КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Тайна старого замка (fb2)


Настройки текста:



Тайна старого замка



Глава первая

Стоял знойный, душный день, хотя была уже середина сентября. С северо-запада, из-за Одры, надвигалась огромная туча, заслоняя собой полнеба. Она была зловеще-синяя, с ржавыми пятнами просветов. Впереди нее бежали серые облака, быстрые, набухшие дождем.

С другой стороны небо еще оставалось голубым, и там светило солнце. Замок стоял на холме, и было хорошо видно, как он сверкает отблесками окон на фоне горизонта, затянутого тучами. Вокруг замка вырисовывались резкие желто-зеленые контуры деревьев. Все детали этой картины играли контрастом света и тени.

Анзельм Шаротка все чаще беспокойно поглядывал на небо. От станции до замка, где разместился пансионат для отдыхающих, было около трех километров, и ему хотелось поскорее добраться до места.

Так уж случилось, что приезд на отдых Шаротки, старшего бухгалтера строительного треста № 3 из Калиша, явился вступлением к финалу одной истории, начало которой уходило в вихри военных лет. Конечно, об этом еще никто не знал, а тем более пан Анзельм.

Если бы сам Шаротка не был так поглощен решением задачи: промокнет он или нет, то при своей склонности к предрассудкам он бы наверняка сделал соответствующие выводы из того факта, что в момент его приезда навстречу двигалась грозная туча. И в данном случае действительность была бы в состоянии укрепить веру Шаротки в предрассудки.

Наконец колеса повозки застучали по деревянному мосту, перекинутому через широкий ров с темной водой. Когда-то этот ров был оборонительным сооружением, а сейчас его берега заросли камышом и ивовым кустарником.

За мостом стояли каменные ворота с острым готическим сводом — единственное, что осталось от возвышавшейся здесь когда-то стены. За воротами был двор, посыпанный гравием, а дальше тяжелый, приземистый замок — двухэтажное сооружение из камня с двумя рядами широких окон и большим крыльцом. Это крыльцо стерегли по бокам две гранитные фигуры фантастических грифов, местами уже осыпавшиеся от старости.

Ударяясь ногами о чемодан, Шаротка протиснулся к двери и очутился в огромном холле. В нем было несколько дверей. С левой стороны широкими витками вела наверх темная дубовая лестница с резными перилами. Двери напротив были открыты, и сквозь них были видны несколько кресел и ковер, на котором играл солнечный лучик.

В эту минуту в холл вбежала девушка в платке, а вслед за нею степенным шагом к пану Анзельму подошла пожилая женщина с седыми гладко причесанными волосами, полным румяным лицом и светлыми глазами.

— Добрый день, — обратилась она к прибывшему. — Вы...

— Моя фамилия Шаротка, — поспешил представиться пан Анзельм. — Вот моя путевка... То есть я хотел сказать, что я страшно рад...

— Очень приятно, — прервала его дама. — Я знаю, что вы должны были приехать. Формальности уладим потом. Марыся! — обратилась она к девушке. — Возьми чемодан и проведи гостя в его комнату. Я директор этого пансионата. Фамилия моя Колярская, — она протянула руку.

Шаротка склонился и запечатлел на руке галантный поцелуй.

— Я очень, очень вам благодарен.

Этот обмен любезностями прервал вопрос девушки, которая, уже поднимаясь по лестнице, обернулась и глянула вниз:

— Прошу прощения. А какой номер комнаты? Я не расслышала.

— Я ведь тебе говорила: тринадцатый.

Пан Анзельм делал уже первые шаги к лестнице, когда прозвучала зловещая цифра. Он замер и повернулся к Колярской. На его лице уже не было улыбки. Губы вытянулись в тонкую линию, лицо заострилось, а тяжелые веки поднялись к густым бровям. Неподвижные зрачки маленьких светлых глаз выражали наивысшее порицание.

— Какой номер? — переспросил он ледяным тоном. — Я не понял...

— Комната номер тринадцать, а почему вы спрашиваете?

— Как почему? — в его голосе дрожало сдерживаемое возмущение. — И вы предоставляете своим гостям комнаты с такими номерами?!

— Я вас не понимаю. — Колярская удивленно пожала плечами. — В чем дело?

Пан Анзельм, однако, уже пришел в себя. Беспомощно опустил голову и вздохнул:

— Да так, ничего...

С тяжелым сердцем он начал подниматься по лестнице вслед за девушкой, несшей чемодан.

Так взошел на сцену драмы Анзельм Шаротка.

Его комната находилась в правом крыле дома, сразу за поворотом коридора. Теперь следует сказать несколько слов о планировке дома, поскольку это будет иметь значение для хода дальнейших событий.

Первый этаж делился на две части. Бо́льшую, левую, занимала просторная столовая, в которой находились четыре окна с изогнутыми арками. В столовой были три двери: первые вели в коридор (он соединял столовую со служебными помещениями и кухней), другие — в холл и, наконец, третьи, двойные, с тяжелыми темными створками, — в салон-гостиную. За гостиной находилась бильярдная, а дальше — библиотека.

Из гостиной трехстворчатые стеклянные двери вели на просторную террасу, окруженную балюстрадой. Перед террасой тянулся газон, а за ним старый, густой парк.

Боковой коридор, соединяющий столовую с хозяйственными помещениями, заканчивался запасным выходом, так называемым кухонным. Рядом с ним находилась узкая дверь, за которой винтовая лестница вела в обширные подвалы, тянувшиеся род всем домом.

Собственно говоря, дом этот не был замком, хотя (наверняка из-за возраста и размеров) его именно так называли местные жители. Большое, с толстыми стенами здание, возможно, помнило еще времена тридцатилетней войны. Затем его или расширяли или перестраивали, поскольку были снесены стоявшая когда-то угловая башня и окружавшие его стены.

После второй мировой войны здание было частично отремонтировано и приспособлено к своему новому назначению — здесь был открыт дом отдыха. Однако по-прежнему его называли замком.

Второй этаж дома занимали спальные комнаты для отдыхающих и администрации. Персонал дома отдыха состоял из шести человек: директора, садовника, администратора, двух горничных и кухарки. Спальные комнаты были расположены вдоль коридора, изогнувшегося в форме буквы «U». У основания этой буквы был расположен выход на лестницу, ведущую в холл.

Комната, в которую поместили пана Анзельма, была просторной с очень высоким потолком. Два узких полукруглых окна были разделены колонной, а высокие двери богато украшены резьбой. В левой стене находился огромный старый камин, сделанный из тесаного камня.

Вся внутренняя архитектура комнаты носила суровый характер средневековья. Тем более разительным был контраст между нею и светлой современной мебелью, скромными тюлевыми занавесками на окнах, ковром и вазой с цветами, стоявшей на столике около одного из окон.

Спустя десять минут Шаротка, уже умытый и свежий, старательно причесав редкие песочного цвета волосы, спускался вниз.

Неприятное впечатление, произведенное вначале роковым числом «13», ослабло, может быть, еще и потому, что сейчас его должны были накормить, а пан Анзельм был очень голоден.

Когда Шаротка вошел в салон, там горел свет. Отдыхающие уже закончили полдник, и пан Анзельм внезапно очутился среди незнакомых лиц. Он растерянно остановился, оттягивая слишком короткие рукава пиджака.

Однако Колярская сразу его заметила и быстро подошла.

— Я вас представлю всем жителям этого дома, — предложила она с улыбкой, заметив смущение гостя. — Вот Агнешка Вечорек — бригадир швейной фабрики под Пиотрковым.

Вечорек была женщиной лет сорока, с энергичными чертами лица, быстрыми глазами и черными волосами, собранными в узел.

В кресле около нее сидела молодая девушка в красном платке, с большими серыми глазами и милым личиком.

— А это наш очаровательный сорванец Иоланта Солецкая. Работает в Институте искусственных соединений. Она пополнила наш скромный список отдыхающих женского пола — их всего две. Зато мужская половина представлена шире, — улыбнулась Колярская.

— Итак, Ежи Проца — механик с соседней государственной машинной станции.

Пан Анзельм почувствовал крепкое пожатие руки высокого плечистого шатена и встретил внимательный спокойный взгляд голубых глаз.

— Чеслав Велень из Вроцлава, специалист по строительству. Он, кстати, перестраивал и наш дом.

Невысокого роста молодой человек с загорелым лицом, гладко зачесанными волосами и темными живыми глазами, улыбаясь, протянул руку.

— А вот пан Болеша — начальник одного из отделов Краковского банка.

Седой полный мужчина вежливо поклонился Шаротке.

— Ян Сосин — работник воеводского народного Совета из Вроцлава.

Сосин был высокий, худощавый и стройный. Ему было лет тридцать пять, но спортивный костюм, состоявший из шортов и куртки, делал его значительно моложе. У него были светлые волосы, продолговатое лицо, узкие губы и серые глаза.

— Ежи Кушар — инженер-архитектор, также из Вроцлава, — продолжала знакомить Колярская.

Пан Анзельм пожал руку красивому молодому человеку, одетому в спортивный пиджак, из-под которого выглядывала цветная рубашка в клетку.

— Ну и наконец Петр Брона. — Колярская повернулась к широкоплечему среднего роста мужчине, который стоял сбоку, заложив руки за спину. — Брона ухаживает за нашим садом и парниками: у нас тут есть небольшое подсобное хозяйство.

У Броны было гладко выбритое лицо с сухими чертами. На висках поблескивала седина. Пан Анзельм встретился с его спокойным, как будто немного сонным взглядом. Рукопожатие было коротким, но сильным.

Колярская дружеским жестом взяла под руку пана Анзельма:

— Ну вот, видите, из-за непогоды все сидят дома, так что вам удалось сразу узнать все общество. А теперь я вас забираю на полдник.

Войдя в столовую, Шаротка застал там за столом двух мужчин, занятых оживленной беседой. Одному из них было на вид уже за шестьдесят. Это был худощавый мужчина с седыми, довольно густыми волосами и сморщенным красным лицом. Другому, одетому в белый свитер, можно было дать лет сорок. У него были вьющиеся, с проседью волосы и выразительное лицо с большими карими глазами.

— Станек — наш администратор. А это Оскар Хемпель — журналист из Варшавы, — представила их Колярская.

Мужчина средних лет поднялся и молча пожал руку Шаротке.

Когда Шаротка возвращался из столовой, гроза уже разошлась вовсю. Дождь ударял в стекла и стучал по железным подоконникам. На улице сгущалась тьма, разрезаемая вспышками фиолетовых молний.

В салоне все разделились на группы. Обе пожилые женщины и Станек расположились в креслах вокруг круглого стола посреди комнаты и о чем-то тихо беседовали. Болеша уговаривал Хемпеля и Кушара сыграть в бридж, и, как всегда, им не хватало четвертого партнера. Велень, Сосин и Проца окружили Иоланту. Брона уселся в кресло в углу около торшера, обложившись газетами.

Пан Анзельм подошел к молодежи. Здесь рассказывали разные «страшные» истории.

— Вот у меня раз было интересное приключение, — говорил Кушар, который только что присоединился к группе. — Могу вам о нем рассказать. Только я бы посоветовал расположиться поудобнее.

— Это было во время оккупации, — начал он. — Судьба забросила меня на несколько месяцев в маленький провинциальный городок. Я завязал там знакомства и старался в компании скрасить медленно тянувшееся время. Однажды я узнал, что в одном старом доме, расположенном на тихой боковой уличке, происходит что-то загадочное. Домик был двухэтажный, небольшой — всего четыре квартиры. Речь шла об одной квартире наверху, которая была пустой с того времени, как там произошел трагический случай. Поскольку об этой квартире пошли разные слухи, находились любители, которые хотели провести там ночь. Рассказывали о молодом подпоручике из довоенного местного гарнизона. Этот парень, поспорив с приятелями, решил там переночевать. Утром его нашли мертвым, хотя он был вооружен...

— Что-то невероятное! — воскликнул пан Анзельм, будучи не в силах сдержать волнение.

Иоланта украдкой подмигнула Веленю, который ответил ей понимающей улыбкой.

— Я отправился туда не один, — продолжал Кушар. — Договорился с тремя друзьями, что мы вместе проведем там ночь. По словам людей, которые знали эту квартиру, таинственные явления происходили только в одной комнате — кабинете последнего жильца. Я решил остаться там, а в соседней комнате разместить своих друзей.

Вскоре мы прибыли туда. Наружные двери были еще открыты, и на первом этаже в нескольких окнах горел свет. Мы поднялись по старой лестнице, зажгли взятые с собой свечи и очутились в квартире.

В одиннадцать часов я отправился на свой «пост».

В этом месте Шаротка, который все чаще вертелся в кресле, не выдержал:

— Я вам удивляюсь! Я... я бы, наверное... Нет, право, не знаю...

Слушатели обменялись взглядами, а Иоланта толкнула Веленя в бок.

— Я был возбужден, но страха не чувствовал. Может, потому, что не очень верил в басни, которые рассказывали.

— Ну и что дальше? Дальше что? — заторопил рассказчика пан Анзельм, вытянув к нему худую шею.

— Я расположился с книжкой в руках на кушетке, а свечу поставил около себя на стул. Рядом положил спички.

Стояла мертвая тишина. Из-за плотно закрытых дверей до меня не доходили голоса друзей, и лишь время от времени долетал приглушенный собачий лай. Я начал читать, но через минуту отложил книжку. Так прошел час, затем другой. Меня стало клонить ко сну, и в то же время, признаюсь вам открыто, на меня все более угнетающе действовало это место... Мне казалось, что там есть кто-то еще, кроме меня. Что-то или кто-то притаился во мраке. Оттуда исходила таинственная угроза. Чувство близкой и в то же время неизвестной опасности начало все более нарастать. Я должен был собрать всю силу воли, чтобы не сорваться с места и не убежать из комнаты.

Одновременно голос здравого рассудка говорил мне, что я попросту поддаюсь настроениям, вызванным игрой воображения и взвинченными нервами.

Внезапно я заметил, что густые тени на стенах дрогнули. Я посмотрел на свечу. Верхняя часть пламени отклонилась в сторону, а весь язычок чуть-чуть трепетал. Казалось, что кто-то невидимый слегка дунул на свечу. Однако не было ничего слышно, и я не чувствовал ни малейшего дуновения.

С удивлением я наблюдал за непонятным явлением. Спустя минуту я протянул руку и закрыл ладонью пламя. Оно выпрямилось, но тут же начало изгибаться в другом направлении. Я заслонял его рукой то с одной, то с другой стороны, но явление неизменно повторялось. Поэтому я перестал закрывать огонь и, полный внутреннего напряжения, ждал, что будет дальше.

Спустя некоторое время я заметил, что дуновение как будто усилилось. Пламя изгибалось все сильнее и сильнее и, наконец, внезапно погасло.

В этот момент страх сдавил мне горло. Я не мог произнести ни звука. Схватил спички и трясущимися руками снова зажег свечу. Она горела ровно и спокойно.

Так прошло минут десять. Я немного пришел в себя и уже хотел было взяться за книжку, когда все начало повторяться.

Я уже не заслонял пламени, а взял в руки коробок спичек, вынул одну из них, чтобы быть готовым моментально зажечь свечу.

Когда она вскоре погасла, я тут же зажег спичку. И снова свеча горела спокойно, но время до того, как она погасла опять, значительно сократилось. Наконец дошло до того, что свеча гасла тотчас же, как я ее зажигал, а во мне начал нарастать страх. Когда я почувствовал, что в коробке осталось всего несколько спичек, а очередная погасла прямо у меня в руке, я сорвался с кушетки, чувствуя, что опасность рядом, она нависла надо мной и что мне угрожает что-то неизвестное и страшное.

Наверняка причиной были мои взвинченные нервы и страх, туманивший рассудок, но его сила была так велика, что я одним прыжком очутился у дверей.

Увидев меня, мои товарищи сорвались с мест. Прошло некоторое время, прежде чем я пришел в себя и рассказал им о своих переживаниях.

Остаток ночи мы провели вместе в столовой.

Шаротка упал на стул, так как во время рассказа Кушара он наполовину приподнялся в его сторону.

— Вы были на один шаг от смерти! Наверняка! Что за невероятная история! Я не пережил бы подобного!

Тут Иоланта не выдержала.

— Ну знаете! — бросила она резко. — Вы себя ведете, как истеричная старая дева! Не пережили бы? Я бы хотела, чтобы вас кто-нибудь как следует напугал. Интересно, так ли легко вы бы расстались с этим миром?

— Меня напугать?! — возмутился пан Анзельм, забывая о том, что он говорил минуту назад. — Я совершенно ничего не боюсь! А если я проявляю некоторый интерес, то только потому, что верю в существование какого-то неизвестного круга явлений, которые...

— Ерунда! — коротко и бесцеремонно оборвал его Сосин. Шаротка, рассердившись уже всерьез, повернулся к новому противнику:

— А как же вы тогда объясните эту историю?

— Я думаю, — спокойно ответил Сосин, — что в такой старой квартире и вдобавок пустой уже долгое время не было стекол в окнах, а в дверях полно щелей и дыр. Это и вызвало сквозняки, а остальное — плод разыгравшегося воображения рассказчика и состояния его нервов. Повлияли и услышанные ранее истории.

— Сквозняки! Дыры и щели! — насмешливо произнес Шаротка. — А ведь Кушар не чувствовал ветра! Как вы это объясните?

— Не хочу вас лишать прелести иллюзий. — Сосин улыбнулся примирительно, хотя и немного с иронией.

— Если уж мы разговорились на тему о духах, то и я внесу свою лепту, — включился Проца. — Правда, после моего духа не осталось мокрого пятна, но случай стоит, чтобы о нем рассказать.

— Слушаем, слушаем, — обрадовалась Иоланта.

— Да, да, рассказывайте! Хотя, может быть, некоторые скептики и вас обидят своими фальшивыми толкованиями, — тон этой реплики пана Анзельма был полон ядовитого сарказма.

— Опасаться нечего, — улыбнулся Проца. — Мой случай не содержит моментов, порождающих сомнения.

— Это очень хорошо! — Шаротка уселся поудобнее и уставился в лицо рассказчика.

— Итак, — начал тот, — это было года два назад. Стояла уже осень. На машинную станцию, где я тогда работал, пришло сообщение, что в одном из госсельхозов[1] сломался экскаватор. Меня послали исправить повреждение. Я прибыл на место и принялся за работу. Поскольку ее не удалось закончить в один день, я остался там ночевать.

Мне предоставили приятную небольшую комнатку под самой крышей бывшего так называемого дворца. Меблировка была скромная: железная кровать, столик, пара стульев и старомодный шкаф с резными украшениями. Я сразу заснул мертвым сном. Когда проснулся — сам не знаю отчего, — была еще ночь и в комнате было совершенно темно. Какое-то время я пролежал с закрытыми глазами, стараясь уснуть, но ничего не вышло. Тогда я сел на кровати, чтобы посмотреть, который час, и... окаменел от ужаса.

Передо мной маячил призрак. Он стоял в ногах моей кровати высокий, белый, достигавший почти потолка. Я отчетливо видел контуры его головы и опущенных плеч.

По спине у меня побежала холодная дрожь, и мне казалось, что волосы встают дыбом. Я не мог пошевелиться — страх сковал меня. И только спустя какое-то время во мне начало нарастать внутреннее сопротивление, как бы бунт против этого обессиливающего чувства.

Отчаянным напряжением воли я подавил страх, и одновременно меня охватила дикая решимость. С криком я сорвался с кровати и бросился к этой невероятной фигуре.

— Герой! — прошептал пан Анзельм.

— Ну и?.. — с интересом спросил Сосин.

— Ну и схватил белую купальную простыню, которую я сам, помывшись в бане, повесил на углу шкафа, чтобы она просохла. От страха я совершенно забыл об этом.

Раздался смех. Лишь пан Анзельм не разделял общего веселья.

В это время на пороге появилась Марыся, извещая, что ужин на столе.

Глава вторая

За ужином Шаротка получил постоянное место на той стороне стола, которую называли «палатой лордов». «Палатой общин» прозвали ту его часть, которую занимала молодежь.

В нынешней смене в «палате лордов» председательствовала Вечорек, восседавшая на почетном месте хозяйки стола. Главарем «палаты общин» являлась Иоланта, объединяя вокруг себя Процу, Веленя, Сосина и Кушара. Трое последних знали друг друга еще по Вроцлаву, вместе приехали сюда и держались преимущественно вместе. Иоланта, с которой они познакомились уже в пансионате, сразу вошла в их среду и благодаря своей общительности, некоторой агрессивности, а главным образом своему хорошенькому личику и стройной фигурке начала командовать этой группой, что, впрочем, не вызвало сопротивления со стороны молодых мужчин.

Когда Шаротка, закончив ужин, направился к лестнице, к нему подошел Хемпель. В зубах у него была короткая трубка. Он вынул ее и обратился к Шаротке:

— Вам отвели тринадцатую комнату, я слышал?

— Увы, да... А почему вы спрашиваете?

— Да потому, что мы с вами соседи. Я живу в двенадцатой. Дальше комнаты занимают: одиннадцатую — Сосин, десятую — Кушар и Велень, потом Проца и в конце коридора — Болеша.

— А остальные?

— Пани Вечорек и Иоланта живут в одной комнате в левом крыле. Там же расположены и комнаты администрации.

— Значит, не все места заняты? Такой интересный дом, такие красивые окрестности...

— Да, несколько человек не использовали путевки.

— Мне тут очень нравится. Отличное место для отдыха, — заключил пан Анзельм с энтузиазмом. Они распрощались перед дверями комнаты Хемпеля, и Шаротка направился к себе.

Когда он открывал дверь, то увидел Иоланту, Сосина и Веленя, стоявших над холлом у перил, предохранявших открытую часть коридора. Войдя в комнату, он услышал смех Иоланты, зазвучавший в ушах пана Анзельма переливчатым серебряным звоном.

Он зажег свет и начал распаковывать свои вещи. Внимательно осмотрел свой выходной костюм и решил носить его постоянно. Причиной такого решения были два отдельных впечатления, пережитых им недавно: чувство смущения, когда он очутился в гостиной среди незнакомых людей в своем потрепанном костюме и, во-вторых, очарование стройной фигурки Иоланты.

Ибо следует сказать, что пан Анзельм, несмотря на свои почти шестьдесят лет и положение старого холостяка, не был лишен романтических склонностей.

«Ну завтра они меня увидят», — подумал он, причем это «они» скорее относилось к одной особе, что, впрочем, он и сам не сознавал достаточно ясно.

Гроза уже прошла, хотя дождь еще продолжался. Ветер стих, и при монотонном шуме дождя в комнате казалось еще тише.

Шаротка надел пижаму, зажег ночник и хотел уже укладываться спать, когда внезапно его внимание привлек странный звук — не то скрип, не то какое-то царапанье. Пан Анзельм посмотрел на окно, откуда доносились эти звуки. Он подумал, что это кот крадется по подоконнику, и ожидал увидеть его — мокрого, ищущего убежища от дождя.

За окнами, однако, была ночная тьма. Спустя некоторое время звук повторился.

Шаротка не спускал глаз с темных стекол. И вот он увидел, как за окном появилась человеческая рука, ползущая вдоль парапета. Она была белая с искривленными пальцами.

Шаротка замер в ужасе. Его зрачки, расширенные от страха, уставились на ползущую руку, он чувствовал, как судорога сдавливает горло.

Потом вслед за рукой в окне показалась голова. Мокрые волосы падали на лоб, под густыми черными бровями сверкали вытаращенные глаза, пылавшие на бледно-восковом лице. Это лицо со сплющенным носом находилось тут же, за стеклом, а неподвижные зрачки всматривались в пана Анзельма.

Тот застыл без движения, не в состоянии ни кричать, ни двигаться. Только спустя минуту из его горла вырвался испуганный писк. Шаротка бросился к двери. Выбежал в коридор и без стука влетел в комнату Хемпеля.

Журналист уже лежал в постели. Ночная лампа горела на столике, Хемпель читал книгу.

При виде пана Анзельма и ужаса на его лице он одним прыжком соскочил с кровати.

— Что случилось?! Вы выглядите, как человек, встретившийся со смертью!

— Не... не знаю, — простонал, заикаясь, пан Анзельм, — может быть...

— Ну что произошло? Говорите!

— У меня в комнате... человек за окном... страшное лицо...

— Идемте быстрее!

В коридоре никого не было. В доме все спали и стояла полнейшая тишина.

Они вошли в комнату Шаротки. Ночник горел около кровати, комната была пуста, а за окном никого не было.

— Вам случайно не померещилось?

Шаротка уже успел прийти в себя и, несмотря на дрожь в голосе, решительно запротестовал:

— Ну как же?! Я видел это лицо так, как вас сейчас! Это было ужасно!

— Как оно выглядело?

— Густые черные брови, большой рот, лицо белое со сверкающими глазами. Отвратительная маска!

Хемпель подошел к окну и, немного повозившись со шпингалетами, открыл его. В комнату хлынула волна холодного воздуха. Не обращая внимания на дождь, журналист выглянул наружу. В тусклом свете, падавшем из комнаты, он увидел перед собой кусок карниза шириной со стопу. Дальше все было погружено во мрак.

Он закрыл окно.

— Темно и мокро, ничего не видно. Если даже действительно кто-нибудь там был, то все равно следы смоет дождь.

— Что нам делать? — озабоченно спросил Шаротка. — Может, разбудить этих молодых людей?

— Зачем? Чтобы завтра они вас высмеивали? Единственное, что осталось, это пойти спать. Если вы не подверглись галлюцинации, то, может быть, завтрашний день принесет разгадку.

— Пойти спать! — воскликнул возмущенный пан Анзельм. — Я никогда не засну после такого!

— Это так вам только кажется. Завтра вместе будем смеяться над нашими видениями, — весело сказал Хемпель, желая подбодрить взволнованного соседа.

Шаротка молча покрутил головой, а когда журналист ушел, заглянул в камин, в шкаф, проверил, заперты ли окна, и начал баррикадировать двери.

Хемпель вышел в коридор. Все рассказанное Шароткой он считал плодом воображения, хотя и не знал, каких историй наслушался тот перед ужином.

Открыл двери своей комнаты и уже собирался переступить порог, когда в полосе света, падавшей из комнаты, заметил в глубине коридора что-то белое.

Заинтересовавшись, он пошел по направлению к нему.

Пройдя несколько шагов, он сообразил, что одно из окон коридора было открыто и порывы ветра колыхали занавеску.

Хемпель подошел к раскрытому окну. Оно почти доставало до пола. Одна из рам была приоткрыта, а на низком подоконнике и около него были видны темные влажные пятна, какие оставляет мокрая обувь. Следы эти исчезали на ковровой дорожке, застилавшей коридор.

Хемпель подумал, что он очень быстро получил подтверждение сообщению Шаротки. Нет, тому не померещилось. В дом кто-то проник через окно. Обеспокоенный журналист вернулся к себе.

* * *

Утро было солнечным и теплым. Шаротка, который всю ночь провел в кресле, чувствовал себя отвратительно: он не выспался, кости у него болели. Поэтому он с наслаждением вдыхал теперь свежий воздух и, распрямив худую грудь, грозно хмурил брови.

В тот момент он был полон воодушевления и отваги. Новый костюм (он это чувствовал) был ему к лицу, а ночной эпизод казался совершенно нереальным, как будто это был дурной сон.

К сожалению, это не было дурным сном, и коварная судьба уже готовила для пана Анзельма новые загадки.

В данную минуту, однако, жизнь улыбалась Шаротке. Хорошее настроение стало еще лучше, когда послышались легкие шаги и спустя несколько секунд показалась Иоланта.

— Добрый день, — она протянула руку.

Пан Анзельм вежливо поклонился.

— Как вам спалось? — весело спросила девушка. В ее голосе чувствовалась искренность и сердечность. Пан Анзельм растаял от удовольствия.

— Великолепно! — В эту минуту Шаротка, который все утро размышлял, рассказывать или не рассказывать о своем ночном приключении, твердо решил никому ничего не говорить. Где-то в глубине души он понимал, что его поведение в этом деле, мягко говоря, было не слишком геройским. И кто знает, не станет ли он предметом всеобщих насмешек?

— Очень хорошо мне спалось, — продолжал Шаротка, — и наверняка спалось бы еще лучше, если бы не ваш образ, который присутствовал в моих снах, — закончил он галантно.

Лицо Иоланты на какую-то долю секунды застыло. Высоко подняв брови, она уставилась на пана Анзельма. А затем звонко рассмеялась.

— Правда? Это для меня было бы слишком большой честью, — ее смех рассыпался серебром.

Пан Анзельм приложил руки к сердцу.

— Ведь и пожилые люди могут переживать минуты волнения по такому поводу.

— Я знаю, что это шутка, — девушка перестала смеяться, — но мне нравится ваш юмор.

— В каждой шутке есть доля правды...

— Одним словом вы мной очарованы, да? — Иоланта лукаво усмехнулась.

— Полностью, что не мешает, однако, быть мне немного голодным.

— Ну, я думаю, нам сейчас дадут завтрак. А вот и Сосин!

Действительно на террасе появился Сосин, старательно выбритый и причесанный. Свежая рубашка была расстегнута, а брюки тщательно выглажены.

— Приветствую вас! — Он поздоровался с Иолантой, а затем, пожимая руку пану Анзельму, повторил вопрос девушки:

— Ну как вам спалось в вашей халупе? Ведь, кажется, сны, увиденные впервые на новом месте, сбываются? — В вежливых словах звучала ироническая нота, которую Шаротка отчетливо почувствовал. И поскольку пан Анзельм не испытывал симпатии к этому молодому человеку после вчерашней стычки с ним, он ответил с холодной любезностью:

— Благодарю, очень хорошо. — А затем закончил ледяным, как ему казалось, тоном: — А что касается снов, то вы правы, но мне, увы, ничего не снилось.

— Жаль, — коротко бросил Сосин и, повернувшись, пошел в глубь дома. Поскольку все уже шли на завтрак, Иоланта и Шаротка двинулись вслед за ним.

Среди собравшихся пан Анзельм увидел Хемпеля. Извинившись перед Иолантой, он подошел к нему и тихонько отозвал в сторону.

— Очень вас прошу, — прошептал он на ухо журналисту, — никому ничего не говорить о сегодняшней ночи. Чтобы меня не поняли плохо, — добавил он, объясняя свое решение, — и чтобы никого не беспокоить, особенно женщин... В конце концов ничего чрезвычайного не произошло. Наверняка это какой-нибудь местный парень... А?.. Как вы думаете?

— Это событие обязательно выяснится со временем. А в целом я с вами совершенно согласен — надо об этом промолчать... Если, конечно, не произойдет ничего, что бы имело связь с вашим ночным гостем...

При воспоминании о ночном видении пан Анзельм слегка вздрогнул.

* * *

После завтрака было решено отправиться на прогулку. Пошли все, кроме Хемпеля, который заявил, что ему лень таскаться по проселкам. Он остался на террасе в шезлонге с книжкой в руках.

Тем временем все общество двинулось в сторону сада. Впереди шествовала молодежь, окружая цветное платье Иоланты. Сзади шла пани Вечорек, сопровождаемая Шароткой и Болешей.

— Куда пойдем? — спросила Иоланта. — Я предлагаю по тропинке до старой мельницы, а потом по проселку.

— Старая мельница и старый замок, — оживился пан Анзельм, — как это романтично!

— Ну, мельница не так стара, как замок, но и она тоже преклонного возраста. Собственно говоря, это уже развалина, — объяснил Болеша. — Впрочем, вы сами увидите, когда будем проходить мимо. Она стоит в исключительно красивом месте...

— И вдобавок там привидения бывают... — бросил Кушар, услышав слова Болеши.

— Привидения?.. Правда? — пана Анзельма вновь охватили неприятные воспоминания о минувшей ночи.

— Да ну, глупости, — сказал Болеша. — Как всегда, вокруг таких старых, заброшенных мест кружат различные слухи. Наверняка кто-то из окрестных жителей в шутку придумал несколько басен. Другой добавил к этому что-то от себя, но уже «всерьез», «под присягой», что «собственными глазами», и пошло. И вот уже готова легенда с мельчайшими подробностями, но без малейшего зерна истины.

Дорога вела вдоль фруктового сада и парников, которые лежали за низким плетнем. Среди стеклянных крыш теплиц они увидели фигуру в соломенной шляпе, которая приветливо помахала им рукой. Это был садовник Брона.

Вечорек также в ответ подняла руку.

— Мне очень нравится Брона, — сказала она. — Такой серьезный и выдержанный мужчина.

— Да. Он производит очень симпатичное впечатление, — согласился Болеша. — Я пару раз с ним разговаривал. Его интеллигентность и быстрота ума для простого садовника необычайны.

— А что же тут удивительного? — живо проговорила Вечорек. — Ведь он не только садовник-практик. Насколько я знаю, он имеет высшее образование по своей специальности.

Тропинка, сначала довольно крутая, теперь становилась все более пологой и вывела, наконец, на большой луг, усыпанный цветами.

Это был действительно очаровательный уголок. Речка в этом месте широко разливалась, образуя пруд. На другой стороне стояли старые ветвистые ивы и стройные тополя, отражавшиеся в неподвижном зеркале воды. Немного дальше на поверхности, словно на доске из зеленого мрамора, застыли белые чашечки лилий.

С левой стороны кусты, покрывавшие склоны небольшого оврага, свешивались до самой воды, а с правой среди нескольких огромных деревьев стояла покосившаяся старая мельница с наполовину уже развалившимся колесом, выступавшим поверх шлюза, который перегораживал русло речки и образовывал пруд.

Мельница была очень старая и запущенная. Высокая трава окружала стены, а одно из окон было совершенно закрыто побегами плюща. Вековые деревья, росшие вокруг здания, раскинули над ним свои кроны, словно укрывая его заботливыми руками. На фоне окружающей буйной природы неподвижное мельничное колесо усиливало впечатление заброшенности и безжизненности.

Мельница осталась позади, и теперь все пошли по проселочной дороге среди широких полей, на которых хлеба были уже скошены.

Иоланта и Кушар вырвались вперед. В одно из мгновений Шаротка, отличавшийся дальнозоркостью, увидел, как рука девушки легла на плечо инженера и некоторое время оставалась в таком положении. Этот ласковый жест, в котором сквозило нечто большее, чем простое дружеское расположение, решительно не понравился пану Анзельму.

— Великолепная природа и замечательный воздух! — сказал Сосин, шедший немного сзади с Веленем и Процей, вздохнув полной грудью.

— Да, здесь действительно здорово! — отозвался Велень. — Ты молодец, что уговорил нас приехать сюда.

— Вот видишь! А Кушар должен быть мне еще больше благодарен, — Сосин показал жестом на молодую пару.

Велень рассмеялся:

— По крайней мере в настоящее время!

— Я не удивляюсь, что вы полюбили это место, — вступил в разговор Проца. — Мне самому все больше нравится здесь.

— Правда? Прекрасная природа, а замок, по крайней мере для меня, добавляет еще и очарование романтики.

— А вы здесь, значит, уже были, раз уговаривали поехать Веленя?

— Да, во время первой половины отпуска, весной.

— Не понимаю. Ведь это дом отдыха. Как же вам удалось достать путевки сюда дважды в один год?

— А! — Сосин рассмеялся. — Я сейчас здесь вместо одного знакомого, который в последнюю минуту, уже оплатив путевку, отказался от поездки. А поскольку у меня оставалось еще две недели отпуска, я и очутился здесь второй раз.

— С формальной точки зрения... — начал Проца, но, не докончив своей мысли, бросил: — Впрочем, это не мое дело...

— Вот именно, — язвительно заметил Велень.

Когда, уже порядочно устав, все вернулись в пансионат, на террасе их встретил администратор Станек. У него был озабоченный вид:

— Случаем никто из вас не видел моей рулетки? Такая стальная лента в эбонитовом футляре. Она лежала на камине в гостиной. Если кто-нибудь взял, то я очень прошу вернуть.

Никто, однако, не признался. И вообще жалоба Станека была воспринята весьма легкомысленно. Просто все пропустили ее мимо ушей.

* * *

Хемпель, довольный тем, что остался один, вынес шезлонг в парк. Найдя тенистый уголок между двумя старыми вязами, уселся поудобнее с блокнотом на коленях. Было тепло и тихо. Хемпель потянулся, раскрыл блокнот и, немного подумав, начал писать, продолжая заметки, начатые в прошедшие дни.

«Я как раз стоял у окна, когда увидел приближавшуюся повозку. Из нее вышла комичная, худая, высокая фигура, неуклюже вытягивая чемодан. Под перекосившейся шляпой длинный нос, морщинистая кожа лица и густые брови. Наверное, так должен был выглядеть Дон Кихот. Я представил себе прибывшего в старых доспехах с плоским железным шлемом на голове, и мне на самом деле показалось, что это рыцарь из Ламанча в страхе перед волшебниками надел на себя летний плащ, купленный в универмаге, и сменил Россинанта на повозку.

Мы познакомились во время полдника. Его зовут немного смешно — Анзельм Шаротка, и надо сказать, что это имя отлично подходит к его особе. Эта личность является странным контрастом как по отношению к собравшемуся здесь обществу, так и по отношению к архитектурному окружению.

Старый замок, бывшая усадьба какого-то феодала, средневековое строение с толстыми каменными стенами, полными укрытых ниш и тайников, с обширными подвалами, которые когда-то наверняка служили местом казни и заключения, — и на этом фоне изысканно вежливый, робкий, немного испуганный старичок...

И это заставляет задуматься, только ли стечение обстоятельств привело к тому ночному приключению. Во-вторых, кто это был? Ну и, в-третьих, чего он хотел?

Главными являются два последних вопроса. Когда я увидел раскрытое окно, для меня стало ясно, что этот ночной гость не был совершенно чужим, по крайней мере для кого-то из жителей дома. Ибо окно могло быть открыто только изнутри...

Впрочем, причина этого визита могла быть совершенно банальной: может, этим путем неизвестный поклонник одной из наших милых горничных навещал объект своих мечтаний? Будущее, возможно, принесет решение этой загадки.

Несмотря на столь прозаичные предположения, стоит шире раскрыть глаза, ведь кто знает, какое шило таится в этом мешке. Я явно чувствую, что мой журналистский нюх начинает обостряться...»

Однако в этот момент Хемпель почувствовал, что больше всего ему хочется закрыть глаза. Блокнот был отложен, а спустя минуту тепло и сонная тишина сделали свое дело.

* * *

После обеда Иоланта заняла шезлонг. Около нее на каменной балюстраде сидели Кушар и Велень. Проца разместился неподалеку. Перед ними стоял Сосин, держа одну руку в кармане и крутя ключ на пальце другой.

Хемпель, разговаривая о каких-то пустяках со Станеком, наблюдал одновременно за группой молодежи.

Говорил Сосин:

— Ночь была великолепной, лунной, одним словом специально для влюбленных вздохов. Я приоткрываю окно и, думаете, кого вижу внизу? Присутствующего здесь Процу собственной персоной и вдобавок с гитарой под мышкой... Как? А? Откуда он ее взял? Право, не знаю...

В эту минуту слышу, как где-то открывается окно. Вы знаете, что окна спальни Иоланты находятся против моих. Я незаметно высовываюсь и вижу — есть! В красивом цветастом халате, очень идущем ей не только к лицу, но, я бы сказал, и к фигуре.

— Замолчи, насмешник! — крикнула Иоланта, изображая негодование.

— Говори, говори, Янек! — подзадоривал Велень. — Что там было дальше?

— Что было дальше? А дальше было примерно так. Проца на гитаре: Трень-брень... Иоланта вздыхает: — Ах!.. Ох!.. Проца на гитаре: — Трень-брень...

Пани Вечорек: — Что ты там торчишь в окне? Насморк схватишь! Иоланта молчит и только: — Ох!.. Ах!.. Проца непрерывно: — Трень-брень... Пани Вечорек: — Закрой же, наконец, окно — дует! Тогда Иоланта кидает гитаристу «розы цветок» и так вздыхает, что окно захлопывается само собой. А Проца, нежно прижимая цветок к груди, уходит в синюю даль.

Раздался взрыв хохота. Затем Велень сказал что-то, чего Хемпель не расслышал. Тогда Иоланта обратилась к Проце торжественным тоном:

— Не поддавайся, Ежи! Пусть эти отвратительные насмешники знают, какие мы верные. Позволь я тебе поправлю галстук, — она наклонилась и подтянула узел галстука Процы. — Ситуация требует, чтобы ты свидетельствовал своим видом, что без меня жить не можешь...

Снова раздался смех. Хемпель наблюдал за лицами присутствовавших.

Иоланта и Велень беззаботно смеялись. Сосин более сдержанно и с ноткой иронии. С лица Процы не сходила добродушная усмешка. Зато искривленные губы Кушара были мало похожи на улыбку. На лбу у него выступили капельки пота. Видно было, что этот человек страдает.

Однако в женщинах есть беззаботная жестокость детей. Иоланта сорвалась с места и повернулась к Проце:

— Пойдем, покинем этот мир людей, которые издеваются над нами, убежим в синюю даль. Ты ведь, кажется, знаешь туда дорогу?

Она взяла Процу за руку. Вместе они сбежали с террасы и исчезли среди деревьев парка.

Кушар спрыгнул с балюстрады, стремясь кинуться за ними вслед. Но Велень незаметным движением остановил его. Сосин смотрел на Кушара, и насмешливая улыбка не сходила с его губ.

* * *

Неизвестно, повлияло ли настроение молодежи на остальных, но послеобеденное время и ужин прошли в напряженной обстановке. Поэтому все облегченно вздохнули, когда наступило время вставать из-за стола. Иоланта обменялась многозначительными взглядами с Сосином и Веленем и вскоре исчезла. Кушар, хоть и с некоторым колебанием, тоже вышел следом.

Два человека проводили их взглядами. Это были Проца и Хемпель.

Пани Вечорек, пожелав всем спокойной ночи, отправилась к себе. Станек и Брона также удалились. Проца и Болеша расставили в гостиной шахматы и, склонившись над доской, занялись исследованием боевых возможностей своих сил.

Шаротка и Хемпель остались в столовой одни.

— Надеюсь, что сегодняшняя ночь пройдет без приключений, — начал разговор журналист.

— Дай бог, — ответил Шаротка. — Такого рода переживания не доставляют удовольствия, хотя после некоторого размышления я пришел к выводу, что не стоит придавать большого значения этому происшествию.

— Вы так думаете? Во всяком случае, как мы договорились, я ничего никому не говорил. Не надо забывать, что у нас в доме есть две хорошенькие девушки — Франя и Марыся. Может быть, одна из них открыла окно своему возлюбленному.

— Действительно! Это мне не пришло в голову. Он попросту мог ошибиться окном и заглянул ко мне в комнату.

— Вот именно! И поэтому, думаю, ничто не омрачит нам покоя сегодня ночью. Я бы лично очень этого желал, потому что чувствую себя уставшим. Хотелось бы как следует выспаться...

Говоря это, Хемпель не предполагал, что его слова будут иметь значение для ближайших событий.

— Ну что же, пошли? — Журналист дружеским жестом взял под руку Шаротку, и оба они направились к лестнице. Выходя из столовой, они услышали голос Процы:

— Сдаюсь! Сегодня уже поздно, но завтра я попрошу о реванше.

Одновременно до них долетел стук ссыпаемых в коробку фигур.

Как и в предыдущий вечер, Хемпель поднялся вместе с паном Анзельмом наверх и попрощался с ним перед дверями своей комнаты.

Глава третья

Пан Анзельм сначала зажег свет в комнате и лишь потом закрыл за собой двери, не забыв переступить порог левой ногой.

Как и в предыдущий вечер, он заглянул во все углы, осмотрел шкаф, стараясь не глядеть в дверное зеркало (после захода солнца надо избегать смотреть в зеркало), проверил, заперты ли окна, а затем опустил жалюзи. Разделся, надел пижаму и зажег ночную лампу.

Он предусмотрительно взял с собой газеты из гостиной. Теперь он нырнул под одеяло, поправил подушку и взялся за чтение.

Пан Анзельм как раз просматривал некрологи, что он делал обычно перед тем, как закончить чтение, когда вдруг за дверями послышались легкие шаги.

Он отбросил газету и начал вслушиваться. Шаги внезапно оборвались у его дверей. Минуту ничего не было слышно, как будто кто-то там стоял в нерешительности, а затем раздался легкий стук.

Шаротка сорвался с постели и подошел к дверям.

— Кто там? — спросил он вполголоса.

— Пан Анзельм, откройте, пожалуйста, — послышался приглушенный шепот.

— Ну а кто это? — уже нетерпеливо спросил Шаротка.

— Это я, Кушар.

Пан Анзельм повернул ключ и приоткрыл двери.

— Ах, это вы! Чем могу служить?

Кушар с улыбкой на лице и некоторой озабоченностью сказал:

— Тысяча извинений, просто нам не хватило спичек, поэтому я отправился на поиски. Из-под вашей двери в коридор падал свет, вот я и решил постучать и попросить разрешения прикурить.

— Ну конечно! С удовольствием! — Шаротка открыл двери, и Кушар вошел в комнату. — Я сам не курю, но спички найдутся. Садитесь, пожалуйста, сейчас я поищу.

Кушар уселся в одно из кресел, а Шаротка начал рыться в своем чемодане. Спустя минуту он повернулся к гостю, держа в руках коробок спичек.

— Вот, прошу вас.

— Благодарю от всего сердца. Вы избавили нас от хлопот. Завтра я вам верну. А какая у вас красивая комната! — Кушар посмотрел вокруг. — В нашей нет камина и, может, потому, что она больше, кажется не такой уютной.

— Еще больше этой?

— Да, даже значительно. Может быть, завтра вы к нам заглянете? При случае я покажу вам весь дом, вы его еще не знаете.

— Конечно, не знаю. Я ведь только вчера приехал.

— Ах да, правильно! Очень любопытное здание, а подвалы — это настоящий лабиринт.

— Что вы говорите? — пан Анзельм уселся на край кровати. — Это очень интересно. Когда-то это ведь был рыцарский замок?

— Да. Теперь, правда, он частично перестроен. Я как раз разрабатывал проект перестройки, а Велень руководил работами. Мы знаем тут все уголки.

— Вам, наверное, пришлось с этим здорово повозиться?

— Не очень. Здание просторное, крепко построенное, поэтому особых трудностей не было. Мы передвинули несколько стен, изменив их расположение ну и приспособили второй этаж, чтобы тут можно было жить нормально. Подвалы же расположены под всей поверхностью дома, — продолжал Кушар, — и я даже думаю, что от них тянутся подземные ходы. На один такой коридор мы наткнулись во время работ. Однако он был засыпан, наверняка под воздействием подпочвенных вод.

— Как же это интересно! Такие, связанные с историей, места всегда меня привлекали.

Когда пан Анзельм произнес эти слова, в комнате внезапно раздался какой-то приглушенный хрип. Звук шел вдоль стены, шел неизвестно откуда. Казалось, что с потолка, потом — из темноты, из углов комнаты. Звук был приглушенный, но достаточно отчетливый. Спустя мгновение донеслись отдельные слова:

— На по-о-мощь!.. На по-о-мощь!.. Убивают!.. Помогите!..

Пан Анзельм вскочил, за ним поднялся Кушар.

— Кто?... Кто там кричит? — прошептал в ужасе Шаротка. — Откуда этот голос?! — Расширенными глазами он всматривался в Кушара, который, наклонив голову, прислушивался.

Вместо ответа снова донесся голос, неизвестно откуда идущий:

— Ой!.. Погибаю!.. Помогите!..

Приглушенный хрип перешел постепенно в замирающий, пронизывающий насквозь стон.

— Знаю! Голос идет отсюда! — Кушар поднял голову и протянул руку к камину. — Трубы идут из подвала, там что-то стряслось!

Он энергичным движением сунул пану Анзельму электрический фонарь.

— За мной. Пойдемте посмотрим, что там происходит. У меня ваши спички. Впрочем, в подвалах есть электрическое освещение.

— Может быть, разбудим еще кого-нибудь? — предложил Шаротка нерешительно. — Хемпеля, например.

— Нельзя терять ни минуты! Надо бежать тотчас же!

Шаротка вспомнил, что Хемпель говорил о своей усталости, и больше не возражал. Ошеломленный новым происшествием, он молча вышел в коридор вслед за Кушаром.

Стараясь не производить шума, они сбежали вниз по лестнице, прошли столовую и направились по служебному коридору. При свете фонаря быстро нашли двери, ведущие в подвалы.

Кушар нажал на ручку, двери приоткрылись, и показались узкие каменные ступени, спиралью идущие вниз.

Шаротка предусмотрительно спрятался за Кушара, подсвечивая ему фонарем. Тот, однако, нашел выключатель, и электрический свет залил каменную лестницу.

Лестница, сделанная из огромных тесаных глыб, вела в подвалы. Через несколько минут они очутились в просторном зале с острыми сводами и с двумя выходами в коридоры подземелья.

Запыленная лампочка, свисавшая с потолка, едва разгоняла темноту. У стен вырисовывались старая мебель, поломанные ящики и еще какая-то неизвестного происхождения рухлядь.

Некоторое время они стояли, вслушиваясь. Кругом, однако, стояла полнейшая отдающая звоном в ушах тишина.

— Я пойду левым коридором, а вы — правым, — прошептал Кушар. — Через некоторое время оба коридора сходятся. Там мы встретимся.

— А, а... не лучше ли вместе? — заикаясь, спросил пан Анзельм.

— Нет! Так мы быстрее узнаем, что здесь случилось. Я вам на всякий случай оставлю фонарь, хотя в коридорах и горит свет. Не делайте шума, ну и... будьте осторожны.

Не ожидая ответа Шаротки, архитектор бросился влево, исчезнув в черной пасти коридора. Спустя мгновение там загорелся свет. Это немного воодушевило пана Анзельма, но, несмотря на это, он должен был собрать все свои силы, чтобы подавить чувство страха. Наконец, с решимостью и полнейшим хаосом в мыслях он углубился в темноту, провел рукой по стене и нащупал выключатель.

Коридор был узким, через каждые несколько метров горели лампочки, едва пробивая светом толстый слой пыли. Сжимая в руке фонарь, Шаротка двинулся вперед. Его все больше охватывал невыносимый страх. Единственным инстинктивным стремлением стало пройти как можно скорее этот мучительней путь и соединиться с товарищем.

И вдруг прямо перед собой он увидел ноги лежащего на цементном полу человека. В свете лампочки были видны старые сношенные ботинки и смятые манжеты брюк. Остальная часть лежащей фигуры тонула в темноте боковой ниши.

Шаротка невольно нажал на кнопку фонаря. Одна рука лежащего была неестественно загнута за спину, вторая упиралась в стену. На голове были видны следы крови. Кровавые пятна были также и на расстегнутой грязной рубашке.

Это был тот человек, лицо которого Шаротка видел за окном своей комнаты: бледное лицо с густыми черными бровями и закрытыми теперь глазами.

Пан Анзельм минуту стоял без движения, тупо всматриваясь в лежащий у его ног труп. Потом с пронзительным криком бросился назад к лестнице. Летел сломя голову к выходу, стремясь убежать от притаившейся опасности этих подземелий.

Погас свет.

Шаротка замер, словно ноги его вросли в землю. Кругом была непроницаемая тьма. В первое мгновение он хотел зажечь фонарь, но сообразил, что таким образом он может выдать себя. Стоял, притаившись, готовый в любую минуту к бегству.

Ему показалось, что где-то поблизости раздались осторожные шаги. Не в силах уже соображать, позабыв о фонаре, судорожно зажатом в руке, Шаротка бросился прямо, не разбирая дороги. Впереди мелькнуло пламя спички, осветившее лицо Кушара.

— Что случилось со светом? — послышался раздраженный голос.

— Труп... труп... там лежит, — выдавил Шаротка дрожащим голосом.

— Это вы, пан Анзельм? Где вы?

— Здесь!

— Почему вы не зажгли фонарь?

— Я боялся, там в коридоре лежит чей-то труп.

— Что вы такое говорите?!

— Лежит там, в нише! — упирался пан Анзельм, еще не совсем придя в себя, но уже с раздражением, обиженный легкомысленным отношением к его словам.

— Кто такой? Где? — Кушар как будто очнулся.

— Человек, который был за окном... убит... — Шаротка чувствовал, как наступает реакция после пережитого: от волнения ему хотелось плакать.

— Зажгите же, наконец, этот проклятый фонарь! Пошли туда! — приказывал Кушар.

Это приказание, однако, было излишним — в это мгновение загорелся свет.

Кушар бросился в коридор, Шаротка за ним. Когда они оказались на месте, пан Анзельм онемел от изумления. Стоял, оглядываясь вокруг, в совершенной растерянности.

Да, это было то самое место, но труп исчез.

— Ну, где же ваш покойник? — насмешливо спросил Кушар.

Дрожь испуга пробежала по спине пана Анзельма.

— Не знаю... Исчез, — пробормотал он беспомощно. — Лежал именно здесь. Эту нишу в стене я хорошо помню.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Кушар. — Вот что может наделать страх! Вам попросту померещилось! А ниша — это ведь выход трубы, ведущей в камин. Ха-ха-ха!..

— Прекратите этот идиотский смех. Он лежал здесь у стены.

— И кто это был?

— Не знаю. Мужчина с черными бровями.

— Какой мужчина? Какие брови? Что вы болтаете?

— Ну тот, который был за окном.

— Ничего не понимаю!

Шаротка только теперь сообразил, что Кушар не знает о приключении, случившемся в первую ночь.

— Хватит об этом, — сказал он, — достаточно того, что я видел труп неизвестного мужчины.

— Вы в этом уверены?

— Абсолютно! И кроме того, вы ведь говорите, что из этой ниши в камин ведет труба. А разве мы вместе не слышали криков о помощи? Вы сами сказали тогда, что голос идет из подвала, так? — атаковал молодого человека Шаротка.

— Ну, так. Голос голосом, а труп — это совсем другое дело. Не поддались ли вы воображению?

Шаротка, почувствовав в голосе Кушара иронию, рассердился всерьез:

— О чем вы говорите? Я утверждаю со всей ответственностью, что так было. Надо немедленно разбудить всех мужчин и еще раз обыскать эти проклятые подвалы! Во всяком случае с меня хватит! Иду к Хемпелю, а он знает, как поступить!

— И что вы ему скажете? — улыбнулся Кушар. — «Я видел покойника, но он убежал»? Вот тогда вы попадете на язык всем. Я представляю Иоланту! Уж она-то этим воспользуется.

Кушар невольно попал в больное место. Подавленный такой перспективой пан Анзельм озабоченно начал чесать ухо.

— Что я видел, то видел, — буркнул он упрямо. — А кроме того, голос мы слышали оба.

— Э! Я уж теперь и сам не знаю... могло нам показаться. Иногда ветер, завывающий в камине, может вызвать совершенно неожиданные акустические эффекты.

Он немного подумал и добавил примирительно:

— Впрочем, вы правы. Надо об этом рассказать. Я, однако, хочу пойти спать, а вы поступайте так, как считаете нужным.

Он двинулся к выходу. Шаротка устремился за ним, стараясь не отстать далеко.

Через несколько минут они были наверху. В коридоре Кушар протянул руку пану Анзельму.

— Я иду спать. Если буду нужен, разбудите меня. И прошу, не обижайтесь.

Шаротка пожал ему руку, но, рассерженный легкомысленным отношением к трагическому происшествию, ничего не ответил.

Через минуту он уже стучал в комнату Хемпеля.

Дрожащим еще от волнения голосом пан Анзельм рассказал обо всем происшедшем. Хемпель, уже окончательно проснувшийся, слушал внимательно, время от времени задавая ему вопросы.

Когда Шаротка закончил свой рассказ, журналист встал с постели и надел домашние туфли.

— Мы должны пойти вниз и все подробно исследовать на месте. А потом уже решим, что делать.

— Я тоже? — испуганно спросил пан Анзельм. — Ни за что! Я не хочу знать этого дома, его подвалов, с меня хватит этих историй! Заявляю вам, что завтра же отсюда уезжаю. Спасибо за такой отдых!

— Значит, вы не покажете мне дороги и места, где лежал труп?

— Я ведь описал вам все подробно. Вы сами прекрасно справитесь... Я ни в коем случае туда не пойду! — в голосе Шаротки начали звучать истерические ноты. Хемпель почувствовал, что у его ночного гостя нервы напряжены до предела, и больше не настаивал.

— Хорошо, — сказал он коротко. — Я пойду один. Вы правы, конечно, все подробности я знаю. А вам я даю совет такой же, как и в прошлую ночь, — лечь и заснуть. Это поможет. Завтра мы встретимся и вместе подумаем обо всем.

— Завтра утром я отсюда уеду! — упрямо повторил Шаротка.

— Ну не торопитесь. Ведь не откажетесь же вы участвовать в выяснении этой истории, — спокойно сказал журналист, направляясь к выходу.

Пан Анзельм умолк, почувствовав меткость этого замечания. Уехать и оставить нерешенной такую загадку? Несмотря на все события, это было выше его сил.

* * *

В столовой был полумрак. Хемпель тихо двигался по комнатам первого этажа. Осторожно прикрыл за собой двери служебного коридора и, не зажигая света, двинулся вперед, короткими вспышками фонаря освещая себе дорогу. Однако этим он предупредил о своем присутствии человека, который пробирался со стороны лестницы, ведущей в подвал. Заметив свет фонаря, тот укрылся в нише коридора и, прижавшись к стене за поворотом, ждал, затаив дыхание.

Хемпель, проходя мимо ниши, был от него на расстоянии вытянутой руки, но ничего не заметил. Он снова зажег фонарь и в его свете увидел вход в подвалы.

Свет на лестнице не был погашен. Он, впрочем, этому не удивился, думая, что Кушар, а тем более Шаротка были слишком поглощены случившимся, чтобы об этом помнить.

Осторожно ступая, шаг за шагом журналист начал спускаться по лестнице. Он был в домашних туфлях, и потому звуки его шагов не были слышны на каменных ступенях. Хемпель дошел до первого помещения, остановился и осторожно выглянул из-за стены. И здесь горел свет. Стояла полнейшая тишина.

Хемпель осмотрелся. Вход в правый коридор был освещен, зато левый зиял непроницаемой чернью. Он вздрогнул, припомнив рассказ Шаротки, и невольно почувствовал уважение к этому старому боязливому человеку, решившемуся на такой смелый для него поступок и сумевшему подавить страх, который он, несомненно, должен был чувствовать сильнее других.

Хемпель понял это отчетливо еще и потому, что сам он должен был сдерживать нервы, чтобы исследовать эти подвалы, молчащие и пугающие своей безжизненностью.

Он углубился в правый освещенный коридор. Сделал всего несколько шагов, как вдруг ему показалось, что в одной из ниш в нескольких метрах перед ним произошло какое-то движение. Звук был коротким и неясным, но совершенно отчетливым.

Спустя мгновение Хемпель увидел узкий сноп электрического света, направленный на каменный пол. В ту же секунду он укрылся за выступом стены. Некоторое время стоял не дыша и вслушивался. Кто-то находился на том месте, где, по словам Шаротки, лежало тело.

Журналист высунул голову, чтобы увидеть таинственного пришельца.

Когда наконец он смог увидеть коридор, то тут же заметил человека, склонившегося над полом. Поблизости висела лампочка, и в свете ее Хемпель узнал этого человека.

Он вышел из-за стены и начал тихонько подкрадываться к нему. Когда их разделяло всего несколько метров, журналист остановился и некоторое время смотрел, что делает этот человек, а потом внезапно спросил:

— Вы что, собираетесь здесь редис сажать?

— А вы пытаетесь меня напугать, пан Хемпель? — голос Броны был тихий и спокойный.

Журналист, который надеялся, что его внезапный вопрос заставит Брону вскочить и вскрикнуть, был удивлен холодным спокойствием того.

— Восхищаюсь вашей выдержкой, — бросил он насмешливо, но сквозь иронию пробивалось искреннее удивление.

— Ха! — Брона поднялся, стряхивая с пальцев пыль. — Я заметил вас, еще когда вы спускались с лестницы, — добавил он с легкой улыбкой.

Хемпель молча закусил губу. Посмотрел на Брону и снова повторил вопрос:

— Ну и все-таки как? Сажаем редис, или, может быть, здесь будет плантация хмеля?

Брона окинул его сонным взглядом и ничего не ответил.

— Что? Вы раздумываете, как бы все это объяснить? — в голосе журналиста появились угрожающие нотки.

— Что именно?

— Как это что?!

— Что именно объяснить?

— Свое присутствие на месте, где недавно лежал труп.

Брови Броны слегка дрогнули.

— О чем вы говорите? — сказал он спокойно. — Я обдумываю скорее другое.

— Что? — настойчиво спросил Хемпель, раздраженный спокойствием Броны.

— Что вы делаете здесь в такое время и в домашних туфлях?

— А что вам не нравится в моих туфлях?

— Собственно в ваших — ничего. Но я вообще не люблю домашних туфель.

— Вот тебе раз! А почему же?

— Они позволяют тихо подкрадываться.

— Знаете что? Не валите с больной головы на здоровую. Это плохая тактика.

— Тактика? А зачем она мне?

— Чтобы не отвечать на мои вопросы.

— Какие именно?

— Что вы делаете на месте, где недавно лежал труп?

— А, действительно, вы меня уже раз об этом спрашивали. Я ничего не знаю ни о каком трупе. А чей?

— Неизвестного человека.

— Кто его видел? Вы?

— Нет. Шаротка.

— И он лежал на этом месте?

— Ну хватит! — обозлился не на шутку Хемпель. — Вы у меня спрашиваете, не ответив на мой вопрос!

— Не будем торговаться, кто должен кому отвечать и в какой последовательности, — голос Броны внезапно стал твердым. — Здесь я у себя дома. Мне неприятно это подчеркивать, но сделать это меня заставляет ваша настойчивость. Прошу мне рассказать, что за история с этим трупом.

Журналист некоторое время молчал, обдумывая слова Броны. Потом начал рассказывать уже спокойным голосом.

Брона слушал, не прерывая, молча уставившись взглядом в пол.

— Теперь я вас прошу объяснить, как надо понимать ваше присутствие здесь, — закончил Хемпель.

Брона в свою очередь раздумывал с минуту. Наконец молча повернулся и направил луч света в глубь темноты, которая простиралась за их спиной.

Хемпель увидел маленькую комнату с узким оконцем, расположенным под самым потолком.

С правой стороны у каменной стены лежала груда старых ящиков, а слева стояли три бетонных столба, между которыми была видна следующая комната. Луч света быстро обежал стены и скользнул на пол. Белый круг рыскал некоторое время по плоским камням и, наконец, застыл.

— Вы видите? — тихо спросил Брона.

Хемпель всматривался в освещенное место.

— Ничего не вижу.

— Вы не замечаете этот маленький белый крест?

Действительно, на одном из камней был виден начерченный мелом небольшой крестик.

— Да, теперь вижу.

Светлый кружок передвинулся на несколько метров дальше.

— Да, и здесь вижу.

На этот раз Брона осветил пространство за колоннами.

— Здесь два, один возле другого. Ну, а что все это значит?

— Вот именно. И меня это очень интересует. Не меньше, чем ваш рассказ. Кстати, где находился труп?

Хемпель повторил слова Шаротки. Оба сразу же определили место, где лежал убитый человек.

Брона опустился на одно колено и несколько минут исследовал пол. Потом встал, отряхивая брюки.

— Да. В этом месте пыль стерта. Никаких других следов нет. И ни одной капли крови. Хм... Это интересно.

Он стоял, погрузившись в размышления, всматриваясь в темную глубину коридора. Затем попросил:

— Расскажите мне еще раз как можно подробнее оба случая — вчерашний и сегодняшний.

Когда Хемпель закончил рассказ, Брона дружески взял его под руку:

— Ну, мы можем идти. Больше, пожалуй, мы ничего не найдем, кроме того, что я уже нашел, — добавил он загадочно. — По дороге я вам покажу кое-что.

Они дошли до главного помещения.

— Так это тот самый коридор, идя по которому, Кушар должен был встретиться с Шароткой? — Брона протянул руку к темному входу.

— Если судить по рассказу Шаротки, именно тот самый. Впрочем, другого здесь нет.

— В таком случае прошу за мной.

Брона углубился в темноту и повернул выключатель. Хемпель увидел узкий коридорчик, заканчивающийся дверями. Брона, как будто угадав его мысли, сделал несколько быстрых шагов и открыл двери.

Они очутились в маленьком помещении без окон. Двери, похожие на те, через которые они вошли, находились в одной из боковых стен. Около них виднелся распределительный щит с рядом пробок и рубильников. Больше в помещении ничего не было.

— Я не буду вести вас дальше, а ограничусь объяснением, что никакого коридора здесь больше нет.

— Следовательно?.. — спросил журналист, догадываясь, о чем идет речь.

— Следовательно, они не могли встретиться.

— Значит, если бы Шаротка беспрепятственно дошел до конца коридора?..

— То нашел бы три двери и не знал бы, что делать дальше.

— Следовательно? — повторил журналист, всматриваясь в улыбающееся лицо Броны.

— Шаротка был введен в заблуждение.

— И если бы он не нашел тела?.. — Хемпель невольно перешел на шепот.

Брона не ответил. Направился к выходу и, когда двери уже остались позади, предложил:

— Пойдемте наверх и, если вы не очень устали, немного побеседуем.

При входе на лестницу Хемпель уступил дорогу Броне.

— Что, вы предпочитаете видеть меня перед собой? — спросил тот немного насмешливым тоном. Однако без возражений пошел вперед.

— Как хозяин, вы лучше знаете дорогу, — в тон ему ответил журналист.

Глава четвертая

Без всяких приключений они добрались до второго этажа. Дом был погружен в сон. Брона предложил зайти к нему в комнату. Журналист молча кивнул головой.

Комнатка была небольшая и просто обставленная. Шкаф, стол, железная кровать, этажерка для книг и два стула составляли всю ее меблировку. В глаза бросался образцовый порядок.

Хемпель осмотрелся.

— Если бы я не знал, что вы садовник, то был бы убежден, что имею дело с военным, — сказал он, усаживаясь на один из стульев.

Брона окинул его быстрым взглядом, но ничего не ответил. Пододвинул гостю пачку сигарет и присел на другой стул, опершись локтями о стол.

На маленьком столике размеренно тикал будильник. Хемпель некоторое время сидел молча, а затем потянулся за сигаретой. Зажег спичку и прежде, чем поднести ее к лицу, несколько секунд всматривался в желтый огонек пламени.

Брона терпеливо ждал, также не произнося ни слова.

Наконец Хемпель приступил к делу:

— Прежде чем мы начнем обсуждать происшедшие за последнее время события, я хочу вернуться к нашему разговору в подвале. Я ведь не получил ответа на вопрос, что вы там делали. Эта проблема по-прежнему для меня неясна. Я не допускаю, чтобы это было простое стечение обстоятельств, а ваш интерес к этому делу носил чисто спортивный характер.

— События, которые произошли, — продолжал журналист, — для меня совершенно загадочны, и я опасаюсь, что это еще не конец. И даже, кто знает, не придем ли мы к убеждению, что надо сообщить в милицию. В этой ситуации для меня было бы очень ценно иметь человека, с которым можно было бы обсудить разные вопросы, проверить свои впечатления... Но...

— Но?.. — повторил Брона.

— Я должен доверять этому человеку.

Брона улыбнулся.

— То, что я до сих пор не дал вам объяснений, еще не доказывает того, что я не намерен их дать. Пожалуйста. Шаротка из-за волнения наверняка не вел себя совершенно тихо. Когда он шел к вам, я наблюдал за ним, чуть приоткрыв дверь. А затем, в чем я со стыдом признаюсь, подслушал часть его рассказа под вашими дверями. Поэтому, когда я пошел в подвалы, я уже знал, что вскоре и вы появитесь на месте происшествия. Вот и все объяснение, если говорить о данном конкретном случае. Если же речь идет о моем интересе ко всему ходу событий, то и я разделяю опасения, что, как говорится, продолжение следует. Я даже уверен, что оно последует...

— Так вот, — продолжал Брона, — я бывший военный, это вы очень метко подметили. А кроме того, я являюсь работником этого маленького учреждения, составляющего крохотную частицу целого, называемого государственным, организма. Сознание этого, а также привычка к дисциплине заставляют меня следить за порядком хотя бы на этом небольшом участке. Я чувствую себя ответственным за то, что здесь происходит. Вот все, что я могу вам сказать. Если этого достаточно, то я охотно буду рассматривать вас как товарища по борьбе, которую, очень похоже, нам придется здесь вести. Если нет, я на вас не обижусь.

Первоначальные подозрения Хемпеля почти полностью рассеялись. Он оценил и простоту этих слов и их содержание.

— Согласен. Я готов с вами сотрудничать.

— Я рад, — серьезно сказал Брона. — Вы журналист, у вас, можно сказать, есть профессиональная наблюдательность и оперативность, а также умение делать соответствующие выводы. Поэтому ваша помощь очень пригодится.

— Хорошо, — Хемпель снова взял сигарету, — я охотно буду выполнять ваши поручения. Но у меня один вопрос: не должны ли мы уже сейчас заявить обо всех событиях в милицию?

Брона минуту раздумывал.

— Пожалуй, нет. — В его голосе слышалось чуть заметное колебание. — О чем мы, собственно, можем сообщить, кроме устного рассказа о событиях, свидетелями которых мы не являлись. Да и сами события имеют слишком фантастический характер, чтобы к ним отнеслись серьезно. Убийство без убитого и без убийцы... Все в доме живы и здоровы... Вы можете себе представить, как бы отнеслись к нашему заявлению? Я считаю, что мы сами должны предпринять некоторые шаги, чтобы собрать конкретный материал. В связи с этим у меня к вам просьба.

— Слушаю.

— Мы должны незаметно осмотреть комнаты. Я хочу именно вас попросить это сделать.

— А почему вы считаете, что это лучше сделать мне?

— Не знаю, лучше ли, но во всяком случае легче.

Хемпель удивленно поднял брови.

— Допуская, что осмотр не удастся провести, не привлекая внимания кого-нибудь, вам, как журналисту и доверенному лицу Шаротки, будет легче объяснить свой интерес к этому делу.

— И тем не менее я оказался бы в двусмысленной ситуации.

— Конечно. Но несколько слов делового объяснения прекратят все недоумения. Да и сами события, которые произошли, оправдывают ваши действия.

— Частично вы правы. Но я напоминаю, что об этих событиях большинство еще ничего не знает.

— Да. И потому я считаю, что завтра утром мы должны рассказать о них всем.

— Не будет ли это ошибкой?

— Нет. Мы сможем таким образом установить, не произошло ли еще что-нибудь. Могли произойти какие-нибудь мелкие события, не обратившие на себя внимания, а на фоне общей ситуации могущие зазвучать по-иному. Кроме того, мы одновременно усилим бдительность всех обитателей замка и тем самым затрудним действия нашему противнику, если он находится среди нас.

— А вы считаете, что это возможно?

— Почти наверняка, — энергично бросил Брона. — А теперь еще одно... — Он вынул из кармана пиджака маленький голубой карандашик. — Лежал в коридоре подвала. Может, это ваш?

— Нет. — Хемпель взял в руки карандаш и внимательно осмотрел его. — Не знаю, чей это.

— Завтра я постараюсь узнать, кто его потерял, — медленно сказал Брона.

Журналист попрощался со своим собеседником и пошел к себе.

* * *

Как обычно в сентябре, погода была отличной.

Около девяти утра отдыхающие начали собираться на завтрак. Первыми заняли места за столом Брона и Станек, а вскоре в столовую вошли Вечорек и Иоланта. Последним появился Хемпель. Шаротка отсутствовал.

Первой на это обратила внимание Иоланта.

— Что случилось с паном Шароткой? — спросила она. — Может, он плохо себя чувствует?

Молчание, воцарившееся после этого вопроса, прервал Кушар.

— Шаротка наверняка отсыпается после своего ночного приключения, — сказал он весело. — Его львиная отвага подверглась тяжелому испытанию.

— И кто же ее испытывал? — лениво спросил Брона.

— Этого я не знаю. Зато я знаю, что было со мной, потому что тогда мы были вместе и...

— Тогда, это значит когда? И что это за приключение? — строго спросила Вечорек.

— Вы разрешите я выручу Кушара? — отозвался Хемпель, который до этого молча слушал разговор. — Так уж случилось, что главный герой этих приключений, то есть Шаротка, подробно рассказывал мне о том, что с ним произошло.

В эту минуту в холл вошла Марыся. Остановилась в конце стола и подняла руку, показывая собравшимся голубой карандаш.

— Прошу прощения. Никто из вас его не потерял? Я нашла наверху.

Все повернулись в ее сторону.

— Да, — внезапно сказал Проца. — Это мой.

Марыся отдала карандаш молодому человеку. Тот осмотрел его и сунул в карман пиджака.

— Большое спасибо. Я, наверное, выронил его вчера вечером или сегодня утром по дороге на завтрак.

Девушка вышла. Хемпель, продолжая прерванный разговор, рассказал присутствовавшим обо всем происшедшем.

Его слова вызвали общее оживление. Но реакция была разной. Вечорек первой взяла слово.

— Это что-то неслыханное! — воскликнула она. — В доме убийство, а мы только теперь об этом узнаем! Ведь надо обыскать подвалы, может быть, труп этого несчастного лежит где-нибудь в углу! И почему никто этим не займется?!

— Сегодня на рассвете мы со Станеком тщательно осмотрели подвалы, — спокойно ответил Брона.

— И ничего не нашли?

— Абсолютно никаких следов, не говоря уже о трупе.

— Так что же случилось?

— По-видимому, убийца убрал ночью тело и где-нибудь его спрятал, — высказал предположение Проца.

— Разве не стоит обо всем сообщить в милицию? — забеспокоилась Колярская.

— По-моему, это просто необходимо, — поддержал ее Болеша. Минутную тишину, установившуюся после этих слов, нарушил Сосин:

— Действительно, это кажется необходимым, но только на первый взгляд. Все, что мы могли бы сообщить, это только слова. Никаких конкретных фактов, никаких доказательств. Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но я предложил бы совместно обыскать как следует дом и ближайшие окрестности. Ведь труп не мог растаять в воздухе. А если мы найдем тело или какие-нибудь реальные следы, тогда немедленно следует вызвать милицию.

Снова наступила тишина.

— Мне кажется, что Сосин прав, — отозвался Хемпель.

— И я так думаю, — сказал Кушар. — Хотя лично я не верю, что мы найдем что-нибудь интересное.

— Почему? — вмешалась Вечорек.

— Да потому, что у убийцы было достаточно времени так спрятать тело, что и найти его уже невозможно.

— Мог его утопить, — буркнул Велень. — У шлюза место очень глубокое. Я там не раз купался.

— И все же мы должны начать поиски, — сказал Хемпель. Сказал умышленно, стремясь облегчить себе задание — осмотреть комнаты всех жильцов.

— И мне так кажется, — заключил дискуссию Броне.

— Шаротке это должно было стоить много нервов, — вздохнула пани Вечорек. — Мне его, бедного, очень жаль.

— Не знаю, что было бы со мной, если бы я увидела такой кошмар за окном, — согласилась Колярская. — Наверное, умерла бы со страха.

— От страха еще никто не умирал! — засмеялась Иоланта.

— Глупости говоришь! — резко оборвала ее пани Вечорек. — Если бы у него было больное сердце, то могло бы кончиться плохо. Вы над ним смеетесь, что он трус. А я не знаю, как бы ты держалась одна в подземельях да еще в темноте!

— Кстати, о подземельях, — вмешался Хемпель. — Я бы хотел задать Кушару несколько вопросов.

— Пожалуйста, — молодой человек повернулся к нему.

— Мне кажется, что восприятие разных явлений зависит от времени суток. Одно впечатление бывает ночью, в темноте и тишине, другое при полном свете дня. Я бы хотел, чтобы вы сказали нам: уверены ли вы, что действительно слышали голос, зовущий на помощь? А если бы вы услышали эти звуки сейчас, днем, то вы бы расслышали то же самое или нет? Я хочу узнать, не поддались ли вы оба настроению ночи и воображению. Как вам кажется?

Кушар довольно долго молчал, затем ответил:

— Вопрос очень существенный, поэтому я должен подумать... Вспоминая тот момент, я теперь нахожусь в нерешительности. Безусловно, тогда у меня было впечатление, что я слышу человеческий голос, я даже различал слова, о которых говорил Шаротка. Так мне казалось тогда, но сейчас, после ваших замечаний, я начинаю колебаться и сам не знаю...

— Но ведь и Шаротка слышал! Разве может быть, чтобы вы оба подверглись одинаковой галлюцинации? — прервала его Иоланта удивленным голосом.

— Вот это единственное говорит за то, что действительно был слышен чей-то голос, так как трудно поверить, что мы оба поддались слуховой галлюцинации. Если бы не этот факт, я скорее был бы склонен допустить, что порывы ветра вызвали в комнате резонанс, похожий на человеческий голос.

— А почему вы не хотели, чтобы Шаротка разбудил меня перед тем, как пойти в подвалы?

Наступила тишина. Все начали отдавать себе отчет, что в этих вопросах содержится нечто большее, чем просто стремление выяснить некоторые обстоятельства. Последний вопрос журналиста имел явно обвинительный характер.

Так его понял и Кушар, потому что в первое мгновение он взорвался:

— Ну знаете!.. — Однако тотчас же опомнился и спокойно ответил: — Я слышал призыв о помощи. Считал, что нельзя терять ни минуты.

— Конечно, — буркнул Велень.

— Ну хорошо, — кивнул Хемпель. — У меня еще есть неясный пункт...

— И столь же для меня отягчающий? — спросил иронически Кушар.

— Почему вы направили Шаротку в правый коридор, а сами пошли левым? Почему не остались вместе?

— Потому что так мы могли быстрее осмотреть территорию. Как раз Шаротка тоже предлагал не разделяться. Я не согласился на это по указанной причине.

— Только это было поводом вашего решения?

— Что вы имеете в виду? — Кушар резко повернулся, уставившись в лицо журналисту.

— Я имею в виду, не лежало ли в основе вашего решения злое желание оставить этого человека одного в обстановке, которая должна была его напугать?

Кушар некоторое время молчал, а затем коротко ответил:

— Нет.

— А теперь я бы хотел выяснить еще один вопрос...

Хемпель не докончил начатой фразы, так как его внезапно прервала Иоланта:

— Это что, допрос в милиции? Почему вы расспрашиваете Ежика... инженера Кушара, — она быстро исправилась, — так, будто он виновник всего происшедшего? Мне это кажется просто абсурдным и я удивляюсь, что он еще отвечает на ваши вопросы!

Все это было сказано на одном дыхании. Видно было, что девушка сильно взволнована.

— Ты неправа, Иола, — вмешалась пани Вечорек. — Мы все хотим знать, как это случилось. А если есть какие-то неясности, то их надо сразу же разъяснить именно для того, чтобы ни на кого из нас не пало подозрение.

— Очень разумно, — поддержал ее Станек. — Кушар лучше всего может нам рассказать о событиях, очевидцем которых он был. И это совсем не означает, что его обвиняют в чем-то.

— Вот я и охотно объясняю, — улыбнулся Кушар, бросив благодарный взгляд в сторону девушки.

— А я готов в любую минуту подвергнуться допросу, лишь бы иметь такого защитника, — заявил Проца. Иоланта бесцеремонно показала ему язык.

— Ну, этот вопрос как будто исчерпан, — снова вступил в разговор Хемпель. — Итак, я хотел бы, чтобы вы объяснили, — он обратился к Кушару, — почему вы сказали Шаротке, что оба коридора сходятся, когда на самом деле это не так?

Иоланта задвигалась на стуле, но промолчала. Сосин слегка наклонился вперед. С его лица не сходила легкая, немного насмешливая улыбка. Велень озабоченно взглянул на Кушара.

Тот, однако, отвечал свободно, без признаков волнения:

— Неужели я действительно так сказал? Я что-то не помню. Может быть, я неудачно выразился или меня плохо поняли. Я имел в виду, что, идя разными дорогами, мы через некоторое время встретимся. И это на самом деле так. Брона и Станек могут подтвердить, что из помещения, где находится распределительный щит, есть проход в коридор, которым шел Шаротка.

— Это правильно, — Станек кивнул головой.

— Поэтому, говоря, что мы встретимся, я не обманывал Шаротку. Я мог просто неудачно выразиться о двух коридорах.

Слова Кушара звучали убедительно. Все вздохнули облегченно. Иоланта иронически поглядывала на Хемпеля, который, впрочем, не обращал на это никакого внимания.

— На этом мы, к сожалению, должны закончить, — сказал журналист. — У нас слишком мало данных, чтобы пытаться объяснить эти случаи. Мне, однако, кажется целесообразным попросить Станека тщательно запереть вход в подвалы и не расставаться с ключами.

— Правильно, — присоединился Болеша. — Надо сделать так, чтобы в эти проклятые подземелья никто не мог проникнуть. А туда ведет только один вход?

— Нет, — откликнулся Станек. — Есть и другой — в развалинах башни. Но им не пользуются. Двери там очень толстые, заперты тяжелыми железными засовами.

— Значит, через них нельзя пройти?

— В нынешнем их состоянии это исключается.

— Но если засовы отодвинуть изнутри, то выйти на поверхность можно?

— Засовы очень старые и сильно заржавели. Без инструментов отодвинуть их невозможно.

Разговор закончился. Все начали расходиться, решив, что молодежь должна осмотреть ближайшие окрестности.

Глава пятая

Следующая ночь прошла спокойно. Поэтому, несмотря на то, что поиски не увенчались успехом, общее настроение улучшилось. После завтрака все разошлись, и лишь Проца остался на террасе с книжкой в руках. Однако он не читал, а скорее наблюдал за природой и людьми.

Он видел, как Иоланта, Кушар, Велень и Болеша исчезли среди деревьев парка с ракетками в руках. Теннисный корт находился в глубине парка, укрытый деревьями.

Сосин и Шаротка шли с Броной в сторону парников, о чем-то оживленно беседуя. Голос Станека доносился из дома — он с кем-то разговаривал, кажется, с Вечорек. Проца наблюдал за этим перемещением людей, а упорный рой мыслей, рассуждений не давал ему покоя.

Погруженный в раздумья, он не заметил, как прошло немало времени, солнце уже стало приближаться к зениту. Из парка вышли Болеша и Велень, оба красные и вспотевшие. Шли к дому. Велень на ходу кивнул Проце.

Через некоторое время он снова вышел на террасу. Минуту стоял неподвижно, не обращая на Процу внимания. Потом сошел вниз и исчез за углом дома. Появился Болеша и не торопясь, солидно направился в сторону фруктового сада. Проца проводил его взглядом.

Пробежала Иоланта и с криком: «Привет, старик!» исчезла в открытых дверях гостиной.

Проца отложил книгу, которую так и не начал читать, и поднялся.

Было тихо и пусто. Из раскрытых дверей замка голосов уже не было слышно. Высоко в небе сверкало солнце — приближался полдень. Было жарко, и Проца подумал, что охотнее всего он сейчас бы полежал в высокой зеленой траве в холодной тени деревьев парка.

Он сошел с террасы и пошел не спеша, заложив руки в карманы, небрежной походкой человека, у которого масса свободного времени.

Стеклянные крыши парников слепили солнечным блеском. Соломенной шляпы Броны видно не было.

Медленным шагом Проца прошел мимо парников и свернул на тропинку, ведущую к мельнице.

Перед ближайшим поворотом остановился и снова оглянулся назад. Никого не было видно. Все вокруг утопало в солнечном блеске, затихшее и застывшее в полуденном зное.

Прошло около двадцати минут, прежде чем он дошел до луга перед мельницей. В том месте, где тропинка раздваивалась, остановился. Здесь ничто не нарушало тишины. Были слышны лишь монотонный шум льющейся через шлюз воды и едва уловимое жужжанье насекомых.

Вода у ближнего берега прозрачная и светлая, местами блестящая, дальше темнела, а под самыми деревьями, в их тени, была почти черной.

Проца двинулся направо, в сторону мельницы. Густая трава совершенно заглушала шаги.

Он сошел с тропинки и направился к покосившимся дверям, петли которых были изъедены ржавчиной. Между створками была широкая щель, и Проца без труда проник вовнутрь. Остановился, чтобы привыкнуть к темноте. Спустя минуту он смог различить огромный мельничный жернов, лежавший рядом. Несколько толстых деревянных столбов подпирали своды. Темные мрачные углы заросли паутиной.

С правой стороны была лестница со сломанными перилами, ведущая на чердак. На толстом слое пыли, покрывавшем деревянные ступени, Проца увидел отчетливый свежий след.

Кто-то взошел туда перед ним.

Стараясь ступать как можно тише, он начал подниматься по лестнице.

Ступени из толстых дубовых досок не скрипели. Затаив дыхание, он медленно поднимался вверх. Когда голова почти достала пола чердака, остановился и напряг слух.

Сверху донесся легкий шелест, как будто кто-то переворачивал листы бумаги.

Осторожно приподняв голову, Проца выглянул наружу. Прямо напротив него находилось оконное отверстие без стекла и рам. Под окном стоял огромный ящик, а около него спиной к Проце сидел человек.

Этот человек наклонился над бумагами и что-то писал. Проца сразу узнал его.

Скрываться дальше не имело смысла. Было интересно узнать, что тот делает.

Двумя прыжками Проца очутился на чердаке. Шум заставил человека у окна резко обернуться.

Проца стоял от него в двух шагах.

— Странная склонность к уединению, — сказал он с улыбкой.

— Кто что любит, пан Проца, — ответил тот.

В эту минуту порыв ветра подхватил бумаги, лежавшие на ящике. Один из листков упал под ноги Проце. Он быстро наклонился и поднял бумагу. На ней виднелись цифры: 5—8—4×3, g. a. 3,3 —...

Всматриваясь в таинственные значки, Проца не заметил, как человек у окна схватил толстую суковатую палку, стоявшую у стены.

А когда он поднял голову, чтобы задать вопрос, то последнее, что увидел, было искаженное ненавистью лицо и рука, занесенная для удара.

* * *

За обедом все оживленно обсуждали отсутствие Процы. Затем встали из-за стола, и каждый занялся своим делом.

Только Шаротка не знал, куда себя деть. Покрутился по гостиной, вышел на террасу. Однако перспектива прогулки в одиночестве после последних переживаний не пришлась ему по вкусу. Он решил пойти в библиотеку. Все время его не оставляло какое-то беспокойное чувство. Пан Анзельм был настолько рассудительным, что отдавал себе отчет в причине такого состояния. Несомненно, это разыгрались нервы и воображение. Происшедшее взволновало Шаротку до глубины души. Все казалось ему подозрительным. Вдобавок его мучило ненасытное любопытство. И поскольку он явился главной фигурой всех событий, пан Анзельм ни за что не смог бы покинуть место действия, не узнав о раскрытии тайны.

Он чувствовал себя словно зритель на сеансе детективного фильма, оборвавшегося на самом интересном месте. Шаротка боялся, но и одновременно чувствовал разочарование, что ничего нового не происходит.

Он выбрал книжку и хотел расположиться в одном из кресел, когда сообразил, что ему не хватает очков. Он оставил их на столике около кровати. Пришлось пойти наверх.

Очки действительно лежали там, где он и предполагал. Пан Анзельм сунул их в карман пиджака и уже хотел выйти из комнаты, как вдруг увидел на столе под окном белый конверт, прислоненный к вазочке с цветами.

На конверте большими буквами были выведены его имя и фамилия.

Заинтересованный, он подошел к столу и взял конверт. Он был заклеен, но клей был еще влажным. Значит, письмо было оставлено только что, перед его приходом.

Шаротка вскрыл конверт. В нем находился небольшой листок бумаги, исписанный кривыми неровными буквами.

«В шесть часов ты должен быть на старой мельнице. Но никому ни звука — иначе смерть!!! Ты должен послушно исполнить приказ, тогда останешься жив. А если нет, то нож между ребрами! Не говори никому о письме и приходи. Иначе твое дело плохо! Хромой Петр».

Письмо выпало из трясущейся руки пана Анзельма, на что он не обратил ни малейшего внимания. Тяжело упав в кресло, медленным движением вынул из кармана платок и протер вспотевший лоб.

Ну вот! Дождался! Теперь опасность угрожала непосредственно ему. Это уже не роль свидетеля, здесь речь идет о нем самом — Анзельме Шаротке, спокойном, солидном старшем бухгалтере, который за всю свою жизнь и мухи не обидел. Теперь его вызывает таинственный хромой Петр!

Эти мысли галопом пролетели в голове у Шаротки.

Когда он представил себе, как будет идти один вечером по этому дикому безлюдью, а потом войдет в эту развалившуюся, грозную мельницу и очутится лицом к лицу с убийцей, его охватил такой ужас, что, казалось, решение может быть только одно — не ходить!

Но не ходить — это значит постоянно ожидать внезапной трагической смерти! Не знать, когда и откуда будет нанесен удар, бояться каждого угла, каждого скрипа двери, каждого шелеста, каждого темного места!

Значит, идти? А зачем? Чего от него может хотеть этот тип, этот хромой Петр? Если Шаротка его увидит, значит, тот себя выдаст. А если так, то разве можно себе представить, что убийца его отпустит живым? Может, будет в маске? При одной мысли о разговоре с человеком в маске пана Анзельма прошила дрожь ужаса и любопытства.

Глава шестая

Хемпель тихо закрыл за собой дверь комнаты Болеши. Быстрый и по понятным обстоятельствам поверхностный осмотр не дал результатов. То же самое и в комнате Сосина. В обеих был идеальный порядок: белье, плащи, костюмы, туалетные мелочи, теннисные ракетки. А у Сосина еще и фотоаппарат. И никаких записок, бумаг, словом, ничего, что бы давало повод для подозрений.

Когда журналист шел по коридору по направлению к комнате Веленя и Кушара, он увидел Вечорек, скрывшуюся за поворотом. Значит, осмотр ее комнаты в данную минуту отпадал.

В спальне молодых людей не было такого порядка, как в двух предыдущих. На столике у окна лежала небрежно брошенная щетка, на подоконнике валялась расческа. Одно из полотенец висело на спинке стула, а на другом стуле был оставлен пиджак.

Первое открытие Хемпель сделал, осматривая шкаф. В углу под ворохом грязного белья лежала старая, покрытая пылью рубашка. Когда он развернул ее, в глаза сразу бросились красные пятна.

Хемпель тихо свистнул и какое-то время неподвижно всматривался в найденное «вещественное доказательство».

Дальнейшие поиски ничего нового не дали. Лишь в ящике стола журналист обратил внимание на старую дамскую перчатку с черным мехом внутри. Вся ладонь перчатки была вырезана каким-то острым предметом.

Сначала он хотел бросить ее обратно. Но мысль о том, почему эта странным образом изуродованная вещь находится в комнате мужчин, заставила его засунуть перчатку в карман.

Завернув рубашку в газету, журналист вышел в коридор. Прежде всего надо было спрятать сверток и как можно быстрее увидеться с Броной.

Хемпель как раз хотел свернуть в сторону своей комнаты, когда на лестнице послышались быстрые шаги и вскоре показался Шаротка.

— Что с вами произошло? — удивленно спросил журналист. — Откуда вы бежите?

— Я... Я... — Шаротка задыхался. — Я действительно бежал...

— Но почему? За вами кто-нибудь гнался?

— Не... не... знаю. Может быть...

— Случилось что-то новое? — с интересом спросил Хемпель.

— Да... Там, на мельнице... человек...

— Пойдемте ко мне.

Когда они вошли в комнату, Хемпель сначала убрал в шкаф сверток, а потом выслушал рассказ Шаротки. Вкратце он сводился к следующему.

Пан Анзельм, снедаемый страхом и любопытством, осторожно пробирался к мельнице. Вошел внутрь. Там никого не было. Шаротка увидел лестницу, ведущую на чердак. С замиранием сердца он начал делать первые шаги по ступеням и вдруг заметил в отверстии потолка чьи-то ноги. Он застыл. Ноги дрогнули и исчезли. Тогда нервы пана Анзельма не выдержали, и он бросился бежать без оглядки. А вслед ему раздался зловещий хохот.

— Где это письмо? — спросил журналист.

— Не помню... Кажется, я оставил его у себя в комнате.

— Пойдемте, его надо найти.

Белый прямоугольник, лежащий на полу около камина, сразу привлек внимание Хемпеля. Он нагнулся, взял письмо и внимательно его прочел. Шаротка, совершенно разбитый, опустился на кровать.

— Что за глупые банальности! — Хемпель пожал плечами. — Ведь это просто смешно.

Пан Анзельм возмутился:

— Ничего себе! Этот негодяй спрятался там, чтобы меня убить, а вам смешно!

— Зачем вы вообще туда пошли?

— Потому что сегодня тринадцатое число и пятница, — ответил Шаротка, казалось бы, без всякой связи с предыдущим.

Журналист с удивлением посмотрел на него.

— Ну и что из этого?

— Как бы это вам объяснить? — Шаротка внезапно сообразил, что его слова все равно не будут понятны, и закончил упрямо: — Пошел и все! Я думал, что лучше пойти, чем ждать, пока угроза будет приведена в исполнение.

Хемпель рассмеялся.

— Но это же бессмыслица! Кто мог исполнить угрозу? Какой-то хромой Петр! Вы извините, пан Анзельм, но это все несерьезно.

— Да, да. Вы, конечно, правы. Этот человек, затаившийся на мельнице, — тоже призрак из фарса! А кто-то ведь написал это письмо!

— Это бесспорно. Но только интересно, с какой целью? Если бы вы предупредили меня, то уже сегодня мы могли бы ответить на это, а может, и на много других вопросов. Но ничего не сделаешь, так уж случилось... Тот сделал глупость, написав письмо, а мы, сделав другую, не использовали данного нам шанса.

Шаротка помрачнел.

— Может быть, вы и правы, — виноватым тоном пробормотал пан Анзельм, — но я был под впечатлением письма и угроз этого негодяя...

— Вы позволите, я заберу письмо с собой?

— Пожалуйста.

— Увидимся за ужином, а сейчас я должен вас покинуть.

Шаротка, подавленный и огорченный, ничего не ответил.

* * *

Поскольку до ужина оставалось еще немного времени, Хемпель решил немедленно разыскать Брону. Это оказалось не очень трудным делом, так как тот находился в своей комнате, умываясь после работы.

— Когда вы закончите свой туалет, прошу зайти ко мне, — сказал журналист.

Брона перестал вытираться и, опустив полотенце, повернул к нему наполовину мокрое лицо.

— Произошло что-нибудь новое?

— Да. Я расскажу вам у себя.

— Сейчас приду.

Через несколько минут он действительно уже входил в комнату журналиста.

Сначала он внимательно выслушал сообщение о новом приключении Шаротки, а потом осмотрел письмо.

— Совершенный идиотизм, — пробормотал он, складывая лист. — Это послание целиком взято из какой-нибудь «пиратской» повести. Признаюсь, что я ничего не могу понять. Если предыдущие факты еще можно было как-то объяснить, то этот просто абсурден. Кому и зачем понадобился Шаротка? Чего хотел от него автор этого нелепого письма?

Брона подошел к окну и молча уставился вниз. Хемпель видел его седеющую голову и широкие плечи. Одну руку он держал в кармане, а пальцами другой барабанил по подоконнику.

— Вас не удивляет одна характерная черта всех этих случаев? — спросил он наконец, не оборачиваясь.

Хемпель минуту размышлял.

— Нет. — Ему было интересно, что Брона имеет в виду.

— А именно то, что все они в большей или меньшей степени связаны с личностью Шаротки.

Журналист ничего не ответил. Это замечание его не убедило.

— Вы осмотрели комнаты? — Брона прервал молчание.

— Да.

— Ну и?..

Хемпель вынул из кармана ключ, открыл шкаф и подал Броне пакет.

Брона долго всматривался в рубашку и в покрывавшие ее пятна.

— У кого? — спросил он.

— Лежала в углу шкафа в комнате Веленя и Кушара. Кроме того, в ящике стола я нашел еще вот эту перчатку. Я забрал ее потому, что она изрезана каким-то странным образом. Ну и сам факт, что эта зимняя вещь оказалась в комнате в такую пору, мне показался непонятным.

— Правильно.

— Вы довольны?

— Конечно. Два предмета и письмо — это уже много. Может быть, даже больше, чем мне нужно для проверки моих предположений.

— А когда вы в этом убедитесь?

— В самое ближайшее время. Благодарю за помощь.

Хемпель взглянул на часы и повернулся к дверям.

— Пора на ужин. Вы идете?

Брона немного подумал.

— Нет, — сказал он, — на ужине я не буду. Скажите, что у меня разболелся зуб. Вы меня встретили, когда я шел в город к зубному врачу.

— Так поздно?

— Зубная боль хорошо способствует приливу энергии. Есть много случаев, когда больные будили дантистов даже ночью.

— Это правильно. — Хемпель улыбнулся. — Правдоподобно. А на самом деле?

— На самом деле я буду проверять правильность моих предположений.

— Каким образом, если можно узнать?

— Я хочу исследовать отпечатки пальцев на письме и эти пятна крови. Мне нужен графит в порошке, увеличительное стекло и несколько химических препаратов. Графит, правда, можно было бы взять из карандаша, а увеличительное стекло из очков. Но сделать анализ гемоглобина здесь не удастся.

— А как вы сделаете его в городе? Ведь там нет лаборатории.

— Мне достаточно аптеки.

— Я вижу, что у вас нет недостатка в знаниях из области криминалистики...

— Это не очень сложные вещи, — сказал Брона небрежно. — Ну а Процы, — он сменил тему разговора, — все еще нет?

— Насколько я знаю, нет.

Брона опустил голову. Когда он снова посмотрел на журналиста, Хемпель увидел, что черты его лица заострились, а около губ появились две глубокие морщины.

— Я опасаюсь, что мы его уже не увидим живым...

— Что вы говорите! — журналист резко повернулся к нему. — Значит, появляются новые жертвы? Увы, я был совершенно уверен, что драма закончится на тех эпизодах, которые уже были.

— Драма, настоящая драма, — подчеркнул Брона, — только началась...

— Но это ведь ужасно!

— И поэтому я прошу вас сохранять трезвый рассудок и действовать успокаивающе на остальных. Я могу ошибиться, но если Проца не появится до завтрашнего утра, факт его смерти можно считать установленным. Мы должны — я имею в виду вас и себя — до того момента, как будет найдено тело, объяснять остальным отсутствие Процы какими угодно выдуманными причинами. И еще прошу никому не говорить о проведенном вами осмотре комнат и о его результатах.

— Вы считаете, что надо осмотреть еще и комнату Иоланты и пани Вечорек?

— В данный момент нет. Того, что уже у меня в руках, должно хватить.

— Тогда я иду вниз. Когда мы увидимся?

— Только завтра.

Когда Хемпель вошел в столовую, все уже сидели за столом. Место Процы было пусто.

* * *

Из блокнота Хемпеля:

«Я нашел тело Процы. Меня это потрясло — внезапно увидеть мертвым человека, с которым еще так недавно сидел за одним столом, спал под одной крышей, разговаривал, человека молодого, полного сил.

После событий, которые имели место, отсутствие одного человека из нашего небольшого общества, причем отсутствие уже трудно объяснимое, вызывало самые худшие предположения. Несмотря на все мои усилия успокоить товарищей, я чувствовал, что никто не принимает всерьез мои слова. Коллективный инстинкт, как правило, бывает безошибочным.

Всем становилось ясно, что с Процей что-то случилось.

Больше всех были взволнованы Колярская и, что меня удивило, молодежь. Я не ожидал от них такой реакции. Как мне до этого казалось, я знал психику современной молодежи, пренебрежительно относящейся ко всему, скорее ищущей возбуждений, чем переживаний.

В то же время Иоланта, Велень и Кушар были явно расстроены и угнетены. Иоланта почти не тронула ужина, а оба молодых человека сидели задумчивые и подавленные. Впрочем, это не удивительно, так как Проца принадлежал к их компании и чаще всего бывал вместе с ними.

Ночь прошла спокойно. Рано утром я искал Брону, но безуспешно. Процы не было за завтраком, и никто уже не сомневался, что произошло несчастье. Я договорился со Станеком, и мы оба осмотрели комнату исчезнувшего. Однако не удалось найти ничего, что указало бы нам пути дальнейших действий. Туалетный набор, книжка, взятая из библиотеки пансионата, костюм и пара смен белья в шкафу — вот и все. Никаких записок, писем, предметов, которые могли бы нам сказать что-то более конкретное о жильце этой комнаты.

Потом также вместе со Станеком мы осмотрели, кроме всех комнат, служебные помещения, чердак и, наконец, подвалы.

Только теперь я смог убедиться, какие они огромные. Коридор, которым шел Шаротка, доходил едва до половины дома и действительно соединялся через ряд помещений с дорогой, по которой шел Кушар. В другой части были два коридора, из которых один заканчивался тупиком, а второй — узкой дверью, сделанной из толстых дубовых бревен. Дверь эта висела на огромных заржавелых петлях и была заперта на два больших тоже заржавелых засова.

Итак, осмотр дома не дал результатов. В подавленном настроении я отправился в сад, думая найти там Брону. Он ведь обещал мне объяснить события, происшедшие ранее.

И когда я стоял там, выискивая среди деревьев и грядок соломенную шляпу хозяина этого замкнутого мирка, мой взгляд упал на тропинку, бегущую вниз, и на видневшиеся вдали вершины старых деревьев, окружавших мельницу.

Мельница! Ведь это другое место, где разыгрывались события! Эта мысль подействовала на меня, как удар током. Мы всюду искали тот первый таинственный труп — и безуспешно. Но радиус поисков не выходил за пределы дома и близлежащей территории.

А ведь эта старая развалина тоже была полем деятельности неизвестной личности. Туда вызывали Шаротку. Подвалы мы обыскали, но никому не пришло в голову осмотреть мельницу.

Взволнованный, отказавшись от разговора с Броной, я пошел по тропинке. Через четверть часа был на месте. Какое странное впечатление производил этот уголок! Полнейший, почти как на кладбище, покой, однообразный шум падающей воды и старые неподвижные деревья создавали настроение, которое могла бы передать только кисть Беклинга.

Я вошел внутрь. Описание Шаротки было верным. С правой стороны наверх вела лестница. Однако, прежде чем ступить на нее, я тщательно осмотрел нижнее помещение.

Всю его середину занимали балки, окружавшие огромные мельничные жернова, от которых шел толстый деревянный вал, исчезавший в одной из стен. Свод подпирался двумя мощными деревянными столбами, окованными железными обручами. На этих обручах висели железные кольца, назначение которых было мне непонятно. У стен лежали прогнившие доски, куски дерева и железа. Я обошел стены, исследуя все углы и закоулки. Одновременно я осмотрел пол, но ничего не обнаружил. Пол был из твердо утрамбованной, ссохшейся, как камень, глины.

Я направился к лестнице. На толстом слое пыли, покрывавшей ступени, были видны многочисленные следы. Но поскольку по ним ничего нельзя было определить, я пошел сразу наверх.

В передней треугольной стене виднелось отверстие, которое когда-то было окном. Под ним стоял старый большой ящик. Потолка не было — над головой острым шатром сходились скаты крыши. И здесь по углам лежала разная рухлядь, железный лом, какие-то черепки. Нигде, однако, нельзя было спрятать тело человека.

Я подошел к окну. Сразу за ним стояли деревья, заглядывая зелеными ветками внутрь чердака. Я попытался поднять крышку ящика. К моему удивлению, она легко поддалась. Я откинул ее.

В искривленной, неестественной позе лежал Проца.

Хотя была видна только часть лица, я сразу узнал его. На виске была рана, вокруг которой в волосах засохла кровь.

Я опустил крышку. Она захлопнулась с шумом, подняв облако пыли».

* * *

Продолжение записок Хемпеля: «Телефон пансионата находится в столовой. Я как раз набирал номер милиции, когда в комнату вошел Кушар. Молча выслушал мой рассказ. Когда я повесил трубку, он коротко спросил:

— Давно вы нашли тело Процы?

— Только что.

Он был бледен, но спокоен.

— Надо обеспечить охрану тела. Я пойду туда.

— Милиция приедет не раньше, чем через полчаса. Это будет для вас нелегкое время.

— Почему? — он поднял брови.

— Это не очень приятное место. Кругом никого нет и труп... Может быть, вы возьмете еще кого-нибудь?

— Глупости, — отрезал Кушар, — Я не истеричка.

— Как хотите. Я согласен с вами, что тело надо охранять, хотя в общем-то это формальность. Убийца имел достаточно времени, чтобы замести все следы.

— И все же эту формальность мы должны выполнить.

На этом мы закончили разговор, и Кушар быстро вышел из столовой.

В душе я удивлялся его выдержке и крепким нервам. Весть о том, что найдено тело Процы, молнией облетела весь дом. Когда я выходил из библиотеки, меня встретил Станек. Вид у него был крайне взволнованный.

— Это вы нашли Процу? — обратился он ко мне шепотом.

— Да, А почему вы шепчете?

Старый администратор неестественно улыбнулся.

— Сам не знаю. Все это так на меня подействовало... Такая трагедия... И кто мог его убить?

— Это покажет следствие. Милиция скоро будет здесь.

Станек молча махнул рукой и пошел к себе. Брона поймал меня в холле.

— Я уже все знаю, — сказал он быстро. — Вы послали кого-нибудь охранять тело?

— Да. Пять минут назад туда пошел Кушар.

— В милицию звонили?

— Звонил. Скоро должны приехать.

— Хорошо. Я пошел на мельницу.

Как и было обещано, через полчаса милиция была уже на месте. Послышался рокот мотора, а затем скрип тормозов. Я взглянул в окно. Подъехали легковая машина и грузовик. Из легковой машины выскочил поручик милиции и двое в штатском. Из грузовика вышел еще один человек. Это, наверное, был фотограф, так как, спрыгнув на землю, он сразу вытащил аппарат и штатив.

Предполагая, что прежде всего они будут искать меня, я спустился вниз.

Два часа спустя грузовик вместе со своим трагическим грузом отъехал. Уехал также и милицейский врач на легковой машине, которая должна была вечером вернуться за поручиком и протоколистом.

Началось официальное следствие.

Для допроса свидетелей поручик выбрал библиотеку. Первым был вызван Брона, потом Колярская и Станек.

Остальные собрались в холле и молча заняли места, ожидая своей очереди.

Когда была вызвана Колярская, Брона отозвал меня в сторону.

— У меня к вам просьба, — прошептал он. — Поскольку вы нашли тело, поручик наверняка захочет вас допросить сразу после администрации.

— Ну и что?

— Мне важно, чтобы вы присутствовали при допросе остальных. Обратитесь к поручику с просьбой позволить вам, как журналисту, присутствовать на допросе.

— Зачем? — я был удивлен.

— Вы хорошо знаете всех жильцов, чего нельзя ожидать от офицера милиции. Речь идет о том, что вы, возможно, заметите в ответах — конечно, только для нас, ибо в следствие вам вмешиваться нельзя — что-нибудь, что противоречит ходу событий или привычкам обитателей дома. Одним словом, постарайтесь запомнить те фрагменты ответов, которые не могут обратить на себя внимание допрашивающего, а вам покажутся подозрительными или фальшивыми.

— Нелегкое задание, — пробормотал я.

— Но я не сомневаюсь, что вы сумеете с ним справиться. Я не собираюсь говорить вам комплименты, но я уже давно заметил вашу наблюдательность и острый ум.

— Это что? Вы хотите таким путем заставить меня согласиться?

— Нет, — ответил он твердо. — Я не сомневаюсь, что вы согласитесь для пользы дела.

— После таких слов мне ничего другого не остается. Но я очень сомневаюсь, что поручик согласится.

— Надо во всяком случае попробовать. Вы подчеркните, что являетесь журналистом. А потом мы обсудим ваши наблюдения.

В эту минуту я не мог себе отказать в удовольствии слегка поддеть Брону:

— Ну что ж, мне кажется, в нынешней стадии дела вам не удалось решить загадки одним махом, а?

Ответ Броны был неожиданным:

— Что касается моего обещания, я его сдержал.

— Что вы говорите? — я был удивлен до крайности. — Вы решили эти загадки? А для чего тогда все это следствие?

— Об этом мы поговорим позже. А сейчас, кажется, ваша очередь.

Действительно, вслед за выходящим Станеком в дверях показался протоколист, назвавший мою фамилию.

Офицер милиции был красивым молодым человеком. Он приветствовал меня вежливой улыбкой, указывая место по другую сторону библиотечного стола.

Прозвучали первые стереотипные вопросы, касающиеся анкетных данных. Перо протоколиста быстро бегало по бумаге.

Следующие вопросы касались обстоятельств, при которых я нашел тело, моего отношения к покойному, возможных наблюдений и выводов, относящихся к делу, места моего нахождения в предполагаемое время убийства — одним словом всего, что имело непосредственную связь со смертью Процы.

С растущим изумлением я заметил, что непонятные и загадочные события, предшествовавшие гибели Процы, казалось, мало интересовали офицера. Мои рассуждения на эту тему либо встречались равнодушно, либо бесцеремонно прерывались.

Помня, однако, о своей роли допрашиваемого и, следовательно, теоретически одного из подозреваемых, я не обнаруживал своего удивления. Когда через несколько минут допрос закончился, я, не забыв обещание, данное Броне, спросил поручика, можно ли мне, как журналисту, присутствовать при допросе остальных. Я ожидал решительного отказа, но поручик сразу же согласился:

— Не вижу никаких препятствий. Можете остаться.

Удивленный и обрадованный, я освободил место и уселся на стул у окна за спиной офицера».

* * *

Продолжение записок Хемпеля:

«Никто из отдыхающих не внес никаких новых подробностей. Стереотипные вопросы задавались в банальной последовательности, и ответы можно было предвидеть заранее. Мне уже порядком надоело, и я, должен признаться, был удивлен отсутствием изобретательности и основной, если так можно выразиться, нити в работе следователя.

Поручик довольно быстро закончил допрос Шаротки и вызвал последнего человека. Им был Болеша, спокойный и полный достоинства. Он поклонился офицеру и повторил поклон еще раз, когда тот жестом пригласил его сесть.

После обычного вступления поручик некоторое время разглядывал свои ногти, а потом перенес взор на сидящего напротив Болешу и задал неожиданный для меня вопрос:

— Скажите, пожалуйста, почему вы носите фальшивую фамилию — Болеша?

Тот побледнел и откинулся на спинку стула, как человек, получивший удар в грудь.

Наступило молчание. Протоколист поднял голову и бросил на допрашиваемого короткий взгляд. Наконец, тот, казалось, машинально повторил вопрос поручика:

— Почему я ношу фальшивую фамилию?

— Ну да. Я ведь, кажется, ясно спросил. Слово «фальшивую» я употребляю потому, что вы не изменили фамилии официальным путем.

— Я изменил фамилию во время оккупации...

— Из-за чего?

— Я должен был скрываться.

— От кого?

— От... гестапо...

— А случаем не от подпольных патриотических организаций?

— Это обвинение я решительно отвергаю.

— Раз было так, как вы говорите, то почему после окончания войны вы не вернули себе настоящую фамилию?

— Для этого были причины.

— Какие?

— Что, я обязательно должен отвечать на этот вопрос?

— Как сочтете нужным.

Болеша какое-то время глядел на пол, потом перенес взгляд на меня и, наконец, на поручика.

— Хорошо, я объясню. Только прошу это не разглашать, — он снова посмотрел на меня, как будто давая понять, к кому прежде всего относятся эти слова. Я отвернулся и стал равнодушно глядеть в сторону.

— Я не живу со своей женой давно, как раз со времени оккупации. Жена моложе меня на двенадцать лет. Как я уже сказал, в период оккупации я вынужден был скрываться. Долгое время меня не было дома, и наша семья распалась. Жена не сумела приспособиться к трудным условиям того времени. И, отличаясь красотой, тем более была подвержена соблазнам легкой жизни. Она поддалась этим соблазнам и до такой степени, что скоро стала известной в городе — известной именно с этой, худшей стороны. Когда война окончилась, у меня не было денег на развод, а позже мы уже не жили вместе, я просто не придавал этому значения. У меня были фальшивые оккупационные документы, которые я и использовал, не желая возвращать себе скомпрометированную фамилию. Вот все.

— А почему вы не узаконили новую фамилию?

— Опасался, что придется объяснять подлинные причины перемены.

— К сожалению, это не очень убедительный аргумент. Что касается вашего объяснения, то оно будет проверено. А теперь вернемся к нынешнему делу. Чем вы занимались с двенадцати часов до обеда, то есть до трех часов дня, в день смерти Процы?

— До полудня мы играли в теннис. Потом вернулись домой, чтобы освежиться. Когда вскоре я вышел прогуляться, то видел на террасе Процу, сидевшего в шезлонге.

— Я вижу, у вас здесь все очень любят прогулки.

— По-моему, в этом нет ничего удивительного. Ведь мы на отдыхе, погода стоит прекрасная, и все стараются как можно больше быть на воздухе.

— А почему в таком случае вы пошли на мельницу?

— Я?.. — Болеша сморщил брови. — На мельницу? Это какое-то недоразумение! Я не был на мельнице!

— В этот день или вообще?

— Вообще туда никогда не ходил!

Поручик потянулся к лежащему рядом кожаному портфелю и вынул из него что-то завернутое в платок. Потом он положил сверток перед собой и развернул его. Я увидел лежавшую на белом полотне маленькую никелированную зажигалку.

— Это ваша зажигалка?

Болеша подтвердил охрипшим голосом.

— А как в таком случае вы объясните тот факт, что мы нашли ее на чердаке мельницы в углу между ящиком и стеной?

— Я... я... право не знаю.

— Не знаете? Но вы знаете, что труп находился именно в этом ящике?

— Это знаю...

— Откуда?

— Все об этом говорили, это известно не только мне! Послушайте, это какое-то трагическое недоразумение, какая-то загадочная история! Я не чувствую за собой никакой вины, я вам клянусь...

— Хватит! — коротко прервал офицер. — Могу вас заверить, что дело будет выяснено так, чтобы не осталось никаких сомнений.

— Я повторяю, что вообще не ходил на мельницу — ни тогда, ни до этого, ни после. Я был на прогулке, потом вернулся к обеду! Вот все, что я могу сказать на эту тему.

— В каком направлении вы ходили на прогулку?

— Я хотел навестить Брону, но в огороде его не застал. Тогда я пошел через сад и вышел на дорогу, которая ведет в город.

— И, конечно, по дороге вы никого не встретили?

— Нет, хотя я видел вдали людей, работавших в поле.

— Это еще ни о чем не говорит. На этом сегодня закончим. Прошу вас не выходить из комнаты.

— Я что, арестован?

— Я вас задерживаю. Вы будете переданы в распоряжение следственных органов. Поедете с нами.

Болеша поднес трясущуюся руку к губам, а потом опустил на нее голову. Поручик встал со стула.

— Я могу собрать свои вещи или хотя бы привести их в порядок?

— Мы это сделаем сами. Вы останетесь здесь с нашим сотрудником. Прошу вести себя спокойно. Предупреждаю, что он вооружен и имеет право в случае необходимости применить оружие.

Офицер обменялся взглядом с протоколистом и кивнул мне. Мы вместе вышли в холл, где всем было приказано ожидать окончания допроса.

Все головы повернулись в нашу сторону. Поручик обратился к собравшимся:

— Начальная стадия следствия закончена. Гражданин Болеша поедет со мной. Может быть, кто-нибудь хочет сказать мне что-либо дополнительно?

Ответом было общее молчание.

— Прошу всех оставаться в пансионате.

— А подвалы должны быть все время закрыты? — спросил Станек. — Это для меня очень неудобно — я там держу некоторые запасы продуктов и топлива.

— Теперь это не нужно, можете их открыть.

Машина уже стояла во дворе. Оба милиционера и Болеша между ними вышли из дома. Болеша прошел мимо нас с опущенной головой, ни на кого не глядя».

Глава седьмая

Несмотря на замешательство после ареста Болеши и общее подавленное настроение, вызванное смертью Процы, ужин был съеден с аппетитом, так как никто в этот день не обедал. Присутствие Хемпеля при допросе значительно повысило его авторитет в глазах всего общества. Невольно ему была отведена роль арбитра во всех спорных вопросах, касающихся происшедших событий.

Журналист с нетерпением ждал конца ужина, когда он сможет поговорить с Броной и выяснить, что тот имел в виду, говоря о решении загадки.

Брона сам облегчил ему эту задачу. Когда Хемпель встал из-за стола, он подошел к нему и тихо произнес:

— Незаметно уйдите и загляните ко мне. У меня новые важные известия.

Хемпель кивнул. Что за новые и — как подчеркнул Брона, не терпящий преувеличений, — важные известия мог он иметь теперь, когда после ареста Болеши дело шло к концу?

Уйти незаметно оказалось делом нетрудным: после событий дня все чувствовали себя разбитыми и усталыми и после ужина сразу разошлись по своим комнатам.

Когда журналист вошел к Броне, тот жестом указал ему на стул. Хемпель молча уселся и, маскируя любопытство, не торопясь начал набивать трубку. Брона некоторое время присматривался к этой операции, а затем сказал:

— Во время сегодняшнего допроса из комнаты Станека исчезли ключи от подвалов. Прежде чем администратор установил, что никто из служащих их не брал, прошло около двадцати минут. После этого он вернулся в комнату и обнаружил ключи на обычном месте — они висели среди других на специальной доске около двери.

Хемпель, который в эту минуту зажигал трубку, застыл. Поднял голову и с изумлением посмотрел на Брону.

— Конечно, — продолжал тот, — достаточно было приоткрыть двери и протянуть руку, чтобы достать ключи. На это нужно всего несколько секунд.

Горящая спичка обожгла Хемпелю пальцы. Он бросил ее и взволнованно спросил:

— А кого в это время допрашивали?

— Вот именно. Я не мог со всей точностью этого установить, но думаю, что Кушара или Болешу.

— Во всяком случае это было до заявления поручика, что подвалы могут быть открыты?

— Конечно. Если бы он заявил об этом раньше, то ключи бы не пропали.

— А мог это сделать Болеша?

— Безусловно.

— Но если бы ключей не было долгое время, Станек обратил бы на это внимание.

— Их отсутствие было установлено почти тотчас же. Однако взявший их, очевидно, должен был пойти на такой риск. По-видимому, он хотел определить размеры и формы ключей, чтобы сделать отмычку.

— А Станек проверил, заперты ли двери в подвал, когда увидел, что ключи исчезли?

— Да. Он оказался настолько сообразительным. Двери были заперты. Значит, если ключи взял Болеша, то это было продолжением проводимой им акции, подоплеки которой мы не знаем.

— А если это не Болеша?

Брона раздумывал некоторое время, прежде чем ответить:

— Именно эта возможность не дает мне покоя. Должен вам признаться, я не очень верю, что ключи взял Болеша. Это было бы слишком просто, слишком облегчило бы нам дальнейшую работу. Я не доверяю такой простоте...

— Целиком с вами согласен. Я тоже прихожу к скептическому убеждению, хотя и другим путем. Просто я представляю себе психическое состояние Болеши перед допросом. Я говорю перед, потому что только тогда он мог это сделать. Позже он был арестован и лишен свободы передвижения. И вот я задумываюсь, был ли бы человек в его положении способен на такую свободу мысли, чтобы молниеносно оценить ситуацию, а затем решиться на столь рискованный шаг. Ведь он понимал, что в любую минуту его могут вызвать. Решение воспользоваться отсутствием Станека доказывает, что похититель ключей — мы предполагаем сейчас, что это Болеша, — забегал мысленно вперед, обдумывал свои дальнейшие действия. Значит, он был уверен в своей безопасности, а такой уверенности Болеша иметь не мог.

— Очень убедительное доказательство. Я бы сказал, что это просто исключает то, что Болеша взял ключи, — Брона проговорил это тихо, глядя прямо перед собой.

Похвала была приятна Хемпелю.

— Значит, мы должны допустить, что ключи брал кто-то другой?

— Конечно. Кто-то, кого уже допросили.

— А зачем он брал эти ключи, как вы думаете?

— Не ожидал, что милиция разрешит открыть подвалы.

— Вот именно. И это доказывает, что подвалы его очень интересуют. Отсюда вывод, что... — Брона прервал мысль.

— Что... — подсказал ему журналист.

— Что именно там мы сможем с ним встретиться.

— Вы хотите устроить засаду?

— Да.

— Когда?

— Сегодня и именно сейчас. Неизвестный нам противник действует быстро и решительно. Любое промедление с нашей стороны дает ему серьезные шансы на успех.

Хемпелю неожиданно пришла в голову другая мысль.

— Но ведь из этого следует, — сказал он с оживлением, — что Болеша был арестован зря!

— Вы ведь были при его допросе. Что явилось поводом задержания?

Хемпель заколебался. Но потом подумал, что новые обстоятельства ставят под вопрос вину Болеши, и решил сказать.

— Зажигалка Болеши рядом с трупом? Это интересно... — буркнул Брона, выслушав журналиста. — А какое у вас вообще впечатление от следствия? Для подробного его обсуждения у нас, к сожалению, сейчас нет времени.

— Общее впечатление таково: следствие было проведено поверхностно и, я бы сказал, неумело.

— О-о!.. — Брона поднял брови, с легкой усмешкой. — А это почему же?

— Хотя бы потому, что все вопросы касались исключительно обстоятельств смерти Процы. И в то же время не было сделано ни малейшего усилия осветить события, которые предшествовали его гибели. Да и те вопросы, которые задавались, были очень поверхностны, шаблонны, в них не чувствовалось главное направление допроса.

— Да... Ну оставим пока эти проблемы и подготовимся к ожидающему нас заданию. У вас есть оружие?

— Нет.

— Это плохо. У меня только один пистолет. Ну ничего, этого нам должно хватить.

Брона вынул из кармана пистолет, тщательно проверил магазин и, щелкнув затвором, послал патрон в патронник.

— Мы пойдем вместе?

— Да, сейчас. Уже скоро одиннадцать, и все находятся в своих комнатах. Идите к себе и наденьте домашние туфли — мы должны двигаться как можно тише. Я сделаю то же самое, и мы встретимся около лестницы, ну, скажем, через... три минуты.

— Хорошо, иду. У вас будут еще для меня какие-нибудь специальные инструкции?

— Нет. Мы будем вместе. С того момента, как мы встретимся, нельзя будет ни разговаривать, ни курить. Если у вас часы со светящимся циферблатом, снимите. Вот и все. Трудно предвидеть ход событий, поэтому будем действовать по обстоятельствам.

— Я иду и через три минуты буду у лестницы. Только еще два слова!

— Пожалуйста.

— Как с обещанием решить загадку, о которой мы говорили?

— Уже все сделано, — ответил Брона с улыбкой.

— Ну и что? — Хемпель с откровенным любопытством посмотрел ему в лицо.

— Поскольку у нас мало времени, я сообщу вам только две вещи, которые для вас будут неожиданностью. Остальное завтра. Хорошо?

— Ну что же, ладно...

— Итак, во-первых, пятна на рубашке это не кровь, а красная тушь, что, впрочем, я и предполагал с самого начала. Во-вторых, на письме следы пальцев... Иоланты.

— Что это значит?! — воскликнул Хемпель.

Брона улыбнулся.

— Мы же договорились, что дальнейшие объяснения будут завтра. Время летит, и мы не можем больше терять ни минуты. Позже вы сами подумайте над этой проблемой. А теперь надо идти.

Хемпель тихо выругался, понимая, однако, что Брона прав. Встал и молча направился к выходу.

Глава восьмая

Тихо, словно два духа, шли они по комнатам спящего дома. Ночная лампа, стоявшая на обычном месте, бросала свет, отражение которого падало на пол столовой. В полумраке были видны контуры мебели и ее тени, длинные и размазанные. Тусклые отблески падали на ручки кресел, на полированную поверхность стола, мигали на стеклах буфета. Эти отблески помогли им добраться до двери, ведшей в коридор, не зажигая фонарей: ведь даже самая короткая вспышка или скрип задетой мебели мог их обнаружить перед человеком, который наверняка готовился преодолеть тот же путь так же тихо и скрытно.

Медленно и осторожно, в полнейшей темноте они прошли по служебному коридору. Брона, который шел впереди, провел рукой по стене и нашел дверь на лестницу, ведущую в подвалы. Тихонько взялся за ручку и так же осторожно нажал ее.

Дверь открылась бесшумно.

Шаг за шагом, нащупывая ногами ступени, они начали спускаться в непроницаемую тьму.

Хемпель, который шел сзади, время от времени касался рукой спины Броны, чтобы не отстать. По дороге он размышлял, каким образом его товарищ решил устроить засаду.

Лестница кончилась, и журналист понял, что они находятся в первом помещении. Далее сориентироваться без света было невозможно. Брона остановился и рукой задержал Хемпеля. Так они стояли довольно долго, напрягая слух.

Однако кругом стояла абсолютная тишина. Хемпелю начало казаться, что мрак вокруг него пульсирует, обтекает его волнами, что это не просто темнота, а какой-то густой черный туман.

Тишина была настолько полной, что собственное дыхание и биение сердца казались грохотом. Журналисту начало казаться, что он ослеп, что эта тьма уже никогда не выпустит его из своих объятий, что он останется окутанным ею навсегда, лишенным света, красок живого мира и движения.

Внезапно откуда-то из темноты до них долетел короткий писк, а потом шуршание. Хемпель вздрогнул и одновременно почувствовал, как рука Броны, сжимавшая его локоть, также вздрогнула. Эти неожиданные звуки подействовали на них, как внезапный выстрел.

В это мгновение у Хемпеля промелькнула мысль: раз крыс — а это были именно они — никто не спугнул, значит, дорога впереди свободна. По-видимому, то же самое подумал и Брона: из его фонаря вырвался сноп света, описал широкую дугу и тут же погас. Но этого было достаточно, чтобы найти вход в коридор.

Они двинулись в его сторону.

Несмотря на то, что перед их взором еще стоял вид освещенной стены с черным отверстием входа, вытянутая рука Хемпеля наткнулась на холодные камни.

В темноте совершенно терялось чувство направления. Только спустя несколько минут, шаря руками по стене, они нашли вход.

Теперь двигаться стало намного легче. Надо было просто идти вперед, касаясь пальцами стены. Но, несмотря на это, они шли медленно, стараясь ступать осторожно и тихо. Брона шел по-прежнему впереди и регулировал скорость.

Наверное, он считал шаги, потому что вдруг остановился, несколько минут внимательно прислушивался, а потом снова зажег фонарь.

В его свете Хемпель увидел, что они добрались до места, где Шаротка обнаружил труп неизвестного мужчины. Контуры толстых бетонных столбов еле вырисовывались. Не гася фонаря, Брона быстро пошел в их сторону, а затем свернул в боковую нишу. В одном из ее углов лежала груда деревянных ящиков. Брона бесшумно пододвинул два из них к самой стене и жестом указал Хемпелю его место.

Теперь они были укрыты, и можно было приготовиться к долгому ожиданию. Перед ними были расположены две комнаты, стена между которыми при перестройке была снесена. Ее место заняли бетонные столбы.

Все это Хемпель успел охватить одним взглядом, потому что едва они уселись, фонарь в руках Броны погас.

Первые минуты для журналиста пролетели быстро — сказывалось нервное напряжение. Ему казалось, вот-вот что-то должно случиться, появится неизвестная опасность, а с ней напряжение борьбы, романтика приключений. Однако время шло и шло, а ничего не происходило.

Хемпелем постепенно начала овладевать сонливость. Ее атаки становились все более частыми и упорными, с ними все труднее было справляться. Журналист должен был собрать всю силу воли, чтобы побороть желание закрыть глаза.

В подземелье по-прежнему стояла непроницаемая тьма ночи и тишина.

Боровшемуся со сном Хемпелю стало казаться, что он во власти каких-то фантастических чар, что ожили древние легенды, что он, человек двадцатого века, очутился в пещере Аида, из темноты которой вот-вот появится хромой бог.

Снова где-то вдали послышался короткий писк. Он подействовал на журналиста так, будто чья-то рука сорвала с его головы обессиливающие покровы сна. И в эту минуту он почувствовал, как на его плечо легла рука Броны.

Далеко от них в темноте послышался равномерный шелест крадущихся шагов.

Хемпель отчетливо слышал этот звук. Кто-то, кроме них, находился теперь в подземельях.

Шелест на минуту затих, а потом раздался снова — осторожные шаги приближались к ним.

А потом тут же перед ними на расстоянии нескольких метров заблестел узенький луч света. Он заканчивался белым пятном, рыскавшим по земле. Хемпелю почудилось, что он различает расплывчатые контуры плеч и головы. Лицо до самых глаз скрывал платок, опущенные поля шляпы и поднятый воротник плаща.

Пальцы Броны сдавили плечо Хемпеля. Это был жест, приказывающий сохранять спокойствие.

Неизвестный ступал осторожно, шаря лучом по каменным плитам пола. Внезапно светлый кружок замер. Хемпель заметил в этом месте маленький белый крест, нарисованный мелом на одном из камней.

Ночной гость наклонился. Теперь он стоял к ним спиной. На фоне света его силуэт вырисовывался резкими контурами.

Послышался скрежет железа о камень. Человек работал, тяжело дыша. Раздалось какое-то слово, похожее на проклятие, брошенное охрипшим от напряжения шепотом. Наконец зашуршала земля.

Финал этой сцены длился одно мгновение, словно вспышка блица фотоаппарата.

Неизвестный выпрямился. Снова зажегся свет его фонаря, и они увидели в его руках железную коробку от противогаза. Он открыл ее и достал сверток бумаг. Между ними находился небольшой металлический контейнер.

В эту секунду Брона прыгнул вперед, опрокидывая ящик, и включил фонарь. Прозвучала резкая команда:

— Стой! Руки вверх!

Теперь для Хемпеля все слилось в сплошной хаос звуков и движений. Срываясь с места вслед за Броной, он увидел, как погас фонарь их противника. Из темноты навстречу им вырвалось красное пламя, раздался грохот выстрела, протяжно засвистела пуля, откуда-то отлетевшая рикошетом. В следующий миг он увидел исчезающую за поворотом коридора спину, услышал два выстрела из пистолета Броны, и, наконец, затихающий топот бегущих ног.

И так же, как внезапно разорвалась тишина и начался адский вихрь звуков, так снова неожиданно все смолкло.

Хемпель хотел броситься вслед убегавшему, но его остановил короткий приказ товарища: стоять на месте!

— Не теряйте голову, — добавил тотчас же Брона уже спокойно, — наш беглец, хорошо зная помещение и пользуясь темнотой, имеет слишком большое преимущество, чтобы можно было подвергаться риску получить пулю в живот. Посмотрим лучше, что он нам оставил.

Около большого камня, отваленного в сторону, лежали маленькая лопатка и уже пустая коробка. Рядом белели бумаги с хорошо известным Хемпелю по минувшим годам хищным орлом, распростершим крылья и держащим в когтях свастику.

Брона тщательно собрал бумаги, а затем присоединил к ним коробку и лопатку, прикасаясь к ним через носовой платок. Внимательно осмотрел каменный пол, нашел отстрелянную гильзу, а затем, светя перед собой фонарем, пошел в глубь коридора, которым убежал таинственный незнакомец.

Через минуту он вернулся к Хемпелю, ожидавшему его с нетерпением.

— Тут мы уже ничего не найдем, — пробормотал он. — Можем возвращаться к себе. Преступник убежал через запасной выход.

— А выстрелы не взбудоражили жильцов? — спросил Хемпель. — Может быть, кто-то проснулся и что-нибудь видел?

— Наверху никто ничего не слышал. После истории с Шароткой я исследовал акустические свойства этих подвалов.

Молча они двинулись в обратный путь.

— Надо немедленно проверить все комнаты, — сказал Хемпель, поднимаясь по лестнице.

— Да. Но я не надеюсь, что это даст какой-нибудь результат.

Как и предвидел Брона, звуки выстрелов не были слышны наверху — весь дом спал.

— Идите к себе и подождите меня, — тихо сказал Брона, когда они поднялись на второй этаж. — Я осмотрю комнаты.

— Может, вам помочь?

— Нет, — ответил Брона, немного подумав, — это я сделаю сам.

В ожидании Броны Хемпель уселся в кресло и, закурив трубку, старался успокоиться. В его возбужденном сознании начали сопоставляться некоторые факты. Его и сейчас мучила неразгаданная тайна всех этих событий и неустановленная личность их организатора, однако немецкое происхождение бумаг бросало определенный свет на возникновение дела.

Начало разыгравшихся ныне событий, видимо, уходило к годам господства нацистов, к годам войны. Бумаги наверняка закопали гитлеровцы еще во времена, когда эти земли входили в состав рейха. Сейчас они у Броны. То, что удалось заполучить бумаги, можно считать успехом. Правда, только частичным, поскольку личность ночного пришельца осталась невыясненной и он по-прежнему разгуливает на свободе.

Одна только деталь смущала Хемпеля. Какое значение имел контейнер? Почему незнакомец так легко расстался с бумагами и прежде всего схватил этот предмет?

Эти размышления были прерваны приходом Броны.

Хемпель с любопытством повернулся к нему. Брона пододвинул себе стул, тяжело опустился на него, достал сигарету и молча закурил.

— Ну? — коротко бросил Хемпель, не выдержав этой паузы.

— Вечорек и Иоланта спят, — объяснил Брона, не вдаваясь в комментарии, — Станек работал над какой-то сводкой по хозяйству. Сосин спал, Шаротку я вообще оставил в покое, а Велень, который был в комнате и не спал, объяснил мне отсутствие Кушара зубной болью. Кажется, он пошел прогуляться, так как не мог заснуть. Хемпель тихо свистнул.

— Значит, мы имеем ответ на вопрос, кого мы видели в подвалах?

— На первый взгляд, казалось бы, так. Только есть определенное «но».

— А именно?

— Двери кухонного выхода во двор были открыты, хотя Станек сказал, что запер их на ночь.

— Ну и что из этого?

— Это подтверждает до известной степени объяснение Веленя.

— Почему? Ведь этот человек не обязательно мог сойти в подвал тем же путем, что и мы! Не забывайте, что он побежал не к лестнице, а к запасному выходу, которым, как мы считали, нельзя было воспользоваться.

— Ну и значит? — Брона быстро посмотрел на Хемпеля, и короткая усмешка пробежала по его лицу.

— Значит, этот человек бесспорно разработал четкий тактический план. В его основе лежала возможность в случае опасности воспользоваться запасным выходом, чтобы убежать из подвалов. При этом было необходимо решить проблему, как попасть затем в дом.

— Ну и значит... — повторил Брона.

— Значит, перед тем, как направиться в подвалы все равно каким путем, он оставляет служебный вход открытым. Эта предусмотрительность ему очень пригодилась.

Брона некоторое время молчал, всматриваясь в сложный рисунок дыма от сигареты.

— И вместо того, чтобы как можно скорее оказаться у себя в комнате, он остался до сих пор на улице под предлогом, что у него болят зубы? — бросил он наконец с добродушным сарказмом.

— Гм... — пробормотал журналист. — Это, конечно, правильное замечание. Но ведь могут быть причины, по которым он до сих пор не мог вернуться к себе. Например, почему вы не допускаете, что одна из пуль попала в него, что он был ранен?

Брона перестал рассматривать струйки дыма и повернулся к собеседнику.

— Все это очень возможно, но я должен вам сказать, что я установил еще один факт. А именно: окно в бильярдной было открыто, а горшок с цветами сброшен на пол и разбит.

— И что это означает?

— То, что это и был запасной вход в дом на случай, если по лестнице пройти не удастся.

— Итак, вы полагаете, что зубная боль не является наивной выдумкой Кушара?

— Да, я так думаю.

— Любопытное стечение обстоятельств.

— Нужно всегда считаться с возможностью, что факты вводят в заблуждение.

— Значит, виновного снова нет?

— Да. Это единственно бесспорный факт.

— Значит, если бы мы не захватили бумаги, то наша засада была бы бесплодной?

— Я просмотрел бумаги, правда, очень бегло. Но этого было достаточно, чтобы убедиться: они уже не имеют ценности.

Хемпель резко подался вперед.

— Что вы говорите?! Значит, мы потерпели полное поражение?

— Увы, да.

— Следовательно, не бумаги были целью поисков нашего противника?

— А вы видели, что прежде всего схватил этот ночной гость?

— Вы имеете в виду контейнер?

— Вот именно.

— Значит, он является поводом всех событий, которые произошли: двух убийств, странных приключений Шаротки, ну и сегодняшней ночи?!

— Ваши подозрения кажутся мне вполне обоснованными.

— Я не люблю, когда вы начинаете говорить таким стилем, — обиделся Хемпель. — Это язык дипломатических нот, а мне бы хотелось, чтобы мы выражали свои мысли проще.

Брона улыбнулся.

— Возвращаясь к событиям сегодняшней ночи, — продолжал журналист, — я хотел бы сказать, что, несмотря на ваши объяснения, роль Кушара продолжает оставаться для меня очень неясной. Не сбились ли вы с настоящего следа? Вы утверждаете, что его отсутствие говорит в его пользу. Прошу меня извинить, но это абсурд! Мы ищем того, кто отсутствует, устанавливаем, что одного человека нет, а вы пытаетесь доказать, что именно это отсутствие доказывает его невиновность...

Брона сидел на стуле, небрежно развалясь. Его молчание начинало все больше раздражать журналиста.

— Вы тут упоминали, что факты могут вводить в заблуждение. Но ведь вы, наверное, не будете утверждать, что все факты лгут?

— Что вы имеете в виду? — Брона старательно погасил сигарету.

— Бросается в глаза, что когда что-то случается в этом доме, всегда мы имеем поблизости Кушара. Шаротка находит труп — Кушар в это время вместе с ним. Процу убивают — Кушар добровольно отправляется охранять тело, а потом там находят предмет, принадлежащий третьему лицу. Теперь, когда мы стараемся установить личность ночного визитера, оказывается, что именно Кушара не было дома! Что вам мало всего этого? Это что — опять факты лгут?! Если так, то я начинаю сомневаться, что виновник вообще будет найден.

Брона продолжал молча улыбаться. Хемпель, закончив свою тираду, сидел задумавшись. Потом поднял голову и спросил иронически:

— Вы, конечно, спросили Веленя, когда Кушар вышел из дома? Наверняка это случилось за минуту до вашего прихода, а?

— Нет, дорогой друг. По словам Веленя, Кушара не было в комнате около часа, — тон ответа Броны был подозрительно вежлив.

Хемпель возмутился:

— Ну вот, пожалуйста! И все это доказывает его невиновность. Я удивляюсь, как это вам удается так ловко перевертывать дело с ног на голову! По-моему, пора оставить эти цирковые трюки из области логики, разве что...

— Разве что? — голос Броны был едва слышен.

Хемпеля прорвало:

— Разве что вы стремитесь затирать следы, оставляемые преступником.

Брона не ответил сразу, и вообще ему не пришлось ответить на этот вопрос. В эту минуту в коридоре послышались легкие шаги. Брона на мгновение застыл, а затем одним прыжком очутился у дверей и резко их открыл.

— О, пан Кушар! — добродушно сказал он. — Вы еще не спите? И откуда вас ведут боги?

— С прогулки... — нерешительно ответил Кушар. — А вы тоже не спите?..

— Как видите. Просто сидим и болтаем с Хемпелем. Пожалуйста, входите.

Не ожидая ответа, он отступил в сторону, освобождая проход. Кушар секунду колебался, но после выразительного приглашающего жеста вошел, слегка щуря глаза. Брона тихо закрыл двери.

— Прошу, садитесь, — продолжая улыбаться, он пододвинул молодому человеку стул, а сам сел напротив.

Несмотря на то, что Брона держался свободно, Кушар не мог не почувствовать напряжения, царившего в комнате. Заняв указанное место, он окинул присутствующих быстрым, внимательным взглядом. Брона, не дав ему опомниться, спросил:

— Случилось что-то новое, раз вы не спите?

У Хемпеля создалось впечатление, что молодой человек ожидал вопроса. Это утвердило его в подозрениях. Кушар явно хотел дать объяснения.

И ответ был дан тотчас же.

— У меня до такой степени болели зубы, что я не мог заснуть. К сожалению, не было никаких порошков для сна, и я подумал, что физическая усталость утихомирит боль, поэтому оделся и вышел.

— Ну и как, помогла вам прогулка? — спросил Брона.

Кушар как будто немного заколебался.

— Да, боль значительно ослабла.

— Как давно вы вышли из комнаты?

Снова момент колебания, который не ускользнул от внимания Хемпеля.

— Около часа назад.

— И в каком направлении пошли?

— По тропинке в сторону мельницы.

— Ночь безлунная. Почему вы выбрали самую трудную дорогу?

— Не знаю... Я не раздумывал над этим... Впрочем, ночь не такая уж темная, как вам кажется. Светят звезды.

Вновь прозвучал неожиданный вопрос Броны, заданный, однако, с улыбкой:

— Скажите, а вы, случаем, не ранены?

Кушар был явно удивлен:

— Я? Ранен? Почему вы об этом спрашиваете?

— Это Хемпель будет вам благодарен за выяснение вопроса. — Брона продолжал улыбаться.

— Если вам хочется получить ответ на этот вопрос, то пожалуйста: я не ранен, и никто не пытался меня ранить.

— Вполне исчерпывающий ответ, — проворчал Хемпель.

Он прекрасно понимал, зачем был поставлен вопрос — над ним хотели пошутить, и это его задело. Но в то же мгновение он сумел взять реванш.

Брона и Кушар сидели напротив друг друга. Зато кресло Хемпеля стояло рядом со стулом, который занимал молодой инженер. Во время перерыва, наступившего в беседе, Кушар заложил ногу за ногу. Это движение невольно привлекло внимание Хемпеля.

Журналист прервал тишину.

— Может быть, вы объясните, Кушар, откуда взялось пятно на манжете ваших брюк. Это на тропинке вы так извозились?

Кушар вздрогнул и наклонился, разглядывая брюки и ботинки. Брона быстро перегнулся через стол, бесцеремонно рассматривая ноги гостя.. В самом низу брюк виднелось пятно со свежими следами извести и песка.

Брона слегка присвистнул, потом медленно откинулся на стул. Некоторое время барабанил пальцами по столу, а потом обратился к инженеру:

— Вот видите, какой у вас небрежный камердинер. Несколько дней не чистит вашего костюма.

Кушар улыбнулся.

— Вы правы, но этого пятна не было еще сегодня вечером.

Хемпель наклонился вперед, уставившись взглядом в лицо инженера. С губ Броны не сходила полуулыбка.

— Когда я возвращался с прогулки — каких-нибудь полчаса назад, — то проходил мимо старой башни. Я уже говорил, что ночь не совсем темная. Поэтому мне показалось, что я вижу силуэт склонившегося человека. Эта тень двинулась и тут же исчезла...

— Где это было? — прервал Брона.

— Около входа в старую башню. Я решил проверить, не скрывается ли кто-нибудь внутри башни...

— Очень легкомысленное решение.

— Потом я тоже это понял. Но сначала, не задумываясь, влез на развалины и стоял там, вслушиваясь. Но ни малейший шум не нарушил тишины. Вот тогда я и подумал, что подвергаюсь большой опасности. Если бы там был кто-то, я мог бы стать очередной жертвой — у меня не было оружия, и любой удар из темноты мог стать роковым. Я почувствовал себя не очень приятно и, признаюсь, весьма быстро скатился вниз. Вот тогда, наверное, и запачкал брюки.

Наступила минута молчания.

— Да... — тихо пробормотал Хемпель. — Чрезвычайно правдоподобная история...

Кушар не сдержался:

— Вы мне не верите?! Зачем мне выдумывать?!

— Скажу откровенно: я вам совершенно не верю. Может быть, у Броны будет другое мнение, мы уже неоднократно расходились с ним в оценке событий, но тем не менее дело обстоит именно так, как я уже сказал: не верю ни одному вашему слову.

— Послушайте! — обратился молодой человек к Броне, сидевшему неподвижно и не принимавшему участия в разговоре. — Может, вы мне объясните, чего хочет Хемпель? Почему такое значение придается какому-то пятну на моих брюках и откуда такая агрессивность?

— Тоже мне святая наивность, — пробурчал себе под нос Хемпель.

— Вы не можете сказать что-либо конкретное о фигуре, которую видели около башни? Не напомнила ли она вам кого-нибудь из жителей дома? — спросил Брона.

— Нет. Контуры были слишком расплывчаты.

— И когда это было?

— Я уже говорил: за полчаса до встречи с вами.

— Больше вы ничего не видели?

— Нет.

— Через какие двери вы вышли?

— Через кухонные.

— А вернулись?

— Через них же.

Во время этого диалога теперь уже с лица журналиста не сходила ироническая усмешка.

Снова наступило молчание. Брона закурил очередную сигарету и некоторое время рассматривал гаснущую спичку. Бросил ее в пепельницу и перевел взгляд сначала на Хемпеля, а затем на Кушара.

Вопрос, который прозвучал, привел Хемпеля в изумление. Он был настолько неожиданным, что журналист едва не выронил трубку.

— Скажите, Кушар, зачем вы так жестоко разыграли Шаротку — все эти лица за окном, трупы и глупые письма?

Молодой человек резко повернулся к Броне.

— Как... как вы узнали об этом?!

— Я прошу ответить на вопрос, — в голосе Броны появились металлические нотки.

— Как бы это вам объяснить... — Кушар колебался. — Это такой комичный тип. Он сам напросился на розыгрыш.

— Что вы хотите этим сказать?

— Не знаю, помните ли вы, что в день приезда Шаротки была гроза. Мы сидели в салоне и начали говорить о духах. Реакция Шаротки на наши басни была такой смешной, что Иоланта в какой-то момент пожелала ему самому когда-нибудь встретить привидение. Он начал хвалиться. Вот тогда и родился замысел шутки...

Брона помолчал и задал очередной вопрос:

— Кто из вас лазил по карнизу и заглядывал в окно?

— Велень.

— А каким образом он изменил свое лицо?

— Мы размалевали его углем и сделали густые брови из женской перчатки на меху.

— А кто изображал в подвале труп?

— Тоже Велень.

— А вы взяли на себя роль проводника — должны были привести Шаротку в нужное место?

— Прежде всего для этого. Кроме того, мы хотели проверить, как Шаротка будет вести себя. После первого раза он делал вид, что ничего не произошло.

— Как вы узнали, что в комнате Шаротки будет слышен голос из подвала?

— Это мы установили еще во время перестройки подземелий. А теперь было достаточно просто проверить это и убедиться, что акустические свойства не изменились.

— Кто входил в вашу группу?

— Иоланта, Сосин, Велень и я.

— Вы посвятили в это дело еще кого-нибудь?

— Нет. Кроме нас четверых, никто об этом ничего не знал.

— А теперь самый существенный вопрос. Прошу на него ответить точно. Кто из вас спрятался в старой мельнице после письма, которое Иоланта оставила в комнате у Шаротки?

Кушар некоторое время молчал.

— Ну, я слушаю! — поторопил его Брона.

— Я, — ответил решительным тоном молодой человек.

Хемпель, который, наклонившись вперед, слушал эту беседу, откинулся на спинку кресла. Взволнованный, он сосал трубку, забыв о том, что та давно погасла.

Брона встал из-за стола.

— Уже поздно. Пошли спать.

Кушар и Хемпель поднялись. Инженер попрощался, и они остались вдвоем. Хемпель ходил по комнате, не в силах скрыть волнения. Когда за Кушаром закрылись двери, он набросился на Брону:

— Это неслыханно! Такая... просто идиотская разгадка событий. Розыгрыш! А мы ломали голову!

— Множественное число в данном случае не совсем уместно, — Брона слегка поклонился.

Хемпель рассмеялся.

— Ну хорошо! Пусть будет единственное. Но как вам удалось раскрыть, что мы имеем дело с мистификацией?

— Я вам объясню, но, пожалуй, завтра. Загадка не была слишком сложной. Сейчас очень поздно, а надо хоть пару часов поспать.

— Ладно. Значит, до утра. Надо будет все объяснить и Шаротке.

— Это вы возьмете на себя. Только осторожно, ибо это будет для него настоящим ударом. В последнее время он ходил в блеске славы героя тысячи приключений.

Хемпель с улыбкой кивнул головой.

— Сделаю со всей осмотрительностью.

Когда Брона вышел, Хемпель быстро разделся и, погасив свет, скоро заснул. Поэтому он не видел, как в усеянное звездами небо взвился блестящий снаряд, высоко взмыл вверх, на секунду застыл в неподвижности, а потом расцвел зеленым фонтаном огней.

Глава девятая

Хемпель проснулся поздно. Дом был пуст. Он прошел через столовую и гостиную и вышел на террасу. Но и здесь никого не было. Журналист решил отыскать Брону, чтобы закончить с ним ночной разговор и выяснить все до конца.

Задача эта оказалась нетрудной — сойдя с террасы, Хемпель сразу же заметил среди фруктовых деревьев соломенную шляпу с широкими полями. Он направился в сад и увидел Брону, стоящего на лестнице под яблоней. Тот срывал яблоки и заботливо укладывал их в кошелку, висевшую у него на шее.

— Вот это идеальный садовник! — воскликнул журналист вместо приветствия. Злость на товарища по ночному приключению уже прошла.

Брона высунул голову из листвы и, наклонившись вниз, спросил:

— Пресса уже соизволила встать?

— Соизволила. И приходит теперь приветствовать мастера по фруктам и загадкам.

— Что-нибудь новое? — спросил Брона, спускаясь с лестницы.

— Нет. Зато куча сомнений.

Брона осторожно снял с шеи кожаный пояс и поставил кошелку рядом с лестницей. Затем неторопливо вытащил пачку сигарет и протянул ее Хемпелю.

— Благодарю, не хочется. Но очень хочется задать вам несколько вопросов.

У кустов малины, вытянувшихся длинными рядами, стояла скамейка. Они пошли к ней.

— Прежде всего мне интересно, — начал Хемпель, когда они уселись, — как вы открыли, что все приключения Шаротки были устроены молодежью? Надо признать, что они проявили большую сообразительность и хитрость. Сначала лицо за окном, потом призыв на помощь, исчезающий труп... Одним словом, неплохая сатира на детективный роман. Вы только подумайте, как просто и в то же время остроумно была организована сцена в подземелье. Можно было бы над этим от души посмеяться, если бы они разыгрывали друг друга. Но выбор в качестве жертвы Шаротки, по-моему, был очень легкомысленным.

Брона курил и слушал, не прерывая собеседника. Когда Хемпель умолк, он повернулся к журналисту.

— Почему легкомысленным?

— Потому что у Шаротки больное сердце. Фарс легко мог закончиться драмой.

— Действительно, — согласился Брона. — Но есть еще и другие причины, говорящие о легкомыслии этих молодых людей.

— Что вы имеете в виду?

— Хотя бы то, что, устраивая свои представления, они страшно затемнили картину настоящей драмы, которая вовсе не вытекала из фарса, а разыгрывалась рядом с ним. Ну и очень облегчили действия преступнику, путая следы и позволяя ему обследовать подвалы.

— Каким образом? — Хемпель поднял брови.

Брона оставил этот вопрос без ответа. Журналист бросил на него испытующий короткий взгляд, помолчал и задал следующий вопрос:

— Вы можете мне объяснить, что означали белые кресты на камнях подвала?

— Я думаю, что это были ориентиры, которыми наш ночной гость обозначил места, где нужно копать.

— Ага! Теперь я вспоминаю, что несколько дней назад у Станека пропала рулетка. Тогда я не думал, что это будет первым сигналом к развернувшимся событиям.

— Мне кажется, вы правы. Если бы мы нашли рулетку, была бы очень веская улика.

— Теперь я возвращаюсь к первому вопросу: как вы сумели разгадать подлинный смысл первоначальных приключений Шаротки? Признаюсь честно, мне и в голову не пришло, что это могут быть шутки.

— Не знаю, помните ли вы наши разговоры на эту тему. Уже тогда я подчеркивал два характерных обстоятельства. Первое то, что, несмотря на рассказы очевидцев, не было ни убийцы, ни убитого. И второе — все события развертывались вокруг Шаротки.

— Да, действительно, вы говорили что-то в этом роде.

— Это были первые наблюдения. Как только была обнаружена рубашка, я сразу же по цвету пятен понял, что это не засохшая кровь — Она имеет совершенно другой вид. Анализ подтвердил мои предположения.

— Теперь все это выглядит совершенно невинно. А тогда весь дом был под впечатлением этих происшествий.

— Для меня они давно отошли на второй план.

— Конечно. Смерть Процы коренным образом изменила ситуацию. На сцене началась драма. Как странно переплелись комедия и трагедия!

— Их связывают невидимые нити, а комедия была только маской, под которой скрывалось лицо отнюдь не шута, — тихо сказал Брона, глядя прямо перед собой.

Хемпель снова бросил на него быстрый взгляд.

— У меня такое впечатление, что вы знаете больше, чем говорите!

По лицу Броны пробежала характерная для него усмешка, однако он ничего не сказал.

Журналист не настаивал. Он все еще не мог избавиться от какого-то неясного чувства недоверия. Это чувство исчезало на некоторое время, а потом из-за какого-нибудь жеста, взгляда или небрежно брошенных слов собеседника снова начинало беспокоить его.

Поэтому Хемпель перешел к другому вопросу, который его волновал.

— Надо как можно скорее сообщить в милицию о событиях этой ночи.

Брона медленно повернулся к нему. Его лицо, заслоненное широкими полями шляпы, оставалось в тени, и Хемпель не мог видеть его выражения.

— А зачем?

— Прежде всего для того, чтобы проинформировать следственные органы о дальнейшем ходе дела. А потом не забывайте, что Болеша арестован по обвинению в убийстве. Последние события делают его вину очень проблематичной.

— Почему?

— Как это почему?! — возмутился журналист. — Трудно сидеть под арестом и одновременно бегать ночью по подземелью! Я не могу себе представить, что здесь действует шайка. Я убежден, что убийца Процы и наш противник одно и то же лицо.

— Откуда такое убеждение? — спросил Брона.

Хемпель замолк, удивленный. В душе он должен был признать, что Брона прав: никаких конкретных доводов в подтверждение своего тезиса он не имел. Но уже просто из упрямства стоял на своем.

— Откуда? Оттуда, что существование шайки в таком узком кругу лиц, как у нас, быстро было бы раскрыто.

— Я не утверждаю, что вы неправы. Даже наоборот, я тоже думаю, что здесь действует один человек. Но надо понимать, что это только субъективное убеждение. А ваш последний аргумент слаб, и я могу тотчас же его опровергнуть.

— Прошу! — вызывающе бросил Хемпель.

— Шутки с Шароткой были организованы группой людей. А разве существование этой «шайки» так легко было раскрыто?

— Вы правы, — признал журналист.

— Не исключено, что и в данном случае действует, если не шайка, то преступник, сообщник Болеши, который после его ареста продолжает начатую совместно акцию. Я не вижу поводов, по которым надо было бы так поспешно обнародовать события минувшей ночи.

— Как же так?! А вы не опасаетесь, что таинственная личность просто может сбежать? Тогда не будет никаких шансов его схватить! Главной цели он уже достиг — добыча у него в руках. Кто знает, может, он уже теперь далеко от нас!

— Ну он не дурак, чтобы сделать такую глупость.

— Глупость? Почему?

— Очень просто: убегая, он сразу себя выдаст. Я уверен, что наш противник настолько сообразителен, что понимает это. Да и зачем ему спешить? Если он досрочно покинет пансионат, описание его внешности дойдет до всех железнодорожных станций, до всех постов милиции. В таких условиях, вопреки вашему мнению, у него было бы мало шансов избежать ареста. А пока мы не знаем, кто это, противник имеет над нами перевес. Не беспокойтесь, наш таинственный «товарищ по отдыху» будет сидеть тихо до конца смены и выедет вместе со всеми, если только...

— Если только?..

— Если только нам не удастся разоблачить его за оставшиеся несколько дней.

— Гм... — буркнул Хемпель. — Я вижу, что вы садовник, здорово знающий свою специальность.

— Профессия садовника не лишает человека способности мыслить логически, — сухо парировал Брона.

— Значит, по-вашему, человек, который будет отсутствовать в ближайшее время, явится разыскиваемым нами преступником?

— Если только его отсутствие не будет объясняться другими причинами.

Хемпель пожал плечами, после чего сказал с иронической усмешкой:

— Преступником... или новой жертвой.

Брона промолчал. Минуту спустя поднялся и потянулся за кошелкой. Хемпель остался на месте.

— Мне кажется, — сказал он, подняв голову, — что надо бы сказать пару теплых слов этим шутникам.

— Да. Им следует надрать уши и объяснить Шаротке смысл его приключений. Обе эти беседы вам надо провести как можно скорее.

Хемпель хотел спросить, почему именно он должен выполнить эту миссию, но Брона перекинул корзинку через плечо и ушел.

Так закончился последний разговор Хемпеля и Броны. Дальнейшие события наступили настолько стремительно, что не было времени на их обсуждение. И начались они с совершенно незначительного факта, который оказался пресловутым камешком, увлекшим за собой всю лавину.

* * *

Хемпель после разговора с Броней безуспешно искал Кушара или кого-нибудь из его «шайки». Он увидел их только за обедом. Идя в столовую, он вспомнил слова Броны и раздумывал, все ли будут на месте.

Все были на месте, кроме Броны.

Когда обед уже начался, а его место продолжало оставаться пустым, журналист забеспокоился всерьез и обратился к Колярской:

— Вы не знаете, почему Брона не явился к столу?

Взгляды всех устремились на пустое место садовника. Колярская смутилась и с беспокойством взглянула на Хемпеля.

— Не знаю. Я только сейчас заметила, что его нет.

Журналист подумал, что мнение Броны об отсутствующих кидает подозрение именно на него. При мысли, что он вместе с Броной ждал в подвале таинственного пришельца, журналист почувствовал, как холодный страх сжимает ему горло.

А может, Брону постигло несчастье? Он был очень смел, но и осторожен, рассудителен...

Тишину прервал голос Шаротки:

— Не следует поддаваться психозу. Не обязательно любое отсутствие имеет одинаковое значение.

— Браво, пан Анзельм, — отозвался Сосин. По его тону было трудно понять, шутит он или говорит серьезно.

Однако у Иоланты не было сомнений в отношении намерений своего товарища, так как она бросила вызывающе:

— Я совершенно согласна с паном Анзельмом! Никто не хочет признаться, но все мы трусим и в самом незначительном факте усматриваем неизвестно что!

— Говоришь так для того, чтобы в первую очередь успокоить себя, — спокойно ответил ей Сосин.

Хемпель последним поднялся из-за стола. Он уже хотел уходить из столовой, когда заметил Колярскую, которая жестом просила его приблизиться.

— Пан Оскар, — шепнула она ему, — телефон не работает...

— Что вы говорите! Испортился?

— Не знаю. Это все больше действует мне на нервы.

— Пока ничего никому не говорите. Я думаю, что Брона скоро появится.

Когда журналист выходил из гостиной, то услышал голоса, доносившиеся с террасы. Пошел туда и застал почти всю «шайку», разместившуюся в шезлонгах. Темой разговора было отсутствие Броны. Хемпель прислонился к двери и ждал. Когда разговор оборвался, он взял слово.

— Для полного комплекта нам не хватает Сосина, но, несмотря на это, я хотел бы провести с вашим актерским ансамблем маленькую беседу. Вы наверняка уже знаете от Кушара, что ваше представление под названием «Духи в замке» раскрыто. В связи с этим несколько слов.

Нельзя отрицать, что режиссура всей комедии была неплохой. Инсценировка, грим и так далее. Но есть два аспекта, которые портят вкус этого паштета, и о них я решил с вами поговорить.

Итак, пункт первый. Ваш спектакль не вызвал бы никаких замечаний, если бы он был направлен против кого-нибудь из вас. Однако мишенью своих шуток вы избрали человека значительно старше вас, что уже само по себе портит игру, кроме того, человека мягкого, добродушного, прямолинейного в своих поступках и мыслях. Шутить над таким человеком, конечно, легче всего. Но при таких обстоятельствах любая, даже самая остроумная, шутка становится безвкусной. Кроме того, вы проявили большое легкомыслие: вам не пришло в голову, что старый человек мог поплатиться здоровьем? Ведь никто из вас не знал, позволяет ли состояние его сердца переносить такие переживания.

Хемпель сделал паузу, уселся на балюстраду и продолжал:

— Теперь второй пункт. В организованный вами фарс вплелась драма. И вы настолько замутили фон этой драмы, дезориентировали поиски настоящих следов, что таким образом облегчили действия преступнику. И это может еще принести всем нам много неприятностей. Вот все, что я хотел сказать. Жалко, что здесь не было Сосина, но я надеюсь, вы передадите ему, о чем мы говорили.

Журналист поднялся с балюстрады и направился к двери. Иоланта сорвалась с места и преградила ему дорогу. Хемпель увидел в ее глазах слезы.

— Я хочу вам сказать и не только от своего имени, потому что ребята наверняка чувствуют то же самое, что мне очень неприятно из-за пана Анзельма. Я его очень полюбила — он действительно такой, как вы сказали, и потому... Но сначала я представляла его совсем другим. Мы извинимся перед ним, и я надеюсь, он нас простит. А что касается трагической смерти Процы, то мы ведь не могли предположить, что такое случится...

Хемпель стоял перед девушкой и наблюдал за ее возбужденным лицом.

— Это действительно смягчающее обстоятельство, если так было на самом деле. А в отношении пана Анзельма, — журналист улыбнулся, — насколько я его знаю, он не будет долго обижаться. Особенно, если вы будете выразительницей ваших общих сожалений.

Иоланта ответила улыбкой и протянула руку, которую Хемпель, окончательно обезоруженный, крепко пожал. Потом он отправился на поиски Шаротки, с которым должна была состояться следующая беседа.

* * *

Солнце уже снижалось, и природа начинала окрашиваться в золотисто-розовый цвет.

Иоланта после разговора с Хемпелем старалась успокоиться. Она отдавала себе отчет, что идея «спектакля» исходила от нее и что именно она была организатором этой истории.

Теперь ее мучила совесть — она действительно привязалась к Шаротке. Этот журналист абсолютно прав — нельзя было избирать мишенью шуток этого милого старого человека.

Погруженная в эти раздумья Иоланта шла, не замечая дороги, по тропинке к мельнице. Она уже подходила к пруду, когда услышала чьи-то шаги. В испуге остановилась. Из-за поворота вышел Сосин.

Обрадовавшись, Иоланта кинулась к нему.

— Ах, Янек, как хорошо, что мы встретились! У меня паршивое настроение и мне нужно ваше общество.

— Почему именно мое? — Сосин шел с книжкой и плащом, небрежно перекинутым через руку. — Снова поссорилась с Юреком?

— Нет, не то. Пойдем со мной, усядемся у мельницы, и я повторю тебе разговор, который у нас состоялся с Хемпелем.

Сосин мгновение колебался, но потом решился.

— Хорошо, я подставлю тебе карман — плачь, сколько угодно.

Прежде чем они дошли до мельницы. Иоланта успела передать содержание разговора.

— Расстели плащ, давай сядем, — попросила она, когда они проходили берегом пруда.

Сосин молча положил плащ и жестом пригласил Иоланту сесть. Сам растянулся рядом на траве.

— Да, я забыла сказать, что Хемпель сделал еще одно замечание, которое меня беспокоит.

— Ну?

— Он предостерег, что из-за нас еще могут быть неприятности.

— Ну, нам-то ничего не сделают, хотя этот шпик из безопасности и вынюхивает.

— О ком ты говоришь? — Иоланта широко раскрыла глаза.

— Что, не догадываешься? Этот журналист.

— Он? — изумилась девушка. — А ты не ошибаешься?

Сосин повернулся и иронически посмотрел на нее.

— Ты думаешь, что иначе он смог бы присутствовать на допросе?

Иоланта растерянно замолчала. Потом начала:

— Ну хорошо, допустим, что так оно и есть. Но что он тут делает? Ведь он был здесь и до смерти Процы и даже вообще приехал раньше нас?

Сосин пожал плечами.

— Откуда я знаю? Может, просто стечение обстоятельств?

— Не верю я в такие обстоятельства. — Иоланта легла на бок. — Ой! Что это мне так мешает? — Она поднялась и бесцеремонно залезла в карман плаща. Вынула руку, в ней лежала круглая эбонитовая коробочка.

— Да ведь это рулетка Станека, которую он так искал!

Сосин сел и уставился на маленький предмет, прищурив глаза, потом перенес взгляд на девушку.

Иоланта, которая с любопытством наблюдала за ним, заглянула ему в глаза, и внезапно ее прошила дрожь страха. Во взоре человека, молча глядевшего на нее, была какая-то холодная, хищная насмешка.

Эта неожиданная перемена, происшедшая с, казалось, так хорошо известным человеком — приятелем по совместному отдыху, немного насмешником, немного циником, но всегда державшимся безукоризненно, была настолько разительной, что Иоланта не смогла скрыть своего испуга.

Сосин, однако, не заметил ее волнения. Странное выражение его глаз исчезло, взгляд снова стал немного ироническим, он улыбнулся.

Иоланта тоже пришла в себя.

— Почему ты не сказал, что взял рулетку? Ах ты старый жулик!

Сосин махнул рукой.

— Да глупости! Я совсем забыл о ней, даже не помню, зачем она мне понадобилась.

— Зачем она тебе понадобилась, я знаю. А вот почему ты ее не возвратил?

— Знаешь? — снова быстрый внимательный взгляд, которого девушка, впрочем, не заметила.

— Я видела, как ты измерял пол в подвале. Надо было определить, где должен лежать Велень, чтобы его голос дошел до комнаты Шаротки.

— Ах, так... Действительно, я что-то припоминаю...

Сосин сидел, обхватив колени руками, и всматривался в неподвижную гладь воды. Было тихо и спокойно.

— Возьми рулетку. Отдай Станеку и извинись от моего имени, — наконец произнес он. — Ну и придумай какое-нибудь объяснение. Кстати, я, кажется, знаю, чего ищет этот журналист.

— Ну скажи.

— Вся картина для меня еще не ясна, но вчера я сделал на мельнице интересное открытие. Думаю, оно поможет разгадать эту загадку.

Иоланта вскочила на ноги.

— Пойдем, посмотрим!

Сосин медленно поднялся и наклонился за плащом.

— Только пока никому ничего не говори, ладно?

— Конечно, никому ни слова.

Сосин шел первым, Иоланта, загоревшаяся любопытством, за ним.

Когда они оказались внутри мрачной халупы, Сосин повернулся и начал закрывать двери.

— Не хочу, чтобы нас кто-нибудь увидел, — объяснил он. — Вдруг кто-нибудь придет.

— Кто может прийти? Все сидят дома.

— Кушар или Велень. Ты ведь им сказала, куда идешь?

— Никому я ничего не говорила, можешь не опасаться.

Сосин никак не мог справиться со старыми проржавевшими петлями — двери не закрывались полностью. Между створками осталась щель шириной в полметра. Наконец он отказался от бесплодных усилий и обернулся к девушке.

— Значит, я могу не опасаться... Это хорошо, моя дорогая...

Улыбка, которая появилась на его лице, снова бросила девушку в дрожь. Но она не успела сделать ни одного движения — в то же мгновение ее окутала темнота.

Отчаянное сопротивление и беспомощная возня под наброшенным на голову плащом длилась недолго. Спустя минуту Иоланта стояла с кляпом во рту, привязанная к одному из столбов.

Измученная борьбой, расширенными от ужаса глазами смотрела она на своего палача.

Сосин спокойно пригладил волосы, а затем довольно долго с бездушным, холодным интересом приглядывался к девушке.

— Вот так. Тебе не повезло, что ты нашла эту злосчастную рулетку. Может, ты и не видишь связи между такой пустяковой причиной и своим нынешним положением. Я тебе сейчас объясню.

Если бы ты сказала, что нашла рулетку у меня, это было бы так называемым недостающим звеном. Ты также видела, как я измерял пол в подвалах. Обстоятельство, достойное сожаления, принимая во внимание один ночной случай.

Я не могу допустить никаких разговоров на эти темы. Все следы должны быть уничтожены. А твой глупый язык мог бы мне сильно навредить, и это в тот момент, когда от полного успеха меня отделяет только один шаг. Поэтому я должен заставить тебя замолчать, замолчать навсегда. Я думаю, дорогая, у тебя хватит разума понять, что я имею в виду.

Он умолк, оглядываясь вокруг. Внутри было мрачно, и лишь сквозь щель в дверях, находившуюся напротив Иоланты, падала довольно широкая полоса света. Девушка с ужасом слушала слова, произносимые тихим, спокойным голосом, глядя на кусочек краснеющего неба и на листья, свисавшие с неподвижной ветки.

Сосин отвернулся от нее и начал искать что-то в темном углу. Теперь оттуда доносился его голос:

— Мне даже жаль тебя немного, ты девушка молодая и красивая. Ты понравилась мне во время этих наших дурацких забав, которые так здорово помогли мне справиться с заданием. Но ты «накрыла» меня самым неожиданным образом, как и Проца, впрочем. Вот и разделишь его судьбу, с той только разницей, что теперь мне не надо спешить.

Он нагнулся и что-то вытащил из угла. Спустя несколько секунд появился, таща большой камень. Бросил его около девушки и отряхнул руки.

— Он достаточно тяжелый — сразу пойдешь на дно. Прежде чем найдут тело, пройдет несколько дней. Больше мне и не нужно. Теперь надо подумать, чем его привязать...

Он снова порылся в углу и вытащил моток провода.

— Этого хватит. Сейчас я все приготовлю, а потом отведу тебя на место. Предупреждаю, чтобы без выходок! Не заставляй меня прибегать к насилию. Вот так, обвяжем камень, а потом... Я не думаю, чтобы ты была тяжелой...

Он обвязал камень проводом и проверил, не развяжется ли узел.

— Не надейся, что кто-нибудь тебе поможет. А эта ваша милиция, эта ваша государственная безопасность, — он махнул рукой и презрительно улыбнулся, — глупцы, не имеющие понятия, какая мы сила...

Иоланта всматривалась в лицо убийцы, который говорил без перерыва, словно желая вознаградить себя за долгое вынужденное молчание и необходимость скрывать подлинные мысли. В этом были и садистский расчет палача подольше помучить свою жертву, и жестокое любование своей силой.

Сосин говорил все громче, разжигая себя собственными словами:

— Теперь мы простимся с тобой. Скоро солнце зайдет и будет темно. Твое отсутствие обнаружат за ужином. Можешь не сомневаться, что я наравне с другими буду беспокоиться о тебе.

Он внезапно оборвал речь: послышались шаги. Кто-то шел по тропинке около мельницы.

* * *

Разговор с Хемпелем совершенно вывел Шаротку из равновесия. Когда он услышал объяснение всего случившегося с ним, то сперва не поверил журналисту, подозревая, что именно тот хочет над ним подшутить.

Он сидел, опустив голову, и молча слушал окончание рассказа. Когда Хемпель на минуту прервался, Шаротка встал и, глядя в сторону, тихо произнес:

— Спасибо за выяснение этой истории. Я и сам подозревал нечто подобное с самого начала... Должен, однако, признать, что я немного удивлен. Такие милые и симпатичные, особенно Иоланта... Никогда бы не поверил... Ну хватит, — он махнул рукой. — Извините меня, я пойду немного пройдусь.

По дороге Шаротка еще раз перебирал в памяти минувшие события, и его возмущение все больше росло. Машинально он пошел по тропинке, ведущей к мельнице. Когда он приближался к покосившемуся зданию, которое, словно старый гриб, торчало под раскидистыми деревьями, злость его достигла предела.

И именно в этот момент из приоткрытых дверей вылетели две дамские туфли. Одна упала ему под ноги, а вторая ударила в лоб.

* * *

Сосин припал к дверям и осторожно выглянул наружу, наблюдая за Шароткой, шедшим к мельнице. Иоланта также увидела, как он приближался, опустив голову, махая руками, погруженный в свои мысли. Спасение было рядом. Достаточно крикнуть, чтобы привлечь внимание идущего.

Но девушка была беспомощна. Она с отчаянием смотрела, как Шаротка подходит все ближе, чтобы через минуту исчезнуть из поля зрения.

И тогда внезапно ее осенила мысль. На ногах у Иоланты были летние туфли без ремешков, а ноги не связаны. Сначала одна, а потом и вторая туфля полетели наружу.

— Du verfluchte Schwein![2] — выругался Сосин, моментально выхватив из кармана пистолет, притаился за дверями.

Шаротка при виде туфель, из которых одна к тому же нахально ударила его по голове, пришел в неописуемую ярость. Одним прыжком он подскочил к дверям, рванул их и влетел внутрь.

Неожиданная быстрота прыжка спасла его — удар, нацеленный рукояткой пистолета ему в висок, пришелся мимо.

Пан Анзельм не понимал смысла этой сцены, как не понимал и того, что только счастливый случай спас ему жизнь. Он видел только, как Сосин, отступая назад и готовясь к следующему удару, споткнулся о камень и упал. Падая, он ударился головой об один из окованных железом столбов и, потеряв сознание, затих. Пистолет полетел куда-то в сторону.

Шаротка, подбоченившись, посмотрел на лежащего, а потом на девушку, глаза которой просили помочь ей как можно скорее, пока убийца не пришел в себя.

Пан Анзельм сначала молча отдышался, а потом заговорил. Слова полетели быстро.

— Так, — начал он язвительно, — значит, вам еще мало?! Снова выдумали новую игру, чтобы заставить меня сыграть роль Дон Кихота? Но на этот раз с меня хватит, моя девочка! Ты думаешь, я тебя буду развязывать, чтобы вы потом надо мной смеялись вместе с этим комедиантом, который теперь изображает потерявшего сознание так же, как тот изображал труп?! Нет, эту сценку вы сыграйте без меня. Вы меня больше не обманете!

Пан Анзельм бросил на связанную девушку уничтожающий взгляд и, не посмотрев на лежащего Сосина, вышел из мельницы. Иоланта видела, как он скрылся за поворотом тропинки. Снова она осталась одна со своим палачом.

Минуты тянулись, как вечность. В отчаянии девушка пыталась освободить руки, но напрасно.

И вот она с ужасом увидела, как лежавший сначала пошевелился, а потом сел, обхватив голову руками. Вид девушки вернул его к действительности — он посмотрел на нее уже осмысленным взглядом, с усилием поднялся на ноги и, пошатываясь, подошел к Иоланте.

— Ты свинья! — процедил он сквозь зубы. — Я все равно тебя прикончу. Пока этот дурень приведет помощь, все будет сделано... Куда девался этот проклятый пистолет?..

Он подошел к камню и с трудом выволок его наружу. Иоланта слышала, как он шел вдоль берега. Затем снова появился в дверях. Отвязал ее от столба и грубо пихнул в спину.

Глава десятая

От переживаний и прогулки Шаротка порядочно устал. Когда впереди показались стены замка, он с удовольствием подумал о предстоящем отдыхе. Первое возмущение прошло, пан Анзельм спокойно вспоминал все подробности инцидента на мельнице и был очень доволен собой.

На террасе было пусто. Шаротка выбрал шезлонг, уселся в него поудобнее, вытянув уставшие ноги, и задремал. Лучи заходящего солнца ласкали ему лицо. Внезапно их закрыла чья-то тень. Шаротка очнулся, подобрал ноги и принял позу, исполненную достоинства.

— Я вас разбудил, прошу прощения, — сказал Кушар. — Но раз уж так случилось, я хотел бы воспользоваться случаем и поговорить с вами.

Шаротка сдвинул брови и ничего не сказал.

— Видите ли... — Кушар подумал немного. — Ладно, я буду без всяких вступлений. Я хочу от имени нас всех, а от себя в особенности, извиниться перед вами за глупые шутки.

— Так, — сказал Шаротка резко. — Знаете, вы просто морочите мне голову, молодой человек.

Кушар был ошеломлен:

— Как это понять?

— Перестаньте ломать комедию! Вы приходите ко мне с извинениями, а в это время ваши друзья вновь пытаются меня разыграть!

— Какие мои друзья?

— Иоланта и Сосин! Разыграли передо мной сцену — она вроде привязана к столбу и с кляпом во рту... Но на этот раз они меня не провели!

Кушар уловил только одно.

— Иоланта связана?! Где?!

— Где же, как не в старой мельнице. Подвалы и мельница — это...

Докончить фразы ему не удалось, ибо Кушара уже не было. Шаротке не пришлось даже подумать над странной реакцией молодого человека, потому что в эту минуту в дверях появился Брона, как всегда, спокойный и уравновешенный. Увидев пана Анзельма, он подошел к нему и спросил:

— Вы не видели Сосина?

Взгляд Шаротки был явно недоверчивым.

— Вы тоже им интересуетесь?

— Что значит тоже? — удивился Брона. Достал сигарету и поискал в кармане спички.

— Минуту назад я разговаривал о нем с Кушаром.

— Ну и что?

— Полетел, как сумасшедший.

— Кто, Сосин?

— Нет. — Шаротка щелкнул пальцами. — Кушар. Они надеялись, что их новая комедия удастся, но...

— О чем вы говорите, пан Анзельм?

— Устроили на меня засаду в мельнице — Иоланта и Сосин. Связал девушку и делал вид, что хочет меня убить.

Брона резко отбросил сигарету.

— Говорите яснее!

— Но ведь я говорю вполне ясно. Привязал ее к столбу...

— Кто? Сосин или Кушар? Ничего не понимаю!

— Сейчас я вам все объясню, садитесь, пожалуйста.

— Нет времени на долгие разговоры! С кем была Иоланта?

Пан Анзельм рассердился:

— Я же сказал — с Сосином. Они были на мельнице: она привязана к столбу и так далее. Одним словом, инсценировали все с обычной изобретательностью, но...

И снова Шаротке не пришлось закончить фразы. Брона одним прыжком перемахнул через ступени террасы и скрылся за углом.

— Не пансионат, а сумасшедший дом, — пробормотал Шаротка и растянулся в шезлонге.

* * *

Иоланта отчаянно боролась за жизнь. Сосин приволок ее уже к самой воде.

Несколькими прыжками Кушар пересек луг и бросился к ним. Сосин отпустил девушку и обернулся к новому противнику. Однако прежде, чем он успел замахнуться, мощный удар свалил его на землю. Кушар в слепой ярости кинулся к поверженному врагу.

Но Сосин со звериной ловкостью перевернулся на спину и ударил инженера обеими ногами в живот. Кушар свалился на траву.

Сосин вскочил на ноги и, стараясь не терять драгоценные секунды, которые были нужны, чтобы спасти свою шкуру и свою добычу — контейнер, опрометью бросился бежать по тропинке к дому и... на одном из поворотов лицом к лицу столкнулся с человеком, в руке которого был пистолет, нацеленный ему в грудь. Теперь Сосин понял, что проиграл.

— Руки вверх! — прозвучал короткий приказ. Сосин поднял руки, и одновременно в его душе появилась отчаянная решимость: пусть он проиграл за пять минут до победы, но его добычи они не получат. Она хорошо укрыта, и ничто не заставит его выдать тайну.

Человек, стоявший перед ним, молча смотрел ему в глаза. Наверное, он что-то прочел в них, потому что неожиданно сказал:

— Вы приняли какое-то решение. Я догадываюсь, какое. Контейнер у вас с собой?

— Нет! — Сосин побледнел от злости и ярости. — И вы его никогда не получите!

Брона кивнул головой.

— Я так и подумал. А теперь — руки за голову и марш вперед! — Он сошел с тропинки, давая проход пленнику.

Когда они двинулись, за спиной Сосина внезапно прозвучали слова на немецком языке:

— Ты! Дурень! Так хорошо вести дело, и так испортить его в конце! Не оборачивайся, идиот! Я должен использовать момент, пока мы одни, только не опускай руки, а то могут заметить! И слушай меня внимательно! От этого зависит твое спасение и успех нашего дела!

Немецкие слова падали отрывисто и властно. Этот хорошо знакомый тон и грубость выражений! У Сосина отлегло от сердца, ему стало почти весело.

— Меня прислали сюда до тебя, чтобы обеспечить успех операции. Мне было приказано следить за тобой и в случае необходимости помочь. Теперь слушай внимательно — это приказ! Я отведу тебя в замок. Там будешь под моей охраной, а потом сбежишь. Перед этим ты обезоружишь меня и свяжешь, чтобы мне самому не оказаться в тяжелом положении. Заберешь свою находку и удерешь. Об остальном можешь не беспокоиться — лишь бы добраться до пункта переброски через границу. Понял?

Сосин кивал головой, и дикая радость заливала ему сердце. Вот это организация! Вот это умеющий предвидеть все арийский гений!

* * *

Броне с помощью Хемпеля удалось кое-как успокоить обитателей пансионата, которых последние события совершенно выбили из колеи. Брона же убедил всех, что до утра можно, не опасаясь ничего, оставить пленника под его охраной. Телефон был испорчен, на улице уже стемнело, и никому не хотелось идти несколько километров до городка, чтобы передать сообщение властям.

— Пан Станек, прошу приготовить крепкую бельевую веревку, — распорядился Брона.

Было уже далеко за полночь, как над домом взвилась ракета, обозначая свой след шнурком искр. Потом светлая нитка оборвалась и вверху заблестели красные брызги, заливая пурпурным светом окрестность.

* * *

Двери тихо приоткрылись, и свет из комнаты на секунду перерезал коридор. Потом закрытые двери снова погасили светлую полоску. Дом был погружен в темноту и тишину.

Человек двигался по коридору бесшумно, словно призрак. Лишь в одном месте жалобно скрипнула доска. Это был единственный звук, нарушивший тишину спящего дома. Силуэт человека замаячил на лестнице. Где-то посередине ее человек остановился и склонился над ступенями. Нащупал узкую доску, сдавил ее. Он обнаружил ее уже давно чисто случайно. Теперь засунул в отверстие руку, и через секунду в его руке блеснул металлический предмет — контейнер. Затем человек осторожно сошел вниз и бесшумно прошел через столовую.

Прямо под окном бильярдной росли кусты. Быстро и ловко он спрятался в них. Некоторое время сидел неподвижно, вслушиваясь, а потом исчез в темноте ночи.

Начало тропинки, ведущей к мельнице, терялось во мраке, но Сосин уверенно выбрал направление. В кармане у него лежал пистолет, который дал ему неожиданный спаситель. Дорогу к границе он знал отлично, а ночь была его союзницей.

Глава одиннадцатая

Будильник трещал с неослабевающим упорством. Хемпель соскочил с дивана, на котором он спал, не раздеваясь. Теперь наступила его очередь дежурить около пленника. Так они договорились — первую половину ночи дежурит Брона, а вторую Хемпель.

Журналист прошел поворот коридора и уже издали увидел выбивающуюся из-под знакомых дверей узкую полоску света. Нажал на ручку двери и вошел в комнату.

Стул, к которому они привязали Сосина, был пуст. Связанный Брона с заткнутым ртом лежал на кровати. В первое мгновение Хемпель не размышлял. Он бросился к Броне и начал развязывать веревку. Тот поднялся с кровати и с улыбкой сказал:

— Ох! Сердечно вас благодарю. Мне это страшно надоело.

— Вам надоело?! А где пленник?!

— Как видите, бежал, — бросил Брона беззаботно.

— Но ведь это просто скандал! — Хемпель был взбешен. — Вы упустили убийцу и, кажется, еще шутите?!

Хемпеля вдруг осенила догадка. Он замолчал и стал наблюдать за Броной, который растирал руки, оставляя без ответа комментарий журналиста.

— Вот что я вам скажу, Брона, — начал Хемпель через некоторое время. Он старался подавить растущий гнев и поэтому говорил с преувеличенным спокойствием. — Я не верю, что пленник мог сам развязать веревки. Отсюда ясно, что ему помогали вы.

— Снова факты вводят вас в заблуждение, — прервал его Брона. Он хотел взять журналиста под руку, но тот, возмущенный до глубины души, резко отстранился.

Брона, казалось, не заметил этого и закончил неожиданно:

— Ну хватит. Отложим объяснения. А сейчас пойдемте вниз. Пожалуй, самое время.

— Самое время? — повторил Хемпель, невольно подчиняясь его авторитету. — Вы что, ждете чего-то?

— Кого-то. Достаньте, пожалуйста, из шкафа ракетницу и патрон с надписью «белая». Они лежат на самом дне нижнего ящика. Я вас жду в гостиной.

* * *

Пруд и мельница остались позади, тропинка вела в гору. Вдали на горизонте была видна сливающаяся с небом черная полоса леса. Ближе сероватой лентой бежал проселок. В том месте, где тропинка соединялась с проселком, возвышался придорожный крест, широко раскинувший в темноте свои деревянные руки.

Когда Сосин был в нескольких шагах от кустов, ограждавших крест, оттуда ударил резкий свет и прозвучала короткая команда:

— Стой! Руки вверх!

Потрясенный, Сосин успел заметить, что луч света скользил по стволу автомата. Маленькое черное отверстие грозно глядело в его сторону. Сзади вырисовывались два силуэта в плащах.

Второй раз за этот день он поднял руки.

* * *

Гостиная была пуста, хотя там и горел свет. Хемпель окинул взглядом комнату, ища Брону. Двери на террасу были открыты. В свете, падавшем туда из гостиной, журналист увидел, что Брона напряженно всматривается в темноту.

Услышав шаги, Брона повернулся и вошел в комнату.

— Я себя чувствую, как игрок в рулетку, который поставил все свои деньги на один номер и ждет, когда шарик закончит свой бег.

— Это что еще за новая загадка? И потом, что мне делать с этой «пушкой»?

— Положите ее пока где-нибудь.

Хемпель положил ракетницу на стол и уселся в кресло.

— Как всегда, я ничего не понимаю — ситуация, которой не терпит ни один журналист.

Внезапно послышался хруст гальки под ногами идущих людей. Брона сорвался с места. Из темноты появились три фигуры и поднялись на террасу. Хемпель с изумлением смотрел на Сосина в наручниках, сопровождаемого двумя солдатами-пограничниками с автоматами в руках.

При виде Броны группа остановилась. Один из солдат щелкнул каблуками.

— Товарищ майор, докладываю...

— Без званий, мой друг, — прервал его Брона. — Я вижу, наша пропажа нашлась. Вы его обыскали?

— Так точно. — Солдат достал из кармана пачку документов, бумажник и, наконец, плоский металлический контейнер.

Брона взял его в руки и, внимательно осмотрев, нажал на торчавшую кнопку. На ладонь Броны выпал завернутый в черную бумагу предмет, оказавшийся рулоном микрофильма. Он, повертел его в руках, потом положил на место и закрыл крышку. Спрятал контейнер в карман и подошел к Сосину.

— Итак, господин Сосин, игра закончена.

Тот не отвечал, подняв брови в немом вопросе.

Тогда Брона со своей неизменной улыбкой взял пистолет, отобранный у Сосина, вынул магазин и показал его пленнику.

Магазин был пуст.

Сосин смотрел на Брону расширенными глазами. В его взгляде было сначала удивление, а потом он, видимо, понял, в чем дело. Лицо его исказилось ненавистью.

— Ты! Подлый, коварный гад!

— Ругань ничего не даст, — спокойно ответил Брона. — А оружие надо всегда проверять. Если бы вы не сделали этой ошибки, я бы давно был мертв. Не так ли, Сосин?

Тот молча опустил голову и, не обращая внимания на охрану, сел в кресло, ни на кого не глядя.

— Не отходить от него ни на шаг, — приказал Брона. — Сейчас я предупрежу посты об отбое. Скоро за ним придут.

Он взял ракетницу и вышел на террасу. Через несколько секунд ракета, шипя, понеслась вверх. Затем послышался треск взрыва, и в белом свете показались неподвижные деревья, как бы посыпанные серебряной пылью.

Третья ракета засверкала в небе.

* * *

Хемпель и Брона позавтракали рано. И хотя они провели бессонную ночь, пошли в библиотеку и уселись за чашкой кофе.

Кресла были мягкие и удобные, в комнате стояла приятная прохлада. Из раскрытых окон доносилось веселое щебетанье птиц.

— Итак, уважаемый майор, — начал разговор Хемпель.

— Стоп! Оставим в покое титулы и звания, — улыбнулся Брона.

— Ну ладно. Но несколько слов объяснения я от вас получу?

— Только лично для вас. Как говорится, не для печати.

— Что делать! Пусть будет так.

— Мой рассказ не будет длинным — я не хочу вдаваться в излишние подробности. Мы получили сведения, что западногерманская разведка попытается отыскать какие-то материалы, оставшиеся на нашей территории. Нужно было, следовательно, разоблачить агента и не допустить переброски этих материалов. Это задание было поручено мне.

Сосин (будем его так называть по-прежнему) попал под подозрение с момента своего вторичного появления в пансионате. Это была одна из немногих его ошибок. Однако, как оказалось, он был вынужден это сделать.

У него был подробный план подвалов, но их за это время перестроили. Это непредвиденное обстоятельство не позволило ему отыскать нужное место. Тогда, узнав, кто руководил работами по перестройке, он знакомится с Кушаром и Веленем, а затем уговаривает их провести здесь отпуск. По необходимости ему пришлось появиться тут второй раз за один сезон, но теперь уже с людьми, которые хорошо знают, какие изменения произошли в планировке замка. Неожиданно приходит помощь в виде идеи Иоланты напугать Шаротку. Сосин подхватывает эту мысль и приспосабливает ее к своим планам. Это позволяет ему без труда узнать, как были перестроены подвалы, и осматривать их, не возбуждая подозрений.

Он составляет новый план подземелий и определяет место, где закопана коробка. При этом он пользуется украденной рулеткой и мелом отмечает нужное место. За составлением нового плана и застал его Проца.

— Меня интересует также ваша тактика, которая привела к такой полной победе, — поинтересовался журналист.

— Как я уже сказал, подозрения в отношении Сосина были с самого начала. Надо сказать, что это человек с крепкими нервами, изрядной хитростью, не останавливающийся ни перед чем. Ну и вдобавок ему везло. Если говорить о тактике, то она была основана на том, чтобы как раз облегчать противнику его работу. Ведь я не знал, какие материалы хочет он добыть и где они укрыты.

— Ага! И предоставляя ему возможность действовать, вы, таким образом, получали ответы на эти вопросы?

— Вот именно...

— Минутку! Но тогда все эти выходки наших молодых людей были вам на руку?

— Отсюда моя терпимость к их выходкам.

— А почему вы позволили преступнику убежать и даже, можно сказать, организовали его побег?

— Да потому, что я не терял из виду главной цели — захвата контейнера. Это не значит, что поимку преступника я считал делом несущественным. Просто это была цель номер два.

И когда я его задержал, то понял — может быть, вы назовете это секундой вдохновения, — что он ни за что не выдаст местонахождение своего тайника. Что делать? Как выполнить задание? Вот тогда и родился замысел мистификации. Я сделался его союзником, «ангелом-хранителем». Я говорил с ним привычным для него языком и стилем, чтобы рассеять возможные подозрения. Остальное пошло легче, И то, что я дал ему возможность бежать, было окончательным аргументом, убедившим, его, что он имеет дело со «своим».

— А если бы Сосин раскрыл обман?

— Конечно, это был риск. Но в противном случае вы бы не слушали этот рассказ. Нужно было, чтобы он достал контейнер, чтобы имел его при себе. Затем нужно было дать ему возможность отойти на некоторое расстояние так, чтобы он думал, что все идет гладко. И чтобы убедить его в этом еще больше, я дал ему пистолет, правда, вынув из магазина патроны.

— Ну, а все-таки, если бы он сориентировался в ситуации, убил бы вас и ушел с добычей?

— Первое — несомненно. Второе — нет.

— Как так?

— Если бы у него был хоть один шанс удрать, то вся игра не имела бы смысла. Дело в том, что с момента гибели Процы (вот ведь действительно нелепая, случайная жертва!) пансионат был окружен цепью постов, так что даже мышь не могла бы проскочить. И кроме того, была установлена система сигнализации. Зеленая ракета означала приказ усилить бдительность. Красная объявляла тревогу — противник убегает. Ну а белая — отбой и вызов конвоя. Перед тем как освободить Сосина, я разрядил пистолет и пустил красную ракету. Теперь я мог спокойно дать себя связать, так как у него не было никаких шансов пройти через посты...

В эту минуту раздался крик. Они узнали голос Шаротки. Оба вскочили и кинулись к окну. Увидели Шаротку, который стоял на террасе, показывая рукой на прислоненную к стене лестницу.

— Что случилось?! — закричал Хемпель.

— Целуются! Вы видите?! — пан Анзельм был крайне взволнован.

Хемпель посмотрел в указанном направлении и рассмеялся. Он успел заметить, как сконфуженная Иоланта старалась вырваться из объятий Кушара.

— Ну и что из этого? Почему это вас так взволновало, пан Анзельм?

— Под лестницей?!

— Не понимаю, в чем дело?

— Как они могли стать под лестницей! Ведь это приносит несчастье. Хорошо, что я им успел помешать!

— В таком случае благодарю от имени молодых, — Хемпель, смеясь, отошел от окна.

— Ну а теперь несколько вопросов, так сказать, второстепенных, — вернулся он к прерванному разговору.

— Пожалуйста.

— Болеша будет освобожден?

— Нет. Он сменил фамилию по иным причинам, чем те, о которых говорил на допросе. На его совести серьезные грехи со времен оккупации.

— А откуда взялась зажигалка около тела Процы?

— Конечно, Сосин. Украл ее и подбросил.

— Почему вы не сказали мне сразу, когда я вас развязал, как обстоит дело с «бегством» Сосина?

— Вы кипели таким благородным негодованием, что мне просто захотелось вас немного подразнить.

Оба рассмеялись.

— Ну и последний вопрос: что это был за материал, который любой ценой стремился добыть наш противник? Что содержит микрофильм?

Лицо Броны стало серьезным.

— А вот этого, к сожалению, дорогой пан Оскар, я вам сказать не могу. Это служебная тайна.

Примечания

1

Государственные сельские хозяйства в ПНР соответствуют нашим совхозам. (Прим. переводчика).

(обратно)

2

Проклятая свинья! (нем.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики