Император Юлиан (fb2)




Gore Vidal
JULIAN

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ АВТОРА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - ЮНОСТЬ

-I-

-II- ЗАПИСКИ ИМПЕРАТОРА ЮЛИАНА АВГУСТА

-III-

-IV-

-V-

-VI-

-VII-

-VIII-

-IX-

ЧАСТЬ ВТОРАЯ - ЦЕЗАРЬ

-X-

-XI-

-XII-

-XIII-

-XIV-

-XV-

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ - АВГУСТ

-XVI-

-XVII-

-XIX-

-XX- ДНЕВНИК ЮЛИАНА АВГУСТА

-XXI-

-XXII-

-XXIII-

-XXIV-

Краткая библиография

Оглавление

Гор Видал
ИМПЕРАТОР ЮЛИАН


Перевод с английского Е. Цапина


©


ЛИМБУС ПРЕСС


Санкт-Петербург 2001


Гор Видал Император Юлиан: Роман. - СПб.: Лимбус Пресс, 2001. - 616 с.


Исторический роман "Император Юлиан" знаменитого американского писателя Гора Видала (род. 1925) повествует о том, как чуть было не повернула вспять история человечества.

Во зло или во благо?

Друг Дж. Ф. Кеннеди, Видал пишет своего "идеального лидера", в первую очередь, с него.


ISBN 5-8370-0144-1


© Е. Цыпин, перевод / Лимбус Пресс, 2001

© А. Веселое, оформление/ Лимбус Пресс, 2001

© Оригинал-макет/ Лимбус Пресс, 2001


ОТ АВТОРА


Люсьену Прайсу


Издавая продолжение романа "Я, Клавдий", Роберт Грейвз раздраженно заметил в предисловии, что многие рецензенты, по-видимому, считают, будто он состряпал свой роман из сплетен, дошедших до нас благодаря Светонию, причем это им казалось на редкость простым и легким делом. Поэтому роман "Божественный Клавдий" Грейвз снабдил пространной библиографией, в которую включил едва ли не все сохранившиеся античные тексты описываемой эпохи. Я, к сожалению, не могу похвалиться такой начитанностью, но чтобы не подумали, что моим единственным источником была история Аммиана Марцеллина (а то и Эдварда Гиббона), в конце книги я привожу краткую библиографию. О жизни императора Юлиана сохранилось исключительно много документальных свидетельств. До нас дошли три тома его собственных сочинений и писем; кроме того, о нем оставили яркие воспоминания Либаний и Григорий Назианзин, знавшие его лично. Хотя я писал не исторический трактат, а роман, я старался строго придерживаться фактов и лишь иногда допускал некоторые перестановки. Например, сомнительно, чтобы Приск находился в Галлии с Юлианом, но в интересах повествования мне показалось целесообразным его туда отправить. Для Европы Юлиан всегда оставался чем-то вроде "запретного героя". Его романтическая попытка остановить распространение христианства и возродить эллинскую религию и культуру не перестает привлекать внимание историков и писателей, особенно в такие исключительные эпохи, как Возрождение и XIX век, когда о Юлиане написали пьесы два столь не схожих между собой автора, как Лоренцо Медичи и Генрик Ибсен. Но даже если отвлечься от удивительной жизни Юлиана, IV век сам по себе - очень интересный предмет для исследований. За полвека, прошедших между воцарением Константина Великого, приходившегося Юлиану дядей, и смертью Юлиана в возрасте тридцати двух лет, христианство окончательно утвердилось. Хорошо это или плохо, но та эпоха во многом определила и нашу современность. Названия городов я предпочитал давать не древние, а современные (например, Милан вместо Медиолан), кроме случаев, когда древнее название более известно (например, Эфес вместо Сельджук). Датировку я применил современную - до и после Рождества Христова. Поскольку придворные Юлиана были главным образом военными, даты в романе пишутся так, как это принято в американской армии, например: 3 октября 363 г. Большие трудности вызвало определение денежного курса, поскольку точная покупательная способность денег четвертого века не известна, но золотой солид, вероятно, равен приблизительно пяти долларам. Три повествователя в моем романе - Юлиан, Либаний и Приск - писали по-гречески, а на латыни изъяснялись с большим трудом, о чем они сами неоднократно напоминают, но тем не менее в их речи, как и в нашей, иногда встречаются латинские термины. Тех, кто будет понапрасну искать знаменитые последние слова Юлиана: "Ты победил, Галилеянин!", предупреждаю заранее: Юлиан их никогда не говорил. Настоящим автором этого риторического перла является Феодорит, сочинивший его столетие спустя после гибели Юлиана. Приношу свою искреннюю благодарность Американской академии в Риме и Американской школе классических исследований в Афинах за предоставленную мне возможность пользоваться их библиотеками.

- Г. В.