Леди Мармелад (fb2)


Настройки текста:



Марион Леннокс Леди Мармелад

Глава первая

Разве не по этой стороне она должна ехать?

Дорога — самая потрясающая автострада в Альп'Азури — извилистой лентой тянулась среди гор, вершины которых были покрыты снегом; в сотне футов внизу волны с грохотом разбивались о прибрежные скалы. За каждым поворотом открывался волшебный вид: средневековые замки, рыбачьи деревушки, альпийские луга с сочной зеленой травой, на которых паслись мериносы и альпака.

На очередном вираже она мельком увидела дом королевской семьи Альп'Азури. Сказочный замок с высокими крепостными стенами, сторожевыми башнями и бойницами — настоящее орлиное гнездо, прилепившееся к крутому каменистому склону, — белел высоко в горах, гордо взирая на беспредельную морскую гладь.

Два года назад великолепный пейзаж привел бы Джессику Девлин в восторг. Но сейчас у нее две цели: встретиться со следующим поставщиком и не думать о пустующем пассажирском месте рядом с собой. Ей нужно внимательно следить за дорогой и прилагать все усилия, чтобы находиться на правой стороне.

Она была уверена, что это ей удается.

Автострада изобиловала тупиковыми поворотами, и Джессика заметила крутизну серпантина. Осторожно сделав поворот, она увидела голубую спортивную машину, которая неслась прямо на нее. По краю обрыва.

Но ведь она должна ехать по другой стороне!

Джессика резко нажала на тормоза. Впереди был тупик. Если машина повернет…

Она почувствовала, как сердце сжимается от страха. Слишком много плохого произошло в ее жизни, чтобы поверить, что сейчас не произойдет самое страшное.

Голубая машина на огромной скорости обогнула поворот и появилась на ее стороне дороги.

Джессике некуда было свернуть.

— Нет! — Она беспомощно закрыла лицо руками. — Нет!

Никто не слышал ее.


Сегодня должна была состояться его свадьба. Вместо нее… похороны.

— Думаешь, она умышленно сделала это? — Лайонел, эрцгерцог государства Альп'Азури, недоброжелательно покосился на гроб, обернутый государственным флагом. Предполагалось, что он должен оказать поддержку своему внучатому племяннику Раулю, которого постигло горе, но у обоих не было сил для бурного проявления чувств: слишком много несчастий пережито за последние несколько недель.

— Что, убила себя? — Рауль даже не попытался изобразить скорбь. Он не чувствовал ничего, кроме гнева. — Сара? Ты, должно быть, шутишь!

Безумие, подумал Рауль. Что он делает здесь, изображая безутешного влюбленного на похоронах своей невесты?

Но Рауль знал, что это его долг. Он останется принцем-регентом по крайней мере еще шесть дней, а пока ему надо отдать последние почести усопшей, хотя он испытывает к ней только неприязнь.

— У нее было все, что она хотела, — сказал Рауль не в силах скрыть свой гнев. — Сара была пьяна, Лайонел, и только благодаря тому, что женщина, в чью машину она врезалась, оказалась очень осторожным водителем, Саре не удалось захватить ее с собой на тот свет.

— Но почему? — Лайонел явно растерялся.

— У нее был девичник с подругами. Потом она решила съездить в Визи, чтобы встретиться с любовником. С любовником! За шесть дней до свадьбы, когда на нее нацелены все телекамеры в стране! Ты знаешь, какое содержание алкоголя обнаружили у нее в крови?

— Рауль, сделай вид, что ты убит горем, — прошептал Лайонел. — Тебя снимают.

— Пусть думают, что я переживаю свое горе стоически, — мрачно возразил Рауль. — Об этом пишут все газеты. Хорошо, что она разбилась, не успев встретиться со своим последним любовником.

— Черт, Рауль…

— Ты хочешь, чтобы я проявил сочувствие? Тебе известно, что я не хотел ее смерти, но у меня не было ни малейшего желания жениться на ней. Хотя она была моей кузиной, я почти не знал ее. Это была твоя идея. Из всех идиотских…

— Я думал, что она подойдет: соответствующее воспитание, сознание долга… К тому же она умела общаться с журналистской братией.

— Да, так хорошо, что ей удавалось скрывать существование любовника, с которым она не намеревалась расстаться. Как долго мог продлиться наш брак, прежде чем о нем пронюхала бы пресса?

— Похоже, она считала, что ее связи тебе безразличны.

— Мне — да, но не прессе.

— Они бы поняли. Это был бы брак по расчету. В королевских семьях такие вещи происходят постоянно, а в стране все хотят, чтобы ты женился. — Лайонел поморщился. — Все, кроме твоего кузена Марселя. И почему ты так долго не женился… Черт, Рауль, эта смерть ставит нас в ужасное положение.

— Только не меня, — мрачно возразил Рауль. — Я умываю руки.

— Но что будет с твоим племянником… и со страной? — Лайонел бросил нервный взгляд в сторону родственников Сары, которые препиралась из-за того, кто первым должен возложить цветы. — Она окажется в руках еще одной правительственной марионетки — такой, каким был твой брат. Спасти нас мог лишь твой брак с Сарой. — Он поморщился. — Посмотри на них! Ее родственники похожи на стервятников.

— Они и есть стервятники. Этот брак был нужен им ради денег. — Рауль взглянул на несостоявшихся родственников с видом человека, которому чудом удалось избежать роковой участи. — Сара хотела только денег, власти, престижа. Она выжала бы княжество как лимон.

— Но все же не так, как наш премьер-министр и Марсель. Ладно, то была ошибка. Но теперь…

Рауль сурово смотрел на гроб.

— Я сделал все, что мог. Тебе придется взять власть в свои руки и оказать давление на Марселя.

Лайонел пришел в ужас.

— Мне?! Ты шутишь! Мне семьдесят семь лет, Рауль, и тебе известно, что Марсель не прислушивается к моим словам уже сорок лет. Ты знаешь, что им не нужен твой племянник. Естественно, любой, кто становится принцем-регентом, должен быть женат, но Марсель и Маргарита такие же неподходящие родители, как… твой брат и его жена. Извини, Рауль.

— Тебе не нужно извиняться. Жан-Поль был таким же распутным глупцом, как наш отец.

— Твой отец был моим племянником.

— Тогда ты знаешь, как непозволительно он вел себя, — злобно возразил Рауль. — И оставшиеся члены королевской семьи ничуть не лучше. Жан-Поль, Шери и Сара. Мой брат, его жена и моя кузина. Теперь они все мертвы. Двое — от передозировки героина, одна — от превышения скорости, когда в пьяном виде направлялась на встречу с любовником. Смерть Сары означает переход власти к Марселю. Помоги Бог нашей стране и наследному принцу. Но я больше ничего не могу сделать.

— Твоя мать…

— Только из-за нее я согласился жениться на Саре. Она хочет воспитывать внука. Но, боюсь, ей не отдадут Эдуара.

— Марсель, несомненно, заберет его, а он, как тебе известно, — марионетка в руках правительства. Твоей матери не позволят приблизиться к ребенку даже на расстояние пушечного выстрела.

— Ничего не поделаешь. Я сделал все, что мог.

— Все ли? У нас еще есть шесть дней.

— Чтобы найти невесту, что позволит мне остаться принцем-регентом? Ты шутишь!

— Если Саре так уж хотелось умереть, почему она не сделала этого через неделю после свадьбы… — вздохнул Лайонел.

Рауль поморщился.

— Сейчас я положу цветы на ее гроб.

— Потому что тебе этого хочется?

— Посмотри на ее отца, мать, бывшего мужа и двух любовников. Они вот-вот передерутся. Я положу цветы, сделаю все, чтобы моя мать получила доступ к внуку, и затем вернусь в Африку, чтобы заниматься медициной. Мое место там.


В течение первых двух дней после автокатастрофы никто не задавал Джессике вопросов, так как из-за сотрясения мозга, шока и анестетиков, которые ей давали, чтобы снять боль в вывихнутом плече, она не могла отвечать на них.

Спустя некоторое время ее начали опрашивать: сначала на английском языке, затем, когда стало ясно, что она говорит на их языке, — на мелодичном смешении французского и итальянского, принятом в Альп'Азури.

Как ее зовут?

На этот вопрос ответить было легко.

Джессика Девлин.

Откуда она? У нее австралийский паспорт.

Да. Она австралийка.

Кому сообщить о том, что случилось с ней?

— Никому, — сказала Джессика, вызвав всеобщее удивление. — Лишь в случае моей смерти свяжитесь с Корделией, моей двоюродной сестрой, но не смейте делать это, если у меня есть хотя бы малейший шанс выжить. Пожалуйста.

Эти люди, которые так заботливо ухаживают за ней… Кто они?

Среди них была элегантно одетая немолодая леди с седыми волосами, которая с тревогой смотрела на нее, и седовласый пожилой джентльмен, почтительно называвший ее «мадам» и приносивший подносы с едой.

Кто еще? Две медсестры — ночная и дневная — и врач, который успокоил ее:

— Все будет в порядке, моя дорогая. Вы молодая и сильная женщина.

Да, конечно.

Когда все вышли из комнаты, он осторожно прикоснулся к ее руке.

— Я должен знать. В машине не было никого, кроме вас. У вас нет обручального кольца, но я определил, что вы рожали. Ребенка не было с вами? — Он подготовился к худшему. — Никто не упал с обрыва?

Джессике было трудно ответить, но доброго старого доктора нужно успокоить. Худшее уже произошло.

— У меня… был ребенок; он… умер. В Австралии. До того как я приехала сюда.

— Сочувствую, — тихо сказал доктор, но Джессика уже закрыла глаза.

После смерти Доминика она почти не спала, и теперь ее измученное тело молило об отдыхе.

На шестой — или седьмой? — день Джессика открыла глаза и впервые сознательно оглядела комнату. Это не больничная палата.

Медсестра отсутствовала. В роскошно обставленной спальне сидела у окна пожилая леди, чье лицо, носившее следы былой красоты, уже было знакомо Джессике.

Ей показалось, что по лицу женщины текут слезы. Она плачет? Почему?

— Что случилось? — слабым голосом спросила Джессика, и леди повернулась. Печаль на ее лице сменилась тревогой.

— О, дорогая. Не вам спрашивать об этом.

Взгляд Джесс блуждал по комнате. Вероятно, она все еще грезит.

— Где я?

— В королевском дворце Альп'Азури.

— Та-а-ак. — Джессика помнила, где она: в крошечной европейской стране, которая славится по всему мире прекрасной пряжей и замечательными ткачами, и она приехала сюда, потому что…

Потому что ей надо закупить ткань и пряжу. В памяти всплыл разговор с двоюродной сестрой Корделией.

— Поезжай, дорогая. Найди поставщиков. Это поможет тебе забыть о твоем горе.

О Доминике? Разве его можно забыть? Но сейчас не время думать о нем.

— Почему я не в больнице?

Лицо пожилой дамы потемнело.

— Вы помните, что произошло с вами?

— Нет, — солгала Джесс.

Увидев, что лицо собеседницы болезненно исказилось, она добавила:

— Я смутно помню голубую спортивную машину, которая мчалась прямо мне навстречу.

— Это была машина Сары, — сказала пожилая дама. — Леди Сара была невестой моего сына.

Была. Ком встал у Джессики в горле.

— Я… Сара… погибла? — с ужасом спросила она.

— Она умерла мгновенно. Вероятно, вам спасло жизнь то, что вы успели остановиться. Зацепив вашу машину, Сара рухнула с обрыва в море.

— Нет…

— К сожалению, это так, дорогая.

Джессика закрыла глаза. Смерть следует за ней по пятам. Доминик, теперь это….

Не думай о смерти, приказала она себе, иначе ты сойдешь с ума.

— Но почему я в королевском дворце?

— Это мой дом. Моего сына и внука… во всяком случае, пока. Пресса проявляет огромный интерес к этой трагедии, и, так как доктор Брие сказал, что ваши травмы не очень серьезные, мы решили, что здесь вам будет спокойнее.

— Интерес прессы. — Джессика побледнела. — Леди Сара… Ваша будущая невестка. Значит, ваш сын…

— Рауль, принц-регент Альп'Азури. По крайней мере, сейчас. Я Луиза д'Апержан. Мой сын Рауль Луи д'Апержан — второй претендент на престол по мужской линии. Он… он должен был наследовать регентство, если бы женился на леди Саре.

— И я убила его невесту, — в ужасе прошептала Джесс.

— Сара сама убила себя. Вы здесь ни при чем. — Низкий мужской голос заставил их вздрогнуть.

В дверях стоял мужчина, которого она прежде не видела.

На нем были светлые брюки, темная спортивная рубашка и кроссовки. Он… королевской крови?

Возможно, она бы так не подумала, если бы не лежала под бархатным балдахином в спальне сказочного замка.

Несмотря на обычную одежду, в самом мужчине было мало обычного — высокий, темноволосый, с превосходно развитой мускулатурой. Выразительные черты худощавого лица казались высеченными из мрамора. Из-под тяжелых век смотрели властные пронизывающие глаза. Казалось, его окружала аура силы и власти.

Неужели он в самом деле принц? Загорелая кожа приобрела цвет бронзы, глаза окружены сеточкой мелких морщин, словно у человека, проводящего много времени на ярком солнце; длинный тонкий шрам пересекает подбородок. А руки… Это не руки принца. Они знают, что такое труд.

Ничто в облике мужчины не говорило о легкой жизни. Джесс изумленно и, пожалуй, немного испуганно смотрела на него.

Но затем он улыбнулся, и ее страх мгновенно исчез. Невозможно бояться человека, у которого такая обаятельная улыбка.

— Доброе утро, — мягко проговорил он. — Вы, должно быть, Джессика. Как самочувствие?

— Я… Да, я Джессика и чувствую себя прекрасно. — Непроизвольно она натянула одеяло до самого подбородка. Почему? Он не пугает ее, но в прозрачной ночной рубашке, с взлохмаченными короткими кудряшками и веснушчатым лицом без намека на косметику она чувствует себя двенадцатилетней девчонкой.

— Я Рауль, — представился он.

Джессика уже догадалась.

— Ваше… ваше высочество.

— Рауль, — настойчиво повторил он, и она почувствовала, что в его голосе прозвучало легкое раздражение.

— Джессика винит себя в смерти Сары, — заметила его мать.

— Напрасно. — Принц-регент обладал глубоким голосом приятного тембра, и в прекрасном английском языке, на котором он говорил, слышался лишь легкий акцент.

Джессика мало знала о его стране. Альп'Азури — небольшое княжество у моря. Она вспомнила кричащие заголовки о недавней трагедии. Принц и принцесса, которые, по слухам, вели беспорядочную жизнь, найдены мертвыми. Осиротел наследный принц — малютка.

— Я не позволю вам винить себя в смерти Сары, — продолжал Рауль, и Джессика с трудом вернулась к действительности. — Сара убила себя, — сурово добавил он. — О нет, не намеренно, в этом мы уверены. Она была пьяна и ехала по противоположной стороне дороги. По словам полицейских, вам чудом удалось избежать двойной трагедии.

— Но если бы меня не было там…

— Тогда она врезалась бы в кого-нибудь другого. Это могла быть семья… — Рауль покачал головой.

— Но ваша невеста…

— Да. — (Какой странный взгляд, подумала Джессика. Что в нем — отчаяние? Поражение?) — Но жизнь продолжается.

— Эдуар останется со мной, — тихо сказала мать Рауля.

Кто это? — с удивлением подумала Джессика.

— Мы будем бороться за него. Это наш долг, — решительно произнесла пожилая леди.

Эдуар? — недоумевала Джессика. Бороться? С кем?

Неужели еще одна трагедия?

— Я слишком долго лежу здесь, — робко сказала она, и Луиза улыбнулась.

— Шесть дней, дорогая. У вас сотрясение мозга, ушибы и вывих плеча. Но доктор Брие говорит — и Рауль подтверждает его диагноз, — что, помимо всего этого, вы чрезвычайно изнурены. Сначала вас отвезли в больницу, но, когда стало ясно, что больше всего вы нуждаетесь в сне, мы перевезли вас сюда, в замок. От прессы нигде не скрыться, но сейчас здесь Рауль, который сможет прийти на помощь в случае необходимости.

Джессика терялась в догадках.

— Вы очень добры, а ведь у вас свое горе. — Наконец в ее памяти всплыло имя. Эдуар. — Кажется, я припоминаю… смерть принца и принцессы, ваш осиротевший внук…

Неудивительно, что она забыла. Когда рухнул ее собственный мир, Джессика потеряла способность воспринимать чужие трагедии. Но об этих смертях кричали газеты даже в Австралии: принц и принцесса найдены мертвыми в шале высоко в горах. Лавина? Снежная буря? Единственное, что она помнила, — маленький мальчик не пострадал.

Переживая личное горе, Джесс едва обратила внимание на чужую трагедию, но теперь… Не упоминалось ли в прессе о наркотиках?

Джессика подняла глаза на Рауля и по выражению его лица поняла, что спрашивать не следует. Да и вряд ли она осмелится задать вопрос, который зреет у нее в голове.

Ее глаза устало закрылись, и она откинулась на подушки.

Неожиданно Рауль шагнул вперед и поднял ее руку, нащупывая пульс. Удивительно, но этот жест успокоил Джесс. Возможно, в подобных обстоятельствах сама она не смогла бы притронуться к человеку, который явился причиной дополнительной печали…

— Не думайте об этом, Джесс. Вы наша гостья и останетесь здесь, пока не окрепнете.

— Я в порядке. — Она открыла глаза.

— У вас было чертовски тяжелое время. И, возможно, не только в течение прошлой недели?

Это вопрос. У нее в горле встал ком. Этот мужчина тоже страдает, мелькнула у нее мысль.

— Мы с вами пара, — едва слышно прошептала Джесс в тишине.

— Что вы сказали?

— Я уеду, как только смогу собрать свои вещи, — устало ответила она. — Очень любезно с вашей стороны позволить мне оставаться здесь так долго.

— Джесс, стоит вам выйти отсюда, как репортеры набросятся на вас, — предостерег он ее. — Прессе нужны интервью. Вас не оставят в покое. После шести дней постельного режима вы будете слабы, как котенок. Останьтесь здесь. За стенами замка я могу защитить вас, по крайней мере, в течение нескольких дней, но вне их… Боюсь, что вы будете одиноки.

Молчание.

Он защитит ее?

Безумие! Ей не нужна защита.

Она не может остаться.

Куда ей ехать?

Домой?

Дом там, где твое сердце.

У нее нет дома.

— Останьтесь у нас еще несколько дней. — Луиза мягко присоединилась к просьбе сына. — Мы чувствуем свою ответственность за вас. Вы не представляете, какой жестокой может быть пресса. У вас измученный вид. Позвольте нам дать вам тайм-аут.

Тайм-аут.

Эта мысль показалась Джесс невероятно заманчивой. Что еще ей делать? Выбирать пряжу?

Какую пряжу?

Она страшно устала, а они заставляют ее выбирать. Внезапно Джесс поняла, что на самом деле выбора нет. Рауль улыбается так… так…

Она не знает как, но его улыбка согревает ее. Остаться? Конечно, она останется.

— Спасибо, — прошептала Джесс и была вознаграждена неотразимой улыбкой.

— Прекрасно. — Голос Рауля зазвучал властно и уверенно. Они встретились взглядом, и Джесс увидела в его глазах искреннюю радость. — Возвращайтесь в мир не спеша, хорошо? Начните сегодня вечером. Поужинайте с нами.

— Я…

— Ужин будет в семейном кругу, — сказала Луиза, догадавшись о причине смущения Джессики. — Только мой сын и я. — Ее улыбка была полна неизъяснимой печали. — И человек шесть слуг.

— Пусть только Генри прислуживает нам сегодня, мама, — попросил Рауль. — Отпусти остальных на вечер.

Луиза кивнула.

— Это будет чудесно. Если ты не думаешь, что это сочтут трусостью.

— Возможно, осторожность нам не помешает. Некоторое время.

Глава вторая

Джесс наслаждалась ванной и думала о том, что ей предстоит.

Ужин с принцем-регентом Альп'Азури.

В детстве она читала сказку о Золушке и мечтала о принце. Но теперь…

Действительность совсем иная. Принцы не гарцуют на белых скакунах, чтобы, подхватив женщину, унести ее прочь от беды и опасности. У настоящих принцев есть свои трагедии.

Джессика медленно оделась, щадя ноющие мышцы и многочисленные ссадины, и даже не пожалела, что у нее нет роскошного вечернего платья или крестной матери-феи, которая могла бы преобразить ее.

Ей следует появиться во всем черном, подумала она. В черном? Разве она когда-нибудь носила черное?

Она привезла с собой свой гардероб, чтобы показать поставщикам, какие ткани ей нужны. Поэтому ее выбор пал на простую юбку, скроенную по диагонали. Ткань трех тонов зеленого цвета изящными волнами ниспадала к ее коленям. Вышитая белая блузка с оранжевым воротником и короткими рукавами скрыла ее синяки.

Никакой косметики. Она перестала пользоваться ею незадолго до смерти Доминика.

Джесс причесала коротко подстриженные волнистые волосы и посмотрелась в зеркало.

Чудесная одежда, признала она, но вот модель… У нее слишком много веснушек. И чересчур большие страдальческие глаза.

Этой модели нужна хорошая… жизнь?

— Ты прожила свою жизнь, — сказала Джесс своему отражению. — Иди. Тебя ждет королевская семья.

Но она продолжала смотреться в зеркало, чувствуя что-то похожее на панику.

Луиза сказала, что предоставленное помещение, — это апартаменты для гостей: просторная спальня, фантастическая ванная комната, роскошно обставленная гостиная с камином, в котором потрескивает огонь. Из окон видны ухоженные лужайки и старый парк, за которым темнеет лес.

Джесс только сейчас заметила поразительную красоту этого места. Раньше она просто воспринимала его как данность.

Теперь ей надо идти. Она сказала, что поужинает с ним. В замке. В самом настоящем замке!

Интересно, как Золушка справлялась с урчаньем в животе?

В дверь постучали. Генри. Появление пожилого улыбающегося дворецкого подействовало на нее успокаивающе.

— Я подумал, что мне следует проводить вас, мисс, — сказал он. По веселому огоньку в его глазах Джесс поняла, что он пришел, догадавшись о ее волнении. — В этих коридорах легко потеряться. — Он одобрительно посмотрел на нее. — И, позвольте сказать, мисс, вы слишком хорошенькая, чтобы мы могли потерять вас.

Джесс улыбнулась, чувствуя, что он предупредил бы ее, если бы нашел ее туалет неуместным. Генри предложил ей руку, и она не стала колебаться.

— Знаете, они просто люди, — сказал он, когда они пошли по длинному коридору. — Люди в беде. Как и вы.


Когда Джессика увидела Рауля в первый раз, она подумала, что он удивительно привлекательный. Но теперь, когда Генри открыл дверь в королевскую столовую и она увидела его в дорогом черном костюме и белоснежной рубашке.

Привлекательный? Нет. Он просто потрясающий.

Остановившись в дверях, Генри, улыбаясь, ждал, когда Рауль заметит их появление. Гибким движением принц-регент поднялся и, подведя Джессику к стулу, осторожно усадил ее.

Словно принцессу, подумала она. Ее туалет слишком прост для такой обстановки, мелькнула у нее тревожная мысль, но Рауль улыбался ей, а Луиза с восхищением разглядывала ее юбку.

— Если я не ошибаюсь, это настоящий «Вейвз», как у меня.

Джессика попыталась сосредоточиться. Это было трудно, так как Рауль улыбался мягко, немного печально и понимающе…

На Луизе действительно была юбка от «Вейвз» — одна из ранних моделей Джессики. Изумрудно-зеленые и белые тона мягкого шелка переходили друг в друга, образуя струящиеся волны, которые были торговой маркой Джессики.

— Мне нравятся все изделия «Вейвз», — сказала Луиза. — Вам, наверное, тоже. Но вы ведь австралийка. «Вейвз» — австралийский дизайнер, не так ли?

— Да, — подтвердила Джесс и, не зная, что еще сказать, добавила: — Это я.

— Вы работаете у «Вейвз»?

— Я — «Вейвз», — в ее голосе прозвучало легкое смущение. Год назад она бы сказала, что является компаньоном, но на самом деле это было не так. Она поддерживала Уоррена, но ей понадобилась его помощь…

Нет. Джессика на мгновение закрыла глаза, чтобы избавиться от мыслей о прошлом. Генри поставил перед ней тарелку.

— Рыбный бульон, мисс. Омары.

Она благодарно улыбнулась и пришла в себя.

— Я — владелица «Вейвз», — сказала Джессика, чувствуя, что Луиза заметила взгляд сына. Казалось, он хладнокровно оценивает ее, но, возможно, у него есть причины для настороженности. — Я начала заниматься моделированием еще в школе.

— Не может быть! Вы — владелица «Вейвз»! — с искренним восхищением воскликнула Луиза. — Рауль, ты слышишь? Наша гостья — знаменитость.

— Едва ли, — возразила Джесс. Проглотив ложку супа, она сказала Генри: — Очень вкусно. — На самом деле он показался ей совершенно безвкусным.

— Вы здесь на отдыхе? — осторожно спросил Рауль, внимательно глядя на нее. Джесс показалось, что он хочет защитить мать от самозванцев, к числу которых, по-видимому, уже отнес ее.

Нет, ей просто померещилось.

— Я… нет. Я приехала, чтобы купить ткани.

— Их не было в вашей машине.

В его тоне снова прозвучало недоверие.

— Возможно, потому что я прилетела в день автокатастрофы, — довольно резко пояснила Джессика. — Я слышала, что здесь замечательные ткачи и чудесная пряжа. С одним поставщиком я уже встретилась. Если вы обыскали мой багаж, вы нашли пряжу.

— Я не обыскивал ваш багаж, — быстро возразил Рауль, и Джесс недоверчиво улыбнулась. Хорошо. Приятно, что он защищается.

Почему? Она не знает. Возможно, ей просто доставляет удовольствие смутить принца крови…

— Мой сын не хотел обидеть вас, — вмешалась Луиза, и Джессика с удовольствием заметила упрек во взгляде, обращенном на сына. Ага, она выиграла этот раунд! — У нас великолепные ткачи, — оживленно заговорила Луиза, словно обрадовавшись возможности побеседовать на безопасную тему. — Я могла бы познакомить вас с…

— Нет, мама, — прервал ее Рауль. — Тебе нельзя выходить из дворца. Не забывай, что эта драма еще не подошла к концу.

Луиза покраснела и прикусила губу.

— Ты прав. Прости.

— За вами охотится пресса? — поглощенная своим горем, Джессика только сейчас заметила, что у них напряженные, измученные лица.

— Да, конечно, — неохотно согласился Рауль. — Им не терпится увидеть, как мы будем покидать замок.

— Рано или поздно нам придется сделать это, — прошептала Луиза. — Мы не можем бесконечно оставаться здесь.

— Почему? — удивилась Джессика.

— Мы здесь как в осаде, — начала Луиза и, виновато посмотрев на сына, умолкла. — Извините, я… Думаю, что наши неприятности не представляют для вас интереса.

— Слишком многочисленные неприятности, — пробормотал Рауль. — И не нами созданные. Ешьте, Джесс. Не обращайте внимания.

Но это оказалось не так просто. В столовую вошел Генри. У него был расстроенный и встревоженный вид.

— Прошу прощения, ваше высочество, — обратился он к Раулю. — Ваш кузен, граф Марсель, здесь. Сегодня он приходил три раза и теперь категорически отказывается уйти.

— Вот именно! — подтвердил напыщенный баритон, и, прежде чем Генри успел удалиться, дверь широко распахнулась. Кто-то грубо оттолкнул дворецкого в сторону. — Теперь это мой дом, приятель, — заявил незваный гость, коротышка лет шестидесяти с дряблой кожей и в дорогом фраке, который не мог скрыть нависающего над поясом живота. Остатки лоснящихся волос прикрывали оголенный череп. — Тебе и моим дорогим родственничкам придется привыкнуть к этому.

Джессика не знала, что вызвало у нее отвращение — нетерпимость тона, наглость заявления или грубость, проявленная к Генри. Она оказалась не одинока во внезапной вспышке неприязни: Рауль поднялся и его лицо потемнело от гнева.

— Какого черта ты врываешься в столовую моей матери? — рявкнул он, и граф Марсель взглянул на него с притворным упреком.

— В мою столовую, ты хочешь сказать, — поправил он Рауля.

— Это племянник моего мужа, граф Марсель д'Апержан, — вполголоса сказала Луиза, обращаясь к Джессике. — Рауль, сядь, пожалуйста. Джесс, это… новый регент. Вернее, он станет им на следующей неделе. Марсель, это Джессика Девлин.

Граф неприязненно посмотрел на Рауля, бросил презрительный взгляд на Луизу и оглядел Джессику с чем-то вроде одобрения.

— Ха! Девушка, которая убила леди Сару.

— Она не уби… — возмущенно начала Луиза.

— Ну, ну, если она все-таки сделала это, кто я такой, чтобы осуждать ее? Сара была дальней родственницей, но мы отнюдь не были близки. Разве есть вообще какая-либо близость между членами нашей семьи? Нет. Ха! Я знаю, что смерть Сары разрушила ваши планы. Но это означает, что мы должны двигаться дальше. Я несколько дней пытался встретиться с вами, но этот чертов дворецкий не впускал меня. Настало время смириться с будущим, дорогие родственники.

— Нет! — в голосе Луизы послышалось рыдание. — После смерти Сары прошло всего шесть дней. И Эдуар все еще не успокоился. Марсель, ты, конечно, дашь нам время.

— В понедельник произойдет передача полномочий, — отрубил граф. — Даже если кто-нибудь еще отправится на тот свет. Вы знаете условия регентства. Я забираю замок и принимаю на себя ответственность за мальчишку до его совершеннолетия, когда он взойдет на трон. Вы покинули страну двадцать пять лет назад, и для вас здесь нет места. Наши политики согласны со мной. Они хотят, чтобы вы убрались отсюда. Регентом стану я.

Наступило тяжелое молчание, но вскоре Луиза, казалось, собралась с духом.

— Мой внук останется со мной, — заявила она, но ее голос предательски дрогнул, словно у нее не было сомнения в ответе Марселя.

— Черта с два! — От улыбки графа Джессику бросило в дрожь. — Конституция гласит, что регентом может быть только женатый человек. — Марсель говорил так, словно обращался к слабоумным. — Я имею полное право на регентство, включая опеку над несовершеннолетним принцем и проживание в замке. Мне нужно, чтобы вы убрались отсюда как можно скорее.

— Не раньше понедельника. — Рауль сжал пальцы в кулак, чтобы подавить желание ударить графа. — До этого ты ничего не получишь. Сейчас замок — наш дом, и тебе в нем не место.

— Лучше немедленно отдайте мне Эдуара, — потребовал Марсель. — Мои люди о нем позаботятся.

— Он останется со мной, — повторила Луиза, чем вызвала очередную ухмылку Марселя.

— Только в случае изменения конституции, а это невозможно без одобрения принца-регента, то есть меня. Правила вам известны. Вы попытались обойти их, надеясь, что скоропалительный брак обеспечит Раулю регентство, но смерть леди Сары разрушила ваши планы. Мальчишка будет воспитываться так, как прикажу я. — На лице графа снова появилась гнусная ухмылка. — Можете не волноваться, о нем хорошо позаботятся.

— Ты хочешь сказать, что позволишь правительству поступать с ним так, как им заблагорассудится, лишь бы они набивали деньгами твои сундуки, — прошипел Рауль с едва сдерживаемой яростью. — Ты погубишь его точно так же, как вы с моим отцом погубили моего брата.

— Эдуар еще такой маленький, — с болью проговорила Луиза. — Ему три года. Марсель, ты не можешь забрать его из семьи.

— Заберу, куда захочу. Я имею на это право.

— Не ранее понедельника. А пока ты, гнусный подонок, не имеешь права находиться здесь, и я больше не намерен терпеть твое присутствие.

— Ты не можешь…

— Еще как могу! — Рауль решительно направился к графу, схватил его за шиворот обеими руками, оторвал от пола и, повернув к двери, толчком направил к выходу.

— Убери руки! — брызгая слюной, завопил Марсель.

— Это наш дом. До понедельника ты не имеешь права распоряжаться здесь.

— Осталось меньше недели. Это безобразие! Я прикажу, чтобы тебя арестовали! — крикнул Марсель из холла.

— Попробуй.

Джессика не видела, что произошло дальше, так как Рауль поволок графа в направлении главного входа.

Она повернулась к Луизе, которая бессильно поникла в кресле. Закрыв руками лицо, она горько плакала.

— Луиза… — Присев рядом с ней, Джессика обняла страдающую женщину. У Луизы вырвалось сдавленное рыдание, и она склонила голову на плечо Джессики. Ее хрупкое тело сотрясалось от плача.

Луиза слишком худая, подумала Джессика. По-видимому, она давно страдает. Она потеряла сына и невестку, затем Сару. А сейчас…

Где-то есть маленький мальчик, который в опасности.

Но она не видела ребенка в замке.

— Пожалуйста, скажите мне, что происходит, — попросила Джессика, но у Луизы не было сил.

Генри беспомощно метался по комнате, не зная, чем помочь, и было видно, что он расстроен так же сильно, как Луиза.

— В чем дело? — прошептала Джессика, обращаясь к нему.

Одинокая слеза медленно скользнула по морщинистой щеке.

— В маленьком принце, — тихо сказал он, с тревогой глядя на Луизу. — Мадам…

— Мама. — Появившийся Рауль присел у ног матери и обнял ее. Этот жест полон нежности, удивительной для такого сильного мужчины, подумала Джессика, уступая ему место. — Мама, мы придумаем что-нибудь, — прошептал он. — Обратимся в суд. Они не смогут силой отнять у нас Эдуара.

— Смогут, — в отчаянии возразила Луиза. — Ты знаешь, что доступ к наследному принцу имеет только его законный опекун. Когда я развелась с твоим отцом, мне запретили приближаться к Жан-Полю. Один Бог знает, сколько попыток я сделала!

— Нет, я, кажется, сойду с ума! — не выдержала Джесс. — Может кто-нибудь сказать мне, что происходит?

Генри бросил неуверенный взгляд на Рауля и Луизу и повернулся к Джессике.

— Вы знаете, мисс, что, если после смерти монарха остается маленький ребенок, ответственность за его воспитание ложится на назначенного принца-регента, который принимает за него решения?

— Да, — подумав, сказала Джесс. — Я читала об этом. Это делается для того, чтобы не возлагать ответственность на слишком молодого наследного принца.

— Верно. — Генри невесело улыбнулся. — Но законы в нашей стране суровы. Принц Рауль наследует Эдуару, поэтому он становится естественным принцем-регентом, но, будучи холостым, он не может претендовать на регентство. По правде сказать, принц Рауль отнюдь не жаждет его. После развода принцессы Луизы со старым принцем ей и принцу Раулю запретили приезжать сюда. Они обосновались в Париже, а принц Рауль последнее время работает за границей. Но ради ребенка и родной страны Рауль решил возвратиться. Леди Сара согласилась выйти за него замуж, чтобы он смог стать опекуном ребенка, о котором бы заботилось ее высочество, мадам Луиза. Но леди Сара умерла, и один Бог знает, что будет с несчастным малышом.

Генри умолк и пожал плечами.

— Вы должны понять, что леди Сару, которая была кузиной принца Рауля, интересовали только деньги и престиж. К несчастью, у нее не хватило ума дожить до того момента, когда она смогла бы насладиться выгодами брака.

— Я не видела здесь ребенка, — прошептала Джесс. — Где он?

— Эдуар — очень тихий малыш. Ему всего три года, и он слабенький. Сейчас он уже спит. И он еще не привык, чтобы бабушка проводила с ним много времени. Он очень, очень нервный.

— Но принцесса Луиза не хочет расставаться с ним! Почему она плохо знает его? Я не понимаю.

— Видите ли, — Генри бросил взгляд на две склоненных головы, — так бывает часто. Браки распадаются, дети растут без родителей. Раулю было шесть лет, когда его родители развелись. Старого принца интересовал лишь наследник, его первенец Жан-Поль, поэтому принцессе Луизе разрешили взять с собой младших детей. Но Жан-Поля, старшего брата Рауля, оставили здесь и запретили ее высочеству общаться с сыном. Тридцать лет сердце мадам Луизы обливалось кровью от мысли, что она никогда не увидит сына и внука, родившегося три года назад. И сейчас трагедия продолжается. Принц Жан-Поль превратился в необузданного мужчину, лишенного каких-либо моральных устоев, что послужило причиной его смерти. Теперь и внуку принцессы Луизы предстоит воспитываться в том же порочном окружении, потому что граф Марсель так же аморален, как его кузен; его жена ничуть не лучше, и они заботятся лишь о себе. Вся страна знает это. Население хочет, чтобы принц Рауль навсегда возвратился в Альп'Азури, но теперь ему не быть принцем-регентом, и мы потеряем нашего маленького принца Эдуара, — Генри негодующе повысил голос, и Луиза услышала его слова.

Подняв голову, она печально посмотрела на Джессику.

— Теперь вы знаете, что смерть Сары — лишь часть нашей трагедии.

— Мне так жаль, — прошептала Джессика, и лицо Луизы болезненно исказилось.

— Я раскаиваюсь в том, что вышла замуж за члена этой семьи, — прошептала она. — Несмотря на детей. Мои чудесные дети, а теперь и мой внук… — Луиза с трудом поднялась. — Я подвела их всех, и это меня убивает.

— Мама… — начал Рауль, но она покачала головой.

— Не надо, Рауль. Мне нужно лечь. Я прошу прощения, Джессика, что наш первый ужин был прерван так грубо. Но вам придется извинить меня. Я совершенно обессилела.

— Я провожу тебя, мама.

— Нет, Рауль. Останься здесь и позаботься о Джессике. Генри, вы можете проводить меня наверх? Я думаю… боюсь, что мне придется опереться на вашу руку.

— К вашим услугам, мадам.

Джессика поняла, что их связывают долгие годы дружбы, а не обычные отношения Слуги и хозяйки. Взяв седовласого дворецкого под руку, Луиза медленно направилась к выходу.

Джессика осталась наедине с Раулем.

Они долго молчали. Наконец она поняла: ей не место в замке. Эти люди страдают. Ей нужно уехать, чтобы не обременять их своим присутствием.

— Мне так жаль, — пробормотала она. — Я уеду рано утром. Не хочу причинять вам лишнее беспокойство.

— Вы не причиняете никакого беспокойства, — возразил Рауль, и Джессика почувствовала, что он недоволен. — Это я должен извиняться. Мы пригласили вас на ужин, но суп остыл, а Генри ушел. Попробую найти кого-нибудь. Пусть принесут нам поесть.

Джессика в раздумье смотрела на него. Он тоже не ужинал. Еда. Когда у нее было глубокое горе, добрые люди заставляли ее есть, и иногда это помогало.

— Не обойтись ли нам без слуг? Покажите мне, где кухня.

— Что? — удивился Рауль.

— Разве во дворцах нет кухонь? — Джессика попыталась пошутить. — У вас есть тостеры, хлеб и масло? И мармелад? Я питаю к нему слабость.

Рауль не отводил от нее глаз, и постепенно уголки его рта слегка дрогнули. Он понял, что Джессика пытается отвлечь его от тягостных мыслей.

— Наверное, есть. Я никогда не был на кухне.

— Вы живете здесь и никогда не были на кухне? И даже не знаете, есть ли мармелад?

— Я здесь только две недели. — Лицо Рауля омрачилось. — Приехал, чтобы подготовиться к свадьбе. После нее я собирался немедленно возвратиться на… на работу.

— С женой?

— Естественно, без нее. Это должен был быть брак по расчету, — сухо ответил Рауль. — Деловое соглашение. Я не намеревался оставаться здесь.

Деловое соглашение. Джессика посмотрела на его непроницаемое лицо. Какие холодные слова! Он оставил бы ребенка своей матери? Покинул бы жену? Сбежал бы?

— Почему вы боялись остаться?

Что заставило ее задать этот вопрос? Джессика прикусила язык.

— Простите. Я только…

— Вам интересно, оставил бы я племянника матери? Возможно. Мать хочет жить здесь. Я — нет.

Джессика была озадачена.

— Даже если бы вы стали принцем-регентом? Разве это не круто?

— Я намеревался руководить деловой стороной на расстоянии. Меня не интересуют придворные церемониалы. — Рауль пожал плечами. — Поэтому — нет, это не было бы круто. Впрочем, теперь это не имеет значения.

Джессика вздохнула. Надо вернуться к тому, что она понимает.

К еде. К мармеладу.

К тому, что она сильно проголодалась, и принц, по-видимому, тоже.

— Давайте же найдем кухню, — предложила она. — Вы действительно не знаете, есть ли там мармелад?

— Нет, я…

— Вы в замке уже две недели и не осмотрели свои владения?

— Зачем мне это?

— Но это же настоящий дворец! Королевская резиденция. Держу пари, что у вас есть не менее шести сортов мармелада, ваше высочество, — шутливо сказала Джессика, пытаясь вызвать у него улыбку. — Знаете, я уверена, что у вас целая команда поваров, которые выстроились в кухне, держа наготове одиннадцать блюд.

— К сожалению, вынужден разочаровать вас. Разве вы забыли, что на сегодняшний вечер мы отпустили всех слуг? Мать хотела немного отдохнуть, поэтому здесь только Генри. И я не «ваше высочество». Меня зовут Рауль.

— Значит, Генри готовил еду… Рауль.

Странно называть его Раулем. Между ними барьер, который ей приходится преодолевать каждый раз, когда она улыбается ему и тем более когда называет по имени.

Возможно, он тоже чувствует это.

— Повара, наверное, заранее приготовили что-то, но в основном этим занимался Генри. Я попытаюсь связаться с поваром и попрошу его прийти.

— Для чего? — Джессика нахмурилась и принюхалась. — Итак, Генри готовил, а потом повел вашу мать наверх. — Она еще раз втянула в себя воздух. — Ваше высочество… прошу прощения… Рауль, мне не хочется говорить это, но, вероятно, в кухне происходит нечто весьма неприятное.

— Откуда вы…

— Откуда я знаю? — Джессика заставила себя улыбнуться. — Благодаря умственным способностям, — пояснила она и снова принюхалась. — Шерлок Холмс — вот кто я! Нюх собаки Баскервилей не идет ни в какое сравнение с моим. И если вы не знаете, где кухня…

— Ну, это я знаю.

— Даже если вы не знаете, мой нос приведет меня туда, — сообщила Джессика. — Что-то подгорает — скорее всего, наш ужин. Пойдемте туда и спасем ваш замок от большого пожара. Кажется, это главное, что нужно сейчас сделать.

Глава третья

Они пошли по длинному коридору и миновали четыре арочных проема.

— Удивительно, что суп был теплым, когда его подали на стол, — сказала Джессика. — Теперь я понимаю, почему Генри худой. Каждый день бедняге приходится преодолевать марафонскую дистанцию.

Рауль не улыбнулся. Она поняла, что его одолевают мрачные мысли.

Когда они вошли в кухню, пожара не было, хотя помещение заполнял едкий черный дым, валивший от сковороды. Очевидно, Генри жарил мясо, когда появился нежданный гость. В кастрюле лежали обуглившиеся картофелины, испускавшие отвратительный запах.

— Фу! — Джесс огляделась. Кухня впечатляла: огромная плита, на которой можно было приготовить еду для целой армии, массивные потолочные балки, большой деревянный стол, пол, выложенный старинными каменными плитами.

— Не хотите ли вы открыть окна, ваше высочество? — Взяв несколько посудных полотенец, Джесс решительно двинулась к сковороде. — Сейчас я избавлюсь от нее.

Рауль непонимающе смотрел на нее. Затем подошел к раковине.

— Давайте ее сюда.

Она удивленно подняла брови.

— Вы предлагаете полить холодной водой раскаленный чугун?

— Ну, да…

Джессика усмехнулась.

— Чем вы занимаетесь в реальной жизни, ваше высочество? Подождите, не говорите. Вы инженер?

— Я врач.

— Врач?

— Да. — Он нахмурился, словно делая усилие, чтобы понять, о чем она говорит. — Почему вы подумали, что я могу быть инженером?

— Ваша практичность навела меня на эту мысль, — улыбнулась Джесс. — Мой двоюродный брат — инженер, и у него на плече шрам длиной в двадцать сантиметров.

Брови Рауля сошлись на переносице.

— Что?

— Шрам. Патрик очень умен, — пояснила она. Как мило он хмурится, мелькнула у нее мысль. — Однажды ночью, когда он еще учился в университете, ему захотелось есть. Недолго думая, Патрик подогрел банку с бобами на газовой плите. Когда он начал открывать ее, она отлетела ему в плечо и едва не прошла насквозь. — Джесс улыбнулась. — Подумайте, что будет с раскаленной чугунной сковородой, если налить в нее холодной воды. Откройте дверь, быстро!

— Слушаюсь, мэм. — Рауль ошеломленно взглянул на нее и распахнул дверь.

Прохладный вечерний воздух начал вытеснять чад. Джесс быстро пронесла сковороду мимо Рауля, который недоуменно смотрел ей вслед.

— Теперь головешки, — приказала она.

— Головешки?

— Ну, да. Те черные сморщенные шарики с отвратительным запахом.

Рауль понял и даже улыбнулся. Он последовал за Джесс с тем, что осталось от картофеля, и встал рядом с ней на нижней ступеньке.

После задымленной кухни воздух был восхитительным. С моря дул теплый ветерок, и заходящее солнце золотило вершины далеких гор.

Джессика поставила сковороду на каменную ступеньку, и Рауль последовал ее примеру. Куры, направлявшиеся в курятник, передумали и окружили закопченную утварь.

Рауль посмотрел на птиц и неуверенно сказал:

— Они поклюют все, что осталось.

— Ничего страшного. Куры глотают все съедобное.

— Нужно замочить их.

— Кур?

— Нет, кастрюлю и сковороду.

— Конечно. Когда они остынут. Хотя… вы сказали, что через пять дней замок перейдет к Марселю?

— Да, но…

— В таком случае я предлагаю замочить их… скажем, дней на пять, — усмехнулась Джесс.

Рауль смотрел на нее с комичным недоумением и наконец улыбнулся.

Это была неотразимая улыбка, и Джессика почувствовала, как что-то сжалось у нее внутри.

«Кудах-тах-тах!» Любопытная курица приблизилась к сковороде, и Джессика очнулась и с облегчением вздохнула.

— Не надо, цыпочка, — сказала она. — Горячо. Итак, по закону эта утварь будет принадлежать Марселю?

— Восемнадцать лет. До совершеннолетия Эдуара.

— Гм-м. Не думаю, что граф будет считать кастрюли и сковородки. — Джессика широко улыбнулась и провела руками по юбке, как женщина, готовящаяся к тяжелой работе. — Отойдите, — приказала она. — Мы позаботимся о здоровье кур. Вы же не умеете лечить куриные ожоги? — С этими словами Джессика подошла к шлангу, прикрепленному к крану у задней двери.

Рауль наблюдал за ней, как за фокусником, готовящимся вытянуть из шляпы кролика.

— Кышните на кур.

— Кышнуть? — эхом откликнулся Рауль.

— Да, как вы сделали это с Марселем, только не так сильно.

Его слабая улыбка обрадовала Джессику. Некоторое время они стояли и бессмысленно улыбались друг другу. Потом Рауль отогнал кур.

Джессика с удовольствием повернула кран. Струя холодной воды с шипеньем ударила в раскаленную сковороду, которая окуталась облаком пара и лопнула пополам.

— Упс! — воскликнула Джесс, тщетно пытаясь принять покаянный вид.

Рауль смотрел на нее так, словно у нее прорезались рога.

— Упс?

— Хотите проделать то же самое с кастрюлей? — спросила она, протягивая ему шланг.

— Конечно! — Он взял шланг и нацелил струю на кастрюлю.

Крак! В наследстве Эдуара стало одной кастрюлей меньше.

— Как приятно. — С чувством хорошо выполненной работы Джесс снова потерла руки о юбку. — Думаете, здесь еще есть кастрюли, которые мы могли бы раскалить?

— Вы не дизайнер. Вы — подрывник, — объявил Рауль.

— Ага. — Она огляделась. — Что бы нам еще натворить? Если все это будет принадлежать Марселю, мы могли бы нанести больший ущерб.

— Хорошо сказано, — одобрительно произнес Рауль. Его тон явно говорил о том, что он не прочь помахать топором.

— Ну, ладно, — сдалась Джесс. — Не будем уменьшать наследство Эдуара. Давайте лучше поедим. Но что? — Она решительно направилась в кухню. На столе стояли тарелки с салатом. Очень аппетитно, но, увы, мало. — Какое изобилие! А я ведь страшно хочу есть.

— Я думал, что вы инвалид.

— Инвалиды нуждаются в питании. К тому же мне лучше. Утром я уеду. — Заметив, что лицо Рауля потемнело, она добавила: — Но сначала — еда. Хлеб. Ищите. Немедленно.

— Да, мэм.

Джесс повернулась к нему спиной — его ошеломленный вид начинал беспокоить ее — и открыла огромный холодильник. Нет, это не холодильник, подумала она, а настоящий магазин-кулинария!

— Здесь шесть сортов сыра! Вот это да! — воскликнула она.

— Вы в Альп'Азури. Сыры — наш фирменный товар.

— Тогда в меню будут поджаренные сэндвичи с сыром, — заявила Джесс, — за которыми последуют, я надеюсь, тосты с мармеладом. Вы уже нашли его?

— Нет, я…

— Ищите быстрее, — нетерпеливо сказала она. — Какой же вы принц, в конце концов?

— Я не знаю, — тихо ответил Рауль. — Не знаю.


Это был поистине странный ужин. Они нарезали сыр, сделали сэндвичи и поджаривали их, пока не появилась золотистая корочка. Устроившись за огромным кухонным столом, они поглощали их в дружелюбном молчании. Рауль все еще выглядел ошеломленным, и Джессика решила не обращать на это внимания. У него свои проблемы. Ее дело — накормить его и не задавать вопросов.

Генри появился, когда они опустошали второе блюдо сэндвичей. Он пришел в поисках еды для Луизы. Рауль налил ему стакан вина и затем совместными усилиями с Джесс приготовил целую гору сэндвичей, которую вручил ему вместе с бутылкой вина.

— Я не могу ужинать с ее высочеством, — сказал Генри, но Рауль решительно покачал головой.

— Ты единственный, с кем она будет есть. Ты знаешь это. Хотя эти сэндвичи…

— Я уверен, что они понравятся ей. — Генри слабо улыбнулся. — С тех пор как мы возвратились, ей подают лишь изысканную пищу, а она надоедает. Я скажу, что сын приготовил для нее эти сэндвичи, хорошо?

— Она не поверит. Но если это заставит ее съесть их…

— Конечно, скажите, — вмешалась Джесс. — И добавьте, что принц Рауль становится прекрасной посудомойкой. Там снаружи лежит треснувшая чугунная кастрюля с его именем.

— А Джесс кокнула сковороду, — сказал Рауль, и они захихикали. Генри посмотрел на них так, словно они лишились рассудка, но он был слишком озабочен, чтобы задавать вопросы. Растерянно улыбнувшись, дворецкий взял вино и сэндвичи и оставил их.

— Ну, теперь можно заняться тостами с мармеладом, — провозгласила Джесс, чем навлекла на себя изумленный взгляд Рауля.

— Я думал, вы шутите. Куда вы помещаете все это?

— Наверстываю упущенное. — Она грустно улыбнулась. — Как у вашей матери, у меня некоторое время не было аппетита. Возможно, завтра это произойдет снова, но сегодня вечером — тосты с мармеладом!

Рауль бросил на нее странный взгляд, но от вопросов воздержался. Насытившись тостами, Джесс отрезала несколько кусков хлеба и вышла, чтобы угостить кур, печально склонивших головы над пустыми посудинами. С благодарностью склевав хлеб, они с кудахтаньем потянулись в курятник.

Рауль ошеломленно наблюдал за ней.

Почему он смотрит так, словно у нее две головы? — подумала Джессика. Она действительно начинает смущаться.

Что делать теперь?

Заперев кур, Джессика вошла в кухню и направилась к раковине.

— Завтра слуги приведут кухню в порядок, — сказал Рауль, но она уже открыла кран.

— Возможно, вы принц, но я-то не принцесса. Слуги не будут убирать за мной.

— Но…

Джессика бросила ему посудное полотенце. Она мыла посуду, а Рауль вытирал. Наконец она вздохнула и сказала:

— Спасибо. Это была чудесная передышка.

— Передышка от чего, Джесс? — мягко спросил Рауль, положив полотенце и внимательно глядя на нее.

Она спохватилась.

— Я хотела сказать — передышка для вас. От волнений и тревог.

— Вы тоже нуждались в ней. — Рауль взял ее за руку и посмотрел на пальцы. — Вам сколько, тридцать?

— Эй! Нет! — Почти тридцать, добавила она про себя.

— Почти? — догадался Рауль и улыбнулся.

— Двадцать девять, с вашего позволения, — с трудом произнесла Джессика, остро ощущая близость Рауля. Он не должен улыбаться, когда стоит так близко к ней, потому что у нее перехватывает дыхание.

— Итак, вам двадцать девять лет. У вас успешный бизнес в Австралии, однако вы приехали одна и, когда попали в аварию, не стали сообщать никому. У вас нет мужа?

— Нет, я…

— А родители?

— Умерли.

— Братья? Сестры?

— Нет.

— Итак, вы одна на свете.

— Позвольте, — встрепенулась Джессика, — я независимая женщина, имеющая специальность. Раз уж мы заговорили на личные темы, я тоже хочу задать вам несколько вопросов.

— Каких?

— Ну, скажем… сколько вам лет?

— Тридцать пять, но…

— Почему же вы не женаты? Вы гомосексуалист?

— Нет! — В глазах Рауля явно промелькнула смешинка.

— Тогда…

— Супружеская жизнь меня не прельщает. Я достаточно хорошо помню ужасный брак моих родителей, чтобы избегать уз Гименея.

— До Сары. Вы действительно думаете, что брак по расчету сработал бы?

— Конечно. Почему бы нет?

— А если бы вы встретили девушку своей мечты?

— Сара не стала бы возражать. Вероятно, она бы даже не узнала. На публике мы бы вели себя как положено — во всяком случае, мы заключили такое соглашение, — но, если бы я увлекся женщиной, у нас был бы бурный роман до тех пор, пока мечта постепенно не исчезла бы.

На Джессику повеяло холодом.

— Правда? — медленно сказала она. — По-вашему, все мечты разбиваются?

— Безусловно, — подтвердил он. Судя по выражению его лица, не только неудачный брак родителей повлиял на взгляды Рауля.

— Несчастная любовь, да? — сочувственно спросила Джессика. — Как и меня, вас подвела мечта.

— Черт, Джесс…

— Я понимаю. Это не мое дело. — Она высвободила — неохотно — свою руку и посмотрела ему в глаза. Вопросы ни к чему не приведут, и она не имеет права задавать их. — Рауль, я желаю вам всего наилучшего. Мне искренне жаль, что у вас проблемы, но… мне пора возвращаться к собственной жизни. Спасибо за сегодняшний вечер. За передышку. Сейчас я пойду спать и уеду на рассвете.

— Ваша машина еще не готова.

— В городе я возьму в прокат, — сказала Джессика и улыбнулась. — Одно из преимуществ успешного бизнеса заключается в том, что я не нуждаюсь в деньгах. — Она замялась, зная, что не следует спрашивать его, но любопытство одержало верх. — А вы… вы возвратитесь в Париж?

— На некоторое время. Я попытаюсь добиться, чтобы мать получила право на посещения Эдуара. Но после этого я вернусь в Африку.

— В Африку? — Ответ Рауля прозвучал словно гром среди ясного неба. — Что вы делаете в Африке?

— Я член организации «Врачи без границ». Последние три года работаю в Сомали.

— Вы обманываете меня.

— Для чего мне обманывать вас?

Действительно, для чего?

— И вы оставили медицину, чтобы сделаться принцем.

— Если вы думаете, что я хотел… — Рауль быстро подавил внезапную вспышку раздражения. Он пытался найти разумный ответ на вопрос, который явно казался ему неразумным. — Джесс, Альп'Азури печально известна тем, что является одной из самых коррумпированных стран в Европе, — начал Рауль спокойным тоном, но она чувствовала, что он с трудом сдерживает гнев. — Когда Жан-Поль умер, меня посетили главы трех соседних государств. Государство превратилось в рассадник преступности и коррупции, которые подрывают стабильность соседей, не говоря уже о нашей собственной. Простые люди подвергаются жестокому вымогательству. Они задушены налогами и не получают ничего взамен. В стране нарастает угроза народных возмущений, возможно, даже восстания. Необходимо изменить конституцию, но сделать это может лишь правящий принц или регент. Марсель — страшный человек. Благо государства для него — ничто. Чтобы вывести страну из упадка, меня убедили жениться на Саре, принять опекунство над племянником, оставить его с моей матерью и произвести демократические перемены. После этого я бы уехал.

— Почему?

— Вы же не думаете, что я хочу быть принцем?

— Большинство людей ухватились бы за эту возможность.

— Но не я, — мрачно сказал Рауль. — Я видел, в кого абсолютная власть превратила отца и брата.

— «Врачи без границ»… — задумчиво произнесла Джессика. — Они едут в самые горячие точки. Я слышала, что многие выдерживают не больше двух лет. Вы занимаетесь этим три года?

— Это не слишком долгий срок.

— Вы могли бы остаться здесь и работать над улучшением медицинской инфраструктуры Альп'Азури, — сказала она, на мгновение забыв, что должна следить за своими словами. — В сравнении с большинством западных стран ваши больницы просто ужасны.

Рауль почувствовал боль женщины, узнавшей это на собственном опыте. Его взгляд сказал Джессике, что горечь, прозвучавшая в ее словах, не ускользнула от него.

— Вот в чем дело, — тихо произнес Рауль. — Теперь я понимаю. Вы сами бежите от чего-то.

— Я не бегу, — резко возразила она, досадуя, что ему удалось слегка приподнять завесу над ее прошлым. — Не больше, чем вы: занимаетесь врачебной практикой в далекой Африке, прекрасно зная, что вы нужны вашему народу здесь.

— Это не моя страна. И не мой народ.

— Неужели?

Джессика глубоко вздохнула. Для чего она убеждает его? — внезапно подумала она. Мотивы этого человека не имеют к ней никакого отношения.

— Извините, — сказала она в ответ на сердитый взгляд Рауля. — Хорошо, это не ваша страна и не ваш народ, и вы скоро уезжаете. — Джессика замялась, пытаясь найти более безопасную почву. Этот мужчина — принц. И он же — врач, который борется за спасение жизней в странах третьего мира.

Вероятно, он замечательный врач, мелькнула у нее мысль, и она бросила взгляд на его руки. Большие, заботливые, умелые…

Почему-то у нее снова тоскливо сжалось сердце.

— А ваша мать? Что будет с ней?

Рауль слабо улыбнулся.

— У матери есть квартира в Париже, и, прежде чем вы обвините меня в том, что я бросаю ее так же, как свою страну, добавлю, что у нее есть Генри. — Заметив удивленный взгляд Джессики, он пояснил: — Когда тридцать лет назад мать покинула отца, Генри уехал с ней. С тех пор он всегда рядом, ее верный и преданный слуга.

Итак, она получила ответы почти на все вопросы.

Кроме одного. Где-то во дворце находится трехлетний ребенок, которого ей не пришлось ни разу увидеть. Но она не хочет знать об Эдуаре больше того, что ей уже известно. У нее слишком мало душевных сил, чтобы сочувствовать горестям маленького наследного принца.

В ее сердце нет места для детей. Так должно быть, если она хочет сохранить рассудок.

— Гм-м… Ну, спокойной ночи, — торопливо сказала Джессика, боясь, что могут возникнуть новые осложнения.

— Спокойной ночи? — удивился Рауль.

— Да, спокойной ночи. Спасибо. Я должна уехать.

Она хотела повернуться, чтобы уйти, но остановилась, увидев его взгляд. Внезапно Джессика поняла, что ей нужно сделать. Поднявшись на цыпочки, она поцеловала его.

Почему? Джессика не знала.

Ее пребывание в замке казалось ей сказкой, но Рауль — живой и бесконечно одинокий человек. Он — врач, выполняющий работу, которая по плечу лишь очень мужественным людям; принц, чью страну разъедает коррупция; дядя, у которого отнимают маленького племянника. Перед ним стоят проблемы, о которых ей даже страшно подумать.

Она ничем не может помочь ему.

— Я желаю вам всего наилучшего, — прошептала Джессика.

Рауль не шевельнулся. Молчание затягивалось.

— Вы попрощаетесь с моей матерью перед отъездом? — с усилием спросил он.

Джесс кивнула.

Рауль поднял руку и прикоснулся кончиками пальцев к щеке, куда Джессика поцеловала его. Казалось, он не может разобраться в своих чувствах.

— Конечно, — сказала она, стараясь не смотреть на его руку. — Я знаю, где ее апартаменты. Перед отъездом я зайду к ней. Спасибо, Рауль. За все.

Джессика повернулась и вздрогнула.

В дверях стояла незнакомая высокая женщина лет сорока в белом медицинском халате. Тусклые волосы неопределенного цвета были туго стянуты в пучок, губы неприязненно поджаты.

— Козетта? — с удивлением произнес Рауль. — Вам что-то нужно?

— Я пришла сказать, что увольняюсь.

Рауль замер.

— Увольняетесь? Сейчас?

Женщина указала на сотовый телефон, висевший у нее на поясе.

— Мне позвонил граф Марсель. В понедельник все переходит под его контроль, включая ребенка. Он в ярости. Вчера вы оскорбили его, и он требует, чтобы все слуги немедленно покинули замок. Если мы не уйдем сейчас, в понедельник работы для нас не будет. Он обзвонил всех. У вашего высочества больше нет слуг.

Она повернулась и, бросив на них холодный взгляд, вышла из кухни.

Глава четвертая

— Черт… — Рауль беспомощно смотрел ей вслед.

Она не хочет, чтобы ее втянули в проблемы этой семьи, напомнила себе Джессика, но, взглянув на Рауля, поняла, что не сможет уйти.

— Черт, — снова пробормотал он. — Эдуар.

Несмотря на нежелание думать о ребенке, Джесс спросила:

— Ваш племянник здесь?

— Да. Козетта ухаживала за ним.

— Я думала, что ваша мать хочет заботиться о нем, — неуверенно сказала она.

— Она… не может. Мальчик не подпускает ее. — Рауль запустил пальцы в густые черные волосы. Это был жест отчаяния. — Вам не понять.

Правильно, и я не хочу, подумала Джесс. Иди спать, приказала она себе, пока ты не увязла слишком глубоко.

Но… трехлетний ребенок? Один-одинешенек…

— Что вы хотите сказать — не подпускает? — невольно спросила она. Не может быть, что этот вопрос задала Джессика, которая совсем недавно ушла от могилы Доминика…

— Об Эдуаре плохо заботились. А теперь еще и Козетта… — Рауль направился к двери. — Пойдемте со мной. Мне нужно немедленно проверить, как он.

Но я не хочу! — вскричала она в душе. Я не могу приблизиться к страдающему ребенку…

Однако Рауль уже открыл перед ней дверь, и ей пришлось пройти мимо него, а потом идти рядом с ним по длинному коридору…

Куда?

— У моего брата отсутствовало чувство отцовства, — Рауль шел так быстро, что ей приходилось почти бежать. — Ничего удивительного. Отца это не беспокоило, а матери запретили вмешиваться. Когда Жан-Поль был ребенком, он рос без любви, зато денег у него было в избытке. Он имел все, что хотел, и в результате пристрастился к наркотикам, когда ему не было шестнадцати лет.

— Они явились причиной его смерти? — тихо спросила Джессика, взглянув на потемневшее лицо Рауля.

— Конечно. К тому времени, когда Жан-Поль женился, он был уже не в себе. Отцу было все равно, а политиков устраивал монарх-марионетка. Парламент состоит из таких людей, как Марсель. Все это продолжалось годами.

— Но Эдуар…

— Брат женился на второсортной актрисе, единственным достоинством которой была большая грудь. Она прекрасно вписалась в образ жизни Жан-Поля. Когда родился Эдуар, они сразу передали его заботам нянек. Он переходил из рук в руки. Козетта провела с ребенком шесть месяцев — так долго никто не был с ним. Когда мы впервые увидели Эдуара… Он ни на кого не реагирует.

— Даже на вашу мать?

— Он просто цепенеет. Я наблюдал за ним. С Козеттой его напряжение уменьшается настолько, что он может есть, спать и смотреть телевизор, перед которым его, кажется, посадили с момента рождения. В присутствии других людей он просто отключается. Или рыдает. Мать проводит с ним почти все время, но Эдуар не реагирует. А теперь… — Рауль болезненно поморщился. — Марсель знает, что ребенок нуждается в Козетте и что моя мать пойдет на все, чтобы Козетта осталась. Эдуар уже и так слишком многого лишился.

— Он пытается надавить на вас.

— И отомстить за то, как я обошелся с ним вчера. Будь он проклят! Теперь мать согласится уехать. Козетта снова воцарится здесь, и ребенок снова будет с утра до вечера сидеть перед телевизором.

— А вы? — осторожно спросила Джессика. Теперь они поднимались по огромной лестнице, и она с трудом поспевала за Раулем, который перешагивал через три ступеньки. — Вы возвратитесь в Африку, в Сомали. — Она замялась, прежде чем спросить: — Рауль, если бы вам удалось жениться на Саре, как бы вы поступили тогда?

— Я бы позволил Козетте остаться, пока Эдуар не привыкнет к бабушке, — резко ответил он. — Затем я бы уволил ее. Более того, я бы распустил парламент.

— Вы можете сделать это?

— Я бы назначил всеобщие выборы. И проследил бы, чтобы они были честными. Марсель и его приспешники потерпели бы сокрушительное поражение, и они знают это. Но теперь такое невозможно. Сара была нашим последним шансом, и он ускользнул от нас. Если Эдуар в отчаянии, мы не сможем его успокоить, и нам придется немедленно передать власть, чтобы вернуть его драгоценную Козетту.

— Но как вы можете думать об этом? Должно быть, она совсем не любит мальчика, если так легко покинула его.

— Но с понедельника она будет находиться с ним постоянно, — злобно сказал Рауль. — Мы ничего не добьемся, если заставим ребенка страдать еще несколько дней. Никого не заботит судьба Эдуара, и самое ужасное в том, что я бессилен. Знаете… — он остановился, чтобы Джессика смогла перевести дух. — Люди жалели меня, потому что я второй сын и не могу наследовать трон. Если бы только они знали!

Рауль быстро пошел вперед, и она последовала за ним.

Наконец он остановился в конце длинного коридора и распахнул дверь.

— Добро пожаловать в ад. — С этими словами Рауль пропустил ее вперед.

Итак, это детская. Если родители малыша жили в замке, им приходилось идти до нее не менее десяти минут.

Возможно, они редко проделывали такой путь.

Апартаменты были роскошные, но не это удивило Джесс: дизайнеру, по-видимому, дали указание воплотить в интерьере все детские фантазии.

Самая большая комната представляла собой джунгли, словно сошедшие со страниц Киплинга. В ней были настоящие деревья, с которых свисали искусственные лианы. На ветвях сидели игрушечные обезьяны, по стволам скользили зловещие питоны, на высоком потолке сквозь верхушки деревьев мерцали звезды. Темные облака закрывали край луны, словно предвещая надвигавшуюся бурю. Зеленый ковер с высоким ворсом создавал настолько правдоподобную иллюзию травы, что у Джессики невольно возникла мысль о кишащих в нем змеях, и она с трудом подавила желание повыше поднимать ноги, чтобы не наступить на ядовитую тварь.

На лужайке лежали две большие подушки, перед которыми стоял огромный телевизор. А на экране…

Не веря своим глазам, Джессика увидела полную женщину, чей объемистый живот рассекали скальпелем. Липосакция? Она закрыла глаза и отвернулась.

— Неужели няня и ваш племянник смотрят это? — с отвращением прошептала Джесс. — Не могу поверить.

Рауль быстро выключил телевизор. Дряблый живот исчез.

— Думаю, это Козетта, — сказал он, явно пытаясь оправдаться.

— Так где же Эдуар? Раз он не учится, как делать липосакцию.

Рауль раздраженно посмотрел на нее.

— Я же сказал, что это Козетта.

— А я просто спросила. — Джессика огляделась, чувствуя, как ее охватывает гнев. — Вы врач. Возможно, вы тоже наблюдали за липосакцией, когда вам было три года. Поэтому, вероятно, вы выбрали эту специальность.

— Успокойтесь. Козетта говорит, что после шести часов Эдуар уже крепко спит. Она не разрешает беспокоить его, если мы приходим позже. И он спит допоздна.

— Ну, еще бы, — пробормотала она. — Какой трехлетний ребенок может проспать больше двенадцати часов? Таких нет. Так вот почему Луиза сидела со мной по утрам и вечерам. Только подумать, что прислуга может лишить бабушку и дядю доступа к ребенку! Знаете, если бы я была нянькой, которая обожает смотреть телевизор, именно такую причину я могла бы привести семье. Не беспокойте меня по вечерам. И не приходите утром. Оставьте меня в покое, чтобы я могла делать со своим подопечным все, что захочу. Или, вернее, дайте мне смотреть телевизор, в то время как я буду игнорировать ребенка!

Лицо Рауля потемнело. Джессика знала, что не имеет права давать волю своему гневу, но не могла сдержаться.

— Поймите, мы для Эдуара чужие, — с усилием произнес Рауль. — Месяц назад у нас вообще не было контакта с ним. С Козеттой он чувствует себя спокойнее.

— Да. — Она посмотрела на змею, свисавшую с дерева у нее над головой. — Я понимаю, что вы старались, но явно недостаточно. Тот, кто оборудовал эту комнату, — ненормальный человек.

— Это детская.

— Нет. Это игровая площадка для храброго десятилетнего ребенка, у которого есть товарищи и любящие родители. Но для одинокого трехлетнего малыша… Каждый раз, когда он выходит сюда, над его головой повисает огромный питон, и ему кажется, что это страшилище вот-вот бросится на него.

— Послушайте, мне тоже не нравится эта комната, — признался Рауль таким же агрессивным тоном, как у нее, — но Эдуар знает только ее. Две недели назад мы разговаривали с детским психологом. Она сказала, что мальчик должен как можно дольше оставаться в привычной для него обстановке.

— Ах, так? Не знаю, кто ваш психолог, но я позволю себе не согласиться с его просвещенным мнением.

— Послушайте, кто вы такая, чтобы…

— Никто, — перебила его Джессика. — Если бы вы знали, как я не хочу делать это… — Она глубоко вздохнула. — Где Эдуар?

— Он спит. — Рауль указал на дверь с левой стороны, и Джесс подошла к ней.

Она заколебалась. Сердце умоляло ее не входить. Но за дверью малыш, которому всего три года. Сирота.

Возможно, Рауль прав, в отчаянии сказала себе Джессика. И психолог не ошибается. Сейчас она войдет, увидит спящего малыша, и утром со спокойной душой уедет. Несколько дней Раулю и Луизе придется успокаивать расстроенного ребенка, а в понедельник возвратится Козетта, и все уладится, как улаживается со дня его рождения.

Этот маленький мальчик не имеет к ней никакого отношения.

Джессика посмотрела на Рауля и увидела в его взгляде тревогу и сомнение.

Сомнение?

Он не уверен так же, как она.

Этого оказалось достаточно. Джессика решительно открыла дверь в спальню.

Комната освещалась тусклым светом ночника.

Эдуар вовсе не спал.

Сжавшись в комок, он забился в угол слишком большой для него кровати. Огромные глаза, полные страха, были широко раскрыты.

У малыша были вьющиеся светлые волосы и почти прозрачная кожа. На худеньком личике выделялись огромные карие глаза. Он лежал, напряженно глядя на дверь.

Кто мог бы чувствовать себя спокойно в такой постели? — гневно подумала Джессика, потрясенная видом ребенка. В кровати не было ни одной игрушки. Белая накрахмаленная простыня была так туго натянута поверх мальчика, что казалось, будто она врезается ему в подбородок.

Джессика осторожно сделала шаг вперед, и малыш испуганно сжался. Его большие глаза округлились от ужаса. Она обратила внимание на простыню: на ней не было ни одной морщинки. Было девять часов вечера. Ребенка уложили спать в шесть, и с тех пор он ни разу не пошевелился. В течение трех часов?

Рауль тихо подошел к кровати, и Джессика с облегчением увидела, что малыш смотрит на него с меньшим ужасом.

— Ты не спишь, — мягко сказал он. — Привет, Эдуар. Это Джесси.

Молчание.

— Возьмите его на руки, — приказала Джесс. — Ради бога, он же страшно испуган!

— Если я возьму его, он расплачется. То же самое происходит, когда его берет моя мать.

— А что он делает, когда вы не берете его? Он идет на руки к Козетте?

— Конечно.

— Она прижимает его к своей груди? Вы видели?

— Нет, но…

— Вы видели, чтобы она выносила его наружу? Играла с ним?

— У него особый режим. Мы не вмешиваемся.

Джессика сделала глубокий вдох. Потом еще один. Она должна бежать отсюда.

Эдуар снова посмотрел на нее. Настороженно. С опаской.

Он думает, что она очередная нянька. Еще одна прислуга, которой платят, чтобы она заботилась о нем.

Джессика в смятении смотрела на малыша. Его волосы совсем такие, как у…

Нет.

Но она поняла, что уже слишком поздно. Возникшую связь не разорвать.

Джессика подошла к кровати и подхватила Эдуара на руки, не обращая внимания на то, что он напрягся, как струна, собираясь заплакать.

Тельце худое. Слишком худое. Она прижала его к груди, и малыш отпрянул. Его взгляд в ужасе метался из стороны в сторону.

— Все хорошо, Эдуар, — прошептала Джессика. Опустившись на кровать, она приложила палец к его губам. — Не плачь, не нужно. — Она подняла глаза на Рауля. — Ты знаешь Рауля. Он твой дядя, а я его друг, Джесс.

— Козетта, — прошептал мальчик. Его нижняя губа жалко задрожала. — Козетта.

— Ей пришлось срочно уехать, — сказала Джессика, крепче прижимая его к себе. — Но здесь твой дядя Рауль. И бабушка. Позвать ее?

В глазах ребенка была пустота.

— У тебя есть плюшевый медвежонок?

— У него столько мягких игрушек, что их не счесть, — грустно сказал Рауль, указывая на джунгли.

— Я говорю о медвежонке. О друге. Я знаю, Эдуар, кто тебе нужен. — Джессика посмотрела на Рауля. — Дядя Рауль, нам нужна лошадка. Эдуар совсем не хочет спать, правда?

Белокурая головка слегка дрогнула.

— Вот и хорошо. У меня болит плечо, но твой дядя Рауль очень сильный. Дядя Рауль, ты будешь лошадкой.

— Лошадкой… — повторил он с таким видом, словно у него не было сомнений в том, что Джессика сошла с ума.

— Повернитесь, — сказала она. — Эдуар, ты умеешь ездить на лошадке?

Он качнул головой.

— Дядя Рауль — двуногая лошадка. Я посажу тебя ему на спину — вот так. Крепко держи его за шею. Дядя будет поддерживать тебя снизу. Рауль, — приказала она, — поддерживайте его снизу.

— Да, мэм.

Но Эдуар не обнял его за шею. Он испуганно отпрянул.

— Не хочу, — едва слышно прошептал он.

— Знаешь, твой дядя — очень хорошая лошадка. Ты же не хочешь спать?

— Не… нет.

— Тогда держись. — Она обвила шею Рауля маленькими руками.

Эдуар не разжал их.

— Отлично, — похвалила обоих Джессика. — За мной!

— Куда? — спросил Рауль.

— Мы отправляемся на встречу с медвежонком. Он будет Эдуару маленьким другом. — Она сделала глубокий вдох, чтобы справиться с нахлынувшей болью. — Готовы?

— Да, мэм.

— Но-о! — Джессика пошла вперед, с отвращением глядя на джунгли. — Мы уберем отсюда всех змей, — сказала она Эдуару, когда Рауль увернулся от свисающей головы с устрашающими клыками. — Все изменится, вот увидишь. За мной!

И Джессика быстро пошла по коридору. Два растерянных принца покорно потрусили следом.


Она привела их к себе.

За всю дорогу Эдуар не издал ни звука. Как и Рауль. Похоже, оба были потрясены.

У нее нет выбора, подумала Джессика. Если она уйдет, то будет раскаиваться в этом всю жизнь.

Ее апартаменты, несмотря на пышную роскошь, были уютнее, чем детская. В камине потрескивал огонь, на кровати в беспорядке лежали подушки, на подоконнике стоял букет полевых цветов, которые принесла Луиза.

— Сядьте, — сказала она Раулю, и он осторожно опустился на кровать. Эдуар по-прежнему крепко держал его за шею. — Лошадка устала. Ей надо отдохнуть. Теперь Эдуару можно сесть к вам на колени.

— На колени?

— Ну, да. Разве у принцев крови нет коленей? — усмехнулась Джесс. — Эдуар, хочешь лимонаду?

Он потрясенно посмотрел на нее.

— Мы все будем пить лимонад, — заявила Джессика. Она вышла в гостиную, наполнила три стакана и, возвратившись в спальню, увидела, что Эдуар сидит… у Рауля на коленях.

Оба смотрели на нее с такой опаской, что она хихикнула.

— Эй, я не кусаюсь, — Джесс протянула им стаканы.

Эдуар изумленно заглянул внутрь.

— Это пузырьки? — прошептал он.

— Конечно, пузырьки, — подтвердила Джессика, чувствуя, что у нее в горле встает ком. Трехлетний принц никогда не пил лимонад… — От них щекочет в носу. Попробуй.

Эдуар посмотрел на дядю. Рауль улыбнулся и сделал несколько глотков.

Мальчик перевел взгляд на Джесс, и она тоже отпила немного.

Поколебавшись, он неуверенно сделал маленький глоток и широко раскрыл глаза.

Джессика перевела дыхание. Первый шаг сделан.

— Мне нравится, — удивленно сказал малыш, и она улыбнулась.

— Мне тоже, а тебе, дядя Рауль?

— Очень, — он улыбнулся, и внезапно у Джессики снова перехватило дыхание. Что происходит? — мелькнула у нее тревожная мысль.

— Медвежонок, — проговорила она, заставив себя отвести взгляд от Рауля.

— Медвежонок? — тихо повторил он, и Джессика поняла, что он тоже почувствовал что-то.

Она подошла к шкафу и достала из чемодана игрушку.

Черт, только бы не расплакаться!

Подойдя к кровати, Джессика протянула мальчику маленького плюшевого медвежонка.

— Эдуар, это Себастьян. — Ей пришлось опуститься на корточки, чтобы посмотреть мальчику в глаза. Он сидел на коленях у Рауля, и она коснулась его ног.

Что заставило ее подумать, что она поступает правильно? Что Доминик захотел бы…

— Эдуар, Себастьян очень старый медведь, — обратилась Джесс к малышу. — Когда я была маленькой девочкой, он принадлежал мне, а потом — маленькому мальчику, которого звали Доминик. Доминик больше не может заботиться о Себастьяне, и последние несколько недель ему пришлось провести в моем чемодане. Это неподходящее место для медвежонка. Ему очень одиноко, и он хочет, чтобы у него появился друг. Ты станешь ему другом, Эдуар?

Мальчик задумался, словно инстинктивно почувствовав, что принимает важное решение.

Медвежонок, которого протягивала ему Джессика, был латан и перелатан. Нос у него обтрепался. Глаза были разного размера, а одна лапа значительно короче другой. Он смотрел на мир с мудрой лукавой улыбкой, которая никогда не сходила с его мордочки.

Это был особенный медвежонок.

Преодолев душевную боль, она посмотрела в глаза Эдуара. Да, Себастьян обрел дом.

— Он грустный, — тихо сказал мальчик.

— Ему одиноко. Он хочет, чтобы у него появился друг.

— Себастьяну нужен я?

Его голос звучит слишком по-взрослому, подумала Джессика и поняла, что поступила правильно.

— Конечно.

Очень осторожно мальчик протянул руку и прикоснулся к обтрепанному носу медвежонка. Потом долго разглядывал его, держа в протянутой руке, и наконец прижал к себе.

— Он грустный, потому что у него нет одежды, — прошептал Эдуар.

— Ты так думаешь? — спросил Рауль, облегченно улыбаясь. От его улыбки серая пелена тумана, в котором она жила последние несколько месяцев, приподнялась, словно предвещая появление солнца.

— Мы можем сшить ему брюки, — сказала она, и оба принца озадаченно посмотрели на нее.

— Сейчас? — прошептал Эдуар, и она кивнула.

— Как? — вырвалось у Рауля.

Джессика улыбнулась.

— Чудом. Смотрите! — Она вынула из чемодана миниатюрный ткацкий станок и несколько разноцветных клубков. — Выбери четыре клубка, Эдуар. Ты умеешь считать до четырех?

Крепко прижимая к себе Себастьяна, мальчик сполз с коленей Рауля и поднял четыре пальца.

Джессика расцвела улыбкой: маленький старичок превращался в ребенка.

— А не проще ли разрезать простыню? — предложил Рауль.

Ответом ему послужил жалостливый взгляд.

— Брюки? Из простыни? Вы бы надели брюки, сшитые из простыни?

— Наверное, нет, — неуверенно ответил он, и Джессика ухмыльнулась.

— Тогда приступим. Себастьян заслуживает прекрасных брюк, и он их получит. Свистать всех наверх!

— Я не понимаю, что такое «свистать всех наверх», — жалобно возразил Эдуар.

— Это означает, что я капитан и пора приниматься за работу. Мне никогда не приходилось отдавать приказы двум принцам, но сейчас вы должны слушаться меня. За работу!

— Есть, мэм! — откликнулся Рауль, вызвав у Джессики улыбку.

Черт, у нее снова возникло странное ощущение близости, с которым она не может совладать.

Но она не может вечно улыбаться Раулю.

Как бы сильно ей ни хотелось.

Глава пятая

Они провели восхитительный час.

Эдуар выбрал пряжу: красную, золотую, темно-синюю и нежно-желтую. Джессика закрепила нити и принялась за работу. У нее были пальцы настоящего ткача. Челноки так и летали в ее руках, плотно прижимая каждую нить и образуя затейливый узор. Принцы как зачарованные следили за ней.

Спустя некоторое время Джессика спросила Эдуара, не хочет ли он помочь ей. У него оказались проворные крепкие пальцы и инстинктивное чувство цвета. Он подавал ей нужную нить, прежде чем она успевала назвать ее.

Малыш был сообразительным. Работа увлекла его, как и Рауля, который не отводил от Джессики восхищенных глаз. Это немного смущало ее, но проблеск радости все еще оставался с ней — впервые после смерти Доминика.

Через полчаса она уже держала в руках полметра ткани. Брюки получились грубыми, так как у нее не было швейной машины, а Эдуара начало клонить в сон. Она быстро выкроила и сшила штаны, сплела из цветных ниток шнурок и вставила его в пояс.

— Ну, вот, готово! Что скажете?

Они все сидели на полу. Эдуар — какая радость! — пристроился у Рауля на коленях. Джессика протянула ему брючки, и мальчик принял их, словно бесценный дар. Он посмотрел на Рауля, который ободряюще улыбнулся и кивнул.

Джессика смотрела на две головы — светлую и темную, — склонившиеся над медвежонком, и боролась с подступавшими слезами.

— Подходят, — с благоговением прошептал Эдуар, и Рауль улыбнулся медвежонку и дотронулся до его носа, как это сделал его племянник.

— Неужели ты сомневался? У нас здесь самая замечательная ткачиха и швея — наша Джесс!

Наша Джесс. Черт, у нее опять выступают слезы.

— Можно я возьму его в кровать? — спросил Эдуар, и его голос внезапно задрожал. Очевидно, малыш со страхом думал, что ему предстоит вернуться в огромную кровать.

— Хочешь спать здесь? — вырвалось у Джессики.

Что она делает? Как можно было задать несчастному ребенку этот вопрос? Она почувствовала, как вся кровь отхлынула от ее лица. Захваченный врасплох Рауль опустил глаза.

— В твоей кровати? — прошептал Эдуар.

— Да.

Мальчик огляделся. В камине потрескивало пламя, освещая просторную комнату Джессики неярким светом и придавая ей уют, которого так не хватало его огромной спальне.

— Хочу… — едва слышно произнес мальчик. — Пожалуйста…

Сказанного не воротишь. Ей оставалось лишь смотреть, как Рауль укладывает маленького принца спать.

Сначала он понес племянника в ванную, потом уложил его в постель, не забыв Себастьяна, и подоткнул одеяло. Джессика не отводила взгляда от пламени в камине, не позволяя себе повернуться. Она знала, что Рауль поцелует Эдуара и будет гладить его по золотистым кудряшкам, пока малыш не уснет.

Джессика все еще сидела на полу, глядя на пламя так, словно пыталась запомнить каждую искорку.

Она молчала. У нее не было слов.

Наконец Рауль опустился на ковер рядом с ней.

— Я думаю, вам пора рассказать мне, Джесс, — мягко сказал он.

— Рассказать?

— Начните с Себастьяна, — предложил он, беря ее за руку. — Медвежонок принадлежал вам. Теперь он у Эдуара. Но был кто-то еще. Ваш ребенок? Скажите мне, Джесс.

— Доминик.

Разве имя может причинять боль? — подумала Джессика. Чудесное имя. Она до сих пор любит его.

— Ваш сын?

— Да, — прошептала Джесс, надеясь, что Рауль не увидит отчаяния у нее на лице. — Он умер три месяца назад.

— Сколько лет ему было?

— Четыре года. — И два дня, добавила она про себя.

— Почему он умер?

— Лейкемия. Он болел почти два года. Я боролась изо всех сил, и он тоже. Его лечили всеми известными методами.

— Сочувствую.

— Трагедии случаются, — устало сказала она, — но жизнь продолжается.

— Ваша тоже?

Молчание.

— Вы боролись, — медленно сказал Рауль, — и Доминик боролся. Вы не упомянули его отца.

— Уоррен оставил нас через месяц после того, как Доминику поставили диагноз. К тому времени как он умер, у Уоррена была жена и маленькая дочь. Он даже не пришел на похороны.

Лицо Рауля окаменело.

— Жестоко, — прошептал он.

Джесс покачала головой.

— Уоррен не жестокий человек, — сказала она. — Он слабый. Совсем не такой, каким был его сын. Доминик был самым мужественным…

Джессика умолкла. У нее в горле встал ком. Наступившую тишину нарушало лишь потрескивание поленьев в камине.

— И вы приехали сюда, чтобы оправиться…

— Разве можно оправиться после смерти ребенка? — прошептала она, чувствуя, что ее охватывает гнев. — Но все говорят так. Поезжай за границу, забудь. Начни новую жизнь. Но как я могу начать? Я не хочу.

— Я тоже, — тихо сказал Рауль.

Джессика изумленно посмотрела на него.

— Что… что вы хотите сказать? Вы тоже потеряли кого-нибудь? — прошептала она, уже зная ответ.

— Лизль. Сестру. Мы были близнецами.

— Как давно?

— Три года назад. — Рауль пожал плечами. — Я знаю. Пора забыть.

— Конечно, нет! — воскликнула Джесс. Она всмотрелась в его напряженное лицо. — Я догадалась.

— Как?

— По вашему взгляду. Я видела такой взгляд в больнице, у людей, которые знали, что надежды больше нет. В нем пустота.

— Во мне нет пустоты.

Джессика покачала головой.

— Нет? Тогда почему «Врачи без границ»?

— Я просто… Мне казалось, что я должен стать врачом. — Рауль помолчал. — У Лизль был церебральный паралич. Она обладала живым умом, но тело… тело было ее тюрьмой. — Рауль долго молчал, и она терпеливо ждала, когда он заговорит. — Вот почему мать ушла от отца. Как только он узнал, что Лизль останется инвалидом, он потребовал, чтобы ее поместили в заведение. Естественно, мать отказалась. Лизль любила нас; она была неотъемлемой частью семьи. Мать продержалась шесть лет, но, когда пришло время учить Лизль, отец поставил ее перед выбором: поместить сестру в заведение или навсегда покинуть дворец. Он стал жесток с Лизль. Отцу был нужен наследник, и это означало, что матери предстояло оставить ему Жан-Поля.

— О, нет. О, Рауль!

— Это разбило ей сердце, — с горечью сказал Рауль. — Жан-Полю было двенадцать лет. Мать надеялась, что сможет встречаться с ним, что он поймет, почему ей пришлось принять это решение, но он, конечно, не понял. Жан-Поль возненавидел мать за то, что она оставила его. А отец… Он забыл о ней, как только она покинула дворец. Ей запретили переступать его порог.

Какой страшный выбор…

— Не представляю, как она справилась.

Рауль слабо улыбнулся.

— Она увезла Лизль и меня в Париж. Она с любовью воспитывала нас, не позволяя, чтобы трагедия отравила нам детство. Никто не отвечал на наши звонки во дворец, но каждую неделю все мы писали Жан-Полю. Никто из нас не получил ни одного письма от него. Мать долго думала, что отец перехватывает письма, но потом мы узнали от слуг, что Жан-Поль, как отец, вычеркнул нас из своей жизни.

— А Лизль?

— Она с отличием окончила университет. Сестра любила жизнь. У нее были друзья, прекрасное чувство юмора… Мы гордились ею. Она была чудесным человеком.

— Но она умерла.

— Да, — тихо сказал Рауль. Его лицо потемнело. — Одна инфекция сменяла другую, и в конце концов мы не смогли спасти ее.

Рауль замолчал.

— Как я сказал, это произошло три года назад. Я уже был практикующим врачом. Видя, как Лизль борется за жизнь, я решил помогать другим. И, конечно, все твердили, что мне следует уехать и забыть.

— Поэтому «Врачи без границ»?

— Да.

— И этот шрам?..

— Среди местных жителей возник спор, кто первый получит врача. Я попытался вмешаться, и в результате помощь понадобилась троим.

Джессика подавила желание прикоснуться к шраму.

— Вы возвратились, чтобы попытаться спасти свою страну. И ваша мать может снова понести утрату.

— Это ужасно. — Рауль посмотрел на спящего Эдуара, прижимавшего к себе медвежонка. — Знаете, мать давала ему игрушки, но он даже не хотел смотреть на них. Сегодня произошло чудо. — После некоторого колебания он спросил: — Себастьян — игрушка Доминика?

— Нет, Эдуара.

— Но…

— Он нужен несчастному малышу. Нам нужно двигаться дальше, Рауль. Мы должны помнить Лизль и Доминика… но наша жизнь продолжается.

— Легко сказать.

— Нет. Просто вспоминайте о простых, обыденных вещах. О тостах и мармеладе, например.

— Об огне в камине, — добавил он, — и штанишках для медвежонка.

— И об этом тоже. — Джессика смотрела на Рауля, думая, что она не одинока в своем горе. — Почему вы никогда не были женаты?

— Наверное, потому, что Лизль нуждалась в постоянном уходе и мои интересы были ограничены семейным кругом. — Рауль слабо усмехнулся. — Но не думайте, что я был настоящим пуританином.

— Женщины?

— По меньшей мере тысяча, — признался он, и Джесс улыбнулась.

— Впечатляет. Если у вас было так много женщин, — неуверенно произнесла она, — почему же вы выбрали Сару?

— Она не стала бы мешать мне.

— Несомненно. Если это было деловое предложение, что мешает вам сделать его какой-нибудь другой женщине?

— Откуда мне взять ее? Дать объявление «Требуется принцесса»?

— Почему бы нет? Вас завалили бы предложениями.

— Да, особы, которые жаждут получить что-то. Но женщина, которая нужна мне, должна отступить в сторону после заключения брака. Сара знала правила, и она бы играла по ним.

Наступило долгое молчание. От внезапно возникшей мысли у Джессики перехватило дыхание.

— Но что, если эта женщина живет где-то далеко? Скажем… в Австралии? Она могла бы уехать сразу после окончания брачной церемонии.

Рауль потрясенно замер.

— Что вы предлагаете? — не веря своим ушам, спросил он.

Она сделает это, решила Джессика, должна. Ради Эдуара.

— Я могу выйти за вас замуж, — тихо сказала она.

— Вы…

— При определенных условиях, — поспешно добавила Джесс.

При условиях… Как просто она сказала это, словно предлагая: «Не хотите ли чашку чая?», мелькнула у Рауля мысль.

— Послушайте, в этом нет ничего особенного, — улыбнулась она. — Вам срочно нужна жена. Я развелась со своим никчемным мужем и теперь свободна. — Внезапно Джесс нахмурилась.

Как она молода! — подумал Рауль. Веснушки, курносый нос и коротко подстриженные волнистые волосы придают ей вид семнадцатилетней девушки. Но ей не семнадцать лет. В то время как он боролся за жизнь сестры и чужие жизни в Африке, она сражалась за своего сына, и трудно сказать, кому пришлось пережить больше.

— Я подумала… В вашей жене должна течь королевская кровь?

— Нет, но…

— А как насчет девственности?

— У Сары когда-то был муж. — Рауль улыбнулся, увидев, что она облегченно вздохнула.

— Тогда дело сделано.

— Но ведь вы не хотите выходить за меня замуж, — возразил он, и Джессика в притворном удивлении подняла брови.

— Вы так думаете? Не понимаю, почему. Вы очень красивый мужчина.

— Ну, спасибо.

Она хихикнула.

— Джесс, вы понимаете, что предлагаете?

— Да, это серьезное предложение. И не совсем обычное. — Ее лицо окрасилось румянцем. — Но и ситуация необычная.

— Но…

— Поймите, что мне ничего не нужно от вас. У меня вполне успешный бизнес. Деньги и слава меня не интересуют. Я выйду за вас замуж, удостоверюсь, что с Эдуаром все в порядке, и немедленно уеду в Австралию. Вы сможете править страной так, как нужно.

Джессика умолкла и застенчиво добавила:

— Я понимаю ваши опасения. Но они излишни. Несмотря на то, что я познакомилась с вами совсем недавно, я уверена, что вы будете справедливым правителем и… — она бросила взгляд в направлении спальни, — замечательным опекуном.

— Джесс… — начал Рауль, не зная, что сказать.

— Не отвергайте меня, не обдумав это предложение.

Мысли лихорадочно заметались у него в голове. Он может жениться на Джесс и сохранить свое право на княжество. У него никогда не возникало желания править им, но несколько недель, которые он прожил в Альп'Азури, убедили его, что несчастная маленькая страна отчаянно нуждается в переменах.

— Вот мое условие. — Голос Джесс прервал его размышления. — Вы не покинете мать. Мне известно, что вы намереваетесь уехать после того, как улучшите положение в стране. Но вашей матери не справиться с маленьким мальчиком, и вы знаете это.

— У нее будут слуги.

— Эдуару нужны не слуги, а вы. Он — ваша семья, хотите вы этого или нет. Вы собираетесь спасать мир в Африке, но вы нужны своей стране, матери и Эдуару здесь. Ваше место на родине; во всяком случае, пока Эдуар не достигнет совершеннолетия.

Воцарилось долгое молчание.

— Но что я буду делать?

— Сидеть на троне, — улыбнулась Джессика.

— С глупым видом.

— Начнете с реорганизации медицинского обслуживания, которое не намного лучше, чем в странах третьего мира.

— Вы не стесняетесь в выражениях.

— Конечно, ведь я жертвую собой, предлагая вам жениться на мне.

Еще один брак. То, что предложил ему сделать дядя Лайонел. Но он совсем не знает эту девушку.

Нет, знает. Ведь это Джесс.

— Но только если вы останетесь здесь.

— Меня ждут в Сомали.

— Чепуха! Ваш главный долг — помочь людям в своей стране.

— Это не моя страна, — слабо возразил Рауль.

— Ваша. Вы родились здесь. Ваш отец был правителем.

— Но что вы получите от этого брака?

— Сказочную свадьбу, принца, корону, икру и пирожные до конца моих дней. Удовлетворены?

— Я не имел в виду…

— Знаю. Мне лишь нужно убедиться, что с Эдуаром все будет в порядке.

— Почему?

— Если бы вы понимали, как важна жизнь маленького мальчика…

— Я понимаю.

— Тогда решайтесь. Женитесь на мне и исполняйте роль, которая принадлежит вам по праву. Я не позволю себе ничего лишнего. Как только ваша мать найдет общий язык с Эдуаром, я уеду, и вы больше никогда не увидите меня. Да или нет?

Джесс ждет его ответа. Эдуар… Ради него он был готов жениться на Саре.

— Спасибо, Джесс, — сказал Рауль. — Мне бы очень хотелось, чтобы вы стали моей женой.


Вскоре Рауль ушел. У него потрясенный вид, подумала Джессика. По-видимому, он чувствует себя как человек, у которого внезапно почва ушла из-под ног.

Она приблизилась к кровати и посмотрела на спящего мальчика. Сердце у нее сжалось от боли. Лечь рядом с ним… почувствовать теплоту маленького тельца…

Нет.

Она будет спать в гостиной на диване.

Но, когда Джессика приготовила себе постель и вошла в спальню, чтобы взглянуть на Эдуара, он не спал. В широко раскрытых глазах застыл страх.

— Козетта, — беспомощно прошептал он, не зная, кто еще мог бы утешить его.

Джесс не смогла вынести этого. Разве она может думать о своей боли, когда этот несчастный малыш так страдает? Опустившись на кровать, она взяла его за руку.

— Козетта уехала, Эдуар. Ты помнишь меня? Я Джесси. Я подарила тебе Себастьяна.

Страх в глазах ребенка постепенно исчез.

— Себастьян, — свободной рукой он поискал медвежонка. Но его пальцы все еще сжимали руку Джесс. — Джесси, — прошептал он, закрывая глаза.

Она долго сидела, глядя на него, прежде чем осмелилась шевельнуть рукой. Мальчик крепче сжал ее пальцы.

Ничего не поделаешь. Джесс легла, и теплое тельце немедленно прильнуло к ней.

О боже.

Она не только согласилась стать женой Рауля, но и против воли привязалась к этому маленькому мальчику. Обняв Эдуара, Джессика прижала его к себе и вдохнула запах детского тельца.

Доминик…

Она задыхалась от слез.

В дверь тихо постучали.

— Джесс?

В дверях стоял Рауль.

— Все хорошо? — Он подошел к кровати, и она взглянула на него так, как на нее смотрел Эдуар. Испуганно, потерянно. Не зная, что сказать.

По лицу Рауля пробежала тень.

— Я хотел поговорить, — прошептал он и, сев на кровать, положил руку ей на голову.

Таким жестом она могла бы успокоить Эдуара. Как и малыш, она нуждается в успокоении. В… Рауле?

— Полчаса я бродил по саду, думая о том, что мне предстоит сделать, и внезапно вспомнил, что Эдуар остался в вашей спальне. Спать с малышом для вас…

— Не беспокойтесь, — с трудом проговорила Джессика.

— Я знаю, как вам тяжело. Потерять Доминика и обнимать Эдуара… Как мне помочь вам, Джесс? Отнести его в мою комнату?

Она молча покачала головой. Рауль прикоснулся пальцем к ее щеке. Слезы. У него вырвалось проклятье.

— Я нужна ему.

— Знаю, — вздохнул Рауль. — Вы будете спать с Эдуаром и со мной. Так вам будет легче.

— Что?

— Не беспокойтесь. — Он улыбнулся. — Я не собираюсь присоединяться к вам и Эдуару. Но вы не станете отрицать, что вам тяжело находиться с ним наедине.

— Да, но…

— Я буду спать на диване. Это поможет? — Он легонько провел рукой по голове Джесс.

— Не надо, — прошептала она.

— Надо. — Рауль поднялся и нежно поцеловал ее. — Спите спокойно, Джесс. Моя героиня. Моя невеста.

Он вышел. Джессика слышала, как он устраивается на диване.

— Спокойной ночи, Джесс. Лежите и думайте об Англии. — В его голосе ей почудился сдерживаемый смех. — Или об Австралии. О чем хотите.

Джессика улыбнулась.

Разве ей удастся заснуть, когда Рауль совсем близко?

Она погрузилась в сон.

Глава шестая

Они поженились следующим утром, за что им нужно было благодарить Генри.

Пожилой дворецкий совершал обход дворца рано — в шесть часов. Он обнаружил отсутствие Козетты и Эдуара, а затем — Рауля. Испугавшись, но не настолько, чтобы поставить в известность Луизу, он пошел в комнату Джессики, в которой все трое предстали перед его глазами в целости и сохранности.

Когда Рауль сказал ему, что они намереваются сделать, Генри едва не разрыдался.

— Если вы собираетесь пожениться, делайте это сейчас, — радостно улыбаясь, посоветовал он. — Я побуду с малышом, пока он спит, а потом отведу его к бабушке.

— Он расстроится, — сказала Джесс.

— Возможно, — согласился Генри. — Но вы делаете это для того, чтобы в его жизни больше не было огорчений. В Визи есть мировой судья. Он мой друг и сделает все по закону. Пусть узы брака свяжут вас до того, как здесь появится Марсель со своими клевретами и возражениями. К завтраку вы возвратитесь. Охлажденное шампанское будет на столе. Не мешкайте!

Принимая душ, Джессика думала, что ей надеть, и в конце концов остановила свой выбор на джинсах и ветровке. Она не хотела привлекать к себе внимание и, спустившись вниз, увидела, что Рауль сделал то же самое.

— Лимузин ждет нас? — слабо улыбнулась Джесс.

— Конечно!

Она вышла и увидела старый фургон садовника.

— Мы путешествуем инкогнито, — сообщил Рауль. Джесс кивнула. Ей казалось, что все это сон.


Путь до Визи — сонного городка, который являлся столицей этого государства, — они проделали в молчании.

Судья завтракал, когда экономка ввела Рауля и Джесс в столовую. Пожилой джентльмен оторвался от омлета с таким видом, словно ничто на свете не способно удивить его.

— А-а-а, Рауль. — Он указал вилкой на стулья. — Садитесь, ваше высочество. Прошу прощения, но омлет не может ждать.

— Безусловно, — вежливо согласился Рауль, принимая у экономки кофе для себя и Джесс. Наконец Марк Лютен расправился с нежным омлетом.

— Мне следует называть тебя принцем Раулем, — загудел он, — но язык не поворачивается. Я ведь знаю тебя с пеленок. Прими мои соболезнования. Сначала брат, затем невеста. Очень печально.

— Поэтому я здесь, — без обиняков заявил Рауль. — Месье, это Джессика Девлин. Мы думаем, что можем сделать еще одну попытку.

Судья замер, забыв поднести чашку ко рту.

— Что ты сказал?

— Мы думаем, что, если вступим в брак, нам удастся помешать Марселю захватить власть. Если вы поможете нам.

Достопочтенный Лютен воззрился на Джесс.

— Кто она, ты сказал? — растерянно спросил он, и Джесс улыбнулась.

— Джессика Девлин.

— Девушка, из-за которой погибла Сара.

Она покраснела, но не отвела глаз.

— Да.

— Хорошая работа, — откровенно сказал судья. — У нее была дурная кровь, как у Марселя, которому не терпится завладеть ребенком. Если принц попадет в его руки, твой кузен ни перед чем не остановится.

— Если Джессика выйдет за меня замуж, я остановлю его.

Судья снова оглядел ее, и в старых глазах мелькнул проблеск надежды.

— Вы австралийка?

— Да.

— Не замужем?

— Была.

— Разведены? Овдовели?

— Разведена год назад.

— Свидетельство о разводе у вас с собой?

— Да.

Внимательно ознакомившись с остальными документами, судья обратился к принцу:

— Рауль…

— Вы знаете, что я не был женат.

— Знаю. Ты принес свидетельство о рождении?

— Да. Нам придется ждать какое-то время?

Лютен встал из-за стола и, подойдя к окну, раздвинул шторы.

— Как прекрасен сад в солнечное утро! Что вы скажете, если мой садовник и экономка будут свидетелями? Я поженю вас немедленно.


Так они поженились. Судья говорил на своем языке, но Джесс хорошо понимала его. К тому же однажды она уже давала эти обеты.

Рауль держал ее за руку, и, чувствуя его силу и теплоту, Джесс подумала, что она будет женой этого мужчины, пока смерть не разлучит их.

Женой па другом конце света.

Она взглянула на кольцо, надетое Раулем ей на палец. Он муж, которым можно гордиться. Принц.

— Я объявляю вас мужем и женой, — с удовлетворением объявил Лютен. — Теперь ты можешь поцеловать невесту.

Джессика быстро вырвала свою руку.

— В этом нет необходимости…

Но Рауль снова завладел ее рукой. Он улыбнулся. Радостными улыбками осветились лица садовника, экономки и месье Лютена. Они стояли под зеленеющей аркой в саду, который наполняло благоухание первых весенних цветов.

Казалось, весь мир улыбался им.

— Джесси, ты подарила мне — всем нам — нашу страну. Если какая-нибудь невеста заслуживает поцелуя в день свадьбы, то это — ты.

— Но…

— Никаких «но», Джесси. Замолчи и дай мне поцеловать тебя.

Рауль крепче сжал ее руки. Он наклонился — и поцеловал ее.

Какой это был поцелуй! Не легкий, не формальный, не благодарный. Это был поцелуй мужчины, заявляющего права на свою женщину. Джесс услышала общий вздох садовника, экономки и судьи… а потом наступила тишина.

Она никогда не испытывала ничего подобного. Волны горячей чистой радости омывали ее, пробуждая к новой жизни. Что происходит с ней? Поцелуй сводит ее с ума, превращает простую Джесси Девлин, бывшую жену Уоррена, мать Доминика, в другую женщину.

В принцессу Джессику?

В жену Рауля.

Ей нравится это.

Нет. Ей очень, очень нравится.

Поцелуй затянулся. Язык Рауля с жадным нетерпением изучал контуры ее рта. Он все крепче прижимал Джессику к себе, заставляя ее упругое тело слиться с его сильным мужским телом.

И когда поцелуй закончился — потому что даже такой поцелуй должен когда-нибудь закончиться, — Джесс поняла, что ее жизнь изменилась. Более того, она знала, что кто-то еще почувствовал это: Рауль смотрел на нее глазами, в которых горело желание.

Он хочет ее. И она хочет его.

Почему нет? Она не невеста-девственница и знает, какое удовольствие могут доставить друг другу мужчина и женщина. Но если она переспит с Раулем, если останется с ним надолго, она отдаст ему свое сердце, потому что полюбит его.

Но любить — глупо. Невозможно. Он принц, а она — невеста по расчету, которая, вернувшись во дворец, снимет кольцо и забудет о том, что стала принцессой. Упаковав вещи, она уедет в Австралию.

Покинет своего мужа.

— Мы поцеловались, — улыбаясь, объявил Рауль, и месье Лютен бросился целовать невесту. За ним последовала экономка и садовник. Если бы Джесс была в белом платье, руки престарелого работника, которого оторвали от прореживания репы, нанесли бы свадебному туалету невосполнимый урон.

— Теперь, — сказал месье Лютен, потирая руки, — я позабочусь, чтобы все государственные сановники узнали о бракосочетании. Рауль, отвези свою невесту домой и подтверди брачные отношения, прежде чем кто-либо попытается оспорить их.

— Нет! — хором воскликнули они.

— В чем дело? — удивился судья.

— Как можно оспорить брак, если он заключен? — возмутился Рауль.

— Таков закон.

— Неужели мы должны предъявить доказательство? — испуганно спросила Джессика, вспомнив древнюю традицию — мать невесты представляет на всеобщее обозрение запятнанную простыню.

— Нет, — сказал месье Лютен. — Но давайте не будем рисковать. Джесси, дорогая, нужно, чтобы вы были серьезно скомпрометированы.

— Вчера ночью Рауль спал со мной.

Месье Лютен одобрительно улыбнулся.

— Очень хорошо. Теперь, когда вы поженились, сделайте это опять.

— Но мы не спали! — возразил Рауль и немедленно почувствовал болезненный тычок в ребра.

— Дорогой, — сладким голосом произнесла Джессика, — ты забыл, что оставался у меня до утра? Генри застал нас вместе.

— Но… да, да, конечно.

Месье Лютен с сомнением посмотрел на Рауля.

— Генри начнут расспрашивать. Ставки очень высоки, так что проведите ночь вместе и позаботьтесь, чтобы у вас были свидетели. Рауль, теперь ты принц-регент и будешь правящим монархом в течение восемнадцати лет, до совершеннолетия Эдуара. Твоя жена — принцесса Джессика.

Принцесса. Неужели это не сказка?

Забудь о принце, одернула себя Джессика.

— Возвращайтесь во дворец, а я подкреплюсь чашечкой кофе и сделаю пару очень важных звонков.

— Только не прессе, — проворчал Рауль.

Джессика вздрогнула. Пресса?

— Без этого не обойтись. Пресса должна знать, — возразил месье Лютен. — Марселя нужно поставить на место. А граждане? Ничто не может вызвать у них большую радость.

— Но… — Джессика неуверенно взглянула на Рауля, и он кивнул. — Я покину страну, как только смогу. Для всех будет лучше, если до моего отъезда пресса ничего не узнает.

— Для всех? — повторил судья.

— Для меня. — Она смущенно улыбнулась.

— Свадьба без невесты.

— Так оно и есть. Я жена лишь формально. Мы подтвердим брачные отношения, — Джессика покраснела, — но потом я сразу уеду, и мне бы хотелось, чтобы мой отъезд не сопровождался шумихой.

— Рауль? — месье Лютен вопросительно посмотрел на Рауля. Тот кивнул.

— Джесс оказала нам огромную услугу. Мы не должны требовать большего. Бракосочетания достаточно.

Глава седьмая

Принцесса Джессика, потрясенно думала она, сидя в машине. Они ехали по горной дороге к дворцу. Принцесса, возвращающаяся домой. Ей с трудом удалось удержаться от смеха.

— Что? — спросил Рауль, пробуждаясь от глубокой задумчивости.

— Вы думаете, что все узнают?

— О том, что мы поженились? Несомненно. Наш брак будет иметь далеко идущие последствия.

— Я имела в виду… в Австралии. Мои служащие засмеют меня.

— Вы в любой момент можете уволить их.

— Ну, да. Принцесса Джессика увольняет служащих, потому что они подшучивают над ней! — она хихикнула. — Но ведь я превратилась в принцессу, а не в злую ведьму.

— Все это кажется вам нереальным?

— Еще бы! Завтра или послезавтра я улечу домой и вновь превращусь в себя, чтобы работать с девяти утра до пяти вечера.

Рауль странно посмотрел на нее.

— В этом нет необходимости, — мягко сказал он. — Вам никогда не придется работать.

Джессика умолкла, обдумывая его слова.

— Что вы сказали?

— В качестве моей жены вы будете получать весьма крупный доход из королевской казны.

— Нет, не буду. Это нелепо.

— Вы послужили стране и заслужили награду.

В ней вспыхнул гнев.

— Я вполне обеспечена и не нуждаюсь в ваших деньгах, большое спасибо. Мне не нужно, чтобы люди говорили, будто я вышла за вас замуж ради денег. Забудьте, что я принцесса.

— Джесс, — с упреком сказал Рауль, — это невозможно.

— Вы родились принцем, а я — простолюдинка.

— И поэтому вы должны возвратиться в Австралию с пустыми руками?

— Ничего подобного! Со свидетельством о браке, в котором говорится, что у меня очень красивый муж. С чувством удовлетворения, потому что у меня очаровательный племянник мужа, которого воспитывают любящая бабушка и дядя. И кроме того, — Джессика попыталась ухмыльнуться как можно самодовольнее, — у меня будет сознание того, что мне удалось спасти мужчину — принца! — женив его на себе. Многие ли девушки могут похвастаться таким послужным списком?

Рауль усмехнулся.

— Хорошая работа, Джесс!

— Конечно! Сегодня, Рауль, вы останетесь в моей комнате, — великодушно заявила она. — Будете спать на диване. Можете созвать за дверями столько свидетелей, сколько хотите. В замочную скважину мы засунем бумажку. Можете даже поставить какой-нибудь эротический видеофильм, чтобы публика насладилась звуковым сопровождением. Я закрою дверь в спальню и не буду слушать.

— Гм… Спасибо, — неуверенно пробормотал он.

— Не стоит благодарности. Покончив с формальностями, мы будем наслаждаться семейным счастьем в разных концах света.

— Серьезно, Джесс…

— Я уеду, прежде чем возникнут какие-либо осложнения.

— И вы ничего не хотите?

— Ничего.

— Джесс. Я не могу позволить вам…

Но она не слушала его, напряженно глядя вперед. По краю обрыва медленно шел фермер. Он вел за собой…

— Альпака! Рауль, посмотрите, там альпака!

Три альпака. Одна на поводке и два малыша.

— Что за… — Рауль замедлил ход, но Джесс выскочила, прежде чем машина остановилась.


Он подошел к Джессике, которая, присев на корточки, рассматривала крошечных детенышей — белого и коричневого.

Альпака — удивительное домашнее животное рода лам, ценное своей шерстью, из которой изготавливают легкую ткань. Оно похоже на помесь верблюда с козой. У него любопытная, комичная и очень миленькая мордочка.

На Рауля нахлынули воспоминания о времени, когда Лизль жила в Альп'Азури. У нее был домашний любимец, альпака.

— Джесс, здесь нельзя останавливаться.

— Это ведь близнецы? Мальчик и девочка? — не глядя на него, спросила она фермера, которому, как и Раулю, не терпелось продолжить путь. — Как их зовут?

— Мучение — вот как, — пробормотал владелец. — Мисс… — Он посмотрел на Рауля и замер. — Ваше высочество… — испуганно произнес он.

Страх, с горечью подумал Рауль. В его голосе звучит страх! Сколько же вреда причинили людям его отец и брат!

— Да, я принц Рауль. И я не кусаюсь. — Он принужденно улыбнулся. — Куда вы ведете их? — Вопрос прозвучал так не по-королевски, что фермер не смог скрыть удивление, а Джесс улыбнулась. У него получилось бы лучше, если бы Джесс не смотрела на него, как… как…

Рауль не знал, как она смотрит на него.

— На рынок, — боязливо ответил фермер.

— Вы хотите продать их? Почему? У них чудесная шерсть.

— Из-за Анджель, их матери. Она не хочет кормить их, а я не смогу выкармливать их, потому что должен уехать.

— Но до рынка так далеко.

Рауль понял, к чему приведет этот разговор. Джесс бросила взгляд на фургон, и он уверился в правильности своей догадки. Хорошо, что они не приехали в «ламборджини», порадовался Рауль.

— Мы можем увезти их, Рауль, правда?

— Они не поместятся, — неохотно сказал принц-регент. — Анджель выше, чем он, и это животное невозможно заставить опустить голову, чтобы поместить в фургон.

— Но мы возьмем только близнецов. Месье, мы покупаем ваших близнецов.

— Э-э-э… Джесс, но ведь вы улетаете в Австралию.

— Да, но это замечательный подарок для Эдуара. Если он будет кормить их из бутылочки и вы поможете ему ухаживать за ними, они на всю жизнь останутся его друзьями. А я буду каждый год покупать у него шерсть. Чудесно, правда?

М-да, действительно. Есть только одна проблема. Если он поможет ухаживать…

— Нам не нужны они.

— Но почему?

— Где мы будем держать их?

— Какая нелепость! Вы живете в огромном дворце. У вас есть конюшни, пастбища, слуги… Рауль, что вы говорите? Вы хотите сказать, что у Эдуара не будет этих чудесных животных?

Оправившись от испуга, фермер с любопытством прислушивался к разговору.

— Леди хочет купить их?

— Конечно! Сколько?

Фермер назвал сумму, и Рауль удивленно моргнул.

— Неужели пара жалких кривоногих детенышей стоит так дорого? — спросил он, чем заслужил презрительный взгляд жены.

— На чье имя мне выписать чек? — спросила она.

Рауль сделал последнюю попытку:

— Австралийские чеки не имеют здесь хождения.

На этот раз он был удостоен взгляда, полного жалости.

— Я говорила вам, что приехала, чтобы купить ткани, следовательно, у меня есть местная валюта. — Джесс улыбнулась фермеру. — Не обращайте внимания на моего мужа. Он туго соображает.

— Ваш… муж? — удивленно спросил он, глядя на чек. — Но это не королевское имя! Возможно, леди сделала ошибку? — недоуменно спросил фермер.

— Купив у вас этих животных? Несомненно, — уверил его Рауль.

— Никакой ошибки! — негодующе воскликнула Джесс.

— Вы не ее муж?

— Я…

— Вы женаты?

— Да, но…

— Но ваша невеста умерла. — Фермер напряг все свои умственные способности. — А эта женщина говорит, что вы ее муж.

— Да.

— Значит, вы женились на ней? — допытывался поселянин.

Джесс больше не слушала. Она подняла одного малыша, чтобы посадить его в фургон. В багажник, в багажник! — безмолвно воскликнул Рауль, но она уже устраивала животное на пассажирском сиденье.

— Да, — покоряясь судьбе, признался Рауль. — В наказание за мои грехи я женился на ней. Ради бога, Джесс, только не на сиденье!

— Я буду держать их на руках. Надо дать им имена. Как назвать этого коричневого малыша?

— Бальтазар, — тихо сказал Рауль.

— Бальтазар, — удивилась Джессика. — Почему?

— Когда-то был альпака, которого так звали. У Лизль…

Джессика обмерла.

— Рауль, простите. Что я наделала…

Она поняла, подумал Рауль. Но ему не нужно ее сочувствия. Оно переворачивает ему душу.

— Я найду кого-нибудь, кто позаботится о них. Если они вызывают у вас тяжелые воспоминания, они не нужны в замке. Я буду платить за их содержание ткачам, которые с удовольствием примут их. Я…

— Поехали, Джесс.

— Я могу вызвать такси.

— Такси? Для перевозки животных?

— Я заплачу за уборку. Я не хочу причинять вам боль.

Но она делает это, глядя на него с таким выражением, мелькнула у Рауля мысль. Он должен взять себя в руки.

— Джесс, это глупо. Конечно, они буду жить у нас. Эдуар полюбит их.

— Но Лизль…

— Я знаю, что она обрадовалась бы им. Даже если бы они поехали в «ламборджини», чего, к счастью, не произойдет. Садитесь, Джесс, нам пора ехать.

— Она и вправду ваша жена. — Сомнения оставили фермера. — Я помню принцессу Лизль… Мы так боялись, что граф Марсель доберется до маленького принца. Вы женились на этой женщине, чтобы он не заполучил ребенка. Чтобы бабушка Эдуара могла любить своего внука…

— Да.

Фермер долго смотрел на них. Взяв чек обеими руками, он решительно разорвал его.

— Я бедный человек. Но вы подарили мне надежду. Отвезите альпака маленькому принцу. Благослови вас Бог!

— Спасибо, — смущенно сказала Джесс. — Вы очень добры.

— Я отведу Анджель домой. Может быть, она начнет скучать и раскается; может быть, нет, но ее дети послужат благородному делу.

— Они написают на сиденья, — мрачно заметил Рауль. Все трое рассмеялись.

Джесс сияла, устроившись в кабине с двумя пушистыми малышами, которых она крепко прижимала к себе.

Улыбаясь, фермер смотрел вслед машине.

— Я щедрый человек, ты согласна? — обратился он к Анджель, которая еще не заметила исчезновения своих детей. — И этот брак — просто чудо. Но, если это чудо, почему о нем не знает весь мир? И кто, как не я, должен рассказать о нем? — Он ухмыльнулся с довольным видом. — Я щедрый человек, но за такую новость хорошо заплатят. Очень хорошо. Я сорву куш, Анджель! Пойдем быстрее к ближайшему дому. Мне нужно срочно позвонить.

Глава восьмая

Им потребовалось двадцать минут, чтобы доехать до замка, и двадцать минут, чтобы новость потрясла мир.

Один-единственный звонок фермера дал ошеломляющие результаты. В стране хорошо знали правила наследования и возлагали большие надежды на правление Рауля. Со смертью леди Сары эти надежды рухнули, но интерес к Раулю не угас, поэтому, подъехав к воротам замка, Рауль и Джессика увидели множество репортеров и журналистов, жаждавших взять интервью и сделать снимки.

— О-о-о, — застонал Рауль.

— Наверное, месье Лютен сказал им, — в ужасе прошептала Джессика.

— Не надо было называть меня мужем в присутствии постороннего человека, — сухо сказал он.

— Но у фермера не было телефона.

— Он добрался до него быстрее, чем мы до замка.

— Значит, я виновата.

— Вот именно.

— Рауль…

— Не волнуйтесь, — усмехнулся он. — Сделайте вид, что не понимаете нашего языка.

— Хорошо. И они не смогут сфотографировать меня. Я прикроюсь этими малышами.

— Когда-нибудь нам все равно пришлось бы встретиться с прессой лицом к лицу. Кажется, этот момент настал.

— Ошибаетесь.

— Ошибаюсь?

— Вам пришлось бы. Я уезжаю в Австралию.

— После пресс-конференции, любовь моя, — возразил Рауль. — А она начнется сейчас. — Он вышел из машины. Репортеры бросились к нему, протягивая микрофоны.


Любовь моя…

Почему он назвал ее так? Наверное, это привычное обращение к каждой из тысячи его женщин…

Джессика прислушалась к происходящему.

— Мы получили сообщение, что вы вступили в брак.

— Да. Около часа назад.

— Леди в машине, мисс Девлин, — ваша жена?

Джессика едва успела щелкнуть замком, когда кто-то попытался открыть дверь.

— Это брак по расчету?

— Была ли мисс Девлин замужем?

— Вы останетесь в стране?

— Будет ли мисс Девлин заботиться о принце?

Рауль уверенно отвечал репортерам, но последний вопрос заставил Джессику насторожиться.

— Говорят, что ваш брак похож на брак по принуждению. Так ли это?

Она вздохнула, и, прижав к себе Бальтазара, решительно открыла дверь фургона.


Ее ослепили вспышки фотоаппаратов. Маленький альпака испуганно уткнулся ей в подмышку. Если бы она тоже могла спрятаться у кого-нибудь под мышкой!

— Вы пугаете моих малышей, — громко и отчетливо сказала Джессика, и все отступили.

— Вы говорите на нашем языке!

— Почему бы нет?

— Джесс, возвращайся в машину, — сказал Рауль и обратился к репортерам: — Моя жена чувствует себя не очень хорошо. Я отвезу ее во дворец и потом отвечу на все вопросы.

— Прости, любовь моя, — ангельски улыбнулась ему Джессика, — но мне уже лучше. Настолько лучше, что я могу уверить всех этих леди и джентльменов в том, что ты не принуждал меня к барку.

Послушался возбужденный гул голосов.

— Вы назвали его высочество «любовь моя».

— Конечно, — весело согласилась она. — А как вы называете свою жену?

Раздался дружный смех.

— Он тоже называет вас так?

Она повернулась к Раулю:

— Дорогой?..

— Э-э-э… естественно.

— Почему вы согласились выйти замуж за его высочество?

Вопрос был задан молодой женщиной, и Джессика решила, что ей следует самодовольно улыбнуться.

— Его высочеству была нужна невеста, — с невинным видом начала она. — Я сделала доброе дело. — Джессика улыбнулась Раулю. — Знаете, решиться было не так уж легко. Принцу Раулю тридцать пять лет, он невероятно красив, любит свою мать и племянника, он врач… представляю, как роскошно он смотрится в белом халате! О! Кажется, я не упомянула, что его высочество богат. Я пожалела его и вышла за него замуж. Из сострадания.

Ее слова были встречены смехом.

— Какой туалет был на вас во время бракосочетания?

— Тот, что сейчас. — Джессика взглянула на джинсы, покрытые шерстью и комочками грязи.

— И альпака там были?

— Нет, у меня не было подружек, — пояснила она, и все снова рассмеялись. Джессика заглянула в фургон и поморщилась. — Рауль…

— Да, дорогая?

— То, чего ты боялся… свершилось… в фургоне.

Он растерянно заглянул внутрь.

— О боже…

Агрессивное любопытство репортеров сменилось неподдельным удовольствием. Они являются свидетелями семейной сцены!

Рауль открыл дверь и осторожно вытащил альпака. Держа его на вытянутой руке, он сунул его ближайшему репортеру.

— Эй, он мне не нужен! — запротестовал тот, и Рауль ухмыльнулся.

— Считайте, что это мой первый королевский приказ. Унесите его отсюда.

Сопровождаемый смехом, репортер отнес провинившегося альпака на обочину.

— Ты сама объяснишь Джорджио, почему его фургон в таком состоянии! — в притворной ярости сказал Рауль Джессике, и она хихикнула.

— Да, дорогой.

Репортеры были в восторге.

— Завтра вы уезжаете. Сохраните ли вы навсегда узы брака, которые связали вас с его высочеством? — спросила неугомонная женщина-репортер.

— Я никогда больше не выйду замуж, — ответила Джессика, решительно вздернув подбородок.

— Позвольте нам сфотографировать вас вместе, — попросил кто-то, и, встретившись взглядом с Раулем, она кивнула.

Вручив Бальтазара Раулю, Джессика взяла на руки второго альпака, беспомощно стоявшего у дороги, и, повернувшись к репортерам, улыбнулась.

— Ну, вот. Снимайте, сколько хотите. Перед вами королевская семья.

Улыбающийся Рауль свободной рукой обнял ее за талию, и Джессика почувствовала… почувствовала…

Смущение?

У него такая теплая, сильная рука. А улыбка…

Я должна уехать как можно скорее, решила она.


— Просто удивительно, как вы обвели их вокруг пальца, — признался Рауль, когда дворцовые ворота наконец закрылись за ними. Он опустил альпака на траву.

— Идиотизм! — откликнулась Джессика.

— Ничего подобного. Теперь пресса на нашей стороне. Народ узнает, что мой брак означает свободные выборы и постепенный переход к демократии.

— Каким образом? — с любопытством спросила Джессика.

— Как регент я могу распустить парламент и внести предложение об изменении конституции.

— Вы обладаете такой властью? Будучи всего лишь регентом?

— Всего лишь? В течение следующих восемнадцати лет я буду действующим правителем.

— Но потом вы уйдете в отставку.

— Эта мысль поможет мне сохранить рассудок. В пятьдесят три года я стану свободным.

— Вы возвратитесь в Сомали?

— Возможно.

— Знаете, — осторожно сказала Джессика, — мне только что пришло в голову… Я была замужем. У меня был сын. Но вы… Если вы останетесь здесь на восемнадцать лет, разве вам не понадобится жена?

— У меня уже есть жена.

— Нет, я имею в виду настоящую жену.

— Но это вы.

Она растерянно улыбнулась.

— Вы понимаете, что я имею в виду. Теперь вам будет трудно перейти к следующей тысяче женщин.

— К следующей тысяче?

— Вы сказали, что у вас была тысяча женщин, — напомнила Джессика.

— Ах, да, — тихо проговорил Рауль. — Я забыл.

— Поэтому, если вам понадобится развод…

— Нет. Я не хочу разводиться.

Странное заявление, подумала она.

— Надо накормить этих животных, — нарушил напряженное молчание Рауль.

— Да, конечно. Вы пока найдите место, куда их поместить на ночь, а я поищу бутылочки.


Так как по приказанию Марселя слуги покинули замок, Джессике пришлось самой искать в кухне бутылочки. Наполнив их теплым молоком, она пошла в конюшню.

Там был длинный просторный проход, по обе стороны которого находились денники, но все они были пусты, кроме одного. Заглянув внутрь, она увидела Рауля, который набросал на пол сена и сидел на корточках, держа на каждом колене по альпака.

На мгновение у Джессики перехватило дыхание. Рослый красивый мужчина, принц, врач… сидит в конюшне с трогательными пушистыми малышами; в его черных волосах запутались травинки.

— Наконец-то! — Голос Рауля вернул ее к действительности. Улыбнувшись, она села рядом с ним.

— Я не знаю, как мы будем кормить их, — сказала Джессика.

— Надо всунуть соску им в рот и посмотреть, что из этого выйдет.

— О! — восхитилась она. — Вот что значит медицинское образование!

— Это еще что, леди! — откликнулся он. — Ну-ка, давайте попробуем.

У них получилось. Опустошив бутылочки, маленькие альпака заснули.

Рауль поднялся и протянул Джессике руку.

— Вечером я приведу Эдуара посмотреть на них, — сказал он, помогая ей подняться. — Надо сказать остальным, кого мы привезли. — Однако Рауль не сдвинулся с места.

— Конечно.

— Джесс, я хочу поблагодарить вас.

— Не нужно, — прошептала она.

— Без вас…

— Без меня вы нашли бы кого-нибудь другого.

— Никогда, — мягко возразил Рауль, держа ее за руки. Глядя Джессике в глаза, он притянул ее к себе, и она не успела опомниться, как Рауль поцеловал ее.

Джессика поняла, что не может противиться. Раскрываясь ему навстречу, она чувствовала, что это самый естественный, самый чудесный поступок в ее жизни.

Словно после долгих странствий она нашла свой дом.

Рауль — ее вторая половина. Они идеально подходят друг другу, потому что он утоляет голод, о существовании которого она даже не подозревала.

После двух лет страданий и горя Джессика не верила, что рассеется серый туман, в котором она жила.

Ее ждет новая жизнь. Ждет Рауль.

Она наслаждалась ощущениями, которые он дарил ей. Погрузив пальцы в его густые волосы, Джессика углубила поцелуй, чувствуя, как страсть пьянит ее, вызывая желание раствориться в Рауле.

Она ощущала чистое удовольствие, мучительную потребность испить из живительного источника, возрождающего ее к жизни.

Этот мужчина — ее муж.

— Жена моя, — прошептал Рауль.

Не начало ли это новой жизни?

Дрожащими пальцами он расстегивал пуговицы на ее блузке. Теплые загрубелые руки легли на груди Джессики, вызвав у нее вздох.

— У нас нет свидетелей, — пробормотала она и почувствовала, что Рауль улыбнулся.

— Прекрасно.

Рауль ласкал ее бедра, опускаясь все ниже, и Джессика изнемогала от наслаждения и желания… но она знала, что должна задать вопрос.

— У нас есть защита?

Он чуть отстранился, чтобы посмотреть ей в глаза, и застонал.

— Черт!

Вот именно.

Рауль расстроенно взъерошил волосы, но затем нежно привлек Джессику к себе.

— Это имеет значение? — прошептал он, уткнувшись лицом в ее волосы.

— Конечно, имеет, — превозмогая себя, твердо ответила она. — Если вы думаете, что я собираюсь возвратиться в Австралию беременной…

— Нужно ли возвращаться в Австралию?

Джессика растерялась. Откинувшись назад, она посмотрела Раулю в глаза.

— Безусловно.

— Мы могли бы подождать и посмотреть, что выйдет из нашего брака.

Джессика замерла.

— Любимая, нам нужно подумать…

Но подумать они не успели.

— Дядя Рауль! — позвал тоненький детский голосок.

Эдуар.

— Рауль!

Луиза.

Джессика поспешно стряхнула сено с одежды и пригладила волосы.

Рауль не сдвинулся с места, пристально глядя на нее.

— Джесс…

— Какая нелепость! — Сказка со счастливым концом, с горечью подумала она. — Из всех романтических…

— Джесс, мы оба знаем, что романтики не существует.

— Ах, не существует? Конечно, вам лучше знать. С тысячью женщин…

— Послушайте, я же пошутил…

— А я дурачилась, когда позволила вам поцеловать меня.

— Вы целовали меня.

— Только по доброте душевной, — отрезала она. — У вас сено в волосах.

— Я должен выглядеть скомпрометированным.

— Проведя ночь на диване в моей спальне, а не кувыркаясь в сене.

— В сене веселее.

Он смеется над ней!

— Перестаньте, Рауль! Эдуар ищет нас.

— Хотите спрятаться? — Он стоял, улыбаясь Джессике, и она не выдержала. Схватив тюк сена, она швырнула его в Рауля.

Когда Эдуар с бабушкой вошли в конюшню, перед ними предстала разъяренная невеста и смеющийся жених в облаке сена.

Глава девятая

— Рассказывайте, что здесь происходит.

Они все устроились на сене: Рауль, Джесс, Генри и Луиза с Эдуаром. Прижав к себе Себастьяна, мальчик осторожно гладил Бальтазара.

— Телефон звонит как сумасшедший, — сказала Луиза. — Генри говорит, что вы тайком выскользнули из замка на рассвете.

— Да, — подтвердила Джессика, не дав Раулю открыть рот. — И у нас получилось. Теперь мы состоим в законном браке.

— Не может быть, — недоверчиво сказала Луиза.

— Может. Как это ни глупо, но я вышла замуж за вашего сына.

— Вовсе не глупо, — с улыбкой возразил Рауль. — Чем больше я думаю об этом, тем больше мне кажется, что это была весьма удачная мысль.

— Завтра я возвращаюсь в Австралию.

— Это правда? — спросила Луиза у Генри.

— Да. Я разговаривал по телефону с месье Лютеном.

— Когда?

— Только что.

— Рауль, это кольцо принадлежало моей матери…

— Надеюсь, ты не возражаешь, — извиняющимся тоном сказал Рауль.

— Конечно, нет. Ради этого брака…

— Послушайте, это фиктивный брак, — не выдержала Джессика.

— Фиктивный…

— Это самый настоящий брак, — заявил Рауль. — Нерасторжимый. Мы ведь так договорились, Джесс?

— Да, но мы не будем жить вместе. Я возвращаюсь в Австралию.

— Ничего не понимаю, — пожаловалась Луиза. — Пожалуйста, расскажите мне все с самого начала.

И они рассказали ей. Вернее, рассказывал Рауль, а Джессика слушала.

— Но я думаю, мама, что будет лучше, если нам удастся убедить Джесс остаться подольше.

Лучше? Для кого?

— Для малыша, — сказал Генри, взглянув на Эдуара. Он перевел взгляд на Джессику, и она подумала, что старый преданный слуга понимает ее лучше, чем его хозяин.

Конечно, для малыша будет лучше, если она останется. Она могла бы скрасить жизнь этому ребенку. Полюбить его всем сердцем. Она…

Нет, это невозможно. Каждый взгляд на него напоминает ей…

Он не Доминик.

— Несправедливо просить меня об этом, — сказала Джессика. — Рауль, мы не договаривались об этом.

— Вы потеряли ребенка, — внезапно произнес Генри.

Как он…

— Такой взгляд был у моей жены, когда наш единственный ребенок родился мертвым. И у принцессы Луизы… Когда родилась Лизль, она не могла смотреть на маленьких девочек, которые могли бегать и прыгать.

— Генри все понял, — сказала Джессика. — Рауль, я сделала для вас все, что могла. Не требуйте от меня большего. А сейчас… — она заставила себя подняться, — мне нужно побыть одной. Я устала.

— Конечно, дорогая. Рауль проводит вас.

— Не надо.

— Как их зовут? — спросил Эдуар.

— Бальтазар, — ответила Джессика.

— Ты назвал его Бальтазар в память о Лизль, — растроганно сказала Луиза.

— А другой? Это мальчик или девочка? — не унимался Эдуар.

— Девочка.

— Какое хорошее имя для девочки в Австралии?

— Матильда.

Малыш одобрительно кивнул, но Джессика уже шла к выходу.

— Джесс, позволь мне проводить тебя. Я все испортил.

— Нет, Рауль. Вы женились на мне и обеспечили Эдуару безопасность. Мы не собирались углублять отношения.

— Но…

— Продолжения не будет, Рауль, — твердо сказала Джессика. — Поймите это.

— Оставь ее, Рауль, — вмешалась Луиза. — Неужели ты не видишь, что она на пределе?

— Оставайтесь со своей семьей, — с трудом произнесла Джессика и неуверенно посмотрела на альпака. — Думаю, что вам придется проконсультироваться, как ухаживать за ними.

— Но вы…

— Я уезжаю домой.


Оставшуюся часть дня Джессика провела в своей спальне.

Луиза была права: она на пределе. После шести дней постельного режима нагрузка оказалась слишком велика. У нее кружилась голова, и одолевала слабость.

Генри принес поднос с едой и остался с ней, чтобы убедиться, что она съест обед.

— Иначе придет Рауль, а мне кажется, что вам нужно немного отдохнуть от его высочества, — пояснил он.

Какой приятный пожилой джентльмен, подумала Джессика. И он тоже потерял ребенка. Кругом трагедии, мелькнула у нее мрачная мысль. Надо немедленно уезжать домой.

Генри унес тарелки, и она уснула.

Когда Джессика проснулась, она увидела другой поднос. Его принесла Луиза. Она сидела в кресле и ждала, когда невестка проснется.

— Рауль хотел сам принести поднос, — улыбнулась Луиза. — Мы с Генри с трудом отговорили его. Мой сын очень упрямый.

— Очень, — согласилась Джессика. Она приподнялась. — Извините, что я так долго спала.

— Вы нуждались в отдыхе.

— Наверное. Утро выдалось трудное.

Луиза сочувственно улыбнулась.

— Знаете, я всегда мечтала о королевской свадьбе — пажи, подружки, экипажи, украшенные цветами, белые лошади, главы государств, прибывающие на церемонию… — Она протянула Джессике тарелку и вздохнула. — Мне было семнадцать, когда принц сделал мне предложение, и я не могла поверить в свою удачу.

— Должно быть, это было прекрасно, — мягко сказала Джессика, но Луиза поморщилась.

— Еще бы. Сказочная свадьба, за которой последовала кошмарная семейная жизнь. Надеюсь, что у вас с Раулем будет наоборот.

— Но я…

— Выслушайте меня.

У Джессики не было выбора.

— Я всю жизнь беспокоилась о Рауле. Мой муж считал своим сыном и наследником Жан-Поля. Он обожал его. Через шесть лет родились близнецы — Рауль и Лизль. Лизль… Муж ненавидел физические недостатки. Рауль рано понял, что отец пытается разлучить его с Лизль, и всячески препятствовал этому. Потом мне пришлось увезти Рауля и Лизль в Париж. У меня разрывалось сердце: ведь я оставила Жан-Поля. Рауль вырос с сознанием, что брак и семейные отношения обречены на провал. Важна лишь независимость. — Луиза закусила губу и опустила глаза. — Вероятно, я причинила огромный вред, и загладить его может тот, кто останется сейчас с нами.

— То есть я?

— Если у вас достаточно мужества.

— У меня его нет. Я не могу без боли смотреть на Эдуара. И если Рауль думает, что он может переложить на меня ответственность и уехать в Африку, чтобы спасать чужие жизни…

— Он не уедет.

— А я уверена в обратном.

Луиза поднялась и в отчаянии заломила руки.

— Я понимаю. Жестоко просить вас. Но, если вы покинете нас…

— Вы что-нибудь придумаете. Я сделала все, что могла. Пожалуйста, больше не просите меня ни о чем.


Джессика оставалась в постели до вечера, стараясь не думать о том, что происходит во дворце.

Она гнала от себя мысли о Рауле.

Когда за окном погас последний луч света, в дверь постучали.

— Войдите, — крикнула Джессика, и Рауль открыл дверь.

Вернее, принц Рауль.

На нем была парадная униформа из темно-синей ткани с золотыми аксельбантами. На широкой груди сверкали медали. На боку висела шпага с эфесом, инкрустированным драгоценными камнями.

У Джессики перехватило дыхание.

— Если вы рассмеетесь, я убью вас, — непринужденно сказал Рауль. — Можно войти?

— Вы выглядите потрясающе!

— Нелепо, вы хотите сказать. Если бы парни из моей медицинской команды увидели меня сейчас…

— Если бы девушки из этой команды увидели вас, они бы упали в обморок.

— А вы?

— Нет, но… — Джессика сделала глубокий вдох. — Я не падаю в обморок.

— Вышли из этого возраста?

— Пожалуй.

Рауль задумался и затем загадочно улыбнулся.

— Возможно. А пока вам предстоит одеться. Мама хотела помочь вам, но сейчас ветеринар обучает ее уходу за альпака, так что они с Эдуаром в конюшне.

— И что? — с опаской спросила Джессика.

— Через полчаса прибудут фотографы для официальной съемки. — Рауль повернулся и крикнул: — Мари! Туалет ее высочества!

Появилась маленькая темноволосая женщина. В руках она держала…

Парадное платье? Неужели это действительно оно?

— Мари поможет вам одеться. — Он сочувственно улыбнулся. — Если, конечно, вы не предпочтете, чтобы вас запечатлели в неглиже.

— Послушайте, — в смятении воскликнула Джессика, — что все это означает?

— Сегодня вечером мы должны быть вместе, — сказал Рауль. — Его улыбка угасла. — Вы это помните?

— Д-да, но…

— Вечер уже начинается. Мари принесла вам платье для торжественных случаев, в котором вы будете позировать фотографам. Парикмахер и визажист ждут вас, как и множество репортеров. Как только вы оденетесь, мы впустим прессу. Могу я попросить вас прихорошиться?

— Как вы?

— Вот именно. — Рауль улыбнулся, и на Джессику повеяло теплом.

Сегодня вечером он нуждается в ней. Она согласилась.

— Джесс… — Ее собственное имя прозвучало так нежно, словно он поцеловал ее. Рауль снова улыбнулся ей, и она почувствовала…

То же, что он. Казалось, ему трудно отвести от нее взгляд.

— Подойдите, Мари. Джесс, это платье надевала моя мать, бабушка и прабабушка. Оно имеет историческое значение, поэтому отец не посмел избавиться от него. Мама уверена, что оно подойдет вам.

— Но…

— Джесс, это королевская свадьба. Наденьте его, принцесса Джессика. — Лукаво улыбнувшись, Рауль вышел.


Она потрясенно смотрела на свое отражение в зеркале. Серебристая парча была расшита малиновыми и золотыми нитями. Лиф с глубоким квадратным декольте подчеркивал округлости ее грудей. Рукава, расширяясь от локтей, достигали кончиков пальцев. Легкая ткань, которой были обшиты манжеты, ниспадала почти до колен. Впереди широкая тяжелая юбка касалась пола. На роскошном серебристо-пурпуровом шлейфе был вышит дракон.

— Фамильный герб, — пояснил Рауль. — Думайте, что это домашний любимец. Вы же член семьи.

— Тогда давайте заменим его на маленького желтенького червячка, — предложила она, — потому что я чувствую себя именно так.

Рауль усмехнулся. Отступать было поздно. Джессика не успела опомниться, как к ней устремились репортеры и операторы, и она попыталась найти спасение в юморе:

— Мне не хватает только колпака, чтобы походить на принцессу из комиксов.

Эти слова были встречены гробовым молчанием. Джессика поймала укоризненный взгляд Рауля. Он опасается, что она подведет его?

— Ну, придется обойтись без него, — грустно сказала она. — Я думаю, дорогой, что, раз уж мы останемся на ночь в замке, я обойдусь этим старым платьем. В конце концов, — Джессика кокетливо улыбнулась Раулю, — ты одет явно не для прогулки.

В его глазах промелькнуло удивление, сменившееся восхищением. Репортеры, словно не веря своим ушам, замерли. Но вскоре молчание сменилось смехом.

Джессика умела обращаться с представителями прессы. Так как ее модели были широко известны, у нее часто брали интервью, и она научилась манипулировать репортерами в своих интересах. Теперь она не обращала внимания на вопросы, на которые не хотела отвечать.

У нее есть семья в Австралии?

— Да.

Она уже была замужем?

— Да.

— У вас был ребенок? — спросил кто-то. — По нашим сведениям, он умер от лейкемии.

— Да, Доминик умер. — Джессика помолчала, а затем тихо сказала, словно обращаясь к каждому из присутствующих: — Поэтому я верю, что семья очень важна. Каждый человек в стране — я уверена — согласится, что принц Эдуар должен оставаться со своим дядей и бабушкой, а не с дальним родственником, и наш брак делает это возможным.


Джессика понравилась им, думал Рауль, когда они шли к маленькой часовне, где им предстояло получить благословение, чтобы дать народу единственную возможность увидеть его принцессу.

Если бы она осталась… В Австралии у нее никого нет, с болью подумал он. Ребенка она потеряла. Джессика принесла счастье обитателям дворца, и они с радостью отплатили бы ей тем же. В его стране замечательные ткачи и превосходная пряжа. Почему бы в Альп'Азури не появиться самому лучшему дизайнеру одежды?

Эта мысль взволновала Рауля. У Джесс будет любимая работа — и семья. Луиза полюбит ее. Эдуар тоже.

А он…

Со временем, может быть, и он…

Рауль взглянул на улыбающуюся женщину, чья рука покоилась на его руке, и внезапно понял, что, возможно, он уже любит ее. Эта мысль показалась ему невероятной и даже пугающей.

Но мысль о том, что Джесс уедет, испугала его еще сильнее.

Она должна остаться.

У него есть одна ночь, чтобы убедить ее, — ночь, когда предполагается, что они осуществят брачные отношения.

В эту ночь она должна согласиться выйти за него замуж по-настоящему.


Джессика не ожидала, что церемония растрогает ее, но, слыша благословения, которые произносил старенький священник с добрыми мудрыми глазами, она почувствовала необъяснимое волнение.

Теплая, сильная рука Рауля сжимала ее пальцы, и на мгновение ей показалось, что это настоящая свадьба, на которой присутствует ее семья.

Генри и Луиза с Эдуаром на руках сидели на передней скамье. Малыш обнимал бабушку за шею. Он больше не скучал по мерзкой Козетте.

Рауль и Луиза сделали первый шаг, чтобы создать для несчастного ребенка семью, подумала Джессика, и у нее на глаза навернулись слезы.

Подняв голову, она посмотрела на Рауля. Он крепче сжал ее руку и нежно улыбнулся. Помни о том, что произойдет после церемонии, сказала себе Джессика.

Ей удалось сохранить спокойствие, когда в конце церемонии Рауль поцеловал ее.

Это не был страстный поцелуй. Рауль вложил в него всю свою благодарность.

— Благодарю тебя, Джессика, — громко сказал он, чтобы его услышали присутствующие и все, кто наблюдал за церемонией, приникнув к телевизорам. — Благодарю от себя, от имени принца Эдуара и моей матери. От моей страны и ее народа. Мы все любим тебя.

Прекрасная речь, Рауль, подумала она, изо всех сил стараясь удержать глупые слезы.


После церемонии состоялся прием. Людей было так много, что в памяти Джессики осталось лишь смутное воспоминание о множестве рук, которые она пожимала, и улыбках, которыми она охотно одаривала одну важную персону за другой. Джессика даже делала реверанс с таким видом, будто привыкла к этому с детства. Рауль помогал ей, как только мог, но всеобщее внимание было приковано к ней.

— Принцесса должна покинуть вас, — обратился он к присутствующим. Луиза, которая сама была когда-то королевской невестой, видела, что Джессика почти совсем обессилела.

— Рауль, тебе пора отвести свою невесту в спальню, — провозгласила она.

После минутной тишины раздались одобрительные восклицания.

Рауль посмотрел на Джессику и улыбнулся.

Она не ответила на его улыбку.

— Вы позволите мне отвести вас в спальню, принцесса Джессика?

— Как пожелаете, ваше высочество, — пробормотала она, смущенная не столько его словами, сколько нежностью, которой были полны глаза мужа. — Вы проводите меня до спальни, Рауль, — прошептала она, улыбаясь радостно оживленным гостям. — Только до двери, слышите, ваше высочество? Вы остановитесь у дивана. Остальной путь я проделаю сама.

Он улыбнулся, и его глаза насмешливо заискрились.

— Я рад, что вы согласны, моя прелестная невеста. — Прежде чем Джессика поняла, что он собирается сделать, Рауль подхватил ее на руки.

Принц утверждал свое право.

— Вам придется извинить нас, — обратился Рауль к восторженной публике.

Джессика смутно почувствовала на себе полный ненависти взгляд Марселя, затаившегося в углу. Но он не обеспокоил се. Ей нечего бояться, пока она в кольце сильных рук Рауля.

— Надеюсь, вы понимаете, — продолжал Рауль, и шум стих. — Мне нужно отнести невесту в постель.

Глава десятая

Он несет ее не в спальню, поняла Джессика, когда, пройдя по коридору, Рауль повернул налево.

— Эй! — воскликнула она, пытаясь выскользнуть из его рук, но он лишь крепче прижал ее к себе.

— Что, моя дорогая?

— Я не ваша дорогая, — возразила Джессика.

В ответ на это Рауль остановился и поцелуем заглушил ее возражения.

— Тише, любовь моя. За нами следят.

— Следят?!

Она с трудом повернула голову. В конце коридора виднелись какие-то фигуры. Мужские.

— Боже мой! Кто эти люди?

— Министр внутренних дел и его приспешники.

Джессика была потрясена.

— Только не говорите, что они будут присутствовать! — взмолилась она.

Рауль улыбнулся.

— Нет, конечно. Сейчас не средневековье.

— Тогда почему они здесь?

— Они засядут за дверью спальни и будут дежурить. Им нужно проследить, проведем ли мы вместе всю ночь.

— И это, по-вашему, не средневековье?

— Но все-таки это лучше, чем если бы они наблюдали за нами в спальне, не так ли? На самом деле это компромисс, и, если мы не согласимся на их присутствие, они заявят, что мы не осуществили брачные отношения. — Рауль замялся. — Джесс, если бы вы согласились остаться навсегда, не было бы никаких проблем. Я очень хочу, чтобы вы обдумали преимущества такого шага. Вы же понимаете, что они есть — для нас всех. Вы могли бы поселиться здесь, перевести сюда свой бизнес… Мы бы заботились о вас… Но, если вы намерены уехать…

Господи, что он предлагает!

— Конечно, намерена.

— Тогда Марсель будет бороться, чтобы признать брак недействительным. Я говорил вам об этом.

— Да, но я не поверила вам. Мне казалось, что это шутка. Рауль… Куда вы несете меня?

— В спальню для новобрачных.

— В спальню для новобрачных?!

— Вы принцесса, и это наша первая брачная ночь. Почему бы вам не полежать и не расслабиться?

— Благодарю покорно, я постою.

— Как хотите, — ухмыльнулся Рауль. — Если вам больше нравится так.

— Рауль…

— Да, дорогая?

— Вы напрашиваетесь, чтобы вам надрали уши.

— Только не перед свидетелями. Потерпите, пока за нами закроются двери, и тогда вы сможете делать со мной все, что захотите. Обещаю.

Джессика потеряла дар речи.

Ливрейные лакеи, мгновенно появившиеся в замке, как только стало известно о браке принца, распахнули перед молодоженами массивные дубовые двери и плотно закрыли их, когда Рауль внес Джессику внутрь.

— Опустите меня, Рауль.

Он повиновался с явной неохотой.

Джессика огляделась. Гостиная поражала роскошью: пурпуровые бархатные драпри, канапе, обитые белым атласом, ковры с удивительно высоким и мягким ворсом, на которых разбросаны бархатные подушки.

Огромный камин дышал живительным огнем.

Что еще? Множество воздушных шаров, белых и серебристых, связанных атласными лентами.

Слева находилась ванная комната. Ванна была размером с небольшой бассейн и имела форму раковины с картины Боттичелли.

— Это неприлично, — заявила Джессика, и Рауль насмешливо поднял брови.

— По-моему, у нее чертовски заманчивый вид. Особенно когда мы окажемся в ней и займемся…

Она устремила на него негодующий взгляд.

— Этого не будет.

— Не будет? — разочарованно повторил он.

— Возможно, я воспользуюсь ею, но без вас, — заявила она с достоинством. Джессика повернулась спиной к мужу, чтобы оглядеть спальню.

И увидела кровать.

— Вот это да! — ахнула она. Рауль кивнул с серьезным видом. — Могу представить, как бы здесь разместился на ночь целый полк! — хихикнула Джессика, но быстро обрела серьезность. — Спальня моя, — заявила она, — все остальное — ваше.

— Вам не нужна ванная?

— Когда вас не будет в ней.

— Мы можем поделить ванну: каждый будет находиться у противоположной стороны. — На лицо Рауля набежала тень. — Вам не кажется, что вы сходите с ума?

— Нет. Я просто…

— Что?

— Боюсь, — беспомощно призналась Джессика.

— Меня? — Рауль смотрел на нее с такой нежностью, что она испугалась еще больше.

— Рауль, мы не можем.

— Что?

— Иметь брачные отношения.

Он взял ее за подбородок и, заглянув в глаза, тихо сказал:

— Я не думаю, что какие-либо серьезные отношения возможны, пока мы не расстались с прошлым. Кажется, я готов рискнуть, но вы… вы, вероятно, не готовы. Я прав?

— Д-да.

Впоследствии Джессика никогда не могла объяснить, как это произошло. Рауль притянул ее к себе, и она прижалась к нему, позволяя своему телу слиться с ним. Он нежно завладел ее губами, и она изогнулась, ощущая жгучую потребность отдаться ему.

В этот момент он был ее мужем — мужчиной, которому она дала брачные клятвы. Тогда, в саду месье Лютена, они казались ей фальшивыми, но теперь сердце громко напоминало ей, что она поклялась любить и чтить Рауля до конца своих дней.

Так же, как он поклялся любить ее. Неудивительно, что Рауль заявляет о своих супружеских правах, а она не смеет противиться ему.

Потому что хочет его так же, как он ее. Это чувство у них одно на двоих, так как Рауль — неповторимое и яркое отражение ее возрождающейся души. Они соединены друг с другом и перед Богом и людьми поклялись в любви и верности друг другу.

— Рауль… — прошептала Джессика.

Она скользила ладонью по телу мужа, упиваясь его мужественностью. Он развязал последний узелок, и платье соскользнуло к ее ногам. Джессика трепетала от смелых прикосновений его рук, томясь в ожидании большего.

Мысль, возникшая где-то за гранью сознания, настойчиво преследовала ее.

— Рауль, мы не можем…

Он слегка откинулся назад и заглянул ей в глаза с такой нежностью, что у Джессики сжалось сердце.

— Почему мы не можем… жена моя?

— Я… у нас нет защиты. Рауль, я не могу… забеременеть.

Откуда у нее взялись силы сказать это? Джессика испуганно замерла.

Она хочет его. О, как она хочет его!

— Это спальня для новобрачных, — сказал он голосом, полным страсти и нежности, указывая на прикроватный столик. — Здесь есть все.

Джессика увидела что-то, напоминающее золотые монеты.

— Как… как?.. — запинаясь, проговорила она. — Если они лежат здесь со времен последней свадьбы…

Поцелуй Рауля заставил ее замолчать.

— Генри сказал, что днем он сам положил их сюда. На всякий случай.

— Добрый старый Генри…

— Он действительно добрый. Замечательный. Но он не такой чудесный, как ты, любовь моя. — В его глазах вспыхнула страсть. — Джесс, я никогда не думал, что после смерти Лизль смогу полюбить, потому что любить и потерять любовь — значит разбить свое сердце. Но я люблю тебя. Ты останешься со мной навсегда. Видит Бог, навсегда.

— О, Рауль…

Слезы навернулись ей на глаза.

— Но ты потеряла ребенка, и твоя утрата еще свежа, — мягко сказал Рауль, чувствуя ее боль. — Я знаю, как нелегко тебе любить меня…

— Но я не… я не могу…

— Ты любишь и можешь, — возразил он и поцеловал ее долгим страстным поцелуем. Джессика поняла, что Рауль прав. Она любит его.

Но не предает ли она Доминика?

У нее путались мысли. Разве можно думать, когда Рауль ласкает ее и обнимает так, словно для него она самая прекрасная женщина в мире!

Он ее муж. Рауль.

— А теперь, моя красавица невеста, моя принцесса… моя любовь, — прошептал он, — ты хочешь, чтобы мы провели нашу брачную ночь на той армейской кровати?

Джессика отрицательно мотнула головой.

Обхватив руками Рауля, она потянула его на себя. Мысли об умершем сыне исчезли. Они вернутся к ней когда-нибудь в будущем, но не сейчас. Пожалуйста… не сейчас.

Этой ночью есть только Рауль.

Глава одиннадцатая

Счастье длилось до рассвета.

В какой-то момент этой удивительной ночи они перебрались на гигантскую кровать, у которой все-таки были существенные преимущества в виде постельного белья. Рауль перенес туда Джессику, и лишь спустя долгое время к ним пришел сон.

Но за час до рассвета она проснулась. Прильнув к теплому телу мужа, Джессика лежала и прислушивалась к тихому дыханию Рауля и биению его сердца. Здесь она может обрести свой дом.

Но сможет ли? В предрассветный час сомнения овладели ею с новой силой.

Что она знает о Рауле? Он странный, загадочный человек. Врач… принц. Они знакомы два дня. Сможет ли она прожить с ним всю жизнь?

Да, говорит ее сердце.

Но прах Доминика — в Австралии, и чернила на свидетельстве о его смерти едва успели просохнуть.

И у нее есть дело. Вчера она позвонила Клэр, женщине, которая занимается экспортом пряжи. Она живет в Визи, и их связывают деловые интересы.

Как и вся страна, Клэр уже знала о свадьбе. Несмотря на удивление, она энергично взялась за дело. Если Джесс хочет возвратиться в Австралию, она пришлет за ней машину. У заднего выезда из замка? Хорошо. Почему так рано? Чтобы избежать внимания прессы? Да, она понимает.

Джессика посмотрела на часы. Машина уже выехала за ней.

Сердце у нее разрывалось. Быть может, Рауль любит ее? Но оставить родину Доминика…

Она осторожно встала с кровати и подошла к окну, за которым серел рассвет. Принцесса? Так бывает только в сказках. Обыкновенные женщины не выходят замуж за принцев и не становятся принцессами.

У них был брак по расчету.

Она оглянулась, и увидела, что Рауль просыпается. Он протянул руку и, не найдя Джессики, открыл глаза.

— Иди сюда, — приказал он, сопроводив свои слова повелительным жестом, — супруга моя.

Его супруга.

Но ей больше нельзя быть ни женой, ни матерью. Джессика убедила себя в этом после измены Уоррена и смерти Доминика. Ей не нужны новая боль и горечь утраты.

Рауль встревоженно посмотрел на нее.

— Что случилось, любимая?

— Все произошло слишком быстро.

— Да. Но я верю в чудеса, а ты?

— Не знаю.

— Ты спросила, почему я не был женат. Мне казалось, что я не хочу жениться. Поверь, Джесс, если бы я встретил тебя десять лет назад…

— Не надо, — умоляюще сказала она и отшатнулась, когда он сделал движение, чтобы встать. — Нет!

— Нет?

— Мой разум отказывается понять это.

— А сердце?

— В этом-то вся беда. Оно мечется, как птица в клетке. Доминик…

— Джесс, я не прошу, чтобы ты предала Доминика, — мягко произнес Рауль. — Доминик — твой сын, твоя любовь, твое дитя. Он всегда будет занимать почетное место в твоем сердце, и в моем тоже. Он всегда будет незримо присутствовать в нашей семье. Джесс, можем мы стать семьей? Ты позволишь нам разделить твои чувства?

Джессика была на грани слез. Ей нужно время.

— Просто я… Рауль, я спущусь вниз, посмотрю, как там альпака.

— Тебе нужно побыть одной?

Он снова понял ее, но почему-то на сердце стало еще тяжелее.

— Пожалуйста…

— Иди, Джесс. Спроси у Бальтазара и Матильды, как тебе поступить. Но, кажется, я знаю, что они скажут тебе… — Рауль улыбнулся, лаская ее глазами. — Может быть, дорогая, тебе следует прикрыться?

Джессика схватила полотенце.

— Министр и его приспешники будут в шоке. Я скажу им, что иду в свои апартаменты за одеждой.

— Но ты вернешься ко мне после своей… консультации с альпака?

— Д-да. — Джессика замялась. Перед тем как принять решение, она должна быть уверена. — Теперь они уйдут? Мы достаточно скомпрометированы?

Рауль замер.

— Да.

— Наш брак не может быть аннулирован?

— Если ты сама не захочешь этого. Джесс, ты же не думаешь…

— Я не знаю, что я думаю, — простонала она. — Я только знаю, что не могу думать, когда смотрю на тебя.

— Правда? — с надеждой спросил Рауль, и у нее сжалось сердце. Ей хотелось отбросить полотенце и нырнуть в постель. Но…

— Мне нужно побыть одной, Рауль…

— Понимаю, — мягко сказал он. — Иди. Джесс…

— Да?

— Мне кажется, что я люблю тебя. И буду любить вечно.

Вечно. Внезапно ей стало страшно. Бросив на Рауля последний взгляд, Джессика вышла.


До приезда Клэр оставалось тридцать минут.

Быстро приняв душ, она надела джинсы и ветровку. Теперь можно уехать.

Альпака.

Джессика направилась в конюшню и, войдя в денник, замерла.

Бальтазар и Матильда лежали на сене.

С ними был Эдуар. Трое малышей спали, согревая друг друга.

Но это было не все. В углу на сене лежали подушки. Луиза. Помолодевшая и успокоившаяся, потому что она обрела внука и впереди была новая жизнь.

И Генри… старый дворецкий, верный рыцарь, охраняющий покой своей дамы.

Королевская семья Альп'Азури.

Джессика стояла и смотрела на них, пытаясь удержать слезы. Почему она плачет?

У Рауля счастливая, любящая семья. Теперь Эдуар в безопасности.

Но Доминика здесь нет, и эта мысль разрывает ей сердце. Какое право она имеет оставаться там, где нет ее сына? Это предательство.

Джессика вышла из конюшни. Слезы струились по ее лицу.

Она опустила руку в карман, чтобы достать носовой платок, и почувствовала что-то твердое.

Паспорт. Она положила его туда в утро свадьбы.

В долине показалась машина, приближавшаяся к замку.

Клэр.

Разве она может уехать?

Но остаться…

Нет. Прах Доминика — в Австралии.

Она едет домой.


— Мама!

Луиза проснулась, не сразу поняв, где она. Пахло свежим сеном. Ей было тепло, удобно, и никогда в жизни она не чувствовала себя так хорошо.

Благодаря Джесс.

Вечером Эдуар беспокоился об альпака, и она повела его в конюшню, где они увидели Генри, который пытался накормить их. Наконец ему это удалось, но животные никак не могли успокоиться. Эдуар расплакался, и Генри предложил остаться в конюшне.

Почему бы нет? — подумала Луиза. Ее сын женат, она по-прежнему будет жить в замке и станет растить внука. Впервые в ее жизни забрезжил свет.

И в какой-то момент ночью Генри взял ее за руку, и что-то еще изменилось в жизни Луизы. Пожилой вдовец, так долго бывший ее преданным слугой, внезапно стал кем-то большим.

Она лежала и улыбалась, с благодарностью думая о Джессике.

— Ну и спальня! — протянул Рауль. Луизе показалось, что его лицо осунулось.

— Мы здесь спим, — гордо сказал Эдуар, мгновенно проснувшийся от звука его голоса. — Ты тоже хочешь?

— Может быть, — сказал Рауль и повернулся к матери. — Мама…

— Мы с Генри собираемся пожениться, — сообщила она и улыбнулась, когда Рауль удивленно моргнул.

— Чудесно! Вы должны были сделать это много лет назад.

— Генри не соглашался. Но теперь… Я сказала, что если ты женился на Джесс, зная ее лишь один день, то я могу выйти за него замуж после тридцати лет знакомства.

Великолепно, но его интересует кое-что более важное.

— Мама, Джесс была здесь?

— Нет.

— Была, — неожиданно сказал Эдуар, и они удивленно посмотрели на мальчика.

— Она вошла на минутку, но это было очень, очень давно. Я притворился, что сплю. А потом я заснул.

— Ты видел ее?

— Ага. Она стояла, смотрела на меня и плакала.

— Плакала… — повторил Рауль, чувствуя, как у него сжимается сердце. Его Джесс плакала…

— Ты не можешь найти ее? — Луиза села.

— Мама, она плакала! Наверное, она уехала.

— Рауль, что ты говоришь?

— Ее обратный билет зарегистрирован на сегодня, — сказал Генри.

— Ты любишь ее? — нарушила молчание Луиза.

— Мне кажется…

— Ты думаешь, что любишь.

— Я сказал ей, что мне кажется, что я люблю ее.

— Но ты еще не полюбил?

— Мама…

— В конце концов, это был брак по расчету, — подумав, сказала Луиза. — Ничего страшного, если она уедет. Ведь ты не уверен, что любишь ее.

Какие глупости говорит его мать!

— Когда самолет? — резко спросил Рауль.

— Я не знаю. Она могла вылететь в Лондон десятичасовым рейсом.

Рауль взглянул на часы и выбежал из конюшни.


Дорога в аэропорт показалась Джессике бесконечной. Клэр не приехала: она прислала шофера. Забившись в угол, Джессика предалась грустным мыслям. Почему она ни с кем не попрощалась? Потому что Рауль уговорил бы ее остаться. Она струсила.


Нигде не чувствуешь себя так одиноко, как в аэропорту.

Джессика прошла регистрацию. До вылета оставалось три часа.

К ней приблизилась пожилая женщина.

— Простите, дорогая, не вы ли та леди, которая?.. — вежливо начала она.

Джессика посмотрела на нее невидящим взглядом.

— Извините. Мне показалось, что вы очень похожи на нашу принцессу. Я подумала, что вы, должно быть, родственница. — Женщина указала на газеты, которые пассажиры буквально выхватывали у продавца. На первой странице была фотография королевской четы. Принц Рауль и принцесса Джессика.

— Нет, — сказала она, смущенно улыбнувшись. Женщина с некоторым сомнением улыбнулась в ответ.

Джессика купила кофе и газету. Одна из статей привлекла ее внимание. Рауль говорил о своих надеждах и планах. Он намерен усовершенствовать систему здравоохранения, провести реформу образования и улучшить жилищные условия престарелых и обедневших слоев населения.

Он заканчивал словами: «С помощью принцессы Джессики все это станет возможным».

Она помогла ему; теперь Рауль справится сам.

Под фотографией Эдуара приводились слова Луизы: «Мы так благодарны принцессе Джессике. Теперь у Эдуара есть бабушка. Мальчику нужна мать, но это, к сожалению, невозможно».

Мальчику нужна мать. Джессика всматривалась в фотографию, с которой робко улыбался Эдуар.

Она не может.

Из-за Доминика?

— Я не могу подвергнуть себя такой боли, — громко сказала она. — Да, это эгоистично. Но разве все мы не эгоисты?

Пожилая пара за соседним столиком удивленно посмотрела на нее, и Джессика смущенно улыбнулась. Она разговаривает сама с собой. Первый признак сумасшествия. Она сходит с ума.

Зазвонил ее сотовый телефон.

Кто?..

Номер известен только Корделии. Вероятно, она узнала о свадьбе, подумала Джессика и не ответила.

Но телефон звонил безостановочно, и, вздохнув, Джессика сдалась.

— Ваше высочество? — она сразу узнала рокочущий голос. — Я говорю с леди, которая купила моих альпака? С женой нашего принца?

Фермер.

— Да, это я.

— Анджель в беде. Моя Анджель. Мать близнецов.

— Что случилось? — неуверенно спросила Джессика.

— Ах, ваше высочество, я повел ее домой, но она все время оглядывалась, словно потеряла что-то. А теперь она отказывается пить… и не ест. Она едва держится на ногах. Утром мы с женой должны уехать. Моя дочь должна вот-вот родить, и жена говорит, что разведется со мной, если я не поеду, но как я могу оставить Анджель?

Фермер буквально рыдал.

— Позвоните во дворец, — посоветовала Джессика. Теперь это не ее забота. Она улетает домой.

— Но там никто не отвечает! Через час у нас поезд, а моя Анджель умирает! Как я могу оставить ее?

Так, как это делаю я, с болью подумала Джессика.

— Я уверен, что малышам нужна мать, — продолжал фермер. — Я струсил и продал их, потому что это показалось мне легким выходом. У меня не хватило мужества.

Ох!

— Пожалуйста, ваше высочество, помогите! Вы в замке. Заберите Анджель к ее детям. Если вам удастся спасти ее, она ваша. В качестве нашего свадебного подарка. А если нет… но лучше попытаться и проиграть, чем совсем не пытаться. Пожалуйста, ваше высочество, попытайтесь!

Джессика долго молчала.

— Вы слышите меня?

— Да, — с трудом проговорила она. — Помолчите, я думаю.

Фермер умолк.

Анджель умирает, потому что лишилась своих детей.

Если она вернется сейчас… Для этого нужно всего лишь мужество.

— Смогу я сделать это, Доминик? — громко спросила Джессика, так громко, что люди начали поворачиваться, чтобы посмотреть, с кем она разговаривает. — Могу я начать все сначала и позволить себе снова полюбить?

Кругом воцарилась тишина. Затем с другой стороны стола раздался голос, и Джессика поняла, что у нее есть слушатели.

— Конечно, сможешь, милая!

— Любовь — это жизнь, — заявил кто-то еще. — Чем больше ты любишь, тем больше любят тебя.

— Ты говоришь, как гадалка, — сказал мужской голос, и все засмеялись.

Но они поняли, подумала Джессика. Они сочувственно улыбаются ей — разные люди, случайно встретившиеся перед тем, как расстаться и никогда больше не увидеть друг друга. Некоторым из них везет в любви, другие знают, что такое страдание. Но они заставили себя собраться с силами, чтобы продолжать жить, и, возможно, именно эти мужчины и женщины сейчас дают ей совет.

— Я могу попытаться, — сказала Джессика, обращаясь к присутствующим. В ее голосе прозвучал вызов. — Я могу вернуться и подумать об этом. Быть может, у меня получится.

— Конечно, получится, — подтвердил фермер, не представлявший, о чем идет речь. Но он решил не отступать, какой бы слабой ни была надежда.

— Мне, наверное, понадобится помощь, — сказала Джессика, и пожилая женщина, принявшая ее за принцессу Джессику, дотронулась до ее руки. Возможно, она подумала, что помощь заключается в том, чтобы сопроводить Джессику в психиатрическую больницу.

— Чем помочь вам?

— Мне нужна машина, — сказала Джессика. Затем она сделала глубокий вдох и добавила: — Мне нужно взять в прокат машину с прицепом для перевозки альпака. Немедленно.

Глава двенадцатая

Разве не по этой стороне дороги она должна ехать?

Джессика была там, где все началось. Дорога извилистой лентой тянулась среди гор, вершины которых были покрыты снегом; в сотне футов внизу волны с грохотом разбивались о прибрежные скалы.

Как прежде.

Средневековые замки, рыбачьи деревушки, альпийские луга с сочной зеленой травой, на которых паслись мериносы и альпака, — от удивительной красоты пейзажа захватывало дух.

Джессика поддалась очарованию местности.

Сделав поворот, она мельком увидела дом королевской семьи Альп'Азури — сказочный замок с высокими крепостными стенами, сторожевыми башнями и бойницами белел высоко в горах, гордо взирая на море.

Нет, не сказочный замок. Дом Рауля.

Джессика не стала рассматривать его. На верхнем повороте дороги она заметила спортивную машину ярко-желтого цвета, которая стремительно приближалась к ней.

В этот раз она не стала задумываться, по какой стороне едет. Старая машина, взятая в прокат, и прицеп для перевозки лошадей должны быть видны издалека, но Джессика осторожно съехала с дороги на уступ, который был шире того, на котором в нее врезалась Сара.

«Ламборджини» появилась из-за поворота на большой скорости. Это была элегантная спортивная машина.

Рауль.

Верх был опущен. Рауль сосредоточенно смотрел на дорогу.

Окно, у которого сидела Джессика, было открыто. Когда «ламборджини» поравнялась с ней, она повернула голову.

Рауль взглянул в сторону, и мечта графа Марселя едва не сбылась. Еще чуть-чуть — и принц-регент государства Альп'Азури низвергнулся бы в пропасть.


Каким-то чудом столкновения не произошло. Раулю удалось затормозить, и он подал назад и наконец поравнялся с кучей железной рухляди, за рулем которой сидела Джессика. Он смотрел на нее, не в состоянии поверить, что нашел беглянку, а она устремила на него взгляд широко раскрытых серьезных глаз.

— Ты вернулась, — не очень оригинально объявил он, и Джессика кивнула.

— Я должна была привезти Анджель.

— Безусловно. — Рауль не понял, но на всякий случай решил согласиться.

Он сидит в своей машине, она — в своей. Совершенно неприемлемое положение, и его необходимо исправить. Рауль моментально выскочил из машины, но Джессика не сдвинулась с места.

— Джесс, выйди, пожалуйста, из машины.

— Зачем?

— Я хочу поцеловать тебя.

— Гм-м… это ведь всего лишь брак по расчету, — механически произнесла она, словно не ощущая уверенности в своих чувствах.

— Черта с два! — Рауль потянул за ручку двери. — Она не поддалась. — Ты заперла дверь.

— В этой машине открывается только одна дверь — с другой стороны. Чтобы войти или выйти, нужно каждый раз перелезать через рычаг переключения передач.

— Ну, так перелезай!

— Для чего?

— Я уже сказал: хочу поцеловать тебя.

— Ты не сердишься, что я убежала?

— Я сержусь, потому что ты не перелезаешь через этот чертов рычаг. — Рауль начал огибать прицеп, чтобы подойти к машине с другой стороны. Анджель высунула голову и толкнула его в шею. Рауль подскочил как ужаленный. — Почему она здесь? — он сделал глубокий вдох, чтобы восстановить присутствие духа. — Ну да ладно. На чем мы остановились?

Джессика выбиралась из машины ногами вперед.

Раулю была нужна верхняя часть.

— Почему ты хочешь поцеловать меня? — спросила она.

— Ты моя жена, и я люблю тебя.

— Ты любишь меня?

— Конечно, люблю. — Джессика полностью появилась из машины, и он повернул ее лицом к себе.

— Вчера ночью… ты ни разу не сказал, что любишь меня, — недоверчиво прошептала она. — Ты мог бы полюбить — вот что ты сказал.

— Я был глупцом.

Рауль наклонился, чтобы поцеловать ее, но она слегка оттолкнула его.

— Рауль…

Его радость померкла, когда он услышал дрогнувший голос Джессики. Казалось, она удерживает слезы. Ее мучают сомнения. Сжав ладонями ее лицо, Рауль вглядывался в глаза Джессики и вспоминал свои прежние мысли. Как он мог думать, что со временем в нем проснется любовь к этой женщине? Он уже любит ее всем сердцем.

— Джесс, — Рауль почувствовал, что его голос не повинуется ему. Это был момент истины, и они оба понимали это. — Милая Джесс, я люблю тебя всем сердцем, всеми фибрами моей души. Ты моя жена, останешься ты со мной или нет, но я надеюсь, что ты не покинешь меня. Когда я подумал, что больше никогда не увижу тебя… О, Джесс!

— Я не…

— Это Доминик, не так ли? — спросил Рауль, ласково гладя ее по лицу. Как он хочет, чтобы выражение боли исчезло из ее глаз! — Джесс, полюбить снова не значит предать Доминика.

— Не знаю, — прошептала она, и он почувствовал, как велико ее страдание. — Просто мне кажется, что это… неправильно.

— Я знаю. Слишком мало времени прошло. — Рауль переживал ее горе, как свое собственное. — После такой утраты на тебя свалилась эта свадьба и все остальное. Но это произошло. Свершилось чудо, любимая. — Он помолчал и добавил: — Я уверен, что Доминик не захотел бы, чтобы серый туман печали окутывал тебя всю жизнь.

— Нет, он бы не захотел.

Внезапно Джессику охватил гнев.

— Конечно, он бы не захотел. Мой сын хотел только одного — жить! Но я не смогла спасти его. И теперь он не может быть частью моей новой жизни. Как я могу быть счастлива, если он не может получить даже крупицу этого счастья?

Наступила тишина, которую нарушал лишь рокот прибоя. Рауль отчаянно пытался найти верные слова.

— И Лизль не может, — тихо сказал он. — И Жан-Поль, и Шери, и Сара. И люди, с которыми я работаю в Сомали. В мире так много смерти. Она подбирается к нам со всех сторон. Я знаю это, моя Джесс, и ненавижу смерть.

— Я не… мне просто нужен мой Доминик.

Это был крик измученной души, и Рауль не выдержал. Он притянул Джессику к себе, погладил коротко подстриженные волосы и поцеловал в макушку. Чувствуя, что она дрожит всем телом, он крепче прижал ее к себе.

— Ты плакала, любовь моя? — сочувственно спросил он. — Когда умер Доминик… ты плакала?

— Я… Нет. Я не могла.

— Но сегодня утром ты плакала.

— Когда я смотрела на Эдуара и его семью.

Черт, от слов Джессики у него разрывается сердце. Он вырвал бы свое сердце, если бы это помогло облегчить ее боль.

Но смерть сына навсегда останется с Джесс, и единственное, что он может сделать, — всегда быть рядом с ней.

— Знаешь, семья — это странная вещь, — тихо сказал он, уткнувшись лицом в ее волосы. Он не прижимал Джессику к себе, чувствуя, что она может отпрянуть в любую минуту.

Их овевал теплый морской ветерок. Далеко внизу волны с мерным плеском разбивались о скалы, но Рауль ничего не замечал: он боролся за свою любовь всем, что имел.

— В Сомали… — он изменил тему разговора, чувствуя, что, возможно, поступает правильно. — В Сомали люди гибнут от СПИДа. Каждый день я видел трагедии. Смерть. Множество осиротевших детей. Но поверишь ли, сомалийцы не отдают детей для усыновления в другие страны. Потому что, какими бы страшными ни были обстоятельства, сколько бы смертей ни было, семьи возрождаются. Перегруппировываются. Две семьи становятся одной. Две молодые девушки, их друзья объединяются, чтобы воспитывать осиротевших братьев и сестер. Бабушки, дяди, троюродные братья объединяют тех, кто остался после смерти родственников. Я видел это много раз. Знаешь, что я понял, моя Джесс? Единственное, что их связывает, — любовь.

— Но…

— Не перебивай меня, — попросил Рауль, ласково проводя рукой по волосам Джессики. Как ему хочется, чтобы она поняла его! — Я сам только сейчас начинаю понимать. После смерти Лизль я превратился в стороннего наблюдателя. Мне казалось, что у меня не осталось любви, которую я мог бы дать кому-либо. Но, конечно, она была. Любовь распространяется, чтобы заполнить пустоту. Эдуару нужна моя любовь. Моя мама и Генри… Я люблю их, и они любят меня. Я люблю свои воспоминания о Лизль. Как я мог говорить когда-то, что у меня не осталось любви, если я все еще люблю свою сестру-близнеца? Она навсегда останется частью моей жизни. Смерть Доминика привела тебя, отчаявшуюся, в мою страну, и его жизнь тоже навсегда останется в моем сердце. Из-за тебя, Джесс, любимая, жизнь Доминика будет продолжаться с нами и с людьми, которых мы любим, а потом с теми, кто придет после нас. Но только, любимая, если мы позволим наследию прошлого жить. Любовь не может все время оглядываться назад. Ты дала мне так много радости, что я смогу выдержать все. С тобой. Потому что больше всех и всего на свете я люблю тебя.

Рауль отстранил от себя Джессику, чтобы посмотреть ей в лицо. Он не мог понять выражение ее бездонных глаз. Неужели…

— Я прошу тебя, дай мне шанс, — прошептал он. — Позволь мне доказать, что мы можем быть семьей. Это не означает, что мы исключаем из нее кого-либо. Если ты согласишься, если позволишь мне любить тебя, мы сможем охватить нашей любовью Доминика, Лизль, Эдуара, маму и Генри — и твою кузину Корделию, и всех, кто встретится нам на жизненном пути. И наша жизнь продолжится. Я люблю тебя, Джессика, красавица моя, и больше всего на свете хочу сделать тебя счастливой. Ты дашь мне этот шанс? Пойдем ли мы по жизни… вместе?

Ответа не было. Джессика протянула к нему руки.

— Это правда? — спросила она. — Ты на самом деле так относишься ко мне?

— Как ты можешь сомневаться!

— Просто… я испытала потрясение.

— Почему?

— Понимаешь, всю дорогу, везя домой эту глупую Анджель, я думала… У меня возникли те же мысли, что у тебя.

— Ты шутишь!

— Я никогда не шучу, — возразила Джессика, — если речь идет о тебе. Мне так не хватает Доминика, но, когда я уехала, я поняла, что у меня стало одной утратой больше. Я хотела тебя так сильно, что мне было… больно. И вдруг ты оказываешься здесь и говоришь все нужные слова, и все… прекрасно.

— Прекрасно?

— Я не могу описать свои чувства, — прошептала Джессика. — Но это лучшее, что я могу сделать без спичрайтера. Мой статус принцессы позволяет мне иметь его?

— Ты прекрасно обходишься без спичрайтера, — уверил ее Рауль. — Но если он понадобится тебе — пожалуйста, ты его получишь. У тебя будет все, что пожелаешь. Всегда. — Он улыбнулся, и улыбка больше не сходила с его лица.

— Значит, ты меня любишь? — просияла Джессика.

Солнце выходит из-за туч, подумал он, сияющее солнце, которое согревает все его существо. Она рядом. Она смеется, у нее на глазах слезы радости. Его милая Джессика!

— Люблю и буду любить всегда. Еще есть вопросы?

— Нет.

— Тогда, может быть, ты замолчишь, чтобы я мог поцеловать тебя?

— Какая прекрасная мысль! — пробормотала Джессика, и после этих слов они надолго умолкли.


— Ну и ну! — произнес женский голос с явным американским акцентом. — Чего только не увидишь!

— Местный колорит, — пояснил мужской голос.

Автобус с туристами, совершающими десятидневный тур по Европе, остановился перед препятствием, образованным прицепом Джессики и «ламборджини» Рауля. Шофер яростно надавливал на клаксон.

Двери отворились, и, когда Джессика и Рауль неохотно оторвались друг от друга, пассажиры радостно высыпали из автобуса, чтобы насладиться видом старинного замка и запечатлеть его на память.

— Говорят, принц вчера женился, — сказал кто-то. — Возможно, я смогу увидеть королевскую парочку с помощью телеобъектива.

— Вряд ли. Слишком далеко, — усомнился его товарищ.

— Эй, вы, — обратился шофер к Раулю. — Уберите с дороги вашу рухлядь. — Затем он увидел «ламборджини». — И этот автомобиль тоже.

— Не раньше, чем я закончу делать предложение, — ответил Рауль, снова принимаясь целовать Джессику.

— Предложение? — задыхаясь, спросила Джессика в промежутке между поцелуями. — Какое предложение?

— Сегодня утром, — тихо сказал Рауль, шевеля дыханием ее шелковистые волосы, — после того как ты встала с постели, я вспомнил кое-что. Ты сделала мне предложение. — Он крепко обнимал ее, словно боясь расстаться с самой драгоценной вещью на свете. — Но я забыл сделать тебе предложение. Джесс, все началось с брака по расчету, но он продлился целых две минуты, прежде чем я понял, что женился на самой чудесной женщине в мире и что я люблю тебя больше жизни. Те, кого мы потеряли, Джесс, — они с нами. Они останутся с нами, если мы не расстанемся. Если будем жить вместе. Как муж и жена.

— Это… это предложение? — прошептала Джессика.

— Нет, — Рауль быстро опустился на одно колено. — Вот теперь это предложение руки и сердца.

— Эй, посмотри-ка! — громко воскликнула американка, толкая локтем своего спутника.

— Это Джессика! — раздался пронзительный детский голос. Из-за машины семенил Эдуар, которого держали за руки Луиза и Генри. — Джессика! И дядя Рауль на земле!

— Он делает предложение, — объявила американка, и все взгляды немедленно устремились на Рауля и Джессику.

— Рауль делает предложение, — прошептала Луиза со слезами радости на глазах. — О, Джесс!

— Подождите нас! — Все обернулись. Толпа репортеров, фотографов и операторов с громкими криками устремилась к месту события. Очевидно, они следовали по пятам Луизы и Генри. Один из операторов протолкался вперед и занял позицию перед американкой, за что был вознагражден ударом женской сумочки.

— Это мое место! — возмутилась туристка.

— Но его высочество делает предложение…

— Его высочество?

— Это принц-регент Альп'Азури, — пояснил оператор. — И его семья.

— Что же вы сразу не сказали? — воскликнула женщина. — Продолжайте, — обратилась она к Раулю. — Не обращайте на нас внимания.

— Я и не обращаю, — откликнулся Рауль. — Джесс…

— Будьте любезны немного подвинуться вправо! — воззвал оператор.

— Джесси…

— Что? — спросила Джессика, не зная, плакать ей или смеяться. Она находится в красивейшем месте. Ее окружают люди, которых она любит, — и целая толпа тех, кого она никогда в жизни не видела. И Рауль спрашивает:

— Ты станешь моей женой?

Возможно, это было самое удивительное предложение руки и сердца в истории государства Альп'Азури.

И самое чудесное предложение, какое Джессике когда-либо приходилось слышать.

Ответ мог быть только один.

Она опустила глаза на мужчину, которому отдала свое сердце. Его взгляд сказал ей все. Ей потребуется мужество, чтобы сделать важный шаг к новой жизни, но он всегда будет рядом и подхватит ее, если она споткнется.

— Да, любовь моя, — сказала Джессика. — Да, я стану твоей женой. Навсегда.


Это был изумительный день.

Лучший день, наполненный праздничной суетой, смехом и счастьем. День, с которого началась новая жизнь… Наконец обитатели замка отошли ко сну. Скоро Джессика и Рауль удалятся в свои покои, чтобы по-настоящему начать супружескую жизнь. А пока…

Звездной ночью они медленно шли по двору к конюшне.

Анджель лежала на сене с двумя маленькими альпака, прильнувшими к ее вымени. Матильда и Бальтазар.

Джессике и Раулю не сразу удалось воссоединить мать с детьми. Сначала им пришлось избавиться от сопровождающих. Затем они привели едва державшуюся на ногах Анджель в конюшню. Она неуверенно обнюхала свое потомство.

Бальтазар засунул голову под ее вымя и начал сосать.

Анджель лизнула его и, опустив голову в кормушку, принялась за еду.

Но затем Матильда решала вкусить материнского молока.

Анджель повернулась и оттолкнула ее, словно говоря, что одного ребенка для нее достаточно.

Но Рауль не отступил. Оторвав Бальтазара от материнского сосца, он держал его на расстоянии протянутой руки от Анджель, и альпака жалобно заблеяла.

Джессика приложила Матильду к сосцу.

Анджель отпихнула ее.

Это повторялось снова и снова.

Полчаса. Маленький Бальтазар извивался и блеял, Матильда начинала терять силы.

И вдруг… Анджель подняла голову и посмотрела на Рауля, потом — на Джессику.

— Ну же, — поощрительно сказал Рауль, — давай. У тебя достаточно любви для двоих детей.

Им показалось, что Анджель вздохнула. Повернувшись к Матильде, лежавшей у ее бока, она ткнула ее носом, лизнула — и наконец позволила присосаться к своему сосцу.

Рауль осторожно опустил Бальтазара на пол. Он протиснулся под вымя матери, и оба альпака воссоединились со своей матерью.

Теперь они шли в конюшню, опасаясь, что счастливый конец может оказаться не столь уж счастливым: что, если Анджель снова отвергла своих детей?

Но все три альпака крепко спали на сене. У вымени Анджель лежало по близнецу. Услышав, что кто-то вошел, она пошевелилась, подняла голову и сонно зевнула.

— У нас получилось, — с удовлетворением сказал Рауль. — Мы объединили семью альпака.

— Свою тоже, — тихо заметила Джессика.

— Да, дорогая.


И два месяца спустя… другая церемония.

Две урны с прахом. Одна — из склепа в Париже, вторая — из детской стены колумбария в Сиднее.

Лизль и Доминик.

Они собрались вместе в этот день: старый священник, благословивший их брак, Рауль и Джессика, их семья и все, кто любил их.

Они стояли в обнесенном каменным забором саду, в который выходила кухня. Кругом буйствовали цветы: розы, глицинии, жасмин, жимолость, дельфиниум. В центре тянулись грядки с овощами, которых хватило бы, чтобы накормить небольшую деревню. Куры, поквохтывая, бродили по огороду в поисках червяков. В голубятне, устроенной в дальнем конце, влюбленно ворковали голуби. Сквозь проемы в древней стене синело море.

Это было излюбленное место обитателей замка. Сюда приходили каждый день. Эдуар играл здесь со своими альпака, несмотря на то что они представляли серьезную угрозу для салата. Слуги обменивались здесь сплетнями. Луиза и Генри сидели, взявшись за руки, и смотрели, как играет их внук. Рауль и Джесс любили гулять здесь ночью, когда лунный свет придавал саду особое очарование. И скоро… Пройдет несколько месяцев, и сюда будут выносить колыбельку, чтобы малыш получил дневную порцию солнца.

Дом. Дом там, где твое сердце, мечтательно подумала Джессика. Ее дом здесь.

На садовой скамейке стояла «художественная» композиция из закопченной треснувшей кастрюли и такой же сковороды, которую Рауль категорически отказывался убрать.

— Они напоминают мне кое-что. Когда я смотрю на них, я думаю о том, как прекрасна жизнь.

А сейчас…

Священник произнес последние слова благословения. Луиза откинула крышку одной урны и протянула ее Раулю.

Джессика открыла свою маленькую урну.

Взявшись за руки, они повернулись лицом к морю и подняли урны. Легкий морской ветерок подхватил прах и понес его в безбрежную даль.

Урны были пусты. Джессика повернулась и крепко обняла мужа. По ее лицу текли слезы. Но безысходное отчаяние и чувство невыносимого одиночества исчезли.

Так и должно быть.

Лизль и Доминик вернулись домой.

В свою семью.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке