КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Собор (fb2)


Настройки текста:



Яцек Дукай Собор

Во имя Отца и Сына, и Духа Святого, Аминь! Измираиды уже на расстоянии вытянутой руки, семьдесят дней от перилевий[1], буря через сто двенадцать часов. «Розмарин» уже практически выровнял вектор скорости по их вектору, виден Собор, он на моем потолке, изображение в реальном времени. Закрываю и открываю глаза, и он спадает на меня хищной птицей, худая шея, широко раскинутые крылья башен, костистые когти, скелет корпуса.

Я уже принял двойную порцию ступака, голова лопается в невесомости. Пытался читать Фере, но терял суть уже через пару-тройку предложений. Куртуазные беседы с Миртоном. Это чартер, и на нем летим только я и доктор Вазойфемгус, который практически не выходит из заслепа; так что лечу сам. Веду диалоги с «Розмарином», когда сную по его внутренностям, искусственный день, искусственная ночь. У «собеседника» весьма симпатичный интерфейс. Временами, в часы тренировок в силовом блоке, одурманенный выделениями в кровь, я чуть ли не забываю, что это всего лишь программа. У нее имеются собственные приоритеты. Следит, чтобы я не чувствовал себя одиноким, вот и втягивает меня в беседы на темы, о которых считает, будто те меня интересуют.

— То есть, отец считает, что это не был святой, и никаких чудес места не имело? — неожиданно спрашивает она.

— Я еще не определил собственное мнение, — отвечаю.

— Оох, наверняка имеете, отец, — смеется «Розмарин».

— А ты как считаешь? — отбиваю я мячик.

Мгновением молчания «Розмарин» дает понять, что размышляет.

— Я думаю, — начинает она, что если в тот момент он был недееспособным, то это было безумие из любви. Если бы Бог вообще позволял непосредственное вмешательство, то Измир представлял бы собой не самый плохой повод.

— То есть, ты веришь?

— В Бога? Верю ли я? Скорее… догадываюсь, — отвечает «Розмарин».

Кто знает, возможно, в данном случае Тюринг тоже ошибался.

Проверяю актуальные данные относительно рандеву планетоид с Мадлен. До сих пор ничего уверенного. На лугах расчетов Астрономического центра в Лизонне живокрист[2] для решений уравнений разросся чуть ли не на гектар, тем не менее, стопроцентного результата так и нет. В самом худшем случае, у меня есть месяц. Действительно ли у Церкви имеются средства на передвижение столь крупного планетоида? И способна ли та фантасмагорическая машина Хоана вообще произвести подобное перемещение?

* * *

Я на месте. Первый день на Измираидах. Видел могилу, беседовал с отцом Миртоном. Буря, тем временем, перекипела на другой стороне. Они знали, где посадить «Стрельца». (Ну, нет, что тут общего, все зависит от времени суток, момента вращения камня, разве что Вектор Хоана…)

Собор располагается за биостазом города, он слишком высок, пробил бы купол. Челнок «Розмарина» высадил нас с другой стороны; сам город (город! — слишком громко сказано: скорее уже прикрытое воздушным полушарием сборище временных зданий) лежит в мелком кратере, и его склоны загородили нам вид черным обрывом. Эта Измираида называется «Рог», она вторая по величине во всем скоплении, только притяжение практически не существует. Мы сразу же пересели в груиз. Вазойфемгус помог мне со скафандром, самодостаточные вакуумные скафандры — это настоящие доспехи, человеку требуется подумать с полминуты, прежде чем шевельнуть ногой.

Груиз на трассе от посадочной площадки до купола ездит вдоль ярко освещенного рельса; он прикреплен к нему с помощью двух эластичных бугелей; все это выглядит совершенно как канатная дорога.

Когда мы ехали, доктор указал направо и сказал:

— Корабль, потерпевший крушение.

Я сориентировался, что он имеет в виду буксир Измира. Оглянулся в том направлении, только ничего не заметил.

— Он уже за горизонтом, — пояснил Вазойфемгус. — К нему тоже имеется линия. Отец здесь в паломничестве?

— Нет, — ответил я и попытался пошутить. — По служебным делам.

Сквозь пластик шлема его лицо мне не было хорошо видно, но, по-моему, он не улыбнулся.

— Я, собственно, ненадолго… — буркнул он. — Воспользовался оказией, что люди заказывают чартеры для эвакуации. Как отец считает, Мадлен нас пустит?

Я хотел пожать плечами, только из этого мало что вышло.

— Не знаю. Они все еще считают.

— Ну да…

Небо здесь — не небо, а попросту растянутый на высокой полусфере космос. Хуже того: ты моментально теряешь эту иллюзию двухмерности, достаточно заглядеться на пару секунд, и чудовищная бездна уже подавляет тебя. Разум тут же переключается на пространственное отображение, и уже нет никаких сомнений, что ты всего лишь мельчайшая пылинка в этом океане, мурашка на камешке. Можно впасть в панику. Те, кто в первый раз выходят в открытый космос, чуть ли не физически чувствуют, как их чувства теряют все точки ориентации, как начинается падение, как они улетают в бесконечную пустоту. Были случаи потери сознания, была рвота и всхлипы, было даже сумасшествие. На астероиде это не грозит, все-таки, какой-то горизонт здесь имеется, есть почва под ногами, плоскость «низа», о которой можно догадаться. Но когда поднимешь голову и утратишь ее с глаз… Боже мой. Описать это невозможно.

Мы въехали на край кратера. Шлюз купола уже открывался перед капотом груиза. Сам купол снаружи выглядел словно молочно-белая полусфера, через нее практически ничего не было видно. Мы заехали в шлюз и тут же выехали, двери закрылись и открылись так быстро, что я даже этого и не заметил; глянул вверх — и снова на меня обрушились звезды: изнутри купол абсолютно прозрачен.

Но, несмотря на эту гладко отполированную черноту, весь интерьер залит не дающим теней светом.

Дома располагаются четырьмя концентрическими окружностями, в средине — наиболее старые; в большинстве своем, двух и трехэтажные. Четвертая окружность, внешняя, по словам доктора уже практически покинута.

Груиз освободился от направляющего рельса, и Вазойфемгус перешел на ручное управление. Левой рукой он указывал на мелькавшие мимо стены из живокриста и и разъяснял (уже не через интерном, потому что шлемы мы сняли):

— Это Матабоззы. Убегать начали, как только оказалось, что приблизимся под Мадлен. Они это считали первыми. Сейчас как раз подали в суд в отношении тех участков на щенках Лизонне, две тысячи гектаров густого аналитического леса, Центру до них, как до Луны пешком. На самом пике, лет пять тому назад, чуть ли не треть того леса перемалывала гравитационные уравнения Измираид. В рамках тестирования контрольных параметров, они сопрягли с Фисташком семь тяжело-металлических метеоров. Это было еще до критического перилевия, так что теперь у нас имеется Процесс Четырнадцати. Уже вижу, как адвокат станет объяснять присяжным теорию хаоса. Матабозза, скорее всего, пойдет в бифуркацию, им никто не докажет, что это все неправда. То есть, в сумме — два мощных судебных процесса. Ничего удивительного, что бюджет урезают. Они первые. А вот эта арканная последовательность слева — это филиал NASA. Теоретически, они ограничиваются только мониторингом. Ха! Во время моего предыдущего визита, когда поступило предложение разорвать черные жилы атомными зарядами, NASA выскочило с вето для такого постановления. Было покушение на их мозговика. А вон там, отец, видите вон то, зеленое — там живет следственная группа UL, во всяком случае, проживала, хотя и не похоже, что они уже смылись. А вот та четверочка — это все помещения для гостей; Хонцль сдает их паломникам, во время широких окон у него всегда полно гостей. Сейчас он молится, чтобы Мадлен нас отпустила.

— Вы говорите, сдает в аренду. Вы же знаете юридический статус Измираид?

— Ага, закон вора, виртуальное разделение участков. Выходит, эти сплетни правдивы? Будете спасать Рог?

— Простите…

— Ну да.

Мы уже проехали центр, то есть, круглую площадь с фонтаном посредине (огромные капли воды спадали по абсурдно высоким параболам). Вазойфемгус свернул за белостенный дом, выстроенный в стиле изысканной арабской архитектуры, и здесь остановил груиз. Вышел, махнул мне рукой и направился к теням стрельчатых аркад. Я глядел, как он шел. Колени практически не работали, в основном — ахиллесово сухожилие. Да, сноровка у парня имелась. Он быстро исчез в темноте.

Я переключил груиз на автомат и сообщил адрес квартир, которые епархия Лизонне снимала у Хонцля. Автомобиль тронул. Снова я ехал через молчащий город. Только сейчас я осознал его пугающую безлюдность. В течение всего времени, от самого шлюза, я не видел ни единого жителя. Выглядело на то, что не только четвертая, но и все окружности животкристовой застройки давно уже были покинуты.

То, что это не так, я убедился, войдя в главный вестибюль гостиницы Хонцля. Он ничем не напоминал гостиничных вестибюлей с Лизонне или Земли (более старомодная стойка с электроникой) — ничем, за исключением единственного администратора. Как только я переступил порог (говоря по правде, перелетел, причем, по явно крутой дуге), он поднялся из-за широкого прилавка, на котором блестел угловатыми внутренностями растасканный на запчасти автомат. Подошел и протянул руку. Я пожал ее, несмотря на перчатку.

— Отец Лавон, я очень рад, вы все-таки добрались. — Он был очень молод, самое большее, лет тридцать пять; крепкое рукопожатие никак не вязалось с робкой улыбкой на лице с оливковой кожей. — Джек, то есть отец Миртон, ожидает вас. Номер двести два.

— Очень приятно, с кем имею…

— Хонцль, Стефан Хонцль.

Так я познакомился с местным магнатом гостиничного бизнеса. Он пошел забрать из груиза мой багаж. Мне выделили номер двести три. В стенках лифта были размещены многочисленные захваты, ускорение бросало человека в потолок, неосторожный новичок мог выйти с шишкой величиной в орех.

Что же касается гостиничной роскоши, то, увидав коридор второго этажа, я перестал питать какие-либо иллюзии относительно характера предприятия Хонцля. Он использовал стандартный живокрист, и наверняка не потратился на какие-либо украшения интерьера; скорее уже «Розмарин» был больше похож на гостиницу. Голые стены, голый пол, зеленоватое свечение потолка, двери, вырезанные в форме идентичных прямоугольников. На Лизонне подобные квартиры оценивались бы ниже гарантированного социального минимума. Я постучал в двести второй номер.

Миртон и вправду ожидал мня там. Я вошел в какую-то расширенную трехмерную визуализацию, чем тут же ее выключил, но еще успел заметить сложную символику эволюционных алгоритмов. Миртону столько же лет, сколько и Хонцлю, живьем он выглядит еще моложе, чем по телефону. Ужасно нервный человек. В приветственном водопаде жарких слов он разместил столько охов и ахов, что я уже начал было подозревать, что он переигрывает — но Миртон именно такой, Миртон par exellence[3].

— Ведь у отца нет полномочий издавать обязательные к исполнению рекомендации в отношении мест культа, правда? Ох, я только задумался вот над чем… Да, я знаю, что эти чудеса не подтверждены. Но если бы Церковь решилась запустить свои возможности и связи… Некоторые из ангажированных здесь консорциумов наверняка охотно приняли бы в этом участие, я бы мог связать отца, ну да, прости, я мог бы устроить тебе встречу с местными агентами, которые от имени лизоннских лиц, имеющих право на принятие решения, уже подкатывались ко мне с подобными аллюзиями…. Только нет, нет, нет, совершенно наоборот, я уже рассылал просьбы, даже нашлось несколько желающих для заместительства, вот только как-то… Понимаешь, это уже четвертый год, чуть ли не прямо после семинарии, с кем тут я имею дело, ну, ты же сам согласишься, самое время мне возвращаться на Лизонне; если бы ты был так добр… Ясное дело, как решишь сам. Нервы? Возможно, и так.

Ты сам убедишься. Ну что я могу сказать, еще в окнах, когда был пик паломничеств, и я проводил такие мессы, когда Собор лопался по швам… Но сейчас. Дай бог, чтобы Мадлен нас не захватила — все-таки, где-то с год аплевия, пэстынь, или нет? Знаю, знаю, просто жалуюсь. Может, кофе?

Он отправился за тем кофе (в конце коридора размещается тепловая кухонька). Хонцль заглянул через приоткрытую дверь, чтобы показать, что багаж уже доставил. Я кивнул головой в знак благодарности. Номер Миртона (ничем, впрочем, не отличающийся от моего) был завален распечатками, только от телепроекторов через балаган низкого притяжения проходили коридоры пустоты. Дело в том, что балаган частичной гравитации отличается от балагана при 1 g точно так же, как слойка отличается от хлеба. Говоря по правде, там я сидел напряженно, в основном, потому, что в подсознании был уверен, что достаточно будет моего одного неосторожного движения, чтобы завалить все эти ассиметричные нагромождения хаоса. Я поворачивался на стуле, осторожно следя за положением каждой своей конечности. За спиной, на стене был ряд крупных, черно-белых снимков Собора. На одной из фотографий, сквозь его высокие жабры простреливали ослепительные лучи Леви, огромный солнечный диск выплывал из измираидского Тартара, очередной астероид надкалывал этот диск, судя по форме — Подкова. На другом снимке Собор склонялся над объективом прямо из покрытой звездами бездны, о форме здания можно было догадываться лишь по пятнам мрака между серебристыми точками. Третья фотография опять была залита не отфильтрованным светом. Миртон вернулся с кофе, я спросил у него про эти снимки. Он смешался, начал что-то лепетать про хобби. Якобы, переписывается с Угерцо. Да, этот человек и вправду вызывает впечатление находящегося в состоянии вечного стресса.

Вечером (местное время совпадает со стандартным Путевым временем Лизонне, так что даже не пришлось переставлять) он взял меня в Собор, к могиле Измира. Это место и вправду обладает чем-то… сверхъестественным. Впоследствии опишу.

Первая ночь на Роге. Измираиды все ближе к Мадлен, логический живокрист Астрономического Центра все еще растет (эргодичность[4] системы крайне высокая).

Гостиница Хонцля стоит пустая, весь этот псевдо-город выглядит опустевшим. Никакой роскоши, весь этот купол вырос на прикладном живокристе военных биосфер, степень освещенности не меняется, независимо от времени биоцикла. Я проснулся часа в два ночи, из окон лился молочный свет, белая кожа в нем принимала слегка трупный оттенок. Я поднялся, рванул раму (мебель исключительно дурацкая, даже с дверью не поговорить). Дно прикрытого куполом кратера спускалось вниз до круга с фонтаном, передо мной расстилался вид на все круги преисподней безмолвия. Недвижность и беззвучие. Я проснулся в кошмаре кита.

Но вот снова заснуть я уже не мог, так что, в конце концов, решился на «ночную» прогулку. Натянул только шорты и свитер. Вестибюль внизу был пуст, от Хонцля ни следа. Я вышел на улицу со стерильно белым дорожным покрытием. Нужно потренироваться ходить. Направляясь к фонтану (его шум был слышен уже со второго круга) по растянутой спирали, я обошел кратер раза полтора. Я проходил мимо закрытых на четыре засова магазинов с предметами религиозного культа; заросший по флангам медицинский центр; залитые яркой зеленью перепрограммированных растений жилые виллы для ученых, которые, в большинстве своем, уже покинули Измираиды (корпорации минимизировали затраты, тратя на топливо самые малые из возможных суммы, а период экономичных окон давно закончился). Пару раз я падал. Подобная почти-невесомость все-таки мучительна, мышцы немеют, в голове крутится.

В конце концов, я присел на резном обрамлении фонтана. Водяная пыль охлаждала вспотевшую кожу. Кровь шумела в ушах, и я не услышал, как она подошла, как коснулась моего плеча. Я вздрогнул, и именно это вздрагивание подняло меня на ноги.

Поначалу мне показалось, что она беременная, поскольку на шее у нее не было вокализатора, а на ее задней части — томпака, но тут же заметил прикрепленный к предплечью динамик и логотип CFC Co. на обширной футболке.

— Пьер Лавон? — спросил мозговик.

— Да. С кем имею честь?

— Ангии Телесфер, inutero[5] Магдалины Кляйнерт. Может, присядем?

В связи с чем, я вновь присел на краешке фонтана. Кляйнерт присела рядом.

— Ну, не то, чтобы он здесь так много весил, — улыбнулась Магдалина, — но предпочитает, чтобы я не напрягала мышц.

— Еще скажи, тиранит тебя, — фыркнул Телесфер. Кляйнерт только махнула рукой.

— Вы ожидали моего прилета? — спросил я.

— Да, — признал мозговик. — Ну конечно же. Мне вспомнились слова Миртона про аллюзии местных представителей фирм.

— Если Измираиды настолько важны для вас, — заметил я, — значительно легче вы бы и сами могли все это организовать. Не знаю, откуда берется уверенность в неизмеримых богатствах Церкви.

— По причине таинственности ее представителей, — засмеялся Теле сфер. — Кроме того, нет никаких «нас». Я, попросту, один из наймитов CFG, в правлениях не заседаю, не имею права высказываться от чьего-либо имени, и уж наверняка, не от имени других инвесторов.

— Понимаю. Горизонтальные структуры. Лобби измираидских ученых устраивает заговоры за спиной лиц, принимающих решения.

— Где-то так. Если бы Церковь заявила, что берет на себя инициативу спасения Измираид, это было бы нечто иное. Открылась бы возможность. И большинство, в конце концов, присоединилось бы. Но сами по себе… — он снова фыркнул, — да никогда в жизни.

— Здесь имеется какая-то система внутреннего контроля?

— Не преувеличивайте, никакого заговора нет. Просто, я не сплю, вот, разбудил фроляйн Магдалину, и мы пошли посмотреть на звезды.

— Понимаю. — Разговаривая с невидимым мозговиком, я кружил взглядом по светлым фасадам окружающих домов, потом подмигнул Кляйнерт. — И долго вы таскаете этого эгоиста?

— Эх, скоро четыре года будет. Он даже не такой уже и плохой…

В это же время Телесфер поднял шутовскую бучу:

— Ну да, теперь начнет цитировать энциклики[6], жаловаться начнет, детская гордыня; опять же…

— Тихо, тихо. И как конкретно звучит ваше предложение?

— Никакого предложения нет, — отрезал тот. — Мы можем отца лишь побуждать. Ведь они там ожидают вашего рапорта, правда? Мы не настолько наивны, чтобы верить, будто бы единственное ваше слово передвинет планетоиды, но вот на принятие решения явно повлияет.

— Не слишком-то представляю я себе способы этого побуждения, — буркнул я. — Вы можете предоставить мне доказательства чудес?

— То есть, вас интересует только предполагаемая святость Измира?

— Нет, меня интересует множество различных вещей. Загадка Хоана, к примеру. Но если речь идет о том, что будет существенным для читателей моего рапорта, то да, вы правы — это святость Измира.

Мозговик долгое время молчал. Магдалина сонными движениями руки мутила воду в фонтане.

— Прошу вас зайти ко мне завтра, — отозвался наконец Телесфер. — В главную лабораторию CFG. Компьютер будет предупрежден. После шести вечера. Раз вас действительно интересуют определенные вещи… Что же, желаю приятных снов.

Кляйнерт пожала мне руку (пальцы мокрые от холодной воды), встала, повернулась и достойным, неспешным шагом пошла в направлении одной из расходящихся радиально от площади улиц.

Я вернулся в гостиницу и записал сообщение по этой встрече.


Итак, а теперь — Собор. Громадный, великолепный. Выходишь из шлюза биосферы и видишь его — Собор — перед/над собой: рваная тень на фоне звезд. Нужен свет, чтобы оценить его архитектуру, а света как раз и нет: Леви уже далеко, Мадлен еще недостаточно близка. Сейчас, в длительном периоде космического межзвездия, Собор, прежде всего — это Тайна. К главному порталу от шлюза ведет по склону кратера крутой маршрут, спускаешься по вырубленной в холодном камне тропе, со страховочным тросом, который в обязательном порядке закрепляет автомат внешних ворот. Как правило, тогда побеждает любопытство, и спускающийся включает мощный прожектор вакуумного скафандра. Но белый палец луча способен касаться только отдельных фрагментов строения, поочередно перемещаться по ним — по светлому эпителию поверхности Собора: от этого места до того, от того — до этого. Спускаясь, очень сложно удерживать свет, направленный в одну точку — потому человек останавливается, пялится, водит горячим пальчиком по скальному творению; подобный спуск от шлюза (двести метров) способен продолжаться даже целый час. Я знаю, поскольку именно столько времени спуск занял в моем случае: отец Миртон ожидал у могилы; потом сказал, что уже и не ожидал; некоторые усаживаются на склоне и западают в какое-то кататоническое состояние околдованности, их будят только аварийные сигналы скафандра. И не удивительно. Это не строение, это скульптура. И в то же время — и не скульптура. Угерцо, когда делал заказ, знал: то, что здесь выведется, не будет служить обычным целям, что функциональность Собора не имеет значения в свете его символики. Ограничение было только одно: могила Измира и алтарь — они размещались внутри, охваченные автономной мини-биосферой, только для них нужно было забронировать место, свободный проход для верующих. Все остальное было оставлено на откуп воображения дизайнеров и эргодичность заложенных алгоритмов роста. То есть, посев охватил внутреннюю часть окружности возле могилы, где-то с четыреста квадратных метров. В практической невесомости астероида живокрист выстрелил чуть ли не на четверть километров ввысь. Если глядеть со стороны шлюза кратерной биосферы, выглядит это так: гиперболоидный корпус с развившимися по кривой крыльями, арочными ребрами посредине, а на флангах — асимметричные башни, законченные каменными бутонами резных листьев, словно разрывы угольной шрапнели, замороженные черным вакуумом. Форма говорит о бегстве души, которая в жесточайшей боли вырывается из оков материи к покрытой звездами пустоте. Когда луч света начинает прослеживать какую-нибудь линию, грань, залом, ребро купола — он быстро извлекает из темноты резкие детали, густо истекающие жесткими тенями, и глаз впадает в спираль пытливости; эти деталям нет конца, фрактальные алгоритмы живокриста придали всем здешним фигурам на первый взгляд миниатюрные размеры, глаз теряется. Вокруг башен к стоп-кадрам смерти карабкаются спирали эшеровских[7] лестниц, если глядеть под определенным углом, это все даже кажется путем, который человек и вправду способен пройти, но в действительности, когда же свет охватит больший фрагмент Собора, видно, что это должен быть, скорее, паук, а не человек, и что даже он никуда бы не добрался. Асимметрия башен приводит к тому, что вся эта ажурная конструкция живокриста кажется склоняющейся в сторону кратера, в сторону зрителя и вправо от него; зато коварство редукционных алгоритмов, ответственных за формы внешних поверхностей главного нефа — что Собор пожирает какой-то рак камня; будто бы глядящий видит именно последнюю, предсмертную форму здания, и вот-вот — через день, два — оно завалится в себя, схлопнется, прогниет; под тяжестью измученного камня треснут стрельчатые ребра, увенчанный крестом позвоночник рухнет в вечную тень пространства внутренних органов, и из челюстей выдвинутого портала выкатится медлительная лавина хрупкой крови Собора. Форма говорит о муках одинокого умирания, о слабости материи, которая отравляет сомнением невидимый дух. Если же погасить прожектор и немного посидеть на склоне, или пройтись немного туда-сюда под страховочной тропой — если сделать это, голодный зрачок выхватит одинокие световые лучи, пробивающиеся из высокой глыбы тени. Звезды просвечивают Собор навылет. Ведь у него не имеется ни стен, ни крыши, поскольку они ни для чего, как для здания, не нужны — ведь это и не здание — а прозрачная полусфера, прикрывающая могилу Измира и алтарь, сама выполняет все необходимые для нее функции. Так что, по сути своей, мы не имеем дело с эргономическим телом. Внутренности конструкции не пусты, и, хотя человек этого уже и не увидит, они заполнены такой же мистерией живокристных преобразований, которые осуществили резьбу видимых частей. Поэтому, в определенное время определенные звезды в состоянии послать свой свет сквозь Собор. Спускающийся к нему человек ежесекундно регистрирует вспышки света из этого гигантского пятна тьмы, почти как сигналы распада в камере Вильсона, выстрелы из пустоты. А потом входишь в тень портала, вокруг него замыкаются куртины замерзших волн, гуща железистых кустов, ты бродишь в разливах озера боли. Поворот, свет — и ты становишься перед могилой.

* * *

Я отправился в CFG.

Основная лаборатория занимает три двухэтажных дома, составленные подковой, окружающей мини-сад, в котором растут сильно перепрограммированные деревья. Компьютер и вправду был предупрежден, так что он впустил меня через главные ворота в этот сад. Распрыскиватели оросили меня залпами прохладных капель. Я слышал птиц, только их пение доносилось, скорее всего, из динамиков.

Навстречу мне вышел худой негр в клетчатой рубашке. Он представился как Муд, ассистент Телесфера. Из сада мы перешли в тенистый дом. Стеклянный живокрист кроит обширное помещение на десяток с лишним офисов/витрин; в одной из них на кушетке спала Магдалина Кляйнерт. Муд указал на нее движением подбородка, после чего подал мне наушники.

— На время я переключил аудио-выход, — буркнул он. Я вставил наушник в ушную раковину.

— День добрый, — отозвался Телесфер. — Вы уже слышали новости, отец? Логический живокрист Астрономического Центра перестал разрастаться.

— Тааак.

— Подойдите, пожалуйста, к столу под пальмой. В углу лежит футляр. Будьте добры, наденьте.

Я вынул из футляра и надел очки. Визуализацией Телесфера был фиолетовый эльф в пурпурном дублетике. Эльф курил сигару, и этой же сигарой сделал жест, чтобы я следовал за ним. Обойдя подальше храпящую Кляйнерт, он провел меня к ряду дальних витрин. Здесь, в живокристных блоках под стеной чернели небольшие, шероховатые глыбы, эльф-Телесфер указал на них дымящимся кончиком сигары.

— Количество бурений, проведенных CFG на всех Измираидах, превысило тысячу. Знаете, отец, чего мы искали: Машину Хоана. Что ж, мы ее не нашли. Все это фрагменты некоторых кернов. Что в них такого интересного… Ведь отец разыскивает здесь какие-нибудь любопытные вещи, правда? Вот вам и необычность: структура железистых микрочастиц этих вот кернов: этот взят с глубины в километр, вот этот — чуть ли не с двух, а вот тот — из самого, хммм, ядра астероида.

Телесфер махнул рукой, и в воздухе у него над головой из какого-то под-измерения развернулось коричневое облако. Я поправил очки, подошел поближе, прищурился.

Казалось, будто бы облако состояло из сильно спрессованных слоев: попеременно коричневой, желтой и черной папиросной бумаги, к тому же, каждый очередной слой по-своему раскладывал зоны уплотнений и сгущений материи, так что целое представляло что-то вроде случайностного фильтра.

— Вот так это, более-менее, выглядит, — сказал Теле сфер. — Причем, в более крупных Измираидах, например, как раз на Роге, подобную структуру мы находим практически везде ниже определенной глубины. Мы засадили живокрист для логической интерполяции этих макромолекул, но тот умер от голода, так что мы ничего не узнали; не существует естественного пути для появления чего-то подобного, во всяком случае, нам не известны подходящие граничные условия. Это не минерал, но и не какая-либо форма жизни в соответствии с ее определением. Эта штука не проявляет каких-либо свойств по само-репликации. Мы называем это Черной Ватой.

— Постулаты Хоана? — спросил я.

— Совершенно ничего, — ответил Телесфер, присев на одном из прозрачных живокристных блоков, в котором хранилась глыба Ваты, имеющая форму почки. — Нет механизма преобразования энергии, нет какого-либо обобщенного источника питания, это никак не реагирует на каком-либо уровне. И никак не соответствует Машине.

— Хоан постулировал активную резьбу пространства-времени, — буркнул я. — Энергетические затраты должны были стать действительно громадными, но, в связи с этим, данный феномен может быть чем-то иным.

— Что? — Телесфер пожал плечами. — Вне всякого сомнения, это манипулирует гравитацией. Помимо же этого, не зная самого механизма — а ведь мы не имеем о нем ни малейшего понятия, наши пресс-атташе могут говорить все, что угодно, но по-настоящему, ни одна из компаний, которая вложила здесь средства в надежде на этот святой Грааль физики, не продвинулась вперед ни на шаг — следовательно, как я и говорю, не зная механизма, мы даже не можем спекулировать о необходимых для включения в такие манипуляции силах. Предполагаемый Хоаном корректирующий вектор никогда не был таким уж большим, как всем кажется; было бы достаточным умело манипулировать контрольными параметрами системы. Нужны постоянные и длительные приложения подобных, но относительно слабых сил, разве что только вовремя и надлежащим образом нацеленных.

— Действительно, любопытно, — согласился я, поглядывая то на глыбы Черной Ваты, то на рассчитанную на зрелищный эффект имитацию ее молекулярной структуры.

— Дальше. — Телесфер поднялся, прошел мимо нескольких витрин и указал сигарой крупную диораму, представляющую геологическое сечение Измираиды с названием Колос (как следовало из подсвеченной подписи). — Поглядите на вот это, отец. Вот, ага, именно этот слой.

— Хммм?

— Проследим анализ… Ага. И вот такое распределение.

— Гамма-излучение?

— Правильно. — Телесфер склонил голову. — Розворский, самый центр разброса.

— И как давно?

— Это сложно оценить. Здесь невозможно опереться на планетарную геологию и на датировку по временной шкале эпох или солярной шкале.

— Изотопы?

— К сожалению, это дает большой и весьма размытый разброс, ведь мы датируем посредством перевода аналогий, а эта штука просто летит сквозь пустоту. От ста до двенадцати миллионов лет.

— Хо-хо, действительно. Известные взорвавшиеся нейтронные звезды в сфере с диаметром девяноста миллионов световых лет? Matching!

— А чем мы накормим живокрист? — осклабился фиолетовый эльф. — Диаметр Млечного Пути составляет сто тысяч световых лет. Несколько сотен миллиардов звезд. Благодарю покорно!

— Хммм. И вы обнаружили этот след на всех Измираидах?

— Вот именно, что нет, отче. Только на четырех самых крупных и на Свистке.

— А Черную Вату? Какая тут связь?

— Черная Вата имеется повсюду; тут больше, там меньше.

— Интерполяция траектории системы.

— С Вектором Хоана…? — рассмеялся Телесфер. — Как?

— Ну… так. — Я смешался, потому что во всем этом забыл, что попытки были прекращены сразу же после Хоана, подобная механика включает только макродетерминистские системы, в которых не выступает не-анализируемый модерирующий фактор. — Впрочем, достаточно было бы пары проходов над Мадлен. Да и какой может быть максимальная скорость Измираидов в межсистемном вакууме? Если рассуждать здраво. Если бы этот гамма-всплеск пришел из такого далека, он оставил бы аналогичные следы повсюду в округе. А здесь, — я указал на диораму, — вижу, что припекло чертовски сильно. Лизонне была бы сейчас стерильной планетой, мионная печь, жизни — ноль. Следовательно, нет, он должен был достать их на приличном расстоянии. Следовательно, достаточно давно. Или кто-то здесь верит в межгалактические путешествия? Не думаю. Ergo, ищем вдоль направления. Можно было бы даже вывести весьма приблизительное уравнение, имеется зависимость…

— Замечательно, превосходно, — кивал головой Телесфер, — но что это нам даст? Даже если бы мы, в конце концов, однозначно идентифицировали нейтронную звезду — источник. Раз уж расстояние было настолько большим, что не припекло ни Лизонне, ни Землю, все равно, это дистанция, многократно превосходящая радиус действия наших черепашьих корабликов. Загадка заключается здесь, в Измираидах. — Телесфер топнул ногой, указал сигарой в пол. — И здесь же мы должны найти ответ. А сколько у нас есть времени? Два месяца, потом Мадлен, потом один черт знает что.

— Не в моих силах…

— Может, нет, а может — и да. Как отец может это знать, раз не попробовал? Да, это правда, я согласен: они прислали вас сюда исключительно из бюрократической скрупулезности. Церковь — это учреждение, как и всякое другое, времени на окостенение у нее было достаточно много. Но это не меняет сути дела.

— Вы не понимаете, господин Телесфер! — Признаюсь, он смог вызвать у меня раздражение. — Все это не имеет ни малейшего значения для постановления о предполагаемых чудесах Измира Преда! Даже если бы мы выкопали здесь целехонький НЛО, полный мумифицированных зеленых человечков. Это не имеет никакого значения!

Эльф выдул серию дымных колечек.

— Быть может — так, быть может — нет. Как отец может это знать?

* * *

Логический живокрист Астрономического Центра перестал разрастаться и наконец зацвел. Мадлен катапультирует Измираиды за пределы гравитационного колодца Леви: именно таким образом замкнулись уравнения. Таким образом, в течение трех недель мы обязаны все эвакуироваться с Рога. Никто и никогда не увидит уже Собора, никто и никогда уже не встанет в его тени, после ухода Мадлен он уже никогда не будет отбрасывать тени. Никогда — во всяком случае, не в период, охватываемый нашей, человеческой меркой. Сегодня я сидел у могилы Измира, под сферой внутри соборной биостазы. Могила находится между двумя рядами скамей, перед алтарем, из-за которого светит дарохранительница. Скамьи тянутся до самого лабиринта выхода, каждая длиной метров в двадцать — учитывая стоячие места, здесь поместилось бы более четырех тысяч прихожан. Воистину, Собор. Конечно же, в свете канонического права собором он не является, но Угерцо именно так назвал проект, и никто, кто хоть раз увидел строение, не называет его иначе, а именно Собором. Изнутри (и это звучит абсурдно) он выглядит еще большим. Свет здесь расходится из-под полусферы, в соответствии с направлениями взглядов, и теней вообще не видать; по сути же, их здесь полно, достаточно выйти за пределы защитного купола. Интерьер Собора не пуст — если говорить по правде, уже скорее, чем об интерьере, следовало бы называть это его внутренностями. Подняв голову, что означает: откинув ее назад до горизонтали, видишь, что там, где в настоящих, нормальных соборах на десятки кубических метров распространяется монументальная пустота (этот многократный диез в архитектурной партитуре), в Соборе надлежащее ей место занимает хаотически разросшийся живокристный камень: выгнутыми кишками, лохматыми легкими, вот тут густой, а вон там — редкой сеткой жил — распростирающийся от одной стенки-скелета до другой стенки-скелета, от увенчанного крестом гребня, до чуть ли не самой поверхности полусферы. Здесь ничто ничему не служит, и висящие в верхних светотенях глыбы не имеют никакого прикладного применения; проектировщики инициирующих зерен даже приблизительно не определяли архитектуры интерьеров, в первый живокрист вошли лишь самые базовые входные данные, развилки граничных условий и несколько начальных этапов преобразований. Именно так алгоритмизируется оригинальность, механизируется спонтанное искусство и завораживается в формах взаимодействие с холодным астероидом. Угерцо заплатил, Угерцо получил. Даже катафалк предполагаемого святого, стилизованный под надгробный барельеф крестоносцев (одна нога Измира опирается на щиколотку другой ноги), представляет собой органическую часть Собора; он вырос из пола, прикрывая ромбоидальную могилу, в которой захоронили Измира спасшиеся члены экипажа «Стрельца».

Помню, что про историю старого буксира R-L я узнал во время похода в Громе (сколько же это лет, Боже…). Мы спустились с Мурабиков и как раз разбили лагерь в небольшой котловине, полностью погруженной в тени Четвертого Мурабике; нам было нужно несколько дней, чтобы отвыкнуть от кислородных масок, жилы еще горели, а мозг генерировал летучие галлюцинации. Мы сидели в палатках, кто-то включил телевизор, и тогда-то я услышал про «Стрельца». Спасательная операция уже шла, все оценивали шансы; буксир шел по дикой гиперболе, боковой взрыв снес его чуть выше плоскости эклиптики, все предлагаемые курсы перехвата требовали от спасателей дорогостоящего активного маневрирования, сами по себе топливные лимиты исключили девяносто процентов кораблей. Скоростной рамочный живокрист родил общее решение, указывающее на Лизоннский Операционный Корабль «Феллини», и этот вот «Феллини», без единого живого члена экипажа на борту, за то с огромными запасами кислорода, воды и пищи мчался теперь по принудительному курсу при постоянном ускорении 4,6 g. Только все сговорилось против «Стрельца». С той, буквально, каплей топлива, которой осталась у них после начального взрыва, они не были способны на какое-либо радикальное изменение курса, направляясь defacto к Леви, спадая в тесные гравитационные объятия звезды, дополнительно теряя маневренность. Проведенные до этого расчеты ясно указывали, что — в результате невозможности залатать их силами утечки из буксира — они последовательно теряют из замкнутой системы столько кислорода, что задохнутся еще до прибытия «Феллини». Lastbutnotleast[8] — магнитосфера Леви начинала уже изгибаться и выпирать, предвещая скорую солнечную бурю, а бури на Леви бывали смертельными даже для работающих на орбите Лизонне; по сигналу тревоги все прятались в толстостенных укрытиях. «Стрелец» же, предназначенный для работы в паре с более крупными судами и только в редких случаях берущий на борт людей (например, в таких, как этот, случаях: когда он служил временным челноком), таким укрытием не располагал. Воистину, нагромождение катаклизмов было поразительным: они наслаивались над несчастными членами экипажа буксира словно черно-синие тучи, каждая из которых была смертельной. В своей палатке мы присматривались к лицам четырех путников, направлявшихся к смерти — трех мужчин и одной женщины, инженеров Ротшильда-Ляруса, потным и грязным; с семиминутным опозданием добирались до нас их отупевшие от неустанного испуга взгляды, посредством большого экрана мы заглядывали в мрачные внутренности корабля смерти, «Летучего Голландца» вакуума, не по-христиански жаждающие аутентичности их страданий.

Вся планета советовалась над тем, как их спасти (кстати: громадный успех в средствах массовой информации), и первый совет был такой: для защиты от солнечной бури воспользоваться находящимися по курсу астероидами. Была нащупана целая группа таковых, идущая по орбите, требующая относительно небольшого замедления хода «Стрельца». Такой подход в любом отношении был верным: с проблемами необходимо справляться поочередно, начиная с самой серьезной. И так вот буксир дождался астероидов, и сел на одном из них в том месте, где — как и предполагалось — можно было бы гарантировать максимальную безопасность во время бури. Особо настроения это никому не поправило, поскольку со всей точностью уже было вычислено запоздание «Феллини», и все — во главе с четверкой из «Стрельца» — знали, что столь шустрое укрытие перед гневом Леви лишь оттянуло их экзекуцию, всего лишь на сто восемь часов. Буря грохотала в радиоприемниках — а они там, с каждой минутой, все ближе и ближе были от смерти. «Феллини» прибудет к кораблю с трупами. Живокрист чуть ли не сразу расцвел решением, очевидным для большинства обитателей Лизонне и без расчетов: чего не хватит для четверых, будет достаточным для троих. Они там, в «Стрельце», знали это с самого начала, достаточно было заглянуть им в глаза. Решение следовало принять немедленно, после чего перейти на минимальную потребность в энергии, то есть, спать… Они знали прекрасно, считали часы и минуты, правление R-L вынудил проведение непрерывной трансляции именно по той причине, чтобы путем постоянного контроля предотвратить покушения на убийство или самосуд. Эффект был таков, что несчастные, в основном, понуро молчали и лишь глядели исподлобья то один на другого, то на экраны. На Лизонне принимались ставки относительно дальнейшего развития событий: выживут или нет, кто конкретно, что их убьет, кто кого убьет, кто сломается первым и т. д. Им удалось сесть на астероиде: кто-то заработал бешеные деньги. Солнечная буря их не убила: пара человек обеднела. Измир Преду вышел из буксира на поверхность астероида и разгерметизировал свой скафандр. Что же, были и такие, которые ставили именно на это.

«Феллини» спас оставшуюся троицу. Прежде чем пересесть в корабль, они похоронили Измира в холодном, черном камне планетоида. В своей предсмертной записи, сделанной уже после выхода из шлюза, Измир просил похоронить его на этом космическом булыжнике. Тогда же он прощался с семьей и приятелями, и вручал свою душу Богу. Впоследствии, психологи анализировали всякую дрожь его голоса, каждую задержку дыхания, любую, даже самую банальную формулировку — был он вменяемым или не был, победило ли всеобщее давление, или же он принял решение вполне осознанно? Уже раньше репортеры прослеживали в обратной последовательности жизнеописания всей четверки — теперь были вытащены наверх самые ранние воспоминания семьи Измира о его детстве. Проблема заключалась в том, что это был совершенно обычный человек. Если даже учитывать, в каком контексте его теперь вспоминали — все равно, в этих искусственно порожденных ретроспекция он представал особой, ничем особенно из среднего уровня не выделяющейся. Работником он был хорошим, но его личное дело от благодарностей не лопалось. Он был практикующим католиком, только опрашиваемым вот так, сходу, сложно было найти примеры, демонстрирующие его религиозность. Преступлений или нарушений за ним никаких не числилось (в противном случае, лизонская полиция о каких-то, но знала бы). Доказательств предыдущих психических отклонений тоже не находилось. Так что же? Кем был Измир Преду, и как, собственно, назвать его поступок. Останки инженера остались на астероиде, и таким-то образом в речах комментаторов она была окрещена «Измираидой». «Стрелец» и «Феллини» провели там достаточно времени, чтобы собрать достаточно данных про рой, которых бы хватило для анализа в Астрономическом Центре; дело в том, что Ротшильд-Лярус потребовал расчета средств возврата своего буксира, для чего был нужен точный прогноз движения Измираиды, который — принимая во внимание близость звезды и хаотичную структуру роя — для бортовых компьютеров не был до конца очевидным. Но логический живокрист Центра, вопреки ожиданиям, из одного-единственного кустика, несмотря на вроде бы несложную систему уравнений, разросся на десятки метров и требовал дальнейших сведений о сопровождающих Измираиду астероидах. Это был вовсе даже и не рой, никакая ни подвижная свалка, оставшаяся после разбитого более крупного объекта — оказалось, что движется он по принудительной кривой, а взаимное положение входящих в него астероидов очень часто менялось вопреки воздействиям гравитационного поля Леви. Все указывало на наличие между модулями комплекса астероидов жесткой связи неизвестного характера. Первым ясно выразил это доктор Хоан из Центра, обессмертив тем самым свое имя; правда, все предположения, касающиеся природы этой связи, сводились к общим словам об экзотической материи или экзотической технологии (читай: Чужих; журналисты это обожали), хотя ни «Стрелец», ни «Феллини» не зарегистрировали там каких-либо феноменов известных воздействий. Тем более, интерес к Измираидам (название быстро распространилось на весь рой) возрос, так что судьба экспедиции туда была предрешена.

И такая экспедиция состоялась после очередного возврата комплекса (хотя возвращение, принимая во внимание Вектор Хоана, вовсе не был столь очевидным). Среди спонсоров предприятия были: правительство Лизонне, R-L, и CFG NASA. Это отразилось на подборе членов экипажа «Лаоса»: сказать, что подбор был рациональным — означало бы врать в глаза. В состав экипажа, среди прочих, вошел племянник вице-президента R-L, Стефана Угерцо; этот племянник был астрофизиком-любителем, но как раз умирал от меркулоза, и дядя перед смертью хотел сделать ему приятное. Тот же самый Коттер Угерцо является непосредственным источником всей аферы со святостью Измира. На третью неделю после прибытия на Измираиды он объявил всем, будто бы Измир Преду выслушал его молитвы и выпросил, чтобы болезнь отступила. Коттер, якобы, каждую ночь по корабельному времени отправлялся к могиле Измира (компьютер «Лаоса» подтвердил его выходы). И, якобы, он выздоровел в течение трех суток (диагностический автомат «Лаоса» подтвердил значительную поправку его здоровья). Еще до того, как «Лаос» возвратился на Лизонне, с осчастливленным и переполненным чувством миссии Коттером на борту, и еще до того, как специалисты подтвердили вести о чудесной ремиссии болезни (а они, в конце концов, подтвердили; Коттер же выздоровел полностью) — еще до того, как прошло пару месяцев, в орбитальных портах Лизонне уже развернулась мощная промышленность космических паломничеств. Святой Измир с Астероидов! Помню, что епископа чуть кондрашка не хватила. Естественно, в Ватикан был направлен запрос, но, тем временем, мы остались здесь сами, замкнутые в пузыре нашего горизонта событий. Я присутствовал при этом и знаю, с какой осторожностью принимались решения. Первой — практически инстинктивной — реакцией всегда была одна и та же: «Мы удерживаемся от комментариев, проблема требует подробных и свободных от нажима ожиданий исследований». Решение принять легко, труднее от него потом отказаться; в случае Церкви — это практически невозможно. В результате, мы принципиально исходим из позиции адвоката дьявола, и это верно. Мы ждем, но вот мир нас не ждет — и не успели мы оглянуться, как на Роге вырос оплаченный Стефаном Угерцо Собор.

* * *

Нам всем уже известны координаты точки, после которой возврата нет.

Если это и не был прощальный банкет, то, во всяком случае, нечто близкое ему по настроению.

Прием организовали совместно: филиал NASA на Измираидах и Матабозза. Столы с напитками поставили под аркадами административного здания NASA, которое в настоящий момент было практически пустым.

Многие здесь крутят носом в отношении вась-вась Матабоззы с контролерами. Вазойфемгус схватил меня у входа и тут же просветил.

— Они уже знают, что потеряли ее, — заурчал он над краем стакана, жестом головы указывая на стоящих неподалеку спорщиков. — Минимизируют потери.

Вазойфемгус работает на Space Investments Ltd., парадное подразделение Ротшильда-Ляруса.

— Рубах как-то никто на себе не рвет, — заметил я.

— Это было бы проявлением весьма плохого вкуса, — усмехнулся Вазойфемгус. — Но если бы вы знали… Просто, отец не вращается в этих кругах…

— Черт, даже здесь имеются «круги». Сколько нас здесь осталось? Человек двести?

— Что-то около того.

— И нужно еще вращаться. Ну, и что говорят? Во всяком случае, надеюсь, они перестали ожидать чудесного вмешательства со стороны Церкви…?

Вазойфемгус послал мне изумленный взгляд.

— Не знаю, с чего это вам пришло в голову, ведь серьезно ничего подобного никто и не ожидал.

— По-видимому, я и вправду вращаюсь не в тех кругах.

По сути своей, в течение двух недель моего пребывания на Роге эти «круги» включали только паломников и людей, которые сталкивались с ними в течение всех этих лет.

Количество проведенных интервью уже превысило четыре десятка.

Тогда, глянув за левое плечо Вазойфемгуса, среди участников этих поминок я увидел одного паломника, с которым до нынешнего дня мне не дано было переговорить, но о котором я слышал так много от своих собеседников. Он подпирал белую стену и прихлебывал густую жидкость из высокого стакана. Весь он был серый — обвисший свитер, грязные штаны, даже его кожа в неярком свете тоже была нездорово серой. Звали его Газма, и на Роге он пребывал уже более трех лет. Он утверждал, что ему явился Сатана, еще он заявлял, будто бы Бог излечил его возле гробницы Измира от тяжелой шизофрении; еще он твердил, будто бы ему предназначено умереть на Измираидах.

Когда я подошел и спросил (меня он узнал, я видел это в его глазах) — он стал отпираться.

— Нет, нет, нет. Отец не спрашивать, отец давать покой.

Я склонился к нему. Он был ниже меня, а казался еще ниже, когда стоял сгорбившись под стенкой; я наклонялся, глядел ему в глаза, психически насиловал, не знаю, что на меня нашло, оскорбительная беззащитность некоторых людей способна спровоцировать и святого, а Газма как раз представлял собой именно такой феномен виктимологии[9].

— Он живой, — шепнул он, бросая взгляды по сторонам. Отец был в Соборе…? Отец видел…?

— Почему ты не улетел? — спросил я. (Понятно, что всю историю я знал превосходно.)

— Не мог, — простонал тот. — Не могу, не могу, не могу, он держит меня в кулаке. Как только я пытаюсь…

Я же знал, что он пытался, по крайней мере, дважды. Тогда отзывалась его шизофрения, или чем там он на самом деле страдал, и органически он просто не мог покинуть Рог (начиналась какая-то эпилептическая трясучка), тогда он, как можно скорее возвращался на поверхность Измираиды, в Собор, к могиле Измира. Миртон рассказывал, что заставал его там, спящего у подножия живокристного катафалка. Очень часто Газма заставал Миртона врасплох, когда неожиданно возникал откуда-то из внутренностей Собора, на последних глотках воздуха добираясь до внутреннего биостаза; но тут же, пополнив запасы скафандра, он снова исчезал — безумный пилигрим в царстве теней — Миртон даже страдал легким неврозом на этом фоне. — Сейчас, всякий раз, когда служу мессу, всякий раз, как подхожу к алтарю, — признался он мне, — я невольно заглядываю в темноту и пялюсь на этот бессмысленный хаос живокриста в уверенности, что он, Газма, уставился в ответ на меня, этими своими хамелеоньими глазами, откуда-то оттуда, с высоты, из диких каменных зарослей, такой же, как они: неподвижный, скрюченный.

— Ну а на самом деле…? — допытывался я у Газмы. — Что же это было?

— Что?

— Мы должны договориться о том, чтобы поговорить серьезно. Ты же не имеешь ничего против? — Мне не хотелось пропустить столь существенного свидетеля.

— Конечно, конечно…

К этому моменту мне было уже совершенно не интересно, что способен мне сказать Газда. Отвращение к нему, отвращение к себе, противоположные векторы отпихнули нас, я вернулся к внешним столам.

Здесь меня поймал Телесфер. Магдалина Кляйнерт лениво жевала какие-то экзотические плоды, она лишь подмигнула, обозначив, что заметила меня. Весьма часто меня поражает искусственность всех этих унаследованных за сотни лет проявлений этикета, ведь мозговик видит и слышит глазами и ушами носительницы.

— Когда улетаете, отец?

— У меня еще нет подтверждения.

— Как там ваш отчет?

— А какое это имеет значение? Потенциальные расходы растут уже чуть ли не экспоненциально. Признайся, ведь на самом деле ты никогда не верил во вмешательство Церкви. Тогда зачем была вся эта комедия?

— А как считаете вы? Я с вами шутил?

— Все, что ты мне рассказал и показал — это правда; я проверил. Черная Вата, гамма-излучение. Вот только эта готовность корпораций к участию в расходах предприятия, как оказывается… Что-то здесь не сходится, господин Телесфер.

— Вы же знаете, отец, корпорации бывают разные.

Я бы глянул ему прямо в глаза, но никак не мог. Магдалина все-так же вгрызалась в сочный плод; я поднял глаза к небу, то есть, к разбавленному внутренним свечением стазиса ужасному космосу. Мне показалось, будто бы я понял — и теперь переваривал это новое знание.

— Вы искали прикрытия, — буркнул я. — Очевидной имитации. Но кто гарантировал средства?

— Снова «мы», какие еще «мы»?

— Воскресные заговорщики. Не до конца уверенные, но, тем не менее, с сильной мотивацией. В игру должны входить какие-то некоммерческие ценности, иначе… Мммм, что вы на это, господин Телесфер?

Тот рассмеялся через динамик.

— Разве Церковь опирается на коммерческих ценностях?

— Потому вам и казалось, что здесь найдете союзника?

— Ошибочно.

— Ошибочно.

— Для Церкви важна только святость Измира.

— Именно.

— Церковь не интересуют Божьи Дети из-под чужих солнц.

— Ухх! Пожалейте, господин Телесфер!

— Ну?

— Эта сенсация уже устарела, были изданы две энциклики, мы давно уже ассимилировали такую возможность.

— А уверенность? Справитесь ли вы еще и с ней?

— Быть может, спустимся на землю?

— Вот я топаю. Это земля. И отец знает, что в ней.

— Факты, господин Телесфер. Еще ничего не было доказано.

— Именно потому…

— Кто? Вы? Ну, кто же конкретно? Несколько ученых?

— Потому что мы уверовали, Лавон.

— Во что, в Вату?

Мозговик ничего не ответил, зато отозвалась Кляйнерт.

— Он сильно принял все это к сердцу. — Она меланхолично улыбнулась. — Жаль мне его. Бедняжка уже видел свое имя в энциклопедиях.

Я передаю эту беседу столь подробно, поскольку предполагаю, что Телесфер был здесь совершенно откровенен, во всяком случае, настолько, насколько это вообще возможно. Если бы я мог тогда видеть его лицо, то понял бы все. Мне так кажется.

* * *

Видна Мадлен. И даже из внутренности Собора, изнутри его биостаза — в средину проникают лучи сочного пурпура. Я уже полчаса ждал Газму. Снял скафандр и положил его на первой скамье, рядом со шлемом. Помолился, Газмы все еще не было. Я непроизвольно поднял голову и стал присматриваться к спутавшимся внутренностям Собора. Чувство не было столь сильным, как рассказывал об этом Миртон, но и я чуть ли не каждую десятую мысль направлял к лабиринтам высоких теней с уверенностью в том, будто бы кто-то, Газма, присматривается ко мне оттуда. Я подошел к самой границе биосферы, чтобы приглядеться к живокристному камню поближе. Резьба была чрезвычайно сложной, один узор переходил в другой, геометрия сопряженных фигур уводила жадный взгляд куда-то за круг света. Конечно, это не была резьба, как таковая, никто ведь не отесывал и не обрабатывал камни Рога. Зачатая из первых зерен форма разгрызла холодный грунт астероида и начала развиваться далее волной нано-преобразований, пока, частица за частицей, тут не был возведен памятник благодарности Угерцы. Но сколько может быть заключено в первоначальных алгоритмах зерен, в архитектурных кодах живокриста? Это лицо — а это было лицо, никаких сомнений — это лицо, и этот вот силуэт, и вон тот каменный мениск, и навес пустоглазых черепов, и вон тот хоровод на кишке выше, на протянутой наискось через внутренности собора струне мрака, хоровод худых фигур, dansemacabre[10] нечеловеческих скелетов, ведь все это никак не могло очутиться в коде инициирующих зерен; в точной мере их емкость мне не известна, только кажется неправдоподобным, чтобы проектировщики вписали в них будущее положение каждой пылинки измираидских минералов; эргодическая живопластика заключается вовсе не в этом, широкое поле деятельности необходимо оставить и хаосу. Выходит, если это не рука проектировщиков, не их артистизм — чей тогда? Кто выполнял резьбу? Кто придал изящество хрупким ангелам, кровожадность — башкам сталагмитовых демонов, иллюзию текучести волнообразным заломам внутренней кожи Собора. Кто осуществил произведение искусства? Нужно будет побольше почитать о нанородящих технологиях.

Я вскарабкался на спинку скамьи, с нее — на костяной выступ одного из кривых ребер Собора. Здесь, посреди главного нефа, из-под поверхности камня, словно через толстую, искажающую черты пленку, выглядывают, пробиваются — натуральных размеров головы. Тени мягко стекают по лбам и щекам; я провел ладонью, кончиками пальцев; холодные, очень холодные, кожа трескается. Я отдернул руку, опасаясь, что еще примерзнет — вот скандал был бы. Слишком резко, слишком! — это же Измираиды, притяжение минимальное, легенький толчок выбрасывает вверх на несколько метров. Я полетел по плоской дуге, грохнулся спиной в защитный барьер биосферы, чуточку амортизировало; теперь меня снова отбросило к могиле Измира. Я еще успел схватиться за одну из скамей, меня развернуло в воздухе, теперь я врезался в пол левым плечом, голова стукнула о камень; сейчас об этом говорится легко, но тогда я был уверен, самое малое, в сотрясении мозга. Не то, чтобы отняло зрение, но боль доминировала над всеми чувствами, заслонила весь свет. Мигая, я ощупал голову. Липко. Только через какое-то время увидел, что пальцы покрыты красным. Волосы клеились кровью. Пошатываясь, я потащился в сторону скафандра. Натянул его, надел шлем, уселся и включил диагностический блок. Микро зонды вошли в меня. Кость не треснула, но кожа рассечена. Крупные кровеносные сосуды не повреждены, так что потеря крови небольшая. Я ждал, пока не пройдет головокружение. От Газмы, до сих пор, ни слуха, ни духа. И черт с ним, ведь это же явный безумец, как я мог предполагать, что он придет вовремя, что вообще придет. Уух, запекло, когда скафандр склеивал рану. Успокаивающие средства начали действовать. Я вернулся в гостиницу Хонцля.

* * *

Запишу, как звучали их сообщения.

Вазойфемгус, который сидел в погрузочном модуле рядом со мной, говорит, что я с самого начала потел, нервничал и хотел выйти назад. Когда объявили старт, я, якобы, бегом бросился к шлюзу.

Кретчер, который вел мониторинг, утверждает, будто бы я не был способен надеть шлем. Должны прислать мне файл с этим отрывком.

В свою очередь, люди из обслуги заявляют, что им пришлось меня схватить и оттащить силой, чтобы я не убился, когда мчался вслепую по поверхности Рога.

Два врача, МакВайн и Безузадус, проанализировав результаты исследований, отметили совершенное физическое и психическое состояние, во всяком случае, вмещающееся во все нормы.

Я ничего не помню. Почему убегал, не знаю.

Миртон улетает завтра. Он пришел ко мне в номер и высказал вслух мои собственные страхи.

— Похоже, что это casus Газмы. Симптомы соответствуют. И что говорят?

Я сказал ему, что говорят. Он вздохнул — как будто бы уже жалел. Я выругался.

— Но ведь должен же я как-то улететь отсюда!

— Попробуй завтра со мной, — предложил он.

— А как пробовали с ним, с Газмой?

Он отвернулся от окна и глянул на меня с какой-то болезненной смесью увлеченности и отвращения, робости и наглости.

— Как это случилось? Что ты сделал?

— Ничего!

Он не верит, подозревает Бог знает что. С Газмой же было так: его усыпили и в бессознательном состоянии загрузили в грузовой модуль. Тот стартовал, и тогда сердце Газмы перестало биться. Косвенный массаж, стимуляторы, адреналин. Только кто-то из врачей, оставшихся под куполом, о чем-то догадался и приказал им возвращаться (ясное дело, это был мозговик; потом он никак не мог пояснить собственную интуицию). Корабль заново сел, Газму с огромным трудом реанимировали. Собственно говоря, бедняга пережил клиническую смерть.

Не уверен, хочу ли я идти на подобные эксперименты. Но ведь как-то на Лизонне вернуться я должен — Мадлен выбросит Измираиды во внесистемный вакуум, абсолютная темнота. Окно закрывается быстро.

Пришел и Телесфер. То есть — пришла Кляйнерт. Телесфер хотел знать то же самое, что и Миртон: чего такого я сделал. А ничего! Этот же мозговик не был способен произнести предложения, не украсив его потоком инсинуаций. Что же, их умы функционируют именно таким образом.

Я связался с епископом. Раздражающая беседа, тем более, при такой задержке сигнала. Похоже, что епископ Хауперт считает, что я здесь чем-то заразился. Интересно, чем, город в кратере стерилен с момента возникновения; на самом Роге ни следа атмосферы, не вспоминая уже про биосферу. Тем не менее, я епископа понимаю, ситуация весьма деликатная. Последнее, чего нам нужно — это смерть духовного лица на Измираидах.

Я исповедался.

Что делать, не знаю. Отчет, собственно, уже завершен; впрочем, я и так отсылал все материалы на Лизонне. Но вот Газма — с Газмой я должен поговорить независимо от интервью для своего отчета.

И тогда я пошел в городской магистрат. Там находился терминал системы управления биосферой. Мне было известно, что там ведется учет всех открытий шлюза, а скафандры идентифицируются. Если количество записей Газды непарное — это означает, что он находится внутри, под куполом. Но нет, число было парным.

Есть два шлюза: к Собору и к посадочной площадке. То есть, их больше, но их, как правило, не используют, нужны специальные коды; я спрашивал, компьютер дал ответ. Итак: Собор или посадочная площадка. Предположил, что Собор. Проверил последнюю запись. Посадочная площадка. Что же, он тоже имеет право пытаться улететь.

Я поспешил к этому шлюзу. На всякий случай был в скафандре. Там уселся в саду покинутой виллы — мерах в десяти от ворот шлюза — и ждал. Мимо меня в груизах и д-муках к шлюзу направлялись уезжающие. Лишь некоторые обменивались взглядами, другие махали мне на прощание. Все знают, естественно.

Газда появился через час. Он снял шлем и увидал меня. Мне казалось, что сейчас он начнет убегать, но нет, он спокойно вошел в садик, присел на траву. Теперь он глядел совершенно по-другому: не боялся. Ну да, он тоже знал.

— Как отсюда улететь? — спросил я у него.

Тот глуповато оскалился.

— А нельзя.

— Почему?

— Измир нас принял.

По-видимому, выражение на моем лице было не самым приятным, поэтому он в защитном жесте пожал плечами.

— Говорят, что подобные вещи случаются с людьми в Иерусалиме, возле Гроба Господняя. Если кто-то такой приблизился и испытает… понимаете, святой отец… потом он уже не в состоянии отойти на большое расстояние, покинуть город. Гроб притягивает его, словно магнит железо, можно даже вычертить линии потенциалов. Люди сходят от этого с ума, умирают, уходят в пустыню, постригаются в монахи или кончают самоубийством.

Мне захотелось спросить, какую, в связи с этим, карьеру он предполагает для себя самого. Только издевку сдержал.

— А вы — что пережили, что испытали вы?

— Он жив, отец ведь знает об этом. Правда?

— Что?

— Собор.

— Тааак… И вы догадываетесь о причинах этого… пленения?

— Он коснулся нас. Принял. Во всяком случае, меня. Мы принадлежим ему. Собору.

— Вы имеете в виду Измира?

— А кого же еще. Разве отец не молился у его могилы? Не целовал его рук?

— Вы молились, и он выпросил для вас оздоровление.

— Да. Да. Да.

— Так что ж с того, раз вы не можете отсюда улететь? Если бы вы остались на Лизонне, прожили бы дольше. Насколько мне известно, шизофрения не смертельна.

Газма схватился с места, как ошпаренный.

— И это говорите вы?! Священник!? — пытался он выдавить слова надо мной.

Но, прежде чем снова сесть, немного успокоился.

— И все же, вы пытаетесь улететь, — заметил я.

— Что?

— Разве не ради того вы ходили на площадку?

— Я ходил проведать «Стрелец», — буркнул тот (снова старый Газма) и ушел.

Какое-то время я еще видел, как он выскакивает над крышами домов низших кругов, с такой бешеной энергией уходил он.

Проведывал «Стрелец». Что же. Возможно. Хотя, а что было ему делать в той пустой и холодной, разгерметизированной развалине буксира? Но это весьма похоже на Газду.

Я тоже отправился туда раз. В рамках работы над отчетом. В конце концов, это ведь тоже место культа, настолько популярное, что к нему из порта протянули страхов очную линию. «Стрелец», не приспособленный для посадки на поверхности планет, даже на таких, где притяжение близко к нулю, сел на Роге криво, на борту, раздавив часть антенн и манипуляторов, а так же одну из дюз (если бы садился на хвост, уничтожил бы их все). Аварийный шлюз находится на высоте местров восьми над уровнем грунта, так что там посадили живокристную лестницу с сеткой наверху. Обе двери шлюза открыты. Фосфоресцирующие стрелки в тесных коридорах указывают путь к кабине Измира. Сама кабина вся засажена прозрачным живокристом с целью законсервировать памятку и предотвратить кражи и сознательные подделки. От лестницы через равнину черного камня тянется так называемая Дорога Преду. Каждые пятьдесят метров вдоль нее стоят железные кресты. Дорога ведет до самого Собора. Во времена наивысшего бума космических паломничеств путники десятками преодолевали Дорогу на коленях, некоторые даже ползли, тем самым повторяя последний путь Измира. Они достаточно сильно протестовали против предложений протянуть и там страховую линию. Ведь святой Измир шел без какой-либо страховки! Хмм, но ведь наверняка он и не полз на коленях. Несколько из них умерло на Дороге. Их каменные могилы тоже отмечают Путь Преду попеременно с железными распятиями.

Прекрасно могу представить Газму, который ежедневно, в одиночестве осуществляет это покаяние, как он ползет по шероховатому камню под холодным куполом космоса, от креста до могилы, от развалины корабля до Собора и назад, с именем Измира на устах, белый скафандр на черном астероиде, прикрытый темнотой; когда радио выключено, никто не слышит хриплых молитв.

Завтра Бедузадус попытается вывезти меня в состоянии комы (он как раз позвонил). По-видимому, пойду, проведу мессу, попрошу Миртона, чтобы был моим помощником. Он тоже улетает на этом чартере. Мадлен как раз выходит из-за края кратера, уже величиной с кулак, и делается все больше, все красивее.

* * *

Не удалось. Бедузадус улетел, Миртон улетел (улетело уже большинство людей). Уже и так, по моей причине вылет «Уинстона» значительно задержали. Им пришлось доставить меня из корабля назад, на Рог. Даже энцефалограмма там у меня была совершенно плоской.

Я не жил.

Боже, дай мне надежду. Я боюсь. Я перепуган.

* * *

То, что организм столь аллергически реагирует на удаление от Измираид — это одно. Но вот каким образом их близость возвращает меня к жизни, раз уже по всем критериям — как медицинским, так и не медицинским — я был мертв?

Даже думать не хочется.

Из погрузочного модуля звонил Телесфер (он улетает сегодня, вместе с остатками персонала CFG). Его вопросы привели меня к ответам, над которыми не хотелось бы размышлять. А спрашивал он о том, не вступал ли я когда-либо в непосредственный контакт с Ватой. И что, черт подери, должен такой «непосредственный контакт» означать? Ведь речь идет о скальной формации! Сотни метров под поверхностью грунта! И я тут же начал размышлять над тем, что он мог иметь в виду. То, что тогда, в лаборатории он не рассказал мне про Вату всего, я знал с самого начала. Выдал лишь то, чего хотел. Он лишь забрасывал крючок, проверял фарватер. Ведь CFG проводила сотни бурений и наверняка добыла несколько килограммов Черной Ваты. Другие компании тоже не сидели со сложенными руками. Какие эксперименты с ней они проводили? О чем догадывались? Телесфер, скорее всего, считал, будто бы я отправился к конкурентам. И эти конкуренты… Что Вата может иметь общего с моим и Газды пленением на Измираидах?

Так же звонили с Лизонне, из курии и из Академии. И вообще, целый день, что ни минута, какое-то сообщение с планеты. Могу представить, какой головной болью стала для них моя история. Вечером епископ созывает совет по моему вопросу. Послезавтра закрывается окно для самого скоростного из кружащих рядом с Измираидами кораблей. Не слишком хорошо могу представить, что они там способны надумать. Но… но… Нужно надеяться.

Вскоре вылетает и Хонцль. Похоже, что я последний его клиент. Он передал мне код-ключ ко всем своим недвижимостям на Роге. Что-то еще хотел сказать на прощание, но передумал и смылся. Наверное, у меня было какое-то особое выражение лица.

Миртон оставил свой номер в состоянии такого же самого бардака, в котором и проживал. Я вошел, и что-то с грохотом свалилось на пол. Есть, правда, и различия: стены голые. По-видимому, снимки Собора он забрал с собой. Я включил проекторы, только вся память в них была стерта. Я стал копаться в вещах Миртона — прекрасно средство убить время, ни о чем не думать: чтобы разобрать весь этот хаос, наверняка потребуется больше двух дней.

На шкафу я обнаружил картонный футляр с несколькими десятками рулонов пленки, на которых были вытравлены увеличения черно-белых снимков Собора. Я развернул их поочередно. Миртон что-то калякал на них, размашистым почерком делал какие-то замечания, стрелки указывали на охваченные корявыми окружностями фрагменты изображения, все это было сделано толстым красным фломастером. Я приклеил несколько пленок к стене, чтобы приглядеться повнимательнее. В чем тут был дело? Миртон отмечал мелкие архитектурные детали: карниз одной из башен, псевдо-горгульи на портале. Рядом он писал: 2 МЕС.УДАЛ.? ПЕРИЛЕВИЙ. И еще: ПЕРЕНОС МАССЫ? А в другом месте: 3 ММ/ЧАС.

Кроме того, Миртон оставил пару десятков книжек, не оправленных в переплеты самиздатовских экземпляров. В основном, это были академические учебники по нанородным технологиям: «Живокрист: строение и функции», «Спутанный хаос или Пути Жизни»; «Программирование открытых негентропических систем — введение»»; «Самоисполняемый Язык Нанородных Машин — Учебник» и тому подобные. Я вспомнил голограмму, в которую чуть не вошел в первый день. Так вот, Миртон изучал Собор с самых основ: его архитектуру и способ появления, вплоть до материальных технологий.

О самом живокристе я знаю достаточно много, чтобы просмотреть эти книги, не испытывая чувства, будто бы бьюсь головой в стенку высокотехнологической эзотерики. Правда, теорию его программирования до конца я так и не понял, разум как-то бунтует и отказывается понимать идеи планирования непредвиденного, вычисления того, что невозможно вычислить. Но практика мне известна, когда-то даже сам сеял. Правда, это была всего лишь небольшая беседка над озером, у дедушки с бабушкой, на Хоолсталоне. Я сделал все строго по инструкции: вычертил более-менее квадрат (кончиком ботинка по земле), вскрыл герметическую упаковку живокриста (серия «Беседка — Венеция», насколько помню, естественно, с автоматическим умиранием), отмерил порцию зерен на ладонь — и посеял их вдоль линии. Что-то осталось, эти я подсыпал по углам. Потом сверху навалил подготовленные ранее два ведра грязи. За ночь беседочка выросла, любо-дорого глянуть. Сколько это мне было лет, тринадцать? Уже тогда меня страшно увлекала неточность всего процесса: не имело никакого значения, посеял ты эти зерна вдоль линии или рассыпал по широкой полосе; не имело значения, какое зерно и где упадет, значения не имело даже то, все зерна высыплешь или только четверть (в гарантии было написано, что может хватить даже пары десятков зерен — весь пакетик, двести граммов, был нужен для того, чтобы увеличить вероятность получения идеальной целевой формы). Ясное дело, имеется — nomenomen — фундаментальная разница между серийным, замкнутым живокристом, из которого выросла беседка для моих дедушки и бабушки, и оригинальным, полностью уникальным, открытым живокристом Собора. Разница заключается в способе предварительного программирования их кодов. Живокрист Собора принадлежит к «неполным»: не все данные целевой формы жестко определены на входе. Беседка, если и дальше пользоваться этим примером, выросла идентичной, вплоть до микроскопической структуры, независимо от того, засеял бы я ее на вулкане, на дне Океана Лизонне или на камнях Рога. А вот Собор — Собор вырос бы уже по-другому при изменении столь мелких параметров, как, например, время посева.

Над этими книгами я забыл про уходящее время (все-таки человек способен управлять собственными мыслями) и только сигнал связи с планетой вернул меня к реальности. Совещание уже закончилось.

— Мало чего могу тебе сказать в этот мрачный час, — сказал епископ. — Остаются две альтернативы, и обе одинаково трагические. Мы здесь не имеем права высказаться за любую из них. Вполне возможно, что ты сможешь вернуться к жизни на Лизонне, если, несмотря ни на что, решишь завтра улететь, хотя, говоря по правде, для этого нет никаких логических предпосылок. Оставаясь на Измираидах, ты сохранишь жизнь, как меня тут убеждают, даже на несколько лет, но потом тебе придется умереть в той пустоте в одиночестве. — Он стиснул губы. — Нам кажется, будто бы в страдании мы всегда одиноки, но это не так, никогда это не так. Помни об этом, там, в темноте. Господь никогда не покинет тебя, сын мой. — Он благословил меня. — Прости за то, что я тебя туда послал.

Да, в моменты по-настоящему бесповоротные, мы обращаемся к самым простым словам, говоря так, как разговаривают с детьми; и в начале, и в конце всегда присутствует та же самая откровенность, уверенность и простота.

* * *

Окно закроется меньше, чем через пять часов, автоматический корабль «Портвайн» стартует в заранее заданное время, будем мы с Газмой на борту, или там будут находиться только два последних инженера NASA — он улетит; обязан.

Газмы не будет наверняка; я знаю, он сам сказал мне. Он хочет остаться здесь.

А я? Есть охота бросить монету, но, полагаю, и так не подчинился бы выбору случая.

Город под куполом пуст, раздут вширь и ввысь великой тишиной, только журчат фонтаны и растения шелестят на искусственно возбуждаемом ветру. Хожу по широким улицам, в низ и верх кратера, и вдоль склонов. Целое утро (это было утро, потому что я только что проснулся, заглотал двойную дозу ступака) меня дистанционно исследовали специалисты с планеты. Здесь осталось еще много высококачественной аппаратуры, тем не менее, не настолько ценной, чтобы платить каждым граммом топлива за ее возвращение. Теперь я стал единственным ее пользователем. На моей планете все ломают мозги, похоже, была какая-то утечка. Но есть и разница: официальный посланник курии и шизофреник с религиозными отклонениями. Теории выдвигаются самые противоположные, одних мозговиков с дюжину, все высылают сюда свои мета-интуитивные предположения. Когда начался разговор о пункциях, я сбежал.

Конечно же, по-настоящему выбор очевиден, монетку нечего и бросать: я должен усесться на этот «Портвайн», нагрузиться ступаком по самые уши и сдаться на божье милосердие. Ибо, уже и не знаю, насколько ничтожная, но какая-то надежда еще остается, что уже на Лизонне, кто-то, когда-то, что-то придумает, чтобы меня разбудить. А Газма? Газма умрет, сдохнет как собака на мчащихся сквозь холодную и темную пустоту Измираидах. Я задал вопрос машине. Оказывается, даже не от голода, не от жажды, не по причине отсутствия воздуха: биостаз в кратере представляет собой замкнутую систему, ничего наружу не вытекает. Ничего, кроме тепла. Купол остынет (по расчетам компьютера) в течение восьмидесяти лет. Если бы засеять логический живокрист, он дал бы более точный прогноз. Так или иначе, зависимости ясны: чем дальше от Леви, тем меньше ее энергии способны поглотить коллекторы, уже сейчас звезда размером с горошину. А поскольку в космосе действует запрет на строительство частных ядерных установок (по сути своей, абсурдный, с этим каждый может согласиться), и поскольку никто не желает терять громадные деньги, оставляя здесь «понапрасну» запасы топлива — Газма замерзнет насмерть. Правда, теоретически он мог бы закопаться в Рог и полностью изолировать небольшой хабитат. (Интересно, соответствующие зерна здесь остались?) Только он, видимо, ничего подобного не планирует. Не знаю, куда пропадает. По радио не отвечает. В городе его не видать. Наверняка вновь и вновь проходит Дорогу Преду, туда и назад.

Нет, мне не следует над ним издеваться. Не сомневаюсь, что (болезнь — не болезнь) сейчас ему дан покой духа.

И наверняка сейчас ему не названивают беспрерывно все его родственники и знакомые, а так же люди, про существование которых он совершенно забыл, но они не способны сейчас отказать себе в удовольствии выслать ему личные выражения сочувствия Знаменитости Дня. Знаю, что некоторые из них во всем этом совершенно откровенны, но — «как мне жаль, честное слово!» — как это звучит здесь, на этом пустынном камне, под холодным небом, в тихий предрассветный час смерти…! Ужасно! Я ни на какие послания не отвечаю, наверняка бы всех обматерил. Зависть, так, узнаю этот вкус на языке, не возжелай какой-либо вещи, принадлежащей ближнему своему — но если вещью такой является жизнь… Нужно возжелать, необходимо завидовать.

И горечь эта берется из глубинного чувства несправедливости. «Ничем не заслужил». И теодицея[11] для малых мира сего. Вновь: насколько же это вульгарно…! Разум все это отвергает, но в сердце сочится яд. Тот божий суд — на самом ведь деле мы ожидаем его уже в течение земной жизни. Этого невозможно искоренить; это находится в подсознании, эти надежда и страх: что все хорошие и гадкие поступки быстро вернутся к нам, вселенная отдаст все то, что приняла; чашки весов должны оставаться в равновесии. Гомеостаз счастья и несчастья. Потому, в глубине души я чувствую себя как-то обманутым. Гордыня? Несомненно.

А хуже всего, что я ничего во всем этом не понимаю. Если бы это был какой-нибудь физический фактор… То есть, распознаваемый. (Ибо то, что он не чисто психологический, никаких сомнений не имеется.) Какая-то единица болезни. Четкая корреляция между мной и Газмой. Что угодно, которое можно назвать. А в этой ситуации… Очень легко иметь претензии к Богу. Только глубоко верующие способны на великие святотатства.

И, тем не менее, как уже говорил, все это такое вульгарное… Здесь, под черным абажуром космоса… Мадлен… Ее уже не заслонить протянутой вперед ладонью. Петух перескочил за Цветы, Саламандра догоняет Ключ и, по-видимому, проглотит его, а от северного полюса надвигается какая-то новая буря, пока что без имени, алый цвет, перегорающий в неприятный для глаз пурпур; все это странно, ведь должно идти в обратном направлении, от экватора, но Мадлен всегда была Повелительницей Чудес. Из-под Тропика Рака мне подмигивает круглая тень Асмодея — черная точка на диске яркой, пастельной окраски. Сейчас его надкусит Фисташка, затмения гиганта астероидами делаются все более эффектными.

У меня осталось… четыре часа. Двести сорок минут жизни. Даже меньше: ведь перед тем мне еще нужно там заснуть. Я пытался молиться, только чувствую, что это было бы чем-то вроде мошенничества. Ладони и стопы холодные, снова сложности с кровообращением при малой гравитации. Я бы чего-нибудь съел, я ужасно голоден — только мозговики отсоветовали, лучше на пустой желудок.

В последний раз поглядеть на Собор. Я забрал с собой те несколько снимков Миртона. Что он, собственно, имел в виду? (Так, замечательно: размышлять о чем-нибудь другом). Подозреваю, что таким образом он выслеживал изменения в архитектуре Собора, нашел какой-то промах в коде живокриста, провал в процедурах само усыпления. Снимки это подтверждают. Несколько раз я обошел Собор по кругу, выловил прожектором некоторые из фотографированных им фрагментов здания и сравнил: они другие, изменились, в своей форме перетекли к формам, более или менее родственным. Тех же фрагментов, которых не обнаружил, я не нашел, по-видимому, потому, что они сами и их окружение изменились слишком сильно, чтобы я вообще мог их узнать по тем снимкам. Как быстро это прогрессирует? Похоже, что Миртон пытался замерить темп. Наверняка, он намного медленнее скорости первоначального роста, ведь Собор стоит здесь уже столько лет, люди что-то, но заметили бы. Тем временем, кажется, что даже Миртон до конца не был уверен в своей идее. Или же подозревал нечто иное?

В конусе света на миг показался Газма: я заметил быстрое движение в верхних частях левой башни Собора. Только он, должно быть, сразу же поглубже спрятался в его внутренностях, потому что после я видел только неподвижные тени. Что он там делает? Как вообще туда вскарабкался? Собор — и об этом не нужно себе напоминать, это видно и так — не является зданием, подчиненным эргономике, своей архитектурой он не служит человеку, в нем нет никаких лестниц, шахт для обслуживания, так что Газма должен решиться на истинное восхождение. Притяжение слабое, это правда — но если сверзится оттуда, то наверняка все поломает, масса остается массой, момент движения остается таким же.

Я вошел в средину. Стою над могилой Измира. Что же говорил этот сумасшедший? Что притяжение?… Что невозможно высвободиться? Словно железные опилки. Быть может, это только с ним. Я ничего подобного не испытываю. Снял шлем и перчатки. Камень надгробия холодный и гладкий. Угловатое лицо Измира Преду заполняет мою ладонь. Я еще раз просмотрел дневник и прослушал запись моей беседы с Телесфером в лаборатории CFG. Предположим, что Черная Вата является артефактом Чужих. Что именно она и является Машиной Хоана, хотя нам и не удалось обнаружить носителя всех этих воздействий. Следы гамма-излучения заставляют предположить какую-то космическую катастрофу гигантских масштабов. Измираиды в течение сотен тысяч лет мчались через межзвездный вакуум. Может ли быть так, что они были сознательно выстрелены в пространство перед взрывом? Зачем? И куда они направляются? Ибо, если бы не случайная встреча с Мадлен, свое путешествие они закончили бы именно на орбите Леви. Так что, одно из двух: либо в этом имеется цель, либо ее нет. Хотя, нет. Возьмем, к примеру, живокрист. Имеются ведь и промежуточные выходы. Но время — время — пропасти миллионов лет — это ведь не перспектива для цивилизации…! А даже если все это и правда — тогда, чем по отношению ко всему указанному является Вата? Удерживает астероиды вместе. Но с какой целью? Ведь если бы это было ее единственной функцией… Дайте смысл! Цель и смысл! Камень надгробия настолько гладкий, что чуть ли не влажный. DeoOptimoMaximo[12]. Очень красивая эта статуя, хорошо еще, что ее не оставили на милость стихии. По сути дела, несложно понять увлеченность Газмы, эстетика — это самый первый язык религии. Сто девяносто пять минут. Алый, желтый и зеленый цвета Мадлен просвечивают сквозь ребра Собора, все здесь либо тенистое, либо купается в жирных красках. Присяду. Успокою сердце. Мне казалось, будто бы, прежде всего, это будет страх, животный испуг — но сейчас чувствую лишь печаль, громадную, недвижимую, подавляющую массой темных вод. Отсутствие мыслей, отсутствие приказов телу, даже глаза сухие; и только что-то жмет в груди. Да и зачем говорить — тишина лучше.

* * *

Я не полетел.

Заснул там же, у могилы. И остался. «Портвайн» стартовал час назад.

Господи Иисусе!

* * *

Через неделю.

Живу у Хонцля. Газма где-то бродит, я его не вижу. Сообщения с планеты не открываю, там одни только вопросы.

Мадлен занимает две трети небосклона, свет настолько ярок, что приходится ходить в защитных очках.

Читаю. Сплю. Наслаждаюсь видом Собора.

* * *

Глядь, и на кой хер я вообще

* * *

Я позвонил Миртону.

Он сказал, что фотографировал изменения фенотипа Собора, поскольку генотип, сам код зерен, является безошибочным.

— Это заняло много времени, потому что я все время искал в инициирующих алгоритмах ответственные за все это баги; у меня были соответствующие последовательности снимков, так что, в некотором приближении можно было определить пропуски процедур. — Именно это и было его хобби, он занимался анализом кода, чтобы расслабиться; никакой помощи и консультаций не желал и, если бы их предложили, отказался бы: вся радость от укладывания паззла возникает оттого, что картинка получилась исключительно благодаря тебе. — Но под конец был уже на сто процентов уверен, что ошибок нет. Но ведь Собор, вне всяких сомнений, менялся. Я пытался оценить темп таких изменений. Я был там достаточно долго, чтобы отметить корреляции скорости трансформаций с близостью к Леви. Я перешлю тебе файлы с анализами и необработанными данными. Кривая довольно сложная. Ниже двух астрономических единиц сходит на ноль. В окрестностях аплевия резко возрастает, но ты и сам сможешь в этом убедиться, поскольку Измираиды сейчас сойдут со своей предыдущей орбиты и вырвутся из гравитационного колодца Леви. Это прекрасно видно в первой производной. Ты займешься этим? — спрашивал он. — Будешь пересылать данные? Слушай, я знаю, что… — и тут он начал нести уже что-то такое, что пришлось разыграть целый театр в видео-режиме, чтобы он успокоился. — Ведь нужно же тебе чем-то заняться. Зацепиться мыслями за что-нибудь. И, чем более приземленным это будет, тем лучше. В противном случае…

Ну? В противном случае — что?

Эх, бедный Миртон никакого исключения не представляет. Никто уже не в состоянии глянуть мне в глаза и сказать правду: что ты труп.

Возможно, и хорошо, что я не вижу Газмы. Один Бог знает, что бы я мог наделать. Случаются мгновения, когда меня переполняет такая злость, что я весь буквально трясусь. Ха, я открыл корни выражения «Трястись от злости» — ведь человек тогда и вправду впадает в какую-то болезненную дрожь, все мышцы напряжены, быстрые движения челюсти, гипервентиляция, какой-то туман перед глазами, руки вытягиваются, чтобы схватить — что угодно — хотя именно они трясутся сильнее всего. Именно таким образом я полностью уничтожил несколько книг Миртона, порвал на клочки толстенные томища.

Спокоен я лишь в Соборе. Потому-то иду туда, сажусь (сзади или спереди) и гляжу сквозь Его цельность-скелет на звезды или на божественный фонарь Мадлен. Нет эха, когда я делаю записи. Нет эха, когда читаю мессу. Под светом Повелительницы Чудес меняется цвет тонкого отсвета, бьющего от дарохранительницы. Здесь уж я в своих руках не сомневаюсь. Вздымаю тело Христово и вижу, как сквозь облатку пробиваются радуги жарких красок планеты. Иногда я касаюсь второго полюса и застываю на длительное время, абсолютно спокойный, лишенный всяческих страхов и желаний, укорененный в вечности, пока неустанные обороты Измираид не отодвинут Мадлен за пределы Собора и под Рог.

Не знаю, то же это самое, что у Газды, но, по-видимому, я тоже болен.

* * *

Тем не менее, я взялся за работу отца Миртона и систематически регистрирую метаморфозы фенотипа Собора.

Я пользуюсь крупнейшим из оставленных на Роге компьютером, машиной Матабоззы. Главный терминал размещается в подвале их дворца, но там я был только один раз, чтобы назначить для себя наивысший приоритет и воспроизвести прочную связь с компьютером Хонцля. Теперь мне даже не нужно выходить из своей комнаты.

Искусственный Разум Матабоззы высмеял меня, когда я попросил программу для отображений трехмерных фигур.

— Подобные вещи импровизируют, — фыркнул мой «собеседник», который по умолчанию выглядел несносным геем-подростком. — А зачем это вам, отец?

Я объяснил ему, и тогда он с места пульнул пять вариантов крупномасштабных программ исследований / наблюдений. Я выбрал наиболее скромную. Она основана на монтаже вокруг Собора и на склоне кратера, а так же на куполе города пары десятков камер BuI, работающих во всем спектре излучения; на складе Матабоззы имелось шесть полных комплектов. Изображения поступали бы напрямую к Терренсу (именно так звали ИИ), и он уже делал бы с этим хозяйством все, что требуется. Конец с любительщиной Миртона, с фотографиями, которые щелкаются времени от времени.

Я отправился за этими швейцарскими чудесами космического надсмотра. И правда. Достаточно взять и прижать к более-менее гладкой поверхности.

А что мне еще остается делать?

* * *

По-моему, вчера я ужрался в дупель. Не помню, чтобы пил, но — Господи, какая похмелюга…! И не помогает ничего, даже ступак. Блюю прямо в фонтан. Как только подниму голову, Мадлен засветит мне в лицо, снова взрыв в череп ушке, не могу глядеть, черт подери, какое же у нее альбедо, или уже началось, и она сжигает водород, ведь эту яркость невозможно выдержать. Тем более, когда Саламандра с этой стороны. Где-нибудь спрятаться…

* * *

Уф. Ну так. Когда-нибудь какие-то Чужие найдут здесь мой скелет и воспроизведут эти записи. Знать обо мне они будут именно столько, сколько услышат (или вынюхают, после соответствующего преобразования). Так вот, этот скелет когда-то обладал вполне приличной мышечной массой, жировой ткани чуточку больше, чем это следовало бы из пропорций; кожа имела оттенок чуть светлее окружающих камней, а вот волосы — именно такие. По сути, он был столь же ничтожным представителем homosapiens (это внутренне, кодовое наименование), как и остальные его видовые побратимы, которые выроились со своей родной планеты в экосистемы ближайших звезд. Информация, преобразованная его нервной системой, не вызвала — во всяком случае, насколько это известно ему — каких-либо крупных изменений в окружающей среде. Вплоть до окончательного shutdown 'a он не был уверен, что его существование повысило, или же понизило, суммарную энтропию системы. В течение большей части времени функционировал, опираясь на предположении, что это система моделируется, а главный сисадмин никогда не забывал всех кодов доступа. Но иногда, все же, этот «я» менял свои установки, а именно, когда, наткнувшись на исключительно засоренные багами процедуры, обращался к manteiner 'у с жаркими предложениями patch 'ей, а при повторном исполнении оказывалось, что никакого upgradе 'а не случилось. Но все это проходило после очередной перезагрузке с ROM. И существовал он только в единственном экземпляре.

* * *

Блин, всякая херня, бред…

Быть может, снова воспользоваться всеми теми чудесами медицинской техники… Что-то уж слишком часто мне случается засыпать.

* * *

Терренс дает мне трехмерные проекции Собора, в любом масштабе, в каком угодно ускорении. Это несколько похоже на покадровый фильм из жизни растений. Мертвое, но живое. Сейчас, здесь, передо мной, в перекрестье мутных столбов света, Собор превращается из камня в животное. Не дыхание, но все же что-то двигает им, существует ритм — многочасовый, сложный ритм — в котором ребра главного нефа вздымаются и опадают, когти башен стискивают пустоту, фаланги костяных гребней топорщатся и укладываются по направлению к кресту, а сам крест, крест делается большим. Но под этим ритмом, на фоне, происходит значительно больше, вот только человеческий глаз, а точнее, человеческий мозг — не регистрирует этого с той же легкостью, ведь здесь нет никакой регулярности, нет плана. Изменения небольшие, но многочисленные, они накладываются одно на другое, иногда нивелируя, иногда усиливая явление. Все это течет в соответствии с ритмом, а то и вопреки нему — и кажется, будто бы и вправду никакого плана, целевой формы нет.

Только мне следует опасаться столь поспешных умозаключений. Каждый, кто сеял живокрист, собственными глазами видел, как из истинного хаоса нарождается заранее установленный порядок.

Как рождается красота… Ибо это одно про Собор могу сказать наверняка: он красив. Не миловиден, не приятен для глаза, он не успокаивает смотрящего на него — но просто красив. Эстетика глыбы отличается от эстетики двухмерного изображения или эстетики движения. Он включает не только зрение, но запускает какие-то более глубинные процедуры. Напирает. Реорганизовывает пространство и человека в этом пространстве.

Acheiropoieta — вот чем является Собор. Натуральный сакральный артефакт. Когда-то известковые натеки так формировались на каменных стенах — в сцены оплакивания Христа, когда-то в придорожных скальных образованиях люди видели силуэты святых; лица Иисуса и Марии на стеклах, в фабричных дефектах окраски, в дыму. Реликвии природы, чудесное искусство, не порожденное чьей-либо рукой. Теперь у нас имеется живокрист. Acheiropoietos означает вещь, не выполненную людскими руками. Лишенный автора предмет с очевидной телеологией[13]. Ибо, кто назовет мне имя творца Собора? Кто укажет мне архитектора, из замысла которого появилась эта поражающая воображение композиция форм? Перед кем преклонить колени? Программисты живокриста знали лишь то, чем Собор не должен быть: они очертили граничные условия. Собор, как таковой, в их мыслях не существовал. Так кто же является автором этого произведения искусства?

Измираиды?

Случай?

Бог?

Никто?

Теория хаоса?

Сколько искусства содержится в куске дерева, выброшенном волнами на берег моря? Сколько глубины в отрепьях материи, появившихся без какого-либо намерения, цели? Я поднимаю голову, и перед моими глазами — космос. Роршарховые пятна туманностей, река Млечного Пути, хрупкие цветы звездных скоплений, серебристый песок далеких галактик, квазаров, скрежещущее световое стаккато пульсаров…А разум все это поглощает, вращает, организовывает, называет формы.

Первые космонавты после возвращения с орбиты часто говорили о мистических переживаниях. Им была дана возможность косвенно общаться с высокой транцедентностью. Космос — Собор — воздействуют одинаковым образом.

Вот только опасно слишком засмотреться.

* * *

В первоначальном коде живокриста Собора ошибки нет, Терренс это подтверждает, в коде имеются сильные, непреодолимые приказы терминальной дезактивации, в случае множества параметров оставлен приличный люфт, но барьеры роста даны наиболее сильные из возможных, конкретно же, по классической последовательности Повоста. Терренс все это мне выложил, так что сейчас я стал экспертом. На практике, только логический живокрист запускается без Повоста, всякий другой должен его иметь, в противном случае, один Бог знает, что могло бы произойти; дюжина зерен, засеянных для того, чтобы получить стул или стол, начали бы размножаться до беспамятства. 1–2 — 4–8 — 16–32 — 64 — 132–256 — 512, истинное раковая опухоль живокриста; прилетает курьер с Земли. вместо планеты видит вращающийся вокруг Леви по орбите Лизонне стул, истинный СТУЛ, каждая ножка длиной в десять тысяч километров, или, возможно, септилион сросшихся один с другим стульев нормального размера. Так что ИИ говорит четко: Повост срабатывает всегда, блокирует на все сто процентов.

Если факты не совпадают с теорией — тем хуже для программы. Терренс ужасно мучается, пытаясь объяснить это расхождение. Но на сей раз это я оказался более находчивым и первым догадался об очевидном. Я пошел к Собору, отбил молотком фрагмент псевдо-скульптуры, которая с прошлой недели вырождалась в левой апсиде, и принес на анализ ИИ.

Терренс его пережевал, просветил, перемолол, разложил, заморозил и сжег. После чего заявил:

— Структура этих нанородящих зерен не соответствует ни одной мне доступных структур живокриста. Я не могу прочитать их программу; их код даже в первом приближении не напоминает SJMN.

Тогда я спрашиваю, что это, собственно, означает. Хочет ли он этим сказать, что Собор не построен из живокриста?

— Нет, — не согласился тот, — это живокрист, но в том же смысле, в котором оригинальная фауна на Лизонне все еще является фауной, хотя там реплицируется не ДНК, и строительным материалом не является белок.

В связи с этим, я ответил на одно из полученных в свое время сообщений, а именно: от Стефана Угерцо, и без излишних вступлений выложил правду на стол (человек de-facto мертвый может, в конце концов, это себе позволить; что означают формы для Освобожденного? Вот, такой Раскольников savoir-vivre[14]).

Выслал, высказал ему. Вы воспользовались чудесным оздоровлением племянника, чтобы безопасно протестировать новый живокрист собственной фирмы. Здесь, на Измираидах, куда не распространяется чья-либо юрисдикция, и где не существует угроза бесконечной экспансии нанозародышей, вы могли спокойно, под прикрытием — в форме — сакрального здания запустить в рост пробную серию живокриста Ротшильда-Ляруса. Теперь весь этот эксперимент улетает в межзвездное пространство, так что вам мешает признаться? Сообщите истинный первичный код, а не ту фальшивку, которую вы вставили в спецификацию. Дайте программы для анализа, чтобы я мог высадить логический живокрист для экстраполяции какого-то сносного поля ошибки.

Вот такое сообщение я выслал.

А Угерцо ответил мне так:

— Понимаю, отец, при каком психическом стрессе вы живете. Вот только, святой отец, будьте добры, возьмите себя в руки и удержитесь от распространения подобного рода глупостей. Все это чушь, высосанная из вашего пальца. Сочувствую вам, отче, но не позволю себя подобным образом оплевывать.

— А что ты мне сделаешь, сукин сын?

* * *

Мы уже покидаем Мадлен.

Она дала Измираидам такого пинка, что уменьшается на небосклоне чуть ли не раза в два быстрее, чем росла до этого времени. Зато, как ужасно режет ее свет! Я затеняю шлем практически до полной непрозрачности.

Теперь приходится выходить на склон и к куполу, потому что сволочь Газда систематически уничтожает мои BuI. По-моему, это уже десятая камера. И ведь подходит так шустро, что его никогда не видно, пока не разобьет аппарат. А ведь их запас ограничен, мне же нужно вести постоянный мониторинг Собора, он меняется все быстрее и быстрее, функция Миртона подтверждается, кривая направляется вверх. Может, следовало бы перепрограммировать городские шлюзы, чтобы пропускали только меня. Например, таким вот образом: всякая попытка открытия без ввода пароля, если от предыдущей попытки прошло больше, чем, скажем, двадцать часов (ведь в Соборе нет запасов воды и пищи), будет блокирована. Это задержит его в кратере. Или еще лучше: выставить перед шлюзом одну камеру BuI.

Сейчас, когда гляжу на него, и Мадлен светит из-за спины… отсюда Собор наиболее красив. Даже угол и перспектива как-то подобны тем, что навязаны проекцией Терренса. Я чуть ли не ожидаю, что сейчас под моим взглядом Собор начнет превращаться в каменную куколку. Он растет, правда, сейчас он уже намного больше, чем тогда, когда я увидал его впервые. Увеличиваются и отступы в экзоскелете. Из башен выклевываются какие-то кривые, асимметричные галереи. Делаются более массивными отходящие от башен висячие мосты. В средине главного нефа… тут я не уверен, по-видимому, какие-то тени от Мадлен.

Невозможно — но, может и вправду я в состоянии заметить в режиме реального времени происходящие в нем перемены?

Как же, в реальном! Торчу здесь уже два часа, летаргия какая-то. Что-то со мною не так.

* * *

Паршиво. Не знаю, что, но выглядит это ужасно. Черные фракталы колючек. Почему Бедузадус и МакВайн этого не выявили? Метастазы теперь видны на каждом увеличении томограмм, в каждом анализе крови. Нео-живокрист в моем теле. Много, и все больше.

Он убьет меня. Терренс говорит: — Несколько недель.

Кто-то должен был мне это ввести. Когда. Где. Как.

Почему этого не выявили раньше!?

Газма. Неужели он тоже? Его тоже обследовали, это точно.

Не могу его найти. Ни шлюзы купола кратера, ни шлюз Собора не зарегистрировали его прихода в течение последних суток. Можно было бы посчитать, что он прячется где-то в городе, но мне известно, что он был снаружи, когда я запустил программу, потому что он продолжал уничтожать камеры. Этого я не понимаю.

Плохо переношу свет. Мадлен делается все меньше, а я до сих пор должен носить очки. Если бы мог, то затемнил бы весь купол.

Хочется спать. И тут жарко.

* * *

Предчувствую направление. Камень.

Истории медицины известны случаи живокристных инфекций. И всегда они заканчивались смертью, быстрой и болезненной.

Исследую себя каждые несколько часов (разве что засну). Живокрист Ротшильда-Ляруса пожирает меня.

От Газмы ни следа.

Думаю, не позвонить ли. Но кому. Что сказать. Сейчас, с таким запозданием. И что они могли бы мне сказать. Ничего, ничего.

Все чаще спотыкаюсь. Взвешивался: быстрый прирост массы.

Мадлен величиной с горошину. Темно. Но жарит же, как жарит.

Похоже, что, не желая того, я совсем разрушил свою комнату у Хонцля.

* * *

Просматриваю данные последнего медицинского анализа. Кривая разрастания неоживокриста в моем организме совпадает с кривой Миртона.

* * *

Я проснулся у могилы Измира. Не могу припомнить, как сюда пришел. Скафандр снял — только вот куда я его сунул? Внутри биосферы Собора его нигде нет. Может, это работа Газмы… А кого еще?

Сижу и жду. Мадлен совершенно не видна сквозь ребра Собора. Много теней. Приятно. Я даже как-то и не боюсь.

Газма должен появиться раньше или позже.

Теперь я гляжу на Собор по-другому: как на органический реликт. Над полусферой биостаза, за алтарем, завис какой-то шершавый клубень, который никак не могу вспомнить по предыдущим визитам. Он громадный, не менее десяти метров. Гляжу и вижу зачаток органа. Горизонтальные сплетения от башен… Артерии? Сухожилия? Только все это в масштабе нескольких дней, камень — это вам камень, строение ни дрогнет, живокрист гладкий и холодный.

Зато фигура Измира Преды выделяется из плиты надгробия все четче, хотя тени и более мягкие. Ладони тоскуют по прикосновению, словно тело чувствует какое-то родство материи.

На миг снял очки, но сияние дарохраницы режет глаза.

Гляжу из-под шлюза. Здесь трещины в шкуре Собора самые крупные. Я вижу тропу на склоне кратера и огни купола, вижу даже некоторые камни и ближайшие железные кресты на Дороге Преду. Чуть выше, неправильной формы дыры в звездном поле — это другие Измираиды. Правда, не могу распознать их по форме.

Если, несмотря ни на что, Газма не появится… Хммм, интересно, что убьет меня певым: обезвоживание или живокрист R-L?

* * *

А если Угерцо говорил правду?

* * *

Часы пытаются убедить меня в том, что я спал более двух суток. Возможно, это и правда. Но я не чувствую ни голода, ни жажды. Наверное, у меня горячка.

* * *

Интересно — черные пятна Измираид на фоне звезд как бы сделались больше. Машина Хоана должна работать на полную катушку.

Сейчас я многократно прослушиваю записи своих бесед с Телесфером. Мне кажется, что он знал, что хотел дать мне знать. Но это может быть и иллюзией (и, скорее всего, так оно и есть). С мозговиками всегда так. Впрочем, ради того их и разводят. Когда приходит черед ретро-анализа, в их случаях его проводить еще труднее, чем для открытого живокриста — ведь у них даже нет инициирующей программы. Имеется только величиной с мяч клубок нервной ткани в матке носительницы. Он никогда не рождается на свет и никогда не кончается: возобновление, рост и реконфигурация его нервных тканей — все это одна большая война нейронов и эволюция мета программы. Кроме того, мозговики никогда не достигают той точности суждений, что у логического живокриста — зато они способны проникнуть в глубины мрачных туч выходящего за рамки расчетов, быстро выдать приближение, коснуться Тайны своей интуицией мозговика. Если они и говорят аллюзиями и туманными инсинуациями, то лишь потому, что сами тоже не знают. Телесфер поглотил данные и начал видеть сны — о Вате, о Машине Хоана, о каких-то Чужих. Он и другие мозговики ничего не могли представить в качестве доказательства, поскольку недоказанное, это не их сфера деятельности — вот почему они и пытались обойти структуры своих фирм, инициировать заговор. Безуспешно. Политика — это не сильная их сторона.

* * *

Так я сидел, опершись плечом о стену Собора, и подловил себя на том, что поворачиваю голову и пытаюсь вытянутым языком достать камень. Но он даже и не влажный.

Видимо, у меня и вправду горячка.

* * *

Очередные трое суток. Где Газма? Собор, он… Боже, Боже, Боже. Не ползти, подняться на ноги.

* * *

Что? Сколько это уже? Измираиды все темнее, даже Леви все время заслонена. Мне трудно говорить.

Покалечил себе рот. Похоже, что пытался грызть живокрист.

Прочитаю мессу. В последний раз. Так.

* * *

…включить, поскольку тогда их заметил. Я отставил чашу. Моя тень от дарохранительницы доходит до самого шлюза. Заполняют скамьи. С видимым светом нечто странное. Небо размазано, ни единой звезды, одна синяя мгла. И огромные дыры от Измираид. Насколько же близко они должны быть. Но они тоже нерезкие, размазанные по туману, длинные полосы от горизонта до горизонта; и я уверен, что если бы забраться на крест Собора, я мог бы коснуться…

Похоже, что-то не так с моим голосом; рассуждаю, естественно, без слов, но горло будто парализовано. Говорю ли я четко? Они стоят и глядят. «Они» — но, возможно, другое местоимение будет лучше: «то». «То». Выходят откуда-то из мрака Собора. Как? Через сферу биостаза? Господи, да там же дыры, сфера уничтожена! Но ведь это же невозможно! Как я…

Боже мой.

Собор, они, «то», кривая Миртона, Черная Вата, что там говорил мне Телесфер, да простит меня Угерцо, напрасно я его обвинял, так, живокрист, живокрист, acheiropoieta, ДНК и SJMN, когда уже так далеко от солнца, чтобы снова запустились исполнительные процессы, а все Измираиды… Неужто Коттер Угерцо тоже… Та гамма-вспышка. Код. Языки камня.

Собор дышит, вытягивает в мою сторону черные пуповины. Разрастается. Тянется к астероидам. Они приближаются тихими волнами. Газма?

Небо, чудовищное, пугающее, растворенный космос. Ориентируюсь по размазанным теням. Это не они вошли в мое время, а я вошел в их: Собора, Ваты.

Вы еще понимаете, что я говорю? Все труднее. Если бы все это шло в микрофон, наверняка, не было бы никаких шансов, ибо сомневаюсь, что здесь осталась хотя бы молекула воздуха.

Если же судить по небу… Все дальше, все медленнее. Сколько это уже дней, как я опустил руку? Тяжко. Нужно опереться об алтарь. Они накапливаются в нефе. Собор окутывает нас, мы — это Собор, фрагменты единой глыбы, единого произведения искусства. В тенях, вибрирующих словно мотыльки, покой. Одна только моя тень от дарохранительницы неподвижна. Мы ждем Архитектора.


Памяти Антонио Гауди, искусству его воображения — посвящаю.

октябрь 1998 — май 1999


P.S. Этот перевод посвящаю: моей Люде и Сереже Т. — который подвиг; спасибо фильму «Собор», который, вроде бы, сделан и по Дукаю, но, на самом деле — открывает другие горизонты.

Октябрь 2010 — Марченко В.Б.

Примечания

1

Перилевий и аллевий (оба термина выступают в тексте), как подозреваю, это термины, аналогичные «перигелию» и «афелию». Звездой системы, в которой происходит действие повести, является Леви. (перевод заметки с форума Интернет-журнала «Фаренгейт», автор: Malgorzata).

(обратно)

2

A «живокрист» (żywokryst) — это какая-то субстанция, строительный материал — возможно, растительного происхождения (на что указывает ее название — и ее сходство с окопником (żywokost) или реснитчатыми водорослями (żyworosty), возможно, кристаллический → могла бы предположить, что, как говорит само название, это живые кристаллы. Во всяком случае, его можно программировать, чтобы он рос определенным образом. Отсылки к уравнениям, как предполагаю, аналогичны тем, как в языке функционирует тема дерева → говорят же о разветвленной функции или разветвленных уравнениях, о деревьях расчетов (это уже высшая математика, тут мое понимание заканчивается, знаю лишь то, что это какие-то древовидные схемы, скорее всего, касающиеся вероятности, но… все, молчу, молчу). Отсюда, вероятно, и «живокрист для решения уравнений» из текста.

(обратно)

3

Какой есть (лат.)

(обратно)

4

Эргодичность — специальное свойство некоторых изменяющихся (динамических) систем, состоящее в том, что в процессе эволюции эргодичной системы почти каждая точка её с определённой вероятностью проходит вблизи любой другой точки системы. Тогда при расчетах труднорассчитываемое время можно заменить фазовыми (пространственными) показателями. Система, в которой фазовые средние совпадают с временными, называется эргодической.

Преимущество эргодических динамических систем в том, что при достаточном времени наблюдения такие системы можно описывать статистическими методами. Например, температура газа — это мера средней энергии молекулы, рыночная цена компании — это мера производных функций от данных бухгалтерской отчетности. Естественно, предварительно необходимо доказать эргодичность данной системы.

Для эргодических систем математическое ожидание по временным рядам должно совпадать с математическим ожиданием по пространственным рядам. (взято из Википедии).

(обратно)

5

Здесь: в матке.

(обратно)

6

Энциклика — папское послание.

(обратно)

7

Ма́уриц Корне́лис Э́шер (нидерл. Maurits Cornelis Escher 17 июня 1898, Леуварден, Нидерланды — 27 марта 1972, Ларен, Нидерланды) — нидерландский художник-график. Известен прежде всего своими концептуальными литографиями, гравюрами на дереве и металле, в которых он мастерски исследовал пластические аспекты понятий бесконечности и симметрии, а также особенности психологического восприятия сложных трёхмерных объектов. — взято из Википедии.

(обратно)

8

Последнее, но не менее важное (англ.)

(обратно)

9

Наука о жертвах.

(обратно)

10

Danse macabre — танец смерти, часто встречающийся изобразительный мотив в средневековых соборах. Побольше можно прочитать у Вальдемара Лысяка во «Французской тропе» (прим. перевод.)

(обратно)

11

Теодицея, богооправдание (от греч. theós (бог) и díke (оправдание); религиозная концепция оправдания существующего зла и страдания как справедливого божественного порядка; оправдание осуществляется на основе различных предположений (наказание за грехи, наказание всему роду человеческому, посылание испытания, предназначение (карма), ограниченность воли Бога и т. д.); термин введен Лейбницем в 1710 г.)

(обратно)

12

Великое Божественное Добро (лат.)

(обратно)

13

Телеология (учение, приписывающее процессам и явлениям природы цели (целесообразность или способность к целеполаганию), которые или устанавливаются богом, или являются внутренними причинами природы)

(обратно)

14

Умение держать себя в обществе, воспитанность (франц.)

(обратно)

Оглавление

  • Яцек Дукай Собор
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики