Приключения сассекских лучников (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Как-то летним вечером в конце 1920-х годов я возвратился в нашу квартиру на Прэд-стрит, где нашел своего друга Солара Понса сутулящимся в кресле над развернутым листком линованной бумаги.

— Ах, Паркер, — произнес он, не глядя на меня, — вы вернулись как раз вовремя, нас ожидает занимательное приключение.

И с этими словами он передал мне листок, который только что рассматривал.

Листок, вырванный из дешевого планшета, какой нетрудно купить у любого торговца канцелярским товаром. На него были наклеены буквы, вырезанные из пожелтевшей от непогоды газеты: «ГОТОВЬСЯ ПРИНЯТЬ НАКАЗАНИЕ!» Фразу дополняло также вырезанное откуда-то и приклеенное изображение стрелы.

— Это послание было отправлено Джошуа Колвину, проживающему в Сассексе, в Лургашолле, — сказал Понс, — и сегодня в конце дня его доставили мне с нарочным из Клариджа. К нему было приложено письмо.

Он выудил другую бумажку из кармана своего халата.

«Дорогой мистер Понс!

Если это будет удобно для Вас, я надеюсь нанести Вам визит сегодня вечером, в восемь часов, по поводу проблемы, в связи с которой мой отец не способен ничего сделать, хотя одно подобное предупреждение уже закончилось смертью. Прилагаю то предупреждение, которое он получил. Поскольку я не сомневаюсь в том, что Вы полностью осведомлены о всех преступлениях и тайнах нынешней Англии, позвольте обратить ваше внимание на смерть Эндрю Джефферда из Петуорта, последовавшую десять дней назад. Если мой визит будет некстати, телеграфируйте мне в Кларидж. С искренним почтением, сэр, всегда Ваш

Хьюитт Колвин».
— Судя по газетам возле вашего кресла, вы уже ознакомились с обстоятельствами смерти Джефферда, — проговорил я.

— Вы правы. Джефферд, человек, не имевший явных врагов — о тайных здесь ничего не написано, — погиб десять дней назад, в сумерках, в собственном саду на краю деревни от пущенной в его спину стрелы.

— Необычное оружие! — воскликнул я.

— Отнюдь нет! Однако глубоко символическое, поскольку оно также присутствует на предупреждении и, вне сомнения, имеет некоторое значение в глазах мистера Колвина. — Понс приподнял голову и прислушался. — По-моему, у нашего дома останавливается машина, и я думаю, это наш клиент.

Через несколько мгновений миссис Джонсон ввела Хьюитта Колвина в нашу квартиру. Ему было за тридцать, с его румяного лица на нас смотрели проницательные серые глаза. При усах и бакенбардах он выглядел типичным сельским сквайром.

— Мистер Понс, — начал Колвин без предисловий, — надеюсь, вы простите мое внезапное послание. Копию отправленного вам письма получили шесть человек… и один из них уже мертв.

— Ага, — проговорил Понс, — таково значение стрелы! — Он жестом пригласил нашего клиента сесть, однако Колвин был слишком взволнован для этого, и потому принялся расхаживать по комнате. — Что общего было у этих шести людей?

— Все они принадлежали к организации Сассекских Лучников.

— Действующей?

— Нет, сэр. В этом вся подоплека проблемы. Организация эта была распущена двадцать лет назад, после смерти Генри Поупа. Этот человек был седьмым членом Лучников. Он умер, как мистер Джефферд — получив стрелу в спину, посланную Сассекскими Лучниками. Расследование закончилось заключением о смерти в результате несчастного случая, и я всегда считал это решение справедливым.

— Давайте начнем сначала, мистер Колвин, — предложил Понс.

— Возможно, это и есть начало — там, в 1907 году. Что касается нынешнего дня, сэр, я полагаю, что все началось с возвращения Тревора Поупа — брата Генри Поупа, который погиб два десятилетия назад. Он жил в Канаде, вернулся в Англию, занял старый дом Поупов возле Лургашолла и начал вести там жизнь отшельника.

Никогда не забуду, как я впервые увидел его! Как вам, возможно, известно, местность вокруг Блэкдауна весьма привлекательна для пеших прогулок. Однажды, в одиночестве прогуливаясь вечером, я услышал, что в мою сторону кто-то бежит. Я спрятался в подлеске как раз вовремя, чтобы увидеть, как небольшую прогалину, на которой я только что находился, пересекает невысокий, коренастый и темноволосый мужчина, окруженный сворой из шести громадных мастиффов… все они бежали в абсолютной тишине, если не считать шума шагов. Он показался мне немыслимо страшным!

Это случилось в мае. А две недели спустя я снова увидел его. На сей раз я ничего не услышал; он вдруг выкатился на меня, отчаянно крутя педали своего велосипеда, мастиффы бежали с ним рядом, по трое с каждого бока. И хотя Поуп видел меня, он не сказал мне ни слова — просто проехал мимо со всей скоростью, на которую был способен. Не лаяли и его псы. Мистер Понс, это было странно. В промежутке между встречами я выяснил его имя, однако в то время оно ничего не могло сказать мне, ведь мне было всего двенадцать лет, когда погиб Генри Поуп, и в то время я находился в отъезде, в школе.

Потом, в конце июня, появились эти послания.

— Их получили все Сассекские Лучники? — уточнил Понс.

— Да, сэр.

— И все шестеро еще живут в окрестностях Лургашолла? Петворт, насколько я помню, находится примерно в трех милях от него.

— Все, кроме одного. Джордж Треветен девять лет назад переехал в Арундел.

— А как отреагировал на послание ваш отец?

— Отмахнулся, как от дела рук какого-то сумасшедшего, но до смерти Джефферда. После нее он созвонился или списался со всеми прочими членами и впервые узнал, что точно такие же предупреждения получили и все остальные. Это его немного подбодрило, но ненадолго. Он очень упрям. Выходя из дома, он теперь всякий раз берет с собой ружье… Однако ружье — плохая защита от пущенной в спину стрелы, поэтому мы с братом по очереди приглядываем за отцом и стараемся не упускать из вида.

— Вы находитесь здесь с его ведома?

— Да, сэр. Он не возражает против частного расследования, хотя и не хочет впутывать в дело полицию.

— Но разве полиция еще не знает об убийстве? — спросил Понс.

— Да, но ей неизвестно о полученном Джеффердом предупреждении. Мой отец узнал о нем только потому, что за несколько дней до смерти Джефферда услышал от него, что тот уничтожил это послание… Мистер Понс, завтра утром я уезжаю назад в Лургашолл. Смею ли я надеяться, что вы и доктор Паркер согласитесь сопровождать меня?

— Чего именно вы ждете от нас, мистер Колвин?

— Я надеюсь, что вы сумеете придумать какой-нибудь способ накрыть Тревора Поупа прежде, чем на жизнь моего отца будет совершено покушение.

— Это не так-то просто сделать. Шесть мастиффов — так кажется вы сказали? Да еще так быстро бегает и крутит педали. А что вы скажете, Паркер?

— Давайте поедем. Хотелось бы увидеть этого человека с его собаками.

— Огромнейшее спасибо, сэр! От Лондона до нас ехать не более часа. Я заеду за вами завтра утром, в семь.

После того как наш клиент отбыл, Понс несколько мгновений сидел, разглядывая потухший камин. Наконец он повернулся в мою сторону и спросил:

— Ну, что вы можете сказать об этом, Паркер?

— Ну, ясно как день, что Колвин-старший не хочет, чтобы полиция что-нибудь разнюхала о несчастном случае, который случился двадцать лет назад, — сказал я. — А это предполагает, что речь идет не о несчастном случае. Отсюда можно сделать следующий шаг — к теории, предполагающей, что Тревор Поуп вернулся из Канады, чтобы отомстить за смерть брата.

— Образцовое умозаключение, — признал Понс. — Меня смущают только одна-две подробности, которые вы, вне сомнения, сумеете прояснить, когда для этого придет время. А пока у нас нет никаких свидетельств того, что имя Тревора Поупа связано с предупреждениями.

— Но ведь письма не случайно появились после возвращения Поупа на родину. Само содержание предупреждений указывает на него!

— Не случайно! — согласился Понс. — Однако предполагаемые жертвы получили указание готовиться не к смерти, а к наказанию. Это уже непонятно! Наказанию за что?

— Ну, за убийство Генри Поупа, за что же еще?

— Следствие коронера завершилось заключением о том, что смерть Поупа была случайной.

— Следствия дают небезупречные результаты, Понс. Кому, как не вам, знать это.

— Да, конечно, однако я имею привычку чуть-чуть сомневаться даже в самых очевидных фактах. Зачем нужно было предупреждать джентльменов, если мотив заключался в мести?

— Дело в элементарной психологической потребности мстителей, испытывающих патологическое желание известить свои жертвы о том, что их ждет наказание. А эти предупреждения, похоже, достигли цели — после того, как был убит первый из Лучников.

— Ну, не в такой степени, чтобы кто-нибудь из них обратился в полицию. Какая милая нерешительность!

— Если нужно было какое-нибудь доказательство того, что смерть Поупа была не такой, как представлялась, то вот и оно.

— В самом деле? Интересно. Боюсь, что воды эти куда темнее, чем представляется нам в настоящее время. Увидим.

После этого Понс на весь вечер углубился в изучение путеводителя по Сассексу.


На следующее утро, через час после того как мистер Колвин остановил свой автомобиль возле нашего дома, мы проехали сквозь странную, но характерную для этих мест деревеньку Лургашолл, а потом отправились вверх по склону Блэкдауна, высочайшего холма в Сассексе. Неподалеку за каменными воротами и за тисовым забором располагался каменный дом, надворные постройки спускались по склону от одного его бока.

Колвин предупредил отца телеграммой о нашем прибытии, в результате чего Джошуа Колвин ожидал нас в утренней столовой — крепкий мужчина средних лет со свирепого вида лохматыми усами и упрямыми темными глазами.

На представления своего сына он отреагировал в ворчливой и самоуверенной манере.

— Вы присоединитесь ко мне за завтраком? — спросил он.

— Чашечку чая, сэр, — попросил Понс. — Мне бы не хотелось отягощать ум перед решением этой маленькой задачи.

Колвин оделил его ровным взвешивающим взглядом.

— Садитесь, джентльмены, — предложил он. — Простите, что я буду есть. Я дожидался вашего приезда.

— Конечно же, мистер Колвин.

Мы уселись за стол с завтраком и были уже готовы приступить к нему и к чаю, если бы в комнате не появился явно только что поднявшийся из постели молодой человек, довольно расстроенный, судя по чертам тонкого лица.

— Отец… прошлой ночью я опять видел около дома Пирсона… — проговорил он и, заметив нас, остановился. — Прошу прощения.

— Входи… ты опять опоздал, — проговорил Колвин и, повернувшись к нам, добавил: — Мой сын Алистер… мистер Солар Понс, доктор Паркер. Так, значит… Пирсон. А ты уверен?

— Уверен, сэр. Прятался за воротами. Я вошел в дом в полночь.

— Пирсон, — вставил наш клиент, — это работник, которого отец уволил два месяца назад.

— Можно ли спросить, по какой причине его уволили? — осведомился Понс.

— Мешался в чужие дела, — буркнул Колвин. — Не терплю таких.

Тем временем Алистер Колвин ограничился всего одной чашечкой кофе. Потом он встал, откланялся и оставил комнату.

— Мальчик работает в редакции, — коротко пояснил Колвин. — Избаловался. Позволяет себе спать допоздна. Позор на мою голову.

Наш хозяин уже поглотил сытный завтрак. Отодвинувшись от стола, он сел, скрестив ноги и положив ладони на ручки кресла.

— Итак, сэр, — обратился он к Понсу, — поскольку вы прибыли сюда по приглашению моего сына, мы можем немедленно приступить к делу.

— Расскажите мне об организации Сассекских Лучников, мистер Колвин, — предложил Понс.

— Рассказывать особенно не о чем, сэр. Создана в 1901-м. Распущена в 1907-м. При несчастном случае погиб один из наших членов, Генри Поуп. Никогда ни имела больше семи членов. Поуп, Джефферд, я, Джордж Треветен, Эйбел Говард, Уилл Оккли и Дэвид Уайз. Все любители стрельбы из лука. Мы собирались вместе, чтобы попрактиковаться в ней. Вот и все, что можно сказать. Так сказать, родственные души. Любили время от времени пропустить по маленькой. Ну, в этом вреда не бывает. У нас были свои специальные стрелы, особенные. Иногда соревновались с другими клубами. Смерть Генри обескуражила нас и положила конец Сассекским Лучникам.

— Со смертью мистера Поупа связано несколько вопросов, — заметил Понс.

— Это было двадцать лет назад, мистер Понс, — проговорил Колвин. — Сейчас от него остались только кости да прах. Расследование коронера установило, что это был несчастный случай.

— Вы согласны с его заключением, мистер Колвин? — настаивал Понс.

На лбу хозяина дома вдруг выступили капельки пота. Он покрепче обхватил подлокотники кресла.

— Черт побери, сэр! Таково было мнение присяжных.

— Но не ваше, мистер Колвин.

— Не мое!

— Насколько я понимаю, сэр, вы приняли его с оговорками.

— Поскольку вы, мистер Понс, не из полиции, я могу признать это.

— Значит, это не был несчастный случай, мистер Колвин.

— Убийство! — Наш хозяин едва не выплюнул это слово. Но, произнеся его, он расслабился, ладони его скользнули вдоль подлокотников кресла. Он глубоко вздохнул, и слова полились потоком. — Я не понимаю, каким образом мог произойти такой несчастный случай, мистер Понс. Не знаю я и того, почему его убили. Все мы были опытными стрелками, сэр… опытными! Никто из нас не имел претензий к другим. Все мы, Лучники, были друзьями. Между нами не было произнесено ни одного злого слова. К тому же смерть Генри ничего не давала никому из нас. Напротив, мы многое потеряли. Мы утратили свою главную ценность — нашу стрельбу. С того самого дня я ни разу не прикоснулся к своему луку.

— А как он погиб, мистер Колвин?

— Мы были в лесу, мистер Понс, он окружал нас со всех сторон. Мы шли порознь, выбирая позицию для стрельбы, а потом выпускали стрелы и сходились, чтобы отметить расстояние и определить, чья стрела пролетела дальше. Мы обнаружили Генри со стрелою в спине, он умирал. Это была одна из наших особенных стрел, только не помеченная.

— Не помеченная?

— Поскольку в тот день мы стреляли на расстояние, каждый из нас особым образом пометил свою стрелу. Обнаружив их потом, мы узнали, что Генри успел выпустить свою. — Колвин умолк, облизал губы и снова продолжил: — Все наши стрелы в тот день были помеченными, мистер Понс… кроме той, которая убила Генри. Не стоит говорить, что это осталось неизвестным следствию. Тот, кто убил Генри, принес для этого непомеченную стрелу.

— А распорядок соревнований Лучников был широко известен?

— Мы утверждали его ежегодно, сэр, — ответил Колвин. — И всякий, кому это было интересно, мог узнать его. Только немногие интересовались.

— А семья мистера Поупа до сих пор живет в здешних окрестностях?

— Генри не был женат. Тихий такой человек, рано ушедший от дел. И достаточно состоятельный. Его единственным наследником был младший брат, Тревор. Помню, как мы старались познакомиться с Тревором, но не сумели встретиться с ним до самых похорон Генри. Тревор находился в пешем походе по Шотландскому высокогорью. Он вернулся лишь для того чтобы позаботиться о делах Генри, запер дом Поупов на противоположной стороне Лургашолла и уехал в Канаду. Он возвратился только в прошлом мае.

— А что вы скажете насчет этого, мистер Колвин?

Понс выложил на стол предупреждение, которое получил наш хозяин.

— Чудовищно! — Колвин посмотрел на Понса жестким взглядом. — Я достоин кары за многое, сэр… но только не за смерть Генри Поупа.

— Стрела, убившая Джефферда, принадлежала Сассекским Лучникам?

— Да. Без всякого сомнения. Она-то и растревожила меня.

— Не удивительно, — сказал Понс. — А теперь о Пирсоне. Долго ли он работал у вас?

— Десять лет.

— И вы тоже видели его в здешних окрестностях?

— Нет. Чаще его видел Алистер. Хьюитт замечал его два раза.

— Только в последнее время, мистер Понс, — вставил наш клиент. — Он как будто бы дожидался, пока отец выйдет наружу.

— Этот тип знает мои привычки, — буркнул Колвин-старший. — Вне дома он может найти меня в любое время, в которое только пожелает.

— Насколько я понимаю, вы были женаты не один раз, мистер Колвин?

— Ах, вы заметили, что Алистер совершенно не похож на него. — Хозяин дома кивнул головой в сторону нашего клиента. — Вы правы. Дважды женат. Дважды вдовец. Алистер — сын моей второй жены. Хороший, тихий мальчик, разве что немного рассеянный. Возможно, в результате своих издательских трудов.

— Кстати, об убийстве мистера Джефферда, — продолжил Понс. — Вам не кажется, что его мог убить тот же самый человек, который убил Генри Поупа? Это вполне возможно.

— В самом деле? Только еще раз скажу вам, сэр, что абсолютно не представляю, кто мог сделать это и почему.

— Но вы не обращались в полицию, — заметил Понс.

— Черт побери, сэр!.. Мы утаили свидетельства. И не хотим, чтобы это вскрылось теперь. Что это может дать хорошего? Оба убийства связывают вместе только стрелы, которыми пользовались Лучники. Только стрелы, и ничего более, мистер Понс! Генри Поуп был человек безобидный, Энди Джефферд — тоже. Кому была выгодна их смерть? Тревору Поупу, который в день кончины брата находился за десятки миль отсюда? Хворой миссис Джефферд, которой живой муж был куда нужнее, чем все наследство, которое он мог оставить? Подобные преступления бессмысленны, сэр. Однако все это — дело ваше, а не мое, — закончил Колвин-старший, отодвигая кресло и поднимаясь. — Предоставляю вас обществу моего сына.

И с этими словами он оставил комнату.

Понс также поднялся и повернулся к нашему клиенту.

— Кстати, о Пирсоне, мистер Колвин… Когда вы впервые увидели его в окрестностях дома?

— Ну, полагаю, в ночь после смерти мистера Джефферда.

— А замечали его здесь до того?

— Алистер видел его, хотя и не стал упоминать об этом, пока я не сказал отцу, что видел его. Тут он все и выложил, сказав, что не стал говорить раньше, чтобы не огорчать отца.

Понс постоял какое-то мгновение в задумчивости. А потом по губам его скользнула легкая улыбка, и я понял, что он наткнулся на порадовавшую его идею.

— А теперь, — обратился он к нашему клиенту, — нам надо осмотреть окрестности. Можете ли вы предоставить нам запряженную пони тележку?

— Разумеется, мистер Понс.

Ближе к концу дня мы остановились возле паба на обращенной к Лургашоллу стороне Петворта. Мы потратили день на визиты к троим бывшим Лучникам Сассекса, проживавшим в здешних окрестностях, — полуинвалиду Биллу Оккли, Дэвиду Уайзу, сделавшемуся теперь священником, и Эйбелу Говарду, молчаливому пожилому мужчине, по-прежнему экспериментировавшему в области животноводства, причем я так и не понял, сумел ли Понс извлечь из них какую-нибудь информацию, помимо той, которой уже обладал.

Войдя в паб, мы направились к бару и сели. Понс заказал джин и горькое пиво, я ограничился своим любимым элем. Вечер только еще начинался, в пабе было немного публики, и владелец его, полный и седоголовый мужчина с искрящимися глазами, был не прочь поговорить.

— Приезжие будете? — спросил он.

— Едем к Джошуа Колвину по делам, — ответил Понс. — Знакомы с ним?

— Да. Знаю его хорошо.

— И что это за человек?

Владелец паба пожал плечами.

— Одним он нравится, другим нет. Грубоват и резок, любит резать правду. С ним как-то неуютно.

— А его сыновья?

Наш собеседник оживился.

— Эти скроены совсем из другой ткани. Алистер, вот… это спортсмен. Приходит сюда побросать стрелки. — Он качнул головой. — Впрочем, без особой удачи… меткостью он не наделен. Задолжал мне пять фунтов. — Он усмехнулся. — Но Хьюитт… ну, сэр, он весь в делах и нечасто заходит сюда. Только не обманывайтесь на этот счет — он большой ценитель дам. Можно было бы рассказать вам не одну историю насчет Хьюитта и разных его леди! Но я не сплетник, господа, и никогда не был им. Живи и давай жить другим, так я считаю.

— А мистер Поуп живет неподалеку отсюда? — спросил тогда Понс.

Владелец немедленно помрачнел.

— Такие, как он, сюда не ходят, — сказал он угрюмо. — Он ни с кем не разговаривает. И некоторые говорят, что знают почему.

— А мистер Дэвид Уайз?

— Ага… настолько свят, насколько это вообще возможно в наши дни. — Хозяин паба вдруг умолк, глаза его сузились. Он уперся ладонями в стойку и наклонился поближе к Понсу, разглядывая его испытующим взглядом. — Вы расспрашиваете меня о Лучниках. Так-так-так! Я знаю вас, сэр! Черт меня побери, если это не так. Мы с вами встречались.

— Что-то не припоминаю, — ответил Понс.

— Вы — Солар Понс, детектив, — бросил мужчина, отодвигаясь от нас.

На этом разговор с ним закончился.

Вскоре после этого мы отправились восвояси. Понс вовсе не был обескуражен отказом владельца бара от разговора с нами.

— Осталась еще одна остановка, — объявил он. — Заглянем-ка к Тревору.

Следуя указаниям, данным нам Колвином-младшим, мы направили свою повозку в лесистую низинку, в которой за невысокой, заросшей лозой стеной обнаружился полу-Тюдоровский[1] дом, с виду довольно заброшенный.

Понс остановил двуколку возле ворот, вышел из нее, приблизился к двери и взял в руку дверной молоток. Дверь отворилась далеко не сразу. В ней появился старый слуга.

— Мистер Тревор Поуп дома? — осведомился Понс.

— Мистер Поуп не желает никого видеть, — сказал слуга. — Он собирается на прогулку.

Понс вернулся к тележке, сел и направил ее по аллее от дома к дороге, где свернул в рощу, снова вылез из тележки, привязал коня к стволу деревца и поманил меня за собой. Мы обошли дом сзади, стараясь прятаться за каждым деревом, и едва успели выбраться из леса, когда со стороны псарни появились шесть огромных мастиффов.

Посреди своры во всю прыть бежал невысокий темноволосый человек в свитере-водолазке, плотно прилегающих брюках и брезентовых туфлях на резиновой подошве. Они направлялись в сторону лесной тропы, которая должна была вывести их в обход Лургашолла в направлении Блэкдауна. Псы не производили ни звука, слух улавливал только шаги Поупа, а умственный взор выхватывал лишь напряженное, болезненное выражение на его смуглом лице и стиснутые кулаки по бокам тела.

— Какое безумие заставляет его поступать подобным образом? — прошептал я, когда они исчезли из вида.

— И в самом деле, какое?! Существуют и более легкие упражнения. Однако не стоит отрицать, что он производит внушительное впечатление. Не стоит удивляться тому, что спектакль этот встревожил нашего клиента. — Понс улыбнулся. — Скоро закат. Пробежка его не будет долгой. Отправимся ему навстречу.

Конечно же Тревор Поуп направил свой путь по дуге от дома, и мы скоро потеряли его из вида, оказавшись на лесной тропе, по которой он направился вместе со своими псами. Понс вдруг замер на краю открытой поляны, где тропа спускалась по склону в сторону Лургашолла, и огляделся.

— На мой взгляд, это место подойдет не хуже любого прочего, — проговорил он. — Давайте подождем здесь.

Солнце уже закатилось, заря начинала меркнуть, прошла половина часа. Наконец вдали послышался топот бегущих ног.

— Ага, вот и он! — промолвил Понс.

Почти немедленно мастиффы вместе со своим господином появились из-за купы молодых кустов и деревьев, находившейся в самом низу протянувшегося под нами склона.

— Мистер Тревор Поуп! — громко позвал его Понс, направляясь навстречу.

Поуп остановился и осадил своих псов свирепым возгласом. Обратив к нам разъяренное лицо, он ткнул рукой в сторону Понса и выкрикнул:

— Оставайтесь на месте! Какого черта вам нужно?

— Я хочу задать вам несколько вопросов.

— Я не отвечаю на вопросы.

— Может быть, вы ответите хотя бы на один, мистер Поуп? — прокатился по лощине голос Понса.

— Кто вы такой?

— Всего лишь любопытствующий лондонец. Возможно, вы слышали мое имя. Меня зовут Солар Понс.

Поуп охнул, а потом воскликнул:

— Значит, они обратились к вам!

— Всего один вопрос, мистер Поуп!

— Ступайте в пекло, сэр!

— Не можете ли вы представить мне маршрут пешего похода по Шотландскому высокогорью, который вы совершили в 1907 году?

Последовало чреватое бурей молчание. Затем, выкрикнув ругательство полным ярости голосом, Поуп прорычал:

— Убирайтесь!.. Убирайтесь отсюда! Пока я не спустил на вас собак. Убирайтесь, любопытная ищейка!..

— Возможно это не последняя наша встреча, мистер Поуп.

— Вы в последний раз видите меня, сэр!

Понс повернулся, и мы направились в ту сторону, откуда пришли. Звуки не выдавали никакого движения за нашей спиной. И когда я оглянулся через плечо в конце склона, за которым нас ожидала тележка, Поуп все еще стоял неподвижно посреди своих мастиффов, буквально, разрываясь от ненависти и ярости.

Оказавшись снова в двуколке, я не мог не заметить:

— Да он просто бешеный, Понс.

— В самом деле, — согласился мой друг.

Мы доехали в задумчивом молчании до каменных ворот дома нашего клиента, когда Понс заметил чей-то силуэт, скользнувший за придорожные деревья.

Немедленно остановив повозку, он перебросил мне вожжи, соскочил на дорогу и метнулся к дереву.

Я услышал его голос:

— Мистер Пирсон, как я полагаю?

— Так меня зовут, — ответил грубый и недовольный голос.

— Что вы здесь делаете, Пирсон?

— У меня есть право находиться здесь. Ничего плохого я не делаю. Здесь общая дорога.

— Именно так. Больше двух месяцев назад вы приходили поговорить с мистером Колвином.

— Нет, сэр. Точнее будет сказать, две недели назад.

— У вас в руках ружье, мистер Пирсон?

— У меня нет лука со стрелами!

Его точка зрения была очевидной, и Понс, коротко пожелав ему доброго вечера, вернулся в тележку. Он не сказал ни слова за весь оставшийся путь.

Наш клиент ожидал в холле. Воспитание не позволяло ему задавать вопросы относительно того, каким образом Понс провел день, хотя он мог уже составить кое-какое мнение.

— Могу ли я пригласить вас на ужин, джентльмены? — спросил он.

— Ограничимся сандвичами с холодной говядиной и сухим вином, — проговорил Понс. — И, пожалуйста, прикажите подать в нашу комнату. А теперь мне бы хотелось еще раз поговорить с вашим отцом.

— Очень хорошо, мистер Понс. Он находится у себя в кабинете. Мы только что вернулись с его обычной прогулки. Сегодня была моя очередь охранять отца. — Колвин-младший вздохнул. — С ним так сложно: он всегда раздражается, заметив нас позади. Сюда, сэр.

Старший Колвин изучал свою коллекцию марок. Он встретил нас взглядом, скорее оценивающим, чем дружелюбным.

— Простите, что беспокою вас, мистер Колвин… но не могли бы вы показать мне свой лук и стрелы? — вежливо спросил Понс.

Колвин откинулся назад с озадаченным выражением на лице.

— Ха! — воскликнул он. — Хотелось бы мне знать, где они находятся. Я убрал их после смерти Генри, а потом переложил куда-то подальше. Черт бы меня побрал, если я знаю, где их искать. Это было двадцать лет назад, сэр. Но зачем они вам понадобились?

— Любопытно было бы увидеть оружие, подобное тому, которое убило мистера Поупа и мистера Джефферда… и однажды может убить и вас, если я не сумею предотвратить этого.

— Вы прямолинейны, сэр, — покраснел Колвин. — Лук я вам показать не могу, однако у меня найдется одна из стрел.

Он указал на стенку над камином и встал.

— Я сниму ее для вашего удобства.

— Нет необходимости, сэр, — проговорил Понс. — Я осмотрю ее с этого пуфика.

И он замер перед стрелой, показавшейся мне необыкновенно длинной и очень острой.

— По-моему, эта стрела остра и смертельно опасна, мистер Колвин. Так принято?

— Вовсе нет, мистер Понс. Обыкновенно в стрелковых клубах не пользуются заостренными стрелами. Это и делало Сассекских Лучников уникальными. Мы пользовались только острыми стрелами. Я уже говорил вам, сэр, мы были опытными стрелками и гордились этим. Гордились тем, что пользовались заостренными стрелами… Пока не погиб Генри.

Понс сошел с пуфика, вернул его на прежнее место и пожелал нашему хозяину доброй ночи. Колвин-младший ожидал на пороге кабинета, чтобы провести в комнату, где нам уже приготовили скромную трапезу.

— Что-нибудь еще, мистер Понс? — спросил он от двери.

— Один вопрос. Ваш отец предпринимает подобную прогулку каждый вечер?

— Да, он выходит на закате вне зависимости от погоды. Лишь сильный ливень может помешать ему. Он норовистый человек, мистер Понс… очень норовистый.

— Обыкновенно он следует по одному и тому же маршруту?

— Примерно, да.

— И маршрут этот, в общем, известен соседям?

— Думаю, что да.

— Не сумели бы вы завтра утром найти время, чтобы показать мне тот путь, которым ваш отец прошел вчера?

— Безусловно. Моя контора в Петворте превосходно может обойтись без меня.

— Благодарю вас. Спокойной ночи, сэр.

Понс поел в задумчивом молчании, потом посидел, лаская пальцами бокал с мозельским вином, а потом поднялся и принялся мерить пол шагами в хорошо знакомой мне позе: голова опущена на грудь, ладони соединены за спиной. Я прекрасно знал, что не следует нарушать ход его мыслей.

По прошествии почти двух часов Понс остановился передо мной:

— Ну, Паркер, что вы скажете обо всем этом?

— Едва ли можно что-нибудь прибавить к тому, что я уже говорил. Тревор Поуп укрывает сумерками свои прогулки как человек, пытающийся убежать от собственной вины.

— Действительно! — согласился Понс. — Я нисколько не сомневаюсь в том, что вся эта загадка вращается вокруг мистера Поупа.

— Как я и говорил еще до того, как мы отъехали с Прэд-стрит, — не смог удержаться я.

— Я не забыл об этом, — продолжил Понс. — А вам не кажется важным, что Пирсон, который пытается увидеть Джошуа Колвина, еще не сумел этого сделать, хотя ему известен распорядок дня Колвина и он мог бы отыскать его в любой удобный для себя момент?

— Этот тип явно замыслил что-то против своего прежнего нанимателя.

— На это дело можно посмотреть и таким образом. А вам ничего не говорит то, что все опрошенные нами бывшие Сассекские Лучники придерживаются в точности той же позиции, что и наш хозяин? Никто из них не произносит и слова в укор своим собратьям, однако все они убеждены, что гибель Генри Поупа не была случайной.

— Похоже, что это — единственно надежная точка зрения, вне зависимости от результатов следствия.

— Более того, я вижу интересное совпадение и в том, что Джефферд был убит в сумерках, именно в тот час, когда Тревор Поуп носится со своей сворой обученных мастиффов.

— А как же иначе? — воскликнул я. — Именно в этот час ему удобнее всего совершить преступление! Наверно, вы уже составили точное представление о роли Пирсона?

— Пирсон, безусловно, замешан в этой истории — скажем так, по самые уши, — если я только не полностью ошибаюсь. Так, посмотрим, — он поглядел на часы, — двенадцатый час. Инспектор Джемисон должен уже находиться дома. И если я теперь сумею добраться до телефона, не растормошив при этом весь дом, у нас найдется, о чем поговорить.

С этими словами Понс выскользнул из комнаты и отправился заказывать разговор.

Вернувшись назад, он не удостоил меня информацией.

На следующее утро Понс намеренным образом бездельничал, пока в десять часов не состоялся намеченный им телефонный разговор. Подняв трубку, он выслушал звонившего, произнес никак не более десяти слов, поблагодарил инспектора Джемисона и повесил трубку. Все это время наш клиент находился неподалеку, рассчитывая предложить свои услуги.

— Ну, теперь я готов, мистер Колвин, — произнес Понс, — и мы можем пройтись тем путем, которым обыкновенно следует ваш отец на вечерней прогулке.

— Пойдемте, сэр, — с готовностью проговорил наш клиент.

Мы углубились в окружавший дом лес. Тропа вела нас вниз по склону Блэкдауна, в сторону чащи, подальше от Лургашолла. Взгляд Понса метался по сторонам. Время от времени он комментировал открывавшиеся виды и однажды поинтересовался, далеко ли пролегает маршрут Тревора Поупа.

— Обе тропы пересекаются как раз в той рощице, что находится впереди нас, мистер Понс, — пояснил Колвин. — Там-то я и видел Поупа вместе с его мастиффами.

Мы миновали рощицу, состоявшую из одного очень высокого старого каштана, окруженного полусотней молодых деревьев. Мы не прошли слишком далеко за нее, когда Понс, извинившись, забежал в рощицу, велев нам подождать.

Вернувшись, он посмотрел на нас веселыми глазами.

— Полагаю, что я уже увидел достаточно, мистер Колвин. Особенно мне хотелось убедиться в том, что маршруты прогулок вашего отца и Тревора Поупа пересекаются. Очевидно, это служит намеченной цели.

— Рад, что вы так думаете, мистер Понс.

Понс посмотрел на часы.

— А теперь, похоже, что мы уже сделали все, что можно сделать в настоящее время, и если вы отвезете нас в Петворт, мы сумеем попасть на лондонский поезд в 12.45. Засвидетельствуйте мое уважение вашему отцу и передайте ему… и передайте ему, что я надеюсь арестовать убийцу мистера Джефферда в течение ближайших сорока восьми часов.

— Значит, вы расставили ловушку для Поупа! — воскликнул наш клиент.

— Нам придется застать убийцу на месте преступления, — ответил Понс. — Поуп в отчаянии. Вчера вечером я жестоко потряс его. Скажите своему брату, чтобы сегодня, следуя за отцом, он проявлял чрезвычайную осторожность.

Мы вернулись к дому и уже через несколько минут катили в автомобиле нашего клиента по направлению к Петворту, где он высадил нас на вокзале.

Едва Колвин-младший отъехал, Понс приступил к делу.

— А теперь давайте проверим наши саквояжи и немного погуляем по Петворту. Можно и перекусить.

— Но мы опоздаем на поезд, Понс!

Понс почтил меня удивленной улыбкой.

— Мы никуда не едем, Паркер. Сегодня вечером у нас назначено свидание с убийцей. И я не собираюсь опаздывать на него.

Как раз перед закатом мы вошли в ту рощицу, в которой тропа Джошуа Колвина пересекалась с маршрутом Тревора Поупа. У Понса была своя цель — высившийся над купой деревьев старый ветвистый каштан с дуплом, начинавшимся от земли и кончавшимся на высоте плеча.

— Вот и место свидания, — проговорил Понс. — Если я не ошибаюсь, эта ночь будет опасной для Джошуа Колвина. Я намереваюсь предотвратить его смерть и поймать в свою сеть потенциального убийцу. А теперь нам надо забраться на дерево… причем повыше.

Через несколько мгновений мы расположились в ветвях старого каштана, Понс постарался устроиться на той стороне дерева, которая была бы укрыта от взгляда проходящего Поупа.

— А как быть с его собаками, Понс?! — воскликнул я. — Как быть с ними? Они опасны.

— С ними мы управимся в случае необходимости, — ответил он. — Итак, солнце близко к закату. Можно рассчитывать, что Колвин скоро отправится на свою прогулку. Ему потребуется час, чтобы добраться сюда.

— Как и Поупу, — проговорил я. — Как точно все выверено!

— В самом деле! А теперь помолчим и будем следить за ходом событий. Что бы вы ни увидели, Паркер, ни звука!

Солнце зашло, и небо побледнело под вечерний пересвист птиц. Над нами бесшумно запорхали летучие мыши. Наконец, в точности следуя схеме, из леса появился Джошуа Колвин. Беспечно держа ружье наперевес на сгибе руки, он прошел мимо дерева.

Он не успел уйти далеко вперед, когда появился Алистер Колвин. Младший сын направился прямо к стволу каштана и приставил ружье к старому суку. Вынув из кармана пару тонких перчаток, он поспешно натянул их на руки. После чего запустил руку в дупло каштана и извлек оттуда лук со стрелой!

И в этот миг Понс спрыгнул прямо на него.

Наконец, очнувшись едва ли не от паралича, я полез вниз по стволу и оказался возле Понса.

Алистер Колвин сопротивлялся как зверь, удивляя немыслимой в таком хрупком теле силой, но мы с Понсом сумели скрутить его к тому времени, когда к нам подбежал привлеченный шумом борьбы старший Колвин. Увидев неподалеку лук и стрелу, Джошуа Колвин немедленно понял суть происшедшего. Подняв ружье, он дважды выстрелил в воздух, призывая помощь.

— Змееныш! — проскрежетал он. — Неблагодарная тварь!

А потом, не обращая больше внимания на простертого на земле молодого человека, он обратился к Понсу:

— Но почему? Почему?!

— Алистер запутался в долгах, мистер Колвин, — спокойно ответил тот. — Подозреваю также, что его шантажировал Пирсон. Ваш сын убил Эндрю Джефферда и планировал вашу смерть, чтобы сымитировать старое преступление и свалить всю вину на старого убийцу.

— Старого убийцу?

— Убийцу Генри Поупа. Его почти наверняка убил собственный брат. Ваши тропы пересекались, разделяясь какими-то минутами, хотя сегодня вопреки всяким ожиданиям Поуп не придет, что было бы серьезным ударом по планам Алистера, если бы сегодня ему удалось достичь своей дьявольской цели.

С идущей от дома тропы уже доносился топот бегущих ног.


Уже сидя в купе катившего в Лондон поезда, Понс ответил на мои вопросы.

— Мне с самого начала казалось маловероятным, хотя и возможным, что кто-то начнет мстить по прошествии двадцати лет после события, — начал он. — К тому же было величайшим безумием сулить наказание подозревавшимся в убийстве Генри Поупа, что, конечно, направило бы подозрения на Тревора Поупа, единственного человека, которому могла бы прийти в голову мысль о мести за брата. Отсюда элементарным образом следовало, что эти послания и имели своей целью достичь такого эффекта.

Взяв этот вывод в качестве отправной точки, я принялся отыскивать мотив. Кому может быть выгодна смерть Джошуа Колвина, как не его сыновьям? Хьюитт Колвин едва ли обратился бы ко мне за помощью, будь он заинтересованной стороной в этом деле. Оставался только Алистер. Но какой мог быть у него мотив? Любопытным образом его предоставил мне владелец петвортского паба, упомянувший в разговоре со мной, что Алистер задолжал ему такую пустяковую сумму, как пять фунтов… Подозрения же подкрепил утром Джемисон, сообщивший по моему запросу, что Алистер задолжал на скачках и в различных игорных домах пять тысяч фунтов.

План был составлен с удивительным хитроумием. Жалкому Джефферду пришлось умереть в качестве жертвы тщеславия Алистера. Все знали привычки старшего Колвина, и Алистер был уверен в том, что Тревор Поуп не сумеет предоставить алиби на этот час. Более того, лук и стрелы, которые Алистер забрал у отца и спрятал в дереве, могли бы с тем же успехом принадлежать покойному Генри Поупу. Только один Тревор знал, что никаких причин для мести Сассекским Лучникам у него нет, потому что он сам, несомненно, убил своего брата. У него были и мотив и возможность — этот непонятный пеший поход по высокогорью позволял ему в любое время вернуться и совершить преступление — расписание соревнований стрелков составлялось на год вперед, как говорил Колвин старший, — и вернуться в Шотландию, так чтобы его нашли там, лишь преодолев заранее запланированные трудности.

К несчастью для Алистера произошли два маленьких события, на которые он не рассчитывал. В ночь убийства Джефферда, когда Тревор Поуп был в лесу со своими мастиффами, на него наткнулся Пирсон и, весьма вероятно, застал его с луком в руках, прежде чем парень успел спрятать оружие. Хотя первоначально Пирсон явился, чтобы поговорить со старшим Колвином, он стал потом приходить к Алистеру, чтобы шантажировать его. Вспомните несоответствие утверждения Алистера о том, что он видел Пирсона несколько месяцев назад, и собственные слова Пирсона, подтвержденные тем, что Хьюитт не сумел встретить его, что это было пару недель назад. Итак, Пирсон подозревал и видел все таким образом!

Потом, конечно, было обращение Хьюитта к нам. Целая проблема, Паркер. Завтра, наверно, придется заняться маршрутом шотландского путешествия Тревора Поупа — при всей сложности этого дела по прошествии стольких лет.

Однако Понсу не довелось разрешить эту, вторую тайну, поскольку утренние газеты сообщили о самоубийстве Тревора Поупа, закончившего свою жизнь в петле. И хотя он не оставил предсмертной записки, однако же, вне сомнения, увидел в появлении Понса на месте совершения своего подлого преступления запоздалую руку возмездия.

Примечания

1

Архитектурный стиль, для которого характерны плоские арки, мелкие карнизы и деревянная обшивка стен, конец XV — начало XVII вв.

(обратно)

Оглавление