КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Возвращение на Бермуды (fb2)


Настройки текста:



ВОЗВРАЩЕНИЕ НА БЕРМУДЫ

ГЛАВА 1

Огромный трансатлантический лайнер басовито загудел, подходя к молу. Кей Уинярд стояла, опершись локтями о перила пассажирской палубы. «Чего ты боишься? — в сотый раз спрашивала она еебя. — Чего? Айвора для тебя не существует, он уже не сможет ни ранить тебя, ни унизить…»

Вокруг толпились пассажиры, теснящиеся к перилам. Они весело перекликались со стоявшими внизу родными и знакомыми. Перед глазами разворачивалась величественная панорама Гамильтона — столицы Бермудов, с белыми, словно игрушечными, домиками и улицами, заполненными пестрой толпой.

Ей казалось, что не было этих трех лет, что Бермуды точно такие же, как в тот памятный летний день… Та же беззаботная толпа, заполнившая набережную. Кей уезжала, исполненная ненависти к сонной прелести этой страны и уверенная, что не вернется сюда. И вот она снова здесь! Было безумием вступать в схватку с Айвором. Это было опасно и тогда, когда он был ее любовником, но еейчас… еейчас — он станет ее врагом. Тонкие пальцы Кей крепче стиснули железо перил.

Она думала о решимости, которую пробудила в ней телеграмма еестры. Всего несколько строчек, воскресивших прошлое, ставших внезапно настоящим и будущим.

«Элен выходит замуж за Айвора Дрейка, свадьба здесь, на Бермудах, на следующей неделе. Сможешь ли приехать? Мод».

И это было все, что она знала. Ни малейшего намека на то, каким образом расстроенные финансы Чилтернов позволили им отдых на Бермудах.

Айвор женится! Женится на Элен Чилтерн, единственной племяннице Кей, дочери Мод. Нет! Этого нельзя допустить!

Толпа цветных носильщиков вынесла на берег багаж. Веселые и счастливые пассажиры спускались по трапу вниз, к таможенному павильону.

Кей вспомнила дневник Розмари, покоящийся на дне чемодана; она получила его от молодой жены Айвора перед ее трагической гибелью. Мысль об этом вернула ей силы. Она была убеждена, что после знакомства с содержанием дневника ни Мод, ни Гилберт не допустят, чтобы их дочь стала женой Айвора.

Внизу, у пристани, молодой парень с растрепанной, выгоревшей на солнце шевелюрой, протиснулся сквозь толпу к трапу.

— Терри! Терри! — крикнула она.

Она спустилась по трапу и очутилась в неуклюжих объятиях Терри Чилтерна — ее двадцатилетнего племянника. Кей со смехом освободилась, внимательно приглядываясь к этому высокому, симпатичному парню, стараясь прочесть на его лице, что же произошло с Чилтернами за это время. Банкротство Гилберта и последовавший за этим паралич сделали его инвалидом. Терри, очень похожий на отца, вырос, превратившись в мужчину со спортивной, атлетической фигурой.

— Ну и что? — спросил он с улыбкой. — Что ты обо мне скажешь?

— Интересный, молодой, небезопасный… племянник!

— А ты интересная, небезопасная, но слишком молодая для тетушки, Кей! — ответил, смеясь и обнимая ее за талию, юноша. — еейчас быстренько уладим таможенные формальности… Элен ждет нас. Просто умирает от нетерпения.

И, не обращая внимания на недовольные замечания пассажиров, Терри начал проталкивать ее через толпу туристов в таможенный зал. Он так быстро заморочил голову таможеннику, что тот вернул им документы, так и не открыв чемоданов.

— Выйдем из этой духоты, — предложил Терри. — Я полагаю, что ты сгораешь от любопытства и хочешь узнать об этой еемейной афере? Очаровательный жених временно пребывает в Нью-Йорке, завтра должен вернуться. Бракосочетание назначено на вторник. Тебе предстоит быть старшей подружкой невесты…

Кей с легким беспокойством взглянула на юношу. Это означало, что Айвор не сказал Чилтернам об их знакомстве: но ведь и она сама старательно скрывала это.

Оживленно разговаривая, они вышли на залитую солнцем улицу и стали протискиваться между колясками, в которые были запряжены спокойные, задумчивые лошадки в забавных соломенных шляпах. Чуть позже она заметила почти игрушечный трамвай, который ожидал пассажиров на перекрестке.

Бермуды!.. Вот она, родина Айвора. И снова все ожило в памяти. Залитое солнцем море, маленькая моторка Айвора, соленые брызги на губах. Безумная, неистовая любовь Айвора… Это просто невероятно, что она снова здесь, а Терри рассказывает о приближающемся бракосочетании Элен.

Вслед за носильщиком они добрались до крутой лестницы, спускающейся к причалу.

— А вот и наша моторка, — сказал Терри. — Все в сборе. Элен и шкипер.

— Стоило ли нанимать лодку? — упрекнула Кей племянника.

— Нанимать? Наивная тетушка! Ты так ничего и не знаешь? Мы выходим замуж за моторку, прогулочную яхту, парусную лодку, две байдарки… словом, за целую флотилию. Не хватает, правда, подводной лодки.

— Значит, это моторка Айвора? — В голове у нее начало проясняться. — Значит ли это, — она остановилась, — что вы… вы живете в доме Айвора?

— Разумеется! — Терри нехорошо усмехнулся. — А ты как думала? Как же еще мы могли бы позволить еебе провести четыре месяца на Бермудах?

В его голосе прозвучала нотка горечи.

Конечно, ее родственники не могли бы выехать сюда без чьей-то помощи. Но как могла Мод принять такую помощь от Айвора? Мод, которая превыше всего ценила независимость!

Около пристани покачивалась на волнах роскошная моторная лодка. Носильщик передал чемоданы молодому шкиперу, за этим наблюдала стройная темноволосая девушка, одетая в безупречно сшитое белое платье, перехваченное в талии широким зеленым поясом.

— Кей, дорогая! — она поспешила к ним. — Милая Кей! — Она звонко чмокнула ее в щеку.

У Кей перехватило дыхание: девятнадцатилетняя девушка с мальчишеской фигурой, тонким профилем и зелеными глазами в обрамлении пушистых ресниц, была прекрасна. «Ничего удивительного, — подумала она, — что Айвор хочет заполучить ее. Он всегда стремился к обладанию совершенством, чтобы уничтожать его».

Элен потянула Кей за собой. Проходя мимо шкипера, она сказала:

— Отвези нас домой, Дон. Потом вернешься за багажом.

Терри уже сидел в каюте.

— Я тут сочинил песенку в твою честь, Кей. — Он запел мягким, сочным баритоном:

Возвращайся на Бермуды,
Воротись на острова,
Здесь любви и счастья час
Ожидает нас…

Моторка отошла от берега и понесла по сапфировой сини Большого Зунда. Элен села рядом с Кей, подтянув колени к подбородку. Только теперь Кей заметила у нес на пальце обручальное кольцо.

Она испытала гнев, боль, стыд… Это было то самое кольцо, которое надел ей на палец Айвор… В ту безумную ночь, когда она, Кей Уинярд, обещала стать его женой. Тот самый изумруд, который она швырнула ему под ноги, узнав правду о Розмари…

Лодка неслась по прозрачной лагуне. Мимо проплывали белые дома, кусты розовых олеандров, темные кедры. Однако Кей не замечала этого. Она видела Айвора рядом с Элен — его поцелуи, его руки, ласкающие нежную кожу…

Розмари, наивная, влюбленная Розмари прозрела слишком поздно. Слишком поздно сумела понять она этот изощренный тип жестокости… А когда прозреет Элен? И прозреет ли?..

Голос Элен прервал тихую песенку Терри и мысли Кей:

— На этом же судне приехало мое свадебное платье. Правда, это чудесно, Кей?

Свадебное платье!

Моторка неслась к самой дальней гавани полуострова, где из зеленой стены кедров и тамарисков уже выступали белые стены виллы Айвора «Шторм».

— Ну, вот мы и дома! — сказал Терри.

Когда лодка, описав широкую дугу, подошла к пристани, из-за цветущих зарослей вынырнула маленькая байдарка. В ней, лениво шевеля веслом, сидела молодая девушка в фиолетовом купальнике; рыжевато-каштановые волосы, рассыпанные по плечам, горели на солнце.

— Хэлло, Симона! Подожди меня! — крикнул Терри. Быстро сбросив сандалии и голубую гавайку, он прыгнул в воду.

— Кто эта девушка, Элен? — спросила Кей.

— Это Симона Морли из Нью-Йорка, она живет там, на противоположной стороне залива.

Губы Элен сжались, а в ее глазах, направленных на брата, мелькнула тень настороженности. Прежде чем шкипер успел подать ей руку, она прыгнула на деревянный настил причала. И протянула руку Кей.

— Дон, возвращайтесь в Гамильтон и получите на таможне багаж, — сухо распорядилась Элен.

Шкипер резко выпрямился, держа в руках конец веревки и бросил на девушку быстрый взгляд.

— Тогда дайте мне денег, — сказал он. — Не уверен, что мистер Дрейк оплатит и платье, и его пересылку.

Со щек Элен отхлынула кровь. Кей внимательно приглядывалась к молодому матросу. Он показался ей самым безобразным из всех мужчин, которых она когда-либо встречала: квадратная голова с коротко остриженными волосами, вздернутый нос, мускулистый торс, приземистая фигура. «Настоящая горилла», — подумала она. На Элен он глядел вызывающе.

— Или вы считаете, что я сам должен заплатить пошлину?

Дрожащими пальцами девушка открыла сумочку, вынула несколько банкнот и швырнула их в лодку. Потом повернулась и быстро побежала к дому.

Дон спокойно собрал деньги, скомкав, сунул их в карман, после чего, взглянув на Кей, буркнул:

— И это называется воспитание! Извините… никто не счел нужным представить меня. Мое имя Дон Бейрд, я вожу лодку и, соответственно, расквартирован в помещении для рабов. — Взмахом руки он указал на небольшой белый домик среди кедров и добавил с усмешкой: — Да вы не бойтесь! Я вполне приличный парень, как принято говорить. Третий год изучаю право в Колумбийском университете. Моторка — это только на каникулах…

Усмешка исчезла с его лица.

— А вы меня не помните? — спросил он.

— Не помню вас? — переспросила Кей в замешательстве.

— Потому что я вас хорошо помню. Трудно забыть такую девушку. — Он смотрел на нее с неподдельным восхищением.

— Три года назад я проводил каникулы с Розмари и ее семьей в доме по другую сторону залива, где теперь живет Симона Морли.

Слегка обеспокоенная, Кей вспомнила совсем юного, семнадцатилетнего паренька с заразительным смехом, постоянно крутившегося возле Розмари и Айвора.

— Так это вы? Парень с удочкой на красном паруснике? Теперь вспомнила!

— Вот именно! — Он улыбнулся, показав белые, как у волка, зубы. — Смешной парень на красном паруснике. И мысли у меня тогда тоже были смешные. Иногда я приплывал сюда и мечтал, что я такой же богатый и красивый, как он… Порой я видел его вдвоем с прекрасной девушкой, на которой Айвор собирался жениться… — он помолчал немного и тихо докончил:

— С прекрасной девушкой, которая тетушка другой девушки. И Айвор снова намерен жениться…

«А ведь он знает, — подумала она. — А если знает он, то найдутся и другие, которые помнят меня… знают обо мне и Айворе».

Словно читая ее мысли, Дон сказал:

— Вы можете быть спокойны. Я ничего не скажу Чилтернам.

Но объясните, почему вы возвратились сюда? Вы не допустите, чтобы он женился на Элен?

Она бы никогда не подумала, что матрос Айвора станет так говорить с ней. Но сейчас она просто не могла мыслить логично.

— Я… я сама не знаю еще, что сделаю, — пробормотала она. — Я еще не думала.

— Но Элен ваша племянница! Вы не можете допустить, чтобы ее постигла участь Розмари!

— Что вы знаете о Розмари?

— Я знаю, как Айвор тогда с ней поступил… когда еще вы были здесь. И знаю, что это он убил ее! Когда вы его бросили, она была настолько безумна, что вышла за него замуж… — Он хрипло рассмеялся. — Айвор очень тщательно обставил ее смерть. Говорили, что это несчастный случай, что она по собственной неосторожности выпала из гостиничного окна. Но и я, и вы — мы отлично знаем, как все было на самом деле. Она сделала это умышленно, потому что не оставалось больше сил выносить тот ад, в который превратилась ее жизнь с Айвором Дрейком. — Он с силой провел рукой по лицу.

Откуда он все это знает? Кто, кроме нее, может вообще что-то об этом знать?

— Разве вы можете допустить, чтобы с Элен произошло то же самое? Знаете, что я вам скажу? Если вы не воспрепятствуете этому браку, то это сделаю я!

Доски настила, казалось, гнулись под ним.

Дон Бейрд резко повернулся и отошел к лодке. Только теперь Кей заметила Терри и девушку в купальном костюме. Они стояли на краю причала и, конечно, слышали весь разговор. Симона искоса поглядывала на шкипера, теребя тонкими пальцами тяжелый браслет, похожий на кандалы. С гривой рыжеватых волос и лучистыми зеленоватыми глазами она выглядела необычайно привлекательно.

И тут Дон остановился. Повернувшись лицом к стоявшим, он сказал громко и четко:

— Не изображайте из себя наивных ребятишек! Я отлично знаю, что вы думаете об этом человеке! И если не я его прикончу, то только потому, что кто-то из вас меня опередит.

ГЛАВА 2

Повисла гнетущая, напряженная тишина. Но когда она уже должна была взорваться, за спиной прозвучал спокойный голос Мод:

— Ах, Кей! Ты даже представить не можешь, как мы рады твоему приезду! — Она подошла и коснулась ее щеки холодными губами. — Ты замечательно выглядишь.

Спокойный взгляд ее серых глаз переместился на остальных.

— Как поживаете, Симона? Мы ждем вас к ленчу, — сказала она.

— Дон, будьте любезны, отнесите вещи мисс Уинярд в ее комнату, хорошо? Терри, сколько раз я просила, чтобы ты не купался в шортах!

За одно короткое мгновение Мод разрядила исполненную напряжения атмосферу, обращаясь с ними, как с маленькими детьми. Она всегда так обращалась с людьми, даже с Кей, относясь к ней скорее как к дочери, чем как к младшей сестре.

Когда Дон с чемоданами в руках, сопя, двинулся вперед, Мод взяла сестру под руку и повела по тенистой дорожке к дому.

— Гилберт с нетерпением ждет тебя. Сейчас сиделка повезла его в больницу, но к ленчу он наверняка вернется. Бедный Гилберт! Доктор Торн не питает надежд на то, что он когда-нибудь сможет ходить. Однако он держится хорошо, а наш славный Айвор выписал из Штатов свою родственницу — профессиональную сиделку, чтобы она опекала Гилберта.

Невероятно, что именно Мод, разумная, выдержанная Мод, обитает сейчас в доме Айвора и говорит о нем как о филантропе!

Они миновали роскошно обставленный холл, гостиную, поднялись по лестнице, а потом по длинному коридору дошли до залитой светом комнаты, где возле широкой кровати стояли чемоданы Кей.

Мод еще раз поцеловала сестру и сказала:

— Оставляю тебя. Поспеши, пожалуйста: через четверть часа подадут ленч. Мы поболтаем с тобой позже.

Кей собиралась поговорить с Мод и сокрушить золотую клетку, в которой оказались Чилтерны. Однако сейчас она уже была не так уверена в себе.

После ленча, сервированного в украшенном цветами патио, молодежь улетучилась кто куда: Элен пошла к себе, а Терри с Симоной умчались на водных лыжах. Кей, наконец, оказалась наедине с сестрой. Они лежали, вытянувшись на удобных шезлонгах, и глядели на нарядный островок — до него было не больше двухсот ярдов. Со своего места Кей отчетливо различала белую островерхую крышу павильона, выстроенного Айвором специально для отдыха.

— Мод, я хотела бы поговорить с тобой об Элен. Тебя в самом деле радует этот брак?

Мод оторвала глаза от рукоделия, которое взяла с собой на пляж, и посмотрела на сестру.

— Что ты имеешь в виду? То, что Айвор уже был раз женат? Или что между ними такая разница в возрасте?

— В общем и то, и другое. Ну и… то, что Айвор, мягко говоря, не пользуется хорошей репутацией…

Мод порылась в корзине, выбирая нитки.

— Если бы ты знала Айвора, то не говорила бы так, — сказала она медленно.

— Я вижу, что и ты им очарована. Конечно, ты должна любить и ценить его, коль скоро без колебаний взвалила ему на шею всю семью. — Она осеклась.

Мод слегка покраснела, но ответила:

— «Ему на шею» — это, пожалуй, слишком зло. Гилберт много лет ведал состоянием Дрейков. Сначала — отца Айвора, потом его самого. Айвор за многое благодарен ему… Вот и старается теперь хотя бы частично воздать ему за прошлое.

Игла быстро порхала над полотном, а Мод продолжала:

— После того как Гилберта разбил паралич, лечение и врачи поглотили все наше состояние — до последнего цента. Гилберту необходимы солнце и свежий воздух. Если бы Айвор не отправил нас сюда, кто знает, был бы Гилберт еще жив. А жизнь Гилберта для меня важнее всех сплетен.

Мод подняла глаза, и Кей показалось, что в них она прочла немой вызов.

Что она могла ответить? Как могла убедить Мод, что добрые поступки Айвора — игра, что он доволен лишь тогда, когда играет роль господина и владыки?

— Я понимаю, — сказала она. — Однако, это не совсем хорошо для Терри, Мод. Ты приучаешь его к лености, но что он станет делать, когда придется занять скромную должность за двадцать долларов в неделю?

— Терри не потребуется подыскивать себе работу, дорогая. Айвор обещал, что после свадьбы определит нам ренту, мне и Гилберту. Это даст возможность оплатить обучение Терри.

— Мод, — горячо воскликнула Кей. — Но ведь ты не могла принять подобное предложение! Это Гилберт… это он заставил тебя. Ты говоришь, что он бросил все дела ради Айвора? Но, по существу, у него и не было других клиентов. Твой муж никогда не мог справляться с трудностями, а теперь ради собственного благополучия продаст свою дочь!

— Как ты можешь говорить такие вещи? — возмутилась Мод, и в глазах ее блеснул гнев. — Я знаю, ты никогда не любила Гилберта, но он искренне любит Элен. Он предпочел бы умереть, чем увидеть ее женой неподходящего человека!

— А ты убеждена, что Айвор является подходящим для Элен человеком?

— Айвор всегда был исключительно добр к нам… Конечно, я готова признать, что он излишне много пьет, иногда…

— Пьет? Да если бы речь шла только об этом! Считаешь, что он был хорошим мужем для Розмари?

— Розмари? — тихо повторила Мод. — Айвор рассказывал мне о ней. Бедная душевнобольная женщина! Ты не можешь возлагать вину на Айвора.

— Ага! Значит, он говорил тебе, что у Розмари было не все в порядке с психикой? Да как он смел?! Когда Розмари выходила за него, она была так же молода, здорова и прелестна, как твоя Элен! Это он превратил ее в сломленную истеричку, которая предпочла выброситься из окна, нежели терпеть такую жизнь! Потребность уничтожать у него в крови… И со мной было бы то же самое, не сумей я вовремя вырваться из его когтей!

— Ты? Кей, о чем ты говоришь?

— Я говорю об Айворе и о себе. Я познакомилась с ним здесь три года назад. Он показался мне чудеснейшим человеком на свете и был в меня без памяти влюблен. И я согласилась выйти за него замуж… Он подарил мне то прекрасное кольцо с изумрудом, которое теперь носит Элен. Ах, Мод! Я тогда совсем обезумела! Он совсем ослепил меня. Временами я еще что-то соображала, но мне было все равно. Я знать не хотела ничего о том, что он пьет, что он и меня пытался пристрастить к этому, не задумывалась над тем, что он имеет в виду, когда говорит, что на свете существуют вещи покруче алкоголя, не почувствовала беды, даже когда споткнулась и упала со скалы… Он смотрел на кровь, и глаза у него были блестящие, как у змеи… Только благодаря Розмари я прозрела… — Кей говорила, лихорадочно отбрасывая назад растрепавшиеся волосы. — Розмари тогда все время проводила здесь. Сначала я думала, что она бывает тут так часто потому, что живет по соседству. Но однажды она пришла ко мне и обвинила меня в том, что я краду у нее Айвора и что они помолвлены. А ведь в это время Айвор открыто ухаживал за мной в ее присутствии, ему нравилось мучить ее, он наслаждался ее страданиями. Я пыталась объяснить это Розмари, но она была так молода и так влюблена в Айвора, что убедилась в моей правоте только тогда, когда уже было слишком поздно…

— Кей! Это все неправда! Это бесстыдная ложь!

— Ложь? Ну что ж! Может быть, ты поверишь самой Розмари? У меня есть ее дневник — она прислала его перед тем, как совершить самоубийство. Он у меня в комнате, я сейчас принесу…

Внезапно Мод подалась вперед и предостерегающе положила руку на плечо сестры. С террасы донеслись голоса и звук шагов.

— Это Гилберт, — сказала Мод шепотом. — Не говори сейчас ничего.

Гилберт Чилтерн приближался к ним, сидя в инвалидном кресле. Рядом шагала высокая костлявая женщина.

— Кей, — сказала Мод, — я хочу представить тебе мисс Алисию Ламсден, кузину Айвора. Это моя сестра, Алисия.

Глубоко посаженные глаза сиделки остановились на Кей. Затем, слегка кивнув головой, она обратилась к Мод.

— В больнице подтвердили, что состояние мистера Гилберта пока не изменилось. Однако врачи считают, что можно начинать упражняться в плавании. — Говоря это, она привычным жестом поправила подушку под головой калеки и вышла, шелестя накрахмаленной юбкой.

Гилберт галантно улыбнулся Кей, он всегда так с ней обращался. Всегда требовательный к одежде, он был одет в элегантный темно-зеленый шелковый шлафрок, из-под которого виднелась зеленоватая, в тон, пижама. С белыми как снег волосами, темными глазами и атлетическим торсом, Гилберт выглядел импозантно, как обычно.

— Привет тебе, прекрасная Кей! — обратился он к свояченице. — Единственное, что может служить поводом для упрека в адрес Айвора, это физиономия его убогой родственницы… В самом деле, он мог бы выбрать родственницу симпатичней.

Кей хотела ответить ему в том же тоне, но почувствовала, что не в состоянии поддерживать беседу. Извинившись, она поспешила к себе — распаковывать багаж. Там она открыла чемодан и из-под стопки белья вынула маленькую книжку в зеленом кожаном переплете. На титульном листе красивыми буквами было выведено: «Дневник Розмари Дрейк», а ниже неуверенная рука приписала несколько строк:

«Дорогая Кей, прочтите это. Я хочу, чтобы вы это прочли. Не показывайте этот дневник никому, разве что встретите еще одну Розмари».

Кей дрожащей рукой листала страницы, задерживаясь на отдельных местах.

«…Айвор знает, что я всегда буду любить его. Знает, что я никогда не смогу уйти от него. Когда он пригласил вас, Кей, к себе, он знал, что я нахожусь в комнате рядом, как знал и то, что ни за что не обнаружу свое присутствие, а буду слушать… слушать…»

Кей снова ощутила захлестнувшую ее волну ненависти и отвращения.

«…Мне кажется, Айвор знает, что я вынашиваю мысль о самоубийстве. Временами я читаю это в его глазах. Да, он знает, но не шевельнет пальцем. Может быть, он с самого начала ждет именно этого…»

Кей захлопнула дневник и повернулась.

От двери прозвучал нарочито низкий голос:

— На сцену выходит невеста!

Элен стояла в дверях, облаченная в великолепное свадебное платье из тончайших кружев; паутинка белоснежного тюля украшала ее волосы.

— Прибыл мой свадебный туалет, — сказала она. — Ну? Как я тебе нравлюсь?

Прекрасное лицо Элен сияло, но по мере того, как она смотрела на Кей, это выражение менялось.

— Почему ты так на меня смотришь? — спросила она.

— Потому что… видишь ли, Элен… — начала Кей и вдруг замолчала.

— Можешь больше ничего не говорить. — Зеленые глаза Элен потемнели от обиды. — Это Дон сказал, что Айвор платит за платье и за остальное тоже.

— Но дорогая… Я только…

— Ты тоже думаешь, что я выхожу за Айвора только ради его денег. — Голос ее звучал вызовом. — И Терри тоже… Он презирает меня, говорит, что я продаюсь, что хочу стать богатой! Да чихала я на то, что вы все обо мне думаете! Да, Айвор богат, да, он уже был женат, да, он старше меня… Ну и что? А я люблю его! Это ведь не грех — любить богатого? И почему я не могу…

Она резко оборвала фразу, так как дверь отворилась, и показалась Симона Морли. На купальник она набросила яркий халатик, а свои великолепные волосы откинула назад.

— Мы с Терри только что вернулись. Катались на водных лыжах. — сказала она, вращая на руке серебряный браслет. — Я слышала, что должна состояться генеральная репетиция при костюмах, и вот зашла поглазеть. Айвор, наверное, прикажет бить в колокола, когда поведет тебя к алтарю, да?

В комнате повисло напряженное молчание. Кей смотрела на двух прелестных девушек, когда из холла донеслись голоса и звук быстрых шагов. Через минуту в комнату вбежал высокий, худощавый мужчина в ослепительно белом летнем костюме.

Кей почувствовала, как у нее вдруг закружилась голова, а Элен бросилась к нему с криком:

— Айвор!

— Да, это я, моя любимая. Я — благодаря компании «Пан-Американ».

— Но мы ждали тебя только завтра!

Слегка скошенные глаза Айвора Дрейка медленно переместились с Элен на Симону, а затем задержались на Кей. Не обнаруживая ни малейшего замешательства, он процедил медленно и четко:

— Что за чудесный сюрприз! Комитет по встрече в лице Кей Уинярд, Симоны и Элен Чилтерн! Три грации… а может, парки?

Он помолчал немного, а потом закончил:

— Прошлое… Настоящее… И Будущее!

ГЛАВА 3

Сама не зная почему, Кей внимательно наблюдала за Симоной Морли. Девушка смотрела на Айвора явно влюбленными глазами.

— Придется вам удовольствоваться пока двумя парками, — сказала она. — Я возвращаюсь домой.

Айвор небрежно кивнул, а затем подошел к Элен и опустил руки ей на плечи.

— Ты прекрасно выглядишь, дорогая, — сказал он и нежно поцеловал ее. Проведя ладонью по мягкой ткани платья, он шутливо добавил: — Достойная похвалы поспешность — надеть наряд новобрачной.

Элен стояла неподвижно.

— Я хотела только показать платье Кей, потому и надела его… Кажется, вы уже знакомы… не так ли?

— Разумеется. Мы познакомились несколько лет назад.

Только после этих слов Айвор повернулся к Кей. Он совершенно не изменился за эти три года. Сейчас ему должно быть около сорока, но выглядел он не старше двадцати восьми благодаря стройной фигуре и загорелому, лишенному морщин лицу, на котором лишь горькая складка у губ выдавала жизненный опыт.

В голове Кей мысли отплясывали дикую сарабанду. Поспешил ли Айвор приехать на день раньше, узнав о ее визите? Подозревает ли он ее, догадывается, зачем она приехала сюда? На какой-то миг взгляд Айвора задержался на зеленой записной книжке в руках Кей. Знал ли он, что это такое?

С легким смешком Айвор сказал:

— Я искренне восхищен перспективой обрести в вашем лице новую… тетю, мисс Кей.

— А я тем, что буду присутствовать на вашей свадьбе, — ответила Кей тем же тоном. Всей кожей ощущала она исходящую от него враждебность. — Я бы никогда не простила себе, если бы упустила случай поприсутствовать на вашем очередном бракосочетании.

Элен с недоумением прислушивалась к их разговору.

— Кей будет моей подружкой на свадьбе, Айвор, — сказала она.

— Мы уже не раз говорили об этом, дорогая. — В глазах Айвора вспыхнули странные огоньки. — Кей Уинярд — подружка невесты! Кто лучше бы подошел для этой роли? — спросил он, обнимая Элен за талию. — Пойдем, дорогая. Твоя почтенная тетя наверняка хочет переодеться к обеду.

В дверях Айвор на секунду задержался, взглянув на Кей через плечо.

— Мне кажется, что будущим тетушкам и племянникам следовало бы оставить друг друга в покое. Вы так не считаете?

Это был явный вызов, и Кей это поняла.

Сунув маленькую записную книжку в ящик комода, она достала белое вечернее платье, к которому выбрала зеленые сандалии. Из вазы она вынула цветок и украсила волосы, следуя принятой на Бермудах моде. В эту минуту прозвучал гонг, зовущий к обеду.

Стол был сервирован в патио. Здесь уже горели свечи.

Когда все расселись за столом, Кей ощутила перемену в настроении семьи, произошедшую с появлением Айвора. Все старались перещеголять друг друга в выражении внимания, предупредительности и интереса к хозяину дома. Внешне все выглядело весьма естественно, однако под маской радушия чувствовалась какая-то напряженность. По мере того как обед подходил к концу, у Кей зрела уверенность, что она присутствует на очередном сеансе обольщения. Айвор старается дать понять, что вся семья Чилтернов обязана ему по гроб жизни, что называется, едят из его рук…

Внимательно наблюдая за Айвором, она подметила перемены в его поведении: улыбка стала вызывающей, а в голосе появились хорошо знакомые пугающе ласковые нотки. Понемногу она разобралась в причинах произошедших с ним перемен. Чилтерны не реагировали на поток его обаяния должным образом.

Беспокойство Кей росло. Она достаточно хорошо знала Айвора; отсутствие ожидаемой реакции доводило его до бешенства, в таких ситуациях он становился непредсказуемым…

Глядя через стол на Мод, Айвор вдруг спросил:

— Вы не знаете, Мод, постель в павильоне на острове… ее перестилали?

Несколько рассеянно она ответила:

— На острове спал Терри, но если вы хотите ночевать там, я скажу Дону, чтобы он сменил постель.

— Говорят, что если перед свадьбой жених спит под одной крышей с невестой, это принесет несчастье, — сказал Айвор, и его ироничный взгляд остановился на Терри.

— Я хотел бы переночевать в павильоне… разумеется, если Терри не станет возражать, — закончил он язвительно.

Юноша оторвал взгляд от тарелки и безразличным тоном обронил:

— Конечно… Почему я стал бы возражать?

— Ну… потому что остров — это уединенное место, — Айвор пожал плечами. — И достаточно шести минут, чтобы доплыть туда от виллы Морли.

Глаза Терри потемнели.

— Что вы имеете в виду? — спросил он холодно.

Кей заметила, что губы Айвора искривились в злой усмешке.

— Ну, ну, Терри! Не прикидывайтесь! Ведь вы уже взрослый. А может, я ошибаюсь? Потому что Бермуды — это единственное место на свете, созданное Богом для романтических приключений. А Симона весьма привлекательная девушка. Мне кажется, что… хм… что она зашла бы довольно далеко, чтобы получить в подарок еще один серебряный браслет невольницы.

Терри медленно поднялся со стула.

— Ты свинья, Айвор! Грязная, лживая свинья.

Айвор смотрел на молодого человека странно поблескивающими глазами, его длинные, тонкие пальцы судорожно сжимали ножку бокала.

— Я бы сказал, что это не очень учтиво — называть меня грязной свиньей в моем собственном доме, — процедил он медленно. — Я решил устроить жизнь твоих родителей и готов финансировать твое обучение. К тому же я намерен жениться на Элен, но я не считаю необходимым перекладывать на тебя право хозяйничать в моем доме.

Когда Айвор говорил, его глаза на мгновение встретились со взглядом Кей, и она угадала причину этой грязной атаки. Айвору не удалось продемонстрировать ей, как велика его власть над Чилтернами. Что ж, по крайней мере, он покажет, что сможет унизить их.

Долгую минуту Терри стоял неподвижно. Потом внезапно рванулся к Айвору, опрокинув стул. Элен, с лицом белым как полотно, бросилась между ними. Схватив Терри за плечо, она крикнула:

— Терри! Не сходи с ума!

— Не сходить с ума? — Юноша повернул искаженное яростью лицо к сестре. — Ты хотела бы, чтобы я сказал: «Премного благодарен, мистер Дрейк!» Чтобы я, как вы все, лизал ему задницу и ходил на задних лапках, только потому, что он богат, а вы боитесь, чтобы он не передумал и не перестал подправлять наши дохлые финансы?

Он повернулся и посмотрел на родителей.

— А вы! Я же обязан оказывать вам уважение! Да я предпочел бы сдохнуть под забором, чем вести себя так!

Терри стряхнул с плеча руку сестры.

— И ты тоже, — произнес он горько. — Жалкая шлюха, торгующая собой. Теперь ты, по крайней мере, знаешь, что я о тебе думаю! — С этими словами он неожиданно влепил Элен пощечину. Среди полной тишины прозвучало его короткое рыдание, почти бегом он достиг дверей патио и исчез в темноте.

Медленно, словно во сне, Элен поднесла руку к щеке. После недолгого молчания она чуть слышно прошептала:

— Простите… я пойду к себе, — и стремительно выбежала вон. Мод бросилась было за ней, но задержалась на полпути. Айвор сел на стул, словно все случившееся его не касалось.

— Мод, дорогая, ешьте филе миньон, пока оно не остыло. Оно в самом деле великолепно, — сказал он.

Кей встала и поспешно вышла.

Несмотря на разыгравшуюся отвратительную сцену, она чувствовала радость. Терри не склонил голову — ему хватило смелости сказать правду.

В сгущающемся сумраке она заметила стройный силуэт Терри, спешившего через газон к причалу. Она должна догнать его. Сказать ему, что он поступил правильно…

Но когда Кей добралась до пристани, на воде покачивалась только моторная лодка с прикрепленным сзади аквапланом. На перилах еще сушились купальные костюмы: темный — Мод, а рядом белый купальник Элен с серебристой шапочкой. Терри был уже довольно далеко от берега. Сидя в маленькой лодочке, он греб в сторону парусной яхты.

— Терри! — крикнула она. — Это я, Кей! Вернись!

Но парень упрямо продолжал грести. Бедный Терри! Как хорошо она понимала его. Дело ведь не только в грязных намеках в адрес Симоны… Положение родителей, сестры… Оно воспринималось юношей как постыдное.

Тем временем Терри добрался до яхты. Кей повернула к дому мимо густых зарослей агав и покрытой белыми цветами юкки.

Внезапно позади прозвучал чей-то голос:

— Слава Богу! Ты все же пришла!

Она резко повернулась и увидела силуэт мужчины. Прежде чем Кей успела вымолвить слово, его руки обвили ее талию и прижали девушку к широкой груди. Горячие губы нашли ее рот и прижались в долгом, неистовом поцелуе. Кей была настолько ошеломлена, что не могла ни крикнуть, ни освободиться от объятий.

Наконец губы оторвались от ее лица и нетерпеливый голос шепнул:

— Я думал, что ты уже не придешь!

Только теперь Кей узнала резкий голос и выразительное лицо шкипера. Одновременно она почувствовала, что руки его опустились, а сам он отстранился. Когда первый шок миновал, она осознала ошеломляющую правду. Стараясь держать себя в руках, она сказала:

— Мне кажется вы ошиблись, мистер Бейрд!

— Белое платье, — пробормотал он растерянно. — На ней сегодня тоже было белое платье…

— И вы приняли меня за Элен, — спокойно закончила Кей. — Но, объясните… Вы и Элен?

— Я ведь говорил, что не допущу этого брака, — заявил он. — А теперь вы знаете, почему.

— Она условилась встретиться с вами? Вы должны сказать мне правду. Элен любит вас?

— Любит ли она меня? — Его глаза сверкнули, словно глаза хищника. — Если она способна понять, что для нее хорошо, а что плохо, то должна любить.

— Но… почему она выходит замуж за Айвора?

— Думаете, что я в состоянии понять? Что могу разобраться в том, что происходит у нее в голове? Айвор очень богат, верно? К тому же он чертовски привлекателен… а она молода, глупа и боится беды. Я вообще не могу ничего понять и поэтому попросил ее прийти сюда после обеда. Перед обедом мне удалось поговорить с ней. Я умолял ее, чтобы она изменила свое решение. Говорил, что она должна бросить все и уехать со мной. Правда, за душой у меня нет ни цента, мы должны были бы какое-то время переждать в Нью-Йорке, пока мне удастся что-то заработать… Конечно, на дальнейшей учебе пришлось бы поставить крест. Я знаю, что это чертовски мало для такой девушки, однако во сто крат лучше, чем супружество с этим…

Он не закончил фразу и крепко сдавил ее плечо. В двадцати шагах от них на дорожке, ведущей к дому, мигнул огонек сигареты, а затем появился высокий, стройный силуэт Айвора Дрейка.

— Дон, — сказал он, подходя, — сегодня я ночую в павильоне на острове. Приготовьте мне там постель. А при случае вы могли бы распаковать мои вещи. — Он сунул руку в карман и вытащил связку ключей.

Взгляд его темных глаз переместился на Кей.

— Кстати, — бросил он в сторону Дона, — надеюсь, вам было приятно поболтать с мисс Уинярд, но это был ваш последний разговор. Я плачу вам, Дон, не за то, чтобы вы развлекали моих гостей.

Дон какое-то время смотрел на него, а потом очень спокойно сказал:

— О'кей! — и удалился.

Когда он исчез из вида, Айвор отшвырнул недокуренную сигарету и подошел совсем близко к Кей. Вся еще в лихорадочном возбуждении после разговора с Доном, она вдруг ощутила необъяснимый страх.

— Ты стала еще прекрасней, Кей, — сказал он тихо. Его руки скользнули к ней. Она хотела оттолкнуть его, но не смогла пошевельнуться.

— Еще прекрасней… Ты все так же неиспорчена… — Его пальцы блуждали по ее обнаженным плечам.

— Я был тогда слишком легкомысленным, не так ли? Разжигал тебя вместо того, чтобы уважать девичью скромность. А потому казался чудовищем, пожирающим невинных девушек. И теперь ты приехала, чтобы спасти племянницу от судьбы более горькой, чем смерть… Разве не так?

Он усмехался, обнажив мелкие белые зубы.

— Но на твоем месте, Кей, — продолжал он, — я предпочел бы наслаждаться солнцем. Потому что тебе не удастся выполнить свое намерение, дорогая!

Она взглянула на него.

— Откуда такая уверенность?

— Я считаю Элен одной из прекраснейших женщин и хочу, чтобы она стала моей женой. И она ею станет!

— А она хочет выйти за тебя замуж?

— Это интересный вопрос. Ну, и сама Элен — интересная особа.

— И она любит тебя?

— Любит? — Он расхохотался. — Или ты думаешь, что после Розмари я способен еще раз жениться на женщине, которая меня любила бы?

Луна висела над спокойной гладью залива. В ее мягком свете Кей хорошо видела его лицо и кривую циничную усмешку на нем.

— Бедная маленькая Кей! Вы, порядочные девушки, потрясающе наивны! Ты вообразила себе, что это я довел Розмари до смерти, да еще наслаждаюсь при этом ее страданиями. Ты никогда не поймешь, что это она всегда преследовала меня! Поверь мне, Кей, это просто чудо, что не я выбросился из окна!

Кей смотрела на него и чувствовала, что ненавидит этого человека все сильнее.

— Я думаю, ты знаешь, что Розмари вела дневник, — сказала Кей. — Перед тем как покончить с собой, она переслала его мне.

— Уж не та ли маленькая зеленая книжица, которую ты держала в руках?

— Наверное, тебе будет интересно узнать, что я намерена дать почитать его Мод? И сделаю это сегодня же.

— Так ты ей его еще не показывала? — Айвор засмеялся. — Хочу предупредить тебя, что вряд ли это сработает. У твоей сестры достаточно рассудительности, чтобы есть филе миньон, пусть даже остывший. Так что излияния душевнобольной не произведут на нее должного впечатления.

— Ох и дрянь же ты, Айвор! То, что Мод сносит твои «благодеяния», оказываемые Гилберту, еще не даст тебе права…

— Прекрасная Кей! Я не говорю, что купил твою сестру. Я только утверждаю, что ни Мод, ни тем более Гилберт не встанут на моем пути, независимо от твоих поступков. Оставайся лучше в роли тактичной сестры и не морочь Мод голову.

— К чему ты, собственно, клонишь?

Он подошел к ней ближе.

— Я вовсе не хочу быть грубым, дорогая. Однако ты сама вынуждаешь меня говорить нелестные вещи в адрес Чилтернов, а потом сердишься.

Руки Айвора крепко обвили девушку. Притянув к ссбе, он поцеловал ее. Решительным движением Кей вырвалась из его объятий. Айвор взглянул на нее с недоверием.

— Хмм… Сдастся мне, что рапсодия уже отзвучала. Верно? Ну, я не намерен конкурировать с собственным матросом.

Кей подняла голову, долгим взглядом посмотрела ему прямо в глаза, потом пожала плечами, повернулась и медленно пошла к дому.

Она остановилась на залитой лунным светом террасе, вошла в гостиную. В полном одиночестве там сидела Мод. При виде Кей она встала.

— Ну что, Кей? Ты нашла Терри?

— Нет, я не смогла догнать его. Он на паруснике:

— Кей! Ты, наверное, презираешь меня? — спросила Мод срывающимся голосом. — Считаешь, что я слепа… или еще хуже. Как мне объяснить тебе? До сих пор я и не предполагала, что Айвор, то есть, чем все это было для Терри… — Она легко дотронулась до плеча Кей. — Я прошу тебя простить мои сегодняшние слова. Я хочу прочесть этот дневник. Принеси его мне вечером, когда все заснут.

Дверь отворилась, и в комнату, насвистывая, вошел Айвор.

— Ох-хо! Молодежь отправилась развлекаться, а дорогой инвалид удалился на отдых. Нам, увы, остается только бридж.

Захваченные врасплох женщины не протестовали, и Айвор пригласил четвертым игроком Алисию Ламсден.

Он играл в своей обычной манере — темпераментно, с блеском.

Спустя какое-то время подошла горничная и сообщила, что мисс Элен сама поможет мистеру Гилберту лечь в постель, так что сиделка не понадобится.

Партия в бридж продолжалась; Кей все больше присматривалась к дальней родственнице Айвора. Всякий раз, когда он обращался к ней с любым, самым пустячным вопросом, лицо женщины прояснялось, глубоко посаженные глаза ловили каждое его движение.

«Ага, — думала Кей. — Похоже, сиделка не очень-то расположена к семейству Чилтернов. И значит, Алисия Ламсден — еще одна жертва Айвора».

Только в половине двенадцатого Айвор предложил закончить игру и без лишних слов отослал сиделку. Затем он пожелал Кей доброй ночи, после чего обнял Мод за плечи и шутливо сказал:

— Мод, как хорошая теща, пожалуйста, проводите меня и помашите рукой, когда я отплыву на остров.

Как только они исчезли за дверью, Кей поспешила к себе.

Она была раздражена и обеспокоена. Мод со всей определенностью согласилась прочесть дневник бедной Розмари — это уже можно было считать победой.

Кей выдвинула ящик комода, пошарила рукой под бельем, потом вытащила белье из ящика и внимательно осмотрела дно. Дневника на месте не было.

Кей взглянула на открытое окно и выругала себя за легкомыслие. Почему она не заперла комод на ключ? Нетрудно понять, что произошло. Ведь она сказала Айвору, что намерена показать дневник сестре. Что бы он ни говорил о своем влиянии на Мод и Гилберта, читать дневник он бы им не позволил. Но дневник нужно вернуть! В этот миг она услышала шум двигателя у пристани. В лунном свете ей хорошо была видна удаляющаяся моторка. Айвор успел отплыть.

Она вспомнила, что видела на причале маленькую байдарку — на ней легко доплыть до острова! Кей переоделась в спортивный костюм и взглянула на часы — без десяти двенадцать. Заперев дверь, она осторожно выскользнула в гостиную. На веранде никого не было, и Кей быстро перебежала газон. Послышался звук чьих-то шагов, и она присела за кустами гибискуса. Это Мод, проводив Айвора, возвращалась домой.

На причале по-прежнему были развешены купальные костюмы, машинально Кей отметила, что здесь что-то изменилось. Только спустя некоторое время она поняла: исчезла серебристая купальная шапочка Элен.

Пришвартованная к причалу, покачивалась моторная яхта, а рядом с ней, как маленькая скорлупка, подпрыгивала на волнах маленькая байдарка. Отсутствовала только парусная яхта, это означало, что Терри еще не вернулся.

Усевшись в байдарку, она оглянулась. Вилла была погружена в полную темноту, за исключением ярко освещенного окна гостиной. Слева, прилепившийся к скале, белел маленький домик, где жил Дон Бейрд. В окне горел свет — видимо, шкипер еще не ложился.

Кей отчалила от берега и направила суденышко к острову, на котором отчетливо виднелись очертания летнего павильона Айвора. В заливе царила тишина. Лишь с моря донесся какой-то всплеск, отчетливо прозвучавший на фоне мерных ударов весла… Снова всплеск! Может быть, кто-то из поздних пловцов тренируется в заливе? А может, рыба играет? Плеск больше не повторялся, и Кей услышала далекий рокот мотора.

Кей увеличила темп и через несколько минут добралась до маленькой пристани. Кое-как привязав байдарку, она взбежала по ступеням, ведущим от пристани к павильону. И снова в тишине прозвучал негромкий звук работающего мотора. Наверное, это Айвор решил совершить прогулку по заливу перед сном… Ах, черт! Дневник у него наверняка с собой! Ну ничего, она подождет. Кей прошла в павильон, а когда отворила дверь, то замерла на пороге.

Посреди роскошной гостиной стояла Симона Морли. Каштановые волосы были рассыпаны по оголенным плечам. Девушка не скрывала язвительной иронии.

— Как поживаете, мисс Уинярд? — спросила она. — Выступаете в роли ночного сюрприза для Айвора? Мне очень жаль, что я появилась так не вовремя! Или вы приехали вместе с ним?

— Вы ошибаетесь. Впрочем, насчет сюрприза — тоже, — холодно ответила Кей.

— Неужели? — протянула Симона. — Но в таком случае, где же Айвор? Не больше четверти часа назад я слышала, как его лодка отчалила от берега. Потом звук мотора затих.

— Айвор должен быть где-то в заливе. Поднимаясь сюда, я слышала звук мотора.

— Слышали мотор? — Симона подошла к окну. — Да, похоже, действительно…

Симона резко повернулась.

— Этот звук… он доносится не от залива. Это ближе, гораздо ближе… и моторка стоит на месте. Что-то здесь не так!

С этими словами девушка выбежала из комнаты. Кей поспешила за ней. Они быстрым шагом прошли вдоль невысоких скал, нависших над берегом.

Странное чувство овладело ею. Бог знает куда и зачем идет она за Симоной по узкой, крутой дорожке. Покачивающиеся на ветру темные кроны кедров казались фантастическими существами…

Внезапно Симона остановилась, и Кей едва не наткнулась на нее. Перед ними тянулась узкая полоса песчаного пляжа. Рокот мотора здесь был слышен более отчетливо.

— Моторка Айвора… видите? Вон там! Ее вытащили из воды…

Симона мягко спрыгнула на песок. Кей за ней. Вдвоем они помчались по сыпучему песку к воде.

Моторная лодка Айвора лежала на отмели с поднятым вверх рулем, нос до половины зарылся в песок. Торчавшая из воды доска акваплана выглядела, как маленькая опущенная мачта. Мотор работал на холостых оборотах, и эхо блуждало среди прибрежных скал.

Симона прыгнула в лодку и скрылась в каюте. Двигатель, фыркнув, стих.

— В каюте Айвора нет, не понимаю, почему он не заглушил мотор? А что вы думаете…

Симона не закончила фразу. Ее тело напряглось, она пристально всматривалась в поблескивающую гладь залива.

— Видите? — Она конвульсивно схватила Кей за руку. — Видите? Там! Что это?

Ее вздрагивающая рука указывала на какую-то точку на воде — в нескольких ярдах от берега.

Кей, чувствуя, как дрожь пронизывает ее тело, тоже заметила размытое, черно-белое пятно, которое мерно покачивалось на волнах.

Симона вошла в воду, даже не сняв туфель и не обращая внимания на то, что ее платье полощется в воде. Не раздумывая, Кей последовала за ней.

Симона низко наклонилась над водой. Кей, ощущая нарастающую тревогу, подошла ближе. Внезапно она увидела белый смокинг, скрюченную руку, а потом в воде проглянуло жуткое лицо. Она опустила в воду руки и коснулась чего-то холодного, скользкого.

Еле слышный голос Симоны произносил какие-то слова, которые бились в мозгу.

— Это Айвор! Боже, он мертв! Мертв!

ГЛАВА 4

Словно в кошмарном сне, они медленно подтягивали тело Айвора к берегу. Вскоре они поняли, что их страшный груз держится за что-то под водой.

— Это его нога… Он в чем-то запутался… Может, это… — Замолчав, Симона снова глубоко вошла в воду и присела в ногах Айвора. Кей перевела взгляд на полоску воды, отделяющую ее от Симоны. Что-то мелькнуло в воде рядом с трупом — что-то блестящее. Кей наклонилась, ее пальцы коснулись руки Айвора, скользнули дальше и нащупали в его сведенных пальцах мягкий предмет. С трудом освободив его, она вытащила руку из воды и посмотрела: купальная шапочка, серебристая шапочка Элен.

Кей вспомнила, как бежала за Терри и видела на перилах пристани купальные костюмы, а между ними надетую на столбик серебристую шапочку. А когда она собиралась плыть сюда на остров, то снова видела купальники, но шапочки там уже не было. И вот теперь она здесь, в руках Айвора… А он мертвый, холодный…

Скомкав мягкую ткань, Кей инстинктивно сунула ее в карман. Симона что-то вытянула из воды и бросила на песок.

— Веревка, — сказала она, с трудом переводя дыхание. — Одна из веревок акваплана обвилась вокруг ноги. Видимо, он запутался в ней, потому и упал за борт. — Симона немного помолчала и добавила:

— Приближается час прилива, мы должны оттащить тело повыше, на песок.

Спотыкаясь, они с трудом вытащили труп на берег.

— И все же, — прошептала Симона. — Может быть, он еще жив?

Она опустилась на колени возле трупа и лихорадочно начала делать искусственное дыхание.

Никакие усилия не могли вернуть Айвора к жизни. Кей знала это. Айвор Дрейк запутался ногой в веревке акваплана, свалился за борт и утонул. Вот такой невероятный факт!

Утонул случайно.

Она отчаянно цеплялась за эту мысль. Конечно же, произошел несчастный случай! Но как оказалась у него в руках шапочка Элен? По всей видимости, она просто упала в воду, а прилив принес ее сюда на остров. А Айвор заметил ее в воде, перегнулся через борт, чтобы выловить, запутался в веревке и упал…

А зачем, в таком случае, она поспешила спрятать шапочку от Симоны? И если это просто несчастный случай, то откуда у нее такой пронизывающий страх? Кей почувствовала, что больше не в состоянии наблюдать за бесплодными попытками Симоны и отвернулась.

До ее слуха донеслись ритмичные всплески — кто-то плыл к берегу. В свете луны вырисовался силуэт человеческой фигуры… девушки в белом купальном костюме. С минуту фигура стояла в воде неподвижно, наклонившись вперед и всматриваясь в толщу воды, потом начала медленно приближаться к ним. Когда она подошла достаточно близко, Кей узнала Элен. Элен в купальнике, но без шапочки на голове. Похоже, что Элен приплыла сюда в поисках своей шапочки. Но откуда она могла знать, что именно здесь найдет ее?

Кей тихо окликнула ее:

— Элен!

Девушка замерла, испуганно вскрикнув.

— Кей?..

Она подбежала, высоко выбрасывая из воды ноги, и только тогда заметила Симону.

— О!.. И Симона! Что здесь происходит?

Симона медленно поднялась и встала между Элен и трупом.

— Здесь ничего не происходит, Элен, — сказала она. — Во всяком случае, ничего такого, чтобы могло тебя заинтересовать… Это Айвор… Он, как видишь, мертв. Он утонул.

Ее слова, казалось, оглушили Элен. Только минуту спустя она мокрой рукой вцепилась в плечо Кей и больше не отпускала.

А потом в этой гнетущей тишине снова зазвучал сдавленный голос Симоны:

— Что же ты молчишь, Элен? Даже не стараешься хоть как-то показать, что его смерть тебя расстроила?

Рука Элен на плече Кей дрожала.

— Перестань, Симона! — прошептала девушка. — Умоляю тебя, перестань!

— Ага! Хочешь, чтобы я пощадила твои чувства? Ты с ума по Айвору сходила, не так ли? Ты же собиралась за него замуж по великой любви, а то, что он был богат, для тебя значения не имело! Это же должен был быть идеальный брак… с Доном Бейрдом в придачу! — Глаза Симоны горели, как у кошки. — А теперь ты осталась в дураках! И все ваше чопорное семейство тоже!

Кей подошла к ней и резко тряхнула за плечо.

— Хватит, Симона! Прекратите!

— Да ведь ей плевать на все это, — истерично выкрикнула девушка. — Айвор мертв, а ей на это плевать!

Она отвернулась и опустилась на колени перед телом Айвора.

Наступившую тишину прерывали лишь хриплые рыдания Симоны, в то время как Элен словно застыла.

Глядя на эту сцену, Кей вспомнила приезд Айвора и его появление в ее комнате. Как он тогда сказал? «…три грации, а может, три парки? Прошлое… Настоящее и Будущее». Эти вдруг вспомнившиеся слова приобрели совсем иной смысл: Кей — это прошлое, Элен — будущее, следовательно, Симона — настоящее…

Но это потом. Надо же что-то сделать. Нужна помощь. Словно в ответ на ее мысли с моря раздался голос Терри:

Возвращайся на Бермуды,
Воротись на острова…

— Терри! — Элен побежала к воде. — Терри! Терри!

Кей напряженно всматривалась в темноту, туда, где находилась вилла Айвора, которой он почему-то дал название «Шторм». В сумраке вырисовался силуэт парусной яхты, которая, обогнув остров, направлялась к пристани.

Симона, Кей, Элен… а теперь еще и Терри! Неужели только случайное стечение обстоятельств привело их к этому странному «возвращению на острова?» Кей увидела, как упал свернутый парус, раздался всплеск брошенного якоря, и Терри прямо с борта прыгнул в воду. Через несколько минут голова юноши показалась из воды. Элен бросилась навстречу брату.

— Терри! Слава Богу, что ты здесь! — воскликнула она, помогая ему выбраться на берег. Терри перевел удивленный взгляд с Элен на Кей и обратно.

— Что тут происходит? Что вы здесь делаете? — спросил он. И вдруг заметил Симону. — Симона! И ты? Что тут происходит?

Девушка медленно отступила в сторону.

— Вот… — чуть слышно обронила она, указывая пальцем на лежащий труп. Юноша быстро подбежал к телу, встал на колени. В свете луны было видно, как ужас исказил черты его лица.

— Это Айвор… Он мертв?!

— Да, — тихо повторила Симона. — Он мертв.

— Как это случилось? — растерянно спросил Терри.

— Симона и я… мы обнаружили моторку на пляже. — Кей говорила, как автомат. — Мотор работал, а Айвор лежал в воде около лодки. Нога запуталась в веревке акваплана. Мы в-вы… вытащили его из воды, — добавила она с трудом. — Видимо, он зацепился за веревку и упал за борт, а лодку вынесла сюда приливная волна.

Кей замолчала.

Можно с уверенностью утверждать, что все было именно так, как она рассказала… Несчастный случай. Но все молчали. Наконец, заговорил Терри:

— Его нужно перевезти домой. Приготовьте моторку, а я займусь им…

Кей, Симона и Элен побежали к лодке. Спустя минуту к ним присоединился Терри, он нес перекинутое через плечо тело. Кей остервенело дергала веревки, стараясь освободить место на корме, но Терри удержал ее.

— Нет, Кей! Ничего не трогай. Оставим все как есть, пока не явится полиция.

Терри прислонил тело Айвора к доске акваплана, и лодка, тихо урча мотором, двинулась к вилле «Шторм».

Мысль о полиции засела в мозгу Кей. Разумеется, полиция установит, что Айвор утонул в результате несчастного случая…

Ну, а если? Какие выводы сделала бы полиция, если бы знала?.. Их четверо, и все они покинули дом до полуночи, и в какой-то момент каждый оказался на острове. И каждый имел повод желать смерти Айвора… Она вспомнила вспышку Терри и то, как он бежал, словно безумный, на пристань. А она сама? Ее решение любой ценой воспрепятствовать этому браку, дневник Розмари?.. Где он сейчас? Симона, которая любила и подверглась унижению со стороны Айвора… Симона, такая спокойная… И наконец, Элен, которая, по ее словам, любила Айвора, но Дон Бейрд говорил… И шапочка Элен в мертвых пальцах Айвора?

Моторка подошла к пристани. Кей отметила, что среди купальников шапочки Элен не было.

— Кому-то надо сходить к Дону, — сказал Терри. — Пусть сообщит в полицию и вызовет врача. И пусть возьмет лодку, так будет быстрее.

При упоминании о Доне Элен сделала шаг вперед, но тут же остановилась. Кей, заметив ее колебания, предложила:

— Я схожу! — и побежала к маленькому домику у скал. Она ощупью нашла дверь, толкнула ее и вошла в скромную комнатку.

Дон Бейрд в распахнутой белой пижаме, почесывая волосатую грудь, сидел у стола, заваленного книгами. При звуке открывающейся двери он сорвался с места.

— Какого черта!

Увидев Кей, он быстро отступил в сторону, заслоняя постель. Но Кей успела заметить небрежно брошенное на подушки белое вечернее платье Элен.

Дон не спускал с нее гневных глаз.

— Может быть, я всего лишь матрос, нанятый на сезон, но я требую уважения. Советую вам в следующий раз стучать!

Темно-голубые глаза Дона в упор разглядывали Кей, ее мокрый костюм, обувь.

— Что случилось? Вы свалились в воду?

Кей посмотрела на него и, четко выговаривая слова, произнесла:

— Айвор мертв. Около часа назад мы нашли его тело на острове. Симона, Терри, Элен и я.

— Это невозможно! — воскликнул он. — Ведь его не могли убить… сейчас!

— Я не сказала, что Айвор убит.

— Да плевать мне на то, что вы сказали! Я знаю то, что знаю! А может, это вы?.. — он схватил ее за плечи.

— Айвор утонул, — сказала она чуть слышно. — Должно быть, он упал за борт, запутавшись в веревках акваплана. Он утонул… Мы просим вас вызвать врача и сообщить в полицию. Терри сказал, что будет лучше, если вы воспользуетесь моторкой.

Блестящие глаза Дона продолжали пристально рассматривать Кей.

— Это ваша версия, не так ли? О'кей! — Он протянул руку к телефонной трубке, поднял ее и набрал номер. — Это вы, Тим? Говорит Дон. Вы ведь полицейский врач, не так ли? Тим, вы должны немедленно приехать. Дрейк мертв. Его тело обнаружили на острове. Он утонул… Да! Хотите, чтобы я приехал за вами? Нет? Ладно!

Положив трубку на рычаг, он сказал:

— Доктор сейчас будет. Он привезет майора Клиффорда, шефа местной полиции. Они приедут на велосипедах. А где остальная компания?

— На пристани… Мы привезли тело Айвора.

Дон взял фонарь и босиком отправился к двери. Кей последовала за ним. Однако в дверях он остановился.

— Это платье Элен, — сказал он. — Вечером меня не было дома, а когда я вернулся, платье лежало на кровати.

Кей понимающе кивнула.

— Видимо, она заходила во время моего отсутствия и переоделась в купальный костюм. Я не знаю ничего другого, кроме того, что рассказал вам.

Он вернулся к кровати и взял платье в руки. Когда Дон поднял белый комок шелка, девушка слабо вскрикнула. Платье было разорвано от плеча и до самого низа, а на воротнике виднелось небольшое алое пятно. Дон посмотрел на пятно, медленно скомкал платье своими сильными руками и взглянул на Кей полными муки глазами.

— Вы ничего не видели, мисс Кей. Абсолютно ничего. Вы меня понимаете?

Он выдвинул ящик письменного стола, сунул туда скомканное платье и запер ящик на ключ. А потом еще раз спросил:

— Вы меня хорошо поняли?

Кей кивнула. Он взял ее под руку — она ощутила литые мышцы — и потянул к двери.

Они поспешили к пристани.

Терри, Симона и Элен стояли на том же месте у причала. Кей взглянула на них и вдруг почувствовала, что земля уходит из-под ног. От виска Элен к щеке тянулась длинная красная царапина.

Никто не произнес ни слова. Дон подошел к причалу и направил луч фонаря на труп Айвора, лежащий на корме моторки. Потом, погасив фонарь, он повернулся к остальным.

— Доктор будет здесь через несколько минут, — сказал он. — Вместе с майором Клиффордом. — Его глаза, внимательно наблюдавшие за четверкой, остановились на Элен. Он пошел к ней и сжал своей сильной рукой ее пальцы.

— Вы, девочки, идите домой и переоденьтесь, — сказал он. — Будет достаточно, если со мной останется Терри…

Он запнулся, его взгляд задержался на тропинке, ведущей к вилле, прямо к ним по дорожке шла женщина.

Кей узнала Мод. Сестра приблизилась и оказалась в круге света, очерченного фонарем. Высокая, элегантная, с ниспадающими на плечи темными волосами, она выглядела совершенно неуместно в наброшенном прямо на ночную рубашку зеленом халатике.

— Я слышала голоса, — сказала Мод спокойно, — и хотела убедиться, что все в порядке.

— Не все в порядке, — резко ответил Дон. — Мистер Дрейк мертв. Его труп найден на острове. Он утонул.

В течение нескольких секунд все внимание Кей сосредоточилось на Мод. Та подошла к Элен и положила руку на плечо дочери.

— Элен, дорогая моя, — сказала она чуть слышно. — Бедная девочка! — Кей заметила, как взгляд Мод на секунд у задержался на царапине у виска дочери. А затем совсем другим тоном Мод добавила: — Возвращайся домой, дитя мое. Ты простудишься в этом купальнике. Проводи ее, Кей. И вы, Симона, тоже должны вернуться домой.

Однако на ее слова никто не отреагировал.

— Я сообщил врачу, — сказал Дон. — Он вот-вот приедет вместе с майором Клиффордом.

— И правильно сделали, Дон.

Под взглядом присутствующих, Мод отошла от дочери и направилась к моторке. Она стояла над лодкой и смотрела, потом перевела взгляд своих серых глаз на Кей, а затем на Симону.

— Наверное, нам лучше пока остаться здесь, — сказала она спокойно. — Я думаю, что прежде, чем сюда явится полиция, нам следует кое-что обсудить.

Все стояли неподвижно, глядя на Мод, а она продолжала, медленно и четко выговаривая слова:

— Совершенно ясно, что произошел несчастный случай… трагический случай. Но майор, по всей вероятности, захочет узнать, что делал каждый из нас и где он находился. — Она сделала короткую паузу. — В таких случаях легко поспешить и все перепутать. Поэтому нам следует сейчас все уточнить.

Кей не верила своим ушам. Зачем Мод говорит это? А та продолжала, глядя на сестру:

— Терри плавал по заливу на паруснике. Я знаю об этом. Но Айвора обнаружила ты, Кей. — Голос Мод был очень спокойным. — Каким образом ты попала на остров?

Кей чувствовала, что внимание собравшихся сосредоточилось на ней. Но не могла же она говорить о дневнике Розмари?! Стараясь, чтобы голос ее звучал как можно спокойнее, она сказала:

— Ты помнишь, Мод, о… о той книге? Я говорила тебе о ней. Так вот, когда я хотела принести ее тебе, то обнаружила, что она исчезла. Я решила, что ее взял Айвор, поэтому и отправилась на остров.

Выражение лица Мод не изменилось.

— И ты нашла ее, Кей?

— Нет. Если книгу взял Айвор, то она должна быть при нем, а может быть, где-нибудь в лодке.

— Мы должны найти ее, — решительно заявила Мод. — Как она выглядела?

— Маленькая, в переплете из зеленой кожи. Что-то вроде записной книжки.

— Дон, будьте так добры, поищите в лодке.

Никому не пришло в голову оспаривать право Мод распоряжаться. Дон включил фонарик и спрыгнул в лодку.

Внезапно прозвучал голос Терри:

— Кей не одна была на острове, — его челюсти были крепко сжаты, когда он повернулся к Симоне. — Симона тоже была там.

Симона несколько долгих секунд смотрела в полные вызова глаза юноши, но ничего не сказала.

За нее ответила Кей.

— Симона была со мной. Я встретила ее на пристани. Она искала тебя, Терри. Это я попросила ее съездить со мной на остров, чтобы помочь мне. Я думала, что она отвлечет Айвора разговором, пока я буду искать.

Кей сама не понимала, что заставило ее солгать. Может быть, то, что Симона казалась сейчас такой беззащитной, а может быть, потому, что для Терри было бы ударом узнать, что Симона ночью отправилась к Айвору…

Терри, растерянный и смущенный, хотел что-то сказать, но Мод прервала его.

— Все было так, как сказала Кей, Симона?

Девушка окинула Кей долгим взглядом и после недолгого колебания ответила:

— Да, я поехала на остров с Кей.

Опустив голову, Мод внимательно рассматривала свои руки, не поднимая глаз, она сказала:

— А ты, Элен?

Терри провел руками по мокрым волосам и быстро сказал:

— Элен была со мной на яхте, мама. Я подобрал ее с пристани… точно не помню, во сколько… Пожалуй, в одиннадцать, может, чуть позже. Во всяком случае, до того, как отошла моторка с Айвором.

Кей была убеждена, что ее племянник лжет. Элен приплыла совсем с другой стороны. Симона тоже должна была понять это. Кей бросила быстрый взгляд на сестру и поняла, что ту тоже не убедила наивная ложь Терри. Однако все молчали.

Закончив поиски, на причал выбрался Дон Бейрд. Видимо, он слышал все, так как во взгляде, который он бросил на Терри, была видна благодарность.

Услышав эту вторую ложь, Кей сообразила, что к чему. Никто и не пытался сделать вид, что верит, будто действительно произошел несчастный случай. Это просто генеральная репетиция перед встречей с полицией.

— Ну как? — спросила Мод. — Вы нашли эту книжку?

— К сожалению, нет. В лодке ее нет.

— Жаль, — коротко сказала Мод. — Однако, коль скоро книжка не обнаружилась, думаю, что о ней вообще не стоит упоминать, не так ли?

Дон взглянул на Мод и, не дожидаясь вопросов, сказал:

— Если вы хотите знать, где был я, то могу сообщить, что я находился у доктора Торна. Я отправился туда на велосипеде, в одиннадцать пятнадцать, и вернулся минут за пять до того, как мисс Уинярд посетила меня. Надеюсь, доктор Торн подтвердит мои слова.

Губы моряка искривила чуть заметная усмешка.

— Коль скоро миссис Чилтерн занялась дознанием, я могу несколько облегчить ей задачу. Насколько я понимаю, это называется алиби. В моем случае его подтвердит полицейский врач.

ГЛАВА 5

Оставив Дона на пристани, все отправились в дом. В своей комнате Кей сбросила мокрую одежду, насухо вытерлась мохнатым полотенцем и переоделась в теплый свитер и шерстяную юбку. Там, на пристани, ее ни на минуту не оставляла мысль о купальной шапочке Элен. Теперь она вынула ее из кармана и внимательно осмотрела. Шапочка была разорвана — от макушки до самого низа. В первую минуту она хотела пойти к Элен и потребовать объяснений, но решила, что каждую минуту может нагрянуть полиция и разговор лучше отложить.

После случая с дневником она решила не доверять ящикам комода. На каминной полке стояла большая ваза из кованой меди. Кей засунула шапочку в нее.

Спустившись вниз, она застала всех обитателей «Шторма», чинно ожидавших появления полиции. Здесь были Терри в толстых гольфах, Мод, Гилберт в своем инвалидном кресле и скромно стоявшая в стороне Алисия Ламсден. Теперь уже не Мод была главной фигурой, а скорее Гилберт. Парализованные ноги ничуть не умаляли его значимости и достоинства.

Спустя минуту в гостиную вошли Элен и Симона.

Испытующий взгляд Гилберта задержался на дочери.

— Элен, — сказал он, — Я бы не хотел, чтобы ты прошла через все это.

Лицо Элен было неподвижным, как маска.

— Спасибо, папа, — ответила она, — но позволь мне остаться.

— Хорошо. — Пальцы Гилберта постукивали по подлокотнику кресла. — Доктор Торн и майор Клиффорд уже на месте и заканчивают осмотр. С минуты на минуту они будут здесь. — Он сделал небольшую паузу, а потом сказал, словно подводил итог: — Это жестокий удар для всех нас. Однако мы должны приложить все усилия, чтобы облегчить работу полиции…

Прежде чем он закончил фразу, дверь гостиной отворилась, и на пороге возник молодой мужчина лет тридцати пяти в спортивной куртке и серых фланелевых брюках. Его темное загорелое лицо, черные, широко расставленные глаза показались Кей знакомыми.

— Пожалуйста, входите, доктор, — пригласил Гилберт.

«Ага, — подумала Кей, — значит, это доктор Торн. Полицейский врач».

— Майор Клиффорд остался на пристани, — пояснил доктор. — Но сейчас он будет здесь. Мне очень жаль, что я вынужден причинять вам беспокойство, господа, но у меня есть несколько вопросов.

Алисия Ламсден, до этого молчавшая, неожиданно заговорила.

— Вопросы? — протянула она. — Я не понимаю, что здесь…

— Разумеется, мы должны будем все объяснить, — прервала ее Мод. — Обычно при трагических случаях возникает необходимость опросить свидетелей.

— Вы совершенно правы, миссис Чилтерн, — сказал доктор, бросив внимательный взгляд на сиделку.

— Но ведь известно, что… Дрейк утонул! Разве это не так? — спросил Терри.

— Разумеется, здесь не может быть никаких сомнений. Или у вас другое мнение? — Взгляд доктора задержался на лице Кей.

— Я слышал, что вы первая обнаружили труп, мисс Уинярд. Это так?

Откуда он знает ее фамилию? И почему ей знакомо его лицо?

— Да. Я и мисс Морли.

— Есть несколько моментов, которые я, как полицейский врач, хотел бы выяснить. Мы можем поговорить с вами с глазу на глаз?

— Вы знакомы с этим домом, доктор, — сказал Гилберт, — пройдите, пожалуйста в библиотеку.

Библиотека была, скорее, не библиотека, а комната для игр и отдыха. На низких столиках лежали газеты и иллюстрированные журналы. В углу на столе стоял большой проигрыватель, вокруг в беспорядке были разбросаны пластинки.

— А ведь мы с вами уже знакомы.

— Да-а… — протянула она. Если бы она могла вспомнить!

— Я отлично понимаю, что Чилтерны нервничают. Поэтому и предпочел поговорить с вами наедине. Мне хотелось бы, чтобы вы ответили, только коротко и самую суть, в каком положении находилось тело в тот момент, когда вы его обнаружили?

Кей почувствовала облегчение. Стараясь говорить спокойно, она рассказала все, что, по ее мнению, могло интересовать полицию. Когда она закончила, он сказал:

— Еще одна деталь, мисс Уинярд, как я понял, мотор лодки работал… Вы не ошиблись?

— Да. Работал.

— И вы предполагаете, что мистер Дрейк остановил лодку, по какой-то случайности запутался в снастях акваплана, упал за борт и утонул. А судно, никем не управляемое, дрейфовало, пока прилив не вынес его к острову?

— Пожалуй, да. Я так думаю…

— Мистер Дрейк много пил в этот вечер?

— Несколько коктейлей перед обедом, потом… В общем, как обычно.

— Хмм… Выглядит довольно правдоподобно, — задумчиво проговорил Торн и вдруг спросил: — Верно?

— Что вы имеете в виду?

— Все выглядит именно так, как если бы это действительно был несчастный случай.

— Но это же очевидно!

— Очевидно? В таком случае, может быть, вы объясните мне еще одно обстоятельство? Почему все в этом доме убеждены в том, что Айвор Дрейк убит?

Эти несколько слов, произнесенные скучным, ровным голосом, застали Кей врасплох. Она с видимым усилием заставила себя говорить.

— Не понимаю, о чем вы, доктор?

— Дорогая мисс Уинярд! Я ведь не слепой и не вчера родился. У всех Чилтернов это написано прямо на их физиономиях, причем большими буквами.

Стараясь сохранить спокойствие, она холодно ответила:

— Это абсурд! И если вы считаете, что вам удастся поймать меня в столь незамысловатую ловушку…

— Я не расставляю вам ловушек и меньше всего стараюсь вас обмануть. Меня интересует правда, — он сделал паузу. — Мне кажется, вы забываете, что я полицейский врач и уже успел осмотреть тело.

— Но ведь вы не обнаружили ничего такого, что могло бы натолкнуть вас на мысль…

— Напротив. Обнаружил. — Он провел рукой по своей темной, растрепанной шевелюре. — Будет лучше, если я поделюсь с вами кое-какими наблюдениями. Итак, во-первых, на правом виске Айвора я обнаружил кровоподтек и глубокие царапины на коже. Удар не был достаточно силен, чтобы убить мистера Дрейка, но его хватило, чтобы он потерял сознание. Конечно, вы можете возразить, что мистер Дрейк мог удариться при падении, скажем, о борт лодки, верно? Но так же может быть, что его кто-то ударил, не так ли?

— М-может быть… я не знаю…

— Во-вторых, на лице и шее Айвора видны многочисленные ссадины и царапины. Одним словом, у меня сложилось впечатление, что все эти повреждения были нанесены мистеру Дрейку до его смерти, и что это следы чьих-то ногтей и пальцев.

Кей вспомнила поцарапанную щеку Элен и ее разорванное платье. И это алое пятно на белом шелке…

Между тем, доктор продолжал:

— Если в процессе расследования не будет установлено, что Айвор в тот вечер с кем-нибудь подрался, объяснить происхождение этих отметин будет трудно.

— Послушайте! Царапины, ссадины… Я понимаю. Но… неужели вы допускаете, что кто-то из Чилтернов мог пойти на убийство? Они были так признательны ему!

— Так признательны! — повторил Торн с иронией. — Значит, вы непременно хотите, чтобы я указал и мотив преступления?

Говоря это, он сунул руку в карман куртки и протянул Кей маленькую записную книжку в переплете из зеленой кожи.

Дневник Розмари!

— Вам не кажется, что это вполне могло служить мотивом?

Несколько мгновений она была не в состоянии собраться с мыслями… Откуда у этого человека мог оказаться дневник?

— Из записи, сделанной на первой странице, которую Розмари адресует вам, можно заключить, что дневник является вашей собственностью. Следует также предположить, что вы взяли дневник с собой, преследуя какую-то определенную цель. Какую? Догадаться не трудно. Я думаю, что не хотели допустить брака вашей племянницы и Дрейка. — Он вдруг улыбнулся открыто и широко. — Ну что ж! Этот брак с полной определенностью не состоится, не так ли?

Она беспомощно смотрела на него.

— Где… Как вы его нашли? — спросила она, запинаясь.

— Я только что нашел его на пляже. Я заканчивал осмотр тела, когда Клиффорд позвал меня. Я пошел к нему и в свете фонаря заметил книжку, торчащую в густых кустах юкки. Кто-то забросил ее туда.

— И майор Клиффорд, он тоже видел дневник?

— Нет. Майор его не видел.

— Но… вы рассказали ему?

— Я подал ему отчет.

— Вы сказали ему, что подозреваете убийство? — спросила Кей.

— В мои обязанности входит составление отчета об осмотре трупа. Детальный отчет я подам после вскрытия.

Он раскрыл дневник и начал читать. Спустя некоторое время он отложил книжку и посмотрел на Кей.

Ее поразила перемена, произошедшая с ним. Каким-то скрипучим голосом он спросил:

— Вы не помните, откуда мы знакомы, верно? И это не удивительно. Мы виделись только раз, когда вы, мисс Уинярд, были здесь, на Бермудах, три года назад. Мы познакомились в доме Розмари Пауэлл.

Она вспомнила. Это было в первые дни ее знакомства с Айвором. Они пришли на коктейль к Розмари. Там она и встретила этого смуглого, темноволосого человека, который ушел сразу же после их прихода.

— Я хорошо помню вас, — продолжал он. — Может быть, потому, что вы исключительно привлекательная женщина, но, главным образом, потому что Розмари много говорила мне о вас. Тогда я был убежден, что вы просто ищете приключений. Позже, когда я понял, что вы сумели разглядеть его сущность и ушли, я стал симпатизировать вам еще меньше, потому что, порвав с Айвором, вы бросили ему на растерзание Розмари.

— Но я в самом деле не понимаю, почему…

— Может быть, вы поймете лучше, если я скажу, что знал Розмари почти с детства. И до того, как она познакомилась с Айвором…

Голос его прервался, и только костяшки пальцев на сжатых кулаках побелели.

— Я надеялся, что она выйдет за меня замуж. Но появился Дрейк…

Он крепче сжал в руках дневник Розмари.

— Мне нелегко было смотреть на ее страдания, когда вы встретились с Айвором, и на душевный разлад, который с ней произошел, когда вы ушли от него.

— Но ведь я ее предостерегала! Я старалась открыть ей глаза. Я… — Она умолкла, удивленная тем, что оправдывается перед этим человеком.

— Наверное, все так и было, — сказал он тихо. — Однако вам не удалось помешать замужеству Розмари. И когда я прочитал отрывок из дневника, я почувствовал, что ненавижу Айвора больше, чем мог себе представить.

— Почему вы говорите это именно мне?

— Потому что чувствую, что должен сказать. Все эти годы я считал вас ответственной за то, что случилось с Розмари, а теперь… теперь мне кажется, что я ошибался.

Он замолчал, облизал пересохшие губы и продолжил:

— Теперь Дрейк мертв. Я обязан установить, не было ли здесь совершено убийство, — сказал он со слабой улыбкой. — А если да, то обязан передать убийцу в руки правосудия. Это ставит меня в двусмысленное положение. Видите ли, мисс Уинярд… как частное лицо я полностью на стороне того, кто уничтожил эту дрянь.

Странно, но прежняя враждебность исчезла. Теперь они хорошо понимали друг друга.

— Но почему, в таком случае, вы сказали майору, что подозреваете убийство?

— Я не говорил этого. Я только сказал, что, как врач, ознакомил его с результатами осмотра. Но не думайте, что это имеет какое-то значение. Майор Клиффорд далеко не глуп и умеет делать выводы из того, что видит сам. Что же касается записок Розмари, то…

Он протянул ей дневник. Кей автоматически взяла его и сунула в карман.

— Благодарю вас, доктор. Честное слово, мне трудно выразить…

Но вспыхнувший было огонек симпатии погас. Полицейский врач допрашивал ее как потенциальную виновницу преступления. Доктор встал, чуть заметно кивнул и сказал:

— Пожалуй, это все. Теперь мы можем присоединиться к остальным.

ГЛАВА 6

В гостиной во всем великолепии белоснежного полицейского мундира господствовал майор Клиффорд: могучие плечи, рубленые черты лица, сталь в глазах…

— Это моя сестра, Кей Уинярд, майор, — сказала Мод.

— Приветствую вас, мисс Уинярд, — прогремел майор. — С доктором говорили? Садитесь, пожалуйста.

Кей присела у окна, рядом с Доном Бейрдом, Терри и Элен.

— Продолжим, миссис Чилтерн. Итак, Дрейк играл в бридж с вами, вашей сестрой и мисс Ламсден. Игра началась сразу же после обеда и до той минуты, когда мистер Дрейк заявил, что отправляется спать на остров.

— Совершенно верно, сэр, — голос Мод звучал ровно.

— Примерно в котором часу это было?

— Приблизительно в одиннадцать тридцать. Или около этого.

— Дрейк сразу же отправился на пристань?

— Да.

— Вы сказали, что проводили его.

— Да.

— Вы видели, как он сел в лодку?

На какую-то долю секунды Мод заколебалась.

— Мы немножко поболтали, а потом я пожелала ему спокойной ночи. Помню, когда я возвращалась, мотор затарахтел, и лодка отошла от пристани.

— Время не помните?

— Ну… наверное, прошло минут двадцать после бриджа. Или чуть больше — не знаю.

— Что вы делали потом?

— Я сразу же пошла домой.

Кей отлично помнила, что видела Мод, идущую к дому. Но было это, по меньшей мере, минут через десять-пятнадцать после того, как из окна она видела отплывающую моторку Айвора.

Десять-пятнадцать минут! А Мод утверждает, что возвратилась сразу же.

— Жаль, что вы не задержались на пристани чуть дольше. Может быть, тогда вы смогли бы услышать его крик о помощи или что-то заметить. — Майор громко откашлялся. — Итак, вы расстались с мистером Дрейком примерно в одиннадцать сорок пять.

Он внимательно оглядел всех присутствующих.

— Значит, после того, как моторка отчалила от пристани, никто из вас больше не видел Айвора Дрейка?

В комнате повисла тишина. Кей собралась с духом и сказала.

— Нет. Никто, пока я и мисс Морли не натолкнулись на его труп.

Огромная фигура Клиффорда подалась к ней.

— В котором часу примерно это было?

— Пожалуй, в двадцать минут первого.

Майор разгладил седеющие усы.

— Я полагаю, вы уже объяснили доктору Торну, какие причины заставили вас в такой час поехать на остров?

— Н-нет, — пробормотала она. — Доктор Торн не спрашивал меня об этом.

— Мы с мисс Уинярд решили поплавать по заливу перед сном, — неожиданно вступила в разговор Симона. — Когда мы подплыли к острову, то услышали звук мотора и решили посмотреть, что это.

Теперь майор уставился на Дона.

— Лодки находятся на вашем попечении, Бейрд? Все ли средства передвижения по воде регулярно швартуются у пристани?

Дон пожал мощными плечами и сказал:

— Разумеется, у пристани.

— Не на пляже?

— Это возможно, но только днем. Следить за этим входит в мои обязанности.

— И сегодняшний вечер не исключение?

— С чего бы это?

Клиффорд снова откашлялся.

— Господа, сегодня никто из вас не оставлял лодку на пляже?

Ему никто не ответил.

— А может быть, кто-нибудь купался после обеда?

— Сегодня после ленча мы все были на пляже, — ответила Мод.

— Прошу прощения, но я спрашиваю о послеобеденном времени.

— Нет, нет, майор! В это время никто на пляж не ходил. Мы играли, муж очень рано ложится спать. Терри ходил под парусом по заливу, а Элен…

— Да! Я плавала сегодня после обеда, — сказала Элен. — Примерно около одиннадцати я подплыла к яхте Терри. Но не ходила на пляж, а прыгнула в море прямо с пристани.

Кей понимала, что Элен лжет. Это было подтверждением лжи Терри.

Внимательно слушая девушку, майор разглядывал царапину на ее щеке.

— Так вы прыгнули в воду с пристани? И тогда же поцарапались? Ну что ж, резюмируем все еще раз: вы утверждаете, господа, что никто из вас не был на пляже вечером, то есть после обеда, так?

Не дождавшись ответа, майор выпрямился во весь свой огромный рост и сказал:

— Дрейк всегда был чувствителен к нарушению его территории. Не так давно он подал в суд на местных жителей за нарушение границ частных владений. Не думаю, чтобы кто-то осмелился купаться на его пляже. А теперь я попросил бы кого-нибудь из вас пойти туда вместе со мной.

— На пляж? — вырвалось у Алисии.

— Я хотел бы кое-что вам показать. Один из моих людей обнаружил там интересные вещи.

Майор подошел к двери, распахнул ее и замер, пропуская всех остальных.

В то время, как все выходили на террасу под предводительством бравого майора, Кей выкатила кресло Гилберта через стеклянную дверь коридора на ровно подстриженный газон. Там они присоединились к остальным.

По пути их нагнали двое полицейских из туземного населения, неслышно вынырнувшие из кустов. Процессия обогнула густые заросли агав и юкки, и здесь майор скомандовал остановиться.

— Прилив начался сегодня в семнадцать тридцать. Следы, которые я хочу вам показать, оставлены сегодня вечером, но не раньше. То есть примерно в то самое время, когда миссис Чилтерн… хмм… слышала, как мистер Дрейк отплывал от пристани, — произнес он довольно резко. — Сержант, фонарик!

Полисмен подал фонарь, и майор направил яркий луч на песок у самой кромки прибоя.

— Прошу! Взгляните сами, господа!

У самой воды, на песке была видна довольно широкая борозда, будто здесь тащили волоком какой-то тяжелый предмет, от дюн до самой воды.

— Кто из вас, господа, попробует объяснить мне, что это за след? — спросил майор.

Кей положила руку на плечо Мод и почувствовала, как та дрожит.

— Не знаю, достаточно ли четко вы видите, но здесь сохранились следы босых ног. Но ведь никто из вас не был здесь после обеда.

Он немного помолчал, потом кивнул самому себе и продолжил:

— Лично я думаю… Ах, да! Я еще не сказал, что доктор Торн провел предварительный осмотр тела. Так вот, на лице Дрейка обнаружены многочисленные царапины, оставленные еще тогда, когда он был жив. Похоже, что он с кем-то дрался. Кроме того, на виске имеется небольшой кровоподтек от удара.

Майор повернулся, теперь он смотрел прямо на присутствующих.

— Предположим, что Дрейк встретил здесь кого-то, и между ними вспыхнула драка, и в результате полученного удара Дрейк потерял сознание. В таком случае, лицо, напавшее на него, могло протащить его тело через пляж, а потом по мелководью до пристани. Там его погрузили в лодку, направились к острову, а на полпути выбросили за борт.

— Убийство! — истерически закричала Алисия. — Вы говорите, что Айвор был убит?

— Я лишь утверждаю, что эта гипотеза отлично согласуется с теми фактами, которыми мы располагаем. За одним исключением.

С этими словами майор повернулся к Мод. Голос его стал неожиданно мягким и тихим.

— Миссис Чилтерн, продолжаете ли вы утверждать, что видели Айвора Дрейка, отплывающего от пристани? — он сделал паузу. — Уверены ли вы в том, что это был именно мистер Дрейк?

ГЛАВА 7

В напряженной тишине внимание всех было приковано к Мод. Кей чувствовала, что будущее их всех зависит от ее ответа. Лицо Мод, за секунду до этого побледневшее, вновь разгладилось и обрело выражение покоя.

— Я уже рассказала вам все, что знала, майор, — сказала она.

— Но если вы сомневаетесь, то нет смысла повторять все с самого начала.

— А по-моему, — заверещала Алисия Ламсден, — пусть господин майор расскажет, что он думает по этому поводу. Ведь Айвор мог попрощаться с миссис Чилтерн, а потом вернуться.

— Если бы он вернулся, я бы это слышала, — спокойно сказала Мод. — А так звук только удалялся. По моему мнению, господин майор, вы придаете слишком уж большое значение этим следам. Мало ли кто мог их оставить? Я понимаю, — продолжала она мягко, — что ваше положение требует учитывать любую возможность. Мистер Дрейк был нашим близким другом, а кроме того, он должен был жениться на нашей дочери… Не человечнее ли избавить нас от всего этого?

В глазах Клиффорда вспыхнули злые огоньки.

— Я очень ценю ваше мнение, — заявил он. — Но действовать буду так, как сочту нужным.

— Очень хорошо, — сказала Мод, — Уже поздно, и я хотела бы, чтобы дети легли спать.

— Разумно. Без сомнения, всем вам, господа, сон просто необходим. — В голосе майора прозвучала плохо скрытая насмешка. — Я явлюсь сюда утром и займусь некоторыми деталями. До того времени я оставлю здесь одного из своих людей. Попрошу вас, господа, не спускаться на пляж без моего разрешения. Полагаю, что это вас не затруднит?

— Ну конечно, господин майор, — спокойно согласилась Мод.

— Алисия, проводите мистера Чилтерна, Дон, позвольте подчиненному господина майора воспользоваться вашей кухней, ладно? Пойдемте, дети! И вы тоже, дорогая Симона. Доброй ночи, господин майор!

Прежде чем уйти, Кей еще раз глянула на доктора Торна, тихо беседующего о чем-то с Доном.

Когда все вышли, Мод обратилась к Симоне:

— Дитя мое, я знаю, что ваши родители уехали. Вы переночуете у нас, в комнате Кей есть вторая кровать, и я уверена, что она охотно приютит вас на ночь.

— Конечно! — сказала Кей.

Мод легонько поцеловала Элен в щеку.

— Постарайся уснуть, моя девочка. — Затем она обратилась к Терри:

— Доброй ночи, Терри.

Побледневший юноша неловко притянул мать к себе и по-мальчишески чмокнул в щеку.

Когда они вместе с Симоной поднимались наверх, Кей чувствовала, что не сможет поговорить с Элен до утра. В спальне она мимоходом заглянула в вазу, куда спрятала шапочку. Симона не должна знать об этом.

Симона села на кровать, поджав под себя ноги.

— Возьмите пижаму, Симона, — предложила Кей.

Стянув через голову платье, Симона молча подошла к трюмо. Приподняв руками свои великолепные волосы, сев на табурет из кедрового дерева, она начала медленно их расчесывать. Не прекращая своего занятия, она спросила:

— Почему вы солгали?

— Мне казалось, вы не хотели сообщать полиции о том, что находились в павильоне Айвора. Ночью… одна.

— Говоря иначе, вы обеспечили мне алиби.

— Если вам угодно, можете определить это именно так.

— Угодно? — Симона повернулась и теперь смотрела прямо в глаза Кей. — Одновременно вы обеспечили и собственное алиби.

— Мне незачем скрывать, что я плыла на остров именно к Айвору.

— О да! Вы только хотели одолжить у него книгу! Всего лишь! — она швырнула гребень на пол. — И я должна этому верить? Так же, как и той куче лжи, которую наговорила ваша семейка? А Айвор мертв! Его убили! А вы… вы все радуетесь этому!

— Симона! Вам не следует так говорить!

— Это почему же? Ведь это правда! Я вижу вас насквозь. Айвор много мне о вас рассказывал. Вы же крутили с ним три года назад. А теперь, узнав, что он собирается жениться, примчались сюда выручать эту шлюху… Я слышала все, что сказал вам Дон на пристани, — она сжала свои тонкие пальцы в кулаки. — Вы оба старались помешать этому браку и добились этого!

Кей сидела на кровати и спрашивала себя, что и с какой целью рассказывал Айвор Симоне.

— Симона, — спросила она тихо, — вам не кажется, что слишком много людей могли желать смерти Айвору?

— Еще бы! Люди, которые завидовали ему! — Симона подалась вперед на своем табурете. — Завидовали, потому что не могли жить так, как он… Никчемные люди, такие, как Чилтерны, которые присосались к нему, как пиявки, и подсовывали свою дочку, как приманку…

Кей смотрела на девушку, и ей вдруг стало до боли жаль ее.

— А ведь вы были в него влюблены, — сказала она тихо.

— Вам-то какое дело?

— Вы его любили, а он бросил вас ради Элен.

— Ах, вот как вы себе это представляете? А вы ничем не отличаетесь от своих родственничков! Вы не в состоянии понять меня так же, как не понимали Айвора. Да! Я любила его. И он меня тоже любил. Не так, как это понимаете вы, а по-настоящему! А Элен увлекла его, признаю это, потому, что была холодна и недоступна… Мы часто смеялись над ней, Айвор и я.

Вы, наверное, думаете, что я ревновала к Элен? Из-за этой женитьбы? Какая там ревность! Неужели вы можете предположить, что это могло бы повлиять на наши отношения? — глаза девушки блестели, — Айвор никогда не женился бы на Элен после того, что произошло сегодня вечером. Вы делаете вид, что не знаете, зачем я приходила к Айвору?

— Я действительно не знаю. Откуда?

— Ну, тогда я вам расскажу. — Теперь она говорила спокойно. — Вечером я сидела дома. Примерно в половине одиннадцатого я села в байдарку и поплыла сюда, потому что знала, что Айвор здесь. Я подошла к окну и увидела, как вы играете в карты. Тогда я вернулась на пристань. В домике Дона горел свет, слышались голоса. Я заглянула туда. Угадайте, что я увидела?

Кей почувствовала нарастающее беспокойство.

— Симона…

— Вашу драгоценную племянницу! Невинную Элен вместе с Доном! Он держал ее в объятиях! Это нужно было видеть, как он ее целовал!

«Значит, Дон говорил правду», — подумала Кей.

— Теперь вы понимаете, зачем я поплыла на остров? — продолжала Симона. — О какой свадьбе могла бы идти речь, если Айвор узнал бы, что его невеста, это воплощение невинности, крутила любовь с его слугой!

Симона была права. Для Айвора, с его неуемным снобизмом и патологической страстью обманывать других, мысль о том, что обманывают его самого, была бы невыносима.

— Значит, вы поплыли на остров, чтобы рассказать Айвору об Элен и Доне?

— Разумеется! Я хотела раскрыть ему глаза, потому, что не могла больше смотреть, как Чилтерны используют его, подсовывая Элен, чтобы обеспечить себе крышу над головой.

Она помолчала и с интересом глянула на Кей.

— Как вы считаете, не заинтересует ли это все и полицию тоже? Сегодня миссис Чилтерн рассказывала майору, как все они любили Айвора, а я докажу, что их доченька обманывала его, а вся семейка его ненавидела!

Дело обстояло хуже, чем Кей предполагала. Но в то же время она не чувствовала неприязни к девушке. Странным образом Симона превратилась в совсем другого человека, такую же молодую девушку, которая три года назад так же вглядывалась в лицо Кей… Так же готовую на все ради Айвора… Напомнила Розмари Пауэлл!

— Симона! Милая Симона, — Кей ласково прикоснулась к плечу девушки, — Не торопитесь. Вы не отдаете себе отчета в том, каким был Айвор на самом деле. Да, последнее время Чилтерны многое принимали от него, но только потому, что этого хотел, в первую очередь, сам Айвор. Именно он был режиссером этого спектакля. Согласна, что в этой ситуации Чилтерны проявили себя не с лучшей стороны, но это не повод, чтобы ломать им жизнь.

— Ломать им жизнь? А что они сделали с его жизнью? Айвор мертв!

— Симона, не следует быть столь категоричной. Вы же не знаете, был ли вообще Айвор убит.

— Да это они его убили! — Губы Симоны дрожали, как у маленькой девочки. — Я… я их всех ненавижу-у!

— И Терри тоже? Подумайте, что станет с Терри?

— А мне какое дело?

— Терри любит вас…

— Меня? Терри? Да он еще ребенок. Он понятия не имеет, что такое любовь.

— Терри знает о любви гораздо больше, чем Айвор, Симона. Вы верите, что Айвор любил вас. Мне очень тяжело разрушать ваши иллюзии, но вы должны знать правду. Айвор не любил вас. Айвор вообще никого не любил, кроме себя.

Симона резко выпрямилась.

— Это ложь!..

— Нет, Симона, к сожалению, нет. Сегодня за обедом Айвор говорил о вас, чтобы помучить Терри. Он заявил, что вы водите Терри за нос, что имеете обыкновение приезжать по вечерам в павильон… что вы готовы многое позволить любому, кто купит вам такой же браслет, — она дотронулась рукой до массивной серебряной подковы на руке девушки. — Если бы мы не удержали Терри, он избил бы Айвора. Я хочу, чтобы вы знали, как любит вас Терри, если вы по-прежнему намерены сообщить в полицию, то помните, что тем самым накинете петлю ему на шею. Самый серьезный мотив убить Дрейка имел именно он.

Симона молчала, опустив голову, теребя в пальцах браслет.

— Если судьба Терри вам безразлична, подумайте о себе. Как только вы начнете говорить, то сразу же окажетесь под подозрением. У вас не меньше поводов для убийства, чем у любого из нас.

— Плевать я хотела на подозрения! И вы все врете! Айвор не мог так говорить обо мне. Тем более, перед Чилтернами.

— Спросите любого, кто сидел за столом.

— А Терри? — спросила Симона. — Он не поверил?

Кей кивнула.

Симона зябко передернула голыми плечами.

— Вот, значит, как? Ну что ж, во всяком случае, это было забавно.

Затем, протянув Кей руку, она прошептала:

— Не бойтесь, я ничего не скажу майору. Мы с вами отправились на ночную прогулку. Это все, что я знаю. Хотя майор и стреляный воробей, но из меня он ничего больше не вытянет.

— Благодарю вас, Симона! — Кей сильно сжала ее руку. — Вы приняли это достойнее, чем я сама, три года назад.

— Не стоит благодарить меня. Прошу вас, не надо больше говорить об этом сегодня, по крайней мере.

Симона отвернулась и преувеличенно внимательно стала рассматривать себя в зеркале. Кей почувствовала жалость к девушке. Хотя Симона и не позволила себе слабость в ее присутствии, она прекрасно представляла себе, что творится у той в душе.

Только позже, когда Кей легла, с соседней кровати донеслись приглушенные рыдания.

ГЛАВА 8

Кей долго лежала с открытыми глазами. Себе-то она отдавала отчет в том, что Айвор был убит. Убит кем-то из самого близкого окружения.

Но кем?

Мысли путались. Кей вспомнила Мод, уверенную, загадочную Мод, которая шла к дому через десять минут после того, как отчалила моторка Айвора. Что делала она в течение этих минут?

Или Элен! Ведь о том, что делала после обеда Элен, не знает никто…

Ничего не придумывалось, и, свернувшись калачиком, Кей незаметно для себя уснула.

Она проснулась внезапно, как от толчка. Кто-то осторожно ходил по коридору. Кей напряглась, в любой момент кто-то мог войти в комнату. Но шаги прошелестели мимо — по направлению к лестнице. Кто мог в ночной тиши блуждать по дому?

Кей не стала долго раздумывать. Тихо, чтобы не разбудить Симону, она выскользнула из-под одеяла и подошла к окну. В окне кухни, расположенной в правом крыле, горел свет. Спустя несколько минут тонкая стройная фигурка подошла к окну и опустила шторы.

Элен?!

Сейчас неважно, что делает Элен на кухне. Главное, что Кей может, наконец, поговорить с племянницей до того, как сюда явится Клиффорд.

Она достала из вазы шапочку Элен. Потом набросила халат. Симона дышала глубоко и спокойно. Тихо приоткрыв дверь, Кей выбралась в коридор. Придерживаясь рукой за стену, она добралась до темной столовой и сразу же заметила тонкую полоску света, пробивающуюся из-под двери. Кей отворила дверь и вошла.

Стоя у стола, Элен что-то гладила утюгом, что-то белое, разложенное прямо на столе.

— Элен, — тихо позвала Кей.

Девушка резко повернулась, и ее темные волосы рассыпались по плечам.

— Что ты делаешь здесь в такую пору?

Лицо Элен побледнело, а на виске отчетливо виднелись глубокие царапины.

— Я не могла уснуть, — ответила она. — Вот и решила чем-то заняться. Как видишь, глажу свои джинсы.

Кей взяла брюки и подняла их, держа двумя руками. Судя по длине и ширине в талии, принадлежали они явно мужчине. И вдруг она вспомнила, что когда вечером вбежала в домик, Дон сидел за столом в белой хлопчатобумажной пижаме.

— Скажи мне, Элен, чьи это штаны на самом деле? — спросила она спокойно. — Дона?

— Дона? Кей, ты в своем уме? — негодующе фыркнула Элен, но голос ее дрогнул. — А впрочем… Может быть, и Дона. Сама не знаю, почему соврала, испугалась, наверное, ты вошла так неожиданно.

— Послушай, Элен. Я вовсе не собираюсь читать тебе мораль. И если ты любишь Дона…

— Я? Я люблю Дона?.. — от возмущения Элен не находила слов.

— Да, Элен. Дон рассказал мне сегодня все и…

— Рассказал? Что рассказал? Почему ты веришь тому, что он говорит? Он выдумал, вбил себе в голову эту фантазию и теперь старается убедить меня в том, что и я влюблена в него. Но это же не так! Я любила одного Айвора!

— Ну да. А с Доном целовалась просто из интереса. Так?

— Целовалась?.. Кей, что ты говоришь?

— Симона видела вас. Элен, пойми, я хочу помочь тебе, но мне необходимо знать правду. Майор Клиффорд подозревает убийство!

— Этого не может быть!

— Но он считает именно так. И в первую очередь он станет подозревать тебя. Эта царапина на виске, он ее заметил. И у Айвора тоже царапины и ссадины.

— Кей! Ты что же, предполагаешь, что я царапалась и дралась с Айвором?

— Что предполагаю я, сейчас не важно. Важно, что думает по этому поводу майор. А если он найдет твое белое платье, разорванное и со следами крови?

Элен побледнела.

— Откуда ты знаешь о моем платье?

— Я видела его в домике у Дона.

Девушка вздрогнула.

— Хорошо. Я расскажу тебе. Я действительно была у Дона. Но только потому, что иначе он мне прохода не давал. Он стал говорить о своей любви, о том, что мы должны уехать вместе, словом всякий вздор, а потом, естественно, от слов перешел к делу. Обнял меня, ну и… я вырывалась, скорее всего, именно тогда порвала платье и поцарапалась.

— И что же было дальше, Элен?

— Ничего. Мне удалось вырваться. И я убежала…

— И оставила у него разорванное платье? — с горькой иронией спросила Кей.

— Это было потом. Я вернулась туда позже, чтобы переодеться в купальный костюм. Дона не было. И оставь меня в покос!

— Дон ненавидел Айвора, он сам мне об этом сказал. Так, может быть, это он его убил? — Кей пристально посмотрела на Элен. — А когда сталкивал труп в воду, замочил пижаму. Вот ты теперь ее и гладишь, чтобы отвести подозрения, а? Но ведь тебе незачем укрывать Дона от полиции, верно?

В глазах Элен мелькнуло отчаянье.

— Значит, ты не поверила мне, — сказала она тихо и вдруг, вскрикнув, схватила утюг. На белой ткани красовалось большое темное пятно. Дрожащими руками Элен поставила утюг на подставку и скомкала пижаму.

— И вообще, при чем здесь Дон? Ты сама знаешь, что в это время он был у Торна…

— Я не утверждаю, что это Дон. Но есть еще уйма вопросов, которые мы должны обсудить. Ты должна сказать мне правду, Элен!

— Что я должна тебе рассказать? Я убежала от Дона, пришла домой, вы все играли в бридж. Я подумала о Терри, о нашей ссоре. В заливе я видела парусник. Вот я и взяла купальник, переоделась в домике Дона и поплыла к Терри на яхту. Я же говорила.

— Конечно. Я помню. Но это не означает, что я в это поверила. Когда ты появилась на острове, ты плыла совсем с другой стороны. Как ты объяснишь это, Элен?

— Можешь думать все, что хочешь.

— Зачем ты приплыла на остров?

— Да просто захотела, и все!

— Неправда! Ты что-то искала. Что-то, что, как ты предполагала, должно было быть именно там. Что?

Сунув руку в карман халата, она достала купальную шапочку и, держа ее двумя пальцами, спросила:

— Может быть, это? Я ее нашла, и знаешь где? Она была зажата в руке Айвора.

Элен смотрела на шапочку, как на змею.

— В руке Айвора? Нет! Я никогда не поверю в это! — неожиданным быстрым движением она выхватила шапочку из пальцев Кей и спрятала за спину. — А если даже это и моя, то что с того? Шапочку я повесила на ограду пристани. Наверное, она упала в воду и плавала там. Айвор увидел, наклонился, чтобы достать, зацепился ногой и упал…

— А почему она разорвана?

— Разорвана? Да откуда же мне знать? Я уже сказала тебе, что шапочки не видела, а на остров отправилась вовсе не за тем, чтобы ее искать.

За дверью раздались чьи-то шаги. Элен быстро свернула штаны и тоже спрятала за спиной. В кухню, позевывая, вошел заспанный Терри с взлохмаченной шевелюрой. Несколько недоуменно он посмотрел на Кей и сказал:

— Я слышал, что кто-то прошел на кухню. Мне надо поговорить с тобой, Элен.

— Что тебе нужно?

— Ты можешь смело говорить при мне, Терри, — сказала Кей. — Я уговариваю Элен рассказать мне правду. Мы должны доверять друг другу. Она упорно твердит, что вы были вместе, но ведь это не так?

Юноша внимательно смотрел на Кей.

— Да, ты права. Это неправда. В ту ночь я вообще не видел ее.

Элен молчала, низко опустив голову.

— Терри, зачем же ты солгал матери, а потом полиции?

— Потому что нужно было выручать Элен. Перед этим я вел себя, как последняя скотина. А когда начался этот ужас, мне показалось, что я просто обязан для нее это сделать. Ты же знаешь, Элен, что я все для тебя сделаю! И полиции повторю то, что уже сказал. Но я больше не могу выносить этой неизвестности! Элен, скажи, это ты его убила?!

— Убила? — Элен истерически расхохоталась. — И ты туда же! Что это вы так упорно уговариваете меня, а? К тому же, откуда известно, что это было убийство? Клиффорд вбил это себе в голову, и только! Бред какой-то!

— К сожалению, это не бред, Элен. Нам всем придется туго, если мы не будем доверять друг другу, — печально сказала Кей.

— Да что вы ко мне привязались!

— Не надо, Элен. Я видел тебя собственными глазами в одиннадцать сорок пять, ты плыла со стороны пляжа «Шторма», а это именно то место, где, по мнению майора, убили Айвора.

— Меня? Ты видел меня?

— Да, я собирался причалить к берегу, — продолжал Терри.

— И видел тебя довольно отчетливо. Особенно твою шапочку. Кей смотрела на Элен. Губы у той дрожали, а в глазах стояли слезы.

— Но я в самом деле не…

— Элен! Не лги! Расскажи, что ты делала на пляже.

— Почему ты мучаешь меня, Терри? Ты же не полицейский. Последние слова прервались глухими рыданиями. Прижав к себе джинсы и шапочку, она вылетела из кухни.

Терри хотел броситься за сестрой, но задержался и повернулся к Кей.

— Это правда, Кей. Я видел, как она плыла. Почему она не говорит правды? Ведь она знает, что я буду стоять за нее до конца! Даже… даже если это она убила Айвора.

— Мы не должны так думать, Терри, — сказала Кей устало.

— Мы окончательно сойдем с ума, если станем подозревать друг друга. Может быть, существует какая-то иная причина ее молчания. Несколько минут назад Элен клялась мне, что любила Айвора.

— Любила? Да как она могла любить его после того, что он говорил в ее присутствии о Симоне… — он оборвал фразу. — Кей, а ведь ты тоже солгала полиции. Симона ведь не ездила с тобой на остров, так?

— Откуда ты знаешь?

— Потому что видел. Когда я заметил плывущую Элен, то изменил курс и увидел Симону в байдарке. Она гребла по направлению к острову. Ведь она была там?

— Да, Терри.

— А значит, она могла… — он замолчал. Но Кей догадалась, что он имеет в виду.

— Терри! Не торопись с выводами. Еще рано.

— Скорее, поздно.

Терри стоял перед ней — длинноногий, большой, слишком большой для своей пижамы, похожий на обиженного ребенка.

— Я с ума сходил по Симоне, Кей. Да ты сама видела. А она… Ну и пусть. Я все равно люблю ее, только понимаю, что у меня нет шансов. Она всегда будет помнить Айвора…

— Все изменится, Терри.

— Мы не в состоянии что-либо изменить. Айвор мертв. А мертвый — он много опасней.

Он посмотрел на свои переплетенные пальцы и сказал задумчиво:

— Элен… Симона… теперь и я тоже. Я весь вечер был один, ходил под парусом. Каким образом я докажу, что не убивал?

Он смотрел на Кей, словно ребенок, который искренне верит, что ему обязательно помогут.

— Что же нам делать? — спросил он неуверенно.

Кей поцеловала его в щеку и улыбнулась.

— Все будет хорошо, Терри. Держитесь с Элен за свою версию, а мы с Симоной — за свою.

— Кей, не говори Симоне, что я видел… Я не хочу, чтобы она знала, что мне известно о ней и Айворе.

— Будь спокоен, — засмеялась она. — Пойдем, Терри. Постараемся на время забыть обо всем и заснуть.

Она выключила утюг и унесла в прачечную. Потом они поднялись по лестнице и разошлись по своим комнатам.

Когда Кей скользнула в постель, Симона дышала глубоко и ровно.

ГЛАВА 9

Когда Кей проснулась, яркие лучи солнца лились в комнату через окно. Симона еще спала, пряча голову в подушках. Первой ее мыслью была забота о дневнике Розмари. Она достала свою сумочку, куда спрятала дневник, и пошла в ванную.

В доме, по-видимому, еще спали. Из столовой доносилось позвякиванье посуды, видимо, накрывали к завтраку.

Кей спустилась в столовую. В комнате никого не было, но стеклянная дверь на террасу была открыта. Взяв стакан апельсинового сока, она вышла.

За террасой тянулся газон. Желтые цветы апельсиновых деревьев и ярко-красные соцветия гибискуса радовали глаз. Благодатное время на Бермудах…

Вдруг за спиной она услышала шаги и, обернувшись, увидела тяжелую фигуру Алисии Ламсден.

— Доброе утро, мисс Уинярд.

— Доброе утро.

— Это хорошо, что я вас встретила одну. Мы можем поговорить? — спросила Алисия.

— Пожалуйста. А в чем дело?

— В сложившейся ситуации я предпочла бы говорить на эту тему с мистером или миссис Чилтерн. Но полагаю, что могу обсудить данный вопрос и с вами. — Она скрестила на груди жилистые руки. — Я не знаю, известно ли вам, что мать мистера Дрейка и моя были родственницами. Конечно, их семья была богата… Но мистер Дрейк всегда был очень добр ко мне. Его смерть — очень тяжелый удар для меня.

— Я отлично вас понимаю.

— Благодарю. Хоть кто-то в этом доме понимает меня, — она хмуро взглянула на Кей. — Я очень любила мистера Дрейка. Я бросила работу в больнице в Рочестере и приехала сюда только потому, что мистер Дрейк попросил меня об этом.

— Вы хотите вернуться в Рочестер?

— Нет, я не об этом. Я просто подчеркнула, что вынуждена работать, чтобы существовать, — она засмеялась отрывистым смехом, похожим на лай. — Может быть, Чилтерны и думают, что я останусь здесь ради них, но они заблуждаются. Я должна подумать о себе. До сих пор мистер Дрейк платил мне жалованье в конце каждого месяца. Последний чек я получила в конце прошлого месяца. Мне причитается плата ровно за две недели.

Кей старалась скрыть раздражение.

— Но ведь Чилтерны, без сомнения, вам заплатят.

— Вы уверены? — она скептически поджала губы. — Хотя семейство и жило здесь в роскоши, я-то знаю, что они бедны, как церковные крысы. Мне не верится, что они смогут со мной расплатиться.

Она чуть понизила голос.

— Разве что, со смертью мистера Дрейка все изменится…

— Что вы имеете в виду?

— Что? А вот что. Мистер Дрейк умер вчера ночью. Я не могу себе представить, чтобы Чилтерны допустили этот… несчастный случай, если бы мистер Дрейк не изменил завещание в их пользу.

Кей поняла, что эта наглая особа представляет собой куда большую опасность, чем Симона. Очень холодно она сказала:

— Я посоветовала бы вам выбирать выражения. Это клевета. По какому праву вы заявляете, что Чилтерны…

— …убили мистера Дрейка? — прервала ее сиделка. — Это полиция пришла к такому выводу, что произошло убийство. Хочу только добавить, что существует и мотив этого преступления. Я прожила с Чилтернами четыре месяца и прекрасно разобралась в их уловках. Им здесь жилось, как у Христа за пазухой, пока был жив мистер Дрейк. Так неужели они стали бы его убивать, не убедившись, что мертвый он для них гораздо выгоднее, чем живой?

Потрясенная Кей молча смотрела на наглую ведьму.

— Я полагаю, — сказала она, едва сдерживаясь, — будет лучше, если вы уложите свои вещи, мисс Ламсден. Я убеждена, что мой зять пожелает, чтобы вы немедленно покинули этот дом.

— Я и сама уйду отсюда, но не раньше, чем преступник понесет наказание. У меня есть кое-какие подозрения… Можете передать это вашим родственникам, — она снова рассмеялась хрипловатым отрывистым смехом.

Кей напряженно размышляла. Насколько опасна может быть эта мегера? Что она знает? Что она говорила о завещании? Не исключено, что Гилберт, больной и беспомощный, согласился принять от Айвора жилье и содержание, но чтобы…

Внезапно Кей вспомнила сказанное накануне Мод о том, что после свадьбы Айвор собирался назначить им ренту, на которую можно было бы безбедно жить. Кей стало не по себе. Подписал ли Айвор это распоряжение?

Она не сомневалась, что сиделка побежит к майору докладывать о своих соображениях. Тот обратится к Гилберту как поверенному в делах Дрейка, и все станет явным.

Ей оставалось поговорить с Гилбертом, предостеречь его и предупредить, что Алисия Ламсден — их враг.

Она быстро прошла по коридору и остановилась перед спальней зятя. На ее стук из комнаты спокойно предложили: «Войдите!»

Гилберт сидел на постели, опершись на подушки. Перед ним стоял поднос с завтраком. Инвалидное кресло стояло у открытой двери на террасу. По стенам были развешены фотографии о былых спортивных достижениях Гилберта в Гарварде, где он славился как бейсболист.

При виде Кей он оживился, но во взгляде сквозило беспокойство.

— Ты принесла плохие вести, Кей? Я угадал?

— Пожалуй. Несколько минут назад я уволила Алисию Ламсден.

— Как уволила?

— Обыкновенно. Но уходить она не хочет.

— О чем ты? Я что-то ничего не понимаю, — он растерянно посмотрел на нее.

— Все очень серьезно, Гилберт. Только что она прямо заявила мне, что кто-то из Чилтернов убил Айвора. К тому же она убеждена, что вам это выгодно.

Выражение растерянности на лице Гилберта сменилось иронической усмешкой.

— Так она считает, что смерть Дрейка принесет Чилтернам богатство?

— Так она заявила. По ее мнению, ты умышленно склонил Айвора к изменению завещания в свою пользу.

— В самом деле? — Гилберт говорил чуточку брезгливо. — Если это в какой-то мере может повлиять на нервы мисс Ламсден, то можешь уведомить ее, что Чилтерны в завещании даже не упоминаются. Я сам составлял завещание год назад и утверждаю, что другого завещания не существует.

— Я до сегодняшнего дня вообще ничего не знала о завещании.

Кей слегка заколебалась.

— Но вчера в разговоре Мод упомянула о ренте. Эта Ламсден — идиотка, но идиотка опасная. Я уверена, что она, задрав свои крахмальные юбки, помчится к Клиффорду докладывать о своих подозрениях.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — прервал ее Гилберт.

— Будь так добра, забери этот поднос, — попросил он, а затем указал на стоящий в углу письменный стол. — Там лежат разные документы, не подашь ли их мне?

Кей убрала поднос с завтраком и принесла бумаги.

Гилберт выбрал одну из них.

— Это брачный контракт Элен. Я составил его месяц назад по просьбе Айвора. Не вдаваясь в детали, скажу, что Айвор определил Элен солидную сумму, очень солидную.

— Но…

— Погоди минуту, Кей. Здесь пункт, о котором упоминала Мод. Послушай: «…A моему другу и тестю Гилберту Чилтерну назначаю сумму…» Ну, об этом говорить не будем, замечу, что Айвор был великодушен.

Он отложил документ и взглянул на Кей.

— Но Мод не стала тещей, а я — тестем Айвора. Эта бумага не была подписана, он должен был подписать ее в день свадьбы. А сейчас она не представляет никакой ценности, — он помолчал.

— Ты удовлетворена? Можешь успокоить воинственную сиделку. Если бы кто-то из нас намеревался убить Айвора, то подождал бы еще четыре дня до свадьбы.

Кей испытывала радостное облегчение. Бледный и утомленный Гилберт наблюдал за ее реакцией.

— А теперь, Кей, коль скоро мы покончили с этой ерундой, я хотел бы поговорить о другом. Я знаю, что ты никогда не симпатизировала мне. Полагаю, что тебя неприятно задело то обстоятельство, что мы поселились в доме Айвора. Признаюсь, я многим ему обязан и считаю себя его должником. Но пойми и меня. Несмотря на благоприятные прогнозы докторов, я знаю, что ходить уже не буду никогда. Однако человек судорожно цепляется за жизнь — даже такую жалкую, а мои шансы полностью зависят от здешнего климата. Айвор предложил мне отдохнуть здесь. Я точно знаю, что наше пребывание здесь ему практически ничего не стоило. Так что паразитом я себя не чувствовал, можешь быть спокойна. — Он замолчал, перелистывая бумаги. — Вчера вечером у меня сложилось впечатление, что ты что-то имеешь против Айвора. Разумеется, я знал, что у него было множество увлечений, его поведение в этом плане не назовешь безупречным, но… Бог мой! Кто из нас безгрешен! Однако, мне казалось, что он искренне любит Элен…

Он провел рукой по своей густой, белой шевелюре.

— Ты должна знать об этом. Хотя бы в противовес истерическим утверждениям мисс Ламсден. — Он посмотрел на нее и улыбнулся.

— Бермуды — удивительное место, Кей. Они овладевают тобой, ты с ними сливаешься, все эмоции приглушаются… а потом вдруг происходит взрыв, порождающий хаос… Меня ничуть не удивляет вспышка Алисии — старые девы сильнее других поддаются чарам Бермуд… Но меня встревожило появление этого бравого майора, от которого я ожидал больше здравого рассуждения.

— Значит, ты, Гилберт, не веришь в то, что Айвор был убит?

— Во всяком случае, я не вижу ни одного убедительного мотива. Доказательства, которые вчера демонстрировал на пляже майор, для меня, юриста, являются неубедительными. Опасаюсь, что майор так долго имел дело только с кражами велосипедов, что вполне созрел для шумного преступления. Вот он и материализовал свою идею. Я предчувствую, что это сулит нам всем немало неприятных минут. Но вряд ли окажется чем-то худшим.

Кей завидовала его самообладанию. Если бы она не знала его так хорошо! Но он всегда был склонен не замечать неприятные вещи.

Гилберт, наблюдавший за ней, казалось, читает ее мысли.

— Похоже, ты принимаешь меня за страуса, прячущего голову в песок, не так ли? Но, если отбросить сантименты, я не вижу убедительного мотива преступления, разве что… — он достал из папки еще один документ. — Разве что вот это. Я умышленно оставил это под конец. Это копия завещания Айвора. Поскольку у него не было близких родственников, завещание совсем короткое. В нем упоминается лишь одно лицо. Вот послушай: «Кроме того, завещаю сумму в двадцать пять тысяч долларов и принадлежащую мне виллу „Шторм“ на Бермудских островах моей кузине Алисии Ламсден».

Гилберт отложил документ в сторону и поднял глаза на Кей. По лицу его блуждала легкая улыбка.

— Согласись, это одна из лучших штучек Дрейка. Алисия, обвиняющая нас в корыстных махинациях, становится полноправной хозяйкой «Шторма». И если я хоть что-то понимаю в людях, немедленно воспользуется своими правами, чтобы вышвырнуть нас отсюда.

ГЛАВА 10

Да, Айвор сумел и из могилы достать их.

Теперь Чилтерны окажутся в полной зависимости от женщины, которая их терпеть не может.

И это еще не все. Неожиданное упоминание в завещании имени Алисии Ламсден переместило ее в списке подозреваемых на первое место.

Кей с минуту смотрела на Гилберта, а потом сказала:

— Знаешь, а ведь это действительно забавно. Как ты думаешь, она знает о наследстве? Ловко она нас обвинила, чтобы отвести подозрения от себя.

— Должен тебя разочаровать, — сухо сказал Гилберт, — если ты намерена заподозрить мисс Ламсден в этом. Я почти уверен, что Айвор никогда не упоминал о записи в ее присутствии. Она всегда раздражала его. Завещание было составлено два года назад, а Айвор, как все здоровые люди, которым предстоит долгая жизнь, видимо, рассматривал это всего лишь как определенный жест по отношению к родственнице матери. Он хотел, чтобы «Шторм» остался в семье.

— Но она могла узнать о завещании из других источников. Похоже, она любительница совать нос в чужие дела. Как ты думаешь, Гилберт, что теперь будет?

— Ты спрашиваешь о нас и об этом доме? Ну что ж! В течение сегодняшнего дня я, как адвокат и поверенный в делах Дрейка, должен буду сообщить мисс Ламсден о ее правах. Если она пожелает выкинуть нас отсюда, то, как только мы перестанем быть нужны полиции, скорее всего вернемся в Питсбург — в наш заложенный и перезаложенный дом.

Напускная беспечность, с которой Гилберт говорил это, не обманула Кей. Она отлично понимала, какое влияние окажет на него суровый климат западной Пенсильвании.

— А на что вы собираетесь жить?

— Над этим, дорогая Кей, будет время подумать, когда окажемся в Штатах.

— У меня накоплено немного денег… в общем, я неплохо зарабатываю, — сказала Кей. — Я охотно поделюсь с вами…

— Кей, я в самом деле глубоко тронут, но…

— Никаких «но». Давай трезво смотреть на вещи. Этого, конечно, мало, но если добавить сюда доходы Мод, вам должно хватить.

Гилберт как-то странно посмотрел на нее, и на щеках его вспыхнул румянец.

— Я не уверен, что у нас еще есть эти деньги… Я как раз и намеревался поговорить с тобой об этом. Ты можешь мне помочь. Боюсь только, что когда ты узнаешь правду, то решишь, что недаром недолюбливала меня. Но это в равной степени касается и Мод.

— Говори, ради Бога! Что ты сделал с ее капиталом?

— Это долгая история. Как юридический и финансовый консультант Айвора, я немало приумножил его состояние. Удачно проводил инвестиции, находил выгодные объекты капиталовложений. Одно из дел показалось мне настолько прибыльным, что решил вложить в него и свои средства. Я знал детали операции. Происходило слияние двух солидных компаний. Дело было абсолютно надежным. Но… я, как бы тебе это объяснить, несколько перестарался. Я был настолько убежден, что слияние произойдет, что купил акций больше, чем мне было по карману…

— И что? Слияния не произошло? Так?

— Напротив. Оно состоялось, только дело сильно затянулось. У меня потребовали дополнительных гарантий — и я потратил облигации Мод. Но я был убежден, что все сложится благополучно, что это вопрос лишь времени. Но… — он пожал плечами, — дело еще не завершилось, когда я внезапно заболел.

Он замолчал, а его пальцы нервно разглаживали складки пледа.

— Когда Айвор последний раз был здесь, он горячо благодарил меня за помещение его капиталов именно в это дело. Слияние произошло, и Айвор получил сумму, значительно превышающую ту, на которую рассчитывал. А я потерял не только первоначальный капитал, но и дополнительные гарантии, то есть облигации Мод.

— И что дальше?

— В конце концов, я рассказал Айвору о своих затруднениях. Он только упрекнул меня за то, что я не сказал об этом раньше. Айвор собирался лететь в Нью-Йорк по делам и обещал сделать все, чтобы вернуть облигации Мод. Он еще пошутил, что, мол, я провернул славное дельце и прилично заработал.

— И что? Ты действительно заработал на этом?

— Не знаю. Айвор вернул мне только дополнительную гарантию. Вчера он вернулся из Нью-Йорка, он должен был привезти все акции. Мы не успели вчера поговорить с ним о делах, он только сказал, чтобы я ни о чем не беспокоился. И добавил, что у него есть для меня подарок.

— Какой же это подарок, если акции и бумаги принадлежат вам с Мод?

— Разумеется, они принадлежат нам, — пожал плечами Гилберт. — То есть принадлежали бы, если бы были в моих руках…

— Но ведь Айвор привез их. Ты сам сказал.

— Да привез, но не успел передать их мне.

— И где же они?

— Я думаю, что в его багаже. Если не ошибаюсь, Дон перевез багаж в павильон.

Темный румянец все еще покрывал щеки Гилберта.

— Ты, наверное, уже догадалась, каким образом можешь помочь мне, Кей? Айвор мертв, а Клиффорд собирается сотворить великое криминальное дело. Если он найдет наши бумаги, то, скорее всего, секвестирует их вместе с остальными документами. Потом будет трудно доказать, что это наша собственность. Кроме того… Мод узнает, что я манипулировал бумагами без ее согласия. Эти бумаги — все наше состояние. Я не могу рисковать.

— Ты хочешь достать их из багажа Айвора?

— Именно! — Гилберт подался вперед. — Если бы удалось добыть бумаги сейчас, прежде чем заявится полиция, все было бы в порядке. Я не могу просить об этом Мод и детей. Остаешься только ты, Кей!

— Но ведь майор запретил посещение острова.

— Знаю. Но он еще не показывался сегодня. Если полисмен продолжает наблюдать за пляжем, ты могла бы попасть туда со стороны дома Морли. Никто тебя не увидит.

— Но… Гилберт, ты должен мне хотя бы сказать, что искать.

— Нужно найти скоросшиватель или папку. В ней будут сертификаты, акции и другие деловые бумаги. Среди его вещей должна быть такая папка. И еще: я не хотел бы, чтобы об этом кто-то узнал. Особенно Мод, — он поморщился.

— Понимаю, — медленно сказала Кей. — Ладно, Гилберт. Я сделаю то, о чем ты просишь.

— Благодарю, Кей, — он легонько коснулся пальцами ее руки, — и не делай такую мину, словно я уговариваю тебя нарушить закон. Нужно избежать только полицейских формальностей. Но постарайся отыскать их. Это очень важно.

— Я понимаю, — повторила еще раз Кей. — Пожалуй, будет лучше, если я займусь этим прямо сейчас. — Она торопливо вышла из комнаты.

Залитая утренним солнцем гостиная была по-прежнему пуста. Кей взглянула на часы. Всего лишь восемь тридцать. Хватит времени, чтобы добраться до острова и открыть чемоданы. Открыть! Ведь Айвор так и не был на острове. И ключи от чемоданов у него или у Дона. Ведь он велел тому распаковать багаж.

Дон должен что-нибудь знать о ключах.

Она вышла на террасу, сбежала по газону вниз, к маленькому домику Дона. Кей осторожно постучала в чуть приоткрытую дверь, услышала короткое «Прошу вас» и вошла. Дон Бейрд сидел за столом, заваленном книгами.

— Помогите мне, пожалуйста, Дон, — торопливо сказала она с порога. — Мне необходимо достать кое-что из багажа Айвора. Вчера он поручил вам распаковать его вещи, вы сделали это?

— Распаковать? — возмутился Дон. — Я работаю у него матросом, а не слугой! Я просто вывалил все в спальне.

— А ключи?

— На туалетном столике. А в чем, собственно, дело? — он с интересом посмотрел на нее.

— Это не имеет ничего общего со смертью Айвора, но очень важно.

— Так важно, что вы решили отправиться на остров вопреки запрету майора?

Она кивнула:

— Наверное, лучше, если я дойду до дома Морли, а уже оттуда поплыву.

— Да. Так полицейский вас не сможет увидеть. Тем более, что он только что ушел оттуда, — Дон усмехнулся. — Вам везет. Десять минут назад я видел, как он куда-то умчался на велосипеде. Если поспешите, то обернетесь туда и назад, прежде чем он вернется. Вы умеете ездить на велосипеде?

— Ездила в детстве.

— О'кей, я дам вам велосипед, так вы быстрее доберетесь до дома Морли. — Он взял ее за руку и подвел к маленькому сарайчику, где на подставке стояло несколько велосипедов.

— Выбирайте. — Он внимательно посмотрел на нее.

— Скажите, вам удалось поговорить с Элен?

— Да, сегодня ночью.

Его глаза блеснули. Не умея скрыть свой интерес, он живо спросил:

— И что? Что она вам сказала?

— Между прочим, призналась, что была у вас.

— Ясное дело, была. Но всего лишь минутку.

— И вы поссорились?

— Поссорились? С чего вы взяли?

— Так да или нет?

— Разумеется, нет, — неожиданно он улыбнулся. — Она пришла ко мне… я ведь говорил вам, что она придет! Сказала, что история с Айвором — недоразумение, что она меня любит… Только не говорите никому, ладно? Мы решили, что когда эта кутерьма кончится, мы поженимся.

Кей смотрела на него и вспоминала слова Элен, сказанные ею на кухне.

Улыбка стерлась с его лица.

— Почему вы так странно смотрите? — напрягся он.

— Вы сказали, что Элен обещала выйти за вас?

— Конечно.

— А вы знаете, что она сказала мне? Что пришла сюда только потому, что иначе не могла отвязаться от ваших ухаживаний. Что вы дали волю рукам и она боролась с вами. Тогда же порвала платье и поцарапалась.

— Вы лжете!

— Я повторила вам слова Элен.

— Но это же… Это все неправда! И платье ее было целехонько, когда она была здесь…

Кей была уверена, что Дон говорит правду, пусть не всю, но правду. В то время как Элен лгала с начала и до конца.

— Значит, она солгала. А если солгала, то значит… Может быть… Вы думаете, что это она?..

— Дон, что вы знаете об этом?

— Я? — буркнул он, насупившись. — Я был у доктора Торна, я уже говорил вам. Больше я ничего не знаю.

— Так почему бы вам не пойти к Элен и не заставить ее сказать правду? Заодно отнесете платье.

— Платье? Какое платье? Ну, да ладно. Я сжег его в этом камине.

— Зачем?

— А что я должен был делать? Как вы думаете, что бы сказала полиция, обнаружив у меня платье Элен? Ну, с Элен я сам потолкую. Во всяком случае, от меня никто других показаний не услышит. А вы? Вы… на нашей стороне?

Она кивнула.

Он схватил ее за руку и чуть не раздавил в медвежьем пожатии.

— Благодарю вас, Кей! Благодарю! Да, если хотите попасть на остров, вам следует поторопиться. Поезжайте вниз и упретесь прямо в дом Морли. Розовая вилла, с белыми жалюзи. Ее легко узнать. И… удачной охоты!

ГЛАВА 1 1

Отчаянно виляя, Кей съехала по тропинке, густо обсаженной олеандрами, и остановилась возле дома с белыми жалюзи. От дороги ее отделяла стена, густо увитая плющом. Она вспомнила, что именно здесь три года назад жила Розмари Пауэлл с матерью.

Кей соскочила с велосипеда и прислонила его к стене. Она прошла в сад через высокие сводчатые ворота. Вокруг спокойно стояли высокие кедры, увитые орхидеями. Она обошла пустой дом и оказалась на пристани. Здесь стояло несколько разноцветных байдарок. Совсем рядом, отделенный полоской воды, вырисовывался остров Айвора. Он заслонял «Шторм», от которого виднелся только уголок крыши.

Кей забралась в байдарку и отпихнула суденышко от причала.

Стоял полный штиль, и байдарка быстро резала зеркальную гладь залива. Кей направила лодку в небольшую затоку, скрытую среди рифов. Выскочив на берег, она привязала лодку к торчащему рядом пню и двинулась по тропинке вверх. Добравшись до павильона, она осторожно толкнула дверь, и та со скрипом отворилась.

Глубоко вдохнув, Кей осторожно вошла, огляделась, все здесь выглядело так же, как и вчера ночью.

Дон сказал, что чемоданы он оставил в спальне. Осторожно ступая, она вошла в залитую солнцем комнату.

Именно здесь Айвор намеревался провести вчерашнюю ночь.

Кей казалось, что все время за ней наблюдает ухмыляющаяся тень Айвора. Она подошла к маленькому столику и взяла связку ключей. Опустившись на колени, она принялась возиться с чемоданами.

Она подняла крышку и увидела аккуратно сложенные рубашки. Сунув руки под белье, она убедилась, что ничего похожего на папку или скоросшиватель здесь нет.

Открыв следующий, она на самом верху обнаружила то, что искала — толстую картонную папку. Пальцы слегка дрожали, когда Кей открывала ее. Внутри лежали отпечатанные на машинке письма, документы, акции и другие деловые бумаги.

Она вынула носовой платок и тщательно вытерла все места на чемоданах, которых касалась. Теперь можно возвращаться на «Шторм». С папкой под мышкой она подошла к двери, взялась за ручку и замерла. В соседней комнате кто-то двигался. Там осторожно, чуть слышно кто-то ходил. Кей слышала легкий скрип половиц, шуршанье одежды и тихое постукивание передвигаемых предметов.

Кей лихорадочно шарила глазами по комнате — где бы спрятаться.

Шаги в соседней комнате приблизились к двери в спальню. Подбежав к кровати, она быстрым движением сунула папку под матрац и торопливо разгладила складки на покрывале.

Она повернулась в тот самый момент, когда дверь начала медленно открываться. Через секунд у на пороге появилась спокойная и уверенная Мод Чилтерн.

При виде сестры она не выразила ни малейшего удивления. Самым обыденным голосом она сказала:

— А, это ты, дорогая. Ты очень рано встала. Надеюсь, что ты позавтракала?

В первую минуту Кей ощутила огромное облегчение, но затем в ней пробудилось подозрение.

Мод возглавила тихий заговор молчания вокруг обстоятельств смерти Айвора, и потом она умело приходила на помощь каждому во время допроса. А теперь она явилась на остров, несмотря на запрет полиции…

По выражению лица Мод трудно было определить, видела ли она, как Кей спрятала папку.

— Что ты здесь делаешь, дорогая? — спросила Мод.

— Я?.. Да просто приплыла посмотреть.

— Так же, как и я. Полицейский, что охранял пляж, ушел, вот я и решила, что… Ты ничего такого не нашла, что следовало бы… уничтожить?

— Н-нет…

— А дневник Розмари?

Пальцы Кей крепче сжались на сумочке, где лежал злополучный дневник.

— Я, собственно, потому и приехала, — сказала Мод. — Хотела убедиться, что его здесь нет.

— Как ты могла найти здесь дневник, если Айвор вообще здесь не был?

— Кей, дорогая, я понятия не имею, был ли он здесь или нет. Просто я не хочу, чтобы дневник попал в руки полиции.

— А что случится, если он попадет к ним? Впрочем… — она открыла сумочку, вынула зеленую книжку и протянула ее Мод.

— Кей!.. Где ты его нашла?

— Это не я нашла. Его нашел другой. Дневник лежал в кустах на берегу, недалеко от пристани.

— Возле дома? Или здесь, на острове?

— Возле виллы. Кто-то бросил его в кусты или хотел спрятать. Ведь ты была на пристани с Айвором, Мод. Ты ничего не можешь сказать по поводу дневника?

— Я? Нет, ничего.

— Ты говоришь правду, Мод? — Та молчала. Кей положила дневник обратно в сумочку. — Ты разве не понимаешь, что мы ни к чему не придем, если не будем искренни друг с другом? Прежде чем мы договоримся, майор запутает нас. И что потом?

Мод долго смотрела прямо в глаза сестре, потом вздохнула.

— Кей, скажи правду. Ты подозреваешь, что я каким-то образом замешана в событиях вчерашней ночи?

— Не знаю. Ты сказала, что, проводив Айвора, тут же вернулась, но это неправда. Я видела, когда ты шла домой. Моторка уже ушла в море.

— Значит, ты меня видела? А я нет… просто не смотрела.

— Мод! Не старайся казаться беспечной! Неужели ты не понимаешь, как это важно! Скажи мне, что ты делала это время на берегу?

— Господи! Ну, что я могла делать? Тебе кажется…

— Дело не в том, что кажется мне, а что покажется майору.

— Дорогая Кей… ты же знаешь, что ему покажется, — Мод провела тонким пальцем по спинке кровати. — Если майор узнает, что я солгала ему, он решит, что это я убила Айвора. Это вполне на него похоже.

— Хорошо, Мод. Что ты станешь делать, если он узнает?

— А как он сможет узнать? Я надеюсь, что ты меня не выдашь?

— Разумеется, я ничего не скажу майору. Однако майор может найти сотню способов узнать об этом.

— Ну, тогда он сам и решит, что делать дальше.

Они стояли друг перед другом, и Кей внезапно стало страшно.

— Мод! Ты… ты хочешь сказать, что если майор обвинит тебя в убийстве Айвора, ты не станешь отрицать этого?

— Нет, Кей, не стану.

— Но почему?

Мод умоляюще приложила руки к груди.

— Кей, разве нам обязательно говорить об этом?

— Но ведь… ты не должна… Господи! Я с ума сойду, подозревая всех вас. Тебя, Элен…

— Элен? При чем здесь Элен?

— Ох, Мод! — Кей в изнеможении опустилась на стул. — Наверное, я должна рассказать тебе все, что знаю. С чего начать? Во-первых, платье Элен. Я видела его в комнате Дона. Оно было разорвано и испачкано в крови. Элен утверждает, что это случилось, когда она отбивалась от Дона — он, якобы, хотел ее поцеловать. Дон категорически отрицает это, а я верю ему, а не Элен.

Мод с ужасом смотрела на нее.

— Во-вторых, Терри видел ее плывущей к острову, как раз в то время, когда погиб Айвор. Он узнал Элен по шапочке. Элен же заявляет, что это была не она. А когда мы с Симоной обнаружили тело, то эта самая шапочка была зажата в кулаке Айвора.

— Кей!

— Не волнуйся, я спрятала шапочку, кроме меня, ее никто не видел.

— Я пыталась поговорить с Элен, но она все отрицает и лжет. А теперь лжешь и ты! Пойми, я только хочу узнать правду! Я и мысли не допускаю, что ты или Элен могли убить его! Но я должна знать правду!

Мод ухватилась за спинку кровати.

— Кей, все, что ты говорила сейчас относительно Элен, правда?

— Конечно!

— Я не думала, что все так плохо, — Мод печально покачала головой. — Я надеялась справиться с этим сама. Помоги мне, Кей! Ради детей! Если что-то случится с ними… Кей! Да, я солгала Клиффорду, я не видела, как Айвор садился в лодку.

— То есть ты…

— Мы просто дошли до пристани, и я его оставила там.

— Что-то произошло там, на пристани?

— Да. Появилось третье лицо, которое хотело поговорить с Айвором наедине, и я ушла.

— Кто это был, Мод?

Мод, глядя на сцепленные пальцы, произнесла чужим голосом:

— Элен.

— Элен?!

— Видимо, она пряталась там, поджидая Айвора. При виде меня она смешалась, а потом попросила: «Мама, прошу тебя, оставь нас, я хочу поговорить с Айвором наедине». Она казалась очень подавленной. — Мод помолчала немного, а потом добавила: — Она держала в руках эту книжку — дневник Розмари. Я тогда не знала, что это такое, и только после разговора с тобой связала одно с другим.

Итак, Элен прочла дневник, а после обеда ждала Айвора на пристани. Кое-что прояснилось.

— Когда ты видела Элен на пристани, как она была одета? На ней было белое платье?

— Да.

— Платье было разорвано?

— Нет.

— А царапины?

Мод отрицательно затрясла головой.

— Ты оставила Айвора один на один с Элен?

— А что я могла сделать? Но после твоего рассказа об Айворе я была очень обеспокоена и вернулась. Я не собиралась подслушивать, я только хотела поговорить с Элен после того, как Айвор отплывет. Я ждала около десяти минут. Потом моторка отплыла, и я увидела, что она направляется к острову. Ну, и я сразу вернулась к Элен на пристань.

— И что?

— Ее там уже не было. Я подумала, что она уехала на остров с Айвором, и вернулась в дом. Тебя не было, и я решила подождать; когда услышала ваши голоса у воды, пришла на пристань.

Значит, Элен показала Айвору дневник. Они поссорились. Скорее всего, он выхватил дневник и швырнул в кусты. Потом бросается к Элен. Она сопротивляется, платье порвано, щека поцарапана.

А потом… Что же случилось потом? Может быть, случайное падение, удар головой? Элен кажется, что Айвор мертв, она в панике? Бежит в домик Дона, но там никого нет. Тогда она переодевается, прячет волосы под шапочкой и тащит тело через пляж к лодке. Запускает двигатель и выводит моторку на середину залива… Здесь, придя в себя, Айвор хватается за Элен, срывает шапочку, теряет равновесие и падает за борт. Элен прыгает в воду, чтобы достать шапочку — она понимает, что это улика, но тело отнесло к острову, и она плывет туда. Плывет и встречает на острове их с Симоной…

— Никто не знает, что Элен была на пристани, — тихо сказала Мод.

— Никто, кроме нас с тобой. И никто не должен узнать об этом.

Кей догадывалась, что происходит в душе Мод.

— Ты знаешь, я так и не нашла в себе силы поговорить с Элен, Кей. Но я сделаю это. Я должна знать, что произошло. Однако теперь ты понимаешь, почему я солгала майору и почему позволила событиям развиваться таким образом, чтобы тень подозрения пала на меня? Это лучше, чем если бы он узнал правду.

Кей обняла сестру за плечи.

— Что бы ты не решила, Мод, можешь смело на меня рассчитывать.

Мод печально улыбнулась.

— Поверь, мне очень жаль, что я поставила тебя в дурацкое положение. Если отбросить эмоции, в сущности, мы нарушаем закон.

— Ты думаешь, что я этого не понимаю?

— Не в этом дело. А если мы совершим ошибку? В этом случае, мы все, и Элен, и мы с тобой, окажемся в сложном положении.

— Это-то я понимаю, — прошептала Кей. — Но что же делать?

— Прежде всего необходимо уничтожить дневник Розмари. Клиффорд пока знает только то, что Элен должна была выйти замуж за Айвора, а мы все радовались этому. До тех пор, пока он не прочтет дневник, у него не будет оснований нас подозревать.

Кей согласно кивнула.

— Ты считаешь, что это нужно сделать сейчас?

— Чем скорее, тем лучше.

Взгляд Мод задержался на камине.

— Нет. В комнате жечь не стоит, могут остаться следы. Пошли, я знаю здесь одно место.

Схватив Кей за руку, Мод потянула ее к двери. Кей вспомнила о папке с документами, но доставать не решилась, чтобы не вызвать ненужных вопросов у Мод. «Потом вернусь», — решила она и подумала: «Хорошо бы успеть до появления полиции».

Каблуки Мод стучали по каменным плитам террасы.

— Я оставила байдарку в маленькой бухточке рядом, — сказала Мод. — Если майор и явится сюда, то наверняка не заметит ее. В роще наверху есть маленькая полянка, мы часто устраиваем там пикники. Там мы будем в безопасности.

Они обогнули дом и стали карабкаться по узкой тропинке вверх среди карликовых кедров. Густые заросли юкки частично закрывали залив, а сзади зеленая чаща образовывала настоящую стену.

— Здесь нас никто не увидит, — сказала Мод. Она повернулась и протянула руку.

— Дай мне дневник. Его нужно разорвать, так он быстрее сгорит. У меня есть спички.

Кей вынула дневник из сумочки и отдала сестре. Мод, бросив взгляд на одну из страниц, скрипнула зубами. Потом медленно закрыла его и зажмурилась. Затем медленно, страницу за страницей, начала рвать дневник. Где-то неподалеку треснула ветка.

— Быстрее, Мод. Так мы и до утра не управимся. Дай лучше мне!

Она сделала шаг и протянула руку. Рядом снова хрустнуло. Она повернула голову и замерла, рука бессильно упала.

Там, где тропинка выходила на поляну, стояли двое мужчин. Одним был доктор Торн в элегантном белом костюме, а другим — невероятно реальный, огромный майор Клиффорд.

ГЛАВА 12

«Все!» — успела подумать Кей.

Клиффорд смотрел из-под кустистых бровей на зеленый дневник в руках Мод, а потом перевел взгляд на кучку порванных страниц у ее ног.

— Неужели так холодно? — участливо осведомился он.

Кей встретила взгляд Торна. Его загорелое лицо выражало симпатию и понимание.

Майор протянул свою лапищу в сторону Мод и решительно потребовал:

— Дайте-ка это сюда!

Мод с невозмутимым лицом шагнула вперед и протянула майору дневник.

— Объяснитесь, — потребовал майор. — Вчера я распорядился, чтобы никто не появлялся на острове без моего разрешения. Что вы здесь делаете?

Губы Мод приоткрылись в светской улыбке.

— Я знаю, что мы не должны быть здесь, господин майор, — сказала она. — Но дело в том, что до вчерашнего вечера на острове жил мой сын, Терри. Когда Айвор выразил желание переночевать на острове, Терри не успел забрать свои вещи. Бедняге буквально нечего одеть, вот мы с сестрой и решили привезти ему что-то из одежды.

Такую ложь могла придумать только Мод. Майор трубно откашлялся и занялся дневником.

— В таком случае, объясните, почему вы хотели сжечь это? — спросил он.

— Просто я не хотела, чтобы эти записки попали в руки детям, — не задумываясь, выпалила Мод.

— Ну, меня трудно принять за ребенка, а посему, с вашего разрешения я это прочту.

И, не дожидаясь разрешения, майор принялся читать.

Кей умоляюще взглянула на Торна. Теперь все пропало! Клиффорд прочтет дневник и все поймет. Но как, черт возьми, они здесь оказались? Майор оторвал взгляд от дневника.

— Я понимаю, почему вы собирались это уничтожить. Детям это действительно ни к чему. Но в такой же мере, я думаю, вы не хотели, чтобы это попало и в наши руки, а?

Вчера на основании обнаруженных улик майор пришел к выводу, что Дрейк был убит. А теперь он держал в руках то, что могло служить мотивом для любого члена семьи Чилтернов.

— Это дневник первой жены мистера Дрейка. Если не ошибаюсь, ваше имя — Кей? Как следует из надписи на первой странице, этот дневник — ваша собственность?

— Да. Розмари Дрейк была моей подругой. Перед смертью она переслала мне свой дневник.

Майор усмехнулся.

— Судя по тому, что здесь написано, Дрейк предстает не в очень-то выгодном свете, а? Меня нисколько не удивляет, что, получив известие о предстоящем замужестве вашей племянницы, вы поспешили на Бермуды, прихватив с собой эти записки. И теперь все предстает несколько в ином свете, как вы считаете, мисс Уинярд? — продолжал майор. — До этого момента я смотрел на вас как на сестру миссис Чилтерн, но дело-то куда серьезней… а?

Он не спускал внимательного взгляда с Кей.

— У меня сложилось впечатление, что смерть мистера Дрейка вас не сильно опечалила, не так ли? К тому же, вы, вероятно, показали эту тетрадь вашим родственникам. Думаю, что и они могли пересмотреть свое отношение к мистеру Дрейку.

Он постучал толстым пальцем по дневнику и спросил:

— Кто еще, кроме вас, читал это?

Кей лихорадочно думала: «Что же сказать?» Она не может рассказать, что Элен выкрала дневник и что Торн нашел его… Но майор ждет! Она сказала, чувствуя, как дрожит голос:

— Никто, кроме меня, не читал его. Я упомянула о нем в разговоре с сестрой, но у нас не было времени… А сегодня мы решили сжечь его.

— Все это представляется несколько странным, мисс Уинярд, согласитесь. Вам стали известны некоторые факты из жизни мистера Дрейка, о которых вы в первую очередь должны были бы сообщить семье Чилтернов до заключения брака. Однако вы молчите… Вы уверены, что все обстояло именно так?

— Да.

— Откуда такая странная уверенность?

Кей молчала.

— А может быть, вы решили сами уладить дело с мистером Дрейком? Помнится, вы плавали на байдарке в то время, когда он погиб? Вместе с мисс Морли — или я ошибаюсь?

— Все было именно так.

— Видите ли, мисс Уинярд, все дело в том, что вы были вместе с мисс Морли. В противном случае, вы бы могли приехать на остров, показать эти записки мистеру Дрейку и постараться склонить его к отказу от брака с Элен Чилтерн. Вы могли поссориться. Дрейк мог упасть, удариться… Такое предположение прекрасно согласуется с имеющимися фактами. Разумеется, у нас есть показания миссис Чилтерн о том, что она видела отплывающего Айвора Дрейка, но ведь она ваша сестра.

По иронии судьбы майор выстроил против нее точно такое же обвинение, как и она сама против Мод. Сказать правду? Но это станет губительным для Элен. Кей смотрела на майора, ожидая, что еще он скажет.

Однако тот сунул дневник под мышку и произнес:

— Мы с доктором намеревались осмотреть павильон, но с этим можно повременить, пока мы не проводим вас домой.

— Вы можете не затруднять себя, господа, — сказала Мод.

— У нас есть лодка, мы сами о себе позаботимся.

— Нет, нет! Уверяю вас, нам это доставит огромное удовольствие.

Майор не спускал глаз с сестер. Потом он вынул из кармана конверт и аккуратно собрал в него все листочки из дневника Розмари.

— Вы готовы? Может, зайдем и заберем вещи для Чилтерна-младшего? А то парень действительно останется голым.

Явный сарказм, прозвучавший в его словах, свидетельствовал о том, что нехитрая ложь Мод нисколько не обманула майора. Но Мод, не моргнув глазом, заявила:

— Действительно, майор, Терри совершенно нечего одеть.

— В таком случае мы с доктором составим вам компанию.

Как только она увидела майора, Кей поняла, что миссия ее сорвалась. Шансов добыть бумаги Гилберта не оставалось. Но могло быть и хуже, успокоила она себя, застань ее майор с папкой в руках, кто знает, что было бы… А так не исключена возможность, что со временем она их достанет.

Когда вслед за майором они прошли через гостиную в спальню, Кей инстинктивно бросила взгляд на кровать.

Майор подошел к комоду красного дерева и, стоя рядом с Мод, начал выдвигать один за другим ящики. Его глаза лукаво поблескивали. Наконец он вытащил белую рубашку и темно-синие шорты.

— Как вам нравится такое сочетание, миссис Чилтерн? Или мой выбор слишком уж консервативен?

ГЛАВА 13

Доктор Торн привез майора на маленькой надувной лодке, которую оставил у дальнего мыса острова. Туда их и привел теперь майор Клиффорд, лицо которого не покидало выражение заботливой няньки, опекающей непослушных девочек.

Майор устроил Мод и Кей на корме, а сам уселся за весла и начал энергично грести в направлении «Шторма».

Лодка медленно продвигалась к маленькой пристани. Лицо Мод ничего не выражало, она заботливо придерживала на коленях одежду Терри. Доктор Торн вынул пачку сигарет и угостил женщин. Мод отказалась, но Кей охотно закурила.

Майор в последний раз сильно ударил веслами, и лодка ткнулась в песок. По берегу, со стороны домика Дона навстречу им бежал какой-то человек. Запыхавшийся полицейский, накануне оставленный майором охранять пляж, отдуваясь отрапортовал:

— Я искал вас повсюду, господин майор. Но дома вас уже не застал. — Черные бусинки глаз замерли, глядя на женщин. — Мне нужно поговорить с вами.

— Вам было поручено следить за пляжем, Мастерс, — строго заметил майор. — Почему вы ушли с поста? — Он обернулся к доктору:

— Вы не проводите дам, Торн? Я сейчас приду.

Поманив полицейского пальцем, Клиффорд двинулся к дому. С внезапным беспокойством Кей вспомнила слова Дона, что полицейский куда-то уехал на велосипеде, крутя педали, как сумасшедший.

Они поднялись на террасу. Сидевшие в гостиной Элен и Дон не обратили на них внимания, поглощенные каким-то разговором. И только когда, громко кашлянув, Мод решительно шагнула на середину комнаты, они вскочили.

Лицо Элен было решительным, а красная полоса на виске выделялась еще отчетливее на фоне бледной кожи. Дон был явно зол и растерян.

Кей боялась взглянуть на Дона. Всего час назад она советовала ему уговорить Элен рассказать правду. Теперь, после разговора с Мод она понимала, что ему вряд ли это удастся.

— Как поживаете, Тим? — пробурчал Дон при виде доктора. — Когда вы появились? Что с майором?

— Он будет через минуту.

Отворилась дверь, и в гостиную вошла Симона — красивая, в белых брюках и свободной блузе навыпуск.

— Добрый день, — сказала она. — Элен, я ходила домой, хотела переодеться и обнаружила твой велосипед. Ты не сердишься, что я взяла его? — Только сейчас она заметила доктора и, вскрикнув «Ой», прикусила губу.

— Это я ездила на велосипеде к вашему дому, — сказала Кей.

— Вы? Но зачем?

Открылась дверь, и вошел Терри с припухшими глазами и осунувшимся лицом.

— Майор уже здесь? — спросил он. — Я видел его на пристани.

Мод подошла к нему и протянула рубаху и шорты.

— Вот твои вещи, Терри. Я подумала, что они тебе понадобятся.

Терри непонимающе посмотрел на мать, а потом, переведя взгляд на доктора, пробормотал:

— Да-да, большое спасибо, мама.

Внезапно послышалось легкое поскрипыванье колес.

Дверь в холл отворилась, и в комнату вкатилось инвалидное кресло Гилберта. Встретив его вопрошающий взгляд, Кей еле заметно покачала головой. За спиной Гилберта возникла нескладная фигура Алисии Ламсден. Своими маленькими, глубоко посаженными глазками она обшаривала всех присутствующих, высоко вздернув подбородок. Кей догадалась, что Гилберт уже сообщил сиделке о неожиданном наследстве и Алисия в полной мере ощутила себя владелицей «Шторма».

— С какой стати мы должны торчать здесь? — заговорила Элен.

— Я иду дышать воздухом.

Доктор Торн мягко возразил ей:

— К сожалению, господа, никто из вас не должен покидать эту комнату, майор Клиффорд желает говорить со всеми вместе.

На террасе раздались энергичные шаги, и массивная фигура майора выросла в дверном проеме. Он вышел на середину комнаты, скрестил на груди сильные руки и обратился к собравшимся:

— Кажется, все в сборе, — сказал он, внимательно оглядев присутствующих. — Это хорошо! Я хотел бы, господа, чтобы вы все еще раз повторили свои вчерашние показания во всех деталях. Как я уже говорил, на мистера Дрейка было совершено нападение, после чего тело поволокли по песку к воде. Вчера ночью вы все единодушно утверждали, что никто из вас в это время на пляже не был, все ли из вас продолжают на этом настаивать?

Никто не отозвался. Майор снова заговорил, четко произнося фразы:

— Значит, я должен считать, что вы все продолжаете придерживаться своих прежних показаний? Никто из вас прошлой ночью на пляже не был?

— Во всяком случае, я не была там наверняка, — тихо сказала Мод. — И убеждена, что никто из моей семьи — тоже.

— Прекрасно! — казалось, майор обрадовался такому утверждению. Удовлетворенно усмехаясь, он еще раз обвел взглядом лица собравшихся.

— Скажите, на ком из присутствующих здесь женщин вчера вечером было шелковое… хмм… атласное платье?

Раздался сухой треск, это Дон смахнул на пол коробку с сигаретами. Кей вздрогнула.

— Я, майор, — сказала она, стараясь держаться спокойно. — Вчера вечером я была одета в белое шелковое платье. И что?

Майор Клиффорд сунул руку в карман белоснежного китсля. В тот самый, куда часом раньше спрятал дневник Розмари. Кей с ужасом подумала, что будет, если он сейчас достанет его.

— Значит, только на вас вчера было надето белое шелковое платье, мисс Уинярд?

Неожиданно прозвучал каркающий голос Алисии Ламсден:

— Элен! Почему вы не скажете майору, что вчера вечером вы примеряли свой свадебный наряд? Или вы забыли?

Майор повернулся так резко, что Кей испугалась — не свернул бы он себе шею.

— Это правда, мисс Чилтерн?

Элен медленно погасила тлевшую сигарету и подняла побледневшее лицо.

— Правда. Вчера я тоже была в белом платье.

— И вы продолжаете утверждать, что ни вы, ни мисс Уинярд не были на пляже после обеда?

— Я наверняка не была там, — ответила Элен.

— И я тоже, — добавила Кей.

Майор обвел всех тяжелым взглядом, хмыкнул в усы и попросил:

— Не сочтите за труд, принесите мне ваши платья, пожалуйста, вы, мисс Уинярд, и вы, мисс Чилтерн.

Кей не могла слова вымолвить. Перед ее взором ясно встала комнатка Дона и брошенное на его кровать белое платье Элен, разорванное, со следами крови на воротнике.

— Так я жду, мисс Чилтерн, — теперь голос майора звучал сухо.

Элен медленно встала и, глядя в пол, прошептала:

— Я… извините, я не могу его принести… У меня его уже нет.

Майор изобразил недоумение.

— Что-то я вас не пойму. Почему? Куда же оно делось?

— Оно… оно куда-то пропало…

— Пропало? Вы хотите сказать, что уничтожили его потому, что оно по каким-то причинам больше не годилось для носки? Оно было разорвано?

Элен подавленно молчала.

— Хмм… — продолжил майор. — все это выглядит весьма странно. Утром мой человек обнаружил в кустах на пляже вот это, — он полез в карман, вынул конверт, а из него извлек кусочек белой ткани. Медленно он поднес обрывок к самому лицу Элен.

— Белый атлас, — сказал он. — Он застрял на кустах юкки. При сложившихся обстоятельствах вам трудно будет утверждать, что вы не были на пляже, мисс Чилтерн. И еще одно, — рука майора снова нырнула в карман, и на свет появился дневник Розмари.

— Вам знакома эта вещь, мисс Чилтерн?

Элен тихонько вскрикнула.

— Я так и думал, — улыбнулся Клиффорд. — Хотя мисс Уинярд и уверяла меня, что никому не показывала дневник.

Кей изо всех сил старалась взять себя в руки. То, чего она так боялась, все же произошло.

Майор, протянув толстый палец по направлению Элен, продолжал:

— Вчера вы сказали, что все время провели с братом на яхте. Может быть, теперь скажете, что вы делали на самом деле?

Элен открыла рот, намереваясь что-то сказать, но внезапно заговорил Дон.

— Ничего не говорите, Элен, — сказал он. — Это мое дело! Он быстро подошел к девушке и остановился прямо перед ней. Сильные мышцы вздулись под тонкой рубашкой. С минуту он стоял, не спуская внимательного взгляда с измученного лица Элен. Потом медленно повернулся.

— Нет смысла скрывать правду и дальше, — сказал он. — Давайте покончим с этим и побыстрее. Дело в том… что… это я убил Айвора Дрейка!

ГЛАВА 14

Наступила полная тишина. Все, замерев, смотрели на молодого человека. Гилберт подался вперед вместе с креслом. На лицах Терри и Симоны застыло выражение недоверия.

— Дон… вы не должны… — еле слышно прошептала Элен.

— Ничего не говорите, Элен, — Дон сделал шаг вперед, заслоняя Элен от майора. — Так как, господин майор? — спросил он. — Что вы намерены со мной делать?

Клиффорд погладил свои подстриженные усы и нехотя пробормотал:

— Это несколько неожиданно, Бейрд…

— Полагаю, теперь у вас нет вопросов? — Дон протянул вперед обе руки. — Пожалуйста, майор.

— Может быть… может быть, — майор не спускал внимательного взгляда с лица молодого человека. — Надеюсь, вас не затруднит уточнить некоторые детали?

— Охотно помогу вам, — Дон пожал плечами. — Эта книжечка, что у вас в руках — это дневник Розмари Дрейк. Элен принесла мне ее вчера ночью. Я его прочел… Я давно знал, что Айвор Дрейк — свинья и считал предстоящее замужество Элен трагической ошибкой. Прочитав дневник, я узнал, до чего этот скот довел свою первую жену, и понял, что должен воспрепятствовать этому браку. Все это происходило примерно в одиннадцать тридцать, когда Дрейк после бриджа пошел на пристань. Дневник был у меня. Я попросил Элен уйти и решил поговорить с ним по-своему. Я спрятался в кустах у причала и слышал, как подошли миссис Чилтерн и Дрейк. Они поговорили, и, наконец, мотор заработал. Миссис Чилтерн крикнула «Доброй ночи» и повернула к дому. Я выскочил из зарослей и успел перехватить Айвора, когда он уже собирался отплыть. Я все ему выложил прямо в лицо. Сказал, что либо он оставит Элен в покое, либо…

Он замолчал и развел руками.

— Об остальном вы уже догадались. Он ударил меня, я ответил. Он упал и ударился головой о камень. Я был уверен, что убил его. Мотор лодки работал на холостом ходу… я подтащил его по песку, бросил в лодку… об остальном вы очень подробно рассказали сами, майор. Вот и все.

Кей была убеждена, что Дон лжет, стараясь выгородить Элен. Ведь он был уверен, что это она совершила убийство.

— Готовы ли вы повторить свои показания в полицейском участке? — спросил майор холодно.

— Разумеется! — без колебаний заявил Дон, облизывая пересохшие губы.

— Это очень интересно, — медленно проговорил майор, оставаясь стоять со скрещенными на груди руками. — У меня только маленькое замечание: скажите, зачем вы врете?.. Вы сказали, что моторка стояла у пристани с включенным двигателем. Далее вы утверждаете, что и драка произошла там же. Зачем же тащить тело на пляж и обратно? Придумайте что-нибудь более правдоподобное.

— Да нет! Вы меня просто не поняли, майор, — Дон несколько смешался. — Мы дрались на берегу. Разговаривая, мы отошли по пляжу к скалам.

— Ага! Вы просто пропустили этот момент. Хорошо! Но вы и еще кое-что пропустили, как вы могли драться с Дрейком в одиннадцать тридцать, если в это время вы находились у доктора Торна? Что скажете, доктор?

Лицо доктора приняло отсутствующее выражение.

— Может быть, Дон и знает, что делает, — ответил он. — Но я утверждаю, что все им сказанное — вымысел, от начала и до конца. Он пришел ко мне сразу же после одиннадцати и сидел до полуночи. И, конечно, ни в какой драке не участвовал.

Дон быстро взглянул на Торна и повернулся к майору.

— Доктор лжет, майор, это я попросил его подтвердить, что был у него, вот он и старается, потому что мы друзья.

— Похоже, вам не терпится угодить за решетку, Бейрд, — ухмыльнулся майор. — Однако вам будет нелегко убедить меня в том, что полицейский врач фабрикует для вас алиби из чисто дружеских побуждений. Ваши так называемые показания — пустая трата времени. К тому же, это никоим образом не объясняет происхождения царапин на щеке мисс Чилтерн, как, впрочем, и того, каким образом клочок от ее платья оказался на кустах около пляжа.

— Не понимаю, при чем здесь все это? — заорал Дон. — Она могла поцарапаться где угодно! Даже если она была на пляже! Что это доказывает? Я сказал вам правду! Велите арестовать меня, и дело с концом!

Майор взглянул на Элен.

— А вы что скажете, мисс Чилтерн? Должен ли я арестовать мистера Бейрда?

Дон с силой сжал плечо Элен, но она мягко отстранила его руку.

— Я знала, что вы ему не поверите. Он сделал это, чтобы выручить меня, так как считает, будто Айвора убила я. — Она повернулась и посмотрела на молодого человека.

— Дон хотел взять вину на себя, потому, что он любит меня, — сказала она тихо, — и знает, что я тоже люблю его. Он боится за меня. — Она взяла Дона под руку и прошептала еще тише:

— Спасибо, Дон. Но это ничего не даст. — Взгляд ее глаз медленно прошелся по всем присутствующим.

— Все здесь старались помочь мне, майор, и все лгали, будучи уверенными, что Айвора убила я. Возможно, что они виноваты, но только в том, что защищали меня, и я глубоко всем благодарна за это. Но дальше так продолжаться не может.

Гилберт резко дернулся в своем кресле.

— Элен! Не только как отец, но и как адвокат предупреждаю тебя!..

— Ладно, папа, — она улыбнулась чуть снисходительно. — Не волнуйся, все будет хорошо. — Она снова обратилась к майору: — Первым солгал Терри, сказав, что я была с ним. А я его вообще не видела в тот вечер.

Элен выглядела удивительно прекрасной — огромные зеленые глаза, безупречная кожа, облако темных волос над бледным овалом лица. Некоторое время она смотрела на вещи, которые майор продолжал держать в руках.

— Дневник Розмари у вас, майор. Вы, наверное, знаете, что это Кей привезла его на Бермуды. Когда я вчера вошла к ней в комнату, она читала его. По выражению ее лица я поняла, что это что-то важное. Из простого любопытства я после обеда взяла его из комода и прочла. А когда прочла, поняла, в какой мере это меня касается.

Она бросила взгляд на встревоженное лицо Дона и продолжила:

— Теперь, чтобы все объяснить, я должна сказать несколько слов о себе. Мне это не легко… впрочем, довольно об этом. Одно время мне казалось, что я действительно влюблена в Айвора. Возможно, я бы никогда не разобралась в себе, но появился Дон. — Она прикусила губу. — Появился Дон, и я поняла… Что все мои чувства к Айвору — это вовсе не любовь… но я… я запуталась. Я обещала выйти за Айвора, но не могла этого сделать. Ведь уже был Дон.

Она опустила глаза, и две слезинки, выкатившись из-под длинных ресниц, упали на пол.

— Мне кажется, — продолжала она, — что вы все в глубине души презираете меня. Предполагаете, что я решила выйти за Айвора, потому что он богат. В какой-то мере вы правы. Но тогда я думала, что поступаю правильно. Вы ведь знаете, как важно для здоровья папы пребывание на Бермудах. Я знала, что благополучие нашей семьи в большой мере зависит от Айвора. И понимала, что если порву с ним, то нас всех попросту вышвырнут отсюда. Словом, Айвор был для нас всех единственным прибежищем. Я думала, что если решусь и выйду за него, то вся семья больше ни в чем не будет нуждаться. Это было самым важным. Ну, а то, что я не любила его… какое это имело значение? Сколько женщин выходят замуж без любви?!

Кей чувствовала, как краска стыда заливает ей лицо.

А Элен продолжала.

— И только вчера мы с Доном полностью объяснились. Он сказал, что любит меня, настаивал на том, чтобы я порвала с Айвором. Мне было тяжело… ведь только перед обедом прибыло мое свадебное платье, я не могла отступить от своих обещаний. Но потом… потом я прочла дневник…

Она посмотрела на майора.

— Вы тоже, наверное, прочли его? Значит, понимаете, что я пережила? Как бы там ни было, о замужестве теперь речи и быть не могло. Наверное, мне нужно было бы посоветоваться с кем-нибудь? С мамой, например? Но я думала о Доне и о том, что мне больше не нужно притворяться. Я взяла дневник и пошла к Дону. Рассказала ему все.

Все внимание Кей было приковано к майору. Сейчас Элен подошла к самому главному — ко времени убийства.

— Дон прочел дневник, — голос девушки теперь звучал спокойно. — Он всегда ненавидел Дрейка, он знал Розмари с детства и давно догадывался о том, как ей жилось на самом деле. Дон хотел немедленно отправиться к Айвору и высказать тому все, что он думает.

Неожиданно она замолчала.

— Но они не встретились, — быстро проговорила она. — Все, что он тут наговорил минуту назад, конечно, ложь, чтобы выгородить меня. Я знаю, каким бешеным бывает Дон, и это я уговорила его пойти к доктору. — Она взглянула на Торна. — Ведь это правда, доктор? Дон пришел к вам сразу после одиннадцати часов? А бридж закончился гораздо позднее, верно?

Доктор кивнул и сказал:

— Абсолютно верно, Элен. Вам не следует опасаться. Майор ни на секунд у не заподозрил в убийстве Дона. Успокойтесь.

Элен улыбнулась, но улыбка тут же угасла.

— Я решила сама поговорить с Айвором с глазу на глаз. Я собиралась порвать с ним.

— Значит, вы виделись с ним? — спросил майор.

— Да, виделась, — ответила Элен. — Именно поэтому вам солгала мама. Она сказала, что проводила Айвора до пристани, что видела, как он сел в лодку и отплыл. А на самом деле все было не так. Я ждала Айвора на пристани с дневником Розмари. Я думала, что он придет один. При виде мамы я попросила, чтобы она оставила нас одних. Мама ушла.

Майор стремительно повернулся к Мод:

— Это правда, миссис Чилтерн?

Мод, сжав губы, молча кивнула.

Элен продолжала:

— Вы не должны упрекать маму! Она знала только то, что я осталась с Айвором на пристани, а потом выяснилось, что он убит. Что ей оставалось делать?

— Я бы посоветовал вам на время оставить этические проблемы, мисс Чилтерн, и возвратиться к фактам, — сказал майор.

— Факты! — вспыхнула Элен. — Вы полагаете, что я не догадываюсь, о чем вы думаете? Да, я оставалась с Айвором одна на пристани и сказала ему все, что собиралась. И что если он попытается мстить отцу, то я на весь белый свет расскажу о дневнике Розмари. Он пришел в бешенство. Как же! Ведь это задело его самолюбие. Он и мысли не мог допустить, что ему предпочитают другого мужчину! Он попытался выхватить у меня дневник, но я успела его выбросить в кусты. Я думала, что он станет искать его, но он вдруг резко повернулся, прыгнул в моторку, запустил мотор и поплыл в сторону острова. — Она медленно повернулась к Дону.

— Вот видишь, Дон! Я же говорила, что все обойдется.

— И это был ваш последний разговор с мистером Дрейком в тот вечер, мисс Чилтерн? — спросил майор.

— Больше я его не видела.

— Звучит более-менее складно, — глаза майора мерили Элен с ног до головы. — Но как вы объясните царапины на вашем лице и порванное платье?

— Очень просто! Когда Айвор отплыл на остров, я вернулась, чтобы найти дневник. Фонарика у меня не было, а у юкки такие острые колючки… Мне послышался шорох, я выпрямилась и в этот момент зацепилась за ветку щекой. А уже когда уходила, порвала платье.

— Понятно, — протянул майор ничего не выражающим голосом. — И как долго вы находились на пляже?

— Пожалуй, несколько минут. — Элен посмотрела на Мод. — Когда Айвор отплыл, мама вернулась на пристань. Она несколько раз позвала меня, но я спряталась в кустах. Я… я не хотела, чтобы она узнала, что я стащила и прочла дневник.

«Значит, Мод, не найдя Элен, решила, что дочь отправилась на остров вместе с Айвором», — подумала Кей.

— Ну? И чем же все кончилось? — майор не спускал глаз с Элен.

— Кончилось? — переспросила Элен неуверенно. — Но ведь я уже все рассказала. Я поняла, что не найду дневника без фонаря. Мне пришло в голову, что у Дона в домике должен быть фонарик. Его еще не было дома. Мне стало очень скверно, я хотела как можно скорее увидеть Дона. Мне казалось, что он в два счета нашел бы дневник! И я поплыла к дому доктора Торна… Это был самый быстрый способ увидеться с Доном. Я взяла свой купальный костюм — он сушился на пристани, переоделась в доме у Дона, оставила там свое порванное платье и с причала прыгнула в море.

Внезапно на острове я услышала голоса. Заинтересовавшись, я подплыла к пляжу. Там уже были Кей и Симона. Они как раз нашли тело Айвора.

Она немного помолчала и добавила:

— Это все, что я знаю. Позже Дон обнаружил мое платье у себя… У меня не было времени объяснять ему, что случилось, все так перепуталось… Он, конечно, предположил то же, что и вы, господин майор.

Кей низко опустила голову, чтобы скрыть внезапно хлынувший на лицо румянец. Она снова увидела выходящую из воды стройную фигуру Элен. Та смотрела по сторонам очень внимательно, так, словно что-то искала. Она и сейчас была убеждена, что Элен на самом деле что-то искала там, на острове, и все ее разговоры о том, что на пляже она оказалась случайно, услышав их голоса, — снова ложь. Она вспомнила белую пижаму Дона, разорванную купальную шапочку и выражение неподдельного ужаса на лице Элен, когда она показала ей шапочку. «Зачем она снова лжет?» — подумала Кей.

Лицо майора выглядело совершенно безучастным.

— Значит, это все, что вы можете сказать, мисс Чилтерн? — еще раз спросил он.

— Да, это все!

— И вы готовы под присягой подтвердить, что Айвор Дрейк уплыл на остров один — живой и здоровый?

— Да.

— Вы не допускаете, что он мог вернуться?

— Я наверняка знаю, что нет, — быстро ответила Элен. — Если бы он вернулся, я бы услышала.

— И я так думаю, — майор шумно откашлялся. — Коль скоро вы так утверждаете, придется отказаться от мысли, что Дрейк был убит здесь, на берегу. И следы на песке придется объяснить чем-то другим.

— Да, конечно! — торопливо поддержала его Элен. — И вообще, кроме этих дурацких следов на песке, ничего больше не указывает на то, что здесь было совершено убийство…

— Не так все просто. Если все рассказанное вами — правда, то Дрейк был убит либо на острове, либо на пути к нему.

Майор обвел всех внимательным взглядом, потом разгладил усы и медленно произнес:

— Это совершенно новая версия. Будет очень интересно сопоставить все… кхм… неточности ваших рассказов именно под этим углом зрения.

ГЛАВА 15

Впервые майор со всей определенностью заявил, что не верит ни одному сказанному ими слову.

Он вытащил из кармана массивные золотые часы на толстой цепочке.

— Не стану вас больше задерживать, господа. Дознание у коронера назначено на четырнадцать часов. К сожалению, нам не обойтись без мисс Уинярд и мисс Морли. После ленча я пришлю за вами.

У двери на террасу он задержался и еще раз взглянул через плечо на Кей.

— Нет причин для беспокойства, мисс, — добавил он. — Обычная формальность. Вы должны будете подробно рассказать об обстоятельствах, при которых было обнаружено тело.

Кей показалось, что он понимающе подмигнул ей.

— Ах, да! — вспомнил майор. — Я распорядился, чтобы Мастерс никуда не отлучался с пристани. Надеюсь, миссис Чилтерн и ее сестра нашли то, зачем приезжали на остров утром, потому что теперь слишком поздно…

После этой колкости он кивнул доктору, и они вышли на террасу.

С уходом Клиффорда атмосфера в комнате разрядилась. Первой нарушила молчание Элен.

— Мама… Дон и я хотим пожениться как можно скорее. Папа, надеюсь, ты ничего не имеешь против?

События сегодняшнего дня менялись с такой скоростью, что это заявление Элен никого не удивило.

— Может быть, ты слишком торопишься? — слабо улыбнулась Мод. — Но если ты считаешь…

Терри неуверенно взглянул на сестру. Симона тоже поглядела на них, но совсем не так, как ночью, когда упрекала Элен в измене.

Вряд ли какая-то другая помолвка проходила столь поспешно и при столь странных обстоятельствах.

Терри переступил с ноги на ногу.

— Ну… тогда, пожалуй, вас следует поздравить!

— Поздравить?! — прозвучал скрипучий голос от двери. — Айвор не погребен, а он сестру поздравляет по поводу помолвки с другим!

Алисия Ламсден широко шагнула в комнату.

— Я хочу сообщить вам всем кое-что! — заявила она.

Мод строго поглядела на нее и сказала:

— Алисия…

— Никаких Алисий! — Сиделка задрала подбородок. — Время, когда вы мною понукали, кончилось! Не знаю, сообщил ли вам мистер Гилберт эту новость. Я убеждена, что она вас всех заинтересует. Бедный Айвор в своем завещании отписал этот дом мне!

Она гордо выпрямилась.

— Он завещал мне «Шторм» со всем, что здесь находится. С этой минуты все здесь — моя собственность. Айвор знал, кто ему настоящий друг, и я постараюсь оправдать его доверие! По крайней мере, одно я сделаю наверняка. Вы, вероятно, собираетесь сидеть здесь до второго пришествия? Так вот, из этого ничего не выйдет! Я не настолько милосердна, чтобы держать под своим кровом убийцу!

— На каком основании вы утверждаете, что кто-то из Чилтернов убил Айвора? — резко спросила Симона.

— На каком основании? — рассмеялась Алисия. — Я, кажется, выразилась предельно ясно? Пока вы будете нужны полиции, можете оставаться здесь, но как только майор закончит с вами, вон отсюда! Только не все вы покинете Бермуды, один из вас останется здесь, в гамильтонской тюрьме, по обвинению в убийстве!

Ее глаза неестественно блестели, когда после паузы она процедила:

— А когда до этого дойдет, то личность убийцы сюрпризом для меня не будет!

Она резким движением поправила свой крахмальный чепец и вышла, хлопнув дверью. Терри с открытым ртом смотрел ей вслед.

— Папа… она случаем не рехнулась?

— Увы! Это истинная правда. — Рука Гилберта машинально разглаживала подушечку на поручне кресла. — По крайней мере, в том, что касается завещания Айвора.

— И она имеет право нас просто… вышвырнуть отсюда? — растерянно спросила Элен.

— Не сразу. У нее нет юридических прав на собственность, пока завещание не вступит в законную силу. Но как только это произойдет… — Он развел руками.

Лицо Терри побледнело.

— То есть… — тихо спросил он, — иными словами… мы должны будем вернуться в Питсбург? А ты…

— Терри, дорогой, но ведь ты и не рассчитывал, что мы останемся здесь после всего, что случилось? — В голосе Мод прозвучал легкий упрек, а во взгляде, брошенном на мужа, читалась озабоченность.

— Гилберт, она уже второй раз намекает на то, что вроде бы что-то знает что-то такое, что касается кого-то из нас.

Гилберт поправил плед, прикрывающий его парализованные ноги, и сказал:

— Моя дорогая! Если мисс Ламсден что-то знает, она не мешкая донесет об этом майору Клиффорду. — Глаза Гилберта сузились:

— Ну, а коль скоро мы все предположительно чисты перед законом, то беспокоиться нам не следует. — Он красноречиво глянул на Кей и добавил:

— Кей, дорогая моя! Я чувствую себя несколько утомленным, а поскольку опеки мисс Ламсден я лишился навсегда, может быть, ты поможешь мне добраться до комнаты?

— Ну конечно, Гилберт! Я отвезу тебя.

Но стоявшая ближе к креслу Мод взялась за спинку.

— Кей должна присутствовать на дознании, а ведь ей нужно еще переодеться к ленчу, дорогой.

И прежде чем Кей успела возразить, она выкатила кресло из комнаты.

Кей снова увидела Мод и Гилберта только за ленчем. Настроение у всех было скверное, и оно еще ухудшилось, когда в патио появилась Алисия Ламсден в коричневом костюме вместо обычной униформы. Теперь она с неприступным видом уселась на место Айвора.

Глубоко посаженные глаза экс-сиделки время от времени со злорадством перебегали с одного лица на другое.

Они допивали кофе, когда явился толстый сержант с красной физиономией, чтобы сопровождать Кей и Симону.

Девушки отправились в полицейский участок. Когда они ехали по изобилующей поворотами дороге, из-за кустов олеандров за ними следили симпатичные темнокожие мордашки местных детей.

Под предводительством чопорного майора Клиффорда группа присяжных рассматривала их с явным неодобрением. Во время короткого допроса Кей, Симоны и доктора враждебность присяжных, казалось, окрепла. В конце концов было принято решение о продлении расследования.

Вместе с Кей и Симоной в «Шторм» приехал майор Клиффорд, который сразу же направился в комнату Гилберта — с ним, как с адвокатом Айвора, он собирался обсудить ряд вопросов и изучить бумаги покойного.

Кей снова не удалось переговорить с зятем. Она пошла переодеться, после чего присоединилась к сидящим на террасе Мод и Дону. Все трое сидели в молчании и смотрели на море.

После полудня погода начала портиться. Солнце померкло, на горизонте клубились темные тучи. Воздух стал тяжелым и горячим — все предвещало бурю. Время тянулось изматывающе медленно. К сидящим на террасе присоединились Симона и Терри, но разговор по-прежнему не клеился.

Кей размышляла, что происходит между майором и Гилбертом. Если бы снова подвернулся случай поехать на остров!

С места, где они устроились, была видна только пристань. Время от времени там мелькал пробковый шлем Мастерса. А дальше, около пристани на острове, на волнах покачивалась маленькая лодка с еще одним человеком на веслах.

Тучи на горизонте становились все более темными, а душный послеполуденный воздух был неподвижен. Надвигалась буря.

Около шести часов майор Клиффорд вышел из библиотеки на террасу, держа под мышкой солидных размеров папку. Коротко попрощавшись, он исчез за густыми кустами гибискуса. Вскоре после его ухода на террасу выкатилось кресло Гилберта. Он был бледен и утомлен.

— Столько пустой болтовни! — буркнул он себе под нос, а потом с беспокойством глянул на Кей. — Небольшая партия в трик-трак пошла бы мне на пользу. Как ты относишься к моему предложению, Кей?

Кей согласилась и вкатила кресло с террасы в гостиную, а потом по коридору к библиотеке.

В библиотеке они застали Алисию Ламсден, склонившуюся над диванчиком в углу комнаты. Когда они вошли, она быстро спрятала что-то под подушками и резко обернулась к ним. Кей слегка растерялась, увидев ее лицо. Несколько секунд Алисия вызывающе и зло смотрела на них, потом, не сказав ни слова, она прошла мимо и аккуратно прикрыла за собой дверь.

— Как ты думаешь, Гилберт… что она могла здесь делать?

— Хмм… Откуда же мне знать? Похоже, она что-то там спрятала под подушками дивана.

Кей подошла к диванчику и отодвинула подушки. В самом низу лежала маленькая подушка в темно-зеленую полоску, но под ней тоже было пусто. Кей повернулась к Гилберту, держа ее в руках. Подушка была слегка влажной и испачканной.

— Ничего я здесь не вижу, — сказала она. — Понятия не имею, в чем тут дело. Но лицо при этом у нее было такое, словно она вдруг обнаружила что-то очень важное.

— Скорее всего, так оно и было. — Он усмехнулся. — Но нас это не касается. Приступим лучше к игре.

Надвигающаяся гроза погрузила библиотеку в ранние сумерки, и Кей была вынуждена включить настольную лампу.

— Сдается мне, что нас ожидает серьезная буря, — пробормотал себе под нос Гилберт.

Когда игра началась, он взглянул на свояченицу, и на его аристократическом лице появилась ироническая усмешка.

— Догадываюсь, что бумаги обнаружить не удалось.

Продолжая играть, Кей подробно описывала ему свою вылазку на остров.

— Я очень сожалею, Гилберт, — закончила она свой рассказ, — но мне кажется, что я поступила правильно. Если бы майор поймал меня с бумагами в руках, он, несомненно, отобрал бы их у меня.

— Я отлично понимаю тебя, дорогая, — ответил он. — А из сегодняшней беседы с майором я понял, что бумаг он не нашел, пока не нашел. А это уже кое-что!

Голос его звучал равнодушно. Некоторое время он сидел, молча глядя в окно, туда, где кедры глухо шумели кронами перед бурей.

— То, что сегодня рассказала нам Элен, — заговорил он вдруг, — было для меня глубочайшим потрясением, Кей. Я искренне верил, что она любит Айвора. Мне никогда в голову не приходило, что все это ради меня и моего здоровья. Каким слепым я был!

— Дети вообще мало что говорят родителям, — философски заметила Кей. — Обычная история.

— Славненькая история, ничего не скажешь! — Гилберт горько рассмеялся. — И не очень веселая, коль скоро привела к убийству.

— Убийству? Но ведь утром ты сам говорил, что это скорей всего несчастный случай!

— Конечно же я так сказал, потому что предполагал такую возможность. Но теперь у меня нет сомнений в том, что мы все ужасающим образом влипли!

Совсем позабыв об игре, Гилберт склонился над столиком.

— Видишь ли, Кей… — сказал он. — Я люблю Элен больше всего на свете… Скажи, ты веришь в то, что она сказала майору?

Кей вспомнила, как лгала Элен о разорванной купальной шапочке, о белых пижамных штанах… И все же, глядя на Гилберта, она сказала:

— Ну, разумеется, я верю Элен, Гилберт.

— А тому, что сказал майор, что Айвор был убит или по пути на остров или на самом острове?

— Ну… пожалуй, да, Гилберт.

Гилберт внимательно смотрел на Кей. Очень тихо, отчетливо выговаривая каждое слово, он сказал:

— Кей, ты должна любой ценой достать эту папку.

— Я постараюсь, — она успокаивающе дотронулась до его руки. — Я понимаю, как это важно.

— Нет, не понимаешь. Сегодня утром я сказал тебе только половину правды, Кей. Все, что я говорил тебе об акциях, о гарантиях и моем легкомыслии — это, конечно, правда. Но есть кое-что еще…

В свете настольной лампы скрючившийся в своем кресле ее зять выглядел каким-то нереальным персонажем.

— О чем ты, Гилберт?

— Сегодня утром я не сказал тебе всей правды об Айворе. Все, что касается моей признательности и благодарности, это все так. Но вчера утром я услышал нечто такое, что открыло мне глаза, и я понял, что представляет из себя на самом деле этот человек.

— Но, Гилберт, — попыталась возразить Кей, но он перебил ее:

— Погоди, моя дорогая. — Легкая тень улыбки тронула его губы — Чилтернов можно упрекнуть в чем угодно, за исключением семейной солидарности. Элен была готова выйти за него замуж только ради того, чтобы мне было хорошо… Мод хотела навлечь на себя подозрения, чтобы защитить Элен. И теперь, я надеюсь, ты поможешь мне защитить того, кто совершил безумство… преступление ради меня!

— Гилберт, я ничего не понимаю!..

— Возможно. Это трудно понять, — его сильные пальцы стиснули стаканчик для игральных костей. — Видишь ли, это случилось очень давно, еще в Питсбурге. Я был болен, лежал в больнице, и на мое лечение была потрачена почти вся наша наличность. Был период, когда надежды на выздоровление почти не оставалось, но нашелся врач, предложивший свои услуги… Это было очень дорогое лечение. Я уже упоминал, что все наши средства пустил в оборот, даже капитал Мод. Она, разумеется, ничего не знала, Мод вообще в финансовых вопросах ориентируется слабо. Но дети были в курсе, они знали, что у нас нет ни цента, а это лечение… это был мой последний шанс. — Он замолчал, а потом снова заговорил.

— Айвор тогда довольно часто бывал у нас. Сейчас я думаю, что он уже тогда интересовался Элен, хотя и без каких-то определенных планов. И тогда дети подумали о нем. Ведь он богат и охотно одолжит необходимую сумму. Терри отправился к нему, рассказал ему все и попросил необходимую сумму.

Теперь глаза Гилберта лихорадочно блестели. Голос его исказился, стал хриплым и прерывистым.

— Айвор всегда был не в состоянии противиться своему патологическому желанию властвовать над людьми. Терри уже тогда презирал Айвора, и тот это чувствовал. И вот мальчик появляется у него в роли просителя. Ты понимаешь, какая возникла ситуация? Айвор мог без лишних слов или подписать чек, или отказать. Но он поступил иначе. Он… обещал Терри деньги. Чек он заполнил и показал его мальчику. При этом он сказал с усмешкой: «Надеюсь, это послужит тебе наукой, не следует критиковать людей и одновременно обращаться к ним с просьбами». — Гилберт снова помолчал, а потом продолжил: — Чек этот был… на один доллар! Представляешь? То, что сделал тогда Терри, было сущим безумием. Он думал только о моем спасении. Он ничего не сказал Айвору, взял чек, а потом подделал цифру. Один доллар превратился в тысячу.

Гилберт отрешенно смотрел в глаза Кей. Девушка инстинктивно нагнулась и положила руки ему на плечи.

— Каким-то чудом чек был учтен в банке — я до сих пор не могу понять как. Никто из нас ничего не знал об этом. Мы верили, что Айвор, с присущим ему благородством, решил помочь нам. — Он горько рассмеялся. — Я прошел предписанный курс лечения… поправился… так, что смог приехать сюда. Мы совершенно ничего не знали и рассыпались в благодарностях Айвору. Он тоже ничего нам не сказал: что теперь для него значили деньги по сравнению с той властью, которую он обрел над Терри? В один прекрасный день он вызвал мальчика к себе и потребовал от него письменного признания в подделке чека. Этот документ он вместе с чеком держал у себя. С этого момента Терри оказался в его власти…

Кей понимала гнев Гилберта.

— Позже, — продолжал он, — Айвор пригласил всех нас на Бермуды. И мы с благодарностью приняли это предложение. Несмотря на свою ненависть к Айвору, Терри тоже вынужден был поехать. И все это время он страдал в одиночку. Только вчера утром он все мне рассказал. Он надеялся, что я никогда не узнаю правду. Но Айвор вовсе не собирался щадить его. Прежде чем отправиться в последнюю поездку в Нью-Йорк, он сказал мальчику, что сразу же после свадьбы вернет чек и признание, но не в руки Терри, а в мои. Когда Терри рассказал мне все это, я просто был не в состоянии поверить ему! Но вчера вечером я убедился, что Терри не лгал. После обеда и их ссоры с Айвором тот пришел ко мне. Он с порога заявил, что если Терри и впредь будет вести себя таким образом, он упрячет его за решетку… Он рассказал мне эту историю с чеком. Я даже не предполагал, что он может быть таким. Он был в бешенстве, потому что Терри не стал пресмыкаться перед ним, и я понял, что он, не раздумывая, упечет парня в тюрьму.

Он замолчал. Казалось, что над ним витает дух Айвора, злобный и коварный.

— И тогда я понял, что ненавижу его, — он произнес это неожиданно спокойно. — Ненавижу так глубоко, что мог бы его убить… Однако, не это теперь важно. Важным в данный момент является положение Терри. Из слов Элен следует, что Айвор был убит по пути на остров или на самом острове. Терри был на паруснике совершенно один. У него нет ни одного свидетеля, а следовательно, нет алиби. И если этот фальшивый чек и его признание попадут в руки полиции…

— Так ты говоришь, что этот чек и признание Терри лежат в той самой папке?

— Во всяком случае, они могут быть там. Теперь ты понимаешь, почему я сказал, что эти бумаги нужно добыть любой ценой?

— Конечно…

Кей содрогнулась от мысли, что случится с Терри, если эти бумаги попадут в руки майора Клиффорда. Да, их нужно вернуть. Но тут же она вспомнила Мастерса, вышагивающего по причалу, и второго полицейского в лодке у острова.

— Я достану эти бумаги, Гилберт, — она решительно встала.

— Еще не знаю, как, но достану. Я найду способ…

— Благодарю тебя, дорогая, — слабо улыбнулся Гилберт. — Может быть, мне следовало быть более откровенным с самого начала, но ради мальчика я молчал об этом.

— Я понимаю… Гилберт, — ее голос дрогнул. — Скажи, ты думаешь, что это Терри?

— Мы не должны так думать, Кей! Мы не можем так думать…

Он резко оборвал фразу, так как дверь распахнулась, и в комнату влетела Элен. В ее глазах был ужас.

— Элен! Что случилось?

— Это Алисия! — Элен подошла, испуганная и растерянная.

— Ее нужно удержать! Минуту назад она заявила мне, что знает кто убил Айвора, что у нее есть доказательства и что она немедленно отправится к майору!

ГЛАВА 16

Гилберт резко развернул свое кресло и оказался лицом к лицу с дочерью.

— Кого же обвиняет эта мымра? — спросила Кей.

— Она не назвала имени.

— Ну-ну, это, наверное, очередная из любимых ею театральных сцен, — пожал плечами Гилберт.

— Да нет! Мы сидели в гостиной, а она влетела туда и с порога объявила о своем намерении. Утверждает, что у нее в руках доказательство, которое она хочет лично вручить майору. Мы должны остановить ее! Пойдемте со мной, прошу вас.

Элен метнулась к двери. Кей бросилась следом. Они шли, слыша за спиной постукиванье кресла Гилберта, он следовал за ними.

Мод отвернулась от окна и подошла к ним. Взглянув на Гилберта, она спросила:

— Элен уже сказала тебе?

— Да, Мод.

— Боюсь, что это вовсе не блеф с ее стороны. Алисия в самом деле убеждена в том, что знает, кто убил Айвора, и рвется с этим к майору.

— Но, мама! Мы не должны допустить этого! — воскликнула Элен.

Мод обняла дочь за плечи.

— Я старалась уговорить ее, чтобы она хоть бурю переждала, но она и слушать не хочет. Она пошла наверх за плащом.

Они в смятении смотрели друг на друга. Первой заговорила Элен.

— Она сделает все, чтобы погубить нас!

Бледная тень улыбки появилась на губах Гилберта.

— Но ведь мы не можем осуждать ее только за то, что она собирается отдать преступника в руки закона, — сказал он спокойно.

— Мы не можем допустить, чтобы она пошла в полицию, — сказала Мод. — Я попробую поговорить с ней еще раз. Гилберт, тебе с Элен лучше уйти отсюда. Алисия ненавидит Элен больше, чем кого бы то ни было. Мы с Кей займемся этим сами.

Они стояли в молчании, ожидая, когда спустится Алисия Ламсден.

Ослепительная вспышка молнии распорола темно-синее небо от края до края, и сразу же на них обрушился громовой раскат. Потом пришла тишина, и в этой тишине послышался равномерный шум дождя, обрушившегося на землю, как приливная волна.

— Никогда еще не видела… — начала Мод, но недоговорила — по лестнице спускалась Алисия Ламсден. Сиделка всегда выглядела странно, но сейчас в ее костлявой фигуре было что-то зловещее. На голове у нее красовалась коричневая фетровая шляпа, на плечи она набросила ярко-красный непромокаемый плащ. Под мышкой торчал небольшой пакет, завернутый в серую бумагу и перевязанный шпагатом.

Она медленно спустилась и замерла на последней ступеньке.

Мод подошла ближе и холодно обратилась к ней:

— Мисс Ламсден, не имеет смысла отправляться куда-то в такой ливень. Посмотрите, что творится. Подождите.

— Почему я должна ждать? — спросила Алисия холодно.

— Но ведь гроза! В конце концов, это просто опасно!

— Опасно? Неужели вы думаете, что в этом доме человеку безопаснее, чем на улице? — она ехидно улыбнулась. — Я знаю, кто убил Айвора. И здесь… — она похлопала по пакету, — здесь у меня вещественное доказательство!

Голос Мод дрогнул, когда она спросила:

— Не могли бы вы проявить чуть больше человечности? Если вы знаете что-то конкретное, то, наверное, и мы имеем право узнать об этом?

— А почему я должна что-то вам говорить? Вы и так все знаете.

Затем ее взгляд остановился на Кей.

— Зря вы воображаете, что я дала обмануть себя. И не надейтесь, что вам удастся уничтожить доказательства, себе же хуже сделаете.

Она говорила так, словно была уверена, что Кей понимает, о чем идет речь.

— Вы напрасно теряете время. Пропустите меня!

Мод, бледная, но спокойная, отступила и тихо сказала:

— Поступайте, как знаете. Только смотрите, чтобы вам потом не пожалеть о принятом решении.

Высоко задрав подбородок, Алисия торжественным маршем прошествовала через комнату. Уже в дверях она задержалась и бросила через плечо:

— Я скоро вернусь, но уже с майором Клиффордом. И… с ордером на арест!

С этими словами она вышла.

В комнате не было ничего слышно, кроме шума дождя и грома.

— Это конец, — тихо сказала Кей.

Мод, казалось, не слышала ее. Она молча смотрела на лестницу, по которой только что спустилась Алисия.

— Я должна пойти к Элен, — сказала она. — Бедняжка, для нее это будет…

И прежде чем Кей успела что-то ответить, она выскользнула из комнаты. Кей чувствовала, что должна с кем-то поговорить. Она поспешила к Гилберту. Тот сидел около камина и при виде Кей поднял на нее глаза.

— Ну и что? — спросил он.

— Все напрасно. Она поехала. Точнее, сейчас она идет к сараю за велосипедом. — Кей пожала плечами. — И еще она сказала, чтобы я не старалась уничтожить вещественное доказательство, потому что от этого мне будет только хуже. Ты не знаешь, о чем идет речь? Может быть, это чек и признание Терри?

— Понятия не имею.

— Если бы я могла попасть на остров! Алисия скоро явится сюда с майором, и тогда все пропало! Что же делать, Гилберт?

— Что я могу тебе сказать? Спокойствие, дорогая. Спокойствие. Как насчет того, чтобы закончить нашу партию? Самое подходящее занятие во время непогоды. — Он подкатил кресло ближе к окну.

Капли дождя оросили лицо Кей. Она потянула окно вниз, но оно не закрывалось, она потянула сильнее. Глянув вниз, она увидела появившуюся из сарая фигуру в красном дождевике, ведущую велосипед.

— Алисия уже взяла велосипед, — сказала она, продолжая сражаться с окном. — Не могу закрыть его, Гилберт. Попрошу кого-нибудь, чтобы помог мне.

Отбросив со лба мокрые волосы, она выбежала из библиотеки. Когда она входила в гостиную, через дверь, ведущую на террасу, вбежал мокрый до нитки доктор Торн. Он посмотрел на нее и улыбнулся.

— Гроза застала меня врасплох, — сказал он. — Так же, как и Мастерса. Я видел его, когда он мчался к дому Дона, словно за ним гнался дьявол.

— Доктор, вы не поможете мне закрыть окно в библиотеке?

Они вошли в библиотеку. Дождь продолжал лить, как из ведра. Общими усилиями им удалось справиться с упрямым окном. Кей взглянула на доктора и увидела его смеющиеся глаза.

— Благодарю вас, — сказала она.

— Я вижу, что появился в самый подходящий момент, иначе здесь случилось бы наводнение, — обратился Торн к Чилтерну, а потом добавил:

— Добрый вечер. Я приехал на велосипеде — надеялся, что успею укрыться от грозы. Но, как видите, не успел.

Кей подумала об Алисии, едущей сейчас под проливным дождем. Доктор уговаривал Гилберта лечь в постель и отдохнуть.

— Кей, — попросил Гилберт, — не будешь ли ты столь любезна, не поможешь ли мне лечь, я действительно утомился.

Доктор окинул комнату взглядом.

— А где же ваша сиделка? — спросил он.

— А вы ничего не знаете? Алисия… — начала было Кей.

— Алисия вышла, — оборвал ее Гилберт, и Кей поняла, что он не хочет говорить об Алисии при докторе. — Однако вы совершенно промокли, доктор. Может быть, мы подберем для вас что-нибудь из одежды, пока ваша просохнет?

— Весьма признателен, но мне необходимо ехать. А дождя я не боюсь, не в пример Мастерсу, — он внимательно посмотрел прямо в глаза Кей. — Не успели упасть первые капли, как этот страж был под крышей. Счастливо оставаться! — с этими словами он вышел.

Только теперь до Кей дошло, зачем доктор появился здесь.

— Как ты думаешь, зачем он приходил? — спросил Гилберт.

— Кажется, я догадываюсь. Он дважды упомянул о том, что Мастсрс спрятался от дождя в домике Дона. Ты понимаешь? Появилась возможность попасть на остров…

— Как же так? Полицейский врач… не понимаю…

— Я не могу сейчас тебе всего объяснить, но доктор знал, что я плавала на остров с какой-то целью. А теперь он пришел, чтобы сказать, что путь свободен. Я еду! Мы вытащим Терри!

— Но гроза, Кей! Дождь льет вовсю. Залив неспокоен…

— Ерунда! Это наш шанс! Если Алисия собирается обвинить Терри, то без доказательств она сядет в лужу.

— Ты полагаешь, тебе удастся?

— Разумеется! А если повезет, то я привезу тебе и все остальные бумаги. Я поеду прямо сейчас! Одолжи мне свой плащ. Меня никто не заметит!

Рука Гилберта поднялась в каком-то неопределенном жесте.

— Кей… Как я смогу отблагодарить тебя?

— А, вздор! Пошли.

Она взглянула в коридор и, убедившись, что там никого нет, повезла Гилберта в его комнату.

— Ты найдешь плащ в шкафу, Кей. Боюсь только, что он будет велик тебе.

— Тем лучше!

Кей оделась. Блестящий черный дождевик доходил ей до щиколоток.

— Прекрасно, — сказала она и поцеловала Гилберта в щеку. — Держи за меня руку на деревяшке.

В первую минуту ливень совершенно ее ослепил. Кей кое-как добралась до подъездной аллеи и ощутила под ногами мягкую почву.

Странным образом драма в доме превратилась теперь в состязание между ней и Алисией Ламсден…

Кей ничего не различала перед собой, кроме серой полосы дорожки под ногами. Как хорошо, что она одела черный плащ, красный был бы более заметен.

Красный плащ! Она думала о красном плаще и вдруг увидела его! Кей остановилась, замерев на месте.

Стараясь держать себя в руках, она опустилась на колени. Молния осветила все вокруг, и в ее голубоватом свете Кей рассмотрела красный мокрый плащ и скорчившееся под ним тело. Рядом валялся велосипед. Мокрое, искаженное лицо смотрело на нее из-под коричневой шляпки.

Лицо Алисии Ламсден!

Сидя на корточках, она старалась нащупать пульс, но тщетно. Никаких признаков жизни.

Наклонившись еще ниже, она рассмотрела на виске глубокую кровоточащую рану. Дождь не утихал. Кей охватила паника. Мысли путались, вопреки собственной воле она бормотала вполголоса: «Мертва… и она тоже… убита».

ГЛАВА 17

Кей с усилием встала на ноги. Она даже не пыталась задуматься над тем, кто убил сиделку. Почему? Как? Только одна мысль билась в голове — Алисия ехала в полицейский участок с какими-то доказательствами, уличающими убийцу, и… была убита.

Кей понимала, что должна делать. Она должна вернуться и позвонить майору Клиффорду. Теперь полиция еще туже сожмет кольцо вокруг дома и его обитателей. И случая попасть на остров больше не представится.

А почему она должна звонить майору именно сейчас?!

Ведь Алисия мертва, и ей уже ничем не поможешь. Она ощутила легкое головокружение.

Но ведь она поступает так только ради Терри, который стал преступником, чтобы спасти жизнь отца. Если правда об этом выйдет наружу, Терри станет первым из подозреваемых. А она уверена, что Терри невиновен.

Кей решительно повернула к пристани. Хотя вероятность того, что кто-нибудь ее заметит, практически равнялась нулю, она обошла домик Дона стороной. Добравшись до пристани, Кей остановилась. Плащ начал промокать, и ей показалось, что вся она пропиталась дождем. Близкая молния осветила остров и белую пристань у берега. Казалось просто невероятным, чтобы спокойный пейзаж Бермудов мог так преобразиться. Кей прыгнула в байдарку, отвязала веревку и оттолкнулась от берега.

Байдарка, почти наполовину заполненная дождем, сидела низко, и Кей продвигалась очень медленно. Чувство ирреальности происходящего усиливалось постоянно стоявшим перед глазами мертвым лицом Алисии Ламсден, оставшейся там, под дождем. Кей заставляла себя грести все быстрее, словно за ней кто-то гнался.

Остров вырос перед ней неожиданно, словно вынырнул из пелены дождя. Привязав лодку к столбу, Кей выбралась на берег. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди, когда она толкнула дверь павильона и проскользнула внутрь.

С минуту Кей стояла неподвижно, но, вспомнив об Алисии, заперла дверь на задвижку. Только теперь она почувствовала себя в относительной безопасности.

Стало уже совсем темно, и Кей казалось, что она находится в подводной лодке. Она двинулась в сторону спальни, обходя смутно виднеющуюся мебель. Под ее ногами легонько поскрипывали половицы.

И вдруг ощущение безопасности исчезло, ей снова показалось, что она не одна здесь. Она остановилась, замерев и прислушиваясь, сердце ее замерло, так как теперь она больше не сомневалась.

Кто-то еще был в комнате!

Она прикусила руку, чтобы не закричать. В комнате царила абсолютная тишина, и только дождь шумел за окнами павильона.

Она подошла к двери в спальню и умышленно громко распахнула ее настежь. Подойдя к кровати, Кей откинула покрывало и сунула руку под матрас. Пальцы наткнулись на твердый предмет. Папка! Слава Богу! Папка на месте! Она вытащила ее, судорожно прижала к груди и повернулась, намереваясь выйти из спальни.

Рядом, в гостиной, послышался звук шагов. Кей снова повторяла про себя: «Я была права! Кто-то уже был здесь до меня!»

Теперь шаги звучали у самой двери…

Высокая фигура вошла в комнату, и спокойный, чуть ироничный голос тихо спросил:

— Мисс Уинярд? Я догадывался, что застану вас здесь.

Она узнала голос доктора, не думая о том, радоваться ей этому обстоятельству или огорчаться. Одно она знала точно: бояться она перестала.

— Нам совершенно незачем сидеть в потемках, — сказал он. — Окна выходят на море, никто не увидит света.

Он вернулся к двери и щелкнул выключателем.

— Вы совсем промокли, — заметил он. — Что это вы на меня так смотрите, словно привидение увидели? Я напугал вас?

Кей еще не пришла в себя. Она только крепче стиснула в руках папку. Доктор обвел взглядом комнату, посмотрел на сброшенное с кровати покрывало и сказал:

— Ага, значит, вы спрятали папку под матрасом?

Эти слова вернули ей способность рассуждать.

— Теперь я понимаю, почему вы дважды напомнили о том, как быстро Мастерс спрятался от дождя. Хотели поймать меня с поличным!

Торн чуть усмехнулся.

— Ну, что-то вроде этого. Я знал о том, что вы спрятали кое-что здесь сегодня утром; это именно я и ищу.

Он подошел ближе и, прежде чем она успела опомниться, взял папку из ее рук.

— Отдайте немедленно! — воскликнула она с негодованием.

— Минуту, мисс Уинярд!

— Я вам доверяла… — гнев овладел Кей. Они смотрели друг на друга, но доктор не выпускал папку из рук.

— Вы все время были заодно с майором, — заявила она запальчиво. — А меня вы просто надули… А теперь майор отрядил вас за папкой! Какая низость!

Он спокойно возразил ей:

— Вы ошибаетесь. Майор Клиффорд понятия не имеет о существовании этой папки.

— Значит, вы сами по себе? Изображаете великого детектива?

— Вовсе нет, никого я не изображаю, — возразил он спокойно. — Я надеялся, что, проследив за вами, смогу узнать, куда вы спрятали папку…

— Ну да, так я вам и поверила!

— Но это так.

Он подошел, и Кей ощутила на своем плече его горячие пальцы.

— И то, что я рассказал вам о Розмари, тоже правда, — продолжал он. — Верьте мне! Неужели выдумаете, что я стал бы помогать майору, чувствуя такую ненависть к Дрейку?

Кей не ощущала ничего подобного в присутствии мужчины с тех пор, как встретилась с Айвором. И за это ненавидела Торна еще сильнее.

— Откуда мне знать, какие чувства на самом деле вы испытываете к Айвору и Розмари! Вы полицейский врач!

— Ну и упрямица же вы! — Он улыбнулся. — Разве мой рассказ показался вам ложью?

— Нет… тогда я вам верила.

— И вы продолжаете думать, что я стараюсь для майора? Неужели у меня не может быть своих интересов в этом деле? Я думал, что… вы почувствовали, что я считаю вас самой очаровательной женщиной, которую мне доводилось встречать…

— Да вы просто сумасшедший!

— Конечно! И большее безумие трудно себе вообразить. — Он положил папку на стол, подошел к ней совсем близко и взял за плечи.

— Мне самому трудно поверить в это, но… Я люблю вас!

Он осторожно притянул ее к себе, и Кей ощутила его теплые, сухие губы.

Но даже сейчас перед ее глазами стояло мертвое лицо Алисии. Кей, дрожа, выскользнула из его рук. Ей стало стыдно за свою минутную слабость.

— Кей, дорогая! Что с вами?

— Что вам от меня нужно? — она смотрела в его удивленные глаза. — Почему бы вам прямо не сказать мне, что вам нужно? Если вам нужна эта папка, то ее я не отдам!

Она метнулась к столу, схватила папку и вызывающе посмотрела на доктора. Но тот не двинулся с места.

Дрожащими пальцами она начала лихорадочно перебирать бумаги. Акции… облигации… Вот! Чек! Чек Айвора на тысячу долларов и подколотая скрепкой какая-то бумажка. Развернув лист, она узнала почерк Терри. Она сложила бумаги и снова сунула в папку.

— Кей!

Она повернула к нему лицо.

— Кей, почему вы так странно ведете себя? Или вы мне не доверяете?

— А вы решили, что я поверю в то, что вы склонили меня к поездке сюда исключительно для того, чтобы признаться мне здесь в любви?

Доктор дернулся, как от пощечины.

— Кей…

— Вы хотите, чтобы я вам поверила, хотя минуту назад сказали, что сами хотели бы знать, где папка?

— Кей! Я… я должен был найти эту папку!

— Зачем?

— Я уже сказал вам. Там есть то, что крайне необходимо мне.

— Здесь? В папке есть что-то, что касается вас?

— Кей! Если я кое-что расскажу вам об этой папке, вы мне поверите?

Она молча продолжала смотреть на него, крепко сжимая папку в руках.

— Позвольте мне заглянуть в эту папку, — попросил он.

— Это всего лишь новый трюк с вашей стороны. Фигушки вам!

— Ну, если вы так считаете… — он беспомощно развел руками.

Вдруг, совсем не задумываясь над тем, что она делает и почему, она протянула ему папку. Он посмотрел на Кей, не дотрагиваясь до папки, потом кивнул, взял ее и начал перебирать содержимое. На самом дне лежал конверт. Бросив остальные документы на стол, доктор достал из конверта письмо.

— Об этом никто не знает, — сказал он, глядя на Кей. — И я надеялся, что никто никогда не узнает… особенно вы… Но раз вы сомневаетесь в моей искренности… Вы же считаете меня шпионом Клиффорда, прочтите это, — он протянул ей письмо.

Кей нерешительно взяла листок и конверт. Адрес был написан характерным мужским почерком:

«Миссис Розмари Дрейк, Отель „Мирейл“, Нью-Орлеан».

Она начала читать.

«Розмари, любимая моя!»

Когда глаза Кей строка за строкой пробегали по письму, она ощутила стыд — она не имела права читать столь интимное, адресованное другой женщине, послание. Это было письмо влюбленного, лишенного всякой надежды помочь любимой женщине, защитить ее от подлеца, с которым она была связана узами брака. Письмо мужчины, желавшего спасти Розмари Дрейк не только от Айвора, но прежде всего от ее слепой любви к нему.

Кей продолжала читать:

«…Розмари! Ты должна найти в себе силы расстаться с ним. Если ты не сделаешь этого, то он убьет тебя, возможно, не сам, но так же определенно, как если бы собственноручно вонзил нож тебе в спину. Ты должна понять это… И должна быть сильной. Вскоре вы вернетесь на Бермуды. Неужели ты думаешь, что я буду смотреть на то, что вытворяет с тобой этот мерзавец? Нет, лучше пусть умрет он! Розмари, я говорю серьезно. Я врач, полицейский врач при коронере здешнего округа. Есть разные способы. Никто ни о чем не догадается. Я могу подписать свидетельство о смерти…»

И подпись — «Тим».

Сделав усилие над собой, Кей посмотрела в лицо доктора Торна. Встретив ее взгляд, он чуть заметно повел плечами.

— Ну, что? — спросил он. — Вы продолжаете подозревать меня?

— Вы написали это письмо?

— Хотите сказать, что для этого нужно быть сумасшедшим? Но я действительно им был. Розмари изредка писала мне. Она не писала всего, но между строк ясно читалось, какой ад устроил для нее Айвор. Я не мог больше мириться с этим, потому что знал, насколько она наивна и беспомощна. Это было мое последнее письмо к ней… Оно так и не дошло до нее — не успело. Когда письмо пришло, она уже… Письмо прочел Айвор.

Кей почувствовала сострадание к этому сильному человеку.

— Письмо он спрятал, — продолжал Торн. — Мне кажется, я был единственным человеком, которого Дрейк боялся. Он был уверен, что я убью его, не моргнув глазом, но так же хорошо знал, что я ничего не могу сделать, пока это проклятое письмо находится у него. В определенном смысле сложившаяся ситуация забавляла его. Вернувшись на Бермуды после смерти Розмари, он как-то через неделю пригласил меня к себе. Он сказал, что у него есть письмо и что полиции будет небезынтересно узнать, что я собирался убить его.

Торн стиснул кулаки так, что побелели фаланги пальцев.

— Это письмо он хранил в своем сейфе в Нью-Йорке. Иногда он даже провоцировал меня. А вчера сказал, что привез письмо с собой и что оно у него дома в папке. Он дразнил меня, намекая, что собирается вернуть мне его. А потом… рассмеялся и ушел.

— Тим, если бы я знала!..

— Вы бы не стали подозревать меня, да? — он рассмеялся. — Представляете, что я почувствовал, узнав о смерти Айвора? Ведь если бы майор обнаружил это письмо… Я все время думал о том, как мне получить его, но случай представился только сегодня. Когда мы с майором застали здесь вас и миссис Чилтерн, я сообразил, что вы тоже что-то искали. Позже я переворошил чемоданы Айвора, но ничего не нашел. Я был уверен, что папку взяли вы и куда-то спрятали. А дальше я решил подсказать вам отправиться на остров… Теперь вам все понятно?

— Да. Теперь понятно.

— Так может быть, вы поверите и в другое, в то, что я вас люблю? Пожалуйста, верьте мне, Кей!

Внезапно Кей ощутила такую радость, что ей захотелось плакать.

Руки доктора мягко легли ей на плечи.

— Я полностью отдаюсь в ваши руки, Кей, — сказал он после некоторого молчания. — Вы можете отдать это письмо майору. Можете сделать с ним все, что захотите…

Кей посмотрела на него, потом подошла к столу, молча взяла коробок спичек и поднесла огонек к конверту. Письмо вспыхнуло. Кей выпустила из рук тлеющий уголок письма, и он упал на пол. Доктор вздохнул и тихо сказал:

— Благодарю вас, Кей!

«Теперь нас двое», — подумала она.

— Тим, я доверяю вам, прошу вас, верьте и вы мне. Вы рассказали, как подло поступил с вами Айвор, но точно так же он обошелся и с Терри. В этой папке Айвор держал доказательства вины моего племянника, собственно, за ними я и приехала.

Но через минуту, когда перед глазами снова встало жуткое, мертвое лицо Алисии Ламсден, она добавила:

— Но это еще не все, Тим! Я должна сообщить вам нечто гораздо худшее.

— Нет! — резко поднял Торн руку. — Ничего не говорите! Я не хочу ничего знать такого, в чем не смогу помочь. Меня и так гнетет мысль, что Клиффорд слепо доверяет мне, хотя я такой же подозреваемый, как и другие.

— Но ведь вы вовсе не подозреваемый! И письмо теперь уничтожено… И потом, у вас же несокрушимое алиби.

— Несокрушимое, — слабо улыбнулся тот. — Такое же, как у Дона?

— Но ведь вы сказали, что Дон пришел к вам в половине двенадцатого, так?

— Да. Потому что это действительно так. По крайней мере так мне сказал Дон.

— Я не понимаю…

— Это Дон сказал мне, что пришел в одиннадцать тридцать… и скорее всего, так и было. Я не знаю… меня не было дома.

— Тим! Как же так?

— Я был на прогулке и вернулся к двенадцати. Дон уже сидел у меня.

— Но тогда… Тогда и Дон мог вам солгать. Тим! Дон ведь мог убить Айвора!

— В принципе, мог.

— В то время, когда вы были на прогулке?

Руки Торна бессильно упали вдоль туловища.

— Я был не на прогулке, — прошептал он.

— Да где же? Где вы были?

— В заливе. Я плавал сюда к вам.

— Но зачем?

— Я хотел увидеться с Айвором и еще раз попросить его вернуть письмо… Я был уже недалеко, когда услыхал шум моторки Айвора и догадался, что он собрался на остров. Мне показалось, что это удобный случай поговорить с ним, и я поплыл к острову. Почти у берега я увидел Симону, высаживающуюся из байдарки на остров. Весь мой план рухнул. И тогда я возвратился домой.

Кей с замиранием сердца слушала его.

— Иными словами, в то время, когда было совершено убийство, вы были в лодке в заливе?

— Именно! В заливе. И именно тогда, когда было совершено убийство. Теперь вы понимаете, какой я великолепный подозреваемый?

ГЛАВА 18

Кей была слишком потрясена. В ту короткую минуту, когда она смотрела на него, мысли ее снова вернулись к Алисии Ламсден.

Тим Торн! Она вспомнила, как увидела его, входящего в дом, насквозь промокшего. В это время Алисия уже вывела велосипед из сарая… Тим тоже мог ее видеть! Мог догадаться о цели ее поездки. Она постаралась отогнать назойливую мысль.

— Мы должны подумать о возвращении, — сказала она и взяла со стола папку.

— У меня с собой медицинская сумка. Должен же я выглядеть официально, на случай, если меня здесь накроют. Давайте положим папку туда. — Он взял папку из ее рук, положил в сумку, а потом, пропустив Кей вперед, выключив свет, закрыл дверь.

Снаружи продолжался проливной дождь, хотя буря заметно шла на убыль. Было темно, и Торн осторожно придерживал Кей под руку, пока они шли к пристани.

— Будет лучше, если каждый из нас вернется в своей лодке, — сказала Кей. — Было бы неосмотрительно оставить здесь свидетельство нашего визита.

— Вы правы. Идите за мной.

Когда Кей села в свою лодку, то ступни ног погрузились в воду. Байдарка Тима темным пятном маячила впереди. Она гребла и думала о том, что к этому времени труп Алисии уже обнаружили.

Обе лодки тихо скользили по воде. При свете далеких молний Кей увидела, что Тим держит курс на пляж. Он опасался, что на пристани их могут увидеть.

Байдарки достигли берега и зарылись в песок. Тим с сумкой в руке выскочил и поспешил к Кей на помощь.

— Оттолкнем лодки от берега, — сказал он. — Пусть думают, что буря порвала швартовы и унесла их в море.

Кей с дрожью в теле осознала, что стоит на том самом месте, где прошлой ночью майор обнаружил следы на песке. Они медленно двинулись к вилле мимо кустов юкки. В отдалении прозвучал раскат грома.

— Когда подойдем к дому, — негромко сказал Тим, — проходите прямо к Чилтерну, он, наверняка, ждет вас. Я подожду немного и войду через парадный вход.

Прямо перед ними, чуть в стороне, вырисовывалась приземистая постройка велосипедного сарая. Если тело Алисии до сих пор не обнаружено, значит, она все еще лежит по ту сторону сарая.

Если идущий впереди Тим обойдет сарай, то наткнется на труп! Она протянула руку, стараясь направить его в другую сторону.

В этот момент Тим резко остановился.

— Там… впереди, — прошептал он. — Видите? Что-то шевельнулось.

Кей всмотрелась, но ничего не заметила в темноте.

— Я уверен, что видел кого-то, — сказал Торн. — Но, возможно, мне показалось… Идем!

Они подошли к тому месту, где доктор вроде бы кого-то видел.

Тим снова заговорил:

— Пройдем еще немного, а потом идите к Чилтерну. А я постараюсь…

Он внезапно споткнулся и толкнул Кей.

— Черт! — буркнул он. — Здесь что-то валяется! Я чуть не грохнулся. Подождите минутку.

Он вынул фонарик и направил луч на землю.

Кей слабо вскрикнула… То, что она увидела, могло быть только галлюцинацией.

Скорчившееся тело в красном дождевике, белое лицо, а чуть поодаль блестела велосипедная рама.

Голос Тима, хриплый и встревоженный, вернул ее к действительности.

— Это Алисия Ламсден, — он присел около трупа. Его длинные пальцы быстро исследовали тело.

— Да, это она. Она мертва!

Из сжатых губ Кей вырвалось приглушенное рыдание.

— Но… это невозможно! — простонала она. — Ведь оно лежало совсем в другом месте. Кто-то перенес его сюда!

Торн подошел к ней.

— О чем вы говорите, Кей? Что это значит?

— Ох, Тим! Я сама не знаю, что говорю…

Она не договорила потому, что он вдруг воскликнул:

— Взгляните-ка туда!

Луч фонарика упал на дорожку, ведущую к сараю. Кей посмотрела и сквозь пелену дождя заметила какую-то неясную, удаляющуюся фигуру.

— Я был прав! Кто-то только что был здесь, возле трупа!

Кей даже не осознавала, что они с доктором бегут по дорожке, стараясь догнать удаляющуюся фигуру. Некоторое время она видела ее довольно четко, а потом фигура скрылась в сарае. Они добежали до постройки и ворвались внутрь. Торн направил луч света на стоявшие в ряд велосипеды.

— Кто здесь? — спросил он резко.

Обомлев, Кей узнала Мод.

Та даже не старалась спрятаться. На ней был темно-синий плащ с капюшоном, на котором блестели капли дождя. Бледное лицо казалось совершенно спокойным. В одной руке она держала намокшую серую оберточную бумагу, а в другой — намокшие белые хлопчатобумажные штаны.

— Ах, это ты, Кей, — сказала она. — О, и доктор Торн…

— Мод, зачем ты… зачем ты перенесла ее?..

Ресницы Мод дрогнули.

— Не старайся обмануть меня! Мы видели тебя возле трупа! — сказала Кей и поспешно добавила: — Ничего не бойся, Тим на нашей стороне!

— Моя дорогая, если бы мне было что сказать, я бы сказала и при докторе.

— Значит, ты предпочитаешь молчать?

— Но мне действительно нечего сказать, Кей.

Взгляд Кей задержался на пижаме. На штанине она увидела большое коричневое пятно — след от утюга. И вспомнила Элен. Элен на кухне гладит белые пижамные брюки… Она вспомнила и Алисию с пакетом под мышкой и ее слова: «Здесь у меня доказательства!»

— Мод, эти брюки… они были у Алисии, верно? Почему ты не хочешь сказать нам?..

— Извините меня, — прервала ее Мод. — Но если вы ничего не имеете против, я хотела бы вернуться домой.

Прежде чем Кей и Тим опомнились, она исчезла в дверях.

— Что все это значит, Кей? Ничего не понимаю. Или вы обе сошли с ума? Что ты знаешь об Алисии?

— Мод… она говорит неправду! Это она перенесла тело, я уверена! Значит, у нее была причина для этого…

Всхлипывая, она рассказала Торну все — как наткнулась на тело Алисии Ламсден и оставила его на дороге, стараясь поскорее попасть на остров.

— Я знала, что Алисия мертва, — закончила она. — Но помочь ей не могла. К тому же, я должна была добыть эту папку, от этого зависела судьба Терри.

— И ты уверена, что кто-то перенес тело?

— Абсолютно! Я наткнулась на него по другую сторону сарая, и лежало оно совсем иначе. И велосипед лежал по-другому. Я уверена, что это сделала Мод, так как у Алисии, когда она уезжала, был пакет при себе, а в нем, наверняка, вот эти самые штаны. И еще кое-что об этих брюках, Тим, — продолжала Кей после недолгих колебаний. — Вчера ночью я застала Элен — она их гладила. Это те же самые, она подпалила их утюгом. Мне показалось, что она выстирала их и намеревалась вернуть владельцу так, чтобы никто не узнал… Что же нам теперь делать, Тим?

— Позвоним майору Клиффорду, — без колебаний ответил Торн. — Смерть наступила, по меньшей мере, час назад. Мы не можем медлить.

Вместе они двинулись к дому, уже не заботясь о том, что их могут заметить. Кей провела Тима к маленькой нише, в которой стоял телефон.

— Майор сейчас будет здесь, — он повесил трубку и взглянул на нее с улыбкой. — Переоденься во что-нибудь, а я вернусь к трупу.

Он повернулся, но тут же остановился и посмотрел на Кей.

— Кей, прежде, чем я уйду, мы могли бы поговорить где-нибудь с глазу на глаз?

— Пожалуй, в библиотеке…

Тим тщательно запер дверь и повернулся к Кей.

— Кей, я должен убедиться, что ты все рассказала мне об Алисии, все, что знала.

— Знаешь, Тим, вот еще что, сегодня, когда я зашла в библиотеку с Гилбертом, мы застали Алисию там. Мне показалось, что она что-то спрятала под диванными подушками. Но мы там ничего не нашли.

Она подошла к дивану и стала сбрасывать подушки на пол.

— В самом низу лежала зеленая подушка, такая маленькая. Но теперь ее нет. Светло-зеленая подушка с темными полосами. Помню, она была чуть влажной и… в пятнах.

— Зеленая подушка… — повторил за ней Торн.

— Да…

Он был глубоко взволнован.

— Боже! — тихо сказал он. — Какой же я был дурак! Зеленая подушка и эти следы на песке…

— Тим! О чем ты говоришь?

Он сильно сжал ее плечо.

— Когда был убит Айвор, Кей, ты не хотела, чтобы виновник был обнаружен, и не испытывала угрызений совести, не так ли? Но теперь убили невинного человека. Человека, единственная вина которого состояла в том, что он слишком много знал. Ведь Чилтерны не станут без конца покрывать убийцу?

— Я не понимаю тебя, Тим, — прошептала Кей, чувствуя, как страх снова захлестывает ее.

— Или ты не видишь, что сейчас ситуация изменилась? — резко сказал он. — Алисия мертва. Это умышленное убийство, и оправдать его нельзя. Ведь ты так же думаешь, Кей?

— Тим, не хочешь ли ты сказать, что знаешь, кто убил Айвора и Алисию?

— Теперь мы не можем ничего с этим поделать, Кей.

— Тим!..

Но он уже не слушал ее. Доктор повернулся и молча пошел к двери.

Когда дверь за ним закрылась, она вспомнила, что папка с бумагами осталась у него.

ГЛАВА 19

Она сама не помнила, как добралась до ванной. Сбросив промокшую одежду, она погрузилась в горячую воду.

Когда она снова вошла в гостиную, то никак не могла собраться с мыслями. Она помнила только отдельные фрагменты: бледные встревоженные лица Гилберта, Мод, Терри, Элен, Симоны и Дона. Они молча сидели в комнате дома, который принадлежал Айвору Дрейку, а всего лишь час назад — Алисии.

Торн с замкнутым выражением лица стоял у двери, а в середине комнаты возвышался майор Клиффорд, словно изваянная из гранита скульптура. Кей не знала, как долго майор находится здесь. Во всяком случае, буря, вызванная его появлением, уже поутихла. Присутствующие выглядели уставшими и апатичными.

В настоящее время майор говорил о Тиме.

— Доктор Торн произвел предварительный осмотр тела. Мисс Ламсден погибла в результате сильного удара в висок, нанесенного, по всей вероятности, в тот момент, когда она ехала на велосипеде. Поскольку тело найдено в непосредственной близости от дома, следует предположить, что нападение произошло сразу же, как только она вывела велосипед из сарая, иными словами, через несколько минут после того, как разразилась гроза.

Один из моих людей обнаружил в кустах сифон с содовой водой. Мы оба, доктор Торн и я, предполагаем, что именно он и послужил орудием убийства.

Первая мысль, которая мелькнула у Кей, была о том, знает ли майор, что тело перенесли на другое место. Сказал ли ему Тим?

Но майор, по всей видимости, не имел намерения вдаваться в рассуждения. Он начал задавать вопросы. Не могли бы вы назвать место своего пребывания в момент, когда началась гроза? А в то время, когда Алисия Ламсден пошла в сарай за велосипедом? Все, один за другим, давали показания — не исключая Кей, которая отвечала спокойно и последовательно, не сознавая, однако, что говорит. Постепенно мысли прояснились. Гилберт мог бы обеспечить ей алиби. После того как она рассталась с Мод, Кей все время была в библиотеке вместе с ним. А Мод и Элен были наверху — они сейчас это подтвердили. Но «ага» майора по поводу этого утверждения прозвучало весьма скептически. Дон Бейрд, со свойственной ему импульсивностью, показал, что все время, с начала бури, пробыл у себя, в компании сержанта Мастерса.

— Если вы мне не верите, — закончил он дерзко, — то вызовите Мастерса.

Майор посмотрел на молодого человека слегка насмешливо.

— Ну-ну! Ваше алиби подтверждают то доктор Торн, то сержант полиции. Ничего не скажешь, ловко вы устроились.

Кей вспомнила, что по словам Тима, на время, когда произошло убийство Айвора, у Дона никакого алиби не было.

Далее майор сосредоточил свое внимание на Терри.

— Теперь остались только вы и мисс Морли, — сказал он. — Я предполагаю, что вы все время были вместе?

В его словах прозвучал неприкрытый сарказм. Кей видела, какое действие произвели на юношу эти слова: он побледнел, губы сжались в тонкую линию. Кей в первый раз после рассказа Гилберта об истории с чеком видела Терри. Бедный мальчик! А ведь доказательства его виновности все еще находятся у доктора Торна. Обеспокоенная, она посмотрела на Тима. Черная медицинская сумка лежала на полу у его ног.

Терри все еще не ответил на вопрос майора, он смотрел на Симону, сидевшую на диване рядом с Доном. Наконец, после долгой паузы он сказал:

— Вы правильно догадались, майор. После полудня я и Симона все время были вместе. Сначала мы сидели в гостиной вместе с мамой, Элен и Доном — до той минуты, когда Алисия заявила, что идет в полицию. Потом мама выпроводила нас всех и осталась с Кей и мисс Ламсден. А мы с Симоной… пошли в столовую.

— А почему именно туда?

— Потому что в библиотеке был отец вместе с Кей. Нам просто некуда было больше идти.

— Если вас интересует, что мы там делали, то в столовой мы играли в маджонг.

Майор повернулся к Симоне и спросил:

— Из столовой можно выйти наружу?

— Конечно, через дверь на террасу. Но мы не выбегали через нее рука об руку, чтобы прихлопнуть Алисию Ламсден. И сифона у нас не было.

Майор, задетый ее словами, с минуту молчал, а потом сказал:

— Итак, господа, вы все имеете алиби на момент смерти Алисии Ламсден! Должен заметить, что именно этого я и ожидал. Теперь я жду, когда кто-нибудь из вас выступит с предположением, что, по всей вероятности, она погибла в результате несчастного случая. Я не ошибся?

Никто не ответил. Да, у всех было алиби. У всех, кроме Тима. Но майору и в голову не пришло допросить его.

Кей снова взглянула на Тима, пораженная тем, как спокойно он держится.

Голос майора зазвучал снова:

— Ладно! На минуту оставим это. Во всяком случае, мотив, которым руководствовался убийца, совершенно ясен: Алисия Ламсден погибла потому, что знала или, по крайней мере, предполагала, что знает, кто убил Айвора Дрейка, и намеревалась передать эту информацию в полицию. Эти два преступления связаны между собой самым тесным образом.

Майор пригладил свои коротко подстриженные усы.

— В силу этого, господа, позвольте мне еще раз возвратиться к событиям минувшей ночи, которые, по моему мнению, являются отправной точкой этого дела.

Взгляд майора снова остановился на Терри.

— Итак, мистер Чилтерн, сразу же после обеда вы отправились на парусную яхту и не покидали ее до… до момента, когда присутствующие здесь мисс Уинярд и мисс Морли не обнаружили тело Айвора Дрейка.

— Да. — Терри старался сохранить спокойствие.

— Вчера ночью вы утверждали, что в то время, когда предположительно было совершено убийство, с вами на яхте находилась ваша сестра… Но сегодня утром, основательно пересмотрев свои первоначальные показания, мисс Чилтерн заявила, что вообще не видела вас после вашего старта на яхте. Так как же все было на самом деле?

— Значит… Да… Элен со мной не было. Я солгал.

— Иными словами, вы были один?

— Да, я был один.

— Ваша сестра сегодня утром сказала нам кое-что еще, — продолжал майор. — Я имею в виду ее утверждение о том, что она видела Айвора Дрейка, живого и здорового, когда он в одиночестве отплывал от пристани. Если верить ее словам, то Дрейк был убит либо на острове, либо по пути, не так ли?

— Пожалуй, да.

— Хмм… А где стояла парусная яхта, когда вы вчера садились в нее?

— Примерно в пятидесяти футах от пристани, — не задумываясь, ответил Терри.

— И как вы до нее добрались?

— Воспользовался лодкой, стоявшей у пристани.

— Лодку вы затем взяли на буксир?

— Да.

— Ага… Были у вас какие-нибудь затруднения, когда вы гребли к паруснику?

— Нет. Никаких.

— Это я просто так подумал. — Майор слабо усмехнулся. — Вы заявили, что весь вечер были на яхте. А где вы находились в момент смерти Айвора Дрейка? То есть между одиннадцатью сорока пятью и двенадцатью?

Сидевшая рядом Кей заметила, как лоб Терри покрывается капельками пота.

— Сначала я был неподалеку от пляжа «Шторма», — сказал Терри, — а потом свернул в залив. Звук моторки я услышал, когда находился довольно далеко, за мысом. Далеко за домом семьи Морли.

— И вы вообще не приставали к острову? Ни в какое время?

— Нет.

— И не обогнули мыс, когда услышали, что моторка Дрейка отошла от пристани? Вы «случайно» не встретили Дрейка по пути на остров?

— Нет! Это ложь! Я не…

— Спокойно! Я вовсе не говорю, что вы его встретили! Я лишь позволил себе спросить вас…

— Я не встречал его!

— Но вы признаете, что это было возможно?

— Я был слишком далеко. Если бы я даже и захотел встретиться с ним, то все равно не успел бы. Ветер был совсем слабый. Почти полный штиль.

— Однако я не о том. Я сказал только, что вас никто не видел. Вы были один… Вы могли встретиться с моторкой Айвора до того, как она достигла острова. Как вы сможете доказать, что этого не было?

Симона все время сидела на софе, время от времени рефлекторно приподнимая руку, словно хотела дотронуться до Терри. Только сейчас Кей обратила внимание, что на руке девушки больше нет тяжелого браслета.

Терри сказал без особой уверенности:

— Вы правы, господин майор. Я не могу доказать, где я был. И не могу установить это точно.

— В то же время, вы достаточно точны в отношении одного момента, — безжалостно напомнил майор. — Вы со всей определенностью заявили, что у вас не было затруднений, когда вы на веслах добирались до яхты. Вам этот факт показался незначительным, а для меня он весьма интересен. Я сейчас объясню, почему. Так вот, сегодня после обеда, прежде чем началась буря, я поручил одному из моих людей детально осмотреть лодку, на которой вы добирались до яхты. Во время осмотра он обратил внимание на то, что в лодке имеется лишь одна железная уключина, вместо двух. — Майор сделал паузу. — Если бы ее не было тогда, когда вы плыли в лодке, то вам было бы трудно грести, не так ли? Однако вы сказали, что затруднений не испытывали. Отсюда вывод, что тогда уключина была на месте, так?

— Но какое это имеет значение? — вмешался Дон.

— Большое. Когда я узнал, что не хватает одной уключины, это заставило меня задуматься. Сегодня я велел моему человеку кружить на лодке между пристанью и островом и искать ее. И он… нашел, в конце концов, благодаря тому, что вода исключительно чиста и прозрачна. Уключина лежала на дне на расстоянии примерно ста пятидесяти футов от пристани — дно там ровное, песчаное.

И вдруг Кей с ужасом поняла, к чему ведет майор.

— Когда эта уключина была доставлена, мы внимательно ее осмотрели — я и доктор. Затем доктор сравнил ее с раной на виске Дрейка. Кривая линия повреждения на виске полностью соответствует форме уключины. — Майор Клиффорд повернулся к доктору. — Пожалуй, я не ошибусь, Торн, если скажу, что, по вашему мнению, именно она была орудием убийства, использованным прошлой ночью?

Тим молча кивнул.

Пальцы Кей сжались в кулак. Почему Тим ничего не сказал ей об этом?

А майор, неотрывно глядя на бледное, измученное лицо юноши, спросил:

— Так как же, мистер Чилтерн? Что вы на это скажете?

Терри производил впечатление совершенно потерянного человека. Только спустя какое-то время он заставил себя заговорить:

— Значит, вы предполагаете, что Айвор был убит около острова? На том месте, где обнаружили уключину?

— А вам такая версия кажется сомнительной? К тому же, это только подтвердило бы слова вашей сестры, утверждающей, что видела Дрейка живым — отплывающим от пристани. Вы что, не верите своей сестре, мистер Чилтерн?

— Разумеется, верю.

— И это куда более правдоподобно, чем предположение о том, что Дрейка оглушили на суше, а потом волокли по песку в лодку. Давайте попробуем немного пофантазировать, опираясь, однако, на уже известные нам факты. — Клиффорд немного помолчал и продолжил: — Некто, назовем его пока так, сидящий, по всей вероятности, в лодке, окликнул Дрейка в тот момент, когда моторка приближалась к берегу. Дрейк сбросил скорость… может быть, остановился. Некто переходит в моторку, предварительно прихватив уключину. Дрейк ничего не подозревает. Что стоит нанести удар и сбросить тело в воду, туда же бросить уключину и вернуться на лодку? Убийца не замечает, что нога Дрейка запуталась в веревках акваплана. И вот моторка дрейфует с приливом от пляжа к острову и тянет за собой труп.

Кей смотрела на Мод и Гилберта. Обессилевший Чилтерн сидел, сильно наклонившись в своем инвалидном кресле… Черты лица Мод выражали абсолютное спокойствие. Кей думала о том, что если события происходили именно так, как описал их майор, то Терри не был единственным человеком, находившимся в это время в заливе. Тим тоже был там!

Острый взгляд майора по-прежнему не отрывался от Терри.

— Как вы полагаете, мистер Чилтерн, могло все произойти именно так?

Лицо юноши пожелтело.

— Да. Так могло быть. Я предполагаю…

— Только предполагаете?

— Я не понимаю…

— Обязательно ли ставить точки над «i»? Вся ваша правдивая семья утверждает, что все они, без исключения, пребывали в это время на суше. Только один вы находились на яхте в море. Вы один пользовались лодкой. У вас была возможность снять уключину. Никто не может подтвердить, где находилась ваша яхта и что вы делали во время, предшествующее непосредственно убийству.

Майор откашлялся.

— Теперь вы понимаете, о чем идет речь?

Кей не подозревала, что майор сможет подобраться к Терри именно с этой стороны. Все складывалось против юноши, даже без поддельного чека, который она до сих пор не уничтожила. Она посмотрела на доктора, в сумке которого находилось доказательство вины Терри, и увидела непреклонный блеск в глазах Тима: он принял решение и теперь не отступит.

— Ну так как же, Чилтерн? Я жду ответа, — поторопил майор.

Кей взглянула на Элен, и та обеспокоила ее еще больше, чем брат. Совершенно белое лицо почти сливалось с гардиной за ее спиной.

— Что за фантастическая идея, господин майор? — сказала Элен. — Не думаете же вы, что Терри мог убить Айвора? Уключиной от лодки! Это же сущая ерунда!

Майор холодно взглянул на нес и ответил:

— Эта идея никогда бы не пришла мне в голову без вашей помощи, мисс Чилтерн.

— Тогда вам следует поскорее выбросить ее оттуда, — неожиданно для всех заявила Симона. — Минуту назад вы сказали, что все, кроме Терри, в момент смерти Айвора находились на суше. Увы, и я в это время плавала по заливу!

Майор несколько растерялся.

— Но ведь вы сказали, что были у пристани и только позже отплыли с мисс Уинярд на байдарках, для того…

— Чтобы насладиться лунной ночью над заливом, — закончила за него Симона. — Господин майор, вы же убедились уже, что мы шайка отъявленных лжецов, а потому не должны быть столь доверчивы! Это просто была сказка, которую выдумала мисс Уинярд, чтобы укрыть меня под ее заботливым крылышком.

Все, не отрываясь, смотрели на Симону.

— Вы построили великолепное обвинительное заключение, основываясь на том, что парусная яхта могла обогнуть остров в нужное время, чтобы встретить моторку Айвора около пристани. Вы утверждаете, что Терри не может представить ни одного свидетеля, который мог бы засвидетельствовать его слова о положении яхты в момент смерти Айвора. Но вам не повезло, господин майор, такой свидетель существует. И этот свидетель — я!

Майор с интересом разглядывал девушку.

— Я не говорила об этом до сих пор потому, — продолжала Симона, — что не хотела нарываться на неприятности. Но дело зашло слишком далеко. Так вот, вчера, поздно вечером, по причине, которую я предпочту не называть, я плыла на байдарке в сторону острова от нашей виллы. Я была уже на полпути, когда услышала звук моторки Айвора, отходившей от пристани «Шторма». Луна светила ярко, и белый парус Терри был виден достаточно отчетливо. Так что в то время, когда, по вашему мнению, произошло убийство Айвора, может быть, с разницей в несколько минут, я хорошо видела парус Терри далеко за островом, именно в том месте, которое он вам указал. Пройти такое расстояние при полном безветрии за считанные минуты и встретить в определенной точке Айвора — физически невозможно.

Конечно, Кей знала о поездке Симоны на остров, но о том, что та видела яхту Терри, не подозревала. Она не ожидала, что Симона так горячо выступит в защиту Терри. Юноша, глядевший на Симону, успокоился. Черты лица разгладились, но в глазах была тревога.

— Симона, ты вправду меня видела? Может, ты говоришь так только для того, чтобы выручить меня?

Симона улыбнулась уголком рта.

— Почему бы вам, господин майор, не уделить чуточку больше внимания мне, вместо того, чтобы все время выдвигать обвинения против Чилтернов? Мне уже надоело быть забытой женщиной! Вчера ночью, в то время когда был убит Айвор, я одна плыла от нашего дома к острову. То, о чем вы говорите, с успехом могла сделать и я…

По тому, как дрогнули ресницы девушки, Кей поняла, с каким трудом дается ей этот разговор.

— И если уж говорить начистоту, — продолжала Симона, — то у меня есть еще кое-что, в чем вы даже не пытались уличить Терри. У меня есть мотив! Честно говоря, я вообще не огорчилась, узнав о смерти Айвора!

После столь драматического заявления Симоны в комнате воцарилась тишина. Затянувшееся молчание прервала Элен.

— Теперь вы не можете обвинить Терри, господин майор, — сказала она. — У Терри нет мотива, а Симона подтвердила его алиби.

Майор выпрямился во весь свой немалый рост, словно принял решение, но внезапно вмешался доктор Торн.

— Это так называемое алиби и цента не стоит, майор, — сказал он. — Ведь она позаботилась о его алиби и в случае смерти Алисии Ламсден! Но и в том, и в другом случае мисс Морли лжет!

Эти слова, сказанные очень холодно и спокойно, поразили Кей. Она быстро повернулась к доктору. Терзаемая чувством разочарования, она смотрела, как он наклоняется и берет в руки сумку.

— Кажется, пришло время и мне сказать свое слово, господин майор, — обратился он к Клиффорду. — Мисс Морли старалась убедить нас в отсутствии мотива у мистера Чилтерна. Я же в состоянии доказать обратное. Такой мотив существует, и он достаточно серьезен.

Кей с ужасом смотрела, как доктор открывает сумку, достает папку и начинает перебирать бумаги. Когда он поднял глаза, в его руке был фальшивый чек с подколотым к нему признанием Терри. Доктор подошел к Клиффорду.

— Прочтите это, майор.

Кей утратила ощущение реальности. И этот человек объяснялся ей в любви? Мало того, что она позволила ему выдать Терри, она сама, собственными руками уничтожила доказательства его возможной причастности к происшедшему! И все это теперь обернулось против Терри!

Кей видела Тима как сквозь туман… Он стоял невозмутимый, держа в руках признание Терри. Но майор еще не взял бумаги. Клиффорд вообще повел себя очень странно. Он отвернулся от доктора, протягивающего ему документы, и повернулся к присутствующим.

— Мне очень жаль, — сказал Торн — что я должен выступать с обвинениями в адрес Терри. Но совершено преступление, тем более, убийство! И не одно! Если никто из присутствующих здесь не захочет больше ничего добавить, я вынужден буду вручить эти бумаги майору!

Он помолчал немного и, помахивая бумагами, которые продолжал держать в руках, снова заговорил:

— И есть еще кое-какие детали, которые требуют уточнения, — он бросил быстрый взгляд на Мод. — Например, почему труп Алисии Ламсден был перенесен в другое место? И целый ряд других фактов, как, например, брюки от пижамы, следы на песке, зеленая подушка в темную полоску…

В это время встала Элен и начала медленно приближаться к Торну. Ее лицо было лицом сомнамбулы.

Потом ее взгляд задержался на Доне, и в глазах девушки появилось выражение непереносимой муки. Она обессилено опустилась на стул, пряча лицо в ладонях, и произнесла чуть слышно:

— Я не могу! Не могу этого выносить! Хватит! Я должна… должна сказать правду!

ГЛАВА 20

В повисшей напряженной тишине доктор Торн подошел к Терри и молча протянул ему поддельный чек и признание.

Кей ничего не понимала. По совершенно непонятным причинам Тим вернул бумаги, от которых зависела судьба юноши. В голове стоял сплошной туман. Она знала только одно: произошло что-то ужасное, и причиной тому был Тим Торн.

Доктор подошел к Элен, положил руку ей на плечо, а потом повернулся к майору.

— Мне кажется, Элен хотела бы поговорить со мной с глазу на глаз… не оставите ли нас одних, господа?

— Но, Торн… — начал было майор.

— Я очень прошу вас… Вскоре вы все поймете, господа. А сейчас оставьте нас одних… Можете вернуться через час.

— Но ведь это же расследование, а значит… — попытался возразить майор, но умолк. Еще раз окинув присутствующих взглядом, он пожал могучими плечами и буркнул в усы:

— Ну, хорошо! Если вы так считаете, Торн… Я уйду. Но ровно через час я вернусь, — и покинул комнату.

Доктор Торн тяжело вздохнул и обратился к присутствующим:

— Я попрошу выйти всех.

Элен перестала плакать и выпрямилась.

Бросившийся к ней Дон резко отстранил доктора в сторону. Он смотрел на девушку с тревогой и беспокойством.

— Что происходит, Элен? — спросил он. — Чего он от тебя хочет? Может быть…

— Уйди, Дон, — попросила она еле слышно. — Не говори ничего, умоляю!

Дон выразительно посмотрел на доктора, но послушно отошел в сторону, что-то бормоча себе под нос. Симона взяла Терри под руку, и они все втроем вышли из комнаты.

Кей взглянула на Мод и Гилберта. Мод стояла рядом с креслом мужа, положив руку тому на плечо. Калека перевел взгляд с Мод на Тима. Немного подумав, он сказал спокойно:

— Как отец Элен и одновременно ее юридический представитель, я должен остаться.

— Я тоже никуда не пойду, — решительно заявила Мод.

— Тим окинул их долгим взглядом, провел языком по пересохшим губам и сказал:

— Ну что ж. Вы имеете право остаться.

Затем он посмотрел на Кей. Она резко повернулась и выбежала из гостиной.

В своей комнате она бросилась на постель, уткнув лицо в подушку. «Пожалуй, это больше, чем может вынести человек!» — думала она.

Прошло довольно много времени, прежде чем Кей вновь обрела способность рассуждать. Теперь она знала, что происходит внизу. Тим каким-то удивительным образом узнал всю правду и воспользовался доказательством против Терри для того, чтобы заставить Элен сказать, наконец, правду.

Поняла она и то, что Тим не собирался показывать майору документы, оказавшиеся в его руках. Разумеется, он был прав. Это второе убийство, труп, скорчившийся на дороге под дождем, — все это совершенно изменило ситуацию. Убийство Алисии Ламсден развеяло иллюзию, что они живут в странном вывернутом мире, где добро — это зло, полиция — это враг, а единственная обязанность состоит в том, чтобы хранить и защищать близких независимо от того, что они сделали.

Она лежала довольно долго, размышляя обо всем, что произошло. Через окно в комнату падал лунный свет.

С усилием она поднялась и подошла к окну. Гроза миновала. Огромная, бледная луна заливала серебристым светом газоны и густые заросли гибискуса, деревянную пристань, а еще дальше — посверкивающую гладь залива.

Глядя на этот спокойный пейзаж, Кей подводила итоги: Айвор и Алисия мертвы, для каждого из оставшихся жизнь кардинальным образом изменилась, а для одного из них… С легкой дрожью Кей вспомнила факты, перечисленные Тимом — ничего не говорящие ей, но смертельно опасные для кого-то. Белая пижама, следы на песке, светло-зеленая подушка в полоску и, наконец, — она совсем забыла об этом — разорванная шапочка Элен, зажатая в мертвой руке Айвора.

Там, внизу, на эти загадки, наверное, уже получены ответы. На кого наденут наручники? Кей видела их лица так отчетливо, словно они стояли прямо перед ней. Элен, так тесно связанная с Айвором, живым и мертвым. Дон, который тоже запутался. Гилберт, отчаянно ненавидящий человека, мучившего его сына, но бессильный, прикованный к своему инвалидному креслу. Терри, который долго еще не придет в себя после того, что произошло в гостиной. Симона, любовь которой была оплевана. Ну, и Мод… Мод, которая любила своих детей больше всего на свете и без колебаний лгала, чтобы защитить их… Мод, которая перетащила труп Алисии.

Наконец… Стук в дверь! Она отворила ее и впустила в комнату Элен.

— Наконец-то! Все уже позади?

— Да. — Элен подошла ближе. Ее руки легли на плечи Кей.

— Все уже позади… Доктор хочет поговорить с тобой. Он ждет тебя в домике Дона.

— Торн? Он хочет меня видеть?

— И как можно скорее. — Пальцы девушки сильно сжали плечо Кей. — Видишь ли, Кей… Я тоже не знала правду. — Элен говорила почти неслышно. — Ты должна мне верить, я действительно не знала… Если можешь, не осуждай меня. Я все старалась как лучше…

Кей ничего не понимала, вслушиваясь в умоляющий шепот племянницы. Она наклонилась и поцеловала Элен в щеку.

— Кей, прошу тебя… Иди к доктору. Позже мы поговорим.

Элен выскользнула из комнаты, и Кей услышала, как захлопнулась за ней дверь в конце коридора.

Она не слишком задумывалась над тем, почему Тим хочет говорить с ней. Остатки самообладания покинули ее.

В гостиной никого не было. Через распахнутое окно в комнату лился сладкий запах цветущих камелий. Кей спустилась по лестнице на залитый лунным светом газон.

Домик Дона притаился в тени густых кедров. В окнах был виден свет. Чуть постояв, она решительно толкнула дверь.

Тим Торн стоял спиной у заваленного книгами деревянного стола.

— Я здесь, — тихо сказала она, остановившись на пороге.

Тим резко повернулся.

— Кей…

Он подошел, от утомления его глаза утратили свой блеск. Было видно, что ему слегка не по себе. Неожиданно для себя она ощутила желание утешить, успокоить этого сильного человека.

— Я знаю, что ты сердишься на меня, Кей, — сказал он тихо. — За то, что я использовал эти бумаги, в то время, как ты, не задумываясь, уничтожила мое письмо. Но не следует строго судить меня, Кей. Это был единственный способ узнать правду.

Она молчала.

— Я вернул Чилтернам их ценные бумаги, — продолжал он, — облигации миссис Чилтерн и акции ее мужа. У меня сложилось впечатление, что не так давно он провел удачную финансовую операцию, так что о материальном положении Чилтернов теперь не стоит беспокоиться. Им хватит средств до конца жизни.

Кей подумала, что на этот раз легкомыслие Гилберта пошло на пользу семье, хоть в этом судьба была к ним благосклонна.

— Кей, — снова заговорил Тим, — я пригласил тебя сюда, чтобы ты узнала правду от меня, прежде чем сюда явится майор.

Майор Клиффорд! Это имя вырвало ее из оцепенения.

— Тим, ты уже знаешь?

— Да, — он поколебался немного, а потом добавил: — В моем кармане лежит подписанное признание для майора.

Признание! Это прозвучало так бесповоротно и страшно, что Кей поежилась. Ей вдруг захотелось крикнуть: «Молчи! Я ничего не хочу знать!» Однако вместо этого она спросила:

— Как ты узнал?

— Собственно говоря, я догадался уже тогда, когда узнал, что обнаружила Алисия, а когда услышал об уключине — отпали последние сомнения. Но для того, чтобы установить истину, нужно было заставить заговорить Элен, а это можно было сделать только использовав документы, свидетельствующие против Терри.

— Так значит, это правда, что Айвора оглушили этой железкой?

— Да. А реконструкция событий в изложении майора была почти точной. Майор ошибся только в одном: кто-то позвал Айвора не из лодки, а из воды.

Из воды! Кей вспомнила слова Терри, утверждавшего, что он видел как кто-то плыл к пляжу. Терри принял этого человека за Элен из-за серебристой купальной шапочки.

— Убийца надел шапочку Элен, — прошептала она.

Тим продолжал очень спокойно:

— В сущности, все очень просто. В то время, когда Айвор и Элен разговаривали на пристани, убийца уже плыл к острову, Айвор расстался с Элен и направил моторку к острову. Убийца ждал его в воде. Когда лодка приблизилась, он окликнул Айвора по имени. Дрейк, услыхав свое имя, моторку остановил, но двигатель выключать не стал. Он подошел к борту и увидел кого-то в воде. Ничего не подозревая, он наклонился, чтобы помочь, но тот, ухватившись одной рукой за плечо, другой нанес ему сильный удар в висок… Айвор потерял сознание, упал в воду и утонул. Убийца бросил уключину и уплыл.

— Понимаю, — тихо сказала Кей. — А нога Айвора запуталась в веревке, и дрейфующая лодка вынесла тело на берег, как и предполагал майор.

Тим кивнул.

— И в схватке Айвор успел сорвать с головы убийцы шапочку, — сказала она. — Да, так это и произошло. А Элен на острове искала именно шапочку — ее вполне могло выбросить волнами. — Кей помолчала, а потом сказала: — Элен все знала, ведь так? Ядолжна была сразу догадаться, что она знает, кто убийца. Она хотела ему помочь… Поэтому и не могла сказать правду.

— Да, Кей, — сказал очень тихо Тим. — Элен была на пляже, она искала дневник Розмари. Она была там, когда убийца вернулся. Он сказал ей только часть правды. Сказал, что Айвор мертв, но что это был несчастный случай… что Айвор поскользнулся, стараясь втащить его в моторку, ударился головой о борт, потерял сознание, упал в воду… Спасти его было нельзя, и он утонул. Элен понятия не имела, что речь идет о преступлении… до той минуты, когда была убита Алисия Ламсден, а майор продемонстрировал орудие убийства — железную уключину. Бедняжка, можно представить, что она пережила. Сначала, считая, что произошел несчастный случай, она не могла сказать правду, потому что любила этого человека, а потом вынуждена была наблюдать, как все по очереди попадают под подозрение, и не могла пальцем шевельнуть, чтобы помочь. И наконец, сегодня вечером… что человек, которого она старалась вывести из-под удара, в действительности является убийцей, причем не только Айвора, но и Алисии Ламсден! Элен покрывала убийцу, потому что любила его, — продолжал он взволновано. — Но ее чувства были еще более сложными… Видишь ли, Кей, Элен косвенно несла ответственность за то, что произошло. Если бы не она… Это Элен показала убийце дневник Розмари, это Элен решила порвать с Айвором. А убийца отлично знал Айвора и отдавал себе отчет в том, что произойдет после их разрыва. Все они будут вынуждены немедленно покинуть дом Дрейка и Бермуды, вернуться в Питсбург и вести там более чем скромный образ жизни. Потерять все, что сулило им пребывание здесь… Но было и еще нечто, куда более худшее… Убийца знал, что с момента разрыва судьба Терри будет предопределена. Айвор, несомненно, нанесет удар и отправит Терри в тюрьму.

Тим немного помолчал и снова заговорил хрипловатым голосом:

— Именно судьба Терри толкнула убийцу на преступление. Это было отчаянной попыткой спасти жизнь и свободу ценой жизни Айвора.

Кей продолжала слушать молча, ни о чем не спрашивая. Она знала, что через минуту все узнает.

— У убийцы не было возможности переодеться, поэтому он поплыл в пижамных штанах. После неудачной попытки найти шапочку Элен выстирала и выгладила пижаму, чтобы никто не заметил… Это была отчаянная попытка сохранить тайну. Кто знает, может быть, она и удалась бы, если бы не Алисия. Она слишком много знала… а может, только догадывалась. Когда стало очевидным, что следы на пляже не имеют никакого отношения к Айвору, догадаться об остальном было нетрудно. А когда Алисия обнаружила на диване зеленую подушку, испачканную и влажную, то…

Тим оборвал фразу и махнул рукой.

— Я все понял, когда ты рассказала мне о подушке, а потом мы убедились, что она исчезла. Эту подушку и я, и Алисия совершенно справедливо связали только с одним человеком. Пожалуй, это все. Нет необходимости называть имя…

Кей, широко открыв глаза, смотрела на Тима.

Значит, это тот, кто знал о поддельном чеке Терри, тот, кому в тот вечер Элен прочла дневник Розмари… И она сказала, что порвет с Айвором. В ее мозгу билась еще не полностью оформившаяся мысль. Мысль, связанная с тем трагическим вечером у карточного стола, когда горничная сказала Алисии Ламсден: «Сегодня вы не будете нужны мистеру Гилберту. Мисс Элен поможет ему лечь в постель».

— Элен была с ним в последний вечер… — Кей говорила, как в гипнотическом сне. — Разумеется, она не сказала об этом майору… Это был первый человек, к которому она обратилась после того, как прочла дневник. Она рассказала ему все… Тим, неужели это правда?

Она замолчала, а потом дрожащим голосом произнесла два слова:

— Это Гилберт…

ГЛАВА 21

Несколько долгих секунд Тим молча смотрел на нес, а потом опустил голову.

— Как врач, я должен был догадаться сразу, — сказал он. — Точно так же, как догадалась Алисия Ламсден — ведь она была дипломированной сиделкой. Мистер Чилтерн посетил вчера утром больницу, раз в неделю он проходит медицинский осмотр. До этого доктор Варне и я пришли к выводу, что хотя наш пациент никогда и не сможет ходить, он может начать тренироваться в плаванье. В случаях такого рода, когда парализованы ноги, мы обычно рекомендуем пациентам плаванье, — он помолчал немного, а потом продолжил:

— Ясно, что первой мыслью Элен после того, как она прочитала дневник Розмари, было пойти к отцу. В сущности, именно он был главной причиной того, что она согласилась выйти замуж за Айвора, а значит, именно ему первому она должна была сказать о том, что изменила свое решение. Отец, познакомившись с содержанием дневника, был возмущен, но не особенно удивился. Его иллюзии в отношении Айвора уже развеялись. Причем развеял их сам Айвор, когда несколько минут назад, после ссоры с Терри, посетил Гилберта.

Кей вспомнила, что сам Гилберт рассказал ей, что Айвор угрожал засадить Терри в тюрьму. С удивительной четкостью вспомнила она лицо зятя, когда он, бледный и угрюмый, рассказывал ей об этом визите, припомнила его голос. «Я ненавидел его так, что был способен убить!» — вот что он сказал тогда.

— Он великолепно понимал, что произойдет, если Элен порвет с Айвором, — продолжал Торн. — Конечно, он поступил безрассудно, но другой возможности спасти Терри он не видел. Терри сделал возможным для него этот дорогой курс лечения, рискнув собственным будущим для спасения отца, а теперь Терри оказался в опасности — значит, он должен его спасти, а единственным способом было убийство Айвора. Он сам признался, что эта мысль возникла у него сразу же, как только он поговорил с Элен. И здесь я ему верю. Дальше возникали проблемы только технического характера. Он знал, что Айвор намерен переночевать на острове. Газон обеспечивал ему относительно спокойный спуск к пляжу. Врачи рекомендовали ему плаванье, значит, он поплывет. Когда он собрался спать, Элен помогла ему надеть пижаму. После ухода дочери Гилберт скатился в кресле по газону на пляж и укрылся в кустах. Куртку он снял, сполз с кресла и пополз через пляж к воде…

— Следы на песке! — прервала его Кей. — Мы могли бы догадаться! Следы ног и рук, ведь он полз…

— Остальное я уже рассказал тебе, Кей, — продолжал Тим.

— Ты же помнишь, что в молодости Гилберт был великолепным спортсменом — даже сейчас у него сохранилась редкая выносливость. Он подполз к пристани и стянул со столбика купальную шапочку Элен, затем поплыл к лодке — конечно, не той, которой пользовался Терри, здесь майор просто блефовал, — снял уключину, а потом отплыл и стал ждать Айвора. Ну, а дальше все пошло именно так, как он и планировал. Можно сказать, что план этот был и фантастическим и гениальным одновременно. Он использовал единственное преимущество, которое ему предоставила судьба. Айвор мог предположить все, что угодно, но то, что его будущий тесть…

Одной рукой он потянул Айвора на себя, а другой нанес удар. Пожалуй, это единственный способ, когда парализованный человек может напасть на противника.

Кей слушала Торна, но в глубине сознания билась мысль о том, что еще не все кончилось.

Тим снова заговорил:

— Во время схватки Айвор сумел сорвать у него с головы шапочку. Потом Гилберту оставалось только вернуться домой. Было уже очень поздно. Ему повезло, он вернулся никем не замеченный. И вдруг, в самый последний момент на пляже встретил Элен! Ты представляешь себе, что пережила она, когда увидела отца, выползающего из воды. Вот тогда он и рассказал ей сказку о несчастном случае. А она помогла ему добраться до кресла и отвезла домой.

Элен понимала, что подозрение, в случае чего, падет на отца, хотя в версию о несчастном случае поверила. Именно поэтому она и поплыла искать шапочку, понимая, что это улика, а ты ее нашла и спрятала. И поэтому она стирала и гладила пижаму. Она надеялась, что прилив уничтожит следы… но майор заметил их. Существовала еще одна вещь, гораздо более опасная.

Тим помолчал немного и сильным движением потер виски.

— Они заметили, что подушка намокла в воде. Увидев ее, каждый догадался бы, что Гилберт плавал. Именно поэтому она сунула подушку под ворох других на диване, а на кресло положила другую.

Кей крепко сжала кулаки. А ведь она могла сама догадаться, она еще вчера заметила, что подушка на кресле — другого цвета, но не придала этому значения.

— Элен старалась замести следы, но делала это так неловко, что Алисия начала подозревать правду. Она, так же как и я, знала, что Гилберт может плавать. Она сразу же связала следы на песке с парализованным Гилбертом. Будучи сиделкой, она надзирала и за бельем больного. Вечером она сама приготовила ему белую пижаму, а потом, когда появился майор Клиффорд, на Чилтерне была голубая пижама. Это пробудило подозрения Алисии. Позже, когда она перебирала белье, ей на глаза попалась тщательно выстиранная и отглаженная пижама с подпаленной утюгом штаниной. А сегодня после обеда она обнаружила влажную зеленую подушку. Теперь она имела более чем достаточно улик, чтобы обратиться в полицию.

Для Кей не составило труда сообразить, что было дальше. Но спустя минуту она спросила:

— Но как же он мог совершить второе убийство? Ведь почти все время с ним в библиотеке была я.

Тим пригладил свои непокорные волосы.

— Он убил ее почти на твоих глазах, Кей, — сказал он. — Гилберт ничего не планировал. Он, разумеется, знал, что Алисия обвинит именно его, но делать ничего не собирался. Видишь ли, сам он не считал себя преступником. В какой-то мере он полагал, что помогает восторжествовать справедливости. А поскольку он убил Айвора сознательно, то готов был принять на себя ответственность за это. Но тут… ты сама, Кей, подвергла его великому искушению. Вы были вместе с ним в библиотеке, когда началась гроза. Ты бросилась закрывать окно. Ты сама сказала Гилберту о том, что Алисия выводит велосипед из сарая. Затем ты отправилась искать кого-то, кто бы помог закрыть окно. Рядом с Гилбертом стоял поднос с напитками и сифон с содовой. Все, что ему потребовалось, это подкатить кресло к окну, подождать, когда Алисия подойдет поближе, и метнуть сифон. Ты же помнишь, что он был великолепным бейсболистом и умел метко бросать.

Через минуту-другую ты возвращаешься в библиотеку вместе со мной. Мы вместе закрыли окно и обеспечили тем самым ему железное алиби. Все произошло очень быстро. Еще минуту назад он готов был позволить ей ехать в полицию, а в следующий момент — убил.

— А все я! Это я позволила ему это сделать, — с горечью произнесла Кей. — Бедная Алисия! А потом, когда я нашла ее… я ее бросила там одну…

— А чем бы ты ей смогла помочь? Ты же сама понимаешь, Кей. К тому же, сразу после тебя труп нашла Мод.

— Мод! — вспомнила она. — Значит, это она перенесла тело?

Тим кивнул.

— Миссис Чилтерн до сегодняшнего дня не подозревала, что убийца ее муж, — сказал он. — Когда гроза утихла, она выглянула в окно и увидела Алисию, вернее, ее тело. Выбежав из дома, она убедилась, что труп лежит неподалеку от окна библиотеки, а ведь именно там находился Гилберт. Рядом валялся пакет, завернутый в серую бумагу. Она развернула его и обнаружила белые брюки от пижамы мужа. Рядом валялся сифон, тогда она обо всем догадалась. Могу себе представить, какое потрясение пережила она, когда ей открылась правда. Но тут же Мод начала действовать. Она решила, что если перетащит тело в другое место, то тем самым отведет подозрения от мужа. Все должно выглядеть так, словно произошел несчастный случай. Она как раз заканчивала, когда мы наткнулись на нее.

Кей мысленно перенеслась в сарай для велосипедов и снова вспомнила сестру — бледную, взволнованную, с пижамой в руках. Она вспомнила блеск ее глаз, выдававших то, что происходило в ее душе — ужас и отчаяние. Мод до самого конца сражалась за свою семью.

Кей почувствовала страшную усталость. Она больше ни на что не была способна, ее сил хватило только на то, чтобы еле-еле прошептать:

— Значит, это конец, Тим?

Рука Торна непроизвольно коснулась кармана куртки.

— После того как Элен сломалась, твой зять признался во всем. У меня в кармане лежит подписанное им признание. Я отдам его майору и сделаю все от меня зависящее, чтобы дело не получило огласку.

Теперь, когда Тим сказал все, его лицо приобрело выражение уверенности. Кей повернулась и медленно подошла к окну. Ни разу еще не выглядывала она из окна домика Дона.

Перед ее глазами расстилался волшебной красоты залив. Она смотрела на темный, четкий силуэт острова, к которому по воде шла широкая лунная дорожка. Грустная, пустая дорога, ведущая в никуда.

Пустая?

Кей застыла в неподвижности. Что это за маленькая точка движется по лунной дорожке?

— Тим, посмотри! — громко позвала она. — Быстро, Тим! Иди сюда! Там, в заливе… кто-то плывет.

В следующую секунд у Тим стоял рядом. Казалось, кто-то волшебным способом перевел часы ровно на сутки назад. Вчера в это же время кто-то так же плыл в направлении острова с намерением убить…

— Тим, — крикнула она. — Это Гилберт! Это наверняка он! Он… быстрее!

Как безумная, она выбежала из дома. Тим последовал за ней. Она сбежала по газону и быстро спустилась на пляж. Тим догнал ее у самой воды. Коснувшись ее руки, он молча указал на кусты олеандров. В их тени стояло инвалидное кресло Гилберта. Кей отчаянно бросилась к воде, всматриваясь в даль залива. Далеко впереди по серебру лунной дорожки удалялась темная голова.

— Тим, мы должны плыть за ним! — выдохнула она. — Он хочет… Мы должны успеть!

Внезапно она резко оглянулась, почувствовав, что здесь есть кто-то еще, кроме них. Чья-то фигура вышла из кустов тамариска.

— Мод!

В лунном свете лицо сестры было похоже на классическое лицо греческой статуи.

— Кей, дорогая моя, — сказала она спокойно. — Не старайся удержать его. Лучше так, чем… ждать майора Клиффорда.

Кей чувствовала, что у нее пересохло в горле. Она представила себе Мод, стоявшую в тени тамарисков, которая следит за тем, как уплывает в море ее муж, уплывает, чтобы не вернуться. Это было слишком много для измученной Кей. Из ее груди вырвалось короткое рыдание.

— О, Мод… Мод… — простонала она.

И тут, вопреки здравому смыслу, Мод начала утешать ее. Крепко обняв сестру, она гладила ее по волосам.

— Не мучь себя, Кей. Гилберт поступил так, как нашел нужным. Не нам судить его за это. Но это единственный выход. — Она помолчала, а потом сказала совсем тихо: — Гилберт все равно никогда не был бы счастлив… калека, до конца жизни прикованный к своему креслу.

Слушая сестру, Кей перестала плакать и выпрямилась. Так же, как и Мод, Тим и она молча всматривались в воды залива. На лунной дорожке теперь никого не было. В тишине уверенно и спокойно прозвучал голос Мод:

— Мы должны думать о детях, Кей. То, что сделал Гилберт, это ужасно, но… ведь он спас детей. Они смогут начать новую жизнь. Элен и Дон, Терри и Симона…

Мод умолкла. Ее пальцы легонько коснулись руки сестры, а потом она тихо повернулась и исчезла в тени деревьев. Кей и Тим остались одни. Кей медленно повернулась к нему.

— Мод права, Кей, — сказал он. — Так будет лучше.

Ей пришлось сделать отчаянное усилие, чтобы понять, о чем он говорит.

— Да… Наверное, Тим, — прошептала она.

Какое-то время залив, луна, мягкая тропическая ночь казались ей чем-то нереальным. А потом она ощутила сильные руки Тима и горячие губы на своих губах.

— Это не сон, Кей? — прошептал он. Она замерла в его объятиях. Ей вдруг вспомнилась немудреная песенка, сложенная для нее Терри в день ее приезда сюда:

Возвращайся на Бермуды,
Воротись на острова.
Здесь любви и счастья час
Ожидает нас…

Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 1 1
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке