Забыть обиды (fb2)


Настройки текста:



Сьюзен Мейер Забыть обиды

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Грейс Райт стояла у лестницы, спиралью уходящей вверх. На ней было платье подружки невесты. Бледно-голубой цвет ткани эффектно оттенял фиалковые глаза молодой женщины и подчеркивал черноту ее густых волос. Грейс улыбалась через силу, и с каждой минутой улыбка давалась ей все труднее.

Меж тем Мэдисон Делани Келли, невеста Райана Келли, бросила гостям свой букетик. Он поплыл по воздуху прямиком к Грейс. Та посторонилась. Стоявшая рядом младшая сестра невесты сделала отчаянную попытку поймать букет, но промахнулась, невольно толкнув его в руки Грейс.

Все обступили ее с поздравлениями, радуясь удаче девушки. Грейс только улыбалась и молча кивала.

Верная примета — быть ей следующей в роли невесты. Вот только сейчас это никак невозможно.

Совсем недавно Грейс стало известно кое-что. И теперь, вместо того чтобы радоваться со всеми такому важному событию в жизни брата, она оставалась в стороне. Грейс досадовала на саму себя. Строго говоря, Райан Келли не был ей родным братом. Но Грейс, ее старший брат Кэл и Райан вместе выросли на ранчо Ангуса Макфарланда. И для Грейс Райан был как родной. И вот теперь недавние известия так расстроили Грейс, что она не могла ни о чем думать. Ей лишь хотелось поскорее домой.

— Ну что, Грейс, похоже, ты на очереди, — весело заметил подошедший Райан; он обнял ее за плечи с нежностью любящего брата.

Невеста Райана, Мэдисон, красовалась в причудливом, щедро украшенном платье. Райан, напротив, выбрал для себя и своих дружков строгий черный смокинг. Наряжаться ему было ни к чему. Он и так выглядел красавцем — со светло-каштановыми волосами и пронзительно-голубыми глазами.

Грейс вовсе не хотела отравлять Райану праздник своими личными неурядицами. Она улыбнулась.

— Похоже, так.

— Только не делай вид, будто ты не рада. — Старший брат Кэл присоединился к ним. На нем, как и на Райане, был черный смокинг. Обычно взъерошенные, песочного оттенка волосы лежали аккуратно, волосок к волоску. В голубых глазах Кэла заплясал озорной огонек — ему доставляло удовольствие поддразнивать сестренку. — Тебе давно уже пора замуж. Я это вижу по твоим глазам, когда ты смотришь на одного консультанта по инвестициям. — Говоря так, Кэл глянул в сторону Макса Дэвэро. Грейс едва не разрыдалась. Удача шла к ней в руки, как тот букет, который она только что поймала. Ей выпало счастье познакомиться с мужчиной, прекрасным во всех отношениях. Но вот беда: ничего у нее не выходит.

Райан бросил взгляд на часы.

— Ну, мне пора. Пойду поищу, куда запропастилась моя невестушка.

Грейс потянулась на цыпочках чмокнуть брата в щеку.

— Сладкого вам медового месяца. И будьте счастливы.

— Непременно. — Райан сжал ее руку. Он ушел, и Кэл вздохнул с облегчением.

— И любите же вы двое иногда разводить сантименты.

— Ну да, ты-то у нас парень-кремень — и слезинки не проронил на торжественной церемонии, — парировала Грейс. Она взяла брата под руку, и они медленно пошли к стеклянным дверям, ведущим прямо в сад.

— Во всяком случае, я не был похож на тебя, поймавшую букет: вот-вот плюнешь на него и зашвырнешь куда подальше.

Грейс состроила рожицу.

— А что, очень заметно было?

— Скажем так, ты совсем сбила с толку Красавчика.

— Перестань называть его Красавчиком. У него есть имя — Макс.

— Макс, Красавчик… Я же вижу, ты без ума от этого парня, закончившего Гарвард. Только и мечтаешь, как бы познакомиться с ним поближе и выскочить замуж. Не стоит так уж расстраиваться из-за какого-то букета. И зачем ты оборвала лепестки у роз?

Грейс глянула себе под ноги. Она и не заметила, как поотрывала один за другим лепестки у всех роз и они отмечали теперь их путь. Грейс подняла голову. Слегка сощурив глаза на солнце, она посмотрела на брата в упор.

— Ладно, сдаюсь. Да, Макс мне нравится. И очень. Я бы не прочь перевести наше деловое общение на более личное. И даже кое-что предприняла для этого. То, о чем и думать не думала долгие десять лет.

— Да ну, — удивился Кэл. — Тогда он и впрямь особенный. Что же ты такое предприняла?

— Я решила получить свидетельство о разводе, вернее, копию.

Лицо Кэла вытянулось от изумления.

— Свидетельство о чем?.. О разводе?

— Ну, я только начала. Прежде нужно получить подлинник свидетельства.

— Грейс, о чем ты? Ты же никогда не была замужем. — Кэл перешел на шепот.

Она посмотрела на ощипанный букет.

— А вот и была.

— Что? Как? — Схватив Грейс за запястье, Кэл увлек ее в гущу деревьев.

— Помнишь, у Ангуса впервые случился сердечный приступ?

— Как вчера. Мне тогда пришлось самому позаботиться о том, чтобы отвезти его в больницу. Дома, кроме меня, никого не было. Райан болтался где-то, ты осталась ночевать у подруги…

Грейс медленно покачала головой.

Кэл раскрыл рот в изумлении, он ушам своим не верил. И хотя с тех пор прошло десять лет, он вдруг вспомнил:

— На следующий день ты приехала домой не с родителями Джули Крамер. Ты приехала с…

Грейс прикрыла ему рот ладонью.

— Тише. Даже имени его не произноси. Он пропал на следующий день после нашей свадьбы. С тех пор я его не видела. Мне пришлось несладко, но я справилась с собой. Все, чего я теперь желаю, так это развода. Ты понял?

— Невероятно, — произнес Кэл, когда Грейс убрала ладонь с его губ. — И что ты будешь делать?

— Я наняла детектива, чтобы разыскать его. Он снова в Техасе. Живет в городишке под названием Тернер.

— Ты уже звонила ему?

— Нет. Хочу туда съездить.

— Грейс, зря ты это затеяла.

— А по мне, так отличная идея. — Но голос ее звучал невесело.

— Не надо. Не делай того, о чем потом пожалеешь.

— Пожалею? — выдохнула она возмущенно. — Я пожалела о том, что вышла замуж за человека, бросившего меня в самую трудную минуту. Я сидела в больнице, с ума сходила от страха за Ангуса, боялась, что он не переживет операцию. А Ник тем временем бросил мне записочку в почтовый ящик. Мол, он решил, что мы поторопились, что мы еще слишком молоды, но мне не о чем беспокоиться, так как он возьмет хлопоты по разводу на себя. — Грейс остановилась, переводя дух. — Я прекрасно представляла себе, на что мы идем, клянясь друг другу в верности на всю жизнь. Да, видно, он не представлял. Я и не помышляла о разводе. Он сам так захотел.

— Я понимаю твою досаду, — попробовал Кэл успокоить ее. — Но то, что ты задумала, не самое лучшее и…

— Ничего я к нему не чувствую, и не надо никаких объяснений. Мне нужен развод, обещанный им в той записке, и нужен сейчас! — Грейс снова глянула в ту сторону, где стояли Макс с Ангусом. — Я могла бы поручить это дело одному из юристов Ангуса. Но, думаю, получится быстрее, если мы с Ником встретимся, подпишем бумаги и исполним всякие другие формальности. Потому-то я и отправляюсь в Тернер. И дело не в оскорбленных чувствах.

— Хорошо. Раз ты настроена столь решительно, я еду с тобой.

— Нет, я уезжаю завтра. А вас с Ангусом ждут дела в Хьюстоне.

— Эти дела займут недели две, — заметил уязвленный Кэл. — Можно подумать, ты нарочно все так подстроила.

— Подстроила. — Грейс запустила пальцы в гриву темных волос, ниспадавших до плеч. — Ангус ничего не знает о моем замужестве.

— Ты, я вижу, вообще никому ничего не сказала.

— Так поможешь мне? Задержи его в Хьюстоне, не дай ему броситься на поиски, если он вдруг узнает.

Кэл тяжело вздохнул.

— Задержу.

— Кэл, я серьезно. Не хочу, чтобы он волновался. Клянусь тебе, едва только свидетельство окажется у меня на руках, я тут же вернусь. И все ему расскажу. А пока не хочу, чтобы он прознал о чем-то.

Теперь уже Кэл оглянулся на Ангуса. И улыбнулся.

— А забавно будет, если Ангус кликнет в погоню за Ником техасских рейнджеров. А то еще и не такое отчебучит.

Грейс возмутилась:

— Ограничься он одними рейнджерами, я бы не беспокоилась. Но мы оба знаем, что, раз уж Ангус за что взялся, он на полпути не остановится.


Грейс сидела в закусочной, допивая кофе. Перед ней лежала дорожная карта, на которой она прочертила желтую линию до едва заметного пятнышка, означавшего городишко Тернер. Она должна добраться туда засветло.

Выйдя из закусочной, Грейс направилась к блестящей красной спортивной машине. Уже усевшись за руль, Грейс глубоко вздохнула. Господи, да она нервничает! В восемнадцать Грейс влюбилась без памяти в Ника Спинелли. Он был таким задорным, вспыльчивым, задиристым. Она восхищалась им. Но самым ярким воспоминанием о Нике осталась их единственная ночь, ночь, в которую они стали мужем и женой. Мысленным взором она все еще видела его твердое, мускулистое тело. Чувствовала его прикосновения. Слышала биение его сердца…

Грейс сунула ключ в замок зажигания. Мотор заурчал, и машина отъехала от закусочной. Подобные мысли до хорошего не доведут, думала Грейс. Съезжая по проселочной дороге к шоссе, она пыталась представить, как бы они жили, не уйди он тогда. Она уж точно не закончила бы университет. И не было бы у нее своего дела. Да и Ангус, Кэл и Райан едва ли стали бы так ей близки.

А еще она не была бы так глубоко одинока… Грейс стиснула руль. Да с чего это вдруг она взяла, что они с Ником жили бы счастливо? Парень удрал при первых трудностях. Если бы не сердечный приступ у Ангуса, они уехали бы в Калифорнию. Что и говорить, они по горло нахлебались бы всяких семейных проблем. Грейс не сомневалась, что раз Ник так поступил, то рано или поздно все равно бы бросил ее. И она осталась бы одна, как сейчас. Счастья у нее не прибавилось бы.

Грейс тяжко вздохнула. Поначалу все вокруг напоминало о Нике, в конце каждой недели она с надеждой прислушивалась к шагам на лестнице, моля, чтобы он вернулся. Но то время прошло. Она стала старше и мудрее, научилась трезво судить о прошлых ошибках. Грейс не могла не признать, что в побеге Ника не было ничего удивительного. Это она предложила ему пожениться. Он не заговаривал с ней о браке. И ни разу не сказал ей слова любви.

Взрослая, умная женщина двадцати восьми лет могла теперь оглянуться назад, на ту восемнадцатилетнюю девчонку, влюбившуюся по уши, и разглядеть правду. Ник не любил ее. Но не это сейчас важно. Он так и не подал тогда на развод. Грейс ведь не просила его, он сам вызвался. И ничего не сделал, и теперь она вынуждена встречаться с ним вновь. Он опять вмешивается в ее жизнь…

Три года отчаянных усилий потребовалось ей, чтобы пережить боль разлуки. Даже через семь лет она чувствовала, что могла бы простить и снова полюбить. И теперь, когда она готова начать все сначала, этот брак, давно переставший быть браком, мешает ее счастью. Грейс даже мысли не могла допустить, чтобы встречаться с Максом, будучи замужней.

Через час Грейс свернула к очередной придорожной закусочной. Ей хотелось передохнуть. До Тернера оставалось меньше получаса езды. Грейс не желала предстать перед Ником раздраженной и недовольной. Он должен убедиться, что жизнь ее удалась. Что она сильная, способная и независимая. Ей нужно будет завоевать его доверие и расположение, чтобы развестись без проблем. Получить развод и… домой!

Грейс заглушила двигатель, потянулась за сумочкой, но не обнаружила ее — увлекшись картой, она оставила сумочку в последней закусочной. Из пепельницы в машине она выгребла всю мелочь. Набралось на стакан газированной воды. За неимением расчески Грейс причесалась, запустив в волосы пальцы. Ну а помада ей не нужна. А то Ник, еще чего доброго, вообразит, будто она готовилась к встрече с ним.

Грейс купила стакан газировки и вернулась в машину. На пассажирском сиденье лежал конверт из плотной коричневой бумаги. Молодая женщина мысленно поблагодарила Бога, что не положила его в сумочку, как хотела сделать вначале. Деньги ей кто-нибудь вышлет, а вот свидетельство о браке… Не видать ей тогда и развода.

Грейс выехала с парковочной площадки, покрытой гравием. И тут заметила, что накрапывает дождь. Все небо заволокли темные тучи; ветер начал крепчать. Грейс поняла: надвигается ураган. Она еще раз сверилась с картой. До городка оставалось минут десять-пятнадцать езды. Ураган долго не продлится, она была уверена.

И она решила рискнуть. Подумав, что пройдет проливной дождь, обычный для осеннего времени, она все-таки вырулила на шоссе.

Небо тем временем все темнело и темнело. И внезапно будто разверзлось. Шквальный порыв ветра мотнул машину вправо. Колеса наскочили на придорожный бордюр. Грейс яростно крутанула руль. Последнее, что она запомнила, — это стремительно несущееся на нее дерево.

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Моя — кто?

Ник Спинелли так и сел в мягкое кожаное кресло, стоявшее в спальне его жилища, укрытого в техасских горах. Он судорожно сжимал в руке телефонную трубку. Ветер, поутихший после урагана, задувал через распахнутые стеклянные двери. Посвежело; комната наполнилась запахом влажной после дождя земли.

— У меня нет… — Он чуть было не обмолвился «жены», но тут же осекся. Если Ник что и ценил, так это спокойствие в личной жизни. Не годится так сразу выкладывать все о себе. Даже если ответ очевиден. Нет, жены у него нет…

И все же… есть.

Моля Бога о том, чтобы это оказалось недоразумением, Ник в волнении провел рукой по лицу.

— Мою жену зовут Грейс, — уже спокойно ответил он; голос его даже не дрогнул, ничем не выдал бешено стучащего сердца. — Моя жена, Грейс Райт Спинелли… она у вас?

Служащая клиники ответила утвердительно. Ник откинулся на спинку дивана. Грейс. Они не виделись десять лет. А теперь она не только в Десяти минутах езды от его дома, но и попала в автокатастрофу. Одному Богу известно, что с ней произошло.

— Так она у вас в клинике? Хорошо. Я буду с минуты на минуту.

Ник не стал даже переодеваться. Как был, в джинсах и рубашке, сунул ноги в поношенные спортивные туфли и выскочил к своему «джимми» [1]. Не прошло и десяти минут, как он подъезжал к медицинскому центру. Из-за урагана, короткого, но свирепого, трудно было найти место для стоянки. Припарковавшись кое-как, Ник выскочил из машины и помчался к дверям центра.

— Я Ник Спинелли. Мне звонили, сказали, что у вас моя жена, — выпалил Ник приветливой женщине за стойкой приемной. Женщина была высокой, около шести футов [2], в ее темных волосах уже проглядывала седина.

Она несколько раз ударила по клавишам компьютера и взглянула на Ника поверх очков.

— Палата двести десятая.

— Так ее положили? — Худшие предположения Ника сбывались.

Женщина снова посмотрела на монитор. И нахмурилась.

— Вам лучше поговорить с мистером Ринджером, врачом. Он должен быть на втором этаже, в сестринской.

Ник благодарно кивнул женщине и побежал по лестнице на второй этаж. Он не думал о том, какие новости ожидают его. Не думал, почему его сердце колотится от страха. Он просто бежал.

Женщина в приемной оказалась права — врач находился в сестринской.

— Ник Спинелли, — представился Ник и протянул врачу руку. — Вы наблюдаете мою жену?

— Да, мистер Спинелли. Я доктор Ринджер. — Врач жестом пригласил Ника в маленькую комнатку рядом с сестринской. — Ваша жена попала в автокатастрофу. Ушибы, синяки и сотрясение мозга.

У Ника отлегло от сердца. Могло быть и хуже.

— Значит, ничего серьезного?

— В общем да, — не слишком уверенно произнес доктор и нервно провел рукой по коротко стриженным волосам. — Синяки и ссадины заживут через несколько дней. — Ринджер говорил, тщательно подбирая слова. — Но сотрясение вызвало потерю памяти. Мы считаем, что она временна. Но кто знает, насколько «временной» она окажется.

С минуту Ник смотрел на врача. Но наконец самообладание вернулось к нему. Узнав, что ничего страшного с Грейс не случилось, он вновь обрел ясность мысли. Конечно, в потере памяти ничего хорошего нет, но это все объясняло. Теперь понятно, почему Грейс не сказала, что, хотя она и замужем за Ником, они не живут вместе вот уже десять лет. И понятно, почему она не попросила позвонить кому-нибудь еще, к примеру Ангусу Макфарланду или брату Кэлу. А вместо этого разрешила позвонить ему, Нику.

К сожалению, не находилось объяснения другим, не менее важным вопросам. Как стало известно, что он, Ник Спинелли, ее муж? И что действительно любопытно: как ее занесло в их городишко?

Ник едва удерживался, чтобы не изменить своему обыкновению и не расспросить врача. Но прикусил язык. Он поселился в Тернере не так давно, да и дом его стоял в лесной чаще. Никто и не удивится, если вдруг узнает, что у него есть жена. Гораздо хуже будет, если узнают, что они расстались друг с другом на второй же день их супружеской жизни. По городку поползут слухи.

— Я могу увидеть ее?

Итак, он встретится с ней. Ник уже знал, как поступить. В целях сохранения личного спокойствия он не мог объяснить, что фактически они давно уже не муж и жена. Более того, ему придется сделать вид, будто он любящий муж. Хотя… она попала в беду, а он… он и в самом деле ее муж. Нику вдруг страстно захотелось заботиться о ней, такой беспомощной. Во всяком случае, побыть с ней до приезда Ангуса он обязан.

— Что ж, — вздохнул доктор Ринджер. — Думаю, вам не стоит говорить ничего такого, что может расстроить ее. Не давите на нее, пытаясь помочь вспомнить. Мы уже сделали все необходимые анализы. Думаю, память вернется к ней естественным путем. Через несколько дней, а может, через неделю-другую, но вернется. Если же будете принуждать ее, она только разволнуется, и процесс выздоровления может затянуться.

— Понял, — ответил Ник.

— Учтите, она будет снова и снова спрашивать вас об одном и том же. Придется набраться терпения. Будьте внимательны к ней в эти дни.

— Теперь я могу увидеть ее?

Доктор Ринджер улыбнулся:

— Теперь можете.

Когда они вошли, Грейс крепко спала. Ее роскошные волосы разметались по подушке. Глаза были закрыты, и Ник не знал, изменился ли их необычный фиалковый цвет. Но полоска света, пробивавшегося через приоткрытую дверь, легла на ее лицо.

Ника захлестнули чувства, в которых он даже не смел себе признаться. В волнении он прошептал:

— Я думал, больные с сотрясением мозга не должны спать.

— Глупости. Сон отличное лекарство. Он пойдет ей на пользу.

Не в силах удержаться, Ник коснулся ее руки. И почувствовал, какая она гладкая и теплая. Воспоминания нахлынули на него. Он провел по ее пальцам, ладони, запястью… и понял, что судьба преподнесла ему подарок. Он ведь и не надеялся больше увидеть Грейс. И вот снова может коснуться ее. Это как чудо.

— Мы подержим ее у себя еще несколько дней, понаблюдаем за ней, — сказал доктор Ринджер.

Ник согласно кивнул. Он все не мог оторвать взгляда от Грейс и даже не обернулся на слова доктора.

Тот понимающе улыбнулся. Он пошел было к двери, но вдруг обернулся.

— Знаете, при ней не нашли карточки, удостоверяющей личность. Ни сумочки, ни кошелька… Если бы не свидетельство о вашем с ней браке, лежавшее на переднем сиденье машины, мы бы и вас не нашли. Я рад, что бригада «Скорой помощи» заметила его.

Не сводя взгляда с Грейс, Ник кивнул.

— Да, я тоже рад. — Он недоумевал, с чего бы это Грейс оказалась в окрестностях Тернера, да еще со свидетельством о браке.

Ник дождался, когда врач выйдет из палаты, и придвинул стул поближе к кровати. Усевшись, стал ждать, вглядываясь в нежные черты лица Грейс — аккуратный вздернутый носик, полные губы и изящный подбородок. Последние десять лет оказались благосклонны к ее красоте. Грейс стала еще краше. Скоро она проснется. А когда откроет свои прекрасные фиалковые глаза, у него захватит дух от их красоты.

Решив, что не стоит подвергаться такому искушению, Ник отошел от кровати.

Странное чувство испытывал он. Какую-то неловкость. И в то же время неожиданное счастье. Ник понятия не имел, как быть дальше. Он, конечно же, не хотел бы оказаться рядом с Грейс, когда она все вспомнит. У них было прошлое, с которым невозможно примириться. Ник вернулся к ее кровати. Он решил, что правильнее всего будет позвонить Ангусу Макфарланду. Доктор Ринджер сказал, что при ней не нашли удостоверения личности. Значит, Ангус ничего не знает об аварии.

Ник взял телефон со столика рядом с кроватью, по справочной узнал номер ранчо Ангуса и набрал его. Ник все делал быстро, не задумываясь о возможных последствиях. Конечно, ему немного не по себе оттого, что придется говорить со вспыльчивым старым шотландцем. Тот еще призовет его к ответу за то, что его дочь осталась без мужа на следующий же день после свадьбы. Но выбора нет. Можно было бы попросить служащую в приемной поговорить с Ангусом. Но не станет же он объяснять постороннему человеку, почему не может позвонить своему тестю сам.

В трубке раздалось несколько гудков и наконец ответил мужской голос. Незнакомец представился домоуправляющим семьи Макфарланд. Он сообщил Нику, что мистер Макфарланд улетел в Хьюстон на две недели. Ник спросил, дома ли Кэл. Управляющий ответил, что старший брат Грейс тоже в Хьюстоне.

Ник повесил трубку. Почему-то ему не хотелось передавать что-либо Ангусу через управляющего. Еще напутает чего. Нельзя как снег на голову обрушить на Ангуса весть о том, что Грейс попала в автокатастрофу. Прежде нужно успокоить его, сказать, что с ней все в порядке. Если Ангус не услышит спокойного, уверенного голоса Ника, с ним может случиться еще один сердечный приступ. В какой-то мере Ник чувствовал себя виноватым и в первом. И потому не хотел стать причиной второго.

Не зная, что делать, Ник в раздумье сел на стул. Он взял руку Грейс. Две недели. С одной стороны, целая вечность, с другой — миг. Может, не так уж и плохо будет посидеть какое-то время с ней. В конце концов, она-то его не помнит. Значит, не будет знать, как он с ней обошелся. Его страшила не возможность ужасной сцены гнева — он заслужил, поделом ему. Ник боялся, что Грейс потребует объяснений. А их-то у него и не было. По крайней мере вразумительных. Хорошо бы она не вспоминала ничего до приезда Ангуса и Кэла.

Но с другой стороны…

А если Грейс так ничего и не вспомнит? Он свободен от работы до середины ноября, а это полтора месяца. Ник мог бы ухаживать за Грейс недели две до приезда Ангуса и Кэла. Но вопрос в том, хочет ли он. Ему удалось вычеркнуть ее из памяти, а это было нелегко. Но, оставив Грейс, Ник предупредил самую серьезную ошибку в их жизни.

Ник взглянул на матовую кожу Грейс, ее темные волосы, полные губы, даже во сне слегка приоткрытые. Нет, и думать не стоит о том, чтобы начать все сызнова. Для него она в прошлом. Его жизнь изменилась. Он не хочет бередить старые раны, они наконец-то затянулись за последние пять лет.

На следующий день после того, как Ник и Грейс поженились, они вернулись в Кроссроудз-Крик и узнали, что у приемного отца Грейс, Ангуса, сердечный приступ. Ник отпустил Грейс в больницу одну, чтобы не создавать сложностей своим присутствием. Грейс уехала, а он пошел домой собрать вещи для поездки в Калифорнию, намеченной на следующее утро. Подходя к дому, он услышал, как пьяный отец орет на мать. Ник по своему опыту уже знал, что если не вмешаться, то отец от крика перейдет к рукоприкладству. И Ник бросился в дом.

В тот самый миг, когда он мчался на помощь матери, его мозг пронзила ужасная мысль. Ник представил себе такое, от чего ему стало не по себе.

Все то время, пока он учился в старших классах и встречался с Грейс, Нику удавалось держать свою жизнь в тайне от нее. Но он женился на ней и тем самым ввел в свою семью… и в свои проблемы. Страх захлестнул Ника. Вступить в его семью означало столкнуться с неприятностями. Затем страх сменился стыдом. Что подумала бы Грейс, узнай она, как он жил? Что подумала бы, узнай, что он работал не для того, чтобы сорить деньгами направо и налево, а чтобы платить по счетам семьи? Что поняла бы, став свидетельницей пьяной ругани его отца? Ведь в жилах Ника течет та же кровь, что и у Джейка Спинелли.

Нику не требовалось долгих раздумий, чтобы понять: он не может подвергать Грейс опасности. Как не может и сгорать от стыда, когда девушка, которую он любит, узнает об их семейной беде. Ник решил, что такая жизнь не для нее. Он написал ей записку, вскочил на мотоцикл и навсегда покинул Кроссроудз-Крик.

Отец Ника отдал Богу душу через неделю после того, как его сын закончил колледж. Ник забрал мать и нашел ей квартиру неподалеку от ее родственников в Далласе. Сам он в Кроссроудз-Крик не вернулся.

Ник смотрел на блестящие ресницы девушки. Разве может он покинуть ее сейчас?


Грейс пробудилась ото сна с пульсирующей головной болью. Она знала, что причиной тому было сотрясение, полученное ею в автокатастрофе. И еще знала, как ее зовут. Все это она слышала от медицинского персонала клиники. В остальном ее мозг был совершенно чист. Чист и пуст. Она не помнила даже, когда родилась. Грейс медленно и осторожно открыла глаза и увидела молодого мужчину, крепко спавшего на стуле у ее кровати. Непослушные завитки темных волос обрамляли его мужественное лицо. Упрямый подбородок, красиво очерченный, чувственный рот. Хотя глаза его и были закрыты, Грейс ручалась, что они карие. Черная прядь волос упала ему на лоб.

Незнакомец вдруг открыл глаза, и некоторое время они смотрели друг на друга. Грейс утонула в его бездонных черных зрачках, желание волнами накатывало на нее. Она любит этого мужчину. Даже не зная, кто он, Грейс чувствовала, что любит. Их соединяло глубокое чувство. Они многое пережили вместе. И не только счастливые минуты.

Наконец незнакомец произнес:

— Привет, Грейс.

— Привет. — Грейс в волнении сглотнула. Видя ее очевидный испуг, он улыбнулся.

— Если выражение твоего лица не изменится, я, пожалуй, поверю врачу. Ты и вправду ничего не помнишь.

Грейс печально покачала головой.

— Я не знаю вас.

— Кажется, я должен подсказать тебе.

Она согласно кивнула.

На этот раз волнение охватило его. Он медленно начал:

— Я твой муж. — Затем подождал. — Ник Спинелли.

От Грейс не укрылось, что он внимательно наблюдает за ее реакцией. И она почувствовала, что была права в своих догадках, когда они не отрываясь смотрели друг другу в глаза. Не все у них гладко.

Когда она очнулась в реанимационной палате, врач сообщил ей, что мужу уже позвонили. Грейс вспомнила, как на мгновение страх пронзил ее точно нож. Вот и сейчас она испугалась, правда не так сильно, как тогда. К тому же теперь ей нестерпимо захотелось обнять его, прижаться и не отпускать. Грейс не понимала себя, своих противоречивых чувств. В них было не больше смысла, чем в диком, до головокружения, восторге, охватившем ее, когда она поняла, что этот несказанно красивый мужчина — ее муж. Грейс едва удерживалась, чтобы не рассмеяться от счастья.

Ник вернул ее с небес на землю:

— Доктор Ринджер рассказал тебе, что ты попала в аварию?

Грейс кивнула.

— Я так и думал. Он сказал, что ты получила сотрясение мозга. И еще сказал, что в таких случаях потеря памяти явление нормальное.

Грейс откинулась на подушку. Ник Спинелли показался ей вполне нормальным человеком. А раз так, то и она, очевидно, такая же. Не грабительница банков, не девица легкого поведения, не домохозяйка, изнывающая в несчастном браке.

— И как давно мы вместе?

— Представь себе, десять лет. — Ник усмехнулся.

— Я представлю себе все, — со смешком ответила Грейс. — Можешь сказать мне сейчас что угодно, и тебе это сойдет с рук. Так что, если хочешь в чем-то оправдаться, пользуйся.

— Никаких оправданий. — Ник поднялся со стула поправить ей подушку. И решил сменить тему. — Может, позвать медсестру? Тебе ничего не нужно? Давно уже никто не заглядывал проведать тебя.

— Откуда ты знаешь? Ты же спал. Когда я открыла глаза, ты спал как убитый. Пройди здесь целый оркестр с литаврами, ты бы и ухом не повел. — Грейс тяжко вздохнула. — Наверное, надо все же позвать сестру, спросить, можно ли мне таблетку аспирина. Голова просто раскалывается.

Ник сразу засуетился. Нащупав звонок, что висел рядом с ее кроватью, он попытался ухватить его, но дважды уронил. Во второй раз звонок упал ей в руки. Ник подхватил его и нечаянно скользнул ладонью по груди Грейс. На миг у него перехватило дыхание, но он сделал вид, что ничего не произошло. Нажал на кнопку звонка, отпустил и быстро ретировался к окну. Раздвинув жалюзи, стал смотреть на улицу. Грейс задумчиво глядела на него. Причина его беспокойства понятна — ведь она попала в аварию, потеряла память. Но почему муж вдруг отпрянул, едва лишь коснулся ее?

— Расскажи, как мы живем, — попросила Грейс.

Улыбнувшись натянутой улыбкой, Ник обернулся к ней.

— А что ты хотела бы узнать?

Вот оно, снова. В ней говорил не страх, вроде испытанного прошлой ночью, а некая смутная догадка. То же самое она почувствовала, едва они встретились друг с другом взглядами.

Ей стало не по себе. Она спросила:

— Кем я работаю?

— Ты бухгалтер, — не задумываясь выпалил Ник.

Он вспомнил, что Грейс собиралась избрать эту специальность. Ему впервые пришла в голову мысль, что он еще намучается. Дело, как оказалось, не только в том, чтобы быть с Грейс заботливым и внимательным в течение двух недель. Он решил играть роль ее мужа, а это уже довольно серьезно. Во-первых, он ничего не знает о ее жизни. Во-вторых, он никак не поможет ей восстановить память: все, что он ни скажет, будет либо догадкой, либо выдумкой. Все, кроме их совместного прошлого. Вспоминать которое у него не было ни малейшего желания.

— Где мы живем?

Ну, это просто.

— В пригороде Тернера. Десять минут езды отсюда.

— А какой у нас дом? Красивый?

— Чудесный, — не солгал Ник. — Бревенчатый. И стоит в горах. Наш ближайший сосед — медведь. — Смех Грейс послужил Нику наградой. — Дом трехэтажный; два этажа соединены между собой деревянной лестницей и напоминают по виду большую букву Z. В доме раздвижные стеклянные двери: утром они впускают солнечный свет, а днем — легкий ветерок.

— Как заманчиво! У меня есть родственники?

— А как же! — воскликнул Ник. — У тебя есть брат Кэл. Родители твои умерли, когда ты была еще совсем маленькая. Тебя удочерил один человек, его зовут Ангус Макфарланд. Он большой, шумный старикан и очень, очень богат.

— Неужто? — Грейс улыбнулась.

— Да. Но тебе не нужны его деньги. Ты полна решимости добиться всего в этой жизни сама.

— Это хорошо. — Грейс вздохнула с облегчением.

Ник помолчал, всматриваясь в ее лицо. Затем спросил:

— Ну как, что-нибудь вспоминаешь?

— Нет, ничего.

Вошла медсестра, и Ник снова отошел к окну. В конце концов, все идет не так уж плохо. Но на душе скребли кошки: с одной стороны, потеря памяти ему на руку, но с другой стороны… Не будет же он все время надеяться, что она ничего не вспомнит.

Медсестра дала Грейс таблетку от головной боли, измерила температуру и давление, задала несколько вопросов и удалилась.

Ник повернулся к Грейс. Она снова улыбнулась.

— Теперь, когда ты сказал, что мы женаты, я ясно вижу свидетельство о браке, оно как будто у меня перед глазами.

Ник не стал говорить, что свидетельство лежало рядом с ней в машине и потому запомнилось ей, — он пока не готов был ответить на все те вопросы, которыми она непременно забросала бы его. К примеру, почему свидетельство о браке оказалось на переднем сиденье? Зачем она ехала в Тернер — требовать развода? Или же просто решила выяснить, почему он не подал на развод, как обещал?

Ник и сам не знал, почему. Со временем у него появилось свое дело, и он перевез мать в Даллас. До того недостаток денег здорово мешал ему. Он и ел-то не всегда, чего уж там говорить об адвокате. Теперь же денег у него хватало. Наконец он стал состоятельным человеком.

Из проблем, мучивших его в прошлом, он разобрался со всеми, кроме одной — Грейс.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Взбегая по ступенькам на второй этаж клиники, Ник терзался угрызениями совести.

Он должен был сказать ей тогда, что уезжает. Должен был объяснить, почему. Но струсил.

В тот день они решили, что Грейс навестит отца одна. Ник же поехал домой, к родителям. Он не собирался задерживаться там надолго. Но, подъехав к дому, почувствовал неладное.

Ник замер, вслушиваясь. Ему ужасно не хотелось заходить в дом. Но тут пронзительно вскрикнула мать. Ник не раздумывая соскочил с мотоцикла, взлетел по ступенькам крыльца и распахнул дверь.

— Я тыщу раз твердил тебе, — орал Джейк Спинелли на жену, которая испуганно вжалась в диван, защищая руками лицо, — тыщу раз, чтобы в доме было прибрано к моему приходу. А это что? Свинарник, а не дом!

Молниеносным ударом в челюсть Ник оборвал тираду отца. Голова Спинелли-старшего мотнулась назад. Ник думал, что тычок отрезвит буяна. Но Джейк потряс головой, возвращаясь к прежнему состоянию. Когда он уставился на сына, его мутные от алкоголя глаза загорелись недобрым огнем.

— Папа, не надо, — уговаривал Ник; его воротило от подобных сцен. Он вовсе не думал, что когда-нибудь поднимет руку на отца. И та боль, которую он чувствовал в костяшках руки, ничуть не радовала его. Наоборот, ему стало тошно. Он ударил неосознанно. Просто взял и ударил. Ударил потому, что устал от тычков, окриков, побоев.

Поэтому Ник и собрался в Калифорнию.

— Хватит, пап, сядь, успокойся. После ужина я помогу маме убраться.

Но отец будто не слышал сына.

— Что, паршивец, думаешь, одолел меня? — презрительно усмехнулся он.

— Нет, не думаю, — устало ответил Ник и повернулся, чтобы уйти. Хоть бы отец успокоился. Иначе бог знает, как далеко они зайдут.

— Ну и не суй нос не в свои дела, — хрипло огрызнулся Джейк.

— Уж будь уверен, — успокоил Ник. Он молил Бога, чтобы с Ангусом все было в порядке и они с Грейс могли бы утром уехать. — Пойдем, мам, — позвал он мать и заботливо протянул ей руку, помогая подняться с дивана. — Пойдем на кухню и приготовим ужин.

— Идите, идите, черт вас возьми, — пробормотал Джейк им вслед.

Ник подвел мать к раковине и включил холодную воду. Взяв полотенце и кубики льда из холодильника, соорудил холодный компресс.

— Приложи к щеке. Я пока пожарю яичницу.

Ванда Спинелли кивнула и попыталась слабо улыбнуться. Ник хоть и улыбнулся в ответ, но почувствовал укол совести. Не хочется оставлять ее одну, очень не хочется. Но не уехать он не может.

— Не надо было так с отцом, — сказала она.

— А что мне было делать? Стоять и смотреть, как он избивает тебя?

— Он не собирался бить меня. А ты все только испортил.

— Так он больше не дерется?

— Нет.

— Не обманывай, мама! — Ник выместил всю злобу на яйце, с силой разбив его о край сковороды. Но когда он заговорил, в его голосе не было и тени гнева. — Я знаю, к чему ты клонишь. — Ник говорил так спокойно, будто они обсуждали погоду или его школьные отметки. — Скажи, мне лучше уехать?

— Ты сам знаешь, что так будет лучше.

— Да, вот только Грейс нужно было время, чтобы уладить свои дела. — Он замолчал, точно обдумывая что-то, и добавил: — Вчера мы поженились.

— Правда?!

Впервые за долгие годы Ник услышал в голосе матери радость. Он улыбнулся.

— Да, правда.

— Как же здорово, Ник…

— Как же здорово, Ник, — передразнил жену Джейк, стоя на пороге кухни. — Недоумки слюнявые! — Шатаясь, Джейк побрел к холодильнику за очередной банкой пива. — Ты что, вообразил, что нужен этой богатой потаскушке?

Ник решил не обращать на отца внимания и продолжал взбалтывать яйца.

Но тут, как на беду, вмешалась мать:

— А почему бы и нет? Посмотри, какой он красивый! Похож на тебя в молодости. К тому же неглупый и собирается в колледж. Почему бы приличной девушке не заинтересоваться нашим Ником?

Джейк замолчал; он уставился на сына. Затем поднес банку ко рту и отхлебнул пива. Утерев губы тыльной стороной ладони, он проворчал:

— А ты права. Действительно, почему бы и нет? Наш парень ничуть не хуже любого из этих Макфарландов. Все они недоноски. Да кому такие вообще сдались! Ни черта они не лучше нас.

Ник сразу понял, к чему клонит отец, и похолодел от страха. Выключив газовую конфорку, он переложил яичницу со сковородки на тарелку.

— Вот, поешь. — Ник как ни в чем не бывало поставил тарелку на стол перед отцом.

Джейк скривился.

— Что ты мне суешь помои! Хочу есть то, что едят Макфарланды. А что?! Мой сын женат на девчонке Макфарланда.

Притаившийся было страх превратился в ужас. Все подсознательные опасения Ника были разбужены этой единственной фразой.

— В самом деле, а не отправиться ли нам в гости к новой родне? Сейчас же, Ванда? Пойди-ка переоденься…

— Сегодня не получится, — поспешно вставил Ник. — Ангуса увезли. У него сердечный приступ.

Джейк злорадно ухмыльнулся.

— Ну да, небось узнал, что дочка выскочила замуж за тебя. — Он пьяно хохотнул. — Да ты не дрейфь, сынок! Вот отправлюсь к Макфарланду и поговорю с ним как мужчина с мужчиной. Увидишь, я все устрою.

— Как же, устроишь! — Ник больше не мог сдерживать себя. — Ты только все испортишь!

Джейк вскочил, опрокидывая стул.

— Ты что это, отца своего стыдишься?

«Да, черт возьми, да!» — чуть было не вырвалось у Ника. Но он лишь сказал:

— Нет, пап. Ты же знаешь. — Ник понадеялся, что тот набрался уже достаточно и его легко будет сбить с толку. — На самом деле мы с Грейс пока еще не расписались. Мы только хотим пожениться. Я уезжаю в Калифорнию, а Грейс не хочет. Потому свадьба откладывается.

Джейк прищурился.

— Кому ты мозги пудришь? Я все слышал и вижу тебя насквозь! Ты не хочешь, чтобы мы общались с родней твоей жены…

— Я же сказал — она мне не жена! И оставь ее в покое!

Ник выскочил вон. Его ботинки простучали по дощатым ступенькам лестницы. Вот и все. Последняя капля. Пора убраться из этого города, подальше от отца. Сейчас же.

Ник приехал в больницу и направился прямо в палату, куда положили Ангуса Макфарланда. Как он и думал, вокруг того собралось полным-полно народу. Грейс сидела на краешке кровати, по другую сторону стояли Кэл и Райан Келли, третий воспитанник Ангуса. Ник тихонько поманил Грейс, и она вышла в коридор.

— Что ты здесь делаешь? — прошептала Грейс, будто боялась, что Ангус услышит.

— Я… повздорил с отцом.

— Господи, что случилось?

— Он, видишь ли… он был пьян… — начал было Ник, но остановился. Он не хотел, чтобы Грейс узнала об этой его тайне. Так же как не хотел он, чтобы отец стал частью ее жизни. Четыре года Нику удавалось скрывать от Грейс, как он живет на самом деле. И теперь он не станет посвящать ее. — Он немного перебрал, — поправился Ник. — За ужином мы повздорили, и я ушел.

— Как нехорошо получилось, — сказала Грейс уже спокойнее. Она легко поверила ему. У Ника отлегло от сердца — она не стала допытываться о подробностях. — Уверена, ты помиришься с ним перед тем, как мы уедем в Калифорнию. Мне не терпится увидеть твоих родителей. Мы могли бы заехать к ним, когда вернемся на Рождество, а потом все вместе пошли бы к Ангусу на рождественский ужин.

Ник ясно представил себе эту картину. Отец жалуется Ангусу Макфарланду на свою жизнь, скулит и выпрашивает подачки. А еще живо ощутил стыд за мертвецки пьяного отца. Хотя хуже всего даже не это. Вводя Грейс в свою семью, Ник подвергает ее серьезной опасности. Когда отец трезв, он просто безобидный неудачник, который жалуется на свою жизнь, но стоит ему напиться, и он принимается раздавать тумаки направо и налево, нимало не смущаясь, кому и за что.

Они с Грейс с самого начала задумали пожениться и уехать. Потому-то Нику и в голову не приходило, что она станет членом его семьи. Он этого не хотел. Как мог он признаться любимой, что живет в постоянном страхе перед отцовскими побоями? Ник никогда не был уверен, будет у них ужин или нет. Он платил по счетам из тех скудных средств, что ему удавалось заработать по субботам и воскресеньям, потому что отец пропивал зарплату, когда она у него вообще бывала. Разве мог он рассказать Грейс, что их дом частенько оставляют без электричества? Мог ли он объяснить, почему у них нет телефона? Мог ли пересилить стыд и открыть ей, как он в самом деле жил все эти годы? Она-то думает, что у него все замечательно…

Нет, не мог.

— Ладно, Грейс. — Он шагнул, отдаляясь от нее. — Мне пора.

Грейс улыбнулась.

— Ладно. Увидимся.

— Да, увидимся. — Ник посмотрел в пол. Он должен был набраться смелости и сказать Грейс в лицо, что их свадьба была ошибкой. Не смог… Вместо этого вскочил на мотоцикл и уехал домой. Матери он сказал, что на самом деле они с Грейс не женаты. И если отец, проспавшись, не поверит, пусть позвонит на ранчо Макфарландов. Ник написал Грейс записку о том, что уезжает, а хлопоты по разводу берет на себя. Конверт он бросил в почтовый ящик ранчо. И в тот же день умчался в Калифорнию.

Один. Ему всегда казалось, что он будет один.


Ник открыл дверь в палату Грейс.

— Привет, — поздоровался он, переступив порог.

Грейс полулежала в кровати и листала журнал. Ник заметил, что ее прическа почти не изменилась за последние десять лет: пышные волосы ниспадали до плеч, концы слегка завивались внутрь, образуя изящную линию. Именно такой Грейс была на школьной фотографии старших классов; Ник все еще носил фото в бумажнике.

— Привет, — ответила она.

— Как самочувствие? — весело спросил Ник, подходя к ней.

— Меня точно грузовик переехал.

Ник не удержался от улыбки. Он рад был, что она не потеряла чувства юмора. Качество, которое так нравилось ему в ней.

— Вижу, ты идешь на поправку. Вчера врач предупредил, что, проснувшись, ты обнаружишь синяки и ссадины, происхождение которых будет тебе непонятно. Похоже, ты кое-что вспомнила.

— А что в сумке?

— Ночная сорочка, зубная щетка и твои духи, — ответил Ник. Он обнаружил их в чемоданчике, переданном шерифом. Там лежали еще пара джинсов, свитер, две футболки и деловой костюм.

— Как здорово! — воскликнула счастливая Грейс. — Говорят, запах благотворнее всего действует на память. Если это духи, которыми я обычно пользуюсь, стоит мне лишь вдохнуть их аромат, и я тут же все вспомню.

Грейс потянулась за сумкой, и Нику стало не по себе. Едва она все вспомнит, от ее симпатии к нему не останется и следа. Он уже смирился с мыслью, что она разгневается на него, — так ему и надо. Но ужасно не хотелось расставаться с ней так скоро. Ник подавил в себе желание сделать что-нибудь, чтобы она не нашла духи. Вместо этого он сам вытащил флакончик и слегка нажал на крышечку.

Грейс закрыла глаза и глубоко вдохнула. Она улыбнулась, почувствовав цветочный аромат, но Ник уже понял, что духи не помогли.

Зато, как на беду, помогли ему. Аромат унес его к их единственной брачной ночи. Грейс надела тогда восхитительную белую сорочку и подушилась этими же духами.

Ник вдохнул еще.

…Они сняли номер в маленьком отеле в Вегасе. Ник пропустил Грейс в душ первую. Он помнил, как старался изо всех сил изобразить беспечность. Но в душе жутко нервничал. Его терзали обычные для всех мужчин страхи. К тому же масла в огонь подливало и то, что это Грейс… сама Грейс. Она была первой девушкой, которую он заинтересовал как мужчина, кто испробовал на нем свои женские чары, дав ему понять, что он не лишен привлекательности. До сих пор все шло хорошо. С каждой встречей ее чувство к нему росло. Они становились все ближе друг другу. И Ник чувствовал себя настоящим мужчиной.

Та ночь должна была оказаться последней проверкой их чувств.

Ник места себе не находил от волнения и неуверенности. Но вот Грейс вышла из ванной, воздушное существо в белой, легчайшей, как облако, сорочке, и желание одержало верх. Они упали на кровать, и он прижался к ее шее, вдохнув чудесный аромат. Недавние треволнения показались ему сущим пустяком. Оба не были искушенными в делах любовных, но недостаток опыта восполнили чувства. Господи, как он любил ее!

Нику показалось тогда, что они созданы друг для друга…

— Что-то не так?

Вопрос Грейс пробудил Ника от мечтаний. Он смутился.

— Извини. Ты что-то сказала?

Грейс уставилась на него.

— Я так ничего и не вспомнила.

— Доктор предупредил, тебе не следует пытаться вспомнить и ты не должна ожидать слишком быстрых результатов.

Грейс вздохнула.

— Легко сказать. Ты помнишь меня. А вот я — нет.

— Тебе неуютно со мной?

— Нет. — Она помолчала, заглянув ему в глаза. — Просто мне не по себе оттого, что ты знаешь обо мне, в то время как я даже имени твоего не помню.

Ника тронула печать в ее голосе. Он присел на край кровати, стараясь быть к ней поближе.

— Что бы ты хотела узнать? — мягко спросил он Грейс.

— Все. — Она посмотрела ему прямо в глаза.

— Хорошо. — Ник взял ее руку и сжал в ладонях. — Меня зовут Ник Спинелли. Мы познакомились в школе, в девятом классе.

Грейс устроилась поудобнее, откинувшись на подушку. Она улыбнулась, но продолжала в упор смотреть на Ника, как будто оценивая его слова, проверяя, правдив ли он. Ника же ее взгляд ничуть не беспокоил. Он многое мог порассказать ей, ни разу при этом не солгав.

— Я был этаким сорвиголовой, а ты — дочкой самого Ангуса Макфарланда. Тебе завидовали все девчонки, любой парень не прочь был приударить за тобой, потому что Ангус богат.

— Верю тебе на слово.

— Но я женился на тебе не из-за денег, — быстро добавил Ник. — Я выбрал тебя потому, что ты красивая и умная и рядом с тобой я чувствовал себя совсем по-другому.

— По-другому? Это как?

— Дело в том, Грейс, что рядом с тобой я почувствовал себя мужчиной.

— Вот как, — произнесла она и вдруг прильнула к нему.

Итак, Грейс начала доверять ему. Он почувствовал, что она нуждается в поддержке, и обнял ее, обхватив за плечи. Он ей нужен. Только это сейчас и имело для него значение.

— Расскажи мне еще что-нибудь.

— Итак, — Ник поудобнее устроился на кровати, — я был чем-то вроде сорвиголовы, все меня побаивались. Я сам того добивался — был новенький в школе и хотел заявить о себе.

— И как, сработало?

— Еще бы! Все три года, что я учился в школе, большинство одноклассников предпочитали переходишь на другую сторону улицы, едва завидев меня. Никому не хотелось попасться мне под горячую руку.

— Ты наверняка все это выдумал, — улыбнулась она.

— Нисколько. — Ник перекрестился для пущей убедительности. — Грейс, ты пойми, я был еще мальчишкой. В том возрасте лучше, когда тебя боятся, а не любят.

— Как тогда мы вообще сошлись? — задала она следующий вопрос.

Ник пожал плечами.

— Ты не очень-то поверила мне.

— А я, оказывается, упряма. — Грейс задорно улыбнулась.

— Нет, не упряма, но что сама себе на уме — это точно.

— Хорошо, — одобрительно кивнула Грейс, поудобнее устраиваясь рядом с ним. — Ну, а что еще?

Ник на мгновение задумался.

— Что еще… Одно время ты пробовала заправлять делами на ранчо. Несмотря на протесты Ангуса, ты отправлялась на выезды вместе с братьями, Кэлом и Райаном Келли. Райан — еще один ребенок, воспитанный Ангусом, — пояснил Ник. — Ты была без ума от езды верхом и любила природу. Но тут захромала учеба, и через две недели тебя снова видели в библиотеке зарывшейся в учебники.

— У меня такое чувство, что где-то в этих рассказах скрываешься и ты.

Ник улыбнулся. Может, с памятью у нее и нелады, но только не с интуицией.

— Тебя не проведешь. Пока все занимались делами на ранчо, ты потихонечку сбегала. У нас было три условленных местечка, мы встречались в каком-нибудь из них — все зависело от того, где в это время находились твои. Мы пропадали… — Пропадали от любви, про себя добавил Ник. Они часами валялись на пледе и целовались не переставая. Целовались, обнимались, доводили друг друга ласками до исступления.

— Пропадали? — не понимая, переспросила Грейс. — В смысле часами просиживали там?

Ник заерзал. Вот уж чего ему не следовало бы вспоминать сейчас. У него нет прав даже на то, чтобы мечтать о поцелуе. Ведь на самом деле они даже не муж и жена. К тому же он подло бросил ее. Если бы не провал в памяти, она бы не сидела здесь с ним, не заводила бы дразнящих разговоров о поцелуях.

— Не только.

— Тогда чем же мы занимались?

— Ну так, всякими вещами…

— Всякими? Это какими же?

— Ну, такими… чем обычно все подростки занимаются, стоит только родителям отвернуться.

— Ник, я тебя не понимаю.

Господи, помоги ему! Придется сказать, а сказав — представить, а представив — пережить заново, хотя и в мыслях. Отчаявшись, Ник вздохнул.

— Грейс, мы просто лежали на пледе в тени деревьев, целовались и обнимались.

— Вот как, — вспыхнула от смущения Грейс. Ее противоречивые чувства к Нику сводили ее с ума. Едва только увидев его, Грейс тут же испытала чувство всепоглощающей любви, несмотря на то, что совсем его не знала.

Но Грейс недоумевала, почему муж до сих пор не поцеловал ее. Ни при встрече, ни при прощании. Не поцеловал от радости, что видит ее, что она жива-здорова после серьезной аварии. Казалось, будь на то его воля, он вообще не касался бы ее. Но почему?

Грейс сидела прижавшись к Нику. Она подняла голову. В ту же самую секунду он посмотрел на нее. Их взгляды пересеклись. Грейс знала, что недавние мысли отразились у нее на лице. Но то, о чем думал он… Она увидела в его глазах жестокую борьбу. Может, страх за нее сражается с надеждой на лучшее? Или страстное желание борется с беспокойством о ее здоровье?

Ник поднялся с кровати. Обрывая воспоминания о прошлом, он сказал, что на сегодня хватит с нее рассказов. Пора ей отдохнуть. Он решил поиграть с Грейс в несложную карточную игру рамми. Ник попросил поставить в палату Грейс телевизор, а затем они вместе выбрали ей блюда на следующий день. Он даже обсудил меню с врачом, когда тот пришел проведать Грейс. Весь день он провел с ней, но заметно было, что он держится от Грейс на расстоянии, сохраняет дистанцию. Ник даже близко не подходил к ее постели.

Оставалось каких-нибудь десять минут до окончания часов посещения. Грейс глаз не сводила с Ника, а он места себе не находил: все бродил по палате, как будто что-то было не так. Грейс предположила два варианта. Либо он обеспокоен ее состоянием, волнуется, как бы она не вспомнила что-то неприятное, связанное с ним, ее мужем, и… умирает от желания поцеловать ее после столь долгой разлуки. Либо случилось что-то ужасное.

Пять минут. Ник снял со спинки стула свой кожаный пиджак. Он старался вести себя непринужденно. Глянул на часы. Грейс готова была поклясться, что заметила капельки пота на его верхней губе.

Три минуты. Он неловко вдевает руки в рукава пальто. Заметно нервничая, заводит разговор о том, как лежат ее подушки и что надо бы переговорить с ночными сиделками.

Минута. Ник направился к двери.

У Грейс кольнуло сердце.

— Ники, — позвала она, не подозревая, что точно так звала его десять лет назад. — Разве ты не поцелуешь меня?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Все решило имя, произнесенное ею.

Ника бросило в жар. Он мог поклясться, что они снова у реки, у одного из трех их условных мест. Ему снова восемнадцать. На него нахлынули воспоминания, но не об отце и связанных с ним неприятностях, а о том хорошем, что у них с Грейс было.

Он обернулся и сказал то, что повторял про себя весь день:

— Я не хочу причинить тебе боль.

Грейс улыбнулась.

— Мне будет больнее, если ты уйдешь, не поцеловав меня.

Ее слова проникли Нику прямо в сердце. Он запомнил Грейс как юную, живую, иногда чуть нерешительную, но всегда открытую и тонко чувствующую, потому что она доверяла ему. Себя он помнил таким же юным, еще более живым и еще более сомневающимся, потому что уж очень она верила в него. Ник вдруг понял, что все осталось по-прежнему.

— Иди ко мне, — позвала Грейс, протянув руки ему навстречу.

Здравый смысл боролся в нем со здоровым чувством любопытства и естественным желанием. Если он поцелует ее, он впустит в свою жизнь столько проблем, что и подумать страшно. Если не поцелует, она перестанет ему доверять. К тому же он просто-напросто обидит ее…

А он даже мысли такой не допускал. Хватило уже и одного раза.

Ник собрался с духом и подошел к Грейс. Та встретила его нежным взглядом, в котором теплилась надежда, и это придало Нику решимости. Он склонился к ней. Если, поцеловав ее, он сделает ей больно, его душа непременно будет гореть в аду. Но только если его поцелуй не принесет Грейс радости. Едва к ней вернется память, она тут же вспомнит, как он оставил ее, и тогда этот робкий поцелуй вмиг забудется. И если суждено ему быть проклятым за что-либо, так это за то, что он бросил ее на следующий день после свадьбы.

Ник склонился к Грейс, трепещущей в ожидании его объятий. Он чувствовал тепло ее тела. Ник коснулся губ Грейс, и ресницы девушки, задрожав, плавно опустились. Она раскрыла губы, и его закружил вихрь чувств, уносивший от призывов разума.

— Спокойной ночи, Грейс. — Ник выпрямился.

Довольная Грейс откинулась на подушку.

— Спокойной ночи, Ник.


На следующее утро, когда Ник вошел в палату, Грейс знала наверняка, что любит его. Она готова была поклясться, что не просто любит Ника Спинелли, а обожает его. Надежный и честный, поразительно красивый и мужественный, но в то же время удивительно ранимый, Ник Спинелли выглядел совершенным. Нельзя было не влюбиться в него.

Когда он появился на пороге и они посмотрели друг другу в глаза, Грейс готова была поспорить, что Ник отвечает ей взаимностью.

Но Ник не поцеловал ее, войдя, и семена сомнений, брошенные ранее, начали прорастать. Он подошел к Грейс, и она коснулась его руки. Но Ник отпрянул, будто от ядовитой змеи. Он хотел было убрать ей волосы со лба, но вовремя спохватился.

— Можно спросить тебя?

Ник стоял у окна. Он выглядел как человек, только что избежавший смертельной опасности. Заслышав голос Грейс, Ник резко обернулся.

— Конечно. Все, что захочешь.

— Почему ты не на работе?

Услышав такой невинный вопрос, Ник расслабился.

— Я свободен на полтора месяца.

— Ух ты! У тебя отпуск?

— Да нет. Просто пока нет никаких заданий.

Грейс приподняла брови в удивлении.

— Заданий? Кто же ты, уж не шпион ли?

Ник развеселился.

— Ну нет, какой там шпион. Если я скажу, чем занимаюсь, моя работа вряд ли покажется тебе захватывающей.

— Ты меня заинтриговал.

Ник набрался смелости и выдохнул:

— Я убийца компаний.

— Убийца компаний? — переспросила Грейс, ничего не понимая. — Ты убиваешь компании?

— Нет, обычно я лишь увольняю руководство, заменяя его новыми людьми.

Грейс откинулась на подушку и вздохнула печально.

— Ты прав, тут нет ничего захватывающего. Скорее, то, что ты делаешь, безжалостно.

— Так оно и есть. Потому мне и требуется продолжительный отдых после каждого задания.

Грейс подумала, что Ник самый нежный, самый чувствительный мужчина в мире. Она спросила:

— Но как же тебя угораздило заняться этим?

Ник знал, почему пошел на такую работу.

Он был одинок. Ему не составляло труда обучиться за короткий срок чему угодно. У него светлая голова. Он мог внедриться в компанию и через две недели рассказать о всех ее слабых местах. Он мог сказать, кто из сотрудников действительно работает, а кто только делает вид. Мог сказать, чья работа приносит плоды, а чья нет. Многие на его месте смогли бы сделать то же самое. Но нужен был одиночка, человек такого склада, как он, чтобы беспристрастно решать, что оставлять, а от чего избавляться, тем самым сохраняя компанию ее владельцам.

Не было ничего такого в том, чтобы сказать все это Грейс. Но тогда бы возник вопрос, как, и почему он стал одинок.

И потому Ник скрыл от Грейс правду.

— Я работал в одной компании, которая была на грани разорения. И я знал об этом. Члены совета директоров, работавшие непосредственно в компании, не имели достаточно смелости признать очевидное. Но остальные сознавали, что необходимы решительные меры. Я был главным бухгалтером…

— Так ты бухгалтер! — в изумлении выдохнула Грейс. — Прямо как я.

Ник не хотел заострять на этом ее внимание и ограничился легким кивком.

— Я был главным бухгалтером, и потому один из членов совета директоров поговорил со мной с глазу на глаз. Я дал ему собственную оценку ситуации. Так оно и оказалось на самом деле.

— Значит, ты спас компанию от разорения. Но почему же они не назначили тебя президентом?

Он не мог сказать ей, как ему нравилось возвращать к жизни то, что уже погибало. И как после всего сделанного трудно вернуться в компанию. Подобные мысли были слишком личными, чтобы делить их с Грейс.

С тех пор как они поцеловались, Ник понял: если он хочет расстаться потом с этой женщиной, ему придется рассказывать ей побольше правды и поменьше идти на поводу у эмоций. Грейс так влекла его к себе, что он едва не терял рассудок, находясь с ней в одной комнате. Если он раскроет ей свои самые тайные, глубокие чувства, он так привяжется к ней, что уже Никогда не сможет ее забыть.

Ник решил рассказывать ей лишь то, что происходило на самом деле.

— Член совета директоров, что беседовал со мной, был также директором нескольких крупных компаний. Случилось это шесть лет назад. Как раз в то время везде шли сокращения. И я понял, что гораздо выгоднее будет переходить из компании в компанию, некоторое время работая среди сотрудников и затем отчитываясь перед владельцем о настоящем положении дел в компании. Дела пошли до того успешно, что тот человек стал постоянно снабжать меня работой. Как-то раз я позвонил ему и сказал, что отныне собираюсь сам искать себе заказчиков. И назвал приличный гонорар за следующее задание, если он хочет, чтобы я работал на него.

Грейс захохотала.

— И что?

— Джордж Нойман повел себя прямо как твой отчим, Ангус. Он и глазом не моргнул. Лишь сказал, что сразу оценил меня по достоинству, и тут же назвал имя управляющего очередной компании, которую я должен был «обработать». Я позвонил тому управляющему и, сославшись на рекомендации Джорджа Ноймана, получил работу. И пошло. С той лишь разницей, что теперь, по прошествии двух лет, я получаю за свой труд намного больше.

Грейс какое-то время вглядывалась в его лицо.

— Значит, теперь богат и ты.

— Не стоит много думать над этим, — ответил ей Ник.

На самом деле Ник устал от нужды, смертельно устал. Когда он обнаружил в себе определенные способности, он использовал их. Хотя ему и не по силам тягаться с Ангусом Макфарландом, он все же обеспечил себе неплохой достаток.

— Ну, а я-то кем работаю?

Вопрос застал Ника врасплох, и ему стоило немалых усилий скрыть замешательство. У него не было времени на раздумья. И он, чтобы не вызвать у Грейс подозрений, ответил с улыбкой:

— А ты работаешь у меня.

Сама идея пришлась ему по душе. Они могли бы стать классной командой. Лучше не придумаешь. У него своя компания, в которой небольшой штат служащих и ограниченный круг заказчиков. Он может, не задумываясь, ответить на любой ее вопрос.

— И какой из меня работник?

— Ты отличный специалист, — ответил Ник, уверенный, что по-другому и быть не может. Еще в школе Грейс отличалась усидчивостью, прилежностью и неутомимостью в стремлении достичь совершенства. — Я постоянно в разъездах, и на мне висит ответственность за увольнения и назначения. А ты мне помогаешь.

Непонятно почему, но последнему Грейс не поверила. Вполне возможно, она работает у него в фирме, но вот его помощником она себя никак не представляет.

Не успела она и слова сказать, как дверь в палату открылась. На пороге появилась медсестра из диетологического отделения со столиком на колесиках.

— Добрый день, миссис Спинелли, — бодро приветствовала она Грейс. — Куда поставить поднос?

— Я возьму, — спохватился Ник, подскочив к медсестре. Он забрал поднос и поставил его на столик рядом с кроватью.

— Спасибо, — застенчиво улыбнулась девушка. — Вы уже выбрали меню на завтра?

— Вот. — Ник передал листок медсестре.

— Забавно, — усмехнулась Грейс, как только они вновь остались наедине. — Я нисколечко не помню тебя, зато точно знаю, что терпеть не могу морковь. — И с гримасой отвращения уставилась на поднос.

Ник расхохотался.

— А ведь ты и вправду не любишь морковь.

— Что же еще я не люблю? — спросила Грейс, тыча вилкой в тарелке в поисках чего-нибудь съедобного.

— Ну, например, ты не переносила близнецов Ружковски.

— Близнецов Ружковски?

— Ну да, эту рыжую, в конопушках парочку. Кстати, они выучились на врачей.

— Вот как, — хмыкнула Грейс, сознавая, что решительно ничего не припоминает и что на подносе сплошные несъедобности. В то же время что-то подсказывало ей, что она никогда не была разборчивой в еде. Но, видимо, имела свои кулинарные пристрастия.

— Да ты ничего не ешь, — укоризненно заметил Ник. — Просто возишь вилкой по тарелке.

— Тут и есть-то нечего.

Она и сама услышала, как грустно прозвучал ее голос. Поэтому не удивилась, когда Ник снова присел на краешек кровати.

— Я знаю, тебе очень тяжело, — произнес он, ища слова утешения. — Не представляю даже, каково это — ничего не помнить.

— А еще ты не представляешь, каково есть эту вот стряпню, — пошутила Грейс; она не хотела огорчать его.

Ник засмеялся, и она поняла, что шутка подействовала.

— Ты права. Я и впрямь не представляю, потому что обедаю и ужинаю в ресторане через дорогу напротив. Ну, вот что, — Ник схватил поднос и смахнул все в мусорное ведро у двери, — как ты смотришь на то, чтобы купить на улице что-нибудь съедобное?

— А тебе не сложно?

— Ну что ты. Всего каких-то двадцать минут.

На самом деле вышло тридцать пять, но для Грейс это не имело никакого значения. Ник вернулся и выложил перед ней бутерброд с начинкой из горячей индейки и картофельное пюре, щедро политое соусом. Грейс готова была расцеловать мужа. Ник, к еще большему ее удовольствию, поставил свою пластиковую тарелку рядом с ее, и они вместе принялись за обед.

Ник развлекал Грейс историями о хозяевах ресторана, рассказывал о компаниях, спасенных им от неминуемого разорения, и снова говорил о том времени, когда они учились в школе. Грейс жадно ловила каждое его слово. И в то же время от нее не ускользало то, что Ник говорил в основном о себе, своей компании, своей работе. Говорил об их далеком прошлом. Мог ответить на ее вопросы о теперешних событиях. Но вот недавнее прошлое он упорно замалчивал. Ник избегал любых разговоров об их семейной жизни в недавнем прошлом.

Борясь со слезами, Грейс положила вилку рядом с тарелкой. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что происходит. Достаточно вспомнить, как она чуть ли не умоляла его о поцелуе. Вдобавок он неохотно говорил об их совместной жизни. Вот она, горькая правда!

Похоже, он любил ее когда-то, но разлюбил и собирается даже подать на развод…

Так оно и есть, если только они уже не разведены.

Грейс перевела взгляд на его безымянный палец, где должно было быть обручальное кольцо. Кольца не было. Не было даже тоненькой, белесой полоски, что обычно остается от долгого ношения кольца. Грейс пронзила боль.

Они больше не муж и жена.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Хорошим аппетитом ты никогда не отличалась, — заметил Ник, убирая недоеденный обед и расчищая место под карты.

— Похоже, — рассеянно согласилась с ним Грейс. На самом деле причина крылась в другом — просто ей расхотелось есть после всех печальных догадок. Либо они уже разведены, либо бракоразводный процесс в самом разгаре.

И тут же Грейс осенила еще одна догадка, столь же очевидная. Ник все эти дни был так внимателен к ней. Он выполнял любое ее желание, любой каприз. Похоже, причина их разлада кроется не в нем. Он постоянно рядом, он принес ей одежду, духи, сбегал за обедом… Такой мужчина просто не способен стать зачинщиком развода. Значит, дело в ней. Видно, она настояла на разводе.

Ну вот, теперь еще и это. Мало ей было того, что она потеряла память, что муж разводится с ней. Ко всему прочему она совершила что-то, вынудив Ника порвать с ней. Она потеряла своего замечательного, чудесного, восхитительно красивого мужа. И все из-за того, что она стервозная дура.

Они играли в карты до половины восьмого. Затем Ник молча потянулся за пиджаком. Как и прежде, он был оживленным и счастливым, пока оставался с ней. Но едва лишь наступала пора расставания, он менялся. Теперь Грейс понимала, почему он дергался и нервничал. Он не хотел целовать ее на прощание, но понимал, что если не поцелует, то она заподозрит неладное.

Грейс затаила дыхание. Она боялась, что Ник уйдет, не поцеловав ее, и еще больше боялась, что поцелует. Она сидела на кровати в ожидании. Ник надел пиджак, одернул рукава и уверенной походкой направился к ней.

Сердце Грейс бешено колотилось. Когда он склонился над ней, они встретились взглядами. В темных омутах его глаз она увидела страстное желание. Кровь побежала по ее жилам еще быстрее. Грейс ничего не понимала. Глаза Ника говорили ей, как она желанна для него, отрицая все то, что она совсем недавно надумала.

Ник едва коснулся ее губ, но Грейс словно вкусила сладкого яда. И вдруг она поняла: она еще небезразлична Нику. Его чувства не похожи на чувства долга и обязанности. Потому он не решается поцеловать ее. Может, он уже попрощался с ней навсегда. И если чувства к ней сохранились у него, с каждым поцелуем он снова и снова говорил ей «Прощай!», бередя старые раны, проверяя на прочность решение, принятое им.

Ник выпрямился и, не говоря ни слова, направился к двери. Открыв ее, он было переступил через порог, но задержался и оглянулся. Его взгляд показался таким пронзительно печальным, что у Грейс защемило сердце от жалости к нему, как только что щемило от жалости к самой себе.

Отвернувшись, Ник вышел. Дверь за ним бесшумно затворилась. У Грейс даже не было уверенности, придет ли он снова.

Расстроенная, она пнула подушку. Что же такое надо было сделать, чтобы причинить ему такую боль?

* * *

На следующий день Ник пришел не с пустыми руками — принес новую ночную рубашку, новые тапочки и лосьон. Грейс поняла, что он купил все это, чтобы подбодрить ее. Будучи человеком совестливым, Ник попытался загладить свою вину перед женой, решив хоть чем-то порадовать ее.

— Спасибо, — вымолвила Грейс.

— Не за что, — откликнулся Ник. В это время дверь отворилась, и вошел доктор Ринджер.

— Утро доброе, — преувеличенно бодро приветствовал он их.

— Доброе утро, — настороженно отозвался Ник; он принялся взбивать подушки Грейс, делая вид, что все в порядке.

— Ну, как наша пациентка?

— Великолепно. — Ник не дал Грейс и рта раскрыть.

Доктор Ринджер рассмеялся.

— Ну-ка, сейчас проверим.

Он быстро осмотрел Грейс, задал кое-какие вопросы и присел на краешек кровати.

— И вы ничего не вспомнили? — осторожно спросил врач.

Грейс лишь качнула головой. Она и в самом деле ничего не помнила. Просто ей показалось, что муж все еще неравнодушен к ней, хотя и не желает больше иметь с ней ничего общего.

— Ну, разве только что не люблю морковь. Если это, конечно, считается…

— Считается, почему нет, — сказал доктор Ринджер. — Но вы меня еще больше обрадуете, если вспомните что-нибудь существенное, например вашу работу.

— Ник говорит, я бухгалтер.

— А вот это как раз не считается.

— Итак, ваш приговор? — тихо спросил Ник, заметно обеспокоенный.

Доктор Ринджер помолчал. Потом ответил:

— В принципе я могу отправить ее домой уже сейчас. Ее жизненные силы восстановлены, анализы показывают, что все в порядке. Одно настораживает: прошло три дня, а она так и не вспомнила ничего.

— Настораживает? Вас? — со смехом переспросила Грейс. — Уж кому настораживаться, так это мне.

— А вас очень беспокоит, что память до сих пор не вернулась к вам? — спросил ее доктор.

— Вовсе нет, — заверила его Грейс. — Никакого беспокойства и в помине нет. Так… немножечко нервничаю… и все.

— Ну, это понятно, — кивнул доктор Ринджер.

— Итак, доктор, что вы намерены предпринять? — спросил Ник.

Грейс посмотрела на него с укоризной. Как же не терпится ему услышать решение доктора. Грейс стало даже не по себе — такое впечатление, что он хочет поскорее сбыть ее с рук. Впервые после аварии она почувствовала, что Ник не хочет оставаться рядом с ней. Да, ему трудно давались поцелуи… но до сегодняшнего дня он и виду не показывал, будто она ему в тягость.

— Я не хочу пока ее выписывать, — медленно ответил доктор Ринджер. Обернувшись к Грейс, он продолжил: — По правде говоря, вы первая моя пациентка с сотрясением мозга, у которой не восстановилась память в течение первых суток после аварии. Я бы пока воздержался отпускать вас домой. Мне хочется воспользоваться случаем и провести кое-какие исследования. Как вы смотрите на то, чтобы побыть здесь еще несколько дней?

Грейс облизнула пересохшие губы. С одной стороны, ей не терпелось домой. Надоела больничная еда, не хватало своей кровати, своего душа. С другой стороны, она чувствовала, что Ник не останется с ней, когда ее выпишут. Она не знала, как он сможет оставить ее на произвол судьбы — одну, да еще с потерей памяти. Но почему-то не сомневалась: он с ней не останется. Мысль потерять его была невыносима.

— Думаю, мне и правда лучше побыть здесь еще немного, — согласилась Грейс, избегая смотреть Нику в глаза.

Доктор Ринджер похлопал ее по руке и вышел.

С минуту в палате царила мертвая тишина. За все это время Грейс ни разу не взглянула на Ника. Наконец она не смогла больше выносить эту зловещую тишину и взглянула на мужа. К своему удивлению, она заметила, что тот вздохнул с облегчением.

— Сыграем еще в карты? — спросил он.

Грейс улыбнулась. Да, их отношения явно дали трещину. Но все же он остается рядом, играет с ней в эти дурацкие карты, носит ей всякие вкусности и раз за разом отвечает на одни и те же вопросы, потому что она частенько забывает то, о чем спрашивала совсем недавно.

— Может, тебе нравится что-нибудь другое?

— Грейс, мне и в самом деле нравится играть в карты.

Грейс согласно кивнула.

— Тогда карты. Кроме рамми, я что-нибудь знаю?

Ник сел на стул рядом с ее кроватью, взял карты и начал тасовать.

— Ты играешь в хартс, пинокл [3] и покер. — Он помолчал. Затем улыбнулся ей счастливой и беззаботной улыбкой. — Это братишки приучили тебя к картам.

— Ты, кажется, говорил, что у меня только один брат.

— Ну да, только Ангус взял на воспитание Райана Келли одновременно с тобой и Кэлом. И вот, поскольку Райан и Кэл росли вместе, как братья-близнецы, ты считала братом и Райана.

— Вот как, — смутилась Грейс. — Ты ведь уже говорил мне об этом, правда?

— Говорил. — Ник ласково провел пальцем по носу Грейс. — Но не стоит переживать. — Он принялся сдавать карты. — Мне совсем не сложно повторить.

И снова глянул на нее. В его улыбке она разглядела нежность, а в глазах — жгучие всполохи желания. Она еще может вернуть его. У нее получится. Достало бы только времени показать ему, что она изменилась. Дать ему понять, что она не только не знает, что наделала, но даже если бы и знала, искренне сожалела бы о своей ошибке, самой большой в жизни.

Они играли в карты до восьми, прерываясь только на обед и ужин, за которыми Ник выходил на улицу. Оба хохотали, подшучивали друг над другом, и ничто даже отдаленно не напоминало им о действительности.

На этот раз, когда Ник наконец поднялся надеть пиджак, он уже не нервничал так, как два дня назад, не выправлял старательно воротничок, не хлопал по карманам, проверяя, на месте ли ключи. На этот раз он уверенно скользнул в рукава пиджака, подошел к Грейс и поцеловал ее медленно и с чувством. Улыбнулся на прощание и вышел.

— Доброе утро.


Доктор Ринджер ждал его, опершись о стол.

— Доброе утро, доктор.

— Я хотел бы поговорить с вами.

Тон врача показался Нику чересчур серьезным, даже зловещим. У Ника что-то оборвалось внутри.

— О чем?

Врач поманил Ника за собой в маленькую комнатушку, подальше от медсестер. Он сел за круглый стол и подождал, пока сядет Ник. Затем сказал:

— Давайте начистоту. Я уверен, что Грейс уже можно выписывать. Но я оставил ее и даже дал понять, что ей придется полежать здесь немного дольше. Вчера у меня появилось ощущение, что вы не хотите забирать ее домой. И это меня сильно беспокоит.

Ник улыбнулся обезоруживающей улыбкой.

— Ей еще рано возвращаться домой.

— Она боится, боится возвращаться туда, — возразил доктор Ринджер. — Я по глазам ее видел. — Он замолчал и внимательно посмотрел на Ника. — У нее есть какие-нибудь причины бояться возвращения домой, мистер Спинелли?

Ник в возмущении уставился на доктора.

— Нет, никаких. Мы не ругаемся, я к ней и пальцем никогда не прикасался. Если я правильно понял ваш намек.

— Я ни на что не намекаю, — возразил доктор. — И если Грейс нечего бояться, думаю, можно выписать ее сегодня же. Я провел исследования и пришел к выводу, что она ничего не вспомнит до тех пор, пока не очутится в знакомой обстановке. Чем скорее мы отпустим ее, тем быстрее к ней вернется память.

Ник покачал головой. Во-первых, он не хотел везти ее к себе, в свою пустую, спартанскую спальню. Во-вторых, он понимал, что в его доме память к ней не вернется: ничего знакомого в его доме Грейс не ожидает.

— Пусть она сама решит, — сказал Ник. — Я не хочу забирать ее домой против воли.

— Мистер Спинелли, ваша жена в отличной форме и, согласно страховке, не может дольше находиться у нас в клинике.

— Доктор Ринджер, — сухо улыбнулся Ник, — я вовсе не беден. А отец Грейс и того богаче. Если страховая компания отказывается платить за дальнейшее пребывание Грейс у вас, я с удовольствием сделаю это сам.

Доктор Ринджер усмехнулся.

— Вы не так меня поняли. Меня волнует не столько страховка, сколько сама Грейс. Я искренне полагаю, что Грейс нет смысла задерживаться в клинике.

— А я полагаю, что вы ошибаетесь. Вот вы говорите, что вчера заметили испуг в ее глазах. А вам не приходило в голову, что она чувствует себя пока еще неуверенно и боится оказаться далеко от клиники?

Доктор Ринджер задумался.

— Возможно.

— Именно так я и объясняю ее испуг. Кроме этого, ей нечего бояться. — По крайней мере так думал Ник. Конечно, если не принимать во внимание то, что он не имел ни малейшего понятия о ее настоящей жизни. Уверенность доктора в том, что Грейс чего-то боится, лишний раз убедила Ника в необходимости дождаться возвращения Ангуса и не отпускать ее одну. Но Нику подумалось и другое. Он представил, что у Грейс мог быть приятель, который бьет ее. Если так, Ник расправится с негодяем.

— В таком случае не возражаете, если я пообщаюсь с Грейс наедине? — спросил доктор Ника.

— Нет, конечно, нет. — Ник поднялся. — Я пока схожу за пончиками. Вернусь минут через двадцать.

Но дошел он только до двери. Внезапно нахлынувшие чувства заставили Ника обернуться к доктору.

— Доктор Ринджер, я люблю мою жену, — вырвалось у него, и он вдруг понял, что так оно и есть.


Грейс оторвалась от больничного меню и увидела доктора Ринджера.

— Доброе утро, — поздоровалась она, удивленная, что врач делает обход так рано. — Что-то вы рано сегодня.

— Да вот, решил опередить вашего мужа.

Хотя он и сказал это весело и непринужденно, у Грейс екнуло сердце.

— Зачем?

Доктор Ринджер присел на стул рядом с ее кроватью.

— Хочу поговорить с вами, а то он все время отвечает за вас.

— Иногда он любит покомандовать. — Грейс улыбнулась.

— Мягко сказано. Но я здесь не для того, чтобы обсуждать Ника. Я хочу поговорить о вас. И послушать, что мне скажете вы, а не Ник.

Грейс вздохнула.

— Я вам скажу, что ничего толком так и не вспомнила.

— Это я уже понял, Грейс. Говорите дальше. Пусть память не вернулась к вам, но должны же быть какие-то предчувствия, догадки, что ли…

Грейс тяжело вздохнула. Ей не хотелось признаваться в своей догадке. И в то же время она понимала: нехорошо утаивать что-либо от врача, желающего помочь ей.

— Ощущение. Нечто большее, чем просто интуитивная догадка. — Она помолчала, собираясь с мыслями. — Вдруг у меня возникло такое ощущение, будто я знаю кое-что.

— А именно?

Решив, что она уже достаточно рассказала, и не желая заходить дальше, Грейс ответила:

— По правде говоря, мне не хочется рассуждать на эту тему.

— Грейс, вы знаете, что можете поделиться со мной всем чем угодно.

Грейс согласно кивнула.

— Знаю, но речь идет всего лишь об ощущении, догадке, я не уверена ни в чем наверняка. Поэтому пока не хочу говорить.

— Тогда просто ответьте на мой вопрос. Вчера мне показалось, будто вы боитесь возвращаться домой. Связано ли это с вашим ощущением? Вы боитесь мужа?

Грейс вздохнула с облегчением.

— Господи, нет, что вы! Мой муж самый прекрасный человек на свете.

— Значит, вы не испытываете никаких страхов при мысли, что муж заберет вас из клиники?

— Никаких. — Она боялась лишь одного: а вдруг Ник не захочет отвезти ее к себе домой? Вдруг они уже разведены? Но этого она доктору Ринджеру сказать не могла.

— Тогда, полагаю, вам пора домой.

— Я не могу поехать домой, не могу!

Доктор уставился на Грейс в недоумении.

— Хорошо, вы не боитесь своего мужа, но в то же время не можете вернуться домой, да и он не горит желанием забрать вас отсюда. Так что же мне прикажете делать? Что мне думать?

— Я не имела в виду «не могу», — быстро поправилась Грейс. — Я лишь хотела сказать, что не хочу пока уезжать из больницы. Так как память ко мне еще не вернулась, мне может потребоваться медицинская помощь.

Врач покачал головой.

— Грейс, бывает, память так и не возвращается.

— Я знаю.

— Так вы боитесь именно этого?

— На самом деле, думаю, меня страшит то, что я могу вспомнить.

И снова доктор Ринджер пристально посмотрел на нее.

— Грейс, вы понимаете, что боязнь воспоминаний может стать причиной, задерживающей возвращение памяти?

— Нет, такое мне и в голову не приходило.

— Такие случаи известны. Некоторые люди, имевшие неприятности в жизни, так и не вспоминали ничего. И все потому, что они не хотели возвращаться к проблемам.

Доктор даже не догадывался, что для Грейс его слова стали открытием. Ее словно осенило. Если их с Ником семейная жизнь трещала по швам, а особенно если причиной тому была она, Грейс, то очень даже возможно, она действительно не хочет возвращаться к тем событиям. Грейс закрыла глаза и откинулась на подушку.

— Грейс, я говорил с вашим мужем. Он сказал мне, что вы оба не только благополучны в плане финансов, но и живете душа в душу. Между вами никогда не бывает ссор…

Конечно, не бывает. Особенно если они уже и не живут вместе.

— Думаю, мне пора. Ник любит вас и как следует позаботится о вашем благополучии. По-моему, вас ожидает прекрасная жизнь вдвоем.

А вот этому не бывать. Грейс не сомневалась. Доктор Ринджер знает лишь то, что рассказал ему Ник. Но ей известно и другое. Предчувствие, подкрепляемое вечными колебаниями и сопротивлением Ника, предупреждало ее, что, несмотря на любовь, их брак распался.

— Почему бы мне все же не побыть здесь денек-другой? — почти взмолилась Грейс.

— А не лучше ли будет узнать всю правду о своей жизни, чем жить в неведении?

— Просто я хочу получить ответы на все вопросы в свое время и должным образом.

— Ладно, тогда вот что. Среди моих друзей есть психиатр, иногда она заезжает в Тернер по моей просьбе. Я мог бы попросить Кристин побеседовать с вами. — Доктор умолк. Затем продолжил: — Ваша проблема, Грейс, может на деле оказаться вовсе не проблемой. Вы отказываетесь вспомнить вашу прошлую жизнь потому, что боитесь неизвестности, — заключил он. — Насколько нам известно, ваше длительное беспамятство может быть результатом страха после аварии. Возможно, вы боитесь вспомнить, потому что не знаете, что вас ожидает. Поговорите с Кристин. Если она развеет ваши страхи, вполне возможно, вы обнаружите, что единственное, чего вы боитесь, — это неизвестность.

Грейс нашла в себе силы кивнуть как ни в чем не бывало. Так или иначе Ник заберет ее из клиники в мир ее воспоминаний.

— Заведенный порядок обязывает меня, — произнес доктор Ринджер, — сообщить страховой компании, что, по моему мнению, вас можно выписывать.

Грейс еще раз кивнула. Врач собирается выписать ее. Совсем не остается времени, чтобы дать понять Нику — она достойна его любви. А раз у нее нет времени на убеждения, завтра вечером она будет уже одна. Одна.

Дверь открылась и появился Ник. В руках у него были два пластиковых стаканчика с кофе и пузатый пакет с пончиками.

— Что это вы тут делаете без меня? Секретничаете?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Я принес тебе пончиков. — Ник дотронулся до ее плеча.

Грейс словно очнулась ото сна. Она тряхнула головой и посмотрела на Ника.

— Что?

— Я принес тебе пончиков.

— Каких, каких? — загорелись у нее глаза, перед ним была прежняя Грейс.

— Ну, я взял с шоколадной глазурью… твои любимые. А еще с начинкой из клубники и голубики.

Она может делать вид, что ей весело, но на самом деле что-то случилось. Ник готов был поспорить — она что-то вспомнила.

— Я буду с голубикой.

— Вот видишь. Хорошо, что я взял разных. Любимых тебе сегодня не захотелось. Ты выбрала то, что обычно выбираешь, если нет шоколадных.

— Наверное, сотрясение мозга изменило меня, — как бы между прочим предположила Грейс, но ее тон насторожил Ника. — Как ты думаешь, я изменилась?

— Да уж, — засмеялся Ник, стараясь снять напряжение. И порадовался, что ему не пришлось лгать, ведь она и в самом деле изменилась, сильно изменилась. — Ты и в самом деле изменилась.

— В чем же?

— Ты выбрала пончики с голубикой, — отшутился Ник. Он не готов был еще говорить с ней на серьезные темы. Пока что он избегал отвечать на ее вопросы — отмалчивался или отшучивался. И потому был уверен, что вывернется и на этот раз.

— Пустяки. Пончики не в счет. Я хочу услышать что-нибудь посерьезнее.

Ник не мог сказать ей ничего серьезного и потому принялся раскладывать пончики. Он снова обошел ее вопрос, остроумно заметив:

— У каждого свое понимание серьезного. Ты обычно придавала большое значение выбору пончиков.

С минуту Грейс изучающе смотрела на Ника.

— Ладно, тогда скажи хотя бы вот что. Эти перемены во мне… они к лучшему? Если я изменилась, то в лучшую сторону или нет?

— Да, — не лукавя ответил Ник.

Грейс осталась довольна услышанным. Ник понял, что тема исчерпана; он скинул с себя пиджак и снял крышку со стаканчика.

— Итак, чем займемся сегодня? Рамми, хартс, пинокл?

Грейс молчала; казалось, она пытается поймать его взгляд. Когда они посмотрели друг другу в глаза, Ник увидел, что ее фиалкового цвета глаза засверкали вызовом.

— Я хочу сыграть в покер.

— Вот как? — усмехнулся Ник. — И каковы ставки?

— Если выигрываешь ты, — Грейс не отводила взгляд, — определяешь награду сам. Чего бы ты ни пожелал, проси — и получишь.

От ее слов у Ника похолодело внутри. Она пока что ничего не помнила из прошлого, но явно о чем-то догадывалась. Хотя, может, его уклончивые ответы были не так удачны, как он думал. Грейс давала ему возможность обладать всем, что он пожелает. Ник мог запросить все что угодно — мог возжелать долгой, полной страсти ночи с ней, а мог просто уйти и больше не возвращаться. Глядя ей в глаза, Ник понял: она знает, что ставит на карту. Чего он не понимал, так это причины, заставившей ее пойти на это.

Ник достал колоду из верхнего ящичка тумбочки и начал тасовать карты.

— А если выиграешь ты?

И снова она молчала до тех пор, пока Ник не поднял голову и не посмотрел ей в глаза. Грейс ждала; блеск ее фиалковых глаз околдовал Ника.

— Ты заберешь меня домой завтра же.

— А если доктор Ринджер не выпишет тебя?

— Мы оба знаем, что он готов отпустить меня хоть сегодня.

— Да, он говорил мне…

— Так что, принимаешь условия?

— Ты даже не поинтересовалась, что потребую я.

— Ты не выиграешь.

— Это верно. Я не буду играть.

— Боишься?

На этот раз он поймал ее взгляд.

— Нет.

— Тогда тебе не о чем беспокоиться.

— Я не заберу тебя домой до тех пор, пока не буду уверен, что можно, — ответил Ник, его лоб покрылся испариной.

— А я уверена, — возразила Грейс.

Ник снова принялся тасовать.

— Выигрывает самый удачливый. Одной игры будет недостаточно. Надо выиграть хотя бы две из трех. — Так он, по крайней мере, повышает свои шансы. Несколько игр исключат возможность ее выигрыша по чистой случайности. Теперь ему остается лишь надеяться, что она не выиграет первые две игры, прежде чем он обыграет ее в третьей.

Он сдал карты. Грейс вытащила две, но Ник не менял карт.

— Я выиграл, — улыбнулся он и открыл карты.

— Тебе просто повезло, — сказала Грейс и на этот раз сама взяла колоду. — Теперь я раздаю.

Если бы он не был уверен в честности и порядочности Грейс, он бы подумал, что она нечиста на руку. Но он был уверен. К сожалению, это ничего не меняло.

— Хочешь сдать еще раз? — спросил Ник, заметив ее взгляд.

Грейс качнула головой; она явно нервничала. Ник взял карты и перемешал их несколько раз. Затем протянул ей. Сам он вытащил две десятки, короля, даму и туза. Понимая, что с двумя десятками он может выиграть партию, Ник попридержал их, а также и туза.

Грейс закусила губу и потянулась к колоде.

Ник молился, чтобы она проиграла. Он не хотел везти ее домой.

Он просто не мог.

А что, если у нее есть жених и поэтому она отправилась к нему, Нику, в Тернер получить развод? Так что с его стороны будет нечестно и непорядочно отвезти ее к себе и оставить до возвращения Ангуса. Но если бы даже Нику удалось разузнать о ее женихе, он не доверил бы Грейс тому, кто мог быть причиной ее страха. Единственной его надеждой было удержать ее в клинике.

Ник вытащил первую карту. Еще туз. Два туза.

Немного успокоившись, он глянул на Грейс. Она уставилась на свои карты, как будто решала, как ей лучше разыграть их. Хороший знак. Значит, у нее нет трех одинаковых карт.

Ник во второй раз вытащил карту. Шестерка. Не лучший вариант. Но и не самый худший. В конце концов, у него есть уже две карты одной масти.

— Что у тебя? — поинтересовался он. Грейс оторвалась от карт. Взгляд у нее был напряженный и сосредоточенный, как будто игра для нее значила все. Ну и что с того? Она не может поехать к нему домой. Она не подозревает, что там ее не ждут никакие воспоминания. Она не знает, что единственно верное решение для нее — отправиться к отчиму на ранчо, туда, где ее семья, ее друзья.

— Сначала ты.

Ник не согласился:

— Теперь твоя очередь.

— Знаю, — сказала Грейс, — но у меня поставлено на карту больше, чем у тебя.

— Откуда тебе знать? Смотря что я запрошу.

— Мы оба знаем, что ты попросишь прямо противоположное тому, о чем попрошу я.

— Всего лишь потому, что ты скорее поправишься здесь, в клинике.

— Доктор Ринджер сказал, что я в полном порядке.

— Знаю, но мне кажется, что здесь безопаснее.

— Для кого?

Ник вздохнул, ему не хотелось затевать спор.

— Покажи мне свои карты.

— Сначала ты.

— Ладно. — Ник выложил перед ней карты. — Две десятки и два туза.

Грейс раскрыла рот в изумлении; Нику даже неловко стало за свой выигрыш.

— Мне очень жаль. — Ник начал было собирать карты, но Грейс остановила его.

— У меня три двойки, — удивленно вымолвила она и вдруг улыбнулась. — И знаешь что? Похоже, я еду домой.


Ник оглядел свою спальню. Что еще сделать, чтобы чувствовалось присутствие женщины? Он уже заменил плед и занавески на другие, с оборками и цветочным узором, и то и другое куплено его экономкой, Стеллой. Она же сходила в магазин и в парфюмерном отделе купила наборы косметики и средств по уходу за кожей, точно такие же, какие Ник обнаружил в сумке Грейс.

Потом Ник уже сам сходил в магазин и заполнил шкаф женской одеждой, подходившей по размеру Грейс. Ник хотел, чтобы Грейс чувствовала себя уютно и ничто бы не беспокоило ее. А там через неделю вернутся из Хьюстона Ангус с Кэлом. Но более всего Ника беспокоили ее вопросы, и он хотел предотвратить их. Им обоим не стоит ворошить прошлое.

Ему придется оставить Грейс у себя по крайней мере на неделю. На ранчо Макфарландов до сих пор никто не вернулся.

И вот он стоит посреди своей спальни. Через десять минут пора будет ехать за Грейс. Ник нервничал, как в их первую брачную ночь…

Сравнение не привело его в восторг.


Наутро, перед приездом Ника, Грейс проведал не доктор Ринджер, а женщина. Но Грейс ждала ее.

— Вы, должно быть, Кристин? — спросила она вошедшую высокую блондинку.

— Кристин Уорнер. Как вы узнали?

— Доктор Ринджер рассказал мне о вас. Сегодня меня выписывают, вот он, видно, и решил направить вас ко мне, познакомиться. Возможно, он захочет, чтобы мы время от времени встречались.

— Я зашла к вам вовсе не по работе, — ответила женщина. — Доктор Ринджер посвятил меня в детали вашей с ним беседы. Потому-то я и здесь.

— Вчера мы много о чем беседовали.

— А именно? — Кристин подошла к кровати Грейс. — Ему кажется, будто к вам не возвращается память из-за тревожащих вас воспоминаний.

— Может, и так, — не стала отрицать Грейс.

Кристин кивнула.

— Он также сказал, что еще вчера вы не хотели выписываться. Почему вы вдруг изменили свое решение?

Грейс, конечно же, не скажет правды. Но это не значит, что ей придется лгать.

— Я подумала, что дома буду больше времени проводить с мужем.

— Насколько я знаю, он навещает вас каждый день.

— Да, но я хочу увидеть его таким, каков он на самом деле, — объяснила Грейс. — Здесь, в клинике, он просто замечательный — терпеливый, заботливый, добрый. Но дома все может измениться. Я хочу проверить, действительно ли люблю его, или же это любовь к человеку, который хорошо относился ко мне только из-за моей болезни.

Кристин на секунду задумалась. И рассмеялась.

— Знаете, в общем и целом я понимаю вас. Но что вы предпримете, если, узнав его истинное «я», решите, что не любите его?

— У меня есть отец, брат… приемный брат. Муж рассказал мне о них. И сказал, где они живут. В случае чего я позвоню им.

— Не хотите позвонить сейчас?

— Я звонила, но они в Хьюстоне… как и говорил Ник, — ответила Грейс, как бы заверяя Кристин, что проверила Ника и тот сказал ей правду.

Кристин еще раз согласно кивнула.

— Можно попросить вас кое о чем?

— О чем?

— Давайте встретимся на следующей неделе, скажем во вторник?

Грейс понимала, что ей потребуется помощь. Кристин же относилась к решению Грейс без предубеждения и отрицания, с ней можно было поговорить. Грейс решила, что нелишне будет встречаться с ней раз в неделю.

— Да. Я приеду во вторник. Буду приезжать каждый вторник, пока память не вернется ко мне. Как вы думаете, это поможет?

— Ну, сильного эффекта ожидать не стоит, — рассуждала Кристин, направляясь к выходу. — Но, — прибавила она, подмигнув Грейс, — никогда не помешает завести друга.

Грейс не могла не согласиться с ней.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Так вот он, дом, которым ты хвастал, — произнесла Грейс. Они подъехали к трехэтажному деревянному особняку. Дом угнездился посреди лесной чащи и выглядел огромным и причудливым. Деревья вокруг уже облачились в золотую, рыжую и багряную листву. Зрелище оказалось настолько восхитительным, что у Грейс дух захватило. Такое же чувство она испытывала, когда смотрела на мужчину, стоявшего сейчас подле нее.

Она нарочно поддразнивала Ника домом — хотела немного растормошить его. Всю дорогу Ник молчал и был явно не в духе. Грейс понимала его. Нику, наверное, казалось, что, если в доме поселится Грейс, его будут преследовать мрачные воспоминания. Но если так, то и ее воспоминания тоже не будут светлыми.

— Да, это и есть тот самый дом, — откликнулся Ник, стараясь выглядеть веселым. Он открыл дверцу блестящего черного «джимми» и вышел. Если у Грейс и были какие-то сомнения насчет его достатка, они быстро развеялись при одном взгляде сначала на машину, а потом на особняк.

Ник обошел машину спереди и открыл дверцу для Грейс. Он протянул ей руку, и в тот момент, когда они коснулись друг друга, руку Грейс точно пронзило током. Она невольно взглянула на Ника, но тот сделал вид, будто ничего не произошло. От Грейс же не укрылось, как он закусил губу.

Да, что-то между ними происходит. И это «что-то» очень важное, оно сильно влияет на их жизнь. И она будет не она, если сдастся без боя, позволив этому «чему-то» уйти.

— Спасибо, — поблагодарила Грейс, выходя из машины. Она прошла к дорожке, выложенной камнем.

— Не за что, — ответил Ник; он открыл заднюю дверцу машины, чтобы вынуть вещи Грейс.

Пестрая сумка, в которую Ник упаковал ее вещи, показалась знакомой. Да, Грейс, вне всяких сомнений, признала эту сумку, сумка действительно была ее. Грейс огорчило, что остальное не вызвало у нее никаких воспоминаний. Ни маленький городишко Тернер, ни машина Ника, ни дорога домой, даже сам дом. Грейс испытывала досаду и недоумение оттого, что какая-то сумка и морковь в больничном меню отозвались в ее памяти. А гораздо более важное — муж, дом, город, в котором она живет, — казалось совершенно чужим.

Грейс замедлила шаг. Ник нагнал ее на дорожке и, взяв под локоть, повел к крыльцу. Когда они подошли, она закрыла глаза и вдохнула поглубже, набираясь смелости. Затем открыла глаза и шагнула.

На нее одновременно нахлынули противоречивые чувства сожаления и облегчения, когда она окинула взглядом неожиданно строгий холл. Сам дом был выстроен из бревен. Но стены холла побелили. Ковры в восточном стиле подчеркивали белизну выложенного керамической плиткой пола. С высокого потолка свешивалась простая, но изящная люстра.

— Как красиво, — выдохнула в восхищении Грейс, оглядываясь вокруг. Разочарование боролось в ней с радостью оттого, что момент встречи с прошлым отодвигался и у нее еще есть время все исправить.

— Но ты ничего не узнала, — рассудил Ник, наблюдая за ней.

— Нет. Извини, Ник. Совсем ничего. — Грейс покачала головой.

— Грейс, ну что ты… — Ник опустил сумку на пол и обнял женщину за плечи, утешая. — Не волнуйся так. У тебя все еще впереди…

— Так, значит, вот она, Грейс, — раздался громогласный возглас.

Очарование момента вмиг испарилось. Грейс забыла о своей печали — любопытство одержало верх. Она подняла голову и увидела невысокую, средних лет женщину, стоявшую у входа в столовую. Ее светлые крашеные волосы были коротко подстрижены. Она не отличалась стройностью — светлая униформа экономки облегала ее так плотно, что пуговицы грозили отскочить.

— Да, это Грейс, — ответил Ник. Грейс заметила, что веселье в его голосе получилось натянутым. — Грейс, это Стелла, моя… наша экономка.

От Грейс не укрылась его оговорка. От нее также не укрылось и то, что экономка видит ее впервые. Та, казалось, чересчур обрадовалась, наконец познакомившись с женой хозяина. Значит, они с Ником не жили вместе. Грейс протянула экономке руку, как будто знакомилась. Возможно, так оно и было, принимая во внимание реакцию Стеллы.

— Привет.

— И вам привет, — ответила Стелла. — Как поживаете?

— Стелла родом из Бронкса [4], — пояснил Ник; он опять подхватил сумку Грейс. — Ее сын нашел работу в Тернере и перевез сюда свою семью — жену и детей. Стелла тоже переехала с ними.

— Было бы ужасно нечестно и просто отвратительно навязываться им, — весело заметила Стелла. — Я нашла занятие, так что не торчу день-деньской у них дома. Им ведь тоже нужно побыть одним. Но не очень долго, я же скучаю по своим внукам.

Грейс невольно рассмеялась. Ей нравилась Стелла.

— Ваши внуки наверняка рады такому вниманию.

— Уж это точно! Вот только у их родителей иногда возникает желание пристрелить меня.

И снова Грейс засмеялась. Если бы она не была уверена в том, что видит Стеллу впервые… У Грейс возникло такое ощущение, будто она знает эту женщину… или кого-то очень похожего на нее. Точно. Она знает человека, у которого много общего со Стеллой.

Когда они поднимались по лестнице на второй этаж, Грейс спросила об этом Ника.

— У меня такое впечатление, что я впервые вижу Стеллу, — призналась она ему. — Но я знаю человека, очень похожего на нее. Это так?

Прежде чем ответить, Ник отругал себя за глупость. Надо было предупредить Стеллу, чтобы она притворилась, будто давно знает Грейс. Но раз уж Грейс не спросила, почему ей незнакома Стелла, Ник предпочел не распространяться на эту тему. Он объяснил Грейс, что Стелла очень похожа на отчима, Ангуса.

— Хотя у Стеллы все еще проскальзывает нью-йоркское произношение в нос, а у Ангуса все еще заметна шотландская картавость, — сказал он ей, — они, можно сказать, одного поля ягода.

— Стелла и Ангус так похожи? — заинтересованно спросила Грейс, следуя за Ником по второму пролету лестницы.

Ник покачал головой.

— Они выражаются похоже. Но дело не в том, как они говорят, а что говорят. К тому же у обоих схожий акцент. В довершение всего их объединяет еще и то, что они очень привязаны к своим близким. Оба души не чают в детях.

— Не могу дождаться, когда отец вернется из Хьюстона.

Нику почудилась грусть в ее голосе.

— Грейс, я так понимаю тебя. Ума не приложу, где они там остановились. Я обзвонил все отели, предлагал управляющим деньги, но все напрасно. Похоже, Ангус заплатил больше, чтобы они не раскрывали его местонахождение.

— Прямо знаменитость какая-то.

— Нет, скорее человек, уважающий собственное спокойствие. Ангус известен своими инвестициями в довольно необычные предприятия. Вот его и преследуют всякие чудики, желающие протолкнуть свои идеи. — Ник остановился у двери в ее спальню. — Но он скоро вернется. Осталась всего неделя с хвостиком.

Долгая, мучительная неделя, про себя подумал Ник. Он распахнул дверь. Свободное пространство подчеркивалось изысканной обстановкой. Нику и самому понравилось. Он подумал, что не будет здесь ничего менять, когда Грейс уедет. Если только воспоминания не окажутся слишком мучительными.

— Ах, Ник, — выдохнула Грейс. — Какое великолепие.

Ник прислонился к дверному проему. Он улыбнулся. В восемнадцать он мечтал о том, как подарит Грейс сказочно красивый дом вроде этого. Он представлял себе ее восхищение, точь-в-точь как сейчас.

— Розовато-лиловый, песочный и винный, — произнес он, со знанием дела рассуждая о названиях цветов, почерпнутых им из ярлычков, что были на портьерах и покрывале. — Они отлично сочетаются с цветом твоих волос. Потому мы их и выбрали.

Он нарочно сказал «мы». Ник хотел, чтобы она поверила, будто они выбирали вместе. На самом деле почти так оно и было. Сказанное навеяло воспоминания. Едва Ник понял, как гармонично будут сочетаться эти цвета с цветом волос Грейс, он живо вообразил ее нагой, прикрывшейся покрывалом. Ее темные волосы разметаны по подушке. Дорожка лунного света пробивается сквозь ставни стеклянных дверей, подчеркивая белизну ее кожи…

Ник заскрипел зубами, подавляя возникшее желание. Он переключился на более приличествующие случаю мысли.

— Тебе не мешало бы немного отдохнуть, прежде чем мы разберем твои вещи.

— О чем ты говоришь. — Грейс огляделась с довольным видом. Хотя комната и не показалась знакомой, она пришлась ей по вкусу. Похоже, отделку и в самом деле выбирала она. Грейс не теряла надежды. Может, Ник и вычеркнул ее из своей жизни, но ее спальню он не тронул. — Я прекрасно себя чувствую. Погоди, только разберу вещи, и ты проведешь меня по дому.

— Ты правда не устала?

— Нисколечко. — Не дожидаясь согласия Ника, она откинула крышку чемоданчика, что лежал на кровати.

Ник попробовал было убрать ее руки от чемоданчика.

— Я помогу тебе.

— Нет, я хочу проверить, вспомнится ли мне что-нибудь без посторонней помощи.

Ник покачал головой.

— Не нравится мне эта идея. Давай не будем торопить события.

— А мы и не торопим, — возразила Грейс. — Считай, что это маленький эксперимент, не более.

Ника не очень обрадовали ее слова. Но он не стал останавливать ее. Просто внимательно наблюдал, как она открывает шкафчики, пытаясь вспомнить, куда обычно клала свои вещи, которые сейчас вытаскивала из чемоданчика.

Наконец, осмотрев все ящички, Грейс тяжело вздохнула. Она сама решила устроить себе проверку, чтобы удостовериться в том, что воспоминания не прокрадутся в ее голову в самый неподходящий момент. И хотя идея была ее, она порядком утомилась, открывая и закрывая каждый ящичек.

— Ты прав. Не стоило затевать это.

— Вот видишь, а я что говорил.

Грейс так и подмывало спросить о причине их разрыва. Не потому ли они расстались, что она оказалась упрямой и неуступчивой? Итак, эксперимент доказал, что память к ней вернется не скоро. Значит, у нее есть еще время. И не стоит торопить события.

Все же кое-что тревожило ее настолько, что она решилась спросить:

— А где твои вещи?

Ник не отвел взгляда.

— Мы со Стеллой перенесли их в другую спальню. Ты еще не совсем поправилась, и лучше тебя пока не тревожить.

Возразить было нечего, и Грейс не стала спорить. Хотя, с другой стороны, чем не отличный предлог отделаться от нее? Она решила, что не время еще настаивать.

— Давай познакомимся с домом.

— Ты, кажется, сказала, что устала.

— Ну да. Только мои силы восстановятся быстрее, если я устану немного больше обычного.

— Не сегодня. И так достаточно впечатлений. Вот завтра — пожалуйста. А пока попрошу Стеллу приготовить нам по-быстрому обед. После обеда ты должна немного поспать.

Грейс поспорила бы с Ником, но, похоже, он собирается доставить ей удовольствие совместным застольем. Первая победа, призналась она самой себе. Так что нечего жадничать, стремясь к большему.


Три туза.

Грейс усмехнулась.

— Извини, я выиграла.

— Бьюсь об заклад, ей чертовски везет! — воскликнула Стелла, сдавая карты. Все трое сидели за столом в залитой солнцем гостиной.

— Что я говорил, — со смехом согласился Ник со Стеллой, которая гордилась тем, что она «лучше всех» в покере. — Я мог бы обыграть ее в хартс, мог бы обыграть в рамми. Но в покере Грейс нет равных.

Если бы Ник вспомнил, что невозможно выиграть у Грейс в покер, он бы потребовал играть в джин рамми [5] в тот самый день, когда она поставила на кон свою свободу. Но время вспять не повернешь.

Последние два дня прошли спокойно. Они с Грейс играли в карты, читали и гуляли в лесу неподалеку от дома. Грейс стала веселее. Да и он тоже.

— Грейс устала за сегодняшний день. Мы пойдем прогуляемся. А вы пока приготовьте ужин. Сегодня мы ляжем спать пораньше, — распорядился Ник..

— Но, Ник… — попробовала возразить Грейс.

— Грейс, ты вчера слишком поздно легла. Сегодня ты должна заснуть вовремя.

— Ну прямо как мой отец, — только и сказала Грейс. Она пошла впереди мужа к раздвижным дверям, ведущим на улицу.

Внутри у Ника похолодело в предчувствии ужасного. Он остановил ее.

— Ты вспомнила отца?

Грейс немного подумала.

— Нет. Просто так, с языка сорвалось.

— Ты знаешь, Грейс, похоже, это добрый знак, — заметил Ник.

Но на душе у него кошки скребли, ведь эти вспышки воспоминаний говорили о том, что в привычном окружении она вспомнила бы гораздо больше. Но он не может пока отпустить ее домой. Просто не может. С каждым днем она становится все сильнее, все жизнерадостнее. Последние два дня, проведенные у него, Грейс не выказывала никаких признаков тревоги. Хотя Ник и понимал, что поступил правильно, решив привезти ее к себе, его не отпускало чувство вины. А может, то была тоска. Потому что, когда приедет ее отчим, Ник во второй раз потеряет Грейс.

Молодая женщина сразу же заметила перемену в Нике и подавила готовый вырваться вздох. Обычно она видела Ника веселым и беззаботным; в его поведении не было ничего странного. Они смеялись и болтали, играли в карты со Стеллой, лакомились приготовленными ею вкусными блюдами и смотрели на огонь в камине. В такие минуты Грейс чувствовала, как связь между ними возрождается и крепнет. Тогда ей приходило в голову, что дело лишь за временем и Ник в конце концов увидит, что происшедшее между ними ранее не имеет значения. Он поймет, что важнее всего то, как они относятся друг к другу сейчас.

Но бывали и другие моменты. Особенно когда разговор заходил о том, возвращается ли к ней память или нет. Тогда Ник хмурился или приходил в замешательство. А иногда чувствовал себя виноватым. И откровенно злился.

— Иногда у меня возникает такое чувство, будто ты не хочешь, чтобы я вспомнила все. — Грейс не хотела говорить это, но, сказав, сразу почувствовала себя лучше.

— Я лишь хочу, чтобы тебе было хорошо.

Грейс остановилась. Лучи солнца пробивались сквозь огненные, рыжие и золотые листья деревьев, что росли вокруг дома. Землю под ногами устилало покрывало из тех же самых листьев.

— Хорошо? А что такое «хорошо»? Я здорова, я дома, я счастлива, наконец. Чего еще можно пожелать?

Неожиданно Ник рассмеялся.

— Знаешь, Грейс, ты высказала сейчас, наверное, самую умную мысль из всех, что говорила. А слышал я от тебя немало достойных суждений.

Радостная оттого, что ей удалось стряхнуть с мужа унылые колдовские чары, Грейс взялась за лацканы его пиджака.

— Да? Какие же, например?

Ник обнял ее.

— Ты как-то сказала, что, хоть я и недолюбливаю наш родной городок, Кроссроудз-Крик… — Ник посмотрел на нее, проверяя, не вспомнилось ли ей. Грейс кивнула, как бы подтверждая, что внимательно слушает. — Ты как-то сказала мне, что, хоть я и недолюбливаю наш родной городок, — продолжил Ник, — я не должен убегать. Вместо этого я должен поступить в колледж.

Грейс нахмурилась.

— Что ж тут такого умного?

Ник набрал побольше воздуха и медленно выпустил струйку пара в морозный воздух. Он раздумывал, как бы ответить ей. Грейс ничего не знала ни о том, что творилось у него дома, ни о самой его семье. Даже когда они уже встречались, она ни о чем не подозревала. Грейс никогда и не спрашивала, почему он не хочет учиться после школы дальше.

Наконец Ник решил, что ничего страшного не произойдет, если он расскажет все как было. Что они едва сводили концы с концами, что его родители никогда не вели разговоров о колледже, да и сам он тогда не знал, чего хотел. И Ник ответил:

— Моя семья не отличалась достатком, и я даже не думал о колледже как о запасном варианте. Для меня учеба после школы оставалась роскошью. Ты изменила мою точку зрения.

— Это хорошо. Каждому иногда не мешает посмотреть на что-либо с другой точки зрения.

Ник усмехнулся.

— Откуда тебе знать? У тебя-то перспектива всегда была блестящей. На случай, если ты не поняла, к чему я клоню, — это ты, ты изменила меня. А не наоборот.

Тогда что же у них не заладилось? Грейс чуть было не спросила вслух. Но она чувствовала себя такой желанной. И он не волновался, не нервничал. Они стояли так близко! Последние два дня он избегал прикасаться к ней. Лишь скромно целовал на ночь, оставляя одну в кровати огромных размеров.

Грейс приподнялась на цыпочки. Не спуская с Ника глаз, она коснулась губами его губ. Но губы Ника оставались неподвижными, точно неживые. Грейс уже было решила, что он не ответит ей, но тут его ресницы дрогнули и опустились. Губы раскрылись, и он привлек ее к себе.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Окружающий мир перестал существовать для Ника, осталась лишь Грейс. Руки скользнули вниз по ее спине, остановившись на бедрах. Он обнимал ее, и ему казалось, что они созданы друг для друга. Руки повторяли каждый изгиб ее тела. Но соблазнительней всего был завлекающий поцелуй. Мягкие и влажные губы побуждали его проникнуть глубже, вкусить, отдать, взять еще больше…

Его оборона оказалась сметена, разрушена полностью. Вдруг в самом дальнем уголке его мозга вспыхнула единственная здравая мысль. Он вспомнил, что, скорее всего, Грейс направлялась в Тернер за разводом. Что было более чем вероятно, если у нее кто-то есть. И как только Грейс обретет память, она возненавидит Ника.

Да, возненавидит.

Ник чувствовал себя глубоко несчастным, настолько, что даже испытывал физическую боль. Он дотянулся до рук Грейс, обнимавших его за шею.

— Пойдем в дом.

— Зачем? Давай постоим и насладимся поцелуями.

При последних словах Грейс потерлась о его шею. Ник стиснул зубы, борясь с доходящим до боли желанием.

— Грейс, совсем недавно ты была нездорова. И хотя сегодня тебе уже получше…

Получше? Господи, да так хорошо может быть только в раю!

— Сегодня ты чувствуешь себя хорошо и тебе хочется того, чего, может, и не следует делать.

— С каких это пор жене не следует целовать мужа? — Она снова обвила руками его шею. — Я помню, что ты рассказывал мне. Мы могли часами лежать на пледе и целоваться. — Сказав так, она отстранилась и пристально посмотрела на него. — До сих пор мне было не совсем понятно, но сейчас я поняла. — Грейс встала на цыпочки, обхватила его шею и слегка провела полными губами по его губам. — Тебе кто-нибудь говорил, что ты здорово целуешься?

Ник закашлялся.

— Только ты.

— Да, я знала, на ком остановить свой выбор.

Ник снова убрал ее руки.

— Нам пора домой.

— Почему?

— Почему? Грейс, ты убиваешь меня. — Не зная, что еще сказать, Ник добавил: — Если ты не перестанешь, мне будет больно.

На лице Грейс появилась озорная улыбка.

— Я знаю, как успокоить эту боль.

Ник закрыл глаза.

— Грейс, ты еще слаба. Тебе рано думать о таких вещах.

— Я здорова, — не сдавалась Грейс и снова коснулась его губ. — Я никогда не чувствовала себя лучше. Клянусь тебе.

Ник не знал, что еще придумать. Он схватил ее за руку и потащил домой.

— Ты во всем перечишь мне, Грейс, но просто поверь на этот раз… Договорились?


За ужином Грейс старалась не дуться, хотя это стоило ей усилий. Ее целью было вернуть Ника, а не отталкивать его от себя все дальше и дальше. Она предполагала, что именно капризы, обиды и упрямство с ее стороны были наипервейшей причиной их разрыва. А раз она вознамерилась вернуть Ника, ей следует держать в узде свои эмоции.

К тому же сегодня ей удалось кое-чего добиться. Грейс узнала, что интересна ему как женщина. Она узнала, что он желает ее. Обычно мужчине и женщине необходимо узнать друг друга получше, прежде чем сблизиться. Грейс не могла не признать, что они с Ником узнают друг друга чересчур стремительно.

Так что Грейс не обижалась. И не показывала свой норов. Наоборот, она нахваливала приготовленную Стеллой чудесную форель и вскоре завязала с Ником оживленную беседу. О его работе. Он почувствовал себя увереннее.

— Одна из первых компаний, куда я попал, управлялась кучкой дураков.

Столовая, где они сидели, была отделана в пастельных тонах и обставлена мебелью красного дерева. Темная древесина стола проглядывала между кружевными подставками под блюда. Единственным источником света были свечи.

— Меня интересует твоя работа, — заверила Грейс. Поддавшись очарованию обстановки, она придвинулась к Нику. — Ну давай, расскажи мне все про этих дураков.

— К счастью — или к несчастью? — парень, создавший компанию, был вовсе не глуп. Он трудился не покладая рук и за пять лет расширил компанию, а сам получил немалые деньги, продав пакет акций. Прошло совсем немного времени, чуть больше семи лет, и он стал мультимиллионером.

— Ух ты! — поразилась Грейс. — И чем занималась его компания?

— Мусором, — ответил Ник и захохотал. Грейс улыбнулась, наслаждаясь сладкой музыкой его голоса. — Парень сколотил себе состояние, собирая мусор.

— В этом что-то есть, — заметила Грейс.

— Есть, — согласился с ней Ник. — Компания все расширялась. Но рано или поздно наступает время, когда одному человеку становится не под силу в одиночку управлять делом. Тут-то и выясняется, чего он стоит. Все крупные компании когда-нибудь проходят через это.

— И как же это происходит?

— Ну, во-первых, становится ясно, способен ли руководитель поделиться властью.

— А если не способен, компания летит в тартарары, — продолжила Грейс; ее смутило, что она вдруг знает ответ. Потом она вспомнила. Ник говорил ей, что она работает у него, в этой же самой компании. И конечно, ей понятны основные принципы управления, которые он использует.

— Так и есть, — подтвердил Ник. — Едва компания расширяется до определенного размера, одного человека становится мало, чтобы управлять ею. Если же он упорствует, дела компании пойдут прахом.

Ник замолчал. Грейс наблюдала за игрой света и тени на его лице. Блики пламени подчеркивали его высокие скулы.

— Есть и оборотная сторона проблемы. Когда обычный человек вдруг добивается успеха, как, например, Чез, он начинает думать по-другому. Ему кажется, что раз у него получилось заниматься бизнесом, то и любой другой сможет. Первый же встречный с улицы способен продолжить его дело. В моем случае президент компании, вместо того чтобы взять на работу профессионалов, набрал своих друзей.

— Не очень-то мудро с его стороны.

— По двум причинам. Во-первых, ему нужны были бухгалтеры и менеджеры, а он набрал людей без необходимой квалификации. Во-вторых, и это, наверное, хуже всего, его друзья стали злоупотреблять дружескими отношениями.

— Понимаю.

Ник снова замолчал. Грейс смотрела на него. Она чувствовала — то, что он собирается сказать ей, важно для него. А это значит, что Ник впервые с тех пор, как произошла авария, говорит с ней о чем-то личном.

— Мне достаточно было проработать в этой компании всего две недели. Стало ясно, что я единственный, кто знает свою работу. Тогда я позвонил человеку, который нанимал меня, и все ему рассказал. Первым его порывом было изгнать президента из совета директоров. Но потом он поговорил с Чезом. И поставил ему условие — уволить своих друзей, если тот желает остаться в должности президента и управлять компанией. Чез уволил их, а я набрал новых сотрудников.

Грейс подперла подбородок кулаком. Мгновение она внимательно смотрела на Ника. Ее заворожили отблески света, метавшиеся на его скулах и отражавшиеся в волосах.

— Тебе была небезразлична эта компания?

Пронзительный взгляд карих глаз Ника встретился с ее взглядом.

— Только потому, что Чез не был обыкновенным президентом. Он походил на ничем не примечательного человека с улицы, и все были уверены, что ему просто повезло. Но то было не везение. У Чеза была светлая голова, очень. И он допустил единственную ошибку — нанял своих друзей. Мне пришлось немало постараться, чтобы убедить моего заказчика оставить Чезу пост. — Ник умолк; выговорившись, он наконец перевел дух. — Я даже сон потерял тогда.

— В этом парне ты увидел самого себя?

Ник улыбнулся.

— Да. Хотя он весил на сто фунтов больше и был совершенно лысым.

— А теперь?

— Теперь я уже не принимаю все так близко к сердцу, — признался Ник. — Я знаю, что на каждого уволенного мною высокооплачиваемого президента приходится трое талантливых, достойных людей. Меня также утешает и то, что каждая спасенная мною компания процветает еще по крайней мере пять лет… Ну а теперь я провожу тебя до спальни.

Ник подошел к Грейс, намереваясь помочь ей встать из-за стола. Она запротестовала:

— Но ведь всего лишь полдесятого.

— Пока ты наденешь пижаму, умоешься и почистишь зубы, как раз будет десять. Я мог бы почитать тебе что-нибудь перед сном, согласна?

— Да, — со смехом ответила Грейс; она обернулась и очутилась почти что в его объятиях. Грейс заглянула ему в глаза. Стоит ей привстать на цыпочки, как их губы встретятся и…

Соблазн, такой соблазн… но сегодня утром Грейс усвоила урок. Она слишком торопится, вот он и отступает. Все то время, пока они ужинали, Грейс пыталась ослабить напряжение между ними, и под конец ей это удалось.

Она сделала шаг назад.

— Спокойной ночи, Ник. Нет необходимости меня провожать. Я справлюсь с одеялом сама.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Наутро он поднялся к ней в спальню с завтраком на подносе. Ник примостился на краешке кровати и смотрел, как Грейс, причмокивая от удовольствия, ест сладкую булочку.

— Грейс, весь день мне придется провести на работе.

— У тебя встреча с человеком, который дает тебе задания? — беззаботно поинтересовалась Грейс.

— Нет, просто надо разобрать бумаги.

Она посмотрела на него в замешательстве.

— Я думала, это моя работа.

— Твоя, — не моргнув глазом соврал Ник, зная, что иначе Грейс заподозрит неладное. — Но пока ты еще нездорова, эти дела висят на мне.

Ник вздохнул, ожидая реакции Грейс. Про себя он начал отсчет.

Десять… Она обдумывает то, что он сказал.

Девять… Она понимает, что он бережет ее от работы.

Восемь… Она прислушивается к себе и решает, что вполне здорова, чтобы заняться делом.

Семь… Она прикидывает, каковы ее шансы выйти победительницей в борьбе с ним.

Шесть… Она обдумывает, как бы сделать так, чтобы выиграть наверняка.

Пять… Она размышляет, стоит ли ей вообще затевать спор с ним.

Четыре… Она возражает самой себе, напоминая, что у нее гораздо больше прав пойти на работу, если это ее работа.

Три… Она изводит себя до изнеможения идеей одержать над ним верх.

Два… Она вспоминает, что никто и не стремится подчинить ее себе.

Один… Она взрывается.

Как только он произнес про себя «один», Грейс посмотрела ему в глаза. Ник уловил огонь в ее прекрасных, безмятежных глазах. Грейс слегка тряхнула головой, отложила булочку и сказала:

— Хорошо. Мне нужно кое-что сделать по дому. Встретимся за ужином.

Ник уехал в раздражении, потому что ничего не понимал; он ничего не понимал, потому что пребывал в раздражении. Работа не шла ему на ум. Его голова была забита мыслями о Грейс.

У него нет выбора, он должен отказаться от нее.

Ник просидел в офисе до четверти седьмого.

Уже направившись домой, по пути он заехал в цветочный магазин и купил для Грейс дюжину роз.

Когда он подъехал к дому, то не увидел машины Стеллы. Уж не спровадила ли ее Грейс под каким-нибудь благовидным предлогом, подумал Ник. А вдруг она задумала соблазнить его? Он не удивится, если его чересчур любопытная экономка вступит с Грейс в сговор. Стелла ох как охоча была до роли свахи!

Ник опомнился. Обозвав себя ненормальным, он открыл дверцу и вышел из машины. Подойдя к заднему ходу, он начал подниматься по лестнице, ведущей на кухню, и уже там почуял невероятно вкусный запах. Что ж, Стелла по крайней мере позаботилась об ужине. Ник отворил дверь на кухню и на цыпочках переступил порог.

— А ты что здесь делаешь?

Как же она напугала его! Одной рукой Ник схватился за сердце, другой вцепился в цветы.

— Я-то с работы пришел, — возмутился он. — А вот что здесь делаешь ты?

— Вроде как ужин готовлю. Один из внуков Стеллы серьезно заболел. Я и отпустила ее.

— Вот как. Это тебе. — Он протянул ей розы.

У Грейс слезы на глаза навернулись. Он так внимателен к ней. Так заботлив. Ведет себя так тактично. Но ни разу еще с его стороны не было настоящего знака романтической любви. Это первый.

— Спасибо. — Голос Грейс дрогнул.

Ник запустил пятерню в свои густые, вьющиеся волосы.

— Прости, если я повел себя вчера недостойно, — произнес он. Грейс заметила, как поспешно он сунул руки в карманы. Будто знал, что, если не сделает этого как можно быстрее, не удержится и прикоснется к ней. — Просто ты нездорова…

— Я здорова, — возразила Грейс вновь дрогнувшим голосом. Если кто когда и видел двух влюбленных, так это были они, Грейс и Ник. Но между ними словно кошка пробежала. И сегодня вечером она задумала выяснить, в чем же причина их разлада. Несмотря на его протесты и попытки перевести разговор на другую тему, несмотря на то, как болезненно это может оказаться для нее самой. — Ради бога, Ник. Да я со скуки по пятам ходила за Стеллой. На кухне убралась. В шкафах своих порядок навела. Ужин приготовила. Неужели я похожа на больную? Что мне такое еще сделать, чтобы ты убедился в моем полном выздоровлении?

Ник чувствовал себя не в своей тарелке. И все же нашел силы встретить ее взгляд.

— Может, вернуть себе память? — осторожно спросил он.

Грейс возмутилась.

— Это мне не под силу. Но это вовсе не значит, что я все еще больна. Мне кажется, в наших отношениях что-то неладно. — Грейс собралась с духом. — В самом деле. Ник. Я готова поспорить — правда в том, что ты больше не любишь меня.

На минуту жизнь вокруг как будто замерла. Грейс ждала. Она до последнего надеялась увидеть в глазах Ника знак, лучик света, который сказал бы ей о том, что между ними не все кончено. Но время шло, и надежда все угасала, пока не превратилась в призрачную дымку. Вдруг Ник едва слышно прошептал:

— Я люблю тебя, Грейс.

— Правда? — Грейс не могла больше сдерживаться и расплакалась. — Как я могу поверить тебе? Знаешь, что думает доктор Ринджер? Будто бы память не возвращается ко мне потому, что я сама этого не хочу.

Ник покачал головой.

— Он мне этого не говорил.

Всхлипнув, Грейс кивнула.

— Он подозревает, что в моей жизни произошли неприятные события и я не хочу снова столкнуться с ними лицом к лицу. Но, по-видимому, тебе удалось убедить его в обратном. Едва он поговорил с тобой, как полностью изменил свое мнение. Он пришел ко мне и настоял на том, чтобы я выписывалась.

Нику стало неловко.

— Грейс, извини, мне и в голову не приходило, что он…

— Тебе в голову не приходило, что я уже догадалась о проблемах в нашей семейной жизни, просто стыдилась признаться в этом чужому человеку, хотя бы он и был врачом и…

Ник оборвал ее на полуслове:

— Грейс, с чего ты взяла, что у нас какие-то проблемы в отношениях?

Она дерзко вздернула подбородок.

— Во-первых, мы спим раздельно.

— Ты еще нездорова.

— Я тебе уже говорила. Я не больна. Чувствую себя превосходно. И чувствовала бы еще лучше, если бы мой муж вернулся ко мне в спальню.

— Мы ляжем в одну кровать, если ты обещаешь не затевать того, к чему ты не готова.

— Ты хочешь сказать, что не собираешься заниматься любовью?

— Грейс, дело не в том, что я не хочу близких отношений, — возразил Ник, едва не застонав. — Просто не хочу причинить тебе вред.

Грейс глубоко вздохнула и закрыла глаза.

— Хорошо, — сказала она.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

За ужином они почти не говорили. Поев, вместе вымыли посуду. Грейс сказала, что ложится спать.

Ник поднялся в свою спальню, помылся под душем, побрился и надел единственную пижаму, имевшуюся у него, — ту, что подарила ему мама на Рождество.

Когда он вошел в спальню, постель была еще пуста. Дверь в ванную комнату была закрыта, и снизу пробивалась полоска света. Ник старался успокоиться и не нервничать. Лучше всего вести себя естественно.

Он залез под одеяло со своей стороны и достал из верхнего ящика ночного столика книгу. Для Ника привычным делом было засыпать одному, вот как сейчас. Через минуту он потерял нить описываемых в книге событий и задремал. Хлопнула дверь ванной, он вздрогнул и очнулся.

Перед ним стояла Грейс. Легкая ночная сорочка на ней казалась почти незаметной, и Ник ясно видел очертания стройного женского тела, окутанного воздушной материей бледно-лилового цвета.

Ник сглотнул. Ему тотчас же вспомнилась их первая брачная ночь. Потом он спросил самого себя, о чем он думал, когда покупал ей эту ночную сорочку под цвет глаз. Наконец он просто-напросто возжелал ее. Но теперь он мужчина, ему уже не восемнадцать. Грейс ехала за разводом. Возможно, ее сердце уже отдано другому. И в любом случае он недостоин ее.

— Ой, я думала, ты выключил свет, — испуганно вскрикнула Грейс. Она выглядывала теперь из ванной. — Сейчас приду.

Она, несомненно, нервничала, и Ник обругал себя за то, что уступил ей с этой затеей.

— Не беспокойся так, Грейс. — Он откинул ее половину одеяла. Казалось, они женаты уже давно и совместное ложе — обычное для них дело.

— Я спокойна, — ответила она и скользнула под одеяло.

Ник снова взялся за роман. Грейс тем временем натянула одеяло до подбородка и постаралась устроиться поудобнее.

Ник закрыл книгу.

— Тебе не мешает свет?

Глядя в потолок, Грейс ответила:

— Не знаю. А раньше мешал?

— Нет.

Еще бы! Как мог свет от его лампы мешать женщине, жившей за сотни миль от него? Но на всякий случай Ник протянул руку и щелкнул выключателем. Едва его спина коснулась кровати, как он почувствовал, до чего напряжена Грейс.

Ник вздохнул.

— Грейс, вот потому-то я и не хотел ложиться с тобой. Ты же сплошной комок нервов. Мы оба не выспимся. И если мне достаточно нескольких часов сна, то тебе нет. Ты еще слишком слаба.

Грейс возразила:

— Я не напряжена.

— Правда? — Ник сунул руку под одеяло. Нащупав руку Грейс, он обхватил ее. Она была точно деревянная. — А это что такое?

— А ты как думал? — сдалась Грейс. Ей стало так обидно, что она забыла на время о своих страхах и повернулась лицом к мужу. Ее глаза поискали в темноте лицо Ника. — Порядочный муж что-нибудь да сделал бы, чтобы я почувствовала себя свободнее. А не стал бы пенять мне на то, что я нервничаю.

Ник вздохнул. Ее правда. Именно так он себя и ведет.

— Ладно, ты права. Приличный муж наверняка нашел бы способ помочь тебе расслабиться. Иди ко мне, — позвал он и привлек Грейс к себе.

Нежное тело Грейс прижалось к нему. Шелковистая кожа ее обнаженных рук скользнула меж его ладоней. Мягкие оборки длинной сорочки защекотали ему ноги.

— Так лучше? — участливо поинтересовался он, а сам стиснул зубы, подавляя страстное желание.

Грейс удовлетворенно вздохнула и поудобнее устроилась в его объятиях.

— Гораздо лучше. — И еще теснее прижалась к нему.

Какое-то время они лежали неподвижно в неловкой тишине. Ник твердил себе, что он справится с чувствами. Он убеждал себя в том, что хочет он или нет, а ему приходится обнимать ее. Заботясь о здоровье и благополучии Грейс до возвращения ее отчима, Ник тем самым как бы искупает свою вину перед ней. Он не позволит себе поддаться ее мягкости, восхитительным изгибам тела, аромату, исходившему от нее. Хотя, если так будет продолжаться более четырех ночей…

Ник услышал спокойное, ровное дыхание Грейс и подумал, что она уже заснула. Но Грейс вдруг сказала:

— Я, правда, люблю тебя, Ник.

Непонятно почему, но для Ника ее слова явились полной неожиданностью. Он тоже любит ее. В самом деле, любит.


Наутро они проснулись в объятиях друг друга, как давние влюбленные. Точно они и в самом деле женаты уже десять лет. Ник в полудреме почувствовал, как Грейс повернулась к нему и принялась нежно покрывать поцелуями его лицо. Сначала лоб, потом глаза, щеки, подбородок… Ник невольно стал искать губами ее губы, его руки скользнули по телу Грейс.

Поцелуи Грейс пробудили его окончательно, и он вспомнил. Вспомнил, почему не имеет права целовать ее и обнимать.

Ник как можно мягче разорвал их объятия и поднялся с постели.

И совершил ошибку — бросил взгляд на Грейс. Она лежала все еще полусонная, с разметавшимися по подушке волосами. Ник едва устоял, чтобы не вернуться к ней.

— Куда ты? — спросонья прошептала Грейс.

— В душ. Мне сегодня на работу.

— Вот как… — Грейс явно расстроилась. — А я думала, мы еще немного побудем вместе.

Не имея сил возразить, Ник присел на кровать и взял руки Грейс в свои.

— Мы еще побудем вместе.

Он придумал, как найти Ангуса. Значит, сегодняшний день может стать последним. Нику захотелось еще хотя бы нескольких часов счастья. Этой ночью он не поддался соблазну. И теперь чувствовал себя сильным и уверенным — мужчиной, которому не о чем беспокоиться.

Разве что только о следующей ночи, если его задумка не осуществится.

Ник собрался в офис не ради работы, а чтобы позвонить Ангусу. Насколько Ник помнил, Ангус в качестве офиса использовал кабинет на ранчо. Но у Ангуса должен быть секретарь. До сих пор Ник звонил по вечерам. Вчера, перед сном, ему пришла в голову мысль: а что, если позвонить утром — вдруг он застанет секретаря? Даже если и не застанет, можно будет разузнать у управляющего, не оставил ли Ангус для связи какой-нибудь номер.

Ник надеялся, что, как только он переговорит с секретарем, Ангусу дадут знать о его звонке и тот свяжется с ним. Или же секретарь передаст сообщение Ника Ангусу лично. Как только Ангус узнает, в чем дело, ничто не удержит его и он примчится за Грейс.

Что, к несчастью, означало бы их с Грейс скорое расставание. Как бы это эгоистично ни было с его стороны, но Ник рассчитывай на последний день. Они будут гулять долго-долго, разведут огонь в камине, у них будет романтический ужин…

— Как только вернусь с работы, я весь в твоем распоряжении… — начал Ник, и тут раздалась телефонная трель.

Ник снял трубку.

— Алло?

— Привет, это Стелла. У моего внука ветрянка. Он не может ходить в школу, пока у него не исчезнут все оспины. Вы сможете обойтись без меня денька два-три? Мою невестку не отпускают с работы.

— Д-да… Конечно, не беспокойтесь, — машинально ответил Ник.

Грейс села в кровати.

— Кто это?

— Стелла, — улыбнувшись, как ни в чем не бывало ответил Ник. — Она сегодня не придет, у нее внук заболел…

Грейс потянулась к мужу и нежно поцеловала в губы.

— Какой ты добрый.

Ее вера в него не переставала удивлять Ника. Но и настораживала одновременно. Он убрал ее руки, обхватившие его за шею.

— Нет, Грейс, я вовсе не добрый. Просто у нас со Стеллой установилась своего рода договоренность. Мы идем навстречу друг другу, таково наше непременное условие. Стелла единственная, кого я согласен видеть в качестве экономки на полный рабочий день.

— Почему? — спросила Грейс. — Ник, вечно ты говоришь так, будто что-то скрываешь…

— Мне есть что скрывать, Грейс.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ник сбежал по ступенькам со второго этажа и прошел на кухню, чтобы сварить себе кофе. Но едва он открыл дверь, как учуял аромат кофе и аппетитных французских тостов.

— Мне некогда завтракать.

— Но нельзя же без завтрака, — бесстрастно возразила Грейс. — Ты вряд ли вернешься рано. Наверняка и обедать не будешь. Так что ешь.

Грейс поставила перед ним тарелку с поджаренными тостами. Стол она накрыла, взяв кое-что из столового серебра и обычной посуды. Вроде бы просто, но с какой любовью все сделано! Он не заслуживает и толики ее доброты, хотя насчет еды она права.

— Я вернусь к обеду, — сказал Ник и направился к выходу. Грейс бросила на него недоверчивый взгляд, и он добавил: — Обещаю.

Ник ушел, и Грейс присела на один из стульев, расставленных вокруг круглого стола. Она понимала, почему Ник поступает так, а не иначе, и все же чувствовала себя задетой.

Грейс удивлялась своей чувствительности. В какой-то момент, когда они сжимали друг друга в объятиях и целовались этим утром, Грейс решила, что сейчас они займутся любовью.

Ник отверг ее не потому, что не хотел. Всему виной их запутанные отношения. Не было никакой возможности вызвать его на откровенный разговор. Потому-то Грейс и решила изобрести собственный метод. Она решила сделать так, чтобы он полюбил ее всем сердцем до того, как возникнет необходимость поговорить о прошлом. Грейс не сомневалась, что рано или поздно это ужасное прошлое даст о себе знать, став у нее на пути преградой. Она ни минуты не сомневалась в том, что путь этот не из легких.


Управляющий листал визитницу. Впервые Ник порадовался, что остались еще люди, делающие что-то по старинке, а не на компьютере. Не будь Ангус таким старомодным, все телефонные номера и адреса уже были бы введены в компьютер и заперты паролем. Но даже и с карточками шанс заполучить координаты секретаря оставался невелик.

— Единственного секретаря, которого я знаю, — сказал Ник, — звали Рене Джейкобс. Она уже работала у него лет десять, прежде чем я познакомился с Ангусом.

— Вот Джейкобс, — объявил управляющий.

— Рене?

— Нет, Рассел.

— Возможно, ее муж, — предположил Ник и спросил номер. Управляющий продиктовал ему номер без малейших колебаний. Ник, конечно, испытывал чувство благодарности, но не мог отделаться от мысли о том, что едва ли этот парень проработает у Ангуса долго. Такое впечатление у него сложилось, когда он еще в первый раз разговаривал с ним по телефону.

Закончив разговор, Ник набрал номер Джейкобс. После второго гудка трубку подняла пожилая женщина.

— Это Рене Джейкобс?

— Да, а кто звонит?

— Миссис Джейкобс, вы вряд ли меня помните. Я Ник Спинелли. Я встречался с Грейс Райт, дочкой Ангуса Макфарланда, когда мы еще учились в школе.

— А, Ники Спинелли! Как же, как же, помню. Как поживаете?

— Спасибо, хорошо, миссис Джейкобс. У меня тут возникла проблема. Необходимо срочно разыскать Ангуса Макфарланда. Его нет дома, он улетел по делам в Хьюстон. Я обзвонил все отели, но так и не узнал, где остановился Ангус.

— Ох, Ник, извини, но ничем не могу тебе помочь. Вот уже три года, как я не работаю у Ангуса. Мы с Расом на пенсии.

Ник тяжело вздохнул.

— Извините за беспокойство. У меня важное дело к Ангусу. Когда обнаружилась визитка с вашим именем, я подумал, что вы все еще работаете у него.

— Приглашения на барбекю от него получаю, а работать уже не работаю, — весело откликнулась Рене. — Я попробую разыскать его… раз у вас к нему такое уж срочное дело.

После разговора с Рене Джейкобс Ник против ожидания вовсе не испытал радости. Чувства, охватившие его, очень походили на те, что он испытал, когда впервые попал в Калифорнию. Судьба уже искушала его лучшей подругой и возлюбленной, выхватив ее прямо у него из-под носа.

И теперь, как будто одного раза было недостаточно, судьба вновь потешалась над ним.

Не зная почему, Грейс тем не менее была почти уверена, что Ник придет домой навеселе. Хотя при ней он еще не пил. Даже за ужином он выпил только бокал вина, один-единственный. Второго он себе не налил.

К вечеру приехал Ник, совершенно трезвый и все еще пасмурный. Грейс и радовалась, и терялась в догадках.

— Я не знала, когда ты приедешь, и решила не затевать ничего серьезного. В холодильнике салат и блюдо с нарезкой.

Усталый Ник провел ладонью по лицу.

— Извини, Грейс, что не пришел пораньше, как обещал. Кое-какие дела подвернулись.

— Ничего, — дружелюбно ответила Грейс.

— Ты слишком добра ко мне, Грейс, — буркнул Ник, он подошел к умывальнику вымыть руки.

— Хочешь, чтобы я закатила тебе скандал?

— Лучше будь со мной искренна.

— А я и так искренна. Верно, я расстроилась, что не получилось провести день вдвоем. Верно и то, что ты обещал прийти пораньше. Но я понимаю тебя. Ты руководишь компанией. И почти на две недели забросил ее ради меня. Мне не на что жаловаться.

— Ошибаешься, — огрызнулся Ник. — Есть много всего, на что ты могла бы пожаловаться. Так почему бы тебе не начать прямо сейчас? Давай покончим с этим раз и навсегда.

Грейс гадала: уж не такие ли вот дрязги стали причиной их испорченных отношений? Но на этот раз она не почувствовала обычного уже ощущения собственной вины. Ее внезапно озарило. Она вдруг осознала возможную причину заботливого к ней отношения Ника во время ее болезни. А что, если он виноват в том, что они разошлись, и старался загладить свою вину перед ней?

Новое предположение показалось Грейс не лишенным оснований. Тогда становится понятно, почему он сердится. Он как бы живет в постоянном ожидании некоего разоблачения.

— Я не буду выяснять с тобой отношения только потому, что ты напрашиваешься на это.

— И ничуть не напрашиваюсь, — проворчал Ник и дернул за ручку холодильника. Схватив салатницу с салатом и блюдо с нарезкой, старательно приготовленные Грейс, он шваркнул их на стол.

— Но я же права. Ты только полюбуйся на себя!

— Отлично, замечательно! Значит, по-твоему, меня так и тянет поскандалить. Ну так что?

— Ник, — мягко сказала Грейс. — Ник, что бы ты ни сделал… я прощаю тебя.

Ник швырнул кусок хлеба на стол.

— Ты прощаешь меня? — поразился он. — Ты прощаешь меня? Да знаешь ли ты, за что прощаешь?

— Мне неважно, что ты натворил. Я уже говорила тебе, что, по моему мнению, в наших отношениях образовалась трещина. Твое поведение лишь подтверждает мою догадку. Потому я все прощаю тебе, и отныне мы начнем нашу жизнь сначала.

— Большое вам спасибо, господин психоаналитик, — съязвил Ник.

Его оскорбительный тон пронзил Грейс словно нож, но она и виду не подала.

— Я не собираюсь ссориться с тобой. Я люблю тебя.

Ник зажмурился.

— Не говори так, — взмолился он с тоской в голосе.

Грейс подошла и встала прямо перед ним.

— Я люблю тебя. Я хочу любить тебя. Неважно, что ты сделал не так. Мы все исправим.

— Не надо, — молил ее Ник. — Ты не знаешь, что говоришь.

— Почему? Ты не веришь в прощение? — спросила она и сделала шаг вперед, сводя на нет расстояние, разделявшее их. — Я люблю тебя, — повторила она и прикоснулась губами к его губам. — Я люблю тебя.

Последнее было уже чересчур для Ника. Ее близость и желание снимали все запреты. К тому же она произносила слова, так нужные ему. Ник пребывал в полной растерянности. Рене ничем не смогла ему помочь. Она потратила целый день: обзвонила всех знакомых, пустила в ход присущее ей очарование южанки и дружеские связи, а также знакомства по работе, пытаясь выйти на Ангуса или хотя бы передать ему весточку. Ник весь день проторчал в кабинете меряя его шагами из угла в угол в ожидании звонка. И теперь он не только не сдержал данное Грейс обещание, но и ничуть не продвинулся в поисках Ангуса. Отчаявшись, он рассказал Рене об аварии, в которую попала Грейс. И попросил передать все Ангусу на случай если той удастся разыскать его.

Терзаемый невозможностью найти Ангуса и покончить с этой игрой, Ник попытался было отстранить Грейс. Но, едва коснувшись ее, понял что, наоборот, тянет ее к себе.

Грейс пикнуть не успела, как он подхватил ее на руки и понес наверх, в их убранную цветами спальню.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Когда Ник опустил Грейс на покрывало, ее кожа приобрела жемчужный оттенок на фоне розово-лилового, песочного и бордового цветов Ее волосы разметались поверх покрывала, напомнив Нику яркий блеск влажной земли в чаще леса. Глаза Грейс засияли двумя фиалками, распустившимися в сумерках. По их выражению Ник понял: Грейс знает, что делает, и желает этого.

При взгляде на нее дыхание его сбилось, а пульс участился. Ника охватило безудержное желание, и он сбросил с себя рубашку.

Он опустился на кровать и, расстегивая блузку Грейс, одновременно покрывал поцелуями губы молодой женщины. Но она притянула его к себе и поцеловала так страстно, что для Ника исчез окружающий мир, остались одни чувства.

Для Ника не существовало больше грани между дозволенным и недозволенным, осталась лишь всепоглощающая страсть. Он чувствовал горячие и влажные губы Грейс. Она нащупала пряжку ремня на его брюках, а Ник тем временем освободил ее от блузки. Сбросив с себя последнее, они откинулись на покрывало. И растворились друг в друге, достигнув столь вожделенного единения…


Грейс нежно обвила Ника руками.

— Ты овладел мной как изголодавшийся зверь.

— Я и есть изголодавшийся зверь, — ответил Ник; его губы при этом дрогнули. Господи, да он сам во всем виноват! С самого начала их отношения развивались не так, как надо. И вот они стали близки… Ник не только причинит ей много горя, когда Ангус заберет ее домой и она все вспомнит. Он обречет и себя на вечные муки, до конца жизни. Как будто он мало настрадался в первый раз.

Ник сомкнул веки и закрыл лицо рукой. Он прилагал отчаянные усилия, чтобы найти выход из создавшегося положения, и в то же время сознавал, что выхода нет.

— Не хочешь рассказать мне, почему ты голодаешь?

В ее вопросе прозвучали мягкость и участие: было естественно поинтересоваться этим. У Ника на глаза навернулись слезы.

— Грейс, у меня есть прошлое, которое ты едва ли поймешь, которое не лечится ни временем, ни расстоянием. — Ник замолчал на секунду, решая, сколько правды он может открыть ей. И подумал, что она не только достаточно окрепла, чтобы выслушать все, но и имеет на то полное право. — События из моего прошлого стали тогда причиной нашего разрыва, станут и на этот раз.

Грейс в волнении сглотнула. Когда же она заговорила, Ник понял по ее голосу, что она едва не плачет.

— Но я должна узнать правду.

— Даже если ты выслушаешь меня, ничего не изменится. Потому что в конечном счете это я принял решение, которое разлучило нас. Так что виноват я, и сейчас все произойдет точно так же, как и в тот раз.

— Но я смогу выслушать тебя, — убеждала его Грейс. — И тебе станет легче, когда ты выговоришься.

Ник признавал ее право на правду. Побежденный, он тяжко вздохнул.

— Отец постоянно избивал нас с матерью, — спокойно начал он, как будто ничего ужасного в этом не было. Он заметил, как Грейс затаила дыхание, и поспешил с объяснениями, прежде чем она примется жалеть его. — Он много пил. И хотя он не задерживался долго на одной работе, получал жалкие гроши и избивал нас, мама в нем души не чаяла.

— Так именно это беспокоило тебя?

— Да, — признался Ник, в уголке его глаза блеснула слеза. — Я не понимал, как можно обожать такого мужа, — тихо, но твердо произнес он. И еще тише добавил: — И потом, я никак не мог взять в толк, за что мать обожает человека, который избивает ее сына.

Грейс чувствовала его боль почти физически. Она молила о том, чтобы к ней вернулась память, воспоминания об их совместной жизни. Тогда ей легче было бы понять. Но ничто не прояснялось у нее в голове. Ни единой картинки. Ни намека. Даже интуиция молчала. Грейс со страхом подумала, что его неприятности могли оставить ее равнодушной. Или Ник все скрывал?

Она ничего не сказала, не нашла даже слов утешения. Единственное, что ей оставалось, — это принять его историю и отнестись внимательнее к его чувствам. Бог свидетель, она никогда не поймет, как можно избивать людей.

— Я сбился со счета, подсчитывая, как часто нам отключали электричество, — продолжал Ник свой рассказ. — Я все скрывал — и от тебя, и от других. Скрывал под маской крутого парня в кожанке, выражающегося так, будто он только что из колонии для малолетних преступников.

Грейс теснее прижалась к нему, желая утешить и не находя другого способа. Она оказалась права. Теперь-то она точно знала — если уж Ник пожелал бы скрыть от нее свои чувства, он бы с легкостью сделал это.

— Я оставил родительский дом, потому что родители хотели этого. Став мужчиной, я превратился в соперника собственному отцу. Вот я и направился в Калифорнию. Там начал подрабатывать официантом и одновременно грыз гранит науки в колледже.

Что-то в его рассказе насторожило Грейс. Не то чтобы он говорил неправду, нет, но что-то определенно не сходилось в его словах. Впервые после аварии она настолько близко подошла к тому, чтобы вспомнить…

— Отец умер через неделю после того, как я окончил учебу, — тихо произнес Ник. — Мать стала совсем плоха. Я упаковал вещи и перевез ее в Даллас — к нашим родственникам. Отец при жизни не позволял ей общаться с ними. Мама после переезда сразу почувствовала себя лучше, впервые за долгие годы. Но, несмотря ни на что, превратила свою комнату в буквальном смысле в святилище. Этакий музей, где хранились вещи человека, дважды едва не забившего ее насмерть.

— Мне жаль, — прошептала Грейс, прижимаясь к нему.

— Мне тоже, — произнес Ник и погрузился в молчание.

Выговорившись, он почувствовал, будто стал чище. До сих пор он даже не замечал, сколько грязи скопилось в его душе. Но сейчас он очистился. Ник дважды глубоко вздохнул, желая прочувствовать свое новое состояние. И неожиданно понял, что, хотя только что раскрыл свою тайну Грейс, земля не перестала вертеться. И он все тот же, что и раньше… Отец больше не давил на него.

— Ох, Грейс… — Ник притянул ее к себе и закрыл глаза. — Прости меня.

— Не стоит. Тебе надо было выговориться. А мне — выслушать тебя. Я рада, что ты наконец все рассказал мне.

Ник покачал головой.

— Я не об этом. Может, мне и надо было выговориться, а тебе — выслушать. Но это не должно было произойти так…

— Я не жалею об этом.

— А я жалею, — произнес Ник, и Грейс поняла, что он говорит всерьез. Его кодекс рыцарской чести подсказывал, что для Грейс произошедшее между ними должно быть болезненно.

— Я даже не представляю, что же такое ты мог сделать, чтобы я возненавидела тебя, — сказала Грейс, отчаиваясь утешить его и в то же время страшась потерять. — Но что бы это ни было, я уже сказала, что прощаю тебе все.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Как Ник и ожидал, наутро его терзали угрызения совести. Но вот чего он не ожидал совсем, так это ощущения легкости — как будто с его плеч свалилась тяжкая ноша. Хотя Ник не все рассказал Грейс, он почувствовал облегчение. Такое облегчение, что ему подумалось — согласись она выслушать его до конца, и он окончательно обретет покой.

Но к сожалению, тому есть два препятствия. Первое — остаток жизни он будет вынужден провести без Грейс. Что бы она ни говорила, ей нелегко будет простить его. Второе — она не собирается выслушать всю правду.

Переполненный любовью, Ник обнял все еще сонную Грейс и притянул к себе, наслаждаясь теплом и негой, исходившими от нее. Прошлой ночью она выслушала его без упреков. Не спрашивая о подробностях, о которых он умолчал. Не убеждая, что страдания его напрасны, поскольку уже в прошлом. Не делая вид, будто понимает его, когда на самом деле не понимала. Да и никто бы не понял.

Грейс помогла ему снова обрести цельность и зажить полной жизнью.

— Доброе утро, — пробудившись ото сна, потянулась Грейс.

— Доброе утро, — ответил Ник и неожиданно для себя поцеловал ее в лоб. Разве подозревала она, какой подарок сделала ему вчера ночью? — Грейс, я так благодарен тебе за то, что ты выслушала меня вчера.

— Всегда пожалуйста, — задорно откликнулась Грейс.

Но от Ника так просто не отшутишься.

— Грейс, я серьезно. — Он удержал ее, когда она попыталась откатиться. — То, что ты вчера сделала, для меня очень много значит. Ты не судила и не делала вид, что знаешь больше, чем я тебе сказал. Я бы отвратительно чувствовал себя, если бы ты принялась меня жалеть.

Грейс какое-то время молчала. Потом, едва слышно вздохнув, сказала:

— Ник, мне трудно представить, каково это жить с родителями, которые ни во что тебя не ставят. Я уверена — то, через что ты прошел, сущий ад. Наверное, такое невозможно понять, и ты прав, говоря, что было бы глупо с моей стороны даже пытаться. Я не помню своего детства, но наверняка оно было счастливое…

— Было, — подтвердил Ник. Он рад был сменить тему, теперь, когда сказал уже все, что хотел. — Замечательное детство. Потому-то и ты такая замечательная.

На этот раз Грейс в порыве чувств чмокнула его.

— Ник, ты чудо. Уж поверь мне, той, которая ничего о тебе не помнит. Ты такой добрый и великодушный. Сколько всего ты делаешь для меня!

— Давай-ка приготовим завтрак. — Ник начал вставать с постели.

Но Грейс не позволила ему.

— Я приготовлю, — решительно заявила она, садясь в постели. Она была великолепна в своей наготе. Грейс поднялась, набросила на себя халат, затянула поясок из розового шелка и направилась к двери. И каждый шаг обнажал ноги Грейс. Мягкий розовый шелк прилипал к ее телу, открывая взгляду мельчайшие его изгибы.

Отворив дверь, она послала ему воздушный поцелуй. Когда дверь за ней закрылась, Ник откинулся на подушку и закрыл глаза.

Как же он будет без нее? Как он вынесет вид страдающей Грейс, когда память вернется к ней?

Она принесла ему завтрак в постель, поставила поднос на кровать и уселась рядом. И они оба принялись за булочки, кофе, яйца всмятку и ветчину.

Ник окинул взглядом спальню — собственное творение в цветочном стиле. Вот они, значит, каковы, настоящие близкие отношения. Сидеть рядом. Вместе есть. Вместе думать. Быть на седьмом небе от счастья, когда любимый рядом. И твердо знать — можно сказать другому все, что вздумается, и тебя поймут. А если и не поймут, примут таким, какой ты есть.

— Просто объедение! — восклицала Грейс. Она взяла его булочку, чтобы намазать яблочным джемом.

Ник едва успел отнять у нее булочку.

— Вот поешь джем на завтрак, обед и ужин три месяца подряд, а потом и говори, что объедение.

Грейс залилась смехом и поцеловала Ника.

* * *

— Привет! — Грейс просияла, когда Ник вошел на кухню. По локти в мыльной пене, Грейс мыла посуду после завтрака.

— Привет, — ответил Ник. Он подошел к раковине. — У меня же есть посудомоечная машина. Зачем ты моешь тарелки сама?

— Мне нравится мыть посуду. — Грейс отряхнула руки от пены. Пузырьки пристали к ее пальцам, переливаясь, будто бриллианты. — Правда, странно?

— Почему же. — Ник принялся убирать оставшиеся булочки и джем. — Домашние хлопоты — утешительные хлопоты.

И подхватил полотенце, чтобы помочь Грейс. Она кивнула в его сторону:

— Значит ли это, что тебе нужно утешение?

Он рассмеялся.

— Да нет. Просто хочу тебе помочь. Мне-то хорошо. Прямо-таки здорово.

— Чудненько. Значит, не возражаешь, если мы займемся сегодня чем-то особенным?

Удивленный Ник уставился на нее.

— Чем же это?

— Мне что-то до смерти захотелось пройтись по антикварным магазинчикам.

— Шутишь, — не поверил Ник; его одновременно охватили испуг и замешательство. И все по одной и той же причине. Насколько он знал, Грейс могла быть продавцом антиквариата. А вдруг им повстречается кто-нибудь из ее знакомых? А если позвонит Рене, а его не будет дома? Взвесив все, Ник решил, что сейчас самое время посвятить Грейс в детали его плана. — Видишь ли, Грейс… нам придется остаться поблизости — я жду звонка.

— Вот как, — разочарованно протянула Грейс. — А автоответчик?

— Должен позвонить человек, который сутки напролет только и занимается тем, что разыскивает твоего отчима.

Слова его произвели впечатление на Грейс. В ее изумленном возгласе послышалась признательность.

— Я не хочу, чтобы ты так долго оставалась вдали от близких. Со мной ты ничего не вспомнишь, — он тяжко вздохнул, — теперь, когда ты уже знаешь, что мы не жили последнее время вместе. Тебе просто необходимо вернуться к своим.

— Да-а… — Грейс в задумчивости глядела на пузырьки в пенистой воде.

По тому, как она это сказала, Ник все понял. Она уже знала — едва ее родные приедут, они тут же увезут ее. Она не останется с Ником.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

— Ну и как же мы проведем день? — поинтересовалась Грейс.

На самом деле она хорошо понимала — этот день они дарят друг другу. Только теперь у нее щемило сердце. Больше за Ника, чем за себя.

— Здесь, в горах, не больно-то чем займешься, — признался Ник. — А поехать куда-нибудь мы тоже не можем: я жду звонка.

— Что это за способ, с помощью которого ты намереваешься разыскать отчима?

— Я позвонил на ранчо и узнал, как звали его секретаря… Строго говоря, Рене больше не работает у твоего отчима. Она на пенсии. Но до сих пор помнит излюбленные местечки Ангуса и все так же обаятельна, как только могут быть южанки. Так или иначе, но она разыщет твоего отчима.

— Но ведь не обязательно сегодня ей это удастся? — с надеждой спросила Грейс.

Ник покачал головой.

— Не обязательно. Но Рене нельзя отказать в сообразительности и настойчивости.

Грейс не помнила Рене и потому вовсе не имела представления о каких-либо достоинствах этой женщины. Зато ей было понятно, что раз уж Ник, такой умница, вот уже две недели пытается разыскать ее отчима и все впустую, то едва ли Рене повезет больше.

Твердо уверовав в то, что у нее в запасе есть дня три, Грейс решила не оставлять попыток исправить ситуацию. И потому весело заключила:

— Ничего не поделаешь, посидим дома. А раз уж с развлечениями у нас негусто, придумаем что-нибудь эдакое.

Ник глянул на нее с сомнением.

— Например?

— Посвятим весь день приготовлению кулинарного шедевра.

Ник никак не ожидал подобного! Он предполагал, что Грейс задумает соблазнить его, предложив понежиться вдвоем в его огромной ванне, наполнив ее пеной. И готов был уже отговаривать ее от этой затеи. Но идею Грейс никак не назовешь романтичной. Она застала его врасплох.

— Кулинарного шедевра?

— Ну да.

— И что же будем… творить?

— Может, соус к спагетти… тот, что готовится четырнадцать часов?

— Целый день на соус? — не поверил Ник.

— В любой стоящей книге об итальянской кухне можно отыскать рецепт настоящего соуса к спагетти, со множеством ингредиентов. Я видела такую книгу в кладовке у Стеллы. Итак, что скажешь? Ты — за? Будешь помогать мне?

— Не знаю, Грейс. По-моему, это не самая блестящая идея.

— Почему?

— Неужели весь день придется только и делать, что держать в руках пакет со всякой ерундой и всыпать ее постепенно в миску? А что, если твой отчим позвонит, а пройдет лишь семь часов из четырнадцати?

— Пусть. Пригласим его на ужин.

Ник вдруг развеселился.

— Уговорила. Готовим соус.

Но им не удалось найти рецепт на четырнадцать часов. Они нашли лишь на восемь, но Грейс осталась вполне довольна. С кулинарной книгой в одной руке она рылась на полках и в холодильнике в поисках необходимого. Наконец она приступила к работе.

— А у тебя и впрямь здорово получается, — заметил Ник. Он наблюдал, как Грейс управляется с овощами. — Я вижу, ты отлично готовишь.

— Да, — рассеянно согласилась Грейс и вдруг нахмурилась. — Я же это помню. Помню, что умею готовить. И даже уверена, что мне нравится готовить… Только… к этому примешиваются какие-то неприятные эмоции.

— Ты единственная женщина на ранчо, где полным-полно мужчин, Грейс, — усмехнулся Ник. — Хотя ты и умела готовить, причем отменно, но, наверное, считала, что другие тоже должны принимать в этом участие, а не сваливать готовку на тебя одну. Так что, если у тебя остался неприятный осадок, связанный с приготовлением пищи, знай, что это в тебе говорит обостренное чувство справедливости.

— Что-то вроде протеста против порабощения женщин?

— Именно.

— Прекрасно, — захохотала Грейс.

— Я же говорил — ты никому не позволяла помыкать собой.

— Расскажи мне побольше о моих родных, прежде чем они приедут.

— Да я уже рассказал почти все, что знал. Твой отчим, Ангус, весьма преуспевающий человек. Правда, он порой вкладывает средства в довольно необычные предприятия. Живет на ранчо и сам же им управляет. Кэл, твой родной брат, и Райан, приемный, усыновленный Ангусом, помогают ему по хозяйству. Хорошая, порядочная семья, — заключил Ник. И тут же вспомнил, как завидовал им. Не потому, что они жили в достатке. А потому, что они были людьми честными, прямыми, искренними. В то время как его жизнь казалась сплошной ложью. — А теперь что? — Ник увидел, как Грейс снимает сковородку с огня.

— Ну а теперь, — поясняла Грейс, — мы закладываем овощи в кастрюльку, добавляем помидоры и доводим до кипения. А затем ставим на медленный огонь на шесть часов.

— Самая захватывающая часть действа.

Недовольная Грейс слегка шлепнула его по руке, не одобряя его остроумия, но сказала:

— Мы поиграем в рамми, пока готовится соус. Так что скучать тебе не придется.

— На деньги? — предложил Ник и чмокнул Грейс в кончик носа.

Грейс засмеялась.

— Ты ничуть не лучше Стеллы.

— Это она от меня набралась.

Элегантно одетые, они сидели за столом при свечах, пили вино и ели спагетти. За весь день никто так и не позвонил, только Стелла. Справлялась, как они тут без нее. А вообще день прошел тихо и спокойно и был целиком и полностью их днем.

Зная, как любит Грейс маленькие причуды, Ник не мог отказать ей, когда она предложила надеть самые красивые наряды. Как будто они сидят в шикарном ресторане.

На ней было платье из розового шифона. Волосы она подобрала наверх, отдельные завитки обрамляли лицо. Не желая отставать от Грейс, Ник надел смокинг. В каком-то смысле они жили в воображаемом мире. И Ник не хотел разочаровывать Грейс. Раз уж они создают свой, воображаемый мир, с божьей помощью он выйдет у них хорошим.

Но вот ужин съеден и свечи догорели, оставив только тлеющие фитильки. У Ника защемило сердце от тоски. Он не удивился, когда Грейс, поднявшись, извинилась и отправилась к себе. Она, точно Золушка, стремилась исчезнуть прежде, чем часы пробьют полночь.

Ник не препятствовал ей. Он понимал, что она не могла поступить иначе. Их жизнь вдвоем, этот вечер — все было ненастоящим, сказкой, которую выдумала крестная-волшебница. Уйдя, Грейс ясно давала ему понять: сейчас, когда она знает об их жизни врозь, не может быть и речи о том, чтобы спать вместе.

Итак, его сбросили со счетов. Ему больше не нужно изображать любящего мужа и разделять с ней постель. Ему больше не нужно делать вид, что он влюблен в нее.

Ник откинулся на спинку стула. Он испил горькую чашу до дна, в то же время ясно понимая, что это только начало.


Грейс ушла к себе, тем самым освободив Ника от каких бы то ни было обязательств в отношении ее. Но сделала она это не потому, что не хотела принуждать его исполнять супружеский долг, зная теперь, что они не муж и жена. Просто он показался ей таким потерянным, таким несчастным.

Уже в комнате Грейс принялась перебирать свои скромные пожитки, привезенные из клиники. Пока не наткнулась на телефон Кристин Уорнер. Время близилось к десяти. Но на визитке значились и рабочий, и домашний телефоны. Грейс не колеблясь стала набирать домашний номер. Со второго гудка трубку подняли.

— Здравствуйте, это Кристин Уорнер.

— Доктор Уорнер, — начала Грейс, — это Грейс Спинелли, мы встречались с вами в клинике. Завтра утром я должна буду встретиться с вами вновь.

— Да, Грейс, здравствуйте. Я открыла свой ежедневник. Вижу, вы не звонили моему секретарю, чтобы условиться о встрече. Хотите договориться со мной сейчас?

Грейс закусила губу.

— Нет, не совсем. Мне нужен ваш совет.

— Я вас слушаю.

— Я узнала, что мы с мужем давно уже не живем вместе.

— Вот как!

— И знаете, — виновато продолжала Грейс, — я подозревала что-то подобное еще в клинике.

— Но вы так и не вспомнили?

— Нет.

— Вы живете в его доме. Что-нибудь вызывает в вас воспоминания?

— Нет, Ник сам признался мне, что мы не живем вместе. Он навещал меня в клинике и отвез к себе только потому, что все мои родственники в отъезде. Я звонила домой, на ранчо. Оказалось, мой отчим улетел с одним из братьев в Хьюстон. А другой брат недавно женился, и они отправились в свадебное путешествие. Если бы не Ник, я бы оказалась одна-одинешенька.

— Выходит, он поступил благородно?

— Ник просто замечательный — добрый и великодушный человек.

— Если я правильно понимаю, вы не хотите больше расставаться? — проницательно заметила Кристин.

Грейс тяжело вздохнула.

— Не хочу. Но я не знаю, что мне делать дальше. Мой отчим возвращается в воскресенье. И когда он приедет, увезет меня домой.

— Выходит, у вас совсем мало времени?

— Именно.

Кристин вздохнула.

— Не знаю, что и посоветовать. Может, стоит открыто признаться ему в своих чувствах?

— Я пробовала. Убеждала Ника, что для меня не имеет значения причина нашего расставания, что я прощаю его. Но так и не убедила.

— Он рассказывал вам о том, что произошло?

Грейс вздохнула.

— Я не хочу, чтобы он рассказывал.

— Почему?

— Я уверена — едва расскажет, он навсегда закроется от меня. Я бы хотела, конечно, знать, что произошло. Но уверена, что его признание навсегда разлучит нас.

— Грейс, из-за того что вы ничего не помните, ситуация усложняется вдвойне. Нику придется еще раз пережить прошлые события, да к тому же признаться вам. Но ему уже было нелегко, когда он впервые расстался с вами. Неудивительно, что он не хочет снова пережить это. — Кристин вздохнула. — Скажу вам прямо, Грейс. Единственный выход — вернуть память. Вспомнить то, что он сделал, прийти к нему и простить. Тогда Нику не придется рассказывать и вновь переживать последствия совершенной им ошибки.

Грейс зажмурилась.

— Спасибо за совет, но вот с памятью у меня нелады.

— Неужели совсем ничего? И никаких воспоминаний? Никаких чувств? Впечатлений? Внезапных картинок из прошлого?

— Никаких. Хотя нет… постойте. — Грейс вдруг вспомнила, что, пока готовила соус, испытала что-то вроде ощущений, идущих из прошлого. — Сегодня я готовила на кухне и вспомнила, что мне нравится готовить. Но вместе с тем возникли и отрицательные эмоции. Ник объяснил это тем, что на ранчо я была единственной женщиной и потому стряпня ложилась исключительно на мои плечи.

— Другими словами, приготовление пищи возвращает вам память?

— Точно, — с жаром воскликнула Грейс.

— Наверное, потому, что занятие это хорошо вам знакомо. Дом Ника для вас чужой, кухня тоже, но сам процесс приготовления пищи узнаваем. И именно это вам и поможет. Грейс, вот мой совет — принимайтесь готовить.


Утром Ника разбудил аромат кофе и корицы. Он прокрался на первый этаж и заглянул на кухню. Увидев царивший там беспорядок, он рот раскрыл в изумлении.

— Что ты затеяла?

Огромная жестяная емкость, где хранилась мука, стояла на разделочном столе. Но Грейс умудрилась рассыпать муку по всей кухне. Рядом со шкафчиком для посуды угрожающе высилась груда мисок, кастрюль, сковородок…

— Выпечку, — весело откликнулась Грейс. — Ник, это удивительно. Я как будто обрела наконец саму себя. — Она похлопала по груди выпачканными в муке руками. — Настоящую себя.

Ник представлял себе Грейс в разных образах. Но образа пекаря среди них не было.

— Грейс, я, конечно, говорил, что ты любишь готовить. Но ты отказывалась заниматься этим постоянно. Ты считала, что несправедливо сваливать все на одного человека.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — согласилась Грейс и принялась привычными движениями раскатывать тесто. Когда оно стало похожим на плоскую лепешку, она смазала его маргарином, чуть присыпала сахаром, добавила корицы и свернула. Получился длинный рулет. Грейс стала резать его, и Ник догадался, что она делает булочки с корицей. — Я знаю, что не стряпней зарабатываю на жизнь. Но это занятие здорово влияет на мою память, ты даже представить себе не можешь.

Настороженный Ник налил себе кофе.

— Не хочешь рассказать?

— Я вспомнила отца, — начала счастливая Грейс. — Не только Ангуса, моего приемного отца, но и настоящего. Я вспомнила Кэла и Райана. — Грейс помолчала. Затем, глубоко вдохнула: — Даже тебя вспомнила.

У Ника похолодело внутри.

— Вспомнила?

— Не все. Многие воспоминания скорее похожи на картинки.

Запищал таймер, и Грейс вынула из духовки порцию булочек. Булочки вышли пышными и румяными, с них стекал пузырящийся сахар и корица.

— Правда, чудные?

— Да-а, пахнут вкусно, — рассеянно произнес Ник.

Грейс заметила, что с ним что-то не так. Она поставила противень на свободную подставку и сказала:

— Ты боишься того, что я могу вспомнить. Но тебе не нужно больше бояться. Да, я знаю, мы не жили вместе, и понимаю, что причина кроется в твоем прошлом. Я не буду корить тебя за то, что случилось давным-давно и уже позади.

И снова ее великодушие смутило Ника. Он не знал, что ей ответить и как себя вести. Ник показал на теплые, свежие булочки:

— Давай попробуем?

Грейс рассмеялась.

— Давай, если только ты покроешь их глазурью.

— А как это делается?

— Значит, так. Берешь вот эту маленькую посудину. В ней кленовый сироп, я сама его приготовила. — Грейс схватила небольшую лопатку и обмакнула в тягучую жидкость кремового цвета. — А теперь мажешь сиропом булочку.

— Ну, это-то мне под силу.

— Я тоже так думаю, — согласилась Грейс и… поцеловала его. — Но сперва пусть поостынут. Съешь-ка пока вот эту, — и протянула ему теплую булочку, липкую от глазури.

Та легкость, с которой Грейс поцеловала его, ошеломила Ника. Казалось, чем больше Грейс вспоминает, тем сильнее любит его. Удивительно. И странно. Очень даже странно, ведь Ник был уверен в совершенно обратном.

— Вспомнила что-нибудь еще? — осторожно поинтересовался Ник, усаживаясь на стул и принимаясь за булочку.

— Ну… — осторожно начала Грейс, — я вспомнила… почти вспомнила кого-то.

У Ника екнуло сердце. Ему даже показалось, что оно перестало биться. Он решил, что этот «кто-то», возможно, плохо обошелся с ней или что она встретила кого-то и полюбила. У Ника защемило в груди. Он с усилием вдохнул.

— Вроде бы я почти встречаюсь с кем-то, — продолжала Грейс; она делала вид, что усердно занимается булочками, ей было так же трудно говорить об этом, как и ему. — Потому что я хорошо помню, как не хотела идти на свидание, пока не получу от тебя развод.

— Вот как!

— Да…

Ник понимал, что его не касается ее свидание. Но он обязан был выяснить вопрос поважнее — не бил ли ее этот парень, не сделал ли чего дурного.

— Как его зовут?

— Не помню. Память еще не вернулась ко мне целиком. Просто отдельные кусочки, картинки… Я предполагаю, что он друг отчима. В голове постоянно вертится «Красавчик»…

Ник разразился хохотом.

— «Красавчик»! Именно так Кэл называл любого, кто пытался приударить за тобой.

Грейс улыбнулась.

— В самом деле?

— Точно. Если ты вспомнила про «Красавчика», то наверняка потому, что так называл того парня Кэл. А еще что-нибудь вспомнила?

— Скорее всего, он консультант по инвестициям и мы работаем вместе… Надо же, у меня свое дело! Я занимаюсь почти тем же, чем и ты, только не внедряюсь инкогнито в компании. Акционеры ко мне не ходят. Сами компании ищут встречи со мной.

Ник поднес ко рту чашку и сделал большой глоток.

— Неудивительно. — Он вспомнил, как Грейс всегда хотела заняться именно этим.

Удивительным было как раз то, что Ник, сам того не зная, избрал ту же сферу деятельности. Грейс же не стала напоминать, что он солгал ей, когда рассказывал о ее работе… или по крайней мере месте работы.

— А ты вспомнила что-нибудь о ваших отношениях с этим «Красавчиком»?

Лицо Грейс перекосилось, как будто от боли.

— Только не называй его так. Меня это прозвище почему-то нервирует.

Ник сразу вспомнил реакцию Грейс, когда Кэл называл «Красавчиком» его, Ника. Он улыбнулся и уже мягче сказал:

— Ладно. Так ты помнишь что-нибудь о ваших с ним отношениях?

— Откровенно говоря, мало что помню. Лишь то, что для свиданий с ним мне нужен был развод. Сейчас я вспоминаю, что мы довольно долго работали вместе и я начала подумывать о том, чтобы встречаться с ним.

Ник тяжко вздохнул.

— Грейс, это мне мало помогает.

— Мало помогает? Но в чем? — удивилась Грейс.

Она наклонилась задвинуть в духовку очередной противень булочек.

Ник вспомнил о своей обязанности и принялся покрывать глазурью остывшие уже булочки. За этим занятием ему легче было говорить с Грейс, выясняя интересующие его подробности.

— Ты говорила мне, что доктор Ринджер думает, будто ты боишься возвращаться домой, — наконец сказал он. — Он и со мной говорил, задавал какие-то странные вопросы о нашей совместной жизни. Как я теперь понял, они связаны не со мной, а с кем-то другим. И мне кажется, что кто-то… кого ты знала… ударил тебя. Я пытаюсь понять, что так пугает тебя, раз ты не хотела ехать домой.

Грейс закусила губу.

— Ник, я вовсе не боялась вернуться домой. Меня ни на минуту не покидало ощущение, что это ты не хочешь везти меня домой. Я догадывалась, что мы разошлись.

— Так, значит, этот самый «Красавчик» ничего тебе не сделал?

— Я же сказала тебе, что толком и не знаю его. Мы всего лишь работаем вместе.

— А на ранчо есть что-нибудь, чего бы ты боялась?

Грейс даже смешно стало.

— Господи, ну конечно же, нет! Стоит мне только подумать о доме, как меня неудержимо тянет очутиться там поскорее. Мне абсолютно нечего бояться. — Грейс помолчала, набираясь смелости. И сказала: — Единственное, чего я боюсь, — это потерять тебя.

— Грейс… — укоризненно произнес Ник.

— Помню, помню. Мы теперь живем каждый своей жизнью. И ты считаешь, что моя память еще не восстановилась полностью. Что я не могу еще судить о прошлом объективно. Но хотя дома все в порядке, хотя я добилась успехов в работе и у меня двое замечательных братьев… — Она остановилась и поймала его взгляд. — Хотя большего от жизни и желать нельзя, веришь ли, мне так одиноко…

— Ну, Грейс, ты же еще ничего не знаешь наверняка.

— Знаю, — с жаром возразила Грейс. — Не нужно никаких воспоминаний, чтобы убедиться в своем одиночестве. Я чувствую его.

У Грейс было такое ощущение, что после расставания с Ником ее жизнь так и не стала полной. Да, дело ее процветало. Родные и близкие любили ее. Но, видимо, у нее не хватало духу потребовать развода. Она скорее влачила бы унылое существование без Ника, не ища развода с ним, несмотря на то что их ничто не связывало.

Ник тоже не искал развода.

Настоящее говорило само за себя — никто из них так и не стал разводиться.

Грейс узнала, что они никогда не жили как муж и жена. Она поняла, почему Ник чувствовал себя рядом с ней столь неуверенно. И потому прошлой ночью решила, что они будут спать раздельно. Ей казалось нечестным разделять одно ложе, не имея друг перед другом никаких обязательств.

Но теперь она вспомнила о том, как Ник оставил ее. Как оказалось, чутье ее не подвело, она была права в своих догадках…

Обязательства были. Или есть? В чем они нуждались более всего, так это во времени…

Но именно его-то у них и не было.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

— Стелла звонила.

— Ага, значит, что-то еще случилось, — предположила Грейс. Она встретила Ника на полпути, когда тот вышел из кабинета и направился в гостиную.

— Точно. Теперь другой внук подхватил ветрянку. Но есть и хорошие известия — ее сноха в субботу не работает. Так что Стелла сможет прийти. Плохие же — до субботы еще целых два дня.

Грейс рассмеялась.

— Ладно тебе. Мы же не беспомощные. Разве плохо мы ели эти два дня? Да и в развлечениях не было недостатка.

— Знаю, но мне не дает покоя мысль о том, что я держу тут тебя точно заложницу.

— И вовсе я не заложница. Мы ждем звонка. Когда Ангус с Кэлом вернутся домой, я отправлюсь к ним.

Теперь, когда Грейс многое вспомнила, ее удивляло одно: почему Ник не отправил ее домой, хотя бы ее семья и отсутствовала? Но ей так не хотелось уезжать! Так не хотелось, чтобы отец с братом приехали из Хьюстона слишком рано.

Ангус и Кэл прилетают в субботу утром. Так что у нее два дня в запасе. Два драгоценных дня. И она ими воспользуется. Для двоих, пытающихся склеить давшую трещину совместную жизнь, дорога каждая минута. Эти два дня словно ниспосланы ей небесами.

Пока все идет просто замечательно. Они не спят вместе. Не целуются, сидя на диване в гостиной. Но иногда дарят друг другу мимолетные поцелуи. Они ведут долгие беседы и не расстаются друг с другом ни на минуту.

— Раз уж тебя так беспокоит отсутствие Стеллы, давай сделаем что-нибудь такое, что обычно делает она.

Ник подозрительно уставился на Грейс.

— Например?

— Давай затеем стирку.

— Ну, здрасте… теперь мы так развлекаемся, — насмешливо произнес Ник. — Грейс, я не желаю, чтобы ты заменяла собой домработницу. Почему бы нам не пройтись вместо этого по антикварным лавкам? Помнишь, ты хотела?

— Серьезно?

— Вполне.

— А как же звонок?

Ник вздохнул.

— Грейс, если нам не позвонили до сих пор, то вряд ли позвонят вообще. Ангус и Кэл возвращаются в субботу. И если ты не против, я бы оставил тебя пока здесь. Я знаю, ты здорова. Знаю, что память возвращается к тебе. Но мне все же будет спокойнее, если ты останешься со мной.

Грейс улыбнулась. Похоже, они читают мысли друг друга.

— Хорошо, прогуляемся по антикварным лавкам.


— Зачем ты купил это?

— Но ведь тебе так хотелось.

— Мало ли чего мне хотелось, — возразила Грейс, сердитая на себя не меньше, чем на него. Она понятия не имела, что будет делать с часами, которые он купил ей. Несмотря на то что она вспомнила свою семью, друзей, даже коллег по работе, у нее так и не возникло ясной картинки того места, где она живет. И как объяснить, что она хотела эти несчастные часы потому, что они прекрасно смотрелись бы в их доме — его доме? Грейс вовсе не была уверена, что часы впишутся в обстановку ее квартиры, особняка, загородного дома, палатки или чего там еще.

Теперь у нее есть часы. Она возьмет их с собой, и они останутся лишь тягостным напоминанием…

В расстроенных чувствах Грейс добралась до гостиной и бросилась на диван. Она понимала, что злиться бесполезно. Куда делось ее хваленое терпение, не покидавшее ее всю неделю, что она была с Ником? Грейс чувствовала себя уставшей и раздраженной.

Наверное, причиной тому память, возвращающаяся к ней кусочками. Отрывочные воспоминания вконец измотали ее. Но Грейс подозревала также, что недовольство ее объясняется неопределенностью их с Ником отношений. По правде говоря, подарок Ника оказался последней каплей. Вернее, не столько сам подарок, сколько то, как он преподнес его.

Грейс до последнего верила, что он покупает часы для их общего дома. Но Ник заплатил за них и торжественно вручил ей, любезно сказав при этом:

— Надеюсь, эти часы доставят тебе столько же удовольствия, сколько доставила мне ты, находясь со мной рядом.

Грейс стоило огромных усилий не разрыдаться. Еще больших усилий стоило ей сдержать себя и не грохнуть часы об пол. А она бы с таким наслаждением растоптала их, пока они не превратились бы в груду искореженного металла!

Ник доводил ее до белого каления.

— Ты готова заняться ужином? — спросил Ник, войдя в комнату.

Грейс вздохнула. Раздраженную и измотанную, ее так и подмывало ответить ему, что сегодня она приготовит ужин одна, что ей до смерти надоело мириться с его изменчивым настроением. Но потом ей в голову пришло, что Ник, возможно, и не ведает, что творит. И не сознает, что его метания невыносимы для нее.

Грейс искоса посмотрела на Ника.

— Вообще-то я думала, мы по-быстренькому обжарим овощи с мясом.

— Я люблю обжаренные овощи с мясом, — ответил ничего не подозревавший Ник.

— Вот и хорошо. Потому что мне понадобится твоя помощь. Сам знаешь — покрошить овощи, обжарить мясо и все такое.

— Грейс, я, конечно же, покрошу овощи, я умею, — ответил Ник и подал ей руку, помогая встать с дивана.

— Вот и чудесно, значит, у нас все получится.

Уже на кухне Грейс тайком наблюдала, как он собирает все необходимое для ужина. Ник выглядел умиротворенным.

— Помнится мне, я частенько помогал готовить матери, — неожиданно заговорил он. Грейс присела на стул и внимательно посмотрела на него. — Она имела обыкновение долго жаловаться на то, как много всего нужно переделать. И на саму готовку оставалось совсем мало времени.

— И тогда ты помогал ей?

— Да, — ничуть не смущаясь, признался Ник. — Может, кто из ребят в школе и назвал бы меня маменькиным сынком за то, что я умею мариновать стейк. Но такие мысли не приходили мне в голову. Если у нас вообще был стейк, я этому жутко радовался. И меня совершенно не смущало, что готовить его буду я.

Ник теперь с такой легкостью говорил о далеком прошлом, что Грейс поняла — он больше не боится его. Они подходят друг другу. Проведя вместе несколько дней в монотонных бытовых хлопотах, они тем не менее не наскучили друг другу. Грейс не могла забыть той ночи, когда они занимались любовью. Казалось, Ник всю жизнь ждал ее. Он любит ее. Грейс ни капельки не сомневалась в этом.

Ник все говорил и говорил, и Грейс внимательно слушала его. Когда ужин был уже почти готов, она осторожно поднялась со стула и стала накрывать на стол. А Ник все говорил. Он так много рассказал ей, что Грейс недоумевала, есть ли в действительности граница между их совместной жизнью и жизнью порознь. Одно было ясно. Какое-то время они жили врозь. Возможно, годы. Скорее, два.

— А ты ловко обставила меня.

Грейс подняла взгляд на Ника и улыбнулась.

— О чем это ты?

— Ты так заговорила меня, что я почти все сделал один.

— У тебя так хорошо получалось, что я не решилась вмешаться.

— Скажешь тоже. Зато посуду моешь ты.

— Давай помоем ее утром.

— Стелла не потерпит беспорядка на кухне, — возразил Ник и одним взмахом развернул салфетку.

— Стеллы ведь не будет. И вообще, — тут Грейс подалась вперед и поцеловала Ника, наблюдая за тем, как он воспримет это, — мы будем здесь совсем одни еще два дня.

Ник готов был задохнуться от накатившей волны желания, вызванного ее намеками. Но вместо этого спросил обыденным тоном:

— Тебя это смущает?

— Нисколько. — Грейс больше ничего не смущало, она только подумала, не потерял ли теперь память он. Она никогда не отвергала его романтических ухаживаний, какими бы они ни были. И все-таки он ведет себя так, будто это она не желает оставаться наедине с ним.

Ник не знал… может, не понимал, что сейчас они близки к тому, чтобы соединиться вновь. Он наконец разобрался со своим прошлым, смог поговорить с ней открыто, ничего не тая. Он рассказал так много, что его жизнь вновь стала легка. Понимал он это или нет, хотел того или нет, боялся ли быть отвергнутым — все шло к тому, что они помирятся.

Она должна будет сказать ему об этом.

Нет, не сказать, а дать понять.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

— Что ж, пора спать, — сказала Грейс, вставая из-за стола.

— Так рано?

— Я что-то подустала, — призналась Грейс. Она стояла так близко, что ему ничего не стоило прикоснуться к ней. Но он не мог себе позволить этого. Прежде всего потому, что мир, установившийся между ними, был такой непрочный. К тому же завтра наверняка позвонит Рене или сам Ангус. И тогда все исчезнет, останутся одни воспоминания…

Смешно даже. К ней вернутся ее воспоминания, а у него не останется ничего, кроме воспоминаний…

— Но я совсем не против, если ты зайдешь ко мне пожелать спокойной ночи. — Она лукаво взглянула на него.

Ему бы радоваться, что он проведет еще несколько минут в ее обществе, но слишком сильна боль. Осознание того, что она не ответила на его чувства, делало эти короткие встречи наедине выдуманными. Каждый раз, расставаясь с ней, Ник чувствовал себя так, будто отрывает от себя частичку души.

И все же он не мог устоять.

— Хорошо. Крикни, когда ляжешь.

Слегка улыбнувшись, Грейс качнула головой.

— Просто приходи через пятнадцать минут. Я успею.

— Приду, — кивнул Ник. Он посмотрел ей вслед. Другой такой женщины он не встречал — зрелой, уверенной в себе и в то же время легкоранимой. Образ Грейс запал ему в самое сердце, в самую душу. Дверь за ней закрылась, и Ник опять подумал о том, как же он будет жить дальше без нее.

Ник скинул с себя джинсы и свитер, ополоснулся под душем и влез в пижаму. Заснуть он даже и не надеялся. И потому отправился к себе в кабинет, выбрал хорошую книгу, а затем не спеша пошел в спальню Грейс.

Он открыл дверь и обнаружил, что свет потушен, а дверь в ванную открыта.

— Грейс?

— Я в ванной, — тихо отозвалась она. Ник пошел на звук голоса и увидел ее. Грейс сидела в огромной бежевого цвета овальной ванне по шею во взбитой пене.

Нику стало неловко, но уйти он тоже не решался.

— Ты сказала, что через пятнадцать минут будешь готова и я могу пожелать тебе спокойной ночи.

Грейс улыбнулась.

— А я готова. — Она погрузилась чуть глубже в белоснежные хлопья пены. — Поцелуй меня.

Ник стоял растерянный. То ли она решила еще полежать в ванне и хотела, чтобы он поцеловал ее и оставил в теплой пене, то ли она дразнит его.

— Ну что же ты, не хочешь поцеловать меня и пожелать спокойной ночи? — с хрипотцой в голосе спросила Грейс.

— Хочу, — прошептал в ответ завороженный Ник. Аромат сирени, мерцание свечей, соблазнительная женщина, возлежащая в пене, — все было против него. Если бы Ника спросили сейчас, как его зовут, он бы с трудом вспомнил свое имя.

— Так иди же.

Ник решил, что поцелует ее и сейчас же уйдет. Он положил книжку на столик и сделал три шага. Наклонившись, он слегка коснулся губами ее губ. Но тут руки Грейс вынырнули из перламутровой пены и ухватили его за край пижамы. Глядя Нику прямо в глаза, Грейс впилась в его губы чувственным поцелуем, раздвигая их и проникая внутрь языком.

Она смотрела на него не отрываясь, не давая ему отвести взгляд в сторону. Целуя Ника, Грейс постепенно поднялась, заставив выпрямиться и его. И шагнула в его объятия, нагая, в пене, стекающей вместе с водой.

Чувствуя, что остатки разума покидают его, Ник взмолился:

— Грейс, остановись. Нам не следует делать это. Я же говорил, мы не живем вместе.

Целуя его еще крепче, она шепнула:

— Я знаю.

— Значит, мы не должны…

— Ник, — горячо зашептала она, — мы стремимся друг к другу с того самого дня, когда встретились в клинике.

Он остановился, пораженный ее словами. Отодвинувшись от нее, он переспросил:

— Друг к другу?

— Ты же понимаешь… когда двое решают развестись и вдруг понимают, что на самом деле не хотят этого…

— Ты и правда так думаешь?

Грейс рассмеялась.

— Правда. Ник, ты только посмотри на нас обоих. Два дня назад ко мне начала возвращаться память. Я могла бы в любой момент уехать, но ведь осталась. К тому же ты сам попросил меня побыть с тобой еще. Ты знаешь, к чему все это? — (Ник облизнул пересохшие губы.) — К тому, что мы любим друг друга.

— Да, — согласился Ник и принялся покрывать ее поцелуями. Пусть это мираж, он согласен. Пусть это чудо, оно нужно ему. Он наконец понял, что все это время хотел разобраться со своим прошлым. Но оказалось, что разобраться без нее он не в состоянии. Он вообще не способен ни на что серьезное без нее. Она нужна ему. Он хочет ее. Любит. — Да, мы правда любим друг друга.

Грейс отстранилась. Глядя ему в глаза, она потребовала:

— Так докажи. Отнеси меня в постель.

Свет свечей из ванной не доходил до спальни. Комнату освещала лишь луна, чей ровный свет пробивался сквозь незашторенные стеклянные двери. Ник нежно опустил Грейс на кровать и сбросил с себя пижаму. Обнаженный, он прижался к своей возлюбленной. Вдохнув запах ее тела, он наслаждался прикосновениями ее шелковистой кожи.

Наклонившись над ней, он поцеловал ее ждущие губы. Грейс обняла его, и их ноги сплелись. В первый раз они были еще неопытными, нетерпеливыми подростками. Во второй раз их переполняло чувство отчаяния. И Ник поклялся, что сейчас он не будет спешить. И насладится каждым мгновением.

Ник покрыл поцелуями все ее тело. Он гладил, ласкал, дразнил и покусывал ее всю, от пышной копны волос до самых ног. Грейс то таяла в истоме, то содрогалась от бурных ласк. Между тем в доме царила тишина. Лишь ветер иногда шелестел в кронах деревьев, да слышны были вздохи и стоны влюбленных.

* * *

Когда накал чувств немного спал, Ник привлек Грейс к себе. Он чувствовал, что снова не один, что любим и что сила вернулась к нему. Он ощутил себя всемогущим. Он мог бросить вызов всему миру и выйти победителем.

— Я не верил, что ты захочешь попробовать еще раз.

— Ник… — сонная Грейс уютно устроилась рядом с ним, — мне ничего так не хотелось, как этого.

— А мне многого хотелось от жизни. Для меня очень важно было добиться успеха. Я не мог больше оставаться бедным…

Грейс кивнула, догадываясь, что это, возможно, было одной из причин их разлада. Сама она с детских лет привыкла к достатку, настолько, что принимала его как должное.

— Я понимаю. Мне тоже важно было суметь обойтись без денег Ангуса, его могущества и влиятельных связей, — сказала Грейс.

Радостный, да что там, счастливый, Ник заключил ее в объятия.

— Мы больше не разойдемся.

— А я и не хочу никуда идти, я хочу спать. — Грейс теснее прижалась к нему.

Ник поцеловал ее в макушку. Ей и правда давно уже пора спать. Позади утомительный день, а Грейс еще не выздоровела до конца.

— Прости меня, — произнес он. — Ты ведь устала. А я так долго не давал тебе уснуть.

— Ник, мы только что договорились о примирении, — сонно пробормотала она. — На это стоило потратить несколько часов сна. — Ник почувствовал, как она, лежа на его груди, улыбнулась. — Если хочешь знать, я была бы не против еще…

Ник снова чмокнул ее в макушку.

— Не искушай меня.

— Не волнуйся, у меня будет достаточно времени, чтобы искушать тебя, и этим-то я и собираюсь заняться. Уж я не допущу, чтобы еще целый год или два пролетели впустую, без тебя.

Довольный, Ник устроился поудобнее и стал уже засыпать. Но буквально в последнюю секунду перед тем, как он провалился в сон, у него мелькнула мысль. Он понял, что сказала Грейс. Она не допустит, чтобы еще целый год или два пролетели впустую, без него? Что она имела в виду? Что не хочет расставаться с ним ни на минуту, ни тем более еще на один год? Или она думает, что они жили врозь всего год-другой?

— Грейс? Грейс, ты спишь? — вполголоса спросил Ник. Он надеялся, что она еще не спит. Но если она и заснула, его тихий шепот не разбудил бы ее. — Грейс?

Грейс не ответила, и Ник понял, что она спит. У него неприятно засосало под ложечкой. Чем больше он думал о ее последних словах, тем сильнее становилась в нем уверенность в правильности своего предположения. Она считала, будто они не виделись всего год или два.

Черт! Ник крепко зажмурился и тихонько выругался вполголоса. Вчера, когда к Грейс начала возвращаться память, Ник не мог понять, что именно она вспомнила. Но из ее слов решил, что очень многое, практически все. Особенно когда Грейс вдруг разобиделась на него в антикварной лавке. Вот почему он все говорил и говорил, пока готовил ужин. Он хотел дать ей понять, что влачил долгие десять лет пресного, одинокого существования.

Черт! Он думал, она уже знает…

Тяжело вздохнув, Ник крепче прижал ее к себе. Утром придется рассказать ей все, пока она не выяснит это сама. А потом уже он спросит ее, настроена ли она на примирение.

Он и верил в это, и не верил.


Ника разбудил оглушительный сигнал автомобиля. Он подскочил на кровати; Грейс, наоборот, спрятала голову под подушку.

— Да успокойся ты, нам не от кого бежать и незачем прятаться. — Он похлопал ее по спине. — Видно, мы срочно кому-то понадобились.

Ник уже знал, кто это. Ангус. Наверняка Рене дозвонилась до него. Никто другой не будет так настойчиво, так нетерпеливо жать на гудок в половине шестого утра.

Ник замер. Ему не хватило всего лишь одного дня. Всего нескольких часов, чтобы объяснить ей все. Нескольких часов, чтобы она обдумала его слова. Нескольких часов, чтобы вымолить у нее прощение и убедить в том, что помириться стоит.

Вновь раздался пронзительный гудок.

— О господи! — взмолилась Грейс и встала с постели. Ник попытался схватить ее за руку, но пальцы лишь скользнули по запястью. Грейс подошла к маленькому оконцу. Ник увидел, что, едва выглянув, она пошатнулась, словно от удара. — Боже праведный, — прошептала она. — Ангус и Кэл. И еще машина… а за ней полицейская… Райан! Господи, это же Райан… и Мэдисон с ним. Его жена, Мэдисон. Райан недавно женился, за день до того, как я… О господи!

Голова Грейс закружилась в вихре переполнивших ее воспоминаний. Ей показалось, что она вот-вот лишится чувств. Воспоминания, захлестнувшие ее, были совсем не похожи на те простые, безмятежные картинки, что приходили к ней до этого. Всепоглощающая любовь. Радость дружбы. Боль разрыва. И боль предательства…

Она бросилась лицом на кровать. Ник обнял ее за плечи.

— Грейс? — хрипло позвал он. — Грейс, выслушай меня. Мне нужно рассказать тебе кое-что важное…

— Что? Что мы никогда не были мужем и женой? — зло оборвала она его. — Что мы даже ни разу не виделись за эти десять лет? — Охваченная яростью, она развернулась к нему лицом. — И что же это было, шутка? Послушай, Ник, мы же совершенно чужие друг другу, а ты заставил меня поверить в то, что мы любили…

Не успел Ник и слова сказать, как она вырвалась из его объятий и принялась лихорадочно выхватывать вещи из шкафчиков.

— И чье же все это? — потребовала она ответа.

Ник молчал. Снова раздался сигнал.

Горячие и пышущие гневом воспоминания лизали Грейс, как языки пламени. Унижение, испытанное ею оттого, что ее бросили на следующий же день после свадебной церемонии. Боль одиночества. Бесконечное ожидание, заклинания о том, чтобы он вернулся.

— И когда же ты собирался рассказать мне всю правду?

Ник поднял на нее взгляд.

— Этим утром.

— Ха! Как бы не так! — Она бросилась вон из спальни.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

— Грейс! Грейси! — вскричал Ангус, когда увидел приемную дочь, стремительно выбегающую из дома. К счастью, все бросились навстречу ей, приняв такую поспешность за радость встречи.

Грейс сбежала вниз по лестнице и оказалась в объятиях Ангуса.

— Девочка моя! Прости меня. Рене все мне рассказала: и про аварию, и про потерю памяти.

— Я в порядке, — успокоила его Грейс. — Не вини себя, ты здесь ни при чем.

Но Ангус как будто не слышал ее. Схватив Грейс за плечи, он отстранил ее от себя, внимательно оглядывая.

— Ни единой царапины.

Ни единой, всего лишь разбитое сердце. В который раз испытанное унижение. А еще череда лет, прожитых в попытках забыть мужчину, который только и делал, что лгал ей.

— Говорю же тебе, я совершенно здорова.

— Она действительно здорова.

Все обернулись. По лестнице спускался Ник. Он без труда узнал Ангуса и Кэла. Но Райан Келли возмужал; его лицо светилось счастьем. Ник почти уверен был, что заслугой тому его прекрасная спутница, которую Райан держал за руку.

Обычно, видя семейство Грейс, Ник испытывал жгучую зависть. Но теперь он был благодарен им. Грейс есть на кого положиться, они помогут ей пережить расставание, помогут справиться с болью в особенно трудные первые несколько недель.

— Невероятно. — Ангус выпустил Грейс, отдавая ее Кэлу и Райану — оба желали обнять сестру и лично убедиться, что с ней все в порядке. — Я так благодарен тебе, сынок, — начал Ангус, взбираясь по лестнице навстречу Нику. — Судьба улыбнулась нам — Грейс оказалась не только рядом с домом знакомого ей человека, но ей повезло еще и в том, что ты чудесным образом узнал о происшествии.

Нику стало неловко. Он решил не вдаваться в подробности, а предоставить это дело Грейс.

Пусть она расскажет Ангусу то, что сочтет нужным и когда сочтет нужным.

— Тернер — маленький городишко. — Ник ответил на рукопожатие Ангуса. — Как только я услышал, что Грейс попала в аварию, я сразу же поспешил к ней.

— Мы тебе очень благодарны. Очень-очень! — Голос старика слегка дрожал.

Грейс желала уехать как можно быстрее. Навалившиеся на нее воспоминания измотали ее. Но что особенно болезненно сказалось на ней, так это ложь и двуличность Ника.

Видя подавленное состояние сестры, Кэл подошел к ней и увел подальше от Райана и Мэдисон, суетившихся вокруг нее.

— Как ты? — шепотом спросил он. Грейс едва заметно качнула головой.

— Плохо, Кэл. Подумать только, он представил все так, будто мы жили вместе как муж и жена, но расстались ненадолго. Последние две недели я только и делала, что старалась вернуть его расположение.

— Ну, сейчас я ему задам! — Кэл, полный решимости, двинулся в сторону Ника.

Грейс остановила брата.

— Не надо. Лучше уедем побыстрее.

К немалому удивлению Грейс, Кэл тут же объявил всем об отъезде. У нее даже голова слегка закружилась оттого, с какой скоростью делались последние приготовления. Прежде всего он поручил Грейс заботам Райана.

— Посади ее в «бронко» Ангуса. Нам пора ехать, — сказал Кэл и поднялся по ступенькам туда, где Ангус еще беседовал с Ником. — Поедем, Ангус, Грейс хочет домой.

— Что… что? — Ангус смутился. Он повернулся к Кэлу: — Мы же только что приехали. Я хотел поблагодарить…

— Уверен, Ник не нуждается в благодарности за то, что сделал, — ответил Кэл, глядя Нику прямо в глаза.

Ник встретился взглядом с Кэлом.

— Ты прав. Мне не нужна благодарность. Моим долгом было прийти на помощь Грейс и позаботиться о ней, и я это сделал. А теперь прошу извинить меня. — Он повернулся, чтобы войти в дом. — У меня дела.

Заперев за собой дверь, он прислушался к возне и шуму, производимым семейством Макфарландов, пока они рассаживались по машинам. Ник подошел к окну в гостиной и приоткрыл занавеску так, чтобы все видеть, но самому не быть замеченным. Ангус расположился на переднем пассажирском сиденье своего «бронко». За руль сел Кэл. Грейс уселась сзади.

Что ж, такова судьба.


— Ну, хорошо, — буркнул Ангус. Они уже выехали на дорогу. — Я хочу знать, что же все-таки происходит.

— Ничего, — ответил Кэл. — Грейс устала и хочет…

— Вздор, — перебил его Ангус и, обернувшись, посмотрел на Грейс. — Я вижу, когда меня пытаются водить за нос, а сейчас именно это и происходит. Ты ведь не устала, Грейс, не правда ли? — Он пристально посмотрел ей в глаза. — Что-то с тобой не так, но это не усталость. И не болезнь, — добавил он, внимательно изучив ее. — Я бы сказал, что либо ты очень-очень рассержена, либо еще не вполне оправилась от травм, хотя и хочешь убедить всех в обратном. — Он еще раз внимательно оглядел ее. — У тебя что-нибудь болит?

— Не болит, — ответил за нее Кэл. — Просто она устала…

— Кэлеб Райт, — строгим голосом обратился к молодому человеку Ангус, — дай сестре ответить самой.

— Он прав, Кэл, я сама скажу, — послышался спокойный голос Грейс. — Нику неспроста позвонили и сообщили о случившейся аварии. Дело в том, что на переднем сиденье лежало свидетельство о нашем с ним браке.

— Что?!

— Наше свидетельство о браке, — повторила Грейс. — Когда нам было по восемнадцать, мы с Ником тайно поженились. Вернувшись после церемонии ко мне домой, мы хотели рассказать тебе все, собрать вещи и уехать в Калифорнию. И тут узнали, что тебя забрали в больницу с сердечным приступом.

Ангус вытер вспотевший лоб.

— Останови машину, — попросил он Кэла. Кэл покосился на Ангуса.

— Ангус, я могу слушать и одновременно вести…

— А я хочу слушать, ни на что не отвлекаясь. — Он поймал взгляд Кэла. — А также хочу знать, какова твоя роль во всем этом.

— Кэл здесь ни при чем, — заверила Грейс Ангуса. Кэл тем временем притормозил у обочины. — В день свадьбы Райана и Мэдисон, — продолжала Грейс, — я сказала Кэлу, что собираюсь в Тернер обсудить с Ником детали развода. Я подумала, что, если мы оба подпишем собственноручно все необходимые бумаги, дело упростится. Но в пути я попала в бурю, и моя машина разбилась в десяти минутах езды от дома Ника.

Ангус тем временем развернулся так, чтобы видеть и Грейс, и Кэла.

— Так ты говоришь, за десять лет вы с Ником так ни разу и не встретились?

— Ни разу. Первый семестр я проучилась в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, как и было задумано. Но Ник так и не появился. Я искала его по всему студенческому кампусу. И, не найдя, перевелась в колледж поближе к дому.

Ангус нерешительно кашлянул.

— Ты говорила мне, что хотела быть поближе к нам.

— Я и правда хотела быть поближе к вам. — Грейс замолчала ненадолго и снова вздохнула. — Тот, кого я любила более всего на свете, бросил меня. Кроме вас, у меня никого не осталось.

Ангус почесал затылок.

— Как все запутано.

Грейс засмеялась. Засмеялась, чтобы не расплакаться.

— Ты ничего не понимаешь? А мне каково? Прошло десять лет. Но пока я лежала в клинике. Ник дал мне понять, что мы расстались всего несколько месяцев назад, самое большее год. Я знаю, почему он так поступил. Вы были в Хьюстоне, а он старался уберечь меня от волнений, но получилось как раз наоборот. Думая, что прошло совсем немного времени с тех пор, как мы разошлись, я попыталась собрать воедино кусочки мозаики, которые не сходились. И получилось, что мои предположения оказались неверными.

— Значит, ты все-таки не развелась с ним, пока была здесь? — осторожно осведомился Ангус.

Грейс покачала головой. Она заметила, что за все время разговора Кэл не проронил ни слова. Он лишь смотрел в окно.

— Нет, — тихо сказала Грейс. — Я была совершенно сбита с толку и все старалась убедить Ника в том, что мы должны быть вместе.

— А ты хочешь быть с ним? — спросил Ангус.

Грейс яростно тряхнула головой.

— Ангус, мы не виделись десять лет. Как бы сильно я ни любила Ника Спинелли, будучи девчонкой, я ни разу не увиделась с ним за последние десять лет. Я больше не люблю его, я его не знаю и не ищу примирения.

— Значит, тебе придется повидаться с ним еще раз, — заключил Ангус. — Чтобы получить развод. Ты готова?

Грейс прикусила губу. Она не вынесет еще одной встречи. Она не желала и близко подходить к Нику Спинелли. Он лгал ей и выставил ее на посмешище. И вместо того, чтобы признаться во всем, он как ни в чем не бывало лег с ней в постель.

Отвечая на вопрос Ангуса, Грейс возразила:

— Мне не придется встречаться с ним, если твой юрист займется разводом.

— Как только приедем, позвоним Шеррон, — тут же решил Ангус; Кэл тем временем завел машину.

Итак, все устраивается гораздо лучше, чем она ожидала. И все же у Грейс защемило сердце, когда она обернулась взглянуть на покрытую густой растительностью гору, на которой расположился дом Ника.

Он снова один.

Ей ли беспокоиться? Ей ли принимать это близко к сердцу? Но она беспокоилась, ее сердце болело за него.

Грейс снова вспомнила, что он не просто лгал ей, он лгал до последнего и причинил боль… в который раз.

Теперь уже, когда Кэл вырулил на дорогу, Грейс не обернулась. И поклялась никогда больше не оборачиваться.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

— Кэл считает, тебе нужно с кем-нибудь поговорить.

Грейс подняла голову. Перед ней стояла Мэдисон. Она пришла с дочуркой полутора лет на руках, предвидя, что иначе Грейс отмахнулась бы от нее. Ребенка она родила еще до того, как вышла замуж за Райана. И мама, и дочка были белокурыми, с голубыми глазами и ангельскими личиками.

Грейс протянула руки и взяла Лейси.

— Я понянчу крошку и с удовольствием послушаю, как у вас прошел медовый месяц. Но говорить о чем бы то ни было не хочу, да и не о чем, собственно.

— Знаешь, Ангус до сих пор еще переживает, что его не оказалось рядом, когда ты в нем так нуждалась…

— Я уже говорила, что сама виновата. Я подгадала так, чтобы поехать к Нику, когда никого не будет дома, — ответила Грейс. И, чуть помедлив, продолжила со вздохом: — Мэдисон, представь себя на моем месте, и ты поймешь, что в каком-то смысле я сама загнала себя в угол. Я скрывала, что вышла замуж в восемнадцать и муж сбежал от меня на следующий же день после свадьбы. Каково было мне? Я чувствовала себя полной дурой. И не хотела, чтобы кто-то прознал про это. А тут как раз вы с Райаном отправились в свадебное путешествие, а Ангус с Кэлом улетели в Хьюстон. Мне представился прекрасный случай, чтобы разобраться с давними проблемами. Никто из вас не виноват в том, что я осталась одна, ни Ангус, ни ты, ни Кэл. Вина целиком и полностью на мне.

— Это так, и все же… мы чувствуем себя виноватыми.

— И напрасно. Скажи, Лейси? — Грейс покачала девочку на коленке.

Мэдисон коснулась руки Грейс.

— Грейс, ты, видно, не доверяешь никому из нас настолько, чтобы поделиться своими тревогами.

— Мэдисон, все случилось десять лет назад…

— Я знаю, ты думала, Ник остался в прошлом, — прервала ее Мэдисон. — Но Райан рассказал, что за все эти годы ты так ни с кем серьезно и не встречалась. Училась, потом делала карьеру, ставя профессиональный успех превыше всего.

— Я жила, как хотела.

— Правда? — не поверила Мэдисон и снова коснулась ее руки.

Устроив Лейси поудобнее у себя на коленях, Грейс вздохнула.

— Ах, Мэдисон, дело даже не во времени. Просто я боялась снова обжечься.

— И обожглась.

— Да, — задумчиво согласилась Грейс. Ей не удалось избежать боли, только на этот раз она была глубже, сильнее. И все потому, что Грейс узнала — Ник любит ее. Тогда, девчонкой, она еще не была уверена в глубине его чувств. Теперь же он признался ей и она поверила ему. Но, так же как и в первый раз, он не поверил в ее любовь настолько, чтобы рассказать правду. — С воспоминаниями или без, но мне трудно будет снова встретиться с Ником.

— Но ты все еще любишь его, — рассудила Мэдисон.

— Да, — признала ее правоту Грейс. — Глубоко внутри мне всегда будет восемнадцать и я останусь влюбленной в него до беспамятства.

— А смогла бы ты дать ему еще один шанс?

Грейс покачала головой. Как объяснить Мэдисон, что Ник все решил за нее? Он даже не попытался ее удержать. Когда чувства Грейс немного поутихли, она осознала, что Ник даже не удивился ее отъезду. Он лишь пожал Ангусу руку и вернулся в дом. Как будто знал, что именно так все и кончится.

— Он должен был сказать мне, что мы не виделись десять лет. И сделать это до того, как… — Грейс не дала Мэдисон возразить. Она передала ей девочку и поднялась. — Дело даже не в том, что я оказалась в глупом положении. И даже не в предательстве. Мне трудно примириться с тем, что он скрыл от меня свою жизнь. — Впервые Грейс открыто высказала истинную причину. — Даже когда мы встречались в школе, я понятия не имела, как он живет, что он за человек на самом деле. Весь секрет в том, что он боялся довериться мне в жизни, а точнее, в любви. Будь он с самого начала честен со мной, проблемы не выросли бы как снежный ком. Он не смог быть честным даже после того, как я вывернула перед ним наизнанку собственную душу и умоляла его о любви. Уверена — он никогда не доверится мне.

Завтра утром она позвонит юристам Ангуса. Им хорошо платят за преданность и умение хранить чужие тайны. Итак, она доведет до конца дело, начатое ею еще до того, как заварилась вся эта каша.

Она потребует развода и отнятые у нее десять лет. Все, без остатка. Не кусочками-лоскуточками, а все.


— Что же, вы так и отпустите ее? — спросила Стелла у Ника, войдя к нему в комнату. Прошло уже две недели. Ник сидел за пианино, правой рукой перебирая клавиши. Пианино издавало звуки, лишь отдаленно напоминавшие музыку.

— Что же я, по-вашему, должен сделать? — возразил ей Ник и помахал официальной бумагой, недавно полученной им. — Юристы даже обязали меня ответить сразу по получении. Судя по всему, она настроена серьезно. Она действительно хочет этого развода.

— Она просто рассержена — ведь вы лгали ей, — бросила в ответ Стелла.

— Я не лгал.

— Но и всей правды тоже не сказали. А раз не сказали, она вольна понимать по-своему любое ваше высказывание. Даже если вы признались ей в любви, она не может быть уверена, правда это или нет. Потому что половина всего, что вы наплели ей, сплошные домыслы… или предположения.

— Да уж, это так…

— Еще бы, — съязвила Стелла. — Вы слишком дорожите своим покоем, зато готовы пожертвовать ее чувствами.

— С ее чувствами ничего не случилось.

— Ну конечно! — возмутилась Стелла. — Сначала вы ведете себя как образцовый муж, обожающий свою жену. И вдруг отпускаете ее на все четыре стороны. Так с ней ничего и не сталось, как же! Любая мечтает о таком муже. Не пытайтесь списать все на ее болезненное состояние или ранимость. Уверена, она вернется к вам.

— У нее замечательная семья. Они позаботятся о ней.

— А у вас никого, — заметила Стелла, на этот раз уже без издевки. — Вы с ней были другим… счастливым. А как она была счастлива с вами! И все же вы готовы отказаться от нее, даже не поборовшись. Неужто вы так боитесь? Неужто тень папаши все еще висит над вами?

— Вы ничего о нем не знаете!

— Вы, видно, думаете, что я глупа или слепа? Когда ваша мать приезжает сюда, она только и болтает без умолку о муже. Джейк то, Джейк ее… А вы каменеете, точно кирпичная стена. Я, конечно, не была знакома с вашим отцом лично. Но за последние несколько лет столько наслушалась про него… И скажу вам прямо — он до сих стоит у вас на пути. Упустите Грейс — и он снова одержит над вами верх.


— Ты звал меня, папа?

— Я тут совершенно случайно снял трубку — оказалось, звонит наш юрист.

— Вот как? — Грейс опустилась в кресло перед столом Ангуса. — И что же сказала Шеррон?

— Твои бумаги они отправили и уже получили ответ от Ника — он переслал подписанную бумагу. — И уже помягче Ангус добавил: — Теперь дело за несколькими бюрократическими формальностями, и ты очень скоро станешь свободной женщиной.

Волна боли окатила Грейс, ей как будто дали пощечину. Еще немного, и она разрыдается. Две недели она думала, говорила с доктором Ринджером и Кристин Уорнер. Ей открылись два важных момента. Во-первых, Ник честно сделал все, что мог, ведь доктор Ринджер строго-настрого запретил ему говорить или делать то, что может расстроить ее. Во-вторых, она все еще любит его. Всегда любила и будет любить. Он так быстро подписал посланные ему бумаги на развод… И Грейс поняла кое-что еще. Он не приедет за ней. Он не верит, что его можно любить. Даже ей не верит.

Грейс меньше всего хотелось раскиснуть в присутствии Ангуса из-за человека, которого она должна была бы ненавидеть. Она сказала:

— Вот и хорошо, — и поднялась, собираясь уйти.

— Постой. — Ангус жестом пригласил ее снова сесть. — Я тут поразмыслил на досуге над тем, что ты мне рассказала, над тем, что случилось десять лет назад, когда меня увезли с сердечным приступом. Вспомнил, как ты поступила в колледж и уехала и как потом перевелась поближе к нам. Знаешь, мне совсем не нравится финал всей этой истории.

— Мне тоже не нравится, папа, — выдавила из себя Грейс.

— Я хочу знать, что же между вами произошло.

— Папа, я всей душой люблю тебя, но это касается только нас с Ником.

— Черта с два, ничего подобного! — И Ангус добавил уже спокойнее: — Грейс, эти две недели я промучился, думая, какой же я никудышный отец. Я не только последним узнал о твоей свадьбе, но и допустил, чтобы этот парень сделал тебя несчастной.

— Все уже в прошлом…

— Нет, — возразил ей Ангус. — Все снова в настоящем. Я смотрел этому парню в глаза и кое-что увидел в них. Он любит тебя. И твой отъезд убил его. А ты без него несчастна. Но почему-то звонишь адвокату и подаешь на развод, как будто ничего не было.

Грейс вздохнула.

— Ничего и не было.

— Не согласен, — возразил ей Ангус. — Было. Тебе представилась возможность снова увидеться с ним, не оглядываясь на события десятилетней давности. Ему представился случай все исправить, ну, или хотя бы попытаться. Я вижу, какая ты в последнее время. Ты вся извелась. Ты почти уже разобралась со своим прошлым, но в самый последний момент сбилась с пути истинного. Мне кажется, — Ангус встал из-за стола и обошел его, оказавшись прямо перед Грейс, — мы с Кэлом примчались слишком рано, надо было подождать еще денька два.

Грейс замотала головой.

— Даже если мы и любили друг друга, какое это имеет значение? — И воспользовалась самым убедительным предлогом: — Он лгал мне…

— Нет, — возразил Ангус. — Вчера вечером Мэдисон говорила с тобой. Кажется, он просто не смог вовремя сказать тебе всю правду. — Ангус помолчал, взяв ее за руки. — Грейси, за все десять лет у тебя ни с кем ничего серьезного не было. Это что-то да значит.

— Ангус, для меня это значит, как, впрочем, должно значить и для тебя, что я слишком занята работой…

— Грейси, — взмолился Ангус, сжимая ее ладонь в своих руках. — Не упусти того, кого любишь.

Грейс закусила губу; она не могла удержать слезы, давно уже стоявшие в глазах.

— Я не нужна ему, папа, — прошептала она. — Он отпустил меня без сожаления. Получив бумаги о разводе, он даже не позвонил. Подписал, не раздумывая. Он не любит меня.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Утром Грейс проснулась, твердо уверенная, что не может дольше выносить ни участливого Ангуса, ни мрачного Кэла. Она поняла, что сама тому виной — слишком загостилась. Пора домой, в Кроссроудз-Крик.

Она вышла во двор. Миновав хозяйственные постройки, Грейс подошла к загону. Она смотрела на небо, на деревья, на сухую техасскую землю и вслушивалась в тишину. Все это ее.

Она так долго была одна, даже самых близких не допускала в свою душу. Или ей придется на всю жизнь остаться в одиночестве, или она переживет разрыв с Ником и, приложив неимоверные усилия, станет ближе своей семье.

Но едва ли она переживет расставание с Ником на этот раз. А значит, неизвестно, когда станут возможными перемены в ее отношениях с близкими, если такое вообще случится.

— Привет.

Ник. Ей почудилось? С минуту она не двигалась, затаив дыхание, уверенная, что слышала завывание ветра.

— Привет, говорю.

Голос Ника проник в самую душу Грейс, разлившись приятным теплом. Но по спине пробежали мурашки. Если она поддастся, то снова нахлебается горя. Ведь она мечтает услышать от Ника слова о том, что он не может без нее, любит ее, что она нужна ему. Она не примет его, если только он не решился связать с ней свою жизнь раз и навсегда.

Медленно она повернулась к нему.

— Зачем ты приехал?

— В общем-то у меня к тебе кое-что есть. — Он показал ей бумагу, ту самую, что подготовила Шеррон, юрист Ангуса. — Подписанное свидетельство о разводе.

— Насколько я знаю, оно давно уже у моего юриста.

— Было, — подтвердил Ник. — Но друг моего друга, у которого тоже есть друг, раздобыл эту бумагу для меня. Я не спрашивал у него — как, а он не рассказывал мне.

— Другими словами, кто-то проник в кабинет юриста и…

— Не знаю, да и знать не хочу, — прервал ее Ник. — Бумага понадобилась мне для того, чтобы вручить ее тебе лично. Я хочу предоставить тебе выбор. Можешь выбрать это, — он взмахнул листком. — А можешь это, — он сунул руку в передний карман джинсов, достал оттуда простенькое обручальное колечко и протянул его Грейс. Точь-в-точь такое же колечко он надел ей на палец десять лет назад!

Грейс в недоумении уставилась на него.

— Тебе выбирать, — медленно произнес Ник. — Я дам тебе развод, если ты в самом деле того хочешь. Но я хочу попытаться еще раз.

Грейс вспомнились боль, сомнения, страдания. Понимает ли Ник, что ему необходимо научиться доверять любимому человеку даже в мелочах? Если нет, ничего, кроме разочарования и горя, ее не ждет.

— Не знаю.

— Грейс, прошу тебя, не говори так. Не покидай меня. Возможно, я не заслуживаю второй попытки. Я не заслуживаю даже твоего прощения. Но я не могу без тебя. Мне никто не был так дорог. Ты первая, с кем я вообще поговорил по душам. Я никогда не знал, как это — быть откровенным. Меня пугает сама мысль о необходимости раскрыться тебе, но еще больше меня страшит жизнь без тебя.

Грейс смотрела на Ника, на его волосы, блестевшие в лучах солнца. Его глаза излучали искренность. И ей столько всего вспомнилось. Как они сидели на кровати и уплетали булочки. Как смеялись над тем, что он целых три месяца напролет не ел ничего, кроме яблочного джема, потому что его отца уволили с работы.

Грейс вспомнила, как он каждый день приносил ей в клинику одежду и свежую пижаму. Как бегал для нее за завтраком, обедом и ужином в уличное кафе.

Ей вспомнилось выражение муки в его глазах, возникавшее каждый раз, когда она ждала от него поцелуев…

— Я беру его с одним условием. — Грейс взяла кольцо.

— С каким же?

— Мы будем готовить соус для спагетти, — ответила Грейс и направилась к дому. Как будто не было ничего необычного в ее словах.

— Соус для спагетти? — Ник не поспевал за ней.

— Ну да, я тут выискала потрясающий рецепт. Но на этот раз надо будет покрошить свинины.

— Ты шутишь!

— Нет, правда. Надо будет добавить свинины.

Ник схватил Грейс за руку и развернул к себе.

— Грейс, постой. Ты меня с ума сводишь. Должно быть условие посерьезнее, чем соус.

— Другого я не знаю. — Она привстала на цыпочки и поцеловала его в губы. — Я люблю тебя. Всегда любила. И буду любить. Я не хочу постоянно возвращаться в прошлое. Не хочу больше и слышать о том, что было. Нас ждет будущее. А это значит — соус к спагетти. Домашние хлопоты.

— Домашние хлопоты — утешительные хлопоты.

Грейс улыбнулась.

— Нет. Домашние хлопоты — счастливые хлопоты. Это то, что один делает для другого из любви. Вот какова настоящая жизнь. Какой она и должна быть.

Ник склонился поцеловать ее. Она потянулась к нему навстречу; ее сердце пело от счастья. Ему понадобилось десять лет, чтобы прийти в согласие со своим прошлым. Но ему это удалось, и теперь у них будет все, о чем они когда-либо мечтали.

Домашние хлопоты.

Счастливые хлопоты.

И, может статься, ребеночек, один или два.


КОНЕЦ


Внимание! Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

Примечания

1

«Джимми» — автомобиль компании «Дженерал моторс».

(обратно)

2

Шесть футов примерно равны 180 см.

(обратно)

3

Пинокл — карточная игра наподобие безика.

(обратно)

4

Бронкс — район Нью-Йорка.

(обратно)

5

Джин рамми — разновидность карточной игры рамми.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ