Граница пустоты (Kara no Kyoukai) 03 (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Насу Киноко Граница пустоты 03 (Kara no Kyoukai)

Асагами Фудзино: Жизни нет. Только боль.

Граница пустоты: часть 03 00

Асагами Фудзино: Жизни нет. Только боль.

В детстве я однажды сильно порезала руку, играя в кухню.

Позаимствованные вещи, игрушечные имитации вещей, поддельные вещи…

Среди пластмассовых игрушек случайно оказался настоящий острый нож.

Я не заметила, как глубоко рассекла ладошку между пальцев.

Помню, как прибежала к маме, недоумевающая и вымазанная кровью.

Помню, как она плакала, одновременно ругая и утешая, помню ее руки, нежно обнимающие меня.

Мама жалела меня, приговаривая, что это должно было быть очень больно.

Помню, как заплакала вместе с ней, из солидарности, так и не поняв, что означают эти слова. Но, заливаясь мимолетными детскими слезами, я была счастлива, чувствуя покой и уют в теплых маминых объятиях.

– Фудзино, милая, боль уйдет, когда порез заживет.

Так говорила мама, осторожно бинтуя мою руку.

Я так и не поняла, что значат эти слова.

Потому что я не испытывала чувства боли.

Остаточная боль – Асагами Фудзино.

Граница пустоты: часть 03 01

– Вот уж не ожидал получить такое в качестве рекомендательного письма.

Старичок в белом лабораторном халате потряс мою руку, расплывшись в неискренней улыбке, почему-то напомнившей о рептилии. Впрочем, он вполне соответствовал образу слегка сумасшедшего ученого и обстановке университетской лаборатории, в которую я осмелился нанести визит.

– Сверхъестественные человеческие способности, ого-го. Интересуетесь подобными штучками, молодой человек?

– Не очень. Но мне бы хотелось получить представление о том, что думают по этому поводу ученые. Могут ли они существовать в действительности.

– Хе-хе, это и называется – «интересоваться». Впрочем, неважно. Прислала гонца со своей визитной карточкой вместо длинных писем и запросов? Узнаю, узнаю свою ученицу. Она всегда с трудом укладывалась в рамки, и я был уверен, что она далеко пойдет. Интересно, чем занимается теперь? Жаль, что не осталась в аспирантуре, ведь вокруг – одни бездари. Буквально не с кем перекинуться словечком, не то, что поработать от души. Печально, очень печально.

– Э-э… вы начали говорить о сверхъестественных способностях, сэнсэй.

– Да-да, сверхъестественные способности. В принципе, серьезное изучение таких вещей – не наш профиль. Даже и не знаю, смогу ли вам помочь, молодой человек. Лаборатории, которые не стесняются заниматься подобными сомнительными исследованиями, во всей Японии можно пересчитать по пальцам. Эта тема – настоящий черный ящик, и заслуживающей доверия информации очень и очень мало. Хотя до меня доходят некоторые слухи – оттуда и отсюда. Говорят, практические наработки все же начинают появляться, как ни смехотворно это звучит. Начать следует с того, что существует довольно много разновидностей подобных сил и подавляющая часть их – прирожденные.

– Прошу прощения, но научная классификация мне не так уж важна. Не могли бы вы рассказать о том, что можно было бы назвать телекинезом, и о людях, которые наделены подобным даром. Что они собой представляют, и… как они кончают.

– Телевизионные каналы. Вы смотрите телевизор, молодой человек?

– Смотрю иногда. Но причем здесь это?..

– Человеческий мозг можно сравнить с антенной, принимающей телевизионные каналы. Какой вы предпочитаете?

– Дайте подумать… наверное, восьмой.

– Пусть так. Тогда это будет программа с высшим приоритетом. Но представьте себе, что человеческий мозг способен, как и антенна, принимать 12 разных каналов, идущих по разным диапазонам. Но одномоментно – только один, и на другие мы попасть в это же время не можем. Пусть это и будет наш с вами восьмой канал, канал с наивысшим зрительским рейтингом. Раз его смотрят практически все, мы можем смело назвать его «здравым смыслом», да? Чтобы быть нормальным человеком, достаточно воспринимать только его. Понимаете, к чему я клоню?

– Вы хотите сказать, мы созданы для того, чтобы воспринимать только один, самый распространенный и безопасный канал?

– Не совсем. Но этот момент вы уловили правильно, молодой человек. Здравый смысл нашего двадцатого века действительно сосредоточен на бьющем все рекорды популярности восьмом канале. И если вы способны воспринимать лишь его – вам ничто не угрожает. Уютное филистерское гнездышко, выстланное мягкой подстилкой здравого смысла. Там тепло и безопасно, житейская мудрость защищает вас, не дает в обиду жестокой реальности. Разве это не чудесно?

– Хотите сказать, другие каналы небезопасны?

– Трудно утверждать со всей определенностью. Но представим себе, что по третьему каналу вы сможете принимать мысли растений, а не окружающих вас людей. А на четвертом канале идет информация, которая научит вас использовать свои мозговые волны для управления не только собственным телом, но и чем-то еще. Восхитительно, не правда ли? Неплохо было бы заглянуть на такой канал хоть одним глазком. И здесь нас подстерегает опасность: нам придется ради этого отказаться от безопасного и знакомого восьмого канала, который снабжает нас здравым смыслом. А между тем, только этот популярный у аудитории канал дает нам возможность безбедно существовать в нормальном человеческом мире. И другие каналы не смогут восполнить его отсутствие – их передачи не смогут предложить ничего похожего. Вы не найдете человеческих моральных устоев нигде, кроме восьмого канала.

– Выходит, не воспринимать восьмой канал – то же самое, что быть психически ненормальным?

– В точку, молодой человек. Представьте себе человека, способного воспринимать только третий канал. Он может говорить с растениями, но взамен утрачивает способность понимать людей. В результате общество справедливо классифицирует его как слабоумного и мигом закатает в психушку. Это – один из частных случаев носителей сверхъестественных способностей, людей с прирожденной восприимчивостью к иным каналам, чем у окружающих. Но существуют и носители, которые не замыкаются в рамках одного, абсолютно чуждого человеческому здравому смыслу канала. Они обладают способностью воспринимать и четвертый канал, и восьмой в одно и то же время или переключаться между ними. Ведь у телевизора есть переключатель программ, верно? Но обычно, глядя восьмой канал, смотреть и четвертый нельзя – и наоборот. Люди же со сверхъестественными способностями одновременно воспринимают оба. В них уживается человеческая часть и нечеловеческая.

– Понимаю. В отличие от тех, кто ограничен одним только четвертым каналом, и кого легко отличить – ведь у них изначально не было человеческой здравомыслящей части – такие странные люди не выделяются внешне.

– Зрите в корень, юноша. Общество классифицирует таких индивидуумов как маньяков или психопатов-убийц, хотя правильнее назвать их «не вписывающимися в социум», «неприкаянными» созданиями. В социум в разной степени не вписываются многие люди, но «неприкаянные» противоречат ему одним фактом своего существования. Это люди, которые не должны существовать или даже просто не имеют права существовать с точки зрения здравого смысла. Не более, не менее. Но мы же сейчас рассматриваем теоретическую модель, где все возможно, так что не позволим ограничивать себя его тесными рамками. Представьте, что с человеком, способным воспринимать и четвертый и восьмой каналы, что-то произошло. Инцидент, катастрофа, которая лишила его здравомыслящего восьмого канала, и оставила целиком во власти четвертого. Это будет страшно. Ведь, хотя человек не лишится представления о существующих правилах общества и здравом смысле, он перестанет руководствоваться ими. Он станет чужаком, «неприкаянным», не имеющим с нами ничего общего, кроме похожей оболочки. С ним невозможно будет объясниться, он будет думать в принципиально ином диапазоне.

– Но можно ли вернуть «неприкаянного» к нормальному человеческому существованию?

– Проще выключить полностью. Ликвидировать. Если быть точным, для лечения требуется выключить только ненормальный, нечеловеческий канал. Увы, выключить канал – означает разрушить мозг целиком, ибо способа отключить лишь его часть не существует. Только полное выключение, ликвидация мозга, и, следовательно, личности. А за стиранием личности последует и гибель тела. Печальный результат. Но такова участь носителей сверхъестественных способностей. Если же объект сможет пережить такое, ну, это уже высший пилотаж. Канал, эдак, двенадцатый по стандартному диапазону – настоящее волшебство, не меньше. Обладатель такого канала поднимется на ступень, которую скудный человеческий умишко даже представить себе не сможет.

Профессор заперхал старческим смешком, словно сказал что-то необычайно смешное.

– Благодарю вас, сэнсей, вы мне очень помогли. А верно, что самым распространенным видом телекинеза является гнутье ложек?

– Что? Гнутье ложек?

– Такое часто показывают по телевизору. Меня, правда, больше интересует не то, как гнутся ложки, а как ломаются человеческие руки.

– Руки взрослого человека? Для этого нужно очень сильно постараться. Для телекинетической деформации большее значение имеет линейный размер объекта, чем его прочность. И тому фокуснику, который запросто сгибает ложки, потребуется неделя, чтобы сломать человеческую руку. Если он не надорвется, конечно. Кстати, в том случае, о котором вы говорите, молодой человек, скручивание происходило по часовой стрелке или против?

– Разве это имеет значение?

– Конечно, имеет. Для такого телекинеза необходима точка отсчета. Ведь даже Земля вращается в определенном направлении. Так вы говорите, в разных случаях по-разному, постоянного направления не было? Хм, неужели такая сила действительно существует? Если так, рекомендую вам не стараться познакомиться с ее носителем поближе. Он – обладатель более чем двух каналов. Никогда не слышал о «неприкаянном», который мог бы скручивать предметы в обоих направлениях. Два канала, да к тому же используемые одновременно?! Невероятная мощь!

– Прошу прощения, сэнсей, мне пора. Нужно еще успеть сегодня заехать в Нагано. Очень признателен вам за помощь.

– Не стоит благодарностей. По ее рекомендации вы можете заходить всякий раз, когда потребуется. Да, кстати, как поживает Аозаки-кун?..

Граница пустоты: часть 03 02

Все еще в вяжущем оцепенении, Асагами Фудзино поднялась и села. В низком зальчике не осталось никого, кроме нее. Лампы под потолком были выключены… постойте, на самом деле их здесь и не было. Ее окружала затхлый полумрак.

Издав болезненный вздох, Фудзино подняла руку и ощупала волосы. Прядь волос на левом виске была срезана. Да, наверное, это сделал тот парень, который еще несколько секунд назад наваливался на нее всем своим весом. Воспоминание заставило ее, наконец, обвести помещение мутным взглядом. Бар, оборудованный в подвале, без единого окна. Обанкротившееся заведение закрылось еще полгода назад и превратилось в притон, где собиралась банда хулиганов. Вдоль стенок виднелись барные табуреты из металлических труб, а посередине зала возвышался большой бильярдный стол. Повсюду валялись упаковки с дешевой едой из ближайшего супермаркета, по углам громоздились горы мусора. Наверное, мусор и был виновником непонятно-тревожного запаха, тяжело висящего в воздухе. Тошнотворный запах заставил Фудзино невольно скривиться от отвращения, в ней проснулось раздражение и беспокойство. Резкая вонь горящей спиртовой лампы на его фоне ощущалась понятной и утешительно-знакомой. Мерзкое место…. словно трущоба из какой-то далекой нищей страны. Неужели по другую сторону неосвещенной бетонной лестницы – нормальный и благополучный японский город?

Рассудок Фудзино оставался затуманенным, и она обвела подвальный зал взглядом с умеренным и деликатным любопытством, которое было бы более уместно на званом вечере. Она все еще не могла вспомнить, ни как здесь очутилась, ни что с ней происходило минуту назад. Взгляд остановился на лежащем на полу оторванном человеческом запястье. Бестрепетно подняв его, она посмотрела на часы, прочно держащиеся на ремешке. Люминесцентный экранчик показывал 20:00. Двадцатое июля. 1998 год. На самом деле не прошло и часа с тех пор, как она попала сюда.

Тело Фудзино пронзила неожиданная боль, и она не смогла сдержать жалобный стон. Ее живот жгло, словно огнем, и девушка скорчилась, выдыхая сквозь стиснутые зубы. Под ладонью, которой она оперлась на пол, хлюпнуло. Осмотревшись, она поняла, что почти весь пол залит какой-то жидкостью.

– Все верно, ведь сегодня шел дождь.

Говоря с собой, точно сомнамбула, Фудзино поднялась на ноги. Глаза сфокусировались на кровавом пятне на переднике строгого форменного платья. В том самом месте, где ее ударили ножом. Ударил ножом человек, один из тех, кто валялся на голом бетонном полу подвального бара.

Он имел в городе очень плохую репутацию. Самый сильный, злобный, жестокий и предприимчивый из отчисленных из школ шалопаев, он сколотил шайку и заправлял всеми хулиганами окрестных кварталов. Его подручными были такие же тупые и жестокие подрастающие бандиты, как и он, и их совместные развлечения не отличались изысканностью. Среди их подвигов числилось и изнасилование Фудзино. Она просто попалась им под руку – никаких других причин не было. То, что девушка была очень красивой, и к тому же училась в престижной женской академии Рэйен, лишь раззадорило хулиганов. Поначалу они опасались, что им все же придется ответить за насилие, но, убедившись, что Фудзино переживает унижение молча и никому не рассказывает, они совершенно распоясались. Когда они почувствовали силу, им показалось мало одного раза, и Фудзино несколько раз подстерегали на улице и затаскивали в отвратительный притон. Сегодня было то же самое, и насильники прекрасно расслабились. Однако повторяющееся незатейливое развлечение уже перестало их удовлетворять. Волчата начали скучать, и, чтобы придать остроты приевшейся игре, главарь вынул нож. Помимо всего прочего, его гордость была уязвлена – ведь Фудзино продолжала жить внешне нормальной жизнь даже после того, как они изнасиловали ее. Его одолевало жестокое желание доказать свою власть над странно-безответной девушкой, но отсутствующее выражение ее лица не изменилось даже когда острое лезвие заскользило по ее тонкой шее. В припадке неконтролируемой ярости главарь швырнул ее на пол и…

– Нельзя выходить в таком виде.

Лицо Фудзино омрачилось, когда она рассмотрела заляпавшие ее платье пятна. Больше всего крови – ее собственной или нет? – было на животе, но по всей одежде и даже по волосам были рассеяны кровавые отметины помельче. Отстирать их будет непросто.

– Когда же я успела так испачкаться?.. Вот дурочка, – пробормотала Фудзино себе под нос.

Она в раздражении поддела носком туфли валяющуюся на полу оторванную руку.

Странно. Она была больше раздражена тем то, что испачкалась их кровью, чем воспоминаниями о том, как они насиловали ее.

Вспышка ярости напугала и удивила Фудзино, и она постаралась думать о чем-то другом. Снаружи – дождь. На улицах в этот поздний час должно быть немного прохожих. Пусть дождь льет как из ведра, она не замерзнет летним вечером, даже если вымокнет насквозь. Зато можно будет смыть кровь в каком-нибудь парке. Подумав об этом, она успокоилась так же неожиданно, как и вспыхнула минуту назад. Шагнув прочь из кровавой лужи, Фудзино машинально сосчитала разбросанные тела. Одно, два, три, четыре… четыре… четыре…

Сколько бы раз она ни считала, их оставалось четверо. Девушка замерла на месте, словно окаменев.

Один пропал.

– …Сбежал? – прошептала она еле слышно.

Тогда ее заберут в полицию. Если беглец все расскажет, ее арестуют. Но пойдет ли он туда? Как он сможет объяснить, что произошло? Начнет с того, что они схватили ее, Асагами Фудзино, изнасиловали и угрожали ей, требуя молчания? Невозможно. Он не захочет признаться, а мозгов, чтобы выдумать какую-нибудь правдоподобную историю у такого как он не хватит.

Немного успокоившись, Фудзино выкрутила фитилек спиртовки, жужжащей на биллиардном столе. Тяжелые кулисы теней чуть отползли, открыв мрачную сцену. Шестнадцать оторванных рук и ног, среди них четыре тела и четыре головы. Оранжевое пламя лампы высветило заляпанные причудливыми темными пятнами стены и пол – словно здесь бушевал обезумевший художник. Фудзино не дрогнула.

Один сбежал…

Ее месть еще не завершена.

Пока не завершена… но, может быть, это и правильно?

– Мне… нужно отомстить?

При одной мысли о том, что ей придется убить еще одного человека, Фудзино охватил ужас. Дрожа, как в лихорадке, она обхватила себя руками. Пусть она будет в опасности, если не заставит его замолчать, но… убивать людей? Нет, она не хочет… не может…

Губы ее отражения в кровавой луже искривились незнакомой усмешкой.

Граница пустоты: Часть 03 03

Конец июля подхватил меня и понес в вихре странных и страшноватых событий: моя подруга, которая два года пролежала в коме, вернулась к жизни; я закончил второй крупный проект на новой работе; младшая сестра, которую я не видел пять лет, примчалась и ворвалась в мою жизнь. Девятнадцатое лето Кокуто Микия, то есть мое, обещало быть необычным и суматошным.

Сегодня был один из редких нормальных выходных, и школьные друзья позвали меня выпить и поболтать. Все было отлично, и я даже не заметил, как пропустил последнюю электричку. Остальные разъехались на такси, но моя зарплата ожидалась лишь назавтра, и в карманах гулял ветер. Делать было нечего, и я решил прогуляться до дома пешком, благо до него было всего две остановки. Пока я неторопливо шагал по пустынной улице, двадцатое июля незаметно перетекло в двадцать первое.

За полночь город выглядел безжизненным. Даже торговый квартал угомонился быстро, ведь назавтра ожидался будний день. С вечера поливал дождь, и теперь асфальт блестел, а в глубоких лужах отражался дрожащий свет фонарей. Клумбы и газоны, избегнувшие асфальтовой гробницы, набухли и хлюпали. Ночь в середине лета была жаркой, за тридцать, и влажная парная духота заставляла пот катиться градом, а зубы – сжиматься в подспудном раздражении.

В узком боковом проулке скорчилась тоненькая фигурка. Девушка в черной школьной форме согнулась, почти повиснув на ограждении тротуара и прижав руку к животу, словно пытаясь облегчить боль. В строгом форменном платье с белым воротником было что-то от монашеского одеяния. Постойте, не совсем так, оно было нарочито скромным, но из дорогой ткани, словно вечерний туалет – это же форма женской академии Рэйен! Кстати, если верить Гакуто, эта форма весьма популярна у настоящих ценителей. По их словам она очень похожа на костюм горничной. Нет-нет, я в курсе вопроса вовсе не потому, что я – фанат горничных или фетишист. Просто моя младшая сестра ходит именно в эту школу.

Сестра говорила, что все ученицы живут в пансионе.

Довольно странно увидеть девушку из такого строгого и чопорного заведения на улице в столь поздний час. Или у нее какие-то неприятности, или она не очень-то строго соблюдает школьные правила – нарушительница, иными словами. Имея некоторое отношение к академии Рэйен – пусть и через сестру – и поэтому чувствуя определенную ответственность, я решился окликнуть ее. Девушка заторможено повернула голову в мою сторону, длинные пряди мокрых волос упали на плечо.

Дыхание ее было тяжелым и болезненным, но лицо выглядело спокойно-безжизненным, а глаза отрешенными. Миниатюрное личико с правильными мелкими чертами – настоящая Ямато Надесико[1]. Длинные прямые волосы – действительно роскошные – ниспадали по спине водопадом, а небольшие прядки на висках, отделенные миниатюрными ушками, были переброшены на грудь. Левая прядь была грубо и косо обрезана, но ровная прямая челка безошибочно выдавала воспитанную молодую леди из хорошей семьи.

– Что вам… нужно?

Ее голос дрожал, хотя она пыталась говорить, как ни в чем не бывало. Но смертельно бледное лицо девушки, синюшные губы, рука, судорожно прижатая к животу, и страдальчески сдвинутые брови свидетельствовали, что ей очень больно.

– У тебя болит живот?

– Н-нет… я просто…

Напрасная попытка – ее вид настолько противоречил едва слышным словам, девушка выглядела настолько хрупкой и готовой в следующую секунду сломаться, лопнуть, как перетянутая струна, что я невольно вспомнил Шики. Такой она была в то время, когда я впервые встретил ее.

– Ты учишься в академии Рэйен, правильно? Но ведь это довольно далеко. Опоздала на последнюю электричку? Хочешь, вызову для тебя такси?

– Н-не беспокойтесь. У меня… у меня все равно нет денег.

– Да? У меня тоже – вот так совпадение.

Она удивленно моргнула. Мда, шутка действительно прозвучала глуповато.

– Так-так. Тогда, наверное, ты живешь недалеко отсюда? Мне рассказывали, что все ученицы обитают в пансионе, но, наверняка, у тебя есть разрешение уйти.

– Нет… мой дом далеко.

Я удивленно наклонил голову.

– Ты что же, сбежала?

– Мне… пришлось.

В затруднении, не представляя, что сказать дальше, я помедлил. Девушка промокла насквозь, с ее платья часто падали капли. Наверное, она не смогла укрыться от недавнего дождя. С тех самых памятных событий несколько лет назад промокшие под дождем девушки вызывали во мне смутное беспокойство. Это было невыносимо, и я сам не заметил, как изо рта вылетели слова:

– Не хочешь переночевать у меня?

– А… можно?

На поднятом ко мне лице мелькнула отчаянная надежда. И я кивнул.

– Конечно. Я живу один, и ты никого не побеспокоишь. Не бойся, я не собираюсь ничего такого делать с тобой, хотя… я все же здоровый парень и стопроцентной гарантии дать не могу. Мало ли что случается. Если не боишься, идем со мной. Хотя получка только завтра, и денег у меня нет, дома в аптечке найдется болеутоляющее.

Девушка робко улыбнулась – беззащитной и невинной улыбкой. Она выглядела настолько счастливой, что я даже слегка застеснялся – ведь я не сделал ничего особенного. Приняв протянутую руку, она грациозно поднялась.

Мне показалось или там, где она сидела, на асфальте остались красные пятна?..

Вместе с незнакомкой мы двинулись сквозь вымерший ночной город.

– Нужно еще немного пройти пешком. Если тебе тяжело, скажи – уж девушку-то я смогу донести на спине.

– Спасибо. Но… уже все зажило… и почти не болит.

Как бы она не отрицала, было видно, что она мучается – ладонь все еще была крепко прижата к животу. Поэтому я переспросил:

– И живот не болит?

Девушка, не говоря ни слова, помотала головой. Мы прошли еще немного. Она неожиданно нарушила молчание и прошептала, опустив лицо:

– Болит... очень болит. Так, что хочется плакать. Но… мне можно?..

Мой кивок произвел удивительное действие: она зажмурилась с таким радостным и облегченным выражением лица, словно попала в счастливый сон.

Девушка не назвала своего имени, и я тоже не стал представляться. Так будет даже романтичнее. Когда мы добрались до моей тесной однокомнатной квартирки, она попросила разрешения воспользоваться душем и заперлась там. Ей нужно было развесить промокшую одежду, и я, чтобы не смущать ее, решил подождать снаружи. Зачем-то ляпнув, что мне нужно купить сигарет, я стоически проторчал на улице почти час. Черт, деликатность – это отлично, но я же не курю, и мне было совершенно нечем развлечь себя. Нельзя все же быть таким добрым.

Совсем соскучившись, я осторожно приоткрыл дверь и увидел, что девушка тихо спит на диванчике. Поставив будильник на семь тридцать, я тоже улегся. Засыпая, я задумался – откуда на ее школьной форме, сушившейся на плечиках, этот порез чуть выше талии?

Когда я проснулся наутро, девушка уже поднялась и оделась, и теперь молча сидела в уголке. Увидев, что я открыл глаза, она низко поклонилась:

– Огромное вам спасибо. Мне нечем отплатить за вашу доброту, но я очень, очень благодарна.

Поднявшись, она двинулась к двери, но я остановил ее. Мне было неловко, что я заставил ее сидеть и дожидаться только для того, чтобы поблагодарить, и я решил загладить вину:

– Постой. Хочешь позавтракать?

Девушка послушно остановилась. У меня осталось только оливковое масло и макароны, поэтому на завтрак получились спагетти. Быстренько приготовив на двоих, я выставил тарелки на стол. Повисло молчание, и я почел за благо включить телевизор.

Передавали выпуск новостей, и диктор как раз рассказывал о жутком происшествии, случившемся прошлой ночью.

– Мда, история как раз из тех, что интересуют Тоуко-сан.

Если бы та услышала, то наверняка запустила бы в меня чем-нибудь. Впрочем, новости действительно были сногсшибательными.

Этой ночью в заброшенном полгода назад подвальном баре были обнаружены четыре мертвых тела. Конечности жертв были оторваны, и место происшествия превратилось в озеро крови. Это случилось совсем недалеко, остановках в четырех от моего дома. Странно, репортер упомянул о том, что руки и ноги были не отсечены, а оторваны, но не уточнил, что это значило, а перешел к информации о личностях погибших.

Все четверо оказались старшеклассниками. Бездельники и уличные хулиганы из соседних кварталов. Похоже, они не брезговали и наркотиками, и человек, которого репортер расспрашивал о жертвах этой ночи, сердито сказал:

«Подонки заслужили смерть».

Поношение умерших вызывало раздражение, и я выключил телевизор. Взглянув на мою незнакомку, я заметил, что ее лицо опять исказила гримаса боли, а ладонь снова оказалась на животе. Она не съела ни кусочка. Опустив лицо так, что я не мог видеть выражения, она едва слышно пробормотала:

– …Никто не заслуживает смерти.

Ее дыхание снова участилось, девушка простонала:

– Почему?.. Ведь… рана зажила, так почему же?!

Вскочив, она бросилась к двери, не глядя по сторонам. Я попытался ее остановить, но она отшатнулась – кажется, она не хотела, чтобы я подходил близко.

– Постой! Успокойся немного.

– Все… все в порядке. Я так и знала… мне уже не вернуться.

Ее миловидное лицо исказилось от боли – и это выражение вдруг снова напомнило мне Шики – но она остановилась в дверях и низко поклонилась, прежде чем исчезнуть.

– Прощайте. Надеюсь, мы больше никогда не встретимся.

Ее лицо было неподвижным и безжизненным, как у японской куклы, за исключением глаз.

В них кипели слезы.

Граница пустоты: Часть 03 04

Когда незнакомка исчезла, я отправился на работу. Точно подобрать название для того, чем занималась микроскопическая компания, куда я имел счастье трудоустроиться, было тяжело. Она специализировалась на изготовлении кукол, но большая часть заказов, которые мы выполняли, была связана с конструкторскими и архитектурно-дизайнерскими работами. Ее владелица и моя начальница, Аозаки Тоуко, была довольно экстравагантной женщиной лет тридцати, которая выкупила недостроенное и брошенное здание, чтобы устроить там свой офис. Впрочем, все это предприятие и выглядело скорее как продолжение ее хобби, чем обычный бизнес. Причины, которые привели к тому, что я устроился к ней на работу, были довольно сложными, но теперь все это превратилось в каждодневную часть жизни. Иногда я жаловался, но, скорее в шутку. На самом деле, я считал, что мне повезло. Ведь все проблемы, с которыми я здесь сталкивался, можно было отнести к категории решаемых – стоило только поднапрячься.

Лениво прокручивая в голове привычные мысли, я подошел к зданию. Оно было четырехэтажным, и весь четвертый этаж занимал офис. Расположенное в малолюдном промежутке между промзоной и жилыми кварталами здание не было слишком высоким, но оказывало странное, слегка подавляющее действие на стороннего наблюдателя, словно нависая над ним. Лифтов здесь не имелось, и я поднялся по лестнице.

Едва войдя в офис, я увидел необычного гостя. Среди привычного беспорядка хаотично и тесно расставленной разномастной мебели и разложенного на ней хлама к стене прислонилась девушка в темном кимоно, украшенном силуэтами рыбок. Она повернула голову, уколов меня острым взглядом черных глаз.

– Шики? Откуда ты взялась в таком месте?

– Извини, конечно, за «такое место». Но ты его сам выбрал, Кокуто. И теперь это твое рабочее место.

Отпустившая эту язвительную реплику Тоуко-сан, сидевшая за столом у окна, за спиной Шики, выглядела как всегда: черные брюки и белая блузка без претензий, неизменная сигарета во рту, сережка в одном ухе – оранжевая, конечно. Не знаю почему, но она всегда дополняла свой имидж каким-нибудь броским оранжевым элементом.

– Рановато ты сегодня. Я же говорила, что с утра работы не будет. Мог бы поспать, как следует, и появиться около полудня.

– На это я пойти не могу.

Еще бы. Мой кошелек не позволит таких вольностей. Довольно неудобно, когда в нем нет ничего, кроме проездного на электричку и телефонной карточки.

– Кстати, а зачем здесь Шики?

– Я ее позвала. Есть одно дело.

Шики не прокомментировала ее слова и лишь сонно потерла глаза. Снова бродила ночью?.. Прошел всего месяц с того момента, как она вышла из комы, и мы все еще ощущали чувство странной неловкости, разговаривая друг с другом. Поскольку Шики явно не собиралась отвечать, я устроился за своим столом. Раз работать было не с чем, я решил завести разговор, благо долго искать тему не требовалось.

– Тоуко-сан, вы смотрели утренние новости?

– Ты про Широкий мост? Мы же живем в Японии и такие огромные мосты нам ни к чему, если хочешь знать мое мнение.

Ее реплика заставила меня покачать головой. Она имела в виду огромный мост, длиной почти 800 метров, который планировалось достроить на следующий год. Город, в котором мы живем, расположен неподалеку от гавани. Но чтобы добраться туда, нужно потратить минут двадцать на движение по окружной дороге. Форма выгнутой полумесяцем бухты, которую требовалось обогнуть, делала это путешествие не слишком удобным, и расстояние между рожками полумесяца было намного меньше, чем путь вдоль его спинки. Муниципальный департамент благоустройства, договорившись с крупной строительной компанией, вышел с инициативой, которая по его словам должны была одним махом решить все транспортные проблемы города, не дававшие нормально жить его обитателям. Спрямленный путь между рожками полумесяца должен был возникнуть в виде длинного и высокого вантового моста. Конечно, денежки на него должны были предоставить сами налогоплательщики – на лакомый кусочек уже нашлось множество охотников. Типичный случай бурной деятельности государственной бюрократии, борющейся с выдуманными ей же проблемами, прикрываясь жалобами горожан. Единственным результатом будут новые жалобы – на возникшие новые проблемы. На мосту планировалось устроить торговые галереи, аквариумы, большие парковки и прочее. Уже было трудно сказать, мост это или парк развлечений. До недавнего времени его называли Бейбридж, но, если верить словам Тоуко-сан, официально его должны были назвать «Широкий мост». В этом вопросе я был полностью согласен с моей начальницей – мы относились к проекту критически.

– Но, Тоуко-сан, хотя вам эта идея и не нравится, вы уже зарезервировали там место под галерею-магазинчик?

– Не по своей воле. Один знакомый расплатился со мной выкупленной площадью. Можно, конечно, было ее просто продать. Но, раз уж у меня есть кое-какие связи со строительным концерном Асагами, я не могу так поступить – они начнут коситься. Эх, что толку от площади, которая не приносит денег?

Она говорила с выражением, которое заставило меня забеспокоиться. Неужели у нее тоже стало туго с деньгами?

– Э-э, не хотелось бы выглядеть настырным, но не могу ли я получить зарплату?

– Да, Кокуто, я как раз хотела об этом поговорить. К великому сожалению, у меня не осталось наличных. Извини, но я выплачу все, что тебе причитается, в следующем месяце.

Тоуко-сан говорила так печально, что я на секунду почувствовал себя виноватым в ее горестях. Но это быстро прошло.

– П-постойте!!! Но у вас же на карточке вчера был миллион и сто двадцать тысяч иен! Как вы можете говорить, что ничего не осталось?!

Откинувшись на спинку кресла и покачиваясь, как обычно, Тоуко-сан ответила:

– Я все потратила.

Шики, молча прислонившаяся к стене, посмотрела на нее с некоторой завистью. Да, Тоуко-сан выглядела чрезвычайно довольной – как сытый вампир. И кресло у нее очень удобное… Стоп, о чем я только думаю?!

– Куда же вы дели столько денег?

– А, купила одну безделушку. Спиритическая дощечка викторианской эпохи. Не стоит ожидать от нее слишком многого, но и совсем бесполезной ее не назвать. В конце концов, ей больше ста лет, и за это время в дощечке накопилась мана, да и историческое значение, опять же… – так что я не смогла удержаться и купила. Не надо на меня так смотреть. Если угодно, это часть моего хобби.

Нормальному человеку ее не понять. Да, Аозаки Тоуко – магичка. Насколько было бы лучше, если она была обычной шарлатанкой и фокусницей. Но она относится к профессии очень серьезно и ни на день не прекращает свои исследования, как и подобает настоящему магу.

– Дощечку совершенно неожиданно выставили на продажу, и меня будто под руку толкнуло. Ну-ну, не делай такую сердитую физиономию. Я тоже осталась без гроша.

…Не делать сердитую физиономию?! Это уже чересчур. Конечно, я был свидетелем многих небольших чудес, которые устраивала Тоуко-сан, но вовсе не думал, что магия для нее является чем-то большим, чем безобидные фокусы. Как бы то ни было, больше терпеть я не намерен.

– Значит, так? За этот месяц я ничего не получу?

– Именно. Позаботься о себе самостоятельно.

Я поднялся и официальным тоном заявил:

– В таком случае, позвольте сегодня откланяться пораньше. Чтобы не умереть с голоду до конца месяца мне придется что-то предпринять. Вы не против?

– Ничуть. Кстати, Кокуто, я хотела попросить тебя об одолжении.

Что бы это значило? Неужели она передумала? И в голосе звучат совсем другие, мягкие нотки. Может быть, ей стало стыдно перед Шики? Я остановился и с надеждой спросил:

– Да, Тоуко-сан?

– Одолжишь мне деньжат? Видишь, я сейчас на мели.

Нет, она все-таки совершенно невозможный человек.

– При всем уважении к вам – позвольте отказаться.

С этими словами я хлопнул дверью.

Дождавшись завершения беседы Микия и Тоуко, Шики, наконец, открыла рот.

– Так в чем там было дело, Тоуко?

– Да-да. Перейдем к делу. Не нравится мне такая работа, но кушать что-то надо. Черт, надо было идти в алхимики, тогда бы проблем с деньгами не возникало. Да и Кокуто меня огорчил – вот ведь какой вредный оказался, не захотел выручить хозяйку.

Энергия, с которой Тоуко расплющила в пепельнице окурок, явно демонстрировала, что она в плохом настроении. Впрочем, Шики решила, что Микия ушел в еще большей печали.

– Итак, по поводу происшествия прошлой ночью…

– Я слышала достаточно. Можешь дальше не объяснять.

– Отлично. Я еще не успела до конца рассказать о том, что творилось на месте преступления, а ты уже в курсе происходящего? Завидная проницательность.

Тоуко бросила на Шики многозначительный взгляд. До появления Микия она успела вкратце изложить обстоятельства массового убийства, случившегося между 7 и 8 вечера вчерашнего дня. Шики вела себя так, словно уже поняла, что именно произошло – лишнее доказательство того, что она была близка к тому странному скрытому миру, в котором жила Тоуко.

– Клиент предположительно знает, кто убийца. Твоя задача – поймать ее. Но при малейших признаках сопротивления… клиент велел ее убить.

Шики кивнула. Работа была несложной, если верить описанию. Найти убийцу и уничтожить.

– Что потом?

– Если случится так, что ты ее убьешь, он подчистит все следы, и выдаст это за несчастный случай. Для клиента она уже мертва. В социальном смысле. Как ты знаешь, убийство мертвеца не противозаконно. Что будешь делать? Когда ко мне обратились, я решила, что эта работа как раз для тебя.

– Могла бы и не спрашивать.

Шики бросила это через плечо, уже повернувшись, чтобы покинуть офис.

– Спешишь? Проголодалась, надо полагать?

Шики не ответила.

– Вот фото и контакты. Или ты собираешься искать, не зная ее в лицо?

Брошенный пакет с бумагами беспрепятственно приземлился на пол, а Шики холодно проговорила.

– Не нужно. Убийца – такая же, как я. Мы попытаемся прикончить друг друга в ту же секунду, как встретимся глазами.

Коротко прошуршало кимоно, и она исчезла.

Покинув офис Тоуко-сан, я вздохнул. Делать нечего – придется одолжить денег у старого друга. Мы по телефону условились встретиться в кафе неподалеку от колледжа, который я бросил в июне. Гакуто появился вскоре после того, как пробило полдень. Он еще больше заматерел, с тех пор как окончил школу, раздался в вышину и в ширину. Когда я объяснил, зачем позвал его, Гакуто поднял брови.

– Удивительное дело. Деньги клянчить? Да ты в самом ли деле Кокуто Микия?

– А как же. Тебе нужно радоваться, видя, насколько ты мне дорог, и как я тебе доверяю.

– Сказал тоже. Кстати, а почему бы не попросить у родителей?

– Мы не виделись с тех пор, как поссорились из-за того, что я бросил колледж. Как ты себе представляешь: я приду теперь и начну выпрашивать?

– Ха, да ты упрямый. И здорово поругались?

– Тебя не касается. Ну, так как, одолжишь или нет?

– Настроение у тебя тоже не фонтан, – заметил Гакуто, и, видя, что я не настроен шутить, кивнул. – Ладно, тысяч пятьдесят-шестьдесят дам. Если нужно будет еще, скажи. Но не задаром.

Складывалось впечатление, что у Гакуто тоже наклюнулась какая-то просьба. Он огляделся, чтобы убедиться, что никто не слушает, и понизил голос.

– Если по-простому, я хочу, чтобы ты кое-кого нашел. Один парень из нашей бывшей школы, на класс младше, сбежал из дома. Похоже, он вляпался во что-то странное и нехорошее.

История, которую рассказал Гакуто, действительно звучала тревожно. Пропавшего парня звали Минато Кейта. Его никто не видел с прошлой ночи, и Гакуто сказал, что он был членом той самой банды, которую перебили в подвальном баре. Ночью Минато Кейта позвонил одному из своих друзей, и вел себя так странно, что тот обратился за советом и помощью к Гакуто.

– Кейта говорил, что его хотят убить. Это был единственный звонок, и он больше не отвечает на вызовы по мобильнику. Если верить его приятелю, парень был явно не в себе.

Не в себе. Наверное, он имеет в виду наркотики. Дешевые первые дозы для начинающих в наше время можно найти в любой подворотне. Старшеклассники запросто добывают кокаин или ЛСД, если хотят… не думая о том, что лучше бы им было и не хотеть.

– И ты хочешь отправить меня, своего друга, на встречу со всем преступным миром Японии?

– Да брось ты. Ни у кого не получается искать людей лучше, чем у тебя.

Я помолчал, задумавшись, потом поинтересовался.

– Этот парень, Кейта. Он кололся или нюхал что-нибудь?

– Нет, этим грешили его кореши, которых убили. Разве ты не помнишь его? Он же еще в школе ходил за тобой хвостом.

Не знаю, чем я заслужил, но школе у меня было много приятелей среди младшеклассников – и не только. Наверное, Кейта тоже был среди них.

– Если бы мы узнали, что он просто наширялся новой дурью, то все бы обрело смысл. Чем же они там баловались? Эйфориками или депрессантами?

Наркотики-эйфорики вызывают психологический подъем, чувство восторга и эйфории. Депрессанты, напротив, вгоняют в жестокую меланхолию и печаль. Тот, который назвал Гакуто, относился к эйфорикам.

– Должно быть, парень страшно перепугался и считает, что убийца гонится за ним по пятам. Не удивлюсь, если он укололся, чтобы подавить страх. Хорошо, я постараюсь разузнать, где он. Расскажи о его приятелях.

Гакуто, словно ожидал этих слов, и немедленно протянул мне записную книжку. Круг знакомств членов этой шайки был весьма широк, и Кейта не оказался исключением. В блокноте вытянулся длинный список имен и номеров мобильных телефонов. Кто-то позаботился даже указать места, где обычно болтались эти компании.

– Когда найду его – позвоню. Если мне придется отправить его в безопасное место, ты не будешь против?

Под «безопасным местом» я подразумевал крепкие объятия моего племянника, братца-Дайске. Полицейского. Гакуто понял и молча кивнул. Сделка была заключена, я позаимствовал около двадцати тысяч иен и распрощался.

Расставшись с Гакуто, я направился к месту преступления. Не могу сказать, чтобы эта затея мне понравилась, но меня подталкивало в спину какое-то странное чувство. Уверенность в том, что парень действительно находится в опасности, не позволила мне отказать Гакуто. Теперь я был обязан взглянуть на то самое место – иначе надежды найти беглеца не будет.

Граница пустоты: часть 03 05

Телефон принялся трезвонить. Пять беспощадно-долгих трелей сменились гудком автоответчика. Потом я услышала знакомый голос:

– Доброе утро, Шики. Не могла бы ты сделать мне одолжение? Я договорился с Азакой встретится в кафе возле станции, которое называется «Анэнербе[2]», но, думаю, что не смогу. Ты сейчас ничем не занята, правильно? Можешь сходить и передать ей, что я не приду?

Абонент разъединился. С трудом подняв тяжелую голову, я взглянула на часы. 22 июля, 7:23 утра. Прошло всего четыре часа, как я вернулась домой. Усталое тело требовало сна, ведь я до трех ночи патрулировала город, выполняя задание Тоуко. Я скинула простыню, и солнечный свет обжег тело сквозь окно. Но для меня летняя жара словно скользила мимо, не задевая. Тепло или холод – я все выносила легко еще ребенком. Не успела я встать, как телефон снова зазвонил. Он снова переключился на автоответчик, но зазвучавший голос был не из тех, что мне хотелось слышать.

– Это я. Смотрела новости? Впрочем, о чем я – знаю, что нет. Я, впрочем, тоже.

Мне уже давно казалось, что способ мышления Тоуко принципиально отличается от моего, но теперь я уверилась в этом окончательно. О чем она на самом деле думает, и что означают ее слова, догадаться было решительно невозможно.

– Этой ночью погибли три человека. Одно самоубийство – новый прыжок с крыши, и два бытовых. В новостях их не было, поэтому, надо думать, их расценивают как несчастные случаи. Но произошел и один странный случай. Хочешь знать больше – зайди ко мне. Впрочем, ты же наверняка не захочешь? Ладно, поступай, как знаешь, но, чтобы ты даже спросонья не ошиблась, я скажу прямо. Новая жертва.

Телефон звякнул и умолк. Во мне волной поднялось раздражение. Тоуко считает, что известие о новой жертве огорчит или раззадорит меня? Если там не будет четких указаний на убийцу, информация окажется для меня совершенно бесполезной. Смерть же незнакомого человека задевала меня не больше, чем прыгающие по комнате солнечные зайчики.

Поборов сонливость, я поднялась и быстро приготовила завтрак. Точно такой же, какой ела Шики в течение шестнадцати лет своей жизни. Потом я надела простое оранжевое кимоно – оно подходит лучше всего, не вызывая вопросов на улицах. Даже выбор одежды мне достался по наследству. Острое чувство того, что я смотрю со стороны на незнакомого человека, заставило меня в раздражении прикусить губу. Два года назад, когда Шики еще было семнадцать лет, все было совершенно иначе. Два года комы не просто изменили ее. Два бесконечных года холодной пустоты превратили ее в нечто совершенно иное. Теперь мне казалось, что это тело двигается вовсе не по моей воле. Его вели, словно марионетку, привычные ниточки. Ниточки, которые назывались «16 лет жизни Рёги Шики». Но тогда, кто же я?.. Может быть, это самообман?

Нет, проклятое чувство пустоты и отстраненности от собственной оболочки, поддельности чувств, которое испытывало мое тело, не мешало мне управлять им твердой рукой. Кто бы я ни была, никто не может вмешаться и отстранить меня от руля. Больше никто не может. Никто.

Около одиннадцати я начала собираться. Напоследок я еще раз прокрутила записанное автоответчиком первое сообщение за сегодня. Этот знакомый голос. Голос из прошлого. Сколько раз я слышала его? Голос, который должен был бы прозвучать и раствориться в воздухе, вновь говорил для меня.

Кокуто Микия.

Последний человек, которого я видела два года назад.

Одноклассник, который застал меня в тот самый момент.

Два года назад.

Память сохранила мое прошлое, дни, проведенные вместе с ним. Но мой последний миг, видение той последней кровавой ночи – все исчезло. Нет, год, прошедший с того момента, как мы познакомились, тоже зиял пустотами и дырами. Пропало многое. Дорогое, важное? Не знаю. Почему Шики оказалась на той залитой кровью дорожке. Почему смотрела в последний миг в лицо Микия. Если бы, если бы я могла найти эти воспоминания в дырявом хранилище памяти… Но они пропали. И теперь я не могла говорить с Микия, не чувствуя непонятного смятения.

Запись прокрутилась до конца. Странно. Звук этого голоса почему-то успокаивал. Мысли, терзающие и грызущие, словно крысы в подполе, чуть отступили. Словно я, заблудившись в зыбком нигде, почувствовала под ногами надежную опору. Глупости, как несколько слов, сказанные наигранно бодрым голосом, могут быть опорой для меня? Это иллюзия. Наверняка, это тоже иллюзия. Единственное несомненное, беспощадное реальное чувство, которое мне осталось – это кипящий, обжигающий экстаз, пьянящая эйфория, вспыхивающая в груди, когда я вспоминала ощущение от стали в моей руке, пронзающей чужую плоть. При одной только мысли об убийстве.

«Анэнербе» оказалось небольшим уютным заведением, отделанным под старину. Взглянув на выписанное готическим шрифтом германское название, я толкнула резную дверь. Перевалило за полдень, поэтому посетителей оказалось немного. Внутри было темно и контраст для глаз, привыкших к яркому солнечному свету, был почти болезненным. Четыре квадратных окошка со средневековыми рамами освещали только столики, стоящие у внешней стены, а внутренняя часть кафе и стойка тонули в полумраке. Лампы, висящие над столиками, бросали на них резко очерченные круги света, подобные островкам в темном море. Кокуто Азака нашлась за дальним столиком. Две девушки в строгой школьной форме европейского покроя сидели бок о бок, ожидая Микия.

Две?..

Что-то новенькое. По словам Микия здесь должна быть только его сестра, Азака. Откуда же взялась вторая? Шагая между столиков, я окинула их оценивающим взглядом. Две красивые девушки с длинными волосами, обе стройные и изящные, как и подобает воспитанницам престижной женской академии Рэйен. Но атмосфера, которая окружала каждую из них, разительно отличалась. Манеры благовоспитанной леди не могли скрыть открытый и решительный взгляд и сильный характер Азаки. Она явно не привыкла вилять и встречала все трудности лицом к лицу. Брата, Микия, любили за мягкость и дружелюбие, но его сестра наверняка вызывала боязливое восхищение окружающих своей строгостью и твердостью. По контрасту с ней сидевшая рядом девушка выглядела хрупкой и тонкой. Грациозная осанка, словно тонкий стебелек цветка. Слишком тонкий. Казалось, что девушка может сломаться в любой момент.

Подойдя поближе, я позвала:

– Азака.

Сестра Кокуто резко повернула голову и нахмурилась.

– Рёги… Шики.

Ее голос был полон враждебности, которую она даже и не пыталась скрыть. Внешность благородной леди была всего лишь фасадом. Фыркнув, она демонстративно отвернулась и бросила, изображая хладнокровие и полную незаинтересованность:

– Я жду здесь брата. И не желаю иметь с тобой ничего общего.

– Этот твой брат прислал со мной послание. Он не придет. Кинул тебя, подружка.

Азака подпрыгнула, как ошпаренная. Интересно, отчего: оттого, что брат не сдержал обещания или оттого, что эту весть принесла именно я?

– Шики, это твоих рук дело!..

Стиснутые кулаки Азаки непроизвольно задрожали. От злости, надо полагать. Наверное, она все же сердится именно на меня.

– Не пори чепухи, я тут ни при чем. Мало того, я просто несчастная жертва – он позвонил и выдернул меня из теплой кровати, чтобы я вместо него тут извинялась.

Это ничуть не успокоило Азаку. В глазах пылал боевой огонь, и я уже стала опасаться, как бы в меня что-нибудь не полетело, когда вторая девушка попыталась успокоить буйную сестрицу Кокуто:

– Кокуто-сан, люди смотрят.

Тихий мягкий голос заставил меня слегка качнуться назад.

Сконфуженная и покрасневшая Азака метнула взглядом по сторонам.

– …Правда, ведь я назначила сегодня встречу ради тебя. Прости, Фудзино, мне не следовало так сердиться, – сконфуженно сказала Азака, обернувшись к девушке, которую назвала Фудзино. Я взглянула на нее. Она – на меня.

– Боли... нет?

Я заговорила, не успев даже подумать. Повинуясь какому-то мгновенному, инстинктивному порыву. Девушка просто молча смотрела на меня – и ее взгляд был странно индифферентным. Словно она смотрела на нечто неодушевленное, на пейзаж за окном или маленького жучка. Во мне быстро и бурно схватились два совершенно противоположных ощущения. Интуиция кричала, что эта девушка – мой враг. Рассудок со всей определенностью утверждал обратное.

Нет, это не может быть она.

Я все же решила довериться рассудку и тому, что видят мои глаза. Эта девушка, Фудзино, совершенно не была похожа на безумную убийцу, наслаждающуюся кровопролитием. Кроме того, невозможно было представить ее тонкие, изящные руки расчленяющими человеческие тела, отрывающими конечности жертв. Это смогла бы сделать такая, как я – носительница сверхчеловеческих способностей, обладательница глаз, не принадлежащих этому миру, способных выворачивать реальность наизнанку, но не обычная школьница. Утратив интерес к длинноволосой девушке, я повернулась к Азаке.

– Ладно, это все. Передать ему что-нибудь?

– Да, у меня есть для него послание: «Брат, пожалуйста, перестань знаться с этой женщиной».

Азака не уставала поражать меня.

«Брат, пожалуйста, перестань знаться с этой женщиной».

Не моргнув глазом, она выдала все что думала, да еще и совершенно серьезно попросила передать это хамское сообщение ту самую девушку в кимоно, по имени Шики. Атмосфера вокруг них сгустилась и насытилась электричеством, казалось, вот-вот – и сверкнет молния. Взгляд невольно искал в их руках острые кинжалы, нацеленные друг-другу в горло, ведь их позы и движения были неотличимы от вставших в стойку фехтовальщиц, ищущих только брешь в обороне противницы, чтобы нанести смертельный удар. Невольно пригнув голову в ожидании громового раската, я могла лишь тихо молиться, чтобы этого не случилось. Чувство облегчения охватило меня, когда этот опасный разговор, наконец, прервался, и девушка в кимоно грациозно удалилась. Глядя ей вслед, я задумалась, сколько же ей могло быть лет? Голос Шики звучал слишком решительно и уверенно для девушки, в нем слышались мужские нотки. Но, наверное, она все же была примерно моего возраста. Ее фамилия, Рёги… те самые Рёги? Если так, то понятно, откуда на ней такое дорогое кимоно ручной работы – я безошибочно определила по качеству ткани и покрою, что оно не из тех, которые можно купить в магазине. Но такая родовитая фамилия, как Рёоги, вполне может иметь своего собственного мастера – здесь было нечему удивляться.

– Она очень красивая.

Азака согласно кивнула, услышав мои слова, обращенные, впрочем, скорее к самой себе. Меня всегда восхищала ее честность – даже если она терпеть не могла эту девушку, ей и в голову не пришло возразить.

– Но и очень страшная. …Она мне не нравится.

Азака удивленно подняла брови. И это было естественно, я и сама не могла вспомнить, чтобы хотя бы единожды в жизни испытала такое резкое, отчетливое и сильное чувство отторжения при первом же взгляде на незнакомого человека. Это было совершенно новое и пугающее ощущение.

– Неожиданно. Вот бы не подумала, что ты можешь возненавидеть кого-нибудь, да еще и прямо сказать об этом. Получается, я ошиблась.

Ненависть?..

Разве это то же самое, что и неприязнь? Нет, я не стала бы их равнять. Даже теперь я не могла бы сказать, что ненавижу эту девушку, просто… просто у меня возникло такое чувство, что находиться с ней в одном объеме пространства свыше моих сил. Прикрыв глаза, я вызвала перед собой ее образ. Рёги Шики. Слишком черные и блестящие волосы. Слишком белая и гладкая кожа. Эти бездонные, холодные и пустые глаза, в которых скрывается неприкрытая угроза. Эта девушка видела меня насквозь и для моего взгляда она тоже оказалась словно сделанной из стекла. Внешность, обманы и подделки не могли обмануть – мы видели то, что скрывалось в тенях позади нас. С острым и отчетливым холодком понимания я осознала – она купалась в крови. Она убивала, убивала по своей собственной воле. Она несла с собой смерть. Эта девушка – убийца.

Совсем не такая, как я. Нет, между нами – ничего общего. Я… я никогда не хотела делать то же, что и она. Во тьме, скрывающейся позади закрытых глаз, я повторяла это снова и снова. Но ее образ не уходил. Мы не перемолвились даже словом, но ее лицо и пронизывающий взгляд навсегда останутся со мной. Они словно выжжены на обратной стороне век, врезаны в память.

– Прости, Фудзино! Из-за меня ты потратила день впустую.

Голос сконфуженной Азаки заставил меня открыть глаза. Я улыбнулась – улыбнулась отработанной, милой улыбкой, приличествующей воспитанной молодой леди.

– Нет-нет, не извиняйся. Я все равно чувствую себя не слишком хорошо для встречи.

– Да, ты выглядишь бледной. Сразу и не скажешь – ведь у тебя такая чудесная и белая кожа.

На самом деле у меня была совсем иная причина, но я только кивнула. Действительно, мне было нехорошо, но я не думала, что это можно заметить даже по цвету лицу.

Азака с огорчением продолжила:

– Ничего не поделаешь. Я спрошу Микия сама, а тебе сегодня лучше вернуться домой и отдохнуть.

Чувствуя благодарность от того, что она беспокоиться о моем здоровье, я поинтересовалась:

– Но… то сообщение для твоего брата. Ты считаешь, это нормально? Он не расстроится?

– Конечно, нет. Я ему уже тысячу раз твердила. Он наверняка привык. Вообще, если хочешь знать, это заклинание, даже сродни проклятию. Слова, которые повторяются вновь и вновь, могут заставить реальность прогнуться под них. Самое настоящее женское проклятие. Не стоит его недооценивать, иначе придется горько плакать.

Не знаю, насколько серьезно она объясняла механизм действия заклинания, но меня уже давно не удивляла ее непредсказуемость. Поэтому я просто молча слушала, тем более что голос Азаки был чистый и приятный. Она – очень умная девочка, постоянно номер один среди отличников нашей школы и даже входит в верхнюю десятку национальных результатов. Несмотря на свои небольшие странности и по-мужски решительный характер, Азака – одна из моих подруг по академии Рэйен. И она, и я перевелись в академию из обычных школ и сблизились на этой почве, поскольку академия Рэйен «эскалаторного» типа – обычно дети учатся там с первого и до выпускного класса, а чужаки появляются редко. Мы не были настоящими подругами, но уже пару раз вместе прогуливались по выходным. Сегодня она специально ради меня назначила встречу своему старшему брату – я должна была попросить его найти для меня одного человека.

Однажды, еще в те дни, когда я училась в обычной средней школе, расположенной поблизости от моего дома, случился один разговор со старшеклассником – он был из другой школы, и заговорил со мной совершенно случайно. Но я почему-то никак не могла забыть об этом. Странно, но когда мне приходилось тяжело или накатывала грусть, я успокаивалась, просто вспоминая того юношу. Услышав об этом, Азака сразу же сказала, что мы должны непременно отыскать его. Ее старший брат, оказывается, тоже учился в нашем районе, и у него было множество знакомых. С плохо скрываемой гордостью, она поведала, что когда заходит речь о том, чтобы найти какого-нибудь человека, особенно среди наших сверстников, с ее братом никто не может сравниться.

Не могу сказать, что действительно так хотела снова встретиться с тем старшеклассником лицом к лицу, но загоревшаяся этой идеей Азака действовала с таким напором, что я сочла за благо просто плыть по течению и согласиться – отказать ей было решительно невозможно. Сегодня в этом кафе мы ждали ее старшего брата, но, как теперь выяснилось, он не смог прийти.

Я чувствовала странное облегчение.

Теперь это все равно уже не имело значения, поскольку я неожиданно наткнулась на того бывшего старшеклассника, о котором у нас шла речь, на улице двумя днями раньше. Я смогла сказать ему то, что не сумела во время нашей первой встречи, три года назад. Исполнив свое давнее желание, я могла больше не искать этого человека. Наверное, брат Азаки не пришел на встречу потому, что боги знали – он больше не был нужен.

– Пойдем. Неприлично сидеть тут целый час, заказав только газировку.

Азака поднялась на ноги. Она явно была расстроена тем, что не смогла увидеться с братом, но старалась не подавать вида, двигаясь энергично и уверенно. Иногда она казалась такой сильной и мужественной – наверное, потому, что говорила так же решительно. Я не успевала и глазом моргнуть, а Азака, только что по-девичьи щебетавшая со мной, уже опять заговорила как парень. Куда только девались формальные женские обороты? Она не притворялась и не хитрила – это было частью ее живой и привлекательной натуры. Азака мне всегда очень нравилась и я счастлива была бы иметь такую подругу… но именно поэтому нам больше не стоит видеться. Никогда.

Когда мы вышли наружу, я заговорила:

– Азака, прости, но не могла бы ты вернуться в школьное общежитие одна? Я собиралась снова переночевать сегодня у родителей.

– В самом деле? Как хочешь, конечно, но сестра будет коситься, если тебя так долго не будет. Не нажить бы проблем. Ну, пока!

Азака помахала рукой и удалилась. Оставшись одна, я бросила взгляд на вывеску. «Анэнербе». По-немецки это означает – «наследие».

Расставшись с Азакой, я бесцельно брела по улице. Конечно, я не могла переночевать дома, у родителей – это была ложь. Мне больше некуда было возвращаться. С той ночи прошло уже почти двое суток, но я не появилась в школе. Наверняка отцу уже звонили, чтобы выяснить причины отсутствия дочери. Если я вернусь, мне придется отвечать на вопросы – где я была, и что делала. У меня никогда не получалось уверенно лгать, и под его давлением я не выдержу – расскажу все. Если это случится, страшно подумать, что сделает со мной отец. Каким презрением и ненавистью он меня обольет.

Он был не родной мне – я была ребенком от предыдущего брака моей матери. Отчим хотел заполучить дом и землю, принадлежавшие ей, а я оказалась ненужным и бесполезным довеском. Я выбивалась из сил, стараясь быть хорошей девочкой, стараясь, чтобы он не возненавидел меня. Добропорядочная, такая же, как моя мать, лучшая ученица в школе, которой может гордиться любой отец, благовоспитанная девочка, которую никто не сможет заподозрить в ненормальности – я всегда страстно хотела быть такой.

Не только для кого-то еще, но и для себя. Я грезила об этом даже во сне, и мечта поддерживала меня даже в самые темные дни. Но теперь все кончилось. Никакое волшебство не сможет вернуть меня в тот маленький, уютный мир. Солнце садилось мне навстречу, заливая улицу кровавым светом, словно запретный сигнал светофора. Меня обтекали потоки безразличных, незнакомых и чужих людей. Люди старше меня, солидные и деловитые. Беззаботные ребятишки, выглядящие такими счастливыми. Мое сердце судорожно сжалось, грудь пронизала отчаянная тоска. Я поднесла руку к лицу и впилась ногтями в щеку.

Ничего. Ни следа боли.

Сильнее.

Ничего.

Сдавшись, я опустила руку. Кончики ногтей окрасились алым. Наверное, я порвала кожу. Но я все равно не чувствовала ровным счетом ничего. Не ощущала себя живой.

Смешно. Короткий смешок, вырвавшийся из груди, прозвучал отрывисто и страшно. Но ведь это смешно. Почему сердце корчится от боли, когда мое тело остается таким же бесчувственным? Почему?! Почему именно сердце? Ведь боль от раны нужна для того, чтобы дать человеку узнать об опасности и найти лекарство, которое излечит рану и уймет боль. Сердце корчится в муке не от физических ран, а душевных, но неужели и мозг работает точно так же? Неужели он высекает рубец на сердце, чтобы я узнала о словах и поступках, которые ранят не физическое тело, но сознание, индивидуальность и личность Асагами Фудзино? Чтобы я смогла отреагировать и защититься? Даже не ощущая физической боли, я погибаю от муки, терзающей сердце. Может быть, это все же иллюзия? Наверняка иллюзия. Ведь физическую боль нельзя облегчить словами, в отличие от сердечной. Рана на теле будет болеть, пока не заживет – это доказательство, того, что человек еще жив. Сердечная боль должна была бы исчезнуть, забыться быстрее…

Нет.

Мой мозг изранен так же, как и сердце. Я все равно чувствую боль. Воспоминания о тех кошмарных днях, когда они насиловали меня, превратились в кровоточащие раны.

Перед глазами снова встали их страшные лица, искаженные жестокими ухмылками. В ушах зазвучал злорадный гогот – они веселились, насилуя, унижая и запугивая меня. Когда тот громила с ножом бросился на меня, я почувствовала на животе что-то горячее – как раз там, где на школьной форме потом оказался порез. Осознание того, что он готов убить меня, сорвало все преграды, и я уже не помнила себя от ярости. Уже потом, когда с ними было покончено, я догадалась, что этот жар в животе и называется болью – совершенно незнакомое мне раньше ощущение. «Я… я не прощу их», – думала я тогда, чувствуя, как стискивает сердце ненависть. Эти слова и сейчас кружились в моем сознании, повторяясь снова и снова, словно закольцованная пленка.

Не в силах сдержать стон, я закусила губы. Колени жалко дрожали, готовые подломиться. Боль внезапно вернулась опять, и живот снова горел огнем. Словно невидимая рука впилась в мои внутренности.

Тошнота и головокружение. Я почти теряла сознание – постойте, мне ведь никогда раньше не было так плохо. Почему?! Руки немели, я уже почти не чувствовала кончиков пальцев. Больно. Как же больно. Но… я чувствую боль – значит, я жива.

Там, где меня ударили ножом, снова расцвела колючая боль. Странно, ведь рана уже зажила, я не увидела пореза, оказавшись в душе и смыв кровь. А ведь мама тогда, давным-давно, она тоже говорила, что боль уйдет, когда рана заживет и исчезнет. Это оказалось ложью. Ножевая рана пропала, но внутри меня все корчилось и стонало от боли.

Но… мама, мне нравится эта боль. Я шла по жизни, никогда не испытывая ничего подобного, бесчувственно и отупело, не зная на самом деле, жива я или уже мертва. Ничто, кроме этой острой боли, не могло так ясно и внятно подтвердить – да, я существую. Эта остаточная боль – я была счастлива, что это не обман чувств.

– Нужно поскорее найти его.

Сама не знаю почему, я пробормотала это непослушными губами, сквозь рваное, болезненное дыхание. Мне нужно завершить свою месть. Нужно убить парня, который сумел сбежать. Эта необходимость раздражала, но иначе… иначе люди узнают, что я – убийца. Теперь, особенно теперь, когда ко мне, наконец, вернулось нормальное, человеческое чувство боли – я не хочу этого. Я хочу жить дальше, ощущая жизнь каждой клеточкой, испытывать это ни с чем не сравнимое счастье. Если платой станет жгучая боль при каждом новом движении, тошнотная слабость во всем теле – я приму это. Заставив себя подняться и прижимая руку к животу, я заковыляла дальше, туда, где мог прятаться этот человек. По щекам текли слезы, но даже эта мука сейчас казалась мне прекрасной.

Граница пустоты: часть 03 06

Расставшись с Азакой, я вернулась домой.

Но едва спустилась ночь, я снова шла по опустевшему городу. За это время были убиты уже пять человек. Четверо еще тогда, в подвале, два дня назад. Если верить Тоуко, то еще один, который был найден мертвым вчерашней ночью на стройплощадке, тоже имел к ним отношение. На первый взгляд, он был ни при чем, но я вспомнила, как Микия рассказывал, что молодежная шпана, болтающаяся по улицам ночного города, безошибочно чует себе подобных. Тому, что те четверо и жертва вчерашней ночи могут оказаться знакомыми, удивляться не следовало.

Но та девушка…

Мне неожиданно снова пришла на ум спутница Азаки. Какой бы благовоспитанной и нормальной она ни выглядела, тяжелая аура смерти окружала ее, словно сочась по невидимым глазу капиллярам. Хотя я еще не привыкла к своим новым глазам, я видела это, даже не вызывая их колдовскую силу.

Она ненормальна. Может быть, даже более ненормальна, чем я. Но в чем же именно дело? Как бы она не скрывалась, от нее тяжело пахло кровью, а ее глаза были до странности похожи на мои, словно она не знала, на какой стороне границы реального мира стоит. Она могла оказаться той самой моей жертвой – но я до сих пор не была уверена. У этой девушки не было мотива. У нее не могло быть той же причины наслаждаться убийствами, что и у меня, ведь я не смогла рассмотреть в ней ту же самую убийственную тьму, что толкала меня вперед.

Упоение убийством… Что бы сказал Кокуто Микия, если бы узнал об этом? Осудил бы меня, говоря, что убийство – это грех?

Тупица.

Трудно сказать, кого я имела в виду – его или, скорее, себя. Кокуто говорил, что я осталась такой же, как раньше. Такой же, как была до того, как провалилась в глухую кому. Неужели я и раньше бродила по ночам? Рыскала, словно безумная, в поисках жертвы, которую позволено убить?

Неправда. Моя память стала туманной, но у той Шики не было такого пристрастия. То есть, она могла это сделать, но не жаждала крови всей душой. Наверняка, это оставалось на совести ШИКИ. Мужской части моей прошлой личности – Рёги ШИКИ. Янь, живший внутри женского тела – Рёги Шики, одновременно с Инь. Это следовало обдумать. Он всегда, с самого рождения был во мне, постоянно со мной. Но не теперь. Он не появлялся больше, и это, скорее всего, означало его смерть. Тогда… тогда получается что эта жажда убийства – целиком моя. Тоуко неспроста говорила, что работа – как раз для меня, что я буду счастлива возможности пресечь чью-то жизнь.

Была уже почти полночь. Я вышла из электрички на станции, где почти не бывала раньше. Стоя на улице неспящего, гудящего и сверкающего огнями города, я смотрела на притихшую гавань, лежащую в отдалении.

Расставшись с Азакой, я выбрала новый путь. У меня не было понятия о том, где может прятаться последний беглец, но способ, которым его можно отыскать, был очевиден. Меня мучили только те четверо, которых я убила в подвале, и пятый, сбежавший, но они пару раз таскали меня с собой по подозрительным притонам и кабакам. Теперь я могла пройти тем же путем и спросить, не знает ли кто-нибудь из знакомых, где можно найти последнего парня. Он не мог положиться ни на полицию, ни на школьных учителей, а только на таких же подонков, как он сам. Прижимая ладонью горящую в животе боль, я побрела сквозь ночные улицы. Молодой девушке не пристало находиться в этих грязных портовых задворках, но нерешительность смыла горячая волна боли и жгучих воспоминаниях о насилии, которое творили надо мной эти мерзавцы. Теперь мне было все равно.

В третьей забегаловке, которую я посетила, нашелся человек, который сам сказал, что Минато Кейта – его друг. Он неискренне улыбнулся мне из-за стойки бара, находившегося на первом этаже большого унылого здания, перестроенного в караоке-клуб, и сказал, что готов поговорить со мной снаружи, в каком-нибудь местечке потише. Наскоро попросив подменить его, он выскользнул через заднюю дверь и повел меня за собой куда-то в темные закоулки, подальше от освещенных уличных фасадов. Со своим страшным опытом я видела его насквозь – он специально заманивал меня подальше от людных мест. Хищник, из разряда тех, кто безошибочно чует беспомощную жертву. Его подлая, сальная улыбочка ясно свидетельствовала – он собрался сотворить со мной то же самое, что и его дружки. Наверное, он слышал, что банда, в которой шатался Минато Кейта, изнасиловала какую-то девушку и принудила молчать, превратив в свою игрушку и рабыню. Именно поэтому он, не переспрашивая, без тени опасения повел меня с собой. Я не отказалась, хотя его намерения для меня были как на ладони. Мужчина несколькими годами старше меня торопливо шагал темными портовыми задворками, а я, прижимая пульсирующий болью бок, едва поспевала за ним. Я была готова ко всему.

Была уже почти полночь. Обуреваемая страшными воспоминаниями, я торопилась за незнакомым мужчиной. Бессонный, гудящий жизнью город остался за спиной, а перед нами лежала притихшая и пустынная гавань.

Бармен носом чувствовал удачу. Кейта уже не раз хвалился, что вместе со своими корешами неплохо позабавился, поймав благородную цыпочку из напыщенной женской академии. Кейта никогда не умел держать язык за зубами, напротив, его распирало желание похвастаться своими подвигами – ведь он делал с той девицей все, что хотел. Но этот человек был совсем другим. Он не был связан с компанией Кейты и занимался совсем другими делами, поэтому всегда слушал бахвальство Кейты без особого интереса. А теперь эта девчонка в самом деле пришла прямо ему в руки!

Глупо отказываться, если что-то падает прямо в рот. Мужчина быстро улизнул с работы, чтобы отвести Фудзино кое-куда. Дело было не в том, что он вдруг загорелся вожделением – хотя для него и его приятелей не было чем-то необычным вчетвером или впятером изнасиловать неосторожную девушку и потом свалить все на жертву. Но теперь он совершенно не собирался никого звать. Он знал, что Фудзино – дочь главы крупной строительной корпорации, Асагами Констракшн. Изнасиловав и запугав, как следует, неразумную девицу, шляющуюся по подозрительным притонам, он сможет шантажировать ее семью, угрожая сделать постыдную историю достоянием гласности. Он чувствовал дразнящий запах денег – и немалых. Шайка Кейты состояла из полных придурков, которым такое не могло прийти в голову. Даже их главарь не догадался, какую выгоду можно извлечь из этой забитой школьницы. Наверное, мозгов было маловато. Или, наоборот, он был слишком осторожен, опасаясь неприятностей с полицией? Впрочем, это уже не важно. Важно то, что удача улыбнулась именно ему – и довольный бармен не собирался ни с кем делиться – все денежки попадут только в его карман.

Асагами Фудзино, девушка, которая искала Минато Кейту, молча следовала за ним. Из осторожности он решил не вести ее в обычное место, где тусовались его дружки, а вместо этого направился вглубь территории порта, застроенной однообразными пакгаузами. В эту полуночную пору здесь было совершенно пусто, бесконечные ряды унылых одинаковых зданий напоминали цеха бесконечно протянувшейся фабрики или недра какого-то гигантского механизма. Здесь было мало фонарей, и между пакгаузами залегали чернильные тени – там никто не увидит. Где-то неподалеку ритмично шумело море, даже сюда доносилась вонь гниющих в грязной воде водорослей. В проходе между пакгаузами светились над черной водой далекие огни строящегося через бухту циклопического сооружения – «Широкого моста». Заведя Фудзино в грязный тупик, мужчина, наконец, повернулся к ней и заговорил.

– Ну, здесь можно и потолковать. Чего ты там хотела?

Мужчина решил вначале выяснить, зачем она все же так неразумно заявилась сюда. Какое-то подспудное чутье подсказывало ему, что наброситься на нее, ничего не узнав, будет все же неразумно.

– Прошу прощения, но не знаете ли вы, где сейчас может быть Кейта-сан?

Девушка стояла перед ним, чуть сгорбившись, прижимая руку к животу. Ровно подрезанная челка бросала тень на опущенное лицо, не позволяя видеть ее глаз.

– В последнее время он не заходил. Я не знаю, где он торчит постоянно, может быть, у него и нет такого местечка. Потому он и шляется, то туда, то сюда. Если у него нет мобильника, то застать его будет трудновато.

– Нет… я уже говорила с ним.

– А?..

Девица несла какой-то бред. Поговорила с ним, но не знает, где он? Она что, тронулась умом, после того, как ее оттрахали? Ну, если так, все будет еще проще. Ухмыльнувшись, мужчина слегка расслабился.

– Так в чем же дело? Раз ты созвонилась с ним, просто спроси, куда он делся.

– Понимаете, Кейта-сан не хочет говорить, где прячется. Поэтому мне пришлось обратиться к его друзьям. Пожалуйста, скажите мне. И мне даже не важно, знаете вы… или нет.

– Эй, погоди-ка… Что значит – прячется? Он что, угодил в какое-то дерьмо?

Странные слова девицы озадачили мужчину, и даже слегка расстроили. Он прячется… это значит, что полиция уже в курсе, знает об изнасиловании Фудзино и разыскивает его? Черт, это плохо. Стоп, но тогда почему она пришла сюда одна?

Мужчина задумался, но так и сумел понять, в чем дело. Возможно, он смог бы, если бы дал себе труд посмотреть новости, но… он этого не сделал.

– А, неважно. Слушай, я не понял, что ты там щебетала насчет «знаю я или нет»? Ты что, обидеть меня хочешь?! Чего тебе вообще нужно? Или Кейта тебе уже наскучил, ищешь нового, настоящего мужика?

Теперь он был доволен. Рад от души. Разве это не удача? Если так, то он сможет зашибить деньжат вообще без всяких проблем. Мало того, Асагами Фудзино – красотка, из тех, что совсем нелегко заполучить такому, как он. Деньги и симпатичная шлюшка. Если она пришла по доброй воле, то это просто нежданно привалившая удача!

– Э-э, прости, нужно было тебя сразу отвести ко мне – там все же поуютнее. Или тебе все равно – где? Нравятся грязные подворотни, хо-хо?

Девушка в строгом платье, в темноте кажущемся иссиня-черным, кивнула.

– Но не могли бы вы сначала сказать, где сейчас Кейта-сан?

– Дурочка, забудь про эти отмазки – я уже понял, за чем ты пришла. Да я и понятия не имею, где шляется этот козел.

Девушка молча смотрела на него. Странно, в ее глазах было совсем не то выражение, которое он рассчитывал увидеть. Удовлетворение? В этих необычных, бесчувственных глазах, светящихся холодным янтарем. Мужчина неожиданно почувствовал легкое головокружение. Нет, постойте, ее зрачки… пульсируют? Словно затягивающие в неизвестность спиральные воронки?..

Это ненормально.

Загипнотизированный этим взглядом, мужчина неожиданно почувствовал нечто еще более странное. Его рука двигалась, двигалась сама по себе. Он совсем не собирался этого делать, но… рука начала вращаться вбок, выворачивая локтевой сустав, пронзая все тело резкой болью. Вывернувшись под прямым углом и дальше, она, наконец, сломалась.

– Ч-ч-что?!

Крик, в котором смешалось неверие и боль. Его судьба оказалась предрешена. Безусловно, ему привалила удача. Но только эта удача была со знаком минус.

В темном тупике, куда едва-едва приникали скупые лунные лучи, поднялся занавес новой трагедии.

Отчаянный крик захлебнулся неузнаваемым звериным визгом и стоном. В его руках уже нельзя было узнать человеческие конечности. Вывернутое колечко-головоломка… или скрученная резинка, которой запускают бумажные планеры. Они были похожи на все, что угодно, только не на человеческие руки. Они больше ни на что не годились.

– П-п-помогите!..

Шатаясь и спотыкаясь, мужчина повернулся и в панике бросился бежать. Слепо и безрассудно. Но в следующий миг его тело резко оторвалось от земли, а правая нога с кошмарным хрустом оторвалась, как раз по колену. Струя крови хлынула, словно из садового шланга. Кляксы и потеки украсили беленую стену пакгауза безумной абстрактной картиной.

Асагами Фудзино стояла неподвижно, не сводя с него бесчувственных, стеклянных глаз.

– Она… она скрутилась!..

Слова уже были почти неразличимы в диком, животном вое. Фудзино и не желала слышать их.

Ее губы двинулись:

– Излом.

Одно и то же слово – она повторяла его опять и опять. Да, ведь подруга говорила, что многократное повторенное слово становится проклятием, приобретай трансцендентную мощь. Мужчина, распластавшийся на земле, теперь мог шевелить только головой. Его руки были ужасно скручены, правая нога пропала. Кровь, хлещущая из разорванных артерий, образовала темную лужу, словно бархатный роскошный ковер алого цвета. Фудзино бездумно шагнула вперед, глядя, как носки туфель тонут в кровавом море. Душная и жаркая летняя ночь заставила нечистый влажный воздух липко стекать по коже, вызывая невыносимое раздражение и желание кричать. Тяжелый запах крови душил, не давал вдохнуть.

Глядя на несчастного мерзавца, извивающегося в расползающейся луже, точно гусеница, Фудзино со всхлипом втянула воздух. Она ненавидела себя за то, что натворила… но ведь она пришла к нему, заранее готовая к тому, что случится. Задушив жалость в своем сердце. По тому, как вел себя бармен, она сразу же поняла, что он не знал о том, что случилось в заброшенном подвальном баре. Но он бы обязательно узнал, стоило ему поинтересоваться. И тогда, тогда он сразу бы заподозрил Фудзино, разыскивающую последнего уцелевшего парня из той шайки – Кейту. Кроме того, она сразу же почувствовала жестокую похоть и хитрость, звучавшие в словах этого человека. Он собирался воспользоваться ей, с самого начала. Поэтому она не будет жалеть его. Это тоже месть, пусть и не прямая. Месть Асагами Фудзино тем, кто насиловал и издевался над ней.

Теперь ее способность к насилию неизмеримо превышала то, что могли сотворить все эти подонки.

– Мне очень жаль… но я должна.

Оставшаяся левая нога мужчины мгновенно скрутилась и оторвалась, заставив последние остатки жизни покинуть изуродованное тело. Теперь она знала, что чувствует жертва. Теперь она понимала, что такое боль – понятие, незнакомое ей до сих пор. Как именно люди реагируют на боль, что они чувствуют – все это раньше было загадкой для Фудзино. Но не теперь. Испытав настоящую боль, слившись с жгучим огнем, терзающим изнутри ее собственное тело, она познала, что такое настоящее сострадание. Ее переполняло сочувствие и понимание – она от всего сердца жалела этого человека. И это понимание, единство чувств, единство боли наполняло ее счастьем. Ведь чувствовать боль – это значит быть живым.

– Наконец-то… наконец-то я могу быть нормальной.

«Но так ли это? Боль, которую чувствую я, боль других людей – они похожи. Теперь, когда я сама могу причинять страдания, когда я вижу увечья, созданные моей волей, Асагами Фудзино стала такой же, как другие люди? Или даже выше их, ведь я могу причинить намного больше боли, чем они? Тогда, чтобы по-настоящему жить – просто жить, ощущая биение потока существования – мне нужно выпустить на волю уродливое, страшное существо, прячущееся во мне? Ту часть меня, которая не может насладиться бытием, не пресекая иных жизней, не совершая чудовищных жестокостей»?

– Мама, мама, мама… как я могла натворить такое? Неужели я такая мерзкая?

Режущая боль в животе становилась нестерпимой. Сердце рвалось из груди, ее пробирала крупная дрожь.

– Я… не хочу убивать людей…

– Врешь.

Голос, неожиданно раздавшийся за спиной, заставил Фудзино обернуться. В темном проходе между складами стояла девушка, одетая в кимоно. Лунная рябь на воде за ее спиной очертила тонкий силуэт мерцающим контуром.

…Рёги Шики – здесь?..

– Рёги… сан?

– Асагами Фудзино. Так-так. Должно быть, у вашей семьи есть какие-то связи с божеством Асагами.

Легко ступая, Шики двинулась вперед. Запах крови заставил ее сузить глаза. Странно, это было не столько отвращение, сколько… удовольствие?

– С каких же пор…

Фудзино не закончила – ответ был очевиден.

– Все это время. Я следила с того момента, как ты привела сюда этот кусок мяса.

Ледяной голос снова заставил Фудзино задрожать. Шики видела все.

Она видела – но все равно вышла на открытое место.

Она видела – но не остановила ее.

Она знала, что должно случиться – и просто наблюдала.

…Эта девушка – ненормальная.

– Пожалуйста, не говорите так. Это не кусок мяса, а человек. Человеческое тело.

Фудзино не смогла сдержаться – она почувствовала, что слова Шики прозвучали оскорбительно. Так нельзя.

Шики кивнула.

– Да, человек остается человеком, даже когда умирает. Он не становится куском мяса только потому, что из него ушла жизнь. Но ты хочешь сказать, что это – человеческая смерть? Люди так не умирают.

Шики сделала еще один шаг.

– В жертве, встретившей столь жалкий и неестественный конец, не узнать человеческое существо. Скажешь, раз ты смилостивилась и не оторвала ему голову или не порвала на куски, это нормальная смерть, подобающая человеку? Месиво, что осталось после твоих фокусов, не впихнешь в установленные для людей границы. Нарушив правила, ты лишила смысла все эти понятия. Теперь это кусок мяса, не иначе.

В груди Фудзино вспыхнула горячая волна раздражения и злости. Шики имела наглость утверждать, что она и дела ее рук лежат за пределами человеческих представлений. Та самая Шики, которая любовалась этим трагическим спектаклем, даже не изменившись в лице!

– Неправда. Я в своем уме. В отличие от тебя! – зло выкрикнула она.

В ответ Шики лишь засмеялась – словно услышала отличную шутку.

– Мы с тобой одинаковые, Асагами. Мы убийцы.

– Ни за что!

Горящий неприязнью взгляд Фудзино упал на Шики. Поле зрения начало искажаться, знаменуя просыпающуюся силу.

Но в следующую секунду та растаяла и утекла, как вода сквозь пальцы, оставив тяжелую усталость и опустошение.

Обе девушки не смогли сдержать возгласов удивления.

Асагами Фудзино не могла поверить – ведь у нее только что получалось! Всего несколько минут назад. Рёги Шики не верила глазам, глядя, как внезапно изменилась и обмякла ее противница.

– Опять?.. Да что же за чертовщина с тобой творится? – сердито бросила Шики и в сердцах растрепала волосы на затылке. Она явно была недовольна такой переменой. – Я убила бы тебя, если бы ты снова не размягчилась опять, не стала такой, как тогда в кафе. Молодец, кинула меня. Такая «ты» меня не интересуешь.

Фыркнув, Шики повернулась и пошла прочь. Постукивание ее сандалий разнеслось окрест, отражаясь и возвращаясь от мрачных стен.

– Вернись домой. Тогда мы с тобой больше никогда не встретимся, – донеслось издалека, и ее силуэт растворился в ночи.

Фудзино осталась потерянно стоять посредине кровавой лужи.

Опять. Она вернулась обратно. Снова бесчувственное отупение. Пустота.

Фудзино еще раз взглянула на изуродованный труп у своих ног. В ней не осталось ни следа экстаза, обуревавшего ее совсем недавно – только чувство вины. В ушах звучали, повторяясь и возвращаясь, брошенные Шики слова:

«Мы с тобой одинаковые, Асагами. Мы убийцы».

– Нет. Неправда. Я… не такая, как ты, – снова и снова бормотала она сквозь слезы.

Ей действительно было отвратительно убийство, она ненавидела все это – искренне, до самой глубины души, но… Фудзино судорожно вздрогнула, осознав, что у нее не осталось другой дороги. Кроме этой, залитой кровью – пока она не настигнет Минато Кейту. Взять на себя несмываемый, непростительный грех.

…В луже крови под ее ногами отразилось ее лицо. Уголок рта пополз вверх, нарисовав страшную кривую усмешку.

Граница пустоты: глава 03 07

Ранним утром двадцать третьего июля я, наконец-то, стоял перед дверью квартиры, где прятался Минато Кейта. Добросовестно опросив толпу его знакомых и друзей, представив себе его образ мыслей, примерно вычислив радиус того района, где он мог бы скрываться, я сузил пространство для поисков и, в итоге, нашел его убежище – после целых суток розысков. Он вломился в пустующую квартиру на шестом этаже задрипанного многоквартирного жилого дома, стоявшего на окраине спального района. За дверью было тихо. Неудивительно – он затаился. Нажав кнопку дверного звонка, я негромко позвал:

– Кейта-кун! Твой семпай попросил меня помочь тебе. Я вхожу.

Замок был сломан, и дверь открылась без сопротивления. Утренний свет не проникал сквозь плотно занавешенное окно, и внутри было темно. Свет не горел. Пройдя по скрипучим деревянным половицам крошечной прихожей, я вошел в гостиную. Полумрак. Голо и пусто. Одна дверь вела в кухню, а другая – в спальню.

– Ты здесь?.. Я вхожу.

В дальней стене такой же пустой спальни виднелась узкая дверка. Кладовка или чулан? Там было совершенно темно, хоть глаз коли. Маленькое окошко закрыто ставнями. Стоило мне сдвинуть дверь, как из мрака донесся испуганный вскрик.

Как я и думал, снова пусто.

Нежилая каморка без следа мебели напоминала внутренность безнадежно пустой картонной коробки. Единственное, что в ней обнаружилось – это парень лет шестнадцати, скорчившийся в углу, разбросанные обертки от еды и сотовый телефон на полу посредине.

– Кейта-кун, это ты? Слушай, целый день сидеть в потемках вредно. Да и вламываться без разрешения некрасиво, даже если в квартире никто не живет. Так ведь и арестовать могут, знаешь ли. Примут за взломщика.

Войдя в комнату, я рассмотрел прижавшегося лопатками к стене парня. Осунувшееся, заострившееся лицо с темными кругами вокруг глаз. Прошло трое суток с момента происшествия, но его щеки ввалились, словно он голодал целый месяц, а глаза были красны от недосыпа, как у кролика. Видимо, он боялся даже сомкнуть веки. Я слышал, что он баловался наркотиками, но сейчас было очевидно, что парень стоит на грани сумасшествия безо всякой помощи со стороны химии. Не в силах смотреть в лицо реальности после увиденного в подвале, он заперся в темноте, едва удерживая при себе рассудок, готовый провалиться во тьму ужаса и безумия. Опасный и ненадежный способ самозащиты, но он сумел протянуть, по крайней мере, до момента, когда я нашел его. Убедившись, что все же успел, я облегченно вздохнул.

– К-к-кто вы?..

В его голосе звучали страх и напряженность – неудивительно, после развернувшейся перед ним трагедии. Я остановился. Он был в ужасе, ожидая, что убийца настигнет и его, поэтому приближаться будет неразумно. Он может принять меня за преследующего его преступника и натворить что-нибудь. Наверное, стоит сначала заговорить. Установив вербальный контакт, я помогу ему прийти в себя.

Приняв решение, я остановился поодаль, демонстративно поднял пустые ладони и заговорил самыми успокаивающим тоном, которые только мог изобразить:

– Друг Гакуто. Твой семпай, как и он, между прочим. Мое имя – Кокуто Микия. Разве ты меня не помнишь?

– Кокуто… семпай?..

Наверное, я был последним, кого он ожидал здесь увидеть. Разинув рот и выпучив глаза, он замер на секунду, а потом неожиданно разрыдался.

– Семпай, вы… вы пришли… зачем?

– Гакуто попросил меня тебе помочь. Мы опасались, что ты угодил в серьезные неприятности.

Кейта вздрогнул, когда я шагнул к нему и отчаянно замотал головой.

– …Никуда не пойду отсюда! Меня убьют!..

– Думаешь, тебя не найдут, если будешь киснуть здесь?

Его глаза расширись и застыли. Во взгляде Кейты смешались страх и враждебность. Я непринужденно вынул сигарету и щелкнул зажигалкой. Вообще-то я не курю, но не существует лучшего средства для того, чтобы выглядеть умиротворенным и заставить собеседника успокоиться.

– Я согласен выслушать тебя. Похоже, ты в курсе, кто убийца, Кейта-кун? –поинтересовался я скучающим тоном и выпустил тонкую струйку дыма.

Но он молчал.

– Ладно, тогда позволь, я поговорю сам с собой. В ночь на двадцатое число ты со своими корешами торчал в обычной берлоге, баре Синкирё. Дочь была дождливой. Я прекрасно помню, потому что и сам квасил тогда с друзьями. Впрочем, это к делу не относится. С тех пор, как Гакуто попросил меня тебя разыскать, я наслушался разных жутковатых историй от твоих знакомых. Думаю, что знаю, чем вы там занимались в ту ночь. Знаю я – но не полиция. С полицейскими люди твоего круга не стали бы охотно трепать языками. Вот беда – не желают помогать правосудию!

Глядя, как я неодобрительно пожимаю плечами, Кейта снова задрожал. Теперь он боялся уже не мести убийцы, а того, что всплывут его темные делишки.

– В ту ночь в подвале был еще один человек, кроме вас. Девушка, старшеклассница, которую вы мучили и запугивали. Имя ее мне неизвестно, но кое-кто видел, как вы вели ее в бар. Она не оказалась в полиции и не всплыла нигде с того самого происшествия. Но и тела ее не нашли среди останков той четверки. Ты знаешь, что с ней случилось?

– Не знаю… я никого не знаю!..

– Темнишь. Из чего следует логический вывод, что убийца – ты сам. Позвоню-ка я в полицию.

– П-постойте, я ничего не делал!.. Да и как бы я мог сотворить такое?!

– Хм, этот вопрос и меня немало занимает. Так там действительно была девушка?

Поколебавшись пару секунд, Кейта неохотно кивнул.

– Но тогда сразу же встает следующий вопрос. Эта мясорубка не из разряда тех, что может совершить в одиночку молодая девушка. Вы наширялись до полной невменяемости?

Парень потряс головой. Судя по всему, дело было не в том, что они обдолбались и перерезали друг друга. Но тогда, получается, убийца – девушка?

– Не могу себе представить девушку, способную порвать на куски пятерых матерых хулиганов.

– Но это правда!.. Она с самого начала казалась странной, но… она сумасшедшая! Чудовище – настоящее чудовище!!!

Кейта судорожно затрясся и закрыл лицо руками. Такое впечатление, что представшие перед ним картины из прошлого не были особенно приятными.

– Она просто стояла и смотрела – а руки, ноги, шеи начали перекручиваться и ломаться. Я слышал, как трещат кости… но ни черта не понимал. Двое наших сдохли в один миг, а я понял, что если останусь там еще на секунду, Фудзино убьет и меня!

Безусловно, это звучало смехотворно. Он хочет сказать, что та девушка – Фудзино – отрывала руки и ноги, не двигаясь с места и просто глядя на свои жертвы? Впрочем, раз Кейта остался жив, это говорило о том, что он соображал шустрее остальных подельников. Из этих слов я заключил, что он моментально понял, кто – убийца, а кто – жертва. Кто заправляет карнавалом смерти в том жутком подвале. Он даже не попытался сопротивляться, а сразу взял руки в ноги. Но – ломать и выкручивать конечности силой одного взгляда? Можно ли верить ему? Впрочем, факты – упрямая вещь. После того, как я познакомился с Шики, обладательницей смертоносных глаз, и Тоуко-сан, магичкой, я уже не осмелился бы отрицать с порога даже такие утверждения. Ладно, пока оставим это. Кое-что еще в его словах привлекло мое внимание.

– Хорошо. Я верю тебе. Все это натворила та девушка, Фудзино.

– А?.. – Кейта поднял голову и вытаращился на меня – он был поражен до глубины души. – Но… но вы говорите неправду. Никто не поверит в такую историю! Зачем вы меня обманываете?!

– Почему бы и нет, если взглянуть на это, как на фокус или какую-то разновидность гипноза? На твоем месте я бы не ломал себе голову над непосильной задачей. Если мозг не воспринимает такую информацию, пытаться заколотить ее туда просто вредно для здоровья. Но объясни мне, пожалуйста, что ты имел в виду, когда назвал ее странной, да еще «с самого начала»?

К Кейте, кажется, начал возвращаться рассудок. По крайней мере, он оказался не чужд логике. Да и напряжение слегка спало.

– Ну, она просто… странная. Всегда была заторможенная, безразличная. Не менялась в лице, когда атаман раскладывал ее на столе и издевался, как хотел. И тогда, когда ей вкололи дозу, тоже. Даже когда ее били, она не вздрагивала, словно было не больно.

– Вот как.

Мне уже намекали, что эти ублюдки насиловали Фудзино, но когда он упомянул об этом сам, как о чем-то совершенно естественном, я попросту утратил дар речи. Получается, она вытерпела полгода издевательств? Если она действительно смогла отомстить и убила мерзавцев, то имеют ли люди право судить ее? Как мне теперь быть? Следовать букве закона или чувству элементарной справедливости? Не успел я додумать эту мысль, как Кейта продолжил:

– Она выглядела классно, но трахать ее было неприятно. Словно резиновую куклу. Правда, в тот раз все было по-другому. Один из наших, совершенный отморозок, всегда прикалывался тем, что она не морщится и не пищит, когда ее бьют, и частенько пытался ее расшевелить. Но у него не вышло ни черта, и вот, недавно он взбесился и огрел девчонку по спине бейсбольной битой. Вытянул от души – так, что гул пошел. Тогда она все же скорчилась и застонала – и я почему-то почувствовал облегчение. Значит, она тоже чувствует боль, как все. Той ночью она вела себя как человек, потому я и запомнил…

– Замолчи.

Кейта удивленно вытаращился на меня и поперхнулся. Вовремя. Не думаю, что я смог бы сохранить хладнокровие, услышав продолжение рассказа.

– Основное я уловил. Ладно, идем. У меня есть знакомый в полиции, теперь это для тебя будет самое безопасное место, какое можно представить.

Если честно, это было лишь второе по безопасности место, которое я мог ему предложить. Но стоило мне шагнуть к нему и протянуть руку, как Кейта отполз, по-тараканьи перебирая руками и ногами.

– Я не хочу в полицию!.. И потом… стоит мне выйти – и она меня убьет!!! Лучше сидеть тут, чем дать порвать себя на куски!

– Убьет, если ты выйдешь?..

Это звучало странно. Похоже, я недооценил ситуацию. Он не просто боялся, что убийца его найдет, если он покинет убежище, но сразу заявил, что ему конец. Да еще так уверенно, словно знал… А-а, вот в чем дело. Теперь я понял, что означает валяющийся на полу у его ног сотовый телефон.

– Ты разговаривал с Асагами Фудзино.

Эти простые слова заставили парня застучать зубами от ужаса.

– Но она еще не знает, где ты спрятался?

– Н-не знаю… у меня в кармане был телефон атамана, когда я сбежал. Она позвонила, после того, как убила всех. Сказала…. Сказала, что найдет меня, чего бы это не стоило. Мне осталось только лечь на дно.

– А что же ты не выкинул телефон? – поинтересовался я, хотя уже знал ответ.

– Я испугался. Она угрожала убить меня, если я брошу телефон! Стоит избавиться от него – я труп. И обещала, что не тронет, пока он со мной!

...Мда. Она – профессионал по части проклятий. Сила видна невооруженным глазом.

– Но она звонила каждую ночь, – жалко скорчившись, бормотал Кейта. – Она сумасшедшая… Сказала что нашла Сёно два дня назад, а Кохея – вчера. И убила их, потому что они не знали, где я прячусь! И говорила – таким вежливым голоском! – что мне повезло!.. Говорила, что лучше мне выйти к ней, если я не хочу, чтобы умирали друзья… да я не выйду ни за что на свете!!!

В его голосе звучал поистине животный страх. Нелегко ему пришлось. Сидеть в темноте, каждую секунду ожидая звонка от той, что идет по пятам, намереваясь убить его.

...Сегодня я не нашла тебя. Взамен умер один из твоих друзей. Если не хочешь нести их смерти на своей совести – выходи. Если нет – я продолжу. И рано или поздно все равно найду тебя.

Теперь он уже рыдал, захлебываясь слезами и соплями:

– …Что же мне делать?! Я не хочу умирать, не хочу, особенно так страшно!.. Они… они так корчились и выли от боли… потом харкали кровью… шеи скрутились, как у цыплят…

– Давай-ка избавимся от телефона. Иначе будут новые жертвы.

– Разве вы не слышали?! Меня убьют, если я это сделаю!

Что за тупица. Уже погибли двое непричастных. Из-за его трусости Асагами Фудзино пришлось совершить два бессмысленных убийства.

– Убьют, если будешь тут торчать – и очень скоро.

Бросив сигарету, я схватил его за безвольную руку.

– Семпай, не надо… Я не могу! Не трогайте меня… оставьте… Нет, только не уходите – мне так страшно! Я больше не могу один, спасите, спасите меня!..

Я кивнул.

– Спасу. И даже не отдам полицейским. Мы отправляемся в более безопасное место.

Единственным подходящим местом, где я мог его пристроить, была мастерская Тоуко-сан. Да, она подойдет лучше всего. Приняв решение, я потащил Кейту за собой прочь из квартиры.

Граница пустоты: Глава 03 08

Объяснив ситуацию Тоуко-сан, я попросил ее взять Кету под свою защиту. Она позволила ему пристроиться на коротком диванчике в кабинете, и парень, который не смыкал глаз уже несколько дней, мгновенно выключился. Погасив свет, она вышла в мастерскую, где ждали мы с Шики. Тоуко-сан привычно устроилась в вертящемся кресле, а Шики так же привычно подпирала стенку. Я смирно сидел на диване прямо напротив стола начальницы. С того момента, как Кейта заснул, они уже успели воткнуть в меня пару шпилек – обвиняя в мягкости характера и прекраснодушии, естественно. Все, что я мог – терпеливо сносить критику. Ну, разве что состроить постную физиономию.

– Так и знал, что вы поднимете меня на смех.

– Если знал, то зачем же взвалил его на себя? Боже мой, сочувствовать и позволять пользоваться своей добротой – чтобы не сказать глупостью – да еще эдаким засранцам! Я тебе поражаюсь, Кокуто.

– Ничего другого не оставалось. Особый случай.

Тоуко только фыркнула в ответ. Впрочем, несмотря на то, что она сыпала насмешками, прибрать Кейту под свое крыло все же не отказалась. Шики же, как я ожидал, была против. Судя по ее убийственным взглядам и молчанию, она была очень зла.

– Особый случай? Согласна, дело действительно необычное. Но что ты собираешься делать дальше? Подумываешь о том, чтобы найти ее и уговорить отказаться от мести и больше не безобразничать?

– Подумываю. Ведь не держать же его здесь вечно, а Асагами Фудзино может снова начать убивать людей. Единственное, что мне приходит в голову, это встретиться и поговорить.

– Дурак. Потому-то я и твержу, что ты слишком добренький.

Да уж, Шики режет правду-матку в глаза. У нее вообще острый язык, но сегодня – бррр, мороз по коже. Она действительно сердита.

– Ты не остановишь ее. Слишком поздно. Она видит только свою цель – и даже когда отомстит, еще неизвестно, сможет ли вовремя спрыгнуть. Ее личность и побудительные мотивы совершенно инвертировались.

– Шики, ты так говоришь, будто ее знаешь.

– Знаю. Мы встречались. Вчера она была с Азакой.

Вот это новость. Я озадаченно почесал в затылке, пытаясь понять, как Асагами Фудзино могла оказаться вместе с моей сестрой. Они же совершенно не связаны… стоп. А-а, вот в чем дело. Я помнил, что Фудзино – старшеклассница, но мне почему-то не пришло в голову, что она учится именно в женской академии Рэйен.

– Тормоз ты, Кокуто. Неужели еще ничего не разнюхал про Асагами Фудзино?

– Да я впервые услышал это имя два часа назад! Мне дали задание найти Минато Кейту, и отвлекаться было недосуг.

Я почувствовал беспокойство… или это дурное предчувствие? Дело было даже не в том, что я опасался за Азаку – как бы и она не оказалась втянута в эти неприятные дела. Нет, скорее это напоминало то раздражение, которое испытываешь, когда приходиться думать о том, чего ты старательно избегал.

– Разве Асагами Фудзино еще ходит в школу?

– Нет. Она не появлялась ни дома, ни в студенческом дормитории с той самой ночи – когда случилось убийство. Школьные занятия она тоже прогуляла: канула, как и не было. Азако тоже не видела ее со вчерашнего дня.

– Тоуко-сан, а когда вы успели все это узнать? И зачем?

– Недавно. Меня попросили ее найти. Родители. Шики рассказала, что встретила обоих девушек вчера в кафе, но Азака говорит, что не заметила в поведении подруги ровным счетом ничего необычного.

Какая ирония. Если бы я договорился встретиться с сестрой на день позже или нашел бы Минато чуть быстрее, вчерашнего убийства бы тоже не произошло.

– То, что мы приняли Минато Кейту под свою защиту, не так уж бессмысленно. Если не сможем сами ее найти, то используем его как приманку. Но события могут принять опасный оборот, поэтому вам с Кейтой лучше не покидать офиса.

– Опасный оборот? Погодите, но что вы собираетесь делать с Фудзино?

– По обстоятельствам. Возможно, придется прибегнуть и к силе – в полном соответствии с пожеланиями клиента. Ему будет неприятно, если дочь появится на первых полосах газет с клеймом убийцы, поэтому он хочет, чтобы мы избавились от нее до того, как произойдет огласка.

– Что?! Но ведь она не просто так убивает людей направо и налево! Я думаю, ее можно успокоить.

– Бессмысленно. Ты не знаешь всей правды. Не понимаешь, что именно оказалось последней каплей и спустило ее с поводка. Я допросила Кейту под гипнозом, когда усыпила его. Той ночью главарь хулиганов ударил Фудзино ножом. Вот что заставило ее очнуться и отомстить.

Ножом?.. Ублюдки угрожали ей ножом даже после того, как столько раз насиловали и били. Им все было мало? Но почему это должно означать, что девушке уже нельзя помочь?

– В этом-то и загвоздка. Ее пырнули в живот в ночь на двадцатое число. Шики видела ее двумя днями позже и не заметила никаких следов ранения. Она была здорова – совершенно исцелилась.

– Пырнули в живот…

Постойте. Моя память встрепенулась, пытаясь что-то подсказать. В ночь на двадцатое, ученица академии Рэйен, удар в живот…

– Да, Кейта мне об этом поведал. А еще – о том, что она звонила ему по телефону и угрожала. Она говорила, что ни за что не простит его, не забудет того, что они с ней сделали – потому, что боль остается с ней. Получается, рана, которая зажила, снова терзает ее болью. Странно. Думаю, что дело не в этом. Когда возвращаются воспоминания об ужасе, испытанном, когда ее насиловали, ее снова пронзает боль – и это действительно не так уж сильно отличается от удара ножом. Страшные воспоминания, вызывающие непереносимую муку. Думается, это чисто психологическое состояние, иллюзия, но для нее страдание выглядит более чем реальным. Это стоит классифицировать как психологический спазм или припадок. И всякий раз, когда Асагами Фудзино терзает боль, которой на самом деле не существует, она реагирует – убивает людей. Кто может гарантировать, что такое не случится в тот момент, когда ты будешь беседовать с ней?

…Разве мы не можем поговорить с ней тогда, когда боль не мутит ее рассудок? Но прежде чем я успел возразить, вмешалась Шики.

– Нет, Тоуко, все не так. Боль вполне физическая, и остается в ее теле и сейчас.

– Не может быть. Шики, я не верю своим ушам. Значит, ты ошиблась, когда говорила, что ее рана совершенно зажила?

– Не считай меня дурочкой. Если бы из нее торчал кусок железа, я бы так и сказала. Но никаких повязок не было – я не могла их не заметить. Боль действительно появляется и исчезает – вот это могу подтвердить. Когда накатывает приступ, говорить бесполезно – она превращается в убийцу. А когда она в своем уме, то такая добропорядочная и скучая, что просто тошнит. Я же говорила, когда вернулась – она не стоит даже того, чтоб ее убить.

– Мда, с заточкой в кишках особенно не побегаешь. Она бы уже отдала концы. Но тогда получается, что закрывшаяся и уже не кровоточащая рана, не требующая перевязки, продолжает донимать ее, да так, что девчонка сходит с ума? Хм.

Тоуко-сан вынула сигарету, закурила и с задумчивым видом выпустила струйку дыма. Я тоже не мог ничего понять. Слова Шики озадачили меня ничуть не меньше, чем начальницу. Нет ничего удивительного в том, что рана дает знать о себе, пока не зажила – это естественная реакция организма. Но когда организм уже восстановил целостность, откуда могут взяться такие сильные, доводящие до сумасшествия боли? Да еще не постоянные, а приступами? Если бы рана просто воспалилась, она не дала бы несчастной девушке ни секунды покоя, отозвалась лихорадкой и заметной невооруженным глазом слабостью. Но ведь Шики говорит, что Асагами выглядела совершенно здоровой. Словно все физические последствия ранения пропали, оставив ей только чувство боли.

– А-а-а!..

Меня словно ударило. Не скажу, что все ответы пришли сразу, но я понял, почему Кейта назвал ее странной.

– Кокуто, это новая дыхательная методика или ты в певцы решил податься? Сольфеджио?..

Даже если и так, то я не стал бы заниматься такими скучными упражнениями.

– Нет, просто я понял, в чем ненормальность Асагами Фудзино.

Тоуко-сан подняла брови. Ведь и верно, я изложил добытую информацию только в общих чертах, так что она все еще не слышала о странном поведении девушки и до происшествия.

– Вы не заметили? Кейта упомянул об этом. Ему показалось, что все, что бы они ни делали с ней, совершенно не задевало Асагами. Она не реагировали ни на побои, ни на издевательства. Сначала я подумал, что дело было в сильном характере девушки, но теперь понял, что ошибся. Она вовсе не такая уж сильная и стойкая.

– Звучит так, словно ты с ней знаком, Микия.

Шики пронзила меня подозрительным взглядом, но мне что-то подсказало, что сейчас лучше не отвечать, чтобы не копать себе могилу. Да, потом надо будет проверить, не прожгла ли она во мне дырку.

– Думаю… я не слишком-то хорошо в этом разбираюсь, но, возможно, все дело в том, что у нее – нечто вроде невосприимчивости к боли. Как ее называют?.. А, кажется, парестезия.

Да, симптомы этого заболевания именно так и выглядят: больной не чувствует боли. Оно встречается очень редко, большинство врачей ни разу не сталкивается с подобным явлением за всю свою карьеру. Но если предположить, что Асагами – носитель этого заболевания, то ее странности становятся вполне объяснимыми.

Тоуко-сан подняла брови.

– Вот оно что. Это кое-что объясняет… да, возможно, возможно. Даже если ударить такого пациента ножом, невосприимчивость может избавить его от боли. Узнать бы, врожденное ли у нее это нарушение или, как говорится, благоприобретенное. Могло ведь получиться и так, что с ее нервной системой что-то произошло. Если мы примем гипотезу болевой невосприимчивости, делавшей ее бесчувственной до определенного момента, тогда очевидно – случилось нечто, заставившее ее состояние измениться, раз она снова мучается. Хм, что-то вроде большой дозы стероидов или повреждения позвоночника?

Повреждение позвоночника… да, вот оно.

– Я слышал, что ее ударили по спине бейсбольной битой – не знаю, насколько сильно.

В ответ на мою ремарку – я очень старался, чтобы она получилась бесстрастной – Тоуко-сан криво усмехнулась.

– Понятно. Зная этих садистов, не сомневаюсь – били со всего размаху. Не удивлюсь, если бедняжке сломали пару позвонков. А ведь даже небольшая трещина может нарушить работу спинного мозга. Мало того, ее продолжали насиловать со сломанным позвоночником, черт бы их подрал. Это была первая боль, которую она почувствовала, даже не понимая еще, что происходит. Мда. И после этого ты помог Минато? Я поражена.

В голосе Тоуко-сан звучало неприкрытое ехидство. Я довольно часто замечал за ней дурную привычку ставить людей в тупик своими вопросами. Надо думать, результат склонности к психологическим экспериментам. Что самое грустное, объектом экспериментов она чаще всего избирала именно меня. Обычно я огрызался, но сейчас… крыть было нечем. Вместо этого я мрачно уставился в пол и перевел тему.

– Тоуко-сан, получается, что невосприимчивость к боли и травмы позвоночника как-то связаны между собой?

– Обязательно. Спинной мозг контролирует практически всю периферийную нервную систему. Очень часто нарушение чувствительности – результат того, что с позвоночником непорядок. Сирингомиелия – это название что-то говорит?

– Первый раз слышу.

Хотя Тоуко-сан едва ли предполагала, что я знаком со столь специфичным медицинским термином, она укоризненно покачала головой.

– Сирингомиелия – наиболее распространенная причина нарушений болевой чувствительности у человека. Слушай, Кокуто, и учись. Существует два типа сигналов, передаваемых органами чувств через нервную систему в мозг. Поверхностная чувствительность дает тебе возможность ощущать такие раздражения как боль, температуру, просто прикосновение к объекту. Глубокая чувствительность сообщает в мозг о движениях, совершаемых членами и прочих общих вещах. В нормальном состоянии оба типа сигналов генерируются, передаются, воспринимаются и обрабатываются совместно. Ты представляешь себе, что это значит – не иметь чувствительности, то есть не воспринимать подобные сигналы вообще?

– Ну, не столько представить, сколько описать словами смогу. Человек не ощущает, к чему прикасается, не воспринимает вкуса того, что ест, так?

Тоуко-сан кивнула с хищной усмешкой.

– Предсказуемый ответ – для человека, который обладает всеми этими ощущениями. Полагаешь, что лишенный чувствительности человек такой же, как ты, раз его тело отличается от твоего только ненормальной работой нервов. Это в корне неверно. Если у тебя нет чувствительности, это значит, что у тебя нет ничего, Кокуто.

Нет ничего?.. Не может быть. Ведь даже у лишенного поверхностной чувствительности человека должна оставаться возможность ощупывать руками предметы и общаться с другими людьми, пусть он и не может ощутить касание физически. Почему же он не может получать жизнь той же мерой, что и нормальные люди? Ведь организм продолжает функционировать и повинуется приказам мозга, глубинная чувствительность остается при них – он понимает, как конечности двигаются в пространстве. С моей точки зрения гораздо хуже было бы лишиться руки или ноги, чем поверхностной чувствительности.

Но в следующий миг я понял. Это означает – отсутствие ощущения тела?.. Даже касаясь, этот несчастный не получает чувственного подтверждения. Он не может ни в чем быть уверен. Да, зрение подтверждает контакт – но лишь визуально. То же самое, что прочесть в книге: «он прикоснулся». Вся жизнь превращается в «чтение»… так, словно кто-то другой рассказывает ему о ней – пусть даже эта история снабжена иллюстрациями высокого разрешения. Ходьба превращается в простое сокращение и растяжение мускулов, без ощущения движения, без твердой земли под ногами. Больной может убедиться в том, что идет, а не стоит на месте, только глядя на собственные ноги, переступающие где-то далеко внизу. Отсутствие чувствительности практически равно отсутствию физического тела. Человек превращается в призрака. Реальность для него сосредотачивается исключительно в поставляемых через зрительные нервы видениях, и у него не остается возможности подтвердить их подлинность. Он никогда не может быть уверен в том, что его руки действительно касаются вещественных предметов.

– Невосприимчивость к боли… так вот что это значит.

Да, той ночью я действительно встретил девушку, которая не могла отличить явь от сна.

– Рад, что ты понял. А теперь, пойдем дальше и предположим, что болевая невосприимчивость, которой обладала Асагами Фудзино, временно пропала в результате удара по позвоночнику. Теперь она снова познакомилась с болью, да еще с какой! Никогда не испытанное раньше чувство стало спусковой кнопкой, импульсом, заставившим ее убивать.

Логично. Но… постойте. Узнав, что означает боль, эта девушка мгновенно возненавидела ее всей душой, точно так же, как и тех, кто ее причинил? Не может быть – я не могу себе этого представить, встав на ее место. Она не могла так думать. Живя – нет, влача существование – бесплотным призраком, я бы скорее испытал безмерное счастье, пусть даже первым вернувшимся чувством стала жестокая физическая боль. Хотя… наверное, до того она и не представляла себе, что такое настоящее счастье.

– Вернувшаяся восприимчивость к боли снова сделала ее человеком, а испытанная острая боль научила новому чувству – ненависти. Ненависть же – прямая дорога к мести.

Какая ирония.

Тоуко-сан продолжала.

– Вот как было дело. Фудзино говорила, что мстит из-за того, что ее мучает боль от раны в животе. Но в этом придется усомниться – раз Шики не видела повязок, порез следует счесть несерьезным или зажившим. Если уж на то пошло, то проснувшаяся боль заставила ее заново пережить ужас, который она должна была бы испытывать, когда ее насиловали, будь тогда нормальной девушкой. Вот отчего в ней вспыхнула безумная жажда мести. Хм, схема выглядит логично… хотя кое-что не вписывается. Прежде всего, Шики утверждает, что к Асагами вернулась ее изначальная невосприимчивость, так? Но тогда исчезла бы и причина, заставлявшая ее мстить. И рана, да еще зажившая, как мы выяснили, не должна была бы ее беспокоить.

– Нет, Тоуко-сан, вы неправы. Невосприимчивость означает отсутствие и сексуальной стимуляции, так что едва ли она что-то чувствовала, когда ее насиловали. Она воспринимала факт того, что ее тело подвергается насилию, а не ощущения. Но это не значит, что ей было все равно. Ублюдки не могли причинить физическую боль, но вся боль обрушилась на ее сознание. Думаю, изранено не тело, а душа. Память возвращает боль, которой полно ее сердце.

Тоуко-сан не ответила, но вместо нее зло усмехнулась Шики.

– Ерунда. Нет никакой души. Как может болеть то, чего не существует?

Возразить было нечего. Доказать скептику существование такой эфемерной субстанции, как душа – задача непростая. Но, пока я раздумывал, возразила Тоуко-сан.

– Человеческая психика, сознание, то, что вы называете сердцем, – очень уязвима. Надеюсь, вы не станете утверждать, что то, что не имеет формы, не может быть разрушено. Люди умирают из-за морального насилия. Даже если со стороны боль кажется иллюзорной, для жертвы она более чем реальна.

Довольно неожиданно для Тоуко-сан встать на сторону столь двусмысленных и неопределенных материй. Но меня такой ответ вполне удовлетворил, а Шики, видя, что мы выступили против нее единым фронтом, рассердилась.

– Я не поняла, Тоуко, ты что, тоже на стороне Асагами Фудзино? Она не заслуживает сочувствия.

– Хм, я тоже так считаю – но нужно понимать и противника. Впрочем, не думаю, что Асагми будет миндальничать с тем, кто неосторожно к ней приблизится. Она мстит, потому что изранено ее сердце? Ну и что? Для нас практически нет никакой разницы. Да и вообще это еще не доказано – даст ли отсутствие чувствительности воспринимать подобную боль?

Вот тебе и поддержка.

– Если хотите знать, личность человека научно определяется как «феномен индивидуальной реакции на внешние воздействия». Эмоции – то, что мы называем «симпатией» или «ненавистью» – не возникают изнутри нас. Они невозможны, если их не стимулирует нечто из внешнего мира. Боль – неотъемлемая часть такой стимуляции. Отсутствие боли значит, что личность лишена огромной доли своих естественных реакций. Вы понимаете? Человек с нечувствительностью к боли неполноценен. Он не может думать, как мы, не понимает наших склонностей или пристрастий, не знает, что нравится людям, а от чего они страдают. Понятие « человеческий здравый смысл» для него не существует. Именно поэтому я считаю, что бессмысленно пытаться ее уговорить.

Да, в этом была вся моя начальница – холодное и логичное, научно обоснованное изложение. Мое робкое предложение поговорить с Фудзино было полностью разгромлено, уничтожено и отметено. Но сейчас я не мог этого стерпеть. Безжалостная прямота – надо думать, последнее предупреждение с ее стороны – вызвала во мне ответную реакцию, я уже не мог сдержаться.

– Говорить так, когда вы даже не видели ее в лицо… жестоко.

Я вскочил с дивана и прошелся туда-сюда.

– Вы строите все на том предположении, что Асагами Фудзино страдала невосприимчивостью к боли с самого рождения – но ведь мы этого не знаем наверняка!

– Ты сам предположил, что дело в нечувствительности.

Ответ Тоуко-сан снова прозвучал холодно и отстраненно – так, словно ей были незнакомы такие слова, как «сострадание» или «жалость». Как же она может не испытывать ни капели сочувствия к Асагами, когда она и сама – женщина? Или, может быть, это именно потому, что она тоже женщина?

Она все же задумалась.

– Признаю, некоторые сомнения у меня имеются. Асагами Фудзино действительно может оказаться жертвой. Вопрос в том, кто был первым.

Я не понял, что она подразумевает, но Тоуко-сан умолкла, и никаких дальнейших объяснений не последовало.

– А ты как считаешь, Шики? – поинтересовался я, не поворачивая головы. Шики ответила точно, как я и предполагал.

– Так же как Тоуко. Но я не позволю Асагами Фудзино продолжать, что бы вы там ни рассуждали. Противно думать, что она снова устроит такую мясорубку.

– Терпеть не можешь таких же, как ты? Да, вам действительно не свойственно собираться в стаи.

Тоуко-сан иронизировала, но я знал, почему Шики так говорит. Я буквально видел, как Шики, словно оказавшись перед зеркалом, начинает осознавать всю чудовищность и отвратительность убийства. Начинает понимать, как похожи и близки Асагами Фудзино и Рёги Шики. И именно это сходство заставляет ее с такой нетерпимостью искать незаметные с первого взгляда, но решающие мотивы, что их все же отличают. Мне вдруг пришло в голову, что Шики смогла бы в полной мере осознать эту разницу только в одном-единственном случае – если двум девушкам доведется встать лицом к лицу. Нет, я не могу позволить им убить друг друга.

– Хорошо, я понял. Постараюсь узнать о ней все, что смогу. Дадите мне взглянуть на то, что уже есть?

Тоуко-сан молча перебросила мне папку, а Шики отвернулась, словно умывая руки. Быстро пролистав бумаги, я узнал, что Асагами жила в Нагано до того, как пошла в начальную школу. Оказывается, даже фамилия, которую она тогда носила, была другой. Созвучной, но иной по написанию. Она писалась с помощью кандзи, означавших не Асагами[3] – «плоская вершина», как теперь, а Асаками – «божество мелководья». Ее отец – не настоящий, а приемный, значит, мать второй раз вышла замуж. Я решил, что именно отсюда и стоит начать расследование.

– Путешествие получится довольно длинное, я могу не успеть вернуться сегодня или даже завтра. Да, Тоуко-сан, скажите – неужели такие сверхъестественные возможности действительно могут существовать?

– Не веришь в то, что рассказывал Минато Кейта? Что ж, Асагами Фудзино, безусловно, обладает некой необычной силой. Но термин «сверхъестественные возможности» слишком широк, да и не совсем точен. Если тебя в самом деле интересует этот вопрос, могу порекомендовать специалиста.

Тоуко-сан быстро нацарапала адрес специалиста по сверхъестественным возможностям на обороте своей визитной карточки.

– Постойте… неужели вы сами не разбираетесь в этом?..

– Конечно, нет. Магия – строгая наука. Как она может иметь дело с тем, что нарушает все и всяческие законы, выбивается из любых правил и не объясняется ни одной разумной теорией? Такая сила – редчайшая флюктуация, которой наделены только избранные по непонятному принципу – и это меня страшно бесит, кстати.

Судя по тому, что ее голос звучал так, как бывало, когда она снимала очки – Тоуко-сан в самом деле не могла смириться с мыслью о подобной профанации. Приняв визитку, я повернулся к Шики.

– Шики, постарайся не наделать глупостей, пока меня нет.

– Себе это скажи. Хотя, глупость не лечится – без толку.

Ее голос прозвучал раздраженно, но меня этим было не пронять. Видя, что я жду, Шики устало прислонилась к стенке и слегка смущено кивнула.

– Иди уже. Ладно, так и быть. Попробую.

Я вышел из офиса с легким сердцем. Конечно, я тоже постараюсь, как она и намекала. Опыт имеется: я все же не умер, хотя однажды уже балансировал на ниточке. Никогда не говорил ей, что той, кто едва не убила меня, была сама Шики. Выйдя из комы, она так и не вспомнила ничего, что бы относилось к тому страшному происшествию. И это замечательно.

Скорее всего, я никогда не расскажу ей об этом.

Граница пустоты: глава 03 09

24 июля. С тех пор, как Кокуто Микия отправился проводить расследование прошлого Асагами Фудзино, прошел день. Ничего не случилось за это время. Единственными заметными новостями были сообщения о надвигающемся мощном тайфуне, который по прогнозам должен был налететь на многострадальные Японские острова вечером или ближе к утру, а также полицейская сводка о семнадцатилетнем глупце, погибшем предыдущей ночью в автокатастрофе. У него даже не имелось водительских прав. По крайней мере, это все, что было предано огласке.

Рёги Шики бездумно смотрела через окно офиса Аозаки Тоуко. Летнее небо было таким глубоким, что взгляд созерцателя утомлялся, невольно ища в нем опоры. Но зацепиться было решительно не за что: ни единого облачка, лишь ослепительно сияющее солнце. Даже в дурном сне невозможно было представить, что уже к вечеру оно скроется в тяжелых штормовых тучах.

Стекла вздрогнули от оглушительно металлического грохота.

Окна выходили на территорию близлежащего металлургического завода, и нельзя сказать, чтобы облокотившаяся на подоконник Шики могла безмятежно наслаждаться пейзажем – снаружи было довольно шумно. Она перевела взгляд на Тоуко, разговаривающую по телефону. На переносице той поблескивали очки.

– Да-да, верно. Что касается этого инцидента… а, понимаю. Он умер еще до момента столкновения. Причина смерти – удушье? Логично. Если оказалась свернута шея, да еще так сильно, то результатом будет именно удушье. Так как же вы расцениваете это происшествие? Автокатастрофа, так-так… правильно. Действительно, погибший был в машине один, никаких свидетелей. Ни один детектив не смог бы разрешить загадку движущейся запертой комнаты. Нет, это все, что я хотела узнать. Огромное вам спасибо, офицер Акими, я в долгу не останусь.

Тоуко говорила вежливо и даже с придыханием. Ни следа обычных насмешливости и язвительности, которые заставляли собеседников чувствовать себя очень неуютно. Положив трубку, она поправила очки и повернулась к Шики, чтобы встретить взгляд ее холодных, ничего не выражающих глаз.

– Шики, седьмая жертва. Уже больше, чем натворил тот убийца два года назад.

Шики еще раз с легким сожалением взглянула за окно – ей хотелось увидеть, как это небо затянут тяжелые тучи – и подошла к ее столу.

– Я же говорила. Дальше начнутся бессмысленные убийства.

– Ты оказалась права. Минато Кейта не был знаком с Такаги Сёити, который погиб в этом происшествии. Убийство не имело отношения к ее мести.

Одетая в белое кимоно Шики с раздражением скрипнула зубами и сняла с крючка красную кожаную куртку.

– Тогда я больше не могу ждать. Тоуко, ты знаешь, где она может прятаться?

– Откуда? Нет, я могу предположить навскидку пару мест – если хочешь найти ее, придется все их прошерстить.

Тоуко вытащила из стола несколько магнитных карточек и резко швырнула Шики. Та без труда поймала их на лету.

– Так, посмотрим… Асагами-групп? Кто такой Арая Сорен?

Все три карточки оказались пропусками на строительные площадки, где вела работы компания Асагами-констракшн. Магнитные полоски намекали на то, что где-то существуют электронные замки, открываемые этими карточками.

– Когда потребовалось вымышленное имя, чтобы сделали пропуска, первое, что пришло в голову, было имя моего старого знакомого. А, неважно. Асагами Фудзино наверняка прячется в одном из этих мест. Оставлять ее так нельзя, убийства могут продолжиться. Разберись с ней до того, как вернется Кокуто.

Обычно пустые и холодные глаза Шики остро блеснули, остановившись на Тоуко. Но, даже если Шики и считала это не слишком правильным, она ничего не сказала. Впрочем, в главном она была согласна с начальницей. Грациозно ступая, она удалилась. Оставшись в одиночестве, Тоуко повернулась в кресле, и взглянула в окно.

– Кокуто не успел. Что же случится раньше? Придет тайфун или разразится буря? Может произойти так, что Рёги Шики не переживет этой ночи.

Магичка не обращалась ни к кому, ее голос звучал устало и печально.

После полудня погода начала меняться. Недавно еще голубое небо теперь скрылось в тяжелых многослойных тучах. Ветер становился сильнее с каждой минутой. Видимо, не зря прохожие так торопились – весть о надвигающемся тайфуне быстро распространилась по городу.

Сквозь мои губы вырвался слабый стон.

Я брела, прижимая рукой горящий болью живот. Конечно, мне не от кого было узнать прогноз погоды, я была поглощена только одним – охотой. Но обычно шумный и многолюдный город странно опустел, людей на улицах становилось все меньше и меньше. Этой ночью выполнить задуманное не удастся. Придется вернуться.

Несколько часов утомительной ходьбы – и я оказалась в порту. Небо почернело, хотя на часах не было еще и семи часов летнего вечера. Тайфун смешал все привычные понятия о сезонах, воздух становился заметно холоднее. Едва переставляя ноги, которые слушались все хуже и хуже, я приблизилась ко входу на мост. Это было любимое детище мое отчима – огромный мост, соединивший два противоположных берега залива. По верху шло четырехполосное шоссе, а под ним располагалась масса проходов и помещений. По сути, они представляли собой подземный торговый пассаж. Я назвала его «подземным», хотя на самом деле он возвышался на несколько десятков метров над водами залива. Наверное, такое ощущение создавалось оттого, что дорожное полотно проходило над головой, а внутри было гулко и пусто. По концам моста наверху находились посты охраны, но боковая лестница, ведущая в торговый пассаж, вела к безлюдному тамбуру, оборудованному дверями с электрическими замками. Магнитные карточки, которые я прихватила, уходя из дома, позволили мне пробраться внутрь незамеченной.

Внутри стояла темень. Несмотря на то, что большая часть внутренних отделочных работ уже была завершена, электричество не включалось. Пустынный пассаж выглядел как станция метро далеко за полночь, как раз перед тем, как закрыться. По сторонам уходящего в бесконечность широкого прохода теснились витрины разнокалиберных будущих магазинчиков. Я прошла около полукилометра и добралась до автостоянки. Здесь строительство было в разгаре. Голый бетон ничем не прикрытых стен, широкие окна-проемы, прикрытые яростно хлопающими на ветру терпаулинговыми полотнищами. Уже почти восемь часов. Шторм все крепчал. От грохота разбивающихся об опоры моста волн и рева ветра хотелось зажать уши. Барабанная дробь ливня заставила вспомнить пулеметный обстрел, который я видела в кинотеатре.

– Дождь…

В тот день тоже лило, как из ведра. Я смывала под дождевыми струями след моего первого убийства, и они подкрашивались красным. Потом я встретила его. Того самого человека, с которым однажды столкнулась еще в средней школе. Человека, с которым перекинулась всего парой слов.

Да, я помнила все. Солнце уже садилось, и шумный день школьного спортивного фестиваля, наконец, завершился. На физкультурном поле уже почти никого не осталось, когда со мной заговорил старшеклассник из другой школы. Я подвернула ногу и беспомощно сидела, не зная, что делать. Невосприимчивость позволила бы мне дохромать до раздевалки, не плача и не крича от боли, но лодыжка так распухла, что было понятно – добром это не кончится. Поэтому все, что я могла – сидеть и бездумно смотреть, как в тревожном алом закате садится солнце. Я не звала на помощь – мне не хотелось. Ведь тогда начнутся сочувственные разговоры: «Ты терпела такую боль»! или «Сильно болит»? или «Разве тебе не больно»? Слышать их было бы неприятно, и я не только не плакала, но старалась сохранять самое обычное выражение лица. Наверное, это было не слишком разумное упрямство, но… до сих пор никто ничего не замечал. Мать, отчим, учителя, друзья. Пусть лучше считают, что Фудзино – самая обычная девочка.

В этот момент кто-то похлопал меня по плечу.

Конечно, я не столько почувствовала, сколько восприняла звук ушами. Обернувшись, я увидела стоящего за спиной школьника. Хотя он выглядел симпатичным и добрым, непрошенное вмешательство не доставило радости. Что ему нужно? Если бы вы спросили меня тогда, я сказала бы, что он мне не нравится, и нечего лезть не в свое дело.

– Болит?

Невероятно. Я совсем не ожидала этих слов. Откуда он узнал про травму, ведь я никому не сказал ни слова? Упрямство заставило меня молча отрицательно потрясти головой. Но он бросил взгляд на нашивку на физкультурной курточке, где было написано имя, а потом просто и уверенно ощупал мою пострадавшую лодыжку. Не в силах отстраниться, но, зная, что сейчас начнутся расспросы и ненужные сочувствия, я зажмурилась. Слышать вопросы о том, что у меня болит, от людей с нормальным восприятием боли – я не желала этого. Не хотела напоминаний о своей неполноценности. Но он неожиданно произнес нечто совершенно иное.

– Дурочка. Боль – не такая штука, которую нужно терпеть в одиночку. О ней нужно рассказать. Рассказать тем, кто неравнодушен к тебе, Фудзино-тян.

Я навсегда запомнила то, что сказал мне тот старшеклассник. Потом он отнес меня на спине в медпункт, и все кончилось хорошо. Это был словно сон. Если подумать, тогда Асагами Фудзино без памяти, пусть и безнадежно, влюбилась. Немного смущенная улыбка человека, умеющего замечать невидимое никем больше страдание и сопереживать…

В желудке проснулась грызущая боль, и прекрасный сон ушел. Все равно я не имею права видеть его – я, заляпанная с ног до головы человеческой кровью. Мне страшно и неудержимо захотелось очиститься, сбросить с себя въевшуюся нечистоту. Может быть… дождь смоет мои грехи? Если поднять наверх, на мост? Тайфун уже вошел в силу и там льет, как из ведра. Чувствуя непонятный, лихорадочный подъем, я заставила корчащееся от пронизывающей боли тело встать и двинуться к пандусу, ведущему с автостоянки наверх.

Асагами Фудзино шла навстречу буйству стихии – освежающему летнему ливню.

Широкая проезжая часть моста превратилась в неглубокое озеро. Вода на асфальте доходила до щиколоток. Сокрушительный ливень рушился стеной, а ветер бесновался так, словно хотел с корнем выдрать уличные фонари. Небо стало угольно-черным и страшным. Огоньки гаваней и пирсов едва проглядывали сквозь шквалы и казались настолько далекими и недосягаемыми, будто находились где-то на Луне. Асагами Фулзино шла через шторм. Черная школьная форма мгновенно промокла и облепила тело, но со стороны этого все равно никто бы не увидел – она растворилась во мраке, словно найдя свое настоящее место. Девушка медленно шла, подставляя тело дождю, пытаясь слиться с ним. Белые облачка дыхания мгновенно срывались с посиневших губ и уносились прочь.

Дорога оказалась недолгой – под первым же фонарем она встретила Смерть.

– Наконец-то я нашла тебя, Асагами.

Из мрака, ступая по воде, возникла Рёги Шики. Белое кимоно тоже промокло, по блестящей красной кожаной куртке, не пропускавшей воду, стекали настоящие ручьи.

Она выглядела как синигами, богиня смерти.

Шики и Фудзино стояли на разных краях падающего от фонаря светового круга, их разделяло около десяти метров. Как же они могли видеть и слышать друг друга в грохоте дождя и вое бури? Это было странно, словно пространство уже начало причудливо искажаться.

– Рёги… Шики…

– Напрасно ты не вернулась домой, как я тебе советовала. Теперь ты превратилась в хищника. В людоеда, распробовавшего вкус крови. Ты наслаждаешься убийством.

– Неправда!!! Это ты такая, а мне совсем не нравится убивать!..

Голос Фудзино прерывался, грудь высоко вздымалась. Она уставилась на Шики горящим, ненавидящим взглядом.

Враждебность и жажда крови.

Дрожащая рука поднялась к лицу, словно остатки разума заставляли ее прикрыть прорвавшуюся ненависть и ярость. Но глаза все равно горели между пальцами страшным неземным огнем.

Шики медленно подняла правую руку. Блеснул длинный клинок, уставившийся острием в лицо противницы – ответ на вызов.

Третья встреча.

«Третий раз за все в ответе». Шики хмыкнула, вспомнив старую пословицу. Та Асагами Фудзино, которая стояла перед ней сейчас, была более чем достойна стать ее жертвой.

– …Я чувствую. Да, мы похожи. Такую тебя я вполне могу убить.

Эти слова словно сорвали последние путы, сдерживавшие обеих противниц.

Граница пустоты: глава 03 10

Шики метнулась вперед. Скорость ее бега поражала – несмотря на плещущееся под ногами озеро и бешеный ветер, ей требовалось три секунды, чтобы преодолеть разделявшие их десять метров. Этого хватило бы и для того, чтобы швырнуть хрупкую Фудзино наземь и пронзить клинком ее сердце. Но даже эта звериная скорость не могла соперничать со скоростью взгляда. Фудзино не нужно было сближаться с целью вплотную, как Шики – достаточно было ее видеть. Для нее короткие три секунды были очень длинным сроком.

Глаза Фудзино вспыхнули колдовским светом. Левый глаз – орудие, скручивающее влево. Правый – направо. Голова Шики стала для нее одной точкой опоры, левая ее нога – второй. Усилием воли она скрутила все, что находилось между точками. Невидимая сила напряглась тугой пружиной, а Шики, почувствовав ее, молниеносно отпрыгнула в сторону. Но преследующая ее сила не ослабла. То, чем владела Фудзино, не относилось к метательному оружию, и, пока цель оставалась в поле зрения, избежать ее воздействия было невозможно – даже если Шики уклонилась от первого захвата.

– Проклятье!..

Шики поняла, что Фудзино гораздо сильнее, чем казалось с первого взгляда. Не останавливаясь ни на секунду, она помчалась вправо, по кругу, словно стараясь выскочить из поля зрения противницы.

– Не уйдешь! Здесь негде прятаться… – слова Фудзино вдруг застряли у нее в горле. Шики исчезла. В это невозможно было поверить, но та взяла и прыгнула через перила моста, вниз, в океан. Нет, не так – оттуда донесся едва слышный звон бьющегося стекла. Обнаружив невероятную ловкость, Шики сумела извернуться и запрыгнуть на уровень расположенной ниже парковки для автомобилей.

– Она… она просто безумна…

Шики скрылась. Но Фудзино до последнего провожала ту взглядом и видела, как скрутился левый рукав кожаной куртки. Она могла надеяться, что противница уже не сможет воспользоваться левой рукой. Да, она почувствовала…

– Я… сильнее…

Жжение в животе с каждой секундой становилось все ядовитее и невыносимее. Из последних сил зажимая боль, Фудзино заковыляла вниз. Ей не оставалось ничего, как разделаться с Шики до конца. Сейчас.

Парковку затоплял мрак. Пока глаза не привыкли, было даже непонятно, куда наступают ноги. Потом медленно проявились очертания, напоминавшие миниатюрный город. Металлические опоры, подобные фонарям, и штабеля отделочных стройматериалов, выглядевшие точь-в-точь как здания, расславленные вдоль улицы. Не прошло и минуты, как Фудзино пожалела о том, что избрала это место в качестве нового поля боя. Ее сила позволяла скручивать и деформировать предметы, находящиеся в поле видимости, создавая виртуальные точки опоры. Получалось, что даже если она знала, что Шики укрылась за стальной фермой, достать противницу не удалось бы – скрутилась бы только ферма. Судя по всему, за стремительные мгновения предыдущего раунда на полотне моста Шики успела разобраться в способностях Фудзино. Именно поэтому она и сбежала вниз, в замкнутое пространство с ограниченной видимостью, где у нее имелся некоторый шанс на победу.

Фудзино осознала, насколько уступает ей в боевой тактике и опыте. Но… Если говорить про голую силу – она была могущественнее. Пусть поле зрения заграждено, она всегда может сломать и расчистить все, что встает на пути. Все, что мешает ей. Повинуясь ее воле, стальные фермы начали одна за другой корежиться и гнуться с пронзительным скрипом. Сверху посыпалась штукатурка и бетонная крошка. Напряжение отозвалось новым приступом острой боли в животе, и она от злости принялась крушить парковку еще быстрее. Пол затрясся под ногами мелкой дрожью.

– Выглядишь жалкой, – донесся из темноты голос Шики. Фудзино резко обернулась в ту сторону. Штабель, за которым скрывалась Шики, мгновенно развалился, но из него вперед стремительно, точно выброшенная пружиной, метнулась светлая фигурка.

– Попалась!..

Фудзино впилась глазами в Шики. Девушка в белом кимоно и красной кожаной куртке летела на нее, держа на отлете левую руку

Мгновение поколебавшись, Фудзино послала вперед вихри своей силы. Излом. Левая рука Шики сломалась с сухим щелчком. Следующая цель – шея. Но не успела Фудзино перевести взгляд выше, как поняла – Шики уже рядом с ней. Бледная вспышка и полукруг отметили стремительную траекторию свистнувшего в темноте лезвия ножа. Удивительно, но нацеленный в горло безжалостный удар не настиг жертву. Это была чистая случайность… или нет. Шики сочла противницу более храброй, но на самом деле та в ужасе перед ней, бестрепетно атакующей со сломанной рукой, сжалась и упала на колени, чудом избежав сверкнувшей над макушкой отточенной стали.

– Черт!..

Шики попыталась ударить снова, но Фудзино судорожно швырнула вперед всю свою силу.

– Н-не подходи!!!

Реакция Шики оказалась быстрее, чем панический выкрик Фудзино. Не задерживаясь ни на секунду, она отпрыгнула в темноту. Ее тактическое мышление не уступало атлетическим способностям – она прекрасно знала, когда следует отступить.

– Сумасшедшая… – рыдающим голосом выдавила Фудзино. Пронизывающие когти страха смешались с кипящей болью в животе, заставляя дыхание запаленно рваться из груди. Она до боли в глазах вглядывалась во мрак, не зная, откуда Шики выпрыгнет в следующий раз. Дрожащие пальцы Фудзино коснулись шеи – там оказалась царапина, след самого кончика лезвия. Ранка почти не кровоточила, но ужас снова стиснул ее, словно тисками.

– Почему… почему она не убегает, даже со сломанной рукой?! – жалобный, испуганный и отчаянный вскрик улетел в темное пространство и погас. Фудзино не могла забыть глаза Шики, атакующей, несмотря на сломанную руку. В них горел яростный восторг, такой, что Фудзино, выигравшая первый раунд с большим преимуществом, оказалась подавлена, загнана в угол, почти уничтожена – одной только силой духа своей противницы. Казалось, скрученная и сломанная рука подарила Рёги Шики не столько боль, сколько ослепляющее счастье, упоение битвы, совершенно непонятное и чуждое для Фудзино. Эта девушка была загадочной, словно пришедшей из иного мира. Наслаждение схваткой, предвкушение убийства, брызжущей горячей крови – и чем опаснее становилась ситуация, тем острее были ее чувства. Фудзино никогда не испытывала от убийства подобного экстаза, в ней не вспыхивало такое пронзительное наслаждение.

Она вдруг поняла, что означали слова о том, что они похожи. Если Рёги Шики не ощущает свою привязанность к потоку жизни, не чувствует себя живой, какую замену она нашла себе, какой противовес? Для Фудзино, которая так же оказалась за гранью нормальности, такой заменой стало кровопролитие. Глядя, как корчатся от боли и умирают люди, она испытывала непередаваемое чувство причастности, словно могла уловить это недоступное ей ощущение, разделить их боль, примерить ее на себя. Только так она смогла узнать, что значит телесная мука и страдание. А потом понять, что представляет собой следующий шаг – сопереживание. Да, то, что она испытывала, было немного сродни состраданию… но не только. Его затмевало пьянящее ощущение власти над людьми, возможности по своему желанию управлять ими и ввергать в царство боли – это подарило ей острое, доселе неизведанное чувство сопричастности жизни. Да, так она действительно воспринимала жизнь, свое одинокое и туманное существование. Эквивалент, пробудивший Фудзино, нельзя было назвать иначе как «беспощадное убийство». Сама до конца не осознавая, она наслаждалась устроенной резней.

Тогда… что же служило противовесом для Рёги Шики?..

– Плохо дело.

Прячась за грудой обломков, Шики стаскивала куртку, сердито бормоча себе под нос. Левая рука не двигалась уже после раунда на полотне моста, после того, как Фудзино скрутила ее взглядом. Шики использовала ее как щит во второй атаке, рассчитывая нанести решающий удар. Увы, план провалился – Фудзино оказалась трусихой и не встретила смерть лицом к лицу. Ее спасли только случай и слабость в коленках. Но теперь нужно было что-то делать с перекрученной и кровоточащей рукой. Шики отхватила ножом рукав куртки и, пользуясь зубами и второй рукой, быстро затянула на предплечье импровизированный жгут.

Это была грубая и торопливая мера. Изломанная рука оставалась холодной и бесчувственной. Шики скрипнула зубами, понимая, что, скорее всего, никогда больше не сможет пошевелить ей снова.

– Ты сильна, Асагами. Ты просто чудо, лучше всех!..

Быстрая кровопотеря, хотя и вовремя остановленная, заставила сознание колебаться и ускользать.

Ничего. Она из разряда людей с горячей кровью – это пойдет только на пользу. Поможет прояснить голову…

Шики заново сконцентрировалась. Асагами Фудзино – серьезный противник, наверное, самый сильный из тех, с которыми она встречалась. Одна единственная ошибка будет стоить жизни. Но именно это наполняло радостным возбуждением ее грудь. Именно это заставляло Шики чувствовать себя живой. По-настоящему живой. Тяготеющие оковы прошлого исчезали, и она упивалась только этим моментом. Настоящим, не отягощенным ни единой лишней мыслью. Странно, но она испытывала это волшебное чувство только в опасности, только тогда, когда балансировала на лезвии ножа. Когда могла поставить на кон все, что у нее осталось – свою маленькую жизнь. Убить или быть убитой. Кажущееся сном существование, неясное и бесцельное, давало Шики возможность чувствовать бешеный ток жизни в своих жилах только таким, древним и примитивным способом. Если Асагами Фудзино подсознательно испытывала наслаждение от убийства, то Рёги Шики удерживала связь с реальностью с помощью боевого экстаза. Но между ними была разница: Фудзино боялась и не желала схватки… Шики не хотела ничего иного – ее пронизывали восторг и радостное предвкушение, она жаждала этого безумного танца на острой границе жизни и смерти. Это была разница между гонимой дичью и охотником.

В гулком пустом пространстве отдавалось неровное дыхание Фудзино. Болезненное, горячечное, испуганное.

Она никак не могла отдышаться, так же как Шики, хотя с начала схватки не получила ранения серьезнее, чем маленькая царапина. В этом пыльном мраке они дышали в унисон, сердца стучали, догоняя друг друга, нацеленные друг на друга сознания и личности были спаяны, слиты воедино. Их жизни, полные боли и отчаяния, разве не зеркально похожими они оказались в итоге? Покачивающийся под ударами тайфуна вантовый мост словно стал их общей колыбелью, и Шики пронзило чувство близкого, почти родственного понимания. Озарение, взаимопроникновение, родство душ… неумолимо говорящее о том, что она должна забрать жизнь Фудзино своими руками.

– Да, я знаю. Это все равно бессмысленно…

Конечно, Шики знала. Знала с той же секунды, когда впервые увидела эту девушку в «Анэнэрбе». Для нее не было тайной, что личность Асагами Фудзино балансировала на краю пропасти, надломленная, готовая распасться. Можно было бы и не спешить, не марать руки – у той почти не осталось времени. Но… так устроена жизнь. Она далеко не всегда подчиняется формальной логике. Пусть бессмысленно пытаться остановить ее сейчас… Шики сделает это. Да, если вспомнить, Тоуко-сан говорила, что люди – создания, бесконечно творящие бессмысленные вещи. Теперь Шики была согласна с этим. Взять, к примеру, этот мост – яркий образец абсурда. Люди порицают одни проявления бессмысленности, называя глупостью, и тут же превозносят ничуть не менее бесполезные явления, возводя их в ранг произведений искусства. Где же лежит граница? Даже если она существует, то размыта, неясна, неопределенна. Очевидно, что человеческая личность пытается защититься ей, ввести в рамки, позволяющие спастись от внешнего мира… но то, где проходит граница, все равно определяют неодолимые воздействия извне. Так, может быть, это вовсе не имеет никакого значения? Мир полон пустых, фальшивых границ. Человеческое сообщество бессильно четко отделить нормальное от ненормального, оно не знает, где поставить стену, за которой можно спрятаться.

Эти стены – свои. Свои у каждого из нас. Как стена, которую она отчаянно пыталась пробить, чтобы уйти из этого мира. Как стена, которую протаранил Микия, упрямо, вопреки всему считая ее нормальной девушкой. Как стена, в которую бьется сейчас Асагами Фудзино, чтобы вырваться, освободиться… броситься навстречу смерти.

Да, в этом, в главном, Шики и Фудзино были одинаковы. Словно близнецы. И именно поэтому в этом маленьком мире им было слишком тесно вдвоем. Должна была остаться только одна.

– Ну же, давай. Теперь я вижу твои фокусы насквозь.

Тряхнув головой, чтобы избавиться от вызванной потерей крови обморочной мути, Шики шагнула вперед. Пальцы правой руки крепко стиснули рукоять кинжала. Если Фудзино не способна пересечь свою границу… что же, ее просто придется уничтожить.

Когда Шики медленно появилась из-за штабеля, Фудзино не поверила своим глазам. Противница безрассудно возникла в ее поле зрения на расстоянии, которое нельзя было покрыть одним или двумя прыжками, и не за спиной, не сбоку, а прямо перед ней. Сознание Фудзино тоже мутилось – ее температура уже зашкалила за 39 градусов, но она все еще не понимала, что явилось настоящей причиной жгучей боли в животе.

– Я вижу… ты действительно безумна… – простонала она, вцепившись взглядом в Шики. Излом. Поле зрения исказилось. От виртуальных точек опоры, возникших на голове и ноге Шики, устремилась колдовская сила, способная скрутить ее тело, как половую тряпку.

…То есть, она должна была бы устремиться.

Шики, которую, казалось, ничуть не беспокоила левая рука, с которой срывались тяжелые черные капли, небрежно взмахнула ножом, отбив брошенный в нее вихрь торсионной энергии. Нет, постойте… она «убила» его.

– Не так-то просто опознать вещь, не имеющую формы. Но ты слишком разбросалась своей силой. Теперь я ее вижу – это спирали красного и зеленого света. И они… они красивые.

Фудзино не поняла, о чем говорит Шики. Единственное, что вспыхнуло у нее мозгу – теперь Шики непременно убьет ее. Она сжалась и лихорадочно забормотала, как заведенная:

– Излом. Излом. Излом, излом… Излом!!!

Но Шики уверенно и легко рассекала и отбивала все атаки. Напряжение заставило Фудзино скорчиться от боли – она уже не могла терпеть.

– Кто… ты?..

Взгляд темных глаз Шики был бесконечно глубок и непонятен.

– Знаешь, все сущее несет в себе несовершенства. В первую очередь люди, но не свободны от них даже стихии, человеческая воля и само время. Все, имеющее начало, должно иметь и конец – логично, верно? А мои глаза видят смерть вещей и явлений. Они особенные, подобно твоим.

Грозный взгляд заморозил дрожащую Фудзино на месте.

– Поэтому… если бы существовали боги, я смогла бы убить и их.

Шики сорвалась с места. Даже в атаке она двигалась стремительно, но необычайно грациозно. Мгновенно оказавшись перед Фудзино, она швырнула ее наземь и уселась ей на грудь.

Надвигающаяся смерть стиснула горло костлявой хваткой, но Фудзино все же выдавила:

– Ты… ты убьешь меня?..

Шики не ответила.

– …Но за что?! Я убивала только потому, что не могла вытерпеть этой боли!

Ответом был злой смешок.

– Это ложь. Тогда почему же ты улыбалась? Тогда – и даже сейчас, до сих пор. Почему тебя так распирает от счастья?

Фудзино нерешительно прикоснулась кончиками пальцев к губам.

Да. Уголок рта поднялся в страшной безумной усмешке.

Она не знала почему, она не могла понять сама… но она действительно улыбалась.

Ее первое убийство… отражение ее лица в луже крови на полу бара…

Второе убийство… отражение в луже крови на причале… было ли оно таким же?..

Ее подхватывало и несло бурным потоком чувств, которые Фудзино не могла узнать – всякий раз, когда она убивала людей. Что же это было? Раздражающее, невыносимое… текучее и изменяющееся. Превращающееся в извращенное удовольствие… или даже восторг?.. Да, она ничего не чувствовала, даже когда ее насиловали… и единственным способом разбудить заледенелые нервы оказалось жестокое убийство?..

Шики кивнула:

– Поняла? Ты все же наслаждалась этим. Тебе нравится причинять боль другим. Но учти, так и твоя мука никогда не уйдет.

Конечно, если бы не жгучая боль, Фудзино не пришло бы в голову убить человека. Но рана продолжала мучить ее… постойте, может быть, на самом деле этого ей и хотелось?

– Так вот… каков ответ?..

Фудзино не могла принять его, не хотела согласиться. Она не хотела даже думать об этом. Она не желала признать, что не отличается от Шики. Нет, они совершенно разные…

– Я говорила, мы – одного поля ягоды.

Нож в руке Шики двинулся… и пошел вниз.

И тогда Фудзино закричала.

Закричала из последних сил, разрывая легкие, надрывая горло.

– И-и-и-изло-о-о-ом!..

Парковка содрогнулась. Перед внутренним взором Фудзино встала картина: бесконечно длинный мост, повисший над бушующим океаном. Игнорируя вспыхнувшую в голове ослепительную боль, она утвердила две точки опоры на каждом из концов моста…

…И скрутила.

Громовой перекатывающийся удар потряс мост. Металлические связки и стяжи застонали и заскрипели тысячью голосов. Полотно ушло из под ног, а потолок обрушился вниз, рассыпаясь на куски, прямо на застывшую и оцепеневшую Фудзино. Треснули и вылетели боковые панели, раскрыв громадные щели наружу, в бурю и шторм. Оседлавшую ее Шики сбросило первым же ударом и снесло куда-то в сторону, наружу, подхватив бурным шквалом. Если та не смогла уцепиться, ее ждал долгий полет и неизбежная гибель.

Фудзино дернулась, пытаясь вернуть контроль над собственным телом. Она задыхалась, ей не хватало воздуха, члены оцепенели, словно у перегоревшей игрушки, бесчувственной марионетки. Ей что-то нужно было сделать… ах, да, спасаться из-под обвала! С невероятным, рвущим усилием Фудзино встала. Волоча ноги, проковыляла через проход в торговый ряд, покинув парковку. Здесь разрушений было несколько меньше, но прямоугольный коридор превратился в ромбовидный.

Фудзино брела, как ей показалось, целую вечность… но упала всего в нескольких шагах от двери. Она не могла идти. Она не могла дышать. Ноги больше не двигались. Голова плыла, мысли застряли, словно в густой застывшей патоке. Единственное, что осталось с ней… да, эта сводящая с ума боль в животе. Девушка впервые отчетливо сознала, что умирает. Так больно. Невыносимо. Может быть, действительно лучше умереть, чем терпеть такую муку?

Лежа ничком, Фудзино закашлялась. На бетон шлепнулись липкие сгустки полусвернувшейся крови. Поле зрения сошлось в узкий колодец. Она не видела ничего, кроме клякс на сером фоне. Красная кровь… и видение, в тон ему, в тех же кровавых красках. Тот давний алый закат… солнце, садящееся в пылающий тревожными цветами сумрак… да, это выглядело, как надвигающийся мировой пожар…

–…Нет… я не… я не хочу умирать…

Вытянутая вперед рука слабо заскребла ногтями по бетону. Если не двигаются ноги, она будет ползти, цепляться из последних сил. Извиваясь, она продвинулась вперед всего на вершок. Но если она не сможет – за ней придет Смерть. Поэтому Фудзино продолжала ползти. Единственное, что в ней осталось – бесконечная боль.

Больно… больно… больно… – шептали ее запекшиеся губы. Боль, которой она так долго была лишена, наконец-то вернулась к ней… но теперь она возненавидела это ощущение всей душой.

Но… но оно в самом деле вернулось. Ей было больно… а это значит, она снова жила. Снова могла мечтать. Нет, как бы она ни страдала, она все равно не хотела умирать. Не хотела исчезнуть. Жить. Жить дальше, прокладывать свой собственный путь. Ведь она на самом деле еще ничего не успела, не оставила ничего после себя…

Так жалко и несчастно. Так пусто. Так печально.

Но она ничего не могла поделать. Мука затопляла ее черной тяжелой водой, и даже острое желание жить тонуло в ней, таяло, исчезало.

Больно… больно… больно… больно…

Так больно. Кашляя кровью, Фудзино все еще тянулась вперед – бессильно, оцепенело. Ее губы повторяли снова и снова – желание, самое сильное и страстное желание в ее короткой жизни.

Я все еще… хочу жить… Хочу… говорить еще… Остаться здесь… еще хоть немного…

Но у нее уже ничего не осталось. Только боль, повторяющаяся, замкнутая в кольцо. Воздаяние, наконец-то настигшее ее. Осознание истины, обрушившееся на Асагами Фудзино невыносимой тяжестью. Понимание свершенных ею непростительных грехов, настоящая цена пролитой ею человеческой крови. Отчетливо понимая, что не заслуживает никакого прощения, она уже не знала, имеет ли право хотя бы вспоминать? Вспоминать ту сочувственную, добрую улыбку. Если бы… если бы он вдруг оказался здесь? Облил бы ее презрением… или все же обнял бы, согрев всепрощающим святым теплом?

Ее тело сотрясали конвульсии. Кровь, струей текущая изо рта, говорила о том, что конец уже близок. Боль… она будет недолгой. Тусклый свет ламп начал гаснуть, и дело было не в отсутствии электричества. Теперь она могла видеть только те картины, что остались в памяти. Нет, даже они медленно уплывали куда-то во тьму. Не в силах вынести предсмертного одиночества, Фудзино заговорила. Громко, как ей казалось. Это было самое сокровенное желание, то, которое она упрямо прятала глубоко в груди. Детская мечта, всплывшая на границе холодной пустоты.

– Мне больно… Больно, семпай. Очень больно… и так хочется плакать… Можно?.. Мама, можно, я поплачу?..

Именно эти слова всегда сидели у нее в груди. Ей так хотелось сказать их. Если бы, если бы она осмелилась произнести их тогда, тем вечером три года назад…

Она плакала. Ей было так больно, так грустно, так одиноко – она уже ни за что не могла сдержать слез. Странно, но они немного притушили горящий внутри Фудзино огонь. Да, ведь тот мальчик говорил: боль – не то, что нужно запирать в себе. О ней нужно рассказать, рассказать тем, кто неравнодушен к тебе. Фудзино плакала, плакала не только от боли, но и от благодарности – за то, что встретила его. Но это еще не все. Совсем уж незаслуженным счастьем оказалась вторая встреча, совсем недавно. Она увидела его снова, прежде чем уйти…

– Тебе больно?

Как живое воплощение боли, над ней возникла Шики. Она стояла выпрямившись, нож в опущенной руке. Фудзино подняла глаза, ища взгляд убийцы.

– Боль – не такая штука, которую нужно терпеть в одиночку. Ей нужно поделиться.

Удивительно. Слова Шики… они были теми же самыми, что всплыли бесценным воспоминанием из памяти умирающей Фудзино.

Конечно. Конечно, Шики была права. Если бы Фудзино могла вернуться, начать все сначала… она никогда не вступила бы на дорогу, ведущую в темноту. Перед ней мелькнули картины нормальной, спокойной жизни – несбыточная мечта. Нет, для нее уже давно не было возврата. Она согрешила. Страшно согрешила. Убила столько людей. Убила их, потакая своим безумным, извращенным желаниям.

Перед глазами блеснула сталь. Асагами Фудзино покорно перестала дышать. Боль исчезла, растворилась. Как быстро.

Она даже не почувствовала боли от клинка, пронзившего ее грудь.

Граница пустоты: глава 03 11

Тайфун уже безжалостно сотрясал город, когда я вернулся в офис. Небольшой, но ценной наградой мне оказалось неподдельное удивление в глазах Тоуко-сан. Представьте себе – она выронила сигарету, которую собралась зажечь, когда я вошел, насквозь промокший под дождем.

– Ничего себе! Как ты быстро управился – дня не прошло.

– Услышал прогноз и поторопился вернуться, пока еще ходит транспорт.

Моя начальница кивнула, но выражение ее лица оставалось странным. Кажется, случилось что-то плохое… Нет, постойте, сначала главное дело.

– Тоуко-сан, что касается Асагами Фудзино. Она не родилась с нечувствительностью к боли. До шести лет она была нормальным ребенком.

– Что?.. Не может быть. Послушай, болевая невосприимчивость не сделала ее инвалидом, но это было бы невозможно, если бы причиной стало повреждение позвоночника, случившееся уже в сознательном возрасте. То, что она может двигаться, вообще уникальное явление, и такое возможно лишь при врожденном нарушении работы спинного мозга – иного объяснения я не могу себе представить.

– Да, именно так и говорил ее лечащий врач.

Мне хотелось подробно рассказать о моих розысках в Нагано, но времени не было. Поэтому я сразу начал с истории семьи Асагами… то есть Асаками.

– Семья Асаками древняя и уважаемая, но они полностью обанкротились, когда Фудзино было двенадцать лет. Она вместе с матерью попала в семью Асагами – преуспевающее ответвление от фамильной линии. Асагами приняли на себя долги, а в обмен заполучили землю, на которую целились уже давно, и все оставшееся имущество. Пока Фудзино была маленькой, с ее восприимчивостью к боли было все в порядке, но, следует сказать, она обладала некой странной силой. Говорили, что она могла гнуть предметы, не прикасаясь к ним.

– Дальше?..

– Ее боялись и ненавидели, как воплощение зла. Началась травля. Но к тому моменту, как Фудзино исполнилось шесть, эта сила исчезла без следа – вместе с болевой чувствительностью.

– Вот оно что… – на лице Тоуко-сан отразилось понимание. Нет, не просто понимание – злорадная ухмылка. Кажется, она была просто в восторге.

– Именно тогда у нее появился личный доктор – но медицинской карты не сохранилось, увы. От фамильной усадьбы Асаками остались одни развалины. Там больше никто не живет.

– И это все?.. Ты что, не раскопал дальше?!

– Конечно, раскопал. Я нашел этого врача и расспросил его.

– Какой же ты умница, Кокуто.

– Да, я узнал про него и отправился в Акиту. Это оказался подпольный лекарь, у него никогда не было лицензии – не удивительно, что пришлось потратить почти целый день, чтобы разговорить его, и вытянуть эту темную историю.

– Восхитительно. Если вдруг уволишься отсюда, немедленно записывайся в детективы. Я сразу же найму тебя в новом качестве.

– Подумаю над вашим щедрым предложением. Так вот, все выглядит так, что лекарь только снабжал ее лекарствами. О диагностике и лечении не было и речи – он говорит, что понятия не имеет, почему Фудзино стала невосприимчивой к боли. Оказывается, это исключительно дело рук ее отца.

– Работа ее отца?.. Так это было лечение или медикаментозная обработка?

Конечно же, она отметила разницу – и я утвердительно кивнул.

– Обработка, конечно. Если верить старому лекарю, отец Фудзино занимался вовсе не лечением болевой невосприимчивости – да ведь она ей тогда и не страдала. Большую часть медикаментов, которые из-под полы раздобыл врач, составляли аспирин и индометацин, а еще стероиды. Симптомы, которые он заметил, говорили о прогрессирующем оптикомиелите.

– Нейромиелитис оптика… болезнь Девика?..

Болезнь Девика. Разновидность миелита, нарушающая работу нервной системы. Основные симптомы проявляются как онемение конечностей, особенно ног, и стремительное ухудшение зрения. Вполне вероятна полная слепота. Лечение требует применения стероидов на ранних стадиях. Тех самых стероидов, которые Тоуко-сан упоминала гораздо раньше. Кажется, лекарь назвал их адренокортикостероидами.

– Они использовали индометацин, который подавил работу нервной системы. Понятно. Еще бы, такой курс без труда мог превратить ее в то, что мы видим сейчас. Это не была ни наследственность, ни результат заболевания. Асагами Фудзино искусственно заставили утратить болевую восприимчивость. Полная противоположность Шики!

Тоуко-сан снова засмеялась – зловеще, в точности, как профессор, с которым я вчера консультировался.

– А что такое этот индометацин, Тоуко-сан?

– Мощное болеутоляющее. Не имеет значения, о какой боли идет речь – периферийной или гетеротопической, фантомной, это важнейший компонент защитной системы организма, поскольку сигнализирует о внешнем или внутреннем воздействии, которое угрожает его целостности или даже существованию. Периферийные рецепторы вырабатывают болевые импульсы, передаваемые по нервам в мозг. Так мозг получает сообщение о том, что тело может пострадать или погибнуть, если не предпринять каких-либо действий, чтобы поддержать гомеостазис. Ты же знаешь, что за передачу болевых импульсов отвечают нейротрансмиттеры? Полипептиды, подобные кининам и аминам, а также важнейшая для всего метаболизма и передачи клеточных сигналов арахидоновая кислота. Такие препараты, как аспирин и индометацин контролируют простагландины – гормоны, которые входят в состав арахидонина. Прием внутрь больших доз индометацина эффективно подавляет болевые проявления.

Тоуко-сан с удовольствием смаковала все эти медицинские термины.

Если честно, то для меня эти арахидоны и кинидоны звучали как имена каких-то демонов.

– Значит, это лекарства для снятия боли?

– Не напрямую. Чтобы снять боль, эффективнее использовать опиоиды. Потом есть еще такая вещь, как эндорфины, ничуть не хуже. Их, собственно и вырабатывает мозг для облегчения болей. Действие на центральную нервную систему приблизительно таково же… так, но я удалилась от темы. Главное, что теперь стало ясно – отец Асагами Фудзино решил запечатать сверхъестественную силу дочери, изолировав ее нервные рецепторы. Какая ирония – семейство действовало в полностью противоположном направлении по сравнению с кланом Рёги. Те так старались культивировать отпрысков с подобной силой. Хм, что самое интересное, Асагами, сами того не желая, добились противоположного эффекта – способности наследницы лишь увеличились. Неспроста же маги в древнем Египте зашивали себе глаза, чтобы удерживать ману внутри. Так получилось и с Асагами Фудзино.

Слова Тоуко-сан не стали для меня полным откровением, но я все равно внутренне содрогнулся. Да, я уже знал, что в семье Асагами рождались дети с необычными способностями, подобные Асагами Фудзино – те, кто от рождения воспринимал иные каналы. Члены семейства презирали их и боялись, стараясь подавить их силу любыми возможными и невозможными средствами. Результатом и стала болевая невосприимчивость. Отключение канала, ответственного за «сверхъестественную силу», означало также нарушение функционирования обычных человеческих органов чувств. Именно поэтому Фудзино смогла вновь воспользоваться своей подавленной силой только тогда, когда к ней вернулась боль, то есть задушенные медикаментами человеческие чувства.

– Ужасно. Единственный способ, которым она может чувствовать себя нормальным человеком – выпустить на волю нечеловеческую мощь.

В самом деле. До сих пор она жила тихо и незаметно, тщательно пряча свою врожденную ненормальность. Ценой стала нечувствительность к боли… но ведь не только к боли! Асагами Фудзино не чувствовала ничего, не получала от жизни и сотой доли ощущений, в которых, не замечая их, купаются обычные, нормальные люди. Она была подобна бесплотному призраку, которому позволено уныло странствовать в мире живых.

– Если бы ее не мучила эта боль, она не стала бы никого убивать.

– Хм. Сама по себе боль вовсе не плохая вещь. Наоборот – она приносит огромную пользу. Нельзя подменять понятия – то, что причиняет нам вред, не боль, а вызвавшая ее рана. Какой бы неприятной или мучительной боль ни была, для человека она абсолютно необходима. Организм узнает, что с ним что-то не в порядке, замечает опасность только через болевые ощущения. Разве мы сторонимся огня потому, что он обжигает пальцы? Нет, ожог причиняет руке боль, которая становится сигналом. Если бы не он, человек не убрал бы руку прочь, пока она не обуглилась бы до костей. Если бы не он, мы не узнали бы, что огонь опасен. Раны обязаны болеть, Кокуто. Мало того, человек, не обладающий восприимчивостью к боли, не может, как следует, разобраться в намерениях других людей. Асагами Фудзино ударили по спине, и болевая восприимчивость неожиданно вернулась к ней. В следующий же момент она попыталась защититься от насильников – впервые за то время, что они над ней издевались и мучили. До этого момента девушка даже не понимала, что они делают с ней, не чувствовала опасности с их стороны – потому что раньше ей было не больно. Хотя, убивать их всех – это было чересчур.

Нет, я не согласен. Незнакомая с болью Фудзино не умела и сдерживаться, не понимала, какие муки причиняет своим врагам. Да, она убила насильников, но это была самозащита – особенно, если вспомнить, что они с ней творили. Несправедливо взваливать всю ответственность на нее.

– Тоуко-сан, ее можно вылечить?

– Не существует ран или болезней, которые нельзя излечить. Единственная неизлечимая болезнь – смерть. Это как раз такой случай.

Не понял. Выходит, Тоуко-сан считает рану Асагами Фудзино смертельной? Подождите, но ведь причиной всех этих ужасов стал удар ножом в живот. Но она выжила, так почему же ей нельзя помочь?..

– Кокуто, ее рана не заживет. Она продолжит болеть.

– Почему?

– Все дело в том, что никакой раны не было с самого начала, Кокуто.

Вот этого я совершенно не ожидал. Тоуко-сан мастерски вогнала меня в ступор.

– Н-но… что это значит?..

– Подумай своей головой. Если тебя пырнут в живот, заживет ли рана сама по себе всего за пару дней?

Ну, это правда, конечно, но…

Пока я пытался разобраться в противоречии, которое она поставила передо мной, Тоуко-сан с трудом подавила довольный смешок.

– Пока ты копался в прошлом Асагами Фудзино, я исследовала ее настоящее. Она не зарегистрирована ни в одной больнице, начиная с двадцатого числа. Фудзино не появлялась и у частного врача, к которому довольно часто заглядывала – втайне от всех.

– Частного… врача?..

Тоуко-сан просто лучилась удовольствием.

– У тебя талант, когда дело касается поиска, но общий взгляд на проблему все еще нужно потренировать. Нетрудно догадаться, что для человека, страдающего болевой невосприимчивостью, самое страшное – заболевания, которые он вовремя не заметит. Поскольку боль не может сигнализировать ему о нарушениях нормального состояния тела, требуется довольно часто проходить профилактические осмотры у доктора.

Я кивнул – она была совершенно права. Но… не может жебыть, что нынешние родители Асагами Фудзино и понятия не имели о заболевании дочери?

– Затравкой для всего этого стало тривиальное недоразумение, Кокуто. На Фудзино набросился насильник с ножом, и она решила, что ее сейчас заколют. Я уверена, ее действительно чуть не убили. К этому моменту восприятие боли, а вместе с ним и сила вернулись, и она в панике стала защищаться. Или удар ножом, или магическая мясорубка. Фудзино успела первой. В результате, она открутила главарю голову, и его кровь щедро хлынула на нее, как на бойне. Бедняжка наверняка подумала, что он успел ее ударить.

Представив себе эту кошмарную сцену, я поежился.

– Но это звучит странно. Если ее болевое восприятие вернулось, она не должна была бы, по логике, ошибиться. Раз он не успел ее ударить, то и боли неоткуда было взяться.

– Фудзино мучилась от боли с самого начала.

…Что?!

– Ее нынешний врач показал мне медицинскую карту. У Фудзино был хронический аппендицит. Надо думать, поэтому она и ходила к нему. Мучившая ее боль в животе была не результатом ножевого ранения, а внутреннего воспаления. Болевая чувствительность, возвращенная ударом бейсбольной биты, появлялась и исчезала. И если она вернулась как раз перед тем, как подонок набросился на нее с ножом, Фудзино элементарно могла быть уверена в том, что ее действительно пырнули. Учитывая, что она выросла, не зная, что такое боль, неудивительно, что она ошиблась. И даже когда через некоторое время Фудзино смогла осмотреть себя и не увидела раны, неопытная девушка решила, что та просто зажила.

– Получается… это действительно недоразумение?.. – пробормотал я потерянно.

– В том, что касается раны. Но это не меняет главного. Ее жизнь в самом деле висела на волоске. Неважно, успел бандит ударить ее ножом или нет, у нее не оставалось иного выхода. Если бы она не убила их, то умерла бы в том подвале сама. Если не телом, то разумом. Вспышка ее ненависти была оправданной и, возможно, не имела бы такого ужасного продолжения, если бы Минато Кейта не успел сбежать – к несчастью для Фудзино. Отомсти она тогда – и все бы кончилось. Теперь же… теперь получилось, что Шики права. Сейчас уже слишком поздно.

Действительно, я вспомнил, что Шики говорила об этом. Но почему? Потому, что Фудзино совершила убийство? Но, как я понял, Тоуко-сан, не считала убийство насильников неоправданным. Значит, она имеет в виду нечто иное? Ничего не понимаю.

– Почему же поздно?

– Шики имела в виду ее психологическое состояние. Те четверо подонков, которых Фудзино убила в запале схватки – одно дело. Это можно назвать убийством, а можно и самозащитой. Но то, что последовало дальше – просто бойня. Ничем не оправданная резня. Именно это и разозлило Шики. Ее привлекает напряжение и азарт схватки с сильными противниками, она не останавливается перед кровопролитием, но, пусть и подсознательно, Шики понимает величие смерти. Она не убивает направо и налево, как Асагами Фудзино. В этом главное различие между ними, и Шики не собирается позволить той безнаказанно бесчинствовать в городе.

Бесчинствовать? Если вы спросите меня, больше походило на то, что Асагами Фудзино отчаянно бежит, словно спасаясь от настигающего ее ужаса. Но Тоуко-сан уверенно продолжала:

– В отличие от Шики, я имела в виду физическое состояние Фудзино. Аппендицит, то есть воспаление червеобразного отростка слепой кишки, может вызвать перитонит. Прободение аппендикса характеризуется острой болью, несравнимой с тем, что пациент испытывает в начальной стадии – действительно близкой к тому, что случается при ударе ножом. Воспаление брюшины ведет к интоксикации всего организма, проявляющейся через высокую температуру и цианоз. Понижение кровяного давления может привести к шоку. Перитонит требует немедленного хирургического вмешательства, в запущенных случаях пациенты умирают через полдня. С двадцатого числа прошло уже пять дней, я не удивлюсь, если прободение аппендикса уже произошло. Как ни печально, исход будет летальным.

Как она может говорить так безразлично?!

– Тогда еще не поздно! Нужно быстро разыскать ее!..

– Понимаешь ли, Кокуто, наш клиент – отец Асагами Фудзино. Он должен знать о ее силе. Услышав про убийство, он действовал без малейших сомнений, едва понял, что там замешана дочь. «Убейте это чудовище» – вот его собственные слова. Единственный, кто обладает достаточным весом для того, чтобы защитить ее, желает ее смерти. Как ни грустно, Кокуто, но для этой девочки спасения нет. Кроме того, Шики уже ушла.

– Тупица!..

Я сам не знал, к кому было направлено мое бессильное проклятие.

Граница пустоты: глава 03 12

Широкий мост скрутился и выгнулся спиралью, словно с ним позабавился игриво настроенный великан. Примчавшись сюда сквозь тайфун вместе с Тоуко-сан на ее громадном внедорожнике, я выскочил и принялся ругаться с перепуганным охранником, когда из-под моста появилась Шики. Ее рука бессильно висела, а рукав кимоно промок от крови. Охранник бросился навстречу, но она одним резким ударом отправила его в нокаут.

– Хай. Почему-то я так и подумала, что ты примчитесь.

Нарочито бодрый тон Шики не смог меня обмануть: она была очень бледной. Кипевшее во мне желание отругать ее за самонадеянность и неосторожность исчезло, сменившись беспокойством, стоило мне заметить, как она слаба. Я подбежал, чтобы поддержать ее, но, она не позволила даже этого.

– Так ты справилась, даже оставшись с одной рукой, Шики?

Как бы Тоуко-сан ни пыталась скрыть удивление, у нее не очень получалось.

– Тоуко, под конец она устроила сеанс ясновидения. Невероятная мощь. Черт знает, чтобы она сможет натворить, если мы оставим ее как есть.

– Ясновидение? Да уж, если к ее телекинезу добавить еще и это, она стала бы непобедима… погоди, что значит «оставим как есть»?..

– В самом конце к ней снова вернулась нечувствительность – вот ведь мошенничество!.. Такая хилая и скучная Асагами Фудзино – цель не для меня. Единственное, что я смогла сделать – убить болезнь внутри нее. Она даже может выжить, если вы не будете тормозить.

Шики не убила Фудзино. Хотя пока я понял только это, мои пальцы уже набирали номер «скорой помощи». Не знаю, сумеют ли они добраться сюда в такую бурю, но я отвезу ее сам, если потребуется. К счастью, второй звонок оказался еще более удачным: ее личный доктор согласился помочь. Добрая душа, он очень беспокоился, когда Фудзино пропала, и теперь чуть не плакал в трубку. Я был тронут. Может быть, не так много, но в мире еще оставались люди, готовые поддержать несчастную.

Парочка же за моей спиной, по обыкновению, вела разговор о каких-то устрашающих вещах.

– Как ты остановила кровотечение? Я не вижу жгута.

– Просто убила руку, раз она стала бесполезной. Ты же сделаешь мне новую? Недаром же я связалась с кукольной мастерицей.

– Договорились. Это будет твой гонорар за работу. Мне всегда казалось, что по контрасту с твоими глазами все остальное слишком уж нормальное. Думаю, у меня получится левая рука, которая сможет ловить призраков.

От этой беседы меня по коже продрал мороз. Уши бы мои не слышали.

– «Скорая» сейчас примчится. Начнутся всякие расспросы и протоколы, так что, не лучше ли вам удалиться?

Тоуко-сан кивнула, но Шики заколебалась и ничего не ответила. Хотела убедиться в том, что Асагами Фудзино благополучно попала в руки врачей?

– Поскольку я их и вызвал, мне придется остаться и объясняться. Идите и не волнуйтесь, я все расскажу попозже.

– Странный ты, Кокуто. Охота торчать под дождем. Ладно, садись в машину, Шики.

Удивительно, но Шики и теперь отклонила предложение. Тоуко-сан со значением усмехнулась и забралась в свой громадный внедорожник, который выглядел абсолютно незаконным и несоответствующим мирным городским улицам.

– Эй, Шики! Не вздумай убивать Кокуто оттого, что не получилось зарезать Асагами Фудзино.

Выдав последнее напутствие, прозвучавшее чрезмерно серьезно, Тоуко-сан захлопнула дверцу и укатила. Мы с Шики нашли укрытие от не слишком холодных струй летнего дождя под козырьком соседнего пакгауза.

Машина «скорой помощи» прибыла вовремя и забрала Асагами Фудзино. Темнота и дождь не дал мне возможности рассмотреть ее лицо и убедиться в том, что она была той самой девушкой, которую я приютил на ночь. Впрочем, это и к лучшему.

Промокшая насквозь Шики безучастно смотрела в ночь. Контраст с острым взглядом, которым она провожала носилки с Фудзино был столь резким, что я не выдержал:

– Шики, ты все еще ненавидишь ее?

– Те, кого я уже убила, меня не интересуют, – отрезала она.

Но в ее голосе не слышно было отторжения или злости. Шики действительно больше не хотела знать Фудзино. Скорее всего, они никогда больше не встретятся. Печально… но, наверное, так будет лучше для обоих. Шики бросила взгляд на меня, потом отвернулась и проговорила с таким видом, словно спрашивала себя:

– А ты?.. Ты ведь всегда говорил, что убивать людей нельзя, какова бы ни была причина.

– Говорил, но… все равно ей сочувствую. Если честно, трудно осуждать Фудзино за убийство подонков, которые ее изнасиловали.

– Какая неожиданность. А я думала услышать очередное обывательское всепрощенчество.

…Ты хочешь, чтобы тебя судили, Шики? Но ведь ты никого не убивала.

Прикрыв глаза, я вслушался в шорох дождя.

– Правда? Но я действительно так считаю. Понимаешь, Шики, причина в том, что Асагами Фудзино остается нормальной девушкой, даже после тех безумств, что совершила, корчась в тисках боли и сумасшедствия. Мне кажется, она примет тяжесть своих грехов и понесет ее дальше, не пытаясь свалить на других людей. Ведь даже если она сейчас пойдет и сдастся полиции, кто сможет даже не доказать, а просто поверить, что эти преступления – дело ее рук? Фудзино не привлекут к ответственности за совершенные грехи, но это означает, что ей придется еще хуже.

– Почему?

– Мне кажется, что люди помнят о своих грехах по своей воле, полусознательно подчиняясь чувству справедливости. Ведь грех – это и есть груз ответственности, который человек возлагает на себя за неправильный поступок согласно своим представлениям. Чем более совестлив человек, тем тяжелее бывает вес его греха. Вина, лежащая на плечах Асагами Фудзино, будет становиться тяжелее и больнее по мере возвращения к нормальной жизни. Да, тем сильнее, чем счастливее она станет.

Шики покачала головой, словно говоря, что я слишком добрый.

– Тогда получается, что люди, не воспринимающие общепринятый здравый смысл, в принципе не понимают, что такое вина?

– Не думаю, что на свете живут люди, не знающие чувства вины. Даже если бессовестные не мучаются чувством вины, заталкивая ее поглубже, грехи остаются с ними. Маленькие грехи, под стать скромным размерам совести. Проблема в том, что тривиальные, почти незаметные для нас грехи – все равно, что запнуться на пути – но для таких людей и они становятся бременем. Мы изживаем их, вынося несомую ими боль сразу, а у тех, с короткой совестью, они накапливаются, чтобы стать еще более тяжелыми и неприятными. Как бы мал ни был вес, сущность вины не меняется, она остается той же самой.

Да, именно так. Взять хотя бы Минато Кейту. Он был напуган до безумия именно осознанием тяжести своей вины. Раскаяние, чувство вины, страх – они останутся с ним, будут гнести и душить его, и все, что ему остается, попытаться искупить свои грехи.

– Может показаться, что лучше, если общество не накладывает на тебя ответственность за неправедные дела. Но если никто не накажет тебя, то всю вину придется тащить на своих плечах. Ощущение неправедности, виноватости – не такая штука, от которой легко отделаться, верно? Оно застревает в памяти надолго. Если тебя не простили, то ты и сам не сумеешь простить себе. Рана в сердце никогда не излечится, и будет терзать вечно. Подобно остаточному чувству боли у бесчувственной Фудзино, подобно фантомной боли в ампутированной руке. Ты же сама говорила, что душа не имеет физической формы… а, значит, и излечить ее нельзя.

Шики слушала молча. Возможно, сочувствие к несчастной Фудзино заставило эти слова прозвучать слишком уж возвышенно и поэтично – непривычно для меня самого. Не знаю почему, но Шики вдруг неожиданно шагнула из-под козырька вперед, под струи летнего дождя.

– Вот, значит, как. Чем более ты здравомыслящий, нормальный человек, тем сильнее твое чувство вины, тем более ты совестлив. Вот почему в этом мире нет плохих людей. А теперь вспомни – я лишена всего этого. Разве ты позволишь такой, как я, и дальше блуждать среди людей?

Если подумать, она совершенно права. Прежде чем пытаться отнести Шики к хорошим или плохим людям, надо вспомнить, что у нее не осталось никаких представлений о человечности, совести, здравом смысле. То есть она знает о них, но не чувствует своими.

– М-м-м. Что же, ничего не поделаешь. Тогда все твои грехи придется тащить мне.

Я сказал это от души, но, кажется, мои слова застали Шики врасплох. Она помолчала, подставляя лицо освежающим струям дождя, а потом неловко пробормотала:

– …Да, я вспомнила, наконец. Ты всегда отпускаешь такие шутки с серьезной физиономией. Честно, никогда не знала, как на них отвечать.

Я вздохнул:

– Думаю, хотя бы одну девушку я смогу унести.

Шики засмеялась.

– Так и быть, я признаюсь еще в одном. Сегодня я взвалила на себя новый грех… но нашла кое-что взамен. Теперь я немного лучше понимаю себя, лучше знаю, чего хочу. Все это так зыбко и неясно… я и сама не уверена до конца. Но попробую идти этой дорогой. Кажется то, что мне выпало, не так уж страшно, как я думала раньше. Я… я чувствую радость… и слабенькое… да, очень слабенькое желание тебя все-таки зарезать.

Не очень-то понятные последние слова заставили было меня озадаченно нахмуриться… но улыбка Шики под дождем была невероятно прекрасна. Да и тайфун, наверняка, стихнет к утру.

Я не мог оторвать глаз от Шики, окруженной звенящими и редеющими дождевыми нитями. Это была первая настоящая улыбка, которую она подарила мне после того, как вышла из холодного молчания комы.

Примечания

1

Японский идеал женской красоты, «краса ненаглядная».  

(обратно)

2

Ahnenerbe – «Наследие предков» («Немецкое общество по изучению древней германской истории и наследия предков»), создано в 1933, с 1935 занималось изучением истории, традиций и наследия «индогерманской нордической расы». В 1937 перешло в ведение СС, под его эгидой проводились опыты над заключенными в концлагерях.  

(обратно)

3

Асагами — 浅上, и Асаками — 浅神. 

(обратно)

Оглавление

  •   Граница пустоты: часть 03 00
  •   Граница пустоты: часть 03 01
  •   Граница пустоты: часть 03 02
  •   Граница пустоты: Часть 03 03
  •   Граница пустоты: Часть 03 04
  •   Граница пустоты: часть 03 05
  •   Граница пустоты: часть 03 06
  •   Граница пустоты: глава 03 07
  •   Граница пустоты: Глава 03 08
  •   Граница пустоты: глава 03 09
  •   Граница пустоты: глава 03 10
  •   Граница пустоты: глава 03 11
  •   Граница пустоты: глава 03 12