День рождения для двоих (fb2)


Настройки текста:



Барбара Ханней День рождения для двоих

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Неизвестно почему, но, войдя в бар «Хиппо», он сразу же обратил внимание на сидящую у стойки молодую женщину. Неизвестно почему, но она показалась ему совершенно непохожей на других посетительниц, пришедших сюда выпить пару коктейлей в пятницу вечером. Таинственная незнакомка сидела к нему спиной, помешивая соломинкой кубики льда в пустом бокале, и, казалось, вовсе не интересовалась происходящим вокруг. И одета она была не так, как все остальные женщины: вместо обтягивающих джинсов с заниженной талией и ярких топов на ней было очень женственное черное платье на тоненьких бретельках, позволяющее рассмотреть изысканный изгиб шеи, плеч и безупречную красоту длинных ног. Собранные наверх блестящие иссиня-черные густые волосы делали ее еще более привлекательной. Ему очень хотелось увидеть ее лицо — и тут, словно угадав его мысли, девушка бросила беглый взгляд в сторону выхода. И у него перехватило дыхание от восторга, как будто он прыгнул со скалы в Коралловое море: незнакомка была чрезвычайно хороша — темно-серые глаза, длинные черные ресницы, элегантный прямой нос, чувственные губы…

Но взгляд ее был каким-то отрешенным и печальным, словно он страдала от невыносимой боли. Он и сам неоднократно испытывал нечто подобное! И как раз сегодня у него именно такой день. Оставаться в Сиднее было для него хуже пытки, поэтому он и прилетел в Кэрнс на несколько дней раньше оговоренного в контракте срока. Сначала он собирался в полном одиночестве побродить по этому душному тропическому городу, осматривая его красоты и стараясь прогнать неприятные воспоминания с помощью новых эмоций и впечатлений. Но стоило ему увидеть в баре прекрасную незнакомку, как его планы на вечер тут же кардинально изменились.


Сидя за стойкой бара в полном одиночестве, Элис очень старалась быть сильной в день своего тридцатилетия. Улучив момент, она ушла с празднования дня рождения в кругу семьи, а коллеги, обещавшие ей устроить вечеринку, разошлись по домам, так и не дождавшись ее.

Но, честно говоря, у нее было множество других причин пребывать далеко не в самом лучшем настроении. Во-первых, никто в семействе Мэджикан никогда не разводился, даже если чей-то супруг случайно был уличен в неверности. Во-вторых, обманутые жены обязаны были снято хранить это печальное открытие в тайне. В-третьих, ни одна женщина в ее большой дружной семье никогда не страдала бесплодием. А Элис нарушила сразу все три закона: развелась с мужем, сообщив всем о его измене, а также узнала о своей неспособности забеременеть. И мгновенно стала неудачницей в глазах родных и близких. Но, разводясь с мужем, она сумела сохранить чувство собственного достоинства и сделать важный вывод из этого сурового урока: лучше быть одной, чем жить с таким чудовищем, как Тод. Вот почему накануне своего тридцатилетия (поистине ужасная цифра для каждой женщины!) Элис потеряла всякую надежду на личное счастье…

Пристальные осуждающие взгляды родных делали этот и без того грустный юбилей просто невыносимым, поэтому, как только разрезали праздничный торт, Элис под благовидным предлогом ускользнула из дома, но в баре «Хиппо» именинницу ждало разочарование: никого не было, И как назло у нее разрядился сотовый телефон, лишая ее возможности разыскать друзей!

Из задумчивости ее вывел голос бармена:

— Еще один коктейль, мисс? Надеюсь, вам понравился «Французский поцелуй»?

— Да, замечательный напиток. А сейчас я, пожалуй, выпью немного «Ночного возбуждения».

— Налейте мне тоже самое, — раздался за ее спиной приятный мужской голос.

Элис обернулась и с удивлением обнаружила по соседству молодого мужчину. Наверное, она выглядела сейчас довольно забавно, потому что он широко улыбнулся.

— Привет!

У незнакомца были темно-русые волосы и голубые глаза, а черты лица ясно говорили о решительном характере. Ровный загар, летние брюки бежевого цвета и рубашка цвета слоновой кости с расстегнутым воротом и закатанными рукавами дополняли его образ вольного странника. На вид ему было чуть за тридцать.

— Привет… — растерянно пробормотала Элис.

Вообще-то у нее совсем не было опыта знакомства с мужчинами, а тем более в барах. Она познакомилась с будущим мужем, еще учась в колледже, и он же был ее первым мужчиной.

— Похоже, вы пьете в гордом одиночестве. Это очень плохая привычка, — заметил с улыбкой незнакомец.

— Ошибаетесь: со мной это происходит впервые.

— Тогда ладно. Развлекаетесь?

— Можно и так сказать… — она безразлично пожала плечами. — А вы?

— Только что мое настроение заметно улучшилось. Терпеть не могу оставаться один.

— Сегодня вы пришли сюда без друзей.

— К сожалению, но у меня есть серьезное оправдание…

— И какое же?

— Я прилетел в ваш город из Сиднея только сегодня утром и пока еще не успел завести новые знакомства. Теперь моя очередь расспрашивать вас о причине одинокого распития напитков в баре.

Пока бармен подавал заказ, они молчали.

— Моих коллег похитили инопланетяне.

— Да, беднягам не повезло…

— Но, что еще хуже, вернувшись на Землю, они наверняка напрочь забудут все, что сегодня произошло.

— Точно такой же эффект оказывает здешняя жара, — усмехнулся ее собеседник, делая большой глоток из своего бокала.

— Ну и как вам этот коктейль? Вы уже пробовали его когда-нибудь?

— Совсем неплохо, но это мое первое «Возбуждение».

— Тогда советую не спешить. Растягивайте удовольствие.

Неожиданно за ее спиной раздалось бодрое восклицание:

— Привет, Элис! С днем рождения.

Обернувшись, она успела помахать рукой входящему в бар сослуживцу — молоденькому курьеру, работающему с ней в одном здании:

— Большое спасибо за поздравление.

Неизвестно почему, но сейчас она искренне обрадовалась тому, что они недостаточно хорошо знакомы друг с другом и можно продолжить прерванный разговор, не рискуя обидеть юношу. Вероятно, это выпитые коктейли создавали приятное ощущение взаимопонимания с совершенно незнакомым мужчиной.

— С днем рождения, Элис? — медленно повторил он. — Неужели у вас сегодня день рождения?

— Честно говоря, я не люблю этот праздник. Ведь на следующий день ты становишься на год старше. А если учесть, что мне исполнилось тридцать лет, то сегодня отнюдь не повод для веселья.

— Что ж, это справедливо. Но у меня сложилось впечатление, что вы пришли сюда не просто так.

— Вы правы: я праздную и веду себя крайне неосмотрительно, — Элис поставила недопитый бокал на стойку. — Вам не кажется наш разговор несколько странным? Вы знаете мое имя и дату рождения, сохраняя свое инкогнито…

— Что именно в моей биографии вас интересует?

— Как вас зовут? — загнав как можно дальше внезапное желание спросить его о семейном положении, поинтересовалась она.

— Лиам. Мне тридцать шесть лет. И знаете что? У меня сегодня тоже день рождения! Невероятное совпадение, правда?

— Вы шутите…

— Отнюдь нет. Вот взгляните, — он достал из кармана рубашки водительское удостоверение.

— Лиам Купер Конвей, — вслух прочитала она, не в силах отделаться от мысли, что это имя ей почему-то знакомо. — Дата рождения — пятое сентября… Удивительное совпадение! С днем рождения, Лиам Конвей.

— Спасибо. Хотите еще что-нибудь узнать обо мне?

Элис отрицательно покачала головой. Едва их взгляды встретились, она насторожилась, потому что его голубые глаза недвусмысленно намекали на…. Все это время сердце ее бешено стучало, а сейчас вдруг замерло, затаилось в ожидании неизвестности. Чтобы скрыть охватившее ее волнение, Элис торопливо продолжила разговор:

— И где же вы отмечали свой шестой день рождения?

— В доме родителей, в большом фруктовом саде.

— Значит, пока я появлялась на свет, вы объедались персиками и спинами?

— Признаюсь честно, в детстве я больше любил мороженое.

— Веселый, наверное был праздник?

— В нашей семье привыкли отмечать только юбилеи, но, став старше, я решил отмечать каждый день рождения. — Лиам вдруг помрачнел, но быстро взял себя в руки.

— Что ж, в таком случае празднуйте, а с меня, пожалуй, хватит… Элис представила себе, как, лучезарно улыбнувшись на прощанье случайному знакомому, идет к двери, выходит из бара и едет домой, чтобы там перед сном выпить чашку горячего какао и послушать свой любимый СD-диск со страстными испанскими мелодиями. Однако, прекрасно зная, как следует поступить, она почему-то не двигалась с места…

— Печально, что в такой день всех ваших друзей похитили пришельцы, — с улыбкой заметил он, чувствуя, что молчание слишком затянулось.

— Приятного мало, но мне бы не хотелось обременять вас своими проблемами. Это несправедливо.

— Пустяки! до встречи с вами у меня не было конкретных планов, на сегодняшний вечер. Простите, что спрашиваю, но… вас кто-то обидел?

— Да, — Элис была слишком ошарашена его вопросом, чтобы солгать.

— Ваш возлюбленный оказался негодяем?

— Скорее, чудовищем. Однажды я вернулась с работы пораньше и застала его в постели с другой женщиной… — Элис торопливо вытерла набежавшие слезы носовым платком. — Простите.

— Не беспокойтесь: вы замечательно выглядите.

— Спасибо за комплимент, улыбнулась она сквозь слезы. — Знаете, меня подкосило его пренебрежение всем, что мы создали вместе, Тод привел любовницу в нашу спальню, прекрасно зная, как трепетно я обустраивала каждый сантиметр нашего гнездышка.

— Этот парень был вашим мужем?

— Увы, в день свадьбы я и представить себе не могла, чем закончится наш брак.

— Вы развелись с ним? — догадался Лиам.

— Без колебаний, когда узнала, что он уже не раз изменял мне. Это случилось четыре месяца назад…

— Вот почему у вас такие грустные глаза…

— Я в порядке, не волнуйтесь. Что было, то прошло, пора начинать новую жизнь.

— Значит, есть повод продолжить праздник, — улыбнулся он. — Давайте пойдем куда-нибудь, где можно… потанцевать.

— Боюсь, я плохо танцую.

— Не верю. Идемте же! Повеселимся от души,.

Элис задумалась: с одной стороны, она не хотела завязывать новые отношения, пока вызванные разводом раны не затянулись, но здоровый дух авантюризма подталкивал ее хотя бы на один вечер пренебречь здравым смыслом. Наконец она решилась…

Едва они вышли из бара на улицу, их ослепила вспышка фотоаппарата, и раздался приветливый голос фотографа:

— Прекрасный снимок, мистер. Хотите купить его?

Лиам отрицательно покачал головой и поспешил дальше. Элис изо всех сил старалась не отставать.

— Простите, — извинился он, останавливаясь. — С детства не люблю фотографироваться. И куда же мы сейчас отправимся?

— Не знаю. Наверное, в клуб «Риф»…

— Откуда вдруг такая неуверенность?

— Я никогда там не была, — смутилась девушка.

Лиам удивленно посмотрел на свою собеседницу, но не стал выяснять причины столь досадного упущения. Элис вздохнула с облегчением. Но чем ближе они подходили к клубу, тем больше она нервничала, опасаясь, что им придется танцевать под медленную романтичную музыку. И оказалась права. Войдя в холл, они окунулись в море бодрых ритмов, но стоило им выйти на танцевальную площадку как яркий свет погас и пары окутала красивая мелодия.

— Разрешите вас пригласить, именинница… — мягко предложил Лиам.

Элис чувствовала себя невероятно легко. За ее спиной словно выросли крылья. Страстные звуки саксофона звучали в каждой клеточке ее тела…. Закрыв глаза, она особенно сильно ощущала его тепло, аромат его одеколона. А стоило ей открыть их, как у нее появлялась возможность полюбоваться его мужественным лицом в свете софитов. И вот в какой-то момент он прижал ее к себе еще крепче и пылко прошептал на ухо:

— Ты потрясающая женщина, Элис! Поедем ко мне… Плохая идея, да?

Честно говоря, она не знала, что и думать. Однако, прежде чем принять решение, нужно было выяснить один очень важный для нее вопрос:

— Лиам, ты женат?

— Нет.

— Тогда все в порядке, — ответила она, пряча раскрасневшееся от танцев лицо у него на груди.

Они вышли из клуба; избегая смотреть друг другу в глаза.

— Сегодня я без машины, — задумчиво протянула она. — А ты?

— Пока я тоже без колес.

— В таком случае придется поймать такси. В этой части города их особенно много.

— Едем к тебе или ко мне?

— По-моему, решать должна ты. Как тебе удобнее?

Остановив проезжающее мимо такси, отчаянные именинники молча сели на заднее сиденье. Водитель вопросительно посмотрел на пассажиров, а Лиам на Элис:

— Ну, так что ты решила?

После секундного колебания она дала адрес своей квартиры на Эдж-Хилл: впервые в жизни ввязываясь в безрассудную авантюру, она хотела чувствовать себя в безопасности, а своя территория, бесспорно, давала весомые преимущества. Кроме того, Элис имела все основания гордиться новой квартирой, приобретенной после продажи дома, в котором жили они с Тодом до развода.

— Хороший район, — одобрил ее выбор Лиам, как только уехало такси.

— Спасибо. Идем.

Пока они поднимались на лифте, Элис обдумывала план дальнейших действуй: сначала она пригласит его на кухню, чтобы выпить крепкого кофе и поговорить…. Но ее ожидания не оправдались. Едва захлопнулась входная дверь, как Лиам перешел в наступление. Их губы слились в поцелуе и она мгновенно забыла обо всем на свете, с восторгом ощущая, как все ее тело само собой становится податливым как воск, а ноги — ватными. В сознании кружилась одна — единственная мысль:

«Как же я, оказывается, соскучилась по интимным отношениям с пылким мужчиной! Очень надеюсь, что наутро мне не придется жалеть о сегодняшней ночи!»

— У тебя такие мягкие, чувственные губы, — страстно выдохнул он.

— И все благодаря тебе, — прошептала она и прижалась к нему всем телом. — Пожалуйста, не останавливайся…

Ответом ей послужил горловой стон и хриплое:

— Куда?

И Элис без колебаний указала в сторону своей спальни.

ГЛАВА ВТОРАЯ

После безумной ночи любви им обоим предстояло, пожалуй, самое сложное испытание — встретиться утром. Элис проснулась первой. Она лежала на боку, положив руку под голову, и внимательно наблюдала, как он просыпается его голубые глаза напоминали ей утреннее небо.

— Доброе утро… — сонно протянул Лиам.

— С добрым утром, — улыбнулась она в ответ, изо всех сил стараясь, чтобы ее слова не прозвучали чересчур официально. — Похоже, сегодня будет хорошая погода.

— Ещё один солнечный день в земном раю, — он сладко потянулся и подложил под голову обе руки. — Кажется, так обычно пишут в красочных туристических буклетах. — А мы с тобой стали на год старше…

Элис торопливо села на кровати, прикрываясь простыней:

— Знаешь: я очень рада, что ты остался на ночь после того, как мы… закончили праздновать наш общий день рождения. Было бы обидно и крайне унизительно проснуться утром и не увидеть тебя рядом.

— Именно по этой причине я и не ушел. Ты необыкновенная женщина, Элис! И я никогда не забуду эту волшебную ночь…

Под его нежным взглядом она покраснела, но тут же взяла себя в руки, благоразумно прислушавшись к наставлениям здравого смысла, твердившего ей: «Зачем демонстрировать мужчине уязвимые стороны своего характера, когда вас связывает лишь мимолетная страсть?»

— Пойду сделаю нам кофе… — пробормотала она и тут же вся сжалась в комок в ожидании, что он каким-то образом остановит ее, но Лиам не стал ничего предпринимать, позволяя ей немного расслабиться — А может быть, ты предпочитаешь чай?

— Я с большим удовольствием выпью кофе. Спасибо, — галантно откликнулся он.

Выйдя из ванной в махровом халате, Элис поспешила на кухню. Минут через пятнадцать Лиам присоединился к ней небритый, но зато аккуратно причесанный. Стоило ему войти, как все внутри нее перевернулось от необъяснимого чувства спокойствия и уверенности рядом с этим, по сути, совершенно чужим человеком (если, конечно, позволительно считать его таковым после ночи бурной страсти).

— Пахнет восхитительно! — воскликнул он, вдыхая бодрящий аромат свежесваренного кофе.

— Круассаны будешь?

— А у тебя они есть?

— По субботам утром я всегда пью кофе со свежей выпечкой, — Элис быстро поправила ворот халата. — Если хочешь познакомиться с последними новостями, пресса на столике в коридоре.

— Сегодня у меня нет ни малейшего желания читать газеты, — тактично возразил он. — Работать здесь я начинаю с понедельника, а значит, еще успею разобраться, что к чему.

— Так ты переехал в Кэрнс из-за новой работы? — поинтересовалась она.

— В вашем городе находится филиал моего бизнеса, — лаконично ответил Лиам, явно не желая вдаваться в подробности. — У тебя очень милая кухня…

— Спасибо за комплимент.

— Похоже, зеленый — твой любимый цвет, — заметил он, с интересом рассматривая ее коллекцию стеклянной и глиняной посуды, выставленную на открытыхполках вдоль стены.

— Угадал! — улыбнулась Элис, довольная тем, что ее давнее увлечение наконец-то оценено по достоинству.

Дело в том, что Тод терпеть не мог ее коллекцию (особенно когда случайно разбивал очередной редкий экземпляр). Так что в конце концов ей пришлось убрать все вещи подальше в шкаф. И вот после развода экспонаты снова увидели свет, к огромной радости своей хозяйки.

Пока она вынимала из микроволновки круассаны, расставляла на столе чашки, блюдца и раскладывала салфетки, ее неотступно преследовало желание расспросить его о работе. После минутного колебания она все-таки решилась:

— И каким же бизнесом ты занимаешься, Лиам?

— Я руковожу туристической компанией.

Элис похолодела:

— Какой именно?

Так как он не спешил отвечать, она решила чуть подтолкнуть его:

— Неужели это «Канга-Турс»?!

— Именно, — кивнул он и нахмурился. — Что- то не так, Элис?

— Да, то есть нет… пока…

— Прошу прощения?

— Ума не приложу, как такое могло случиться… — запаниковала она.

— Скажи же, наконец, что случилось! В чем дело? Что именно тебе известно о туристическом агентстве «Канга-Турс»? — насторожился Лиам.

— Ничего компрометирующего. Поверь: туризм весьма выгодное вложение денег.

— Почему же ты так взволнованна?! Боже мой, Элис, не смотри на меня как на террориста…

— Я… я там работаю, — кое-как закончила предложение она. — Так вот почему твое имя показалось мне знакомым, тогда, в баре «Хиппо»! Если бы я только знала…

Сказать, что Лиам был шокирован, значило не сказать ничего! Образно выражаясь, он был нокаутирован с первого же удара.

Да и у нее самой сложившаяся ситуация вызывала лишь негативные ассоциации: «Ну почему это случилось именно со мной?! Не успела я оправиться от болезненного развода с Тодом, как снова оказалась в глупейшем положении: начальник переспал с подчиненной — скандал, старый как мир, но нам от этого ничуть не легче! Теперь мы должны вести себя друг с другом как коллеги…»

Какое-то время они молча завтракали. Понимая, что долго молчать бессмысленно, Элис задумчиво протянула:

— Нам пора расстаться…

— Ты действительно этого хочешь? — внимательно глядя на нее, спросил он.

Сердце ее тоскливо сжалось.

— Конечно. А ты разве так не считаешь?

Лиам допил кофе и неожиданно сменил тему:

— Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом. О работе, например. Каковы твои обязанности в «Ханга-Турс»?

— Я консультирую клиентов желающих совершить эксклюзивные туры внутри страны.

— И как ты это делаешь?

— Предоставляю заказчикам всевозможные услуги, начиная с дайвинга на большом Барьерном рифе и заканчивая походами в лучшие рестораны.

— Уверен: ты настоящий профессионал в своем деле, — тонко польстил ей Лиам.

— Стараюсь. Я люблю свою работу. После развода с мужем она стала моим спасением…

Они помолчали.

— Послушай, — нерешительно начала она, но с каждым словом ее голос звучал все увереннее, — я прекрасно понимаю, в какой щекотливой ситуации мы с тобой оказались, и не собираюсь претендовать на твое внимание только потому, что мы провели вместе ночь. Отныне нас будут связывать лишь деловые отношения.

— Да, так будет лучше, — Лиам задумчиво разломил пополам теплый круассан. — Уверен: у нас все получится. Мы ведь разумные взрослые люди.

— Конечно. Вполне возможно, что нам и не придется часто видеться…

— Особенно Первое время, пока я не освоюсь на новом месте: Изучение документации, деловые встречи вне офиса и тому подобные мероприятия. — Не спеша, намазав булочку клубничным джемом и с аппетитом съев ее, он продолжил: — Спасибо тебе за незабываемый день рождения, Элис. А сейчас я должен идти…

Невероятным усилием воли она заставила себя улыбнуться в надежде, что он сразу поверит в то, как много важных и приятных дел ей предстоит переделать в эти выходные (Например, перемыть всю посуду).

— Оставь, — мягко остановила его Элис, едва он стал убирать со стола. — Я сама все сделаю. Вызвать тебе такси?

— Спасибо, не стоит. Погода сегодня прекрасная. Я лучше пройдусь пешком: пора привыкать к новому месту жительства, — возразил Лиам, ставя грязные чашки в раковину.

Не говоря ни слова, они прошли в коридор. Элис плотнее запахнула халат, совершенно не зная, что делать дальше: «В конце концов, не могу же я поцеловать его на прощанье! А просто помахать рукой — глупо…»

— Увидимся в офисе, мистер Конвей, — с трудом улыбнулась она.

— Элис, не надо… — растерянно пробормотал он и… в следующую секунду припал к ее губам. Это было так неожиданно и так знакомо, что она без колебаний ответила на его поцелуй, лаская руками его мускулистую спину и чувствуя, как грудь наливается приятной истомой. Но все закончилось так же внезапно, как и началось. Лиам отпрянул, едва слышно бормоча:

— Я рассчитывал попрощаться совсем не так. Извини, если ненароком оскорбил твои чувства. Обещаю: этого больше не повторится…

Элис поднесла дрожащую руку к губам и молча кивнула, не в силах произнести ни слова. Открыв входную дверь, он еще раз мельком взглянул на нее и, не оборачиваясь, направился к лестнице. А она почему-то не двигалась с места, прижимая тонкие дрожащие пальцы к все еще пылающим после его поцелуя губам…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Лиам провел все выходные в офисе, разбираясь в многочисленной документации и разрабатывая приблизительную стратегию управления делами компании. И, конечно же, он не мог не думать об Элис Мэджикан, по-прежнему испытывая к ней непреодолимое влечение. Однако, как разумный человек, он отдавал себе отчет в том, что служебные романы всегда ведут к очень серьезным неприятностям, а в его ситуации скандал может принять поистине колоссальные масштабы. «Если позволить чувствам взять над собой верх, — размышлял он, — то это наверняка нанесет серьезный вред бизнесу. Если бы я отвечал только перед самим собой, то рискнул бы, но на мне лежит огромная ответственность, пренебречь которой я никак не могу… — Тень болезненных воспоминаний накрыла его с головой. — Прости, Элис, но в силу некоторых обстоятельств я обязан ставить долг превыше всего!»

В понедельник утром в дверь его кабинета вежливо постучали. Лиам оторвался от просмотра бизнес-плана на ближайший квартал и разрешил войти. Это был Дэннис Эриксон — главный менеджер компании. Ему было около сорока пяти лет. Будучи семейным человеком, он немного располнел, но все еще оставался представительным мужчиной. Лиам уже встречался с ним до своего приезда в Кэрнс, но не как начальник с подчиненным, а скорее как хороший знакомый, поэтому он ответил на его приветствие крепким рукопожатием:

— Доброе утро, Дэннис.

— Смотрю, ты уже немного освоился на новом месте.

— Да, в выходные пришлось разбираться с бумагами.

— И все-таки ты умудрился выиграть приз…

— Какой приз? Не понимаю… — насторожился Лиам.

— В субботнем номере «Кэрнс пост» на третьей странице об этом подробно написано.

— В последнее время я не читал газет. Так что же обо мне написали пронырливые журналисты?

Дэннис усмехнулся и достал из кармана сложенную вчетверо газету. Сохраняя внешнее спокойствие, Лиам молча ждал, что будет дальше.

— Вот. Прочти это, — совершенно серьезным тоном посоветовал Дэннис наконец.

Лиам не спеша развернул газету — и ему сразу бросилась в глаза цветная фотография, запечатлевшая момент, когда они с Элис выходили из бара «Хиппо», а под ней заметка: «Кто бы ни был этот таинственный незнакомец, сопровождающий свою прекрасную спутницу, мы рады сообщить ему о победе в нашем конкурсе «Новое лицо города». Вы выиграли бесплатный обед в любом ресторане по Вашему выбору. Сердечно поздравляем и добро пожаловать!»

— И как часто они проводят этот конкурс? — как можно равнодушнее поинтересовался Лиам, возвращая листок Дэннису.

— Каждую неделю. Ну и повезло же тебе, босс! — усмехнулся он и, понимая, что сболтнул лишнее, поспешил сменить тему разговора: — Когда мне следует организовать общее собрание сотрудников компании?

— Ты считаешь, что я завел интрижку с подчиненной, не дожидаясь официального знакомства, не так.

— Ну, это не совсем так…

— Присядь-ка, Дэннис, — сурово нахмурился Лиам, понимая, что его догадка оказалась верна, как говорится, на все сто. — Нам надо серьезно поговорить о том, как опасно строить беспочвенные догадки и тем более распространять их среди коллег… — Выдержав драматическую паузу, он связался с секретаршей: — Салли, позаботьтесь, пожалуйста, о том, чтобы ближайшие двадцать минут меня никто не беспокоил.


Удивительно как быстро распространяются плохие новости! Элис разбудил телефонный звонок. Сначала один, потом еще и еще. Мама и тетушки наперебой выпытывали у нее, кто такой «этот потрясающий мужчина на фото в «Кэрнс пост»». Сославшись на занятость, она кое-как отделалась от их расспросов и поспешила на работу, где ее уже ждал мрачный, как грозовая туча, менеджер Эриксон.

— Доброе утро Дэннис, — беззаботно поздоровалась она.

— Доброе утро…

— В чем дело? Почему ты такой угрюмый? Неужели я опоздала?

— Думаю, теперь ты сможешь приходить на работу когда захочешь, — съязвил он.

Элис не оставалось ничего другого, как молча пожать плечами и пройти в комнату, где работала она и еще двое тур-консультантов — Шана и МэриЭнн.

— Вы случайно не в курсе, какая муха укусила Дэнниса Эриксона? — поинтересовалась она подруг.

— Правильнее было бы спросить не что, а кто довел его до такого состояния… — откликнулась Мэри-Энн, запуская свой компьютер.

— Не успел новый босс выйти на работу, как уже наводит в офисе свои порядки, — поддержала ее Шана. — Вот бедняге Дэннису и досталось…

— Неужели новый руководитель компании оказался монстром? — Зря Элис решила проявить солидарность, но отступать было уже поздно.

— Откуда нам знать? В отличие от тебя, мы с ним совсем не знакомы…

— Лучше ты нам расскажи, что он за человек…

— Значит, вы уже видели эту ужасную фотографию в «Кэрнс пост»… — тяжело вздохнула Элис.

— Ну, разумеется.

— Но до сегодняшнего дня мы и не подозревали, что это Лиам Конвей.

— Теперь понятно, почему ты так и не пришла на вечеринку в честь дня рождения, которую мы для тебя устроили… — с укоризной в голосе заметила Шана.

— А я думала, что ты весь вечер провела в доме у матери, — подлила масла в огонь Мэри-Энн.

— Сначала так и было, — Смущенно пробормотала она. — Но вскоре бесконечные упреки родственников вынудили меня уйти. Добравшись до бара, я никого из вас уже не застала…

— А для чего по-твоему существуют мобильные телефоны?

— Мой сотовый разрядился. Правда! А познакомилась я с нашим будущим начальником совершенно случайно, не догадываясь о том, кто это, и, уж конечно, никак не рассчитывая увидеться с ним снова…

Вдруг за спинами подруг раздался вежливый голос:

— Могу я ненадолго прервать ваш разговор, дамы?

Ей потребовалась лишь доля секунды, чтобы понять, кто именно почтил их своим присутствием. И внутри ее все сжалось в ожидании возможных неприятностей. «Представляю, что сейчас будет, если он слышал мои последние слова… Прекрасно понимая, что пришло время первого серьезного испытания на прочность, которое она просто обязана выдержать с достоинством Элис быстро подняла на него глаза и улыбнулась:

— Доброе утро, мистер Конвей. Разрешите представить вам Мэри-Энн Дэйтон и Шану Холмс — турконсультантов.

Лиам держался спокойно и уверенно. С легкой улыбкой пожав руки подчиненным, он начал:

— Полагаю, вы уже видели фотографию в «Кэрнс пост», и мисс Мэджикан наверняка рассказала вам о нашей случайной встрече в баре. Так вот, прошу не искать в этом происшествии никакого тайного смысла… дождавшись утвердительного кивка со стороны Мэри-Энн и Шаны, он продолжил: — Настоятельно советую вам, дамы, не распространять пустые сплетни в офисе или за его пределами. Лучше занимайтесь своими прямыми обязанностями…. да, кстати, завтра утром состоится общее собрание всех сотрудников компании. Точное время встречи вам сообщит Дэннис Эриксон. Всего хорошего.

* * *

— Элис, не могла бы ты зайти ко мне в кабинет? — Лиам затаил дыхание в ожидании ответа: уже неделю они совсем не общались и видели друг друга лишь издалека.

— Извините, мистер Конвей. В данный момент я занята с клиентами. Освобожусь минут через пятнадцать…

— Итак, я жду тебя…

Чтобы скрасить затянувшееся ожидание, Лиам позвонил в отели — партнеры «Канга-Турс». Но вот (сорок пять минут спустя!) раздался робкий стук в дверь, и он даже привстал от нетерпения:

— Войдите!

— Зачем ты хотел меня видеть?

— Сегодня у тебя выдалось очень занятое утро… — заметил он, нарочито медленно опускаясь в кресло.

— Да, можно и так сказать.

Ее голос звучал спокойно, но нюансы интонации вьщавали скрытое волнение. И у него были все основания полагать, что, прежде чем прийти сюда, она долго собиралась с духом.

— Присаживайся, не стесняйся. У тебя возникли какие-то проблемы? — сочувственно поинтересовался Лиам. — Возможно, есть нечто, о чем я должен знать?

— Отнюдь. Дело в том, что группа японских туристов неожиданно столкнулась с некоторыми трудностями, которые наша компания успешно разрешила.

— Приятно это слышать. Но почему ты все еще стоишь? Устраивайся поудобнее…

Элис послушно опустилась на стул напротив письменного стола. Повисло неловкое молчание, но у Лиама (наконец-то!) появилась возможность рассмотреть ее вблизи. Сидела она удивительно прямо, сжав колени вместе и крепко сцепив кисти рук, а серая юбка чуть выше колен и очень женственная светлая блузка придавали ей неуловимый шарм (и к тому же он прекрасно помнил, что скрывается за этой совершенно непрозрачной тканью). Элис явно хотела казаться серьезной и рассудительной, даже немного чопорной особой, но он видел в ней совсем другую женщину — ту, что пылко отвечала на его ласки одной незабываемой ночью…

Неохотно оторвав от нее взгляд, Лиам решил сосредоточиться на деле:

— Итак, я позвал тебя к себе для того, чтобы мы могли вместе обсудить ситуацию с загородными турами. Насколько мне известно, тынекоторое время занималась этим вопросом…

— Если быть точной, это было два года назад.

— А потом к работе приступил Дэннис Эриксон…

— Совершенно верно.

Немного помолчав, он мельком взглянул на монитор включенного компьютера и продолжил:

— Внимательно изучив историю «Канга-Турс», я пришел к печальному выводу, что на сегодняшний день загородные туры почти утратили былую популярность, уступив место экскурсиям в тропические леса и массовому дайвингу на Рифе. И эта тревожная тенденция быстро распространяется как среди иностранных туристов, так и среди местных жителей. Чем, по-твоему, вызван данный кризис?

— Во-первых, в области общепринятой туристической программы у нас много конкурентов, которые стремятся всячески привлечь к себе как можно больше клиентов…

— Если не ошибаюсь, раньше в нашей компании тоже весьма активно использовались законы маркетинга: даже самый дешевый загородный тур непременно включал в себя отдых на ферме, полет на вертолете и, конечно, общение с аборигенами. Почему же все вдруг изменилось к худшему?

— Тому было несколько веских причин, — осторожно заметила Элис. — А началось все с того, что ввиду нехватки денежных средств мы были вынуждены заключить контракт с другим авиаперевозчиком, запросившим за услуги наиболее приемлемую для нас цену. Но в конце концов такая экономия, как говорится, вышла нам боком: клиенты стали жаловаться на уровень сервиса во время полетов и пропажу багажа. В общем, вскоре наши загородные туры заработали дурную славу…

— И что же случилось потом? — Пока она говорила, Лиам делал какие-то пометки в блокноте.

— Раньше мы сотрудничали с пятьюдесятью фермами, где охотно принимали наших клиентов, получая за то приличные деньги. Постепенно их владельцы стали отказываться вести дела с «Канга-Турс», а иногда и мы сами разрывали заключенные с ними долгосрочные контракты…

— Почему?

— По-моему, этот вопрос лучше задать Дэннису Эриксону, — уклончиво ответила Элис.

— Я принял к сведению его доводы: но мне бы хотелось знать твои личные суждения относительно сложившийся ситуации.

— Из-за резкого снижения спроса на загородные туры обе стороны сочли дальнейшее сотрудничество нерентабельным, вот и все…

— И, тем не менее, я рассчитываю повлиять на ход событий. Прежде чем что-либо предпринимать, необходимо составить объективную картину возможных перспектив, а для этого мне придется самому отправиться в один из таких туров в качестве стороннего наблюдателя. Вылетаю завтра же… — Лиам выдержал драматическую паузу, барабаня пальцами по столу, и вдруг заявил: — Я хочу взять тебя с собой, Элис! — Несмотря на то что на ее лице был написан сильнейший шок, он остался невозмутимым. — Таково мое решение как владельца и руководителя компании.

Ее изящные пальцы побелели, так сильно она их сжала.

— А я почему-то была уверена, что в первую очередь ты займешься разработкой новых проектов…

— На данный момент приоритетным дня меня является возрождение загородного туризма в «Канга-Туре».

— Советую попросить Шану сопровождать тебя: она родом из городка Маунт-Айза и прекрасно разбирается в том, как и чем живут люди в провинции…

— Шана Холмс одна воспитывает сына-дошкольника. И ей не с кем его оставить.

— Откуда тебе известно о Тоби? — удивилась Элис.

— Неплохо я подготовился к нашему разговору, не так ли? — улыбнулся он, очень довольный произведенным на нее впечатлением. — Прежде чем позвать тебя, я рассмотрел личные дела всех кандидатов. Мэри-Энн Дэйтон в основном занимается конкурирующей областью, так что…

— А как же Дэннис Эриксон? Разве он не заинтересован в скорейшем успехе задуманного предприятия?

— Ему я собираюсь поручить не менее ответственное задание, так что он тоже занят. — Лиам помолчал, собираясь с мыслями. — Ну, хорошо, Элис, я буду с тобой предельно откровенен: под твоим руководством это туристическое направление процветало, а оказавшись в его руках, быстро растеряло все былые преимущества…. Итак, ты согласна?

— Прости, но я… я не могу.

— Боюсь, у тебя нет выбора. Пойми, это не просьба, а распоряжение…

— Иными словами, приказ начальника подчиненной! — Ее серые глаза вдруг совершенно неожиданно стали твёрдыми, как грозовые тучи, заставляя его чувствовать себя виноватым. — И как долго будет длиться поездка?

— Столько, сколько потребуется.

— Прекрасный ответ! — усмехнулась Элис, чувствуя, как с каждым новым словом затаенное раздражение вырывается на волю. — Ты мой босс, Лиам, но это обстоятельство не дает тебе никакого права давить на меня, ясно?! Неужели ты уже забыл, что мы обещали друг другу и почему наша поездка должна быть как можно короче?

— Ты мне не доверяешь? — догадался он.

— Учитывая обстоятельства, с моей стороны было бы глупо доверять такому непредсказуемому человеку, как ты, — высоко подняв голову и гордо расправив плечи, ответила она.

Лиам прекрасно понимал, что заслужил этот упрек, и поэтому не в его интересах было усугублять конфликт.

— Три дня, Элис, — это все, что я прошу…

— И у нас будут отдельные номера?

— Разумеется. Наша поездка будет носить исключительно деловой характер. Обещаю.

— Надеюсь, ты действительно в это веришь, — скептически протянула Элис, направляясь к двери.


Дверь в кабинет Дэнниса Эриксона была открыта, поэтому, проходя мимо, она услышала:

— Неужели я прозевал новые модные тендёнции в одежде для офисных работников?

Элис — в свободных брюках цвета слоновой кости и классической белой рубашке — поправила Висящий на плече небольшой рюкзачок и ответила:

— Сегодня я отправляюсь в буш, чтобы уладить кое-какие важные вопросы относительно дальнейшей судьбы загородных туров.

— Одна?

— Нет, с мистером Конвеем.

— Понятно… — протянул Дэннис, всем своим видом показывая, что уж он-то знает гораздо больше, чем хочет показать.

— Итак, вы вдвоем отправляетесь в деловую поездку… — подытожила Мэри-Энн, подходя к ним.

Элис утвердительно кивнула, подумав про себя, что этого неприятного разговора вполне можно было бы избежать, уговори она Лиама встретиться не в офисе, на виду у сотрудников компании, а уже в аэропорту. Но он привел очень весомый довод «за»: «Если мы с тобой будем скрытничать, все станет только хуже, поверь мне…»

— Шана очень расстроилась, когда мистер Конвей сказал, что не сможет взять ее с собой в поездку. А она так этого хотела…

— Постой, постой! — Фраза, безо всякого умысла сказанная Мэри-Энн, заставила Элис насторожиться. — А мне сказали, что она никак не сможет поехать из-за Тоби: ей, мол, не с кем его оставить…

— Сначала так и было, но Шане удалось в кратчайшие сроки найти няню, которая очень понравилась ее сынишке, и она стала с нетерпением ждать дня отъезда.

— А она сообщила эту новость Лиаму… то есть мистеру Конвею? — Элис запнулась, но тут же исправила допущенную оплошность (к счастью, никто не обратил на это внимания).

— Первым делом вчера рано утром. Но он ответил, что уже утвердил твою кандидатуру.

Элис почувствовала, что краснеет, и пробормотала:

— Еще ничего не решено, Я на минутку…

Просторное фойе заканчивалось раздвижными стеклянными дверями. Выбежав на улицу, Элис еще издали увидела, как Лиам — в джинсах и голубой рубашке непринужденно беседует с личным водителем. «Должно быть, они хорошие друзья», — отметила она.

— А вот и вы, мисс Мэджикан! — бодро воскликнул он и улыбнулся.

— Нам нужно поговорить, мистер Конвей.

— Конечно, у вас возникли какие-то проблемы?

— Дело в том, что я… не смогу поехать с вами.

— Не понимаю, — нахмурился он. — Вы ведь уже собрались в дорогу..

Элис Мельком взглянула на стоящего рядом водителя:

— Не могли бы мы поговорить внутри?

— Разумеется, пойдемте ко мне в кабинет, мисс Мэджикан.

Едва они с Лиамом остались наедине, не рискуя быть подслушанными случайными свидетелями, Элис перешла в наступление:

— Ты солгал!

— Прошу прощения?

— Вчера днем мы с тобой обсуждали сегодняшнюю поездку, не так ли? И ты сказал, что Шана не сможет поехать, помнишь?

— Именно так.

— Но, как сообщают надежные источники, вчера утром она сказала тебе о том, что ей удалось-таки решить свою проблему, но ты все равно отклонил ее предложение помочь…

Лиам сразу понял, что отпираться абсолютно бесполезно, и сам решил атаковать:

— Иначе говоря, ты считаешь, что я беру тебя с собой лишь для того, чтобы снова затащить в постель?

— Нет, я… просто хочу знать, почему ты солгал мне…

— Одна-единственная ночь, проведенная вместе, не дает тебе никакого права оспаривать мои решения. Надеюсь, это понятно?

— Сначала ты врешь, а теперь еще и угрожаешь, — горько усмехнулась Элис.

— Поверь, твой профессиональный опыт — вот главная причина, почему именно ты — а не Шана или кто-то еще — сопровождаешь меня сегодня. Но, если ты по-прежнему не чувствуешь себя в полной безопасности от моих возможных посягательств, я готов пообещать, что не прикоснусь к тебе до тех пор, пока ты сама не попросишь меня об этом…

— Даже не рассчитывай! — гордо ответила она.

— Значит, решено: летим вместе. А сейчас нам нужно спешить: долго ждать в аэропорту не привыкли.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Арендованный специально для этой поездки небольшой самолет мягко оторвался от земли и полетел на восток. Внизу проплывал чудесный вид, но Лиам, задумавшись о чем-то своем, смотрел прямо перед собой. А вот Элис, сидящая в другом конце салона, ближе к пилоту, не могла налюбоваться открывавшейся панорамой, хоть и видела ее уже много раз. В такие минуты она испытывала тот же восторг, что и иностранные туристы, приехавшие сюда из северного полушария. Немного привыкнув к ощущению полета, она глубоко вздохнула и закрыла глаза. Так ей легче думалось, а переживаний и эмоций для этого было более чем достаточно. «Поскольку мне предстоит провести вместе с Лиамом Конвеем три долгих дня, я не должна позволить ему манипулировать собой! Мучительный развод с Тодом быстро научил меня высоко ценить уверенность в себе и чувство собственного достоинства, и я никому не позволю снова использовать меня в своих интересах…

Эта мысль настолько ее взволновала, что Элис быстро открыла глаза и оглядела небольшую кабину самолета: Лиам, кажется, задремал, а пилот Джо Банио, нажав несколько кнопок на панели управления, вдруг быстро достал из кармана маленькую коробочку и положил в рот какую-то белую таблетку. Почувствовав на себе ее встревоженный взгляд, он обернулся и ободряюще подмигнул. Элис улыбнулась в ответ.

Приглушенный монотонный гул работающих двигателей действовал успокаивающе, и вскоре ее само собой стало клонить ко сну. «До фермы «Багряные рассветы» лететь около двух часов. Пожалуй, я тоже немного вздремну…» Решив так, Элис опустила спинку своего кресла и, удобно устроившись в нем, почти сразу же крепко заснула.

— Элис! — Лиам настойчиво тряс ее за плечо. — Элис, проснись!

Первое, что она увидела, с трудом разлепив тяжелые после сна веки, был ее босс, склонившийся над Джо, который — о боже! — почти сполз с пилотского кресла и завалился на бок: он явно был без сознания…

— Что произошло?! — воскликнула Элис, испуганно переводя взгляд то на Лиама, то на летчика.

— Не знаю. Похоже, у него обморок.

— Ты пробовал привести его в чувство?

— Разумеется. Никакой реакции.

— Он… дышит?!

— Трудно сказать. Думаю, что нет.

— А пульс? — поинтересовалась она, стараясь отвлечься от черных мыслей о неминуемой катастрофе.

— Я… никак не могу его нащупать: должно быть, просто не там ищу.

— Как же нас учили на курсах оказания первой помощи? Погоди, сейчас вспомню, — рассуждения вслух всегда помогали ей справляться с приступами паники. — Пульс находится около кадыка или на запястье…

— Ничего не чувствую. Давай для начала вытащим его из кресла.

— Боже, неужели у него сердечный приступ?!

— Почему ты так решила?

— Я случайно увидела, как он принимает какие-то таблетки…

Совместными усилиями уложив Джо Банио в проходе, они вынуждены были придумывать план дальнейших действий в буквальном смысле слова «на ходу». Лиам сориентировался первым:

— Ты присматривай за пилотом, а я попробую с помощью рации связаться с наземной службой контроля, договорились?

— Я сделаю все возможное, чтобы он пришел в себя.

— Вот и молодец! — Лиам был очень бледен, но его открытая улыбка придала ей немного уверенности в благополучном разрешении этой опасной ситуации.

— Неужели ты умеешь управлять самолетом? — с надеждой в голосе поинтересовалась Элис.

— Боюсь, что нет, но если мне удастся включить автопилот, то…

— Что ж, удачи тебе!

Он сел в кресло и стал вызывать диспетчера, а она занялась экстренной реанимацией пилота. «Итак, соберись: при остановке сердца человеку необходимо сделать искусственное дыхание и массаж сердечной мышцы. Один выдох «рот в рот» через каждые четыре секунды. В промежутках надавливаем на грудную клетку в области… Элис так старалась сохранить нужный ритм, что на какое-то время совершенно выпала из реальности; вот откуда-то издалека до ее сознания донесся голос Лиама, вот он звучит все громче и громче. — «Ему удалось наладить связь. Слава богу!» Она облегченно вздохнула и услышала:

— Мы приближаемся к «Багряным рассветам»!

Радости Элис не было предела, когда ей наконец удалось нащупать слабый пульс у Джо, но он по-прежнему не дышал, поэтому она продолжила делать искусственное дыхание, молясь, чтобы летчик поскорее очнулся.

— Да, да, понял… — прокричал Лиам в радиоприемник. — Датчик показывает, что мы летим со скоростью около двухсот километров в час.

Его голос внушал ей спокойствие и уверенность в себе, однако стоило ему сказать:

— Сядь обратно в кресло и пристегнись. Мы подлетаем к взлетной площадке «Багряных рассветов». Похоже, придется самому сажать самолет… — как все внутри ее снова сжалось, но тем не менее она ни на минуту не прекращала оказывать первую помощь. И вот ее самоотверженные усилия увенчались успехом: цвет лица Джо Банио стал более свежим, а несколько секунд спустя он закашлялся и застонал.

— Джо жив! — воскликнула она, не скрывая торжества.

Но Лиам был слишком занят переговорами по рации, чтобы ответить.

— Как же я рада, что с ним все в порядке…

— Он может говорить? — донесся до нее встревоженный вопрос Лиама.

Элис осторожно потрясла пилота за плечо:

— Очнитесь же! Вы нам так нужны… Джо Банио открыл глаза и обвел мутным невидящим взглядом салон самолета.

— Спроси у него, как выпустить Шасси.

— Как работает шасси? Джо, скажите же нам! Но тут измученный летчик снова потерял сознание, а на лбу у него выступили капельки пота.

— Да, да, вижу переключатель, — Лиам четко и быстро следовал всем инструкциям с земли. — Ура, есть шасси!

Его радость была такой заразительной, что Элис счастливо рассмеялась и уже не сомневалась, что ему по силам посадить самолет, а тут — словно желая укрепить ее оптимизм — очнулся Джо Банио:

— Простите, я, кажется, отравился. Не волнуйтесь: теперь все будет хорошо. Вот только поднимусь и сяду обратно в кресло… — Но едва пилот произнес последнее слово, как его лицо вновь стало бледным как полотно, а руки безвольно упали вдоль тела.

— Не стоит так мучить себя, Джо. — Элис достала из сумочки носовой платок и бутылочку минеральной воды без газа, затем как следует намочила платок и осторожно вытерла пот со лба пилота. — Лучшее, что вы сейчас можете сделать для всех нас, — это расслабиться и оставаться в сознании. Нам очень нужна ваша помощь…

Джо кивнул и закрыл глаза, а у Элис наконец появилась возможность понаблюдать за действиями Лиама. Со стороны он выглядел спокойным и удивительно собранным, но она прекрасно понимала, что он просто не может не нервничать, потому что управляет самолетом впервые в жизни. Окажись она на его месте, наверняка не справилась бы с такой ответственностью.

— Вижу огни взлетно-посадочной полосы, — сдержанно сообщил Лиам авиадиспетчеру. — Итак, я устанавливаю ручку газа в исходное положение, чтобы снизить скорость…. Порядок!

Неожиданно Джо коснулся руки Элис и тихо сказал, не открывая глаз:

— Предупредите мистера Конвея, что при посадке нос самолета нельзя опускать ниже шести дюймов над горизонтом.

Элис слово в слово повторила его рекомендации и услышала в ответ решительное:

— Сделаю все, что в моих силах.

«Похоже, он снова потерял сознание, — испуганно подумала она, увидев, что пилот лежит совершенно неподвижно. — Нет, только не сейчас! Пожалуйста!» Словно в ответ на ее мольбы, Джо Банио вдруг приподнял голову, прислушиваясь к звукам работающих двигателей, и воскликнул, обращаясь Лиаму:

— Снижай скорость! Немедленно!

— Ручка газа и так находится в исходном положении! Больше я ничего не могу сделать…

Пожалуй, впервые за все это время Элис услышала в его голосе нотки неподдельного страха и тоже запаниковала, а когда летчик неожиданно схватил ее за руку и прошептал побелевшими губами:

— Сядьте в кресло и пристегнитесь. Скорее! — у нее, как говорится., душа ушла в пятки.

— А как же вы? — с трудом встав с колен, поинтересовалась она.

— Так как я не в состоянии сдвинуться с места, придется устраиваться прямо здесь, в проходе, — Джо Банио схватился за ножки кресел. — Со мной все будет хорошо, не волнуйтесь.

Элис опустилась на свое место, пристегнула ремень безопасности и затаила дыхание в ожидании развязки. Когда шасси чуть коснулось земли и маленький самолет затрясло, она зажмурилась, боясь дышать. Но вот они уже скользят по взлетно-посадочной полосе — все медленнее и медленнее…

— Аллилуйя! Ты сделал это! — воскликнула она, когда окончательно затихли двигатели. — Просто фантастика!

Лиам обернулся и устало посмотрел на нее: казалось, он сам до сих пор не верит в то, что сумел-таки совершить невозможное.

— Спасибо, Элис. А сейчас давай выбираться отсюда. Иди вперед, а я займусь пилотом.

— Я помогу тебе…

— Не надо, лучше открой люк, — с этими словами он поднял Джо и закинул его руку себе на плечо, но стоило им пройти несколько шагов, как бедняга, обессилев, навалился на него всем телом.

Вытащив летчика из кабины и прислонив его к боку самолета, Лиам смог наконец-то перевести дух. А Элис тем временем отдыхала немного подальше, в тени одиноко стоящего дерева, а к ним уже мчались, поднимая облака пыли, два автомобиля, в которых сидели Боб и Норин Кинг — хозяева «Багряных рассветов» — и их управляющий Блейд Финч, который сразу же кинулся пожимать всем руки, а особенно Лиаму:

— Прекрасная работа, приятель! Особенно если учесть, что раньше ты никогда не управлял самолетом.

— Все хорошо, что хорошо кончается… — философски ответил он и добавил: — Но я очень беспокоюсь за летчика.

— Кажется, он снова потерял сознание, — сообщила Элис, склонившись над Джо. — Его надо срочно осмотреть.

— Недалеко отсюда, в городке Маунт-Айза, есть хорошая больница. — Норин подошла ближе и, со знанием дела оглядев бледное лицо пилота, тихо заметила: — Похоже, вы сумели оказать ему первую помощь, мисс Мэджикан…

Напряжение и усталость все еще давали о себе знать, но Элис изо всех сил старалась не подавать виду, поэтому она лишь чуть улыбнулась в ответ. Мельком взглянув на Лиама, она успела заметить, как он прячет дрожащие руки в карманы…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Мысль о том, что он фактически заставил Элис лететь с ним и в итоге едва не убил ее, неотступно преследовала Лиама с момента приезда на ферму. Даже горячий душ не помог ему избавиться от слепого страха перед властью рока: «Я подверг серьезной опасности чужие жизни. А ведь история могла повториться! И наше чудесное спасение — отнюдь не моя заслуга!» Натянув легкие брюки, Лиам прошел в комнату и тут услышал робкий стук в дверь.

— Минуточку! — откликнулся он, быстро вытирая волосы полотенцем и перекидывая его через плечо.

На пороге стояла Элис — в шортах и белом топике, благоухающая свежим цветочным ароматом геля дня душа. Но ее серые глаза, кажущиеся еще более выразительными на бледном лице, смотрели на него печально и застенчиво (обнаженный торс Лиама против воли пробуждал в ней приятные воспоминания о той сказочной ночи).

— Прости, если помешала…

— Ничего страшного.

— Ну и как тебе гостевые бунгало в «Багряных рассветах»? По-моему, туристы будут довольны.

— Несомненно. Здесь очень красиво и уютно. — Лиам распахнул дверь и сделал приглашающий жест рукой. — Не хочешь войти?

— Нет, — растерянно пробормотала Элис, делая шаг назад. — Я хотела убедиться, что с тобой все в порядке, вот и все…

— Все хорошо, а теперь стало еще лучше. Проходи же! Что-то не так? Ах, да: мы же договорились соблюдать дистанцию. Прости. Похоже, из- за пережитого шока у меня случилась временная амнезия…

Когда она наконец решилась поднять глаза, они были полны слез.

— Ты был так храбр сегодня, а я до сих пор не поблагодарила тебя…. Посадить самолет, не имея профессиональных навыков — это настоящий подвиг! Благодаря тебе мы все остались живы…

— Ты меня переоцениваешь, Элис: я просто выполнял инструкции авиадиспетчера. Если кто и герой, так это ты сама. Джо Банио обязан тебе жизнью!

— Если бы самолет разбился, — она зябко повела плечами, и по ее щеке скатилась слеза, — мои действия не имели бы никакого значения…

Повинуясь внезапному порыву нежности, Лиам сделал шаг вперед и ласковым прикосновением руки вытер мокрую дорожку с ее лица:

— Прости: мне не следовало этого делать…

— Ну что ты, Лиам! Тебе не за что извиняться. Сейчас мне, как никогда, нужна… твоя поддержка…

— Тогда проходи…

На этот раз Элис не колебалась ни секунды. Легко впорхнув в комнату, она прижалась к нему всем телом.

— Я так рада, что мы оба живы… — прошептала она, глотая счастливые слезы.

Изловчившись, Лиам закрыл дверь бунгало ногой. Он так давно мечтал об этом моменте, что боялся разжать объятия даже ненадолго! С другой стороны, он прекрасно понимал, что в данный момент они оба находятся под властью скорее эмоций, чем разума: Элис захлестывает чувство облегчения и благодарности, а ему просто необходимо отвлечься от мрачных воспоминаний. Но стоило Лиаму прикоснуться к ее чувственным губам и ощутить тепло ее нежной кожи, как его рассуждения утратили свою силу: «Сейчас мы просто мужчина и женщина, которые однажды встретились и повели вместе одну волшебную ночь. И чудесные воспоминания еще живы…» Его руки скользнули под ее топик… и вдруг его словно окатили ледяной водой: он вспомнил нечто очень важное, что ни в коем случае нельзя игнорировать!

— Подожди, Элис… Подожди же! — выдохнул он, сверхчеловеческим усилием воли убирая ее ласковые руки со своей талии как раз в тот момент, когда ее изящные пальцы уже начали расстегивать его брюки…

— Зачем? — недоуменно поинтересовалась она, с трудом переводя дыхание и пряча раскрасневшееся лицо у него на груди.

— Дело в том, что я не взял с собой средство защиты…

— Не понимаю. О чем ты говоришь, Лиам?

— О презервативе. Я должен был быть более предусмотрительным, но…

— Рядом со мной можешь быть абсолютно спокойным. Нам с тобой совсем не обязательно пользоваться ими.

— Что ты имеешь в виду? А, понял! Ты принимаешь противозачаточные таблетки?

— Лиам, я… — Элис помолчала, собираясь с силами, — я не смогу забеременеть, даже если захочу. У меня бесплодие…

Не надо быть психологом, чтобы понять, чего стоит любой женщине такое откровенное признание. Лиам нежно обнял ее и тихо сказал:

— Мне так жаль, дорогая! Но возможная беременность отнюдь не единственная причина, чтобы предохраняться. Я не хочу… рисковать твоим здоровьем, Элис…

— А разве у меня есть основания для беспокойства? — хитро сощурилась она.

— Думаю, что нет. Я всегда очень осторожен в своих связях.

— Вот и прекрасно! А если учесть тот факт, что ты второй мужчина — после бывшего мужа — в своих связях.

— Значит, мы можем… прямо сейчас заняться любовью? Ты уверена?

— Абсолютно!

Когда они поцеловались во второй раз, все было иначе. И не только потому, что их объятия и ласки стали более пылкими и смелыми, но еще и потому, что, пожалуй, впервые за все время их знакомства перед ними стоял простой и ясный выбор: «да» или «нет» — и они оба ответили положительно (без каких-либо сомнений и колебаний!). Когда нетерпеливые руки Лиама наконец стянули с нее топик, обнажив красивую полную грудь, он уже точно знал: ему абсолютно все равно, что потом скажут о нем подчиненные…


Элис проснулась первой. День уже клонился к вечеру. Какое-то время она просто тихо лежала, размышляя о том, как прекрасен мир и человек, так неожиданно и смело доказавший ей это. И вдруг она поймала себя на мысли, что, кажется, влюблена в Лиама Конвея! С одной стороны, здравый смысл подсказывал ей, что нельзя влюбиться в кого-то за столь короткое время и после неудачного брака лучше проявить осторожность. Но с другой стороны, сердце отказывалось слушать разумные доводы, время от времени напоминая ей о чуткости и честности ее избранника: ни с кем другим она не чувствовала себя такой счастливой и защищенной. Если это была и не любовь в подлинном смысле слова, то нечто настолько похожее, что Элис и не стремилась сравнивать эти два чувства.

Осторожно убрав с груди его руку, она встала и, бесшумно одевшись, поспешила в кухонный уголок бунгало, чтобы поставить чайник. Звук закипающей воды разбудил Лиама.

— Здесь есть чайные пакетики и молотый кофе. Что ты будешь? — бросила через плечо она, почувствовав на себе его взгляд.

— Мне кофе, пожалуйста.

Пока Элис готовила ему кофе, а себе крепкий чай, они молчали. Когда, протянув ему чашку с ароматным напитком, она присела на край кровати и сделала небольшой глоток, Лиам неожиданно поинтересовался:

— Что тебя беспокоит, Элис? Ты вдруг нахмурилась…

— Правда? Честно говоря, я думала о нас.

— Другими словами, наши отношения заставляют тебя хмуриться?

— Не совсем так. Просто я подумала…

— Надеюсь, о том же, о чем и я, — лукаво сощурился Лиам.

— Едва ли! — улыбнулась она и, помолчав, добавила: — Похоже, у нас лучше получается заниматься любовью, чем общаться в обычной жизни.

— Ошибаешься: в последнее время у нас с тобой не было подкодящей возможности поговорить по душам, вот и все. Давай не будем упускать столь редкий шанс исправить ситуацию. Тем более что я уже многое знаю о тебе!

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно.

— Что ж, тогда докажи…

— Проще простого. Ты обожаешь зеленый цвет.

— Ну и как такой пустяк может повлиять на отношения мужчины и женщины?

— Легко. Я мог бы ненавидеть этот цвет.

— Ну, раз так, позволь спросить, как ты к нему относишься?

— Вообще-то я очень либерален в том, что касается цветовой гаммы.

— Но у тебя наверняка есть какие-то предпочтения…

— Белый цвет.

— Белый? Интересно…

— Не знаю. Тебе решать. А теперь давай поговорим о серьезном.

— О чем же?

— Ты недавно развелась с мужем…

— Знаешь, мне бы не хотелось обсуждать эту тему. Особенно с тобой. Ведь вы с ним абсолютно разные люди…

— Неужели?

— Да. И ты, бесспорно, лучше… во всех отношениях, — добавила Элис.

— Ты слишком много читаешь перед сном, — загадочно улыбнулся он, неторопливо пододвигаясь поближе к ней.

— Так не честно! — деланно возмутилась она. — В этой игре у тебя есть явное преимущество: ты был у меня дома!

— Вот уж не думал, что мы соревнуемся.

— Нет, это не соревнование, — Элис вдруг стала абсолютно серьезной. — Просто я… — она помолчала, подбирая подходящие слова для описания ее внутреннего состояния, — почти ничего не знаю о тебе…

— Ты можешь спрашивать меня о чем угодно. Смелее! Я могу сообщить тебе даже группу крови, если захочешь.

— Не надо превращать наш разговор в шутку, Лиам. Ты же сам хотел говорить серьезно…

— Прости. Я же вижу: тебя что-то беспокоит. Не хочешь поделиться со мной своими переживаниями?

Какое-то время они лежали, обнявшись, и молчали: ей нужно было собраться с мыслями, а он с нетерпением ждал ее ответа.

— Скажи, я могу тебе доверять? — неожиданно поинтересовалась она.

— Разумеется. Что тебя заставило спросить об этом?

— Тот случай с Шаной…

— Что ж, как говорится, «настал момент истины», — вздохнул он, нежно проводя рукой по ее шее. — Ты права: я был не совсем честен с тобой в тот день. Сначала я пригласил Шану лететь со мной, но, узнав, что она не сможет поехать, даже обрадовался, потому что у меня вдруг появилась уникальная возможность взять с собой тебя. И, кроме того, как профессионал в своем деле, ты прекрасно подходила на роль моего советчика в столь непростой поездке. Поверь, это…

В этот момент в дверь бунгало постучали.

— Может, откроешь? — прошептала Элис.

— Сейчас меня интересуешь только ты…

На этот раз стук в дверь стал более настойчивым.

— Иду, иду! Минуточку… — Лиам неохотно встал и, натянув брюки, направился к выходу.

Он не стал широко распахивать дверь (чтобы Элис ненароком не заметили снаружи), но она сумела разглядеть, что на пороге бунгало стоит Норин Кинг с подносом в руках:

— Я принесла Вам перекусить.

— Замечательно! Большое спасибо.

— Я довольно долго стучала в бунгало мисс Мэджикан, но мне так никто и не ответил. Вы не возражаете, если я оставлю ее порцию у вас?

— Конечно, нет. Я передам его Элис, как только увижу ее. Кстати, как себя чувствует Джо Банио? Что говорят врачи?

— Он быстро поправляется и благодарит Бога за то, что встретил такого смелого человека, как вы, мистер Конвей.

— Если кого он и должен превозносить, так это Элис: ведь она спасла ему жизнь. Еще раз спасибо за заботу, миссис Кинг, — галантно поблагодарил он, забирая поднос, и бесшумно закрыл дверь. — Уф, нас едва не раскрыли! — с мальчишеским азартом заметил Лиам. — А еда-то как раз кстати: я голоден как волк.

— И я, кажется, тоже. Запах фантастический!

И они набросились на содержимое подноса с жадностью маленьких детей, уплетающих сладкое без разрешения родителей. Так что красное вино, несколько сортов сыра, свежие булочки и приготовленное на костре жаркое исчезли почти мгновенно.

— Вот это сервис! — восхитился Лиам. — Обязатёльно напишем об этом в рекламном буклете.

— Пойдем на веранду, полюбуемся закатом, — неожиданно предложила Элис, поднимаясь.

— Звучит заманчиво!

— Еще бы.

Закат действительно был потрясающим: небо на западе переливалось всеми оттенками красного и золотого над зеленым куполом деревьев. Как выяснилось чуть позже, Элис совершенно напрасно считала, что, оставшись вдвоем, они не умеют просто разговаривать. Отдых и путешествия, любимые животные, музыкальные и гастрономические предпочтения — о чем только они не рассказали друг другу за то время, пока догорал этот долгий и удивительно насыщенный день! Элис, например, выяснила, что они оба терпеть не могут стоять в очереди. И, конечно же, они не могли не затронуть тему их общего дня рождения.

— Все еще никак не могу поверить, что, проснувшись утром, мы с тобой делали почти одно и то же: ждали, когда в комнату заглянут родители, чтобы проверить, спим мы или нет, получали поздравления и подарки… — с легкой улыбкой задумчиво протянула она.

— Да, детство было так давно! В этом году мы оба перешагнули некий рубеж, если ты понимаешь, о чем я…

— Это точно!

Они обменялись притворно-печальными взглядами и рассмеялись. Переведя дыхание, Элис вкрадчиво попросила:

— Лиан, если не секрет, расскажи мне о самом-самом счастливом дне рождения в твоей жизни. Пожалуйста…

— Охотно. Хотя, по-моему, ответ на твой вопрос очевиден…

— Я имею в виду более ранние впечатления… — покраснела его собеседница.

— Праздник в честь моего совершеннолетия был, пожалуй, самым ярким и запоминающимся из всех. В тот день мы всей семьей уехали отдыхать в городок Кирра, на Золотом побережье…

— Если тебе исполнилось восемнадцать, то мне было двенадцать… — Неожиданно лицо Элис озарилось торжествующей улыбкой. — Я вспомнила! В тот год мы тоже отмечали мой юбилейный день рождения на знаменитом пляже Кирры. Поразительное совпадение! Возможно, мы даже встречались… — ее пылкое воображение мгновенно нарисовало удивительно реалистичную картину: высокий, стройный, загорелый юноша с немного растрепанными от ветра волосами прогуливается у самой кромки воды, чувствуя, как лениво набегающие на берег волны щекочут его босые ступни… — Хотя я была еще слишком маленькой, чтобы ты обратил на меня внимание.

— А вот я совсем не уверен в этом. Готов биться об заклад, ты была очаровательной девчушкой…

— Не жди, что я так легко тебе поверю. В восемнадцать лет все парни заглядываются на девушек в бикини.

— Но сегодня меня волнуешь только ты…

И Элис с готовностью поверила ему. А как же иначе! Ведь, в отличие от бывшего мужа, Лиаму Конвею удалось пробудить в ней доселе неведомое чувство. Его взгляды, его прикосновения давали ей все основания полагать, что она (да, да, именно она, и никто другой!) — самая желанная женщина на свете. Сегодня ночью она останется с ним — и будь что будет…

На следующее утро Лиама разбудил громкий голос и тяжелые шаги Боба Кинга.

— Похоже, у нас снова незваные гости, — пробормотал он, вставая. — Лежи, дорогая. Я со всем разберусь…

Так что, когда хозяин «Багряных рассветов» постучался в его бунгало, глава «Канга-Турс» уже был во всеоружии. Поздоровавшись, Боб сразу перешел к делу:

— Я пришел предупредить вас, сэр, что сюда летят журналисты и репортеры с телевидения, чтобы взять эксклюзивное интервью у «короля воздуха»…

Лиам с трудом подавил стон:

— Уж не хотят ли они раздуть этот инцидент, объявив меня героем?

— Именно так. Самолет, следующий чартерным рейсом, и вертолет телекомпании вылетели в нашу сторону пять минут назад, — сообщил Боб, всем своим видом показывая, что уж он-то обязательно проведет эту встречу, как говорится, на высшем уровне (для процветания их общего дела и своей фермы, в частности).

А его собеседнику оставалось одно: отложить сегодняшние планы до лучших времен и, главное, смириться с этим.

— Я всего лишь следовал указаниям авиадиспетчера. Что в этом такого?

— Вы, конечно, можете им это сказать, но, думаю, они ждут от вас совсем другого. Вне всяких сомнений, вы герой, мистер Конвей, которому удалось посадить первый в своей жизни самолет и не только самому остаться в живых, но и спасти товарищей по несчастью. Это редкая удача! Советую подумать над этим, сэр…

Лиам рассеянно кивнул и, попрощавшись, закрыл дверь.

— Кажется, я серьезно влип, Элис, — пробормотал он после недолгого молчания. — Теперь пресса и телевидение не оставят меня в покое…

— А разве все так плохо? Только представь себе, какую огромную пользу можно извлечь из этой ситуации!

— Прекрасная идея! Я буду упоминать название нашей туристической фирмы так часто, как это возможно. А также расскажу общественности о наших загородных турах…

— Кстати, почему бы тебе не выступить перед ними на веранде? Так ты сможешь подтвердить свои слова чудесным пейзажем.

Элис знала, о чем говорила. Именно такие виды всегда привлекали внимание урбанизированных австралийцев к природе, пробуждая в ни давно забытое желание стать ее частью.

— Можешь быть уверен, что среди прочих будут и вопросы личного характера, — ненавязчив предостерегла она. — В таких случаях главное — бдительность и осторожность….

Лиам, все это время стоявший у окна спиной к ней, вдруг обернулся… и в буквальном смысл слова обомлел. В этот момент Элис выглядела просто потрясающе: стройное, гибкое тело, обернутое белоснежной простыней, огромные серые глаза и темные локоны, красиво и естественно ниспадающие на плечи! В какой-то момент у него в голове родилась безумная идея бросить все и просто сбежать с ней в девственные джунгли…

— Я буду всячески переводить разговор в деловое русло, — с улыбкой пообещал он, приложив руку к сердцу. — Клянусь!

— Только, пожалуйста, не забывай, что ты и на самом деле настоящий герой.

В ее словах было столько искренности и веры, что у Лиама тоскливо сжалось сердце: «Боюсь даже думать о том, что случится, когда она узнает горькую правду. Я вовсе не герой! Скорее, даже наоборот…»

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— В принципе, такой интересный мужчина, как мистер Конвей, может быть и женат, — как бы между прочим Шана сделала акцент на последнем слове.

Элис продолжила печатать документацию, пока достаточно успешно притворяясь, что этот вопрос ее совсем не волнует. Со вчерашнего дня, когда они с Лиамом наконец вернулись из командировки, подруга не упускала ни одной возможности отпустить в ее адрес язвительное замечание. А сейчас она стоит прямо перед ее рабочим столом и всячески пытается заглянуть ей в глаза (очевидно, рассчитывая таким образом многое понять).

— Едва ли его привлекательная внешность и весьма солидный заработок могли остаться незамеченными. Какая-нибудь охотница за богатым мужем наверняка уже запустила в него свои коготки.

— В любом случае нас это не касается, — не отрывая взгляда от экрана компьютера, ответила Элис.

— Хватит делать вид, что тебе все равно, подруга! — Шана потрогала нежные лепестки красной розы, стоящей в зеленой вазочке на столе. Еще никому не удавалось обмануть мою интуицию, У тебя с ним роман, не так ли?

— Мне бы не хотелось это обсуждать….

— Спасибо. Я узнала все, что мне нужно.

Элис вздохнула, прекрасно понимая, что порой в жизни бывают такие ситуации, когда отрицать очевидное не только совершенно бесполезно, но и, как говорится, себе дороже.

— Хорошо, Шана, если тебе так этого хочется, можешь считать, что мы встречаемся, — призналась она и, предугадывая следующие слова подруги, добавила: — Но я не собираюсь…

— Выходить за него замуж?

— О боже! — Элис всплеснула руками. — Я познакомилась с мужчиной, только и всего. Какие могут быть планы на будущее?

— Да ладно тебе! Неужели ты хочешь сказать, что, имея в своем полном распоряжении одного из самых красивых и успешных мужчин, ты никогда, не думала о серьезных отношениях?!

— Именно, — утвердительно кивнула она.

— Послушай, Элис, мы все тебя хорошо знаем и очень любим. На самом деле банальный флирт не для тебя: ты слишком искренняя и чересчур легко доверяешься людям…

— Подожди-ка. Кажется, я поняла. Ты хочешь меня предостеречь? Это касается Лиама? — Так как Шана не спешила отвечать, ее пришлось не много поторопить: — Если ты что-то знаешь о нем, пожалуйста, скажи! Мне бы так не хотелось снова совершить роковую ошибку…

— Тебе что-нибудь известно о том, женат он или холост? — настойчиво переспросила Шана.

— Одно я знаю точно: в данный момент он свободен, — задумчиво протянула Элис, чувствуя, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди. — И я ему верю!

«С тех самых пор, как познакомилась с ним в баре «Хиппо». И Лиам всегда был предельно, честен со мной» — мысленно закончила она.

— Это, конечно, замечательно, но сможешь ли ты ответить на такой — на первый взгляд очень простой — вопрос: почему наш босс никогда не садится за руль?

— О чем это ты говоришь, Шана? — такого поворота в разговоре Элис никак не ожидала и поэтому немного опешила. — Разумеется, Лиам умеет водить машину: ведь ему удалось благополучно посадить самолет…

— А вот журналисты из «Кэрнс пост» утверждают, что он уже очень давно принципиально не водит машину, хотя они пока еще не в курсе, в чем причина столь кардинального решения.

— Наверняка этому есть объяснение, но я не думаю, что оно как-то связано с его семейным положением. Вместо того чтобы гадать на кофейной гуще, давай лучше заниматься делами…

— Если тебе проще притвориться, что проблемы просто не существует, поступай как знаешь. Похоже, я только зря потеряла время, безуспешно пытаясь объяснить тебе, что такое доверие… — с этими словами не на шутку рассерженная Шана фыркнула и вернулась на свое рабочее место.

Элис философски вздохнула и продолжила печатать, но вскоре поняла, что снова думает о Лиаме: «Он так уверенно и смело держался перед камерой! Интервью получилось превосходным. Благодаря его усилиям наша туристическая компания в некотором роде прославилась. И загородные туры снова станут пользоваться былой популярностью! Разве можно устоять перед таким мужчиной?!» Неожиданно от приятных размышлений ее отвлек писк компьютера: пришла электронная почта. Элис щелкнула «Просмотр» и почувствовала, что краснеет: это было личное послание от босса.

Затаив дыхание и стараясь унять бешеный стук сердца, она прочла следующее:

«Могу ли я сам напроситься к тебе на романтический ужин? Закуску и вино куплю сам. Блюда чьей кухни ты предпочитаешь — индийской, а может быть, тайской? Или тебе хочется чего-нибудь более демократичного — вроде рыбы с картошкой и пиццы? Ты называешь — я достаю. Не забудь приготовить зеленые тарелки.

Безумно скучаю. Твой Лиам».

Элис снова и снова перечитывала его сообщение, особенно последнюю строчку. В этих простых словах, казалось, было скрыто нечто более важное и значимое дня них обоих, чем обычное приглашение на «ужин при свечах». И ей стоило огромных усилий прятать пылающее румянцем лицо и широкую довольную улыбку от бдительной и не в меру любопытной Шаны. Но в то же время она не могла не чувствовать страх перед тем, насколько быстро они оба теряют контроль над ситуацией. «Наши отношения развиваются даже чересчур стремительно! Но я… не могу так! — Элис сделала глубокий вдох, чтобы взять себя в руки (помогло, но явно недостаточно). — Или могу? Раньше я никогда не занималась сексом с малознакомым мужчиной в день знакомства! Однако в итоге Лиам оказался не только страстным и чутким любовником, но и неординарным человеком. Боже, я совсем запуталась!» — резко выдохнув воздух из легких, она бросила быстрый взгляд на Шану и вернулась к работе.


Лиам сидел в своем кабинете в полном одиночестве и вспоминал день их первой встречи.

Увидев в баре «Хиппо» прекрасную незнакомку, он в буквальном смысле слова потерял дар речи! Сначала Элис показалась ему совершенным — поистине неземным — созданием, но позже, узнав ее поближе, он понял, что даже обычная женщина может быть загадочной и невероятной. По мере того как развивались их отношения, ему все чаще приходила в голову безумная мысль, что Элис Мэджикан — как никто другой — идеально ему подходит дня серьезных отношений.

И вот сейчас, когда у него выдалась свободная минутка, он вновь задумался об этом и в конце концов решил написать ей сообщение с весьма многообещающим приглашением поужинать (правда, у нее дома). Отправив электронное письмо легким нажатием на левую кнопку мыши, Лиам стал с нетерпением ждать ответа в надежде, что она скажет «да». И, чтобы как-то скоротать время, занялся делами.

— Вот, мистер Конвей. Просмотрите эти таблицы и убедитесь сами, что доходы компании медленно, но верно растут, — главный бухгалтер положил на письменный стол файл с документами.

— Превосходно. Я непременно займусь этим, но чуть позже.

— Кстати, обратите особое внимание на заработную плату сотрудникам из расчета на полгода.

— Я так и сделаю. — Лиман бегло взглянул на монитор и щелкнул левой кнопкой мыши: сообщений не было. — Благодарю вас, мистер Мэйсон, за столь впечатляющий доклад.

— Рад стараться. До свидания, мистер Конвей.

— Всего хорошего.

Едва за бухгалтером закрылась дверь, как на мониторе компьютера появился-таки долгожданный конвертик. Сгорая от любопытства, Лиам вошел в «Просмотр»:

«Если ты раздобудешь индийское карри и белое вино, зеленые тарелки будут тебя ждать в 18:30.

Элис.

РS. Я позабочусь о десерте.

РS. И о ночном перекусе….

РS. И о завтраке…»

«Замечательно! — торжествующе улыбнулся он. Вот теперь можно полностью сосредоточиться на ведении туристического бизнеса! Тем более что за мое недолгое отсутствие дел накопилось невпроворот…» Закончив просмотр финансовых таблиц, Лиам достал записную книжку, чтобы сделать несколько важных звонков, как вдруг пискнул коммутатор.

— В чем дело, Салли? — тут же откликнулся он.

— Вам звонят из главного офиса в Сиднее, мистер Конвей. Срочное дело.

— Спасибо. Немедленно соедините. Слушаю…

— Добрый день, мистер Конвей… — на этот раз голос всегда спокойной и уверенной в себе заместительницы звучал встревожено.

— Что случилось Рита?

— Боюсь, что у миссис Конвей серьезные проблемы…

Это был удар ниже пояса но Лиам постарался взять себя в руки:

— Надеюсь, вам известны какие-нибудь подробности?

— Мне только что позвонила экономка миссис Конвей и сообщила, что ее увезли в больницу. Проблемы со здоровьем…

— Могу ли я как-то связаться с Джулией?

— Боюсь, она сейчас не в состоянии отвечать на звонки…

— В таком случае… я должен поговорить с Харриет. Интересно почему она не сообщила обо всем лично мне? Ведь перед отъездом я оставил ей свои новые координаты.

— Она позвонила мне прямо из больницы и, судя по голосу, была чрезвычайно расстроена происходящим. Возможно, она забыла записную книжку дома.

— Ладно. Теперь это уже неважно. Я вылетаю в Сидней первым же рейсом… — Лиам глубоко вздохнул, чтобы немного успокоиться. — Надеюсь, за Джейком кто-нибудь присматривает?

— Полагаю, сегодня он переночует у друга.

— Хорошо и последнее. Что вам известно о больнице, в которой она сейчас находится?

— Не волнуйтесь, миссис Конвей в хороших руках, — мягко ответила Рита Джеймс и, промолчав, добавила: — Все обойдется!

— Разумеется. Спасибо за помощь скоро увидимся — с этими словами он повесил трубку и невидящим взглядом уставился в потолок.

Ему вдруг захотелось кричать во весь голос от сознания собственной беспомощности: Джулия Конвей уже не в первый раз попадала в больницу! Чувство вины опять накрыло его черным саваном отчаяния. Прошло довольно много времени, прежде чем он наконец пришел в себя. После минутного колебания он поднял трубку и решительно набрал номер отдела, где работала Элис. Послышались гудки и голос Мэри-Энн:

— Говорите, пожалуйста.

— Добрый день, мисс Дэйтон…

— Чем я могу вам помочь, мистер Конвей?

— Позовите к телефону мисс Мэджикан, пожалуйста.

— К сожалению, она еще не пришла.

— Не подскажете, где она может быть?

— Увы, я не в курсе. Едва начался обеденный перерыв, ее и след простыл.

— Ясно. Когда она вернется, попросите ее позвонить мне.

— Непременно.

Повесив трубку, он вызвал секретаршу:

— Салли, забронируйте мне место на первый же рейс в Сидней.


Стоя в примерочной кабинке в ярко-красном нижнем белье, Элис улыбнулась своему отражению в зеркале: «думаю, этот комплект должен произвести на него неизгладимое впечатление! Сексуальное нижнее белье и десерт у меня уже есть. Что же еще надо купить? Ах, да! То чудесное бледно-розовое вечернее платье и ароматические свечи. Сегодня я точно разорюсь, но, в конце концов, это наше первое официальное свидание — и я просто обязана выглядеть сногсшибательно!» Купив все самое необходимо для романтического вечера вдвоем, она вышла из магазина и отправилась прямо домой. Разумеется, ее мучили угрызения совести за то, что она фактически прогуливает работу но не слишком долго: жажда духовной и физической близости с Лиамом была гораздо сильнее.


Заперев входную дверь, Элис сразу же достала купленное платье и побежала в спальню, чтобы еще раз его примерить. Идеально! Невольно покраснев в предвкушении того, как ОН будет его снимать, она поспешила на кухню, чтобы накрыть на стол.

Когда все было готово, в прихожей зазвонил телефон. «Неужели это опять мама или кто- то из тетушек? Нет, нет, только не сегодня, пожалуйста! — взмолилась Элис, поднимая глаза к небу. — Моя семья до сих пор не может простить мне тот снимок в «Кэрнс Пост», хотя вчера, увидев по телевизору интервью Лиама, они, очевидно, резко изменили свое отношение к нему, потому что в буквальном смысле слова оборвали телефон. Иду, иду. Одну минуту!

— Привет, Элис. Это я. — Услышав в трубке голос Лиама, она испытала огромное облегчение.

— Привет. Я с нетерпением жду нашей встречи.

— Судя по всему, тебе так и не передали мою просьбу позвонить…

— Нет. Сегодня я ушла с работы пораньше. А в чем дело?

— Случилось нечто непредвиденное и мне нужно срочно уехать из города. Я уже в аэропорту. Извини за испорченный вечер. Мне пора бежать: кажется, объявляют мой рейс…

— Скажи хотя бы, куда ты летишь, — глухо, словно кто-то невидимый медленно сжимал ее горло голыми руками, — поинтересовалась она.

— В Сидней. Мне так жаль, Элис, но ситуация не терпит отлагательств. Семейные проблемы, знаешь ли. Скоро увидимся…

Повесив трубку, она кое-как на подкашивающихся ногах добралась до спальни и упала на кровать. Элис была совершенно раздавлена. Как часто она вела подобные разговоры с бывшим мужем: он имел гадкую привычку звонить ей в самый последний момент лишь для того, чтобы пробормотать бессвязные извинения и выключить мобильный! «Все повторяется?! Нет, этого не может быть! — с ужасом думала она, чувствуя, как по щекам бегут горькие слезы. — Как мог Лиам так со мной поступить: ограничиться лишь набором стандартных фраз? Ведь они с Тодом совершенно разные люди… — И тут ей в голову пришла настолько простая и понятная, но в то же время неожиданная мысль, что слезы мгновенно высохли: — Боже, я веду себя как избалованная старшеклассница, которой накануне позвонил приятель и отменил свидание! — Воспрянув духом, она поспешила в ванную, чтобы умыться. — Вот уж никогда не думала, что такое когда-нибудь случится! Судя по всему, у Лиама возникли серьезные проблемы в семье, а я, вместо того чтобы посочувствовать ему и пожелать удачи, не придумала ничего умнее. Как обидеться и расплакаться… — Пройдя на кухню, Элис вскипятила чайник и сделала большой сандвич с сыром и ветчиной. — Пора наконец вспомнить, кто я на самом деле: привлекательная тридцатилетняя женщина, однажды вечером закрутившая роман с будущим боссом. Никакой любви и долгосрочных обязательств! Только флирт и секс — потянувшись за еще одним кусочком сыра, она случайно уронила его на пол, а когда наклонилась за ним, вдруг почувствовала, как к горлу подступает неприятный комок и глаза вновь быстро наполняются слезами. — А вдруг Шана права и у него есть другая?!

Боже, я совершенно истощена и эмоционально, и физически а еще я безумно люблю своего начальника.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Элис уже заканчивала разговор с клиентом насчет загородного тура, когда в комнату вошла Салли Блэйк с огромным букетом красных роз и, опустив тяжелую корзину на стол, заметила с улыбкой:

— Похоже, день Святого Валентина перенесли на другой день, мисс Мэджикан!

Извинившись, Элис повесила трубку, а в голове мысли обгоняли одна другую: Неужели эти прекрасные цветы от Лиама? Удивительно, что он вдруг решился на такой публичный шаг! Хотя, с другой стороны, почему бы и нет? У него есть все основания чувствовать себя виноватым… Невольно краснея, она пробормотала слова благодарности, и Салли, продолжая загадочно улыбаться, вышла. Но ей так и не дали побыть одной…

— Какая красота! — воскликнула Шана, едва переступив порог. — А ну, признавайся: кто преподнес тебе эти чудесные цветы?

— Понятия не имею, — ей стоило огромных усилий сохранять внешнее спокойствие.

Особенно когда подруга достала из середины букета маленький конверт и протянула ей со словами:

— Почему бы тебе не узнать, кто это, прямо сейчас?

— Разумеется… — Элис дрожащими руками достала из конвертика карточку и открыла ее.

— Уверена, это подарок от мистера Конвея. Я права? — Шана всячески пыталась заглянуть ей через плечо.

Элис так разволновалась, что буквы слились в сплошную линию и никак не хотели образовывать слова. «Разумеется, они от Лиама! В моей жизни нет другого мужчины, а значит, существует лишь одно-единственное объяснение…»

— Ну же, подруга, не томи! — поторопила ее Шана.

— Нет, их прислал Джо…

— Джо? Кто такой этот Джо?

— Пилот того самого самолета.

— Ясно. Очень мило с его стороны, — облегченно выдохнула Шана.

А вот Элис, напротив, испытала горькое разочарование (с тех пор как уехал Лиам, это вошло у нее в привычку): «Мне не нужны его подарки. Но неужели так трудно написать или хотя бы позвонить?! Почему он избегает меня? Не понимаю…» Чтобы отвлечься от горьких размышлений, Элис решила сосредоточиться на вложенном в конверт письме Джо Банио: он сообщал ей о своем полном выздоровлении и осыпал ее всевозможными комплиментами. А внизу страницы начинался совсем другой почерк:

«Дорогая мисс Мэджикан!

Мы хотим от всего сердца поблагодарить Вас за спасение Джо. Благодаря Вам и мистеру Конвею замечательный муж и отец по-прежнему рядом с нами…

С наилучшими пожеланиями,

Джин, Гарри, Джэнни и Джана Банио».

Элис осторожно потрогала нежные лепестки роз. До этого момента она почему-то не думала о нем как о семейном человеке. «Надо же! Не совершив ничего особенного, я сделала счастливыми стольких людей! И их искренняя признательность гораздо важнее пустякового знака внимания со стороны Лиама…» — старалась убедить саму себя Элис. Но где-то в подсознании она понимала, что, если он не вернется через неделю, ее приподнятое настроение увянет так же быстро, как и эти замечательные розы…

Так оно и случилось. Ни письма, ни звонка, лишь телеграмма длиной в одну строчку: «Прилетаю в следующий понедельник. Жди…» Сначала Элис плакала, злилась на него, а потом поняла, что не вправе рассчитывать на что-то большее с его стороны, пока не разберется в себе и своих желаниях: «Неужели я слишком многого жду от него? А может, Лиам, как и я, еще не определился с тем, какую именно роль я играю в его жизни? С недавних пор уверенность в завтрашнем дне стала для меня непозволительной роскошью! И все-таки я хочу быть с ним…»

Желая всласть посплетничать, Шана время от времени подливала масла в огонь:

— Итак, говоришь, у него семейные проблемы?

— Да, кажется…

— Бьюсь от заклад, в Сиднее у него осталась жена!

Элис не знала, что отвечать, и прятала глаза.


Лиам стоял у окна в своем кабинете, откуда открывался прекрасный вид на деловой центр столицы, и размышлял о том, что когда-то давно Сидней был пределом его мечтаний, а теперь прежние перспективы утратили былую привлекательность и сердце зовет его обратно в Кэрнс, к Элис…

Прошедшая неделя оказалась на редкость изматывающей! Почти все это время он провел рядом с Джулией в больнице — и, слава богу, ей стало гораздо лучше. Врачи обещали выписать ее уже через несколько дней, и она с нетерпением ждала возможности вернуться домой, к сыну. Несмотря на подорванное здоровье и беспомощность, Джулия Конвей всегда задорно улыбалась и никогда не жаловалась на судьбу. Ее доброте, поразительной стойкости и мужеству можно было только позавидовать! Однако каждый раз, видя ее в инвалидном кресле, Лиам вспоминал, какой жизнерадостной и беззаботной она была до той страшной аварии, и чувство вины становилось особенно болезненным, почти нестерпимым. Отдавая дань уважения этой неординарной женщине, он окружал ее вниманием и заботой, изо всех сил стараясь не думать об Элис…

— Мистер Конвей… — окликнула его Рита Джеймс, входя в кабинет. — Мистер То уже приехал.

Мистер То? — рассеянно переспросил он.

— Наш сингапурский инвестор…

Ах, да, конечно. Не будем заставлять его ждать дольше, чем нужно. И еще одно, Рита, — Лиам сделал паузу и вдруг довольно улыбнулся: так ему понравилась собственная идея. Не могли бы вы выбрать время и сходить в магазин? Желательно сегодня…

— Разумеется. Что нужно купить? — Когда он назвал желаемое, она удивленно приподняла бровь, но, будучи опытным заместителем, быстро взяла себя в руки и спокойно заметила: — думаю, мне хватит обеденного перерыва, чтобы выполнить вашу просьбу, мистер Конвей, однако я ничего не обещаю…

— Можете не торопиться. Я даю вам отгул на полдня, — с этими словами Лиам одернул пиджак, поправил волосы и сел за письменный стол. — А сейчас пригласите мистера То…


Пятница. Вечер. Никогда раньше Элис не была так рада концу рабочей недели: бессонные ночи и сплошные стрессы днем кого угодно выбьют из колеи! «Наконец-то я могу убежать ото всех и спрятаться! Боже, как же я устала притворяться равнодушной ко всему, что касается Лиама!» — мысленно повторяла она, ставя машину в гараж и поднимаясь по лестнице. Заглянув в почтовый ящик, Элис нашла там лишь счета. Потом ключ долго не входил в замочную скважину. Как назло! Захлопнув дверь, Элис стянула узкие туфли и прошла на кухню, чтобы выпить кофе. Пока закипал чайник, она стояла у окна и увидела, как прямо к дому подъехал почтовый фургон и высокий брюнет с довольно объемистой посылкой вошел в подъезд. «А вдруг он направляется ко мне?» — предположила она. Любопытство заставило ее подойти к входной двери и посмотреть в глазок. И что же? О чудо: юноша остановился у ее квартиры и нажал звонок. Элис выждала несколько секунд (чтобы курьер не подумал, что она за ним шпионит) и открыла:

— Вы ко мне?

— У меня посылка для… Элис Мэджикан, — бегло взглянув на посылку, сообщил он.

— Это я, — дрогнувшим голосом ответила она: на посылке стоял штамп сиднейского почтового отделения.

— Тогда получите и распишитесь здесь… и еще внизу.

Поблагодарив молодого человека, Элис закрыла дверь и, стараясь унять бешеный стук сердца, прошла на кухню. Острый кухонный нож легко разрезал бечевку — и она торопливо развернула плотную коричневую бумагу, под которой обнаружилась украшенная в красных и золотых тонах подарочная коробка, а внутри лежала завернутая сразу в несколько слоев полиэтилена и обложенная пенопластом хрустальная ваза.

Изумительной ручной — скорее всего, венецианской — работы! Прозрачное как слеза стекло симметрично чередовалось с матовым великолепием темно-зеленого цвета. А как вся эта красота переливалась в лучах заката! Затаив дыхание от восторга, Элис прочла карточку: «Безумно скучаю…» — и из глаз ее сами собой потекли счастливые слезы: «Лиам думает обо мне! Прочь все обиды и бесконечное самокопание! Он тоскует и ждет нашей встречи не меньше, чем я… — Совершенно случайно ее взгляд остановился на магнитном календаре, прикрепленном на холодильнике: — должно быть, я неправильно рассчитала очередной цикл! Раньше критические дни никогда не задерживались больше, чем на один день… — Подойдя ближе и приглядевшись, она, в буквальном смысле слова похолодела от ужаса. — Нет, все точно! Но разве такое возможно, чтобы я вдруг?.. Спокойно, Элис, только не паникуй! Прежде всего надо постараться взять себя в руки: задержка вполне может быть вызвана бесконечными стрессами на работе и нервным перенапряжением дома! В конце концов, сколько можно себя изводить?! Утром я проснусь, и все встанет на свои места. Иначе и быть не может! Надеюсь…»

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Здравствуйте, — милая пожилая женщина за аптечным прилавком приветливо улыбнулась ей. — Чем я могу вам помочь?

— Доброе утро. Я бы хотела купить… тест на беременность, — кое-как закончила предложение Элис.

— Вот, пожалуйста, взгляните, мисс. На сегодняшний день это самый надежный и поэтому весьма популярный вариант. Инструкция находится внутри упаковки. Там же найдете дополнительную тестовую палочку…

— А зачем нужны две? — рассеянно поинтересовалась Элис.

— Чтобы перепроверить результат…

— Ну да, конечно. Хорошо, я возьму то, что вы мне предлагаете. Большое спасибо.

Прижимая пакет с покупкой к груди, Элис торопливо вышла на улицу и поспешила к машине. «Если бы раньше мне кто-нибудь сказал, что скоро я буду покупать тест на беременность из-за пятидневной задержки месячных, то я бы никогда не поверила ему. Результат точно будет отрицательным! Я просто не в состоянии забеременеть: ведь мы с Тодом два года безуспешно пытались зачать сына, и в конце концов, согласившись сдать специальные анализы, я с ужасом узнала, что бесплодна. Его злые, обидные слова до сих пор звучат у меня в ушах…» Бросив пустой пакет на пассажирское сиденье, Элис еще раз внимательно осмотрёла покупку, словно желала немедленно получить ответ на мучивший ее всю ночь один- единственный вопрос: «Да или нет?» Неожиданно небо потемнело и по лобовому стеклу забарабанил дождь. Отложив заветную коробочку в сторону, она завела мотор и поехала домой. При торможении шины взвизгивали на мокрой дороге, а городская иллюминация и светофоры стали расплывчатыми пятнами. «Возможно, сегодня моя жизнь кардинально изменится… — неожиданно подумала она, даже не пытаясь сдерживать необъяснимое чувство радости. — Я уже так давно мечтаю о личном счастье!»

Добравшись наконец до дверей своей квартиры, Элис была настолько взвинчена, что ощущала себя комком нервов. В ванной комнате она торопливо разделась, затем, строго следуя инструкции, выполнила все необходимые манипуляции и стала ждать. Время тянулось мучительно долго. Наверное, Алиса из волшебной страны чувствовала себя точно так же, падая и падая вниз по заколдованному туннелю. Закрыв глаза, Элис представляла как на кончике палочки появляется одна синяя полоска…

Но результат оказался неожиданным (или все таки ожидаемым?) — две четкие ровные синие полосы. «Неужели я беременна? Нет, скорее всего, произошла досадная ошибка. — Дрожащей рукой она достала вторую палочку и повторила процедуру. — О боже! Лиам, что я… что мы наделали?!» Теперь Элис ни на секунду не сомневалась в правдивости ответа: она ждет ребенка…


— Не понимаю. Как такое вообще возможно? Доктор, пожалуйста, объясните, что со мной происходит? — взмолилась Элис, получив очередное подтверждение своей беременности.

Все воскресенье она провела в полном одиночестве в своем уютном убежище, то оказываясь на седьмом небе от счастья, то вдруг столь же стремительно возвращаясь на грешную землю, а в понедельник с утра пришла в женскую консультацию.

— Неужели вы так хотите услышать лекцию о цветах и пчелах, мисс Мэджикан? — улыбнулся седой врач.

— Нет, конечно, Я прекрасно знаю, откуда берутся дети, но дело в том, что не так давно мне поставили диагноз — бесплодие. Возможно, мне следует сдать какие-нибудь анализы?

— Что касается физической способности родить, у вас все в полном порядке. Не волнуйтесь, моя дорогая, природа всегда берет свое. А теперь отправляйтесь домой и обрадуйте будущего отца.

— Вы уверены, доктор, что мне удастся выносить нашего малыша?

— Абсолютно. Всего хорошего, мисс Мэджикан. До встречи.

— Еще раз спасибо.

«Этому есть только одно объяснение: Тод лгал мне, причем самым бессовестным образом! — размышляла она по пути на работу. — Стоило мне провести несколько ночей с другим мужчиной, как я тут же забеременела. Получается, что это он не способен зачать ребенка… — на долю секунды Элис стало жалко бывшего мужа, но она решительно отвергла это чувство. — Боясь, как бы не пострадала его мужская гордость, этот негодяй обвинил во всем меня! Страшно подумать, скольким женщинам он может сломать жизнь в угоду собственному эгоизму…»

С недавних пор ее терзали самые противоречивые эмоции. С одной стороны, она никогда бы не пошла на такой серьезный риск, как занятие сексом без презерватива, если бы знала, что Лиам может стать отцом ее ребенка. Но, с другой стороны, мысли о растущей внутри нее новой жизни доставляли ей ни с чем не сравнимое удовольствие, делая ее невероятно счастливой. Элис представляла себе, как со временем у нее вырастет живот и заметно округлятся формы, а мама и тетушки начнут покупать малышу одежду, игрушки и спорить о том, кто родится и какие имена больше всего подходят мальчику или девочке. «Но есть ли в этой чудесной картине место Лиаму? — мгновенно возвращая ее к реальности, спрашивал здравый смысл. — Как он отреагирует на столь неожиданную новость? Ты сказала, что не можешь иметь детей, и вдруг заявляешь прямо противоположное… Кроме того, он не создан для семейной жизни, а если и был когда-нибудь женат, то очень давно. Лиам — прежде всего бизнесмен, который вполне может заподозрить, что ты своими чарами заманила его в самую банальную ловушку всех времен и народов!»

Поздоровавшись с коллегами, Элис заняла свое место и по привычке достала из верхнего ящика ручку и блокнот. Ей хотелось смеяться и плакать одновременно: «Если задуматься, мое положение тоже весьма незавидно: Лиам имеет полное право отвернуться от меня, а семья наверняка опять будет в ярости. Как бы ни закончились наши отношения, та неожиданная встреча в баре «Хиппо», бесспорно, стала судьбоносной для нас обоих…»


Начало рабочего дня принесло ей еще больше переживаний. После ланча Дэннис Эриксон вошел к ним комнату с таким видом, словно ему совершенно случайно стал известен по меньшей мере правительственный секрет.

— Вы ни за что не догадаетесь, какая у меня новость! — воскликнул он прямо с порога, почему- то в упор глядя на Элис.

— Какая?! — разом выдохнули три женщины, а сердце одной из них забилось особенно часто.

— Мистер Конвей вернулся. — Дэннис выдержал драматическую паузу. — И привез с собой жену!

— Что?!

Элис с трудом могла дышать: у нее в легких, казалось, выросли тысячи острых игл. Если бы не сила воли, она наверняка упала бы в обморок.

— Да, да, он очень заботливо относится к некой миссис Конвей. Они сейчас в приемной. Убедитесь сами…

Шана и Мэри-Энн кинулись к окошку, соединяющему их комнату и холл. Чуть-чуть раздвинув жалюзи, подруги затаили дыхание:

— О боже! Она сидит в инвалидном кресле! Взгляни сама…

Все тело Элис словно налилось свинцовой тяжестью, она не могла (да и не хотела) вставать. А они продолжали комментировать происходящее:

— Как ты думаешь, Шана, кто этот подросток рядом с ней?

— Наверное, их сын.

Их сын?! Хуже уже и быть не может! — Сердце Элис бешено колотилось, а на лбу выступили бисеринки пота. «Нет, нет, я не хочу, не буду этому верить…»

— А она еще и редкая красавица, — благоговейно заметила Мэри-Энн.

— Элис, подойди же! Взгляни сама.

С трудом передвигая ватными ногами, она сделала несколько шагов и выглянула в приемную: Лиам стоял у инвалидного кресла, в котором сидела молодая женщина, и о чем-то разговаривал с Салли Блэйк, а миссис Конвей приветливо улыбалась. Она действительно была очень красива: изящная фигура, тонкие черты лица, легкий румянец, карие глаза и рыжие волосы цвета осенней листвы выгодно подчеркивались элегантным романтичным костюмом с длинной юбкой, выполненным в светло-коричневых и зеленых тонах.

Помимо внешней красоты, эта женщина обладала удивительно теплой дружелюбной аурой, мгновенно располагающей к себе других людей. Неожиданно Элис поймала себя на мысли, что при других обстоятельствах они вполне могли бы стать хорошими подругами! Она так увлеклась что не сразу обратила внимание на мальчика подростка лет пятнадцати. «Как он похож на Лиама!» — борясь с внезапным головокружением, подумала она.

Все собравшиеся в приемной, словно почувствовав, что за ними наблюдают, поспешили дальше, очевидно в его кабинет. Шана, Мэри-Энн и Элис вернулись на свои рабочие места, а Дэннис Эриксон по долгу службы отправился знакомиться с новоприбывшими (и заодно разузнать у Салли какие-нибудь подробности).

— Ну же, говорите! — поторопила его Шана, когда он наконец вернулся с новостями.

— Ее зовут Джулия Конвей. Она с сыном переехала сюда из Сиднея. И в данный момент босс подыскивает ей дом…

Элис побледнела и, извинившись, поспешила в дамскую комнату. «Лиам хочет купить ей дом! Значит, эта молодая женщина — все-таки его жена, а мальчик — их сын…»


— Лиам, что с тобой? — Джулия с тревогой заглянула ему в глаза. — Весь вечер ты мечешься по квартире, как лев в клетке…

Они вдвоем сидели на балконе и пили чай.

— Прости. Я сегодня немного рассеян, — торопливо извинился он.

Это еще мягко сказано! — улыбнулась она. — Ты просто сам не свой. Сомневаюсь, что ты слышал хоть слово из того, о чем я говорю уже целых пятнадцать минут…

— Я не хотел быть невежливым. Извини, если обидел тебя…

— Все в порядке. Забудь. Лучше расскажи мне, кто она.

На лице Лиама было написано такое искреннее детское недоумение, что Джулия невольно рассмеялась.

— Неужели это так очевидно? — неизвестно зачем пряча руки в карманы, поинтересовался он.

— Более чем, — кивнула она. — Я знаю тебя уже очень давно: проблемы на работе ты решаешь быстро и оперативно, значит, тебя беспокоит нечто личное. Не хочешь поделиться со мной, в чем дело?

Из гостиной доносились приглушенные голоса и музыка: Джейк смотрел телевизор. Они помолчали.

— Какой сегодня чудесный вечер! — воскликнула Джулия. — Уверена, тропический климат пойдет мне на пользу. Спасибо за все, что ты дня меня сделал, Лиам! — она нежно взяла его за руку, и они улыбнулись друг другу. — Кстати, почему бы тебе не позвонить этой девушке прямо сейчас? Где она живет? В Сиднее?

— Нет, здесь, в Кэрнсе.

— Многое же ты успел за две недели жизни в новом городе. До тех тор пока я не попала в больницу с приступом астмы…

— Да, все получилось спонтанно.

— Неужели? Вот уж не думала, что ты на такое способен! Спонтанные отношения — а что, звучит интригующе. Мне нравится.

— Ты опять шутишь. Уверяю тебя: между нами нет ничего серьезного, — соврал он, нащупав в правом кармане коробочку с обручальным кольцом: «Ей наверняка понравится ограненный изумруд, если она, конечно, примет мое предложение…»

— Я тебя ни в чем не обвиняю, Лиам, — вздохнула Джулия, убирая руку. — Напротив, я буду только счастлива, если однажды ты встретишь достойную женщину. А может, ты ее уже встретил? Хватит день и ночь опекать меня! Тебе давно пора влюбиться…

— Опять ты взялась за свое: уже в который раз пытаешься устроить мою личную жизнь… — горько усмехнулся он. — Не понимаю: зачем тебе это?

— Считай это моим капризом. Надеюсь, ты не собираешься весь вечер провести со мной и Джейком?

— Как же я могу бросить вас в первый же вечер в незнакомом городе? Да и ты еще не совсем здорова…

— Поверь, сейчас со мной все в порядке. Иди отдыхать: например, прогуляйся по городу, а я с удовольствием посмотрю на видео свой любимый фильм, договорились?

Лиам кивнул, но продолжал сидеть на прежнем месте, думая об Элис, беспокоясь за нее: по словам коллег, она ушла с работы пораньше, а на все его звонки и SMS-сообщения просто не отвечала. «Одно из двух: либо Элис плохо себя чувствует, либо она избегает меня, — размышлял он. — И чем дольше длится эта неопределенность, тем больше я склоняюсь ко второму варианту. Остается выяснить один-единственный вопрос: почему?»

Ширканье шин вывело его из задумчивости: Джулия собиралась вернуться обратно в комнату. Лиам с готовностью поднялся, чтобы помочь ей преодолеть невысокий бордюр, но она остановила его решительным жестом и улыбкой:

— Брось, Лиам! Я и сама могу справиться. Прочь с глаз моих…

— Хорошо, если ты так хочешь, я ухожу, — нежно поцеловав ее в щеку, согласился он.

— Вот и умница, что слушаешься меня.

Пять минут спустя Лиам уже заказал такси и вышел на улицу. Ночь благоухала непередаваемой смесью запахов моря, экзотических цветов и раскаленного асфальта. Он сделал глубокий вдох и вдруг понял, насколько взвинченным был все это время из-за Элис Мэджикан: «Она вооружена и очень опасна! И главным ее оружием является удивительное сочетание красоты и сексуальности с трогательной уязвимостью когда дело касается чувств и переживаний. Не знаю, как другие мужчины, но я просто не в силах противостоять ее чарам…»

Стоило ей открыть дверь и увидеть на пороге Лиама Конвея, как кровь разом отхлынула от лица, делая ее невероятно бледной. Чтобы не упасть она даже схватилась рукой за косяк:

— Ах, это ты…

— Здравствуй Элис. Извини, что так поздно. Надеюсь, я не поднял тебя с постели?

— Нет, я еще не ложилась.

Она выглядела очень эффектно в красных джинсах и разноцветном топике, а распущенные иссиня-черные волосы и красивые серые глаза придавали ее бледности какой-то аристократический шарм.

— Мне так жаль, что ты вдруг заболела. Надеюсь, ничего серьезного? — прерывая затянувшееся молчание, сказал он.

Элис молча кивнула и вдруг едва заметно улыбнулась:

— Только не подумай, что у меня вошло в привычку сбегать с работы пораньше…

— Ну что ты! Можно войти? — Лиам опустил руку в карман и нащупал там бархатную коробочку. — А может, ты слишком устала, чтобы принимать гостей?

— Да, я устала, — ответила она, но недостаточно уверенно, чтобы он развернулся и ушел.

Напряжение между нити при желании можно было резать ножом. Сделав шаг вперед, Лиам погладил ее по щеке и прошептал:

— Я так скучал по тебе, Элис.

Она быстро отвернулась, но он успел заметить, как в ее прекрасных серых глазах блеснули слезы. Они оба не знали, что им следует сказать или сделать в данной ситуации, поэтому в воздухе снова повисла напряженная тишина. Решив непременно выяснить всю правду, Лиам не выдержал первым:

— Ты наверняка уже получила посылку из Сиднея. Ну и как тебе мой подарок? Понравился?

— Очень. Настоящее венецианское стекло сейчас большая редкость! Спасибо тебе…

— Ты уже нашла ему место в своей Зеленой коллекции?

— Да, — обернувшись и делая шаг назад, тихо ответила она.

Он даже подумал, что Элис хочет пригласить его в квартиру, чтобы показать, где стоит чудесная ваза, но ошибся. Если у нее и возникла такая мысль, то она решительно отказалась от нее, взявшись за ручку двери.

— Полагаю, в мое отсутствие в офисе было все в порядке? — торопливо, как утопающий хватается за соломинку, поинтересовался Лиам.

— Справлялись, — лаконично, даже с некоторой издевкой ответила она.

— Кажется, я начинаю понимать: ты злишься на меня за то, что я ни разу не позвонил тебе, пока был в Сиднее, не так ли? — К его удивлению, Элис не стала ни возражать, ни возмущаться, а просто опустила глаза. — Прости. На меня навалилось сразу столько проблем, что голова пошла кругом! В чем дело? Почему ты молчишь? Или причина твоей холодности совсем не в этом?

— Не только в этом, — едва слышно прошептала она.

В ее голосе прозвучало столько затаенной боли, что Лиам не стал ждать ее разрешения и решительно вошел в квартиру. Элис оставалось лишь закрыть дверь и покорно последовать за ним в гостиную. Остановившись посреди слабо освещенной комнаты и дождавшись, пока она сядет на диван, он мягко начал:

— А теперь, дорогая, успокойся и расскажи мне, что случилось. Я могу тебе чем-нибудь помочь?

На ее прекрасном лице появилось выражение отчаяния.

— Мне не нужна твоя помощь…

Какое-то время они молча смотрели друг на друга в тусклом свете торшера. Вот тут-то Лиам настоящему испугался и невольно повысил голос:

— Неужели все так плохо? Немедленно говори, в чем дело!

— Десять баллов по десятибалльной шкале неприятностей…

— Неужели у тебя возникли серьезные проблемы со здоровьем?!

— Скорее, наоборот. О, Лиам, даже не знаю, как начать… — Элис закрыла лицо руками. — Мне так стыдно об этом говорить…

— Ничего не бойся, дорогая, — мягко сказал он, садясь рядом и нежно обнимая ее за плечи. — Я умею молчать…

— В общем, я… беременна!

— Как?! Когда?! — бессвязно бормотал ошарашенный Лиам.

— Той ночью… в командировке. Я знаю, о чем ты сейчас подумал… Но поверь: у меня и в мыслях не было обманывать тебя!

— Но ты же сказала, что не можешь иметь детей…

— До недавнего времени я и сама искренне верила в это, клянусь! Но, как оказалось, напрасно… Тод так часто повторял, что я никогда не смогу подарить ему наследника, что в конце концов убедил меня… Теперь-то я понимаю, что должна была пройти еще одно независимое обследование, чтобы подтвердить первоначальный диагноз… — Элис молитвенно сложила руки и заглянула ему в глаза. Ты имеешь полное право ненавидеть меня, я знаю. Ты ведь злишься на меня, не так ли?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Лиам нервно расхаживал по комнате, а Элис думала о том, имеет ли она право обнять и поцеловать его после долгой разлуки — теперь, когда они оба знают секреты друг друга. Неожиданно он резко обернулся и посмотрел на нее так холодно, почти враждебно, что она невольно поежилась:

— Мне больше нечего тебе сказать. Совесть моя чиста, беременность стала для меня такой же шокирующей неожиданностью, как и для тебя. Но не беспокойся я давно привыкла решат свои проблемы самостоятельно…

— И что же ты собираешься делать? Аборт?

— О боже! Нет, конечно. Я имела в виду, что не нуждаюсь…

— …в твоей помощи, — горько усмехнулся Лиам. — Значит, сделав свое дело, я тебе больше не нужен?! Ты не хочешь, чтобы я вмешивался в жизнь своего ребенка, не так ли?

— Прошу, не спеши с выводами. Дело не в этом. Я не хочу навязывать тебе какие-либо обязательства, вот и все…

— Так или иначе, но я уже взял на себя львиную долю ответственности за все, что с тобой произошло и еще будет происходить, с тех самых пор, как фактически заставил тебя лететь со мной в командировку. А что ты скажешь, если я предложу тебе выйти за меня замуж?

Мысль о возможном браке с Лиамом Конвеем — главой «Канга-Турс», собственным боссом потрясла ее. Честно говоря, она ожидала, что он предложит ей деньги или посоветует сохранить теплые дружеские отношения, чтобы вместе воспитывать малыша, но только не брак!

— Вот уж не рассчитывала услышать от тебя предложение руки и сердца…

— Почему же? — взвился Лиам, чувствия себя оскорбленным в самых лучших чувствах.

— Дело в том, что ты не имеешь на это никакого права! В нашей стране двоеженство считается уголовно наказуемым преступлением.

— Не понимаю, о чем ты говоришь?!

— О Джулии Конвей — твоей законной супруге.

— Что за глупости, Элис! Я же говорил тебе, что никогда не был женат.

— Если быть точнее, слово «Никогда» ты раньше опускал. Ту женщину, которая была сегодня в офисе, все называли «миссис Конвей»…

— Так оно и есть. Но Джулия — жена моего брата, а не моя!

— Значит, та семейная проблема была связана с ней?

— Именно. Джулия попала в больницу. Время от времени у нее бывают сильнейшие приступы астмы…

— Почему же ты не позвонил мне из Сиднея? Я так беспокоилась..

— Да, теперь я понимаю, что совершил ошибку, но тогда я мог думать только о здоровье Джулии, рассчитывая все объяснить тебе по возвращении. И вдруг я узнаю, что ты мне не доверяла…

— Мужчины лгут так же легко, как дышат или занимаются сексом.

— Несправедливое обобщение, должен сказать.

— Что поделаешь, если Тод оказался именно таким человеком и на своем примере научил меня недоверию и подозрительности.

— Уверяю тебя, не стоит проводить параллели между мной и этим мерзавцем…

— Да, да, я знаю, что вы ним совершенно разные люди. И Джулия Конвей — яркий тому пример: не каждый человек, будет так трогательно заботиться о жене своего брата… Увидев ее в Приемной, я, признаюсь, впервые в жизни испытала такое странное чувство ревности — горечь пополам с самым искренним уважением к сопернице. Интуиция сразу же подсказала мне, что она удивительная женщина.

— Да, она редчайшей души человек, — не без гордости согласился он.

Значит, Джулия замужем за твоим братом? Он младше или старше тебя?

— Мой брат умер.

На его лице появилось выражение даже не отчаяния или горя, а, Скорее, вечного страдания. У Элис тоскливо сжалось сердце, и она решила ни о чем не расспрашивать его, а дождаться более подходящего момента. Какое-то время они помолчали: каждый думал о чем-то своем.

— Знаешь, Элис, у меня сложилось такое впечатление, что мы с тобой… — он сделал паузу, собираясь с мыслями, — все время противостоим то самим себе, то окружающим, то каким-то кризисным ситуациям. По-моему, с этой традицией пора распрощаться. Как считаешь?

— А ты прав. Я так устала бороться с тобой и с обстоятельствами…

Повинуясь внезапному порыву, Лиам сел рядом и обнял ее. Элис доверчиво прижалась к его груди и свободной рукой обняла его за шею.

Минут пять они сидели, молча боясь ненароком спугнуть идиллию, но потом, убедившись, что мир и покой никуда не исчезнут в ближайшие часы, снова разговорились. Нежно поглаживая ее густые черные волосы Лиам вдруг поинтересовался:

— А разве мы не будем отмечать столь знаменательное событие?

— Какое событие? — промурлыкала она. — Не понимаю…

— У нас с тобой будет ребенок, Элис. Может, отметим этот день как-нибудь особенно?

— Я, кажется, поняла, в чем заключается главная причина наших бед: мы, пожалуй, чересчур увлеклись такими маленькими праздниками…

— А по-моему, жизнь, напротив, начинает налаживаться. И я хоть сейчас могу доказать это не только на словах, но и на деле…

Не найдя более весомых аргументов, чем те, что щедро предоставил ей Лиам, Элис решила просто наслаждаться моментом и ни о чем другом пока не думать. На этот раз их поцелуй разительно отличался от всех прочих: он получился невероятно страстным, долгим, любящим, словно они оба уже чувствовали себя родителями…

Когда их пылающие губы неохотно разомкнулись, он чуть хрипло прошептал:

— Теперь нас с тобой связывает малыш, но я и раньше чувствовал, что день нашей встречи обозначил очень важный рубеж, нечто более важное, чем одна ночь страсти…

— Я тоже часто думаю об этом.

— Тогда выходи за меня замуж.

Элис ждала и в то же время боялась этих слов. С одной стороны, его предложение было таким заманчивым (тем более что она, действительно, искренне любила своего бёса), но, с другой стороны, богатство и внешняя привлекательность Лиама мешали ей с чистой совестью ответить «да». И тут (как всегда не вовремя!) здравый смысл вновь напомнил о себе: «Многие наверняка воспримут ваш брак как брак по расчету или (учитывая твою внезапную беременность) по необходимости. И чем, кроме банальных слов, ты докажешь свое бескорыстие?! Когда ты выходила замуж за Тода, он тоже казался тебе живым воплощением идеального мужчины — и что в итоге? Одиночество. Подумай! Сможешь ли ты пережить еще один болезненный развод?!»

Элис видела, с каким нетерпением он ждет ответа, но никак не могла принять единственно верное решение.

— Я слишком тороплю события? — вкрадчиво поинтересовался Лиам, желая хоть как-то разрядить напряженную атмосферу в гостиной.

— К сожалению, это далеко не единственная причина, почему я не могу определиться прямо сейчас… — с этими словами Элис ловко выскользнула из его объятий, прекрасно понимая, что не в состоянии продолжать этот весьма непростой разговор, находясь так близко от него. — Пойми, мой первый — крайне неудачный — брак распался четыре месяца назад, и я пока не готова повторить этот ответственный шаг… даже с тобой.

— Иначе говоря, ты намерена мне отказать?

Испытывая настоятельную потребность наконец высказать ему все, что накипело, она просто-напросто проигнорировала его вопрос:

— Я не из тех женщин, которые заставляют жениться на себе, используя беременность в укор любовнику. Кроме того, во многих отношениях мы все еще чужие люди…

— Что заставляет тебя так думать, дорогая?

— Я узнала о существовании и смерти твоего брата лишь пять минут назад. Разве этого недостаточно для того, чтобы, по крайней мере, обдумать все «за» и «против», прежде чем что-то решать?

— С твоей логикой трудно спорить, но я все-таки попробую. Нас едва ли можно назвать «чужими», Элис. И вот почему. Уверен, ты не станешь отрицать, что за столь короткий срок знакомства на нашу долю выпало немало суровых испытаний, которые, вопреки всему, лишь сблизили нас. Согласись: не всякой паре дано повстречаться, вырваться из когтей смерти и зачать ребенка, потратив на все меньше месяца! Возможно, наши отношения и должны развиваться стремительнее, чем у других…

— Ты никогда не был женат, Лиам, и поэтому не можешь знать, что такое брак на самом деле. Совместная жизнь подразумевает не только приятные мгновения, проведенные наедине, но и ежедневные бытовые и личные проблемы: день за днем жить с любимым человеком, постоянно открывая в нем неизвестные — и, к сожалению, не всегда приятные — черты характера, и при этом сохранить прежнюю теплоту отношений весьма непросто. Как видишь, мне это не удалось…

— Почему бы тебе не попробовать снова? Вдруг получится? Знай: я всегда к твоим услугам.

Элис кивнула и прислонилась спиной к стене, чтобы не упасть.

— Ты очень устала, — спохватился он и тут же оказался рядом, чтобы помочь ей дойти до дивана. — Закончим разговор в другой раз. А теперь ложись, закрой глаза и расслабься…

— Если не возражаешь, давай продолжим, а? Я все равно не смогу сейчас заснуть.

— Но ты совершенно измотана!

— Ну, пожалуйста, Лиам…

— Хорошо. Только не вздумай вставать, слышишь?

— Ладно.

Какое-то время они молчали, собираясь с мыслями. Лиам начал первым:

— Оказывается, это очень неприятно, когда избранница решительно отвергает твое предложение руки и сердца.

— Неужели тебе никогда не отказывали?

— Ну, почему же? Один раз. Очень давно.

Ревность вновь зашевелилась, но сейчас Элис предусмотрительно держала сердце на замке, хотя ей, безусловно, очень хотелось расспросить Лиама о первой любви. Вместо этого она лишь улыбнулась:

— Так и быть. Я обещаю подумать над твоим предложением, но при условии, что ты назовешь хотя бы одну вескую причину, почему я должна согласиться стать твоей женой.

Честно говоря, это была своего рода провокация. Элис рассчитывала услышать признание в любви и прекрасно понимала, что, если он сделает это, она едва ли сможет второй раз отказать ему. И вот он наконец ответил — не совсем, а вернее, совсем не то:

— Я хочу защитить тебя от сплетен и косых взглядов в нашу сторону.

— Это очень благородно, Лиам, ню, уверяю тебя, наша свадьба лишь подогреет интерес досужих сплетников.

— Значит, нам не стоит об этом думать? — недоверчиво уточнил он.

— Да, — неожиданно твердо ответила она, а про себя подумала: «Да, если ты меня не любишь…»

— Тогда давай обсудим возможные альтернативы.

— Хоть я и понятия не имею, что конкретно ты подразумеваешь под альтернативами, но одно знаю точно: перспектива щеголять большим животом перед сотрудниками «Канга-Турс» меня отнюдь не радует. Думаю, мне следует уволиться по собственному желанию…

— Никаких увольнений! Лучше возьми отпуск на время беременности или работай дома. Если хочешь, я снова сделаю тебя ответственным лицом за процветание загородного туризма. Никаких длительных командировок и минимум деловых встреч.

— Было бы замечательно! — охотно согласилась она. — Спасибо.

— Чем еще я могу тебе помочь? Только скажи.

— Остальное тебя не касается… — Элис не удержалась от еще одной провокации и на этот раз не ошиблась.

— Стоп! Не забывай, что я отец ребенка, а значит, имею полное право принимать участие в его жизни с момента зачатия…

— А с этим никто и не спорит, — хитро улыбнулась она.

— Ах ты, плутишка! Проверять меня вздумала! — деланно возмутился он, с нежностью заглядывая ей в глаза, и вдруг снова стал совершенно серьезным, собранным, деловым. — Можно задать тебе один важный вопрос?

— Разумеется. Спрашивай.

— Как твоя семья на это отреагирует?

— Не знаю, — Элис невольно вздрогнула, представив себе, что скажут родители и другие родственники, когда им станет обо всем известно. — Они до сих пор не простили мне развода с мужем. Ума не приложу, даже как начать этот разговор…

— Не волнуйся. Я обязательно буду рядом.

— Нет, Лиам, не надо! — скорее удивленно, чем испуганно воскликнула она. — Тебе совсем не обязательно…

— Отныне я буду часто вмешиваться в твою жизнь, дорогая! Начинай потихоньку привыкать к этой мысли, — апелляционным тоном заявил он. — Может, со временем ты настолько привыкнешь ко мне, что в конце концов согласишься стать моей женой, кто знает? Ну, не хмурься… Я же пошутил! А если серьезно, то знай: я всегда помогу тебе, даже если ты не станешь меня об этом просить… — он стал расхаживать по комнате и воодушевленно жестикулировать. — Вот мой план: сначала мы приглашаем твоих родителей в какой-нибудь уютный ресторанчик и, когда они будут готовы выслушать нашу новость, спокойно и цивилизованно все обсудим. Согласна?

— Да, — выдохнула Элис, восхищенно глядя на Лиама и ни на секунду не сомневаясь, что при необходимости он может убедить кого угодно в чем угодно, и ее своенравных тетушек в том числе.

— А еще я хочу познакомить тебя с Джулией и ее сыном Джейком.

— Это было бы здорово!

— Вместе мы преодолеем любые преграды. Уже поздно. Мне пора идти, а ты ложись спать.

Элис торопливо встала с дивана, не зная, что ей следует сказать или сделать на прощанье. Лиам достал свой сотовый и подмигнул ей:

— Вернусь домой на такси…

— А разве ты приехал не на машине?

На мгновение он стал бледен как полотно, но ответил совершенно спокойно:

— У меня есть личный шофер, зачем мне свой автомобиль?

Элис промолчала, вспомнив слова Шаны о том, что Лиам уже очень давно не садится за руль и этому должна быть весьма серьезная причина. Неловко поцеловав его в щеку, она дождалась, пока Лиам спустится вниз, закрыла входную дверь, быстро разделась и легла в постель. Засыпая, Элис снова и снова прокручивала в памяти их разговор. И в конце концов пришла к выводу, что, несмотря на сведения, которые он сообщил ей сегодня, Лиам Конвей по-прежнему остался для нее пленительной и чуть пугающей загадкой.

* * *

В следующие выходные Элис приступила к переделке одной из комнат под домашний офис, а с понедельника перешла на новый режим работы.

Пообедав томатным супом и яблочным пюре (исключительно здоровая пища на благо малыша!) она отдыхала в шикарном кожаном кресле в своем личном кабинете, когда в прихожей зазвонил телефон. Стояло ей взять трубку, как бодрый голос на другом конце провода торжественно сообщил:

— Поздравляю! Дело сделано.

— Лиам? Не понимаю, о чем ты говоришь?

— Я только что заключил долгосрочный контракт с сингапурским инвестором мистером То!

— Мистером То? Как же, помню. Он вместе с женой и дочерью приезжал в «КангаТурс» на прошлой неделе. Кажется, он планировал туристический марафон по Австралии. Но я и не предполагала, что это особенный клиент…

— Вот и прекрасно! Сегодня мистер То признался мне, что специально притворился несведущим иностранным туристом, чтобы иметь возможность изучить работу нашей компании «не на словах, а на деле». А ты обслужила его с таким профессионализмом и личным интересом ко всем — даже самым незначительным — потребностям и желаниям его семьи, что он без колебаний согласился заключить контракт на моих условиях! А еще он сказал, что будет с нетерпением ждать следующей встречи «с тем милым турконсультантом».

— Рада это слышать.

— Спасибо, Элис. От «Канга-Турс» и от меня лично. В Сиднее он был крайне несговорчив, но, пообщавшись с тобой, мистер То вдруг совершенно изменился. Эти инвестиции станут неоценимым вкладом в дальнейшее процветание нашей компании. И все благодаря тебе, дорогая!

— Все хорошо, что хорошо кончается, — ответила она, пряча довольную улыбку.

Лиам получил огромное удовольствие, пообщавшись с Элис. Но улыбка мгновенно исчезла с его лица, как только в кабинет без стука вошел Дэннис Эриксон. Вид у него был крайне решительный и агрессивный.

— Нам надо о многом поговорить, Конвей, — довольно грубо заявил он, едва переступив порог.

— Приятно видеть, что ты воспринимаешь мою демократичную политику общения с сотрудниками так буквально, Дэннис… — усмехнулся Лиам, непринужденно вертя в руках ручку.

— Судя по всему, ты собираешься меня уволить, так что мне нечего терять. Хоть напоследок выскажу тебе все, что думаю!

— Тогда присядь.

— Надеюсь, ты понимаешь, какую возмутительную ошибку — я бы даже сказал, непростительную глупость — совершил?

— Я весь внимание. Можно поподробнее?

— Странно, что ты сразу не догадался. В общем, я говорю об Элис Мэджикан. Говорят, она уволилась…

— Бред! Мисс Мэджикан перешла на надомный режим работы, кажется, по семейным обстоятельствам.

— Не морочь мне голову! Это первый шаг к увольнению. Обдумай как следует, Конвей, иначе потеряешь незаменимого сотрудника…

Лиам кивнул, соглашаясь, и вдруг поинтересовался:

— Это все, что тебя беспокоит, Дэннис? Раз начал — будь любезен, договаривай до конца.

— Ты, должно быть, уже в курсе, какие сплетни ползут о вас двоих?

— Похоже, ты тоже не одобряешь наши отношения. Могу я узнать, почему?

— Ее муж оказался подонком, и я не хочу, чтобы такая замечательная женщина вновь обожглась…

— Это все? — нахмурился Лиам.

— Не совсем. Если ты ее уволишь, я тоже уйду!

— Эмоции, одни эмоции! Однако иногда они тоже приносят пользу, — загадочно улыбнувшись, заметил он.

— Прошу прощения?

— Приятно знать, что у нас такой сплоченный, дружный коллектив. Я непременно учту это на будущее…

— Что ты хочешь этим сказать?

— Скоро узнаешь. А пока пригласи всех сотрудников компании в зал для конференций. Я намерен сделать несколько важных заявлений…

Сказать, что после разговора с боссом Дэннис был озадачен, значило не сказать ничего.


— Ты — что?! — воскликнула Мэри-Энн, не веря своим ушам.

— Я беременна, — без тени смущения повторила Элис, протягивая подруге чашку кофе.

— Невероятно! Я всегда считала, что ты не можешь стать матерью.

— Да, раньше и я так думала.

С тех пор как отношения с Лиамом наладились, Элис очень хотелось поделиться своей радостью с лучшими подругами; но ее постоянно что- то сдерживало. И вот сегодня, когда Мэри-Энн заглянула к ней после работы, она наконец решилась.

— Ребенок — твой и мистера Конвея! Кто бы мог подумать! Ой — ой… — поставив чашку на стол, Мэри-Энн взяла ее за руку. — Эта новость стала для тебя настоящим шоком, я права?

— Это еще мягко сказано! Теперь понимаешь, почему я решила работать дома? Только представь себе, что однажды я появляюсь в офисе с большим животом: учитывая слухи, все сразу догадаются, что я жду ребенка от босса. Кошмар!

— Да уж! И мистеру Конвею тоже несладко придется: ведь он совсем недавно влился в наш коллектив, и еще далеко не все сотрудники «Канга-Турс» признают его авторитет, — согласилась Мэри-Энн. — Кстати, он уже знает?..

— Да, — лаконично ответила Элис, прекрасно понимая, что некоторые подробности не стоит рассказывать даже лучшей подруге: всегда существует вероятность того, что ее слова — искаженные в большей или меньшей степени — дойдут до Лиама.

И как он отреагировал?

— Был в шоке.

— Как хорошо, что он не женат, правда, Элис? Но… похоже, ты пока не собираешься выходить за него замуж…

— По крайней мере в ближайшем будущем, — как можно равнодушнее ответила она и поспешила сменить тему разговора: — А как дела в офисе? Справляетесь без меня, надеюсь?

— Более или менее, но, честно говоря обстановка накалена до предела. Как только Дэннис Эриксон узнал, что ты не будешь приходить на работу, он отправился прямиком в кабинет босса. Разбираться.

— О боже! И чем все закончилось?

— Ты не поверишь! Мистер Конвей — этот человек-загадка — устроил общее собрание всех сотрудников компании и два часа разъяснял нам новую политику и стратегию развития «Канга-Турс» …

— А что было потом? — поторопила словоохотливую подругу Элис.

— Он обратился к Дэннису и методично указал ему на все недостатки его работы. И вот, когда мы с Шаной уже решили, что он уволен, босс неожиданно заявил, что высоко ценит его ораторские способности, целеустремленность и, главное, дружеское отношение к подчиненным… — Мэри-Энн сделала глоток кофе, мастерски выдержав драматическую паузу, и закончила: — Короче говоря, мистер Конвей повысил его. И даже более того: назначил своим заместителем!

— Замечательная новость! А как насчет тебя и Шаны? Никаких плохих новостей, надеюсь?

— Все по-прежнему. Только вот Шана стала слишком часто подвозить мистера Конвея до дома.

— Ты вдруг так побледнела, Элис. Тебе плохо? Ну и дура же я: не стоило тебе об этом рассказывать…

Элис отрицательно покачала головой, подумав про себя, что это ей, пожалуй, не следовало проявлять излишнее любопытство. Она по-прежнему доверяла Лиаму, но червячок сомнений уже начал свой пагубный труд.

Зато другая важная встреча прошла более чем успешно, хотя далеко не все сложилось так, как она хотела. Вечер прошел в лучшем ресторане города. Лиам был невероятно собран, но в то же время легок в общении, остроумен, вежлив и обходителен, мгновенно расположив к себе обоих родителей Элис. Зара и Гарольд Мэджикан без конца расспрашивали его о нашумевшем несчастном случае в самолете, выясняя все новые и новые захватывающие подробности происшествия. Они в буквальном смысле слова не могли налюбоваться на этого богатого, красивого и мужественного молодого человека, который вдруг обратил внимание на их — безусловно, обожаемую, но во многих отношениях все еще непутевую — дочь, которая все это время ужасно нервничала и сжимала под столом его руку…

Когда подали десерт, Лиам решил, что настал момент истины, и сразу взял быка за рога:

— Мы с Элис хотим вам кое-что сказать. Но предупреждаю, новость вас может немного шокировать…

«Неудачное начало!» испуганно подумала она, чувствуя, как все тело наливается свинцом, а сердце вот-вот остановится от страха.

— Да, в чем дело, Лиам? — с готовностью поддержала разговор Зара Мэджикан.

— У нас будет ребенок, — с непередаваемой смесью искренней радости и спокойствия ответил он и, не дав слушателям опомниться, стал объяснять им причины возникшей дилеммы.

Элис оставалось лишь кивать и удивляться, насколько просто и ясно он преподносит сложившуюся ситуацию. В конце концов ее родители, кое-как переварив полученную информацию, стали тепло поздравлять их обоих, но ее не покидало ощущение, что мать обязательно использует первую же возможность, чтобы повлиять на ход событий (уж такой у нее несгибаемый характер!).

Случай поговорить с глазу на глаз представился даже раньше, чем она предполагала. Перед тем как подали кофе, Зара увела дочь «припудрить носик». И Элис оставалось одно: быть твердой.

— Итак, вы уже назначили день свадьбы? — поинтересовалась мать, глядя в зеркало над умывальником и неторопливо подводя губы кораллово-красной помадой.

— Мама, ты что, не слушала Лиама? Мы не можем пожениться…

— Не говори глупостей, детка. Этот парень безумно влюблен в тебя! Разве не видишь?

— Это тебя не касается, мам. Просто прими тот факт, что никакой свадьбы не будет ни сейчас, ни потом…

— Почему же?

— По-моему, Лиам все прекрасно объяснил. К тому же сейчас на дворе двадцать первый, а не семнадцатый век, когда рождение ребенка внебрака считалось позором. Я не готова снова выйти замуж…

— Наша семья никогда не допустит, чтобы твой ребенок считался незаконнорожденным! — Зара Мэджикан строго посмотрела на дочь. — Кроме того, Лиам наверняка уже сделал тебе предложение…

— Да, но я не могу стать его женой! — простонала Элис. — Мы так мало знаем друг о друге…

— Чтобы меня убедить, тебе придется найти оправдание получше, дорогая, — как бывшая учительница старших классов, при необходимости мать Элис умела быть беспощадной. — Согласившись выйти замуж за Тода, ты об этом и не задумывалась! И чем все закончилось?! Разве счастье вашего с Лиамом ребенка не стоит того, чтобы перешагнуть через себя?

— Мне правда жаль, мама, что из-за меня вы с папой оказались в таком неловком положении, но поверь: я просто не могу иначе! Ты ведь найдешь подходящие слова, чтобы объяснить все тетям, да?

— Не могу поверить, что тебя устраивает такое положение вещей, — устало заметила Зара, убирая помаду в сумочку.

— Признайся хотя бы самой себе, мама, что тебя волнует не столько моя судьба, сколько честь семьи! Ты боишься, что я стану матерью-одиночкой! — Совершенно неожиданно для самой себя — пожалуй, впервые в жизни — Элис нагрубила матери, но тут же раскаялась и, наклонившись, нежно поцеловала ее в Щеку: — Прости. Я не хотела ранить тебя. Просто выслушай меня, ладно?

— И ты меня прости, — растрогалась Зара, обнимая дочь. — Иногда я забываю, что ты уже давно взрослая самостоятельная женщина…

— Поспешная свадьба вряд ли способна все исправить. Однажды я уже совершила роковую ошибку и ни за что не войду в одну воду дважды! — Элис помолчала, собираясь с мыслями. — Сначала я хотела выйти замуж, но не могла иметь детей, а теперь, узнав правду, хочу родить ребенка, но, увы, не могу выйти замуж за его отца! Странная ирония судьбы, не правда ли, мам?

Зара Мэджикан кивнула, соглашаясь с ее доводами, но Элис прекрасно знала, что она всегда оставляет за собой последнее слово, а значит, ничего еще не решено окончательно. И тут, словно подтверждая эту аксиому, ее мать совершенно спокойно заметила:

— Что поделаешь, если ты не видишь, какого хорошего, порядочного мужчину послало тебе провидение! На твоем месте я бы его не упустила! Ну, если тебе действительно нравится неопределенность в личной жизни, поступай как знаешь…

ГЛАВА ДСЯТАЯ

Знакомство с Джулией Конвей и Джейком доставило ей поистине огромное удовольствие. В воскресенье они втроем организовали вечеринку на квартире Лиама. Когда Элис пришла туда, приготовления, как говорится, шли полным ходом. Джулия с помощью сына готовила на гриле рыбу, и по всему балкону разливался сказочный аромат, безжалостно дразнивший аппетит всех присутствующих.

Джулия Конвей не только оправдала, но и превзошла ожидания Элис. Общаясь с этой удивительной женщиной она получала необычайно сильный заряд бодрости и оптимизма. И как-то само собой вышло, что они сразу же, не сговариваясь, перешли на «ты», словно лучшие подруги. Из их непринужденной беседы Элис узнала, что сама Джулия родом из Америки, а в Австралии оказалась по студенческому обмену и, вскоре закончив колледж и познакомившись с братом Лиама, осталась здесь навсегда. Несмотря на то что она привыкла жить в столице, ее всегда восхищали маленькие Городки — такие, как Кэрнс. Много добрых слов сказала Джулия и о Лиаме, который всегда невероятно трогательно заботился о ней и вот наконец уговорил их с сыном переехать сюда, чтобы у нее была возможность постоянно находиться в теплом, влажном климате и дышать целебным морским воздухом.

— А еще он приобрел для нас с Джейком дом. Но в данный момент там идет ремонт: все переделывается для моего удобства…

— И когда же вы планируете переехать туда?

— Думаю, что совсем скоро. Извини, если я веду себя бесцеремонно но Лиам рассказал мне о вашем маленьком секрете… Я так разволновалась узнав, что стану тетей!

— Я тоже считаю, что это круто, — заявил Джейк, появляясь на балконе с подносом в руках и расставляя на столике прохладительные напитки. — Уверен, что родится мальчик…

— Надеюсь, ты не против, что он тожё в курсе. Лиам часто ведет с ним «мужские разговоры» с глазу на глаз. Воспитывает!

— Ну что ты, Джулия. Все в порядке, — с улыбкой ответила Элис, неожиданно поймав себя на мысли, что беременность, как брошенный в воду камень, рождает вокруг себя своеобразные волны, которые оповещают о радостном событии все новых и новых людей.

На прощанье Джулия пригласила ее на новоселье:

— Только приезжай среди недели с утра, когда Лиам уйдет на работу, а Джейк — в школу, и мы с тобой сможем всласть поболтать о наших женских секретах…

— С удовольствием!


И вот три недели спустя, купив в подарок большой букет орхидей в красиво оформленном горшке, Элис увиделась с новой подругой в ее чудесном одноэтажном доме.

— Ты превосходно готовишь, с улыбкой заметила она, угощаясь вкуснейшим тайским салатом из морепродуктов.

— Да, честно говоря, я гурман. В Сиднее у меня была экономка — очень добрая женщина, которая вела хозяйство и время от времени позволяла мне вволю поэкспериментировать на кухне, — рассмеялась Джулия. — Это мое маленькое хобби. А еще я обожаю ухаживать за цветами.

— Приятно слышать, что я не ошиблась с подарком.

Они помолчали. Неожиданно лучезарная улыбка радушной хозяйки дома померкла, уступив место затаенной печали.

— Элис, нам надо серьезно поговорить…

— Дело касается Лиама? — сразу догадалась она, чувствуя смутную тревогу.

Джулия согласно кивнула и, помолчав, добавила:

— Даже не знаю, с чего начать…

— Как я тебя понимаю! Несмотря на то, что мы с ним очень близки, Лиам для меня по-прежнему неразрешимая загадка. Но шестое чувство подсказывает мне, что давным-давно с ним произошла трагедия, о которой ему невероятно трудно говорить…

— Ты абсолютно права, Элис. Его боль, которую он так тщательно ото всех скрывает, напрямую связана с тем, почему я оказалась в инвалидном кресле и…

— Почему он отказывается садиться за руль?

— Да. Бедный Лиам. Осмелюсь предположить, что он страдает больше, чем кто-либо из нас…

— Я, конечно, не знаю, что произошло, но, по-моему, ты тоже жертва обстоятельств.

— Не знаю, может быть, Я смирилась, а он по-прежнему считает себя единственным виновником трагедии…

— Вы попали в аварию? — предположила Элис, холодея при одной только мысли об этом.

Джулия кивнула, зябко поводя плечами:

— Это случилось, когда мы ехали на празднование двадцать первого дня рождения Лиама и Питера. Ты наверняка уже знаешь, что у него… был брат-близнец?

— Не совсем.

Элис чувствовала как у нее тоскливо сжимается сердце: («Вот почему у него был такой печальный взгляд в тот день, когда мы встретились в баре «Хиппо»! Значит, я была права, предположив, что с ним случилось какое-то несчастье. Но смерть брата-близнеца второй половинки души — вдень рождения — это ужасно…»)

— Крошка Джейк, Лиам и я остались живы, а Питер — мой муж — погиб, — прошептала Джулия, быстро поднося к глазам носовой платок.

— Сколько боли вам с Лиамом пришлось пережить! Такого и злейшему врагу не пожелаешь…

— Сначала мне просто-напросто не хотелось жить, но Джейк и Лиам один своей трогательной уязвимостью другой постоянной и преданной заботой — убедили меня не сдаваться. Мы с Питером поженились еще совсем молодыми. Мне было девятнадцать лет. Муж и Лиам были похожи как две капли воды, но Питер был более общительным и легким на подъем, чем его брат. Душа компании, одним словом.

Элис живо представила красивого темноволосого молодого человека, поразительно похожего на ее дорогого Лиама, рядом с веселой и здоровой Джулией Конвей: «Они наверняка были потрясающей парой! А я, глупая, места себе не находила от ревности, считая Джейка его сыном…» А Джулия тем временем продолжала вспоминать трагические события той роковой ночи:

— Лиам сидел за рулем, но он не виноват в том, что случилось! Это был один из тех случаев, которые просто происходят… Питер рассказывал нам какую-то смешную историю. Нам было очень весело и вдруг сильный удар в бок заставил автомобиль отлететь в сторону и врезаться в столб. Лиам едва успел притормозить. Позже мы узнали, что в трагедии виноват неизвестный лихач…

— А что было потом? — Элис чувствовала себя так, словно ее заставляют глотать острое стекло.

— Целый год после аварии я провела в больнице. Лиам почти каждый день навещал меня. Иногда с маленьким Джейком на руках, который всегда был вовремя накормлен, обут, одет и доволен. «Не хочу, чтобы мой любимый племянник надолго разлучался с мамой!» — говорил он.

«Если уж в двадцать один год Лиам проявил столь поразительную сознательность, легко представить, каким заботливым отцом он будет нашему ребенку! — подумала Элис. — Может, мама права и мне следовало согласиться выйти за него замуж?»

Словно угадав ее мысли, Джулия заметила с улыбкой:

— Лиам всегда проявлял к нам с Джейком трогательную заботу. И даже более того…

— Теперь я понимаю, почему он сразу замыкался в себе, стоило мне ненароком коснуться этой темы… Прости, что перебила. Пожалуйста, продолжай.

— Чтобы нам с Джейком всегда хватало денег на безбедную жизнь, Лиам занялся туристическим бизнесом. И, как видишь, более чем успешно! Я пыталась убедить его хоть немного подумать о себе, но этот упрямец ничего не хотел слушать и продолжал опекать нас с удвоенной энергией… Пойдем в сад, выпьем чаю со льдом и подышим свежим воздухом.

— С удовольствием! Позволь тебе помочь…

Устроившись в тени раскидистого дерева с высокими стаканами чая в руках, они продолжили прерванный разговор. После минутного колебания Элис все-таки решилась задать давно мучивший ее вопрос:

— Прости, что спрашиваю, но ответь, пожалуйста. Лиам когда-нибудь делал тебе предложение?

Несколько секунд Джулия внимательно следила за тем, как в стакане кружатся подтаявшие кубики льда, а потом тихо сказала:

— Да. Один раз. И я ему очень благодарна за такую самоотверженность!

— Когда это случилось? — как можно равнодушнее поинтересовалась Элис, но тут же спохватилась: — Но если не хочешь, можешь не отвечать…

— Ну, что ты! — улыбнулась джулия. — Спрашивай меня, о чем хочешь. С тех пор прошло больше десяти лет.

— И ты отказала ему?

— Да.

— Почему, если не секрет?

— Я знала, что он поступает так только из чувства долга…

Элис ахнула: она отказалась стать его женой по той же причине! Кроме того, в голосе Джулии ей вдруг послышались странные нотки: печали, а может, сожаления? И она поняла, что просто не может упустить этот шанс выяснить все раз и навсегда:

— Прости, если я слишком навязчива, но могу я задать тебе последний вопрос?

— Спрашивай.

— Ты когда-нибудь любила Лиама?

— И да, и нет. Внешне он очень похож на Питера, но моя привязанность к нему никогда не выходила за рамки сестринской. Лиам и Питер, братья-близнецы, были на редкость разными: один — серьезный, вдумчивый, другой — веселый балагур. Я полюбила старшего брата и всегда буду его любить! — в карих глазах Джулии блеснули слезы.

Элис и сама чуть не плакала от сострадания. Они помолчали: каждая думала о чем-то своем.

— Ты только посмотри на нас! Разревелись в три ручья, хозяйка дома первой взяла себя в руки. — Впрочем, это я во всем виновата: вместо веселья устроила за столом исповедальню.

— Ну, раз так, — Элис постаралась непринужденно улыбнуться, теперь настала моя очередь немного пооткровенничать. Знаешь, я уже давно поняла, что люблю Лиама, но после всего, что ты рассказала, мои сомнения лишь усилились. Вряд ли у наших отношений есть будущее…

— Что заставляет тебя так думать?

— Многое. Но прежде всего мне бы хотелось, чтобы Лиам был со мной так же честен и откровенен, как ты…

— Мужчинам гораздо труднее раскрыть душу даже перед любимым человеком. Дай ему время, Элис. Лиам обязательно поговорит с тобой по душам, вот увидишь! Просто он еще не готов…

— Ему наверняка кажется, что у него в запасе много времени, чтобы шиться на это, — горько усмехнулась Элис. — Неужели он думает, что раз я с трудом пережила развод с мужем и забеременела, то уже никуда от него не денусь, испугавшись одиночества?

— Ты говоришь с досады! Постарайся понять, что кино про любовь и реальная жизнь — совершенно разные вещи.

— Я знаю это, пожалуй, даже слишком хорошо…

— Извини. Я не хотела тебя обидеть. Просто мне больно слышать, когда о Лиаме говорят подобные вещи.

— И ты меня прости. Я действительно погорячилась…

— Вот бы все любовные истории заканчивались счастливо! — мечтательно протянула Джулия.

А Элис, воспользовавшись паузой, стала размышлять о том, возможен ли счастливый конец в их с Лиамом истории. Сначала — с тех пор как он выразил искреннее желание заботиться об их малыше — она не сомневалась, что со временем все устроится и они будут счастливы в гражданском браке, но ее не покидало странное ощущение, что он, оставаясь внимательным и заботливым, с каждым днем отдаляется от нее.

Например, недавно они ходили в ресторан, но Лиам, проводив ее до дверей, не предпринял ни одной попытки остаться. И виделись они теперь не так часто, как раньше. А каких невероятных усилий ей стоило придумать приемлемое оправдание для Лиама, когда однажды в воскресенье позвонила мать и стала весьма настойчиво приглашать их «на чашечку чая или кофе»! Чтобы хоть ненадолго отвлечься от горьких размышлений, она загружала себя рутинной работой, изучая мельчайшие детали организации загородных туров. Лиам довольно часто звонил ей домой и посылал факсы, но все их разговоры в основном были связаны с неотложными делами компании. Если же они случайно касались личных вопросов, беседа получалась легкой и беззаботной, как у хороших друзей. И никакого намека на романтику! Словно он заранее продумывал каждый их разговор для того, чтобы обойти стороной все острые углы. Они обсуждали прочитанные книги, телевизионные передачи, покупки, прогноз погоды на завтра — в общем, все что угодно, кроме их отношений. Единственное, что хоть как-то утешало ее и внушало слабую надежду на счастливое будущее, это его бесконечные расспросы о ее самочувствии после каждого приема у гинеколога и слова, которыми он всегда заканчивал любой разговор: «Безумно скучаю…» Элис могла часами смотреть на его фото и пытаться увидеть ответы на все мучившие ее вопросы в этих загадочных голубых глазах. Она так скучала по его прикосновениям, поцелуям и ласкам! «Неужели он испытывает ко мне те же чувства, что и к Джулии?! В минуты безысходного отчаяния думала она. — Только нежная привязанность, сострадание, обостренное чувство долга — и ни капли любви!»

Элис сделала глубокий вдох, прогоняя печальные воспоминания, и вдруг почувствовала… слабый толчок в животе… и вслед за ним мощную волну какой-то первобытной радости и вселенского счастья.

— У тебя вдруг так засияли глаза, — окликнула ее Джулия. — Вспомнила что-то приятное..

— Кажется, мой малыш пошевелился!

— Как замечательно! Ты должна как можно скорее рассказать об этом Лиаму. Представляю как он обрадуется! Только у нас телефон не работает…

— И на мобильном у меня, похоже, совсем не осталось денег…

— Тогда поезжай домой.

— Как же я оставлю тебя одну? Нет, так не пойдет…

— Вижу, Лиам плохо на тебя влияет, — улыбнулась Джулия. — За меня не беспокойся. Поезжай.

— Ты просто чудо! Проводишь меня до ворот?

— С удовольствием.

Едва Элис вошла в квартиру, как в прихожей зазвонил телефон.

— Привет. Это я. Как у тебя дела? — на другом конце провода раздался немного уставший, но такой родной голос Лиама.

— Замечательно! У меня просто вытрясающая новость! Угадай, какая?

— Ну, не знаю….

— Наш малыш уже толкается! — восхищенно выдохнула Элис, будучи не в силах дольше скрывать обуревавшую ее радость.

— Невероятно! И что ты при этом ощущала?

— О, это ощущение невозможно описать словами! Его можно только почувствовать… — Несколько секунд Элис напряженно вслушивалась в тишину на том конце провода и наконец не выдержала: — Почему ты молчишь? Что случилось, Лиам?!

— Я никак не смогу приехать к тебе сегодня. Извини, дорогая… На что это похоже? Пожалуйста, постарайся хотя бы приблизительно описать этот момент…

— Уверяю тебя, это невозможно! — Элис была так раздосадована, что едва не бросила трубку.

— Ты злишься на меня, да? Но я непременно должен присутствовать на международной конференции по туризму. Начало через час…

— Я ждала этого! Поздравляю! — вспылила она, но тут же взяла себя в руки. — Еще так недавно ты настаивал, что жаждешь принимать участие в жизни нашего ребенка. Но скажи, разве можно делать это на расстоянии?

— Подожди-ка! — Лиам был явно озадачен. — До этого момента я был абсолютно уверен, что тебе нужно время, чтобы все обдумать! Твоя мать и Джулия наперебой твердили мне об этом…

— Ничего подобного! Я уже приняла единственно верное решение…

— Прости, но на твоем месте я бы не спешил со столь категоричными высказываниями.

— Что ты хочешь этим сказать?! — вот теперь Элис по-настоящему разозлилась.

— Ничего особенного, дорогая. Просто определись, чего ты на самом деле хочешь, ладно? Вот тогда и поговорим.

«Я хочу одного: чтобы ты полюбил меня и навсегда остался рядом! Но умолять об этом ни за что не стану…» — кричали ее глаза и сердце, но их послание, увы, не могло быть понято адресатом на таком растоянии…

— Элис, ты меня совсем не слушаешь, — на этот раз его голос был полон беспокойства. — Боже, с тобой все в порядке?!

— Все хорошо. Не волнуйся. Итак, когда мы увидимся?

— Завтра. И помни: все, что я делаю, направлено лишь на благо тебе и нашему малышу.

— Только я почему-то этого не заметила, — чуть слышно пробормотала она и, не прощаясь, повесила трубку.

Сняв тесные туфли и пиджак, Элис прошла в спальню и в полном изнеможении опустилась на кровать. А слезы все текли и текли, сплошным потоком. В последнее время неизвестные гормоны управляли ее настроением так же легко, как ветер воздушным шариком, делая ее то раздражительной, то невероятно сентиментальной, то чересчур мнительной. «Как он мог оставить меня совсем одну в такой знаменательный момент! — бесцельно глядя в потолок, размышляла она. — И как только у него язык повернулся, как он посмел сказать такое?! Возмутительная отговорка! Выходит, я поступила очень мудро, отказавшись стать его женой… — Вот тут-то ее словно окатили с головы до пят ледяной водой. — Какая же я все-таки дура! Сама отказалась от счастья на блюдечке с голубой каемочкой: он с такой нежностью делал мне предложение — а я, вдруг испугавшись собственной тени, фактически оттолкнула его своими «здравыми» рассуждениями, предоставив ему весьма сомнительное удовольствие в одиночку разбираться в том, что меня волнует похоже, Лиам с самого начала прекрасно понимал, что делает. К тому же встреча с родителями прошла успешно только благодаря его инициативе и удивительному самообладанию. Со стороны я наверняка кажусь ему ужасной эгоисткой. Неудивительно, что он всячески избегает меня…»

Внезапный телефонный звонок заставил ее подпрыгнуть на кровати.

— Да, слушаю, — подбежав к столику в прихожей и торопливо вытерев слезы, ответила она.

— Это снова я. Ты в порядке?

— Лиам! Прежде чем ты скажешь еще хоть слово, я должна перед тобой извиниться… за свой неприемлемый эгоизм…

— Ты что, плачешь?

— Нет, уже нет, — пробормотала она, изо всех сил сдерживая рвущиеся наружу рыдания. — Скажи скорее: ты меня прощаешь?

— Да, хоть и не совсем понимаю, что ты имеешь в виду…

— Я всегда говорила исключительно о своих переживаниях и ни разу не поинтересовалась, что чувствуешь ты! Я так соскучилась по тебе…

— И я тоже безумно скучаю. Знаешь, я вот тут подумал… Почему бы нам завтра не устроить небольшой пикник? Только ты, я и наш малыш. Мы ведь так давно не виделись…

— Это было бы здорово! Да, кстати, а куда мы отправимся?

— Я предлагаю совершить двухчасовую экскурсию по канатной дороге «Скайрэйл». Что скажешь?

— Замечательная идея! Я приготовлю угощение для пикника. — Говоря это, Элис вдруг подумала о том, как хорошо, что Джулия вовремя рассказала ей о той страшной трагедии и теперь она легко сможет избежать ненужных тем, способных в любой момент напомнить ему о прошлом и испортить их чудесное свидание. — Только представь себе, как мы с тобой любуемся на девственный тропический лес, слушаем пение райских птиц… А еще мне приходилось слышать, что чистый горный воздух очень Полезен беременным женщинам. И, пожалуй, я готова проверить это утверждение на собственном опыте!

— Насколько мне известно, в субботу утром ты любишь поспать. Так что не забудь завести будильник. В десять часов я буду у тебя. Надеюсь, это не слишком рано?

— Ну, что ты! Все просто замечательно! До завтра…

Повесив трубку, Элис, пританцовывая, направилась на кухню, чтобы как следует перекусить. «Целый день. Наедине с Лиамом. Наконец-то!» — как заклинание повторяла она.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Но, увы, на следующее утро как назло шел проливной дождь. Довольно часто здесь, в Австралии, в это время года можно наблюдать такое грозное погодное явление, как тропический шторм с ураганным ветром, бесконечным дождем, громом и молнией. Именно этот незваный гость обрушился на Кэрис около полуночи. К десяти часам, когда Лиам уже вот-вот должен был прийти, небо по-прежнему оставалось угрюмым и серым, а дождь пошел еще сильнее и, казалось, уже никогда не прекратится. Элис, накануне весьма основательно подготовившаяся к долгожданному свиданию в походных условиях, с самого раннего утра пребывала в дурном настроении, каждую минуту ожидая звонка от Лиама с извинениями, что из-за плохой погоды пикник и экскурсию придется отложить. Но телефон упрямо молчал, и она начала беспокоиться, не случилось ли с ним беды по дороге к ней.

Но вот у ее дома остановилось блестящее, словно налакированное, такси. Из него вышел высокий темноволосый человек и, быстро пройдя по ухоженной аллее, вошел в подъезд. Лиам! Элис кинулась открывать дверь. Это действительно был он такой невероятно привлекательный в длинном черном кожаном пальто, с которого тонкими струйками стекает дождевая вода…

— Ая уже и не надеялась, что ты придешь! — не скрывая радости, воскликнула она. — С канатной дороги «Скайрэйю» мы уже все равно ничего не увидим, да и пикник едва ли возможен…

— Разве я мог позволить себе отменить наше свидание?! — улыбнулся он, стряхивая с плаща оставшиеся капли.

Со стороны они выглядели, наверное, очень комично, даже глупо.

— Ой, о чем я только думаю! — спохватилась Элис. — Проходи же скорее в квартиру! Сейчас я принесу тебе полотенце и сварю крепкого ароматного кофе.

Лиама не пришлось долго уговаривать. Он быстро вошел, бесшумно закрыл за собой дверь и нетерпеливым движением снял плащ. Сияющая Элис сбегала в ванную, с улыбкой протянула ему большое махровое полотенце, и они, крепко обнявшись (словно боялись расстаться хоть на миг), поспешили на кухню. Лиам нежно обнял ее за плечи и, чуть запрокинув ей голову, заглянул в прекрасные серые глаза, искрящиеся счастьем и каким-то необъяснимым — исходящим откуда-то изнутри — мягким светом.

— Забеременев, ты стала еще привлекательнее, — ласково прошептал он.

— Да, я сильно изменилась, — согласилась Элис, бессознательно проводя рукой по небольшому животику. — Ты многое пропустил с тех пор, как мы виделись в последний раз. Раскаиваешься?

— Ты и представить себе не можешь, насколько сильно!

— Все происходит, пожалуй, слишком быстро: еще на прошлой неделе я носила одежду на полномера меньше.

— А какого размера сейчас наш малыш?

— О, в нем около четырнадцати сантиметров!

— Он еще совсем крошка.

— Да, но у нашего ребеночка уже есть реснички и бровки. И даже — только представь себе! — вкусовые рецепторы.

— Вкусовые рецепторы? — удивленно переспросил Лиам. — Ты шутишь?

— Вовсе нет. Так сказал врач. Кроме того, в свободное время я много читаю о ходе беременности и поэтапном развитии малыша в возрасте до трех лет. Удивлен? — хитро прищурилась Элис.

— Вовсе нет. Я давно подозревал нечто подобное, видя повсюду кипы толстых книг.

— И даже более того, у меня есть все снимки УЗИ. И я с нетерпением жду следующего приема у врача… А теперь отпусти меня, Лиам, иначе я просто не смогу сварить тебе обещанный кофе, — с этими словами она ловко выскользнула из его объятий, поставила чайник и, насыпая ему кофе, а себе цветочный чай в зеленые фарфоровые чашки, поинтересовалась: — Молоко добавлять или нет?

Лиам с нежностью накрыл ее руку своей:

— Все равно. Делай так, как тебе больше нравится, дорогая. Меня больше интересует другой вопрос: кто у нас родится — мальчик или девочка?

— На следующей неделе мне назначили очередное УЗИ. В принципе, срок беременности уже позволяет определить пол будущего ребенка.

— А ты бы хотела заранее знать, кто родится?

— Не уверена. Наверное, нет.

— Может, ты и права: в жизни и так мало приятных неожиданностей.

— В последнее время я много думала об этом. Какая-то часть меня, безусловно, хочет выяснить правду, а другая жаждет чуда…

— Но у тебя наверно есть свои предпочтения. Итак, мальчик или девочка?

— Очень трудный вопрос… — для пущей важности Элис ненадолго задумалась, хотя уже знала ответ. — Скорее всего, мальчик — такой же милый, как ты, Лиам…

— А я хочу маленькую дочку!

— Итак, решено: мы сохраним это в тайне до счастливого момента рождения малютки. Гадать и надеяться гораздо интереснее и невероятно волнующе! А теперь я разгружу корзину для пикника и мы перекусим. Наш малыш давно требует свою долю…

— Потерпи еще немного, моя малышка…

— Могу я попросить тебя об одолжении?

— Все что угодно! Любой каприз! — великодушно предложил он.

— Убери корзину вон туда, на самый верх буфета.

Ну, разве могла она упустить такой редкий шанс тайком полюбоваться тем, как гармонично и слаженно напрягаются его мышцы под белоснежной льняной рубашкой или под более плотной джинсовой тканью, когда он, стоя к ней спиной, выполнял такое пустяковое поручение?!

— Готово! Даже я — при своем высоком росте — еле-еле дотянулся. Как же ты справилась с этой непростой задачей без моей помощи?

— А стремянка, по-твоему, для чего существует? — краснея и пряча глаза, вопросом на вопрос ответила она.

— О боже! — не удержался от восклицания побледневший Лиам. — Отныне я запрещаю тебе ею пользоваться, слышишь?! Это же так опасно, особенно в твоем интересном положении

— Подумаешь, несколько ступенек, — беззаботно отмахнулась Элис. — Такие пустяки! Лучше скажи мне вот что: а ты смог бы повторить это упражнение С корзиной раз пять-шесть?

— Запросто. А почему ты спрашиваешь?

— Просто любопытно.

— Погодика! Ты смутилась, значит, тебе понравилось…

— Возможно.

Бесконечно долгое мгновение они молча смотрели друг другу в глаза. На кухне царила такая тишина, что было слышно не только как в окно тихо барабанят капельки дождя, но и как осторожно тикают часы на стене…

А потом они поцеловали причем произошло это так быстро, что сказать, кто первый — он или она — сделал шаг навстречу, было крайне сложно, практически невозможно поцелуй оказался в буквальном смысле слова сногсшибательным. Элис мгновенно почувствовала слабость в ногах и прижалась к Лиаму всем телом, чтобы не упасть, но этим бессознательным движением лишь еще сильнее распалила его. О, как давно она ждала этой минуты! Ее руки без малейшего стеснения гладили его мускулистые плечи и спину, желая как можно скорее прикоснуться к самым интимным частям его тела, а что в это время вытворял его умелый язык…

Неожиданно Лиам разжал их тесные объятия и, с величайшей неохотой оторвавшись от ее чувственных губ, хрипло сказал:

— Послушай, Элис. Я должен извиниться перед тобой…

— Конечно, — пробормотала она. — Но почему ты остановился? Как видишь, я в восторге от твоего способа просить прощения…

— Но ты же сама столько раз убеждал меня, что секс приносит нам лишь одни неприятности…

— Неужели? Значит, я ошибалась. Говоришь, одни неприятности? А как же удовольствие, которое мы доставляем друг другу? А как же… — Элис нежно похлопала себя по животу, — наш малыш? Я ни о чем не жалею и твердо знаю одно: не могу жить без тебя! Всю неделю, что мы с тобой не виделись, я просто не находила себе места от тоски…

Лиам ласково погладил ее по щеке:

— Значит, ты все-таки поняла, что мы обязательно должны пожениться?

— Нет, — смутилась она. — Просто я хотела сказать, что безумно скучаю и… люблю тебя, вот и все.

— О, Элис… — вот то единственное, что он смог вымолвить, услышав это неожиданное признание.

— Не беспокойся, Лиам: я не жду, что ты ответишь мне взаимностью… — не поднимая глаз, продолжала она. — Мне достаточно просто быть с тобою рядом так часто, как это возможно.

— Это очень благородно с твоей стороны, Элис, но… Тебе не кажется, что ты немного опоздала? И как только тебе в голову могла прийти подобная вздорная мысль?!

— Опоздала? Почему? За что ты сердишься на меня? Не понимаю…

— В Сиднее я вдруг понял, что тоже люблю тебя, глупая, и даже осмелился намекнуть на свои чувства в карточке, вложенной в посылку с той вазой!

— Но там было написано только два слова:

«Безумно скучаю..» — растерянно пробормотала Элис, все еще боясь поверить своему счастью, ненароком спугнуть его.

— А разве ты не обратила внимания на то, как она была оформлена? Точно в центре большое сердце, а под ним золотистыми буквами написано ЛЮБЛЮ… — Когда же она отрицательно покачала головой, он не смог удержаться от ироничного замечания: — А я-то думал, что все женщины мгновенно понимают намеки подобного рода и с легкостью читают между строк!

— Не все, как видишь… — Элис была раздосадована: ее гордость только что получила удар ниже пояса.

— Ну-ну, не хмурься, дорогая. Лучше дослушай эту историю до конца. В тот день, когда ты сообщила мне о своей беременности, я собирался признаться тебе в любви…

— Но вместо этого стал говорить высокопарные слова о том, что хочешь защитить меня от пустых сплетен.

— Совершенно верно. Но, думаю, ты не станешь отрицать тот факт, что в данной ситуации я имел полное право в лучшем случае на растерянность. Однако твоя — безусловно, приятная, но, пожалуй, чересчур неожиданная — новость, признаюсь честно, сразила меня наповал…

— Я знаю о твоем несчастье, Лиам, — вдруг совершенно неожиданно выпалила она и тут же испуганно зажала себе рот рукой: «Я же совсем не это собиралась сказать! Боже, что я натворила…»

Несколько секунд его лицо вообще ничего не выражало, но в конце концов ему все-таки удалось совладать с эмоциями и тихо спросить:

— Откуда?

— Джулия рассказала мне. Надеюсь, ты не возражаешь?

— Вовсе нет. Я уже давно хотел обо всем рассказать, но никак не мог собраться с духом…

— Оно и понятно. Трагедии такого масштаба остаются в памяти на всю жизнь! Я искренне сочувствую твоему горю…

На лице Лиама появилась печальная улыбка.

— Спасибо. Ты и представить себе не можешь, что значат для меня эти твои слова! Помимо прочих несомненных достоинств, у Джулии есть одна поистине удивительная способность: она всегда точно знает, когда и что нужно сказать или сделать, чтобы помочь близкому человеку.

— Да, она уникальная женщина! — охотно согласилась Элис и тут же притворно сдвинула брови и нахмурилась, стремясь как можно скорее уйти от этой болезненной темы, чтобы не бередить кое как затянувшиеся раны далекого прошлого. — Но… давай поговорим о чем-нибудь другом, ладно? Иначе я снова начну ревновать тебя к ней…

— Неужели? — судя по голосу, Лиам был явно польщен.

— Можешь не сомневаться, — с улыбкой ответила она.

— Тогда давай вернемся к обсуждению наших отношений. Это тема тебя больше устраивает?

— И ты еще спрашиваешь!

— В тот незабываемый вечер у меня в кармане лежал один маленький сюрприз для тебя…

— Какой?

— Да так, ничего особенного: милый пустячок. Обручальное кольцо.

— Обручальное кольцо?! — как эхо повторила Элис, не веря своим ушам. — Значит, ты собирался сделать предложение до того, как узнал о моей беременности?

— Именно.

«Кто знает, что было бы, прояви я в тот вечер чуть больше терпения и выдержки, тем самым позволив ему высказаться первым! Возможно, уже сегодня я была бы женой Лиама Конвея!» — от волнения у Элис перехватило дыхание в закружилась голова, а мысли, мешая друг другу, слились в хор бессвязных голосов.

— Не будь я от природы здравомыслящим человеком, наверняка сделал бы тебе предложение в день нашего знакомства.

— В баре «Хиппо»? Ты шутишь!

— Да-да, прямо там. Я прекрасно помню, что сразу обратил внимание на твои прекрасные грустные глаза. Ты — такая таинственная и печальная — сидела в полном одиночестве у барной стойки и неторопливо помешивала трубочкой кубики льда в пустом бокале. Я нашел повод познакомиться, а потом мы пили коктейль. Кажется, он назывался «Ночное возбуждение»?

— Совершенно верно. У тебя прекрасная память, Лиам! Но это еще не повод делать такие смелые заявления…

— Значит, ты мне не веришь?

— Хотела бы, да не могу: твоя история слишком похожа на сказку или пустую браваду… — с недавниУ пор Элис не упускала ни одной возможности затеять шуточную словесную дуэль с Лиамом, который, обладая хорошим чувством юмора, всегда умело подыгрывал ей.

— И мне не следует — в качестве доказательства своих слов — дарить тебе это обручальное кольцо? — хитро пришурившись, улыбнулся он.

— А вот этого я не говорила!

— Должен ли я понимать твои слова как согласие выйти за меня замуж?

— Просто обязан.

— И ты решишься стать моей женой, даже ни разу не взглянув на него?!

— Разумеется, нет! Я сгораю от любопытства! Показывай его скорее, а то передумаю… А если серьезно, — озорные лучики в ее глазах мгновенно погасли, — я буду рада даже дешевому пластмассовому колечку с обычным стеклом вместо драгоценного камня. Ведь это доказательство твоей любви.

— Мой подарок определенно лучше, чем тот, что ты описала. Скажу без ложной скромности, он великолепен: оправа, цвет, огранка кольца — все идеально!

— А ты уверен, что оно мне подойдет? Не зная размера, очень трудно сделать правильный выбор.

— Ну-ка, покажи свой безымянный палец… да, боюсь, с размером я немного погорячился!

— Ничего страшного. Опытный ювелир легко сможет его уменьшить.

— Элис, я просто пошутил, а ты расстроилась, — расхохотался Лиам. — Признавайся: расстроилась?

— Вовсе нет! — деланно возмутилась она. — Ну, может быть, совсем чуть-чуть…

— К сожалению, я оставил его дома. Поедем ко мне?

— С удовольствием! Я за рулем. Вот только переоденусь во что-нибудь более нарядное, чтобы полностью соответствовать торжественному событию.

— Тебе помочь?

— Даже не вздумай подглядывать! Я мигом… — последние слова Элис произнесла уже из-за двери спальни, второпях раскидывая по комнате детали одежды и косметику и проверяя, в сумочке ли расческа и водительские права.

И вдруг ее испуганный крик безжалостно разорвал тишину в клочья:

— Господи, Лиам!

— Что случилось?! — воскликнул он, мгновенно влетая к ней в комнату.

Элис смотрела на него широко распахнутыми от страха глазами и, безрезультатно ловя ртом воздух, чтобы хоть что-то сказать, сжимала в руке запачканные кровью брюки. Лишь невероятным усилием воли взяв себя в руки, она пролепетала, балансируя на грани истерики:

— У меня открылось кровотечение! Видишь эти пятна…

— Ты так бледна. У тебя шок…

— А все так хорошо начиналось… Обручальное кольцо…

— Успокойся, дорогая. Присядь. Тебе очень больно?

— Не знаю. Я… я не хочу, не могу потерять нашего малыша!

Когда Элис начал трясти озноб, Лиам по-настоящему испугался, но внешне оставался абсолютно спокойным:

— Едем в больницу.

— Да-да! Я не смогу вести машину. Вызови такси… Боже, как мне страшно!

— В такую погоду такси вряд ли скоро приедет. Воспользуемся своим транспортом.

— Сейчас я немного приду в себя и…

— Нет, Элис. даже не думай об этом!

— Но как же тогда?..

— Я поведу, — бледный как полотно Лиам взял с комода ее сумочку. — Ключи здесь?

— Да. Серебристый ключ — от квартиры, второй — от гаража, а самый маленький — от зажигания. Лиам, послушай, тебе совсем не обязательно…

— Я доставлю вас в больницу, обещаю, — с этими словами он осторожно обнял ее за талию и помог встать. — Медлить нельзя. Идем же… — на этот раз в его голубых глазах она увидела не сомнение или страх, а непоколебимую уверенность в своих силах. — доверься мне. Я позабочусь о вашей с малышом безопасности… Пойми, это моя обязанность!

Приободренная его мужественными словами, Элис постаралась улыбнуться как можно беззаботнее:

— Я верю тебе и буду верить всегда! Все обойдется…

Заботливо держа над ней зонтик, Лиам довел ее до гаража, открыл двери i, оставив ее на пороге под крышей, шагнул в темноту.

— Подожди! Сейчас я зажгу свет… — крикнула она, на ощупь щелкая выключателем.

Выведя машину, Лиам удобно устроил Элис на переднем сиденье и сел за руль. Убаюканная ритмичной работой двигателя, она почти сразу же крепко заснула.


В ожидании Элис в приемной Лиам, казалось, умер тысячью самых мучительных смертей. Честно говоря, за рулем он чувствовал себя гораздо спокойнее и увереннее: мысль о том, что любимая женщина и их еще совсем крошечный малыш сейчас, как никогда, нуждаются в его помощи, позволила ему побороть страх, и, по ходу дела вспомнив забытые навыки вождения, он быстро доставил их в Центральную клиническую больницу Кэрнса. Однако уже два часа — с тех пор как Элис увезли на обследование в инвалидном кресле — его неотступно преследовала мрачная мысль о том, что пока еще рано наслаждаться победой над самим собой: ведь двое самых дорогих ему людей находятся так далеко и, возможно, подвергаются серьезной опасности: «Это я виноват в том, что произошло! Как бледна и испугана она была, когда ее увозили прочь от меня! Нет, Элис не может, не должна потерять нашего ребенка! Еще одной смерти по своей вине я просто не переживу…» Чтобы хоть как-то отвлечься, Лиам подошел к окну: проливной дождь, щедро умывший улицы Кэрнса, наконец прекратился, и больничный двор сиял мокрым асфальтом, ярким разнообразием прекрасных цветочных клуб — красных, белых, желтых, розовых — и лакированным блеском припаркованных входа автомобилей.

Последние события заставили его по-новому оценить, насколько дороги ему эти двое. За относительно короткий срок их знакомства Элис Мэджикан удалось сделать то, что в течение долгих десяти лет безуспешно пытались осуществить Джулия и Джейк, — вырвать его из цепких лап тоски по погибшему брату, чувства вины за внезапную инвалидность невестки и фанатичной преданности бизнесу. Ее любовь, как чудодейственный бальзам на кровоточащую рану, помогла унять его боль! А их чудесный малыш — четырнадцатисантиметровый кроха, уже имеющий реснички, бровки и даже вкусовые рецепторы, — еще не родившись, раз и навсегда завоевал его сердце! Несколько раз подряд пройдя из конца в конец длинный широкий коридор, Лиам решил почитать журналы, стопкой сложенные на журнальном столике в углу. Но ни одна из статей его не заинтересовала. Все его мысли были сосредоточены на одном: «Почему я сижу здесь, в то время как Элис, бедняжка, окружена строгими врачами? Что они с ней делают? Напугана ли она? В безопасности ли наш малыш?» — снова и снова спрашивал он себя и не находил достойного ответа ни на один вопрос.

— Мистер Конвей? — совершенно неожиданно, словно из воздуха, перед вим возникла пожилая медсестра.

— Да, это я, — откликнулся Лиам, холодея при мысли о возможном несчастье с Элис, их ребенком или с ними обоими. — Что-то случилось?

— Доктор О’Брайан собирается делать ультразвук, и мисс Мэджикан выразила желание, чтобы вы тоже присутствовали. Идемтё. Я вас провожу.

— Хорошо, — Лиам поднялся на ноги, каждой клеточкой тела чувствуя невероятное нервное напряжение. — Спасибо.

Путь до смотрового кабинета гинеколога показался ему бесконечно долгим, хотя шли они достаточно быстро. Отбросив все тревоги и сомнения, он решительным шагом вошел в кабинет. Элис — слегка бледная, но еще более прекрасная на фоне безликой больничной одежды — лежала на кушетке и о чем-то беседовала с серьезным пожилым мужчиной, очевидно лечащим врачом. А медсестра уже начала приготовления к запланированной процедуре.

— Как ты, дорогая? — с улыбкой поинтересовался Лиам, подходя ближе.

— Не волнуйся: мне уже гораздо лучше, — ответила она. — Вот, Лиам, познакомься с доктором О’Брайаном. Он ведет мою беременность…

— Здравствуйте.

— Рад встрече, доктор.

Мужчины обменялись крепким рукопожатием.

— Как дела у Элис?

— Тревожных симптомов у мисс Мэджикан не наблюдается, так что серьезных причин для беспокойства нет. На данном этапе беременности умеренное кровотечение отнюдь не редкое явление. И в большинстве случаев оно, в принципе, неопасно. Но, чтобы окончательно убедиться в том, что все благополучно и развитие плода протекает должным образом, нужно сделать ультразвук.

— Ну, разумеется. Делайте то, что считаете нужным, доктор.

Несмотря на оптимистичный прогноз врача, Лиам по-прежнему заметно нервничал, хотя умом прекрасно понимал, что должен, напротив, прямо-таки излучать уверенность, чтобы в этот трудный час поддержать любимую женщину. Словно угадав его мысли, Элис крепко сжала его руку и лучезарно улыбнулась:

— Не волнуйся, милый. Все будет хорошо.

— Ну, разумеется, дорогая.

В какой-то момент в кабинете воцарилась полная тишина. И когда доктор, несколько раз проведя маленьким устройством по ее животу, стал внимательно изучать изображение на мониторе компьютера, Лиам заметил, как дрогнул ее подбородок, а в глазах вдруг появились сомнение и страх. Да и сам он переживал отнюдь не меньше Элис. «Не имея профессиональных навыков, вслепую посадить самолет, честное слово, гораздо проще, чем быть отцом! — размышлял он, слушая лихорадочный стук собственного сердца. — И я скорее соглашусь тысячу раз рискнуть своей жизнью, чем еще хоть раз вот так ждать и беспокоиться за судьбу крошечного младенца, живущего сейчас внутри Элис… Как же я люблю их обоих!» Не в силах больше выносить эту гнетущую тишину и желая хоть как-то поддержать любимую, Лиам наклонился и прошептал ей на ухо:

— Как только все закончится, мы поедем ко мне на квартиру. Надеюсь, ты не забыла, что я еще не сделал тебе предложение руки и сердца?

— Интересно, какое оно, это загадочное обручальное кольцо?

— Попробуй угадать хотя бы цвет драгоценного камня. Смелее — и все получится…

— Ну, конечно, зеленый! И изумруд наверняка такой же прекрасный, как и та хрустальная ваза…

— Так, так…. — задумчиво протянул доктор О’Брайан. Молодые люди, обратите на меня внимание.

— Ой, простите! — спохватилась Элис. — С малышом все в порядке?

— Сейчас я разверну монитор — и вы сами все увидите…

Не заметив на экране ничего, кроме серых расплывчатых очертаний, они недоуменно переглянулись, невольно вызван у врача снисходительную улыбку.

— Обратите внимание на два темных пятнышка в самом центре. Это две головки. Со всей определенностью могу сказать, что скоро у вас родятся двое совершенно здоровых малышей. Поздравляю!

— Поразительно, правда, Лиам?! А кто они — близнецы или двойняшки?

— Об этом пока еще трудно судить, мисс Мэджикан.

— Что с тобой, милый? Ты не рад?

— Нет, ну что ты! Просто…

— Будущий отец в шоке, — с улыбкой, прояснил ситуацию доктор О’Брайан. — Дайте ему немного времени, чтобы прийти в себя, мисс.

Лиам действительно не знал, что ему делать — плакать или смеяться, а может, сразу и то и другое. На него мгновенно нахлынули воспоминания и о далеком детстве, проведенном рука об руку со старшим братом-близнецом, и о его безвременной гибели более десяти лет назад: яркие жизнерадостные картинки с быстротой калейдоскопа сменялись темными и мрачными…

И тут на него как будто снизошло озарение, сдернувшее с глаз черную пелену отчаяния и чувства вины: «Мы с Питером были очень дружны и неразлучны… да, я хочу, чтобы наши дети тоже всегда были вместе, несмотря ни на что!»

— Лиам! — с тревогой в голосе позвала Элис. — Не молчи, пожалуйста! Скажи хоть что-нибудь…

— Ура! Просто фантастика! Я так счастлив…

— Если хотите, я могу определить пол малышей, — предложил доктор О’Брайан, возвращая монитор в исходное положение. — С определенной долей вероятности, разумеется…

Лиам выразительно посмотрел на Элис, предлагая ей самой решать этот вопрос.

— Пожалуй, не стоит. Спасибо. Пусть будет приятный сюрприз… — после минутного колебания лучезарно улыбнулась она. — Кто бы у нас ни родился, мы будем одинаково рады и счастливы, правда, милый?

Вместо ответа Лиам молча поцеловал ее изящную руку, а Элис, невольно краснея, смущенно опустила глаза.

Закончив процедуру, Элис быстро переоделась за ширмой — и они, обнявшись, вышли из смотрового кабинета, а потом как на крыльях прошли до конца коридора и спустились в фойе.

— Ты молодец, сделала правильный выбор, — заметил он, протягивая ей сумочку.

— У нас будут близнецы! Невероятно, правда?

— Честно говоря, я еще не осознал эту новость, но в одном уверен: мы неплохо постарались для первого раза!

— С двумя новорожденными в два раза больше хлопот. Признайся, ты готов к этому?

— Вместе мы непременно справимся со всеми трудностями, — ответил Лиам, помогая ей сесть в машину.

— Но еще задолго до рождения наших малышей меня ждет серьезное испытание… — мрачным тоном, но с озорным блеском в глазах заявила Элис.

— О боже! Какое?! — захлопывая дверцу со стороны водителя, охотно подыграл ей Лиам.

— Совсем скоро я ужасно растолстею!

— И останешься по-прежнему прекрасной…

— Возможно, ты и прав! — торжествующе улыбнулась она и вдруг нахмурилась:

— Знаешь, Лиам, я всегда считала, что выходить замуж, будучи беременной, по крайней мере неловко. И вот уже сама собираюсь сделать этот — весьма далекий от романтики — шаг…

— Поверь, нам еще не раз представится возможность наверстать упущенное, — мягко возразил он, сжимая ее руку в своей ладони. — А что касается твоих опасений по поводу нашей свадьбы, вот тебе мой совет: забудь о них раз и навсегда! По-моему, любая женщина в интересном положении справедливо вызывает искреннее восхищение окружающих. Что уж тут говорить о беременной невесте!

— О, Лиам, я тебя не заслуживаю… — растроганно прошептала Элис.

— Ты достойна только самого лучшего. — С этими словами он принял горделивую позу и без ложной скромности заявил: — А поскольку я, по твоим же собственным словам, сейчас, как никогда, близок к идеалу, тебе остается лишь смириться и сделать меня счастливым мужем и отцом…

— В таком случае не хочет ли идеальный мужчина поцеловать меня?

Лиам наклонился и быстро коснулся губами ее щек:

— Два поцелуя для малышей…

— А где же поцелуй для мамы?

— Нам нужно быть очень осторожными, забыла?

— Ну, пожалуйста…

— Хорошо, но не здесь и не сейчас.

— Лиам Конвей! — деланно возмутилась она. — Немедленно поцелуй меня! И как следует!

— А вдруг нас кто-нибудь увидит? — хитро сощурился он.

— Тогда действуй быстро!

— Ну, если ты так настаиваешь. Я так люблю тебя, Элис!

— И я тоже. Очень! — едва слышно пробормотала она, когда их губы неохотно разомкнулись.

— Теперь у нас четверых все будет хорошо, вот увидишь! — Неожиданно ее серые глаза удивленно распахнулись. — О боже! С этими переживаниями я совсем забыла поблагодарить тебя за то, что ты так быстро довез нас до больницы… Это настоящий подвиг!

— Скажешь тоже: подвиг… — в этот момент Элис, пожалуй, впервые увидела, как смущается Лиам. — Сущие пустяки! Знай: ради тебя я готов и на большее… Все! Хватит болтать! Поехали. Мне не терпится увидеть твое лицо, когда ты наконец примеришь свое обручальное кольцо! А потом я уложу тебя на диван и угощу чем-нибудь вкусненьким…

— Я чувствую себя царицей Савской!

— Клянусь боготворить тебя всю жизнь, моя королева…

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Молодая черноволосая женщина в розовом вечернем платье сидела у барной стойки совсем одна, неторопливо потягивая безалкогольный коктейль с романтичным названием «Слезы ангела» и мягким вкусом. И вдруг женская интуиция заставила ее обернуться как раз в тот момент, когда в дверях бара «Хиппо» появился высокий привлекательный брюнет в смокинге, безупречно подогнанном по фигуре. Их взгляды встретились, и они тут же улыбнулись друг другу — совсем как влюбленные…

Ее серые и его голубые глаза светились теплом и радостью. Прошло уже два года с тех пор, как они впервые встретились здесь, в баре…

— Привет, — улыбнулся он, подходя ближе и садясь рядом.

— Привет.

— Кто-нибудь уже говорил вам, мисс, как вы прекрасны?

— Муж твердит мне об этом каждый день.

— И заслуженно, черт возьми! Что вы пьете?

— «Слезы ангела».

— Жаль, что не «Ночное возбуждение»…

— Я предпочитаю ласки мужа.

— Рад слышать!

Лиам и Элис обменялись понимающими взглядами и расхохотались.

— Если ты так флиртуешь каждый вечер, пока я сижу дома с детьми, то готовься к суровому наказанию, — хитро сощурилась она.

— Ничего подобного! Я просто хотел быть любезным с очаровательной женщиной. Что в этом плохого?

— Все зависит от того, кто эта незнакомка…

— Только ты, дорогая, только ты!

— Так-то…

— Что желаете, сэр? — с улыбкой поинтересовался бармен, протягивая новому посетителю винную карту.

— Светлое пиво, пожалуйста.

Пока выполнялся заказ, они молчали, потом звонко чокнулись напитками и в один голос сказали:

— С днем рождения, дорогая!

— С праздником, Лиам! Ура!

— Знаешь, я часто думаю о том, сколько всего нам пришлось пережить тогда, два года назад, чтобы сейчас снова встретиться здесь…

— Да, немало, — кивнула она, задумчиво рассматривая свое волшебное сокровище: золотое обручальное кольцо с изумрудом — то самое, что так нелегко ей досталось…

— Именно ты, дорогая новорожденная, смогла наполнить мое безрадостное существование новым смыслом жизни, забытой гармонией и беззаботным счастьем… С годовщиной, дорогая!

— С годовщиной, милый, — Элис с нежностью заглянула в глаза мужу и накрыла его широкую ладонь своей. — Я так люблю тебя, мой самый-самый замечательный и желанный…

Вспоминая о прошлом, ей было невероятно трудно поверить, что два года назад она ужасно боялась повторного брака. Все былые переживания казались ей теперь глупыми и надуманными. Со дня свадьбы ее жизнь четко разделилась на две неравные части: «да» и «после» знакомства с Лиамом.

И вторая часть, безусловно, выгодно отличалась от первой, прежде всего своей целостностью и мощным зарядом безграничного оптимизма! Стоило ей только захотеть и счастливые моменты тут же возвращались волнующие приготовления и трогательные клятвы во время церемонии бракосочетания, долгожданное рождение девочек-близняшек, ежедневные прогулки по пляжу наедине. Были в их семейной жизни, разумеется, и трудные периоды (особенно в первые месяцы после того, как родились их чудесные малютки), но Элис и Лиама всегда окружали любящие люди, всегда готовые помочь: родители с его и с ее стороны, Джулия, Мэри-Эни, Шана. даже Джейк, великодушно «простив» Элис за то, что она вместо мальчика родила сразу двух девочек, охотно гулял со своими маленькими кузинами в центральном парке города…

— Дорогая, о чем задумалась? — окликнул жену Лиам.

— О нас.

— Кейт и Лили уже спали, когда ты уходила?

— Распорядок дня превыше всего! — улыбнулась Элис. — Ты же знаешь свою мать: она утихомирила малышек за пять минут.

— Это рекорд! Молодец, бабушка Конвей…

В последнее время родители Лиама приезжали навестить сына и внучек так часто, что стали всерьез подумывать о том, чтобы как можно скорее продать свою старую ферму и насовсем переехать в Кэрис.

— И отец у тебя просто замечательный, — поддержала его Элис. — Сам знаешь, какие чудесные колыбельные он поет нашим девочкам…

— Прекрасно! Думаю, они с ними управятся.

— Ты говоришь так, словно не собираешься ночевать дома…

— Угадала. У меня есть маленький сюрприз для тебя… — Сказав это, он мастерски выдержал драматическую паузу, чтобы еще больше заинтриговать жену, и начал так: — Ничто не заставит меня забыть, что мои чудесные доченьки просыпаются ровно в шесть утра, но так же хорошо я знаю и еще одну вещь: сегодня ночью мне нужна их прекрасная мама…

В его голосе прозвучало столько страсти, что Элис почувствовала приятно щекочущее нервы сексуальное возбуждение:

— Ты задумал романтическое свидание?

Не говоря ни слова, Лиам словно из ниоткуда достал маленький позолоченный ключик, очевидно, от гостиничного номера и помахал им перед ее носом:

— «В пещере Купидона». Тебе о чем-нибудь говорит это название?

— Ты имеешь в виду тот новый пятизвездочный отель, построенный специально для влюбленных?

— Именно. И я снял дня нас с тобой лучший номер с огромной — поистине королевской — кроватью, усыпанной лепестками роз, с джакузи и морем фруктов, вина и шампанского. Что ты на это скажешь?

— О, Лиам, я тебя не заслуживаю! — восхищенно выдохнула Элис. — Целая ночь вдвоем с тобой в неге и роскоши… Поехали немедленно!

— Слушаюсь и повинуюсь, моя царица, — галантно поклонился он.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ