КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Веский довод (fb2)


Настройки текста:



Стефани Лоуренс Веский довод

1

Доминик почувствовала приближение очередной схватки и взглянула на циферблат: в последние четыре часа интервалы между ними стали заметно сокращаться. Хорошо, что я успела приготовить все на завтра для доктора Брауна, мелькнуло у нее в голове, прежде чем тело скрутила мучительная боль.

За окном стояла убийственная жара — не меньше пятидесяти градусов, но здесь, в небольшой комнатке, было вполне терпимо, хотя старенький кондиционер плохо справлялся с раскаленным африканским воздухом.

Доминик ощущала приближение родов, но, несмотря на то что это был ее первый ребенок, почти не волновалась. Во-первых, все ее внимание сосредоточилось на участившихся болезненных схватках, а во-вторых, она находилась в медицинском учреждении, хоть и в полевом, и врач-акушер Хэрри Томсон был поставлен в известность о том, что сестра Доминик вот-вот родит. Он уже заглядывал к ней раза три и, осмотрев, говорил, что еще рано.

Ребенок — мальчик весом восемь фунтов — появился на свет под вечер. Роды прошли легко, и оба, мать и дитя, чувствовали себя хорошо.

Доминик договорилась с администрацией госпиталя, что на месяц уйдет в отпуск, а затем будет работать на полставки.

Начались бессонные африканские ночи под сеткой от москитов — Чак оказался беспокойным младенцем. Доминик приходилось одной управляться с новорожденным сыном, ее семья находилась за тысячи миль отсюда. Впрочем, даже если мать, отец и сестра были бы рядом…

Сотрудники медицинского благотворительного центра, заходившие навестить молодую мать, уговаривали ее вернуться в Америку. Однако Доминик стояла на своем: как только она оправится от родов, снова приступит к своим обязанностям и будет брать ребенка с собой, как это делают африканские женщины.

В реальности же все оказалось намного сложнее. Промучившись какое-то время, Доминик поняла, что ей действительно следует вернуться в Штаты и получить какое-нибудь медицинское образование, чтобы иметь возможность достойно вырастить сына. Решение это далось ей нелегко.

2

Доминик стремительной походкой шла по просторному вестибюлю Бейбиз Хоспитал — детской больницы Медицинского центра при Колумбийском университете. Она с наслаждением вдыхала запах кофе и свежих булочек, доносящийся из кафетерия, который располагался в правом углу вестибюля. Доминик с удовольствием заглянула бы туда минут на пять выпить чашечку горячего ароматного напитка, но сегодня ей предстояло встретиться с человеком, который сильно повлиял на ее жизнь, и она не хотела отвлекаться на посторонние вещи. Мысль об этой встрече не давала ей покою.

Если бы не Конрад и не их беседы… Доминик остановила поток грустных воспоминаний. Зачем бередить себе душу событиями десятилетней давности, когда прошлое все равно не переделать?

Она улыбнулась цветочнице миссис Смит, у которой в вестибюле тоже был свой уголок. Несмотря на ранний час — около половины девятого утра, — мужчина с озабоченным лицом, очевидно родственник кого-то из пациентов, уже выбирал букет.

Доминик поравнялась с почтовой стойкой, за которой стоял мистер Доул, и приветливо улыбнулась старику. Девушка, одетая в форму студентки медучилища, отправляла кому-то письмо. Доминик вспомнила, как сама проходила практику в этой больнице. Да, это было еще то время! Такое не забывается.

Ей приходилось оставаться на ночные дежурства, и, отправляясь на работу, Доминик отводила маленького Чака к подруге, жившей в квартире этажом выше. У Джулии тоже был сын, Билли, ровесник Чака, так что мальчики не скучали. Но как только Доминик сдала экзамены на звание медсестры, она попросила, чтобы ее перевели в амбулаторное отделение Бейбиз Хоспитал.

И вот три месяца назад тридцатилетнюю Доминик назначили старшей медсестрой больницы. Невероятно! Она до сих пор с трудом верила в случившееся. Первые недели, пока Доминик осваивалась на новой должности, ей приходилось нелегко, но никто из сослуживцев даже не догадывался о ее переживаниях и бессонных ночах. В самый тяжелый период жизни Доминик научилась скрывать собственные трудности — у каждого хватает личных проблем, так что не стоит нагружать чужую нервную систему своими бедами.

Доминик приблизилась к двери кабинета, на которой висела табличка с ее фамилией и должностью. Внушительная надпись словно говорила посетителю, что уж за этой дверью ему обязательно помогут. А сегодня помощь требовалась самой Доминик. Ну почему из всех мужчин на свете главным врачом больницы назначили Конрада Бартона? — мысленно вопрошала Доминик, страдальчески закатив глаза к потолку.

Не успела она войти в кабинет, как в дверь быстро постучали и на пороге появилась средних лет женщина в строгом костюме — подтянутая и немного чопорная. Увидев, что к ней пожаловала миссис Мерил Тэлбот, главная медсестра Медицинского центра, Доминик слегка побледнела: официальные лица без серьезного повода не наносят визиты в столь ранний час.

— Сестра Барнес, рада видеть вас на вашем рабочем месте. Я уже заходила к вам, надеясь…

— Обычно я прихожу на работу к восьми утра, — поспешила оправдаться Доминик, — но сегодня мне пришлось отвозить сына в бассейн, и я…

— Он уже здесь! — напустив на себя важный вид, изрекла миссис Тэлбот.

— Кто здесь? — Доминик догадывалась, о ком речь, но хотела знать наверняка.

— Мистер Бартон. Мы с ним встретились у двери вашего кабинета несколько минут назад. Он ушел к себе и просил доложить ему, как только вы придете.

— Почему вдруг такая спешка? — пролепетала Доминик, судорожно сглотнув.

Мерил Тэлбот поправила отложной воротничок белоснежной блузки, которая несколько оживляла строгий форменный костюм.

— Мистер Бартон назначен главным врачом Бейбиз Хоспитал. Ему пришлось выдержать жесточайшую конкуренцию, чтобы получить этот пост. — Миссис Тэлбот понизила голос до интимного тона. — Как я слышала, администрация Медицинского центра так хотела заполучить доктора Бартона, что заключила с ним какой-то особый контракт. Детали мне не известны, но, кажется, он пробудет у нас год и, кроме того, будет оперировать. Он опытный хирург.

Слушая миссис Тэлбот, Доминик вежливо улыбалась. В жизни Конрада за прошедшие годы, оказывается, произошло немало перемен. Но почему, интересно, будучи опытным хирургом, он решил заделаться администратором?

— Так что, как видите, сестра Барнес, к человеку, которого столь высоко ценит руководство, следует проявлять должное внимание и почтение, — назидательно заключила Мерил Тэлбот.

Доминик прошла к своему письменному столу и села в крутящееся кресло. Миссис Тэлбот, сама того не ведая, сделала ей предупреждение: Доминик действительно легко могла допустить фамильярность при общении с доктором Бартоном. Сняв телефонную трубку, Доминик сказала уже собиравшейся уйти главной медсестре:

— Я позвоню ему. Спасибо за информацию, сестра Тэлбот.

Та, чопорно кивнув и поджав губы, вышла из кабинета с гордо поднятой головой. Доминик проводила ее взглядом. Ее коробило от подобного высокомерного поведения, которое, как она считала, только вредило работе. Мерил Тэлбот была старше ее лет на двадцать, поэтому при случае любила показать, кто здесь главный. Но Доминик хотела построить работу со средним медперсоналом так, как считала нужным, исходя из разумных соображений. Она уже внесла кое-какие изменения и планировала еще несколько нововведений. При этом она не торопилась, чтобы не провоцировать разговоров типа «новая метла всегда метет по-новому».

Доминик любила свою работу, но, имея ребенка, вынуждена была разумно распределять время. Еще раз спасибо Джулии, без которой Доминик не смогла бы задержаться в больнице даже на полчаса, а такие ситуации возникали нередко.

Держа трубку внутреннего телефона у уха, Доминик слушала длинные, продолжительные гудки. Человек, который жаждал встретиться с ней, не торопился ответить на ее звонок.

Он, правда, не знает, что это я, сказала себе Доминик и почувствовала, как ее начинает охватывать нервная дрожь. В ожидании ответа она мысленно перенеслась на двенадцать лет назад в операционную своего отца. Молодой врач, проходивший у него тогда стажировку, вдруг решил отказаться от успешной карьеры специалиста, которая ждала его в недалеком будущем…

— Конрад Бартон.

При звуке этого волнующе глубокого голоса Доминик встрепенулась. Боже, действительно Конрад! Интересно, знает ли он, кто является старшей медсестрой больницы?

Доминик кашлянула, прочищая внезапно пересохшее горло.

— Мистер Бартон, это сестра Барнес. Мне передали, что вы хотели видеть меня. Не возражаете, если мы встретимся в моем кабинете минут через десять?

— Я бы предпочел, сестра, в моем кабинете.

Ну еще бы — главный врач! Доминик ждала тысяча дел, но Конрад ее босс, поэтому она должна подчиниться его просьбе. Однако в следующий раз, понравится ему это или нет, она будет исходить из интересов работы. Пресмыкаться перед начальством она не привыкла.

— Хорошо, — коротко сказала она и положила трубку.

Доминик быстро прошла в небольшую комнатку, примыкавшую к ее кабинету. Это было одно из удобств, полагавшихся ей по должности. Встав перед зеркалом, она придирчиво оглядела свое отражение и провела расческой по густым каштановым волосам. Современную стрижку ей сделал знаменитый Клод Брюссон в своем нью-йоркском салоне, но эта красота стоила Доминик целого состояния. Она стала пользоваться услугами такого дорогого мастера после того, как получила свою нынешнюю неплохо оплачиваемую должность. И хотя в ее бюджете было много дыр, которые следовало как можно скорее залатать, Доминик твердо знала: на работе ее должны видеть хорошо одетой, с модной прической и уверенной в себе.

Она подкрасила губы и добавила немного тона на скулы. Теперь, когда у нее появилась своя комната отдыха, Доминик подумывала о том, чтобы купить специально для работы набор косметики. После ланча утренний макияж, как правило, требовал обновления. Но в первую очередь надо приобрести новые спортивные туфли для Чака, о чем он напоминает чуть ли не каждый день. И еще не мешало бы… О, лучше не думать обо всех этих домашних проблемах на работе!

Зарплата старшей медсестры больницы заметно улучшила ее материальное положение, и у Доминик уже появились мысли о том, чтобы обзавестись собственным жильем. В кредит, разумеется. Она застегнула на все пуговицы темно-синий жакет и разгладила ладонями юбку. Форму Доминик носила, когда занималась чисто административными делами, но если приходилось иметь дело с пациентами, переодевалась в белый халат. В нем Доминик чувствовала себя комфортнее, однако на встрече с доктором Бартоном ей надо быть во всеоружии, и поэтому строгий жакет пришелся как нельзя кстати.

Оставшееся в ее распоряжении свободное время Доминик потратила на просмотр расписания приема пациентов на сегодня. В такие минуты она полностью концентрировалась на своей работе, ощущая себя капитаном, который стоит на мостике и обеспечивает полный порядок на корабле.

Но Доминик чувствовала, как по мере приближения встречи с главным врачом самообладание покидает ее. До кабинета Конрада было несколько шагов, но они дались ей с превеликим трудом. Сделав глубокий вдох, Доминик постучала. И услышала:

— Войдите!

Она помедлила секунду и вошла, тихо прикрыв за собой дверь. За столом сидел любезного вида красивый мужчина в дорогом, хорошо скроенном костюме. Доминик подумала, что могла пройти мимо него на улице, а потом обернуться, пытаясь вспомнить, видела ли она его где-нибудь раньше. И, возможно, даже решила бы, что это какая-то знаменитость и что она могла видеть его по телевизору. Но если бы на его губах появилась уверенная, дерзкая и потрясающая улыбка — вот как сейчас — память мигом подсказала бы нужный ответ.

Хозяин кабинета встал и, обогнув стол, подошел к Доминик. Она заметила у него на висках несколько седых волос, но в остальном он выглядел очень молодо. Доминик подсчитала, что сейчас ему, должно быть, лет тридцать семь.

— Значит, это и в самом деле ты, — сказал Конрад, беря ее руку в свою. Но, едва коснувшись, он тотчас разжал пальцы, словно вспомнив о своей высокой должности. — Я не был уверен, что ты это ты, пока ты не вошла. Доминик, ты не изменилась. Разве что на лбу появилось несколько морщинок.

Чувственный рот Конрада растянулся в широкой ухмылке, и Доминик, ощутив прилив негодования с примесью обиды, тихо заметила:

— Они появились там не с потолка.

В карих глазах Конрада мелькнул какой-то огонек.

— Тяжко пришлось? Плыть против течения всегда нелегко.

— Откуда ты знаешь? — удивилась Доминик.

Конрад пожал плечами.

— Я не знаю, лишь догадываюсь. Я помню наш разговор вечером накануне моего ухода из клиники твоего отца. У меня тогда возникло ощущение, что ты страдаешь сильнейшей формой клаустрофобии.

Доминик невольно улыбнулась, вспомнив то время. Ее поразило, как времени удалось выветрить мучительную неопределенность юности, когда каждый день кажется последним, если не знаешь, что делать и как жить дальше.

— Правильный диагноз, доктор, если можно так выразиться.

— Вот это уже лучше! — Конрад улыбнулся. — А то у тебя был жутко свирепый вид, когда ты вошла в мой кабинет. Я уж было подумал, что ты превратилась в одну из тех медсестер, которые любят командовать, особенно новыми главврачами. Хочешь кофе? Миссис Тэлбот снабдила меня большим термосом и несколькими пластиковыми стаканчиками — на утро, как она сказала. Но молока, к сожалению, нет.

Конрад повернулся к подносу, стоявшему на его столе. Неужели у меня действительно был такой ужасный вид, когда я вошла? — удивилась Доминик.

— Сойдет и черный. Спасибо.

— Присаживайся, — предложил Конрад, пододвинув ей стул.

Она села, безуспешно пытаясь избавиться от сковывающего ее напряжения, а Конрад, разлив кофе по стаканчикам, занял кресло за письменным столом, тем самым словно подчеркнув, что они снова перешли к официальным отношениям. Какой разительный контраст по сравнению все с той же последней встречей, во время которой восемнадцатилетняя Доминик открыла ему свое сердце!

— Выходит, ты бросила учебу на медицинском факультете, — небрежно заметил Конрад, в то время как его глаза изучающе скользили по ее лицу.

— Кто тебе сказал об этом?

— Никто. Я просто помню, что ты собиралась поступать в университет. И поскольку я вижу тебя здесь в качестве медсестры, то и предположил, что ты отказалась от профессии врача.

Доминик сделала маленький глоток кофе, который оказался очень крепким. Нервы у нее и так были натянуты до предела, и она поставила стаканчик на стол.

— Если мне не изменяет память, ты сам советовал мне…

— О нет, — немедленно возразил Конрад, — я не давал тебе никаких советов. Все решения ты принимала самостоятельно. Я был лишь резонатором терзаний твоей мечущейся души. Ты говорила, что хотела бы выйти в этот большой, сумасшедший мир и попытаться найти в нем свое место, прежде чем тебя засосет профессия твоей семьи.

— А с чего начались мои так называемые терзания? — с убийственным спокойствием осведомилась Доминик. — Об этом вы помните, доктор Бартон?

— Да это была невинная, ничего не значащая реплика, почти шутка! Насколько мне помнится, я разговаривал с твоим отцом, и он сказал, что тебе обеспечено место на медицинском факультете Колумбийского университета. В этот момент в комнату вошла ты, и я произнес что-то вроде: «Значит, вы собираетесь и вторую дочь бросить на алтарь медицины, сэр?» Но ты, оказывается, по какой-то причине решила нарушить семейную традицию.

— Конечно, решила! Я была тогда совсем молодой, с неустойчивыми взглядами. И на меня действовало каждое слово, произнесенное двадцатипятилетним доктором, который и сам намеревался круто изменить свою жизнь.

Конрад отставил стаканчик с недопитым кофе и подался всем корпусом к собеседнице.

— Не знаю, к чему ты клонишь, Доминик, но я улавливаю в твоих словах определенный упрек в мой адрес. Нам надо как-то уладить этот вопрос, если мы собираемся работать здесь вместе.

Доминик протяжно вздохнула и замолчала, окунувшись в свое уже ставшее далеким прошлое. Через минуту она заговорила, осторожно подбирая слова:

— Извини, Конрад. С тех пор, как я узнала о твоем назначении к нам, я очень боялась снова встретиться с тобой.

Доминик подняла глаза и увидела, как нечто похожее на боль исказило его красивое лицо.

— Не понимаю почему. — Конрад провел рукой по темным густым волосам. — Я проходил стажировку в клинике твоего отца и знаю, как его взбесило мое решение оставить общую медицину. — Он встал, подошел к окну и оперся ладонями о подоконник. Простояв безмолвно около минуты, Конрад резко обернулся, глаза его сверкнули сердитым огнем. — Честно говоря, я всегда считал твоего отца диктатором, но меня действительно волновало то, что происходило с его младшей дочерью. Поэтому я так терпеливо выслушивал тебя, когда ты делилась тем, что тебя беспокоило. Что у тебя нет собственной жизни, что ты обязана идти по стопам своих родителей и дедов и после окончания университета работать в клинике отца. О том, что ты так никогда и не узнаешь, что такое настоящая жизнь…

— Я помню, — поспешно перебила его Доминик. — Но ты осознанно решил уйти из медицины общего профиля и пошел работать врачом в бюро путешествий. А я завидовала тебе тогда, думала, что ездить по миру — это здорово, поэтому и…

Конрад снова вернулся к своему столу.

— Ты и в самом деле настолько серьезно восприняла тот наш разговор, да? — тихо спросил он. — Не хочешь еще кофе?

— Нет, спасибо. — Доминик покачала головой. — Я не смогла осилить и половины того, что ты мне налил. Чересчур крепкий, на мой вкус. Приходи ко мне в кабинет, я угощу тебя нормальным кофе. У меня есть кофеварка.

Конрад широко улыбнулся и сделал вид, что принюхивается.

— Здесь, кажется, появился запах оливковой ветви мира. Я прав?

Доминик улыбнулась.

— Я не знала, что мы ссорились.

Конрад запрокинул голову и громко рассмеялся. Этот смех сотворил чудо с натянутыми нервами Доминик — она сразу почувствовала облегчение. Доминик помнила, какое недовольство вызывал у ее отца смех Конрада, часто раздававшийся в коридорах клиники. Конрад ничуть не преувеличивал, определив характер доктора Барнеса как диктаторский. Отец Доминик, правда, смягчился немного, когда отошел от дел и поставил свою старшую дочь Карен руководить семейной клиникой, но тем не менее по-прежнему остался бескомпромиссным в том, что касалось медицины и членов его семьи.

— Прекрасно, мы не ссорились! — весело согласился Конрад. — Мы просто разгоняли тучи, не так ли?

— Туч здесь еще хватает, но…

В этот момент зазвонил телефон. Сняв трубку и выслушав абонента, он передал ее Доминик.

— Это тебя.

Услышав голос Патрика Хедли, она улыбнулась. Патрик заведовал ортопедическим отделением и всегда приходил Доминик на помощь, особенно в первые недели ее работы в качестве старшей медсестры.

— Так вот ты где прячешься! Доминик, у меня тут возникла одна проблема, мне нужна твоя помощь.

— Выкладывай, в чем дело.

Доминик краем глаза заметила, что Конрад, с преувеличенным вниманием разглядывая почту на своем столе, делает вид, будто не прислушивается к ее разговору с Патриком, а на самом деле ловит каждое слово. Ей стало интересно, как он отнесется к ее неформальной, дружеской, манере общения с врачом. Отец, несомненно, сделал бы ей выговор, напомнил о профессиональной этике и о тому подобном. Наверное, именно из духа противоречия Доминик старалась держаться на работе по возможности непринужденно, без излишнего официоза.

Тем более с Патриком, который был не только ее коллегой, но и другом. Пару раз они ходили в театр на Бродвее, а однажды он даже пригласил ее на ужин, но Доминик пришлось отказаться, потому что не хотелось злоупотреблять добротой Джулии и просить ее посидеть с Чаком.

— Сестра Бриджес опять заболела, — сообщил Патрик.

— О, бедняжка Дейна! Первые три месяца бывают обычно ужасными. Я помню, как меня по утрам буквально выворачивало наизнанку. Как только беременность стабилизируется, она будет как огурчик.

Доминик видела, как насторожился Конрад, но ничуть не смутилась. Можно лишь удивляться, что никто еще не доложил новому главврачу о «позорном» прошлом старшей медсестры, потому что именно скандальный факт ее биографии люди затрагивали в первую очередь, когда начинали судачить о Доминик.

— Да уж, дела… — печально заметил Патрик. — Но ты не слишком огорчайся по поводу ее самочувствия. «Бедняжка Дейна», наверное, лежит на диване и смотрит телевизор, пока мы здесь трудимся в поте лица. Так что же нам делать в связи с создавшейся ситуацией?

— Сейчас спущусь к тебе в отделение и все улажу. Только зайду к себе надеть халат.

— Доминик, ты просто прелесть!

Она рассмеялась.

— Я знаю. — И повесила трубку.

Конрад оторвался от почты и с невинным видом осведомился:

— Проблемы?

— Да, в ортопедическом отделении не хватает сестер, мне надо пойти помочь им. Думаю, придется пробыть там все утро.

Он нахмурился и произнес с легким оттенком недовольства:

— Я надеялся, что старшая медсестра больницы найдет время, чтобы показать мне мои владения и представить сотрудникам.

Доминик встала.

— Дай мне час. Я помогу Патрику Хедли и после этого буду в твоем полном распоряжении. Хорошо?

Конрад тоже встал и подошел к ней. На его полных чувственных губах играла улыбка.

— Я, наверное, никогда не привыкну к тому, что ты стала деловым, энергичным администратором. А что думает твой муж по поводу твоего нового назначения? Очевидно, он не против, иначе ты сменила бы девичью фамилию и сидела безвылазно в уютном семейном гнездышке.

Глядя на нее с выражением, как показалось Доминик, ностальгической нежности, он открыл перед ней дверь. У Доминик запершило в горле, и она откашлялась.

— Я не замужем. Послушай, мне действительно надо бежать. Патрик начинает сходить с ума от волнения, если в его отделении нарушается привычный порядок.

Доминик было интересно, какое впечатление на Конрада произвел ее семейный статус, однако она не рискнула поднять на него глаза. Кроме того, он слышал весь ее разговор с Патриком. С другой стороны, не мог же он заткнуть уши! Но предположить — как, кстати, делали многие, — что она обязательно должна быть замужем, если у нее есть ребенок? Это уж слишком! Доминик гордилась, как справляется с воспитанием сына. Чак рос уравновешенным, умным и счастливым и совсем не страдал оттого, что у него нет отца.


— Какое счастье, что ты наконец пришла! — радостно встретил ее Патрик, когда Доминик вошла в его кабинет.

— А где сестра Хэмлин? — спросила она, сразу направляясь в процедурную, смежную с кабинетом. Там она быстро сменила на кушетке мятую простыню, оставшуюся после предыдущего пациента. — Она должна подменять Дейну, когда та не выходит на дежурство.

Доминик почувствовала на себе взгляд Патрика и обернулась. Она обратила внимание на его помятую сорочку и поняла, что он до сих пор не нашел никого, кто заботился бы о его одежде. Жена ушла от Хедли два года назад, и его быт полностью разладился, но Патрик не унывал. Он относился к тому типу мужчин, которые приглашают женщину в театр или на ужин в ресторан и не требуют ничего взамен. Даже поцелуя на прощание! Такие мужчины Доминик нравились. Никаких обязательств или обид. Провести время в их компании все равно что скоротать вечерок с подругой, только к хорошему настроению добавляется еще приподнятость, которую может дать лишь противоположный пол.

Пусть Патрик и остается рыцарем как можно дольше, потому что если он вдруг начнет претендовать на нечто большее…

— Сестра Хэмлин делит свое время между мной и регистратурой. И она крайне медлительна, если хочешь знать.

— Не волнуйся, я поработаю с тобой, как в старые добрые времена. Кто у нас следующий? — Она подошла к столу Патрика и взяла в руки амбулаторную карту, лежавшую сверху большой стопки. — Дастин Дерек, возраст — семь лет. А, это тот малыш, которым я занималась, когда он впервые попал к нам после несчастного случая? Я рада, что ты позвал меня. Как он сейчас?

Патрик откинул со лба прядь выцветших рыжеватых волос и расслабленно откинулся в кресле.

— Он молодчина! Меня больше беспокоит его мать. Она до сих пор не может смириться с тем, что мы ампутировали ему ногу. Ругает себя за то, что разрешила сыну играть на улице. Но кто мог знать, что сумасшедшему водителю грузовика вдруг взбредет в голову заехать на ту спокойную улочку? Миссис Дерек терзается, что не может повернуть время вспять.

Доминик почувствовала жжение в глазах, вспомнив, как год назад вертолет, севший на специальную площадку на крыше больницы, доставил истекавшего кровью маленького Дастина. Она тогда работала сестрой в отделении ортопедии у Патрика, и ее срочно перевели на время в отделение неотложной помощи. Когда мальчика ввезли в операционную, Доминик, разрезав пропитанные кровью джинсы и увидев искореженную левую ножку ребенка, мысленно попросила Всевышнего сотворить чудо.

Вечером того же дня Доминик сидела в своей кухне и прижимала к себе сына, радуясь тому, что он здоров и невредим. Чак тогда спросил, почему она такая грустная, и у нее не хватило сил объяснить ему. Перед мысленным взором Доминик все время возникала операционная, в которой бригада врачей отчаянно пыталась спасти мальчику ногу.

На следующее утро, когда Доминик пришла на работу, Патрик сказал, что нижнюю часть конечности Дастина пришлось ампутировать. Она пошла в палату навестить маленького пациента, размышляя, что чувствовала бы, окажись пострадавшим ее сын. Наверное, тоже ругала бы себя за то, что недосмотрела за ребенком. Мать есть мать.

Но время нельзя повернуть вспять. Можно лишь двигаться вперед и пытаться улучшить то, что предлагает нам жизнь в данный отрезок времени.

— Ты в порядке, Доминик?

Вопрос Патрика вывел ее из задумчивости.

— Да, все нормально, — быстро сказала она. — Я приведу Дастина.

Грустное настроение Доминик улетучилось, когда она увидела мужественного мальчика, который вошел в кабинет, широко улыбаясь.

— Посмотри, я хожу без костылей! — гордо заявил малыш, поставив к столу небольшую палку. — А когда у меня будет новый прос… прост…

— Протез, Дастин, — подсказала ему мать, полная невысокая женщина.

Мальчик снова расплылся в улыбке.

— Ну вот, когда у меня будет это, я смогу ходить даже без палки и тогда… — он сделал паузу для большего эффекта, — тогда я смогу бегать!

Миссис Дерек опустилась на стул и пригладила ладонями свои седые волосы. Когда Дастина сразу после несчастного случая привезли в больницу, она сказала Доминик, что родила его, своего единственного ребенка, в сорок пять лет. Это было счастье, на которое она уже не надеялась. Но она даже вообразить не могла, что с ее долгожданным мальчиком может случиться такое несчастье. Глядя на эту женщину сейчас, Доминик подумала, насколько та постарела — эмоционально и физически — за этот год.

Доминик помнила, как тяжело миссис Дерек было смотреть на обрубок ноги своего сына, когда врач осматривал его.

— Может, вы сходите в наш кафетерий, миссис Дерек, пока доктор Хедли будет заниматься с Дастином? — предложила она.

Женщина сразу оживилась.

— Спасибо, сестра, я, пожалуй, последую вашему совету.

После ухода матери Дастин стал еще разговорчивее, щебетал о разных вещах, которые обычно интересуют детей его возраста. Доминик начала осторожно накладывать повязку, зная, что на месте ампутации еще оставалось несколько болезненных точек, но Дастин всегда вел себя мужественно и лишь кряхтел, когда боль действительно становилась сильной. Несмотря на возраст, он никогда не жаловался на свою судьбу. Посмотрев на Доминик, мальчик с надеждой спросил:

— Ведь у меня все будет хорошо, да, сестра? Ну, когда я вырасту и стану большим?

У Доминик к горлу подкатил большой ком, и она с усилием проглотила его.

— Ну конечно, у тебя все будет хорошо, Дастин, — с нежностью заверила она и сжала ручонку мальчика. — Ты боец по натуре, а это главное. С твоим взглядом на жизнь ты всегда преодолеешь любые трудности.

— А что такое «взгляд на жизнь»?

Доминик улыбнулась и только собралась объяснить маленькому пациенту значение этого выражения, как услышала негромкое покашливание. Она подняла голову и увидела стоящего на пороге перевязочной Конрада Бартона.

— Я стучал, — словно извиняясь, тихо проронил он. — Можно войти?

Патрика вызвали к другому пациенту, поэтому его кабинет пустовал.

— Конечно, — разрешила Доминик. — Это мой маленький друг Дастин. Я только что собиралась объяснить ему значение выражения «взгляд на жизнь». Может, это сделаешь ты, пока я закончу с повязкой? Дастин, этого доктора зовут мистер Бартон, он…

— Почему мистер, если он доктор? — недослушав, удивился мальчик.

Конрад улыбнулся.

— Хороший вопрос, Дастин. Это что-то вроде анахронизма.

— А что такое «анахронизм»? — немедленно последовал вопрос.

Доминик встретилась глазами с Конрадом и, подавив улыбку, взяла протез и стала прилаживать его к культе.

Конрад сел на противоположный конец кушетки, чтобы мальчику было удобнее с ним разговаривать.

— Меня называют мистером, потому что я специализировался в хирургии и…

— Вы резали людей и потом лечили?

— Совершенно верно! Но много лет назад этим занимались брадобреи… то есть парикмахеры. Они были первыми хирургами и отличались от врачей, которые…

— От тех, которые не резали людей?

— Правильно. Тех брадобреев называли «мистер», и поэтому нас, хирургов, по традиции тоже называют «мистер».

Пристегнув протез, Доминик вытянула ногу мальчика на кушетке и озабоченно спросила:

— Нигде не давит, Дастин?

— Нет, все в порядке.

— Как ты думаешь, — снова обратилась она к ребенку, — может, пора перестать называть хирургов «мистер»?

— Да-а, вообще-то пора, — согласился Дастин, улыбнувшись, — а то легко запутаться.

— Вот это и называется анахронизмом, — сообщил Конрад, послав Доминик благодарную улыбку. — То есть когда что-то не соответствует времени, в котором мы сейчас живем.

Дастин кивнул.

— Вы мне хотели еще объяснить… Забыл…

— А, «взгляд на жизнь»! — догадался Конрад. — Это выражение означает твое отношение к разным вещам. Например…

Доминик с интересом наблюдала, как он подошел к раковине и вылил из стакана половину воды. Вернувшись к кушетке, Конрад продемонстрировал стакан мальчику.

— Как ты считаешь, Дастин, этот стакан наполовину пустой или наполовину полный?

Тот сосредоточенно сдвинул брови, подумал и ответил:

— Наполовину полный, конечно.

Конрад похлопал его по руке.

— Хорошо. Это пример здравого взгляда на вещи, я знал, что ты ответишь именно так. Но люди с пессимистическим взглядом на жизнь сказали бы, что стакан наполовину пустой, и тоже были бы правы.

От двери донеслось покашливание. Оказывается, Патрик Хедли уже вернулся и теперь наблюдал за происходящим в перевязочной.

— Это что, урок философии?

Конрад вежливо улыбнулся.

— Что-то в этом духе. Когда встречаются такие умные пациенты, как Дастин, приходится отвечать на все их вопросы. — Он поставил стакан с водой на стол и, шагнув навстречу Патрику, протянул ему руку. — Я Конрад Бартон.

— Патрик Хедли.

Мужчины обменялись рукопожатием, но глазами настороженно изучали друг друга. Доминик даже показалось, что между этими двумя возникло какое-то напряжение. Перед Конрадом стояла нелегкая задача утвердиться в роли руководителя детской больницы, важнейшего подразделения крупного Медицинского центра. Прежний главный врач проработал в этой должности много лет и ушел на пенсию всего месяц назад. Доминик знала, что на этот пост претендовали многие врачи, проработавшие в больнице не один год, и поэтому назначение человека со стороны восприняли не очень хорошо.

Доминик помогла Дастину встать на ноги и проводила его в кабинет Патрика. Миссис Дерек уже вернулась из кафетерия и сидела у стола.

— Мистер Хедли будет через минуту, — сказала ей Доминик, с беспокойством прислушиваясь к невнятным препирательствам за дверью процедурной.

Наконец в кабинете появился явно рассерженный Патрик.

— Сестра, мистер Бартон убедил меня, что вы нужны ему на несколько минут, — сказал он, не скрывая своего недовольства. — Если вы не сможете найти мне сестру на сегодня…

— Я вернусь через полчаса, сэр, — заверила Доминик. — А пока попрошу сестру Хэмлин помочь вам.

Доминик попрощалась с мальчиком и с его матерью и, не обращая внимания на хмурое лицо Патрика, вышла из кабинета.


— Я могу уделить тебе двадцать пять минут, — сказала она Конраду, быстро шагая по коридору. — Сначала мы сходим в отделение отоларингологии, потом…

Взяв за руку, Конрад остановил ее.

— Доминик, я вполне могу сам обойти отделения. Мне просто казалось, что ты как старшая медсестра захочешь представить меня сотрудникам.

— Извини. Я еще не привыкла к тому, что большую часть времени мне приходится тратить на решение административных вопросов. Иногда я сожалею о том, что я не рядовая медсестра, которая, сделав свою работу, уходит домой, не ломая голову над организационными проблемами.

Конрад взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.

— Ну, слава Богу, королева сошла со своего пьедестала. Я уж думал, что больше не увижу тебя настоящую. Иди, занимайся спокойно своими делами.

Улыбаясь, Конрад пошел дальше по коридору, а Доминик осталась стоять на месте. Она жалела, что не увидит, какими восхищенными взглядами провожают молодые медсестры нового главного врача.

С чего это мне в голову приходят такие глупые мысли? — удивилась Доминик.

3

Доминик прикрыла один глаз, чтобы сконцентрировать зрение на внутренней части уха маленькой пациентки. Вокруг нее сгрудились шестеро студенток выпускного курса медицинского училища. Преподаватель училища мисс Энн Форестер, седовласая дама в черном костюме, строго попросила девушек отойти от пациентки.

— Ничего, мисс Форестер, — сказала Доминик, — пусть посмотрят. Барби, ты ведь не возражаешь, если эти милые сестрички посмотрят на твое ушко, а?

Трехлетняя белокурая крошка, сидевшая на коленях у Доминик, улыбнулась и прошепелявила, что не возражает. Доминик мысленно похвалила себя за то, что девочка, которую она выбрала для демонстрации типичного случая, оказалась примерной пациенткой. Более того, малышка Барбара была из тех детей, которые любили находиться в центре внимания окружающих.

В обязанности старшей медсестры входило помогать преподавателям медучилища в проведении практических занятий. Один из членов жюри, которое утвердило Доминик на ее нынешнюю должность, сказал ей как-то, что выбор остановили на ней, потому что она успела поработать во всех отделениях больницы и ознакомиться с их спецификой. Позднее Доминик имела возможность не раз убедиться в справедливости такого подхода к кадрам, когда ей помимо чисто административного опыта приходилось использовать и практические навыки.

Доминик предложила каждой студентке по очереди осмотреть с помощью прибора состояние ушной раковины Барбары.

— Вы видите белую барабанную перепонку, сестра? — спросила она очередную студентку.

— Да, кажется, вижу, — неуверенно ответила девушка.

— Что именно вы видите?

В дверь кабинета постучали. Мисс Форестер впустила Конрада Бартона. У Доминик почему-то порозовели щеки. С ребенком на руках, в окружении студенток она чувствовала себя уязвимой, но ее выручило воспитание. Она все-таки старалась не забывать о том, что, несмотря на то что Конрад ее старый знакомый и бывший стажер ее отца, сейчас он занимает очень высокий пост. Она просто обязана помнить об этом, если хочет сохранить свою хорошо оплачиваемую работу.

— Это мистер Бартон, сестры, — спокойно представила его Доминик. — Те из вас, кто собирается работать у нас после окончания училища, будут часто встречаться с ним, так как мистер Бартон является главным врачом больницы.

Конрад обаятельно улыбнулся и смиренно попросил:

— Не надо пугать их, сестра. Я не кусаюсь.

Кто-то из студенток хихикнул, в то время как остальные взирали на него в молчаливом восхищении. Доминик вынуждена была признать, что Конрад, одетый в модный серый костюм с иголочки и в начищенные до блеска туфли ручной работы, производил сильное впечатление на женские сердца.

Наверное, попросил шустрого молодого чистильщика обуви на станции сабвея отполировать ему туфли так, чтобы он мог видеть в них отражение своего красивого лица, подумала Доминик. Впрочем, вряд ли Конрад пользуется грязной нью-йоркской подземкой. Скорее всего он ездит на работу на автомобиле из района Манхэттена, оставив дома прелестную молодую жену и пару очаровательных детишек.

Доминик стало раздражать, что за то время, которое он работал здесь, она не узнала ничего нового о его личной жизни. И никто из ее сослуживцев не знал. По слухам, ходившим по больнице, его частная жизнь оставалась для всех загадкой. Неизвестно было даже, где он работал до того, как занял эту престижную должность.

— Вы не возражаете, сестра Барнес, если я побуду здесь недолго? — спросил Конрад. — Мне предстоит сделать отчет о практических занятиях студентов в нашей больнице.

— Нет, разумеется. — Доминик глубоко вздохнула. — Я показывала сестрам, как спринцевать ухо, а затем сюда привели Барбару из отделения неотложной помощи. — Она наклонилась к своей маленькой пациентке и спросила: — Барби, детка, расскажи мистеру Бартону, что ты сделала со своими красивыми красными бусинками?

Девчушка хитро улыбнулась, довольная тем, что снова оказалась в центре всеобщего внимания.

— Я вытащила нитку, чтобы посчитать их, а потом положила одну бусинку в ухо, но она не захотела выходить обратно, и мамочка привезла меня сюда…

— Сестра Барнес, я вижу красную бусинку около барабанной перепонки! — взволнованно воскликнула студентка, осматривавшая ухо Барби.

— Я хочу, чтобы вы все посмотрели, — сказала Доминик, — если ты, Барби, конечно, не против. Тебе удобно сидеть у меня на коленях или ты хочешь пересесть на кушетку?

Девочка обхватила ручонками шею Доминик и заявила, что хочет остаться с ней.

После того как осмотр был закончен, Доминик взяла длинные тонкие щипчики и вынула застрявшую в ухе бусину, после чего подняла ее вверх для всеобщего обозрения.

Конрад стоял, прислонившись к дверному косяку, и, как показалось Доминик, наблюдал за ее действиями с одобрением. Для Доминик было важно, чтобы ему нравилось, как она работает. Очевидно, дело в том, что Конрад ее босс, хотя раньше она никогда не обращала внимания на такого рода условности.

— Спасибо, сестра Барнес! — Голос Конрада перекрыл шушуканье студенток, передававших бусину из рук в руки. — Если у вас будет время перед уходом домой, вы не заглянете ко мне в кабинет?

Доминик быстро прикинула, что ей предстояло сделать в оставшуюся половину дня, и решила, что с ее стороны будет невежливо просить главврача перенести их встречу на утро. Разве такой избалованный мужчина, как Конрад Бартон, сможет понять сложную семейную ситуацию матери-одиночки?

— Разумеется, мистер Бартон, — ответила она без малейшего колебания.

Одна из девушек уронила бусину, и та закатилась под стол. Энн Форестер приказала студенткам достать злополучную бусину. Крошка Барби, очевидно устав быть примерной пациенткой, разразилась вдруг громким плачем.

— Увидимся позже! — бросил Конрад и быстро удалился.


— Мои практические занятия обычно проходят более спокойно, — говорила Доминик, сидя в кабинете Конрада за чашкой кофе.

Он улыбнулся и, откинувшись в кресле, положил ноги на край своего письменного стола. Доминик заметила, что Конрад ослабил узел галстука и выглядит более расслабленным, чем пару часов назад, когда торопливо покидал отделение отоларингологии.

— По-моему, ты справилась великолепно, — похвалил он. — В своем отчете я обязательно буду рекомендовать Доминик Барнес в качестве преподавателя для нашего медучилища.

— Не переусердствуйте, босс!

Доминик рассмеялась, но сразу же спохватившись, внимательно посмотрела на Конрада. Может, она опять ведет себя с ним слишком фамильярно? Но спросить его об этом она не могла. Кроме того, ее рабочий день уже закончился. Доминик взглянула на часы: четверть седьмого. Чак скоро должен быть дома, так как сегодня Джулия в семь часов собиралась уйти куда-то. Доминик надеялась, что Конрад не задержит ее надолго.

— Твой кофе стал гораздо лучше, — заметила она, сделав небольшой глоток.

Конрад рассмеялся, и его смех снова помог Доминик расслабиться. Она тоже откинулась на спинку стула.

— Да уж, тот кофе был хуже некуда. Поэтому я тоже решил приобрести кофеварку. Миссис Тэлбот, кажется, это не понравилось, и она дала мне понять, что я веду себя не так, как подобает вести главному врачу. Очевидно, я должен вызывать сестру, чтобы она готовила кофе или наливала воду в стаканы. Но я сказал ей… — Конрад застенчиво улыбнулся, что было совершенно не характерно для него. — В общем, я ничего не сказал ей, хотя и хотел бы. Женщины, имеющие власть, иногда любят покомандовать, особенно новичками.

Доминик не знала, как реагировать на эту реплику.

— Надеюсь, что к присутствующим это не относится, — наконец нашлась она.

Губы Конрада медленно растянулись в белозубой улыбке, и у Доминик возникло ощущение, что на небе появилось солнышко, которого она долго ждала.

— Разумеется.

Глубокий, чуть хрипловатый голос Конрада вызвал у нее волнение в крови, и она почувствовала, как по спине быстро пробежали приятные мурашки. В воздухе витало обещание чего-то хорошего.

Брось свои мечтания, девочка! Возьми себя в руки!

Доминик уже не раз думала о том, что в последнее время редко встречается со своими друзьями-мужчинами. Она уже стала отвыкать от тех добродушных подшучиваний, которые обычно сопровождают чисто платонические отношения с противоположным полом. Ей определенно следует чаще выходить в свет с кавалерами, так что, если Патрик Хедли пригласит ее на ужин в ближайшее время, она не станет отказываться. Короче говоря, надо встречаться с мужчиной, поровну делить с ним расходы, если он позволит, и при расставании обмениваться невинным дружеским лобзанием, если уж поцелуя никак нельзя избежать.

Но вдруг Доминик поняла, что, прокручивая в голове этот сценарий, она подсознательно имела в виду не Патрика, а Конрада Бартона. И ее это жутко разозлило.

— Боюсь, мне скоро надо будет уйти, — быстро сказала она. — Если бы могли обсудить сейчас, зачем ты вызвал меня…

— Я хотел пригласить тебя на ужин, — сообщил Конрад и, увидев ее округлившиеся от удивления глаза, добавил: — Понимаю, я должен был предупредить тебя заранее, но у меня накопилось много вопросов — о работе, я имею в виду. Ты, вероятно, закончила медучилище при этой больнице, поэтому для меня очень ценно твое знание местных порядков и общей ситуации.

Ага, значит, он проверяет меня! — сообразила Доминик, отметив, что Конрад убрал ноги со стола и затянул узел галстука. Даже голос его изменился, в нем зазвучали начальственные, официальные нотки. Он, вероятно, давал понять, что это будет деловой ужин. Но что касается Доминик, сегодня ни о какой встрече не могло быть и речи.

Она стала нервно теребить металлическую застежку сумки.

— К сожалению, ты действительно поздно сказал мне об этом. Сегодня вечером я занята.

Занята сыном, его другом, кипой белья, которое надо выгладить, кошкой, которая требует к себе внимания, и огромным желанием полежать в горячей ванне перед сном. Кроме того, Конрад приглашает ее, насколько она поняла, на официальный ужин, поэтому эту встречу нельзя рассматривать как свидание с противоположным полом.

— Может, ты посмотришь в своем расписании, когда у тебя ближайший свободный вечер, — легким бесстрастным тоном произнес Конрад. Он снова откинулся в кресле и соединил кончики длинных, красивой формы, пальцев.

Доминик ощутила, как ее опять обдало теплой волной, отчего сердце забилось сильнее. Путь это будет деловое свидание, сказала она себе, но я получу удовольствие, появившись на людях в компании Конрада! Мне будет приятно видеть, с каким восхищением женщины смотрят на моего красивого спутника.

Доминик очень надеялась, что это главная причина, по которой ей захотелось пойти с ним в ресторан.

— Сейчас посмотрю. — Она неторопливо, стараясь не выдать своего волнения, вынула из бокового кармашка сумки записную книжку. — Так… — Доминик сделала вид, что пытается найти свободный вечер, хотя они все были свободными. — Вот, у меня свободный вечер в пятницу.

Такой выбор был сделан ею потому, что Джулия по пятницам всегда была дома. Доминик надеялась, что подруга и в этот раз не изменит привычке.

— Тогда в пятницу, — сказал Конрад, даже не заглянув в свое расписание. — Я знаю, что я свободен, — словно прочитав ее мысли, пояснил он. — Еще не успел влиться в здешнее светское общество.

— Ты говоришь так, словно прибыл с Луны, — с улыбкой сказала Доминик.

Конрад весело рассмеялся.

— Иногда у меня возникает такое чувство. В Нью-Йорке все по-другому, ты не находишь?

— В сравнении с чем?

— С теми местами, где мне приходилось работать, — тихо ответил он.

— А где ты работал до приезда сюда?

— О, я поколесил по свету, после того как ушел из вашей семейной клиники.

Доминик горела желанием узнать об этом периоде жизни Конрада как можно больше, но у нее уже не оставалось ни минуты в запасе.

— Мне бы хотелось услышать о твоей одиссее как-нибудь на досуге. Я тоже поездила немного по всяким местам. Все, я побежала.

Конрад, будто подброшенный пружиной, встал с кресла и подошел к ней.

— Тебя подвезти или ты приехала на машине? Я знаю, что иногда ты добираешься пешком — видел, как ты приходишь на работу утром.

Опять проверка! Доминик не знала, радоваться этому факту или огорчаться.

— Я всегда хожу пешком. В Нью-Йорке трудно водить машину, — пояснила она, а про себя добавила: даже если бы у меня была машина. — Спасибо за предложение, но я не хочу причинять тебе беспокойство. Здесь недалеко.

— Чепуха! Никакого беспокойства для меня в этом нет. Наоборот, я буду даже рад отвезти тебя домой, — возразил Конрад.

— Мне только надо переодеться…

— Хорошо, я подожду тебя в машине. Мне выделили место на стоянке в подземном гараже, в первой секции.

— В привилегированной секции для начальства, — с улыбкой заметила Доминик.

— Вот именно! — Конрад задорно ухмыльнулся. — Кто бы мог подумать, что я достигну таких заоблачных высот, а?

— Забавно, как иногда поворачивается жизнь, пробормотала Доминик, обращаясь скорее к себе, чему к нему, и направилась к двери. — Пять минут, не больше. Я всегда быстро переодеваюсь.

Снимая с себя рабочую форму в своей комнате отдыха, Доминик вдруг почувствовала, как ее охватывает паника. Она вспомнила, в каком беспорядке оставила квартиру, убегая утром на работу. Но затем успокоилась, решив, что не будет приглашать Конрада в дом.


Конрад ждал ее в приземистой серебристого цвета машине. Завидев Доминик, он вышел и галантно открыл для нее дверцу. Садясь в роскошный автомобиль, Доминик постаралась подражать известным моделям, которые поднимали свои длинные ноги так, чтобы продемонстрировать кое-какие достоинства фигуры и в то же время ничего лишнего. И конечно же левой ногой задела рычаг переключения скоростей!

— Ой, извини… — пролепетала она, едва дыша.

Конрад закрыл дверцу с ее стороны и сел за руль. Доминик испытала истинное наслаждение, когда довольно, словно сытый кот, заурчал мощный мотор и машина мягко рванула с места.

— До свидания, мистер Бартон, — почтительно попрощался охранник и отсалютовал по-военному, когда они выезжали из гаража.

Доминик блаженно откинулась на мягкую кожаную спинку сиденья. Ездить бы так домой каждый день!

— После первого светофора надо повернуть направо и затем проехать прямо несколько кварталов.

— А говорила, что живешь недалеко, — с удивлением заметил Конрад. — Ты что, каждый день ходишь на работу пешком?

— Это помогает поддерживать форму, — ответила Доминик. — Мы уже почти приехали. Поверни здесь и… О Боже!

Конрад едва не наехал на двух мальчишек, которые беззаботно катались на роликовых коньках посреди проезжей части дороги, как раз напротив большого жилого дома, на втором этаже которого находилась квартира Доминик.

Конрад резко затормозил и возмущенно воскликнул:

— И родители разрешают им кататься здесь?!

— Конечно нет! — У Доминик от испуга бешено колотилось сердце. Она на секунду представила, что могло случиться, не окажись Конрад искусным водителем. — Когда я купила Чаку коньки, то строго-настрого предупредила, чтобы он катался только в парке.

Она вылезла из машины и, узнав в одном из сорванцов собственного сына, набросилась на него:

— Чак, что ты себе позволяешь?!!

— О, ма, привет! За нами присматривала миссис Петерсон, потому что Джулия куда-то срочно ушла. Миссис Петерсон сказала, что мы можем…

— Меня не волнует, что сказала миссис Петерсон! Ты знаешь, о чем я тебя предупреждала, и все же…

Она остановилась на середине предложения, почувствовав на своем плече руку Конрада. Это был удивительно успокаивающий жест, и Доминик вдруг захотелось заплакать. Так тяжело быть одновременно отцом и матерью растущему мальчику, и поддержка, пусть даже небольшая, пришла в нужную минуту.

Доминик чувствовала себя сейчас на редкость беспомощной. Сказывалась усталость после рабочего дня, а также нервный шок от одной мысли, что случилось бы с ее сыном, если бы Конрад не успел вовремя затормозить.

Он сжал ее плечо, как бы испрашивая разрешения вмешаться в педагогический процесс, и строго сказал:

— Твоя мама, Чак, совершенно права. Кататься по проезжей части дороги очень опасно. Я заметил вас в самый последний момент и то потому, что твоя мама закричала.

В этот момент к ним, запыхавшись, подошла седая худенькая женщина.

— Добрый вечер, Доминик. Джулия попросила меня присмотреть за ребятами. Извини, если что не так.

— Ничего. Спасибо за помощь.

Вымучив улыбку, Доминик направилась к своему подъезду. Конечно, она была испугана, разумеется, на языке вертелись неприятные слова, однако ей не хотелось огорчать миссис Петерсон — одинокую, добрую старушку. Она всегда охотно соглашалась помочь, и Доминик даже дала ей запасной ключ от своей квартиры на всякий случай.

Молодая женщина оглянулась. Конрад следовал за ней, явно напрашиваясь в гости. Процессию завершали проштрафившиеся миссис Петерсон и Чак.

— Познакомь меня со своим другом, Доминик, — не зная как загладить свою вину, робко попросила пожилая дама.

— Мистер Бартон, миссис Петерсон.

— А я почему-то подумала, что вы доктор.

— Я и есть врач, только занимаюсь хирургией.

— Понятно. Да, Доминик, я хотела покормить кошку, но не нашла еды для нее.

Доминик чертыхнулась про себя, вспомнив, что забыла купить кошачий корм.

— Я быстро смотаюсь в супермаркет, который мы проезжали, — моментально сориентировался Конрад.

— О, мне неловко…

Но Конрад уже бросился к машине. Оглянувшись на ходу, он крикнул:

— Какой этаж и номер квартиры?!

Доминик лихорадочно соображала: подождать у подъезда, чтобы забрать корм и отправить Конрада восвояси, или подняться в квартиру и попытаться привести ее в более-менее божеский вид. Конрад привык к идеальному порядку в доме ее родителей и, наверное, ожидал того же от нее. Ей было, конечно, неудобно отсылать человека, который так добр к ней, несолоно хлебавши прямо с улицы. И у нее с языка само собой слетело:

— Второй этаж, квартира семь.

Доминик бросилась наверх, моля Бога, чтобы в супермаркете собралась длинная очередь в кассу.

Но что за чудо? Вся грязная посуда была вымыта и стояла в сушилке. Доминик посмотрела на Чака, который, судя по виду, после инцидента на дороге готов был на все, чтобы задобрить мыть.

— Кто вымыл посуду? — спросила Доминик.

Чак ангельски улыбнулся.

— Билли и я! Джулия сказала, что ты придешь с работы уставшая.

Доминик хотела обнять сына, но поскольку он провинился, ограничилась тем, что потрепала его по голове и поблагодарила:

— Ну что ж, спасибо вам большое. Вы очень помогли мне сегодня.

Доминик прошла в гостиную, собрала в стопку журналы, поправила плед на диване. Времени на то, чтобы вытереть пыль, уже не оставалось. Она включила торшер, села в кресло у журнального столика и обвела взглядом комнату.

Эту меблированную квартиру Доминик сняла, когда вернулась в Штаты с годовалым сыном девять лет тому назад. Здесь были высокие потолки, что делало помещение просторнее. Особенно Доминик гордилась камином в гостиной и даже купила на распродаже большую керамическую вазу, чтобы украсить каминную полку.

Ничего, сойдет, подумала молодая женщина, поднимаясь с кресла.

Она быстро прошла в комнату Чака, но лучше бы она туда не заходила. Оставив там все как есть, Доминик плотно закрыла дверь. В конце концов, это не инспекционный визит больничного начальства, сказала она себе.

Затем Доминик зашла в свою комнату, хотя и знала, что уж туда-то Конрада ни за что не пустит. Тем не менее она накинула на кровать белое покрывало — на всякий случай, как любила говорить ее мать.

На какой случай? Конрад последний человек, с которым она…

У Доминик остановилось дыхание, когда до ее слуха донесся рокочущий смех Конрада. Он уже в кухне! Короткая передышка закончилась. Она внутренне подобралась и, глубоко вдохнув, отправилась к гостю. Доминик вошла в кухню и… в изумлении остановилась на пороге. Конрад разворачивал многочисленные емкости из толстой фольги, стоявшие на кухонном столе. Чак и Билли суетились, доставая ножи, вилки и тарелки, а также китайские палочки, которые прислала Доминик на Рождество подруга, работавшая в Гонконге.

— Фантастика! — восхитился Билли, усаживаясь за стол и придвигая к себе тарелку. — Обожаю китайскую еду!

Чак устроился рядом с другом.

— Я тоже! Ма, присоединяйся к нам! Конрад привез нам китайский ужин. Здорово, правда? Ужасно есть хочется!

— Спасибо большое, Конрад, — сухо поблагодарила Доминик, — но тебе не стоило тратиться. У нас продуктов полон холодильник.

Конрад подошел к ней и посмотрел на нее сверху вниз с выражением, которому она не смогла найти точного определения. Таинственное, что ли, подумала Доминик, и ее сердце наполнилось радостью.

— Я тоже проголодался, — сказал Конрад, — поэтому по дороге в супермаркет заказал китайскую еду в придорожном кафе. Надеюсь, ты не возражаешь, ты ведь отказалась поужинать со мной сегодня, не так ли? — добавил он, обворожительно улыбнувшись.

— Я отказалась, потому что, как сам видишь, моя жизнь слишком заполнена, чтобы найти в ней свободный вечер. И поскольку я не вылезаю из роскошных приемов и вечеринок, то в следующий раз, когда ты захочешь пригласить меня в ресторан, советую задолго предупредить меня.

— Ты очень неординарный человек, Доминик, — тихо произнес Конрад.

Доминик скосила глаза на мальчиков — к счастью, они слишком были заняты едой, чтобы обращать внимание на взрослых.

— Я думаю, нам надо поскорее занять места за столом, а то там ничего не останется, — сказала она. — Я тоже умираю с голоду.


После сытного ужина ребят отправили спать в комнату Чака. Доминик и Конрад перешли в гостиную и слушали любимые записи хозяйки дома. Доминик расположилась на диване, вытянув ноги, гость устроился в кресле.

— Огромное тебе спасибо, Конрад, за ужин. Откуда ты узнал, что мы помешаны на китайской кухне?

— Угадал, — с улыбкой ответил он. — Если ты хоть раз была на Дальнем Востоке, — а я уверен, ты там была…

Конрад выжидающе посмотрел на нее, и Доминик засмеялась.

— Это намек на то, чтобы я рассказала тебе о своей жизни?

Он встал, подошел к Доминик и налил в бокал немного вина, которое привез из супермаркета.

— Небольшая смазка поможет лучше вспомнить подробности, — добродушно пошутил Конрад. — Расскажи, куда тебя заносила судьба. — Он снова вернулся в кресло и заложил руки за голову. — Я не тороплюсь.

Доминик заметила, что он оставил галстук в машине и расстегнул три верхние пуговицы рубашки. Сейчас Конрад был похож на дерзкого, очень красивого и необычайно обаятельного юношу. Она никогда не задумывалась о том, насколько Конрад красив, когда он был простым стажером у ее отца и выполнял любое приказание своего деспотичного наставника. Или… Доминик вдруг задумалась. Может, я просто подавляла в себе то, что чувствовала к Конраду тогда, потому что он был на семь лет старше меня и уже имел диплом врача? А я была лишь школьницей, которая только мечтала стать врачом.

— Хорошо, я расскажу тебе о своих странствиях, но и ты расскажешь мне о своих, — выдвинула условие Доминик.

Она откинула голову на диванную подушку и прикрыла глаза. И сразу перенеслась мыслями в прошлое, когда доктор Барнес, узнав, что младшая дочь передумала поступать в университет, махнул на нее рукой.

— Ты губишь свое будущее! — сказал ей тогда отец. — Карен уже закончила первый курс университета. Я всегда мечтал о том, что мои дочери унаследуют семейное дело. В свое время я принял руководство клиникой от твоего деда, и твоя мать стала моим партнером. Неужели традиции семьи ничего для тебя не значат?

Позднее, приезжая домой и видя, насколько обеспечена и устроена жизнь сестры, ставшей уже главой клиники, Доминик, паршивая овца в семье, понимала, что ее жизнь была бы куда более легкой и приятной, уступи она тогда отцу и пойди по стопам родителей.

Доминик открыла глаза и посмотрела на Конрада.

— Я решила, что не могу пойти навстречу желаниям своей семьи, хотя бы немного не познав вначале мир. Так я оказалась в Юго-Восточной Африке в качестве волонтера в страдающей от голода и болезней стране. Я распределяла воду и продукты среди местного населения, раздавала медикаменты, выполняла несложную медицинскую работу. Когда в полевом госпитале, при котором я работала добровольцем, узнали, что мои родители врачи и что я ездила с матерью на вызовы с тех пор, как научилась ходить, мне стали давать более сложные поручения. — Доминик снова прикрыла глаза. — Я самостоятельно принимала роды… Ты бы видел, в каких условиях! Иногда мне помогали — а чаще мешали — родственницы рожениц и…

— А где ты познакомилась с отцом Чака?

Доминик отметила, что в вопросе Конрада прозвучал неподдельный интерес.

— Ларри был врачом, который вылечил меня от очень сложной формы тропической лихорадки, — тихо сказала она. — Он был первым человеком, которого я увидела, придя в себя после двухдневной комы. Я потянулась к нему, как цыпленок, который, вылупившись из яйца, считает, что первый движущийся объект, который он видит, и есть его мама.

— Ты хочешь сказать, что обманулась на его счет?

Доминик отрешенно смотрела на белый потолок и вспоминала, как ее трясла лихорадка, как она мучилась по ночам, лежа под сеткой от москитов.

— Я была, конечно, страшно ослаблена болезнью, — она горько усмехнулась, — но это не может служить оправданием того, что я влюбилась в мошенника.

— В настоящего мошенника? — Конрад подался к ней. — Ты имеешь в виду преступника или?..

— Он стал бы двоеженцем, если бы случайно не проговорился за три недели до нашей свадьбы, что у него уже есть жена.

— О Господи!

Возглас Конрада был полон сочувствия. Он догадывался, что пережила чистая и доверчивая девушка, когда узнала о коварстве своего избранника.

— К этому времени у меня уже был двухмесячный срок беременности.

Конрад пересел на диван и положил руку на подушку, словно хотел — и не решался — обнять Доминик. Она вдруг поняла, что очень хочет, чтобы он сделал это.

— Представляю, как тебе было…

— Было! — оборвала она Конрада, испугавшись, что расплачется от его сочувствия.

— Ларри поддержал тебя?

— Я не сказала ему о беременности, потому что в это время стали выяснять подлинность его медицинского образования. В тот день, когда было неопровержимо доказано, что у него нет диплома врача, Ларри исчез.

— Ты его видела потом?

Рука Конрада соскользнула с подушки и легла на плечи Доминик. Она почувствовала тепло его пальцев и посмотрела в его темно-карие выразительные глаза.

— Нет. Через два года после того, как я начала учебу в училище Бейбиз Хоспитал, мне пришло письмо от одного из моих бывших коллег по работе в Африке. Он сообщил, что Ларри погиб в автокатастрофе вскоре после того, как вернулся к своей жене.

— Да, тяжело тебе пришлось, — задумчиво произнес Конрад и притянул ее к себе.

Доминик доверчиво положила голову ему на плечо, с удовольствием вдохнула запах мужского одеколона. Молодая женщина, истосковавшаяся по мужской ласке, готова была рассказывать старому знакомому о своих злоключениях до бесконечности. Когда делишься своими горестями с таким понимающим человеком, как Конрад, это нетрудно.

Может, ему тоже пришлось пережить лихие времена, если он так быстро понял ее?

— А что ты? — тихо спросила Доминик. — Куда тебя заносило ветром после того, как ты ушел от моего отца?

Конрад как-то загадочно улыбнулся.

— Может, отложим сагу о странствиях Бартона и Барнес до следующего раза? У меня такое впечатление, что ты заснешь, прежде чем я приступлю к первой части повествования.

— Я не устала, — вяло запротестовала Доминик. — Я…

Конрад не дал ей договорить, приникнув поцелуем к ее губам. Оторвавшись, он посмотрел на Доминик испытующим взглядом — словно боялся, что она выкажет свое недовольство его неожиданным поступком.

Недовольство! Ничего столь восхитительного, потрясающего с ней не случалось с… Доминик не могла сразу вспомнить, с каких пор. Ничего подобного она не испытывала с тех пор, как позволила опытному, искушенному в любовных делах негодяю обмануть себя. Когда она ошибочно приняла благодарность мужчине, который якобы спас ее от лихорадки, за любовь.

— Единственное светлое пятно, оставшееся от моего общения с Ларри, это мой чудесный сын Чак, — тихо сказала Доминик.

— Великолепный парень, — согласился Конрад. — Ты, наверное, гордишься им.

— Естественно.

Конрад встал. Будь Доминик более искушенной в общении с мужчинами, она предложила бы гостю кофе, виски — если бы оно у нее было, — да что угодно, лишь бы не нарушить это потрясающее взаимопонимание, которое установилось между ними. Но — увы! — Доминик были чужды подобные ухищрения.

— Увидимся утром, — сказал Конрад, протягивая ей руку.

Доминик позволила поднять себя с дивана. Она ждала, что Конрад снова прижмет ее к себе и поцелует. Но он не оправдал ее надежд, и она опять пожалела о том, что ей не хватает опыта. По миру она поездила, но в сердечных делах осталась все той же наивной девочкой, какой была в восемнадцать лет.

А сердцебиение усилилось, профессионально отметила Доминик, провожая гостя до двери.

— До свидания, Конрад.

— Спасибо за тепло и уют.

— Это я должна благодарить тебя за ужин и за то, что довез меня до дома.

Кошка выбрала неподходящий момент, чтобы мяуканьем напомнить хозяйке о своем существовании. Доминик улыбнулась.

— Вот и Фэнси благодарит тебя за кошачью еду.

Конрад наклонился и коснулся губами ее щеки. Так обычно прощаются добрые приятели после вечеринки.

Какими теперь станут наши отношения? Хочу ли я, чтобы они развивались дальше? — задумалась Доминик.

Она попыталась убедить себя, что ей это не нужно, поскольку внесет сумятицу в ее устоявшуюся жизнь. Она постаралась внушить себе, что причина ее романтического настроения кроется в вине, которое они пили, и в сочувствии Конрада, проникшегося ее переживаниями. И еще… в том, что он божественно красив. Если бы она только знала, как справиться с соблазном, она бы…

— До завтра, Доминик, — дружески попрощался Конрад, и дверь за ним закрылась.

4

Доминик аккуратно разрезала специальными ножницами гипсовую повязку на руке мальчика.

— Не больно, Кенни? — спросила она пятилетнего малыша.

Но ребенок сидел, крепко зажмурившись, и только скрипел зубами. Он сломал руку три недели назад, но сегодня, играя с ребятами во дворе, упал, и поэтому надо было проверить, нет ли смещения в месте перелома.

— Сейчас мы сделаем снимок твоей ручки, а потом я наложу тебе новую повязку, — успокаивающе сказала малышу Доминик.

Она стояла спиной к двери, но вдруг почувствовала, что кто-то вошел в кабинет. Быстро обернувшись, она увидела Конрада.

— Я узнал, что ты снова работаешь в ортопедическом отделении. Значит, сестра Бриджес опять не вышла на работу?

Доминик кивнула, не отрываясь от дела.

— Боюсь, что да.

— Я буду вынужден заменить ее, если так будет продолжаться и дальше, — заявил Конрад.

— У нее сейчас самый трудный период беременности, — попыталась защитить коллегу Доминик.

Она знала, что Дейна обеими руками держится за место, так как ее муж недавно потерял работу и она осталась единственным кормильцем семьи.

В этот момент вошла рентгенолог и сказала, что снимок получился хорошо.

Кенни, лежавший на рентгеновском столе, жалобно спросил:

— Теперь мне можно пойти к маме?

— Подожди, крошка, — ласково попросила Доминик, — сейчас наложу тебе гипс, и тогда пойдешь к маме.

Пока она делала свое дело, Конрад отвлекал ребенка разговором. Доминик немного нервировало, что он наблюдает за ее действиями, но вскоре она перестала думать об этом, да и болтовня маленького Кенни забавляла ее. Закончив с повязкой, она попросила малыша пошевелить пальчиками.

— Очень хорошо, милый. Вот теперь пойдем искать твою маму.

— Сестра, — остановил ее у двери Конрад, — я только хотел спросить, вы не забыли, что сегодня пятница?

Доминик почувствовала, как ее лицо заливает румянец.

— Нет. Я хорошо помню об этом.

Разве она могла забыть о таком событии! Доминик почувствовала себя гораздо лучше, когда Конрад пригласил ее в свой кабинет на следующий день после ужина в ее квартире. Поблагодарив за приятный вечер, он спросил, не изменились ли у нее планы на пятницу. Услышав, что не изменились, тут же позвонил в ресторан и заказал столик на двоих. Если бы Доминик сегодня не была сильно загружена работой, она ломала бы голову над проблемой, что надеть вечером.

Конрад прошел с ней в приемный покой, где Доминик передала матери с рук на руки ее драгоценное чадо.

— Мне надо сходить в отделение к Патрику Хедли, узнать, не нужна ли ему моя помощь, — сказала она Конраду.

— Я с тобой. Хочу обсудить с ним вопрос о среднем медперсонале в его отделении. Думаю, на место Дейны Бриджес надо взять другую сестру.

Разговаривая, они дошли до отделения ортопедии. Доминик очень беспокоилась за Дейну: та была прекрасной медсестрой, но из-за токсикоза стала работать из рук вон плохо.

Патрик и Конрад разговаривали при Доминик, и с каждой произнесенной фразой у нее все больше портилось настроение. В таких ситуациях трудно сохранить объективность, но она все-таки решила вмешаться и сказать пару слов в защиту коллеги.

— Я уверена, что Дейна будет нормально работать, как только у нее закончится токсикоз. Дайте ей еще пару недель, и все наладится.

— Похвально, что ты защищаешь своих подчиненных, Доминик, но твои симпатии не должны мешать ритмичной работе отделения, — сказал Патрик.

— Совершенно справедливо, — поддержал его Конрад. — Я считаю, что следует взять сестру из агентства по трудоустройству на весь срок беременности Дейны плюс несколько недель после рождения ребенка. В этом случае Дейна не потеряет свою зарплату. Насколько я понимаю, Доминик волнует именно этот вопрос. Я прав?

Она благодарно улыбнулась.

— Вы читаете мои мысли, сэр.

— Иногда это бывает нетрудно. — Конрад тоже улыбнулся.

Доминик заметила, что Патрик с повышенным интересом наблюдает за их диалогом.

— Вы, кажется, нашли общий язык в управлении больницей, — медленно произнес он.

— Да, — сверкнув улыбкой, подтвердил Конрад, — можно сказать, мы легко преодолели наши разногласия. Вначале мы не всегда понимали друг друга, но наши служебные отношения день от дня улучшаются.

— Вы говорите о вашем взаимодействии, да? — тихо уточнил Патрик, переводя взгляд с одного на другого.

Конраду, очевидно, понравилась эта тема.

— Ну разумеется. Я даже пригласил Доминик на ужин сегодня вечером — чтобы за трапезой мы смогли в спокойной обстановке обсудить некоторые проблемы.

— Вот как? Идете в какое-нибудь интересное местечко? — с ядовитой любезностью спросил Патрик.

Доминик почувствовала, что атмосфера в кабинете накалилась, когда Конрад назвал известный дорогой ресторан на Пятой авеню. Патрик постучал концом карандаша по зубам, что у него являлось признаком раздражения или волнения, как не раз замечала Доминик.

— Несколько дороговато для делового ужина, я бы сказал, — бросил он.

— Ничуть, — невозмутимо возразил Конрад. — Я не могу пригласить старшую медсестру в дешевую забегаловку.

Доминик решила вмешаться, чтобы разрядить обстановку.

— Наш главный врач просто считает, что я привыкла обедать только в роскошных ресторанах. А меня вполне устроило бы обыкновенное кафе.

— Не сомневаюсь, — проворчал Патрик. — Но, думаю, у мистера Бартона на этот счет свои планы. Я уверен, что он потребует возмещения своих расходов, поэтому не разорится.

— Вы шутите! — Конрад вперил свои карие глаза в коллегу. — Ужин, может быть, и деловой, но я не могу считать это работой, поскольку со мной идет Доминик, так что…

Телефонный звонок положил конец пикировке. Извинившись, Патрик снял трубку. По его лицу пробежала тень. Он прикрыл мембрану рукой и посмотрел на сослуживцев.

— Это Тони Робсон из отделения неотложной помощи. Он хочет поговорить с мистером Бартоном или с сестрой Барнес.

Конрад протянул руку.

— Дайте трубку. — Он выслушал Тони, и лицо его омрачилось. — Автобус с детьми столкнулся с грузовиком на въезде в город. К нам уже начали доставлять пострадавших. В приемном покое у Тони скопилось много пациентов, и он спрашивает, можно ли направить часть из них сюда.

— Но у нас рабочий день почти закончился — уже около шести часов, — возразил Патрик.

— Это чрезвычайная ситуация, — подчеркнул Конрад. — Мы, конечно, не можем заставить людей работать сверхурочно, но, думаю, если им объяснить, они поймут.

— Скажите Тони, пусть присылает пострадавших к нам, — вмешалась Доминик, — а я пока обегаю все отделения и соберу людей.

Конрад поблагодарил ее и, пообещав Тони помощь, положил трубку.

— Вы не обязаны оставаться, доктор Хедли, но там наверняка немало переломов и ушибов, так что решайте сами.

— Разумеется, я останусь, — буркнул Патрик.

Доминик обрадовалась, что мужчины хоть в этом вопросе пришли к согласию. С чего, интересно, они начали задирать друг друга? — удивлялась она, торопливо выходя из кабинета.

А потом ей стало некогда поразмышлять над этим вопросом — весь медперсонал больницы, который был в наличии на тот момент, занимался пострадавшими в дорожной аварии детьми. Хорошо еще, что обошлось без жертв, но несколько травм оказались весьма серьезными.

Доминик курсировала между рентгеновским кабинетом и перевязочной, где накладывали гипсовые повязки на сломанные конечности и обрабатывали раны. Сильно пострадавших разместили на свободных койках, дали успокоительное и затем по очереди поднимали на верхний этаж в операционную.

В какой-то момент Доминик посмотрела в окно и увидела, как вертолет «скорой помощи» готовится совершить посадку на крышу больницы. Привезли очередную группу пострадавших детей, догадалась она. В экстренных случаях вертолет просто незаменим. Никакая машина не смогла бы быстро доставить нуждающегося в неотложной помощи в больницу через забитый транспортом Нью-Йорк.

Около восьми вечера ее подозвали к внутреннему телефону. Конрад спрашивал, не может ли Доминик помочь ему.

— Ты где?

— В отделении хирургии. У меня здесь полный завал. В приемном покое скопилось много пациентов, а в первую очередь надо обслуживать пострадавших в аварии детей. Сестра Боуэн, которая работала со мной, должна уйти домой, поэтому, если Патрик может обойтись без тебя, приходи сюда, пожалуйста.

— Хорошо. Сейчас только скажу ему и сразу поднимусь к тебе, — пообещала Доминик.

Патрик, хоть и не обрадовался, но тем не менее отпустил Доминик.

— Мы ведь уже приняли всех твоих пациентов, — виновато сказала она.

Патрик бросил на нее сердитый взгляд.

— Я же сказал: можешь идти. Босс взывает о помощи, так что тебе лучше поторопиться.

Доминик почти бегом направилась в хирургию. Она злилась на Патрика, который, по ее мнению, вел себя по-детски. Такое впечатление, думала Доминик, что он завидует Конраду, занимающему более высокое служебное положение. А может, есть что-то еще? Например, Патрик мог вообразить, что если у меня с Конрадом сложились хорошие отношения на работе, то они распространяются и на личную жизнь. Какая нелепость! То, что мы идем сегодня вечером в ресторан…

У Доминик вдруг оборвалось сердце: она поняла, что никакого ужина сегодня не получится. Но молодая женщина тут же пристыдила себя, потому что ее разочарование не шло ни в какое сравнение с тем, что испытывали сейчас травмированные дети и их родители.

Доминик сразу прошла в процедурный кабинет. Конрад ощупывал живот маленького мальчика, лежавшего на кушетке. Рядом на стуле сидела мать малыша. Доминик присела на свободный конец кушетки и сосредоточила все внимание на пациенте. Конрад бросил на нее беглый взгляд и продолжил осмотр.

— Это Алан Кларк, сестра, — представил он пациента. — Ему пять лет. Он с утра жалуется на боли в животе. Так, Алан?

Малыш молча кивнул. Его мать подалась вперед и сказала:

— Я думала, что он притворяется, и отправила его в детский сад. Но днем мне позвонила на работу воспитательница и сказала, что Алана надо отвезти к врачу. Мне кажется, доктор, что он просто переел сладкого вчера вечером.

— Ты любишь сладости, Алан? — ласково спросила Доминик.

Услышав такой вопрос, дети обычно начинают улыбаться, и у них загораются глаза. Алан же поморщился.

— Я не хочу сладости. Я хочу домой, в кроватку.

— Знаешь что, мы найдем тебе хорошую кроватку у нас, и ты переночуешь здесь. Договорились? И мама твоя может остаться с тобой, если хочет, — сказал Конрад.

— Что-то серьезное, доктор? — забеспокоилась миссис Кларк.

— Я хочу сделать кое-какие анализы, мэм, чтобы понять причину этих болей. Как только мы поставим диагноз, вас сразу известят. А пока помогите нам, чтобы Алан чувствовал себя в палате, как дома.


— Как ты думаешь, что с ним? — спросила Доминик, когда они наконец закончили прием пациентов и отдыхали в кабинете заведующего отделением хирургии.

Конрад отпил кофе, который им принесла сестра хирургического отделения, и откинулся в кресле.

— Сначала я подумал, что у него приступ аппендицита. Но у него была почти нормальная температура. Позже я пришел к выводу, что здесь мы имеем дело с коликой мочеточника.

— Ты предполагаешь, что у крошки Алана завелся камень, который и причиняет ему боль? В таком раннем возрасте?..

— В том-то и дело! Поэтому я дал указание сделать ряд дополнительных анализов. Я попросил заведующего отделением — он сейчас на операции, — чтобы он осмотрел ребенка, когда освободится.

— Камень может выйти с мочой, как ты считаешь?

— Надеюсь. Иначе нам придется прибегнуть к оперативному вмешательству.

— Ты все время говоришь «мы», «нам»…

— Я люблю поддерживать свои руки в рабочем состоянии, — ответил Конрад с улыбкой. — Большую часть времени я провожу, конечно, за письменным столом, но несколько часов в неделю на операции я себе выторговал. Хирург всегда остается хирургом.

Доминик впервые за этот сумасшедший день почувствовала, как уходит напряжение и она расслабляется.

— Я помню, миссис Тэлбот говорила что-то об этом, когда ты только появился у нас. — Доминик сделала паузу перед тем, как задать вопрос, который уже давно не давал ей покою. — Почему ты пошел на административную работу?

— А ты почему?

— Как сказать… Я освобождена от ночных смен и, следовательно, имею возможность больше времени уделять сыну. Кроме того, зарплата на этой должности повыше. И еще… есть что-то притягательное, даже азартное, в продвижении по служебной лестнице. Как ты считаешь?

— Возможно, ты искала какую-то опору в жизни, когда выпорхнула из родительского гнезда, — с добродушной улыбкой ответил Конрад.

— Не думаю. На самом деле, я не знала, чего ищу, когда ушла из семьи. Я только знала, что хочу пожить самостоятельно и попытаться найти себя.

— Ну и как, удалось?

Доминик подумала и покачала головой.

— Мне кажется, я еще в процессе поиска. Только я решу, что постигла смысл жизни, как что-нибудь обязательно происходит и я снова оказываюсь в начале пути.

Она замолчала. Ей больше не хотелось философствовать. Ее взгляды, отношение к окружающему миру действительно постоянно менялись и особенно с тех пор, как в ее жизни снова появился Конрад.

Он, очевидно, почувствовав ее нежелание делиться с ним своими сокровенными мыслями, нагнулся и дотронулся до ее руки.

— Сегодня был трудный день, ты, должно быть, устала.

Доминик встала и подошла к окну. Лучи уходящего июньского солнца золотили окна корпусов больницы. Она вспомнила, как, будучи ребенком, ездила с родителями на природу в жаркие летние дни. Как любовалась красивым закатом, держась за руку матери. Матери, но отца — никогда!

Доминик подумала, что пора нанести очередной визит родителям. Ее отношения с семьей так и не восстановились до конца, но родители считали, что блудная дочь все равно должна навещать их время от времени. Для Доминик эти встречи были мучительными, поэтому она предпочитала откладывать их на лето, чтобы хотя бы побыть на свежем воздухе.

Она вдруг ощутила острый приступ ностальгии по прежней жизни, которая текла заданным курсом, но быстро подавила в себе эту слабость, не позволив ей разжалобить себя. Я выбрала свою дорогу в жизни и, кажется, не ошиблась, сказала себе Доминик. И у меня есть Чак, главная моя драгоценность.

К ней подошел Конрад и тоже стал смотреть в окно на уходящий день. Во двор больницы въехала карета «скорой помощи». Из нее выскочил молодой мужчина и подбежал к задним дверям автомобиля. Они распахнулись, и оттуда на носилках вынесли крошечное существо, накрытое одеялом. Ребенок не шевелился. Доминик вдруг осознала, что мысленно просит Бога, чтобы дежурная бригада отделения неотложной помощи сотворила чудо. В больнице человеческая драма — явление обычное.

Она повернула голову. Конрад стоял к ней почти вплотную — до неприличия. Эта близость смущала ее, но Доминик не хотела, чтобы он отошел. Она подняла на него взгляд и увидела в его глазах что-то похожее на нежность.

— Мне пришлось отменить заказ в ресторане, — сообщил Конрад странно хриплым голосом. — Я просил их подождать, но они сказали, что не могут. В таких местах всегда очередь на освободившиеся столики.

— Я поняла, что мы не успеем.

Доминик слишком устала, поэтому в любом случае не получила бы никакого удовольствия от этого ужина.

Конрад положил руки ей на плечи.

— Но поесть все равно надо. Не хочешь заехать ко мне поужинать?

Доминик пришла в смятение. Руки Конрада, лежавшие на ее плечах, мешали ей разумно мыслить. Да и как устоять перед соблазном узнать, где и как он живет? Чак сегодня должен ночевать у Джулии, поэтому вечером Доминик была свободна как птица. И не только вечером…

Конрад по-своему истолковал ее молчание и убрал руки.

— Вижу, тебе не по душе моя идея. Ладно, тогда я отвезу тебя домой.

— Да нет, что ты, я не возражаю! — поспешно воскликнула Доминик, правда, тут же пожалев, что слишком непосредственно отреагировала на его предложение. — Я просто соображала, какая у меня сегодня дома обстановка, — добавила она уже спокойнее.

— Ну и как там?

— Чак ночует у Джулии…

— Тогда чего мы ждем?! Поехали ужинать!

Конрад непринужденно обнял ее за плечи одной рукой и повел к двери. Доминик ощутила пьянящий восторг от его прикосновения, щеки ее порозовели. Она старалась сдерживать рвавшиеся наружу эмоции и никак не могла разобраться в причинах своего возбуждения. То ли это от предвкушения вечера в компании красивого мужчины, то ли от возможности провести время наедине с Конрадом. Но, как бы там ни было, Доминик уже не чувствовала усталости и готова была идти хоть на край света. С Конрадом, разумеется.

Теперь перед ней стояла другая задача — не дать эмоциям возобладать над разумом. Провести приятный вечер с мужчиной — неплохо, но при этом нельзя забываться и позволять чувствам увлечь себя. Доминик так давно ни с кем не встречалась, что теперь боялась сделать какую-нибудь глупость. Печальный опыт, приобретенный за время общения с Ларри, научил ее держаться настороженно по отношению к противоположному полу.

— Ты умеешь готовить? — спросила она, когда они выходили из отделения хирургии.

Конрад рассмеялся.

— Я умею читать инструкции на пакетах от «Зейбарса». У меня в морозильнике имеется солидный запас блюд быстрого приготовления для моих одиноких ужинов.

Доминик возликовала, услышав, что он проводит вечера в одиночестве. По крайней мере, жены и детей нет, что уже неплохо. Интересно, какой у него дом?


— Это действительно очень удобно, — сказал Конрад, въезжая в подземный гараж дома, расположенного в Грэмерси Парк, фешенебельном районе Нью-Йорка. — Зависит, конечно, от движения, но обычно я доезжаю до работы за несколько минут.

— Я не сомневаюсь! — рассмеялась Доминик, имея в виду его роскошный мощный автомобиль и классное вождение.

Настроение у нее было приподнятым. Они весело болтали всю дорогу о разных пустяках, и теперь Доминик с тайным трепетом думала о предстоящем вечере. Скорее всего программа такова: легкий ужин, приготовленный на скорую руку, небольшой разговор, затем она отправится домой на метро. Но, возможно, ради такого случая и учитывая позднее время, она разорится на такси, тем более что ехать не так уж и далеко.

Квартира Конрада выходила на сквер. Доминик подошла к окну гостиной и увидела пару, сидевшую обнявшись на деревянной скамейке. Они были очень молоды и, судя по поведению, влюблены друг в друга. Доминик попыталась представить, что чувствовала бы, если бы у нее была взаимная любовь. Чтобы ее любили не только за то, что она устраивает как партнерша в постели, но и за все остальное, то есть за то, какая она есть.

Доминик грустно вздохнула. В этот момент Конрад крикнул с кухни:

— Не изволит ли мадам взглянуть на меню?

Она быстро пересекла гостиную по толстому мягкому ковру и, когда вошла в кухню, из открытого морозильного шкафа на нее повеяло арктическим холодом.

— Вот это ассортимент! — восхитилась Доминик, разглядывая ряды упаковок, уложенных так, чтобы можно было без труда прочесть на этикетках названия блюд. — У меня такое впечатление, что я стою перед книжной полкой.

— Выбирай побыстрее, а то я голоден как волк, — со смехом попросил Конрад.

Доминик провела пальцем по контейнерам из фольги и ткнула в один.

— Цыпленок по-кентукийски! — обрадовалась она, увидев любимое блюдо. — Можно?

— Так, вынимаем!

Конрад поставил контейнеры в духовку, затем откупорил бутылку, налил вино и протянул бокал гостье.

— За плодотворное сотрудничество! — с наигранной серьезностью провозгласил он, чокаясь.

— Я и забыла, что это деловой ужин, — сказала Доминик, отпив немного вина. — О чем ты хотел поговорить со мной?

Конрад поставил свой бокал на стол, взял Доминик за руки и притянул к себе.

— Я выдумал этот предлог, чтобы провести вечер с тобой. Мне хотелось узнать, какая ты вне работы. Я никогда не смешиваю дела с удовольствием.

Он нежно поцеловал ее в губы и сразу отпустил. На лице у него появилось удивленное выражение.

— Я не думал о поцелуе, но ты выглядела такой соблазнительной, что я не удержался.

— Соблазнительной? — изумилась Доминик.

— Мое воображение тут ни при чем, — доверительно сообщил он низким хриплым голосом.

Как наивно с моей стороны было надеяться, что я смогу сохранить с Конрадом Бартоном чисто платонические отношения! — подумала Доминик. Она вдруг осознала — это было как вспышка молнии, — что ее тянуло к Конраду все то время, которое он проработал у ее отца. Просто она была тогда слишком юной, чтобы понять требования своего пробуждающегося для любви тела. Зато сейчас, будучи женщиной в расцвете лет, Доминик хорошо чувствовала и понимала, что происходило с ней.

Она решила держать себя в узде, чтобы воображение не увлекло ее куда не надо. Доминик не хотела строить никаких романтических иллюзий в отношении Конрада. Пусть все остается по-прежнему. Он — старый друг и коллега по работе. Они иногда могут сходить в театр, в ресторан или на выставки, но потом она неизменно будет возвращаться к своему сыну, к плите и к другим домашним делам.

Когда Конрад обнял ее, Доминик не удивилась. Испугалась, быть может, и, памятуя о том, что ей это не нужно, неожиданно для себя вдруг обнаружила, что льнет к Конраду, как кошечка, наслаждаясь приятной дрожью в теле.

Когда он поцеловал ее во второй раз, Доминик уже не анализировала свои поступки и полностью отдалась во власть его теплых чувственных губ. То, что сейчас происходило между ними, Доминик принимала всем сердцем, а разум просто заставила замолчать. Да и как она могла сопротивляться натиску требовательных мужских губ и рук?

Конрад оторвался от губ Доминик с жалобным стоном.

— Можем оставить все это и…

Однако в этот момент разум Доминик взбунтовался, и она напомнила:

— Ты, кажется, умирал с голоду.

— Да, но… — рассеянно промямлил Конрад, выжидающе глядя на нее.

А у Доминик было одно желание — снова оказаться в его объятиях, хотя она и понимала, что волшебство того мгновения невосстановимо.

Доминик решительно подошла к духовке и резким движением открыла дверцу.

— Позволь мне! — Конрад достал горячий контейнер, выложил его содержимое на блюдо и, поставив на стол, церемонно произнес: — Прошу, мадам.

— Где у тебя лежат ножи и вилки?

Кажется, пронесло, подумала Доминик, решив, что Конрад не собирается больше целовать ее. Мы остаемся друзьями. А я получила то, что хотела, — не вышла за те рамки, которые сама же и определила для себя, исходя из прошлого горького опыта. Но тогда я нарвалась на негодяя, продолжала размышлять Доминик, а Конрад не такой. Он должен быть другим, и, если представится случай, я проверю это. Иначе говоря, если он рискнет сделать еще одну попытку завязать интимные отношения с такой зажатой женщиной, как я.


— Ужин был великолепным, — сказала Доминик, принимая от Конрада чашку кофе.

Она уютно расположилась на диване в гостиной.

— Спасибо! — Он криво усмехнулся и, подсев к ней, с иронией добавил: — Как ты, очевидно, заметила, я горжусь своей изысканной кухней.

Доминик пила кофе и гадала: сделает ли Конрад какой-нибудь фривольный жест, показав тем самым, что не смущен ее холодной реакцией на его поцелуи.

— Джулия ждет, что ты вернешься домой? — неожиданно спросил Конрад.

Доминик не знала, что ответить. Смогу ли я расслабиться, если он снова захочет обнять меня? — спрашивала себя молодая женщина. У меня ведь совсем нет опыта в амурных делах, а Конрад много ездил и наверняка менял женщин как перчатки.

— Нет. Мы договорились, что Чак ночует у нее, а завтра утром она отправит его и Билли в школу.

— Вижу, система хорошо отлажена, — заметил Конрад, и было непонятно, осуждает он подруг или одобряет. — Как ты познакомилась с Джулией?

— Она поселилась в моем доме на неделю раньше меня. У нас с ней нашлось много общего — обе без мужей, сыновья одногодки. Муж Джулии работал охранником на аптечном складе, его убил наркоман, который залез туда ночью. Она с трудом сводила концы с концами. Когда я поступила в медицинское училище при нашей больнице, она стала присматривать за Чаком, а я платила ей за это. Так продолжается и до сих пор. Каждый раз, когда у меня увеличивается зарплата, я прибавляю и Джулии, хотя она возражает.

— А разве родители не помогают тебе?

— Попробуй угадать с первого раза, зная моего отца, — ответила она с иронией.

Конрад понимающе кивнул.

— Он так и не простил тебе уход из университета и из семьи?

— Отец крайне упрямый человек, но тем не менее считает, что я должна навещать их. После того как они с мамой отошли от дел, он даже начал присылать мне письма. Последнее я получила на прошлой неделе. Он написал, что я давно не была у них. Это прозрачный намек на мой дочерний долг.

— И когда ты собираешься ехать к ним? — поинтересовался Конрад.

— О, я все время ищу предлог, чтобы оттянуть этот визит! Да и дорога неудобная — сначала поездом, а потом несколько остановок автобусом, если этот маршрут, конечно, еще существует. И Чак не любит ездить туда.

— Хочешь, я отвезу вас туда в один из выходных дней?

Доминик опешила.

— Ой, я не могу отнимать у тебя столько времени…

— Ерунда! — отмахнулся Конрад. — Я сам хотел съездить в те края как-нибудь и остановиться в гостинице «Золотая долина». Помнишь? Она находится в соседнем городке.

— Еще бы не помнить! — Доминик засмеялась. — Отец прочел мне целую лекцию об этом месте вскоре после того, как мне исполнилось восемнадцать лет. Мы с подругами пошли в гостиничный бар отметить окончание экзаменов. Там нас увидели знакомые отца и доложили ему об этом. Он пришел в бешенство. Я даже не стала объяснять ему, что пила только коку. Он, очевидно, считал, что дочери известного в округе врача не пристало посещать такие злачные места, как «Золотая долина».

Конрад сочувственно улыбнулся.

— Лично у меня остались самые радужные воспоминания о тамошнем баре. Я часто наведывался туда в свободное время, — с ностальгической грустью проронил он. — Так что я в любом случае собирался съездить туда и провести хотя бы одну ночь в «Золотой долине».

Доминик колебалась. Почему бы и нет? Это будет ни к чему не обязывающая поездка. И, чего уж там, на машине путешествовать гораздо удобнее, чем на общественном транспорте.

— Ну, если так… Буду очень тебе признательна.

— Договорились.

Конрад подошел к стоящему у стены бюро и вытащил оттуда большой ежедневник.

— Как насчет первого воскресенья июля?

Доминик порылась в своей сумке и вынула рабочий календарь. Конец июня и весь июль были у нее свободны.

— Меня это устраивает. Вот только… — Она замялась.

— Что «только»? — спросил Конрад, подойдя к ней.

— Я понимаю, это не очень вежливо, но не мог бы ты высадить нас с Чаком у поворота, не доезжая до дома моих родителей? Одну заблудшую овцу отец еще как-то вынесет, но двух!..

Конрад опустился на колени и взял Доминик за руки.

— Неужели доктор Барнес действительно так зол на меня за то, что я ушел из его клиники?

Она криво усмехнулась.

— Скажем так: ты не был любимцем моего отца. И когда через несколько недель после твоего отъезда я объявила, что ухожу из дому, он нас обоих предал анафеме. Заявил, что это ты дурно повлиял на меня.

— А ты как считаешь? — тихо спросил Конрад.

Доминик глубоко вздохнула.

— Ты, конечно, оказал на меня влияние — своей независимой манерой поведения. А хорошим было это влияние или плохим — покажет время.

Конрад отпустил ее руки и встал с колен.

— Ты говоришь загадками. Ну ладно, Доминик, ты, наверное, устала, поехали, я отвезу тебя домой.

Только я начала расслабляться и привыкать к мысли о внутренней свободе, как он все испортил! — с досадой подумала она.

— Конрад, я не хотела обвинить тебя…

— Не надо, не оправдывайся. Ты была предельно откровенна со мной. Я все понимаю, и это объясняет твое поведение по отношению ко мне, когда я только начал работать в больнице.

— Мое поведение? — изумленно переспросила она.

Конрад скривил губы.

— Ты была явно холодна поначалу.

Он стоял очень близко. Доминик посмотрела в его темные выразительные глаза.

— Возможно. Но мы ведь преодолели это, не так ли? — едва слышно прошептала она.

— Мне кажется, что мы симпатизируем друг другу, — хрипло произнес Конрад.

И наконец поцеловал ее. Его требовательные губы разбудили в ней задремавшую было чувственность. Доминик понимала, что это всего лишь прощальный поцелуй, но он был достаточно глубоким и сладким, чтобы все ее благие намерения насчет платонических отношений полетели к черту.

5

— Но я говорил тебе, мам, что хочу поехать в летний лагерь, и ты согласилась отпустить меня! — обидчиво бурчал Чак, размазывая по тарелке остатки овсянки.

— Ты, дружок, не сказал, когда ты поедешь, — возразила Доминик. — Так что я жду…

Она не закончила фразу, внезапно осознав, что сейчас ведет себя в точности, как отец, обожавший читать нравоучения. Чаку не было еще и одиннадцати, а Доминик не могла похвастать тем, что уделяет сыну достаточно внимания. Можно, конечно, сослаться на загруженность на работе, но обвинять мальчика в том, что он что-то утаивает от нее, она не должна.

— Извини, сынок, — мягко сказала Доминик.

Фэнси, словно почуяв, что хозяйка нуждается в моральной поддержке, прыгнула к ней на колени и, ластясь, заурчала. Доминик рассеянно гладила кошку и пыталась успокоиться.

Чак положил ложку на стол и внимательно посмотрел на мать.

— Ты тоже извини меня, мам. Я ведь не знал, что ты хочешь взять меня с собой к дедушке с бабушкой. Да они даже не заметят, если я не приеду! Дед все время ругает меня за грязные ботинки и… Ты чего, мам?

Доминик не смогла сдержать улыбку.

— Он и меня ругал за то же самое, — призналась она. — Иногда он бывает чересчур строгим.

— Строгим? Да я боюсь его! Я всегда жду, когда мы…

— Ага, сейчас-то мы все и узнаем! — с шутливой строгостью обратилась Доминик к Фэнси.

Но кошка, испугавшись ее тона, спрыгнула на пол и направилась к блюдцу с молоком.

— Итак, что же получается? Три недели назад я сказала тебе, что Конрад отвезет нас в Ривердейл, а ты промолчал, как бы забыв о том, что собираешься ехать в лагерь.

Чак хитро улыбнулся.

— Я не забыл. Просто подумал, что без меня вам с Конрадом будет лучше и ты без звука отпустишь меня.

— Будет лучше?! Что это значит, хотела бы я знать?

Чак закатил глаза к потолку.

— Ну, мам, я же не маленький! Ты ему нравишься. Я видел, как Конрад положил руку тебе на плечо, когда привез тебя домой. Помнишь, когда мы с Билли катались по дороге перед нашим домом?

— Но я тогда сильно испугалась…

— Да ты не волнуйся, мам. Мне Конрад нравится, а в твоем возрасте тебе надо иметь друга.

Доминик рассмеялась.

— Пока я не постарела, ты хочешь сказать?

— Ну да. — Чак встал и обнял ее за шею. — Ладно, я пошел. Джулия сказала, чтобы я после завтрака сразу пришел к ним, перед школой она отведет нас с Билли в бассейн.

— Но ты не предупредил меня…

— Ой, память совсем дырявая стала! Пока! — Он чмокнул ее в щеку и был таков.

Доминик обернулась, чтобы обнять сына, но того уже и след простыл. Услышав торопливые шаги Чака, взбегавшего по лестнице к квартире Джулии, она с грустью подумала, что, кажется, еще вчера сын учился ходить, вцепившись ручонкой в подол ее платья. Доминик вспомнила, как в первый раз, когда она пошла учиться в медицинское училище при Бейбиз Хоспитал, он плакал, не желая оставаться с Джулией. Но очень скоро Джулия стала для Чака второй мамой, а пройдет еще немного времени, и он не будет нуждаться в них обеих.

Доминик поежилась от этой мысли и вернулась к делам насущным. Она напомнила себе, что должна сегодня вернуться с работы пораньше и подготовиться к поездке к родителям. Обычно она брала с собой минимум вещей, но на этот раз все будет иначе. Доминик хотела надеть что-нибудь неброское, но стильное. Конрад по дороге может остановить машину у какого-нибудь отеля, чтобы выпить в баре по чашке кофе или даже пообедать в ресторане. Родители ждут ее к вечеру, а Конрад предложил выехать из дому пораньше, так что у них будет достаточно времени на все эти остановки.

В пятницу Доминик пришла на работу рано, но поговорить с Конрадом насчет поездки смогла лишь к концу рабочего дня. До ланча шли нескончаемые совещания и решались различные административные вопросы, так что свой традиционный пятничный обход всех отделений больницы Доминик пришлось перенести на вторую половину дня.

Патрик Хедли участвовал в конференции по ортопедии, и в его отсутствие за вверенным ему отделением присматривал Конрад. Когда Доминик заглянула к нему, он занимался пятилетним Кенни, который очень обрадовался, увидев сестру Барнес, свою старую знакомую.

— Ты пришла, чтобы снять мой гипс? — спросил мальчик, запомнивший, что в прошлый раз гипсовую повязку ему меняла Доминик.

— Я с удовольствием сделаю это, Кенни, если мистер Бартон разрешит, — с улыбкой ответила она и вопросительно взглянула на Конрада.

— Мы только вас и ждали, сестра, чтобы проделать эту процедуру, — заверил он.

Сняв гипс, Доминик провела пальцами по ручке ребенка, чуть задержавшись на месте перелома.

— Как новенькая! — радостно провозгласила она. — Хочешь показать свою ручку маме и братику?

Миссис Джонсон сидела в игровом зале, где резвился ее младший сын, двухлетний Джимми. Этот зал был детищем и гордостью Доминик. Именно она выступила с инициативой перед администрацией больницы, которая нашла ее идею удачной и выделила деньги на оборудование игрового зала.

— Доктор Бартон назначил Кенни физиотерапию, — сказала Доминик, отдавая ребенка миссис Джонсон. — А с вами мы увидимся снова через два месяца на контрольном осмотре.

— А когда мы придем, ты здесь будешь? — спросил малыш.

— Обязательно. Я специально приду и посмотрю на твою ручку, — пообещала она ребенку.

Когда Доминик вернулась в кабинет, Конрад старательно заполнял карточки пациентов, которых принимал в отсутствие Патрика. Тот должен был знать, что происходило в его отделении, пока он отсутствовал.

— Должен признать, что твоя идея организовать в больнице игровой зал великолепна, — сказал Конрад, не отрываясь от работы.

Похвала от босса всегда приятна. Доминик покраснела от удовольствия.

— Спасибо. Кое-какие игрушки здесь всегда были, но я поняла, что нужно нечто большее, чтобы можно было занять детей. — Она помялась, а потом, решившись, выпалила: — Чак отправляется в лагерь на этот уик-энд, так что в Ривердейл мы поедем вдвоем.

Конрад, словно не слыша, сосредоточенно писал что-то. Наконец, поставив точку, он потянулся и с лукавой насмешкой спросил:

— А в чем, собственно, проблема? Чак что, обязан присматривать за тобой?

— Разумеется, нет! — возмутилась Доминик. — Просто теперь тебе ни в коем случае нельзя попадаться на глаза моим родителям, а то они могут превратно истолковать наши отношения.

— Как, например? — недовольным тоном осведомился Конрад.

— Ну, что мы с тобой…

— Да о чем они могут подумать, интересно?! Я буду жить в гостинице, а ты в своей башне из слоновой кости! Я даже не смог забронировать номер в «Золотой долине», поэтому остановлюсь в «Зеленых холмах». — Смягчившись, он улыбнулся. — Если бы мы захотели провести уик-энд вдвоем, мы поехали бы не в Ривердейл к твоим родителям, а в какое-нибудь другое место. Так?

Лицо Доминик залила густая краска, она неопределенно пожала плечами.

— Наверное.

С того ужина в его квартире, когда она совершенно недвусмысленно дала понять, что ее устраивают только платонические отношения, Конрад держался дружелюбно-нейтрально. На работе между ними царило полное взаимопонимание, а вне стен больницы они не общались вовсе. Доминик много думала о себе и о Конраде и все время искала случая, чтобы дать ему понять, что их отношения могут стать более близкими.

Это все из-за Ларри, который убил в ней веру в порядочность мужчин. Доминик смотрела на Конрада и думала о том, что ему могла бы довериться. Но даст ли он ей шанс?

— Во сколько мы завтра отправимся? — спросила она.

— Я заеду за тобой в девять, — сухо ответил Конрад и вновь углубился в работу.

6

Когда Конрад подъехал к ее дому утром, со двора выезжал лагерный автобус. Доминик, стоявшая у подъезда, увидела, как Чак высунулся из окна автобуса и помахал Конраду рукой.

Ее охватила паника. Конрад приехал немного раньше им же самим назначенного времени, а она еще не готова и в доме бардак!

Конрад ответил на приветствие Чака и подкатил к подъезду.

— Хорошо, что Чак не едет с нами, — сказал он, вылезая из машины. — Багаж и еще один пассажир с трудом разместились бы на заднем сиденье.

— Да уж, — согласилась Доминик, входя в подъезд, — машина красивая, но не семейная.

— Так и я не семейный человек, — рассудительно заметил Конрад, следуя за ней.

Доминик обернулась — они уже достигли лестничной площадки, на которой находилась ее квартира.

— И у тебя ни разу не возникло соблазна расстаться с вольной холостяцкой жизнью? — с легкой улыбкой на губах спросила она. Ей давно уже хотелось задать этот вопрос. — Я имею в виду, что тебе уже тридцать семь, ты успел многое повидать. В твоей жизни, наверное, были моменты, когда ты…

Конрад взял у нее ключ и вставил его в замочную скважину.

— Скажем так, меня никто не ждет. Я действительно жил полнокровной жизнью и, отвечая на твой вопрос, да, однажды соблазнился, но…

— Привет, Доминик!

Черт, как некстати! — подумала Доминик, здороваясь с Джулией, которая спускалась по лестнице. Следом за ней шел Билли. Доминик хотела юркнуть в квартиру, но ей пришлось задержаться, потому что Конрад, широко улыбаясь, направился навстречу Джулии.

— Я Конрад, — представился он и протянул руку. — Значит, вы и есть та соседка, которая живет этажом выше и помогает Доминик?

Джулия расплылась в улыбке, не в силах скрыть восхищение при виде такого красавца. Доминик преисполнилась гордостью за своего спутника, который и вправду был неотразим даже в спортивной одежде.

— Мы стараемся помогать друг дружке, — кокетливо ответила Джулия, не отпуская руку Конрада. Она смотрела на него, словно околдованная его темно-карими глазами. — Без Доминик я бы просто пропала.

— Мам, я ведь тоже поеду в лагерь, да? — встрял в разговор взрослых Билли, очевидно решивший заявить о себе.

— Поедешь, поедешь, — успокоила сына Джулия, оторвав наконец взгляд от Конрада. — Билли очень осторожный. Он вначале дает Чаку попробовать что-то, а затем, если все в порядке, присоединяется к нему. Он похож на меня, я нерешительная от природы. Вот Доминик, та прямо излучает уверенность. Поэтому она преуспела в работе, а я просто мама.

— Но очень хорошая мама, — вставила Доминик, которая всегда стремилась поддержать у подруги веру в себя.

Джулия пожелала им счастливого пути, и они с Билли заспешили вниз по лестнице.

— Конрад, дай мне десять минут на сборы, — попросила Доминик, войдя в квартиру. — Сварить тебе пока кофе?

— Я сам сварю. Ты будешь?

— Да, спасибо, — ответила она и направилась в спальню.

Доминик решила надеть брючный костюм. Он был достаточно нарядным, чтобы показаться в нем перед родителями, и в то же время удобным для длительной поездки в машине, потому что не мялся и не сковывал движений. На смену она захватила хлопчатобумажное платье, которое надевала, когда гостила у родителей в прошлый раз, и которое понравилось матери.

— Прекрасно! — воскликнул Конрад, когда Доминик вышла из спальни с небольшой дорожной сумкой. — У тебя совсем мало вещей. Кстати, ты захватила платок?

— Нет, а зачем?

Конрад рассмеялся.

— Прокачу тебя с ветерком. — И, видя ее недоумение, пояснил: — Верх моей машины откидывается. Знаешь, как здорово мчаться по шоссе, когда тебя обдувает со всех сторон? Но, чтобы не простудиться, советую тебе накинуть на голову платок.

— Хорошо.


— Ну как? — спросил Конрад, стараясь перекричать шум ветра, который свистел в ушах.

Доминик потуже завязала платок, который все время норовил соскользнуть у нее с головы, и крикнула:

— Здорово!

Ей нравилось нестись навстречу ветру, нравилось подставлять лицо лучам солнца, вообще нравилось путешествовать в машине с откидным верхом. Единственным неудобством было то, что из-за шума они не могли нормально разговаривать, а Доминик о многом хотелось спросить Конрада. Жаль, что пропадает такая возможность, с сожалением подумала она.

Доминик надеялась, что сможет это сделать за ланчем, если они где-нибудь сделают остановку. А вдруг Конрад не собирается нигде останавливаться? Сразу отвезет ее к родителям, а сам исчезнет на эти два дня или проведет их с кем-нибудь из старых знакомых… Эта мысль сильно огорчила Доминик, и она решила осторожно выяснить, что ее ждет впереди.

— Мы едем прямо к… — начала она, но Конрад заговорил почти одновременно с ней:

— Я не смог снять номер в «Золотой долине», но, надеюсь, хоть ланч-то там не заказывают загодя?

Доминик почувствовала облегчение, оттого что Конрад угадал ее мысли, и радостно засмеялась.

— Почему ты смеешься? — прокричал он, сворачивая с шоссе.

— Я собиралась выяснить наш маршрут, но ты уже ответил на мой вопрос.

— Я читал твои мысли.

— Надеюсь, что нет! — воскликнула Доминик, слегка покраснев.

— Что-то неприличное?

— Ничего особенного.

— О черт! — выругался Конрад, резко затормозив. Дорогу неспешно переходила овца. — Загородные дороги могут быть очень опасными. Кругом тишь да гладь, сплошная идиллия, но за рулем расслабляться нельзя.

Доминик посмотрела на простирающийся пейзаж — зеленые поля, перемежающиеся небольшими рощицами. У нее вдруг защемило сердце, когда она ощутила дыхание родного края. Она уехала отсюда по доброй воле, но тоска по дому изредка давала о себе знать.

— Я люблю приезжать сюда, — тихо сказала Доминик, — но все равно с радостью возвращаюсь в Нью-Йорк.

Конрад накрыл ладонью ее руку, и Доминик почувствовала внезапное возбуждение. Как хорошо, что они знали друг друга еще тогда, когда оба пытались найти свое место в жизни! Молодая женщина осознавала, какое влияние оказал на нее Конрад, и вот он снова рядом, снова является частью ее жизни… Она лишь не могла понять: те теплые чувства, которые она испытывает к нему, ностальгия по юности или они вызваны чем-то еще.

Доминик осторожно перевела взгляд на мужественный, уверенный, красивый профиль своего спутника, внимательно следившего за дорогой. Она не могла избавиться от мысли, что ее эмоциональная привязанность к этому человеку становится все глубже и сильнее. Доминик не забыла, с каким восхищением всегда смотрела на него с того самого дня, когда отец представил молодого врача-стажера своему семейству. И даже помнила, где находилась в этот момент — в гостиной, у окна. Когда отец ввел Конрада в комнату, она мысленно восхитилась: ого, какой красавчик!

Тогда у Доминик ёкнуло сердце, но она не поняла, отчего. Но теперь-то ей стало абсолютно ясно, что это было пылкое юношеское увлечение Конрадом. Ну а сейчас? Те чувства, которые она испытывает к нему сейчас, уже нельзя назвать трепыханиями неопытного девичьего сердца. Может, так чувствует себя женщина, когда влюблена?

Конрад убрал ладонь с руки Доминик, потому что дорога начала петлять и он должен был держаться за руль обеими руками. Вскоре Конрад подкатил к «Золотой долине», и Доминик удивленно воскликнула:

— Боже, как тут все изменилось! Вывеска была совсем другой, и отель выглядит иначе.

Теперь снаружи стены заведения были выкрашены в более светлые, спокойные тона. Сбоку пристроили что-то вроде просторного павильона, походившего на ресторанный зал.

— Пошли в бар, посмотрим, как там внутри, — предложил Конрад. Он ловко выбрался из машины, затем открыл дверцу для своей спутницы и проворчал: — Похоже, это местечко стало слишком приличным.

Доминик громко рассмеялась.

Объявление, висевшее справа от входной двери, гласило, что данному заведению присвоено три звезды и номера рекомендуется заказывать заранее. Также посетителей любезно просили не ставить машины перед зданием, что немало раздосадовало Конрада.

— Во дворе, наверное, есть стоянка, парковка не займет много времени, — сказал он и вернулся к машине.

Доминик вошла внутрь и сразу направилась в дамскую комнату. Да, это место действительно изменилось, подумала она, глядя на рулоны мягких бумажных полотенец и чувствуя приятный запах мыла. Всего этого двенадцать лет назад и в помине не было.

Когда она вернулась в фойе с подправленным макияжем, Конрад уже ждал ее у стойки администратора. Девица скорчила недовольную мину, когда Конрад спросил ее насчет ланча. Эта высокомерная особа не отчитала их за то, что они не заказали столик заранее, но всем своим видом демонстрировала, что хотела бы это сделать. После долгих переговоров по внутреннему телефону она процедила сквозь зубы, что с трудом уговорила метрдотеля найти для них столик.

— Ушли те времена, когда можно было присесть у стойки и заказать обычный ланч, — съехидничала Доминик, когда официант вел их к столику с белой накрахмаленной скатертью и лежавшими на нем серебряными столовыми приборами.

— И все равно мне очень приятно находиться здесь с тобой, Доминик.

— Вы готовы заказать, сэр? — спросил официант, когда они сели.

— Еще нет, — ответил Конрад, не сводя глаз с лица Доминик. — Принесите бутылку шампанского, пока мы будем думать, что нам заказать.

— А ты сможешь после этого вести машину? — спросила Доминик после ухода официанта.

— Я думаю, что после ланча мы с тобой прогуляемся. Во всяком случае, я планировал отвезти тебя домой ближе к вечеру. Ты не против?

— Конечно нет!

Доминик смотрела, как официант снимает фольгу с горлышка бутылки, и, когда пробка с мягким хлопком вышла наружу, ее праздничное настроение усилилось.

— За наш отдых! — Конрад поднял свой бокал.

Доминик отпила глоток, и у нее защекотало в носу от пузырьков шампанского, а на душе стало легко и весело.

— Как жаль, что ты не смог снять здесь номер! Если не считать той злюки за стойкой, тут очень приятно.

Обворожительно улыбнувшись, Конрад игриво осведомился:

— Есть какие-нибудь предложения?

— Да нет, это я так, — торопливо заверила Доминик. — Я хотела сказать, что мне было бы приятно знать, что ты находишься в соседнем городке. «Зеленые холмы» довольно далеко отсюда.

— Ничего страшного, мне все равно нечего делать.

— Ты когда-нибудь чувствуешь себя одиноким? — спросила Доминик, осмелев после первых глотков шампанского.

— Никогда! Я люблю быть сам по себе. Когда отделываешься от неудачного брака, то начинаешь по-настоящему ценить свободу… Ты решила, что будешь есть?

Доминик было трудно сосредоточиться на меню, после того как она получила очередной небольшой кусочек информации о своем спутнике. Наконец она остановила выбор на шпинате под сырным соусом, эскалопе с грибами, мороженом и кофе.

К концу обеда Доминик набралась смелости и задала Конраду второй вопрос:

— Как долго ты был женат?

— О, очень долго! — Он горько усмехнулся. — Настолько долго, что больше не хочу связывать себя брачными узами.

Доминик рассеянно гоняла вилкой гриб по своей тарелке.

— Так было плохо?

Конрад внимательно посмотрел на нее.

— Вначале все шло неплохо — пока Линда наслаждалась новизной брачной жизни. Мы жили тогда в Гонконге, я много работал, чтобы обеспечить ей тот уровень жизни, к которому она привыкла. Ее отец был весьма преуспевающим бизнесменом, Линда росла в достатке и привыкла к роскоши.

Конрад замолчал, явно не желая вспоминать о малоприятном периоде своей жизни.

— Но разве ты не знал, что она собой представляет, когда решил жениться? — с оттенком удивления спросила Доминик.

— Честно говоря, нет. Я был влюблен и ни о чем не думал, кроме того что нам хорошо вместе. И потом, Линда была очень красивой девушкой. Наверное, и осталась такой.

Доминик вдруг почувствовала себя неуверенно. О ней никогда не говорили, что она красивая девушка. Как же ей тогда тягаться с…

— У нас был сумасшедший роман. — Конрад усмехнулся. — Мне и в голову не приходило, что ее не устроит зарплата врача, только начинающего вставать на ноги.

— А она что, не работала?

— Ты шутишь? Такие женщины, как Линда, не работают. У них просто нет на это времени. Встают они не раньше полудня, когда все нормальные люди приступают к ланчу. Затем они едут по магазинам, посещают салоны красоты и всякие клубы. А потом начинают готовиться к очередной вечеринке.

Конрад взял нож и вилку и точными, сильными движениями хирурга разрезал оставшийся кусок бифштекса. Доминик смотрела на его сдвинутые к переносице брови, на резкие жесты… Он явно находился во власти своих воспоминаний.

— У тебя такой вид, словно ты злишься на что-то, — заметила она.

Конрад криво улыбнулся.

— Я просто вымещаю свое разочарование на этом куске мяса.

— Разочарование?

Он пожал плечами.

— Может быть, это не совсем подходящее слово. Линду в основном интересовала сексуальная сторона нашего брака.

Доминик ощутила укол ревности и пожалела, что вылезла со своим вопросом. Она больше не хотела ничего знать о семейной жизни Конрада, но, разбудив в нем воспоминания, уже не могла остановить поток его откровений.

— Я почувствовал свое бессилие, когда понял, что Линду, кроме нее самой и ее прихотей, никто и ничто не интересует, — продолжал Конрад тихо, словно разговаривал сам с собой. — Наш брак начал разваливаться на глазах. Я узнал, что она изменяет мне с одним из моих коллег из больницы, в которой я проработал всего полтора месяца после нашей свадьбы. Я взял себя в руки и простил Линду. Но когда подобное случилось во второй раз и уже с другим, я понял, что измены будут продолжаться до бесконечности.

Подошел официант, чтобы убрать пустые тарелки. Доминик, видя, с какой болью Конрад говорит о своей прежней жизни, решила перевести разговор на другую тему и преувеличенно заинтересованно спросила:

— Тебе нравилось работать в гонконгской больнице?

— Очень. Но там не было возможностей для карьерного роста. Я, возможно, до сих пор оставался на том же уровне, если бы Линда постоянно не капала мне на мозги по поводу нехватки денег.

Официант подкатил к их столику тележку с десертными блюдами. Доминик взяла клубнику со сливками, Конрад выбрал фруктовое желе.

— А что она говорила тебе? — спросила Доминик, когда они приступили к десерту.

Конрад проглотил кусок желе и спокойно, словно речь шла не о нем, ответил:

— Все время твердила, что я должен найти работу с более высокой зарплатой. Требовала, чтобы я бросил медицину и занялся бизнесом. Что, мол, если я попрошу, ее отец поможет мне обзавестись нужными контактами.

— А ты? Я имею в виду, ты обратился к нему с такой просьбой?

— Нет, разумеется! В свое время я не захотел быть врачом общего профиля, но я никогда не думал расставаться со своей профессией. Я сказал Линде, что не собираюсь всю жизнь оставаться начинающим врачом. Я планировал вернуться в Нью-Йорк и получить стипендию на то, чтобы стать врачом-консультантом. Но меня удерживал в Гонконге мой брак. Когда же Линда начала вовсю пилить меня и твердить, что я лишен честолюбия, я понял, что пора ехать.

— А она не захотела отправиться с тобой в Нью-Йорк?

Конрад грубо рассмеялся.

— И потратить свои лучшие годы на ожидание, когда я выучусь и стану известным врачом? К тому же мы оба пришли к выводу, что наш брак был ошибкой. Сейчас она замужем за нефтяным магнатом и… — Конрад не договорил фразу. — Послушай, все это очень грустно. Я совсем не хотел портить тебе настроение своими прошлыми неприятностями. Надеюсь, сливки на твоей клубнике не свернулись от этой невеселой истории.

У Доминик отлегло от сердца, когда она снова увидела улыбку на его лице.

— Я сама напросилась. Кажется, мы оба потерпели неудачу по первому разу.

— Ты могла бы пройти через эти круги ада еще раз? — удивился Конрад. — Лично я — нет.

— Ты забыл? Я никогда не была замужем.

Конрад посмотрел на нее с нежностью. Доминик огорчилась, что они здесь не одни. Ей хотелось, чтобы он обнял ее и прижал к себе.

— Я не отрицаю, что брак может быть приятной вещью, если соединяешь свою судьбу с подходящим человеком, — серьезно сказал Конрад. — Но если выбор неудачен, супружеская жизнь превращается в ад. Хуже тюрьмы.

— Однако ты вышел из этой тюрьмы и преуспел в своей холостяцкой жизни.

— Преуспел, — с легкой насмешкой повторил Конрад. — На работе весь день среди людей, а вечером возвращаюсь в свою холостяцкую берлогу. — Он изобразил лучезарную улыбку, словно желая снять напряжение. — Пошли гулять.

7

Доминик забралась по крутой тропинке на пригорок и прислонилась к стволу большого дерева, чтобы отдышаться. Конрад, шедший впереди, оглянулся.

— Подъем тяжелый, но результат стоит того. Отсюда открывается великолепный вид.

Доминик сделала глубокий вдох.

— А какой здесь воздух — пьянит не хуже вина! У меня ощущение, что я стою на вершине земли.

Она смотрела вниз, и отель «Золотая долина» вместе с пристроенным рестораном казался ей игрушечным домиком среди крошечных деревьев, будто посаженных ребенком в маленьком саду.

— Посмотри, Конрад, автомобили на стоянке отеля выглядят как игрушечные машинки Чака! А там, дальше, пасется корова, будто слепленная из пластилина — только она движется и щиплет травку… Как хорошо, что мы уехали из Нью-Йорка!

Конрад стоял рядом с ней, опершись рукой о дерево, к которому прислонилась и Доминик. Какое-то время они не разговаривали, слушая мычание коров и громкие крики ворон, пролетавших над холмом.

— У меня такое чувство, что я свободна как птица и у меня нет никаких забот, — мечтательно проговорила Доминик.

Конрад обнял ее и посоветовал:

— Вспомни об этом ощущении, когда после рабочего дня будешь валиться с ног.

Доминик посмотрела ему в глаза и увидела в них искреннюю, сердечную нежность. И в этот момент она поняла, что влюблена. Испытываемые сейчас ею ощущения не имели ничего общего с ее плотским влечением к Ларри, которому она была обязана своим первым сексуальным опытом. Но Доминик, едва осознав это, решила всячески бороться с все больше захватывающим ее чувством. Конрада устраивала жизнь холостяка, и она не хотела отпугивать его своей любовью.

Конрад наклонил голову и легко и нежно дотронулся до губ Доминик. Я запомню на всю жизнь, как мы стояли здесь, окруженные всей этой красотой, пообещала она себе. Так же, как я до сих пор помню момент, когда впервые увидела его в гостиной у моих родителей.

При мысли о доме Доминик встрепенулась.

— Нам надо возвращаться, Конрад. Родители начнут беспокоиться.

— Скоро поедем. Мы с таким трудом забрались сюда, что обидно сразу уходить.

Конрад опустился на траву и потянул за собой Доминик. Она послушно легла рядом и положила голову на его согнутую руку.

— Вот это жизнь, — удовлетворенно произнес Конрад.

Доминик закрыла глаза, подставив лицо ласковому солнцу. В этот момент она и Конрад словно слились в единое целое, и Доминик боялась произнести хотя бы слово, чтобы не разрушить очарование этого драгоценного мига. Она почувствовала, что Конрад шевельнулся, и открыла глаза. Он смотрел на нее. Доминик застенчиво улыбнулась, не зная, что делать с эмоциями, которые переполняли сердце.

Конрад снова поцеловал ее. Этот поцелуй, тоже поначалу нежный, как и первый, очень скоро стал страстным. Интимное соприкосновение их губ остро отозвалось во всем теле Доминик, по которому прокатилась волна восхитительных ощущений, сменившаяся томительным ожиданием чего-то большего. Она крепко прижалась к Конраду, однако он разжал объятия, и Доминик услышала его неровное дыхание.

— Я думаю, нам надо возвращаться, — сказал он охрипшим от возбуждения голосом. — А то я забудусь и возьму тебя прямо здесь, на траве.

Последнюю фразу он произнес легким тоном, пытаясь обратить их объятия в шутку, но Доминик почувствовала, что он возбудился не меньше, чем она.

Конрад встал и протянул ей руку.

— Поднимайся, коварная обольстительница!

Доминик засмеялась. Пока Конрад шутит по такому поводу, они оба могут чувствовать себя в безопасности. Доминик не хотела усложнять их дружеские отношения эмоциями, которые требуют удовлетворения. Если пойти на поводу у эмоций, то каждый из них должен будет пересмотреть свою жизнь и согласиться на всякого рода непростые изменения в привычном, устоявшемся укладе.

Спускаясь за Конрадом по тропинке, Доминик убеждала себя в том, что они оба довольны своей жизнью. Ни он, ни она не хотят ничего менять, поэтому ей следует быть реалисткой и перестать строить воздушные замки.


Когда они пришли на стоянку, там уже почти не осталось машин.

— Что ты собираешься делать сегодня вечером? — спросила Доминик, когда Конрад выезжал на главную дорогу.

— Может, схожу в кино.

И оба замолчали, погрузившись каждый в свои мысли. Доминик думала о том, что хорошо бы поехать с Конрадом в «Зеленые холмы», поскольку по мере приближения к родительскому дому начинала все сильнее нервничать. Каждый раз ей приходилось разыгрывать перед родными счастливую, довольную своей жизнью женщину, и этот спектакль выматывал сильнее самой тяжелой работы.

— Высади меня на углу, — попросила Доминик, когда они уже подъезжали к повороту на улицу, где жили Барнесы.

Но ей не повезло — навстречу им выехала знакомая машина. Доминик невольно вжалась в сиденье, однако миссис Барнес уже заметила свою дочь. Она затормозила и помахала рукой в открытое боковое окно. Конрад тоже остановился, поравнявшись с ней.

— Доминик, куда ты пропала?! Мы ждали тебя еще час назад! Я думала, ты приедешь автобусом, и уже дважды успела побывать на станции.

— Извини, мама. Мне подвернулся случай приехать к вам на машине.

Вдруг позади автомобиля Конрада раздался резкий гудок.

— О Господи, мы заняли всю дорогу! — спохватилась миссис Барнес. — Доминик, может, ты пригласишь своего знакомого на чашку чаю?

Второй гудок был более нетерпеливым. Конрад съехал на обочину и стал ждать, когда миссис Барнес, развернув свою машину, поедет в обратном направлении.

— Мама не узнала тебя, — сказала Доминик, когда они продолжили свой путь. — Ах, надо было мне пересесть в ее машину, а ты поехал бы в свой отель! Я же тебя предупреждала, что отец до сих пор никак не успокоится. Он часто говорит о том, что ты отнял у него три месяца, а потом удрал, и ему подсунули другого стажера.

Конрад засмеялся.

— Доминик, не надо делать из событий двенадцатилетней давности трагедию! И, уж извини, мне совершенно все равно, что думают обо мне твои родители. Я очень доволен своей жизнью и совсем не жалею о том, что бросил общую медицину.

— Как жаль, что я не обладаю твоей уверенностью… Я, конечно, стараюсь вести себя независимо, когда приезжаю сюда, но, боюсь, что родители мне не верят.

Конрад взял ее за руку.

— Советую тебе ничего не разыгрывать перед ними, а оставаться такой, какая ты есть на самом деле, — обаятельной, интересной женщиной.

— Легко сказать! — Доминик усмехнулась. — Как только я переступаю порог родительского дома, то автоматически превращаюсь в послушную дочь.

— Ну, на этот раз с тобой буду я. Так что соберись с силами и никого не изображай. У тебя успешная карьера, прекрасный, умный сын, которым могут гордиться любые бабушка с дедушкой.

От этих слов на душе у Доминик сразу стало теплее. При таком раскладе она не чувствовала себя виноватой перед родителями, считавшими, что младшая дочь не оправдала их ожиданий.

— Спасибо, Конрад. Однажды я поклялась, что если когда-нибудь встречу тебя снова, то ни за что не стану следовать твоим советам.

— Но жизнь иногда делает интересные зигзаги, ты не находишь? Я, правда, не подозревал, что мы с тобой встретимся.

— Я, признаться, тоже.

Доминик лукавила: в ней всегда жила надежда на эту встречу. Конрад нашел работу, благодаря которой много путешествовал. И она вслед за ним решила поездить и посмотреть на мир. Но мир этот оказался слишком большим, и поэтому они смогли встретиться лишь много лет спустя.

Миссис Барнес наконец развернула машину, и Конрад последовал за ней.

— Дом выглядит гораздо внушительнее, чем запомнился мне, — удивился Конрад, когда они уже подъезжали к воротам.

— Отец постепенно перестраивал его по мере расширения практики, — объяснила Доминик. — К счастью, он нанял хорошего архитектора и грамотного строителя, которые в пристройках выдержали стиль старой части дома.

Они вышли из автомобиля. Увидев мать, идущую к ним от своей машины, Доминик ощутила неловкость. Неужели мама действительно не признала в Конраде того молодого человека, которого отец иначе чем «самым безответственным из молодых врачей» не называл?

— Добрый день, миссис Барнес, — вежливо поздоровался Конрад, протягивая постаревшей женщине руку.

— Мы с вами не встречались раньше где-нибудь?

— Я Конрад Бартон, был стажером в клинике вашего мужа лет двенадцать назад.

— Ах да, теперь я вспомнила вас!

Ни один мускул не дрогнул на лице Джоан Барнес, только шея стала покрываться розовыми пятнами. Заметив это, Доминик поняла, что неожиданная встреча повергла мать в смущение.

Однако миссис Барнес быстро взяла себя в руки и, нацепив улыбку гостеприимной хозяйки, сказала:

— Пойдемте в дом, а то Хьюго заждался своего чая. — И обратилась к дочери: — Как чудесно снова видеть тебя, дорогая! Как ты доехала?

Доминик заверила, что получила большое удовольствие от поездки, и тут же с досадой подумала, что совершенно непроизвольно и слишком быстро входит в роль примерной дочери.

К ней вернулась уверенность, когда она вспомнила, что Конрад идет следом за ней. Миссис Барнес вела их в гостиную через просторную веранду, а затем по выложенному каменной плиткой холлу. У Доминик — уже не в первый раз — возникло то особое ощущение, которое появляется, когда находишься в старом доме, свидетеле жизни предыдущих поколений. Этот дом купил еще ее дед, тот самый, который основал семейную клинику.

Когда они вошли в гостиную, отец стоял у окна спиной к двери. На нем был старый твидовый пиджак. В прежние времена это всегда означало, что он закончил работу. Незавидна была участь того, кто осмеливался побеспокоить доктора Барнеса в эти часы!

Доминик показалось, что отец как бы усох. Он ссутулился, плечи его были резко опущены вниз. Возраст начинал сказываться на нем, в то время как мать по-прежнему оставалась полной сил, энергичной женщиной. Ей смело можно было дать на десять лет меньше, чем есть на самом деле.

— Посмотри, кто к нам приехал, Хьюго! — легким светским тоном обратилась Джоан Барнес к мужу. — Ты ведь помнишь Конрада Бартона?

— Здравствуйте, сэр, — почтительно сказал Конрад и, сделав шаг вперед, протянул руку растерявшемуся хозяину дома.

— Привет, папа! — Доминик быстро поцеловала отца в щеку.

В первое мгновение Хьюго Барнес, казалось, утратил дар речи, но, когда он заговорил, его слова звучали ясно и отчетливо:

— Это что? Форум паршивых овец?

— Хьюго! — негодующе одернула его Джоан.

Но Конрада реплика бывшего наставника совсем не задела.

— Великолепно, сэр! Я очень рад, что вы сохранили чувство юмора. Вообще-то мы с Доминик работаем в Бейбиз Хоспитал. Представляете, мы с вашей дочерью, имеющие столько общего, снова встретились в этой жизни! Вы не находите это удивительным?

— Невероятно! — буркнул доктор Барнес. — Хотя, должен признаться, когда Доминик покинула нас вскоре после вашего бегства из клиники, я подумал, что это вы уговорили ее бежать с вами. Чем же вы занимаетесь в этой больнице?

— Конрад — главный врач, — с гордостью сообщила Доминик.

— Правда?

Несмотря на недоверчивый тон, каким был задан вопрос, Доминик видела, что новость произвела на отца впечатление. Он наконец отошел от окна и теперь остановился посреди гостиной.

— Стало быть, вы, молодой человек, не бросили медицину?

— Разумеется, нет! И никогда не собирался этого делать, я говорил вам об этом еще тогда. Просто я понял, что не хочу ограничивать себя рамками…

Доминик поняла, что терпение Конрада уже на исходе, и вдруг испугалась. Неужели сейчас опять начнется скандал?

— Мама, я принесу чай, — пробормотала она и пошла в кухню.

— Что вы имеете в виду под рамками? Для меня общая медицина никогда не была… — донесся до Доминик голос отца, продолжавшего допрашивать Конрада.

Вслед за ней в кухне появилась мать.

— Мы возьмем сервиз с розочками, дорогая, поскольку сегодня особый случай.

— А что такого случилось? — искренне удивилась Доминик.

— Для нас с отцом всегда праздник, когда ты приезжаешь. Я очень расстроилась, узнав, что Чак не приедет. Хьюго сказал мне о твоем вчерашнем звонке только сегодня за ланчем.

— А он сказал тебе, что я приеду на машине?

— Нет. — Джоан виновато улыбнулась. — В последнее время память стала изменять ему.

Доминик, расставляющая на подносе блюдца и чашки, сухо заметила:

— Но Конрада он не забыл.

— Думаю, его он не забудет никогда! — с подчеркнутым вызовом парировала Джоан.

Она сняла с плиты чайник и налила немного кипятку в заварной чайник, чтобы прогреть его. Доминик раскладывала по блюдцам серебряные чайные ложки. Ритуал семейного чаепития она помнила с детства.

За окном послышался шум подъехавшей машины.

— Это, должно быть Карен, — сказала Джоан, насыпая заварку в теплый чайник.

Ее движения были точными и размеренными, словно она совершала одну из хирургических операций, которых на ее счету было немало.

Может, я поэтому и ушла из дому, что мне надоела жизнь, где все регламентировано до мелочей, подумала Доминик.

Она услышала за дверью перестук каблучков и непроизвольно напряглась. Доминик любила старшую сестру, хотя та и осуждала ее за, как она выражалась, попрание приличий. Уход из дома Карен, очевидно, еще могла простить, но родить ребенка, не будучи замужем?!

— Чья это роскошная машина у подъезда? — спросила Карен, стремительно входя в кухню.

— Привет, Карен! — поздоровалась Доминик, поцеловав воздух около ее щеки. — Это машина моего спутника.

Лицо Карен озарила улыбка. Она посмотрела на младшую сестру с одобрительным удивлением.

— Боже, наконец-то ты нашла себе друга! А как поживает малыш Чак?

— Не делай поспешных выводов! — резко оборвала ее Доминик. — Меня подвез один из моих коллег, ему было по дороге. Ты должна помнить его. Это…

— Конрад Бартон, Карен, — язвительно сказала Джоан, опередив младшую дочь. — Тот самый стажер, который разозлил отца своим внезапным уходом из нашей клиники.

— Неправда! — взорвалась Доминик. — Он заранее предупредил отца, что не хочет заниматься общей медициной! — Она со злостью захлопнула дверцу холодильника и налила в фарфоровый молочник сливки. — Мама пригласила Конрада на чай, поэтому прошу тебя, Карен, отнесись к нашему гостю соответственно. Достаточно того, что папа ведет себя как испанский инквизитор.

Доминик взяла поднос и вышла из кухни. Она надеялась, что ее сестра сидит сейчас с открытым от восхищения ртом. Ну как же, послушная Доминик произнесла такую смелую речь в присутствии матери! Но Доминик хорошо знала свою сестру: Карен, конечно, проигнорирует просьбу быть с гостем учтивой.

Доминик входила в гостиную с тревожно бьющимся сердцем, боясь застать там неприятную сцену. Но то, что она увидела, перешагнув порог комнаты, повергло ее в искреннее изумление. Мужчины сидели на диване и обсуждали новые методики лечения рака. Конрад чуть повернул голову и едва заметно подмигнул Доминик.

Она поставила поднос на кофейный столик и стала наливать чай в чашки. В этот момент в комнату вошла Карен, и отец представил ее гостю.

— После того как мы с миссис Барнес удалились от дел, Карен стала старшим партнером в нашем деле, — сказал Хьюго, не скрывая гордости за старшую дочь. — У нас есть два младших партнера, но, к счастью, ни одного стажера. Оставленная тобой заноза сидела у меня в печенках много лет!

И он громко захохотал. Конрад присоединился к нему. Кто бы поверил! — изумилась Доминик. Она подвинула к мужчинам чашки, стараясь не пролить ни капли на блюдца. Отец не выносил малейшей неаккуратности, и Доминик не хотела, чтобы он своей нотацией разрушил установившуюся в гостиной теплую атмосферу.

— Какие у вас планы на этот вечер, Конрад? — с дружеской улыбкой поинтересовалась Джоан, входя в гостиную и садясь напротив мужчин.

— Поеду в «Зеленые холмы».

— Вы забронировали там номер? — встрял Хьюго.

— Да, я…

— Откажитесь от него! — безапелляционно потребовал хозяин дома. — Оставайтесь у нас. Что вам делать одному в отеле?

— Вы могли бы занять вашу старую комнату в мезонине, — подхватила Джоан.

— О, мне не хочется беспокоить вас, я вполне могу переночевать в отеле.

— Никакого беспокойства тут нет, — светским тоном возразила Джоан. — Мы будем очень рады вам. Кроме того, я приготовила ужин в расчете и на Чака, а он не приехал.

— Не отдавать же его порцию кошке! — не удержался от иронии Хьюго.

Доминик обуревали смешанные чувства. Ей было приятно, что отец помирился с Конрадом, и в то же время она боялась того, что может случиться, если Конрад обуздает свою гордость и останется. Победил страх. Доминик мысленно попросила Конрада допивать чай и ехать.

Но он не внял этим невысказанным мольбам. Ослепительно улыбнувшись Джоан, Конрад принял ее любезное приглашение.

— Совсем как в старые времена, — заметила Карен, сидевшая рядом с отцом.

Если не считать, что мы с Конрадом стали совсем другими, мысленно поправила ее Доминик. А время повернуть вспять нельзя. Я постараюсь расслабиться за ужином и не стану реагировать на всякого рода ремарки, особенно на папин сарказм. В общем, продемонстрирую безупречное воспитание, которое вбивалось в меня на протяжении многих лет.


Доминик напрасно волновалась. За ужином отец и Конрад говорили только о медицине. Они так увлеклись беседой, что не обращали никакого внимания на женщин, сидевших с ними за столом. Джоан и Карен расспрашивали Доминик о ее новой работе и о том, как относится Чак к тому, что его мама стала такой занятой.

— Нормально относится, — заверила Доминик. — Для него мало что изменилось, если не считать, что с моей новой зарплатой нам стало полегче.

Джоан поднялась из-за стола и предложила:

— Пойдемте пить кофе в гостиную.

— Вы, дамы, идите, — отмахнулся Хьюго, на секунду оторвавшись от беседы, — мы присоединимся к вам попозже. У меня тут есть марочный портвейн, которым я хочу угостить Конрада.

Жаль, что папа не предложил и мне бокал своего портвейна, подумала Доминик. Я с большим удовольствием осталась бы с мужчинами и послушала, о чем они говорят. Но ради семейного спокойствия придется соблюсти традицию и присоединиться к женской половине. Домострой какой-то!

Сидя за кофейным столиком в гостиной, Доминик прислушивалась к обрывкам фраз, долетавшим из столовой, и всякий раз радовалась, когда оттуда доносились взрывы смеха.

— Мужчинам, кажется, весело, — проронила Карен. — Еще кофе, Ник?

Доминик вскинула на сестру удивленные глаза. Та уже много лет не называла ее уменьшительно-ласкательным именем. Она также не помнила, когда в последний раз видела Карен с кофейником в руке. Старшая из сестер Барнес всю жизнь всячески избегала бытовых хлопот, что было несложно, поскольку она жила в доме родителей на всем готовом.

Доминик знала, что ее сестра хороший врач и что она отдает пациентам все свое время. Но ведь, кроме этого, Карен ничего больше не делала. Она наслаждалась всеми преимуществами жизни в ухоженном доме с налаженным бытом и при этом не имела никаких обязанностей.

Но у нее не было Чака! И она, будучи чересчур требовательной к своему внешнему виду, не могла взять и распустить волосы, чтобы они небрежно лежали на плечах, и…

Но сейчас, как ни странно, белокурые волосы Карен, обычно стянутые на затылке в строгий тугой пучок, свободно лежали волнистыми прядями. Вообще-то по характеру старшая сестра Доминик была доброй, а когда улыбалась — вот как сейчас, — то становилась даже привлекательной.

— Мне больше не наливай, — попросила Доминик, когда Карен поднесла кофейник к ее чашке. — Я собираюсь пораньше лечь спать.

— Ну конечно, дорогая, — заворковала мать, — ты, наверное, устала после долгой дороги. Твоя комната уже готова.

Доминик прошла в столовую и остановилась в дверях. В этот момент отец разливал по бокалам свой портвейн.

— Я иду спать, спокойной ночи, папа!

Хьюго поднял на дочь глаза, с улыбкой пожелал ей спокойной ночи и снова обратился к Конраду:

— И этот самый препарат…


Доминик сидела на широком подоконнике в своей комнате и смотрела на ночное небо. Светила яркая луна. У Доминик возникло ощущение, что в ее жизни ничего не изменилось. Когда она здесь жила, то часто вылезала из постели, забиралась на этот подоконник и любовалась звездами. Кто-то даже отыскал на чердаке ее старого игрушечного мишку и посадил на кровать.

Неужели это мать так расчувствовалась, что решила напомнить мне о детстве? — удивилась Доминик. Вряд ли. Скорее это сделала миссис Мортон. Добрая душа, сколько себя помню, она всегда помогала матери по дому.

Ну что ж, по крайней мере, я не совсем одна в этой спальне. Но плюшевый мишка не может заменить…

Доминик вздохнула и подтянула колени к подбородку. Она вспомнила, как целовал ее Конрад, когда они гуляли по окрестностям после ланча, и сон как рукой сняло. Вдобавок ее будоражила мысль о том, что он находится рядом, в одном доме с ней.

Господи, подумала Доминик, мне уже тридцать лет, а я веду себя по-детски! Надо пойти в столовую и сказать Конраду, что жду его в моей комнате. Мне отчаянно хочется видеть его. Но зачем? Ведь прожила же я более десяти лет без мужчины! И если я дам волю своим чувствам, которые до сих пор гнала от себя прочь, то удержать их уже не смогу.

Чувствуя, что не заснет, Доминик решила выйти и подышать свежим воздухом, а заодно успокоиться. Она затянула потуже поясок халата и вышла в сад.

Ночной воздух был напоен ароматом роз. Доминик пересекла лужайку, чувствуя, как приятно холодит ноги роса.

— Что, не спится?

Она обернулась и немного испуганно спросила:

— Откуда ты свалился?

Конрад тихо засмеялся.

— Мне наконец удалось убедить твоего отца, что я уже достаточно напробовался его портвейна. А потом я увидел, как ты выскользнула через заднюю дверь в сад, и подумал, что тоже не смогу заснуть, если не прогуляюсь.

Доминик показалось, что она спит. И атмосфера, окружавшая их, тоже была нереальной, такое случается только в романтических фильмах. Она встретила мужчину своей мечты в саду, благоухающем розами, в теплую лунную ночь. Эта встреча не была запланирована, но, Боже, как она надеялась на нее!

Конрад простер руки, и Доминик шагнула в его объятия. Он нежно поцеловал ее, а затем начал ласкать. Доминик еле сдерживалась, чтобы не застонать от удовольствия и возникшего желания.

— Пойдем ко мне в комнату, — хрипло прошептал Конрад. Чувствовалось, что ему тоже трудно сдерживать себя.

Этот жаркий, нетерпеливый шепот вернул Доминик на землю.

— Я не могу! — вырвалось у нее. — Здесь, в доме родителей…

— Ты взрослая женщина, и давно уже живешь своим умом.

Конрад продолжал обнимать ее, но Доминик почувствовала, что его желание близости ослабло.

— Пойми, я ничего не могу поделать с собой, находясь в этом доме. Если бы мы были в другом месте…

Лунный свет падал на его лицо — Конрад улыбался и выжидающе смотрел на нее сверху вниз.

— Ты собираешься пообещать мне что-то?

— Я не должна давать обещаний, которые не смогу выполнить.

Конрад обнял ее рукой за плечи и повел к дому.

— Хорошо, не будем торопиться, — прошептал он, приникнув губами к ее волосам.

Он открыл перед Доминик дверь и, махнув на прощание рукой, пошел в мезонин, в котором находилась отведенная ему комната. Доминик поборола острое желание побежать за ним.

Фраза «не будем торопиться» запала ей в сердце, но она все еще сомневалась в том, что их дружба может перерасти в серьезные отношения. Разве Конрад не говорил, что больше никогда не женится?

Вздохнув, Доминик стала подниматься по лестнице в свою пустую комнату.

Какие ей снились сны в эту ночь! После встречи в ночном саду ее эмоции, очевидно, обострились, и Доминик приснилось, будто Конрад взял ее на руки и унес с собой. Она даже обоняла свежий запах ночной росы на траве! Конрад нес ее в свою комнату, а она обхватила его руками за шею и прижималась губами к его теплой груди… А потом Доминик неожиданно проснулась и обнаружила, что прижимает к себе плюшевого мишку! В открытое окно светило солнце. Несмотря на то что поздно заснула, встала Доминик хорошо отдохнувшей и поэтому была готова встретиться за завтраком с Конрадом и со своей семьей.


Утренняя трапеза прошла вполне сносно. К удивлению Доминик, отец был оживлен и со всеми обходителен, что было на него совсем не похоже.

— В следующий раз привези с собой Чака! — крикнул он, когда Доминик садилась в машину.

— Привезу! — пообещала она, помахав на прощание родным.

— Как тебе удалось помириться с отцом? — полюбопытствовала Доминик, когда они выехали на шоссе.

Она испытывала огромное облегчение, избавившись наконец от постоянного и пристального внимания своего семейства.

Конрад засмеялся.

— Элементарная психология! Надо заставлять пациента говорить на темы, которые его больше всего интересуют, и уводить от того, что причиняет ему боль. Поэтому я старался не давать твоему отцу вспоминать о тех вещах, которые раздражали его. Наш разговор я начал с вопроса о том, что он думает по поводу последних исследований в области лечения раковых заболеваний. А затем мы перешли к теме…

— Значит, вы говорили о работе даже во время дегустации марочного портвейна? — лукаво уточнила Доминик.

— О, наша беседа стала менее серьезной после того, как твой отец выпил третий бокал! К этому времени он так расслабился, что мы уже чувствовали себя старыми добрыми друзьями.

Конрад увеличил скорость, и Доминик потуже затянула под подбородком концы платка.

— Я заметила, что он разрешил тебе называть его Хьюго. Папа очень немногим это позволяет.

Конрад взял руку Доминик и стиснул ее пальцы.

— Он сам попросил меня об этом.

— После третьего бокала?

Конрад ухмыльнулся.

— Нет, после второго.

Доминик сжала его руку в ответ. Как бы ей хотелось продлить до бесконечности это великолепное ощущение удовлетворенности, которое она испытывала в связи с тем, что отец помирился с Конрадом!

— Но это не временное явление, надеюсь? — не без тревоги спросила она.

— Мы будем оставаться друзьями до тех пор, пока я веду себя как прилежный ученик и не спорю с ним. Да какие проблемы? Твой отец уже не тот, каким был двенадцать лет назад, он понемногу стареет и… — Конрад умолк.

— И что?

— Он признался — правда, после третьего бокала, — что всегда мечтал иметь сына, которому мог бы передать клинику после своего ухода от дел. Как в свое время ему передал отец. Еще он сказал, что возлагал на меня большие надежды, когда я работал у него. Уделял мне времени больше положенного, подспудно рассматривая как продолжателя его дела.

— Теперь понятно, почему он так разозлился, когда ты ушел из клиники! Наверное, посчитал, что ты его предал. Обо мне, во всяком случае, он думает именно так.

Доминик откинулась на сиденье. Она чувствовала себя вымотанной. Она и так-то никогда во время своих визитов не могла толком расслабиться в доме родителей, а в этот раз еще и присутствие Конрада давало дополнительную нагрузку на нервную систему. Доминик закрыла глаза, и большой отрезок пути они проехали молча.

— Приятно двигаться на юг, — сказала она, когда они выехали на нью-йоркскую автостраду. — Можно снова стать самой собой. Я уже соскучилась по Чаку и хочу услышать, как он провел время в лагере.

— Я тоже, — неожиданно заметил Конрад.

Доминик взглянула на него, но Конрад сосредоточенно смотрел на дорогу — большой грузовик занял среднюю полосу, и он пытался обойти его.

Чак уже успел привязаться к Конраду, отец помирился с ним. Что мешает мне сблизиться с этим мужчиной? — думала Доминик, отрешенно глядя на дорогу. Боюсь получить еще одну душевную травму? Боюсь того, что Конрад, убежденный холостяк, удерет от меня и моей любви?

А почему нельзя позволить себе просто легкий флирт — без всякого надрыва и душевных переживаний? Это гораздо лучше, чем отказывать себе в удовольствии быть рядом с Конрадом. В наши дни молодые женщины сплошь и рядом встречаются с мужчинами, не беря на себя никаких обязательств. Почему я обязательно должна решать дилемму: или все, или ничего?

Но это я так думаю. У Конрада ведь может быть совсем другое мнение на сей счет.

И в то же время Доминик хотелось сохранить те ни к чему не обязывающие приятные отношения, которые установились между ними в последний месяц. Они вместе работали, иногда вместе проводили время вне стен больницы и…

— Ты что-то затихла, — сказал Конрад, прервав ее мысли.

— В открытой машине трудно разговаривать.

— Главное, чтобы ты не беспокоилась о…

— О чем?

— О нас, о том, куда мы идем.

Доминик легко рассмеялась.

— Я думала, что мы едем домой.

— Домой и в реальную жизнь, — уточнил он.

Так ей послышалось, по крайне мере, потому что Конрад не повысил голос, чтобы перекричать шум ветра и машин на дороге.

8

Доминик сидела на полу со своим пятилетним пациентом и помогала ему строить домик из деревянных кубиков.

— Некоторые находят себе не пыльную работенку, — сыронизировал вошедший Конрад, потрепав малыша по голове.

— Мы с Джонни строим очень красивый дом, чтобы ты знал! — возразила Доминик в притворном негодовании. — Джонни, ты пока справишься один, мне надо поговорить с мистером Бартоном?

Мальчик кивнул и потянулся пухлой ручонкой за очередным кубиком. Доминик встала, оправила темно-синюю форменную юбку и отошла с Конрадом в сторону.

— Мать Джонни разговаривает сейчас с врачом из отделения развития ребенка, — шепотом сообщила она. — Ее беспокоит, что мальчик — он занимается в подготовительном классе школы — не общается с детьми и ведет себя очень замкнуто. Насколько я могу судить, с ребенком просто никто не занимался. Его мамаша из тех, кто считает ниже своего достоинства поиграть со своим единственным сыном на полу.

— В отличие от некоторых матерей, которые играют со своими сыновьями даже в футбол, — добродушно подшутил над ней Конрад.

Доминик рассмеялась.

— Ну, это когда их насильно ставят на ворота, потому что никто из игроков не хочет занимать эту скучную позицию.

— Зато из тебя получился прекрасный вратарь. Когда мы снова будем играть? В этот уик-энд?

— Я думаю, у нас просто нет выбора, — с нежностью сказала Доминик, радуясь, что у них уже сложились определенные традиции.

Жизнь ее заметно изменилась после их с Конрадом поездки в Ривердейл. Он стал проводить много времени с ней и с Чаком. Ему как будто нравилось быть частью их семьи и в то же время оставаться свободным. Более того, Конрад был зачинщиком всех мероприятий. Например, он мог появиться, как чертик из табакерки, и предложить устроить пикник в Центральном парке или за городом. Но чем он занимался в то время, когда не был с ними, Доминик не знала.

Они ни разу не возвращались к тем интимным моментам их отношений, которые возникли во время прогулки после ланча в «Золотой долине» или в ночном саду, прилегающем к дому ее родителей. Доминик считала, что отбила у Конрада охоту к любовным отношениям, когда отказалась пойти в его комнату. Но она помнила, какого труда это стоило ей, сгоравшей от желания в объятиях Конрада.

Она не решилась на близость по нескольким причинам и, в первую очередь, конечно, из-за пуританского воспитания. И вот теперь она расплачивалась за свое ханжество мучительными раздумьями на тему, каковы истинные чувства Конрада к ней. Очевидным было лишь одно: она друг, с которым ему приятно проводить время.

— Куда мне положить вот этот? — спросил Джонни, держа в руке красный кубик.

Доминик отреагировала немедленно.

— На крышу, милый. Сейчас я помогу тебе, подожди минутку. Конрад, ты зашел с каким-то делом или это дружеский визит — у тебя сломалась кофеварка?

— Кофеварка в порядке. А насчет другого… Можно мне напроситься к вам на ужин, если я привезу парочку любимых блюд Чака?

— Если я откажу тебе, Чак никогда мне не простит, — с улыбкой ответила Доминик.

— Договорились. — Конрад взглянул на часы. — А если о деле, то я сейчас работаю в хирургии и хочу, чтобы ты посмотрела на одного пациента. Ты уже встречалась с ним. Это Алан Кларк, у которого, помнишь, я заподозрил камни в мочеточнике?

— Конечно, помню.

— Дело в том, что сестра Боуэн в отпуске, а мне нужен опытный сотрудник, когда я… — Конрад осекся и покосился на Джонни, который перестал играть и начал прислушиваться к тому, о чем говорят взрослые. — Послушай, у меня нет времени рассказывать тебе историю его болезни. Приходи в хирургию, когда закончишь здесь. Алана приведут ко мне через полчаса.

— Хорошо. — Доминик присела на корточки рядом с малышом. — Молодец, Джонни! Теперь давай делать крышу.


Конрад приветствовал вошедшую в кабинет Доминик короткой улыбкой.

— Алан уже здесь, сестра Барнес, — сказал он официальным тоном. — Пройдите в процедурную, пожалуйста.

Мальчик лежал на кушетке, держась за руку сидящей рядом матери.

— Они очень подробно обследовали Алана, сестра, — зачастила миссис Кларк. — Сначала все думали, что у него аппендицит, но мистер Бартон обнаружил песок в почках. И, чтобы его вывести, Алану прописали лекарство, о котором я даже не слышала. — И чуть смущенно добавила: — Я ведь тоже когда-то была медсестрой.

— Я так и подумала. — Доминик улыбнулась. — Как себя чувствовал Алан все то время, что был дома?

Лицо женщины помрачнело.

— Не очень хорошо. Во время одного из контрольных осмотров у него обнаружили злокачественную опухоль на почке. Ему прописали медикаментозное лечение. Вот приехали узнать, как у нас дела.

Доминик посмотрела на Конрада — в его выразительных глазах застыло сострадание. Опухоль на почке да еще недоброкачественная, это очень плохая новость.

— Боюсь, без операции не обойтись, миссис Кларк, — осторожно начал он.

— Доктор, не беспокойтесь, вы можете открыто говорить со мной обо всем. Вы считаете, что надо удалить почку?

— Да. Мы должны это сделать, чтобы не допустить метастаза. И мы хотели бы госпитализировать Алана сегодня, чтобы уже начать готовить его к операции.

Судя по повлажневшим глазам, самообладание покинуло миссис Кларк, однако она довольно спокойно попросила:

— Я хотела бы остаться с ним.

— Ну конечно, — быстро сказала Доминик. — Ты ведь тоже не возражаешь немного пожить в больнице, Алан?

Брови мальчика задумчиво изогнулись.

— А можно мне будет попрыгать на сетке?

Доминик рассмеялась.

— Я отведу тебя туда, пока для тебя будут готовить место.

Смотреть без слез на тщетные усилия ребенка подпрыгнуть на батуте было невозможно. За те несколько недель, что Доминик не видела Алана, он сильно ослаб, ноги стали как спички, руки бессильно висели вдоль худого тельца.

— Все, больше не буду прыгать. Можно мне лечь в кровать прямо сейчас?

Доминик с беспокойством отметила, что мальчик даже после небольшой и непродолжительной физической нагрузки запыхался. Однако она не имела права выказать свою тревогу и поэтому, обняв ребенка за худенькие плечи, легким тоном ответила:

— Конечно, Алан. Мама уже ждет тебя.

Она взяла ребенка за руку и повела в приемный покой. Когда они проходили мимо игрового зала, Доминик увидела там знакомую фигурку.

— Дастин! Привет! Я не знала, что у тебя сегодня день осмотра. Сейчас отведу Алана в палату и приду к тебе поболтать.


— Дастин, а где твоя мама? — спросила Доминик, придя в игровой зал.

— Наверное, где-нибудь поблизости, но я давно ее не видел. Может, она в кафетерии? Я тоже хочу есть, сестра.

Доминик насторожилась. Миссис Дерек, немолодая, ответственная женщина не могла надолго оставить сына-калеку.

— Пойдем поищем твою маму в кафетерии, — предложила она мальчику.

У входа в игровой зал Доминик спросила дежурную сестру, как давно та видела мать Дастина.

— Извините, сестра Барнес, но я недавно заступила на дежурство, а сестра, которую я сменила, сказала, что все дети были со своими мамами.

По-настоящему Доминик заволновалась в кафетерии, когда не обнаружила там миссис Дерек и выяснила, что ее вообще никто не видел. Накормив Дастина, который ел так, словно голодал несколько дней, Доминик направилась с мальчиком в ортопедию. Патрик Хедли был в отпуске, и Конрад заменял его.

— Дастин был назначен сегодня на осмотр? спросила она, держа ребенка за руку. — Его мама куда-то отлучилась, оставив сына в игровом зале.

Хотя Доминик говорила спокойно и деловито, Конрад сразу понял, что возникла проблема, но, чтобы не волновать маленького пациента, не подал виду.

— Дай-ка я тебя осмотрю, Дастин. Тебе нравится твой новый протез?

— Да, сэр. Он лучше старого.

Мальчик быстро прошагал до двери, ловко развернулся и проделал тот же путь обратно.

— Великолепно! — похвалил его Конрад. — Сегодня, пожалуй, мы ничего не будем делать с твоей ногой — она у тебя в полном порядке. Поэтому, если ты не возражаешь, сестра Барнес снова отведет тебя в игровой зал. Хочешь?

На личике Дастина засияла улыбка.

— Спасибо, мистер Бартон!

— Попроси дежурную сестру присмотреть там за ним, а мы тем временем наведем справки, — шепнул Конрад на ухо Доминик, задержав ее у двери.

Миссис Дерек жила вдвоем с сыном, и, по словам соседей, которые, кстати, тоже не видели ее сегодня, была не очень общительным человеком. Кто-то вспомнил, что у нее есть сестра, но адреса ее никто не знал. Пришлось прибегнуть к помощи полиции. Два дюжих сержанта взломали дверь квартиры миссис Дерек, но ее там не оказалось. Полицейские начали прочесывать близлежащий район.

— Мы должны связаться с социальной службой, чтобы они куда-нибудь пристроили Дастина на ночь, — сказал Конрад. — Хочешь еще кофе?

— Спасибо, нет. Пойду заберу малыша из игрового зала, а то его скоро закроют. Он побудет пока у меня в кабинете.


Вернувшись к себе, Доминик позвонила Конраду. Тот уже переговорил по телефону с сотрудниками социальной службы, но результаты оказались малоутешительными: с этой стороны помощи можно было ждать лишь утром. Чиновник, с которым беседовал Конрад, сослался на то, что у ребенка протез, а калеке требуется профессиональный присмотр, каковой сегодня обеспечить уже не получится ввиду позднего времени…

— И так далее, и тому подобное, — устало закончил свою сагу Конрад. — Короче, эта чернильная душа, эта канцелярская крыса предложил оставить мальчика на ночь в больнице. Мы можем поместить Дастина в свободную палату и попросить ночную бригаду присмотреть за ним?

— Нет, так я не хочу, — сказала Доминик и ласково улыбнулась смотрящему на нее испуганными глазенками ребенку.

Дастин понимал, что с его мамой что-то случилось, и изо всех сил крепился, чтобы не заплакать. Доминик просто не могла оставить малыша в таком состоянии одного в пустой шестиместной палате.

— Я заберу его к себе домой, — решительно заявила она, почувствовав, как крепко Дастин вцепился в ее руку. — Думаю, миссис Дерек скоро объявится.

Конраду эта идея явно не пришлась по душе.

— Что?! — вскричал он. — Ты не можешь, Доминик, у тебя нет разрешения…

Не дослушав, она повесила трубку и заговорщицки подмигнула Дастину. У того оживилось лицо и заблестели глаза.

— Вы меня правда возьмете к себе домой?

— А ты хочешь?

— Еще бы! А у вас есть игрушки?

— Есть, и еще есть мальчик, с которым ты сможешь поиграть.

В кабинет стремительно вошел Конрад, однако Доминик не позволила ему и рта раскрыть.

— Ничего не говори! Ты пришел, чтобы взять у нас заказ на китайскую кухню. Угадала?

Хмурое лицо Конрада расплылось в улыбке.

— Ты совершенно ненорм…

— Это совсем ненадолго, — перебила его Доминик. — Я знаю миссис Дерек, она не…

— Ладно, давай не будет об этом. Ты выиграла, — сдался Конрад и улыбнулся мальчику. — Тебе нравится китайская еда, Дастин?

— Еще бы!


Дастин доел курицу с рисом и аккуратно подобрал остатки соуса кусочком хлеба. Зазвонил телефон. Чак вскочил со стула, но Конрад оказался проворнее.

— Да? О, слава Богу!

Доминик быстро подошла к нему и стала напряженно прислушиваться к разговору.

— Спасибо, сержант. Нет-нет, все в порядке, мы привезем его сейчас же.

— Они нашли мою маму?

Конрад вернулся к столу и усадил Дастина к себе на колено.

— Да, нашли. Она немного переутомилась, поэтому сегодня вы переночуете у твоей тети.

— Я бы лучше поехал домой, — проворчал Дастин. — Тетя Энн такая придира, у нее в доме все вылизано. Она все время следит за порядком и не разрешает играть.

Конрад от души посочувствовал мальчику, но остался непреклонен.

— Понимаешь, Дастин, дело в том, что твоя мама нуждается в отдыхе, и тетя Энн сказала, что будет рада, если вы с мамой поживете у нее несколько дней. Поэтому мне кажется, что вам стоит туда поехать, а потом, когда мама отдохнет, вы вернетесь домой.

Дастин нахмурился, с минуту подумал, затем согласно кивнул.

— Ну, если мама так хочет, то я поеду.


— Полицейские отличные ребята! — восхищалась Доминик, когда они с Конрадом покинули полицейский участок. — Собирались составить протокол, как и положено в таких случаях, но в результате мы договорились, что они не будут выдвигать никаких обвинений против миссис Дерек.

— Что она тебе сказала? — спросил Конрад уже в машине.

Доминик откинулась на спинку сиденья и стала вспоминать детали этого трудного разговора.

— Год назад, когда муж бросил ее ради молодой женщины, у нее началась депрессия. Окончательно у миссис Дерек сдали нервы два месяца назад, после смерти матери. Ее сестра Энн сказала, что собирается уехать отдыхать на следующей неделе, и бедняжка решила, что еще один родной человек ее предал. Сегодня утром, когда миссис Дерек оставила Дастина в игровом зале, она еще не знала, что будет делать. Думаю, она бесцельно бродила по Центральному парку, где ее и нашла полиция. Они привезли ее в участок, и там она встретилась со своей сестрой, которую им тоже удалось разыскать.

— Эта Энн кажется вполне приличной женщиной, — заметил Конрад.

— Абсолютно! — согласилась Доминик. — Она сразу отменила свою поездку и согласилась поухаживать за миссис Дерек, пока та будет проходить курс психотерапии.

Конрад сбавил скорость перед светофором.

— Да, — задумчиво произнес он, — когда человеку трудно, только родные могут помочь ему выбраться из беды.

— А твоя семья? Они поддержали бы тебя в трудную минуту?

Доминик заметила, как его пальцы, державшие руль, побелели. Конрад напряженно смотрел прямо перед собой, потом деловито включил «дворники», поскольку начинал накрапывать мелкий дождь.

— Какая семья? Я был единственным ребенком, — наконец буркнул он и замолчал.

— А твои родители? — не унималась Доминик, которую не насторожило его явное нежелание обсуждать эту тему.

— Мои родители были на том самом «боинге», который, совершая трансатлантический перелет, упал в океан.

Доминик выругала себя за бестактность и покаянно прошептала:

— Прости, я не знала…

Ее шепот превратился в почти беззвучный шелест, когда она поняла, что выражение сочувствия сейчас уже не к месту. Какие бы у нее ни были разногласия со своей семьей, мать, отец и сестра все-таки оставались для нее самыми близкими людьми. И даже если не оказывали ей поддержку, в которой она нуждалась, все равно физически присутствовали в ее жизни.

Конрад остановил машину у ее дома. Доминик уже думала о том, что сейчас поднимется к Джулии и заберет Чака. Какое счастье иметь сына, который является твоей плотью и кровью!

Она жалела, что спросила Конрада о его родных, но оправдывала себя тем, что давно хотела узнать, какая у него семья. Сам он никогда не заговаривал о своих родителях или о каких-либо других родственниках. Доминик считала, что любая информация о его жизни поможет ей лучше понять и самого Конрада.

Теперь, когда она знала о его неудавшемся браке и о трагической гибели родителей, Доминик уже не удивлялась, почему Конрад иногда отгораживался от людей невидимым барьером. Внешне он казался совершенно независимым и самодостаточным человеком, но Доминик чувствовала, что он, так же как и она, эмоционально уязвим.

— Не хочешь зайти на минуту?

— А ты не устала? — неуверенно спросил Конрад.

Доминик покачала головой.

— Мне надо расслабиться после всей этой нервотрепки с Дастином.

Конрад выключил двигатель и, повернувшись к ней лицом, проникновенно сказал:

— С удовольствием помогу тебе в этом.

Доминик нравился его низкий бархатистый голос, от которого у нее по коже бежали приятные мурашки. Конрад был единственным, с кем ей хотелось бы отдохнуть в конце долгого рабочего дня.

Взявшись за руки, они поднялись на второй этаж. Под дверью лежала записка: «Чак ночует у нас. Увидимся завтра утром. Джулия».


Доминик подошла к раковине и стала наливать воду в чайник. Конрад положил руки ей на плечи и сказал:

— Я бы предпочел выпить вина.

Она отставила чайник в сторону и обернулась.

— Я тоже. Какое вино будем пить? Ты ведь хранитель винного погреба.

Каждый раз, когда Конрад приходил к Доминик на ужин, он приносил с собой вино, иногда одну-две лишних бутылки, и тогда шутливо просил Доминик убрать их в «винный погребок», роль которого исполнял деревянный подвесной шкафчик.

Конрад остановил выбор на бутылке красного сухого вина.

— Это бордо. Будем пить его и представлять, что находимся на Лазурном берегу. Так, что тут написано?.. Ага… В моем вольном переводе с французского, это примерно звучит так: красное вино, которое согреет вам сердце и…

Они устроились на диване в гостиной, и Доминик чувствовала, как восхитительное вино помогает ей расслабиться.

— Я рад, что ты спросила о моих родителях, — тихо сказал Конрад через какое-то время. — Не люблю говорить на эту тему, но иногда трудно держать все в себе.

Доминик увидела в его глазах боль и тоску и поняла, что ему надо выговориться. Когда-то она поверяла Конраду свои тайны, теперь пришла ее очередь стать благодарной слушательницей.

— Я уже смирился с этой потерей, — продолжал он, больше обращаясь, впрочем, к самому себе, чем к ней. — Но в какой-то степени я виню себя за их гибель.

— Почему? — удивилась Доминик, услышав в его голосе страдание.

— Все началось с того момента, когда я решил не заниматься общей медициной. — Голос Конрада звучал глухо. — Отец пришел в ярость, узнав, что я перешел на работу в туристическую фирму. Он сказал, что всю жизнь мечтал, что его сын станет семейным доктором, которого люди будут знать и уважать. Что это мечта помогала ему тянуть лямку на заводе за гроши. — Конрад умолк и глубоко вздохнул, словно собираясь с силами, чтобы продолжить свою грустную историю. — И я решил доказать ему, что я не неудачник. Купил для них с мамой авиабилеты со скидкой, чтобы они прилетели ко мне в Гонконг на пару недель. Родители были в восторге от такого путешествия. Накануне вылета они позвонили мне и сказали, что с нетерпением ждут встречи со мной. Я должен был встретить их в аэропорту.

Доминик порывисто обхватила голову Конрада руками и прижалась губами к его щеке. Так она обычно делала, когда Чак просыпался, увидев страшный сон. Конрад уткнулся лицом в ее плечо, и Доминик почувствовала, что он весь дрожит. Она по-матерински держала его в своих объятиях до тех пор, пока Конрад не успокоился.

— Не кори себя, ты ведь хотел подарить им кусочек счастья. И ты не виноват, что все так печально закончилось.

Он поднял голову и с болью возразил:

— Я хотел покрасоваться перед родителями, показать им, на что способен. Если бы я только не купил те проклятые авиабилеты…

— Мы не должны оглядываться назад и говорить: вот если бы… Мы с тобой пошли по жизни своим, нелегким путем. И мы не знали, что нас ждет впереди.

Конрад улыбнулся.

— Ты права. Как нас назвал твой отец? Паршивые овцы?

Доминик тоже заулыбалась, почувствовав, как тягостное напряжение, висевшее в гостиной, уходит.

— И он, наверное, прав, — сказала она.

— Ты не находишь, что у нас с тобой много общего? — спросил он хриплым низким голосом.

Конрад обнял ее, и Доминик ощутила возбуждающую дрожь. Сейчас их объединяли эмоции и чувства, которыми они делились в этот вечер. Как только Конрад овладел ее губами, Доминик поняла, что на этот раз не станет бороться со своими желаниями.

Конрад начал ласкать ее, прокладывая путь от ее шеи к ложбинке на груди мелкими нежными поцелуями. Его возбуждение тоже росло. Он поднял голову и испытующе посмотрел Доминик в глаза.

— Я хочу остаться с тобой на ночь, — прошептал он, — даже если я буду лишь держать тебя в объятиях до утра. Я понимаю, что Ларри травмировал твою душу и тебе потребуется время, чтобы преодолеть свою фригидность, но…

— Фригидность?! — с негодованием повторила Доминик, отпрянув. — Почему ты решил, что я фригидна?

— Извини, фригидность — это просто эмоциональное слово. Я имел в виду, как ты себя вела каждый раз, когда я пытался приблизиться к тебе. И я сужу по тому, что ты рассказала мне о твоем печальном опыте с тем типом.

— Я только сказала, что Ларри был негодяем. Я не говорила тебе, что… — Доминик замолчала, не желая произносить то, о чем старалась забыть.

Конрад снова привлек ее к себе и положил ее голову себе на плечо.

— Продолжай, Доминик. У нас сегодня ночь откровений. О чем ты не сказала мне?

— О том, что Ларри насильно овладел мной, когда я приходила в себя после лихорадки и после того, как он дал мне седативный препарат. Я подумала, что мне все это снится, когда очнулась и увидела… — Доминик не смогла описать боль и унижение, которые испытала тогда.

— Значит, ты не любила его?

Доминик потрясла головой.

— Я думала, что люблю, когда познакомилась с ним… Мне только-только исполнилось девятнадцать, а он был первым мужчиной, который разбудил во мне сексуальное желание. Он сказал, что хочет жениться на мне… Ларри умел быть очень обаятельным, если ему что-то было нужно. Все это происходило во время моего медленного выздоровления после болезни, поэтому предложение стать женой врача, который якобы спас меня от смерти, казалось мне очень лестным. Я была молода, ослаблена болезнью и находилась за тысячи миль от дома и родных. — Доминик нахмурилась. — Но я решила, что наши сексуальные отношения начнутся только после того, как мы поженимся. Помимо консервативного воспитания, я была еще очень слаба.

Доминик снова замолчала и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Воспоминания о том жутком периоде жизни давались ей нелегко.

— Не нервничай, — ласково прошептал Конрад. — Не продолжай, если тебе трудно.

Она заверила его, что справится, рассудив, что, если Конрад будет знать правду, это пойдет их отношениям лишь во благо.

— После того как Ларри взял меня силой, мое отношение к нему изменилось. Но он пытался убедить меня, что поступил так, потому что очень любит меня. Уверял, что хотел выяснить, совместимы ли мы сексуально. А я, молодая дурочка, поверила. Но это был единственный раз, когда мы… Ну, ты понимаешь.

— А после Ларри у тебя были другие мужчины?

— Ты задаешь очень личный вопрос! — вспылила Доминик. — После того отвратительного случая я даже подумать не могла о том, чтобы…

— И ты стала фригидной?

— Нет!

Конрад обнял ее и прижал к себе.

— Доминик, тебе не кажется, что нам пора уладить наконец эту проблему? Если ты доверишься доброму заботливому доктору, который пообещает никоим образом не пугать тебя и…

— Но я совсем не испугана, — возразила она, купаясь в блаженстве, которое разливалось по ее телу от близости Конрада. — Я больше не могу ждать, ты…

Он взял ее на руки и отнес в спальню. Его глаза были полны нежности и желания, он выжидающе смотрел на Доминик. Она видела, что Конрад гадает, действительно ли она хочет его или ею движет желание избавиться от старых страхов.

— Конрад… — Доминик поцеловала его в губы и привлекла к себе.

Она сгорала от нетерпения — Конрад отомкнул в ее душе какой-то другой источник желания, совсем не похожего на то, что она чувствовала к Ларри.

Когда Конрад понял, что Доминик реагирует на его ласки и желает именно его, он превратился в более требовательного и страстного любовника. Руками и губами он ласкал ее тело, которое еще не очень хорошо знал, и делал это неторопливо и умело.

Доминик притянула его лицо и языком обвела контур чувственного рта Конрада. Телесный голод ее возрос, желание достигло самой высокой точки накала. Они обретали друг друга с все разгорающейся страстью. Поцелуи становились жаднее, ласки — безудержнее. Доминик казалось, что она, изголодавшаяся по мужской ласке, никогда не сможет утолить этот голод.

Но наступил момент, и она была уже не в темной спальне своей квартиры, а в мире ослепительного блеска и жаркого пламени. Неистовый исступленно-ликующий крик вырвался из ее груди в порыве экстаза, прежде чем Конрад впился в ее губы, шепча какие-то бессвязные слова. Задыхаясь, они взлетели на недосягаемую вершину и затем упали, обессиленные, но наполненные новой энергией и жизнью.


Сквозь приоткрытые шторы в комнату пробивались лучи утреннего солнца. Еще не открыв глаз, Доминик почувствовала, что не одна в своей теплой уютной постели. На одеяле сидела Фэнси и урчала, как хорошо смазанный мотор.

Конрад перевернулся на спину, одеяло сползло, и Доминик увидела его загорелое тренированное тело. Ее снова охватило возбуждение. Конрад открыл глаза, и его губы расплылись в медленной полусонной улыбке. Он протянул к Доминик руки и привлек ее к себе.

— Я забираю свои слова назад. Мы можем сказать со всей определенностью, что я ошибался. Ты не фригидна.

Доминик лукаво улыбнулась.

— Лучше скажите, доктор, что вы совершили чудесное исцеление прошлой ночью. Одиннадцать лет — слишком большой срок, чтобы надеяться снова прийти в норму.

В этот момент на прикроватной тумбочке зазвонил телефон, и Доминик неохотно сняла трубку.

— О, Джулия, слава Богу, это ты! Я уж испугалась, что звонят из больницы. Как там Чак?

— Как всегда, прекрасно. Завтракает с Билли на кухне. Знаешь, я подумала… В общем, пусть он побудет у нас еще немного.

— Спасибо. Я сегодня проснулась позже, но уже встаю, так что…

— Я видела машину Конрада во дворе, поэтому и говорю: не торопись.

— Ага, увидела — и сразу сделала выводы?

Джулия рассмеялась и с чувством сказала:

— Счастливая!

Конрад провел языком по ее шее, и Доминик заторопилась:

— Ну ладно, Джулия, мне надо вставать. Дай мне десять минут на сборы.

— Не торопись, я сказала. Занимайся своими делами.

— Спасибо. — Доминик положила трубку и повернулась к Конраду.

Он смотрел на нее влюбленными глазами. Она с радостью утонула бы в этих темных таинственных колодцах, где отражалось их обоюдное желание, вспыхнувшее с новой силой.

Но Доминик ждали дела, и, кроме того, надо было уделить внимание сыну. Теперь мне придется делить свою любовь между двумя мужчинами. Одна любовь для сына и совершенно другая, не похожая на первую, — для любовника. Значит, теперь так я буду думать о Конраде? И как долго это продлится между нами?

Доминик высвободилась из его объятий и начала собирать одежду, в беспорядке разбросанную на полу. Но она уже знала, что сегодня ночью ее жизнь изменилась необратимо.

А что ждет ее дальше?

9

— Мам, ничего с нами не случится. Джулия сказала, что мы уже большие…

Чак смотрел на мать так, словно та только что свалилась с луны и ничего не понимала. Доминик собрала грязные тарелки со стола и поставила их в раковину.

— Пошли спросим мою маму еще раз, — шепнул приятелю заскучавший Билли. — Если мы не выйдем сейчас, то опоздаем.

— Я знаю, — прошипел в ответ Чак и вопросительно посмотрел на мать. — Ну как, мам?

Доминик знала, что дискуссия бесполезна — она, конечно, отпустит сына. Не может же она всю жизнь держать Чака на привязи! Он уже должен приспосабливаться к самостоятельной жизни в этом большом и сложном мире. Нью-Йорк не самое безопасное место на земле, но Чак должен учиться избегать опасностей, подстерегающих подростка на каждом углу большого города. И ей, матери, надо учиться справляться со страхом за жизнь своего ребенка.

— Будьте особенно внимательными при переходе улицы. Если услышите вой сирены «скорой помощи» или полицейской машины, имейте в виду, что они не останавливаются на красный свет…

— Мам, у нас в школе были уроки по личной безопасности, — жалобно протянул Чак. — Мы же уже не маленькие, ты же знаешь. — И подставил ей щеку для поцелуя.

Это было что-то новенькое! Обычно, когда рядом находился кто-то из его друзей, Чак уходил, небрежно бросив: «Пока».

Не успела Доминик сесть за стол, чтобы выпить кофе, как зазвонил телефон. Неужели с работы?!

— Доминик Барнес слушает.

— О, какая ты важная сегодня!

Доминик расслабилась, услышав голос Джулии.

— Ребята только что ушли, — сказала она. — Ты разрешила Билли пойти в школу одному?

— Я и звоню по этому поводу. Можно, я сэкономлю на телефоне и спущусь к тебе на минутку? У вас есть время, сестра Барнес? — шутливо осведомилась Джулия.

— Давай. Да, как ты себя чувствуешь? Билли сказал, что у тебя болела голова.

— Мне просто нужно было спокойно посидеть и подумать. Спасибо, что накормила его завтраком.

— Ну ладно, не будем терять времени, спускайся!

Доминик посмотрела на себя в зеркало. Белая блузка и темно-синий костюм, только что взятый из химчистки, новые колготки.

— Проходи, наливай себе кофе, Джулия! Я сейчас! — крикнула Доминик, услышав, как хлопнула входная дверь.

— Великолепно выглядишь! — одобрила Джулия, когда ее подруга появилась в кухне.

— Надоевшее великолепие, — проворчала Доминик. — Каждый день одна и та же форма. Я иногда завидую девчонкам, которые работают в учреждениях, ведь они могут менять одежду хоть каждый день.

Джулия вздохнула.

— Ты, по крайней мере, ходишь на работу, а я?

— Ты смотришь за мальчиками, и благодаря тебе я могу работать. Без тебя я бы ничего не достигла.

— Я рада, что у Билли есть друг. Но наши ребятки растут, и скоро не будут нуждаться в моей опеке. Доминик, я решила пойти работать, — неожиданно заявила Джулия. — В газете я прочла объявление, что супермаркету требуются люди для заполнения полок товарами перед открытием магазина. Если бы ты могла кормить Билли завтраком по утрам, ребята ходили бы в школу самостоятельно. А я приходила бы с работы где-то после ланча и поила бы их чаем.

Доминик представила, как ее хрупкая подруга каждое утро ни свет ни заря расставляет по полкам сотни банок, коробок и пакетов. Умница Джулия способна на большее, но, с другой стороны, надо же с чего-то начинать!

— Если тебя устраивает эта работа, то иди, — сказала Доминик. — А с ребятами ты, кажется, придумала очень удачно.

— А Конрад не станет возражать, если Билли будет завтракать у тебя?

— Он остается здесь, только когда Чак ночует у тебя.

— Почему?

— Я не могу… спокойно спать с Конрадом, зная, что в соседней комнате находится Чак.

Существовала еще одна причина. За те несколько недель, что они были любовниками, Доминик многое узнала о Конраде. В частности, он во что бы то ни стало хотел сохранить свою независимость. Он крайне редко оставался у Доминик на ночь, предпочитая, чтобы она, когда может, приезжала к нему в Грэмерси Парк.

— Если Конрад ночует здесь, то на следующее утро уезжает очень рано. Говорит, ему надо проверить почту или…

Джулия нетерпеливо прищелкнула языком.

— Да это все отговорки! Я хочу сказать, что почту так рано не приносят.

— Да, но если он отсутствовал в предыдущий день, то что-то может быть, — возразила Доминик, вставая на защиту Конрада, хотя Джулия озвучила ее собственные опасения и невольно посыпала солью ее рану. — Итак, Билли может спокойно завтракать у нас, а ты устраивайся на работу. Не успеешь оглянуться, как превратишься в менеджера. Ты ведь в школе хорошо училась. Не забудь к заявлению о приеме на работу приложить школьный аттестат.

Но Джулию не так-то легко было сбить с толку.

— Знаешь, Доминик, в чем проблема Конрада? — спросила она.

— Нет. Надеюсь, ты просветишь меня.

— Конрад хочет иметь и дудочку, и кувшинчик. Иными словами, быть частью готовой семьи — играть в футбол в парке по выходным, ездить за город на пикники… Опять же, есть с кем пойти в кино или на концерт. Тебя устраивает такой расклад?

— Очень даже устраивает.

Доминик попыталась скрыть свое истинное отношение к этому так называемому раскладу, но получилось у нее плохо. Да и Джулия обладала способностью точно угадывать суть проблемы. За годы тесного общения женщины стали, как родные сестры: рассказывали друг другу о своих неурядицах и вместе находили выход из трудных ситуаций.

Но Доминик считала, что ее отношения с Конрадом неприкосновенны. Они слишком много значили для нее, чтобы обсуждать их с кем бы то ни было — кроме самого Конрада, конечно. И Доминик прекрасно знала, что это лишь вопрос времени — настанет срок, и она скажет ему, что так дольше продолжаться не может.

— Мне пора бежать, Джулия.

— Да и мне тоже. Иду на собеседование в супермаркет.

— Желаю удачи!

— Спасибо.


Едва войдя в свой кабинет, Доминик заметила на рабочем столе записку. Оказывается, Конрад хотел ее видеть, как только она придет на работу. Доминик отправилась к нему.

Конрад встал из-за стола, подошел к Доминик и положил руки на ее плечи. Она почувствовала запах одеколона, которым он пользовался после бритья. К нему примешивался знакомый аромат мыла, которое она использовала, когда принимала душ в квартире Конрада после ночи страстной любви. Доминик почувствовала, как близость его великолепного тела остро отозвалась в каждой клеточке ее существа. Но они сейчас на работе, и она не могла идти на поводу у своей плоти.

Доминик позволила поцеловать себя, коротко насладившись вкусом нежных ищущих губ Конрада, и быстро отстранилась.

Конрад вопросительно поднял бровь.

— Мне кажется, что сегодня наблюдается небольшое похолодание, а? — полушутливо произнес он. — Мы обязаны этим приходу осени или?..

Доминик подумала, что, если бы между ними были настоящие отношения и все считали их парой, им не надо было бы тайком, урывками красть эти драгоценные сладостные моменты. И она не страдала бы от отчаяния и тоски, когда они не встречались несколько дней подряд.

— Меня ждет работа, — пробормотала Доминик, — так что…

— Мне звонила твоя сестра.

— Карен? Тебе? — изумилась Доминик.

— Сегодня утром. Она приехала в Нью-Йорк на конференцию по общей медицине и хочет встретиться с нами сегодня за ланчем.

— Почему она не позвонила мне домой? — недоумевала Доминик.

— А как часто она звонит тебе домой?

Доминик криво усмехнулась.

— За все годы, что я живу в Нью-Йорке, ни разу.

— То-то и оно! Я думаю, твоя сестра собирается сообщить тебе какую-то новость и хочет, чтобы при этом присутствовало нейтральное лицо.

Доминик нахмурилась.

— Что за новость?

— Понятия не имею! Она только сказала, что будет ждать нас на скамейке в Центральном парке в час дня около пруда.

Доминик коротко рассмеялась.

— Бог мой, какая таинственность! Очень похоже на Карен, ее всегда тянуло на мелодраму. Любой другой на ее месте для встречи выбрал бы ресторан или, на худой конец, пиццерию.

Конрад снисходительно улыбнулся.

— Может, она решила покормить уток или подышать дивным нью-йоркским воздухом перед возвращением домой, на перенасыщенную кислородом природу.

— Что она хочет сообщить, интересно? Могла бы хоть намекнуть…

— Придержи свое любопытство до ланча, — посоветовал Конрад. — Ты сегодня в офтальмологии?

— Да. Сестра Келли сейчас на курсах повышения квалификации, и я подменяю ее. Так что, если я тебе понадоблюсь, ищи меня там.

Конрад ухмыльнулся.

— Ты всегда нужна мне.

Доминик увернулась от объятия, и в этот момент в кабинет торопливо вошла сестра из утренней смены. Сквозь открытую дверь они увидели в коридоре заплаканную женщину, которую утешала другая сестра. Через минуту они уже знали, что кто-то, переодевшись медсестрой, похитил Сузан, дочку миссис Фолджер. Это было самое настоящее ЧП. Они еще не успели «переварить» это сообщение, как зазвонил телефон.

— Алло? — Выслушав, Конрад воскликнул: — Слава Богу! Спасибо, Фрэнк, держи меня в курсе дела. — Он подошел к плачущей женщине, взял ее за обе руки и успокаивающе сказал: — Миссис Фолджер, мне только что сообщили, что доктор Олсон из неврологии видел, как уносили вашу девочку. Он преследует похитителей на такси. Полиция уже в курсе. Я уверен, что скоро вы снова увидите своего ребенка. Позвольте сестре Барнес напоить вас чаем. Даю вам слово, что мы будем постоянно информировать вас о том, что происходит.

Миссис Фолджер вцепилась в Конрада, словно от него зависело спасение ее дочки, но Доминик удалось увести бедную женщину к себе в кабинет. Через пятнадцать минут, которые показались всем вечностью, пришел Конрад и радостно сообщил, что крошка Сузан уже на пути в больницу.

Он встретил полицейских, которые доставили ребенка и доктора Олсона, в холле. После того, как все формальности были завершены, а девочку тщательно обследовали, мать увидела наконец свое ненаглядное дитя.

Доминик поспешила в офтальмологию.

Первой пациенткой доктора Энди Скотта была очаровательная трехмесячная Кэти, которой недавно удалили катаракту на обоих глазах. Скотт хотел осмотреть девочку, но та капризничала и вертела головкой, не позволяя врачу дотронуться до себя.

— Думаю, мы добьемся успеха, если я возьму девочку на руки, — сказала Доминик и нежно прижала малышку к груди.

Она смотрела в доверчивые голубые глаза Кэти и думала о том, как хорошо было бы родить еще одного ребенка — маленькую сестричку Чаку. Такая мысль пришла Доминик в голову впервые. Чак был для нее единственным и неповторимым ребенком и, очевидно, останется таковым навсегда. Но теперь ее жизнь сильно изменилась, так почему бы…

— Сестра, поверните головку девочки влево… вот так, прекрасно.

Энди Скотт смотрел в офтальмоскоп и приговаривал:

— Так… великолепно… просто замечательно…

— Какое чудо, доктор! — восторженно заметила Доминик. — Она ведь родилась почти слепой, а вы восстановили ей зрение.

— Это все благодаря современным технологиям, — отозвался Скотт. — Раньше она осталась бы частично зрячей. — Передайте, пожалуйста, ребенка матери и пригласите следующего пациента.

Доминик вышла в холл. Дежурная сестра сказала, что мать девочки отлучилась в кафетерий и предложила присмотреть за ребенком, пока та не вернется. Но Доминик сама вызвалась посидеть с Кэти, и дежурная сестра повела в кабинет двухлетнего мальчика.

— Ты очень красивая девочка, Кэти, — шептала Доминик, опускаясь в кресло. — Мне очень жаль, что у меня нет такой куколки, как ты.

Доминик помнила, как тяжело достался ей Чак, но подумала, что, если бы родила ребенка дома, в Америке, да еще при той хорошей зарплате, которую она сейчас имела, это было бы совсем другое дело. Рождение второго ребенка принесло бы ей невыразимую радость и счастье. Но у него должен быть отец — не просто отец, разумеется. Это должен быть самый замечательный отец в мире, который…

Доминик очнулась оттого, что мать Кэти осторожно тронула ее плечо.

— Извините, сестра. С вами все в порядке? У вас был такой задумчивый вид, словно вы где-то далеко-далеко отсюда.

Доминик мечтательно улыбнулась.

— Все в порядке, не беспокойтесь, — сказала она, передавая ребенка матери. — Мне доставило удовольствие подержать на руках вашу Кэти. Она просто прелесть!

— Мы с мужем тоже так считаем. — Женщина улыбнулась. — Спасибо, сестра.

После того как Энди Скотт отпустил ее, Доминик вернулась в свой кабинет. Она с удовольствием занималась практической работой, когда предоставлялась такая возможность. Это было гораздо интереснее, чем сидеть за письменным столом и выполнять административные функции старшей медицинской сестры. Но, подавая заявление на эту должность, Доминик знала, на что идет, и была счастлива, когда выбрали именно ее. Чтобы добиться карьерного взлета, Доминик пришлось пройти долгий путь от санитарки, которой она работала в знойной Африке за мизерную зарплату.


Доминик подправляла макияж на лице, готовясь к встрече с сестрой. Она хотела продемонстрировать Карен, что выглядит на уровне и в разгар рабочего дня. Зазвонил телефон.

— О, это ты Конрад! Я подумала, что звонит Карен, чтобы сказать, что наша встреча отменяется.

— Выдаешь желаемое за действительное?

Доминик засмеялась.

— Не стану скрывать — я не горю желанием встречаться с сестрой на скамейке в Центральном парке.

— Сегодня чудесный день. Я подумал, может, нам пройтись пешком? Опять же с парковкой не придется мучиться. Так что не задерживайся.

— Я буду готова через пару минут, — заверила Доминик.

Она вернулась к зеркалу и припудрила нос. На сердце у нее было немного тревожно. Что же собирается сказать Карен?

Возможно, хочет раскрыть какие-нибудь семейные тайны? Ведь недаром пословица гласит: под каждой крышей свои мыши. Но за последний десяток лет Доминик пришлось немало испытать, поэтому ее трудно было чем-либо удивить.

10

Они шли по аллее парка мимо кортов, откуда доносились глухие удары ракеток по мячу. Конрад остановился и достал из кармана брюк бумажку, на которой записал ориентиры, продиктованные ему Карен по телефону.

— Дойдем до небольшого пруда и повернем налево, — сказал он, и они продолжили путь.

Вокруг пруда на траве расположились мамы с детьми. По воде скользили игрушечные корабли, которые мальчишки передвигали с помощью длинных веревочек. А идея Карен встретиться в парке не так уж плоха, подумала Доминик, глядя на радующую глаз картину.

— Вон она! — Конрад взял Доминик за руку и подвел к скамье, на которой сидела ее сестра.

Карен встретила их нервной застенчивой улыбкой, что было совершенно не характерно для нее. Обычно она вела себя очень самоуверенно и отвергала все, что предлагала Доминик, — из принципа или просто из духа противоречия.

Доминик заметила, что сестра подстриглась и даже сделала легкую «химию». Невероятно! Но Доминик не собиралась комментировать эту волшебную метаморфозу, если только Карен сама не заговорит об этом.

— Привет, Карен. Давно ждешь?

Лучше начать с банального вопроса, подумала Доминик, присаживаясь на скамейку.

— Не больше семи минут.

Верна себе: как всегда, точна до минуты, отметила Доминик и откашлялась.

— Какой приятный сюрприз встретиться с тобой таким образом. Зачем ты?..

— Хочешь сандвич? — перебила Карен, залезая в свою сумку. — Есть с курицей, с ветчиной, с салатом и с яйцами. Или мы поделим все поровну?

— Давайте поделим, — предложил Конрад, желая сделать встречу менее формальной.

— Еще у меня есть несколько бутылок минеральной воды. — Карен снова полезла в свою сумку.

— Чудесно! Спасибо за заботу. — Доминик протянула руку за своей порцией. — Какой великолепный день для пикника.

Она встретилась глазами с Конрадом и увидела, что его смешит ее попытка разрядить обстановку. Доминик притворно нахмурилась, как бы удерживая его от шутливых замечаний.

Проглотив кусок сандвича с курицей, Доминик предприняла еще одну попытку выудить из сестры информацию.

— У меня мало времени, Карен. Зачем ты хотела…

— У меня тоже, — оборвала ее та, словно защищаясь. — Мне надо быть в два тридцать на семинаре. Я хотела встретиться с тобой на нейтральной, так сказать, территории.

— Что-то я не пойму. Мне, конечно, очень нравятся эти сандвичи, но я все-таки хотела бы знать зачем…

— То, что я собираюсь сказать тебе, абсолютно конфиденциально. В ресторане или в любом другом месте нас могут увидеть мои коллеги и случайно услышать наш разговор.

— Карен, почему бы тебе сразу не сказать Доминик, в чем дело? — вмешался Конрад. — Мы все занятые люди.

— Первое, о чем я хочу просить тебя, это ни слова нашим родителям.

— Карен, я дам подписку о неразглашении государственной тайны, если ты расколешься наконец! — воскликнула Доминик, потеряв терпение.

У Конрада задрожали губы, но он удержался от смеха. Доминик тоже получила удовольствие оттого, что к месту вспомнила реплику из какого-то фильма про гангстеров. У нее, правда, и без этого было ощущение, что они являются сейчас персонажами такого кино.

Все, начиная с таинственного звонка сестры Конраду, в представлении Доминик напоминало одну из операций ЦРУ. Она не удивилась бы, если сейчас из кустов выскочил бы шпион, выхватил у нее из рук остатки сандвича с курицей и извлек оттуда шифрованное послание.

Карен явно тянула время, с преувеличенной тщательностью складывая, а потом снова разворачивая обертку от сандвича.

— Мне нелегко говорить с тобой об этом, Доминик, — наконец сказала она.

Конрад взял руку Доминик и ободряюще пожал ее. Затем он наклонился к Карен и просипел, давясь душившим его смехом:

— Ну же, произнеси хотя бы первое слово. Нам с Доминик пора возвращаться в больницу.

— Это моя самая большая тайна, — продолжала темнить Карен. — Об этом не знает ни одна живая душа. Я не могу гордиться тем, что сделала, поэтому мне потребуется моральная поддержка, когда… если это станет известно.

Она замолчала.

— Господи, что ты такого натворила, в конце концов?!

— Я уже пять лет встречаюсь с мужем своей пациентки.

У Карен роман?! У этой высокомерной чистоплюйки, у мисс Благоразумие, у которой не было ни одного ухажера? Во всяком случае, на памяти Доминик.

— С мужем твоей пациентки? — недоверчиво переспросил Конрад. — Он тоже лечится у тебя?

— Лечился. До того как мы стали… спать. — Карен покраснела как рак. — Когда мы… стали близки, я попросила его перевестись в другую клинику.

Конрад облегченно перевел дух и одобрительно кивнул.

— Правильно сделала. Так в чем проблема? Жена узнала о вашем романе?

Карен нервно покашляла.

— Его жена умерла год назад. Она страдала от рассеянного склероза в течение десяти лет. Вначале Грег ухаживал за ней дома с помощью патронажных сестер, а последние два года, когда ей стало совсем плохо, она находилась в частной лечебнице. Но я не сомневаюсь, что нас будут обвинять в ее… — У Карен надломился голос, и она не смогла закончить фразу.

Доминик не могла прийти в себя от новости. Карен имела физическую близость с мужчиной! Они никогда не обсуждали свои амурные дела, как это обычно принято у сестер. Сексуальная тема была в их семье своего рода табу. Поэтому Доминик ничего не знала о личной жизни Карен. Она полагала, что старшая сестра девственница и скорее всего останется таковой на всю жизнь.

— Но если его жена умерла в полном неведении относительно вашей связи, в чем тогда дело? — тихо спросила Доминик.

— Дело в том, что я беременна и не знаю, как к этому отнесется Грег.

— Ты разве не сказала ему об этом? — спросил Конрад, удивляясь тому, что женщина может скрывать от отца ребенка такую важную новость.

Доминик, продолжавшая пребывать в шоке от услышанного, словно онемела.

— Я боюсь говорить, — объяснила Карен. — Грег гораздо старше меня, у него уже взрослые дети. Он, наверное, не захочет начинать все сначала… И тогда я останусь одна с ребенком… как ты, Доминик, — добавила она смущенно. Было видно, что Карен может расплакаться в любой момент. — Об этом я и хотела поговорить с тобой. Как думаешь, я справлюсь с этим? Больше всего я боюсь родителей. Что они скажут, когда я преподнесу им такой сюрприз? Ты не могла бы быть со мной в эту минуту?

Доминик судорожно проглотила ком в горле. В свое время, когда Чак был совсем маленьким, она тоже очень нуждалась в поддержке, но ее не последовало. Более того, когда она впервые появилась в доме родителей с крошечным сыном, старшая сестра отгородилась от нее стеной ледяного молчания.

— Я знаю, что не имею права просить тебя об этом, — сказала Карен, словно угадав ее мысли. — Поэтому и уговорила Конрада приехать сюда — на случай если ты откажешься помочь мне. Я очень сожалею, что вела себя отчужденно, когда ты вернулась с Чаком из Африки. Я не должна была принимать сторону родителей в той ситуации.

— Разумеется, я поддержу тебя, — заверила Доминик без тени сомнения. — Я не хочу, чтобы ты прошла через… — Она замолчала, не желая пугать сестру перспективой матери-одиночки.

Доминик радовалась, что наконец растаял лед в их с сестрой отношениях. Жаль только, что для этого потребовалась еще одна чрезвычайная ситуации в семействе Барнес. Доминик впервые почувствовала, что, оказывается, любит Карен.

— Я считаю, тебе следует сказать Грегу о ребенке, — вставил свое слово Конрад. — Вполне возможно, он отнесется к этому приятному известию с большим пониманием, чем ты думаешь. Что может быть лучше, чем ребенок от любимого человека?

Теперь уже Доминик чуть не прослезилась. Глубокий бархатистый голос Конрада, рассуждавшего о счастье отцовства, бальзамом лился ей на сердце. Она не раз видела, как умело и нежно обращается Конрад с маленькими пациентами. Из него получился бы прекрасный отец. Но прежде он должен отказаться от своей холостяцкой философии. У Доминик не было уверенности, что Конрад готов к этому.

— Спасибо за совет. — Карен через силу улыбнулась. — Именно это я и хотела от тебя услышать. А ты как считаешь, Доминик?

— Ну конечно, надо обязательно сказать!

Карен, обычно сильная, настойчивая, целеустремленная, вела себя сейчас, как растерявшаяся школьница.

Конрад встал.

— Нам пора возвращаться на работу, Карен. Если тебе еще понадобится моя помощь или захочешь просто поболтать — у тебя есть мой телефон. — Он подбодрил ее улыбкой.

Доминик наклонилась и поцеловала сестру в щеку.

— Не волнуйся. Перед рассветом ночь всегда кажется очень темной. Через год в это время все уже будет позади. Ты будешь по уши занята своим младенцем, если только… Ты ведь не собираешься прерывать беременность?

— Да ты что?! Этот ребенок был зачат в любви!

— Тогда рожай! И не слушай ничьих советов. Это первое, что я усвоила, чтобы выжить в трудной ситуации. А если тебя будут доставать замечаниями, затыкай уши и уходи. Помнишь, как говорила наша бабушка? На каждый роток не накинешь платок.

Карен порывисто схватила ее за руку.

— Спасибо, Ники! Ты замечательная сестра! Я буду держать с тобой связь.


По возвращении в Бейбиз Хоспитал Конрад прошел с Доминик в ее кабинет и сразу направился к столику, на котором стояла кофеварка.

— Мне надо выпить кофе, иначе я не смогу работать, — сказал он, включая прибор. — В три часа у меня операция. Затянется, вероятно, на несколько часов. Тебе налить?

— Еще бы, как сказал бы Дастин Дерек. Сегодня ему, кстати, должны поставить новый протез.

— Значит, ты будешь работать с Патриком? — как бы между прочим спросил Конрад.

— Только в конце дня. У меня своих дел полно. — Доминик взяла из рук Конрада чашку. — Спасибо. Надеюсь, кофе приведет меня в рабочее состояние. Никак не могу поверить в то, что сказала Карен. Уж от нее-то я меньше всего ожидала!

Конрад пил ароматную обжигающую жидкость маленькими глоточками. Он находился слишком близко, чтобы Доминик чувствовала себя спокойно, не говоря уже о том, чтобы думать о работе.

— Поправь меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, что Карен всегда была отражением вашего отца.

— Это уж точно! Я не сомневаюсь, что эта новость его просто… Хотела сказать — убьет, но не буду прибегать к громким фразам. Скажу так: отец воспримет это с неодобрением. Но если Карен последует моему совету и не будет обращать внимания на недовольство отца, она справится. Я же справилась.

Конрад поцеловал ее в кончик носа.

— Может, пригласим Карен в наш клуб паршивых овец?

Доминик рассмеялась.

— Предлагаю поставить на рассмотрение вопрос о приеме ее в члены клуба. Карен должна проявить себя — доказать, что может выжить в неблагоприятных условиях. Как мы. Ты думаешь, она справится? Я не могу представить Карен меняющей подгузник ребенку. Она и в операционной-то сваливает всю неприятную работу на медсестер.

Конрад допил кофе и, поставив пустую чашку на стол, обнял Доминик.

— Я думаю, что она такая же сильная, как и ее младшая сестренка. — Его бархатистый голос прозвучал хрипло и интимно.

— Ммм… — довольно проурчала Доминик, испустив блаженный стон. — Просидеть бы вот так до конца рабочего дня.

Конрад поцеловал ее так, что у нее пресеклось дыхание, и, разжав объятия, с нежностью посмотрел на Доминик.

— Сохрани это желание до вечера. Где мы сегодня — у тебя или у меня?

Она ответила не сразу. А что, если повести себя так, чтобы он понял: мы не можем всю жизнь встречаться урывками? Возможно, это заставит его задуматься над тем, что с нами будет дальше. Но не исключено и обратное: Конрад свободолюбив и независим, и ему может не понравиться, что я навязываю ему свои условия.

— Приезжай ко мне, — сказала Доминик. — Чак ночует у Джулии. Они с Билли должны приготовить доклад к уроку географии. И, Конрад…

— Да? — Он обернулся, стоя уже у двери.

Доминик колебалась. Она хотела предложить ему остаться у нее и на завтрак, но в последний момент струсила.

— Во сколько ты будешь? — услышала она собственный голос. — Я приготовлю что-нибудь.

— Как только освобожусь. Где-то около восьми, думаю.


Доминик постаралась управиться со своими бумагами, чтобы успеть зайти в ортопедию. Сегодня там должен был быть Дастин Дерек. Когда она вошла в кабинет Патрика Хедли, мальчик со своей матерью уже был там. Доминик отметила, что миссис Дерек выглядела гораздо лучше, чем в прошлый раз, когда у нее случился нервный срыв.

— Приятно видеть вас снова, — с улыбкой сказала она. — Как вы себя чувствуете?

— Спасибо, хорошо, — ответила женщина. — Спасибо, что помогли, когда я… когда мне было плохо.

— Благодарите свою сестру, это она оказала вам большую помощь.

— Да, мы с Энн очень близки. Лучше родных никто не поможет, правда?

— Полностью с вами согласна! — искренне поддержала ее Доминик.

Патрик, которому надоело ждать, когда женщины закончат обмен любезностями, тихо кашлянул. Доминик поняла намек и приступила к своим обязанностям. Она уложила Дастина на кушетку, сняла с его ноги старый протез и примерила новый.

— Теперь у тебя, герой, будет супернога, — шутливо сказала она, когда они с Патриком приладили новую конструкцию.

Мальчик ловко спрыгнул с кушетки и с надеждой спросил:

— Здорово! А можно мне поиграть в футбол?

Доминик рассмеялась.

— Подожди немного. Вот приедешь к нам в следующий раз и спросишь разрешения у своего физиотерапевта.


Когда за последним пациентом закрылась дверь, Доминик поинтересовалась у Патрика, доволен ли он перестановкой среднего медперсонала, которую она произвела в его отделении.

— Я буду доволен, когда Дейна вернется из своего длительного декретного отпуска, — скривив губы, ответил он.

— Но ведь новая сестра успешно справляется, — возразила Доминик. — Конрад сказал, что она лучшая из лучших, предложенных ему агентством.

— А Дейна все равно лучше, — продолжал упорствовать Патрик. — Зачем ей только понадобилось рожать этого ребенка? — Он досадливо отшвырнул авторучку и резко повернулся к Доминик в своем вращающемся кресле.

— Я полагаю, что ее муж имеет к этому некоторое отношение, — заметила она, складывая использованные простыни в корзину для белья. — И им пришлось попотеть не один год, прежде чем они добились результата.

— И какого! Надо же, тройня!

— Поэтому Дейна и чувствовала себя так ужасно в первые месяцы беременности.

— Я сам виноват, — сокрушался Патрик, — не надо было отпускать ее на все эти бесконечные обследования. А вы с Конрадом окончательно испортили ее, дали такой большой декретный отпуск и еще три месяца после родов!

— Да брось ты, Патрик, дай девчонке родить нормально! Представляешь, произвести на свет тройню и сразу вернуться на работу, к вечно недовольному боссу? Спасибо еще ее матери и сестре, которые согласились присматривать за тройняшками, а то Дейна вообще не смогла бы приступить к работе.

Патрик не мигая смотрел на Доминик. В его взгляде проскальзывало раздражение.

— Значит, я вечно чем-то недоволен, да?

Доминик поняла, что допустила оплошность. Она могла командовать средним медперсоналом, за работу которого отвечала, но врачи ей, разумеется, не подчинялись. Если Патрик пожалуется руководству больницы, ей не поздоровится. Она может в два счета вылететь с этого места.

А ведь она считала Патрика своим другом. Их дружба зародилась в первые недели ее работы на должности старшей медсестры. Доминик относилась к нему с большим доверием.

— Послушай, Патрик, я очень благодарна тебе за то, что ты взял меня под свое крыло, когда я только начала работать здесь. Правда, в последнее время у тебя, кажется, появились какие-то претензии к моей работе. Но я очень стараюсь, чтобы в больнице был порядок и…

— Взял тебя под крыло? Вот, оказывается, как ты это воспринимала? — Патрик сердито сверкнул глазами. — А тебе не приходило в голову, что мое отношение к тебе объясняется другой причиной? Неужели ты не видела, что я влюбился в тебя?

— Патрик, прости… я не знала об этом, — растерянно пробормотала Доминик.

По правде сказать, ей иногда приходило в голову, что Патрик относится к ней не просто как к другу, но она не придавала этому значения.

— Ты не знала! — ехидно передразнил ее Патрик. — Это потому, что, как только у нас появился Конрад, ты совсем потеряла голову!

— Я не желаю говорить на эту тему, — заявила Доминик и решительно направилась к двери.

Однако Патрик помешал ей уйти: проворно вскочил и, в один прыжок преодолев разделяющее их расстояние, схватил Доминик за руку.

— Ответь мне только на один вопрос. У тебя с ним постоянная связь? Или этот герой-любовник исчезнет, как только ему надоест? Он уже был женат, если ты еще не в курсе. Жену свою бросил на другом конце света, чтобы иметь возможность…

— Конрад все рассказал мне о своем браке, — оборвала его Доминик. — Не знаю, что ты там слышал, но не забывай: каждая медаль имеет две стороны.

Патрик отпустил ее руку.

— Судя по твоему тону, ты рассчитываешь на длительную связь. В больнице только и разговоров, что вас постоянно видят вместе. Многие считают, что вы поженитесь, но у меня есть сомнения на этот счет.

— У меня тоже, — сказала Доминик и повернулась, чтобы уйти.

Однако Патрик снова преградил ей дорогу и с улыбкой спросил:

— Значит, для меня еще не все потеряно?

Беспокойство Доминик по поводу возможных неприятностей по работе исчезло после эмоционального всплеска Патрика. Он, конечно, хороший специалист и уважаемый врач, но в душе остается маленьким мальчиком. К тому же очень одиноким.

— Надейся на лучшее, но приготовься к худшему, — напомнила ему Доминик английскую пословицу. — Я очень независимая женщина и не нуждаюсь в мужчине. Если у нас с Конрадом ничего не получится, мне потребуется много времени, чтобы прийти в себя.


За окном кухни догорал закат. Последние лучи уходящего солнца скрылись за потемневшими зданиями. Ну и денек выдался сегодня! — подумала Доминик. Сначала Карен со своей неожиданной новостью, потом Патрик с признаниями…

Зазвонил телефон. Она бросилась к трубке.

— Прости, что поздно. Раньше не мог позвонить, потому что застрял в операционной — случай оказался сложным.

Услышав голос Конрада, Доминик почувствовала, как сердце сделало радостный скачок. Но в следующую секунду она подумала, что он звонит предупредить, что не приедет, и моментально сникла.

— Я приготовила курицу с грибами, — упавшим голосом сообщила Доминик.

Господи, я уже стала говорить, как мама! — ужаснулась она. Но в отличие от матери я не буду винить Конрада, если он покинет меня. Я не должна покушаться на его драгоценную свободу. Но как же мне хотелось быть с ним сегодня ночью…

— Великолепно! Я умираю с голоду! Лечу! Скоро буду!

Доминик улыбнулась. Ничего удивительного, что люди всякое болтают про нас, если Конрад так торопится ко мне на ужин. Вот оно, семейное счастье: женщина трудится в поте лица у плиты, чтобы с улыбкой встретить любимого, когда он приедет домой.

Но в их жизни было по-другому. Оба лишь играли свои роли, и эта связь была очень хрупкой. Если говорить о Конраде, то в этой ситуации он не только ничего не терял, но даже приобретал кое-что. Он сохранял свою независимость и в то же время имел под боком в любое время дня и ночи любящую женщину.

Доминик решила проверить жаркое. Курица уже начала подсыхать. Она добавила в жаровню немного воды, шампиньоны и помидоры, все перемешала и снова поставила в духовку.

Когда Доминик услышала за окном шум подъехавшей машины, ее охватил восторг, но она постаралась обуздать эмоции. Она медленно подошла к двери, открыла ее и застыла на пороге квартиры. Доминик намеревалась вести себя сегодня ночью более сдержанно, чтобы у Конрада возникло удивление по поводу ее охлаждения. Но как только он заключил ее в свои объятия, Доминик поняла, что снова стала рабыней своих чувств. Конрад приник к ее губам долгим поцелуем, затем, обхватив Доминик за талию, вошел в квартиру.

— Выпьешь вина перед ужином?

— Давай возьмем бутылку и заберемся в постель! Я хочу заняться любовью прямо сейчас! Ждал этого момента весь день.

Доминик купалась в объятиях его сильных рук, ощущая, как снизу поднимается жаркая, горячая волна и разливается по всему телу. Она чувствовала, что вот-вот воспламенится. Ужин может подождать! Сначала надо удовлетворить любовный голод!

Они быстро разделись и легли в постель. Сегодня их близость была неторопливо ласковой, нежной и очень чувственной. Их тела так естественно сливались друг с другом, что превращались в единое, нерасторжимое целое. Так управлять своей страстью могут люди, которые уже много раз испытывали моменты безумной, нестерпимой любви, сдирали на ходу одежду, впивались друг в друга губами и тела которых в секунду превращались в тугую раскаленную пружину, тут же начинающую стремительно распрямляться.


Они наконец насытились друг другом и теперь, обнявшись, отдыхали. Доминик внезапно почувствовала, как к ее глазам подступают слезы, и судорожно вздохнула.

— Дорогая, что с тобой? — встревожился Конрад, целуя ее лицо.

— Это, наверное, от счастья.

— Ты напугала меня. Я не хочу, чтобы ты плакала оттого, что тебе плохо, — мягко проговорил Конрад. — Ты уверена, что…

— Мне, очевидно, грустно потому, что это не может длиться долго. Наша с тобой идиллия, я имею в виду. Когда мы занимаемся любовью, реальный мир для нас будто не существует. А потом все заканчивается, и мы спускаемся на грешную землю.

Конрад сел в постели, поправил подушки у них под головами и налил в бокалы вино. Один протянул Доминик и, когда она отказалась, снова привлек ее к себе.

— Но реальность для каждого из нас не так уж плоха, — задумчиво произнес Конрад. — У нас с тобой хорошая работа, есть перспективы, у каждого приличная квартира…

— И как долго мы будем встречаться вот так?

Вот, наконец-то она произнесла эти слова!

Конрад посмотрел на нее с каким-то странным выражением.

— Но мне казалось, что ты счастлива, Доминик.

— Разумеется, я счастлива, но иногда мне…

Она замолчала, осознав, что и так уже сказала достаточно. Конрад не отреагировал на ее слова, не стал уверять, что понимает, как она себя чувствует, не объяснил, почему они не женятся и не живут настоящей семьей.

Доминик вздохнула и встала с кровати.

— Надеюсь, курица еще не совсем сгорела, — пробормотала она и вышла из спальни.

Возясь в кухне, Доминик заставила себя посмотреть правде в глаза. Раз уж Конрад доволен теми отношениями, которые существуют между ними на сегодняшний день, то она тоже постарается извлечь максимум удовольствия из их романа. Она больше не будет думать о своем неопределенном будущем, не станет задавать наводящих вопросов, которые ему неприятны, чтобы не разрушить это хрупкое счастье.

Но утром, когда Конрад вылез из теплой постели со звонком будильника, сказав, что хочет заехать домой перед работой, Доминик снова спросила себя, как долго сможет притворяться, что у нее все хорошо.

11

Доминик шла по усеянной осенними листьями дорожке сада к пруду, вдыхая бодрящий октябрьский воздух. После завтрака она решила уединиться, чтобы подумать о своем житье-бытье.

Свадьбы всегда вносят много суматохи в жизнь окружающих молодоженов людей. Но именно это бракосочетание заставило Доминик задуматься над собственной судьбой и над тем, что ждет ее впереди.

Прошел месяц с того дня, когда она встретилась с Карен в Центральном парке и предложила ей свою помощь. За это время сестра звонила ей столько раз, сколько не звонила за всю жизнь. Они сблизились и стали по-настоящему родными.

Услышав со стороны холма звук мотора, Доминик подняла голову. Да, это Конрад. Она взглянула на часы. Быстро же он добрался! Наверное, выехал из Нью-Йорка ни свет ни заря. Сердце Доминик наполнилось радостью и любовью, когда приземистая серебристая машина появилась на дороге, ведущей к дому. Несмотря на погоду, Конрад ехал с опущенным верхом. На голове Конрада каким-то чудом держалась серая шляпа, концами небрежно обмотанного вокруг шеи шерстяного шарфа играл ветер. Словом, Конрад выглядел эффектно и очень стильно.

Не в силах сдержать радость, Доминик побежала по дороге ему навстречу. Последние три дня она жила у родителей, помогала сестре готовиться к свадьбе, но Доминик казалось, что они с Конрадом не виделись целый месяц. Она скучала и по Чаку, сожалея, что не смогла уговорить сына поехать вместе с ней. Со школой проблем не возникло бы — Чак учился хорошо, но он заявил, что не хочет пропускать футбол и плавание из-за какой-то скучной свадьбы, да и дед опять будет доставать его по поводу грязных брюк и ботинок.

Доминик не стала спорить, зная, что, когда Чак заупрямится, его не переубедишь. К тому же он достаточно взрослый мальчик и должен учиться принимать самостоятельные решения.

Билли, узнав, что закадычный друг будет жить у них целых три дня, запрыгал от восторга. Джулия еще не вышла на работу — утренняя смена в супермаркете была укомплектована и она ждала вакансии в дневную смену.

Конрад, как всегда, перемахнул через дверцу автомобиля и ринулся навстречу Доминик. Для нее все происходило, как в замедленной съемке. Конрад подхватил ее на лету, Доминик подняла лицо для поцелуя, и, когда их губы встретились, из ее груди вырвался стон облегчения.

Охваченная радостным волнением, она вдруг осознала, что из проема двери за ними наблюдает ее мать. Доминик не хотела, чтобы мать знала, насколько далеко зашли ее отношения с Конрадом. Джоан уже интересовалась, не по ошибке ли доктор Бартон включен в список гостей, но Карен твердо заявила, что хочет видеть его на своей свадьбе.

Доминик с трудом оторвалась от Конрада. Ей нестерпимо хотелось остаться с ним наедине хотя бы на несколько минут перед тем, как начнется процедура бракосочетания.

— Я помогу Конраду отнести вещи в мансарду! — крикнула она матери, беря в руки фотокамеру и чехол, в котором был его костюм.

— Я попросила миссис Мортон приготовить для Конрада гостевую комнату, — неожиданно заявила Джоан. — В мансарде в это время года холодно по ночам.

От Доминик не ускользнуло беспокойство в тоне матери. Месяц назад бедная женщина испытала сильное потрясение от поступка старшей дочери, которая в ее глазах была надежной хранительницей семейной традиции. Но, с другой стороны, «предательство» Карен сыграло и положительную роль: Джоан наконец начала осознавать, что обе ее дочери давно стали взрослыми.

Конрад протянул руку хозяйке дома и сердечно пожал.

— Спасибо, миссис Барнес.

Хотя Хьюго Барнес позволил бывшему стажеру обращаться к нему по имени, Джоан по-прежнему держала дистанцию. Конрад подхватил дорожную сумку и последовал за Доминик в дом. Когда они вошли в гостевую комнату, Доминик увидела, что Конрад сдерживает смех.

— Стало быть, блудный сын снова принят, да? — Он с любопытством оглядел дорого и со вкусом обставленную комнату. — Чему обязан такой честью?

Доминик села на кровать.

— Понятия не имею. Может, мама таким способом действительно хотела дать понять, что ты опять принят в этом доме. Сядь лучше рядом со мной, я расскажу тебе о последних новостях.

Конрад наклонился и поцеловал ее, но остался стоять.

— Если я сяду на эту соблазнительно широкую кровать, то, боюсь, не смогу совладать с собой. Завалю тебя на спину и…

Доминик тихо взвизгнула, когда Конрад уперся ладонями в ее плечи.

— Конрад! У нас нет времени!

Она напустила на себя сердитый вид, хотя чувствовала, как с приездом Конрада все ее эмоции снова ожили. Доминик уже начинала осознавать, что без Конрада ее жизнь становится неполноценной, и эта мысль пугала ее. Она еще ни от кого так не зависела в своей жизни. Что с ней будет, если ей придется снова жить без него?

Конрад поднял ее и подвел к стоящему у окна креслу.

— Здесь ты будешь в безопасности. — Он ухмыльнулся. — Думаю, садовник, который сейчас обрезает розы в саду, получил приказ стрелять без предупреждения, если я дотронусь до тебя хотя бы мизинцем. Ну так как же я удостоился гостевой комнаты, а?

Доминик лукаво улыбнулась.

— Мама, по-моему, до сих пор пребывает в состоянии шока после того, как Карен сказала ей, что беременна и собирается выйти замуж за Грега.

— Да уж, представляю, каково услышать такое от любимой дочки! А как Карен удалось уговорить Грега на брак? Я помню, она говорила, что у него уже взрослые дети и он не захочет снова возиться с пеленками.

— А произошло как раз наоборот! Почему это, интересно, считается, что женщины очень хотят замуж, а мужчины лишь поддаются их желанию?

Конрад в притворном удивлении вскинул брови и невозмутимо осведомился:

— А разве это не так?

Доминик схватила одну из подушек и запустила ею в Конрада. Тот ловко увернулся. Доминик постаралась не думать о том, как отчаянно ей хочется, чтобы сегодня была их с Конрадом свадьба.

— Разумеется, нет, — снисходительно ответила она на его вопрос. — В наше время многие женщины не видят смысла в браке. Я не думаю, что Карен ставила перед собой цель выйти замуж за Грега, если бы не ее беременность. С появлением детей все меняется. Карен говорила мне, что, когда Грег узнал о ребенке, он был вне себя от радости. Это он настоял, чтобы они поженились как можно скорее.

— Очень трогательно!

— Карен говорит, что он несколько старомоден и поэтому непременно хотел, чтобы она была замужем до того, как беременность станет слишком заметной. Чтоб злые языки не склоняли ее на всех углах.

— Во сколько начинается церемония?

— В полдень, так что нам надо поторопиться. Я пойду переоденусь, встретимся внизу.


Когда Доминик вошла в гостиную в длинном шелковом кремовом платье, глаза Конрада, устремленные на нее, были полны нежности и восхищения. Она хотела броситься ему в объятия, но, застеснявшись собравшихся в комнате людей, обуздала свой порыв.

Отец и мать стояли по разные стороны от камина, в котором пылал огонь. Сосновые шишки, брошенные на дрова, давали чудесный запах, распространявшийся по всей гостиной. Карен сидела на диване и озабоченно расправляла широкую юбку своего белоснежного свадебного наряда. Конрад стоял у окна. Серый строгий костюм подчеркивал стройность и спортивность его фигуры.

Он пересек гостиную и, встав рядом с Доминик, шепнул ей на ухо:

— Выглядишь прелестно.

— Спасибо, — ответила она, как ей показалось, слишком сдержанно.

Она приняла из рук отца бокал с вином. Хьюго Барнес выглядел сегодня непривычно нарядным и довольно застенчивым. Он поднял свой бокал.

— За невесту!

Карен улыбнулась и тоже подняла свой бокал.

— Спасибо, папа. — Она оглядела собравшихся. — Вы все так помогли мне… Вы действительно поддержали меня. У меня так сильно все изменилось в жизни… Я даже и не помышляла о создании собственной семьи…

Джоан кашлянула и решительно прервала сентиментальные излияния старшей дочери:

— Полноте, дорогая. Порой мы строим какие-то сложные планы, а жизнь — это то, что с нами происходит в действительности. Я надеюсь, ты будешь счастлива в избранном тобой… с твоим избранным супругом. Грег кажется достаточно приличным человеком.

— Очень надежным, — добавил Хьюго, соглашаясь с женой. — Он, конечно, уже не мальчик, но я знал его, когда он был еще молодым человеком.

— Папа, Грегу всего сорок пять лет! — возмутилась Карен.

Она попыталась встать с дивана, но не смогла справиться с длинным пышным платьем. Да и живот — Карен была уже на четвертом месяце — мешал ей вести себя свободно. По этому случаю платье сшили на заказ, чтобы по возможности скрыть беременность.

— Зачем я только уступила Грегу и согласилась на эту свадьбу с белым платьем невесты! — сердясь, пробурчала Карен и снова села на диван. — Все только и будут глазеть на мой живот и шептаться по углам.

— Пусть шепчутся, если это доставит им удовольствие, — сказала Доминик. Она подошла к сестре и опустилась на пол у ее ног.

— Им, наверное, не хватает сплетен, чтобы весело пережить зиму в нашей дыре, — заметила Карен. — Представляю, как у них загорятся глаза, когда они узнают, что Грег снова скоро станет отцом. Он довольно популярная личность в своем поселке, если верить почтальону. Грегу принадлежит большой участок земли, и он считается там выгодной партией!

— Признайся, сестренка, — шутливо потребовала Доминик, — ты всю жизнь мечтала выйти замуж за фермера.

Карен засмеялась.

— Ты права. Что может быть лучше — подоить утром коров и сразу из хлева отправиться в операционную!

— О, но у Грега же есть работники, которые выполняют всю грубую работу! — вмешалась Джоан, не понимая, что ее дочери шутят.

Конрад взял Карен за руки и поднял ее с дивана.

— Доктор Барнес и без пяти минут жена фермера, если это поможет как-то утешить вас, то могу сказать, что вы выглядите еще очень стройной. Правда, скоро все узнают о ребенке. Ты же не будешь на прогулках прятать детскую коляску под юбкой!

Карен снова захихикала. Джоан взяла бутылку с вином и отнесла ее в дальний конец гостиной.

— Для Карен уже достаточно, — шепнула она мужу. — Она уже выпила два бокала, а это вредно для ребенка.


Доминик шла за сестрой по узкому проходу между рядами скамеек, следя за тем, чтобы ненароком не наступить на длинный шлейф свадебного платья. Она украдкой бросала взгляды на улыбающиеся умиленные лица людей, собравшихся в церкви на церемонию бракосочетания.

Не зная толком, как себя вести в подобных случаях, Доминик тоже улыбалась. В руках у нее был, как и положено, маленький букетик цветов, который она прижимала к груди.

Доминик уже дважды была на свадьбах подружкой невесты. Так что сегодня она выступала в этой роли в третий раз, а по существующему поверью, та, кто побывала три раза подружкой невесты, никогда не выйдет замуж. Не то чтобы Доминик была суеверна, но все же подобное обстоятельство слегка портило ей настроение.

Свадебная процессия приближалась к алтарю. Доминик увидела Конрада, который стоял между двумя полными дамами. Похожи на сестер мамы, отметила Доминик, но я так давно не общалась с родственниками, что могу и ошибиться.

Венчание прошло гладко. Доминик понравилось, с какой уверенностью и убежденностью жених произнес клятву верности. Она практически не знала своего новоиспеченного зятя, но по тем коротким наблюдениям, что успела сделать, Грег ей понравился. А значит, Карен будет с ним счастлива.

Получилось так, что Доминик шла к выходу из церкви вместе с одним из сыновей Грега — рослым крепким парнем с обветренным от работы на ферме лицом. Ей стало интересно, как он относится к тому, что скоро у них в доме появится малыш.

Карен заявила, что каждое утро будет ездить с фермы на работу в клинику. Родители не пришли в восторг от такой перспективы. Джоан намеревалась снова вернуться к активной деятельности и оставаться в клинике до тех пор, пока все эти неожиданно свалившиеся проблемы не будут разрешены.

Выйдя на улицу, Доминик увидела, как Конрад помогает двум пожилым дамам, рядом с которыми стоял в церкви, сесть в машину, украшенную гирляндами цветов. Он помахал Доминик рукой. Ей хотелось бы поехать с ним, но она понимала, что должна держать свои эмоции в узде, — по крайней мере, пока они находятся под пристальным вниманием нескольких десятков пар глаз.


К концу свадебного обеда весь Ривердейл уже знал, что молодожены ждут ребенка. Карен, выпив два бокала шампанского, внезапно ощутила потребность поделиться своей радостью с гостями, которые тут же начали поздравлять ее со скорым прибавлением.

Обед был устроен в шатре, который установили на лужайке рядом с домом. Фланируя среди гостей, Доминик уловила несколько неприятных фраз, относящихся к ее сестре.

— Хорошо, что Грег сменил врача до того, как все это началось…

— Никогда не думала, что доживу до дня, когда мисс Высокомерие…

— Доктор Джоан Барнес выглядит не очень счастливой сегодня. Казалось бы, мать невесты должна…

Расстроившись, Доминик ушла с лужайки. Вечернее солнце освещало долину, бросая косые лучи на кроны деревьев. Она подняла с земли желудь и со всей силы швырнула его в кусты.

— Это от расстройства?

Она обернулась на ставший родным голос Конрада.

— Наверное. У меня появилось желание удрать отсюда.

— У меня тоже. Но в этом платье ты не удерешь далеко.

Доминик рассмеялась.

— Я могу задрать юбку! — Она подняла подол шелкового платья вместе с нижней юбкой и заткнула за бархатный пояс, которым была перехвачена ее тонкая талия. — Не смотри! — предупредила Доминик Конрада перед тем, как скинуть белые туфли и стянуть с себя плотное тонкое трико.

В том, что она снимала трико на глазах у Конрада, было что-то ужасно неприличное. Когда они оба сгорали от страсти и нетерпеливо думали лишь о том, как бы скорее соприкоснуться телами, Доминик даже не замечала, кто с кого срывает одежду. Но, находясь здесь, всего в нескольких ярдах от свадебного шатра, можно сказать, средь бела дня, она чувствовала себя обязанной соблюдать хотя бы элементарные приличия.

— Ну, Конрад! — Доминик схватила его за руку.

— Но глаза-то можно открыть?

Она засмеялась, когда Конрад приоткрыл один глаз, затем второй, после чего его лицо расплылось в улыбке и он стал похож на Чеширского Кота.

— Надеюсь, что у тебя на подошвах ног толстая кожа.

— У меня везде толстая кожа. Попробуй-ка догони меня! — крикнула Доминик и побежала по лужайке.

Влажная трава холодила ступни, свежий прохладный воздух наполнял легкие, и Доминик почувствовала себя возродившейся. Когда Конрад нагнал ее, она остановилась и упала в его объятия. Сейчас они находились на достаточном расстоянии от дома и могли не бояться любопытствующих соглядатаев.

Доминик приникла к Конраду всем телом и смаковала вкус его теплых нежных губ.

— Придешь ко мне сегодня ночью? — прошептал он хриплым от желания голосом.

Доминик шумно втянула в себя воздух.

— Не могу. Правда не могу. Я понимаю, это звучит наивно в устах тридцатилетней женщины, но в доме родителей я должна придерживаться их порядков. Поэтому-то я и ушла от них. Родители мешали мне свободно дышать. Причем они делали это не намеренно — просто так уж устроены и воспитаны.

— Ну если мне предстоит провести ночь в той роскошной гостиной в полном одиночестве, уж лучше я вернусь в Нью-Йорк, — печально сказал Конрад.

— О нет, ты не оставишь меня… — Доминик не закончила фразу, смутившись столь откровенного проявления своих чувств.

Конрад еще крепче прижал ее к себе.

— Шучу. Конечно, я не оставлю тебя, зная, как ты ненавидишь автобус и поезд. Предлагаю смыться отсюда вместе. Чего ждать? Молодожены скоро уедут в аэропорт, гости уже начинают разъезжаться по домам. Твои родители, я думаю, с удовольствием проведут это вечер вдвоем в спокойной обстановке.

Идея была заманчивой, и чем больше Доминик думала над предложением, тем сильнее ей хотелось именно так и поступить. Она приняла решение.

— Давай вернемся в свои комнаты и переоденемся. Мы сможем быть дома через четыре часа.

Конрад поднял брови.

— Дома? У тебя или у меня?

Доминик рассмеялась.

— Это имеет значение?

12

Было сырое ноябрьское утро. Доминик торопливо шагала на работу. Ранний звонок Конрада поднял ее с постели. Перед выходом из дому она успела договориться с Джулией, чтобы та покормила Чака завтраком.

В холле больницы еще не работал ни один киоск. Доминик прошла в свой кабинет и сразу погрузилась в работу. Ей надо было многое успеть сделать и оставить задание подчиненным, потому что утро она собиралась провести в операционном блоке.

С тех пор как несколько недель назад у Алана Кларка обнаружили злокачественную опухоль на почке, Доминик не находила себе места. Она понимала, что у медика не должно быть любимчиков среди пациентов, но этот малыш вызывал у нее особую любовь и тревогу. Она помнила, как мужественный мальчик старался сдержать слезы, когда его привезли в больницу с сильнейшей болью в области живота.

Зазвонил телефон.

— Сестра Барнес слушает. О, это ты, Конрад! Я только…

— Доминик, — коротко и по-деловому сказал тот, — если хочешь принять участие в операции, приходи в операционную прямо сейчас.

— Уже иду, — так же четко ответила Доминик.

Она ждала лифт, чтобы подняться в операционный блок, и заметно волновалась. Прошло уже несколько лет с тех пор, как Доминик в последний раз ассистировала на операциях, она надеялась, что Конрад поставит ее на несложную позицию. Когда Конрад позвонил ей сегодня утром домой, Доминик сразу согласилась присутствовать на операции в любом качестве. Ей очень хотелось помочь Алану — когда Доминик видела его в последний раз, мальчик был очень слаб и с трудом узнал ее.

Двери лифта открылись, и Доминик вышла на площадку операционного блока. Перед операционной она сделала глубокий вдох и решительно распахнула двустворчатые двери. Конрад уже обработал свои руки и направлялся непосредственно в операционный зал. Увидев Доминик, он подошел к ней. Она была благодарна ему за то, что даже в такой напряженный момент он уделил ей внимание.

— Как дела, Доминик? Ты уверена, что хочешь участвовать в этой операции?

— Да. Я очень переживаю за Алана. Понимаю, что не должна, но не могу избавиться от мысли, что было бы со мной, если бы на его месте находился Чак.

Конрад внимательно посмотрел на нее и строго сказал:

— Постарайся успокоиться, Доминик, иначе ты не сможешь четко работать в операционной.

— Я знаю и пытаюсь держать себя в руках. Спасибо за совет, доктор Бартон, — громко добавила Доминик, краем глаза заметив Кэтрин Мэрфи, старшую сестру операционного блока.

Конрад продолжил свой путь, когда Кэтрин подошла к Доминик.

— А, сестра Барнес! Я рада, что сегодня вы будете работать с нами. Я сейчас попрошу принести вам стерильный халат, а вы тем временем мойтесь. Не возражаете, если мы поставим вас к столу с инструментами? Я вам все объясню, когда мы войдем в операционную.

Доминик ответила, что ей все равно, что делать — главное, она может помочь чем-то.


Облачившись в зеленый халат и надев маску, Доминик вошла в операционный зал. Ей странно было сознавать, что маленькое неподвижное тельце, лежавшее на столе под ослепительной лампой, это тот подвижный симпатичный мальчуган, который не так давно был на приеме в больнице.

— Скальпель, сестра, — властно велел Конрад, склонившийся над столом.

Доминик задержала дыхание, когда он делал первый надрез, и потом с восхищением следила за скупыми, четкими — ни одного лишнего! — жестами Конрада. Она облегченно вздохнула, когда Конрад извлек больную почку, и поместила ее в специальный контейнер, который, по заведенному порядку, должен был отправиться в лабораторию на исследование.

Замена больного органа на искусственный прошла без сучка без задоринки. Доминик снова восхитилась профессионализмом Конрада и подумала, что он правильно поступил, отдав предпочтение хирургии. Он — хирург от Бога, золотые руки.

— Все, почка работает! — с торжеством провозгласил он некоторое время спустя, разгибая затекшую спину. — При хорошем послеоперационном уходе, которым славится Бейбиз Хоспитал, Алан скоро поправится.

Доминик знала: это сигнал к тому, что операция закончилась и можно убирать операционную. Она уже собралась приступить к уборке, как почувствовала, что кто-то подошел к ней. Это был Конрад.

— Сестра Барнес, не хотите побыть с Аланом, пока он не придет в себя после наркоза?

— Конечно, хочу, сэр!


— Спасибо за то, что ты предложил мне посидеть с Аланом, — сказала Доминик, подливая кофе в чашку Конрада. — А то в операционной у меня было ощущение, что я ничего не делаю.

— Ты помогала мне своим присутствием. К концу дня я зайду к нашему маленькому пациенту посмотреть, как он там. Но теперь за ним будут наблюдать главный хирург отделения и его бригада.

— Когда я уходила из палаты, у Алана был хороший цвет лица и нормальная температура.

— Если хирург делает свое дело хорошо, никаких осложнений не должно возникнуть.

Помолчав немного, Доминик сказала:

— Видно, что тебе очень нравится хирургия и у тебя хорошо получается.

— Хорошо? Только и всего?

— Ну ладно, на очень высоком профессиональном уровне, — уступила она.

— Ой-ой-ой, что-то ты совсем захвалила меня.

— Я просто констатирую факт. — Доминик немного помолчала. — Я часто удивлялась, почему ты согласился на работу в детской больнице?

— Потому что много слышал о том, какая здесь красивая старшая сестра, — отшутился Конрад, и в его глазах запрыгали чертики.

— Я серьезно! Почему ты не пошел работать хирургом в нашу больницу?

Прежде чем ответить на этот вопрос, Конрад шумно выдохнул струю воздуха из легких.

— У меня была неудачная операция. После окончания университета я был назначен врачом в больницу штата Мичиган и первым произвел там операцию по трансплантации. Я думал, что работаю с профессиональной бригадой…

Доминик встала из-за стола и, обойдя его, присела на угол. В глазах Конрада застыло мучительное выражение. Она положила руку ему на плечо. Но он, казалось, не заметил этого и продолжал смотреть в одну точку.

— Ты думал, что у тебя профессиональная бригада, — подтолкнула она его. — А что оказалось в действительности?

— Там был один врач, насчет которого я сомневался с самого начала. В прошлом он страдал алкоголизмом, но лечился и ко времени нашего знакомства уже лет пять не брал в рот ни капли. Он достался мне «по наследству» от коллеги, на место которого я пришел. Тот честно предупредил, что этот парень великолепный хирург, но за ним надо присматривать на случай, если он опять сорвется и запьет.

В первый год моей работы в той больнице он вел себя безупречно и в самом деле оказался очень талантливым хирургом. Поначалу я проверял его работу и интересовался, как он живет вне стен больницы, — иначе я просто не мог доверять ему жизнь пациентов. Но постепенно я начал расслабляться, очевидно, убедив себя в том, что он окончательно излечился от своего недуга. А затем и вовсе перестал следить за ним.

Доминик видела, как трудно Конраду вспоминать это. Она опустилась около него на колени и взяла его за руки.

— И что же произошло?

— Я поставил его во главе бригады, осуществлявшей удаление злокачественной опухоли. Пациент умер прямо на столе. Если бы я удосужился проверить коллегу, то узнал бы, что от него ушла жена и что накануне операции он пил ночь напролет. Его даже близко нельзя было подпускать к операционной.

— Я помню этот случай, — тихо сказала Доминик. — Суд тогда постановил, что пациент в любом случае прожил бы всего несколько месяцев и…

— Но он умер на столе! И не имеет значения, сколько он прожил бы — несколько месяцев или несколько дней! Я вел этого больного и обязан был удостовериться, что бригада хирургов готова к операции. И тогда же я решил, что не имею права занимать должность, по которой в моих руках находится жизнь и смерть людей.

— Я думаю, ты отнесся к себе слишком строго.

— Возможно. Но я не могу себя переделать. После суда я подал заявление об уходе.

— Но твое имя даже не упоминалось в газетах! Я помню наверняка, потому что ты… произвел очень большое впечатление на меня, когда работал у отца…

Конрад, казалось, даже не обратил внимания на то, что Доминик помнила о нем все те годы, которые они не виделись.

— Меня не вызывали в суд даже в качестве свидетеля, — отрешенно сказал он. — Суд посчитал, что тот хирург завалил операцию, и его уволили с работы. После этого он снова лег на лечение в наркологическую клинику. А я решил расстаться со скальпелем.

— Значит, ты бросил хирургию из-за того, что кто-то из твоих коллег совершил ошибку, так?

— Не кто-то, а мой подчиненный! Я отвечал за его действия! Я ушел из той больницы и устроился работать в клинику в Филадельфии.

— Ты действительно поколесил немало!

Конрад улыбнулся.

— Помнишь перекати-поле? — Он помедлил и добавил: — Поэтому я решил снова двинуться в путь — чтобы не обрасти мхом, сидя на одном месте.

Доминик ощутила, как ее горло сдавил холодный обруч.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она, слегка побледнев.

— Сегодня утром я снова почувствовал себя в операционной уверенно. У меня не было никаких опасений, что операция может закончиться плохо. И я был доволен тем, как работала вся бригада, включая тебя, Доминик.

— Не захваливай меня! Я всего-навсего делала свою работу! — Намек Конрада на его скорый отъезд сделал ее раздражительной. — Стало быть, тебе не нравится работа в Бейбиз Хоспитал?

Конрад ответил не сразу.

— Мне все здесь очень нравится, но мне надо двигаться дальше, вернуться в хирургию и полностью посвятить ей свое время и силы.

— Когда же ты собираешься уйти из больницы? — спросила Доминик, удивившись своему спокойному тону.

— В конце апреля, когда истечет срок моего контракта. Я просто не возобновлю его. Я знаю, мне нелегко будет найти работу, которую мне хотелось бы иметь, но я упорный. Хирургия — это единственное, что меня по-настоящему интересует. Ты понимаешь?

Доминик опустила голову, чтобы Конрад не видел ее лица.

Профессиональное начало брало в ней верх над эмоциями, которые были аккуратно заморожены и запрятаны глубоко внутри ее существа. Все повторялось. Доминик чувствовала себя сейчас точно так же, как и тогда, когда осталась одна, беременная, за тысячи миль от дома. Она выкарабкалась из той ситуации, выберется и из этой. Тем более что сейчас у нее есть интересная, хорошо оплачиваемая работа и самый замечательный в мире сын. У нее есть все, что ей нужно.

— Разумеется, я понимаю тебя, Конрад. Приятно слышать, что ты наконец нашел свое истинное призвание, — бесстрастно сказала Доминик. — Хирургия, конечно, намного интереснее, чем административная работа.

Конрад взял ее за плечи. Она напряглась, стараясь не реагировать на его прикосновение. Конрад всего-навсего мой коллега, который скоро покинет больницу ради другой работы, мысленно уговаривала она себя. Ничего противоестественного в этом нет.

— Я был уверен, что ты поймешь! — с облегчением воскликнул Конрад. — Что ты делаешь сегодня вечером?

— Мы с Джулией договорились сводить мальчиков в кино, — солгала Доминик.

Он чмокнул ее в щеку.

— Тогда до завтра.

Доминик не двинулась с места. Она словно окаменела. И только когда за Конрадом закрылась дверь, уткнулась лицом в ладони и разрыдалась. Конраду нравится жить подобно перекати-полю, и она ничего не может с этим поделать. Но она переживет это. Она уже однажды доказала, что умеет держать удар.

Доминик зашла в свою крошечную туалетную комнатку, примыкавшую к кабинету, и побрызгала холодной водой на лицо. Затем заставила себя улыбнуться. Так гораздо лучше! Мысль о походе с мальчиками в кино уже не показалась бредовой.

Скоро мне предстоит проводить свое свободное время в занятиях такого рода, сказала себе Доминик. Я должна постепенно готовить себя к отъезду Конрада, чтобы, когда он наконец покинет меня, боль от расставания не была слишком острой.

13

Наступил декабрь. Доминик загнала свои чувства поглубже и не позволяла им взять верх над разумом. Она намеренно избегала встреч с Конрадом, а когда он приглашал ее куда-нибудь вечером, отказывалась, ссылаясь на занятость или усталость. Однако дважды они все же сходили на бродвейские спектакли и один раз поужинали в ресторане.

Доминик боялась, что более частые встречи с Конрадом разбередят ее душевные раны, которые, как ей казалось, уже начинали затягиваться. Она чувствовала, что и Конрад постепенно начал отдаляться от нее, и в конце концов их роман превратился в платоническую дружбу. Доминик убеждала себя: это именно то, что ей нужно и только таким образом она сможет пережить горечь расставания с Конрадом.

На Рождество она поехала с Чаком к родителям. Доминик принимала деятельное участие в подготовке к празднику — украшала елку, готовила рождественские блюда и внешне выглядела оживленной и веселой, но внутри у нее все было сковано арктическим холодом.

Праздники закончились, и Доминик, вернувшись в Нью-Йорк, снова приступила к работе. Недели сменяли одна другую, и она решила, что первый круг эмоционального ада она уже прошла. Присутствие Конрада в больнице, конечно, бередило ей сердце, но она надеялась, что, как только он уедет, ей станет намного легче.

Иногда Доминик позволяла себе помечтать о том, что может освободиться место в хирургии Бейбиз Хоспитал, но она тут же прогоняла эту мысль, зная, что быть рядовым хирургом Конрад не согласится. Все высокие посты в отделении хирургии больницы были заняты. Нет, сказала себе Доминик, скоро он расправит свои мощные крылья и полетит искать счастье в другие края, а я начну заново перестраивать свою жизнь.


Было промозглое февральское утро, на улице шел мокрый снег. Доминик находилась в отделении ортопедии. Приехал Дастин Дерек со своей мамой. Предыдущий протез снова оказался неудачным, и Патрик с помощью Доминик только что сменил его на новую, очень дорогую модель. Доминик помогла мальчику встать с кушетки.

— Дастин, ты, надеюсь, осознаешь, что ты один из немногих, кто получил такую великолепную суперногу, — сказала она, провожая его до двери.

Мальчуган улыбнулся.

— Вы и в прошлый раз говорили, что у меня супернога, а она мне не понравилась. Когда я приеду к вам опять, то скажу, хорошая новая нога или плохая.

Миссис Дерек любовно потрепала сына по волосам.

— Что-то ты больно разговорился, сынок, — с легким укором сказала она и, обратившись к Патрику, добавила: — Он целыми днями сидит, уткнувшись в книги, доктор. Говорит, что хочет стать врачом.

— Думаю, из тебя получится очень хороший врач, Дастин, — с улыбкой заверила Доминик.

— Правда? — с надеждой спросил мальчик. — И я смогу работать в этой больнице?

— Давай подождем, пока ты выучишься, а потом посмотрим.

Она вернулась в перевязочную и стала менять простыню на кушетке. Следом за ней в комнату зашел Патрик.

— Ну что, наш донжуан покидает больницу, не так ли?

Доминик выпрямилась и недоуменно уставилась на Патрика.

— Что ты сказал?

— А то ты не знала! Неужели он не сказал тебе об этом? — с легкой издевкой осведомился Патрик, заметив неподдельное удивление Доминик. — О его новом назначении напечатано в журнале.

— Я знала, что он, возможно, не возобновит свой контракт в конце апреля, — осторожно сказала Доминик, злясь, что о новой работе Конрада узнает от Патрика. — И Конрад, помнится, что-то говорил мне насчет объявления о его новой должности. У меня просто вылетело из головы. — Она снова наклонилась над кушеткой, чтобы скрыть румянец: Доминик совсем не умела лгать.

— Рассказывай сказки кому-нибудь другому! Это слишком важно для тебя, чтобы ты могла забыть! Он просто смывается, а ты даже не слышала об этом. Знаешь, что бы я сделал, если бы он был моим партнером?

— Конрад не партнер. Он…

Доминик осеклась, увидев, что дверь открылась, и Конрад застыл на пороге комнаты.

Патрик обернулся, и лицо его стало хмурым.

— Вы, конечно, пока еще главный врач, мистер Бартон, но это мой кабинет, и я был бы вам признателен, если бы вы стучались, перед тем как войти.

Лицо Конрада побелело от ярости, однако он парировал выпад Патрика с ледяным спокойствием:

— Я стучал. Вы слишком громко спорили. Кроме того, поскольку ваш разговор касается меня, я имею право послушать.

Патрик победоносно улыбнулся.

— Я как раз только что сказал Доминик, что в журнале объявлено о вашей новой должности. И был поражен, узнав, что вы не проинформировали об этом нашу старшую медсестру.

— Вы, очевидно, имеете в виду объявление, опубликованное сегодня в медицинских изданиях? Ну так я не хотел, чтобы Доминик узнала об этом официальным путем, предпочитаю сообщить ей лично. — Конрад перевел взгляд на Доминик. — Если ты сможешь уделить мне несколько минут твоего драгоценного времени, зайди ко мне в кабинет, пожалуйста, в течение ближайшего часа. — С этими словами он повернулся и покинул кабинет.

Доминик сделала глубокий вдох, чтобы успокоить нервы. Она не видела Конрада целую неделю. Он три раза через Джулию и Чака просил Доминик позвонить ему, но она игнорировала просьбы. Руки ее автоматически заправляли свежую простынь на кушетке, а в голове путались мысли.

— Советую тебе пойти и выяснить, что ему нужно, — ровным тоном сказал Патрик и добавил с легкой иронией: — Возможно, он хочет тепло попрощаться с тобой.

— Хорошо, — рассеянно отозвалась Доминик. — Я пришлю к тебе новую сестру.

— Между прочим, я забыл сказать тебе, что новая сестричка оказалась гораздо лучше, чем показалась мне поначалу.

Доминик, стоявшая уже у двери, обернулась.

— Она стала лучше работать?

— Скажем, звезд с неба она не хватает, но у нее обнаружились другие достоинства. — Патрик широко ухмыльнулся. — Признаюсь, она мне очень нравится — вне работы, я имею в виду. Выбор Конрада оказался на редкость удачным. Он знает толк в девушках.

— Я рада, что ты… доволен ею. А теперь, если позволишь, я пойду к главному врачу.


Конрад оставил дверь в свой кабинет открытой. Доминик осторожно переступила порог комнаты. Он разговаривал по телефону и, увидев ее, указал на стул, приглашая сесть. Ожидая, когда он освободится, Доминик чувствовала себя провинившейся школьницей, которую директор школы вызвал для объяснения.

Она отвела глаза и стала смотреть в окно. Мокрый снег ложился на крыши домов и сразу таял. Скоро придет весна, подумала она, в Центральном парке люди будут устраивать пикники по выходным, а я начну ездить к родителям, выполняя свой дочерний долг. Буду уходить на холмы и вспоминать, как мы гуляли там с Конрадом.

Конрад наконец положил трубку и посмотрел на Доминик ничего не выражающим взглядом.

— Я попросил тебя зайти, чтобы объяснить, почему ты не была поставлена в известность о моем новом назначении.

Не распускайся, не показывай ему, как ты страдаешь, приказала себе Доминик и равнодушно бросила:

— Это не имеет значения. Рано или поздно я все равно узнала бы об этом. Если ты позвал меня только ради этого, то…

— Нет! — резко перебил ее Конрад и, встав из-за стола, приблизился к ней. — Мне важно знать, что ты одобряешь мое назначение.

Доминик удивленно воззрилась на него. Правая щека Конрада от напряжения подергивалась. Доминик впервые видела его нервничающим.

— Почему тебе вдруг понадобилось мое одобрение? — тихо спросила она. — Ты всегда делал то, что хотел, не советуясь со мной. С какой стати сейчас, когда ты точно уходишь из больницы, тебя интересует, что я об этом думаю?

— Я не ухожу из больницы, — нетерпеливо возразил Конрад. — Администрация Медицинского центра специально для меня ввела новую должность, которую я займу в начале мая. Я буду координировать работу хирургических бригад по трансплантации органов, чтобы это направление не мешало проведению обычных плановых операций в больнице.

— Почему же ты не сказал мне об этом раньше? — Доминик готова была плясать от радости. — Я думала… когда Патрик сказал, что ты поместил объявление о своей новой работе…

— Я ничего не помещал. Это руководство Медицинского центра объявило о моем назначении на прошлой неделе. Я уже наметил две клиники в Нью-Йорке, куда намеревался отослать резюме, когда наше руководство заявило, что не хочет терять такого специалиста, как я. В любом случае, я собирался найти работу в пределах Нью-Йорка и его окрестностей. Однако меня попросили хранить новое назначение до поры до времени в тайне, поэтому я и не мог ничего сказать тебе. И ты в последние недели как-то отдалилась от меня, стала избегать моих звонков.

— Я думала, что ты хочешь уехать подальше отсюда, чтобы не связывать себя никакими личными обязательствами. Мне казалось, ты предпочитаешь быть свободным и независимым.

— Что ты хочешь этим сказать? — Глаза Конрада сверкнули опасным огнем. — Разве мы оба не говорили о том, что любим свободу и не хотим ничего менять в нашей жизни? Как ты думаешь, почему я уезжал от тебя утром прежде, чем Чак вернется от Джулии?

— И почему? — заинтересовалась Доминик.

— Потому что, если бы Чак узнал, что я сплю с тобой, я должен был бы просить тебя выйти за меня замуж.

— Совсем необязательно, — возразила она. — Чак достаточно взрослый мальчик. Он знает, что мы встречаемся, и понимает, какие отношения могут быть между мужчиной и женщиной.

Конрад досадливо поморщился.

— Жаль, что я не знал об этом раньше. Ты не представляешь, с какой неохотой вылезал я из твоей теплой постели и тащился домой через весь Нью-Йорк!

— Чтобы просмотреть почту, которая еще не приходила? — с улыбкой подсказала Доминик.

Конрад громко рассмеялся, и она, глядя на него сияющими счастливыми глазами, купалась в перекатах его рокочущего баритона.

— Я заботился только о тебе, — сказал он, отсмеявшись. — Я знал, как ты не хотела менять тот уклад жизни, который создала с превеликим трудом, как ты ценила свою независимость.

— Это я раньше так думала. Ценила то, что могу отгородиться от всего мира стенами своей квартиры и быть хозяйкой своего маленького уютного мирка, в котором живет мой чудесный сын и преданная кошка. Но с тех пор, как я…

Доминик замолчала, пытаясь найти правильные слова, чтобы объяснить, что, с тех пор как Конрад вошел в ее жизнь, ее уютный мир перевернулся вверх дном.

— Значит ли это, что, если кто-то попросит тебя выйти за него замуж, ты можешь изменить свои прежние взгляды? — осторожно спросил Конрад.

Доминик посмотрела ему в глаза. Почему они вдруг повлажнели? Может, Конрад простудился? Мужчины ведь не плачут. Доминик поняла, что ей еще предстоит многое узнать об этом человеке и для этого у них впереди целая жизнь.

— Не просто кто-то, — с наигранной строгостью поправила она. — Это должен быть совершенно особый человек. Терпеливый, веселый, с которым интересно быть вместе. Человек, который любит детей, обладает хорошим чувством юмора…

Конрад широко улыбнулся, рывком поднял ее со стула и привлек к себе.

— Ты могла бы поместить объявление в газетную колонку «Одинокие сердца», — прошептал он, лаская губами мочку ее уха. — Если бы я откликнулся на него, у меня был бы шанс на успех?

Доминик подняла голову.

— Сэр, я рассмотрела бы ваше заявление с должным вниманием.

Наконец они оторвались друг от друга и обменялись взглядами, исполненными невыразимой нежности.

— Мы должны сообщить Чаку об этом, — сказала Доминик. — Я хочу, чтобы он первым узнал радостную новость.

Чак пришел в неописуемый восторг, когда мать и Конрад сообщили ему о своем намерении пожениться.

— Здорово! — воскликнул мальчик. — Значит, теперь ты будешь моим папой?

Конрад вопросительно посмотрел на Доминик.

— Отчимом, — поправила она. — Ты знаешь, что это…

— Конечно! — перебил ее Чак. — У одного моего одноклассника тоже отчим. Потрясающий человек, возил его даже в Диснейленд! — Мальчик вопросительно посмотрел на Конрада. — А ты был там когда-нибудь?

— Еще нет, — с улыбкой ответил тот. — Но, думаю, это можно организовать.

— Здорово! Могу я называть тебя Конрадом, как раньше? И ты будешь играть со мной в футбол, как раньше?

— У нас все будет так же, как раньше, Чак, — заверил мальчика Конрад. — Мы только, может быть, купим отдельный дом, чтобы у нас было больше места.

Чак взял на руки кошку, которая, пытаясь обратить на себя внимание, терлась у его ног, и спросил:

— А Фэнси мы тоже возьмем с собой?

— Ну конечно! Она у нас в семье будет отвечать за ловлю мышей.

— Можно, я пойду скажу Билли и Джулии об этом?! — крикнул Чак уже от двери.

— Можно, можно! — со смехом разрешила Доминик.

Она пила шампанское и чувствовала, как по телу разливается приятное блаженство. Конрад придвинулся к ней и обнял рукой за плечи.

Зазвонил телефон. Доминик сняла трубку.

— Мои поздравления, Доминик!

— Спасибо, Джулия.

— Билли хочет, чтобы Чак помог ему с домашним заданием, и спрашивает, может ли Чак остаться у нас на ночь. — Джулия хихикнула в трубку. — Одолжишь нам своего сына?

— Ну, если Билли очень нужно, тогда пожалуйста, — с напускной серьезностью ответила Доминик. — Спасибо еще раз за поздравление, дорогая.

Конрад встал.

— Что там случилось?

— Джулия спрашивала, нельзя ли Чаку остаться у них на ночь.

— Значит, эта ночь будет принадлежать только нам! — обрадовался Конрад, заключая ее в объятия.

— И еще нам надо обдумать детали нашей свадьбы, — добавила Доминик, обвивая руками его шею.

— Давай сначала поговорим о медовом месяце, — хриплым голосом предложил Конрад и, подхватив ее на руки, понес в спальню.

14

Ненастные мартовские дни, во время которых шли приготовления к свадьбе, внезапно, как по заказу, сменились хорошей погодой в день бракосочетания. Доминик сидела со своим отцом в белом свадебном лимузине и смотрела, как греются в лучах солнца воробьи.

Церковь была так же полна народа, как и во время венчания Карен. Но когда Доминик шла к алтарю по узкому проходу, ее обуревали совсем другие чувства, чем те, которые она испытывала, шагая за сестрой в качестве подружки невесты. В церкви, украшенной весенними цветами, стоял запах свежести. На этот раз Доминик не надо было опасаться, что она наступит на шлейф платья невесты, потому что невестой была она сама.

А у алтаря ее ждал жених — самый потрясающий мужчина в мире. Когда она поравнялась с ним, Конрад обернулся. Даже сквозь полупрозрачную фату Доминик видела, как сияют его глаза.

Идя навстречу пожеланиям своей семьи, соблюдавшей старые традиции, Доминик не разрешила Конраду видеться с ней сегодня до венчания. Но ей так не хватало его, когда она надевала атласное, отделанное кружевами подвенечное платье!

Сегодня ночью Доминик была полна решимости наверстать время, проведенное врозь с Конрадом. Сколько часов они не виделись? Но священник уже начал задавать вопросы и ей пришлось сосредоточиться на этом важнейшем моменте ее жизни.

Господи, ну неужели так необходимо спрашивать, хочу ли я выйти замуж за Конрада Бартона? — недоумевала Доминик. Разве не видно, что я люблю его и что никакая сила в мире не может заставить меня отказаться от брака с ним?

В церкви внезапно наступила мертвая тишина. Все ждали ее ответа на вопрос священника.

— Я, Доминик Барнес… — начала она звонким уверенным голосом, который эхом раздавался во всех уголках храма.

На паперти к Доминик с поздравлениями подходили родственники, которых она помнила весьма смутно, а имена тех, кого она вообще не узнавала, мать шепотом подсказывала ей.

Среди поздравлявших были и старые школьные друзья, которых Доминик не видела много лет, и несколько сотрудников Бейбиз Хоспитал, приехавших из Нью-Йорка.

Карен, сфотографировавшись с женихом и невестой, ушла кормить свою малышку Пегги. За девочкой присматривала сестра Грега. Она обожала свою крошечную племянницу и добровольно вызвалась сидеть с ней, когда Карен была занята в клинике.

— Как ты? — шепнул Конрад Доминик, легонько сжимая ее пальцы.

— Вздохну свободно, когда вылезу из этого платья, — так же тихо ответила она и сверкнула счастливой улыбкой, когда увидела направленные на нее объективы фотоаппаратов.

— Я помогу тебе расстегнуть пуговицы, — с ухмылкой пообещал Конрад.

Доминик рассмеялась, и в этот момент щелкнула одна из камер.

— А где Чак?

— Они с Билли попросили разрешения снять пиджаки, и я, конечно, разрешил. Наверное, гоняют мяч на поле с одним из сыновей Грега.

— Но Чак не снялся вместе с новобрачными… — начала было Доминик, но вовремя спохватилась, поняв, что ведет себя точь-в-точь как ее мать. — А, к черту все эти условности! Мы сфотографируемся с ним не раз в Диснейленде, правда? Ты не жалеешь, что Чак и Билли поедут с нами в свадебное путешествие? Так ведь не принято…

Конрад поцеловал ее в кончик носа.

— С каких это пор мы с тобой стали жить по правилам? Все будет в порядке. Мы не станем торчать все время в Диснейленде. Поваляемся какое-то время на пляже, поплаваем. Потом вернемся в номер отдохнуть немного, а мальчишки тем временем проведут время в юношеском клубе при отеле. Я уж не говорю о лунных ночах, когда мы будем лежать, обнявшись, и прислушиваться к шуму прибоя…

— Какая заманчивая перспектива! Знаешь, я рада, что мальчики будут с нами. Чак ведь вырос с Билли, они стали как братья.

— А не подумать ли нам о том, чтобы подарить ему родного брата или сестру? Как ты считаешь?

Конрад нежно обнял ее и поцеловал в губы. Этот снимок впоследствии признали лучшим из всех свадебных фотографий. Все, кто его видел, единодушно пророчили: много лет спустя потомки Конрада и Доминик будут смотреть на фотографию и восхищаться, как сильно любили друг друга эти двое.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики