Измена по-венециански (fb2)


Настройки текста:



Стив Берри Измена по-венециански

Карен Элизабет с завершением путешествия

Отсутствие лености и наличие смелости — вот слагаемые славы.

Александр Македонский

Преимущество безумства заключается в том,

что ты не видишь подстерегающих тебя опасностей.

Неизвестный датский драматург

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ

20 июля 356 г. до н. э. Родился Александр Македонский.

336 г. до н. э. Убит Филипп II. Александр становится царем.

334 г. до н. э. Александр вторгается в Малую Азию и начинает свои завоевания.

Сентябрь 326 г. до н. э. Азиатский поход Александра заканчивается в Индии. В его армии вспыхивают мятежи.

Октябрь 324 г. до н. э. Умирает Гефестион.

10 июня 323 г. до н. э. Александр умирает в Вавилоне. Его военачальники, диадохи, начинают войну за раздел государства. Птолемей объявляет себя правителем Египта.

321 г. до н. э. Похоронный кортеж Александра выезжает в Македонию. Птолемей совершает нападение на него. Тело покойного увозят в Египет.

305 г. до н. э. Птолемей провозглашен фараоном.

283 г. до н. э. Птолемей умирает.

215 г. до н. э. Птолемей IV возводит Сому, мавзолей для последнего упокоения Александра.

67 г. н. э. Принял мученическую смерть святой Марк. Тело его спрятано.

391 г. н. э. Сома разрушена, тело Александра Великого исчезло.

828 г. н. э. Венецианские купцы забирают тело святого Марка из Александрии, привозят его в Венецию и хоронят во Дворце дожей. Со временем сведения о местонахождении могилы оказываются утраченными.

Июнь 1094 г. н. э. Тело святого Марка вновь находится в Венеции.

1835 г. н. э. Тело святого Марка изъято из склепа и помещено под главный алтарь храма, носящего его имя.

ПРОЛОГ

Вавилон

Май, 323 год до нашей эры


Вчера Александр Македонский решил убить этого человека собственноручно. Обычно он поручал это другим, но не сейчас. Отец научил его многим вещам, которые впоследствии сослужили ему неоценимую службу, но крепче всего он запомнил один урок: казни необходимы, если хочешь сам остаться в живых.

Шесть сотен его телохранителей, лучших солдат, собрались рядом с ним — бесстрашные воины, которые в каждой битве, прикрывая его, своего военачальника, первыми врубались во вражеские ряды. Именно благодаря им фаланги македонцев покорили Азию.

Но сегодня битв не предвиделось. Никто из мужчин не имел при себе оружия и не был облачен в броню. Устав от тяжелых доспехов, они были в легкой одежде и внимательно наблюдали за происходящим.

Александр, уставший не менее их, тоже смотрел на разыгрывавшуюся перед ними сцену.

Он правитель Македонии и Греции, властитель Азии и хозяин Персии. Одни величают его Властителем мира, другие — Богом. Один из его полководцев даже как-то сказал, что он единственный из философов, облачившийся в латы и взявший в руки меч.

Но — помимо всего этого — он еще и человек.

И вот теперь его любимый Гефестион лежит перед ним мертвый.

Для него этот человек являлся всем — наперсником, командиром конницы, главным визирем, любовником. Еще Аристотель учил Александра тому, что у каждого человека должно быть второе «я». Alter ego. И этим вторым «я» для Александра являлся Гефестион. До сих пор он удивлялся, вспоминая случай, когда Гефестиона ошибочно приняли за него. Это недоразумение вызвало большой скандал, но Александр только улыбнулся и сказал: то, что его спутали с Гефестионом, нисколько не обижает его, поскольку Гефестион — тоже Александр.

Он слез с коня. День выдался ясным и теплым. Весенний дождь, ливший вчера весь день, кончился. Доброе предзнаменование? Возможно.

Уже двенадцать лет его войска продвигались на восток, покорив Малую Азию, Персию, Египет и часть Индии. Теперь его цель — продвижение на юг и завоевание Аравии, а дальнейший путь лежит на запад, в Северную Африку, Сицилию и Иберию. Необходимые для этого корабли и войска уже в полной готовности. Поход скоро начнется, но сначала ему необходимо разобраться с безвременной кончиной Гефестиона.

Он двинулся по мокрой земле. Свежая грязь чавкала под его сандалиями.

Не богатырского телосложения, быстрый в движениях и речи, Александр носил на своем светлокожем приземистом теле множество шрамов — отметин бесчисленных битв. От матери-албанки он унаследовал прямой нос, короткий подбородок и рот, помимо воли обладателя выдающий все его чувства. Как и все его солдаты, он был гладко выбрит, его светлые волосы всегда находились в беспорядке, а глаза — один сине-зеленый, второй карий — постоянно были настороже. Обычно он гордился своей выдержкой, но в последнее время ему становилось все труднее контролировать гнев. Опасность Александра даже раззадоривала.

— Лекарь! — грозно проговорил он, приблизившись. — Считается, что вернее других в своих предсказаниях оказываются пророки.

Мужчина промолчал. По крайней мере, он знал свое место.

— Это написал Еврипид в драме, которую я очень люблю. Но от любого пророка всегда ожидают большего, ты не согласен?

Он сомневался, что Глуций ответит. Тот смотрел на царя безумными от ужаса глазами.

У него имелись все основания трепетать от страха. Вчера, во время дождя, с помощью лошадей склонили к земле стволы двух невысоких пальм, укрепили их кроны, а теперь лекарь, привязанный за руки веревками к стволам, распятый, находился между ними. Один удар ножом по веревке — и деревья, разогнувшись, разорвут его пополам.

И Александр подходил к нему с мечом.

— Излечить его был твой долг, — проговорил Александр сквозь сжатые зубы. — Почему ты не спас его?

Лекарь корчился и клацал зубами от страха.

— Я пытался…

— Как? Ты не дал ему снадобье!

Глуций в ужасе затряс головой.

— Несколько дней назад произошел несчастный случай. Большая часть снадобья разбилась, была пролита, погибла… Я послал гонца за новым запасом, но он опоздал… Приехал уже после смерти Гефестиона.

— Разве я не приказывал тебе всегда иметь достаточный запас снадобья?

— Я так и делал, мой царь! Это неожиданная, трагическая случайность!

Он начал всхлипывать.

Александра это не тронуло.

— Ты обещал мне, что такого, как в прошлый раз, больше не будет.

А раньше, два года назад, они оба — Александр и Гефестион — подхватили лихорадку. Запас лекарств тогда тоже оказался утрачен, но новая их партия поспела вовремя, и они были излечены.

От страха по лицу Глуция потоками стекал пот, выпученные глаза молили о пощаде. Но Александр видел только одно: мертвые глаза своего друга. Детьми они были учениками Аристотеля. Александр наследник царя, Гефестион — сын воина. Они обожали Гомера и его «Илиаду», играли в их героев. Гефестион был Патроклом у Александра, естественно, являвшегося Ахиллесом. Оба избалованные, беззаботные, привыкшие к власти и не блещущие особым умом. Гефестион для Александра всегда был чудом. Теперь его не стало.

— Почему ты позволил ему умереть?

Александр говорил так тихо, что его не слышал никто, кроме Глуция. Он позволил своим телохранителям расположиться вокруг, но в отдалении. Чтобы они только могли наблюдать за происходящим. Первые воины-греки, с которыми он покорял Азию, либо погибли, либо удалились от дел. Теперь большую часть его армии составляли персы, которые согласились пойти к нему на службу только после того, как он завоевал их страну. Они были хорошими воинами. Все до одного.

— Ты мой лекарь, — зловеще прошептал он. — Ты держишь в руках мою жизнь. В твоих же руках находились жизни тех, кто мне дорог, и ты подвел меня. — Самообладание изменило Александру, и он вновь едва удержал слезы. — Из-за какой-то «нелепой случайности», как ты это называешь.

Александр положил лезвие меча на веревку, которой были стянуты пальмы.

— Царь! Пощади! Умоляю! В этом не было моей вины!

Александр посмотрел на мужчину.

— Не было твоей вины? — Его горечь немедленно превратилась в ярость. — Как только твой язык осмеливается произносить такое? — Он поднял меч. — Твой долг заключался в том, чтобы спасти его!

— Царь мой! Я тебе нужен! Я единственный, кто знает о жидкости! Если она понадобится, кому ты отдашь ее?

Лекарь говорил торопливо, выкраивая каждую секунду.

— Можно научить других. Но на обучение, приобретения знаний потребуется много времени!

— Для Гефестиона твое знание оказалось бесполезным. Несмотря на все твои великие познания, его больше нет. — Слова давались ему с трудом. Наконец он собрал все свое мужество и произнес: — Он умер.

Время клонилось к закату. Нынче ночью в Экбатане должен состояться праздник Диониса с атлетическими соревнованиями и музыкальными представлениями трех тысяч недавно доставленных в Грецию артистов — специально чтобы развлекать войско Александра. Пьянство и гульба должны были продолжаться несколько недель, но все кончилось, когда заболел Гефестион.

— Я убеждал его не принимать пищу, — простонал Глуций, — но он не прислушался. Пока меня не было, он съел вареного петуха и напился допьяна! Но ведь я же предупреждал его!

— А где был ты в это время? — Александр не ждал ответа на свой вопрос, он уже знал его. — В театре! Смотрел представление! А мой Гефестион тем временем умирал!

Но и сам Александр в тот момент находился на стадионе, наблюдая скачки на колесницах, и мысль об этом только усиливала его ярость. На самого себя в том числе.

— Лихорадка, государь! Мне хорошо известна эта болезнь: она протекает быстро и очень тяжело. Во время нее нельзя принимать пищу. Никакой еды! Мы знали об этом еще по прошлому разу. Воздержание помогло бы ему дотянуть до того момента, когда прибыл груз лекарств.

— Ты должен был быть там! — проревел Александр так громко, что этот крик услышали стоявшие в отдалении солдаты. Поняв это, он заставил себя успокоиться и почти шепотом проговорил: — Лекарства должны были быть у тебя всегда под рукой!

Александр заметил, что его воины заволновались, и понял, что должен взять себя в руки. Чему учил Аристотель? «Царь говорит своими поступками!» Именно по этой причине он отступил от всех существующих традиций и велел забальзамировать тело Гефестиона. Подобно тому, как поступил Ахилл в знак скорби по своему Патроклу в «Илиаде» Гомера, Александр приказал своим воинам обрезать хвосты и гривы коней. Он запретил игру на любых музыкальных инструментах и послал гонца к жрецу Амона за советом относительно того, как лучше увековечить своего возлюбленного. Стремясь облегчить душевную боль, Александр в скором времени и со всей своей мощью обрушился на коссеев, предав огню и мечу весь народ — это была его дань растворяющемуся во времени и небытии образу его любимого Гефестиона.

Им часто двигала ярость.

И сейчас тоже.

Александр взмахнул в воздухе мечом и остановил его прямо возле бородатого лица лекаря.

— Лихорадка вновь овладела мною, — зловеще прошептал он.

— Тогда, владыка, я понадоблюсь тебе! Я смогу помочь!

— Так, как ты помог Гефестиону?

Сцены трехдневной давности до сих пор стояли перед его глазами: грандиозный погребальный костер Гефестиона высотой с пятиэтажное здание и с длиной стороны в фарлонг,[1] украшенный позолоченными орлами, носами кораблей, львами, быками и кентаврами. На погребение съехались посланцы со всего Средиземноморья.

И все из-за бездарности этого человека!

Он занес меч над головой своего лекаря.

— Мне больше не понадобится твоя помощь.

— Нет, государь! Заклинаю тебя! — закричал лекарь.

Александр резкими ударами стал рубить тугие канаты, удерживающие стволы пальм. В каждый удар он, казалось, вкладывал обуревающую его ярость. Когда канаты лопнули, обе пальмы распрямились, взлетев к небу с треском, напоминающим хруст костей. Одна — влево, другая — вправо. А между ними был привязан Глуциус.

Несчастный издал лишь один резкий вскрик, затем его тело на секунду остановило разлет деревьев, а потом руки вылетели из плеч, а из разорванной надвое груди хлынули потоки крови.

С ветвей пальм стекала кровь, словно после небывалого кровавого дождя, но они вновь вернулись в прежнее положение, и это, похоже, было для них важнее всего.

Мертвое тело Глуция шлепнулось на грязную, мокрую землю, его оторванные руки и часть грудной клетки остались висеть на ветвях пальм. Никто из солдат не произнес ни слова.

Александр повернулся к своим воинам и издал клич:

— Алалалалай!

Воины ответили тем же; их крики разнеслись над влажной от дождя землей и отразились эхом от крепостных стен Вавилона. Люди, смотрящие вниз со стен, тоже кричали. Александр дождался, когда шум уляжется, а потом крикнул:

— Никогда не забывайте его!

Он знал, что они будут гадать, кого он имеет в виду — Гефестиона или несчастного лекаря, казненного сейчас на их глазах за то, что разочаровал своего царя. Но это не имело значения.

Уже не имело.

Воткнув меч в мокрую землю, Александр вернулся к своему коню. Он сказал лекарю правду: лихорадка и впрямь снова овладела им. И он был рад этому.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


1

Копенгаген, Дания

Суббота, 18 апреля

23.55


Коттон Малоун очнулся от запаха — острого, едкого, с примесью серы. И чего-то еще — сладкого и тошнотворного. Как смерть.

Малоун открыл глаза.

Он лежал плашмя на липком деревянном полу с руками, вытянутыми над головой.

Что же произошло?

Он пришел на апрельское собрание Датского общества торговцев антикварными книгами, в здании, располагавшемся всего в нескольких кварталах от его собственного книжного магазина, рядом с веселым парком Тиволи. Ему нравились сборища книготорговцев, и сегодняшнее не было исключением. Все было как обычно: несколько пропущенных стаканчиков, болтовня с друзьями и много-много разговоров о книгах. На завтрашнее утро он договорился встретиться с Кассиопеей Витт. Ее вчерашний звонок с просьбой о встрече удивил Малоуна. Они не виделись с Рождества, когда она на несколько дней приезжала в Копенгаген.

После собрания Малоун возвращался домой на велосипеде, с удовольствием вдыхая ночной весенний воздух, а затем решил осмотреть место, в котором Кассиопея назначила ему свидание — Музей греко-римской культуры. Привычка загодя осматривать то место, куда ему предстоит отправиться, выработалась у Малоуна давно благодаря его прежней профессии. Поскольку Кассиопея никогда и ничего не делала просто так, ему подумалось, что небольшая предварительная рекогносцировка не помешает.

Он нашел нужный дом, выходящий фасадом на канал Фредериксхолмс, и заметил, что дверь в темное здание полуоткрыта. Странно! Вообще-то по ночам двери музеев принято запирать и ставить на сигнализацию. Он слез с велосипеда, прислонил его к стене. Самым разумным в данной ситуации было закрыть дверь и по возвращении домой позвонить в полицию, однако последним, что помнил Малоун, было то, как он взялся за дверную ручку.

Теперь он внутри музея.

Оглядевшись, Малоун увидел, что находится в просторном помещении, выдержанном в типично датском стиле: прилизанная смесь стали, дерева, стекла и алюминия.

Как-то раз Малоун уже посещал этот музей, и местная коллекция греческих и римских экспонатов совершенно не впечатлила его. Всего лишь один из сотни, если не больше, разбросанных по Копенгагену частных музейчиков, собрания которых были столь же эклектичны, как население этого города.

Он оперся о стеклянный выставочный шкаф, и его руки вновь ощутили липкую слизь, издающую все тот же тошнотворный запах. Ею были вымазаны его рубашка, брюки, волосы, лицо, руки. Чем бы это ни было, оно покрывало его с головы до ног.

Малоун доковылял до входной двери и подергал за ручку. Заперто. Без ключа не отпереть.

Он снова осмотрел помещение. От пола до потолка было тридцать футов, деревянная лестница с хромированными поручнями вела на второй этаж, который терялся в темноте. Малоун нащупал на стене электрический выключатель и пощелкал им. Ничего. Нашел на столе телефон и снял трубку, но в ней царила гробовая тишина.

Внезапно в темноте послышались какие-то странные звуки — щелчки и гудение, как будто где-то поблизости работал некий механизм. Они раздавались со второго этажа.

Опыт работы агента министерства юстиции приучил Малоуна к осторожности, но в то же время развил в нем инстинкт, требующий исследовать все непонятное. Поэтому он бесшумно стал подниматься по лестнице. Ее поручни были влажными, как и покрытые ламинатом ступени.

Пятнадцать шагов вверх по лестнице — и он оказался на втором этаже, уставленном, как и первый, стеклянными ящиками с неразличимыми сейчас экспонатами. Мраморные плиты с барельефами и бронзовые бюсты на пьедесталах во тьме казались призраками. Внезапно примерно в двадцати футах от себя он заметил какое-то движение. По полу катилось нечто двух футов в ширину, серое, с округлыми боками. Оно напоминало автоматическую газонокосилку, которую Малоун как-то видел в рекламе. Когда на пути «газонокосилки» оказывалось препятствие — стеклянный шкаф или статуя, — она останавливалась, давала задний ход и катилась в другом направлении. В верхней ее части находилось маленькое сопло, из которого через каждые несколько секунд в разные стороны вырывалась струя распыленной жидкости.

Малоун подошел ближе.

Движение прекратилось. Словно почувствовав присутствие постороннего, сопло машинки развернулось в его сторону и прыснуло облачком вонючей гадости ему на брюки.

Что же это за диковинный прибор?

Словно потеряв интерес к пришельцу, машинка покатилась дальше, в темноту, продолжая опрыскивать все вокруг своим отвратительно пахнущим содержимым. Малоун перегнулся через перила лестницы, посмотрел вниз — и увидел на полу первого этажа рядом с очередным стеклянным шкафом еще одно такое же устройство.

Все это не предвещало ничего хорошего. Нужно было выбираться отсюда. От зловония Малоуна уже начинало выворачивать.

Машинка перестала гудеть, и он услышал новый звук.

Два года назад, еще до того, как он развелся с женой, уволился с государственной службы и неожиданно для всех переехал в Копенгаген, Малоун жил в Атланте, и однажды потратил несколько сотен долларов, чтобы купить гриль из нержавеющей стали. На гриле была красная кнопка электроподжига. Если нажать на нее, раздавался характерный треск и вспыхивал газ.

Точно такой же треск Малоун слышал сейчас.

Промелькнули искры, и пол вспыхнул — сначала желтым, как солнце, затем оранжевым и наконец голубым огнем, который принялся пожирать деревянный пол. Языки пламени одновременно набросились на стены. На Малоуна дохнуло жаром, и он поднял руку, чтобы прикрыть лицо. Пламя перекинулось на стены, и через считанные секунды весь второй этаж был объят пламенем.

Ожили укрепленные на потолке противопожарные разбрызгиватели.

Малоун спустился до половины лестницы и ждал, пока огонь будет потушен. Но тут он заметил странную вещь: от воды пламя только усиливалось.

Машинка, ставшая причиной катастрофы, внезапно разрушилась, из нее вырвались огненные шары и полетели во все стороны, словно волны в поисках берега. Один такой шар взметнулся к потолку и вспыхнул еще ярче, попав в струи воды. Жар раскалил воздух, тот стал густым, но не от дыма, а из-за какой-то химической дряни, от которой у Малоуна кружилась голова.

Он кинулся вниз по лестнице, перескакивая разом через две ступеньки. Еще один огненный смерч пронесся по второму этажу, затем еще и еще. Послышался звон лопнувшего стекла, что-то стало падать на пол.

Малоун метнулся к выходу.

Ожила вторая штуковина, дожидавшаяся своего часа на первом этаже, и, загудев, двинулась между стеклянными шкафами. И в без того отравленный воздух брызнули новые струи зловонного вещества.

Малоун думал только об одном: как вырваться наружу, но дверь открывалась вовнутрь. Железная рама, толстое дерево… Выбить ее не было никакой возможности.

Он наблюдал за тем, как огонь бежит вниз по лестнице, пожирая ступеньку за ступенькой. Словно сам дьявол спускался на первый этаж, чтобы поприветствовать его. Даже хром на перилах, будто от ужаса, чернел и корчился.

Из-за химического тумана и нехватки кислорода дышать становилось все труднее. Кто-нибудь из соседей непременно вызовет пожарных, но ему это уже не поможет. Если хоть одна искра попадет на его пропитанную горючим веществом одежду…

Огонь полыхал уже в десяти футах от пола первого этажа.

2

Венеция, Италия

Воскресенье, 19 апреля

12.15


Энрико Винченти посмотрел на обвиняемого и спросил:

— Имеете ли что-нибудь сказать Совету?

У мужчины из Флоренции этот вопрос вызвал лишь презрительную усмешку.

— А не пойти ли вам всем вместе с вашей Лигой в задницу?

— Вы, похоже, полагаете, что нас можно не воспринимать всерьез? — с неподдельным любопытством в голосе спросил Винченти.

— Послушай, жирняй, у меня хватает друзей, — с гордостью ответил флорентиец, — точнее, их много.

— Ваши друзья нас не волнуют, а вот ваше предательство — совсем другое дело.

Одежда флорентийца соответствовала торжественности случая: дорогой костюм от Занетти, рубашка от Шарве, галстук от Прада и непременные ботинки от Гуччи. Винченти мысленно прикинул стоимость этих вещей и решил, что наряд флорентийца стоит больше, чем обычный человек способен заработать за целый год.

— Вот что вам скажу, — заговорил флорентиец. — Сейчас я уйду, и мы забудем обо всем этом… как бы вы это ни называли, а ваши люди могут разойтись и вернуться к своим делам.

Ни один из тех девятерых, что сидели рядом с Винченти, не произнес ни слова. Винченти предупреждал их о том, что этот человек будет вести себя нагло и высокомерно. Флорентийца наняли для выполнения разового задания в Центральной Азии — работы, которую Совет рассматривал как крайне важную. Увы, наемник ловко извратил суть полученного задания — таким образом, чтобы оно помогло ему набить карманы. К счастью, обман был вовремя разоблачен и приняты необходимые контрмеры.

— Вы на самом деле считаете, что ваши компаньоны вступятся за вас? — спросил Винченти.

— Неужели ты так наивен, толстяк? Ведь именно они велели мне провернуть это дело.

Винченти снова пропустил грубое упоминание о своих габаритах и произнес:

— Они утверждают совсем иное.

Эти компаньоны представляли собой международный преступный синдикат, услугами которого Совет неоднократно пользовался. Флорентиец был наемником со стороны, и Совет сознательно закрыл глаза на обман со стороны синдиката, решив прижать к ногтю лжеца, стоявшего сейчас перед ними. Это поможет поставить на место и синдикат. Уже помогло. Синдикат вернул солидный задаток, переведенный Советом за выполнение задания. В отличие от флорентийца эти люди прекрасно отдавали себе отчет в том, с кем имеют дело.

— Что вам о нас известно?

Итальянец передернул плечами.

— Кучка богатеев, которым нравится играть в разные игры.

Его бравада забавляла Винченти. Позади флорентийца стояли четверо вооруженных мужчин, и именно поэтому неблагодарный чувствовал себя в безопасности. Присутствие телохранителей он выставил в качестве условия своего появления на Совете.

— Семьсот лет назад, — заговорил Винченти, — за жизнью Венеции надзирал Совет десяти. В него входили люди, достаточно пожилые для того, чтобы не поддаться страсти или искушениям, а в их обязанности входило обеспечивать безопасность общества и сокрушать политическую оппозицию. Именно этим они и занимались. Веками. Они тайно собирали улики, выносили приговоры, приводили в исполнение казни, и все это — именем Венецианской республики.

— Я не желаю выслушивать урок истории.

Винченти сложил руки на коленях.

— И напрасно.

— Этот мавзолей действует на меня угнетающе. Он принадлежит тебе?

Действительно, вилла была лишена очарования дома, который некогда был родовым поместьем, но под его кровом бывали цари, императоры, эрцгерцоги и другие коронованные особы. Одну из спален когда-то занимал даже Наполеон. Поэтому Винченти с гордостью ответил:

— Он принадлежит нам.

— В таком случае вам необходимо пригласить декоратора. Ну что, мы закончили?

— Я хочу довести до конца свой рассказ.

Итальянец нетерпеливо взмахнул рукой.

— Тогда заканчивай поскорее! Я хочу спать.

— Мы тоже являемся Советом десяти. Как и наши предшественники, мы поручаем приводить в исполнение наши решения инквизиторам. — Он взмахнул рукой, и из темной глубины зала выступили три мужские фигуры. — Как и в прошлом, наша власть — абсолютна.

— Вы не правительство.

— Нет, мы нечто совершенно иное.

Все сказанное, казалось, не произвело на флорентийца никакого впечатления.

— Я пришел сюда посреди ночи не из уважения к вам, а лишь потому, что это мне приказали сделать мои компаньоны. И привел с собой этих четверых, чтобы они защищали меня. Так что вашим инквизиторам будет непросто что-либо предпринять.

Винченти встал с кресла.

— Полагаю, необходимо кое-что прояснить. Вы были наняты, чтобы выполнить определенное задание, но решили изменить его ради удовлетворения собственных нужд.

— Если только вы не хотите провести в этом склепе остаток ночи, я еще раз предлагаю забыть обо всем, что было.

У Винченти кончалось терпение. Ему искренне не нравилась эта часть его официальных обязанностей. Он сделал знак — и четверо мужчин, пришедших с флорентийцем, схватили идиота. Надменность на его лице сменилась изумлением.

Один из мужчин разоружил его, а трое остальных держали. Подошел инквизитор и широкой липкой лентой скрутил за спиной руки бьющегося, как птица в силках, обвиняемого, а затем проделал то же самое с его коленями и лодыжками. Наконец той же лентой инквизитор залепил ему рот. Трое державших его мужчин отпустили свою жертву, и крупное тело флорентийца грузно шмякнулось на ковер.

— Совет признает вас виновным в измене по отношению к нашей Лиге, — проговорил Винченти.

Он подал новый знак. Распахнулись двойные двери, и в зал вкатили прямоугольный гроб из лакированного дерева. Его крышка была открыта. Глаза флорентийца округлились от ужаса. Он понял, какая участь его ждет.

Винченти подошел ближе.

— Пятьсот лет назад государственных изменников запирали в расположенных над Дворцом дожей обитых свинцом камерах, где летом стояла невыносимая жара, а зимой — ледяная стужа. Эти камеры назывались «гробами». — Говоривший сделал паузу, чтобы смысл его слов дошел до сознания осужденного. — Жуткое место. Большинство попадавших туда умирали мучительной смертью. Вы взяли наши деньги и с их помощью попытались получить для себя еще большие барыши. — Винченти осуждающе покачал головой. — Это непозволительно. И кстати, ваши компаньоны решили, что ваша жизнь станет той ценой, которую они заплатят за мир с нами.

Флорентиец с новой силой забился в своих путах, пытаясь что-то сказать, но, поскольку рот был залеплен лентой, лишь невнятное мычание вырывалось из его горла.

Один из инквизиторов вывел четверых мужчин, пришедших с флорентийцем, из зала, двое других инквизиторов подняли извивающееся тело с пола и уложили его в гроб.

Винченти заглянул в гроб и прочитал в глазах несчастного то, что тот хотел прокричать: да, он предал Совет, но ведь он всего лишь выполнил то, что приказал ему сам Винченти! Именно Винченти велел ему изменить задание, и флорентиец явился перед очи Совета только потому, что Винченти в частном порядке заверил его, что волноваться не о чем. Дескать, никаких проблем, чистая формальность. Проблема будет решена меньше чем за час.

— Жирняй, говорите? — переспросил Винченти. — Arrivederci.

И он захлопнул свинцовую крышку гроба.

3

Копенгаген


Малоун увидел, как огонь, спускавшийся к первому этажу, остановился, преодолев три четверти лестницы, и больше не двигался. Он стоял перед одним из окон и искал глазами что-нибудь, чем можно было бы разбить толстое стекло. Стулья, которые Малоун заметил, стояли слишком близко к огню. А тем временем вторая машинка продолжала колесить по залу, разбрызгивая горючую смесь. Малоун боялся двинуться с места. Можно было, конечно, избавиться от одежды, но его волосы и кожа тоже были покрыты той же смесью.

В стекло трижды стукнули.

Малоун резко развернулся и всего в футе от себя увидел знакомое лицо того, кто смотрел на него снаружи.

Кассиопея Витт.

Но как она здесь оказалась?

Впрочем, удивляться времени не было.

— Мне нужно выбраться отсюда! — крикнул он.

Кассиопея показала в сторону двери.

Малоун сплел пальцы рук, давая понять, что дверь заперта.

Тогда женщина сделала ему знак отойти от окна.

Как только он это сделал, из жужжащей штуковины посыпались искры. Малоун метнулся к железной твари и наподдал ей ногой. Когда она, крутясь в воздухе, отлетела в сторону, он заметил под ее брюхом колесики и какие-то механические приспособления.

Сзади послышался хлопок, потом второй, и он понял, что делает Кассиопея. Стреляет в окно. А затем Малоун увидел то, чего не заметил раньше. На стеклянных музейных шкафах лежали пластиковые баллоны, наполненные прозрачной жидкостью.

Стекло треснуло. Медлить дальше было нельзя. Очертя голову Малоун кинулся почти в самый огонь, схватил один из запримеченных им стульев и с силой швырнул его в поврежденное окно. Стекло брызнуло снопом осколков, и стул вылетел на улицу.

Механический поджигатель, словно придя в себя после пинка, выплюнул сноп искр. В центре зала, где находилась машинка, вспыхнуло голубое пламя и стало разбегаться во все стороны, включая и то место, где стоял Малоун. Он вскочил на подоконник и спрыгнул вниз, удачно приземлившись на ноги. Кассиопея стояла в трех футах от него.

Еще когда стекло разбилось, Малоун ощутил, как изменилось давление в зале. Он мало что знал о пожарах, но ему было известно, что сейчас огонь получил мощную подпитку в виде свежего кислорода, поступавшего с улицы. Да и изменение давления сыграло свою роль. Огнеборцы называют это «объемное развитие пожара».

А еще эти пластиковые баллоны на стеклянных шкафах… Малоун знал, что за жидкость в них содержится.

Он схватил Кассиопею за руку и потащил ее через дорогу.

— Что ты делаешь? — недоуменно спросила она.

— Пора поплавать.

Они перескочили через кирпичный парапет набережной в тот самый момент, когда из музея вырвался огромный огненный шар.

4

Самарканд

Центрально-Азиатская Федерация

5.45


Верховный министр Ирина Зовастина погладила коня и приготовилась к игре. Она любила эти игры — в предрассветный час, в трепещущем свете раннего утра, на поросшем травой поле, влажном от росы. А еще она любила знаменитых чистокровных жеребцов из Ферганы, которых оценили по достоинству свыше тысячелетия назад и продавали китайцам в обмен на шелк. В ее конюшнях насчитывалось более сотни таких коней — как для собственного удовольствия, так и для политических нужд.

— Другие всадники готовы? — спросила она конюшего.

— Да, министр. Они ожидают вас на поле.

На ней были высокие кожаные ботинки и подбитая ватином кожаная куртка поверх длинного чапана. Светло-серебристые волосы женщины прикрывала шапка, сшитая из шкуры волка. Она сама убила зверя — и очень этим гордилась.

Зовастина вскочила на коня.

Они в паре с этим животным уже много раз побеждали в бускаши. В эту древнюю игру когда-то играл степной народ, живший и умиравший в седле. Бускаши увлекался сам Чингисхан. В те времена женщинам не разрешали даже наблюдать за игрой, не говоря уж о том, чтобы принимать в ней участие.

Она изменила эту традицию.

Длинноногий конь с широкой спиной напрягся — и женщина погладила его по шее.

— Терпение, Буцефал.

Она назвала животного в честь коня, который носил Александра Великого по Азии из битвы в битву. Но лошади бускаши были особенными. Прежде чем конь мог принять участие в первом состязании, его годами тренировали, чтобы приучить к хаосу, царящему во время игры. Помимо овса и ячменя в его рацион включали яйца и масло. Со временем, когда животное набирало вес, его в полной сбруе и под седлом неделями заставляли стоять под солнцем, и вовсе не для того, чтобы сбросить несколько лишних килограммов, а чтобы научить терпению. Следующим этапом было обучение скакать галопом. Агрессия со стороны лошади только поощрялась, но — непременно контролируемая, чтобы наездник и конь стали командой.

— Вы готовы? — осведомился конюший.

Это был таджик, рожденный в горах на востоке, он служил здесь уже почти десять лет. Только ему она разрешала готовить себя и своего коня к игре.

Она похлопала себя по груди.

— Полагаю, я достойно защищена.

Отороченная мехом кожаная куртка и кожаные штаны сидели на ней как влитые. В ней было мало женственного. Коренастое тело, мускулистые руки и ноги стали крепкими от ежедневных физических упражнений и жесткой диеты. Плоское широкое лицо и глубоко посаженные карие глаза намекали на принадлежность к монголоидной расе. Этими чертами она была обязана матери, чья родословная уходила корнями на Дальний Север. Годы самодисциплины приучили Ирину внимательно слушать и мало говорить. Все ее существо так и излучало энергию.

Многие утверждали, что азиатская федерация невозможна, но она доказала обратное. Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Каракалпакии, Таджикистана и Туркмении больше не существовало. Пятнадцать лет назад, после недолгого опыта независимости, эти бывшие советские республики объединились в Центрально-Азиатскую Федерацию. Девять с половиной миллионов квадратных километров площади, шестьдесят миллионов человек — огромная территория, которая могла поспорить с Северной Америкой в размерах, протяженности границ и ресурсах. То, что некогда было ее заветной мечтой, теперь превратилось в реальность.

— Будьте осторожны, министр. Они приложат все усилия, чтобы одержать над вами верх.

— Тогда им придется очень постараться, — улыбнулась она.

Они говорили по-русски, хотя государственными языками Федерации сегодня являлись и дари, и казахский, и таджикский, и туркменский, и киргизский языки. Однако — в качестве уступки многочисленным славянам и ради удобства — языком межнационального общения продолжал оставаться русский.

Двери конюшни распахнулись, и взгляду женщины предстало плоское поле, протянувшееся примерно на километр. В центре его, собравшись вокруг неглубокой ямки, гарцевали двадцать три всадника. В яме лежал боз — выпотрошенная туша козла без головы и ног, выдержанная сутки в холодной воде. Это было необходимо для придания ей достаточной крепости в преддверии того, что должно было произойти сейчас.

На каждом из концов вытянутого поля возвышался голый шест.

Другие наездники скакали по полю. Чопены, игроки, как и она, готовые к игре.

Служитель протянул ей хлыст. Сотни лет назад в игре использовались кожаные плетки-семихвостки с привязанными к концам свинцовыми шариками. Сегодня этот инструмент стал более гуманным, но по-прежнему применялся не только для того, чтобы погонять лошадь, но и чтобы атаковать соперников по игре. У хлыста Ирины была изумительно красивая рукоять слоновой кости.

Она поудобнее устроилась в седле.

Солнце только что поднялось из-за леса на востоке.

Ее дворец когда-то был резиденцией ханов, правивших этими землями до конца девятнадцатого века, когда сюда вторглись русские. Тридцать комнат, богато обставленных узбекской мебелью и наполненных восточным фарфором и керамикой. В том помещении, которое теперь являлось конюшней, когда-то располагался гарем. Благодарение богам, те времена ушли в прошлое.

Зовастина сделала глубокий вдох, ощутив сладкий запах занимающегося нового дня.

— Доброй вам игры, — пожелал конюший.

Она поблагодарила его кивком головы и приготовилась выехать на поле. Но при этом ей не давала покоя одна мысль: что происходит в Дании?

5

Копенгаген


Виктор Томас стоял в тени на противоположной стороне канала и наблюдал за тем, как горит греко-римский музей. Он повернулся к своему напарнику, но ничего не сказал, поскольку все было ясно и без слов.

У них возникли проблемы.

На непрошеного гостя напал Рафаэль, он же втащил бесчувственное тело внутрь музея. Каким-то образом после их тайного проникновения в музей входная дверь осталась открытой, и с лестницы, ведущей на второй этаж, он заметил тень, приближающуюся к крыльцу. Рафаэль, работавший на первом этаже, отреагировал мгновенно, прижавшись к стене прямо у входа. Конечно, ему следовало бы подождать и выяснить, каковы намерения незнакомца, но вместо этого Рафаэль попросту тюкнул мужика какой-то статуэткой в висок.

— Женщина, — проговорил Рафаэль. — Она ждала снаружи и была вооружена. Это не к добру.

Виктор согласился. Женщина с длинными черными волосами была одета в обтягивающий костюм. Когда в помещении музея начался пожар, она вышла из аллеи и стояла у канала, а после того, как мужчина подошел к окну, достала пистолет и расстреляла оконное стекло.

Мужчина тоже представлял собой проблему.

Светловолосый, высокий, мускулистый, он выбил растрескавшееся от выстрелов стекло стулом, а затем выпрыгнул из окна с такой легкостью, будто практиковался в этом занятии чуть ли не ежедневно. Вслед за этим он немедленно схватил женщину за руку, оттащил ее от музея, и они оба прыгнули в канал.

Уже через несколько минут прикатили пожарные, вытащили этих двоих из воды и завернули в одеяла.

«Черепашки» выполнили свою работу на славу. Так их назвал Рафаэль, поскольку они действительно во многом напоминали черепах. К счастью, теперь от них не осталось и следа. Каждая была сделана из горючих материалов, которые вызванный ими же огонь пожирал без остатка. Безусловно, любая экспертиза без труда установит, что причиной возгорания стал поджог, но определить, кем и как он был осуществлен, будет невозможно.

За исключением теперешнего случая. И все из-за того, что этот мужчина уцелел.

— Он сможет вызвать неприятности? — спросил Рафаэль.

Виктор продолжал наблюдать затем, как пожарные борются с огнем. Мужчина и женщина, закутавшись в одеяла, сидели на кирпичном парапете.

Судя по всему, они знакомы — и это беспокоило Виктора еще больше. Поэтому он ответил Рафаэлю коротко, но с непоколебимой уверенностью:

— Без сомнения.

Малоун пытался собраться с мыслями. Рядом с ним, закутавшись в одеяло, съежилась Кассиопея. От музея остались одни внешние стены, внутри выгорело все. Старое здание сгорело быстро. Пожарные продолжали заливать остатки пламени, стараясь не допустить его распространения. К счастью, на соседние дома огонь не перекинулся.

Ночной воздух наполнился запахом гари и еще одним — горьковато-сладким, тем самым, который Малоун вдыхал, будучи заточен внутри музея. К небу поднимались клубы дыма, затягивая грязной пеленой яркие звезды. К ним вперевалку — уже во второй раз — подошел грузный мужчина в грязно-желтой пожарной форме. Начальник экипажа. Полицейский уже снял показания с Малоуна и Кассиопеи.

— Вы рассказывали про какие-то диковинные машинки, распылявшие горючую смесь. От нашей воды горение только усиливалось.

— Как же вам удалось обуздать огонь? — спросил Малоун.

— Когда наши цистерны опустели, мы опустили рукава прямо в канал и стали качать воду оттуда. Это помогло.

— Соленая вода?

Все каналы Копенгагена соединяются с морем.

Пожарный кивнул.

— В здании что-нибудь нашли? — поинтересовался Малоун.

— Никаких маленьких машинок, о которых вы рассказывали полиции. Но внутри была такая температура, что плавились даже мраморные статуи. — Пожарный провел ладонью по мокрым волосам. — Очень мощное топливо. Нам понадобится ваша одежда для анализа. Возможно, удастся определить его состав.

— А возможно, и нет. Я ведь выкупался в канале.

— Верно подмечено. — Пожарный покачал головой. — Экспертов по расследованию поджогов это вряд ли порадует.

С этими словами толстяк пошел прочь.

Малоун повернулся к Кассиопее и приступил к допросу.

— Не соблаговолишь ли объяснить мне, что происходит?

— Ты должен был приехать сюда только завтра утром.

— Это не ответ на мой вопрос.

Пряди мокрых черных волос падали ей на плечи и обрамляли ее красивое лицо. Испанская мусульманка, она жила на юге Франции. Богатая, умная, отчаянная женщина, инженер и историк по профессии. Она сказала Малоуну, что приехала в Копенгаген вчера, и за этим приездом наверняка стояло что-то важное. Кроме того, она приехала с оружием, одетая словно для драки — в темные кожаные брюки и тугую кожаную куртку. Малоун размышлял о том, не станет ли эта женщина для него источником новых неприятностей.

— Ты должен радоваться тому, что я оказалась здесь и спасла тебе жизнь.

Малоун не мог понять, то ли она говорит всерьез, то ли подтрунивает над ним.

— Откуда ты узнала, что мою шкуру надо спасать?

— Это долгая история, Коттон.

— Мне торопиться некуда. Я в отставке.

— А я — нет.

Он услышал в ее голосе горькие нотки и испытал странное чувство.

— Ты знала о том, что это здание собираются сжечь?

Кассиопея не смотрела на него, уставившись затуманившимся взглядом на другой берег канала.

— Я сама хотела, чтобы оно сгорело.

— Не потрудишься объяснить почему?

Она сидела молча, погруженная в свои мысли, а затем заговорила:

— Я приехала сюда первой. Видела, как двое мужчин забрались в музей, а потом оглушили тебя и затащили внутрь. Мне нужно было последовать за ними, но я не могла… — Она сделала паузу. — Из-за тебя.

— Кто они такое?

— Те самые, которые оставили эти машинки.

Кассиопея слышала, как Малоун рассказывал полицейскому о том, что произошло с ним в музее, но он постоянно каким-то шестым чувством ощущал, что ей все это уже известно.

— Может, перестанешь играть в кошки-мышки и расскажешь мне все, что знаешь? Что бы ты там ни задумала, но меня из-за этого едва не сожгли заживо.

— Нечего по ночам лазить в открытые двери.

— От старых привычек трудно избавиться. Так что же происходит?

— Ты видел пламя. Ты чувствовал жар. Они не показались тебе странными?

Малоун вспомнил, как огонь спускался по лестнице, а потом остановился и уже не двигался дальше, словно ожидая приглашения.

— Можно сказать и так.

— В седьмом веке, когда флотилии арабов атаковали Константинополь, они, казалось бы, могли с легкостью покорить город. Они были лучше вооружены, имели преимущество в живой силе. Но византийцы преподнесли им сюрприз. Они называли это «жидкий огонь». Забросав этой штукой корабли арабов, они полностью уничтожили их флот. — Кассиопея по-прежнему не смотрела на Малоуна. — В разных формах это оружие существовало до начала Крестовых походов и со временем получило название «греческий огонь». Его состав и способ изготовления хранился в таком строгом секрете, что передавался от императора к императору. Формула настолько тщательно охранялась, что с падением империи исчезла и она. — Кассиопея глубоко дышала и продолжала кутаться в одеяло. — Теперь ее нашли.

— Ты хочешь сказать, что я час назад наблюдал «греческий огонь»?

— Немного видоизмененный. Эта его разновидность ненавидит соленую воду.

— Но почему ты не сказала об этом пожарникам сразу же, как они приехали?

— Мне не хочется лишний раз отвечать на вопросы.

Однако Малоун не отступал.

— Зачем было позволять этому музею сгореть дотла? Только потому, что там нет никаких ценных экспонатов?

Малоун посмотрел на почерневшие стены пожарища и скелет собственного велосипеда, валяющийся рядом. Кассиопея по-прежнему избегала его взгляда, и Малоун чувствовал: она недоговаривает. Ни разу за все время их знакомства он не заметил в этой женщине признаков страха, нервозности или уныния. Она всегда была сильной, энергичной, организованной и умной. Но сейчас Кассиопея выглядела по-настоящему подавленной.

В дальнем конце огороженной пожарными улицы показалась машина. Он сразу узнал дорогой английский седан и сгорбленную фигуру, выбравшуюся из нее.

Хенрик Торвальдсен.

Кассиопея встала.

— Он приехал, чтобы поговорить с нами.

— Откуда он мог узнать, что мы находимся здесь?

— Происходит нечто очень важное, Коттон.

6

Венеция

2.30


Винченти был рад тому, что потенциальная катастрофа с флорентийцем была предотвращена. Он совершил ошибку. Времени было в обрез, поэтому приходилось играть в опасную игру, но теперь, похоже, судьба подкинула ему еще один шанс.

— Под контролем ли ситуация в Центральной Азии? — спросил один из членов Совета десяти. — Удалось ли нам нейтрализовать то, что пытался сделать этот дурак?

Все мужчины и женщины собрались в зале заседаний после того, как флорентийца, отчаянно бьющегося в гробу, увезли. К этому моменту выстрел в голову, должно быть, уже прекратил его попытки освободиться.

— Все в порядке, — проговорил Винченти. — Я лично занимался этой проблемой, но верховный министр Зовастина любит театральные эффекты, и, я думаю, она устроит из всего этого настоящее шоу.

— Ей нельзя доверять, — заявил другой член Совета.

Враждебность этого заявления удивила Винченти, ведь Зовастина являлась их союзником. Тем не менее согласился.

— С деспотами всегда проблем не оберешься. — Он встал и подошел к карте, висящей на стене. — Но, несмотря на это, сделать ей удалось чертовски много. Она фактически перекроила карту мира.

— А как ей это удалось? — послышался вопрос. — Уж наверняка не средствами дипломатии.

Винченти была известна официальная версия. После развала Советского Союза и по мере того, как различные «станы» добивались независимости, Центральную Азию раздирали гражданские войны и распри. Так называемое Содружество Независимых Государств, ставшее наследником СССР, существовало только на бумаге. Пышным цветом расцвели коррупция и некомпетентность.

Ирина Зовастина возглавила в регионе реформы, проводившиеся в рамках объявленной Горбачевым кампании перестройки и гласности, став застрельщиком преследования многих продажных чиновников. Со временем, однако, она инициировала изгнание русских, постоянно напоминая коренным жителям о том, что русские захватчики оккупировали их земли и отравили окружающую среду, отчего азиаты умирали тысячами. Наконец она возглавила Ассамблею представителей Казахстана, и благодаря ее усилиям страна была объявлена республикой.

Через год она стала президентом.

Запад всячески поддерживал Зовастину. В регионе, который практически никогда не знал реформ, у нее был имидж реформатора. Затем, пятнадцать лет назад, она ошеломила мир, объявив о создании Центрально-Азиатской Федерации.

Раньше — шесть государств, теперь — одно.

И все же коллега Винченти прав. Никаких чудес, скорее манипуляция. Поэтому он ответил очевидное:

— Она достигла этого с помощью власти.

— И тем, что очень удачливо захватила политический капитал своих политических оппонентов.

— Это всегда было самым надежным путем к власти, — сказал Винченти. — Мы не можем винить ее за это, поскольку сами делаем то же самое. — Он посмотрел еще на одного члена Совета и спросил: — Деньги отправлены?

Казначей кивнул.

— Три миллиарда шестьсот миллионов долларов, размещенные в банках по всему миру. Направляются прямиком в Самарканд. Все деньги чистые.

— Я полагаю, члены нашей организации готовы?

— Новый приток инвестиций начнется немедленно. Большая часть членов организации планирует серьезную экономическую экспансию. В соответствии с нашими указаниями вплоть до сегодняшнего дня они были крайне осторожны.

Время действительно поджимало. Согласно практике, существовавшей со времен первоначального Совета десяти, половина нынешнего его состава вскоре должна была обновиться. В соответствии с правилами Лиги каждые два года менялись пять членов Совета. Полномочия самого Винченти истекали через тридцать дней.

Для него это было одновременно и благом, и бедой.

Шестьсот лет назад Венеция являлась олигархической республикой, управляемой торговцами с помощью сложной политической системы, главной задачей которой было не допустить деспотизма. Основной принцип гласил: никто не должен получить единоличную власть. Обсуждения, принятие решений и действия всегда предпринимались группами людей. Группами, которые через определенные промежутки времени менялись. Но при этом продолжали процветать коррупция и интриги, то там, то здесь плелась паутина заговоров.

Человек всегда найдет путь к своей цели. Нашел и он.

Тридцать дней. Этого больше чем достаточно.

— А что с верховным министром Зовастиной? — спросил один из членов Совета. — Какова будет ее судьба?

— Это, — ответил Винченти, — является особой темой для обсуждения.

7

Самарканд

Центрально-Азиатская Федерация

6.20


Зовастина пришпорила коня. Другие наездники сделали то же самое. С мокрой земли, которую успели размесить копыта, в нее полетела грязь. Она покрепче, обеими руками, ухватилась за узду. До этого момента никто не пытался схватить козлиную тушу.

— А вот теперь давай, Буцефал, — прошептала она в ухо коню. — Покажем им, на что мы способны.

Правила игры были просты: подхватить боз и, держа его в руке, доскакать до конца поля, затем обогнуть шест, вернуться к середине поля и бросить козлиную тушу в «круг справедливости», обозначенный известью на траве. На первый взгляд эта задача казалась простой, однако другим игрокам было позволено делать практически все, что угодно, чтобы отобрать у соперника боз.

Приглашение принять участие в бускаши с Ириной Зовастиной считалось большой честью, и она выбирала участников очень тщательно. Сегодня среди игроков были ее личные охранники и девять гостей: две команды по двенадцать человек в каждой. Среди них — единственная женщина. Она.

Ей это было по душе.

Буцефал, словно почувствовав, чего от него хотят, приблизился к бозу. Другой игрок ударил его по правому боку. Зовастина схватила зажатую в зубах плетку и попыталась хлестнуть противника по лицу. Тот увернулся от удара и продолжал наступать. Пытаясь остановить ее, к нему присоединились еще трое наездников.

Два члена ее команды атаковали троих противников.

Вокруг боза возникла круговерть коней и людей.

Еще до начала игры Зовастина сказала членам своей команды, что хочет первой обогнуть шест, и теперь они делали все, чтобы помочь ей в этом.

Приблизился четвертый участник команды соперников.

Теперь вокруг нее кружили все двадцать четыре игрока, и ей казалось, что кружится весь мир. Один из противников хлестнул Зовастину по груди, но толстая кожаная куртка погасила силу удара. В иных обстоятельствах ударить верховного министра было бы страшным преступлением, но во время бускаши действовали совершенно иные правила. Она не хотела, чтобы другие игроки давали ей послабление.

Один из всадников не удержался в седле и упал на землю. Никто не остановился, чтобы помочь ему. Не позволяли правила.

Сломанные ребра, порезы, синяки были непременными спутниками этой игры. Более того, за последние два года на этом поле погибли пять человек. Смерть также сопровождала бускаши. Даже уголовный кодекс Федерации освобождал от ответственности за убийство в ходе игры.

Зовастина обогнула ямку в земле.

Еще один игрок потянулся к козлиной туше, но она огрела его по руке плеткой, а затем натянула поводья, притормозив Буцефала, и сделала еще один круг вокруг ямки, пытаясь не допустить до боза других игроков.

Еще двое наездников свалились с коней.

С каждым вдохом она ощущала запах травы, грязи и конского пота, но ей нравилась смесь этих запахов.

Зовастина снова зажала плетку в зубах — и свесилась с седла. Держась одной рукой за луку, второй она потянулась к козлиной туше. С отрубленной головой и ногами, та до сих пор истекала кровью. Крепко схватив боз, она вздернула его вверх и бросила Буцефала влево.

Теперь действовали только три правила: не привязывать к седлу тушу, не бить по руке того, кто ее держит, и не калечить лошадей.

Настало время скакать к шесту.

Она пришпорила Буцефала. Противники нагоняли. Ее соратники скакали им наперерез.

Тяжелая туша весила не меньше тридцати килограммов, но для ее сильных рук такой вес был сущим пустяком. По ее руке, затекая в рукав, струилась козлиная кровь. Внезапно она ощутила удар по спине и обернулась. Рядом с ней скакали двое всадников из противоборствующей команды, остальные неслись чуть поодаль.

Стук многих копыт по влажной почве сливался в громоподобный звук, лошади бешено ржали. Но вот на помощь подоспели ее чопены. Начался ожесточенный обмен ударами. Она держала боз мертвой хваткой, уже начинали болеть запястья.

До шеста оставалось пятьдесят футов.

Поле для игры располагалось позади летнего дворца, на поросшей травой долине, за которой начинался густой лес. Во времена Советского Союза это был курорт для партийной элиты, потому место и уцелело. Она сделала тут перепланировку, но разумно сохранила некоторые напоминания о временах русской оккупации.

К драке присоединились еще несколько наездников. Команды отчаянно сражались. В воздухе свистели плетки, мужчины рычали от боли, обмениваясь ругательствами.

Она оторвалась от преследователей, но совсем ненамного. Пришлось сбавить скорость, чтобы обогнуть шест. Сделав это, она направила коня к «кругу справедливости». Хотя соратники по-прежнему пытались защитить ее, теперь любой из игроков противника имел право отобрать у нее боз.

Она решила преподнести им сюрприз — и направила Буцефала под углом вправо. Правила это не запрещают. Игрок имеет право скакать в любом направлении. Остальная масса наездников осталась слева от нее, она же скакала к краю поля, по периметру которого росли высокие деревья. Между ними можно было с легкостью лавировать, и она уже делала это раньше, но сегодня ей захотелось выбрать иной путь.

Прежде чем кто-то из игроков успел отреагировать на ее неожиданный маневр, она вновь изменила направление и поскакала влево, наперерез несущейся вперед ватаге конников, тем самым заставив их сбавить скорость. Секундное замешательство противников предоставило ей значительное преимущество.

Она подняла глаза. Впереди, метрах в пятидесяти, ее поджидал всадник. С бородой и нахмуренным жестким лицом, он высоко сидел в седле. Внезапно он вытащил из-под кожаной накидки руку — и она увидела зажатый в ней пистолет. Держа оружие у бедра, он ждал ее приближения.

— Давай покажем ему, Буцефал, что мы его не боимся.

Она продолжала скакать вперед.

Мужчина с пистолетом не двигался.

Она не сводила с него взгляда. Никто не заставит ее сдаться.

Рука с пистолетом поднялась на уровень груди.

Над полем разнесся грохот выстрела.

Мужчина с пистолетом пошатнулся, потом вывалился из седла и рухнул на мокрую траву. Его лошадь, напуганная звуком, унеслась прочь.

Она проскакала прямо по трупу. Тяжелые копыта Буцефала раздавили еще теплое тело.

Зовастина продолжала скакать, и вскоре впереди показался «круг справедливости». Доскакав до него, она бросила тушу козла в его центр, а затем остановила Буцефала.

Подъехали другие всадники и остановились возле мертвого тела.

Стрелять в игрока было против всех правил. Однако то, что произошло, и не являлось частью игры. Или все же являлось? Только — другой, с другими игроками и другими правилами. Игры, которую не поймет и не примет ни один из участников сегодняшнего соревнования.

Она дернула поводья и, выпрямившись в седле, бросила взгляд в сторону дворца. Снайпер, сидящий в одной из расположенных на крыше огневых точек, оставшихся с советских времен, качнул винтовкой в знак приветствия. Она ответила, подняв Буцефала на дыбы, и конь заржал, словно радуясь их общему успеху.

8

Копенгаген

3.10


Страшно уставшая, Кассиопея отправилась с Хенриком Торвальдсеном и Малоуном в книжный магазин Малоуна. Она предполагала, что ее ждет долгая ночь. Прошедшие месяцы — особенно несколько последних недель — вымотали ее до предела, а испытаний еще предстояло немало.

Малоун включил лампы.

Ей было известно о событиях прошлой осени: о неожиданном приезде в Копенгаген бывшей жены Малоуна, о том, как с помощью гранатометов разгромили, а потом и сожгли его книжный магазин. Однако строители и реставраторы совершили почти невозможное. Все здесь было новым, но выглядело старинным.

— Искусством ваших мастеров можно восхищаться, — произнесла Кассиопея.

Торвальдсен кивнул.

— Я хотел, чтобы все выглядело в точности так, как прежде. Этот дом — свидетель истории и не заслуживает быть взорванным какими-то фанатиками.

— Не хочешь вылезти из мокрой одежды? — спросил ее Малоун.

— Может, сначала отправим Хенрика домой?

— А если он хочет посмотреть? — засмеялся Малоун.

— Звучит заманчиво, — сказал Торвальдсен, — но сегодня я не в настроении.

То же самое Кассиопея могла бы сказать и о себе.

— За меня не беспокойся, — проговорила она. — Кожаная одежда сохнет быстро. Именно поэтому я предпочитаю ее, когда предстоит работа.

— Над чем же ты работала сегодня?

— Ты уверен, что хочешь это знать? Сам ведь постоянно твердишь, что давно перестал быть оперативником и превратился в мирного книготорговца — вышел в отставку, и все такое.

— Ты прислала по электронной почте сообщение с просьбой встретиться в музее. Исходя из того, что ты рассказала мне на пожарище, завтра там никакого музея уже не будет.

Кассиопея села в мягкое кресло с невысокой спинкой.

— Потому-то мы и должны были там встретиться. Расскажи ему, Хенрик.

Ей нравился Малоун. Он был умным, уверенным в себе и красивым человеком, и Кассиопея заметила это сразу, когда в прошлом году они впервые встретились во Франции. Блестящий юрист, он двенадцать лет проработал в министерстве юстиции, в его тайном подразделении, называющемся группа «Магеллан». Затем, два года назад, он неожиданно для всех вышел в отставку и купил у Торвальдсена книжный магазин в Копенгагене. Он всегда говорил то, что думал, и иногда даже бывал грубоват — в точности как сама Кассиопея, так что она не могла осуждать его за это. Ей нравились его живое лицо, опасный блеск в светло-зеленых глазах, его пшеничные волосы и вечно загорелая кожа. Она знала, что Малоуну сорок с небольшим, и понимала, что благодаря цвету молодости, которому только предстояло увянуть, он находится на пике своего обаяния.

Она завидовала ему.

Время — вот что главное. Ей казалось, что у нее самой его в запасе осталось так мало!

— Коттон, — заговорил Торвальдсен, — за последние три месяца в различных странах Европы произошли другие пожары. Сначала во Франции, затем в Испании, Бельгии и Швейцарии. Пожары в точности такие же, как сегодняшний. В каждом случае полиция установила поджог, но до сих пор связать их воедино никто не догадался. Два здания сгорели дотла. Они располагались в сельской местности, и поэтому никому до них не было дела. Все четыре здания являлись частными домами, в которых на момент пожара никто не жил, сегодня впервые подожгли коммерческую недвижимость.

— Какую же связь между этими случаями видите вы? — поинтересовался Малоун.

Ответила Кассиопея.

— Мы знаем, что им нужно, — сказала она. — Слоновьи медальоны.

— Знаешь, о том же подумал и я, — проговорил Малоун. — Пять поджогов, все — в Европе. Должно быть, дело действительно в слоновьих медальонах, в чем же еще?

— Они существуют, — сказала она.

— Приятно это узнать, но что такое, черт побери, слоновьи медальоны?

— Две тысячи триста лет назад, — стал рассказывать Торвальдсен, — после того как Александр Великий покорил Малую Азию, он устремил взгляд в сторону Персии. Но армия покинула его прежде, чем он успел захватить сколько-нибудь значительную часть этой страны. В Индии он участвовал в нескольких битвах, в которых впервые столкнулся с боевыми слонами. Эти животные сокрушали ряды македонцев, сея среди них панику. Слоны наводили ужас на солдат Александра. Впоследствии в память об этих событиях были отчеканены монеты, или, как их еще называют, медальоны, изображающие Александра, сражающегося со слонами.

— Медальоны, — добавила Кассиопея, — были отчеканены уже после смерти Александра. — Мы не знаем, сколько их было всего, но к сегодняшнему дню известны восемь. Четыре они уже прибрали к рукам, еще один — сегодня ночью, два находятся в частных коллекциях, а последний выставлен в Музее истории культуры в Самарканде.

— В столице Центрально-Азиатской Федерации? — уточнил Малоун. — Это часть территорий, покоренных Александром.

Торвальдсен тяжело опустился в одно из кресел. Из-за искривленной спины его голова опустилась вперед и мясистый подбородок уткнулся во впалую грудь. Кассиопея обратила внимание на то, что ее старый друг выглядит крайне уставшим и опустошенным. Одет он был в свой любимый мешковатый свитер и вельветовые брюки, которые были ему порядком велики. Кассиопея знала: он использует эту одежду для того, чтобы скрыть уродство своего скрюченного, изломанного тела. Она жалела о том, что невольно втянула его в эту историю, но он сам настоял на этом. Торвальдсен был хорошим другом. Пришла пора выяснить, насколько хорошим другом является Малоун.

— Что тебе известно о смерти Александра Македонского?

— Я читал книги на эту тему, но они в основном состоят из мифов и противоречащих друг другу фактов.

— Это твоя знаменитая эйдетическая память?

Малоун пожал плечами.

— Она досталась мне с рождения.

Кассиопея улыбнулась.

— Событие, случившееся в июне триста двадцать третьего года до Рождества Христова, заставило мир сильно измениться.

Торвальдсен сделал приглашающий жест в сторону Кассиопеи.

— Продолжай. Расскажи ему. Он должен это знать.

Так она и поступила.


«В последний день мая, находясь в Вавилоне, Александр пришел на пирушку, устроенную одним из его доверенных соратников. Он произнес тост, выпил большой кубок неразбавленного вина, а потом вдруг пронзительно вскрикнул, словно получил болезненный удар. Его немедленно уложили в кровать. У него началась лихорадка. Несмотря на это, он продолжал играть в кости, разрабатывал планы со своими генералами и совершал все необходимые жертвоприношения. На четвертый день Александр стал жаловаться на слабость. И действительно, соратники заметили отсутствие у царя прежней энергии. Еще несколько дней он почти неподвижно лежал в купальне, куда его перенесли, поскольку там царила прохлада. Но даже несмотря на слабость, он отправил приказ своей пехоте, веля ей быть готовой к выступлению через четыре дня. Флот должен был выступить через пять. Он планировал двинуться на запад и захватить Аравию. 6 июня, ощущая еще большую слабость, Александр передал свое кольцо Пердикке, чтобы не наступило безвластие. Это вызвало панику. Македоняне боялись, что он уже умер, и, желая развеять их опасения, Александр разрешил им по одному пройти мимо своего ложа. Каждого он приветствовал улыбкой. После того как ушел последний из них, он прошептал: «После моей смерти где найдете вы царя, заслуживающего таких людей!» Александр приказал, чтобы после смерти его тело перенесли в храм Амона в Египте, но никто из его товарищей и слушать не хотел такие обреченные речи. Состояние Александра продолжало ухудшаться, и 9 июня сподвижники спросили его: «Кому ты оставишь свое царство?» Птолемей утверждает, что услышал ответ «самому достойному», Селевк — «самому умному», Пифон — «самому сильному». Завязался ожесточенный спор относительно того, кто прав. Рано утром следующего дня, на тридцать третьем году жизни, после двенадцати лет и восьми месяцев своего правления Александр Македонский умер».

— По поводу последних слов Александра до сих пор ведутся споры, — сказала Кассиопея.

— Из-за чего же они так важны? — осведомился Малоун.

— Из-за того, что он оставил после себя, — ответил Торвальдсен. — Свое царство без достойного наследника.

— И все это каким-то образом связано со слоновьими медальонами?

— Коттон, — заговорил Торвальдсен, — музей, который сгорел сегодня ночью, я купил полгода назад, зная, что его непременно уничтожат. Мы с Кассиопеей ждали момента, когда это случится.

— Мы должны были опережать хоть на шаг тех, кто охотится за медальонами, — добавила Кассиопея.

— Но похоже, они вас обыграли. Они все же забрали эту штуку.

Датчанин и женщина обменялись взглядами, а затем Торвальдсен сказал:

— Не совсем.

9

Виктор расслабился лишь после того, как дверь их гостиничного номера на четвертом этаже была закрыта и заперта. Они теперь находились в противоположной части Копенгагена, рядом с каналом Нихавн, вдоль которого выстроились кафе, до отказа наполненные шумными посетителями. Он сел за стол и включил лампу, а Рафаэль занял позицию у окна, что выходило на улицу.

Теперь он завладел пятым медальоном.

Первые четыре не принесли ничего, кроме разочарования. Один оказался подделкой, а остальные три находились в плачевном состоянии. Еще полгода назад они мало что знали о слоновьих медальонах, но теперь считали себя вполне компетентными в этом вопросе.

— Успокойся, мы в полном порядке, — сказал он Рафаэлю. — За нами никто не следил.

— Я все же понаблюдаю, — откликнулся тот. — На всякий случай.

Он знал: Рафаэль пытается загладить свою вину за то, что переборщил в музее, и поэтому сказал:

— Все нормально.

— Он должен был погибнуть.

— Хорошо, что этого не случилось. По крайней мере, теперь мы знаем, с чем имеем дело.

Виктор расстегнул кожаный футляр и достал оттуда стереомикроскоп и цифровые весы, а затем положил монету на стол. Они нашли ее на одном из стендов музея, с подписью, гласившей: «Слоновий медальон (Александр Великий), декадрахма, ок. II в. до н. э.».

Сначала Виктор измерил ее диаметр. 35 миллиметров. Так и должно быть. Он включил электронные весы и взвесил монету. 40,74 грамма. Тоже сходится.

С помощью лупы он изучил изображение на одной стороне медальона — воин в парадной форме, состоящей из шлема с перьями, подшлемника, нагрудника и кавалерийского плаща до колен.

Виктор был доволен. Подделки можно было сразу распознать по одной детали: на фальшивках плащ воина обычно спускался до щиколоток. Торговля фальшивыми древнегреческими монетами процветала веками, и умные фальсификаторы научились обманывать простофиль и неопытных коллекционеров. К счастью, он не являлся ни тем ни другим.

Первый известный слоновий медальон всплыл в 1887 году, когда его преподнесли в дар Британскому музею. Он появился откуда-то из Центральной Азии. Второй был найден в 1926 году в Иране. Третий обнаружили в 1959 году, четвертый — в 1964-м. Затем, в 1973-м, у руин Вавилона нашли еще четыре медальона. Все эти восемь монет разошлись по музеям и частным коллекциям. Учитывая огромное количество предметов эллинистического искусства и древних монет, доступных коллекционерам, они не являлись чем-то из ряда вон выходящим, но определенный интерес, безусловно, представляли.

Виктор вернулся к изучению монеты.

Гладко выбритый воин в левой руке сжимал длинное копье, сариссу, увенчанное наконечником в форме листа, а в правой — пучок молний. Над ним парила Ника, крылатая богиня победы. Слева от изображения чеканщик оставил свою монограмму.

То ли ВА, то ли ВАВ — это было не совсем понятно, а уж о значении этих букв Виктору и подавно не было ничего известно.

Все, казалось, было в порядке. Ничего лишнего или недостающего. Он перевернул монету. Ее края были неровными, зеленоватый налет на ощупь казался гладким, как будто монету отшлифовала бегущая вода. Время мало-помалу стирало гравировку на обеих сторонах медальона. Удивительно, как вообще эти реликвии дожили до наших дней.

— Все спокойно? — спросил он Рафаэля, который по-прежнему стоял у окна.

— Не строй из себя начальника, — огрызнулся тот.

Виктор поднял глаза на напарника.

— Я просто спросил.

— Как же! Разве у меня может быть все в порядке! — с сарказмом произнес Рафаэль, и Виктор понял подоплеку этого восклицания.

— Ты увидел, что кто-то подходит к двери музея, — и среагировал на это, вот и все.

— Это было глупо. Убийство привлекает чересчур много внимания.

— Тело все равно не нашли бы. Хватит переживать по этому поводу. Кроме того, это я принял решение оставить его там.

Виктор вновь сосредоточил внимание на медальоне. Если на аверсе был изображен воин, то на реверсе — конник в таком же облачении, преследующий убегающего слона. На спине слона сидели двое мужчин. Один потрясал в воздухе сариссой, другой пытался вытащить из своей груди пику кавалериста. Нумизматы сходились во мнении, что воин и всадник, изображенные на монете, олицетворяют Александра, а сам медальон отчеканен с целью увековечить битву с боевыми слонами.

Но окончательно убедиться в том, что монета подлинная, можно было только с помощью микроскопа. Виктор включил подсветку и положил декадрахму на предметный столик.

Подлинные монеты отличались от фальшивых любопытной деталью. Вокруг изображений и между ними имелись крохотные микробуквы, которые древние чеканщики наносили, пользуясь при этом примитивными лупами. Эксперты полагали, что эти буковки выполняли примерно ту же функцию, которую выполняют водяные знаки на современных банкнотах, — функцию защиты денежных знаков от подделки. В те времена увеличительные стекла были большой редкостью, поэтому обычный человек увидеть микроскопические знаки не мог.

Микробуквы были обнаружены на поверхности самого первого медальона много лет назад, но из четырех медальонов, украденных Виктором и Рафаэлем, они имелись только на одном. Если этот медальон подлинный, в складках плаща кавалериста должны обнаружиться две греческие буквы — ZH.

Виктор отрегулировал резкость и увидел крохотные знаки.

Но не буквы.

Цифры.

36 44 77 55.

Он поднял голову. Рафаэль, заметив его озадаченный вид, спросил:

— В чем дело?

Их положение стало еще более затруднительным. Чуть раньше Виктор сделал несколько звонков из номера и теперь поглядел на телефонный аппарат и на список телефонных дежурных служб — четыре группы по два номера в каждой. Каждый из них начинался на «тридцать шесть», но они отличались от набора цифр, который он только что увидел в микроскоп.

Однако теперь он знал, что представляют собой цифры, выбитые на древнем медальоне.

Номер телефона в Дании.

10

Венеция

6.30


Винченти смотрелся в зеркало, пока камердинер облачал его необъятное туловище в рубашку и костюм от Гуччи. Щеткой из верблюжьей шерсти камердинер стряхнул с темной шерстяной ткани все до единой пылинки, поправил у хозяина узел на галстуке и вручил ему шелковый носовой платок цвета бургундского вина, который Винченти сунул в карман пиджака.

В изысканном костюме его тело весом в полтора центнера выглядело вполне прилично. Модельер-консультант из Милана, находившийся на содержании у Винченти, убедил его в том, что темные цвета не только придают ему властности, но и отвлекают внимание от его непомерных габаритов. А это было не так-то просто. Все в Винченти было большим: похожие на мешки щеки, покатый лоб, нос картошкой. Но он любил хорошо поесть, а садиться на диету казалось ему кощунством.

Он подал знак, и камердинер прошелся щеткой по его шнурованным ботинкам от Лоренцо Банфи. Винченти бросил последний взгляд в зеркало, а затем посмотрел на часы.

— Сэр, — заговорил камердинер, — она звонила, когда вы принимали душ.

— По частной линии?

Камердинер кивнул.

— Она оставила номер?

Камердинер сунул руку в карман и вытащил клочок бумаги. Винченти успел немного поспать и до, и после заседания Совета. Сон, в отличие от диеты, не являлся пустой тратой времени. Винченти знал, что его ждут люди, и ненавидел опаздывать, но сейчас все же решил потратить несколько лишних минут на телефонный звонок. Он позвонит из своей спальни. Не имеет смысла оповещать о своих делах весь мир с помощью сотового телефона. Камердинер удалился. Винченти подошел к телефону на прикроватной тумбочке и набрал код международного соединения, а затем — записанный на клочке бумаги номер. После третьего звонка ему ответил женский голос.

— Я рад, госпожа верховный министр, что вы все еще среди нас, живущих.

— А я рада, что ваша информация оказалась точной.

— Я бы не стал беспокоить вас ради каких-нибудь фантазий.

— Но вы до сих пор не сказали, откуда вам стало известно о готовящемся покушении на меня.

Три дня назад он сообщил Ирине Зовастиной о планах флорентийца.

— Лига заботится о своих членах, а вы, госпожа верховный министр, являетесь одним из самых важных.

Женщина усмехнулась.

— Вы само обаяние, Энрико.

— Вы выиграли в бускаши?

— Конечно. Дважды в течение одной игры. Мы оставили тело убийцы лежать на траве, и кони копытами буквально разнесли его в клочья. Теперь тем, что осталось, лакомятся птицы и собаки.

Винченти непроизвольно моргнул. В этом-то и заключается проблема Центральной Азии. Она отчаянно стремится стать частью двадцать первого века, но ее культура намертво застряла в пятнадцатом. Лиге придется приложить немало усилий, чтобы изменить это положение, хотя задача эта сродни тому, чтобы перевести хищника на вегетарианскую диету.

— Вы знаете «Илиаду»? — спросила Зовастина.

— Да.

Женщина процитировала:

Многие души могучие славных героев низринул
В мрачный Аид и самих распростер их
                                                   в корысть плотоядным
Птицам окрестным и псам.[2]

Винченти хмыкнул.

— Вы желаете уподобиться Ахиллу?

— В нем многое достойно восхищения.

— Насколько мне помнится, он отличался непомерной гордыней.

— Но при этом он был воином — всегда и во всем. Скажите, Энрико, а как обстоит дело с вашим предателем? Вы решили эту проблему?

— Флорентиец удостоится чудесного погребения к северу от нашего города, у озера. Мы пошлем ему цветы. — Винченти нужно было выяснить, в каком настроении находится Зовастина. — Нам необходимо кое-что обсудить.

— Плату, причитающуюся с меня за то, что вы спасли мне жизнь?

— Нет, вашу часть договора, которую мы обсуждаем уже давно.

— Я буду готова встретиться с Советом через несколько дней. Сначала мне нужно довести до конца кое-какие дела.

— Меня больше интересует, когда мы с вами сможем пообщаться с глазу на глаз.

Женщина хохотнула.

— Не сомневаюсь. На самом деле я тоже в этом заинтересована. Но сначала я должна закончить дела здесь.

— Мои полномочия в Совете скоро заканчиваются, а после этого вам придется иметь дело с другими людьми. Они могут оказаться не столь приветливыми.

Зовастина рассмеялась.

— Приветливыми… Какая прелесть! Мне нравится иметь с вами дело, Энрико, честное слово! Мы понимаем друг друга с полуслова.

— Нам необходимо поговорить.

— Скоро поговорим. Однако сначала вам необходимо разобраться еще с одной проблемой, которую мы обсуждали. С американцами.

Она была права.

— На этот счет можете не волноваться. Я собираюсь заняться этой проблемой прямо сегодня.

11

Копенгаген


— Что значит «не совсем»? — спросил Малоун у Торвальдсена.

— Я купил фальшивый слоновий медальон. На рынке этих подделок — пруд пруди.

— А зачем тебе это понадобилось?

— Коттон, — снова вступила в разговор Кассиопея, — эти медальоны имеют очень большое значение.

— Надо же, никогда бы не подумал! — с нескрываемым сарказмом ответил Малоун. — Единственное, о чем вы мне пока не сообщили, — почему они так важны.

— Известно ли тебе что-нибудь о посмертной судьбе Александра Великого? — спросил Торвальдсен. — О том, что случилось с его телом?

— Да вроде что-то читал.

— Но вряд ли тебе известно то, что знаем мы, — проговорила Кассиопея. Она стояла возле одной из книжных полок. — Прошлой осенью мне позвонил друг, работавший в Музее культуры в Самарканде. Он там кое-что нашел и посчитал, что меня это может заинтересовать. Старый манускрипт.

— Насколько старый?

— Первого или второго века нашей эры.

— Ты когда-нибудь слышал о рентгеновском флуоресцентном анализе?

Малоун отрицательно мотнул головой.

— Это сравнительно новый метод, — сказал Торвальдсен. — В раннем Средневековье пергаменты были такой редкостью, что монахи придумали способ многократного их использования. Они удаляли с пергамента первоначальный текст, после чего заново писали на нем нужные тексты. Метод флуоресценции предполагает облучение неоднократно использованного пергамента рентгеновскими лучами. К счастью, чернила, которыми писали много веков назад, содержат много железа. Когда на них падают рентгеновские лучи, молекулы этих чернил начинают светиться, и возникающие изображения можно зафиксировать. Просто удивительно! Что-то вроде факса из прошлого. Написанные когда-то, а затем стертые слова вновь возникают в виде надписи из светящихся молекул.

— Коттон, — заговорила Кассиопея, — все, что нам известно об Александре, ограничивается трудами четырех человек, которые жили почти через пятьсот лет после его кончины.

«Эфемериды», или так называемые царские дневники Александра, предположительно составлявшиеся при его жизни, бесполезны, поскольку описание событий давалось в патетическом, приподнятом тоне и должно было льстить тщеславию великого полководца. «История Александра Великого», которую многие считают наиболее авторитетным источником, на самом деле является плодом фантазии и имеет мало общего с реальностью. Существуют еще два жизнеописания Александра, авторами которых являются Арриан и Плутарх. Эти двое считаются авторитетными историками.

— «Историю Александра Великого» я читал.

— Однако на этом список исчерпывается. Александр сродни королю Артуру, подлинная жизнь которого со временем была вытеснена романтическими легендами. Сегодня в представлении многих он является хоть и завоевателем, но благопристойным, эдаким собирателем земель, государственным деятелем. На самом же деле Александр безжалостно истреблял целые народы и опустошал завоеванные им территории. Движимый паранойей, он убивал друзей и гнал свои войска на верную смерть. Он был игроком, поставившим на кон собственную жизнь и жизни тех, кто его окружал. В его личности нет ничего магического.

— Не могу согласиться, — заявил Малоун. — Александр являлся выдающимся полководцем, первым, кто предпринял попытку объединить мир. Его походы были кровавыми и жестокими, поскольку такова война. Согласен, Александр был одержим завоеваниями, но лишь потому, что мир того времени был готов к тому, чтобы его покорили. Александр лишь проявил политическую проницательность и практичность. Грек, ставший впоследствии персом. Из того, что я о нем читал, вытекает, что он не гнушался использовать в своих целях и такое орудие, как национализм, и я не могу его за это осуждать. В результате после того, как Александр умер и его сподвижники, диадохи, поделили между собой его империю, греческая культура на долгие века оказалась доминирующей. Эпоха эллинизма коренным образом изменила западную цивилизацию, и все это началось с Александра.

Малоун видел, что Кассиопея не согласна с ним.

— В старом манускрипте как раз и говорилось о наследии Александра, — произнесла она. — О том, что произошло после его смерти на самом деле.

— Мы знаем, что произошло, — упрямился Малоун. — Его империя стала добычей его диадохов, и они прятали друг от друга его тело. Существует множество различных повествований относительно того, как каждый из них пытался перехватить погребальный кортеж, желая заполучить тело императора в качестве символа своей власти. Именно поэтому тело забальзамировали. Греки всегда сжигали своих усопших, но только не Александра. Его тело должно было оставаться видимым и осязаемым.

— Да, именно это, как следует из манускрипта, происходило в тот период, когда Александр умер в Вавилоне и его тело в конце концов перевезли обратно на запад, — сказала Кассиопея. — Затем прошел год. Год, имевший огромное значение для слоновьих медальонов.

Наступившее в комнате молчание нарушил негромкий звонок. Торвальдсен достал из кармана сотовый телефон и ответил на вызов. Это было очень необычно. Торвальдсен терпеть не мог эти игрушки и ненавидел, когда кто-то разговаривал по сотовому в его присутствии.

Малоун перевел взгляд на Кассиопею и спросил:

— Это так важно?

— Мы ждали этого звонка, — ответила женщина.

Ее лицо оставалось все таким же угрюмым.

— Ты сегодня весела, как канарейка, — иронично хмыкнул Малоун.

— Тебе будет сложно в это поверить, Коттон, но я тоже живая, и ничто человеческое мне не чуждо.

Его удивил едкий тон Кассиопеи. Во время ее приезда на Рождество они провели несколько приятных вечеров в Кристиангаде, поместье Торвальдсена, расположенном на морском побережье к северу от Копенгагена. Малоун даже преподнес ей подарок — редкое издание семнадцатого века об инженерном искусстве Средних веков. Во Франции она возводила замок — камень за камнем, используя материалы, механизмы и технологию, применявшиеся семьсот лет назад. Они договорились, что весной Малоун нанесет ей визит и заодно посмотрит, как продвигается строительство.

Торвальдсен закончил разговор.

— Это был один из воров, ограбивших музей.

— Откуда он узнал твой номер? — спросил Малоун.

— Я велел выгравировать его на медальоне. Мне хотелось дать им понять, что мы ждем. Я сказал ему, что, если он хочет заполучить настоящую декадрахму, ему придется купить ее.

— Возможно, вместо этого он просто попытается убить тебя.

— На это мы и надеемся.

— И как же ты собираешься помешать этому?

С каменным лицом Кассиопея шагнула вперед.

— Вот тут в игру и вступаешь ты.

12

Виктор положил телефонную трубку. Рафаэль, стоя у окна, слышал весь разговор.

— Он хочет встретиться с нами в три часа. — Виктор вертел в руке слоновий медальон. — Они знали, что мы за ним придем. Но до чего же мастерски выполнена подделка! Сделавший ее фальшивомонетчик — просто гений!

— Наверное, мы должны доложить об этом?

Виктор не мог с этим согласиться. Верховный министр Зовастина поручила эту миссию ему, поскольку он являлся самым доверенным ее лицом. Тридцать человек охраняли ее денно и нощно. Ее Священный отряд. Названная в честь знаменитого Священного отряда из Фив — отборного греческого подразделения, полегшего под копьями воинов царя Филиппа Македонского и его сына Александра, — гвардия верховного министра была и сформирована по тому же принципу. Виктор слышал, как об этом рассказывала сама Зовастина. Отвага Священного отряда произвела на македонян столь сильное впечатление, что в память о нем был возведен монумент, который до сих пор сохранился в Греции.

Придя к власти, Зовастина с энтузиазмом взялась за создание собственной гвардии, построив ее по образу и подобию Священного отряда. Ее первым рекрутом стал Виктор, и уже он подобрал двадцать девять остальных, включая Рафаэля, итальянца, которого он нашел в Болгарии — работающим на службу безопасности этой страны.

— Разве мы не обязаны позвонить в Самарканд? — вновь спросил Рафаэль.

Виктор посмотрел на своего молодого спутника. Непоседливая, беспокойная душа. Рафаэль полюбился Виктору, и именно поэтому ему прощались ошибки, которые для других стали бы роковыми. Как, например, то, что он пристукнул того мужчину в музее. Впрочем, может быть, в конечном итоге это не было ошибкой.

— Мы не можем звонить, — негромко произнес Виктор.

— Если об этом станет известно, она нас убьет.

— Значит, мы не должны позволить, чтобы об этом стало известно. До сих пор у нас все получалось.

Так оно и было. Четыре похищения, все — из частных коллекций, хозяева которых, к счастью, либо держали свои сокровища в хлипких сейфах, либо — еще более легкомысленно — выставляли их напоказ. Следы они заметали с помощью умело организованных пожаров, так что об их участии в похищениях узнать никто не мог.

Или все же мог?

Человек, с которым он только что говорил по телефону, похоже, знал о том, что они делают и какую цель преследуют.

— Мы сами решим эту проблему, — решительно заявил он.

— Ты боишься, что она обвинит меня?

Виктор почувствовал, что у него перехватило горло.

— На самом деле я боюсь, что она обвинит нас обоих.

— Мне неловко, Виктор. Ты так нянчишься со мной, — с виноватым видом проговорил Рафаэль.

Виктор постучал пальцем по медальону.

— От этих штуковин одни только неприятности.

— Для чего они ей понадобились?

Виктор недоуменно покачал головой.

— Она не из тех, кто объясняет свои поступки, но то, что они ей очень нужны, это точно.

— А я кое-что подслушал, — интригующим тоном сообщил Рафаэль.

— И где же ты подслушал это «кое-что»?

— Когда проходил инструктаж перед тем, как заступить на смену. На прошлой неделе, прямо перед нашим отъездом.

Все они посменно выступали в роли личных телохранителей Зовастиной и свято соблюдали одно железное правило: ничто из того, что они видят и слышат, не имеет для них никакого значения. Но тут был особый случай.

— Рассказывай, — велел Виктор.

— Она строит планы.

Виктор подбросил на ладони медальон.

— И какое отношение имеют к ним эти монеты?

— Она говорила с кем-то по телефону и сказала, что имеют. То, что поручено нам, поможет предотвратить какую-то проблему. — Рафаэль помолчал, а затем добавил: — Ее амбиции беспредельны.

— Но она столь многого достигла. Она сделала то, что не по плечу никому другому. Жизнь в Центральной Азии наконец-то наладилась.

— Но ей этого мало, Виктор, я видел это в ее глазах. Ей нужно больше.

Виктор попытался скрыть собственное возбуждение под маской удивления.

— Я прочитал биографию Александра — она ее очень хвалила. Она любит советовать разные книги, особенно посвященные ему. Ты знаешь историю про Буцефала, коня Александра?

Виктор слышал, как Зовастина пересказывала эту легенду. Когда Александр был еще мальчиком, его отец купил красавца коня, которого никто не мог объездить. Александр поклялся отцу и королевским конюшим, что сумеет обуздать дикий нрав лошади. Филипп сомневался в том, что сыну это удастся, но разрешил попробовать после того, как мальчик пообещал: если он потерпит неудачу, то возместит расходы на коня из собственных денег. Поняв, что конь просто боится собственной тени, Александр повернул животное мордой к солнцу и, приласкав, вскочил на него.

Он пересказал Рафаэлю то, что ему было известно.

— А знаешь, что Филипп сказал Александру после того, как тот укротил коня?

Виктор помотал головой.

— Он сказал: «Ищи, сын мой, царство по себе, ибо Македония для тебя слишком мала!» У нее — та же проблема, Виктор. Центральная Азия больше Европы, но для нее и она слишком мала. Ей нужно больше.

— Это не наша с тобой забота.

— Но то, что мы делаем, каким-то образом помогает ей осуществить свои планы.

Виктор ничего не ответил, хотя его все это тоже беспокоило.

Рафаэль почувствовал, что товарищ не хочет больше обсуждать эту тему, и спросил:

— Ты сказал, что мужчина, с которым ты говорил по телефону, хочет получить пятьдесят тысяч евро? Но ведь у нас нет денег.

Виктор действительно был рад сменить тему.

— Нам они и не понадобятся, — сказал он. — Мы получим медальон бесплатно. Необходимо уничтожить того, кто решил поиграть с нами в такие игры.

Рафаэль был прав. Верховный министр Зовастина не потерпит ошибок с их стороны.

— Согласен, — сказал Виктор. — Мы убьем их всех.

13

Самарканд

Центрально-Азиатская Федерация

11.30


Мужчина, вошедший в кабинет Ирины Зовастиной, был невысок, коренаст, с плоским лицом и упрямой выпирающей челюстью. Он был третьим по званию в Объединенных военно-воздушных силах Федерации, но при этом являлся тайным лидером небольшой политической партии, которая (и это не могло не тревожить Зовастину) в последнее время набирала все большую силу. Казах, сопротивляющийся славянскому влиянию в любой его форме, он любил разглагольствовать о былых кочевых временах, о свободе, царившей в степях за сотни лет до того, как пришли русские и перевернули все с ног на голову.

Глядя на этого вольнодумца, она недоумевала: каким образом, несмотря на лысый череп и глаза-щелки, этот человек умел расположить к себе всех и каждого? В отчетах говорилось, что он обладает острым умом, умеет ясно формулировать свои мысли и убеждать собеседников. Казаха привезли во дворец два дня назад, после того, как его в одночасье свалила болезнь: высокая температура, носовое кровотечение, иссушающий кашель и боль в боках, которую сам он сравнивал с ударами молота. Врач диагностировал вирусную инфекцию, осложненную пневмонией; обычные методы лечения не помогали.

Сейчас, однако, босоногий и в халате каштанового цвета, он выглядел вполне удовлетворительно.

— Вы неплохо выглядите, Энвер. Гораздо лучше, чем накануне.

— Зачем я здесь? — спросил он бесцветным голосом, в котором не прозвучало и намека на благодарность.

Ранее он уже задавал этот вопрос человеку, который присматривал за ним и даже намекал на то, что им известно о его измене. Любопытно, что полковник не выказал и тени страха. Он демонстративно не желал разговаривать по-русски, обращаясь к ней исключительно на казахском, поэтому она, желая пойти ему навстречу, отвечала на том же старом языке:

— Вы тяжело заболели, вот я и приказала перевезти вас сюда, чтобы вашим здоровьем занялись мои доктора.

— Вчерашний день полностью стерся из моей памяти.

Зовастина жестом предложила ему сесть и налила чай из серебряного чайника.

— Вы были очень плохи. Я беспокоилась — вот и решила помочь.

Мужчина смотрел на нее подозрительным взглядом.

Зовастина протянула ему чашку на блюдце.

— Зеленый чай с ароматом яблока. Мне сказали, вы любите именно такой.

Он не взял чашку.

— Что вам от меня нужно, министр?

— Вы совершили измену по отношению ко мне и к нашей Федерации. Ваша партия подстрекает народ к гражданскому неповиновению.

Мужчина не стал изображать удивления.

— Вы сами постоянно твердите о том, что у нас свобода слова.

— И вы мне поверили?

Она поставила чашку на стол и перестала изображать из себя гостеприимную хозяйку.

— Три дня назад вы были заражены смертоносным вирусом, который убивает человека в течение двух-трех суток. Смерть наступает от высокой температуры, скопления жидкости в легких и ослабления стенок сосудов, которое приводит к интенсивному внутреннему кровотечению. Когда вас привезли сюда, болезнь еще не достигла этой стадии, но, если бы не лечение, сейчас вы уже были бы мертвы.

— Почему же я все еще дышу?

— Я приказала остановить развитие болезни.

— Вы?

— Да. Я хотела продемонстрировать вам, что я могу с вами сделать.

Несколько секунд мужчина молчал, по всей видимости переваривая услышанное.

— Вы являетесь полковником наших военно-воздушных сил, человеком, принесшим присягу и поклявшимся защищать Федерацию до последней капли крови.

— Я готов выполнить эту клятву.

— И тем не менее вы пошли на предательство.

— Спрашиваю вас еще раз: чего вы от меня хотите?

В его тоне уже не звучало и намека на вежливость.

— Верности.

Мужчина промолчал.

Зовастина взяла пульт дистанционного управления, нажала на кнопку — и плоский экран телевизора, стоящего на углу ее письменного стола, ожил. На нем появилось изображение пятерых мужчин, пробирающихся через оживленную толпу рыночных покупателей. Под яркими разноцветными навесами были в изобилии разложены свежие овощи и фрукты.

Ее гость вскочил на ноги.

— Эта запись сделана одной их камер наружного наблюдения на рынке Навои. Они весьма полезны для поддержания порядка и борьбы с преступностью, но, помимо этого, позволяют следить за врагами. — Было видно, что он узнал лица тех, кто был изображен на экране. — Совершенно верно, Энвер. Ваши друзья. Противники Федерации. Мне известны все ваши планы.

Ей действительно была известна философия его партии. До воцарения коммунистического режима, когда казахи жили преимущественно в юртах, женщины являлись неотъемлемой составляющей общественной жизни, занимая более трети политических постов. Но в период между Советами и исламом женщины были отодвинуты в сторону. Независимость, обретенная в 1990 году, принесла с собой не только экономический спад. Она также позволила женщинам вернуться на передний край политической и общественной жизни, где их позиции неуклонно усиливались, а Федерация закрепила такое положение вещей.

— На самом деле вы не хотите возвращения к прошлому, Энвер, к тем временам, когда наш народ мыкался по степям, когда страной правили женщины. Нет, вы сами рветесь к власти. И если вам удастся разжечь народные страсти разговорами о славном прошлом, вы используете эту энергию в своих интересах. Вы ничем не лучше меня.

Мужчина плюнул, и плевок упал возле ее ног.

— Вот что я о вас думаю.

Женщина передернула плечами.

— Это ничего не меняет. — Она указала на экран. — Каждый из этих мужчин еще до заката солнца будет заражен точно так же, как это произошло с вами. Они ничего не поймут до тех пор, пока у них не пойдет носом кровь, не пересохнет горло, не начнутся мучительные головные боли и озноб. Вы ведь помните все эти симптомы, не так ли, Энвер?

— Вы еще большее чудовище, чем я о вас думал.

— Если бы я была чудовищем, я позволила бы вам умереть.

— Отчего же вы этого не сделали?

Зовастина направила пульт дистанционного управления на телевизор, нажала на кнопку, и картинка на экране изменилась. Вместо рынка на нем возникла карта.

— Вот чего мы достигли. Объединенное азиатское государство, на создание которого дали согласие все лидеры.

— Вы не спросили народ.

— Вот как? Федерация существует всего пятнадцать лет, а экономика всех вошедших в нее стран уже совершила огромный скачок вперед. Мы построили школы, дома, дороги. Значительно улучшилась система здравоохранения, модернизирована инфраструктура. Электричество, водоснабжение, канализация — все то, чего не было при Советах, теперь существует и исправно работает. Прекратилось разграбление русскими наших природных ресурсов. К нам пришли многомиллиардные инвестиции из-за рубежа, расширяется индустрия туризма. Наш валовой национальный продукт вырос на тысячу процентов! Люди счастливы, Энвер.

— Не все.

— Каждого счастливым не сделаешь. Максимум, на что мы способны, это удовлетворить потребности большинства. Именно к этому постоянно призывает Запад.

— Многих вы прессовали так же, как меня?

— Не очень. В большинстве люди сами видят положительные стороны того, что мы делаем. Я делюсь со своими друзьями благосостоянием и властью, и, уверяю, если кто-то из вас готов предложить что-нибудь получше, я готова выслушать. Однако горстка оппозиционеров, в число которых входите и вы, просто-напросто стремится заполучить политическую власть, и ничего больше.

— Легко вам быть щедрой, зная, что ваши микробы могут уничтожить всех нас в считанные дни.

— Я могла бы позволить вам умереть, и таким образом проблема была бы решена. Но убить вас, Энвер, — это глупость. Подобные ошибки совершали Гитлер, Сталин, римские императоры, русские цари и практически все европейские монархи. Они уничтожали людей, на которых могли бы опереться в трудную минуту.

— А может, они все же были правы? Сохранять жизнь врагу может оказаться опасным.

Несмотря на горькие нотки, голос собеседника все же немного потеплел, и, почувствовав это, женщина сказала:

— Вам что-нибудь известно об Александре Великом?

— Еще один завоеватель, пришедший с запада.

— И всего за дюжину лет покоривший Персию и Малую Азию — территории, превосходящие своими размерами все земли, которые удалось завоевать Римской империи за тысячу лет непрерывных сражений. А каким образом он правил? Нет, не с помощью силы. Завоевав очередное царство, он неизменно оставлял у власти прежнего правителя. Поступая таким образом, он приобретал друзей, которые по мере необходимости снабжали его воинами и припасами — чтобы Александр мог продолжать свои завоевания.

Трудно сказать, сумела ли Зовастина приблизиться к своей цели, но казах, должно быть, сделал немаловажный вывод: ее окружают враги. Сцена вчерашней попытки покушения до сих пор не поблекла в ее памяти. Она всегда стремилась либо уничтожить врагов, либо перетянуть их на свою сторону, но новые ростки оппозиции вылезали на свет божий буквально каждый день.

Даже сам Александр время от времени становился жертвой собственной беспричинной подозрительности. Она не должна повторять его ошибок.

— Так что скажете, Энвер? Присоединяйтесь к нам.

Мужчина размышлял над ее словами. Допустим, она ему не нравится. Однако ей докладывали, что этот солдат, военный летчик, обученный Советами и принимавший участие во многих из их глупых авантюр, ненавидел кое-что другое еще больше. Пришло время выяснить, так ли это. Зовастина указала на карту — ту ее часть, где располагались Пакистан, Афганистан и Иран.

— Вот наша проблема.

Она ясно видела, что мужчина согласен с ней.

— Что вы планируете делать?

— Покончить с ними.

14

Копенгаген

8.30


Малоун смотрел на дом. Он, Торвальдсен и Кассиопея покинули книжный магазин Малоуна около получаса назад и поехали на север по змеящемуся вдоль моря шоссе. Когда до похожего на дворец поместья Торвальдсена оставалось десять минут езды, они съехали с главной дороги и остановили машину возле скромной одноэтажной постройки, угнездившейся в прибрежной рощице кривых шишковатых деревьев. Вдоль стен из кирпича и бревен росли бледные весенние нарциссы и гиацинты, а венчала строение наклонная кровля. В пятидесяти ярдах позади домика плескались серо-коричневые волны пролива Орезунд.

— Я, по-видимому, должен спросить, кому принадлежит этот дом?

— Это уже не дом, а развалюха, — сказал Торвальдсен. — Он стоит на границе с моей землей, потому я его и купил, но морской вид отсюда открывается такой, что закачаешься.

Малоун не мог не согласиться. Первоклассная недвижимость.

— И кто же здесь должен жить?

Кассиопея ухмыльнулась.

— Владелец музея, кто же еще!

Он заметил, что ее настроение заметно улучшилось, но было очевидным и другое: и она, и Торвальдсен находятся на грани нервного напряжения. Перед отъездом Малоун переоделся и достал из-под кровати «беретту», полученную им еще во время службы в группе «Магеллан». Местная полиция дважды пыталась конфисковать у него пистолет, но Торвальдсен каждый раз пускал в ход личные связи (он был дружен с премьер-министром Дании) — и оружие возвращали. Несмотря на то что Малоун давно вышел в отставку, за последний год он неоднократно находил пистолету применение, и это не могло не беспокоить. Ведь одна из тех причин, по которым он перестал работать на правительство США, заключалась в том, что теперь он мог не носить с собой оружие.

Они вошли в домик. В окна, покрытые пленкой высохшей соли, лился свет. Внутреннее убранство представляло собой причудливую смесь старого и нового, смешение стилей, однако все вместе это производило довольно приятное впечатление. Помещение явно нуждалось в ремонте.

Кассиопея принялась обыскивать дом, а Торвальдсен присел на диван, застеленный куском пыльного твида.

— Все, что находилось прошлой ночью в музее, представляло собой копии. После того как я купил этот дом, оригиналы я перевез сюда. Особых ценностей в музее не было, но я не мог допустить гибели даже этих скромных экспонатов.

— Сколько же тебе пришлось хлопотать, — покачал головой Малоун.

Подошла Кассиопея.

— Ставки очень высоки, — проговорила она.

Как будто Малоун сам этого не понимал!

— Пока мы ждем, когда кто-то придет нас убивать, — ну, тот человек, с которым ты говорил по телефону, — может, ты объяснишь мне, почему вы дали им так много времени для того, чтобы подготовиться?

— У меня спланирован каждый шаг, — сказал Торвальдсен.

— Почему так важны эти медальоны?

— Тебе что-нибудь известно о Гефестионе? — спросил датчанин.

— Да, это был ближайший наперсник Александра. Возможно, любовник. Он умер за несколько месяцев до смерти Александра.

— Манускрипт, обнаруженный в Самарканде и подвергнутый флуоресцентной рентгенографии, заполняет некоторые лакуны в этой области исторического знания, — вступила в разговор Кассиопея. — Нам известно, что Александр был настолько раздавлен смертью Гефестиона, что приказал казнить своего личного лекаря, человека по имени Глуций. Он был разорван стволами двух пальм, к которым, предварительно пригнув их к земле, его привязали.

— Чем же провинился этот врач?

— Он не сумел спасти Гефестиона, — пояснил Торвальдсен. — Видимо, Александр обладал каким-то лекарством, которое как минимум однажды уже излечило лихорадку, убившую Гефестиона. В манускрипте оно называется снадобьем. Но есть там и другие интересные детали.

Кассиопея вынула из кармана сложенный вчетверо лист.

— На, почитай сам.


«Напрасно Александр казнил бедного Глуция. Лекаря не в чем было винить. Гефестиону говорили, чтобы он не пил и не ел, но он, вопреки предупреждениям, делал и то и другое. Воздержись он от обжорства и пьянства, и можно было бы выиграть время, необходимое для излечения. Это правда, у Глуция и впрямь не было под рукой снадобья. Сосуд с ним случайно разбился, но он ждал доставки с востока новой порции. За несколько лет до этого, когда Александр преследовал скифов, у него приключились жестокие рези в желудке. В обмен на перемирие скифы подарили ему снадобье, которым сами лечились на протяжении многих веков. Об этом знали только сам Александр, Гефестион и Глуций. Но лекарь однажды использовал чудодейственное снадобье, чтобы излечить своего помощника. У несчастного опухла шея, все горло покрыли нарывы — так, что он не мог глотать. Ему в глотку словно насыпали гальки, и с каждым выдохом он извергал из себя отвратительную слизь. Его тело покрылось чирьями, мышцы утратили силу. Каждый вдох давался ему с трудом. Глуций дал ему снадобье — и на следующий день больной выздоровел. Глуций сообщил помощнику, что он лечил этим снадобьем царя уже неоднократно, причем один раз тот находился почти при смерти, и правитель неизменно поправлялся. Помощник был обязан Глуцию жизнью, но спасти его от гнева Александра он не мог. Со стен Вавилона он видел, как стремительно разогнувшиеся деревья разорвали его спасителя надвое. После того как царь вернулся с места казни, он призвал помощника лекаря к себе и спросил, знает ли тот о снадобье. Подавленный зрелищем ужасной смерти Глуция, помощник был вынужден сказать правду. Царь приказал ему не рассказывать о снадобье ни одной живой душе. Несколько дней спустя, обессилев, царь уже лежал на смертном одре, сотрясаемый той же лихорадкой, что погубила Гефестиона. В последний день жизни, когда диадохи и генералы молились о том, чтобы боги указали им путь, Александр прошептал, что хочет лекарство. Помощник лекаря собрал все свое мужество и, припомнив жестокую казнь своего учителя, ответил отказом. На губах царя появилась слабая улыбка. Помощник лекаря наблюдал, как Александр умирает, и сознание того, что он мог бы спасти его, усиливало наслаждение».


— Эти строки написаны придворным историком, который также потерял дорогого ему человека, когда за четыре года до того Александр казнил Каллисфена. Каллисфен был племянником Аристотеля и служил придворным историком до весны триста двадцать седьмого года до нашей эры, когда он принял участие в заговоре с целью убийства Александра. К тому времени подозрительность Александра приняла болезненные формы, и поэтому он приказал казнить Каллисфена. Утверждают, что Аристотель так и не простил этого Александру.

Малоун кивнул.

— Некоторые даже говорят, что именно Аристотель отправил яд, от которого погиб Александр.

Торвальдсен тоже не удержался от комментария.

— Царь не был отравлен, — проговорил он, — и этот манускрипт является тому доказательством. Скорее всего, его погубила малярия. За несколько недель до своей смерти он с войском пересекал болота. Но наверняка сказать трудно. А это лекарство, снадобье, вылечивало его прежде и излечило помощника лекаря.

— Ты обратил внимание на симптомы? — спросила Кассиопея. — Температура, опухоль шеи, слизь, быстрая утомляемость, кожные высыпания. Напоминает какую-то вирусную инфекцию. Но при этом лекарство полностью излечило помощника лекаря.

Ее слова не произвели на Малоуна впечатления.

— Не надо так слепо верить манускрипту, которому перевалило за две тысячи лет. Ты вообще не знаешь, подлинный он или нет.

— Он подлинный, — твердо произнесла Кассиопея.

Малоун ждал, когда она пояснит свою уверенность.

— Мой друг был классным экспертом. Технология, которую он использует, совершенна, через нее не проскочит ни одна подделка. Речь идет о чтении текста на молекулярном уровне.

— Коттон, — заговорил Торвальдсен, — Александр знал, что впоследствии за его тело развернется настоящее сражение. Незадолго до смерти он сказал, что, когда он уйдет, его выдающиеся друзья затеют похоронные игры. Любопытное замечание, но теперь мы начинаем понимать, что за ним стоит.

Тут в голову датчанина пришла новая мысль, и он повернулся к Кассиопее.

— Ты сказала, что твой друг, работавший в музее, был экспертом. В прошедшем времени. Почему?

— Он умер.

Теперь причина горечи, сквозившей во всем ее облике, стала понятна.

— Вы были близки?

Кассиопея не ответила.

— Могла бы сказать мне, — произнес Малоун.

— Нет, не могла.

В ее голосе звучала боль.

— Итак, — проговорил Торвальдсен, — подводя итог, можно с уверенностью сказать, что за всем, что сейчас происходит, стоит стремление отыскать тело Александра.

— В добрый путь. Его не могут найти вот уже полторы тысячи лет.

— Это ловушка, — холодно ответила Кассиопея. — Мы, возможно, знаем, где оно находится, а человек, который идет сюда, чтобы убить нас, не знает.

15

Самарканд

12.20


Зовастина посмотрела на молодые лица студентов, их горящие глаза и спросила:

— Многие ли из вас читали Гомера?

В аудитории поднялось всего несколько рук.

— Когда я впервые прочитала его эпические поэмы, я была студенткой, как вы сейчас.

Зовастина приехала в Народный центр высшего образования на встречу со студентами. Всего таких встреч было запланировано пять. Прекрасная возможность показаться перед прессой и простым народом, дать им возможность послушать себя. Некогда финансируемый по остаточному принципу русский вуз, теперь это был уважаемый и процветающий центр академических знаний. Греки, как всегда, оказались правы: любое необразованное государство в конечном итоге обречено.

Она опустила глаза к страницам лежащего перед ней томика «Илиады» и прочитала:

Тут человек боязливый и смелый легко познается:
Цветом сменяется цвет на лице боязливого мужа;
Твердо держаться ему не дают малодушные чувства;
То припадет на одно, то на оба колена садится;
Сердце в груди у него беспокойное жестоко бьется;
Смерти единой он ждет и зубами стучит, содрогаясь.
Храброго цвет не меняется, сердце не сильно в нем бьется;
Раз и решительно он на засаду засевши с мужами,
Только и молит, чтоб в битву с врагами
скорее схватиться.

По лицам студентов Зовастина поняла: им понравилась ее декламация.

— Этим словам Гомера уже более двух тысяч восьмисот лет, но они и сегодня не утратили актуальности.

Из глубины аудитории на нее были направлены камеры и микрофоны. Оказавшись здесь, она вспомнила другую аудиторию и другого преподавателя. Это было двадцать восемь лет назад, в Северном Казахстане.


— Не стесняйся своих слов, — сказал ей Сергей.

Эти слова тронули ее сильнее, чем она могла ожидать. Она подняла глаза на украинца, обладающего столь необычным взглядом на мир.

— Тебе всего девятнадцать, — продолжал он. — Помню, когда я впервые прочитал Гомера, он подействовал на меня точно так же.

— Ахиллес — такая истерзанная душа!

— Мы все истерзанные души, Ирина.

Ей нравилось, когда он произносил ее имя. Этот человек знал вещи, которые были неведомы ей, и понимал то, что ей только предстояло познать. Она очень этого хотела.

— Я никогда не знала своих мать и отца. Я никогда не знала никого из своей семьи.

— То, что ушло, уже не имеет значения.

Годами Ирина силилась понять, почему она обречена на одиночество. Друзей мало, связи мимолетны. Вся жизнь представлялась ей погоней за тем, чего она хочет, но не имеет. В точности как у Ахиллеса.

— Ирина, тебе еще предстоит вкусить сладость борьбы. Вся жизнь — это непрекращающаяся борьба. Схватка за схваткой, битва за битвой. Вечное, как у Ахиллеса, стремление к совершенству.

— А если неудача?

Сергей пожал плечами.

— Она постигнет тебя, лишь если ты опустишь руки. Вспомни мысль Гомера: обстоятельства управляют людьми, а не люди — обстоятельствами.

А она вспомнила и процитировала другие строки поэмы:

Но и теперь, как всегда, неисчетные случаи смерти
Нас окружают, и смертному их ни минуть, ни избегнуть.
Вместе вперед! иль на славу кому, иль за славою сами!

Учитель кивнул.

— Никогда не забывай об этом.


— «Илиада» — удивительная история, — продолжала говорить Зовастина, обращаясь к студентам. — Война бушует девять лет, а на десятый — в результате ссоры — Ахиллес отказывается от дальнейшего участия в битвах. Гордый греческий герой, человечность которого происходит от великой страсти и у которого было лишь одно уязвимое место — пята.

Она увидела улыбки на некоторых лицах.

— У каждого свои слабости.

— А какие слабости у вас, министр? — спросил один из студентов.

Сегодня ей задавали хорошие вопросы.


— Почему вы учите меня этим вещам? — спросила она Сергея.

— Знать свое прошлое — значит понимать его. Известно ли тебе, что ты, возможно, являешься потомком греков?

Она удивленно посмотрела на учителя.

— Разве такое возможно?

— Давным-давно, еще до возникновения ислама, Александр завоевал эти земли, а после его возвращения домой многие греки остались здесь. Они осели на здешних равнинах, взяли в жены местных женщин. Кое-чем из нашего языка, нашей музыки, наших танцев мы обязаны им.

Этого она не знала.


— Моя слабость — это народ нашей Федерации, — сказала она в ответ на заданный ей вопрос. — Вы — моя слабость.

Студенты рукоплескали.

Она снова подумала об «Илиаде» и ее уроках. Слава, обретенная в войне. Торжество воинственного начала над семейными ценностями. Честь. Отмщение. Недолговечность человеческой жизни.

Храброго цвет не меняется…

Побледнела ли она сама, когда увидела своего убийцу?


— Ты говоришь, что тебя интересует политика? — спросил Сергей. — Что ж, никогда не забывай Гомера. Наши русские хозяева, в отличие от наших греческих предков, не имеют никакого представления о чести. Никогда не уподобляйся русским, Ирина. Гомер был прав: обмануть ожидания своего народа — самая худшая из неудач.


— Многие ли из вас знают об Александре Великом? — спросила она студентов.

И снова поднялось лишь несколько рук.

— Некоторые из вас, возможно, произошли от греков.

Она пересказала им то, что много лет назад услышала от Сергея.

— Наследие Александра — часть нашей истории. Отвага, благородство, стойкость. Он был первым, кто объединил Восток и Запад. Его слава достигла всех уголков мира. Он упоминается в Библии и Коране. Греческая православная церковь причислила его к лику святых. Он является героем еврейского фольклора. О нем говорится в германских и исландских сагах и даже в эфиопских сказаниях. На протяжении веков о нем слагались поэмы и саги. Для нас он — легенда легенд.

Она прекрасно понимала, почему Александр был так увлечен Гомером, почему строил свою жизнь по «Илиаде». К бессмертию можно прийти только дорогой подвигов. Для таких людей, как Энрико Винченти, понятие чести недоступно. Ахиллес был прав. Волки и агнцы не могут дружиться согласием сердца.

Винченти — агнец. Она — волк.

И вести с ним переговоры она не будет.

Эти встречи со студентами были полезны во многих отношениях — не в последнюю очередь потому, что помогали ей помнить о прошлом. Две тысячи триста лет назад Александр Великий прошел тридцать две тысячи километров и покорил весь известный в то время мир. Он создал общий язык, привил религиозную толерантность, основал семьдесят городов, проложил новые торговые пути и способствовал Ренессансу, который продолжался затем две с половиной тысячи лет. Он стремился к arête, греческому идеалу совершенства.

Теперь пришел ее черед. Встреча закончилась, и Зовастина тепло попрощалась со студентами.

Когда она выходила из здания, один из телохранителей протянул ей лист бумаги. Это была распечатка сообщения, поступившего по электронной почте полчаса назад. Оно содержало загадочный обратный адрес и одну короткую фразу: «ВЫ НУЖНЫ ЗДЕСЬ К ЗАХОДУ СОЛНЦА».

Зовастина сердилась, но выбора у нее не было.

— Готовьте вертолет, — приказала она.

16

Венеция

8.35


Винченти воспринимал Венецию как шедевр, как произведение искусства. В ней слились воедино византийская роскошь, исламские мотивы, аромат Индии и Китая. Наполовину западный, наполовину восточный, этот город стоял одной ногой в Европе, а другой в Азии. Уникальное человеческое творение, расположившееся на 118 островах, город когда-то представлял собой величайшее торговое государство, непобедимую морскую державу, просуществовавшую тысячу двести лет республику, возвышенные идеалы которой впоследствии вдохновляли даже отцов-основателей Америки. Предмет зависти, подозрительности и даже страха, этот город охотно торговал со всеми — и с друзьями, и с врагами. Город-делец, живущий ради прибыли и даже войны рассматривающий в качестве удачного вложения капитала. Такой была Венеция на протяжении веков.

Таким же он был и на протяжении последних двадцати лет.

Виллу на Большом канале он купил на первую прибыль от своей тогда еще едва оперившейся фармацевтической компании. Поэтому представлялось вполне логичным, что и он сам, и штаб его корпорации, которая стоила сегодня миллиарды евро, теперь квартировали здесь.

Больше всего Венеция нравилась ему в те ранние часы, когда, кроме человеческих голосов, не услышишь никакого другого звука. Утреннюю зарядку ему заменяла прогулка от его палаццо на канале до любимого ресторана на площади Кампо дел Леон. Он отказался бы и от этих упражнений, но не мог. Поскольку автомобили в Венеции запрещены, передвигаться по городу можно только пешком или по воде.

Сегодня он шел с удвоенной энергией. Беспокоившая его на протяжении последних дней проблема с флорентийцем была решена, и теперь можно переключиться на преодоление последних оставшихся трудностей. Ничто не приносило ему большего удовлетворения, чем тщательно продуманный и на совесть осуществленный план. К сожалению, это случалось реже, чем хотелось бы.

Особенно когда приходилось прибегать к коварству.

В утреннем воздухе уже не было противного зимнего холода. Сомнений нет: в Северную Италию возвращается весна. Ветер казался ласковым, нежно-розовое небо светлело по мере того, как из-за раскинувшегося на востоке океана поднималось солнце.

Он шагал по петляющим улочкам — таким узким, что два человека с раскрытыми зонтами вряд ли смогли бы на них разойтись, переходил через мосты, которые соединяли город в единое целое. Он прошел мимо магазинов одежды и канцелярских принадлежностей, винной лавки, магазина обуви и пары бакалейных лавок. В этот ранний час все они были закрыты.

Дойдя до конца улицы, он вышел на площадь.

На одном ее конце возвышалась старинная башня. Некогда это была церковь, теперь тут размещался театр. На противоположной стороне высилась колокольня действующей церкви. Между ними вытянулись дома и магазины, блестящие от времени и самодовольства. Ему не особенно нравились такие места. Они казались засушенными, старыми и чересчур городскими. Совсем другое дело — набережные каналов, где дворцы выдавались вперед, как человек высовывает голову из толпы, чтобы глотнуть свежего воздуха.

Винченти оглядел пустую площадь. Все чинно и аккуратно.

Именно так, как он любит.

Он был одержим богатством, властью и будущим, жил в одном из величайших городов мира и вел образ жизни, подобающий человеку престижа и традиций. Его отец, простая душа, привил сыну любовь к науке и, когда тот был еще совсем мальчиком, учил: «Принимай жизнь такой, какая она есть». Хороший совет. Жизнь представляет собой череду неприятностей — минувших и грядущих. Человек либо выбрался из очередной неприятности, либо вползает в нее. Главное — понимать, на какой стадии ты в данный момент находишься, и действовать соответственно.

Винченти только что избавился от одной неприятности.

Чтобы найти новые.

Последние два года он возглавлял Совет десяти — высший руководящий орган Венецианской лиги. Четыреста тридцать два человека — мужчины и женщины — объединились, чтобы противостоять чрезмерному государственному регулированию, законам, ограничивающим свободу торговли, и политикам, стремящимся обобрать корпорации с помощью грабительских налогов. Хуже всего дело обстояло в Америке и странах Европейского Союза. Едва ли не каждый день там возникала какая-нибудь новая помеха для увеличения корпорациями своих прибылей. Члены Лиги тратили миллиарды, стараясь не допустить введения новых ограничений. И если на одну часть политиков успешно удалось повлиять с тем, чтобы они оказывали Лиге максимальное содействие, то другая их часть старалась заработать очки, преследуя первых.

Порочный круг.

Именно поэтому Лига решила создать место, где бизнес мог бы не только процветать, но и править. Место, аналогичное изначальной Венецианской республике, во главе которой веками стояли люди, обладающие торговыми талантами греков и политической дерзостью римлян, предприниматели, являющиеся одновременно бизнесменами, воинами, правителями и государственными деятелями. Город-государство в конце концов превратилось в империю. Время от времени Венецианская республика заключала союзы с другими городами-государствами — альянсы, позволявшие выживать общими усилиями, и эта тактика себя полностью оправдала. Ее современная инкарнация в виде Венецианской лиги исповедовала ту же философию. Для достижения этой цели он приложил немало усилий и был полностью согласен с мыслью, которую в разговоре с ним как-то высказала Ирина Зовастина: вещь ценится тем дороже, чем сложнее ее добыть.

Винченти пересек площадь и приблизился к кафе, которое ежедневно открывалось в шесть утра — специально для него. Утро было его любимым временем суток. До полудня его ум работал особенно плодотворно. Войдя в кафе, он приветствовал хозяина и проговорил, обращаясь к нему:

— Эмилио, могу я попросить тебя об одолжении? Скажи моим гостям, что я скоро вернусь. Мне нужно кое-что сделать. Это не займет много времени.

Хозяин кафе улыбнулся и кивнул, давая понять, что охотно выполнит просьбу.

Не заходя в соседний обеденный зал, где его ждали высшие должностные лица его корпорации, Винченти прошел через кухню. В ноздри ему ударил аппетитный запах жарящейся рыбы и яичницы. На секунду остановившись, он посмотрел на блюда, скворчащие на плите, а затем вышел через заднюю дверь и оказался в одном из бесчисленных венецианских переулков. Высокие кирпичные здания сомкнулись почти вплотную, и поэтому в переулке царила полутьма.

В нескольких метрах поодаль его ждали трое инквизиторов. Винченти кивнул, и они гуськом двинулись следом за ним. На перекрестке они повернули направо и оказались в другом переулке. Он ощутил знакомый запах, в котором смешались ароматы канализации и размокшего камня — типичный запах Венеции. Они приблизились к задней двери трехэтажного здания, на первом этаже которого разместился магазин готовой одежды, а на остальных — квартиры. Винченти знал, что сейчас они находятся на противоположной стороне площади, по диагонали от кафе.

Возле двери их ждал еще один инквизитор.

— Она здесь? — спросил Винченти.

Мужчина молча кивнул.

Он подал знак, и первые трое вошли в здание, в то время как четвертый остался караулить снаружи. Винченти вошел вслед за ними, и они стали подниматься по металлической лестнице. На третьем этаже они остановились перед дверью одной из квартир. Винченти ждал чуть дальше по коридору, наблюдая за тем, как трое инквизиторов извлекли из-под одежды пистолеты, а один приготовился вышибить дверь.

Увидев брошенный на него вопросительный взгляд, Винченти кивнул. В тот же миг тяжелый ботинок ударил в деревянную поверхность, и дверь с грохотом распахнулась.

Мужчины ворвались в квартиру. Через несколько секунд один из них выглянул в коридор и подал знак. Винченти вошел в квартиру и закрыл за собой дверь.

Двое инквизиторов держали женщину. Она была стройная, с распущенными волосами, не лишенная привлекательности. Ее рот был зажат ладонью одного из инквизиторов, к левому виску прижат ствол пистолета. Несмотря на видимый испуг, женщина сохраняла спокойствие. Она была профессионалом, а профессионал всегда ожидает чего-то подобного.

— Не ожидали меня увидеть? — спросил Винченти. — За вами следили почти целый месяц.

Ему было известно, что она работает на министерство юстиции Соединенных Штатов и является агентом специального подразделения, называемого группа «Магеллан». Несколько лет назад, когда Венецианская лига начала делать инвестиции в Центральной Азии, ей уже приходилось сталкиваться с этой компактной спецслужбой. Поэтому в сегодняшней встрече действительно не было ничего неожиданного. Америка продолжала испытывать подозрения. Из предыдущих расследований Вашингтон не почерпнул никаких важных сведений и теперь снова обратил свое внимание на Лигу.

Винченти осмотрел снаряжение агента. Длиннофокусная камера на треноге, сотовый телефон, ноутбук. Он знал: допрашивать женщину бесполезно. Вряд ли она сможет сообщить ему хоть что-то, чего бы он еще не знал.

— Вы помешали мне завтракать.

Он подал знак, и один из мужчин конфисковал ее игрушки. Затем Винченти подошел к окну и посмотрел на по-прежнему пустынную площадь. Его последующие действия определят будущее. Он собирался сыграть в опасную игру, которая не понравится ни Венецианской лиге, ни Ирине Зовастиной. И уж тем более — американцам. Он давно спланировал этот ход. Как говорил его отец, кротостью ничего не добьешься.

Продолжая смотреть в окно, Винченти поднял правую руку и резко сжал ладонь в кулак. В следующую секунду шея женщины была сломана — чисто и аккуратно. Он ничего не имел против убийств, но наблюдать их не любил.

Его люди знали, что делать дальше.

Внизу уже поджидала машина. Она отвезет тело на другой конец города, где ждет вчерашний гроб. Он просторный, в нем хватит места для двоих.

17

Дания


Малоун смотрел на гостя. Тот приехал один, на «ауди» с яркой наклейкой конторы, сдающей машины в аренду, на лобовом стекле. Это был невысокий, коренастый мужчина с копной взлохмаченных волос, в мешковатой одежде. Глядя на его широкие плечи и узловатые руки, можно было предположить, что ему пришлось долгое время заниматься тяжелым физическим трудом. Ему, вероятно, было немного за сорок, а черты его лица выдавали славянское происхождение: широкий нос и глубоко посаженные глаза.

Поднявшись на первую ступеньку крыльца, мужчина сказал:

— Я не вооружен. Можете меня обыскать.

Малоун держал его на мушке.

— Приятно вновь иметь дело с профессионалами.

— Вы — человек из музея.

— А вы — тот, кто запер меня внутри.

— Нет, не я. Но сделано это было по моему распоряжению.

— Как честен бывает человек, когда на него направлено оружие.

— Оружие меня не беспокоит.

Малоун был готов этому поверить.

— Я не вижу денег, — сказал он.

— А я не вижу медальона.

Малоун отступил внутрь дома и позволил гостю войти.

— У вас есть имя?

Мужчина остановился на пороге и посмотрел на Малоуна тяжелым взглядом.

— Меня зовут Виктор.


Спрятавшись среди деревьев, Кассиопея наблюдала за тем, как Малоун и приехавший мужчина вошли в дом. Будет несложно выяснить, прибыл ли он один или заявился с компанией.

Спектакль должен был вот-вот начаться. Она надеялась на то, что их с Торвальдсеном расчет окажется верен. В противном случае Малоуну не поздоровится.

Пока Торвальдсен и Виктор разговаривали, Малоун стоял чуть поодаль. Он был начеку, сохраняя настороженность, доступную лишь человеку, проработавшему двенадцать лет в качестве правительственного агента. Ему тоже не раз приходилось сталкиваться с неизвестным противником, и в подобных случаях приходилось надеяться только на собственный ум, опыт и молиться небесам, чтобы они помогли выйти из переделки целым и невредимым.

— Вы воровали эти медальоны по всему континенту, — говорил Торвальдсен. — Зачем? Они не представляют особой ценности.

— Про это я ничего не знаю. Но вы хотите получить пятьдесят тысяч евро — в пять раз больше, чем стоит медальон.

— И, как ни странно, вы готовы заплатить. А это значит, что вы не являетесь коллекционером. На кого вы работаете?

— На самого себя.

Торвальдсен саркастически хохотнул.

— У вас есть чувство юмора. Мне это нравится. В вашем английском явно слышится славянский акцент. Откуда вы — из старой Югославии? Из Хорватии?

Ответом ему было молчание. Малоун заметил, что гость не прикоснулся ни к одному предмету внутри дома.

— Полагаю, вы не станете отвечать на этот вопрос, — сказал Торвальдсен. — Каким образом вы предполагаете осуществить нашу сделку?

— Для начала мне хотелось бы осмотреть медальон. Если меня все удовлетворит, завтра утром я достану деньги. Сегодня воскресенье, и сделать это невозможно.

— Это зависит от того, какой у вас банк, — заметил Малоун.

— Мой — закрыт, — ответил Виктор. По его пустому взгляду было понятно, что от него больше ничего не добиться.

— Откуда вы узнали про «греческий огонь»? — спросил Торвальдсен.

— А вы неплохо осведомлены!

— Греко-римский музей принадлежит мне.

Малоуну показалось, что волосы на его затылке шевелятся. Люди вроде Виктора откровенничали только в одном случае: если знали, что их слушатели в самом скором времени отправятся к праотцам и не смогут процитировать их.

— Я знаю, что вы охотитесь за слоновьими медальонами, — говорил Торвальдсен, — и уже собрали все, кроме моего и еще трех других. Полагаю, вы наемник и понятия не имеете, для чего вашему нанимателю нужны эти монеты. Да вас это, вероятно, и не интересует. Главное для вас — выполнить задание.

— А вы кто такой? Уж точно не хозяин греко-римского музея.

— Могу заверить вас в обратном. Музей на самом деле принадлежит мне, и я желал бы получить компенсацию за все, что погибло в пожаре. Поэтому я и назначил столь высокую цену за медальон.

Торвальдсен сунул руку в карман, вытащил оттуда прозрачный пластиковый пакет и бросил его гостю. Виктор поймал пакет обеими руками. Малоун наблюдал за тем, как мужчина вытряхнул на открытую ладонь медальон — позеленевший от времени, размером с пятидесятицентовую монету, с изображениями, выбитыми на обеих сторонах. Затем Виктор выудил из кармана лупу, какими пользуются ювелиры.

— Вы эксперт? — спросил Малоун.

— Я знаю достаточно.

— Микротекст на месте, — сказал Торвальдсен, — греческие буквы ZH, дзета и эта. Даже удивительно, что древние были способны на столь ювелирную работу.

Виктор продолжал осматривать монету.

— Удовлетворены? — осведомился Малоун.


Несмотря на то что у Виктора не было с собой ни микроскопа, ни электронных весов, он был уверен, что в руках у него подлинный медальон. Пожалуй, лучший из всех, какие им пока удалось добыть.

Он приехал без оружия, поскольку хотел усыпить подозрительность этих людей. Здесь нужна была не сила, а хитрость. Его беспокоило только одно: где женщина?

Он поднял голову, и лупа упала в его правую руку.

— Могу я рассмотреть его возле окна? Мне нужно больше света.

— Сделайте одолжение, — милостиво разрешил Торвальдсен.

— Как вас зовут? — спросил Виктор.

— Птолемей вас устроит?

Виктор усмехнулся.

— Их было много. Вы который?

— Первый. Самый предприимчивый из генералов Александра. После смерти царя он в качестве трофея присвоил себе Египет. Умный человек. Его наследники впоследствии правили страной на протяжении веков.

— Но в конечном итоге они были разгромлены римлянами, — мотнул головой Виктор.

— Как и мой музей. Ничто не вечно.

Виктор подошел к мутному оконному стеклу. На пороге стоял мужчина с пистолетом. Чтобы выстрелить, ему понадобится доля секунды. Оказавшись в лучах солнца и на мгновение повернувшись к стоявшим в комнате спиной, Виктор сделал свой следующий ход.


Кассиопея увидела, как из-за деревьев у дальнего конца дома появился мужчина — молодой, стройный, подвижный. Ночью ей не удалось разглядеть лица тех двоих, что подожгли музей, но теперь она сразу узнала кошачью поступь и осторожную манеру двигаться одного из воров.

Он направлялся к машине Торвальдсена.

Вытащив нож, он проткнул оба задних колеса, а затем вновь удалился в чащу деревьев.

Малоун сразу заметил подмену. Виктор уронил лупу в правую руку, в то время как медальон находился у него в левой. Однако когда он снова водрузил лупу в глаз и опять принялся рассматривать медальон, тот уже оказался в его правой руке. Указательный и большой пальцы левой руки теперь были загнуты внутрь, прижимали к ладони настоящую монету.

Неплохо. Подойти к окну якобы для того, чтобы лучше рассмотреть монету и воспользоваться этим моментом, чтобы подменить настоящую монету на фальшивку.

Малоун встретился взглядом с Торвальдсеном, и датчанин едва заметно кивнул ему, давая понять, что он тоже все видел. Виктор по-прежнему стоял у окна, делая вид, что изучает медальон.

Торвальдсен качнул головой: пусть все идет, как идет.

— Ну что, довольны? — снова спросил Малоун.

Виктор уронил лупу в левую руку и сунул ее в карман — вместе с настоящим медальоном. Затем он поднял руку с зажатой между пальцами монетой — наверняка той самой фальшивкой, которую они с приятелем похитили из музея.

— Она настоящая.

— Стоит пятидесяти тысяч евро? — осведомился Торвальдсен.

Виктор кивнул.

— Я переведу деньги в ваш банк. Только скажите мне, в какой именно.

— Позвоните завтра по телефону, выбитому на монете, как сделали вчера, и мы обо всем договоримся.

— Положите монету обратно в пакет, — велел Малоун.

Виктор подошел к столу.

— В какую игру вы играете? — проговорил он.

— Это не игра, — ответил Торвальдсен.

— Пятьдесят тысяч евро!

— Как я уже сказал, это плата за то, что вы уничтожили мой музей.

Хотя и настороженный, взгляд Виктора все же позволил Малоуну понять, что аргумент показался ему убедительным.

Этот человек стал действовать, не изучив предварительно своего противника и считая себя умнее его, а это было чревато.

Однако сам Малоун совершил еще более непростительную ошибку. Он ввязался в эту историю вслепую, рассчитывая только на то, что двое его друзей знают, что делают.

18

Провинция Шэньян, Китай

15.00


Зовастина смотрела в иллюминатор. Вертолет только что покинул воздушное пространство Федерации и теперь летел над восточными районами Китая. Когда-то этот район представлял собой наглухо заколоченную и охраняемую огромным количеством войск заднюю дверь Советского Союза. Теперь границы были открыты: въезжай кто хочешь, торгуй чем пожелаешь. Китай был одним из первых государств, официально признавших Федерацию, свобода перемещения и торговли была зафиксирована в межгосударственных соглашениях.

Провинция Шэньян занимает шестнадцать процентов территории Китая, состоит в основном из гористых или пустынных местностей и богата природными ресурсами. Она резко отличается от остальных территорий страны. Здесь не столь сильна власть коммунистической идеологии, зато широко распространен ислам. Носившая прежде название Восточного Туркестана, эта провинция духовно принадлежит скорее Центральной Азии, нежели Поднебесной.

Инструментом в установлении дружеских отношений между Китаем и Федерацией стала Венецианская лига, что явилось одной из причин, заставивших Зовастину присоединиться к этой группе. Большая восточная экономическая экспансия началась пять лет назад, когда Пекин стал вкладывать миллиарды в инфраструктуру и экономическую перестройку провинции Шэньян. Члены Лиги получили множество контрактов в области нефтеперерабатывающей, химической, машиностроительной, горнодобывающей промышленности, дорожного строительства. У Лиги было много друзей в китайской столице, поскольку на коммунистической территории деньги столь же убедительны, сколь и в любом другом месте. Зовастина максимально использовала эти связи для достижения своих политических целей.

Полет на скоростном вертолете из Самарканда занял чуть больше часа. Она проделывала этот путь много раз — и теперь, как обычно, глядя в иллюминатор на безжизненный пейзаж, раскинувшийся внизу, думала о древних караванах, которые когда-то шли здесь на запад и на восток по знаменитому Шелковому пути. Торговали всем: жадеитом, кораллами, тканями, стеклом, золотом, железом, чесноком, чаем. Товаром служили даже девушки на выданье и кони — такие горячие, что, как рассказывают, они потели кровью.

Впереди показался Кашгар.

Город расположился на краю пустыни Такла-Макан, в ста двадцати километрах к востоку от границы с Федерацией, в тени белоснежных вершин Памира — самых высоких и бесплодных гор мира. Драгоценный оазис, самый восточный город Китая, он, как и Самарканд, существовал уже свыше двух тысяч лет. Когда-то кипящее скопление лавок и базаров под открытым небом, теперь он был занесен пылью, а единственными звуками, раздававшимися здесь, были пронзительные крики муэдзинов, призывавших правоверных в мечети, которых тут насчитывалось четыре тысячи. Триста пятьдесят тысяч городских жителей обитали в окружении отелей, складов, промышленных предприятий и культовых сооружений. Городские стены давно исчезли, и теперь город окружало скоростное шоссе — еще одно детище большой экономической экспансии, — по которому во всех направлениях сновали зеленые такси.

Вертолет направился к северной части города. Пустыня начиналась совсем близко, с восточной стороны. В буквальном переводе ее название — Такла-Макан — означало «войди и обратно не выйдешь». Вполне подходящее имя для места, где ветры столь горячи, что убивают караван за считанные минуты.

Она сразу увидела конечную цель своего путешествия: черное здание из стекла, стоящее посередине утыканного скалами луга, позади которого, примерно в полукилометре, начинался лес. На здании не было каких-либо табличек, указывающих на его принадлежность, но она знала, что здесь располагается «Филоген фармасьютик» — люксембургская корпорация со штаб-квартирой в Италии, главным акционером является экспатриант из США, носящий типично итальянское имя Энрико Винченти.

Чуть раньше она потратила некоторое время на то, чтобы ознакомиться с подноготной Винченти.

Он был вирусологом — одним из тех, кого в семидесятые годы нанял Ирак, новый правитель которого Саддам Хусейн был одержим идеей создания биологического оружия. Конвенция о запрещении биологического оружия 1972 года значила для него не больше, чем бумага, на которой она была написана. Винченти работал на иракцев до начала первой войны в Персидском заливе, когда Саддам быстренько заморозил исследования в области химических вооружений, а после появления в Ираке инспекторов ООН программа и вовсе была закрыта. Винченти переехал в Европу и организовал фармацевтическую компанию, которая в 90-х годах развивалась семимильными шагами. Сегодня это был крупнейший в Европе концерн, огромный транснациональный конгломерат, владеющий правами на внушительный пакет патентов. Неплохое достижение для никому не известного ученого-наемника. Мысль о том, как ему это удалось, многим не давала покоя.

Вертолет приземлился, и она направилась к зданию.

Внешние стеклянные стены представляли собой фальш-фасад. Внутри их, по принципу матрешки, находилось второе здание. По его периметру тянулась полированная сланцевая дорожка, по обе стороны которой зеленели комнатные растения. В стенах этой внутренней постройки имелось три входа, представляющие собой двойные двери. Зовастина знала, что комплекс оснащен уникальной системой безопасности, невидимой для постороннего взгляда. Никаких заборов с колючей проволокой, никакой охраны снаружи, никаких камер наблюдения. Ничего, что выдавало бы необычность этого сооружения.

Она пересекла внешний периметр и подошла к одному из входов. На ее пути оказались железные ворота. За мраморной стойкой стоял охранник. Ворота контролировались сканером руки, но ей не пришлось останавливаться. По другую сторону ворот стоял мужчина лет шестидесяти, с редеющими седыми волосами и злым мышиным лицом. Его глаза за стеклами очков в проволочной оправе ничего не выражали. Мужчина был одет в черный с золотом фирменный лабораторный халат, расстегнутый спереди, а прицепленная к лацкану ламинированная табличка сообщала, что его зовут Грант Линдси.

— Добро пожаловать, министр, — произнес он по-английски.

Зовастина ответила на приветствие раздраженным взглядом. Она не привыкла, чтобы ее кто-то куда-то вызывал, но из послания, пришедшего по электронной почте, было ясно, что дело носит срочный характер, поэтому она отменила все запланированные встречи и примчалась сюда.

Они вошли во внутреннее здание.

За главным входом дорожка разветвлялась. Линдси повернул налево и провел ее сложным лабиринтом коридоров, лишенных окон. Все здесь сияло чистотой, как в операционной, в воздухе пахло хлоркой. Каждая дверь была оснащена электронным замком. Остановившись у двери с табличкой «ГЛАВНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ», Линдси отстегнул от халата карточку со своим именем и провел ею через прорезь замка.

Кабинет без окон напоминал монашескую келью. Каждый раз, оказываясь здесь, она поражалась этому: ни семейных фотографий, ни дипломов на стене, ни памятных сувениров. Складывалось впечатление, что у этого человека нет жизни. Впрочем, в определенном смысле так оно и было.

— Я должен вам кое-что показать, — сказал Линдси.

Он говорил с ней как равный, отчего ее раздражение только усиливалось. Подоплека его тона была очевидна: он живет в Китае и не является подданным Зовастиной.

Линдси включил монитор, и на нем появилось изображение женщины средних лет, которая, сидя в кресле, смотрела телевизор. Зовастина знала, что изображение транслируется со второго этажа, где располагались палаты пациентов. Ей уже приходилось наблюдать за ними по этому монитору.

— На прошлой неделе я забрал из тюрьмы новую партию заключенных, — сообщил Линдси. — Как мы делали раньше.

Она не знала, что проводится новая серия клинических испытаний.

— Почему мне ничего не сообщили?

— Не знал, что должен ставить вас в известность.

Зовастина услышала то, что мужчина не произнес вслух:

«Главный здесь — Винченти. Это его лаборатория, его персонал, его проект». Говоря с Энвером, Зовастина сказала ему неправду. Его излечила не она, а Винченти. Антивирусную сыворотку ей доставили специальным курьером. Хотя в ее распоряжении имелось некоторое количество биологического патогена, антигены оставались в руках Винченти. Система сдержек и противовесов, порожденная взаимным недоверием и предназначенная для того, чтобы, торгуясь, обе стороны находились в равном положении.

Линдси нажал на кнопку пульта дистанционного управления, и на экране возникли изображения остальных палат. Всего их было восемь. В отличие от обитательницы первой в них люди лежали на кроватях, подсоединенные к капельницам.

Без движения.

Линдси снял очки.

— Я использовал только двенадцать, поскольку они были реально доступны, причем в короткий период времени. Мне нужно было провести экспресс-исследование антигена против нового вируса. Месяц назад я говорил вам о нем. Страшная маленькая штучка.

— Где вы обнаружили его?

— В некоторых особях грызунов, обитающих к востоку отсюда, в провинции Хейлунцзян. До нас доходили рассказы о том, как люди заболевали, съев этих животных. Известно, что в крови крыс живет сложный вирус. Небольшая доработка — и он превращается в настоящего убийцу. Смерть наступает меньше чем за день. — Ученый указал на экран. — Вот — доказательство.

Она действительно просила, чтобы они разработали более агрессивный вирусный препарат, действующий даже быстрее, чем те двадцать восемь, которые уже имелись в ее распоряжении.

— Все подопытные находятся на системе искусственного поддержания жизни, а клиническая смерть у каждого из них наступила уже несколько дней назад. Мне нужно провести вскрытие тел, чтобы определить параметры заражения, но перед тем, как кромсать их, я решил показать их вам.

— Создан ли антиген?

— Одна доза — и они поправились бы в течение нескольких часов. Но вместо антигена я дал им пустышки — всем, кроме той, первой женщины. Теперь она совершенно здорова, вируса в ее крови нет.

— Для чего понадобились эти испытания?

— Вы хотели получить новый вирус, и мне нужно было убедиться в том, что модификация прошла успешно. Кроме того, — Линдси улыбнулся, — как я уже сказал, я должен был проверить действенность антигена.

— Когда я получу новый вирус?

— Можете забрать его хоть сегодня. Для этого я вам и позвонил.

Ей не нравилось возить вирусы, но только она знала местонахождение этой лаборатории. Сделка была заключена лично между ней и Винченти, и никто другой не мог быть посвящен в ее детали. Кроме того, китайцы ни за что не станут проверять вертолет Зовастиной.

— Готовьте вирус, — коротко бросила она.

— Препарат уже заморожен и упакован.

Она указала на экран.

— Что будет с ней?

Линдси равнодушно пожал плечами.

— Она снова будет заражена и умрет в течение завтрашнего дня.

Нервы Зовастиной были до сих пор напряжены. То, как она и ее партнеры по игре затоптали конями несостоявшегося убийцу, принесло ей некоторое удовлетворение, но вопросы относительно попытки покушения оставались. Откуда о нем стало известно Винченти? Может быть, он сам приказал его организовать? Трудно сказать, но то, что ее застали врасплох, — факт. Винченти опережал ее на шаг, и ей это не нравилось.

И Линдси ей тоже не нравился.

Она показала на экран.

— Приготовьте к отъезду и ее. Немедленно.

— Вы считаете это разумным решением?

— Предоставьте мне беспокоиться на этот счет.

Мужчина усмехнулся.

— Хотите поразвлечься?

— Желаете отправиться со мной и посмотреть?

— Нет, благодарю вас, я предпочитаю оставаться здесь, по китайскую сторону границы.

— Будь я на вашем месте, я бы тоже осталась здесь.

19

Дания


Малоун по-прежнему держал пистолет на изготовку, а Торвальдсен тем временем заканчивал переговоры с Виктором.

— Мы могли бы произвести обмен здесь же, — предложил он. — Завтра.

— Вы не похожи на человека, который нуждается в деньгах, — заметил Виктор.

— Денег много не бывает.

Малоуну стоило труда не улыбнуться. Его друг-датчанин тратил миллионы евро на свои прихоти, и Малоун частенько задумывался: не является ли одной из них он сам. Два года назад Торвальдсен не поленился самолично прилететь в Атланту и подарил Малоуну шанс изменить свою жизнь — переехать в Копенгаген. Шанс, которым Малоун воспользовался и с тех пор ни разу не пожалел об этом.

— Мне вот что интересно, — заговорил Виктор. — Качество поддельного медальона просто поразительно. Кто его сделал?

— Талантливый мастер, который гордится своей работой.

— Передайте ему мои комплименты.

— Часть ваших евро получит именно он. — Торвальдсен сделал паузу. — У меня тоже есть вопрос. Будете ли вы гоняться за оставшимися здесь, в Европе, медальонами?

— А вы как думаете?

— И за тем, что находится в Самарканде?

Виктор не ответил, но намек Торвальдсена наверняка дошел до его сознания: «Мне многое известно о ваших делишках».

Виктор встал, собираясь уходить.

— Я позвоню вам завтра.

Торвальдсен остался сидеть, провожая его взглядом.

— С нетерпением буду ждать вашего звонка.

Входная дверь открылась и закрылась.

— Коттон, — заговорил Торвальдсен, доставая из кармана пустой бумажный пакет. — У нас мало времени. Осторожно возьми пластиковый пакет с медальоном и положи его в этот.

Он понял.

— Отпечатки пальцев? Вот почему ты отдал ему монету?

— Ты же видел, он здесь не прикасался ни к чему. Но ему было необходимо взять в руки медальон, чтобы совершить подмену.

Стволом пистолета Малоун аккуратно подцепил пластиковый пакет с фальшивым медальоном и опустил его в бумажный, а затем завернул края, оставив воздушный карман. Он знал: в отличие от того, что показывают в кино, лучшим хранилищем для таких предметов являлся не полиэтилен, а именно бумага. Она уменьшает риск, что отпечатки будут смазаны.

Торвальдсен поднялся.

— А теперь пошли, — велел он и решительно двинулся вперед, пригнув голову к груди. — Мы должны спешить.

Малоун заметил, что Торвальдсен направляется к задней части дома.

— Куда ты идешь?

— Наружу.

Он поспешил за своим другом, и они вышли через дверь кухни, которая вела на огороженную открытую террасу, смотрящую на море. В пятидесяти ярдах дальше располагался причал, у которого ждала моторная лодка. Утреннее небо затянуло тучами стального цвета, резкий северный ветер пенил коричневую воду узкого залива.

— Мы уезжаем? — спросил он, когда Торвальдсен сошел с террасы.

Датчанин продолжал двигаться со скоростью, необычной для человека с больным позвоночником.

— Где Кассиопея?

— В беде, — ответил Торвальдсен. — Но это наше единственное спасение.


Кассиопея видела, как мужчина, вышедший из дома, сел в свою арендованную машину и быстро поехал по трехрядной дороге, ведущей к главному шоссе. После этого она переключила внимание на портативный жидкокристаллический монитор, соединенный через радиоканал с двумя видеокамерами, которые она установила на прошлой неделе. Одну — у выезда на шоссе, вторую — высоко на дереве, в пятидесяти метрах от дома.

Машина на маленьком экране остановилась.

Из леса вышел любитель прокалывать шины. Водитель открыл дверь и выбрался из автомобиля. Оба мужчины торопливо двинулись обратно, по направлению к дому.

Кассиопея отлично знала, чего они ждут, и поэтому покинула свое укрытие.


Виктор выжидал, желая убедиться в том, что он не ошибся. Он оставил машину за поворотом дороги и теперь наблюдал за домом, выглядывая из-за толстого ствола дерева.

— Никуда они не денутся, — сказал Рафаэль. — У них проколоты два колеса.

Однако Виктор знал, что где-то здесь еще должна быть женщина.

— Точно тебе говорю, — продолжал Рафаэль, — я действовал как лазутчик — и ничего не почувствовал.

Виктор достал из кармана украденный медальон. Приказ министра Зовастиной был недвусмыслен: найти и вернуть все медальоны — целыми и невредимыми. Шесть медальонов уже были у них, осталось добыть еще два.

— Какие они? — спросил Рафаэль.

— Странные.

Виктор действительно испытывал странное чувство. Он почти наверняка знал, что предпримут эти люди в следующий момент, и это беспокоило его.

Из-за деревьев появилась та самая женщина с повадками львицы. Она наверняка видела, как его напарник проткнул колеса их автомобиля, и, скорее всего, торопилась сообщить об этом своим компаньонам. Он был доволен, что предвидение не подвело его. Но почему она не попыталась помешать Рафаэлю совершить эту диверсию? Может быть, ей было поручено только наблюдать? Он заметил в ее руках какой-то предмет — маленький и прямоугольный. Какая жалость, что он не захватил с собой бинокль!

Рафаэль достал из кармана радиопульт.

Виктор мягко прикоснулся к руке напарника.

— Еще рано.

Остановившись возле машины, женщина посмотрела на спущенные колеса, а затем побежала рысцой к двери дома.

— Дай ей время.

Три часа назад, после того как была достигнута договоренность о встрече, они приехали сюда. Убедившись в том, что дом пуст, они заложили емкости с «греческим огнем» под пол и на чердак. Вместо «черепашки» заряды должен был воспламенить электрический радиоуправляемый взрыватель.

Женщина скрылась в доме.

Виктор молча досчитал до десяти и приготовился убрать ладонь с руки Рафаэля.


Малоун стоял в лодке, Торвальдсен — позади него.

— Что ты имел в виду, когда сказал, что Кассиопея в беде?

— Дом начинен «греческим огнем». Они приехали раньше нас и заложили заряды. Теперь медальон у него. Виктор не собирается выпустить нас живыми после этой встречи.

— И они ждут того момента, когда Кассиопея окажется внутри.

— Именно так я думаю. Но сейчас мы выясним, думают ли так же и они.


Кассиопея подождала, пока за ней захлопнется входная дверь, и кинулась через весь дом. Счет шел на секунды. Оставалось надеяться только на то, что злоумышленники подарят ей несколько этих драгоценных секунд, прежде чем привести в действие заложенные заряды. Ее нервы звенели от напряжения, мозг лихорадочно работал, меланхолия была сметена адреналиновым взрывом.

В музее ее возбуждение каким-то образом передалось Малоуну. Он почувствовал: что-то не так. И не ошибся. Но в данный момент у нее не было времени заниматься самоанализом. Найти заднюю дверь — сейчас только это имело значение.

Она вырвалась в холодное утро.

Малоун и Торвальдсен ждали ее в моторке.

Дом скрывал их и их бегство от взглядов убийц. Она по-прежнему сжимала в руке жидкокристаллический монитор. До воды — шестьдесят метров.

Она спрыгнула с деревянного настила.


Малоун видел, как Кассиопея выскочила из дома и побежала к ним.

Пятьдесят футов.

Тридцать.

Послышалось громкое «вуф-ф-ф», и дом вспыхнул, как спичечный коробок. Только что он стоял темной глыбой, а в следующую секунду пламя вырвалось из его окон, из-под пола и взметнулось к небу через крышу. Это напоминало фокус, сотворенный руками умелого иллюзиониста. Никакого взрыва. Безмолвное уничтожение огнем. Полное. Тотальное. И — непреодолимое в отсутствие соленой воды.

Кассиопея пробежала по причалу и спрыгнула в лодку.

— Ты едва вывернулась, — прокомментировал Малоун.

— Пригнитесь, — велела она.

Все трое скорчились в лодке. Малоун следил за тем, как женщина настраивает монитор. На экране появилось изображение автомобиля. В него сели двое мужчин. Он узнал Виктора. Машина поехала и вскоре исчезла с экрана. Кассиопея нажала кнопку, и картинка сменилась. Они увидели, как машина выезжает на главное шоссе.

Торвальдсен выглядел довольным.

— Наша уловка сработала, — проговорил он.

— Может, вы все же объясните мне, что происходит? — осведомился Малоун.

Кассиопея бросила на него хитрый взгляд.

— Представляешь, как они сейчас веселятся?

— Но у них медальон.

— Это именно то, чего мы хотели, — сказал Торвальдсен.

Дом продолжал пожирать сам себя. В небо поднимался столб дыма. Кассиопея завела подвесной мотор и направила лодку прочь от берега. Поместье Торвальдсена располагалось всего в миле к северу от того места, где они находились.

— Лодку пригнали почти сразу после того, как мы сюда приехали, — сообщил Торвальдсен, взяв Малоуна под руку и ведя его к корме. Подпрыгивая на волнах, лодка выбивала холодные фонтанчики соленой воды. — Я благодарен тебе за то, что ты с нами. Мы собирались попросить тебя о помощи сегодня, после того, как должен был быть уничтожен музей. Вот зачем она хотела с тобой встретиться. Ей нужна твоя помощь, но я сомневаюсь, что она обратится к тебе с такой просьбой теперь.

В голове Малоуна теснилось еще множество вопросов, но он понимал: сейчас не время для этого.

— Она может рассчитывать на меня, — не сомневаясь ни секунды, сказал он. — Вы оба можете на меня рассчитывать.

Торвальдсен с благодарностью сжал его руку. Кассиопея смотрела вперед, ведя лодку по волнующемуся морю.

— Насколько хреново обстоят дела? — спросил Малоун. Свист ветра и шум волн приглушил его слова, поэтому их услышал только Торвальдсен.

— Достаточно хреново, — ответил датчанин. — Но теперь у нас хотя бы появилась надежда.

20

15.30


Пристегнутая ремнями безопасности, Зовастина сидела в заднем отсеке вертолета. Обычно она путешествовала в более комфортабельных условиях, но сегодня решила использовать скоростной военный вертолет.

Машиной управлял один из гвардейцев ее Священного отряда. Половина ее личных телохранителей являлись лицензированными пилотами.

Она сидела напротив женщины-заключенной из лаборатории. Рядом с узницей находился еще один ее гвардеец. На борт вертолета ее привели в наручниках, но Зовастина приказала снять их.

— Как ваше имя? — спросила она женщину.

— Это имеет значение?

Они разговаривали по внутренней радиосвязи на диалекте, который не понимал ни один из тех, кто находился на борту.

— Как вы себя чувствуете?

Женщина колебалась с ответом, словно решая для себя, как поступить — солгать или сказать правду. Наконец она сказала:

— Лучше, чем когда-либо.

— Я рада. Улучшать жизнь всех граждан — вот наша главная цель. Возможно, когда вас выпустят из тюрьмы, вы сумеете более объективно оценить преимущества нашего нового общества.

На изрытом оспинами лице женщины появилось презрительное выражение. В ней не было ровным счетом ничего привлекательного, и Зовастина подумала: сколько поражений она должна потерпеть, чтобы с нее окончательно слетела шелуха самоуважения?

— Сомневаюсь, что мне удастся стать членом вашего нового общества, министр. Меня приговорили к слишком долгому сроку.

— Мне говорили, что вас поймали на перевозке кокаина. Если бы здесь до сих пор были Советы, вас бы казнили.

— Русские? — Женщина рассмеялась. — Наркотики покупали именно они.

Зовастина не удивилась.

— Таков новый мир.

— Что произошло с другими, которых забрали из тюрьмы вместе со мной?

Она решила быть честной.

— Мертвы.

Хотя эта женщина явно привыкла к превратностям судьбы, сейчас даже она была шокирована. Это было понятно. Она находилась здесь, на борту вертолета, рядом с верховным министром Центрально-Азиатской Федерации, после того, как ее забрали из тюрьмы и подвергли каким-то непонятным медицинским экспериментам, после которых она оказалась единственным выжившим.

— Я добьюсь, чтобы срок вашего тюремного заключения сократили. Возможно, вы не оцените это, но Федерация ценит вашу помощь.

— Я должна быть благодарна?

— Вы сами вызвались.

— Не припомню, чтобы кто-нибудь спрашивал моего согласия.

Зовастина посмотрела в иллюминатор на молчаливые пики Памира, которые обозначали границу и начало дружественной территории.

Почувствовав на себе взгляд женщины, она посмотрела на нее.

— Хотите быть частью того, что должно случиться?

— Я хочу быть свободной.

В ее мозгу вспыхнули слова, давным-давно услышанные от Сергея: «Злость всегда была направлена против конкретных людей, ненависть — против классов. Время способно залечить злость, но ненависть — никогда». Поэтому она спросила:

— Почему вы ненавидите?

Женщина посмотрела на нее пустым взглядом.

— Я должна была быть среди тех, кто умер.

— Почему?

— Ваши тюрьмы ужасны. Из них мало кто выходит живым.

— Так и должно быть, чтобы никому не захотелось там очутиться.

— У многих нет выбора. — Женщина помолчала. — В отличие от вас, верховный министр.

Бастион горных склонов рос на глазах.

— Много веков назад греки двинулись на восток и сделали мир другим. Вам об этом известно? Они покорили Азию, изменили нашу культуру. Теперь азиаты должны пойти на запад и сделать то же самое. Вы готовы нам в этом помочь?

— Ваши планы меня не интересуют.

— Мое имя — Ирина. По-гречески — Арина, что означает «мир». Это именно то, к чему мы стремимся.

— Убивая заключенных?

Эту женщину явно не волновала собственная судьба. А вот у Зовастиной вся жизнь была предопределена. Она создала новый политический порядок — в точности как Александр. Еще один урок, который когда-то преподал ей Сергей: «Помни, Ирина, что говорил Арриан об Александре. Он всегда соперничал с самим собой». Лишь в последние несколько лет Зовастина поняла суть этого душевного недуга. Она посмотрела на женщину, которая разрушила собственную жизнь за тысячу рублей.

— Знаете, кто такой Менандр?

— Просветите меня.

— Древнегреческий драматург, живший в четвертом веке до нашей эры. Он писал комедии.

— Мне больше нравятся драмы.

Она начинала уставать от этого пораженчества. Не каждого можно переубедить. В отличие от полковника Энвера, который сумел разглядеть предложенные ею перспективы и охотно перешел на ее сторону. Люди вроде него будут полезны в грядущие годы, но эта жалкая душа не олицетворяла собой ничего, кроме неудач.

Менандр написал строки, которые являются абсолютной истиной: «Если хочешь прожить жизнь, не ощущая боли, ты должен быть либо богом, либо мертвецом».

Она протянула руку и расстегнула ремень безопасности, которым была пристегнута женщина. Охранник, сидевший рядом, открыл дверь кабины. Женщина окаменела от холодного ветра, ударившего ей в лицо, и грохота лопастей.

— Я — бог, — сказала Зовастина, — а вы — мертвец.

Охранник сорвал переговорное устройство с головы женщины, которая, поняв, что сейчас должно произойти, принялась сопротивляться. Охранник выбросил ее из вертолета.

Несколько секунд Зовастина смотрела, как ее тело, кувыркаясь в кристально чистом воздухе, летит вниз, пока оно не исчезло в горных пиках.

Охранник закрыл дверь. Вертолет продолжал свой путь по направлению к Самарканду.

Впервые за сегодняшний день она испытала чувство удовлетворения.

Теперь все было расставлено по местам.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ


21

Амстердам, Нидерланды

19.30


Стефани Нелле выбралась из машины и торопливо набросила на голову капюшон плаща. С неба падал апрельский дождь; потоки воды, бурля и пенясь на грубой брусчатке, устремлялись по направлению к городским каналам. Гроза, которую принесло с Северного моря, прекратилась, но из темно-синих облаков продолжал моросить дождь, повиснув серой пеленой на фоне горящих уличных фонарей.

Она двинулась сквозь эту завесу, сунув руки в карманы плаща, перешла через выгнутый пешеходный мостик и вышла на Рембрандтплейн. Гнусная погода не разогнала завсегдатаев пип-шоу, гей-баров, стриптиз-шоу и кафе, где поджидали своих клиентов проститутки.

Направляясь в глубь района красных фонарей, она проходила мимо борделей, за стеклянными витринами которых живым товаром были выставлены девицы, обещающие любые виды наслаждений — хоть хлыстом, хоть лаской. В одной из таких витрин, туго затянутая в кожаную сбрую, на обитой плюшем козетке сидела женщина азиатской внешности и листала журнал.

Стефани говорили, что ночь — далеко не самое опасное время для посещения этого знаменитого квартала. Утром, когда на улицу выходят страдающие от ломки наркоманы, и середина дня, когда сутенеры начинают готовиться к ночной работе, сулят куда больше неприятностей. Однако ее предупредили, что в северной части района, в которой уже нет таких толп, как на Рембрандтплейн, опасно всегда. Поэтому, пересекая невидимую границу между безопасной и опасной зонами, Стефани внутренне собралась. Ее глаза обшаривали окружающее пространство, и она мягко, как крадущаяся кошка, шла по направлению к расположенному в конце улицы кафе.

«Ян Хэйвал» занимал первый из трех этажей складского здания. Темная забегаловка, одна из сотен таких же, которыми буквально утыкан Рембрандтплейн. Открыв дверь, она сразу же ощутила запах горящей конопли, но нигде не увидела знака с надписью «НИКАКИХ НАРКОТИКОВ, ПОЖАЛУЙСТА».

Кафе было забито до отказа, в теплом воздухе плавал дурманящий дым, пахнущий паленой веревкой. Эта вонь смешивалась с запахом жарящейся рыбы и орешков. У Стефани защипало в глазах.

А затем она увидела Клауса Дира. Тридцатилетний блондин с бледным обветренным лицом, он выглядел в точности так, как ей его описали.

Не в первый раз Стефани напомнила себе о цели своего прихода. А пришла она сюда для того, чтобы ответить услугой на услугу. Связаться с Диром ее попросила Кассиопея Витт. Поскольку Стефани была обязана подруге, она не смогла отказать ей в этой просьбе. Перед тем как идти сюда, однако, она проверила личность того, с кем ей предстояло встретиться. Дир родился в Дании, получил образование в Германии, а сейчас работал химиком в местной компании по производству пластмасс. Он был фанатичным нумизматом и, вероятно, обладал внушительной коллекцией монет. Именно эта страсть Дира и привлекла к нему внимание ее подруги-мусульманки.

Датчанин стоял возле высокого столика, пил пиво и жевал жареную рыбу. В пепельнице перед ним тлела самокрутка, и зеленоватый дым от нее был явно не табачным.

— Я Стефани Нелле, — сказала она, подойдя к мужчине. — Я вам звонила.

— Вы сказали, что хотите что-то приобрести.

Этот отрывисто-грубый ответ подразумевал: «Скажи мне, что тебе нужно, заплати — и я сделаю, что смогу».

Стефани заметила его слегка остекленевший взгляд. Даже у нее начинала кружиться голова.

— Как я уже сказала вам по телефону, мне нужен слоновий медальон.

Дир хлебнул пива из кружки.

— Зачем? Он не так уж ценен. У меня есть монеты получше. Готов предложить по сходной цене.

— Не сомневаюсь, но мне нужен именно медальон. Вы говорили, что можете продать его.

— Как я уже сказал, это зависит от того, сколько вы готовы заплатить.

— Могу я взглянуть на него?

Дир вытащил требуемый предмет из кармана, и Стефани стала рассматривать монету, лежащую в пластиковом кармашке. На одной стороне — воин, на другой — боевой слон и нападающий на него всадник. Размер — с пятидесятицентовик, чеканка почти стерта.

— Вы ведь наверняка не имеете понятия, что это такое? — спросил Дир.

Стефани решила не кривить душой.

— Я покупаю его для другого человека.

— Готов уступить монету за шесть тысяч евро.

Кассиопея велела ей заплатить столько, сколько запросит продавец. Цена ее не волновала. Но, глядя на истертую кругляшку, она удивилась: почему столь невзрачный предмет может быть столь важен для кого-то?

— Существует только восемь таких монет, — сообщил датчанин. — Шесть тысяч евро — хорошая цена.

Только восемь?

— Почему вы продаете ее?

Он взял из пепельницы тлеющий косяк, глубоко затянулся и медленно выпустил дым через ноздри.

— Мне нужны деньги. — Его масляный взгляд опустился к кружке с пивом.

— Что, дела так плохи? — спросила она.

— А вам не все равно?

По бокам от Дира возникли двое мужчин: один — светлокожий, другой — смуглый. В их внешности причудливо смешались арабские и азиатские черты. На улице продолжал моросить дождь, но плащи этих двоих были сухими. Светлый схватил Дира за руку и плашмя прижал к его животу лезвие ножа. Темный обнял Стефани за плечи жестом, который со стороны мог показаться дружеским, и легонько ткнул ее под ребра лезвием своего ножа.

— Медальон — на стол! — скомандовал Светлый, мотнув головой в сторону столика.

Стефани решила не спорить и выполнила приказ.

— Сейчас мы уйдем, — проговорил Темный, сунув медальон в карман. Его дыхание пахло пивом. — А вы оставайтесь здесь.

У нее не было никакого желания нарываться на дальнейшие неприятности. Она умела уважать оружие, направленное на нее.

Мужчины протолкались к двери и вышли из кафе.

— Они забрали мою монету, — проговорил Клаус, заводясь прямо на глазах. — Я догоню их!

Стефани не знала: то ли это обычная глупость, то ли результат действия наркотика.

— Лучше позвольте мне разобраться с этим, — сказала она.

Он окинул ее подозрительным взглядом.

— Уверяю вас, — сказала она, — у меня получится.

22

Копенгаген

19.45


Малоун заканчивал ужин. Он сидел в кафе «Норд» — двухэтажном заведении, окна которого смотрели на Хьёбропладс. Погода этим вечером выдалась гнусная: апрель одаривал почти пустую площадь противным дождиком. Сидя у окна, Малоун смотрел на струи дождя, наслаждаясь тем, что находится в сухом и теплом помещении.

— Я очень благодарен, что ты помог нам сегодня, — сказал Торвальдсен, сидящий напротив.

— Для того и существуют друзья.

Он прикончил томатный суп-пюре и отодвинул тарелку в сторону. Малоуну казалось, что так вкусно, как здесь, он не ел еще никогда. В его голове теснилось множество вопросов, но он знал, что ответы Торвальдсена будут, как всегда, скупыми.

— Там, в доме, вы с Кассиопеей говорили про тело Александра Великого. Что вы якобы знаете, где оно находится. Как такое возможно?

— Нам удалось многое узнать об этом.

— От друга Кассиопеи из музея в Самарканде?

— Он был ей больше чем друг, Коттон.

Малоун уже догадался об этом.

— Кто это был?

— Эли Ланд. Он вырос здесь, в Копенгагене. Они с моим сыном, Каем, были друзьями.

Когда Торвальдсен упомянул о своем покойном сыне, в голосе его зазвучала грусть, да и у Малоуна перехватило горло при воспоминании о том дне в Мехико, два года назад, когда молодой человек был убит. Малоун тоже находился там, выполняя очередное задание группы «Магеллан». Он застрелил убийц, но и сам получил пулю. Потерять сына… Он просто не мог представить своего пятнадцатилетнего Гари умирающим.

— Если Кай хотел работать на правительство, то Эли любил историю. Он получил докторскую степень и стал экспертом по греческим древностям, работал в нескольких европейских музеях, пока наконец не оказался в Самарканде. Тамошний музей располагает богатейшей коллекцией, а правительство Центрально-Азиатской Федерации всячески способствует развитию науки и искусств.

— Как они познакомились с Кассиопеей?

— Их познакомил я. Три года назад. Мне подумалось, что это пойдет на пользу им обоим.

Малоун сделал глоток из бокала.

— Что же произошло?

— Меньше двух месяцев назад он умер. Кассиопея очень тяжело переживает его смерть.

— Она любила его?

Торвальдсен пожал плечами.

— Разве ее поймешь? Она редко выпускает свои эмоции наружу.

И все же Малоун заметил признаки тоски, что грызла душу женщины. Грусть, с которой она смотрела на горящий музей. Ее отсутствующий взгляд, устремленный на другой берег канала. Ее нежелание встречаться с ним глазами. Не было произнесено ни одного слова. Все — на уровне ощущений.

После того как они пришвартовались к причалу Кристиангаде, Малоун потребовал ответов на свои вопросы, но Торвальдсен пообещал все рассказать за ужином. Малоуна отвезли домой, в Копенгаген. Он немного поспал, а остаток дня работал в книжном магазине. Он дважды заходил в отдел исторической литературы — и нашел несколько книг, посвященных Александру и Греции. Но больше всего ему не давала покоя фраза, произнесенная Торвальдсеном: «Кассиопее нужна твоя помощь».

Только теперь он начинал понимать.

Через открытое окно он увидел, как из дверей его книжного магазина — на противоположной стороне площади — под дождь выходит Кассиопея. Под мышкой у нее был зажат какой-то предмет, завернутый в полиэтиленовый пакет. Полчаса назад он дал ей ключ от магазина, чтобы она могла воспользоваться компьютером и телефоном.

— В центре поисков тела Македонского находятся Эли и обнаруженный им манускрипт. Эли попросил нас найти слоновьи медальоны, но когда мы занялись этим, то выяснили, что их ищет кто-то еще.

— Эли объяснил, каким образом связаны манускрипт и медальоны?

— Он исследовал тот, что хранится в Самарканде, и нашел на нем микротекст — буквы ZH. Вот они-то и связаны с манускриптом. После смерти Эли Кассиопея захотела выяснить, что за всем этим стоит.

— И она обратилась за помощью к тебе?

— Да, — кивнул Торвальдсен, — а я не смог отказать ей.

Малоун улыбнулся. Много ли найдется друзей, которые готовы купить целый музей и сделать копии всех хранящихся в нем экспонатов только для того, чтобы потом его сожгли дотла?

Кассиопея исчезла под козырьком кафе, и почти сразу Малоун услышал, как хлопнула входная дверь, а затем по железной лестнице, ведущей на второй этаж, застучали ее каблуки.

— Ты сегодня целый день мокнешь, — сказал Малоун, когда она поднялась наверх.

Ее волосы были забраны в хвост, джинсы и пуловер — мокрые от дождя.

— Девушке сложно всегда быть красивой.

— Не кокетничай. У тебя это получается.

Она бросила на него испытующий взгляд.

— Ты сегодня вечером само обаяние.

— Да, я бываю таким.

Кассиопея вынула из полиэтиленового пакета ноутбук и сказала, обращаясь к Торвальдсену:

— Я загрузила все.

— Если бы я знал, что ты будешь таскать мой компьютер под дождем, я бы потребовал внести за него залог.

— Вы должны на это посмотреть.

— Я рассказал ему про Эли, — буркнул Торвальдсен.

В почти пустом зале кафе царил полумрак. Малоун бывал здесь три-четыре раза в неделю, причем всегда приходил в один и тот же час и садился за один и тот же столик, наслаждаясь одиночеством.

Кассиопея посмотрела на него.

— Я очень сожалею, — искренне произнес он.

— Спасибо.

— А тебе спасибо за то, что ты спасла мне жизнь.

— Ты и сам нашел бы способ выбраться оттуда. Я просто немного ускорила события.

Малоун вспомнил жуткое положение, в котором он оказался, будучи запертым в горящем музее. Нет, в данном случае он не мог разделить оптимистическую уверенность Кассиопеи в его способностях.

Ему хотелось расспросить Кассиопею про Эли Ланда, выяснить, каким образом ему удалось преодолеть ее эмоциональный панцирь. Как и у самого Малоуна, у нее он был снабжен множеством замков и систем охраны. Однако он промолчал — как всегда, когда дело касалось сферы тонких человеческих чувств.

Кассиопея включила ноутбук и вывела на экран несколько сканированных изображений. Это были слова. Призрачно-серые, местами расплывчатые, и все — на греческом.

— Примерно через неделю после смерти Александра в триста двадцать третьем году до нашей эры в Вавилон приехали египетские бальзамировщики. Они обнаружили, что, несмотря на летнюю жару, тело не тронуто тлением, а цвет его кожи — как у живого человека. Это было истолковано как знак богов и указание на величие Александра.

Малоун уже где-то читал об этом.

— Он, возможно, был еще жив и просто находился в коме.

— Такова современная точка зрения, но тогдашней медицине такой симптом, как кома, не был известен. Одним словом, египтяне выполнили поставленную перед ними задачу и забальзамировали тело.

Малоун покачал головой.

— Уму непостижимо! Величайший завоеватель древности убит какими-то бальзамировщиками.

Кассиопея улыбнулась в знак согласия.

— Бальзамирование обычно занимало семьдесят дней. Основной смысл этой процедуры заключался в том, чтобы обеспечить мумификацию тела и уберечь его таким образом от разложения. Но применительно к Александру был использован другой метод. Его поместили в белый мед.

Малоуну было известно: мед является субстанцией, не подверженной гниению. Со временем он кристаллизуется, но никогда не портится, а в первоначальное состояние его легко вернуть с помощью разогрева.

— Мед, — продолжала Кассиопея, — должен был сохранить тело Александра лучше всякой мумификации. Тело было обернуто золотой фольгой, облачено в царские одежды и венец, а затем помещено в золотой саркофаг и залито медом. В таком виде оно оставалось в Вавилоне в течение года, пока строился катафалк, инкрустированный драгоценными камнями. Затем погребальная процессия тронулась в путь.

— И после этого начались «похоронные игры».

— Можно сказать и так, — согласилась Кассиопея. — Сразу же после смерти Александра один из его ближайших сподвижников Пердикка созвал экстренное собрание диадохов. Роксана, бактрийская княжна и жена Александра, находилась в то время на седьмом месяце беременности. Пердикка предложил дождаться, пока она родит, и только потом решать, что делать дальше. Если родится сын, он станет законным наследником Александра. Однако другие диадохи воспротивились, говоря, что не желают иметь монархом наполовину варвара. Они хотели сделать своим царем Филиппа, брата Александра по отцу, хотя, по свидетельству многих, тот страдал слабоумием.

Малоун напряг память и вспомнил, что ему приходилось читать по этому поводу. Вокруг смертного ложа Александра завязалась настоящая драка. Пердикка созвал ассамблею македонян и, чтобы сохранить порядок, поместил тело Александра между ними. Ассамблея проголосовала за то, чтобы отказаться от запланированного аравийского похода, и одобрила раздел империи. Полководцы передрались друг с другом, стали вспыхивать мятежи.

В конце лета Роксана родила сына, которого нарекли Александром IV. С целью сохранения мира было достигнуто соглашение, в соответствии с которым право на царство признавалось как за Филиппом, так и за сыном Роксаны, а диадохи тем временем правили доставшимися им областями империи, не обращая внимания ни на того ни на другого.

— Шесть лет спустя, — сказал Малоун, — сводный брат покойного царя Филипп Арридей был убит матерью Александра Олимпиадой. Она ненавидела его, поскольку он был рожден от танцовщицы Филины, ради женитьбы на которой Филипп Македонский развелся с Олимпиадой. Затем, через несколько лет, Роксана и Александр Четвертый были отравлены. Никто из них так ничем и не правил.

— Со временем была убита и сестра Александра, — добавил Торвальдсен. — Вся его ветвь оказалась срублена, и у него не осталось ни одного законного наследника. Величайшая в мире империя распалась.

— Но какое отношение имеют к этому слоновьи медальоны? — спросил Малоун. — И какое значение имеют те далекие события сегодня?

— Эли думал, что имеют, причем очень большое.

— А что думаешь ты?

Кассиопея сидела молча, словно не знала, стоит ли говорить о своих сомнениях.

— Ладно, — сказал Малоун, — расскажешь, когда будешь готова.

В голову ему пришла новая мысль, и он спросил Торвальдсена:

— А что с двумя оставшимися медальонами, которые находятся в Европе? Я слышал, ты спросил Виктора об этом. Наверняка теперь он отправится за ними.

— Тут мы их опережаем.

— Кто-то их уже забрал?

Торвальдсен посмотрел на часы.

— Надеюсь, по крайней мере один из них.

23

Амстердам


Стефани вышла из кафе и снова оказалась под дождем. Накинув на голову капюшон, она поправила в ухе микронаушник и проговорила в микрофон, спрятанный в рукаве:

— Отсюда только что вышли двое мужчин. У них то, что мне нужно.

— Они в пятидесяти метрах впереди, — последовал ответ. — Направляются к мосту.

— Задержите их.

Она нырнула в ночную тьму.

Направляясь сюда, Стефани прихватила с собой двух агентов Секретной службы, которых выпросила у президента Дании Дэниелса. Месяц назад президент пожелал, чтобы она сопровождала его в поездке на ежегодный Европейский экономический саммит. Лидеры государств встречались в сорока милях к югу от Амстердама. Сегодня вечером Дэниелс должен был присутствовать на надежно охраняемом официальном приеме в Гааге, поэтому ей и удалось заполучить двух помощников из числа президентских телохранителей. «Так, для страховки», — сказала им она, пообещав накормить ужином после того, как с делами будет покончено.

— Они вооружены, — сообщил один из агентов.

— В кафе у них были ножи, — сказала Стефани.

— А здесь — пистолеты.

По ее спине пробежал холодок. Дело оборачивалось скверно.

— Где они?

— На пешеходном мосту.

До ее слуха донеслись выстрелы, и она вытащила из-под плаща «беретту» — табельное оружие сотрудников группы «Магеллан».

Снова выстрелы.

Она завернула за угол.

Прохожие разбегались в разные стороны. Темный и Светлый были зажаты на мосту. Прижавшись к железным поручням, они отстреливались от двух агентов Секретной службы, занявших позиции по обе стороны моста.

Пуля попала в витрину борделя, и ее стекло разлетелось брызгами.

Закричала женщина.

Мимо Стефани бежали перепуганные люди. Она опустила пистолет и спрятала его за спину.

— Давайте сделаем передышку, — проговорила она в микрофон.

— Скажите это им, — ответил один из агентов.

На прошлой неделе, когда она согласилась оказать Кассиопее эту услугу, Стефани не ожидала никаких неприятных сюрпризов, но вчера какое-то шестое чувство подсказало ей, что сюда нужно идти, как следует подготовившись. Отчасти это было вызвано словами Кассиопеи о том, что она и Торвальдсен будут ей очень благодарны. Если в чем-то замешан Торвальдсен — жди неприятностей.

С моста донеслись новые выстрелы.

— Вам отсюда не выбраться! — прокричала она.

Светлый развернулся и направил на нее пистолет.

Стефани нырнула в нишу в стене. Пуля выбила фонтанчик штукатурки в нескольких футах от нее. Пробежав несколько метров, она укрылась за лестницей, ведущей к воде. С неба продолжал сыпать дождь, и одежда Стефани почти насквозь промокла. Она дважды выстрелила.

Теперь двое мужчин были зажаты в треугольнике, выхода из которого не было.

Темный решил поменять позицию на более выгодную, но тут пуля одного из агентов ударила ему в грудь. Он стоял, качаясь, пока его не настигла вторая пуля. Его тело бросило на поручни моста, а затем оно тяжело перевалилось через них и упало в канал. Прекрасно! Вот и трупы начали появляться!

Светлый подскочил к поручням, перегнулся и посмотрел вниз. Несколько секунд казалось, что он собирается прыгнуть в воду, но затем мужчина выпрямился и побежал к дальнему концу моста, беспорядочно стреляя в том направлении. Находившийся там агент отвечал прицельным огнем, но уложил злоумышленника не он, а его коллега, который догнал Светлого сзади и свалил его тремя выстрелами в спину.

Вдалеке послышались полицейские сирены.

Стефани выскочила из-за своего укрытия и поспешила на мост. Светлый лежал на брусчатке, и дождь смывал кровь, текущую из ран. Стефани махнула рукой, веля агентам подойти. Мужчины рысцой подбежали к ней. Темный покачивался на поверхности воды лицом вниз. В пятидесяти ярдах от них появились мигающие красные и синие огни. К мосту приближались три полицейские машины.

Стефани указала на одного из агентов.

— Я хочу, чтобы вы залезли в воду и достали из кармана этого человека монету. Она в пластиковом пакете, и на ней изображен слон. Когда вы сделаете это, плывите подальше отсюда и постарайтесь, чтобы вас не поймали.

Агент сунул пистолет в кобуру и перемахнул через поручень. Вот что ей нравилось в сотрудниках Секретной службы: никаких вопросов, только действия.

Полицейские машины затормозили у моста.

Стефани стряхнула с лица дождевые капли и перевела взгляд на второго агента.

— Уходите отсюда и обеспечьте мне помощь наших дипломатов.

— Где вы будете находиться?

В ее памяти вспыхнули воспоминания о событиях прошлого лета. Роскильде. Она и Малоун.

— Под арестом.

24

Копенгаген


Кассиопея потягивала вино из бокала, глядя на Малоуна, который переваривал услышанное от нее и Торвальдсена.

— Коттон, — заговорила она, — позволь мне объяснить, что привлекло наше внимание. Мы уже рассказывали тебе о рентгеновской флуоресценции. Этот метод был разработан ученым из музея Самарканда, но Эли первым предложил использовать его для исследования средневековых византийских текстов. Тогда-то он и обнаружил на молекулярном уровне древнюю рукопись.

— Пергамент, использованный вторично, называется палимпсест, — пояснил Торвальдсен. — После того, как монахи писали поверх смытого или соскобленного текста, они складывали листы и сгибали их пополам, в результате чего получалось то, что сегодня мы называем книгами.

— Конечно, многие пергаменты не выдержали подобного обращения и были утрачены, но Эли удалось найти несколько сохранившихся в сравнительно хорошем состоянии. На одном из них он обнаружил некоторые из считавшихся потерянными теорем Архимеда. Это просто поразительно, учитывая, что практически никаких рукописей Архимеда не сохранилось. — На втором, — Кассиопея посмотрела на Малоуна пристальным взглядом, — он нашел формулу «греческого огня».

— И кому он о ней рассказал? — спросил Малоун.

— Ирине Зовастиной, — ответил Торвальдсен, — верховному министру Центрально-Азиатской Федерации. Зовастина попросила сохранить эти открытия в секрете. Поскольку исследования оплачивала она, отказать ей в этой просьбе было трудно. Она также предложила Эли подвергнуть анализу другие хранящиеся в музее манускрипты.

— Эли понимал необходимость секретности, — продолжала рассказывать Кассиопея. — Технология была новой, и им было необходимо убедиться в том, что обнаруженные им тексты являются подлинными. Он не видел вреда в том, чтобы подождать с обнародованием своих открытий. Кроме того, перед тем, как выходить с этим к публике, Эли хотел изучить как можно больше старых документов.

— Но тебе-то он об этом рассказал, — заметил Малоун.

— Он был возбужден, ему нужно было с кем-то поделиться. Он знал, что я сохраню секрет.

— Четыре месяца назад, — подхватил эстафету Торвальдсен, — в одном из палимпсестов Эли наткнулся на нечто совсем необычное — «Историю» Иеронима Кардийского. Иероним был другом и земляком Евмена, одного из командиров и секретаря Александра Великого. До наших дней дошли лишь отдельные фрагменты трудов Иеронима, но он считается источником, заслуживающим доверия. Эли нашел полный текст, написанный во времена Александра компетентным и объективным ученым. — Торвальдсен помолчал. — Захватывающий документ, Коттон. Ты читал отрывки из него, в которых говорилось о смерти Александра и снадобье.

Кассиопея не сомневалась в том, что Малоун заинтригован. Иногда он напоминал ей Эли. И тот и другой умели высмеять реальность, мгновенно изменить тему спора, обернуть любой аргумент в свою пользу или, что раздражало оппонента больше всего, вообще уклониться от дискуссии. Но если Малоун распространял вокруг себя ощущение физической уверенности, властвовал над всем, что его окружало, Эли доминировал благодаря своей интеллигентности и тонкому восприятию мира. Они с Кассиопеей являли собой разительный контраст. Она — смуглая, черноволосая мусульманка испанского происхождения, он — светлокожий скандинав-протестант. Но ей нравилось быть рядом с ним. Она полюбила — впервые за долгие годы.

— Коттон, — снова заговорила она, — примерно через год после смерти Александра, зимой триста двадцать первого года до нашей эры, погребальный кортеж наконец тронулся в путь и выехал из ворот Вавилона. К тому времени Пердикка решил похоронить Александра в Македонии. Это противоречило пожеланию, которое Александр высказал на смертном одре. Царь хотел, чтобы его похоронили в Египте. Птолемей, еще один полководец Александра, которому после раздела империи достался Египет, уже находился там и правил этой территорией. Пердикка в это время выполнял функции регента при малолетнем Александре Четвертом. В соответствии с конституцией Македонии новый правитель был обязан достойно похоронить своего предшественника…

— А если бы Пердикка позволил Птолемею похоронить Александра в Египте, — проговорил Малоун, — это дало бы новому египетскому правителю основания для того, чтобы претендовать на трон.

— Верно, — кивнула Кассиопея. — Кроме того, тогда существовало поверье, что, если царей перестанут хоронить в земле Македонии, царский род прервется. Собственно говоря, так и получилось. Александр Великий не был похоронен в Македонии — и его род прервался.

— Я читал о том, что произошло потом, — сказал Малоун. — Птолемей захватил погребальный кортеж в местности, которая находится севернее современной Сирии, и привез тело в Египет. Пердикка дважды пытался вторгнуться в Египет, переправляясь через Нил. Во время второй попытки войска взбунтовались и убили его.

— Затем Птолемей предпринял нечто неожиданное, — сказал Торвальдсен. — Он отказался от регентства, предложенного ему армией. Он мог бы править целой империей, но ответил отказом и целиком посвятил себя Египту. Странно, не правда ли?

— Может, он просто не хотел быть царем? Насколько мне известно, самые циничные измены имели в то время настолько широкое распространение, что никто из властителей долго не жил. Убийство являлось неотъемлемой частью политической жизни.

— Но возможно, Птолемею было известно нечто такое, о чем не знал никто другой. — Кассиопея видела, что Малоун ждет дальнейших объяснений. — Например, что тело, доставленное в Египет, не было телом Александра.

Он ухмыльнулся.

— И про эти пересуды я тоже читал. Якобы после того, как Птолемей захватил погребальный кортеж, он подменил тело Александра на похожее, чтобы потом позволить Пердикке и прочим заполучить его. Но все это сказки. Никаких весомых доказательств этой теории не существует.

Кассиопея покачала головой.

— Я говорю совершенно о другом. В манускрипте, который обнаружил Эли, подробно рассказывается о том, как все произошло. Тело, отправленное для похорон на восток в триста двадцать первом году до нашей эры, действительно не было останками Александра. Однако подмена произошла еще в Вавилоне, годом раньше. Александр был похоронен, но местонахождение его могилы было известно лишь горстке людей, и они добросовестно хранили этот секрет. На протяжении двух тысяч трехсот лет никто ничего не знал.


«Два дня прошло после того, как Александр казнил Глуция под стенами Вавилона. То, что осталось от тела лекаря, лежало на земле и висело на деревьях, и животные все еще сдирали остатки плоти с костей. Ярость царя продолжала бушевать. Он был вспыльчив, подозрителен и несчастен. Пред очи царя был призван Евмен, и Александр сказал своему секретарю, что скоро умрет. Эти слова потрясли Евмена, ибо он не мог представить себе мира без Александра. Царь сказал, что у богов кончилось терпение и его время находиться среди живущих подошло к концу. Евмен выслушал это предсказание, но не поверил в него. Александр долгое время полагал, что он — не сын Филиппа, а смертное дитя Зевса. Подобное заявление казалось фантастическим, но после всех великих завоеваний многие поверили в него. Александр говорил о Роксане и ребенке, которого она носит под сердцем. Если родится мальчик, у него будут солидные основания претендовать на царство, но Александр понимал, что греки воспротивятся воцарению на троне правителя, который является наполовину чужеземцем. Александр также сказал Евмену, что его диадохи в любом случае станут драться друг с другом за его империю и он не хочет становиться частью этой склоки. «Пусть они сами решают свою судьбу», — сказал он. А его жизнь закончена. И он сказал Евмену, что хочет быть похороненным вместе с Гефестионом. Как Ахиллес, который пожелал, чтобы его пепел смешали с прахом его любовника. Александр хотел того же. «Я непременно сделаю так, что ваш прах будет смешан», — пообещал Евмен. Но Александр покачал головой. «Нет. Похороните нас вместе». Поскольку всего несколько дней назад Евмен наблюдал величественный погребальный костер, на котором Гефестион обратился в пепел, он спросил, каким образом это можно сделать. Александр объяснил, что покойник, сожженный в Вавилоне, не был Гефестионом. Оказалось, он приказал забальзамировать тело Гефестиона, чтобы впоследствии перевезти его в то место, где оно будет покоиться с миром. Александр хотел, чтобы точно так же поступили и с его останками. «Бальзамируйте меня, — приказал он, — а потом отвезите туда, где и я смогу лежать под чистым небом». Царь заставил Евмена поклясться в том, что он будет хранить это его пожелание в тайне и что о нем будут знать еще только два других человека, имена которых царь и назвал».


Малоун поднял взгляд от экрана компьютера. Дождь за окном утих.

— Куда они отвезли его?

— Вот тут все сложнее, — сказала Кассиопея. — Эли определил, что этот манускрипт был написан примерно через сорок лет после смерти Александра. — Она протянула руку к ноутбуку и прокрутила текст вниз. — Прочти вот это. Это тоже написано Иеронимом Кардийским.


«Какая несправедливость, что Александр Македонский, величайший из царей, обречен вечно покоиться в не известном никому месте. Хотя он сам стремился обрести тихое посмертное пристанище, он не заслужил того, чтобы место его упокоения навсегда осталось тайной для всех. Александр не ошибся относительно своих полководцев. Они передрались, принялись убивать друг друга и любого, кто мешал осуществлению их притязаний. Птолемей оказался, пожалуй, самым удачливым из всех. Он правил Египтом на протяжении тридцати восьми лет. В последний год своего правления он узнал о моих скромных усилиях, направленных на составление этих исторических записей, и призвал меня из Александрийской библиотеки в свой дворец. Он знал о моей дружбе с Евменом и с интересом прочитал то, что к тому времени я успел написать. Затем он подтвердил, что тело, погребенное в Мемфисе, не принадлежало Александру. Птолемей сказал, что ему было известно это с того самого дня, когда он наложил свою длань на погребальный кортеж. Годы спустя, обуреваемый любопытством, он затеял расследование. В Египет был доставлен Евмен, признавшийся в том, что останки Александра тайно погребены в одному лишь ему известном месте. Но к тому времени могила в Мемфисе, где якобы покоился Александр, успела превратиться в святыню. «Мы оба сражались бок о бок с ним и были готовы умереть за него, — сказал Евмену Птолемей. — Он не должен вечно покоиться в тайном месте». Мучимый угрызениями совести и чувствуя искренность Птолемея, Евмен раскрыл ему местонахождение подлинной могилы Александра. Она находилась высоко в горах, где скифы открыли Александру тайну жизни. Вскоре после этого Евмен умер. Птолемей вспомнил, что на вопрос о том, кому он оставляет царство, Александр ответил: «Самому достойному». И тогда Птолемей сказал мне такие слова:

О искатель приключений! Пусть мой бессмертный голос,
хоть и звучащий издалека, наполнит твои уши.
Услышь мои слова.
Плыви в столицу, основанную отцом Александра,
где мудрецы стоят на страже.
Прикоснись к сокровенной сути золотой иллюзии.
Разъедини феникса.
Жизнь является мерилом подлинной могилы.
Но будь настороже: есть лишь один шанс на успех.
Взойди на богом возведенные стены.
Когда достигнешь чердака, загляни в темно-желтый глаз
и осмелься найти отдаленное пристанище.

Затем Птолемей вручил мне серебряный медальон, на котором был изображен Александр, сражающийся со слонами. Он сообщил, что приказал отчеканить такие монеты в память о тех битвах. Птолемей сказал также, чтобы я возвращался после того, как разгадаю его загадку. Но месяц спустя Птолемей был мертв».

25

Самарканд

Центрально-Азиатская Федерация

23.50


Зовастина легонько постучала в белую лакированную дверь. Ей открыла ухоженная женщина лет под шестьдесят с тусклыми, седеющими черными волосами. Как обычно, Зовастина не стала дожидаться, когда ее пригласят войти.

— Она проснулась?

Женщина кивнула, и Зовастина прошла в холл.

Дом стоял в лесистой местности на южной оконечности города, где заканчивались приземистые постройки и живописные мечети. Когда-то здесь высились советские сторожевые башни, а теперь этот район активно застраивался особняками и поместьями. Экономическое развитие Федерации породило как средний, так и высший класс. Те, у кого появились большие деньги, теперь начинали тратить их. Этот дом, построенный десять лет назад, принадлежал Зовастиной. Сама она, правда, никогда не жила в доме, а поселила тут свою любовницу.

Она оглядела роскошную обстановку. На украшенном искусной резьбой столике эпохи Людовика XV стояла коллекция фигурок из белого фарфора, подаренная ей президентом Франции. Все здесь источало великолепие: лепной потолок, пол из наборного паркета, устланный украинским ковром — подарком от другого зарубежного лидера. В дальнем конце комнаты стояло немецкое зеркало, на трех высоких окнах висели портьеры из тафты.

Каждый раз, когда она оказывалась в этом холле, ее память возвращалась на шесть лет назад, в тот день, когда она подошла к тем же закрытым дверям. В спальне она обнаружила обнаженную Карин и мужчину с впалой грудью и курчавыми волосами. Она помнила его мускулистые руки на плечах Карин, помнила, как их пальцы изучали тела друг друга, в ее ушах до сих пор звучали их стоны. Созерцание этих двоих странным образом возбуждало ее.

Она долго стояла, глядя на них, пока эти двое наконец не отцепились друг от друга.


— Ирина, — спокойно проговорила Карин, — это Мишель.

Карин спрыгнула с кровати и откинула назад длинные волнистые волосы, обнажив груди, которыми Ирина столько раз наслаждалась. У Карин было худое, как у шакала, тело, безупречная кожа цвета корицы, тонкие губы, чуть искривленные презрительной усмешкой, вздернутый носик и щеки, гладкие, как фарфор. Зовастина и раньше подозревала, что любовница изменяет ей, но совсем другое дело — увидеть это воочию.

— Тебе повезет, если я не убью тебя.

Карин казалась совершенно спокойной.

— Взгляни на него. Для него важно, что я чувствую, он отдает все, на что способен. Ты же только берешь. На другое ты не способна. Отдавать ты умеешь только приказы, которые все остальные должны беспрекословно выполнять.

— Раньше я не слышала от тебя жалоб.

— Быть твоей шлюхой не просто. Мне пришлось отказаться от вещей, которые стоят гораздо больше, чем деньги.

Взгляд Зовастиной помимо ее воли переместился на обнаженного Мишеля.

— Он тебе нравится? — спросила Карин.

Пропустив вопрос мимо ушей, Зовастина резко сказала:

— Я хочу, чтобы до заката ты убралась отсюда.

Карин подошла ближе, источая аромат дорогих духов.

— Ты на самом деле хочешь, чтобы я ушла? — Ее рука легла на бедро Зовастиной. — Может, лучше снимешь эту одежду и присоединишься к нам?

Она хлестнула любовницу ладонью по лицу. Такое случалось и раньше, но сейчас она впервые сделала это, обуреваемая злостью. Из рассеченной губы Карин потекла струйка крови, и злость в душе Зовастиной переросла в ненависть.

— Убирайся. До заката. Иначе, обещаю, до утра ты не доживешь.


Шесть лет назад. Очень давно.

По крайней мере, ей так казалось.

Она повернула дверную ручку и вошла.

Спальня, как и раньше, была обставлена мебелью во французском провинциальном стиле. По обе стороны камина, отделанного мрамором и позолоченным металлом, стояли два египетских порфировых льва. Совершенно не к месту казалась респираторная маска, висящая по одну сторону кровати с балдахином, кислородный баллон, стоящий по другую, и капельница — мягкий пластиковый контейнер с раствором, подвешенный к стальной стойке.

В центре огромной кровати, разметавшись на подушках и укрытая до пояса шелковыми розовыми простынями, лежала Карин. К сгибу ее руки от капельницы тянулись прозрачные трубки. Ее кожа приобрела бурый цвет и напоминала вощеную бумагу. Ее густые, некогда светлые волосы поредели и спутались в неопрятные космы, а глаза, горевшие когда-то негасимым голубым светом, теперь глубоко запали и смотрели из темных глазниц, как зверьки, пугливо выглядывающие из норок. Щеки исчезли, кожа обтягивала череп, как у мумии, а носик пуговкой превратился в клюв хищной птицы. Шелковая ночная рубашка висела на ее иссохшем теле, словно мешок, надетый на шест.

— Что тебе нужно? — пробормотала Карин. Ее напряженный голос дрожал и ломался. Через трубки, подведенные к носу, в легкие поступал кислород. — Пришла проверить, не умерла ли я уже?

Ирина приблизилась к кровати. В нос ей ударил запах, которым пропиталась вся комната, — тошнотворный запах дезинфицирующих средств, болезни и угасания.

— Нечего ответить? — едва слышно выдавила из себя Карин.

Зовастина смотрела на лежащую женщину. Их отношения, в отличие от всего остального, что делала Ирина, развивались спонтанно. Сначала Карин была ее сотрудницей, затем — личным секретарем и наконец превратилась в наложницу. Пять лет они были вместе, еще пять провели порознь, пока в прошлом году Карин неожиданно не вернулась в Самарканд. Смертельно больная.

— Вообще-то я пришла проведать тебя.

— Нет, Ирина, ты пришла, чтобы посмотреть, как я умираю.

Зовастина хотела возразить, но воспоминание о предательстве Карин с Мишелем удержало ее от эмоциональных признаний. Вместо этого она спросила:

— Ну что, стоило оно того?

Карин годами занималась незащищенным сексом, бесконечно меняя партнеров — мужчин и женщин. И в конечном счете это ее погубило. Кто-то из ее бесчисленных мимолетных любовников заразил ее ВИЧ. Одинокая, испуганная и сломленная, в прошлом году Карин наступила на горло собственной гордости и вернулась сюда, в единственное место, где она могла найти хоть какое-то успокоение.

— Ты именно за этим сюда приходишь? — спросила Карин. — Чтобы полюбоваться доказательствами того, что я была не права?

— Но ты действительно была не права.

— Твоя желчь погубит тебя.

— И это говорит человек, который уничтожил себя собственными руками!

— Осторожнее, Ирина! Ты понятия не имеешь, когда именно я заразилась. А вдруг я успела поделиться вирусом с тобой?

— Я проходила тест.

— Какой же врач сделает такую глупость — скажет тебе, что ты заражена? — Ее слова оборвал приступ сухого кашля. — Кстати, доктор, который делал анализы, все еще жив? — осведомилась Карин, откашлявшись.

— Ты не ответила на мой вопрос. Стоило оно того? Говори же.

На обезображенном болезнью лице появилась кривая ухмылка.

— Ты больше не можешь мне приказывать.

— Ты вернулась. Тебе была нужна помощь, и я оказываю ее тебе.

— Я пленница.

— Ты можешь уйти, когда пожелаешь. — Она помолчала. — Почему мы не можем говорить друг другу правду?

— А в чем она заключается, эта правда? В том, что ты лесбиянка? Твой дорогой муженек знал это. Не мог не знать. Ты никогда не говорила о нем.

— Он погиб.

— В очень своевременно случившейся автомобильной катастрофе. Сколько раз ты использовала людей, играя на их добром к тебе отношении?

Карин знала слишком много о ее делах, что одновременно влекло к ней Ирину — и отталкивало. Чувство интимности, взаимное знание тайн друг друга связывало их. Только здесь она могла быть самой собой.

— Он знал, на что идет, когда согласился жениться на мне. Но он был амбициозен. Он хотел роскоши и комфорта, а ко всему этому прилагалась я.

— Как, должно быть, трудно жить во лжи.

— Тебе это должно быть известно лучше, чем кому бы то ни было.

Карин мотнула головой.

— Нет, Ирина. — Каждое слово, казалось, лишало ее сил, и Карин помолчала, прежде чем продолжить. — Почему ты просто не убьешь меня?

За этими горькими словами Ирина на мгновение увидела прежнюю Карин. Убить ее было одним из вариантов, спасти ее — было целью. Судьба не дала Ахиллесу возможности спасти своего Патрокла. Некомпетентность лекаря убила Гефестиона и отобрала у Александра Великого его любовь. Она не станет жертвой тех же самых ошибок.

— Неужели ты действительно веришь, что хотя бы один человек заслуживает такого? — Карин рывком распахнула ночную рубашку, и маленькие перламутровые пуговицы жемчужными брызгами разлетелись в разные стороны. — Посмотри на мои груди, Ирина.

Смотреть на нее было страшно. С тех пор, как Карин вернулась, Ирина много читала о СПИДе и знала, что болезнь влияет на разных людей по-разному. Некоторых она пожирала изнутри, вызывая слепоту, колиты, ужасную, доводящую до смерти диарею, воспаление мозга, туберкулез и пневмонию. Другие недуги поражали тело человека извне, как, например саркома Капоши или герпетическая лихорадка. Но любой из этих недугов сопровождался крайним истощением, и человек превращался в скелет, обтянутый кожей. Именно так сейчас выглядела Карин.

— Помнишь, какой я была красивой? Какая нежная у меня была кожа? Ты обожала мое тело.

Ирина все помнила.

— Прикройся, — сказала она.

— Что, противно смотреть?

Зовастина промолчала.

— Знаешь, как это происходит, Ирина? Ты срешь, покуда у тебя не начинает болеть задница, ты не можешь спать, а твой желудок скручивают судороги. Каждый день я жду, какие новые мучения приготовила для меня болезнь. Это настоящий ад.

Она выбросила женщину из вертолета, она организовала уничтожение несчетного числа политических противников, используя биологическое оружие, она убила тысячи врагов Федерации, но все эти смерти не значили для нее ровным счетом ничего. С Карин все было иначе. Именно поэтому она позволила ей остаться и снабжала лекарствами, необходимыми для того, чтобы поддерживать в ней жизнь. Она солгала студентам. Вот она, ее слабость. Возможно, единственная.

Карин слабо улыбнулась.

— Я не безразлична тебе. Я вижу это по твоим глазам каждый раз, когда ты приходишь сюда. — Она вцепилась в руку Ирины своими костлявыми пальцами. — Ведь ты можешь помочь мне, правда? Ты ведь давным-давно возишься со всякими там микробами, ты должна была много узнать о них. Я не хочу умирать, Ирина!

Зовастина пыталась держать эмоциональную дистанцию. Ахиллесу и Александру это когда-то не удалось.

— Я буду молиться за тебя, Карин.

Карин принялась смеяться. Из ее пересохших губ вылетало хриплое бульканье вместе с брызгами слюны. Это удивило и задело Зовастину.

Карин продолжала смеяться.

Ирина выбежала из спальни и кинулась к выходу.

Эти визиты были ошибкой. Больше она никогда сюда не приедет. Ни за что. Слишком много важных событий должно произойти.

Последнее, что она слышала, был отвратительный кашель Карин, поперхнувшейся собственной слюной.

26

Венеция

20.45


Винченти расплатился с водителем водного такси, поднялся на набережную и отправился в «Сан-Сильва», один из лучших отелей Венеции. Здесь не предоставляли скидок. Дом некогда принадлежал дожу, окна выходили на Большой канал. В отеле было сорок два роскошных номера. В оформлении просторного вестибюля, словно в зеркале, отражался упадок старого мира. Римские колонны, испещренный прожилками мрамор, мебель, достойная того, чтобы быть выставленной в музее, много людей, суеты и шума.

Питер О'Коннер терпеливо ждал в тихой нише. О'Коннер не являлся бывшим военным или разведчиком. Он просто отличался талантом к сбору информации и полным отсутствием совести.

«Филоген фармасьютик» ежегодно тратила миллионы на усиление своей службы безопасности с целью защиты торговых секретов и патентов, но О'Коннер отчитывался лично Винченти, являясь его глазами и ушами и выполняя самые деликатные поручения, которые нельзя было доверить другим. Винченти был рад, что у него есть такой человек.

Пять лет назад именно О'Коннер пресек бунт, затеянный значительной частью акционеров «Филогена» в связи с решением Винченти расширить компанию за счет стран Востока. Три года назад, когда американский фармацевтический гигант попытался осуществить недружественный захват, он буквально затерроризировал акционеров «Филоген фармасьютик», предотвратив массовый сброс акций. А совсем недавно, когда возник конфликт между Винченти и советом директоров, О'Коннер накопал на его членов достаточно грязи, чтобы с помощью шантажа Винченти не только сохранил пост генерального директора компании, но и возглавил сам совет директоров.

Винченти грузно опустился в кожаное кресло и бросил быстрый взгляд на часы, вделанные в мраморную стену позади стойки администратора. В четверть десятого он должен был быть в ресторане. Когда, поерзав в кресле, он устроился поудобнее, О'Коннер протянул ему несколько скрепленных степлером листов.

— Вот что мы пока имеем, — сказал он.

Винченти быстро просмотрел расшифровку записи телефонных разговоров и личных бесед Ирины Зовастиной. Все они были получены с помощью многочисленных подслушивающих устройств. Закончив, он спросил:

— Она охотится за этими слоновьими медальонами?

— Наблюдение, — сообщил О'Коннер, — показало, что она отправила на их поиски несколько человек из своей личной гвардии. Одну из групп возглавляет начальник ее охраны Виктор Томас. Вторая группа отправилась в Амстердам. Чтобы спрятать концы, они жгут здания по всей Европе.

Винченти знал о Священном отряде Ирины Зовастиной. Это было еще одним проявлением ее одержимости всем, что связано с Древней Грецией.

— Удалось ли им добыть эти медальоны?

— По меньшей мере четыре из них. Вчера они отправились еще за двумя, но о результатах мне пока неизвестно.

Винченти был озадачен.

— Мы должны знать о каждом ее шаге.

— Я работаю над этим. Мне удалось подкупить несколько человек в ее дворце. К сожалению, электронные средства наблюдения хороши лишь тогда, когда Зовастина находится там, но она почти постоянно в разъездах. Недавно она улетела в лабораторию, находящуюся в Китае.

Главный исследователь Грант Линдси уже доложил Винченти о визите Зовастиной.

— Видели бы вы, как она повела себя во время попытки покушения! Бесстрашно поскакала прямо на убийцу, который приготовился стрелять. Мы наблюдали за этим с помощью камеры большой дальности. Понятное дело, у нее был наготове снайпер, который и снял этого парня, и все же — мчаться прямо навстречу выстрелу… Вы уверены, что у нее между ног нет парочки яиц?

Винченти хохотнул.

— Я туда не заглядывал.

— Эта баба — сумасшедшая.

Вот потому-то Винченти и изменил свои планы относительно флорентийца. Совет десяти принял коллективное решение, в соответствии с которым необходимо было всесторонне изучить вопрос относительно возможного устранения Зовастиной. Для того чтобы провести предварительную рекогносцировку, и был нанят флорентиец. Винченти же решил использовать флорентийца по полной программе, поскольку для осуществления его личных планов было необходимо, чтобы Ирины Зовастиной не стало. Поэтому он втайне от всех предложил флорентийцу огромный гонорар в том случае, если тому удастся ее убить.

А затем его осенила гораздо более плодотворная идея.

Если он сообщит Зовастиной о готовящемся покушении, это развеет ее подозрительность в отношении Лиги, а он таким образом выиграет время, чтобы придумать кое-что получше — план, который он вынашивал на протяжении нескольких последних недель. План более эффективный и менее затратный.

— Она снова посетила загородный дом, — сообщил О'Коннер. — Буквально только что. Выскользнула из дворца и поехала туда на машине. Одна. Ее приезд зафиксировали три установленные вокруг дома камеры скрытого наблюдения. Она пробыла там полчаса.

— Что нам известно о состоянии ее любовницы?

— Пока держится. Мы подслушали их разговор из соседнего дома с помощью параболического микрофона. Странная парочка. Любовь, ненависть… У них там все перемешалось.

Винченти казалось любопытным, что женщина, правящая железной рукой, подвластна подобной слабости. Несколько лет она жила в браке с мужчиной, занимавшим должность среднего уровня в министерстве иностранных дел бывшего Казахстана. Разумеется, для нее этот брак был необходим лишь для того, чтобы замаскировать свою нетрадиционную сексуальную ориентацию. Но при этом в донесениях, которые ложились на стол Винченти, говорилось, что отношения между мужем и женой вполне дружеские. Муж погиб неожиданно, в автомобильной катастрофе, случившейся семнадцать лет назад, сразу после того, как Зовастина стала президентом Казахстана, и за пару лет до того, как она создала Федерацию. Карин Вальде появилась несколькими годами позже и надолго стала единственной личной привязанностью Зовастиной. Впрочем, связь эта закончилась скверно. Тем не менее год назад, когда Карин вернулась, Зовастина окружила ее заботой и обеспечила с помощью Винченти всеми лекарствами, необходимыми для лечения СПИДа.

— Стоит ли нам приступить к действиям? — спросил он.

О'Коннер кивнул.

— Да. Если мы промедлим, может оказаться слишком поздно.

— Организуйте это. Я приеду в Федерацию в конце недели.

— Работа предстоит грязная.

— Плевать. Только чтобы не оставалось следов. Ничего, что могло бы вывести на меня.

27

Амстердам

21.20


В последний раз Стефани оказалась в тюрьме прошлым летом, когда их с Малоуном арестовали в Дании. Теперь вот представилась возможность познакомиться с голландской каталажкой. Разница была не очень заметной. Она предусмотрительно держала рот на замке, когда на мост прибежала целая ватага полицейских и обнаружила мертвеца. Оба агента Секретной службы успели смыться, и Стефани надеялась, что тому, который прыгнул в воду, удалось забрать медальон. Однако теперь ее подозрения нашли подтверждение: Торвальдсен и Кассиопея вляпались во что-то очень серьезное, и нумизматика тут ни при чем.

Дверь распахнулась, и в камеру вошел мужчина лет шестидесяти с длинным костлявым лицом и буйной седой шевелюрой. Эдвин Дэвис, советник президента США по национальной безопасности, сменивший на этом посту Ларри Дейли. Какой разительный контраст! Дэвиса перевели на эту должность из госдепартамента. Это был карьерный дипломат, имеющий две докторские степени: в области американской истории и международных отношений. Он обладал блестящими организаторскими способностями и врожденным дипломатическим даром. Ему была присуща простая демократичная манера общения, как и президенту Дэниелсу, что окружающие зачастую недооценивали. Три государственных секретаря использовали его таланты, чтобы привести в чувство свое хромающее на обе ноги ведомство. Теперь он работал в Белом доме, помогая администрации достойно закончить три года, оставшиеся ей до новых президентских выборов.

— Я ужинал с президентом. Между прочим, в Гааге. Восхищался городом, чудесным вечером. Еда была великолепной, хотя я и не отношусь к числу гурманов. А потом мне приносят записку, в которой сообщается о том, где вы очутились. Я говорю себе: наверняка должно существовать какое-то логичное объяснение того, почему Стефани Нелле оказалась в голландской тюрьме, будучи задержанной возле трупа с пистолетом в руке.

Она открыла было рот, чтобы ответить, но мужчина остановил ее, подняв руку с раскрытой ладонью.

— Я еще не закончил.

Стефани сидела молча в своей промокшей под дождем одежде.

— Я был готов оставить вас здесь, поскольку мне не было известно, зачем вас понесло в Амстердам, но президент отвел меня в сторонку и велел ехать сюда. Похоже, в вашем приключении принимали участие и двое агентов Секретной службы. С одного из них ручьями стекала вода после купания в канале, и он просил передать вам это.

Дэвис бросил ей какой-то предмет, и, поймав его, Стефани снова увидела медальон с изображением слона. Монета, как и прежде, находилась в пакетике.

— Президент вступился за вас перед голландскими властями. Вы свободны.

Стефани встала.

— Прежде чем мы уйдем, мне хотелось бы узнать, кем были нападавшие.

— Я предвидел этот вопрос и поэтому предварительно навел справки. У обоих убитых обнаружены паспорта Центрально-Азиатской Федерации. Мы проверили. Они входят в отряд личной охраны верховного министра Ирины Зовастиной.

Стефани заметила, как изменился взгляд Дэвиса. Этот человек был гораздо более открытым, нежели покойный Дейли.

— Вы не удивлены, — даже не спросил, а констатировал он.

— Меня в последнее время вообще сложно чем-то удивить.

Дэвис снова заговорил, но его голос упал до шепота:

— У нас возникла проблема, Стефани, и теперь, к счастью или к несчастью, вы тоже имеете к этому отношение.


Следом за Дэвисом она вошла в гостиничный номер. Закутавшись в банный халат, президент Дэнни Дэниелс развалился на диване, положив босые ноги на журнальный столик со стеклянной столешницей и позолоченными ножками. Это был высокий мужчина с копной светлых волос, громким голосом и обезоруживающими манерами. Хотя Стефани работала с ним уже пять лет, по-настоящему понимать этого человека она начала лишь прошлой осенью, когда им пришлось распутывать нити предательства в деле о пропавшей Александрийской библиотеке. Тогда он уволил ее, а затем вновь взял на работу. В одной руке Дэниелс держал стакан с какой-то выпивкой, а в другой — пульт от телевизора.

— По телевизору все передачи идут на голландском языке. Ни на английском, ни с титрами ничего нет. Я ни фига не понимаю. А от новостей Би-би-си и Си-эн-эн меня уже тошнит. Снова и снова крутят одни и те же сюжеты.

Дэниелс выключил телевизор и бросил пульт на диван. Отхлебнув из стакана, он сказал, обращаясь к Стефани:

— Я слышал, у вас выдалась еще одна ночка из тех, какие оканчиваются крахом карьеры.

Она заметила хитрый блеск в его глазах.

— Видимо, таков мой путь к успеху.

Он сделал приглашающий жест, и Стефани села.

— Этим список плохих новостей не исчерпывается, — продолжал Дэниелс. — Пропал ваш агент в Венеции. От нее нет известий уже двенадцать часов. Соседи по дому, в котором она устроила базу, рассказывают о шуме, который они слышали рано утром. Четверо мужчин, выбитая дверь… Разумеется, официально никто ничего не говорит. Очень по-итальянски. — Президент театрально воздел руку к потолку и продекламировал: — «Мамма миа! Не впутывайте меня ни во что!» — Он умолк. Его лицо потемнело. — Не нравится мне все это.

Стефани одолжила Наоми Джонс Белому дому, которому понадобилось проследить за одной интересующей его персоной — Энрико Винченти, крупным финансистом, связанным с организацией, именуемой «Венецианская лига». Эта группа была ей хорошо известна. Один из бесчисленных картелей, существующих по всему миру. Наоми работала на Стефани много лет, именно она в свое время расследовала деятельность Ларри Дейли. В прошлом году она ушла из группы «Магеллан», но вскоре вернулась обратно, и Стефани была очень рада этому. Наоми была прекрасным работником. Слежка не предполагала какого-либо риска: фотографируй да записывай, когда и с кем встречался объект. Стефани даже предложила ей отдохнуть в Италии пару дней после того, как работа будет закончена.

Теперь она, возможно, мертва.

— Когда я выделила ее вам в помощь, ваши люди говорили, что работа будет заключаться в простом сборе информации.

Ни один из мужчин не ответил. Стефани переводила взгляд с одного на другого.

— Где медальон? — спросил наконец Дэниелс.

Стефани передала ему монету.

— Не хотите рассказать мне, что за всем этим стоит?

Стефани чувствовала себя грязной с ног до головы. Больше всего на свете ей сейчас хотелось принять ванну и лечь спать, но она понимала, что это несбыточные мечты. Она терпеть не могла, когда ее допрашивали, но, во-первых, перед ней находился президент Соединенных Штатов Америки, а во-вторых, он только что вытащил ее из тюрьмы. Поэтому она покорно рассказала про Кассиопею, Торвальдсена и их просьбу о «небольшом одолжении». Президент слушал ее, подавшись вперед, с напряженным вниманием, а когда Стефани закончила рассказ, сказал:

— Расскажи ей, Эдвин.

— Что вам известно о верховном министре Зовастиной?

В гудящей от усталости голове Стефани всплыли детали из досье Зовастиной. Родилась в рабочей семье на севере Казахстана. Отец погиб, воюя против нацистов за Сталина, мать и остальные ближайшие родственники — во время землетрясения, случившегося сразу после окончания войны. Она росла в детском доме, пока ее не взял в свою семью один из дальних родственников матери. Окончила ленинградский институт, стала экономистом, в двадцать с небольшим вступила в коммунистическую партию и выбилась в председатели местного Совета депутатов трудящихся. Затем Зовастина проложила себе дорогу в Центральный комитет компартии Казахстана, а оттуда — к должности председателя Верховного Совета республики. Она первой начала проводить земельную и другие экономические реформы и вскоре превратилась в непримиримого критика Москвы. После того как Казахстан обрел независимость от России, она стала одним из шести членов партии, принявших участие в первых выборах президента. Когда двое лидеров не набрали нужного большинства, они были сняты с дистанции, и во втором туре победила Зовастина.

— Я усвоил давным-давно: если тебе приходится убеждать кого-то в том, что ты ему друг, значит, в ваших отношениях что-то неладно, — философски проговорил Дэниелс. — Эта женщина считает нас кучкой идиотов. Нам такие друзья ни к чему.

— И все же вам приходится стелиться перед ней.

— Увы, — коротко ответил президент и снова отхлебнул из стакана.

— Центрально-Азиатскую Федерацию нельзя недооценивать, — заметил Дэвис. — Это земля закаленных людей с долгой памятью. Двадцать восемь миллионов человек, которые могут быть подняты по мобилизации, двадцать два миллиона уже прошедших военную подготовку и готовых к службе, полтора миллиона призываемых в армию ежегодно… Это серьезная сила. В настоящее время Федерация тратит на оборону миллиард двести миллионов в год, а наши вливания в этот регион в два раза превышают эту сумму.

— А хуже всего, — продолжил Дэниелс, — то, что народ ее любит. До нее в нищете жили шестьдесят четыре процента населения, сегодня — меньше пятнадцати. Она вкладывает средства во все, что можно: гидроэлектростанции, хлопок, золото, — и повсюду получает сверхприбыли. Преимуществом Федерации является ее выгодное геоэкономическое положение. Рядом — Россия, Китай, Индия, и от всех она имеет какую-нибудь выгоду. Умная дамочка. Она сидит на одних из самых больших в мире запасах нефти и газа, которые раньше полностью контролировали русские. Они до сих пор злятся из-за того, что потеряли эти месторождения, но Зовастина заключила с ними сделку: она продает им нефть и газ по ценам ниже рыночных, а Москва в обмен не лезет в ее дела.

Стефани была удивлена тем, насколько глубоки познания президента.

— Год назад, — продолжал говорить Дэниелс, — она заключила с Россией долгосрочное соглашение относительно эксплуатации космодрома Байконур. Он расположен посередине бывшего Казахстана. Шесть тысяч квадратных миль территории, которую русские теперь имеют право использовать эксклюзивно вплоть до две тысячи пятидесятого года. В обмен Москва списала ей часть внешнего долга. Затем она умиротворила Китай, разрешив в его пользу пограничный спор, который длился веками. Неплохо для экономиста, выросшего в детдоме?

— А у нас что, возникли проблемы с Зовастиной? — спросила Стефани. На ее вопрос снова никто не ответил, поэтому она задала другой: — Какое отношение ко всему этому имеет Энрико Винченти?

— Зовастина и Винченти связаны через Венецианскую лигу, — пояснил Дэниелс. — Они оба являются ее членами. Всего в ней состоят четыре сотни человек. Много денег, навалом свободного времени и амбиций, но Лига не стремится изменить мир. Ей нужно только одно: чтобы ее оставили в покое. Она ненавидит любые правительства, ограничительные законы, тарифы, налоги и вообще все, что ограничивает коммерческую деятельность ее членов. Ее щупальца проникли во многие страны мира… — Президент перехватил испуганный взгляд Стефани и поспешил успокоить ее: — Нет, здесь они не хозяйничают, мы проверяли. Главный предмет их внимания — Центрально-Азиатская Федерация.

Дэвис сказал:

— Все государства, вошедшие в состав Федерации, были отягощены огромными долгами, оставшимися после обретения ими независимости от России. Зовастина договорилась с некоторыми государствами-кредиторами о пересмотре этих обязательств, в результате чего значительная часть долгов была списана. — После короткой паузы Дэвис закончил: — В различных банках по всему миру на ее счетах лежит восемь миллиардов шестьсот миллионов долларов, переведенных туда членами Венецианской лиги.

— Первая ставка в большой карточной игре, — сказал Дэниелс.

Стефани поняла, что дело на самом деле обстоит крайне серьезно. Президент не имел привычки бить тревогу на основании шатких подозрений.

— В игре, которая только начинается?

Дэниелс кивнул.

— К сегодняшнему дню корпорации, действующие под крылом Центрально-Азиатской Федерации, приобрели или захватили почти восемьдесят компаний в различных странах мира. Фармацевтика, информационные технологии, автомобилестроение, телекоммуникационные системы — вот неполный перечень областей, на которые распространяются их интересы. Только вообразите, они даже приобрели компанию, которая является крупнейшим производителем чайных пакетиков! «Голдман сач» предсказывает, что, если нынешняя тенденция сохранится, Федерация вполне может стать третьей или четвертой сильнейшей экономической державой в мире после нас, Китая и Индии.

— Это не может не беспокоить нас, — добавил Дэвис, — тем более что все делается втихомолку. Обычно корпорации любят хвастаться своими достижениями, здесь же — наоборот. Федерация демонстрирует удивительную скромность.

Дэниелс развел руками.

— Зовастина нуждается в постоянном притоке капитала, чтобы шестеренки созданного ею механизма продолжали крутиться. У нас — налоги, у нее — Лига. Федерация богата хлопком, золотом, ураном, серебром, медью, свинцом, цинком…

— И наркотиками, — закончила за него Стефани.

— В этом отношении Зовастина тоже оказалась святее Папы Римского. Федерация сегодня на третьем месте в мире по объему конфискуемых опиатов. Она перекрыла все каналы транспортировки наркотиков через свою территорию, и европейцы полюбили ее за это. Попробуйте сказать в их присутствии что-нибудь нелестное в ее адрес! Она поддерживает эти нежные чувства по отношению к своей персоне еще и тем, что продает многим европейским странам нефть и газ по низким ценам.

— Вы отдаете себе отчет в том, что из-за всего этого Наоми сейчас, возможно, мертва?

Эта мысль болью полоснула ее по сердцу. Потерять агента было для нее самым ужасным. Хорошо хоть, такое случалось крайне редко, но когда все же случалось, она испытывала странную смесь злости и смирения.

— Мы все понимаем, — заверил ее Дэвис, — и это не останется безнаказанным.

— Она и Коттон Малоун были близкими друзьями, много раз совместно выполняли задания группы «Магеллан». Одним словом, были хорошей командой. Для него известие о смерти Наоми будет тяжелым ударом.

— И это является еще одной причиной, по которой вы сейчас находитесь здесь, — проговорил президент. — Несколько часов назад Коттон оказался в доме, объятом пожаром. Точнее говоря, в принадлежавшем Хенрику Торвальдсену Музее греко-римской культуры в Копенгагене. Из огня ему помогла выбраться Кассиопея Витт.

— Вы, как я погляжу, постоянно в курсе происходящего.

— Это часть моей работы, хотя, признаться, с каждым днем она нравится мне все меньше. — Дэниелс мотнул головой в сторону медальона. — Одна из этих монет хранилась в музее.

Стефани вспомнила слова Клауса Дира. «Всего восемь».

Дэвис ткнул в медальон длинным пальцем.

— Они называются слоновьими медальонами.

— Они так важны? — спросила она.

— Видимо, да, — сказал Дэниелс, — но, чтобы узнать больше, нам понадобится ваша помощь.

28

Копенгаген

Понедельник, 20 апреля

12.40


Малоун взял простыню и направился в другую комнату, где стоял диван. После пожара, случившегося прошлой осенью, он сделал в доме перепланировку, убрав одни стены и передвинув другие, в результате чего четвертый этаж его книжного магазина стал намного более пригодным для жилья.

— Мне нравится мебель, — сказала Кассиопея. — Вы с ней хорошо сочетаетесь.

Малоун отошел от датской простоты и заказал всю мебель в Лондоне: диван, стулья, столы, лампы. В обстановке мало что изменялось, разве что к обширной коллекции фотографий Гари добавлялась новая, полученная по электронной почте. Здесь было много дерева и кожи, тепла и уюта.

Малоун предложил Кассиопее остаться на ночь в его доме, вместо того чтобы ехать с Торвальдсеном в Кристиангаде, и она не стала спорить. Во время ужина он слушал всевозможные объяснения, ни на секунду не забывая о том, что Кассиопея имеет собственное непререкаемое мнение относительно всего на свете. Что было не очень хорошо.

Она сидела на краешке его кровати. Лампы — красивые, но не очень яркие — освещали стены горчичного цвета.

— Хенрик утверждает, что мне, возможно, понадобится твоя помощь.

— А ты этого не хочешь?

— Я не уверена в том, что этого хочешь ты.

— Ты любила Эли?

Он сам удивился тому, что задал этот вопрос, и она ответила не сразу.

— Трудно сказать.

Это был не ответ.

— Он, наверное, был не такой, как все?

— Он был совершенно особенный. Умный. Живой. Смешной. Видел бы ты его, когда он нашел эти утраченные тексты. Можно было подумать, что он открыл новый континент.

— Долго вы встречались?

— Встречались мы нерегулярно, зато целых три года.

Ее взгляд снова уплыл куда-то за грань реального мира — как тогда, когда горел музей. Они с Малоуном так похожи. Оба привыкли прятать свои чувства. Но все имеет свой предел. Малоун до сих пор мучается от осознания того, что Гари не является его кровным сыном, а появился на свет в результате интрижки, которую его бывшая жена крутила давным-давно с другим мужчиной. Фотография мальчика стояла на тумбочке возле кровати, и взгляд Малоуна переместился туда. Для себя он решил, что гены не имеют значения. Гари все равно был его сыном, а с бывшей женой они заключили мир. Кассиопея, видимо, не могла справиться со своим демоном.

— Что ты пытаешься делать?

Ее шея и руки напряглись.

— Жить своей жизнью.

— Это из-за Эли?

— Какая разница.

Отчасти она была права: это и впрямь не имело значения. Это была ее битва, и он был бы в ней лишним. Но его тянуло к этой женщине, хотя сердце ее со всей очевидностью принадлежало другому. Поэтому Малоун попытался отбросить эмоции и спросил:

— Отпечатки пальцев Виктора что-нибудь дали? За ужином никто из вас не сказал об этом ни слова.

— Он работает на верховного министра Ирину Зовастину. Возглавляет отряд ее личных телохранителей.

— Вы не собирались сообщить мне об этом.

Она пожала плечами.

— Со временем. Если тебе это интересно.

Поняв, что женщина поддразнивает его, Малоун подавил злость.

— Ты полагаешь, Центрально-Азиатская Федерация имеет к этому непосредственное отношение?

— Слоновий медальон из музея Самарканда не был похищен.

Верное замечание.

— Эли удалось найти четыре реальных указания на то, где может находиться могила Александра Великого, и он передал эту информацию Зовастиной. Я знаю это, поскольку он рассказывал мне о ее реакции. Она свихнулась на почве древнегреческой истории и Александра. Музей Самарканда получает столь щедрое финансирование именно благодаря ее интересу к эллинистической эпохе. Когда Эли нашел загадку Птолемея относительно могилы Александра, Зовастина пришла в восторг. — Помолчав, Кассиопея закончила: — Он умер через неделю после того, как рассказал ей об этом.

— Ты полагаешь, он был убит?

— Его дом сгорел дотла. Ни от дома, ни от него ничего не осталось.

Все сходится. «Греческий огонь».

— А найденные им манускрипты?

— Мы организовали несколько запросов от имени научного сообщества. Никто в музее о них даже не слышал.

— А теперь горят другие дома, и оказываются похищенными медальоны.

— Да, именно так.

— Что мы будем делать дальше?

— Я еще не решила, нужна ли мне твоя помощь.

— Нужна.

Кассиопея бросила на Малоуна подозрительный взгляд.

— Много ли тебе известно об исторических материалах, в которых говорится о могиле Александра?

— Сначала Птолемей предал его земле в Мемфисе, в южной части Египта, примерно через год после его смерти. Затем сын Птолемея перенес тело на север, в Александрию.

— Верно. Это произошло в промежутке между двести восемьдесят третьим годом до нашей эры, когда умер Птолемей Первый, и двести семьдесят четвертым. В новом районе города, на перекрестке двух главных улиц, где стоял царский дворец, был выстроен мавзолей, который сейчас называется Сома, что в переводе с греческого означает «тело». Величайшая могила в величайшем городе того времени.

— Птолемей был умен, — проговорил Малоун. — Он подождал, пока умрут все потенциальные наследники Александра, а затем провозгласил себя фараоном. Его собственные наследники тоже не были дураками. Они перекроили Египет под греческое царство. Если другие полководцы Александра в большинстве своем потеряли полученные ими наделы, то Птолемеи правили Египтом на протяжении трех веков умело используя Сому для достижения своих политических целей.

Кассиопея согласно кивнула.

— Удивительная история. Могила Александра превратилась в место паломничества. Чтобы отдать дань уважения великому полководцу и правителю, ее посещали Цезарь, Октавиан, Гадриан, Калигула и еще с десяток императоров. Многое бы я отдала, чтобы взглянуть на это: облаченная в золотые одежды мумия, с золотой короной на голове, лежащая в золотом саркофаге, наполненном золотистым медом! Полтораста лет Александр покоился в мире и покое — до тех пор, пока Птолемею Девятому не понадобились деньги. Он снял с тела все золотые украшения, забрал и переплавил золотой саркофаг, заменив его стеклянным. Сома простояла еще шестьсот лет. Последнее упоминание о ней датируется триста девяносто первым годом нашей эры.

Конец этой истории был известен Малоуну. И мавзолей, и останки Александра Великого бесследно исчезли. Их искали на протяжении тысячи шестисот лет, но великий завоеватель древнего мира, человек, которого почитали как живого бога, так и не был найден.

— Ты знаешь, где находится тело? — спросил он.

— Эли полагал, что знает. — Голос Кассиопеи казался далеким, словно она разговаривала с призраком.

— Думаешь, он не заблуждался?

Она пожала плечами.

— Нужно отправиться туда и самим посмотреть.

— Куда?

Наконец Кассиопея подняла на него усталые глаза.

— В Венецию. Но сначала мы должны заполучить последний медальон — тот, за которым сейчас наверняка отправился Виктор.

— И где же он находится?

— Забавно, но он тоже находится в Венеции.

29

Самарканд

2.50


Зовастина улыбнулась папскому нунцию — красавцу с чуть тронутыми сединой золотистыми волосами и пытливым взглядом. Американец, монсеньор Колин Микнер, он представлял здесь Ватикан, который впервые за всю историю Святого престола возглавил выходец из Африки. Нунций уже дважды приезжал к Зовастиной с просьбой разрешить деятельность католической церкви на территории Федерации и каждый раз уезжал восвояси несолоно хлебавши.

Хотя ислам являлся здесь главенствующей религией, кочевые народы, издревле населявшие Центральную Азию, всегда ставили во главу угла свои законы, считая их важнее даже законов шариата. Географическая изоляция воспитала в них стремление к независимости — даже от бога. Поэтому Зовастина сомневалась, что католицизм здесь будет встречен с пониманием. Однако ей было кое-что нужно от этого посланника Ватикана.

Пришло время поторговаться.

— Вы, судя по всему, не ночной человек? — спросила Зовастина. Было видно, что Микнер устал и даже не пытался этого скрывать.

— Разве это время суток не предназначено для сна?

— С нашей стороны вряд ли было бы разумно встречаться среди бела дня. Ваша церковь не пользуется здесь особой популярностью.

— Вот это мы и хотели бы изменить.

Она пожала плечами.

— Вы будете призывать людей отказаться от всего, что они почитали веками? На это не способны даже мусульмане, несмотря на свойственную им дисциплину и прочные моральные установки. Религия тут выполняет не столько духовную, сколько организационную и политическую функцию.

— Святой престол не намерен что-либо менять в Федерации. Он лишь просит позволить церкви взять под свое крыло тех, кто хотел бы исповедовать нашу религию.

Зовастина усмехнулась.

— Вам приходилось посещать наши святыни?

Нунций отрицательно покачал головой.

— Очень советую. Увидите много интересного. Мужчин, которые ходят вокруг почитаемых предметов, целуют и гладят их. Женщин, которые ползают под святыми камнями, выпрашивая плодородия для своего чрева. А еще не пропустите деревья желаний и монгольские шесты с конскими хвостами, которые устанавливают на могилах. Очень популярны также различные амулеты и талисманы. Люди распространяют свою веру на предметы, которые не имеют ничего общего с вашим христианским богом.

— Среди них появляется все больше католиков, баптистов, лютеран и даже буддистов. Всегда найдутся те, кто хочет исповедовать не ту религию, что большинство. Разве они не имеют на это права?

Еще одной причиной, по которой Зовастина все же решила ублажить этого святошу, являлась Партия исламского возрождения. Запрещенная много лет назад, она тем не менее, действуя в подполье, продолжала процветать, особенно в Ферганской долине на территории бывшего Узбекистана. Зовастина тайно заразила смертоносным вирусом ее главарей, но даже после того, как они умерли, партия подыхать не желала. Религиозная конкуренция, особенно с такой организацией, как Римско-католическая церковь, заставит исламистов перенаправить свою ярость на нового врага, еще более опасного, чем Ирина Зовастина.

— Я приняла решение открыть вашей церкви доступ на территорию Федерации, — сказала она.

— Рад это слышать.

— Но — на определенных условиях.

Радостная улыбка на лице святого отца угасла.

— Не пугайтесь, — поспешила успокоить его Зовастина. — У меня к вам всего одна небольшая просьба. Завтра вечером в главном соборе Венеции будет вскрыта могила святого Марка.

В глазах посланника вспыхнул тревожный огонек.

— Вы, без сомнения, знаете историю святого Марка и причину, по которой он был похоронен в Венеции?

Микнер кивнул.

— В соборе Святого Марка работает мой друг. Мы неоднократно говорили с ним на эту тему.

Что касается Зовастиной, то она знала эту историю наизусть. Марк, один из двенадцати апостолов Христа, был поставлен апостолом Петром епископом Александрии, а затем, в 67 году, принял мученическую смерть от язычников. Язычники хотели сжечь тело святого апостола. Но когда развели костер, все померкло, раздался гром и произошло землетрясение. Ливень залил костер, язычники в страхе разбежались, а христиане взяли тело святого и погребли его в каменной гробнице, где оно и покоилось до четвертого века.

После того как Александрия оказалась под властью христиан, над мощами святого апостола Марка была построена церковь. При назначении нового патриарха Александрии его вводили в должность именно там. Святыня пережила завоевание города арабами в седьмом веке, но в 828 году двое венецианских купцов вывезли мощи святого Марка.

Венеция хотела иметь материальный символ своей политической и теологической независимости. У Рима есть Петр — у Венеции будет Марк.

Это было связано еще и с тем, что духовенство Александрии было крайне озабочено судьбой святых реликвий. Арабы-магометане все сильнее теснили христианскую церковь, разрушали ее святыни. Поэтому с помощью хранителей гробницы тело апостола было перевезено в Венецию.

Зовастина обожала детали подобного рода.

Чтобы замаскировать пропажу, в могилу апостола Марка положили покоившиеся рядом мощи святой Клавдии. Благовоние бальзамирующих веществ было таким сильным, что ощущалось не только в церкви, но и по всему городу. Чтобы заглушить его и пронести мощи на корабль, купцам пришлось пойти еще на одну хитрость. Мощи святого Марка поместили в большую корзину, а сверху обложили капустными листьями и свиными тушами. Сарацины, проверявшие корабль перед отплытием, не могли прикоснуться к свинине и в ужасе разбежались. После этого мощи были завернуты в парус и подняты на нок-рею. Согласно преданию, на обратном пути в Венецию дух святого Марка спас корабль, не позволив ему разбиться во время ужасного шторма.

— Тридцать первого января восемьсот двадцать восьмого года мощи святого апостола были переданы дожу Венеции, — говорила Зовастина. — Дож поместил их во дворец, однако впоследствии святыня пропала и была вновь обретена только в тысяча девяносто четвертом году во время освящения только что построенной церкви Сан-Марко. После этого мощи положили в крипту церкви, затем, уже в девятнадцатом веке, перенесены под престол главного алтаря, где хранятся и поныне. Захватывающая история была у этих мощей, вы не находите?

— Таков удел реликвий, — развел руками папский нунций.

— Четыреста лет в Александрии, затем почти триста лет в Венеции… Тело святого Марка не могло быть найдено.

Нунций пожал плечами.

— Это вопрос веры, министр.

— Александрия всегда осуждала эту кражу, — продолжала она. — Особенно то, что венецианцы на протяжении веков прославляли этот акт, как если бы воры выполнили некую священную миссию. Будет вам! Мы оба знаем, что в основе лежала политика. Венецианцы воровали все подряд по всему миру. Настоящие стервятники, хватающие все, что плохо лежит, не упускающие ни одной возможности поживиться. Святой Марк стал, пожалуй, их самой ценной добычей. Вокруг его имени по сию пору вращается вся жизнь города.

— Но зачем они собираются вскрывать гробницу?

— Отцы коптской и эфиопской церквей требуют вернуть им святого Марка. В тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году Папа Павел Шестой, стремясь умиротворить их, передал им несколько реликвий, но этого оказалось недостаточно. Это был дар Ватикана, а не Венеции. Они требуют вернуть им тело апостола и на протяжении долгого времени обсуждали этот вопрос с Римом.

— Я служил секретарем у Папы Климента Пятнадцатого. Мне известно об этих дискуссиях.

Зовастина давно подозревала, что этот человек не просто нунций. Новый Папа, видимо, подбирал посланников с большим тщанием.

— Тогда вы должны знать, что церковь никогда не расстанется с этими мощами. Но патриарх Венеции с одобрения Рима согласился на компромисс. Это должно стать частью примирения вашего африканского Папы с остальным миром. Часть реликвии из гробницы будет возвращена, что послужит удовлетворению обеих сторон. Но это очень чувствительное дело, особенно для венецианцев. Ведь будет потревожен их святой. Именно поэтому гробницу вскроют ночью, под покровом тайны. Часть мощей будет изъята, а затем гробницу вновь закроют. Широкой общественности о произошедшем сообщат лишь спустя несколько дней, когда будет объявлено об акте дарения.

— Вы отлично информированы.

— Просто в этом вопросе у меня есть свой интерес. В гробнице покоится не святой Марк.

— А кто же?

— Тело Александра Великого исчезло из Александрии в четвертом веке — почти тогда же, когда были вновь найдены мощи святого Марка. Марк был погребен в гробнице, аналогичной Соме Александра Великого, которой поклонялись так же, как мавзолею Александра в предшествующие шестьсот лет. Мои историки изучили ряд неизвестных доселе древних документов…

— И вы полагаете, что тело в венецианской церкви принадлежит Александру Великому?

— Я ничего не утверждаю. Ответ на этот вопрос может дать только анализ ДНК. Марк родился в Ливии, в арабской семье. Александр был греком. Между ними должны существовать заметные различия на хромосомном уровне. Эксперты также утверждают, что многое можно узнать с помощью изотопного анализа зубного вещества, томографии и радиоуглеродного датирования. Александр умер в триста двадцать втором году до нашей эры, Марк — в первом веке после Рождества Христова. Их останки должны отличаться друг от друга и по этой причине.

— Вы намерены осквернить святые мощи?

— Не более чем это собираетесь сделать вы. Скажите мне, какую часть отрежут у мумии?

Американец задумался. Еще раньше она почувствовала, что на сей раз он вернулся в Самарканд, будучи наделен гораздо более широкими полномочиями, чем прежде. Пора проверить, права ли она.

— Я хочу немногого: всего лишь побыть несколько минут в одиночестве у открытого саркофага. Если я и возьму что-то, этого никто не заметит. В обмен я дарую вашей церкви право свободно проповедовать на всей территории Федерации, обращая в свою веру столько людей, сколько у нее получится. Однако строительство любых построек должно быть предварительно одобрено правительством. Это необходимо для вашей же безопасности. Если к возведению культовых сооружений не подходить с осторожностью и тактом, это может спровоцировать вспышки насилия.

— Вы собираетесь лично посетить Венецию?

Она кивнула.

— Это будет неофициальный визит, организованный его святейшеством. Мне говорили, что у Святого престола хорошие связи в итальянском правительстве.

— Понимаете ли вы, министр, что любой предмет, обнаруженный в гробнице, будет являться величайшей христианской реликвией, сродни Туринской плащанице?

Зовастина понимала это, но она знала и то, что в саркофаге может оказаться нечто очень важное — даже не в религиозном, а в информативном плане. Что сказал Птолемей в своей загадке? «Прикоснись к сокровенной сути золотой иллюзии».

— Всего несколько минут без присутствия посторонних — это все, о чем я прошу.

Папский нунций молчал.

Зовастина ждала.

— Я велю патриарху Венеции выполнить вашу просьбу.

Она оказалась права: он вернулся не с пустыми руками.

— Для простого нунция вы обладаете большой властью.

— Тридцать минут. Начиная с часа дня в среду. Мы проинформируем итальянские власти о том, что вы приезжаете как частное лицо по приглашению церкви.

Зовастина удовлетворенно кивнула.

— Я договорюсь о том, чтобы вас впустили в собор через ворота Порта деи Фиори, расположенные в западном атриуме. В этот час на главной площади будет мало людей. А вы, кстати, будете одна?

Она устала от этого накрахмаленного попа.

— Если вас это не устраивает, мы можем просто забыть обо всем.

Он почувствовал ее раздражение.

— Министр, приводите с собой кого захотите. Его святейшество хочет любым способом сделать вам приятное.

30

Гамбург, Германия

1.15


Виктор сидел в баре отеля. Рафаэль спал наверху, в номере.

Выехав из Копенгагена, они пересекли всю Данию и въехали в Германию с севера. Согласно предварительной договоренности, в Гамбурге они должны были встретиться с двумя другими бойцами Священного отряда, направленными в Амстердам за шестым медальоном. Эти двое должны были приехать ночью. Украсть оставшиеся медальоны могли бы и они с Рафаэлем, но время поджимало, поэтому Зовастина подключила вторую группу.

Он потягивал пиво и наслаждался тишиной. В полутемных кабинках помимо него сидели всего несколько других посетителей.

Зовастина любила и умела держать людей в напряжении. Обслуга дворца, гвардейцы Священного отряда, министры — все боялись навлечь на себя ее гнев, хотя и злословили у нее за спиной. Удивительно, что женщина, для которой власть стала второй натурой, могла оказаться столь нечувствительна к недовольству, царившему в ее ближайшем окружении. Показная лояльность таит в себе опасность. Рафаэль был прав, предположив, что грядет нечто важное.

Будучи командиром Священного отряда, Виктор неоднократно сопровождал Зовастину в ее поездках в лабораторию, расположенную в горах, на границе с Китаем, к востоку от Самарканда. Лаборатория была укомплектована ее людьми, и именно там она хранила свои вирусы. Он видел подопытных — заключенных, которых забирали из тюрем, а затем предавали ужасной смерти, заражая различными вирусами-убийцами.

Он также обычно стоял на посту за дверями зала, в котором Зовастина проводила совещания со своими генералами. Федерация располагала внушительной армией, военно-воздушным флотом и некоторым количеством ракет ближнего радиуса действия. Большая часть этих вооружений была поставлена Западом в целях обороны, поскольку Федерация граничила с Китаем, Афганистаном и Ираном.

Хотя Виктор и не рассказал об этом Рафаэлю, он знал, что планирует Зовастина. Он слышал ее рассуждения о том, что творится в Афганистане, где «Талибан» все еще цеплялся за ускользающую власть, об Иране, радикальный президент которого постоянно бряцал оружием, и о Пакистане, превратившем насилие в главную статью своего экспорта.

Эти страны являлись ее первой целью. Умереть должны были миллионы людей.

В его кармане завибрировал сотовый телефон. Вынув его, он посмотрел на дисплей, и горло стянуло привычным узлом.

— Виктор, — раздался в трубке голос Зовастиной, — хорошо, что я тебя нашла. У нас возникла проблема.

Она рассказала ему о событиях в Амстердаме, где, пытаясь заполучить очередной медальон, были убиты двое бойцов Священного отряда.

— Американцы сделали официальный запрос. Они желают знать, почему мои люди открыли стрельбу по агентам их Секретной службы. Хороший вопрос.

Виктор мог бы сказать ей, что эти двое, по-видимому, боялись разгневать ее и поэтому вместо того, чтобы поступать обдуманно, стали действовать очертя голову. Однако у него хватило ума оставить эти соображения при себе и только сказать:

— Я бы предпочел решить проблему в Амстердаме самостоятельно.

— Да, Виктор, я вынуждена признать свою ошибку. Ты возражал против того, чтобы подключить к поискам вторую группу, а я не послушала тебя.

Это покаянное признание не могло его одурачить — удивительно, что оно вообще прозвучало.

— Но вы, госпожа министр, видимо, хотите знать, почему американцы оказались там?

— Да, меня это весьма интересует.

— Это может объясняться тем, что нас раскрыли.

— Я сомневаюсь в том, что их интересуют наши действия. Меня в большей степени беспокоят наши общие друзья из Венецианской лиги. Особенно — жирный.

— И все же американцы там были.

— Возможно, это простое совпадение.

— Что они говорят?

— Их представители отказываются сообщать какие-либо детали.

— Госпожа министр, — заговорил он приглушенным тоном, — выяснили ли мы наконец, что конкретно нам нужно?

— Я работаю над этим. Дело идет медленно, но теперь я знаю: для того чтобы расшифровать загадку Птолемея, необходимо найти тело, находившееся когда-то в александрийской Соме. Я убеждена, останки святого Марка, находящиеся в соборе Сан-Марко, это именно то, что нам необходимо.

Виктор впервые слышал подобное заявление.

— Именно поэтому завтра ночью я отправляюсь в Венецию.

Еще более шокирующая новость!

— Это разумно, госпожа министр?

— Это необходимо. Я хочу, чтобы в соборе ты находился рядом со мной. Тебе придется добыть еще один медальон и быть в соборе к часу ночи.

Ответ мог быть только один:

— Да, госпожа министр.

— Кстати, Виктор, ты так и не сообщил мне: медальон из Дании уже у нас?

— Так точно.

— Придется нам обойтись без голландского.

Виктор обратил внимание на то, что она не злится. Странно, учитывая, что в Амстердаме ее люди потерпели поражение.

— Виктор, я решила, что венецианский медальон станет последним, который мы заберем.

Теперь он понял почему. Собор и тело святого Марка. Но мысль о вмешательстве американцев все равно не давала ему покоя. Слава богу, ему удалось решить проблему в Дании. Те трое, которые пытались помешать ему, были теперь мертвы, и Зовастиной вовсе не обязательно знать об этом.

— Операция была запланирована мной. В Венеции тебя ждет все необходимое, так что не надо ехать на машине. Отправляйся туда самолетом. Вот адрес, по которому ты найдешь снаряжение. — Она продиктовала адрес склада и код электронного замка. — То, что случилось в Амстердаме, теперь не имеет значения. Главное — то, что произойдет в Венеции. Мне нужен последний медальон.

31

Гаага

1.10


Стефани с огромным интересом слушала рассказ президента и Дэвиса о происходящем.

— Известно ли вам, что такое зоонозы? — спросил у нее Дэвис.

— Заразные болезни, которые передаются от животных человеку.

— Если быть более точным, — добавил Дэниелс, — чаще всего это болезни, возбудители которых паразитируют в организме животных, не причиняя им вреда, но, оказавшись в организме человека, убивают его. Наиболее известные примеры зоонозов — это сибирская язва, бубонная чума, лихорадка Эбола, бешенство, птичий грипп и даже обычные глисты.

— Не знала, что вы в свободное время увлекаетесь биологией.

Дэниелс рассмеялся.

— Науки для меня — темный лес, но я знаю многих людей, которые в них разбираются. Расскажи ей, Эдвин.

— Известны примерно полторы тысячи патогенных возбудителей зоонозов. Половина из них преспокойно существует в животных и никого не заражает. Но когда один из них попадает в организм другого вида, он словно с цепи срывается. Именно так начинается бубонная чума. Ее возбудитель живет в крысах. Крыс кусают блохи, которые затем передают заболевание человеку, после чего возбудитель начинает свирепствовать…

— До тех пор, — вставил Дэниелс, — пока у людей не вырабатывается иммунитет против болезни. К сожалению, в четырнадцатом веке на это ушло десять лет, и за это время вымерло пол-Европы.

— Эпидемия испанки в тысяча девятьсот восьмом году тоже стала результатом зооноза? — спросила Стефани.

Дэвис кивнул.

— Люди заразились от птиц, а затем вирус мутировал таким образом, что болезнь стала передаваться от человека к человеку. От этой болезни пострадали двадцать процентов всего населения планеты, а пять процентов умерли. Только за первые шесть месяцев эпидемии болезнь убила двадцать пять миллионов человек. Для наглядности могу сказать, что СПИД убил столько же людей за двадцать пять лет.

— Китай и остальные страны Азии понесли ужасающие потери от птичьего гриппа, — заговорил Дэниелс, — но количество жертв там никто не подсчитывал. Некоторые историки предполагают, что всего от этой болезни в мире могло умереть до ста миллионов человек.

— Зоонозный патоген представляет собой идеальное биологическое оружие, — сказал Дэвис. Нужно только выбрать возбудитель — вирус, бактерию, протозоа или паразита. Если вы не дурак, то сделаете два патогена: один, который передается только от животного человеку, второй, мутировавший, который передается от человека человеку. Первый может быть использован для нанесения точечных ударов — устранения конкретного противника с минимальным риском заражения окружающих, второй — это уже оружие массового поражения. Заразите нескольких человек — и эпидемия начнет распространяться, как лесной пожар.

Дэвис рассказывал столь красочно, что по коже Стефани побежали мурашки.

— Остановить эпидемию можно, — заговорил Дэниелс, — но потребуется время для того, чтобы изолировать заболевших, выделить патоген и разработать контрмеры. За это время умрет множество людей. К счастью, для большинства известных зоонозов имеются антигены, для некоторых — даже вакцины, позволяющие предотвратить заражение.

Стефани никак не могла понять, к чему пытаются подвести ее эти двое.

— Для чего вы рассказываете мне все это? — спросила она.

Дэвис потянулся за папкой, которая лежала на стеклянном столике возле его босых ног.

— Девять лет назад из частного зоопарка в Бельгии украли двух гусей, относящихся к исчезающему виду. Примерно в то же время из зоопарков Австралии и Испании были похищены редкие грызуны и улитки. Обычно подобным происшествиям не придается большого значения, но проведенная проверка показала, что таких случаев по всему миру произошло как минимум сорок. Развязка произошла в прошлом году в Южной Африке. Воры были пойманы. Мы скрыли их арест, заявив, что они были застрелены во время задержания. Злоумышленники пошли на сотрудничество, поняв, что южноафриканская тюрьма — не самое приятное место для жизни. Именно тогда мы узнали, что за всеми случаями похищения редких животных стоит Ирина Зовастина.

— Кто проводил то расследование? — осведомилась Стефани.

— Пейнтер Кроу из «Сигмы», — ответил Дэниелс. — У них много экспертов в различных областях науки. Это их специализация. Но теперь мы передаем это дело вашей конторе.

Ей не понравилось, как прозвучала последняя фраза.

— Вы думаете, что Пейнтер не сможет довести его до конца?

Дэниелс улыбнулся.

— После того, что произошло этой ночью? Нет, Стефани, дело — ваше. В конце концов, вы у меня в долгу за то, что я вытащил вас из голландской тюрьмы. Вот и отрабатывайте.

Президент все еще держал в руке слоновий медальон, и Стефани спросила:

— Каким образом эта монета связана с тем, о чем вы мне только что рассказали?

— Зовастина гоняется за этими медальонами по всей Европе, и вот тут возникает проблема, — проговорил Дэниелс. — Нам известно, что она уже собрала весьма внушительную коллекцию зоонозных патогенов. Их у нее как минимум двадцать. И между прочим, она не дура: имеет по два варианта каждого — обычный и подвергшийся мутации. Как уже объяснил Эдвин, один — для точечных ударов, второй — передающийся от человека человеку. У нее имеется биологическая лаборатория, расположенная рядом со столицей Федерации — Самаркандом. Но вот что интересно. По другую сторону границы, в Китае, есть еще одна биологическая лаборатория, принадлежащая Энрико Винченти, и Зовастина частенько ее посещает.

— Поэтому вам и понадобилось установить слежку за Винченти?

Дэвис кивнул.

— Врага нужно знать.

— ЦРУ пыталось вербовать людей на территории Федерации, но дело идет туго. — Дэниелс тряхнул головой. — Хотя кое-какой прогресс все же имеется.

Стефани встрепенулась.

— У вас появился источник?

— Если угодно, можно сказать и так. Впрочем, я сомневаюсь, что от него будет много пользы. Зовастина представляет собой проблему для нас, причем во многих отношениях.

Стефани понимала, что имеет в виду президент. В регионе, где у Соединенных Штатов почти не было союзников, Зовастина во всеуслышание объявила себя другом Америки. Несколько раз она оказывала США незначительные услуги разведывательного характера в борьбе с террористической угрозой, исходящей с территории Афганистана и Ирака. Не в силу желания, а по необходимости Штаты обеспечивали ее деньгами, военной помощью и самым современным оборудованием, что, безусловно, представляло собой определенный риск.

— Вы когда-нибудь слышали притчу о человеке, который ехал по шоссе и увидел змею, лежавшую посередине дороги?

Стефани усмехнулась. Еще одна из бесчисленных баек Дэниелса.

— Человек остановился, вышел из машины и увидел, что змея ранена. Тогда он взял ее к себе домой и выхаживал до тех пор, пока змея не выздоровела. Когда змея окончательно поправилась, человек открыл дверь, чтобы выпустить ее на волю, но гадина укусила его за ногу. Перед тем как потерять сознание, человек обратился к змее: «Я подобрал тебя на дороге, кормил тебя, лечил твои раны, и вот как ты отблагодарила меня!» Змея повернула к нему голову и ответила: «Все верно. Но когда ты делал все это, ты знал, что я — змея!»

Стефани уловила смысл притчи.

— Зовастина, — продолжал президент, — что-то замышляет, и в ее планах есть место для Энрико Винченти. Я очень не люблю биологическое оружие. Мир объявил его вне закона тридцать лет назад, а те виды биооружия, о которых мы только что говорили, — худшие из всех. Она задумала нечто ужасное, а эта Венецианская лига, в которую входят они с Винченти, тут как тут — и помогает ей. Слава богу, она пока не начала действовать, но у нас есть все основания полагать, что это случится очень скоро. Чертовы дураки, которые окружают ее, руководя тем, что расплывчато называется нациями, не желают видеть того, что происходит у них под носом. Они слишком заняты противостоянием Израилю и нам. Она с радостью использует эту глупость в своих интересах. Она и меня считает дураком. Пришло время продемонстрировать ей, что она далеко не самая крутая.

— Мы бы предпочли еще некоторое время оставаться в тени, но то, что двое агентов Секретной службы застрелили ее телохранителей, наверняка встревожило Зовастину.

— Чего вы хотите от меня?

Дэниелс зевнул, и Стефани сама с трудом подавила зевок.

Президент махнул рукой.

— Зевайте, сколько угодно. Не стесняйтесь меня. Сейчас глубокая ночь, так что политес временно отменяется. Отоспитесь в самолете.

— Куда я лечу?

— В Венецию. Если Магомет не идет к горе, тогда, Бог свидетель, мы заставим гору идти к Магомету.

32

Венеция

8.50


Внутренне изготовившись, Винченти вошел в главный зал своего палаццо. Обычно он не отягощал себя участием в подобных встречах. В конце концов, в «Филоген фармасьютик» имеется огромный департамент маркетинга и продаж, в котором трудятся сотни сотрудников. Однако сегодняшнее мероприятие носило особый характер и требовало его персонального участия. Именно поэтому Винченти устроил встречу в своем доме. Рекламное агентство, штаб-квартира которого находилась в Милане, подошло к делу со всей серьезностью. Для доклада оно прислало аж четырех представителей: мужчину и трех женщин, одна из которых была старшим вице-президентом компании.

— Дамарис Корриган, — представилась та, а затем представила своих коллег. Это была привлекательная женщина чуть за пятьдесят, одетая в темно-синий костюм с белыми вставками.

На столике у стены дымился серебряный кофейник. Винченти подошел и налил себе чашку кофе.

— Мы все гадали, что тут у вас произошло, — проговорила Корриган.

Винченти расстегнул пиджак и сел в кожаное кресло.

— О чем это вы?

— Когда вы наняли нас полгода назад, вы сказали, что хотите получить предложения по маркетингу лекарства от ВИЧ. Вот мы и подумали: может, «Филоген фармасьютик» стоит на пороге величайшего открытия? А теперь, когда вы вызвали нас, чтобы ознакомиться с результатами нашей работы, мы задались вопросом: возможно, прорыв все же произошел?

Винченти мысленно поздравил себя с тем, что подготовился к этой беседе.

— Вы, по-моему, употребили слово «возможно». Безусловно, мы надеемся стать первыми, кому удастся открыть лекарство от ВИЧ, и тратим на исследования в этой области миллионы. Но если прорыв и произойдет, никому не дано знать, когда именно это случится. Однако потом мне не хочется ждать долгие месяцы, пока будет разработана эффективная маркетинговая кампания. Нет, я хочу быть во всеоружии.

Корриган кивнула в знак того, что объяснение принято, и подошла к переносному пюпитру.

Винченти бросил взгляд на сидящую рядом с ним женщину, статную блондинку лет тридцати — тридцати пяти, в обтягивающей шерстяной юбке, и подумал, действительно ли она является бухгалтером либо присутствует здесь в качестве декорации.

— За последние несколько недель я прочитала много всего увлекательного, — заговорила Корриган. — Похоже, ВИЧ ведет себя по-разному в зависимости от того, в какой части света он обнаружен.

— Вы совершенно правы, — согласился Винченти. — К примеру, здесь и в таких местах, как Северная Америка, заболевание можно сдерживать. Оно больше не является основной причиной смертности. Люди просто живут с этим вирусом. Имеющиеся лекарства сократили уровень смертности от ВИЧ более чем вдвое. Но в Азии и Африке дело обстоит совершенно иначе. Всего в мире за прошлый год ВИЧ унес три миллиона жизней.

— Именно поэтому, — сказала Корриган, — первым делом мы попытались определить наши потенциальные рынки. — Она сняла с пюпитра пустой белый лист, под которым оказалась таблица. — Эти цифры показывают, как распределяется заболеваемость ВИЧ по различным регионам мира.

Регион Количество инфицированных
Северная Америка 1 011 000
Западная Европа 988 000
Австралия и Океания 22 000
Латинская Америка 1 599 000
Черная Африка (страны к югу от Сахары) 20 778 000
Страны Карибского бассейна 536 000
Восточная Европа 2 000
Юго-Восточное Средиземноморье 893 000
Северо-Восточная Азия 6 000
Юго-Восточная Азия 11 277 000
ВСЕГО 37 112 000

— Каков источник этих данных? — поинтересовался Винченти.

— Всемирная организация здравоохранения. На этой схеме видны общие тенденции развития потенциального рынка сбыта лекарств. А на этой, — Корриган открыла другую схему, — представлена точная настройка по регионам. Четверть всех случаев заражения ВИЧ уже переросло в ярко выраженный синдром приобретенного иммунодефицита — СПИД. Сегодня в мире насчитывается более девяти миллионов больных СПИДом.

Регион Количество больных
Северная Америка 555 000
Западная Европа 320 500
Австралия и Океания 14 000
Латинская Америка 573 500
Черная Африка 6 300 000
Карибский бассейн 160 500
Восточная Европа 10 800
Юго-Восточное Средиземноморье 15 000
Северо-Восточная Азия 17 600
Юго-Восточная Азия 1 340 000
ВСЕГО 9 306 900

Корриган перекинула лист и открыла следующую схему.

Регион Количество инфицированных
Северная Америка 8 150 000
Западная Европа 2 331 000
Австралия и Океания 45 000
Латинская Америка 8 554 000
Черная Африка 33 609 000
Карибский бассейн 6 962 000
Восточная Европа 20 000
Юго-Восточное Средиземноморье 3 532 000
Северо-Восточная Азия 486 000
Юго-Восточная Азия 45 059 000
ВСЕГО 108 748 000

— А вот здесь, — сказала она, — представлен прогноз того, как заболеваемость распределится по регионам через пять лет. Эти данные также предоставлены Всемирной организацией здравоохранения.

— Поразительно! Весьма скоро в мире может появиться сто десять миллионов людей, инфицированных ВИЧ. Имеющаяся статистика позволяет сделать вывод, что у пятидесяти процентов от этого числа со временем разовьется СПИД. Еще через два года сорок процентов от этих пятидесяти умрут. Бесспорно, большая часть заражений и смертей будет иметь место в Африке и Азии. — Корриган покачала головой. — Завидный рынок сбыта лекарств, как вы полагаете?

Винченти производил вычисления в уме. Семьдесят миллионов ВИЧ-заражений… даже по самым консервативным оценкам лечение одного инфицированного стоит пять тысяч евро в год, значит, на круг выходит триста пятьдесят миллиардов евро. Разумеется, после того, как изначально зараженное население будет вылечено, рынок сократится, ну так и что же? Деньги к этому времени уже будут лежать на его счетах! Больше, чем кто-либо способен потратить за всю жизнь. Потом появятся новые зараженные, которые будут платить за лекарство, а значит, золотой поток не иссякнет.

— Наш следующий анализ представляет собой взгляд на возможную ситуацию в области конкуренции. Из информации, полученной от ВОЗ, мы выяснили, что сегодня для симптоматической терапии СПИД в мире используется около шестнадцати лекарственных препаратов. По самым грубым оценкам, на этом рынке действует примерно дюжина игроков. Ваша собственная корпорация в прошлом году заработала на продажах этих лекарств более миллиарда евро.

«Филоген» владела патентами на шесть лекарств, которые, будучи использованы в сочетании с другими, доказали свою эффективность в сдерживании вируса. Больному, правда, приходилось принимать около пятидесяти различных таблеток ежедневно, но эта так называемая смешанная терапия была единственным известным способом борьбы с ВИЧ-инфекцией. Она не давала излечения, а лишь угнетала вирус, подавляя его активность. То, что природа возьмет свое и переиграет микробиологов, было лишь делом времени. В Китае и других азиатских странах уже появилась разновидность ВИЧ-инфекции, устойчивой к существующим лекарственным средствам.

— Мы рассмотрели смешанную терапию, — сказала Корриган. — Лечение посредством комбинации из трех лекарств стоит в среднем двадцать тысяч евро в год. Но подобная роскошь доступна в основном жителям развитых стран Запада. Африканцы и азиаты о таком не могут даже мечтать. «Филоген» в качестве жеста доброй воли предоставляет правительствам наиболее страдающих от инфекции стран лекарство по сниженным ценам. Приобретение такого объема соответствующих медикаментов по рыночным ценам обходилось бы в миллиарды евро ежегодно, чего ни одно из этих правительств не может себе позволить.

Сотрудники его собственного управления маркетинга уже называли Винченти те же самые цифры. О лечении миллионов больных в опустошенных нищетой и войнами странах третьего мира говорить не приходилось. Единственным возможным способом противостоять страшной болезни было ограничение ее распространения. Первым и самым очевидным средством для этого являлись презервативы, и спрос на них был так велик, что одна из дочерних компаний «Филогена», занимавшаяся выпуском этой продукции, буквально задыхалась, не успевая выполнять все поступающие заказы. За последние двадцать лет продажи презервативов выросли на тысячи процентов. Равным образом как и прибыли от них. Однако в последнее время использование презервативов неуклонно шло на спад. Люди вели себя все более легкомысленно.

Корриган тем временем продолжала:

— Один из ваших конкурентов, компания «Келвуд-Лафарж», заявляет, что только в прошлом году на исследования в сфере разработки лекарства от СПИДа ею было израсходовано более ста миллионов евро. Вы потратили примерно треть этой суммы.

Винченти делано улыбнулся.

— Конкурировать с «Келвуд-Лафарж» — все равно что ловить кита на удочку. Это самая крупная фармацевтическая компания на планете. Любое сравнение тут будет некорректным, поскольку у этих ребят ежегодный валовый доход превышает сто миллиардов евро.

Он отхлебнул кофе, а Корриган открыла новую схему.

— Теперь давайте подумаем о названии продукта. Для любого лекарства название имеет первостепенное значение. Сегодня в число шестнадцати симптоматических препаратов входят такие известные лекарства, как бактриум, дифлюкан, интрон, пентам, видекс, криксиван, хивид, ретровир. Поскольку любой препарат от СПИДа будет применяться во всех странах мира, мы подумали, что его название должно быть простым и универсальным, как, например, АЦТ. Это было бы лучше с точки зрения маркетинга. Насколько нам известно, «Филоген» в настоящее время разрабатывает четыре варианта препарата. — Корриган открыла новую схему, на которой были представлены различные варианты упаковки. — Мы не знаем, в какой форме будет выпускаться препарат — в твердой или жидкой, будет ли он предназначен для перорального приема или для инъекций, поэтому мы разработали несколько вариантов упаковки, выдержав дизайн в ваших корпоративных цветах — черном и золотом.

Винченти рассматривал рисунки. Женщина указала на один из них.

— Мы оставили пустое место там, где будет помещаться название препарата. Оно должно быть выполнено золотыми буквами. Мы все еще работаем над этими вариантами. Вот что важно: даже если название будет непереводимо на тот или иной язык, упаковку нельзя будет перепутать ни с какой другой.

Винченти был доволен, но не стал открыто выражать своих чувств.

— У меня на примете есть одно название, — проговорил он. — Я ведь тоже давно думаю об этом.

Корриган подняла на него заинтересованный взгляд.

Винченти встал, подошел к пюпитру и, взяв маркер, написал на чистом листе: ZH.

Заметив озадаченное выражение на лицах рекламщиков, он пояснил:

— Дзета и эта. Греческие буквы. Они означают «жизнь».

— Годится, — кивнула Корриган.

— Я тоже так думаю, — согласился он.

33

Остров Возрождения

Центрально-Азиатская Федерация

13.00


Увидев толпу, Ирина Зовастина ощутила трепет. Помощники уверяли ее, что соберется около пяти тысяч человек, но, когда они летели в вертолете к северо-западу от Самарканда, секретарь сообщила Зовастиной, что ее прилета дожидаются не менее двадцати тысяч. По словам секретаря, это стало новым свидетельством ее популярности у народа. Теперь, глядя на раскинувшееся перед ней людское море, Зовастина не могла спрятать довольную улыбку.

— Посмотрите вокруг себя, — проговорила она в микрофон. — Взгляните, на что мы способны, когда наши сердца бьются в унисон и разум всех нас становится единым целым. — Она выдержала эффектную паузу, а затем, раскинув руки, выкрикнула: — Кантубек возродился!

Толпа, густая, как скопище муравьев, разразилась ликующими выкриками, к которым Зовастина уже начала привыкать.

Остров Возрождения, заросший кустарником клочок земли в Аральском море, когда-то являлся советским полигоном по производству и испытанию биологического оружия и еще одним трагичным примером эксплуатации народов Азии их бывшими хозяевами. Здесь производили и хранили споры сибирской язвы и бациллы чумы. После падения коммунистического правительства в 1991 году сотрудники лаборатории покинули остров, а контейнеры, в которых хранились смертоносные споры, со временем прохудились. Опасность биологической катастрофы возрастала в связи с усыханием Аральского моря. Питаемое обильной Амударьей, оно было поровну поделено между Казахстаном и Узбекистаном, но после того, как Советы изменили русло реки, направив воду в двенадцатикилометровый канал, предназначенный для поливки хлопковых полей, некогда крупнейший в мире пресноводный водоем стал неуклонно мелеть, превращаясь в безжизненную пустыню.

Зовастина изменила все это. Канал исчез, и Амударья вновь катила свои воды в Аральское море.

Большая часть других руководителей бывших советских республик, похоже, были обречены копировать своих завоевателей, подражая им во всем, но у Зовастиной мозги не атрофировались от водки. Она никогда не сводила взгляда с приза, который ждал ее в конце дистанции, и знала, как захватить и удержать власть.

— Двести тонн спор коммунистической сибирской язвы было уничтожено здесь, — говорила она, обращаясь к собравшимся, — Вся эта зараза уничтожена до последнего миллиграмма, и мы заставили Советы заплатить за это.

Толпа одобрительно загудела.

— Позвольте мне рассказать вам кое-что. После того как мы обрели свободу и вырвались из мертвой хватки Москвы, они набрались наглости и заявили, что мы должны компенсировать им потери. — Зовастина воздела руки к небу. — Представляете? Они насилуют нашу страну, уничтожают наше море, отравляют наши земли, а мы им, оказывается, еще должны платить! — Она видела, как тысячи людей гневно замотали головами. — Верно, то же самое ответила им я: нет, нет и нет!

Она смотрела на обращенные к ней лица, озаряемые лучами стоящего в зените солнца.

— Поэтому мы заставили Советы заплатить за то, что мы прибрались в свинарнике, который они оставили после себя. Мы закрыли их проклятый канал, который высасывал жизнь из нашего древнего моря.

Зовастина никогда не употребляла местоимение «я». Только «мы».

— Многие из вас наверняка помнят то время, когда в дельте Амударьи водились тигры, кабаны, когда весной сюда прилетали дикие гуси и утки, а в водах Арала плавали миллионы рыб. Наши ученые утверждают, что раньше здесь обитало сто семьдесят восемь видов рыб. Сейчас осталось только тридцать восемь. — Она покачала головой и горько усмехнулась. — Это называется прогресс по-советски. Коммунистическая эффективность. Преступники! Они просто банальные преступники!

Канал оказался полным провалом не только с точки зрения экологии, но и в практическом плане. Вода уходила из него, не успевая добраться до орошаемых полей. Как и от самой советской системы, мало заботившейся об эффективности, от канала было больше вреда, чем пользы. По мере того как Аральское море пересыхало, остров Возрождения превратился в полуостров, соединенный с берегом полосой обнажившегося морского дна, покрытого отложениями морской соли, смешанной с минеральными удобрениями и ядохимикатами, которые в течение десятилетий смывались поливной водой с полей и уносились реками в море. Возникла угроза того, что звери и рептилии, попав на остров, станут разносчиками инфекций. Теперь все эти страхи остались позади. Земля была очищена. Инспекция Организации Объединенных Наций, побывавшая на острове, назвала работу, проделанную по его дезинфекции, «мастерской».

Зовастина подняла над головой руку, сжатую в кулак.

— И мы сказали этим советским преступникам, что, будь это в наших силах, мы посадили бы их всех до одного в наши тюрьмы.

Толпа издала одобрительное рычание.

— Город Кантубек, на центральной площади которого мы сейчас стоим, Советы когда-то сровняли с землей, но теперь он восстал из пепла, и свободные граждане Федерации будут жить в нем, наслаждаясь миром и гармонией. На острове, который также вернулся из небытия. Возрождается и Аральское море. Уровень воды в нем с каждым годом повышается, и сотворенная злыми руками пустыня вновь становится морским дном. Это пример того, чего мы способны достичь сообща. Наша земля. Наша вода. — Она сделала паузу. — Наше наследие.

Толпа взорвалась криками ликования. Зовастина ощупывала взглядом лица слушателей, пытаясь понять, дошел ли до них смысл ее слов. Она любила общаться с простыми людьми. А они любили ее. Завоевать власть — это одно, удержать ее — совсем другое. Зовастина не собиралась выпускать ее из рук.

— Мои дорогие сограждане! Знайте: вместе мы можем добиться всего. Сколько недоброжелателей по всему миру пророчили нам раскол и гражданскую войну! Сколько утверждали, что мы не справимся своими силами! Но мы уже дважды проводили выборы — свободные, открытые, с участием многих кандидатов. Никто не может утверждать, что у избирателей не было выбора. — Она помолчала несколько секунд. — У нас есть конституция, которая гарантирует права человека, а также личную, политическую и интеллектуальную свободу.

Зовастина наслаждалась этими минутами. Открытие острова Возрождения после работ по его очищению, безусловно, являлось событием, требовавшим ее личного присутствия. Ее выступление транслировалось на всю страну национальным телевидением, а также тремя телеканалами, принадлежащими членам Венецианской лиги, которым она разрешила работать на территории Федерации. Их хозяева в частном порядке пообещали контролировать все, что будут делать телевизионщики, чтобы это шло исключительно на пользу верховному министру. Это было проявление царившего в Лиге духа товарищества и вполне устраивало Зовастину. Для постороннего взгляда эти телекомпании выглядели независимыми, и теперь никто не мог бы упрекнуть ее в том, что она контролирует средства массовой информации.

Она окинула взглядом заново отстроенный город, его кирпичные и каменные здания в стиле прошлого века. На улицах некогда мертвого Кантубека вновь будет кипеть жизнь. Министерство внутренних дел сообщило ей, что уже десять тысяч граждан подали заявки с просьбой о выделении им земельных наделов на острове. Это было еще одним свидетельством того, что люди поверили в нее, раз решили поселиться там, где еще двадцать лет назад не могло существовать ничто живое.

— Стабильность — вот основа всего! — выкрикнула Зовастина.

Она использовала этот броский лозунг постоянно на протяжении последних пятнадцати лет.

— Сегодня мы возвращаем этот остров народу Центрально-Азиатской Федерации! Пусть наш союз живет вечно!

Толпа восторженно выла и скандировала ее имя.

Зовастина спустилась с возвышения. Телохранители моментально сомкнули ряды и повели ее к взлетно-посадочной площадке. Вертолет по-прежнему стоял там, но в нем уже не было нужды. Рядом ждал самолет, который должен был доставить Зовастину в Венецию, где ее ждали ответы на многочисленные вопросы, не дававшие ей покоя.

34

Венеция, Италия

14.15


Лодка входила в Венецианскую лагуну. Моторкой правила Кассиопея, Малоун стоял рядом с ней. Прилетев из Копенгагена прямым рейсом, они приземлились в аэропорту Марко Поло час назад.

За годы работы в группе «Магеллан» он, выполняя различные задания, бывал здесь неоднократно, поэтому для него это была знакомая территория. Венеция расположилась на ста восемнадцати островах, но сердце города невелико и находится на острове длиной в две мили и шириной в одну. На протяжении всей своей истории оно было недосягаемо для любых врагов.

Нос лодки был направлен на северо-восток. Удаляясь от центра, они плыли мимо острова стеклодувов Мурано к острову Торчелло, одному из многих клочков суши, которыми испещрена лагуна.

Они взяли лодку напрокат неподалеку от аэропорта. Это было плоское деревянное суденышко с двумя крохотными каютами — на носу и на корме. Резвые катера то и дело обгоняли их тихоходную посудину, оставляя за собой зеленый пенистый след.

За завтраком Кассиопея рассказала ему о последнем слоновьем медальоне. Еще раньше они с Торвальдсеном, проанализировав кражи, совершенные в странах Европы, обратили внимание на то, что злоумышленники не покушались на медальоны, хранящиеся в Самарканде и Венеции. Именно поэтому они резонно предположили, что следующим станет медальон в Копенгагене. После того как из частной коллекции во Франции была похищена пятая монета, они стали терпеливо ждать появления воров.

— Они оставили венецианский медальон напоследок не без причины, — громко сказала она, пытаясь перекричать шум мотора. Навстречу им проплыл вапоретто — речной трамвай. — Ты, наверное, хочешь знать почему?

— Я уже задумывался над этим.

— Эли считал, что в гробнице святого Марка находится тело Александра Великого.

Интересная мысль. Странная. Сумасшедшая.

— Это длинная история, но, возможно, он был прав. Тело, которое находится в гробнице святого Марка, представляет собой двухтысячелетнюю мумию. Тело Марка было забальзамировано в Александрии, где он умер в первом веке нашей эры. Александр на триста лет старше — и тоже был мумифицирован. Но в четвертом веке, когда Александр исчез из своего мавзолея, останки Марка неожиданно появились в Александрии.

— Я надеюсь, помимо логических выкладок ты располагаешь более весомыми доказательствами этой теории?

— Ирина Зовастина одержима Александром Великим. Об этом мне рассказывал Эли. У нее имеется личная коллекция произведений древнегреческого искусства, обширная библиотека, она считает себя знатоком творчества Гомера, и в частности его «Илиады». А теперь она посылает своих телохранителей за слоновьими медальонами и приказывает им действовать, не оставляя следов. При этом монета, хранящаяся в Самарканде, остается нетронутой. — Кассиопея тряхнула головой. — Кража венецианского медальона станет последней, так что они непременно должны оказаться где-то рядом с Сан-Марко.

— Я бывал в этом соборе, — сказал Малоун. — Саркофаг святого находится под главным алтарем и весит тонны. Чтобы открыть его, потребуются гидравлические домкраты и уйма времени. Однако это невозможно хотя бы потому, что собор является главной туристической достопримечательностью и никогда не пустует.

— Не знаю, как Зовастина собирается это сделать, но я уверена, что она попытается добраться до могилы.

Но сначала, подумал Малоун, они наверняка попытаются заполучить седьмой медальон.

По трем узким ступенькам он спустился в носовую каюту, где стоял стол из полированного красного дерева и стулья с вышитыми сиденьями. В аэропорту он предусмотрительно купил путеводитель по Венеции и теперь решил почитать про остров Торчелло, куда они направлялись.

Первыми крохотный остров заселили римляне в четвертом и шестом веках. Затем, в восьмом веке, спасаясь от вторжения ломбардцев и гуннов, на Торчелло хлынул поток жителей с материковой части. К 1500 году население этой процветающей колонии уже составляло двадцать тысяч человек. На острове было много церквей, монастырей, дворцов, рынков — и оживленная гавань. Купцы, которые в 828 году похитили из Александрии тело святого Марка, также являлись гражданами Торчелло. В путеводителе говорилось: «Здесь Рим впервые повстречался с Византией». Эта напыщенная фраза подразумевала, что город разбогател на торговле с Константинополем. Но со временем гавань и каналы Торчелло заилились и превратились в зловонное болото, получившее название «мертвая лагуна». Торговля заглохла, жители, спасаясь от смертоносной лихорадки и малярии, бежали в Венецию, дворцы опустели. Строители с других островов по камешку разобрали заброшенные здания для строительства венецианских дворцов. Сейчас население острова состояло из шестидесяти рыбаков, живущих в нескольких уцелевших домах.

Малоун выглянул в переднее окошко каюты и увидел одиноко стоявшую прямо по курсу высоченную башню из красного кирпича. Ее фотография была и в путеводителе. Прочитав сопроводительный текст, Малоун выяснил, что это колокольня собора Санта-Мария Ассунта, возведенного в седьмом веке. Рядом, как следовало из путеводителя, располагалась миниатюрная церковь Санта-Фоска, построенная шестью веками позже в форме греческого креста.

Звук двигателя изменился. Кассиопея сбавила ход, нос моторки опустился в воду. Малоун выбрался обратно на палубу и снова встал рядом с Кассиопеей. Впереди он увидел тонкую охряную полоску песчаной отмели, поросшей камышом и шишковатыми кипарисами. Лодка уже едва ползла — и вскоре вошла в грязный канал. С одной стороны раскинулось заросшее сорняками поле, с другой тянулась мощеная дорожка. Слева от них, на единственной имеющейся здесь пристани, водный трамвайчик принимал на борт пассажиров.

— Торчелло, — сказала Кассиопея. — Будем надеяться, что мы добрались сюда первыми.


Виктор сошел с борта вапоретто на пристань, Рафаэль — следом за ним.

Водный трамвайчик доставил их от Сан-Марко до Торчелло, проделав извилистый путь между бесчисленными островами Венецианской лагуны. Он предпочел общественный транспорт, чтобы не привлекать к себе внимания. Им предстояло произвести рекогносцировку местности, где они будут действовать сегодня ночью.

Они прибились к стайке обвешанных фотокамерами туристов, которые направлялись к двум самым знаменитым церквям острова по улице шириной с тротуар, тянущейся вдоль канала со стоячей водой. Наконец улочка уперлась в скопление приземистых каменных зданий, в которых размещались пара ресторанов, несколько лавочек, торгующих сувенирами, и гостиница. Виктор успел выяснить, что остров представляет собой крохотный клочок суши, на котором разместились фермы по выращиванию артишоков и несколько роскошных домов. Однако предметом гордости островитян являлись две прославленные церкви и известный на всю Италию ресторан «Чиприани».

Виктор и Рафаэль прилетели сюда из Гамбурга с промежуточной посадкой в Мюнхене. После того как они выполнят последнее задание в Италии, их набег на Европу будет закончен и они смогут отправиться домой, в Федерацию. Согласно приказу верховного министра, Виктор должен был добыть седьмой медальон до полуночи и к часу ночи уже быть в соборе Сан-Марко.

Приезд Зовастиной в Венецию стал для него большим сюрпризом. Что бы она ни замышляла, судя по всему, это началось.

Что ж, по крайней мере, эта кража обещала быть легкой.


Малоун любовался архитектурной элегантностью кампанилы[3] — махины, сложенной из кирпича и мрамора, искусно соединенных пилястрами и арками. Колокольня взметнулась на сто пятьдесят футов в высоту, словно талисман, забытый каким-то великаном. Благодаря пандусу, который поднимался по внешним стенам на вершину кампанилы, она напомнила Малоуну Круглую башню в Копенгагене. Заплатив по шесть евро за вход, они поднялись наверх, чтобы осмотреть остров с его самой высокой точки.

Он стоял на смотровой площадке у стены, которая доходила ему до груди, и смотрел через открытую арку, как земля и вода сливаются, будто заключая друг друга в объятия. С заросших камышом болот в небо взлетали белые цапли, мирно зеленели засеянные артишоками поля и фруктовые сады. В остальном картина была унылая и безрадостная и напоминала мертвый город из времен американского Дикого Запада.

Внизу стояла церковь, в облике которой не было ничего теплого и доброжелательного. По виду она напоминала сарай, к тому же недостроенный. В путеводителе Малоун прочитал, что ее строили в спешке, поскольку жители острова были уверены, что в 1000 году наступит конец света.

— Странная аллегория, — сказал он Кассиопее. — Византийский собор рядом с греческой церковью. Соединение Востока и Запада. Очень по-венециански.

Перед двумя церквями раскинулась поросшая травой площадь. Некогда центр городской жизни, теперь она напоминала деревенскую лужайку. От нее отходили пыльные тропинки. Две из них — к другому, более извилистому каналу, остальные — к расположившимся в отдалении фермам. На пьяцетту выходили фасадами еще два каменных здания — небольшие, примерно сорок на двадцать футов, двухэтажные, с остроконечными крышами. В них размещалась экспозиция музея Торчелло. В путеводителе говорилось, что раньше они были дворцами и на протяжении веков принадлежали богатым купцам, а теперь являлись собственностью государства.

Кассиопея указала на здание, стоящее левее.

— Медальон — там, на втором этаже. Музей — так себе, захудалый. Фрагменты мозаики и капителей, несколько картин, какие-то книги, монеты, римские, греческие и египетские предметы старины.

Малоун повернулся к женщине. Та продолжала смотреть на остров. К югу виднелась береговая линия центральной Венеции, ее колокольни тянулись к темнеющему небу, предвещавшему сильную грозу.

— Что мы здесь делаем?

Она ответила не сразу. Малоун протянул руку и дотронулся до ее плеча. Она вздрогнула от неожиданного прикосновения, но не отстранилась. Ее глаза увлажнились. Может, панорама острова навеяла ей какие-то воспоминания, которым лучше не возвращаться?

— Этот остров умер, — пробормотала Кассиопея.

На смотровой площадке, кроме них, никого не было. Они стояли в ленивой тишине, нарушаемой лишь шарканьем ног да голосами других туристов, поднимавшихся наверх.

— И Эли тоже, — произнес Малоун.

— Мне его очень не хватает. — Она прикусила губу.

Малоун подумал: не является ли ее откровенность свидетельством того, что она стала ему больше доверять?

— С этим ты ничего не можешь поделать.

— Я думаю иначе.

Малоуну не понравилось то, как прозвучали эти слова.

— Что у тебя на уме?

Она не ответила, а он не настаивал на ответе. Они вместе смотрели на крыши церквей. На короткой тропинке, ведущей от поселка к пьяцетте, стояло несколько лотков, с которых местные жители торговали кружевами, изделиями из стекла и сувенирами. К церквям направлялась еще одна группа туристов, среди которых Малоун заметил знакомое лицо.

Виктор.

— Я тоже вижу его, — произнесла Кассиопея. — Тип, который идет рядом с ним, — тот самый, что проколол шины.

Двое мужчин направились прямиком к музею.

— Нужно спускаться, — сказал Малоун. — Им, возможно, тоже захочется посмотреть на остров с этой верхотуры. Не забывай, они считают, что мы умерли.

— Как и все здесь.

35

Венеция

15.20


Стефани выпрыгнула из водного такси и двинулась по лабиринту узких улочек с плотно примыкающими друг к другу кварталами. Она предварительно выяснила у таксиста, как пройти к отелю, в котором ее ждал номер, и послушно следовала его указаниям, но сориентироваться в Венеции — задача не из легких. Сейчас она находилась в самом сердце Дорсадуро — одного из шести исторических районов Венеции, тихом, живописном месте, издавна ассоциировавшемся с благополучием, и шла по его оживленным, напоминающим аллеи улицам, пестрящим магазинами.

Впереди Стефани увидела виллу. Строго симметричная, со стенами из красного кирпича, увитыми виноградом и отделанными мрамором, она создавала ощущение былого величия. Войдя в кованые железные ворота, Стефани постучала в дверь. Ей открыла одетая в форму прислуги пожилая женщина с веселым лицом.

— Я пришла, чтобы повидаться с господином Винченти, — проговорила Стефани. — Скажите, что я хотела бы передать ему привет от Дэнни Дэниелса.

Женщина окинула ее любопытным взглядом, и Стефани подумала: говорит ли ей хоть что-то имя президента Соединенных Штатов? На всякий случай она протянула женщине свернутый вчетверо лист бумаги.

— Передайте ему вот это.

Женщина, поколебавшись, все же взяла записку и закрыла дверь.

Стефани осталась ждать на пороге.

Через две минуты дверь снова открылась, и ей предложили войти.

— Впечатляющие рекомендации, — проговорил Винченти.

Они сидели в прямоугольной гостиной с позолоченным потолком. Элегантность комнаты подчеркивала лакированная мебель, возраст которой явно исчислялся не одним столетием. В воздухе стоял не очень приятный запах. Пахло кошками и лимонной полиролью. Хозяин дома держал в руках привезенную Стефани записку.

— Мне пишет сам президент Соединенных Штатов Америки!

Он буквально светился от осознания собственной значимости.

— Вы интересный человек, мистер Винченти. Родились в сельской местности штата Нью-Йорк, являетесь американским гражданином, зовут вас Август Ротман. — Она недоуменно покачала головой. — А теперь стали Энрико Винченти. Вы сменили имя. Почему, если не секрет?

Мужчина пожал плечами.

— Так лучше для моего имиджа. В имени Энрико заложен глубокий смысл. Я назвался так в честь Энрико Дандоло, тридцать девятого дожа Венеции, жившего в конце двенадцатого века. Он возглавил четвертый Крестовый поход, в ходе которого пал Константинополь и рухнула Византийская империя. Выдающаяся, легендарная личность. Фамилию Винченти я позаимствовал у другого известного венецианца, монаха-бенедиктинца и аристократа. После того как вся его семья погибла в Эгейском море, он подал церковным властям прошение освободить его от монашеских обязательств. После этого он женился, и родившиеся у него дети дали жизнь пяти новым ветвям рода Винченти. Изобретательный человек. Я восхищаюсь его гибкостью.

— Итак, вы теперь Энрико Винченти. Венецианский аристократ.

— Великолепно звучит, не правда ли?

— Хотите, чтобы я продолжила рассказывать о том, что мне известно?

Он кивнул в знак согласия.

— Вам шестьдесят лет. В университете Северной Каролины вы получили степень бакалавра биологии, в университете Дюка — степень магистра, в университете Восточной Англии — степень доктора в области вирусологии. Работали в институте Джонса Иннеса в Великобритании. Там вас завербовали работать на пакистанскую фармацевтическую фирму, имевшую тесные связи с правительством Ирака. Вы стали работать на Ирак в рамках их программы по созданию биологического оружия, начало которой было положено сразу же после прихода к власти Саддама Хусейна в тысяча девятьсот семьдесят девятом году. Работы велись в Центре технологических исследований в Салман-Парке, расположенном к северу от Багдада. Иран подписал Конвенцию тысяча девятьсот семьдесят второго года о запрещении биологического оружия, но Саддам ее так и не ратифицировал. Вы трудились на этом поприще до тысяча девятьсот девяностого года, когда началась первая война в Заливе. Иракцы закрыли программу, а вы, спасая свою задницу, навострили оттуда лыжи.

— Все правильно, мисс Нелле. Или лучше называть вас Стефани?

— Называйте, как хотите.

— Хорошо, Стефани, тогда скажите, чем я так заинтересовал президента Соединенных Штатов?

— Я еще не закончила.

Винченти жестом предложил ей продолжать.

— Сибирская язва, ботулизм, холера, чума, сальмонеллез, даже оспа — вы и ваши коллеги работали с возбудителями всех этих болезней.

— Неужели вы и ваши коллеги в Вашингтоне до сих пор не поняли, что все это была сплошная фикция?

— Возможно, это было фикцией в две тысячи третьем, когда Буш вторгся в Иран, но только не в тысяча девятьсот девяностом. Мне больше всего понравилась верблюжья оспа. Вы, мерзавцы, считали ее великолепным оружием, причем не просто биологическим, а скорее даже этническим, поскольку у иракцев, веками имевших дело с верблюдами, выработался против нее иммунитет. А вот для израильтян и жителей западных стран она была смертоносной.

— Еще одна сказка, — фыркнул Винченти, и Стефани подумала: сколько раз ему приходилось повторять эту ложь с такой же убежденностью?

— Вам не отпереться. Существует слишком много документов, фотографий, свидетелей. Именно поэтому вы смылись из Ирака после тысяча девятьсот девяностого года.

— Вернитесь к реальности, Стефани. В восьмидесятые годы никто не считал биологическое оружие оружием массового поражения, и Вашингтону было на него наплевать. Саддам, по крайней мере, сумел разглядеть перспективу.

— Теперь мы тоже видим огромную угрозу, которую оно в себе таит. Многие полагают, что первая биологическая война не станет катаклизмом наподобие обмена ядерными ударами. Это будет не глобальный, а локальный конфликт между каким-нибудь государством-злодеем и его соседом, подобный войне между Ираном и Ираком, в которой, кстати, были использованы некоторые из ваших вирусов-убийц.

— Интересная теория, но пусть по этому поводу голова болит у вашего президента. Я тут ни при чем.

Стефани решила изменить тактику.

— Ваша компания «Филоген фармасьютик» являет собой пример коммерческого успеха. Лично вам принадлежит два с половиной миллиона — или сорок два процента — акций компании. Вы главный акционер. Объемы ее деятельности впечатляют. Стоимость активов составляет почти десять миллиардов евро, включая на сто процентов принадлежащие вам дочерние компании, которые производят косметику, туалетные принадлежности, мыло, замороженные продукты, а также владеют сетью универмагов в странах Европы. А ведь пятнадцать лет назад вы купили эту компанию за гроши…

— И она в то время являлась практически банкротом. Надеюсь, это вам тоже известно.

— Что, в свою очередь, заставляет задаться вопросом: каким образом вам удалось купить компанию и сохранить ее на плаву?

— Размещение акций на рынке… Вам этот термин о чем- нибудь говорит? Люди вкладывали деньги в наши ценные бумаги.

— Не совсем так. Большая часть стартового капитала была вложена лично вами. По нашим оценкам, эта сумма составила сорок миллионов долларов. Неплохое яичко вы высидели в иракском гнезде.

— Иракцы не скупились. Работая на них, я пользовался целым набором социальных услуг, включая великолепное и полностью бесплатное медицинское обслуживание, а уходя, получил весьма щедрое выходное пособие.

— Да уж, вы и ваши коллеги, работавшие на Саддама, неплохо тогда нажились. Мы проверили финансовую историю каждого из них, в том числе и вашу.

Винченти, видимо, ощутил враждебность в ее голосе и спросил:

— Это и есть причина вашего визита?

— Знающие люди считают, что вы великолепный предприниматель, бизнесмен от бога. Но оценка вашей корпорации явно завышена. На выплату долгов уходят почти все ваши ресурсы, тем не менее вы продолжаете двигаться вперед.

Эдвин Дэвис не пожалел времени на инструктаж Стефани.

— А что, Дэниелс собирается вложить деньги в мою компанию? Сколько ему осталось сидеть в Белом доме — три года? Передайте ему, что, возможно, я подыщу для него местечко в своем совете директоров.

Стефани вынула из кармана медальон в целлофановом пакетике и кинула его Винченти. Тот поймал монету с удивительным проворством.

— Вы знаете, что это такое?

Он рассматривал декадрахму.

— Тут какой-то человек сражается со слоном, а второй стоит с копьем в руке. Боюсь, я не силен в нумизматике и истории.

— Знаю, вы сильны в вирусах.

Он посмотрел на женщину осуждающим взглядом.

— Когда после первой войны в Заливе эксперты ООН допрашивали вас относительно иракской программы по разработке биологического оружия, вы заявили, что из-за недофинансирования и скверного руководства никакие результаты так и не были достигнуты.

— Вы о производстве токсинов? Я был прав. Контейнеры с ними были слишком большими, громоздкими, их было сложно хранить и контролировать отсутствие утечек.

— Умные парни вроде вас умеют справляться с подобными проблемами.

— Я не настолько хорош.

— Я сказала то же самое, но другие со мной не согласились.

— Вам следовало прислушаться к их мнению.

Стефани пропустила его слова мимо ушей.

— Через три года после вашего отъезда из Ирака «Филоген фармасьютик» уже прочно стояла на ногах, а вы являлись членом Венецианской лиги. — Она помолчала, желая посмотреть, как отреагирует Винченти на ее слова. — Членство в Лиге, как мне говорили, обходится недешево.

— Не знал, что это незаконно, когда мужчины и женщины получают удовольствие от общения друг с другом.

— Вы — не Ротари-клуб.

— У нас, как у любого другого клуба по интересам, имеются цель, достойные члены и приверженность нашей миссии.

— Вы так и не ответили на мой вопрос. Вам когда-нибудь раньше встречались монеты, похожие на эту?

Он кинул монету обратно Стефани.

— Никогда.

Она пыталась понять этого толстяка, чья внешность была столь же обманчива, сколь и его голос. Из того, что рассказал ей Дэвис, Стефани знала, что он посредственный вирусолог, получивший заурядное образование, зато имеющий природную склонность к предпринимательству. Однако он вполне мог быть виновным в смерти Наоми Джонс.

Настало время выяснить это.

— Вы и вполовину не такой умный, каким себя считаете.

Винченти откинул назад непокорную прядь волос.

— Этот разговор начинает меня утомлять.

— Если она мертва, вы тоже можете считать себя покойником.

Стефани снова ждала от собеседника какой-нибудь реакции, но ее не последовало.

— Мы закончили? — спросил он с напускной вежливостью.

Стефани встала.

— На самом деле мы только начинаем. — Она подняла руку с медальоном. — На аверсе этой монеты, между складками плаща воина, выбиты микроскопические буквы. Удивительно уже то, что древние мастера были способны на такую ювелирную работу. Эти буквы выполняли функцию защиты от подделок, как сегодня — водяные знаки. На этой монете выбиты две буквы: ZH. Дзета и эта. Они вам о чем-нибудь говорят?

— Ровным счетом ни о чем.

Однако Стефани уловила момент, когда в его глазах на мгновение вспыхнул испуг. Или удивление? А может быть, даже шок?

— Я говорила с экспертами в области древнегреческого языка. Они утверждают, что ZH означает «жизнь». Любопытно, не правда ли? Зачем кому-то понадобилось тратить столько сил на гравировку букв, которые в то время и прочесть-то почти никто не мог? Ведь увеличительные стекла тогда были большой редкостью.

Винченти только пожал плечами.

— Меня все это не касается.


Винченти выждал не менее пяти минут после того, как хлопнула входная дверь палаццо. Он все так же сидел в гостиной и ждал, пока тишина успокоит его расшалившиеся нервы. Слышалось лишь щебетание канареек и хлопанье крыльев о прутья клетки.

Когда-то, много веков назад, палаццо принадлежал бонвивану, имевшему склонность к интеллектуальным занятиям, и он превратил его в место собраний венецианского общества книгочеев. Другой владелец палаццо воспользовался тем, что тот стоял на берегу Большого канала, по которому обычно плыли траурные процессии, и превратил его в похоронный дом. В комнате, где сидел сейчас Винченти, проводили вскрытия и хранили трупы. Позже хозяином дома стал контрабандист, и здесь хранились незаконно ввезенные товары. Контрабандист окружил дом высокой стеной и всячески способствовал распространению жутких легенд об этом месте, надеясь таким образом отпугнуть любопытных.

Как хотелось бы Винченти жить в те времена!

Визит Стефани Нелле, которую, как следовало из записки, прислал президент Соединенных Штатов, привел его в замешательство. Но не потому, что американцы, как выяснилось, знали всю его подноготную. Скоро это не будет иметь никакого значения. И не из-за того, что они разыскивали агента, которого послали шпионить за ним. Она мертва, похоронена, и ее тело никогда не найдут. Нет. Его живот сводили судороги из-за букв на монете.

ZH.

Дзета. Эта.

Жизнь.

— Можете войти, — крикнул он.

В гостиную быстрым шагом вошел Питер О'Коннер, слышавший весь разговор из соседней комнаты. Следом за ним в открывшуюся дверь прошмыгнул один из многочисленных котов Винченти.

— Что вы об этом думаете? — спросил хозяин дома.

— Она посланец и подбирала слова очень тщательно.

— Медальон, который она мне показала, — из тех, за которыми охотится Зовастина. Он полностью соответствует описанию, которое я прочитал вчера в отеле в предоставленных вами материалах.

Однако Винченти до сих пор не знал, почему эти монеты так важны.

— Есть новости. Зовастина прилетает в Венецию. Сегодня.

— С официальным визитом? Я об этом ничего не слышал.

— В том-то и дело, что визит не официальный, а частный. Она прилетит сегодня вечером и сегодня же улетит. У нее существует специальная договоренность с Ватиканом и итальянской таможней. Мне сообщил об этом по телефону мой источник.

Теперь Винченти знал наверняка: происходит что-то крайне важное, и Зовастина опережает его на несколько шагов.

— Мы должны знать, когда она прилетает и куда направится после этого.

— Я уже работаю над этим. Мы будем готовы.

Что ж, пришла пора и Винченти сделать свой ход.

— В Самарканде у нас все готово?

— Абсолютно все. Только дайте отмашку.

Он решил воспользоваться тем, что враг будет отсутствовать. Теперь ждать конца недели не имело смысла.

— Приготовьте самолет. Через час мы вылетаем. Но при этом позаботьтесь о том, чтобы мы постоянно были в курсе того, что делает здесь госпожа верховный министр.

О'Коннер кивнул, давая понять, что понял задачу.

— И вот еще что. Я хочу отправить Вашингтону послание, причем такое, которое будет без труда понято. Убейте Стефани Нелле и заберите у нее медальон.

36

17.50


Малоун с аппетитом поглощал спагетти со шпинатом, тертым сыром и ветчиной. Виктор и его подручный покинули остров около часа назад. Перед этим они провели двадцать минут в музее, а затем осмотрели пространство вокруг церкви и сад, отделяющий церковь от канала Боргоньоне — похожее на реку русло, протянувшееся от Торчелло до другого крохотного острова. Малоун и Кассиопея наблюдали за двумя ворами с разных позиций. Виктор, целиком сосредоточившись на задании, которое ему предстояло выполнить, похоже, не заметил слежки.

После того как Виктор и его сообщник уехали с острова на водном трамвайчике, Малоун и Кассиопея вернулись в поселок. Один из торговцев сувенирами сообщил им, что здешний ресторан «Локанда чиприани», который существует уже много десятилетий, считается одним из лучших в Венеции. Десятки посетителей ежедневно приплывают на остров специально, чтобы насладиться особой атмосферой, царящей в этом заведении.

Внутри ресторана на стенах из терракотовых кирпичей под деревянными потолками висели фотографии знаменитостей, которые удостоили ресторан своим посещением. А бывали здесь многие: Хемингуэй, Пикассо, Диана и Чарльз, королева Елизавета, Черчилль, бесчисленное множество актеров и певцов. На каждой фотографии были написаны теплые слова в адрес ресторана и стояла подпись изображенной на ней звезды.

Они сидели в беседке, увитой душистыми вьющимися розами, — тихом оазисе, расположившемся в тени двух церквей и кампанилы, по периметру которой выстроились цветущие гранатовые деревья. Малоун был вынужден признать, что еда здесь и впрямь отменная. Даже Кассиопея уплетала чудо-спагетти за обе щеки. После того как они позавтракали в Копенгагене, у них весь день маковой росинки во рту не было.

— Они вернутся после того, как стемнеет, — негромко произнесла она.

— Чтобы устроить еще один пожар?

— Это было бы в их стиле, но сейчас пожар не очень-то нужен. Этой монеты никто не хватится.

Когда Виктор со своим помощником уплыли с острова, Малоун и Кассиопея осмотрели музей. Кассиопея была права: здесь не было ничего ценного: фрагменты колонн, капителей, мозаики да несколько картин. На втором этаже стояли шаткие, закрытые стеклом стеллажи, на их полках — какие-то глиняные черепки, древние предметы домашнего обихода и украшения. В одном из стеллажей, почти затерявшись среди других монет, лежал слоновий медальон. Малоун обратил внимание, что музей не оснащен ни сигнализацией, ни какими-либо другими системами безопасности. Сторожиху — толстую тетку в невзрачном белом платье — волновало только одно: как бы посетители не растащили висящие по стенам фотографии.

— Я убью этого сукина сына, — пробормотала Кассиопея.

Это заявление не удивило Малоуна. Он почувствовал, как в ней поднимается злость, еще когда они стояли на смотровой площадке кампанилы.

— Ты считаешь, что Эли был убит по приказу Ирины Зовастиной? — спросил Малоун. Она перестала жевать. — У тебя есть какие-нибудь доказательства помимо того, что его дом сгорел дотла?

— Это сделала она. Я знаю.

— На самом деле ни черта ты не знаешь.

Они сидела не шевелясь. Над островом начинала сгущаться вечерня мгла.

— Я знаю достаточно.

— Кассиопея, ты притягиваешь выводы за уши. Я согласен, пожар — это очень подозрительно, но если убийство действительно организовала она, ты должна выяснить почему.

— Когда опасность грозила Гари, что ты сделал?

— Выручил его. Целым и невредимым.

Малоун не сомневался: Кассиопея осознает его правоту. Одно из главных правил оперативника гласило: никогда не выпускай из виду главную цель.

— Мне не нужны твои советы.

— Тебе нужно остановиться и подумать.

— Коттон, происходит нечто такое, масштабы чего ты не в состоянии постичь.

— Просто фильм-катастрофа!

— Коттон, отправляйся домой и оставь меня в покое.

— Этого я сделать не могу.

Его внимание привлекла вибрация в кармане брюк. Вынув оттуда сотовый телефон, он взглянул на номер вызывающего и сообщил Кассиопее:

— Это Хенрик.

А затем ответил на вызов.

— Коттон, — заговорил старый датчанин, — мне только что звонил президент Дэниелс.

— У вас наверняка состоялся интересный разговор.

— Стефани в Венеции. Ее направили туда, чтобы встретиться с человеком по имени Энрико Винченти. Президент встревожен. Они потеряли с ней связь.

— А с какой стати ему звонить тебе?

— Дэниелс искал тебя, хотя мне показалось, ему уже известно, что ты в Венеции.

— Это несложно выяснить с помощью элементарной проверки списков паспортного контроля аэропорта. Если, конечно, знаешь, в какую именно страну вылетел интересующий тебя человек.

— Видимо, он знал.

— Зачем Стефани было встречаться с типом, которого ты только что назвал?

— Дэниелс сказал, что Винченти связан с Ириной Зовастиной. Мне приходилось слышать о Винченти. Трудный случай. Дэниелс также сказал, что пропал еще один агент. От него нет известий уже целый день, и они подозревают, что его убили. Президент утверждает, что вы были знакомы. Это женщина, Наоми Джонс.

Малоун закрыл глаза. Они были коллегами по группе «Магеллан» и неоднократно работали единой командой. Она была хороша как агент и еще лучше в качестве друга. Таковы издержки его бывшей профессии: из спецслужб редко выгоняют. Ты либо увольняешься по собственному желанию, либо уходишь в отставку, либо погибаешь.

— Винченти замешан в этом?

— Дэниелс полагает, что да.

— Расскажи мне побольше о Стефани.

— Она остановилась в отеле «Монте-Карло», что находится в квартале от площади Сан-Марко, позади собора.

— Почему они не использовали для этого задания кого-нибудь из своих людей?

— По его словам, Наоми Джонс выполняла в Венеции задание Белого дома. Больше у них там никого нет. Он хотел, чтобы я нашел тебя и попросил связаться со Стефани. Это возможно?

— Я постараюсь.

— Как вы? Все в порядке?

Малоун посмотрел на Кассиопею, сидящую напротив, и ответил:

— Не совсем.

— Передай Кассиопее: все, что она заказывала, я вам отправил. Скоро получите.

Малоун закрыл телефон, сунул его в карман и спросил Кассиопею:

— Ты звонила Хенрику?

— Да, — кивнула она, — три часа назад. После того, как мы заметили наших воров.

Они тогда разделились и осмотрели оба здания музея по отдельности.

— Стефани находится в Венеции, и, возможно, ей угрожает опасность, — сказал он. — Я должен найти ее и, если нужно, помочь.

— Отправляйся, я тут и одна справлюсь.

Малоун в этом сомневался.

— Они дождутся темноты и только после этого вернутся на остров, — проговорила Кассиопея. — Я все выяснила. По ночам остров безлюден. Ресторан закрывается в девять вечера, а последний вапоретто отплывает в десять. К этому времени тут уже никого нет.

Официант принес и поставил на стол серебристую коробку, перевязанную красной подарочной лентой, и матерчатую сумку фута три длиной, также обвязанную яркой лентой. Он объяснил, что эти предметы несколько минут назад доставил шофер водного такси. Малоун дал официанту два евро на чай.

Кассиопея развязала ленту, приоткрыла коробку, заглянула в нее, а затем пододвинула к Малоуну. В коробке лежали два автоматических пистолета и запасные обоймы.

Он указал на сумку.

— А это что?

— Сюрприз для наших воров.

Малоун не понравился зловещий тон, которым были произнесены эти слова.

— Отправляйся на поиски Стефани, — сказала Кассиопея. — Здесь я разберусь самостоятельно. Пора Виктору увидеть привидение.

37

21.40


Благодаря объяснению Торвальдсена Малоун без труда отыскал отель «Монте-Карло» на утыканной магазинами и кафе улочке шириной с коридор, начинающейся в сотне футов к северу от собора Сан-Марко. Сквозь плотную вечернюю толпу гуляющих он протолкался к стеклянным дверям отеля, вошел в вестибюль и приблизился к стойке дежурного администратора, за которой стоял мужчина арабской внешности, одетый в белую рубашку с галстуком и в темные брюки.

— Prego, — обратился к нему Малоун. — Вы говорите по-английски?

Мужчина приятно улыбнулся.

— Конечно.

— Я ищу Стефани Нелле. Она американка, остановилась в вашем отеле.

Судя по выражению его лица, администратор понял, о ком идет речь, поэтому Малоун спросил:

— В каком она номере?

— В двести десятом, — ответил мужчина, а затем, бросив взгляд на доску с ключами, добавил: — Но ее сейчас нет. Она ушла несколько минут назад и сдала ключ. — Администратор показал тяжелую бронзовую болванку в виде груши с надписью «210» и подвешенным к ней ключом от номера. — Даме захотелось мороженого.

Насколько иначе все в Европе, подумалось Малоуну. В Америке, чтобы получить такую информацию, ему пришлось бы сунуть администратору не меньше сотни долларов. И все же сердце у него было не на месте. Вашингтон, по словам Торвальдсена, потерял с ней связь, но как это случилось? Им известно, в каком отеле она остановилась, и, кроме того, как и любой агент группы «Магеллан» на задании, Стефани должна постоянно иметь при себе спутниковый телефон. Ее ищут повсюду, а она, оказывается, только что ушла из отеля и отправилась на поиски мороженого!

— Не знаете, куда она могла пойти?

— Я посоветовал ей сходить в пассаж, что напротив собора. Там продается лучшее в городе мороженое.

Малоун тоже любил мороженое, так почему бы не полакомиться на пару со Стефани?


Кассиопея заняла позицию возле грязного канала, впадающего в лагуну, недалеко от причала, у которого швартовались водные трамвайчики. Если интуиция ее не подвела, Виктор и его сообщник появятся здесь в ближайшие два часа.

Остров обволакивала тьма.

Только в ресторане, где ужинали они с Малоуном, еще горели огни, но Кассиопея знала: еще полчаса — и заведение закроется. Она уже успела проверить обе церкви и оба здания музея. Все они были заперты. Обслуживающий персонал уехал на водном трамвайчике, который отчалил час назад.

Сквозь вечернюю дымку, повисшую над лагуной, Кассиопея видела снующие во всех направлениях лодки. Они направлялись в разные каналы, выполняющие здесь функцию скоростных автомагистралей.

Кассиопея собиралась перешагнуть грань морали, чего никогда не делала раньше. Да, ей приходилось убивать — но только когда не оставалось иного выхода. Теперь все было иначе. Она была абсолютно хладнокровна, и это пугало ее саму.

Но у нее был долг перед Эли.

Она думала о нем каждый день. Особенно о том времени, которое они провели в горах.


Она смотрела на крутые горные склоны, плавно переходящие в пологие холмы, ущелья и пропасти. Она узнала, что Памир — это край жестоких бурь и землетрясений, постоянных туманов и парящих в небе орлов, глухой и безлюдный. Тишину нарушал лишь волчий вой.

— Тебе здесь нравится? — спросил Эли.

— Мне нравится быть с тобой.

Он улыбнулся. Ему было под сорок. Широкоплечий, с веселым круглым лицом и лукавым взглядом, он был одним из немногих мужчин, рядом с которыми она начинала ощущать себя дурочкой. Однако когда Кассиопея находилась рядом с Эли, это чувство ей нравилось.

— Возможность приезжать сюда — одно из главных преимуществ моей работы, — сказал Эли.

Он давно рассказывал ей о своем убежище в горах к востоку от Самарканда, рядом с китайской границей, но приехала сюда Кассиопея впервые. Избушка с тремя комнатами была построена из толстых бревен и стояла в стороне от шоссе, в лесу, на высоте двух тысяч метров над уровнем моря.

— Этот домик принадлежит тебе? — спросила Кассиопея.

— Нет, — мотнул головой Эли, — вдове хозяина магазина, которая живет в поселке. Она предложила мне снять домик, когда я приезжал сюда в прошлом году. Деньги, которые я плачу за аренду, ей очень кстати, а у меня есть возможность наслаждаться всеми этими красотами.

Кассиопее нравилась его спокойная манера поведения. Он никогда не повышал голос, не упрекал ее в незнании того, в чем сам являлся экспертом. Он был обычным человеком, который любил прошлое человечества.

— Ты нашел то, что искал?

Он обвел рукой горы и указал на красную землю.

— Здесь?

— Нет, — мотнула головой Кассиопея, — в Азии.

Он умолк, обдумывая ответ, а она смотрела на далекую горную вершину, с которой в этот момент покатилась вниз снежная лавина.

— Мне кажется, нашел, — наконец сказал Эли.

Она улыбнулась уверенности, с которой он произнес эти слова.

— И что же именно ты нашел?

— Тебя.

Лесть никогда не действовала на Кассиопею, хотя мужчины постоянно прибегали к ней, желая завоевать ее расположение. Однако с Эли все было иначе.

— А помимо этого?

— Я понял, что прошлое не умирает.

— Расскажи мне об этом, — попросила она.

Вой затих, и до их слуха донеслось журчание какой-то далекой речушки.

— Не сейчас, — ответил Эли.

Она обняла его за плечи, притянула к себе и прошептала:

— В любой момент, когда ты будешь готов.


Воспоминания заставили ее глаза увлажниться. Эли был особенным буквально во всем. Его смерть стала для нее потрясением — столь же сильным, как известие о смерти отца и смерть матери, погибшей от рака, о существовании которого у нее никто даже не подозревал. Каждый раз Кассиопея испытывала такую сильную боль, что, казалось, не выдержит сердце.

Она заметила два желтых огня. Приближалась какая-то лодка, держа курс прямо на Торчелло. Чуть раньше приплыли два водных такси и, забрав задержавшихся посетителей ресторана, отбыли в сторону Венеции.

Она искренне верила в то, о чем сказала Малоуну. Эли убили. У нее не было доказательств, одна только интуиция, но она еще никогда не подводила Кассиопею. Торвальдсен, благослови его Бог, почувствовал, что ей необходимо покончить с этой проблемой, и поэтому без лишних разговоров прислал все, о чем она просила, — матерчатую сумку, которая сейчас висела у нее на плече, и пистолеты, один из которых она сунула за пояс. Она ненавидела и Ирину Зовастину, и Виктора, и любого из тех, кто довел ее до теперешнего состояния.

Лодка замедлила ход, звук мотора стал тише. Это было точно такое же суденышко, как то, на котором сюда приплыли они с Малоуном. Оно направлялось прямиком к устью канала. Когда лодка приблизилась, свет фонаря упал на лицо человека у штурвала, и Кассиопея увидела, что это не какой-нибудь таксист, а Виктор.

Они прибыли раньше, чем она рассчитывала, и это было даже к лучшему. Ей хотелось разобраться с ними без Малоуна.


Стефани непринужденной походкой шла через площадь Сан-Марко. С приближением ночи включилась подсветка похожих на пузыри куполов величественного собора. На тротуарах вокруг знаменитой площади симметричными рядами выстроились столики и стулья открытых кафе, бренчала вразнобой парочка музыкальных ансамблей. Быстро ухудшающаяся погода разогнала обычные для этого места толпы туристов, экскурсоводов, торговцев, зазывал и попрошаек.

Она прошла мимо известных всему миру бронзовых флагштоков и поражающей воображение кампанилы, уже закрывшейся на ночь. В воздухе пахло жареной рыбой, перцем и чесноком. Мутные озерца света от уличных фонарей окрашивали площадь в золотистый цвет, голуби, которые хозяйничали здесь днем, сейчас разлетелись. В любое другое время эта лубочная картинка вызвала бы в душе Стефани романтические чувства. Но не сейчас.

Сейчас она была настороже и готова ко всему.


Малоун обшаривал площадь глазами, выискивая среди людей Стефани. Колокола кампанилы пробили десять вечера. С юга подул ветер и немного разогнал повисшую в воздухе дымку. Он был рад, что надел куртку. Во-первых, пошел дождь, а во-вторых, она скрывала засунутый за пояс пистолет — один из тех двух, что прислал Кассиопее Торвальдсен.

На одной стороне древней площади возвышался ярко освещенный собор, на другой — музей. Каждое здание здесь осеняли века славы и роскоши. Посетители прохаживались по длинным галереям, разглядывая витрины с таким вниманием, как будто наделись обнаружить в них какое-то сокровище. Траттории, кафе и ларьки с мороженым работали на пределе сил.

Малоун осмотрел площадь. Около шестисот футов в длину и примерно триста в ширину, с трех сторон она была огорожена прекрасными, изысканными зданиями, которые издалека казались одним большим мраморным дворцом. На противоположной стороне мокрой от дождя площади, между разноцветными зонтами, он наконец заметил Стефани, быстрым шагом направляющуюся к южной галерее пассажа.

Он стоял у северной галереи, которая тянется от собора до музея и кажется бесконечной. Его внимание привлек человек, неподвижно стоящий в суетливо движущейся толпе.

Одетый в пальто оливкового цвета, он стоял один, засунув руки в карманы. Затем он двинулся вперед. Что-то в том, как он шел, как колебался, прежде чем заглянуть в очередную галерею, показалось Малоуну подозрительным. Решив воспользоваться тем, что он здесь никому не известен, он двинулся по направлению к странному субъекту. Не спуская с него глаз, Малоун держал в поле зрения и Стефани. Ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы убедиться: объектом интереса типа в оливковом пальто является именно она.

А затем у дальнего конца пассажа Малоун заметил второго — в плаще бежевого цвета. Этот тоже пялился на идущую по площади Стефани. У нее в одночасье объявились сразу два поклонника.

Малоун шел вперед, ощущая запах духов, слыша голоса, смех, цоканье каблуков. Двое мужчин покинули свои позиции, соединились и, повернув направо, направились к южной галерее, в которую как раз входила Стефани.

Малоун свернул налево и рысью пустился через площадь.

Преследователи Стефани двигались параллельным курсом, и каждый раз, когда они проходили мимо входа в очередную галерею, свет падал на их лица. Рядом, в одном из кафе, громко фальшивили музыканты, заглушая все остальные звуки.

Малоун пошел медленнее, лавируя между столиками с неубранной посудой, которые стояли под дождем, словно молчаливый упрек нерадивым официантам. В крытой галерее перед стеклянной витриной стояла Стефани, разглядывая мороженое.

В сотне футов от нее из-за угла появились двое мужчин.

Малоун остановился позади нее и произнес:

— Советую попробовать сливочное с шоколадной стружкой.

Стефани изменилась в лице.

— Коттон, какого черта…

— Не сейчас. У нас гости, и они направляются сюда. Прямо позади меня.

Он увидел, как Стефани бросила взгляд через его плечо, и обернулся.

В руках у приближающейся парочки появились пистолеты.

Малоун схватил Стефани за руку, потянул прочь от ларька с мороженым, и вдвоем они кинулись по направлению к выходу на площадь. Из-за пояса он выхватил пистолет и приготовился дать достойный отпор нападающим.

Однако они оказались в ловушке. Перед ними простиралась огромная площадь величиной с футбольное поле, и укрыться на этом открытом пространстве было негде.

— Не волнуйся, Коттон, — успокоила его Стефани, — у меня все под контролем.

Он посмотрел на женщину, всей душой надеясь на то, что она говорит правду.


Виктор медленно вел лодку по узкому каналу. Только что они проплыли под решетчатым выгнутым мостиком. Он не собирался швартоваться в конце канала, у ресторана, — только хотел убедиться, что поселок с наступлением ночи обезлюдел. Типичный итальянский шторм, пришедший с моря, был им только на руку. Дождь, который то заканчивался, то вновь начинался, раздражал, зато, что гораздо важнее, служил великолепным прикрытием.

Рафаэль ощупывал взглядом чернеющие берега канала. Благодаря высокому приливу, начавшемуся два часа назад, они могли пришвартоваться гораздо ближе к поселку, чем это было бы возможно в любое другое время. Виктор присмотрел место для швартовки заранее — неподалеку от церкви, где ленивая вода канала разрезала остров по всей его ширине. Они оставят лодку у бетонной пристани возле базилики. Впереди показался поселок, темный и молчаливый. Ни одной лодки.

Они только что побывали на складе, который указала им Зовастина. Надо отдать должное верховному министру: разработанный ею план работал как часы. Она прислала все, что было им необходимо: «греческий огонь», оружие, боеприпасы. Правда, приказ сжечь музей несколько смущал Виктора, поскольку он не видел в этом необходимости, но приказ Зовастиной не оставлял места для сомнений: от музея не должно остаться ничего.

— Вроде все нормально, — сказал Рафаэль.

Виктор согласился. Поставив ручку переключения передач в нейтральное положение, он включил задний ход.


Кассиопея недобро улыбнулась. Эти двое не настолько глупы, чтобы пришвартоваться в поселке. Они предусмотрительно произвели рекогносцировку и выбрали для швартовки другой канал, что вяло катил свои воды позади церкви.

Она наблюдала за тем, как лодка, развернувшись на сто восемьдесят градусов, вышла из канала. Кассиопея вытащила полученный от Торвальдсена пистолет и послала патрон в патронник. Затем, сжимая в руках пистолет и матерчатую сумку, она покинула свое укрытие, не спуская взгляда с воды.

Лодка вышла в лагуну. Взревел двигатель. Моторка стала огибать остров.

Кассиопея рысью бежала по направлению к церкви.

38

Стефани была озадачена неожиданным появлением Малоуна. Для того чтобы найти ее, существовал лишь один способ, однако сейчас было не самое подходящее время выяснять, каким образом это удалось Малоуну.

— Действуйте! — скомандовала она в микрофон, спрятанный в рукаве.

Над площадью прокатились звуки выстрелов, и один из вооруженных мужчин рухнул на мостовую. Второй заметался в поисках укрытия, а Стефани и Малоун юркнули за колонну. Малоун, вспомнив навыки оперативного агента, которым он проработал двенадцать лет, перекатился обратно к входу в галерею и дважды выстрелил, надеясь выгнать оставшегося убийцу на открытое пространство.

Люди в панике разбегались в разные стороны. На площади Сан-Марко воцарился хаос.

Малоун вскочил на ноги и прижался к мокрой от дождя арке. Его противник, стоя в пятидесяти футах от него, оказался под перекрестным огнем — Малоуна и снайпера, засевшего по приказу Стефани на крыше одного из зданий с северной стороны площади.

— Не потрудишься объяснить, что происходит? — спросил Малоун.

— Знаешь, что такое наживка?

— Знаю, это дура, которая висит на крючке, а какие-то непонятные мужики в нее стреляют.

— Не переживай, меня прикрывают мои люди на площади.

Малоун огляделся, но не увидел никого, кто выглядел бы бойцом группы поддержки.

— Они что, невидимые?

Стефани тоже обвела площадь взглядом. К ним никто не направлялся. Наоборот, все бежали прочь, в сторону собора. В ее душе стал закипать гнев.

— В любую секунду здесь может появиться полиция, — заметил Малоун.

Стефани понимала, что он прав. Правила, действовавшие в группе «Магеллан», требовали, чтобы агент ни при каких обстоятельствах не попадался местной полиции. Стражи порядка в любой стране не только не оказывали содействия — в большинстве случаев они проявляли враждебность по отношению к американским правительственным агентам. В последний раз Стефани убедилась в этом совсем недавно, когда оказалась в голландской тюрьме.

— Он уходит! — возбужденно выпалил Малоун и кинулся вперед.

Стефани последовала за ним, предварительно сказав в микрофон:

— Уходите с позиции.

Малоун бежал по переулку, удаляясь от площади и углубляясь в темное переплетение улиц Венеции. Закончившись, переулок уперся в пешеходный мостик, перекинутый над одним из каналов.

Стефани видела, как Малоун перебежал через мостик.


Малоун продолжал бежать. По обе стороны невообразимо узкой улочки тянулись запертые магазины. Впереди улица сворачивала направо. Из-за угла появилось несколько пешеходов. Малоун замедлил бег и, нащупав пистолет за поясом, крепко сжал его рукоятку.

Перед следующим поворотом он остановился и, жадно хватая ртом воздух, осторожно выглянул из-за угла. В следующий момент возле его уха просвистела пуля и ударила в каменную стену.

Сзади подбежала Стефани.

— Разве это не глупо? — спросила она.

— Не знаю. Это ведь твой праздник.

Он рискнул выглянуть из-за угла еще раз.

Ничего.

Малоун выскочил из укрытия и пробежал еще пятьдесят футов до очередного поворота. Он снова выглянул из-за угла — лишь для того, чтобы увидеть новую вереницу закрытых на ночь магазинов и непроницаемую пелену дождя и тумана, которая могла скрыть все, что угодно.

С пистолетом в руках, к нему подошла Стефани.

— Ты что, перешла в разряд полевых агентов, раз таскаешь с собой оружие? — осведомился Малоун.

— Боюсь, в ближайшие дни мне придется часто пускать его в ход.

Малоун не разделял ее предчувствия. Однако Стефани была права.

— Это действительно глупо. Если мы продолжим преследование, нас либо пристрелят, либо арестуют. Кстати, что ты тут делаешь?

— Тот же вопрос я хотела задать тебе. Я хоть работаю в спецслужбе, а ты-то у нас книготорговец. С какой стати Дэнни Дэниелс послал тебя ко мне?

— Он сказал, что они потеряли с тобой связь.

— Со мной никто даже не пытался связываться.

— По всей видимости, наш президент захотел втянуть меня в это дело, но у него не хватило такта просто попросить об этом.

С площади, оставшейся позади них, доносились возбужденные крики и гам, но Малоуна сейчас больше заботило другое. Торчелло.

— У пристани позади Сан-Марко у меня пришвартована моторка. Если мы пойдем здесь, — он указал на улицу, уходившую вправо, — то доберемся до нее за пару минут.

— И куда мы направимся после этого? — осведомилась Стефани.

— Помогать тому, кто нуждается в этом даже больше, чем ты.


Виктор заглушил мотор и позволил лодке мягко ткнуться боком в бетонную стену причала. Их окружала приглушенная гамма серо-зеленого и бледно-синего тонов. В тридцати метрах от причала возвышался суровый силуэт базилики, а от него тянулась зазубренная череда других темных теней — их отбрасывали сад и оранжерея. Из кормовой каюты появился Рафаэль с двумя сумками через плечо и сказал:

— Восемь баллонов и одна «черепаха». Думаю, этого будет достаточно. Подожжем первый этаж, а крыша вспыхнет сама.

Рафаэль умел лучше других обращаться с древним жидким оружием, и Виктор полагался на его опыт. Он наблюдал за тем, как его товарищ аккуратно поставил сумки на землю и вернулся в каюту за механической «черепашкой».

— Он заправлен и готов.

— Почему ты говоришь «он»?

— Не знаю. Просто мне кажется, это местоимение подходит лучше других.

Виктор улыбнулся.

— Нам с тобой нужно как следует отдохнуть.

— Да, передохнуть несколько дней было бы неплохо. Может, министр в качестве поощрения даст нам несколько отгулов?

Виктор рассмеялся.

— Министр не имеет привычки поощрять своих подчиненных.

Рафаэль подтянул ремни на сумках.

— Несколько дней на Мальдивах… Красота! Лежи себе кверху пузом, грейся на солнышке и купайся в теплой водичке. Красота!

— Размечтался. Не бывать этому.

Рафаэль закинул на плечо одну из тяжелых сумок.

— Что, уже и помечтать нельзя? Особенно в такую мерзкую погоду.

Затем он подхватил вторую сумку, а Виктор взял «черепашку».

— Входим, делаем дело — и выходим. Быстро и четко. Договорились?

Его напарник кивнул.

— Это будет несложно.


Кассиопея стаяла у крыльца церкви, используя в качестве укрытия густые тени и шесть монументальных колонн. Туман сменился моросящим дождем, было сыро. К счастью, ночь выдалась теплая. Ветер гнал по воде пенистые буруны и заглушал все звуки, которые ей позарез надо было слышать. Например, звук лодочного мотора позади сада справа от нее. Они уже должны были находиться там.

От церкви разбегались две посыпанные гравием дорожки. Одна — к пирсу, к которому наверняка причалит Виктор, вторая — просто к воде. Кассиопее нужно было набраться терпения и дождаться, пока эти двое войдут в музей и поднимутся на второй этаж.

А после этого она попотчует их лекарством по собственному рецепту.

39

Пока Малоун отвязывал лодку от бетонного причала, Стефани стояла рядом. Прибывали все новые полицейские катера, швартуясь к причальным мачтам пристани у площади Сан-Марко, там, где заканчивалась лагуна. Темноту разрезали лихорадочно вспыхивающие огни их мигалок.

— Тут сейчас начнется настоящий ад, — сказал Малоун.

— Дэниелсу стоило озаботиться этим прежде, чем влезать в эту историю.

Ориентируясь по освещенным бакенам, Малоун правил на север. Навстречу им, завывая сиренами, пронеслось еще несколько полицейских катеров. Стефани достала спутниковый телефон, набрала номер, а затем подошла вплотную к Малоуну и включила громкую связь.

— Эдвин, — заговорила она, когда на другом конце линии ответил мужской голос, — ты счастливчик, что тебя здесь нет, иначе я дала бы тебе пинка под зад!

— Разве это я работаю на тебя, а не ты на меня? — спросил Дэвис.

— На площади у меня должно было быть три человека. Почему их там не оказалось, когда они были мне нужны?

— Мы послали к тебе Малоуна. Я слышал, он один стоит троих.

— Не знаю, кто вы такой, — проговорил Малоун, — да и лесть на меня обычно не действует, но я находился рядом с ней и тоже едва не погиб. Вы отозвали ее группу поддержки?

— У нее был снайпер на крыше — и вы. Этого вполне достаточно.

— Вот теперь я точно дам тебе под зад, — решительным тоном заявила Стефани.

— Давай сначала выберемся целыми из этой заварухи, и тогда у тебя будет возможность осуществить свою мечту.

— И что, черт побери, вообще происходит? — почти выкрикнула Стефани.

— Это я хотел бы знать, что у вас происходит.

Она подавила гнев и вкратце пересказала ему все произошедшее за последние часы, а под конец добавила:

— На этой площади сейчас много чего происходит. Настоящий спектакль.

Первоначальная идея состояла в том, чтобы посмотреть, как поведет себя Винченти. После визита к нему Стефани возле отеля постоянно крутились какие-то люди, а после ее ухода они наверняка поднялись к ней в номер и перетряхнули там все вверх дном в поисках медальона. Ей было непонятно, почему начальство решило сменить тактику и прислало к ней Малоуна, поэтому она проговорила в трубку:

— Ты так и не сказал, что здесь делает Коттон.

Малоун вывернул штурвал влево, описывая широкую дугу вдоль берега, а затем увеличил обороты.

— Что вы делаете прямо сейчас? — спросил Дэвис.

— Плывем навстречу новой проблеме, — сообщил Малоун. — Но вы все же ответьте на вопрос. Меня это тоже интересует.

— Нам нужно, чтобы на Сан-Марко сегодня ночью был устроен большой шум.

Стефани ждала продолжения.

— Мы узнали, что Ирина Зовастина в данный момент направляется в Венецию. Ее самолет совершит посадку в течение ближайших двух часов. Сказать, что это странно, значит не сказать ничего. Глава государства наносит анонимный визит в другую страну без всякой видимой причины. Нам необходимо знать, что стоит за этим.

— Почему бы вам не спросить у нее самой? — задал вопрос Малоун.

— Вы всегда такой сообразительный?

— Это одно из моих наиболее ценных качеств.

— Мистер Малоун, — заговорил Дэвис, — мы знаем про пожар в Копенгагене и про медальоны. Один из них у Стефани. Не могли бы вы хоть ненадолго обуздать свое чувство юмора и помочь нам?

— Что, дела так плохи? — спросила Стефани.

— Да уж не больно хороши.

Она знала, что на помощь со стороны Малоуна можно рассчитывать в любой ситуации.

— Куда именно направляется Зовастина? — спросила она.

— Примерно в час ночи она должна быть в соборе Сан-Марко.

— Вы неплохо осведомлены.

— Информация получена от нашего источника, которому Белый дом доверяет безгранично. Настолько безгранично, что меня это даже пугает. — Некоторое время в трубке царило молчание. Наконец Дэвис сказал: — Поверьте, я сам вовсе не в восторге от всего этого, но у нас нет выбора.


Виктор вышел на площадь перед двумя церквями, скинул с плеча рюкзак и положил его на каменное кресло, стоящее прямо на улице. Он слышал, что это загадочное, невесть откуда взявшееся кресло называли Sedia d'Attila, «трон Аттилы». На нем якобы сидел сам Аттила, вождь гуннов. Однако Виктор сомневался в достоверности этой псевдоисторической байки.

Он посмотрел на конечную цель их путешествия. Музей представлял собой приземистое двухэтажное здание прямоугольной формы площадью двадцать на десять метров, с окнами, забранными коваными решетками. По правую сторону от музея возвышалась колокольня. На поросшей травой площади вокруг него торчали деревья и части мраморных колонн и просто каменные обломки с остатками художественной резьбы.

Попасть в музей можно было только одним путем — через двойные деревянные двери на фасаде здания. Они открывались наружу, а сейчас были заперты засовом в виде почерневшего от времени толстого деревянного бруса, продетого в две металлические скобы, вбитые по обе стороны от дверей. Засов крепился к скобам при помощи висячих замков.

Виктор взмахом руки указал на двери и велел:

— Выжги их.

Рафаэль достал из сумки пластиковую бутыль с жидкостью, аккуратно облил каждый из замков «греческим огнем», щелкнул пьезозажигалкой — и замки вспыхнули ярким голубым пламенем.

Виктор, хоть наблюдал это не в первый раз, снова подивился силе древнего огня. Перед ней не мог устоять даже металл. Он, пусть и не плавился, но становился мягким и податливым, как воск. Огонь горел минуты две, а затем погас сам собой.


Кассиопея оставалась на своем наблюдательном пункте в тридцати метрах от музея. Они видела, как, подобно далеким звездам, вспыхнули, горели, а затем погасли две яркие голубые точки. Два удара фомкой — и воры, сбив утратившие всякую прочность замки, вытащили из скоб деревянный засов. Затем они открыли двери и втащили свои пожитки внутрь.

Кассиопея заметила, что они принесли с собой механическую тварь, похожую на черепаху, а это означало, что музей Торчелло обречен.

Один из мужчин закрыл двойные двери изнутри.

Пьяцетта вновь превратилась в зловещий пустырь — темный и сырой. Тишину нарушал только звук дождевых капель, барабанящих по поверхности луж. Кассиопея стояла на церковном крыльце, обдумывая план действий, и вдруг заметила, что деревянный засов остался снаружи.

По винтовой лестнице Виктор поднялся на второй этаж музея. Его глаза быстро привыкли к царящей здесь темноте, поэтому для него не составило труда сориентироваться на первом этаже и добраться до лестницы, ни на что не наткнувшись. Так же легко он ориентировался и на втором, где стояли три здоровенных стенда со стеклянными крышками. В среднем лежал слоновий медальон.

Рафаэль находился на нижнем этаже, расставляя бутыли с «греческим огнем» таким образом, чтобы пожар, который вспыхнет здесь через несколько минут, уничтожил здание музея до основания.

Одним ударом фомки Виктор разбил стекло и осторожно, чтобы не порезаться об осколки, вытащил медальон. Затем Виктор бросил на стенд одну из трех пластиковых бутылей, которые принес с собой, а две другие оставил на полу.

Он не мог с уверенностью сказать, является ли медальон подлинным, но на первый взгляд монета казалась настоящей.

Виктор сунул медальон в карман и посмотрел на часы. Без двадцати одиннадцать. Они опережали график, и у них в запасе оставалось более чем достаточно времени, чтобы встретить верховного министра. Может, Зовастина и впрямь наградит их несколькими днями отдыха?

Он спустился на первый этаж.

Еще раньше они обратили внимание на то, что полы в музее деревянные. Стоит им загореться, как через несколько минут вспыхнет второй этаж, мигом присоединившись к сумасшедшей огненной пляске.

Вглядевшись в темноту, он увидел Рафаэля, склонившегося над «черепашкой». Затем послышался щелчок, и механическое устройство загудело. Робот покатился вперед и, доехав до дальней стены помещения, принялся разбрызгивать вокруг себя горючую смесь.

— Все готово, — сказал Рафаэль.

«Черепашка» продолжала колесить по комнате, ничуть не переживая по поводу того, что вскоре ей предстоит погибнуть. Ни чувств, ни угрызений совести. Именно то, подумалось Виктору, чего ожидала от него Ирина Зовастина.

Рафаэль толкнул двери выхода.

Они не открылись.

Он повторил попытку.

Результат оказался тем же.

Подошел Виктор и надавил на двери раскрытой ладонью. Они были заперты. Снаружи. На него накатила волна злобы, и он, отойдя на несколько шагов, с разбегу ударился в двери всем телом, но только разбил плечо. Толстые двери на массивных железных петлях даже не шелохнулись.

Взгляд Виктора беспомощно метался по темному залу музея.

Когда сегодня днем они осматривали здание музея, он заметил решетки на окнах. Тогда он не придал этому значения, поскольку они собирались войти и выйти через главный вход, однако теперь зарешеченные окна наполнились новым — зловещим — смыслом.

Виктор посмотрел на Рафаэля. Хотя он не видел лица своего напарника, но зато точно знал, о чем тот думает.

Они оказались в западне.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


40

Вторник, 21 апреля

Самарканд

1.40


Винченти осторожно спустился по трапу частного реактивного самолета. Полет от Венеции до столицы Центрально-Азиатской Федерации занял шесть часов, но он совершал это путешествие много раз и уже научился коротать время в долгом полете, наслаждаясь роскошью эксклюзивного салона и возможностью в кои-то веки отдохнуть. Следом за Винченти в благоуханную ночь вышел Питер О'Коннер.

— Я люблю Венецию, — проговорил Винченти, — но мечтаю о том времени, когда наконец перееду сюда. Я вовсе не буду скучать по венецианским дождям.

На бетоне взлетно-посадочной полосы их ждала машина, и он направился прямо к ней — разминая затекшие ноги и уставшие мышцы. Из автомобиля вышел водитель и открыл заднюю дверь. Винченти забрался внутрь, а О'Коннер сел на переднее сиденье. Прозрачная плексигласовая перегородка не позволяла водителю и переднему пассажиру слышать то, о чем говорят сзади.

Сзади уже сидел темноволосый мужчина с оливковой кожей и глазами, по которым было видно: даже в самые сложные моменты они находят в жизни что-нибудь забавное. Острые скулы и тонкая шея были покрыты густой щетиной, моложавое лицо даже в этот поздний час светилось энергией, глаза — быстрые и внимательные.

Камиль Каримович Ревин занимал пост министра иностранных дел Федерации. Не наделенный практически никакими полномочиями, он был чем-то вроде комнатной собачки верховного министра и беспрекословно выполнял ее поручения. И тем не менее семь лет назад Винченти заметил в этом человеке кое-что еще.

— С возвращением! — приветствовал его Камиль. — Вы не навещали нас уже несколько месяцев.

— Задыхаюсь от дел, мой друг. Лига требует много времени.

— Я общался с членами Лиги. Многие начинают подбирать участки для строительства домов.

Одна из договоренностей с Зовастиной заключалась в том, что члены Лиги будут иметь возможность перебраться в Федерацию. Это было выгодно для обеих сторон. Бизнес-утопия, создаваемая Зовастиной, освободит членов Лиги от тяжкого бремени налогов, однако приток их капиталов в экономику в форме товаров, услуг и прямых инвестиций сторицей возместит Федерации то, что она недополучит. Более того, в стране мгновенно появится высший класс, причем без использования технологии его создания «сверху вниз», столь милой сердцу западных демократий, где — Винченти был в этом уверен — немногие платят за всех остальных.

Членам Лиги было разрешено приобретать земельные участки, и многие, включая его самого, уже сделали это. Платить за землю следовало государству, поскольку земля здесь, как и в советские времена, находилась в государственной собственности. Винченти входил в комитет Лиги, который вел с Зовастиной переговоры по этому вопросу, и одним из первых купил у Федерации двести акров земли — в долине и прилегающих к ней горах, на территории, являвшейся в прошлом Восточным Таджикистаном.

— Сколько наших уже заключили сделки? — спросил он.

— Сто десять человек. У каждого свои вкусы в том, что касается расположения участков, но наибольшей популярностью, конечно, пользуется земля в Самарканде и его пригородах.

Машина выехала с территории аэровокзального комплекса и поехала по направлению к городу, до которого было всего четыре километра. Следующим усовершенствованием, безусловно, станет новый аэропорт. Трое членов Лиги уже вынашивали планы строительства более современного воздушного терминала.

— Какова цель вашего приезда? — спросил Камиль. — Господин О'Коннер не предупредил меня, что вы собираетесь приехать, когда чуть раньше мы говорили с ним по телефону.

— Мы оценили полученную от вас информацию относительно поездки Зовастиной. Известно ли вам, что ей понадобилось в Европе?

— Об этом она не обмолвилась ни словом, сказав лишь, что скоро вернется.

— Итак, она сейчас в Венеции и делает там неизвестно что.

— И если ей станет известно, что вы находитесь здесь и плетете против нее заговор, — проговорил Камиль, — нам обоим конец. Помните, от ее маленьких микробов спасения нет.

Министр иностранных дел принадлежал к новому поколению политиков, взращенному вместе с Федерацией. Эти люди знали: Зовастина является первым, но отнюдь не последним верховным министром.

— У меня имеется оружие против ее, как вы выражаетесь, микробов.

На губах азиата заиграла улыбка.

— Почему бы вам просто не убить ее — да и дело с концом?

Винченти оценил искреннее честолюбие собеседника.

— Это было бы глупо.

— А что задумали вы?

— Кое-что получше.

— Лига будет на вашей стороне?

— Все, что я делаю, получило коллективное одобрение Совета десяти.

Камиль усмехнулся.

— Не все, мой друг, уж я-то знаю. То покушение на ее жизнь… Ведь это вы его организовали. Мне это доподлинно известно. А потом сдали киллера. В противном случае откуда она могла узнать о готовящемся покушении? — Он помолчал. — Интересно, а меня вы тоже со временем сдадите?

— Вы хотите сменить Зовастину на ее посту?

— Я предпочитаю остаться в живых.

Он посмотрел в окно на плоские крыши, голубые купола мечетей и шпили минаретов. Самарканд лежал в естественном углублении, окруженный горами. Ночь скрыла мутный смог, круглые сутки висящий над древним городом. В отдалении размытыми светлыми пятнами виднелись освещенные фонарями фабрики. Раньше они снабжали продукцией Советский Союз, теперь же работали на увеличение валового национального продукта Федерации. Лига уже вложила миллиарды в их модернизацию и собиралась вложить еще больше. Поэтому Винченти должен был знать расстановку сил до мельчайших деталей.

— Насколько сильно вам хочется стать верховным министром? — спросил он Камиля.

— Ваша Лига может мне это обещать?

— О, мой отважный друг, мне часто приходилось видеть, как враг умирает неожиданно для всех, в том числе и для себя самого. Забавно, что этого обычно никто не замечает. Но болезни делают свое дело на славу. Смертельной может оказаться даже обычная простуда или грипп.

Хотя чиновники Федерации, включая Зовастину, испытывали отвращение ко всему, что имело отношение к советскому прошлому, они многому научились у своих продажных предшественников. Именно поэтому Винченти, общаясь с ними, был сдержан в словах, но щедр на обещания.

— Кто не рискует, тот не выигрывает, — философски заметил он.

Ревин передернул плечами.

— Это верно, но иногда риск оказывается слишком большим.

Винченти смотрел на Самарканд. Этот древний город был основан в пятом веке до Рождества Христова. Город знаменитых теней, Сад души, Жемчужина Востока, Центр Вселенной, Столица мира — как только его не называли. Сменив многих хозяев, он в конечном итоге был завоеван русскими. Во времена Советского Союза Ташкент, располагавшийся в двухстах километрах севернее, рос значительно быстрее и был более процветающим городом, но Самарканд все равно оставался душой региона.

Винченти перевел взгляд на Камиля Ревина.

— Я сам собираюсь предпринять крайне опасный шаг. Мои полномочия главы Совета десяти вскоре заканчиваются, поэтому, если мы собираемся сделать то, что запланировали, делать это необходимо сейчас. Как говорят там, откуда я родом, — либо делай, либо слезай с горшка. Вы со мной или нет?

— Если я отвечу «нет», то, боюсь, мне не дожить до завтрашнего утра. Так что я с вами.

— Рад, что мы поняли друг друга.

— Но что вы собираетесь делать? — осведомился министр иностранных дел.

Винченти снова устремил взгляд на город, улицы которого убегали назад за окном лимузина. На одной из сотен мечетей, которыми изобиловал город, метровыми буквами, выдержанными в стиле арабской каллиграфии, была сделана надпись: «ГОСПОДЬ ВЕЧЕН». Несмотря на свою богатую и сложную историю, Самарканд до сих пор излучал безвкусную официальную торжественность, унаследованную им от культуры, которая давным-давно утратила воображение. Зовастина, судя по всему, намеревалась излечить город от этой болезни. Она смотрела широко и далеко. Винченти солгал Стефани Нелле, когда сказал, что не силен в истории. На самом деле именно с ней были связаны его замыслы. Но при этом он надеялся не совершить ошибки, вдохнув в прошлое новую жизнь.

Впрочем, сейчас это не имеет значения. Пути назад нет.

Поэтому он вновь взглянул на своего сообщника по заговору и честно ответил на его вопрос:

— Изменить мир.

41

Торчелло


Мысли Виктора лихорадочно метались. «Черепашка» продолжала выполнять запрограммированную подготовку к уничтожению нижнего этажа музея, разбрызгивая на стены зловонный «греческий огонь». Виктор подумал о том, чтобы попытаться выбить двери совместно с Рафаэлем, но затем понял, что из-за их толщины и засова снаружи подобная попытка заранее обречена на неудачу. Похоже, если из здания и можно как-то выбраться, то только через окна.

— Тащи бутыль, — приказал он Рафаэлю. Осмотрев окна, он остановил свой выбор на том, что располагалось слева от него.

Рафаэль поднял с пола одну из бутылей.

«Греческий огонь» должен размягчить старый металл решетки, а заодно и болты, которыми она прикручена к стене, после чего ее можно будет сорвать с окна. Виктор вытащил один из пистолетов, которые они забрали на складе, и приготовился выстрелить в стекло, но еще до того, как он успел нажать на спуск, окно разлетелось вдребезги. Кто-то выстрелил в стекло снаружи.

Виктор юркнул вбок и укрылся за стеной, Рафаэль последовал его примеру. Они ждали, что будет дальше. «Черепашка» продолжала ползать по полу, останавливаясь и меняя направление каждый раз, когда натыкалась на то или иное препятствие.

Виктор понятия не имел, сколько врагов находится снаружи и могут ли они подстрелить их через три других окна. Он почувствовал дыхание смертельной опасности, на грани которой они балансировали. Ясно было одно: «черепашку» необходимо выключить. Это позволит им выиграть хоть немного времени.

Больше он ничего не знал.

Кассиопея сунула пистолет за пояс на спине и вытащила из матерчатой сумки фибергласовый лук. Торвальдсен не спросил, зачем ей понадобился сверхлегкий лук со стрелами, да она и сама не знала наверняка, понадобится ли ей это оружие.

Теперь она знала точно: понадобится.

Она находилась в тридцати метрах от музея, укрывшись от дождя под навесом над крыльцом церкви. Возвращаясь с противоположной стороны острова, она задержалась в поселке и прихватила одну из масляных ламп, которыми освещался причал у ресторана. Кассиопея заприметила эти лампы еще тогда, когда они с Малоуном обследовали остров, и именно по этой причине попросила Торвальдсена прислать ей лук. Затем в мусорном баке, стоящем возле одной из лавок, Кассиопея нашла несколько выброшенных тряпок. Пока воры орудовали в музее, она разорвала тряпки на куски, обмотала ими металлические наконечники стрел и пропитала маслом из лампы.

Спичками она разжилась в ресторане, где они с Малоуном ужинали. В пепельнице, стоявшей в дамской комнате, лежали две тонкие «книжечки» с мягкими фосфорными спичками.

Кассиопея подожгла промасленную тряпку на наконечнике одной из стрел и приладила ее к луку. Ее мишенью было окно нижнего этажа, стекло в котором она только что разбила выстрелом из пистолета. Виктору нужен пожар — он его получит.

Кассиопея научилась стрелять из лука еще ребенком. Она никогда не охотилась, ей была отвратительна сама мысль об этом, но часто практиковалась в стрельбе по мишени в своем поместье во Франции. В этом ей удалось достичь высот подлинного мастерства, так что тридцать метров, отделяющие ее от музея, не представляли проблемы. И уж тем более не должна была стать препятствием решетка на окне, прутья которой находились на изрядном расстоянии друг от друга.

Женщина натянула тетиву.

— Это вам за Эли, — прошептала она.

Виктор увидел, как в разбитое окно влетел пучок пламени, ударился в высокое стекло одного из выставочных стендов и, разбив его, упал на деревянный пол, который тут же занялся огнем. «Черепашка» уже прошлась здесь, и это подтвердило гудение, с которым ожил «греческий огонь». Оранжево-желтый огонь, влетевший через окно, моментально растворился в море голубого пламени — и пол стал пожирать сам себя.

Бутыли с горючей смесью!

Бросив взгляд на Рафаэля, Виктор понял, что тот подумал о том же. Здесь, на нижнем этаже, их было четыре. Две стояли на выставочных стендах, две лежали на полу, причем одна из них уже вспыхнула, выбросив к потолку огненный гриб голубого цвета.

Пытаясь укрыться от жара, Виктор нырнул под один из стендов.

— Иди сюда! — крикнул он Рафаэлю.

Его напарник ретировался по направлению к нему. Полыхала уже добрая половина помещения. Полыхало все: пол, стены, мебель. Не горел пока только тот стенд, под которым укрылся Виктор, но он понимал, что через несколько секунд огонь доберется и сюда. Справа находилась лестница на второй этаж, и путь к ней был пока свободен. Однако на втором этаже тоже нельзя было укрыться. Очень скоро пламя сожрет лестницу и поднимется наверх.

Пятясь, к нему приблизился Рафаэль.

— «Черепашка», — проговорил он. — Ты ее видишь?

Виктор понял, что напугало его друга. Устройство настроено таким образом, что должно взорваться, когда температура дойдет до определенного значения.

— На какой уровень она установлена?

— На низкий. Я хотел побыстрее покончить с этим сараем.

Виктор перевел взгляд на горящий пол, по которому все еще ползла «черепашка». Каждый новый выброс горючей жидкости из ее сопла тут же воспламенялся, отчего она напоминала огнедышащего дракона.

Снова зазвенело разбитое стекло, на сей раз — в противоположном конце комнаты. Было невозможно определить, отчего оно лопнуло — от жара или от новой пули.

«Черепашка» выползла из огня и покатилась прямо на них, обрызгивая горючей смесью участок пола, еще не охваченный огнем. Рафаэль вскочил и бросился к устройству. Деактивировать «черепашку» было единственным способом прервать выполнение заложенной в нее программы.

Горящая стрела вонзилась в грудь Рафаэля. Его одежда вспыхнула.

Виктор поднялся на ноги, намереваясь прийти на помощь товарищу, когда вдруг заметил, что «черепашка» втянула хоботок с соплом в свой корпус и замерла на месте.

Он знал, что должно последовать за этим.

Виктор кинулся к лестнице, споткнулся о нижнюю ступеньку и, не успев ухватиться за металлические перила, упал.

В отчаянии он полз наверх на четвереньках, надеясь найти там спасение. «Черепашка» взорвалась.


В планы Кассиопеи не входило поразить стрелой одного из воров, но он появился перед разбитым окном в следующую секунду после того, как она спустила тетиву. Она видела, как горящая стрела вонзилась в грудь мужчины и на нем вспыхнула одежда. А потом огромный огненный шар поглотил внутренности музея, вырвавшись из разбитого окна и выбив стекла в остальных.

Она опустилась на мокрую землю.

Из оконных проемов вырывались языки пламени, облизывая черноту ночи.

Еще раньше Кассиопея спустилась с церковного крыльца и заняла другую позицию — напротив колокольни. По крайней мере один из мужчин мертв. Непонятно, правда, какой именно, но это не имеет значения. Она поднялась на ноги и приблизилась к дверям здания, которое она сначала превратила в тюрьму, а затем подожгла. На тетиве лука лежала еще одна горящая стрела, готовая к выстрелу.

42

Венеция


Зовастина стояла рядом с папским нунцием. Самолет совершил посадку час назад, и на взлетно-посадочном поле ее уже ждал монсеньор Микнер. От аэропорта до центральной части города Зовастина, Микнер и двое ее телохранителей добрались на частном водном такси. Войти в собор через северный вход, с пьяцетта деи Леончини, как планировалось изначально, у них не получилось. Значительная часть Сан-Марко была огорожена из-за какой-то случившейся здесь перестрелки. Об этом ей сообщил нунций. Поэтому им пришлось обойти собор по боковой улице и войти через служебный вход.

Папский нунций выглядел не так, как вчера. Черная сутана и белый воротничок священника уступили место обычной одежде. Видимо, Папа с пониманием отнесся к желанию Зовастиной не привлекать внимания к ее неофициальному визиту.

И вот теперь она находилась внутри гигантского собора, стены и потолок которого были покрыты золотой мозаикой. Это был типично византийский стиль, как если бы собор был построен не в Италии, а в Константинополе. На огромной высоте виднелись огромные полусферы пяти куполов. Каждый из них имел свое имя: купол Пятидесятницы, купол Святого Иоанна, купол Святого Леонарда. Тот, под которым стояла Зовастина, назывался куполом Пророков. Благодаря яркой подсветке, которую обеспечивали расставленные определенным образом лампы накаливания, собор буквально светился, и только теперь Зовастина поняла, почему его издревле называют «золотой базиликой».

— Удивительное место, — восторженно выдохнул Микнер, — не правда ли?

— Вот на что способны религия и коммерция, если объединят свои усилия. Венецианские купцы были стервятниками, тащившими по всему миру все, что плохо лежит. Вот лучшее свидетельство того, что можно достичь с помощью воровства.

— Вы всегда столь циничны?

— Жизнь при советской власти научила меня тому, что мир жесток.

— А вашим богам вы хоть когда-нибудь приносили благодарность?

Она усмехнулась. Этот американец изучил ее. Еще ни разу во время их предшествующих встреч не затрагивали они тему ее убеждений.

— Я столь же предана своим богам, сколь вы — вашему.

— Мы надеемся на то, что рано или поздно вы отречетесь от своего язычества.

Она ненавидела ярлыки и сразу ощетинилась. Само слово «язычество» предполагало, что вера в нескольких богов является ущербной по сравнению с религией, боготворящей одного. Зовастина никогда не разделяла эту точку зрения, и ее правоту подтверждала история многих мировых культур. Чтобы расставить точки над «i», она сказала:

— Моя вера всегда служила мне верой и правдой.

— Я вовсе не хотел сказать, что ваша вера ошибочна. Смысл моих слов заключается в том, что, возможно, нам удастся открыть перед вами некие новые возможности.

Не успеет закончиться сегодняшняя ночь, как католическая церковь станет ей не нужна. Она, конечно, допустит католических попов на территорию Федерации, но в ограниченном количестве и только для того, чтобы поколебать позиции радикальных мусульман. Но она никогда не позволит прочно закрепиться на своей земле организации, которая способна сохранить то, что ее сейчас окружает.

Зовастина смотрела на главный алтарь, который был загорожен мраморной плитой, украшенной разноцветным орнаментом с изображением распятия. Плита подозрительно напоминала иконостас. Из-за нее доносились звуки какой-то суетливой активности.

— Рабочие готовятся вскрыть гробницу. Мы решили отдать кисть святого или его руку или какую-то другую ценную реликвию, которую легко отделить от тела.

Она не смогла удержаться от вопроса:

— Вам все это не кажется смехотворным?

Микнер пожал плечами.

— Если это успокоит египтян, то почему бы и нет? Кому от этого хуже?

— А как быть со святостью смерти? Ваша религия твердит о ней на каждом шагу. И тем не менее вы не видите ничего особенного в том, чтобы потревожить гробницу, забрать у мертвеца какую-нибудь часть его тела и передать ее кому-то другому.

— Да, процедура неприятная, но необходимая.

Она презирала это лицемерное простодушие.

— Вот что мне больше всего нравится в вашей церкви. Она способна на невероятную гибкость, когда это необходимо.

Зовастина оглядела пустынный неф. Часовни, алтари и альковы были погружены в непроницаемую тень. Двое ее телохранителей стояли в нескольких футах поодаль. Она стала рассматривать мраморный пол, каждый дюйм которого представлял собой столь же бесценное произведение искусства, как и мозаичные стены. Его покрывали узоры в виде геометрических фигур, животных, цветов. В некоторых местах пол был волнистым. Кое-кто утверждал, что это сознательный прием, использованный строителями, чтобы сделать более рельефным изображение моря, другие грешили на слабый фундамент, давший усадку за долгую историю существования собора.

Она вспомнила слова Птолемея. «О искатель приключений! Пусть мой бессмертный голос, хоть и звучащий издалека, наполнит твои уши. Услышь мои слова. Плыви в столицу, основанную отцом Александра, где мудрецы стоят на страже».

Хотя Птолемей, вне всякого сомнения, считал себя великим хитрецом, время уже дало ответ на эту часть его загадки. Во времена Александра Великого Египтом правил фараон Нектанеб. Когда Александр был еще подростком, в Египет вторглись персы, и фараон бежал. Египтяне твердо верили в то, что Нектанеб однажды вернется, чтобы изгнать персов. Примерно через десять лет после его поражения правильность этой надежды нашла свое подтверждение. В Египет вошли войска Александра, после чего персы быстренько капитулировали и убрались восвояси. Чтобы возвеличить своего освободителя и представить его присутствие в Египте оправданным, египтяне стали передавать из уст в уста историю о том, как в начале своего правления Нектанеб, которого считали искусным магом, совершил путешествие в Македонию и соблазнил Олимпиаду, мать Александра. Из всего этого следовало, что отцом Александра являлся не Филипп II, а Нектанеб. Эта байка, разумеется, была полной чушью, но тем не менее просуществовала пять столетий и в конце концов вошла в «Историю войн Александра Великого» — сборник фантастических легенд, которые многие историки ошибочно использовали как авторитетный источник. Будучи последним фараоном Египта, Нектанеб основал Мемфис и сделал его своей столицей, что вполне объясняло слова про столицу, основанную отцом Александра.

Следующий пассаж — где мудрецы стоят на страже — делал эту версию еще более правдоподобной. У храма Нектанеба в Мемфисе стояли полукругом одиннадцать статуй из песчаника, изображающие греческих мудрецов и поэтов. Центральной фигурой среди них был Гомер, которого боготворил Александр. Там были Платон, учитель Аристотеля, и сам Аристотель, который учил Александра, а также многие другие знаменитые греки, с которыми Александр был тесно связан. От тех статуй теперь остались только фрагменты, но и их было достаточно, чтобы быть уверенным: они существовали.

Птолемей поместил тело, принадлежавшее, как он считал, Александру, в храм Нектанеба, и оно оставалось там вплоть до смерти самого Птолемея, после чего его сын перевез останки на север, в Александрию.

«Плыви в столицу, основанную отцом Александра, где мудрецы стоят на страже».

Это означало: отправляйся на юг, в Мемфис, в храм Нектанеба.

Она подумала о следующей строчке загадки.

«Прикоснись к сокровенной сути золотой иллюзии».

И улыбнулась.

43

Торчелло


Виктор распластался на лестнице, прикрывая рукой лицо от жара, который волнами накатывал снизу. «Черепашка», отреагировав на заданную температуру, взорвалась, выполнив заложенную в ее программу задачу. Рафаэль просто не мог выжить. Первоначальная температура горения «греческого огня» поистине чудовищна — ее достаточно, чтобы размягчить металл и поджечь камень, но затем она становилась еще выше. Человеческую плоть «греческий огонь» пожирает с такой же легкостью, как хворост. Как и тот мужчина в Копенгагене, Рафаэль вскоре превратится в горстку пепла.

Виктор отвернулся. Огонь бушевал в десяти футах от него. Жар становился невыносимым. Он пополз вверх.

Старое здание было построено во времена, когда, согласно архитектурной традиции, потолок первого этажа служил полом для второго. Сейчас этот потолок был полностью охвачен огнем. Скрип и стоны досок пола второго этажа служили подтверждением того, что тот доживает последние минуты. Неминуемое обрушение приближал вес трех выставочных стендов и других тяжелых экспонатов. Хотя пол второго этажа еще не занялся огнем, Виктор понимал, что ступать на него было бы глупостью. К счастью, лестница, на которой он сейчас стоял, была сложена из камня. В нескольких футах от него располагалось двойное окно, выходящее на площадь. Он решил рискнуть и осторожно двинулся по направлению к нему, испуганно поглядывая на бушующее внизу море огня.

Кассиопея увидела возникшее в окне лицо. Она моментально бросила на землю лук, выхватила пистолет и дважды выстрелила.


Оконное стекло разлетелось от ударившей в него пули, и Виктор отпрыгнул обратно к лестнице. Он вытащил пистолет и приготовился отстреливаться. Он успел заметить силуэт противника и теперь знал, что это женщина. Она держала в руке лук, который буквально в мгновение ока сменился пистолетом.

Прежде чем он успел воспользоваться преимуществом, как говорят военные, господствующей высоты, между прутьями решетки в окно влетела горящая стрела и вонзилась в штукатурку противоположной стены. К счастью, «черепашка» здесь не поработала, и единственную опасность представляли две бутыли с горючей смесью. Одна лежала на полу, вторая — в разбитом стенде, где раньше находился медальон.

Нужно было что-то делать.

Последовав примеру своего врага, Виктор выстрелил в окно, выходящее на задний двор музея. Стекло со звоном осыпалось осколками на пол.


Слева от себя — там, где находились ресторан и гостиница, — Кассиопея услышала голоса. Наверное, звук выстрелов привлек внимание кого-то из постояльцев. Увидев два темных силуэта, приближающихся по дорожке, ведущей от поселка, она торопливо покинула свою позицию и вернулась под укрытие козырька над церковным крыльцом. Последнюю горящую стрелу она выпустила в надежде поджечь второй этаж. За секунду до этого она отчетливо разглядела в окне лицо Виктора.

Люди подошли ближе. Один из мужчин прижимал к уху сотовый телефон. Полиции на острове не было. Благодаря этому она располагала запасом времени. Что же касается Виктора, то вряд ли он станет звать на помощь случайных зевак.

Слишком много возникнет вопросов относительно обгоревшего трупа на первом этаже.

Поэтому она приняла решение покинуть остров.


Виктор смотрел на бутыль с «греческим огнем», лежащую на деревянном полу. Решив, что двигаться нужно как можно быстрее, он схватил бутыль и прыгнул к тому окну, в котором только что выбил стекло.

Доски пола пока держали его.

Затем он просунул бутыль сквозь кованые прутья решетки и положил ее на подоконник с внешней стороны окна.

Пол в центре комнаты застонал. Виктор вспомнил балки, поддерживающие потолок нижнего этажа. Сейчас они уже наверняка наполовину съедены огнем.

Сделав еще несколько шагов, Виктор оказался возле стрелы и выдернул ее из стены. Тряпка, которой был обмотан наконечник, все еще горела. Снова подбежав к окну, он кинул горящую стрелу в окно, и она упала на подоконник, в нескольких дюймах от бутыли. Языки пламени принялись лизать ее бок. Он знал: нужно лишь несколько секунд, чтобы пластик расплавился, — и поэтому, не теряя времени, укрылся на лестнице. Послышалось громкое «вуф-ф-ф», и за окном взметнулся еще один огненный смерч. Кинув взгляд на окно, Виктор увидел, что металлическая решетка горит. К счастью, поскольку бутыль с горючей смесью находилась за окном, жар в комнату почти не проникал. Его порадовало и то, что огонь не охватил оконную раму.

В следующий момент центральная часть пола второго этажа провалилась вниз, увлекая за собой выставочный стенд, в котором находилась последняя из бутылей. Еще через пару секунд она взорвалась, выбросив вверх огненный шар. Мусео ди Торчелло прекратил свое существование.

Виктор прыгнул к окну и ухватился за карниз, тянущийся поверх оконной рамы. Он выбросил ноги вперед и ударил ими в горевшую решетку.

Никакого эффекта.

В его крови бушевала адреналиновая буря, от жара стало трудно дышать. Он снова подтянулся на карнизе и принялся бить ногами по решетке. Она стала поддаваться. Несколько новых ударов — и ее угол отделился от стены.

Еще два удара — и решетка вылетела наружу.

Рухнуло то, что оставалось от пола. Вместе с пылающими досками вниз полетели два оставшихся стенда и кусок мраморной колонны, выбив из бушующего на нижнем этаже пожарища огромный сноп искр, взметнувшийся к потолку.

Виктор посмотрел в окно. До земли три или четыре метра. Из нижних окон вырывались огненные протуберанцы.

Он спрыгнул.


Малоун мчался на северо-восток, по направлению к Торчелло, выжимая из лодки все, на что она была способна. На горизонте мерцало зарево.

Пожар.

К небу поднимались клубы черного дыма, который, смешиваясь с висящей в воздухе влагой, становился серым. До острова оставалось плыть десять — пятнадцать минут.

— Похоже, мы опоздали, — сказал он Стефани.


Виктор стоял позади музея. Он слышал голоса и крики, раздающиеся из-за живой изгороди, которая отделяла музейный двор от сада и оранжереи. За ними тянулся канал, в котором его ожидала лодка.

Продравшись сквозь кусты, он оказался в саду. К счастью, в это время года, ранней весной, зелени здесь было еще не так много, потому Виктор без труда нашел путь к бетонному причалу. Добравшись до него, он спрыгнул в лодку.

Отвязав концы, Виктор оттолкнулся от причала. Его никто не видел и не пытался преследовать. Течение влекло лодку мимо церкви и музея, к северному выходу в лагуну. Только когда моторка оказалась достаточно далеко от причала, Виктор рискнул запустить мотор, но огни включать не стал.

Берега канала шириной в пятьдесят метров были покрыты жидкой грязью и заросли камышом. Виктор посмотрел на часы. 23.20.

Достигнув устья канала, он запустил двигатель на полную мощность и вывел лодку в неспокойные воды лагуны. Только после этого он включил бортовые огни и взял курс на главный канал, который должен был привести его в Венецию, к площади Сан-Марко.

Неожиданно он услышал какой-то звук за своей спиной — и обернулся.

Из кормовой каюты появилась женщина. В руке она сжимала пистолет.

44

Самарканд

2.30


После того как официант поставил перед ним еду, Винченти пододвинул свой стул ближе к столу. Большинство гостиниц в городе были сущим кошмаром, и лишь «Интерконтиненталь» предлагал своим клиентам сервис на уровне европейских пятизвездочных отелей, преподнося это как традиционное азиатское гостеприимство.

После долгого перелета из Италии Винченти был голоден как волк, поэтому заказал ужин в номер — для себя и своего гостя.

— Передайте Орманду, — сказал он официанту, — что мне не нравится, когда на приготовление нескольких блюд у вас уходит полчаса, тем более что я звонил и сделал заказ заранее. Впрочем, нет. Пусть он поднимется ко мне после того, как мы закончим ужинать, и я сам ему все выскажу.

Официант почтительно кивнул и удалился.

Артур Бенуа, сидящий напротив Винченти, расправил тонкую полотняную салфетку и положил ее себе на колени.

— Что это вы на них так напустились? — спросил он.

— Это ваш отель. Почему вы сами не дали примерную взбучку своим нерадивым сотрудникам?

— Потому что я не вижу за ними никакой вины. Они выполнили заказ как смогли быстро.

На самом деле Винченти было наплевать и на официанта, и на шеф-повара. Просто он устал, был раздражен, и ему было нужно сорвать на ком-нибудь свою злость. О'Коннер уже занимался делами, проверяя, все ли готово, а сам Винченти решил поесть, немного отдохнуть и обсудить кое-какие связанные с бизнесом вопросы за полночной трапезой.

Бенуа взял вилку.

— Я полагаю, ваше приглашение объясняется не тем, что вам захотелось насладиться моей компанией. Давайте не будем тратить слова понапрасну, Энрико. Что вам нужно?

Винченти принялся за еду.

— Мне нужны деньги, Артур. Точнее говоря, деньги нужны «Филоген фармасьютик».

Бенуа положил вилку на скатерть и сделал глоток вина.

— Пока у меня не случился заворот кишок, скажите, сколько вам нужно?

— Миллиард евро. Может, даже полтора миллиарда.

— Всего-то?

Винченти улыбнулся сарказму собеседника.

Бенуа сколотил состояние в банковском секторе и до сих пор контролировал многие банки в Европе и Азии. Вот уже много лет он являлся мультимиллиардером и членом Венецианской лиги. Гостиничный бизнес был его хобби, а «Интерконтиненталь», построенный им совсем недавно, предназначался для того, чтобы принимать и обслуживать на высшем уровне членов Лиги, которые все в большем количестве посещали Федерацию, и других VIP-гостей. За последние несколько лет Бенуа уже неоднократно ссуживал деньги, которые были столь необходимы для стремительного взлета «Филогена».

— Вы, очевидно, хотите получить ссуду под проценты значительно ниже тех, которыми оперирует международный финансовый рынок?

— Совершенно верно, чем ниже, тем лучше. — Винченти положил в рот кусок фаршированного фазана и принялся энергично пережевывать яство.

— Какая же цифра вас устроит?

— Два процента.

Банкир хмыкнул и покрутил головой.

— В таком случае почему бы мне просто не подарить вам эти деньги?

— Артур, я одалживал у вас миллионы и каждый раз аккуратно возвращал долги с процентами. Поэтому — да, я рассчитываю на определенные преференции с вашей стороны.

— Насколько мне известно, в настоящее время за вами уже числятся два займа, причем довольно значительных.

— И все эти деньги активно работают.

Судя по лицу банкира, ему было известно и это.

— Что от этой сделки выиграю я?

Вот это уже разговор, подумалось Винченти.

— Сколько акций «Филоген фармасьютик» принадлежит вам в настоящее время?

— Сто тысяч. Я купил их в соответствии с вашей рекомендацией.

Винченти нацепил на вилку еще один кусок дичи.

— Вы просматривали вчерашнюю котировку?

— Нет, не удосужился.

— Курс наших акций поднялся на шестьдесят один с четвертью процента, то есть вырос в полтора раза. Это очень выгодное вложение. Я сам на прошлой неделе купил еще почти пятьсот тысяч акций. — Он обмакнул кусок фазана в густой сырный соус. — Анонимно, разумеется.

Банкир заинтересованно вскинул брови.

— Намечается что-то крупное?

Пусть Бенуа и увлекался строительством отелей в свободное время, но основным его делом все же по-прежнему было зарабатывать деньги. Поэтому Винченти лицемерно потупился и сказал, изображая смущение:

— Видите ли, Артур, закон об операциях с ценными бумагами на основе конфиденциальной информации не позволяет обнародовать подобные сведения. Поэтому вам должно быть стыдно задавать подобные вопросы.

Этот упрек вызвал у Бенуа улыбку.

— Здесь закон об операциях с ценными бумагами не действует. Не забывайте, тут мы сами пишем законы. Поэтому хватит ломаться. Расскажите лучше, что вы замышляете!

— Я не могу этого сделать, — уперся Винченти. Ему хотелось выяснить, одержит ли, как всегда, жадность верх над здравым смыслом.

— Когда вам понадобится этот миллиард? — спросил Бенуа. — Или, как вы говорите, полтора миллиарда?

Винченти запил еду глотком вина.

— Самое позднее через два месяца.

Бенуа подумал и задал новый вопрос:

— Срок займа?

— Двадцать четыре месяца.

— Вы намерены полностью выплатить основную сумму кредита и проценты по нему в течение двух лет?

Винченти ничего не ответил. Он продолжал молча жевать, предоставив банкиру время для того, чтобы дозреть.

— Ваша корпорация уже имеет крупные долги. Миллиардный кредит под столь низкий процент едва ли найдет понимание у нашего совета директоров.

Наконец Винченти произнес то, что Бенуа так жаждал от него услышать:

— Вы смените меня на посту председателя Совета десяти.

Лицо Бенуа выразило удивление.

— Как это возможно? Глава Совета десяти выбирается случайным образом из членов Лиги. Это чистой воды лотерея.

— Со временем вы узнаете, Артур: ничто не происходит случайно. Мое время подходит к концу. Скоро начнутся ваши два года.

Винченти знал: Бенуа отчаянно хочет попасть в Совет десяти или — тем более! — возглавить его, а ему самому были нужны друзья в Совете. Друзья, которые были бы ему обязаны. Пока таковых насчитывалось пять. Только что он купил еще одного.

— Договорились, — сказал Бенуа. — Но мне понадобится несколько дней, чтобы уладить этот вопрос с несколькими моими банками.

Винченти ухмыльнулся и продолжал поглощать фаршированного фазана.

— Сделайте одолжение, — проговорил он с набитым ртом. — Но доверьтесь мне, Артур, и не забудьте позвонить своему брокеру на предмет покупки акций «Филогена».

45

Зовастина посмотрела на свои часы от Луи Вуитона, полученные в дар от министра иностранных дел Швеции во время ее визита в эту страну несколько лет назад. Это был обаятельный мужчина, и он даже отважился флиртовать с нею. Она всячески поощряла пожилого дипломата, хотя и находила его малопривлекательным. Таким же был и папский нунций Колин Микнер, которому, похоже, доставляло удовольствие постоянно злить ее. Они все так же стояли в нефе собора, дожидаясь, как полагала Зовастина, пока будет вскрыта гробница.

— Что заставило вас согласиться на вашу нынешнюю должность в Ватикане? — поинтересовалась она. — Раньше вы были секретарем Папы, а теперь — простой нунций.

— Его святейшество обычно поручает мне особые проекты.

— Вроде меня?

Мужчина кивнул.

— Вы и впрямь особая.

— В чем же это выражается?

— Вы — глава государства. Разве этого недостаточно?

Этот человек был так же хорош, как тот шведский дипломат и подаренные им эксклюзивные часы. Он быстро соображал, был скор на язык, но ответы его были дипломатически расплывчатыми и содержали минимум информации.

Она указала на одну из массивных мраморных колонн с круглой каменной скамьей вокруг нее. Скамья была огорожена бархатным канатом, чтобы на нее никто не садился.

— Что это за черные пятна? — спросила она, указывая на колонну.

— Как-то раз я задал тот же вопрос, — заговорил Микнер. — Все века, что существует собор, верующие, садясь на эти лавки, прислонялись головами к мрамору. Жир от их волос впитывался в камень, и в итоге появились эти самые пятна. Представляете, сколько миллионов голов понадобилось для возникновения такого эффекта?

Зовастина завидовала тому, что у Запада есть такие чудесные исторические вехи. К сожалению, ее собственная родина на протяжении всей своей истории постоянно подвергалась набегам завоевателей, которые начинали с того, что каленым железом выжигали все, связанное с прошлым. Сначала персы, потом греки, монголы, турки. И наконец русские. Эти были хуже всех. Кое-какие исторические сооружения, конечно, остались, но ничего, подобного этой «золотой базилике», не было и в помине.

Они стояли рядом с главным алтарем, неподалеку от иконостаса. Ее телохранители переминались с ноги на ногу на расстоянии в несколько метров, готовые в любой момент броситься на защиту своей хозяйки.

— Видите этот камень в форме сердца? — спросил Микнер.

Она видела. Маленький, неприметный, он словно пытался затеряться в окружающих его причудливых узорах.

— Никто не знал, что это такое, — стал рассказывать папский нунций. — Но пятьдесят лет назад в ходе реставрации пола камень был поднят — и под ним обнаружили высохшее человеческое сердце. Оно принадлежало дожу Франческо Эриццо, умершему в тысяча шестьсот сорок шестом году. Тело дожа покоится в церкви Сан-Мартино, но он пожелал, чтобы его самое сокровенное было погребено рядом с покровителем Венеции, святым Марком.

— А знаете ли вы, что означает «сокровенная суть»?

— Человеческое сердце. Кто же этого не знает! Древние считали сердце вместилищем мудрости, ума — сутью человеческой личности.

Точно так же думала и Зовастина. Именно это определение использовал Птолемей. «Прикоснись к сокровенной сути золотой иллюзии».

— Позвольте мне показать вам кое-что еще, — проговорил Микнер.

Они обошли плиту с распятием и узорами — ромбами и прямоугольниками — из разноцветного мрамора. Позади плиты несколько мужчин, стоя на коленях, склонились над алтарным столом, на котором, купаясь в свете софитов, стоял каменный саркофаг. Железная загородка, преграждавшая доступ к нему, уже была снята.

Микнер заметил, что женщина заинтересовалась открывшимся зрелищем, и остановился.

— В тысяча восемьсот сороковом году мощи святого были положены под престол главного алтаря, где они хранятся поныне. Сегодня саркофаг будет открыт впервые с того времени. — Нунций посмотрел на часы. — Почти час ночи. Скоро все будет готово.

Зовастина проследовала за папским занудой в другой конец собора, в темный южный трансепт. У одной из мраморных колонн Микнер остановился.

— В девятьсот семьдесят шестом году базилика сильно пострадала от пожара, — принялся рассказывать он, — а затем отстроена заново. В тысяча девяносто четвертом году ее освятили. Во время перестройки храма сведения о местонахождении мощей апостола были утрачены, и, как вы сами упомянули во время нашей беседы в Самарканде, на протяжении ста восьмидесяти лет никто не знал, где они находятся. Однако двадцать шестого июня тысяча девяносто четвертого года во время мессы в честь освящения храма произошло чудо. Послышался шум падающего камня, церковь содрогнулась. От этой пилястры отпала часть мраморной плиты — и показалась сначала рука, а затем и все тело святого апостола. Вокруг колонны столпились верующие, священники и даже сам дож. Все уверовали в то, что с возвращением мощей покровителя Венеции в мире настанет благодать.

Рассказ нунция скорее удивил Зовастину, нежели произвел на нее впечатление.

— Я слышала эту сказку, — сказала она. — Просто поразительно, что тело внезапно появилось именно тогда, когда новый дож и церковники нуждались в финансовой и политической поддержке со стороны венецианцев. Происходит чудо — и, откуда ни возьмись, вдруг объявляется их святой покровитель. Представляю, какое грандиозное было шоу! Наверняка все это было организовано дожем или каким-нибудь его умным министром. Блестящий политический ход! Настолько блестящий, что о нем рассказывают даже спустя девятьсот лет.

Микнер изумленно покачал головой.

— Вы ни во что не верите.

— Я верю в то, что реально.

— Например, в то, что здесь лежит тело Александра Великого? — спросил нунций, указав на алтарь.

Скептицизм нунция в отношении ее теории беспокоил Зовастину.

— Откуда вам знать, что это не так? — вопросом на вопрос ответила она. — Церковь ведь даже не знает наверняка, чье тело те двое венецианских купцов выкрали из Александрии больше тысячи лет назад.

— Лучше вы, госпожа министр, скажите мне, на чем основана ваша уверенность.

Зовастина посмотрела на мраморную колонну, подпирающую высоченный потолок, и, не удержавшись, погладила ее бок. В голове ее вертелась мысль: а вдруг история о том, как тело святого внезапно появилось из этой колонны, не сказка?

Ей нравились такие истории, и она рассказала нунцию одну из тех, что имелись у нее в запасе.


«Перед Евменом стояла непростая задача. Безгранично доверяя своему личному секретарю, Александр поручил ему сделать все, чтобы его останки были погребены рядом с Гефестионом. Три месяца прошло с того дня, как Александра не стало, а его забальзамированное тело все еще находилось во дворце. Сподвижники и полководцы давно разъехались из Вавилона, чтобы вступить во владение доставшимися им кусками бывшей империи. Найти подходящее тело оказалось непросто, но в конце концов в деревне, расположенной неподалеку от Вавилона, был найден подходящий мужчина — такого же роста, сложения и возраста, как Александр. Евмен отравил этого человека, а один из египетских бальзамировщиков, который задержался в городе, польстившись на обещание щедрого вознаграждения, забальзамировал его тело. Затем он ушел, но подручные Евмена настигли его на дороге и убили. Подмена тела была совершена во время осенней грозы, когда на город обрушился ливень. Наряженное в золотые одежды и корону, тело крестьянина было неотличимо от останков великого царя. Евмен прятал царя несколько месяцев — до тех пор, пока погребальный кортеж с телом лже-Александра не покинул Вавилон, направившись в Грецию. После этого город впал в летаргический сон, от которого так никогда и не пробудился. Благодаря этому Евмену с двумя помощниками удалось незаметно покинуть город, увозя с собой Александра — на север, чтобы выполнить последнюю волю царя…»


— Получается, что тело, которое здесь покоится, может принадлежать и не Александру, а вовсе даже безвестному крестьянину? — спросил нунций.

— Я, по-моему, не обещала давать дополнительные разъяснения.

— Нет, министр, не обещали, — улыбнулся мужчина. — Позвольте сказать, что мне очень понравилась ваша история.

— Она не менее увлекательна, чем ваша — про колонну.

Он кивнул.

— И столь же достоверна.

Зовастина, однако, не была готова разделить сарказм нунция. Ее история не была сказкой. Ее поведал древний манускрипт, текст которого был в течение веков скрыт от человеческого глаза и открылся лишь благодаря самой современной технологии — рентгенографическому анализу на молекулярном уровне. Александр Великий не был погребен в Египте. Его тело перевезли в какое-то другое место, о котором в конце концов стало известно Птолемею, первому греческому фараону. Место, к которому ее может привести мумия, находящаяся в гробнице всего в десяти метрах от нее.

Возле иконостаса появился не знакомый ей мужчина и сказал, обращаясь к Микнеру:

— У нас все готово.

Нунций кивнул, а затем жестом предложил Зовастиной пройти к алтарю.

— Что ж, министр, настало время проверить, чья история является правдой, а чья — вымыслом.

46

Виктор смотрел на женщину, которая, направив на него пистолет, поднялась по ступенькам и вышла на середину палубы.

— Ну, как тебе понравился пожар? — спросила она.

Виктор включил нейтральную передачу и сделал шаг по направлению к ней.

— Ты, глупая сука, я тебе покажу…

Она подняла пистолет чуть выше.

— Валяй. Показывай.

Устремленный на него взгляд ее горящих глаз был полон ненависти.

— Ты, я вижу, убиваешь, не задумываясь.

— Как и ты.

— Кого же я убил?

— Может, не ты. Может, кто-то другой из вашей Священной банды. Три месяца назад. В Самарканде. Вы убили Эли Ланда. Благодаря вам его дом сгорел дотла. Его сжег «греческий огонь».

Виктор вспомнил то задание. Он лично выполнил его по приказу Зовастиной.

— Ты — та женщина из Копенгагена. Я видел тебя в музее, а потом в доме.

— Где вы с напарником попытались нас убить.

— Вижу, вам удалось уцелеть.

— Что тебе известно о смерти Эли? Ты должен знать, ты — начальник охраны Зовастиной.

— Откуда тебе это известно? — И тут до него дошло. — Монета, которую я рассматривал в той комнате! Отпечатки пальцев!

— Умный мальчик.

Виктор видел, что женщину терзают какие-то сильные душевные переживания, и решил еще сильнее выбить ее из колеи.

— Эли действительно был убит.

— Ты постарался?

Он заметил лук и застегнутый на молнию колчан со стрелами у нее на плече. Эта баба уже продемонстрировала, что умеет быть хладнокровной, когда заперла снаружи двери музея, а потом с помощью вот этих самых стрел подожгла здание. Поэтому он решил не провоцировать ее.

— Я там был.

— Почему Зовастина приказала его убить?

Поскольку двигатель работал на холостых оборотах и лодка плыла, подгоняемая ветром, единственным источником освещения была приборная панель.

— Ты, твои друзья, человек по имени Эли — все вы влезли в то, что вас не должно волновать.

— Волноваться нужно тебе. Я пришла, чтобы убить вас обоих. Один — готов, один — остался.

— И что ты выиграешь, убив меня?

— Я получу удовольствие, глядя, как ты умираешь.

Ее пистолет поднялся еще немного. И выстрелил.

Малоун переставил ручку переключения передач на нейтралку.

— Ты это слышала?

Стефани тоже насторожилась.

Малоун повернул голову. Пожар на Торчелло, до которого оставалось не больше мили, бушевал пуще прежнего. Туман рассеялся, погода явно шла на поправку. По лагуне во всех направлениях сновали огоньки лодок и водных такси. Он пытался уловить хоть какие-то звуки, но над поверхностью воды повисла тишина.

Малоун переключил передачу, и лодка двинулась вперед.


Кассиопея целилась в борт лодки, и поэтому пуля просвистела в нескольких дюймах от ноги Виктора.

— Эли за всю свою жизнь и мухи не обидел. Зачем ей понадобилось его убивать? — Пистолет был по-прежнему направлен на Виктора. — Скажи! Зачем?

Она цедила слова сквозь сжатые зубы, и в ее голосе слышалась скорее не злость, а мольба.

— Зовастина выполняет важную миссию, а твой Эли стал мешать ей.

— Он был историком. Какую угрозу он мог представлять для нее?

Ей было невыносимо говорить о любимом человеке в прошедшем времени.

В низкие борта лодки били волны, а саму ее продолжал гнать по воде ветер.

— Ты удивилась бы, узнав, с какой легкостью она убивает людей.

То, что Виктор ушел от ответа на вопрос, подлило масла в костер ее злости.

— Встань за штурвал, черт тебя дери, и веди лодку — медленно и аккуратно.

— Куда?

— К Сан-Марко.

— Он повернулся, включил передачу — и внезапно круто вывернул штурвал влево. Палуба ушла из-под ног Кассиопеи. Вместо того чтобы выстрелить, она попыталась сохранить равновесие. И тогда он кинулся на нее.


Виктор знал, что должен убить эту женщину. Она стала причиной нескольких их провалов, и, если Зовастиной станет известно об этом, он окончательно лишится ее доверия.

Не говоря уж о том, что она сделала с Рафаэлем.

Он вцепился рукой в дверь кормовой каюты, подтянувшись, оторвал тело от вставшей дыбом палубы — и попытался ударить ботинками по запястьям женщины. Она отразила удар и перекатилась вбок.

Рубка была метров двух в ширину, и по обеим ее сторонам находились отверстия для выхода на палубу. Двигатель выл, лодка, которой никто не правил, подпрыгивала на волнах, на стекла рубки обрушивались водопады соленых брызг. Женщина по-прежнему держала в руке пистолет, но ей никак не удавалось встать.

Он ударил ее в лицо открытой ладонью и попал по скуле. Голова женщины откинулась назад и врезалась в борт лодки. Воспользовавшись тем, что женщина ошеломлена двумя ударами, Виктор вывернул штурвал в обратную сторону и сбавил скорость. Он опасался, что лодка налетит на мель или выйдет на мелководье, где на винт намотается трава. Торчелло виднелся по левому борту, пожар освещал ночное небо. Лодка подпрыгивала на волнах, женщина держалась за голову.

Пусть дело доведет до конца сама природа, решил он.

И столкнул ее в море.

47

Обойдя низкую перегородку из темно-красного веронского мрамора, Зовастина оказалась в алтарной части храма, перед знаменитым Pala d'Оrо — «Золотым алтарем» — композицией из множества некрупных икон в роскошно орнаментированном золотом обрамлении с драгоценными камнями и эмалями, своего рода гигантским ювелирным изделием. Равного ему нет в мире.

Под алтарем был отчетливо виден каменный саркофаг. Его крышка представляла собой сужающуюся книзу невзрачную плиту, на которой были вырезаны слова: CORPUS DIVI MARCI EVANGELISTAE. Ее рудиментарных познаний в латыни было достаточно, чтобы понять их смысл: Тело святого Марка-евангелиста. Через верхнюю часть саркофага были продеты два массивных железных кольца, и это объясняло, как тяжеленное сооружение в свое время перетаскивали с места на место. Сейчас сквозь кольца были пропущены толстые металлические штанги, концы которых лежали на четырех гидравлических домкратах.

— Это будет непросто, — заметил Микнер. — Под алтарем очень мало места. Наличие тяжелой техники облегчило бы задачу, но у нас нет ни его, ни лишнего времени.

Зовастина смотрела на мужчин, склонившихся над домкратами.

— Священнослужители? — спросила она, кивнув в их сторону.

— Да, — кивнул нунций. — Мы решили не привлекать к этому посторонних людей.

— Вы знаете, что находится внутри? — спросила она.

— Вас интересует, мумифицированы ли останки? — Микнер пожал плечами. — В последний раз гробницу открывали сто семьдесят лет назад, поэтому сейчас никто не знает, что в ней находится.

Самодовольство этого попа вызывало у нее отторжение.

Птолемей воспользовался подменой тел, произведенной Евменом, и извлек для себя максимальную политическую пользу из того, что весь мир поверил в обман. Она не знала, даст ли ей какие-нибудь ответы содержимое саркофага, но выяснить хотя бы это было жизненно необходимо.

Микнер подал знак, и священники принялись работать ручками домкратов. Железные кольца в крышке саркофага стали медленно приподниматься, пока не приняли вертикальное положение, а затем так же медленно, буквально по миллиметру, начала подниматься крышка каменного гроба…

— Мощные механизмы, — с гордостью сообщил нунций. — Маленькие, а могут поднять целый дом.

Крышка поднялась на два сантиметра, но разглядеть сквозь узкую щель содержимое саркофага было невозможно. Подняв голову, она посмотрела на полукруглый купол апсиды и золотое мозаичное изображение Христа.

Четверо мужчин прекратили работу с домкратами. Крышка саркофага, приподнявшись еще на несколько сантиметров, уперлась в нижнюю часть алтаря, и двигаться дальше ей было некуда.

Микнер жестом позвал ее за собой. Когда они отошли подальше от алтаря и остановились у иконостаса, он прошептал:

— Его святейшество согласился пойти вам навстречу в надежде на то, что вы пойдете навстречу церкви. Но давайте будем реалистами, вы ведь не собираетесь выполнять свои обещания?

— Я не привыкла к оскорблениям.

— А его святейшество не привык к тому, чтобы его обманывали.

Вся дипломатичность слетела с нунция, как шелуха.

— Я уже сказала: вам будет предоставлен свободный доступ на территорию Федерации.

— Мы хотим большего.

Только теперь Зовастина поняла: он ждал, пока снимут крышку, чтобы выдвинуть новые требования. Ей было отвратительно все это, но из-за Карин, Александра Великого и того, что она могла найти, у нее не оставалось выбора.

— Чего же вы хотите?

Из внутреннего кармана пиджака Микнер достал сложенный лист бумаги.

— Мы подготовили соглашение между Федерацией и церковью. Это что-то вроде письменной гарантии того, что нам действительно будет предоставлен доступ на вашу территорию. В соответствии с пожеланием, высказанным вами вчера, мы указали здесь, что строительство церковных сооружений возможно лишь по согласованию с властями Федерации.

Зовастина развернула бумагу и с удивлением увидела, что документ написан на казахском языке.

— Мы решили, что вам будет легче понять текст, если он на вашем родном языке, — пояснил Микнер.

— Вы решили, что вам будет удобнее распространять свою веру на моем родном языке. Моя подпись должна стать вашей страховкой. После этого я уже ни от чего не смогу отказаться.

Она внимательно прочитала документ. В нем были расписаны все детали будущего сотрудничества между Римско-католической церковью и Центрально-Азиатской Федерацией с целью «совместно поощрять свободное отправление религиозного культа посредством неограниченной миссионерской деятельности». В других параграфах соглашения говорилось о недопустимости любых насильственных актов, направленных против служителей церкви, и о том, что лица, повинные в подобных действиях, подлежат суровому наказанию. Содержался в документе и пункт, гласящий, что служителям церкви будут беспрепятственно выдаваться въездные визы, а против новообращенных не будут применяться никакие репрессивные меры.

Зовастина перевела взгляд на алтарь. Нижняя часть саркофага по-прежнему была окутана тьмой. Даже находясь на расстоянии всего в десять метров, разглядеть то, что находилось внутри, было невозможно.

— Вы могли бы стать неоценимым приобретением для моей команды, — проговорила она.

— Я предпочитаю служить церкви.

Она взглянула на часы. Двадцать минут первого. Виктор уже должен быть здесь. Это надежный человек, он никогда не опаздывает. Она окинула взглядом неф и верхнюю часть западного атриума, где были освещены лишь залитые золотом потолки. Там было достаточно темных мест, чтобы спрятаться.

Зовастиной не терпелось дождаться часа ночи, когда ей позволят побыть тридцать минут один на один с саркофагом. Если, конечно, ее действительно оставят одну.

— Если вы считаете невозможным для себя подписать данный документ, мы можем просто забыть обо всем, — с вызовом в голосе сказал Микнер, повторив фразу, которую вчера, склоняя его к уступкам, произнесла в разговоре с ним сама Зовастина.

— У вас есть при себе ручка? — спросила она, словно бросилась с обрыва в холодную воду.

48

В четверти мили от них Малоун заметил красные бортовые огни, которые беспорядочно мотались по темной воде, словно лодкой никто не управлял.

— Видишь, вон там? — спросил он Стефани.

Та молча кивнула.

Они продолжали двигаться вперед. От странной лодки их отделяло уже не более пары сотен ярдов. Без сомнения, это суденышко было близнецом того, на котором плыли Малоун со Стефани. В тусклом свете, исходившем из рубки, они увидели, как что-то плюхнулось в воду.

А затем на палубе появилась чья-то фигура и прогремели три выстрела.

— Коттон! — воскликнула Стефани.

— Я уже понял, — откликнулся он, переложил штурвал влево и взял курс прямо на вторую моторку. Та словно ожила — и рванула с места. Малоун продолжал преследовать ее, срезая угол. Наконец лодки поравнялись. Хотя их разделяло ярдов пятьдесят, Малоун увидел в рубке силуэт рулевого и его вытянутую руку с пистолетом.

— Ложись! — крикнул он Стефани.

Она тоже заметила опасность и уже успела упасть ничком на мокрую от брызг палубу. Малоун тоже пригнулся и в тот же миг над их головами просвистели две пули, одна их которых разбила стекло в рубке.

Малоун вскочил на ноги и снова ухватился за брошенный было штурвал. Вторая лодка улепетывала в сторону Венеции. Малоун подумал, что надо бы догнать ее, но ему не давала покоя мысль о человеке, которого выбросили за борт.

— Найди фонарь, — бросил он Стефани, а затем сбавил ход, развернулся и направил моторку к тому месту, где они увидели подозрительную лодку в первый раз.

Стефани нырнула в носовую каюту, и было слышно, как она роется в выдвижных ящиках. Наконец она снова появилась на палубе, держа в руке фонарик.

Малоун сбавил обороты двигателя до минимума.

Стефани водила лучом фонаря по воде. В отдалении послышалось завывание сирен, а затем показались три катера с включенными мигалками. Они выскочили из-за соседнего острова и понеслись по направлению к Торчелло.

Напряженная ночь выдалась у итальянской полиции.

— Видишь что-нибудь? — спросил Малоун. — Кто-то явно упал в воду.

Он вел лодку очень аккуратно, чтобы не наехать на человека за бортом, но в кромешной темноте это было нелегкой задачей.

— Вижу! — крикнула Стефани.

Малоун подбежал к ней и увидал барахтающуюся в воде человеческую фигуру. Всего секунда понадобилась ему, чтобы узнать в ней Кассиопею. Раньше, чем он успел хоть что-то предпринять, Стефани бросила фонарь на палубу и прыгнула в воду.

Малоун кинулся к штурвалу и, заставив лодку описать круг, подбежал к противоположному борту. Когда Стефани, буксируя утопающую, подплыла к лодке, он наклонился, втащил Кассиопею на борт и уложил ее безвольное тело на палубу.

Она была в сознании. На плече у нее все еще висел лук с натянутой тетивой и колчан со стрелами. «Ну и историю она, должно быть, расскажет, когда придет в себя!» — подумал он и, перевернув женщину на бок, велел:

— Кашляй, чтобы из тебя вышла вода, которой ты наглоталась.

Она, казалось, не слышала его.

Малоун стукнул ее ладонью по спине.

— Кашляй!

Тело Кассиопеи стали сотрясать судороги. Ее рвало морской водой. Но теперь, по крайней мере, она могла нормально дышать.

На палубу взобралась Стефани.

— Она слаба, но пули ее не задели.

— Мудрено попасть, стреляя в темноте, да еще на танцующей под ногами палубе.

Малоун продолжал легонько похлопывать ладонью по спине Кассиопеи, пока из ее легких не вышли остатки воды. Она постепенно приходила в себя.

— Тебе получше? — спросил он.

Взгляд Кассиопеи становился все более осмысленным. Подобное было хорошо знакомо Малоуну: женщина получила сильный удар по голове.

— Коттон? — удивленно спросила она, словно только что его увидела.

— Думаю, было бы наивностью спрашивать, для чего тебе понадобился лук со стрелами.

Кассиопея потерла затылок.

— Этот кусок дерьма…

— Кто это был? — перебила ее Стефани.

— Стефани? А ты что здесь делаешь? — Кассиопея протянула руку и прикоснулась к мокрой одежде Стефани. — Это ты вытащила меня из воды?

— Я же была перед тобой в долгу. Год назад ты спасла мне жизнь.

Малоун лишь отчасти знал о событиях, происходивших в Вашингтоне прошлой осенью, когда сам он сражался с наемным убийцей в древнем монастыре на Синайском полуострове. Видимо, этих двух женщин связывали прочные узы. Однако сейчас его больше интересовало другое.

— Сколько людей погибло в музее на Торчелло? — спросил он.

Кассиопея будто не слышала его вопроса. Она что-то искала в своей одежде. Через несколько секунд в ее руке появился «глок». С удовлетворенным выражением на лице она вылила воду из ствола пистолета. Главным преимуществом «глока» — Малоун знал это по собственному опыту — в том, что это оружие совершенно не боится воды.

Кассиопея поднялась на ноги.

— Нам надо отправляться.

— Там, в лодке, вместе с тобой был Виктор? — спросил Малоун. В его голосе уже слышались нотки раздражения.

Кассиопея, похоже, полностью оправилась. В ее глазах вспыхнула прежняя злость.

— Я уже говорила: тебя это не касается. Это не твоя война.

— Вот здорово! Тут творится хрен знает что, а я не должен ничего знать?

— Лично я узнала, что Эли убили в Азии по приказу Ирины Зовастиной.

— Кто такой Эли? — осведомилась Стефани.

— Это долгая история, — ответила Кассиопея, — и все проблемы, с которыми мы столкнулись сейчас, являются ее продолжением.

Кассиопея продолжала вытряхивать туман из своего мозга и воду из ствола пистолета.

— Поехали, — коротко бросила она.

— Ты кого-нибудь убила? — спросил Малоун.

— Поджарила одного из них, как ростбиф.

— Потом ты будешь об этом жалеть.

— Благодарю за сочувствие. Поехали же!

Однако Малоун не торопился возвращаться к штурвалу.

— Куда направился Виктор? — спросил он.

Кассиопея сняла с плеча лук.

— Эту штуку тоже прислал Торвальдсен? — спросил он.

— Повторяю в третий раз, Коттон: это не твое дело.

Стефани сделала шаг вперед.

— Кассиопея, я не знаю и половины того, что здесь происходит, но мне известно достаточно, чтобы видеть: ты не думаешь. Хочу напомнить тебе слова, которые ты сама сказала мне прошлой осенью: включи голову. Позволь нам помочь тебе. Расскажи, что случилось.

— И ты, Стефани, тоже оставь меня в покое. Я выслеживала этих подонков на протяжении многих месяцев и вот наконец сегодня наткнулась на них. Одного я прикончила, теперь хочу достать второго. Да, это был Виктор. Он присутствовал при убийстве Эли, а возможно, и сам убил его. Но за что? — Она уже почти кричала. — Я хочу знать, почему его убили!

— Так давай выясним это вместе, — предложил Малоун.

Кассиопея сделала несколько неуверенных шагов по мокрой палубе. Она была достаточно умна, чтобы понимать: в данный момент одна она ничего сделать не сможет, а эти двое нипочем не отстанут. Она положила руки на перила палубы.

— Ну хорошо, вы правы.

Малоун подумал: не пытается ли она просто успокоить их, усыпить их бдительность.

Кассиопея стояла неподвижно.

— Для меня это глубоко личное дело, в большей степени, чем вы можете осознать. — Она помолчала, а затем добавила: — И дело это не ограничивается моим желанием отомстить за убийство Эли.

Она уже во второй раз намекала на какие-то туманные обстоятельства, говорить о которых открыто категорически отказывалась.

— Почему бы тебе не рассказать о том, что поставлено на кон?

— А почему бы тебе не пойти в задницу со своими расспросами, Коттон?

Ему отчаянно хотелось помочь ей, но он понимал, что спорить бессмысленно. Малоун посмотрел на Стефани, и та, поняв вопрос, заключавшийся в его взгляде, кивнула в знак согласия. После этого он направился в рубку и включил максимальные обороты.

Мимо продолжали проноситься полицейские катера, направляясь к Торчелло. Малоун гнал моторку по направлению к Венеции — вслед за удаляющимися огнями лодки, которой управлял Виктор.

— Относительно трупа можете не беспокоиться, — проговорила Кассиопея. — Ни от тела, ни от музея ничего не останется.

— Стефани, — спросил Малоун, — есть какие-нибудь новости про Наоми?

— Кто такая Наоми? — осведомилась Кассиопея.

— А вот это уже мое дело! — огрызнулся он.

Кассиопея не стала приставать к нему, задав только один вопрос:

— Куда мы направляемся?

Малоун взглянул на циферблат часов. Светящиеся цифры сообщили ему, что уже без четверти час.

— Я уже говорил тебе, тут творится черт знает что, но куда направился Виктор, мы знаем точно.

49

Самарканд

4.50


Винченти ощущал неприятное покалывание в позвоночнике. Да, ему приходилось отдавать приказы об убийстве людей, и в последний раз — не далее как вчера, но тут было совсем другое дело. Он был готов ступить на опасный путь, который может не только сделать его самым богатым человеком на планете, но и вписать его имя в историю.

Чуть больше часа назад занялся рассвет. Он сидел на заднем сиденье машины, а О'Коннер и двое других мужчин направились к дому, огороженному высоким проволочным забором и обсаженному цветущими ореховыми деревьями. Все здесь принадлежало Ирине Зовастиной.

Наконец О'Коннер вернулся. Когда он подошел к машине, Винченти опустил стекло.

— В доме было всего двое охранников. Мы убрали их моментально.

— Ты уверен, что других охранников нет?

— Абсолютно. Зовастина, видимо, не особенно беспокоилась относительно безопасности этого места.

Естественно, она ведь полагала, что до него никому нет дела.

— У нас все готово?

— В доме осталась только сиделка, которая ухаживает за больной.

— Что ж, пойдем выясним, насколько они гостеприимны.

Винченти вошел в дом. Двое мужчин, нанятых специально для выполнения этой миссии, держали сиделку Карин Вальде — пожилую женщину с суровым лицом, одетую в халат и шлепанцы. Азиатские черты ее лица были искажены страхом.

— Насколько я понимаю, — заговорил Винченти, — вы ухаживаете за мисс Вальде?

Женщина кивнула.

— И вам ненавистно то, как обращается с ней верховный министр?

— Это просто чудовищно!

Винченти был рад, что информация, предоставленная его собственной разведкой, оказалась безукоризненно точной.

— Насколько мне известно, Карин невыносимо страдает. Ее болезнь прогрессирует.

— А министр не хочет оставить ее в покое.

Винченти подал знак, и двое наемников отпустили женщину. Он подошел ближе и сказал:

— Я приехал, чтобы облегчить ее страдания, но мне понадобится ваша помощь.

Во взгляде женщины читалось подозрение.

— Где охранники? — спросила она.

— Мертвы. Оставайтесь здесь, пока я проведаю больную. Где ее комната? Дальше по коридору?

Последовал еще один кивок.


Винченти включил лампу на прикроватной тумбочке, и его взгляду открылось душераздирающее зрелище. На кровати, укрытое розовым стеганым одеялом, лежало тело, похожее на живой труп. Карин Вальде дышала с помощью баллона с кислородом и маски, к сгибу локтя тянулась трубка капельницы. Он снял с металлической стойки пластиковую емкость с лекарством и заменил ее другой, которую принес с собой.

Глаза женщины открылись.

— Просыпайтесь, — сказал Винченти.

Пытаясь понять, что происходит, она несколько раз моргнула, а затем с видимым усилием приподнялась на подушках.

— Кто вы?

— Мне известно, что в последнее время друзья у вас были в большом дефиците, но я ваш друг.

— Я вас знаю?

Он отрицательно мотнул головой.

— Вы меня знать не можете, а вот я знаю про вас довольно много. Расскажите, каково это — быть любовницей Ирины Зовастиной?

Странно было слышать подобный вопрос от незнакомца, появившегося в ее комнате посередине ночи, но она лишь пожала плечами:

— А вам-то что за дело?

— Я знаком с ней на протяжении многих лет, но ни разу не испытывал симпатии — ни по отношению к ней, ни с ее стороны. Как это удавалось вам?

— Этот вопрос я задавала сама себе сотни раз.

Он обвел взглядом комнату. Каждый предмет здесь отличался элегантностью и дороговизной, как и все остальное в этом доме.

— Недурно тут у вас.

— Почему-то меня это мало радует.

— И все-таки, когда вы заболели, когда у вас обнаружилась положительная реакция на ВИЧ, вы вернулись к ней. Вернулись после того, как несколько лет пропадали неизвестно где.

— Вам многое обо мне известно.

— Чтобы вернуться, вы должны были испытывать по отношению к ней определенные чувства.

Больная вновь откинулась на подушки.

— Иногда она бывает дурой.

Винченти слушал внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова.

— Она считает себя Ахиллесом, а меня — своим Патроклом. Или, хуже того, она — Александр Великий, а я — ее Гефестион. Я миллион раз слышала от нее истории про них. Вы знаете «Илиаду»?

Винченти кивнул.

— Ахиллес чувствовал вину за смерть Патрокла. Он позволил своему любовнику повести войска в битву, прикинувшись им, Ахиллесом. Александр Великий считал себя виновником смерти Гефестиона.

— Вы неплохо знаете историю и литературу.

— Да ни черта я не знаю. Просто наслушалась ее болтовни.

— В чем же заключается ее дурость?

— Она хочет спасти меня, но не осмеливается признаться в этом. Она приезжает сюда, смотрит на меня, даже грубит, но неизменно пытается меня спасти. Я знала ее слабость по отношению ко мне, вот и решила вернуться сюда, будучи уверенной в том, что за мной будет наилучший уход.

— И это несмотря на то, что вы ее ненавидите.

— Поверьте, у человека в моем положении выбор небогатый.

— Вы на удивление откровенны с человеком, которого видите впервые.

— Мне нечего бояться или скрывать. Моя жизнь почти окончена.

— Вы сдались на милость судьбы?

— А что еще мне остается?

Винченти решил выудить из Карин максимум информации.

— Сейчас Зовастина находится в Венеции. Она что-то ищет. Вам об этом известно?

— Ничего удивительного. Она ведь великий герой, выполняющий великую миссию. А я всего-навсего бывшая и к тому же смертельно больная любовница. Таким, как я, не дано задавать герою вопросы или тем более бросать ему вызов. Мы лишь покорно принимаем объедки с хозяйского стола.

— Сколько же чепухи вы наслушались!

Женщина вновь пожала плечами.

— Она считает себя моим спасителем, а я не пытаюсь ее переубедить. Зачем? Кроме того, поругаться с ней время от времени — единственное развлечение, которое у меня осталось.

— Какие резкие повороты делает жизнь, не правда ли?

— Где охранники? — спросила женщина.

— Они мертвы.

— А моя сиделка?

— С ней все в порядке. У меня сложилось впечатление, что она относится к вам с большой теплотой.

— Это верно, — проговорила Карин, едва заметно кивнув головой.

Когда-то эта женщина, вероятно, была неотразима. Перед ее чарами не смог бы устоять никто — ни мужчина, ни женщина. Неудивительно, что не устояла и Зовастина. Несложно было понять и то, почему между двумя этими женщинами сложились столь напряженные отношения. Они обе были альфа-самки, доминирующие в стае и не привыкшие идти на уступки.

— Я наблюдал за вами в течение некоторого времени, — сказал он.

— Нашли на что смотреть, — слабо фыркнула она.

— Ответьте мне на один вопрос. Если бы вы могли загадать одно желание — все, что угодно, — и оно было бы исполнено, чего бы вы попросили?

Подобие человека, лежащее на кровати, казалось, всерьез задумалось над ответом. Винченти почти физически ощущал, как в ее мозгу формируется одно-единственное слово. Ему уже приходилось наблюдать такое, когда смертельно больные люди судорожно цеплялись за то, что не могли подарить им ни наука, ни религия. Они могли надеяться только на чудо. Поэтому, когда женщина набрала в легкие воздух, чтобы ответить, он уже знал, каким будет этот ответ.

— Жизнь.

50

Венеция


Виктор пробежал мимо ярко освещенного западного входа в собор Сан-Марко. Высоко наверху, на фоне ночного неба, словно часовой, стоял сам святой Марк, а у его ног — позолоченный лев, расправивший крылья. Центр площади, слева от него, был огорожен полицейской лентой и наводнен карабинерами. Как обычно бывает в подобных случаях, собралась толпа любопытных. Из обрывков комментариев, которыми обменивались зеваки, Виктор узнал, что недавно здесь произошла перестрелка. Не задерживаясь, он направился к северному входу в собор, которым ему велела воспользоваться Зовастина.

Появление женщины с луком вывело его из себя. Она должна была погибнуть в Дании. Но если этого не случилось, значит, уцелели и двое других, что были с ней. Ситуация все больше выходила из-под контроля. Он должен был остаться и убедиться в том, что она утонула там, в лагуне, но его ждала Зовастина, и опоздать он не имел права.

Перед его мысленным взором все еще стоял умирающий Рафаэль с горящей стрелой в груди.

Зовастину не будет тревожить мысль о том, что на пепелище музея обнаружат труп. От несчастного Рафаэля не останется ничего, кроме горстки пепла.

Такой же, которая осталась от Эли Ланда.


— Вы пришли, чтобы убить меня? — спросил Эли. — Но чем я провинился?

Человек, вторгшийся в его дом посередине ночи, поднял пистолет.

— Для кого я могу представлять угрозу?

Виктор находился в соседней комнате, вне поле зрения обреченного на смерть историка, и слушал.

— Почему вы мне не отвечаете? — возвысив голос, спросил Эли.

— Я пришел сюда не для того, чтобы разговаривать, — ответил мужчина.

— А для того, чтобы застрелить меня?

— Я выполняю приказ.

— Вы знаете, почему вам отдали этот приказ?

— Меня это не интересует.

В комнате повисла тишина.

— Я жалею о том, что не успел сделать нескольких вещей, — проговорил Эли грустным и на удивление спокойным тоном. — Я всегда был уверен в том, что моим убийцей станет моя болезнь.

Виктор слушал с обострившимся интересом.

— Вы заражены? — с подозрением спросил незнакомец. — Но вы не выглядите больным.

— Я и не должен выглядеть больным. Но болезнь все равно во мне.

Виктор услышал характерный звук, который раздается, когда передергивают затвор.


Он стоял снаружи и наблюдал за тем, как полыхает дом. Худосочная пожарная служба Самарканда мало чего добилась. Через пару часов стены дома обрушились внутрь, а «греческий огонь» довершил дело.

Теперь Виктор знал кое-что новое.

Эли Ланд был небезразличен женщине из Копенгагена до такой степени, что она желала отомстить за его смерть.

Он обошел храм и увидел северный вход. В открытом проеме бронзовых дверей его поджидал мужчина.

Виктор внутренне собрался. Он должен быть в форме, чтобы появиться перед верховным министром.


Зовастина сунула договор папскому нунцию и злобно проговорила:

— А теперь позвольте мне мои законных тридцать минут наедине с саркофагом.

Папский нунций взмахнул рукой, и все священнослужители в робах рабочих вышли из пресвитерия.

— Вы еще пожалеете о том, что решились давить на меня, — угрожающе проговорила Зовастина.

— А вы, полагаю, узнаете, что опасно бросать вызов святому отцу Римско-католической церкви.

— Сколько армий под ружьем у вашего Папы?

— Их будет столько, сколько понадобится. Но никаких армий не понадобилось для того, чтобы поставить на колени коммунизм. Это сделал один человек — Иоанн Павел Второй.

— А ваш нынешний Папа — такой же крутой?

— Встаньте у него на пути — и узнаете.

С этими словами Микнер пошел прочь, пересек темный неф и направился к главным дверям собора. Уже из темноты до Зовастиной долетели его слова:

— Я вернусь ровно через тридцать минут.

Из той же темноты вынырнула фигура Виктора. Мужчина прошел мимо Микнера, и нунций приветствовал его кивком головы. Двое телохранителей Зовастиной по-прежнему стояли в нескольких метрах от хозяйки.

Виктор вошел в пресвитерий. Его одежда была мокрой и грязной, лицо перепачкано сажей. Однако Зовастину не волновало, через какие перипетии пришлось пройти командиру Священного отряда на пути сюда. Ее интересовало другое.

— Он у тебя?

Мужчина протянул ей слоновий медальон.

— Не подделка?

— Выглядит как настоящий, но у меня не было возможности проверить это.

Она сунула монету в карман. Проверка может подождать.

В десяти метрах от нее находился открытый саркофаг, и ничто другое в данный момент не имело значения.


Малоун последним перепрыгнул с борта лодки на бетонную пристань. Они снова находились в самом центре города, на знаменитой площади Сан-Марко, расположенной на берегу Венецианской лагуны. Легкая рябь покачивала пришвартованные к причалу гондолы. Площадь была заполнена полицией и зеваками.

Стефани указала на Кассиопею, которая все так же, с луком и колчаном, прокладывала себе путь сквозь толпу любопытных, направляясь к собору.

— Нам нужно приглядывать за этой Покахонтас.

— Мистер Малоун?

Обернувшись, он увидел человека лет под пятьдесят, одетого в брюки из легкого твила, рубашку с длинными рукавами и хлопчатобумажный пиджак. Он шел им навстречу. Кассиопея, видимо, тоже услышала вопрос незнакомца, поскольку остановилась, а затем, развернувшись, направилась к тому месту, где стояли Стефани и Малоун.

— Я — монсеньор Колин Микнер, — представился мужчина, подойдя к ним.

— Вы не похожи на священника.

— В этой одежде — нет. Мне сказали, что вы должны здесь появиться, и описание, которое я получил, полностью соответствует оригиналу: высокий светловолосый мужчина с пожилой женщиной.

— Вы не очень-то тактичны! — возмутилась Стефани.

Микнер усмехнулся.

— Меня предупреждали, что вы весьма щепетильны в том, что касается вашего возраста.

— От кого же, позвольте узнать, вы почерпнули столь исчерпывающую информацию о нас? — осведомился Малоун.

— От Эдвина Дэвиса, — ответила вместо священнослужителя Стефани. — Президент упоминал о том, что в Ватикане у него имеется превосходный источник информации. Насколько я понимаю, это вы.

— Мы с Эдвином давно знаем друг друга.

— Скажите, — заговорила Кассиопея, мотнув головой в сторону собора, — сюда только что не входил мужчина — низкорослый, коренастый, одетый в джинсы?

— Он там, — кивнул нунций, — вместе с министром Зовастиной. Его зовут Виктор Томас, и он является начальником личной гвардии Зовастиной.

— Вы неплохо информированы, — сказал Малоун.

— Этот комплимент уместнее адресовать Эдвину. Но я хотел бы задать вам один вопрос: почему у вас такое странное имя — Коттон?

— Долгая история. Сейчас нам необходимо попасть в собор, и, не сомневаюсь, вам известно, с какой целью.

Микнер жестом руки предложил им следовать за ним, и, обойдя уличного лоточника, они сошли с запруженного туристами — даже в этот поздний час — тротуара.

— Вчера мы получили кое-какую информацию относительно верховного министра Центрально-Азиатской Федерации Ирины Зовастиной и сразу же поделились ею с Вашингтоном. Она страстно желает заглянуть в могилу святого Марка, вот его святейшество и подумал: может, американцы тоже — одновременно с ней — захотят посмотреть на то, что там находится?

— Мы наконец можем идти? — нетерпеливо спросила Кассиопея.

— Вы, как я погляжу, нервничаете?

— Я просто хочу попасть внутрь собора.

— У вас лук со стрелами.

— Вы наблюдательны.

Микнер пропустил ее укол мимо ушей и обратился к Малоуну:

— Ситуация обещает быть жаркой?

— Не жарче, чем она уже есть.

— Здесь, — Микнер кивнул в сторону площади, — совсем недавно уже убили одного человека.

— А там, на Торчелло, горит музей, — ответил Малоун и тут же почувствовал вибрацию сотового телефона. Вынув его из кармана, он посмотрел на дисплей. Звонил Торвальдсен. Нажав на клавишу приема, он, не потрудившись поздороваться, произнес: — Прислать ей лук со стрелами было не самым умным поступком.

— У меня не было выбора, — ответил датчанин. — А сейчас мне необходимо поговорить с ней. Она рядом с тобой?

— Еще бы!

Он передал трубку Кассиопее, и она отошла в сторону.


Дрожащей рукой Кассиопея прижала трубку к уху.

— Слушай меня очень внимательно, — послышался голос Торвальдсена на другом конце линии. — Есть кое-что, о чем ты должна знать.


— Это просто кошмар какой-то! — воскликнул Микнер.

— И с каждой секундой этот кошмар становится все более кошмарным, — откликнулась Стефани.

Папский нунций с тревогой посмотрел на стоящую к ним спиной Кассиопею с трубкой сотового телефона, крепко прижатой к уху.

— По-моему, она пошла вразнос, — совсем не по-пасторски проговорил он.

— Это состояние хотя бы один раз в жизни наверняка испытывал каждый из нас.

Микнер улыбнулся.

— С этим не поспоришь.

Кассиопея закончила разговор, вернулась к ним и отдала Малоуну трубку.

— Что, получила приказ на марш-бросок? — спросил он.

— Что-то в этом роде.

Малоун повернулся к Микнеру.

— Сами видите, с кем мне приходится работать. Так, может, хоть вы сообщите мне что-нибудь полезное?

— Виктор и Зовастина находятся в пресвитерии собора.

— Очень полезно, ничего не скажешь!

Проигнорировав сарказм американца, нунций повернулся к Стефани и сказал:

— Мне необходимо поговорить с вами наедине. Я должен сообщить то, что просил передать вам Эдвин.

— У меня нет секретов от моих товарищей.

— Эдвин сказал, что эта информация — чрезвычайно важна и секретна.

— Мы сумеем сохранить ее в секрете.


Зовастина подошла к алтарному столу и опустилась на колени. Один из священников оставил рядом с ним светящуюся химическую палочку. Резким жестом она подозвала Виктора и велела ему опуститься на колени подле нее.

— Отошли тех двоих, — кивнула она на стоящих поодаль телохранителей. — Вели им обыскать собор, особенно второй этаж. Я хочу быть уверена в том, что за нами никто не подсматривает.

Виктор передал приказ охранникам и вернулся.

Зовастина переломила фосфоресцирующую палочку и с замиранием сердца осветила внутренность каменного саркофага. Она мечтала об этом моменте с того самого дня, когда Эли Ланд поселил в ее душе надежду на то, что ее сокровенные мечты, возможно, осуществимы. А вдруг он ошибался? Вдруг загадка Птолемея — это путь в никуда? Или она действительно указывает дорогу к реальному месту захоронения Александра Великого? К месту высоко в горах, где скифы открыли Александру тайну жизни.

Вот в чем заключался секрет! Тайна жизни — в загадочном снадобье! Она вспомнила, что писал придворный историк Александра: «У несчастного опухла шея, все горло покрыли нарывы — так, что он не мог глотать. Ему в глотку словно насыпали гальки, и с каждым выдохом он извергал из себя отвратительную слизь. Его тело покрылось чирьями, мышцы утратили силу. Каждый вдох давался ему с трудом».

И, несмотря на все эти ужасные симптомы, снадобье излечило больного всего за один день. Врачи из ее биолаборатории считали, что все это является симптомами инфекционного заражения. Возможно ли, что природа, наплодившая столь много вирусов-убийц, сумела создать и противоядия от них?

В каменном саркофаге не было никакой мумии.

Вместо того что она ожидала увидеть, взгляду Зовастиной открылась прямоугольная деревянная коробка около полуметра в длину, с двумя бронзовыми ручками по бокам. От разочарования у нее скрутило кишки, но, не выдавая своих чувств, она приказала Виктору:

— Вынь ее.

Виктор протянул руки, ухватился за бронзовые рукоятки древнего ящика и, вытащив его из саркофага, поставил на мраморный пол.

Что она ожидала увидеть? Двухтысячелетнюю мумию? Именно так! Египетские бальзамировщики знали свое дело и делали его на славу: тело, которое нужно было сохранить, будет сохранено навечно. Мумии в своих саркофагах покоились столетия. В неприкосновенности. На протяжении сотен лет. Эли Ланд не сомневался в подлинности загадки Птолемея. Но он также был уверен в том, что в 828 году двое византийцев вывезли из Александрии не останки святого Марка, а те, что покоились в Соме на протяжении шестисот лет. Тело столь почитаемого ими Александра Великого.

— Открой его!

Виктор отщелкнул застежки, запирающие ящик, и открыл крышку. Коробка была выстлана выцветшим от времени бархатом. В ней лежала еще какая-то тряпка. Зовастина сняла ее и обнаружила под ней человеческую челюсть, лопатку, тазобедренную кость, часть черепной коробки и пригоршню пепла.

Она закрыла глаза.

— А что вы ожидали увидеть? — прозвучал за ее спиной незнакомый голос.

51

Самарканд


Мысленно просмаковав ответ умирающей на заданный им вопрос, Винченти задал новый:

— А что вы будете делать с этой жизнью, достанься она вам?

— Много ли я могу? Взгляните на меня! Кстати, я даже не знаю вашего имени.

Эта женщина умела управлять людьми, совершенствовалась в этом искусстве долгие годы и даже сейчас, глядя в глаза смерти, не утратила этого умения.

— Энрико Винченти.

— На итальянца вы не похожи.

— Мне просто понравилось это имя.

Женщина усмехнулась.

— Вам не откажешь в наличии вкуса. Энрико Винченти… Мне кажется, между нами много общего.

Винченти не стал спорить. Он действительно был человеком двух имен и множества интересов, но только одна честолюбивая цель владела им.

— Что вам известно про ВИЧ?

— Только то, что он убивает меня.

— А знаете ли вы о том, что он существует уже миллионы лет? Это просто невероятно, поскольку это даже не живой организм, а всего лишь рибонуклеиновая кислота — РНК, заключенная в защитную протеиновую оболочку.

— Вы что, ученый?

— В определенном смысле — да. Вы знаете, что ВИЧ не обладает клеточной структурой? Он не способен произвести ни капли энергии, и единственным признаком живого организма, который он демонстрирует, является способность воспроизводиться. Но даже для этого он нуждается в генетической энергии организма, в котором поселяется.

— Вроде меня?

— Боюсь, что именно так. Сегодня нам известны около тысячи вирусов, но при этом каждый день открывают все новые их виды. Более половины их живут в растениях, остальные — в животных. ВИЧ обитает в организмах животных, но он поистине уникален.

Винченти заметил озадаченное выражение на иссохшем лице женщины и спросил:

— Вы не хотите узнать, что вас убивает?

— А разве это что-то изменит?

— Вообще-то это может изменить чертовски многое.

— Что ж, давайте, мой новый друг, появившийся неизвестно откуда и непонятно зачем. Продолжайте свой рассказ.

Винченти порадовала ее готовность слушать.

— Необычность вируса иммунодефицита заключается в том, что он способен заменять генетический код другой клетки своим собственным. Именно поэтому он называется ретровирусом. Он проникает в клетку и превращает ее в копию себя самого. Он — взломщик, который похищает у другой клетки ее, так сказать, личность. — Винченти сделал паузу, чтобы больная смогла по достоинству оценить использованную им метафору. — Двести тысяч вирусов ВИЧ, собранных вместе, будут едва видны невооруженному глазу. Вирус отличается огромной живучестью, он почти неуязвим, но для существования ему необходимы определенные количества протеинов, солей, сахаров и, главное, строго определенный уровень кислотности окружающей среды. Чуть больше одного, чуть меньше другого, и, — Винченти щелкнул пальцами, — он погибает.

— Но, судя по всему, внутри меня он чувствует себя вполне комфортно.

— О да! Теплокровные млекопитающие — их организм создает для ВИЧ идеальные условия. Ткани мозга, спинномозговая жидкость, костный мозг, грудное молоко, вагинальный секрет — он прекрасно ощущает себя в них. Однако излюбленной средой его обитания являются кровь и лимфа. В точности как вы, мисс Вальде, вирус просто стремится выжить.

Он взглянул на часы, стоящие на прикроватной тумбочке. О'Коннер и двое других мужчин оставались на страже за дверью. Винченти сознательно оставил их снаружи, поскольку хотел, чтобы никто не присутствовал при этом разговоре. Камиль Ревин сообщил ему, что охранники в доме меняются в конце каждой недели. Поскольку гвардейцам Священного отряда эта обязанность была не по душе, никто из них не должен появиться здесь до того, как наступит время заступать на дежурство. Они относились к приказу охранять какую-то умирающую бабу как к очередной блажи Зовастиной.

— И вот что интересно, — продолжал говорить Винченти. — Вирус ВИЧ теоретически даже не должен выживать в вашем теле, слишком много в крови клеток, борющихся с любыми инфекциями. Но вирус научился вести против них действия, которые можно было бы назвать партизанской войной на микроскопическом уровне, играя с вашими белыми кровяными тельцами в прятки. Вирус владеет секретом, как прятаться там, где защитникам организма его нипочем не найти.

Помолчав несколько секунд для пущего эффекта, Винченти сообщил:

— В лимфатических узлах. Это узелки диаметром с горошину. У человека их насчитывается свыше четырехсот, они разбросаны по всему телу человека и играют роль фильтров — улавливают чужеродные клетки, чтобы белые кровяные тела могли их уничтожить. Лимфоузлы — это клетка для хищных зверей вашей иммунной системы, место, где ретровирус, казалось бы, должен искать убежище в последнюю очередь. И вот на тебе, ВИЧ обосновался именно там. Он научился делать дубликат, копировать защитную протеиновую оболочку, которую иммунная система производит в лимфатических узлах. И вот, никем не замеченный, под самым носом у иммунной системы, он терпеливо живет, превращая клетки лимфоузлов из борцов с инфекцией в свою копию и подобие. Он занимается этим годами — до тех пор, пока лимфатические узлы не начинают вздуваться, потом разрушаются, и все клетки ВИЧ устремляются в кровяную систему. Этим-то и объясняется тот факт, что от момента заражения до обнаружения инфекции проходит так много времени.

Мозгу Винченти еще было доступно аналитическое мышление ученого, которым он являлся на протяжении многих лет. Теперь, однако, он с головы до пят был предпринимателем, действующим в глобальном масштабе, и искусным манипулятором — столь же искусным, как и Карин Вальде. Теперь же он собирался провернуть самую грандиозную махинацию из всех, которые ему доводилось осуществлять.

— А знаете, что еще более удивительно? Каждая репликация клетки, появляющаяся в результате действия ВИЧ, индивидуальна. Поэтому, когда лимфатические узлы разрушаются, вместо одного агрессора в них оказываются миллиарды разных агрессоров, и целая армия мутировавших ретровирусов устремляется в ваш кровоток. Ваша иммунная система реагирует так, как ей и положено, но она вынуждена создавать новые и разные белые кровяные тельца, чтобы бороться с каждым новым видом агрессора. А это невозможно.

— Наверняка вы пришли сюда не для того, чтобы прочитать мне научную лекцию?

— Я пришел, чтобы узнать, хотите ли вы остаться в живых.

— Если только вы не ангел или тем более не Бог, это невозможно.

— Видите ли, ВИЧ способен убить любого, но он оставляет вас беззащитной лишь тогда, когда в вашу кровь в поисках места для жизни попадает какой-то другой вирус, бактерия, грибок или паразит. Чтобы вычистить их из организма, не хватает белых кровяных телец. Так что остается единственный вопрос: какая именно инфекция станет причиной вашей смерти?

— А как насчет того, чтобы вы убрались к чертовой матери и оставили меня умирать?

Карин Вальде и впрямь была ожесточенной женщиной, но разговор с ней взбудоражил мечты Винченти. В них он уже видел, как выступает перед прессой, как репортеры ловят каждое его слово, а на следующее утро он просыпается знаменитостью и научным светилом всемирного масштаба. Он представлял, как заключает договоры на написание книг, продает права на создание о нем кино- и телефильмов, становится желанным гостем в лучших домах, получает премии и награды. Премия Альберта Ласкера и Национальная медаль науки ему обеспечены, это уж точно. А там — чем черт не шутит! — возможно, и Нобелевская премия.

Но все это будет зависеть от того решения, которое он сейчас примет.

Винченти посмотрел на распростертую на кровати оболочку человеческого тела. Живыми на ней казались только глаза.

Он протянул руку к трубке, тянущейся от капельницы.

— Что это такое? — настороженно спросила Карин, заметив в его руке шприц с прозрачной жидкостью.

Он не ответил на ее вопрос.

— Что вы хотите делать?

Винченти воткнул иглу в трубку капельницы и нажал на поршень шприца.

Карин попыталась приподняться, но из этого ничего не вышло. Она рухнула обратно на простыни, дико вращая глазами. Винченти наблюдал за тем, как тяжелеют и опускаются ее веки. Затем дыхание женщины замедлилось, она затихла. Ее глаза закрылись и больше не открывались.

52

Венеция


Зовастина встала и повернулась к незнакомцу. Он был низкого роста, с искривленным позвоночником, с взлохмаченной шевелюрой и кустистыми бровями. Говорил он дребезжащим стариковским голосом. Все в нем — морщинистое лицо, впалые щеки, седые волосы и руки со вздутыми венами — буквально кричало о преклонном возрасте.

— Кто вы такой? — спросила она.

— Хенрик Торвальдсен.

Это имя было ей знакомо. Датчанин, один из богатейших людей Европы. Но каким образом и зачем он здесь оказался?

Виктор моментально отреагировал на появление незваного гостя и направил на него пистолет. Зовастина отстранила его руку с оружием, наградив многозначительным взглядом, в котором читалось: «Погоди. Давай посмотрим, что из этого выйдет».

— Мне известно о вас.

— А мне о вас. Вы бывшая советская чиновница, которая вершит теперь судьбы народов. Неплохая карьера.

Зовастина была не в настроении обмениваться комплиментами.

— Что вам здесь надо?

Шаркая ногами, старик подошел к деревянной коробке.

— Неужели вы действительно считали, что здесь лежит Александр Великий?

Этот дед знал круг ее интересов.

— О, искатель приключений! Пусть мой бессмертный голос, хоть и звучащий издалека, наполнит твои уши. Услышь мои слова. Плыви в столицу, основанную отцом Александра, где мудрецы стоят на страже. Прикоснись к сокровенной сути золотой иллюзии. Разъедини феникса. Жизнь является мерилом могилы. Но будь настороже: есть лишь один шанс на успех.

Ей с трудом удалось скрыть шок, вызванный цитатой, произнесенной стариком. Да, он действительно в курсе ее дел!

— Думали, вы одна это знаете? — спросил он. — До чего же вы самоуверенны!


Малоун нервничал. Они с Кассиопеей находились на высоте пятидесяти футов и на расстоянии в три четверти футбольного поля, с которым можно было сравнить внутреннее помещение собора, от того места, где Торвальдсен бросил вызов Зовастиной под суровым взглядом Виктора. Микнер провел их в собор через западный атриум и проводил наверх. Когда они поднялись по крутой лестнице, то увидели, что второй этаж базилики, где располагались музей и сувенирная лавка, сильно отличается от первого. Если внизу все было облицовано изумительным мрамором, блистало золотом и переливалось отблесками мозаики, то здесь их встретили невзрачные кирпичные стены.

— Какого черта он здесь делает? — пробормотал Малоун. — Ведь он звонил нам только что, когда мы находились на улице!

Они прятались на каменной балюстраде, с которой открывался панорамный вид на величавые купола, поддерживаемые массивными мраморными колоннами. Золотая мозаика потолков переливалась в ярком свете ламп, мраморный пол и неосвещенные в этот ночной час боковые часовни укутались в черно-серые тени. Пресвитерий в дальнем конце зала, где сейчас стоял Торвальдсен, напоминал ярко освещенную сцену в темном зале театра.

— Ты не собираешься ответить на мой вопрос?

Кассиопея хранила молчание.

— Вы оба меня сейчас разозлите.

— Я предложила тебе отправляться домой.

— Хенрик, возможно, откусил больше, чем может прожевать.

— Она не застрелит его. По крайней мере, до тех пор, пока не выяснит, зачем он сюда заявился.

— А зачем он сюда заявился?

Ответом Малоуну снова было молчание.

— Нам нужно сменить позицию. Давай переместимся вон туда. — Он указал влево, в сторону северного трансепта, куда тянулась галерея, выходившая на пресвитерий. — Музей тянется по всей галерее. Мы окажемся ближе к ним и сумеем слышать разговор.

— Нет, — мотнула головой Кассиопея. — Я пойду вправо. Оттуда хороший обзор на верхний южный трансепт. И тогда мы с тобой будем находиться по обе стороны пресвитерия.


Сердце Виктора стучало, как паровой молот. Сначала — та женщина, теперь — старик, заявляющий, что сгоревший музей в Копенгагене принадлежал ему. Значит, второй мужчина тоже наверняка жив. И возможно, находится где-то поблизости.

Он заметил, что Торвальдсен не обращает на него никакого внимания. Старый датчанин ничем не показал, что знает Виктора.


Зовастина смотрела на Торвальдсена, направив на него пистолет.

— Мне известно, что вы язычница, — спокойно проговорил датчанин, — но неужели вы осмелитесь застрелить меня здесь, на алтаре христианской церкви?

— Откуда вам известна загадка Птолемея?

— Эли рассказал мне о ней.

Она опустила оружие и окинула старика оценивающим взглядом.

— А откуда вы знаете его?

— Он дружил с моим сыном. С самого детства они были неразлейвода.

— Что вам здесь нужно?

Торвальдсен ответил вопросом на вопрос:

— Почему так важно найти могилу Александра Македонского?

— Существует ли хоть одна причина, по которой я должна обсуждать этот вопрос с вами?

— Готов предоставить вам сразу несколько. В настоящее время в вашем распоряжении имеется около тридцати зоонозов, полученных вами из различных экзотических животных, которые по вашему приказу были похищены из государственных и частных зоопарков. У вас как минимум две лаборатории по разработке и производству биологического оружия. Одна принадлежит вашему правительству, другая — «Филоген фармасьютик», корпорации, владельцем которой является человек по имени Энрико Винченти. Вы оба являетесь членами Венецианской лиги. Ну, получается у меня?

— Но ведь вы все еще дышите, не так ли?

Торвальдсен улыбнулся с явно довольным видом.

— И за это я вам весьма признателен. Помимо всего перечисленного в вашем распоряжении также имеются мощные вооруженные силы. Армия численностью в миллион солдат, сто тридцать истребителей, множество транспортных и многоцелевых самолетов, современные базы, великолепная система военных коммуникаций. Иначе говоря, у вас есть все, что может понадобиться честолюбивому деспоту.

Зовастиной было необходимо выяснить все, что известно датчанину, но ей не нравилось, что Виктор тоже все это слушает, поэтому, повернувшись к своему главному телохранителю, она приказала:

— Отправляйся и выясни, что делают двое других охранников. Прикажи им убедиться в том, что в соборе больше никого нет.


Двое других?

Малоун услышал эти слова сразу после того, как занял позицию в другой части каменной галереи, высоко над пресвитерием. В ста пятидесяти футах под ним стояли Торвальдсен и Зовастина. Кассиопея расположилась в пятидесяти футах от него, на другой стороне нефа, в южном трансепте, расположенном столь же высоко над полом церкви.

Малоун не видел ее, но надеялся, что она тоже услышала эти слова.


Зовастина дождалась, пока Виктор уйдет, затем снова перевела взгляд на Торвальдсена.

— Что плохого в том, что я хочу защитить свою страну?

Гектор, блюдись, да объяты, как всеувлекающей сетью,
Все вы врагов разъяренных не будете плен и добыча!
Скоро тогда супостаты разрушат ваш град велелепный!

— Помню. Это из «Илиады». Слова Сарпедона, обращенные к Гектору. Но мне на ум приходит иная цитата. «В храбрости нашей, льщусь, не найдешь недостатка, покуда нам силы достанет». Вы не собираетесь никого и ничего защищать. Вы готовите нападение. Зоонозы — оружие нападения. Иран, Афганистан, Пакистан, Индия. За всю историю их удалось покорить лишь одному человеку — Александру Великому, да и то он удерживал эти территории всего несколько лет. С тех пор в эти страны приходили многие завоеватели, но каждый из них неизменно терпел неудачу. Даже американцы, пытавшиеся покорить Ирак. Но вы, министр, намерены перещеголять их всех.

Где-то в ее окружении утечка информации, причем массивная. Ей нужно срочно возвращаться домой, чтобы разобраться с этой проблемой.

— Вы хотите сделать то, к чему стремился Александр, только наоборот. Его завоевания представляли собой покорение Западом Востока. Теперь будет доминировать Восток. Вы планируете прибрать к рукам всех ваших соседей — и верите, что Запад позволит вам сделать это, считая вас своим другом. Но и на этом вы не намерены останавливаться, не так ли? Вы желаете прибрать к рукам и Ближний Восток с Аравией. Нефть у вас имеется, в прежнем Казахстане ее предостаточно. Но большую ее часть вы продаете задешево России и Европе. Поэтому вам нужны новые запасы нефти, которые дадут вам еще большую власть в мировом масштабе. Это может стать возможным благодаря вашим зоонозам. С их помощью вы за считанные дни можете опустошить любую страну, поставить ее на колени. Ни одна страна из ваших потенциальных жертв не искушена в ведении войн, а когда ваши вирусы завершат свою страшную работу, они и вовсе окажутся беззащитными.

Зовастина все так же сжимала в руке направленный на старика пистолет.

— Запад будет только приветствовать подобный сценарий.

— Мы предпочитаем иметь дело с чертями, которых знаем. Кроме того, вопреки мнению, широко распространенному в арабских странах, Запад не является их врагом.

Он устремил на женщину палец.

— Вы — их враг.

Малоун слушал с большим вниманием. Торвальдсен далеко не дурак, значит, у него есть причина бросать Зовастиной открытый вызов. Само его присутствие здесь уже чудо из чудес. Старик терпеть не мог путешествия и последний раз покинул дом прошлой осенью, когда предпринял поездку в Австрию. Тем не менее сейчас он находился здесь — в итальянской церкви, посреди ночи, вставляя палки в колеса вооруженному деспоту.

Он видел, как Виктор вышел из пресвитерия и повернул в южный трансепт, оказавшись как раз под тем местом, где на галерее второго этажа находилась Кассиопея. Обратив внимание на открытую лестницу, спускающуюся с той части галереи к нефу, Малоун подумал, что такая же лестница наверняка есть и в северном трансепте, поскольку средневековые строители больше всего на свете любили симметрию.

Его окружали голые каменные стены, произведения искусства, ковры, старинные гобелены и картины. Большая часть этих экспонатов была выставлена в стеклянных музейных стендах или на столах.

В освещенном лестничном проеме возникла тень и, танцуя на стенах, стала увеличиваться в размерах. Один из охранников Зовастиной поднимался на второй этаж.

Прямо к нему.

53

Монсеньор Микнер провел Стефани длинными коридорами, где располагались служебные помещения собора, и ввел в ничем не примечательный кабинет, где под обрамленным рамой портретом Папы Римского восседал Эдвин Дэвис.

— Все еще хочешь дать мне пинка под зад? — осведомился он.

Она слишком устала, чтобы вступать в перепалку.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Пытаюсь предотвратить войну.

Ей не хотелось слушать все это.

— Ты знаешь, что внутри собора могут возникнуть большие проблемы?

— Да, и именно поэтому ты сейчас не там, а здесь.

— То есть вы готовы пожертвовать Малоуном и Кассиопеей? — осенило ее.

— Что-то в этом роде. Мы не знаем, что может предпринять Зовастина, но, как бы то ни было, я не хотел, чтобы в это была вовлечена руководитель группы «Магеллан».

Стефани повернулась, чтобы уйти.

— На твоем месте я бы остался, — окликнул ее Дэвис.

— Да пошел ты, Эдвин!

Микнер, встав на пороге, преградил ей путь.

— Вы тоже являетесь частью всего этого безумия? — устало спросила она.

— Как я уже говорил, когда мы находились снаружи, к нам попала кое-какая важная информация — и мы передали ее тем, кого, по нашему мнению, она могла заинтересовать. Ирина Зовастина представляет собой угрозу всему миру.

— Она замыслила войну, — добавил Дэвис. — Погибнут миллионы людей, но ее это не останавливает.

Стефани повернулась.

— И поэтому она пошла на риск, предприняв поездку в Венецию, чтобы взглянуть на двухтысячелетнюю мумию? Что она здесь делает?

— Вероятно, очень злится, — с усмешкой ответил Микнер, и, взглянув на нунция, Стефани увидела хитрый огонек в его взгляде.

— Вы одурачили ее?

Монсеньор отрицательно мотнул головой.

— Она сама себя одурачила.

— Там сейчас кого-нибудь застрелят. Кассиопея уже находится на грани срыва. Вы не опасаетесь, что звук выстрелов привлечет внимание полицейских, которых на площади и так пруд пруди?

— Стены базилики — в несколько футов толщиной, — ответил Микнер. — Они абсолютно звуконепроницаемы. Им никто не помешает.

— Стефани, — заговорил Дэвис, — мы не знаем, что привело Зовастину в Венецию, но это, безусловно, что-то очень важное. Вот мы и решили: если она столь упрямо рвется сюда, устроим-ка мы ей достойный прием.

— Я все поняла. Вы решили выманить Зовастину из ее песочницы в свою. Но вы не имели права подвергать опасности Малоуна и Кассиопею.

— Да брось ты! Кассиопея уже была вовлечена в это на пару с Хенриком Торвальдсеном, а он, в свою очередь, вовлек тебя. А Малоун? Он взрослый мальчик и имеет право делать все, что захочет. Захотел оказаться здесь — и оказался.

— Ты выуживаешь информацию. Пытаешь узнать хоть что-то новое.

— И использую для этого единственную возможность, которая у нас есть. Она сама захотела заглянуть в эту гробницу.

Стефани была озадачена.

— Вам, очевидно, известны все ее планы. Чего же вы ждете? Действуйте первыми: организуйте на нее политическое давление или нападите первыми, разбомбите ее укрепления, пристрелите ее, в конце концов!

— Это не так просто. Информация, которой мы обладаем, носит разрозненный характер, а неопровержимых доказательств у нас нет. По крайней мере, ничего такого, от чего она не смогла бы отпереться. Кроме того, запасы биологического оружия бомбить нельзя. И к сожалению, мы знаем далеко не все. Вот для чего нам нужен Малоун и остальные — чтобы добыть для нас недостающие фрагменты головоломки.

— Эдвин, ты не знаешь Коттона. Ему не нравится, когда им пытаются играть.

— Нам известно, что Наоми Джонс мертва…

Дэвис приберегал этот аргумент до последнего, не сомневаясь в том, что он сработает.

— … ее сунули в гроб вместе с другим телом — трупом какого-то мелкого афериста из Флоренции. У нее была сломана шея, а у него — пуля в башке.

— Дело рук Винченти? — спросила Стефани.

Дэвис кивнул.

— Он сейчас тоже не сидит на месте. Только что он улетел в Центрально-Азиатскую Федерацию. Незапланированный визит.

Стефани видела, что Дэвис знает больше, чем говорит.

— Он только что похитил женщину, которую Зовастина выхаживала на протяжении последнего года. Женщина, которая являлась ее единственной любовью.

— Зовастина — лесбиянка?

— То-то был бы сюрприз для ее Народного собрания, как думаешь? Роман Зовастиной с этой женщиной длился очень долго, но теперь ее бывшая любовница умирает от СПИДа, и Винченти, судя по всему, решил использовать ее в своей игре.

— Существует ли какая-то причина, по которой вы позволяете Винченти делать все, что ему вздумается?

— У него тоже есть какая-то тайная цель. Он не просто снабжает Зовастину смертоносными вирусами, он не просто обеспечивает членам Венецианской лиги режим наибольшего благоприятствования для их коммерческой деятельности. У него на уме что-то иное, гораздо более важное. Мы хотим знать, что именно.

Стефани было необходимо уйти.

В кабинет вошел еще один священнослужитель и произнес:

— Мы только что слышали выстрел в соборе.


За мгновение до того, как охранник выстрелил, Малоун нырнул под один из музейных стендов. Он пытался спрятаться еще до того, как противник поднялся на галерею, но, по-видимому, мужчина успел увидеть движение и сразу же приступил к действиям.

Пуля попала в стол, на котором были разложены образцы средневековой одежды. Слоистое дерево устояло под ударом, подарив Малоуну дополнительные секунды, чтобы забраться еще глубже в тень. Звук выстрела раскатился по собору и, без сомнения, привлек к себе внимание всех, кто в нем находился. Малоун прополз на четвереньках по скользкому полу и укрылся за длинной экспозицией, в которой были представлены живописные панно и подсвеченные листы манускриптов.

Его пистолет был уже наготове.

Нужно было завлечь мужчину глубже, и это, похоже, не представляло особой проблемы. Звук шагов приближался.


Зовастина услышала звук выстрела, раздавшийся с верхнего северного трансепта, а затем заметила движение и голову, перемещавшуюся над каменным ограждением галереи. Это был один из ее охранников.

— Я пришел не один, — сообщил Торвальдсен.

Она, как и раньше, держала датчанина на мушке пистолета.

— Площадь Сан-Марко кишит полицией. Вам будет непросто уйти. Вам, главе иностранного государства, находящейся в чужой стране. Так что, вы действительно собираетесь застрелить меня? — Торвальдсен сделал паузу и спросил: — Как поступил бы в подобной ситуации Александр Великий?

Зовастина не понимала, говорит ли старик серьезно или издевается над ней, но ответ на его вопрос был у нее готов:

— Он бы убил вас.

Торвальдсен переместился чуть влево.

— Не согласен. Он был великим тактиком и чрезвычайно умным человеком. Вспомнить, к примеру, гордиев узел.

Подняв голову кверху, Зовастина крикнула:

— Эй, что там у вас происходит?

Ее охранник не ответил.

— Легендарный основатель Фригийского царства Гордий основал город Гордион. Он установил в храме Зевса телегу, привязав ярмо к дышлу таким сложным узлом, что его никто не мог развязать. Александр просто-напросто разрубил веревку мечом. Простое решение сложной проблемы.

— Вы слишком много разговариваете.

— Александр не позволял сложным ситуациям затуманивать свой рассудок.

— Виктор! — позвала Зовастина.

— Разумеется, — продолжал Торвальдсен, — существует много вариантов этой легенды. Одна из них утверждает, что Александру легко удалось разрешить задачу и освободить ярмо, вынув из переднего конца дышла крюк — так называемый «гестор», которым закрепляется яремный ремень, после чего нашел концы веревки и распутал узел. Так что — кто знает…

Зовастина начала уставать от этой старческой болтовни. Плевать на то, является она главой государства или нет.

Она нажала на спуск.

54

Самарканд


Винченти помнил, как развивалась болезнь на первых стадиях. Сначала все симптомы напоминали простуду, потом он решил, что это грипп, но скоро стали налицо все признаки вирусной инфекции.

Заражен!

— Я умру? — выкрикнул лежащий на койке Чарли Истон. — Я хочу знать, черт возьми! Скажи мне!

Он вытер потную бровь Чарли влажным лоскутом — в который уже раз за последний час — и спокойно сказал:

— Тебе нужно успокоиться.

— Не неси чушь! Все кончено, да?

Три года они работали плечом к плечу, поэтому уклоняться от ответа или лицемерить не имело смысла.

— Я ничего не могу поделать.

— Черт, я так и знал! Ты должен обратиться за помощью к кому-то еще!

— Ты знаешь, что я не могу этого сделать.

Изолированное местоположение для этой станции выбиралось иракцами и советскими, причем с превеликим тщанием. Главным для них была полная секретность, и цена этой секретности стала фатальной, когда произошла ошибка. Именно ошибка была причиной случившегося.

Привязанный к койке за руки и за ноги, Истон неистово дернулся.

— Развяжи эти проклятые веревки! Выпусти меня отсюда!

Ему пришлось привязать этого идиота, поскольку он знал, что иного выхода нет.

— Мы не можем уйти отсюда.

— Плевать на политику! Плевать на тебя! Развяжи чертовы веревки!

Истон застыл, его дыхание стало натужным, а затем он впал в беспамятство.

Наконец-то.

Винченти отвернулся от койки и взял дневник, который он принялся вести три недели назад. На обложке было выведено имя его напарника. Он заносил туда наблюдения за тем, как день ото дня менялся цвет кожи больного. Поначалу нормальная, она затем приобрела желтушный оттенок и наконец стала пепельной, так что сейчас мужчина, лежащий на койке, казался мертвецом. Среди других наблюдений в дневнике имелись записи о чудовищной потере веса — на десять фунтов каждые два дня и на сорок фунтов в целом — и об острой кишечной непроходимости, выразившейся в том, что больной лишь время от времени мог сделать пару глотков теплой воды или водки.

И, конечно же, о неимоверно высокой температуре. Она не опускалась ниже 39,4°, иногда подпрыгивала выше. Тело теряло жидкость быстрее, чем могло компенсировать эти потери, и усыхало буквально на глазах. Годами они использовали в своих исследованиях подопытных животных. С этой целью Багдад в неограниченных количествах снабжал их гиббонами, бабуинами, зелеными макаками, грызунами и рептилиями. Но теперь появилась возможность аккуратно отследить и задокументировать воздействие болезни на организм человека.

Он перевел взгляд на своего партнера. Каждый новый вдох давался Истону все с большим трудом, глубоко в горле булькала слизь, пот градом катился по коже. Только после того, как Винченти занес все эти наблюдения в дневник, он сунул ручку в нагрудный карман.

Винченти встал с койки и, желая размять затекшие ноги, вышел в прозрачную ночь. Он размышлял о том, как долго еще будет теплиться жизнь в том, что осталось от несчастного Истона. И главное — что делать потом с его телом?

На случай подобной чрезвычайной ситуации не существовало никаких инструкций, поэтому придется импровизировать. К счастью, строители станции предусмотрительно снабдили ее печью для кремации трупов подопытных животных, но, для того чтобы сжечь в ней столь крупный предмет, как человеческое тело, придется включить фантазию.

— Я вижу ангелов! Они здесь! Они повсюду! — закричал с койки Истон.

Винченти отправился обратно.

Теперь Истон был слеп. Винченти не мог бы с уверенностью сказать, что разрушило его сетчатку — высокая температура или вторичная инфекция.

— Здесь и сам Господь! Я вижу его!

— Конечно, Чарли. Конечно, ты их видишь.

Он проверил больному пульс. Кровь толчками пробивала себе дорогу через сонную артерию, сердце стучало как барабан. Следующий шаг — измерить кровяное давление. Оно почти угасало. Температура тела оставалась все на том же уровне — 39,4°.

— Что мне сказать Богу? — спросил Истон.

Винченти опустил взгляд на партнера.

— Поздоровайся с ним.

Затем он пододвинул стул ближе к койке и стал наблюдать за тем, как смерть берет свое. Конец наступил через двадцать минут и не выглядел ни страшным, ни болезненным. Просто последний вдох. Долгий и глубокий. А выдоха уже не было.

Винченти пометил в дневнике дату и время смерти, взял образцы крови и тканей. Потом он завернул бездыханное тело в тонкий матрас с пропитавшимися потом простынями, вынес эту зловонную ношу из здания и перетащил ее в соседнее строение. Там его уже ждали острый как бритва скальпель и хирургическая пила. Винченти натянул толстые резиновые перчатки и отделил ноги мертвого от туловища. Резать истощенную плоть было не труднее, чем вареную курицу. Затем Винченти ампутировал руки, сунул все четыре конечности в печь и, не испытывая никаких чувств, смотрел, как их пожирает огонь. Лишенное рук и ног, тело вместе с головой легко прошло сквозь железную дверцу. Закончив с этим, он разрезал на четыре части матрас, после чего кинул в огонь и их, а заодно — простыни и перчатки.

Закрыв дверцу печи, он, пошатываясь от усталости, вышел наружу.

Все. Кончено.

Винченти опустился на каменистую землю и стал смотреть в ночь. На фоне горных склонов цвета индиго к небу вытянулся еще более темный силуэт трубы импровизированного крематория. Из нее поднимался дым, пахнущий горелой человеческой плотью.

Он откинулся на спину и погрузился в благословенный сон.


Винченти помнил тот сон вот уже двадцать пять лет. Ирак. Что за ад! Жаркий и убогий. Одинокий, изолированный от всего мира край. К каким выводам пришла комиссия ООН после первой войны в Заливе? «С точки зрения выполнения отведенных им функций все сооружения и их оборудование полностью устарели, хотя в царившей в тот период лихорадочной атмосфере многие полагали, что они находятся на высочайшем уровне технического развития». Все правильно. Эти эксперты не были там. А он был. Молодой, стройный, с головой, полной волос и мозгов. Подающий надежды вирусолог. Со временем его и Истона перевели в лабораторию, расположенную в дебрях Таджикистана, а точнее, в предгорьях Памира, где они и работали под присмотром иракцев и советских, которые тогда контролировали этот регион. Сколько они вывели новых вирусов и бактерий, этих крошечных природных убийц, которые могут использоваться в качестве биологического оружия? Имея их в достаточном количестве, нет необходимости бомбить население, тратить патроны, ставить собственные войска под угрозу радиоактивного заражения. Всю тяжелую военную работу способны выполнить эти микроскопические организмы — и победа над врагом обеспечена.

Критерии работы были четкими и простыми. Патогены должны быть быстродействующими, биологически распознаваемыми, подконтрольными хозяину и, главное, излечимыми. Сотни их видов были отвергнуты лишь потому, что их было невозможно обуздать. Какой смысл подвергать заражению врага, если вы при этом не в состоянии защитить собственное население? Чтобы тот или иной вид мог быть каталогизирован, он должен был отвечать всем четырем критериям отбора. Они нашли двадцать таких видов.

Винченти никогда не верил в утверждения прессы, которая сообщала, что после подписания в 1972 году Конвенции о запрещении биологического оружия Соединенные Штаты прекратили разработку этого вида вооружений и уничтожили все его запасы. Военные ни за что не выбросят коту под хвост десятилетия, потраченные на разработку биовооружений, только потому, что так решила кучка политиков. Он был уверен, что по крайней мере несколько видов этих микроорганизмов припрятаны в холодильниках каких-нибудь неприметных военных сооружений.

Винченти лично нашел шесть патогенов, отвечавших всем критериям.

Но образец 65-G провалился по всем пунктам.

Он обнаружил его в 1976 году в крови зеленых мартышек, которых доставили для проведения опытов. Обычные ученые нипочем не обнаружили бы его, но Винченти это удалось — благодаря его уникальной вирусологической подготовке и специальному оборудованию, предоставленному иракцами. Этот вирус имел оболочку весьма необычной формы, заполненную РНК и энзимами. На воздухе он испарялся, в воде защитная оболочка разрушалась, зато в теплой плазме вирус чувствовал себя замечательно. Он присутствовал в крови всех зеленых мартышек, которых обследовал Винченти.

И не оказывал на этих животных никакого пагубного эффекта.

С Чарли Истоном все получилось иначе. Чертов дурак! Два года назад его укусила одна из мартышек, но он не рассказывал об этом до тех пор, пока, совсем недавно, за три недели до смерти, у него не появились первые симптомы болезни. Анализ крови подтвердил, что в его организме бесчинствует 65-G. Винченти использовал болезнь Истона для наблюдений за тем, как вирус воздействует на человеческий организм, и в итоге пришел к выводу, что этот микроорганизм не пригоден для использования в качестве биологического оружия. Он ведет себя слишком непредсказуемо, спорадично, а действует чересчур медленно для того, чтобы считаться эффективным боевым средством.

Каким же слепцом он был, не заметив чуда прямо у себя под носом!

Винченти снова находился в отеле «Интерконтиненталь». На Самарканд медленно опускались сумерки. Было необходимо отдохнуть, но он все еще был слишком возбужден после поединка характеров с Карин Вальде.

Он снова стал думать о старом целителе.

Когда же это было — в восьмидесятом? Или в восемьдесят первом?

На Памире, за две недели до смерти Истона. Он уже несколько раз бывал в этой деревне, пытаясь собрать все полезные сведения, какие только возможно. Теперь старик уже наверняка помер. Он уже тогда был божий одуванчик.

И все же…


Старик перебирал босыми ногами по темно-каштановому склону. Подошвы его ступней огрубели, как кожа носорога, но двигался он с ловкостью кошки. А вот у Винченти, который шел за ним следом, ноги уже болели, даже несмотря на тяжелые ботинки с толстыми подметками. Казалось, здесь нет ни дюйма ровной поверхности. Все пространство, насколько хватало глаз, было усеяно мелкими булыжниками и крупными валунами, вырастающими на пути с внезапностью «лежачего полицейского» на автомобильной дороге. Все камни были острыми и мстили путнику за каждый неверный шаг. Деревушка осталась в миле позади, на высоте в тысячу метров над уровнем моря, а они поднимались все выше.

Старик принадлежал к тем, кого в цивилизованном обществе обычно называют народными целителями. В своей деревне одновременно выполнял функции лекаря, жреца, предсказателя и колдуна. Английского он почти не знал, но вполне сносно говорил на китайском и турецком языках. С европейскими чертами лица и раздвоенной на монгольский манер бороденкой, он очень напоминал гнома. Одет этот гном был в стеганый халат, прошитый золотой ниткой, и яркую тюбетейку. Еще в деревне Винченти наблюдал за тем, как старик лечит своих односельчан снадобьями из толченых корней и растений, подобранных и перемешанных со знанием, которое возможно приобрести, лишь пройдя долгим путем проб и ошибок.

— Куда мы идем? — спросил он наконец.

— Туда, где ты найдешь ответ на свой вопрос и найдешь то, что сможет излечить лихорадку твоего товарища.

Они словно оказались на огромном стадионе, окруженном строем горных вершин, на которые никогда не ступала нога человека. Над самыми высокими в мире пиками клубились стаи грозовых облаков. Пейзаж, который в противном случае выглядел бы совершенно безжизненным, раскрашивали густые заросли орешника и серебристая трава. Где-то вдалеке был слышен звук текущей воды.

Они подошли к темно-красной скале, и Винченти следом за стариком втиснулся в узкий проход. Как ученому, ему было известно, что горы, окружавшие их, до сих пор живые: они медленно подрастают — примерно на два с половиной дюйма в год.

Расщелина привела их к овальному пространству, окруженному природными каменными стенами. Здесь было темно, поэтому Винченти достал фонарь, захватить который старик велел еще в деревне.

На этой каменной арене располагались два пруда примерно по десять футов в диаметре, один из которых бурлил горячей термальной водой. Приглядевшись к обоим водоемам, он заметил, насколько сильно различается в них цвет воды. В бурлящем вода была красновато-коричневой, в его спокойном соседе — зеленоватой, как морская пена.

— Лихорадка, которую ты описал, известна давно, — заговорил старик. — Многие поколения наших людей знали, что ее переносят животные.

Винченти слушал, затаив дыхание. Одной из причин, по которым его направили сюда, были поиски зоонозов обитающих здесь диких животных: яков, горных баранов и огромных медведей.

— Откуда вам это известно? — спросил он.

— Мы наблюдаем. Но они не всегда передают лихорадку. Если твой друг заразился именно этой болезнью, вот что поможет.

Старик указал на зеленый бассейн, на неподвижной глади которого находились какие-то растения. По виду они напоминали водяные лилии, но были более кустистыми, а из середины каждого рос цветок на стебле — таком длинном, что казалось, будто он изо всех сил тянется из тени к солнцу.

— Эти листья спасут его. Ему нужно просто пожевать их.

Винченти сунул пальцы в воду, а затем облизнул их. Никакого вкуса. А ведь он ожидал ощутить вкус карбоната, которым богаты здешние источники.

Старик зачерпнул пригоршню воды и выпил ее.

— Хорошая вода! — сказал он, улыбаясь.

Винченти тоже попил из пруда. Вода оказалась теплой, как остывший чай, и свежей. Он попил еще.

— Листья вылечат его.

— Это растение распространено в ваших краях.

— Да, — кивнул его спутник, — но лечебной силой обладают только растения из этого пруда.

— Почему?

— Я не знаю. Возможно, такова воля богов.

Винченти сомневался в этом.

— О нем известно в других деревнях, другим целителям?

Старик покачал головой.

— Только я использую его.

Винченти подтащил одно из плавающих растений, чтобы поближе рассмотреть его строение. Это было сосудистое растение, tracheophyta, с щитовидными листьями, стеблем и сильно развитой сосудистой системой. Восемь толстых трилистников окружали основание цветка, создавая своего рода плавучую платформу. Ткань листа было темно-зеленого цвета и содержала много глюкозы. Из центра торчал отросток, выполнявший, по-видимому, функции фотосинтеза из-за ограниченной площади листьев. Нежно-белые лепестки цветка напоминали завитки и не издавали никакого запаха.

Винченти заглянул под основание растения. Оттуда свисал напоминающий хвост енота пучок жилистых коричневых корней, через которые растение получало из воды питательные вещества. Со всех точек зрения этот ботанический вид, видимо, сумел прекрасно адаптироваться к здешним условиям.

— Как вы узнали о его свойствах?

— Мне рассказал отец.

Он вытащил растение из воды и положил его на открытую ладонь. Сквозь его пальцы струилась теплая вода.

— Листья нужно изжевать полностью, сок — проглотить.

Винченти отломил один лист, поднес его ко рту и взглянул на старика. Тот смотрел на него спокойными уверенными глазами. Винченти сунул лист в рот и принялся жевать. Вкус был горький, острый, как у квасцов, и отвратительный, как у табака.

Когда рот Винченти наполнился соком, он проглотил его, с трудом подавив рвотный позыв.

55

Венеция


Сначала взгляд Кассиопеи метнулся на противоположную сторону нефа, к северному трансепту, где кто-то стрелял в Малоуна. Над перилами высотой по пояс она увидела голову и грудь мужчины. Это был не Малоун, а значит, один из охранников Зовастиной. Затем она увидела, как выстрелила Зовастина и пуля выбила фонтанчик мраморных брызг из пола в дюйме от Торвальдсена. Датчанин даже не пошевелился.

Внимание Кассиопеи привлекло какое-то движение справа от нее. Она посмотрела в ту сторону и увидела, как в проеме лестницы появился мужчина с пистолетом в руках. Он тоже заметил ее и тут же поднял оружие, но выстрелить не успел. Пуля Кассиопеи попала ему в грудь, и он отлетел назад, широко раскинув руки. Еще одним точным выстрелом женщина довела дело до конца.

На противоположной стороне нефа, в сорока метрах от себя, Кассиопея увидела, как второй охранник идет между музейных экспонатов, в глубь галереи северного трансепта. Она сняла с плеча лук, вытащила стрелу, но старалась не приближаться к перилам, чтобы не дать шанс Зовастиной снять ее метким выстрелом.

Ее мучила тревога. Как раз перед появлением того охранника, которого она прикончила, Виктор ушел, скрывшись под нижним трансептом. Куда он направился?

Кассиопея наложила стрелу и натянула тетиву, но стрелять не торопилась. Охранник то появлялся, то скрывался в тенях противоположного трансепта.


Малоун ждал. Он вытянул вперед руку с зажатым в ней пистолетом, и теперь ему нужно было только одно: чтобы противник приблизился хотя бы еще на несколько футов. Осторожно ступая по деревянному полу и укрываясь в тени, он сумел перебраться дальше по галерее и укрыться за дальним концом экспозиции. Ему помогло и то, что три выстрела, прозвучавших в соборе, заглушили звук его движения. Из-за гулкого эха, разнесшегося под сводами собора, было невозможно определить, кто и где стрелял. Самому Малоуну вовсе не хотелось стрелять в охранника.

Торговцы книгами обычно не убивают людей.

Однако он сомневался в том, что у него будет выбор.

Задержав дыхание, Малоун сделал свой следующий ход.


Зовастина смотрела на Торвальдсена, когда сверху зазвучали выстрелы. Ее «тридцать минут наедине с гробницей» превратились в вечеринку с множеством гостей. Торвальдсен показал на деревянный ящик, стоящий на полу.

— Совсем не то, что вы ожидали найти, не так ли?

Она решила ответить честно:

— Но попытаться-то стоило.

— Загадка Птолемея вполне могла быть мистификацией, розыгрышем, обманом. Люди разыскивали останки Александра Македонского полторы тысячи лет, и все впустую.

— А что, кто-то и впрямь верит в то, что в этой коробке — мощи святого Марка?

Датчанин пожал плечами.

— В это наверняка верит тьма-тьмущая венецианцев.

Ей нужно было уходить, поэтому она позвала:

— Виктор!

— Какие-то проблемы, министр? — послышался новый голос.

Микнер.

Священнослужитель вступил в ярко освещенный пресвитерий. Зовастина направила на него пистолет.

— Вы мне солгали!


Охранник двигался вправо, а Малоун стал перемещаться влево. Он обошел деревянного льва, составляющего единое целое с вырезанным из единого куска дерева герцогским троном, и, согнувшись в три погибели, зашел за вывешенные на обозрение посетителям старинные гобелены. Теперь только они отделяли американца от его преследователя.

Он двинулся вперед, надеясь зайти в тыл своему противнику и обезвредить его раньше, чем тот сумеет что-то предпринять. Дойдя до конца экспозиции, он напружинил ноги и приготовился прыгнуть.

Стрела пронзила грудь охранника, выпустив из него воздух, как из воздушного шарика. Малоун увидел, как на лице мужчины появилось удивленное выражение и он обеими руками ухватился за торчащее из груди древко. В следующий момент жизнь покинула его и он повалился на пол.

Малоун повернул голову влево и на противоположной стороне нефа увидел Кассиопею. Женщина стояла с луком в руках и каменным, не выражающим никаких чувств лицом. Позади нее располагалось окно-роза — сейчас, ночью, темное. Рядом с окном из теней возникла фигура Виктора и двинулась по направлению к Кассиопее. В руке мужчина держал пистолет.


Зовастина кипела от злости.

— Вы знали, что в этой гробнице ничего нет! — бросила она Микнеру.

— Откуда мне было это знать? В последний раз ее открывали сто семьдесят лет назад.

— Можете передать своему Папе, что ваша церковь не будет допущена на территорию Федерации, и плевать на то соглашение, которое вы вынудили меня подписать!

— Я непременно передам ваше сообщение.

Она повернулась к Торвальдсену.

— А вы так и не ответили мне: каков ваш интерес во всем этом деле?

— Остановить вас.

— Вы можете обнаружить, что это не так просто.

— Сомневаюсь. Вам пора уходить из этого собора, а вас еще ожидает долгий путь до аэропорта на лодке.

Только теперь она сообразила, насколько тщательно продумана расставленная для нее ловушка. Или, точнее говоря, насколько умно они позволили ей самой угодить в нее. Вокруг — только вода. Ни машин, ни автобусов, ни поездов, зато множество медлительных суденышек. Уехать отсюда действительно будет проблемой.

Уверенные взгляды двух мужчин, стоящих в пяти метрах от нее, подтверждали это.


Виктор приблизился к женщине с луком. Убийце Рафаэля. К женщине, которая только что проткнула стрелой еще одного из его подчиненных, находившегося в противоположном трансепте. Ему хотелось пристрелить ее прямо сейчас, но он понимал, что это было бы глупо. Виктор слышал разговор Зовастиной со стариком датчанином и понял, что дела пошли наперекосяк. Чтобы уйти отсюда, им нужна страховка. Поэтому мужчина прижал ствол пистолета к затылку женщины.

— Грохнуть бы тебя! — прошипел он.

— Это было бы неспортивно.

— Зато я сравнял бы счет.

— Мы уже сравняли счет. Твой напарник — за Эли.

Виктор подавил поднимающуюся ярость и заставил себя думать. А потом его осенило. Он нашел способ, как снова взять ситуацию под контроль.

— Иди к перилам, — приказал он. — Медленно.

Женщина сделала три шага вперед.

— Госпожа министр! — позвал Виктор.

Бросив взгляд через перила, он увидел, что Зовастина смотрит вверх, но ее пистолет по-прежнему направлен на двух мужчин.

— Вот она станет нашим пропуском отсюда, — сказал он. — Заложница.

— Прекрасная мысль, Виктор!

— Она ведь не знает, как облажались ты и твой напарник, — прошептала женщина.

— Ты умрешь раньше, чем успеешь произнести хоть слово.

— Не бойся, я ей не расскажу.

Малоун видел, как Виктор пленил Кассиопею. Выпрямившись во весь рост, он подскочил к балюстраде и направил пистолет туда, где они стояли. Заметив это, Виктор крикнул:

— Бросай оружие вниз!

Малоун не послушался.

— Я бы на вашем месте сделала то, что он велит, — проговорила снизу Зовастина, державшая на прицеле Торвальдсена и Микнера, — в противном случае я пристрелю этих двоих.

— Верховный министр Центрально-Азиатской Федерации совершит двойное убийство в Италии? Я сомневаюсь.

— Верно. Но Виктор может с легкостью прикончить вашу приятельницу, и это не будет грозить мне никакими неприятностями.

— Брось пистолет, — попросила его Кассиопея.

Малоун понимал, что уступить было бы глупостью. Нужно отодвинуться назад, укрыться в тени и дожидаться подходящего момента, оставаясь незримой угрозой для этой дьяволицы и ее подручного.

— Коттон, — обратился в нему стоящий внизу Торвальдсен, — сделай так, как просит Кассиопея.

Ему оставалось лишь поверить в то, что двое его друзей знают, что делают. Ошибаются ли они? Возможно. Но ему приходилось делать глупости и раньше.

Он разжал руку, и пистолет полетел вниз.


— Веди ее вниз, — велела Зовастина Виктору. — И вы тоже спускайтесь сюда, — обратилась она к мужчине, который только что бросил вниз свой пистолет.

Малоун не пошевельнулся.

— Прошу тебя, Коттон, — взмолился Торвальдсен, — делай, как она велит!

Поколебавшись еще несколько секунд, Малоун скрылся из вида тех, кто находился внизу.

— Вы отдаете ему приказы? — спросила Зовастина.

— Ему никто не может приказывать.

В пресвитерий вошли Виктор и его пленница. Через несколько секунд появился и мужчина, которого попросил спуститься датчанин.

— Кто вы такой? — спросила она. — Торвальдсен назвал вас Коттоном.

— Моя фамилия Малоун.

— А вы? — обратилась она к заложнице.

— Я — подруга Эли Ланда.

Да что же здесь происходит? Это нужно было выяснить непременно, поэтому, немного подумав, она указала на женщину, которую держал Виктор:

— Эта поедет со мной. Как гарантия безопасности.

— Госпожа министр, — проговорил Виктор, — мне кажется, будет лучше, если она останется здесь, со мной. Я буду держать ее на мушке до тех пор, пока вы не окажетесь в безопасности.

Она мотнула головой и указала на Торвальдсена.

— Держи на прицеле этого. Забери его в какое-нибудь надежное место. Когда я буду в воздухе, я позвоню тебе — и ты его отпустишь. Если же возникнут какие-то проблемы, пристрели его и сделай так, чтобы тела никогда не нашли.

— Министр, — заговорил Микнер, — поскольку я нахожусь в центре всего этого хаоса, почему бы вам не взять в качестве заложника меня и не отпустить этого джентльмена?

— А меня возьмите вместо нее, — предложил Малоун, кивком указав на Кассиопею. — Никогда еще не доводилось бывать в Центрально-Азиатской Федерации.

Зовастина окинула американца взглядом. Высокий, уверенный в себе. Возможно, агент какой-нибудь из спецслужб. Однако для нее было важнее узнать о связях этой женщины с Эли Ландом. Любой, кто был близок с Эли настолько, чтобы рисковать собственной жизнью, пытаясь отомстить за него, заслуживал самого пристального внимания. Что же касается Микнера… Может, Виктор сумеет найти возможность, чтобы прикончить эту лживую тварь?

— Ладно, поп, вы пойдете с Виктором. Что до вас, мистер Малоун, то вам придется посетить нашу гостеприимную страну как-нибудь в другой раз.

56

Самарканд


Винченти проснулся. Он раскинулся в удобном кожаном кресле вертолета, летящего на восток, прочь от города. Сотовый телефон у него на коленях вибрировал. Он взглянул на дисплей. Звонил Грант Линдси, ведущий исследователь его лаборатории, расположенной на территории Китая.

Винченти сунул в ухо наушник и нажал на кнопку приема вызова.

— У нас все сделано, — доложил его подчиненный. — Зовастина получила все образцы, лаборатория преобразилась. Все чисто, никаких следов.

Учитывая то, что задумала Зовастина, Винченти вовсе не хотелось, чтобы в результате какого-нибудь неожиданного налета западных агентов или китайской полиции на лабораторию его имя связали с деятельностью госпожи верховного министра. Над проектом трудились всего восемь ученых, которыми руководил Линдси. Теперь все следы их работы уничтожены.

— Заплати всем и отправь их восвояси. Затем каждого из них посетит О'Коннер, чтобы отправить их в отставку. — На другом конце линии царило напряженное молчание. — Лично вам не о чем волноваться, Грант. Берите с собой все компьютерные данные и отправляйтесь через границу, в мой дом. Прежде чем предпринимать дальнейшие действия, нам придется выждать и посмотреть, что станет делать верховный министр Зовастина со всем этим арсеналом.

— Я выезжаю немедленно.

Именно это Винченти и хотел услышать.

— Увидимся еще до заката. У нас с вами много дел, так что не теряйте времени.

Винченти отключил телефон и снова откинулся в кресле. Он снова вспомнил старого гнома в предгорьях Памира. В те годы Таджикистан был примитивным враждебным краем. Там почти не производились медицинские исследования, туда редко заглядывали иностранцы. Вот почему для работ по поиску новых зоонозов иракцы выбрали именно это место.

Два пруда высоко в горах.

Один — зеленый, другой — коричневый.

И растение, листья которого он жевал.

Ему вспомнился вкус воды — теплой и чистой. Но, направив луч фонаря в глубь воды, он увидел нечто еще более странное. На дне каждого пруда, вырезанные в камне, рельефно выступали две буквы. По одной в каждом пруду.

Z и H.

Он подумал о монете, которую показала ему Стефани Нелле, одной из тех, которыми так страстно стремилась завладеть Ирина Зовастина. И о микробуквах, которые — предположительно — выгравированы на ее поверхности.

ZH.

Совпадение? Вряд ли. Он знал значение этих букв с тех самых пор, когда разыскал ученых, рассказавших ему о том, что в древнегреческом языке они отождествлялись с жизнью. Поначалу идея превратить этот древний символ в торговую марку программы лечения ВИЧ показалась ему крайне удачной, но теперь он уже не был в этом уверен. Казалось, его мир содрогается, готовый рухнуть, а оболочка анонимности, которая так помогала ему, быстро улетучивается. По его следу идут американцы, Зовастина, а вскоре к ним, возможно, добавится еще и вся Венецианская лига.

Но он выбрал свой путь, и обратной дороги нет.


Малоун переводил взгляд с Торвальдсена на Кассиопею и обратно, но ни тот ни другой не выказывали ни малейшей озабоченности в связи с тем, что оказались пленниками. Вдвоем Малоун и Кассиопея могли бы с легкостью обезоружить Зовастину и Виктора. Взглядом он пытался объяснить им это, но они будто нарочно не хотели понимать его.

— Вашему Папе меня не запугать, — заявила Зовастина, обращаясь к Микнеру.

— В наши планы не входит пугать кого бы то ни было.

— Вы — ханжа и лжец.

Микнер промолчал.

— Нечего сказать?

— Я буду молиться за вас, министр.

Она плюнула к его ногам.

— Я не нуждаюсь в ваших молитвах, лицемерный поп. — Затем Зовастина повернулась к Кассиопее. — Пора отправляться. Оставьте свой лук и стрелы. Они вам больше не понадобятся.

Кассиопея бросила на пол и то и другое.

— Вот ее пистолет, — сказал Виктор, протягивая хозяйке оружие.

— Когда мы будем в безопасности, я позвоню. Если от меня не будет известий в течение трех часов, убей попа. И вот еще что, Виктор. — Она помолчала. — Сделай так, чтобы он помучился.

Виктор с Микнером вышли из пресвитерия и двинулись по полутемному нефу.

— Ну что, идем? — обратилась Зовастина к Кассиопее. — Надеюсь, вы будете вести себя благоразумно?

— Как будто у меня есть выбор!

— Поп будет вам за это крайне благодарен.

После этого пресвитерий покинули и они.

Малоун повернулся к Торвальдсену.

— Что, они вот так просто уйдут, и мы ничего не сделаем?

— Это необходимо, — произнесла Стефани, вышедшая в пресвитерий из тени в сопровождении какого-то мужчины, не знакомого Малоуну.

Она представила худощавого мужчину как Эдвина Дэвиса, заместителя советника президента по национальной безопасности. Тот самый голос из телефонной трубки. Все в нем было подтянутым и аккуратным — от выутюженных брюк и тугой хлопчатобумажной рубашки до начищенных ботинок телячьей кожи с узкими носами.

Не обращая внимания на Дэвиса, Малоун спросил Стефани:

— Почему это необходимо?

Вместо нее ответил Торвальдсен:

— Мы не знали, что именно произойдет. Мы просто пытались сделать так, чтобы произошло хоть что-то.

— Вы хотели, чтобы Кассиопею взяли в заложники?

Торвальдсен покачал головой.

— Лично я — нет, но сама Кассиопея определенно этого хотела. Я видел это по ее глазам. Именно поэтому попросил тебя бросить оружие.

— Ты что, спятил?

Торвальдсен подошел ближе.

— Коттон, три года назад я лично познакомил Кассиопею и Эли.

— А это тут при чем?

— В молодости Эли по глупости баловался наркотиками. Он не проявлял надлежащей осторожности с иглами и, увы, заразился ВИЧ. Мальчик усердно лечился, принимал все необходимые лекарственные коктейли, но шансы были не в его пользу. У большинства инфицированных со временем развивается СПИД, и они умирают. Но в одном ему улыбнулась удача.

Старик умолк, а Малоун терпеливо ждал продолжения.

— У Кассиопеи — та же болезнь.

Он не ослышался?

— Она заразилась в результате переливания крови десять лет назад. Она принимает симптоматические лекарства и тоже пока неплохо справляется с болезнью.

Малоун был ошарашен, но теперь ему стали понятны многие ее высказывания.

— Но как такое возможно? Она ведь такая энергичная, сильная.

— Это вполне возможно, если принимаешь необходимые препараты каждый день и вирус реагирует на них должным образом.

Малоун перевел взгляд на Стефани.

— Ты знала?

— Эдвин рассказал мне об этом перед тем, как мы пришли сюда. Они с Хенриком ожидали нашего приезда. Именно поэтому Микнер увел меня.

— Так какая же роль была отведена нам с Кассиопеей? Расходного материала? Возобновляемого ресурса? — обратился Малоун к Дэвису.

— Что-то в этом роде. Мы понятия не имели, что предпримет Зовастина.

— Ах ты сволочь…

Он медленно двинулся к Дэвису.

— Коттон, — вмешался Торвальдсен, — все было сделано с моего одобрения. Злись на меня.

Малоун остановился и посмотрел на своего друга.

— Кто дал тебе право?

— Когда вы с Кассиопеей уехали из Копенгагена, позвонил президент Дэниелс. Он рассказал мне о том, что случилось в Амстердаме, и спросил, что нам известно обо всем этом. Я рассказал. Он выразил мнение, что я могу оказаться полезным здесь.

— Вместе со мной? Так ты поэтому наврал мне, что Стефани якобы грозит опасность?

Торвальдсен кинул быстрый косой взгляд на Дэвиса.

— Вообще-то мне и самому это не по душе. Я просто передал тебе то, что они сказали мне. Похоже, президент хотел втянуть в это всех нас. — Он перевел взгляд на Дэвиса. — Мне не нравятся ваши методы.

— Благодарю за честность. Но я должен делать то, что я должен делать.

— Коттон, — снова заговорил Торвальдсен, — у меня не было времени на то, чтобы обдумать все в деталях. Пришлось импровизировать, и вот… Но я не верил, что Зовастина решится на какие-то глупости здесь, в соборе. Она просто не могла пойти на это. Кроме того, ее застали врасплох. Именно поэтому я согласился в открытую бросить ей вызов. С Кассиопеей, конечно, дело другое. Она убила двух человек.

— И еще одного в Торчелло. — Малоун старался сдерживать себя и не отвлекаться на эмоции. — А теперь объясните, для чего все это?

— В первую очередь — чтобы остановить Зовастину, — ответила Стефани. — Она намеревается развязать грязную войну, которая унесет миллионы жизней.

— Она вошла в контакт с иерархами Римско-католической церкви, а они намекнули нам, — сказал Дэвис. — Вот почему мы здесь.

— Вы могли бы ввести нас в курс дела заранее, — сказал Малоун Дэвису.

— Нет, не могли. Мистер Малоун, я читал ваш послужной список. Вы были блестящим агентом. Множество успешных операций, целая куча благодарностей и поощрений. Вы не производите впечатление простачка и, безусловно, лучше кого бы то ни было знаете правила, по которым играют в эти игры.

— С этим покончено, — буркнул Малоун. — Я в эти игры больше не играю.

Он походил по пресвитерию, желая успокоить нервы, а затем подошел к открытой деревянной коробке, стоящей на полу.

— Зовастина поставила на кон все, только чтобы взглянуть на эти кости?

— А вот это — вторая часть нынешней эпопеи, — промолвил Торвальдсен, — причем гораздо более сложная. Ты читал несколько страниц обнаруженного Эли манускрипта относительно Александра Великого и его снадобья. Он решил, возможно, сдуру, что снадобье могло каким-то образом воздействовать на вирусные патогены — согласно описанным симптомам.

— Вроде ВИЧ? — уточнил Малоун.

Торвальдсен кивнул.

— Известно, что в природе — в коре деревьев, лиственных растениях, корнях — существуют вещества, способные бороться с бактериями, вирусами и даже излечивать некоторые формы рака. Эли надеялся, что снадобье могло быть как раз одним из таких веществ.

Малоун припомнил строчки манускрипта. «Мучимый угрызениями совести и чувствуя искренность Птолемея, Евмен раскрыл ему местонахождение подлинной могилы Александра. Она находилась высоко в горах, где скифы открыли Александру тайну жизни».

— Снадобье Александру подарили скифы. По словам Евмена, Александр похоронен именно там, где они открыли ему тайну жизни.

Вдруг его осенило. Он повернулся к Стефани.

— У тебя ведь есть один из этих медальонов?

Женщина протянула ему монету.

— Эта — из Амстердама. Сначала ее похитили люди Зовастиной, но мы тут же отобрали ее у них. Эксперты утверждают, что эта монета подлинная.

Он поднял декадрахму к свету.

— Где-то на фигуре воина выбит микрошрифт, — пояснила Стефани. — Крохотные буквы ZH. Древнегреческий символ жизни.

В памяти Малоуна всплыли еще несколько строк, начертанных рукой Иеронима Кардийского. «Затем Птолемей вручил мне серебряный медальон, на котором был изображен Александр, сражающийся со слонами. Он сообщил, что приказал отчеканить эти монеты в память о тех битвах. Птолемей сказал также, чтобы я возвращался после того, как разгадаю его загадку. Но месяц спустя Птолемей был мертв».

Теперь он все понял.

— Монеты и загадка — части единого целого. Они дополняют друг друга.

— Безусловно, — согласился Торвальдсен, — но каким образом?

Малоун еще не был готов поделиться своей версией.

— Ни один из вас так и не ответил на мой вопрос: почему вы дали уйти Зовастиной и ее подручному?

— Кассиопея хотела отправиться с ней. Согласно нашей с ней предварительной договоренности мы «проболтались» о том, что она была связана с Эли, и Зовастина, проглотив эту наживку, заинтересовалась.

— Ты для этого звонил ей на сотовый?

Торвальдсен снова кивнул.

— Ей была необходима информация. Я понятия не имел, что она собиралась предпринять. Коттон, пойми, Кассиопея хочет выяснить, что произошло с Эли, а ответ на этот вопрос находится в Азии.

Эта одержимость Кассиопеи тревожила Малоуна. Он и сам не знал почему, но это было именно так. И ее боль. И болезнь. Достаточно для того, чтобы сойти с катушек. Слишком много переживаний даже для мужчины.

— Что она собирается делать, когда окажется в Федерации?

Торвальдсен пожал плечами.

— Не представляю. Зовастина знает, что ее план известен мне от начала до конца. Она знает, кто Кассиопея связана со мной. Она использует эту возможность, чтобы извлечь из Кассиопеи максимум информации…

— А потом убьет ее.

— Коттон, — заговорила Стефани, — Кассиопея знала, на что идет, и не исключала такой возможности. Никто ее за руку не тащил.

На душе у Малоуна стало еще более тошно.

— Да, мы ее за руку не тащили, — вздохнул он. — Мы просто позволили ей уйти. Этот священник тоже вовлечен в игру?

— У него свои задачи, поэтому он и вызвался помочь нам, — пояснил Дэвис.

— Но есть кое-что еще, — сказал Торвальдсен. — Загадка Птолемея, найденная Эли, является подлинной. И теперь у нас есть все кусочки, необходимые для того, чтобы найти ее решение.

Малоун указал на раскрытую коробку.

— Это тупик.

Торвальдсен помотал головой.

— А вот и нет. Эти кости лежали здесь, под нами, на протяжении веков. — Торвальдсен подошел к открытому саркофагу. — Когда их впервые извлекли на свет, в тысяча восемьсот тридцать пятом году, вместе с ними нашли кое-что еще. Но об этом знают не многие. — Датчанин указал на темный южный трансепт. — Оно находится там, в сокровищнице, причем уже очень давно.

— И вы хотели, чтобы Зовастина ушла, прежде чем взглянуть на это «кое-что»?

— Можно сказать и так. — В руке датчанина появился ключ. — Вот наш входной билет.

— Ты понимаешь, что задача, которую поставила перед собой Кассиопея, может оказаться ей не по зубам?

Торвальдсен тяжело опустил голову.

— Еще как понимаю.

Малоуну нужно было время, чтобы подумать, поэтому он посмотрел в сторону южного трансепта и спросил:

— Ты знаешь, что делать с тем, что там находится?

Торвальдсен помотал головой.

— Я — нет, но у нас есть кое-кто, кому это, возможно, известно.

Малоун озадаченно смотрел на датчанина.

— Хенрик считает, — вступила в разговор Стефани, — и Дэвис, похоже, согласен с ним в том, что…

— Это Эли, — сказал Торвальдсен. — Мы думаем, он все еще жив.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


57

Центрально-Азиатская Федерация

6.50


Винченти вышел из вертолета. Перелет от Самарканда занял около часа. Хотя по Ферганской долине на восток уже протянулись новые автострады, его поместье располагалось дальше к югу, на территории бывшего Таджикистана, поэтому путешествие по острову было самым быстрым и безопасным способом добраться до поместья.

Он выбирал земельный надел с большим тщанием, высоко в горах. Никто не задавал ему вопросов относительно причин столь странного выбора, даже Зовастина. Сам же Винченти лишь сказал, что ему надоела плоская и промозглая Венеция, вот он и купил двести акров поросшей лесом долины и горной местности в таджикском Припамирье. Это будет только его мир. Здесь его никто не увидит и не услышит. Здесь, в окружении слуг, он будет сидеть, словно на командной высоте, в центре земли, некогда дикой, а теперь ухоженной, словно к ней одновременно прикоснулись Италия, Византия и Китай. Поместье он назвал «Аттико».

Подлетая к нему на вертолете, Винченти заметил, что главный вход теперь украшает изысканная каменная арка, увенчанная его гербом. От его взгляда не укрылось и то, что строительные леса вокруг особняка стали выше, а отделка внешних стен близится к завершению. Работы шли медленно, но безостановочно, и он испытал огромную радость, когда строительство стен было наконец завершено.

Пригибаясь под вращающимися лезвиями лопастей, Винченти выбрался из вертолета и прошел через сад, который велел разбить на горном склоне, чтобы поместье приобрело сходство с английской загородной усадьбой.

Питер О'Коннер встретил его на неровном каменном полу задней террасы.

— Все в порядке? — спросил Винченти своего помощника.

О'Коннер кивнул.

— Тут у нас никаких проблем.

Винченти задержался на террасе, переводя дыхание. Далекие горные пики, возвышающиеся уже на территории Китая, стояли в венцах из грозовых облаков. Небо над долиной патрулировали вороны. Винченти расположил свой замок таким образом, чтобы вид из него был идеальным. Насколько сильно все здесь отличалось от Венеции. Никаких зловонных миазмов, только кристально-чистый воздух. Ему говорили, что весна в Азии необычайно теплая и сухая, и он был рад в том, что это оказалось правдой.

— Что Зовастина? — спросил он.

— В данный момент она покидает Италию, причем еще с одной женщиной — смуглокожей, привлекательной. На таможне она назвалась именем Кассиопея Витт.

Винченти ждал, зная, что у дотошного О'Коннера в запасе дополнительные сведения. Так и оказалось.

— Витт живет на юге Франции и в настоящее время финансирует реконструкцию средневекового замка. Масштабный и дорогостоящий проект. Ее отец являлся владельцем нескольких производственных концернов в Испании. Это был гигантский конгломерат. После его смерти она унаследовала все.

— Что она собой представляет? Что за человек?

— Мусульманка, но не фанатичная. Прекрасно образована: ученые степени в области истории и инженерных наук. Тридцать восемь лет. Не замужем. Вот, собственно, и все, что мне пока удалось узнать об этой особе. Вам нужно больше?

— Не сейчас, — отмахнулся Винченти. — Есть какие-нибудь идеи относительно того, что она делает рядом с Зовастиной?

— Моим людям пока не удалось выяснить это. Женщина вышла из собора вместе с Зовастиной, и они отправились прямиком в аэропорт.

— Зовастина возвращается сюда?

— Да, — кивнул О'Коннер, — и должна прилететь через четыре или пять часов.

Глядя на своего помощника, Винченти видел, что у того есть что-то еще.

— Наши люди предприняли попытку ликвидировать Нелле. Одного снял снайпер с крыши, второму удалось бежать. Похоже, Нелле была готова к нападению.

Эта новость Винченти не понравилась, однако сейчас важнее было другое. Он уже прыгнул с утеса, и карабкаться обратно было слишком поздно. Винченти вошел в дом.

Год назад он закончил заниматься убранством особняка, потратив миллионы на роспись, лакированную мебель, облицовку стен и произведения искусства. Однако при этом он настоял, что комфорт не должен быть принесен в жертву роскоши, поэтому в особняке был и домашний кинозал, и удобные кабинеты, и уютные спальни, и бани с купальнями и бассейнами, и сад. К сожалению, до сегодняшнего дня ему удалось провести здесь всего несколько чудесных недель в окружении заботливых слуг, которых О'Коннер подбирал лично. Но скоро этот дом превратится в его личное убежище, где он сможет наслаждаться жизнью и предаваться высоким размышлениям. Готовясь к этому долгожданному моменту, Винченти снабдил дом самыми современными системами связи, безопасности и тайных ходов.

Он прошел через расположенные французской анфиладой комнаты первого этажа, в каждой из которых царила тень, прохлада и пахло весной. Из утонченного атриума на второй этаж вела мраморная лестница. Он поднялся наверх.

На потолке красовалась роспись, в символической форме изображающая победоносный марш гуманитарных наук. Эта часть дома в наибольшей степени напоминала ему Венецию, хотя из высоких окон открывался вид не на Большой канал, а на Памир. Конечной целью его путешествия являлась закрытая дверь слева от лестничной площадки, за которой располагалась одна из гостевых спален.

Он тихо вошел.

Карин Вальде неподвижно лежала на кровати.

О'Коннер привез больную и ее сиделку на другом вертолете. К правой руке Карин, как и прежде, тянулась трубка внутривенной капельницы. Винченти подошел ближе, взял с металлического подноса на прикроватной тумбочке один из лежащих на нем шприцев и впрыснул его содержимое в трубку. Через несколько секунд стимулятор подействовал. Веки больной дрогнули, а затем открылись. В Самарканд ее отправили под наркозом, теперь же Винченти было необходимо, чтобы она была в сознании.

— Давайте же, — сказал он, — просыпайтесь.

Женщина несколько раз моргнула, и он увидел, что ее взгляд приобретает ясность. Затем она снова закрыла глаза.

Винченти схватил с тумбочки кувшин с ледяной водой и плеснул ей в лицо. Она сразу же очнулась и принялась отплевываться и вытирать текущую с лица воду.

— Сукин сын! — выругалась она и села на кровати.

— Я же велел вам проснуться.

Она не была привязана. Зачем? Взгляд женщины шарил по комнате.

— Где я?

— Вам здесь должно понравиться. Вы же привыкли к элегантности.

Больная заметила, что в окна и открытые балконные двери льется свет, и спросила:

— Как долго я была в отключке?

— Изрядно. Сейчас уже утро.

Суть произошедшего постепенно начала доходить до Карин, и на ее лице появилось растерянное выражение.

— Чего вы от меня хотите? — спросила она.

— Я хотел бы кое-что вам прочесть. Вы позволите?

— А что, могу не позволить?

К ней возвращалась ее обычная резкость.

— Разумеется, не можете. Но, уверяю, вы не пожалеете о потерянном времени.


«Клинические испытания W12-23 вызвали у меня подозрения с самого начала. Кураторами Винченти назначил только себя и меня. Уже одно это было странным, поскольку Винченти лично редко участвовал в такого рода делах. Еще больше мои подозрения усилил тот факт, что в испытаниях были задействованы всего двенадцать подопытных. В большей части проводимых нами испытаний было задействовано от ста подопытных и — в одном случае — до тысячи. Результаты наблюдений за двенадцатью участниками мало что сказали бы об эффективности той или иной субстанции, тем более о ее наиважнейшем свойстве — токсичности. Эти результаты могли оказаться просто-напросто случайными.

Когда я поделился этими соображениями с Винченти, он объяснил, что выяснение степени токсичности является не главной целью данных испытаний; это тоже показалось мне подозрительным. Тогда я попытался выяснить у него, что за препарат мы будем испытывать. Винченти ответил, что препарат он разработал лично и теперь желает выяснить, подтвердятся ли выводы его лаборатории в клинических испытаниях на людях. Я знал, что Винченти работал над проектами, относившимися, согласно нашей внутренней классификации, к категории «конфиденциальных». Это означало, что доступ к информации относительно данного рода проектов предоставлялся лишь ограниченному кругу сотрудников. В прежние времена я неизменно входил в этот круг, но на сей раз Винченти ясно дал понять, что только он будет иметь доступ к препарату, получившему название «Дзета эта».

Руководствуясь определенными параметрами, полученными от Винченти, я подобрал в различных медицинских учреждениях по всей стране двенадцать добровольцев. Это было непростой задачей, поскольку в Ираке тема ВИЧ почти не обсуждается открыто, да и сама инфекция в этой стране встречается редко. Однако через некоторое время путем уговоров и подкупа поставленная цель была достигнута. Трое добровольцев имели раннюю стадию инфекции ВИЧ с умеренным содержанием лейкоцитов и сравнительно низким процентом вируса. Ни у одного из этих людей не наблюдались ярко выраженные симптомы СПИДа. У пятерых других СПИД уже развился, их кровотоки были полны вирусов, количество лейкоцитов находилось на низком уровне, а также наблюдался целый набор внешних симптомов заболевания. Последние четверо уже стояли одной ногой в могиле. Уровень лейкоцитов у них был ниже двухсот, явно прослеживалось наличие целого ряда вторичных инфекций. Смерть каждого из них была лишь делом времени.

В один из дней я отправился в клинику в Багдаде, где были собраны все эти подопытные, и внутривенно ввел каждому из них препарат в указанных Винченти дозах. Одновременно с этим я взял у подопытных образцы крови и тканей. После первой же инъекции состояние всех двенадцати подопытных продемонстрировало явные признаки улучшения. Уровень лейкоцитов резко пошел вверх, началось восстановление иммунной системы, вторичные инфекции пошли на убыль, поскольку организм вновь обрел способность противостоять чужеродным микроорганизмам. Поскольку у пяти из двенадцати добровольцев уже развилась разновидность рака, известная как саркома Капоши, они были неизлечимы в принципе, но ситуация с вторичными инфекциями заметно улучшилась и у них, причем буквально на следующий день после инъекции…

На третий день иммунная система всех двенадцати полностью восстановилась. Лейкоциты регенерировали, их уровень в крови неуклонно рос. К больным вернулся аппетит, они начали набирать вес. Объем возбудителей ВИЧ упал почти до нуля. Хотя инфекция еще оставалась в организмах всех двенадцати добровольцев, стало понятно, что она побеждена. Однако, по указанию Винченти, инъекции были прекращены. На четвертый день, когда Винченти убедился в том, что препарат действует, он приказал вводить вместо него физиологический раствор. Состояние больных резко ухудшилось. Уровень Т-лимфоцитов упал, и ВИЧ вновь взял над ними верх. Что представлял собой испытываемый препарат, так и осталось для меня загадкой. Несколько химических анализов, которые мне удалось провести, выявили в нем лишь некую щелочную субстанцию на основе воды. Скорее из любопытства, нежели из каких-либо других соображений, я исследовал образец препарата под микроскопом и был потрясен, обнаружив в нем живые микроорганизмы».


Винченти заметил, что Карин Вальде слушает с неослабевающим интересом.

— Это докладная записка моего бывшего подчиненного. Он собирался направить ее моему начальству, но, разумеется, сделать это ему не удалось. Я заплатил кому надо — и его убили. В саддамовском Ираке восьмидесятых это было просто.

— Почему же вы убили его?

— Он был слишком суетлив и совал нос в дела, которые его не касались.

— Это не ответ. Что заставило вас обречь этого человека на смерть?

В руке Винченти появился шприц с прозрачной жидкостью.

— Опять ваше чертово снотворное?

— Нет. Здесь — ваше самое большое желание. Помните, что вы сказали мне в Самарканде, когда я спросил, какое ваше самое большое желание? — Он помолчал.

— Жизнь.

58

Венеция

2.55


Малоун тряхнул головой, чтобы собраться с мыслями.

— Эли жив? Что вы имеете в виду?

— Мы и сами толком не знаем, — ответил ему Эдвин Дэвис. — Но мы подозревали, что Зовастину кто-то просвещает. Вчера Хенрик рассказал нам о том, что ее первоначальным источником информации был Ланд, обстоятельства смерти которого кажутся весьма подозрительными.

— Почему Кассиопея поверила в то, что он умер?

— Во что еще ей оставалось верить, — развел руками Торвальдсен. — Доказательств обратного не было. Но, по-моему, в глубине души она все-таки надеялась, что он жив.

— Хенрик считает — и я разделяю его мнение, — заговорила Стефани, — что Зовастина попытается использовать связь между Эли и Кассиопеей себе во благо. Все произошедшее здесь, без сомнения, стало для нее шоком. Паранойя является ее профессиональным заболеванием, и Кассиопея может сыграть на этом.

— Эта женщина планирует войну. Ей нет дела до Кассиопеи. Она была ей нужна только для того, чтобы добраться до аэропорта, а потом превратилась в лишний багаж. Все это безумие!

— Коттон, — сказала Стефани, — ты должен знать кое-что еще.

Малоун ждал.

— Наоми мертва.

Он пробежал рукой по волосам.

— Как же я устал от того, что постоянно гибнут мои друзья!

— Я хочу достать Энрико Винченти, — жестко проговорила Стефани.

Того же хотел и Малоун.

Он вновь начал мыслить как опытный оперативный агент, подавляя в себе стремление быстро и жестоко отомстить.

— Вы говорили, что в сокровищнице хранится что-то важное. Так покажите!


Зовастина смотрела на женщину, сидящую напротив нее в роскошном салоне частного реактивного самолета. Смелости той было не занимать, в этом сомневаться не приходилось. Как и узникам в китайской лаборатории Винченти, ей был знаком страх, но, в отличие от тех слабаков, она умела его контролировать.

Они не разговаривали с того момента, как вышли из собора, и все это время Зовастина рассматривала свою спутницу, пытаясь составить о ней представление. Все это время Зовастина думала, было ли появление смуглой красавицы в Венеции случайным, или оно подстроено. Уж больно много всего произошло за короткое время.

Да еще эти кости.

Она была уверена в том, что найдет там что-то очень важное, уверена до такой степени, что рискнула отправиться в это отчаянное путешествие. Все указывало на то, что ее ждет успех. Но возможно, Торвальдсен прав: прошло больше двух тысяч лет, что там могло остаться?

— Почему вы оказались в базилике?

— Вы взяли меня с собой, чтобы поболтать?

— Я взяла вас, чтобы выяснить, что вам известно.

Эта женщина очень напоминала Зовастиной Карин. Та же дьявольская самоуверенность, которую они обе носили, словно украшение, и какое-то особое выражение осторожности, которое вызывало у Зовастиной интерес и в то же время сбивало с толку.

— Ваша одежда, ваши волосы… Вы выглядите так, будто побывали в воде.

— Ваш телохранитель искупал меня в лагуне.

Вот это новость!

— Мой телохранитель?

— Виктор. Разве он вам не рассказал? В музее на Торчелло я убила его напарника. Хотела убить и его самого.

— Это могло быть опасно.

— Не думаю.

Голос красавицы был холодным и желчным, и при этом в нем звучало нескрываемое превосходство.

— Вы знали Эли Ланда?

Витт не ответила.

— Вы думаете, что это я убила его?

— Я знаю это. Он рассказал вам о загадке Птолемея, об Александре, о том, что тело в Соме не было его останками. Он связал те останки с похищением венецианцами святого Марка, и именно поэтому вы отправились в Венецию. Вы убили его для того, чтобы он больше никому об этом не рассказал. И все же одному человеку он успел рассказать. Мне.

— А вы рассказали Хенрику Торвальдсену.

— В том числе и ему.

Это представляло собой проблему, и Зовастина подумала: а не существует ли связи между этой женщиной и провалившимся покушением на ее жизнь? Или — между этой женщиной и Винченти? Хенрик Торвальдсен, безусловно, человек, который может входить в Венецианскую лигу, но, поскольку информация о членстве в Лиге строжайше засекречена, не во власти Зовастиной проверить это предположение.

— Эли никогда не упоминал о вас.

— Зато часто упоминал о вас.

Да, эта женщина действительно была второй Карин. Та же мертвая хватка, тот же агрессивный наскок и привычка называть вещи своими именами. Открытое неповиновение, дерзость привлекали Зовастину. Приручение такого характера требует терпения и времени, но вполне возможно.

— А если Эли жив?

59

Венеция


Малоун прошел вслед за остальными в южный трансепт базилики. У запертых дверей в неосвещенной мавританской арке они остановились. Торвальдсен достал ключ и отпер двери.

Внутри коридор со сводчатым потолком вел к алтарной части, в нишах левой стены висели иконы и были выставлены реликвии веры. Справа располагалась сокровищница, где на стенах и в стеклянных витринах хранились более ценные и хрупкие реликвии исчезнувшей республики.

— Большая часть этих экспонатов была доставлена из Константинополя, — сообщил Торвальдсен, — после того, как в тысяча двести четвертом году город был разграблен крестоносцами, ведомыми венецианским дожем Энрико Дандоло. Однако значительная часть этих бесценных предметов была утрачена в результате череды реставрационных работ, пожаров и ограблений. После падения Венецианской республики ювелирные изделия переплавляли в золотые и серебряные слитки, а драгоценные камни варварски выковыривали. До нашего времени дошли лишь двести восемьдесят три предмета.

Малоун с восхищением разглядывал блестящие чаши, реликварии, ларцы, кресты, кубки и иконы, сделанные из камня, дерева, хрусталя, стекла, серебра и золота. Он обратил внимание и на амфоры, миррницы, обложки манускриптов, изящные кадильницы. Все эти предметы являлись трофеями из Египта, Рима или Византии.

— Вот это коллекция! — восторженно воскликнул Малоун.

— Одна из лучших в мире, — заявил Торвальдсен.

— Что мы ищем?

— Микнер говорил, что это находится там, — произнесла Стефани, указав вправо.

Они приблизились к стеклянной витрине, в которой лежали меч, епископский посох, несколько шестигранных кубков и ларцов для хранения реликвий. С помощью еще одного ключа Торвальдсен отпер витрину, извлек из нее один из ларцов и открыл его.

— Они держат его здесь, подальше от посторонних взглядов.

Малоун сразу узнал предмет, лежащий в ларце.

— Скарабей.

Египетские бальзамировщики обычно снабжали мумию сотнями различных амулетов. Многие из них служили всего лишь украшением, другие предназначались для того, чтобы укрепить конечности усопшего. То, на что смотрел сейчас Малоун, было главным амулетом. Амулет изображал навозного жука и назывался так же — Scarabæidæ. Подобная ассоциация всегда казалась Малоуну странной, однако древние египтяне обратили внимание на то, как жук появляется из навоза, и идентифицировали насекомое с Хепри, богом богов, творцом всего сущего, который являлся из всего созданного им.

— Это амулет сердца, — сказал Малоун.

— Верно, — кивнула Стефани, — то же самое говорил и Микнер.

Малоун знал, что в процессе мумификации из тела усопшего извлекались все органы, кроме сердца, в которое вставляли амулет скарабея, чтобы в теле умершего находился центральный символ нетленной сущности, бессмертия и воскресения. Этот скарабей, типичный для Древнего Египта, был сделан из зеленого камня, вероятно, сердолика. Однако кое-что в амулете привлекло внимание Малоуна.

— Здесь нет золота, — заметил он, — а ведь эти амулеты обычно были либо сделаны из этого благородного металла, либо украшены им.

— Очевидно, именно поэтому он и уцелел, — проговорил Торвальдсен. — Существуют исторические свидетельства того, что поздние Птолемеи устроили набег на Сому в Александрии. Они захватили все золото, переплавили золотой саркофаг, забрали все мало-мальски ценное. Этот амулет был для них всего лишь куском камня и не представлял интереса.

Малоун протянул руку и взял скарабея. Тот был четырех дюймов в длину и около двух в ширину.

— Он больше, чем обычные скарабеи. Такие амулеты традиционно бывали вдвое меньше.

— Вы много знаете об этих вещах, — сказал Дэвис.

— Он много читает, — усмехнулась Стефани. — Что неудивительно, ведь он книготорговец.

Малоун улыбнулся, продолжая рассматривать зеленого жука. Внезапно на крылышке насекомого он заметил три иероглифа.

— Что они означают? — спросил он.

— Микнер говорил, что они символизируют жизнь, стойкость и защиту, — ответил Торвальдсен.

Малоун перевернул амулет. На его нижней части была изображена птица.

Торвальдсен сказал:

— Эту вещицу нашли среди костей святого Марка, когда они были извлечены из гробницы в тысяча восемьсот тридцать пятом году и перенесены под алтарь. Марк погиб смертью мученика в Александрии и был мумифицирован, поэтому тогда подумали, что этот амулет был по традиции вложен в его сердце. Но поскольку скарабей представляет собой языческий символ, отцы церкви решили не оставлять его с останками христианского святого и поместили сюда. Они понимали его историческую ценность. Когда церковь узнала о том, какой интерес Зовастина проявляет к святому Марку, амулет приобрел еще большую значимость. Но когда Дэвис рассказал мне о нем, я сразу вспомнил Птолемея.

Малоун — тоже.

«Прикоснись к сокровенной сути золотой иллюзии».

Разрозненные кусочки складывались в единое целое.

— Золотая иллюзия — это тело в Мемфисе, поскольку оно было завернуто в золотую фольгу. А сокровенная суть — это сердце. — Малоун вытянул руку, на раскрытой ладони которой лежал скарабей. — Вот это.

— Из чего следует, — проговорил Дэвис, — что останки под алтарем не принадлежат святому Марку.

Малоун кивнул.

— А принадлежат совершенно другому человеку. Человеку, не имевшему никакого отношения к христианству.

Торвальдсен указал на обратную сторону амулета.

— Египетский иероглиф в виде птицы феникса символизирует возрождение.

«Разъедини феникса». Теперь он точно знал, что делать.


Кассиопея понимала, что, задав этот вопрос, Зовастина играет с ней. «А что, если Эли жив?» Поэтому она спокойно ответила:

— Но он погиб, и уже давно.

— Вы уверены в этом?

В душе Кассиопеи всегда теплилась искорка надежды на то, что это не так, но надо было смотреть в лицо реальности, поэтому, внутренне взяв себя в руки, она сказала:

— Эли мертв.

Зовастина взяла сотовый телефон и нажала одну из кнопок. Прошло несколько секунд, и она проговорила в трубку:

— Виктор, я хочу, чтобы ты рассказал кое-кому о том, что произошло в ту ночь, когда погиб Эли Ланд.

Затем она протянула трубку сидевшей напротив женщине.

Кассиопея не пошевелилась. Она помнила, что Виктор сказал ей на лодке.

— Вправе ли вы не выслушать то, что он готов вам рассказать? — спросила Зовастина с отвратительным блеском удовлетворения в глазах.

Эта женщина знала ее слабое место, и осознание этого пугало Кассиопею даже больше, чем то, что она могла услышать от Виктора. Но ей нужно было знать. Последние несколько месяцев превратились для нее в подлинную пытку. И все же…

— Засуньте эту трубку себе в задницу!

Зовастина поколебалась, а затем улыбнулась. Наконец она проговорила в трубку:

— Возможно, чуть позже, Виктор. Теперь можешь отпустить священника. — Она отключила телефон.

Самолет продолжал взбираться к облакам, держа курс на восток, в сторону Азии.

— Виктор следил за домом Эли. По моему приказу.

Кассиопея не хотела ее слушать.

— Он вошел через заднюю дверь. Эли был привязан к стулу, и убийца собирался застрелить его. Виктор первым пристрелил убийцу, затем привел Эли ко мне, после чего сжег дом с оставшимся внутри телом киллера.

— Неужели вы рассчитываете на то, что я поверю всему этому?

— В моем правительстве есть люди, которые с удовольствием спровадили бы меня на тот свет. Увы, измена — неотъемлемая часть наших политических традиций. Они боялись меня и знали, что Эли мне помогает. Поэтому они приказали убить его. Точно так же они устранили многих моих союзников.

Кассиопея по-прежнему не верила ни единому слову этой женщины.

— Эли ВИЧ-инфицирован.

Это было правдой, и поэтому Кассиопея насторожилась.

— Откуда вы знаете?

— Он сам рассказал мне. Последние два месяца именно я обеспечивала его необходимыми лекарствами. Он, в отличие от вас, доверяет мне.

Кассиопея знала: Эли никому не рассказал бы о своей болезни. О ней было известно только ей и Торвальдсену. Однако теперь Кассиопее стало не по себе. Что все это означает?


Малоун погладил гладкую поверхность амулета сердца, провел пальцами по очертаниям птицы, которая символизировала древнеегипетского феникса.

— Птолемей сказал, что необходимо разъединить феникса.

Он поднес скарабея к уху и потряс. Внутри ничего не гремело. Торвальдсен, похоже, догадался, что собирается предпринять Малоун.

— Этой вещи более двух тысяч лет.

Малоуну было наплевать. Кассиопее грозит опасность, а мир на пороге биологической войны. Загадка Птолемея наверняка должна привести к тому месту, где хотел покоиться Александр Великий. Греческий полководец, ставший фараоном, непременно должен был владеть достоверными сведениями, и если он сказал «разъедини феникса», то Малоун, гори оно все синим пламенем, сделает это.

Размахнувшись, он с силой бросил зеленого жука на мраморный пол. Амулет раскололся, как скорлупа ореха, и примерно треть его отлетела в сторону. Малоун опустился на корточки и принялся разглядывать осколки. Амулет оказался полым, и из него что-то высыпалось.

Остальные присели рядом с ним.

— Скарабей был надпилен и готов к тому, чтобы с легкостью расколоться, — пояснил Малоун. — А вот это песок.

Он взял больший по размеру кусок амулета и высыпал на пол его содержимое.

— Смотрите! — воскликнул Дэвис.

Малоун тоже увидел то, что привлекло внимание высокопоставленного американского чиновника. Он аккуратно смел песок в сторону, после чего их взглядам предстал цилиндрический объект около полудюйма в диаметре. Затем он понял, что это вовсе не цилиндр. Это была золотая фольга, свернутая в трубочку. Он осторожно взял крохотный свиток и увидел на его боку, казалось бы, произвольный набор букв.

— Древнегреческие буквы, — констатировал он.

Стефани наклонилась, чтобы поближе рассмотреть находку.

— И посмотрите, насколько тонкий материал. Не толще листка дерева.

— Что это такое? — спросил Дэвис.

В мозгу Малоуна встал на место последний кусочек головоломки. Теперь самой важной стала последняя часть загадки Птолемея. «Жизнь является мерилом подлинной могилы. Но будь настороже: есть лишь один шанс на успех». Он сунул руку в карман и достал медальон, который дала ему Стефани.

— На этой монете скрыты микроскопические буквы. ZH. И мы знаем, что Птолемей чеканил эти медальоны именно тогда, когда придумывал свою загадку.

Малоун заметил крохотный значок и сразу же уловил связь.

— Такой же символ был на манускрипте, который вы мне показывали, — сказал он. — В самом низу, под загадкой.

Слова древнего манускрипта намертво отпечатались в его памяти. «Жизнь является мерилом подлинной могилы».

— Каким образом связаны между собой слоновьи медальоны и этот кусочек золотой фольги? — задал вопрос Дэвис.

— Чтобы понять это, вы должны знать, что представляет собой эта фольга, — сказал Малоун.

Взглянув на Стефани, он увидел: ей уже все ясно.

— А ты это знаешь? — спросила она.

Малоун кивнул.

— Я знаю это совершенно точно.


Виктор сбавил обороты и позволил лодке неспешно плыть по направлению к пристани Сан-Марко. Взяв с собой Микнера, он погрузился на лодку и выплыл на середину лагуны, полагая, что безопаснее всего дождаться звонка Зовастиной на воде. Там он и оставался, созерцая залитые светом прожекторов купола и остроконечные башни, розово-белый Дворец дожей, колокольню и ряды древних зданий — высоких и основательных, испещренных окнами и балконами, которые в это время были окутаны черным плащом ночи. Он думал о том, что с радостью покинет Италию.

Здесь у него все шло сикось-накось.

— Пора нам с вами поговорить, — сказал Микнер.

Он держал священника в передней каюте. Тот сидел спокойно и до последнего момента хранил молчание.

— О чем нам с вами говорить?

— Ну, хотя бы о том, что вы — американский шпион.

60

Центрально-Азиатская Федерация


Винченти позволил Карин переварить услышанное. Ему вспомнилось, какие чувства охватили его самого, когда он осознал, что нашел лекарство от ВИЧ.

— Я рассказывал вам о старике в горах…

— Вы нашли это там? — спросила Карин. В голосе ее звучала надежда.

— Точнее было бы сказать — заново нашел.

Он никогда и ни с кем не говорил об этом. Да и мог ли он? Поэтому сейчас Винченти охотно пустился в объяснения.

— Ирония судьбы заключается в том, что простейшие вещи могут служить разрешением сложнейших проблем, — заговорил он. — В начале двадцатого века в Китае свирепствовала болезнь под названием бери-бери, косившая сотни тысяч людей. Знаете почему? Чтобы рис имел более привлекательный товарный вид, торговцы стали полировать зерна, удаляя их внешнюю оболочку, в которой содержался тиамин, или, говоря научно, витамин В1. Это привело к распространению среди населения бери-бери, болезни, которая в медицинских справочниках носит название алиментарного полиневрита. После того как очистка риса прекратилась, тиамин очень быстро поборол болезнь.

Кора тихоокеанского тиса является эффективным средством против рака. Она не лечит болезнь, но замедляет ее течение. Обычная плесень позволила создать антибиотики, которые способны побеждать многие инфекции. Кетогенная диета с высоким содержанием жира становится преградой на пути детской эпилепсии. Простые вещи. Я выяснил, что тот же принцип применим и к СПИДу.

— Оно было в том растении, которое вы жевали? — спросила Карин.

— Не оно. Они.

Он видел, что ее страх пошел на убыль. То, что казалось ей угрозой, быстро превращалось в спасение.

— Тридцать лет назад мы обнаружили вирус в крови зеленых мартышек. По сравнению с тем, что мы знаем теперь, тогда наши познания в области вирусов были рудиментарными. Мы подумали, что это какая-то форма бешенства, но форма, размер и структура вируса были иными. Впоследствии он получил название «вируса иммунодефицита обезьяны», ВИО.

Сегодня нам известно, что ВИО может жить в организме обезьян, не причиняя им вреда. Сначала мы думали, что эти животные обладают способностью сопротивляться ВИО, но впоследствии выяснили, что этой сопротивляемостью они обязаны другому вирусу, который на химическом уровне определил, что не может уничтожить любой биологический организм, с которым он вступает в контакт. Вирус научился существовать в обезьянах, ничем не выдавая себя.

— Я слышала об этом, — сказала женщина. — Эпидемия СПИДа началась именно с укуса обезьяны.

Винченти передернул плечами.

— Кто знает? Возможно, это был укус или царапина, возможно, вирус попал в организм через рот. Обезьяны являются излюбленным лакомством многих народов. Не важно, как именно это произошло, но вирус перебрался из обезьяны в человека. Я видел это собственными глазами на примере человека по имени Чарли Истон, в организме которого ВИО превратился в ВИЧ.

Винченти рассказывал Карин о том, что происходило десятилетия назад, когда умирал Истон. С определенными купюрами, разумеется.

— ВИЧ лишен родительского инстинкта по отношению к человеку, в отличие от ВИО, который весьма бережно относился к обезьянам. ВИЧ сразу же переходит к боевым действиям, начиная превращать клетки лимфатических узлов в свои клоны. Чарли умер в течение нескольких недель. Но он был не первым. Первый случай, который с уверенностью можно диагностировать как ВИЧ, имел место в Англии в тысяча девятьсот пятьдесят девятом году. Проведенный в девяностых годах анализ замороженной сыворотки крови жившего тогда англичанина показал, что он был ВИЧ-инфицирован, а дополнительные исследования подтвердили наличие симптомов СПИДа. Вероятнее всего, ВИО и ВИЧ существовали столетиями. Никто не обращал внимания на то, что в отдаленных поселениях умирали люди. Их убивали вторичные инфекции, вроде пневмонии, поэтому доктора ошибочно принимали СПИД за иные заболевания. В Соединенных Штатах его изначально обозвали «пневмонией геев». Логичнее всего предположить, что болезнь начала распространяться в пятидесятых и шестидесятых годах в Африке, когда в результате ее бурного развития люди стали собираться в городах. Со временем вирус выбрался за пределы Черного континента. В восьмидесятых годах он уже победоносно маршировал по всей планете.

— Да уж, это ваше природное биологическое оружие поработало на славу!

— Как раз на эту роль ВИЧ не подходит. Им трудно заразить, он долго убивает. И это хорошо, поскольку в противном случае мы бы сейчас имели новую разновидность эпидемии «черной смерти».

— Мы ее и имеем. Вот только убивает она не тех, кого надо.

Винченти понимал, что она имеет в виду. Существовали две разновидности вируса. ВИЧ-1 косил население Африки, в то время как ВИЧ-2 был распространен преимущественно в среде наркоманов, делающих внутривенные инъекции, и гомосексуалистов. В последнее время появилась новая, весьма свирепая, его разновидность, распространившаяся в Юго-Восточной Азии и получившая порядковый номер три.

— Истон, — проговорила Карин. — Вы думаете, что заразились от него?

— Мы тогда так мало знали о том, как передается вирус. Не забывайте, любое биологическое оружие бесполезно, если от него нет лечения. Поэтому, когда старый целитель предложил мне отправиться в горы, я согласился. Он показал мне растение и сказал, что сок его листьев способен излечить то, что мы называли лихорадкой. Я пожевал несколько листьев.

— И не дали их Истону? Вы позволили ему умереть?

— Я дал Чарли сок растения, но он ему не помог.

Карин выглядела озадаченной. В ее взгляде читался немой вопрос, но Винченти не стал на него отвечать.

— После смерти Чарли я занес вирус в каталог как неприемлемый. Иракцам был нужен только успех. Про неудачи нам было приказано даже не упоминать. В середине восьмидесятых, когда ВИЧ наконец дал о себе знать во Франции и Соединенных Штатах, я понял одну важную вещь. Поначалу мне было наплевать на этот вирус. Господи, да кому, кроме педиков и наркоманов, было до него дело? Но к тысяча девятьсот восемьдесят пятому году в фармацевтическом сообществе пошли разговоры: кому удастся найти лекарство от ВИЧ, тот заработает кучу денег. И тогда я решил вплотную заняться этим. Поэтому я вернулся в Центральную Азию, нанял проводника и с его помощью вновь нашел то самое растение. Я привез его образцы, подверг их тщательному анализу — и убедился в том, что оно в рекордные сроки вычищает ВИЧ из организма к чертовой матери.

— Вы сказали, что Истону растение не помогло.

— Само растение бесполезно. К тому времени, когда я принес его Чарли, листья успели высохнуть. Дело не в листьях. Дело в воде. Именно там я нашел ее.

— Кого?

— Бактерию.

61

Венеция


— Кто-нибудь слышал о скайтейле? — спросил Малоун.

Никто не слышал.

— Так теперь называется способ шифрования с помощью палочки. Берете палочку, оборачиваете ее по спирали полоской кожи, потом разворачиваете и добавляете другие — случайные — буквы. Человек, которому адресовано послание, должен иметь палочку точно такого же диаметра. Получив полоску кожи, он оборачивает ее вокруг своей палочки и может прочитать шифровку. Если палочка будет иного диаметра, прочитать ничего не удастся. Такой способ шифрования широко применялся в Древней Греции.

— Откуда, во имя всего святого, вы знаете такие вещи? — спросил Дэвис.

Малоун только пожал плечами.

— Эта технология позволяла шифровать сообщения быстро, эффективно и с минимальным количеством ошибок, что весьма важно на поле боя. Что же касается вашего вопроса, то ответ простой: я читаю книги.

— У нас нет нужной палочки, мы не знаем, какого диаметра она должна быть, — сказал Дэвис. — Как мы расшифруем послание?

— Вспомните загадку. «Жизнь является мерилом подлинной могилы». — Малоун показал медальон. — ZH. Жизнь. Монета — вот мерило нужного диаметра.

— Но будь настороже: есть лишь один шанс на успех, — процитировала Стефани. — Фольга очень тонкая. У нас будет только одна попытка, на второй она порвется.

— Я тоже так думаю, — согласился Малоун.

С золотой фольгой и слоновьим медальоном они вышли из собора и направились в ту часть здания, где располагались служебные помещения. Декадрахма была примерно в один дюйм в диаметре, и все четверо принялись искать какой-нибудь подходящий предмет. Рукоятки швабр, найденных в подсобке, оказались слишком большими, другие предметы — слишком маленькими.

— Свет везде включен, а никого нет, — заметил Малоун.

— Микнер велел всем покинуть здание, когда Зовастина осталась одна в соборе, — объяснил Дэвис. — Свидетелей должно было быть как можно меньше.

На полке рядом с копировальным аппаратом Малоун заметил коробку со свечами. Он взял ее и, приложив к монете одну из свечей, заметил, что диаметр ее лишь не намного больше диаметра монеты.

— Мы сделаем наш собственный скайтейл, — сказал он.

Стефани сразу же поняла, что он имеет в виду.

— Дальше по коридору — кухня. Я принесу нож.

Малоун сжимал в руке рулончик золотой фольги, заботливо завернутый в кусок бумаги, который они нашли в билетной кассе сокровищницы.

— Кто-нибудь знает древнегреческий? — спросил он.

Торвальдсен и Дэвис отрицательно помотали головами.

— Нам понадобится компьютер. Содержащаяся здесь надпись может быть только на древнегреческом.

— Компьютер есть в кабинете, в котором мы были раньше, — вспомнил Дэвис. — Дальше по коридору.

Вернулась Стефани с кухонным ножом.

— Знаете, я волнуюсь за Микнера, — проговорил Малоун. — Что помешает Виктору убить его, несмотря на то что Зовастина благополучно улетит восвояси?

— Тут проблемы не возникнет, — сказал Дэвис. — Я хотел, чтобы Микнер пошел с Виктором.

Малоун оторопел.

— Почему?

Эдвин Дэвис смотрел на Малоуна неподвижным взглядом, словно решая, можно ли ему доверять. Это раздражало Малоуна.

— Ну, в чем дело? — нетерпеливо спросил он.

Стефани кивнула, и тогда Дэвис сказал:

— Виктор работает на нас.


Виктор был ошарашен.

— Кто вы?

— Служитель Римско-католической церкви, как я уже говорил. Но вы — нечто большее, чем кажетесь. Президент Соединенных Штатов Америки захотел, чтобы я поговорил с вами.

Лодка продолжала медленно плыть к пристани. Очень скоро Микнер сойдет на берег. Священнослужитель точно рассчитал время.

— Мне сообщили, что Зовастина завербовала вас, когда вы служили в хорватских силах безопасности, но еще до этого вы были завербованы американцами. Вы оказались весьма полезными для них в Боснии, а когда американцы узнали, что вы работаете на Зовастину, они восстановили прежние отношения с вами.

Виктор понял: нунций рассказывает ему все это — а каждое его слово было правдой — для того, чтобы убедить в реальности своих полномочий.

— Зачем вы это делаете? — спросил Микнер. — Почему живете во лжи?

Виктор решил не кривить душой.

— Хотя бы потому, что я не хочу оказаться на скамье подсудимых Гаагского трибунала и чтобы меня объявили военным преступником. В Боснии я сражался не за тех. Мы все совершаем поступки, о которых потом жалеем. Я успокоил совесть, когда перешел на другую сторону и стал помогать американцам отлавливать самых отъявленных преступников.

— Значит, те, на чьей стороне вы сражались раньше, возненавидят вас, если узнают о том, что вы переметнулись?

— Полагаю, да.

— Американцы до сих пор грозят вам этой палкой?

— На убийц закон о сроках давности не распространяется. В Боснии у меня осталась семья. Там наказывают не одного только провинившегося, а и всех его близких. Я уехал оттуда, чтобы не ставить под угрозу родных. Но когда американцы узнали, что я работаю на Зовастину, они поставили меня перед выбором: если я не соглашусь вновь работать на них, они сдадут меня либо боснийцам, либо Зовастиной. Я предпочел согласиться на их предложение.

— В опасную игру вы играете.

Мужчина пожал плечами.

— Зовастина ничего не знала обо мне. Одно из ее слабых мест заключается в том, что, по ее мнению, все трепещут перед ней и никогда не осмелятся против нее пойти. Скажите, — спросил Виктор, — а эта женщина, которая была сегодня ночью в соборе, Кассиопея Витт, которую забрала с собой Зовастина…

— Она тоже в деле.

Только теперь Виктор осознал, что находился на волосок от того, чтобы совершить серьезную ошибку. Его могли расшифровать.

— Мы с ней столкнулись в Дании, — сказал он. — Я пытался убить ее и тех двоих мужчин, которые были в соборе. Я понятия не имел, кто они такие. Но если она расскажет Зовастиной о том, как было дело, мне конец.

— Кассиопея этого не сделает. Ей рассказали о том, кто вы такой, еще до того, как она пришла в базилику сегодня ночью. Она рассчитывает на вашу помощь в Самарканде.

Теперь Виктор понял и смысл слов, которые Кассиопея прошептала ему в трансепте, и то, почему никто из тех, кто присутствовал в Дании, ни словом не обмолвился в присутствии Зовастиной о произошедших там событиях.

Лодка мягко стукнулась боком о пристань, и Микнер легко выпрыгнул из нее.

— Помогите ей. Хотя мне и говорили, что она весьма изобретательна.

И убивает без колебаний, подумалось Виктору.

— Да пребудет с вами Бог, Виктор. Похоже, вам понадобится Его помощь.

— От Него никакого толку.

Губы священника тронула улыбка. Он покачал головой.

— Когда-то я тоже так думал. Но ошибался.

Виктор был язычником, как и Зовастина. Но не по религиозным или моральным убеждениям. Просто его меньше всего интересовало, что будет с ним после смерти.

— И вот еще что, — снова заговорил Микнер. — В соборе Кассиопея упомянула человека по имени Эли Ланд. Американцы хотят знать, жив ли он.

Снова это имя. Сначала оно прозвучало от женщины, теперь — из Вашингтона.

— Был жив. Но теперь я уже ничего не знаю.


Малоун недоуменно покрутил головой.

— У вас есть свой человек в ближайшем окружении Зовастиной. В таком случае зачем вам мы?

— Мы не имеем права засветить его, — ответил Дэвис. — Ты об этом знала? — спросил он Стефани.

— Нет, — сказала она. — Узнала только недавно.

— Из Микнера вышел превосходный связной, — сообщил Дэвис. — Мы не знали, как пойдут здесь де