Лунные люди [= Люди с Луны] [The Moon Men] (fb2)


Настройки текста:



Эдгар Берроуз ЛУННЫЕ ЛЮДИ

1. Странная встреча

Произошло это в начале марта 1969-го, когда я отправился из своего лагеря на безлюдное побережье в пятидесяти милях к юго-востоку от острова Хершель за полярным медведем. Я приехал в Арктику годом раньше, желая насладиться первыми настоящими каникулами. Окончание Великой Войны, — в апреле, два года назад, — наконец погрузило измученное человечество в состояние мира — состояние, которого мы никогда не знали и, следовательно, не знали, как им распорядиться.

На мой взгляд, без войны все мы считали себя потерянными, — по крайней мере я; но я старался быть все время занятым, учитывая перемены, которые мир принес в мое Бюро Связи, усилившее свою активность на благо мировой торговли, которая в свою очередь активизировалась после войны. Все время мне приходилось совмещать два дела: связь для войны и связь во имя коммерции, так что мою работу трудно было назвать геркулесовым трудом. Это заняло немного времени и после того, как система была отлично отлажена, я испросил позволения покинуть работу, в чем мне не было отказано.

Моими товарищами по охоте были три эскимоса; самый молодой из них, — мальчик лет девятнадцати, — никогда до этого не видел белого человека, потому что последние двадцать лет Великой Войны практически уничтожили меновую торговлю между рассеянными по тундре племенами и более организованными землями, так сказать — цивилизованными.

Однако это не история моих волнующих приключений при новом открытии Арктических регионов. Это, скорее, попытка объяснить, как я встретил его снова, после перерыва в два года.

Мы отошли на некоторое расстояние от берега, когда я, идя впереди, заметил далеко впереди медведя. Я перебрался через ледяной торос твердого зазубренного льда и сделал знак своим спутникам следовать за мной. Внезапно я поскользнулся и покатился по относительно плоской длинной плавучей льдине. Поднявшись на ноги, я помчался вперед, к следующему ледяному барьеру, который закрывал от меня хищника. Добежав до тороса, я оглянулся на своих спутников, но их еще не было видно. Честно говоря, больше я их так и не видел.

Вся масса льда пребывала в постоянном движении; ледяной покров поднимался и лопался, и хоть я и осознавал это, но практически не обращал внимания, пока не добрался до второго ледяного барьера, из-за которого снова увидел медведя, двигавшегося как раз в мою сторону; хищник находился все еще на порядочном расстоянии. Затем я снова оглянулся, надеясь увидеть своих товарищей. Их нигде не было видно, но я увидел нечто, наполнившее мое сердце ужасом: льдина лопнула прямо перед первым ледяным барьером, и сейчас от большой земли меня отделяла неуклонно расширяющаяся полоска ледяной воды. Что случилось с тремя эскимосами, я так никогда и не узнал; видимо, льдина лопнула прямо у них под ногами и пучина поглотила их. Положение мое представлялось ужасным; я понимал это, невзирая на свой весьма скудный опыт пребывания в Арктике. Но что толку, если мои опытные спутники исчезли?

Я вновь обратил внимание на медведя. Он заметил меня и, видимо, решил, что я для него подходящая добыча: косолапый направлялся ко мне с устрашающей скоростью. Тихое потрескивание льда усилилось и, к своему ужасу, я заметил, что лед вокруг начал ломаться и, куда бы я не смотрел, все превратилось в большие и малые льдины, поднимавшиеся и опадающие подобно глубоко дышащей груди.

В это мгновение между мной и медведем образовалась полоска воды, но гигант не остановился. Плюхнувшись в воду, он переплыл полынью и вскарабкался на огромную льдину, где находился я. Он был в двухстах ярдах от меня, поэтому я вскинул ружье к плечу и выстрелил. Выстрел был удачным и медведь, издав жуткий рев, бросился ко мне еще быстрее. Как только я приготовился выстрелить снова, льдина лопнула прямо перед ним; медведь упал в воду и на мгновение скрылся из виду.

Когда он вынырнул, я выстрелил снова, но промахнулся. Медведь вновь принялся карабкаться на мою уменьшившуюся льдину. Я опять выстрелил. На этот раз я перебил ему плечо, но он ухитрился-таки взобраться на лед и направился ко мне. Я думал, что он не упадет до тех пор, пока не доберется до меня и не отомстит; я вгонял в него пулю за пулей, но он продолжал идти, рыча и жутко скалясь. Он находился уже меньше чем в десяти футах, когда льдина снова раскололась между нами, и торос, рядом с которым я стоял, перевернулся, сбрасывая меня в воду в нескольких футах от огромной разъяренной бестии. Вынырнув, я попытался вскарабкаться на льдину, с которой был сброшен, но ее края были слишком гладкими, и мне не оставалось ничего другого, как плыть к той, на которой находился разъяренный медведь. Я вцепился в ружье и без колебаний поплыл ко льдине, где в нескольких футах от края лежало чудовище, терпеливо меня ожидающее.

Он не шевелился, пока я забирался на льдину, лишь крутил головой, чтобы постоянно держать меня в поле зрения. Он ко мне не приближался и я решил не стрелять, так как это только разъярило бы его еще больше.

Искусство Большой охоты практически исчезло. Ружья и амуниция производились лишь для убийства людей. Находясь на государственной службе, мне не составляло труда получить разрешение приобрести оружие для охоты. Но всем огнестрельным оружием владело государство и, когда оружие появилось в продаже, я обнаружил, что это обычные армейские винтовки, которыми пользовались во время окончания Великой Войны в 1967. Великолепные убийцы людей, они были недостаточно серьезным оружием для Большой охоты.

Волны вокруг нас поднимались и опадали, лед решительно двигался в сторону открытого моря, а я был один — промокший до нитки при температуре ниже нуля, уносимый в Северный Ледовитый Океан всего на полуакре льда с раненым разъяренным полярным медведем, по величине казавшимся мне не меньше Первой Пресвитерианской церкви у меня на родине.

Не знаю, как долго продолжалось все это: я потерял сознание. Открыв глаза, я обнаружил, что лежу на отличной железной койке в лазарете патрульного крейсера, недавно сформированного Мирного Флота, наблюдающего за порядком. У койки стояли и смотрели на меня стюард госпиталя и медик-офицер, а чуть в стороне я увидел привлекательного мужчину в форме адмирала. Я мгновенно узнал его.

— О!.. — воскликнул я, что прозвучало чуть громче шепота, — вы должны рассказать мне историю Джулиана 9-го. Вы ведь обещали и я не отступлюсь от вас.

Он улыбнулся.

— У вас отличная память. Когда вы выкарабкаетесь из всего этого, я выполню свое обещание.

Тут я снова потерял сознание, как мне рассказали впоследствии, но на следующее утро я уже очнулся совершенно свежим и, за исключением некоторого обморожения носа и щек, практически не пострадавшим. Вечером я сидел в адмиральской каюте со стаканом хайболла в руке, главные ингредиенты которого были произведены в Канзасе. Напротив меня сидел адмирал.

— Для меня это действительно удивительное стечение обстоятельств — то, что вы патрулировали Арктику, — заметил я. — Капитан Дрейк сообщил, что когда дозорный увидел меня, медведь подобрался ко мне почти вплотную; но, когда вы наконец снизились, чтобы высадить человека на льдину, медведь лежал мертвым менее чем в футе от меня. Это был отличный выстрел, и я очень благодарен вам и случаю, приведшему вас сюда.

— Прежде всего, я должен кое-что сообщить вам, — ответил он. — Я искал вас. Конечно, Вашингтон знал, где вы разбили лагерь, ведь вы в деталях объяснили своему секретарю, что собираетесь делать. Когда Президент пожелал вас видеть, я тут же вызвался вас найти. Фактически, я сам напросился отыскать вас. Первым делом я хотел возобновить наше знакомство, а кроме того, побывать в тех частях света, где мне никогда не приходилось бывать.

— Президент пожелал меня увидеть?! — повторил я.

— Да. Секретарь Торговли Уайт умер пятнадцатого числа и президент хочет, чтобы вы приняли этот портфель.

— Крайне интересно, — заметил я, — но это и в половину не так интересно, как история Джулиана 9-го, уверен.

Мой собеседник улыбнулся. — Отлично, — воскликнул он, — тогда слушайте!

— Разрешите мне начать с того, с чего я начал свое повествование на борту судна «Хардинг» два года назад: с посылки, которую вы должны постоянно помнить — не существует такой вещи как время; нет ни прошлого, ни будущего; существует лишь настоящее, которое является ничем иным, как настоящим и никогда не будет ничего, кроме настоящего. Эта теория аналогична той, которая утверждает, что нет такого понятия, как космос. Многие утверждают, что понимают это, но я не из их числа. Я просто знаю то, что знаю — и не пытаюсь ничего объяснить. Так же легко, как я рассказываю о событиях в этом перевоплощении, я рассказываю о событиях в своих предыдущих перевоплощениях; но самое замечательное то, что я способен передать или, как бы лучше сказать — предвидеть? — события в последующих перевоплощениях. Правда, я не предвижу их, я сам пережил все это.

Я вам рассказывал уже о попытке достигнуть Марса на «Барсуме», и как она была сведена на нет лейтенантом-командором Ортисом. Это произошло в 2026-м году. Вы, наверное, помните, что Ортис, подогреваемый ненавистью и ревностью к Джулиану 5-му, испортил двигатели «Барсума», тем самым заставив нас совершить посадку на поверхность Луны; и как корабль был втянут в огромный лунный кратер, и как под оболочкой нашего небесного спутника открылся целый внутренний мир.

Будучи захваченным в плен Ва-га, людьми-кентаврами Луны, Джулиан 5-й вместе с Нах-и-лах, принцессой Лейси, дочерью расы лунных смертных, похожих на нас, сбежал из плена, в то время, как Ортис подружился с калкарами или Думающими, — другой лунной расой. Ортис организовал калкаров, бывших врагами людей из Лейси, те изготовили порох, снаряды и пушки и с этими средствами атаковали и разрушили Лейси.

Джулиан 5-й и Нах-и-лах, лунная дева, скрылись из горящего города и позднее были подобраны «Барсумом», который починил Нортон, молодой лейтенант, оставшийся на борту корабля вместе с двумя другими офицерами. Через десять лет после того, как они опустились на внутреннюю поверхность Луны, Джулиан 5-й и его спутники привели корабль в безопасный док поблизости от Вашингтона, оставив лейтенанта-командора Ортиса на Луне.

Джулиан 5-й и принцесса Нах-и-лах поженились в тот же 2036-й год, и у них родился сын, названый Джулианом 6-м. Он был прадедом Джулиана 9-го, чью историю вы просили рассказать, и в котором я возродился в двадцать втором веке.

По некоторым причинам попытки достигнуть Марса больше не предпринимались. Мы находились с ним в постоянной радиосвязи множество лет. Возможно, это превратилось в нечто вроде религиозного культа, противоречившего всем видам научного прогресса и который политическим давлением был в состоянии противостоять и подавить несколько слабых попыток администрации и превратить их в слабое сообщество, основы которого зародились почти век назад из группы людей, проповедующих взгляды «мир-любой-ценой».

Именно они выступали за полное разоружение мира, что означало полный роспуск сил Мирового Флота, уничтожение всего оружия и боеприпасов и разрушение нескольких заводов, находящихся под контролем правительств Соединенных Штатов и Великобритании, которые сейчас управляли миром. Именно английский король спас нас от полной катастрофы этой безумной политики, хотя непримиримые ее поборники без конца кричали и требовали своего, пока не добились успеха; мирный флот Великобритании был сокращен вдвое, одну половину превратили в торговый флот; число фабрик, производящих оружие, также сократили; наполовину сократили и вооружение во всем мире.

В 2050-м году был нанесен сокрушительный удар. Лейтенант-командор Ортис, проведя двадцать четыре года на Луне, вернулся на землю со ста тысячами калкаров и тысячей Ва-га на тысяче огромных кораблей, запасшись оружием, амуницией и странными новыми орудиями разрушения, созданными гениальным разумом архинегодяя Вселенной.

Никто кроме Ортиса не смог бы сделать этого. Именно он усовершенствовал двигатели, сделавшие возможным появление «Барсума». После того, как он стал авторитетом среди калкаров на Луне, он подогревал их воображение сказками о богатом и чудесном мире, лежащем безоружным на небольшом расстоянии от них. И было довольно просто использовать их труд для производства кораблей и изготовления бесчисленного множества приспособлений, необходимых для благополучного завершения этой великой авантюры.

Луна поставляла все необходимые материалы, калкары предоставили рабочую силу, а Ортис — знания, мозг и свое командование. Десять лет было потрачено на пропаганду, и она победила среди Думающих, и затем четырнадцать лет понадобилось, чтобы построить и оснастить флот.

За пять дней до вторжения астрономы заметили флот, показавшийся в пределах видимости их телескопов. Было множество спекуляций, но именно Джулиан 5-й единственный знал правду. Он предупредил правительства в Лондоне и Вашингтоне, и, хотя в то время он командовал Международным Мирным Флотом, его сообщение было принято с недоверием и сомнением. Он знал Ортиса и знал, как легко поднять людей на создание флота; он знал, что заставляет Ортиса возвращаться на Землю с таким огромным количеством кораблей. Это означало войну, а земляне не имели ничего, кроме нескольких крейсеров, которые с трудом могли защитить сами себя — во всем мире не нашлось и двадцати пяти тысяч организованных солдат, а экипировки не хватило бы даже на половину такого войска.

И неизбежное произошло. Ортис мгновенно захватил Лондон и Вашингтон. Его прекрасно вооруженные войска практически не встретили сопротивления. Да сопротивления и не могло быть, потому что некому было сопротивляться. Даже хранение огнестрельного оружия преследовалось по закону. Запрещены были даже острые орудия с лезвием больше шести дюймов. Военная подготовка — за исключением продолжавших ею заниматься немногих лиц, служивших в Международном Мирном Флоте — была предана забвению. И против этого жалкого государства, разоруженного и совершенно не готового к войне, были брошены силы в сотню тысяч отлично вооруженных опытных воинов, с орудиями разрушения, неизвестными землянам. Описание одного из них будет достаточным для объяснения тщетности усилий землян.

Этот инструмент, который был у пришельцев в единственном экземпляре, находился на палубе их флагманского судна и лично управлялся Ортисом. Это было его детище, и калкары не понимали его устройства и не могли им управлять. Короче говоря, это было устройство, генерирующее радиоактивное излучение на любой резонансной частоте и вызывающее разрушение внутренней структуры объекта. Мы не знали, как Ортис назвал его, и потому земляне называли его электронной пушкой.

Это было очень действенное оружие и в некотором смысле жестокое. В руках Ортиса оно стало смертоносным и позволило ему практически стереть с лица земли весь Международный Мирный Флот меньше чем за тридцать дней. Для наблюдателей визуальные эффекты, вызванные этим страшным оружием, были чудовищными и подрывали всякую веру. Могучий крейсер, вибрирующий от жизни и силы, гордо летит вперед, стараясь перехватить флагмана калкаров; и внезапно все алюминиевые части крейсера таят, как роса на солнце. А около девяноста процентов крейсера, включая и фюзеляж, сконструировано из алюминия, так что результат не трудно представить: вот корабль рвется вперед с флагами и вымпелами, развевающимися на ветру, команда трудится, все на своих местах, а через секунду — масса двигателей, полированного дерева, оснастка, флаги и люди, кувыркаясь, летят к свой гибели.

Именно Джулиан 5-й открыл секрет этого смертельного оружия и понял, как вызывается разрушение на кораблях Мирного Флота путем излучения радиоактивности. В результате излучения электроны подвергались воздействию вибрирующей субстанции такой силы, что снова превращались в первооснову и становились невидимыми — другими словами, алюминий превращался в нечто новое, нечто, что было таким же невидимым и неощутимым как эфир. Возможно, это и был эфир.

Уверенный в правильности своей теории, Джулиан 5-й скрылся со своим флагманским крейсером в отдаленную часть мира, забрав с собой оставшуюся часть флота. Ортис несколько месяцев искал их, но не мог найти до конца 2050-го года. А в 2050-м два флота встретились снова, уже в последний раз. Джулиан 5-й в это время закончил разработку плана и, уверенный в успехе более, чем когда-либо решился встретиться с флотом калкаров и своим старым врагом Ортисом. Его флагманский крейсер двигался в голове короткой колонны, составлявшей единственную надежду человечества, и Джулиан 5-й стоял на палубе, рядом с небольшой, невинно выглядевшей коробкой, установленной на треножнике.

Ортис двинулся навстречу — он хотел разрушить корабли один за другим, по мере приближения. Он наслаждался предвкушением легкой победы. Он направил электронную пушку на флагманское судно своего врага и нажал кнопку. Внезапно его брови нахмурились. Что случилось? Ортис проверил пушку. Он поднес кусок алюминия к стволу и увидел, как металл исчезает. Механизм действовал, но корабли его врага были целы. Тогда он понял правду. Корабль Ортиса подошел довольно близко к судну Джулиана 5-го, и предатель увидел, что корабль его врага покрыт сероватой субстанцией. Он догадался, что это материал, заменяющий алюминий во флоте его врага от невидимого залпа пушки лейтенанта-командора.

И отчаяние Ортиса сменила жуткая гримаса. Ухмыльнувшись, он повернул два регулятора на контрольной панели, прикрепленной к орудию и снова нажал кнопку. Мгновенно бронзовые пропеллеры флагмана растворились в воздухе вместе с другими частями корабля. Подобным образом исчезли бронзовые детали и у остальной части Международного Мирного Флота, оставляя эскадрон дрейфующих гигантов на милость врага.

Флагманский корабль Джулиана 5-го находился в нескольких узлах от Ортиса. Двое мужчин отлично видели друг друга. Лицо Ортиса было диким и полным злобы, а лицо Джулиана 5-го — сосредоточенным и полным достоинства.

— Ты думал, что победил меня на этот раз! — закричал Ортис. — Боже, как я ждал, трудился и потел ради этого дня. Я разрушил мир, чтобы стать лучше тебя, Джулиан 5-й! Чтобы стать лучше и убить тебя. Но я хочу, чтобы ты знал: я убью тебя таким образом, которым не был убит ни один человек, так как ни один мозг, кроме моего, не мог создать подобного орудия убийства. Ты заменил свои алюминиевые части, думая, что победишь меня, но ты не знал, твой жалкий интеллект просто не мог знать — что с такой же легкостью, как я разрушаю алюминий, я могу, после простейшей настройки, заставить мое орудие разрушить любую из сотен субстанций, и среди них — человеческую плоть или человеческие кости.

И вот что я собираюсь сделать, Джулиан 5-й. Сначала я хочу уничтожить всю костную структуру в твоем теле. Это может произойти безболезненно, а может вызвать смерть, на я надеюсь, что смерть придет к тебе не сразу. Я хочу, чтобы ты узнал силу подлинного интеллекта — интеллекта, у которого ты постоянно воровал плоды его усилий, всю жизнь; но не на сей раз, Джулиан 5-й. На сей раз ты умрешь — сначала твои кости, потом — плоть, а после тебя — твои люди и твой отпрыск, сын женщины, которую я любил и которую ты украл. Но она — она принадлежит мне! Унеси эту мысль с собой в ад! — И он повернулся к циферблатам на своем смертельном оружии.

Но Джулиан 5-й положил руку на небольшую коробку, стоящую на крепкой треноге перед ним; и именно он нажал кнопку первым, до того, как это совершил Ортис. Внезапно электронная пушка исчезла из глаз Ортиса, и в этот момент два корабля столкнулись. Джулиан 5-й перепрыгнул через борт на вражеское судно и бросился к своему врагу.

Ортис стоял, ничего не понимая и испуганно глядя на пустое место, где мгновением раньше красовалось величайшее изобретение его могучего интеллекта. Потом он перевел взгляд на Джулиана 5-го, с криком бегущего к нему.

— Стой! — завопил Ортис. — Всегда, всю жизнь ты крал у меня плоды моих усилий. Каким-то образом ты украл и этот секрет, мое величайшее достижение, и уничтожил его. Пусть же Бог в небесах…

— Да, — крикнул Джулиан 5-й, — и я собираюсь уничтожить тебя, если ты не сдашься со всем своим флотом.

— Никогда! — снова завопил человек, который, казалось, сошел с ума, так велика была его ярость. — Никогда! Это конец, Джулиан 5-й, для нас обоих, — и произнеся последние слова, он нажал рычаг, находящийся перед ним на пульте управления. Раздался ужасающей силы взрыв, и оба корабля, охваченные пламенем, рухнули в океан словно два метеора.

Таким образом погибли Джулиан 5-й и Ортис, унося с собой секрет чудовищной разрушающей силы, которую последний принес с собой с Луны. Но Земля все равно была обречена. Что могло бы произойти, останься в живых Ортис, можно было только предполагать. Возможно, он организовал бы какой-то порядок, вместо хаоса, который он вызвал, и создал бы какое-то правление. Земляне тогда могли бы хоть как-то воспользоваться плодами его невероятного интеллекта, а его власть сдерживала бы калкаров, которых он привел с Луны.

Была какая-то надежда, что земляне объединятся вместе против общего врага, но этого не произошло. Все было упущено тогда, когда правительство принялось вести переговоры с завоевателями. Ленивые, неповоротливые и дефективные люди, которые всегда обвиняли других в своих несчастьях, перешли под знамена калкаров, которых считали родственными душами.

Политические демагоги, строящие свое благополучие на противоречиях между трудом и капиталом, увидели или подумали, что увидели, возможность для направления страны тем или иным путем туда, что они считали благом для государства. Флот калкаров вернулся на Луну за новыми калкарами. Потом выяснилось, что семь миллионов калкаров доставлялось на Землю каждый год.

Джулиан 6-й со своей матерью Нах-и-лах продолжал жить, так же как и Ор-тис, сын Ортиса, и женщины калкаров, но моя история не о них, а о Джулиане 9-м, родившемся ровно через столетие после рождения Джулиана 5-го.

И путь Джулиан 9-й сам расскажет свою историю.

2. Соор, сборщик налогов

Я был рожден в Тейвосе, Чикаго, 1 января 2100-го года от Джулиана 8-го и Элизабет Джеймс. Мои отец и мать не были женаты, так как вступать в брак было запрещено задолго до этого. Меня назвали Джулианом 9-м. Мои родители были из быстро исчезающего интеллектуального класса, и оба умели писать и читать. Свое знание они передали мне, хотя знание это было бесполезным, — это было, скорее, их религией. Кнгигопечатание было утеряно, и последняя из публичных библиотек была разрушена почти за сто лет до того, как я родился, так что читать было практически нечего, а книга, имеющаяся у кого-то в личном владении, вызывала подозрения в ненавистном интеллектуализме, презрение и насмешки праздношатающихся калкаров и разбирательство и наказание со стороны лунных правителей.

Первые двадцать лет моей жизни были ничем не примечательными. Мальчишкой я играл в разрушающихся руинах Тогно, который некогда был великолепным городом. Захваченный, разграбленный и сжигавшийся больше сотни раз Чикаго до сих пор сохранял могучие скелеты строений над пеплом своего былого величия. Ребенком я заслушивался сказками о давно минувших днях, о моих предках, когда в землянах еще оставались силы бороться за свободу существования. Я ненавидел стагнацию нашего времени, с редкими убийствами, разгоняющими монотонность нынешнего пустого существования. Даже Гвардия калкаров, расположившаяся на берегу большого озера, редко беспокоила нас, разве что приходили распоряжения свыше по поводу внеочередного сбора налогов. Но мы их хорошо кормили, они могли выбрать практически любую из наших женщин и девушек — практически, но не всех, как вы поймете дальше.

Начальник гвардии находился здесь уже много лет, и мы почитали себя крайне счастливыми, потому что он был достаточно ленив, чтобы быть жестоким или властным сверх меры. Его сборщики податей всегда сопровождали нас во время рыночных дней, но они не отбирали так много, чтобы ничего не осталось нам самим; а вообще такое бывало, как рассказывали нам сбежавшие из Милуоки.

Я расспрашивал одного беднягу из Милуоки, которого наказали на рынке в субботу. От него ничего не осталось — настоящий мешок с костями; он рассказал мне, что десять тысяч человек умерло от голода в предыдущем месяце в Тейвосе. Слово «Тейвос» частично означает район и административную единицу, которая управляет этим районом. Никто не знал, что означает это слово, хотя моя мать сказала мне когда-то, что ее дед говорил, что оно пришло к нам из другого мира, с Луны, так же как и Каш гвардия, — которая тоже ничего не означала: один солдат — это Каш Гвардия, и десять тысяч человек — Каш гвардия. Если человек пришел с куском бумаги, на котором написано нечто, чего ты не можешь прочесть, и убил твою бабушку или изнасиловал сестру, то ты говоришь: это сделала Каш гвардия.

Это было одним из многих несоответствий в нашем государстве, которое вызывало мое возмущение с ранней юности — я привык к тому факту, что Двадцать Четыре выпускают печатные прокламации и одновременно не велят людям учиться писать и читать. По моему, я уже упоминал, что книгопечатание было забыто. Это было не совсем так, все сказанное относилось только к массам людей, для Двадцати Четырех продолжал работать Департамент печати, где производились деньги и выпускались манифесты. Деньги выдавались взамен налогов — тогда, когда мы были обложены налогами настолько, что даже классы калкаров начинали возмущаться; власти посылали своих агентов покупать наши продукты деньгами, не имевшими ценности, и которые мы использовали не иначе, как разводя ими огонь.

Налоги нельзя было оплатить деньгами, потому что Двадцать Четыре принимали только золото и серебро, или продукты, произведенные или выращенные, и все золото и серебро исчезло из обращения еще в то время, когда мой отец был мальчишкой. Оставалось платить только натуральными продуктами.

Три субботы в месяц сборщики налогов находились на рынках, оценивая наши товары, и в последнюю субботу забирали один процент из всего того, что мы купили или продали в течение месяца. Ничто не имело фиксированной цены — сегодня вы могли торговаться до хрипоты, прося отдать пинту бобов за козья шкуру, а в следующую неделю, если вы хотели купить бобы, то вам более чем везло если вы покупали их за четыре или пять шкур за пинту; а сборщики налогов забирали свою часть — они старались поддерживать самые высокие цены на рынке в течение месяца.

У моего отца было несколько длинношерстных коз — они назывались монтанские козы, хотя он говорил, что по-настоящему — это Ангорские козы, и моя мать вязала вещи из их шерсти. Если учитывать ткань, молоко и мясо, то мы жили припеваючи. Кроме того, возле нашего дома располагался небольшой огород; но были некоторые продукты, которые приходилось покупать на рынке. Законом было запрещено производить обмен в частном порядке, тогда сборщики налогов могли и не узнать о совершенной сделке. Так вот, как-то зимой моя мать приболела, и нам понадобился уголь, чтобы обогреть комнату, в которой она лежала. Поэтому отец отправился к начальнику Каш гвардии и попросил разрешения приобрести немного угля до наступления рыночного дня. Вместе с ним был послан к Хоффмейеру солдат, он был агентом калкара Пхава, владельца концессии на уголь в нашем районе, — у калкаров было все, — и когда Хоффмейер узнал, насколько срочно нам нужен уголь, он предложил за пять молочных коз половину их веса углем.

Мой отец протестовал, но это было бесполезно. И так как он понимал, насколько наша мать нуждается в тепле, он отвел пять коз к Хоффмейеру и получил уголь. На следующий рыночный день он купил козла за мешок бобов, весящих столько же, сколько и козел. А когда пришел сборщик податей, он заявил моему отцу: — Ты продал пять коз за половину их веса в бобах, а всякий знает, что бобы стоят в двадцать раз дороже, чем уголь. Значит уголь, который ты купил, должен стоить сто коз. Так как бобы стоят в двадцать раз дороже угля, — а ты получил вдвое больше бобов! — то твои бобы сейчас стоят двести коз, что составляет в конце концов плату за триста коз. Так что приведи мне трех твоих лучших коз.

Он был новым сборщиком податей — старый бы никогда не сделал ничего подобного; но как раз в это время все и начало меняться. Отец говорил, что он и не думал, что может быть хуже, но позднее обнаружил, что может, и еще как. Изменения наступили в 2117-м, вскоре после того, как Ярт стал Джемадаром объединенных Тейвос Америки. Естественно, все это происходило не сразу. Вашингтон находился вдалеке от Чикаго, и между ними больше не существовало железной дороги. Двадцати Четырем удалось сохранить несколько разобщенных линий; но управляться с ними становилось все труднее, потому что больше негде было найти опытных механиков. И дорога от Вашингтона до Гари занимала не меньше недели пути в западном направлении.

Отец рассказывал, что большинство железных дорог были разрушены во время войны, после которой калкары захватили страну; работникам было разрешено работать только четыре часа в день, и они поддались на это, но большинство из них было занято созданием новых законов и времени на работу не оставалось; для тех, кто мог поддерживать дороги в рабочем состоянии, работы не было вообще, но это было не самым худшим из зол. Практически все, кто как-то разбирался в технических деталях и починке, инженеры и механики, принадлежавшие к классу интеллигенции, были немедленно уволены с работы и позднее убиты.

За семьдесят пять лет не было построено ни одного локомотива и лишь несколько из вышедших из строя было отремонтировано. Двадцать Четыре решили поддерживать только малую толику поездов для собственных нужд — для правительственных чиновников и войск; но в самое ближайшее время железная дорога будет закрыта раз и навсегда. Это ничего для меня не значило, потому что я никогда не ездил на поезде — и даже никогда не видел ни одного из них. Вообще-то какие-то искореженные, скрученные, опаленные огнем останки валялись в разных частях нашего города, но мать и отец утверждали, что эти обломки — последние звенья между старой цивилизацией и новым варварством.

Авиасуда, автомобили, пароходы и даже телеграф давным-давно исчезли; но мы слышали от других об этих чудесах цивилизации. Телеграф до сих пор продолжал работать, хотя связь была отвратительной; осталось только несколько линий между Чикаго и Атлантическим побережьем. К западу от нас не осталось ни телеграфа ни железных дорог. Я видел человека, который приехал на лошади из Тейвос Миссури. Он отправился в путь вместе с сорока спутниками, собираясь достигнуть Востока и узнать, что произошло здесь за пятьдесят лет; но бандиты и Каш гвардия перебила их всех, а он в одиночку продолжал свое длинное, полное опасностей путешествие.

Я никогда не забуду, с каким восторгом я слушал каждое слово, срывающееся с его губ; мое воображение включилось на полную мощность и в течение многих недель после этого я пытался представить себя героем похожих на услышанные приключений на загадочном и неизвестном Западе. Он говорил, что положение отвратительное практически во всей стране, где ему удалось проехать; но сельскохозяйственные районы жили полегче, потому что там Каш Гвардия появлялась реже, и люди сохраняли больше, чем выращивали. Он думал, что наше положение хуже, чем в Миссури, и не колебался, предпочитая снова взглянуть в глаза опасностям, чем жить относительно близко от Двадцати Четырех.

Отец был крайне зол, придя домой с рынка после того, как новый сборщик налогов поднял плату до трех коз. Мать снова поднялась, и холод уже ушел, оставляя первые признаки весны в раннем мартовском дне. Лед сошел с реки, на берегах которой мы жили, и я уже подумывал о своем первом купании в этом году. Козьи шкуры были сняты с окон нашего небольшого домика, и свежий, насыщенный солнцем воздух, продувал наши три комнаты.

— Плохие времена настают, Элизабет, — сказал отец после того, как рассказал о несправедливости. — Они были не самыми лучшими в прошлом, но сейчас эти свиньи посадили короля свиней в качестве Джемадара…

— Ш-ш-ш! — предупредила мать, кивая головой в сторону открытого окна.

Отец замолчал и прислушался. Мы услышали шаги, обходящие дом и направляющиеся ко входу, и через мгновение силуэт мужчины появился в дверном проеме. Отец издал вздох облегчения.

— Ох! — воскликнул он. — Это всего лишь наш добрый брат Йохансен. Входи, Брат Питер, и расскажи нам новости.

— А новостей предостаточно, — воскликнул наш посетитель. — Старый комендант заменен новым, имя его Ор-тис — он один из выдвиженцев Ярта. Что вы думаете об этом?

Брат Питер стоял между матерью и отцом, спиной к ней, поэтому не видел, как она быстро поднесла палец к губам, давая знак отцу попридержать язык. Я видел, как брови отца нахмурились, хотя он и послушался предупреждения матери; и когда он заговорил, его слова звучали именно так, как подобало звучать словам лояльного представителя нашего класса.

— Думание не для меня, — сказал он, — и подвергать сомнению то, что сделали Двадцать Четыре я не собираюсь.

— И не для меня, — быстро заговорил Йохансен, но среди друзей человек ведь не может не думать и иногда правильно высказать, что у тебя на душе, так?

Отец пожал плечами и повернулся. Я видел, что он кипит от желания высказать несколько слов о деградирующих животных, которых Судьба привела к власти более века назад. Его детство прошло не так уж далеко от героического прошлого самых гордых дней страны, чтобы не быть восхищенным рассказами взрослых и прекрасно понимать, что все потеряно, и как это было потеряно. Мать и отец пытались приобщить меня, как и остальных, к умирающей культуре, пытаясь сохранить искорку исчезающей культуры в груди своих отпрысков и надеясь на что-то, хотя, похоже, это было бессмысленно — до того дня, когда мир начнет подниматься из развалин, пепла и неведения, в которое погрузила его жестокость калкаров.

— Брат Питер, — сказал отец в конце концов, — я должен идти и отдать трех моих коз сборщику налогов, или он снова накрутит мне новые проценты. — Я видел, что он пытается говорить естественно, но не мог удержаться от язвительности в словах.

Питер насторожил уши.

— Да, — сказал он, — я слышал о твоих несчастьях. Этот новый сборщик податей смеялся над этим у Хоффмейера. Он думал, что это отличная шутка, и Хоффмейер сказал, что сейчас ты получишь уголь за гораздо меньшую цену, чем он стоит. Он отправится к Двадцати Четырем и попросит, чтобы ты заплатил ему остальные девяносто пять коз, которых, как заявил сборщик податей, действительно стоит уголь.

— О! — воскликнула мать, — они не смогут сделать такую подлую вещь — я уверена, они этого не сделают!..

Питер пожал плечами.

— Возможно, они только шутили, — сказал он. — Эти калкары — большие шутники.

— Да уж, — сказал отец, — они большие шутники; но когда-нибудь и я устрою свою маленькую шутку, — и направился по направлению к загородке, где содержались козы, когда находились не на пастбище.

Мать посмотрела ему вслед, и в ее глазах мелькнули огоньки тревоги. Я увидел, как она мельком взглянула на Питера, который вышел за отцом и отправился своей дорогой.

Мы с отцом отогнали коз сборщику податей. Он был маленьким человеком с копной рыжих волос, тонким носом и двумя маленькими, близко посаженными глазами. Его имя было Соор. Увидев отца, он тут же начал выказывать раздражение.

— Как твое имя, парень? — спросил он грозно.

— Джулиан 8-й, — ответил отец. — Здесь три козы — налоги за этот месяц. Могу я завести их в загородку?

— Как, ты сказал, твое имя? — прошипел этот тип.

— Джулиан 8-й, — повторил отец.

— Джулиан 8-й! — закричал Соор. — «Джулиан 8-й!». Я думаю, ты слишком большой джентльмен, чтобы быть братом такому ничтожеству, как я, да?

— Брат Джулиан 8-й, — сказал отец спокойно.

— Иди и отведи своих коз в загородку, но в будущем помни, что все люди — братья, если они хорошие граждане и лояльны по отношению к нашему великом Джемадару.

Отогнав коз, мы направились домой, но когда мы проходили мимо Соора, тот крикнул:

— Ну?!

Отец повернулся и вопросительно взглянул на него.

— Ну?! — повторил этот тип.

— Не понимаю, — сказал отец, — разве я не сделал всего, что требует закон?

— А что за дела у вас, у свиней? — яростно закричал Соор. — В восточном Тейвос сборщик налогов не должен умирать от голода из-за ничтожной платы — все люди приносят ему небольшие подарки.

— Хорошо, — коротко сказал отец, — я пришлю вам что-нибудь в следующий раз, когда отправлюсь на рынок.

— Посмотрим, — буркнул Соор.

Отец промолчал всю дорогу домой и не сказал ни единого слова, пока мы не закончили обедать сыром, козьим молоком и печеньем из кукурузы. Я был настолько разъярен, что с трудом сдерживался; но я так долго варился в атмосфере насилия и терроризма, что приходилось держать язык за зубами.

Закончив есть, отец внезапно поднялся — настолько внезапно, что стул из-под него отлетел к стене. Расправив плечи, отец с чудовищной силой ударил себя в грудь и закричал:

— Трус! Собака! Боже мой! Я не выдержу этого! Я сойду с ума, если придется вынести еще столько же издевательств. Я больше не мужчина. Здесь не осталось мужчин! Мы — черви, которых свиньи отыскивают в земле своими грязными копытами. И я не посмел ничего сказать. Я стоял, — хотя у меня были такие предки! — и не посмел ничего сказать, только жалко соглашался с ним. Это отвратительно.

За несколько поколений они отобрали все мужество у американских мужчин. Мои предки сражались у Банкер Хилл, у Геттисберга, в Сан Хуане, у Шато Тьери. А я? Я преклоняю колени перед каждым деградировавшим животным, которое получило власть от других скотов из Вашингтона — и никто из них не американец, — да они даже и не земляне. Перед этими сукиными лунными детьми я вынужден склонять шею — я! — потомок самых сильных людей, которых когда-либо знал мир.

— Джулиан! — воскликнула мать. — Будь осторожен, дорогой. Кто-нибудь может подслушивать.

Я видел как она дрожит.

— Но ведь ты американская женщина! — заревел он.

— Джулиан, не надо! — умоляла она. — Я боюсь не за себя — ты же знаешь — я боюсь за тебя и за мальчика. Меня не волнует, что станется со мной; но я не хочу видеть, как тебя уводят от нас, как это произошло в других семьях, которые позволили себе говорить открыто.

— Я знаю, моя дорогая, — сказал он после небольшой паузы. — Я знаю, что все мы повязаны. Я боюсь за вас, ты боишься за нас, — и так оно все и вертится. Ах, если бы нас было больше. Если бы только я мог найти тысячу людей, которые не боялись бы действовать!

— Ш-ш-ш! — предупредила его мать. — Вокруг множество шпионов. И никто ничего не знает наверняка. Вот почему я предупредила тебя, когда Брат Питер приходил сегодня. Подозреваешь всякого.

— Ты подозреваешь Питера? — спросил отец.

— Я ничего не знаю, — ответила мать. — Я боюсь всех. Это кошмарное существование, и я думаю, что так придется провести всю свою жизнь, как моя мать и ее мать до того. Я никогда не стану твердой.

— Американский дух ослаб, но никогда не был сломлен! — воскликнул отец. — Будем надеяться, что его ничто не сломит.

— Если бы у нас были сердца, способные выдержать и не разбиться, — сказала мать, — но это трудно, так трудно, что даже боишься родить ребенка и пустить его в этот страшный мир, — и она посмотрела на меня, — из-за ничтожества и бессмысленности, которыми пропитана вся наша жизнь. Я всегда хотела иметь детей, но я боялась завести их; в основном, из-за того, что я боялась, что они родятся девочками. Быть девушкой в нашем сегодняшнем мире — о, как это ужасно!

После ужина мы с отцом отправились доить коз и проверили, чтобы загородки были закрыты на ночь от собак. Казалось, их становилось все больше, и они наглели с каждым годом. Они собирались в стаи, — хотя раньше бегали поодиночке, когда я был мальчишкой — и уже представляли опасность даже для взрослого мужчины, путешествующего ночью. Нам не позволялось иметь огнестрельное оружие, даже лук и стрелы были запрещены; поэтому мы не могли отогнать собак, и они, чувствуя нашу слабость, подходили ночью к самым домам и загонам.

Это были огромные бестии — бесстрашные и сильные. Одна стая особенно отличалась от остальных. Отец сказал, что это дала помесь колли и овчарки; члены стаи были огромными, хитрыми и злобными. Они превратились в ужас города — мы называли их Адские собаки.

3. Адские собаки

Когда мы вернулись в дом после дойки, к нам заглянули Джим Томпсон и его женщина Молли Шиихан. Они жили выше по реке, в полумиле от нас, на следующей ферме, и были нашими лучшими друзьями. Это были единственные люди, которым действительно доверяли отец и мать, и потому, собираясь вместе, мы разговаривали совершенно свободно. Мне казалось странным, даже когда я был младше, что такие большие, сильные мужчины, как отец и Джим, могут бояться высказать, что они действительно думают по тому или иному поводу, и хотя я был рожден и рос в атмосфере страха и подозрения, я никогда не мог примириться с трусостью и рабской покорностью, окружавшей нас.

Кроме всего прочего я знал, что мой отец не был трусом. Он был симпатичным мужчиной — высокий, с отлично развитой мускулатурой — я видел его сражающимся с людьми и собаками. Однажды он защищал мать от Каш гвардии и голыми руками убил вооруженного солдата. Сейчас тот лежал в центре загородки для коз, его ружье, амуниция и штык, тщательно завернутые в толстый слой промасленной ткани, покоились рядом с ним. Отец не оставил никаких следов, и его ни в чем не подозревали; но мы знали, где хранится ружье, штык и боеприпасы.

У Джима возникли проблемы с Соором, новым сборщиком налогов, и он очень злился. Джим был рослым мужчиной и, как и мой отец, был всегда гладко выбрит, как почти все американцы — так мы называли людей, живших здесь задолго до Великой войны. Остальные — настоящие калкары — не отращивали бород. Их предки появились с Луны много лет назад. Они появлялись в странных кораблях, год за годом, но постепенно один за другим, их корабли исчезали, и никто из них не знал, как строить их или управлять двигателями в нужный момент. Калкары больше не могли попасть с Луны на Землю.

Это было хорошо для нас, но это случилось слишком поздно; калкары расплодились, как мухи в грязной конюшне. Чистокровные калкары были самыми худшими, но существовали миллионы полукровок, и их тоже нельзя было назвать хорошими. Мне кажется, что на самом деле полукровки ненавидели чистопородных землян больше, чем настоящих калкаров или лунных людей.

Джим был в бешенстве. Он сказал, что долго не выдержит — он, скорее, умрет, чем будет жить в таком кошмарном мире; но я уже привык к подобным разговорам, я слышал их с самого детства. Жизнь была трудной штукой, — только работа, работа, работа, жалкое существование и бесконечная плата налогов. Никаких удовольствий — всего лишь несколько удобств, совершенно никаких излишеств — и что хуже всего — никакой надежды. Редко случалось, чтобы хоть кто-то смеялся из нашего класса, и взрослые никогда не улыбались. Будучи детьми, мы лишь улыбались — редко и слабо. Трудно было полностью уничтожить дух детства; но по отношению к братству мужчин это почти удалось.

— Это ваша собственная ошибка, Джим, — сказал отец. Он всегда обвинял во всех наших горестях Джима, потому что предки Джима были до Великой войны американскими рабочими — механиками и опытными работниками во множестве областей. — Ваши люди никогда не выступали против завоевателей. Они флиртовали с новой теорией братства, которую калкары занесли им с Луны. Они прислушивались к словам эмиссаров этих негодяев и после того, как калкары ввели этот порядок среди нас, они «сначала терпели, потом сожалели, а потом начали раскаиваться». Их было множество, и им бы хватило сил, чтобы сразиться и остановить волну безумства, которая началась с катастрофы на Луне и захлестнула весь мир — они смогли бы удержать от этого Америку; но они этого не сделали, наоборот — они слушали фальшивых пророков и отдали свою великую власть в руки коррумпированных лидеров.

— А что насчет твоего класса? — возразил Джим, — слишком богатого и ленивого и даже не удосуживающегося голосовать. Они пытались придавить нас и собирали сливки с нашей работы.

— Древняя софистика, — пробурчал отец. — Никогда не существовало более благополучного и независимого класса людей в мире, чем американский рабочий класс в двадцатом веке.

— Ты говоришь о нас! Мы были первыми, кто начал сражаться. Мои люди сражались, истекали кровью и умирали, чтобы сохранить Старую Славу над Капитолием в Вашингтоне; но нас было слишком мало, и сейчас Каш флаг калкарского флота развевается на его месте, и больше века считается преступлением, заслуживающим смертной казни, хранить у себя Звездно-полосатый.

Отец быстро пересек комнату, подошел к камину и вытащил камень ниже крепкой деревянной каминной полки. Просунув туда руку он повернулся к нам.

— Я стал трусливым и деградировал, — воскликнул он, — но слава Богу, во мне еще сохранилась капля мужества. У меня есть силы противостоять им, как противостояли мои отцы — и я сохранил это, дошедшее до меня, сохранил для своего сына, чтобы он передал его своему сыну. И я готов умереть за Это, как умирали мои отцы, и я умру за него с радостью.

Он вытащил небольшой клочок материи и, держа его за концы кончиками пальцев, встряхнул и развернул ткань, на которой были белые и красные полосы с голубым прямоугольником с краю, на котором было вышито множество белых звезд.

Джим, Молли и мать вскочили, и я увидел, как мать бросила тревожный взгляд в строну двери. На мгновение они застыли в молчании, смотря широко раскрытыми глазами на вещь, которую держал отец. Потом Джим медленно подошел к флагу, стал на колени и, взяв край его своими мозолистыми неуклюжими пальцами, прижал его к своим губам, а свеча на кривом столе, мерцающая на весеннем ветру, покачивавшим козью шкуру у окна, заливала его своими лучами.

— Это — Флаг, сынок, — сказал мне отец. — Это — Старая Слава, флаг твоих отцов, флаг, который превратил мир в цветущий сад. За владение им полагается смерть; но я решил взять его и охранять, и наша семья будет охранять его, пока войско, которое владело им, не придет из Аргонна.

Я почувствовал, как на мои глаза наворачиваются слезы — почему, я не мог бы сказать — и я отвернулся, чтобы скрыть их. Я повернулся к окну и здесь, за покачивающейся козьей шкурой, увидел лицо, проступающее из тьмы. Я всегда был быстр в мыслях и действиях; но, думаю, за всю свою жизнь я никогда не действовал так молниеносно, как тогда. Одним движением я скинул со стола свечу, погружая комнату в полную тьму и, добравшись до отца, я вырвал из его рук Флаг и спрятал его в тайник под каминной полкой. Камень лежал внизу, но у меня заняло не больше секунды, чтобы нагнуться за ним и найти его в темноте — и не больше, чтобы вставить его в нишу.

Настолько велико было напряжение и подозрение в человеческих душах, что четверо в комнате и я интуитивно почувствовали нечто, заставившее меня действовать подобным образом; и когда я нащупал свечу и зажег огонь, все неподвижно и безжизненно стояли на своих местах. Они не задавали мне вопросов. Отец заговорил первым.

— Ты был очень неаккуратен, Джулиан, — сказал он. — Если ты хотел взять свечку, то почему ты не поднял ее осторожно, вместо того, чтобы резко хватать ее? Но ты всегда действуешь подобным образом — и постоянно разбиваешь вещи.

Он несколько повысил голос, говоря это; но это была жалкая увертка, и он знал это, так же как и все остальные. Если человек, которому принадлежало лицо в темноте, слышал его слова, то он тоже это понял.

Я зажег свечу, вернулся в кухню и, выйдя из задней двери и держась в глубокой тени дома, прокрался вперед, потому что хотел узнать, кто видел эту сцену государственной измены. Ночь была безлунной, но безоблачной, и я видел окружающее на достаточном расстоянии, так как наш дом стоял на возвышении прямо на берегу реки. Юго-восточнее нас проходил путь, ведущий к древнему мосту, давно уже сломанному яростными толпами или разрушившийся — я не знаю причины. Наконец я увидел силуэт мужчины на фоне залитого звездами неба, который уже дошел до основания моста. У мужчины был большой мешок за спиной. Этот факт был достаточно примечательным, так как наводил на мысль, что подглядывавший сам проворачивал тайную операцию и, что он может сам себе навредить, проговорившись насчет действий других. Я видел множество людей, несущих мешки и свертки по ночам — я сам перетаскивал их не раз. Это был фактически единственный путь, благодаря которому человек мог спасти часть своего добра от сборщика налогов и мог жить сам и поддерживать свою семью.

Такое ночное движение было достаточно распространено при старом сборщике налогов и ленивом коменданте; в прежние времена это было не так уж и опасно, как могло показаться — по закону это преступление наказывалось десятью годами тюрьмы и работой на угольных шахтах, и в особых случаях — смертью. Особые случаи — это когда человек пойман с чем-то, что комендант или сборщик налогов хотели бы иметь для себя.

Я не пошел за этим человеком, будучи уверен, что он из нашего класса, а, вернувшись домой, обнаружил всех четверых разговаривающих шепотом, и в течение этого вечера никто из нас так и не повысил голоса.

Отец и Джим говорили, как обычно, о Западе. Они, казалось, чувствовали, что где-то далеко, рядом с заходящим солнцем есть нечто, что там должен остаться небольшой уголок Америки, где люди живут в мире и свободе — и где нет никакой Каш гвардии, сборщиков налогов и калкаров.

Приблизительно три четверти часа спустя, когда Джим и Молли приготовились уходить, раздался стук, и дверь тут же распахнулась — прежде, чем от нас последовало приглашение войти. Мы переглянулись, когда увидели, что с порога нам улыбается Питер Йохансен. Я никогда не любил Питера. Он был высоким, нескладным мужчиной, который улыбался всем ртом; но его глаза никогда не улыбались. Мне не нравились его взгляды, которые он бросал на мать, когда думал, что никто не наблюдает за ним, ни его привычка менять женщин, каждый год или два — это было слишком похоже на калкаров. Я всегда испытывал к Питеру чувство подобное тому, которое испытал когда-то в детстве, наступив на змею в густой траве.

Отец приветствовал новоприбывшего добродушным «Добро пожаловать, Брат Йохансен», а Джим лишь кивнул головой и отвернулся, потому что у Питера была привычка заглядываться на Молли так же, как и на мою мать. Обе женщины были красавицами. Мне кажется, я не видел более красивой женщины, чем моя мать, и, когда я стал старше и узнал об этом мире побольше, я изумился, что отец сумел завоевать ее. Я понял, почему она почти никогда не показывалась на людях; она всегда оставалась поблизости от дома и фермы. Я никогда не видел, чтобы она отправилась на рынок, как делало большинство женщин. Но сейчас мне было двадцать, и я прекрасно во всем разбирался.

— Что привело тебя к нам так поздно, Брат Йохансен? — спросил я. Мы всегда пользовались предписанным «Брат», обращаясь к тем людям, в которых были не вполне уверены. Я ненавидел это слово — для меня «брат» означает — враг, и его ненавидели все классы, по моему, даже калкары.

— Я искал сбежавшую свинью, — ответил Питер на мой вопрос. — Она побежала в этом направлении, — и он махнул рукой в сторону рынка. И когда он сделал это, из под его куртки что-то выпало. Это был пустой мешок. Я тут же понял, кто смотрел на нас из темноты, из-за покачивающейся козьей шкуры. Питер поднял мешок с пола с плохо скрываемым конфузом и я заметил, как выражение его коварного лица меняется. Он повернулся к отцу.

— Это ваше, Брат Джулиан? — спросил он. — Я нашел его перед вашей дверью и думал, может быть, стоит зайти и спросить.

— Нет, — ответил я, не дожидаясь пока заговорит отец, — это не наше — это принадлежит человеку, который нес его полным некоторое время назад. Я видел это. Он направлялся в сторону старого моста. — Я посмотрел прямо в глаза Питеру. Он покраснел, а затем побелел.

— Я не видел никого, — сказал он наконец, — но если мешок не ваш, я заберу его, ведь это не ахти какое преступление — ходить с мешком по ночам. — Затем он без лишних слов повернулся и покинул наш дом.

Мы все знали, что Питер видел эпизод с флагом. Отец сказал, что бояться нет нужды, Питер — нормальный парень; но Джим, Молли и мать думали иначе. Я соглашался с ними. Мне не нравился Питер. Джим и Молли вскоре после ухода Питера отправились домой, а мы начали готовиться ко сну. Мать и отец занимали одну спальню. Я спал на козьих шкурах в большой комнате, которую мы называли гостиной. Еще одна из комнат была кухней. Мы там и ели.

Мать всегда заставляла меня снимать одежду и одевать мохеровые вещи перед сном. Большинство молодых людей спали в той же одежде, в которой они работали весь день — я знаю; но мать была настойчивой в этом вопросе. Кроме того, я часто купался — раз в неделю зимой. А летом я был в речке постоянно и принимал ванну один или два раза в день. Отец тоже строго придерживался правил личной гигиены. Калкары в корне отличались от этих привычек.

Мое зимнее нижнее белье было из чистого мохера. Летом я не носил никакого белья; у меня были рубашка и штаны из толстого мохера, плотные у колен и пояса и просторные посредине, туника из козьего меха и ботинки из козлиной шкуры. Не знаю, что бы мы делали без коз — они одевали нас, давали еду и тепло. Ботинки были большими и крепились на лодыжках завязками, не позволяющими им свалиться. На голове я ничего не носил — ни зимой, ни летом; но мои волосы были густыми. Я носил их зачесанными назад, только вырезанные скобки над ушами. Чтобы они не лезли в глаза, я закреплял их полоской козьей кожи вокруг головы.

Я только снял тунику, когда услышал вой Адских собак поблизости. Я подумал, что они могли проникнуть в загородку с козами, поэтому на мгновение замер, прислушиваясь — и тут я услышал крик — в ужасе кричала женщина. Крик прозвучал ниже по реке, рядом с загородкой, и сопровождался лаем и раздирающим душу воем Адских собак. Я больше не слушал, а схватил свой нож и длинную дубинку. Нам запрещалось носить острые предметы с лезвием больше шести дюймов. Это было лучшее оружие, бывшее в наличии, и это было лучше, чем ничего.

Я выбежал через переднюю дверь, которая оказалась ближе всего, и повернул к загородке в сторону, откуда доносился жуткий вой Адских собак и криков женщины.

Когда я приблизился к загородке, мои глаза уже привыкли к темноте, и на навесе, образовывающим стену загородки, я увидел что-то, напоминающее человеческую фигуру. Ноги и нижняя часть тела свешивались с края крыши, и я видел, как три или четыре Адских собаки прыгают, пытаясь достать до них, а одна, видимо, посильнее других, вцепилась в ногу и пыталась стащить человека вниз.

Я подбежал, крича на бестий, те остановились и повернулись ко мне. Я кое-что знал о привычках этих животных и ждал нападения, потому что они не ведали страха перед одиноким человеком; но я бежал к ним настолько быстро и с такой решимостью, что они бросились наутек.

Та собака, которая вцепилась в человека, скинула его на землю прежде, чем я добежал до них, и, обнаружив мое присутствие, развернулась, стоя над своей добычей с раскрытыми челюстями. Ее ужасные клыки должны были отпугнуть меня. Это был огромный зверь, величиной с рослого козла. Он с легкостью мог бы справиться с несколькими мужчинами, вооруженными так же плохо, как я. При иных обстоятельствах я, видимо, отступил бы, но что оставалось делать, когда ставкой была жизнь женщины?

Я был американцем, а не калкаром, — эти свиньи бросили бы на растерзание женщину, чтобы спасти свою шкуру, а я рос в мире, который приравнивал женщину к корове, козе или свинье, точнее даже — она считалась более дешевой, потому что не могла стать достоянием государства.

Я знал, что смерть дышит мне в лицо, когда смотрел на это чудовище, и краем глаза заметил, что его свора собирается вокруг. Времени думать не оставалось, поэтому я бросился на Адскую собаку с палкой и ножом. И тут я заметил широко открытые перепуганные глаза молодой девушки, смотрящей на меня снизу, из-под зверя. Я не собирался оставлять ее одну на произвол судьбы; но после этого взгляда я бы этого не сделал, даже если бы мне угрожали тысячи смертей.

И когда я оказался совсем рядом со зверем, он прыгнул, целясь в мою глотку, с прижатыми лапами, летя прямо, как стрела. Моя дубинка оказалась бесполезной, и я отбросил ее в сторону, встречая атаку ножом и голыми руками. К счастью, пальцы моей левой руки вцепились в горло животного с первой попытки; но сила толчка отбросила меня на пол. Сопротивляясь и рыча, зверь вонзил в меня свои клыки. Держась от его челюстей на расстоянии вытянутой руки, я погрузил несколько раз нож в его грудь и не промахнулся. Боль от ран привела его в бешенство, но к своему изумлению я обнаружил, что могу держать его на расстоянии; я даже мог бороться коленями и ногами, продолжая удерживать его левой рукой.

Я всегда знал, что я крепкий и мускулистый; но до сих пор мне никогда не приходило в голову, какой великой силой Природа наградила меня, потому что раньше у меня не было возможности в полной мере испытать ее. Это был словно знак свыше, и внезапно я обнаружил, что улыбаюсь, и внезапно произошло чудо — весь страх перед этими чудовищными зверями покинул мой мозг, словно пар, и я вообще перестал чего-либо бояться. Я, зачатый в чреве страха, родившийся в мире ужаса, измученный и страдающий от ничтожности нашего существования; я, Джулиан 9-й, в возрасте двадцати лет, в течение секунды стал совершенно бесстрашным по отношению к зверю или человеку. Это знание само по себе было огромной силой — это и еще огромные глаза, смотревшие на меня.

Остальные собаки уже окружили меня, когда существо в моих руках внезапно обвисло. Видимо, мой нож достиг его сердца. А затем остальные бросились в атаку, и я увидел как девушка поднимается на ноги рядом со мной, сжимая мою палку в руках, готовая сражаться с бестиями.

— На крышу! — крикнул я ей, но она не послушалась. Вместо этого она осталась на земле и нанесла чудовищный удар вожаку, вырвавшемуся вперед.

Раскрутив мертвое животное над головой, я швырнул труп в нападавших, и они снова отступили, и тогда я повернулся к девушке и без колебаний поднял ее на руки и забросил на крышу козьей загородки. Я мог с легкостью последовать за ней, но что-то переполняло мой мозг, вызывая эффект, похожий на действие напитка, производимого калкарами, который они частенько пили, хотя для нас даже хранение его могло привести к тюрьме. Я ощутил внезапное желание совершать чудеса перед глазами этой чужой девушки, повернулся и возобновил атаку, не дожидаясь, пока они нападут на меня.

Они не разбежались, а остались на своих местах, жутко воя, их шерсть поднялась дыбом на загривках и вдоль спины, их длинные клыки щелкали и блестели; среди них я выбрал объект для атаки и бросился к нему. Один из псов прыгнул, чтобы встретить меня, но я схватил его за горло, зажал его тело между коленями и повернул его голову, пока не услышал, что его позвоночник хрустнул. Тут остальные трое бросились на меня, рыча и лая, но я не чувствовал страха. Одного за другим я хватал их своими могучими руками и, поднимая над головой, раскручивал и отшвыривал подальше. Двое из них опять набросились на меня, и этих я задушил голыми руками, брезгуя использовать нож для таких ничтожеств.

Тут я увидел человека, бегущего ко мне со стороны реки, и другого, бегущего от нашего дома. Первым был Джим, услышавший шум и крики девушки, а вторым — мой отец. Оба видели заключительную часть битвы, и ни один из них не мог поверить, что именно я, Джулиан, совершил подобное. Отец страшно гордился мною и Джим тоже; он всегда говорил, что, не имея собственных сыновей, он разделит эту радость с моим отцом.

Я повернулся к девушке, которая слезла с крыши и подошла поближе. Она двигалась с той же грациозностью, как и моя мать — правда, не совсем так. Она была одета в лохмотья калкаров. Приблизившись ко мне, она положила руку мне на плечо.

— Спасибо тебе! — сказала она. — Пусть Бог благословит тебя. Только очень храбрый и сильный мужчина может совершить то, что ты совершил.

И затем, внезапно я почувствовал себя не смелым, а очень слабым и трусливым, я потрогал лезвие ножа и посмотрел в пол. В это время заговорил отец, и его вмешательство помогло мне справиться со смущением.

— Кто ты? — спросил он. — И откуда ты пришла сюда? Странно встретить молодую женщину, бродящую по ночам в одиночестве; но еще более странно, что ты обращаешься к запрещенному божеству.

Тогда я не обратил внимания, что она произнесла Его имя, но когда отец сказал это, я не смог удержаться, чтобы не посмотреть по сторонам, не слышал ли кто-нибудь еще. Отец и Джим не представляли опасности из-за глубоких связей между семьями, которые лежали в отправлении тайных религиозных обрядов раз в неделю. После того чудовищного дня, который произошел до рождения моего отца — после того дня никто не смел упоминать это имя громче, чем шепотом, — когда все представители всех церквей до последнего человека были убиты по приказу Двадцати Четырех. И было объявлено: поклонение любому Богу в любой форме является государственным преступлением.

Какие-то безумцы в Вашингтоне, переполненные парами ужасного напитка, делавшего их больше животными, чем сотворившая их Природа, издали чудовищный приказ, что церковь собиралась узурпировать функции государства и что церковные деятели подбивали народ к неповиновению — я не сомневаюсь, что последнее было правдой. К сожалению, у них было не слишком много времени, чтобы воплотить свой божественный план в жизнь.

Мы отвели девушку в дом, и когда моя мать увидела, насколько та молода и прекрасна, она обняла ее, и дитя не выдержало и разрыдалось, прижавшись к матери, и какое-то время они не могли говорить. В свете свечи я обнаружил, что чужая девушка была необыкновенной красоты. Я сказал уже, что моя мать была самой красивой женщиной, какую я когда-либо видел, и это чистая правда; но девушка, появившаяся среди нас, тоже была совершенной красавицей.

Ей было не больше девятнадцати лет, изящно сложенная, но не хрупкая. Сила и жизненная энергия кипели в каждом ее движении, и в выражении ее лица чувствовалась сила и характер. Она была очень загоревшей, хотя ее кожа была очень нежной и чистой — поп сути дела, совершенной.

Ее одежда походила на мою — общая для всего нашего класса, не важно, для женщин или мужчин. Она была одета в тунику, штаны и ботинки как мать, Молли и все остальные; но было какое-то отличие. Я никогда не подозревал, насколько костюм может быть красивым. На ее лбу была широкая лента с пришитыми небольшими раковинами, которые образовывали узор. Это была ее единственная попытка как-то украсить себя; но даже это было достойно внимания в мире, где женщины старались быть более крепкими, чем красивыми — некоторые доходили даже до того, что уродовали лица у своих дочерей, и многие и многие убивали своих детей женского пола при рождении. Неудивительно, что старшие так редко улыбались и никогда не смеялись!

Когда девушка прекратила плакать на груди матери, отец возобновил свои расспросы; но мать попросила подождать до утра, потому что девушка очень устала, измучилась и нуждалась во сне. Затем возник вопрос, где она будет спать. Отец сказал, что он может спать в гостиной со мной, а мать и незнакомка будут в спальне. Джим предложил, чтобы они с девушкой отправились к нему, у него с Молли было три комнаты, как и у нас, и никто не занимает гостиную. И так и было решено, хотя я бы предпочел, чтобы она осталась у нас.

Сначала она не решалась идти, пока мать не сказала ей, что Джим и Молли хорошие, сердечные люди, и она будет с ними в безопасности, как со своими собственными отцом и матерью. При упоминании о родителях, на ее глазах появились слезы, и она импульсивно повернулась к моей матери и поцеловала ее, после чего заявила Джиму, что готова следовать за ним.

Она попрощалась со мной и снова поблагодарила меня, и я, наконец обретя дар речи, заявил, что отправлюсь с ними до дома Джима. Похоже, это еще больше успокоило ее, и мы отправились. Джим шел впереди, а я держался сзади, вместе с девушкой. По дороге я обнаружил одну очень странную вещь. Как-то отец показал мне кусок железа, который притягивал небольшие опилки железа. Он сказал, что это магнит.

Эта изящная незнакомая девушка конечно же не была куском железа, и я не был маленькими железными опилками; но тем не менее я не мог оторваться от нее. Я не мог объяснить, каким образом все это происходило, но как только я отдалялся от нее, меня снова притягивало к ней, и наши руки соприкасались. Однажды наши ладони соприкоснулись, и странная и очень приятная дрожь пронзила мое тело, дрожь, подобной которой я никогда не испытывал.

Мне всегда казалось, что дом Джима находился достаточно далеко — особенно когда я относил туда что-то, когда был мальчишкой; но в ту ночь путь показался мне слишком близким — в двух шагах от нас.

Молли услышала, как мы подходим и вышла к двери. Она забросала нас вопросами, но когда она увидела девушку и услышала часть нашей истории, то повернулась и прижала девушку к своей груди, точно так же, как и моя мать. Прежде чем они увели ее к себе, незнакомка повернулась и протянула мне руку.

— Спокойной ночи! — сказала она, — и снова благодарю тебя, и вновь пусть Бог наших Отцов благословит и охранит тебя.

И я услышал как Молли бормочет:

— Святые будут молиться!

Затем девушка повернулась, и дверь закрылась, а я направился домой, словно летя по воздуху.

4. Брат генерал Ор-тис

На следующий день я начал как всегда с развозки козьего молока. Нам было позволено торговать скоропортящимися продуктами во все дни, кроме рыночных; правда, от нас требовали строгой отчетности о подобных сделках. Я обычно оставлял Молли напоследок, потому что у Джима был глубокий холодный колодец, и я мог утолить жажду после утренней работы; но сегодня Молли получила свое молоко первой и даже раньше, — на полчаса раньше, чем я обычно начинал работу.

Когда я постучался, и она впустила меня, то сначала выглядела удивленной, но затем внезапно странное выражение появилось на ее лице — полунасмешка, полужалость. Она встала и отправилась на кухню за посудой для молока. Я видел, как она вытирает рукой уголок глаза, но тогда я еще не мог понять, почему.

Незнакомая девушка была в кухне, помогая хозяйке, и когда Молли сообщила ей, что я здесь, та вышла навстречу и поздоровалась со мной. Тогда я в первый раз хорошенько рассмотрел ее, ведь свет свечи не самое лучшее освещение. Если я был очарован при вечернем свете, то в моем словаре нет подходящего слова, чтобы объяснить тот эффект, который она произвела на меня при дневном. Она… нет, это бесполезно. Я просто не могу описать ее!

Молли довольно долго искала посуду для молока, и пока она занималась поисками, мы с незнакомкой знакомились. Сначала она спросила об отце и матери, а потом мы представились. Когда я сообщил ей свое имя, она повторила его множество раз.

— Джулиан 9-й, — сказала она, — Джулиан 9-й! — и улыбнулась мне. — Какое красивое имя! Мне оно нравится.

— А как тебя зовут? — спросил я.

— Хуана, — сказала она, и она произнесла это так: «Ханна». — Хуана Сент Джон.

— Я рад, — сказал я, — что тебе нравится мое имя; но твое мне нравится больше. — Разговор получался довольно дурацким, и я чувствовал себя не в своей тарелке; но, видимо, она не думала, что он дурацкий или была слишком хорошо воспитана, чтобы показать это. Я был знаком со многими девушками; но большинство из них были глупыми и непривлекательными. Красивые девушки редко появлялись на рынке, — во всяком случае, красивые девушки нашего класса. Калкары разрешали своим девушкам бродить вокруг, потому что их не волновало, что случиться с ними: на них всегда была замена. Но американские отцы и матери предпочитали убить своих детей, нежели отослать их на рынок, а такое зачастую случалось. Девушки калкаров, даже рожденные от американских матерей, были грубыми и неопрятными на вид — низкобровыми, вульгарными, тупыми. Они совершенно не годились для семьи и даже не могли вести себя нормально и ими «пользовались» только мужчины высших слоев.

Эта девушка разительно отличалась от всех, кого я когда-нибудь видел, и я изумлялся: как может вообще существовать такое чудесное существо. Я хотел знать о ней все. Мне казалось, что я был ограблен многие годы, когда она жила, и дышала, и разговаривала, и двигалась, а я не знал об этом, и она не знала обо мне. Я хотел наверстать упущенное время и задавал ей множество вопросов.

Она сказала мне, что была рождена и выросла в Тейвосе, западнее Чикаго, который начинался за рекой Десплайн и занимал большую часть территории незанятой страны и редких ферм.

— Район, где расположен дом моего отца, называется Оук Парк, — сказала она, — и наш дом — один из немногих, сохранившихся с древних времен. Он был построен из камня и стоял на перекрестке двух дорог; когда-то это было очень красивое место, и даже время и война не смогли полностью уничтожить его очарование. Три огромных тополя росли на севере рядом с руинами, о которых мой отец говорил, что здесь стояли автомобили давно погибшего хозяина этих мест. К югу от дома росло множество роз, постепенно дичавших и все более разрастающихся по мере того, как каменные стены разрушались, и на них моментально вырастал плющ, добиравшийся до самого верха.

Это был мой дом и я любила его; но сейчас он потерян для меня навсегда. Каш гвардия и сборщик податей редко заглядывали к нам. Мы были слишком далеко от их штаб-квартиры и рынка, который лежал юго-западнее от нас на Салт Крик. Но новый Джемадар, Ярт, прислал нового коменданта и нового сборщика податей. Им не понравилось в Салт Крик, и после внимательного изучения ближайших мест они выбрали именно Оук Парк и дом моего отца, так как он был самым удобным и крепким. Они приказали продать его Двадцати Четырем.

Ты знаешь, что это означает. Они назначили высокую цену — пятьдесят тысяч долларов — и заплатили бумажными деньгами. Ничего не оставалось делать, и мы приготовились переезжать. Каждый раз, когда они являлись взглянуть на дом, моя мать прятала меня в небольшой кладовке, между вторым и третьим этажом, набрасывая на меня тряпки; но в тот день, когда мы собирались покинуть это место и перебраться на берега Десплайн, где отец надеялся жить, чтобы его не беспокоили, неожиданно появился новый комендант и увидел меня.

— Какой возраст этой девушки? — спросил он мою мать.

— Пятнадцать, — слабо ответила она.

— Ты лжешь, свинья! — раздраженно крикнул он, — ей уже восемнадцать, если не больше!

Отец стоял рядом с нами, и, когда комендант таким образом обошелся с моей матерью, я увидела, как отец побелел и затем без единого слова бросился на этого негодяя, и прежде, чем Каш гвардия, сопровождавшая коменданта, сумела вмешаться, отец чуть не убил коменданта голыми руками.

Ты понимаешь, что произошло… нет нужды говорить об этом. Они убили моего отца на моих глазах. Затем комендант отдал мою мать одному из Каш гвардии, но она выхватила из-за пояса штык и пронзила свое сердце прежде, чем кто-нибудь успел помешать ей. Я попыталась последовать ее примеру, но они схватили меня.

Мен заперли в спальне на втором этаже дома моего отца. Комендант сказал, что придет и осмотрит меня вечером, и после этого со мной будет все в порядке. Я знала, что он имел в виду, и решила: когда он придет, то найдет меня мертвой.

Мое сердце разрывалось от потери отца и матери, но жажда жизни была сильна во мне. Я не хотела умирать: что-то заставляло меня жить, и не последним делом здесь оказалось воспитание моих родителей. Они оба были квакерами и очень религиозными людьми. Они научили меня бояться Бога и ни мыслью ни делом не наносить вреда другому и не совершать насилия над другим. Несмотря на это я видела, как отец пытался убить человека, а мать погибла. Мой мир перевернулся. Я чуть не сошла с ума от горя и страха и совершенно не знала, что для меня будет самым правильным.

Стемнело, и я услышала, как кто-то поднимается по лестнице. Окна на втором этаже находились слишком далеко от земли, чтобы рискнуть спрыгнуть; но плющ был старым и крепким. Комендант явно был недостаточно знаком с домом, чтобы принять во внимание плющ, и прежде, чем шаги достигли моей двери, я выбралась из окна и, цепляясь за плющ, спустилась вниз по твердому и толстому старому побегу.

Это произошло три дня назад. Я пряталась и пробиралась дальше — я не знала в каком направлении идти. Однажды старая женщина подобрала меня вечером, накормила и дала достаточно пищи, чтобы я смогла продержаться еще день. Мне кажется, я чуть не сошла с ума, но после произошедшего три дня назад в моей памяти сохранились лишь обрывки воспоминаний. А затем — Адские собаки! Ох, как же я перепугалась! И затем — ты!

Не знаю, каким образом ей удалось так произнести это; но мне показалось, что она имеет в виду гораздо большее, чем она сама хотела высказать. Это прозвучало словно благодарственная молитва тому, что она наконец оказалась в спокойной гавани — целая и невредимая. Во всяком случае, мне так показалось.

А когда пришла Молли, и мне нужно было уходить, она спросила, приду ли я вечером, и Хуана воскликнула:

— Ох, да, пожалуйста!

И естественно — я не смог отказаться.

Закончив развозить козье молоко, я направился домой и по дороге встретил старого Моисея Самуэльса, еврея. Он зарабатывал себе на жизнь, причем, довольно скудную, дублением кож. Он был отличным дубильщиком, но так как практически всякий знал, как дубить кожу, у него почти не было заказчиков; иногда, правда, калкары приносили ему кожи для дубления. Они совершенно не знали, как делать полезные вещи, потому что происходили от долгой линии самых тупых и неграмотных существ на Луне и в тот момент, когда получили немного власти, они не могли даже поддерживать ремесло своих отцов, которому когда-то обучились; так что через одно или два поколения они могли жить только чужим трудом. Они ничего не производили, они стали самым отвратительным классом паразитов, которых когда-либо порождал мир.

Богатые «непроизводители» давних времен были благословением для мира по сравнению с этими, потому что у них хотя бы были ум и воображение — они могли приказывать остальным и могли привить своим отпрыскам достаточно ума, чтобы это могло поддерживать культуру, прогресс и счастье, в котором так нуждался мир.

Калкары заказывали Самуэльсу дубить шкуры, и если бы они еще платили за это, то старый еврей купался бы в золоте; но они не платили ему вообще, или платили бумажными деньгами. Как говорил Самуэльс, те даже горели плохо.

— Доброе утро, Джулиан, — сказал он, когда мы повстречались. — Мне скоро понадобятся новые шкуры для нового командира Каш гвардии, который слышал о старом Самуэльсе и который заказал мне пять шкур, выдубленных самым лучшим образом. Ты видел этого Ор-тиса, Джулиан? — он понизил голос.

Я отрицательно покачал головой.

— Да поможет нам небо! — прошептал старик. — Да поможет нам небо!..

— Неужели так плохо, Моисей? — спросил я.

Старик всплеснул руками.

— Плохие времена впереди, сынок, — сказал он. — Старый Самуэльс знает этих типов. Он не лентяй, как прошлый комендант, и он более жестокий и жадный; а теперь вернемся к шкурам. Я не заплатил тебе за последние — они платят мне за них бумажными деньгами; но ведь я не могу предлагать своему другу прошлогодний снег. Может быть, я не смогу заплатить тебе и за новые шкуры долгое время, все зависит от того, как этот Ор-тис заплатит мне. Иногда они либералы — особенно когда речь идет о чужой собственности; но если он полукровка, как я слышал, то должен просто ненавидеть евреев, и я не получу ничего. Как бы то ни было, будь он чистым калкаром — все могло бы быть иначе — чистокровные калкары не ненавидят евреев больше остальных землян, хотя всякий еврей ненавидит калкаров.

Этой ночью мы впервые повстречались с Ор-тисом. Он прибыл самолично; я расскажу, как это произошло. После ужина я отправился к Джиму. Хуана ждала меня у низкой двери. Она выглядела отдохнувшей и почти счастливой. Выражение загнанной дичи исчезло из ее глаз, и она улыбнулась, когда я появился. Был почти закат — весной вечера короткие; но воздух был теплым, и мы стояли у домика и разговаривали.

Я пересказывал сплетни нашего района, услышанные во время дневной работы — Двадцать Четыре подняли местные цены на продукты. Женщина Эндрью Уайта родила двойню — девочку и мальчика; но девочка умерла; нет нужды говорить, отчего умирало большинство девочек в самом раннем возрасте. Соор сказал, что будет обкладывать нас налогами до тех пор, пока мы не умрем от голода — приятный парень этот Соор… Один из Каш гвардии взял Нелли Леви… Хоффмейер сказал, что следующей зимой мы будем больше платить за уголь… Деннис Корриган был сослан на десять лет на шахты, потому что был пойман за чтением по ночам… — и все они были одинаковы, наши слухи, все мрачнее и мрачнее, печальные или трагические; но ведь вся жизнь была для нас трагедией.

— Какая глупость с их стороны поднимать налоги на продукцию, — заметила Хуана, — их отцы прикончили заводы и фабрики, а сейчас они хотят прикончить сельское хозяйство.

— Чем раньше они это сделают, тем будет лучше для всего мира, — ответил я. — Когда они доведут всех фермеров до голодной смерти, они сами умрут с голода.

Затем внезапно она вернулась к разговору о Деннисе Корригане.

— Было бы милосерднее убить его, — сказала она.

— Вот поэтому они этого и не сделали, — ответил я.

— Вы всегда торгуете по ночам? — спросила она и прежде, чем я успел ответить, добавила: — Не отвечай. Мне не следовало спрашивать. Но я надеюсь, что ты не занимаешься этим, ведь это так опасно — и торговцев почти всегда ловят.

Я рассмеялся.

— Далеко не всегда, — сказал я, — или большинство из нас давным-давно бы работало на шахтах. Мы не проживем другим путем. Проклятые налоги нечестные — они всегда были подлыми, и самые крепкие рухнули, пытаясь справиться с ними.

— Но шахты такие ужасные! — воскликнула она, содрогаясь.

— Да, — ответил я, — шахты ужасные. И я скорее умру, чем отправлюсь туда.

Через какое-то время Хуана отправилась к нам в дом, чтобы повидаться с моей матерью. Ей очень понравился наш дом. Отец моего отца построил его своими собственными руками. Он был построен из камней, взятых на руинах старого города — камней и кирпича. Отец сказал, что уверен, что кирпичи были старыми — мы видели фирменные знаки на торцах этих кирпичей. И практически все дома в округе были построены подобным образом, — из обломков. Фундамент возвышался над землей на три фута — из крепких камней различных размеров, а выше шли кирпичи. Камни установлены так, что один торчит, другой западает, это создает странное, но интересное впечатление. Навесы крыши низкие и изогнутые, а сама крыша — высокая. Красивый дом, и мать скрупулезно поддерживала в нем чистоту.

Мы разговаривали примерно с час, сидя в нашей гостиной, — отец, мать, Хуана и я, — когда дверь внезапно, безо всякого предупреждения распахнулась, и мы увидели человека в форме Каш гвардии. За ним появились другие. Мы встали и стояли в молчании. Двое вошли и заняли свой пост по обеим сторонам дверей, а затем вошел третий — высокий темный мужчина в форме коменданта, и мы сразу поняли, что это Ор-тис. За его спиной виднелось еще шестеро.

Ор-тис посмотрел на каждого из нас и затем обратился к моему отцу:

— Ты — брат Джулиан 8-й.

Отец кивнул. Ор-тис смотрел на него какое-то время и затем его взгляд скользнул по матери и Хуане, и я увидел, что новое выражение появляется на его лице, смягчая яростный вид. Он был большим, но не настолько тяжелым, как самые крупные из его класса. Его нос был тонким и, скорее, привлекательным, глаза — холодные, серые и подозрительные. Он совершенно отличался от толстой свиньи — его предшественника. Очень отличался и представлял особую опасность; даже я заметил это. Я видел тонкую жестокую верхнюю губу и полную — чувственную — нижнюю. Одна принадлежала свинье, другая — волку. Жизненная сила и волчьи черты лишь подчеркивали это.

Визит в наш дом был обычным для этого человека. Бывший комендант никогда не сопровождал своих людей на подобного рода дела; но Тейвос нагляделся на Ор-тиса. Он никому не верил — он должен был все видеть собственными глазами, и он не был ленивым, что было плохо для нас.

— Значит, ты — Брат Джулиан 8-й! — повторил он. — О тебе поступили нехорошие сведения. Я прибыл сюда сегодня по двум причинам. Первая — предупредить тебя, что Каш гвардия управляется теперь совсем другим человеком, чем раньше. Я не потреплю обмана и предательства. Здесь должно быть только полное подчинение Джемадару в Вашингтоне — и каждый национальный и местный закон должны быть подчинены этому. Создающие проблемы и предатели проживут недолго. Манифест об этом будет прочтен на рыночной площади в субботу — манифест только что прибыл из Вашингтона. Наш великий Джемадар возложил великую власть на командиров Каш гвардии. Ты будешь приходить ко мне со всеми своими неприятностями. Где правосудие споткнется, я буду судом в последней инстанции. Правосудие в любом суде должно апеллировать ко мне.

С другой стороны, я хочу, чтобы злоумышленники убоялись нового закона, и любой проступок будет рассматриваться перед военным трибуналом, возглавляемым комендантом Каш гвардии.

Мы поняли, что это означает. Много ума не требовалось, чтобы понять всю безнадежность и ужас происходящего. Это означало, ни много ни мало, что наши жизни и свобода были в руках одного человека, и этот Ярт нанес самый разрушительный удар по человеческому счастью на Земле, где, по-нашему мнению, государства больше не существует. Он отнял у нас последние жалкие остатки утраченной свободы, которую должен был отобрать для укрепления своей мощной политической военной машины.

— И, — продолжал Ор-тис, — я пришел по другой причине — причине, которая не сулит тебе ничего хорошего, Брат Джулиан; но мы посмотрим, мы посмотрим, — и повернувшись к своим людям, стоящим позади, он отдал короткий приказ: — Обыщите это место!

Это было все, но в моей памяти возник другой человек, стоящий в этой гостиной, человек, у которого выпал пустой мешок, когда он поднял руку.

Больше часа они обыскивали наши три маленькие комнатки. Больше часа они переворачивали все наши пожитки снова и снова; однако они в основном обыскивали гостиную и особенно камин, в надежде найти спрятанное там. Дюжину раз мое сердце замирало, когда я видел, как они ощупывают камни в камине.

Мы все знали, что они ищут — все, кроме Хуаны, — и мы знали, что это будет означать для нас, если они найдут его. Смерть для отца и для меня, и участь худшая, чем смерть, для матери и девушки. И подумать только, Йохансен совершил это лишь для того, чтобы заслужить милость нового коменданта! Думаю, что он действовал только из этих соображений. Боже, если бы я знал настоящую причину!

И пока они искали, Ор-тис беседовал с нами. В основном он говорил с матерью и Хуаной. Я ненавидел тот взгляд, которым он поглядывал на них, в особенности на Хуану; но его слова были достаточно вежливыми. Он, казалось, хотел произвести на них впечатление своими политическими идеями — он, происходящий из класса, похитившего у женщин свободу, которую те завоевали в двадцатом веке после многих веков рабства и мучений, и пытался обратить их в свою политическую веру! Они не имели ничего — ни одна женщина не имела ничего — они только знали как ненавидеть и проклинать захватчиков, отбросивших их назад, в новое, еще худшее рабство. Это была их политика, это была их религия. Ненависть. Но тогда мир был одной только ненавистью — ненавистью и страданием.

Отец говорил, что так было не всегда; что когда-то мир был счастлив, по крайней мере, наша часть мира; но люди не понимали своего собственного счастья. Они прибывали со всех концов света, чтобы попользоваться нашим счастьем, и, победив, решили украсть его, а когда пришли калкары, — они помогали им.

Ладно, они искали больше часа и ничего не нашли; но я знал, что Ор-тис был не доволен тем, что вещь, которую он искал, не найдена, и в конце обыска я заметил, что он теряет терпение. Он дал новое направление поисков, и когда те вновь не увенчались успехом, он пришел в ярость.

— Свинья янки! — внезапно воскликнул Ор-тис, поворачиваясь к моему отцу. — Ты еще увидишь, что тебе не удастся обвести вокруг пальца предка великого Джемадара Ортиса, как ты одурачивал остальных, но это ненадолго. Я носом чую предателей. Я чувствую янки задолго до того, как большинство людей может распознать их. Слушай мое первое предупреждение, слушай последнее предупреждение. За каждое предательство в Тейвосе наказанием будет смерть или шахты.

Он мгновение стоял в тишине, смотря на отца, и затем его взгляд перескочил на Хуану.

— Кто ты, девушка? — требовательно спросил он. — Где ты живешь, и что ты делаешь, чтобы увеличить преуспеяние коммуны?

«Увеличить преуспеяние коммуны!» — эта фраза часто срывалась с их губ, и она всегда была обращена к нам — бессмысленная фраза, где вообще не было никакого преуспеяния. Мы кормили калкаров, и это была их идея преуспеяния. Нашей идеей, по-моему, была лишь идея сохранить жизнь и продолжать влачить свое рабство.

— Я живу с Молли Шиихан, — ответила Хуана, — и помогаю ей заботиться о цыплятах и маленьких свинках; кроме того, я помогаю ей в домашней работе.

— Г-м! — хмыкнул Ор-тис. — Домашняя работа! Это хорошо — мне как раз нужен кто-то, чтобы поддерживать мою квартиру в порядке. Как насчет этого, моя девочка? Это будет легкая работа, и я буду отлично платить тебе — и никаких цыплят или свиней больше. А?

— Но я люблю маленьких свинок и цыплят, — умоляла она, — я счастлива с Молли — я не хочу никаких изменений.

— Ты не хочешь изменений, а? — он подмигнул ей. Она отшатнулась и приблизилась ко мне, словно в поисках моей защиты, и я почувствовал, как ее тело касается моего.

— Молли без сомнения справится со своими свиньями и цыплятами без посторонней помощи. Если у нее их так много, что она не может с ними справиться, то мы пойдем и посмотрим, почему она настолько преуспевающая, больше чем большинство нас — может быть, она должна платить большие налоги — посмотрим.

— О, нет! — воскликнула Хуана, испугавшись теперь за Молли. — Пожалуйста, у нее их немного и довольно жалких, и она со своим мужчиной должна как-то жить после того, как будут заплачены налоги.

— Значит она не нуждается в помощи, — сказал Ор-тис с решимостью, и подлая ухмылка появилась на его губах. — Ты пойдешь и будешь работать на меня, девушка!

И тут Хуана удивила меня — она удивила нас всех, и в особенности Ор-тиса. До этого она умоляла и, казалось, была несколько испугана; но сейчас она выпрямилась в полный рост и, приподняв подбородок, посмотрела Ор-тису прямо в глаза.

— Не пойду, — заявила она глухо. — Не желаю, — и замолчала.

Ор-тис выглядел изумленным, его солдаты опешили. На мгновение все замолчали. Она не дрожала, как можно было ожидать. Ее голова была высоко поднята, и девушка смотрела с нескрываемым презрением на калкаров. Отец стоял, как обычно, рядом и кивал головой; но я видел, что он следит за Ор-тисом краем глаза, и его пальцы шевелились, словно они добирались до ненавистного горла.

— Ты пойдешь, — сказал Ор-тис, несколько покраснев от такого поражения. — Есть множество способов, — он посмотрел прямо на меня, повернулся и, сопровождаемый своей Каш гвардией, покинул дом.

5. Битва в рыночный день

Когда дверь за ним захлопнулась, Хуана закрыла лицо руками.

— Господи! Какое несчастье я приношу везде, — разрыдалась она. — Моему отцу и матери я принесла смерть, а сейчас вам всем я приношу несчастье и, возможно, тоже смерть. Но этого не будет — вы не будете страдать из-за меня! Он посмотрел прямо на тебя, Джулиан, когда говорил свои слова. Что он собирается делать? Вы ведь ничего не сделали. Но вам не нужно бояться, я знаю, как исправить вред, который я принесла этому дому, хотя и не хотела того.

Мы попытались убедить ее, что мы не беспокоимся, что мы будем защищать ее так, как только сможем, и она не должна думать, что принесла нам больше хлопот, нежели у нас было; но она только качала головой и наконец попросила меня отвести ее домой, к Молли.

Она молчала всю дорогу, хотя я делал все возможное, чтобы как-то развеселить ее.

— Он не сможет тебя заставить работать на него, — уверял ее я. — Даже Двадцать Четыре, какие бы они не были испорченные, не посмеют отдать такого рода приказ. Мы еще не совсем рабы.

— Но я боюсь, что он найдет способ, — ответила она, — через тебя, мой друг. Я видела, как он посмотрел на тебя, и это был жуткий взгляд.

— Я не боюсь, — сказал я.

— Я боюсь за тебя. Нет, этого не будет! — она сказала это с окончательной убежденностью. Затем пожелала мне спокойной ночи и, войдя в дом Молли, закрыла дверь.

По пути домой я очень беспокоился о ней, потому что не хотел, чтобы она была несчастлива. Я чувствовал, что ее страхи несколько преувеличены, потому что даже такой наделенный властью человек, как комендант, не может ее заставить работать на себя, если она того не хочет. Позднее он мог бы взять ее в качестве своей женщины, если у нее не будет мужчины, но даже тогда у нее останется выбор — месяц, в течение которого женщина может найти кого-нибудь еще, если она не хочет выращивать его детей. Так гласил закон.

Естественно, они находили способы обойти закон, когда страстно желали девушку — мужчина, выбранный ею, мог, например, быть обвинен в каких-то преступлениях или даже найден в одно прекрасное утро загадочно убитым. Женщина должна быть настоящей героиней, чтобы долго противостоять им, и мужчина должен был действительно глубоко любить девушку, чтобы быть готовым пожертвовать своей жизнью ради нее — и даже тогда существовала опасность, что ее не спасти. Оставался единственный способ, и когда я достиг своего жилища, то был более чем уверен, что она прибегнет именно к нему.

Несколько минут я топтался в нерешительности и с каждой минутой уверенность в том, что произойдет худшее, росла. Это превратилось в манию. Я видел ее внутренним взором и не мог больше этого выдержать.

Не закрыв дверь, я помчался в направлении дома Джима так быстро, как только поспевали мои ноги. Но еще до того, как я добежал до него, я увидел призрачную фигурку, направляющуюся в сторону реки. Я не мог разобрать, кто это был; но я догадывался и удвоил скорость.

Небольшой склон возвышается над потоком в этом месте, и я увидел, как фигура на мгновение остановилась на нем, а потом — исчезла. Внизу раздался всплеск воды, круги пошли по поверхности реки, и в них отражались звезды.

Я видел все происходящее — в течении доли секунды, когда остановился на склоне — и нырнул вниз головой в воду поблизости от центра расходящихся кругов.

Мы выплыли вместе, бок о бок, я протянул руку и схватил ее за тунику и после этого, держа ее на расстоянии вытянутой руки, поплыл к берегу, удерживая ее подбородок над водой. Она не сопротивлялась, и когда наконец мы оказались на берегу, она повернулась ко мне, и в ее глазах не было слез; правда, она всхлипывала.

— Почему ты сделал это? — простонала она. — Ну почему ты сделал это? Это был единственный способ, единственный.

Она выглядела такой жалкой и несчастной и одновременно такой прекрасной, что я с трудом удерживался от того, чтобы не обнять ее, и в этот момент, совершенно неожиданно, я понял, что был настолько глуп, не понимая раньше, что я люблю ее.

Но я только крепко сжал ее ладони в своих и принялся умолять, чтобы она ничего подобного больше не делала. Я сказал ей, что, может быть, она никогда больше не услышит об Ор-тисе и что было бы неразумно убить себя, пока действительно это не останется единственно возможным выходом.

— Я не боялась за себя, — сказала она. — Я всегда могу в самую последнюю минуту найти какой-то выход; я боялась за тебя, ты был так добр ко мне. Если я сейчас исчезну, то вы будете в безопасности.

— Я предпочитаю пребывать в опасности, чем позволить тебе исчезнуть, — просто ответил я. — Я не боюсь.

И перед тем, как я ушел, она пообещала мне, что не будет повторять своей попытки, пока это действительно не будет единственным выходом.

Пока я медленно шел к дому, мои мысли были наполнены горечью и печалью. Моя душа восставала против жестокого социального порядка, который даже у молодежи похищал счастье и любовь. Кроме того, что-то внутри меня — подозреваю, что какой-то унаследованный инстинкт — кричал, что это моя родина, и я обобран до нитки отпрысками лунных мерзавцев. Мой американизм был силен во мне — и стал еще сильнее из-за вековых попыток наших завоевателей сломать его, потому мы и должны были скрывать его. Они называли нас янки — оскорбляя, но наоборот — это была наша гордость. И мы в свою очередь называли их кайзерами; отец говорил, что в древние времена это было самым гнусным ругательством; но и сейчас оно было презреннейшим словом.

Добравшись до дома я увидел, что свеча до сих пор горит в гостиной. Я покинул дом так быстро что не подумал об этом и когда я подошел ближе, то увидел кое-что еще. Я двигался очень медленно, и в мягкой пыли дороги мои мягкие ботинки не издавали ни звука, иначе я не увидел бы того, что увидел — две фигуры, стоящие в тени стены, и рассматривающие сквозь окно нашу гостиную.

Я бесшумно прокрался вперед и увидел, что один из них был в форме Каш гвардии, тогда как второй был одет в одежду моего класса. В последнем я узнал узкие плечи и нескладную фигуру Питера Йохансена. Я не удивился такому подтверждению моих подозрений.

Я знал, для чего они здесь: они надеялись найти секретное место, где спрятан Флаг. Но кроме того я знал и то, что не следует опасаться, что они его обнаружат, разве что он будет вынут из тайника; но я твердо знал, что этого не может быть, особенно в то время, когда мы находимся под подозрением. Поэтому я спрятался и следил за ними какое-то время, а затем обогнул дом и вошел в дверь, делая вид, что не подозреваю об их присутствии, чтобы не дать им повода думать, что они обнаружены.

Сняв одежду, я лег в постель и потушил свечу. Я не знал, как долго они там оставались, и хотя это было неприятное ощущение, я был рад, что мы предупреждены. Утром я рассказал отцу и матери, что видел. Мать вздохнула и покачала головой.

— Ну вот, начинается, — сказала она. — Я была уверена, что рано или поздно это начнется. Одного за другим они переловят нас… правда, сейчас наш ход.

Отец ничего не сказал. Он закончил свой завтрак в молчании, а когда выходил из дому, то смотрел себе под ноги; его плечи опустились, подбородок лежал на груди — медленно, словно раскачиваясь, мой отец шел как человек, чье сердце и душа разбиты.

Я увидел, как мать подавила рыдания, глядя ему вслед. Я подошел к ней и положил руку на плечо.

— Я боюсь за него, Джулиан, — сказала она. — Такая душа, как у него, с трудом переносит уколы несправедливости и деградации. Кое-кто не принял бы все это так близко к сердцу, как он, но он гордый человек из гордой семьи. Я боюсь… — она замолчала, словно боясь высказать вслух свои страхи. — Я боюсь, что он что-нибудь с собой сделает.

— Нет, — ответил я, — он слишком храбр для этого. Все пройдет — они ведь только подозревают, а не знают наверняка — а мы будем осторожны, и тогда все будет нормально… насколько это может быть в нашем мире.

— А Ор-тис? — спросила она. — Не может быть ничего нормального, пока здесь его воля.

Я знал, что она имеет в виду Хуану.

— Его воля ничего не значит, — ответил я. — Разве я не здесь?

Она слабо улыбнулась.

— Ты очень силен, мой мальчик, — сказала она, — но что значат две сильные руки против Каш гвардии?

— Этого будет достаточно для Ор-тиса, — ответил я.

— Ты убьешь его? — прошептала она. — Они разорвут тебя на куски!

— Они могут разорвать меня на куски только раз.

Это был рыночный день, и я отправился на рынок с несколькими кусками пряжи, кожей и сыром. Отец не пошел со мной — фактически я отсоветовал ему идти, так как там будут Соор и Хоффмейер. Один сыр я взял для взятки Соору. Боже, как я ненавидел делать это! Но отец и мать думали, что это умилостивит этого типа. Думаю, они были правы. Борьба за выживание не нуждается в новых неприятностях.

Рынок был переполнен, а я немного запоздал. Здесь крутилось множество Каш гвардейцев — больше, чем обычно. Это был теплый день — первый по-настоящему теплый день, — и множество людей сидело перед конторой Хоффмейера. Когда я прибыл, то увидел, что Ортис здесь, также как и Пхав, угольный барон, и Хоффмейер — естественно, со многими остальными, включая нескольких калкарских женщин и детей.

Я узнал женщину Пхава — предательницу, которая по собственному желанию пошла с ним — и их маленького ребенка, девочку шести лет. Девочка играла в пыли в ста футах от основной группы людей, и только я рассмотрел ее, как мое сердце на мгновение замерло.

Двое мужчин перегоняли небольшое стадо скота на рынок, когда я внезапно увидел, как одно из существ, — огромный бык — отрывается от стада и с низко склоненной головой мчится к маленькой фигурке, играющей в пыли и не подозревающей об опасности. Мужчины пытались остановить чудовище, но их попытки были бесполезны. Находящиеся под навесом заметили опасность, грозившую ребенку в тот же момент, что и я, они вскочили и закричали. Женщина Пхава завопила, а Ор-тис крикнул на помощь Каш гвардию; но никто не стал на пути разъяренной бестии, чтобы спасти ребенка.

Я находился ближе всех к месту событий и не раздумывая бросился вперед; но пока я бежал, в моем мозгу проносились ужасные мысли. Она — калкар. Она — отпрыск чудовища Пхава и женщины, которая стала предателем своего народа, чтобы получить взамен роскошь, комфорт и безопасность! Множество жизней было загублено для того, чтобы она роскошествовала! Многие ли из них спасли бы мою дочь или сестру?

Эти мысли проносились в моей голове, пока я бежал, но я не останавливался: что-то внутри заставляло меня двигаться с максимальной скоростью. Может, все случилось именно так просто потому, что она была маленькой девочкой, а я — потомком американских джентльменов. Нет, я поступал правильно, несмотря на то, что мое чувство справедливости кричало: ты должен позволить ребенку умереть!

Я успел к девочке несколькими секундами раньше быка. Увидев, что я стою между ним и ребенком, он остановился и, наклонив голову, принялся рыть землю, поднимая вокруг себя клубы пыли. Затем он бросился на меня; но я встретил его, решив держаться, пока ребенок не спрячется, если это будет в человеческих силах. Бык был огромным и очень злобным; видимо, это и объясняло, почему его привели на рынок. Казалось, он с легкостью справится со мной; но я решил умереть, сражаясь.

Я крикнул девочке, чтобы она убегала, а затем мы с быком схватились. Я уцепился за его рога. Он попытался сбросить меня, но я использовал всю силу своего тела. Я дал почувствовать свою силу Адским собакам в ту ночь; сейчас я знал, что у меня в запасе есть еще сила, и к собственному изумлению мне удалось сдержать огромного зверя и медленно, очень медленно я начал поворачивать его голову влево.

Он сопротивлялся, упирался и дергался; я чувствовал, что мускулы на моей спине, руках и ногах напрягаются до последней степени, чтобы сдержать его; но с самого первого мгновения я знал, кто хозяин положения. Каш гвардия бросилась на помощь, и я слышал, как Ор-тис кричит им, чтобы они пристрелили быка; но раньше, чем они достигли нас, я наградил животное последним могучим ударом кулака, и бык сначала опустился на колени, а затем перевернулся на бок. Я удерживал его в таком положении, пока не подбежал сержант и не выпустил пулю ему в голову.

Когда бык наконец замер, подошли Ор-тис, Пхав и остальные. Я увидел их, когда вернулся к своим пожиткам, коже и сыру. Ор-тис окликнул меня. Я повернулся и посмотрел на него как человек, который не собирается иметь с ним ничего общего, что, собственно, было правдой.

— Иди сюда, парень, — приказал он.

Я молча приблизился на несколько шагов и снова остановился.

— Чего ты хочешь? — спросил я.

— Кто ты? — Он внимательно осматривал меня. — Я никогда не видел подобной силы ни у одного человека. Ты должен служить в Каш гвардии. Как тебе это понравится?

— Мне это совсем не понравится, — ответил я. И тут, по-моему, он наконец узнал меня, и в его глазах появился лед.

— Нет, — сказал он, — нам не нужны такие среди наших людей. — Он повернулся, но затем снова обернулся ко мне.

— Смотри, молодой человек, — рявкнул он, — используй силу толково и правильно.

— Я воспользуюсь ею наверняка толково, — ответил я, — и совершенно правильно.

Мне показалось, что женщина Пхава собиралась поблагодарить меня за спасение ребенка и, видимо, сам Пхав тоже, они оба направились ко мне; но когда они увидели, как отношение ко мне Ор-тиса резко меняется, они отвернулись, за что я был им благодарен. Я заметил Соора, который смотрел на меня с ухмылкой на устах, и Хоффмейера, подмигивающего мне с хитрым выражением на лице.

Я собрал свои пожитки и направился в ту часть рынка, где мы обычно выставляли свой товар. Там я обнаружил, что человек по имени Вонбулен занял мое место. Существует неписанный закон, по которому каждая семья имеет свое место на рынке. Я был третьим поколением Джулианов, привозивших продукцию именно сюда — в основном, лошадей, потому что мы любили лошадей и разводили их; но в последнее время занялись козами, когда государство запретило разводить лошадей. Хотя мы с отцом иногда до сих пор объезжали лошадей для Двадцати Четырех, мы не выращивали их больше.

У Вонбулена было свое место в дальнем углу, где торговля шла не так бойко, как в нашем районе, и я не мог понять, что он делает на нашем месте, где он выставил три тощих свиньи и несколько мешков пшеницы. Я спросил его, почему он здесь.

— Это мое место, — сказал он. — Сборщик налогов Соор приказал мне занять его.

— Ты уберешься отсюда, — ответил я. — Ты знаешь, что оно наше — всякий в Тейвосе знает, что так было много лет. Мой дед построил его, и моя семья регулярно чинила его. Так что — убирайся!

— Я никуда не уйду, — ответил он насмешливо. Он был огромным, и когда злился, то выглядел весьма устрашающе; у него росли большие усы, торчащие с обеих сторон носа, прямо как клыки одного из его боровов.

— Ты уберешься или тебя придется выкинуть, — сказал я, но он опустил руки на барьер и попытался загородить мне путь.

Зная его как тупого и глупого человека, я решил застичь его врасплох, поэтому держась рукой за верхнюю планку, я качнул загородку ему в лицо и ударил его коленом в грудь. Это отбросило его на землю в свиной навоз. Я так сильно толкнул его, что он перекувырнулся. Вонбулен начал подниматься на ноги, изрыгая ругательства. В его глазах плясало бешенство. И через мгновение он бросился на меня! Это походило на атаку быка, с которым я только что справился, с той разницей, что Вонбулен был разъярен еще больше и выглядел гораздо хуже. Его огромные кулаки свистели с ужасающей скоростью, рот открылся, словно он собирался пожрать меня живьем; но по кое-каким причинам я не испытывал страха. Честно говоря, я улыбался, видя его лицо и его торчащие усы, перепачканные грязью.

Я парировал его первый неистовый удар и, приблизившись, ударил его не очень сильно в лицо — я уверен, что бил его не в полную силу, потому что не хотел этого; я хотел поиграться с ним — но результат был для меня совершенно неожиданным, в общем, как и для моего врага, правда, не таким болезненным. Он отлетел от моего удара на целых три фута и снова рухнул на спину, выплевывая кровь и зубы изо рта.

Тут я поднял его за шиворот и за штаны, поднял его над головой и швырнул туда, где — я только тут заметил это — собралось множество зрителей.

Вонбулен не пользовался популярностью в Тейвосе, и я увидел множество широких улыбок на лицах людей моего класса; однако были и другие, которые не улыбались. Это были калкары и полукровки.

Я увидел все это мельком и вернулся к своей работе. Вонбулен лежал на земле там, где свалился. Рядом с ним я швырнул его мешки пшеницы и его свиней. После этого я открыл загородку, чтобы внести туда свой товар. Внезапно я наткнулся на Соора, преградившего не путь и смотрящего на меня с ненавистью.

— Что это значит? — громко завопил он.

— Это значит, — ответил я, — что никто не сможет украсть у Джулианов место так легко, как казалось Вонбулену.

— Он не украл его, — продолжал кричать Соор. — Я дал это место ему. Убирайся отсюда! Оно его!

— Это не ваше имущество, чтобы раздавать его, — ответил я. — Я знаю свои права; ни один человек не может выгнать меня отсюда без борьбы. Ты понял меня?

И, отвернувшись от него, я принялся заносить свои пожитки в загородку. Закончив, я увидел, что больше никто не улыбается — мои друзья выглядели очень мрачными и перепуганными; ко мне подошел человек и стал рядом; когда я повернулся в его сторону, то увидел, что это Джим.

И только тут я понял, насколько серьезный проступок я совершил, и огорчился появлению Джима, который таким образом молча дал понять, что он со мной во всем, что я сделал. Никто больше не подошел, хотя многие ненавидели калкаров не меньше нас.

Соор был в ярости; но он не мог остановить меня. Только Двадцать Четыре могли отобрать у меня мое место. Он всячески обзывал меня и издевался надо мной; но я заметил, что сначала он отошел подальше. Это было, словно изысканное яство для изголодавшегося человека: знать, что один из завоевателей боится тебя. И пока что это был самый счастливый день в моей жизни.

Я быстро загнал коз в загородку и, держа один из сыров в руке, позвал Соора. Он повернулся, скаля зубы, словно крыса, загнанная в угол.

— Ты приказал отцу принести тебе подарок, — закричал я во всю силу своих легких, и меня слышали все, и все обернулись ко мне. — Вот он! — крикнул я. — Держи свою взятку! — и я швырнул сыр ему в лицо изо всех сил.

Он рухнул наземь, словно подстреленный, а люди разбежались в стороны, подобно перепуганным кроликам. Я начал развешивать шкуры вокруг загородки, чтобы дотошные покупатели могли их хорошенько рассмотреть.

Джим, чье место было рядом с нашим, молча смотрел на меня через загородку в течение нескольких минут. Наконец он сказал:

— Ты совершил огромную глупость, Джулиан, — сказал он и добавил: — Я горжусь тобой.

Я был не совсем уверен, что понял его правильно, и решил, что, видимо, он тоже желал бы умереть за удовольствие победить их. Я не сделал этого не из-за нехватки ярости или силы; я вспомнил склоненную голову отца и слезы матери, понимая: если мы не будем держать голову так высоко, как подобает мужчинам, так лучше уже умереть. Да, перед моими глазами все время стояли подбородок отца, склоненный на грудь, и его неверные шаги, и я стыдился за него и за себя; но я частично отмыл этот позор, и в моем мозгу наконец окончательно выкристаллизовалось то, что должно было давным-давно сформироваться: решение прожить остаток жизни с высоко поднятой головой и кулаками наготове — прожить мужчиной — какой бы короткой не оказалась эта жизнь.

6. Трибунал

Вечером я заметил небольшое оживление в рядах Каш гвардии, крутящейся по рынку. Они постепенно подходили к моему месту и останавливались рядом. Наконец дежурный сержант обратился ко мне:

— Ты — Брат Джулиан 9-й? — спросил он.

— Да, Джулиан 9-й, — ответил я.

— Лучше тебе быть Братом Джулианом 9-м, когда будешь обращаться к Брату генералу Ор-тису, — прорычал он в ответ. — Ты арестован, отправляйся с нами!

— За что? — спросил я.

— Брат Ор-тис велел сказать тебе, если ты не знаешь, ты должен явиться к нему.

Так! Началось — и началось очень быстро. Я почувствовал жалость к матери; но все равно я был доволен. Если бы в мире не существовало такого человека, как Хуана Сент Джон, я был бы совершенно счастлив, потому что знал: отец и мать вскоре последуют за мной и, как они учили меня, мы воссоединимся в другом мире — мире, где нет калкаров и налогов — но в этом мире жила Хуана Сент Джон, и я был уверен в этом мире, а в существовании другого сомневался, потому что никогда его не видел, как и никто другой.

Не было никаких причин отказываться идти с Каш гвардией. Они просто-напросто пристрелили бы меня из своих ружей. И я решил, что захвачу с собой хотя бы парочку этих важных свиней до того, как буду убит. Никто не знал, что они сделают — только все были уверены, что это будет очередная несправедливость.

Ладно, они отвезли меня в штаб-квартиру Тейвоса, находящуюся на берегу озера; но так как они везли меня в повозке, запряженной лошадью, путь оказался не утомительным, как я боялся. Мы проехали через множество рынков, кварталов, лежащих по пути к штаб-квартире, и всю дорогу люди смотрели на меня так же, как я смотрел на других арестованных, которых везли неведомо куда. Иногда они отворачивались, иногда — нет, Я размышлял, как бы я поступил на их месте.

Наконец мы попали в штаб-квартиру, миновав мили старых руин, где я играл и копался ребенком. Меня сразу же привели к Ор-тису. Он сидел в большой комнате во главе длинного стола, и я увидел, что здесь находятся и другие представители ненавистной власти, известной как «Двадцать Четыре», формы правления, которую калкары привезли с Луны столетие назад. Двадцать Четыре обычно были комитетом, состоящим из двадцати четырех человек. Но сейчас это осталось просто названием для обозначения власти и тирании. Ярт Джемадар в действительности был, как и гласил его лунный титул, императором. Его окружал комитет из двадцати четырех калкаров; но они лишь соглашались с ним и могли быть заменены по его желанию, так что представляли не более, чем игрушку в его руках. Его слово представляло ту же власть, что и Двадцать Четыре, и он получал ее от рождения, поэтому мы говорили о нем, как о Двадцати Четырех или как о Тейвосе, и я сначала думал, что это одно и то же.

Многих из сидящих я узнал, они были членами нашего Тейвоса. Пхав и Хоффмейер тоже были здесь, они представляли наш район или предавали, как всегда говорил мой отец. Я был уверен, что никакого совещания не будет, так же как и в другом доме, южнее — отличном здании стародавних времен, восстановленном частично государством для штаб-квартиры, прекрасном сооружении прежних времен со львами, стоящими по обеим бокам от широкого входа.

Нет, это был не Тейвос; до меня наконец дошло, что на меня опустилась тяжелая длань нового закона, о котором упоминал Ор-тис — специального военного трибунала для особо провинившихся. Это было первое заседание, и на счастье я совершил неблаговидный поступок как раз вовремя, и они решили испытать новый порядок на мне.

Я стоял перед охранниками у стола и смотрел на лица сидящих. Я не увидел ни единого дружественного лица — ни одного существа моего класса или расы — одни лишь свиньи, свиньи, свиньи. Низкобровые, груболицые люди, скорчившиеся в своих креслах, расползшиеся в своей одежде, нечесаные, немытые, отвратительно выглядевшие — и это был состав трибунала, который должен был судить меня, и за что?!

Ор-тис спросил, кто выдвигает против меня обвинения и в чем, собственно, дело. Тут я заметил Соора. Он должен был находиться в нашем районе и собирать налоги; но его там не было. Нет, он находился здесь, предвкушая более приятное дело. Он посмотрел на меня с ненавистью и начал обвинение; сопротивление представителю закона при исполнении своих обязанностей, а также попытка убийства последнего с использованием смертельно опасного оружия.

Они грозно посмотрели на меня, явно ожидая, что я буду дрожать от страха, как вело себя большинство до меня; но я не дрожал, обвинение прозвучало слишком неожиданно. Боюсь, напротив, я рассмеялся. Я уверен в этом.

— Что такое?! — воскликнул Ор-тис. — Что тебя так рассмешило?

— Обвинение, — ответил я.

— А что здесь смешного? — спросил он снова. Людей расстреливали и за меньшее, людей, и не подозревавших о совершенном преступлении.

— Я не мешал представителю закона исполнять свои обязанности, — сказал я. — В обязанности сборщика налогов не входит распределение мест на рынке, правда ведь? Наше место мы занимали в течение трех поколений. Я спрашиваю тебя, Ор-тис, это так?

Ор-тис вскочил со своего места.

— Как ты смеешь обращаться ко мне подобным образом? — закричал он.

Остальные повернули ко мне перепуганные, стуча по столу своими грязными руками, крича и возмущаясь моим поведением; но я держал голову так высоко, как поклялся делать до самой смерти.

Наконец они поутихли, и я снова задал вопрос Ор-тису, ожидая услышать от него ответ.

— Нет, — наконец признал он. — Только Тейвос может сделать это — Тейвос или комендант.

— Значит я не сопротивлялся представителю закона, — парировал я, — тем, что отказался покинуть свое собственное место. И теперь следующий вопрос: разве сыр — смертельное оружие?

Они все согласились, что нет.

— Он потребовал подарок от моего отца, — пояснил я, — и мне пришлось бросить ему сыр. Он не имел по закону никакого права требовать его, но я бросил и попал ему в лицо. Согласен, это так же незаконно, как и его требование. Я знаю свои права по закону и хочу, чтобы они соблюдались.

С ними никогда не говорили подобным образом, и внезапно я понял, что это мой единственный шанс справиться с этими существами. Они были моральными — как, впрочем, и физическими — трусами. Они не могли спокойно видеть честного бесстрашного человека. И, действительно, они начали выказывать признаки растерянности. Они знали, что я прав, и не могли бороться со мной, пока я не окажусь на коленях. У них не хватало смелости что-либо возразить мне.

Естественно, они тут же принялись искать козла отпущения, и Ор-тис недолго колебался — его ненавидящий взгляд остановился на Сооре.

— Это человек говорит правду? — заорал он на сборщика налогов. — Ты отобрал его место? Он не совершил ничего большего, а просто бросил тебе сыр?

Соор — трус перед вышестоящими начальниками — залился краской и задрожал.

— Он пытался убить меня, — слабо пробормотал сборщик налогов, — и он чуть не убил Брата Вонбулена.

Тогда я рассказал, что произошло. Я говорил убедительным тоном и старался держать себя в руках. Я не боялся их, и они знали это. Иногда мне казалось, что они страшатся самой этой правды, словно во мне было что-то, что могло причинить им вред; они ведь всегда боялись революции. Вот почему они загнали нас так низко.

Приговор гласил: я могу идти, но должен помнить, если я не буду адресоваться к своим согражданам, как к братьям, то буду наказан. Даже тогда я парировал и сказал, что не могу называть человека братом, если он мне не брат.

Все дело было фарсом; но вообще все суды были фарсом, только, как правило, шутка всегда кончалась плохо для обвиняемого. Их никто не уважал, как, по-моему, уважали суды в прошлые времена. Ведь здесь не было ни порядка ни системы.

Мне пришлось проделать пешком всю дорогу домой — новое доказательство справедливости правосудия — и я пришел через час или два после ужина. Дома я обнаружил Молли, Джима и Хуану. Было заметно, что мать плакала. И она снова заплакала, едва увидев меня. Бедная матушка! Иногда я думаю: неужели во все времена материнство было сущим наказанием; но нет, этого не могло быть, иначе человеческая раса вымерла бы задолго до появления калкаров.

Джим рассказал им, что случилось на рынке — эпизод с быком, встреча с Вонбуленом и, наконец, с Соором. И впервые в моей жизни я слышал, как отец смеется. Хуана тоже улыбалась; но все находились еще под воздействием страха, еще не покинувшего их, и наконец Молли произнесла:

— Они еще достанут нас, Джулиан. Но за то, что ты сделал, уже и не жалко умереть.

— Да! — воскликнул отец, — после этого я могу отправляться к мяснику с улыбкой на устах. Он сделал то, что я всегда мечтал сделать; но не смел. И если я трус, то хотя бы могу благодарить Бога, что породил из своих чресел такого смелого и бесстрашного мужчину.

— Ты не трус! — воскликнул я, а мать посмотрела на меня и улыбнулась. Я был рад, что высказался.

Вы можете не понять, что имел в виду отец, говоря «отправиться к мяснику», но тут все просто. Производство боеприпасов — давно потерянное искусство. Особенно боеприпасов сильного действия, которые любит использовать Каш гвардия. Их складируют в хранилищах, сохранившихся с древнейших времен — миллионы и миллионы — они не смогли бы использовать ружья, если бы у них не было боеприпасов. Они используют патроны только в случае крайней необходимости, и взвод, выстроившийся для расстрела, такой же анахронизм, как летающие машины или автомобили. Они перерезают горло, когда казнят нас, и человек, совершающий это, известен под названием «мясник».

Я проводил домой Джима, Молли и Хуану; но меня волновала только Хуана. Снова я заметил, как странная магнетическая сила притягивает меня к ней так, что я спотыкаюсь на каждом шагу. Я протягивал свою руку в надежде прикоснуться к ее руке, и чувствовал себя на верху блаженства при каждом прикосновении. Я не мог не заметить, что Хуана не обращала внимания на мою неловкость, и, видимо, не возражала против моих попыток; но я боялся — боялся, что она заметит, и боялся, что не заметит. Я прекрасно мог справиться с лошадьми, козами или Адскими собаками; но не слишком хорошо — с девушками.

Мы говорили о многом, и я знал ее взгляды и убеждения так же, как она знала мои, и когда мы прощались, я спросил, пойдет ли она со мной завтра, в первое воскресенье месяца. Она знала, что я имею в виду и сказала, что обязательно пойдет. Я отправился домой очень счастливый, потому что знал: она и я будем сражаться против общего врага бок о бок — и рука об руку заглянем в глаза Мрачному Потрошителю, и черт бы все побрал!

По пути домой я обогнал Питера Йохансена, направлявшегося к нашему дому. Я видел, что он не ожидал увидеть меня, так как Питер пустился в долгое и путаное объяснение, почему он находится здесь ночью; а я первым делом спросил его, что за дело приводит его сюда так часто после захода солнца.

Я видел, как он краснеет, даже в темноте.

— Почему? — воскликнул он. — Первый раз за многие месяцы я вышел после ужина! — Что-то в его поведении заставило меня не выдержать, и я высказал ему все, что было у меня на душе.

— Ты лжешь! — крикнул я. — Ты лжешь, проклятый шпион!

И тут Питер Йохансен побелел и, внезапно выдернув нож из-под одежды, бросился на меня, отчаянно им размахивая. Он чуть не проткнул меня, настолько неожиданной и подлой была атака; но я перехватил его руку, стараясь удержать ее подальше от себя, и вывернул ее. Это был конец. Я повернул совсем немного — я не хотел выворачивать сильно — и что-то хрустнуло в его руке.

Питер издал отчаянный крик, нож выпал из его пальцев, и я отшвырнул негодяя: мой пинок он запомнит надолго. Затем я поднял его нож и зашвырнул его подальше, в сторону реки. А сам, насвистывая, пошел домой.

Когда я вошел в дом, мать вышла из своей комнаты и, обняв, прижалась ко мне.

— Дорогой мальчик, — пробормотала она. — Я так счастлива, потому что счастлив ты. Она — прекрасная девушка, и я люблю ее так же сильно, как и ты.

— О чем ты говоришь? — спросил я. — Что ты имеешь в виду?

— Я слышала, как ты свистишь, — сказала она, — и я знаю, что это означает, — взрослые мужчины свистят всего лишь раз в жизни.

— О, дорогая матушка! — воскликнул я. — Я хотел бы, чтобы это оказалось правдой и, может быть, это когда-нибудь произойдет, но я для этого слишком труслив; так что пока — еще нет.

— Тогда почему ты свистел? — спросила она с удивлением и несколько скептически.

— Я свистел, — пояснил я, — потому что сломал руку шпиону и пнул его под зад.

— Питера? — спросила она, вздрогнув.

— Да, мама, Питера. Я назвал его шпионом, а он пытался заколоть меня.

— Ох, сынок! — воскликнула она. — Ты ничего не знаешь. Это моя ошибка, я должна была рассказать тебе. Теперь он больше не будет скрываться в темноте; он придет открыто, и когда придет — я погибла.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я.

— Я не имею в виду смерть, — сказала она, — но они сначала заберут из-за меня отца.

— Что ты имеешь в виду? Я ничего не могу понять из того, что ты говоришь.

— Слушай внимательно, — сказала она. — Питер хочет меня заполучить. Именно поэтому он шпионит за твоим отцом. Если Питер сможет раздобыть что-нибудь против него, отца отправят на шахты или убьют, а Питер получит меня.

— Откуда тебе это известно? — спросил я.

— Питер сам говорил мне, что хочет меня добиться. Он хочет, чтобы я бросила твоего дорогого отца, а когда я отказалась, Питер заявил, что он в фаворе у калкаров и что в конце концов он меня заполучит. Он пытался купить мою честь ценой жизни твоего отца. Вот почему я была такой испуганной и несчастной; но я знала, что ты или отец, скорее, предпочтете умереть, чем позволите мне совершить это, и поэтому отвергла притязания Питера.

— Ты говорила отцу? — спросил я.

— Не посмела. Он убил бы Питера, и это было бы концом для всех нас, потому что Питер в большом фаворе у властей.

— Я убью его! — заявил я.

Мать пыталась отговорить меня, и в конце концов я обещал ей, что буду ждать до тех пор, пока у меня не будет достаточного повода не связываться с властями. Бог видит, поводов у меня было предостаточно.

После завтрака, на следующий день, мы разошлись в разные стороны, как всегда делали в первое воскресенье каждого месяца. Я сначала отправился к Джиму, чтобы прихватить с собой Хуану, так как она не знала дороги, ведь она никогда не ходила туда. Я застал ее одетой и готовой к выходу. Молли с Джимом ушли несколькими минутами ранее и, казалось, Хуана была очень рада видеть меня.

Я ничего не рассказал ей о Питере, в мире достаточно проблем, чтобы взваливать на плечи людей еще новые, не связанные с ними напрямую. Я отвел ее на милю вверх по реке, и все это время мы следили, не идет ли кто за нами. Мы нашли спрятанную мною лодку, и переправились через реку. Надежно укрыв лодку, мы прошли еще полмили и отыскали плот, который я сам сделал. На нем мы снова перебрались на другой берег — если за нами следили, то им пришлось бы плыть, потому что в этой части реки лодок больше не было.

Я ходил этим путем множество лет — фактически с тех пор, как мне исполнилось пятнадцать — и никто никогда не подозревал меня и не следил за мной, хотя я не ослаблял бдительности, и, может быть, этим и объясняется тот факт, что меня не поймали. Никто, даже видя, как я беру лодку или плот, не смог бы догадаться о моей цели, настолько запутан был путь.

В миле, к западу от реки стоит старый лес с очень толстыми деревьями и именно туда я отвел Хуану. На опушке мы присели, делая вид, что отдыхаем, на самом же деле желая убедиться, нет ли кого-нибудь поблизости, либо следящего за нами, либо кого-нибудь, случайно заметившего нас. Никого не было видно. Тогда с легким сердцем мы поднялись и углубились в лес.

Четверть мили мы шли по неширокой тропке, затем я повернул налево под прямым углом, и мы пошли по глубокому мху, на котором не оставалось следов. Мы всегда так делали, никогда не проходя последние четверть мили одним и тем же путем, чтобы не проделать тропку, по которой нас бы смогли выследить.

Наконец мы подошли к обросшим мхом деревьям. Под одним из них находилось отверстие, в которое можно было войти, низко нагнувшись. Его прикрывало рухнувшее дерево, над которым торчали сломанные ветви. Даже зимой и ранней весной вход этот был не заметен для случайных прохожих, если здесь таковые были. Человек, ищущий заброшенные шахты, конечно, мог пройти здесь; но остальным здесь делать было нечего, так как это было пустынное и довольно дикое место. В течение всего лета — сезона, когда существовала наибольшая опасность, что нас обнаружат, — все это скрывала масса дикого винограда, причем настолько хорошо, что мы сами с трудом находили дорогу.

В этот провал я и ввел Хуану — взяв ее за руку, как слепую, хотя было не так уж темно; правда, она ничего не видела уже на расстоянии шага. И я взял ее за руку — слабая попытка лучше никакой. Тоннель под землей тянулся ярдов на сто в длину — а мне хотелось, чтобы он был длиной по меньшей мере миль в сто. Он внезапно оканчивался крепкой каменной стеной, в которой была тяжелая дверь. Дубовые панели почернели от времени и позеленели там, где массивные петли крепились к дереву в трех местах, огромную ручку и замок, прикрепленные к двери, покрывала ржавчина, стекавшая вниз и смешивающаяся с зеленью и чернотой. Клочья мха росли над дверью, подтверждая действительно древнее ее происхождение, и даже самые старые среди нас, знавшие все, не знали ее точного возраста. Над дверью красовался вырезанный в камне пастырский посох и слова: Deus et mon droit.

Остановившись перед массивным порталом, я постучался один раз косточками пальцев, посчитал до пяти и снова стукнул раз; затем посчитал до трех и через такие же промежутки постучал три раза. Это был сигнал, определенный для данного дня — он никогда не повторялся дважды. Но если кому-нибудь пришло бы в голову явиться сюда, не зная условленного сигнала и взломать дверь, то внутри он обнаружил бы только пустую комнату.

Дверь приоткрылась, и на нас уставился чей-то глаз. Затем дверь открылась пошире, и мы вошли в длинную, с низким потолком, комнату, освещаемую горящими фитилями, опущенными в масло. По всей длине комнаты тянулись твердые деревянные скамьи, а в дальнем углу, на возвышении перед алтарем, вырезанным из куска дерева, корни которого, как гласила легенда, до сих пор уходили в землю под церковь, которая была построена вокруг него, стоял Оррин Колби, кузнец.

7. Преданные

В помещении находилось двенадцать человек, сидящих на скамейках, так что вместе с Орри, нами и человеком, стоящим у дверей, всего было шестнадцать. Колби — глава нашей церкви; его прадед был священником. Мать с отцом тоже были здесь, они сидели рядом с Джимом и Молли. Был здесь и еврей Самуэльс, Бетти Вортс — женщина Денниса Коригана, и несколько других знакомых лиц.

Они все ждали нас, и когда мы вошли и сели, началась служба. Каждый, стоя со склоненной головой, произнес молитву. Оррис Колби всегда произносил одну и ту же короткую молитву, открывая службу каждое первое воскресенье каждого месяца. Она звучала приблизительно так:

«Бог наших отцов, сквозь поколения насилия, жестокости и ненависти, обращенной на Тебя, мы пребудем у Твоей правой руки, храня верность Тебе и нашему Флагу. Для нас Твое имя останется символом справедливости, человечности, любви, счастья и правды, и Флаг — твоя эмблема. Раз в месяц мы рискуем своими жизнями, чтобы имя Твое не исчезло на Земле. Аминь!»

Из-за алтаря Оррис достал пастушеский посох, к которому был прикреплен флаг, — точно такой же, как тот, что хранился у моего отца, — и помахал им, а мы все на несколько секунд опустились на колени. Затем Колби подал знак, и мы, поднявшись на ноги, запели старую-старую песню, начинавшаяся словами «Вперед, Христово воинство». Это была моя любимая песня. Молли Шиихан играла на скрипке, пока мы пели.

После песни Оррин Колби заговорил с нами; он всегда говорил с нами о разных вещах, происходивших в нашей жизни, и о нашем будущем. Это был семейный разговор, но он был полон надежды на лучшие времена. Мне кажется, встречаясь вот так раз в месяц, мы слышали только о надежде, которая никогда не покидала нас. В Оррине Колби было что-то рождающее доверие и надежду. Эти дни были яркими светлыми пятнами в нашем сером существовании.

После разговора мы запели снова, затем еврей Самуэльс помолился, и официальная служба была окончена, после чего члены нашей церкви принялись беседовать между собой. Эти разговоры были в основном о том, что занимало все наши думы — о революции; но мы никогда не шли дальше разговоров. Да и как мы могли? Мы, наверное, были самыми запуганными людьми, которых когда-либо знал мир — мы боялись наших хозяев и боялись соседей. Мы не знали, кому можем верить, за исключением нашей небольшой группы, и не смели искать себе последователей, хотя знали, что найдутся тысячи симпатизирующих нашим идеям. Шпионы и информаторы скрывались везде — они, Каш гвардия и мясник, были существами, с которыми приходилось вести борьбу; но больше всего мы боялись шпионов и информаторов. Из-за женщины, из-за соседского дома и — я сам знаю один такой случай — из-за расположения яиц на торговом лотке, нас посылали в шахты или к мяснику.

Мы просто навещали друг друга и обменивались слухами час или два, радуясь редкой возможности говорить то, что думаешь, свободно и бесстрашно. Мне пришлось пересказать множество раз мои приключения в новом военном трибунале Ор-тиса, и я знал: было трудно поверить, что я говорил такие вещи нашим хозяевам и ушел целым и невредимым. Никто просто не мог поверить в это.

Все были предупреждены о Питере Йохансене и остальных, бывших под подозрением, что они информаторы, так что обещали соблюдать осторожность, находясь рядом с ними. Мы уже не пели в этот день — наши сердца уже облегчились, и слишком неподходящей была обстановка для песен. Около двух часов новый сигнал — пароль на следующую встречу — был установлен, и мы стали выбираться поодиночке или парами. Я вызвался уйти последним, с Хуаной, и проверить, чтобы дверь была закрыта.

Через час ушли и мы — через пять минут после Самуэльса, еврея.

Мать Хуаны получила удивительно обширную, хотя и не полную религиозную подготовку, так необычную в наши дни, и в свою очередь передала ее Хуане. Похоже, и у них и районе была церковь; но только короткое время, пока ее не обнаружили власти и не разрушили, хотя ни один из членов организации не был арестован. Солдаты появлялись настолько часто и неожиданно, что люди не смели искать новое место для встреч.

Хуана рассказала мне, что их церковь очень походила на нашу. Достаточно хорошо разбираясь в различных религиозных обрядах, она всегда удивлялась, что разные верования гармонично уживаются под одной крышей, когда в древние времена было множество разных церквей. Среди нас были методист, пресвитерианин, баптист, католик, и еврей, о которых я знал, и множество других, о которых я не знал, и никого из нас это не волновало.

Мы поклонялись идеалу и великой надежде; оба представляли Добро, и мы называли это Богом. Мы не задумывались, что об этом думали наши прадеды или что было за тысячу лет до того, как они подумали или сделали, или какое имя они дали Высшему Существу, которое, как мы знали, было одно, и как бы не называли Его — так или иначе, — он все равно останется таким. Хотя бы это принесло пользу, когда калкары оккупировали мир; но знания пришли слишком поздно. Поклоняющихся хоть какому-нибудь богу становилось все меньше и меньше. Наша собственная церковь начиналась с двадцати двух человек год назад и сократилась до пятнадцати — Хуана стала шестнадцатым членом нашей группы.

Некоторые умирали естественной смертью, а некоторые пропадали на шахтах или шли к мяснику; но самой главной причиной нашего упадка было слишком малое количество детей, идущих на смену старшим — тем, которые умерли. Вот причина, да еще страх столкнуться с предательством. Мы вымирали, в этом не было никакого сомнения, и вместе с нами вымирала религия. Вот что лунная теория наделал с нашим миром; но этого как раз и следовало ожидать. Умные мужчины и женщины поняли это почти сразу, как только лунная теория высунула свою голову над поверхностью — слепая вера в то, что все женщины являются общественной собственностью всех мужчин и не смеют даже надеяться на уважение или что-нибудь другое, кроме страха, — и прокляли все религии древнейших времен, как сделали калкары. Впрочем, следовало ожидать, что те так и сделают — они открыто и свободно разрушили все церкви.

Мы с Хуаной выходили из леса, когда заметили человека, осторожно крадущегося в тени деревьев перед нами. Он, казалось, преследовал кого-то, и мгновенно в моих мыслях возникло подозрение — шпион.

В тот момент, когда он свернул, идя по дороге, и исчез из нашего поля зрения, мы побежали вперед изо всех сил, чтобы взглянуть на него поближе, и были вознаграждены. Мы увидели его и узнали. И мы увидели, кого он преследовал. Питер Йохансен, одна рука которого была на перевязи, крался за Самуэльсом.

Я знал, что если Питеру дать возможность проследить за Самуэльсом до дома, то он обнаружит сложный путь, по которому идет старик и мгновенно, даже если он ничего не подозревал раньше, сообразит, что Моисей был в каком-то месте, о котором не должны знать власти. Это вызовет подозрение по отношению к старому Самуэльсу, а подозрение обычно кончается наказанием тем или иным образом. Как долго Питер следил за стариком, мы не знали, но были уверены, что это началось слишком близко от церкви, и может навлечь беду.

В моей голове возник план, как сбить Питера со следа. Я быстро обдумал все детали и мгновенно принялся проводить в жизнь свой замысел. Я знал путь, которым шел старик от церкви, и что сейчас он сделает большой крюк, который снова приведет его к реке в четверти мили ниже. Мы с Хуаной могли направиться прямо в эту точку и достигнуть ее гораздо раньше Самуэльса. Так мы и поступили.

Полчаса спустя мы добрались до точки, в которой он должен был пересекать реке. Услышав, как он приближается, мы спрятались в кустах. Он появился, видимо, не подозревая, что за ним следует еще некто, а через мгновение появился Питер, который остановился на краю леса. Тогда мы с Хуаной вышли из укрытия и окликнули Самуэльса.

— Ты не видел никого из них? — спросил я достаточно громко, чтобы наверняка быть услышанным Питером, и прежде, чем Самуэльс успел что-либо ответить, добавил: — Мы обыскали у реки все и не видели ни малейшего признака козы… Я не верю, что они забрались так далеко; но если это и произошло, то Адские собаки загрызут их после заката. Пошли, теперь мы можем вернуться домой и считать наши поиски плохо сделанной работой.

Я говорил так много и так быстро, что Самуэльс понял, что у меня есть для этого веские основания; поэтому он успокоился и сказал, что не видел никаких коз. Мы с Хуаной глазами показывали ему, что знаем о присутствии Питера, хотя я не мог удержаться и краем глаза следил, как тот прячется за деревом.

Затем мы втроем продолжили путь домой самым коротким путем, и по пути я шепотом поведал Самуэльсу, что мы видели. Старик вздохнул с облегчением, он подумал, как и я, что мое представление наверняка обмануло Йохансена — разве что тот следил за Самуэльсом дольше, чем мы думали. Мы даже побледнели, представив последствия такой возможности. Нам не хотелось, чтобы Питер заподозрил, что мы знаем о нашем преследователе, и ни разу не оглянулись, даже Хуана, что было удивительно для женщины; поэтому мы не видели его, хотя и чувствовали, что он следит за нами.

С величайшими предосторожностями все заинтересованные лица были предупреждены, что Йохансен следовал за Самуэльсом почти от самой церкви; но так как власти не обращали на Моисея никакого внимания, мы решили, что Питер наткнулся на старика случайно.

В следующее после церковного собрания воскресенье, мы сидели во дворе Джима под одним из деревьев, покрытого молодыми листочками, закрывающими нас от солнца. Мы говорили о домашних делах — начинающемся севе, новорожденных свинках Молли. Мир казался необыкновенно спокойным. Власти, казалось, не преследовали нас. Отдых в две недели нам казался райским блаженством. Мы были уже твердо уверены, что Питер Йохансен ничего не нашел, и наши сердца бились спокойнее, чем какое-то время тому назад.

Мы сидели в тишине и спокойствии, радуясь короткому отдыху от нашей жизни-каторги, когда услышали топот копыт по утоптанной дороге, идущей вниз, к реке, в направлении рынка. Внезапно атмосфера изменилась — расслабленные нервы снова напряглись; спокойные глаза снова приобрели испуганное выражение. Почему? Это скакала Каш гвардия.

И они появились — пятьдесят человек — и во главе их скакал Брат генерал Ор-тис. У ворот дома Джима они натянули поводья, Ор-тис спешился и вошел. Он посмотрел на нас как человек, смотрящий на мусор, он даже не поздоровался, что нас вполне устраивало. Он направился прямо к Хуане, сидевшей на маленькой скамейке; рядом расположился я, прислонившись к стволу дерева. Никто из нас не пошевелился. Он остановился перед девушкой.

— Я пришел сказать тебе, — сказал он ей, — что оказываю тебе честь, избирая тебя в качестве своей женщины, чтобы растить моих детей и содержать мой дом в порядке.

Он стоял и смотрел на нее, и я чувствовал, как волосы на моей голове встают дыбом, а угол моей верхней губы поднимается вверх — я не знал почему. Я только знал, что хотел бы подлететь к его горлу и убить, терзать его плоть своими зубами — и видеть как он умрет! Тут он посмотрел на меня и отступил на шаг, после чего подозвал к себе несколько своих людей. Когда они подошли, он снова обратился к Хуане, которая встала, пошатываясь, словно получила тяжелый удар по голове и была оглушена.

— Можешь отправляться со мной прямо сейчас, — сказал он ей. И тогда я стал между ними и посмотрел на него. И снова он отступил на шаг.

— Она не пойдет с тобой ни сегодня, ни никогда, — сказал я, и голос мой звучал очень тихо — не громче шепота. — Она моя женщина — я взял ее!

Это была ложь — последняя часть моего заявления, но это была ложь человека, готового на убийство. Ор-тис находился среди своих людей — они окружали его, — и, думаю, это придавало ему смелости, потому что он насмешливо обратился ко мне.

— Меня не волнует, кому она принадлежит! — закричал он. — Я хочу ее и получу ее. Я разговариваю с ней сейчас и буду говорить с ней, когда она станет вдовой. После того, как ты будешь мертв, я буду иметь право первого выбора, а предатели долго не живут.

— Я пока еще не мертв, — напомнил я ему. Он обернулся к Хуане.

— У тебя будет тридцать дней, — так гласит закон; но ты можешь спасти своих друзей от неприятностей, если пойдешь сейчас — тогда они не будут мучиться, и я пригляжу, чтобы им уменьшили налоги.

Хуана издала негромкий стон, посмотрела на нас, а затем выпрямилась и подошла ко мне.

— Нет! — сказала она Ор-тису. — Я никуда не пойду. Это мой мужчина — он взял меня. Спроси его, позволит ли он мне перейти к тебе. Ты никогда не получишь меня — живую.

— Не будь так уверена в этом, — зарычал он. — Я знаю, что вы оба лжете мне, потому что наблюдал за вами и знаю: вы не живете под одной крышей. А ты!.. — он бросил на меня разъяренный взгляд. — Веди себя осторожнее, потому что глаза закона видят предателей там, где другие их не видят. — Затем он повернулся и убрался со двора. Через минуту они исчезли в облаке пыли.

Отныне наш мир и счастье были разрушены — это бывает всегда — и не осталось никакой надежды. Я не смел посмотреть на Хуану после того, что сказал; но разве она в свою очередь не сказала того же самого? Мы все беспорядочно говорили в течение нескольких минут, и затем мать и отец поднялись чтобы идти, а через мгновение и Джим с Молли ушли в дом.

Я повернулся к Хуане. Она стояла, потупив взор. На ее щеках играл прекрасный румянец. Что-то подтолкнуло меня — могучая сила, о существовании которой я и не подозревал, — и прежде, чем я понял, что со мной происходит, я заключил Хуану в объятия и принялся покрывать поцелуями ее лицо и губы.

Она пыталась освободиться, но я не позволил ей сделать это.

— Ты — моя! — воскликнул я. — Ты — моя женщина. Я сказал это, и ты сказала это. Ты — моя женщина. Боже, как я люблю тебя!

Она затихла и позволила мне целовать ее, и наконец ее руки обвились вокруг моей шеи, а ее губы коснулись моих в промежутке, когда мои не касались ее, и затем принялись ласкать мои губы с разгорающейся страстью. Это была новая Хуана, новая и чудесная Хуана.

— Ты действительно любишь меня? — наконец спросила она. — Я слышала, как ты сказал это.

— Я действительно люблю тебя с того момента, как увидел тебя, смотрящей на меня, а на тебя нападали Адские собаки, — ответил я.

— Тогда ты очень крепко сохранял свою тайну, — упрекнула она меня. — Если ты так любил меня, то почему ты не сказал мне об этом? Неужели ты собирался хранить тайну всю мою жизнь или, может быть, ты испугался? Брат Ор-тис не побоялся сказать, что хочет меня. Неужели мой мужчина менее храбрый, чем он?

Я знал, что она всего лишь поддразнивает меня и закрыл ей рот поцелуями.

— Если бы ты была Адской собакой, Соором или даже Ор-тисом, — сказал я, — я мог бы сказать тебе все, что я думаю о тебе, но так как ты Хуана и девушка, слова не выходили из моего горла. Я страшный трус.

Так мы разговаривали, пока не настало время идти ужинать, и я взял ее за руку, чтобы отвести в свой дом.

— Но сначала, — сказал я, — ты должна сказать Молли и Джиму, что случилось, и что ты не вернешься. Какое-то время мы можем пожить под крышей моего отца, но как только я получу разрешение от Тейвоса занять пустующую землю и работать на ней, я построю дом.

Она повернулась ко мне и покраснела.

— Я пока что не могу пойти с тобой, — сказала она.

— Что это значит? — спросил я. — Ты ведь моя?

— Мы не женаты, — прошептала она.

— Но ведь никто из нас не женат, — напомнил я ей. — Брак запрещен законом.

— Моя мать была замужем, — сказала Хуана. — Мы с тобой тоже можем пожениться. У нас есть церковь и священник, разве он не может повенчать нас? Он не знает обрядов, потому что его никто не учил, но он глава единственной церкви. Важно, чтобы мы принадлежали друг другу в глазах Бога, который установил такие законы.

Я попытался убедить ее, что сейчас, когда Небеса так близки, я не собираюсь ждать три недели, чтобы попасть туда. Но она ничего не хотела слушать — только качала головой, и наконец я понял, что она права, и согласился, — как я бы сделал в любом другом случае.

На следующий день я навестил Оррина Колби, и рассказал в чем дело. Он очень обрадовался и удивлялся, почему это никому не пришло в голову раньше. Естественно, не потому, что свадьбы стали редкостью за многие годы, и никто не помнил церемонии, дело было не в этом. Мужчины и женщины часто верили друг другу на всю оставшуюся жизнь — и никакие клятвы и церемонии не могли связать их крепче. Но если женщина хотела, она могла получить церемонию и клятву. Было договорено, что на следующем собрании Хуана и я будем обвенчаны.

Следующие три недели были самыми долгими в моей жизни, и одновременно это были очень очень счастливые недели, потому что мы с Хуаной были почти все время вместе, так как в конце концов мы решили: чтобы подтвердить наши слова Ор-тису, она должна придти и жить с нами под одной крышей. Хуана спала в гостиной, а я на стопке козьих шкур в кухне. Но если какие-то шпионы наблюдали за нами, а я был уверен, что так оно и было, они видели, что каждую ночь мы спали под одной крышей.

Мать упорно трудилась над новой одеждой для меня, пока Молли помогала Хуане устроить ее гардероб. Бедное дитя пришло к нам в единственной смене одежды, которая была одета на ней; но в те времена почти ни у кого из нас не было лишней одежды — правда, мы старались соблюдать чистоту.

Я отправился к Пхаву, который был одним из наших представителей в Тейвосе, и попросил его выхлопотать разрешение работать на свободной земле и покинуть отца. Вся земля принадлежала коммуне, но любому человеку позволяли на ней трудиться, пока он был в состоянии; а земли было более, чем достаточно и хватало на всех.

Пхав был очень резок — он словно забыл, что я спас его ребенку жизнь — и сказал, что он не знает, удастся ли ему что-нибудь для меня сделать, потому что я вел себя очень плохо по отношению к генералу Ор-тису и находился в немилости, а кроме того находился под подозрением в измене.

— Но что общего имеет генерал Ор-тис с распределением Тейвосом земли? — спросил я. — Из-за того, что он пожелал мою женщину, Тейвос отбирает у меня все права?

Я больше не боялся никого из них и разговаривал настолько свободно, насколько хотел — идя почти до конца. Естественно, я не предоставлял им шанса отправить меня под суд, который наверняка бы состоялся, выскажи я им, что у меня на сердце, но я отстаивал свои права и требовал, чтобы их гнилые законы как-то работали и на меня.

Пока мы беседовали таки образом, пришла женщина Пхава. Она узнала меня, но ничего не сказала; правда, упомянула, что ребенок спрашивал обо мне. Пхав зарычал в ответ и приказал ей убираться из комнаты словно человек, выгоняющий из дома животное. Меня не поразило такое отношение, потому что эта женщина сама выбрала роль предательницы.

Наконец я потребовал у Пхава, чтобы он получил для меня концессию, или пусть укажет мне какую-нибудь уважительную причину для отказа.

— Я буду просить, — сказал он, — но ты не получишь разрешения — я в этом уверен.

Я понял, что говорить дальше бесполезно, повернулся и вышел из комнаты, размышляя, что дальше делать. Конечно, мы могли остаться в доме моего отца, но мне это казалось неправильным, потому что каждый человек должен жить в собственном доме. После того, как отец и мать умрут, мы можем вернуться на старое место, как поступил отец после смерти моего деда, но молодая пара должна начинать свою жизнь в одиночку и собственным путем.

Когда я покидал дом, женщина Пхава остановила меня.

— Я хотела бы сделать что-нибудь для тебя, — прошептала она. Она, должно быть, видела, как я инстинктивно отшатнулся от нее, как от чего-то нечистого, потому что покраснела и затем сказала:

— Пожалуйста, не надо! Я достаточно исстрадалась. Я заплатила сполна за свое предательство; но знай, янки, — она прижала свои губы к моему уху, — сердцем я больше янки, чем была, когда совершила свою ошибку. И, — продолжала она, — я ни сказала ни одного слова, которое могло бы нанести вред хоть одному из вас. Скажи им это — пожалуйста, скажи им! Я не хочу, чтобы они и Бог наших отцов так ненавидели меня! Сколько я пережила — издевательства, унижения. Эти существа более дикие, чем звери в лесу. Я убила бы его, если бы не была такой трусливой. Я видела и знаю, как они заставляют страдать перед смертью.

Я не мог не почувствовать жалости к ней и сказал ей об этом. Бедное существо, она выглядела очень благодарной и уверила меня, что постарается помочь.

— Я кое-что знаю о Пхаве; то, что он не хотел бы, чтобы знал Ор-тис, — сказала она. — И даже если он изобьет меня, я сделаю так, чтобы ты получил землю для себя.

Я снова поблагодарил ее, понимая, что существовали и другие, гораздо худшие, — чем ближе к калкаром, тем более отвратительна жизнь.

Наконец день настал, и мы отправились в церковь. Как и в прошлый раз, я взял с собой Хуану, хотя она пыталась протестовать; однако я не мог доверить сопровождать ее кому-то другому. Мы собрались все до единого — все шестнадцать человек, и после отправления службы мы с Хуаной предстали перед алтарем и были обвенчаны — очень похоже на церемонию древних, как мне кажется.

Хуана была единственной из нас, хоть что-то знавшей о церемонии, и именно она научила Оррина Колби — заставляя его запоминать так много, что у него целую неделю после этого болела голова. Единственное, что я могу вспомнить из церемонии, так это то, что, когда он спросил меня, хочу ли я взять ее в качестве законной жены — я потерял голос и смог выдавить из себя слабое «да». И затем Колби объявил нас мужем и женой и сказал что-то о том, что мы должны жить в замужестве, пока Бог не разлучит нас. Я чувствовал себя совершенно женатым и очень счастливым, и все было так прекрасно вокруг, и все пожимали нам руки и любовались нами… Тут раздался стук в дверь, и послышался голос:

— Откройте, именем закона!

Мы переглянулись и вздохнули. Оррин Колби прижал палец к губам, требуя молчания и повел нас к задней части церкви, где была ниша, в которой стояли несколько канделябров. Мы знали, что делать, и следовали за ним в молчании. Один из нас быстро тушил свет. Стук в дверь становился все более настойчивым. Наконец мы услышали тяжелые удары — должно быть, топором по доскам. Потом сквозь тяжелую дверь донесся выстрел, и мы поняли, что это Каш гвардия.

Схватившись за нижнюю полку, Оррин толкнул ее вверх изо всех сил, в результате чего все полки приподнялись, открывая проход внизу. Мы прошли сквозь него один за другим и принялись спускаться по каменным ступенькам в темный тоннель. Когда прошел последний из нас, я опустил полку на место.

Затем я повернулся и последовал за остальными; рука Хуаны покоилась в моей. Мы прошли по тоннелю какое-то время, пока Оррин не остановился и шепотом не подозвал меня. Я подошел и стал рядом с ним. Он объяснил мне, что я должен сделать. Он выбрал меня потому, что я был самым высоким и сильным из мужчин. Над нами была деревянная крышка. Я должен был поднять ее.

Ее не поднимали уже несколько поколений. Она была очень тяжелой от земли и растений, выросших на ней; но я уперся в нее плечами, и она поднялась, хотя на мгновение мне показалось, что земля подается под моими ногами. Наконец я открыл крышку, и в течение нескольким минут помогал всем выбраться на поверхность. И тут мы знали, что делать дальше, так как много раз обсуждали этот вариант. Один за другим люди расходились в разные стороны.

Как и было задумано, мы попали в наши дома разными дорогами и в разное время — некоторые пришли после заката солнца, так что в конце концов никто, даже если кто-то и наблюдал за нами, не мог быть уверен, что мы находились в одном и том же месте в одно и то же время.

8. Арест Джулиана 8-го

Мать к нашему приходу успела приготовить. Отец сказал, что не видел никого из Каш гвардии, как и мы; но мы хорошо понимали, что должно было случиться с церковью. Дверь не сможет бесконечно противостоять ударам. Мы представляли ярость гвардейцев, когда они обнаружили, что добыча упорхнула, не оставив никаких следов. Даже если они нашли потайной тоннель, в чем мы глубоко сомневались, им это ничего не давало. Все мы были страшно опечалены потерей нашей церкви. Больше никогда в нынешнем поколении ее нельзя будет использовать. Мы сделали еще одну заметку против фамилии Йохансена.

На следующий день я развозил молоко тем, кто жил поблизости от рынка. Старый Самуэльс вышел из своего небольшого коттеджа и подозвал меня.

— Немного молока сегодня утром, Джулиан! — крикнул он, и когда я подтянул тележку, он пригласил меня вовнутрь. Его коттедж был очень маленьким и с очень простой обстановкой, как и прочие, практически никак не обставленные жилища, лишь стопка шкур или тряпок в углу, служащих кроватью, и пара скамеек, которые служили для двух целей — в качестве сидения и стола. Во дворе, перед домом, он занимался выделкой шкур; здесь же была маленькая будка, которую он называл своим магазином, где он выставлял различные вещи из дубленых шкур — пояса, головные ленты, сумки и все такое прочее.

Самуэльс провел меня через коттедж и дальше, к будке, и когда мы оказались внутри, он выглянул в окно, чтобы убедиться, что никого нет поблизости.

— У меня здесь есть кое-что, — сказал он, — я собирался подарить Хуане это в качестве свадебного подарка, вчера; но я старый человек и забывчивый, поэтому я принес подарок назад. Ты можешь отнести это ей, с наилучшими пожеланиями от старого Самуэльса, еврея. Эта вещь хранилась в моей семье с Великой войны, в которой мои люди сражались на стороне ваших. Один из моих предков был ранен в битве во Франции, и позднее его лечила монахиня, католичка, подарившая ему это, чтобы он никогда не забывал ее. Дело в том, что она полюбила его; но, будучи монахиней, она не могла выйти замуж. Эта вещь передавалась от отца к сыну — это самое дорогое, что у меня есть, Джулиан; но я старый человек и последний в роду, и я хочу передать ее тем, кого так люблю, потому что сомневаюсь, что проживу долго. Вчера снова за мной следили от церкви.

Он повернулся к небольшому шкафу на стене и, вынув фальшивую стенку, достал из ниши небольшой кожаный мешочек, который протянул мне.

— Посмотри, — сказал он, — и затем спрячь под рубашку, чтобы никто не знал, что ты хранишь нечто подобное.

Открыв мешочек, я достал оттуда небольшую вещицу, вырезанную из очень твердой кости — фигурку человека, приколоченного к кресту — человека с терновым венцом вокруг головы. Это было чудесное произведение искусства — я никогда не видел ничего подобного за всю свою жизнь.

— Это прекрасно, — сказал я, — Хуана будет тебе очень благодарна.

— Ты знаешь, что это? — спросил он, и мне пришлось признаться, что не знаю.

— Это — фигура Сына Божьего, распятого на кресте, — пояснил он, — ее вырезали из бивня слона. Хуана будет… — Но он не закончил. — Быстро! — прошептал он. — Спрячь это. Сюда идут!

Я спрятал фигурку под рубашку — множество людей направлялись от коттеджа Самуэльса к его магазину. Они двигались прямо к двери, и мы вскоре увидели, что это Каш гвардия. Ими командовал капитан. Это был один из офицеров, прибывших с Ор-тисом, и я не знал его.

Он посмотрел на меня, потом на Самуэльса и наконец обратился к старику.

— Судя по описанию, — сказал он, — ты человек, который нам нужен. Ты — Самуэльс, еврей?

Моисей, подтверждая, кивнул.

— Я послан допросить тебя, — сказал офицер, — и если ты понимаешь, что такое добро, то будешь говорить одну только правду и так далее.

Моисей не ответил — он просто стоял, сухонький старик, который, казалось, сжался еще больше в тот момент, когда появился офицер. Офицер повернулся ко мне и оглядел меня с ног до головы.

— Кто ты такой и что ты делаешь здесь? — спросил он.

— Я — Джулиан 9-й, — ответил я. — Я развозил молоко и остановился поговорить со своим другом.

— Ты должен быть осторожным в выборе друзей, молодой человек, — пробурчал он, — я хотел отпустить тебя, но когда ты сказал, что ты его друг, решил оставить тебя здесь. Возможно, ты сможешь помочь нам.

Я не знал, чего он хотел; но я знал одно: чтобы это ни было, он не получит никакой помощи от Джулиана 9-го. Он повернулся к Моисею.

— Не лги мне! Ты был на запрещенном собрании вчера для поклонения какому-то богу и с целью заговора против Тейвоса. Четыре недели назад ты ходил в то же самое место. Кто еще был с тобой вчера?

Самуэльс посмотрел капитану прямо в глаза, продолжая молчать.

— Отвечай мне, грязный еврей! — заорал офицер, — или я найду способ развязать тебе язык. Кто еще был с тобой?

— Не скажу, — ответил Самуэльс.

Капитан повернулся к сержанту, стоящему позади него.

— Продемонстрируй ему первый довод, почему он должен отвечать, — приказал он.

Сержант, у которого к ружью был прикреплен штык, опустил его так, чтобы тот находился на уровне ноги Самуэльса, и с внезапной быстротой вонзил его в тело. Старик закричал от боли и повалился на свою маленькую скамейку. Я бросился вперед, белый от ярости, схватил сержанта за воротник расстегнутой формы и отшвырнул его в сторону. Это произошло меньше, чем за секунду, а затем я увидел, что мне в лицо направлены ружья стольких человек, сколько могло поместиться в узком дверном проеме. Капитан вытащил свой пистолет и направил его мне в голову.

Они связали меня и посадили в углу магазина. Они обращались со мной крайне грубо. Капитан был в ярости и приказал бы застрелить меня, если бы сержант что-то не прошептал ему. Офицер приказал сержанту обыскать нас, и они обнаружили небольшую фигурку. Ухмылка триумфа появилась на губах офицера.

— Ого! — воскликнул он. — Вот достаточное доказательство. Сейчас мы, наконец, знаем одного из тех, кто поклоняется запрещенным богам, и плетет заговоры против законов этой земли!

— Это не его, — сказал Самуэльс. — Это мое. Он даже не знает, что это такое. Я показывал это ему, когда вдруг услышал ваши шаги, и тогда велел ему спрятать фигурку под рубашку. Это просто любопытная реликвия, которую я показывал ему.

— Значит, ты верующий, — сказал капитан.

Старый Самуэльс криво улыбнулся.

— Кто когда-нибудь слышал о еврее, верующем в Христа? — спросил он.

Офицер грозно посмотрел на него.

— Ну хорошо, — согласился он, — ты не веруешь во Христа; но ты поклоняешься чему-то — это одно и тоже — они все на одно лицо. Вот им всем! — он швырнул изображение на земляной пол, оно разбилось, и капитан принялся втаптывать каблуком кусочки в землю.

Старый Самуэльс побелел, его глаза расширились и стали круглыми; но он держал язык за зубами. Солдаты занялись им снова, пытаясь выведать имена тех, кто был с ним днем раньше, и каждый раз, задавая вопрос, они тыкали его штыком, пока бедное старое тело не покрылось дюжиной сочащихся кровью ужасных ран. Но он не назвал им ни одного имени, и тогда офицер приказал, чтобы развели огонь и накалили на нем штык.

— В некоторых случаях горячая сталь лучше, чем холодная, — сказал он. — Так что лучше скажи мне правду.

— Я ничего не скажу тебе, — простонал Самуэльс слабым голосом. — Ты можешь убить меня; но ты ничего не узнаешь от меня.

— Ты еще никогда не пробовал раскаленной докрасна стали, — уверил его капитан. — Она вырывала секреты у более крепких сердец, чем грязное тело вонючего старого еврея. Ну, давай, пожалей себя, и скажи, кто был там, потому что в конце концов ты ведь все скажешь.

Но старик ничего не сказал и они совершили кошмарную вещь — раскаленная до красна сталь жгла его, привязанного к скамейке.

Его крики и стоны было невозможно слышать — мне казалось, что они должны разжалобить даже камни; но сердца этих чудовищ были тверже камня.

Он страдал! Боже наших Отцов! Как он страдал; но они не могли заставить его говорить. Наконец он потерял сознание, и этот зверь в форме капитана, в ярости, что не справился с заданием, пересек комнату и изо всех сил ударил лежащего без сознания старика в лицо.

После этого он направился ко мне. Настала моя очередь.

— Скажи мне, что ты знаешь, свинья янки! — закричал он.

— Так же, как умер он, умру и я, — сказал я, думая, что Самуэльс мертв.

— Ты скажешь! — завопил капитан, почти обезумев от ярости. — Ты скажешь, или я выжгу твои глаза. — Он подозвал негодяя со штыком — сейчас оружие было белым от жара, настолько кошмарно оно сияло.

Когда этот тип приблизился ко мне, ужас от того, что они собирались сделать со мной, прожег мой мозг почти с такой же интенсивностью, как если бы они вонзили сталь в мое тело. Я напрягался, стараясь освободиться от пут, когда они пытали Самуэльса, желая придти ему на помощь; но мне это не удавалось. Но сейчас, испуганный тем, что ожидало меня, я встал и разорвал веревки. Они в изумлении отступили на шаг, а я стоял и грозно смотрел на них.

— Уходите, — сказал я, — уходите, пока я не убил вас всех. Даже Тейвос, насколько бы гнилой он ни был, не может позволить так узурпировать власть. Вы не имеете права приводить приговор в исполнение. Вы зашли слишком далеко.

Сержант что-то прошептал своему командиру, который принялся совещаться с остальными, а затем повернулся и вышел из маленького магазинчика.

— У нас нет доказательств против тебя, — сказал мне сержант. — Мы вовсе не хотели беспокоить тебя. Все, что мы хотели — это напугать тебя, чтобы узнать правду; а что касается этого, — он показал пальцем на Самуэльса, — у нас были насчет него доказательства и то, что мы делали, мы делали по приказу. Держи язык за зубами или тебе будет хуже и благодари звезду, под которой ты родился, что с тобой не произошло чего-нибудь худшего.

Затем он тоже вышел, забрав с собой солдат. Я видел, как они проходят через переднюю дверь коттеджа Самуэльса, и через мгновение копыта их лошадей застучали по дороге, направляясь к рынку. Тогда я не знал причины этого отступления; но, как узнал позднее, произошло не такое уж большое чудо.

Я бросился к бедному старому Самуэльсу. Он до сих пор дышал, но был без сознания — к счастью. Жалкое старое тело было сожжено во многих местах и изуродовано — а единственный глаз… но к чему описывать все эти кошмары! Я перенес его в коттедж, нашел немного ткани и прикрыл ею раны — это все, что я мог для него сделать. У нас не было докторов, как в древние времена, потому что не оставалось мест, где бы их могли обучать. Появились люди, утверждавшие, что могут лечить других. Они варили травы и странные настои; но так как их пациенты часто тут же умирали, мы мало доверяли им.

После того, как я перевязал старику раны, я пододвинул скамью и сел рядом с ним, чтобы, придя в себя, он нашел рядом с собой друга, и принялся ждать. Пока я сидел так, он умер. Слезы выступили у меня на глазах, из-за того, что произошло и из-за того, что друзей так мало; кроме того я любил старого еврея, как и все, кто знал его. Он был человеком мягким, преданным своим друзьям и, как мне казалось, слишком прощающим своим врагам — калкарам. И он был храбрым до самой своей смерти.

Я сделал еще одну заметку против фамилии Питера Йохансена.

На следующий день, отец, Джим и я похоронили старого Самуэльса. Явились представители властей и отобрали все его бедные вещи, а его убогий коттедж был отдан другому. Но я получил кое-что, самое дорогое, что они не смогли получить. Перед тем, как уйти, после его смерти, я вернулся в его магазин, собрал осколки человека на кресте и сложил их в небольшой кожаный мешочек, в котором он хранил фигурку.

Я принес осколки Хуане и рассказала ей, как они очутились у меня. Она плакала и целовала их, затем клеем, полученным при дублении кож, мы так склеили фигурку, что было трудно сказать, где она была разбита. После того, как клей высох, Хуана одела мешочек себе на шею, под платье.

Через неделю после смерти Самуэльса, Пхав прислал за мной и очень рассерженно заявил, что Тейвос дал разрешение мне использовать землю и отделиться от моего отца. И как и раньше, его женщина остановила меня, когда я уходил.

— Это оказалось легче, чем я думала, — сказала она мне, — так как Ор-тис старается отобрать всю власть у Тейвос, и зная, как он ненавидит тебя, они были рады дать тебе разрешение, чтобы позлить его.

Я позже слышал слухи о растущих противоречиях между Ор-тисом и Тейвосом и узнал, что именно это спасло меня от Каш гвардии в тот день — сержант предупредил своего командира, что они не могут пытать меня без ясного повода, так как Тейвос обратит внимание на такое поведение Каш гвардии, а они ничего не смогут сказать в свое оправдание; однако это произошло позднее.

В течение последующих двух или трех месяцев я был занят строительством дома и приведением своего двора в порядок. Я решил разводить лошадей и получил разрешение на это от Тейвоса — опять-таки против желания Ор-тиса. Естественно, государство контролировало весь лошадиный транспорт; но нескольким опытным конюхам разрешалось разводить их, хотя в любое время их стада могли быть конфискованы властями. Я знал, что это дело не принесет большой выгоды, но я любил лошадей и хотел иметь хотя бы несколько — жеребца и пару кобыл. Я намеревался использовать их для обработки полей и на тяжелой работе по перевозке, и в то же время держать несколько коз, свиней и цыплят, чтобы было на что жить.

Отец отдал мне половину своих коз и несколько цыплят, а от Джима мы получили двух молодых свинок и кабанчика. Позднее я продал несколько коз Тейвосу за двух старых кобыл, которых они решили больше не держать, и в тот же день я попросил жеребца — молоденького — которым владел Хоффмейер. Животному было пять лет, и он был настолько буйный, что никто не отваживался укротить его и беднягу собирались уничтожить.

Я отправился к Хоффмейеру и попросил у него купить животное — я обещал ему за это козу. Он с радостью согласился, и тогда я взял крепкую веревку и отправился забирать мое имущество. Я обнаружил прекрасное животное, злобное как Адская собака. Когда я попытался войти в загородку, он бросился на меня с прижатыми назад ушами и раскрытыми челюстями, но я знал, что должен покорить его сейчас или никогда. У меня была только веревка в руках, но я не стал ждать. Я бросился к нему, и, когда он был близко, хлестнул его по морде веревкой. Он мгновенно повернулся и попытался лягнуть меня задними ногами. Тогда я сделал петлю на конце веревки и поймал его за шею. Полчаса мы боролись друг с другом.

Я не отпускал его, разве что он пытался укусить или лягнуть меня, Наконец я убедил его, кто здесь хозяин положения. Жеребец позволил мне подойти достаточно близко и погладить его шелковистую шею, хотя громко ржал, пока я это делал. Несколько успокоив его, я попытался одеть сбрую на его нижнюю челюсть, после этого без труда удалось вывести его из загородки. Как только я оказался на открытом месте, я крепко сжал веревку в левой руке и, прежде чем он сообразил, что происходит, вскочил на него.

Он сражался честно, тут я должен сознаться, потому что он стоял на ногах, но жеребец применил все возможные трюки, известные необъезженным лошадям. Только мое умение и сила удерживали меня на его спине, и даже калкары, наблюдавшие за происходящим, зааплодировали.

Остальное было проще простого. Я обращался с ним ласково; такого отношения он до сих пор не знал, и так как он был очень умным конем, то быстро сообразил, что я не только его хозяин, но и друг. Будучи укрощенным, он стал одним из самых ласковых и послушных животных, которых я видел, и даже Хуана ездила на нем верхом.

Я любил всех лошадей и так было всегда, но, думаю, я никогда не любил ни одно животное так, как Красную Молнию, — мы назвали его эти именем.

Власти оставили нас на некоторое время в покое, потому что ругались между собой. Джим сказал, что существует старая пословица: когда воры дерутся, честные люди могут вздохнуть спокойно — и это идеально подходило к нашему случаю. Но мир не мог длиться вечно, и когда он нарушился, удар оказался самым худшим из достававшихся на нашу долю.

Однажды вечером отца арестовали за ночную торговлю, и его увела Каш гвардия. Они арестовали его, когда он возвращался домой от загородок с козами, и даже не позволили ему попрощаться с матерью. Хуана и я ужинали в нашем доме в трехстах ярдах и не знали ничего, пока мать не прибежала к нам и не рассказала все. Она сказала, что все было сделано быстро: они арестовали отца и исчезли прежде, чем она успела выбежать из дома. У них была свободная лошадь, они посадили на нее отца и затем отправились в сторону озера. Мне показалось странным, что ни я ни Хуана не слышали топота копыт.

Я моментально отправился к Пхаву и потребовал сообщить, почему мой отец арестован, но он притворился незнающим. Я приехал к нему на Красной Молнии; оттуда я поскакал к баракам Каш гвардии, где находилась военная тюрьма. Закон запрещал приближаться к баракам после захода солнца без разрешения, поэтому я спрятал Красную Молнию в тени каких-то развалин, в ста ярдах в стороне, и пошел пешком к посту, где, как мне было известно, располагалась тюрьма. Она состояла из высокого частокола, внутри которого находились землянки. По их крышам бродили вооруженные охранники. В центре прямоугольника располагалось открытое пространство, где заключенные занимались, готовили еду и стирали свою одежду — если они, конечно, следили за собой. Редко когда здесь содержалось больше пятидесяти человек, это был лишь пересылочный лагерь, где содержались ожидающие приговора и те, которых должны были отправить на шахты. Последние обычно перегонялись партиями от двадцати пяти до сорока человек.

Они шли, окруженные вооруженными охранниками, пятьдесят миль к ближайшим шахтам, лежавшим юго-западнее нашего Тейвоса; их гнали, словно скот, погоняя бичами из бычьей шкуры. От издевательств, по словам убежавших, каждый десятый умирал во время марша.

Хотя людей иногда приговаривали на короткие сроки — пять лет работы на шахтах — никто никогда оттуда не вернулся, за исключением нескольких сбежавших, настолько отвратительно с ними обращались и так скудно кормили. Они работали по двенадцать часов в день.

Я старался прятаться в тени стены частокола, чтобы не быть замеченным Каш гвардейцами, ленивыми, непослушными, плохо управляемыми солдатами. Они поступали, как им вздумается, хотя во время правления Ярта была сделана попытка укрепить дисциплину, Ярт хотел установить военную олигархию. После того, как прибыл Ор-тис, они принялись отдавать честь по старинному и пользовались титулами вместо обычного «Брат».

Добравшись до стены, я не мог никак связаться со своим отцом, так как любой шум мог привлечь внимание охраны. Наконец в щель между двумя бревнами я обратил на себя внимание заключенного. Человек подошел ближе к частоколу, и я шепнул ему, что хочу поговорить с Джулианом 8-м. К вящей удаче я наткнулся на знакомого — вскоре он привел отца, и мы принялись говорить тихим шепотом.

Он сообщил мне, что был арестован за ночную торговлю, и что суд состоится завтра. Я спросил его, хочет ли он сбежать — я могу изыскать возможность помочь, если он решится, но он твердил, что невиновен; что находился ночами на ферме много месяцев, что все, без сомнения, было ошибкой, его приняли за кого-то другого и завтра освободят.

Я сомневался в этом, но он не хотел и слушать о побеге и спорил, что они должны доказать его вину, а это им не удастся.

— Куда же мне идти, — спросил он, — если я убегу отсюда? Я могу спрятаться в лесу, но что это за жизнь?! Я ведь не смогу никогда вернуться к твоей матери. Уверен, они ничего не смогут доказать, и я предпочитаю предстать перед судом, чем провести остаток жизни вне закона.

Думаю, он отверг мою помощь не потому, что ожидал освобождения; он боялся, что со мной может произойти нечто плохое, если я помогу ему бежать.

В любом случае мне ничего не оставалось делать, ведь он запретил мне помогать ему, и я отправился домой с тяжелым сердцем и печальными мыслями.

Приговоры Тейвоса были публичными или, как минимум, должны были быть таковыми, хотя это не доставляло никакого удовольствия зрителям, если их и удавалось найти. Но под новым правлением Ярта военные трибуналы стали закрытыми, и отец предстал именно перед таким судом.

9. Я избиваю офицера

Мы прожили несколько дней в немыслимой тревоге — ничего не зная, ничего не слыша, и однажды вечером одинокий Каш гвардеец подъехал к дому отца. Мы с Хуаной находились рядом с матерью. Гвардеец спешился и постучал в дверь — необычная вежливость с их стороны. Он вошел после моего приглашения и стоял какое-то время, смотря на мать. Он был всего лишь мальчишка — большой мальчишка-переросток. В его глазах не было жестокости, а в чертах — ничего животного. Видимо, кровь его матери превалировала, и он без сомнения не был чистым калкаром. Наконец он заговорил.

— Кто из вас женщина Джулиана 8-го? — спросил он. Однако он смотрел на мать, словно догадывался.

— Я, — ответила мать.

Посланец шаркнул ногой и с шумом выпустил воздух — это походило на приглушенный вздох.

— Мне очень жаль, — сказал он, — что я принес вам такие печальные вести. — И вы решили, что случилось худшее.

— Шахты? — спросила мать, и он кивнул.

— Десять лет! — воскликнул парнишка, словно говорил о смертном приговоре, что в сущности было одно и то же. — У него не было никаких шансов, — сказал он. — Это было ужасно. Они животные!

Я не мог сдержать удивления при виде Каш гвардейца, говорящего так о себе подобных, и он, видимо, заметил мое выражение лица.

— Не все мы животные, — начал он оправдываться.

Я принялся расспрашивать его и обнаружил, что он стоял на страже у двери во время суда и все слышал. Выступил единственный свидетель, давший показания против отца, а отцу даже не дали возможности защищаться.

Я спросил его, кто этот информатор.

— Я не знаю его имени, — ответил он, — высокий такой, с сутулыми плечами. Мне кажется, я слышал, что его зовут Питер.

Но я был уверен в этом еще до того, как задал вопрос. Я посмотрел на мать и увидел, что ее глаза сухи, рот внезапно сжался в твердую линию, а на лице появилось выражение, которое я никогда не видел раньше.

— Это все? — спросила она.

— Нет, — ответил юноша, — нет. Мне приказано передать вам, что вы должны найти нового мужчину в течение тридцати дней или освободить это помещение, — и он сделал шаг по направлению к матери.

— Мне очень жаль, мадам, — продолжал он. — Это крайне жестоко; но что мы можем сделать? Каждый день происходят и гораздо худшие вещи. Сейчас они ни в грош не ставят даже Каш гвардию, и многие среди нас готовы… — он внезапно замолчал, поняв, что был в одном шаге от совершения предательства, выбалтывая чужакам секреты и, повернувшись на каблуках, он покинул дом и мгновением позже ускакал.

Я уговаривал мать покинуть дом; но она не соглашалась. Она была очень смелой; однако в ее глазах появилось новое ужасное выражение — в глазах, где раньше сияла лишь любовь. Сейчас это были жесткие, полные ненависти глаза. Она не плакала — Господи, я предпочел бы, чтобы она заплакала. Напротив, она вела себя так, как я никогда до этого не видел — она громко смеялась. По малейшему поводу и безо всякого повода вообще она смеялась. Мы стали бояться за нее.

Фраза, брошенная Каш гвардейцем, заронила в мою голову мысль, которую я высказал матери и Хуане; после этого мать стала вести себя немного нормальнее, а во мне зародилась надежда, слабая, но это все же было лучше, чем совершенно никакой. Я обратил внимание, что если уже Каш гвардия недовольна, то самое время раздувать революцию, и если хотя бы часть гвардейцев присоединится к нам, нас наверняка будет достаточно, чтобы скинуть остающихся преданными режиму. Тогда мы освободим всех заключенных и установим республику, — такую же, как была у древних.

Боги наших отцов! Как много раз — как много тысяч раз я слышал этот план, он обсуждался и переобсуждался! Мы должны перерезать всех калкаров в мире и продать все земли снова, чтобы люди гордились чувством собственности и были готовы трудиться, передавая ее своим детям: мы знали по долгому опыту, что человек гораздо лучше обрабатывает землю, полученную в пожизненное пользование, чем ту, которую государство может отобрать в любой момент. Мы возродим заводы; мы построим школы и церкви; у нас будет музыка и танцы; и снова мы будем жить так, как жили наши отцы.

Мы не искали идеальной формы государства, хорошо понимая, что идеал недостижим — просто мы хотели вернуть счастливые дни наших предков.

Пришло время изложить мой план. Я говорил о нем со всеми, кому можно было доверять и обнаружил, что все готовы поддержать меня, когда нас будет достаточно. В промежутках я занимался своим хозяйством и хозяйством отца — я был крайне занят, и время летело очень быстро.

Через месяц после ареста отца я вернулся домой с Хуаной, которая ходила со мной вверх по реке в поисках заблудившегося козла. Мы нашли только его труп или, точнее, кости, там где их бросили Адские собаки. Матери дома не было, она проводила у нас почти все время, и я пошел к родительскому дому, чтобы забрать ее. Подойдя к двери, я услышал звуки борьбы и крики о помощи. Это заставило меня преодолеть последние ярды бегом.

Не тратя времени на стук, — мать всегда меня учила поступать так подобным образом, — я ворвался в гостиную и обнаружил мать в объятиях Питера Йохансена. Она пыталась бороться с ним; но он был большим и сильным мужчиной. Он услышал меня только тогда, когда я схватил его, и, повернувшись, принялся бороться со мной. Он пытался сдерживать меня одной рукой, пока второй доставал нож; но я сшиб его с ног одним ударом, и он отлетел в угол комнаты. Он мгновенно вскочил на ноги, размазывая по лицу кровь, и, яростно крича, бросился на меня с ножом в руке. Я снова сшиб его с ног, а когда он поднялся и бросился на меня снова, я перехватил его руку и отобрал нож. У него не было ни малейшего шанса против меня. Увидев это, он отступил назад и запросил пощады.

— Убей его, Джулиан, — сказала мать. — Убей убийцу своего отца.

Она могла не подбадривать меня, — увидев Питера, я понял, пришло долгожданное время убить его. Он принялся отчаянно рыдать — огромные слезы поползли по его щекам, и он бросился к двери, пытаясь ускользнуть. Мне доставляло удовольствие играть с ним, словно кот с мышью.

Я оттащил его от двери, подняв его и швырнув через всю комнату. Затем я позволил ему добраться до окна, сквозь которое он пытался пробраться. Я позволил ему почти сделать это, и он уже готов был убежать, когда я схватил его снова и повалил на пол. Подняв его на ноги, я заставил его сражаться.

Я нанес ему множество ударов по лицу, потом бросил его на спину на край стола и придавил его грудь. Затем тихо заговорил с ним.

— Ты убил моего друга, Самуэльса, и моего отца, и ты напал на мою мать. Чего тебе еще ждать, свинья, после этого? Разве у тебя совсем нет разума? Ты должен был знать, что я убью тебя — говори!

— Они сказали, что схватят тебя сегодня, — пробормотал он. — Они обманули меня. Они отвернулись от меня. Они сказали мне, что ты окажешься в тюрьме до полудня. Будь они прокляты, они обманули меня!

Так вот как! Вот значит как обстоят дела? Счастливое обстоятельство, убежавший козел спас меня от судьбы моего отца, а мою мать — от насилия; но они снова придут. Я должен поторопиться, они могут придти, прежде чем я закончу все дела. Поэтому я схватил голову Питера обеими руками, выдвинул его шею за край стола и наконец услышал хруст, и это был конец одного из самых подлых предателей, которые когда-либо жили — из тех, кто открыто предлагал дружбу, тайно плетя сети, чтобы уничтожить тебя. Средь белого дня я отнес его тело к реке и швырнул в воду. Меня уже не волновало — знают они или нет. Они пришли за мной, значит они доберутся до меня — есть повод или нет. Но они должны будут заплатить за все, я так решил, и у меня в ножнах был нож, под рубашкой. Но они не пришли — они солгали Питеру так же, как лгали всякому.

Следующий день был рыночным и днем уплаты налогов. Я отправился на рынок с козами и товарами на продажу и для уплаты налогов. Когда Соор проходил по рынку, собирая плату, — чаще это делали его подручные, так как он боялся появляться в этом месте, — я услышал восторженный разговор о растущих волнениях среди людей коммуны.

Я удивлялся, в чем тут может быть дело. Через некоторое время все прояснилось, когда Соор подошел ко мне. Он не умел ни читать ни писать; но у него была отпечатанная форма для агентов, которые не умели читать, где были нарисованы различные виды продукции, животных и орудий. В колонках рядом с картинками он делал заметки в течение месяца о совершенных сделках — все это, естественно, делалось небрежно и неаккуратно; он всегда обсчитывался и добавлял что-нибудь, чтобы списать все свои ошибки; да и государство было довольно, не то, что мы.

Умея читать и писать, а также считать, я всегда видел, когда он пытался обмануть меня на налогах и всегда спорил с Соором, но каждый раз государство одерживало победу.

В тот месяц я должен был ему козла; однако он потребовал трех.

— Как так? — удивился я.

— По старым нормам ты должен был выплатить мне эквивалент в полтора козла, но с тех пор как налоги удвоились, ты должен мне трех козлов. — Так вот что вызвало такое возбуждение в других частях рынка.

— Как, по-вашему, мы будем жить, если вы все у нас отберете? — спросил я.

— Государство не заботит, живете ли вы или нет, — ответил он, — пока вы платите налоги, вы можете жить.

— Я заплачу тебе трех коз, — сказал я, — потому что могу это сделать; но в следующий раз я принесу на рынок подарок для тебя в виде самого твердого сыра, какой удастся найти.

Он ничего не сказал, потому что боялся меня, несмотря на то, что был окружен Каш гвардией. И когда он проследовал к следующей жертве, я отправился к группе мужчин, которые живо обсуждали новые налоги. Здесь было пятнадцать или двадцать мужчин, в основном янки, все они были злые — я видел это, даже не подходя близко и не слыша еще их разговора. Когда я приблизился, один из них спросил меня, что я думаю о новом издевательстве.

— Думаю об этом! — воскликнул я. — Думаю то, что всегда думал: пока мы безропотно терпим, они будут продолжать грабить наше имущество, и мы наконец все перемрем.

— Они забрали даже мои семенные бобы, — вмешался человек, который выращивал бобы. — Все вы знаете, что в прошлом году урожай был мал, и бобы продавались во высокой цене. Тогда они брали налоги в бобах по дешевой цене прошлого года. Они делали так же и в этом году; но я надеялся сохранить хоть немного на семена до тех пор, пока они не удвоили налоги. Теперь я вижу, что мне уже не удастся вырастить в будущем году бобы.

— А что мы можем поделать? — в бессилии воскликнул один из них. — Что мы можем поделать?

— Мы можем отказаться платить налоги, — сказал я.

Они посмотрели на меня, как смотрели бы на человека, сказавшего:

— Если вам это не нравится, можете совершить самоубийство.

— Тогда собирать налоги будет Каш гвардия, и они станут еще тяжелее, пока нас не перебьют и не заберут наших женщин и все, что мы имеем, — сказал еще один.

— Мы можем сопротивляться, — возразил я.

— Но мы не можем противостоять ружьям голыми руками.

— Все можно устроить, — уверил их я, — и лучше умереть мужчиной, смотря в лицо пулям, чем от голода — словно раздавленный червь. Нас сотня, — да что там! — тысяча на одного, и у нас есть ножи, вилы и топоры, кроме того — палки, которые мы можем вырезать. Бог наших отцов! Я лучше умру подобным образом, чем буду жить так, как они заставляют нас.

Я увидел, что некоторые из них начали оглядываться, не слышал ли кто меня — воодушевившись, я повысил голос, но несколько человек слушали меня и кивали головами, соглашаясь.

— Если мы можем сделать достаточно, то давайте же делать это! — воскликнул один из них.

— Нам только нужно начать, — ответил я, — и к нам присоединятся.

— Как нам следует начать? — спросил другой.

— Я должен начать с Соора, — сказал я. — Я могу убить его и Пхава, и Хоффмейера, а затем пройтись по домам калкаров, где мы можем найти ружья, может быть, и убить их. К тому времени, когда Каш гвардия узнает, что произошло, и выдвинет свои силы, у нас будет множество последователей. Если мы предвосхитим их действия и отправимся к баракам, мы будем слишком сильны для всякого противника, кроме большого войска, а понадобится не меньше месяца чтобы доставить сюда достаточное количество солдат с Востока. Многие из калкаров присоединятся к нам — они тоже не довольны — один из них говорил мне об этом. Все пройдет очень просто, если мы будем смелы.

Они, казалось, сильно заинтересовались этим, даже раздался крик: «Прочь, калкары!» но я остановил их, потому что наш успех заключался в неожиданной атаке.

— Когда мы должны начать? — спросили они.

— Сейчас, — ответил я, — если мы застанем их врасплох, то вначале нам будет сопутствовать успех, а если будет успех, то и остальные присоединятся к нам. Только большим числом, подавляющим числом мы можем победить.

— Хорошо! — закричали они. — Пошли! Куда мы пойдем вначале?

— К Соору, — сказал я. — Он в дальнем конце рынка. Мы убьем его и повесим его голову на кол. Мы будем носить ее с собой и по мере того, как будем убивать следующего, мы будем одевать его голову на кол и носить с собой. Это заставит остальных идти с нами и нагонит страху в сердца наших врагов.

— Веди нас, Джулиан 9-й! — закричали они. — Мы идем за тобой!

Я повернулся и направился к Соору. Мы прошли уже больше половины дистанции, когда в том месте, где работал Соор, появилась группа солдат Каш гвардии.

Вы хорошо представляете, какова была моя армия. Словно роса на горячем солнце она начала таять, оставляя меня одного посреди рыночной площади.

Командир Каш гвардии, видимо, заметил толпу и ее внезапное исчезновение, потому что поскакал прямо ко мне, стоящему в одиночестве. Я решил не доставлять ему удовольствия думать, что боюсь, поэтому я остановился, ожидая его. Мои мысли были очень печальны — я жалел не себя, а то, во что система калкаров превратила Америку. Люди, покинувшие меня, в более счастливые дни были бы цветом американской нации; но поколения страха и рабской покорности превратили их кровь в воду. Сегодня, они поджав хвост, бежали от нескольких полувооруженных, слабо дисциплинированных солдат. Ужас от лунного заблуждения поселился в их сердцах и испортил их.

Офицер остановился рядом со мной и тогда я узнал его — животное, которое мучило и убило старого Самуэльса.

— Что ты делаешь здесь? — рявкнул он.

— Занимаюсь своим собственным делом, что советую сделать и тебе, — ответил я.

— Ты, свинья, становишься просто невыносимым, — закричал он. — Отправляйся в свою загородку, где тебе место — я не потерплю никакой толпы и неподчинения.

Я стоял и смотрел на него; но в моем сердце пылала жажда убийства. Он дотронулся до своего хлыста, сделанного из бычьей кожи, висевшего на луке седла.

— Тебя нужно гнать, так? — Его переполняла ярость, и его голос превратился в крик. Затем он ударил меня — чудовищный удар тяжелым бичом — прямо в лицо. Я схватился за бич и дернул, вырвав из его руки. Я схватил лошадь под уздцы и, хотя лошадь брыкалась и сопротивлялась, ударил всадника не меньше дюжины раз со всей силой, прежде чем он свалился на землю и распростерся на грязной рыночной земле.

Тогда его люди бросились на меня, и я упал от удара по голове. Они связали мне руки, пока я находился без сознания, и привязали к седлу. Я наполовину пришел в себя — пока эта жуткая скачка продолжалась — мы скакали к военной тюрьме возле бараков, — и все это время трус капитан скакал рядом и бил меня своим бичом из бычьей кожи.

10. Революция

Меня швырнули в отсек, где находились другие арестованные. После того, как гвардейцы ушли, меня окружили несчастные, попавшие сюда. Когда они узнали, что я совершил, то покачали головами и вздохнули. Для меня не может быть ничего другого завтра утром, сказали они — ничего другого, кроме мясника.

Я лежал на твердой земле, окровавленный и слабый и думал не о своем будущем, а том, что ждет Хуану и мать, если я тоже расстанусь с ними. Мысль эта придала мне новые силы и заставила забыть боль, и мой разум был занят планами, самыми невероятными планами побега и мести. Месть переполняла мое существо.

Над моей головой, по крыше, через равные промежутки времени проходил часовой. Каждый раз я мог определить, когда он проходил сверху, и в каком направлении он шел. У него занимало около пяти минут пройти над моей головой, дойти до конца поста и вернуться — в том случае, когда он направлялся на запад. Идя на восток, это отнимало у него чуть больше двух минут; значит, двигаясь на запад, он был повернут ко мне спиной в течение двух с половиной минут; но когда он шел на восток, его лицо смотрело в ту сторону, где я лежал.

Естественно, он не мог видеть меня, когда я лежал под крышей; но мой план — на который я в конце концов решился — не предполагал, что я останусь под крышей. Я пересмотрел несколько сложных схем для побега; но в конце концов отверг их и выбрал самый простой и подходящий для меня план. Я знал, что даже в лучшем случае мои шансы невелики, если мне и повезет в исполнении плана, но самый простой казался ничем не хуже других и как минимум был лучше, потому что позволял достичь быстрого результата. Я буду свободен или умру через несколько коротких мгновений, так я рассуждал.

Я подождал, пока остальные заключенные не стихли, — наступила относительная тишина со стороны бараков, — и, взглянув на плац, я обнаружил, что почти все внутри. Часовой приходил и уходил снова с монотонным постоянством. Сейчас он приближался ко мне с востока, и я был наготове, стоя под низкой крышей, до которой мог достать подпрыгнув. Я слышал, как он уходит и дал ему целую минуту, что мне казалось достаточным, чтобы он не услышал, как я буду забираться на крышу. Затем я ухватился за доски, подтянулся и быстро вылез на крышу.

Я думал, что сделал это очень тихо, но у того типа наверняка были уши Адской собаки, потому что, как только я перекинул ноги через крышу, раздался стук бегущих ног, исходящий со стороны часового и почти мгновенно — ружейный выстрел.

И тут же началось невероятное. Гвардейцы бежали и кричали со всех сторон, зажегся свет в бараках, ружья заговорили с обеих сторон от меня и позади, а внизу раздавались бессильные крики арестованных. Казалось, сотня людей знала о моем плане и умоляла меня подождать их; но я продолжал действовать, хотя уже и начал раскаиваться. Мне ничего не оставалось делать, только идти до конца, каким бы он ни был.

Казалось чудом, что ни одна из пуль не задела меня; однако было темно, и я двигался быстро. Рассказ об этих событиях занял секунды; но по-настоящему мне хватило мгновения, чтобы пересечь крышу и спрыгнуть на открытое место. Я увидел свет к западу от себя и бросился на восток, по направлению к озеру. Наконец стрельба утихла, когда они потеряли меня из виду, хотя я и слышал звуки преследования. Тем не менее, я чувствовал, что все прошло успешно и поздравил себя за ту легкость, с которой удалось совершить практически невероятное, когда внезапно из черноты ночи передо мной вынырнула фигура огромного солдата, направляющего ружье прямо на меня. Он не задавал никаких вопросов, не требовал остановиться — а только нажал на курок. Я услышал, как боек бьет по капсюлю; но выстрела не последовало. Не знаю, какая в том причина и никогда не узнаю. Но было понятно, что ружье дало осечку, и солдат пустил в ход штык, когда я прыгнул по направлению к нему.

Глупец! Он не знал, что собирается справиться с Джулианом 9-м. Жалким движением от ткнул штыком в мою сторону, но одной рукой я перехватил ружье и вырвал из его рук. Одновременно я поднял оружие над головой и опустил со всей силой своей руки на его толстый череп. Словно подстеленный бык он опустился на колени и рухнул лицом вниз. Он так и не понял, от чего умер.

За своей спиной я услышал, что преследователи приблизились, видимо, они заметили меня, так как они вновь открыли огонь. Я слышал стук лошадиных копыт справа и слева от себя. Они окружали меня с трех сторон, а с четвертой было большое озеро. Через мгновение я оказался на краю старинной дамбы, а вокруг меня раздавались крики триумфа моих преследователей. Они видели меня и знали, что я у них в руках.

Как минимум, им так казалось. Я не ждал, пока они подойдут ближе и, вскинув руки над головой, нырнул в холодные воды озера. Быстро плывя от берега, я держался в тени и направлялся на север.

Я проводил большую часть лета в речке, так что чувствовал себя в воде как дома, вода была таким же жизненно важным элементом как воздух. Естественно, Каш гвардия не знала об этом, они даже вряд ли знали, что Джулиан 9-й умеет плавать, да в то время они не знали даже, какой заключенный сбежал; так что они, наверное, подумали, что я предпочел смерть новому аресту.

Тем не менее я был уверен, что они примутся обыскивать побережье в обоих направлениях, и, стараясь не шуметь, добрался до берега. Я проплыл еще дальше, пока не почувствовал, что существует малая вероятность того, что меня увидят с берега, — ночь была темной. Я плыл, пока, по мои расчетам, не оказался напротив устья реки и повернул на запад в поисках его.

Удача сопутствовала мне. Я попал прямо в устье и, борясь с сильным течением, был твердо уверен, что выбрался из озера; но даже тогда я не вышел на берег, предпочитая преодолеть сердце древнего города и только потом выбраться на твердую землю.

Наконец я выбрался на северный берег реки, находившийся дальше всего от бараков Каш гвардии, и двинулся так быстро, как мог, в направлении моего дома. Здесь несколько часов спустя я обнаружил взволнованную Хуану, ожидающую меня; она конечно же слышала о произошедшем на рынке. У меня были планы, и я изложил их Хуане и матери. Им ничего не оставалось делать, как только согласиться, что ничего, кроме смерти, не ждет их, если они задержатся дома хоть на день. Я был изумлен, что власти еще не послали войска за Хуаной и матерью. Но они могли появиться в любую минуту. Нельзя было терять времени.

Быстро собрав кое-какие пожитки я достал Флаг из тайника под камином и положил его под рубашку — мы были готовы. Отправившись в загородку, мы вывели Красную Молнию, двух лошадей и трех лучших молочных коз. Мы связали коз, и, когда Хуана и мать сели на кобыл, я положил коз через седло каждой из лошадей, а последнюю положил на седло Красной Молнии, которому не понравился странный груз, и сначала он капризничал.

Мы поскакали вверх по реке, оставив загородки открытыми, чтобы разбегающиеся козы скрыли наши следы, и наконец добрались до пыльной дороги рядом с домом Джима. Мы не остановились, чтобы попрощаться с Молли и Джимом, потому что нас могли увидеть наши враги и это принесло бы неприятности нашим хорошим друзьям. Это было печальное обстоятельство для бедной матери — оставить таким образом свой дом и своих дорогих соседей, которые были ей такими же близкими, как родные; но она была так же отважна, как Хуана.

Ни разу они не делали попытки отговорить меня от моего безумного плана, о котором я сообщил им. Наоборот, они подбадривали меня, а Хуана положила руку поверх моей, когда скакала рядом, и сказала:

— Я бы предпочла, чтобы ты умер, чем жил жизнью ничтожных рабов, без счастья и надежды.

— Я не умру, — сказал я, — по меньшей мере, пока моя работа не будет сделана. А, если я и умру, то должен знать, что оставляю более счастливую страну для своих людей, и они будут жить в ней.

— Аминь! — прошептала Хуана.

Этой ночью я спрятал их в развалинах старинной церкви, которую мы нашли наполовину сожженной калкарами. На мгновение я обнял их обоих — мать и жену — вскочил на лошадь и поскакал на юго-запад, к угольным шахтам. Шахты находились отсюда в пятидесяти милях, согласно слухам. Я никогда там не был; но я знал, что должен буду найти русло древнего канала и следовать по нему до района Джолиет приблизительно пятнадцать-двадцать миль, где должен повернуть на юг и, миновав большое озеро, я наконец доберусь до шахт. Я скакал остаток ночи и утро, пока не стали появляться люди в той малозаселенной области, сквозь которую я проезжал.

Тогда я спрятался в лесу, у ручья. Здесь я нашел пастбище для Красной Молнии и отдых для себя. Я не захватил еды, оставляя жалкие остатки хлеба и сыра, которые мы захватили из дому, Хуане и матери. Я рассчитывал вернуться не позже, чем через неделю, и знал, что с козьим молоком и другими припасами, в сочетании с тем, что можно собрать в лесу, им не грозила опасность умереть от голода, пока я вернусь — после чего мы собирались жить в мире и спокойствии до конца наших дней.

Мое путешествие не изобиловало приключениями, и я был доволен этим. Я проезжал мимо руин деревень и городков, более или менее старых, самым старым из которых был древний Джолиет, который был покинут во время эпидемии чумы пятьдесят лет назад. Штаб-квартира Тейвоса была переведена западнее на несколько миль, на берег небольшой речки. Большую часть территории, по которой я путешествовал, покрывали могучие леса; но здесь еще оставались вырубленные участки, не до конца заросшие зеленью. Время от времени я миновал огромные башни, которые строили древние, чтобы сохранить пищу для животных на зиму. Они выстояли, потому что были построены на совесть, и на них были лишь следы времени да дикий виноград, иногда оплетающий башню от основания до верха, а некоторые высились посредине густого леса рядом с огромными деревьями, служа доказательством того, как быстро Природа берет свое, когда человек уходит.

Миновав Джолиет, я начал поиски. Я начал расспрашивать редко встречающихся людей, работавших на маленьких полях, лежащих на пути. Это были жалкие остатки некогда сильного народа — предки древнего американского богатого и сильного фермерского класса.

Рано утром на следующий день я достиг частокола, идущего вокруг шахт. Даже на расстоянии я видел, что это было отвратительное и нездоровое место. Поверху ходили охранники; заключенные содержались внутри. Честно говоря, бежать пытались многие; но за ними организовывали охоту и их убивали, потому что местные фермеры всегда сообщали о них. Комендант тюрьмы придумал дьявольскую уловку: смертная казнь фермера за каждого сбежавшего и не пойманного заключенного.

Я прятался до ночи, а затем осторожно приблизился к частоколу, оставив Красную Молнию, привязанного в безопасности в лесу. Достичь частокола было нетрудно, настолько хорошо скрывала меня растительность, растущая вокруг. Со своего места я видел охранника. Тип был большим, но плохим служакой, — он ходил, свесив голову на грудь, и по виду казалось, что он наполовину спит.

Частокол был высоким, и вся конструкция очень напоминала тюрьму в Чикаго, видимо, построенная одним и тем же комендантом в давно прошедшие времена. Я слышал, как заключенные переговариваются под крышей. Наконец один из них приблизился к тому месту, где я стоял, прислушиваясь, и я привлек его внимание шипящим звуком.

Мне показалось, что прошла масса времени, пока он услышал меня; но даже тогда пришлось немного подождать, пока он свыкся с идеей, что кто-то пытается привлечь его внимание. Тогда он подошел поближе и выглянул в одну из щелей; но так как было темно, он ничего не увидел.

— Ты янки? — спросил я. — Если — да, то я — друг.

— Я янки, — ответил он. — Неужели ты рассчитывал найти калкара, работающего в шахте?

— Ты знаешь заключенного Джулиана 8-го? — поинтересовался я.

Он какое-то время размышлял а потом сказал:

— Мне кажется, я слышал это имя. Чего ты хочешь от него?

— Я хочу поговорить с ним. Я — его сын.

— Подожди! — прошептал он. — Мне кажется, я слышал, как один человек произносил это имя сегодня. Я поищу — он здесь, рядом.

Я прождал приблизительно десять минут и услышал, как внутри кто-то подходит. Наконец чей-то голос спросил, до сих пор ли я здесь.

— Да, — ответил я. — Это ты, отец? — мне показалось, что голос принадлежит ему.

— Джулиан, сынок! — раздалось нечто похожее на стон. — Что ты здесь делаешь?

Коротко я изложил ему мой план.

— У вас хватит смелости поддержать меня? — спросил я в конце.

— Не знаю, — сказал он, и я не мог не отметить нотки полной беспомощности в голосе. — Они хотели бы, но наши души и тела сломлены. Не знаю, хватит ли смелости у остальных поддержать тебя. Подожди, я поговорю с ними — все они честные ребята; но они ослабли от рабского труда, голода и страданий.

Я прождал около часа, пока он вернулся.

— Некоторые помогут, — сказал отец, — с самого начала. Потом — остальные, если вас ждет успех. Ты думаешь, стоит рискнуть? Они ведь убьют тебя, а если ты потерпишь поражение, они убьют всех нас.

— А что такое смерть после всех страданий? — спросил я.

— Знаю, — сказал он, — но даже червь, надетый на крючок, шевелится и надеется выжить. Возвращайся, сынок; мы ничего не сможем поделать против них.

— Я не вернусь, — прошептал я. — Я не сверну с дороги.

— Я помогу тебе, но ничего не могу сказать об остальных. Они могут помочь, а могут и не помочь.

Мы разговаривали, когда часовой был в отдалении, и замолкали, когда он приближался к тому месту, где мы стояли. В эти интервалы я прислушивался к тому, что беспокойство среди заключенных растет, и понял, что мое сообщение передавалось из уст в уста, пока не проснулись все. Я задумался, сможет ли это поднять их дух, если подождать еще десять минут. Если так и будет, то успех — гарантирован.

Отец сообщил мне все, что я хотел знать — расположение дома охраны, бараков и количество Каш гвардии, расквартированной здесь — всего пятьдесят человек охраняло пять тысяч заключенных! Это самый сильный пример падения американцев; и как же наши хозяева запугали нас — пять тысяч заключенных охраняли пятьдесят человек!

И я начал приводить свой план в действие — безумный план, порожденный безумием и отчаянием. Охранник приблизился и пошел дальше, а я взобрался на крышу, как это было в тюрьме в Чикаго, только на этот раз я забирался снаружи, где крыша была пониже, и поэтому это оказалось легче. Я подпрыгнул и схватился за край. Затем я вскарабкался наверх и бросился вслед за часовым. Прежде чем сонный разум предупредил его, что позади кто-то есть, я вскочил ему на спину и мои пальцы, остановившие разъяренного быка, впились в его шею. Борьба была короткой, он умер быстро, и я спустил его с крыши. Затем я одел его форму, вместе с патронташем, взял ружье и начал обходить пост так же медленно, и так же опустив голову на грудь, как это делал охранник.

В конце участка я подождал другого охранника и, когда он подошел ближе, повернулся. Я нанес ему чудовищный удар ружьем по голове. Я отобрал у него ружье и боеприпасы и спустил их вниз, в ждущие руки. Затем я отправился к следующему часовому, и к следующему, пока не вывел из игры еще пятерых, передавая их ружья вниз, заключенным. Пока это происходило, пятеро заключенных, которые добровольно вызвались помогать мне, взобрались на крышу, сняли форму с мертвых и одели ее на себя.

Все было проделано тихо под покровом ночи, и никто не видел, что происходит в нескольких футах. Приблизившись к дому охраны, я остановился. Повернул назад и спустился вниз со своими товарищами, которые отправились к остальным заключенным, поднимая их. Сейчас почти все были готовы следовать за мной, так как мой план пока проходил успешно. В относительной тишине мы сняли людей в доме охраны и тихо двинулись к баракам.

Наша атака оказалась настолько внезапной и неожиданной, что мы почти не встретили никакого сопротивления. Нас было пять тысяч против сорока. Мы накинулись на них, словно дикие звери на добычу, и стреляли в них, и кололи их штыками, пока никого не осталось в живых. Никто не ушел. Теперь нас переполняла радость успеха, и даже самые трусливые превратились во львов.

Те, которым пришлось одеть форму Каш гвардии, переоделись в свои вещи; мы не собирались ходить и дальше в форме наших завоевателей. Поздно ночью мы оседлали пятьдесят лошадей, оказавшихся в конюшне, и пятьдесят человек поехало на лошадях без седел. Это составляло отряд в сто человек, а остальные собирались двигаться пешком по направлению к Чикаго. «На Чикаго!» — было нашим девизом.

Мы ехали быстро, хотя у меня были сложности, я пытался сдерживать своих спутников, настолько они были опьянены первой победой. Я хотел сохранить лошадей и, кроме того, иметь в Чикаго как можно больше людей, так что самые слабые ехали на лошадях, а сильные шли пешком. Время от времени я брал кого-нибудь из них на широкую спину Красной Молнии.

Некоторые стали разбредаться от усталости и страха, потому что по мере приближения к Чикаго уменьшалась их смелость. Мысли о страшных калкарах и Каш гвардии проникала до самого мозга костей у многих. Я знал, что люди не виноваты, их дух был сломлен. Только чудо могло возродить его в этом поколении.

Мы достигли разрушенной церкви через неделю после того, как я оставил здесь мать и Хуану. С нами было меньше двух тысяч человек, настолько быстро шло дезертирство на последних милях приближения к району.

Отец и я с трудом сдерживались, желая увидеть любимых, поэтому мы поскакали вперед, чтобы скорее встретиться с ними. Внутри церкви мы обнаружили три мертвых козы и умирающую женщину — мою мать с ножом в груди. Она еще находилась в сознании, когда мы вошли, и я увидел яркий свет счастья в ее глазах, когда она увидела меня и отца. Я повсюду искал Хуану. Мое сердце замирало, я боялся, что не найду ее, и в то же время боялся найти.

Мать могла говорить. Мы склонились над ней, и отец поддерживал ее. Она с трудом рассказала, что произошло с ними. Они жили в мире до сегодняшнего дня, когда Каш гвардия внезапно набросилась на них — большой отряд под предводительством самого Ор-тиса. Они хотели увести их с собой; но у матери был нож, спрятанный под платьем, и она воспользовалась им, не желая покориться судьбе, которая ждала ее. Это было все, за исключением того, что у Хуаны не было ножа, и Ор-тис увез ее с собой.

Я видел, как мать умерла на руках отца, и помог похоронить ее после того, как пришли наши люди и мы показали, что сотворили эти животные, хотя все знали это слишком хорошо и пережили достаточно, чтобы знать, чего можно ожидать от этих свиней.

11. Мясник

Мы с отцом покинули это место, переполненные печалью и горем и ненавидя так, как никогда не ненавидели раньше. Мы отправились на рыночную площадь нашего района. По пути мы зашли за Джимом, и он присоединился к нам. Молли заплакала, когда узнала, что произошло с Хуаной и матерью, но наконец она взяла себя в руки и поторопила Джима, чтобы он шел с нами, хотя тот не нуждался ни в каких понуканиях. Она со слезами поцеловала его на прощание, и гордость светилась в ее глазах. Он сказал на прощание:

— До свидания, девочка. Всегда носи с собой нож.

И мы ускакали. Слова Молли «Пусть все святые будут с вами!» звучали в наших ушах. Мы остановились в нашем заброшенном сарае для скота и достали ружье, пояс и патроны того солдата, которого отец убил много лет назад. Их мы отдали Джиму.

Прежде, чем мы достигли рынка, наши ряды снова поредели — большинство из нас не были достаточно смелыми, чтобы противостоять Каш гвардии, о которой все шептались и хорошо знали на собственном опыте с детства. Не могу сказать, что эти люди были трусами — я не верю в это, — хотя они и вели себя как трусы. Может быть, сказывалась многолетняя привычка, когда они привыкли разбегаться в ужасе при одном упоминании о Каш гвардии, и сейчас они не могли встретиться с ней лицо к лицу. Ужас стал чем-то естественным, вроде инстинктивного отвращения к змеям. Они не могли сопротивляться Каш гвардии, как некоторые люди не могут прикоснуться к гремучей змее, даже зная, что она мертва.

Был рыночный день, и рынок был переполнен. Я направил свое войско в двух направлениях, по пятьсот человек в каждом отряде, и мы окружили рынок. Я отдал приказ не убивать никого, кроме Каш гвардии, потому что знал, что народ сам найдет всех нужных.

Когда ближайшие люди увидели нас, они сначала не поняли, что происходит, настолько все было неожиданно. Никогда в своей жизни они не видели людей своего класса с оружием, и сотня из нас была верхом. Напротив площади, несколько человек из Каш гвардии крутились перед конторой Хоффмейера. Они увидели наш отряд первыми, и, пока второй отряд обошел их, вскочили в седла и направились к нам. В этот самый момент я выхватил Флаг из-за пазухи и, размахивая им над головой, послал Красную Молнию вперед, крича:

— Смерть Каш гвардии! Смерть калкарам!

Каш гвардия внезапно поняла, что имеет дело с настоящим отрядом вооруженных людей. Их лица пожелтели от страха. Они повернулись, собираясь бежать, и тут увидели, что окружены. Люди теперь поняли идею и дух нашего появления; они крутились вокруг нас, крича, вопя, смеясь и плача.

— Смерть Каш гвардии! Смерть калкарам! Флаг! — слышал я крики отовсюду, кто-то кричал «Старая Слава!» — кто-то, как и я, не мог ничего забыть. Дюжина людей бросилась ко мне и, хватая развевающийся флаг, прижалась к нему губами, пока слезы катились по их щекам. — Флаг! Флаг! — кричали они. — Флаг наших отцов!

И тогда, прежде чем прозвучал хоть один выстрел, ко мне подскакал один из Каш гвардии с белой повязкой вокруг головы. Я узнал его моментально — тот самый юноша, который передал жестокий приказ моей матери и который был расстроен поведением своего начальства.

— Не убивайте нас, — сказал он, — и мы последуем за вами. Многие из Каш гвардии в бараках последуют на вами.

Дюжина солдат на рынке присоединилась к нам. Из дома выбежала женщина, несущая голову мужчины на коротком колу, она кричала от ненависти к калкарам — ненависть переполняла нас всех. Когда она приблизилась поближе, я увидел, что это женщина Пхава. Голова на короткой палке была головой Пхава. Это было начало — это была та маленькая искорка, в которой мы нуждались. Словно маньяки, с кошмарными улыбками, люди врывались в дома калкаров и забивали их до смерти.

Поверх криков и стонов и воплей слышались крики о Флаге и имена любимых, которые сейчас были отмщены. Многократно я слышал имя Самуэльса — еврея. Не было человека отомщенного более полно в этот день.

С нами был Деннис Корриган, освобожденный из шахты, и Бетти Вортс — его женщина — нашла его здесь; ее руки были красными по локоть от крови наших завоевателей. Она не надеялась увидеть любимого в живых, и, когда она услышала, что с ним произошло, и как они сбежали, она подбежала ко мне и почти стянула с Красной Молнии, пытаясь обнять и поцеловать.

Мне удалось заставить людей замолчать, и наконец вращающаяся толпа обезумевших от радости людей окружила меня. Я пытался успокоить их, потому что знал: впереди нас ждут трудности. Вскоре мне удалось добиться частичной тишины. Я сказал, что безумие должно прекратиться, мы еще не победили, а выиграли только один небольшой район. Мы должны двигаться вперед тихо и действовать согласно разработанному плану, если хотим победить.

— Помните, — убеждал я их, — что здесь, в городе, тысячи вооруженных людей, и мы должны захватить их всех. Тогда останутся тысячи, которые Двадцать Четыре пошлют на нас, пока они не покинут эту территорию, пока они не потерпят поражение отсюда до Вашингтона — это будет продолжаться месяцы, а может быть, и годы.

Они несколько приумолкли и мы разработали план о немедленном движении к баракам с тем, чтобы внезапно захватить Каш гвардию. В это время отец нашел Соора и убил его.

— Я говорил тебе, — сказал отец прежде, чем воткнуть штык в сборщика налогов, — что когда нибудь и я устрою свою маленькую шутку. Этот день настал.

Затем люди выволокли Хоффмейера из какого-то тайника и буквально разорвали его на кусочки. И безумие началось снова. Раздавались крики «К баракам!» и «Убейте Каш гвардию!» Толпа двинулась по направлению к озеру. На пути наши ряды пополнялись из каждого дома: мужчинами или женщинами, способными сражаться, из домов нашего класса, или кровавыми головами — из домов калкаров. Мы размахивали ими на концах кольев. Я ехал во главе толпы, размахивая Старой Славой на длинном флагштоке.

Я пытался внести какой-то порядок, но это было невозможно. Вот так, растекаясь вширь, крича и убивая, смеясь и плача, каждый вел себя, как хотел. Женщины казались самыми безумными, видимо, потому, что настрадались больше всего, и женщина Пхава возглавляла их. Я видел и других, одной рукой поддерживающих младенцев, а в другой — неся голову калкара, информатора или шпиона. Никто не мог упрекнуть их, если вспомнить о жизни, полной безнадежности и ужаса, которую они вели.

Мы только пересекли новый мост через реку в сердце великого разрушенного города, когда Каш гвардия внезапно набросилась на нас со всей силой. Они были плохо дисциплинированы; но они были вооружены. Мы же были вообще недисциплинированы и отвратительно вооружены. Мы были разъяренной толпой, в которую они каждый раз посылали залп за залпом.

Мужчины, женщины и дети падали вокруг; многие повернули и побежали. Но были и другие, бросившиеся вперед и схватившиеся врукопашную с Каш гвардией, отбирая ружья. Верховые скакали среди них. Я не мог держать Флаг и сражаться одновременно, поэтому я снял его с флагштока и спрятал под рубашку. Затем, выхватив ружье, я направил коленями Красную Молнию в ряды сражающихся.

Бог наших отцов! Это была великолепная схватка! Если бы мне сказали, что я умру в следующую минуту, я умер бы, переполненный радостью этих минут. Враги падали вокруг меня, справа и слева, с раздробленными черепами и сломанными телами, куда бы я не попал, это приносило единственный результат — они умирали, если попадали в зону действия моего ружья, которое превратилось во вращающуюся реку огненного металла.

Я проскакал полностью сквозь них, и несколько человек следовало за мной. Мы повернули, чтобы двигаться назад через руины, и, поднявшись на холм в мертвой части города, я увидел, что битва идет ниже по реке. Ком застрял в моем горле. Все было закончено, началось кровавое избиение. Вся моя толпа повернулась и разбежалась. Их зажали у узкого моста, и Каш гвардия стреляла залпами по этой шевелящейся массе людских тел. Сотни бросались в реку только для того, чтобы быть подстреленными солдатами.

Двадцать пять конников окружали меня — все, что осталось от моих сил — и как минимум две тысячи Каш гвардейцев находилось между нами и рекой. Даже если бы нам удалось прорваться назад, мы ничего не смогли бы сделать, чтобы спасти положение или наших людей. Мы были обречены на смерть. Но мы решили принести побольше вреда, пока не умрем!

В моем мозгу постоянно возникал образ Хуаны в объятиях Ор-тиса; ни на минуту эта жуткая картина не покинула моего сознания. Я сказал, что отправлюсь к штаб-квартире и буду искать Хуану. Мои спутники ответили, что отправятся вместе со мной и убьют, кого смогут, прежде чем солдаты вернутся.

Наша мечта испарилась, наши надежды умерли. В молчании мы ехали по улицам по направлению к баракам. Каш гвардия не выступила на нашей стороне, как мы надеялись — возможно, они присоединились бы к нам, имей мы хоть какой-то успех в городе; но какой может быть успех против вооруженных войск у толпы мужчин, женщин и детей?

Позднее я понял, что, если бы мы не начали строить планы, то могли бы выиграть, пока никто не бросился вперед и не предупредил Каш гвардию. Если бы мы атаковали их внезапно в бараках, все могло бы быть иначе, — так, как произошло на рыночной площади, сквозь которую мы прошли. Я понял нашу слабость. Если бы у нас было время спланировать и организоваться, какой-нибудь шпион или информатор выдал бы нас властям задолго до того, как мы успели бы воплотить наши планы в жизнь. Не оставалось ничего другого, как устроить внезапную атаку и надеяться на первый сокрушительный удар.

Я посмотрел на своих соратников, ехавших рядом. Джим был здесь, а отца не было — я никогда больше не видел его. Он, видимо, пал в битве у нового моста. Оррин Колби, кузнец и священник, скакал рядом, покрытый кровью — своей и Каш гвардии. Здесь был и Деннис Корриган.

Мы поскакали прямо к баракам гвардии, которая из-за отсутствия дисциплины и военного опыта, выслала все свои войска против нас, оставив лишь несколько человек охранять пленников и штаб-квартиру. Их-то мы и захватили; причем, они практически не оказывали сопротивления, и от одного, взятого в качестве пленника, я выяснил где спит Ор-тис.

Сказав своим людям, что наша работа сделана, я приказал им рассыпаться и бежать, но они ответили, что остаются со мной. Я объяснял, что такое дело должен провести в одиночку и попросил их пойти и освободить арестованных, пока я буду искать Хуану. Они сказали, что будут ждать меня, и мы разделились.

Квартира Ор-тиса находилась на втором этаже строения, в восточном крыле, и я без труда нашел ее. Приблизившись, я услышал внутри яростные голоса и быстрое движение, словно кто-то метался туда-сюда. Я узнал голос Ор-тиса — он отчаянно ругался, а затем услышал крик женщины и понял, что это Хуана.

Я попытался открыть дверь и обнаружил, что она заперта. Это была массивная дверь, такие двери древние делали в общественных зданиях, чем это здание вначале и было, и я усомнился, смогу ли я выломать ее. Я обезумел от ярости и желания отомстить, и мое состояние придало мне дополнительную силу, словно маньяку, у которого силы утраиваются. Отойдя назад на несколько футов, я бросился на дверь. Она слетела с рамы и упала на пол с жутким стуком.

Передо мной в центре комнаты стоял Ор-тис, сжимая Хуану в руках. Он положил ее на стол и своей волосатой рукой душил ее. Он оглянулся на звук моего внезапного появления и, увидев меня, побелел и отпустил Хуану, одновременно выхватывая пистолет из кобуры на боку. Хуана тоже увидела меня и прыгнула на него в тот момент, когда он нажал на спуск. Его рука дрогнула, и пуля вонзилась в пол.

Прежде чем он успел сбросить себя девушку, я оказался рядом и вырвал у него оружие. Я держал его одной рукой, словно малого ребенка — он был совершенно беспомощным в моей хватке — и спросил Хуану, обидел ли он ее.

— Нет еще, — сказала она. — Он только что пришел и отослал Каш гвардию. Что-то случилось. Похоже, идет битва; но он вернулся в безопасное место.

Тут она заметила, что я покрыт кровью.

— Идет битва! — закричала она. — И ты участвовал в ней!

Я сказал ей, что все расскажу, как только покончу с Ор-тисом. Он принялся умолять меня. Обещал мне свободу и освобождение от наказаний и преследований, если я позволю ему жить. Он обещал никогда не трогать Хуану и свою протекцию и помощь. Он мог бы обещать мне Солнце, Луну и все звезды, если бы считал, что мне они нужны, но я желал одного, о чем и сказал ему — увидеть, как он умрет.

— Если бы ты обидел ее, — сказал я, — ты умер бы медленной и ужасной смертью; но я вовремя пришел ей на помощь, и ты будешь избавлен от страданий.

Когда он понял, что его ничто не спасет, он зарыдал, его колени подогнулись, и он опустился на пол, Я поднял его с пола одной рукой и, сжав вторую в кулак, нанес ужасный удар между глаз — удар, сломавший ему шею и череп. Затем я отшвырнул его на пол и сжал Хуану в своих объятиях.

Мы быстро направились к выходу. Я рассказал ей обо всем, что произошло с тех пор, как мы расстались, и что сейчас она останется в этом мире одна, пока я не смогу присоединиться к ней. Я объяснил, куда ей идти и где ждать меня — на заброшенной ферме, которую я обнаружил во время путешествия к шахтам. Она плакала и прижималась ко мне, умоляя оставить ее с собой, но я знал, что это невозможно, так как слышал звуки боя на ближайшем подворье. Мы будем счастливчиками, если одному из нас удастся бежать. В конце концов она обещала послушаться меня при условии, что я присоединюсь к ней немедленно, что я и собирался сделать, если у меня будут шансы.

Красная Молния стоял там, где я его оставил — перед дверью. Группа Каш гвардии, возвращаясь после битвы, столкнулась с моей маленькой группой, которая медленно отступала в сторону штаб-квартиры. Если Хуана могла убежать, то времени терять было нельзя. Я поднял ее на Красную Молнию. Она обвила свои прекрасные руки вокруг моей шеи, покрывая мои губы поцелуями.

— Скорее возвращайся ко мне, — умоляла она. — Ты мне так нужен, а здесь ты еще очень долго не понадобишься.

Я прижал ее к своей груди.

— А если я не вернусь, — сказал я, — возьми это и передай моему сыну, чтобы он хранил его, как хранили его отцы. — Я вложил Флаг в ее руки.

Пули свистели вокруг нас, и я поторопил ее, глядя, как красавец жеребец быстро скачет по плацу и исчезает среди руин на западе. Затем я вернулся к сражающимся и обнаружил, что у меня осталось всего десять человек. Колби погиб, как и Деннис Корриган. Джим и девять остальных пока оставались в живых. Мы сражались изо всех сил, но нас окружали новые гвардейцы, которые появлялись на плацу со всех сторон; наши боеприпасы кончались.

Они бросились на нас — по двадцать на одного — и, хотя мы сражались как львы, захватили нас. К счастью, Джим был сражен пулей, а меня только оглушило ударом по голове.

Этой же ночью они поставили меня перед военным трибуналом и принялись пытать, стараясь выведать имена моих сообщников. Но никого из тех, о ком бы я знал, не осталось в живых, даже если бы я и хотел предать их. И я просто отказывался говорить. Я не сказал ни слова, попрощавшись с Хуаной, за исключением нескольких слов поддержки тем, кто остались сражаться до последнего.

На следующее утро меня отвели к мяснику.

Я могу вспомнить каждую деталь до того момента, как нож коснулся моего горла, а потом наступило странное колющее чувство, внезапно сменившееся забвением.

* * *

Стоял день, когда мы закончили — так быстро пролетела ночь — я видел свет сквозь иллюминатор в каюте, где мы сидели. Лицо моего собеседника выглядело осунувшимся и измученным; видимо, сейчас он переживал свои страдания и разочарования ничтожной безнадежной жизни, которую он описал.

Я поднялся, чтобы уйти.

— Это все? — спросил я.

— Да, — ответил он, — все об этом воплощении.

— Но вы ведь расскажете о следующем? — настаивал я. Он только улыбнулся, когда я закрывал за собой дверь.



Оглавление

  • 1. Странная встреча
  • 2. Соор, сборщик налогов
  • 3. Адские собаки
  • 4. Брат генерал Ор-тис
  • 5. Битва в рыночный день
  • 6. Трибунал
  • 7. Преданные
  • 8. Арест Джулиана 8-го
  • 9. Я избиваю офицера
  • 10. Революция
  • 11. Мясник