Хроника пикирующего времени (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Хроника пикирующего времени

ЧАСТЬ 1 Нас остановит только пуля

2005

Сталин — не бронза, а скорость света

Апрель, 2005 г., № 16(596)

Пятьдесят лет длится «десталинизация». Вымарывается Сталин из русской истории. Его подвергли «анафеме» на XX съезде. Под покровом ночи вынесли из Мавзолея, Разорили все памятники, сожгли все портреты. Переименовали улицы, площади, города. Залили асфальтом следы его величавой поступи, Поверх асфальта, в подтверждение горького сталинского пророчества, насыпали груды тлетворного мусора.

Но каждый раз на асфальте возникают трещины, могучие стебли народной памяти разрывают покров, и сквозь «либеральный мусор», коросту клеветы процветает «народный сталинизм».

Накануне Победы горстка «детей Арбата» пишет «саги», снимает «штрафбаты». Опираясь на путинское телевидение, спуская с поводков радзинских, розовских и радзиховских, тщится в очередной раз вбить кол в «сталинизм». Но книжные развалы полнятся литературой о Сталине, все драгоценнее свидетельства «культурного сталинизма», и вот теперь множество инициативных групп в партиях, ветеранских комитетах, в городках, в губернских столицах ратуют за воздвижение памятников Иосифу Сталину.

Я против постановки памятников. Не хочу видеть дурацкие скульптуры вездесущего Церетели, добродушного конъюнктурщика и неодухотворенного ремесленника. Не хочу видеть на улицах наспех сработанные, неумело отесанные и отлитые фигуры в шинели, фуражке, с усами, да еще и с трубкой в зубах. Еще не родился художник, способный изваять памятник величайшему, мистическому деятелю минувшего века. Памятник Сталину существует — оборона Сталинграда с громадным, в полмира заревом. Дымящиеся руины Берлина с алым трепещущим флагом. Бессчетные заводы и домны, покрывшие страну от Бреста до Владивостока. Университеты и академии, в которых расцветали науки. Космические корабли и атомные станции, каких не видел мир. Памятник Сталину — это великая «красная цивилизация», подобной которой не знало человечество во времена фараонов, эллинизма, древнего и нового времени.

Прав тот, кто говорит: Сталин — это не только парады сорок первого и сорок пятого годов. Не только восстановление разоренной страны и рывок в грядущее. Это — ГУЛАГ, расстрелы, бесчисленные тюремные вагоны в Сибирь, обездоленное крестьянство, подневольный труд на каналах. Все это входит в памятник грозному времени, беспощадному сверхчеловеку, согнувшему ось земли. Как вошло это в памятник Петру Великому: гранитная глыба, которую попирает Медный всадник, — это соловецкий камень тех лет, уполовиненное население России, казненные стрельцы, убитый на дыбе царевич Алексей.

Русский народ — не дурак, не раб, как его пытаются представить либералы. Он не забыл казней Ивана Грозного, разорения Твери и Новгорода, плахи и клещей палача, безумства Александровской слободы. Но, выбирая между Курбским и Иваном, он выбрал Ивана, Выбирая между удельной вольницей и централистским государством, он выбрал великое царство. Памятником Грозному Царю и его времени является божественный, непревзойденный по красоте и нежности храм Василия Блаженного — образ русской мечты, русского рая, которым всегда полнилась русская государственность, железная, кровавая и обугленная снаружи, но драгоценная и светящаяся внутри. Чужак не поймет — только свой.

В чем ни винят Сталина в канун Победы? И в том, что он допустил поражения в первый период войны. Но разве не разбили в пух Англию и Францию в первые месяцы? Разве на потопили одним ударом американский флот в Перл‑Харборе? Важно не начало, а финал войны, когда застрелился Гитлер, а не Сталин, Если бы в 41‑м страну возглавлял кроткий царь Николай И, мы проиграли бы эту войну, как проиграли Японскую и Германскую, Если бы страной руководили душка‑Бухарин или пылкий Зиновьев, то газовые камеры немцев были построены до Владивостока, и евреями топили печи по всей Евразии, Так что письмо интеллигентов, возражающих против постановки памятника Сталину, пришлось бы писать Мариэтте Чудаковой по‑немецки и, встречаясь, они бы выкрикивали: «Хайль!»

Победа 45‑го года — это вершина мировой истории, мистический пик, на котором человечество совершило свой божественный выбор. Произошло преображение истории. Народ, рассеченный и растерзанный, вдруг стал един. Власть обнялась с народом. Танк «Т‑34» воевал с фашизмом, как и русский храм. И все это соединилось в Вожде, олицетворилось в Сталине, обрело в его грандиозной судьбе и натуре божественную мощь.

Для многих, кто сегодня с обожанием взирает на Сталина, это способ противопоставить себя отвратительной «путинской эре», когда с каждым годом Россия слабеет, болезнь все страшнее, и даже сама мерзопакостная власть говорит о распаде страны. Для тех же, кто сегодня с яростью бешеных псов набрасывается на Сталина, — это способ оправдать свое участие в уничтожении Родины, в котором великану Иосифу противопоставлены лилипуты Горбачев, Ельцин и Путин, Лилипутии.

Анекдот, В Ганновере приходят в ресторан Путин, Фрадков и Кудрин. Официант обращается к Путину: «Что будете есть?» «Мясо»— отвечает Путин, «А овощи?» Путин посмотрел на спутников: «Овощи тоже будут есть мясо»,

Колпак Акаева и скелет Чаушеску

Март — апрель, 2005 № 13(593).

С севера Россия обложена льдами, а с юга охвачена огнем. Реализуется план Козырева — Бжезинского, когда отпавшие от империи территории из маломощных окраин становятся врагами России, — образуют стальной кордон. Хищная птица НАТО угнездилась в Прибалтике, Молдова вышвыривает русских, как выжатые виноградные шкурки. Революции в Грузии, Украине, Киргизии прокатились, как низовой пожар, опалив границы. Клочки ядовитого пламени летят на Кавказ, в Поволжье, в Калмыкию, И уже пахнет бензином в городах центральной России, и все ждут, когда кто‑нибудь бросит спичку.

Аскар Акаев, целлулоидный пупсик с розовой гладкой лысиной, по которой стучал деревянными ложками Ельцин, Отдал Китаю приграничные земли, посадил самолеты Америки на бывшие советские аэродромы. Его свержение началось в Оше — узбекском анклаве, где яростные смуглолицые мусульмане, вооруженные железными палками, с криком «Аллах акбар!» не в первый раз громят милицейские участки и светские учреждения, «Киргизская революция» перекинется в Ферганскую долину Узбекистана, на земли Казахстана, Как знать, Каримов и Назарбаев не подыскивают ли жилье в Эмиратах? Не открывают ли банковские счета за границей?

Советская империя — грандиозная машина пространств, где каждый хребет, каждая река и равнина с населяющими их народами, верованиями и культурами складывались в великую симфонию. Эта симфония писалась веками. Ее создавали славяне и тюрки, православные и мусульмане. Империя оснащалась дорогами, покрывалась городами, украшалась дворцами и храмами. Советский Союз дал окраинам гигантские заводы и университеты, космодромы и научные центры, интеллигенцию, читавшую древние манускрипты и расщеплявшую атом. Дебилы и мерзавцы разрушили машину пространств, состоящую из десяти часовых поясов. Обломки машины скрежещут, искрят, разбрасывают валы и колеса, И там, где царила гармония, ныне властвует хаос. Где звучала симфония Космоса, теперь ревет катастрофа.

Сегодняшняя Россия — скопище бессмыслиц и противоречий, «Все против всех». Богатые против бедных. Евреи против русских. Провинция против Центра. Губернаторы против Кремля. Олигархи против Президента. Начинает сказываться главное, трагическое противоречие — между бутафорской идеологией «неоимперии» и губительной неолиберальной экономикой, выпивающей из страны последние соки, добивающей высокие технологии и сельское хозяйство, выкашивающей народ по миллиону в год. Песчинка, попавшая в дурной механизм сегодняшней российской государственности, разнесет ее вдребезги, не говоря о чеченском гранатомете.

Все «революции» последних лет детонировали после бесчестно проведенных выборов, «Революционеры» использовали ненависть народа к несправедливой и наглой власти, отнимавшей у людей право свободного выбора. Фальсификация, «административный ресурс», наглая, в одни ворота, пропаганда, — народ тащится к избирательным урнам, надеясь на перемены, а в урнах уже заготовлен кукиш, уже известны будущие результаты голосования. Власть, оскорбительно манипулируя понятиями «демократия» и «свобода», бессчетное количество раз закрепляет за собой право грабить, унижать, держать народ у «параши».

Путинский режим в России взорвут не чеченцы, приглядывающие для захвата атомную станцию. Не «лимоновцы», атакующие помидорами и яйцами очередного министра‑стяжателя. Этот режим будет взорван «Единой Россией», каждый раз «выигрывающей» выборы с помощью «своих» губернаторов, «своих» фээсбэшников, «своих» вешняковых, «своих» рок‑звезд и немереного «черного нала», «Своего» тупого, наглого свинства, делающего «партию власти» объектом народной ненависти. Разъяренные массы в Воронеже или Рязани пойдут громить не супермаркеты, не синагоги, а штаб‑квартиры этой аморальной организации, в офисах которой висит портрет миловидного Президента.

В семидесятых годах на «диссидентских кухнях» Москвы обсуждался вопрос: идти ли на слом коммунизма, понимая, что вместе с коммунизмом падет страна в целом? Или терпеть нелепости коммунистического строя, сберегая от распада империю? Дилетант Горбачев, «божий одуванчик» Сахаров, ненавистники из «межрегиональной группы» пошли на слом коммунизма, утянув в небытие великую страну СССР.

Сегодня перед русской оппозицией — все тот же трагический выбор. Начинать «пятую русскую революцию», чтобы сбросить безнадежного Путина, срезать опухоль «Единой России», и все это — ценой распада России, окончательного среза «российской государственности»? Или же терпеть на своем хребте кремлевских коррупционеров, сырьевых олигархов, агентов чужих держав, надеясь на эволюцию режима, с ужасом наблюдая, как пустеют Сибирь и Дальний Восток и тысячи нищих детей бредут по русским дорогам?

Эту мучительную дилемму оппозиции чувствует Путин, Шантажирует «распадом страны», озвучивая эту угрозу через неистового, «кокаинового» Леонтьева, сервильного, аккуратного, как зубочистка, Пушкова, Тот же шантаж мы слышим от робких, утомленных оппозиционных лидеров, объявляющих «лимит на революции».

У истории нет «лимитов». Она направляет ревущую магму туда, где размыкаются крепи и открывается неистовый кратер революции,

Недотыкомки

Март, 2005 г, № 12(592).

Такое, как в России сейчас, случается в сумерках истории, перед ударом цунами, накануне тектонических взрывов, за час до падения Тунгусского метеорита. Еще не слышно сдвигающих континенты ударов. Еще не появился в небе жуткий пылающий шар. Но уже поднялся донный ил бытия, всколыхнулась муть жизни, раздвоились предметы, размылись контуры и повсюду появились странные химеры, загадочные исчадия, плоды зловещих мутаций и уродливых совокуплений, Человеко‑рыбы, Свино‑птицы, Собако‑жуки, Депутат, у которого кишечник и печень находятся снаружи, поверх дорогого костюма «от Версаче», Министр с головой бекаса и длинным колючим клювом. Прокурор с огромными гениталиями вместо лица. Все деятельны, не устают совершать поступки, неутомимо оповещают о них окружающих. Но поступки абсурдны, деяния не завершены. Поднятый для удара кулак зависает в воздухе, открытый для проклятий рот произносит сладостные уверения, И все несется в заколдованном круге, в пестрой клоунаде, на карусели пустопорожних вращений, в карнавале ярких, потешно‑уродливых масок.

«Идущие вместе» — ударный отряд Президента, протестует против постановки в Большом театре «Детей Розенталя» Сорокина, «писателя‑педофила». А в Париже группа российских писателей, этих многочисленных «детей Розенталя», обожающих «писателя‑педофила», обласкана Путиным, как если бы и он зачитывался Владимиром Сорокиным.

Те же «Идущие вместе», украв у Невзорова замечательное словечко «наши», готовы ковать «эскадроны смерти» из футбольных фанатов, скинхедов, забыв про «таджикских девочек», — направляют кумулятивный удар национального возмущения против лимоновцев, «красных» и прочих «жидомасонов», как это было в 30‑х в Германии. Но «Русский собор» — духовные «наши» — величаво покачивая клобуками, осуждает «русский фашизм», как если бы уже горели в Москве синагоги.

Группа депутатов обратилась с энергичным письмом к Устинову с просьбой запретить все «еврейские организации», но потом, как заколдованная, отозвала свой гневный протест, и он растаял как дым. А еврейские организации, грозившие посадить Макашова и Крутова, исчахли в своем библейском негодовании, словно и не было Холокоста и дыма Освенцима.

В Чечне убили Масхадова и неделю показывали его голое тело для устрашения «фундаменталистов», а в подмосковных городках русские во множестве принимают ислам, Кадыров‑младший на бронированных машинах носится по Москве, как по Грозному, вселяя ужас в «неверных», и угодливое ГАИ устраивает ему «зеленую улицу».

Генпрокуратура объявила в розыск, внесла в Интерпол мошенницу Тимошенко, «казнокрада в юбке», но Путин как ни в чем не бывало встречается с очаровательным «казнокрадом», чуть не целует ручки.

Прокуроры, верные «диктатуре закона», пригрозили разрушить коттеджи олигархов, построенные в заповедных местах, у чистых рек, в реликтовых рощах. Но, погрозив, отчего‑то умолкли — только Пугачева передвинула свою мыльню на пятнадцать миллиметров, да жинка Зурабова, скупившая пойму Истры, обязалась не застраивать дивные луга, а собирать на них целебные травы для льготников.

Семигин, враг КПРФ, созвал «теневое правительство», где лица «теневиков», как фарфоровые фотографии с надгробных памятников, под которыми лежат полуистлевшие свидетели минувших эпох. КПРФ отвечает демаршем, бодро заверяя о новой информационной политике партии, но само это заявление превращается в фарс, в комикс, в политический анекдот, который передают все «эсэмэски» страны, и над которым потешаются комментаторы всех программ. Либералы, утомленные прежними лидерами, выбирают вождем Гарри Каспарова, заведомо непроходную пешку. Там же, как из преисподней, возникает Касьянов, которого мы помним по кадрам НТВ: уходящий в отставку Премьер подымает бокал с шампанским, и у него, как у истинного «комильфо», расстегнута ширинка.

Триумф новых лидеров в правом движении сопровождается постыдной грызней в либеральной прессе, где в маленькой стеклянной баночке «Московских новостей» отчаянно дерутся крохотные паучки Киселев и Шендерович.

Прогоняется из губернаторов замученный прокуратурой Аяцков, но оставляется кристально честный Дарькин.

Один за другим следуют провалы путинской политики в Прибалтике, Молдове и Грузии, но единственный искренний друг Беларусь неуклонно превращается Путиным в недруга.

Первый канал показывает великолепных советских людей — изобретателей, творцов ракет и подводных лодок, великих композиторов и поэтов, а Второй канал, ядовитыми устами Сванидзе, хулит советский строй, как рассадник выродков и палачей.

Россия готовится пышно праздновать годовщину великой Победы, будто у руля государства стоит Иосиф Сталин. Хотя руль российской политики обломан, за него ухватились слабые худосочные ручки, а сама Россия — есть жертва гитлеровско‑ельцинского плана «Барбаросса».

И повсюду выборы, выборы, выборы — бессмыслица, замотавшая вконец население, которое убывает со скоростью миллиона граждан «свободной России» в год.

Посмотрите на небо, где начинает светиться тусклое пятно метеорита. Приложите ухо к земле и услышьте топот несметных вражеских орд. Вглядитесь в глаза кремлевских политиков, черных, как «квадрат Малевича».

Вчера убили Чубайса. Не до конца. И даже совсем не убили. Бессмертный, в золотом шлеме, с алмазными рогами, с прекрасным лицом Императора Либеральной Империи, переставляет ходули высоковольтных мачт. Идет по России, и каждый его шаг превращает страну в кладбище.

«Единая Россия» — «Партия измены»

Март, 2005 г., № 9(589)

Были на земле динозавры — уроды эволюции. Гигантские, раздутые твари па толстенных ногах. Опирались на толстый хвост, вяло шевелили крохотной костлявой головкой. Безмозглые, тупые, тратили все свое время на пропитание. Наращивали непомерные туши, чавкали в болотах, сминали хвощи и папоротники. Липкие, мокрые, двигались медлительным стадом в тучных лесах, проминая просеки, оставляя за собой огромные кучи непереваренной биомассы. Их мозг был примитивен, находился не в голове, а в задней части туловища, под хвостом. Вырабатывал упрощенные команды по принципу: «жрать — не жрать». Они погибли при первых заморозках, не сумев приспособиться к новым условиям жизни. По сей день поражают воображение громадностью ребер и позвонков, найденных в мерзлоте, крохотностью черепов, размером с пепельницу.

Мы говорим о партии «Единая Россия», которая заняла весь объем Думы. В окнах на Охотном ряду видна выпученная неопрятная кожа тяжко дышащего ящера. В сущности, ящер — это выросший до гигантских размеров микроб.

«Единую Россию» создавали в ящиках с перегноем: набивали грубо сколоченную тару омертвелыми чиновниками, алчными мздоимцами, перекормленными ментами, израсходованными спецслужбистами. Добавляли проворных перекупщиков хлеба, угля и нефти. Парочку эстрадных певцов — для ускоренного гниения. Парочку преданных Кремлю литераторов — для поддержания бактериальной среды. Поливали прокисшим квасом. Кидали лопату компоста. Наспех заколачивали и везли в Москву под присмотром губернатора. Каждый губернатор вываливал свой ящик на Охотном ряду и возвращался обратно в губернию, где продолжал вымирать народ, лютовали туберкулез и сифилис, истлевали остатки великих заводов, и вокруг них, как ядовитые разноцветные грибы, вырастали казино и притоны. Содержимое ящиков начинало взбухать, заполняло все этажи, кабинеты, зал заседаний Думы, и вскоре рыхлое, сипло дышащее чудище с крохотной головой, ненасытно урчащим чревом и скрюченными передними лапами, приспособленными для голосования, обнаружило себя как господствующая думская фракция, имя которой — «Единая Россия».

«Единая Россия» — это Путин, все худшее, что в нем есть. Все лучшее, что есть в Путине, давно принадлежит Джорджу Бушу. Патриотизм Путина — это и есть тот официальный, чиновничий патриотизм «Единой России»: лицемерные свечки в храме, патетическое выражение на красных откормленных рожах при упоминании Куликовской или Сталинградской битвы, — тот самый «патриотизм негодяев», под сусальным куполком которого совершается добивание русского народа, разворовывание остатков советской империи, передача островов Японии и Китаю, истребление живого творчества, осквернение святого наследия.

Абрамович и Потанин, омерзительные миллионеры, расцветшие среди нищего народа, — это «Единая Россия», благословляющая приватизацию. «Закон о льготах», в очередной, но не в последний раз обобравший население, — это «Единая Россия». Дороговизна бензина, квартплаты и транспорта, недоступная большинству медицина, закрытое для большинства образование — это «Единая Россия», действующая, как оккупационная власть. Крематории Гитлера сожгли меньше евреев, чем политика «Единой России» уничтожила русских. Террор в городах, лебеда в полях, пожары в детских домах, террористы в самолетах и школах, тоска в сиротских глазах, ненависть в криках толпы, — «Единая Россия» правит свой бал.

Никогда еще в русской истории не возникало сословия, столь страшно паразитирующего на своем народе. «Жидо‑масонский заговор» отступает в тень, когда шествуют несчетные колонны одинаковых, как пельмени, политиков, марширующих под дудку Суркова. У пельменей нет ни ног, ни голов, ни совести, ни души. Только малый червеобразный отросток, которым они нажимают кнопку для голосования.

И с каждым нажатием все больше в России самоубийств, все гуще китайцев в Сибири, все роскошнее праздники в Куршевеле, все ближе к Москве самолеты НАТО, все тише крик голодного, зараженного СПИДом младенца.

Пельмени безлики, слиплись с одинаковым несвежим фаршем. Их не запомнить, у них нет индивидуальных черт. Они — политическая биомасса. История не сохранит их имен — только «черную дыру», оставшуюся от пребывания в политике.

В Братиславе Путин начал передачу российского ядерного потенциала под контроль американцев. Исподволь, издалека, подписав первичное соглашение о совместной подготовке охраняющего персонала, с последующей установкой датчиков, внезапными инспекциями, мобильными вторжениями и полным, на заключительном этапе, контроле «морпехoв». Все это будет одобрено подлой «партией измены», продажными «патриотами» из «Единой России», которые обязательно закажут очередной молебен во славу русского оружия, а потом поедут на Сейшелы развратничать и прожирать американские взятки.

У русского народа есть враг — это партия «Единая Россия», выращенная в ящиках с перегноем, куда попал неведомый трупный вирус. Проник в поры русской жизни, превратился в жуткую, сине‑багровую опухоль, напоминающую контурами медведя.

Памятка охотнику на медведя: «Если идешь с рогатиной, коли в подбрюшье, если с карабином — бей в глаз».

Бензоколонки продают «Бензин революции»

Февраль, 2005 г., № 6(586).

Отцы «седой революции», заставившие стариков выйти на улицы, — это Кудрин, Греф и Зурабов. Вытягивая у пенсионеров из дырявых карманов последние замусоленные копеечки, эти «революционеры» разбудили в задавленных стариках чувство достоинства, и те, дыша морозным паром, повалили на магистрали и рельсы. Льготы — магическое понятие, с которым нельзя шутить. Недаром солдаты вермахта, напавшие на Советский Союз, имели на ремнях надпись: «Льгот мит унс». Теперь революция пожрет одного из своих детей, самого невкусного и несъедобного. Уже приготовлены зубочистки для выковыривания остатков Зурабова из депутатских зубов, а сам он щедро посыпает себя специями раскаяния, пряностями смирения. Следующая волна революции захватит «средний класс», который Греф обдирает как липку. Дикие цепы на еду, квартплата, налоги на жилье, дороговизна бензина, долларовые медицина и образование сдвинут «средний класс» к черте бедности, как во времена «дефолта», и мы скоро увидим крепких мужиков, блокирующих на своих подержанных иномарках воровские бензоколонки.

А что же политические партии, именующие себя «народными»? Они явно приотстали от разгневанных толп, засиделись в Думе, упиваются законотворчеством, интригуют с администрацией Президента, красуются перед телекамерами. Не торопятся надевать шубы и валенки и шагать по сугробам вместе с пикетчиками. Или партии отклеют свои плоские зады от думских кресел и пойдут в народ, или непокорный народ обретет других вождей и другие партии. Возвращение политиков в народ напоминает «возвращение блудного сына», которому милосердный отец открывает свои объятия. В пикетах и демонстрациях, «голодных маршах» и «морозных стояниях» народу одинаково дороги коммунист и яблочник, лимоновец и анпиловец, активист «Родины» и «боевик» АКМ. Объединение протестных политических движений — требование национально‑освободительной борьбы, первые схватки которой уже начались.

Объединялись много раз: на пышных конгрессах, помпезных форумах, одухотворенных соборах, — с пением «Славянки», братанием «красных» и «белых», выносом знамен и хоругвей. И, как правило, после пылких речей и умильных тостов объединение рассыпалось, оставляя после себя замусоленный казачий лампас, бутафорский геральдический знак, горькое разочарование народа.

Лишь однажды Фронт национального спасения стал штабом народной революции — объединил тысячные толпы, сплотил депутатов Верховного Совета, построил баррикады, защищал Конституцию, умирал под пулеметами, сгорал в пожарище, гнил в тюремных камерах и исчез во плоти, но остался в духе, как это бывает с героями и святыми.

Недавний опыт Народно‑патриотического союза России обнаружил всю дефектность старых методик, когда множество мелких партий, возглавляемых «крупными» лидерами, делают невозможным союз, разрушают иерархию, порождают склоки, сеют ренегатство, еще больше дробят патриотов на радость власти. НПСР был камнедробилкой, в которой измельчались, превращались в пыль и труху патриотические движения и партии, включая и коммунистов.

Новое объединение произойдет не на банкетах и учредительных съездах, а на баррикадах, в залах суда, в раскаленных национально‑освободительных схватках, где расплавятся омертвелые структуры и догмы и возникнет сплав товарищей по борьбе, узнающих друг друга по жертвенному поступку и братской помощи. Новый «Народный фронт» — не изделие партийных вождей, клеящих из папье‑маше очередного «троянского коня», а драгоценный кристалл, возникающий из магмы народного сопротивления.

Помехами этой новой революционной коалиции остаются честолюбие израсходованных лидеров, клюющих крохи былой респектабельности. Бюрократическая спесь аппарата, умерщвляющего любую живую молекулу. Ухищрения власти, для которой «единый фронт патриотов», как гильотина для последнего Людовика.

Партия «Единая Россия» — чудовищная опухоль на народном теле, перекрывающая дыхание, кровоток, умственную деятельность нации. Бездарное коррумпированное чиновничество, воровские кланы в губерниях и республиках, дебильная поп‑культура и пошлый официоз создали эту партию из сырого, испорченного мяса, запихав этот котлетный фарш в одинаковые пиджаки, повязав одинаковые галстуки.

Борьба с этой партией и есть борьба с коррупцией, с олигархами, с американским закабалением России, с вымиранием русского народа.

Прав Макашов, утверждая, что львиный кусок российской собственности находится в лапах еврейских миллиардеров. Но значит ли это, что мы закрываем глаза на миллиарды Черномырдина и мадам Батуриной, на несметные богатства Потанина и Брынцалова? На нефть Башкирии и Татарстана, присвоенную властными кланами? Значит ли это, что «Единая Россия», состоящая из русских чиновников и богачей, не является партией «русской погибели»? Искусные «ловцы человеков» расставили очередную серию капканов с надписью «антисемитизм», надеясь переловить патриотов, как слепых кротов.

Власть слаба, идет на уступки, откупается от возмущенного народа крохами пенсий и проездными билетами. Ищет поддержки у Америки, куда устремляет Путин свой умоляющий взгляд. Россия и русский народ выживут, если неустанно будут наращивать атаки на власть. Самолет, если не летит, то падает. Или натыкается на тупую гору, имя которой — «партия власти». В самолете «Россия» должен сидеть не робкий, вечно виляющий Президент, чей удел — поражения, а «Народный фронт» — экипаж отважных патриотов страны.

Путин, не отдавай ракеты Америке!

Январь 2005 г., № 4(584).

Близится историческая встреча в Словакии Буша и Путина, которую готовы вписать в «календарь предательств» огненной сатанинской цифрой. В этот день от Путина будут требовать, чтобы он передал российский ракетно‑ядерный потенциал под контроль американских «морпехов». Разумеется, в интересах мирового сообщества, чтобы заслонить от «Аль‑Каиды» русские АЭС, арсеналы плутония и урана, базы авиации и флота. Вы помните потустороннее лицо Горбачева в Рейкьявике после переговоров с Рейганом, когда «пятнистый генсек» дал согласие на одностороннее разоружение, демонтаж социализма в Европе, слом СССР? Это было лицо отцеубийцы, совершившего неотмолимый грех. Станем же внимательно следить за лицом Путина во время встречи с Бушем.

Ласточки предательства мелькают в воздухе. Кондолиза Райс, черная, как «квадрат Малевича», заикнулась о «двойном контроле» над русскими ракетами. Западная пресса, называющая Путина «фашистом», впрямую требует защитить русскую «ядерную триаду» как от чеченских террористов, так и от неадекватных русских «державников». В российской прессе появились высказывания высоколобых профессоров из Института США и Канады о желательности «двойного контроля» — того самого «института предателей», откуда в сюртуке академика Арбатова выползла «перестройка», где созревала личинка Кокошина с его «оборонной достаточностью», уничтожившей военную мощь СССР. Министр Сергей Иванов побывал в Америке, где он выглядел, как военнопленный. С ненормальным блеском в глазах оповестил о двойном американо‑русском участии в стратегических учениях, — американский полковник запускает российскую ракету и становится Героем России?

Кажется невероятным. Невероятней, чем вывод Горбачевым советских дивизий из Германии и уничтожение им ракетного комплекса «Ока»? Невероятней, чем расчленение Ельциным СССР и передача нефтяных ресурсов России под эгиду проамериканских олигархов? Невероятней, чем согласие Путина на развертывание американских баз в Грузии и Средней Азии? Невероятней, чем передача Китаю русских островов на Амуре и отказ в пользу Казахстана от гигантских приграничных территорий? А подрывы русских ракетных шахт? А снятие с дежурства ракет «Сатана» и отвинчивание боеголовок? А упразднение после аварии «Курска» смертоносной для американцев торпеды «Кит»? А подготовка «дарственной» на передачу Курил Японии?

Предательство — это наркотик, без которого не обходится нынешняя российская власть. Половина элиты — в правительстве, армии, Федеральном собрании, в бизнесе — засаживает «косячки» предательства.

Путин слаб, обложен «красными флажками» внутреннего заговора, слышит со всех сторон: «Ату! Ату!». И когда в Словакии ему покажут фотографию триумфальной колесницы, на которой стоит император Буш в лавровом венке и золотых доспехах, а за колесницей, в цепях, бегут Милошевич и Саддам Хусейн, Путин отдаст американцам не только русские ракеты, но и самое дорогое для него существо — домашнюю брудастую суку.

Передача под контроль американцев ракетно‑ядерного потенциала России означает необратимое закабаление страны, превращение русской армии в «иностранный легион» американских вооруженных сил, использование русских для войны с мусульманским миром, а в дальнейшем и с Китаем, которому Буш в своей инаугурационной речи — «борьба Америки за мировую свободу» — объявил стратегическую войну.

«Ракетно‑ядерный щит СССР» — детище Иосифа Сталина, закрепившее победу над фашизмом в 45‑м году. Уничтожение «щита» — окончательное попрание великой Победы, которое готовятся осуществить враги России в нынешнем юбилейном году.

Молодым человеком с геологами я ходил с радиометром по красным урановым песчаникам, наблюдая, как стрелка на циферблате ползет вверх. Позже, в годы писательства, мне посчастливилось воспеть «ядерную триаду» страны, как воплощение русского гения, мужества и величия. Под Челябинском на секретном заводе я видел, как работают тысячи сверхточных центрифуг, обогащая уран, — изделия, недоступные другим цивилизациям и культурам. Под Красноярском, в гранитных катакомбах, я видел, как механические роботы лепят из серебристого порошка плутониевые боеголовки, словно это были снежки. В Семипалатинске я наблюдал экспериментальный ядерный взрыв, когда содрогнулась земная кора, черная гора приподнялась на дыбы и присела, словно ей подрубили поджилки. На Байконуре я видел, как запускали боевые «Протоны», и ракета, пролетая сквозь перистое облако, превращалась в прозрачную радугу, вынося на орбиту спутник‑разведчик. Я мчался по снежным ночным дорогам на гигантском тягаче, перевозившем мобильные ракеты, неуязвимые для врага. На подводной лодке опускался на дно Тирренского моря вблизи Италии, где шныряли американские ПЛАРБы. Я трогал руками горячий корпус прилетевшего из Космоса «Бурана», напоминавшего белого зверя с опаленной шерстью. Опускался в ракетные шахты «Плесецка», оставаясь с офицерами на боевом дежурстве.

Ракетно‑ядерный потенциал страны — это воплощенная история Родины, от Куликовской битвы до взятия Берлина.

Великая культура народа от «Слова о полку Игореве» до «Войны и мира» и «Тихого Дона». Великая сущность России, неотторжимая от Волги, Урала, народных песен, молитв Серафима Саровского. От великих побед и жертв, путем которых идет народ.

Морская пехота России, не дай американским «морпехам» растоптать великую Родину!

Рождественская притча

Январь, 2005 г., № 1(581).

Мы, газета «Завтра», встречали Новый год и сочельник не в банкетных залах, не в роскошных ресторанах, не в пышных, с золотым убранством храмах. Встречали в зимнем окопе, как пехотинцы сорок первого года, когда кругом — ночные поля, беспросветная мгла, замерзший бруствер, за которым смутно чернеет туша подбитого танка, едва различима сожженная деревня, мрачно темнеет зазубренный лес. Нас мало осталось, на исходе патроны, несколько ППШ, противотанковых ружей, офицерский ТТ. Комбат ранен, с перевязанной головой. Политрук, водивший нас накануне в атаку, сорвал голос и сипит простуженным горлом. Старшина разлил по сто грамм. Мы выпили обжигающий горький спирт, глядя, как над лесом взлетела и сыплет красные искры ракета. Вслушивались, как на другом конце поля звучит пьяная песня врага.

И такая тревога и боль — за любимую Родину, за родимых и близких, за неведомое будущее, которое наутро обернется для нас дымными брусками наступающих танков, цепью солдат в железных касках, со «шмайссерами».

Но вдруг из туманного неба драгоценно и чудно возникла звезда. Серебряная, лучистая покатилась над темными елками, над тусклыми снегами, озаряя их нежным светом. Встала над нашим окопом, окруженная волшебным сиянием.

И все мы, продрогшие, раненные, замотанные в шинели и ватники, смотрели на звезду. А когда она тихо двинулась, мы встали и пошли за ней по хрустящему снегу, как волхвы, прихватив с собой скромные дары, — краюху хлеба, конфету в фантике, щепотку чая.

Звезда привела нас в деревню, где не было уцелевших домов и торчали обгорелые трубы. Ни огонька, ни петушиного крика. Лучистое светило остановилось над низким сараем, где в щелку что‑то слабо мерцало. Вошли в сарай. На соломе, окруженная золотистым сиянием, прекрасная Дева прижимала к груди Младенца. Над ними Ангел с золотыми крылами держал свечу. И такое вокруг разливалось сияние, такое благоухание, словно в снегах, среди черной гари расцвели душистые липы, полные меда.

Мы сняли наши ушанки и каски, отложили избитое и исстрелянное оружие и преклонили колени. Молчали, созерцая несказанное диво, и молча молились — за любимую Родину, за народ, за красу и добро и за нашу Победу. Пречистая Дева и ее священный Младенец источали на нас свет и любовь, наполняли верой и силой. Ангел, который накануне, как буря, летал над сражением, наводя на врагов наши прицелы, поднимая наш измученный взвод в рукопашную, — теперь кротко и вдохновенно держал свечу, отекавшую золотой капелью.

Помолившись, мы встали. Поклонились Матери и ее несказанному Чаду. Оставили на соломе наши дары. Нахлобучили шапки и каски. Забрали с земли мерзлое оружие и вернулись в окоп. И когда возвращались, земля голубела снегами, драгоценно мерцали поля. Ангел летел над миром, держа в руках священную чашу, проливая из нее на черные леса, на глухие деревни и на наши головы прозрачные капли благодати.

Мы засели в мерзлом окопе. Без ропота, исполненные веры и силы, улыбаясь потресканными губами, стали ждать утра.

2004

«Здоровеньки булы, батько Махно!»

№ 49.

Ющенко ужасен. У него проказа, лицо наполнено синими ядами, кожа лопается, истекает больной и зловонной жижей. Уколы, препараты, гипноз. Юлия Тимошенко массирует ему чресла. Он лезет на трибуну перед ревущей оранжевой площадью, и кажется, вот‑вот с него начнет сползать гнилая плоть и перед микрофоном останется украиноговорящий липкий скелет.

Янукович — огромное и слабое, сытое и трусливое, с большой головой и маленьким мозгом, безнадежно‑скучное и отжившее. Слева от него Черномырдин, синоним стяжательства и вероломства. Справа Кравчук, синоним предательства.

Кучма — как коричневое сморщенное яблоко, пережившее зиму на ветке замерзшей яблони. Когда‑то советский технократ, создатель гигантских ракет, променял величие советской страны, Космос, футурологию на гопачок и шматок национального сала, — самый жалкий и отвратительный из трех украинских «лидеров».

Мерзавцы, участвовавшие в развале СССР, полагали, что этот распад завершился в 1991 году и можно спокойно царствовать в отломившихся вотчинах. Но распад продолжается — Чечня, Осетия, Приднестровье, Абхазия, волнения в Таджикистане, мятежи в Фергане. И вот теперь — Украина.

На родине Мазепы и Петлюры, полицаев и «незалежников» повторяется сценарий 91‑го года. Опять американцы применяют «организационное оружие» — великое изобретение «холодной войны», когда без атомных бомбардировок, политических убийств свергают режимы, меняют государственный строй, используя для этого комплексы информационных, психологических, организационных методик, уничтожающих объект атаки. Кучма — это израсходованный, всем обрыдлый Горбачев. Ющенко — прозападный, несущий мнимое обновление Ельцин. Янукович — усталый и безвольный ГКЧП, не способный к отпору. Трещины, по которым било в 91‑м «оргоружие», — границы советских национальных республик, сегодня на Украине проходят между «востоком» и «западом». Пассионарная молодежь, дававшая в августе рок‑концерты у Белого дома, сегодня танцует в Киеве и занимается в палатках свальным грехом. Та же продажная элита, те же купленные журналисты, те же эмиссары с Запада, тот же идиотизм, управляемость, лживые улыбки политтехнологов.

«Куда влечет нас рок событий»? Не превратится ли оранжевый цвет собачьей мочи на снегу в цвет крови? Куда покатится апельсин?

Велика вероятность того, что безвольный Янукович, маскируясь «слезой ребенка» и толстовским «непротивлением злу», сдастся, сбежит, и прокаженный Ющенко в оранжевой робе дорожного рабочего примет ключи от донецких шахт, запорожских мартенов и николаевских верфей, и Украина превратится в огромный лепрозорий.

Возможен раскол Украины на «запад» и «восток», как это было в дефектных, отпавших от СССР республиках, сохранявших свою мнимую целостность только в составе Союза.

И наконец, возможен хаос «раскрепощенных пространств», когда проснутся «гуляй‑поле», «великая степь», «крымская орда», «запорожская сечь», и все смешается в дыму горящих сел, мимо которых понесутся тачанки, и в каждом украинце очнется скиф, печенег, хазарин, дружинник Рюрика и Святослава, и мир увидит, что такое «единая украинская нация».

Ну а что матушка‑Русь? «Вертикаль власти», «честные выборы», «реформы» Чубайса и Грефа, Путин — наследник Петра, «глобалисты» в правительстве, набитые сырым мясом пиджаки «Единой России», «верноподданные» Лужков и Шаймиев, обездоленный, вымирающий, ненавидящий народ, у которого нет своего лидера и который готов встать под знамена любого талантливого «самозванца»?

Следующий удар «оргоружия» будет направлен против России, абсолютно созревшей для «революции», уставшей от фальсификаций, Абрамовича, животных и алчных чиновников, велеречивых иереев, мерзопакостных «смехачей» и «эстрадников». Удар «оргоружия» будет беспощаден, отколет Кавказ, Татарстан и Сибирь, ликвидирует остатки ракет, поставит американских «морских пехотинцев» у ядерных объектов России. Если Кучму поведут в трибунал за гибель Гонгадзе, то Путин вернется в Гаагу, где он только что побывал, — в качестве ответчика за чеченскую войну.

Для «революции» все готово. Остервенелый народ. Продажная и недееспособная элита. «Агенты Запада» во всех институтах власти. Эту «революцию» осуществит Кондолиза Райс, в чьем имени слышится звяк кандалов для Путина.

Что делать кремлевским сидельцам? Переименовывать праздники? Повышать зарплату спецслужбам? Запрещать рекламу пива? Передавать японцам Курилы?

События на Украине дают России последний, бесконечно малый, исчезающий шанс. Сорвать с глаз отвратительные бельма прозападного либерализма. Увидеть в Западе ненавидящее лицо Черчилля, беспощадный лик Аллена Даллеса, то есть неумолимого вечного врага. Поставить крест на ВТО и Евросоюзе, на окорочках и «инвестициях», на дружбе с Джорджем и Жаком. Напрячь ослабевшие имперские мускулы и осуществить малый, слабый, известный всем каратистам толчок, после которого посыплется вся саманная постройка СНГ. В результате толчка Россия вернет себе Крым, Донбасс, Харьков, Абхазию, Южную Осетию, Приднестровье, а затем, без боя, — русские земли в Казахстане, русскую Нарву, все территории, которые стонут под игом временщиков и стремятся в Россию. Это и будет «асимметричным ответом» России на «оргоружие» Запада. Славу Богу, еще стоят на старте ракеты «Сатана», еще на флоте остались непотопленные «стратеги», еще народ сквозь одуряющую свистопляску «реформ» слышит гулы великой империи.

Если нет, то завтра на кремлевских башнях будут красоваться апельсины.

У «Красных бригад» — длинные руки

№ 43.

Грядет величайшее культурное событие, соизмеримое со строительством пирамид, созданием «Илиады», открытием терракотовой армии империи Цин, написанием «Тихого Дона». Быстрыми темпами, за миллиардное вознаграждение, завершается создание мюзикла о Романе Абрамовиче «Рэд Ром», что трактуется, как «Красный Рома». Музыку сочиняет сэр Элтон Джон, костюмы шьют по эскизам лучших кутюрье: Сен Лорана и Гуччи. Мюзикл станут играть на Бродвее, в соборе Святого Петра в Ватикане, в Кремлевском Дворце и в чукотской тундре. Приглашенные на репетиции искусствоведы свидетельствуют о появлении несомненного шедевра — символа искусства XXI века.

Первое действие. Маленький школьник Рома, мечтатель и фантазер, рисует цветными карандашами дивный рисунок — мост через Берингов пролив, между Америкой и Россией, соединяющий две великие страны. Рисунок воплощается в образ фантастического «моста Дружбы», на котором среди зимы цветут яблони, поют райские птицы, разгуливают чукчи в смокингах, мчится упряжка звездно‑полосатых оленей. Мечта обрывается появлением жестоких бритоголовых в форме НКВД, которые разрывают рисунок, избивают хрупкого Рому под музыку «Хорста Весселя», танцуют антисемитский танец в сапогах на фоне Майданека и ГУЛАГа.

Второе действие. События 91‑го года в Москве. Танки ГКЧП движутся к Белому дому, сметая на своем пути детские сады, памятники архитектуры, хрупкие очаги демократии. Экипажи танков — в одеяниях балерин, в пачках и пуантах. Скрежет гусениц мешается с адажио из «Лебединого озера». На пути жутких краснозвездных танков возникает тонкая цепочка демонстрантов, возглавляемая юношей Романом. Они преграждают путь свирепым машинам. Рома на саксофоне играет музыку Гершвина, которая постепенно вытесняет кровожадный мотив Чайковского. Очарованные танкисты покидают машины, раскаиваются, сбрасывают ненавистное оперение «маленьких лебедей». Присоединяются к демонстрантам. Многие тут же сжигают партбилеты и принимают иудаизм. К ним выходит Ельцин с бокалом газированной воды, обнимает Рому, говоря ему: «Сын мой!»

Действие третье. Роман Абрамович исполняет восхитительное «соло на нефтяной трубе с оркестром». В музыке отчетливо звучат мотивы «Йеллоу сабмарин», «семь‑сорок» и «Боже, храни Америку». Музыкант стоит на краю пустого перламутрового бассейна, который постепенно заполняется сырой нефтью. В эту нефть с веселыми криками бросаются обнаженные российские политики, лидеры либеральных партий, интеллигенция, артисты театра «Современник», юмористы, телеведущие, певицы эстрады, генералы разведки и армии.

Они плещутся в нефти, как счастливые дельфины, любят друг друга под русский народный напев «Ойл‑лю‑ли!» Сверкают лазерные цифры, указывающие цены за баррель на Нью‑Йоркской бирже. Все тонут в нефти, и по черной сверкающей глади, весь в белом, не касаясь поверхности, ступает Роман Абрамович в стильных штиблетах от Пачиотти.

Действие четвертое. Поиск национальной идеи. В Андреевском зале Кремля на троне в горностаевой мантии сидит Путин. Трои окружают избранные силовики, члены Совета безопасности, соратники и друзья. Перед ними проходят аллегории различных «национальных идей». Под музыку «Боже, царя храни» идут монархисты в золотых камергерских лентах и падают в люк под сцену. Проходят коммунисты в летных шлемах и космических скафандрах под марш «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» и тоже уходят в никуда. Шествуют скинхеды, воздевая руки, неся пред собой чучело студента из Уганды, пропадают в люке под сценой. Их сменяет клир в сияющих ризах, со светильниками и дымящими кадилами, благословляющий Чебурашку — амулет российской Олимпийской сборной, и они исчезают. Внезапно загорается ослепительный свет, и на сцену выходит Роман Абрамович в трусах и футболке клуба «Челси» в сопровождении игроков, пасующих друг другу глобус с изображением континентов. Президент в восторге. Он сам и его соратники облачаются в форму знаменитого клуба. Преемником Президента становится тренер Романцев, бросая язвительные насмешки в адрес португальской команды. Все поют знаменитую песню «Битлз»: «Эй, вратарь, готовься к бою, часовым ты поставлен у ворот».

И, наконец, заключительное, пятое действие. Сбывшаяся мечта выходца из России, бедного еврейского мальчика, достигшего вершин мировой известности. Хрустальный мост через Берингов пролив, объединяющий Америку и Россию. За пределами моста в черной страшной ночи горят дикие созвездия, едва светятся каменные очаги и стеариновые свечки дикой России, кое‑где взрываются города и атомные станции, но райский «Мост дружбы» соединяет цивилизации и континенты. По мосту прогуливаются члены «восьмерки», обмениваются часами «Патек Филипп», напевают «Мэри Кристмас». К ним присоединяется Роман Абрамович, элегантный, в скромном костюме от Версаче, делает каждому подарок из «Кремлевского алмазного фонда». Он поет оду объединенному человечеству, о чем когда‑то мечтал в начальных классах средней школы.

Внезапно гаснет свет, мост и члены «восьмерки» исчезают. В черной пустоте, освещенная прожекторами, повисает железная клетка, в которой скрючился голенький, жалкий, с мохнатыми обезьяньими ножками главный герой мюзикла — «Красный Рома». Бьют часы Биг Бена. Из неба в клетку упирается огромный красный палец, и голос Владимира Маяковского восклицает: «Хорошо!»

Искусствоведы, побывавшие на репетиции мюзикла, утверждают, что среди постановщиков находились невыявленные члены «Красных бригад». И именно они поставили финал мюзикла.

«Мобилизационный проект» — или распад России

№ 38

«Избиение младенцев» в Беслане — взрывы подобной силы перемещают тектонические пласты, ровняют горы и долины, перемешивают пресные и соленые воды, соединяют землю и небо. Российское общество не соединилось в монолит, не образовало сплав, не пришло к единству, которое одно обеспечивает победу в войне, жертвенный стоицизм, братское стояние в час смертельной угрозы. Рассеченное, оно действует конвульсивно, как разрубленная на части лягушка, где каждый обрубок мнит себя целым и будет расклеван и проглочен черной прожорливой птицей, летящей на падаль.

«Либералы» очнулись после провала на выборах и напоминают бесов, сорвавшихся с ночной колокольни. Все те же орущие рты, истошные голоса, ненавидящие глаза. Они требуют «больше демократии», как перед распадом СССР, «контроля общественности над спецслужбами», как во времена Глеба Якунина и Альбац, «среза» Путина, не способного руководить государством. Настаивают на неумении русских управлять своей страной, охранять ядерные станции и ракетные шахты, улаживать внутренние распри. Требуют ввода американских оккупационных войск, переговоров с Масхадовым. Стремятся сломать общественное мнение России, осуждающее агрессию Америки против Афганистана и Ирака, приравнять террор Басаева к интифаде палестинцев, выставить арабов врагами России, истолковать ислам как «религию зла». Все, кто со времен Горбачева и Ельцина истреблял и ненавидел страну, отламывал от государства самые сочные живые ломти, сеял рознь между народами, громил силовые структуры, создавал криминальную власть, утопил в «черных деньгах» политиков, милиционеров, разведчиков, купил на корню суды, растлил журналистов, превратил Россию в огромную свалку ржавых заводов и заброшенных гарнизонов, — все они сегодня визжат, потрясают оторванной ручкой ребенка и требуют «больше свободы».

Гарри Каспаров смотрит на Россию, как на шахматную доску, где в каждой клетке стоит американский морской пехотинец. Радзиховский, много лет не снимающий звездно‑полосатые подштанники, хочет воздеть их сегодня на кремлевский флагшток. Адвокат Резник на Васильевском спуске патетически, как Долорес Ибаррури, выкликает: «Мы победим», а думает: «Русский фашизм не пройдет». Лужков, в правление которого Москва превратилась в столицу чеченских игорных домов, казино и притонов, в огромную базу террористического подполья, наивно разводит руками: и откуда только террористы берут оружие? Миллиардеры, спрятавшись от народа в «золотом городе» на Успенском шоссе, выпускают Примакова и Вольского, и те сулят окровавленному Кавказу «отступную». Млечин и Сванидзе, лютые, покрытые шерстью антисоветчики, олицетворяют на телевидении власть, и многим это кажется страшнее террористов Басаева.

А что же Путин? После многообещающей речи, которую произнес в наглухо застегнутом пиджаке, он упускает время, давая «бесланскому взрыву» превратиться в необратимые последствия взрыва.

Какие‑то «координирующие центры» из пятидесяти генералов, будто эти генералы лучше предшествующих. Вместо расследования — какая‑то «туфта» прокурора Устинова про террориста по кличке «Полковник». Какие‑то двадцать думских «законов по борьбе с терроризмом», которые пополнят остальные две тысячи неработающих в России законов. Лепет военного министра Иванова про ракетные удары по базам террора, когда эти базы в Москве, у Кремля и, похоже, в самом Кремле. Отставки, перестановки, взыскания. Трепетания мухи, попавшей в паутину.

А ведь были сказаны слова о «войне», «мобилизации», «консолидации». Мы знаем, как проигрывают войны в условиях «либеральной анархии». Так были проиграны царем Русско‑японская и Первая мировая. Знаем, как выигрывают войны. Так коммунисты выиграли Гражданскую и Великую Отечественную.

Война — это громадный проект, имя которому «Мобилизационный». Только «Мобилизационный проект России» позволит выиграть войну с терроризмом и приступить к послевоенному восстановлению разрушенного народного хозяйства.

«Мобилизационный проект» — это классика, которой владеет любой серьезный государственник и которая означает быстрое и эффективное усиление государства на период военного времени. Мобилизуются людские ресурсы, в данном случае вместо болтунов, предателей и придворных лжецов на все ключевые посты ставятся государственники, проверенные в боях и катастрофах, что означает смену гнилой, зараженной распадом элиты, особенно в армии, ФСБ и правительстве. Наносится беспощадный удар по коррумпированным слоям, откуда непрерывно исходят метастазы распада, измены, рождаются «норд‑осты» и «аквапарки», что превращает государство в огромный оптовый рынок, на котором, как арбузами, торгуют государственными тайнами, оружием, министерскими портфелями. Государство устанавливает контроль за экономикой, национализируя бюджетообразующие отрасли: нефть, алкоголь, энергетику, обкладывая налогами высокодоходный бизнес, не допуская приватизации стратегических производств. Контроль в средствах массовой информации служит подавлению информационной составляющей террора, изгнанию из идеологии и политики «агентов врага». Апелляция не к элитам, а ко всему народу в целом, для чего народ выводится из состоянии униженности и подавления, устраняются «враги народа», ответственные за вымирание, обнищание, деморализацию, и народу возвращается его историческая, творящая миссия.

«Мобилизационный проект» должен быть обнародован Путиным до следующего теракта, которым будет либо захват Парламента, либо удар по атомной станции. Проект должен быть обнародован, несмотря на леденящие взгляды предателей, взирающих на Президента во время встреч с «силовиками» и членами Госсовета. Иначе Путину не помогут ни кремлевские стены, ни бронежилет.

Только что Путин собрал министров и губернаторов. На некоторых не было лица. Это признаки того, что административные решения Президента актуальны. Но этого по‑прежнему недостаточно.

Одной русской девочкой стало меньше

август, 2004 г., № 35(562)

Огромная радость. На лицах счастье. У Фрадкова слезы умиления. Зурабов целуется с Кудриным. Служат молебны. Пишут поэмы. Этот день войдет в историю Государства Российского, как трехсотлетие Дома Романовых, как Курская дуга, как полет Гагарина в Космос. Объявлено, что канцлер Шредер удочерил русскую сиротку, беспризорную девочку, которая в одночасье стала Сидоровой‑Шредер. Пусть она еще покрыта экземой, страдает дистрофией, тоскливо зовет: «Мама, мама!» Строгая, опрятная немецкая няня с глазами Эльзы Кох учит ее кричать: «Мутер, мутер!» Пока не крикнет, не дает бутылочку с детским питанием.

Радуется президент Путин. Угодил другу Шредеру подарком. Что может быть забавнее русского зверька, которого передают в хорошие руки вместе с ошейником, с шелковой тесемочкой на шее, и можно смотреть сквозь стекло, как зверек бегает по клетке, уморительно почесывается, берет с земли кусочки сладкого теста. Всю историю царства русские императоры брали в семью немецких барышень, а теперь канцлер Германии принимает в дом русскую девочку. Это и есть триумф российской внешней политики, интеграция в мировое хозяйство, вступление в ВТО, членство в «девятке», сотрудничество с НАТО, когда отборные дивизии бундесвера, закатав рукава, выступят из своих баз в Эстонии, Латвии, Польши и двинутся в центр России, удочеряя по пути всех встречных русских девочек.

Их можно понять: у нас в России временные трудности. Этот проклятый коммунистический строй бездушных насильников и кровопийц не только выиграл Вторую мировую, запустил космонавта, побеждал на Олимпиадах, но еще и покончил с бедностью, неграмотностью, туберкулезом, собирал в детские дома сирот, давал им высшее образование, делая конструкторами самолетов, художниками и врачами. Теперь, когда с проклятым большевизмом покончено и маленький тщедушный Абрамович скупает на карманные деньги километры средиземноморских курортов, вкладывает в европейский спорт суммы, превышающие бюджет Ярославской области, приобретает прогулочные яхты стоимостью в десять кардиологических центров — этим самым он создает благоприятный международный климат, способствует удочерению русских сироток первыми лицами мира. Говорят, Жак Ширак подыскивает себе доченьку в сиротских домах Саратова, а Берлускони хочет удочерить целый сиротский приют в Тамбове — девочкам дать престижную профессию стриптизерш, а из мальчиков сделать барменов.

Как счастлива эта русская малютка, ставшая дочерью германского канцлера! Ведь она имеет шанс познакомиться с лучшими девочками Европы. Русская Золушка может найти жениха из августейших фамилий: принц Люксембургский, барон Лихтенштейн, герцог Букингемский, кронпринц Габсбург, дофин Гогенцоллерн. Она войдет в узкий круг лучших барышень мира, подружится с дочками Путина, которые слывут самыми богатыми невестами Европы, развлекаются на закрытых дискотеках и в ночных клубах Италии, ничем не уступая дочери известного петербуржца‑демократа, героически погибшего в бане. Дочь в память об отце выложила бриллиантами самые интимные места на своем теле, и теперь их можно демонстрировать в Алмазном фонде.

Это удочерение своей красотой и праздничностью сопоставимо лишь с размещением ударных дивизий НАТО вплотную у русских границ — видимо, для того, чтобы никто не смел посягнуть на сиротские приюты России, где готовят приемных дочерей для правящих европейских особ. Радар в Прибалтике, предназначенный для наведения сверхточного оружия на русские цели, так и называется: «Доченька».

А как великолепно и благородно выглядит наш «асимметричный ответ», — русские военные стали лучшими в мире по стрельбе из духовых пистолетов. Олимпийские чемпионы, возведенные министром обороны Ивановым в звания капитанов и майоров, выстроятся на рубежах Смоленска и Пскова и станут сбивать вишневыми косточками крылатые ракеты противника. Теперь понятно, почему разваливают крупнейший оборонный завод в Ульяновске, производящий зенитные комплексы «Шилка» и «Тунгуска». Завод перепрофилируется на изготовление духовых пистолетов и надувных крокодилов, в духе военной реформы.

И конечно, удочерение девочки связано с предстоящим празднованием Победы. Это и есть настоящий финал войны, завершающий конфликт двух великих народов. Русские девочки, ставшие сиротами благодаря немцу Грефу, с благословения русского Президента становятся дочерьми немецкого канцлера. Ветераны Отечественной, согласившиеся принять участие в параде, станут шагать бодрее, узнав об этом судьбоносном событии. Не важно, что в дружественной Эстонии открывается монумент солдатам СС. Не пригласить ли их в Москву на празднование Победы? Президент Путин по‑немецки приветствует их в Кремле, пожимает руки, на которых еще не стерлись мозоли от «шмайссеров», с интересом рассматривает «железные кресты». Все ликуют, журналисты захлебываются от нежности, иерархи церкви, благословившие олимпийского Чебурашку, теперь благословляют акт великого примирения. Спикер Миронов вытирает батистовым платочком набежавшую слезу. Внук генерала Маргелова тихо рыдает. Нежная, сентиментальная мелодия «Хорста Весселя» ласкает слух кремлевских дам. Первыми не выдерживают и танцуют друг с другом Валентина Матвиенко и Людмила Путина.

Если кремлевские пиарщики, разрекламировавшие «удочерение века», полагают, что эта сладкая пилюля сдобрит «закон о льготах», — облегчит миллионам российских граждан путь в душегубки и крематории, несчетно расплодит сирот, — то они ошибаются. Их пропаганда — отвратительная смесь сусального золота, ядовитой слюны и тухлого рыбьего жира.

Кто меч скует? — Не знавший страха

август, 2004 г., № 32(559)

Есть химия революции, когда частицы общественной жизни начинают двигаться быстрее, в рассоле появляются загадочные элементы, вскипают пузырьки, выделяются газы, поверхность начинает дрожать и дергаться едкой огненной пленкой. И вот уже кроткие, как овцы, «яблочники» надевают черные хламиды моджахедов, мчатся мимо фасада ФСБ, заплевывая краской стелу «однопочечного» Андропова. «Красные активисты», утомленные думской волокитой старших товарищей, приковывают себя в центре Москвы к турникетам. Лимоновцы ставят завесу «красных дымов» перед носом ОМОНа, подставляя худые ребра под удары дубинок. Чернобыльцы, охваченные радиоактивным свечением, двигаются к Кремлю, собирая засевший в печени уран в «критическую массу» взрыва. Ученые, изможденные, как призраки, не отбрасывая тени, бредут к Фрадкову, протягивая к его тучному горлу костлявые руки. Губернаторы вылезли из верно‑подданнических сюртуков и направили челобитную Путину: «Царь‑батюшка, задолбал ты нас своими льготами…»

Власть обомлела. Лжет, юлит, изворачивается, как кобра, кусает себя за хвост. «Единая Россия», монолитная могильная плита, придавившая русскую жизнь, пытается возглавить протестное движение против себя самой. Интересен профсоюзник Исаев, «борец за интересы простых людей», которых партия власти сводит в могилы по миллиону в год. Примечателен Гудков, сиплая дудка ФСБ, когда‑то вместе с Бобковым давивший антисоветчиков, а теперь ставший «Цербером буржуазии».

Испаряется на глазах сусальная путинская идеология «процветающего государства», «Петровской империи», «народа‑богоносца». Не действуют блефы «борьбы с бедностью», «удвоения ВВП», «погони за оборотнями». Во всей обнаженной жути предстает комок разноцветной слизи, сожравший живые ткани страны, фиолетовая жуткая опухоль, пустившая метастазы по всей России, — коррумпированная власть, вампир‑миллиардер, беспощадный и кровавый бандит. Этот ком слизи сожрал Россию, лишил ее развития, истории, народонаселения. И покуда тянется судебная показуха с Ходорковским, сотни явных и неявных олигархов — нефтяных, алмазных, рыбных, зерновых — гонят за рубеж свои миллиарды. Скупают заграничные футбольные клубы, автомобильные заводы Британии, километры Лазурного берега, дворцы и недвижимость в Испании. Наполняют банки Швейцарии и Кипра «уведенными» навсегда миллиардами, предлагая русскому народу полюбоваться на яичко Фаберже, послушать тошнотворного Винокура, посмотреть, как сверкает бриллиантом пупок собчаковской дочки.

Сопротивление не сводится к экономической борьбе за льготы, снижение тарифов, «достойную жизнь трудящихся».

Оно не сводится к теоретическим симпозиумам, где обсуждаются модели общества, — капитализм или социализм, фашизм или либерализм. Самая совершенная идеология мертвеет, когда на нее смотрит жуткий моллюск власти. Любая экономическая доктрина превращается в «черную дыру» экономики, когда к ней прикасается рука олигарха из РАО ЕЭС.

Реальное сопротивление — это скальпель, вонзенный в опухоль. Только ампутация раковой слизи даст шанс России на выживание. В хирургическую бригаду могут объединиться все группы, все партии, все возрасты, все идеологии, если им дороги страна и народ. Вскипающий рассол сопротивления нуждается не в деньгах, не в партийном строительстве, не в идеологическом творчестве. Он нуждается в лидере, который бесстрашно объявит войну опухоли. Эта война смертельно опасна. «Эскадроны смерти», обслуживающие опухоль, станут убивать лидера, как убили Мартина Лютера Кинга. Суды, обслуживающие опухоль, станут бросать его в тюрьму, как Нельсона Манделу. Телевидение и пресса, обслуживающие опухоль, будут шельмовать его, как шельмовали Ганди. Перфорированный, пробитый пулями череп Павла Хлебникова выброшен под ноги оппозиции для назидания.

Кто станет лидером?

У Александра Блока в неоконченной поэме «Возмездие», которая дышит пророчеством революции, есть строка: «Кто меч скует? — Не знавший страха!» Только бесстрашие, возникающее в кипятке народного гнева, родит Великого Лидера. Только бесстрашие сделает его угодным Богу и сбережет от яда и пули. Только бесстрашие поведет его в бой с опухолью, как вело оно античных героев, христианских святомучеников, «бомбистов» революции.

Не кажется ли вам, что помидоры, яйца, фунтики с майонезом перестают пугать чиновников? Не начинают ли пахнуть специи другой гастрономии? Пора Гудкову и его «единоверцам по защите конституционной опухоли» обратить внимание на дельтапланы и маленькие самолетики, взлетающие с лесных полян. Не станут ли они «люфтваффе» сопротивления?

Революция, вскормленная от сосков олигархов

июль, 2004 г., № 29(556)

Крупный российский капитал — это кровавый ком слизи, нефти, гексогена, оторванных голов, намотанных кишок, внутри которых красуется яичко Фаберже и осуществляется «Программа защиты русского языка».

Убили Павла Хлебникова, дотошного и предприимчивого редактора русской версии американского журнала «Форбс». Он был прислан в Москву «экономическим разведчиком», выведывать истинный размах преступного бизнеса в России, называть все новых и новых криминальных миллиардеров. Объяснять мировому читателю, почему нищий бессребреник Лужков, не имеющий в Москве даже квартиры, имеет жену‑миллиардершу Батурину, изготавливающую пластмассовые седалища для унитазов. Почему приостановлено пышное уголовное дело против губернатора Аяцкова — ревнителя публичных домов, поклонника Моники Левински.

Интерес Хлебникова был утолен выстрелом в голову, и это подтвердило, что американцев убивают не только в Багдаде, но и в Москве.

Виктор Иванович Черепков вот‑вот должен был обыграть во втором туре «молодого предпринимателя» и стать мэром Владивостока, столицы «приморского криминального края», где гигантские банды заправляют рыбой и крабами, лесом и золотом, контролируют наркотрафик из Азии, заселяют китайцами русские земли. «Растяжка» с гранатой, изувечившая отважного политика, была поставлена бандитами, как знак глубокого уважения к борцу с криминалом.

Пусть нам не лгут, говоря, что крупный бизнес удален от политики. Он и есть — политика, заставившая «Единую Россию» принять закон о лесных и водных угодьях, согласно которому заповедные леса вырубаются под усадьбы миллиардеров, русские речушки и озера становятся собственностью новых князей и баронов, и детишки, дерзнувшие нырнуть за кувшинкой или сломать подберезовик, будут разорваны на куски бультерьерами.

Крупный бизнес — это и господствующая идеология, объявившая частную собственность святыней. Теперь норильские рудники и заводы, построенные зэками, — раскулаченными крестьянами, репрессированными генералами, осужденными генетиками, — служат Потанину, Прохорову и Хлопонину, во имя которых совершалось это несусветное насилие, строилась «индустрия на костях».

Крупный бизнес — это и господствующая культура наслаждений, похотей, извращений, когда в лазурных бассейнах садомиты сверкают бриллиантами, вшитыми в срамные места, истязают на потеху младенцев, и лучшие архитекторы, дизайнеры, модельеры за бешеные деньги создают эстетику разврата.

Крупный бизнес — это и государственная религия, «культ Мамоны», метафизика денег, ради которых начинаются войны, идет торговля детскими органами, продаются государственные тайны и церковные святыни, и каждый год миллион русских людей исчезает бесследно, чтобы возникла новая пятерка миллиардеров.

Олигархи нужны всем. Нужны ЛДПР, чтобы изображать классовую нетерпимость. Нужны Путину, чтобы, пощипывая Ходорковского, выглядеть заступником бедных. Нужны чиновникам, чтобы кормиться олигархическими взятками. Нужны МВД и ФСБ, чтобы выполнять дорогостоящие поручения олигархов. Нужны церкви, чтобы изобличать пороки «сильных мира сего». Нужны офшорным банкам, чтобы отмывать капиталы. Нужны Примакову и Вольскому, этим советским реликтам, чтобы имитировать значительность. Олигархи нужны всем, но не народу.

Народ на существование миллиардеров‑мироедов реагирует традиционно по‑русски — ненавидит. Эта ненависть праведна, религиозна, в согласии с Евангелием, с рассказами Бунина, с толстовским «Не могу молчать», с ленинской книгой: «Государство и революция». Эта ненависть, чистая, как спирт, устойчивая, как ось земли, неотвратима, как смена времен года. Возмездие мироедам будет ужасно. Александр Блок жил идеей возмездия, вслушивался в нарастающую «музыку революции», предвосхищал ее чудовищный, разрушительный взрыв. Славил разрушение ветхого, безбожного мира.

Мир сегодняшней России будет разрушен. Он находится в противоречии с основными законами бытия. Он — вне ноосферы. Вне русской культуры. Вне заповедей и законов. Пусть не ужасаются дамочки, чудом уцелевшие от побоища, тому, как багряно пылали дворцы на Успенском шоссе, как голодный люд грабил малахитовые кабинеты и выносил золотые унитазы. Пусть историки будущей революции ахают, описывая, как броневики давили дендрарии и газоны в усадьбах Барвихи, как толпа разрывала на части богатых наркоторговцев, всаживала отточенный кол в брюхо держателей овощных рынков, надувала в зад через соломинки юмористов.

Будут потоки крови, пепелища, взорванные электростанции, висящие на фонарях депутаты. В храмах, построенных на кровавые деньги, опять устроят рабочие клубы, засыпят колхозную картошку. Сморщенная, как стручок акации, старенькая Ксюша Собчак из парижской эмиграции напишет жалобную книгу: «Гениталии и гильотины».

Эту новую русскую революцию взращивают олигархи. С каждым клубом «Челси», с каждым сезоном в Куршевеле, с каждым убитым или замученным бедняком эмбрион революции становится все крупнее.

Слышите, он уже сучит ножками, торкает в брюхо матери России.

Кто станет повивальной бабкой русской революции? Кто примет огнедышащие роды?

Золотой жук президента Путина

июнь, 2004 г.№ 24 (551)

Власть в России поражена недугом безостановочной лжи, будто в нее вселился «бес неправды» и тянет за язык по любому поводу. Обещает бороться с бедностью — и отнимает у ветеранов последние льготы. Объявляет «крестовый поход» наркотикам — и разрешает безнаказанное их потребление. Начинает возрождение флота — и ликвидирует дивизию подводных ракетоносцев. Создает сильное государство — и передает оборонные заводы в частные руки проходимцев. Отыскивает друзей в зарубежье — и сдает враждебной Грузии дружественную Аджарию. Сражается с коррупцией — и закрывает уголовное дело по Аяцкову. Ищет управу на чиновников — и позволяет Грефу любодействовать во дворцах Петергофа. Взывает к нравственности — и застраивает города казино и притонами. Стоит на страже свободы прессы — и закрывает программу «Намедни».

Парфенова, изысканного маэстро телевидения, уволили не потому, что он показал людоедов, — все новостные программы с трупиками детей и оторванными конечностями являются каннибальскими. Не потому, что его сотрудница открыла телекамере голый пах, откуда откачивали жир, кишки и гениталии, — все телевидение работает «ниже пояса». Не потому, что в парфеновской передаче вдова Яндарбиева винила в смерти мужа двух русских разведчиков, — их вытащит из Катара другой разведчик, работающий сейчас Президентом. А потому, что «Намедни» оказалась подрывной для отворяемой «новой путинской идеологии», которая воспроизводит царскую идеологию середины XIX века, выраженную формулой графа Уварова: «Православие, самодержавие и народность». «Намедни» действовала, как шальной огнемет, сметая сусальные вавилоны власти, поджаривая фарисеев правительства с церковными свечками, превращая в дым картонный верноподданный народ, набранный из статистов «Сибирского цирюльника».

«Намедни» закрыли за сюжет с Патриархом, поздравлявшим на Пасху «богоизбранного» Путина. За тончайший глум над «презентациями и инаугурациями». За сюжеты «Бедных людей», на фоне которых праздники «золотой молодежи» с президентской «падчерицей» Ксюшей Собчак выглядят, как преступление против человечности.

Предлагаемая идеология — «сэконд‑хенд», фальшива и недолговечна. Что и было видно в передачах «Намедни», как в зеркале русской революции. Эта идеология в свое время не спасла Императорский Дом и лишь сообщила катастрофе семнадцатого года черты чудовищного фарса. За Николая II не заступился Синод, отдавая его на растерзание атеистам и богохульникам. Не заступились чиновники и генералы, перебежавшие к Временному правительству, подсунув царю «Манифест отречения». Не заступился «верноподданный» народ, создавший рабоче‑крестьянскую армию, перелицевавший империю с «заношенно‑белого» на «огненно‑красный». Та же участь уготована Путину. Чуть дунет сквознячок — и побегут прочь скороходами «верные» министры и прокуроры, роняя гаснущие свечки. Смехачи и юмористы начнут глумиться над ним, как глумятся сегодня над Ельциным. Артисты и лауреаты забудут его благодеяния и потянутся нетерпеливой чередой к новому властителю, ожидая царских милостей и воздаяний.

И только нищенка у ворот храма Христа Спасителя станет повторять шепелявым ртом: «Обидели мальчика Вовочку, отняли у него копеечку!»

Ветерком мракобесия и кликушества повеяло из храмов‑новоделов, из богатых, заставленных «мерседесами» приходов, от пастырей, взявшихся вдруг пасти литературу «жезлом железным».

Сколько их появилось — дьяконов, протодьяконов, псаломщиков, алтарников, келейников, каноников, кто вдруг затеял «искать дьявола» в произведениях современных писателей. Сколько «литературных попиков» присело на золотой пенек путинской идеологии. Шагу не ступят, запятой не поставят, не испросив благословения у батюшки. Дай им волю, зальют лампадным маслом, как шпроту, всю русскую словесность. Ничуть не раскаиваются за «отлучение» Толстого. Поныне считают «Мастера и Маргариту» «сатанинской книгой». Весь Серебряный век называют безбожным. И уж, конечно, не видят в советской литературе «Духа Святого».

Еще недавно гонимая церковь таилась в катакомбах, находила приют в писаниях русских прозаиков, шла на Голгофу за «православный самиздат». Но чуть обустроилась, приоделась, приблизилась к престолу, так и приступила к «исправлению текстов», «изгнанию торгующих из храма». Не против наркотиков и абортов, избиения и вымирания русских, «американца» в Кремле, «миллиардера» в храме возвышает свой сытый голос. Новоиспеченные церковные ортодоксы — не заступники гонимых и слабых, как при митрополите Филиппе Колычеве, не обличители предателей и супостатов, как при святителе Гермогене, а ловцы «филологических чертенят» в творениях «невоцерковленных» писателей.

Не страшно, но горько. Горько за престарелого писателя, когда‑то партийного активиста, что идет‑идет, да и остолбенеет на проезжей части, не дойдя до «осевой», чтобы у всех на виду помолиться за власть, которая, как он полагает, «от Бога». Все жуткие годы избиения России и погубления народа он молился за Горбачева и Ельцина, а теперь молит Бога за Путина. Не как за «врага своего», а как за благодетеля и помазанника. Воистину, «Дух дышит, где хочет». Но и маразм, как противоположность Духу, тоже икнет, где пожелает.

Глубинное русское православие и поныне исполнено молитвенной высоты, богооткровенного служения. Истекает слезами над поруганной Родиной, обретается в чумном бараке, в туберкулезной тюрьме, в воюющем батальоне. Окормляет нас, грешных писателей, как окормлял Владыка Иоанн, митрополит Санкт‑Петербургский и Ладожский. Как напутствовал на краю могилы старец Филадельф, в схиме отец Моисей. Как накрывал нас мантией своей бесконечной любви батюшка Николай Гурьянов с псковского острова Залита. Как судит нас и спасает духовник газеты «Завтра» отец Дмитрий Дудко.

Братья, не молитесь на что попало. Вам кажется, что это золоченая рака во храме путинской власти. А это большой золоченый жук на бриллиантовых ножках, внутри которого истлевший прах и сценарий очередного фильма Никиты Михалкова.

Пасха — национальная идея россии

апрель, 2004 г. № 16 (543)

Глубоко убежден, что Пасха является «национальной идеей» России. Пасха, понимаемая как вселенский порыв к преодолению смерти, к возрождению, к воскрешению из мертвых, к созданию бессмертного богоподобного человечества. Это убеждение складывалось из чтения Святого Писания, трактатов по русской истории, русских стихов и романов. Я участвовал в «советском проекте», видел возведение великих плотин, запуск «Бурана», геополитические войны на всех континентах. Видел крах СССР, пулеметы, стрелявшие по героям 93‑го года. Мое убеждение — плод раздумий, личных, часто трагических переживаний, опыт, которым наградила меня судьба. Этому убеждению есть ряд предпосылок, порой мистических, из моей собственной жизни.

С Николаем Федоровым, с его пасхальной мистерией, с его философией «Общего дела» я познакомился в отрочестве самым странным, метафизическим образом. Я учился в школе № 204, которая была построена в тридцатые годы на территории огромного Миусского кладбища, вокруг монастыря. Во время весенних субботников каждую весну мы сажали деревья на школьном дворе. Долбили грунт, рыли ямы, раскапывали старые склепы, извлекали истлевшие чиновничьи мундиры с двуглавыми орлами на пуговицах, челюсти с золотыми зубами. Сажали молодой сталинский сад на костях исчезнувших поколений. Когда мы обустраивали футбольное поле и ставили ворота, то выкопали череп. Мы все были молодыми футболистами, болели за «Спартак» и «Динамо». Стали пинать этот череп ногами, играть в футбол, и я помню, как мой носок ударил в пустые глазницы. Много позже, когда я исследовал топографию этого кладбища, уже зная, что там похоронен Федоров, я обнаружил, что его могила находилась примерно в том месте, где мы ставили ворота. Конечно, у меня нет полной уверенности, но некое мистическое чувство подсказывает мне, что я играл в футбол черепом Федорова. И именно из этого попранного черепа, из гулкой костяной чаши впервые донеслись до меня слова федоровской проповеди «воскрешения из мертвых», искупления грехов отцов подвигами сыновей.

В дальнейшем к этой философии меня подвиг опыт общения с моей бабушкой. Всю жизнь я боялся, что она умрет. Молился детской молитвой о продлении ее жизни, в молитве передавал ей часть моей жизни для продления ее дней. Страх ее потерять формировал меня на протяжении тридцати лет.

Страх потерять родного, любимого человека, вместе с его уходом — потерять связь с огромным родом, с фамильным преданием, которое создавало из меня человека религиозного, творческого, морального. Мой отец погиб в 43‑м году под Сталинградом, уйдя добровольцем на фронт. Молодой историк, без пяти минут профессор, ушел в пулеметную школу, потом попал в штрафбат за какую‑то провинность. Я много раз безуспешно пытался найти его могилу. Бой, в котором погиб отец, описан Жуковым в мемуарах. Это был крохотный хутор, где немцам было оказано большое сопротивление.

Отец погиб в Рождество. И поныне в этот день, когда я просыпаюсь, умываюсь, смотрю на небо, работаю, читаю, пью вино или обнимаю женщину, я думаю, что делал в эти минуты отец: как просыпался в землянке, заматывал обмотки, брал «трехлинейку», поднимался в атаку под утренней красной зарей, бежал в утреннюю зимнюю степь, к ночи лежал, вмороженный в лед под тусклой звездой.

В моей жизни был мистический опыт. Я видел ангела. Не мамонта, не снежного человека, не пришельца, но ангела. Я находился в расцвете физических и духовных сил, уже прочитал Библию, познакомился с античной и индусской философией, знал наизусть много пушкинских стихов, мог всю ночь напролет петь с друзьями старинные русские песни, каких не сыщешь в фольклорных сборниках. Шел один, много километров, вдоль Оки. Лето, зной, все в цветах, в шмелях, в бабочках. У маленькой речки Лопасня передо мной встал ангел. Огромный, гигантский, до солнца, похожий на того, что встал перед апостолом Иоанном на Патмосе. Но не грозный, а любящий. Я испытал несравнимое ощущение счастья и радости. Это длилось доли секунды, но в тот момент заиграли все речные рыбы, взлетели все птицы, дивно засверкали все краски. Крылатое существо взяло меня на небеса, наполнило своей любовью и вернуло опять на землю. Этот опыт я вспоминаю всю жизнь. Он постоянно угасает, меркнет, меняет очертания, становится мифом моей собственной жизни, но я реально пережил это чудо.

Если проследить путь русской исторической, религиозной, философской мыслей, изложенных старославянскими литерами или современным компьютерным шрифтом, то обнаружится, что основная русская идея сводится к тому, что Россия — это иная страна. Русский народ, русское государство — абсолютно отличны от прочего мира. На этом отличии строилась вся феноменология русского сознания. В разное время она наполнялась разным историческим содержанием, но острейшее отторжение от других цивилизаций сопутствовало русскому самоощущению. Инобытие являлось основой русского сознания. Русское мессианство исповедывалось смердом, и князем, и интеллектуалом, и духовидцем, и комиссаром, и Гагариным. В середине 17 века при патриархе Никоне Россия собиралась стать огромным государством‑монастырем, так как мыслила себя местом «Второго Пришествия». Русские избраны Господом для того, чтобы здесь, среди них, объявиться на Земле. Новый Иерусалим, построенный под Москвой, — инженерно‑метафизический проект, связанный с перенесением топонимики «святых мест» в Россию, для того, чтобы именно сюда спустился «космический корабль» Второго пришествия. Там, в Новом Иерусалиме, есть Иордан, есть Фавор, есть Голгофа, есть Гефсиманский сад. Это не была игра ума, это не японская имитационная архитектура, не Дисиейленд, где изготовлены маленькая Испания, крохотная Франция, миниатюрный Китай. Это была гигантская задача, под которую подверстывалась вся русская история. Русское инобытие предполагало, что Россия — страна райская, что она не захвачена мировой порчей, и что она будет выстраивать мир в чертежах Царствия Небесного.

Три года я проработал лесным объездчиком под Новым Иерусалимом, и одним из моих приходов был Фавор.

Советский проект является абсолютно «никоновским проектом». Это выделение советской истории из всей остальной истории. Создание альтернативного человека, альтернативного социума, альтернативного пути к абсолютно иной цели. Советский Союз — это выделение части земли из традиционной Земли. Существует теория, по которой Луна вырвалась из Земли. В южном полушарии есть впадина, залитая океаном, откуда вихрем была вырвана Луна, выброшена на орбиту, чтобы существовать, как небесное тело, альтернативное Земле. Советский Союз был той Луной, которая была вырвана «красным вихрем» из мировой истории. Смысл советского периода — предложить иной вариант человеческого развития. Абсолютно асимметричный, не связанный с традиционной историей, путь — к Абсолюту, к идеалу, к коммунизму. Это абсолютно идеальное, трансцендентное бытие, для достижения которого и была создана советская империя, универсальный «советский проект».

В чем же Абсолют? Среди частного, дробного, случайного в человеческой жизни, стремящейся к концу, к завершению, к праху, есть абсолютная мечта. Это бессмертие. Божественный идеал, к которому стремится все живое и смертное, созданное по образу и подобию бессмертного Бога. Всякое живое и смертное тяготится своей смертностью, ужасается ей, усматривает в ней несправедливость и абсурдность Вселенной. Проблема смерти — есть главная проблема человеческой истории и культуры. Абсолютное бытие — в преодолении смерти. Преодолении индивидуальной смерти, коллективной смерти, смерти Вселенной, преодолении энтропии, когда целые участки Вселенной на глазах затягиваются в «черные дыры». Коммунизм — не огромное лоскутное одеяло, под которым спит все человечество. Не машина, которая плодит бесконечное количество товаров. Не «доска почета» с фотографиями ударников. Это преодоление смерти. Эта задача ни разу не была сформулирована коммунистическими политиками — ни Марксом, ни Брежневым, ни Сталиным. Но весь пафос советской футурологии, советской технократической мысли направлен на создание «эликсира бессмертия». Все, что вменяется «советскому проекту» ортодоксальной христианской мыслью, как греховное, безбожное, как строительство новой Вавилонской башни, как гордыня, является на самом деле глубинным проникновением в замысел Божий. Откровение Иоанна говорит о преодолении смерти, о воскрешении из мертвых, о создании такой ситуации в земной истории, когда мертвые восстанут из гробов. Это будет сделано Господом во время Второго Пришествия, когда сотворятся Новая земля и Новое небо. Однако вся история человечества связана с тем, что Господь делегирует человечеству все большее количество своих «полномочий». На заре человечества все зависело от Господа. Он карал неправедных потопами и землетрясениями, напускал саранчу и засуху, и наоборот, одарял праведных «тучными» годами, обильным плодоношением стад и полей. Но чем дальше, тем больше Господь доверял человеку. Вершил дела людские людскими руками — на провинившийся народ насылал другой карающий народ, в спину неправедного властителя вонзался клинок мстителя. Изобретая колесо, огонь, машину, человечество получало эти колесо, огонь и машину из рук Господа, увеличивая возможности управлять своей судьбой и историей.

Чем дальше, тем больше происходит трансляция божественных задач людям. Самой главной божественной задачей — была задача воскрешения из мертвых. Была искупительная жертва Христа, следовать которой призывает людей христианство.

Теперь, может быть, Господь поручил человечеству совершить акт Воскрешения руками самого человечества. Соединить для этого огромные ресурсы расплодившихся на земле людей, весь химический, физический, генетический потенциал, всю энергетику, все интеллектуальные и духовные ресурсы. «Советский проект» в своем сокровенном звучании таил в себе эту сверхзадачу. Именно она проглядывает в облике Красной площади, в красном пантеоне, хранилище «красного смысла» с мощами «красных героев». Мистерии парадов 41‑го и 45‑го годов есть мистерии победного воскрешения.

Здесь опять начинает звучать фуга Федорова, который являлся предтечей советского человека, был главным неназванным теологом советского строя. Именно он объяснил, каким образом эта огромная вселенская задача воскрешения из мертвых может передана Богом человечеству. Разработал регламент этой работы вплоть до мельчайших подробностей.

«Красный смысл» является смыслом жизни. Смысл жизни — в ее развитии, распространении в бесконечность во все улучшающемся качестве. Высшее качество жизни — бессмертие. Высшая правда — преодоление смерти, преодоление гниения, смердящего, тварного. Превращение твари в Творца.

Советский глобализм имел цель не в том, чтобы в каждой стране на троне сидел верный кремлевский вассал, а в том, чтобы колоссальные ресурсы планеты, — китайские, африканские, европейские, — все языки, все религии, все представления об Абсолюте, были проинтегрированы. Чтобы в этом объединенном полифоническом человечестве просиял Абсолют. «Красная идея» изначально материализовалась на просторах Российской империи и распространилась по всему миру. Это было объединение человечества для решения грядущей сверхзадачи. Сейчас провозглашение коммунистического идеала в атмосфере филистерства, скептицизма, циничного гедонизма, выглядит профанически. Но филистеры не всегда управляли общественным сознанием, и были времена когда слово «коммунизм» звучало как «Аллилуйя», воспринималось многими людьми как призыв к бессмертию. Наука и техника также были направлены на раскрытие этой тайны.

Не «философского камня», превращающего глину в золото, а на создание идеального, то есть бессмертного человека. Конечно, наивно такого человека конструировать из запчастей. Бессмертный человек будет создан не из одной материи, средствами техники, химии, энергетических полей. Он может быть создан из грандиозного мистического, культурного, религиозного, революционного, дерзновенного порыва всего человечества, объединенного для великого Добра и Света. В эту реторту, где станут синтезировать бессмертного человека, будет подключен не только электрический ток или ядерное излучение, или «живая вода», но вся гигантская энергетика верящего и любящего человечества, сказки народов мира, нагорная проповедь, учение Швейцера о благоговении перед жизнью. Это огромное чаяние, огромная линза, которая сфокусирует историю, и на выходе появится луч, который и создаст нового человека.

Вершина советской истории — Победа в Великой Отечественной Войне. В этой битве схватились две мировые тенденции, два грандиозных порыва. Грандиозность «нацистского проекта» в том, что он готов был выстроить все человечество в иерархию, создать «пирамидальное человечество», увенчанное немцами. Нацизм хотел дифференцировать человечество по определенным параметрам. «Божественный народ» наверху, а под ним — понижающаяся степень светоносности, вплоть до полной тьмы. Это огромный порыв, огромная задача, с которой немцы выступили в истории. Этому противостоял иной, «красный, советский проект» вселенского братства, огромной человеческой артели, организованной для создания бессмертного человечества. Война подтвердила, что «красный проект» жизненнее, что за ним, по утверждению Вернадского, — ноосфера. За ним — Господь. В недрах Победы произошел грандиозный синтез, произошло примирение сословий, разорванных Революцией, примирение исторических эпох от Александра Невского до Жукова. Победа — плазменная точка мировой истории, где богоносная идея, мессианская задача России были подтверждена. XX век стал «красным, русским веком». Человечество было очаровано этой русской мечтой, русской «Победой». Несмотря на ГУЛАГ, несмотря на подавление всевозможных восстаний, несмотря на колоссальные жертвы, которые нашли свое искупление в Победе.

Русская история трагична. Трагедия в том, что Россия объявила свое качественное отличие от прочего мира. Россия утвердила в себе эту идею. Предложила миру себя, как нечто иное, противоположное миру, как великая укоризна миру. Оскорбленный этим укором мир не простил России этот вызов. Задача мира разгромить Россию — это не только захватить территории, забрать ресурсы. Ветхий мир хочет запечатать рот этому огнедышащему русскому гласу. Выбрав себя страной райской, готовой жертвовать всем, в том числе и собой, ради рая, ради бессмертия, Россия накликает на себя беды мира. И нам каждый век, после очередного падения и разгрома, приходится подтверждать нашу Победу. Победа 45‑го будет повторяться для России бесчисленное количество раз, как бесчисленное количество раз повторяется распятие и воскресение Христа.

Богоносность советского периода объясняется существованием красных мучеников, которых не счесть. Хотя Церковь не считает их Христовыми мучениками, но если интерпретировать советский строй как огромную, транслируемую Богом задачу, то все, кто погиб в этом делании, являются мучениками. Те, кто погиб за Родину являются святомучениками. Нахождение в «красном пантеоне» помещает их в Царствие Небесное. Борис и Глеб ничем не отличаются от Космодемьянской и Матросова. «Русская идея», понимаемая не как «идея рушника, кваса и водки», а «идея бессмертия» постоянно пополняет святой пантеон. В «Русский Рай», со всем православным сонмом, входят красные мученики, погибшие в атаках, умершие в блокадном Ленинграде, в немецком плену. Туда входит и мой отец. И нынешние святые — Евгений Родионов, моряки «Курска», Шестая рота ВДВ, герои 93‑го года — пополнили русский пантеон. Сегодня, под игом либерализма, когда русские умирают по миллиону в год, это продолжение русской жертвы. Столь страшной ценой Россия отстаивает свое право на суверенность, на мессианство, на инобытие.

«Красный», «безбожный» СССР оторван от «белой», «православной» империи. Между ними — вражда, гражданская война, море крови, избиение сословий, в том числе духовенства. Символом несовместимости и вражды является казнь императора. Восемьдесят лет мертвый царь взывал к отмщению, ожесточал сердца сторонников «белой идеи».

Но, став святым, просияв среди сонма Преподобных, он, святомученик, изменил свою роль в русской истории. Стал звать не к отмщению, а к примирению. Соединил своей святостью Две разорванные русские эры. Гонения на церковь 20‑х годов явили на свет множество святомученников, просиявших в России, источивших в русскую жизнь море любви и света. Дремлющая, послепетровская церковь, забывшая те гонения, что учинила старообрядцам, которых жгли, казнили, рвали языки, ссылали в остроги, церковь, в которой Христова вера остыла настолько, что из бурсы выходили главные богохульники и пакостники, — теперь, после большевистских гонений, вновь стала огненной, мученической, Христовой. Об этой чаше святости, пролившейся на Россию в период гонений, свидетельствует житие владыки Серафима Соловецкого. Чудеса и богоявления, случавшиеся на «соловецкой Голгофе», всю русскую историю: от самых древних, дохристианских времен, до «времени воскрешения из мертвых» — делают священной историей.

Именно эта пламенная, жертвенная любовь — и есть та вселенская энергия, без которой не воскреснет прах.

Итог «красного проекта» — неудача. Мы не достигли бессмертия, не достигли рая, страна лежит в руинах. Но сам проект с его Победой 45‑го года — величайшее достижение. Наша неудача не снимает проблемы бессмертного человечества. Русский вариант этого проекта рухнул, но он абсолютно актуален для нынешнего человечества. Полубессознательно человечество над этим работает. Современный глобализм имеет дурное, бездуховное свое воплощение, как слипшиеся в бесцветную массу культуры, как захват Америкой всех остальных людей, как супермаркет, где народы выставлены на продажу, каждый со своей ценой. Но, с другой стороны, это продолжение интеграции мира для решения задачи, непосильной одной стране и народу. Не для того, чтобы перебрасывать нефть с одного полюса на другой или двигать товары из Мехико в Ванкувер и обратно. Налицо огромный прорыв технологий, накопление знаний о человеке, где биоинженерия, генетика, клонирование, создание искусственного интеллекта служат все той же задачи, — преодолению смерти.

Но подлинный синтез невозможен без вселенской молитвы, любви, упования на добро, без религиозной этики. Одной «западной машины», рациональной науки, механического знания мало. Россия, как страна великих скорбей, страна великих жертв, и есть страна‑молитва, страна‑добро. Западная техносфера плюс светоносная русскость дадут желаемый синтез.

Я прожил большую жизнь. Главное желание моей жизни — я хотел бы умереть и лечь в одну могилу с отцом. Отыскать, наконец, его могилу, и в ней вместе с ним упокоиться. И вместе с ним воскреснуть. Увидеть, как из волжской земли собирается его плоть, как наполняется он красотой жизни. Ему, когда он погиб, было тридцать три года, как и Христу. Вместе мы сядем за огромное застолье, где сидит весь наш род, вся наша бесчисленная, уходящая в прошлое родня, которая уже — не родня, а народ. Это будет трапеза воскрешенного, пасхального человечества. Во главе стола сядет Спаситель.


Хороший либерализм — мертвый либерализм

апрель, 2004г., № 15(542)

Открытое письмо М. Б. Ходорковскому

Господин Ходорковский, Вы — тот, кто «сжег все, чему поклонялся, поклонился всему, что сжигал». Отрекаясь от либерализма, который сделал Вас миллиардером, Вы, по сути, присягнули Президенту, который посадил Вас в тюрьму. Это не акт покаяния, как стараются внушить нам сентиментальные политологи, уставшие видеть в политике операции ФСБ. Согласитесь, покаяние — сакральный акт, в котором страдающая душа избавляется от пут греха, воскресает в новом качестве, сбрасывая бремя неправедного прошлого. Фарисей Савл, участвующий в избиении первохристиан, в божественном откровении преображается в Павла, христианского апостола, не оставляя ничего от прошлой жизни, искупая прежний грех смертью на Святом Кресте. Достоевский, начиная свой либеральный, антимонархический путь в таймом обществе Петрашевского, после «гражданской казни» и острога превращается в ревнителя монархии, врага либералов и революционеров, подтверждая искренность своего перевоплощения воинствующим юдофобством и приступами «падучей».

Так под страшным давлением в раскаленной среде уголь превращается в алмаз.

У Вас — иное. Находясь в замкнутом тигле СИЗО № 4, под сверхдавлением прокуратуры, разогреваемый следователями и адвокатами, Вы тем не менее остаетесь равным себе. Совершаете блестящую шахматную комбинацию. Теряя количество — миллиарды долларов, обретаете качество — политическую роль главного либерала России. Отрекаясь от прежнего, «дурного» либерализма, заявляете себя строителем нового — «доброкачественного». Полагаю, это серьезно и перспективно. Что и заставляет меня выявить ряд неточностей и умолчаний, допущенных Вами, олигархическим Нельсоном Манделой, в надежде, что мои скромные замечания пригодятся в Вашем новом политическом амплуа.

Рассуждая о либерализме, его слабостях и достоинствах, Вы не сказали, что понятие «либерализм» было главным идеологическим инструментом Америки в период «холодной войны». Было «организационным оружием», с помощью которого разрушалась до основания советская цивилизация. Реальный «русский либерализм» девяностых годов был гарпуном, вонзенным в загривок страны, которая и поныне не извлекла из себя острие, издыхает на отмели путинского правления, окруженная либералами‑китобоями.

«Геополитический либерализм» разрушил великую империю, отломил от нее территории по всему периметру СССР, где были установлены феодальные, полуфашистские режимы с нарастающим присутствием США.

«Экономический либерализм» ликвидировал централистское управление хозяйством, породил хаос, истребление цветущих фрагментов экономики. Превратил остатки советского производства в «тоталитарные корпорации» с рабским трудовым законодательством, работающие в интересах Запада.

«Политический либерализм» выразился в гегемонии «меньшинства», в жестоком подавлении обездоленного большинства, что проявилось в кровавом расстреле Парламента, в государственном перевороте 93‑го года.

«Административный либерализм» создал вакуум государственной власти, в который хлынули бандиты и коррупционеры, установив самый преступный и коррумпированный строй в мире.

«Культурный либерализм» истребил традиционные культурные школы, десятилетие подавлял представителей иного культурного сознания, оставил от отечественной культуры пепелище, усыпанное пеплом «постмодернизма».

«Интеллектуальный либерализм», провозгласивший переход от сталинских «шарашек» к свободному научному творчеству, привел к разрушению отечественной науки, к деградации высоких технологий и «утечке мозгов» на Запад.

«Индивидуальный либерализм», руководствуясь тезисом «все дозволено», отверг христианские и гуманистические заповеди, создал тип человека‑нигилиста, человека‑социального вампира, что привело к небывалому падению общественной нравственности, к «содомитской морали».

Все это вместе взятое разгромило страну, повлекло небывалые человеческие траты, поставило народ и государство на грань исчезновения.

Совершенное либералами злодеяние делает их государственными преступниками, виновниками национальной катастрофы, что требует воздаяния за смертный грех исторического предательства.

В тюрьме сидите Вы, господин Ходорковский, но должен сидеть Ельцин — концентрированное зло либерализма, действующего во вред России, во благо НАТО.

Бессмысленно, как это делаете Вы, призывать либералов поступать в согласии с «национальными интересами» России. Ибо «национальные интересы» России несовместимы с либерализмом, о чем свидетельствует череда «либеральных катастроф», сопутствующих русской истории.

Единственным ответом на чумную эпидемию либерализма, уничтожившую живые силы России, мог бы стать «Проект сбережения страны и народа», осуществляемый сильным централизованным государством, для чего необходим стратегический интеллектуальный центр, которым, увы, не являются ни правительство, ни Совет безопасности, и созданию которого Вы могли бы содействовать. И если такой проект «заработает», мы увидим, как США станут грозить «блокадами», «исключениями», прямым вмешательством, не смиряясь с тем, что из русской жизни раз за разом станут убирать либеральные ценности, под которыми, как под могильными плитами, сплющенная, лежит судьба Родины.

А что же Путин, к которому Вы апеллируете? В фильме‑антиутопии «Бразилия» главный герой попадает в «мусорный ветер», когда уличный хлам, обрывки газет, туалетная бумага, политологические доклады, написанные «золотыми перьями ФСБ», налипают на одинокую маленькую фигуру, заключая ее в жуткий растрепанный кокон. Так и Путин, окруженный мусором «Единой России», напоминает мумию в бумажном саркофаге реформ.

С пожеланием скорейшего освобождения,

Александр ПРОХАНОВ

Мы — не фотороботы

март, 2004г., № 13(540)

На лестничной клетке пахнет газом — террористы выломали заглушку. В лесу пахнет газом — Путин одобрил продажу русских лесов. В чистом поле пахнет газом — черноземы России скупают кавказцы. В судах пахнет газом — судят «фашистов», отправляя русских юношей в туберкулезные тюрьмы. В Манеже пахнет газом — сожгли ампирный шедевр, чтобы строить подземные гаражи. В гостинице «Москва» пахнет газом — ломают памятник советской архитектуры в угоду гостиничной мафии. На обломках «Трансвааля» пахнет газом — не нашли владельца злосчастного аквапарка. В Аджарии пахнет газом — Лужков помчался в Батуми, словно там у него миллиардное состояние. В Косово пахнет газом — Путин решительно, на словах, выступает в защиту сербов, не обмолвившись о предательстве Ельцина и Черномырдина. В Испании пахнет газом — впервые, после черномырдинского потворства Басаеву, террористы побеждают страну. В «Единой России» пахнет газом — Шойгу скоро отправят в отставку. В левой оппозиции пахнет газом — Семигин сгреб политическую свалку и назвал ее КПСС. У «демократов» пахнет газом — Хакамада создает «партию дамских колготок». В Патриархии пахнет газом — Патриарх, по просьбе Президента, призвал народ явиться на выборы.

На Россию опускается громадное облако газа. В центре Москвы уже поставили свечку, ожидая, когда рванет страна между трех океанов.

А что же Путин, получивший полномочия египетского фараона и Чингисхана, вместе взятых? Ощущение, что он участвует в игре: «Если бы я стал президентом». Вместе с Грефом мило шутит о бедности, и все смеются. С Кудриным балагурит о налогах, и опять все смеются. С Фрадковым беседует об «Административной реформе», и опять все смеются, принимая Фрадкова за Жванецкого. В стране беда, русские мрут, в ракетах вместо топлива мышиный помет, бюджет разворовывают сразу после утверждения, а власть танцует комариный танец, поблескивая над бездной слюдяными крылышками.

Русский народ вымирает, потому что тоскует. В тоске и унынии не рожают женщины, не плодоносят деревья, не творят художники, не побеждают генералы. Не бедность тому виной — мы всегда жили бедно и создали величайшее по силе и красоте государство. Не в «тоталитаризме» дело, как любят твердить либералы, — великие царства мира не знали, что такое драки в парламенте и подкуп продажных депутатов.

Не в «рабской сущности, которую никак не можем изжить», — тысячелетие русские обретали в Православии высшую свободу, по сравнению с которой атеизм Европы — унылое, беспросветное рабство.

Ельцин отнял у русского народа великую работу, лишил его исторической деятельности, разгрузил русских от бремени, при котором создавался тип великоросса. Ельцин разрушил империю и лишил русских вековечной имперской работы. Тридцать миллионов деятельных, самозабвенных русских, строивших на окраинах империи великолепные города, космодромы, университеты и научные центры, тридцать миллионов цветущих русских людей было отсечено от ядра и выброшено на помойку СНГ. Русским стали говорить, что их история — ошибка, их историческое мышление — абсурд, их цивилизация — тупик. Два тысячелетия были потрачены зря, и русские — народ рабов и бездельников. Нас разгрузили, лишили имперской гравитации, поместили в историческую невесомость, и мы, как космонавты, утрачиваем упругость мышц и крепость костей. Вместо имперских снов нам снятся кошмары.

Русские — имперский народ, в великих трудах и открытиях создававший континентальную империю между трех океанов. Все великие русские правители, от Ивана III и Грозного Царя до Петра, Екатерины и Сталина, — империалисты. Ракеты, которые строил Королев, бомбы, которые создавали Харитон и Сахаров, — оружие империи. Могучий подводный флот, бороздивший Мировой океан, — флот империи. Громадные плотины, турбины, реакторы — энергетика империи. Пушкин, Толстой и Шолохов — империалисты. Перестав быть имперским народом, мы перестали создавать шедевры энергетики и авиастроения, писать великие поэмы и романы. Перестали рожать детей, которые были необходимы России для удержания Сибири, Туркестана, Кавказа. Лишенные государственной воли и исторической имперской задачи, мы пьем в унынии водку, безобразничаем и тоскуем, позволяя предприимчивым, быстро плодящимся народам захватывать наши пашни, окуривать дымом шашлыков и наркотиков наши святыни, глумиться над нашими женщинами, которых похабно, нарядившись в платок и кокошник, высмеивают юмористы.

Путин неполноценен, ибо не в состоянии сформулировать новую имперскую политику России подобно тому, как формулируют ее у себя Китай и Америка. Только имперская идея, возвращенная народу, спасет его от страшного обморока. Только имперская задача заставит вновь работать станки, роторы, гусеницы танков, высокие технологии, научные школы и литературные направления. Иначе — все обернется свинством, мелкотравчатой риторикой, тратой последних ресурсов. Откроет в Россию путь завоевателям с Запада, Юга, Востока, и жертвы героических русских батальонов не спасут народ, у которого нет Вождя.

Патриотизм, за который в 93‑м нас расстреляли из танков, сегодня стал удобным пиджаком, куда влезла вся Дума, состоящая из хитрых и толстых дядек.

Империя — огненная, раскаленная добела идеология, которой боятся коснуться трусливые лапки политологов и политиков. Только она хранит в себе национальную идею России. Без нее русские превращаются в стомиллионную толпу фотороботов.

Россия как древо познания добра и зла

История современной России движется импульсами терактов. После каждого акта время перескакивает на новую отметку — огромные, дергающиеся часы с кровавым циферблатом.

Беслан, тектоническим ударом изменивший ландшафт русской жизни, израсходовал свою энергию. Парламентская комиссия старательно замазывает проломы, из которых на мгновение сверкнула истина. Расследование «по делу Пуманэ» стремится скрыть жуткую, не подлежащую разглашению тайну. В краткий иллюзорный период покоя, до следующего толчка, нужно оглядеться и зафиксировать новый рельеф.

«Ой, Пуманэ мои, Распуманэ…»

Стремительно меняется структура власти, порывая с ельцинским федерализмом, когда чугунная баба ельцинизма разнесла в прах Советский Союз, трещины побежали по Якутии и Татарии, Калмыкии и Адыгее, и вершиной ельцинской федеральной политики стала чеченская война — окровавленная печень русского солдата, намотанная на кулак бородатого боевика‑демократа.

Больше не станем выбирать мэров и губернаторов, когда воры, чиновники, ловкие проходимцы подсовывают нам очередного дутого генерала или бандитского авторитета, или тошнотворного юмориста. Вместо них явится аккуратный аппаратчик из «управделами Президента». Больше скуки, меньше лжи. Меньше демократии, больше траншей в губернский бюджет.

Дума, как рыба, долго пролежавшая на солнце, становится кладбищем мертвых партий. Каменным саркофагом на Охотном ряду, с надписью: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Среди бессмысленных, с зашитыми ртами депутатов будет сохранена небольшая группка говорливых особей, выделенных Сурковым специально для программы Владимира Соловьева: «К барьеру».

Ельцинская элита, шумно и истерически проявившая себя во время бесланского побоища, думонизированна, превращена во «врагов народа» и «пятую колонну». Либеральная интеллигенция, десять лет плясавшая «танец живота» на связанных, уложенных штабелями русских невольниках, сейчас ужасается. При зашторенных окнах перечитывает «Детей Арбата» и «Архипелаг ГУЛАГ».

Идеология либерального глобализма и американопо‑клонства сменилась «чиновничьим патриотизмом», когда любой провинциальный хозяйственник, пусть взяточник и пройдоха, но учится крестному знамению, празднует освобождение своего околотка от польских захватчиков.

Однако эта милая русскому сердцу централизация, рождающая в истощенном рассудке миражи самодержавия и сталинизма, это ужесточение централизма не спасает бедствующий, гибнущий от недоедания народ. Гигантские нефтедоллары, получаемые сегодня Россией, складываются в сундук, над которым, словно два Кощея, чахнут Кудрин и Греф.

Как огромные жабы, скачут тарифы, и все вверх. Продовольствие дорожает так, что впору есть мертвечину. Бензин так дорог, что его хватает только на бутылки с горючей смесью. Аполитичные студенты вышли на политическую демонстрацию, протестуя против платного образования. Безответные учителя, которых лишили зарплаты, готовятся к всероссийскому голодному обмороку. Принимаемый бюджет отказывается от поощрения талантливых детей из народа, от профилактической борьбы с наркоманией, от педагогики в среде трудновоспитуемых подростков, откуда вырастают терроризм, бандитизм и растление. Такое ощущение, что экономикой управляют ненавидящие Россию люди, и путинский централизм нужен для подавления грядущих восстаний.

Путинский централизм не является просвещенным. У него нет советников, нет референтов, нет стратегических институтов, которые существовали в Советском Союзе, создавали теорию и практику управления государством. У Путина нет идеологов военной реформы, и, увеличивая военный заказ, он вооружает труп. У Путина нет идеологов государственного строительства, и вместо стратегии мы видим манипуляцию. Нет представлений об экономических проектах, которыми двигаются великие экономики мира. Вместо этого: то слияние нескольких экономических уродов в один большой, то расчленение большого экономического урода на несколько маленьких.

И все‑таки Россия медленно оживает, как дерево, по которому саданул бульдозер. Затягивает хрупкой корой свежую ссадину. Заливает смоляными слезами открытую рану. Русская жизнь таинственными силами, через капилляры отдельных человеческих жизней питается добром, надеждой, слабыми упованиями. Невидимые дела приближают благополучие. Удар рубанка в золотое бревно на срубе нового дома. Молитва прихожан в захолустном храме. Горный бросок спецназа, отсекающий групну Басаева. Наивный любящий стих из‑под пера молодого поэта. И когда‑нибудь нас посетит изумление князя Андрея — ехал к черному мертвому дубу с корявыми неживыми ветвями, а подъехал к могучему, благоухающему древу, наполняющему мироздание волнистой шумящей листвой.

«Шикарно, как все на Руси»

январь, 2004г., № 3(530)

Эту фразу оставил в книге отзывов Путин, когда на Рождество посетил Суздальский музей‑заповедник с его святыми храмами, древними могилами, иконами мучеников и чудотворцев.

У многих, услышавших этот президентский отзыв, возникло ощущение, будто за шиворот положили лягушку, — такое же неудобство, смятение, недоумение. Эта мещанская, помпезно пошловатая фраза заимствована из буржуазного лексикона: «шикарная женщина», «шикарный лимузин», «шикарный отель». Ею невозможно описать явления русской старины, когда святость, красота, жертвенное служение были основными понятиями народа. Когда хлеборобы и воины, схимники и землепроходцы сложили великое царство между трех океанов. Какое бескультурье, историческая глухота и бестактность потребовались для того, чтобы все это назвать «шикарным»?

Но, может быть, это — обычная путинская неловкость, внутренняя скованность, психологическая «деревянность», когда от застенчивости язык сам собой выговаривает бестактности и нелепицы, за которые становится стыдно и тому, кто «вякнул», и тому, кто услышал, — в данном случае гражданам России? Помните, как на вопрос, что сделалось с «Курском», мы услышали наивное путинское: «Он утонул», — что многим показалось верхом цинизма? Или пресловутое, блатное, на публику сказанное: «Мочить в сортире», — после которого вся страна вымокла в крови и задохнулась от газа? Или остроумная шутка на пресс‑конференции, когда Путин предложил какому‑то журналисту, неуемному на вопросы, сделать «обрезание» то ли языка, то ли крайней плоти, что вызвало дискуссию: является ли Путин приверженцем иудаизма или просто любитель блюд из «соловьиных язычков»?

Но главное, жутковатое подозрение, которым прониклись многие, услышав путинское: «Шикарно, как все на Руси», — сводилось к тому, видит ли в истинном свете страну этот весьма осведомленный человек, который четыре года правил государством и готов править еще четыре? Куда будет направлена его энергия, если все уже на Руси «шикарно»?

«Шикарно» ли состояние народа, не желающего «в неволе» рожать детей, пораженного болезнями, наркоманией, пьянством, прозябающего в унылом и тусклом неверии? «Шикарно» ли состояние русских тюрем, где царствует туберкулез и гниют те, кто в другое время, при иной власти, мог бы стать инженером, поэтом и космонавтом? «Шикарно» ли одичание страны, где уже многие разучились грамоте, невозвратно погибли великие школы физики и математики, исчезли без следа тысячи великолепных высоких технологий, как исчезают занесенные в «Красную книгу» виды редких животных? «Шикарно» ли обстоит дело с общественной моралью, когда мать продает ребенка, цвет русских девушек вышел на панель и заражен СПИДом, когда убить человека на улице — что семечко разгрызть, когда власть имущие стоят на виду в церквах с рождественской свечкой, а потом идут воровать, развратничать, губить, переправлять за границу награбленные миллионы, творить зло «ближнему своему»? И что «шикарного» в том, что чеченской войне нет конца, чеченская нефть питает в равной степени террористов и антитеррористов, и Басаев все шлет и шлет в Россию несчастных чеченских вдов, прячущих под трусами взрывчатку? Можно ли назвать «шикарной» систему власти, когда снова устанавливается унылое единообразие мнений, когда в Думу пришла воинствующая пошлость, когда холуйство и лесть к «сильным мира сего» становятся гражданской доблестью, «инстинкт раба» поощряется, и единственные, кому вольготно на Руси, — это чекисты и юмористы?

Куда ни ткни, везде этот путинский «шик». И мы можем твердо сказать, что избравшись вновь, внесенный в Кремль на огромной лопате Центризбиркома, как вносят в печь каравай, Путин останется глух к непрерывному русскому воплю, раздающемуся из глухих деревень, из рухнувших шахт, из обломков вертолетов и лодок. Четыре года после запланированной мартовской победы станут временем имитаций, отсутствием реальной политики, годами тошнотворного пиара и дурацких записей в «Книге отзывов».

Была и другая надпись, сделанная другим русским человеком, моряком «Курска». «Не надо отчаиваться» — предсмертная записка из черной бездны, из безнадежной тьмы, на свет Божий, милым и близким, всем русским людям, страждущим и горюющим. Слова святого, уповающего на Русь Бессмертную.

А что же противники Путина? «Младший брат» Жириновского, то ли охранник, то ли банщик, человек простодушный, видимо, так будет представляться во время дебатов: «Я — Малышкин, Овен, сорок четвертый размер ботинок». Хакамада, странным образом все более покрываясь черными и белыми перьями, обретая сходство с сорокой, станет мазохистски стрекотать о «малом бизнесе», «контрактной армии» и «вертикали власти». Глазьев вряд ли соберет необходимые два миллиона подписей, если в этом ему не помогут «сырьевые» и прочие олигархи. Брынцалов будет раздавать своим сторонникам бесплатное слабительное, а спикер Миронов, основавший какую‑то кладбищенскую «Партию жизни», заменит гробовщика Стерлигова, поливая «виагрой» груды мертвых костей.

Жаль, что Н. Харитонов ввязывается в это пустячное дело. Конечно, его многое ставит вровень с Путиным — оба они полковники ФСБ. Но ведь есть и различие: Харитонов только собирается восстановить памятник Дзержинскому а Путин уже стал «железным Феликсом».

Николай Михайлович, может, ты по‑крестьянски спрыгнешь с этих недостойных каруселей и пойдешь сеять хлеб?

Президентская выборная кампания будет «шикарна, как и все на Руси». Но я не участвую в этом «шике». Не хочу Бога гневить.

2003

Сука Путина ощенилась

Декабрь, 2003г., № 50 (525)

В Кремле пьют шампанское. В штабах «Яблока» и СПС пьют чашу слез. Во Владивостоке пьют болотную воду. Коммунисты вообще не пьют. Исполнительная власть празднует триумф. Отныне страной руководит партия ментов и пожарников. В Думе нажимаешь кнопку для голосования — отвечает отделение милиции. В думском туалете потек бачок — приезжает МЧС.

Аналитики обсуждают итоги выборов. Говорят о победе фашизма. О переделе конституции. Профессор‑политолог снимает «очки‑велосипед», объясняет, что случилось в стране. «Видите ли, у Путиных ощенилась собака. Число черных щенков соответствует числу думских партий. Рыжего щенка в Думу не пустили».

Но если без сук и щенков, то в стране произошел передел не только экономической, но и политической собственности. Исполнительная власть стала единственной хозяйкой России. Законодательная власть подергалась, как висельник в петле, и затихла. Судебная власть под мантией носит милицейскую форму. «Четвертая власть» управляется «маманей» из администрации Президента и отдается только за деньги.

В России на пятнадцатый год «реформ» сложился централизм с предвыборными щитами, на которых лоснятся генералы и министры. Демократия напоминает искусственную лужковскую елку со множеством картонных хлопушек. Зачем было разрушать «тоталитарный» Советский Союз? Отдавать азербайджанскую нефть и узбекский хлопок, казахстанский уран и украинский хлеб, прибалтийские порты и грузинские курорты? Чтобы через пятнадцать лет оказаться в нищей, дурной стране, управляемой участковым?

Обрушился миф о «народе‑богоносце», «творце истории», «субъекте исторического творчества». Оказалось, народ — это объект, управляемый военно‑психологическими технологиями, через машину голосования воспроизводящий власть, которая убивает его со скоростью миллиона в год. Как Владивосток, умирающий от жажды, мог проголосовать за «Единую Россию»? Как Кубань, управляемая коммунистом, могла отдать голоса Шойгу? Как кавказские города, сотрясаемые террором, набитые бандитами всех мастей, проголосовали за Грызлова?

Думскими выборами руководила «партия власти». Осуществила свой социально‑инженерный проект под кодовым названием «Штаны». Одна «штанина» — удар по КПРФ, для чего на партию коммунистов, отключенную от экранов, были направлены электронные пушки всех телеканалов. Система фальшивок и компроматов в адрес руководства компартии. «Фактор олигархов», якобы спонсирующих КПРФ. Тысячи гнусностей, исполненных «черными» журналистами, подобно Караулову, Сванидзе и Вельяминову. Шизоидные нелепости о связи коммунистов и чеченских террористов. Осквернение «родового гнезда» Зюганова. Запугивающие «наезды» прокуратуры на «красного бизнесмена» Видьманова. Этими пропагандистскими «шариками» и «болтами» расстреливались избиратели, которых долгие месяцы подрывали на телевизионных фугасах, будто это не думские выборы, а ставропольская электричка или крыльцо «Националя».

Вторая «штанина» — создание партий‑ловушек, куда заманивались голоса избирателей, в страхе отшатнувшихся от КПРФ. Среди них «Народная партия» с косноязычным лидером, помешанным на смертной казни, с эмблемой плахи и топора. Великолепный Жириновский — министерство пропаганды, кик‑боксинг и гей‑клуб в одном лице — во время избирательной кампании сломал руку о челюсть противника и до основания стер о микрофон язык.

«Партия власти» ушла от дебатов. Скрылась с экранов, чтобы не были видны ее провалившийся нос и изъеденные проказой конечности. Била врагов по‑американски, с дальних дистанций, используя технологию «стелс», превращая противников в сплошной горящий Багдад.

Однако проект «Штаны» не ограничивается выборами в Думу, где большинство теперь будут составлять «грызуны», «сурки» и прочие «медведи». Неудача коммунистов на выборах будет использована властью для совершения переворота в компартии. Внедренные «социал‑демократические агенты» Кремля сразу же после выборов, на декабрьском партийном съезде, попытаются сместить «консервативное» руководство, якобы не сумевшее организовать предвыборную штабную работу, не удержавшее в партийной орбите патриота Глазьева, оперирующее рудиментарными понятиями «социализм», «Советский Союз», «сверхдержава». Вместо этого «левому движению» будет предложено новое руководство, исповедующее социал‑демократическую, буржуазную модель, о которой говорят Горбачев, Александр Яковлев и Селезнев. Если этот переворот удастся и восторжествуют «социал‑демократы», то можно считать, что горбачевская перестройка окончательно завершилась. После расчленения СССР, уничтожения сверхдержавной мощи России теперь истребляется сам «ген» социализма и сверхдержавности, последние остатки «красного смысла», вместилищем которого оставалась КПРФ. Чем кончится конфликт в компартии? Расколом на «большевиков» и «меньшевиков»? Победой Горбачева? Или возобладают воля и здравый смысл рядовых коммунистов, для которых партия — не тотализатор на политических гонках?

Проигрыш компартии — есть результат косности, старомодности, старения, непростительные проволочки с модернизацией, которую лишь провозглашали, но не делали, неумение использовать пассионарную молодежь, неспособность вести публичную дискуссию и выглядеть на телеэкране, как выглядел Тельман, а не Черненко.

В целом же думские выборы прошли хорошо. Ничем не напоминали грузинские. Вот только международные наблюдатели почему‑то недовольны, и некоторые партии хотят оспорить итоги голосования. И все‑таки не следует забывать: в день выборов благополучно ощенилась сука Президента.

Как сказал Шойгу, мы проснулись в другой стране. На фоне людской смертности растет собачья рождаемость.

Но почему‑то не хочется пить шампанское, а вспоминается последняя фраза Юлиуса Фучика из его предсмертного «Репортажа с петлей на шее»:

— Люди, будьте бдительны!..

«Его зарыли в шар земной…»

ноябрь‑декабрь, 2003 г., № 48(523)

В Тбилиси — «бархатная революция», «восстание роз», «герои Мукузани», «мученики Цинандали». Еще одна «грузинская революция» с легким английским акцентом, «под музыку Вивальди, под шепоты Госдепа». Шеварднадзе — эта «мошонка Горбачева», «ветеран саперных лопаток», «стреляная американская гильза», «патологоанатом Гамсахурдиа» — надеялся править вечно. Интриган КГБ, убийца осетинов и абхазов, устроитель покушений на себя самого был подобен Кощею Бессмертному, чья игла хранится в бронированном сейфе ЦРУ. Девять раз фальсифицируя выборы, похоже, на десятый он перегнул палку. Пылкие грузинские избиратели, болельщики за тбилисское «Динамо», с криком «Судью на мыло!» штурмовали канцелярию президента. Не кажется ли вам, Вешняков, что фальшивые выборы, как инструмент воспроизводства гнилых и преступных режимов, не являются идеальным средством?

Российская «партия власти» — это склеп, где лежит разложившийся труп Ельцина. В почетном карауле над этим опухшим телом стоят его ближайшие сподвижники, «жрецы ельцинизма» — Лужков и Шаймиев, министры и генералы, эстрадные певцы и бессменные депутаты, которые только что проголосовали за вырубку и продажу реликтовых и водоохранных лесов, где будут возводиться дворцы «удвоителей валового продукта». Это «партия зверя», чье раздвоенное копыто отпечаталось на каждом русском пепелище, на каждой русской могиле, счет которым утерян в тайной канцелярии «реформ». Теперь эта «партия», разгромившая великую страну, стремится уйти от суда, размахивая огромной кувалдой в прокурорской фуражке, готовит «честные выборы», в сравнении с которыми казино является церковно‑приходской школой.

Они ушли от дебатов, ибо что могут ответить стране губители «Курска» и поджигатели «Мира», мафиозные продавцы «Славнефти» и мастера дефолта, превратившие Родину в морг, где у входа стоят лоснящиеся юмористы и рассказывают еврейские анекдотцы. Вместо дебатов они наставили на страну телевизионные пушки, из которых вылетают головы Сванидзе и ночные горшки с нечистотами, и все — в коммунистов.

Выборы будут «честными», еще «честнее» грузинских.

Однако в России в декабре, когда в кастрюлях замерзает суп, а люди в нетопленных домах жгут библиотеки, вряд ли можно ожидать «революцию роз», «восстание гвоздик», «государственный переворот фиалок». Русские, теряя по миллиону в год, лишившись всех советских благ, не только не восстают, но и умудряются голосовать за своих палачей, веря во всю несусветную ложь, что те возводят на коммунистов. Единственными бунтарями по‑прежнему останутся лимоновцы — на раскаленном морозе, сжимая в посинелых кулаках полузамерзшие помидоры, будут целиться в бронированное стекло «мерседеса», за которым устало откинулся Жириновский, держа на перевязи поломанную в потасовках конечность.

Нас ждет другое восстание. Другая революция. Другой бунт, «бессмысленный и беспощадный».

Восстание разорванных канализационных труб. Революция сшивших теплосетей. Бунт рухнувших мостов и строений.

Власть превратила Россию в безгласный невольничий рынок, обокрала учителей и врачей, выпаривает до дна бюджет. Не имеет средств поддерживать гигантскую, созданную коммунистами инфраструктуру, где сегодня рассыпаются дотла дороги, электропередачи, морские и воздушные пути, антенны и релейные станции. И если забитые люди смиренно молчат, то машины готовят восстание.

Мы увидим, как во время инаугураций хлынут из лопнувшей канализации фекалии и затопят с головой победителей. Увидим, как в «День независимости» разом упадут все самолеты, находящиеся под управлением ельцинского зятя Окулова. Как, подобно безумным шахидам, станут взрываться электростанции, нефтехранилища, газопроводы, салютуя Грефу, демонстрируя миру «русское экономическое чудо». Это и будет венцом «реформ», победой «партии власти», завершающим этапом в «борьбе с коммунизмом».

Идут последние приготовления к «честным выборам». Развешиваются красочные плакаты с Грызловым и Шойгу. Без устали поет Кобзон. Дерется Жириновский, толкая в нос оппонентам тухлую портянку. Президент поздравляет футболистов, примеряя золотую бутсу. Слиска, в черной комиссарской тужурке, чем‑то напоминает Землячку. Льется шампанское, шуршат «зеленые». Ходорковский в тюрьме изучает «Историю Государства Российского». А в глубине земли стонет, хрипит уцелевший после аварии, забытый в штольне шахтер. Ползет из последних сил, разгребает руками завалы, разрывает окровавленными пальцами глыбы камня, прогрызает зубами пласты пустой породы.

Вы слышите трясение земли? Это в центре планеты ползет умирающий русский шахтер. За кого он проголосует на выборах?

За кого проголосует Ходорковский?

октябрь — ноябрь, 2003 г., № 44(519)

Откровенная диктатура лучше лживой демократии. Расстрел у кирпичной стены достойней, чем фальсификация выборов. Урна с прахом предпочтительней урны с фальшивыми бюллетенями.

«Честные выборы» — это Кобзон без парика, Грызлов без МВД, Абрамович без «Челси», что абсолютно исключено.

Под Москвой, в Волоколамском районе, в полузаброшенных деревнях спешно прописывают тысячи невесть откуда взявшихся людей на время выборов, с указанием за кого проголосовать. К Тульской области, где губернатором коммунист Стародубцев, прикрепляют сто тысяч израильтян с двойным гражданством, чтобы те сделали «красный пояс» более розовым, не превратив его при этом в «пояс шахида».

По московским жилищно‑коммунальным конторам ходят функционеры одной влиятельной партии, фотографируют служащих, выдают партийные членские билеты, предупреждая, что в составе избирательных комиссий при подсчете голосов они должны выполнить свой партийный долг. Заработали на полную мощь всяческие «циомы» и «аденомы», выдавая прогнозы о поражении коммунистов и блестящей победе «партии власти», что является компостированием мозгов в интересах «Единой России». Идет тошнотворный, аморальный пиар, как в случае с годовщиной «Норд‑Оста», когда лидеры проправительственной партии — министр Шойгу и замминистра Васильев, стоя на гробах, демонстрируют дееспособность силовых структур, а Немцов, с обожанием глядя на мундиры, подвергает сомнению право граждан на самоудушение. За кого бы из них проголосовали покойники?

Арест Ходорковского знаменует борьбу Кремля с олигархами, рисует образ «народного президента», карающую справедливость неподкупной Прокуратуры, как если бы мы забыли, что именно директор ФСБ Путин вывел своего благодетеля Собчака из‑под удара Прокуратуры, предоставил ему самолет Петербург — Париж, а главный преступник Ельцин, чьи руки в крови, находится под августейшей защитой.

Продолжается избиение КПРФ, когда компартию с мешком на голове привязали к столбу, а телевизионные негодяи за деньги, делая ружьями «на караул», а потом, приставляя их к казнимому, без устали бьют в упор под костяные улыбки Вешнякова.

И следует ли изумляться, что к урнам в декабре придет главный российский избиратель Иван Иванович Против Всех, страстно, с гражданской ненавистью вымарывая названия партий? Его приход знаменует выздоровление народа после длительного отравления. Однако не уберегает нас от безбожной фальсификации, даже если урны будут сделаны из прозрачного хрусталя, у каждой встанет морской пехотинец США, а системой «ГАС‑Выборы» будут управлять монашки‑кармелитки, данные напрокат Папой Римским.

Так, может, и впрямь отказаться от отвратительного балагана, напоминающего свальный грех?

Ни в коем случае. Надо идти в эту клоаку, используя краткую возможность, раз в четыре года выпадающую кандидатам от народа, чтобы крикнуть людям истинную правду о стране, аморальной власти, провозгласить цели борьбы и Победы.

Надо еще и еще раз, разрывая на груди рубаху, возопить о страшном море, выкашивающем миллион русских в год, на потеху тем, кто называет русскую историю «дефективной» и «дурной», кто мучает русский слух ложью о «русском фашизме», кто защищает орды нахлынувших на Русь захватчиков с золотыми зубами, скупающих в провинции рынки, магазииы, земли, милицию, районную власть, журналистов.

Надо объяснить русским людям, что их сознательно лишили капиталов, исключив появление в России русских банков, русских финансовых потоков, действующих в интересах русского предпринимателя, торговца, землевладельца, способных на пепелище обустроить русскую жизнь, защитить русскую семью, русскую мать и младенца.

Надо указать на преступление власти, разорившей могучее производство, где русские люди строили турбины и самолеты, ракеты и генераторы, возводили электростанции, прокладывали через континент дороги, направляли в Арктику ледоколы, были заняты в освоении гигантских русских пространств, чувствуя себя народом‑созидателем, а не народом‑бомжом, ютящимся у ржавых скелетов, в которые власть превратила русскую промышленность, лишив работы самый трудолюбивый и талантливый народ в мире.

Надо вернуть народу надежду на восстановление великих пространств, великой евразийской империи, созидая которую русские ощущали себя мессианским народом, вовлекли в мировую цивилизацию множество других народов, соединив их в братство, построив дивные города во льдах и пустынях, соединив языки и таланты, умения и богооткровенные знания в единый вселенский хор, славящий Родину, человека, Божественный мир.

Вот почему, товарищ, ты должен прийти на выборы. Иначе в дамских трико, с лягушачьей лапкой во рту, с корзиной подарков, где под грудами раскрашенных муляжей упрятана отрубленная ручка ребенка, в твое непротопленное жилище, чудовищный, как реформа ЖКХ, придет Караулов.

На ком «Анафема» 93‑го года?

сентябрь, 2003 г., № 39(514)

Земля десять раз обежала Солнце и вновь, в конце сентября, занимает пространство Вселенной, где витают таинственные воспоминания и образы восстания 93‑го года.

Синий, как утопленник, Ельцин возглашает с экрана «переворотный» Указ 1400, распускает Советы и российский Парламент. Ночные туманы у Дома Советов, где погашены окна и уличные фонари окружены фиолетовыми льдистыми кольцами, в которых движутся погребальные «духи тьмы». Утренний солнечный блеск, в котором, как «духи света», являются к белому Дворцу защитники, — «Трудовая Россия» в пластмассовых касках, казачья сотня с золотобородым сотником Морозовым, «баркашовцы» с тяжелой поступью в камуфляже, «Союз офицеров» с потускневшим золотом советских погон, священники с хоругвью. Первая баррикада у Горбатого моста, из поломанных ящиков, древесных веток, строительного мусора, у которой всю ночь звучат гитары, поют про «Варяга» и «Катюшу», братаются бомж и писатель. Отчаянный бросок автоматчиков Терехова, стремящихся захватить «узел связи», — первая кровавая стычка, «красная ласточка восстания». Клевреты Лужкова окружают Парламент зубчатой «спиралью Бруно», ставят вокруг оцепление, отключают от Дома Советов воду, тепло, электричество, и в гнетущих потемках огромное пленное здание похоже на снежный сугроб. Подземными катакомбами смельчаки проносят в Дом Советов пищу, запас батареек, свежие комплекты газет, а оттуда, по туннелям и трубам, гонцы пробираются к войсковым гарнизонам, тщетно взывая о помощи. Митинги в разных районах Москвы, в холодных дождях ОМОН избивает народ, топчет начищенными сапогами упавших стариков, бьет дубинами беспомощных женщин. На Смоленской спецназ пускает в ход пистолеты, пробивая черепа демонстрантам. Огромный митинг на Октябрьской площади у памятника Ленину, откуда народ, по взмаху ленинской руки, ведомый бронзовыми матросами и солдатами, валом идет по Садовой, сметает заслоны, расшвыривает щиты, и дубина в руках рабочего крутится, расчищая коридоры толпе. Прорыв заграждения у мэрии и первый огонь пулеметов. Руками растаскивают щучьи «спирали Бруно», обнимают изможденных баррикадников, бьют стекла в ненавистном лужковском гнездовье. Ликуют, празднуя победу, длящиеся «три часа свободы», и в зеленом вечернем небе над белым Дворцом прощально и трепетно пролетает косяк журавлей. Бойня в «Останкино». Бешеные «бэтээры» бьют в упор по толпе, давят скатами горячие трупы, и какой‑то подросток неумелой рукой, повторяя жестом «панфиловца», кидает флакон с бензином на корму «бэтээра»‑убийцы. Утренний штурм Парламента. Убийства людей на баррикадах. Танки Грачева поджигают белый Дворец. Страшная черная копоть застилает Москву. Снайперы стреляют по окнам. «Альфа» в скафандрах, похожая на инопланетян, проникает в Парламент, принимает капитуляцию у Руцкого. Вывод защитников из горящего дома, удары цепей, пытки ОМОНа, расстрелы на стадионе «Асмарал», как во времена Пиночета. Страшные дни поражения. Патрули и аресты. Избиения и побеги в леса.

В эти студеные осенние дни мы славим героев, поминаем погибших. Припадаем губами к полотнищам прострелянных флагов — красному, черно‑бело‑золотому, андреевскому. Сладок, как мед, поцелуй. Горек, как осенняя полынь.

В эти же дни случился предвыборный съезд «Партии Ельцина», возросшей на костях и пепле защитников Дома Советов. «Съезд победителей, людей поедателей» был обставлен мрачными ритуалами подземного царства. Вначале вкатили орудийный лафет, на котором громоздились четыре недвижных истукана, основатели партии, похожие на каменные статуи Бамиана, уцелевшие от разрушения талибов. У каждого во рту была берцовая кость. За ними двигался катафалк со скифскими бабами, поставленными в губерниях для поедания населения. У каждой под ногами был трупик умершего ребенка. Далее везли платформу, где теснились бессчетно ряженые деревянные идолы, кто в военном мундире, кто в чиновном пиджаке, кто в наряде эстрадной певицы. Все были посыпаны золой из труб крематориев. Над ними летел птеродактиль, вспорхнувший с плеча первого президента России. Держал в костяном клюве заклепку с утонувшего крейсера «Курск», кусочек серебристой антенны с сожженной станции «Мир», газовый баллончик «Норд‑Оста». Перепончатые крылья были подбиты горностаем с черными хвостиками.

Вся процессия медленно прокатила по огромному ковру, на котором метровыми буквами был выткан «Закон о выборах», оставив на законе грязные колеи. Лафет задел колесом председателя ВЦИК, и тот отскочил, лепеча про «честные выборы». Катафалк наехал ему на лицо, сломал нос, и он успел прокричать о запрете на преждевременную агитацию. Платформа переехала председателю ноги, и он потребовал от госчиновников оставить работу па момент предвыборной кампании. Птеродактиль обрызгал его бело‑желтой пахучей жидкостью, которую тот принял за редкий сорт майонеза. Процессия, источая смрад, под «Свадебный марш» Мендельсона и унылые стенания волынок проследовала на запад и канула в преисподней, откуда валил дым и раздавались подземные раскаты грома.

В эти дни великих поминаний и скорбей, совпавших с днями предвыборной суеты и тщеты, народу видны только две партии. Та, что стояла насмерть на баррикадах Дома Советов, пела «Варяга», водила крестные ходы. И та, что стреляла из танков, пытала на стадионе, обирала трупы убитых.

Ваше Святейшество, на ком лежит провозглашенная церковью «анафема»? Скажите, наконец, Патриарх!

Брат мой зэк

сентябрь, 2003 г., № 37(512)

Не все граждане устремятся на выборы. Не каждому милая барышня вручит пахнущий духами бюллетень. Не всякий удостоится сунуть волшебную бумажку в прорезь нарядной урны и под музыку марша прошествовать по избирательному пункту, среди цветов и улыбок, совершив поклонение демократическому богу, единому в многообразии политических партий. Миллионы наших братьев не увидят торжества демократии из‑за тюремных решеток, колючей проволоки, пулеметных вышек. Их демократия — это нары и удар резиновой Дубимы. Их избирательные урны — это «параши» и миски с «баландой». Их Вешняков — это надзиратель с железным ключом, ведущий их в карцер.

Россия — страна зэков, острожный рай, синее небо в мелкую клеточку. Треть страны уже отсидела. Другая треть сидит. Третья готовится сесть. Товарищ, держи наготове легкий спортивный костюм и тапочки — они пригодятся в Бутырке.

Сидели в тюрьме гэкачеписты — министры, вице‑президент, глава кабинета. Сидели защитники Дома Советов вместе с главою Парламента. Сидели губернаторы, замминистры, генералы и адмиралы. Сидел Гусинский и сидел Лимонов. Тюрьма раскрывает свои стальные объятия герою чеченской войны Буданову и чеченскому террористу Салману Радуеву. Пассионарному «нацболу» и пассионарному русскому бандиту. Тюрьма‑матушка кормит и поит своих сыновей — кормит батогами, поит горючими слезами.

Кто они, эти грешники, вышагивающие бесконечными колоннами за оградой зоны? Кто они, эти окаянные с бритыми головами, поющие в тюремном хоре? Кто они, синюшные, с туберкулезным кашлем, вдыхающие железный воздух тюремных камер, где замки откованы кузнецами Демидова, оснащены электроникой фирмы «Филипс»?

Это несостоявшиеся Жуковы и Гагарины, Шолоховы и Вернадские, люди из самой гущи народа, из его деятельной, страстной, талантливой сердцевины, которых закон «демократической России» бульдозером сдвинул в помойную яму Они стали карабкаться вверх по скользкому краю, кто с фальшивыми авизо, а кто и с «Калашниковым», и их по одному, а то и целыми ватагами, рабочими общежитиями, спортивными командами, околотками и районами стали вылавливать и запихивать в «автозаки». В тюрьму не попадут тухляк, смиренник, травоядная овечка, но сильный, гордый, презирающий мерзкий «закон рынка», обрекающий его на голод и беспросветность. Среди этих беззаконников оказались и министр юстиции Ковалев, и генеральный прокурор Ильюшенко. Вот только Ельцин все еще на свободе.

В России к острожникам и колодникам всегда испытывали жалостливое, слезное чувство. Пока ты вор и грабитель, лезешь в казну или выходишь на большую дорогу, ты — тать, разбойник, богопротивный человек. Но как только тебя осудили, обрили полголовы, вырвали клещами ноздрю, заковали и пустили по бесконечному тракту — ты уже мил сердцу народному, тебе тянут из толпы чистое полотенце и ковригу, булочник Филиппов испекает для тебя самые свежие благоуханные хлебы, и вся Русь молится тебе вслед, со слезами провожая на каторгу.

Народ, не любя власть, всякую жертву этой власти любит и ей сострадает. Примеряет на себя тюремный халат и опорки, вспоминая, кто из близкой или дальней родни уже посидел в тюрьме, а кто еще мыкает тюремное горе. Народ своей безошибочной интуицией понимает, что власть, сажая человека в тюрьму, лишая его свободы, лишает человека дарованной ему Богом «свободы воли», совершает богопротивное дело, посягает на Бога, и узник становится для народа жертвой богоборческой власти.

Особо ужасно видеть в темнице женщину — нашу дочь, сестру или мать. Сколько детей рождается в тюрьмах под скрежет страшных замков, под истошные вопли тоскующих узниц. Сколько детишек принимает целлулоидную игрушку из рук надзирательницы с пистолетом. Это твои дети, Путин, приди к ним между поездками к Берлускони и Бушу.

Мы, живущие на свободе, пользующиеся божественным даром свободы, страшно виноваты перед теми, кто заточен.

Молим у них прощение за несовершенство мира, который мы не в силах улучшить, облагородить, умилостивить. Протягиваем сквозь решетки руки, стремясь пожать руки узников, столь нуждающиеся в нашем пожатии.

Заключенный, покуда вне тюрьмы грабит, калечит, отнимает жизнь, — он мучитель. Но как только попадает в тюрьму — он мученик, и мука эта непосильна. Приговоренный к смерти торопит исполнение казни, сходит с ума, рыдает от раскаяния. Народное сознание превращает разбойника Кудеяра в «старца святого Питирима». На кресте, рядом со Спасителем, был распят Разбойник Благоразумный, день которого празднует православная церковь. Великий Есенин писал:

«Все они убийцы или воры, так судил им рок.

Полюбил я грустные их взоры с впадинами щек».

Не забудем же наших падших братьев, среди которых в любой момент можем оказаться и мы. Батюшки, усердней молитесь в церквах о зэках‑грешниках. Писатели и артисты — властители дум, расскажите о русской тюрьме, как говорили о ней Достоевский, Толстой и Чехов. Политики и витии, призывая голосовать за себя на выборах, не забудьте о безгласных, с заклеенными ртами, чьи безмолвные, полные слез глаза смотрят на вас из‑за тюремных решеток.

Плевок Абрамовича

июль, 2003 г., № 29(504)

Так плюется вставшая на хвост кобра. Харкает больной туберкулезом верблюд. Исторгает ядовитую жижу зловонная гарпия. Купив баснословно дорогой клуб «Челси», кинув за него 200 миллионов долларов, как кидают чаевые официанту, миллиардер Абрамович плюнул в лицо России. Ужаснувшись, страна смотрит на него глазами синюшных детей, орет благим матом умирающих без медикаментов больных, бродит от Сахалина до Смоленска толпами бездомных горемык, воюет в Чечне стрелецкими алебардами и пищалями, забыла, что такое космические исследования, пионерские лагеря, реставрация икон и храмов. Вымирает поселками и деревнями, захлебываясь тухлой водкой, корчится от передозировок, мычит, как бык, которого перед закланием оглушили обухом. Ядовитый плевок Абрамовича, состоящий из желтых пузырьков и зеленой слизи, повис на каждом русском лице, на каждом васильке и кувшинке, на рубиновой звезде и нимбе, на учениях Христа и Толстого. Вся Россия, оплеванная Абрамовичем, стоит в рубище, привязанная к столбу, не в силах утереться продранным рукавом.

За эти пятнадцать лет в нас постоянно плевали. В 91‑м, когда попрятались генералы и партийные лидеры, и толпы демократических гомосексуалистов ходили по Москве, скалывая с фасадов эмблемы струсившей власти. В 92‑м, когда чмокающий человек‑пузырик, пуча глазки, вытряхнул из народного кармана кровные сбережения, и старух хоронили в целлофановых мешках, а за доллар приезжий иностранец мог купить самую красивую девушку. В 93‑м, когда слюна была огненно‑красной, и плевались ей танки Ельцина, и каждый кровавый плевок уносил жизни героев‑баррикадников. В 94‑м, когда Чубайс поманил ваучером, повел за собой народ, доверчивый, как обитатели Полинезии, а в это время дельцы расхватывали заводы, нефтяные поля и алмазные копи. В 98‑м, когда качающий луковой головкой болванчик в единый миг слямзил миллиарды, оставив без копейки трудолюбивых, как пчелы, челноков, дисциплинированных, как муравьи, клерков. В 2000‑м, когда притворившийся мертвым Ельцин под канонаду гексогеновых взрывов и бомбардировок Грозного передал окровавленный скипетр Путину, и тот начал без устали летать на самолетах, плавать на кораблях, окунать лицо в кумыс, покуда не утонул «Курск», не сгорела станция «Мир» и олигархи не сложились в мистическую касту жрецов, совершающих над русским народом ритуальное убийство, — кинули великий народ на жертвенный алтарь чудовищному богу Зла, которому они поклоняются.

Эта каста, именуемая лукавыми политологами «элитой», ненавидит народ, неустанно погружая в него и выхватывая обратно окровавленный ритуальный нож. «Экономические жрецы» построили драгу, которая вычерпывает несметные богатства России, — ее самоцветы, газ, леса, иконы, вырезанные из живых тел сердца и глаза валом утекают за границу, оставляя гнилые пепелища, мертвые рытвины, неприсыпанные могилы. «Политические жрецы», — министры, политтехнологи, думские христопродавцы, — делают все, чтобы продлить Царство Кощея навеки, снижая население до неопасного уровня, когда оставшиеся 60 миллионов станут обслуживать трубопроводы, алмазные копи, служить садовниками, массажистами и охранниками миллиардеров. «Культурные жрецы», — все эти волчек, табаковы, петровы, павловские, радзиховские, гельманы, — создают шаманские наркотики и галлюциногенные препараты, поддерживающие в народе тихое помешательство, когда убиваемые люди блаженно голосуют за своих убийц, а рок‑фестивали с музыкой смерти становятся предвыборными мероприятиями министров‑грызунов.

Не станем говорить о Путине, чтобы не пересказывать тихий лепет об «удвоении валового дохода», «борьбе с бедностью», «модернизации армии». Ведь только теперь стала понятна изысканная символика нового военного флага, — это эмблема футбольного клуба «Челси», с которой так славно идти в атаку, защищая олигархов, удваивающих ежегодно свой валовой доход.

У брошенного на плаху народа остается последний, ускользающе‑малый шанс изменить свою страшную долю. Выборы в Думу, сегодня захваченную в когтистые лапищи абрамовичей. Дабы отнять у народа этот крохотный шанс, перекрыть соломинку, сквозь которую еще сочится воздух жизни, власть бросает все свои несметные силы, — миллиарды денег, электронные пушки ТВ, армии предателей, целые министерства, такие, как МВД и МЧС, агентуру ФСБ, бандитов и отморозков, земских чинуш и губернаторов, — чтобы не пустить в Думу народных радетелей, залить выборные урны смертоносной слюной Абрамовича.

Патриоты, соединим наши сердца, голосующие руки, волю наших лидеров, наши разрозненные движения и партии. Ответим врагу неожиданными решениями, оригинальными методами, смелыми приемами. Используем в нашей борьбе свару в «партии власти», распрю внутри олигархов, хаос «третьего передела собственности». Позовем в свои ряды всех, от Глазьева до Лимонова. Пусть обратятся к народу его заступники и витии, от батьки Кондрата до Солженицына. Отцы церкви, сколько же можно молчать, потакая власти, — ведь скоро на приходах не останется паствы. Христос плачет на иконах о русском народе, а вы смиренно молчите.

Наши призывы, обращенные к людям, прозрачны, как слеза ребенка, как свет рубиновой звезды, как луч зажженной лампады. Не смеет Абрамович плевать в наше лицо. У него Путин и Буш, у нас Россия.

«Административный ресурс» — приют негодяев

июнь, 2003 г., № 25(500)

«Административный ресурс» — это туберкулез, сифилис, сибирская язва, ВИЧ, коклюш, энцефалит, которыми заражает наше общество администрация Президента, превращая выборы в свинство. Выборы, на которые в последней надежде стремится измученный, обобранный до нитки, оскорбленный гражданин, надеясь сунуть в урну свое отвержение власти.

Но в избирательной урне сидит негодяй, жулик, шулер, который сжует все бюллетени, надкусит все печати, впишет кого угодно, вымарает самого Господа Бога. В итоге у власти останутся все те же мерзавцы в сюртуках, в галстуках. Раздувая жирную грудь, станут говорить о Великой России, переводя краденые деньги в офшорные зоны Кипра.

Что такое «административный ресурс»? Это помпезное празднование трехсотлетия Петербурга, когда становится очевидно, что это Путин построил великий город, державной путинской мощью сберегается Империя, и это он, Путин, скачет на могучем коне… А потом где‑нибудь в Тьмутаракани какой‑нибудь хитрый прыщ рисует на предвыборном плакате свою плутовскую «физию» рядом с лицом Президента. И вот уже мнится, что прыщ строил русский флот, штурмовал Нарву, добывал на Урале железо.

«Административный ресурс» — это лгунишка Караулов, которому администрация «заказывает» за отличные бабки мочить коммунистов — главного противника власти на выборах. Тот, высунув язык, начинает искать на Кубе гостиницу Зюганова, немало не заботясь тем, что на Кубе запрещена частная собственность.

«Административный ресурс» — это Вешняков со своей жизнелюбивой улыбкой, знающий, как фальсифицируют выборы в Татарии или в Башкирии, или в Дагестане, как повально топят там оппозицию, что впоследствии покажут многочисленные судебные тяжбы. Но, видя произвол и подлог, он бесподобно молчит, не вступаясь за Макашова, которого нагло «срезает» местный, чистый, как слеза, избирком.

«Административный ресурс» — это тысячи «коробок из‑под ксерокса», гуляющих по этажам правительственных заведений, набитых криминальными долларами, на которые власть скупает алчных артистов, эстрадных певцов, продажных писателей, колдунов, звездочетов, чтобы они засверкали на предвыборных роликах проправительственных партий.

«Административный ресурс» — это министры‑силовики, становящиеся во главе политических партий, передающие им всю мощь своих министерств, машины, вертолеты, наганы, системы подслушивания, рыкающие голоса, пусковые кнопки, чуть ли не паводки и лесные пожары, а также планы «Перехват» и «Сирена».

«Административный ресурс» — это Сванидзе, направляющий свою лютую телевизионную ненависть против оппонентов власти, начисто выметающий их с телевидения. Бессловесные коммунисты и патриоты беззвучно, как сомы, раскрывают рты, а их монтируют на фашистские знаки, растерзанные трупы, выступающего Адольфа.

«Административный ресурс» — это поборы, которые учиняет власть, отбирая у олигархов суммы на предвыборные кампании, на миллионные тиражи газет, на флаги, на «Идущих вместе», на жратву и водку для «своих» и пасквили и клевету для «чужих».

«Административный ресурс» — это губернатор, нарезающий избирательные округа, как колбасу, где в каждом по приказу Кремля обеспечивается победа какому‑нибудь хмырю или чекисту.

«Административный ресурс» — это голосующие по команде подневольные армия, флот, погранвойска, тюрьмы, сумасшедшие дома, где господство надзирающей власти безгранично.

«Административный ресурс» — это система «ГАС — Выборы», утонченный электронный жулик, обеспечивающий нужные «поправки на ветер». В итоге всегда побеждает власть, а ее провизоры и аптекари в ночь выборов «отсыпают» голоса коммунистов в чашку ЛДПР. Отрезают ломтик голосов «Яблока» и вкладывают в ротик «Единой России».

«Административный ресурс» — это местная ФСБ, которая угрожает, побуждает, «чистит выборное пространство», обязывает директоров, руководителей сельских округов, бандитские группировки воздействовать на население в интересах все той же власти.

Невозможность победить на выборах в честной борьбе у одних порождает желание кинуть гранату. У других — удавиться. Третьих ввергает в беспробудное пьянство. Четвертые плюют на проклятую власть и плетутся на чахлый огородик растить редиску.

Предстоящие осенью выборы превратятся в вакханалию безнравственной, подлой власти. Из того немногого, что можно ей противопоставить, остается возможность создать Общественный совет «За честные выборы», где соединили бы свои интересы КПРФ, «Яблоко», СПС, — все, кого будут обдирать, как липку, и кто, быть может, забудет па время идеологические распри и начнет сообща считать голоса. Пусть в этот союз войдут правозащитники, если они и впрямь таковые. Пусть там будут Болдырев, Ковалев, лорд Джадд — вдруг губернский прохвост убоится Европы. Пусть партии, ущемляемые жуликоватой властью, внесут законопроект, запрещающий «административный ресурс», будь то ресурс Шойгу, Грызлова или самого Путина. Пусть разрешат считать голоса параллельно с «электронным наперсточником» и передавать результаты в Общественный совет в режиме реального времени.

Иначе — хана. Гробы, гробы и гробы — на фоне торжественных маршей, «дефиле» похожих на салфетки стягов и патриотических тостов в Петергофе.

Проповедь победы

май, 2003 г., № 19(494)

Объявился в Москве проповедник. Появляется на рынках, где много народу. На вокзалах, где людно. У церквей, перед большими службами. Был замечен в колоннах на Первомай.

На рок‑концерте, что давали коммунисты на Лубянке. Возраста среднего, лицом прост. Волосы длинные. Шляпа с небольшими полями. Через плечо потертая полевая сумка.

В петличке черно‑золотая георгиевская ленточка, на которую вешали медаль за Победу с генералиссимусом Сталиным. Окажется в людном месте, постоит, а потом начнет проповедовать. Проповедь его — о Победе.

Говорит, что такие Победы, как наша, народам дарует один только Бог. От таких Побед начинаются новые времена, исправляется порченая история, и спасаются на много веков вперед земные народы. Такую Победу русским велел одержать Господь, потому что любит Россию и взял к себе в Царство двадцать пять миллионов самых лучших и чистых людей, погибших во спасение мира. Если бы не Победа, земная ось перегнулась, и земля пошла бы крутиться в другую сторону, но Россия ось распрямила, и опять солнце к земле подходит с востока.

Еще говорит, что «красные герои», отдавшие жизнь за Победу, — суть святые, и хоть в церквах не крещены, но крестились кровью на полях сражения, в боях за любимую Родину. А это — святость. Не сейчас, так позже церковь причислит их к лику святых, и будет в Волоколамске построен Храм Великомучеников, за Победу души свои положивших. В этом храме будет двадцать восемь лампад — по числу гвардейцев‑панфиловцев. Будут иконы с лампадами, возжженными перед ликами Талалихина и Гастелло, Зои Космодемьянской и Александра Матросова, всех, кто мученически погиб в Краснодоне, а также генерала Карбышева и Якова Джугашвили. Полные списки героев хранятся у генерала Варенникова, и он уже видел чертеж будущего волоколамского храма.

Еще говорит, что дивному мастеру, икоиописцу‑монаху, что живет в псковской земле, недалеко от Святых Печер, уже заказана Икона Победы, и он готовит доски, левкас, растирает краски, полученные с Афона, постится перед началом трудов.

Еще говорит, что ветераны, которые покуда живы, — все праведники, и кто увидит ветерана, тот — поклонись ему до земли и руку у него поцелуй.

Еще говорит, что Победа множит своих святых по сей день. Десантная рота, полегшая вся до единого в Аргунском ущелье, — святая. Мученик за Веру и Родину Евгений Родионов, обезглавленный на чеченской войне, — святой. Подводники «Курска», из пучины, перед мученической смертью своей молившиеся за Родину, завещавшие народу, чтобы тот не отчаивался, — суть тоже святые. К святым же относятся баррикадники Дома Советов, погибшие от рук святотатцев, по какому случаю уже написана святая икона.

Еще говорит проповедник, что многие хотят у русских Победу отнять, но это им никогда не удастся. Те, которые Советскую страну погубили и хулу на народ возводили, теперь за Победу прячутся. Говорят: «Победа, Победа», а во рту у них одна кислота. Их, которые черные дела за Победу прячут, угадать легко. Спроси их: кто генералиссимус Победы? Ни за что не скажут, что Сталин. Спроси, как зовется город на Волге ниже Саратова, выше Астрахани? Не скажут, что Сталинград.

Еще говорит проповедник, что Победа — это и дело, и время, и учение, и Дух Живой, и Россия Земная, и Россия Небесная, и Рай, который тоже — Россия. Не всякий это учение может сказать словами, но всякий им дышит, спасается и спасает других.

В Победе все люди братья — и русские, и белорусы, и украинцы, и татары, и казахи, и узбеки, и евреи, и чеченцы, и англичане, и французы, и американцы, и немцы, которые нас победить захотели, много наших жизней отняли, иных пожгли, иных до смерти запытали, но святые мученики за них молятся, вымаливают у Бога прощение.

Многие хотят Россию сгубить, русских извести до последнего, но Победу победить невозможно. Потому Россия непобедима вовеки, и русские ее все равно отстоят.

Еще, говорит проповедник, нужно любить армию, цветы, заслонять детей, благоговеть перед женщиной, чтить стариков, читать Пушкина, помогать друг другу. Это и есть — Победа, за которой Гагарин в Космос летал, и многое из того, что слышите, узнано от Гагарина.

Вот такие речи зазвучали вдруг по Москве. Проповедника стали разыскивать, дабы допросить и подлинно узнать, откуда он взялся. Два раза ловили его по доносу, но он стал невидим и от погони ушел. «Идущие вместе», подкупив нищенку у ворот Никольского храма, что в Хамовниках, учинили на проповедника облаву, но он стал прозрачен для света, и они проскочили мимо. По ошибке поймали Райкова, который молился напоказ, но тот показал документы и был отпущен. На недавней встрече в Крыму, когда Путин с Кучмой гуляли в саду, на тропиике им явился человек. Возраста среднего, лицом прост и добр, через плечо потертая полевая сумка. Что‑то им тихо обоим сказал и исчез, не потревожив охрану. Оба долго стояли в задумчивости, а вечером не стали звонить президенту Бушу.

Товарищ, если увидишь где проповедника, выслушай и запиши учение, как сделал я. Не все понял умом, но все сердцем. Услышал слово «Победа», и сердце стало большим и горячим, как майский цветок.

Саддам — герой, Буш — убийца, Путин — тряпка

Март — апрель, 2003 г., № 13(488)

Не думай, что Ирак далеко, и там — не твоя война. «Томагавк», пробивший кровлю дворца Аль Саддам, снес купол с колокольни Ивана Великого. Кассетные бомбы, разорвавшие в Басре триста детей и женщин, накрыли детский дом в Костроме. Бомба с лазерным глазом, разгромившая музей в Тикрите, спалила дотла Эрмитаж. «Б‑52» над Багдадом с грузом крылатых ракет атакует Североморск и Тулу. Пожар нефтяных полей под Умм‑Касром перекинулся в Нефтеюганск. Спецназ США, стреляющий в ополченцев Умкии, пробивает пулями русских солдат под Смоленском.

Война в Ираке — твоя. Кровь на берегах Евфрата и Тигра — твоя. Буш и Рамсфелд — твои палачи, товарищ.

Жуткий моллюск ползет по планете, оставляя порушенные страны, поруганные народы, кровавую слизь. Он прополз по Югославии и Афганистану, изглодав эти земли, как прожорливая улитка истачивает капустный лист. Ползет по Ираку, опрыскивая ядом, проедая дыры, превращая дворцы и святыни в зловонные пепелища. Проползет по Палестине и Сирии, сжует Иран и Корею, нападет на Минск и Москву. Моллюск огромен, сила его непомерна, прожорливость ненасытна. Происхождение моллюска загадочно, напоминает пришествие инопланетной жизни, добывающей на земле пропитание.

Речь идет о новом явлении, лишь условно именуемом «Буш». Оно не имеет аналогов. Его не описывают экономические теории, политические схемы, религиозные философии. Оно рассыпало в прах фальшивый миф Хантингтона о «войне цивилизаций», ибо против жуткого моллюска восстали исламский мир, католическая Франция, лютеранская Германия, православная Россия, конфуцианский Китай, буддийская Индия. Восстала половина самой Америки, ужаснувшаяся тому, что выкормила эту чудовищную, хлюпающую кровью улитку.

Загадочна новизна этой страшной угрюмой сущности, перерабатывающей человечество на отходы. Она претендует на управление миром, на конструирование истории, на присутствие в любом народе, в любом, самом отдаленном кусочке земли. Она, эта мерзкая устрица, уверена, что овладела тайной жизни. Воздействует на жизнь бомбардировщиками, нефтяными потоками, банками, Диснейлендом. Но еще и магическими рецептами, колдовским гипнозом, таинственными, запущенными в жизнь энергиями.

Культом новой религии, связанной с технологиями, электронной войной, ядовитой «культурой», рассасывающей традиционные ценности, создающие пирамиду «нового мирового порядка».

Эта сущность коснулась России. Проползла сквозь девяносто первый, раскроив на ломти СССР. Проползла сквозь девяносто третий, запалив в центре Москвы пожар Парламента. Проползла сквозь двухтысячный, превратив жилые дома в гексогеновый пар. Пятнадцать лет жрецы Америки указывают России на заокеанского идола, предлагая молиться на него, обещая несметные блага, экономическое чудо, преуспевание граждан, расцвет свобод и искусств. В итоге — смерть, вымирание населения, отсутствие армии, распад территорий, болезни, тоска и несчастье.

Жрецы Америки, которые гонят русский народ на поклон к заокеанскому кумиру, проявились в дни иракской войны. Козырев, который водянистыми глазами напоминает головку лазерного наведения для американской крылатой ракеты. Новодворская, похожая на танк «Абрамс», стреляющая во все, что носит арабское или славянское имя. Швыдкой, матерщинник и даритель коллекций, который в ночь, когда бомбы рвали Багдад, запустил мерзопакостную «Культурную революцию», где ратовал за разрешение порнографии. Певец Леонтьев, весь в рыбьей чешуе, прыгал по сцене и, хлюпая селезенкой, славил Америку в дни, когда даже Голливуд плевал в президента Буша. И, конечно, Радзиховский, отважный, как американский морпех перед тем, как того взял в плен иракский патруль.

Заявление Путина «по иракскому вопросу» было невозможно слушать. Оно напоминало жалобный скрип калитки, которую забыли запереть и которую мотал ветер. Его обычные слова, легкие, как воробьиные перышки, летели и сгорали над пылающим Багдадом.

Господин Президент, когда же вы перестанете морочить нам голову по поводу «военной реформы»? Когда закроете брешь для сорока миллиардов долларов, ежегодно утекающих из России? Ведь на эти деньги мы смогли бы развернуть новое поколение тяжелых ракет «Сатана». Спустить на воду новые подводные крейсеры. Взять на вооружение «Черную акулу». Укрепить обороноспособность Родины. Впрочем, оставим надежды. Вы — друг олигархов, а они — друзья Буша. И следующее десятилетие нам предстоит слушать все тот же лепет про инвестиции, про гражданское общество, ходить на выборы в гости к господину Вешнякову, праздновать день святого Патрика и святого Валентина и хоронить, хоронить, хоронить.

Русский, знай: американец ударит бутом в твой дом, просунет в дверь ствол ручного пулемета, харкнет тебе на стол. Герои Умм‑Касра, не пускающие оккупантов к Багдаду, сражаются не только за Ирак, но и за Россию. Подумай, что можешь сделать, сидя в своей деревушке, в своей городской квартире, далеко от поля сражения? На предстоящих выборах не голосуй за «партию власти». Она нас губит, нам лжет, высасывает из нас последние соки. Она — звездно‑полосатая, кишечно‑полостная. Она и есть тот моллюск, что приполз к нам в Россию.

Американцы назвали свою операцию «шок и трепет». Когда Буш вышел к телеэкранам, все испытали шок. У него не было лба, волосы начинались прямо за надбровными дугами. Все испытали трепет — он держал оторванную ручку иракской девочки. Показал журналистам и спрятал в нагрудный карман.

Ирак, победи! Саддам, в эти дни ты — самый великий лидер!

Американские гробы с иракского фронта

февраль, 2003 г., № 6(481).

Челнок «Колумбия» с семью космонавтами‑разведчиками шестнадцать дней парил над Ираком, как демон. Экипаж наносил на карту военных действий последние иракские цели.

Просчитывал подлетное время крылатых ракет. Исследовал «розу ветров», на случай применения тактических ядерных бомб, дабы ядовитые вихри не дунули на Кувейт и Израиль. Просветленная оптика, электронные датчики, лазерные дальномеры, инфракрасные камеры, суперкомпьютеры превращали «Колумбию» в космический разведывательный центр, снабжавший информацией американскую группировку в пустыне, авианосцы в Заливе, спецназ в Курдистане, секретные штабы в Пентагоне. Каждый день орбитальной работы увеличивал число будущих иракских потерь: убитых солдат, растерзанных женщин, сожженных детей, разоренных мечетей, пылающих нефтяных терминалов. Подлетая к Флориде, челнок стал контейнером, где беззвучно трепетали приговоренные к смерти души. Семь астронавтов‑могильщиков доставляли в Америку «груз мертвых», готовились ссыпать его, как трофей, к ногам своего президента.

Глиссаду, по которой снижался челнок, охраняли перехватчики, зенитно‑ракетные комплексы, сторожевые корабли. Специальные радары отгоняли стада пролетавших гусей. Энтомологи ЦРУ электронными мухоловками сбивали цикад и москитов. Расчищали челноку коридор из Космоса к мысу Канаверал.

Челнок стал разваливаться в лазури, как если бы невидимый резец начал снимать с него стружку. Незримое острие вспороло его, и он испарялся, теряя на лету плавники, требуху, начинку. В малиновом пламени превращались в горстки молекул драгоценные приборы, людская плоть, магнитные ленты с записью целей. Пленные, обреченные на заклание души вырвались на свободу и умчались обратно в Ирак, оставляя в синеве едва заметные нити.

Специалисты НАСА, исследующие катастрофу: упавшие в Техас фрагменты, последние мольбы астронавтов, снимки пушистой, как вспоротая перина, траектории, различили странную полупрозрачную тень, сопровождавшую подбитый челнок.

Чуть различимая, бестелесная, напоминавшая блик солнца, она была похожа на индейца в боевом оперении, поднявшего острогу. Или на китобоя в зюйдвестке, нацелившего гарпун. Или на ангела с пернатыми крыльями, вонзающего копье. Об этом странном явлении доложили Бушу, но тот наморщил узкий, мокрый от огорчения лоб и отмахнулся от таинственной информации. Как и все Буши, он был нечувствителен к «знакам неба». Оперировал стоимостями, баррелями, числом чужих и своих гробов, находящихся в пропорции «тысяча к одному».

Точно так же он отнесся к «боингам», разрушившим в сентябре Манхэттен, истолковав удар как террористический акт бен Ладена. После чего тупо разбомбил Афганистан, заковал в кандалы два десятка талибов, разместив их в тюрьме Гуантанамо. В его ковбойской, воспитанной на пасторских проповедях голове ни разу не мелькнула мысль о мистическом возмездии, о божественном предупреждении, когда «боинги» с арабами старались указать Америке, что она нарушает закон мироздания, отклоняется от божественных норм, переступает правила, по которым живут космические частицы, бездушные минералы, живые твари, человеческие сообщества.

Гибель «Колумбии» — это казнь, устроенная святотатцам на глазах всего человечества в небесной лазури. Ирак, на который нацелены пушки, бомбометы, ядерные ракеты, каналы стволов и телеканалы, откуда несутся непрерывная ложь, клевета, призывы к насилию и крови, — Ирак находится под защитой ноосферы, архангела Гавриила, вселенского закона, не допускающего победы Зла.

На шаттле превратились в пепел не только тела разведчиков, но и еврейские скрижали Завета, который взял в космос летчик‑иудей, прославленный в Израиле как истребитель арабов.

Как же отнеслись к уничтожению «Колумбии» в России? Сванидзе был похож на обугленный обломок челнока. Явлинский напоминал приспущенный звездно‑полосатый флаг. Немцов переливался, как слезинка у «Стены плача». Жириновский вел себя, как окурок «Мальборо», оставленный в пепельнице премьером Шароном, — чуть дымился, виртуозно предавая палестинцев и Арафата, восславляя оккупацию арабских земель Израилем. Он покуда еще за Саддама, но непременно увидим, как станет ратовать за посылку русских ВДВ в помощь американцам в Ирак.

Мы, русские, учимся по складам читать небесный букварь. Разучиваем правила небесной грамматики. Разбитыми в кровь устами выговариваем имя русского юноши Евгения Родионова, посланного в Россию силами Неба.

Кто срубит кремлевскую елку?

январь, 2003 г., № 1 (476)

На зимней поляне в Барвихе, в реликтовом бору, что куплен миллиардерами и застроен дворцами, была выбрана огромная елка. Целый день украшали ее затейники, дизайнеры и модельеры. Вверх и вниз по стремянкам и веревочным лестницам лазали Глеб Павловский и Марат Гельман, Зураб Церетели и Никас Сафронов. Убрали ее игрушками и оставили сверкать среди снегов в новогоднюю ночь.

На вершине, хрупкий, полый внутри, созданный искусным стеклодувом, висел Президент Путин, самая нарядная из елочных игрушек. Вокруг тихонько покачивались игрушки, изображавшие подводный крейсер «Курск», космическую станцию «Мир», упавшие самолеты, сгоревшие вертолеты и затейливый газовый баллончик с нарядной надписью «Норд‑Ост».

Ниже, озаренные аметистовыми огнями, в бриллиантовых гирляндах, висели игрушки, изображавшие членов «семьи». Ельцин, как растопыренная золоченая шишка. Таня Дьяченко и Юмашев, как двухголовый смешной дракончик. Хороводом, взявшись за руки, танцевали Дерипаска, Авен, Мамут, сияющие, как самоцветы. Абрамович, голый, словно античная статуэтка, отлитый из драгметаллов, с рубиновыми яичками, обнимал Бендукидзе, выточенного из слоновой кости с алмазным пупком и железными чреслами. Этот счастливый рой богачей и олигархов озарялся лампадами из сапфиров и аметистов, перемежался золотыми унитазами, которые сталкивались и нежно звенели. Все было щедро осыпано серебряным дождем, изготовленным из седых волос умерших от горя русских женщин.

Пониже, густо, обильно висели игрушки, изображавшие властных чиновников, членов правительства, мэров, губернаторов, столоначальников и наместников. Игрушки были из Драгоценных пород дерева, дорогих пластмасс, из бархата, шелков, золоченой парчи. Особенно импозантно, из плюша, раскрывая поющий рот, исполняя арию «Смейся, паяц», выглядел Касьянов, в руках которого были дареные лыжи. Выделялся Починок, повешенный вниз головой, иронично похохатывая над Матвиенко, полуобнаженной, похожей на русалку, с розовыми телесами, в бюстгальтере из кожи аллигатора. Мэр Лужков, не доставая ножками еловой ветки, держал в руках карту, где золотой нитью была вышита трасса канала «Обь — Амазонка». Спикер Миронов то и дело вытягивал длинный, как у муравьеда, язык, норовя лизнуть высокую игрушку Путина, но Патрушев всякий раз отстригал серебряными ножничками конец языка. На этот игрушечный ряд с небес щедро сыпались блестки, каждая из которых являла собой крохотный конвертик, куда были аккуратно вложены доллары от многочисленных благодарных просителей.

Ряды игрушек, будто обручи, один за другим опоясывали елку, превращая ее в «пирамиду сословий», построенную по демократическим чертежам. Следующий пояс состоял из многочисленных служителей, чьими услугами, умениями, любезностями и искусными ублажениями обеспечивалось преуспевание вершинных, венчавших пирамиду сословий.

Эти игрушки были сделаны их разноцветной пластмассы, прозрачного целлофана, раскрашенной резины, кусочков скотча и вкусной жвачки, побывавшей в зубах олигархов, министров и членов обеих Палат. Это были эстрадные певцы, среди которых Газманов напоминал маленькую обезьянку, державшую в лапках кокосовый орешек микрофона. Смехачи и юмористы, среди которых надутая резиновая соска то и дело пукала, посвистывала и посмеивалась характерными смешками Жванецкого. Тут были великолепные пышногрудые куртизанки в мехах и бриллиантах, подаренных владельцами алюминиевых заводов и нефтяных корпораций. Охранники дворцов и офисов, могучие, как павианы, с автоматами «Узи», и телохранители, похожие на горилл, с пистолетами «беретта». Тут были тележурналисты, главный из которых, весь утыканный сердитой щетиной, с оскалом рассерженного зайца, брызгал слюнкой по РТР, пугая «русским фашизмом». Нарядной гирляндой, вырезанные из мандариновых корочек, висели взявшиеся за руки члены движения «Идущие вместе», лидер которых ощипывал пойманную сороку. На этот ряд сверху опадала тихая, радужного цвета роса. Она распылялась из трубочек, соединенных с золотыми унитазами. «Идущие вместе», юмористы и эстрадные певцы умывались этой росой, и их одухотворенные лица нежно румянились.

Чуть ниже, узким пояском, располагались изображения тех, кто был недоволен великолепным замыслом пирамиды. Бунтовал, участвовал в пикетах и шествиях, сидел в тюрьме, скрывался от преследователей, вздымал кулаки вверх, грозя сверкавшему великолепию избранных и сиятельных. Этот ряд тускло освещался мутными уличными фонарями и тюремными лампами. Едва различалась железная клетка, в которой сидел Лимонов. Несколько изнуренных голодовкой авиадиспетчеров. Краснознаменный пикет, в котором женщина стучала в пустую кастрюлю, шахтер долбил себе голову каской, а гранатометчик Сусликов направлял трубу гранатомета на Американское посольство. Фигурки были сделаны из кусочков колючей проволоки, ломтиков асфальта, перевязаны черными нитками, выдернутыми из курток НБП.

У самой земли, полузаваленные мерзлым снегом, без блесток, конфетти и фонариков, качались едва различимые фигуры, изображавшие народ. Их было много, они висели связками, были вырезаны из консервных банок, лоскутьев мешковины, выточены из деревянных надгробных крестов, из тельняшек убитых десантников, алюминиевой обшивки рухнувших самолетов. В этом темном, неосвещенном ряду чуть краснела цигарка бомжа и сыпались искры из маленькой печки‑буржуйки.

Такая елка, гордость и краса кремлевских устроителей, стояла на поляне в Барвихе, и ею любовались американские астронавты, парившие на космической станции, спикер Селезнев, летевший с поздравлениями к Путину, министр Шойгу, торопившийся на чрезвычайную ситуацию в ночной клуб «Распутин». В лесу раздались скрип саней и похрапывание лошади. Везла лошадка дровенки, а в дровнях мужичок. Он был высок ростом, в сияющих одеждах, со сложенными за спиной белыми крылами. Вокруг его головы светился золотой нимб. В руках он держал топор дровосека. По его суровому лицу было видно, что ему не нравится елка. Взял свою секиру и примеривался, как бы ловчее рубить. Чтобы не повредить два нижних ряда и не расколоть верхнюю, самую хрупкую и нарядную стекляшку. Ее он хотел отнести на небо и показать Господу, чтобы тот увидел, какими забавными безделицами полнится Русская земля.

2002

Морг‑Ост

Ноябрь, 2002 г., № 45(468).

Путин, наивной, верящей, сентиментальной душой, взятой напрокат у Михаила Сергеевича, стремился на Запад. Желая прослыть «западником», воздвигал пышные дворцы внутренней и внешней политики в викторианском стиле, с элементами готики и позднего барокко. Но угрюмо и хрипло дохнул норд‑ост, разнес фанерные декорации, шмякнув незадачливого архитектора затылком о кирпичную стену сортира, на которой гвоздем начертано: «Welcome».

Атака террористов на Москву превратила в «ничто» образ «просвещенного западника», тоскливо вопрошающего синоптиков, откуда подует ветер, и какая нынче над Москвой «роза ветров».

Запад беспощадно и холодно взирал на русскую трагедию, и не было газеты в Европе и Америке, что не проявила бы сочувствия к «трагическим» чеченским мученикам и не лягнула бы русский спецназ за газовую передозировку. Европейский Союз длинно плюнул из Копенгагена в лицо Путину, не отменив «Всечеченский конгресс», не выдав Закаева, лишь издали поддразнивая Москву его респектабельной чеченской бородкой. Друг Шредер, после всего совместно выпитого пива и съеденных баварских сарделек, заступился за черных баб‑террористок, толкая Путина на переговоры с Масхадовым.

Американцы раздумывают: включить ли банды Ведено и Серженьюрта в террористические списки, и это оскорбительное думанье клерков воспринимается русским МИДом как Дипломатическая победа князя Горчакова. Пока умирали от газа москвичи, и офицеры «Альфы» приставляли глушители к белым лбам террористок, выигрывала Америка. В ее интересах вдрызг рассорились Россия и Европа, и никакой отдельно европейской политики России больше не существует. Русское общественное мнение, которое тайно торжествовало после террористического удара по Манхэттену, воспринимая 11 сентября как «кару господню» гордой сатанинской империи, теперь отождествляет свою трагедию с американской, начинает видеть в исламе «вселенское зло», что и требовалось русофобу Збигневу Бжезинскому. Готовясь бомбить Ирак, Америка больше не встретит возражений России, которая проголосует в ООН, как униженный сателлит.

Так ведет себя внешний «западный друг». А внутренний? Как вели себя западники‑либералы из «Яблока» и СПС, из респектабельной еврейской элиты, с которой нежничает Президент? Все эти режиссеры, певцы, политологи, устроившие антигосударственную истерику перед телекамерами? Эти шерочка с машерочкой, когда крутится двуголовое существо с одним пупком и двумя ногами, и не поймешь, где Немцов, а где Хакамада? Или Венедиктов, чьи волосы набились в каждый рот и ноздрю, не давая дышать? Как они мытарили власть в ее смертельные роковые минуты! Как требовали от Путина, чтобы он босиком, с веревкой на шее пошел на Кавказ к Масхадову! Как заступались за кавказцев в Москве и за евреев в Хевроне и Тель‑Авиве! Как лицемерно посыпали голову пеплом над покойниками, давая понять, что в их смерти виноват жестокий Кремль, бессердечные силовики, агрессивные русские генералы! Именно так действовало первое поколение сорвавшихся с цепи либералов во время тбилисских событий, стрельбы в Риге и Вильнюсе, в Карабахе и Фергане, приближая развал великого советского государства.

Прозрев в страшном сне, мы узнали: идет война, жестокая, без линии фронта, с мгновенно возникающими очагами в районах атомных станций, нефтепроводов, химкомбинатов, питьевых водозаборников. Жертвы в этой войне неизбежны и непросчитанны. Как во всякой тотальной войне, народ и власть объединяются, понимая, что только сильная власть может защитить народ от нашествия, только с помощью объединенного народа власть может одолеть врага. Для этого власть и народ заключают неписаный, священный договор, прекращая вражду как бы глубока она ни была до начала военных действий.

Так, в 41‑м году Сталин, лидер жестоких большевиков‑реформаторов, двадцать лет воевавших со своим народом, обратился к стране с покаянными, идущими от сердца словами. Соединил усилия покачнувшейся власти и жертвенный стоицизм русских. Стал не лидером, но вождем. Добился величайшей в мире победы. Сплотил неразрывно власть и народ.

Сумеет ли Путин отречься от миллиардеров Фридмана и Абрамовича, «реформирующих» русский народ на миллион покойников в год? Станет ли он защитником и радетелем народа, которого пятнадцать лет терзают беспощадные террористы‑реформаторы? Если да — народ встанет рядом с властью в годину жестоких испытаний. Если нет — власть и народ погибнут поодиночке.

«Что впору Лондону, то рано для Москвы»?

октябрь, 2002 г. о № 42(465)

Беседа «Березовский — Проханов», опубликованная в «Завтра», напоминает взрыв бомбы над Хиросимой. Сто тысяч демократических трупов. Глеб Павловский в белом балахоне уползает подальше от эпицентра. У Сванидзе пена течет изо всех дыр, словно он проглотил карбид. «МК», прихватив кости Холодова, слизь Дейча и перхоть Гусева, зарывается в землю. Демократов трясет, словно вышел второй том «Господина Гексогена». Ищут деньги Березовского в портмоне КПРФ.

Ищут секретные протоколы лондонской встречи, как искали подлинник «Пакта Риббентропа — Молотова». Один ироничный друг сравнил поездку в Лондон с перелетом Гесса через Ла‑Манш. Волошину чудятся два страшных призрака, гуляющих под ручку по Европе, — призрак коммунизма и призрак Березовского. Дай приказ устроить невероятную шумиху, поднять в воздух весь дым телевидения, весь мусор прессы, чтобы в этом облаке потонул истинный смысл происшедшего. Так советская ракета «Сатана» несет на столицу врага свой смертоносный заряд, окружая его облаком ложных целей, непроницаемой тучей помех, мешающей различить истинные боеголовки.

Причина ужаса, охватившего Кремль, в том, что этой беседой открывается новый этап идеологического строительства, коим были заняты — сначала газета «День», а потом, после ее расстрела, — газета «Завтра». Мы соединяли несоединимое. «Красных» и «белых». Коммунистов и националистов. Сталинистов и монархистов. Против Ельцина. Против скотского капитализма. Против демократических крыс, напавших на Россию, перекусивших ей сонную артерию. Нам удалось это мучительное строительство. Через неудачи, ошибки, через трагедию Фронта национального спасения, сгоревшего в Доме Советов, через непрочные союзы, из которых выпадали самонадеянные честолюбивые лидеры, мы создали Народ — но патриотический союз России, который показал свою дееспособность на красноярских выборах, где «белый» Глазьев и «красный» Зюганов действовали в творческой нерасторжимости, привлекая симпатии «красно‑белых» патриотов.

Сегодня в наши ряды готовы влиться «либерально‑патриотические» энергии, отшатнувшиеся от чудовищной власти. От «семьи», которая, как страшный моллюск, угнездилась в России и сжирает ее живые плодоносные силы, сглатывает по миллиону населения в год, обгладывает наголо каждый побег и кустик, оставляя мертвые объедки. Эта русская катастрофа, смерть великой страны, съедаемой чудовищной улиткой, побуждает объединяться всех, кому наша страна — Родина, кому Россия — мать.

Либерал‑патриоты, стремящиеся в наш союз, — это покойные Максимов и Синявский, ужаснувшиеся кровавой бойне, учиненной «ельцинистами» в 93‑м, публиковавшие в «Завтра» свои протестные тексты. Это Говорухин, обличитель «криминальной революции», некоторое время бывший рядом с нами, но потом соблазненный «прелестями» самого некриминального политика России Лужкова, вошедший в его «сусально‑позолоченную» партию. Это новая университетская молодежь, ненавидящая буржуазную пошлость, читающая Сартра, Барынина, Чуе Солевару. Это научная интеллигенция, что выше всего ценит свободу исследований, но еще выше — Родину, которую сжирает мерзкий полип «семьи». И я убежден, мы выстроим эту идеологию патриотизма, которая соединит расколотое русское общество и сделает невозможным существование полипа.

А пока кремлевская власть клику шествует по поводу «безнравственного союза патриотов и Березовского», полагая, что мы забыли несчастного Приматывать, которого Дорезано — этот рупор Кремля — вытряхивал на скользкий стол, словно глубоководную рыбу, потрошил на глазах у всех, рылся в ее кишках, показывал ее желтый пузырь, подымал за липкий хвост, рушил тяжелой башкой на доски. А потом, после этих глумлении, Приматов и власть обнялись, и теперь объедают Россию вместе. Или Путин, «наш держа вник», «наш Петр Первый», «наш национальный герой» — сдал в две минуты Россию Бушу, пустил американцев в Среднюю Азию и Грузию, готовится к вступлению в НАТО. И при этом — ни одного упрека со стороны Сванидзе, который славен тем, что наблюдает, как Президенту бреют нош, а потом посыпает этими волосками свое лицо.

Уморительнее всех не Гостинодворская, «мисс Вселенная», «политическая вдовица» Березовского. И не Ильюшенко, чья партия, после смерти Голов лева и выхода Бориса Абрамовича, уменьшилась ровно вдвое. Уморительнее всех Селезнев, эта упитанная, давно не летающая птица, которую подают на стол во время кремлевских банкетов. Он хочет выйти из НАПР, если оттуда не изгонят Проханов. А вдруг Березовский обмолвится, что давал Селезнев деньги на его предвыборную кампанию в Подмосковье? То‑то облезут с этой подсадной утки все ее бумажные перья.

Мы же в газете «Завтра» продолжим наше патриотическое дело, даже если к нам зашлют наемных убийц. Если для господина Похмелкина либерализм — это свобода танцевать на костях умирающей России, то для нас либерализм — это свобода и независимость нашей Родины, в которую мы веруем, как в Божество.

Особенности национальной охоты на писателей

ИЮЛЬ, 2002 г., № 29(452)

Видел в Саратове Лимонова. Мой друг, писатель, тонкий стилист, русский Сартр, романтик — в наручниках, среди конвоиров и овчарок, седой, всклокоченный, согбенный. Его то ли провели, то ли проволокли по неопрятным коридорам суда и сунули в клетку. Больно и отвратительно. Но при этом — странное удовлетворение. Русская литература снова стала опасной. Ее снова сажают на цепь, заточают в острог. А значит, писатели, пропавшие из поля зрения на добрый десяток лет, пройдя по далеким, безымянным орбитам, как холодные кометы, снова возвращаются в раскаленный центр русской жизни.

Покуда шуршащие в бесхозных закромах советской литературы Наталья Иванова и Алла Латынина, как две мышки‑старушки, догрызали остатки соцреализма, а Евтушенко, этот «комиссар перестройки», сбежал от гражданской войны в американское захолустье, а «Пен‑клуб» с потресканным, как сухая штукатурка, Битовым хватал лакомые кусочки со стола власти и марал белиберду об «андеграундах», а патриотические писатели, изгнанные из культуры, ушли в катакомбы и там при свечах писали исторические романы, — вдруг что‑то случилось. Кто‑то больно и страшно клюнул безнаказанную власть, которая привыкла топить подводные лодки, расстреливать из танков Парламент, сжигать космические корабли, хапать из казны миллиарды, морить народ миллионами, покрывая все, что ни попадет ей в лапы, пошлой бронзовой краской, какой красят багеты и могильные ограды. Этот гневный, с красным гребнем, петух, ударивший клювом в мерзкое темя, — и есть новая литература, злая, как перец, острая, как разбитая бутылка, жгучая, как нашатырь.

Поистине, «Дух дышит, где хочет». Политика последних лет напоминает мороженую рыбу — много инея, много мертвых выпученных глаз, много дурного запаха. Политика — это «селезневщина» и «мироновщина», понятные и предсказуемые, как объявление остановки в трамвае. Телевидение, примерявшее алмазный венец жреца, выродилось в тусклого, как лампочка в подъезде, Киселева и в двух очаровательных женщин, негритянку и белую, которые, демонстрируя расовый мир, не умолкая, щебечут о гениталиях. Культурный официоз представлен Жванецким, от одного вида которого скисает молоко «Домик в деревне», а также министром Швыдким, который, как бы ни умничал, все равно смотрится рядом с голым прокурором, пыхтящим в обществе двух фээсбэшных девчонок.

И вот Лимонов со своим «Палачом», «Убийством часового», «Книгой воды» сотрясает обитателей «Города золотых унитазов», верящих в безнаказанность своих злодеяний.

И те, полистав книжки, начинают обносить свои дворцы третьей колючей проволокой, минируют входы, ставят на вышках замаскированные фиалками пулеметы и спешно, меняя подгузники, принимают «Закон об экстремизме». Хорошая литература, отличный писатель.

И вот издатель Иванов из «Ад Маргиием» выпускает книжечки, плюхающие помидорами в самодовольные рожи сытых буржуа, кокающие чернильницы на вылизанных фасадах благопристойного фарисея, что днем проповедует нравственность и любовь к президенту, а ночью, когда паства засыпает голодным сном, проскальзывает в темные двери ночного клуба «Распутин», где идет бесконечная оргия. Превращается из Петра Петровича в Калигулу.

И вот молодые писатели, такие, как Сергей Шаргунов, которым по двадцать, пишут «русскую имперскую прозу», беспощадную к предателям и подлецам, нежную к родному, поруганному человеку, религиозно воспевающую Россию.

Новая проза антибуржуазна, протестна, интеллектуальна. В ней, а не на кафедрах философии, ставятся вопросы современных мировоззрений. В ней, а не в аналитических центрах утомленных «левых» движений, дается оригинальный анализ небывалой русской действительности. В ней, а не в душных кружках плюшевых моралистов, исследуются «бездны» современного человека, создается «несъедобная» эстетика, с которой не придешь на прием к Лужкову. Современная литература революционна, и только как таковая является литературой.

Поэтому и плодятся доносчики, будь то унылый, словно Дятел, функционер «Идущих вместе», или скользкий, как рептилия, журналист «МК». Поэтому и вводится в академии ФСБ «курс ямба и хорея», а также практикум, как ловчее, с криком: «Лежать, сука!», опрокинуть писателя и сковать наручниками.

Давайте снова начнем счет русским писателям, побывавшим в темницах: от Даниила Заточника и Радищева до Рылеева и Достоевского. От Гумилева и Мандельштама до Синявского и Лимонова. Ведь нельзя же и впрямь, как справедливо излолагает Глеб Павловский, Путину войти в историю с одними паводками и авиационными катастрофами. Надо и ему создать своего Солженицына, пусть и с фамилией Сорокин.

Отпор «реформаторам», погубившим великую страну, начался не в КГБ, не в ЦК КПСС, не в Генштабе или Совмине. Он начался в Писательском доме на Комсомольском проспекте в проклятом августе 91‑го, где русские литераторы разных поколений и взглядов забаррикадировались, как староверы в смоляном срубе, и не пустили сатану на порог.

Это было начало «русской литературной революции». Сегодня мы видим ее продолжение.

P. S. Стихи, рожденные в коридорах Саратовского суда

«Экстремисты»

Мы — не правозащитники.

Мы — ястребы, мы — хищники.

Мятежники, зачинщики.

Тупых ножей точильщики.

Оружия носильщики.

Мы — Люблино, Текстильщики.

Наган — в пакет из пластика.

У нас серпы — не свастики.

Мы — с крыльями широкими.

Мы — ангелы, мы — рокеры.

Мы — наголо побритые.

И пулями убитые.

А. П.

Скинхед обнимает японца и негра

июнь 2002 г., № 24

В первом чтении Думой принят закон об экстремизме, под который подпадаю и я. Друг Макашова и Лимонова, я могу разделить судьбу Эзры Паунда, Николая Гумилева и Павла Васильева. Этот закон принимается властью накануне народных волнений, ибо социальная и национальная жизнь в России невыносима. Коса Чубайса режет народ по горлу. Кувалда Грефа бьет по голове. Острие Кудрина выкалывает глаза. Хохот Починка лишает рассудка. Изменить эту жизнь с помощью выборов невозможно. Вешняков сидит в каждой урне. На каждых выборах побеждает генерал ФСБ.

И рука избирателя, уставшего от подтасовок, черного пиара и произвола спецслужб, тянется к гранатомету.

Царство, построенное Ельциным, и укрепляемое, как муравейник муравьем, Путиным, уродливо целиком и в каждом своем представителе. Патология этого царства воплощена в «Городе золотых унитазов», построенном миллиардерами на Успенском шоссе. Этот бриллиантовый город отделен от погибающей Родины поднебесной стеной, «спиралью Бруно», электрическим током, охраной с овчарками, а теперь и законом об экстремизме. Всякий, кто косо глянет на хищную стаю «мерседесов» с мигалками, будет схвачен и доставлен в подземелье Глеба Павловского.

Накануне принятия закона было сожжено множество «маленьких рейхстагов». Подорвалась женщина, убиравшая надпись «Смерть жидам» на самом фээсбэшном, Киевском шоссе. Был подобран мобильный телефон, начиненный взрывчаткой. Под глиссадой пассажирских самолетов, все на том же Киевском, у Внукова, были найдены зенитные «стрелы» и «стингеры». Ну чем не сцены по‑любимовски талантливого спектакля, поставленного «Театром на Лубянке».

«Партия власти», дружными задами прессующая Думу, единогласно приняла закон. Эта машина, зачехленная в пиджаки и бюстгальтеры, собрана из ржавых запчастей КГБ, посыпана золотой перхотью Исаакиевского собора и управляется кнопкой, на которой нарисован красный селезень с черным хохолком.

Нет спору, надо защищать от насилия кротких азербайджанских торговцев, печальных раввинов и приехавших погостить африканцев. Но кто защитит русских, убывающих по миллиону в год? Когда и какой Президент? Может быть, негр, которого вырвали из жестоких рук скинхедов и в результате свободных выборов посадили в Кремль? Ведь закон об экстремизме направлен против русских, в которых видят фашистов, насильников и бунтарей.

Десять лет власть обещает сформулировать «национальную идею России», «формулу русской мечты». Говорят, старший брат Чубайса, сидя при лучине, почти нарисовал русский национальный лубок. Но вместо «идеи» из Кремля один за одним выходят драконовские уложения, которые теперь увенчаны жандармским «законом об экстремизме».

Те, кто разрушал интернациональную идеологию СССР, создавал «народные фронты», отстаивал «Эстонию для эстонцев», «Карабах для армян», кто вскармливал «Великий Тураи» в Казахстане, «Великую Якутию» в Заполярье, теперь заливает обессиленных и обобранных русских негашеной известью антиэкстремистских законов. «Русь, птица‑тройка, куда ты несешься?» — «К тройкам Лубянского трибунала».

Достоевский имел в виду демократов, когда говорил об «идеале Мадонны», который неизбежно сменяется «идеалом содомским». Демократы воспевали парламентаризм и расстреляли из танков Парламент. Неутомимо борются за права человека, в результате чего в России не остается людей. Ратуют за свободную рыночную экономику, которая через полвека приблизит нас к Португалии, ибо в нашем правительстве одни португальцы.

Противоречия демократической теории и русской практики будут устранены «Законом о политическом экстремизме», как полагает бывший советский зэк и нынешний кремлевский философ Глеб Павловский, — «твердая рука», «пугливая улыбка», «бегающие глаза», «скорая отставка».

Однако мироздание описывается иными законами. Земля движется вокруг Солнца по иным уложениям. И люди, которым во все века предлагают выбрать между Раем и Адом, каждый раз выбирают Рай, хотя иногда приходится класть ради этого свои буйны головы.

Кстати, кто жег машины в центре Москвы? Экстремисты? «Идущие вместе»? Или противники передачи Японии островов Курильской гряды?

Буш объелся груш

Май‑июнь 2002 г., № 22.

Встреча Буша и Путина прошла отменно. Буш почти без труда нашел на карте Россию между Китаем и Северным полюсом. Рассматривал комиксы «Преступление и наказание», которые подложила ему Кондолиза Райс. Обнялись в Москве — плейбой и ковбой. Красовались, шутили. Путин легко, по‑светски, острил по поводу «утечки мозгов». Буш умилялся православным старушкам, под которых были загримированы охранники ФСБ. Не обошлось без посещения синагоги — раввины были в ударе. Зашел разговор о вениках, которые нуждаются в поправке. Путин подарил Бушу русский веник, связанный мастерски, без поправок. Они парились в бане, охлестываясь, показывали друг другу татуировки. Путину понравилась та, что украшает ягодицы Буша после 11 сентября. Буш похвалил наколку Путина с изображением «Курска» и станции «Мир». Голые мужики «поддавали», читая приветствие Новодворской, которая сравнивала Америку с «галактикой любви». А их жены пили чай в Русском музее и лакомились «клюковкой в сахаре».

Немного поговорили о русских ракетах, о замене ядерных боеголовок на деревянные.

Немного об Иране:

«Вова, да брось ты этих имамов!»

Об Ираке: «Ладно, Жорик, бомби, но чтобы я не видел!»

Коснулись Чечни: «Вова, ну я тебя прошу, ну помочил немного, а теперь посуши. В том же месте».

О Средней Азии:

«Жорик, передай своим, чтобы с Акаевым в шашки не играли. Он их в рот кладет».

Об Афганистане:

«Вов, давай вместе в торы‑боры слетаем. Беня Ладанов стол накроет».

О вступлении России в НАТО: «Джордж, я уже давно там, но народ мой об этом не знает».

Народ, между тем, ликовал. Пробки, в которых увязла Москва, были куда величественней, чем во дни визита товарища Ким Чен Ира. Тысячи милиционеров сидели на деревьях вокруг отеля «Мариотт» и тихо пели, изображая птиц. «Боинг‑747» из Тайбея так и не прорвался к Москве и был остановлен. Кудрин и Греф, с трудом удерживающие Россию от экономического роста, показали Кондолизе Райс русских скинхедов, и те, очарованные негритянкой, так и не сказали ей:

«Сука черная!» Антиглобалисты подняли над Американским посольством аэростат в виде куриного окорочка и оттуда помочились на «кадиллак» президента. Константин Боровой выпустил первый и последний номер журнала «Америка», в котором сообщил о пленуме КПРФ, исключившем Селезнева из партии за «самоволку» в США.

Расставались под хмельком, чтобы встретиться через пару деньков в Италии. Путин держал макинтош друга Джорджа, пока тот перед зеркалом выдавливал маленький угорь на лбу. Лора подарила Людмиле платье: «Оно почти новое, милочка. Я надевала его пару раз в Лас‑Вегасе».

Самолет из «Внуково‑2» взял курс на Париж. «И осталась в небе легкая полоска, светлая, как память о тебе». На мгновение стало тихо. Было слышно, как рыдает Светлана Горячева, столько сделавшая для вступления Украины в НАТО.

Посадка на бронепоезд «Москва — Воронеж»

апрель 2002 г., № 16

Если хорошо отшлифованными русскими костями вымостить гору, она станет белой, как снег, и по ней можно проложить горнолыжную трассу для Президента. Стотысячное воронежское выступление — это вопль убиваемого народа, который приговорен к казни путинскими «законами смерти». Эти людоедские законы, проштампованные в Думе Райковым, Пехтиным, Морозовым и Немцовым, отнимают у человека кров, работу, пенсию, школу, больницу, книгу, электрическую лампочку, отчего годовой мор на ельцинско‑путинской Руси составляет устойчивый миллион. Это даст возможность ко Дню Победы украсить Кремлевскую стену черепами по всему периметру: от Спасской башни до Троицкой. «Амбициозные проекты», которые не были обнаружены Путиным в программе Грефа и Кудрина, по‑видимому, означают рытье могил с помощью шагающего экскаватора, что позволит довести вымирание до двух миллионов в год. Это даст повод Матвиенко надеть бюстгальтер из крылышек африканских бабочек и еще горше лить слезы по «жертвам Холокоста», а Починку — оглашать коридоры правительства сардоническим смехом.

«Центристы», удобно разместившие тучные ягодицы во всех комитетах Думы, выдавливают коммунистов с Охотного ряда в Воронеж, а также в другие восемьдесят региональных столиц, где начинается «русская интифада» под грохот алюминиевых кухонных тамтамов. Решение Зюганова бойкотировать Думу, все больше напоминающую крематорий, было своевременным и совпало с весенним протестом народа, у которого кончились зимние запасы ржи и еще не появились в лугах и огородах корешки и луковки, не настало время собирать червячков и лягушек, а только голодными глазами смотреть на Сванидзе, напоминающего огромного злого ежа.

Но тут удивил Селезнев. Он так цепко и намертво вонзился коготками в думскую жердочку, что пленум коммунистов пять часов кряду пытался нежно разжать эти хваткие коготки. Не сумел. «Красный спикер» так и остался висеть вниз головой в зале заседаний, глядя, как Жириновский плюет в него из трубочки слюнявые бумажные катышки. И теперь народ и «партийная масса» почесывают в затылках. Кто сильней: Селезнев или Зюганов? Кто он, Селезнев — «красный спикере» или «партийный спикере»?

Однако неприличные шутки в сторону. Конфликт «Селезнев — Зюганов» носит не личностный, а фундаментальный характер. Знаменует расклад сил в «левом движении», определяет фрагменты этого движения, политические тенденции в огромном народном массиве, составляющем протестное поле.

Компартия, как всякое сложное образование, не сегодня родившееся, с огромной историей, колоссальной традицией, пережившее взлет и падение, хранит в своей глубине потаенные, древесные кольца своей судьбы, реликтовые, невидимые глазу молекулы, готовые, при благоприятных условиях, к размножению и развитию. В сегодняшней партии есть «сталинисты» и «ленинцы», «троцкисты» и «социал‑демократы», «бундовцы» и «народовольцы». А если копнуть поглубже, то и «эсеры», и «кадеты», и «западники», и «славянофилы», и «иосифляне», и «жидовствующие», и «язычники», и даже «огнепоклонники». Как и во всем советском народе, лишь внешне «монолитном», но при толчках истории распавшемся на множество осколков.

Еще недавно в партии, не разрывая ее, но создавая постоянное внутреннее напряжение, просматривался конфликт: «Зюганов‑Макашов». Мягкий, бархатный, компромиссный подход к политике, к чему располагала плюралистическая, парламентская модель России. И радикальный, «баррикадный», революционный, к чему побуждала вопиющая несправедливость власти. Однако в последние годы «правее Зюганова» стала возникать группировка, сделавшая окончательную ставку на социал‑демократию, на разрыв с «коммунистически‑красным», на конституционные, придуманные властью «правила игры», выразителем чего и явился Селезнев.

Не стоит торопливо осуждать «вольнодумца‑спикера». Он был делегирован партией на пост, изначально предполагавший «перерождение», вынуждавший принимать награды из рук августейшего Палача, пользоваться статусом «четвертого человека» в России, что втягивало во власть всю партию в целом. Это было выгодно партии, усиливало ее организацию после жесточайшего ельцинского погрома. Селезнев, направленный коммунистами в зону «повышенной социальной радиации», в «зону социальных искушений», подвергся мутации. Теперь, когда его приказом отзывают обратно, он, мутант, своеобразный уродец с двумя головами, естественно, противится этому. В этом его драма. Ренегатство же его в том, что, подобно Горбачеву, Ельцину, Рыбкину, выросший на «соках партии», напитавшись «партийных калорий», он начинает действовать во вред своей матери. Пополняет список блудных сыновей, многие из которых стали матереубийцами. Как выглядит коммунист Черногоров, который гостеприимно возит по курортам палача патриотов Ельцина?

КПРФ найдет способ уладить упомянутый конфликт, не тратя на него слишком много времени. Ибо времени совсем не осталось, и надо спешить на поезд «Москва — Воронеж», а то народ «хрен догонишь».

Время Арафата

апрель 2002 г., № 14

Палестина — мистическая земля, соединенная с небом. Связана пуповиной с Космосом, откуда в земную жизнь вторгается святоносный Дух. Не дает умереть планете. Окаменеть истории. Окостенеть творчеству. Живой родничок на черепе мира, где пульсирует животворящий источник бытия. Здесь, в Вифлееме, родился Христос, преобразивший род людской.

Здесь Европа и Азия скрестили мечи, открывая в жестокой распре единство богосозданного человечества. Сюда, как последний снаряд Второй мировой, упало государство Израиль, взрывную волну которого мы чувствуем по сей день.

В наши дни, в эти часы и минуты, здесь ведет священное сражение Арафат. Вождь палестинцев, лидер арабов, духовный подвижник человечества. В черном каземате, окруженный израильскими танками, среди растерзанных взрывом соратников, с садящимися батарейками мобильного телефона, положив на колени «Калашников». Управляет интифадой. Связывается с ООН. Говорит с Бушем и Путиным. Побуждает Египет и Ливию. В центре арабского сопротивления, в центре мировой политики, бесстрашный воин, неутомимый работник, прозорливый пророк, ненавидимый и обожествляемый, Арафат накрыл своей бедуинской повязкой все сражающееся человечество. И мы в России под черно‑белым серебристым покровом цвета березовой рощи.

В машинной, электронной цивилизации XXI века, где нет национальных лидеров, а только высокооплачиваемые клерки, нет порыва и подвига, а только технологии и банковские счета, нет проповеди духовидцев, а лишь пиар‑кампании, нет подвига и самопожертвования, а лишь сверхточное оружие безнаказанных убийц, — в этом сфабрикованном, синтезированном мире Палестина являет пример святости, жизни вечной, победы над смертью. Взрыв на земле — Рай на небе. Набедренная повязка с динамитом — золотой нимб над головой. Похороны шахида — праздник свободного народа. Арафат по меркам самого высокого канона — святой. В России палестинцев может понять поколение, погибавшее миллионами за Родину, где Гастелло и Талалихин, Космодемьянская и Матросов, Кошевой и Карбышев не были террористами, но были «красными святыми и мучениками».

Израиль надоел, обрыдл человечеству. Все устали от этих навязчивых, беспардонных дельцов, сосущих репарации из Европы, напяливших ермолку на Америку, набивших защечные мешки бриллиантами, трескуче, на всех языках, повествующих о еврейском горе, стреляющих из танков по Богородице, сидящих на атомной бомбе, говорящих на русском с ивритским акцептом. Израиль надоел самим евреям, которые не знают, как избавиться от этого уродливого гриба с головой Шарона. Начинают потихоньку, первыми робкими тысячами, реиммигрировать из «обетованной земли». В основном в Россию, где нет палестинской интифады, нет американских негров, мусульманина и антисемита Фарахана, и где «русский фашизм» — удачная выдумка Гусинского — сдерживает национальное самосознание русских.

Эта реиммиграция напоминает возвращение скворцов после суровой зимы, проведенной в оливковых рощах Палестины. «Новая Хазария» — проект, перестающий напоминать сюжет исторической фантастики. Скворцов ждут в России. Повсеместно построены скворечни. Развешаны кормушки для утомленных птиц. Спикер Миронов готовится возглавить кнессет будущего государства. Министром культуры вместо Швыдкого вполне может стать Щаранский. Поэт Андрей Дементьев, полюбившийся в Израиле за стихотворение «Мне снился сон, что Рабин был спасен…», несомненно, станет главой нового МИДа. Что же касается эстрады, то здесь уже давно перед началом любого концерта провозглашают: «Шапки прочь, когда поют скворцы…»

Как нам отнестись к этой приятной перспективе? Не о ней ли шла речь на недавней встрече Путина с группой раввинов? Скорее всего, в Кремле не воспользуются опытом кубанского губернатора Ткачева, старомодно спасающего остатки русских земель. Но есть и другой выход. Как сообщает командование объединенной группировки войск в Чечне, много земель по‑прежнему пустует в Аргунском и Веденском ущельях, а также вдоль границы с Грузией, куда через Кодорское ущелье ушли боевики Гелаева. Может быть, туда направить переселенческие потоки из Израиля? Что покажет по этому поводу интерактивное голосование «Эха Москвы»? Что напишет об этом Марк Дейч?

Сегодня русские, в отличие от палестинцев, не переживают пассионарное возбуждение. Лишь малые пассионарные точки огненно мерцают на утомленных просторах России. Это десантники 6 ‑й роты, вставшие насмерть за Родину. Это герои «Курска», заглушившие реактор после предательского тарана «Огайо». Это «лимоновцы», сидящие по тюрьмам за «красную идею».

Однако так будет не всегда. История непрерывна. Человечество едино. Пространства не разделены перегородками, и «Дух дышит, где хочет». Под Москвой патриархом Никоном построен «Новый Иерусалим», куда перенесена топонимика Святой земли: Фавор, Гефсиманский сад, Иордан, Голгофа. Отправимся туда, чтобы помолиться у Гроба Господня за Россию, за русский народ, за Арафата.

Спорт — национальная гордость великороссов

Февраль 2002 г., № 9

«Русские олимпийцы» должны были проиграть с треском.

Если бы этого не случилось, все прогнозы «Завтра», все обвинения и проклятия власти, исходящие от нашей газеты, можно было бы считать клеветой и ложью, и нам следовало бы самораспуститься. Но мы не закроемся и продолжим развенчивать отвратительный «путинский пиар», от которого снег в Солт‑Лейк‑Сити стал желтым и липким.

Спортивная борьба на мировой арене — это жестокая война, подобная информационным, экономическим, культурным или войнам традиционного типа, с применением боевого оружия, как бы ни лгали на этот счет пацифисты и космополиты, втайне всегда «играющие» за Америку и Израиль.

В войнах любого рода побеждают мощь, технологии и национальный дух, который исходит от всей нации в целом, от стариков и младенцев, от «фронтовиков» и «тыловиков».

На олимпийских же играх, как и в мировых войнах, тыла нет вообще. На арену, на трассу, на горный трамплин выходит вся страна, — продемонстрировать человечеству, что она есть, она суверенна, у нее существует великая национальная цель.

Спортивными технологиями, не менее дорогими, чем лазерные или ядерные, российская сборная не обладала. На эту технологию у Путина нет денег, как нет их на Космос, армию, науку, кинематограф, образование, на лечение СПИДа и сифилиса, на спасение стариков и беспризорных, на сбережение природы. Казна разворовывается в прах, уходит за границу через кошельки воров‑толстосумов, питает чужие культуры и армии, чужие олимпийские сборные. Нам же остается пара горных курортов, где президент‑катальщик позирует веселой своре «пиарщиков».

Не обладала российская сборная и духом, ибо национальный дух русских подорван, задавлен, блокируется русофобской элитой, загоняется в уродливые нелегальные формы, шельмуется жупелами «фашизма», «имперского сознания», «шовинизма». Все русское высмеивается жванецкими, изгоняется с телевидения сванидзами, подменяется фальшивкой и фарсом Михалковыми. Великий народ, способный выигрывать самые страшные мировые войны, создавать самые грандиозные государства земли, посягающий на ветхие людоедские законы истории, — этот народ, вымирающий со скоростью миллиона в год, не мог вдохнуть в своих сыновей‑олимпийцев дух вселенской победы.

Мы, у кого деяниями мерзкой власти сжигают космический «Мир», топят несравненный «Курск», отнимают победу в Чечне, отсекают Курилы и Калининградскую область, мы, когда‑то единые, а теперь воюющие с братьями‑белорусами и украинцами, пусть пока еще на ледовых полях, — это мы «выставили» в жестоком 43‑м футбольную команду из пленных красноармейцев, которая не испугалась расстрела, разгромила немецких солдат‑футболистов, записала свои имена на обугленных стенах Рейхстага.

Власть послала в Солт‑Лейк‑Сити лучших своих представителей, вельможных болельщиков, которые своим присутствием должны были вдохновить олимпийцев на подвиг. Лужкова, наводнившего Москву игральными автоматами, как если бы эту игру ввели в олимпийский список. Матвиенко, меняющую туалеты шесть раз на день, защитницу «жертв Холокоста», бабушку советского комсомола. Патриарх благословил олимпийцев, но запретил ли иерархам промышлять табаком, — этой оздоровительной травкой, укрепляющей здоровье православных? Жаль, что на Олимпиаду не поехал спортсмен Тарпищев, закадычный друг Ельцина, заливший Россию океаном дешевого спирта. Зато были «работорговцы», продающие лучших русских спортсменов в зарубежные клубы, как продают русских девушек в иностранные бордели.

И напрасно мелкотравчатые чиновники из олимпийского департамента мучили наших медалистов: то выталкивали их на унизительное дублирование золотого награждения, то запрещали участвовать в церемонии закрытия. Напрасно «накатывали» на американских устроителей Олимпиады, якобы демонстрирующих мировую диктатуру Америки. Да бросьте вы, мужики! Разве не Путин сдался Америке с потрохами, пустил «Геркулесы» и морскую пехоту в глубокие тылы России, в среднеазиатское подбрюшье? И разве не тот же Путин сказал вам «цыц», когда вы уж слишком начали придираться к американцам?

На Олимпийских играх победили Америка, Чубайс, Кудрин, Греф, Лукин, Явлинский, Гайдар, Немцов, Жириновский, который «изменил пол», из иракского араба стал американской девицей.

Но это не последний тайм, не последняя гонка. Россия жива, прекрасна. Мы видели, как заклокотала она во время игр, как прорвались наши страсти и верования сквозь бетонную коросту, в которую закатывают нас оккупанты. Мы еще добежим, доиграем. Сверкнем на русском солнце всем золотом мира.

Привет вам, братья‑олимпийцы!

Отменить мораторий на Казнь Ельцина

Февраль 2002 г., № 8

Опричники Ивана Грозного, привязав к седлам метлы, носились по Руси, выметая и выжигая крамолу. Карикатурные «Идущие вместе» вышли с метлами на московские улицы, поскребли кое‑где асфальт, заявили, что начинают выметать грязь из общества. И понеслась дешевка, имитация, тошнотворные комиксы: то «путинский план ликвидации сирот и беспризорных», то «путинский план оздоровления жизни и занятия горнолыжным спортом», то «путинское патриотическое воспитание с ботиком Петра на каждом пруду». Легковесно, мнимо, на один день, на потеху и затею чиновникам, под управлением вечно‑зеленого, как можжевеловый куст, Починка, под руководством набрякшей от ревностного служения Матвиенко.

Недавно Путин пришел к мужикам в синих прокурорских мундирах и попросил их побороться с преступностью. «Отчего не побороться? Поборемся», — решили мужики, да и развернули дискуссию о «смертной казни». Дума, только что переварившая в своем желудочном соке фракции Лужкова, Шаймиева, Шойгу, слепившая из них добротный ком, решила, что нужно казнить. Сомневались, как: вешать, расстреливать, душить газом, жечь на кострах, рубить на плахе, сажать на кол, топить в проруби — или цивилизованно, по‑американски, сажать на электрический стул. В итоге опять вышла гнусь, дичь, имитация, отвратительный и дешевый обман, имеющий целью замалевать и закрасить жуткую харю власти.

Эта коллективная харя, затворившись в запретной зоне на Рублевско‑Успенском шоссе, построила «город золотых унитазов», отняла у многомиллионного народа все средства жизни, предлагая ему околеть или побираться, или взять кастет, обрез, пистолет ТТ, гранату‑лимонку и отправиться грабить. Народ создал свое «гражданское общество», состоящее из бесчисленных банд, группировок, ватаг, разбойничьих стай, куда вошла вся активная молодежь, еще не посаженная на иглу, не зараженная туберкулезом и СПИДом, не отравленная спиртом‑сырцом. Эта общенародная организация, ничего общего не имеющая с «Идущими вместе», начала криминальный, разбойный бунт против преступной власти. Эта «революция ТТ и кастета» — есть современная, русская пугачевщина, разинщина, подступившая под стены золоченых дворцов на Рублевке. Власть науськивает на эту несметную рабоче‑крестьянскую братву прокуроров, следователей, ОМОН, строит им все новые тюрьмы и лагеря, а теперь вот подпускает и «смертную казнь». И это тогда, когда население России сокращается в год на миллион человек. Когда власть ежегодно, без суда и следствия, казнит миллион своих подданных.

Пусть те, кто не видит в этом мерзкого фарса, рукоплещет «жесткому» решению Думы. Пусть те, у кого мозги выпиты либеральным телевидением, видят «мать Терезу» в Путине, сохраняющем мораторий на казнь. Покуда построенное Ельциным общество всеобщего уродства и несправедливости не будет сломлено, до этих пор не перестанут стрелять во всех подворотнях наганы, обрезы, базуки, гранатометы, безоткатки, сорокопятки и самоходки, и небо над русскими городами будет липким и красным.

Не надо казнить вымирающий народ. Надо устроить одну‑единственную публичную казнь над Чудовищем, которое разрушило великую страну, обокрало народ, расстреляло из танков Верховный Совет, уничтожило все ремесла и знания, осквернило все святыни и ценности, и вот уже который год вкалывает себе в брюхо омолаживающий эликсир, приготовленный из крови русских младенцев. Из чрева несчастных женщин выковыривают эмбрионы, пропускают сквозь давилки и мясорубки, смешивают с колдовским отваром и впрыскивают в гниющее тело Людоеда, повышая его гемоглобин.

Если Путин отменит свой «Указ о защите первого Президента», делающий Владимира Владимировича соучастником и подельником Бориса Николаевича, если состоится «Суд Народов», который приговорит Людоеда к казни, на такую публичную экзекуцию сойдется вся Россия. Его не будут вешать, как Власова, или расстреливать, как Чикатило. Просто отключат капельницу с кровью русских младенцев, и он начнет корчиться, морщиться, глаза его вывалятся из орбит, и с нечеловеческим рыком: «Шта‑а‑а!» из лопнувшей утробы вырвется, как столб дыма, злой дух и канет. Тогда вся братва побросает в кучу пистолеты, финки и гранатометы, в шапках наносит на эту груду плодородную землю, посеет траву и цветы. На «Кургане Братства и Милосердия» поставит часовню, в которой духовник газеты «Завтра» отец Дмитрий Дудко отслужит молебен.

Куранты Путина остановились в полночь

Новогоднее послание Путина было плоским, как папиросная бумага, как тень пролетевшей мухи. Клерки маленьких частных фирм — и те находят живые слова, чтобы поздравить свои коллективы. Путин производил впечатление исключенного из института студента, у которого нет денег, чтобы шапку купить. Видно, в эту ночь его оставили придворные песнопевцы и маги, слагатели од и речей, и он был вынужден вспомнить свою унылую практику составления агентурных донесений, когда нечего сообщить в Центр и отделываешься пустыми банальностями. Тщетно было ждать глубоких ободряющих слов, ярких пророчеств, человеческой искренности, сердечного сочувствия. Было несколько тусклых, как паутина, словосочетаний, да внезапно остановившиеся на Спасской башне куранты, словно мистический знак беды, завершенности времен, грозная печать судьбы. Так в свое время разрушение Ельциным Ипатьевского дома зловеще предрекало распад страны, расстрел Дома Советов, испепеление Грозного, череду бессмысленных уродств и жестокостей.

Какие новогодние подарки принес Путин в дома сограждан, что с детской наивностью любовались стеклянными шариками на своих новогодних елках, слушая щуплого человечка в легком пальто, над которым, как над лункой воды, подымалось облачко пара?

Он вывалил на пороги российских домов ржавую груду железа, оставшуюся от потопленного «Курска». Отряхнул с аккуратных пальчиков серебристый пепел сожженной станции «Мир». Поставил тысячу деревянных гробов, накрытых трехцветным флагом, где покоятся солдаты Чечни. Положил расколотые чугунные батареи и разорванные стояки из обмороженных Ульяновска и Уссурийска. Преподнес свежевыделанные песцовые шкурки, содранные с якутов Николаева и Колмогорова. Бросил затоптанные в грязь адмиральские погоны флотоводца Попова. Показал миллион пустых детских люлек, где опять не оказалось новорожденных, которых недосчитался вымирающий, бездетный народ. Побулькал пузырьком, куда собрал свои слезы, пролитые на руинах Манхэттена. Выстроил тысячи американских морских пехотинцев, которых он запустил в глубокие тылы России, разместив в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии, чем реализовал двухсотлетнюю мечту Запада установить контроль над Афганистаном и Средней Азией. Последний подарок он сопроводил резиновой маской и приклеенной бородой беи Ладена, под которыми скрывался талантливый агент ЦРУ, совершивший погром в исламском мире и сделавший Китай стратегическим врагом России.

Народ не может не чувствовать, как из него осторожно извлекают ребра, позвонки, жизнетворные органы, сцеживают кровь, превращая в чучело, наподобие тех скукоженных головок, что лежат на прилавках колдовских рынков Мехико.

Из этих кожаных чехольчиков извлекли черепные кости, мозговые полушария, глазные яблоки, искусно превратив в уменьшенную маску, сохранившую сходство с некогда живым, румяным, жизнерадостным человеком. В этом искусство колдунов и магов, скорняков, выделывающих человеческую кожу, жрецов, продающих в пробирках заспиртованные человеческие глаза.

Политологи тихонько вонзают людям в мозг тонкие хоботки и, сладостно причмокивая, выпивают содержимое. Политтехнологи в кремлевских ателье неустанно шьют из несуществующих тканей великолепные наряды, набрасывая их на плечи голому и босому народу, который и перед зеркалом не верит своей наготе. Политики, которых лепят из глины и кизяков, замешанных на невской воде, напоминают ночные вазы, куда сливают пахучее пойло предвыборных обещаний, раздавая по чайной ложечке электорату. Юмористы, шутники, пересмешники собираются на свои «уморины», напоминая огромный прожорливый, неумолчный грай, под тяжестью которого ломаются ветви березы, и если присмотреться внимательно к их плотоядным губам, сверкающим ненасытным глазам, цепким склеротичным ручкам, то вместо носов вдруг увидишь заостренные клювы, и в них оторванный детский пальчик, выклеванное девичье око, отломанный лучик красной звезды, золоченую щепочку разбитой иконы. И чтобы не развеялись чары и колдовство, опоенному ядами народу то и дело показывают Ельцина, бессмертного, не нуждающегося в мавзолее и бальзамировании, с постоянно заменяемыми внутренними органами, напичканного электроникой, пружинками и колесиками, с электроприводом от мини‑атомной станции, со змеевиком вместо кишечника, по которому циркулирует тосол. Его выкатывают во время государственных приемов перед телекамерами, и Путин, вставая на цыпочки, вешает ему на шею очередной бубенец, чтобы тот не потерялся в сумерках русской жизни.

На Дмитровском шоссе на целый час остановлено движение. Бессчетные автоинспекторы закрывают выезды с окрестных проселков и трасс. Агенты спецслужб возникают из‑под кустов и деревьев. В машинах и автобусах томятся люди. Умирают от инфарктов больные. Опаздывают на свидания влюбленные. Срывают деловые переговоры бизнесмены. Дети хотят «пи‑пи», а родители говорят им «ку‑ку». Может быть, это вернулся Ким Чен Ир? Нет, это Путин едет кататься на горных лыжах в подмосковный «Турист».

«Небось раньше‑то легче было, когда в Кремле увлекались не лыжами, а теннисом?» — спрашиваю у замерзшего гаишника. Тот смотрит вдаль, где возникает огненный вихрь мигалок, сирен, сверкающих «кадиллаков», ослепительных «мерседесов». Успевает ответить: «Вот если бы шахматы, тогда без проблем».


ЧАСТЬ 2 Мысль изреченная есть взрыв

2001

Восстание детей

Ноябрь 2001 г., № 45

Москва — как подводный коралловый риф в съемках Ива Кусто, на котором поселились разноцветные, радужно‑ядовитые полипы. Азербайджанская мафия. Грузинская. Чеченская. Нелегальные общины вьетнамцев. Плодящиеся «чайна‑тауны». Поселения армян. Группировки ингушей, дагестанцев. Экзотика, Кавказ, ароматы Ближнего Востока, дыхание Хуанхе и Меконга. Полипы разрастаются, меняют цвета, жадно сосут питательные растворы, выделяют клейкую радужную слизь, на которую со страхом ступает нога коренного москвича.

В руках мафий находятся рынки с баснословно дорогими фруктами и каспийской рыбой. Игорные дома и притоны. Торговля русскими девушками. Наркотики. Нелегальная водка. Оружие. Детские органы для пересадки. Изощренные восточные утехи. Гей‑клубы. Собачьи бои.

Огромные деньги омывают эти растущие скопища, устанавливающие контроль за каждым метром асфальта, цветочным лотком, баней, автостоянкой. На эти деньги скупаются рестораны, гостиницы, особняки в центре Москвы. Приобретаются автопарки, студенческие дипломы, места в префектурах. Подкармливаются городские чиновники, милиционеры. Мафиозные деньги ополаскивают каждый прилавок, каждый табунок проституток, каждую жаровню в шашлычной. Окропляют бесконечными взятками алчный рой московских чиновников. Восходят могучим непрерывным потоком к вершине московской власти. К ее главному вершителю, сидящему верхом на золотом тельце, в тунике, прикрывающей жирную грудь, с голым позолоченным черепом жестокого вавилонского бога.

Русское коренное население Москвы выдавлено, оттеснено на унылые окраины жизни. Оборонные заводы Подольска, Мытищ, Лыткарино, электронные и ракетные производства Зеленограда, которыми гордилась страна, стоят, как мертвые пирамиды убитой эпохи. Молодежь без работы, ослепленная павлиньими перьями казино и «найт‑клубов», стремится на призрачное зарево. Но ее не пускают на праздник.

Ей место в чернорабочих и подносчиках рыночных грузов, за рулями мусоровозов. Им бреют лбы и отправляют воевать в Чечню. Их отлавливают на мелких кражах и набивают в туберкулезные тюрьмы. Детей сознательно растлевают, показывая порнуху и фильмы насилия. Отравляют наркотиками, засылая отравителей в школы. Их одуряют пошлым и бесстыдным телевидением, убогими зрелищами, примитивными, специально для плебеев созданными субкультурами. Молодые люди погибают духовно и телесно, корчатся в кислотной среде мафиозной Москвы.

Их безработные отцы в обшарпанных полухолодных квартирах сжимают в руке стакан с водкой. Клянут Чубайса и Березовского, Авена и Гусинского, всю ненавистную власть банкиров и министров, не отличая Шойгу от Аксененко, Абрамовича от Потанина, Рушайло от Починка. Вряд ли народ до конца осознал жуткую правду, о которой сказал недавно бесстрашный Болдырев, обвинив Ельцина и «семью» в краже половины бюджета, а правительство Кириенко — в махинации с дефолтом, когда было обобрано все население и обогатилась горстка преступных политиков. Чудовищная ложь, воровство, мздоимство. «Черная дыра», куда утекают ежегодно сотни миллиардов долларов, обрекая Россию на бедность и смерть. Потопление «Курска», казнь космической станции «Мир». Все это чувствует народ, ненавидит, и ненависть эта передается от взрослых детям.

Молодежные бунты и погромы, прокатившиеся по Москве, избиения и убийства «инородцев», — это жуткий слепой ответ на жуткую и слепую политику московских миллиардеров, лужковских клевретов, преступных этнических кланов, создавших невыносимую обстановку социального и национального неравенства. «Крестовый поход детей» — это ответ на распад, разврат, содомизм, процветающие в некогда священной Москве.

Отвратительна попытка Лужкова объяснить этот детский бунт как происки «русских фашистов», в то время, как в Москве, в недрах закрытых мафиозных структур давно установился этнический фашизм. Омерзителен Сванидзе, чуть ли не требующий от милиции стрелять в детей.

«Демократы» истребили Советский Союз, назвав его «тюрьмой народов». Они разбили эту «тюрьму», но «освобожденные» народы толпами побежали в Россию. Пол‑Азербайджана в Москве. Пол‑Грузии и Армении на Кубани и в Ставрополье. И опять во всем винят русских, опять они — «фашисты» и «шовинисты». Эта гнусная политика подавления русских, которые в год теряют по миллиону своего населения, этот экономический и этнический геноцид — требуют от Путина новой национальной политики, исправляющей уродливые перекосы Лужкова и Ельцина.

Что сделает Путин с бритоголовыми подростками московских окраин? Оденет в пятнистую форму и отправит на «афганский фронт»?

Это сладкое слово «Джихад»

октябрь 2001 г., № 41

Крылатые ракеты с американских надводных кораблей и английских подводных лодок нанесли удары по Афганистану.

К ним присоединились эскадрильи бомбардировщиков «Б‑52», действующих с Диего‑Гарсиа через воздушные коридоры Пакистана. Источники, находящиеся в различных провинциях Афганистана, сообщают о результатах бомбардировок.

В Кабуле две ракеты упали в густонаселенные районы улицы Дарульамман, вблизи министерства обороны. Разрушены исторический музей, автопредприятие, пошивочные мастерские. Есть жертвы среди мирного населения. Зажигательные и фугасные бомбы упали в районе Хайр‑Хана и У элеватора. Началось возгорание муки, повреждена дамба, есть жертвы среди мирного населения. Две ракеты упали на крепость Балла‑Хиссар, где расположены казармы воинских подразделений Талибана, пустовавшие к моменту бомбардировок. Разрушены служебные помещения и часть древней крепости. Несколько бомб и ракет упали на торговый центр Спиндзар, в районе Майванда, Грязного рынка и мечети Поли Хишти. Разрушено несколько десятков дуканов. Есть жертвы среди торговцев и посетителей рынка, убиты молящиеся на дворе мечети, у которой повреждена часть минарета.

В Герате бомбовые и ракетные удары нанесены по густонаселенному району Деванча, а также по старой крепости времен Александра Македонского, где располагалась зенитная установка талибов. Есть жертвы среди мирного населения. Бомбардировке подвергся религиозный комплекс мечети и кладбища, где похоронен Алишер Навои. Культурно‑историческим постройкам нанесен значительный ущерб.

В Кандагаре попаданием ракет был разрушен аэропорт и поврежден транспортный самолет, подготовленный к взлету. Второй самолет во время бомбежки беспрепятственно совершил взлет. Бомбовой атаке подвергнуты районы Черной площади с монументом в честь победы над английским экспедиционным корпусом, а также караван‑сарай, тюрьма и мечеть, где хранится священный ларец с волосом из бороды пророка Али. Есть жертвы среди мирного населения.

Упомянутые факты свидетельствуют, что целью ударов «возмездия» является разрушение культурного и духовного потенциала афганцев, как это было в годы Второй мировой войны, когда американские «летающие крепости» стерли с лица земли культурно‑исторический центр Германии Дрезден.

Источники сообщают, что через день после первых бомбардировок одновременно в нескольких провинциях Афганистана — Нангархар, Пактия, Гельменд, Фарах — видели людей, похожих на бен Ладена, дававших интервью арабским телевизионным агентствам.

Из Европы и США сообщают, что полиция крупных городов Старого и Нового Света предпринимает беспрецедентные проверки канализационных коммуникаций в поисках бактериологических и химических зарядов, заложенных активистами организации «Аль‑Каида», готовящей «ответ возмездия» за атаку на Афганистан.

В день бомбардировок Путин праздновал рождение, и американцы сделали ему своеобразный «бомбово‑ракетный» подарок. За неделю до начала бомбардировок Путин стал абсолютным европейцем. У него обнаружились язык Гете, печень Гумбольдта, мозг Бисмарка, мускулы Вильгельма, облик Фридриха Великого. В своей исторической речи в Бундестаге он заявил: «Wir lieben antitaliben». С этого момента вся стая дрессированных телевизионных макак стала восхвалять «Северный альянс», натравливая русского обывателя на талибов. Боевые репортажи с окраин Душанбе на фоне куч мусора должны были внушить острую симпатию к последователям Ахмат Шаха Масуда, чтобы русские женщины отмечали флажками продвижение альянса к Мазари‑Шарифу, словно это карта испанской войны.

Однако у тех, кто воевал в Афганистане в составе «ограниченного контингента», прочно осталось в памяти, что именно моджахеды Ахмат Шаха долбили из ДШК колонны советских наливников на Саланге, русские парни сгорали в пекле, и я помню, как бежал водитель, словно смоляной факел, а по нему с горы били стальными сердечниками. Воины Раббани превратили трассу на Кандагар в «дорогу смерти», уставленную тысячью сгоревших танков, «бэтээров», грузовиков, в каждом из которых был убит и изувечен наш солдат, — не забуду, как сожгли «эрэсами» придорожную заставу и на брезенте лежал липкий жареный окорок, бывший недавно старшим лейтенантом. Душманы Гульбеддина Хекматиара, друга Раббани и Масуда, отрезали головы русским пленным, кастрировали их, привязав к деревянным слегам, и в наш гарнизон под Мусакалой подбросили окровавленные нос и уши захваченного солдата.

После этого хотят, чтобы мы, прошедшие «Первый Афганский поход», сражавшиеся на южных рубежах за национальные интересы Советского Союза, возлюбили наших убийц и мучителей и по наущению пустопорожних репортеров РТР пошли воевать за национальные интересы США, за «европейский образ» Путина?

Уж если и впрямь обращаться к отзывчивой русской душе, столь восприимчивой к чужому горю, чуткой к любой несправедливости, готовой прийти на помощь слабому и оскорбленному, то эта наивная и верящая душа скорей полетит на помощь пуштуну, именуемому талибом, который один, с потертым «калашом», среди глиняных кишлаков и арыков отбивается от бомбардировщиков‑невидимок, крылатых ракет, напалмовых бомб, сверхточных снарядов, палубных авианосцев, космических группировок, американских дивизий, спецназа НАТО, банкиров Уолл‑стрита, раввинов Тель‑Авива, узбекских и туркменских эмиров, еще недавно с красными бантами стоявших на Мавзолее. Этот чернобородый пуштун, оскалив белозубый рот, с криком «Аллах акбар» посылает обойму в оскаленную стальную морду пикирующего на Афганистан сверхзвукового шайтана с изменяемой геометрией крыла. И неужели мы, русские, пошлем в этого истекающего кровью пуштуна снаряды своих «Ураганов»?

Америку поцеловал ангел смерти

сентябрь 2001 г., № 38

Так разрушалась Вавилонская башня. Огромный рукотворный столп, вознесенный над покоренными царствами, наполненный жрецами, наложницами, верными стражами, казначеями, отягченный несметными сокровищами, изваяниями языческих богов, скрижалями сокровенных знаний, был виден со всех концов света. По воле Вавилонского царя стекались к столпу богатства мира, покоренные рабы, плененные вожди. Башня росла, стучала о небо золотой головой, скребла его алмазными когтями, питаемая слезами и кровью народов, чьи кости, перемешанные с песком и каменьями, шли на построение башни. С четырех концов света полетели к столпу гонцы Господа, четыре ангела смерти, с крыльями из белого металла, с губами, полными гнева. Коснулись поднебесной башни отточенными перьями, дохнули Пламенем Гнева Господня, и столп испарился. Вершина его истаяла, как облако, улетела в небеса. Основание обрушилось на расплавленную землю, где и поныне археологи в песках Сахары находят на красном кремне загадочные отпечатки, похожие на пейджеры, сотовые телефоны и жестяные банки кока‑колы.

Случившееся на Манхэттене осмысливается не в терминах «международного терроризма», не категориями геополитики и экономики. Но в терминах религиозной этики, категориями исторической справедливости и возмездия. Ударами «боингов» в стены небоскребов было восстановлено равновесие мира, покачнувшегося под тяжестью американского греха. «Империю Зла» проткнул перст Божий, обрушил символы зримого величия. Гул от упавших башен катится по земле, унося в преисподнюю мнимую американскую мощь.

Америка страшно виновата перед миром. Ни на секунду не ощущает своей вины. Хохочет над страдающим по ее вине человечеством. Отгородилась от страданий земного шара лупоглазыми куклами Диснейленда, неоновой спермой Лас‑Вегаса, авианосными соединениями и космическими группировками. И мир, закованный в кандалы «нового мирового порядка», ненавидит Америку.

Ее ненавидят индейцы, превращенные из цветущего народа в горстку жалких скоморохов, танцующих под бубны на потеху завоевателям. Ненавидят чернокожие, привезенные на галерах в Техас и Флориду, исхлестанные до костей бичами плантаторов. Ненавидят мексиканцы, у которых отняли лучшие земли с запасами нефти и золота. Ненавидят панамцы, чью страну перерубили каналом и регулярно бомбят и расстреливают, вывозя законно избранных президентов в тюрьмы Америки. Ненавидят никарагуанцы, у которых отняла свободу армия террористов «контрас», созданная на американские деньги. Ненавидят японцы, чьи города были сожжены и расплавлены американской атомной бомбой. Ненавидит миллиардный Китай, объявленный Америкой главным противником. Ненавидит Европа, в которой истребили неповторимую культуру, мистику, философию, превратив в прокладку «тампакс» для огромной плотоядной бабы, стоящей на берегу Гудзона. Ее ненавидят русские, у которых отняли великую советскую цивилизацию, убили науку, армию, могучие электростанции и заводы, отнимают ежегодно по миллиону человек, посадив в Кремль наймитов «нового мирового порядка», у кого под потешными рожицами Грефа, Чубайса, Гайдара скрываются легированные хари американских терминаторов. Америку ненавидит человечество, отравленное наркотиками, СПИДом, педофилией, голливудскими фильмами ужасов и насилий, которые, как из огромного Содома, разлетаются по миру из ядовитой колбы Манхэттена.

Помню, как я стоял на Белградском мосту в предпасхальную ночь, куда вышли толпы сербов заслонить от бомбежки родную столицу, и над нами в темном небе летели рыжие факелы американских крылатых ракет, разрывая в клочья детские сады и школы, посольства и университеты, и я бессильно стонал, воздевая к небу кулак, моля Бога, чтобы он развернул ракету, отвел ее от пасхальной белградской церкви, унес за океан, обрушил на содомитский Манхэттен. Не все мои молитвы достигают ушей Господа. Но одна дошла, знаю точно.

Вся проамериканская чернь российского телевидения, все «карликовичи» и «кисилевичи» призывают нас сострадать погибшим в обломках Манхэттена и Пентагона. Но где была эта слезливая сволочь, где было сострадание вскормленных на «гамбургерах» американцев, когда булькающий водкой «террорист номер один» Ельцин расстреливал из танков российский Парламент в центре Москвы, его спикера, народных депутатов, тысячу безоружных людей, превращаемых в кровавые кляксы после каждого залпа. Как похожи черная копоть горящего Дома Советов и рухнувших манхэттенских «близнецов». «Око за око, зуб за зуб», — учит грозный Моисей. На каждого убитого Америкой не хватит американцев, если даже вдвое увеличить эмиграцию российских евреев в Америку.

Нет, не террорист — капитан Гастелло, пустивший свой самолет на колонну оккупантов. Не террористка — Зоя Космодемьянская, подпалившая дом врага.

Сейчас узколобый Буш подымет в небо всю авиацию США, всех засидевшихся в «найт‑клубах» резервистов и начнет бомбить земной шар. Догадливые резервисты закупают государственные американские флаги, чтобы «Черный тюльпан» доставил домой их простреленные неживые личинки, обернутые красивой полосатой материей.

Америке нужно покаяться перед человечеством и уйти из истории. И тогда на травяных просторах Огайо расплодятся бизоны, и благородные команчи и ирокезы поскачут на конях по зеленым душистым травам.

Лукашенко победит!

август 2001 r., № 35

Как лидеры добиваются власти? Одних, как драга, вычерпывает на поверхность партийная машина, и они, неотьемлемая часть машины, несут в себе бездушный чертеж механизма.

Другие возникают из тайных глубин масонских заговоров, вползают в политику, словно тихие слизняки и улитки, и от них веет потусторонним холодом подземелий. Третьи, действуя жестоко и точно, прорезают отточенной сталью одряхлевший чехол власти, вылезают из него с обнаженным ножом, красным от крови предшественника.

Лукашенко явился как взрыв, рождающий молодую планету. Как подземный огонь, прожигающий мертвые глухие породы. Как свежий чистейший ключ, пробивший иссохшие толщи. Его не предсказывали звездочеты, не вычислили астрологи, не угадали яйцеголовые аналитики. Его родил народ в годину страшных испытаний, вытолкнул из своей горячей страдающей плоти, как сердце, не желая умирать, выталкивает жаркий всплеск жизни.

Его президентство, политический рост, быстрое развитие, молниеносное восхождение в национальные лидеры, его страстная борьба среди враждебного, желающего ему погибели окружения, его стремительное обучение, обретение навыков блестящего дипломата, государственника, виртуозного стратега, уходящего от прямых столкновений с могучим врагом, его страсть, юношеская наивность, душевная открытость, крестьянская неутомимость, его «счастливая звезда», спасающая в безвыходных ситуациях, его превращение из сильного лидера в «Отца нации», кому народ вручил не просто власть, но историческую судьбу, наделяя высшими духовными полномочиями, — все это не обьяснить мертвенным разумом политологии, не измерить холодным циркулем рациональной науки. Мир, на который навинчивается огромная железная гайка; человечество, которое загоняется в узкий бетонный туннель; «новый мировой порядок», который отрицает божественный промысел, историческое творчество, мечту о Рае Небесном, заповедь о вселенском братстве, — вот секрет появления Лукашенко. Бунтующее человечество, исхлестанное бичами «либерализма», хрипящее в наморднике «общечеловеческих ценностей»,— это оно наделило Лукашенко своей страстью, мукой, криком о помощи, зовом к бою, сделало его мудрецом и героем.

Славяне чувствуют, что он — их. Тянутся к нему, хранят, окружают любовью, молитвой, страшатся потерять. Слишком много было недавних потерь. Предатели выдали врагу славного Караджича, и теперь тот, как лесной зверь, прячется от ищеек, забиваясь в чащобы боснийских гор. Забомбили Милошевича и в оковах увезли в тюрьму, где мучают долгой инквизиторской пыткой. На Украине правит лукавый, сморщенный, как упавшее яблоко, Кучма, поменявший тяжелые советские ракеты на жилетку фирмы Версаче. В России после смрадного, словно гнилое дупло, Ельцина, пришел аккуратненький, легкий, как стрекозка, Путин, чьи прозрачные крылышки шелестят в гостиных Генуи. Только в Минске Лукашенко, яркий и одинокий, как подсолнух.

В Беларуси приближаются выборы президента. Это не выборы, а война. Страшная, беспощадная, та, что разрушила Советский Союз, истребила великую цивилизацию, уносит в год миллион русских жизней. На Беларусь направлены пушки новейших информационых орудий, с территории Польши, Литвы, Чехии бомбардируют страну день и ночь. В тылу действуют сонмы цэрэушников, платных наймитов, велеречивых обманщиков, дотошных, как жучки‑короеды, агитаторов. Миллионы долларов золотым дождем омывают «демократических лидеров», «независимые» СМИ, множество отравленных молекул, именуемых «фондами», «центрами», «форумами», каждый из которых, как крохотная ампула с осиным ядом.

Лукашенко сражается не только за Минск, Витебск, Полоцк. Он сражается за Смоленск, Москву, Красноярск. Он — последний рубеж, удерживающий дивизии НАТО. Последняя трахея, позволяющая дышать России. Последний доспех, отделяющий русское сердце от отточенного кинжала.

НАТО проникло в Кремль, не позволяет российскому президенту выступить в поддержку Лукашенко. НАТО обосновалось в «Останкине», посылает в спину Лукашенко пропагандистские снаряды проплаченных передач. НАТО пялит кровавые бельма из‑под бледных чахоточных масок «Яблока» и СПС.

Русский народ голосует за Лукашенко. Нефтяники, направляющие русскую нефть сквозь белорусский коридор в Европу. Военные, отражающие под Минском крылатые ракеты, нацеленные на Москву. Землепашцы, полюбившие белорусские тракторы. Священники, молящиеся за своих единоверцев. Каждый русский, видящий в белорусе любимого единокровного брата. Если НАТО попытается двинуть войска в Белоруссию, как они сделали это с Югославией, русские добровольцы пойдут на помощь дивизиями.

Я счастлив, что день назад повидал Лукашенко. Пожал его сильную горячую руку. Услышал его бодрую умную речь. Насладился его молодым светлым смехом. Он победит, ибо, действуя в согласии с животворными, священными энергиями мира, он — Победитель.

Город золотых унитазов

июль 2001 г., № 30

Есть на земле места великих аномалий. Там искривляются магнитные силовые линии, ломаются компасы и приборы навигации. Возникают турбулентные взрывы атмосферы, утягивая в пучину корабли и сбрасывая с небес самолеты. В таинственной воронке истории пропадают народы, исчезают могучие армии, рушатся непобедимые царства.

Есть на земле места, отмеченные великими злодеяниями, где искривляются силовые линии нравственности, ломаются координаты людских представлений о добре, не действуют божественные уложения и заповеди. Адскими энергиями воспроизводится и плодится зло.

К таким местам относятся болота вблизи Меконга, где были забиты насмерть, мотыгой в череп, миллионы кампучийских мучеников. Или Освенцим, где по сей день вырастает крапива в два человеческих роста, удобренная пеплом сожженных евреев. Или каменные пустыри у палестинских лагерей Сабра и Шатила, где израильские «коммандос» учинили резню безоружных беженцев. Или город Грозный, разрушенный Ельциным, с погребенными под бетоном тысячами чеченцев и русских. Если смотреть на эти места из космоса, на фотоснимках они отмечены непрозрачной туманностью, таинственным излучением зла. Если приблизиться к ним по земле, внезапно испытаешь беспричинный ужас, как вблизи Чернобыля, где в светлом солнечном воздухе льется невидимый яд радиации. Если принести в эти места икону, она начинает плакать.

К таким средоточиям зла, к скоплениям величайших пороков и преступлений, из тех, за которые Данте помещал грешников в последний, самый страшный круг ада, — к таким сгусткам тьмы относятся поселения новых властителей России, укрывшиеся в реликтовых борах вдоль Успенского шоссе, в старинных дубравах, что у Барвихи и Жуковки, в чудесных лугах у Москвы‑реки, подле Усова и Николиной горы. За последние несколько лет там выросло целое царство, окруженное непроницаемой для глаза завесой, с бесчисленной вооруженной охраной, военными постами, бетонными изгородями, колючей проволокой, электронной сигнализацией, телевизионными камерами слежения, парящими в небе вертолетами. Лишь издали, сквозь цветочную пыльцу лугов, волнистую листву дубов, сверкнет золоченая крыша дворца, блеснет беломраморная колонна. С шоссе на голубой асфальт скользнет стремительный кортеж лимузинов. Постовой подобострастно приложит к фуражке ладонь, отдавая честь священному облачку бензиновой гари.

Совершим путешествие в этот «рублевский рай», где проводят свой краткий земной век вельможные злодеи и святотатцы перед тем, как опрокинуться в железный раскаленный центр земли, в девятый круг ада. Там, в преисподней, Вельзевул грызет кричащего от мучений, прошедшего курс китайской медицины Ельцина.

Осеним себя крестным знамением, оберегающим от адовых сил. Оборонимся Христовой молитвой. Облачимся в непроницаемую броню священных текстов, заслоняющих, как скафандр заслоняет спасателя от смертельных доз радиации. Исследуем эти селения, как ученый исследует насекомых‑трупоедов или особые виды ядовитых грибов, или психические патологии серийных убийц, или способы совокупления болотных жаб, или виды раковых заболеваний, или способы пыток, коими жертву замучивают до смерти.

Если вам удалось проникнуть сквозь кордоны вооруженных постов, убедить суровых стражей перед полосатым шлагбаумом в том, что вы — «свой», или гость «своего», или вызванная к «своему» прислуга, вы окажетесь среди великолепных особняков, роскошных дворцов, фантастических замков, словно перенесенных по воздуху из других эпох и частей света.

Вы увидите небольшой Трианон, уменьшенную копию настоящего, нежно‑изумрудный, с барочными прихотями и фонтанами, усладу французских королей. Отделенная от него пышным парком, стоит усадьба в викторианском стиле, напоминающая чертог английского герцога, окруженная ярко‑зеленым войлочным газоном и цветастыми клумбами.

За усадьбой белеет средиземноморская вилла, утопающая в розах, с чугунными решетками балконов и изгородей, обиталище богачей Ниццы и испанского побережья. В золотом сосняке, под сенью туманной хвои, — скандинавские, финские виллы, обложенные гранитными валунами, с застекленными верандами, с лазурным бассейном и затейливым изделием из раскрашенных тележных колес, украшающих зеленую лужайку. Чуть поодаль в дубравах — германская готика или каменные башни романского замка, или причудливые очертания мавританской архитектуры, или нечто, напоминающее буддийские пагоды, или тонкая стилизация под мечеть, или фантастические, не имеющие прообразов, сочетания сфер, кубов, параболоидов, стеклянных конструкций, хрустальных шпилей — плод футуристического воображения.

Трудно объяснить пристрастие хозяев к тому или иному стилю. Быть может, первый успех, превративший советского середнячка в миллионера, был связан у него с Палм‑бич во Флориде или поездкой на Канары, или с «дольче фар ниенте» в Италии. Или удачливый владелец пригласил для проектирования загородного дворца архитектора из Германии или Эмиратов, или Израиля, и тот, тонко льстя хозяину, навязал ему стиль своей страны, коим пользуются представители «золотого миллиарда», вкрапленные даже в самые бедные и гибнущие народы. Или самодовольный, «из грязи да в князи», хозяин нарисовал на бумаге свои фантазии, как рисуют их дети, иллюстрируя сказки Пушкина, и архитектор, ужасаясь в Душе безвкусице самодура, воплотил в драгоценных материалах гибрид Эйфелевой башни и колокольни Ивана Великого, окруженный маленькими пирамидами Хеопса.

Строительные материалы доставляются кораблями и самолетами через моря и океаны, поражая великолепием и отделкой. Здесь увидишь колонны и капители из светящегося родосского мрамора. Фасады из розового, дышащего ракушечника и вулканического туфа. Валуны и глыбы, доставленные из фьордов Скандинавии. Брус, украшающий веранды и галереи, выточен из черного африканского дерева. Колонки беседок — из карельской березы. Дно бассейнов выложено мозаикой из разрушенных византийских базилик. Окна, переплеты, двери, сантехника, светильники, обои, мебель, доставленные из Италии и Германии, созданы именитыми дизайнерами. Стены украшают картины, купленные на аукционах Сотбис, коллекции лучших авангардистов России, Европы, Америки. На одном из дворцов, принадлежащих тамбовскому бандиту, можно увидеть фамильный герб, похожий на татуировку, с птицей, пистолетом Макарова и надписью: «Век свободы не видать», украшенный самоцветами, с золотыми и платиновыми инкрустациями.

Каждая усадьба имеет свою репутацию, свою сокровенную тайну, свое чудо, которое разносит молва.

В одной усадьбе есть дельфинарий с дрессированными морскими животными, для которых каждое утро доставляется живая рыба, и опытный дрессировщик учит их хватать серебристую скумбрию из рук хозяина виллы, после чего, стоя на хвостовых ластах, дельфин сгибается перед повелителем в благодарном поклоне. В другой усадьбе существует домашний зоопарк с вольерами, где у зеленых стожков пасутся африканские антилопы, на деревьях дремлют черно‑белые абиссинские бабуины, а в стальных ограждениях нежатся обкормленные леопарды и львы. Здесь существует дворец, подле которого в почти невидимой полупрозрачной клетке, высокой и просторной, летают живые бабочки Борнео и Бразилии, на тропических пахучих цветах висят коконы ночных бабочек Нигерии и Индии. Хозяин, желая сделать гостю подарок, входит в вольер с сачком и снимает с цветка золотистую живую нимфалиду. Тут есть ботанический сад, собравший коллекцию редких растений со всех континентов, включая крохотные полыни пустыни Гоби, орхидеи Перу, секвойи Австралии. Ландшафтные архитекторы создают вокруг дворцов английские парки, липовые аллеи русских дворянских поместий, японские садики с ручьями и прудиками, где белеют пахучие лилии. А в глубине усадьбы еврейского банкира, знатока Ветхого Завета, раскинулись висячие сады Семирамиды, напоминающие усыпанный цветами Крымский мост.

Один владелец славится лошадьми, на которых гарцует по утрам на открытом манеже, прежде чем пересесть на бронированный «мерседес». Другой купил голландских коров, которые пасутся на приусадебных лугах, создавая трогательную пастораль. Третий, по виду совсем не калмык, приобрел верблюда, что бродит среди античных колонн, оглашая окрестность печальным звоном бубенчика.

Каждый дом имеет охрану, поваров, садовников, прислугу, домашних музыкантов, шутов, парикмахеров, звездочетов и колдунов. Один владелец, строгий, как баптистский пастор, приобрел домашнюю челядь на невольничьем рынке, и теперь изумрудные лужайки подстригает негр в малиновой жилетке, блюда к столу подает негр в ослепительно‑белых перчатках, за рулем длинного, как ящерица, «кадиллака», развозящего по домам гостей, восседает негр в голубом цилиндре.

Есть тонкие признаки — стиль, конфигурация виллы, обширность участка, породы деревьев, обилие телевизионных тарелок, плотность охраны, — с помощью которых определяют имущественный ценз владельца: от десятков миллионов долларов в офшорных банках, до миллиардов в «Бэнк оф Нью‑Йорк».

Кто они, заселяющие заповедное Подмосковье, выпадающие, как золотые самородки, из мутных водоворотов русской жизни, которую черпает зубчатая драга «либеральных реформ»?

Особняк, чем‑то напоминающий университетские коттеджи Принстона, безукоризненно строгий, с хрустальной, светящейся днем и ночью оранжереей, в которой драгоценно зеленеет зимний сад, — дворец принадлежит известному магнату Он начинал в советское время младшим научным сотрудником, изучал экономические структуры мира, а затем, после краха страны, пустился в спекуляции компьютерами, беспризорной недвижимостью. Как головастик в лягушку, он превратился в банкира, совладельца телеканалов, умного и осторожного дипломата, перепрыгивающего, как в виндсерфинге, с одной политической волны на другую. После нескольких неудачных на него покушений, сделавших его заикой, он стал вести замкнутый образ жизни, без друзей и приемов. Лишь глубокой ночью в его дворец проскользнет перламутровый лимузин, на котором верный охранник доставляет ему очередную красавицу, прошедшую медицинское освидетельствование.

Тут же — роскошная средиземноморская вилла, оплетенная розами, с пернатыми пальмами, со множеством затейливых пристроек, веранд и беседок. Из них в лазурь возносится дым испекаемых шашлыков, звучит гортанная кавказская речь, сопровождаемая звоном кинжалов. Тут обитает выходец из горного чеченского аула, маленький, свирепый и жизнерадостный. Он сделал свое состояние в качестве телохранителя банковского бухгалтера, разделил с ним успех операций с фальшивыми «авизо» и быстро пошел в гору. Прокрутил добытые деньги через солидный коммерческий банк с безупречной репутацией разбойничьего. Вложился в казино, в проституцию, в транспортировку русских девушек в Турцию и на Ближний Восток. В годы первой чеченской войны был посредником между Дудаевым и Кремлем. Специалистам по электронной борьбе удавалось перехватывать его разговоры с Дудаевым, где раскрывался план подкупа кремлевских властителей, после чего победоносное наступление российских войск в Аргунском ущелье было остановлено, обезглавленные русские пленные были выброшены на корм воронам, и русские проиграли войну. Теперь чеченец стал респектабельным бизнесменом, учит английский язык. Лишь иногда к нему съезжаются соплеменники, набивают двор иномарками, и тогда трудно дышать от вкусного шашлычного запаха, слышны воинственные крики, выстрелы в воздух. Сквозь чугунную ограду видно, как на поляне, при свете костра, гости водят священный хоровод.

Дом, построенный в традициях нормандской архитектуры, напоминает старые английские замки — валуны, грубая мощная кладка. Круглые башни, предполагающие винтовые лестницы. Основательные подклети, предполагающие винные погреба. Стрельчатые окна, предполагающие сводчатый зал, грубый дубовый стол, рыцарей, вкушающих жареные окорока, подымающих кубки с вином, кидающих кости урчащим собакам. Хозяин дома — последний советский министр, по виду миловидный и тихий, похожий на сельского пастушка. Видно, в нем дремало потаенное рыцарство. Он разбогател на афере «Урожай‑90», когда исчезли из государственного оборота огромные деньги, а также на операции «Детское питание», накормившей множество «детей перестройки».

О министре забыли среди новых великих воровских операций. Он тихо пропал в какой‑то европейской стране. Выплыл недавно руководителем международного фонда, патронирует малый российский бизнес, напоминающий овечку, которую стригут большими железными ножницами. Живет скромно, своей семьей. Иногда приглашает к себе состарившихся сослуживцев, не успевших вскочить в экспресс Москва — Вашингтон. Сидят себе у огромного средневекового камина, глядят на пылающие бревна, пересказывают старые, времен Горбачева, сплетни.

Иное дело — обиталище богатого азербайджанца, имеющего странное пристрастие к античности. Дом наноминает Парфенон, белый, с колоннадой и портиком. Жаровня, где жарятся присланные самолетом гянджийские бараны и в азиатских котлах кипят бараньи семенники, — скопирована с Эрехтейона. Служебные постройки для слуг воспроизводят храм Артемиды. В самшитовой роще белеет амфитеатр, где если и не разыгрываются трагедии Эсхила, то сладкозвучно поет выписанная из Баку восточная красавица. Сладострастно втягивает и выпучивает смуглый живот под цоканье и воздыхание зрителей. Хозяин дома общителен, хлебосолен, но любит побродить в одиночестве по аллеям, уставленным статуями античных богов и героев. Поразмышлять, подобно Аристотелю, о смысле бытия, а также о том, как ловчее переправить через границу очередную партию наркотиков к балтийскому порту, а оттуда в благословенную Европу.

Бывший тюменский бандит, в советском прошлом чемпион по биатлону, построил себе жилище по чертежам Белого дома в Вашингтоне. Те же колонки, те же милые скромные окна, та же овальная комната, куда он приходит позабавиться с секретаршей по имени «Моника». Когда в России возник увлекательный вид спорта, основанный Гайдаром и Чубайсом, биатлонист и отличный стрелок подался в охрану к молодому нефтяному магнату. В Сургуте, Саматлоре, Нефтевартовске, в других местах, воспетых композитором Пахмутовой, он стал чемпионом по отстрелу конкурентов своего хозяина. Весной, когда таяли снега, появлялись под неярким сибирским небом незадачливые, несговорчивые коммерсанты с аккуратным пулевым отверстием в черепе и с отрубленными пальцами ног. Чемпион ощутил красоту новой экономики, понял изящные законы нефтяного рынка и, устав охранять, прострелил хозяину череп, стал владельцем его нефтяного хозяйства. Свои сибирские деньги он пустил в московский игорный бизнес. Пульсирующие павлиньи перья, призывающие богачей в игорные дома и ночные клубы, отмечают его полет над ночной Москвой. В недавнее время, под воздействием друга, ревнителя русской старины, кто выманил у него деньги на фильм о Сибири, православной России, смиренных царях, брадобреях и волонтерах гражданской войны в Америке, — под влиянием этого русского патриота спортсмен построил за Белым домом деревянную часовню. Приглашает батюшек служить панихиды по невинно убиенным в тайге. И тогда всю ночь, как в Александровской слободе времен Ивана Грозного, звенят колокола, слышатся рыдающие моленья об отпущении грехов, обещания застроить церквами все Рублевско‑Успенское шоссе от «Горок‑2» до пансионата «Сосны».

За бетонной изгородью с чуткими электронными системами, вооруженными охранниками, телекамерами слежения сложился загадочный, небывалый в России уклад, заслоненный от остального народа не только пулеметными стволами, но и изощренной отвлекающей пропагандой, разноцветной, как трупная пленка, играющая всеми цветами радуги. Как шапка‑невидимка, заслоняет она этот преступный уклад от остального народа, стенающего, ненавидящего, ищущего причину своих несчастий. Не находит, хватает не горло свое го мучителя, а разноцветную пустоту, льющуюся с телеэкранов. В этом укладе узнают «своих», как узнавали друг друга масоны, — по тайным знакам, по скрещенным пальцам, по вывернутым наружу носкам ботинок, по кодовому слову и взгляду. Соседи роскошных дворцов могут не общаться друг с другом. Но они помещены в общий для всех образ жизни, как драгоценные самоцветы в золотую оправу. Составляют тайное братство, закрытый орден, куда принимают по золотым и платиновым кредитным карточкам, по степени приближенности к кремлевскому тронному залу, по встроенности в небывалую тайную секту богачей, из которой сложился особый народ. Не еврейский, не чеченский, не русский. Племя, именуемое «золотым миллиардом». Меньшинство, захватившее несметные сокровища богатейшей страны мира.

Здесь, в России, на этих богатствах строящее рабовладельческую цивилизацию XXI века.

Вы увидите палаццо, странным образом напоминающее Дом Советов на Краснопресненской набережной. В полном согласии с Фрейдом, который объясняет тяготение преступника к месту совершенного преступления, владелец палаццо — член правительства времен Черномырдина, поддержавший расстрел Парламента, нагревший руки на криминальной приватизации, ликовавший по поводу кровавых расправ над патриотами. Ныне — всегда загорелый, с сильными лошадиными зубами, посетитель яхт‑клубов, гольф‑центров, тайских бань и немецких кегельбанов.

Маленький, вечно взвинченный, похожий на возбужденного спаниеля, владелец медеплавильных заводов, прокатных станов, доменных печей, возведенных во времена пятилеток. Построил себе аналог усадьбы Кусково. Преодолевая комплекс еврейского плебея, обласканный августейшим Чудовищем, проникший в «святая святых» нового уклада — в раскаленные чресла неутомимой в любви Царевны, он отдыхает от сделок, от переговоров с «Маннесманом» и «Дженерал‑электрик», облачившись в камергерский камзол, слушая клавесин, глядя спектакли домашнего крепостного театра.

Бывший «теневик» скупил по бросовым ценам советские заводы‑гиганты, выпускавшие атомные реакторы, турбины исполинских ТЭЦ, корпуса космических кораблей, оболочки подводных лодок. Выстроил обитель, похожую на огромный склеп. Даже в самый жаркий день от сооружения веет могильным хладом. С мертвенно бледным лицом, провалившимися щеками, с костными швами на лысом черепе, сам напоминает вставшего из могилы покойника. В подвале дворца Разместил родовое кладбище, свез в него прах своей многочисленной родни, поставив над ней плиты из уральских камней с магическими шумерскими заклинаниями.

Тут же, в тереме из золотых бревен, с пристройкой, напоминающей церковь в Коломенском, с кокошниками и вензелями, апсидами и шатрами, точеными витыми столбцами и узорными крыльцами, поселился известный режиссер, преданный слуга всех режимов. Певец НКВД, хулитель Сталина, монархист, друг раввинов, с наглыми хохочущими глазами веселого плута и обманщика. Похож на раскормленного хомяка, в чьих защечных мешочках, смоченные слюной, хорошо перетертые, хранятся евангельские заповеди вперемежку со статьями «Морального кодекса строителя коммунизма».

Все эти дворцы и виллы, усадьбы и замки вписаны не просто в чудесную подмосковную природу, но в сложную геометрию, где каждое сооружение находится на определенном, выверенном расстоянии от главного центра. От огромной, окруженной борами, озерами и речными поймами дачи Ельцина. Замка Кощея Бессмертного. Так вокруг черного солнца вращаются сумрачные планеты. Подчиняются его гравитации, движутся по орбитам и радиусам, заданным астрономическими законами, по которым создана галактика смерти.

В этом райском уголке, на острове красоты и благополучия, все так прочно, надежно, устойчиво, потому что вовне тонут подводные лодки, рушатся с небес самолеты, падают мосты, взрываются газопроводы. Здесь так благоухают цветы, так серебрится в фонтанах вода, потому что города государства превратились в трущобы, в скопища болезней и смрада. Здесь так вкусно едят, учат детей за границей, отсылают любимых рожениц в клиники Парижа и Лондона, потому что туберкулез и сифилис косят народ, русские женщины делают аборты ржавыми гвоздями, и комочками пыли летят по России беспризорные дети. Здесь для услады хозяев поет приезжий тенор Ла Скала, стены увешаны Матиссом и Михаилом Шемякиным, потому что страна погружается в беспросветную тьму, забывает родной язык, перестает читать и учиться. Здесь так чутко внимают миру, ездят на Давосские форумы, посещают Карнеги‑центр, принимают в гостях теоретиков глобализма, потому что Россия каждый год лишается миллиона своего населения, пустеют Сибирь и Приморье, и на картах Бжезинского вместо России начертано десять остроугольных осколков.

Отсюда, из‑под колоннад и хрустальных куполов, излетает в Россию непрерывное, неизбывное зло, которое плодится без устали в этих дворцах и усадьбах, принимая в отдаленных городках и поселках образ умершего от СПИДа ребенка, безумной, исколотой наркотиком девушки, висящего в петле старика.

Именно здесь, в этих особняках и замках, вы поймете тайну разрушения СССР, когда закрытый клуб, состоящий из партийной элиты, «теневиков», внешних разведчиков, носящих в ладанке портретик Андропова и высохшую лапку летучей мыши, принял решение о передаче госсобственности горстке криминальных дельцов, «красных директоров» и либеральных политиков. Обрек на смерть великую «красную цивилизацию», выращивая в ее хладеющем трупе сгусток ненасытных червей, которые сегодня съедают остатки России.

Именно здесь вы почувствуете, как отняли у России ракеты, научные школы, орбитальные станции, порыв молодежи к знанию, лидирующее место в науке, культуре и спорте. Превратили ядерные технологии в импортную сантехнику, титановое производство в индустрию туалетной бумаги, боевые и медицинские лазеры в мастурбаторы для пресыщенных буржуазных гетер.

Именно здесь, среди скользящих «мерседесов», арабских иноходцев, валютных проституток и тайных посиделок кремлевских политтехнологов, вы осознаете ужас великого, беспомощного народа, который всеми своими миллионами помещен в огромную газовую камеру, откуда остальному миру не слышны его предсмертные стоны.

За восточным дастарханом или изысканным европейским обедом, или на веселой еврейской пирушке, или на ночной, при свечах, игре в покер, или у крутящейся золоченой рулетки вы увидите, кто оказался владельцем богатств, созданных мучениками ГУЛАГа, землекопами Беломоро‑Балтийского, инженерами «шарашек». Кто захватил бесценную собственность государства, созданную в надрывных хрипах предшествующих поколений, последнее из которых глухо Умирает среди праздников и фестивалей, гремящих в честь новых хозяев.

Среди ампирных дворцов и вавилонских зиккуратов вы ощутите абсурд истории. Блюмкин расстреливал в гаражах белых офицеров и царских министров. Первая Конная неслась, как смерч, опрокидывая в море остатки Белой гвардии. Комсомольцы вручную строили города на Амуре. Пехотинцы тысячами гибли под Сталинградом и Курском, вламывались в столицы европейских держав, водружали простреленный флаг над Рейхстагом. Гагарин летел в Космос. Студенты ехали на целину Казахстана. И все для того, чтобы кавказский «теневик», усыпав бриллиантами короткие волосатые пальцы, тыкал в сторону принадлежащего ему завода‑гиганта. Чтобы еврейский банкир с тройным гражданством скупал по бросовым ценам нефтяные поля Сахалина и кимберлитовые трубки Архангельска. Чтобы худосочный поэт‑педераст, картавя, с желтой пенкой у губ, декламировал похабный стих о России.

«Эльдорадо» на Рублевском шоссе — уродливый завиток истории, как кудряшка на голове Явлинского и Немцова. Но завиток распрямится самым печальным для кудрявых макушек образом.

В этом «заповеднике счастья», среди экзотических строений, тенистых аллей и аркад, есть небольшая площадь, где высится алтарь из бадахшанского лазурита. На нем, сияющий, овально‑гладкий, человекоподобный, установлен золотой унитаз. Божество новой буржуазной элиты. Идол нового буржуазного времени. Ему поклоняются исповедники буржуазной религии. Приносят к его подножью цветы. Приводят молодоженов. Принимают присягу охранных подразделений. Появляются с новорожденными банкирами. В Дни независимости из него излетают салюты. В дни принятия Конституции 93‑го года, называемой невежественным народом «кровавой», сюда стекаются бывшие сутенеры, киллеры, члены Политбюро, маршалы авиации, лауреаты Ленинских премий, а ныне либеральные министры, магнаты, меценаты и кавалеры «Мальтийского ордена». Встают на колени и молятся, как во дни Вавилонского царства молились медному змию. Спрашивают, как у сфинкса, что сулит им близкое и отдаленное будущее. Идол невнятно бурчит, булькает, хлюпает, обещая им вечное «просперити». Прораб перестройки, хромой, с выпавшей от ненависти к коммунистам прямой кишкой, завещал похоронить себя внутри золотого унитаза. Сообщество миллионеров в знак высшей признательности к магистру удовлетворило его ходатайство.

Обокрав могилы предшествующих поколений, убив вскормившую их страну, украв у народа историю, они совершили самое страшное злодеяние — «грех отцеубийства», именуемый на языке правосудия преступлением против человечности. Превратив в рабов свободолюбивый народ, сломав ось русской истории, решили обратить вспять вековое стремление русских к Справедливости, Красоте и Добру. Тем самым совершили космогонический грех, переведя назад часы мироздания.

Академик Вернадский, творец учения о ноосфере, утверждал — развитие человечества неодолимо, ноосфера очистит людское сообщество от скверны. Ноосфера, воплощая стремление человечества к Богоподобию, победит.

Над Рублевским шоссе, где, укрытые от глаз, свили гнездо пришельцы «золотого миллиарда», пролетела птица с пурпурными крыльями и снесла яйцо. В этом яйце вызревает птенец революции. Четвертая Русская Революция вырвется, как шаровая молния, помчится над Рублевкой, сметая «мерседесы» и «вольво». И тогда встанет в лугах за Москвой‑рекой огненный Ангел. Утопая по колено в цветах, направит на обитель нечестивцев испепеляющий взор. Под действием небесного лазера станут вспыхивать, как размалеванные картонки, обугливаться, как нарисованные на фанере потемкинские деревни, — античные храмы, буддийские пагоды, романские замки. И о былом величии и богатстве будут напоминать лишь одичалые, убежавшие из вольеров олени. Да влюбленную парочку вдруг испугает взлетевший на ветку павлин.

Красная ласточка революции

июль 2001 г., № 28

Я видел, видел ее. Поверьте мне, маловеры. Доверьтесь моим глазам, слепые. Положитесь на мой слух, глухие. Я видел ее, красную ласточку Революции. Прянула с высоты из‑за кремлевских башен. Пролетела над Манежной площадью с нелепыми фонарями Лужкова. Сверкнула над Охотным рядом, вдоль Думы с окаменелым советским гербом. Свистнула пулей у виска продажного депутата. Ослепила застывшего па посту омоновца. Радостно окликнула стоящего в пикете ветерана. Унеслась вверх, к Лубянке, растворяясь в туманном московском небе.

Мой рассказ — о «красном» пикете перед зданием Думы, где принимался очередной, убивающий Россию закон.

Московские власти подарили пикету узкую черту тротуара, у гостиницы «Москва», вдалеке от подъезда Думы. Огородили стальными турникетами, выставили милицейское оцепление, окружили дубинками, бронежилетами, железными шлемами. Так в тюрьмах охраняют выпущенных на прогулку арестантов. Так в резервациях содержат покоренные племена. Мимо, заливая Охотный ряд стеклянно‑металлической жижей, несутся лимузины. Иные подкатывают к порталу Думы. Из них выходят узнаваемые депутаты «Яблока», «ОВР», «Единства». Вальяжные, с глянцем власти, вершители судеб, отшлифованные, как галька, в интригах и словопрениях, скрываются в дверях, уверенные в победе над «левыми». Тех меньшинство, они терпят одно поражение за другим. Идут сегодня сражаться в буржуазную Думу, заведомо зная о проигрыше.

Дума — политическая машина, насыщенная кнопками, электронными системами, агентами влияния, деньгами для подкупа, интересами партий, людскими пороками и страстями. Экзотический гриб, выросший на обугленном пне расстрелянного Верховного Совета. В ней происходит сегодня не видимое миру сражение. Пикет на Охотном ряду — отблеск политической схватки, ее продолжение на улице.

Пикет медленно собирает людей. Из метро, из троллейбусов вытягиваются вдоль витрин с драгоценностями для буржуазных дам, с заморскими деликатесами и винами, манекенами в дорогих туалетах, с заморской мебелью из ореха и дуба. Простой московский люд, утомленный, небогато одетый. Не торопясь, достают складные тросточки, похожие па удочки. Навешивают на них бумажные рукодельные транспаранты. Деловито развертывают полотнища с протестнымп лозунгами. Извлекают портретики вождей, флажки, намалеванные, похожие на горбоносых чертей, рожи олигархов. Оружие неимущих, прошедшее сквозь баррикады 93‑го года, вынесенное на груди сквозь пожары и побоища. Здороваются, обнимаются, как однополчане. Обмениваются новостями и жалобами. Пикет немноголюден. Напоминает издали узкую красную ленточку, протянутую у тротуара.

Мимо, в удобных «мерседасах» и «вольво», в толстобоких «джипах» и узконосых «БМВ», катят клерки, банкиры, директора корпораций, торопясь в свои конторы и офисы. Посматривают с легким презрением на красноперый тротуар, который им вовсе не страшен. Ибо Москва принадлежит им. Россия принадлежит им. Железные дороги, атомные станции, гарнизоны, недра, златоверхие храмы, казино и ночные бордели — все записано за всевластным, безнаказным классом, который, как опухоль, вспух на теле России. Они не боятся тросточек и бумажных плакатов. Их охраняет ОМОН, броня «мерседесов», буржуазная Дума, создающая из законов непробиваемую стену между народом и властью.

Пикет медленно взрастает. Наливается красными соками. Похож на бутон шиповника, в котором зреют огненные лепестки протеста.

По соседству с «красными» занимают позицию «голубые» — буржуазные профсоюзы Шмакова, уменьшенная карикатура американских, которые контролируются капиталом, спецслужбами, «крестными отцами». Мохнатая, когтистая лапа буржуазии, засунутая в голодное чрево рабочего.

Из комфортабельного «джипа» выходят шмаковские функционеры. Достают синие, по стандарту выклеенные транспаранты. Надписи одобряют буржуазный закон, воспевают гармонию. Союз труда и капитала. Миллиардеров и нищих. Жирующего ненасытного класса и вымирающего народа. Тротуар наполняют привезенными на автобусах секретаршами, охранниками коммерческих структур. Профсоюзными боссами. И сразу же между «синими» и «красными» соседями затевается перебранка. Негромкая ссора, перерастающая в потасовку. На гладком без трещин тротуаре — трещина социального раскола. Рубец классового антагонизма, о котором страна не ведала семьдесят лет.

Когда‑то единый советский народ расколот, как упавший с печки горшок. На партии, сословия, конфессии, республики.

Раскол нарастает, погромыхивает взрывами. Власть стремится замазать трещины, лепечет о стабильности, о социальном мире» добиваясь его обманами, еще большим дроблением и раскалыванием, превращая народ в пыль, вышибая из него протестные настроения, используя сложнейшие рецепты успокоения. Подкуп народных лидеров. Силовые угрозы. Выборную вакханалию. Непрерывную, многослойную ложь. Зрелища и потехи, как наркотики, усыпляющие социальную боль. КПРФ, избравшая тактикой сложное думское маневрирование, многократно, под угрозой роспуска, отступавшая перед Ельциным и Черномырдиным, дремавшая, словно в 93‑м ее укусила муха цеце, теперь, похоже, напрягает бицепс. Сумеет ли одолеть летаргию, очнуться от затянувшегося обморока? Кто поднесет к ее носу вату с нашатырным спиртом? Что покажет сегодняшний «красный» пикет, организованный коммунистами?

Тротуар наполняется. Пикет, как варенье, зреет, густеет. Начинает нагреваться, вскипать. Людей все больше. Все тесней и тревожней за железным барьером, за милицейской цепью. Из метро, как из подземных ключей, выпирает донная, глубинная сила. Больше красных знамен. Злей транспаранты. Громогласней мегафонные вопли. Яростней схватки с «голубыми». Так в котле нарастает давление, стрелка дрожит за стеклом циферблата, приближается к опасной отметке. Кто бывал в больших скоплениях народа — тот знает эту медленную, нарастающую реакцию взрыва.

Милицейский полковник с рацией кричит на пикетчиков, грубо гонит их в глубину тротуара. Несколько ловких «ментов» толкают стальной турникет в народ, рассекают толпу, вгоняют в нее железный шкворень. Лопнуло, взорвалось. Несколько мускулистых парней, побросав транспаранты, хватают железные стойки, толкают их обратно в милицейскую цепь. Схватка, крик, треск рукава, матерщина. Дружный нажим «ментов». Сторукий, стоголовый ответный напор пикетчиков. Цепь охранения прорывается. Бурдюк лопается. Хмельное вино брызжет, бьет струей, изливается из тесной горловины на проезжую часть. Народ сметает оцепление, рассеивает беспомощных охранников, под колеса, под троллейбусы, запрудив разом Охотный ряд, докатываясь красной гудящей волной до подъезда Думы, разливаясь к Манежу, к памятнику Марксу, который глядит из неподвижной скалы на кипящий люд.

Радость, ликование, упрямая злость. Дохнуло ветерком 93‑го года, когда прорывали оцепление, катились валом от Октябрьской через Крымский мост, к осажденному Дому Советов. Здесь, на Охотном, похожие лица, похожие рывки, похожие мундиры ОМОНа. Нет, не истлела Икона Восстания.

Не затмил ее наспех намалеванный, без левкаса, на сырой доске, образ Путина. Опадает на глазах позолота. Затихает на устах у людей неначатая ложная молитва. Под слоем невысохшей краски, вместо миловидного лица президента, проступает все то же клепанное железо омоновского щита.

От Манежной площади подъезжают автобусы. Из них высыпает молодое разношерстое племя — президентское движение «Идущие вместе». Весельчаки‑студенты. Смешливые, с голыми животиками, барышни. Крепкие парни в красных футболках. На спине надпись «Все путем!» На пузе — Путин, напоминающий детеныша кенгуру, что выглядывает из брюшной сумки. Молодежи не дают расползтись. Деятельные функционеры расставляют их поперек Охотного ряда, оснащают длинными цветастыми лентами, на которых слова поддержки пропрезидентскому закону. Строгие приказы. Мобилизующие жесты. Из автобусов подносят ящики с «боеприпасами» — спелыми помидорами, куриными яйцами для метания. «Президентская рать» выстраивается, посвистывает, похохатывает, пританцовывает, попивает из бутылок «пепси», насмешливо поглядывает на разлив красных знамен и протестных лозунгов.

Пикет моментально отзывается на появление «всепутистов». Выстраивается защитный редут. Плечом к плечу, молодые и старые, с портретами Сталина, с гвоздиками, с православными крестами. Протягивают через всю улицу красное, заграждающее полотнище. Две рати выстраиваются на Охотном ряду. Источают энергию неприязни. Обмениваются свистами, взмахами кулаков. Прицеливаются недружелюбными взглядами. Между ними, прошивая улицу черной дратвой, пробегает ОМОН, в бронежилетах, с черными дубинками, поддерживая у бедер стальные застекленные шлемы. Не дает сблизиться двум фалангам, сомкнуться двум полушариям, из которых может прянуть взрыв.

Бойцы ОМОНа, в черном, в косых беретах, стройные крепкие парни, цветущие русские мужчины. Не сынки банкиров, не родственники олигархов, не завсегдатаи ночных клубов и экзотических ресторанов. Не раз бывали в Чечне, щли на зачистку, попадали под огонь гранатометов, взрывались на фугасах, хоронили товарищей, падали на землю, кроша пулеметами непролазную «зеленку». Здесь, в Москве, разделяя две враждующие толпы, стоят, словно черные изваяния, с напряженными желваками и тоскующими голубыми глазами. Не понимают смысла борьбы. Готовы по приказу начальства выхватить дубины и, как в 93‑м, молотить стариков и женщин. Расшибать черепа ветеранам, добивать баррикадников, а потом вливать в себя огненную водку, запивая тоску. Так устроено государство миллионеров, что разжиревшие уроды, мерзкие горбуны, зловонные карлики, чьи подагрические пальцы усыпаны алмазами, на свои несметные миллионы покупают проституток, журналистов, политиков и этих статных русских бойцов. Кидают их на народ, защищая свои яшмовые писсуары.

Солнце, как электрод, горит над Москвой. Пекло на Охотном ряду. Колышутся красные факелы флагов. Люди двигаются, гудят, сходятся для коротких бурных дискуссий. «Свободу Милошевичу!» «Русскую землю русским крестьянам!» «Грефа на нары!» «Путин — ты Распутин!» «КПРФ — будь смелее!» «Ельцина — в Гаагу!» «Жидократы в Кремле!» «Коммунисты, вперед!» «Черная лампочка Чубайса!» «Аксененко, верни шпалы!» «У Немцова грудь Хакамады!» — множество плакатов, лозунгов, надписей на фанере, карикатур. Кого только нет. Фронтовики с женами едва идут, как былинки, трогательно помогая друг другу. Крепкие отставники‑офицеры, иные в погонах, иные в камуфляже. Комсомольцы с мегафонами. Секретари райкомов с телефонами. Депутаты‑коммунисты, среди которых сияет крепкий, круглый, как шар, череп Шандыбина, миловидная Астраханкина, деятельный и нервный Юрчик. Секретарь горкома Кувасв с мобильником связывается с Думой, справляется о ходе голосования. Бородатенький человек с двуглавым орлом на рубашке, с иконкой Спаса на шее. Другой, в шитой шелками шапочке, в черной хламиде, похожий на монаха, но с эмблемой Че Гевары. Участники баррикадных боев. Беженцы из Казахстана. Нищенка, словно черная тень, заклеила глаза бумагой, на которой слезная мольба. Все движется, меняется местами, начинает петь, скандирует, читает стихи. Этих лип не увидишь на телевидении. Не найдешь в передаче «Глас народа». Не обнаружишь в дискуссиях о собственности. Это исконные народные лица, исконные голоса. Надеются, наивно верят, страстно ненавидят, сотворяют мифы о своих и чужих вождях. Предсказывают, кликушествуют, оплакивают, взрываются негодованием. Доведенные до предела, готовы облить себя смолой и поджечь. Готовы мгновенно полюбить, возненавидеть, простить. Русский народ представлен на пикете, как он представлен на церковной паперти, на военной пересылке, на тюремном этапе, на деревенской посиделке и рабочем перекуре. И пусть здесь с коммунистами нет пока лимоновцев, нет скинхедов, нет анархистов и антиглобалистов, нет православных радикалов, поднимающих голос за убиваемый русский народ. Но уже есть анпиловцы, есть «Союз офицеров». Начинает медленно замешиваться будущее восстание, медленно бродят дрожжи в квашне грядущей революции.

В народ вкалывают отравленные иглы пропаганды. Вливают разноцветное пойло оглупляющих телевизионных программ. Отравляют алкоголем и СПИДом. Наводят дула орудий. Хотят, чтобы вместо живой жаркой крови по жилам людей текла жидкая лимфа, перемешанная с синим гноем.

Но этот пикет — как сгусток красных кровяных телец, бегущих по живым артериям несмиренного народа. Посмотрите на этот пикет, как на зеркало русской революции, и увидите в волшебном стекле, как горят особняки магнатов на Успенском шоссе. Как в панике летят из Шереметьева самолеты, набитые ворами и преступниками. Как входит в кабинет Дерипаски рабочий с красным бантом, садится директорствовать в кресло алюминиевого короля.

Все еще только начинается, господа. Русская история не окончена. Россия заново прочитает Владимира Ленина. Заново продекламирует стих Маяковского. Народный лидер с трибуны съезда объявит: «Товарищи, Четвертая Русская Революция победила!»

На стыке Тверской и Охотного ряда, где, разделенные частоколом ОМОНа, сошлись путинские кенгуру и «красные» пикетчики, накаляется противостояние. Как две электрические спирали, нагревают тигель Охотного ряда. Молодежь выкрикивает короткие язвительные лозунги в поддержку убийственного закона. Многократно, яростно, входя в транс, под дирижирование вожаков. Яростных чернявых диск‑жокеев. Разбитных бабенок с круглыми бедрами.

Из красных рядов несется: «Банду Ельцина под суд!» «Меняем Грефа на Глазьева!» «Гитлерюгенд Путина!»

Путинская дискотека запевает какой‑то рок, в два притопа, в три прихлопа. Раскачиваются в танцевальных ритмах, плещут над головой руками, страстно подергивают ягодицами и животами. В ответ из красных рядов: «Варшавянка», «Артиллеристы, Сталин дал приказ», «Война народная». Сражаются танцы, сражаются песни, сражаются лозунги.

Из молодежных рядов полетел помидор, шмякнулся на асфальт, забрызгав расквашенной жижей белую рубашку пикетчика. Из пикета взлетело куриное яйцо, разорвалось в воздухе и липким киселем пролилось на головы кенгуру. Минутная дуэль помидорами, яйцами. Пока не камнями, не бутылками с «коктейлем Молотова», не резиновыми пулями, как было у гостиницы «Мир» в 93‑м, не пулеметными очередями, как в «Останкине», не танковыми снарядами, как на Краснопресненской набережной.

«Охотнорядцы» нового времени. «Красные», «синие», «черные», «пестрые». У каждого свой стиль, свой «политический театр». Каждый учится, нарабатывает методики для будущих схваток, совершенствуется в стойкости, непримиримости.

Молодежь завербована Еврейским конгрессом за пейджеры, мобильники, хорошие отметки в зачетной книжке. Ее натаскивают, как борзых собак, перед будущей настоящей охотой. Из этой веселой, жестокой, пепсиобразной, американовидной, путинофильской, чубайсоподобной молодежи выйдут будущие депутаты «Единства», будущие министры починки и матвиенки, будущие агенты политического сыска, новые бейтаровцы и старые, как мир, мерзавцы.

Сейчас они глумятся над стариками. Рыжая, толстобедрая оперлась на клюку, ходит перед рядами, имитируя пенсионеров, и ряды, воспитанные на «Московском комсомольце», счастливо заливаются. Вот двое надели на шеи пеньковые петли, в которых, как жернов, тянущий на дно, закреплена какая‑то книга, то ли старый том Ленина, то ли Конституция СССР, то ли советский Уголовный кодекс.

Молодежь вошла во вкус противостояния. Ей подвозят бутылки с водой, сникерсы, пиццу. Вся она в непрерывном движении, как перистальтика жующего червяка. Начинает блестеть от пота. Из‑под ее шеренги медленно выползают на асфальт вороха мусора. Раздавленные бутылки, пивные банки, обертки конфет, бумажные тарелки от пиццы. Политические экскременты. Это вызывает брезгливость. Мерзость этой молодежи не в том, что она участвует в политической борьбе, а в том, что она слепа, глуха, куплена, аморальна в своем противостоянии с отцами и дедами, включена в инфраструктуру миллиардеров, как включены в нее сутенеры, садовники, дворцовые архитекторы, спичрайтеры и тайные убийцы.

В красных рядах много импровизации, народной выдумки, политической самодеятельности. Но пусть сюда явятся патриотические художники, кукольники, музыканты, дизайнеры, режиссеры. Пусть от пикета к пикету, от митинга к митингу создают политический революционный театр, который исхлестал бы кистью, пером, яростной музыкой и игровой импровизацией сытые рожи буржуев.

Летят в воздух красные помидоры и куриные яйца. Разрываются на асфальте маленькими фонтанчиками ненависти.

Господа, вам весело, вы танцуете, но ведь это симптомы гражданской войны. Стук копыт Первой Конной. Стрекот тачанки. «Тяжелый рок» гаубичной артиллерии.

Здесь, на Охотном ряду,— низкий поклон советским старикам, явившимся сюда, быть может, на последний в жизни бой. Святые, непокорившиеся. Выиграли войну, распахали целину, построили великий флот, взлетели в Космос. Ожидали чуда для своих сыновей и внуков. Были брошены в пучину бед, самая страшная из которых — разрушение Советской Родины. Не сдались. Идут в пикет, увешанные орденами, опираясь на палки, передавая молодым партийцам «красные заветы», тайну «красного смысла», чтобы она переходила от поколения к поколению — и «красная свеча» не погасла.

У думского подъезда — свой фронт, свои знамена и лозунги, свой «театр». Кинули на асфальт синюю тряпку, отобранную в схватке у шмаковских профсоюзов. Немного потопали, немного поплевали, подожги зажигалкой, покоптили и тут же загасили — дескать, больно смердит. Члены «неподкупных» отраслевых профсоюзов развернули среди дружественных красных стягов свои производственные эмблемы, полотнища. Колотят 0 Думские ступени пластмассовыми касками, стараясь достучаться до сердца Явлинского, не ведая, что у того вместо сердца облачко дыма из выхлопной трубы натовского транспортера.

Вдруг, как черт из табакерки, выскочил вездесущий Жириновский. Заорал на пикетчиков, в кого‑то плюнул, кого‑то дернул за волосы — и в ответ рассерженные женщины погнали его древками транспарантов, улюлюкая, загоняя обратно в Думу. Странный фантом, ворвавшийся в российскую политику из неизвестных галактик. Туда же и улетит, оставив на земле маленькую воронку, лужицу слякоти и эмблему ЛДПР в виде чучела сокола.

Множество партий, напоминающих эпидемии гриппа, исчезнут вместе с их экзотическими, как разноцветные жучки, лидерами. Но КПРФ останется. Если станет подлинным авангардом народа. Если воспримет активные методы борьбы. Если будет учиться у палестинской интифады, у антиглобалистов Америки и Европы, у своих русских великих предшественников. Молодежь может увлечься романтической мечтой о будущем мировом восстании, опрокидывающем башню «нового мирового порядка». Интеллектуалов привлекут дискуссии, в которых вновь зазвучит «левая идея» как революционный протест против протухшего буржуазного мира, унылого конформизма, предательства и бесстыдства. Рабочий придет в партию, если она придет к рабочему, — вернется в цех, забой, на хлебную ниву.

Пусть разгромлены три русских революции. Четвертая вызревает в недрах оскорбленного, убиваемого народа, «готового на муки, на подвиг, на смертный бой».

Вернадский в самые страшные месяцы фашистского нашествия, когда танки немцев утюжили Смоленск, Малоярославец, Волоколамск, повторял: «Ноосфера победит». Потому что ноосфера, соединяющая в себе мировое Добро, Справедливость и Красоту, есть магистральное развитие жизни — от вируса к амебе, рыбе, Гайдару, Ельцину, и дальше — к человеку.

Пикет идет четыре часа. Невыносимое московское пекло. Люди устают. В глазах малиновые пятна. Жажда, усталость, кому‑то из стариков стало плохо. Журналисты, высматривающие своими стеклянными телевизионными глазками все самое лакомое, выхватывающие своими жадными кривыми клювами кусочки сенсаций, — и те исчезают, как утомленные грифы.

Власти, чувствуя ослабление пикета, начинают акцию по выдавливанию. Змейкой бегут солдаты внутренних войск, в камуфляже и касках. Тесней сдвигается ОМОН. Идет милицейская машина с мигалкой. По обе стороны Охотного ряда медленно ползут тупоносые грузовики. Как бульдозеры, сдвигают толпу. Короткие схватки. Крики, визги, наклоненное красное знамя. Народ неохотно уходит с проезжей части к гостинице. Открывается пустое пространство улицы. Едет поливальная машина, рассыпая пышные ворохи воды, сметая сор. И вслед за ней, еще неуверенно, потом все смелей и яростней, устремляется автомобильный поток. «Мерседесы», «вольво», «ауди». Клерки, бизнесмены, разбогатевшие сутенеры, непойманные киллеры, раскормленные эстрадные певицы, изолгавшиеся политологи катят по своей Москве. С презрением поглядывают на узенькую красную ленточку пикета, отороченную черной бахромой ОМОНа.

В Думе принят еще один буржуазный закон, в согласии с которым все так же будут падать самолеты «Ту‑154», норвежские фирмы станут подымать утонувшие подводные лодки, Шойгу продолжит гулять по горящей, замерзающей, затопляемой России, в Чечне взорвется очередной фугас, растерзав на части еще одного омоновца. И кремлевские сычи, сидя в золоченых кабинетах, глядя на малахитовые остановившиеся часы русской истории, будут думать, что они навсегда победили.

Но я видел, видел красную ласточку Революции, которая вихрем пронеслась над Охотным рядом и, радостно сверкнув оперением, скрылась, чтобы скоро вернуться.

Столица Югославии — Гаага

июль 2001 г., № 27

Когда панамский президент Норьега решил установить суверенитет над каналом, американцы высадили в Панаме корпус морской пехоты, разбомбили столицу, выдернули Норьегу из Дворца и вертолетом отправили в свою тюрьму, где тот гниет по сей день. В Югославии американцы месяц бомбили страну, разрушили мосты, заводы, госпитали, школы, электростанции, превратив цивилизованный европейский народ в обезумевшее племя. Навязали этому «забомбленному» племени выборы под прицелами самолетов‑невидимок, под дулами армии вторжения. Привели к власти подонков, коллаборационистов, платных агентов и шизофреников — родных братьев российских демократов, для которых Сербия — перевалочный пункт в Тель‑Авив. Те заковали Милошевича в кандалы, сунули в военно‑транспортный самолет и, вопреки сербским судьям, политикам и священникам, отдали в лапы офицеров НАТО, которые построили в Гааге спецтюрьму для непокорных европейцев. Теперь его немного посудят, немного поколют психотропными препаратами, немного повозят в клетке по европейским столицам и Диснейленду, а потом отвезут в Калифорнию и сделают из него на электрическом стуле гриль.

Это и есть глобализм. Это и есть мировое правительство. Это и есть «новый мировой порядок». Общая для всех экономика, общий СПИД, общая для непокорных президентов тюрьма.

Вина Милошевича, по мнению цэрэушников, одетых в судейские мантии, в том, что он помогал боснийским сербам выстоять под ножами хорватов и ракетами Ф‑15. А также в том, что ввел армию в Косово, священную матку сербской государственности, отторгаемую албанскими наркодельцами и афганскими моджахедами.

Но вина президента Милошевича в другом. Он не двинул в Боснию прекрасно вооруженную, готовую воевать армию Югославии на помощь братьям, и позволил натовской «антанте» разбомбить Караджича и Младича, обрекая их на вечное подполье, а боснийских сербов — на вечное пленение. Вина его в том, что он не выдержал пытки ковровыми бомбежками, давления предателя Черномырдина, отсутствия военных поставок из России и не вынудил американцев к «наземной операции», в которой бы сербские войска, хранящие заветы «четников» и титовских партизан, усеяли костями натовских негров, итальянских «макаронников» и английских педерастов холмы и долины Косово.

Он сдался, увел войска, бросил на растерзание албанцам беззащитных косовских сербов, отдал на поругание монастыри и святыни. Армия не простила ему отступничества. Население Югославии не простило бессмысленности недавних героических жертв. Народ отвернулся от Милошевича и выбрал другого президента, себе на погибель. Милошевич не захотел стать легендарным лидером несдавшегося народа. Стал сдавшимся президентом покоренной Югославии. Сам надел на себя наручники. Об этом — его сегодняшние мрачные думы в Гаагской тюрьме.

В русских кругах слышатся сравнения сербов с Иудой — за «тридцать сребреников» американской экономической помощи продали Милошевича палачам. Слышится злорадство в адрес Македонии, предоставившей свою территорию экспедиционному корпусу НАТО, — теперь македонцев «использовали», перестали платить, и вместо дотаций НАТО к ним из Косово лезут, как тараканы, вооруженные до зубов албанцы.

Не нам, русским, осуждать братских сербов. Это мы вскормили упырька Горбачева и не помешали ему обескровить Родину. Мы выбрали себе в лидеры монстра Ельцина и тупо смотрели, как он десять лет колуном раскалывает территорию, заводы, лаборатории, космодромы, стирает бомбами русские города, стреляет из танков в русский парламент.

Мы и сегодня отдаем без боя наши пашни, леса, электростанции и железные дороги абрамовичам, фридманам и мамутам. Равнодушно взираем на вымирающих соплеменников, идиотически верим краснобайствующим убийцам, выбирая себе из них новых мэров, губернаторов, президентов.

Но, быть может, судьба непоследовательного славянина Милошевича послужит уроком Лукашенко, которому уже уготована камера в гаагской тюрьме, и батька не дрогнет в сражениях с натовской проплаченной сволочью. Или Кучме, который то лизнет HATО, то укусит Россию, и для которого уже сделан косметический ремонт в американском каземате рядом с Лазаренко. Или Президенту Путину, что никак не расстанется с ельцинским окружением, в которое плюнь — и попадешь в агента НАТО. Оно лицемерно льстит и служит ему, но сдаст непременно в трибунал по военным преступлениям за бомбардировки Чечни, за массовые захоронения вблизи Шатоя и Ведено, за тысячи беглецов и погорельцев, — обвинит в геноциде чеченцев, как Милошевича обвинили в геноциде албанцев.

Пусть тогда Путин не рассчитывает на заступничество мировой интеллигенции, которая уже вся погружена в педофилию. Пусть не надеется на снисхождение американцев, которые являются бандитами по определению, — сбросили атомную бомбу на Хиросиму, спалили напалмом Вьетнам, заразили человечество ВИЧ‑инфекцией, наводнили мир поп‑культурой, которая страшнее менингита. И пусть не взывает к собственному народу, который не был им защищен от вымирания.

Трагическая история Милошевича — это книга на сербском языке. Но ее должен срочно прочитать Президент России, чтобы ненароком не угодить в военно‑транспортный самолет, идущий курсом на Гаагу.

Оторванные головы не едят ананасов

июнь 2001 г., № 25

Лимонову — в тюрьму

Дорогой Эдуард!

Не знаю, как у тебя в «Лефортово», но у нас, «на воле», вовсю строят «неолит с человеческим лицом». Людоедская жилищная реформа возвращает гражданина в пещеру. Земельный помещичий кодекс не оставляет крепостным даже «юрьева дня». Электрическая, газовая и железнодорожная монополии движутся от Чубайса — к лучине. Пенсионный фонд надежно обеспечивает «гробовые». Здравоохранение и образование строятся по принципу: «больному СПИДом читать не надо». Налогообложение напоминает средневековую каменную давильню, куда укладывается налогоплательщик с ИНН на лбу, и из него, с немецкой пунктуальностью, Греф выжимает до капли все жизненные соки. Голенький, плоский, на согнутых ножках, прикрывая тощий пах, бежит русский Иван на огород сажать спасительную морковку.

Кое‑кто скажет: шапки долой — великое советское прошлое, с могучей экономикой, атомными городами, деревенскими самородками и бесплатными университетами, кануло в пучину, как «Варяг». Оставило по себе реквием на слова Александрова и красный флаг, с которым военный балет, подготовленный в Уголке Дурова, совершает праздничное дефиле. Но мы с тобой так не думаем.

Жить стало невозможней, но жить стало веселей. Бойцы ОМОНа с длинноствольными автоматами ходят по электричкам, заставляя пассажиров брать билеты. Губернаторы заявляют, что злостных неплательщиков будут выселять из квартир в помещения с печным отоплением. Пенсию собираются платить на пятый год после смерти. Неграмотных детишек в лапоточках будут водить в Музей Реформ и показывать электрическую лампочку и говяжью колбаску. Из русского языка уберут букву «р», и язык будет называться «гусским». Земля получит, наконец, хозяина, того, кто не дошел до Москвы в 41‑м. На ней, по эскизам Лужкова и Громова, откроют «сафари‑парки», где туристы в тирольских шапочках станут стрелять косуль, лосей и фазанов.

Советский народ победил фашизм, но рынок хочет сломить советский народ. Товаром объявлено все: кусочек асфальта под колесом автомобиля, женские гениталии, гроб убитого под Шатоем солдата, место священника в приходском храме, совесть журналиста НТВ. Даже Родина, чья рыночная цена не подымается выше стоимости «второго гражданства». Однако камера в «Лефортово» и удар кастетом в затылок — пока бесплатно.

Люди, даже те, что, подобно дрессированным мышам, голосовали за Ельцина и Путина, начинают понимать, что все это, вместе взятое, называется капитализмом, буржуазностью, перестройкой, пятном на лбу Горбачева, дымком из танковой пушки Ельцина, слюнкой на губах Починка, презрением в глазах иностранца, холуйством коммуниста‑расстриги, детской ручкой, посиневшей от уколов наркотика.

Помнишь, в школе нам говорили, что в телескопы видно, как под воздействием марсианского лета тают полярные шапки, и планета превращается в рыжее пекло. Сегодня без телескопа, невооруженным глазом, видно, как сокращается Россия, тает ее народ, исчезают ее поселения — и великая страна покрывается мутью и нежитью. Только цветет, как ядовитая орхидея, полыхает в русской ночи лужковский Вавилон, переедается отобранными у России калориями, срыгивает бесконечными праздниками и фестивалями. «Золотой миллиард», о котором толкуют политологи, имеет на Рублевском шоссе свой филиал, минными полями и «спиралью Бруно» отгороженный от вымирающей страны. Сидя на золотых унитазах, недавние коммунисты и отличники еврейских олимпиад читают «Коммерсант», глотают ломти ананасов, смотрят собачьи бои, котировки на биржах, фильмы Никиты Михалкова. Странные люди, не правда ли?

Неужели они и впрямь полагают, что стопятидесятимиллионный народ, родивший Пугачева и Разина, Кропоткина и Ленина, так и будет всю остальную историю кушать лепешки из лебеды и бороться за права человека? Надеются, что не появятся люди, подобные Вернадскому и Маршалу Жукову? Что Пелевин вытеснит Шолохова, пастор Мень — Серафима Саровского, поминовение «жертв Холокоста» стараниями Матвиенко заменит праздник Победы?

Мы с тобой знаем: до революционной ситуации далеко. В Приморье пытаемые морозом люди не идут в партизанские отряды, а покупают буржуйки, обрастают шерстью и выбирают очередного Деда Мороза. Крестьяне, которых вот‑вот погонят с земли и станут менять на породистых сук, не берутся за вилы. «Красный пикет», перекрывший Охотный ряд в день принятия Думой «Земельного кодекса», не напоминает Октябрьское восстание. Но чуткий зрачок, твой, Лимонов, среди мертвечины унылого конформизма, трусливой покорности, остывающего самосознания углядит живые, горячие молекулы ненависти. Чуткое ухо услышит, как начинают содрогаться глубины народного духа, словно заводят танковые моторы.

Полагаю, ты в «Лефортово» пишешь книгу революции. Сусликов в тюрьме лепит фигуры гранатометчиков. Твои прекрасные парни, герои НБП, на нарах видят краснозвездные сны. Скинхеды не хотят учить азербайджанский. Православные батюшки не желают вживлять в себя «чип 666». Слово «буржуазный» среди молодых интеллектуалов означает — «заразный», «подлый», «поганый», «подлежащий уничтожению».

У твоих книг, я знаю, есть и буржуазный читатель. Хакамада назвала тебя: «человек‑бестселлер». В своем новом романе посоветуй магнатам, когда они будут садиться на золотой унитаз работы Фаберже, пусть проверят его на отсутствие мин. Поедая лакомый ломтик ананаса, пусть убедятся, что он не содержит стрихнина. Пусть никогда не забывают хорошо проверенное правило: «Оторванные головы не любят есть ананасы».

Обнимаю, до скорой встречи «на воле».

Либерализм как дырка истории

июнь 2001 г., № 23

Путин на погребении Собчака прощался с либерализмом, и вдовьи слезы Нарусовой оросили могильник, куда забетонировали капсулу страшной разрушительной силы. И через тысячу лет извлеченный из кургана скелетик, мучнистый череп и мальтийская ладанка будут светиться в ночи. Либерализм в России кончился, как эпидемия, унеся с собой восемь миллионов жизней. Израсходовал свою энергию в борьбе с кровяными тельцами русских. Перенеся страшную, смертельную болезнь, Россия похожа на изможденную женщину, которая ходит, держась за стенку.

Быть может, воздух России, в котором хорошо расти березам и елкам, в котором далеко видны двуглавые орлы и красные звезды, который могучим дыханием наполняет легкие бегущего в атаку солдата и певца, поющего «Вдоль по Питерской…», — этот воздух противопоказан либеральному микробу, и тот в конце концов вместе с Гусинским отлетает в Испанию. Дон Гусинский и мсье Березовский — это слабое подташнивание, оставшееся от либерального недуга.

«Союз правых сил», триста спартанцев, вставших в ущелье русской политики, чтобы преградить путь фашизму и диктатуре, — это союз очень богатых, раздобревших на несчастьях народа нечестивцев, среди которых Гайдар, Чубайс и Немцов неизменно изображаются на русских лубках с костями крест‑на‑крест у подбородков. Явлинский все больше похож на водяной знак, который виден лишь в том случае, если сквозь доллар смотреть на солнце. Юшенкова не разглядеть в микроскоп, и только Павел Грачев, спящий с парашютом, вскакивает ночью с криком: «Гаденыш!», тщетно ищет несуществующего врага.

В русском сознании, где навсегда, как на горячем воске, отпечатались такие понятия, как татаро‑монгольское иго, нашествие французов, нападение кровавого Гитлера, там же, в этом списке национальных трагедий, значится «либерализм».

Как детскую считалку, заучили русские люди истину, что либерализм — это злокозненное разрушение цветущего СССР с длящимися кровавыми войнами, с реками слез, океаном народного горя. Либерализм — это свобода слова для горстки пустопорожних мерзавцев, десятилетие не вылезающих с телеэкрана при гробовом молчании замурованного в немоту большинства, меркнущих в безмолвии русских художников, мыслителей, праведников. Либерализм — это райский остров в районе Успенского шоссе с дворцами из родосского мрамора, с зоопарками, в которых гуляют павлины и скачут абиссинские бабуины, с вертолетом охраны, парящим над заповедным районом, и это гнилые хижины залитой водой Якутии, склизкие квартиры промерзшего Приморья, тараканьи углы, из которых уходят в плаванье герои‑подводники. Либерализм — это рыгающие огнем танки у Дома Советов, стальной сердечник, пробивший грудь баррикадника, стакан водки в клешне Ельцина, гематома дьявола на лбу Горбачева. Либерализм — это бомбы, посыпающие Грозный, Масюк, берущая интервью у палача русских солдат, гетто чеченских беженцев, бумажные веночки на могилах пермских омоновцев. Либерализм — это огромный голубой алмаз на пальце олигарха и запаренный жмых в тарелке ткачихи. Либерализм — это неутолимый косматый пах Ханги, СПИД проституток, торговля органами, бельма городов, опоенных наркотиками. Либерализм — это Новодворская, топчущая слоновьими ногами красный флаг, тщедушный Радзиховский, вкрадчивый, как малокалиберный патрон НАТО, Черномырдин, как бомба, взорванная над Домом Советов, Буденновском, Югославией, а теперь и над Киевом, которому уготована участь Белграда. Либерализм — это хаттабозащитник Сергей Ковалев, затеявший грязную травлю бесстрашного генерала Трошева.

Среди крапивы и упавших вороньих гнезд, на заброшенном кладбище, наш потомок прочтет надгробную надпись: «Под камнем сим — безвестный либерал. Был славен тем, что врал да нищих обирал».

Суров и прекрасен лик Родины. Желтеют лютики на берегах синей Онеги. Пасутся в лугах три заповедных коня — красный, белый и черный. Сидит на пригорке ученый отрок, читает книгу Николая Федорова о воскрешении мертвых. Протрубит ангел с лицом Юрия Гагарина, и восстанут из могил все, кто жил до нас на земле. И князья Борис и Глеб, и Владимир Красное Солнышко, и Филипп Колычев, и протопоп Аввакум, и нищенка с паперти, и сталинградский пехотинец, и Стенька Разин, и Иосиф Сталин, и все наши прадеды, дети, отцы. Только либералу будет отказано в воскрешении. Рассеянный на безличные атомы, он будет носиться под воздействием магнитных полей в безжизненном вакууме, сдуваемый солнечным ветром, потихоньку утекая в «черную дыру» мироздания.

Возвращение Красного знамени

май 2001 г., № 19

Трое русских парней в джинсах и кожаных куртках на последние гроши приехали в Ригу и подняли на башне Красный флаг. Несколько часов тысячи пленных русских, которых возят по Риге в полосатых робах, и тысячи краснолицых, с дубинами, латышских фашистов наблюдали чудо — возвращение Красного флага. У одних от счастья трепетали измученные сердца, у других они содрогались ненавистью. Этот подвиг молодых патриотов сравним с высадкой человека на Марс, с беззаветным и святым сражением Шестой роты десантников, бессмертным рывком матросов «Курска», заглушивших реактор. Подвиг во имя Родины. Именно поэтому был оглашен лютый приговор латышского суда — пятнадцать лет тюрьмы — равносильный смертной казни, рассчитанный на то, что молодые герои, сломленные в застенках, сошедшие с ума, превращенные в уродов, будут выставлены на посмешище рижских бюргеров, на устрашение русских рабов.

В этом приговоре сквозь парики и пудру «европейских ценностей» глянули упитанная харя фашизма, латышская дивизия СС, изуверство «зеленых братьев», произвол и мстительная ненависть недобитков, с восторгом встречавших на улицах Риги легионы Гитлера.

А что же Россия? Парней сдала ФСБ, выслеживала их, поставляла информацию рижской охранке, долавливала на Алтае их товарищей, заточила в «Лефортово» их вождя Лимонова, демонстрируя патологию сознания, убогую слепоту холуйских службистов. Они служат режиму, что по указке Америки разгромил Советский Союз, увел из Прибалтики могучую группировку войск, руками Козырева создал карликовые русофобские государства, напоминающие злобных уродцев, где были оставлены на растерзание ветераны войны, ветераны КГБ, просто русские люди. Нынешняя ФСБ ведет свою родословную не от Дзержинского, а от предателя Бакатина. Не умея или не желая выловить террористов Хаттаба, она имитирует успехи в работе, подавляя русское освободительное движение в Казахстане и в Латвии. Парни, поднявшие Красный флаг над Ригой, искупают позор генералов, верхом на танках убежавших из Прибалтики под улюлюканье «Саюдиса». Эти парни не дают забыть двухсотлетние усилия России, пробивающие петровское окно в Европу. Эти парни в джинсах продолжили сопротивление рижского ОМОНа, борьбу приднестровцев, среди которых много отважных рижан. Теперь мы станем называть этих смельчаков и героев — «краснознаменные рижане».

Российский обыватель, оскопленный телевидением, пропущенный сквозь стерилизацию демократической пропаганды, иногда отвратительней беспощадного своим русофобством латыша. Жидкие мозги, духовная лень, травоядное потребление не позволили обывателям поддержать отчаянный рывок 93‑го года, когда горстка русских пассионариев гибла на баррикадах Дома Советов под залпами танков Грачева. Они же, подопытные свинки в лабораториях Гусинского и Березовского, выбрали тухлого, могильной синевы Ельцина президентом на второй срок. Теперь же, когда их измученные соотечественники сидят на цепи в рижской тюрьме, они аплодируют старушке Вайкуле, приезжающей в Россию из Риги заработать на ортопедическую обувь. Им, клюющим крошки со стола Чубайса, не понять великий трагизм наших дней, чудотворную икону русского сопротивления, мистику Красного флага.

Красный флаг для России — это огненные стяги конницы Дмитрия Донского, летящей по Куликову полю, это цвет православной Пасхи, воскресшего русского Бога, это Знамя Победы, полыхнувшее над горящим рейхстагом, это кумач героев‑баррикадников, трепетавший под пулями Ельцина вместе с андреевским и имперским полотнищами.

Красный цвет для России — ее мистическое бессмертие, огненный луч, ведущий великий народ в кромешной истории. Все, кому дорог Красный флаг, кто признает его партийным, религиозным, национальным флагом России, выступи в поддержку узников рижской тюрьмы. Вырвем национальных героев из рук палачей! Коммунисты всех мастей и идеологий, — это ваш флаг. Православные, возглашающие «Христос воскресе!»,— это ваш флаг. Национал‑патриоты, верящие в неисчерпаемость России, — это ваш флаг. Путин, ты вернул Красное Знамя Победы в геральдику Государства Российского. Парни в рижском узилище — герои и мученики Государственного флага России.

Вернем домой патриотов Родины!

Красные иконы и черные иконоборцы

март 2001 г., № 12

Суровые в единобожии талибы взорвали статую Будды в Бамиане, и весь цивилизованный мир, все эстеты, моралисты, музейные работники, дипломаты, утонченные педерасты, болезненные либералы, иеговисты Америки, сатанисты России, скорбная Юдифь с НТВ, щетинистый хорек с РТР — все кинулись осуждать вандализм, все полюбили высеченного из песчаника истукана, напоминающего Ельцина в ЦКБ.

При этом на глазах у оглупленного мира усилиями иконоборцев, истребителей памятников, осквернителей святынь сокрушается грандиозный «красный пантеон». Вместилище небывалого духовного опыта, мистического рывка в царство Красоты, Совершенства, Бессмертия, положенных в основу советской цивилизации. Захваченная варварами и пигмеями впотьмах «перестройки», методично, из года в год, изо дня в день, она взрывается, стачивается, взламывается. Ее заваливают мусором, замарывают нечистотами. Множество обезьян из «Старого телевизора», грызунов из «Старой квартиры», улиток «Намедни», ядовитых грибков «Времечка» поселились в прекрасном храме. Отравленной слюной и кислотными выделениями завершают работу стенобитных машин и чугунных баб, напоминающих свирепый лоб Александра Яковлева.

Они сбрасывают в расстрельный ров Шолохова и Горького. Вытравливают Великую Победу серной кислотой богохульных текстов Астафьева, мышиным пометом Резуна, геббельсовскими фильмами Киселева. Изгладывают мифологию «красных» вождей и героев, запуская в священные саркофаги неутомимого некрофила Лобкова. Они готовы распродать гранит Мавзолея на облицовку туалетов и бань в дворцах еврейских банкиров. Устраивают праздники свального греха на Красной площади, откуда батальоны в 41‑м уходили в бессмертие. Руками хьюстонского нахлебника Коптева топят станцию «Мир» — воплощенный проект Циолковского и прозорливца Федорова, уповавших на воскрешение из мертвых. Они перелистывают книгу «Красной истории» и огнеметом выжигают каждую страницу и букву, вписывая сквернословия и хулы. Выдирают из этой книги прекрасные образы пророков и мучеников, погибших, как первохристиане, в застенках, павших на поле брани и в непосильных трудах, созидая мистическое Царство Добра. Эти лики, окруженные нимбами, выцарапываются и заклеиваются богомерзкими харями диссидентов, собачьими рылами богоотступников. В этой переписанной справа налево истории, подправленной Соросом, то и дело натыкаешься на склеротический хоботок Льва Разгона, на несвежий бюстгальтер Новодворской, на гнилой прокуренный зуб Елены Боннэр.

Но не брошен храм «красной цивилизации». Не покинут алтарь «красной веры». На его ступенях, у его столпов, у горящего иконостаса сражаются ревнители великих заветов. Выхватывают из огня драгоценные рукописи. Выносят на раненой груди святые иконы. Заучивают наизусть псалмы и сказания, чтобы передать их пытливым внукам. Подобно монахам средневековья, переписывающим античные свитки, делающим тайные копии с фаюмских портретов, спасают вселенские ценности советской культуры.

Владимир Бушин, неистовый красный воин, бьющийся насмерть, как последний из «двадцати восьми». Обвешан гранатами, ложится под лязгающего монстра, выкатывающегося из мутного ангара НТВ. Каждый раз опаленный встает среди обломков мерзкой машины, ее изувеченного экипажа, состоящего из уродцев и долгоносиков.

Феликс Кузнецов, подобно Мусину‑Пушкину, сохранившему «Слово о полку Игореве», пронес сквозь кагал осквернителей и фальшивомонетчиков рукопись «Тихого Дона». Водружает хоругвь Шолохова, отведя ему место главного художника русского XXI века.

Михаил Алексеев и Юрий Бондарев, засыпанные по пояс в окопе, вдвоем держат фронт. Стреляют из трехлинеек в пикирующие армады стальных нетопырей, злобных пеликанов, скрипучих птеродактилей. Превращают их в зловонные комья горящих перьев, по‑сталинградски, по‑курски, по‑берлински.

Станислав Куняев пишет культурную летопись духовной борьбы, протекавшей на его глазах в литературной среде.

Спасает от лжесвидетельств, от плешивых и неутомимых во лжи «шестидесятников» историю русского стоицизма, имена выдающихся поэтов, духовидцев, ревнителей, которых хотели засыпать пеплом забвения могильщики великой эпохи. Поправляет каждый крест на могиле, каждый обелиск со звездой. Зажигает негасимую лампаду над каждой русской мыслью.

Владимир Бондаренко написал свою подвижническую книгу о писателях последнего советского поколения, где каждый, как ветвь на огромном древе культуры, осыпан своими благоухающими цветами, увешан душистыми плодами, выкликает у будущего образ «Русского Рая».

Бессчетны по городам и весям, по столицам и деревушкам, в библиотеках и школах русские подвижники, кто в одиночку, кто малой горсткой сберегающие наследие советского XX века, бережно прилагающие его к сокровищам тысячелетней истории. Не для музея или архива, не для антикварного магазина, но для великих дерзаний, неизбежного возрождения, когда вновь с космодрома между трех океанов вознесется «Космическая Россия», прорубая алмазным лучом путь в Неведомое.

Электрошоковая терапия Чубайса

февраль 2001 г., № 7

Серийных убийц тянет к местам, где они резали глотки, насиловали девочек, чувствовали, как бьется в агонии тело. Солана явился в Белград, где он разбомбил детские сады и университеты, и на его лице тайного садиста блуждала улыбка сладострастия. Чубайс прилетел в Приморье ознакомиться с результатом веерных отключений, как ученый прилетает па место, где им было испытано бактериологическое оружие, и сквозь скафандр и маску рассматривает мертвецов, изъеденных сибирской язвой.

В каком‑то смысле Чубайс — не человек, ибо не подпадает под этические параметры, отличающие человека от гильотины.

Приморье стало полигоном, подобным Семипалатинску, где впервые на русском населении было испытано «цивилизационное оружие», когда нажатием кнопки в кабинете РАО ЕЭС парализуется инфраструктура огромного края — и тот начинает остывать, как труп, во всей своей полноте: от жилых квартир, операционных, административных кабинетов, военных баз, православных храмов, электровозов, систем правительственной и космической связи. Это «цивилизационое оружие» было испытано Чубайсом в наиболее эффективное, зимнее время, и число жертв, материальный урон, необратимые геополитические последствия еще только подсчитываются в секретных центрах, управляющих распадом России.

В этих центрах Приморье неуклонно отдают Японии, объясняя остальной России невозможность для нее содержать отдаленную океаническую окраину, нерентабельность края, обременительного для тщедушной российской экономики. Губернатор Наздратенко, старинный противник Чубайса, — потому и противник, что сохраняет национальный взгляд на Приморье, на незыблемость русских границ, — стал жертвой, посаженной на «электрический стул». Вначале интуитивно, как русский патриот, а затем сознательно, разгадав предательский план расчленения, Наздратенко объявил непримиримую борьбу Чубайсу, за что и был казнен вместе с подопечной ему территорией. Как фашисты — генерала Карбышева, Приморье заморозили на глазах у страны, при молчаливом бездействии власти, под жалкий лепет полпреда Пуликовского.

Чубайсу в русской истории прочно отведено место рядом с ханом Мамаем, Святополком Окаянным, Гришкой Отрепьевым, Мазепой и Троцким, какого бы цвета шевелюру ни носил последний. Три злодеяния, помимо множества мелких, связанных с повседневным отправлением нужд, таких, как «коробка от ксерокса» или «дело писателей», — три злодейства совершил против народа и Родины этот человек‑эпидемия, вырвавшийся из реторты секретной Балтиморской лаборатории.

С помощью комбинации «ваучер», нарядной, как конфетный фантик, Чубайс отобрал у наивного народа его заводы, космические корабли, нефтяные поля, электростанции и авиационные линии, и передал это несметное богатство в руки «теневиков», самого подлого сословия, талантливого в воровстве. «Теневики» промотали это случайно доставшееся им состояние, остановили страну, а народ, лишенный собственности, стал беззащитным перед нараставшим год от года насилием.

Чубайс является предводителем клики, которая, как Гитлер Австрию, присоединяет Россию к Америке. Делает ее аппендиксом в ненасытном американском кишечнике, который переваривает Россию, заливает своим желудочным соком ее культуру, мессианскую историю, богооткровенную судьбу. Атлантида погибла и погрузилась в небытие, потому что в ее ареопаге заседал свой Чубайс.

Чубайс создал концепцию «либеральной экономики», не уступающую расовой теории Розенберга. Согласно этой концепции, нынешняя Россия — нерентабельная страна, нынешний русский народ — нерентабельный народ. Его пребывание на земле обходится человечеству, то есть РАО ЕЭС, слишком дорого. «Экономика геноцида», оставляющая без электричества, топлива, без государственного присмотра колоссальные, обжитые территории русской страны, обрекающая русских на мор со скоростью одного миллиона в год, — эта каннибальская экономика напоминает верещагинскую гору черепов, над которой, как бог Зла, возвышается Чубайс.

Сегодня борьба с Чубайсом приобретает формы национально‑освободительной войны. Она объединяет людей в правительстве и в окружении Путана, патриотических губернаторов и экономистов, политических и религиозных лидеров. Ее фронт проходит по Владивостоку и Прокопьевску, по обесточенному Ульяновску и обесхлебленному Иванову, а также по Арбату, Малой Бронной и американскому Белому дому, куда на смену хозяевам Чубайса, Клинтону и Гору, пришел дубоватый, как все техасцы, Буш.

Эта борьба проходит по Нижнему Новгороду, оплоту Немцова, Кириенко, Явлинского, которые на предстоящих губернаторских выборах станут вновь «продавливать» Склярова, этого нижегородского Чубайса. Мы же поддержим патриота Ходырева. Нам нравится этот русский хозяйственник и политик, бросающий вызов Чубайсу. Нравится его сын — художник, чья картина с мистическим русским отроком, держащим две негасимых свечи, висит в моем кабинете, на утешение патриотов, на посрамление врагов.

НТВ — Морг в каждом доме

январь 2001 г., № 2

Я познакомился с «Доктриной информационной безопасности России», хорошей бумагой, написанной по‑чеховски, просто и ясно. Доктрина сулила обществу и мне, пытливой личности, ориентиры в океане мировой информации. Я тут же пошел проверять ее действие на НТВ, в отдел новостей.

Я попал в помещение без стен. Их место занимали сплошные экраны. Каждый мерцал, полыхал, пульсировал. На каждом двигалось многоцветное изображение. Экранов 184 было столь много, что приходил на память библейский апокриф об ангеле смерти, чье тело, крылья, каждое перо усыпаны множеством глаз.

За пультом, управляя экранами, сидела женщина, чей миловидный образ давно уже стал геральдическим знаком НТВ. Она увеличивала объекты, приближала их, удаляла.

Жадно всматривалась, словно пила разноцветный пьянящий напиток, клокотавший в стеклянных кубках. На экране, куда были устремлены ее восхищенные глаза, показывали труп изрезанной девушки. По распухшему лицу, в слизи и сукровице, ползали мухи. На ноге виднелись следы проволочной петли. Груди были обрублены. В паху, среди волосяного покрова, торчал железный предмет.

Я в страхе перевел глаза на другой экран. Там, из‑под развалин взорванного дома, спасатели в касках вытаскивали раздавленную девочку. Ребенок был мертв, с окровавленной бесформенной головой. Оператор умело и подробно показывал маленькую детскую руку с расплющенными пальчиками.

Я поспешил отвести глаза. Остановил их на экране, где показывали больничную палату, ряды железных коек, и на них, свесив к полу худосочные ноги, сидели больные с огромными вздутыми головами, похожими на целлофановые пакеты, в которых переливалась дурная мутная жидкость. Вяло сочилась из бесцветных глаз, беззубых ртов, темных провалившихся носов.

Мне стало худо, захотелось спрятаться, убежать. Но отовсюду, куда бы ни устремлял я испуганные глаза, меня встречали яркие, огнедышащие экраны, из которых стреляли образы умертвленной и страдающей плоти. Взорванные, упавшие под откос поезда с окровавленными жертвами. Картины казней с палачами, стреляющими из пистолета в затылок. Взрывы домов, по которым в упор бьют установки залпового огня. Похороны солдат с заплаканными лицами матерей.

Я почувствовал, что схожу с ума. Не хотелось жить. Было желание закрыть глаза, превратиться в песчинку, исчезнуть. Но сквозь закрытые веки просачивались разноцветные образы смерти. Зажигали на сетчатке картины разрушений, обезображенные тела, изувеченные машины и здания. Я находился в изуверской камере пыток, куда меня затолкали, подвергая изощренным мучениям. Миловидная женщина казалась злой повелительницей мира, следила за движением мирового зла, принимала из разных точек планеты рапорты о совершаемых злодеяниях.

Экраны напоминали котлы, в которых варилось жуткое пойло. Всплывали трупы, полыхали взрывы, обрушивались горящие самолеты и здания, и все мешалось в кипящем вареве, булькало и вскипало.

Я искал на экранах картины родной природы. Художника, завершающего картину. Землепашца, проводящего в поле борозду. Ученика, подносящего учительнице скромный букет цветов. Ничего этого не было.

Экраны мигали, словно глаза, в которых лопнули кровяные сосуды. Варилось жуткое варево. Стряпуха с миловидным лицом снимала с котла гнилую пенку, делала пробы, добавляла отрав и ядов. Кидала в кипяток убитого солдата, лежавшего у гусениц подбитого танка. Опрокидывала изнасилованную женщину, скрученную железным тросом. Сыпала гробы, накрытые трехцветным флагом. Обваливала железнодорожный мост.

Экраны пульсировали, как индикаторы кипящего автоклава. Отвар, похожий на жидкое зловонное мыло, приготовленное из мертвых костей, проходил фильтрацию. Остужался в змеевиках. Прокручивался в сепараторах. Из него удаляли грубые фракции, извлекали тонкие летучие составы. Невесомые и прозрачные, как эфир, состоявшие из чистейших смертоносных ядов, они всасывались в бетонное тулово Останкинской башни, мчались ввысь, струились к вершине и с отточенного острия впрыскивались в атмосферу. Клубились у вершины башни, словно угарный туман. Уносились ветром в пространства огромной страны. Оседали, словно изморозь, на крыши городов и селений. Проникали, как невидимый газ, в каждый дом и семью. И тогда у беременной женщины случался выкидыш. И рождался хвостатый младенец. И умирал от инфаркта старик. И спивался подросток. И юноша становился бандитом. И художника оставлял талант. И девушка шла на панель. И случалась страшная семейная ссора со смертоубийством. И начинал вымирать поселок. И взрывалась на старте ракета. И целая область погружалась в уныние, и люди сидели, как пораженные столбняком, не замечая своих холодных и голодных жилищ.

Я покидал НТВ больной, думая о жалкой «Доктрине информационной безопасности», которую изготовили бессильные государственники на посмешище гражданину Гибралтара, сидящему в уютной испанской вилле на золотом унитазе.

Я отправился в деревню, на просторы моей зимней прекрасной Родины, где много снегирей, бабка Поля доит корову, сосед Максимыч вместе с внуками соорудил ветряной двигатель и с его помощью питает разноцветные лампочки на новогодней елке.

2000

Президенту Америки — От редактора «Завтра»

Декабрь 2000 г., № 51

Господин Буш, позвольте искренне и горячо поздравить Вас с блестящей победой на выборах, сделавших Вас Президентом Америки. Напряженно наблюдая за пересчетом голосов во Флориде, мы понимали, что подсчитываются отнюдь не бюллетени, но шансы человечества оставаться на путях Господних, в многообразии и свободе исторического творчества, либо превратиться в угрюмую Вавилонскую башню «нового мирового порядка», в который намертво будут замурованы народы, культуры и верования, накрытые всемирной ермолкой. Ваше мужество, такт, блестящее поведение ваших соратников, ваш опыт патриота Америки, предпочитавшего в молодости полеты на боевом истребителе унылому хождению в синагогу, делают Вас не просто лидером континента, но ключевой фигурой на изломе тысячелетней истории.

С Вашей победой мы связываем крушение самой страшной в русской истории, губительной для нашего народа группировки, именующей себя «либералами», вот уже десять лет уничтожающей Россию. Эти «либералы» с хвостами библейской саранчи погубляют миллионы нашего населения, уменьшают русскую территорию, отравляют народ пороками и болезнями. Ненавидят Россию религиозной, геологической ненавистью. Эта группировка, узнав о поражении Гора, переживает ужас, зарывает бриллианты в землю, переводит деньги на Кипр, отсылает детей за границу. Есть свидетельства, что она задействовала все свои информационные, оккультные, финансовые и разведывательные рычаги для того, чтобы обеспечить победу Гора, спастись самой, платя за это страшную цену, будь то погибший «Курск», финансовые обвалы или усиление террористической экспансии на Кавказе и в Средней Азии.

Мы убеждены, что с провалом Гора открывается возможность судебного расследования невиданных актов коррупции как в Америке, так и в России. Беспристрастные следователи вскроют криминальные стороны комиссии «Гор — Черномырдин», финансовые преступления «Бэнк оф Нью‑Йорк», разграбление кредитов МВФ группами российских коррупционеров, истинные причины сфабрикованного дефолта и многое другое, что обеспечивалось связкой администрации Гора — Клинтона с группой российских «либерал‑реформаторов».

Мы полагаем, что неизбежный уход Олбрайт, ставшей символом кровавых бомбардировок Югославии, а также Ваши заявления о намерении Америки уйти с Балкан, открывают для православного славянского мира возможность новой эры. Устраняют из политики омерзительное лицемерие демократов, которые, прикрывая технологиями «стелс» содомитские шалости Клинтона, стирают с лица земли цветущую страну в центре Европы.

Мы убеждены, что Вы, господин Буш, и Президент России Путин, оба оперирующие категорией «национальные интересы», найдете взаимопонимание как два политических субъекта, способных осмысленно и предсказуемо сотрудничать или соперничать. Что неизмеримо благотворнее для России, нежели то отвратительное состояние, когда «либералы» растворили в своем ядовитом студне всякие признаки Российского государства. Поддерживали в России хаос и безвластие, управляемые из зарубежных центров. Путин, оттесняя «агентов влияния Клинтона — Гора», угнездившихся на НТВ, в олигархических кругах, в политических элитах, выстроит государство, ответственное за свою политику, какие бы, пусть самые острые, формы эта политика ни принимала.

В моем кратком послании нет места для более детальных суждений, которые я надеюсь высказать Вам при личной встрече. Мы можем повидаться в уютном техасском городке Абелин, куда я летел на двукрылой развалюхе авиакомпании «Америкен игл» и где у меня много друзей, с которыми мы говорили о Вас на ранчо среди золотой техасской пшеницы как о настоящем техасце и американском патриоте. Или же заглядывайте в нашу редакцию «Завтра» в Москве, где мы угостим Вас отличным пивом, отменным барбекю и всласть постреляем из пистолетов по техасской шляпе, которую напялим на голову Козыреву Не бойтесь промахнуться и взять дюймом ниже. Ведь Козырев, увидев Вас, все равно будет улыбаться, даже с пулей во лбу.

Посылаю вам с оказией от коллектива «Завтра» маленькую посылочку с нашим юбилейным номером, красной икрой и ржаной буханкой. Эту посылочку любезно согласились доставить к берегам Флориды наши друзья‑подводники, которые на днях отправляются из Североморска на боевое дежурство.

Пожалуйста, не обижайте своего соотечественника Дюка, который вовсе не член Ку‑клукс‑клана, как его изображают здесь, в России, гомосексуальные прослойки на телевидении. Он славный парень, и после первого стакана виски, надев на голову белый остроконечный колпак с прорезями, забавно объясняет, чем ваш Либерман отличается от наших Блюмкина и Ягоды.

Еще раз примите мои поздравления, господин Президент,

Ваш Александр ПРОХАНОВ

Подводников «Курска» — в кремлевский пантеон

Ноябрь 2000 г., № 45

В каждом русском сердце — невыносимая тяжесть. В каждой русской реке — вода Баренцева моря. В каждой русской семье — горе и слезы «Курска». На железную палубу, извлеченные из пучины, ложатся тела подводников. «Бэтээры» везут гробы мимо плачущих вдов. Флот провожает товарищей.

В великих трудах, на пределе человеческих сил несет боевое Дежурство, уходит в Мировой океан. Российское государство, среди взрывов, пожаров, ядовитой клеветы «демократов», лютой ненависти телеведущих, продолжает выстаивать под натиском грозных сил. Напоминает лист брони с выбоинами от снарядов, с горелыми вмятинами и рваными трещинами.

В который уж раз утомленный катастрофами, изведенный тяготами народ обнаруживает свою глубинную мощь и этику. Духовный стоицизм. Неколебимую стойкость. Способность обратить поражение в победу. Невыносимую боль — в грозное сопротивление. Смерть — в бессмертие. Кромешную тьму — в светоносный порыв.

«Курск» — не просто железный остов, упавший на дно океана. Не только мощная подводная машина, разрушенная океанской стихией. Это русская крепость, выставленная навстречу врагу в ледяное полярное море. Ядерный, из титана, оснащенный электроникой, с торпедными бойницами Соловецкий монастырь, где матросы, офицеры и мичманы, торпедисты, механики и акустики — как монахи, ведущие бой не только с супостатом, но и с черными, налетевшими на Родину силами, отбивающие их от каждого русского дома и сердца. Они погибли на боевом посту, погибли в сече и на братской молитве. Они угодны Богу.

Герои «Курска» достойны самой высокой почести, на которую способна страна. Этой почестью могло бы стать захоронение подводников в Кремлевской стене. Кремль, со своими соборами, золотыми куполами, священными надписями, является высшей святыней России. Ее каменной иконой, на которую молилось множество поколений русских людей. Святой усыпальницей, где покоится прах великих князей и царей, создавших «белое царство». Мистическим пантеоном, где упокоились «красные» герои и мученики, сделавшие уходящий двадцатый век русским веком.

Ось мира проходит через Красную площадь. Через каменный цветок Василия Блаженного. Сквозь белоснежный стебель колокольни Ивана Великого. Эта несгибаемая ось укреплена надгробьями и алтарями, черным камнем брусчатки, золотым циферблатом курантов.

Ненавистники России хотят поколебать эту ось. Богоборчески разрубить каменную икону. Расчленить «белую» и «красную» истории Родины. Устроить у стен Кремля суетное торжище, срамные фестивали, бесстыдные кампании.

Икона России, как прежде, пишется, украшается драгоценными ризами, оснащается житиями и клеймами. Святомученическая эпопея «Курска» — есть еще одно житие, запечатленное в летописи русской славы. Как и подвиг Шестой десантной роты, легшей костьми в Аргунском ущелье. Место им — в Кремлевской стене. Этим они не просто прославят военный подвиг, не только освятят историю новой России, но и мистически соединят в себе «белую» и «красную» Родину. Окончательно и неразрывно вольют эти два рукава великой русской реки в единое русло.

К усыпальнице героев‑подводииков, к малиновой Кремлевской стене, что тянется вдоль набережной Москвы‑реки или таится в тени Александровского сада, станут приходить родные и близкие. Моряки всех флотов. Воины всех гарнизонов. Жители всех российских городов и селений. Все грядущие, еще не рожденные поколения, которые появятся у алых кремлевских святынь, чтобы освятить свой дух примером великих подвижников.

Пусть Держава, которой до последней минуты служили ее сыновья, внесет их прах в кремлевскую усыпальницу.

По молитвам старцев сгорело «Останкино»

Сентябрь 2000 г., № 35

Об испепелении сатанинской башни молились старцы в Оптиной пустыни, в Псковских Пещерах, в Киевской лавре и на Афоне. Молились отшельник в Костромских лесах, молчальник на Валдае, странствующий монах на Чуйском тракте. Бог внял молитве. Башня горела так, будто огромная ведьма в косматой юбке летала над городом. Дым был цвета и запаха преисподней. Огненные капли серы и фосфора окропляли место, где когда‑то было кладбище самоубийц, а ныне множество искусных садистов десять лет терзают народ. Впрыскивают в него внутривенное из трупных ядов, отчего народ покрывается пятнами, воет, сходит с ума, кидается с мостов, ведается на крюках, вскрывает себе вены. Однажды, осенью 93‑го, не выдержал и пошел штурмом на проклятую иглу, у которой его переколотили из пулеметов во славу хорошеньких дикторш с личиками смазливых вампиров, и телеведущих, косматых и страшных, как сон утопленника.

Что‑то не выдержало в природе вещей — в медном кабеле или в сердце ангела небесного. Быть может, последних мерзостей, которые вытворяло ОРТ с североморскими вдова ми. Или гадостей НТВ, которое показывало Хангу девственницам, натерев ее чесноком и ртутью. Башня дымила, превращаясь то в огромную Новодворскую, бранящую коммунизм, то в Киселева, воздающего хвалу войскам НАТО. Черным облаком из башни вылетал Попцов, изображавший уродами ветеранов войны. Дядюшка Познер, как пастор, верхом на метле, в кальсонах, носился вокруг иглы. Голова Сванидзе, пугая пожарных, одна, без щуплого тела, мерцала белками, держа в зубах туфлю Наины Иосифовны. И только Швыдкой, зацепившись за башню подтяжками, был невозмутим, как причинное место голого прокурора.

Когда замолчала эта огромная бетонная сука, как испугались олигархи, заверещали политологи, жалобно закурлыкали журналисты, завыли нечеловечьими голосами певички, загуркали активисты Еврейского конгресса, скукожились носатые куплетисты, заерзали хвостатые святоши. Еще бы — ведь сгорело их главное оружие, которым они погубляли народ. Лопнула электронная пушка, из которой расстреливали безоружных людей. Заклинило стенобитную машину, которой долбили Россию.

В эти дни, пока молчит чудище, легче воюется солдатам в Чечне, работается водолазам в Баренцевом море. Люди вдруг услышали, как растет трава, капает дождь, звенит гармошка. Как дядя Вася поет русскую песню, а девочка Тоня читает стих Пушкина.

Господи, сделай так, чтобы внутри башни вместо сгоревших кабелей вырос зеленый плющ до неба, а весь легион, населивший стекляшку «Останкина», остался навсегда без работы. Чтобы Доренко превратился в безвредного салонного сноба, а Киселев снова поступил на службу в Пятое управление, где подавал бы начальнику бутерброд к чаю. Ну зачем нам телевидение, Господи, ведь мы и так знаем, что Шнитке — самый великий музыкант, а Бродский — самый великий поэт, а Зиновий Гердт — самый великий актер, а Жванецкий — самый смешливый одессит, а Чубайс — самый способный электрик, а Гайдар — самый румяный людоед, а Глеб Павловский, поселившийся в Кремлевских курантах, немножко жульничает, ежесуточно переводя стрелки на три минуты вперед.

То горим, то тонем. То нас взрывают, то зарывают. Ельцин пропил и проел весь советский запас. Передал Путину пустой овин, где обитает большая тучная мышь реформ. Если эту мышь запрячь в карету Петра I, посадить вместо кучера Грефа, гикнуть и свистнуть, то как раз где сел, там и слезешь.

До слез жаль людей, гибнущих в пламени, в ледяном море, в подземных переходах метро. Жаль миллиона русских, ежегодно исчезающих из списка живых. Бог вырвал у мучителей останкинское жало. Теперь им нужно связать руки и ноги и кинуть в кратер Везувия.

Инопланетяне, опустившиеся на поле пшеницы под Витебском, подобравшие колоски, чтобы посеять их в других мирах, просили передать Президенту Путину, дабы прогнал Грефа, Кудрина и Клебанова, пригласил ну хоть Маслюкова, чтобы знал, как гайки подтягивать. А не то будет поздно. Уже тлеет коврик в Кремлевском дворце от папироски Касьянова, а огнетушителей нет. Когда Кремль реставрировали, вместе с другим добром унесли. Большой может случиться пожар. Пошибче останкинского.

«Крупный российский бизнес» — в прорубы

Июль 2000 г., № 30

После Окинавы Путин немного поспит, и его позовут за «круглый стол» крупного российского бизнеса. Покуда Путин на Окинаве вставлял Шираку японские палочки, в Москве «крупный бизнес» ушел из Думы, рассказал еврейский анекдот, слетал в Швейцарию, где на него заведено уголовное Дело, переманил к себе десяток губернаторов, объявил войну президенту, начал создавать антиправительственный холдинг, принялся ковать оппозицию, долечил остатки желтухи, подкинул деньжат Глебычу, помирился с Гусинским, пощекотал хвостиком ноздри генералу Семенову спустил в Кабардино‑Балкарии несколько селевых потоков и, утомившись от полезных дел, залез в мешок к Солохе, где уютно уснул, уткнув козлиные рожки в живот крестившего его отца диакона.

«Крупный российский бизнес» — это вид плесени, выросший на срубленном дереве российской государственности. Вакциной из этой плесени убили страну и могут убить весь мир.

«Крупный российский бизнес» нельзя сравнивать с английским капитализмом, родившимся под стук мануфактур и рев паровых машин. Нельзя сравнить с американской буржуазией, которая в драных портках, отстреливаясь из кольтов, добиралась до Клондайка и, царапая ногтями землю, отыскивала самородок. Нельзя сравнить с австралийским бизнесом, который, изживая в себе пирата и разбойника, в поте лица своего распахивал саванну, в великих трудах создавал край благонравия и благоденствия.

«Крупный российский бизнес» — это энергичная и преступная мразь, лишенная моральных основ, которая в сумерках перестройки торопливо, как мародер, обобрала убитую Родину, сдирая с хладеющего тела ожерелья, часы, нательные кресты, набивая ими пахнущие чесноком карманы.

Не ударив палец о палец, не создав ни одной машины, ни одной философской доктрины, банкиры и олигархи действовали, как шагающие экскаваторы. Прошли по стране и вычерпали все ее богатства, деньги, ископаемые, художественные и научные школы, перегнав за рубеж, оставив вместо страны жуткий, наполненный смрадом карьер. Они отдали ненасытному Западу плодоносные силы России, сулившие нам цветение в XXI веке, который благодаря мерзавцам становится веком стратегического поражения Родины. Это они, банкиры и олигархи, ответственны за русскую катастрофу, за исчезновение восьми миллионов жизней, за попрание уголовных законов и религиозных заповедей, за растление нескольких поколений.

За все это их следует казнить. Их казнь должна быть дантовой. Если тварь воровала нефть, ей через огромную клизму закачают в заднее отверстие тонну нефти‑сырца. Если мразь воровала алмазы, ее набьют через рот и ноздри якутскими и архангельскими алмазами, повесят на фонарный столб, чтобы сверкала, как бриллиантовые подвески. Если сволочь крала русскую древесину, выстригая, как бритвой, реликтовые леса Приморья, Сибири, Кавказа, ей забьют в задницу ствол столетнего бука, комлем вперед. Если поганец воровал деньги «Аэрофлота», его засунут башкой в сопло летящего «Ил‑68». Если извращенец и русофоб владел телевизионным каналом, его положат на всю жизнь в одну постель с Хангой и сутками станут играть свадебный марш Мендельсона.

Этот «крупный бизнес» своровал не просто богатства и деньги. Он своровал саму власть, насытив ее таким порочным человеческим материалом, что расстрел этой властью парламента, или бандитский дефолт, или «три бычка», указанные Немцовым в декларации о доходах, или Черномырдин, басаевед, медведеубивец и сербопродавец, — покажутся нам смешками Хакамады в сравнении с тем, что сулит народу эта потусторонняя, с витыми рогами, власть. Если, конечно, ей не сделать подсечку дзюдо, ловкий бросок карате, подножку самбо — замечательной борьбы, которой учили советских разведчиков, перебивавших ребром ладони шейные позвонки врагам Отечества.

Пускай Доренко и Третьяков, эти молочные младенцы, попавшие в руки растлителя, призывают нас к «нулевому варианту», по которому мы, превращенные в «нули», должны простить людоедство «крупного российского бизнеса». Пожалуй, мы готовы принять «нулевой вариант», но лишь в том виде, когда воры вернут стране вывезенные триллионы долларов, восстановят бесплатные больницы и школы, отдадут народу «Уралмаш» и «Останкино», воскресят восемь миллионов умерших. После этого мы остановим «бэтээр» и ослабим трос вокруг худосочной гусиной шеи «крупного российского бизнеса». Младших научных сотрудников вернем в НИИ и цветочные ларьки. Азербайджанских и грузинских воротил отправим в шашлычные. Ловких еврейских мальчиков, стремящихся к знанию и культуре, отдадим в хедер и, когда они станут молодыми раввинами, пошлем их в Палестину, к Ясиру Арафату.

Нынешний «крупный российский бизнес» не может стать выразителем национальных интересов, локомотивом «русского экономического чуда», как не может им стать чудище, съедающее на обед по тысяче русских младенцев. Мобилизация национальной экономики произойдет без них, как без Басаева и Хаттаба. Россия прижжет каленым железом место, куда ее укусил «крупный бизнес», и начнется медленное исцеление. Та неизбежная пора, о которой Блок сказал: «Долго будет Родина больна».

Сколько стоит скелет губернатора?

июль 2000 г., № 27.

Когда косят луг, траву жалко. Когда убивают китов, полосатиков жалко. Когда нефтяное пятно заливает птичий базар, чаек и пингвинов жалко. Когда Путин разгоняет Совет Федерации, губернаторов не жалко. Их все не любят, уж больно противны. Народ не любит, потому что наврали с три короба на выборах, захватили губернии и жрут, как гусеница, капустный лист. Дума не любит, потому что, надменные и чванливые, дробили все выстраданные Думой законы. Журналисты не любят, потому что скрутили голову прессе, невежественные и наглые, как Аяцков, несут безнаказанно пошлость и чушь. Олигархи не любят, потому что нефть, алюминий, сталь, дальневосточные крабы и сибирский лес пополняют бездонную мошну губернаторов, и те не делятся. Власть не любит, потому что в пору своей слабости, когда она мочилась под себя и проносила ложку мимо слюнявого рта, губернские хамы пинали ее, выносили из Кремля: кто золотой кубок, кто суверенитет по‑татарски.

Теперь власть помолодела, не досчиталась в ризнице дорогих кафтанов и шапок, увидела молодцев, разгуливающих по базару в царских одеждах, и послала к ним опричников. Шесть генералов и маленького садиста. Все с серпами. Для чего серпы, первым догадался Строев. Но поздно. Отрежут у него вялую ботву, потому что клубни давно отрезаны.

Либералы Егор Яковлев и Юрий Любимов, осыпанные перхотью перестройки, отпевают Совет Федерации, пугая диктатурой. Десять лет у них на глазах существовал режим, при котором разгромили Советский Союз, передали несметные богатства народа кучке гадов, напустили цэрэушников в министерства и штабы, расстреляли из танков Парламент, своевали две кровавые чеченские войны, выбрали на второй срок маразматика и пропойцу, затравили народ выборами, каждый раз подбрасывая в урны половину фальшивых бюллетеней, осквернили святую Победу, закупорили рот русским, выпуская от их имени Хангу с золочеными гениталиями. После этого — какой диктатуры бояться?

Если на флагштоке Совета Федерации вместо сепаратистских флагов Путин насадит головы губернаторов, то народ будет равнодушно торговать под ними редиской и семечками, поясняя заезжему депутату Европарламента: «Эвона, который с усами, летчик,— как колобок, всех накалывал, а теперь и его накололи!.. А левее, через две головы, глазки щелочкой, в шахтерской каске,— от коммунистов сбежал, да не добежал!.. А вон тот, в тюбетейке, нос кумысом испачкан, — большой был хан, да неловко пошутил с президентом!..»

Все это по‑человечески понятно. Печальное похрюкивание губернаторов. Слезы в непонимающих коровьих глазах Строева. Утонченное сладострастие Хакамады, напоминающей римлянку в Колизее перед началом большого убийства. Перфорированный Доренко, сквозь каждую дырочку которого виден Березовский. Депутаты «Единства», одинаковые, как отпечатки президентских тапочек. С губернаторами, в этой их уродливой разновидности, придется проститься, как простились когда‑то с большими прожорливыми рептилиями, которые погибли в одну ночь, когда над землей пролетел раскаленный болид. Палеонтолог будущего из косточек Росселя, волосиков Прусака, зубов Лебедя, кожных чешуек Титова, собирая нечто коллективно‑безобразное, воссоздаст образ губернатора ельцинско‑каменноугольного периода и выставит эту тварь в Парке культуры и отдыха.

Нам же следует угадать: для чего власть, безнаказанная, неограниченная, свободная от морали, от угрызений совести, глухая к увещеваниям пастыря, равнодушная к рыданиям народа, зачем эта власть обрубает собственные щупальцы, которые запустила во все регионы, превратив Россию в дом осьминога?

И начинает мерещиться нечто ужасное. Пострашнее, чем продажа русских земель арабским шейхам. Или безвозмездная уступка Байкала Израилю. Или изъятие урана из всех ракет и подводных лодок и передача их фонду Сороса на вывоз. Этот ужас невыносим для простого смертного. Его нельзя угадать по сбивчивым словесам Грефа или обтекаемым заявлениям Касьянова. Его можно почувствовать, если поймешь, о чем думает мертвая голова губернатора, насаженная на копье перед зданием Совета Федерации.

С этим ужасом последних времен сражается немощный старец Иван Крестьянкин в келье Псковско‑Печерского монастыря.

В дом либерала стучится Берия

Июнь 2000 г., № 26.

Нет ничего аморальнее и губительнее либерала, конкретно взятого, с сигаретой Елены Боннэр, с заиканием Сергея Ковалева, с бородкой Глеба Якунина, с ухмылкой Юшенкова, с оскалом Альбац, с миллиардами Гусинского, с ликом Явлинского, похожего на фальшивый купон.

Под музыку «либеральных реформ», прилипчивую, как свадебный марш Мендельсона, совершались все неслыханные злодеяния последних времен. «Освободили» от Советского Союза Туркмению, Казахстан и Прибалтику, сформировав там средневековые и фашистские государства, отдав миллионы русских в рабство «либералов в чалме». Разгромили КГБ, набив Россию, как рыбу‑«фиш», агентами США и Израиля. Провозгласили «либеральную экономику», породив свирепую банду банкиров, посадив остальной народ на жмых и лебеду. Дали свободу вероисповедания, посеяв чуму сатанинских сект. Насаждали свободу нравов, а получили скотоложество. Скармливали региональным кашалотам суверенитеты, но пришлось три раза бомбить Чечню. Отстояли «свободу слова», а хлебаем телевизионное пойло, приготовленное по рецептам Всемирного еврейского конгресса.

И при этом никто из либералов на своих «ТЭФИ», банкетах и презентациях не заступился за безработный, вымирающий, рыдающий народ. Никто не швырнул в лицо Ельцину окровавленную рубашку убитого им ребенка. Не плюнул в глаза Грачеву за танки, из которых тот расстрел ял парламент. И только все тот же Явлинский, надоевший, как тусклая клякса на стене, стал сдержанно, в интересах своего лживого движения, говорить о государственном перевороте 93‑го года, словно мы забыли его людоедские призывы в расстрельную ночь октября.

Либерализм — это богатство и власть единиц, смерть и нищета народа, шизофреническое расслоение сознания для «обкуренных» одиночек. Инфицированный либерализмом интеллигентик, бывший советский инженер, оставленный «гориллами либерализма» без интересной работы, без космических запусков, без лабораторий, без осмысленного служения науке и Родине, ободранный, как липка, в провисших штанах, с урчанием в пустом желудке, с гнилыми обоями в своей тараканьей квартирке, экономит месяцами на хлебе, а потом идет на концерт любительской песни Дольского протестовать против тоталитаризма.

Сегодня страна, спущенная с дыбы ельцинизма, пытается вправить вывернутые либералами суставы. Загнать в стойло росселей и аяцковых. Приколотить наспех, гвоздями оторвавшийся кусок Кавказа. Накинуть намордник на цэрэушные СМИ. Отобрать у киллеров и банкиров алюминий и никель. Подвергнуть реабилитации в бутырском СИЗО олигархов, ошалевших от воровских миллиардов. Вычистить из ФСБ предателей, вернув офицеру безопасности роль весталки у немеркнущего огня государственности.

Либералы воют, как ведьмы на Лысой горе, которых перекрестил наперсным крестом православный священник. Поднялись над Русью, затмевая солнце, пачкая своей белесой гадостью церковные купола, памятники, крыши городов, кроны деревьев, шляпы респектабельных граждан. Особенно достается памятникам Достоевскому на Божедомке, Жукову на Манежной площади и Дзержинскому на задворках Дома художников.

У последнего ветераны госбезопасности выставили пост, и участники штурма Дворца Амина двустволками и хлопушками отгоняют сбесившихся либеральных пернатых.

Странным кажется выступление коммуниста Кравца, который лобызался с Гусинским и намерен сражаться в одном ряду с Явлинским и Хакамадой за «либеральные ценности», организовать единый «антифашистский фронт от Чубайса до Зюганова» против Гитлера‑Путина.

В стране идет мучительное создание новой идеологии, перестраиваются эшелоны власти, переформировываются социальные группы. Следует быть зорким, нравственно чутким, политически прозорливым, чтобы в один прекрасный момент не оказаться в мошонке у олигархов, не получить оплеуху от оскорбленного трудового человека России.

Оппозиция, испачкай руки в земле!

апрель 2000 г., № 14

Угоревшее от выборов население с примочкой на голове смотрит, как Путин ловко мчится на лыжах. Летя вниз с горы в своей нарядной куртке, он постепенно становится красочным символом скользящей под откос России. Достигнуты все цели кампании. Выполнены все условия олигархов. Ельцин, утомленный людоедством, едет отдыхать за границу. Весь русский алюминий оказался за пазухой Березовского. Чечню пробомбили насквозь, до Америки, но Масхадов с Басаевым по телефонным звонкам из Москвы уходят от доблестных войск. В Аргунском ущелье подул ласковый сквознячок Хасавюрта. Все воры поудобнее уселись в креслах, и те из них, что получили думский мандат, из благодарности штампуют СНВ‑2, продают матушку‑землю тому же Березовскому и Мамуту. Олбрайт страстно прижимает Путина к своей пупырчатой холодной груди. «Русскую идею» передали в управление Грефу, который вместе со Швыдким и Львом Троцким заставит‑таки играть в русских церквах музыку Гершвина. Перепелиные голоса о сильном государстве, записанные на кассету, продаются на птичьем рынке в отделе «Голоса птиц». Деньги, необходимые на строительство флота, содержание внешней разведки и исследования плазменной энергетики, все до копейки уходят за границу под хохот Немцова и Кириенко. По‑прежнему в России — плохие дороги, Аяцков, туберкулез, скользкая, как костный клей, либеральная интеллигенция. Русский народ чешет в затылке, сосет лапу, берет заступ и идет долбить в земле очередной миллион могил.

А что же «товарищ оппозиция»? Опираясь на восемьдесят процентов ненавидящего власть населения, мы умудряемся устойчиво проигрывать выборы. Проигрыш становится доблестью оппозиции. Победные марши отступающих оппозиционных частей ласкают слух Волошину, который готов утвердить для нас награду «Золотой кукиш». Конечно, «управляемая демократия», позволяющая манипулировать оглупленным народом, — жуткая реальность. Доллары миллиардеров, информационные удары Доренко, трусость Примакова, тонкие яды ФСБ, омерзительное вероломство Тулеева, продажность и дурь «красных губернаторов», циничная ложь спортсменов, актрис и эстрадных педерастов — все это кнуты, с помощью которых народ гонят в стойло. Но сто миллионов ненавидящих власть людей — это ресурс победы, которым могли бы воспользоваться Ганди и Нельсон Мандела, но не можем воспользоваться мы — оппозиция. Бессильная перед фальсификацией, потерявшая большинство в Парламенте, вынужденная делать постное лицо при каждом думском голосовании, оппозиция поставлена перед необходимостью модернизировать свою деятельность. Пересмотреть принципы и методы борьбы. Сползти, наконец, с отшлифованных до блеска думских лавок и двинуть в народ, который с воем, непониманием, невнятно талдыча, подымается и снова падает под ударами лома. Полностью израсходовала себя «консервативная аппаратная модель», по которой оппозиция взаимодействовала с властью, уберегаясь от прямых столкновений, отслаивая от себя пассионарных деятелей, обедняя себя идеями, поступками, формами работы в кипящей магме протеста. «Выборы против всех» — это открытие народа, который, не имея гранатометов и партизанского подполья, истребляемый со скоростью миллион русских в год, бойкотирует убивающую его, «управляемую демократию» Гусинских и Березовских. С отвращением глядит из полуголодных нор на преданное лицо Вешнякова, на изящную цветную фигурку, скользящую по солнечной горнолыжной трассе.

Мы извлечем уроки из поражения на выборах. Изменим геометрию крыла. Зальем в баки другое топливо. Станем пикировать на захватчиков под новым углом атаки,

Макашов — хорошо!

Март 2000 г., № 10

Генерал Макашов борется в Екатеринбурге с богачом Хабаровым за право стать депутатом Думы.

Альберт Макашов — генерал обездоленных и оскорбленных, Генерал несдавшихся и не упавших на колени. Генерал русских, горевший в огне, стоявший в рост под пушками танков, сидевший в черном каземате ельцинской тюрьмы. Для него требовали смертной казни те, кто расстрелял и спалил Парламент, Для него требовали каторги те, кто пьет русскую кровушку и видит в каждом русском фашиста. Если кого и страшится Горбачев со своими бегающими глазками, так это Макашова, воевавшего в Карабахе за Советский Союз. Если кого и ненавидит Александр Яковлев в своей жилетке, сшитой из крысиных и жабьих шкурок, так это Макашова, который первый прилюдно назвал его предателем Родины. Если кто всерьез и выступил против убийцы Ельцина, уморившего восемь миллионов русских, так это Макашов, чей черный берет, короткий автомат, красный мегафон видели баррикадники Дома Советов.

Макашов не предаст, разделит долю товарищей, какой бы жестокой она ни была. Его пробовали купить, предлагали пачки «зеленых» — лишь бы он прекратил заступаться за русского безответного бедняка. Его хотели убить, как Рохлина, чтобы умолк его хрипловатый генеральский голос в защиту Родины, армии, святого русского дела. В Думе он защищал тяжелые межконтинентальные ракеты, последний оплот русской независимости, который хотят сломать в угоду Америке. Он требовал отнять у олигархов награбленную нефть, алмазы, алюминий и вернуть вымирающему народу. Он видит в Березовском и Чубайсе своих личных кровных врагов. Обиженная вдова, разоренный предприниматель, обнищавший академик могли прийти к Макашову в Думу, и он своим депутатским запросом спасал невинно осужденных, останавливал несправедливость и зло.

Его ненавидят в золотых дворцах и боготворят в бедняцких хижинах. За него — казаки, офицеры, русские писатели и политики. Против него — сионисты, цэрэушники, педерасты. Когда он выходил на заснеженную Манежную площадь, переполненную стотысячной толпой, вся площадь, и стар и млад, единым дыханием начинала скандировать: «Макашов!» О нем сложены стихи и написаны песни. Его взгляд, то грозный и ненавидящий, то озорной и веселый, знают и враги, и друзья. Его помнят в окопах Приднестровья под пулями «румын». Его видят в храмах на поминальных службах по убитым в октябре 93‑го. Его чествуют на патриотических вечерах, когда казачий певец Алеша Мелихов растягивает голубые мехи своей звонкой гармони, давит на перламутровые кнопки, поет посвященную генералу боевую песню. У Макашова — красная звезда в петлице и золотой крест на груди под рубахой. Он — народный герой.

Выполняя приказ олигархов, крючкотворы и казуисты выбили генерала на думских выборах под Самарой. Теперь он борется в Екатеринбурге с богачом Хабаровым, в округе, населенном самыми честными, непримиримыми и неподкупными избирателями России, не верящими современным лукавцам, в какие бы мундиры и ризы они ни рядились. Макашов нашел свой округ. Он такой же, как и его избиратели, тертый, битый, резкий, непримиримый. Екатеринбуржцы, Макашов — ваш генерал!

Крошка‑сын к отцу пришел и сказала кроха: «Макашов — хорошо, а Хабаров — плохо!»

Собчак неисчерпаем, как электрон

февраль‑март 2000 г., № 9.

Стоило Собчаку умереть, как он стал распадаться на множество отдельных частей, — Хакамад, инфузорий, мафиотропов, антропофагов, путинофилов, либералококков, скуратофобов и прочих простейших. Микробиологи из администрации президента — Волошины, сурковы, глебы павловские, специалисты по палочкам Коха, туманным спирохетам и возбудителям дизентерии, — облачились в белые халаты, уединились в секретном боксе и выпустили из длинного полированного ящика с бронзовыми удобными ручками все эпидемии и поветрия. Тяжелая болезнь, поразившая общество, именуемая «Президентскими выборами», получила дополнительное развитие. В землю опустили пустой гроб. Собчак не умер. Он среди нас. Помогает избраться Путину. По‑профессорски интеллигентно и тонко ведет его предвыборную кампанию.

Слеза Путина, упавшая на гроб Собчака, — величайшее достижение предвыборного путинского штаба. Сильный человек, разгромивший чеченцев, волевой разведчик, державник, «железный Феликс» может плакать. Сострадает перед телекамерами, почти как настоящий человек, похожий на миллионы сограждан. Эта синтетическая, из искусственного льда, слеза была подобрана одним из охранников и возвращена в администрацию на случай следующего погребения.

Распространенная угроза таинственных мстителей убить Путина повергла в трепет множество чувствительных женщин. А мужественное решение его, несмотря на смертельную опасность, появиться на похоронах, обратило к нему миллионы суровых мужских сердец. Похороны под защитой снайперов, саперов, космической и агентурной разведки выглядели, как операция антитеррора. Напоминали сцену голливудского триллера об убийстве президента. Вовлекали в выборную кампанию обожателей Сильвестра Сталлоне.

Собчака хоронили пышно, как Пушкина. «Погасло солнце русского романтизма…» Эта пышность и всенародная скорбь, сравнение Собчака с Сахаровым и Лихачевым, делали Путина учеником этих возвышенных и гениальных творцов. Не из ФСБ, не из мутного рассола, в котором кисли и распадались мелкие клерки поздней советской эпохи, вышел наш герой. Но из Нижегородской ссылки Сахарова. Из соловецкого заточения Лихачева. Из «Медного всадника» и «Слова о полку Игореве». Из атомной бомбы и сигареты Елены Боннэр.

Пока спускали под землю нарядный, полированный, как дорогой комод, ящик, Путину удалось решить несколько государственных дел.

Назвав смерть Собчака гибелью, а его самого — жертвой травли, Путин еще больше приблизил покойного к Пушкину и прямо указал на Дантеса. Этим «коллективным Дантесом» явились прокурор Скуратов, мэр Петербурга Яковлев, экс‑министр МВД Куликов, экс‑премьер Примаков. Все они, несущие тайну кремлевского воровства, сакральную тайну «семьи», мистическую тайну самого «выдвиженца» Путина, объявлены исчадиями, которым нет веры, нет места в обществе, и всякий, проходя мимо них, да плюнет и исполнится отвращения.

Как на смену погибшему Пушкину явился Лермонтов, так на смену Собчаку приходит Степашин. Его, «друга ваххабитов», настоящего кавказца и офицера в бурке, подаренной террористами, станет продвигать Путин в петербургские мэры, потихонечку сжевывая незадачливого Яковлева, выскочку, русачка, простолюдина, случайно прорвавшегося в Смольный сквозь золотую плесень демократии.

Похороны Собчака стали вторым рождением усопшего либерализма. Напоминали праздник Пурим, где торжествовали победу над иноверцами, над всеми Сосковцами, Коржаковыми, ивановыми, петровыми, Сидоровыми. На похоронах торжествующе и победно предстали все, над кем еще недавно витала угроза каторги, кого милосердный Путин освободил от позорных оков. Там были Березовский и Станкевич, романтики и мученики русского либерализма, шоу‑ и нефте‑бизнеса эпохи Собчака.

Следующим крупным мероприятием в «пиар‑кампании» Путина могла бы стать смерть Ельцина.

Слава генералам чеченской войны!

Февраль 2000 г, № 8.

Лечу на вертолете вдоль Сунжи, где неделю назад русские генералы заманили в западню отряды Басаева. Пропустили их из Грозного на стыке полков. Посадили на минное поле. Затолкали в огневой мешок. Тысячи бородачей, навьюченных оружием, впряженных в самки, увозили из горящего города минометы, патроны, боевые архивы. Подрывались на минах. Попадали под шквальный огонь пулеметов, С оторванными ногами корчились на снегу. Пробитые пулями, валились в черную реку. Обезумевшие, как горящие факелы, бежали по степи. А вокруг ревела плазма взрывов, и казалось, под желтыми люстрами осветительных ракет мечется волчья стая, убиваемая безжалостной точной картечью.

Под вертолетом по берегу тянется бесконечная «дорога смерти», усеянная тряпьем, драными одеялами, разноцветной ветошью, с бесформенными дряблыми трупами, с восковыми каплями запрокинутых лиц. Будто здесь прокатился огромный мусоровоз, рассыпал по пути зловонный хлам, липкую слизь, смердящие остатки «Великой Ичкерии».

Русские генералы, мудрые мужики, с сиплыми голосами, красными от бессоницы глазами, упорные, неутомимые, хитрые, как Кутузов, прозорливые, как Ермолов, переиграли свирепых и надменных «полевых командиров». Воздали им должное за русское унижение. За плевки в русские глаза. За бандитские налеты. За земляные тюрьмы. За безумную, хлюпающую кровью мечту отнять у России Кавказ и создать на русских черепах свою бородатую ваххабитскую империю от Каспия до Черного моря.

Лечу над «дорогой в Рай». Среди разодранных пулеметами одеял, мокрых воронок, крестообразных, с разбросанными руками тел ищу трупы московских предателей. Тех, кто снабжал Басаева оружием. Помогал Удугову разлагать Российскую армию. Останавливал полки, вырывая у них победу. Подписывал Хасавюрт. Звал в Чечню войска НАТО. Не вижу среди минных воронок олигархов. Не разгляжу маршала Шапошникова и генерала Лебедя. Не примечу «правозащитника» Ковалева и «миротворца» Явлинского. Не нахожу Черномырдина, чей друг Басаев лежит на операционном столе с отпиленной красной ногой.

Победа, одержанная войсками в Грозном, будет неполной, пока Кремль кишит предателями. Пока НТВ заталкивает гроб в каждый русский дом. Пока в Думе Лукин липкими, как карамелька, губами защищает Бабицкого. Пока русской политикой руководит Березовский.

Однако всему свое время.

Грозный, испепеленный, расплавленный, раздавленный, как орех, напоминает Содом и Гоморру, на которые из неба вылилась чаша Гнева Господня. Эту чашу наклонили и опрокинули русские генералы, кто принимает сегодня военный Парад Победы на взлетном поле грозненского аэродрома «Северный». Нету никакого «Шейха Мансура», никакого «Джохара», а идут, чеканя шаг, под красными боевыми знаменами «коробки» победных полков. Генералы Казанцев, Трошев, Шаманов спокойно и строго смотрят на любимых солдат.

Россия взирает на этот парад заплаканным, в кровь разбитым, прекрасным ликом. Славит своих генералов. Посылает им в помощь Ангела в белых одеждах, с золотым нимбом, с автоматом Калашникова в могучих руках.

Ельцин погрузился, как гнилой топляк

январь 2000 г., № 1.

Ельцин ушел жалко и отвратительно. Сбежал из власти. Ненавидимый, сгнивший, был отторгнут страной, которая всеми своими сословиями молила о его скорейшей смерти, всеми слезами и проклятиями приближала его крах. Страшась расплаты, он просил не прощения, а умолял о пощаде. Как наваждение ада, он захватил великое государство. Самодур, невежда, бражник, бессмысленный и злой истукан оживлялся на мгновение лишь тогда, когда уничтожался очередной ломоть жизни, — погибал Советский Союз или истреблялся Черноморский флот, или горел под пушками Парламент, или погибал под бомбами Грозный. Он — уродство истории, ее вывих и опухоль. Он — извращение человечества, погубил свою Родину‑мать, казнил свой народ, который в каждый год ельцинского ига уменьшался на миллион человек. Пишется «Черная книга» его преступлений, куда занесут каждую пядь земли, отторгнутую им от России, каждый военный секрет, переданный ЦРУ, каждый алмаз или рубль, отданные бандиту и вору. Самый худший из всех, кого породила гнилая верхушка партии, он окружал себя негодяями, плутами, придурками, которые чавкали у золотой кормушки, безобразничали у святынь, дергали его за фалды, парили в бане, учили играть па деревянных ложках, наливали стакан.

А в это время по всей России катился стон, взрывались дома, падали самолеты, ловкие израильтяне скупали за грош русский алюминий и голая блудница показывала свой срам у алтарей и усыпальниц героев.

Когда он зачитывал жалкий текст своего отречения, он выглядел как огрызок заплесневелого сыра, проклеванный насквозь пороками и болезнями, и в дырки проглядывали лица его напуганной, нечестной родни. Страна оттолкнула его, как пушкинский рыбак отталкивает веслом утопленника, и он, разбухший, без глаз, с языком, в который впились раки, пиявки и улитки, поплыл в безвременье, напоминая кусок гнилой мешковины.

И вот мы при Путине. Что мы знаем о восходящей звезде? Знаем, что эта звезда не морская, не вифлеемская. Ома напоминает большую разгорающуюся рекламу, созданную из стеклянных трубок, наполненных светящимся газом. Эту искусственную звезду создали Волошин, Дьяченко, Борис Березовский, Анатолий Чубайс, все, кто хотел бы сохранить после Ельцина замки, заводы, прииски, банковские миллиарды, получить неприкосновенность, спрятать концы в воду, по‑прежнему вывозить за рубеж капиталы, по‑прежнему кормить народ жмыхом. Свет этой галлюциногенной звезды наполнен мерцанием взрывов на Каширке и в Волгодонске, пожарами Дагестана, белой плазмой реактивных установок, ведущих огонь по Басаеву и Хаттабу. Это Звезда Зверя, кому имя «Медведь». Этой звезде уже поклонились управители земель и губерний, борцы, певцы, ловцы, продавцы. Еще трудно сказать, сколько у звезды концов, но рисовал ее Березовский. Упадет ли она на русскую землю, как звезда‑полынь, испепелив половину народа, превратив другую в работников МЧС, — покажет время.

Станем внимательно, уповая на добро, наблюдать за Путиным. Если он не оборотень, превратившийся в человека из подземного нетопыря, если он русский, то не сможет обратить во зло ту надежду и наивное доверие, которыми наградил его измученный Ельциным, жаждущий перемен народ.

Однако будем помнить, что наивность, святая простота и доверчивость русских вскормили Горбачева и Ельцина. Эту наивность бессовестно используют телевизионные маги и чернокнижники, уводя Россию из истории, направляя ее в темные лабиринты и тупики, из которых выход покажет Светлый, Богоозаренный Герой.

1999

«Черный пояс» Путина, «Красный пояс» Зюганова

В Писании сказано: «Дух дышит, где хочет». Может покинуть храм, где молились десятки поколений, и обнаружиться в тифозном бараке. Может отвернуться от проповедника‑златоуста и войти в косноязычного, узревшего Бога бродягу. Народ, уловленный в огромную авоську думских выборов, ослепленный цветными прожекторами громадного шапито, посыпанный конфетти и древесными опилками ОВР, оглушенный хлопушками Жириновского, рыком дрессированного «Медведя», не узнавший в рыжем клоуне своего палача, а в голой наезднице — злую колдунью, наш великий и наивный народ показал на выборах, что он ценит судьбу страны выше собственной миски, умирая, шепчет в последнем вздохе: «Боже, спаси Россию!»

Путин подставил пустую целлофановую оболочку с надписью «Единство» этому народному дыханию и взлетел высоко. Только попробовал усмирить Чечню, намекнул на русскую силу, не дал армию на растерзание НТВ — и голодный, вымирающий народ, не дождавшись падения Грозного, поверил ему на слово, отдал свои голоса. Путин только издали показал бумажный свиток «Российско‑Белорусского договора» — и народ уверовал в восстановление великой России, поддержал маленького премьера‑каратиста.

Лужков, соскочивший с ослика «либеральных реформ», спрятавший в нафталин ермолку, напялил золотой шишак храма Христа Спасителя, вскочил на Конька‑горбунка «русской идеи». И этот сказочный конек перенес его через геенну огненную, уготованную ему Волошиным, ускользнул от Доренко, прикормленного на человечьих мослах, размалеванного фосфором, как собака Баскервилей.

Пенопластовый Жириновский, который никогда не утонет из‑за обилия в его веществе сероводорода и веселящего газа, бесподобно играл русского богатыря. Размахивал деревянным мечом, издали, в темноте, при удачном гриме и слепоте наблюдателей, был похож на Добрыню Никитича.

Коммунисты Зюганова, сохраняя свою «красную сущность», наращивая патриотическое содержание, вновь добились лидерства в Думе. Замурованные в глухую стену информационного умолчания, которая покрепче Берлинской стены, на нищие пятаки обездоленного народа, не сравнимые с алмазами Березовского и Абрамовича, на героическом стоицизме своих агитаторов, коммунисты расширили присутствие в Думе. Администрация и правительство использовали всю мощь своей беспринципной власти, но не отбросили патриотов. Однако подсадные «красные» вожди, лилипуты‑националисты, себялюбивые гордецы, марионетки режима с удостоверениями ФСБ в виде пенсионных книжек украли у КПРФ 7 % голосов. Не перепрыгнули пятипроцентный барьер, утопили в проруби чаяния своих избирателей. В этом есть и отрадная сторона — навсегда ушли из политики пустоцветы, нарядные обманщики и архаические бутафорские уродцы.

«Яблоко», этот ядовитый плод, выращенный в садах НАТО, так и не дозрел, остался вечнозеленым, как хлорка. Ибо мозги Явлинского, проштампованные на Капитолийском холме, будут вечно отстаивать атлантические ценности, звездно‑полосатую мечту, кишечно‑полостной антикоммунизм.

«Правые», как огромный нарядный мухомор, выращенный на грибнице еврейского капитала, своей удачей на выборах демонстрируют глубину залегания этой грибницы, ту часть русского леса, где безымянные кости убитых «реформой» людей дают эти экзотические и страшные всходы.

Выборы кончались, как кончается эпидемия. Вешняков в колпаке звездочета поехал на «мерседесе» в Барвиху. Неутомимые паучки‑политологи стали плести прогнозы о коалициях, президентских выборах и о том, как новоиспеченный чукча и новоявленный карачаево‑черкес подвесят на «черном поясе» независимого каратиста.

Дума — не инструмент исполнительной власти, а зеркало народного самосознания. Затуманенное злым дыханием Сванидзе, надколотое Киселевым, заплеванное Доренко и Невзоровым, это зеркало показало изнуренное лицо шахтера, исхудалый лик профессора, обветренное лицо офицера, сражающихся за Родину, за Россию.

Россия реализует свою историю по длинной синусоиде, ускользающей от зрения политологов. Открывает свою судьбу старцу в Псковской пещере, прозорливцу, рисующему на холстине «Красного коня», мотострелку, черпающему воду из Терека.

«Дух дышит, где хочет», — сказано в Писании. Сегодня он дышит в стволах самоходных гаубиц, ведущих огонь по горным базам Хаттаба. Не посмеем усомниться в праведности нашего дела, в богоизбранности народа, в неизбежности Победы, земной и небесной.

Красный смысл не покинет Россию

ноябрь 1999 г., № 44

Никуда не уйдет из русской жизни «красный смысл». Русский народ на пашнях и в битвах, на дыбе и в странствии, в молитве и в гульбе хранит лампаду «красного смысла».

В князе и в монахе, в художнике и в космонавте воспроизводит эту божественную вселенскую силу, избравшую для своего земного обитания русскую душу. Красный конь. Красное солнце. Красная весна. Красное слово. Красное знамя. Красная площадь. «Красный Октябрь».

Когда осыпется тусклая перхоть демократии, слиняет сусальная позолота кремлевских «реставраторов», погаснет галлюциногенная цветная картинка на водянистом экране.

Мы снова узрим на белокаменной стене неистребимую фреску Красный ангел распростер над Россией огненные крылья.

Красная конница летит по степям и долам, собирая империю. Красный крейсер выплывает на студеную воду, в которой купается, плещет алый конь с золотым наездником. Идея Русского Рая, Русской Победы будет жить, покуда живет и дышит последний русский. Ибо эта идея вменена человечеству, как железо вменено земной материи. Будет пребывать в ней в виде колчедана, стального двутавра или райского наливного яблочка.

«7 ноября» — мистическое число Русского Ангела, возникающего в народе то в облачении языческого волхва, то в ризах православного схимника, то в малиновых галифе комиссара. Если разрушить все памятники Революции, сжечь все советские книги, разобрать Мавзолей на отделку особняка в Завидове, переплавить в мартене «Аврору» для каминной решетки миллиардера, — неистребимым в народной душе останется число «7», математически выражая непрерывность Красной Революции. Случившись в начале XX века, она повторится и в XXI. Так же, как она случалась во все прежние века русской истории, исправляя земную ось, которую гнули враги. Посылали в Россию Батыя и Батория, Наполеона и Гитлера, древнюю «ересь жидовствующих» и масонскую власть Керенского, пятнистых и хромых либералов, ненавидящих русскую жизнь. Из этой священной седмицы, как Феникс, восстанет Империя. Воскреснет и прозреет народ, «Красный смысл» воплотится в памятниках, городах, в чудесных машинах, в творениях рук и разума, в великом русском ковчеге. «Аврора» или «Новый Иерусалим» — этот ковчег будет построен по древним, заповедным чертежам. Ибо Россия — огромная, от океана до океана, верфь, где закладывается корабль будущего. Патриоты Родины, на русском пепелище мы снова подымаем на плечо золотистую смоляную стропилину, встраиваем ее в корабельную бортовину.

Ковчег поплывет по океанам, по облакам и по звездам. Будет иметь могучий, пополняемый с каждым веком экипаж. Там увидим Преподобного Сергия, Святых князей Дмитрия и Александра, Гермогена с Мининым и Пожарским. Увидим Великих Петра и Екатерину. Ратоборцев Суворова и Кутузова, флотоводцев Ушакова и Нахимова. Там плечом к плечу стоят Пушкин и Лермонтов, Толстой и Достоевский, Менделеев и Вернадский. Там всматриваются в туманную бесконечность Ленин и Сталин, окруженные Жуковым и Рокоссовским, Курчатовым и Королевым. Там Маяковский, Горький, Ахматова и Платонов. Там Гагарин со своей чудесной улыбкой. На носу корабля, на палубе, омываемой штормовой волной, есть свободное место. Оно для тебя, будущий Вождь и Пророк. Встань на заветное место, лицом в грядущий век, откуда летят пули, обломки былых цивилизаций, дует адов огонь. И таинственно мерцает, зовет незаслонимая, негасимая, божественная звезда Русской Победы.

В эти красные дни Октября соберемся вместе. Обнимемся, вдохновим уставших, поддержим ослабевших. Улыбнемся друг другу. Нам не в чем себя упрекнуть. Мы в строю, в сражении, в неусыпных русских радениях. Над нами знамя Варенникова. С Праздником, дорогие товарищи!

Лукашенко — великан, Явлинский — пигмей

октябрь 1999 г., № 42

Лукашенко со славянским упорством, одержимый священной идеей Союза, сращивает своей страстью, жизнью и кровью растерзанное тело СССР. Как героический машинист, вцепился в разорванную сцепку вагонов, жилами и костями удерживает целостность состава, на который напали бандиты. НАТО замуровало Россию в огромном континентальном мешке, страшится соединению двух государств, их совместному прорыву на Запад. Олигархи с двойным гражданством отняли у русских заводы, недра, родную культуру, национальную власть. Ненавидят Лукашенко, сохранившего для белорусов заводы, прессу, народные песни. Клевещут на Договор, нашептывают гадости в полуоглохшее ухо Ельцина, трепещут при одном виде «батьки» за свои наворованные кошельки. Телеканалы, напоминающие кишки, по которым катятся отбросы и смрад, оскорбляют Лукашенко.

Льют яд, то по каплям, то целыми лоханками. Отравляют колодцы народной веры в славянский Союз. Фракция «Яблоко», пятнистая, как штаны натовского офицера, всем своим выводком удочеренная Олбрайт, сыплет песок в подшипники Договора.

На улицах Минска кровь. Молодые фанаты из «Народного фронта», опоенные мухоморами, устроили свару. Прорывали головами кордоны. Забивали булыжниками милиционеров. Сами падали под ударами тяжких дубин. Чистюли и;} оппозиции, «белые воротнички», сидели в своих штаб‑квартирах, по телефонам управляли толпой. Беклемищева, «яблочная» фея, сунулась в центр скандала. Не для того ли, чтобы днем позже Явлинский поднял кошачий визг в Думе? С с той же ли целью, с которой провокатор Шеремет по приказу Березовского полез на виду у пограничников в запретную зону, снискав терновый венец мученика? Или Ступников с НТВ, раздразнивший великана Лукашенко, за что получил от Гусинского лакомую должность в Израиле?

Президент Лукашенко только что с триумфом посетил Калининград, наступив на немецкий хвост. В России и Беларуси обсуждают Союзный Договор. Поэтому и началась цэрэушная операция в Минске, посыпались доллары и шекели в карманы оппозиции, развернулась информационная бойня НТВ и ОРТ.

Александр Григорьевич, вы — пылкий, самолюбивый, честный. Вам несносны мерзости политических шлюх и информационных кликуш. Но терпите, как мы, русские, терпим. Выдавливаем из русской жизни страшный, вонзившийся в нас осколок натовского снаряда. Вы — наш верный союзник, наш национальный герой. В каждом русском доме, на каждой русской поляне вам накроют стол, поднесут чарку. Выпьют с вами, Александр Григорьевич, за братский Союз,

Батарея!.. По врагам России!.. огонь!

сентябрь 1999 г., № 37.

Армия, родная, краснознаменная, ордена Суворова Первой Степени, Берлинская, Манчжурская, Дагестанская, мочи их, сук бородатых! За изнасилованных русских женщин! За казненных и замученных в рабских подвалах! За расстрелянных русских батюшек! За Женю Романова, которому отрезали голову! За русских танкистов, сожженных в Грозном! За мальчиков, охмуренных наркотиками! За девочек, проданных в Турцию! За дома в Печатниках и на Каширке! Мочи их, бородатых, в Новолакском районе и в Хасавюрте, и в Буйнакске! Достань их в Ведено и в Бамуте! Генералы, жалейте «сынков»! Воюйте не числом, а уменьем! Сперва штурмовики, на средних высотах, по дотам и бетонным укрытиям! Потом вертолеты, «нурсами» и ракетами — по скоплениям! Танки прямой наводкой — по пещерам и норам! «Ураганами» — по окопам, по подземным штабам! «Гиацинты» — по перевалам, по путям отхода, по складам оружия!

Потом спецназ, малыми группами, под прикрытием «бээмпэ»! По снайперам — «самоходками»! Работать «шмелями» и «мухами»! Работать подствольниками! Мотострелки, берегитесь «растяжек»! Не суйтесь в дома: сперва две гранаты — в окошко и в дверь — потом перебежками, с кувырком, по‑афгански! Ополченцы, аккуратней с оружием! Без «броника» не ходить! На брустверах зря не толпиться! Дырку в башке жене не покажешь! «Проческу» вести грамотно — Ахмет идет, Махмуд прикрывает! В «зеленку» по одному не соваться, ваххабиты в плен не берут!

Мужики, не остервенитесь! Не всякий чеченец — враг, не всякий Степашин — друг! Лежачих не бить! Пленных не стрелять! Убитых врагов закапывать на глубину полметра ниже уровня моря!

Батарея!.. Цель «301»!.. Осколочными!.. Беглый!..

Огонь!..

Как страстно каждое русское сердце желает войскам Победы. Как верит в доблесть и талант генералов Трошева и Шаманова. Как надеется на стратегическую прозорливость Квашнина. Как восхищается отвагой липецкого ОМОНа. Молится за экипажи «сушек» и вертолетов. За десантников и морских пехотинцев. России нужна эта Победа, чтобы люди наконец взглянули друг другу в глаза. Чтобы женщины рожали и хлеб колосился. Чтобы мерзавцы, вгоняющие кол в русскую могилу, ужаснулись оттого, что кол превратился в гранатомет и шарахнул им в лоб.

Армия, ты выстилаешь своей кровью склоны горы Чабан. Ты салютуешь над могилами своих летчиков и пехотинцев. Ты втыкаешь простреленные штурмовые знамена на взорванных дотах Новолакска. Следи, чтобы у тебя не украли Победу, как это было в Чечне. Чтобы Черномырдин за спиной атакующей «Альфы» не позвонил иорданцу, не сказал: «Товарищ Хаттаб!» Чтобы Березовский своим блеющим голосом не заступился за друга Масхадова. Чтобы Лебедь вновь не уселся с Басаевым за партию шахмат, не повторил хасавюртовское предательство. Чтобы Рыбкин, пустой и звонкий, как сухая тыква, не настаивал на неопределенности статуса Чечни. Чтобы правозащитник Ковалев не мелькал в стане чеченских полевых командиров. Чтобы Масюк не брала интервью у сидящих на коврах террористов. Чтобы Явлинский на заседании Думы не вылезал с пацифистской речью. Чтобы рыжеватый худосочный Волошин, немощный, как прелая ботва, не использовал Дагестанскую войну для введения чрезвычайного положения, для отмены выборов, для сохранения награбленного добра в руках воров‑олигархов. Армия, если увидишь кого‑нибудь из них на позициях, дай под зад, чтобы летели, не касаясь земли, и вслед им — холостыми, с трассерами!

За оскорбленную Россию!.. За взорванные дома!.. За переломанные кости!.. За слезы наших матерей!.. За Красную площадь!.. Батарея!.. Осколочно‑фугасными!.. Залпом!.. Огонь!..

Примак примака видит издалека

Август 1999 г., № 34

Слава Господу, кончилось великое всенародное ожидание. Завершилось долгое раздумие Примакова, когда он, словно буддийский монах, удалился в Гималаи, и отшельником в тихой молельне, постясь, помышляя о судьбах мира и многострадальной России, решал, как ему быть. Как любимцу и надежде народа участвовать в думских выборах? В эти недели тягостных раздумий остановилась жизнь. Крестьянин, взмахнув серпом, так и застыл, забыв опустить его на тучный злак. Воин, прицелившись в супостата, не решался спустить курок, дабы громом выстрела не спугнуть боговдохновенную мысль отшельника. Художник, макнув в краску кисть, не желал перенести яркий мазок на холст, ибо мир без решения Примакова был неполон, не воплощал в себе замысел Божий.

И вот, наконец, — о счастье! — Примаков сошел с горы и объявил народу подсказанное свыше решение. Идет к Лужкову, первым номером, в список от «партии власти», где собрались буржуи, жирные коты, мусульманские президенты, столичные мэры, выкидыши «семьи», заросшие румяной плесенью придворные артисты и живописцы. Все, кто жадно хрумкая, сжирал беззащитную страну, пускал под откос державу, хохотал над вдовами, лупил по головам ветеранов. Среди голода, слез и мора выкатывал на стол огромную, величиной с «Отечество», розовую креветку, к которой сбегались прожорливые дамочки из НТВ, брокеры из «Мост‑банка», депутаты из офшорных зон, бритые лидеры из преступных группировок. И все это трещало, хрустело, хохотало, совокуплялось тут же, под столом, специально для передачи «Про это».

Примак примака видит издалека.

Есть шутка Леонардо да Винчи. Он принес в мастерскую легкие забитого на бойне быка. Сложил незаметно в угол, созвал гостей. Запер двери и стал надувать легкие, которые, пузырясь, как липкая пена, наполнили всю мастерскую, до потолка, поглотив беспомощных гостей.

Точно так же раздули и Примакова. Даже бомжи на лавках, когда их ночью будил Киселев, утверждали, что Примаков — их кумир.

Любитель дам, грузинских вин, восточных мудростей и еврейских анекдотов, остроумных разведчиков и карьерных дипломатов, диссертаций и орденских ленточек, Примаков не смог во времена утомленного Брежнева оснастить Советскую Армию в Афганистане знаниями ислама, хитросплетением пуштунских обычаев, философией русской восточной политики. Зато преуспел в свите объединителя двух Германий и расчленителя СССР Горбачева. Председательствуя в Верховном Совете, Примаков, эта политическая «Раиса Максимовна», «реформировал» социализм в свалку этнических отбросов, в огрызки умертвленной цивилизации, в безбрежное горе народов, потерявших великую Родину.

Что он сделал для Родины за годы своей карьеры? Может быть, служа в СВР, раздобыл для России секрет атомной бомбы? Или в жуткие расстрельные дни 93‑го подал в отставку? Или после дефолта, когда младореформаторы в цепких лапках унесли из страны ее последнее богатство, Примаков попытался повалить покачнувшийся ельцинизм? Ничуть не бывало, он укреплял режим, смазывая его своей клейкой слюной, как ласточка глиняное гнездо.

Не надо искать его истоки и его родословную. Он был всегда. Переползал из эпохи в эпоху, как скарабей, неся на рогах мистический шар. Первые сведения о нем приводятся еще в древних папирусах, в царствование Тутанхамона, бедного фараона, погубленного каким‑то жрецом‑академиком.

Примаков не стал ждать 2000 года, испугавшись, что к президентским выборам его забудут. Старый властолюбец пошел к Лужкову, погубив тем самым миф об «Отце нации», «Духовном авторитете России», «Русском Ден Сяо Пине».

Он ни то, ни другое, ни третье. Он упорный политический жук. Круглая ноша, которую скарабей несет на плечах, не является мистическим Шаром Вселенной, а просто катышком козьего помета, в который упрятана драгоценная личинка выживания.

Степаша подыхаша, президеша идиоша

Август 1999 г., № 32.

Кремлевская гильотина нежно чмокнула — и целлулоидная голова Степашина, бормоча неоконченную шутку, покатилась в корзину, где, вывалив синие языки, выпучив страшно глаза, лежали другие отсеченные головы: Примакова, с характерным желтым жирком на обрубленной шее; Кириенко, которая, и отрубленная, продолжает кивать; Черномырдина, с металлическими пружинами и гайками, торчащими из рваного горла. Там же, изрядно подгнившие, издающие характерный запах, валялись круглая, как арбуз, голова Гайдара, рыжая, как тыква, — Чубайса, черная, как баклажан, — Немцова.

Для Ельцина отправить в отставку правительство — как малую нужду справить. Именно так и отнесся народ к отставке Степашина — словно к маленькой смешной гадости, которую совершил президент, известный мастер мочиться прилюдно.

Степашина искренне жаль. Молодой демократ, недотепа, из пожарников, прямо с ночного горшка, по костям своих товарищей, расстрелянных в Доме Советов, по трупам русских солдат, погибших в Чечне, по выгнутой радикулитом спине Примакова, взобрался на самую вершину кремлевской елки. Распушил перья, раскланивался во все стороны, читал стихи, декламировал прозу, шутил с Шираком на тему бургундских вин, с Гором философствовал на тему русской водки, пританцовывал, шаркал ножкой, давал честное генеральское слово, нравился дамам, мнил себя гордым орлом. И вот те раз — стащили за ноги с елки, оторвали башку, ощипали, как обыкновенного петуха, и бросили в суп.

Путина не жаль, хотя его тоже ощиплют. Когда Ельцин назвал его наследником, который способен, благодаря своим заслугам перед Россией (Это каким же? Присоединил Сибирь, покорил Кавказ, построил флот, освоил Космос, написал «Ивана Сусанина», открыл таблицу Менделеева, выиграл Отечественную войну?) — благодаря заслугам он способен сплотить общество и повести страну в XXI век, большинство русских политиков тут же тихо его возненавидело и стало рыть ему могилу. Кроме Собчака, которому по сей день предан этот чекист‑«собчакист», и Чубайса, с которым Путин одной масти, — все остальные сразу взялись за лопаты. «Под камнем сим лежит разведчик, довольно блеклый человечек».

Появление тихого, как землеройка, Путина в самом центре русской катастрофы, где кровью хлюпает Дагестан, останавливаются на полях комбайны с пустыми баками, тлеет Рубль и поминутно дорожает хлеб, — это появление пройдет незаметно. Его шелковистую шкурку аккуратно сдерут и повесят на забор рядом с косматой, мокрой, отдающей зловонием шкурой кремлевского медведя, которого устал водить на Цепи Березовский и на которого уже спущено множество злых и неблагодарных собак из «Отечества».

В редакцию пришла телеграмма с пометкой «срочно».

«Цэкабешенство продолжается. Фунтик лопнул. Началась путина. Подробности гробами. Сибирский цирюльник».

Ермак Тимофеевич и Борис Абрамович

Июнь 1999 г., № 23.

Все чувствуют тоску и немощь, даже самые молодые и здоровые. Все поражены невидимой болезнью. Чахнут румяные неунывающие предприниматели. Чахнут вечно веселые эстрадные певцы и модные киноактеры. Чахнут политические партии и государственные институты. Чахнут военные в гарнизонах и космонавты на орбитальных станциях. Вянут на глазах блистательные репутации и карьеры. Умирают, не успев родиться, поэмы и оперы. Сохнут в полях растения. Шелушится позолота храмов.

Все соки земные, все плодоносящие силы иссушаются незримым суховеем — города стоят блеклые, солнце светит тусклое, глаза у людей пустые и мертвенные.

Змей поселился в Кремле. Который год сосет из Родины соки. Который раз сжирает очередную, отданную ему на растерзание невесту. И все нету сияющего грозного всадника в золотом доспехе, что вонзил бы в Змея копье, освободил пленный народ, разбудил околдованный злыми чарами город.

Виданное ли в истории человечества дело, когда огромная страна, воздвигнутая между трех океанов князьями Олегом и Владимиром, царями Иваном Грозным и Петром Первым, красными вождями Владимиром Лениным и Иосифом Сталиным, держава, отбившая нападение страшных врагов подвигами ратоборцев Александра Невского и Дмитрия Донского, блистательных Суворова и Кутузова, несравненного в своей победоносности Жукова, родина мистических откровений о красоте, добре и вселенской правде, явленных устами Сергия Радонежского и Серафима Саровского, русского провозвестника Пушкина, русских пророков Толстого и Достоевского, чтобы страна, одухотворившая своим красным дыханием весь XX век, совершившая дерзновенную попытку построения «рая земного», — вдруг оказалась собственностью никчемных, безнравственных, пронырливых людишек, сбитых в тесную горстку, именуемую «семьей», и ей принадлежат русская нефть, русское оружие, русские железные дороги и электростанции, русская политика, русское будущее, которое они выстраивают в интересах своего прожорливого клана.

Если клану понадобится продать острова Японии — продаст, и народ промолчит? Если клану понадобится расстрелять из пушек Думу — расстреляет, и народ промолчит? Если клану понадобится пустить в Москву группировку НАТО — пустит, и народ промолчит? Промолчит, если станут волочить по улицам Москвы прах Ленина за «мерседесом» Немцова? Или положат в могилу Неизвестного солдата кости эсэсовца?

Этот отвратительный рецидив феодализма в начале третьего тысячелетия поддерживается колоссальными денежными суммами, на которые «семья» нанимает дивизии внутренних войск, охраняющих августейший сундук, набитый русскими алмазами и золотом. Этот уродливый полу‑первобытный строй питают информационные отравы, которые ежесекундно вливают в одурманенное сознание народа телевизионные колдуны и ведуньи. Этот смердящий уклад освещается купленными за злато художниками и певцами, льстивыми царедворцами и циничными трубадурами, окружающими Змея своими мундирами, фраками, церковными ризами. Этот убивающий Россию уклад сохраняется благодаря хирургам, что умело разрезают единый народ на бесконечное множество движений и партий, идеологий и верований, и страна, как тухлое мясо червями, кишит вождями и идеологами, пророками и витиями, над которыми, пригубив мармеладку и выпив шампанское, хохочет Борис Березовский.

Россию спасет не террорист‑одиночка, не отдельный, самый популярный политик, не думские выборы и строительство партий, а союз всех сил страны против впившейся в нее «семьи». Согласие еще недавно непримиримых врагов, успевших за эти годы вдоволь наоскорблять друг друга. Пакт, соединяющий оставшиеся, не омертвевшие, не изглоданные Змеем живые начала народа.

Кто Ты, наделенный прозрением и мудростью, людским доверием и бескорыстной волей, готовый возвестить этот спасительный насущный Союз?

Ельцинизм должен быть преодолен, как преодолевается укус кобры, — не примочкой и заговором, а каленым железом.

Бросим к мавзолею штандарты НАТО!

Май 1999 г., № 18.

Как ватага откормленных безнаказанных хулиганов забивает насмерть одинокого прохожего, так страны НАТО забивают Сербию. У сербов больше нет самолетов — все летчики погибли в неравных воздушных боях. На исходе бензин — по капле сбивают из уцелевших хранилищ в бачки «бэтээров» и танков. Рухнули в Дунай и Саву мосты с заслонявшими их стариками и девушками. Садисты в стратосферных скафандрах бомбят поезда, больницы с красными крестами, православные монастыри.

Сербы, когда вашу Родину спустят с дыбы и вы похороните своих милых и близких, прежде чем строить мосты в Нови Саде и родильные дома в Приштине, пошлите юношу, потерявшего невесту во время ночных бомбардировок Белграда, и пусть он вспорет десантным ножом морщинистое брюхо Олбрайт, разобьет о камни череп Соланы. Этот мститель станет сербским святым.

Русские люди испытывают небывалый позор. От жалости к сербам бабы ревут в деревнях. Военные в гарнизонах глушат от тоски водку, поглядывая на свои зачехленные перехватчики и бесхозные С‑300. Власть, пронатовская до мозга костей, фальшиво имитирует солидарность, бранит самолеты агрессоров, а сама тихонько, сквозь усы Киселева, хихикает, глядя на пожары Белграда. Черномырдин, чьи подштанники сшиты из звездно‑полосатого флага, носит свои неодухотворенные тонны над Европой. После каждой его поездки интенсивность бомбардировок растет, и сербы называют его не иначе как «Бомбино».

В России нет институтов власти. Есть Березовский, друг «семьи», казначей и «галант» Дьяченко, которого в прокуратуре кто‑то хотел арестовать, на что банкир ответил молниеносным возвращением в Москву, разносом перед телекамерами Примакова, визитом к разбитому радикулитом премьеру, отставкой страдальца Густова. Что может быть унизительней зрелища опозоренного Примакова, перебросившего через ограду дома правительства низколобую голову своего соратника? Что заставило «мудреца» из внешней разведки и МИДа аплодировать назначению Степашина, чье лицо от гордости напоминало розовый бумажный цветок на могиле убитого чеченцами милиционера? Конечно, после этого популярность Примакова круто полезет в гору. Любовь к нему оппозиции достигнет шекспировских размеров. И нам останется ждать, когда на стальных отточенных пиках чугунной решетки, возведенной еще Черномырдиным вокруг расстрелянного Дворца, — когда на этих ритуальных кольях появятся всклокоченные головы Кулика и Маслюкова.

Власть в России напоминает дырявый кусок старого сыра, изъеденный червями и крысами. Из Кремля и Дома правительства пахнет рокфором. Люди, слушающие Сванидзе, затыкают нос. И гремят по Москве таинственные взрывы, все больше у дверей ФСБ или у синагог, или, что не одно и то же, подле офисов Кобзона. И у Путина, вскормленного от сосцов Собчака, после каждого взрыва все прибывает полномочий.

«Так громче, музыка, играй Победу!» Не отчаиваясь, вспомним золотые от орденов мундиры героев Берлина. Вспомним тяжелый подбородок Жукова, орлиный взгляд Рокоссовского, алмазную Звезду Сталина. Есть среди нас Варенников. Народ, породивший таких героев, породит им подобных. Анекдот с Примаковым, Лужковым, Аяцковым длится минуту, а родная история — тысячи лет.

Получил письмо от русского добровольца, что из Сербии ходил в Македонию и там подорвал «Апач», тот самый, которого не досчитались агрессоры. Пишет, что лучше всего стрелять ему в брюхо, под пупок, где кончается броня и есть доступ к бензобаку. К горящему вертолету лучше не подходить, потому что взорвется боекомплект. Погода, говорит, здесь хорошая, кормят нормально. Интересуется, кто такой «Скиф» из «Отряда владыки Иоанна». Поздравляет с Победой. Зовет к себе.

Граница НАТО проходит через НТВ

Март 1999 г., № 11.

В цивилизации люди общаются через информационное поле — друг с другом, с властью, с культурой, с историческим прошлым. Информация — воздух цивилизации, которым дышат, в котором летают, сквозь который смотрят. Если кто‑то захватил информационное поле, как, скажем, НТВ, он захватил воздух. Может его перекрыть, и тогда все живущее в нем задыхается, чахнет, как русская культура, о которой годами не слышно на телевидении, и тогда любимым русским поэтом становится не Есенин, а Бродский. Можно в воздух добавлять «веселящий газ», идиотические игры «Угадай мелодию», «Поле чудес», и вы, опухнув от голода, забыв похоронить умершую мать, ржете с утра до вечера над скабрезностями Жванецкого. Можно подпустить жирную струю сероводорода, чернуху, где люди то и дело взрывают друг друга, четвертуют, поедают своих детей, где нет места доброму поступку и слову, и тогда вся русская жизнь предстает сплошным адом и вам хочется уехать в Америку. Можно впрыснуть нервно‑паралитический газ, истребляющий политического лидера или партию, и тогда вы видите, как месяцами травят Маслюкова, требуют запретить компартию, и один Явлинский, он же Жириновский, с пенкой у рта шлифует экран языком. А можно, как это делает программа «Про это» с ведущей негритянкой, вбросить в информационный воздух ампулу с газом «циклон», которым немцы удушали евреев, и тогда ваши дети смотрят про половые извращения, дипломированные профессора учат их правильно мастурбировать.

Группа телевизионных наймитов, засевших на всех четырех программах, собирается вместе и договаривается кого‑нибудь убить сообща. На жертву направляют четыре электронных ствола, стреляют залпом, и от жертвы остаются одни разрозненные молекулы. И это называют священной «свободой слова». За эту свободу в вымирающей стране платят двадцать тысяч долларов в месяц, награждают эмблемой «ТЭФИ», похожей на личинку гадюки, а ведущая передачи «Геморрой дня» нетерпеливо играет ножками с очередным посетителем. Эта управляемая банкирами «свобода слова» натравила танки на окровавленный Парламент, выбрала на второй президентский срок неизлечимого калеку, а сейчас готовит срез правительства, диктатуру бриллиантовых воров и чмокающих людоедов. Депутаты, требующие контроль над телевидением, хотят отнять воздух у захватчиков и передать его обратно людям. Вам страшен Сванидзе? Вы кричите: «Мама»? Не бойтесь. Отнимите у него телевидение в «год Пушкина», и он будет не опаснее Черномора, у которого побрили бороду.

В то время, когда Ельцин, Скуратов, Бордюжа, а также кремлевский хозяйственник Бородин с конституционным судьей Баглаем сбежали от трудностей жизни в ЦКБ, — цека‑беженцы — страной в их отсутствие правит НТВ. Не надо горевать по поводу вступления в НАТО Польши и Чехии — Горбачев для этого сделал все. Не удивимся вступлению в НАТО Украины — здесь на славу поработал Ельцин.

Но изумимся до оторопи тому, как Киселев, подобно генералу НАТО, попирает в центре Москвы национальные интересы России. Словно кадровый натовец, выступает против союза сербов и русских. Будто цэрэушник, тонко одобряет бомбардировки Ирака. Подобно лютому врагу, подталкивает МВФ не давать Примакову кредиты без выполнения последним политических условий.

Блок НАТО вместе с Киселевым пришел в русский дом.

Теперь на каждой русской печке сидит американский морской пехотинец.

Гражданин России, русский и татарин, еврей и калмык, если тебе дорога дружба народов, если ты не хочешь распада Родины, если тебе невыносимы интервью Масюк с Басаевым и Радуевым, если тебе отвратительны голливудские фильмы, где сотнями убивают российских солдат, если ты не хочешь видеть Березовского президентом России, если ты добр, трудолюбив, склонен к познанию и творчеству, добивайся контроля над телевидением со стороны общества! Иначе ты превратишься в дохлого, посыпанного дустом жука!

ЦэКаБешенство

февраль 1999 г., № 6.

В который раз из ЦКБ выбегает косматое яростное существо и, путаясь в капельницах, размахивая дубиной, бежит в Кремль, чтобы там, среди золота и малахита, раскроить голову очередному премьеру. Примакову подфартило управлять разгромленной, обобранной до нитки страной, у которой президент в отключке. Вздыхая, как утомленный кит, ом вынужден принимать послов, заключать договоры, обеспечивать конституционный порядок, доставлять соляру на север, ожидая в любой момент, что в него из Кремля воткнут гарпун. Он этого не хочет. Потихоньку сквозь китовый ус засасывает все больше полномочий, становясь неизбранным президентом. Избранный, полуживой и ревнивый, язвой чувствует усиление Примакова, готовит ему острие.

Примаков понимает, что жизнь народа ему не улучшить, а только ухудшить, и тонкий знаток восточных блюд и специй, а также различных восточных пряностей решил немножко побороться с коррупцией. Нельзя всерьез бороться с солнечным затмением, с силой тяготения и с коррупцией в кремлевских верхах. Но можно кинуть через зубчатую стену осатанелому от несчастий народу всеми нелюбимого Березовского, смотреть сквозь бойницы, как раздирают его на клочки и тем утешаются среди голодухи и повышения цен. Обыски в «Аэрофлоте» и «Сибнефти» предвещают конец неугомонного олигарха, падкого на все блестящее, похожего на сороку, таскающую на хвосте в Барвиху интриги и сплетни, а оттуда указы и уложения.

«Семья», обеспокоенная усилением Примакова, воспринимая обыски у Березовского, как обыски в своем туалетном столике, доставила в Кремль залеченного до полусмерти президента, и тот, крутой на расправу, отправил в отставку Скуратова. «Медвежья болезнь» — распространенный среди прокуроров недуг. Об этом, моясь в бутырской бане, сообщил бывший Минюст Ковалев.

В мэрии, на крыше зеленого небоскреба, установлен наблюдательный пункт, и зоркий наблюдатель, повернув кепку козырьком назад, смотрит: не движутся ли где баркашовцы. Однажды, заметив подозрительное скопление людей, он послал ОМОН, но это оказались протестующие против погромов евреи, поющие на иврите псалом: «С чего начинается родина», и омоновцы были вынуждены извиниться.

В Чечне вводится шариатское правление, в Конституцию России заворачивают отрубленные головы заложников, рыбкинский подход к кавказским проблемам обеспечил полное отпадение Чечни, а значит, слом конституционного строя, насильственное свержение власти, терроризм, экстремизм — весь набор, за который несет ответственность бездарный гарант. По какому же поводу ханжески собирается Совет безопасности, способный лишь на травлю Макашова, бессильный перед национальной и социальной катастрофой России?

Бордюжа, постарайся не потерять лицо. Степашин и Путин, постарайтесь не потерять эполеты. Лидеры патриотического движения, не «сдавайте» сионистам русских патриотов, будь они лимоновцы, баркашовцы или анпиловцы. Русский народ един, не делится на партии и движения. Измученный, в крови и слезах, он ведет смертельную борьбу с оккупантами, превыше всего ценит мужество, жертвенность, братское отношение друг к другу.

ЧАСТЬ 3 Слово, пронесенное сквозь ад

1998

Солженицын дал пощечину Ельцину

Декабрь 1998 r., № 50

Конституция, которой размахивал Ельцин, забрызгана кровью патриотов, расстрелянных на баррикадах 93‑го года. Посыпана пеплом сожженного Парламента. Наполнена стонами пытаемых мучеников. Хрустом костей, перебитых омоновцами. Она склеена лживой слюной либералов, ненавидящих государство и Родину. Пропитана ядовитой спермой «отцов‑демократов», от которых рождаются уроды и извращенцы.

Она — багровая, парная, хлюпающая, как печень, выдранная у живой жертвы. Ее пять лет расклевывают костяными носами воры и проходимцы, засевшие в кремлевских палатах.

Она гарантирует безопасность беловежских мясников, разрубивших Великую Россию, когда 30 миллионов русских в намордниках и цепях проданы на невольничьих рынках СНГ, молча чахнут под гнетом баронов и ханов.

Она гарантирует «русский Холокост», когда устроенный Ельциным мор уносит каждый год полтора миллиона граждан, а один день, проведенный «гарантом» в ЦКБ, стоит России четырех тысяч жизней ее сыновей.

Она гарантирует гестаповское подавление вымирающих русских, когда любое слово или деяние протеста истолковывается как «русский фашизм», и надсмотрщики НТВ шестиугольными глазами высматривают в каждом экстремиста и подпольщика.

Она гарантирует дремучий феодализм в стране, победившей Гитлера и летавшей в Космос, когда «семейка», состоящая из трех человек, окруженная зятьями, свояками, приживалками, карлами, шутами, скоморохами, стряпчими, держателями псарен, носителями ночных горшков, хранителями клизм и капельниц, владеет великой державой, объявляет войны, отстегивает в подарок соседям заповедные территории, и над родиной Толстого, Вернадского, Жукова сияет золоченый пуп Березовского.

Ома гарантирует лютое, небывалое в мире воровство, в сравнении с которым ограбление Гитлером и вывоз «Янтарной комнаты» смехотворны. Ибо за пять лет своровали не просто коробку с долларами, не просто алмазы, а всю Россию с нефтью, золотом, молодыми девами, заводами, черноземом, самой возможностью дышать и действовать. Народ, еще недавно имевший первоклассную индустрию, передовую науку, океанский флот, театры, мыслителей, хлеб в закромах, тепло в домах, лекарства в аптеках, учебники в школах, — народ, голый и босый, загнанный в «газовую камеру реформ», умирает под хохот грабителей, которые безнаказанно объединяются в «правый центр», мерзко хихикают в жилетку А. Яковлева.

Она гарантирует пулю киллера, «малину» от Владивостока до Пскова, бесчисленные бандгруппировки, пьющие за здоровье МВД и прокурора Скуратова, сделавшие «Мурку» гимном ельциновской России, которую, если хорошо попросить, споет невыездной Иосиф Кобзон, друг Отарика, враг думских антисемитов.

Она гарантирует деревянную секиру ракетчикам, пластмассовый кивер спецназу, петровский ботик океанскому флоту, маршала Сергеева несуществующей армии, надзор Пентагона над русским Генштабом, цэрэушников в Сарове, моссадовцев в Совбезе, артиллерийский лафет, на котором повезут верховного, ногами вперед, в его последний путь по России мимо печных обгорелых труб и неухоженных могил. И тысячи погорельцев и беженцев, уступая дорогу лафету, станут смотреть, как везут огромную мумию, накрытую трехцветным флагом, с заплеванной Конституцией на груди.

Эту «Конституцию смерти», напоминающую устав концентрационного лагеря, отвергает убиваемый и пытаемый народ. Ее летел взорвать на своем «москвиче» русский витязь Иван Орлов. На нее сипло крикнул отважный генерал Макашов. Третьего дня Солженицын не принял от тещи Сысуева наградной брелок президента. И сохранил свое место в русской истории. Но всякий, кто берет из оскверненных и кровавых рук даяние, будь то орден или звание, или стипендия, или рюмка водки, всякий, кто подобно Лихачеву, посыпанному демократической перхотью, целует без устали эту страшную, убившую Родину длань, — тот обречен в аду целовать другую шерстяную когтистую лапу, выгрызать у нее из‑под ногтей запекшуюся русскую кровь.

Галину Старовойтову застрелил демократ

Ноябрь 1998 Г., № 47.

Они сделают так: две недели будут показывать похороны Старовойтовой, монтируя их с кадрами штурма «Останкина» и с Макашовым. Они будут показывать жертвенный «Соловецкий камень» с печальными старушками и гладким, как брюква, Гайдаром, монтируя их с конгрессом НПСР, Зюгановым и казачьими полковниками в фойе Дома Союзов. Они будут демонстрировать трагическое лицо Березовского, которого хотели убить офицеры ФСБ, чьи честные чекистские лица закрыты черными колготками, сочетать их с кадрами молодых парней РНЕ, марширующих по аллее парка. Они будут экспонировать дымящиеся крематории Майданека и дымок сигареты, которую курит русский мужик, присевший отдохнуть на пеньке. Они покажут подметное оружие сербского производства, из которого якобы застрелили демократку, и шествие монархистов со знаменами и иконами, протестующих против распутников НТВ. Они покажут газету «Завтра» с рассказом Тургенева «Жид» и аэропорт «Шереметьево‑2», где напуганная «русским фашизмом» семья евреев уезжает в Израиль.

А потом покажут свекольного, фаршированного Ельцина и его указ, запрещающий компартию, патриотические издания и любую символику, где нет шестиконечной звезды. Покажут всех воров и мерзавцев из РАО ЕЭС, сожравших Россию, притаившихся после краха, а теперь с диким визгом ошпаренных кошек вцепившихся в изможденную страну.

Убийство Урицкого, спланированное в кабинетах ЧК, породило террор, унесший тысячи жизней священников, офицеров, профессоров. Ван дер Люббе, спаливший рейхстаг, позволил Гитлеру захватить Германию и вырезать коммунистов. Убийство Старовойтовой бесценно для тех, кто планирует «либеральный реванш», подавление оппозиции, стремится избежать исторического и уголовного возмездия.

Галина Старовойтова везла в Петербург сумку, набитую неучтенными деньгами, предназначенными для «честных демократических» выборов. Совсем как Лисовский протаскивал к Чубайсу коробку с неучтенными долларами. Этот мешок с деньгами отняли, пустив в депутатшу пулю из стрелкового оружия НАТО, доступного спецслужбам и профессиональным бандитам. И пусть шестиконечный Гайдар расскажет историю этих денег, как и историю тех миллионов 93‑го года, которые он взял из казны, раздал танкистам‑наемникам, а те из танков расстреляли Парламент. Есть ли на Гайдаре кровь «демократической мученицы» Старовойтовой — покажет следствие. Но то, что на нем кровь мучеников 93‑года, видно по его непрекращающейся истерике, которая кончится не психушкой, а трибуналом.

Русские патриоты, перед лицом желто‑коричневого фашизма, не сгибайтесь! Оставайтесь спокойными и мужественными! Не идите с веревками на шее сдаваться в «демократическое гестапо»! Не вставайте на поминках тех, кто за годы «реформ» уменьшил население России на восемь миллионов человек! Только воля и непреклонность в духовной схватке Света и Тьмы сделают нас непобедимыми!

Великий патриот России генерал Лев Рохлин терял корпуса и бригады там, где разгорался пожар межнациональных конфликтов, подожженных Галиной Старовойтовой. Его убийство не сопровождалось государственным трауром. Если бы Савостьянов, Чубайс и Гайдар по случаю похорон Старовойтовой кощунственно навязали стране государственный траур, мы бы надели белые костюмы, шелковые разноцветные платья, стали вальсировать на площадях, пить шампанское за любовь!

Ефрейтор Шикльгрубер, он же Гитлер, погрузил Германию в фашистскую тьму. Набитый шекелями Березовский оплачивает вхождение в Кремль желто‑коричневого фашиста. Внимание, грядет Шекельгрубер!

Сербы, разбомбите Берлин!

Октябрь 1998 г., № 41.

Сегодня, когда классический образ палача в остроконечном балахоне с прорезями сменился богемной неопрятной личиной Хавьера Соланы, а роль пудового топора выполняют палубные штурмовики 6‑го флота, бомбящие с безопасной высоты города Югославии, у русских людей, сидящих на пепелище «либеральных реформ», возникает несколько мыслей.

Америка к началу XXI века выступает в абсолютно мерзостном, свинском обличье жестокой хамской страны, сожравшей мировые калории и под музыку Гершвина осуществляющей бездуховный мировой централизм, управляя человечеством с помощью крылатых ракет, Диснейлендов и агентов влияния с лицом Козырева.

В эти дни еще одного безнаказанного вторжения, теперь уже в Югославию — после Боснии, Ирака, Судана, Афганистана — видны вся гадость и отвратительная пустота политики Ельцина, который за рюмку виски из рук Клинтона, за кружку пива из лап Коля, за понюшку табаку уничтожил красную могучую империю, спасавшую сотни малых государств от американских морских пехотинцев, от лягушачьей улыбки Олбрайт. Одураченная Россия, без границ, без союзников, с танками НАТО под Псковом, с гриппующим безумцем в Барвихе, с трехцветным флагом, грязным, как платье Левински, станет слушать взрывы в Белграде, накрывая голову книжицей «Иного не дано».

Десять лет Россия, зараженная «либеральным сифилисом», убивала себя, передавая заразу другим. Благословение, данное Козыревым на распад Югославии, эмбарго, поддержанное «дорогим Андреем» на поставки русского оружия в Югославию, выдают сегодня одиноких сербов на растерзание моджахедам, Папе Римскому, фашистским хорватам, еврейским пацифистам, превращая несчастную страну в систему целей для «томагавков». России дано пережить позор Югославии как свой собственный, чтобы впредь, когда произойдет исцеление, и последняя либеральная спирохета, переправив бриллианты и деньги в швейцарский банк, сгинет навсегда из Москвы, русские никогда больше, во всю остальную свою историю, не целовались бы с академиком Сахаровым, не пожимали руку Бурбулису, помня, что он через рукопожатие передается.

Мы понимаем сегодня, что последней преградой, мешающей НАТО бомбардировать Третьяковку, полигон «Плесецк», Североморск и вещевой рынок в Коньково, являются утомленные русские ракеты шахтного базирования, способные поставить Америке зажженную сигару в то самое место, куда вставил ее игривый Клинтон русалке Монике во время амурных шалостей. Эти ракеты, завещанные Советским Союзом, позволят нам осуществлять самостоятельную политику на Кавказе, изучать в школах Пушкина и русский язык, и в момент, когда истлевшую загогулину вывезут из Кремля, не дать Березовскому затолкать в Грановитую палату честолюбивого и жестокого недоумка, готового разломать Россию на части, как галету из десантского сухпайка.

Если умный Маслюков предложит Думе ратифицировать СНВ‑2, а не подтвердивший свой ум Селезнев кинется его ратифицировать, нам следует отвергать этот поганый договор, как план «Барбаросса», глядя на безоружную Югославию, не способную бросить парочку «скадов» на Рим и Берлин.

Не следовало Милошевичу предавать брата Караджича, отдавая его в розыск натовским оккупантам Боснии. Чего доброго, и самого Милошевича повезут в клетке в Гаагу и станут показывать в еврозоопарке как неразумного славянина. И если Примаков — действительно государственник, как авансом нарекла его наивная и верящая патриотическая мысль, пусть погрузит на «Ил‑76» пару комплексов С‑300, доставит в район Косово, чтобы от штурмовиков НАТО остался пар — четыреста облачков, барашками уплывающих за Средиземное море.

Это сладкое слово — восстание

Сентябрь 1998 г., № 39

Какой прок в том, что пять лет назад народ пролил свою кровь на баррикадах Дома Советов — стаскивал к Горбатому мосту арматуру и доски, отламывал от асфальта куски, принимал из рук Макашова короткоствольные автоматы, сидел при свечах в обледенелых кабинетах и залах, молился Богу и пел революционные песни, слушал похабщину «желтого Геббельса», прорывал кордоны солдат, штурмовал ненавистные мэрию и «Останкино», падал под пулеметами «витязей» и «афганцев», выходил с бутылкой бензина на «бэтээры» Куликова, кричал проклятия стреляющим танкам Грачева, умирал под пытками генерала‑«миротворца» Романова, шел в «Матросскую Тишину» и «Лефортово», скрывался в подполье во время комендантского часа, выпускал за Уралом газету «Завтра» и вез ее в Москву, скрываясь от сыщиков ФСБ, — какие итоги восстания?

Русский народ своей праведной кровью, смертями и жертвами в этот страшный период оккупации подтвердил свое величие, праведность, внес драгоценный вклад в копилку русской святости. Сочетался с несметным хором героев и праведников, чьи деяния и подвиги сберегают Россию.

Икона Русской Истории, к которой припадают устами русские люди во дни торжеств и несчастий, сохраняются ее благодатью, — эта золотая Икона обрела в себе лики героев 93‑го года.

Пожарище Дома Советов, подожженного танками, где сгорали дети и женщины, высветило Абсолютное Зло, которое до этого рядилось в личины Добра. Пряталось под фрак Ростроповича, пело голосом Окуджавы, умничало в кабинете Гайдара, обличало в трудах Волкогонова. Это Зло, его страшная кровавая харя, его мохнатые липкие лапы видны по сей день, как бы ни извивался Явлинский, ни похохатывал Черномырдин. Зло засвидетельствовано на виду, и его ожидает возмездие. Под светом прожекторов, как ослепшая летучая мышь, корчится Ельцин. Весь мир с отвращением и ужасом указует на нетопыря.

Народ унес с баррикад свои раны, свои окровавленные знамена и песни и продолжил восстание. Без пушек и штурмов Зимнего, отложив автомат и взрывчатку, молчаливо и истово отвергая мучителей. Теряя по миллиону в год своих стариков и детей, ломал ненавистный строй, губил преступный уклад. Отверг Березовского, отвернулся от Кириенко, не внял Сванидзе и Киселеву, не искусился на Киркорова и Газманова. Крестьянин в поле среди лебеды, рабочий в цеху среди заржавелых станков, офицер в гарнизоне среди самострелов, голодный писатель над утлым листком бумаги — всем миром, всем народом не приняли мерзкий уклад. Он испарился, как наваждение, оставив смрад газетных статей в «Известиях», зловонье репортажей в «Итогах».

Но Победа еще далеко. Хрипит в Барвихе Ельцин, управляет «силовиками», нацеливает их на народ. Лысоватый чернявый Бирон, вхожий в опочивальню к царевне, крутит «семьей», как рулеткой, пугает судьбой Чаушеску. Держит на цепи в сибирском углу овчарку, прикормленную на человечине, вот‑вот ее спустит. «Еврейский фашизм» стращает мир «русским фашизмом», готовит отряды «Бейтар».

Еще много русских людей, стариков и младенцев умрут от тоски, зачахнут у пустых материнских сосцов, найдут смерть в катастрофах. Но мы сдерем, сцарапаем, соскоблим с себя мерзкую, впившуюся в нас сороконожку. Омоемся чистой ключевой водой. Оботремся белым рушником. И прежде, чем взяться за плуг, сесть за штурвал, положить первый камень в фундамент, мы придем на поминальное место, где пять лет назад на баррикадах сражались наши товарищи. Помолимся об убиенных. Выпьем, не чокаясь, чарку. Поклонимся в ноги вдовам и сиротам. Обнимемся с генералом Макашовым, И пойдем в наш Русский Путь, крестный, сияющий.

Курс доллара «семь‑сорок» рухнул

сентябрь 1998 г., № 35

Страну своровали, всю, от океана до океана. Завернули в старый пиджак Березовского и унесли. И великий народ остался стоять в чистом поле в одних кальсонах. Поет «Варяга», машет красными флагами, а кушать нечего.

Но и воровать нечего. Все, что накопил Сталин, реформаторы с головой Гайдара, ягодицами Чубайса, лапками Уринсона, встроили в мировое сообщество, невозвратно для России. Батурин от станции «Мир» отвернул последний болтик и послал другу в Хьюстон.

Нельзя сказать, что отдали все сразу, без боя, поверив Мавроди, Бурбулису и группе «На‑На». Кое‑кто отбивался. ГКЧП пытался прогнать грабителей, но Пуго застрелили, Ахромеева повесили, остальных посадили на цепь. Русские писатели показали Евтушенко на дверь, но их назвали фашистами и перестали печатать. Однажды оголодавший народ вышел на баррикады, привел с собой детей и женщин, но Ельцин попросил Грачева, чтобы тот приказал Евневичу подкатить танки, и те прямой наводкой стреляли в «красно‑коричневых», и ОМОН геиерала‑«миротворца» Романова играл на стадионе в футбол оторванной детской головкой.

Последним, кто пытался отыскать что‑то ценное в обобранной до нитки стране, хоть какую‑нибудь медную клемму или иконку позднего письма, был Кириенко. Но его самого, приняв за крошку хлеба, склевал воробей.

И вот теперь на Родину опускается полярная ночь с лицом Черномырдина, и в этой ночи у остывших очагов, перед тусклыми лучинами сидят бывшие граждане СССР и слушают, как одиноко воет в Кремле Ельцин.

Но даже в концлагерях бывают праздники. Даже в аду случаются торжества. Выводят на плац заключенных. Вынимают из смолы грешников. Раздают им муляжи из папье‑маше, изображающие булки и колбасы. Приглашают на один день «Роллинг стоунз». Начальник лагеря или Вельзевул из девятого круга наряжаются в Снегурочку и с соблюдением всех конституционных норм зачитывают «Политическое соглашение», гарантирующее утверждение Думой Виктора Степановича Черномырдина.

Нет отвратительней фарса. Черномырдин, как стопудовая гиря, привязанная к ногам утопленницы, утянул Россию на дно. Завалил экономику, как заваливают на бойне быков. Обошелся с наукой и образованием по принципу «выжженной земли». Уменьшил население на семь миллионов, будто выполнял план «Барбаросса». Поучаствовал в расстреле Дома Советов. Своевал «победоносную» войну в Чечне. Пристрелил четырех осиротелых медвежат. Занесен в списки самых богатых людей мира.

И его, Черномырдина, отбрасывающего тень Березовского, с телефоном Басаева на пейджере, с желтой звездой МВФ на лбу, Ельцин возвращает в политику как мессию «нового курса». Его сажают перед «бегущей строкой», окружают шестерками‑журналистами, и Черномырдин, как Каменный гость, берущий уроки русского языка, читает какую‑то дрянь, и мы должны верить в этот дурной монтаж, в эту гримерную, где пара тупейных художников румянит отпотевший труп.

Оппозиционная Дума, чей заячий хвостик уже примелькался народу, решает сегодня не судьбу Черномырдина, а свою собственную. После прошлого голосования по бюджету от оппозиции осталось две трети. После утверждения Кириенко — того меньше. Если сегодня пройдет Черномырдин, оппозиция станет самым крупным микробом, для диалога с которым Лебедю потребуется простое увеличительное стекло.

Слава Богу, это понимают мужи оппозиции. КПРФ отвергла пустую бумажку, состряпанную «мудрецами из НДР», выдаваемую за Пакт Согласия, который ставит в центр политического соглашения «честное слово Ельцина». Вы помните, как Ельцин обещал не делить Черноморский флот? Как обещал лечь на рельсы, если жизнь станет хуже? Обещал пс девальвировать рубль? Не возвращаться из отпуска в Москву? Не ехать на погребение «останков»? Как он обещал соблюдать Конституцию РСФСР, которую потом расстрелял? Обещал сохранить приемыша Немцова до 2000 года? Честное слово Ельцина — это ГКО, которое ничего не стоит. Мы радуемся твердости Зюганова, не играющего в крапленые карты режима.

Репутация Зюганова — не его личное достояние. Не достояние КПРФ или НПСР. Она — достояние миллионов патриотов, вложивших в эту репутацию частички своей жизни и смерти.

Тридцатипроцентное повышение цен, оставшийся без топлива Север, оставшаяся без хлеба Россия, неизбежная «рельсовая война», неизбежный взрыв в Дагестане — итог правления Чубайса — Черномырдина — Ельцина.

Оппозиция, бойся попасть в такую пасть! Не утверждай Черномырдина ми вчера, ни сегодня, ни завтра! Не посылай министров в правительство! Народ желает тебе мужества и победы!

Ельцину снится Ипатьевский дом

июль 1998 г., № 28

Итак, «Монархический проект», рожденный в угрюмых извилинах Сатаровых и Киселевых, потерпел крах. Он замышлялся, как царское погребение и одновременно венчание на царство. Ельцин, благославляемый Патриархом, членами Дома Романовых, при скоплении мировых лидеров, среди восторженных рукоплесканий благодарного русского народа, становится мистическим правопреемником династии. Получает право на бессрочное правление. Объединяет вокруг себя растерзанное нестроением российское общество, и над царской могилой, под колокольный звон, кончается, наконец, вековая Гражданская распря — Россия снова едина, не поделена на «красных» и «белых». Ельцин, объединитель, восходит на кремлевское крыльцо, поддерживая горностаевую мантию, и канониры в петровских мундирах палят из орудий в честь нового государя.

Ну пусть не царь, а регент при молодом Георгии, уже научившемся к тому времени выговаривать несколько русских слов. Все готово — и бесчисленные золотые орлы, и роскошные палаты, и церемониал, и криминалисты всех стран, попробовавшие на зубок каждую екатеринбургскую косточку, и Радзинский, весь помазанный медом, от губок до хвостика.

И вдруг — крах. Все рассыпается, как ком пыли, без всяких внешних усилий, одним только промыслом. Церковь отворачивается от затеи. Потомки брезгливо пожимают плечами. Ельцин, будто проглотил топор, уклоняется от торжества. Надругаясь над прахом людским, на великое посрамление и глумление, несчастные кости возят взад‑вперед, от Урала до Пиренеев, и мир в ужасе от этой «московской забавы», которой тешатся Немцов и примкнувший к нему Аксючиц.

Что случилось? Что расстроило умопомрачительный замысел? Такое ощущение, что сама жизнь, ее потаенный мистический смысл. Заключенная в самой жизни сокровенная правда, которую невозможно объехать на катафалке НТВ, залить патокой цареубийственной лжи, обмануть безбожным лукавцам.

Не может сегодня Россия брататься, пусть даже над могилой августейших мучеников, когда в эту могилу горсть земли кидает рука, обагренная русской кровью. Не станет брататься с Березовским шахтерская жена, собирающая на помойках очистки. Не станет брататься с Масюк солдат чеченской войны, чье знамя осквернили предатели. Не станут брататься баррикадники Дома Советов с Евневичем, стрелявшим из танков. Не станет брататься ученый на пепелище русской науки с бандитом воровской группировки. Не может быть Ельцин, взорвавший Ипатьевский дом, разрушивший империю русских, отдавший треть соотечественников в рабство к баронам и ханам, посадивший в Кремле агентов враждебных держав, — не может быть символом объединенной России.

Не ему, исполненному подземных разрушительных сил, объединять «красных» и «белых». Они объединились на баррикадах Дома Советов, где рядом, простреленные и обугленные, колыхались имперский и красный флаги. Атеист, пытаемый ельцинистом, молился перед смертью православной молитвой. Казак‑монархист, умирая, заслонял Макашова. Русские объединились, покаялись, освятили свое восстановленное единство кровью, пролитой за Отечество.

Бесы, умные, жестокие, двуличные, пытаются нас рассечь. Натравливают друг на друга. Присваивают себе то монаршью порфиру, то буденовку, то петровский кивер. Хотели зазвать нас в Петропавловский храм, чтобы мы, одураченные, признали их власть над собой, поклялись над святыми останками в своей преданности, раболепствии, отказались навек от борьбы.

Не случилось. Пронесшийся над Петербургом буран наклонил до земли деревья, расколыхал кресты и шпили, сорвал с беса золоченую маску, и народ увидел страшную, в кровавой пене, личину.

Говорят, ночами, в тусклом свете луны, является над Барвихой видение — парит в небесах Ипатьевский дом.

И тогда по окрестным лесам, пугая охрану, раздастся нечеловеческий вой, словно кто‑то мучится страшной мукой, предчувствуя ад.

Бутон революции, цветок катастрофы

май 1998 г., № 21

Воистину, Борис Николаевич Рельсен! Вывести весь народ и уложить на шпалы от Тихого океана до Черного моря — это вам не на барабане играть! Конечно, и чеченская война — это подвиг. Послать зеленых юнцов под гранатометы Дудаева, а потом бомбить фугасами русский город — за это и Пол Пот похвалит. Или, скажем, в центре Москвы раздолбать из танков белоснежный парламент, набить московские морги русскими трупами — это поступок, достойный Кальтенбруннера.

А Беловежье — какой уж там Брестский мир! Аттила, разрушающий Рим, Герострат, сжигающий храм Артемиды, — все это жалкие предтечи уральского чудища, которое начало репетировать еще с разрушения дома Ипатьевых. Но чтобы за каждым гражданином закрепить свою отдельную шпалу и добиться, не выплачивая ему по полгода зарплату, чтобы этот гражданин отыскал свою шпалу, уложенную где‑то между Ростовом и Владивостоком, — это уже нечеловеческое!

Это ноосфера!

Русская революция 98‑го года пахнет креозотом, ржавой колеей, мочегонными речами Немцова и угрюмым молчанием кремлевской деревяшки, выточенной из комля КПСС, отшлифованной шкурками ЦРУ, размалеванной аспидами демократии и изъеденной до трухи пороками и преступлениями, за которые горят в самом центре ада.

Впервые народ вышел из своих опозоренных и оскверненных жилищ и показал Кремлю черные кулаки, нечищенные ногти, набухшие жилы и гаечные ключи, которыми можно развинтить болты на всех двутаврах, мостах и атомных станциях, а также, подобрав ключ «девять на двенадцать», аккуратненько свинтить умную маковку Кириенко. И Кремль молчит. Маршал Сергеев считает свои несуществующие полки. «Пожарник» Степашин спит в шлеме ОМОНа. И только трещит, как цикада, Ястржембский.

Это восстание без вождей, без профсоюзов, без партий. Это восстание обворованных, потерявших терпение русских против воров и разбойников, вскормленных Ельциным. Это восстание рабочего люда против индустрии, которую социализм построил для народа, а ельцинизм превратил в орудие смерти.

Это восстание обнищавших, озверевших регионов против жирующей златопузой Москвы с шелестящими, как тараканы, банкирами.

Этим бесхозным восстанием пытается запоздало воспользоваться оппозиция, проморгавшая в Думе нарастание русской революции. Ущербные демократы, как и в 91‑м, засылающие в ряды шахтеров своих криворотых лазутчиков. Сытые, откормленные правительством профсоюзы с их кабанчиком‑лидером. Губернаторы самозваных республик и президенты сепаратистских окраин, пускающие под откос опостылевший безобразный Центр. И, конечно, все те же банкиры, поджигающие своими телепрограммами тлеющие регионы, взрывающие, вслед за Чечней, Дагестан, сделавшие Лебедя сибирским царем. Ельцин молчит, потому что в Кремле идет невидимый миру торг — с ним торгуются банкиры. Не за Роснефть, не за «Связьинвест», не за Газпром или РАО ЕЭС. Выторговывают конфедерацию, превращение Центра в дырку от бублика. Добивают то, что осталось от СССР. Неделю, пока длятся шахтерские бунты и разорваны железные дороги, связывающие страну в единое целое, Россия живет, как конфедерация, отдельными кусками, с несуществующим Центром, и это репетиция распада России.

Банкиры и демократы в феврале 17‑го года, оседлав революцию, уничтожили Центр, распороли на лоскутья империю, превратили Россию в ветошь. Большевики прошлись по этим лоскутьям и снова сшили империю, нового фасона в красном галифе. На этой портняжной работе русский народ потерял несколько миллионов жизней.

Оппозиция, если ты состоишь из «державников», если борешься за власть — иди в бараки, гарнизоны, забои! Не пускай в революцию банкиров! Не укрепляй своим соглашательством сгнивший центр Ельцина и Кириенко! Выстраивай новый Центр — не в Красноярске, а в Москве, привлекая в союзники всех централистов! Лужкова, если он централист! Вяхирева, если он намерен биться за целостность Газпрома! Патриарха Всея Руси, если Господь распечатает ему, наконец, уста, и он выступит за целостность государства!

Блокада дорог снимается. Шахтеры мусолят у касс тощие получки. От экономики остались подштанники Ясина. От Центра осталась ночная туфля Березовского. Ельцин, бросивший страну в камнедробилку истории, сам превратился в пудру. А что, батюшка, может, на третий срок?

Психиатр президента сошел с ума

апрель 1998 г., № 14

В последнее время поведение Ельцина претерпело новые изменения, которые не описываются прежними диагнозами периода «калинки‑малинки», «тридцати снайперов» и «отвинченных боеголовок». Теперь, делая внутриполитические высказывания, он непременно ставит рядом с собой негров, видимо, ассоциируя их с фамилией Черномырдина. Так, Кофи Анан и Сэм Нуема стали неожиданными атрибутами разгона российского правительства, выдвижения Кириенко и зловещих угроз Думе. Именно после этого ведомство Примакова получило заказ на доставку следующей пары негров, без чего, видимо, не обойдется «круглый стол» и голосование премьера в парламенте. Жестикуляция президента стала энергичней, на всю длину вытянутой, со стиснутым кулаком, руки, а мимика включает одновременно два неразделимых выражения: плутоватого трехлетнего шалунишки и быка, которому показали прежний советский флаг.

Потеря памяти компенсируется быстротой принимаемых решений. Несколько раз называя Степашина Куликовым, а Наину Иосифовну Анатолием Борисовичем, он не забывал, однако, следить за выборами мэра в Нижнем Новгороде и, используя «ядерный чемоданчик» как обычный междугородный телефон, аннулировал результаты выборов. Это аннулирование в политологических кругах расценили как знак особого расположения к Климентьеву, которого, как утверждают, Ельцин назначил своим преемником, после чего из поселков, близких к Барвихе, поползли слухи о скором аресте Черномырдина. Вертолетчик, пролетавший в районе Завидова, утверждает, что видел двух женщин, похожих на дочерей президента, которые, пользуясь весенним теплом, сидели па балконе пансионата «Русь» и пришивали к мужской ночной рубахе длинные, по два метра, рукава, связывая их узлом. Охране даны строжайшие указания избавить президента от колющих и режущих предметов, для чего на нос Жака Ширака надевался специальный войлочный наконечник.

Четыре банкира, которых специально подбирали так, чтобы их фамилии оканчивались на «‑ский», страшно поссорились в спальне президента, споря, как пишется слово «неплатежи» — вместе или раздельно. Их встречи, связанные с переизбранием Ельцина на третий и пятый срок, часто заканчиваются катаниями на снегоходах в обнаженном виде, после чего то одному, то другому делают операцию по удалению яичка, что, в свою очередь, скверно сказывается на качестве кинофильмов Невзорова и передовиц «Независимой газеты».

Между тем, реформы в армии по темпу догоняют разрастание городских свалок, эпидемий брюшного тифа и популярности передачи «Про это». Личный состав, наблюдая, как исчезает снежный покров, предвкушает скорую возможность полакомиться ягелем, свежей травой и другими витаминами, приготовленными по рецепту маршала Сергеева, который утверждает, что таяние снегов взято под личный контроль президента.

Рост производства, наконец‑то, сравнялся с ростом волос на лысине Ясина, а валютный коридор, если по нему пройти до конца, кончается камерой предварительного заключения, куда могут посадить председателя Центробанка. Приход весны также с облегчением воспринят кладбищенскими служащими и могильщиками, ибо оттаявший грунт, несомненно, облегчит захоронение очередного миллиона россиян, спускаемых в землю под музыку Глинки и ужимки Жванецкого.

Русский народ, очнись от сонной одури, в которую повергли тебя колдуны и чародеи кремлевских подвалов! Выходи на улицу 9 апреля с поднятыми кулаками! Плюнь в размалеванную маску смерти, которую подбросил тебе американский доктор де‑Бейки!

Укажи на аэропорт «Шереметьево‑2» гражданину Израиля Кириенко! Возьми обратно заводы, нефтяные поля и банки! Крутани плечом, чтоб слетели с него нетопыри и бесы «реформ», цэрэушники и предатели! Все — на демонстрацию протеста и гнева!

Русское сопротивление: пророки и лидеры

март 1998 г., № 11

Страна превращена в огромную скупку политического барахла, где веселые шинкари и торговцы по дешевке скупают ценности, оставшиеся от бесхозного СССР. Первыми купили вельможных партаппаратчиков, элиту КПСС, отделы ЦК, партийные школы и академии — всю тучную когорту идеологов, продавших Родину, Мавзолей и Красную площадь.

За ними продались дипломаты — тбилисский шашлычник надел их всех на шампур и поджарил на мангале, установленном в Госдепартаменте. Следом купились «красные директора» — получили виллы в Испании, контрольные пакеты акций, а жемчужины советской индустрии украсили кокошник на голове Чубайса, братьев Черных и Сороса. Следом вышла на панель разведка — прославленные КГБ и ГРУ, уставшие таскать из огня каштаны для государства, перебежали в совместные предприятия, в службы безопасности банков, и все 5‑е управление, высылавшее Солженицына за границу, сегодня обслуживает «Еврейский конгресс Гусинского». Либеральный интеллигент покупался поштучно, как скупают в скорнячных лавках шкурки кротов и тушканчиков и растягивают на дощечке мездрой наружу. Рабочий класс скупали по отраслям: то шахтеров, то металлургов, и теперь за них больше не платят денег, а меняют на бартер — на картошку, на мясные консервы из бездомных собак. Не хочется говорить о маршалах СССР, румяных крепышах, процветающих в ельцинской райской группе, или о стратегах Западной группы войск, разъезжающих на «пашах‑мерседесах».

На этой политической барахолке, на вселенской скупке краденого, где в качестве товара предлагаются поп‑звезды, губернаторы, архимандриты и герои страны, вы не встретите единственных, кто не искусился на злато и власть, не испугался пули и голода, не продался за славу, вы не встретите русских интеллигентов — писателей, философов, духовидцев, сказавших сатане: «Изыди!», сохранивших нравственный и религиозный огонь, который светит поныне в мрачной ночи ельцинизма.

Нынешнее поколение патриотических интеллигентов, утомленных, изведенных, закиданных каменьями и комьями грязи, Божьей волей воспроизводит мистическую энергию, пророческую проповедь, не умолкавшую ни на одно столетие среди русских бед и пожаров. Они, русские писатели и священники, крохотная горстка безоружных мыслителей, в страшную осень 91‑го года, когда армия ушла из Москвы, а компартия рассыпалась, как комок паутины, они затворились в Доме писателей, соорудили хлипкие баррикады из торшеров и письменных столов, и три дня среди беснующихся победителей отстаивали святыни — священный русский огонь. Именно от этой сбереженной лампады медленно, от свечи к свече, от костра к костру, возгоралось пламя русского сопротивления. Они, интеллигенты, оставили свои перья и рукописи, свои подмостки и кафедры и наполнили духом и смыслом патриотическую оппозицию, соединив в ней «красных» и «белых», коммунистов и монархистов, предотвратили вторую гражданскую войну, претворив пережеванные остатки империи в русское сопротивление.

Это потом они были полузабыты, вытеснены с митингов, партийных конгрессов, предвыборных думских кампаний. Энергичные политики, знающие толк в аппаратной работе, владеющие технологиями, умно играющие с врагом и с другом, с телевизионным магнатом и американским послом, способные огненный импульс протеста превратить в оргструктуру, подключить к аналитическим центрам, вписать в турбулентный поток борьбы, — политические лидеры оттеснили пророков, попытались взять на себя их роль, захотели стать вождями, идеологами и стратегами. И заблудились. Опираясь не на прозрение, а на здравый смысл, не на мистический «указующий перст», а на прогноз политологов, не на подвиг и жертву, а на компромисс, вожди оппозиции создали «теорию встраивания во власть», придумали для оппозиции термин «системной» и, войдя в стратегический союз с Черномырдиным, утверждая его каждый раз на посту, голосуя за «воровской бюджет», не останавливая страшной фрезы, вырезающей из России ежегодно полтора миллиона русских, оппозиционные лидеры завели оппозицию в тупик, закупорили огненный светоч протеста, лишили его кислорода, и в этой безвоздушной ловушке гаснет и меркнет лампада.

Классика оппозиционной борьбы — дистанцирование от господствующего центра власти, создание «параллельного центра» власти, наращивание давления на господствующий центр, оснащение оппозиционного ядра всеми признаками будущего властного центра, важнейшим из которых является «теневой кабинет». Ничего этого нет в существующей оппозиции. Вместо дистанции — слипание. Вместо «параллельного центра» — врастание во власть. Вместо наращивания протеста и радикализма — уход от протестных мероприятий, страх перед радикальными формами, соглашательство и сговор с властью. «Теневой кабинет» оппозиции, эта школа политического управления, инструмент давления на власть, по‑прежнему остается в области благих пожеланий. Ведь не станем же принимать всерьез недавнее заявление Зюганова о том, что в «теневой кабинет» войдут Тулеев, Стародубцев и Строев, реальные, а не «теневые» персонажи исполнительной власти. Еще несколько таких заявлений — и все декларации оппозиции, такие, как намерения объявить «вотум недоверия» Черномырдину или отправить в отставку Ельцина, собрав для этого пять миллионов подписей, будут восприниматься как блеф.

При нынешней стратегии, при унылом воспроизведении былых ошибок мы можем вторично проиграть, как на выборах 96‑го года. Ибо вновь, как уже случилось тогда, главными персонажами перевыборов остаются Ельцин, Зюганов и Лебедь, и в окружении Ельцина, потирая ладони, накладывают «кальку» прошлой победы на кампанию двухтысячного года. Если нынешние оппозиционные лидеры законсервируют свою стратегию, а вместе с ней и неизбежное поражение, ничто не сможет удержать определенную часть патриотов сложить свое собственное движение, за пределами ущербной «системной стратегии».

Реальность, в которой протекает сегодняшняя русская жизнь, — это геноцид, осуществляемый Мировым банком, Международным валютным фондом, группой московских банкиров, Всемирным еврейским конгрессом, Чубайсом, Немцовым, премьером Черномырдиным и апокалипсическим Ельциным, что выбивает в интересах «золотого миллиарда» русский народ как целое. Создана и взорвана над Россией финансово‑экономическая бомба, подобная нейтронной, которая уничтожает население, оставляя в неприкосновенности материальные ценности, месторождения и пространства.

Борьба с геноцидом — есть главное содержание патриотического движения. Идеология этой борьбы — национально‑освободительное сопротивление, объединяющее все силы и слои народа, вне зависимости от классов и партий, от бомжа или красного радикала до «челнока» и русского миллионера. Таков опыт всех национально‑освободительных революций, всех победоносных союзов, созданных Ганди, Мартином Лютером Кингом, Сандино или Боливаром. Так перед лицом национального уничтожения ощущали себя в 41‑м году все русские, от коммунистов до «соловецких мучеников», от зэков ГУЛАГа до деникинских офицеров в Париже. Другие братские народы СССР, отождествляя себя с русскими и именуя себя советскими, бились плечом к плечу в окопах Подмосковья и Сталинграда.

Новый оппозиционный альянс, не уничтожая, но расширяя прежний, должен оформиться как многомерный союз патриотов, сражающихся за русского ребенка, русское слово, русское пространство, русскую традицию. За все то, что так страшно и беспощадно уничтожают НТВ и действующие за этой структурой «Бухенвальд и Освенцим для русских», над входом в которые висит портрет Черномырдина кисти Киселева.

В центре этого священного союза, этого общенародного похода должен встать русский интеллигент — стоик, мученик, жертвователь, которому за его безупречное служение Господь дал пророческую силу и власть восклицать: «Имеющий уши да услышит, что Дух говорит церквам!»

Преемник Ельцина — Змей Горыныч

февраль 1998 г., № 5

Ельцин поедет в Чечню, на место совершенного им преступления. Дорога его будет выложена русскими и чеченскими костями. Под штиблетами его будет хлюпать кровь. Ночью в своей постели он обнаружит труп зарезанного, с отрубленной головой контрактника. Встречать его станут чеченские дети с оторванными ручками. В окно его бронированного лимузина плюнут комбаты и комбриги опозоренной им русской армии.

Рыбкин скрутил из российской Конституции «козью ножку», обкуривает народ марафетом своих скользких, навыверт слов. Сдает Чечню, гонит террористу Басаеву триллионы русских рублей, несет ахинею о независимо‑зависимой, ассоциированно‑диссоциированной Чечне. И глаза его напоминают выражение подсудимого на Нюрнбергском процессе.

Грызутся по всей России: в министерствах, на заводах, в нефтяных и электрокомпаниях — «красные директора», своровавшие отданную им в управление советскую промышленность, и молодые банкиры, прибирающие к рукам еще живую плоть российской экономики. Их грызня напоминает схватку кобелей. Старого, завшивевшего, с обломанными зубами, и молодого, дерзкого, погружающего белый отточенный клык в дряблое горло соперника.

Бесшумно и мягко работает помпа, построенная Гайдаром и Чубайсом, откачивает из России ежегодно пятьдесят миллиардов долларов. Россия лишается крови, как мученица в концлагере, лежит в полосатом рубище, умирает от дистрофии. Учительница идет на панель, стреляется от тоски академик, эстонский хирург пересаживает почку голодного русского больному еврею. И Немцов, проведя экспертизу, готовит к захоронению останки старого народа, улыбаясь милой смышленой мордочкой.

Черномырдин, убивший медведицу, окончательно выбран преемником Ельцина, Косноязычно прочитал в Давосе малопонятный ему доклад о России XXI века. Получил благословения немецкого Коля и американского Гора, в то время, как орально‑вазелиновый Клинтон посылал бомбовозы в Ирак. Заручился поддержкой «семьи», сплотившейся вокруг пирогов Наины Иосифовны, верящей, что Черномырдин не выдаст народу Ельцина. Ведь вместе расстреливали Дом Советов, вместе «зачищали Чечню», вместе в четыре руки сыграли похоронный марш над убитыми летчиками и шахтерами.

Но почему не восстает на убийц народ? Почему отдает им Отчизну на поругание? Ведь он, народ, в годину войны, как ни один другой народ мира, сражался за Родину, за детей. Кидался грудью на амбразуры, умирал под пыткой в гестапо, выиграл мировое сражение «на земле, в небесах и на море». Но тогда у народа был Сталин, была партия, был штаб и Совет Обороны. Они создавали фронт, создавали отпор, ковали Победу.

Где теперь наш центр сопротивления, боевой штаб отпора? Где голос, вещающий в черный громкоговоритель «от Советского Информбюро»? Может быть, Дума, где Селезнев, самый властный оппозиционер, похож на стеклянную серьгу в ухе Наины Иосифовны? Или сразу три «Правды», дающие в сумме ноль на радость и смех банкиров?

Пусть признанный лидер оппозиции Геннадий Зюганов, на которого с надеждой взирает народ, объяснит, как намерен победить на грядущих выборах. Как намерен набрать большинство уже в первом туре, ибо если состоится второй, то повторится дурная история 96‑го года. Его враги кинут очки в «общак», обыграют Зюганова, и мы опять получим людоеда на троне.

Как обогнать Лужкова, который начинает «качать» русский патриотизм и державность, сдобренную «новым социализмом»? Как обойти Черномырдина, который с помощью Зыкиной будет прикидываться добрым советским премьером? Как одолеть Лебедя, который своими словами‑кастетами понятен молодому, вооруженному наганом русскому бизнесу?

Мы хотим понять, что нам уготовила теория «системной оппозиции», за которую Ельцин вешает на шею награды. Как поведут себя на выборах «красные губернаторы», поспешившие сбросить свои красные ризы, превратившиеся в унылых третьесортных хозяйственников. Как проявит себя народ, сжимающий от ненависти кулаки, перекрывающий Транссибирку, берущий в заложники административных воров, готовый обложиться соломой и сжечь себя вместе с Евразией.

Но перед тем как он плеснет бензином, он все же надеется прочитать брошюру вождя, посвященную не истории человечества, пирамидам и гугенотам, а теории и тактике перехвата власти в двухтысячном году. Теорию национально‑освободительной борьбы, которую неизбежно, с теми или другими вождями, начнет убиваемый великий народ.

Кстати, у Кощея Бессмертного был недавно день рождения. Его нежно, метлой по спине, поздравила Баба‑Яга, и он выбрал себе преемником Змея Горыныча.

Русский интеллигент в час солнечного затмения

Январь 1998 г., № 3

Остатки, бывшие когда‑то президентом, не прошедшие идентификацию, пораженные инсультами, инфицированные вирусом, шунтированные, переложенные ватой, перевозятся из клиники в клинику, из Торжка в Вышний Волочек. Выставляются на подпорках перед телекамерой и голосом Ястржембского сквозь нос воспроизводят тихий бред остывающего под капельницей пациента. И никто не скажет народу правду о падающем к земле самолете, в котором гибнут сто пятьдесят миллионов русских пассажиров.

Либеральная интеллигенция, состоящая из смазливых телесамок, потрепанных лицедеев и раскормленных на вранье сибаритов, не вылезает из застолий и презентаций и все врет, врет и врет, не замечая, что в салоне пожар.

Политики в Думе, в Совбезе, в Доме правительства хватают вставными зубами ломти власти и, не пережевывая, жадно глотают. Давятся, икают, и их выпученные глаза и жующие рты подернуты дымом горящих двигателей.

Никто из тех, кто захватил страну в 91‑м, засел в ее дворцах, министерствах и храмах, не говорит народу правду о расколотом фюзеляже, опустевшем баке, о показателе высотомера, на котором стрелка уткнулась в «ноль».

Только русские интеллигенты, пропущенные сквозь пытку 91‑го и 93‑го годов, сквозь мерзость 96‑го, исхлестанные бичами «демократов», оболганные, лишенные театров и издательств, изгнанные из университетов и телестудий, посаженные на хлеб и на воду, — только они из своей катакомбы говорят жестокую истину о русской катастрофе, называют имена палачей, и одним своим существованием, своим голосом, напоминающим вопль кликуши, стон смертельно раненного воина, проклятья и молитвы пророка, искупают ложь и паденье сгнивших вождей и витий.

Инок, писавший среди разорений и пожаров «Слово о полку Игореве». Митрополит Филипп, заступившийся за несчастных и павший на ступенях царских палат. Пушкин, из сугробов михайловской ссылки воспевавший подвиг декабристов. Блок, среди декадентского тления игравший на своей флейте «музыку зорь». Платонов и Булгаков, кричавшие сквозь железную маску. Все они передали свои заветы нынешнему поколению русских интеллигентов, не потерявших совесть, не искусившихся на деньги и славу, не обольщенных льстецами и лицемерами, не испугавшихся громил и насильников.

Русский интеллигент — последний, кто свидетельствует перед Богом правду о русском Горе, русской Борьбе, о неизбежной русской Победе.

Вам — Шафаревич, Распутин, Бондарев, Варенников, отец Дмитрий Дудко, Зорькин, Клыков, Бурляев — вам сотоварищи, стоящим насмерть на роковой меже русской истории, внимают и верят люди. Вы — власть! Вы — совесть! Вы — последнее прибежище русской судьбы!

1997

1998: Восстание машин

Декабрь 1997 r., № 52

Соглядатаи из «комиссии по экстремизму», ночные совы режима, Савостьянов и Степашин, парят над Россией. Выискивают «взрывателей памятников». Роются в досье патриотических лидеров. Берут на заметку рабочих, блокирующих Транссибирку. Стращают страну революцией, смутой, террористами «красных бригад». А страна не боится «красных бригад». Безропотно и безгласно мрет, тихо сходя под землю, украшая родные могилки венками из бумажных цветков. Редко кто из офицеров и академиков пустит себе пулю в лоб. Совсем уж единицы в голодном помрачении вырежут из деревяшки гранату, захватят магаданский самолет или машину беспечного скандинава, и ждут, когда их пристрелят. Народ, обессиленный, лишенный вождей, исхлестанный бичом НТВ, покорно ждет от Немцова и Чубайса зарплаты, остается в стойле «реформ», глядя, как очередные полтора миллиона соотечественников превращаются в пар.

Взбунтовались машииы. Тысячи механизмов вошли в беспощадный подпольный заговор. Организовались в террористические группы моторы, турбины, системы связи, радары, коммуникации. Падают на землю самолеты‑самоубийцы. Взрываются протестующие шахты и нефтепроводы. Рассыпаются от ненависти мосты и высотные здания. Сгорают один за другим оскорбленные космические аппараты. Рвутся теплотрассы, обрекая на замерзание регионы. Хранилища химических и радиоактивных отходов мстят, отравляя континент.

Революция взбесившихся от отчаяния машин направлена против бездарного преступного режима, безмозглого и болтливого кабинета, против «хозяйственника» Черномырдина, погубившего экономику и великую техносферу СССР, уныло и косноязычно разглагольствующего о «реформах», о «правительстве профессионалов», о неизменности курса.

Машины устали от брехни, устали от неплатежей, устали от воровства и пошли походом на Кремль и Барвиху. Тот, кто первый вставил беловежский лом в колеса огромной государственной машины СССР, построенной из часовых поясов, тот не убережется от атаки машин, среди которых куранты па Спасской башне и часики на руке Наины Иосифовны. Если вся ПВО страны попытается прикрыть небо над Барвихой и все спецслужбы режима окружат резиденцию тройным кольцом, все равно — ибо так устроена единая и неделимая техносфера — лопнет сливной бачок в «августейшем туалете», и этот взрыв будет услышан на атомных станциях и в ракетных шахтах.

Государство в конце технотронного XX века не может управляться партократическим зубро‑бизоном, пораженным болезнью Паркинсона. Не может управляться трусливым и жалким банкиром, отдавшим Россию Чечне. Не может управляться тупым, как кастет, генералом, чьи афоризмы взяты с наколок зэка.

Советская цивилизация, охватившая континент грандиозной машинерией, уходящей в магму, в Космос, в человеческий мозг и сердце, цивилизация, беременная суперпроектом XXI века, управлялась технократами Баклановым, Тизяковым, Нечаем, которые были устранены. Заменены младшими научными сотрудниками из демократических НИИ, попами‑расстригами и неудачниками‑публицистами. И те, решив, что им достался синтезатор из дискотеки, стали нажимать множество разноцветных кнопок и клавиш. Услышав угрюмый гул идущей вразнос техносферы, трусливо бежали. Передали экономику в руки Шойгу, оглохшего от пожаров и взрывов.

Где ты, великий Технократ‑Духовидец, ведающий тайну машины и природы, души и механизма, государства и Бога? Знающий язык птиц, поэтов и машин?

Где великое русское дерзновение, направленное на одухотворение железного и бездушного механизма?

Карлики, не оставляющие еды людям и топлива машинам, потрескивая телефонами сотовой связи, состряпали смертельный для России бюджет‑98. Другие прикормленные карлики с телефонами «Билайн» приняли этот бюджет в «оппозиционной Думе», подпитывая катастрофу.

Депутаты, не летайте самолетами! Не пользуйтесь канализацией! Отложите мегафоны на патриотических митингах! Машины восстали, и им наплевать на все ваши «лимиты на революцию»!

Наконец‑то свершилось: Чернобыль и Черномырдин нашли друг друга.

Оппозиция: народ — радикал, лидеры — центристы

ноябрь 1997 г., № 47

Оппозиция в Думе все больше напоминает таракана, привязанного на ниточку и слегка придавленного.

Что не удалось сделать всей «левой оппозиции», Минкин сделал «одной левой». Статейка, написанная в спальне Березовского, разогнала всю дружную хамкающую свору.

Рыжий вожак, затравленный Доренко, влез на макушку дерева, словно он — не волкодав, не лучший министр, а драный кот, сожравший чужую сметану.

«Красный» Селезнев, боясь опоздать, поглядывая вверх на котяру, тоже подал голос. Объявил ультиматум правительству, пригрозив отклонить бюджет, если Ельцин не сбросит Чубайса.

Черномырдин тотчас приехал в Думу, и было слышно, как он кого‑то пинает и кто‑то жалобно и знакомо скулит. Ястржембский, с видом экзекутора поглядывая на ведро с розгами, посоветовал оппозиции уняться, и та унялась. Селезнев, слегка помятый на вид, разглаживая орденскую ленту, разделил «проблему Чубайса» и «проблему бюджета».

Ельцин подвинул Чубайса с поста министра финансов, сохранив его роль в правительстве, и отдал финансы Задорнову, то есть Явлинскому, то есть тому, кто является ярым врагом «левых», провозглашая себя при этом единственным «неподкупным оппозиционером».

«Левые» в Думе опять в дураках, словно это единственная роль, которую они умеют талантливо играть.

Следующим шагом «левых врагов Чубайса» было принятие десяти налогообразующих законов, созданных все тем же Чубайсом, являющих собой десять столпов, на которых зиждется «антинародный чубайсовский курс».

Чтобы не выглядеть абсолютно безнравственной, «оппозиционная Дума» откладывает до декабря утверждение бюджета, за что ее снова прилюдно, как нашкодившую, пинает Черномырдин. Но Дума молча сносит пинки хозяина, и только Зюганов анонсирует свою книгу по экологии, угрожая режиму таянием ледников на Эльбрусе.

И весь этот «вертепный театр» так же далек от реальной политики, как Эльбрус — от жуткой российской действительности, в которой окончательно утверждается мерзкий, смертельный для народа уклад, продолжается курс, который в следующем году приведет к продаже иностранцам всей русской нефти, к 20 % инфляции, росту цен, к исчезновению очередных 1,5 миллиона российских граждан.

И где они, пресловутые 11 требований оппозиции? Где «замораживание» квартплаты? Где «бюджет развития»? Где отставка Чубайса? Где «Парламентский час» и «Думская правда»? И где она вообще, оппозиция, проспавшая свой звездный час 22 октября, когда могла объявить ожидаемый народом «вотум недоверия», уйти из Думы и во всеоружии народного доверия вернуться в Думу через три месяца, омоложенной, свежей и бодрой, как Иван‑царевич из кипящего котла с молоком.

Схема, которая осуществляется властью по отношению к думской оппозиции, очевидна всем, кроме самой оппозиции.

Отрезается, откалывается радикальный народный слой, а умеренная центристская головка, провозгласившая «нере‑волюционность», втягивается в союз под названием «Сердца четырех» — Ельцин, Черномырдин, Строев и Селезнев. Зюганов, лишенный поддержки «радикального народа», тем не менее не участвует в этом любовном четырехугольнике — его место занимает Селезнев, который становится главной фигурой среди «сытых центристов». Зюганов повисает в пустоте, как облачко над Эльбрусом. И весь сложный, тяжелый массив оппозиции, который, как дамба, намытая на пути олигархов, начинает оползать и сыпаться. И в пролом плотины, между ее «центром» и «радикальным крылом», устремляется ядовитый гибельный вал, обрекающий страну на потопление.

К этому приводят политические рефлексы вместо политической стратегии. Идейная всеядность вместо выстроенной идеологии. Аппаратное обращение с бесценным ресурсом, добытым в мучительной семилетней борьбе, — ресурсом сопротивления.

Оппозиция, учись на ошибках! Преодолевай политическую безграмотность! Поступай в «Университет имени Лукашенко»!

Мы — из восстания!

сентябрь — октябрь 1997 г., № 39

Вы помните эти лица на балконе Дома Советов среди флагов Восстания? Едва различимые тени баррикадников под моросящим дождем, печеная картошка в костре. Женские вопли и взмахи дубин у «Баррикадной», ночные сидения при свечах. Схватка на Смоленской, дым горящих покрышек, хруст листового железа, когда впервые трусливо убегали омоновцы, отстреливаясь из пистолетов, а их настигала толпа. Тот грозный, как девятый вал, молчаливый бег от Октябрьской — вперед, на Крымский мост, сметая в реку ненавистные щиты и каски, прорываясь к осажденному Дому. Благословенные, сладкие, как мед, о, три часа Победы: целование, братание, сквозняки в коридорах мэрии, черный берет Макашова.

И в синем осеннем небе над головами восставших — улетающий клин журавлей. Огненные трассы «Останкина», взбесившиеся «бэтээры», разорванные пулями люди, и какой‑то юнец, почти школьник, все силится бросить бутылку на корму транспортера. Ночное сидение в обреченном Доме в ожидании штурма, молитвы и исповеди — перекрестившись у алтаря, шли забирать патроны, прислушивались, как рокочут моторы, приближаясь к реке. Страшный пожар посреди Москвы, танки Грачева лупят прямой наводкой, девушка‑санитар в 20‑м подъезде бинтует казака Морозова, и весь мраморный пол в красной липкой крови.

Кто они были, прошедшие на виду у России и канувшие в могилах, в печах крематория, в тюрьмах, в бегах, оставшиеся навеки на скрижалях русского Подвига?

Офицеры, писатели, генералы Советской Армии, священники православной церкви, беженцы из Прибалтики, приднестровцы, рабочие московских заводов, крестьяне подмосковных хозяйств. Это были русские, советские люди, кто с красной звездой офицеров, кто с баркашовской «звездой Богородицы». Кто в камуфляже, кто в джинсах, как дерзкая группа «Север».

За что они бились? За что пускали редкие автоматные очереди в жерла пушек? Умирали под пытками генерала Романова. Что выражали их лица в тесовых гробах?

Они бились за поруганный Советский Союз, за оскверненную Россию, за преданную милую Родину. Как и прежде до них, с теми же глазами и лицами, с той же любовью и святостью сражались ратники Куликовской, ополченцы Бородина, пехотинцы Сталинграда и Курской. Они были земные люди, но их приняло русское небо. Взгляните на черно‑золотые образа в старинных русских соборах — те же лица, те же глаза.

В чем смысл и урок Восстания для нас, живущих среди русского позора и разорения, не сдавшихся, не сложивших оружия?

Давая смертный бой губителям Родины, герои понимали, что те — не просто банкиры и воры, бейтаровцы и садисты, а носители страшного зла, ужалившего Родину в сердце.

Своим крестным подвигом восставшие искупили немоту и молчание остального народа, взиравшего из‑за своих занавесок на московский пожар.

Своей кровавой жертвой, уплывая на погребальной барже, сгорая в огненных топках, они кинули в русское будущее живой побег, который не умрет, не зачахнет, а подобно розе, процветет неизбежной Победой.

Они показали в который раз, что всякий, умирая за Родину, будь он солдат, землепашец, стихотворец или простой горемыка — превращается в мученика и святого. Сочетается с бесчисленным сонмищем праведников, просиявших в Русской земле, хранящих ее от кончины.

В студеные дни октября плотным суровым строем пройдем по московским улицам, где стояли под пулями. Помянем у Честного Креста, у поминального, увитого лентами дерева павших товарищей. Сойдемся в тесном кругу, не делая меж собою различия — коммунист ты или баркашовец, «фээнэсник» или «трудоросс». Подымем горькую чарку и выпьем заздравную — за живых, за несдавшихся! За Тебя, долгожданная наша Победа!

Лужков пролетел на серебряном «Су»

Август 1997 г., № 36

Какой на Москве небывалый праздник! Сколько шума, блеска и ликования! Там конница Дмитрия Донского рубит фанерными мечами Мамаеву орду. Там бояре, распушив косматые бороды, восходят на Красное крыльцо. Там черные маслянистые арапы бьют в барабаны и бубны. Стрельцы, гвардейцы Петра, богомыслящее духовенство, почетное купечество, земство.

И снова арапы, солисты Большого театра, главы стран СНГ, предки‑язычники, босые, в рубашках с безумными глазами волхвов, и хорошенькие танцовщицы с голыми ножками.

Там мэр Лужков, то в кепке, то без нее, то в храме, то в синагоге. Вот он режет ленточку перед мечетью, славит Аллаха.

А вот ступает твердой ногой в супермаркет, вылитый Меркурий, покровитель ремесел и торговли. Вот бесшабашно летит на карусели, на самолете, на верблюде. А рядом с ним — президент, на ракете, на крокодиле. А за ними матрешки, клоуны, карлы, горбуны, дураки и вновь милые русскому сердцу бояре. И вдруг рванула к небу четверка «Су», встала на огненных столбах, и нет ее — только лезвия лазеров секут пустоту.

В одном из шествий конь с золотой уздечкой заржал, встал на дыбы, испугался барабанного боя, сбросил седока в картонном шлеме и умчался в переулки. И все кинулись с гиком и хохотом его настигать. Особо хорош был Дракон Кончаловского. Выполз из Кремля, прямо из президентского кабинета. Чавкал пастью, хлопал костяными веками, выпускал клубы дыма. И все гадали: кто поместился в Драконе? Сатаров, Пайн, Урнов, Лившиц, Березовский, Гусинский, Кох, Уринсон, Чубайс, Немцов, Познер? Или Гусман? Или кто другой? Кто так коптил на всю Москву и Россию?

Пели песни, сталинские, имперские, победные, и их подхватывал народ с ликованием, изголодавшись по силе и красоте, словно вырвался из целлофанового мешка, который натянули ему на голову меломаны русофобских ансамблей. И даже Кобзон был хорош, и Киркоров.

Конечно, это был праздник всенародный, но и президента, и мэра, и группы «Мост», и «ЛогоВАЗа», и владельцев «мерседесов» и «вольво», и конечно же — Церетели. И было не отличить, где его медный Петр, а где пластилиновый и бумажный. Где его рукодельные ежи и медведи, а где настоящие, в Зоопарке. И повсюду золото, бриллианты, пиво, вино, сосиски и, конечно, — Зыкина, величественная, как Россия, как Черномырдин в юбке.

Но Москва, в ночных дождях, в осенних закатах, в потоках солнца и аметистовых прожекторах, была мистическим неповторимым градом, краше всех городов мира.

За московским праздником наблюдала Россия. Даже безработные, забыв об остановленных заводах, ликовали и хлопали в ладоши, будто каждому из Москвы прислали леденец. Даже жители северных замерзших городов скакали и согревались, вторя танцам скоморохов. Даже русские в Казахстане, в Крыму и Нарве, в землях, которые когда‑то собирала Москва, любовались на великое множество царей и князей, надеясь, что их снова присоединят. Нищие и беженцы восхищались открытием ювелирного магазина в подземном царстве у Манежа. Больные холерой радовались цветущим лицам дочери и жены президента. И даже самоубийца в военном городке помедлил пустить себе пулю в лоб — досмотрел, как проскачут мимо правительственной трибуны наездницы с голыми бедрами, и отложил пистолет.

Что это было? Из каких мешков вытряхнули на московские улицы всю эту мишуру, лепнину, надувную резину, сусальное золото, бронзу для могильных крестов, но откуда взялась впервые за десять лет эта искренняя радость на лицах, гордость за Москву и Россию? Это был Рим, который Нерон поджег себе на потеху? Или долгожданный взлет народного духа? Предвыборная кампания мэра, который поверх кепки станет носить маленький алмазный венец? Или начало новой идеологии русского патриотизма? Это были похороны Красной Москвы, лежащей во гробе вместе со своей великой эпохой, и ее мертвый суровый лик гримировали белилами и румянами? Или пробуждение после долгого сна? Или это были прижизненные поминки по Ельцину, которого, как непонимающего медведя, водили в окружении шутов и карлов, а уже другой был царь на Москве? Нет ответа. Только ночные огни, салюты, разноцветные в небе люстры, отраженные в реке золотые змеи, дворцы, купола, музыка, катание на воде, пиры, объятья, счастливый смех, поцелуи.

Поздней ночью, ближе к утру, когда все разошлись по домам и обморочно, без сил, повалились в постели, где‑то на Воробьевых горах бездомный мальчик поднял к небу лицо. И увидел: высоко, в голубоватых лучах, несся над Москвой конь с золотой уздечкой. На нем — всадник с косой. Бьется под воинским шлемом костяная голова. Темнеют пустые глазницы. Коса срезает у мечетей и храмов полумесяцы и кресты. И с копыт коня падают на Москву смоляные горящие капли.

Дума, объяви импичмент предателю

июль 1997 г., № 33

18 августа — страшный день для России. Кремлевские палаты. Маленький, недвижный, как высеченный из камня, Масхадов в курчавой папахе — завоеватель, победитель Кремля.

Рядом — потрясенный, безумный Ельцин, размахивающий руками, с багровой, как жуткая рыхлая клубничина, личиной.

Что‑то силится сказать: о свободе для Чечни, о независимой Ичкерии, про какой‑то рог, которым не надо упираться, о том, что все равно Россия и Чечня будут рядом на карте. И в этих скачках и кривляниях разрушителя Родины — трагедия распавшейся России, убитых и оскопленных солдат, изничтоженных сограждан, коих сотни тысяч, коим несть числа. А он в Кремле размахивает конечностями, как марионетка, и лишь едва заметны нити, прикрепленные к его запястьям.

Этому танцу утром предшествовал языческий ритуал, когда чеченцы, чтобы умастить кремлевского пораженца, кинули на землю грязную бурку и выкатили из нее изнасилованную Масюк — «подарок от нашего стола к вашему». То ли дар, то ли угроза — что, дескать, так же могут выкатить Татьяну Дьяченко.

К вечеру этот ритуал был дополнен стрельбой сквозь оптику, когда продырявили все внутренние органы, выбили все мозги и глаза Маневичу, закадычному другу Коха, успевшего сбежать в Америку, побратиму Чубайса, устроившего распродажу «Норильского никеля» и «Связьинвеста». Пули снайпера не долетели до рыжей головы вице‑премьера, размазали по автомобильной панели не его, чубайсову, кровь.

Туда же, в ту же воронку, как осиновый кол, вонзился и рухнул самолет‑амфибия, ставя крест на всей показухе в Жуковском, куда Шапошников, как в нарядный морг, свез хорошо промытые и подкрашенные останки советской авиационной державы.

В конце этого жуткого дня перед годовщиной ГКЧП, когда явственно слышны шевеление тектонических разломов России, скрежет старинных русских костей, хруст фундаментов московских храмов, — в конце этого дня состоялся большой футбол, на который сошлись поглядеть Ельцин, продавший Россию, Куликов, при котором убивают безнаказанно милиционеров, журналистов, банкиров, Лужков, одержимый строительством великой столицы карликового государства, а также лидеры оппозиции, «встраиваясь системно» в футбольный праздник. Все дружно смотрели, как пинают мяч, чем‑то похожий на голову Елены Масюк.

Дума, если ты есть. Если ты государственная. Если не скуплена на корню чеченцами, ингушами, ливанцами, зулусами и марсианами. Если твои депутаты не вырезаны из фанеры, как мишени на стрельбище. Если в тебе остался больной нерв жизни. Если ты хочешь сохраниться в народном сознании защитницей Родины. Дума, соберись на свое внеочередное заседание и объяви импичмент разрушителю государства! Не «встраивайся системно» в огромное совершаемое преступление!

Винтовка рождает власть

июнь 1997 г., № 26

Генерал Рохлин обратился к офицерскому корпусу России: танкисты, моряки, ракетчики, не отдавайте страну и армию торговцу цветами! Довольно терпеть над собой дремучего самодура, не умеющего отличить боеголовку от затвора!

Одно это обращение боевого генерала вызвало ужас властных временщиков. У Ястржембского, как у вареного пескаря, побелели от страха глаза. Чубайс, забыв безропотных пенсионеров, кинулся «отстегивать» голодающим в гарнизонах военным.

Рохлин — это не Язов и не Варенников, трагические генералы 91‑го года, которых не поддержала армия, сдала их в тюрьму, молчаливо способствовала уничтожению СССР, а вместе с ним и глобальной обороны страны.

Рохлин — это не Макашов и Ачалов, патриотические генералы 93‑го года, которых не услышала армия, стала стрелять из танков по Парламенту и отправила генералов в застенок. После этого любое унижение она должна сносить как справедливое возмездие и кару.

Рохлин — боевой генерал чеченской войны, возникший на военном небосклоне после всех политических чисток, когда из армии свирепо изгонялись советские патриотические генералы и насаждались «ельцинисты» в лампасах. Рохлин — «демократический генерал», лидер НДР, гордость и надежда «реформаторов».

Поэтому удар, полученный властью от Рохлина, был наповал.

Некоторое время нам придется гадать, что скрывается за этим демаршем. Оскорбленная честь военного, кому невыносимо смотреть на сознательное уничтожение армии? Или прагматизм умного преуспевающего политика, который одним смелым ходом вывел себя в неформальные лидеры армии, замкнув на своей персоне протестные энергии, бушующие в гарнизонах? Хочет ли он, создав «Движение в поддержку армии», стать лидером политической провоенной организации и добиваться победы на выборах, и тогда не унаследует ли его «военная партия» судьбы «Союза офицеров», состоящего из отставников, потерявших связь с гарнизонами? Или обращение Рохлина — есть публичное проявление глубинной, сложившейся в военной среде протестной структуры, организованного оппозиционного движения, отстаивающего перед лицом разрушителей интересы Вооруженных Сил и России?

Если справедливо последнее, то как сможет действовать такая организация, запрещенная уставами, под надзором «особистов», под мощным давлением ельцинской, антиармейской, антипатриотической прессы?

Предположим, доведенные до отчаяния офицеры не станут уподобляться инвалидам и женщинам, не будут устраивать демонстрационные голодовки в офицерском клубе, а выведут полк на плац, развернут полковое знамя, объявят недоверие Верховному главнокомандующему и правительству разрушителей. В ответ Ельцин и министр обороны, новоиспеченный «батуринец» Сергеев, подпишут приказ об увольнении командира полка. И вот тут‑то, если существует упомянутая военная структура, если есть проверенная солидарность действующего офицерства, то в ответ на указ об отставке еще пять или девять полков развернут на плацу полковые знамена, потребуют оставить в покое товарища, выразят недоверие режиму. Да еще вдобавок поднимут в воздух вертолетную эскадрилью и совершат демонстрационный полет. Или выведут в поле танки и отстреляются внепланово по мишеням. Что станет делать власть? Пошлет на усмирение внутренние войска, укомплектованные все теми же армейскими офицерами?

Есть сведения, что в апреле нынешнего года генералы и высшие офицеры ВДВ, узнав о подготовленном решении сократить войска и вышвырнуть на улицу треть кадровых офицеров, вознамерились 1 Мая в День протеста трудящихся пройти в народной колонне своей собственной «коробкой» действующих офицеров, с боевыми наградами, с оркестром, с развернутым знаменем ВДВ. Власти узнали об этом намерении. Злостная директива была отменена, воздушно‑десантные войска сохранены.

Беззащитны голодные учителя перед разглагольствованиями велеречивого Лившица. Беззащитны больные чернобыльцы, умирающие под курлыканье Немцова и Чубайса. Беззащитна Государственная дума, которую по образцу 93‑го года может выгнать на улицу палками «бойцовский» Ельцин. Но армия не беззащитна. У нее — винтовка. Но, как сказал председатель Мао: «Винтовка рождает власть». Турецкая армия — вне политики, покуда политические лидеры действуют в рамках национальных интересов страны. Но едва эти интересы начинают попираться, армия с полигонов и стрельбищ приходит в города и меняет власть. Хорошо это или плохо? Спросите у граждан процветающей Турции.

Чувствуют ли русские военные, что кремлевская власть, погубившая Советский Союз, разорившая дотла промышленность и науку, пустившая НАТО ко Пскову, добившая ВПК, снижающая уровень населения России со скоростью 1,5 миллиона человек в год — что эта власть осуществляет геноцид народа? Или русский офицер, торгонув на рынке парой гранат и накупив редиски, смотрит Якубовича в «Поле чудес» и хохочет над программой НТВ, где глумятся над армией?

Mы выясним это, наблюдая, как развиваются события вокруг обращения Рохлина. И очень возможно, что в Генштабе, в ГРУ, в военных округах и на флотах существует договоренность людей, готовых постоять за Отечество.

Гитлер и Бандера в гостях у Ельцина

июнь 1997 г., № 22

На прошлой неделе в атмосфере пышных похорон Ельциным были подписаны два договора о купле‑продаже России. Договор с НАТО в Париже напоминает Версальский мир, по которому Россию вытряхивают из Европы, оставляя ее с отвинченными боеголовками на милость польским капралам. И договор с Украиной, дурной и нелепый, как если бы голова заключила договор с ягодицами о нерушимой и вечной дружбе.

Ельцин впал в очередной раж и теперь настойчиво ищет, с кем бы заключить договор, да желательно такой, чтобы от России щепки летели. Отдал Америке бывших советских сателлитов в Европе. Отдал бамдеровцам русский Крым. Отдал чеченским террористам Грозный. Отдал Бундесверу Балканы. Передал Китаю Туманган — дельту русской реки Туманной. Как до этого в беловежском угаре оторвал от России и кинул под хвост собаке пятнадцать цветущих республик.

В кремлевском кабинете воспаленно вглядывается в географическую карту, подложенную ему Ястржембским, и ищет, что еще можно отдать. Курилы можно отдать японцам — талантливый трудолюбивый народ, и император — человек замечательный. Калининград отдадим Германии, дружба с Колем превыше всего. Дальше — Татарстан и Башкирия, им следует принести извинение за четырехсотлетнюю тиранию и отпустить на свободу в Турцию. Следом — Кавказ. Пригласим‑ка в Кремль ингушей, дагестанцев, подпишем пару договоров — и нет у России Кавказа.

Когда, с какого момента в среде партийных чиновников, мидовских перевертышей, продажных разведчиков и облизанных властью писателей завелась та плесень, что впоследствии превратилась в сознательную политику власти по расчленению собственного государства? Какая мутация поразила элиту, чтобы из Молотова мог получиться Козырев, из Щербакова — Яковлев, из Шолохова — Приставкин, из Зорге — Калугин?

Государство собиралось по крохам — по комочкам подзола в среднерусских лесах, по снежинкам в заполярных тундрах, по раскаленным песчинкам в закаспийских пустынях. Петр добыл для России Нарву. Суворов вышел на Днестр. Ермолов прогнал англичан с Кавказа. Скобелев под бой барабанов с развернутым знаменем прошел по Устюрту и взял Бухару. Ленин собрал в кулак изъеденную либералами империю, сохранив ее среди трех океанов. Сталин, завершив вековечное дело, очертил материк Евразию.

Какой тлетворный микроб, какая больная извилина под лакированной плешью Хрущева породили сегодняшнюю породу предателей, кретинов и мотов, разбазаривших достояние предков? Какие кумиры будут предложены молодежи в новых учебниках Сороса? Ельцин — вместо Петра. Старовойтова — вместо Екатерины Великой. Волкогонов — вместо Кутузова. Бурбулис — вместо Горчакова. Чубайс — вместо Столыпина.

Подмахивая один за другим акты о капитуляции, Ельцин довершает дело «Иудушки» Горбачева, но не дело русской истории. Мы, патриоты России, понимаем, что по Божьей воле нам досталась страшная и святая доля выстоять и не сдаться. Сохраним разум. Сохраним стоицизм. Сохраним честь. Сохраним заветы великой Российской Державы.

Демократы аплодируют Ельцину своими мягкими волосатыми лапками, радостно обнюхиваются мокрыми песьими рыльцами. Угрюмо смотрит из своего разоренного гарнизона русский солдат. Угрюмо взирает со своего заросшего поля русский мужик. И глаза его, созерцающие мерзкий пир разорителей, говорят: «Ненавижу!»

Русский, учи албанский!

март 1997 г., № 11

Какими круглыми, рыжими глазами испуганной кошки смотрит Сорокина, вещая об албанских событиях! Как нервно Сванидзе шевелит малиновым ртом, полным слюны и зубов, рассказывая о повстанцах Саранды! Каким тиком, какой конвульсией страха кривится лицо Доренко, когда он комментирует кадры с идущими на Тирану танками! Для них взявшийся за оружие народ — это бандиты. Восстание обобранных, оскорбленных людей, свергнувших своих палачей, — это мятеж. Отважный захват арсеналов — грабеж и разбой. И как жадно, с какой надеждой следят за албанским восстанием русские люди в своих нетопленых, голодных домах, у колыбелей с некормлеными детьми, у постелей, где, накрытые ветошью, замерзают старики. Молятся за восставших албанцев, желают им победы.

Ну, а сами русские? Так и будем выть от голода, грызть вместо хлеба уголь, тупо слушать вранье президента, выворачивать по требованию Чубайса карманы, пить натощак ядовитую водку и падать замертво на грязную мостовую под неоновой рекламой банка «Менатеп»?

Ведь не шевельнулись, когда в 91‑м повели у нас на глазах в тюрьму лучшего русского генерала Варенникова и лучшего русского крестьянина Стародубцева. Не шевельнулись, когда трое преступников в Беловежской пуще с рожами, красными, как бураки, разорвали в клочья страну, бывшую нам Родиной‑матерью. Не ойкнули, когда сочный, как улитка, Гайдар отобрал в полчаса все накопленное за советские годы добро. Не кинулись, не побежали на помощь, когда братья наши в Крыму, кровные наши в Казахстане, когда русские в Нарве стенали и плакали, а Парфенова, бойца за Советский Союз, в наручниках выдавали врагу. Проспали, профукали, когда армяне добивали 7‑ю Гвардейскую армию, и молодых офицерских жен лапали и насиловали «дети гор». Лузгали семечки, когда телевидение Попцова называло лучших русских писателей Бондарева и Распутина фашистами, а фронтовиков‑демонстрантов изображало уродами и дебилами. Молчали, когда разбухшая от ненависти, с жабьим животом Новодворская топтала красный флаг, а в галерее «Реджина» зарезали прилюдно свинью, называя ее Россией. Тупо и остекленело смотрели, как танки Грачева долбят снарядами Российский парламент в центре Москвы, а генерал Романов, друг и обожатель чеченцев, добивает у стены стадиона пленных баррикадников. Не взялись за топоры и вилы, когда отнимали детские сады, пионерские лагеря, лечебницы и профсоюзные путевки за границу. Поверили и жадно схватили бумажки‑ваучеры, когда Чубайс раздавал заводы и порты «бандитской братве». Пролежали на боку, когда Ельцин вспоил и вскормил Дудаева, передал ему гранатометы и пушки, а потом бросил под эти гранатометы крестьянских детей, и матери все бродят по Чечне в поисках безымянных могилок. По‑бараньи, покорно шли к урнам, кидали бюллетени за полуживого Ельцина, насмотревшись эстрадных проституток и платных врунов. Развесив уши, слушали Наину Иосифовну, какие блинчики и пирожки готовит она своему доброму сердобольному мужу.

Неужто мы и впрямь дураки и тупицы, и наш удел — оковы и кнут?

Полноте, мы не такие! А защита Союза писателей, когда в 91‑м горстка русских художников не пустила в свой храм бейтаровцев! А русские волонтеры, тайными тропами пробиравшиеся в Приднестровье, в Абхазию, в боевые отряды Караджича! А защита Дома Советов, когда на баррикадах встали рядом дитя и старик, «красный трудороссовец» и «белый» православный священник! А марши по Тверской и у Рижского, когда пели песни под дубинами мэра Лужкова! А недавняя поддержка Зюганова, когда 30 миллионов проголосовали за народного лидера! А победа «народных губернаторов»! А пенсионеры, перекрывшие Октябрьскую железную дорогу! А шахтеры, перерезавшие Транссибирку! А голодовка академика Страхова!

Слушай, ты, Черномырдин, мы — не рабы, не скоты. И вы, господа банкиры: нас не загонишь в стойло. Мы вернем народу заводы, старикам — лекарства, детям — конфеты. Мы отберем у Мавроди уворованные деньги. Соберем разорванную страну. Подключим электричество и газ к нашим промерзшим домам.

Среди транспарантов, которые мы понесем на наших мартовских маршах протеста, будет лозунг: «Русский, учи албанский!»

Ночью, со стуком зубов, вскочит потный Сванидзе, начнет искать в темноте подштанники и билет на нью‑йоркский рейс. Ибо трусишке приснится, как над его головой веселый белозубый албанец разряжает русский «Калашников».

Говорят, в Кремле кур доят

февраль 1997 г., № 8

Говорят, в берлоге, куда бросил гранату Черномырдин, сидела ручная медведица Машка, доставленная из Московского зоопарка. Говорят, сын премьера скупил в Америке плантации вирджинского табака, и теперь дым сигарет «Мальборо» приносит ему огромный барыш. Говорят, что в случае ухода Ельцина Черномырдин по‑хрущевски соберет «разоблачительный XX съезд» и спишет на ушедшего все недоимки режима. Говорят, Чубайс разгадал коварный план «медвежатника» и готовится ударить по нему из кремлевской берлоги. Говорят, что на встрече Мадлен Олбрайт и Ельцина последний взял ее за руку и не отпускал всю встречу, так что пришлось вызвать техпомощь и развинчивать их, как гайку и болт. Говорят, что Ельцин спутал Олбрайт с Элизабет Тейлор и спросил: удачно ли у той прошла операция?

Говорят, что в ночь после победы Говорухина в Думе все каналы ТВ показывали такую «порнуху», что девяностолетний старичок, карауливший Исторический музей, впал в половую истерику и стал обзванивать знакомых старушек. Говорят, Лебедь‑младший закрыл Хакасское телевидение, ссылаясь именно на этот случай, и назвал имя старичка — Ростропович.

Говорят, Лебедь‑старший подружился в Париже с Аленом Делоном, и артист обещал приехать в Москву на инаугурацию Лебедя, сразу вслед за кремацией.

Говорят, Лужкова не стало слышно в политике, потому что он в Севастополе перерасходовал годовую квоту патриотизма и теперь готовится к референдуму по поводу медных истуканов Церетели. Говорят, тринадцать банкиров решили пойти во власть, жадно делят портфели, но не могут выяснить, куда подевался тринадцатый, — либо его не было вовсе, либо он сбежал к коммунистам.

Говорят, тайна освобождения журналистов ОРТ связана с тайной «золота Рейха», а также с тайной обаяния Штирлица. Говорят, Игнатенко был случайно вовлечен в операцию по освобождению заложников, и он полагал, что разговаривает по телефону со знакомой дамой, которая на поверку оказалась террористом Садировым.

Говорят, Черномырдину вместо ракетного командного пункта показали диспетчерскую котельной в Одинцове. Говорят, 23 февраля Ельцин находился в хорошем расположении духа, демонстрировал бойцовские качества и грозился кого‑то отлупить. Говорят, в программе Сванидзе «Зеркало» сторонники Сагалаева рядом с сюжетом о Ельцине поставили сюжет с совокупляющимися жеребцами. Говорят, двадцать шесть килограмм, на которые похудел Ельцин, перешли к Черномырдину.

Говорят, Руцкой хочет построить в Курске международный аэропорт и воздухом доставить в область тысячу французских коров, для чего скотники принимаются на курсы французского. Говорят, в «Независимой газете» у большинства сотрудников обнаружена кислотная недостаточность, что, по мнению врачей, объясняется необычайной пресностью Третьякова. Говорят, Коржаков держит компромат в сливном бачке ничего не подозревающей пожилой дамы, которая «сливает» его по нескольку раз в сутки. Говорят, петербургский коммунист Белов пригрозил властям предельно жесткими мерами, а именно — сбором подписей, для чего из боевых арсеналов партии была доставлена тысяча карандашей. Говорят, отлученный от церкви Глеб Якунин сшил себе по этому поводу новую рясу.

Говорят, население России сокращается каждый год на 1,5 миллиона человек, и народ, вымирая и зверея одновременно, сдует всю эту пену своим ненавидящим хриплым дыханием.

Чеченский нож под русское ребро

февраль 1997 г., № 5

Радуйтесь, православные! Аслан Масхадов, сердечный друг Москвы, брат всем русским, советский офицер, интеллектуал, благородный воин и европеец по духу, стал президентом Ичкерии! И теперь после ночных — за бараном и шахматами — посиделок Лебедя, стремительных, как полет мухи, бросков Березовского, пылких ораторий новоиспеченного в сметане Рыбкина, солидных, с подрагиванием щек и ляжек, выходов Черномырдина — теперь у России появился надежный партнер и союзник. И Бог с ним, со статусом, Бог с ним, с Шейхом Мансуром, а также с «носовой перегородкой» и «тридцатью снайперами» — главное в другом. Теперь, да благословит ее Аллах, у нас общая с чеченцами Труба, такая огромная, черная, липкая, сквозь которую легко можно слить, закачать в танкеры, развезти по всему просвещенному свету русскую кровушку, взятую у голодных шахтеров, летчиков и учителей и помеченную аккуратной подписью Тима Гульдиманна.

Масхадов, как гудит нам об этом «гуденыш» Юшенков, а также недостойный сын Адама Ковалев и бесстрашная в бронебюстгальтере русалка Елена Масюк, Масхадов — человек, которого выстрадала русская история. Нечестно в дни его инаугурации, в часы вселенского торжества вспоминать, что именно он, Масхадов, командовал зоркими гранатометчиками, превратившими в новогоднюю ночь полсотни русских танков в сковородки, на которых спеклись молодые голубоглазые танкисты, посланные защищать Конституцию. Также грех вспоминать, как по приказу Масхадова захваченных в плен солдат и офицеров Майкопской бригады поставили к стенке во дворе Полиграфкомбината и расстреляли, и потом пол года все валялось вокруг окровавленное «хэбэ». И уж только очень злой недоброжелатель вспомнит сейчас, когда вся фракция «Яблоко» тянет к Масхадову шипящие бокалы с шампанским, — вспомнит, что чадолюбивый Масхадов планировал захват роддома в Буденновске, заслоняясь животами русских беременных баб, прокладывая дорогу к вечному миру между Чечней и Россией. И уж совсем мизантроп, человеконенавистник в час великого братания, когда баранам на улицах бывшего Грозного привычно, как русским пленным, перерезают горло, а русских пленных, как баранов, гуртами перегоняют из одной земляной тюрьмы в другую, — только мизантроп напомнит о двух казачьих уездах, отданных московскими друзьями Масхадова под вечную оккупацию.

Почему бы Патриарху всея Руси не наградить президента Масхадова высшей православной наградой, как он только что наградил мусульманского президента Аушева? У Масхадова еще больше заслуг!

Однако дело сделано. Слеплено «рукою Москвы» независимое от России чеченское государство. Но пусть кремлевские скульпторы знают — отпечатки их пальцев сняты. А пока будем слушать бульканье в большой чеченской Трубе, глядя на своих синюшных детишек.

И не обращайте внимание на досадные слухи, мешающие братскому пиру, если вдруг узнаете о зверски зарезанных корреспондентах ОРТ и о том, что это было известно руководителям ТВ еще накануне выборов, — не верьте злопыхателям! И если вдруг услышите о чеченских атаках в Кабардино‑Балкарии и Дагестане — не верьте, это дело русских спецслужб. И если зазеленеют флаги с волком на фасадах чеченских посольств в Эмиратах, в Польше, в Эстонии, — да Бог с ними, с флагами! У нас есть свой президентский штандарт, висящий то в ЦКБ, то на елке в Завидове. И если узнаете, что на аэродром Шейха Мансура сели истребители‑бомбардировщики «эскадрильи возмездия Джохара Дудаева», — не волнуйтесь, у нас есть С‑300. Если что, собьем их на подлете к Москве.

На высоком одре, на шелковых подушках, под стеклянным колпаком, чтобы не трогали руками, лежит президент России. Из него, похоже, вынули не только носовую перегородку, но и сердце, и одно полушарие, и полпечени, и кости правой руки, а также то, безымянное, что в народе зовется совестью. Своими фиолетовыми бескровными губами он поздравил с победой Масхадова, забыв покаяться перед русскими мальчиками, которых послал под пули чеченских стрелков.

Поздравил Масхадова и думский Селезень. Откуда берутся подобные люди? Должно быть, из вещества, которое в виде шаров толкают перед собой скарабеи.

В головах у президента, достойно и строго поблескивая очками стоимостью в три тысячи долларов, стоит другой президент — Еврейского конгресса — Гусинский. По другую сторону, по обыкновению опустив глаза долу, так что и не различить: глаза ли это, или женские соски, чуть прикрытые опущенными веками, стоит Березовский. Среди других, узнаваемых по мультфильмам ужасов, советников, соратников, собутыльников и приживалок — выгодно выделяется Строев. Он вовсе не похож на этих монстров. Он похож на орловского рысака, отбегавшего все сроки еще при советской власти, съевшего все зубы на обкомовских харчах, и теперь, облезлый, с мозолями на мослах, жалко и непрерывно екает селезенкой про какие‑то конституционные поправки, которые, надо думать, после отделения Чечни превратят остальную Россию в жидкий студень расплывшихся регионов.

Русский человек, не верь ни единому слову, несущемуся из застекленной лживой глотки телевизора! Зоркими беспощадными глазами запоминай лица предателей. Постарайся ответить на вопросы: сколько патронов в магазине АК?

Сколько — в обойме «Макарова»? Сколько длилась оккупация Гитлера? Сколько гражданств у Березовского?

Русские, учитесь считать! Вот вам тетрадка в клеточку!..

Оппозиция: с кем и куда?

январь 1997 г., № 1

Девяносто шестой не был для оппозиции триумфально‑победным. Но был, несомненно, успешным. Тридцать миллионов измученных Ельциным граждан проголосовали за оппозиционного лидера Зюганова, проча его в президенты. Сам Геннадий Зюганов, постоянно эволюционируя и совершенствуясь, превратился в национального лидера, превосходящего по своим качествам и репутации лидеров иных политических движений. Сложился по кирпичикам Народно‑патриотический союз России — долгожданное объединение «красных» и «белых», монархистов и коммунистов, либерал‑патриотов и «державников». Усилиями этого молодого Союза на губернаторских выборах был прорван фронт президентских «назначенцев» — и отныне два десятка губернаторов в богатейших областях России связаны с оппозицией. Репрессивному телевидению и беззастенчивой прессе так и не удалось превратить оппозицию в «черта», и образ оппозиционера, бескорыстного радетеля за народ укоренился в умах людей.

Сегодня мы, народно‑патриотическая оппозиция, контролируем обширное политическое поле, разительно отличаемся от крохотных разрозненных групп, отчаянно выступивших в девяносто первом против разрушителей Родины.

Но не станем обольщаться. Стратегическая цель оппозиции остается невыполненной. Режим — синоним русской беды — сохраняется. Его разрушительный, трагический для России курс не меняется. Государство, наша главная ценность, во всех своих институтах и властных инстинктах деградирует. Суверенитет, воля страны к самостоятельному бытию носят ограниченный, подконтрольный Америке характер. Под личиной реформ убивается последний потенциал развития. Чужеродные культурные и социальные установки, как бомбы, взрывают национальное сознание, порождая мировоззренческую катастрофу. В итоге оголодавшее и обезумевшее население вымирает, а на его костях выстраивается уродливая, пугающая мир пирамида, увенчанная властными бандитами и банкирами, олицетворяемая все той же горсткой мерзких, неутомимых в злодеяниях персон. И оппозиция, при всех своих успехах и достижениях, не в силах поколебать эту страшную, возводимую башню.

Попытки атаковать эту башню в лоб, пойти на фронтальный штурм режима кончились катастрофой, начиная от той нелепой попытки девяносто первого года, когда танки прогромыхали по советской еще Москве и канули в Лету, так и не раздавив ни одного демократического комара, и кончая девяносто третьим, когда все те же кантемировские танки лупили штатными снарядами по Парламенту, а казаки‑патриоты пытались поджечь бутылками «бэтээры» и падали, пробитые стальными сердечниками. Бескомпромиссные вожаки‑патриоты либо исчезли и ушли из политики, не выдержав единоборства с властным монстром, либо были превращены телевидением в неопасные смехотворные карикатуры, от которых отворачиваются даже их недавние сторонники.

Именно эти кровавые неудачи фронтальных атак, невозможность открыто, с вилами и цепами, штурмовать Кремль побудили оппозицию к компромиссу с властью. Научили ее пользоваться куцей конституцией. Питаться демократическими крохами для накопления сил и создания действующей, эффективной организации. Компромисс с властью, попытки успешных или неуспешных альянсов с другими оппозиционерами — Жириновским, Лебедем, даже Лужковым, даже пресловутым Шумейко — это данность политической борьбы. Маневрирование, к которому прибегают опытные прагматические политики, действующие на длинной дистанции, усвоившие правила жестокой, часто смертельной борьбы за власть.

Только умный компромисс и осторожное маневрирование позволили коммунистам отстоять в Конституционном суде статус своей партии, преодолеть ее запрет, открыть путь для реорганизации разгромленного движения.

Только компромисс, терпимость, творческий экспромт и маневр позволили сплотить в первоначальный хрупкий альянс «красных» и «белых», сорвали стратегию власти, нацеленную на стравливание коммунистов и националистов, привели к созданию Фронта национального спасения, который вывел народ на баррикады октябрьского восстания.

Он же, компромисс, и пусть сомнительное для многих маневрирование, в дни ельцинского государственного переворота сохранили КПРФ от разгрома, привели ее в Думу, усилили ее влияние до такой степени, что сегодня Думу называют «красной», позволили патриотам на базе сохраненной КПРФ и «красной» Думы начать широкое организационное наступление на власть.

Компромисс и расчет, невидимые глазу соглашения вызволили из «Матросской Тишины» мучеников ГКЧП, а затем и «лефортовцев», вождей народного восстания.

Только осторожная и взвешенная политика «ненасильственных малых дел» привлекала к патриотам широкие слои интеллигенции и людей науки, отторгающие силовые методы и резкую радикальную риторику.

Тот же компромисс и маневр заставили Запад, контролирующий внутреннюю политику России, делавший ставку лишь на узкую группу либеральных радикалов, заставили внешних врагов России пересмотреть свою практику открытого подавления оппозиции, побудили их к диалогу и политическому взаимодействию с ней.

Тот же компромисс и искусство коалиций позволили оппозиции добиться впечатляющих успехов на губернаторских выборах, что потребовало немалых денежных средств, информационного обеспечения, без которых в условиях финансовоинформационной блокады невозможно и помышлять о победе.

Таким образом, патриотическая оппозиция, подобно Ивану Калите, умудрившемуся под гнетом Орды приумножить свой удел, накопить богатства, подготовить будущую Куликовскую битву, — подобно ему оппозиция добилась видимых результатов, почти фантастических, если учесть тотальный, бандитский характер нынешней власти.

Однако сегодня политика компромисса переживает острейший кризис. Приобретая форму союза с властью, встраивания во власть, сулит не только очевидные приобретения, но и явные, и скрытые потери, о которых все громче говорят в патриотических кругах.

Союз с Черномырдиным, поддержка правительства думским патриотическим большинством приводят к утрате основного ресурса народно‑патриотического движения, к утрате его оппозиционности. Той творящей энергии, из которой произрастают все прошлые, нынешние и будущие успехи движения. Энергии, которая, подобно топливу, толкает вперед все «социальные двигатели», задуманные в недрах оппозиции.

Утверждение Черномырдина на посту председателя правительства, осуществленное с благословения оппозиционной Думы, многие расценивают как уродливый альянс с человеком, который запятнал себя кровью народа в девяносто третьем году, осуществлял и освящал самые страшные и разрушительные шаги в экономике, вымирании нации.

Утверждение предложенного Черномырдиным бюджета усиливает это ощущение. Делает оппозицию соучастницей гибельного курса, осмысленно разрушающего экономику великой державы, добивающего армию и науку, вычеркивающего из народной жизни культуру, обрекающего народ на исчезновение со скоростью полутора миллиона в год.

Вялая и невнятная реакция на конституционный кризис в Беларуси, нежелание публично поддержать Лукашенко, единственного славянского лидера, открыто ратующего за великий Союз, заставляет подозревать оппозицию в геополитической слепоте, в неумении отличать корпоративные интересы от общенациональных и стратегических.

Аморфное и нечеткое реагирование на войну в Чечне на всех ее стадиях, расплывчатые формулировки в адрес Ельцина, сепаратистов, Рыбкина и Березовского убеждают в нечуткости к национальным интересам, игнорирование которых приведет к распаду России. Напоминают о злосчастном времени, когда коммунистическое большинство в Верховном Совете России проголосовало за распад СССР.

Формально проиграв президентские выборы в атмосфере вопиющих нарушений закона, фальсификаций, информационного террора, пропустив в результате этого во власть больного, окруженного временщиками Ельцина, оппозиция отказалась опротестовывать результаты выборов. Покорно смирилась с фальсификацией, что вызвало глубочайшее разочароваиие людей, отдававших свои последние силы и даже жизни за народного кандидата. Это породило разнотолки и домыслы: существует ли у оппозиции реальная воля к власти?

Намеки «красного спикера» Селезнева на то, что Дума скорее всего ратифицирует договор СНВ‑2, лишающий Россию ракетно‑ядерной обороны, последнего гаранта независимости, — такие намеки пугают своей двусмысленностью, напоминают рассуждения о благе уничтожения «империи зла» СССР.

Равнодушие к югославской драме, отказ в поддержке Милошевичу есть не что иное как уступка Америке, НАТО и Новому мировому порядку, уничтожающим сербов. Игнорирование уникальной возможности прорвать надвигающийся на Россию фронт НАТО, нанеся ему контрудар через союз России, Беларуси и Югославии.

Сознательно провозглашенный курс на сглаживание социальных конфликтов, нежелание возглавить стачечную и забастовочную борьбу рабочих, страх социального взрыва — все это отдаляет измученных и отчаявшихся людей от оппозиции. Заставляет их искать иных радикальных лидеров, подобных Лебедю, который на деле доказал, что умеет осваивать социальный и национальный протест.

Сомнительным достижением оппозиции является делегирование ярчайшего политика России, сопредседателя НПСР Амана Тулеева, в правительство Черномырдина. Оппозиция потеряла любимца народа, Кузбасс потерял будущего патриотического губернатора, а противник получил право говорить о конформизме современных оппозиционеров.

Руцкой, победивший в Курске только благодаря оппозиции, благодаря репутации лидера народного восстания, мученика «Лефортово», — сразу после избрания открыто порвал с оппозицией, присягнул на верность Ельцину, чьи танки разрывали в клочки защищавший Руцкого народ.

В добавление к сказанному, один из сопредседателей НПСР, Подберезкин, неосторожно признается в печати, что готовит политические программы и идеологические разработки не только для патриотов, но и для партии власти, для НДР, что, по его мнению, допустимо в контексте «системной оппозиции».

Все это накапливается, суммируется, перерастает в политическую и мировоззренческую проблему, сотрясающую народно‑патриотическую оппозицию. Границы компромисса, его издержки и приобретения, аналитический, а не интуитивный расчет стратегии и тактики, — таковы контуры дискуссии, стихийно ведущейся в оппозиционных кругах.

«Системная», или «конструктивная оппозиция» — термин, впервые прозвучавший после августа 91‑го года из уст Егора Яковлева. В те дни были запрещены все патриотические газеты и организации. Шла травля русских писателей, которых называли фашистами. Последних советских лидеров заточили в тюрьму. По всем областям шла охота за патриотами, некоторых из которых, таких, как Парфенов, передавали в руки мучителей. В атмосфере психоза, травли и подавления Егор Яковлев, глашатай победившего либерализма, дал понять, что к политической жизни будут допущены только те, кто присягнул победителям, те, кто станет изображать оппозицию, создавая видимость демократической процедуры.

Идея «конструктивной оппозиции» не могла прийти в голову новоявленным российским демократам, а была им подсказана все из тех же западных политологических центров, где моделировались процессы перестройки, включая перехват власти. «Системная оппозиция» — изобретение Запада для России, в которой предполагалось сломить всякие формы народного сопротивления. Воскрешенный сегодня яковлевский термин — «конструктивная оппозиция» — направлен на создание биполярной структуры власти, состоящей из правящей группировки и оппонирующей ей квазиоппозиции, которая своим происхождением, политическим статусом, финансовыми и информационными средствами обязана режиму. В случае прихода к власти такая оппозиция глубинно не меняет режим, воспроизводит его в новой политической ситуации. Биполярная, управляемая из единого, невидимого миру властного центра система и составляет сущность американского олигархизма. Было бы крайне опасным, если бы народно‑патриотические теоретики согласились на эту формулу, ставящую крест на всякой возможности сменить разрушительный курс.

Происходящие в народно‑патриотическом движении мутации, при всех видимых выигрышах, сулят и опасности пока еще не до конца осмысленные, главные из которых — потеря народного доверия, переход народных симпатий на сторону мнимо‑радикального, внедренного в политику лидера, апатия другой части народа, которая не выдержит «горбачевизма под номером два». К числу опасности относится и нарастающая угроза раскола, которая сведет на нет все жертвы и усилия предшествующих лет.

Власть тонко чувствует этот политический казус. Всячески питает его, ослабляя потенциал народного сопротивления.

Даже в том случае, если удастся сокрушить гибельный для России курс и убрать из Кремля наиболее одиозные персоны; наметившиеся в оппозиции трещины могут превратиться в разрывы. Тогда на смену провалившемуся курсу будет выдвинут не единый патриотический проект, учитывающий интересы всех слоев и укладов, всего народа в целом, а группа альтернативных проектов, «красных» и «белых», коммунистических и нацкапиталистических. Борьба за эти идеологии и проекты разнесет на осколки драгоценный сосуд, в котором так и не осуществился желанный идеологический синтез.

У оппозиции, пережившей вполне объяснимый и необходимый «период компромисса», накоплен в результате этого компромисса новый потенциал возможностей. Он закреплен в умах людей внушительными победами на губернаторских выборах, которые создают в России своеобразные «освобожденные районы». В этих новых условиях оппозиция получает уникальные возможности для наступательной стратегии, ведущей к слому преступного курса.

Дискуссия, которая ведется во всех патриотических кругах и аудиториях, должна вылиться в открытый теоретический и нравственно‑этический разговор, цель которого — сохранить единство рядов, сберечь репутацию лидеров, осмыслить и объяснить народу сущность патриотической политики, подготовить политические штабы оппозиции к сражениям наступающего девяносто седьмого.

1996

Шесть дыр в сердце Ельцина

Его ввезли в операционную в предрассветный час черного утра, когда в тюрьмах казнят преступников. Охрана, жена, глава администрации — все остались за стеклянной перегородкой, и несколько телекамер транслировали операцию в круглый зал, где собрались врачи и ученые, и также через океан, где за операцией следил президент Америки.

Он лежал на операционном столе после усыпляющего укола и вяло шевелил полураскрытыми губами. Желтые веки его дрожали, а рука свешивалась из‑под простыни, была худой, перевитой синими венами.

С него сняли простыню, и голый — он был костляв, с морщинистым впалым животом, выпуклыми мослами колен, с седой редкой шерстью на груди и в паху.

Хирург, окунув вату в йод, провел по его груди желтую полосу, там, где предполагался надрез, и по бедру — откуда надлежало вырезать вену.

Ему вставили в рот серебристый шланг, проталкивая поглубже к легким, и машина, похожая на кузнечные мехи, заменила ему легкие. Его сиплое, с перебоями, дыхание, в котором слышались его обычные простудные трески, его злые, похожие на клекот, интонации — с ними он обращался к народу с танка или с трибуны — стали частью машины.

Скальпель прочертил на груди надрез. За лезвием выступила необильная черно‑красная роса. Отсасывающая трубка, похожая на клюв кроншнепа, с хлюпаньем выпила капельки крови.

Ему вскрывали мышцы, подбираясь к грудине, раздвигая бледные розоватые ткани с комочками нечистого жира. Кровь из перерезанных сосудов сочилась, мешала хирургам. Ее прижигали коагулятором. Трещали электрические разряды, вился дымок и пахло его жареной плотью.

Добравшись до грудины, в нее вставили длинный зубчатый шнур. Хирург резко дернул, как дергают стартер лодочного мотора, и грудина распахнулась, словно расстегнулась молния на спальном мешке. И хирург убирал влажные опилки костей.

В распил грудины вставили хромированный блестящий распор. Хирург поворачивал винт, грудь раскрывалась, как двери лифта, и там, в глубине, что‑то дергалось, билось — лиловое, красное, черное. И пахнуло парным мясом.

Вскрыли слизистый перламутровый перикард, под которым открылось глянцевитое, похожее на скользкий гриб‑валуй, сердце.

Сильным грубым движением хирург вогнал в сердечные сосуды канюли, и они приняли в себя дурную кровь. Машина, похожая на хрустальный шкаф, в котором кипело и стекало по стенкам варенье, перехватила функцию сердца, и теперь его кровь качала и перегоняла машина, а сердце, обмякнув, остановилось и было похоже на глубоководную рыбу, выброшенную на берег.

Хирург погрузил свою голую по локоть руку в глубину его рассеченной груди. Вынул сердце и держал на весу. Маслянистое, вздрагивающее, оно лежало на ладони у хирурга, а тело, лишенное сердца, пустое, как долбленая лодка, лежало отдельно.

В сердце, которое держал хирург, зияли дыры. Они были похожи на пробоины, которые оставляет лом в глыбе льда и па кратере остывающей Луны. И на вскрытые, отекающие сукровью нарывы. Хирург их считал, и насчитал шесть дыр.

Первая дыра образовалась, когда в Беловежье он совершил преступление и разрушил Советский Союз, растоптал с веселым бражным хохотом Конституцию Великого государства.

Вторая дыра образовалась, когда он обобрал до нитки трудолюбивый народ, превратил в изгоев и побирушек рабочих, академиков и полководцев, а учителей и библиотекарей послал копаться в мусорных кучах.

Третья дыра образовалась, когда он разрушил вторую Конституцию, натравил танки стрелять по Парламенту.

Пулеметы секли невинный народ, намолотив тысячу трупов, и раненую девушку насиловали в темном углу Дома Советов.

Четвертая дыра образовалась, когда он начал войну в Чечне. Засыпал, как маньяк, бомбами мирные города и села. В подбитых танках торчали кости сгоревших танкистов, и после смерти проклинавших пославшего их на верную смерть.

Пятая дыра образовалась, когда он закончил войну в Чечне, допустил ее выход из состава России, разрушив третью Конституцию, обрекая несчастную страну на распад и крушение.

Шестая дыра образовалась, когда он вдруг понял, что у него больше нет власти. Что властью завладели гангстеры, шпионы, еврейские банкиры и нрожженые партийцы, когда‑то служившие секретарями обкомов, а теперь гребущие в свои сусеки алмазы и золото.

Хирург осматривал дырявое сердце, похожее на изъеденный червями корнеплод. А потом терпеливо принялся латать его, действуя кривой блестящей иглой, продергивая дратву. Он накладывал заплаты и швы, и был похож на усталого, умудренного сапожника, латающего старый валенок.

Когда работа была закончена, хирург осмотрел залатанное сердце. Поднес его к красной раскрытой груди и кинул. И оно долго летело обратно в грудь, и гулко ударилось, как булыжник о дно колодца.

Тело медленно зашивали, замазывали, отключали от машин и приборов. И от здания Кардиологического центра, как угорелая, сверкая мигалкой, помчалась черная машина. В ней сидел Чубайс. Он летел к своим друзьям‑банкирам сообщить, что операция прошла успешно и они могут еще несколько лет грабить и мучить Россию.

Еврейские банкиры и чеченские гранатометы

ноябрь — декабрь 1996 г., № 48

Говорят, в Иерусалиме недавно засох Маврикийский дуб — библейская святыня, под которым отдыхал еще Моисей. Усыхание Дуба связывают с концом света и воцарением Антихриста. В России апокалипсис развивается в специфических чечено‑еврейских формах.

Пустая, выпотрошенная на операционном столе личинка доставлена в Барвиху. Не успели просесть сырые могилы взорванных в Каспийске пограничников, как уже подписано соглашение «Черномырдин — Масхадов», всадившее финку под левую лопатку России. Легким скелетиком отпечатается на последнем камне разбитой русской государственности тельце Ивана Рыбкина. После вывода двух бригад из Грозного России больше не нужны армия, МВД, Конституционный суд, прокуратура, институт президентства, Дума и Совет Федерации. Вся эта рухлядь складирована в сливном бачке у Чубайса, скоро проурчит и исчезнет в фаянсовом белом устройстве, напоминающем бюст Черномырдина. Двойной гражданин Березовский зажжет на кремлевской башне желтую звезду победы, и тысячи чеченских гранатометов, купленных на пенсионные деньги, отсалютуют в разных городах России этой новой власти.

Граждане бывшей РФ, перед вашим носом разорвана третья за последние пять лет Конституция, и с этого дня вы живете под юрисдикцией еврейских банкиров, чьи бумажники и мошонки защищают громилы ОРТ и НТВ, а также спец‑подразделения Шамиля Басаева, внедрившего во все чеченские общины бывшей РФ специалистов по взрывному делу.

Господина Березовского в 94‑м году пощадил неверно спроектированный взрыв, и нам достался политик, который с тех пор воплощает в себе кошмар России.

После того, как положили в гроб Листьева и на его незадачливый нос для пущей узнаемости нацепили очки, Березовский купил ОРТ, которое стало озвучивать музыку в желудке хозяина. Созванные по инициативе Березовского 13 банкиров‑апостолов задурили голову оппозиции фарисейской идеей компромисса, блокировали угрозой переворота радикальный протест, развернули антикоммунистическую истерию, вбросили в политику ошалевшего от удачи Лебедя, не пустили в Кремль Зюганова, разодрали в клочки сердце танцора Ельцина, срезали наивных Коржакова и Сосковца, обвинили Лебедя в национальном предательстве и вытолкали его в слякоть из кремлевских палат. Уложив Ельцина под нож Акчурина, создали в стране режим «шунта и пряника», в результате чего власть перешла к группке талантливых еврейских мытарей, обобравших русских вдов, стариков и детей. Размахивая электронными дубинками, залезая под юбки придворным девкам, они установили грязную, связанную с бесчисленными истязаниями и удушениями диктатуру, в недрах которой происходит окончательное истребление России.

Мы, русские патриоты, бездарно проигравшие в 91‑м, расстрелянные президентскими танками в 93‑м, не добившиеся победы на выборах в 96‑м,— неужели сейчас, когда изнасилованная, с выколотыми глазами Россия лишается Кавказа и Поволжья, брошена под гусеницы НАТО, отсечена от белорусских братьев, превращается в невольничий рынок для еврейских и чеченских торговцев, неужели мы, послушав Доренко, эту ручную собачку Гердта, мы запьем горькую и уныло, по‑волчьи взвоем?

В 91‑м году коммунисты в Верховном Совете поддержали Беловежское соглашение и разрушение СССР. Они несут это жуткое пятно по сей день. Смыть его можно тем, что сегодня в Думе отвергнуть второе Беловежье, связанное с распадом России, отправить Черномырдина на свалку нефтяных отходов, а тому, что оставил нам после операции доктор Акчурин, приготовить место в приюте для престарелых большевиков.

Господа из еврейского конгресса и Совета безопасности имени Рыбкина, русский апокалипсис, в который вы нас затащили, превратит вас в смрадный дым, и черти со свастиками, которые станут рыться в горячем пепле, распознают ваши скелеты по бриллиантовым запонкам и золотым коронкам.

Впереди у нас большие Раздоры и большие Разборы. Нам же, потерявшим половину территории и треть населения, все равно придется взять АКС и заново собирать Отечество.

Народный булыжник российского согласия

ноябрь 1996 г., № 46

Набросили на Россию огромный целлофановый мешок, связали по рукам и ногам, она задыхается, выпучивает глаза, беззвучно кричит, отекая потом и кровью, а ей сквозь мешок предлагают национальное примирение.

Народу не дают взять в руки булыжник, и для этого используют тысячи халдейских приемов.

Народ кромсают на «красных» и «белых» в расчете, что одни переколотят других. Его членят на «коммуно‑фашистов» и «здоровые реформаторские силы», и вторые стреляют из танков в первых. Народу подбрасывают ложного лидера, и вот уже генерал Лебедь выкатывает грудь колесом, рявкает смешные несуразности и уводит у Зюганова десять миллионов избирателей. Отсчитываются по списку деньги, почести, государственные посты и квартиры, и вот уже вчерашние патриоты превращаются в Рябова, Рыбкина, Валентина Ковалева. Ссорят между собой оппозицию, и она напоминает расколотое зеркало, в котором множество искаженных отражений. Показывают на ТВ патриота с крокодиловой пастью, одним глазом, поросшего шерстью и чешуей, от чего у чувствительных обывательниц случаются родимчики. Отлучают от народа тех, кто говорит языком красоты и духа, и уже годами мы не видим на экране Распутина, Белова и Шафаревича. Порочные комедианты, изображая дебилов и извращенцев, играют с народом в непрерывные телевизионные игры, от которых у человека атрофируются боль, вера и воля к сопротивлению, и он, как Леня Голубков, превращается в жвачное животное. Не платят зарплату всем — от академиков до разведчиков, а когда среди обезумевших от голода начинаются волнения и самострелы, выплачивают аккордную взятку наиболее активной протестующей части и смотрят, как благодарно, благословляя милосердие властей, съедают эту взятку шахтер и воздушный десантник. Церковник, получая от властей льготу на торговлю спиртным, проповедует смирение и освящает еще один разбойный банк. Наймит из «Пен‑клуба» внушает народу, что его история — это скопление мерзости, и учит русских любить историю штата Оклахома.

И все это — чтобы народ не протянул свою худую руку к обрезку трубы или навозным вилам. А теперь еще, как видим, послеоперационное откровение Ельцина, объявившего день красного восстания голубым днем национального примирения.

Кого с кем станем мирить? Тридцать миллионов русских, проданных в один день на невольничьем рынке в гаремы и караван‑сараи СНГ, — с Бурбулисом и Шахраем, авторами Беловежского контракта? Сытеньких, беспощадных Гайдара, Шохина, Бориса Федорова, раскормленного, как гренландский кит, Черномырдина, — с теми, кого они отправили на паперть, к мусорному ящику, в петлю самоубийцы? Новодворскую, которая в раскоряку протопала по красному флагу, — с теми, кто водрузил этот флаг на Рейхстаге? Ерина и Грачева — с теми, кого они не допытали, не достреляли и не дожгли у Дома Советов? Ельцина, который посыпал бомбами города и поселки Чечни, и Шамиля Басаева, который умерщвлял беременных русских женщин?

Нет, господин Сатаров, если это вы придумали идею нацпримирения. Нет, господин Чубайс, если это в ваших иностранных мозгах родилась подобная пошлость.

Сначала изменим экономический курс, уничтожающий русскую индустрию. Потом изменим Конституцию, упразднив в России самодержавие без православия и народности. Дадим оппозиции свой собственный телевизионный канал. Сформируем правительство национального доверия. А уж тогда и поговорим о согласии. Пока еще булыжник — в мостовой, а труба не распилена на обрезки.

Москву ожидает судьба Кабула

октябрь 1996 г., № 42

Каракатица, которую пять лет назад пронесли в Кремль, вскормили в царских палатах, теперь сдохла и лопнула, и мерзкая грязь хлынула на московские улицы. Всяк, идущий по тротуарам или выруливающий по проезжей части, переступающий порог министерства, берущий в руки газету или нажимающий телевизионные кнопки, — в этой зловонной грязи. Запускают пригоршню в эту тухлую мерзость и мажут друг друга. Чубайс — Коржакова. Коржаков — Гусинского.

Киселев и Доренко — Лебедя. Все вместе — Ельцина. И этот отвратительный спорт, когда остервенелые молодцы на глазах толпы красят друг друга жижей, — это и есть сегодняшняя политика, в которую нас окунули. Вельможные воры не только уворовали бриллианты и слитки золота, квоты на нефть и на нелегальное оружие, не только перегнали за рубеж свое состояние, скупили на Средиземном море виллы и время от времени стреляли из танков по парламенту или бомбили Грозный, они еще собирали компромат друг на друга и, лобызаясь в уста, изгибаясь в льстивых поклонах, присягая на верность, копили друг на друга доносы. Целые террариумы крокодилов, удавов, тарантулов, которые тихо до времени скреблись в своих потаенных живых уголках. И вот полезли.

Посмотрите на испуганного Черномырдина — неужто он увидел, как подбирается к нему мохнатая сколопендра компромата? Взгляните на пылкого, неадекватного Чубайса — может быть, он почувствовал, как залезает ему в брючину холодная ядовитая ящерица? А мэр Лужков, торжественно открывающий очередную синагогу в Москве, — чем он таким взволнован? А Шумейко, белый, как мел? А две деятельные тетки из президентской семьи? Генералы, прокуроры, банкиры, промышленники, члены кабинета — что они вскрикивают, как ужаленные? Кого с себя стряхивают?

Генерал Коржаков деловито, слегка вспотев, опускает ладонь в заветный мешок, извлекает из него очередного ползучего гада, шепчет ему что‑то на ухо, и тот ползет — в министерство, банк, благотворительный фонд.

Верхушка сгнила и своим трупным ядом отравляет все государство, до последнего маленького, посыпанного перхотью чиновника, у которого, если приглядеться, на лбу — синюшное трупное пятнышко, а в ящике стола — только что полученная взятка.

Все ненавидят друг друга. Все друг друга боятся. У всех есть боевые структуры. Все будут убивать друг друга уже не с помощью компроматов, не с помощью киллеров, а с помощью подведомственных им силовых структур. «Кантемировцы» сразятся с «дзержинцами». Охрана президента — с охраной «Мост‑банка». Лужковская «гвардия» — с подразделением «Альфа». Солнцевская группировка — с чеченской. И Москва, безвластная, ненавидимая провинцией, населенная ворами и гангстерами, унаследует долю Кабула, превратится в кромешный ад. Самоходки станут стрелять по ГУМу, а вертолеты огневой поддержки спикируют на мэрию и телецентр. Каждый этаж Дома правительства будет браться с боем, обрабатываться из «шмелей» и гранатометов. И мы, отдавшие свои судьбы подонкам, позволившие им овладеть Москвой и Россией, надышавшиеся смрадом НТВ, переживем участь Содома, на который небо пролило котлы раскаленной смолы.

Среди ада и хаоса, всеобщей трусости и предательства, один генерал Куликов сказал громко «нет» распаду страны. Страна, поддержи Куликова!

Бесы телевидения, вон из дома!

июль 1996

Почему, когда на экран выходит Сванидзе, полстраны начинает икать и кашлять? А когда Киселев развешивает над Родиной свои усы, начинают выть собаки и вянуть цветы в горшках? Почему после передачи «Пресс‑клуб» падают колокола с колоколен, а после выступлений Окуджавы и Хазанова вода в колодцах оказывается отравленной? Почему Пельш с его «Угадай мелодию» действует как «веселящий газ» на смертельно больного, а Сорокина с ее притчами действует как газ «циклон» в Бухенвальде? Почему после передач НТВ усиливается поток цинковых гробов из Чечни, а после концертов «Голосуй, а то проиграешь» останавливаются заводы в целых регионах?

В наших домах поселились бесы. С утра до вечера, меняя обличья, то в чопорных пиджаках, то с голыми задами, то в образе красивой бабенки, то в виде волосатого козлища, они вырываются из кинескопа, скачут по нашим кухням, кабинетам и спальням, и мы становимся уродами, у нас выпучиваются глаза, глохнет совесть, мы кричим во сне, бросаемся из окон, ненавидим и богохульствуем. У наших жен случаются выкидыши, а наши старики умирают от горя тут же, перед телевизором.

Мы все исхлестаны их холодными чешуйчатыми хвостами, избиты их острыми копытами, исколоты их витыми рогами.

Мы должны осознать, что нет никакой «четвертой власти», за которую выдает себя телевидение. Нет никакой телевизионной мафии Благоволина и Малашенко, жирующих на рекламе негодных товаров. А есть сатанинское племя, использующее электронику XX века, как прежде использовали печную трубу и метлу, чтобы проникнуть в каждый дом и мучить и изводить сынов человеческих. Сегодня в результате сатанинской атаки произведен захват России, свито чертово гнездо в самой ее сердцевине, и что бы ни предпринимали министры, пытаясь спасти полумертвую экономику, что бы ни делали генштабисты, стремясь сберечь остатки обороны и армии, что бы ни вещали священники и витии, призывая не грешить и щадить друг друга — бесы телевидения проникают в гарнизоны и казначейства, и храмы, и все гибнет, ссорится, чахнет, брат идет на брата, а они веселятся от своих богомерзких проказ.

Это о них, бессчетных, молодых и старых, вылупляющихся, как головастики из жабьей икры, сказал Пушкин:

Бесконечны, безобразны,

В мутной месяца игре,

Закружились бесы разны,

Словно листья в ноябре…

Что же нам делать с ними, которые страшнее киллера и президента? Чем заговорить и залоснить эти рожи, перед которыми Босх и Брейгель — наивные карикатуристы?

Может, пойти всем народом и переломить о колено проклятую Останкинскую вышку? Срыть до земли Останкинское телевидение? Но так уже было в 93‑м году, когда измученный, оскорбленный люд не стерпел и пошел на «Останкино». Но из каждого телеведущего, из каждой дикторши вдруг вылезло пулеметное рыло и поколотило безоружных людей. Ритуальная жертва на пороге сатанинского храма.

Так что же нам делать?

Перестать им верить. Понимать любое их слово как ложь, как перевернутую правду. Воспринимать и называть их, как врагов России и рода человеческого. Постоянно указывать на них, как на исчадие ада. Крестить их бороды, усы, их лупоглазые личины, чтобы они сморщились, потекли, превратились в комочки слизи. И если ты депутат, указывай на них и требуй русский телевизионный канал. Если ты художник, нарисуй их без прикрас и требуй русский телевизионный канал. Если ты священник, служи молебен об изгнании бесов и требуй русский православный канал. И если ты хочешь жить и дышать, выруби этот мерзкий, воняющий серой ящик и скажи: «Изыди, сатанидзе!»

Знамя победы, святое и красное

Май 1996

Огненное штурмовое знамя Победы — наше знамя, под которым мы воевали, умирали, молились. Которое водружали над покоренными городами. Возносили в Космос. Целовали в святые минуты. Выхватывали из пожаров. Уносили на себе под рубахой. Пропитывали своими слезами, потом и кровью.

Мерзкие руки сорвали это знамя с флагштока в августе 91‑го, в октябре 93‑го его расстреляли и сожгли в Доме Советов. Это знамя, роняя на него ядовитую пену, топтали уроды и проходимцы. Но оно мистической силой молившихся под ним миллионов, побеждавших под ним дивизий и армий, ликовавших под ним поколений, вновь вернулось на флагшток Родины.

Всенародной бескрайней колонной мы несем его от Владивостока до Бреста как свою драгоценную неопалимую святыню.

Седой знаменосец, твои генеральские золотые погоны сияют. Твой мужественный лик светел. Мы идем с тобой плечом к плечу, и расступается мрак, и разбегаются врассыпную пауки и подземные гады.

И пусть разваливший наш дом еще гонит свою вялую туфту про зарплату, читает свои тусклые бумажки под мелким дождичком, пусть танцует напоказ с размалеванными бабенками и ходит пешком в гастроном — люди не простят ему великого разорения и великого позора. Не простят кровавых бинтов Чечни, горевшего Дома Советов, казнокрадов из в правительстве, русских проституток в заморских борделях, дивизий НАТО на русских границах, мерзкую, бесовскую ложь Киселева, который вьется, как червяк на крючке, со своими рейтингами и прогнозами. Россия своей угрюмой силой и божественной волей сбросит со своих плеч этот прелый зловонный тулуп, в котором копошатся мелкие кровососы и твари. Вновь омоется светом, облачится в светлые ризы. И мы еще увидим посветлевшие глаза стариков, успокоенные очи матерей и сестер.

Как хочется покончить с изнурительной борьбой, забыть о пучеглазых, искаженных ненавистью телевизионных личинах. Как хочется положительного, прямого, не связанного с отрицанием поступка и действия. Хочется дожить до трудов, до урожаев, до космических пусков, увидеть Родину исцеленной, без бомжей и нищих, обняться с другом‑казахом, облобызаться с братом‑белорусом. Как хочется налюбоваться на Москву без мэра‑лицемера, прославить Родину стихом и песней. К этой потаенной мечте — наше шествие и наше движение. Мы — народ, бесконечны, никогда не умрем. И в этом ликовании мы подымаем кверху глаза, и в синем туманном небе, как виденье, летит над Родиной Красный Ангел Победы.

ПОСЛЕСЛОВИЕ Третии путь

Мы соединяли несоединимое

А. Проханов, «Завтра», 42, 2002

Газета, как известно, живет один день. Ну семь, если это еженедельник, как «Завтра», из чьих передовиц и составлен настоящий сборник. Составлен бережно и тщательно в результате строгого отбора, броско назван, проиллюстрирован известным художником, опубликован скандально‑радикальным издательством «Ультра. Культура». И тем самым недолговечным газетным статьям дарована длинная книжная жизнь. Заслуженно ли? Ведь, как и положено передовицам, речь в них шла о самых насущных и животрепещущих политических материях. Писались тексты по конкретным поводам, многие из которых успели — к счастью! — забыться за прошедший с 1996‑го (времени появления первой в сборнике статьи) почти десяток лет.

Но особенность данных статей в том, что, созданные не только известным политиком и журналистом, но и профессиональным писателем, они способны существовать без хрупкой опоры газетной полосы и с легкостью выдерживают тяжелейшее испытание временем. Это проверено: передовицы Александра Проханова уже издавались итожащими книгами‑альбомами в 1999 и 2002 годах. Так что нынешний сборник — не авантюрный эксперимент, а логическое продолжение проекта.

Да, именно проекта, поскольку, несмотря на меняющуюся от года к году описываемую в статьях презренную социально‑политическую фактуру эпох Ельцина и Путина, сами разновременные тексты обладают перманентными связностью и цельностью, сливаясь в единый идеологический монолит.

Сменяются власти, тасуются как карты в колоде серые чиновники‑временщики и общественные лидеры всех цветов и оттенков, создаются и лопаются партии — неизменен Проханов с его непоколебимой позицией борца‑оппозиционера. Авторский стиль самих передовиц неоднороден, то иссушаясь до анонимного информационного сообщения, то распухая барочной витиеватостью автора «Господина Гексогена» и «Последнего солдата империи», то исходя едкой и порой бессильной желчью, то срываясь на библейский пафос пророка. Жанр статей тоже разнообразен — от открытого письма до сатирической фантазии‑памфлета, от политологического доклада до философского трактата. Но за этими внешними колебаниями языковой поверхности проступает литой и прочный интеллектуальный каркас, который и скрепляет бесконечную дробную череду еженедельных газетных сочинений прозаика Проханова, добровольно взвалившего на себя ношу политического послушника.

Именно читая эти тексты как книгу — подряд, страница за страницей, отслеживая авторские непреднамеренные повторы и сознательные рефрены — начинаешь понимать строгие философские критерии скандалезных прохановских оценок, адресованных текущим событиям. Патриот до мозга костей, «красно‑коричневый» фанатик, ненавистник олигархов, враг новой русской буржуазии, обличитель властей, предавших интересы страны, упертый консерватор‑националист, поклонник Сталина и Саддама и т. д., и т. п. (Проханов не боится подставляться, фрондируя своей одиозностью и словно дразня либерального читателя) — на самом деле является потаенным мыслителем‑космистом, наследующим русским любомудрам. И кажется, что броские, страстные, злые, провоцирующие, порой зовущие к топору и пугающие народной революцией передовицы, в которых достается не только идейным врагам, но и явным единомышленникам (а их со временем остается все меньше) — это способ уберечь от чужих свою внутреннюю сакральную идею, которую сможет уловить за едреной газетной риторикой лишь самая чуткая и понимающая часть аудитории.

Про свою философию «красного смысла», которая и превращает сборник статей в единую книгу, Проханов в самом деле говорит главным образом вскользь, хоть эта тема подспудно присутствует чуть ли не в каждом его тексте, даже коли тот максимально привязан к актуальным политическим событиям или посвящен «разборкам» с оппонентами. Только раз, под Пасху 2004 года, он разражается настоящим манифестом, не боясь поведать на газетных страницах о том, как играл в футбол человеческими черепами и видел ангела на берегу Оки. Проханов признается в любви к философу Федорову и заявляет о том, что главным назначением СССР было воплощение мечты о «воскрешении отцов». И вот тут‑то передовицы окончательно складываются в единый текст‑послание.

Все проклятия в адрес Ельцина, Путина, Березовского, Сванидзе, Немцова кажутся лишь поводом рассказать, в чем смысл «русской цивилизации», в чем задача «четвертой русской революции» и какого именно Лидера‑мессию ждет страна. Публицист превращается в религиозного мистика, а политические анализы — в философическую Утопию. В России у этой метаморфозы не существует газетных аналогов любой политической ориентации. Проханов‑журналист — уникален.

Но его высокая, слишком высокая идея об Империи, в которой слились бы извечные противоположности — «красное» и «белое», славянское язычество, русское православие и советский коммунизм, власть и народ, машина и человек, дух и плоть — и все во имя преодоления смерти и наступления Вселенской Пасхи (подробнее — в книге, которая перед вами) есть в самом деле всего лишь утопия, комичная и несвоевременная на обывательский взгляд. Это эстетическое построение писателя Проханова, по человеческой страстности приложенное к реальной жизни Прохановым‑политиком. Но отстраненная эстетика плохо уживается с приземленной политикой, оттого на газетных страницах и появляются отчаянные и нелепые панегирики Советскому Союзу, Сталину и Лукашенко. В кашеобразных списках национальных героев Пушкин как символ русской литературы соседствует с Шолоховым, а Серафим Саровский как носитель мистического опыта — с Гагариным.

Но, читатель, отнесись к этим текстам не как к колонке в газете, выдающей невменяемость ее главного редактора, а как к факту искусства, которое изначально невменяемо. Искусство всегда избыточно, нелогично, оно презирает и нарушает законы здравого смысла. Оно перверсивно и, главное, дисфункционально. Таковы и прохановские тексты, только кажущиеся политическими передовицами. Это литература, полная неподдельного внутреннего напряжения, дышащая жарким духом тотального неприятия реальности, проникнутая утопической волей сопротивления истории и отважно созидающая историю параллельную — Небесную, Красную, Имперскую, Космическую, Русскую (не путать с Россией реальной). Устремленная в туманное и фантастическое будущее философия Проханова, как и философия его символических учителей Федорова, Циолковского, Чижевского и Вернадского, оперирует внеземными категориями, обращается к вечности и неприменима в качестве практического пособия по устройству грешной жизни здесь и теперь. Потому передовицы газеты «Завтра», которые сам автор считает взрывоопасными снарядами, на самом деле безобидны. В этом их практический трагизм и в этом их утопическая красота совершенного в своей бесполезности артефакта. Достойного прежде всего эстетического осмысления.

Но кто осмелится осмыслить страстного и грозного Проханова? Кто сможет вступить в художественную схватку с бряцающим острыми фразами артистическим титаном? Только тот, кто сам склонен к запредельному эмоциональному переживанию и кто готов публично перемешать искусство и жизнь.

«Хронику» Проханова иллюстрирует (вернее, сопровождает параллельным графическим рядом) московский художник Алексей Каллима — восходящая звезда на столичной сцене актуального искусства, основатель нонпрофитной подвальной галереи «Франция», специализирующейся на выставках‑экспериментах, член левацкой молодежной группы «Радек». Это эстетический антипод Проханова, любящего «великого красноярского художника Поздеева», что «воспел Сибирь как страну божественного равновесия и величия», и ненавидящего галериста Марата Гельмана, «автора художественно‑мистических акций, разрушающих традиционные формы русского сознания». Именно в «Галерее М. Гельмана» прошла недавно персональная выставка Каллимы. Однако даже не это главный факт, разводящий писателя и художника по разные стороны баррикады. Они могут быть оппонентами не только в сфере искусства, но и в сфере политической.

Проханов — певец Империи, желающий восстановить СССР в прежних границах и выступающий против любых форм сепаратизма, автор множества статей, направленных против чеченских вооруженных формирований (впрочем, Проханов позволяет себе порой восхищаться «гордым, отважным, пламенным, одухотворенным народом») и славящих победы русской армии во время чеченской кампании. «Лукавые политики не устают внушать, что Чечня — не Россия, Чечня не может почитаться русским человеком за Родину… Русскому народу ежедневно и ежечасно впрыскивают в кровь дурманы, дабы он забыл свою Великую Праматерь Империю», — писал он в передовице, посвященной гибели «российского государственника» президента Кадырова.

Так вот Каллима — русский (!) человек, почитающий Чечню за родину, но оттого страстно желающий ей свободы и искренно ненавидящий российских оккупантов‑«империалистов». Беженец из родного Грозного и свидетель его штурма, он, живя в Москве, теперь идентифицирует себя именно с чеченцем, отрастил бороду ваххабита, изучает ислам и в своих рисунках и инсталляциях постоянно обращается к теме чеченской войны.

В сборнике Проханова немало текстов, ей посвященных.

Потому в качестве графического оформления и выбраны рисунки углем Алексея Каллимы, на которых запечатлены сцены сражений в горах, штурм площади Минутка, взрывы в Москве, захват «Норд‑Оста» и другие узнаваемые, увы, эпизоды.

Каллиме, работавшему с фотографиями, удалось тем не менее добиться виртуозного эффекта непосредственных зарисовок на месте. Его нервная, инстантивная и лаконичная баталистика не скрывает эмоционального отношения автора к изображаемому — здесь почти нет поверженных чеченцев, зато есть грозные русские победители, похожие на хищных псов. Рисунки, имитирующие традиционный жизнеподобный фотореализм, на самом деле являются авторским свидетельством‑высказыванием, законно субъективным и могущим вызывать несогласие и неприязнь, равные несогласию и неприязни к «имперским» статьям Проханова. Но, по абсолютно прохановскому рецепту «соединив несоединимое», книга взаимоуравнивает тексты и рисунки, достигая того паритета, которого не могут достичь воюющие стороны в самой Чеченской Республике‑Ичкерии. Искусству удается то, что не получается в реальности.

Тем более что авторы‑оппоненты в самом деле остаются все‑таки в пространстве искусства. И утопические ламентации — филиппики Проханова, и бесконечный перформанс — жизнь Каллимы по причине своей отчаянной избыточности и однозначного радикализма переходят в разряд феноменов эстетических, канализируя экзистенциальную энергию в надежное и безопасное русло. То русло художественного творчества и есть искомый — хоть и трудно находимый — третий путь у любой политической развилки.

Скажете, что политика и искусство вообще несовместны? Но искусство не может быть свободным от общества и высоколобо чураться социальных проблем. У него есть удивительная способность их остранять, придавая новое — возвышенное — измерение презренному и страшному. Ну а способность критика, наоборот, увидеть в презренном и страшном искусство.

Федор Ромер, арт‑критик



Оглавление

  • ЧАСТЬ 1 Нас остановит только пуля
  •   Сталин — не бронза, а скорость света
  •   Колпак Акаева и скелет Чаушеску
  •   Недотыкомки
  •   «Единая Россия» — «Партия измены»
  •   Бензоколонки продают «Бензин революции»
  •   Путин, не отдавай ракеты Америке!
  •   Рождественская притча
  •   «Здоровеньки булы, батько Махно!»
  •   У «Красных бригад» — длинные руки
  •   «Мобилизационный проект» — или распад России
  •   Одной русской девочкой стало меньше
  •   Кто меч скует? — Не знавший страха
  •   Революция, вскормленная от сосков олигархов
  •                   Золотой жук президента Путина
  •   Пасха — национальная идея россии
  •   Хороший либерализм — мертвый либерализм
  •   Мы — не фотороботы
  •   Россия как древо познания добра и зла
  •   «Шикарно, как все на Руси»
  •   Сука Путина ощенилась
  •   «Его зарыли в шар земной…»
  •   За кого проголосует Ходорковский?
  •   На ком «Анафема» 93‑го года?
  •   Брат мой зэк
  •   Плевок Абрамовича
  •   «Административный ресурс» — приют негодяев
  •   Проповедь победы
  •   Саддам — герой, Буш — убийца, Путин — тряпка
  •   Американские гробы с иракского фронта
  •   Кто срубит кремлевскую елку?
  •   Морг‑Ост
  •   «Что впору Лондону, то рано для Москвы»?
  •   Особенности национальной охоты на писателей
  •   Скинхед обнимает японца и негра
  •   Буш объелся груш
  •   Посадка на бронепоезд «Москва — Воронеж»
  •   Время Арафата
  •   Спорт — национальная гордость великороссов
  •   Отменить мораторий на Казнь Ельцина
  •   Куранты Путина остановились в полночь
  • ЧАСТЬ 2 Мысль изреченная есть взрыв
  •   Восстание детей
  •   Это сладкое слово «Джихад»
  •   Америку поцеловал ангел смерти
  •   Лукашенко победит!
  •   Город золотых унитазов
  •   Красная ласточка революции
  •   Столица Югославии — Гаага
  •   Оторванные головы не едят ананасов
  •   Либерализм как дырка истории
  •   Возвращение Красного знамени
  •   Красные иконы и черные иконоборцы
  •   Электрошоковая терапия Чубайса
  •   НТВ — Морг в каждом доме
  •   Президенту Америки — От редактора «Завтра»
  •   Подводников «Курска» — в кремлевский пантеон
  •   По молитвам старцев сгорело «Останкино»
  •   «Крупный российский бизнес» — в прорубы
  •   Сколько стоит скелет губернатора?
  •   В дом либерала стучится Берия
  •   Оппозиция, испачкай руки в земле!
  •   Макашов — хорошо!
  •   Собчак неисчерпаем, как электрон
  •   Слава генералам чеченской войны!
  •   Ельцин погрузился, как гнилой топляк
  •   «Черный пояс» Путина, «Красный пояс» Зюганова
  •   Красный смысл не покинет Россию
  •   Лукашенко — великан, Явлинский — пигмей
  •   Батарея!.. По врагам России!.. огонь!
  •   Примак примака видит издалека
  •   Степаша подыхаша, президеша идиоша
  •   Ермак Тимофеевич и Борис Абрамович
  •   Бросим к мавзолею штандарты НАТО!
  •   Граница НАТО проходит через НТВ
  •   ЦэКаБешенство
  • ЧАСТЬ 3 Слово, пронесенное сквозь ад
  •   Солженицын дал пощечину Ельцину
  •   Галину Старовойтову застрелил демократ
  •   Сербы, разбомбите Берлин!
  •   Это сладкое слово — восстание
  •   Курс доллара «семь‑сорок» рухнул
  •   Ельцину снится Ипатьевский дом
  •   Бутон революции, цветок катастрофы
  •   Психиатр президента сошел с ума
  •   Русское сопротивление: пророки и лидеры
  •   Преемник Ельцина — Змей Горыныч
  •   Русский интеллигент в час солнечного затмения
  •   1998: Восстание машин
  •   Оппозиция: народ — радикал, лидеры — центристы
  •   Мы — из восстания!
  •   Лужков пролетел на серебряном «Су»
  •   Дума, объяви импичмент предателю
  •   Винтовка рождает власть
  •   Гитлер и Бандера в гостях у Ельцина
  •   Русский, учи албанский!
  •   Говорят, в Кремле кур доят
  •   Чеченский нож под русское ребро
  •   Оппозиция: с кем и куда?
  •   Шесть дыр в сердце Ельцина
  •   Еврейские банкиры и чеченские гранатометы
  •   Народный булыжник российского согласия
  •   Москву ожидает судьба Кабула
  •   Бесы телевидения, вон из дома!
  •   Знамя победы, святое и красное
  • ПОСЛЕСЛОВИЕ Третии путь