Но я также знаю, куда меня влечет мое сердце. Если Жозефина останется, я не имею никакого желания откладывать нашу свадьбу. Как вы сказали, у вас нет страны, которую можно восстановить. Ваша дочь, тем не менее, может начать новую жизнь.

Эмбри уставился на него. Ему явно никогда не приходило в голову, что могут быть подлинные чувства и что они имеют главное значение. Потом он перевел взгляд на дочь:

– Жозефина?

Та не сводила глаз с Себастьяна.

– Ты сказал, что снова сделаешь мне предложение, – выдохнула она.

У него нервы натянулись, когда он медленно опустился на одно колено и взял ее руки в свои.

– Жозефина, – сказал он, – меня не волнует, принцесса ты или дочь солдата, дом которого смыло в море. Ты восхищаешь меня и изумляешь, ты показала мне, что мое сердце еще живо, оно просто застыло от одиночества. – Его голос дрогнул, он откашлялся. – Ты снова оживила его. Я люблю тебя со всем пылом, который ты снова пробудила в моей душе. Ты выйдешь за меня замуж?

Слезы текли по ее щекам, но она улыбалась.

– Я тоже люблю тебя, Себастьян, – дрожащим голосом выговорила она. – Да, я очень хочу стать твоей женой.

Переведя дыхание, он снял кольцо с печаткой Мельбурна и надел ей на палец. Кольцо было слишком велико, но все поняли символическое значение этого жеста. Раздались громкие аплодисменты, по крайней мере, со стороны его родных и друзей – искренние. Себастьян встал и обнял ее.

– Тогда ничто иное уже не имеет значения, – тихо прошептал он ей на ухо. – Ничто.

Сам Принни проводил их до дверей. Это было лучшей гарантией, что план Себастьяна оказался успешным. Жозефина снова вздохнула. Все поверили в историю. И послезавтра, когда это письмо появится в «Лондон таймс», никто не отплывет в Коста-Хабичуэлу.

За один вечер они разрушили двухлетний план отца. Она снова посмотрела на него, приближаясь к карете в сопровождении утешающего принца-регента. Она не могла вообразить, что чувствует отец, как злится на нее.

– Ты не поедешь с ним домой, – тихо сказал Себастьян, ее собственное предчувствие эхом отозвалось в его глубоком голосе. Он так и не отпустил ее руку, с тех пор как поднялся, чтобы обнять ее.

– Я и с тобой не поеду домой, – тем же тоном ответила она и попыталась улыбнуться. – Я погублю твою репутацию.

– Очень смешно. Я знаю, что ты беспокоишься. Я тоже.

– Не жди, что я за три минуты навсегда распрощаюсь с родителями. – Судорога перехватила ей горло.

– Я этого не жду, – ответил он. – Но твой отец рисковал чужими жизнями. Я не желаю рисковать твоей.

Отец не станет вредить ей, но Жозефина отчетливо понимала, что Себастьян, потеряв первую жену, сделает все, чтобы защитить ее.

– Что ты предлагаешь? – спросила она, уступая его беспокойству.

– Нелл, – позвал Себастьян сестру и что-то прошептал ей. Она кивнула.

– Жозефина, – сказала Элинор, – буду рада предоставить в ваше распоряжение Корбетт-Хаус, пока ваши родители заняты возвращением домой.

Эмбри тут же обернулся и прищурился:

– Я не…

– Прекрасная идея, леди Деверилл, – вмешалась мать Жозефины. – И хорошая возможность познакомиться с твоим новым положением, дочка.

– Да, конечно, – угрюмо кивнул отец.

– Мы придем навестить вас утром, ваши величества, – сказал Себастьян. – Мои поверенные помогут вам скорее вернуть средства, полученные от продажи земли. И банковские ссуды, полагаю. Теперь в Сан-Сатурусе усовершенствовать нечего.

– Действительно. – Принни подал руку, и Эмбри тряхнул ее. – Я прослежу, чтобы банк простил причитающиеся ему проценты.

Последний раз, взглянув на дочь, король поднялся в карету. Мать поцеловала Жозефину в щеку.

– Я пошлю Кончиту с твоими вещами в Корбетт-Хаус. Пожалуйста, приезжайте утром. – К удивлению Себастьяна, она взяла его за руку. – Оба.

– Приедем, мама. Yo te amo.[9]

– Те amo, querida.[10]


Когда они утром подъехали к Бранбери-Хаусу, Себастьян почти ожидал увидеть все двери и окна распахнутыми, а дом – выпотрошенным. Вместо этого слуги сновали как муравьи, укладывая огромный багаж в несколько нанятых карет. Себастьян ненадолго задумался, сколько английских денег Эмбри потратил.

Не высказываясь на этот счет, он помог Жозефине выйти из кареты. Его подмывало самому провести ночь в Корбетт-Хаусе, но, как ему ни хотелось защитить Жозефину, он не думал подавлять ее.

– Готова? – спросил он, целуя ее пальцы.

Расправив плечи, она кивнула.

– Если я смогу убедить их остаться, по крайней мере, до свадьбы, это приемлемо?

– Это было бы…

– Нет, – перебила она. – Они не могут остаться. После наводнения они должны спешить назад в Коста-Хабичуэлу, иначе столкнутся со слишком многими вопросами.

– Я сожалею об этом. – Себастьян кивнул, когда дворецкий отодвинул стопку шляпных коробок, чтобы позволить им войти. – Если есть возможность, я хотел бы, чтобы они остались. Ради тебя.

– Интересно.

Он поднял взгляд. Эмбри стоял наверху лестницы, пристально глядя на них.

– Ваше величество, – сказал Себастьян для слуг, стараясь сдержать сарказм в голосе и сомневаясь, что преуспел. – Полагаю, мои поверенные помогли?

– О да. Мне только и надо было, что отдать деньги и написать свое имя несколько сотен раз. – Он отошел от перил. – Зайдите ко мне в кабинет. Вы оба. Я не хочу вас разлучать.

Хорошая новость, поскольку Себастьян не имел никакого намерения упускать Жозефину из виду.

– Конечно.

– Где мама? – спросила Жозефина, когда они поднялись по лестнице.

Эмбри что-то буркнул и указал в глубину дома:

– Занята. Упаковывает твои вещи. Я сказал ей, что ты-то никуда не торопишься, но мое слово, похоже, сейчас ничего не значит.

Они вошли в кабинет, и Себастьян закрыл дверь.

– Я, возможно, позволил бы вам избежать неприятностей, если дело касалось бы только банковских денег, – сказал он.

– Высокомерный наглец. Да, вы меня переиграли. Поздравляю. Вы не только меня погубили. От меня зависит жизнь двух с половиной десятков человек. – Он повернулся к дочери: – Ты когда-нибудь думала о них, Жозефина?

– А ты думал о людях? – парировала она и закусила губу. – Я много раз просила не подвергать опасности жизнь людей. Ты когда-нибудь думал о них, об их семьях, их детях?

Он грохнул кулаком по столу.

– Я думал о своем ребенке. Ты была для меня главным.

– Тогда поздравляю вас, Эмбри. – Шагнув вперед, Себастьян загородил Жозефину. – Она через месяц станет герцогиней. И обещаю вам, что до конца дней буду создавать вашей дочери жизнь, которую вы для нее хотели. – Он посмотрел на документы, все еще загромождающие стол. – Возможно, вы не заметили, но один документ не был пересмотрен. Десять тысяч фунтов в год позволят вам весьма удобно где-нибудь устроиться. Даже с двумя с половиной десятками человек, полагающихся на ваши… навыки.

Эмбри посмотрел на него:

– Десять тысяч в год? Это сходная цена за будущую герцогиню? А что, если я отменю это дело и заберу ее с собой?

– Я не поеду с вами, отец. Папа, ты дал мне прекрасную жизнь и замечательные возможности. Я никогда не буду обсуждать это. Но я выросла. Я не хочу больше путешествовать с вами. Я хочу… Я хочу быть с Себастьяном.

Нижнее веко Эмбри задергалось.

– Вы дадите мне минуту поговорить с дочерью, ваша светлость? – спросил он.

– Нет.

– Пожалуйста, Себастьян. Я хочу попрощаться.

Он натянуто кивнул:

– Я буду рядом.

Жозефина посмотрела ему вслед. Себастьян закрыл за собой дверь, но Жозефина не удивилась бы, если бы он стоял у самой двери.

– Он немного властный? – прокомментировал ее отец. – Я должен был заметить это.

– Он знает, что вчера я почти сбежала из Лондона, – сказала она, решив, что это не повредит придуманной истории. – Я ценю человека, который ценит меня выше всего на свете.

– Это легко сделать, когда этот некто самый могущественный человек в Англии и имеет доход больше ста тысяч фунтов в год. Некоторым из нас приходится зарабатывать на жизнь.

– Это несправедливо. – Она вздохнула. – Я не хочу бороться, папа. Я хочу пожелать вам всего доброго. Куда вы с мамой отправитесь?

– Думаю, в Пруссию. Там оценят дружественную колонию в Центральной Америке. – Он взглянул на нее: – Было бы полезно, если бы ты вышла замуж за прусского аристократа.

– Ты снова хочешь попытаться?

– Это почти сработало. – На губах отца промелькнула улыбка. – На сей раз, я остановлюсь на ссуде и акциях. Ты снова могла бы стать принцессой, милая.

– Папа, тебя могли арестовать. И повесить! Тебе в этот раз очень повезло. Ты готов снова рисковать?

– Я учусь на своих ошибках. В следующий раз я их не сделаю.

– Но у тебя есть десять тысяч в год. Ты можешь купить землю или организовать торговую компанию.

– Я не готов сидеть на стуле и считать монеты. Десять тысяч – хорошее начало, но я могу добиться большего успеха. И с тобой мог бы сделать это лучше.

– Нет. Если ты действительно желаешь мне добра, будь счастлив за меня. Во-первых, это ты выбрал для меня Мельбурна.

– Я? – Он поморщился. – Тогда обними своего старого отца. Мы должны до сумерек уехать в Брайтон.

Она положила руки ему на плечи.

– Обещай, что напишешь мне, как ты делал, когда я была юной. – Она не верила в россказни отца, но все-таки было приятно видеть, что он по-прежнему полон энергии.

– Напишу. – Он отстранил ее. – Иди, попрощайся с матерью.

Слезы навернулись ей на глаза, но Жозефина решительно отогнала их. Отец не любил проявлений слабости, и она ее не покажет.

– Пожалуйста, береги себя.

Она направилась к двери, когда он сел за стол собрать документы. Теперь ему придется действовать без нее, и вполне возможно, что у него уже есть план очередной попытки возвеличиться. Здесь, в Англии, он все еще король. Но бедный и жалкий, а он не согласится жить в забвении и бедности.

Прощание с матерью было тяжелее, и к концу они обе плакали. В окно Жозефина увидела шагавшего по саду Себастьяна и вздохнула. Когда это случилось, она не знала, но в какой-то миг своей жизни она, должно быть, совершила нечто хорошее, очень хорошее, если небеса позволили ей прожить жизнь рядом с ним.

– Ты сделала хороший выбор, девочка, – сказала мать, подходя к окну. – Думаю, он тебя очень любит.

– Я его очень люблю. Спасибо, что помогла нам вчера вечером.

– Не думаю, что твой отец понимает, как ему повезло. Другой человек с радостью упрятал бы его в тюрьму.

– Я пыталась ему это сказать. Он не слушает.

– Он тебя слушает. Другой вопрос – принимает ли он это. Надеюсь, после этого урока он будет осторожнее.

– Так ты знала, как далеко он зашел?

Мать улыбнулась:

– Я знаю, что я люблю Стивена Эмбри. Он так отчаянно пытается совершить большие дела, что никогда не останавливается, чтобы понять, чего он уже достиг.

Жозефина могла бы заметить, что он не достиг ничего, кроме длинной вереницы лжи и воровства, но промолчала. Вместо этого она в последний раз крепко обняла мать.

– Сообщи мне, где вы будете, чтобы я могла писать вам.

– Сообщу. Мы будем видеться с тобой так часто, как сможем. Я хочу, чтобы мои внуки знали свою abuela.[11]

– И я тоже. – Выпрямившись, Жозефина покашляла, пытаясь сдержать слезы. – Нам пора, да и вам нужно закончить сборы.

– Пришли сюда Мельбурна на минуту, прежде чем вы уедете, хорошо?

Жозефина кивнула:

– Конечно.

Когда Жозефина вышла из дома, разглядывавший жука Себастьян поднял глаза:

– Ты в порядке?

– Да. Немного грустно, но обнадеживает. – Она покачала головой. – Это очень странно.

Он вздохнул:

– Мне жаль, что тебе приходится разлучаться с ними.

– Я знаю. Хотя для меня это полезно, по крайней мере, на время. Я приобрела довольно скверные навыки, и мне надо освободиться от них.

– Ты научилась выживать. Я не стану винить тебя в этом. – Он поднес ее руку к губам. – И не жду, что ты станешь другой. Ты – это ты. – Себастьян тряхнул ее пальцы. – Я люблю тебя.

Она улыбнулась:

– Ты очень хороший человек.

– С недавних времен стал лучше, – усмехнулся он. – Едем?

– Мама хочет тебя видеть. Она в маленькой гостиной.

Подавив досаду, Себастьян кивнул:

– Хорошо. – Он проводил Жозефину в карету и вернулся к дому.


Мария Эмбри стояла около маленького письменного стола и пристально взглянула на Себастьяна, когда тот вошел в комнату.

– Вы хотели меня видеть?

– Да. Я хотела вам кое-что отдать. – Она протянула лист бумаги.

Нахмурившись, Себастьян взял его:

– Что это?

– Прочитайте.

Все еще сосредоточив внимание на матери Жозефины, он развернул бумагу и просмотрел ее. Потом прочитал снова. И еще раз. Сердце у него дрогнуло, он быстро взглянул на Марию Эмбри:

– Это настоящее?

– Да. – Она улыбнулась, доброе, мудрое выражение ее лица напомнило ему ее дочь. – Полагаю, что это единственное настоящее в этой истории. Существуют два экземпляра. Этот я отдаю вам.

– Жозефина знает?

– Она всегда знала. Просто она больше в это не верит. – Мария поцеловала его в щеку. – Это не тайна, но я думала, что она захочет услышать это от вас.

– Спасибо вам.

– Это вам спасибо. Вы даете ей жизнь, о которой я всегда для нее мечтала.

Немного ошеломленный, Себастьян вернулся к карете.

– В Корбетт-Хаус, – проинструктировал он Толлинза и, захлопнув дверцу, сел.

Не обращая внимания на сидевшую в углу Кончиту, Себастьян повернулся к Жозефине:

– Что скажешь насчет бала по поводу помолвки в следующие две недели и свадьбы через неделю после него?

– Скажу, что это не слишком скоро, но я согласна. – Она коснулась его щеки. – Все в порядке? Моя мать тебя не обидела?

– Нет, напротив.

Жозефина нахмурила изящные брови, в ее недавно блестевших от слез карих глазах появилась тревога.

– Что ты хочешь сказать?

– Она дала мне бумагу. – Себастьян похлопал по нагрудному карману, но не вытащил ее. При первой же возможности он поместит документ в надежное место.

– И?.. – торопила Жозефина.

– Твой отец действительно встречался с Кенталом, королем Берега Москитов. И Кентал действительно передал ему миллион акров земли на побережье. И лично пожаловал Стивену Эмбри титул короля этой земли.

Жозефина побледнела.

– Что?

– Так что, любовь моя, ты настоящая принцесса. – Он наклонился и поцеловал ее.

Боже, он может проводить все свои дни, делая это. Он так и поступит.

– Что?!

– Это подтверждено и засвидетельствовано губернатором Белиза. Я видел его печать, и на этой бумаге именно она.

На лице Жозефины застыло изумление.

– Боже мой! – выдохнула она, потом, запустив руки в волосы Себастьяна, поцеловала его. – А я думала, что буду просто герцогиней. – Чуть отстранившись, она посмотрела ему в глаза. – Для меня нет ничего выше, как быть герцогиней Мельбурн. Никто в твоем семействе не должен знать, правда?

Себастьян рассмеялся:

– Да. Ты будешь моей герцогиней. И моей принцессой. Ничто иное тебе не подходит. Ты выше любой заурядности.

Она улыбнулась ему:

– Тогда я даже пытаться не буду.

Примечания

1

Вымысел автора. Берег Москитов получил свое название по имени населявших его индейцев мискито, название которых было искажено в «москито» европейскими переселенцами; исторически представлял собой территорию вдоль атлантического побережья нынешней Никарагуа. Находился под патронатом Великобритании.

(обратно)

2

Проклятие! (исп.).

(обратно)

3

Здесь и далее: У. Шекспир. «Гамлет», акт 1. Пер. А. Кронеберга.

(обратно)

4

Griffin – грифон (англ.).

(обратно)

5

Habichuela – фасоль (исп.).

(обратно)

6

жизнь моя (исп.).

(обратно)

7

милочка (исп.).

(обратно)

8

милая (исп.).

(обратно)

9

Я тебя люблю (исп.).

(обратно)

10

И я тебя люблю, милая (исп.).

(обратно)

11

бабушка (исп.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики