Гомеопатия. Часть I. Основные положения гомеопатии (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Герхард Кёлер Гомеопатия

Предисловие

Предисловие к русскому изданию

Издание книги, посвященной гомеопатии, — давно существующая необходимость. В книге Г. Кёлера изложены основы гомеопатии в понимании ее основоположника Самуила Ганемана, обобщен опыт самого автора, тонкого наблюдателя и психолога, около 30 лет своей почти полувековой врачебной и научной деятельности отдавшего гомеопатическому исцелению больных. Кроме того, в книге нашел отражение опыт многих гомеопатов из разных стран.

Подготовка и выпуск книги совпали с оживлением интереса к гомеопатии, основанным на эффективности этого метода при многих заболеваниях, а также его безвредности.

Труд Г. Кёлера — первая переводная книга по гомеопатии за последние 50 лет. Одно из ее достоинств — четкое методологическое направление выбора лекарств: «Поиск лекарств должен исходить от целостного. Излечение идет от центра к периферии». Локальные симптомы и модальности (условия) являются указанием для выбора лекарств, «созвучных» целому. Таким образом, определяющим в этом процессе является психосоматический фактор. В то же время в книге на многочисленных примерах показано, как нелегок, а порой неимоверно труден поиск соответствующего лекарства, ибо при кажущейся простоте (установление подобия между картиной болезни и картиной действия лекарства) он основывается на глубоком знании предмета, общемедицинской эрудиции и упорстве в достижении цели. Разочарование начинающих врачей-гомеопатов, не получивших быстрого результата в лечении больных, подчас объясняется отсутствием именно этих качеств.

Красной нитью проходит у автора постулат: «Выбирай симптомы, которые характеризуют человека в целом, и те, которые для данного конкретного случая являются яркими, особенными, необычными», что в гомеопатии расценивается как модальности, описанные с учетом данных хронофармакологии.

Очень важен взгляд автора на гомеопатию как «регулирующую терапию», как «помощь самопомощи» в противоборстве с недугом, как метод «искоренения болезни, а не устранения ее отдельных симптомов».

Книга несомненно будет полезной в повседневной практической деятельности врачей-гомеопатов. Любознательный читатель получит не только много интересных сведений, но и удовольствие от живого, образного языка книги.

Следует сказать, однако, что как и во всех изданиях по гомеопатии, в данной книге, к сожалению, не представлена связь с достижениями современной медицинской науки, а именно в ней залог взаимного обогащения практической и научной медицины. В искусстве врачевания основой успеха служит не противопоставление методов лечения, а их совместное разумное использование. В книге ограничено также рекомендуемое количество препаратов при некоторых заболеваниях, а иногда недостаточно обосновано применение лекарственных средств, что связано возможно с тем, что многочисленные клинические разделы медицины, представленные в издании, подготовил один автор. Перечень препаратов, применяемых в отечественной гомеопатической практике, шире, чем в книге. Вместе с тем в ней описаны препараты, которые в настоящее время отсутствуют в гомеопатических аптеках (они отмечены в тексте звездочкой).

Приведенное автором описание нозодов для врачей не имеет практического значения, поскольку этот раздел гомеопатического лекарствоведения не получил развития в нашей стране.

Материалы, изложенные в данной книге, от нашей гомеопатической практики отличаются и подходами к конституциональным типам. В книге они описаны в соответствии с представлениями С. Ганемана. В отечественной гомеопатии принято деление на конституциональные типы, различающиеся обменом веществ, морфологическими особенностями и др.

Хотелось бы надеяться, что знакомство с гомеопатическим методом лечения даст возможность врачам и научным работникам по-новому посмотреть на больного человека, что не только противоборство с проявлениями болезни, но и мягкая, надежная, без побочного действия коррекция защитно-приспособительных механизмов при помощи чрезвычайно малых доз лекарств, назначенных по «закону подобия», приводит к достаточно быстрому и надежному результату.

Гомеопатический метод дает практическую возможность оценить принцип, провозглашенный целой плеядой лучших отечественных ученых-клиницистов, — «Лечить больного, а не болезнь».

Кандидаты медицинских наук

Л. Я. Склеровский А. М. Шепеленко

Предисловие к пятому изданию

В 1982 г. появилось первое издание книги, а 5 лет спустя я с радостью, благодарностью и надеждой встретил вышедшее в свет пятое издание, дополненное и переработанное. Все изменения удалось внести без нарушения порядка страниц и объема книги.

Распространение этой книги свидетельствует о большом интересе к гомеопатии. Книга переведена на итальянский (1985), английский (1986) и голландский (1987) языки.

Сердечную благодарность хочу выразить всем, кто помогал в издании книги: сотрудникам издательства и типографии, директору издательства г-ну Albrecht Hauff, главному редактору г-же Dorothee Seiz; г-же Ilse Lassig (Фрейбург) за терпение и тщательность в работе над корректурой, читателям и слушателям моих лекций за критические замечания, способствовавшие совершенствованию книги.

Фрейбург, осень 1987 г.

Г. Кёлер

Предисловие к первому изданию

Нынешнее поколение врачей может чувствовать себя счастливым, потому что как никогда прежде оно обладает большими возможностями в диагностике и лечении заболеваний. Естественнонаучные исследования увенчались успехом во многих областях. Усовершенствованы диагностика и неотложная терапия, расширились возможности хирургии и протезирования. Глубинная психология позволила взглянуть в тайны человеческой души. Психосоматическая медицина начинает раскрывать взаимосвязь психических и соматических нарушений.

При таких успехах мы могли бы считаться счастливейшим поколением врачей! Почему же, несмотря на это, в повседневной работе с больными мы испытываем трудности? Почему растет число хронических болезней? Следствие ли это цивилизации и повышения продолжительности жизни? Почему так часто приходится размышлять о пользе и вреде лечения? Как врачи и больные могут избежать опасности лекарственных осложнений, нередко проявляющихся спустя длительное время, осложнений, о которых плохо знают изготовители препаратов? Мы не только переживаем угрозу нарушения естественной среды, но и с тревогой наблюдаем влияние этого процесса на внутреннюю среду организма. На человека отрицательно влияют не только вредные вещества, содержащиеся в воздухе, пище, но и лекарства.

«Кризис медицины» уже более полувека волнует врачей и пациентов. Преодолеть кризис можно только тогда, когда мы постигнем его причины, а затем совместно устраним их. Р. Ватт (1956) характеризует их так:

«Научной основой лечения является экспериментальная биология. Однако мы знаем, что экспериментальная биология как предмет исследования не отражает жизни, а лишь воспроизводит ее основные физико-химические соотношения. Терапия, основанная исключительно на данных экспериментальной биологии, подходит только для тех нарушений, которые затрагивают основные физико-химические соотношения в человеческом организме. Для врача, работающего с больным, этого недостаточно.

Метафизические представления, которые издревле были фундаментом медицинской науки, привели к тому, что даже научные положения современной медицины не обосновывают всего необходимого дня лечения больных. Врач имеет дело с человеком, на течение болезни которого оказывают влияние личностные особенности. Только такая медицина может по существу исцелить больного человека, которая воздействует на все стороны болезни, а не только на нарушенные функции».

Я сознательно цитирую нейтрального свидетеля, так как фраза о кризисе медицины родилась не у гомеопата. В современной научной медицине немало вдумчивых специалистов, которые испытывают неудовлетворенность и стремятся искать новые пути в этой науке. В сложившейся ситуации мы все должны стремиться к расширению терапевтических возможностей.

Гомеопатия многое может привнести в общую медицину. Она существует около 180 лет целой и невредимой. И что существенно: она лечит больного в его психосоматическом единстве с учетом конституциональных особенностей, социальной среды, условий своего времени и биографии больного. Больной человек как индивид в неразрывном единстве души и тела — вот объект приложения гомеопатических средств.

Различные методы лечения в рамках общей медицины имеют свой предел возможностей в зависимости от характера болезни. В связи с этим мы должны покончить с высокомерием, спорами и трудиться сообща. Мы сражаемся за больного независимо от идеологии или определенного лечебного направления. Каждый должен учиться друг у друга.

Я с благодарностью вспоминаю своих учителей и клиническое образование. Однако никому не дозволено оставаться на школьном уровне. «У нас есть основания вновь задуматься о врачевании. Развитие медицинской науки, недостатки медицинского образования, проблематичная структура здравоохранения, а также возрастающие трудности рациональной лечебной практики заслуживают критического изучения. В факте существования наряду со здоровьем болезней и страданий, недостатков, отсталости, беспомощности и кризиса отражается напряженность между возможностью и потребностью медицины» (Seidler Е., 1979). Врач, осознавший это в повседневной практике, обязан изучать дальнейшие возможности лечения. Этому обязывает наша профессия.

Независимо от различных воззрений и методов врач может взять за основу мысль, высказанную основателем гомеопатии Самуилом Ганеманом: «Высочайшим идеалом лечения является быстрое, мягкое, стойкое восстановление здоровья или полное устранение и истребление болезни кратчайшим, надежным и безвредным путем на рациональной основе».

Многие старые, но особенно молодые врачи и. студенты поняли, что бессилие терапии и кризис медицины можно преодолеть, если применять естественные методы лечения. Число желающих пройти курсы усовершенствования по гомеопатии растет. Особенно стремятся приобрести данную специальность студенты-медики. Однако, несмотря на требование времени, медицинские факультеты не идут навстречу этому желанию, так как переход многих больных к частнопрактикующим гомеопатам является феноменом, который нелегко пережить организаторам здравоохранения и работникам медицинских факультетов.

Эта книга возникла на основе семинара по гомеопатии, который проводился для студентов медицинского факультета в университете Фрейбурга. Конспекты лекций, которые я готовил к каждому семинару, постепенно были собраны в единый том. По настоянию моих слушателей я переработал апробированный в процессе обучения материал в книгу.

В такой форме он будет способствовать диалогу между различными лечебными направлениями в медицине.

Сердечную благодарность приношу всем, кто помог в издании книги: издательству, прежде всего редактору госпоже В. Huwald и директору издательства господину Klotz, госпоже Ilse Lassig за их понимание и активное участие в подготовке рукописи к изданию, а также коллегам и студентам, чье сотрудничество и критика в процессе семинаров способствовали совершенствованию материала.

Фрейбург, лето 1981 г.

Г. Кёлер

Часть I Основные положения гомеопатии

I. Место гомеопатии в общей медицине

Все усилия помочь больному можно свести к 3 категориям: функциональное щажение заболевшего, поддержание функций и тренировка. В зависимости от ситуации имеет смысл то или иное.

При инфаркте миокарда необходимо обеспечить пациенту покой и щадить сердце; далее обеспечить поддержание коронарного кровообращения и функцию сердечной мышцы. В последующем путем тренировки осуществляется реабилитация.

Щажение и поддержание функций обеспечиваются преимущественно уходом и лечебными мероприятиями. В физиотерапии используют естественные физические факторы: свет, воздух, воду, движение с целью повышения функциональных возможностей организма посредством упражнений.

Задача тренировки — улучшить саморегуляцию организма в процессе реакции на раздражение. Любой вид терапии должен отвечать цели повышения функциональных способностей организма в процессе тренировки. Большинство лечебных методов научной медицины нашего времени обеспечивают щажение, поддержание функций или подавление нежелательных реакций. Возможно, что этим обусловлен рост заболеваемости, особенно хроническими болезнями.

Для любой райцтерапии важна не сила раздражения, а реакция организма, которая обеспечивает успех. В выражении «клин клином выбивают» отражена суть каждого тренирующего лечебного мероприятия.

Реабилитация после инфаркта миокарда начинается с небольшой нагрузки, например терренкура Oertel со все увеличивающимися отрезками пути в зависимости от реакции больного. Так проводится тренировка.

В классической терапии Kneipp используется частичное обливание водой с минимальным Холодовым раздражением, которое вызывает легкое покраснение и разогревание кожи. К сожалению, в наше время щадящая райцтерапия применяется редко. Пастор Kneipp проводил обливание из чайника, размеры которого примерно соответствовали таковым чайника, из которого поливали комнатные цветы. Общая ванна считалась уже сильной процедурой и применялась редко.

Ганеман в своей основной работе «Органон врачебного искусства» рекомендует применять холодную воду при недостатке тепла в живом организме. Его можно считать предшественником Kneipp.

Интересно, что Ганеман обратил внимание на кажущийся парадокс райцтерапии: холод против недостатка тепла. Для силы раздражения нет нормы, объективной меры. Все решает реакция, субъект. Именно реакция определяет ту или иную степень раздражения. Физические раздражители влияют на вегетативную нервную систему, на тонус капилляров. Они неспецифичны, так как избирательного действия на ткани и органы не оказывают.

Более специфично действуют лекарственные вещества. «Против каждой болезни выросла своя трава», но какая трава против какого нарушения и при какой болезни? Эти вопросы врачи прошлого решали, используя накопленный опыт поколений, наблюдательность и природный инстинкт.

Первые попытки прицельного эксперимента предприняты в античный период и средние века, но лишь благодаря Francis Bacon (1561–1626 гг.) эксперимент получил развитие и приобрел важное значение в современных научных исследованиях.

Основной труд F. Bacon называется «Органон». Не случайно Ганеман свое научное произведение называет так же. Оно начинается с изложения эксперимента.

Цель исследования заключается в ответе на вопрос: какую реакцию вызывает лекарство в здоровом организме?

Он не довольствуется спекулятивными объяснениями, что лекарство укрепляет желудок, действует нутритивно или отвлекающе, растворяет или стимулирует. Он дает ясный ответ:

Лекарство вызывает искусственную болезнь. Как любое чужеродное вещество оно действует как специфический раздражитель. Его лечебный эффект обусловлен реакцией организма.

Из этих экспериментов, т. е. проверки действия лекарств на здоровых, вытекает, что их лечебное действие соответствует райцтерапии:

1) каждое лекарство вызывает специфическое раздражение, присущее только ему;

2) раздражение нужно точно дозировать, чтобы вызвать необходимую реакцию;

3) реакция зависит от исходного состояния организма;

4) небольшое раздражение дает стимулирующий эффект благодаря последующему реактивному ответу организма;

5) соответствие раздражителя определяется только по реакции субъекта.

Этот последний пункт проясняет различия терапевтического подхода аллопатов и гомеопатов. Для послабляющего действия алоэ как прямого раздражителя кишечника требуются его большие дозы. Если кишечник уже раздражен, например, при колите, исцеления достигают применением малых доз. Алоэ, вызывая раздражение кишечника, как бы имитирует искусственную болезнь. Если состояние раздражения уже существует как болезнь, то алоэ в малых дозах его устраняет. Те процессы, которые возникают под влиянием препарата, им же лечатся! Это основное, исходное положение. Натуральная болезнь и специфическая искусственная болезнь должны быть подобными. Различие этих обоих принципов становится понятным благодаря иному пониманию показаний к применению.

Гомеопатическое лекарство не восполняет отсутствующего вещества, оно не способствует компенсации отдельной системы прямым путем, оно не обладает противоположно направленным подавляющим свойством. Оно регулирующе воздействует на центральные процессы управления в организме.

Каждый живой организм в соответствии с внутренним законом жизни стремится к поддержанию равновесия. Его обеспечивают соответствующие реакции на внутренние и внешние раздражители. Ответ на раздражение зависит от исходного состояния организма и нацелен на поддержание «динамического равновесия» (по Berthalanffy), на гомеостаз жизненных процессов. Способность отвечать на раздражение отличает живых от мертвых. Способность к поддержанию динамического равновесия — отличительный признак больного и здорового организма.

Повреждающие факторы, которые вмешиваются во внутреннюю гармонию, запускают процессы регуляции, например лихорадку, воспаление, вегетативные реакции (Hoff). Многие процессы регуляции, например лихорадка, протекают бурно. Ее называют необходимой реакцией, «внутренним врачом» и считают «исцеляющей болезнью». Бездумное стремление к снижению температуры может нарушить иммунную регуляцию, подавление препятствует саморегуляции. Врачи прошлого были более наблюдательны. Например, римский врач Celsus говорил: «Дайте мне лекарство, которым бы я мог вызвать лихорадку, и я исцелю все болезни».

При избыточной или недостаточной саморегуляции организма лечение должно помогать «внутреннему врачу».

Помощь — это не только подавление или кратковременное возбуждение саморегуляции. Гомеопатия ставит цель активизировать самоизлечение. Она помощник самопомощи организма.

Управлять саморегуляцией организма можно только с учетом исходного состояния каждого больного в отдельности. О нем судят по индивидуальным реакциям, т. е. симптоматике. Объективные данные и нарушения субъективного состояния свидетельствуют о нарушении реактивности.

Объективные данные дают возможность определить болезнь как вид нарушения. Субъективные данные позволяют заглянуть вглубь. Больной человек предстает перед врачом как личность, личность индивидуальная в единстве ума, души и тела.

Процессы регуляции, которые мы вначале рассматривали как преимущественно физиологические явления, на личностном уровне приобретают более глубокий смысл: болезнь — это нарушение центральной управляющей и поддерживающей жизнь энергии. Ганеман называл эту центральную инстанцию духовной жизненной силой, потенцией, аутократией; Аристотель говорил об энтелехии, другие — о принципе жизни. Все это различные обозначения того, что человек не может назвать, хотя каждый понимает, что это его внутренняя сущность — область, которая естествоиспытателями не исследована. Ее нельзя взвесить, измерить или воспроизвести в эксперименте.

На этом уровне работает психосоматика, все формы психотерапии, воздействуя словом, беседой. В оценке субъективного все психотерапевтические методы близки к гомеопатии.

В области объективных оценок соматического современная научная медицина имеет много общего с гомеопатией.

Как личностная медицина гомеопатия стремится к интеграции врачевания души и тела. Это не громкие слова: проверка, выбор и действие гомеопатических лекарств зиждутся на единстве психосоматических проявлений болезни.

II. Принципы гомеопатии по Ганеману

Основателем гомеопатии является Самуил Ганеман. В рамках общей медицины гомеопатия — это особая форма регулирующей терапии, основанной на трех принципах: а) испытание лекарств на здоровых; б) учет индивидуальной клинической картины заболевания; в) правило подобия, сравнение экспериментальных лекарственных симптомов с индивидуальной картиной заболевания.

1. Определение

Гомеопатия — это регулирующая терапия, цель которой воздействие на процессы саморегуляции с помощью лекарств, подобранных строго индивидуально, с учетом реакции больного.

2. Основатель гомеопатии

Немецкий врач Самуил Ганеман родился 10.04.1755 г. в г. Мейссе на Эльбе, умер 02.07.1843 г. в Париже.[1] Он был врачом той эпохи медицины, для которой были характерны две противоположные тенденции: научность и спекулятивность. Господствовала римская медицина (Leibbrand), в арсенале которой были радикальные терапевтические методы: массивные кровопускания, очистительные клизмы и прочие мероприятия, без нужды ослабляющие организм. Лекарственная терапия включала комбинации различных веществ в сильнодействующих дозах. Действие их никогда не проверялось в эксперименте, а испытания были заменены спекулятивными представлениями и слепой верой в авторитеты, передаваемой из поколения в поколение со времен Галена. Эти методы уже осуждал Парацельс.

Ганеман был родом из обедневшей в Семилетней войне Саксонии. Его отец работал художником в Мейссенской фарфоровой мануфактуре. Искусство давало мало средств к жизни, поэтому чрезвычайно способный к языкам Самуил Ганеман совмещал учебу с работой переводчика. Он овладел греческим, латинским, английским, французским, еврейским и арабским языками. Благодаря своей переводческой деятельности он глубоко познал медицину, фармакологию, химию. Переведенные тексты он сопровождал собственными критическими замечаниями и комментариями, верный девизу жить своим умом.

Независимое мышление побуждало к дискуссиям. При переводе Materia Medica знаменитого шотландского фармаколога von Cullen он натолкнулся на ничем не доказанное утверждение автора о том, что лечебное действие коры хинного дерева якобы связано с «возбуждающим желудок действием». Это утверждение воспламенило критический ум Ганемана и побудило к экспериментам.

3. Испытания лекарств на здоровых

В 1790 г. Ганеман решил проверить утверждение von Cullen с гениальной непосредственностью: он провел испытание лекарства на себе. Это был час рождения гомеопатии. Ее первый принцип был открыт в эксперименте: действие лекарства должно быть проверено на здоровых. При испытании коры хинного дерева на себе Ганеман отметил изменения состояния, напоминающие течение малярии. Он писал:

«В некоторые дни я принимал по 4 пилюли хины 2 раза в день, после чего стопы, кончики пальцев холодели, я замерзал, становился вялым и сонливым. Затем начиналось сердцебиение, пульс становился напряженным и частым, появлялись чувство страха, дрожь (но без озноба), слабость в руках и ногах, пульсация в голове, покраснение щек, жажда, т. е. все известные мне симптомы перемежающейся лихорадки, но без повышения температуры тела. Короче, проявились все симптомы, свойственные малярии: притупление чувств, скованность суставов и особенно неприятное ощущение онемелости, которое, казалось, распространяется по костям всего тела. Этот пароксизм продолжался 2–3 ч и повторялся, если я возобновлял прием лекарства. Я прекратил опыт и снова стал здоровым».[2]

4. Правило подобия

Этот второй принцип сформулирован Ганеманом в 1796 г. В журнале Гуфеланда он опубликовал работу «Опыт нового принципа для открытия целебных свойств лекарственных веществ». Новый принцип заключался в проверке лекарств на здоровых. Он позволил сделать гениальный вывод:

«Каждое лекарство вызывает в человеческом организме своего рода болезнь. Подражая природе, в которой бывают случаи исцеления хронических заболеваний благодаря возникновению новых болезней, для лечения преимущественно хронических болезней нужно применять такие лекарственные средства, которые могут вызвать подобную искусственную болезнь и таким образом излечить больного: similia similibus».[3]

Для ясности хочу повторить заключительную часть предложения: «…могут вызвать искусственную болезнь». Испытание лекарств на здоровых вызывает у них искусственную болезнь, симптомы которой по возможности должны быть аналогичными симптомам болезни, которую нужно исцелить. Факт существования искусственной лекарственной болезни, к сожалению, осознан нами только сейчас, благодаря применению синтетических препаратов. Стыдливо преуменьшая опасность, мы называем ее «побочным действием лекарств». Разрушительный эффект некоторых лекарств можно назвать «побочным действием» только по недопониманию. Вспомним любимое выражение Ганемана: aude sapere! Думайте самостоятельно!

Правило подобия, впервые изложенное в публикации 1796 г., в «Органоне врачебного искусства» приобрело следующую классическую форму.

«Чтобы лечить верно, безопасно, быстро и надежно, Подбирай в каждом конкретном случае только такое лекарство, которое может вызывать состояние, подобное тому страданью (homoion pathos), которое предстоит исцелять»

(«Органон», введение).

К этому мы добавляем латинское выражение «Similia similibus curentur» — «Подобное лечится подобным». Правило подобия базируется на сопоставлении симптомов болезни и патогенеза лекарств: симптомы больных должны быть в значительной мере подобны симптомам, которые лекарство вызывает у здоровых (феноменологическое подобие).

5. Индивидуальная картина болезни

Название болезни — диагноз — основан на регистрации патологических признаков, выявление и трактовка которых зависят от уровня науки и со временем могут меняться. При практическом применении правила подобия требуется на основах логики учитывать индивидуальную симптоматику больных, но не общее определение болезней. Можно сопоставлять только соответствующие категории: симптомы больных и симптомы действия лекарств. В «Органоне врачебного искусства» очень точно описаны анамнестические методы, позволяющие составить представление об индивидуальной картине болезни, а также изложены разнообразные симптомы больных для выбора лекарств (§§ 83—104).

Итак, гомеопатия — это форма лекарственной регулирующей терапии, которая стимулирует и нормализует защитные силы самого организма. Основатель гомеопатии Самуил Ганеман развил практическую систему применения лекарств, в основу которой положено три принципа: испытание лекарств на здоровых, правило подобия, учет индивидуальной картины болезни. Правило подобия гласит: подобное лечат подобным — similia similibus curentur. При этом сравнивают характерные симптомы, наблюдаемые при испытаниях лекарства и индивидуальные симптомы отдельных больных. На основе сопоставления этих рядов симптомов выбирают наиболее соответствующее лекарство. Оно потому и называется similia.

III. Лекарства

Ганеман разработал специальную технику обработки сырья: растирание и разведение, благодаря которой достигается постепенное уменьшение доз и одновременное извлечение действующего начала с повышением его активности, поэтому данный способ приготовления лекарств называется потенцированием, или динамизацией.

Гомеопатическая книга лекарств (ГКЛ) — утвержденная государством фармакопея — содержит сведения об изготовлении лекарств.

Основным требованием к литературе по гомеопатическим лекарствам является подробная и исчерпывающая информация о действии лекарственных веществ. Действие означает здесь (это нельзя достаточно точно передать словами) изменения тела, души и ума, которые вызывает лекарственный препарат. Действие лекарства — это воспроизведение искусственной лекарственной болезни.[4] Оно исцеляет. «Что оно повреждает, то и исцеляет».[5] Каждая пилюля двулика: она лекарство и яд одновременно. Познание действия лекарств — это изучение лекарственной болезни.

1. Источники познания лекарств

Испытания лекарств на здоровых

Apriori, посредством спекулятивных фактов, измышлений или интуиции, а также по сходству сигнатур нельзя установить специфического лечебного воздействия вещества.

Ганеман стоит в первых рядах исследователей, применивших эксперимент как целенаправленный вопрос к природе.

«Такое изучение действия лекарств исключает предположение, слепое утверждение или фантазирование, это все чистый разговор с тщательно и честно изучаемой природой».

(«Органон», § 144)

Древний и всегда верный путь познания — опыт. Эксперимент подтверждает опыт и дает новые факты. Вспомним еще раз опыт Ганемана с корой хинного дерева, который он провел на себе. Опыт медицины был верным и репрезентативным. Давно было известно, что хина в определенных случаях помогает при малярии. Но лишь эксперимент — опыт на себе показал Ганеману, почему хина закономерно помогает. Хина вызывает у здорового человека изменения самочувствия, аналогичные таковым при малярии.

Критики оспаривают реальность проверки лекарств на здоровых.

Проверка действия лекарственных средств P. Martini (1939) не дала положительного результата при статистической оценке результатов исследования, так как проводилась методически неправильно. Группы испытуемых были неоднородными по возрасту и полу. Например, Sepia — средство особенно эффективное при климаксе, испытывал на молодых женщинах. Единственная пожилая женщина 53 лет дала прекрасный Sepia-сиидром: явное равнодушие к тем неприятностям, которые ее раньше волновали. 39-летний чувствительный музыкант отреагировал слезливым грустным настроением, беспокойным сном, нервозностью.

Примечательно заключение P. Martini: «Обращает внимание тот факт, что в обоих рядах опытов относительная частота симптомов при низких потенциях, включая уртинктуру, была меньшей, чем при более высоких потенциях (до Д10).

Статистическая оценка затушевывает некоторые качественно высокоценные особенные симптомы».

Насколько реальна проверка на здоровых можно видеть из повседневного опыта. Я уверен, что каждый испытал действие лука на себе при его очистке или шинковке: слезотечение, першение, чиханье. Раздражающее действие лука на слизистую оболочку носа и глаз — точный опыт. Также достоверно, что катаральный насморк сопровождается подобным раздражением глаз и носовых ходов.

Вспомним о первом опыте курения, который некоторые из вас пережили, возможно, в том возрасте, когда ходили еще в коротких штанишках. Как у вас кружилась голова, какое жалкое состояние пережили вы! Вы были бледны, как мел. Наверное, вы наблюдали также больных, которые совсем по другой причине испытывали головокружение и резкую слабость, находились в вынужденном положении лежа. Так бывает при сосудистом коллапсе. Часто такие симптомы наблюдаются при синдроме Меньера.

А возьмем, к примеру, кофе. Если вы выпили крепкий кофе после длительного периода воздержания, то наступает резкое возбуждение, кровь приливает к голове, быстро и сильно бьется сердце. Вечером вы не можете долго уснуть, ворочаясь с боку на бок, переживая события дня. Наверное, вы встречали пациенток, у которых наблюдали подобные симптомы (женщины в преклимактерическом периоде). На этих примерах и на собственном опыте вы убедились в реальности лекарственного воздействия. Мы испытали Allium сера — лук; Tabacum nicotiana — табак; Coffea tosta — черный кофе. Приукрашенная латинскими наименованиями обыденность выглядит уже наукообразно. Повседневное стало научным фактом благодаря экспериментальному обобщению опыта. Планомерное испытание лекарственных веществ — то же обобщение опыта.

Ганеман вначале испытывал лекарства на себе, затем на членах своей семьи. Он приобщил к эксперименту друзей, пациентов, позднее студентов университета. Он давал исследуемое вещество сначала в очень небольшой дозе и заставлял точно сообщать, какие субъективные симптомы и какие объективные признаки заметил испытуемый. Если изменений не наступало, то через пару дней он увеличивал количество вещества и так было до тех пор, пока не развивалась уловимая реакция. Ганеман (он первый провел испытание лекарств на людях) дал довольно точные по тому времени рекомендации для проведения таких испытаний («Органон», §§ 105–108, 120–153).

В настоящее время испытания проводятся по принципу Sttlbler, J. Mezger (1951) и Н. Schulz (1956).

1. Об исследуемом лекарстве знает только руководитель испытания. Это простой слепой опыт. Двойной слепой опыт запрещается, так как руководитель работы несет ответственность за испытания. Он должен знать, хотя бы приблизительно, с каким возможным риском связано испытание. Руководитель работы должен также предвидеть индивидуальную чувствительность, реакцию испытуемых при повышении или уменьшении дозы. При испытании неизвестного препарата руководитель и без того «слеп».

2. Испытанию предшествуют периоды назначения «пустышки» или их предусматривают в процессе опыта. Часть испытуемых получают только плацебо. Все это значительно повышает научную информативность испытания. При этом удается разделить истинные симптомы, вызываемые лекарством, и те, которые ожидает испытуемый. Ганеман предвосхитил многие результаты современных исследований с применением плацебо.

3. Уже в то время в периоды между применением лекарств он назначал молочный сахар.

Испытуемый при проведении исследования должен быть здоровым, чтобы избежать ошибок за счет симптомов, свойственных болезненному состоянию. При возникновении интеркуррентных заболеваний испытуемого выводят из опыта или в протокол вносится примечание, что симптомы болезни должны учитываться отдельно.

4. Исследуемая группа по возможности должна быть разнородной по возрасту и полу для того, чтобы уловить различную чувствительность к веществу.

5. Экспериментатор ведет ежедневный протокол всех субъективных и объективных изменений. В нем также должны быть по возможности сведения о месте, времени, характере изменений состояния здоровья и их зависимости от факторов окружающей среды.

6. Руководитель работы должен стараться подкрепить объективные симптомы клиническими исследованиями: СОЭ, анализы крови и мочи, биохимические параметры, ЭКГ, температура, пульс, артериальное давление и т. п.

7. Интернациональная лига гомеопатов организовывает всесторонние испытания в различных странах мира, что позволяет исключить влияние климатических и расовых факторов и более четко выделить истинное фармакологическое действие препарата.

Данные токсикологии и фармакологии

Из соображений гуманности испытания лекарств на здоровых имеют определенные границы. Отравление токсическими веществами в массивных дозах или вследствие длительного применения недопустимо. При испытании лекарств мы не должны выходить за пределы субтоксических доз. Н. Schoeler (1948, 1978) обозначает эту зону как микротоксикология. При этом мы получаем преимущественно субъективные симптомы, которые испытуемый характеризует как изменение самочувствия. Объективные признаки и изменения тканей мы узнаем из токсикологии и фармакологии. На основании анализа преднамеренных (судебная медицина) и непреднамеренных случаев отравления (несчастные случаи, профессиональные болезни) мы получаем сведения о повреждениях органов и функциональных нарушениях при воздействии токсических веществ. Платон оставил нам точное описание смерти Сократа, отравившегося болиголовом (Conium maculatum).

В сообщении Платона, вероятно, отражены наиболее древние попытки проверки лекарств в токсических дозах (цит. по Charette, 1958, с. 194). Паралич, распространяющийся на все части тела сверху вниз, вызванный токсическими дозами болиголова, нельзя воспроизвести по правилам испытания лекарственных веществ у здоровых. Картина лекарственной болезни бывает многообразной: от начальных изменений самочувствия, затем функциональных и органических нарушений до смертельного исхода.

Так, при отравлении ртутью, принятой через рот, наблюдаются четкие признаки повреждения полости рта, желудка, толстой кишки и почек.

Полость рта: выраженное слюнотечение, неприятный запах, набухание и изъязвление десен, утолщение языка с отпечатками зубов; воспаление миндалин с изъязвлениями и образованием псевдомембран. Мы используем эти признаки токсического действия при лечении стоматита, псевдомембранозной ангины или дифтерии (цианистая ртуть).

В кишечнике при отравлении ртутью наблюдают язвенный колит. Он проявляется кровянисто-слизистым стулом с тенезмами. Картина болезни часто напоминает дизентерию или язвенный колит. «Сходство так велико, что при вскрытии (о чем писал еще Вирхов) невозможно отличить тяжелую форму дизентерии от отравления ртутью» (цит. по Н. Schulz. 1956, с. 308).

При хронической ртутной интоксикации (например, профессиональной) развиваются психические нарушения — от повышенной возбудимости с двигательным и психическим возбуждением вначале до летаргии и деменции в конце. Часто бывают тремор, вялые параличи. Кожа реагирует полиморфной сыпью, напоминающей таковую при вторичном сифилисе, который «как обезьяна» может симулировать почти все кожные заболевания. Смущает вообще сходство симптомов сифилиса с картиной лекарственной болезни, вызываемой ртутью. Многие сотни лет ртуть была средством лечения сифилиса. «Когда Zlatorowic, проф. Венского университета в 1845 г. на лекции рассказывал о действии ртути, ему вдруг стало ясно, что его описание очень напоминает симптоматику сифилиса. Это внезапное открытие настолько его поразило, что он прервал лекцию, возвратился домой и начал изучать гомеопатию, о которой он до того едва ли отваживался говорить» (цит. по Charette, 1968, с. 316).

Тему ртути, к сожалению, можно обсуждать с позиции так называемого побочного действия. Если бы своевременно был описан спектр действия лекарств, то фармакологи не толковали бы превратно его как лекарственную болезнь.

Побочные действия лекарств могут зависеть от трех факторов.

1. Они тем чаще и тем выраженнее, чем более превышена токсическая доза препарата.

2. Они зависят от чувствительности больных (идиосинкразия, аллергия, предшествующие повреждения).

3. Действие лекарств существенно шире по своей природе, чем те показания к их применению, которые разработаны людьми (предусматриваемое лекарственное воздействие).

Осознав это, Ганеман, единственный в то время, предпринял такие меры: 1) понизил дозу лекарства до минимума; 2) стал подбирать минимальную дозу с учетом индивидуальной чувствительности больного; 3) картина действия лекарств (патогенез) должна соответствовать совокупности симптомов и признаков болезни.

Так было дополнено правило подобия. Частичного сходства — кажущегося подобия — для принципа гомеопатической терапии недостаточно. Например внешняя картина многих воспалений миндалин во многом соответствует той, которую мы наблюдали при отравлении ртутью через рот: воспаление с нагноением и образованием псевдомембран. Однако только при тонком токсикологическом исследовании с проверкой действия лекарства на здоровых выявляется истинная картина, необходимая для выбора лекарств. Истинная потому, что она отражает влияние индивидуальных особенностей на течение воспаления миндалин.

Ангина, для лечения которой можно использовать препараты ртути, должна иметь следующие особенности:

а) локальные изменения, соответствующие картине токсического действия ртути;

б) сжимающая и колющая боль; боль при пальпации шеи; неприятный запах изо рта;

в) потливость, не облегчающая состояния, с обильным липким потом;

г) ухудшение состояния ночью, особенно сопровождающееся чувством страха;

д) отрицательная реакция на тепловые процедуры: согревающий компресс, высокую температуру в помещении. Однако плохо переносится и холод, налицо плохая переносимость крайних температурных колебаний.

На этом примере мы оцениваем значение испытаний лекарств на здоровых и наблюдений за больными людьми, получающими эти препараты. Только лечебный эффект позволяет судить о правильности выбора медикамента и уточнять его свойства, а не грубые токсикологические признаки.

Применение лекарств у больных

Наряду с подтверждением успеха гомеотерапии и доказательством соблюдения правила подобия наблюдение действия лекарств у больных дает дополнительную информацию о патогенезе лекарств.

Пример. По поводу acne conglobata пациентка получает Brom. Целесообразное назначение Brom при некоторых формах угрей показано в связи с данными токсикологии и результатами применения брома у больных. В прошлом бром длительно и в больших дозах применяли при эпилепсии из-за его седативного эффекта. При этом наблюдали «побочное действие» — угревую сыпь.

Угри у нашей больной исчезли быстро. Однако она продолжила прием препарата, который ей хорошо помог, как она сказала, для верности. Через 4 недели она явилась вновь с жалобой на колющую боль в кончиках пальцев. При внешнем осмотре кончики пальцев не изменены, следов травмы не обнаружено, подвижность сохранена. Однако субъективные ощущения правдивой пациентки нельзя было оставить без внимания. В справочнике лекарств Т. F. Allen (1976, т. II, с. 244, симптом 660) удалось найти сведения, что бром вызывает колющую боль в пальцах. Так все прояснилось: длительно принимая бром, больная нечаянно провела испытание лекарства на себе и спровоцировала данный симптом. После отмены брома боль прошла через 8 дней.

Применение лекарств у животных

Невольный и нецеленаправленный эксперимент при лечении животных проводится гомеопатами-ветеринарами в повседневной практике. При анализе результатов лечения (прежде всего крупного рогатого скота и породистых лошадей) с учетом стоимости и пользы получаются данные, имеющие научное значение. В этой области доводы противников гомеопатии о суггестивном влиянии гомеопатической терапии просто смехотворны. Изучение действия лекарств при лечении животных дает очень ценную информацию, так как субъективное мнение «пациента» проявится не более чем в вилянии хвостом. Объективное улучшение состояния животного доказывает эффективность терапии. Психотерапия здесь не причем. В двойном слепом опыте Wolter (соавт. К. Н. Gebhardt, 1980) сумел доказать дифференцированное влияние Caulophyllum Д30 при опоросе свиней и картину действия Flor de Piedra при отеле коров. Экспериментальные исследования на животных по изучению действия лекарств проводятся нашими врачами (Wurmster L., специальное издание DNU). Многие гомеопаты скептически относятся к эксперименту на животных, считая, что человек без нужды злоупотребляет своей властью. По сообщениям прессы в нашей стране ежегодно 10–12 миллионов животных подвергаются сомнительным опытам. Ответственные за это молчат!

2. Картина действия лекарств (патогенез лекарств)

Выражение «картина действия лекарств» мы уже употребляли. Оно чуждо вам, так как в фармакологии аллопатов сочетание слов лекарство и картина не употребляется. Из курса болезней известно понятие «картина болезни» как совокупность симптомов.

Ознакомившись с четырьмя источниками познания действия лекарств, мы оценили значение каждого из них. Получаемая информация вкупе помогает представить полную картину действия лекарств, т. е. совокупность симптомов, вызываемых лекарством. Это феноменологическое понятие. Чтобы описать и осмыслить эту совокупность, недостаточно теоретической модели — причина — следствие. Современный врач, к сожалению, знаком только с причинно — следственными соотношениями экспериментального естествознания. Однако теперь становится ясно, что мы теряем существенные возможности познания, обедняем себя, если забываем о тысячелетних усилиях людей в решении философских проблем. Университет превратился в учебное заведение, не дающее универсальных познаний. Материалистическая естественнонаучная биология XIX и XX веков также обусловила ограниченность медицины кругом физических, причинно-следственных и экспериментальных проблем.[6]

Однако духовное снова стало проникать через «заднюю дверь» в официальную медицину. Все духовное, необъяснимое с позиций причинности, — это феномен. Отношение подобия между картиной, вызываемой лекарством, и картиной болезни равным образом необъяснимо с общепринятых позиций.

При причинно-следственном соотношении выступает взаимосвязь: если — то. Если картина действия лекарств и индивидуальная картина болезни подобны, то, вероятно, данное лекарственное средство может излечивать данное заболевание.

Строгого причинно-следственного соотношения на биологическом уровне почти никогда не существует. Можно сказать даже больше, что классические законы физики, несмотря на их точность, во многом ограничены условиями, т. е. относительны. Закон тяготения строго действует в безвоздушном пространстве. Биологический эксперимент, однако, нельзя проводить в безвоздушном пространстве. Каждая попытка лечения представляет собой эксперимент с очень сложными условиями. Они часто остаются вне поля зрения без соблюдения правила подобия. Исходя из определения гомеопатии как регулирующей терапии, можно понять это правило. Лечебный раздражитель должен быть подобен болезненному раздражителю, чтобы состоялось переключение центров регуляции.

Таким образом, отношение подобия между картиной действия лекарств и индивидуальной картиной болезни отвечает научной логике. G. Вауг (1969) обосновал правило подобия рабочей гипотезой кибернетической регуляции. Согласно правилу подобия сравнивают две совокупности, поэтому необходимо объединять все отдельные сведения о лекарственном воздействии в картину лекарственной болезни (патогенез лекарств).

Лекарство становится целостно действующей индивидуальностью. Подобные мысли о лекарствах высказал Парацельс.[7] На профессиональном языке гомеопатов понятие об идентичности действия лекарства и проявлений болезни заходит настолько далеко, что говорят о женщине типа Pulsatilla, ребенке типа Calcium carbonicum, о кашле типа

Hyoscyamus или Arsen-страхе. Феноменологическое сравнение показывает, что определенные человеческие типы особенно хорошо соответствуют картине действия лекарств. Наименование лекарственной болезни используют для определения типа. Мы говорим о Nux vomica-типе, Phosphor-типе и т. д. Следует отметить, что типовое сравнение выдерживают только некоторые глубинно действующие средства. Это прежде всего те вещества, которые являются основным строительным материалом тела.[8]

В работах Ганемана выражения «картина действия лекарств» еще не существовало. Он писал: «Совокупность всех элементов болезни, вызываемых лекарством, познается лишь посредством многократных наблюдений за многими лицами обоего пола» («Органон», § 135).

«Совокупность всех элементов болезни, вызываемых лекарством», — эту фразу необходимо выделить и обдумать. Совокупность — это нечто большее, чем просто сумма отдельных фактов.

3. Происхождение и изготовление гомеопатических лекарств

Ганеман был не только гениальный врач, но и выдающийся химик, фармаколог и аптекарь. Верный профессиональному долгу он был педантически точен. Его рекомендации по приготовлению лекарств до сих пор отвечают всем научным критериям. Он был истинный «миллиграмматикус», как мы называем наших фармацевтических соратников в своих лекциях. Однако не в этом его заслуга. Он обосновал совершенно новую фармацию. В свое время он не находил того, что удовлетворяло бы его требованиям, поэтому готовил все лекарства сам. По возможности он сам собирал лекарственные травы или готовил экстракты, так как хотел быть уверенным в том, что исходный материал является подлинным и чистым. Выражение «приблизительно» он не признавал. Этот факт должны принять к сведению прежде всего господа критики. Никто из врачей ни до него, ни после с такой основательностью, самоотверженностью и проницательностью не заботился о знании и изготовлении лекарств.

Сырьем для гомеопатических лекарств служит весь мир природы: растения, животные, минералы, а также некоторые химические соединения, полученные синтетическим путем. Ганеман открыл ряд химических соединений сам и разработал новые методы приготовления лекарств (например, Calcium carbonicum Ганемана, Mercurius solubilis Ганемана). Он первым открыл коллоидные растворы. Позднее для приготовления лекарств стали использовать как исходный материал «продукты» болезни под названием нозоды. К ним относят прежде всего старый туберкулин, открытый Робертом Кохом, дифтерийный токсин, собственную кровь. Эти примеры показывают, насколько плодотворной и современной является гомеопатия, которая непрерывно развивается, а не почивает на лаврах. Мы не идолопоклонники Ганемана, так же, как и он до конца своих дней, его последователи постоянно исследовали и совершенствовали гомеопатическую терапию. Ценные познания передавались из поколения в поколение и интегрировались.

Гомеопатическая книга лекарств (ГКЛ), выпускаемая для немецкой фармации с 1934 г., при каждом издании пополняется. Последнее издание вышло в свет в 1979 г. В него включены современные методы исследования: например, спектральный анализ и др. По методике Ганемана приготавливаются лекарства в зависимости от исходного материала: эссенций, тинктур, растворов или растираний.

Эссенции: исходным материалом служит свежий сок растений или их частей (цветов, листьев), смешанный для консервации с 90 % спиртом.

Настойка: исходный материал — высушенные и измельченные в порошок растения или животные субстанции (пчел, муравьев и т. п.). Действующее начало экстрагируется 90–60 % алкоголем в зависимости от вида растения или извлекается путем вымачивания или перколяции.

Раствор: исходным веществом являются преимущественно растворимые соли или кислоты. В зависимости от растворимости они вырабатываются в виде водных или спиртовых растворов.

Растирание: исходный материал — нерастворимые минералы или растертые в порошок растения или их части (корни, семена и т. д.). После не менее часового растирания в ступке их смешивают с молочным сахаром.

Жидкие исходные вещества (эссенции, настойки, растворы) называют уртинктурами. Твердые вещества именуют урсубстанциями. Те и другие обозначаются знаком 0. Например, уртинктура из пульсатиллы при выписывании рецепта обозначается Pulsatilla 0. Урсубстанция из золота выписывается в латинской транскрипции: Aurum trit. 0 (trituratio, т. е. растирание).

Гомеопатические лекарства дают в виде капель, таблеток, порошков и пилюль. Для наружного применения готовят мази и смеси лекарств с глицерином. Для парентерального введения используют лекарства в ампулах.

В рецептуре применяют следующие обозначения:

dil. (Dilutio) — раствор

tabl. (Tabuletta) — таблетки

trit. (Trituratio) — растирание

glob. (Globuli) — пилюли, шарики, крупинки.

Вариант применяемой формы лекарства зависит от исходного материала и потребностей больного. Вещество, которое в урсубстанции нерастворимо (например, золото), можно назначить в какой-либо из низких потенций (как правило, до Д8) только в таблетках или растираниях. Растворимое вещество, например бром, который при смешивании с молочным сахаром под влиянием тепла и воздуха может приобрести опасные свойства, разводят водой до Д8.

В поездке лучше использовать таблетки, чем растворы. Дети часто не могут принимать растворы, содержащие алкоголь, поэтому мы готовим пилюли, которые с удовольствием принимают наши «сладкие малыши», так как они содержат сахар (сахар пропитывается лекарственным веществом, а затем высушивается). При обозначении потенции пилюль ориентируются по используемым для их приготовления растворам лекарств. Некоторым понижением активности за счет незначительной примеси сахарозы пренебрегают.

4. Потенцирование лекарств

Первоначально при испытаниях лекарств Ганеман применял лекарства в весомых дозах без обработки. При этом он заметил, что применение лекарств в издревле применяемой форме — не оптимальный вариант лечения. В зависимости от исходного вещества реакции на введение лекарства протекали или чрезвычайно бурно (побочное действие, резкие начальная реакция и первоначальное ухудшение), или были слабыми из-за малой растворимости препаратов (нерастворимые минералы).

На основании этих наблюдений он сделал логический вывод о необходимости совершенствовать приготовление лекарств, привести к оптимуму количественное и качественное соотношение. Кроме того, он видел, что чувствительность к лекарствам и реакция на них у разных индивидуумов различны, и разные типы реагирования людей учитывал в индивидуализированной терапии. Эту цель Ганеман достиг путем минимизации дозы и повышения активности за счет обработки лекарств (растирание и разведение со взбалтыванием). Получаемая таким образом лекарственная форма обладала оптимальным лечебным свойством при отсутствии побочного действия, поэтому он назвал ее потенцией или динамизацией (Potentia — возможность, способность и Dinamis — сила). Рабочий процесс приготовления таких лекарств он назвал потенцированием. Впрочем, это выражение появилось лишь в 1827 г.[9]

Более поздняя дата свидетельствует о том, что к мысли о необходимости такого приема Ганеман пришел после длительных и тщательных наблюдений. Метод позволил удовлетворить его высокие требования к лекарствам. В 1839 г. он писал: «Гомеопатическая динамизация — это истинное пробуждение в натуральных веществах лекарственных свойств, скрытых, когда это вещество находится в необработанном состоянии» («Хронические болезни», т. 5, предисловие, с. 249; «Органон», § 270).

Если мы, врачи настоящего времени, самостоятельно не готовим медикаменты, а наши коллеги-аллопаты не имеют представления о всех тайнах синтеза лекарств, то нам должно быть точно известно происхождение и приготовление гомеопатических лекарств. Как быстро может наступить такое время, когда… Уже теперь некоторые — потенции по законоположению в нашей стране более не употребляются (например, Cannabis indica, Сосса).

Приготовление и разведение

При потенцировании жидких веществ из уртинктуры на каждой ступени их смешивают с веществом-носителем посредством 10 сильных встряхиваний.

Смешивание с веществом-носителем (вода, алкоголь, молочный сахар) осуществляется на каждой ступени в соотношении 1+9=10 (десятичная шкала) или 1+99=100 (сотенная шкала).

Ганеман работал с сотенной шкалой до парижского периода жизни. В последние годы он довел потенцирование в пилюлях до 50000 потенций, что обозначалось римскими цифрами LM («Органон», § 270. Насколько я знаю, об этой новой динамизации писал R. Flury в работе «Реальные познания и гомеопатия», с. 63. LM-потенцирование в новой ГКЛ еще не принято).

Константин Геринг (немец по национальности, работавший в Филадельфии) при потенцировании яда змей применял десятичную шкалу, которая точно описана A. Vehsemeier (1836).

В настоящее время применяются все шкалы, хотя LM редко. Во Франции используют исключительно сотенную шкалу, в англоязычных странах — преимущественно сотенную; напротив, в Германии применяется большей частью десятичная шкала.

Обе шкалы имеют своих сторонников. На основании личного опыта (но без статистических выкладок) я считаю, что лучше действуют более низкие потенции до Д6 (десятичный ряд); на более высоких ступенях С-потенции действуют быстрее. Представители антропософического направления медицины, которая усиленно занимается проблемой потенцирования, считают, что число этапа потенцирования в достижении потенцирующего эффекта играет большую роль, чем количественные соотношения между исходным веществом и несущей субстанцией.[10] Число потенцирований при десятичных потенциях в 2 раза больше, чем при сопоставимых сотенных потенциях. Чисто математическое сравнение, основанное на количестве исходного вещества, подходит только для низких потенций. Так например, СЗ соответствует Д6, С6 — Д12.

В гомеопатической книге лекарств (ГКЛ) содержатся точные прописи. Например, о потенцировании жидких веществ сказано на с. 21. «Потенцирование жидких субстанций проводится в помещении, защищенном от прямых солнечных лучей. Объем используемой для этого посуды должен быть на Чг или Чг больше объема вещества, подвергаемого потенцированию. Наименование средства и номер потенции должны быть указаны как на посуде, так и на пробке. При сотенном потенцировании перед номером стоит буква С, при десятичном — буква Д. При потенцировании больших количеств лекарств используют весовые соотношения, при небольших количествах работают с каплями».

«Далее на столе выставляют ряд флаконов с номерами CI — СЗО и наименованием лекарства, о приготовлении которого упоминалось выше. В каждый флакон, начиная с С2, после перенесения 1 части разведенного препарата из предыдущего флакона при помощи мензурки добавляется 99 частей алкоголя. Из эссенций, настоек или раствора в соответствии с предписаниями отдельных параграфов приготавливается сотенная потенция, которая переносится во флакон С4».

Упомянутые параграфы точно определяют приготовление С1 или Д1 в зависимости от исходного материала, так как содержание соков в растениях или растворимость солей, а также экстрагируемость веществ, получаемых на животных, различны. Тем самым добиваются того, чтобы в С1 или Д1 соотношение к алкоголю составляло 1:99 или 1:9 и общее количество всегда было 100 или 10.

«Теперь часть вещества из флакона С1 переносят во флакон, обозначенный С2, закрывают его пробкой и десятью энергичными движениями сверху вниз взбалтывают раствор. Из второй потенции таким же образом готовят третью и так продолжают потенцирование до последнего флакона, всякий раз перенося часть вещества из предыдущего флакона в последующий, встряхивая его 10 раз».

Этот пример демонстрирует основной принцип потенцирования'. Соответственно осуществляется приготовление сухих потенций при помощи смешивания лекарственного вещества с молочным сахаром как веществом-носителем.

Потенцирование в нескольких емкостях или в одной

Для приготовления каждой потенции необходима отдельная посуда, хотя промежуточные потенции большей частью не используются. Это дорогостоящая, но точная процедура, которую Ганеман проводил постоянно, хотя жил порою довольно скромно. Данный метод назван методом потенцирования во многих емкостях по Ганеману. Французы обозначают сокращенно эти потенции как СН 1/2/3 и т. д. =сотенной потенции по Ганеману =потенции в нескольких емкостях.

Потенцирование в одной емкости быстрее и дешевле; недостатком его является неточность. По имени автора, предложившего данный метод, он называется потенцированием по Korsakoff.

По сведениям DNU для использования внутри страны готовят потенции только в большом количестве емкостей, а на экспорт — в одной емкости выше С1 ООО.

Этот метод приготовления основан на том, что часть жидкости при выливании ее из сосуда остается на стенках. Korsakoff путем точного взвешивания нашел, что при опорожнении стакана быстрым опрокидыванием в нем остается в среднем одна капля жидкости. В зависимости от адгезивных свойств поверхности стекла, зависящих от способа его изготовления, и поверхностного натяжения исходного материала остаточный объем жидкости различен. Метод Ганемана был и остается наиболее точным. Активность потенции Корсакова, несмотря на все оговорки, хорошая. Если исходить из положения, что число этапов потенцирования важнее, чем количественные соотношения исходных веществ, то ценность метода Корсакова, как менее трудоемкого и более дешевого, неоспорима. При этом потенцирование проводится все время в одной емкости, причем остаток жидкости после опорожнения стакана является исходным количеством для приготовления следующей сотенной потенции вплоть до СЗО. В ГКЛ она до сих пор не принята.

IV. Симптоматология

-

Симптомы, наблюдаемые у больных, — это ориентиры для поиска лекарств. Гомеопатия — это индивидуализированная терапия, которая учитывает не только специфические (патогномоничные) симптомы, но прежде всего индивидуальные особенности течения болезней.

Симптомы несут информацию как об этиологии и локализации нарушений, так и о характере изменений психического и соматического состояния. При этом важно знать факторы, влияющие на болезнь (модальности).

В предыдущей главе мы попытались представить основы гомеопатической лекарственной терапии: истоки знания о лекарственном действии, изготовлении и потенцировании гомеопатических лекарств, поняли важность изучения патогенеза лекарств.

Данная глава будет посвящена симптоматике болезней. Симптомы — это феномены, которые мы наблюдаем, слышим, пальпируем, обоняем или получаем благодаря использованию особой техники исследования, т. е. воспринимаем с помощью наших органов чувств. Эти феномены нельзя смешивать с понятием болезнь. Лишь при формировании комплекса симптомов или чрезмерном развитии одного из феноменов может возникнуть сигнал болезненного нарушения. По существу, все симптомы нужно воспринимать объективно без преувеличенной оценки их значимости. Научная медицина нашего времени к этому вопросу подходит односторонне. Она выделяет только те симптомы, которые соответствуют патологоанатомической или патофизиологической концепции заболевания. Ганеман, напротив, требует постоянно учитывать совокупность симптомов. В этой совокупности симптомов, получаемых при сборе анамнеза, наблюдении и обследовании больного, после их оценки и анализа осуществляется ранжировка, ориентированная на иерархическую структуру личности: на первом месте стоят психические феномены, а затем — соматические. Все, что поражает организм в целом, выше по рангу, чем локальные симптомы. Индивидуальные особенности имеют большее значение, чем патогномоничные симптомы.

Еще одно существенное пояснение: наша основная цель — не устранение симптомов. Гомеопатия ставит задачу излечения болезни в корне, а не устранения отдельных симптомов. Она — причинная терапия.

Устранение симптомов прямым путем или паллиативно, как часто рекомендует официальная фармакология (при боли назначают анальгетики, при запоре — слабительные), — это не цель гомеопатической терапии. Поиск всех симптомов (совокупности симптомов) у больного человека путем сбора анамнеза, наблюдения и исследования служит решению единственной задачи: найти соответствующее, подобно действующее лекарственное средство. Оно и будет содействовать восстановлению здоровья путем стимулирования саморегуляции — «мягкое, быстрое и стойкое восстановление здоровья» («Органон», § 2).

Пример. Грудной ребенок страдал молочным струпом. Мы не назначали ему местные кожные лекарства, а изучили совокупность симптомов: непереносимость коровьего молока с дисфункцией кишечника, потливость головы, замедленное развитие, признаки рахита. Этой обшей картине болезни соответствует Calcium carbonicum. При помощи этого лекарства удалось вылечить ребенка, устранив наряду с сопутствующими симптомами и молочный струп.

Симптомы раскрывают гомеопату внутреннюю сущность болезни, они — указатель для выбора лекарства, которое индуцирует исцеление в каждом конкретном случае. В симптомах отражается динамика заболевания. Нарушение самочувствия предшествует появлению объективных данных, поэтому гомеопаты могут лечить больного на ранних стадиях развития болезни, в отличие от аллопатов, которые должны ждать установления диагноза и данных объективного исследования.

1. Совокупность симптомов

Мы знаем, что врачу необходимо соблюдать правило подобия «similia similibus» при выборе лекарств. Симптомы лекарства должны быть подобны симптомам больного. Подбор подобного лекарства осуществляется путем сравнения ряда симптомов лекарственного действия с симптоматикой болезни. Проверка лекарств на здоровых вызывает изменения состояния, о которых судят по вербальной информации испытуемого, по функциональным отклонениям (выделения, изменение кровообращения и др.). Из токсикологии мы черпаем сведения об объективных нарушениях и повреждениях тканей и органов. Все эти данные в комплексе составляют картину действия (патогенеза) лекарства. Ее мы сравниваем с совокупностью симптомов, наблюдаемых у больного.

Нужно прежде всего подчеркнуть, что сравниваются две совокупности. Простое сопоставление симптомов — это не гомеопатия.

Что такое совокупность симптомов? Сумма симптомов — это беспорядочное соединение частностей. Напротив, в понятии «совокупность симптомов» отражается истинное гомеопатическое понятие болезни, которое предопределяет место и значение каждого отдельного симптома в этой совокупности. «Общее нельзя объяснить сосуществованием его составных частей, а только их взаимным влиянием».[11]

2. Симптомы болезни — симптомы больного. Патогномоничные и индивидуальные симптомы

Симптомы, выявляемые на основе жалоб больного, наблюдения и исследования — это пестрая смесь. В ней мы должны выделить и дать оценку двум группам симптомов: первая группа ведет к определению клинического диагноза, к болезни (патогномоничные симптомы). Вторая группа (индивидуальные симптомы) является отражением индивидуального реагирования больного в борьбе с болезнетворными факторами. Приведем два примера.

Мать сообщает врачу: «У нашей дочери в течение 4 дней лихорадка. Вначале у нее покраснели глаза, были светобоязнь, насморк, затем появился сухой кашель. Сегодня я заметила позади ушей красную сыпь, которая в течение дня распространилась на лицо и грудь.

С того времени, как дочь заболела, я отмечаю, что она стала плаксивой. Когда я ее спрашиваю, что ее беспокоит, она ни на что не жалуется и плачет снова. До этого она была жизнерадостным, подвижным ребенком, а теперь постоянно лежит в постели. Сегодня она просила убрать обогреватель, чтобы в помещении было прохладно. Я же думаю, что ей нельзя остывать во время болезни».

Первый ряд — патогномоничные симптомы, на основании которых можно диагностировать корь.

Плаксивость и вялость ребенка, желание быть в прохладном помещении нельзя связывать непосредственно с корью. Это индивидуальные реакции. Эти симптомы побудили врача-гомеопата назначить подходящее лекарство: Pulsatilla.

Больная сообщила, что в течение 20 лет страдает приступообразной головной болью. Перед возникновением головной боли начинается мелькание в глазах, затем резко ухудшается состояние, появляется рвота. В покое и в темном помещении состояние улучшается. На высоте боли она часто и много мочится, моча очень светлая. После этого она чувствует себя лучше.

На основании этих симптомов диагностирована мигрень. Тщательный опрос больной показал, что ранее она была несдержанной, но перевоспитала себя и овладела эмоциями. Головная боль у нее возникает в области лба, позади носа и распространяется вглубь, вызывая тошноту, а иногда рвоту. Эта индивидуальная симптоматика: гневливость и боль, иррадиирующая к носу, позволили подобрать гомеопатическое лекарство, а именно Agaricus, который исцелил больную от мигрени, длившейся 20 лет.

Комментарий. Во втором примере стоящие на переднем плане патогномоничные симптомы имели отношение только к диагнозу, а

3 Келерперсональные симптомы позволили выбрать лечебное средство, которое обычно не назначают при типичном течении мигрени. Патогномоничные симптомам соответствует Gelsemium, и я его, честно говоря, применил без успеха. Однако отсутствие эффекта побудило к более тщательному анализу и выявлению индивидуальной симптоматики. Это обеспечило успех последующей терапии.

Из этих примеров становится ясно, почему Ганеман требовал поиска индивидуальных симптомов болезни. Строгое выполнение его завета приносит успех. «Делай так, но делай точно». К сожалению, часто ученик бывает «мудрее» мастера. В «Органоне» § 153 указано, как нужно поступать.

Значение индивидуальных симптомов («Органон», § 153)

§ 153 «Органона врачебного искусства» (6-е издание) гласит (сокращенно): «При поисках гомеопатически специфического лечебного средства необходимо внимательно выбирать и фиксировать яркие, особенные, необычные и своеобразные (характерные) для данного больного признаки и симптомы болезни».

Это положение является стержневым в поисках лекарственного средства. § 153 простой, ясный и логичный. К сожалению, его часто не понимают, нечетко трактуют или забывают. Фанатиками он возводится в абсолют. Однако ценность его заключается именно в рациональном подходе, в разъяснении необходимости искать отличительные признаки, выделять из общего числа фактов наиболее существенные. Для сравнения: криминалист ищет отпечатки пальцев как доказующую улику только у определенного преступника.

Наименование болезни — это собирательное понятие. Отличительные признаки находят только в индивидуальном.

Определенного человека я узнаю не потому, что он имеет две руки и две ноги. Его особая походка, характерные жесты, нечто особенное, присущее только ему, позволят отыскать его среди тысяч людей.

Политические художники несколькими штрихами могут так выделить главное, что изображение узнают миллионы людей. Это узнавание возможно только потому, что выделено яркое, особенное, необычное и очень характерное.

Ценность § 153 состоит в том, что он заставляет задуматься над понятием «яркое, особенное, необычное, своеобразное».

Жизнь протекает не по параграфам и шаблонам. Понятия эти многократно перекрещиваются. То, что привлекает внимание, часто бывает необычным, нечто своеобразное сразу бросается в глаза. В работе с пациентами мы должны прочувствовать то, о чем пишет Ганеман.

«У пациента поразительно красные уши, но они не обморожены и не больны. Губы его тоже ярко-красные. У него небольшой насморк и слизистая оболочка преддверия носа гиперемирована. Поразительная краснота отмечена и в области других отверстий тела.

Особенностью у данного больного является понос — будильник, поднимающий его с постели, около 6 ч утра. Он не беспокоит больного ни ночью, ни днем. Именно утром импульсивные позывы на низ и понос».

Особенность имеют и данные расспроса: «Меня все раздражает. Одно слово может вызвать припадок бешенства». Это особенно примечательно, так как в своем окружении он производит впечатление сдержанного человека. По профессии он банковский служащий и умеет обращаться с людьми.

Необычным является то, что у этого жизнерадостного, активного человека, как рассказала его жена в процессе лечения больного, временами бывают периоды слабодушия, тяжелой хандры, когда все будущее рисуется ему в мрачных тонах.

Он обратился по поводу ревматоидного артрита. Лучезапястные суставы были резко отечны. На вопрос, болят ли у него суставы, он ответил импульсивно: «Болят — это не то слово, горят! Меня беспокоит также жжение в области заднего прохода. Сначала начинается страшный зуд, а после того, как я почешу это место, появляется жжение. Особенно плохо становится в области заднего прохода, если я принимаю ванну. Мне приходится пользоваться душем и стараться, чтобы туда не попадала вода. Туалет я произвожу с маслом!».

Жгучая боль, зуд, переходящий в жжение, ухудшение после воды — это характерные своеобразные симптомы действия серы.

Сопутствующие симптомы

Чаще больные сообщают, что одновременно с основными жалобами у них появляются боль или функциональные нарушения в другой области тела. Основной жалобе сопутствуют другие расстройства.

Пример. Пациент К. М. на протяжении многих лет жалуется на рецидивирующую боль слева в области последнего и предпоследнего ребер. В анамнезе отмечает отхождение камней из почек дважды (последний раз 3 года назад) и повышение уровня мочевой кислоты, поэтому длительное время он лечился урикостатиками. Гомеопатический анамнез скуден и не информативен в отношении индивидуальных средств. В связи с этим мы вначале лечили его органотропно, назначив Berberis. но, к сожалению, без эффекта. Лишь при четвертой консультации он сообщил между прочим, что одновременно с болью в левом боку у него появляется кратковременная колющая боль в правом ухе. На этом основании был назначен Natrium sulfuricum. Препарат устранил боль в левом боку и ухе. Уровень мочевой кислоты также оставался нормальным.

Сопутствующие симптомы, легко объясняемые связью с основным страданием, для выбора лекарств не представляют большой ценности, например, головная боль при насморке. Однако сообщение женщины о том, что ее менструации сопровождаются поносом или зубной болью без явной причины, должно обратить внимание врача.

Индивидуальные сопутствующие симптомы — это такие феномены, которые с патологоанатомической или патофизиологической точки зрения не могут быть объяснены.

Ключевые симптомы

Ключевые симптомы — это крупицы золота. Как все ценное, они малочисленны и скрыты. Тот, кто хорошо запомнил ведущие симптомы действия лекарств (это наиболее типичные симптомы в картине действия лекарств), сумеет выделить в рассказе пациента наряду со многими общими типичные симптомы. Ключевой симптом болезни соответствует ведущем усимптому лекарства. Это ключ к замку. Он раскрывает случай болезни. Ключевые симптомы должны быть интенсивно выраженными, четкими и полноценными (см. с. 37).

В общем одного ключевого симптома недостаточно для выбора медикамента, как недостаточно одного ведущего симптома для характеристики определенного лекарственного средства. Используя образное выражение о ключе и замке, можно сказать: простой и грубый ключ подходит ко многим нехитрым замкам, ключ для сейфа открывает один единственный сейф. Чем тщательнее выделен и более полноценен ключевой симптом и чем больше он соответствует вербальной характеристике действия лекарства, даваемого испытуемым, тем с большей уверенностью можно на него опираться. Только опытный специалист способен определить качество «ключа» и найти подходящий замок.

С. von Boenninghausen при поиске медикамента отдает предпочтение ключевому и сопутствующему симптомам и, исходя из этого, разделяет лекарства на родственные группы. В наше время по принципу выделения ключевого симптома с успехом работает G. von Keller (1972–1979) из Тюбингена. По возможности он использует полноценные симптомы.

Пример. Обеспокоенная мать вызывает врача в полночь. «Мой ребенок внезапно заболел. Он с криком проснулся, температура повышена. Днем он еще катался на коньках. Но что меня беспокоит больше всего — это его страх. Мне едва удалось его успокоить. Прежде он не был пугливым».

При исследовании в домашних условиях признаков болезни не было найдено. Однако меня насторожил вопрос ребенка: «Я должен сейчас ехать в больницу, я умру?».

В этой истории болезни проясняется ключевой симптом Aconitum: последствие охлаждения, внезапно в полночь начавшаяся инфекция, горячая сухая кожа, страх смерти.

28-летняя студентка (консультация 29.9.1976 г.): «У меня возобновилась головная боль в затылке, которая возникает у основания шеи и распространяется к затылку, а затем на всю голову. При этом бывает ощущение, что голову распирает, и поэтому появляется желание стянуть ее потуже платком или сдавить. В последнее время меня также беспокоит желудок и я стала плохо переносить сладости» (цит. по von Keller, Tubingen).

Здесь выступает ключевой симптом Argentum nitricum: головная боль от шеи к затылку с ощущением распирания головы, которую облегчает сдавливание головы руками или повязкой. Сопутствующий симптом — потребность в сладком, которое больная плохо переносит.

3. Объективные и субъективные симптомы — признаки и симптомы

В английской гомеопатической литературе объективные симптомы, выявляемые при осмотре, пальпации, обозначают словом «Signs»- признаки. Сюда же относят и различные показатели инструментального исследования. Симптом — это дополнительное понятие, подразумевающее субъективные вербальные (словесные) данные пациента. Все, что врач видит, пальпирует или получает в результате инструментальных исследований, это признаки, или объективные симптомы. Все, что врач слышит от больного или улавливает интуитивно, — это субъективные симптомы. Такое дифференцирование не имеет большого значения. Решающим является одно — патогномоничен ли симптом (например, сыпь при кори) или индивидуален (покраснение ушей на Sulfur).

4. Полноценный симптом

-

«Стул стоит прочно лишь в том случае, когда по меньшей мере у него три ножки». Хорошо оцениваемый симптом должен также иметь минимум три опоры. Однако еще лучше стоит стул на четырех ножках.

Полноценный симптом составляется из четырех основ. Он должен содержать данные об этиологии и локализации, характере ощущений и условиях их возникновения (модальностях).

Больной рассказывает и показывает: «У меня колющая боль в правой половине грудной клетки при дыхании. Она возникает после охлаждения». Этим полноценным симптомом, в котором четко отражена этиология, место, характер и условия возникновения ощущений, пациент обрисовал характерную боль, при которой в качестве лекарственного средства предлагаете Bryonia.

В гомеопатическом анамнезе мы должны постоянно стремиться выявить полноценные симптомы. Этой цели мы можем добиться, проводя целенаправленный опрос.

Этиология

Фактор, вызывающий болезнь, не всегда уловим. Иногда сведения о нем больные искажают. Однако, если пациент довольно точно сообщает, что с тех пор как он упал с лестницы и получил сотрясение мозга, он длительно страдает от головной боли, в этом случае, вероятно, поможет Arnica, если одновременно будут отмечаться и другие Arnica-симптомы. Например, рассказ художника: «Позавчера во время работы на новостройке замерз, а на следующий день появилась судорожная боль в области седалищного нерва, так что вынужден был лежать в постели с приведенными ногами». Здесь подходящим средством будет Colocynthis. Мать сообщает, что ее ребенок пережил сильный испуг, после чего был как будто парализованный, а затем стал заикаться. Здесь этиологическая связь со средствами группы «Повреждение вследствие страха»: Aconitum, Ignatia, Natrium muriaticum, Opium и т. д.). Если студент рассказал о головной боли в затылке, появляющейся после длительного чтения, то этиология ее указывает на необходимость перед каждым назначением лечебного средства контролировать рефракцию глаз. На последнем примере видно, что выяснение этиологии проливает свет на природу нарушения и необходимую лечебную тактику: хирургическую, медикаментозную, диетическую.

Если мы выявили четкие этиологические симптомы, их нужно учесть при выборе лечебного средства. Этиология часто является наиболее верным путем к similia.

В реперториуме Kent мы находим данные этиологические симптомы во всех главах при любых нарушениях. В справочнике симптомов М. Dorcsi они сосредоточены в разделе «Психическая и физическая травма». Понятие «травма» трактуется здесь несколько шире: под травмой подразумевают также любое подавление нормального или патологического выделения. Факторы, вызывающие данные процессы, включают в группу «Этиологические факторы». Многие наружные средства, применяемые при кожных болезнях, ингаляторы для лечения насморка, средства от потливости ног, понос, купируемый настойкой опия; многие подавляемые сильно действующими средствами инфекции, менструальные кровотечения, устраняемые выскабливанием или оперативным путем, — это все факторы, которые могут повлечь за собой заболевания. Современная часто сильно действующая терапия должна быть критически осмыслена и из-за ее возможных последствий. Поэтому не стоит обольщаться первоначальным мнимым успехом. В этом убеждался каждый врач, который умеет думать и наблюдать за больными длительное время. Направление пациента от одного специалиста к другому лишает возможности врача наблюдать за больным длительно. Aude Sapere. Имей смелость думать!

Тонко регулируемое динамическое равновесие нашего организма не переносит нарушающих вмешательств. Самые чувствительные часы — грубая машина по сравнению с гармонической организацией нашего тела. Вряд ли мы разрешим часовому мастеру работать молотком и топором! Сомнительная ценность подавляющей терапии оттеняет достоинства гомеотерапии. Она — нежная сила.

«Высшим идеалом лечения является быстрое, мягкое и стойкое восстановление здоровья»

(«Органон», § 2).

Локализация

Жалобы, соотнесенные с местом возникновения каких-либо нарушений, большей частью ведут нас в область клинического диагноза. Локальные симптомы часто патогномоничные. На основании испытания лекарств мы знаем, что многие средства избирательно влияют на определенные органы или ткани либо нарушают специальные функции (тропизм). Органо- и функциотропия многих лекарств выражены довольно четко. Мы уже знакомы с токсическим влиянием ртути на слизистую оболочку полости рта и толстой кишки; Phosphor поражает печень и почки, Bryonia влияет на серозные оболочки. Эти несколько примеров указывают на специфичность действия лекарств на ткани и органы, поэтому на основании определенной локализации жалоб и патогномоничного синдрома можно выбрать специфическое средство. Однако строить терапию только по локальным симптомам нельзя. Конечно, имеются испытанные схемы, ориентированные на выбор лечебного средства на локальные нарушения, но это исключение.[12] При недостатке времени в повседневной практике эти испытанные схемы позволяют экономить время. Мы можем ими пользоваться, однако должны постоянно давать себе отчет в том, что это блиц-гомеопатия. Такой стул неустойчив, он имеет лишь одну ножку.

Пример. Воспаление десен при беременности определенно излечивается при помощи Mercurius solubilis. Боль в правой половине грудной клетки, зависящая от дыхания, хорошо поддается лечению Bryonia alba. Судорогу икроножных мышц устраняют с помощью Cuprum aceticum. Боль в мышцах живота при беременности устраняют посредством Bellis perennis; кокцигодинию — Castor equi.

Наша задача в гомеопатии заключается всегда в изготовлении «костюма на заказ». Готового платья везде хватает в избытке.

Третья заповедь гомеопатии — строгая индивидуализация каждого случая болезни. Классификация только по клиническому диагнозу, как и по локализации боли, неудовлетворительна. Она позволяет проводить в лучшем случае паллиативную терапию. Истинного излечения можно добиться только путем регуляции защитных реакций самого организма. Для этого нужно опираться на совокупность симптомов. Локализация — часть совокупности. Локальный симптом во многих случаях удается дифференцировать глубже и повышать степень его индивидуальности, если ряд местных симптомов находится или проявляет четкую тенденцию к закономерной взаимосвязи друг с другом. Например, большинство средств, тропных к печени и желчному пузырю, имеют правосторонние локальные симптомы: Chelidonium вызывает боль в правой супраорбитальной области и под нижним углом лопатки справа; при назначении Lycopodium температура правой стопы становится выше, чем левой; Lachesis имеет явное отношение к левой половине тела. От пациента часто можно услышать: «Интересно, что все мои неприятности разыгрываются слева: головная боль, воспаление миндалин, боль в руке, воспаление в груди, боль в яичнике» (Lachesis). Или: «Все начинается слева, но болит справа, а затем все болезни переходят влево» (среди прочих Lycopodium, Sulfur).

Иногда наблюдаются перекрестные феномены: сначала болит левая лопатка, а затем правое бедро (Ledum). В реперториуме von Kent иррадиация боли приводится в рубрике: распространение — назначение. Если пациент в анамнезе четко сообщает подобные сведения, можно из большей группы лекарственных средств выделить подходящее при условии, если иррадиация боли не является следствием грубой органической патологии.

Ощущения

Пациент должен как можно точнее охарактеризовать особенности болезненных ощущений. Сила ощущения для оценки симптома особенно важна. Распространенное высказывание «мне плохо» — совершенно недостаточно для суждения о болезни. При наличии боли пациент должен попытаться охарактеризовать ее. Простые необразованные люди часто дают очень яркие определения и сравнения: жжет как огнем, колет как иголкой, стучит так, что я ощущаю удары, нога будто перевязана, боль стреляет как молния. Все симптомы, описываемые словами «как» и «как будто», часто довольно индивидуальны. Данная группа симптомов в литературе называется симптомами сравнения. Описание ощущений в форме «как» и «как будто» имеет большую ценность. Этот способ выражения ощущений свидетельствует о том, что пациент их действительно дифференцирует. Современные интеллектуалы со своим ученым жеманством часто, стесняясь, избегают красочных сравнений.[13]

В наше время сверхинформированный, но полуграмотный в медицинском отношении читатель иллюстрированных журналов приходит к врачу с готовым диагнозом, который он ставит себе сам. Например, «у меня не в порядке кровообращение» или «меня беспокоят мои межпозвонковые диски!». В этом случае необходимо тактично, без заносчивости перевести больного в состояние «безграмотности». Его нужно попросить рассказать о том, что он ощущает и наблюдает, совершенно просто. Индивидуальный феномен, в котором мы нуждаемся при выборе лекарственного средства, — это не сведения начитанного невежды. Нам нужна прежде всего информация об ощущениях, которые возникают у человека. Из предыдущей главы мы уяснили, что локальные симптомы часто ведут к диагнозу. Патогномоничный симптом, однако, малозначим в оценке индивидуального. Представляют ценность ощущения, касающиеся части тела, если они соответствуют требованиям § 153: яркие, особенные, необычные и своеобразные. Ощущения, которые возникают одновременно в различных частях тела или во всем теле, имеют особый вес. Общее рангом выше частного. Живой человек неделим. Только из практических соображений мы рассматриваем ощущения на трех уровнях: психика, интеллект и тело.

Психические симптомы

Психические симптомы имеют наибольшее значение при условии их четкой и правильной оценки. При развитии болезненного процесса психические симптомы чаще опережают соматические. Прежде чем появятся объективные данные, почти всегда ухудшается самочувствие. Изменения в психической сфере довольно рано дают информацию гомеопату для выбора лечения болезненного процесса задолго до того, как появятся функциональные или морфологические нарушения.

От многих матерей мы слышим, что ребенок за 2–3 дня до начала болезни становится несносным, капризным, агрессивным или плаксивым. На этой стадии болезни целесообразны профилактические мероприятия, если, ориентируясь на психические нарушения, удается подобрать подходящее лечебное средство: плаксивый ребенок хорошо реагирует на Pulsatilla; крепкий, сердитый на Nux vomica или Bryonia; тихий, погруженный в себя — на Ignatia; возбудимый, экзальтированный — на Chamomilla; при ночном испуге хорошее средство Aconitum.

В структуре нашего организма прослеживаются определенные уровни. У высокоорганизованных живых существ по мере усложнения организации повышается уровень умственно-психической деятельности. Я сознательно выражаюсь осторожно. Новейшие исследования, проведенные с использованием КЛгНап-фотографии (цит. по P. Tompkins, 1978), доказывают чувствительность и растений (Fechner). Индивидуальная особенность и различия людей наиболее четко проявляются в их умственно-психической сфере. Главное в гомеопатии — это учет индивидуальности. Отсюда проясняется ценность психических симптомов в гомеопатической практике.

В гомеопатических лекарственных пособиях сообщается об изменениях в психической сфере при применении того или иного лекарственного средства. Ганеман в этом вопросе также опередил свое и нынешнее время: термин «психофармакология» лишь недавно вошел в медицинский обиход.

Большому комплексу эмоций страха и тревоги, как составной части человеческого бытия, соответствует действие подходящих лекарств. Психосоматическое воздействие лекарств подтверждает правильность целостного восприятия человека как личности, что для гомеопатии является само собой разумеющимся. Сопутствующие симптомы в соматической сфере порождают чувство страха и тревоги и дифференцируют их. Сопутствующие симптомы со стороны сердечнососудистой системы разграничиваются различным состоянием кровообращения, что внешне проявляется как «красный страх», присущий Belladonna и Aurum; «белый страх», характерный для Veratrum album и Arsenicum album. Или, например, страх перед предстоящим испытанием (экзамены, поездка и т. п.) вызывает понос; страх перед бурей заставляет благоразумных людей в некоторых ситуациях прятаться в погреб (Phosphorus); страх перед животными, особенно собаками, характерен для Tuberculinum; боязнь оставаться одному в детстве присуща Calcium carbonicum, страх одиночества — Arsenicum album.

Все симптомы, которые протекают с обострением инстинкта самосохранения и сопровождаются чувством страха смерти, заслуживают наибольшего внимания. Импульсы к разрушению, самоубийству или самоповреждению, суицидальные мысли, ненависть, злоба, необоснованная ревность, расточительность, скупость, высокомерие, зазнайство или неуверенность в себе — все варианты психических реакций отражают сущность человека. Если они превышают определенную границу терпимого, то приобретают характер болезни, и учитываются при выборе лекарств.

Сны отражают неосознанный страх и желание. Они также часто являются ценными симптомами. Многие функциональные нарушения, которые воспринимаются как чисто телесные болезни, при глубоком рассмотрении являются выражением душевных страданий. Ученики Ганемана были в более счастливом положении, так как все, что было разработано психосоматикой позднее, уже применялось ими в гомеопатической терапии. В «Органоне» §§ 210–230 мы находим современно звучащие строки о психодинамике, и это 150 лет назад!

Перед самым наблюдательным врачом в общении с больным всегда стоит почти криминалистически трудная задача — читать между строк. Многое словами не передашь. За внешней бравадой или экзальтированным поведением, за приступами удушья или ночным недержанием мочи часто скрывается страх. Злость проявляется в желчной колике или язве желудка. В состоянии тревоги мы часто наблюдаем холодные влажные кисти, за запором скрывается недостаточное выделение желчи, страх или заскорузлая скупость. Чувство давней вины большей частью скрывают, и молчание в беседе может сказать больше слов, скупая слеза многое объяснить. Чем больше больной верит врачу, тем правдивее будет его рассказ. При доверительной беседе часто больной сам осознает свое заблуждение. Он готов сбросить маскировку. В поисках «подобного» нам помогают только истинные, но не ложные симптомы. Под маской стоика нужно распознать раздражительность, а под маской любезного и обходительного любимца общества — домашнего тирана. Если бы Вам представился случай наблюдать пациента типа Nux vomica утром в домашней обстановке, а вечером встретить на пирушке, то Вы увидели бы два его совершенно разных «лица». А как, например, безучастная, скрытная, печальная Sepia-девушка неузнаваемо преображается на танцах. Совокупность симптомов указывает на подходящее средство. Это единство симптомов тела и души. Изучение только психической симптоматики при психозе дает возможность поставить диагноз определенной душевной болезни, для которой она патогномонична. Сопутствующая соматическая симптоматика в этих случаях дает возможность дифференцировать психические симптомы при выборе лекарств.

Ганеман советует нам при выборе лекарств («Органон», § 218) точно выявлять и учитывать при психических заболеваниях соматические симптомы, которые предшествуют психическим нарушениям. Для этого иногда приходится прибегать к помощи родственников больных, а также домашнего или семейного врача. «Узкий специалист» должен об этом позаботиться. Без понимания связи между отдельными фактами о происхождении, роде, семье, окружении и профессии нельзя осуществить целостный подход к больным. Врачу-гомеопату изучение социального положения, доскональное уточнение биографии больного помогает в оценке симптомов.

Это касается также интеллектуальной симптоматики (умственные симптомы). Умственная деятельность — продукт врожденной способности и среды — оказывает решающее влияние на наши чувства. Восприятие зависит от степени проникновения в объект. Без мотивации мы не достигаем успехов в учебе. Противоположные тенденции: переоценка или недооценка функций психики и интеллекта затрудняет разграничение каждого фактора в отдельности. Так как «природа» не изучает ни психологию, ни физиологию чувств и всегда выступает как единое целое, то вербальная информация больного тоже исходит из этого единства. Интеллектуально-психические симптомы можно часто выделить только произвольно. Так в реперториуме Kent эти симптомы объединены в одну главу (в немецком издании в рубрике: «Психика»), v. Boenninghausen эту группу разделяет. Он выделяет симптомы, касающиеся восприятия, мышления, памяти, наблюдательности и свободных волевых действий. Описание симптомов у М. Dorcsi аналогично, но в пояснении он хорошо демонстрирует взаимосвязь.

Таким образом, психическим симптомам в гомеопатии придается особое значение. Медицина человека должна основываться на особенностях человека как вида. Анатомия и физиология показывают родство человека с животными, но умственная и психическая деятельность — строго специфичны для человека. Нарушения в умственно-психической сфере часто предшествуют нарушениям функции или структуры органов. Самочувствие меняется раньше, чем появляются объективные данные. Задачей профилактики является лечение нарушений самочувствия. Это предупредит развитие объективных симптомов. Для патогенеза почти всех глубинно действующих лекарств свойственно изменение умственного и психического состояния. Ганеман, проводя испытания лекарств на людях, уже 150 лет назад исследовал их психодинамическое действие.

Чувство страха и тревоги — существенные составные части эмоций человеческой жизни. Они часто выражаются косвенно. Задача врача состоит в том, чтобы разглядеть маски и за кажущимися соматическими нарушениями увидеть страдания души. Психосоматика в гомеопатии — не дань моде. Ганеман разработал практические методы лечения этих нарушений. В «Органоне» он также изложил основные принципы лечения психозов. Симптомы, отражающие изменения в умственной и психической сфере, почти всегда тесно связаны, так что у больных или при проверке лекарств на здоровых они не разделимы. В реперториуме Kent они представлены в единой рубрике: «Характер».

Физические (соматические) симптомы

Локальные и общие симптомы.

В анамнезе больной вначале рассказывает о своих основных жалобах. В наше время плохо то, что душевные недуги мы пытаемся отразить в соматическом лексиконе, т. е. соматизировать духовное. Мы должны учиться внимательно слушать больного. Ведь врач старается выявить основную жалобу в соответствии со своей специальностью, поэтому мы получаем из анамнеза преимущественно локальные симптомы. В большинстве руководств по лекарственной терапии и симптоматологии локальные симптомы большей частью располагаются по схеме голова — ноги. Для поиска отдельных симптомов такое изложение правомочно. Но для учащихся это минус, так как нарушается восприятие целостности организма. Руководство по лекарственной терапии О. Leeser и J. Mezger построено на основе физиологической взаимосвязи. Мы знаем, что локальные симптомы часто помогают в диагностике. Ценность их возрастает, если точно учитывать причину, характер и динамику (полноценный симптом). Это имеет большое значение для выбора необходимого лекарственного средства (в соответствии с рекомендациями § 153). Если больной, жалуясь на боль в суставах, сообщает, что из-за боли он ночью встает и погружает ноги в холодную воду, насторожитесь. Это парадокс! Обычно больной ревматизмом предпочитает тепло. Но природа не считается с теориями или общепризнанными мнениями. Данный больной нуждается в назначении Ledum, Pulsatilla, Guajacum или Apis. Среди этих 4 средств нужно продолжить дальнейшее дифференцирование симптомов.

Дифференцирование возможно только по совокупности симптомов: мы всегда должны видеть человека в целом. Помимо локальных соматический симптомов, мы изучаем симптомы, касающиеся всего организма, это общие симптомы.

Больной говорит: «У меня болят ноги, я быстро мерзну» или: «Я если не ем по часам, то падаю от голода. В животе урчит от голода». Слова «у меня» отражают почти всегда частное, «я» указывает на общее. Язык большей частью довольно точен: без размышлений пациент информирует врача, какие жалобы можно отнести к локальным симптомам, а какие симптомы являются общими. Светлея в лице, он сообщает что всю жизнь с удовольствием ест вареные яйца (Calcium carbonicum), или: «Если я ем что-то жирное, у меня давит в желудке» (Pulsatilla). Отвращение или пристрастие к определенной пище говорят нечто о человеке в целом. Жалобы на состояние желудка, желчного пузыря или кишечника, возникающие после приема пищи, нужно отличать при направленном опросе от этих более инстинктивных отвращений или пристрастий.

Примечание. В «Справочнике симптомов» Kent помещает «Пристрастие или отвращение» в главе «Желудок». Жалобы на тот или иной орган, возникающие после употребления определенных пищевых продуктов, например, боль в области желудка, животе или прямой кишке (запор или понос), помещены в разделах, отражающих органопатологию.

Симптомы и признаки, которые в одинаковой ситуации касаются различных частей тела, можно обозначить как общие симптомы.

Пример. Злостный курильщик сообщает, что его беспокоит жгучая боль в области желудка. Руки и стопы холодные как лед, но иногда согреваются, начинают гореть. У него варикозная язва, в которой появляется сильное жжение, когда он ложится в постель. Охлаждение стоп уменьшает страдания.

Каждый отдельный симптом как локальное явление не столь информативен, но при суммировании образуется общий симптом, подобный патогенезу Secale cornutum. Ни одно средство не вызывает столь четкого жгучего болевого ощущения при холодной коже, усиливающегося в тепле и ослабевающего на холоде.

Нашего внимания заслуживают еще две группы важных общих симптомов: сексуальность и характер сна. Тесное переплетение психосоматического в них существенно отличает человека от животных. Одно только это доказывает ценность указанных симптомов. Старая пословица: «Хорошо спит тот, в ком совесть чиста», — отражает зависимость качества сна от психических факторов. Большая часть депрессий проявляется в нарушениях сна, засыпания, пробуждения. Поспешное назначение снотворного, практикуемое, к сожалению, многими врачами, — примитивнейший прием во избежание труднейшей задачи — думать! Гомеопат в этой ситуации оказывается на высоте благодаря тому, что он вынужден подбирать лекарственные средства путем тщательного изучения анамнеза. Он включает нарушения сна и сновидения в комплекс полноценных симптомов и расценивает их как персональный индикатор при выборе лекарств.

Положение во сне — тоже важная группа симптомов: руки под головой (Pulsatilla); предпочитаемая сторона, например, не может лежать на левом боку (Phosphor); предпочитает спать на животе (Thuja, Medorrhinum); твердая подушка под крестцом (например, Natrium muriaticum). Пробуждение в определенный час ночи типично для некоторых средств, особенно если оно связано с определенными ощущениями. Современные исследования биоритмики (Forsgren) подтверждают выдающуюся наблюдательность Ганемана и его учеников. Временные феномены действия лекарств отчасти можно объяснить сейчас биоритмическими подъемами и спадами. Сон и бодрствование как биоритмические процессы зависят от многих факторов и могут нарушаться различными факторами. В протоколах испытания лекарств часто находят много указаний на нарушение сна. В справочнике симптомов даются рекомендации по времени приема лекарственных средств. По этому вопросу мы должны штудировать главы «Сон» и «Модальности».

В книге Erbe — Kent общие модальности описаны в главе «Общее» в алфавитном порядке, в англоязычной литературе — в главе «Генеральное», у Keller, Kiinzli модальности, присущие всем людям, собраны в отдельной главе.

Сны и часто повторяющиеся переживания во сне дают многообразный материал для поиска средства лечения. Многообразный прежде всего потому, что во всех психологических школах интерпретируют и толкуют их по-разному. Многое противоречиво и сомнительно. Только опытные врачи могут решаться на толкование. Гомеопатия отдает предпочтение знаниям, полученным при испытаниях лекарств. В реперториуме Кента в главе «Сон» изложены переживания во сне и соответствующие лекарственные средства — богатый материал о явных и скрытых сторонах души.

Голод и любовь. Вполне понятно, что в этой области зарождаются многие индивидуальные симптомы. Если пациент сам не рассказывает о сексуальных проблемах, нужно подождать до тех пор, пока у него не возникнет доверие к Вам. Чем дружелюбнее атмосфера общения больного с врачом, тем честнее и откровеннее будет разговор. Истинные симптомы (в гомеопатическом смысле) удается получить только убедившись в скрытности или доверительности больного. Иной врач не умеет беседовать с пациентами. Он слишком тороплив, прямолинеен, возможно, даже не уверен в себе. Откровенный рассказ пациента об интимной жизни — это термометр климата общения пациента и врача. При хорошем контакте больной сообщает врачу о сексуальных наклонностях и воздержании, о фригидности и импотенции, о преждевременном семяизвержении или слабом оргазме. Возможно откровенное признание даже в половых извращениях: гомосексуализме, эксгибиционизме, нимфомании, частой смене половых партнеров. Само собой разумеется, что гомеопат эти симптомы воспринимает без моральной оценки. Мы должны не судить, а помогать, когда помощь необходима. В общей картине болезни эти симптомы относятся к глубочайшему уровню личностных особенностей.

У женщин нас должен интересовать менструальный цикл: частота, длительность, сила, характер и наличие menses. Беременность и роды, кормление грудью, изменения и боль в молочных железах, выделения, климактерические явления — все важно. Эти симптомы почти всегда относят к рангу общих симптомов, если даже на первый взгляд они воспринимаются как местные. Мы должны избавиться от местной терапии узкими специалистами, ведущими борьбу с бактериями и грибами, применяющими прижигания и выскабливания, инстилляции и промывания. Мы должны избавиться от механистического мышления эрзац-инженерии. Мы должны разглядеть в человеке нетронутую природу, снова увидеть и понять, что на плохой почве растут сорные травы. «Почва есть все», — писал Клод Бернар. Мы призваны для того, чтобы найти гомеопатические лекарства, которые в состоянии влиять на основу, изменить «почву». Психосоматические соотношения в половой сфере, отдаленные влияния на нее других органических или функциональных нарушений и раздражения, исходящие из мочевого пузыря и кишечника, должны быть приняты во внимание. Помните всегда о переохлаждении стоп и поясницы, которое часто обусловливает заболевания органов малого таза, почек и мочевого пузыря. Короткая одежда и модные джинсы при нашем климате подходят не для любого времени года. У нас же зимой можно встретить модника, который одеждой конкурирует с жителями южных островов.

Модальности (условия)

Гомеопатическая терапия основана на строгой индивидуализации каждого случая болезни. Пиджак на заказ, пошитый у хорошего портного, сидит как влитой. Так должна быть скроена наша терапия. Только в таком случае лекарство будет similia. Гомеопатия может претендовать на право считаться первой и единственной индивидуальной терапией (если исключить психотерапию и акупунктуру). По своей широте и полноте она превосходит все другие методы лечения. Она учитывает единство тела и души. Индивидуализация означает практически исследование всех условий развития симптомов и признаков болезни. Эти условия в мировой гомеопатической литературе обозначаются как модальности.

Модальности — это сведения о том: 1) вследствие чего и когда симптомы и признаки усиливаются или ослабевают; 2) вследствие чего и когда симптомы и признаки появляются и изменяются.

Модальности относятся к полноценным симптомам. Без модальностей мы лишены возможности найти в группе лекарственных веществ гомеопатически подходящее лечебное средство. Пожалуйста, запомните эти слова! Модальности вы получите путем сбора целенаправленного анамнеза и наблюдения.

Временной параметр — первая модальность, которую больной сообщает спонтанно. Болезнь — это процесс. Она развивается во времени, от незаметных изменений самочувствия до грубых нарушений. Во времени меняется и картина жалоб.

При подборе лекарственного средства мы должны ответить на два существенных анамнестических вопроса: когда появились эти жалобы и когда пациент чувствует себя лучше или хуже?

Ответ на первый вопрос будет пустым и стерильным, если будет указана лишь дата, поэтому я советую задать дополнительный вопрос: «Что было тогда? Что Вы пережили в тот момент: болезнь, перемену профессии или места жительства; огорчения, заботы?». Время возникновения и причина этих нарушений — существенное дополнение, если речь идет о соизмеримом отрезке времени.

Современная философия[14] показывает в соответствии с ядерной физикой (Werner Heisenberg), что время не только количественная, но и качественная категория. Соответственно временные модальности имеют значение только как мера подъема и спада в жизненном ритме наших больных. Мы не должны забывать однако, что этот ритм связан с движением (приливы и отливы) моря и земли и так называемым космическим ритмом.[15]

Ответ на второй вопрос очень важен для гомеотерапии и права ее существования как науки. Удивительно, как результаты современных исследований биоритмов, например работы Forsgrenz о фазах обмена веществ, согласуются с нашими результатами испытания лекарств, изложенными в работах «О модальности времени», «Время для лекарств».[16] Ide модальности времени сосредоточил в отдельном реперториуме.

Существуют также параллели с положениями классической китайской медицины о максимальной и минимальной активности энергетического обмена органов в течение суток.

«Органные часы» (Stiefvater) важны не только для акупунктуры, но и для лекарственной терапии. Опыт и наблюдения врачей старой высокой культуры Китая подтверждаются вновь. Картина действия многих лекарств отражает влияние суточного биоритма. Это следует из представленного ниже обзора и рис.

Время ухудшения состояния и биоритмика





Разумеется, сведения о времени появления тех или иных симптомов должны быть подкреплены другими ведущими симптомами и модальностями этого лекарственного средства. Коли пациент просыпается в 3 ч, затем несколько часов не может уснуть, засыпает на рассвете и встает раздраженным и сердитым, то такая периодичность во времени от пробуждения ко сну и снова к пробуждению с плохим настроением поутру является определенным показанием для Nux vomica. Если пациент сообщает, что по началу возникновения боли в лице он может проверять часы, мы думаем о Cedron. Думать — это значит искать другие ведущие симптомы для данного средства или назначать его лишь после подтверждения подобия.

К модальности «время» относят также другие космические ритмы: каждую весну (ЕК 1350; КК I 500); только зимой (ЕК 1415, КК I 529) при восходе солнца, при полнолунии. Какой-нибудь премудрый Medicus, конечно, усмехнется, когда услышит о таких старомодных предрассудках, что лунные фазы могут оказать влияние на больного человека. Однако колебания уровня моря до нескольких метров в зависимости от фаз луны не вызывают ни у кого сомнения. Феномен есть и остается феноменом независимо от того, поддается он объяснению или нет. Многие временные феномены физиологически объяснимы, многие требуют изучения. Ценность представляет все, что помогает поиску индивидуального лекарства и исцелению.

Физические воздействия по-разному переносятся даже здоровыми людьми. Больные имеют повышенную чувствительность: один зябнет при легком дуновении ветерка (Hepar sulfuris, Nux vomica), другой становится у открытого окна и наслаждается холодным воздухом (Iodum, Apis, Lachesis). Некоторые люди могут спокойно лежать на солнцепеке, другие «совсем дуреют», если солнце нагревает голову (Glonoinum, Belladonna, Phosphor). В некоторых семьях идет постоянная война: отец мерзнет и закрывает окна (например, Nux vomica), матери всегда жарко и она распахивает окна и двери, в противном случае она чувствует себя как в тюрьме (например, Lachesis), дочь натягивает на себя две кофты и включает обогреватель (например, Pulsatilla), сын сидит в легкой рубашке рядом и дискутирует, как изменить такую жизнь (например, Sulfur).

При назначении местных средств также нужно учитывать личностные модальности, если это желательно для больного. При боли в животе одному часто помогает теплый компресс на живот (например, Colocynthis), другой отказывается от тепла (например, Bryonia). Некоторые врачи поступают всегда стереотипно, назначая всем тепло или холод. Неосознанно они предпочитают дать большей частью такую рекомендацию, которая соответствует их собственной модальности: «сульфурики» увлекаются холодом, «карбоники» — теплом (Calcium carbonicum, Kalium carbonicum). Гомеопат подбирает индивидуальную терапию без предубеждения. Он помнит заповедь: у каждого свой вкус.

Временные симптомы суточного ритма Sulfup.

Временные симптомы суточного ритма Lycopodium.

Конечно, сон в холодной комнате при открытых окнах полезен, у некоторых уменьшается кашель и насморк (например, Coccus cacti). Другие, напротив, чувствуют себя хуже (Bromum, Causticum, Rumex).

Некоторые люди даже в теплую погоду носят головной убор (например, Hepar, Silicea, Psorinum), другие даже в суровую зиму ходят с непокрытой головой (Lycopodium, Phosphor, Iodum).

То, что перемена погоды положительно или отрицательно влияет на самочувствие, само собой разумеющийся факт. Однако необходимость учета этого при выборе лекарственных средств не общепризнана. В первую очередь мы должны учитывать модальности влияния погоды и температуры при хронических болезнях, так как их индивидуальная симптоматика часто бывает скудной.

От многих людей приходится слышать, что на море или в горах они чувствуют себя лучше, а пребывание вблизи озер или рек ухудшает состояние. Эти модальности нужно иметь в виду при выборе назначений. У К.К Kent мы находим нужные средства в главе модальности. Например, улучшение или ухудшение состояния на море см. в разделе «Воздух, морской воздух на побережье» (I, 511). Эти детали, представленные в ЕК в разделе «Общие данные», 1366, можно учитывать при лечении больных бронхиальной астмой, так как астма является в большей мере общим, нежели локальным заболеванием. В справочнике симптомов Dorcsi эти модальности представлены в разделе: воздух высокогорья и морей.

Примечание. Имеется два варианта перевода на немецкий язык книги Kent. Я обозначаю здесь сокращенно книгу Erbe — Kent (издательство Гиппократа) ЕК, а книгу Keller — Ktintzli — Kent (издательство Хауг) — КК.

Физиологические влияния также обусловливают индивидуальность многих симптомов. Некоторые больные с ревматическими заболеваниями чувствуют себя лучше в абсолютном покое (например, Bryonia), другие должны двигаться (Rhus tox.). При приступе бронхиальной астмы большинство больных сидят в постели, упираясь руками о колени (например, Kalium carbonicum), но некоторые лежат чуть ли не на животе, опустив голову вниз (Medorrhinum). При оценке жалоб нужно тщательно анализировать их зависимость от смены места, положения, покоя и движения, сгибания и поворотов туловища или движения отдельных конечностей.

Функции желудка, кишечника, почек, потоотделение, кровотечение, сон, половые функции, включая менструации, усиливают или ослабляют многие симптомы. Функции органов чувств: зрение, слух, обоняние, вкус, тактильная чувствительность модифицируют ряд жалоб.

Пример. Жгучая боль в желудке уменьшается после еды (среди прочих Graphites); или больной чувствует себя лучше при запоре (Calcium carbonicum); или сверлящая головная боль усиливается после еды (Calcium phosphoricum); или головная боль уменьшается после обильного мочеотделения (Gelsemium, Kalmia).

Психические факторы, разумеется, моделируют многие симптомы. У некоторых больных даже мысль о болезни приводит к усилению расстройств (Acidum oxalicum). Страх и тревога, радость и печаль, раздражение и гнев усиливают ряд болезненных проявлений. Например, головокружение при страхе (среди прочих Causticum), при умственном напряжении (Natrium carbonicum, Natrium muriaticum, Nux vomica); бессонница после приятного известия (Coffea), головная боль при печальном известии (среди прочих Ignatia).

К полноценным симптомам наряду с этиологией, временем и местом ощущений относятся также модальности.

5. Перечень наиболее частых модальностей

1. Время. Час, время дня, время года, период жизни (грудной, детство, зрелый, старость), начало болезни (внезапное, медленное постепенное), продолжительность, стихание жалоб (быстрое, постепенное), периодичность (регулярные обострения — каждые 1–2, 7, 14 дней, каждую весну), время суток (на восходе солнца, в сумерки, в полночь), зависимость от лунных периодов (полнолуние, новолуние).

2. Физические факторы. Тепло: температура окружающего воздуха, температура помещения, тепловое излучение солнца, печи, тепло постели, стремление согреться или, наоборот, одеться либо раздеться, покрыть голову, влияние сухого или влажного тепла, температура воды при купании.

Холод: окружающего пространства, помещения. Предпочтение теплой или легкой одежды, сквозняки, сухой или влажный холод, привычка раскрываться в постели, высовывать ноги из-под одеяла.

Погода: изменение самочувствия перед или во время изменения погоды, при переходе от тепла к холоду и от холода к теплу, во время дождя, ветра, бури, ясную или пасмурную погоду, фен, туман.

Место: море, горы, равнина. Пребывание у реки, озера, во влажной низине. Погреб — высотный дом. В помещении, на улице, при скоплении людей, в магазине, церкви, на узкой улице, на мосту.

3. Физиологические условия. Осанка и положение тела днем, ночью (спит вытянувшись, согнувшись; положение лежа, сидя, стоя). Положение в постели (на правом боку, левом боку, на спине, на животе, руки за головой, высокое или низкое изголовье, коленно-локтевое положение). Качание, катание.

Покой — движение. Ходит быстро или медленно: бег, ходьба по лестнице вверх и вниз. Езда (поезд, автомобиль, самолет, пароход). Для детей: стремится остаться на руках или идти. Физические перегрузки. Функция органов чувств: свет, шум, музыка, обоняние, вкусовые ощущения.

Осязание — глубокая чувствительность (стремление растирать больное место или ухудшение после массажа, тактильная чувствительность). Реакция на давление: улучшение или усиление боли. Реакция на вибрацию.

Функция органов пищеварения: прием пищи (еда — питье, голод— жажда). Количество и качество пищи (много — мало, горячая — холодная, жирная или постная, сладкая, кислая, соленая), еда в спешке, как попало, реакция на определенную пищу. Выделения: до, во время; после отхождения стула; при запоре, поносе, отрыжке, рвоте; при поперхивании жидкостью, урчании, вздутии. Функция желчного пузыря и почек: до, во время, после мочеиспускания, при олигурии, при полиурии.

Секреты: до, в течение, после потоотделения, свойство пота. Прочие выделения кожи. Секреция других желез: нормальная, патологическая (слезы, слизь из носа, рта, зева, бронхов, половых органов, заднего прохода), кровотечение нормальное или патологическое (из матки, носа, ушей, полости рта, заднего прохода).

Сон: время, продолжительность, глубина. Самочувствие при засыпании, пробуждении: положение во время сна. Функция сексуальная: до, в течение и после менструации, при обильных и скудных менструациях, до, в течение и после совокупления, воздержание, эксцессы.

4. Психические факторы. Состояние при мыслях о болезни, при страхе, тревоге, радости, печали, раздражении, гневе, испуге, болезни, унижении.

V. Клиническое наблюдение в гомеопатической практике

-

Клиническое наблюдение в гомеопатической практике включает


Условия для сбора хорошего анамнеза: покой, время, терпение, объективность, внимательность.

Методы сбора анамнеза: вначале пациент должен спонтанно выразить свои жалобы и ощущения, которые уточняются и дополняются благодаря гибкой беседе врача. Задача этих двух составных частей анамнеза заключается в том, чтобы выявить полноценные симптомы (этиология, локализация, ощущение, модальность). Чтобы получить представление о совокупности симптомов, проводят непрямой опрос.

При хронических заболеваниях необходимо собрать биографический анамнез для выявления конституциональной отягощенности. Сбор анамнеза при помощи анкеты (опросника) основателен и экономит время, но зависит от ситуации и установки врача.

Признаки и симптомы болезни — наш материал для гомеопатического подбора лекарств. Из предыдущей главы мы поняли значение оценки и многообразие материала. Следующий этап, которому будет посвящена эта глава, подготовит нас к встрече с больным. Это искусство, которым нужно овладеть. Искусство и навык не должны быть в противоречии: дело требует души и ума.

Встреча с больным — это контакт врача и больного, не полубога в белом и глупого маленького больного человека, а двух равноценных лиц!

Гомеопатическое клиническое наблюдение удается только тогда, когда оно выявляет истинные симптомы, т. е. индивидуальные особенности течения заболевания у больного. Залогом успеха в этом случае является хороший контакт врача и пациента, чего требует и психотерапия. Чтобы добиться этого, нужны покой, время и терпение. Тогда у пациента появится доверие, а врач получит правильное представление о больном. На этой основе анамнез и исследование служат не только диагностике, но и лечению.

1. Цели

Общие цели клинического исследования согласуются с целями школьной медицины нашего времени: постановка диагноза болезни (по возможности), определение и оценка прогноза, составление плана лечения.

При планировании лечения гомеопат решает вопрос, можно ли ограничиться только одними гомеопатическими лекарственными средствами или требуются дополнительные или другие методы лечения: хирургические, диетические, лечебная физкультура, неотложная терапия, заместительная, компенсирующая, неврологическая помощь, хиропрактика, акупунктура. Если показана гомеопатическая терапия, то начинается наша специфическая работа: поиск подходящего лекарства.

2. Методы

Этой цели служит гомеопатический анамнез, который дополняет и углубляет основной анамнез. В «Органоне» в §§ 83—104 представлены основные принципы «индивидуализированной оценки случая болезни». Каждый должен сам прочитать подлинник и обдумать это. Ничего лучшего в медицинской литературе по этому вопросу нет!

Я остановлюсь на существенных положениях. Вначале Ганеман требует от врача «объективности и здравого смысла, внимания при наблюдении за больным и точности при описании картины болезни» (§ 83).

Предвзятость — вот тот подводный риф, о который разбивается корабль современного врача, получившего естественнонаучное образование, и «сверхпросвещенного пациента».

Симптомы болезни — это феномены, которые мы должны оценивать беспристрастно. Недопустимо как пренебрежение к диагнозу, с которым явился больной, захватив с собой рентгеновские снимки, заключения специалистов и прочие сведения, так и самонадеянность, поспешное назначение лечения по первому впечатлению или по ведущему симптому. Установка на диагноз и ориентация на лекарственный тип — признаки предвзятого подхода.

Для сравнения. Судья должен быть беспристрастен. Предвзятое отношение к подсудимому недопустимо, даже если у того немало проступков и если он выглядит как злодей. Он определяет виновность подсудимого только на основании показаний свидетелей или улик.

Эти улики мы получаем при внимательном наблюдении за больным. Свидетельские показания дает нам сам пациент. Однако ему нужно предоставить право высказаться. «По возможности слушайте внимательно больного и не прерывайте его, если он не отклоняется от основного и не начинает сообщать второстепенные детали…». «Когда мы перебиваем, нарушается ход мысли рассказчика, и он уже не может сказать всего того, что хотел рассказать вначале» (§ 84 со сноской).

При продолжительной болезни со многими симптомами необходимо анамнез фиксировать письменно или на магнитофонной ленте. В острых случаях при хорошей памяти врача это не всегда требуется. «По мере получения фактов от больных или родственников врач получает возможность классифицировать симптомы по их значимости. Таким образом, врач может дополнить свое первое впечатление о болезни и прояснить непонятное» («Органон», § 85).

Первая часть анамнеза состоит из спонтанного рассказа больного. Он включает основные жалобы, общие анамнестические данные, которые помогают поставить диагноз, и индивидуальные симптомы. Из главы «Гомеопатическая симптоматология» мы знаем, насколько разнообразными бывают симптомы. Нужно хорошо слушать все тривиальное и само собой разумеющееся, не записывая поначалу из-за недостатка времени. Но внимание! Иногда среди кажущегося банального встречается нечто значительное. Навострите ушки, когда в однообразном встретится что-то особенное, неожиданное, возможно даже парадоксальное (вспомните о больном ревматизмом, который держит свои больные ноги в холодной воде). Воспринимайте спонтанный рассказ пациента как чистый феномен: не предвзято и внимательно. Наблюдайте больного не сверля его взглядом, как прокурор. Мимолетное покраснение, легкий жест и даже молчание — как многое они могут поведать! Или как многое может скрыть фонтан красноречия. Часто только нюансы раскрывают истинный смысл сказанного. Они помогают распознать авантюриста, разобраться, с чем вы имеете дело: органическим или функциональным нарушением либо душевной болезнью.

После спонтанного рассказа больного мы начинаем направленный опрос. В § 87 сказано так: «Врач должен получить более точное определение для какого-либо проявления болезни, так задавая вопрос больному, чтобы не вкладывать сразу ответ в его уста, и чтобы больной не мог отвечать только бесцветными — да или нет, иначе врач рискует получить искаженную картину болезни и ошибиться в выборе рациональной терапии». К этому следует добавить: «Врач не должен спрашивать, например, так: не было ли того или иного факта, невольно побуждая больного к неправильному ответу. Нельзя довольствоваться данными, полученными благодаря внушению».

Однако мы должны стремиться к цели получить полноценный симптом. Осторожно, но последовательно мы задаем следующие вопросы: лечение, по какому поводу, чем? Какой фактор вызвал болезнь?

Этиология. Например, ранение, охлаждение, раздражение, нарушение диеты.

Место болезненных ощущений, боль. Что? Как?

Характер болезненных проявлений, чувствительность, ощущения. Пример: язва слизистой оболочки со жгучей болью. Когда? Что приносит облегчение или ухудшение?

Время или условия улучшения или ухудшения болезненных проявлений. Например: усиление боли при сильном ветре.

Многие ошибки, допускаемые даже обученными врачами, побуждают меня настойчиво повторять: правильный выбор лекарств возможен только при условии получения полноценных симптомов.

Непрямой опрос.

При острых или местно ограниченных заболеваниях большей частью достаточно спонтанного анамнеза, который врач уточняет наводящими вопросами. При длительных хронических болезнях этого мало. Давайте вспомним о совокупности симптомов! Ганеман пишет: «Если в добровольно даваемых сведениях больной не сообщает о состоянии некоторых частей или функций организма или своем настроении, то врач просит больного в обычных выражениях вспомнить и рассказать об этом подробнее, но не вынуждает больного делать это специально» (§ 88). Здесь Ганеман напоминает еще раз, что суггестивных вопросов нужно избегать и употреблять в беседе с больным «общие выражения».

Порядок вопросов варьирует в зависимости от привычки врача и конкретного случая болезни. Каждый должен для себя разработать определенную схему, которую он должен хорошо помнить, иначе в беседе с больным можно забыть задать какой-либо существенный вопрос. Если основная схема ясна, ее можно приспосабливать к каждому отдельному случаю, т. е. индивидуализировать!

Из практических соображений рекомендуется расспрашивать о жалобах по отдельным органам в таком порядке: голова — ноги. Большая часть справочников симптомов и руководств по лекарственным препаратам составлена именно так. Чтобы получить картину состояния организма в целом, переходят к общим симптомам. Далее выясняют модальности. Локальные и общие модальности могут противоречить друг другу, например Arsen- пациенты, отличающиеся зябкостью, не любят кутать голову.

В последнюю очередь задают вопросы, позволяющие выявить психические симптомы, хотя они наиболее важны. Многие из них удается получить при сборе анамнеза, из основной симптоматики и наблюдения за больным. «Все вопросы, касающиеся психической симптоматики, должны быть особенно обдуманными, требуют такта, знания людей и большого терпения» (§ 98). Прямых вопросов здесь следует избегать, иначе больной может скрыть правду. Спросите 10 мужчин, испытывали ли они страх, и я могу поспорить, что 8 из них дадут отрицательный ответ. Если задавать завуалированные вопросы, то шансы получить правдивый ответ увеличатся. Например: «Бывают в жизни случаи даже у взрослых людей, когда они боятся темноты (или страшатся непогоды, высоты, собак, больших животных и т. п.). Наблюдали ли Вы когда-нибудь такое?». Или другой пример: «Иногда у человека бывает настроение покончить с жизнью. Вам понятно такое состояние?». Или: «Сегодня я был на концерте. Одна женщина, сидевшая рядом, начала тихо плакать. На нее, наверное, подействовала музыка?». На такие непрямые вопросы вы быстро получите утвердительный или отрицательный ответ. (Симптом: «Плачет, слушая музыку» свойствен патогенезу Natrium carbonicum, Natrium sulfuricum, Graphites и некоторых других средств; ЕК 96, КК I 146).

Не забывайте также, что психическая симптоматика меняется в зависимости от времени дня, года. Так, у некоторых людей наблюдается депрессивное состояние в утренние часы, а вечером они взбадриваются (например, Lachesis). Вспомните об этом, если на вечернем приеме больной кажется возбужденным. Его можно спросить: «Вы сегодня здесь несколько возбуждены, а как оцениваете свое состояние утром?». Или: «Вы нам сообщили, что зимой Ваши нервы причиняют Вам мало забот. У некоторых людей весной и осенью с нервами бывает не столь хорошо?».

О бесчестных и постыдных побуждениях, попытках к самоубийству, глубоких переживаниях, ревности, гневе, ненависти, зависти, высокомерии, разрушительных импульсах можно узнать только благодаря «счастливой постановке вопроса» (сноска к § 93). Почти все токсикоманы, алкоголики, больные сифилисом говорят неправду. Терпите это представление, не разыгрывайте из себя миссионера, который сражается за истину. Смотрите, если возможно, одновременно в глаза и на уста рассказывающего. Ни один человек не может в одно и то же время совместно владеть своими взглядом и речью. Подсознательное переигрывает сознание.

Каждый врач должен быть физиогномистом. Прежде, чем больного поставить за рентгеновский экран, важно обратить внимание на физиогномические признаки. Инструментальное исследование не может заменить клинического изучения больного. Всему свое время. Вначале следует осмотреть, а затем «просветить». Неизвестно, что в иных случаях глубже проникает, глаз или луч! Мой личный опыт, труды К. Huter (1957) подтверждают ценность физиогномии.

По существу, все сказанное больным нужно принимать за истину. Предубеждения не должно быть. Даже жалобы агграванта мы должны воспринимать как истинные. «Чистое сочинение о приступах и расстройствах никогда не встретишь у ипохондриков и симулянтов… Выслушивая преувеличения, нужно делать скидку на чрезмерную чувствительность и оценивать, насколько их красочные выражения отражают степень страдания и являются ли важным симптомом в ряду прочих, составляющих симптоматику болезни. У безумных или злостных сочинителей болезней все обстоит по-другому» (частичное примечание к § 96).

Злостные «сочинители болезней» встречаются редко. У них часто бывает вполне определенный мотив: корысть. Социальная помощь в государствах нашего времени нередко создает условия для формирования и процветания таких паразитов. Гомеопатическая Materia Medica содержит сведения по распознаванию и таких психических симптомов. Примечательно, что ряд симптомов; уклонение от умственной работы, лживость, леность (ЕК 8, 23, 71; КК I 11,1 34. I 105) в 30 раз длиннее, чем ряд «усердие» (ЕК 25, КК I 36). Философ смог бы из этого сделать вывод, что лживость — это норма.

«Человек — это общественное животное». Анамнез психических симптомов мы должны изучать в единстве с семьей, родственниками, народом, государством, трудовым коллективом и прочими социальными факторами. Из рассказа больного это не всегда проясняется, поэтому мы должны восполнить пробел путем наблюдения или непрямого опроса. Больной человек как активная личность проявляет свою индивидуальность в чрезмерных требованиях (например, не может оставаться один) или крайнем негативизме, например, не хочет беседовать (ЕК 2, КК I 2). Частичный аспект межчеловеческих отношений можно наблюдать уже в комнате ожидания при приветствии, в жестах, разговоре. При оценке коммуникабельности мы должны учитывать два основных типа: интровертированные личности (часто тонкие, бледные с холодной кожей люди) и экстравертированные (часто гиперстеники с горячей гиперемированной кожей). Между ними возможны индивидуальные переходные варианты. Все возможные отклонения в этом плане расцениваются как ценный симптом только тогда, когда они превышают определенную границу нормы. Типологические различия становятся важными симптомами в зависимости от их интенсивности и различий в прошлом и настоящем: человеконенавистничество, страх общения с людьми, нежелание вступать в брак, иметь собственных детей, ненависть, садистские наклонности (ЕК 71, КК I 104). Спонтанный рассказ больного, целенаправленный и непрямой опрос дадут хорошее представление о настоящей жизни больного (поперечный срез).

Биографический анамнез.

Нас должен интересовать также биографический продольный срез. Как все происходило. Каково предрасположение, какая конституциональная слабость, какие привходящие факторы воздействовали на почву, почему данный человек заболел именно этой болезнью, а не какой-либо другой. Об этом нам дает информацию семейный анамнез, история жизни самого больного с перенесенными заболеваниями, лечением (подавление?), прививками.

Прочие факты служат для оценки общности симптомов.

Я сознательно обсуждаю биографический анамнез в конце главы, так как обычно принято семейный анамнез и историю заболевания выяснять в самом начале беседы с больным. К сожалению, часто они бывают очень краткими и обозначаются лаконично «без особенностей» (б/о).

Гомеопатия служит для определения индивидуальных лекарственных средств всех феноменов: настоящего и прошлого. При хронических заболеваниях часто важны симптомы, которые предшествовали настоящему состоянию. Патологоанатомические повреждения являются конечным результатом нарушения динамического соотношения между болезнетворными факторами, автономной регуляцией и тенденциями к самоизлечению самого организма. Чтобы добиться исцеления, нужно опираться на индивидуальные симптомы, но не на те, которые обусловлены анатомическими нарушениями (объемным процессом, например). В «выжженной» конечной стадии заболевания находят мало индивидуальных симптомов. Если вообще реально возложение надежд на исцеление через паллиативное облегчение органотропными средствами, то при поиске лекарственного средства необходимо учитывать симптомы, наблюдавшиеся ранее. Для этого мы нуждаемся в ценных общих и психических симптомах и их модальностях.

Таким образом, в гомеопатическом клиническом наблюдении большую роль играет анамнез.

Рекомендации по непрямому опросу

Первый круг вопросов: местно ограниченные симптомы — локальные симптомы по схеме: голова — ноги.

Голова: волосы, цвет лица, глаза, нос, уши, рот, полость рта, зубы, язык, миндалины, функции органов чувств: зрения, слуха, обоняния, вкуса. Головная боль.

Шея: наружный осмотр, внутренний осмотр (зев). Глотка, голос, зоб. Трахея.

Грудь: грудная клетка, сердце, молочные железы, пищевод. Легкие — дыхание, бронхи, кашель.

Живот: желудок, боль в области желудка, отрыжка, изжога, непереносимость пищевых продуктов, отвращение к некоторым продуктам питания (см. Общие симптомы). Брюшная полость. Прямая кишка, стул.

Спина: затылок, позвоночник.

Конечности: плечевой пояс, тазовый пояс, ноги.

Мочевой пузырь, почки. Воспаление, мочеиспускание, боль. Диурез.

Половые органы: половой член, яички, предстательная железа, выделения. Вульва, матка, яичники. Бели.

Второй круг вопросов: явления, присущие человеку в целом — общие симптомы.

Питание: аппетит, пристрастие или отвращение к определенным напиткам или продуктам.

Водный баланс: жажда, потоотделение, отеки.

Сон: бессонница, глубина сна, ощущение отдыха после сна, положение тела во время сна. Сновидения.

Кожа: воспалительные изменения, сыпь, бородавки, рубцы, татуировка, опухоли.

Головокружение.

Модальности, влияющие на человека в целом (см. главу IV): время (час, время года, солнце, луна); физические условия (тепло, холод, погода, место); физиологические условия (положение, состояние, покой, движение). Функция органов чувств (свет, шум, обоняние, тактильная чувствительность). Выделения: секреты, экскреты.

Ум и характер: интеллект, память; настроение (ровное, экзальтированное, приветливое, печальное); раздражение, гнев, ненависть, зависть, скупость, высокомерие, разрушительные импульсы в отношении вещей, людей, себя. Отношение к признанию, утешению. Страх, тревога, фантазии, бредовые идеи.

Половая функция и сексуальность: повышение влечения, холодность, амбивалентность; потенция, оргазм, противоестественные наклонности. Менструация (цикличность, продолжительность, количество, цвет, свойства), изменения в состоянии до, в течение и после менструации. Боль. Роды, лактация.

Третий круг непрямых вопросов: динамика болезни, биографический анамнез, семья (болезни и подверженность болезням родителей, братьев и сестер; причина смерти, наследственные заболевания; заболевания, перенесенные в детстве, переживания детства, разочарования, страх и пр., более поздние заболевания, лечение (медикаменты, подавление симптомов болезни, прививки).

Операции, травмы.

Подверженность болезням: конституция, диатез. Удары судьбы, потери, унижение, огорчения. Профессия и производственные вредности, удовлетворенность профессией.

Отношение к окружению: родителям, братьям, сестрам, жене, детям, другим людям.

3. Опросник как вспомогательное средство при изучении клинической картины болезни

Анамнез, непосредственно собираемый врачом, требует много времени, но при этом человек воспринимается в целом: зрительно, слухом, обонянием. Все органы чувств являются чувствительными антеннами, которые усиливают значение слов пациента или отвергают их. Тем не менее опросник тоже представляет ценность, хотя дает менее полную информацию. Он помогает экономить время. Я полагаю, что ценность непосредственного опроса или пользование анкетой определяется преимущественно конкретной ситуацией, индивидуальными особенностями пациента и врача. При работе с чувствительными людьми врач, пользующийся опросником, лишается представления об их эмоциональной сфере, которое можно получить только при непосредственном общении с людьми. Врачи, настроенные в своей работе на «слово», из опросника более четко выделяют ведущий синдром, так как неточность выражений, жесты и противоречия высказываний могут его дезориентировать. Это мнение, конечно, нельзя считать категорическим.

Существуют опросники, например, J. Т. Kent, О. Eichelberger, Vogeli. Они имеют свои преимущества и недостатки. Разумеется, правильно отвечать на вопросы может только относительно интеллигентный, заинтересованный в истине и содружественной работе с врачом больной.

4. Затраты времени на клиническое исследование

Беречь время в наши дни необходимо в любой практике. Опытные специалисты работают быстрее, чем начинающие; каждый отдельный случай болезни требует больше или меньше времени, поэтому определение точного количества времени невозможно. Первая консультация больного, страдающего хроническим заболеванием, занимает 30–45 мин. Более длительной беседы врач или больной не выдержат. Если что-либо останется неясным, лучше встретиться с больным повторно. Повторная консультация занимает в среднем 20 мин. Когда в иностранных монографиях речь идет об очень длинном анамнезе, я считаю это в наших условиях чересчур обременительным в материальном отношении для пациента и в затратах времени врача.

Иллюстрацией к вышеизложенному материалу послужат следующие истории болезни. Они помогут представить нам реальную работу врача-гомеопата. Ведущим симптомом является кашель. Диалог, представленный здесь, дает краткое представление об изучении случая болезни, т. е. клинической картины. Материалом послужил записанный анамнез. Было бы лучше беседу с больным записать на магнитофонную ленту.

1. Пациент Н., пенсионер. 66 лет. Внешний облик: бледное с желтоватым оттенком лицо. Худощавый, осанка расслабленная. Руки холодные (установлено при рукопожатии). Основная жалоба: кашель, который беспокоит больного около 6 нед. Боль в груди отрицает. Данные исследования: язык влажный, серо-белый, миндалины сморщены. Дыхание через нос свободное, из носа слизистые выделения (при кашле всегда исследуют носоглотку!). Голос грубый. Над основаниями легких прослушиваются бронхитические хрипы, притупления перкуторного звука нет. Исследование гортани из-за выраженного рвотного рефлекса не проведено. На задней стенке глотки расширена венозная сеть. Печень выступает из-под реберной дуги на 2 пальца. Ранее ставили диагноз ожирения печени. Злостный курильщик. СОЭ в норме. Активность печеночных ферментов резко повышена. Дифференциальный диагноз: рак бронха? рак гортани? цирроз печени? бронхит курильщика? бронхоэктазия?

План лечения: предварительная консультация отоларинголога. Эпикриз: обнаружен операбельный рак гортани. Гомеопатическая терапия вначале не показана, поэтому дальнейшее анамнестическое расследование излишне.

2. Пациентка В. X., 52 лет, служащая торгового предприятия. Вдова, имеет сына 28 лет. Внешний облик: темноволосая, смуглая, оживленно жестикулирующая. Основная жалоба: продолжительный кашель. Данные исследования: дыхание через нос свободное, легкие без особенностей. При рентгенологическом исследовании (1/4 года назад) патологии не выявлено. Диагноз: кашлевой синдром неясного генеза.

Спонтанный рассказ больной: «Много лет беспокоит кашель. Чем больше меня это раздражает, тем больше я начинаю кашлять. Во рту постоянное ощущение горечи, сухости, язык прилипает к небу. Мне кажется, что кашель идет из живота. Временами теряю силы. Мой шеф требует быстрой работы, но я не могу с ней справиться. Я многое забываю: имена и пр. Иногда это меня бесит, и тогда кашель усиливается.

Направленный опрос. Врач: «Вы сказали, что кашляете много лет. В какой ситуации начался кашель, что было особенного в Вашей жизни?».

Больная: «Ничего, однако… я была тогда очень рассержена. Это было 6 лет назад. Из-за кашля я не могла говорить и дышать. Я упала, сын уложил меня на кушетку. Тогда он был очень встревожен. Он всегда трогательно заботился обо мне до тех пор, пока не познакомился со своей теперешней женой и почти забыл мать».

Врач: «Наблюдали ли Вы еще что-либо, что, кроме нервного напряжения, вызывает у Вас кашель? Бывают люди, которые кашляют во время дождя, некоторые, напротив, в сухую погоду. Что на Вас действует больше всего?».

Больная: «Знаете ли, осенью, в туман у меня появляется ощущение, как будто в горле что-то скребет. Сырая холодная погода для меня яд. Тогда кашель почти не прекращается. И если тогда приходит моя сноха и рассказывает о рождестве, у меня холодеют руки и начинается кашель. Это меня очень раздражает, но разве это понимают молодые люди?».

Врач: «Вы сказали, что у Вас сохнет во рту. Что Вы делаете при этом?».

Больная: «Собственно ничего, пью я немного, так как ощущение полноты в животе усиливается. Однажды я принимала перечную мяту, но она помогла мне мало».

Врач: «Когда ощущение полноты в животе особенно выражено, бывает отрыжка воздухом или жидкостью?».

Больная: «Большей частью только воздухом. Меня смущает, что у меня так много газов, но это приносит облегчение».

Врач: «Вы сказали, что у Вас иногда появляется ощущение, что Вы упадете в обморок?».

Больная: «Да, я тогда почти теряю равновесие».

Врач: «При каких обстоятельствах?».

Больная: «Когда я возбуждена, у меня начинает сводить ноги, я как будто оглушена, все уходит вдаль, шеф за своим письменным столом кажется мне далеко».

Врач: «Что Вы забываете?».

Больная: «Часто все. Голова раздувается как резиновый шар, и я ничего не соображаю».

Врач: «Как резиновый шар?».

Больная: «Да, голова становится как будто большой, сердце стучит…».

Врач: «Как бьется сердце?».

Больная: «Резко стучит в голове, но ощущаю пульсацию во всем теле».

Непрямой опрос. Врач: «Вы мне уже сообщили довольно много, однако может быть еще вспомните кое-какие детали. Что у Вас еще бывает с головой?».

Больная: «Головная боль, особенно если я выпью спиртное. Я теперь совсем не переношу алкоголь. Раньше, когда был жив мой муж, я иногда охотно выпивала».

По схеме голова — ноги выяснены локальные симптомы. Со стороны глаз, ушей, рта, легких ничего существенного не найдено. В группе «пристрастие или отвращение к пище» отмечено, что больная предпочитает острые блюда. Все пресное для нее имеет вкус картона. Однако она хорошо переносит любую пищу, если спокойна, но если возбуждена, что бывает часто, то даже после легкой пищи появляется ощущение полноты в эпигастральной области, ей становится плохо и появляются отрыжка, повышенная чувствительность к резким запахам. Со стулом все обстоит довольно благополучно. Иногда она вынуждена сильно тужиться и тогда испытывает ощущение, как будто у нее запор. Тем более она удивляется, когда видит мягкий стул: «Он никак не выходит, и это меня убивает. Я тогда должна некоторое время посидеть в туалете; иначе упаду».

Менструации ранее были непостоянными. Продолжительность чаще более 6 дней, со 2-го дня выделения были темными. В последние 6 лет menses отсутствуют.

О своем настроении она говорит так: «Я себя не понимаю. Не понимаю, что со мной делается. Мой сын говорит мне: ты как погода в апреле; то дождь, го солнце. Действительно, я могу быстро загрустить, но и быстро развеселиться. После всего, что случилось в моей жизни, меня радует, что я быстро прихожу в хорошее расположение духа».

Оценка. Довольно пестрый анамнез показывает уже в самом начале, на стадии спонтанного рассказа, что у больной нет ни заболевания носоглотки, ни заболевания легких. Объективное исследование также не выявляет какой-либо патологии. Врач, ориентированный на органопатологию, в такой ситуации оказывается в замешательстве: что делать? На чем должна основываться терапия для органопатологов?

Для нас данный анамнез интересен. Мы вначале будем искать особенные, характерные симптомы, которые уже содержатся в спонтанном сообщении

Чем больше я возбуждаюсь, тем больше кашляю.

Во рту все пересыхает, так что прилипает язык. Это противоречит объективным данным: язык оказался влажным.

Состояние оглушенности, как при угрожающем обмороке, забывчивость.

Кашель идет из живота.

Прицельный опрос дает дополнительную информацию. Наша цель — получить по возможности полноценный симптом.

Этиология: кашель возник 6 лег назад после эмоционального возбуждения, связанного с ослаблением внимания сына. Ощущения: сухой кашель без боли.

Модальности: кашель возникает и усиливается в связи с возбуждением; отрицательно влияет сырая холодная погода.

Сопутствующие симптомы: а) ощущение сухости во рту, с трудом поворачивается язык, но при этом жажда не беспокоит («мне не хочется много пить»); б) ощущение полноты в животе с отрыжкой воздухом, которая приносит облегчение; кашель идет из живота.

Прочие симптомы, не имеющие прямого отношения к основной жалобе — кашлю:

а) обморочное состояние при вздутии живота, при возбуждении, после дефекации. К тому же имеется сопутствующий симптом: «все уходит вдаль». Интерпретация этого симптома: окружающие предметы кажутся меньшего размера при обморочном состоянии. Напротив, собственная голова ей кажется большой, как шар; б) при непрямом опросе получили своеобразный симптом, касающийся стула: ощущение запора. Кал выходит с трудом, несмотря на мягкую консистенцию, после стула резкая слабость; в) менструации ранее нерегулярные, длительные с выделением темной крови; г) психические симптомы — «как погода в апреле», быстрая смена настроения от радости к грусти без объективных причин.

Комментарии: совокупность симптомов в данном случае болезни соответствует Nux moschata. Это лекарство позволило избавить больную от нервного кашля, сухости во рту, обмороков, отрыжки воздухом, ощущения полноты в животе, нарушений стула. Отношение к снохе стало более спокойным, забывчивость при работе меньше, но колебания настроения сохраняются, по меньшей мере в период наблюдения.

Характер человека изменить невозможно, так как наш характер — врожденный внутренний закон, по которому мы живем.

Если Вы знаете картину действия Nux moschata, то быстро заметите подобие. Лекарство вызывает наклонность к истерическим реакциям: отрыжку воздухом без причины, кашель при нервном возбуждении, сухость во рту без жажды, нарушение акта дефекации.

3. Пациент Р., 10 лет, учащийся. Внешний облик: белокожий блондин с пепельным оттенком волос, вертлявый, не может ни минуты сидеть спокойно. Пришел с матерью, которая сообщила большую часть анамнеза.

Основная жалоба: ранее лечился по поводу простудных заболеваний. В этот раз сильный кашель с одышкой держится около недели.

Данные исследования: нос гиперемирован, заложен, слизистое отделяемое из зева; миндалины несколько увеличены, без признаков воспаления. Над обоими легкими обильные влажные хрипы, а также свистящие и жужжащие, особенно на выдохе.

Диагноз: катаральная инфекция с астматическим бронхитом.

Спонтанный рассказ(сообщение матери). После длительного путешествия в Шварцвальд он простудился. От его кашля не спит вся семья, слышны свист и хрипы в груди. Около 2 дней назад у него появилась такая же одышка, как у его дяди, страдающего астмой.

Направленный опрос. Врач: «В последнее воскресенье была довольно скверная погода, небо было затянуто дождевыми облаками».

Мать: «Да, он был хорошо одет, но много говорил и бегал, а к вечеру у него промокли ноги».

Врач: «С какого времени он кашляет?».

Мать: «На следующий день у него текло из носа, в понедельник ночью он начал кашлять».

Врач: «Рольф, когда у тебя бывает кашель, ты плохо себя чувствуешь?».

Рольф: «Неплохо, но я не могу бегать».

Мать: «Да, он вынужден часто останавливаться».

Врач: «Кашель с мокротой?».

Мать: «Мне кажется, что нет, так как он все заглатывает, я ему говорю всегда…».

Врач: «Вы сказали, что мальчик кашляет ночью. Когда начинается кашель, сразу после того, как он ложится в постель, или позже?».

Мать: «Собственно, ему бывает хуже позднее, после полуночи или под утро».

Врач: «Когда у него появляется одышка?».

Мать: «Когда он бегает, а также по ночам».

Врач: «Он встает при этом и просыпается ли?».

Мать: «Однажды так было, но обычно он сильно кашляет тогда, когда идет в туалет».

Врач: «Как ложится в постель?».

Мать: «Мне бросилось в глаза, что в отличие от дяди, который говорит, что ему дышать легче, когда он сидит в постели, Рольф выбрасывает подушки и спит, на животе, уткнувшись в постель. Я это заметила утром. Рольф спокойно спал и дышал, лежа в постели горизонтально».

Врач: «Он часто спит на животе?».

Мать: «Бывает, что он спит и на спине, но я часто наблюдала, что он спит на животе. Так должно быть у здоровых детей».

Врач: «Наблюдали ли Вы еще что-либо особенное?».

Мать: «Знаете ли, он такой вертлявый. Учитель не раз жаловался на это. Он невнимателен, поэтому делает ошибки, и все быстро забывает».

Врач: «Что тяжелее дается ему: счет или правописание?».

Мать: «Он считает хорошо, если хочет. Но при правописании он часто допускает описки».

Врач: «Есть что-либо со стороны головы, живота, кожи, рук или ног?».

Мать: «Основное — это кашель. Я боюсь, чтобы он не заболел астмой, как его дядя!».

Врач: «Позвольте еще один вопрос: «Когда у него бывает одышка, пугается ли он? Создается у Вас такое впечатление или нет? Такое явление может случаться?».

Мать: «Бывает ли такое, Рольф?».

Рольф: «О, в таком случае я останавливаюсь и стою спокойно».

Врач: «Вы были в последний год на Северном море. Как мальчик там себя чувствовал?».

Мать: «На море он был впервые. Дома до поездки он еще кашлял, но по прибытии кашель быстро прошел».

Непрямой опрос не выявил ничего существенного.

Заключение: 10-летний мальчик с наклонностью к простудным заболеваниям, заболел бронхитом в связи с охлаждением (холодная погода). Среди родственников дядя болен бронхиальной астмой (родство по материнской линии). Спонтанный опрос выявил мало симптомов. В детской практике часто приходится основываться на объективных данных или сообщении родителей. Беспокойное поведение ребенка бросалось в глаза, он не мог спокойно сидеть в кабинете врача. Направленный опрос показал, что кашель чаще наблюдается после полуночи, к утру. Он безболезненный, мокроты мало, и она не отхаркивается. Дыхание затрудняется при движении или после длительных приступов кашля. Примечательно положение больного: он предпочитает лежать на животе, спрятав голову в постель, тогда он меньше кашляет и задыхается. Астматики, которые лежат низко — исключение. Мальчик не пугается при одышке. Пребывание на Северном море он перенес хорошо, там он не кашлял.

Прочие симптомы: вертлявость, которую наблюдал врач, мешает учебе в школе, особенно при счете и письме.

Этиология заболевания: вследствие сырой холодной погоды.

Проявления: кашель без боли с одышкой.

Модальность: кашель ухудшается после полуночи, к утру. Одышка усиливается при беге, после длительного кашля, страхом не сопровождается. Чувствует себя лучше лежа на животе головой вниз.

Прочие симптомы: невнимательный, вертлявый, неусидчивый. В школе со счетом хорошо, с чистописанием плохо.

Комментарий: совокупность симптомов соответствует картине лекарства Medorrhinum. Ведущим симптомом является уменьшение кашля и одышки в положении на животе, ухудшение во время сырой холодной погоды. Вертлявый, невнимательный, забывчивый, пишет плохо.

VI. Различные пути выбора лекарств

-

Подобрать подобное лекарство можно различными способами. Условия нашей врачебной работы часто вынуждают нас принимать быстрое решение: идти кратчайшим путем к подбору медикамента. Однако при этом нельзя забывать о качестве работы, Если врач в силу каких-либо причин не может быстро подобрать медикамент, он должен применить «длинный» путь выбора лекарственного средства, точно определяя индивидуальную совокупность симптомов. Оценка может быть трудной, если пациент дает мало или много симптомов (молчуны или болтуны).

Многих ошибок при подборе лекарств можно избежать. Главная ошибка заключается в нас, если мы работаем без самокритики. У каждого врача есть свобода выбора медикамента в соответствии со своими знаниями о лекарствах, убеждениями и конкретной ситуацией. Врач, обладающий способностью к синтезу, или аналитически мыслящий специалист находят свои равноценные способы.

1. Предпосылки точного выбора лекарств

Тщательное изучение клиники заболевания

Примеры, приведенные в главе «Клиническое наблюдение», подвели нас к основной проблеме поиска лекарств: индивидуальные отличительные симптомы и признаки болезни являются основой поиска гомеопатического, т. е. подобно действующего лекарства. Абстрактное общее обозначение болезни (диагноз болезни) не решает проблемы. Конкретный больной человек — вот индивидуальный ключ к замку. Его симптомы и признаки — это зеркальное отображение, по которому мы распознаем сходное действие лекарств. Так, изучение случая и поиск лекарственного препарата идут вместе (перекрещиваются в поиске феноменологического подобия). Процесс подбора лекарств показывает врачу, разобрался ли он в каждом конкретном случае болезни и больном как личности, сумел ли он уловить неповторимые особенности и ведущее звено заболевания, вникнуть в патологический процесс и его историю. При этом может оказаться, что мы собрали только этикетки диагнозов, что обрисованные симптомы лишены индивидуальности и бесцветны, что мы не получили ни одного полноценного симптома. Правильность подбора лекарства зависит от качества изучения клиники заболевания. Недаром Ганеман имел мужество сказать, что изучение случая болезни — «наиболее тяжелая работа» («Органон», § 104), но после любой тяжелой работы нужно делать перерыв. Это пауза для размышления! Лучше однажды с большого расстояния обозрить весь клинический материал, чем поспешно бороться с отдельными симптомами. Лучше еще раз окинуть медленным взором целое, чем утонуть в деталях.

Точное распознавание болезни

Конечно, не без основания в § 3 «Органона» пишется о необходимости распознавания болезни. О симптомах в нем еще не идет речи, хотя обычно симптомы больного стоят на переднем плане. Здесь в начале книги Ганеман пишет: «Если врач вникает в сущность болезни, поймет, что особенное в каждом конкретном случае болезни нужно исцелить (распознавание болезни, индикация)… то он научится лечить целенаправленно и верно».

Для понятия «познание болезни» Н. Voisin использовал формулировку, которая возможно является более точной: «Мы должны постичь природу нарушений». О. Eichelberger говорит об «идее конкретного случая болезни».

Если мы изучим природу нарушений, идею конкретного случая болезни, т. е. распознаем болезнь, то симптомы и модальности оживут и станут ценными для подбора лекарств. Распознавание болезни — это не установление ее наименования или нозологической специфичности. При распознавании болезни мы пытаемся дать ответ на вопрос: почему данный пациент болеет так, а не иначе. Распознавание болезни — это стремление постичь природу нарушений у больного. Что произошло с больным? Была ли внешняя причина, психическая травма? Получил ли он душевные раны, пережил ли нужду, печаль, заботы, какова его судьба? А может быть его расстройства станут понятны, если мы будем знать о конституции, его наследственной или приобретенной предрасположенности к болезни? И последний вопрос, который в наше время актуален: не являются ли признаки и симптомы, обнаруженные у данного пациента, следствием врачебных мероприятий: хирургического или медикаментозного «подавления» физиологических или патологических процессов, или лекарственным повреждением?

Чтобы распознать болезнь, нужно вначале вникнуть в этиологию нарушений. При этом нужно помнить, что врач при исследовании больного решает вопросы дифференциальной диагностики. Распознавание болезни включает в себя также составление плана лечебных мероприятий (диета, регуляция образа жизни, психическое воздействие), отработку целесообразной и эффективной терапии («Органон», § 3).

Материал клинического исследования редко бывает гомогенным. Чаще он многообразный.

Пример. Пациентка обратилась к врачу по поводу многолетней мигрени. По окончании беседы, почти при прощании, смущаясь, она сообщила, что 14 дней назад во время лыжной прогулки подвернула колено. Обращалась к ортопеду и лечилась масляными компрессами на область колена. Боль уменьшилась, но не прошла, а, кроме того, появилась жгучая зудящая сыпь на колене. При осмотре отмечено высыпание на нем красных пузырьков, сустав слегка припухший, подвижность ограничена. Диагноз: контактная экзема, состояние после растяжения связок.

Этиология острого нарушения и картина кожи продемонстрировала патогенез, свойственный Rhus toxicodendron. Логично в этом случае начать терапию острого нарушения и лишь потом приступить к выбору лекарств для лечения мигрени. Познание сущности болезни поможет выяснить, является ли острый процесс вспышкой конституционально обусловленного основного страдания или следствием привходящих факторов: в нашем примере — это растяжение и контактная экзема.

Распознавание болезни является для врача своего рода самопознанием. Лечебник должен себя спрашивать: что я могу здесь сделать, что определенно я знаю о больном и его лечебном средстве. И вообще, в каком направлении идет мой профессиональный рост: слышу или вижу я острее, чем раньше, склонен ли я больше к синтезу или анализу? Хорошо ли я распознал заболевание и готов ли к его лечению? Соответствуют ли симптомы, которые я выявил, известному мне патогенезу лекарств?

Изучение болезни и поиск медикамента — процесс взаимодействия пациента и врача. Качество распознавания болезни и нахождение препарата связаны с индивидуальной структурой личности больного и врача и зависят от ситуации.

Таким образом, качество изучения болезни играет решающую роль в рациональном выборе препарата. Отличительные индивидуальные симптомы — это проводники в поиске «подобного» лекарства. Перед оценкой симптомов целесообразно сделать «творческую паузу». Ганеман советует в § 3 «Органона» пытаться распознать болезнь, чтобы «лечить особенное». Распознать болезнь — это значит: познать «идею конкретного случая болезни» (О. Eichelberger), «природу нарушений» (Н. Voisin); выяснить этиологию, диагноз болезни; определить многоплановый болезненный процесс по актуальности и ситуации; самопознание собственных возможностей и пределов, в необходимых случаях расширение анамнеза или дополнительная диагностика.

2. Выбор пути поиска лекарства в индивидуальной ситуации

Единого пути познания всех случаев болезни для всех врачей-гомеопатов нет. Изучение болезни и поиск лекарственного средства должен быть индивидуальным в каждом конкретном случае. Острый насморк или хроническая мигрень, недавний вывих или многолетний полиартрит — различные ситуации предопределяют различные методы работы. Поиск лекарственного средства должен отвечать главному условию: быстро и верно достигать цели.

Для случаев болезни с четкой определенной симптоматикой подходит короткий путь выбора лекарств. Он предполагает синтетический подход и общее восприятие симптомов, хорошее знание лекарств. Он хорошо подходит для начинающих при выборе органотропных лекарств. В сложных случаях болезни необходима аналитическая обработка и оценка симптомов с помощью справочников симптомов и лекарств. Аналитический поиск лекарств тонко разработан von Kent (реперторизация). Он требует больших затрат времени, зато длительный путь оправдывает себя в тех случаях, когда коротким путем не удается надежно подобрать медикаменты. Оба пути мы должны знать и использовать в своей практике.

Овладевайте коротким путем поиска лекарств, чтобы иметь время для анализа более сложных случаев.

Решайтесь на тот или иной путь из деловых соображений и собственных возможностей.

Не пользуйтесь коротким путем только из соображений удобства.

Не забывайте, что гомеопатия — это «индивидуальный пошив, но не фабрика готового платья».

3. «Короткий путь» поиска лекарств

Испытанные показания

Во многих случаях болезни уже на основании спонтанного рассказа пациента становится ясно, что можно выбрать короткий путь поиска лекарства. Медикамент назначается по испытанным показаниям.

Пример. Беременная сообщает, что ее с 3-го месяца беременности беспокоит кровотечение из десен. Все остальное у нее в порядке, что подтвердили исследования и картина крови.

Клинический диагноз: гингивит беременных.

Из данных предшествующих обращений к врачу стало известно, что выраженной конституциональной отягощенности у женщины нет.

Назначен Mercurius solubilis по 2 таблетки 1 раз в день.

Это и есть быстрый и правильный путь.[17]

Надежность его доказана репрезентативным опытом нескольких поколений врачей, начиная с 1800 г. Несмотря на это, мы должны оставаться бдительными и не работать по шаблонам. Ничего хорошего не выйдет, если мы при каждом кровотечении из десен будем назначать Mercurius.

Клиническая картина болезни

Клиническая картина болезни занимает центральное место во всех учебных руководствах по клинической гомеопатии и на курсах специализации по гомеопатии для врачей или студентов. Переход от диагностики заболевания к гомеопатическому поиску лекарств — это своего рода мостик к пониманию действия довольно хорошо изученных и сгруппированных в соответствии с органотропным и функциональным влиянием лекарств. Для врача, который еще продолжает оставаться привязанным к привычному диагнозу и еще не освоил феноменологии, этот путь вполне приемлем. Он ведет учащегося и практикующего врача к принятию быстрого решения. Из группы средств удается посредством учета некоторых отличительных признаков (модальностей, сопутствующих обстоятельств) подобрать подходящее средство. Выбор лекарства в зависимости от диагноза заболевания правомочен и в тех случаях, когда врач выявляет мало индивидуальных симптомов. Сюда относятся острые инфекционные, простудные заболевания, воспаление кожи и слизистых оболочек при их типичном течении. Ганеман также непосредственно сталкивался с эпидемиями тифа, холеры, скарлатины. При этом он проводил малоиндивидуализированную терапию, которая в основном была направлена против «genius epidemicus». Мы также обходимся при эпидемиях гриппа малым набором средств, например, Aconitum, Belladonna, Bryonia, Gelsemium, Ferrum phosphoricum, Eupatorium и надежно исцеляем больных, сберегая свое время и время пациентов.

Еще раз прибегаю к повторению, чтобы подчеркнуть одну мысль: мы лечим не болезнь, а больного. Тип болезни для нас — основа для изучения и понимания природы имеющегося нарушения.

Вместе с тем у нас есть группа проверенных средств для выбора, которые на основании токсикологических данных, сродства к тканям и функциональным свойствам могут применяться при определенных болезнях. Изучение болезни, индивидуальных признаков и соотношений позволяет из группы средств выбрать одно подходящее. Персональные симптомы предопределяют выбор определенного средства. Если некто спрашивает: какое средство применяется в гомеопатии для лечения бронхита, то нужно задать встречный вопрос: «Вы думаете о бронхите господина Шульца или госпожи Шмидт?». Каждый кашляет по-своему! Индивидуальные различия настолько велики, что любой хороший терапевт, какого бы направления он ни придерживался, будет лечить больного с учетом этих особенностей. К сожалению, гомеопатия — это пока единственная терапия, учитывающая индивидуальные реакции больного.

Пример. Основная жалоба: кашель в течение двух дней.

Объективные данные: слизисто-гнойные выделения на задней поверхности глотки, легкие без особенностей.

Диагноз: ретроназальный катар.

Спонтанный и целенаправленный расспрос: раздражающий кашель исходит из зева, приступообразный, длительный. Кашель усиливается в ночные часы и на холоде, уменьшается в теплом помещении, Холодный воздух вызывает неприятное ощущение. На улице закрывает рот шарфом. Свежий воздух (температура около 14 C) воспринимает как очень холодный.

При непрямом опросе существенных симптомов не выявлено.

Поиск лекарств: на основании клинического диагноза «задний ринит» с учетом индивидуальной симптоматики (ухудшение на холоде, вдыхаемый воздух кажется холодным) установлен лекарственный диагноз: Corallium rubrum Д6, 3 таблетки 1 раз в день.

Этиология

В главе «Симптоматология» и во введении к данному разделу мы уже говорили о важности изучения этиологических факторов. Знание этиологии болезни, если она достаточно точно определена, позволяет быстро и верно выбрать группу лекарственных средств или единственное лекарство. Кто хочет лечить быстро и правильно, должен настойчиво овладевать навыком выявления этиологических симптомов. Официальная медицина много работает над причинами болезней и выискивает все новые «причины причин» (выражение А. Braun), против которых синтезируются новые медикаменты. Охота за causa бесконечна. Мы не занимаемся открыванием причин.

Утверждение некоторых критиков, что гомеопатия — симптоматическая терапия, показывает незнание предмета гомеопатии и философии. Causa prima недоступна человеческому познанию. Для верующего человека Бог — это первопричина в цепи всех последующих причин. Возможности познания во врачевании распространяются поэтому не дальше области непосредственных процессов, вызывающих болезнь (causa occasionalis или causa proxima).

Объяснение начала патогенетического процесса для каждой научной эпохи бывает разным и зависит от уровня знаний. Особое значение этиологии для гомеопатического поиска лекарств убедительно доказывает, что мы, как и представители официальной медицины, работаем над выяснением уловимой причины. Если гомеопатическая терапия способна воздействовать на предрасположенность к инфекции, то она является более «каузальной», чем терапия, которая воздействует только на возбудитель. Если при помощи адекватного гомеопатического средства удается справиться с выпадением волос вследствие горя и забот (Acidum phosphoricum), эта терапия является более причинной, чем специальная, но симптоматическая терапия лечения волос. В этой области я премного обязан Victor von Weizsacker!

Распознавание этиологии процесса — это путеводитель к практическому действию, а не только к теоретическим дискуссиям.

Пример. Основная жалоба: почти постоянная головная боль. Спонтанный рассказ: головная боль в области лба беспокоит с детства. В последние 4 года (после второго сотрясения мозга) самочувствие особенно ухудшилось.

Непрямой опрос: при головной боли появляется прилив крови к голове и ощущение жара. Повышена чувствительность к солнечным лучам.

Диагноз лекарственный: по этиологии «головная боль после сотрясения» назначают в первую очередь Arnica, Helleborus, Hypericum, Natrium sulfuricum.

Терапия: в данном случае назначена Arnica Д12 по 8 капель 2 раза в день в течение 3 нед. Самочувствие улучшилось частично. Был проведен очередной курс лечения Arnica ДЗО (1 раз в неделю, в течение 3 нед). Улучшение продолжалось, но сохранились остаточные явления, поэтому дополнительно назначен Helleborus niger LM VI (в течение 14 дней по 3 капли утром, а после недельного перерыва повторный 14-дневный курс). Эпикриз: с того времени головная боль не беспокоит.

Пособие: М. Dorcsi, этапный план II «Этиология». Учебник клинической гомеопатии, например, С. Stauffer, Синтетический реперториум, т. I, с. 12–22.

Лекарственные типы

Обсуждая «короткий путь» поиска лекарства, я хочу остановиться на аспектах диагноза по лекарственным типам. Этот путь короткий, но опасный. Он доступен врачу с тренированным глазом, хорошей зрительной памятью и наблюдательностью. Однако опасность огульного деления людей на лекарственные типы велика. Ведь предстоит лечить не тип, а больного, человека с совокупностью его симптомов, которые нужно оценить и по которым надо подобрать медикамент. Совокупность симптомов охватывает все, что мы слышим от больного, наблюдаем, т. е. его высказывания и объективные признаки, на которые накладывает отпечаток конституция больного. Только гомеопатия придает такое большое значение конституциональным особенностям.

К конституциональным признакам относят: строение тела — округлый, костистый, нежный, маленький, большой, толстый, тощий. Особенность тканей: упругие, дряблые, тугие, спонгиозные. Цвет кожи: бледный, красный, желтый, серый. Цвет волос: черный, светлый, коричневый, пепельный, рыжий. Температура кожи: теплая, холодная. Свойства кожи: сухая, потливая, грубая, пористая, нежная, прозрачная, гладкая, морщинистая, чистая, нечистая. Осанка: прямая, сутулая, напряженная, расслабленная. Жестикуляция: скупая, оживленная, возбужденная; спокоен, беспокоен, напряжен, расслаблен, медлительный, торопливый. Мимика: открытая, скудная, симметричная, кривая, приветливая, печальная, растерянная, пугливая.

Эти очевидные, выявляемые при изучении человека особенности позволяют назначать гомеопатические лекарства. Еще Ганеман наблюдал, что некоторые лекарства особенно хорошо действуют при определенных физических особенностях больных.

Например, в труде «Хронические болезни», часть 4, с. 406 сказано в отношении Acidum nitricum: «Отмечено, что это лекарство больше подходит для брюнетов, меньше — для блондинов. Оно также эффективно у тех хронических больных, у которых наблюдается наклонность к жидкому стулу, в то время как у лиц с наклонностью к запорам оно не оправдывает себя».

На основе этого наблюдения последователи ученого, углубив и расширив материал, сформировали понятие «лекарственный тип». Н. Beuchelt (1956, 1960) представляет эти лекарственные типы на хорошем иллюстративном материале. Идентичность между людьми и подходящими для них лекарственными средствами может быть настолько велика, что в гомеопатии говорят о типе Calcium carbonicum ребенка или женщине типа Sepia. Домашний тиран может оказаться типом Lycopodium или выглядеть как мужчина типа Nux vomica, в то время как его ревнивая жена — Lachesis-тип. Это соответствие может быть настолько четким, что лекарственное средство уже «проглядывает» во внешнем облике. Но еще раз внимание! Если заболевание, часто острое, которое Вам предстоит лечить теперь, не укладывается в картину типологически соответствующего лекарства, то больному необходимо назначить лекарственное средство, требующееся именно в данный момент. Диагноз по внешности может прекрасно указывать на типологическое средство и соответствие ему всех наблюдаемых соматических признаков, но перед назначением препарата необходимо собрать анамнез для подтверждения диагноза по внешности.

Лекарственный тип особенно помогает в детской практике, у детей типологические признаки выступают четко, без искажения, обусловленного воспитанием и прочими влияниями. Дети с лимфатическим диатезом имеют много общих и отличительных признаков с их соответствующими конституциональными лекарственными средствами (Calcium carbonicum, Calcium phosporicum, Calcium fluoricum, Hepar sulfur, Silicea), поэтому при выборе лекарства общее впечатление о строении тела и поведении должно корригироваться совокупностью симптомов.

Пример. Пациент А. Ш., 6 лет. Внешний облик: полноватый ребенок, с большим животом, бледным лицом, большой головой и выступающим лбом, холодными руками. Стоит, плотно прижавшись к матери.

Основная жалоба: постоянные простудные заболевания.

Спонтанный рассказ матери: ребенок без конца болеет (воспаление миндалин, отит, бронхит). Стул бывает через два дня на третий. При простуде наблюдается понос с кисловатым запахом. В детский сад ходить не хочет, все время стремится быть с матерью. Почти не играет с другими детьми. Ночью вскрикивает и бежит к матери, голова при этом потная. Кожа очень чувствительная. На лице экзема, проявления которой после мытья усиливаются, кожные ранки долго гноятся.

Данные исследования. В настоящее время гнойный ринит, миндалины увеличены, но без признаков воспаления. Шейные лимфатические узлы увеличены, мягкие. Сухие хрипы у основания легких. Кожа холодная на ощупь. Живот вздут, тимпанический звук при перкуссии, толстый слой жира на животе, недоразвитые гениталии, мигрирующее яичко, редкие маленькие зубы.

Направленный опрос. В детстве молочный струп и, несмотря на применение витамина D, легкой степени рахит.

Непрямой опрос: непереносимость молока. Ходить начал с 1 года 9 мес. Поздно научился говорить. В полости рта несколько кариозных зубов.

Конституциональный диагноз: лимфатик, рахитичный, зябкий, бледный; гипогенитальное развитие.

Лекарственный диагноз проясняется уже по внешнему виду (коротыш с большой головой, вздутым животом) в сочетании с конституциональными признаками (медлительный, зябкий, бледный ребенок с лимфатическим диатезом): Calcium carbonicum. Он подтверждается наклонностью к потливости затылка, ночными страхами, стремлением всегда быть с матерью, экземой и наклонностью к нагноению кожи, задержкой развития (ходьба, речь), наклонностью к запору и непереносимостью молока.

Чтобы распознать лекарственный тип по физическим данным пациента, необходимо хорошо знать конституциональные средства. D. М. Borland в своей книге образно представляет типы детей и описывает, как по их внешнему виду и поведению можно подобрать лекарство.

Типологические признаки у взрослых стираются вследствие многообразных влияний окружающей среды: возраста, болезней, травм, условий жизни, профессии, нагрузок, судьбы.

Ключевые симптомы

Пример. Пациентка, обратившаяся впервые, сообщила, что около 20 лет ее беспокоит боль в области желудка в связи с рецидивами язвы пилорического отдела и двенадцатиперстной кишки. После этого сообщения мне захотелось отложить клиническое исследование больной на более поздний срок. Для изучения болезни у длительно болеющих и лиц с многократными предшествующими курсами лечения нужно планировать больше времени. Уже вставая, больная с интересом посмотрела в окно, из которого был виден большой подъемный кран на стройке подземного гаража. Она подошла к окну и, неожиданно увидев глубокую яму, быстро отпрянула и сказала: «Это ужасно, меня просто выворачивает наизнанку». Этот акт боязни высоты (синдром высотных домов) побудил меня к следующему диалогу: «Кто чистит у Вас оконные стекла?» «Раньше мой муж, а теперь старшая дочь, так как я не могу это делать». — «На каком этаже Вы живете?» «На втором». — «Хотели бы Вы переселиться в высотный дом с прекрасным видом из окон?» «Нет, я бы лучше жила в отдельном коттедже». — «Бывает ли у Вас отрыжка?» «Да, бывает, но тогда наступает спазм и я чувствую себя плохо. Иногда я почти взрываюсь: живот вздувается, становится большим».

После такого уточнения любой врач может сказать, что картина болезни соответствует патогенезу Argentum nitricum, настолько точно описала пациентка свои прочие жалобы.

Кто хоть однажды сумел выявить ключевой синдром у больных, тот бывал поражен логической правильностью гомеопатии. Эти впечатления начисто отметают все мелочные сомнения и отрицания научных мужей. Быстрое нахождение лекарственного средства и успех терапии — это радость для врача и больного.

Но не каждый ключевой симптом так магически раскрывает суть, как сказочное выражение: «Сезам, отворись!» Однозначные и полноценные ключевые симптомы соответствуют отпечаткам пальцев виновника. Правда, криминалист должен искать в картотеке, есть ли такой отпечаток. Мы же работаем со справочником симптомов. Если мы плохо знаем патогенез лекарств, тогда короткий путь поиска медикамента по ключевому симптому может превратиться в длинный. Поэтому прилежное изучение ведущего симптома сбережет наше время и усовершенствует мастерство. Мы часто улавливаем из словесного «салата» спонтанного анамнеза только такие факты, которые мы знаем.

Интуиция

В заключение к сказанному о коротком пути выбора лекарств необходимо добавить несколько слов об интуитивном восприятии пациента и его лекарственного средства.

Верный «глаз» имеют многие выдающиеся клиницисты нашего времени, и среди гомеопатов есть врачи, обладающие глубокой интуицией, способные определить подходящее лекарственное средство, едва успев переброситься парой слов с пациентом, а иногда только взглянув на него. Однако за интуицией, которую я совершенно не отрицаю, стоит все-таки прилежание и большая одаренность. Давайте же будем стремиться к такому озарению, прилежно работая над собой, а свою выдающуюся интуицию держать в узде. Истинные факты — четкие, рационально изучаемые симптомы больных часто являются лучшим фундаментом для поиска лечебного средства. Всякие «полагаю» и «может быть» — это не чистая работа. Только точный выстрел попадает в цель. Юлий Цезарь сказал некогда: veni vidi vici: пришел, увидел, победил. Однако тем не менее он получил смертельный удар кинжалом от Брута. Об этом следует подумать, когда чувствуешь себя слишком уверенно.

4. «Длинный путь» поиска лекарств

-

Вопрос о выборе «короткого» или «длинного пути» выбора лекарства знаток решает в процессе хорошего сбора анамнеза. Тот, кто следует указаниям Ганемана (§ 83—104 «Органона»), может уже на основании объема или качества спонтанного рассказа пациента понять, каким путем он должен идти, коротким или длинным. Мы советуем учащимся еще раз проштудировать главу «Клиническое наблюдение».

Конечно, мы должны давать отчет о том, что часто из-за удобства, отсутствия времени или кажущейся ясности случая мы стремимся хотя бы однажды попробовать короткий путь поиска лекарств. При этом мы уподобляемся плохому судье, который по первому взгляду принимает решение. Следствием этого является ошибочный приговор в первой инстанции. Так случается и с нашими ошибочными выводами. Иными словами, неудачи — это повод для обращения во вторую инстанцию. При более тщательном изучении больного процесс становления болезни «прокручивается» еще раз. Если что-то не удается, то причину этого мы должны попытаться отыскать прежде всего в своих ошибках. Правда, человек имеет привычку свои грехи приписывать другим. Виноват пациент, гомеопатия не заблуждается. Мы сами непогрешимы!

Обработка материала, полученного при тщательном, изучении случая болезни, — проблема, по поводу которой идут горячие споры со времен Ганемана. Каждая гомеопатическая школа предпочитает свои методы. V. Boennighausen, J. Kent, Allen, H. Voisin (Франция), M. Dorcsi (Вена), О. Eichelberger (Мюнхен), P. S. Ortega, Т. P. Paschero (Южная Америка) выступают за многообразие методов.

Применение различных методов обусловлено многообразием человеческих характеров как больных, так и врачей. Для различного материала требуется различный инструмент. Для каждого конкретного случая есть свой путь, который должен быстро и правильно вести к цели. Я не сторонник абсолютизации метода. Вы должны освоить разные пути. «Никогда нельзя ограничиваться изучением только одной школы или советами одного автора. Наоборот, нужно присматриваться и брать на вооружение все, что кажется полезным и дельным, и придерживаться того, что подтверждается на практике. Мы не должны следовать схематическим формулировкам: они прельщают своей простотой, но опровергаются многообразием жизни и болезней».[18]

Разнообразие болезней и различные способности врачей открывают широкое поле деятельности во всех направлениях. Специалисты с синтетическим или аналитическим мышлением могут развиваться свободно. Различия между клинической гомеопатией, чистой симптоматологией, аналитической реперторизацией, глубинной аналитической интерпретацией психических симптомов (Ortega, Paschero), синтетическим конституциональным подходом (Dorcsi) не принципиальны. Выбор пути нахождения similia целиком зависит от клинического материала и от наклонностей, характера врача и знания лекарств. Стремясь к мастерству, мы придерживаемся основных положений «Органона»:

1) индивидуализация каждого конкретного случая болезни (§ 83);

2) выявление совокупности симптомов (§ 7);

3) выбор существенного симптома по критериям (§ 153).

Вот база для верного поиска лекарств. Это основное неоспоримое требование к врачу, который решил лечить гомеопатически.

На основании богатого опыта работы с учащимися, врачами и студентами, а также из бесед с опытными специалистами я понял важность детального обсуждения этой проблемы.

Многие врачи и студенты с целью самообразования, знакомясь с литературой по гомеопатии различных времен и школ, часто теряются от многообразия мнений и предложений. Многообразие — и есть признак богатства метода. Встречаясь с различной интерпретацией в науке, хорошо начинать от основы. Первоисточник часто бывает более информативным, чем последующая литература, использующая первоисточник, — это старая истина.

Пожалуйста, читайте оригинальные труды Ганемана, если даже вначале будет трудно воспринимать устаревшие обороты речи. К сожалению, у меня возникает подозрение, что при переиздании оригинал из-за недостаточно точного понимания искажался. Авторы много привносили от себя, не пытаясь строго разделить, где свое, а где чужое. Это касается также книги J. Т. Kent.

Ганеман для нас — не икона вечной и непререкаемой силы. Но именно потому что мы не верующие, мы должны критически оценивать наши успехи, уважать первоисточник. При изучении многих произведений Ганемана бросается в глаза, что он переоценивал способности его последователей по восприятию и пониманию его произведений. Именно этим объясняются различия в представлениях его учеников. Он не умел осознать, что современники не смогут спонтанно воспринять и понять его мысли, что его «Органона врачебного искусства» будет недостаточно для гомеопатической практики. Для начинающих он должен был дать более точные рекомендации. Образно говоря, Ганеман поставил при входе в гавань маяк для мореплавателя по морю гомеопатии, но на его карте обозначены не все подводные рифы. Мы видим цель, но не всегда путь к ней оказывается правильным. Цель — найти similia. Рекомендации по ее достижению даны в § 7, 83, 153 «Органона». Доказательство того, что этой книги было недостаточно для учеников уже при жизни Ганемана, видно из предисловия ко 2-му тому книги «Чистое лекарствоведение» (с. 27). Нечто нелестное пишет мастер о своих подмастерьях:

«Многие знакомые, стоящие на полпути к пониманию гомеопатического врачевания, предлагают мне время от времени опубликовать еще более точные пояснения к применению учения на практике. Меня удивляет, для чего давать специальные практические рекомендации, если в «Органоне» они указаны.

Меня спрашивают, как изучить болезнь в каждом конкретном случае? Ведь по этому поводу есть обстоятельные пояснения».

«Процесс лечения всегда основан на уже известных основных положениях, они не могут быть конкретными и четко определенными для каждого случая. Это может прояснить только история лечения конкретного случая, как это было сделано в демонстрации основного закона. Каждый случай незаразного заболевания своеобразен и неповторим. И специфично то, что отличает его от других случаев, присуще только данному больному» (Там же, том II. с. 30–31).

Эти выражения, к сожалению, известны немногим, поэтому я их так подробно цитирую. Кроме того, вся последующая литература по вопросу поиска препарата может считаться полезной в том случае, если она действительно дает существенные преимущества в этом деле. Все, кто ссылается на Ганемана и в то же время избирает свой путь, должны себя спросить, почему они делают это по-другому. Если для этого есть хорошая разумная основа и убедительный результат, мы, конечно, скажем да. Речь идет не о пуризме, идолопоклонничестве или консерватизме. Речь идет не о Ганемане как личности, а только о «быстром, мягком, стойком восстановлении здоровья» («Органон», № 2) доверившегося нам больного.

Индивидуализация

При решении вопроса о коротком или длинном пути выбора лекарств мы учитываем индивидуальные особенности случая заболевания. Личностные субъективные установки (лень, недостаток времени, симпатии) необходимо исключить. Личные способности врача к обобщению или аналитической обработке симптоматики определяют свободный выбор в этом процессе познания. Гомеопатический поиск лекарств простирается от чисто практической работы до искусства.

В этом познавательном процессе врач довольствуется поперечным срезом патологического состояния в простых случаях болезни. В других случаях необходим продольный срез с исследованием биографического анамнеза.

Совокупность и сущность симптомов

Подобное изучение анамнеза имеет цель по возможности полно собрать совокупность симптомов. В главе «Симптоматология» об этом говорилось. Теперь мы попытаемся углубить это представление.

Пример. Пациент обращается в основном с жалобой на боль в плечевом поясе и спине.

Спонтанное сообщение: часто колющая боль в спине и в плечевом поясе, иногда ощущение будто режут ножом.

Прицельный опрос: эта боль беспокоит около 11/2лет. Хуже становится при движении правой рукой и при глубоком дыхании. Четкой этиологии не выявлено. Может быть, она связана с работой? Он монтажник, работает сидя, в основном правой рукой, выполняет однообразные движения.

Данные исследования: Подвижность руки и шеи не ограничена, отмечено напряжение мышц в паравертебральной области от С4 от Тт. более выраженное справа, повышение чувствительности в области правой лопатки, особенно по ее краю и у нижнего угла. Легкие без особенностей.

Комментарии: по локальным симптомам и признакам поиск лекарства осуществить нельзя. Необходимо найти совокупность симптомов. Короткий путь здесь несостоятелен. Выявленные феномены не раскрывают болезнь. О чем говорит боль в плечевом поясе? Можно ли довольствоваться стандартным диагнозом, плечелопаточный синдром? Поэтому мы предпринимаем непрямой опрос.

Непрямой опрос(по схеме голова — ноги); частое воспаление глаз со слезотечением, покраснением конъюнктивы, по поводу которого окулист назначал капли, дававшие улучшение. Чувство оглушенности с давящей болью в области лба, особенно над правым глазом. Быстрая утомляемость, при утомлении шум в ушах. Вечером засыпает сидя, просыпается в 3–4 ч от боли в правой верхней половине живота «как будто что-то тянет». Если встает и что-либо (кусочек хлеба) съедает, становится лучше. Боль иррадирует в спину и правую лопатку. По утрам ревматическая боль в бедре, скованность. Стопы холодные, особенно правая.

Периодически понос после трудноперевариваемой пищи, но часто запор с калом в виде овечьего. Глиноподобный стул.

Пристрастие и отвращение к пище: с удовольствием пьет теплое молоко, что облегчает боль в животе. После употребления трудноперевариваемой пищи появляется ощущение полноты и тяжести в эпигастральной области.

Настроение часто подавленное или раздражительность, может сердиться по пустякам.

Оценка: совокупность симптомов у данного больного дает богатую картину. Она малоинформативна, если болезнь рассматривать только с позиции узкой специализации. Ортопед увидит одно, гастроэнтеролог — другое, окулист констатирует только конъюнктивит, отоларинголог заинтересуется шумом в ушах. Каждый лечит нарушения в своей области и ставит диагнозы, соответствующие своей специальности. Гомеопат воспринимает болезнь в целом, анализируя в поиске лекарственного средства совокупность симптомов. Его диагноз звучит в этом случае: Chelidonium majus. Это, правда, не диагноз в патологоанатомическом смысле, но диагноз, который соответствует совокупности функциональных нарушений у больного. О Chelidonium мы знаем, что главная область его воздействия — система печень — желчный пузырь. Боль с рефлекторной иррадиацией в правое плечо и супраорбитальную область справа, холодная правая стопа соответствуют патогенезу лекарства. Совокупность симптомов дополняет «желчный» характер.

Ганеман употребляет наряду с понятием совокупность симптомов выражение сущность симптомов («Органон», § 18).

Понятие «совокупность» отражает в большей мере полноценность симптоматики, а понятие «сущность» подчеркивает качество информации. Иными словами: мы должны иметь большой объем материала, чтобы отыскать в нем ценное. Н. Leers формулирует мысль образно: «Мы должны просеять много песка, чтобы найти крупицы золота». Е. В. Nash (1953) обозначает совокупность симптомов как «tout ensemble» (общее впечатление). «В повседневной практике имеется два рода случаев, с которыми приходится встречаться врачу. Во-первых, это те, при которых успешно с большой точностью можно подобрать лекарство по характерным и своеобразным симптомам («Органон», 6-е изд., § 153). Другая группа отличается от первой тем, что таких симптомов выявить не удается. Тогда имеется только один путь — искать средство, патогенез которого подобен случаю «tout ensemble». Между тем большинство случаев имеют некоторые характерные или ведущие симптомы, которые светят как маяк и ведут к средству, патогенез которого соответствует болезни в целом».

Теоретически совокупность симптомов без оговорок можно применять, если подбор лекарств производится при помощи компьютера по специально составленной программе. Для мало дифференцированных симптомов приходится подбирать много средств. Тогда в справочнике симптомов приходится работать с соответственно большой рубрикой. Из-за больших затрат времени нужно прибегать к помощи технических средств. Для этого можно использовать миникомпьютер — перфокарты (Boger, Leers). Более подробно эта методика будет изложена в следующей главе. При применении больших рубрик мы подходим всегда к большим средствам: Sulfur, Arsen, Lycopodium и др. На основании статистической вероятности средства с большим числом известных симптомов должны встречаться в больших рубриках наиболее часто. Малые средства с небольшим числом ярких симптомов выпадают. Вот почему из совокупности симптомов нужно делать выборку. Этот концентрат существенных симптомов и есть сущность симптомов. Он содержит все характерные высказывания и признаки, свойственные больному и его индивидуальному болезненному состоянию.

Выбор и оценка симптомов

Совокупность симптомов — сырой материал для поиска лекарственного средства. Из него мы выбираем существенные симптомы (сущность симптомов). Спонтанный рассказ пациента дает нам часто из-за вольного изложения ассоциаций мешанину из плоских банальностей и ценных индивидуальных сведений. Для выбора similia признаки и симптомы только тогда представляют ценность, когда они точно обозначены. Оптимум: полноценный симптом. На этой основе мы можем установить подобие только между картиной болезни и действием лекарства. Пока все ясно как солнечный день, но трудности заключены в деталях. И это мы должны хорошо понять. Наш образ деятельности подобен поиску улик — задание, над которым криминалисты ломают головы. Преступник редко попадается на месте. Следы преступления, сопутствующая ему обстановка, оружие — все может иметь цену. Криминалистический поиск продвигается постоянно между оптимумом (сам преступник) и минимальными следами его дел, которые можно причислить к уликам.

В повседневной гомеопатической практике при поиске лекарства мы часто попадаем в аналогичную ситуацию: между минимумом и максимумом признаков. Иногда признаки и симптомы болезни бывают настолько четкими, ясными и полноценными, что к большой радости врача удается убедиться в совпадении их с патогенезом лекарственного средства благодаря быстрому исцелению больного. В других случаях все бывает наоборот. Маленький симптом здесь, разрозненный симптом там, противоречивые модальности, неясная этиология, клиническое исследование без особенностей, неинформативная биография. Между этими двумя крайностями и идет поиск подходящего лечебного средства.

Существенное в конкретном случае заболевания

Вопрос о существенном обсуждался вначале (см. с. 85). При анализе ценности симптомов мы должны пытаться найти красную нить в истории болезни, овладеть «идеей конкретного случая болезни».[19] Приводим примеры.

Пациентка О. С., 35 лет. Основная жалоба: выпадение волос.

Спонтанный рассказ. Длительное время уже лечилась у гомеопата гомеопатическими средствами. Она показывает их с гордостью: Thallium Д6. Эффекта не было.

Направленный опрос. Выпадение волос пучками началось около полугода назад. Быстро утомляется. В этом сообщении нет ничего особенного. Лишь непрямой опрос открыл «идею» этого случая болезни. В то время у больной были большие огорчения и переживания из-за матери.

Этиология: «Последствия забот и огорчений» привели к лекарственному препарату: Acidum phosphoricum, который через 6 нед привел к быстрому улучшению состояния, избавил от усталости.

Комментарий: этиология нарушения часто раскрывает существенное в болезни.

Пациент А. Ш., 60 лет, среднего роста, крепкий, широкоплечий. Основная жалоба: кашель с затрудненным дыханием.

Спонтанный рассказ. Задыхается при ходьбе, особенно подъеме. Улучшение наступает в покое. Кашляет и в теплом помещении.

Направленный опрос. Около полугода выделяется серо-желтая мокрота, кашель уменьшается на свежем воздухе.

Непрямой опрос: потливость в постели под утро.

Данные исследования: обильные влажные хрипы у основания легких, коробочный перкуторный звук. Сердце без особенностей. АД 160/90 мм рт. ст.

Диагноз: эмфизема легких, бронхит.

Терапия: в начале без успеха применен Quebracho Д2, а затем Calcium carbonicum Д12.

При третьей консультации, при направленном опросе, еще раз выяснено, не случилось ли чего-либо особенного в течение последнего полугода до начала бронхита. На сей раз больной вспомнил, что за месяц до начала болезни он лечился у дерматолога по поводу сыпи. Применял втирание, которое быстро устранило зуд.

После этого сообщения назначен Sulfur Д6. Через 10 дней кашель и одышка значительно уменьшились.

Комментарий: «Существенное» в данном случае — переход патологического процесса с кожи внутрь вследствие применения наружного лечения. Поиск подавляющего механизма часто наводит врача на правильную мысль в выборе рациональной терапии.

Пациентка У. Е., 36 лет, русоволосая пастозная женщина. Основная жалоба: боль при мочеиспускании.

Спонтанный анамнез. Около недели жгучая боль и учащенное мочеиспускание. Сильно выраженное жжение возникает спонтанно.

Непрямой опрос:«Не промочили ли Вы ноги до болезни или не охладились ли?» Получен положительный ответ.

Данные исследования: белок в моче (слабоположительная реакция), сахара нет, СОЭ в норме. В осадке лейкоциты +++, слизь. Нитриты — нет. Бактерии +.

Лечение. Назначено испытанное средство при сильном жжении Cantharis С6 по 5 капель 3 раза в день.

Эпикриз: быстрое улучшение с прекращением боли и жжения. Моча: лейкоциты и бактерии не обнаружены. Через 6 нед. больная обратилась повторно. Теперь основная жалоба — насморк.

Спонтанный рассказ. «Насморк около 3 дней, но я работаю». Выделения из носа были вначале водянистые, а потом гнойные. Температура нормальная, покраснение кончика носа, частое чиханье. На воздухе состояние лучше.

Терапия: по клинической картине болезни показан Allium сера Д6. Через 14 дней больная явилась вновь за советом, нельзя ли ей избежать операции, рекомендованной гинекологом, по поводу полипа шейки матки, кисты левого яичника.

Повторное исследование. Результат: четкая сикотическая конституция (см. с. 107). «Существенным» оказалась здесь конституциональная слабость. То или иное поражение органов — это лишь верхушка айсберга — диатеза. В связи с этим назначена терапия: Thuja LM VI, затем LM XIV и LM XVIII.

Комментарий: выбор лекарств при отдельных проявлениях болезни базировался на кажущемся подобии, выступавшем на передний план. Пример выбран сознательно. Это исповедь, чтобы вы поняли, как нельзя поступать, как проходит мимо внимания «существенное», если не учтены конституция и диатез.

Примеры доказывают, что существенный симптом можно выделить только при тщательном изучении клиники болезни. Они демонстрируют, что анамнез — это процесс, ведущий от основной жалобы пациента к ядру нарушения. Собирать его нужно с большим терпением. Спонтанно описываемые феномены всегда представляют ценность. «Выжимать» пациента не только бестактно, но это ведет часто в тупик. Иногда случай болезни лучше раскрывать постепенно, чем пытаться получить мнимый оптимум при первом штурме.

Эти примеры показывают, что существенные для каждого случая болезни симптомы нужно уметь выбрать. Существенные и точно обозначенные симптомы представляют собой сущность симптомов. В процессе выбора симптомов сразу отбрасывают те, которые ничего не говорят ни о человеке, ни о природе его болезни. Не имеют ценности общие неспецифические жалобы (например, утомляемость, апатия, потеря аппетита) или такие диагностические этикетки, как вегетативная дистония, сосудистые нарушения. Ценным является все то, что способствует нахождению лекарства по отличительному признаку. Чем точнее показание, тем лучше. Вспомним: оптимальным считается полноценный симптом. Точность показаний определяют по эмоциональной окраске жалоб больного. Заслуживают внимания все спонтанные и энергично выражаемые симптомы, а также симптомы, выраженность которых увеличилась в динамике. Напротив, наведенные и более давние ослабевающие симптомы имеют незначительную) ценность, если только не свидетельствуют о конституции или диатезе. Все однотипные жалобы пациента на состояние различных органов и систем также представляют ценность.

Мы уже узнали из главы «Симптоматология», что все симптомы и признаки, которые имеют ранг общих симптомов, т. е. касаются всего организма, имеют больший вес, чем локальные симптомы. Я повторю фразу из раздела «Симптоматология»: «В этой совокупности симптомов, получаемой из анамнеза, наблюдения и исследования, производится ранжировка в соответствии с иерархической структурой личности. Нервно-психические симптомы ставят над соматическими, все, что касается человека в целом, стоит выше локальных симптомов, индивидуальное значит больше, чем само собой разумеющееся для данного заболевания». Это универсальное правило доказано. Однако мы не должны его превращать в шаблон или рутину. Правда, психические феномены занимают по ценности верхний ряд, но ранжировать я могу только то, что раскрывает случай болезни. Следует избегать переоценки умственных и психических симптомов и помнить, что отрицательных симптомов не бывает.

Пример. В присутствии ассистировавшего мне студента, закончившего второй курс по гомеопатии, я назначил Graphites при экземе. Он спросил: «Почему графит? Ведь пациент ни вялый, ни зябкий, ни прожорливый, не производит впечатление ленивого человека?» Да, он не таков, но вид кожи соответствует так называемой графитной коже: на ней трещины, чешуйки, кроме того, ощущение жжения кожи, плохая переносимость тепла, особенно в постели, локализация типичных изменений в области сгибательных поверхностей рук, за ушами, по краям век. Правда, не было соответствия с конституцией больного, а также с психическими симптомами патогенеза графита, что было учтено при выборе потенции. С назначением потенции С7 состояние кожи стало быстро улучшаться. При полном конституциональном соответствии и соответствующих психических симптомах была бы назначена потенция СЗО или LM-потенция.

Имеют большее значение не те явления, каких нет в общей картине. Выбор лекарства логически основан на тех признаках и симптомах, которые имеются. Это касается любых, в том числе психических симптомов. Мы находим у больного почти всегда только часть симптомов, т. е. неполную картину патогенеза лекарства. Высокую ценность психических симптомов учитывают в тех случаях, когда предстоит выбирать одно из двух или трех средств.

Пример. При лечении больной, страдающей хроническим заболеванием, я колебался, назначить ли ей мышьяк или фосфор, имеющие близкий патогенез по симптоматике и поведению. В доверительной беседе больная рассказала мне о суицидальных мыслях, о попытке отравления снотворным 3 года назад, ночью в безвыходной ситуации. Вначале она хотела перерезать себе вены, но из эстетических соображений предпочла таблетки. Это сообщение помогло мне принять решение в пользу мышьяка: самоубийство посредством яда или ножа.

Если при тщательном подборе убедительные психические симптомы выводят врача на препарат, локальными симптомами, не соответствующими полностью найденному лекарству, можно пренебречь. Локальные изменения — это результат центральных нарушений жизненной силы.

Пример. У больной с рассеянным склерозом после длительной ремиссии, обусловленной лечением фосфором, вновь началось обострение. Она сообщила, что появилась повышенная чувствительность к шуму, ощущение, что сводит бедро, особенно если ноги охлаждаются. В книге J. Т. Kent мы находим: чувствительность в отношении незначительного шума (ЕК 20, КК I 28). Судороги, стягивание бедра (ЕК 1012): спазмы (КК 11 428). Гомеопатическое средство при этом Asarum europaeum, что подтверждено при сравнении с лекарственным справочником. Была назначена потенция Д6, после чего наступило улучшение. Ремиссия продолжается.

На этом примере становится ясным, что качество симптомов необходимо оценивать с двух сторон: по их точности и по их персональной значимости. Высокий ранг относительно иерархии личности, высокие качество и точность — не сверхценность. Кто играет в шахматы, тот знает, что в выгодной позиции даже маленькая пешка может решить многое.

Лекарством нельзя пренебрегать, если в каком-либо случае отсутствуют или еще не определяются типичные общие симптомы. Отрицательных симптомов не бывает.

Критерии выбора симптомов для поиска лекарств

Точность симптомов

1. Характерные, яркие или необычные симптомы.

2. Спонтанно и энергично выражаемые симптомы.

3. Полноценные симптомы.

4. Длительно существующие симптомы, выраженность которых возрастает, особенно если они относятся к конституции и диатезу.

5. Новые усиливающиеся симптомы.

Ранжировка по ценности

1. Этиология.

2. Психические симптомы.

3. Общие симптомы:

а) ощущения и модальности, касающиеся организма в целом;

б) сексуальность, менструации;

в) пристрастие или отвращение к продуктам питания;

г) особенность выделений и секретов;

д) сны и сновидения.

4. Симптомы, связанные с органами, локальные симптомы с модальностями и сопутствующие симптомы.

5. Трудный поиск лекарств

-

Трудности подбора медикамента могут возникать при скудном количестве или обилии симптомов.

Скудость субъективных симптомов

Особенного терпения требует работа с теми пациентами, которые сообщают едва ли один дельный индивидуальный симптом для выбора лекарств, или с теми, от которых нельзя получить вербальных сведений: лица в бессознательном состоянии, умственно отсталые, маленькие дети,[20] неразговорчивые оптимисты, которые думают, что доктор знает все; больные с органическими поражениями нервной системы в состоянии декомпенсации.

У больных с органическими нарушениями нервной системы симптомы отражают преимущественно патологоанатомические изменения и вытекающие отсюда функциональные нарушения. Большей частью эти больные уже получали «героическую» (сильнодействующую) терапию, поэтому трудно разобрать, чем обусловлена симптоматика: побочным действием лекарств, феноменами подавления или основным заболеванием. Иногда картину помогает прояснить назначение Nux vomica (лекарственные повреждения) или Sulfur (подавление выведения). При длительной иммуносупрессивной терапии или последствиях подавления лихорадки с полной ареактивностью помочь больному удается не всегда..[21] Причем, рекомендуемые органотропные средства целесообразно применять в низкой потенции. Истинное излечение бывает редко, но можно добиться по меньшей мере паллиативного действия.

Несмотря на это мы должны мужественно бороться и поддерживать веру пациента в исцеление. Однако мы не должны ему и лгать. Правда и надежда дают силы. Кстати, один человек нуждается в большей степени в правде, а другой — в надежде, поэтому в подобной ситуации нужно следовать принципу гомеопатии: индивидуальный подход, никакого шаблона!

В работе с малоразговорчивыми пациентами часто помогает опросник. Нежелание говорить, скрытность, молчаливость сами по себе могут считаться симптомами (Kent, ЕК 53, КК I 76; «отвечает с неохотой», М. Dorcsi, «Справочник симптомов», с. 91).

Объективные признаки имеют особое значение в тех случаях, когда нет возможности получить вербальную информацию (например, бессознательное состояние). В этой ситуации выигрывают врачи с натренированным зрением, мыслящие синтетически. Врач, напрягая все органы чувств: зрение, обоняние, осязание, получает объективные признаки, которые сопоставляет с патогенезом лекарств.

Пример. Во время спортивного состязания у 17-летнего молодого человека развился коллапс после бега на дистанцию в 100 м. Он лежал на земле бледный, с малым нитевидным и частым пульсом, заострившимися чертами лица, закрытыми глазами, покрытый холодным потом, отмечались позывы на рвоту. Оказывавший помощь хотел накрыть больного, но тот сбросил с себя покрывало. В этой ситуации информацию могли дать только объективные признаки: коллапс, бледность лица, холодный пот, тошнота, рвотные движения, закрытые глаза, слабый нитевидный пульс, стремление сбросить с себя покрывало.

В качестве средств, применяемых при коллапсе, могли выступать два препарата: Veratrum album и Tabacum. Слабый нитевидный пульс, стремление сбросить одежду, тошнота, закрытые глаза решили выбор в пользу Tabacum. Патогенезу Veratrum свойственна картина со слабым пульсом, желанием согреться, обилием холодного пота на лбу.

После приема шариков Tabacum С30 состояние юного атлета быстро улучшилось. Один из товарищей по команде сказал ему: «Теперь ты убедился, что нужно бросить курить!?» Это высказывание несведущего человека — хорошее подтверждение правильности выбора лекарства. Этиологией коллапса, о которой я ничего не мог знать до того, было употребление никотина (курение) перед физической нагрузкой.

У младенцев и маленьких детей лекарственный диагноз часто основывается на объективных признаках и симптоматике, сообщаемой близкими (мать, отец). Лекарственно-типологические и конституциональные признаки иногда побуждают действовать независимо от вербальной информации.

Обилие симптомов и признаков

Болтуны. При беседе с некоторыми пациентами вас охватывает ужас. При выслушивании спонтанного сообщения хочется воскликнуть: «Остановитесь!» Словесный фонтан бьет без перерыва, факты излагаются непоследовательно. Какие выбрать симптомы? Если не удается привести в определенный порядок огромное количество симптомов, лекарство можно подбирать по наиболее яркому симптому: болтливости. Индивидуальный характер изложения жалоб, персональная форма болтливости открывает подходящее средство.

Вариабельные симптомы

В некоторых случаях спонтанное сообщение дезориентирует врача вследствие кажущейся противоречивости показаний: то так, то эдак, то здесь, то там. При вариабельности симптомов следует думать, как правило, об Ignatia, Pulsatilla, Sulfur с разнообразной симптоматикой (Psora!), Psorinum, а также Tuberculinum. Выведение токсинов через кожу, слизистые оболочки, кишечник, почки вызывает разнообразные симптомы. В этом случае при выборе медикамента помогает оценка конституции и диатеза. Мы обязаны распознать конституциональную слабость. Необходимые сведения мы черпаем из биографического анамнеза. В биографии больных, страдающих хроническими болезнями, мы находим типичные болезненные процессы, которые позволяют упорядочить многообразную симптоматику. Далее мы еще будем обсуждать вопросы конституции и диатеза, а здесь поделимся двумя соображениями.

При хронических и непрерывно рецидивирующих болезнях важно распознать конституциональную основу многообразных патологических, функциональных и психических симптомов. Устранение отдельных проявлений болезни — не главная задача, так как это только паллиативная косметическая терапия. Мы избегаем ошибок в лечении при знании основы болезни.

6. Устранимые ошибки

-

Ганеман не напрасно требовал точности исполнения рекомендаций. На основании собственного опыта, наблюдений за больными и мнения других коллег можно сделать твердый вывод, что наилучших результатов и надежного излечения можно добиться только тогда, когда мы будем следовать правилам подбора лекарств, рекомендованным в «Органоне».

На собственных ошибках (и у нас бывают ошибки), в процессе педагогической деятельности я пытался учиться распознавать подводные рифы и отмели. Какие наиболее частые ошибки можно устранить?

Назначение лекарств по диагнозу

Гомеопатия — это феноменологический метод. При назначении лекарства ориентируются на наблюдаемые феномены (симптомы и признаки). Со времени Гиппократа никто из врачей с такой ясностью, как Ганеман не назначал лечения больным, ориентируясь на индивидуальные феномены. Мы должны отойти от привитых нам шаблонов в объяснении болезней и учиться наблюдать за больными. Мыслительный процесс при объяснении идет обратным путем и аналитически от Б до А. Уникаузальный принцип правомочен и торжествует при обсуждении механических процессов. Наблюдение феноменов позволяет охватить целое, уловить мультикаузальные процессы природы. Сложные процессы жизни нельзя объяснить одной причиной. Аналитическое мышление пытается расчленить многообразное целое на отдельные части и объяснить их. Естественнонаучная медицина, положившая в основу лечения принцип причинности, добилась неоспоримых успехов в отдельных областях, например в борьбе с инфекциями. В других областях она достигла предела, не осознав ошибочности такого образа мышления.

Эти мысли я высказал для того, чтобы прояснились первые устранимые ошибки: пренебрежение к феноменам и установка на диагноз как общее и абстрактное определение. Понятно, почему некоторые коллеги-гомеопаты предпочитают органотропные средства или не могут отойти от комплексных средств. Комплексы — это такая прекрасная «пуповина» к привычному диагнозу, к общему, к объяснению болезней. Основываясь на феноменологии, врач в каждом случае болезни всякий раз стоит перед решением выбрать единственное средство, которое соответствует этим симптомам этого, больного. Данный метод побуждает к наблюдению за болезнью и больным как личностью и обеспечивает точное назначение лекарств на основе совокупности признаков и симптомов.

Пример. Патогенезу Belladonna свойственны покраснение, повышение температуры, набухание, ощущение сердцебиения.

Эти феномены обусловливают выбор лекарства при следующих диагностически отграниченных болезненных состояниях:


Итог: строго придерживайтесь феномена!

НЕДОСТАТОЧНОЕ ПОНИМАНИЕ БОЛЕЗНИ



Строго придерживайтесь феномена — так звучит последний призыв перед битвой. Да, но не слепо. Отдельные феномены могут ввести в заблуждение, если их не увязывать с совокупностью симптомов. Совокупность симптомов отражает также всю сущность явления, информирует о становлении, развитии нарушения. К полноценному симптому обязательно относится этиология. Совокупность симптомов и этиология, дополненные исследованием пациента, помогают распознать болезнь. В этой совокупности законное место имеют лишь отдельные феномены. Аналитики могут легко ошибиться, если слишком быстро подберут медикамент по справочнику, опираясь на отдельный симптом. Этот упрек можно сделать некоторым последователям Kent. Они не совсем поняли автора и превратили реперторизацию в самоцель. Ориентация на подобный неполноценный симптом (нет данных об этиологии) может привести к неправильной, неэффективной терапии с нарушением принципа подобия. В качестве иллюстрации приводим пример, составленный из различных историй болезни.

Недостаточное знание патогенеза лекарств

Мы часто неправильно оцениваем значение симптомов в их развитии. Заболевание — это процесс от незначительных нарушений самочувствия до «выжженной» (чаще всего малосимптомной) картины конечной стадии. То же свойственно лекарственным симптомам: от слабо выраженной симптоматики индивидуального действия до явных повреждений органов вплоть до грубых токсических нарушений. Заболевание и воздействие лекарств — аналогично протекающие динамические процессы. На каком-то этапе развития и течения болезненного процесса начинаются наше лечение, клинические наблюдения. В руководствах представлена общая картина лекарственного воздействия от субтоксической фазы через реактивное последействие до конечной стадии, известной нам из токсикологии. Итак, мы не можем требовать, чтобы при остром, еще локальном нарушении была бы в наличии общая картина лекарственного действия как объект сравнения при поиске лекарств. Мы сможем найти только частичный срез, который соответствует еще ограниченному болезненному состоянию. Непозволительно исключать средство, если в конкретном случае болезни отсутствует, на наш взгляд, существенное: отрицательных симптомов не бывает.

Примеры. Чтобы при гематоме назначить Arnica, достаточно знать этиологию (удар, сдавление), наблюдать пораженную часть тела, (краснота, иногда синяя или зеленая окраска), ощущение боли, модальность (усиление ее при ощупывании и воздействии влажного холода). Полная картина действия Arnica проявляется лишь при тифоподобной инфекции или апоплексии.

При апоплексии вследствие внутричерепной травмы может появляться ряд других Arnica-симптомов: покраснение головы; ступор (на вопросы отвечает, но снова впадает в состояние апатии), стремление к уединению (гонит врача и ухаживающих, так как «не нуждается в помощи», противится прикосновению), дезориентация, головокружение при закрытых глазах, непроизвольная дефекация во сне, устрашающие сновидения, беспокойный сон (ворочается в постели, не находит места, постель кажется жесткой).

Бывает, что мы вспоминаем только о начальном действии лекарств, но забываем о конечном эффекте.

Пример. Calcium carbonicum мы применяем почти исключительно у маленьких пастозных детей с лимфатическим диатезом. Но и у пожилых людей Calcium carbonicum имеет богатый спектр признаков: склероз, гипертония, камни, полипы, миома.

Или: мы слишком увлекаемся оценкой конституции полноватых детей типа Calcium carbonicum и забываем о детях с дистрофией, у которых все напоминает о кальции: полнота, вздутый живот, чувствительность к холоду, кислый пот и понос, непереносимость молока, боязнь оставаться одному.

Увлечение излюбленными средствами

-

Ганеман советовал уже при изучении клиники болезни рассматривать ее непредвзято, строго объективно изучать симптомы больных. Если мы поступаем так, но тем не менее возвращаемся к нашим «старым друзьям», это показывает, что наш подход недостаточно индивидуален. Нельзя клинические наблюдения «дрессировать» на излюбленное средство. Чего не хочешь видеть, не видишь. Каждый исследователь находит то, что ищет.

Схематическое ранжирование симптомов

Для выбора лекарств большую ценность по праву имеют психические симптомы. Это справедливо для сформировавшегося болезненного состояния, но имеет предел при локальных синдромах, которые существуют не столь долго. Например, Antimonium crudum обладает большой исцеляющей силой при шиловидных бородавках подошвы. Раздражительности и озлобленности, густо обложенного белым налетом языка — важных ведущих симптомов гастрита, присущего патогенезу Antimonium crudum, нельзя ожидать при этом пока еще кожном синдроме.

Мы видим почти в каждом случае болезни только срез общей картины действия лекарств. Важно, чтобы этот срез точно подходил к выбранному лекарству.

Поспешное назначение лекарств

Мы все часто торопимся и цепляемся за один яркий симптом. Это «золотое зерно» тогда превращается для нас в ключевой симптом, полностью ориентирующий всю трактовку случая в желаемом направлении. Поиск короткого пути побуждает быстро прийти к цели с помощью испытанных показаний. Мы работаем и думаем слишком часто по шаблону: стеснение в горле — уже назначаем Lachesis; облегчение при движении — да? Это Rhus toxicodendron; головокружение при взгляде в сторону — готово! Нужен Conium. При таком способе лечения я не вижу большой разницы от привычного прописывания обезболивающих средств при головной боли или комплексных препаратов: при кашле — принимай средства, подавляющие кашель; при гриппе — гриппомакс!

Переоценка локальных симптомов

Анамнез начинается большей частью с локальных жалоб: эти основные жалобы мы должны учитывать полностью. Однако поиск подходящего лекарства на этом не должен заканчиваться: необходимо получить совокупность симптомов. Это редкость, когда во всей картине заболевания доминирует единственный локальный симптом. Мы постоянно должны сознавать, что пораженная часть организма — это часть единого целого. Мы работаем не как узкие специалисты. Выбор средств, основанный только на локальном симптоме, остается «симптомом кровельщика», но не способствует стойкому исцелению.

VII. Поиск лекарств по справочнику симптомов — реперториуму

-

Неисчислимое количество лекарственных симптомов вынуждает пользоваться справочником симптомов, чтобы точно подобрать лекарство.

Выбор лекарств путем аналитического сравнения комплекса симптомов больного с лекарственным патогенезом при наличии реперториума проводится по специальной технике, разработанной von Boenninghausen и Kent (реперторизация).

Реперторизация требует из множества симптомов больного выбрать и расположить по порядку в зависимости от точности (§ 153, полноценные симптомы) и значимости (психосоматические), а затем сравнить их с подходящими рубриками реперториума.

Для экономии времени при механической письменной работе, можно использовать технические средства.

1. Значение и характеристика справочников

В предыдущих главах обсуждались различные пути поиска лекарства. При этом было показано, что «длинный путь» поиска лекарственного средства требует вспомогательных средств: реперториума или справочника лекарств. Само собой разумеется, что человек, посвятивший себя науке и ответственной профессии, должен постоянно читать и проверять себя, так как полностью надеяться на память нельзя. В сложных случаях болезни немедленно подобрать медикамент часто бывает невозможно. В зависимости от темперамента и памяти некоторые врачи могут принять быстрое решение, а другие должны все хорошо взвесить. По существу я выступаю против скорострельной гомеопатии: хороший стрелок точнее присматривается к цели. «Уверенность в себе — это хорошо, а самоконтроль лучше».

Предпосылкой точного выбора лекарства является строгое соответствие существующих симптомов больных и симптомов патогенеза лекарств. К сожалению, у нас только одна голова, поэтому число симптомов, которые мы узнаем от наших больных, и число проверочных симптомов лекарств даже прекрасная память сохранить не может. Можно знать не более, чем грубый абрис и основную характеристику применяемых средств с их существенными модальностями и ведущими симптомами. Поэтому мы не должны стыдиться быть правдивыми. Даже Ганеман со своим глубоким знанием симптомов действия лекарств составил для личного пользования «словарь симптомов».[22]

С того времени число испытанных средств возросло с 80 до 1000 и более. И если справочник был нужен мастеру, то тем более он нужен ученику. Каждый образованный врач-гомеопат не может работать без справочника симптомов. Даже из соображений времени он должен уметь отыскать важнейший симптом в справочнике лекарств. В этом поможет справочник симптомов или как мы его сегодня называем — реперториум.

Справочник лекарств (Materia medica) содержит сведения о признаках и симптомах действия лекарств. Описание симптомов — ее указатель. Книга о лекарствах построена по принципу — от лекарства, а указатель симптомов — от симптомов больных. Справочники лекарств и симптомов — необходимые книги для поиска лекарств.

Мне еще никогда не приходилось переживать самому или слышать от других, что больной принимает врача за глупца, если врач на приеме пользуется справочной литературой. Каждый грамотный человек заглядывает в книгу, когда в каких-то подробностях не доверяет своей памяти. Юристы почти всегда проверяют свои знания по соответствующим параграфам законов или комментариям к ним. Все люди знают, что все знать невозможно. Правда, в экстренных ситуациях врач должен быстро назначить лечение, а не рыться в справочнике симптомов. Практика оказания помощи на дому в преимущественно острых случаях требует определенного багажа знаний. На приеме необходимо от случая к случаю контролировать свою память по справочнику симптомов во избежание ошибок.

Специалисты, назначающие комплексные средства, не нуждаются в справочнике симптомов, им достаточно запеленговать диагноз болезни. Тот, кто хочет заслужить почетное звание гомеопата, должен стремиться к возможно большему и точному сходству симптомов.

Однако подобие должно быть не формальным, а смысловым. Если понять, что симптоматика Materia medica составлена из высказываний и выражений многих лиц, испытывающих действие лекарств на себе, то не удивительно, что каждый испытуемый свои субъективные ощущения выражает по-своему. Словесная формулировка симптомов — проблема всех справочников симптомов. При группировке многих индивидуальных высказываний нужно добиться того, чтобы они имели смысловое сходство. Поэтому важно, чтобы для каждого вербального симптома мы имели набор подобных формулировок, если выражение нашего пациента точно не соответствует приведенному в справочнике. Например, ощущение сдавления — как будто перетянуто шнуром, как будто пояс; слишком тесно и т. д.

Большие справочники при этом имеют то преимущество, что содержат много ссылок на синонимы. В моем справочнике содержатся одновременно дополнительные ссылки. Это экономит много времени. Разумеется, каждый справочник тем более ценен, чем подробнее составлен. Для сравнения: хороший телефонный справочник должен содержать все номера телефонов. Поэтому ценность малых реперториумов невелика. С другой стороны, чем полноценнее и вместе с тем объемнее справочник симптомов, тем труднее им пользоваться. Однако к большому пособию постепенно привыкаешь, так что объем его не мешает. При работе с маленькими пособиями всегда рискуешь не найти выбранный симптом.

2. Общая характеристика отдельных справочников симптомов

Из большого числа реперториумов я выбрал для рассмотрения те, что имеют для нас наибольшее значение.

Clemens von Boenninghausen — непосредственный ученик Ганемана был первым, кто опубликовал подобный реперториум. Это произведение играет особую роль не только в историческом плане. Благодаря своему качеству он используется для составления других реперториумов. Ганеман в своем примечании к § 153 «Органона» воздал должное этому труду.

James Tyler Kent в 1877 г. составил реперториум (на английском языке), который до сих пор остается наиболее полным. Первый немецкий перевод von Elbe (был выпущен издательством «Гиппократ») строго повторяет оригинал в расположении глав. Эта книга особенно подходит для тех, кто уже проработал произведение Kent на английском языке. Ее преимущество в доступности цены.

Georg von Keller и Jost Kiinzli von Fimelsberg осуществили новый перевод на немецкий язык в 3 томах с переработкой материала. Расположение глав соответствует оригиналу не полностью. Каждый том выпускается отдельно или в составе одной книги. В такой форме ею удобно пользоваться.

Переводчики критически переработали материал, исправили ошибки, дополнили важными ссылками на многочисленные синонимы и добавили большое количество симптомов из реперториума С. von Boenninghausen.

Horst Barthel и Will Klunker создали синтетический реперториум для частных областей: характера и ума, сексуальности, менструаций, сна (издан на английском, французском и немецком языках). Это большой справочник общих симптомов и служит важным дополнением к другим руководствам. Недостатком его является расположение материала в соответствии с английским звучанием слов. Немецкий индекс несколько облегчает работу.

Из малых справочников симптомов мы рекомендуем: Karl Stauffer «Справочник симптомов и гомеопатическое лекарствоведение, а также сопоставимых дополнений к справочнику лекарств», который, к сожалению, давно не издавался и является антикварной редкостью, и Mathias Dorcsi «Справочник симптомов для повседневной практики и сравнительного изучения гомеопатического лекарствоведения в персонотропном порядке». Название обеих книг определяет их особое положение: там представлены симптомы и характерные признаки искомых лекарств. Благодаря этому они в поисках индивидуального более информативны, хотя их общий объем меньше.

В книге К. Stauffer использован алфавитный принцип. М. Dorcsi располагает материал в зависимости от «иерархической структуры личности». Прежде чем работать с его справочником, следует почитать его книгу «Медицина личности». Поиск лекарств по его методу исходит из целостности личности, а течение болезненного процесса рассматривается на основе конституции больного. Клинический синдром или четкий ведущий симптом дифференцируется по отношению к отягощенности диатезом. Заслуга М. Dorcsi состоит в том, что он пытался объединить гомеопатию с общей медициной нашего времени. Его справочник симптомов наглядно составлен, удобен в пользовании, имеет достаточный объем.

«Практическая гомеопатия» Henri Voisin совершенно оригинальна. В ней соединен справочник симптомов с обзором клинической картины различных болезней или синдромов. При изложении отдельных больших синдромов приводятся реперториум или обзорные таблицы. Некоторые коллеги охотно работают с этой книгой и хвалят ее, другие находят ее не полной. Я пользуюсь этой книгой, когда при клиническом наблюдении получаю мало субъективных симптомов или нечеткую картину болезни. Книга позволяет многое дифференцировать по основной жалобе и избегать таким образом органотропной терапии.

3. План и содержание реперториума Kent

Общее

Если мы в последующем будем часто ссылаться на реперториум Kent в немецком переводе — это не означает, что девальвируем другие справочные руководства. Вы знаете мою установку: каждый должен пользоваться тем пособием, которое более соответствует его привычкам и наклонностям в работе. Из предыдущей главы, надеюсь, стало ясно, что различные пути поиска лекарств не только возможны, но и нужны в определенной ситуации, зависящей от пациента или врача. В связи с этим нельзя превозносить то пособие, с которым работаешь сам, и охаивать другое. В то же время нельзя называть коллегу, работающего с пособием Kent, кентианцем. Я уже не раз пояснял, что значит быть кентианцем. Тот, кто пользуется телефонной книгой, не называется телофономаном. Тот, кто поиск лекарств ведет по правилу подобия, — это гомеопат в почетном смысле этого слова (как говорил Ганеман), а это имя мы должны постоянно оправдывать. И в этом нам помогает по возможности полноценный справочник симптомов. Это только помощь, но не вероисповедание.

Реперториум Kent используется во всем мире, немецкие переводы — у нас. Содержание переводных книг отличается мало. Порядок и соподчинение глав разное. Как я уже упоминал ранее, перевод Erbe я обозначаю ЕК, а перевод Keller, Kiinzli, как КК. Например, ЕК 7 означает с. 7 в книге Erbe, а КК I 7: с. 7 в томе I книги Keller, Ktinzli. Счет страниц ЕК идет от начала до конца, а в КК каждый том имеет свою нумерацию страниц. Названия глав большей частью отражают содержание. Однако надо знать, что глава «Общее» не означает «общий симптом». Немецкая речь при этом допускает смещение понятий, поэтому я с большей охотой применяю выражение «всеобщий симптом» для тех симптомов, которые касаются человека в целом, т. е. это не локальные и не отдельные симптомы. В главе «Общее» мы находим понятия, определения многих патологических явлений — от похудания до карликового роста, а также характеристику пульса, конвульсии (клонические судороги), спазмы (тонические судороги), параличи, опухоли и т. п.

Принцип построения внутри главы соответствует логике: от целостного — к частному, от более общего — к дифференцированному понятию, от присущего человеку в целом — к особенному. При описании соматики материал расположен: голова — ноги, центр — периферия, изнутри — кнаружи. Внутри рубрик построение по такому же принципу. Вначале идет общая рубрика, в которой перечисляются все средства, принадлежащие данному симптому, а затем следует дифференцирование:

1. Время появления или ухудшения ощущений.

2. Сопутствующие обстоятельства, модальности в алфавитном порядке.

3. Место: от краниального к каудальному, от проксимального к дистальному.

4. Характер ощущений в алфавитном порядке.

5. Иррадиация ощущений или боли.

Эту схему нужно знать наизусть, так как она постоянно повторяется. Это облегчит поиск.

Если у больного находят какой-то симптом, не укладывающийся в данное описание, это означает ухудшение. В главе «Сон» в рубрике «Положение» (ЕК 1228; КК I 378) описаны типичные для данного средства положения во сне, но это нельзя рассматривать как признак ухудшения.

Общие симптомы

Выбор лекарств отвечает идее представления Ганемана о стойком излечении: от центра жизненной силы к периферии. Если благодаря гомеопатическим лекарствам нормализуется центральная регуляция жизненных процессов, то исцеляется и локальная болезнь, при условии, если не произошло необратимых органических нарушений. В связи с этим существенное значение имеют общие феномены (нервно-психические и общие соматические симптомы и их модальности. Недостаток оригинала Kent в том, что эти симптомы разделены (так же и в ЕК): вначале описаны характер, головокружение (в конце — сон, озноб, лихорадка, пот). В КК I том и начало II тома содержат большинство общих симптомов. Важно знать, что общие симптомы — «пристрастие или отвращение к определенным пищевым продуктам», «жажда» — в обоих переводных изданиях помещены в разделе «желудок», хотя они не относятся к локальным явлениям.

Симптомы, относящиеся к очень важной сексуальной сфере и имеющие ранг общих, в обоих переводных изданиях находятся в главе «Мужские и женские половые органы».

В англоязычном оригинале последняя глава названа «Generalites», а в ЕК как «Общее». Я уже указывал на то, что это выражение в немецком языке многозначно. В КК эта обширная глава делится на несколько подглав: общее, ощущения, модальность.

Общее — это ряд клинических понятий, начинающихся с буквы А до Я. Например, абсцесс, хорея, цианоз, приливы жара, клонические судороги (конвульсии), свойства пульса, опухоли, повреждения, дрожание, а также средства сикотической или сифилитической конституции.

Ощущения — касаются организма в целом или относятся к рангу общих симптомов. Здесь помещены средства для пациентов, отличающихся зябкостью, в рубрике «Жизненное тепло, дефицит» (ЕК 1357, КК 1462).

Модальности — касаются человека в целом, например еда, питье, менструации, тепло, холод, погода, движение, покой, лежание, общая потливость, половой акт, отхождение стула. В этой рубрике стоят также некоторые клинические понятия: болезнь путешествий (см. езда), детские болезни, женские болезни, климактерий, последствия прививок, болезни грудных детей, морская болезнь, прорезывание зубов у детей.

Органные симптомы

Симптомы, связанные с поражением органов (локальные симптомы), изложены очень подробно. Если врач не находит ничего дифференцированного, то может воспользоваться информацией выше названной рубрики или искать средство по синонимам. Последовательность всегда одинаковая: от общего к специальному, сверху вниз (за исключением раздела «Боль в спине» в ЕК, где применен алфавитный порядок), от затылка ко лбу. В каждой рубрике повторяется схема: временные соотношения, время появления, сопутствующие обстоятельства, модальности, место, характер ощущений и их иррадиация (неприятные ощущения, боль, оглушенность и т. д.).

В этих дифференцированных рубриках боли иногда удается найти без труда полноценный симптом, который может оказаться ключевым.

Пример. Больной сообщил, что его беспокоит жгучая боль в области шеи, которая распространяется на затылок. Сон при этом не нарушен. Этиология неизвестна. Реперторизация: жгучая боль в затылке (ЕК 915, КК область шеи II 348). Иррадиация к затылку (ЕК 915, КК II 349), улучшение во время сна (ЕК 915, КК II 349). Результат реперторизации: (Calcium carbonicum — единственное средство, которое встречается во всех рубриках. Сравнение с лекарственным справочником и успех лечения подтвердили правильность выбора лекарства.

Градация

Для каждого симптома составлен перечень лекарственных средств, напечатанный с использованием различных шрифтов в соответствии с ценностью симптома:

нормальный шрифт = 1-я степень = незначительная ценность,

курсив = 2-я степень = средняя степень значимости,

жирный шрифт = 3-я степень = наивысшая значимость.

Такая градация была сделана Kent для облегчения выбора лекарств.

Цифровое обозначение ранга симптомов в литературе разное. У Kent 1-я степень — наивысшая значимость симптома, у Kilnzli наивысшая — 3-я степень. Для оценки значимости симптома в баллах при реперторизации (что кажется мне очень спорным) я советую использовать принцип градации Kunzli: наиболее ценный симптом обозначается цифрой 3 и этому соответствует 3 балла.

Оценка в баллах по сути противоречит гомеопатическому дифференцированию лекарств в зависимости от качества симптомов. Но если при изучении клиники заболевания не удается выявить очень ценные симптомы, то можно работать с симптомами средней значимости, оценивая их в баллах. Суммарная оценка их поможет в выборе нужного лекарственного средства.

Деление на степени не нужно воспринимать как догму. В большинстве случаев можно пользоваться градацией Kent. Большинство испытанных ведущих симптомов лекарств почти всегда обозначаются 3-й степенью. Полярные обозначения непостоянного остаточного действия лекарств выражаются 2-й или 1-й степенью.

Пример. Для йода характерен ведущий симптом — волчий голод, он выражается 3-й степенью (ЕК 487; КК ГГ1 421), но в картине его действия может наблюдаться и потеря аппетита. Тогда мы находим его в рубрике: «Потеря аппетита» с градацией 2-й степени (ЕК 486, КК III 420).

Градация — это вспомогательный прием для сравнения клинических данных и патогенеза лекарств: симптому «крайнее беспокойство» пациента должно соответствовать средство, у которого эффект беспокойства выражен в наивысшей — 3-й степени. Если больной спонтанно и эмоционально сообщает, что ночью от беспокойства он не может лежать в постели, встает, нигде не находит покоя, то назначают соответствующее средство, для которого свойствен эффект беспокойства также 3-й степени (например, Arsen, Rhus tox.).

Дополнения к реперториуму Kent

Th. Ensinger (1975) в книге «Пояснения к реперториуму Kent» сделал попытку упорядочить некоторые разрозненные симптомы, чтобы облегчить их поиск. К сожалению, этот обзор неполный! R. Flury (1979) при помощи своего реперториума, состоящего из карт, пытается перебросить мост между подчеркнутым обобщением симптомов у С. Boenninghausen и скрупулезной дифференцировкой Kent. Тот, кто хочет пополнить знания об общих психических и соматических симптомах, найдет здесь много интересного.

Дополнительно можно использовать «синтетический реперториум» Н. Barthel и W. Klunker для психических и поведенческих симптомов, сексуальности, менструаций и сна.

Число пояснений в книге Kent можно было бы расширить. О. Eichelberger в своей работе приводит данные о синонимах и родственных по смыслу выражениях. Их можно включить в свой собственный реперториум. Не забывайте мой совет записывать собственные примечания.

Н. Leers (1973) собрал редкие симптомы, которых нет в книге Кента.

4. Выбор лекарств путем сравнения групп симптомов

-

В главе «Различные пути выбора лекарств» сообщалось о двух методах: а) синтетическом обобщении картины болезни и сравнении с лекарственным патогенезом; б) аналитической оценке отдельных симптомов болезни и сравнении их с симптомами лекарственного патогенеза.

Первый, обобщающий, метод хорош для врача, склонного к синтезу и хорошо знающего действие медикаментов. Он применим только тогда, когда случаю болезни свойственны своеобразные, характерные симптомы, которые точно соответствуют картине действия определенного лекарства.

Второй путь имеет преимущество при разрозненном, необозримом материале случая болезни, так как в подобной ситуации подходящее лекарство можно найти путем точного сравнения групп симптомов. Врачи с аналитическим складом ума предпочитают этот метод. Он также дает неплохой результат при умеренном знании лекарств.

Реперториум можно использовать при обоих способах поиска медикамента: при первом — по отдельным хорошо дифференцированным симптомам или сравнением ряда симптомов, выявленных клиническим наблюдением — при втором. Пользуясь реперториумом, можно быстро проверить свой лекарственный диагноз при наличии у больного какого-либо симптома, который кажется не соответствующим патогенезу лекарства. Или у больного встретился необычный симптом, о котором мы ранее никогда не слыхали, и тогда с помощью реперториума также удается подобрать нужное лекарство.

Я вспоминаю случай моих первых лет обучения гомеопатии. Мать сообщила, что ее 4-летняя дочь не хочет оправляться, сидя на унитазе. Когда мать полоскает пеленки, дочь становится в уголок, натуживается и готово! Дефекация только стоя! После длительных поисков в английском издании книги Kent (немецкого тогда еще не было) я нашел этот симптом (с. 608). В немецком переводе — ЕК 636: КК III 617. Затрудненная дефекация: в положении стоя опорожнение облегчается — только Causticum. 3-я степень значимости симптома.

Это яркое переживание убедило меня в ценности справочника и в то же время — ключевого симптома. Для ключевого симптома, полноценного симптома, точного общего симптома не нужен длинный список лекарств, так как в рубрике необычных симптомов много средств не указано. Это позволяет в приемные часы без больших затрат времени подобрать нужное лекарство путем сравнения с лекарственным справочником и прицельным расспросом пациента.

В трудных случаях болезни с рядом неполноценных симптомов дело обстоит по-другому. Многие из них кажутся нам ценными. Тем не менее гарантии точно подобрать необходимый лекарственный препарат нет. Для каждого из этих неполноценных симптомов мы находим в реперториуме рубрику с несколькими лекарствами. Какое же из них выбрать?

Каждый симптом сам по себе является мозаичным камнем общей картины действия лекарств. Укладывая камни, шаг за шагом мы получаем полную, точно распознанную картину. Из групп ранжированных симптомов складывается целое. Что невозможно сделать с помощью одного неполноценного симптома — найти подробное исцеляющее средство, удается благодаря составлению рядов симптомов. Составление рядов симптомов и сравнение их с приведенными в реперториуме называется реперторизацией.

Метод Ганемана

Во введении ко II тому «Чистого лекарствоведения» Ганеман на двух примерах дает представление о своем методе работы. Они имеют не только исторический интерес, но и демонстрируют сущность подбора лекарств по принципу подобия.

ПациентВ., слабый бледный мужчина в возрасте около 42 лет, работающий большей частью за письменным столом, обратился ко мне за помощью 27.12.1815; он был болен уже 5 дней.

1. В первый день болезни вечером без видимой причины появилась тошнота, урчание в животе и отрыжка.

2. Около 2 ч ночи рвота кислым содержимым.

3. В последующие ночи сильная отрыжка.

4. Сегодня тоже отрыжка с неприятным запахом и кисловатым привкусом.

5. Он испытывал ощущение, что пища в желудке не переваривается.

6. Ему казалось, что в голове стало пусто и темно.

7. Малейший шум раздражал его.

8. По характеру он мягкий, нежный, терпеливый человек.

К п. 1 отмечаем следующее: из ряда лекарств, вызывающих головокружение и тошноту, можно назвать Pulsatilla, которая вызывает головокружение вечером, что свойственно только очень немногим препаратам!

К п. 2: рвоту кислым содержимым желудка и слизью с кисловатым запахом вызывают Stechapfel и Krehenaugen, но не в ночные часы. Baldrian и Kockelsamen вызывают рвоту ночью, но не кислым содержимым. Пилюли железа вызывают рвоту по ночам, могут вызвать рвоту кислым, но патогенез не соответствует прочим описанным здесь симптомам. Pulsatilla вызывает не только кислую рвоту вечером и рвоту в ночные часы, но и прочие характерные для этого случая проявления, чего нельзя сказать о патогенезе железа.

К п. 3. Для Pulsatilla свойственна отрыжка по ночам.

К п. 4. Отрыжка тухлым и с кисловатым привкусом также присуща Pulsatilla.

К п. 5. Ощущение непереваривания пищи в желудке дают некоторые лекарства, но ни одно так полно и выражено, как Pulsatilla.

К п. 6. Подобные расстройства дает Ignazsamen, однако для препарата нехарактерны другие жалобы, сообщаемые больным, в отличне от Pulsatilla

К п. 7. Pulsatilla возбуждает подобным образом и повышает чувствительность других органов чувств, например зрения. И хотя непереносимость шума свойственна эффекту и других лекарств, например Krahenaugen, Ignazbohne и Sturmhut, но они не отвечают правилу подобия для других расстройств и обладают в меньшей степени этим симптомом.

К п. 8. Характерологические особенности (мягкий характер) также соответствуют патогенезу Pulsatilla.

Итак, больной может быть исцелен легким надежным средством: Pulsatilla, которая в связи со слабостью и повышенной чувствительностью больного была назначена в очень маленькой дозе — половина капли квадрнллионого разведения Pulsatilla. Это произошло под вечер.

В последующий день жалоб не было вообще, пищеварение восстановилось и оставалось хорошим на протяжении всего времени наблюдения.

Анализ данного случая показывает, что выбор гомеопатического средства можно быстро осуществить при определенном опыте и знании наизусть симптомов лекарств или путем письменного сопоставления их, что в уме совершается в один миг.

Для выбора препарата нужно к каждому отдельному симптому болезни подобрать все лекарства, действию которых свойственны довольно подобные симптомы, написав сокращенно названия (например, Ferr., Chin., Rheum., Puis.). Так поступают после этого с каждым прочим симптомом. Затем из списка следует выбрать то лекарство, которое перекрывает большую часть имеющихся особенных и характерных жалоб. Это и будет искомым лекарством.

Поиск лекарств путем сравнения рядов симптомов предопределяет, что «врач отчасти симптомы держит в памяти, отчасти их можно легко найти».

На этом принципе поиска лекарств основана работа учеников Ганемана. Он должен был показать практически осуществимый способ «легкого поиска» лекарства. Однако каждый гомеопат волен избрать свой путь быстрого поиска симптомов.

С. von Boenninghausen — основатель техники реперторизации

Об особом значении реперториума С. von Boenninghausen уже упоминалось. Его метод выбора симптомов заслуживает более подробного обсуждения.

С. von Boenninghausen, проводя кропотливую научную работу, в своем реперториуме собрал отдельные лекарственные симптомы. Он не увяз в деталях, а творчески продолжил труд своего учителя. Благодаря ему применение правила подобия стало практически возможным в сложных случаях болезни.

Он четко показал, что всестороннее изучение случая с большим количеством симптомов удается только при помощи рациональной классификации и оценки симптомов.

Невозможно каждый малый неполноценный симптом сопоставлять с лекарственной симптоматикой. Целое важнее, чем частное!

В связи с этим предпочтение отдается симптомам, которые информируют о характерных ощущениях и модальностях, касающихся человека в целом. Соматические и нервно-психические общие симптомы определяют выбор лекарств, и потому для поиска лекарств он берет за основу высказывание Ганемана: «Все части организма так тесно взаимосвязаны, что образуют неразрывное единство чувствования и деятельности» («Органон», § 189). «Каждое истинное лечение заболевания наружной части тела должно быть направлено на целое, на уничтожение и излечение общего страдания» («Органон», § 190).

С. von Boenninghausen объединяет несколько отдельных симптомов в общий симптом, если они подобны по модальностям и ощущениям.

Пример. Пациентка жалуется на колющую боль в коленном суставе при ходьбе в течение длительного времени. Аппликации фагно (минеральная грязь из горячих источников) оказывают скорее отрицательное влияние. Около двух дней ее беспокоит кашель с колющей болью в грудной клетке, особенно при глубоком вдохе; кашель усиливается в теплом помещении. Во время менструации она ощущает боль в правом яичнике, если быстро поднимается по лестнице.

При всех трех локализациях ощущения аналогичны: колющая боль; кроме того, одинаковые модальности: ухудшение при движении (ходьба, глубокое дыхание; подъем по лестнице) и от тепла (компресс, теплое помещение). Эти три отдельных симптома превращаются в ценный общий симптом, который можно легко найти в справочнике симптомов и также легко распознать: Bryonia.

Посредством систематизации, оценки и обобщения он концентрирует тотальность симптомов (количество!) для определения их сути, качества. Он переносит учение Ганемана в практическую деятельность.

Наряду с этим он является основателем научной, четкой и выполнимой техники выбора лекарств. С. von Boenninghausen дает нам ключ к рациональному пользованию реперториумом. Нельзя быть рабом деталей и тонуть в многообразии отдельных симптомов. Пользование реперториумом нельзя доводить до абсурда, т. е. многочасового перелистывания и поиска, когда охота за отдельными яркими симптомами превращается в самоцель. Реперториум — это вспомогательное средство и должен им оставаться. Это не меняет основы выбора лекарств. Он помогает нашей памяти и дает возможность использовать при выборе лекарств в отдельных случаях полную картину симптомов действия лекарств. Самые выдающиеся знатоки Materia medica всегда удивляются богатству нашего лекарственного арсенала. Мастер своего дела понимает, что на память надеяться нельзя, и справочник симптомов необходим. С годами истощаются наши знания патогенеза лекарств. У меня сохранилось представление-клише о голубоглазой, светловолосой, мягкой, плаксивой Pulsatilla-дамочке, но о том что это «мягкое средство» во многих областях вызывает жгучую боль, я уже не помню. Справочник симптомов как оглавление всеобъемлющей Materia medica помогает преодолевать недостатки памяти. Благодаря постоянному сравнению — содержания справочников симптомов и лекарств мы лучше познаем лекарства и, таким образом, получаем лучшие результаты терапии.

Kent — мастер детализации

Заслуга Kent состоит в том, что в своем реперториуме он дал подробное описание патогенеза лекарств. Он продолжал строить на фундаменте С. von Boenninghausen. Особенность произведения Kent состоит в детальном описании патогенеза симптомов лекарств в их причинной взаимосвязи.

Пример. Рубрика «Кашель». Ребенок принимает возвышенное положение, синеет и не может выдохнуть: Mephites (ЕК 792; КК III 368).

Точное описание отдельных симптомов представляет особый интерес. Разницу между этими двумя авторами можно выразить так: С. von Boenninghausen обобщает, Kent дифференцирует.

На первый взгляд, это противоречие. Но в практической работе мы нуждаемся в том и в другом: деталях и общем.

У Ганемана мы находим основополагающие рекомендации для выбора лекарств: «Яркие, особенные, необычные и своеобразные признаки и симптомы болезни следует особенно отмечать и пристально изучать» («Органон», § 153). Яркое, особенное, необычное мы находим большей частью в Отдельных симптомах. Своеобразное превосходит отдельную симптоматику и характеризует человека в целом.

Особенным, к примеру, можно считать сообщение больного, что ночью в постели колени у него холодные (Phosphor, Sepia). Если же он жалуется что постоянно мерзнет даже летом, этот недостаток жизненного тепла (ЕК 1357, КК 1 462) — его характерная особенность.

Мы должны уметь распознать своеобразие человека в целом и особенность отдельных симптомов и признаков.

Формулировки Ганемана почти всегда точны. К сожалению, многие, читая их, не задумываются. В § 153 «Органона» изложены основы поиска лекарств. Рекомендована регистрация существенных симптомов: с одной стороны — яркие, особенные и необычные симптомы; с другой — своеобразные, характерные признаки и симптомы. Между этими двумя столбцами Ганеман вводит союз «си». До тех пор, пока я не понял этого «и», я испытывал неуверенность в выборе симптомов. Рекомендации по технике реперторизации охватывают крайние тенденции: от кратковременной обработки отдельных симптомов (ярких, особенных) до почти исключительной оценки общих симптомов (своеобразных, характерных). Некоторые авторы не советуют исходить от применения симптомов из категории главных жалоб, а основываются особенно на общих симптомах.

Союз «и» Ганемана объединяет крайние подходы его последователей. В нем совет применять то и другое: частные особенные и общие характерные симптомы.

5. Проведение реперторизации

-

Перед лечением врач ставит диагноз. Поиску лекарств предшествует клиническое наблюдение. Чем сложнее случай болезни, тем основательнее он должен быть изучен.

Для реперторизации необходима письменная документация, фиксирующая в числе прочего совокупность симптомов (см. главу «Клиническое наблюдение»).

Этот сырой материал из диагностических понятий, признаков, симптомов, биографических сведений требует доработки, уточнения и упорядочения, чтобы совокупность симптомов превратилась в сущность симптомов. Из многообразия симптомов выделяется существенное. Наконец, приходит время решить вопрос: какие симптомы нужно использовать при выборе лекарств, а какие не учитывать.

Выбор, порядок и оценка симптомов

Все неопределенные и патогномоничные симптомы в перечень симптомов, подлежащих реперторизации, не включают. Средний игрок не попадает в национальную сборную!

Все индивидуальное относится к сущности симптомов, но не каждая мелочь. Даже из практических соображений нельзя для выбора лекарств использовать каждый симптом, выискивать его в справочнике симптомов и выписывать подходящее средство. В таком случае мы часами писали и искали бы и в конце концов ничего ценного для терапии не нашли. Это было бы равносильно тому, если бы кто-нибудь решился описывать яблоню, характеризуя по величине, цвету, форме, пятнам и прочим подробностям каждое яблоко, а затем ветки и каждый листочек. Характерное для этого дерева и суть его признаков (корни, ствол, крона) были бы полностью перекрыты беспорядочным описанием мелочей.

Вышесказанное кажется парадоксом. Вначале мы скрупулезно собираем совокупность симптомов, а затем многое отбрасываем из того, что было собрано. Этот парадокс кажущийся, так как при изучении клинической картины болезни мы еще не можем решить, какая группа симптомов может стать указателем для поиска медикамента. Археолог при раскопках описывает камень за камнем, пока не поймет, что эти камни представляют, например, остаток стены. После такого прозрения каждый отдельный камень он уже называет «каменная кладка».

С положительной стороны на вопрос о выборе симптомов можно ответить так:

Выбирай симптомы, которые характеризуют человека в целом, и те, которые для данного конкретного случая болезни являются яркими, особенными и необычными.

Материал клинического наблюдения помогает решать в отдельных случаях вопрос, с какой стороны можно найти более четкие симптомы. Многообразие проявлений болезни побуждает подходить дифференцированно к выбору симптомов. Шаблоны не отвечают требованиям. Иногда пациент демонстрирует довольно точно один или два особенных симптома, иногда даже полноценный симптом с его этиологией, локализацией, особенностями, модальностью и сопутствующими ощущениями.

При других, особенно длительных болезнях отдельные симптомы являются лишь разрозненными деталями или только патогномоничными симптомами и все выглядит довольно банально. Тем не менее часто удается выявить очень характерные психосоматические симптомы.

У третьей группы больных нас впечатляют как «признаки» распознавания лекарств (G. von Keller) необычный или даже парадоксальный симптом, четко описанное ощущение (как будто сердце остановилось), яркие модальности (все ухудшается при движении), неожиданные психические реакции (гнев вследствие печали) или особая локализация ощущений: головная боль в области орбиты. Каждый такой опознавательный признак может вплотную подвести к искомому лекарству.

Клиническое исследование является оптимальным, если в целом и отдельном находят ценные симптомы для поиска медикамента. Если же такой оптимальный вариант не достижим, нужно довольствоваться областью, которая дает точный симптом. Возможность выбора предопределяет, естественно, определенное предложение.

Для реперторизации используют выбранные симптомы. Исключается все неспецифичное и патогномоничное, а также малосущественные детали, которые не характеризуют ни пациента, ни лекарство. Из совокупности формируется сущность симптомов.

Под сущностью симптомов понимают:

То, что характеризует человека в целом, его своеобразие в умственно-психическом и общесоматическом отношении (общие симптомы).

Органоспецифичные и локальные симптомы в их индивидуальном выражении, если они точно выражены, яркие и особенные (индивидуальные локальные симптомы).

Клинический материал определяет в каждом конкретном случае, взять ли за основу общие характерные или локальные особенные симптомы. На следующих примерах станет ясно, что бывают случаи, когда лекарство можно подобрать по основной жалобе в ее индивидуальном выражении, в иных случаях нужен общий характерный симптом. Оптимума добиваются тогда, когда располагают качественно ценными симптомами из обеих областей.

После отбора ряда симптомов из их множества переходим ко второму этапу: упорядочению и оценке симптомов.

Выбранные симптомы лучше всего сгруппировать по их принадлежности. С одной стороны, общие соматические и психические симптомы, с другой — частные (локальные симптомы). При этом нужно стараться из различных разрозненных симптомов составить полноценный симптом (этиология, локализация, характер, модальность, сопутствующие симптомы).

Оценивают симптомы по качеству информативности: по их точности, полноценности и по рангу в системе личности: нрав, интеллект — тело — орган.

Три рабочих процесса: выбор, упорядочение, оценку можно при некотором опыте в реперторизации объединить. Мой практический совет: подчеркните в истории болезни (или опроснике) сначала все существенные общие симптомы (общие соматические и психические симптомы) красным карандашом, а существенные и точно описанные локальные симптомы — голубым карандашом. Это всегда поможет выявить по меньшей мере полноценный и сопутствующий симптом. Наряду с этим Вы проводите выбор, упорядочение и оценку. После подчеркивания выбранных и упорядоченных симптомов нужно еще раз проверить, выдержит ли выбор критическую оценку.

Самокритика очень нужна. Для сравнения: условие математической задачи должно быть абсолютно точным. Выбор и упорядочение симптомов должны полностью отвечать существу болезни, чтобы лекарство выполнило роль similia. Общие симптомы, которые в ценностном ряду стоят на верхней ступени, должны быть у пациента примечательными и точными. Их необходимо четко отразить в истории болезни. Например, умственно-психические симптомы во многих историях болезни отражены недостаточно точно. Ведь только после длительного знакомства с больным можно разобраться в нем. Лишь когда пациент испытывает доверие к врачу, он говорит о самом сокровенном. Одаренность и квалификация многих врачей не настолько высока, чтобы они умели разглядеть, что скрывается за внешним «фасадом». Не каждый пациент тотчас обнажает свою внутреннюю жизнь. С. von Boenninghausen был осторожнее, чем Kent: психические симптомы у него стоят в конце ряда и служат для подтверждения или исключения выбранного лекарства. Он советовал психические симптомы проверять по лекарственному справочнику, чтобы они точно совпадали. Установка С. von Boenninghausen полностью совпадают с рекомендацией Ганемана. В примерах поиска лекарств он использует психические симптомы, стоящие в конце ряда, для подтверждения правильности выбора.

Ранжирование симптомов

Критерии выбора лекарств уже обсуждались в главе IV. Из-за важности этого процесса остановимся на нем повторно. Для реперторизации необходимо расположить симптомы в определенной последовательности, применяя общее правило, приспосабливаемое для конкретной ситуации.


Качество симптомов обусловлено двумя факторами: точность и наиболее высокий ранг персональной значимости. Это можно выразить в виде формулы: точность х ранг = качество. Три комбинации требуют размышления:

а) симптом высокого ранга, например психический симптом, который, однако, нечеток и неполноценен, возможно, в последнее время даже так ослаблен, что качество его из-за малой точности невысокое, а неточность нивелирует высокий ранг;

б) высокое качество имеет яркий и полноценный локальный симптом, если он уже давно существует и нарастает с необычными сопутствующими явлениями, о которых больной сообщает спонтанно и бурно их переживает; здесь точность превосходит низкий ранг локального симптома;

в) комбинация точности и высокой персональной ценности дает наивысшее качество и вместе с тем обеспечивает почти математическую точность в выборе препарата.

Пример. Крупная, сильная, но мягкая русоволосая пациентка М. предъявляет основную жалобу на обильные угри. Локальные данные не представляют ничего особенного: угри как угри. Спонтанное и целенаправленное сообщение также ничего не дифференцирует. Но когда она поняла при непрямом опросе, что я интересуюсь «ею самой», она вдруг сказала: «Смешно, но меня уже давно сердит, что вечером в темноте я пугаюсь; когда еду в автобусе, мне кажется, что кто-то стоит за спиной». Она рассказала также, что менструации чаще приходят раньше времени, что быстро потеет при физической нагрузке, занятиях спортом, На море чувствует себя хорошо, и летом угрей бывает меньше.

Набор симптомов я расположил по порядку в соответствии с их качеством. Начинающему врачу бросится в глаза, что основная жалоба, диагностически очерченная болезнь «акне» оказалась почти в конце. Вслед за ней стоял ценный психический симптом «страх», так как в данном случае он не был очень выраженным.

Bromum ведет в 5 колонок, особенно в колонки симптомов наивысшего качества. Сравнение с лекарственным справочником, например, Boericke, подтвердило подобие с учетом человека в целом и основной жалобы. В разделе «Акне» Kent, к сожалению, бром не указывает. Напротив, препарат идет в разделе «Прыщи» и «Фурункулы». Из токсикологии хорошо известно о бромистых акне. Н. Voisin (1969) применяет бром как основное средство при угрях у мускулистых людей — подтверждение типологического соответствия нашей пациентки.

Поиск лекарств должен исходить от целостного. Излечение также идет от центра к периферии. Нельзя строить поиск лекарств на локальных симптомах и локальных модальностях, не созвучных целому. При этом мы можем добиться только преходящего паллиативного эффекта. Исцеление идет изнутри; симптомы, определяющие выбор лекарств, должны соответствовать внутреннему нарушению жизненной силы. Нарушение жизненной силы часто отчетливо проявляется в общих симптомах. Если они качественны, то ставятся на первое место.

Все симптомы мы располагаем в ряд в зависимости от качества. Точность и интенсивность показаний будут выражены четче при непосредственной беседе с больным, чем при пользовании опросником. Порядок симптомов:

1. Полноценные симптомы, отвечающие требованиям § 153.

2. Примечательные психические симптомы, по возможности с модальностями.

3. Четкие общие соматические симптомы (общие симптомы и модальности).

4. Убедительные этиологические симптомы.

5. Необычные сопутствующие симптомы.

6. Особенные, яркие локальные симптомы.

Документация

После распределения по качеству выбранные симптомы выписывают на лист или отпечатанную типографским способом карту реперторизации (например, предложенную Vogeli). Если хотят сэкономить время, используют перфокарты по Leers.

Обсуждаемый выше случай болезни служит нам примером для развития навыка в оценке качества симптомов, так как реперторизация — это не просто механическое сопоставление симптомов. Она постоянно предполагает в каждом отдельном случае оценку симптоматики по ее качеству. Чтобы попусту не тратить время, материал нужно систематизировать. Далее мы рассуждаем так.

1. К какой области относится этот симптом? Где его можно найти? Что это? Ощущение, модальность, которая относится к человеку в целом, психический или соматический общий симптом. В отношении частной симптоматики мы решаем: связаны ли ощущение или боль с местом, четко ли представлен характер или время ощущения (например, утром при пробуждении).

2. Является ли данный симптом почти полноценным или нет?

Из этих двух позиций становится ясно, начинать ли нам с главной рубрики или можно надеяться найти маленькую, но точную подрубрику. Преимущество реперториума Kent заключается в том, что можно использовать обе возможности. Несколько больших, но неопределенных или одна маленькая, но очень точная рубрика могут дать аналогичный конечный результат.

Поиск по большим рубрикам ведет к выбору больших средств. При этом иногда выпадают недостаточно испытанные малые средства. Это, конечно, недостаток реперторизации по преимущественно большим рубрикам. При выборе маленькой подрубрики мы должны быть уверены, что нашли сущность симптомов. Обеих ошибок можно избежать посредством контроля по большому справочнику лекарств (например, С. Hering, 1974; F. Т. Allen, 1976). Работа с большими справочниками лекарств часто показывает, что малые средства в кратких справочниках, лекарств совсем блекнут и воспринимаются как органотропные. Отсюда ясно, что особенно тщательно сверять со справочником лекарств нужно выбранные малые средства.

Реперторизацию можно проводить «сверху» от больших общих рубрик или «снизу» от очень дифференцированных, но выраженных отдельных симптомов.

Карта реперторизации (пациентка М.)

При сравнении со справочником симптомов ищут выражение, которое наиболее близко по смыслу высказыванию пациента.

Пример. Пациент говорит: «Я сплю с открытыми глазами». Этому выражению лучше всего соответствует рубрика у Kent: Сны при бодрствовании (КК I 402), в бодром состоянии (ЕК 1246).

Многие пациенты, рассказывая, например, о головной боли, говорят «как будто стучит» в голове. Этому выражению более всего соответствует «пульсирующая боль» (ЕК 145: КК I 334) или «боль как удар» (ЕК 139; КК I 330) в зависимости от интенсивности ощущения пульсации.

Лист симптомов становится более информативным, когда подобные средства записываются в одни и те же строчки и подчеркиваются в зависимости от градации: 2 черты — 3-я, наивысшая, степень; 1 черта — 2-я, средняя, степень; не подчеркнуто — 1-я, слабая, степень.

Благодаря этому получается четкая картина и уже по листу можно видеть, какое средство доминирует.

Подходящая рубрика должна точно соответствовать высказыванию пациента. «Предпочтение свежего воздуха» (ЕК 1366, КК I 510) означает, что больной очень любит свежий воздух, просто не может жить без него. «Улучшение на свежем воздухе» (ЕК 1366, КК I 510) означает, что его жалобы уменьшаются на свежем воздухе. «Ухудшение при движении» (ЕК 1343, КК I 493) и «Избегает движений» (ЕК 1343, КК I 494) нужно понимать по-разному, так как первое — это физически ощущаемое усиление боли при движении, а нежелание двигаться более всего выражает психическую мотивацию.

С другой стороны: ужас и страх в нашем языке родственные выражения. Не каждый германист сумеет точно объяснить различия между этими двумя понятиями.

Найдите оба выражения и посмотрите, в какой рубрике стоит сочетание слов, аналогичное по смыслу высказыванию вашего пациента. Если кто-нибудь вам расскажет, что он вечером перед отходом ко сну смотрит под кровать, чтобы убедиться, нет ли там кого-нибудь, то для этого состояния подходит больше выражение «страх перед грабителями» (ЕК 31, КК I 45). «Боязнь темноты» (ЕК 4, КК I 5) и «Боязнь в постели» (ЕК 4, КК I 5) родственные понятия. В зависимости от ситуации они применяются все три или выбирается подходящая рубрика.

Эти несколько примеров должны заставить вас задуматься и побудить к тщательному расспросу больного. Часто удивляешься, как точно начинает больной передавать свои ощущения, когда он сознает, что врач интересуется «им самим».

Элиминационные симптомы

Когда при изучении клинической картины удается получить хорошие общие симптомы, которые в указателе симптомов находятся в больших рубриках с большим количеством лекарственных средств, то вначале работают с так называемыми элиминационными симптомами. Насколько я знаю, этот рациональный прием предложили Margret Tyler и Sir John Weir.

Пример. Пациент Н. жалуется, что около четверти года по утрам у него бывает состояние полной дезориентации. «Как будто выпил 2 четверти вина». Врач попросил уточнить время возникновения этого неприятного явления, и больной ответил, что оно длится все утро до 10 ч независимо от того, лежит ли он в постели или встает. После завтрака состояние ухудшается.

Для этой ситуации подходят рубрики: дезориентация утром (ЕК 38, КК I 116), состояние кажущегося опьянения (ЕК 39, КК I 116), как после курения (ЕК 39, I 117), ухудшение после еды (ЕК 40, КК I 117). Выписывание всех средств, которые дают такой симптом — значительная работа. Только первая рубрика: дезориентация утром имеет 103 средства. Работу в этом случае можно облегчить, если обратить внимание на элиминационный симптом. Так, наш пациент дополнительно сообщил, что он очень зябнет, легко простывает, не переносит холодного воздуха. Средство, которое мы ищем, должно соответствовать и этому симптому, т. е. быть «холодным средством». В рубрике «Дефицит тепла тела» (ЕК 1357), «Недостаток жизненного тепла» (КК I 462–463) сосредоточены средства для лечимых льдом. «Холод» для этих людей очень характерная особенность. Поэтому должны быть исключены, элиминированы, все средства, для которых симптом зябкости нехарактерен. В таких случаях я выписываю все лечебные средства рубрики «Недостаток жизненного тепла» на картонную полоску. Эту полоску я вначале кладу рядом с листом симптомов и выбираю из уже выбранной рубрики только холодные средства, элиминируя таким образом теплые средства. Таким образом, писать приходится вдвое меньше.

Помимо зябких, мы встречаем также «горячих, как печка» пациентов с избытком тепла и повышенной чувствительностью к теплу. Они сообщают, что им всегда жарко, что они не любят солнца. Этих людей легко распознать по одежде: даже в суровую зиму они легко одеты. Одна из пациенток, например, рассказывала о своем муже: «Зимой утром он сидит в ночной пижаме в нетопленной комнате, спокойно читает газеты и не возражает, если я открываю окно для проветривания. Длинные кальсоны он не носит. Ему не нужны ни шляпа, ни зимнее пальто. Он никогда не ездит в отпуск в Италию или Испанию, шутливо заявляя, что он не негр. Последний год я вынуждена была ехать с ним в Нордкап».

Карта реперторизации (выбор лекарства для пациента Н.)


Это описание позволяет живо представить человека. Для поиска лекарства применительно к элиминационному симптому мы должны это общее впечатление сопоставить с понятиями реперториума: «Тепло, отрицательное влияние» (ЕК 1413, КК I 526), «Теплый воздух ухудшает состояние» (ЕК 1413, КК I 527), «Одевание, закутывание ухудшает состояние» (ЕК 1413, КК I 527), «Комната: ухудшение состояния в теплой комнате» (ЕК 1413 КК I 527), «Погода: влажная теплая погода ухудшает самочувствие» (ЕК 1413, КК I 527). Эти симптомы позволяют провести предварительную элиминацию «холодных» средств, используя вышеописанный прием: на картонную полоску выписываются лекарства, действие которых усиливает тепло (ЕК 1413, КК I 526). Группу лиц, плохо переносящих тепло, нужно дифференцировать тщательнее, чем группу зябких пациентов. Дело в том, что встречаются пациенты, которые особенно плохо себя чувствуют при влажной теплой погоде, другие не переносят теплого платья, а у иных жалобы усиливаются при пребывании в теплом помещении. В приведенных выше рубриках эти различия предусмотрены. В качестве элиминационных симптомов эти особенности можно использовать только в том случае, если они действительно сильно оттеняют высказывания пациента.

Необходимо помнить, что есть люди, особенно чувствительные как к теплу, так и холоду. Например, Mercur при лечении острых заболеваний скорее вызывает гипертермию и при этом тепло ухудшает самочувствие, при лечении же хронических заболеваний отрицательное влияние оказывает холод. Резкие температурные колебания переносятся плохо при приеме таких препаратов, как Mercur, Cinnabaris, Ipecacuanha, Natrium carbonicum. В связи с этим дополнительно необходимо удостовериться в том, не является ли реакция больного на температурные колебания следствием проводимой лекарственной терапии или таким было исходное состояние. Iod, как правило, горячее средство, но очень исхудавшие Iod-пациенты могут в конечной фазе становиться также чувствительными к холоду. Подобную реакцию дает Sulfur. Молодые Sulfur-пациенты скорее чувствительны к жаре, в пожилом возрасте они отличаются зябкостью.

Наряду с реакцией на тепло, холод можно в качестве элиминационного симптома учитывать и реакцию на утешение. Большинство людей реагирует положительно на утешение, добрый совет или сострадание, если, конечно, они выражены кстати и тактично. Другие, напротив, реагируют негативно («Сочувствие, отрицательный эффект», ЕК 73, КК I 108), («Негодование», ЕК 9; «Гнев на утешение», КК I 151). Это настолько яркий симптом, что при его помощи можно многие средства исключить или подтвердить. Например, Phosphor способствует положительной реакции на утешение; Arsen, наоборот. У Kent под заголовком «утешение, положительный эффект» стоит только Pulsatilla. Это слишком мало. Все средства, которые не оказывают отрицательного влияния на нормальное течение реакции утешения, дают положительный эффект. Но особенно ярко это проявляется при назначении Pulsatilla: слезы сменяются радостью.

В предыдущем примере мне посчастливилось наблюдать наряду с выраженной Зябкостью четкую отрицательную реакцию на утешение: «Зачем меня утешаете, эти ужимки меня раздражают!»

Как сокращается письменная работа, видно из следующего. Первая картонная полоса, на которой нанесены холодные средства, уже готова. В графу «Отрицательное влияние утешения» выписываются только холодные средства. В третьей полосе «Дезориентация утром» из 103 средств осталось только 4. Все другие исключены посредством использования элиминационных симптомов.

Последней инстанцией является справочник лекарств. Реперториум выполнил свою функцию как указатель содержания Materia Medica и навел на след нужного лекарственного средства. За аналитическим сравнением отдельных симптомов должен следовать синтетический обзор всей лекарственной картины. При этом нужно убедиться, соблюдено ли правило подобия, соответствует ли найденное лекарственное средство пациенту как индивиду, подходит ли оно ему в целом. Если это сравнение не подтверждает внутреннего соответствия между пациентом и его лекарством, анализ клинической картины был неправильным.

6. Вспомогательные средства для экономии времени

Реперторизация требует времени. Составление лекарственных листов — трудоемкое дело. Boger, насколько я знаю, был первым, кто попытался сократить время на реперторизацию путем заранее приготовленных карт. Принцип метода соответствует работе с перфокартами или Hollerith-системой, которая раньше применялась в больших конторах для обработки данных. Leers поставляет очень хорошие перфокарты, которые пригодны в немецкоязычных странах. Выигрыш времени особенно ощутим при работе с большими рубриками, т. е. с теми симптомами, которые свойственны патогенезу большого количества лекарств. Малые симптомы с двумя или тремя подходящими средствами обрабатываются быстро. Таким образом, перфокарты используют преимущественно для реперторизации больших общих рубрик. При этом удается выбрать ограниченное число полихрестов. Из группы родственных средств можно подобрать нужное лекарство путем дифференцирования по особым малым симптомам и модальностям. Для хронических болезней с четкими общими симптомами этот метод имеет огромное значение. В случае острых болезней с выраженными высоко ценными локальными симптомами и модальностями тоже можно использовать справочник симптомов. Перфокарты Leers базируются на реперториуме Kent. В этом их огромное преимущество. Leers, идя в ногу со временем, постоянно увеличивает набор перфокарт симптомов, поэтому данный метод служит существенным дополнением к традиционной реперторизации. Мы должны быть признательны автору за то, что разработанная им методика содействует достижению двух противоположных целей: экономии времени и улучшению качества работы.

Новейшее достижение — реперторизация с помощью компьютера. Это довольно дорогое мероприятие, однако, если задуматься, сколько ненужных дорогостоящих приборов в настоящее время устанавливается во вновь открывающихся лечебных учреждениях, то мы имеем полное право на такое вспомогательное средство. Будущее покажет, насколько рациональна компьютеризация. Лучший компьютер не может дать больше информации, чем накопил человеческий разум. Нужно подумать об одном существенном возражении против компьютеризации. Так как речь идет о сравнении качественных категорий, каждый количественный метод часто приносит больше вреда, чем пользы. Опыт применения современной техники показывает, что мы все очень быстро становимся ее рабами. Кто же является господином?

Неправильное применение математического сравнения, каким бы образом вычисление не проводилось, ведет к искажению результата. Это касается любого метода поиска лекарств и реперторизации. Необходимо активное гибкое мышление, профессиональное умение, способность вникнуть в персональную ситуацию и любовь к хорошей гомеопатической работе.

VIII. Рекомендации по выбору потенции, дозы, продолжительности и повторного курса лечения

-

Правильный выбор лекарственного средства — необходимое условие успешной терапии. Выбор ступени потенцирования и дозы лекарства должен отвечать состоянию реактивности больного, а также активности непотенцированных лекарств. Доза, т. е. количество вещества или энергии, должна отвечать закону райцтерапии: чем сильнее раздражение, тем меньше доза и наоборот. Доза в гомеопатической терапии обозначается количеством капель или таблеток.

В области малых количеств вещества дозы определяются не миллиграммами, а определенной энергией, вызывающей наблюдаемые реакции. Эти реакции больного и показывают, нужно ли вообще повторять назначение лекарства и когда.

Выбор подходящего гомеопатического лекарства осуществляется «коротким или длинным путем». Сравнение патогенеза I найденного лекарства и состояния пациента в целом подтверждает правильность выбора. Теперь остается принять последнее решение: каковы должны быть потенция, доза, частота приема и нужно ли повторять курс лечения?

1. Какая потенция?

Ганеман начинал свои исследования с непотенцированных лекарств и уже тогда лечил гомеопатически. Подобие патогенеза лекарства и индивидуальной картины болезни — это решающая предпосылка. Выбор правильной потенции с учетом чувствительности пациента важен, но имеет второстепенное значение. Можно лечить, применяя низкие потенции (0—Д6), средние (Д12—21) и наивысшие (СЗО и выше). Выбор потенции — это результат наблюдений и опыта многих поколений врачей.

Данные токсикологии показывают, что массивная интоксикация приводит к деструктивным изменениям тканей, а медленное отравление малыми дозами — к функциональным нарушениям. Микротоксикологическая проверка лекарств продуцирует психические симптомы.

Из протоколов испытания лекарств, прежде всего Н. Voisin, видно, какие потенции и через какое время вызывают определенные реакции. Он подтвердил такую же последовательность: низкие потенции влияют на органы, средние на их функции, а высокие — на психику.

Отсюда можно вывести первый основной принцип выбора потенции: низкая потенция — при органических изменениях, средняя — при функциональных нарушениях, высокая — при психических симптомах.

Второй принцип базируется на учете лечебных свойств еще непотенцированных лекарств. Например, золото многие люди носят во рту как зубные протезы. Оказывает ли оно лекарственное влияние? Золото или другие нерастворимые вещества превращаются в лекарства лишь благодаря методике потенцирования. Лекарственное влияние начинается на ступени коллоидальной растворимости, около Д8. Для золота это наименьшая потенция, которая уже может оказывать действие (применение в биологии). Выражения «высокая, средняя, низкая потенции» — это относительное понятие. Оно отражает меру воздействия на больной организм.

Лекарственные растения, содержащие высокотоксичные алкалоиды, например Aconitum с алкалоидом акотинитом (летальная 9 Келер129 доза для человека 4–6 мг), действуют в низкой потенции еще агрессивнее. Лечебная фаза действия вещества начинается в области средней потенции около Д12.

Ртуть в форме Mercurius solubilis до Д6 действует еще как токсическое вещество на микрофлору кишечника и рта. Этим можно объяснить тот факт, что Mercurius в низкой потенции бактериостатически действует на поверхности миндалин; что при нарушении правила подобия вызывает подавление иммунитета.

Яд змеи (Lachesis mutus) содержит гемолитические ферменты. Низкие потенции при соответствующем предрасположении могут провоцировать кровотечения. Даже при Д8 я наблюдал носовое кровотечение. Гомеопатически исцеляющая потенция должна быть выше этой ступени. Гомеопатия и в выборе потенции выступает как «индивидуальный пошив».

Второй принцип можно сформулировать так: лекарственные вещества, которые в необработанном непотенцированном состоянии имеют незначительную терапевтическую активность, имеют свою наиболее низкую лекарственную потенцию большей частью на ступени коллоидальной растворимости (около Д8). Сильные токсические лекарственные вещества приобретают лечебные свойства в потенциях, которые выше агрессивной зоны (около Д12).

Третий принцип основан на учете неодинаковой реактивности разных людей. Феномен аллергических или гиперергических реакций на минимальное раздражение свидетельствует об избыточной райц-обработке некоторых пациентов. Индивидуальная сенсибилизация у вегетативно стигматизированных лиц значительно выше, чем у людей с нормальной симпатико- и парасимпатико- тонической регуляцией. Первую информацию о вегетативной лабильности дает наблюдение реакции зрачков. Разумеется, это касается только тех случаев, при которых нет каких-либо неврологических или местных заболеваний глаз или дефектов преломления. Резкие колебания диаметра зрачка без адекватного светового раздражения, а также крайние мидриаз или миоз свидетельствуют о неуравновешенности реакций вегетативной нервной системы.

О том же свидетельствуют красный или белый дермографизм, мраморность кожи, красные пятна на щеках или в области шеи при психической нагрузке. Эти пациенты реагируют очень хорошо, например, на потенции СЗО или LM. Наивысшие С или Д потенции нужно назначать в минимальных дозах.

Третье правило гласит: низкие потенции — при вялых вегетативных реакциях, средние потенции — при равновесии тонуса п. vagus, п. sympaticus, высокие потенции — при гиперергических, аллергических реакциях и вегетативной дисфункции.

Четвертый критерий выбора потенции предусматривает состояние жизненных сил пациента и соответствие между клиникой болезни и патогенезом лекарств.

Опыт показывает, что реактивность в конечной фазе болезни истощается. Очень высокая потенция, превышающая С200, не соответствует силам организма. С трудом поддерживаемое равновесие регуляции нарушается вследствие реакции на раздражение. После короткой фазы улучшения гаснет жизненный свет, даже если лекарство хорошо подобрано. Если, напротив, жизнеспособность пациента достаточная и при выборе лекарства удалось достигнуть значительного подобия по психическим и конституциональным симптомам, то можно решиться применить высокую потенцию.

Хорошая жизнестойкость и удачный подбор Similia обеспечивают удивительный успех при лечении очень высокими потенциями. Если лекарственный диагноз не совсем точен, нужно соблюдать осторожность и применять низкие или средние потенции пока не найдется чего-либо лучшего.

2. Какая доза?

Ганеман приводит в своем примере поиска лекарства (см. с. 111) рекомендации о соизмеримых ступенях потенции и дозах. Крепкая пациентка в первом примере получала 1 каплю основной настойки. Ослабленный мужчина во втором примере — Чг капли потенцированного лекарства.

Ступени потенцирования вплоть до LM (около Д23) ведут, по меньшей мере теоретически, также к редукции количества вещества, т. е. дозы. Потенцирование выше этой границы представляет собой энергетическую проблему. Эти теоретические предпосылки нужно иметь в виду, если обсуждается вопрос о дозе, т. е. количестве вещества или энергии. Так как эту проблему до сих пор в естественнонаучном плане решить не удалось, мы должны основываться на опыте и наблюдениях.

Примечание: данную проблему при современном уровне знаний нельзя решить, используя методы естественнонаучных материалистических исследований. Физики нашего времени уже преодолели старые представления о материи и могут благодаря пониманию энергетических процессов объяснить потенцирование.

Наблюдение за гиперсенсибилизированными пациентами показывает, что у этих людей посредством редуцирования дозы лекарства в высокой потенции можно смягчить выраженное первоначальное ухудшение.

Пример. Я наблюдал у одной больной шизофренией страх и беспокойство на фоне лечения Phosphorus LMXIII 1 раз в неделю по 5 капель. После уменьшения дозы на 1 каплю в той же потенции первоначальная реакция не возобновлялась. Чтобы подтвердить это наблюдение, я дал ей для пробы 5 капель пустышки. В этот раз беспокойства не наблюдалось.

Можно наблюдать также противоположные явления. От индийских коллег я слышал, что они получают хороший эффект от удвоенных доз лекарства, назначаемых в высокой потенции с интервалом 2–6 ч 2–3 раза для кумуляции, и затем делают длительный перерыв.

Проблема подходящей дозы, по моему мнению, разработана недостаточно. В литературе данный вопрос освещен плохо, поэтому здесь я могу представить только то, что сам слышал или наблюдал.

Первое наблюдение: 1 пилюля лекарства в высокой потенции для большинства младенцев, ослабленных маленьких детей и престарелых достаточна.

Одной капли лекарства в высокой потенции достаточно для психически больных, особенно в фазе возбуждения. При маниакально-депрессивном психозе в период депрессии необходимо назначить 5–8 капель. По мере приближения маниакальной фазы дозу уменьшают.

Одна таблетка высокой потенции соответствует по действию 5–8 каплям такой потенции.

Второе наблюдение: гиперергичные пациенты с широкими зрачками, живой реакцией зрачков и возбужденной жестикуляцией нуждаются в небольших дозах: 1 шарик или 1 капля.

Гиперергичные, аллергизированные пациенты с узкими зрачками и судорожной мимикой реагируют более спокойно на средние количества LM-потенции: по 5–8 капель до 2 раз в день.

Третье наблюдение: лекарства в низкой потенции (Д4— Д6) с органотропностью можно назначить в острых случаях в большей дозе, у детей по 5 капель 2–3 раза, у взрослых по 8—10 капель 2–3 раза. При инфекциях, боли, спастических состояниях (астма, псевдокруп и пр.) оправдана кумулятивная дозировка с дальнейшим потенцированием (см. «Органон», § 248). Первоначально однократная доза составляет 5–8—10 капель или 3–5 шариков или 1 таблетка препарата в среднем потенцировании (около Д12, С6). Затем такое же количество растворяют в Чг чашки охлажденной кипяченой воды и в течение 3 мин помешивают неметаллической ложечкой, как при взбивании сливок. Этот потенцированный интенсивным помешиванием раствор больной принимает по маленькой ложечке для яиц вначале каждые 10–20—30 мин и далее с более длительными интервалами в зависимости от эффекта, причем раствор длительно держат во рту.

Четвертое наблюдение: при хронических заболеваниях оправдывают себя курсы терапии конституциональными средствами в повышающихся потенциях (см. «Органон», § 246).

Пример. Ребенок с лимфатическим диатезом в хорошем общем состоянии с четкой симптоматикой Calcium carbonicum. Он вначале получал 6 дней ежедневно по 1 таблетке Calcium carbonicum С6, спустя 2 дня (первый интервал) 1 таблетку С7, через 3 дня 1 таблетку С9, через 4 дня 1 таблетку С2, через I нед 1 таблетку С30, через 10 дней 1 таблетку С100, через 1 мес 1 таблетку С200, через 6 нед 1 таблетку С1000, через 3–4 мес 1 таблетку С10 000.

Временные интервалы можно, разумеется, в зависимости от реакции и эффекта удлинить, укоротить или закончить лечение уже лекарством с потенцией более низкой ступени. Полный курс — не абсолютное правило.

3. Как часто и когда повторять лечение

Следует напоминать, что гомеопатия — регулирующая терапия. При заместительной терапии лекарство дают до устранения дефицита. Компенсаторная терапия должна продолжаться до тех пор, пока декомпенсированный орган придет в состояние равновесия, требующее только поддерживающих доз. Напротив, регулирующая терапия вызывает раздражение, которое стимулирует реакцию. При этом было бы бессмысленно стремиться к очередному раздражению на фоне индуцированной реакции. Принцип гомеопатической лекарственной терапии: давай лекарство, пока организм реагирует. Жди и наблюдай, как протекает реакция. Повтори лечение только тогда, когда процесс выздоровления нарушился или приостановился.

Ганеман советует («Органон», § 246):

«Каждое заметное прогрессирующее очевидное улучшение — есть состояние, исключающее повторное применение лекарства, пока оно держится, так как все хорошее, что вызвало принятое лекарство, может быстро закончиться».

Умение ждать и наблюдать — важнейшее условие успеха нашей терапии. Терпение и наблюдательность — это незаменимые добродетели, почти забытые в наше торопливое время. Мы должны снова научиться понимать, что сев и урожай имеют свое время. Многое портит нетерпеливое «слишком много» и «слишком часто».

Нет шаблона, как долго нужно ждать. Каждый человек, любое болезненное состояние, лекарство и ступень потенцирования имеют свои собственные законы, но в общем принято следующее: лечение лекарствами в низкой Д-потенции можно повторять чаще, высокая

С-потенция оказывает влияние через недели и месяцы, препарате М-потенции кумулирует, его можно давать ежедневно, но можно и выжидать. Одинаковые лекарства можно назначать в повышающейся потенции с возрастающими интервалами на протяжении длительного времени.

IX. Наблюдение лекарственных реакций

-

Наблюдение за реакциями наших пациентов после назначения лекарств для врача-гомеопата почти криминалистически увлекательное дело. До тех пор, пока о патогенезе лекарств не сложилось единого мнения, необходимо наблюдать почти закономерные реакции и отграничивать их от эффекта плацебо. Лучшим свидетельством о действии лекарств является не только их лечебный эффект: плацебо также снимает боль.

Однако направленное действие гомеопатического лечебного средства с усиленной первичной реакцией (так называемое начальное ухудшение) перед фазой излечения, появление побочных симптомов, которые соответствуют патогенезу лекарств, позволяют отличить истинный лечебный эффект от эффекта плацебо.

Новейшим стилем в аргументации отрицания всех лечебных методов, которые не укладываются в категории общей медицины, являются ссылки на эксперименты с плацебо. Считают, что успех аллопатического лекарства — эффект плацебо. Это так просто! Именно поэтому: наблюдайте реакции ваших больных на лекарства, затем отличайте их от действия плацебо (которому мы также премного благодарны), от закономерного течения специфического лекарственного воздействия.

Закономерное течение процесса излечения больных хроническими заболеваниями сформулировано С. Hering (1974) в примечании к наблюдениям Ганемана: лучшее лечебное действие лекарства проявляется в первоначальном улучшении душевного состояния, вслед за которым смягчаются телесные недуги, причем изменение симптоматики идет сверху вниз (например от рук к ногам) или изнутри кнаружи (от поражений органов к коже), когда динамика болезни разворачивается как кинолента в обратном направлении: что возникло позже, быстро исчезает.

1. Наблюдение реакций требует самокритики

Экспериментальное испытание действия лекарств на здоровых — это фундамент применения лекарств. Наблюдение реакций больных после приема медикамента дает возможность контролировать нашу работу. Реакции больных на лекарства подтверждают или опровергают правильность выбора лекарства, потенции, дозы. Мы не должны довольствоваться ответом больного, что ему стало лучше или хуже после приема лекарства. Человек в депрессивном состоянии, страдающий артрозом, возможно сообщит: «У меня с коленями стало лучше…», но при этом он будет таким же печальным, как и прежде. Доказательна ли эта реакция, является ли улучшение функции признаком выздоровления? Истинная наука начинается там, где мы задумываемся над своими действиями. Собственное действие — акция, контролируется реакцией, которая следует за нашим действием. Наблюдение реакций — это наука «созидания знаний» и опыта. На наших ошибках мы должны прежде всего учиться.

При изучении «Органона» меня всегда поражала основательность наблюдений Ганемана, его самокритичность при контроле реакций после назначения лекарств. Детская наивность и оптимистическая вера его современников в безошибочность их терапии как раз стимулировали проведение его исследований. В наши дни мы также видим примеры догматической уверенности, например, в тех случаях, когда результаты исследований на животных спешат использовать в лечении людей. Если гомеопатию хотят в чем-то упрекнуть, то только не в недостаточном научном наблюдении за действием лекарств.

2. Гомеопатическое начальное ухудшение

Начальное ухудшение очень часто наблюдается после приема гомеопатического лекарства. Такое определение этого явления вызывает недоумение: мы должны лечить, но не ухудшать состояние больных! Поэтому предлагаю назвать эту реакцию первичной. Врачи-бальнеологи называют часто наблюдающееся начальное ухудшение совсем нейтрально: реакция на ванны или на курортное лечение. По мнению Ганемана, излечение естественной болезни происходит посредством реакции жизненной силы на воздействие определенного регулирующего лекарства. Лечебное действие лекарств связано с возбуждением жизненной силы («Органон», § 64).

Из-за подобия и мизерности дозы гомеопатического лекарства сразу после приема его возникает своего рода маленькое ухудшение… оно по существу ничто иное как первоначальное ухудшение, в высшей степени подобное лекарственной болезни («Органон», § 157). Это маленькое гомеопатическое ухудшение — хороший признак при острых болезнях («Органон», § 158). Оно показывает, что лекарство подобрано правильно. Если оно проявляется слишком бурно, значит потенция или доза несоразмерна, т. е. не соответствует чувствительности пациента в данном случае. Эти раздражительные и чувствительные больные («Органон», § 156) нуждаются в повторном назначении лекарства в более мягкой форме, лучше всего в LM-потенции.

У больных с хроническими заболеваниями этой первичной реакции может не быть, если выбор потенции правильный и при повторном применении подобного лекарства динамизация изменяется (посредством размешивания с водой, см. с. 141).

3. Побочные симптомы лекарств

Побочные симптомы лекарств могут появляться, когда не точно соблюдено правило подобия и пациент имеет резко повышенную чувствительность.

Пример. Пациент обратился по поводу болезненного воспаления пястнофалангового сустава большого пальца руки, которое развилось внезапно ночью накануне. Эта область была покрасневшей, горячей, опухшей. Движение, постукивание, ощупывание холодной рукой усиливали боль. Типичная картина белладонны! Назначено 5 шариков Belladonna С200 на язык однократно. Клинический диагноз подагры был подтвержден при лабораторном исследовании (повышенный уровень мочевой кислоты в сыворотке крови). Боль и воспаление исчезли через 24 ч. На третий день появился пульсирующий шум в правом ухе, особенно в положении сидя. При ходьбе становилось значительно лучше.

Контроль по книге Ганемана «Чистое лекарствоведение» (Том I, симптом 340) показал, что этот симптом свойствен белладонне. Без дополнительной терапии он исчез через 5 дней

Комментарий: а) доза лекарства для этого чувствительного больного оказалась слишком большой; было бы достаточно одного шарика; б) Belladonna оказалась очень подходящей для местного процесса, но не для всего организма; потенция была слишком высокой; вероятно, лучшей была бы потенция С30; в) появление побочных симптомов хотя и было тягостным для пациента, но прошло без последствий.

Наблюдательный врач пополняет при этом свои знания о симптомах действия лекарств и накапливает опыт работы с лекарствами. Реальность проверки лекарств и действенность высоких ступеней потенции подтверждена четким соответствующим симптомом. Плацебо почти никогда подобного эффекта не вызывает; больные описывают симптомы нечетко и неопределенно. Наблюдаемые модальности: ухудшение при сидении, улучшение при ходьбе — точно соответствуют подтвержденному симптому Belladonna.

4. Что означает усиление жалоб?

Усиление жалоб может наблюдаться в начале и в процессе лечения, что вселяет неуверенность в больного и врача. Без четкого знания закономерного течения процесса выздоровления врач не может быть уверенным в себе и вселить уверенность пациенту.

Усиление жалоб после применения лекарств нужно различать по месту и направлению: где появляются ощущения и куда распространяются. Путь исцеления — направление изнутри кнаружи. Обратное направление — сигнал тревоги! При этом можно вначале подождать, не приобретет ли реакция желаемого направления извне: усиление секреции слизистых оболочек, увеличение потливости, кожные сыпи.

Следующие примеры показывают усиление симптомов, но каждую из трех реакций можно толковать по-разному:

Целое важнее, чем отдельные части. Страх человека заслуживает больше внимания, чем его колено. Смещение болезненного процесса (подавление, метастазы) снаружи кнутри создает угрозу жизни.

Первый пример свидетельствует о благоприятном направлении — изнутри кнаружи, поэтому кратковременное ухудшение локальных данных не должно заботить. Оба других примера побуждают к повторному изучению картины болезни и поиску ошибки. Ход рассуждений таков. В чем заключается мой просчет? Оказалась неполной совокупность симптомов или неправильно распознана их сущность? Возможно, пациент неточно или неправильно описал существенное в своем заболевании или из неразумения либо стыда о многом умолчал?

Лучший антидот при неблагоприятных реакциях пациента — это правильный выбор лекарства. О верно подобранном новом лекарстве свидетельствует такой пример (см. выше): «Мне кажется, что у меня аллергия на ваше новое средство: вся моя кожа воспалилась». Но он ничего спонтанно не сообщает о жалобах со стороны сердца. Тоны сердца чистые, шумов нет. На осторожный вопрос о сердце он, как будто вспоминая, добавляет: с сердцем все в порядке!

5. Оценка новых симптомов

Новые симптомы появляются при длительном лечении прежде всего хронических заболеваний в различной форме. Среди них различают: симптомы основного заболевания, которые прогрессируют; симптомы из биографии больного; симптомы применяемых лекарств.

Примеры.

1. Пациентка лечилась по поводу рецидивирующего воспалительного процесса слизистых оболочек (миндалины, придаточные пазухи носа, бронхи). Терапия местных нарушений, казалось, идет успешно: она быстро поправлялась, однако вскоре воспаление возникало в другом месте. Конституционального средства не удалось точно найти до тех пор, пока не обратилась за помощью мать пациентки, которая дополнила биографический анамнез. Из чувства стыда она не рассказала своей дочери о том, что она сама и отец дочери за 3 года до рождения ребенка перенесли туберкулез, который был излечен без последствий. Таким образом, вновь появляющиеся симптомы были обусловлены не дефектами терапии, а отягощенностью туберкулезом. После применения Tuberculinum Denys отмечена внезапная реакция слизистых оболочек: утолщение, цветущее воспаление, новые симптомы более не появились.

2. Пациент 22 лет был очень обеспокоен тем, что в процессе успешного лечения хронического рецидивирующего бронхита Hepar sulfuris развилась мокнущая экзема. Он никак не мог понять, что это хороший признак и предвестник скорого выздоровления. Прежде у него никогда не болела кожа. В конце концов он был готов со мной согласиться, но все-таки решил позвонить по телефону своей матери. Живущая за 400 км мать подтвердила, что до 5-летнего возраста у него было гнойное поражение кожи. По ее описанию это была микробная экзема или рецидивирующий импетиго. Хорошее лечение, как сообщила мать, быстро вызвало улучшение, но позднее, зимой, мальчик начал кашлять. Благодаря этому разъяснению матери удалось успокоить пациента и мы были довольны тем, что терапия изменила направление симптомов изнутри кнаружи, и дело идет к выздоровлению.

3. Пример лечения больного ревматизмом демонстрирует хорошее оздоравливающее направление терапии: сверху вниз. Больной иронизирует по поводу своих ощущений. До лечения я не мог удержать ничего в руках. А теперь, если так пойдет дело, то я не смогу больше бегать: так болят стопы. Его ревматические расстройства уменьшились сверху. В качестве нового симптома появилась жгучая боль в плюснефаланговом суставе большого пальца и плюсне. Тепло постели оказывало отрицательное влияние. Он получал Sulfur в повышающейся потенции и вскоре снова стал хорошо бегать.

4. Третий вариант новых симптомов — появление побочных симптомов (см. с. 145). Кроме того, напоминаю о пациентке, которая после слишком продолжительного лечения бромом стала ощущать колющую боль в указательном пальце (см. с. 34).

Если появляется новый симптом, нужно всегда подумать о том, что он может быть симптомом патогенеза лекарств у чувствительного больного. В отличие от побочного действия аллопатических медикаментов побочные симптомы гомеопатических средств безобидны и быстро исчезают.

6. Направление излечения. Закон Геринга

Ранее упомянутые особенности течения излечения были сформулированы Konstantin Hering. Мы называем их законом Геринга в знак благодарности большому мастеру гомеопатии.

К. Hering наблюдал, что явного и длительного исцеления заболевания можно ожидать тогда, когда симптомы идут в направлении: изнутри кнаружи, сверху вниз, от симптомов возникших позднее к начальным.

Если удается добиться такого течения процесса, можно спокойно ожидать улучшения и предсказать хороший эффект терапии. Однако мы должны встревожиться, если процесс приобретает направление снаружи кнутри. Лучшим антидотом в этом случае является хорошо подобранное лекарство. Оно изменит опасное направление течения болезни. Патогенез всех антипсорических средств характеризуется действием изнутри кнаружи. Это положение К. Hering — существенное дополнение к представлениям Ганемана о возникновении и лечении хронических заболеваний. Наблюдайте за течением болезни у своих пациентов на фоне лечения, отвечает ли оно закону Геринга. При течении болезни в соответствии с этим законом есть надежда на исцеление. Противоречие требует изменения терапии.

X. Особые формы болезней и их лечение

-

Из-за специальной техники исследования медицина разделилась на множество специальностей. Но «объект» этих исследований неделим — это человек в целом.

Неделимый больной человек встречается в гомеопатии с врачом, который ориентирован на совокупность симптомов и целостность личности.

Местные заболевания имеют внутренние предпосылки (исключение: ранения).

Кожные болезни — это не локальные страдания. Они имеют внешнее выражение и должны подавляться не местными средствами, а излечиваться изнутри.

Для лечения нервно-психических заболеваний Ганеман разработал основные принципы. Он гуманно лечил и выхаживал этих больных как лучшие врачи нового времени. Он довольно точно разграничил эндогенные и реактивные психозы. Ставшее в настоящее время таким модным психосоматическое направление является основой гомеопатии с самого ее начала.

В лечении неврозов вербальную психотерапию можно успешно дополнять гомеопатическими средствами.[23]

1. Все особенное — только часть общего

Медицина нашего времени разделилась на узкие специальности и подспециальности, и это деление еще не закончилось.

Слово индивидуум остается в резерве только для здоровых людей. Но ведь человек остается неделимым, как был, и если он заболеет. В этой ситуации у врача-гомеопата и его пациента есть утешительная уверенность, что лечение будет ориентировано на человека как неделимое целостное существо. «Каждое истинно врачебное лечение…должно быть направлено на человека в целом, на уничтожение и излечение общего страдания, посредством внутренних лечебных средств, если оно рационально, правильно, эффективно и основательно» («Органон», § 190).

«Даже при незначительном напряжении ума становится понятным, что наружные повреждения не возникают и не протекают без внутренних причин… предпосылкой для их возникновения является вся жизнь. Нужно постоянно помнить, что все части организма связаны воедино и образуют неделимое целое в чувствовании и деятельности…» («Органон», § 189).

2. Локальные проявления болезней

Локальные проявления болезней поэтому не должны вообще лечиться специфически. Диагноз одного органного заболевания не должен быть поводом для выбора только органотропных лекарств. Гомеопатическое изучение болезни основывается на совокупности симптомов и сообразно с этим подбирается лекарство. «Посредством этих сугубо внутренних лекарств проводится лечение общего болезненного состояния тела наряду с локальными проявлениями… Это довод к тому, что локальное страдание в единственном и множественном числе зависит от болезни остального тела и должно рассматриваться как неотделимая часть целого, как значительный и яркий симптом общего заболевания» («Органон», § 193).

В соответствии с этим основополагающим объяснением выделение некоторых локальных страданий в самостоятельные оказывается излишним. Наружные проявления повреждений некоторых частей можно лечить не только хирургическим, ортопедическим или прочими методами, но и лекарственными средствами. Здесь гомеопатия предлагает ряд испытанных средств, которые могут быстро устранить повреждения, психическую травму. (J. Т. Kent, Реперториум. «Повреждения» — ЕК 1412, КК I 453: «Ожоги» — ЕК 1412, КК I 452; «Раны» — К 1415; КК I 454; М. Dorcsi Справочник симптомов, с. 8—18; G. Kohler «К вопросу о психической травме»).

3. Кожные болезни

Кожные болезни — не локальные процессы. Несмотря на это во всем мире с давних пор больное место усердно мажут и натирают. Если кладка дома пористая, то стена будет влажной. Некто, увидев дождевые разводы на потолке, скажет, что штукатур и маляр плохие работники. Что же делать? Ремонтировать крышу или хорошо укладывать фундамент? Все остается как было: продолжают мазать и втирать. Редко врачи стремятся воздействовать на внутренние причины внешних нарушений. Однако ведь известно, что на влажном лугу растет камыш и осока. «Главное почва!» (Claude Bernard).

Библейская притча об исцелении прокаженных четко показывает, что не прикосновение руками, не внешнее воздействие принесло исцеление. Спасение пришло изнутри: твоя вера помогла тебе! Внутренняя перемена избавила от проказы.

Эти перемены можно стимулировать лекарствами, которые способны изменить конституциональную почву. Оказывающие глубинное воздействие гомеопатические средства являются лучшими помощниками для наших пациентов с кожными болезнями.

Внутреннее и внешнее соответствуют друг другу. Кожа — это также орган выделения, который принимает на себя часть конституциональной отягощенности. Если мы, наконец, поймем, что кожные болезни представляют собой нечто вроде вентиля, мы не будем столь легкомысленно относиться к назначению внешних средств подавления этих излечимых болезней. «Это до сих пор распространенное общепринятое наружное повреждающее лечение становится источником всех неисчислимых, известных и неизвестных хронических заболеваний, которыми страдает все человечество» («Органон», § 203).

Наружное и внутреннее связаны: особый род кожных высыпаний, картина пораженной кожи — это опознавательные признаки внутренних болезней, важный симптом в совокупности симптомов. Таким образом, нет специфических средств от экземы вообще, против бородавок вообще или просто язв. Многие лекарства имеют характерные кожные симптомы, по которым они распознаются.

Различные формы хронических заболеваний, объединенные Ганеманом в 3 группы, имеют в качестве локального симптома типичные кожные проявления, которые он назвал: зудящие болезни, болезни остроконечных кондилом, болезни шанкра. Изложенным далее более подробным данным о «Хронических болезнях» я хочу предпослать несколько мыслей: Sulfur провоцирует кожные сыпи, сопровождающиеся сильным зудом и жжением. Sulfur — основное средство при ведущей форме хронических болезней: псориазе. Thuja имеет отношение к кондиломам, бородавкам и доброкачественным опухолям кожи. Препарат особенно показан при сикотических болезненных формах. Mercur — это основное средство против сифилоидных хронических болезней. Под воздействием ртути возникают различные кожные изменения: дерматит, гнойники, язвы. Аналогично им и многообразие типичных сифилитических кожных проявлений, особенно во вторичной стадии болезни, из-за чего сифилис в дерматологии называют обезьяной.

В настоящее время дерматология — наука, которая больше форм описывает, чем объясняет, поэтому она тесно примыкает к нашему феноменологическому мышлению и сравнительному подходу к своеобразным проявлениям. Из токсикологии и опыта применения лекарств на больных и в меньшей мере из результатов испытания их на здоровых мы знаем, какие морфологические изменения присущи определенным лекарствам. Вместе с тем внешний вид кожи является важным симптомом, на который можно опираться при поиске лекарств. Кожные симптомы имеют иную ранжировку при поиске лекарств, чем прочие патогномоничные или локальные симптомы, наблюдаемые у больного.

Возможно, особая роль кожи объясняется тем, что в период эмбрионального развития она, как и нервная система, формируется из наружного зародышевого листка. Кожа — это нервно- чувствительный орган. Симптомы этого органа при оценке личности имеют высокий ранг. Отсюда выводы:

а. Не подавляйте кожные болезни как локальные недуги наружными средствами, а устраняйте внутренние причины индивидуальными лекарствами! Кожа — это выделительный орган и облегчает внутреннее страдание.

б. Большинство кожных болезней имеют черты конституционального предрасположения, как писал об этом Ганеман в своей работе «Хронические болезни». Вместе с тем они указывают и на характер внутренних болезней.

в. Выбирайте лекарства по совокупности симптомов, используйте внешний вид кожи как важный индивидуальный симптом! Кожа — нервно-чувствительный орган.

г. Только при паразитарных кожных болезнях изменения кожи часто бывают патогномоничным симптомом. Тем не менее мы не должны при наличии паразитов пренебрежительно относиться к почве. Индивидуальная реакция кожи на паразитарное поражение тоже дает информацию о подходящем средстве. Ведь грибковое поражение кожи развивается не у всех!

4. Нервно-психические болезни

Тот факт, что человек может заболеть насморком, угрожающей жизни инфекцией или хронической соматической болезнью, понятен каждому. Но развитие маниакального состояния, буйства, полного безумия, суицидальное настроение, тяжелый невроз, который разрушает самого больного и его семью, — все это здоровое человеческое сознание отказывается понимать. В наш просвещенный век этих больных уже не заковывают в цепи, но они изолированы от нас. Новая, почти помпезная многокоечная больница в Boom на фоне обычных государственных психиатрических больниц не идет в счет. Является ли это только внешним признаком? Также и в гомеопатической терапии наших дней этой области уделяется мало внимания. Ганеман и его ученики очень часто занимались лечением психически больных, о чем свидетельствует «Органон» и отличная книга, вышедшая в 1855 г. «Общая и специальная терапия психических заболеваний и расстройств по гомеопатическому принципу».

Мучительной была жизнь психически больных во времена Ганемана. Вместо лечения эти «несчастные и обездоленные подвергались избиению и прочим наказаниям» (примечание к «Органону», § 228). Внутренний протест против подобной практики, иные воззрения на сущность психических заболеваний явились идейной основой врачебной деятельности Ганемана, когда он в 1792 г. принял безумного Klockenbring и, несмотря на тяжелые внешние условия, посвятил все время только этому больному, лечил и заботился о нем, как о больном человеке, без цепей, сетки и электрошока. Его психофармакологическими средствами были растительные экстракты. В то время он еще не дошел до потенцирования лекарств и не располагал результатами их испытания, а имел только волю и желание лечить. Он подошел к больному человеку как врач. Во всем мире Ph. Pinel считают первым врачом, предложившим в 1791 г. гуманное обращение с психически больными. О Ганемане не пишут ни в одной из книг по психиатрии. В то время он не мог знать о работах Ph. Pinel. В бурное время французской революции между Францией и Германией не существовало духовной связи. Вопрос о приоритете в данной области имеет второстепенное значение, однако нужно помнить, что Ганеман первым начал лечить больных с психическими заболеваниями без цепей и веревок, которые до того времени служили для усмирения больных. «Он часто показывал мне со слезами мозоли от вязок, с помощью которых прежние «целители» держали его связанным в шкафу», — так писал Ганеман о Klockenbring (цит. по Н. Fritsche, 1954).

В «Органоне», § 210–230 Ганеман формулирует четкие основные выводы из своего богатого опыта по лечению психически больных. Он довольно точно отличает эндогенные психозы от реактивных и симптоматических, а психозы отграничивает от невротических расстройств.

Гомеопатическое лечение психозов и неврозов требует большого терпения и мастерства. Чтобы не дискредитировать метод, на это занятие должны отважиться только те врачи, которые имеют опыт в диагностике психических заболеваний нашего времени и гомеопатии. Они должны быть достаточно самокритичны, чтобы правильно оценивать свои возможности в лекарственной терапии, особенно при тяжелых невротических расстройствах. Совместная работа с опытным психотерапевтом может иногда принести больному гораздо больше пользы, чем лекарство. Границы психотерапии можно расширить гомеопатическими лекарствами, а возможности лекарственной терапии — психотерапией и аутотренингом.[24]

Если учесть все оговорки и ограничения, можно использовать основные положения Ганемана и в наши дни как основу гомеопатической терапии психозов и неврозов.

Для лучшего понимания и наглядности в последующем я буду исходить не из симптоматики, а из диагноза. Известно, что существуют смешанные или нечетко выраженные клинические картины болезни. Номенклатура, описание и теории, объясняющие их, в разных странах различны. Обозначения Kraepelin в настоящее время более не оспариваются.

а. Эндогенные психозы: шизофрения, циклотимические психозы. Эндогенным называют то, что «криптогенно», т. е. причина возникновения неизвестна. Ганеман рассматривал эти заболевания как болезни тела, проистекающие из конституционального предрасположения. Психические симптомы являются патогномоничными, определяющими диагноз, поэтому для выбора лекарств имеют второстепенное значение. Соматическую симптоматику, которая предшествует психическим нарушениям или сопутствует им, нужно выяснить путем изучения биографического анамнеза и расспроса родственников или посторонних. Соматическая симптоматика характеризует конституцию больных и является, таким образом, корнем болезни. Соматические и психические симптомы образуют совокупность симптомов.

При выборе лекарств для психически больных на первом месте стоит конституциональная соматическая симптоматика. Однако при внезапно наступающей фазе возбуждения психическая симптоматика выдвигается на передний план. Ганеман советует при этом применять Aconit, Belladonna, Stramonium, Hyoscyamus, Mercur (примечание к «Органону», § 221). Эти средства назначаются до или в процессе конституционально обоснованного лечения, но не одновременно, а попеременно.

б. Если при изучении анамнеза удается четко выявить этиологию психического нарушения, то поиск лекарств вначале ориентируют на средства психической травмы,[25]

Эти реактивные психозы возникают у людей, конституция которых позволяет преодолеть сверхсильную психическую нагрузку. Большинство людей способны пережить скорбь, их душевные раны рубцуются. Другие становятся меланхоличными или возбужденными. С утратой религии в наше время связывают тот факт, что психические нагрузки чаще ведут к психическим заболеваниям, неврозам и маниям. После устранения психотравмирующей ситуации этиологическим средством необходимо направить лечение на конституциональную слабость. Совокупности симптомов должно соответствовать подходящее конституциональное средство.

в. Послеродовые психозы — прототип симптоматических психозов. В нашем реперториуме мы находим понятие, которое помогает подобрать лекарство: «Психические заболевания при рождении ребенка (ЕК 38, КК I 55), в период климакса (ЕК 38, КК I 55), у пьющих (ЕК 38, КК I 55) и алкогольный психоз (ЕК 59, КК I

10 Келер86), психоз при беременности» (Н. Barthel I 624). При старческих психозах прогноз плохой. Иногда у пациентов с бредовыми идеями и помрачением дознания удается временно улучшить состояние (см. «Помешательство», ЕК 38, КК I 115; «Бредовые идеи» ЕК 78, КК I 120; Н. Barthel I 219–373, Н. Barthel, I 153, у пожилых I 165).

Соматическая симптоматика в совокупности симптомов должна занимать высший ранг. Нарушения церебрального кровообращения большей частью являются последним звеном патогенеза этих болезней. Постлюетические психозы в нашей практике встречаются крайне редко (я не наблюдал ни разу). Для исключения сифилитической этиологии нарушений необходимо серологическое исследование не только у пожилых людей.

5. Психосоматические заболевания

Это понятие получило широкое распространение в литературе. Совокупность симптомов — основа при выборе лекарств при каждом заболевании — включает в себя индивидуальное единство соматической и психической симптоматики. Ганеман рекомендует при любых болезнях рассматривать состояние психики больных как наиболее важный симптом совокупности, позволяющий представить истинную картину заболевания, что позволяет успешно проводить гомеопатическую терапию («Органон», § 210). При гомеопатическом подборе лекарств психическое состояние больных рассматривается большей частью как своеобразный признак… («Органон», § 211). «Нефизиологично и не гомеопатично лечить даже острые заболевания без учета нервно-психических изменений» («Органон», § 213).

Гомеопатия с самого начала заложила в основу терапии психосоматический подход. Факт развития болезни вследствие психических нарушений не вызывал у Ганемана никакого сомнения. Он пишет в § 225: «Существуют, правда, некоторые психические заболевания, которые рождаются не только из соматических болезней, но и, наоборот, при незначительной болезненности[26] из психики возникают и продолжаются под влиянием печали, гнева, обиды, оскорблений и в тех случаях, когда часто есть повод к тревоге и страху. Этот вид психических заболеваний потом со временем часто приводит к значительному нарушению физического состояния здоровья».

Из работ S. Freud мы знаем кое-что о функции подсознательного и неосознанных ошибочных действиях (описки, оговорки, рассеянность, забывчивость, аварии). Иные болезни можно рассматривать как такие неправильные действия бессознательного. Они возникают как соматические болезни, зависят от истории жизни и имеют биографическую предопределенность или являются своего рода искупительной жертвой. V. von Weizsacker (1935) в своей работе «Изучение патогенеза» пишет, что локализация соматических расстройств при психических нарушениях неслучайна, что между характером психических нарушений и выбором органа поражения существует избирательная связь. Почти во всех описаниях патогенеза лекарств в книгах по гомеопатии удается отметить соответствие между психикой и типичными соматическими симптомами. Именно в этом заключена сущность симптомов, необходимая для гомеопатии.

При анализе симптома «страх» я попытаюсь показать корреляции между индивидуальной симптоматикой страха и наблюдаемыми при этом нарушениями циркуляции крови. Состояние страха с бледностью, холодной кожей и централизацией кровообращения под влиянием Veratrum album по клинической картине существенно отличается от проявлений страха с покраснением, гипертермией, приливом крови к голове под влиянием Belladonna или сковывающего с прерывающимся дыханием страха под влиянием Lachesis. Из этих описаний видно, что при психосоматических комплексах страха всегда бывает особая форма перераспределения крови, нарушения кровообращения. В этом и заключена сущность симптомов. На следующих двух примерах показано, что приступы пароксизмальной тахикардии часто являются психосоматическим эквивалентом неосознанного страха.

1. Пациентка 33 лет, домохозяйка, мать трех детей. Физиогномия: нежный чувствительный тип (Huter), очень бледная брюнетка с тревожной мимикой, беспокойной жестикуляцией, замкнутая, неразговорчивая.

Основная жалоба: частые приступы сердцебиения в течение 5 лет. По данным клинического обследования больная страдает приступами суправентрикулярной пароксизмальной тахикардии. Предшествующая терапия: изоптин, доцитон, дигитализация, адумбран. Надавливание на глазные яблоки и сонные артерии приступ не купирует. ЭКГ вне приступа без особенностей.

Спонтанное сообщение: приступ развивается внезапно, без предвестников. При этом возникает чувство страха, озноб и боль в верхнем отделе живота. Руки и ноги слабеют будто парализованные, появляется сильное желание выпить чего-нибудь холодного, особенно лимонада. Выступает холодный пот на лбу. «Чтобы не упасть в обморок, должна сесть или лечь».

Направленный и непрямой опрос: в девичестве обильные и болезненные менструации с интервалом 20–22 дня с последующей резкой слабостью.

Анамнез, дополненный мужем. При первой встрече я не мог расспросить его подробно, чтобы не быть бестактным. В последующем он рассказал, что приступы чаще возникают перед менструацией. В эти периоды жена бывает очень раздражительной и беспрестанно ругает детей, сексуальное влечение увеличивается. На вопрос, задумывалась ли жена над причиной раздражительности, муж ответил, что она много молится, но и это не помогает ей успокоиться. Она чувствует себя подавленной и виноватой. Несколько робея, он сообщил, что все это началось после преждевременных родов. При приступах тело жены становится холодным как лед, лицо заостряется как у мертвеца, пульс едва удается прощупать и сосчитать.

Симптомы для выбора медикамента: коллапс, сопровождающийся чувством страха, ознобом, бледностью лица, холодным потом на лбу, с парадоксальным желанием выпить холодный напиток. Страх с чувством подавленности, по-видимому, по религиозным мотивам, комплекс вины. Пульс частый и малый. Ухудшение в предменструальном периоде. Подобрано лекарство: Veratrum album LM VI, XIV, XVIII.

Эпикриз: приступы вскоре стали реже и протекают легче. Через 4 мес приступы прекратились. Женщина стала более доступной и откровенной, периоды раздражительности перед менструацией исчезли. В общем она вновь стала приветливой и уравновешенной.

2. Пациентка 54 лет, вдова (муж погиб во время войны), мать трех взрослых детей.

Физиогномия: пикнически-чувственный тип (Huter), соответствует пикнически-лептосомному типу Кречмера; разговорчивая, откровенная с оживленной жестикуляцией и мимикой.

Основная жалоба: постоянное сердцебиение. Сердце бьется как будто в горле. Приступы сердцебиения беспокоят 10 лет.

История болезни: длительно лечилась у интернистов. Изоптин быстро прекращает приступы, но затем они снова повторяются. Принимала много седативных средств. После приема гормонов приливы беспокоят меньше, но стала очень плаксивой.

Спонтанное сообщение: приступы страха возникают в тесном помещении, поэтому предпочитает подниматься по лестнице, а не пользоваться лифтом. С наступлением климакса ощущает приливы жара с потливостью. Хуже чувствует себя в теплом непроветриваемом помещении, ночью. Испытывает большую потребность в свежем воздухе. Держит дома открытыми окна и двери. При приступах сердцебиения выходит на балкон и это помогает. Снимает с себя все (платье, бюстгальтер). Тесную одежду не переносит. Шея должна быть всегда открытой.

Направленный и непрямой опрос: менопауза около 8 лет. Раньше менструации были продолжительными, обильными, в конце сопровождались головной болью. После окончания менструации чувствовала себя хорошо. По ночам состояние страха, снятся преследования. В конце войны пережила много неприятностей. Воспоминания об этом всегда сопровождаются сердцебиением. С сердечными приступами не знает что делать. Гинеколог все связывает с климактерическим периодом.

При повторной консультации спонтанно сообщила, что когда-то при изнасиловании ей сдавили горло, что она едва осталась живой. С тех пор боится прикосновений к шее. Однажды она побила ребенка, когда он сзади обхватил ее за шею. Тогда приступ сердцебиения продолжался несколько часов.

Симптомы для выбора медикамента: страх перед любым стеснением; стеснение в горле; предпочитает прохладу, свежий воздух, сильный сковывающий страх перед удушением неоднократно сквозит в ее переживаниях.

Лекарство: Lachesis С30. 100, 1000 с большими интервалами, в течение которых принимала молочный сахар.

Эпикриз: климактерические приливы на некоторое время усилились, но спустя четверть года стали менее заметными. Приступы сердцебиения беспокоят реже, но следующим летом повторились в более тяжелой форме; спустя год прекратились совсем. Сердцебиение еще ощущает при внезапных эмоциях: радости, испуге, а также при шуме. Теплое многолюдное помещение по-прежнему переносит плохо. Счастливая, она сообщает об улучшении отношений со старшей дочерью, с которой она теперь может откровенно беседовать. Девочка в тяжелые месяцы скитаний была уже достаточно большой, чтобы понять, что случилось с матерью (было ли это до сих пор барьером между матерью и ребенком?).

Раскрытие этиологии психосоматических нарушений вкупе с соматической симптоматикой часто ведет к главному лекарственному средству, которое поможет устранить конфликт. Конечно, важен гомеопатический анамнез. Однако нельзя переоценивать возможность спонтанного раскрытия больным своего конфликта. В беседе с врачом некоторые больные изливают душу. К сожалению, польза от этого бывает непродолжительной, если не подкрепляется последующей психотерапией. Собирая анамнез, врач всегда ставит цель исследовать состояние психики и духа для того, чтобы понять пациента. Только так он получает совокупность симптомов. С этих позиций каждая болезнь — это психосоматическое страдание. Она проистекает из нарушений жизненной силы. Ее причина кроется в области, где душа и тело неразделимы. Тело есть тело, если оно одухотворено. Неодухотворенное тело — труп.

Понятие «психосоматическое заболевание», как оно сформулировано в наше время, охватывает круг болезней, которые манифестируют соматическими симптомами, а этиология заключена в душевных переживаниях. Ганеман очень точно описал взаимосвязь предрасположения (назвав его незначительной болезненностью) с провоцирующими психическими нагрузками. Эта концепция обсуждается в современных пособиях.[28]

Оба факта — предрасположение и этиология — в каждом отдельном случае неравнозначны. Под предрасположением мы подразумеваем конституциональную основу всех хронических заболеваний. Применением этиологических лекарственных средств группы «психическая травма» и последующим конституциональным лечением удается во многих случаях добиться стойкого результата.

6. Неврозы

Лечением неврозов должен заниматься только тот врач-гомеопат, который хорошо знаком с основными положениями учения о неврозах и их терапии. Он должен осознавать свои персональные возможности и пределы метода. Невротические нарушения, которые глубоко изменяют ядро личности, можно лечить только совместно с психотерапевтом. Нужно осознавать, что неврозы исходят из двух главных источников: врожденная конституциональная основа, и конфликты с окружающим в детстве (родители, братья, сестры, родственники, социальная среда) обусловливают невротические нарушения поведения. Выделение в качестве причины только одного фактора не позволит оказать полноценную помощь больным.

Невротическое поведение — отчасти следствие воспитания. Оно нередко не контролируется сознанием. Психотерапевтические мероприятия направлены на перевоспитание личности.[29] В этот процесс можно включать лекарственную терапию гомеопатическими средствами и существенно улучшать результаты психотерапии. Во многих случаях, когда личностная структура еще не разрушена, гомеопатическая терапия в комплексе с психическим ведением пациента дают хороший эффект и без глубинного психоаналитического лечения.

В этих случаях при выборе лекарств нужно иметь в виду несколько особенностей. Вспомните, что выбор лекарств должен соответствовать природе нарушения, идее конкретного случая болезни,[30] или, как выражается М. Dorcsi, «Мы должны пациента понимать».

Основа — это биографический анамнез. Он часто раскрывает этиологию настоящих симптомов. Если невротические реакции возникли после психической травмы, то мы можем применить лекарство из группы «средства психической травмы». Этот путь особенно испытан в случаях с соматической симптоматикой вследствие психических нагрузок, при смещении непреодолимых конфликтов на соматический уровень, т. е. при психосоматических заболеваниях, травматических неврозах.

«Под травматическим неврозом понимают остро возникшее или хронически неправильное поведение вследствие психической травмы, вызвавшей сильный страх у относительно здорового прежде человека».[31]

Пример. В биографии ребенка, страдающего заиканием, был выявлен этиологический фактор: страх или испуг. Показательным при этом был симптом: ребенок становился при заикании красным как рак. Его быстро удалось излечить посредством Opium.

При обсуждении лечения психозов уже обращено внимание на то, что для выбора лекарств при этих болезнях соматические признаки и симптомы имеют высший ранг по сравнению с патогномоничными симптомами психического заболевания. Соответствующие соотношения мы наблюдаем при некоторых ядерных неврозах. Если механизм вытеснения продуцирует преимущественно психические симптомы, которые безусловно определяют диагноз невроза, то сопутствующие соматические признаки важнее, чем патогномоничная манера поведения. Напротив, психические симптомы имеют более высокий ранг при соматических заболеваниях, травматических или органных неврозах.

Независимо от дифференцированной ценности соматических и психических симптомов при различных формах неврозов также соблюдаются основные принципы: яркие, особенные симптомы, особенно парадоксальные симптомы («Органон», § 153) имеют высший ранг, независимо от того, идет ли речь о соматических или психических симптомах.

Врачу-гомеопату с глубоким аналитическим мышлением удается еще более успешная терапия неврозов. Насколько мне известно, Т. P. Paschero был первым гомеопатом, который обратил внимание на то, что сообщаемые больным симптомы часто не соответствуют лежащему в основе болезни конфликту. Лекарство, выбранное с ориентацией на эти симптомы, не достигает, по его мнению, ядра невротических нарушений. Симптомы, выступающие на передний план, часто отражают вторичную переработку конфликта. «Аналитическое изучение биографии больного позволяет понять истинную природу симптомов, скрытых реактивными образованиями или механизмом защиты, который пациент формирует сам». «Гомеопат только тогда может быть уверен в правильности своих назначений, когда он оценит психические симптомы, скрытые за вторичной переработкой переживаний и потому не проявляющиеся в картине болезни. Только таким образом он распознает полную картину болезни».[32]

Следующая история болезни, заимствованная у Т. P. Paschero (1959) и приводимая в сокращенном виде, послужит демонстрацией его положений.

Молодая пациентка, мать двух детей, обратилась с такой картиной болезни: страх, депрессия, интенсивная головная боль, сопровождающаяся страхом потери сознания, страхом смерти и боязнью быть одной, головокружением, периодической слабостью; болезненные скудные менструации с периодами аменореи по I—2 мес, негативизм в отношении людей, приливы жара к лицу, озноб, ревность. Год назад ее муж, морской офицер, сообщил в письме, что был на балу. Это известие очень подействовало на нее. С того времени ее преследовала мысль о неверности мужа, опасение потерять рассудок. Она отдалилась от своих близких, опасаясь, что они заметят ее состояние. У пациентки сильно развита нижняя половина туловища. Она предпочитает соленую холодную пищу, отмечает жажду, хронический запор. В 10–11 ч утра у нее бывают слабость, суетливость и беспокойство, желание все уладить. Данное представление о картине болезни, в которой, казалось, доминирует ревность, впечатление о пациентке как застенчивой, робкой, стыдливой, пассивной женщине позволило остановиться на Pulsatilla.

В биографическом анамнезе отмечено, что ребенком она была тонкой и раздражительной. Страдала косоглазием с 5 до 16 лег, а затем была оперирована. Отличалась застенчивостью, замкнутостью: переживала приступы рыданий. Родители пытались сблизиться с нею, но она препятствовала этим попыткам.

Таким образом, речь идет не о пассивной личности, которую гнетет печаль и которая жаждет любви, как Pulsatilla, здесь подавляемая враждебность к родителям. Ее ревность — реактивная ненависть к родителям.

После анализа биографии пациентки получен такой набор симптомов: сентиментальность, подавляемая враждебность, страх сойти с ума, страх, что с ней случится что-то неприятное, негативизм к заботам родителей, возбуждение, общая слабость с 10–11 ч, пристрастие к соленой пище, сильно развитая нижняя часть тела.

При реперторизации биографических и настоящих симптомов сделан выбор: Natrium muriaticum.

В заключение этой истории болезни еще несколько ценных слов Т. P. Paschero: «Пациента необходимо воспринимать не таким, как он себя изображает, а таким, каков он есть в действительности».

Ранее мы усвоили, что феномены пациентов нужно воспринимать без предвзятости. Однако в области нервно-психических расстройств их нужно уметь интерпретировать. Это кажущееся противоречие уйдет, если природу невротических нарушений искать в происхождении конфликта и если нынешнюю симптоматику пациента оценивать в связи с его биографией.

Особенное в невротических нарушениях побуждает терапевтов искать корни конфликта. Иными словами, настоящие симптомы — это продукт вытеснения, неосознанная фальшивость. Мы изучаем притворщика, чтобы понять, кто он есть на самом деле и чего он хочет.

Выбор лекарств при невротических нарушениях требует учитывать характер конфликта и специальные механизмы вытеснения. Недостаток любви и симпатии к ребенку может обусловить энурез или выраженную склонность ко лжи, или пристрастие к лакомствам.

Совокупность симптомов охватывает настоящие и биографические феномены, конфликт и вторичную переработку. Выбор лекарств должен соответствовать настоящему и прошлому. Только это позволяет лечить на рациональной основе.

С этими мыслями мы приступим к следующей главе: учению Ганемана о хронических болезнях. С обострением хронических заболеваний можно справиться только тогда, когда из анализа совокупности симптомов, полученной на основе изучения биографии больного, станет понятен его корень. Это позволит подобрать необходимое лекарство для данного конкретного случая болезни.

XI. Комментарии к произведению Ганемана «хронические болезни», их своеобразная природа и гомеопатическое лечение

-

К сожалению, медицина наших дней мало интересуется конституцией пациента, что является следствием одностороннего подхода к болезням на основе органопатологии. Возрождение конституционального мышления обнаруживается во всех работах по профилактике. Здесь исследование факторов риска всегда актуально. При этом очевидно, что факторы риска заключаются не только в окружающей среде, но особенно в личности некоторых больных, в их конституциональных особенностях и развитии. Большинство хронических заболеваний имеет свою основу в конституции больных. Они могут быть излечены только теми лекарствами, которые влияют на конституционально обусловленную готовность к заболеваниям.

Работа Ганемана «Хронические болезни» — великолепный проект лечения конституционально обусловленных болезней. К некоторым теоретическим положениям, обусловленным временем, нужно подходить критически с учетом достижений современной науки. Однако безоговорочной остается его заслуга в испытании лекарств при этих болезненных формах и разработка пути их выбора.

При остром заболевании анамнез можно ограничить рамками наблюдаемого нарушения. При хронических болезнях анамнез должен охватить биографию больных для того, чтобы прояснилась конституция больного и его готовность к заболеванию, обусловленная предрасположением.

Старые врачи и философы (Эмпедокл, Гиппократ, Аристотель) описали различные конституции людей, а Ганеман хотел понять, почему некоторые люди всегда болеют.

При изучении этиологии по анамнестическим данным он нашел, что хронические болезни может вызывать заразное начало (миазмы) и что этот «воспламенитель заболевания» обусловливает предрасположение к болезни, передаваемое из поколения в поколение.

Хронические болезни по Ганеману — «следствие заражения или наследования четко выраженной болезни». Он называет три основные формы (псора, сикоз, сифилис) и приводит соответствующие лекарства (Sulfur, Thuja, Mercur).

Эти три формы в настоящее время рассматривают как модель, чтобы изложить тенденции хронических заболеваний. Эти тенденции распознаются благодаря сравнению клинической картины инфекций (гонорея, сифилис) с патогенезом соответствующих им препаратов — нозодов (Psorinum, Medorrhinum, Luesinum, Tuberculinum) и сопоставимыми диатезами (лимфатический, подагрически-ревматический, дискразический, скрофулезный).

В синоптическом обзоре представлены соматические и психические симптомы и характерологические признаки.

В лечебном плане предусмотрено устранение тормозящих факторов, общие мероприятия, выбор лекарства и предупреждение ошибок.

Статистика высоко цивилизованных стран регистрирует убыль острых заболеваний и рост хронических. Бесспорно, благодаря медицине нашего времени снижены смертность и риск острых, особенно инфекционных, заболеваний. Значительный рост хронических заболеваний требует от нас использования всех возможностей гомеопатической терапии, чтобы помочь этим больным.

В трудах Ганемана можно найти ряд предложений для выполнения этой задачи. Они имеют большую ценность, так как являются результатом его критических наблюдений, раскрывают возможности и резервы гомеопатической терапии.

Наблюдательность и самокритичность позволили Ганеману понять бедственное положение терапии, когда ему не удалось полностью излечить большую группу больных, страдавших невенерическими хроническими заболеваниями. Причина несостоятельности терапии заключалась не в недостаточно активных лекарствах, а в нерациональном методе их поиска. В начале своей работы (1790–1816) Ганеман лечил лекарствами, которые подбирал по подобию их действия с наблюдаемыми у пациента симптомами. При изучении анамнеза он ограничивался поперечным срезом нынешнего нарушения. При этом он добился больших успехов при острых заболеваниях. У больных, страдающих хроническими болезнями, «наблюдался только временный эффект, а исход оставался безнадежным» («Хронические болезни», с. 4). Беспощадно и жестоко он оценивает свои труды в ту пору. Критики должны принять это к сведению; фанатик или спекулянт так не писал бы. Это язык человека, который борется за истину и знания.

«Итак, нужно было найти причину, почему все известные гомеопатические лекарства не приносили истинного излечения упомянутых болезней, и по возможности проникнуть в свойства этих тысяч болезней, оставшихся неизлечимыми, несмотря на правильность гомеопатического закона. Вот этой сверхважной задачей я был занят день и ночь с 1816–1817 гг.» (там же, с. 6). Результаты наблюдений и исследований он изложил в книге «Хронические болезни».

Первый вывод звучал так: «Врач-гомеопат при этого рода хронических страданиях, в том числе и невенерических, не знает, что делать с лежащими на поверхности и бросающимися в глаза симптомами, не говоря о скрытых, отражающих сущность болезни, проявлениях… он имеет дело только с вычлененной частью глубоко лежащего страдания, которое время от времени обусловливает новые вспышки болезни, заставляет проводить дальнейшее изучение проблемы. Следовательно, он должен узнать возможно больший объем всех первопричин данной болезни и ее симптомов, прежде чем появится надежда на исцеление одного или нескольких основных страданий посредством гомеопатического сопоставления болезни и лекарств…» (там же, с. 6, 7).

Пример из моих первых лет гомеопатической практики иллюстрирует обе фазы тактики Ганемана. Речь идет о трехлетнем ребенке.

1. Лечение острой лихорадочной инфекции по правилу подобия проводилось с применением Belladonna.

2. Через 3 нед развилась ангина с поражением боковых валиков, по поводу которой назначен Phytolacca Д6.

3. Через 1 мес мать сообщила, что у ребенка сильный запор, он не тужится, полная атония. Лечение: Opium Д30.

4. Через 6 нед на коже появились высыпания типа импетиго. Лечение Viola tricolor Д4.

5. Через 8 нед у ребенка воспалились края век и он долго тер глаза. Лечение: Clematis recta Д6.

Всякий раз лечение проходило успешно и видимые нарушения уменьшались. Мать воспринимала множество нарушений как нормальное явление. То же самое наблюдалось ранее при лечении у аллопата. Между тем я был занят изучением книг «Хронические болезни» и «Органон», поэтому попытался тщательно изучить клиническое течение болезни, чтобы получить совокупность симптомов, охватывающих поперечный и продольный срезы болезни, с анализом симптомов в настоящее время и изучением биографических симптомов (см. главу V «Клинические наблюдения в гомеопатической практике»).

Биографический анамнез показал, что ребенок на 2-м месяце жизни страдал молочным струпом, который лечили мазями. На 4-м месяце было нарушение питания, по поводу которого ребенка лечили в детской клинике. На 8-м месяце он перенес бронхопневмонию, которую лечили пенициллином. После этого у него наблюдались рецидивирующие инфекции дыхательных путей. Общие симптомы, наблюдаемые в настоящее время, внешний облик (маленький, толстый, пастозный) и биографические симптомы нашли свое отражение в картине действия Calcium carbonicum. Это лекарство действует на все имевшиеся у данного ребенка нарушения, по поводу которых он неоднократно лечился.

На этом примере видно, что симптомы, наблюдаемые в настоящее время, приобрели значение для выбора лекарств лишь благодаря их оценке и анализу биографии. Иными словами: поперечный срез болезни в настоящем дает нам отдельные индивидуальные симптомы, которые дополняют всеобъемлющие симптомы продольного среза при формировании болезни.

1. Значение биографического анамнеза

Отдельные этапы болезни — лишь ступени процесса. Чтобы лечение воздействовало на основу, нужно изучить весь процесс становления болезни в прошлом и настоящем. Совокупность симптомов включает в себя также биографические данные. При этом мы пренебрегаем нозологическим своеобразием диагностически отграниченных болезней. Пять диагнозов в приведенном выше примере были точным обозначением патологических отклонений. Терапия оказалась недостаточной, так как была направлена только на отдельные проявления основного заболевания. При изучении биографии оказалось, что отдельные этапы болезни были только выступавшими «верхушками айсберга» — единого скрытого болезненного процесса. Эту мысль подарил нам Ганеман: мы должны изучить «причину страдания в полном объеме», понять, какая единая диспозиция лежит в основе различных фаз хронического заболевания. Отдельные этапы болезни являются не случайными беспорядочными феноменами. Они имеют свою онтологическую основу в личности больного. Если мы этим овладеем, то поймем значение гомеопатического подбора лекарств: лечите не отдельную болезнь, а больного!

Вместе с тем гомеопатия отвечает требованиям персональной и конституциональной терапии. К этому я хочу добавить несколько слов. Если гомеопатия воспринимает человека как единую личность, то нужно также признавать этого человека как единое существо в развитии в продолжение всей его жизни. Прошлое (предыстория), настоящее (status prasens) и будущее (реализация болезненной предрасположенности, диспозиция) «исходят из целого и ведут к общему» (Т. P. Paschero).

Биографический анамнез, настоящий статус, самочувствие и конституциональные признаки вкупе дают материал, который необходим для выбора лекарств при хроническом заболевании.

Только то лекарство, патогенез которого соответствует общему комплексу, поможет исцелить основу.

2. Конституция и диатез

-

В каждом современном учебнике внутренних болезней и педиатрии отдельные заболевания обсуждаются до мельчайших деталей, но нет всеобъемлющего изложения вопросов конституции и диатеза.

В нашей практике изучение конституции и диатеза имеет существенное значение. В настоящее время часто сетуют, что у детей, подверженных инфекциям, любая из них по стереотипу рутинно лечится антибиотиками. Не ставится существенный вопрос: почему у данного ребенка постоянно возникают новые инфекции? Причина, однако, заключена не в возбудителе, а в особенности конституции человека. Для старых врачей такое представление было естественным. А мы так ли продвинулись вперед, как воображаем?

Ориентация современной медицины на органопатологию не оставляет места для этого понятия и, следовательно, для его использования в терапии. Если мы хотим лечить хронические болезни гомеопатически, то не можем придерживаться органотропного лечения. Поражение органа — это последнее звено в цепи патологического процесса. Наша врачебная задача заключается в том, чтобы предотвратить повреждение, затормозить развитие заболевания и не допустить его конечной стадии. Для этой стратегии мы нуждаемся в методах поиска лекарств, которые учитывают человеческий организм в целом и возможности развития тех или иных процессов в динамике. Каждая биография имеет свое начало и порядок течения. Врожденное предрасположение и воздействие окружающей среды в раннем детском возрасте формируют общие рамки возможностей развития человека. Врожденное предрасположение и отметины раннего детского возраста имеют для разных индивидуумов различное значение, но они формируют нашу конституцию.

Как показывают исследования однояйцовых близнецов, наследственное предрасположение довольно стабильно. Однако оно может пластично меняться под влиянием окружающей среды. В раннем детстве эта изменчивость особенно велика. Но и более поздние воздействия (физическая и психическая травма, инфекция, социальная среда и пр.) изменяют нашу способность к реагированию. Предрасположение и окружающая среда в большей или меньшей степени оказывают влияние в течение всей жизни человека. Насколько я знаю, Ганеман был первым, кто указал на изменение здоровой конституции под влиянием хронической инфекции.

Существуют различные определения понятия конституция. В гомеопатии принята формулировка М. Dorcsi.

Конституция — это врожденная и приобретенная душевная, психическая и соматическая организация человека. Она определяется по строению тела, психическому и душевному складу и способу реагирования на внутренние и внешние нагрузки.

Из различных возможностей становления болезней, обусловленных конституцией, развиваются предрасположение и диатез.

Диатез — это врожденная или приобретенная слабость органов или систем, которая обусловливает готовность к болезни и предопределяет особое ее течение (по М. Dorcsi).

Учение о гуморальном патологическом темпераменте

В соответствии с представлениями своего времени старые врачи описывали различную конституцию людей и диатезы, сопоставляя их с космическими основными формами (Эмпедокл) или с различным смещением соков (Гиппократ), или со свойствами крови (Аристотель). Этим элементам, сокам, свойствам крови соответствовали 4 ионических темперамента.


Слово «темперамент» в настоящее время имеет более узкое значение в повседневном обиходе. Если мы сегодня говорим о темпераменте, то подразумеваем импульсивность, воодушевление человека. В философии Аристотеля понятие «темперамент» имело более широкий смысл и отражало сущность человека в соматическом и психическом плане. Это всеобъемлющее понятие темперамента было развито R. Fluri как основа гомеопатического поиска лекарств. М. Dorcsi надстраивает эти представления и приводит основные признаки свойства кожи (теплая, холодная, влажная, красная, бледная) в классификации различных лекарств.

Строение тела и состояние реактивности

Старые врачи наблюдали, что определенное физическое строение тела находится в тесной закономерной связи с характером человека и наклонностью к заболеваниям. В наше время Е. Kretschmer (1936) своей книгой «Строение тела и характер» возбудил интерес к изучению конституции. В дополнение к прежним познаниям он сумел показать, что в психопатологическом отношении тонкие стройные астенического телосложения типы (лептосомы) предрасположены к шизоидным реакциям, крепкие атлетические типы — к эпилептоидным, округлые пикники — к циклоидным.

Исследования Lampert и М. Curry (1935) четко продемонстрировали различие вегетативных реакций в зависимости от типа строения тела. С. Huter (1957) в своей психофизиогномии (распознавание людей по строению тела и выражению лица) определил четкие принципы распознавания душевных и психических особенностей человека и его наклонности к заболеваниям по строению тела, мимике, жестам, речи. Он пополнил сокровищницу знаний физиогномии.

Биография и конституция

Биография больного дает представление о течении процесса, о прошлом, о развитии болезни. Биографические данные позволяют большей частью установить последовательность. Изучение болезни пациента, которого лечат сейчас, показывает, что в данный момент перекрещиваются между собой прошлое и будущее человека. Врач воспринимает биографические даты, связывает их с нынешними яркими, особенными симптомами («Органон», § 153) и распознает конституциональную основу по типологическим признакам (объективизированные данные о строении тела, жестах, мимике, речи), по которым судит о врожденной слабости органов, систем (М. Dorcsi) и диатезе. Биография, индивидуальная симптоматика и объективные признаки упорядочиваются с позиции конституции человека. Благодаря знанию конституции прошлое, настоящее и будущее человека приобретают всеобъемлющий порядок. Он основан на целостном восприятии неделимой жизни. Этиология, модальности, локализация болезненного процесса и ощущения находят свою «реальную основу» (Flury R., 1979] в конституции, проявляющейся в строении тела, психофизическом поведении и темпераменте. Эта «реальная основа» хронических заболеваний не была описана Ганеманом, но мы благодарны ему за более существенные заслуги.

3. Этиология хронических болезней

Ганеман нашел и испытал лекарства, которые позволили лечить конституциональную слабость и диатезы. Основой поиска медикамента были анамнез и наблюдение за больным.

Вопрос был поставлен так: какие факты обнаруживаются в истории болезни тех больных, которые полностью не выздоравливают, несмотря на лечение хорошо подобранными гомеопатическими лекарствами? Ганеман прослеживает путь развития болезни, возвращаясь к этиологии, в ту область, где анамнез может дать существенные сведения. Он наблюдал, что в формировании хронических вяло протекающих болезней участвуют различные этиологические факторы.

а. Длительное злоупотребление лекарствами: применение сильнодействующих лекарств в больших и возрастающих дозах («Органон», § 74).

б. Отягощенность устранимыми вредностями: употребление вредных напитков и пищевых продуктов; факторы, ослабляющие здоровье пациента: распутный образ жизни, недостаточное питание, нездоровые жилищные условия, гиподинамия, физическое и психическое перенапряжение, постоянные неприятности в жизни («Органон», § 77).

в. В биографическом анамнезе многих хронически больных Ганеман установил, что развитию многолетних хронических болезней предшествовали кожные изменения. Примечательными ему казались следующие поражения кожи: зудящая сыпь с расчесами и царапинами, остроконечные или широкие кондиломы в урогенитальной области, язвы в области гениталий с резко выраженным увеличением паховых лимфатических узлов.

Он знал, что кондиломы могут быть связаны с гонореей и язвы с сифилисом — двумя заразными заболеваниями. В связи с тем что в то время еще не был точно известен возбудитель каждой из болезней, он выбрал распространенное в то время выражение, употребляемое для обозначения неизвестных заразных агентов: миазмы.

Миазмы

Это выражение большинству современных врачей ничего не говорит, так как изучение истории медицины у нас сведено к минимуму.

Примечание: изучение истории медицины помогло бы нам избавиться от высокомерного представления, что медицина началась лишь в XX веке, а старые лекари, священники-врачи и врачи были жалкими глупцами.

Миазмы в переводе с греческого языка означает загрязнение. Это выражение употреблял еще Гиппократ для обозначения болезнетворных веществ атмосферы, которые, как испарения земли, вызывают эпидемии. О заразных эпидемических болезнях было известно уже до бактериальной эры, но не были открыты их возбудители.

«Истинные естественные хронические заболевания — это те, которые возникают от хронических миазмов или наследуются и без лечения специфическими лекарствами постоянно прогрессируют даже при рациональном режиме умственного и физического труда, рациональном питании и мучают человека до конца жизни. Помимо тех, что возникают вследствие врачебных злоупотреблений (осложнения от лечения), они являются для всех времен самым многочисленным и самым большим мучителем человечества. Им противостоят физическое здоровье, упорядоченный образ жизни, деятельная энергия жизненной силы. В цветущем юношеском возрасте, при начале регулярных менструаций в сочетании с благоприятным для ума, сердца и тела образом жизни они остаются часто многие годы незаметными, и от того вызывает удивление и бросается в глаза родственникам, что эти лица как будто были совершенно здоровыми и как будто их заболевания, обусловленные заражением или наследованием, полностью исчезли. Но они приходят в поздние годы при неблагоприятных событиях и условиях жизни, появляются на свет, уже не исчезают и приобретают тем более тяжелое течение, чем больше образ жизни отягощается страданиями, заботой, нуждой, а также неподходящим медицинским лечением».

(«Органон», § 78 с примечаниями)

Значение и вред первых двух этиологических факторов (злоупотребление лекарствами, отягощенность устранимыми вредностями) нам понятны. Они всегда импонируют нашим врачебным этическим принципам. Третий этиологический фактор, хроническая миазма, означает у Ганемана «вследствие заражения или наследования возникающее заболевание».

Ганеман и в этом вопросе опередил свое время. Он, например, одним из первых высказал мнение, что холеру вызывает смертоносный микроорганизм. Он высказывает предположение, что различные эпидемии вызываются специфическими возбудителями и, главное, некоторые из них этиологически обусловливают развитие хронических болезней. Не удивительно, что подобными высказываниями он вызвал негативизм современников-коллег. Не только противники ликовали по поводу его «безумства», но и многие ученики покинули его.

Для нас сейчас совершенно ясно, что возбудители инфекций играют важную роль в происхождении хронических болезней. Это трепонема бледная (спирохета), микобактерии туберкулеза; обсуждается вирусное происхождение некоторых злокачественных опухолей. Мы знаем, что локальные очаги хронической инфекции могут провоцировать аутоиммунные болезни или хронический ревматизм.

Новейшие исследования, доказывающие существование медленной вирусной инфекции, подтверждают интуитивные предсказания Ганемана 150-летней давности: многие хронические заболевания — следствие инфекций.

Врожденное предрасположение

Мы знаем, что другая половина высказывания Ганемана звучит так: «вследствие заражения или наследования возникшее заболевание». Врожденное предрасположение (наследственность) или инфекция (заражение) — это «реальная основа» возникновения хронических болезней.

В дискуссии о проблемах хронических заболеваний в настоящее время конституциональный фактор чересчур резко выдвигают на первый план. Особенное в теории миазмов Ганемана я усматриваю в том, что он предполагает возможность исцелить последствия изменений конституции, вызванных хроническими инфекциями.

Мы не должны передергивать понятие миазмы, сформулированное Ганеманом, и все болезнетворное обозначать миазмами. Неточное определение вводит в заблуждение. С этим понятием нельзя смешивать конфликты в раннем детском возрасте, которым придается большое значение в психоаналитической теории Фрейда и при гомеопатическом подборе лекарств, как психической травме.

Взаимосвязь между инфекцией и конституцией

Доказано опытом, что в развитии хронических инфекций играет роль конституциональная предрасположенность. Не всякий заболевает туберкулезом. Конституциональная готовность и вирулентность возбудителя находятся во взаимодействии. Каждая инфекция образует брешь в ретикулоэндотелиальной системе, в иммунном механизме, и изменяет таким образом нашу врожденную конституцию. Метод титрования показывает, насколько высока степень распространения той или иной инфекции среди населения. Хронические миазмы — это реальность, которая доказана. При изучении биографии пациента часто в ответ на вопрос, когда началось заболевание, что было тогда, получаешь ответ: «После того, как ребенок перенес корь, он кашляет» или «После коклюша началась астма; после оспопрививания началась экзема». На эти вопросы аллопаты ничего не могут ответить. Мы же можем применить адекватные нозоды или подобрать подходящее лекарственное средство.

Терапия нозодами была разработана последователями Ганемана на базе его теории миазмов. Если мы будем учитывать только конституциональный фактор, то подарим медицине возможность к исцелению: прицельную терапию нозодами, аутоиммунную терапию собственной кровью в гомеопатическом приготовлении по I. lmhauser (1970, с. 144) (я наблюдал довольно хороший эффект при сенном насморке), а также исключение отягощенности очагами инфекции, санацию очагов инфекции, нормализацию состава кишечной флоры и др.

В терапии мы должны учитывать оба фактора: инфекцию intravitam и конституциональную отягощенность. Гомеопатический подбор лекарств основан на анамнестических данных и очевидных признаках у отдельных больных. Вместе с тем мы принимаем во внимание тот факт, что феномен заболевания возникает вследствие «заражения или наследования».

После этого обзора мы снова возвратимся к теории миазмов Ганемана, рассматривая ее как самое существенное и необходимое для лечения, особенно для выбора лекарств.

4. Острые и хронические миазмы

Ганеман различает острые и хронические миазмы. Под острыми он подразумевает возбудителей оспы, кори, коклюша, скарлатины, эпидемического паротита (свинки), чумы, желтой лихорадки, холеры и различных «лихорадок, которыми многие люди болеют в силу подобных причин и с очень похожими нарушениями по типу эпидемий» («Органон», § 73). Мы понимаем под этим в наше время эпидемии гриппа, вызываемые различными штаммами вируса, различные сальмонеллезные инфекции и др.

Существенное различие между острыми и хроническими миазмами Ганеман усматривает в том, что при острых миазмах жизненная сила заболевшего способна одолеть их или, наоборот, миазмы в короткий срок побеждают жизненную силу. На полюсах острых миазматических болезней стоят выздоровление или смерть.

Хронические миазмы, напротив, «проявляют такое постоянство и стойкость, что… они с годами все более возрастают и в течение жизни, несмотря на собственные силы даже очень здоровой природы, а также несмотря на здоровый образ жизни и диету, не уменьшаются и не затухают, а ухудшают состояние больного вплоть до смерти» («Хронические болезни», с. 11). Их можно преодолеть только благодаря лекарственной (гомеопатической) терапии.

Различие между острыми и хроническими заболеваниями заключается не столько в течении, сколько в возможности самоизлечения при острых миазмах и необходимости искусственного лечения при хронических.

Третьим признаком хронических заболеваний является фазность течения, наличие латентного периода, когда человек внешне может казаться совершенно здоровым, излечившимся. Однако затем «болезнь может приобретать другую форму и проявляться новыми симптомами и протекать годами с нарастанием жалоб» (Там же, с. 6).

И, наконец, Ганеман указывает на особенность развития миазматических хронических заболеваний — снаружи внутрь. Первые проявления разыгрываются на коже. Постепенно заболевание распространяется через слизистые оболочки к жизненно важным органам.

На примере кори и сифилиса ниже представлены различия между острыми и хроническими миазмами.


Симптомы со стороны кожи и слизистых оболочек выполняют разгрузочную функцию при внутренних страданиях. Покуда удерживается кожная сыпь, «общее заболевание легче всего излечить специфическими лекарствами, направленными на внутреннюю среду» (там же, с. 51).

Если эта разгрузочная функция будет подавлена (лечение мазями, хирургические вмешательства, прижигание), то внутренний процесс может распространяться еще быстрее (см. главу «Кожные болезни»).

Избегайте внешнего подавляющего лечения! Многие хронические болезни являются следствием подавления.

Сифилис со своими многообразными проявлениями явился для Ганемана основной моделью хронических миазматических болезней. Его, должно быть, поразила ясность уникаузального генеза; одна миазма продуцирует столь разные фазы болезни, которые без знания единого корня болезни воспринимаются как самостоятельные болезни. Он одним из первых понял, что сифилитический шанкр или паховый бубон-сифилитический первичный аффект нельзя лечить хирургическим способом или «прижигающими, подсушивающими веществами», так как «веселая болезнь» будет распространяться гораздо быстрее. Он называет сифилис по его первому кожному проявлению «болезнью шанкра». Основным средством лечения считает Mercurius solubilis.

Второе миазматическое хроническое заболевание — болезнь бородавок, кондиломатоз — сикоз. Оно имеет отношение к гонорее. Ганеман точно отграничивает его от неспецифического уретрита (там же, с. 105).

Местные кожные симптомы — кондиломы — имеют вид цветной капусты, петушиного гребня. Несмотря на то что в настоящее время они рассматриваются только как сопутствующие проявления гонореи, при подобных проявлениях можно придерживаться термина сикоз. Сюда же Ганеман относит ревматические болезни. Триппер-ревматизм (гонорейный артрит), гонорейное воспаление сухожильных влагалищ и слизистых сумок были наиболее частыми метастатическими последствиями гонореи. Системный характер гонореи исчез из памяти молодых поколений врачей из-за его редкости, связанной, вероятно, с успехом ранней антибиотической терапии. Я вспоминаю, что в студенческие годы в клинике кожных болезней нам показывали постгонорейную кожную сыпь и септические осложнения. А теперь мои молодые коллеги воспринимают гонорею как сугубо местное заболевание. Основное средство для лечения сикоза Thuja, Natrium sulfuricum, а для поздних стадий Acidum nitricum.

Наряду с этими двумя венерическими болезнями: сифилисом и сикозом Ганеман выделяет третье миазматическое хроническое заболевание, которое повсюду называют псора: — «внутреннее зудящее заболевание с высыпаниями на коже или без них» (там же, с. 8). «Так же долго, как сифилис или сикоз, если она не излечена основательно, длится болезнь до последнего вдоха даже продолжительной человеческой жизни, не угасая… Зудящая болезнь (псора), кроме того, наиболее старая и многоликая среди всех миазматических хронических болезней» (там же, с. 11, 12).

Начало с сильного кожного зуда вплоть до скарификаций на коже обусловливает наименование данной болезни.

Что такое псора, что это за болезнь? Сегодня этот вопрос стоит со всей остротой и непреклонностью, так как мы привыкли искать возбудителя. При сифилисе и сикозе он известен, а при этой патологии мы остаемся в полном неведении. Из истории медицины следует, что Ганеману была известна чесотка. Он пишет: «Я согласен с теми, кто связывает происхождение болезни с живыми возбудителями» (по Monro), а в 1792 г. поясняет: «Она (болезнь) проистекает от воздействия маленьких живых насекомых или клещей, которые избрали своим местом жительства наш организм».[33] Если бы он был убежден, что чесоточный клещ — возбудитель псора, он тогда бы обозначил болезнь более точно. Тем более, что ранее он предложил рациональную терапию чесотки: мытье с серной водой.

Понятие «псора» гораздо шире. Рассматривать псора как следствие чесотки не отвечает идее Ганемана о хронических болезнях. По его мнению, 7/10 всех хронических болезней относятся к псора. Отсюда псорическое предрасположение, предболезнь и предпосылка к развитию других хронических болезней. Большое количество лекарств, которые он предложил для лечения псора, указывает на то, что мы вправе сегодня отказаться от уникаузального объяснения болезни с единым возбудителем.

Объяснения и теории — это истины или заблуждения, зависящие от уровня развития науки. Правильны или неправильны все толкования понятия «псора» — не это главное, а главное то, что мы и сегодня пользуемся теми же лекарствами, которые предложил Ганеман для лечения этой группы болезней. Что бы умные головы не писали и как бы не критиковали теорию миазмов Ганемана, но ведь писаниной и спорами нельзя исцелить ни одного больного. Я не вмешиваюсь в теоретический спор, а только хочу показать путь, как можно исцелить хронические болезни, на что обратить внимание, чтобы удалось найти исцеляющее лекарство. Ганеман со своим планом лечения хронических болезней оказывает нам неоценимую услугу, а нам предстоит увязать его рабочие гипотезы со знаниями нашего времени.

Старое учение о конституции базировалось на гуморальной патологии. На ней же основывалось направление терапии: «соки» должны быть приведены в новое гармоничное соотношение. Радикальные очистительные и отвлекающие методы лечения, против которых так резко выступал Ганеман, были примером негодных методов, возникших на теоретических воззрениях своего времени. Медицина той эпохи как каждой конечной фазы в истории человечества была гротескной карикатурой на рациональную терапию.

Ганеман вступает в новое время. Он пророчески предвосхищает грядущую эру открытия бактерий и вирусов и в своем лечебном плане связывает старое учение о конституции с новым уже упоминаемым постулатом — хронические болезни возникают на основе «заражения и наследственности». Благодаря наблюдению и интуитивному проникновению в сущность хронических болезней он разделяет их на 3 группы со своими типичными проявлениями на коже и своими возбудителями (миазмами). Однако он не останавливается на этом. Он находит и испытывает эффективные лекарства. Лекарства — это первичный этап; система — последующее теоретическое обоснование.

Примечание: последнее предложение — это мое личное мнение, которое я никому не навязываю. Оно основано на сравнении с научными трудами других гениальных людей. При этом очевиден кажущийся парадокс: знания «по дороге». Находка часто предшествует поиску ее обоснования. Сначала приходит «открытие», а потом доказательство новой истины. (Pascual: «Ты меня не искал бы, если бы ты меня уже не нашел». — Цит, по J. Gebser. 1966).

Лекарства, которые применял Ганеман для лечения этой группы больных, соответствовали по патогенезу многим феноменам инфекционных болезней, хотя патогенез лекарств существенно богаче и полнее.

Клиническая картина сифилиса и гонореи послужила характерной моделью болезней с подобным течением. Однако они не идентичны. Бактериологические исследования Роберта Коха и клеточная патология Вирхова в изучение болезней привнесли другие масштабы, которых не было во времена Ганемана.

Эти три формы хронических болезней не имеют нозологического и патогенетического единства и единого, точно охарактеризованного возбудителя. Мы их не ставим на уровень болезней, исследованных до последних деталей в патологоанатомическом или патофизиологическом отношении.

Ганеман выявил типичные способы реагирования хронически больных людей, являющиеся следствием недостаточного лечения или подавления инфекции, или наследственного предрасположения. Эти типы реагирования имеют многообразное симптомное сходство с последствиями сифилиса или гонореи.

Кто споткнется на этом подобии симптомов, тот пускай удостоверится, что в современной медицинской номенклатуре мы многое подобное обозначаем подобными именами: эпилептоид или эпилептиформный, шизоидный, псориатиформный, болезни ревматического круга, атопия, аллергозы.

Интересно, что «собственно болезни» и подобные им по течению формы часто отвечают на одну и ту же терапию. Можно наблюдать также при прочей, ориентированной на специфичность терапии современной медицины, что подобные лекарства могут вызывать широкий спектр реакций больного организма, хотя организм имеет относительно ограниченный набор вариантов реагирования.

В связи с этим сегодня мы отказываемся от уникаузального объяснения хронического течения этих болезней, которого придерживался Ганеман в соответствии с пониманием того времени. Его обобщающие понятия псора и сикоз в языковом отношении не отягощены. Выражение «сифилис» принято для обозначения инфекции, в патогенезе которой играет ведущую роль инфицирование бледной трепонемой (спирохетой), поэтому сейчас для группы подобных болезней мы применяем термин сифилинии или люетический способ реагирования, люетическая почва.

Характеристика течения болезни позволяет сразу подобрать терапию. Лекарство — вот решающий аргумент! Знаем ли мы причину, можем ли мы ее объяснить или нет, важно одно, что мы знаем лекарство для лечения.

Первое большое средство в терапии псора — это Sulfur. При испытании действия Sulfur основные его проявления возникают на коже: она становится шершавой, не поддающейся лечению, с наклонностью к экзематозным изменениям, гнойным пустулам, образованию фурункулов. Сильный зуд, переходящий в жжение, приводит к расчесам. Он усиливается в теплой постели и при контакте с водой. Зудящие, приводящие к расчесам кожные проявления — это первые типичные признаки псора, получившей название «чесоточная болезнь». Вследствие подавления разгружающих кожных проявлений развиваются процессы на слизистых оболочках и внутренние болезни. Широкий спектр действия Sulfur показывает, что в патологический процесс могут вовлекаться почти все органы и ткани. Взаимосвязь между болезнями кожи, слизистых оболочек и внутренних органов дает нам представление о развитии псора и лечебном действии Sulfur при псорических болезнях. После лечения Sulfur подавленные болезни кожи и слизистых оболочек могут рецидивировать. При успешном лечении могут излечиваться вначале внутренние страдания, а затем кожа (правило Геринга).

Благодаря исследованиям — August Bier (1949) мы знаем, что «вследствие приема простой серы повышается обмен серы и ее выведение. Что это означает? Я предполагаю, что у этих людей имеются ненормальные накопления серы в организме, что ее обмен у ню нарушен и что прием небольших количеств серы явился раздражителем, вызвавшим выведение избыточно накопленной в тканях серы».

К псорическим лечебным средствам причисляются прежде всего элементарные вещества, которые необходимы для организма как материал или как выполняющие функцию катализаторов микроэлементы: Calcium, Kalium, Natrium, Magnesium, Silicium, Phosphorus, Sulfur, азот, углерод, их соединения и кислоты, алюминий, Antimonium crudum, Arsenicum album, Barium, Cuprum, Stannum, Zincum. Из растительных средств он особенно часто упоминает Lycopodium, Mezereum, Sarsaparilla. Его ученики отчасти изменили этот набор и расширили его. Каждое лекарство, спектр которого достаточно широк, чтобы охватить совокупность симптомов, может в отдельных случаях стать similia. Правило подобия также стоит выше теоретического понятия псора. Мы не назначаем псорического средства, если и предполагаем наличие псора, а назначаем его тогда, когда у псорического пациента совокупность симптомов соответствует псорическому средству.

Тот аргумент, что типичные псорические лекарственные вещества являются строительным материалом организма или осуществляют функцию катализаторов, дает нам ключ к рациональному овладению псорическими нарушениями. Исследования A. Bier, посвященные обмену серы в организме, показали, что потенцированная Sulfur способствует выведению избыточной серы через кишечник и кожу.

«По аналогии можно предположить, что другие минеральные вещества, как и сера, присутствуют в организме в ненормальных соотношениях и могут вызывать болезни минерального обмена, который можно нормализовать малыми дозами соответствующих минералов. Это поможет понять кажущееся бессмысленным утверждение гомеопатов о том, что гомеопатически обработанную и гомеопатически дозированную поваренную соль, которую мы употребляем ежедневно в больших количествах, можно рассматривать как важное лечебное средство. О нередком нарушении обмена поваренной соли свидетельствуют многие наблюдения».[34]

То же самое писал J. Mezger (1951, с. 509) в отношении Magnesium carbonicum.

Во избежание неправильного толкования следует заметить: при данной терапии речь идет не о замещении недостающего количества вещества, а о регуляции первично нарушенного равновесия потенцированным лекарством.

Пример. Полуторагодовалый ребенок В. Д. страдает рахитом (потливость затылка, нарушение окостенения черепа), несмотря на лечение вигантолом и кальцием. Терапия. Calcium carbonicum Д12, по I таблетке 2 раза в день.

Через 14 дней прекратилась потливость головы, через 8 нед исчезли признаки рахита. Питание и образ жизни в этот период не менялись.

A. Voegeli (1961, с. 74) обозначает псора как «конституциональное нарушение в ассимиляции строительных минералов». В приведенном выше примере можно предположить врожденную слабость усвоения кальция, что не могло быть устранено замещающей терапией.

J. Mezger (t951, с. 400) писал: «Magnesium-конституция бывает, как правило, семейной… Ее следует предполагать у тех больных, у которых наблюдается разительный эффект от лечения Magnesium. Среди кровных родственников встречаются подобные случаи, над которыми мы иногда ломаем голову, но быстро добиваемся исцеления при помощи Magnesium. На основании многих наблюдений я придерживаюсь точки зрения о наследовании Magnesium- конституции… как об определенном факте».

Дефицит эссенциальных элементов в клетках вследствие нарушения их усвоения ведет к типичной симптоматике, характерной для каждого вещества, потому и нет одного средства для псора, и при назначении препарата мы должны тщательно штудировать совокупность симптомов, чтобы распознать индивидуальное нарушение.

Поиск медикамента затрудняется, если есть два или три различных, связанных друг с другом, нарушения минерального обмена. При этом развивается типичный сплав, и мы ищем симптоматику, например, Hepar sulfur (симптомы серы и кальция одновременно) или Calcarea silicata (Calcium silicium) или Calcium phosphoricum и др.

Ниже представлены наиболее часто применяемые лекарственные средства.

Psora — строительный материал организма: Calcium, Kalium, Natrium, Magnesium, Phosphorus, Silicea, Sulfur, их соединения и соли. Микроэлементы: Alumina, Antimonium crudum, Arsenicum album, Barium, Cuprum, Zincum. Растительные средства: Lycopodium, Mezereum, Sarsaparilla. Нозод: Psorinum.

Sykose — Thuja, Natrium sulfuricum, Acidum nitricum. Нозод — Medorrhinum.

Syphilinie — Mercur, Acidum nitricum, Aurum, Iodum, Kalium bichromicum, Kalium iodatum, Plumbum, Thallium. Нозод: Luesinum.

Tuberkulinie — Phosphorus, Stannum.

Нозоды: все Tuberculinum-Nosoden.

5. Лекарственная картина хронических нозодов

-

Ясное представление о сущности этих 3 форм хронических болезней можно получить 4 способами, как указано на рисунке.

Основные болезненные формы, соответствующие им нозоды и основные лекарственные средства.

Знание лекарственной картины нозодов представляется мне особенно важным.[35]

Мы знаем, что Ганеман нозодами лечил мало. Он ценил нозоды, получаемые от страдающих подобными заболеваниями животных, но воздерживался от применения при болезнях людей нозодов, полученных из секретов больных, страдающих подобными заболеваниями («Органон», § 56).

Psorinum

Посредством Psorinum нельзя лечить чесотку, но можно избавить человека от экземы, которая внешне напоминает чесотку и сопровождается таким же ощущением зуда, какое вызывает чесоточный клещ.

Psorinum имеет многосторонний патогенез. По этому свойству можно выделить ряд псорических лекарств: Sulfur вызывает неприятный запах тела и кожную сыпь; Phosphorus — слабость; Calcium, Kalium, Magnesium, Silicea — чувствительность к холоду; Silicea, Calcium carbonicum — неуверенность в себе; волчий аппетит в ночные часы свойствен патогенезу Phosphorus, запор — Calcium carbonicum, увеличенные лимфатические органы — Calcium carbonicum, Barium carbonicum, Magnesium carbonicum.

Происхождение: секрет, полученный из зудящих пузырьков.

Испытания: С. Hering, 1834, с СЗО.

Общее: «Если кто-либо имеет отталкивающую внешность и дурно пахнет, он нуждается в Psorinum» (J. Т. Kent). Слаб, худосочен, постоянно зябнет, даже летом тепло одет. Парадокс к зябкости: профузный с неприятным запахом пот.

Основное действие: функциональные и психосоматические нарушения, страх, гипотония, изменения кожи, слизистых оболочек, лимфатических органов, аллергия.

Психика: комплекс неполноценности, недооценка себя как личности, пугливость, страх перед будущим, все воспринимает в темных тонах, живет без надежды, постоянно сомневается. Мизантроп, психастения, неврастения, плохая память.

Нервная система: приступы мигрени, боль и затылочной и лобной областях, которая уменьшается после еды, согревания головы и после носовых кровотечений; ухудшение самочувствия на холодном ветру, после подавления кожной сыпи или менструаций.

Кожа: создает впечатление неухоженной, грязной (Sulfur). Сухая или жирная; себорея сухая или жирная. Кожные высыпания: пустулы, папулы или пузырьки, мокнутие, корочки, сильный зуд, усиливающийся в теплой постели, а также при контакте с водой.

Кровообращение: гипотония.

Желудок, кишечник: чувство голода в необычное время: встает ночью, чтобы поесть. Стул: большей частью атонический запор, чередующийся со зловонным поносом. Газы зловонные с запахом тухлых яиц.

Органы дыхания: хронический насморк, заложенность в носу, слизь на задней стенке глотки. Частые ангины, гипертрофия миндалин, сильная лимфатическая реакция.

Аллергия: сенной насморк, иногда астма, чередование с экземой.

Кашель усиливается зимой, в холодную погоду. Одышка, диспноэ, ощущение давления за грудиной.

Модальности: самочувствие хуже зимой, на холоде, в непогоду, при давлении, ходьбе, сидении, стоянии; после подавления физиологических выделений или кожной сыпи. Улучшение в тепле, после еды, при лежании.

Medorrhinum

Происхождение: уретральный секрет при гонорее.

Испытания: Swan, 1880.

Общее: часто показан при последствиях недостаточно леченной гонореи, прививок, инъекций сыворотки, чужеродного белка.

Основное действие: воспаление в мочеполовой сфере; подагрически-ревматическая боль; пролиферативные процессы в коже и слизистых оболочках, доброкачественные опухоли: бородавки, кондиломы, полипы, кисты; невротические синдромы, галлюцинации; депрессия с мыслями о самоубийстве.

Психика: раздражительные, злобные беспокойные люди, для которых время идет слишком медленно. Часто состояние безнадежной тоски с мыслями о самоубийстве; раздражительность, сварливость в утренние часы смягчаются вечером и ночью. Плачут, рассказывая о своих болезнях. При воспоминании и мыслях о болезни состояние ухудшается (как Acidum oxalicum). Чувствительные фантазеры, склонные преувеличивать грядущие неприятности. Галлюцинации: слышит голоса, кто-то говорит о нем, кто-то стоит за спиной.

Память плохая, особенно на недавние события. Забывает, что именно хотел сделать. Забывает имена хороших знакомых. Недостаточно грамотно пишет, допуская ошибки из-за торопливости и невнимательности. Начинает многое, но ничего не доводит до конца. Неорганизован, несобран, нецелеустремлен. В разговоре непоследователен.

Нервная система: головная боль с ощущением сжатия головы. Боль в затылке при поворотах и наклонах туловища. Невралгия возникает и исчезает внезапно, усиливаясь на холоде. Улучшение самочувствия при растирании и движении. Левосторонняя ишиалгия в сочетании с белым налетом на языке и ощущением кислоты в желудке.

Секреты: элиминация токсинов через слизистую оболочку — раздражающие пахучие выделения с запахом рыбного рассола, густые, как желатин.

Органы дыхания: секрет из носа вязкий, белый или желтоватый. Нос заложен. Кончик носа часто холодный. Ощущение зуда и жжения кончика носа. Миндалины увеличены. Аденоиды гипертрофированы и подвержены воспалению.

Кашель сухой и болезненный, хуже ночью и в теплом помещении, уменьшается в положении на животе.

Астма: самочувствие улучшается в коленно-локтевом положении, на море (но не при холодной и ветреной погоде). Приступы чаще бывают днем, во время непогоды.

Органы пищеварения: сильная жажда. Часто выраженный голод даже после еды. Потребность в возбуждающих средствах: алкоголь, табак, сладости, соль; часто — в зеленых фруктах, кислом, мороженом. Неприятный запах изо рта утром.

Судорожная боль в солнечном сплетении с чувством стеснения. Ухудшение даже при мысли об этом, улучшение в положении на животе. Запор с клейким глинистым стулом; опорожнение кишечника возможно только при резком наклоне туловища.

Перианальная и ягодичная эритема у младенцев.

Мочеполовая система: полость таза — основная зона болезней при назначении Medorrhinum: воспаление мочевого пузыря, почек, предстательной железы, яичек, яичников, матки.

Моча с резким запахом аммиака, зеленоватые бели с запахом рыбного рассола, сильное раздражение наружных гениталий. Обильные менструации с резким запахом, болевые ощущения в молочных железах. Усиление либидо после менструаций. Молочные железы холодные, особенно вокруг соска, кожа мраморная.

Органы движения: острые и хронические ревматические болезни; самочувствие ухудшается на холоде, улучшается на море.

Деформация суставов пальцев. Боль в пятке и подошве, сопровождающаяся холодным потом, боль в области плеча, поясницы и крестца, тазобедренного сустава, иррадиирующая в бедро.

Кожа: холодная, влажная, вонючий пот. Кожа конечностей, носа, молочных желез холодная на ощупь. Разрастания на коже и слизистых оболочках: бородавки, остроконечные и плоские, кондиломы (Condyloma acuminata), полипы.

Ногти ломкие, деформированные с поперечными полосками. Желтые пятна на тыле кистей. Ягодичная эритема и перианальная экзема у младенцев.

Модальности: ухудшение днем и при мыслях о страдании, на холоде, при ощупывании, вдали от моря, на побережье озер и во влажных долинах рек.

Состояние, особенно психическое, улучшается поздно вечером и ночью, в положении на животе или коленно-локтевом положении, интенсивном растирании, на море.

Luesinum

Происхождение: секрет из сифилитического шанкра.

Испытания: Swan, 1880.

Основное действие: дегенеративные процессы в головном мозге, нервной системе с параличами. Спинная сухотка, паралич. Разрушение костей, ночная периостальная боль. Язвы на коже и слизистых оболочках. Абсцессы со зловонным гноем. Кожная сыпь цвета меди.

Психическая одержимость с навязчивыми идеями, боязнь помешательства, страх перед неизлечимыми болезнями.

Психика: снижение памяти, недостаточная концентрация внимания, слабое логическое мышление, плохой счет. Беспокойство с чувством страха. Навязчивые идеи заражения заразными болезнями (стремление постоянно мыться), развития паралича, страх перед развалинами, ночью (все плохое случается ночью). Депрессия с суицидальными попытками.

Нервная система: жестокая невралгическая боль. Головная боль (глубоко в мозге, то в одном виске, то в другом). Бессонница с 24 ч до 6 ч. Птоз век. Парезы, спинная сухотка, параличи лицевого нерва. Атрофия зрительного нерва.

Глаза: неравномерность зрачков. Вертикальная диплопия.

Уши: кариес слуховых косточек. Прогрессирующая глухота (отосклероз?).

Органы дыхания: астма летом, ухудшение во влажную теплую погоду.

Кровообращение, сердце: жестокая боль в области сердца, усиливающаяся в ночное время, распространяющаяся от основания к верхушке. Ощущение кипящей жидкости, разливающейся по сосудам. Прекордиальная боль, сосудистый склероз, гипертония. Стенокардия.

Органы пищеварения. Полость рта: деформированные, выщербленные зубы. Неприятный запах изо рта. Гиперсаливация. Нарастание симптомов ночью.

Язык: красный, утолщенный с глубокими болезненными трещинами. Язвы во рту, на языке, твердом небе.

Желудок: выраженное пристрастие к алкоголю, отвращение к мясу. Кишечник: ректальные стриктуры, язвы в области заднего прохода, болезненный понос около 5 ч утра. Трещина заднего прохода, хронический атонический запор. Ухудшение состояния на море.

Мочеполовая система: уплотнение яичек и семенных канатиков. Обильные густые зеленоватые едкие бели, ухудшение в ночные часы. Образование язв на наружных половых органах и шейке матки.

Органы движения: боль в костях по ночам, особенно в трубчатых (большеберцовой!). Боль в местах прикрепления дельтовидной мышцы, особенно ночью. Боль в спине ночью, уменьшающаяся при движении и в тепле. Ювенильный остеохондроз (Scheuermann), кисты в костях.

Кожа: сыпь на коже цвета меди. Пемфигус, плоский лишай.

Зловонные язвы, абсцессы со зловонным гноем. Выпадение волос пучками в виде округлых очагов.

Модальности. Ухудшение: в ночные часы, от заката до восхода солнца, летом; в тепле, особенно при избытке влаги; при непогоде, на море. Улучшение: днем, в горах, при медленной ходьбе, в прохладном помещении.

Особые показатели: алкоголизм, мания, моральная неустойчивость, серонегативный сифилис; дети с недостаточной способностью к логическому мышлению и математике, трудновоспитуемые дети, злобные дети с неконтролируемыми вспышками гнева.

Tuberculinum

К трем формам хронических миазматических болезней мы причисляем теперь еще туберкулинии. С открытия Робертом Кохом туберкулезной бациллы (микобактерия туберкулеза) происхождение этой хронической инфекции довольно точно известно.

Мы знаем, как велико влияние конституциональных особенностей. Опыт показывает, что большую роль в возникновении этой болезни играет семейная предрасположенность и конституциональные факторы. «Почва» решает судьбу инфекционного агента, попавшего в организм. И здесь вновь просматривается взаимосвязь между возбудителем и предрасположением, между предрасположением и окружающей средой. Или, как говорил Ганеман, «болезнь возникает вследствие заражения или наследования».

С. Allen охарактеризовал туберкулинии как сочетание псора и люетической наследственной отягощенности. Обе части уже известны: экссудативные лимфатические компоненты от Psora и разрушающее действие от Lues (каверна).

Мы применяем несколько туберкулиновых нозодов в зависимости от показаний. Наиболее часто употребляются:

Tuberculinum Koch-Alt — у худощавых, но не имеющих аппетита больных, очень зябких, с выраженной наклонностью к простуде.

Tuberculinum Marmorek — у худых, не имеющих аппетита пациентов. Они зябки, замкнуты, очень нервозны; кожа сухая.

Bacillinum — у пациентов с обильными катаральными выделениями, хроническим бронхитом, головной болью, локализующейся глубоко в мозге.

Tuberculinum Bovinum — симптоматика подобна Tuberculinum Alt, но действие более мягкое.

Общая картина туберкулиновых нозодов. Постоянная смена симптомов, смена профессии, места, друзей, партнеров. Предрасположены к простуде, очень утомляемы. Страх перед большими животными (лошади, коровы, но особенно перед черными собаками). Пристрастие к копченому мясу. Наклонность к похуданию в среднем возрасте. Усиление жалоб при напряжении, под влиянием музыки, при перемене погоды, во влажную теплую погоду, на сквозняках, по утрам, после сна.

6. Применение нозодов

Все нозоды назначаются:

1. При анамнестических указаниях на соответствующие инфекции у себя или близких родственников (в семейном анамнезе).

2. Многие нозоды испытаны в опытах; их можно назначать и без указаний на инфекцию у пациента на основании сходства симптомов его заболевания и патогенеза лекарства.

3. Как промежуточное средство у тех больных, у которых не наступило полное выздоровление, несмотря на хорошо подобранное лекарство, а общая симптоматика свидетельствует о «миазматической отягощенности». Итак, нозоды применяют в следующих ситуациях:

а. При последствиях точно установленной в анамнезе инфекции у больного или его предков, при положительной серологической реакции после леченого сифилиса; после недолеченой гонореи или гонореи матери, предшествовавшей данной беременности; после давно перенесенного туберкулеза или в связи с часто развивающимся в данной семье туберкулезом.

б. При болезнях, картина которых напоминает патогенез испытанных нозодов.

Отсюда можно сделать следующие выводы. Существуют хронические заболевания, которые этиологически связаны с хроническими миазмами (трепонема, гонококк, микобактерии туберкулеза). Кроме того, имеются также хронические процессы, которые проявляются так, будто больной страдает сифилисом, гонореей или туберкулезом, хотя такого рода инфекции у него не обнаруживаются. При таких хронических процессах существует феноменологическое сходство с теми инфекциями, клиническая картина которых подобна патогенезу определенного нозода. Знание картины действия нозодов и их применения еще раз проясняет представления Ганемана о хронических миазматических болезнях: «Болезни, закрепляющиеся вследствие заражения или наследования». Вместе с тем эти хронические болезни служат моделью типичного конституционального реагирования.

При латентной конституциональной готовности к сикотическим реакциям четкую картину сикоза с подагрически-ревматическими жалобами или образованием камней могут вызвать прививки, трансфузии крови, перекармливание белковой пищей.

7. Диатезы

-

Заложенную в конституции готовность к болезням называют диатезом. Греческий корень слова означает расположение. Многообразное, но родственное систематизируется.

Рассмотрение диатезов после изучения патогенеза нозодов дополняет информацию об основных формах хронических болезней, каждая из которых может быть отнесена к определенному диатезу.

Отождествление псора с лимфатическим диатезом — это упрощение. Толкование Ганемана более широкое, в то время как понятие диатез в некоторых случаях отражает ограниченный круг явлений.

Лимфатический диатез

Лимфатический диатез развивается в детском возрасте на основе псорической отягощенности. Он идентичен лимфатизму или экссудативному диатезу (Czerny). Его развитие соответствует наблюдениям Ганемана: сначала кожа, затем слизистые оболочки и системы органов. Часто уже на первых месяцах жизни находят молочный струп, дерматит, интертриго (опрелость), мокнущую экзему, позднее — насморк, бронхит, редицивирующие простудные инфекции. Развитие часто замедлено: дети поздно начинают говорить, ходить. Склонность к рахиту и спазмофилии. Лимфатические органы, которые в детстве и в нормальном состоянии очень активны, резко гипертрофируются, что характерно для болезни.

Клинические признаки лимфатического диатеза.

Кожа: у маленьких детей экссудативные процессы, позднее шероховатая нездоровая кожа с экземой, нейродерматит, строфулюс (детская почесуха), крапивница, себорея, интертриго.

Лимфатические органы: увеличение лимфатических узлов на шее, в подмышечной впадине, локтевых сгибах, паховой области и миндалин (глоточная, язычная, небные, трубные — кольцо Вальдейера).

Язык: сосочки кончика языка покрасневшие и припухшие (земляничный язык).

Нос: гипертрофия лимфатической ткани и набухание слизистой оболочки носа вызывают его заложенность. Свободное носовое дыхание важно для развития лицевого скелета (дисгнатия). Дыхание через рот способствует неправильному росту зубов. Отмечено также предрасположение к воспалению околоносовых (придаточных) пазух.

Глаза: маленькие, с булавочную головку; блестящие узелки в конъюнктиве нижнего века, блефарит.

Живот: лимфатические узлы уплотнены, иногда их удается пальпировать. Приступы «пупочной колики» — причина необоснованной аппендэктомии. Аппендикс — миндалина брюшной полости.

Бронхи: повышенная секреция слизи в бронхах, простудные инфекции.

Аллергические реакции: астма, сенной насморк, контактная экзема, предрасположенность к инфекциям, рецидивирующее катаральное воспаление, псевдокруп.

Часто применяемые лекарственные средства: Calcium carbonicum, Calcium phosphoricum, Calcium fluoratum, Barium carbonicum, Silicea, Hepar sulfuris, Sulfur, Psorinum.

Скрофулез

При сильной туберкулиновой отягощенности — вследствие заражения или семейного предрасположения — лимфатический диатез трансформируется в скрофулез. Молодым врачам эта картина болезни почти неизвестна, так как бычий туберкулез и передача инфекции с коровьим молоком являются редкостью.

Речь идет о детях, которые большей частью вскоре после прорезывания первых зубов начинают часто болеть и дают выраженные лимфатические реакции. Бросается в глаза внешний облик: выдающаяся передняя часть рта, утолщение губ (напоминает пятачок свиньи). Отсюда название: скрофа — в переводе свиноматка. Кроме общих лимфатических признаков бывают сильный запах изо рта, гиперсаливация, бледное с зеленоватым оттенком лицо, отеки, часто анемия. Наряду с указанными выше лимфатическими средствами показаны: Mercurius solubilis, Mercurius biiodatus, Tuberculinum Koch или Tuberculinum bovinum.

Переход от общего лимфатизма к скрофулезу показывает, что теория миазмов имеет реальную основу — у этих детей часто положительный туберкулиновый кожный тест.

Мочекислый диатез

В сикотическом круге конституциональных нарушений часто выступает мочекислый диатез, синонимы: литемический диатез, ревматически-подагрический диатез, гидрогеноидный диатез (von Grauvogel).

Отличительными признаками его являются ревматические заболевания суставов, мышц, сухожилий, нервов (невриты); подагрические отложения в суставах, сухожилиях, особенно в основном (пястнофаланговом) суставе большого пальца стопы, ахилловом сухожилии, ушах (тофи); образование камней в мочевых путях (ураты!), воспаления мочеполовой сферы; заболевания печени и желчного пузыря: образование камней в желчевыводящих путях; нарушение обмена веществ с гиперурикемией, гиперхолестеринемией, гиперлипидемией, диабетом, а следовательно высокий риск развития атеросклероза и сердечно-сосудистых заболеваний; доброкачественные опухоли: бородавки, фибромы, аденома предстательной железы и миома матки.

Самочувствие ухудшается в сырую и влажную погоду, во время пребывания во влажных климатических зонах, особенно на озерах (но не на море!), в узких долинах рек, при обливании холодной водой, после холодных ванн и прививок.

Часто применяемые средства: Thuja, Natrium sulfuricum, Acidum nitricum, Lycopodium, Berberis, Acidum benzoicum, Acidum formicicum, Antimonium crudum, Sarsaparilla, Lithium carbonicum, Rhus toxicodendron, Colchicum, Dulcamara, Urtica urens, Alumina, Medorrhinum.

Дискразический диатез

К люезиновому кругу основных конституциональных нарушений относятся дискразический диатез. Дискразия — плохое смешение соков, выражение из времени гуморальной патологии.

Характеристика не столь четкая, как при других диатезах, так как данный диатез — конечная стадия состояний, развивающихся на почве псорической, сикотической и прежде всего туберкулиновой отягощенности.

На почве этого диатеза часто развиваются в конце концов карциномы или другие злокачественные опухоли, гемобластозы (лейкозы и др.).

К этому диатезу можно отнести дегенеративные заболевания нервной системы: сухотку и паралич.

Часто применяемые средства: Acidum nitricum, Arsenicum album, Carbo animalis, Hydrastis, Iodum, Kalium bichromicum, Kalium iodatum, Kreosotum, Silicea; тяжелые металлы: Aurum, Plumbum, Thallium, Mercur; нозоды: Luesinum.

8. Обзор основных форм хронических заболеваний

-

На основании изучения патогенеза нозодов, сравнения с соответствующими диатезами и хроническими инфекциями мы получили представление о тенденциях развития приобретенной или наследственной конституциональной отягощенности, которая обусловливает хронические болезни.

В последующих главах я даю обзор характерных признаков и симптомов псора, сикоза, сифилиний и туберкулиний. Мысль о необходимости синоптического (сводного) обзора зародилась у меня после знакомства с работой Ph. Speight (1961), а основой послужили труды S. Hahnemann (1956), J. Н. Allen (J 969), М. Dorcsi (1980), Jai Hind, Fortier-Bernoville, A. Voegeli, Ortega.

Синоптический обзор даст возможность изучить каждую из четырех форм в динамическом развитии (продольный срез) и сопоставить их друг с другом (поперечный срез). Это необходимо, чтобы понять, что речь идет не об однотипных болезнях, а о различных конституциональных особенностях реагирования. Конституциональные типы предрасположения в чистом виде существуют редко, чаще встречаются смешанные состояния с преобладанием признаков определенных форм. Жизнь всегда в движении, поэтому грани перехода одной формы в другую плавные.

В юности чаще бывают псорические болезненные состояния, в среднем возрасте часто выражены сикотические процессы, которые в старости ведут к дегенеративным люезиническим состояниям. Синоптический поперечный срез должен вести мысль от статики четко очерченного заболевания к мысли о болезненном процессе.

Характерные реакции

В книге «Хронические болезни» Ганеман описывает основные формы нарушения психосоматического равновесия. Здоровье при этом определяется как упорядоченное состояние динамического равновесия всех жизненных процессов (по von Berthalanffy), как внутренняя и внешняя гармония человека.

Болезнь представляется как отклонение гармонического приспособления к внутренним, внешним и космическим условиям. В учении Ганемана о хронических болезнях показаны три направления этих отклонений в функциях и структурах всего живого. Направления удается рассмотреть в синоптически представленных многообразных нарушениях, если выявить существенные тенденции, обозначить и сопоставить их.

Соматические реакции

Псора — функциональная слабость, гипотрофия, гипотония; принцип: дефицит.

Состояние дефицита обусловлено нарушением усвоения минеральных веществ в процессе обмена. У родственников больных часто находят лекарственную конституцию, подобную той, которую описал Mezger относительно Magnesium. В семейном анамнезе часто встречаются аллергические заболевания и лимфатический диатез. В истории болезни следует искать подавляемые феномены. Подавление кожной сыпи (Sulfur!) и физиологических выделений (пот, менструации, понос) провоцирует реализацию реактивной готовности, вследствие чего патология смещается вглубь с развитием нарушений дыхательных путей или заболеваний желудочно-кишечного тракта.

Сикоз — гуморальные нарушения ведут к отложениям и разрастаниям; гипертрофия, гипертония; принцип: избыток.

У родственников этих пациентов часто находят нарушения обмена веществ: подагра, ревматические болезни, образование камней в почках и желчевыводящих путях, повышение содержания холестерина, артериосклероз. Сикотический тип реагирования провоцируют гонорея, хронические воспаления в области таза, значительное количество прививок, инъекции чужеродного белка, перекармливание, особенно белком и углеводами, трансфузии крови. Подавление патологических выделений, например белей, выделений из носа, а также разрастаний (бородавки, кисты, фибромы), часто приводит к манифестации сикоза.

Сифилинии — повреждения с изъязвлением и разрушением, дистрофия, дистония; принцип: деструкция.

У родственников встречаются малигномы, болезни крови, дегенеративные нервные заболевания, психозы, алкоголизм, часто попытки к самоубийству. Данный тип реагирования обусловливают врожденный или приобретенный сифилис, а также невроаффинные вирусные заболевания (вирус герпеса, медленные вирусные инфекции). Подавление патологических выделений, язв и изъязвлений могут усиливать люезинические реакции.

Нервно-психические реакции

Сома и психика — это грани единого одушевленного тела. Соматические отклонения соответствуют душевно-психическому состоянию. В умственно-психической сфере равным образом отражаются три ступени миазматической отягощенности. Вместе с тем мы проникаем в глубокий смысл понятия Ганемана о нарушении духовной жизненной силы. В его мыслях мы находим рекомендации для своих пациентов и каждый для себя, своего образа жизни. Нарушения духовной жизненной силы выражаются вначале в неправильном мышлении, порождающем через неправильные желания фальшивые дела.

Гомеопатический анамнез («Органон», § 83—104) проникает в эти глубинные слои становления болезней человека. Первые проявления неправильных мышления и воли мы видим в биографическом анамнезе.

С какой бы стороны мы не начали изучать болезнь и ее развитие, цель одна — поиск лекарства. В этом заключается существенное отличие от психоаналитической терапии. Лекарство направлено на распознаваемое в психической и соматической сферах. Если мы выявим психические реакции при трех основных формах хронических болезней, то мы должны определить соответствующие им соматические сдвиги и включить их в поиск лекарств.

Обзор психических реакций

9. План лечения хронических заболеваний

Помехи

1. Ликвидация повреждающих очагов. Не следует переоценивать их роль и впадать в своего рода фобию. Similia часто исцеляет, несмотря на наличие очагов. Очаг часто реагирует на лекарственную терапию и проявляет себя. Явные очаги инфекции в зубах должны быть санированы. Предварительное лечение проводится посредством Arnica С6 (Д12) в течение 3–5 дней по 8 капель 2 раза.

Операционные рубцы после тонзиллэктомии можно обколоть прокаином (новокаином). Хронический тонзиллит следует лечить по методу R6der. В неясных случаях необходима помощь специалиста, имеющего опыт в поисках очагов хронической инфекции и невральной терапии.

2. Учитывать влияние и последействия аллопатических медикаментов. При необходимости ранее проводимую терапию следует продолжить. В противном случае дозы ранее применяемого аллопатического средства необходимо постепенно уменьшать, а затем его отменить вообще. Ортодоксальные действия неприемлемы: нельзя все резко обрывать. При выборе гомеопатического средства иногда бывает трудно решить вопрос, являются ли симптомы, наблюдаемые у больного, результатом побочного действия аллопатического лекарства или относятся к индивидуальной картине болезни. Ситуацию проясняет применение Nux vomica Д4 или Sulfur С6 (Д12).

3. Изучать последствия терапии подавления. Существенный вывод исследований Ганемана гласит, что подавление кожной сыпи, физиологических выделений (пот, секреты, менструация) или патологических выделений (из носа, зева, влагалища, мочеиспускательного канала, прямой кишки) — это помеха целебным силам природы.

Sulfur — основное, но не единственное средство, применяемое при последствиях терапии подавления.

Общие мероприятия

Рекомендации по регуляции питания и образа жизни должны быть разумными и индивидуальными, с учетом модальностей. Кофе, чай, алкоголь, табак иногда можно разрешить только в умеренном количестве. Чай из лекарственных трав, особенно из ромашки, не разрешается. Следует ограничить потребление кислот, за исключением молочнокислых питательных продуктов, а также цитрусовых. Следует избегать употребления жирного и свиного мяса.

Синоптический обзор симптомов и признаков Псора
















Ганеман дает довольно решительные рекомендации по диете и образу жизни («Хронические болезни», том I, с. 134–144; «Органон», § 259, 260). К сожалению, я должен констатировать, что в наше время полностью выполнить их нереально. Следует разъяснять отрицательные последствия применения так называемых домашних средств. До и после приема лекарств нельзя применять зубную пасту. Зубы следует очищать только водой и зубной щеткой.

При планировании отпуска нужно учитывать срок лечения. Не каждому можно советовать море и горы как лучшие места отдыха.

См. в реперториуме Kent: «Ухудшение психических симптомов на высоте», ЕК 44, КК I 61: «Ухудшение после купания в озере», ЕК 1342: КК 1 492 и т. д.

Доброжелательность и оптимизм терапевта способствуют лучшему настрою больных. Тем не менее опыт лечения хронических больных показывает, что внушение большей частью играет незначительную роль, поэтому следует рассчитывать не на свое личное обаяние, а на помощь similia!

Выбор лекарств

Исчерпывающее изучение клиники болезни является необходимой предпосылкой, точная диагностика — само собой разумеющимся условием.

Выбор similia у больных, страдающих хроническими заболеваниями, должен отвечать совокупности настоящих и биографических симптомов и признаков (рис. 4).

Особенное (§ 153) проявляется в симптоматике настоящего этапа болезни, а характерное — в постоянно возникающих друг за другом нарушениях, которые обусловливают своеобразную форму течения болезни. В многообразии биографической симптоматики можно выявить в качестве единственной конституциональной основы упоминавшиеся выше основные нарушения: псора, сикоз, туберкулиний, сифилиний.

Последовательность назначения лекарств

В чистой форме псора, сикоз или сифилиний встречаются редко, поэтому при выборе лекарств приходится иногда иметь дело с несколькими лекарственными средствами. Если при первом контакте с больным не удается поставить точный лекарственный диагноз и выбор лекарства не завершен, то назначают лекарственные средства в следующем порядке: растительные средства, нозоды, минеральные соли, металлы.

Если эти лекарственные средства соответствуют различным конституциональным дефектам или если не удается точно определить основное нарушение, то лечение проводят в следующей последовательности: псора, туберкулинии, сикоз, сифилинии.

Евгеническое лечение

Евгеническое лечение — профилактические мероприятия, способствующие нормальному развитию ребенка. Оно проводится в той же последовательности, так как из псорических нарушений развиваются все прочие конституциональные дефекты.

Схема лечения. Вначале назначают одну дозу лекарства в потенции СЗО, которое более всего соответствует конституции матери, а затем прочие лекарства, каждое в течение одной недели:

1. Одно псорическое средство: Sulfur, Calcium, Magnesium и др.

2. Один туберкулиновый нозод: Tuberculinum Koch-Alt или Bovinum и др.

3. Одно сикотическое лекарство: Thuja или Natrium sulfuricum, Medorrhinum и др.

4. Luesinum.

Начинать лечение следует как можно раньше, лучше всего в течение первых 3 мес жизни.

Устранимые ошибки

1. Поспешность, недостаток терпения — вот основная ошибка, «которую допускает врач-гомеопат при лечении хронических болезней, если он не работает достаточно тщательно…» — писал Ганеман. Далее он обращал внимание на то, что лекарство должно воздействовать на самые тонкие жизненные процессы, так как хроническая миазма имеет глубокие корни, поддерживающие ее течение, «когда среди полного здоровья она снова может проявиться…». Действие лекарства в высокой потенции длится очень долго «и нельзя нарушать его новым средством или отменять его» («Хронические болезни», т. I, с. 151–153). Вывод: дайте время для того, чтобы лекарство полностью подействовало. Применяйте тот же самый препарат в различных потенциях с большими интервалами длительное время на протяжении нескольких месяцев. Не меняйте лекарство без твердого убеждения, что картина болезни изменилась.

LM-потенции вы можете назначать ежедневно, Д- или С- потенции редко.

От познания болезни к поиску similia.


2. Недостаточная уверенность в проводимой терапии. Тот, кто без конца меняет лекарство, не придет к цели никогда.

Нарушенное пищеварение хорошо отвечает на голод, простуда — на восходящие ножные ванны (осторожно при варикозном расширении вен голеней); начинающийся кашель проходит после грудных обертываний. Если пациент предъявляет «новые жалобы, нужно всегда убедиться, не являются ли они следствием закономерного криза выведения (кожа, кишечник, почки). Псорические нарушения уменьшаются вследствие активации физиологических выделений (пот, моча, стул, менструации), особенно если их раньше подавляли. Сикотические и люезинические проявления уменьшаются благодаря усилению патологической секреции. Нет исцеления дегенеративных заболеваний без воспаления!

Если при острых интеркуррентных заболеваниях невозможно обойтись без применения лекарств, нужно по возможности применить только растительные средства, например Opium при сильном испуге; гнев с сильным возбуждением — Chamomilla; печаль — Ignatia: ревность — Hyoscyamus; понос вследствие охлаждения — Dulcamara и т. д.

10. Резюме

С. Ганеман в своей книге «Хронические болезни» подарил нам великолепный проект, который мы теперь на базе современных познаний критически воспринимаем, углубляем и развиваем.

Многие его теоретические положения связаны с его временем и потому ограничены, однако непреложной остается его заслуга: открытие, проверка и применение исцеляющих лекарств. Вот его важнейшие выводы.

1. При выборе лекарств нельзя основываться только на данных настоящего этапа болезни. Необходимо увязывать совокупность симптомов с биографическим и семейным анамнезом. Лечи больного, а не болезнь!

2. Хронические заболевания имеют свой собственный характер. Симптомы их нарастают в течение жизни. Жизненная сила теряет способность их преодолевать. Даже рациональные диета и образ жизни не могут эффективно затормозить развитие болезни. Могут помочь только гомеопатические лекарства, которые соответствуют всей основе нарушения.

3. Основу нарушения, обусловленную «заражением и наследственностью», Ганеман обозначает словом «миазмы», существующим в медицинской терминологии со времен Гиппократа.

Конституциональные дефекты наследования и приобретенные инфекции изменяют способ реагирования центрально регулируемой жизненной силы. Ганеман был первым врачом, который до бактериологической эры указал на изменение конституции под влиянием хронических инфекций.

4. Он делит хронические болезни на три группы и обозначает их по типичным изменениям кожи в начальном периоде.

Зудящие болезни — псора. Это кожная сыпь, вызывающая зуд.

Болезнь, протекающая с разрастанием бородавок — сикоз. Пролиферативные изменения кожи и слизистых оболочек (кондиломы).

Болезнь шанкра — сифилис (сегодня сифилинии). Язвенные процессы в коже и на слизистых оболочках. Эти изменения кожи и слизистых оболочек выполняют разгрузочную функцию. Вследствие их подавления лежащие в основе внутренние страдания начинают быстро прогрессировать.

Избегайте терапии подавления! Лечите внутренние страдания соответствующими лекарствами!

5. Мы основываемся сегодня на уникаузальном представлении Ганемана и классифицируем хронические заболевания по общей симптоматике соответствующих болезней (нарушения минерального обмена, гонорея, люес), по лекарственной картине нозодов (Psorinum, Medorrhinum, Luesinum) и основных лекарств (Sulfur, Thuja, Mercur), а также по диатезам (лимфатический, подагрически-ревматически-литемический, дискразический).

Вместе с тем три основные формы миазматических болезней служат моделью и отражают патологический тип реагирования и конституциональные дефекты хронически больных людей.

6. При выборе лекарств следует ориентироваться как на характерные общие симптомы и особенные отдельные симптомы status praesens, так и на типологические признаки хронического основного нарушения, которые выявляются при изучении биографического анамнеза.

Если лечение не приносит ожидаемого успеха, необходимо искать возможные помехи: местные очаги инфекции, последствия аллопатических медикаментов или терапии подавления, неправильный образ жизни.

7. Терпение и уверенность в проводимом лечении — важнейшая предпосылка успеха.

XII. Комментарии к книге Самуила Ганемана «Органон врачевания»

-

Эти комментарии должны побудить к изучению первоисточника и помочь читателю в работе над ним. В предыдущих разделах книги не раз делались ссылки на эту книгу.

Прилагаемый каталог вопросов дает возможность проконтролировать свои знания принципов гомеопатической терапии.

Заключительное слово принадлежит Самуилу Ганеману. Он показывает, как применять гомеопатию по ее основным законам.

1. Изучение источника — основа познания

В литературном наследии Ганемана особенное значение имеют три произведения: «Чистое лекарствоведение», «Хронические болезни» и «Органон врачевания».

С этими произведениями каждый должен ознакомиться сам. Интерпретация не может заменить оригинала. Источник и его толкование должны углубить наши знания, необходимые для исцеления больных.

Изучение источника — не всегда легкое занятие, поэтому я еще раз хочу предложить помощь, чтобы вы в кратчайшее время разобрались в этой книге.

2. История «Органона»

В 1810 г. вышло первое издание книги под названием «Органон рационального врачевания», в 1819 г. — второе издание под названием «Органон врачевания», в 1824 г. — третье, в 1829 г. — четвертое, в 1833 г. — пятое издание.

С 1841–1842 гг. шла рукописная переработка книги для шестого издания (автору в то время шел 86-й год). Книга при его жизни не вышла, а после смерти жена задержала издание.

В 1920 г. Richard Haehl (из семьи von Boenninghausen) возродил рукопись и в 1921 г. издал шестой вариант книги.

Примечание: в немецкой книготорговле в настоящее время имеется два варианта этой книги. Книга, выпущенная издательством Гиппократа, имеет то преимущество, что при меньшей цене она нагляднее и в конце содержит все примечания. Обзор важнейших источников библиографии Ганемана существенно дополняет ее содержание.

3. «Книга идет по свету»

«Органон» переведен на все языки и обошел весь мир. В 1979 г. в г. Гамбурге была организована выставка, посвященная «Органону» под названием «Книга идет по свету». «Органон» — выдающееся произведение, ценность которого нужно не только осознать, но и прочувствовать сердцем. Это руководство к действию, которое показывает, как лечить гомеопатически. Рекомендации автора, основанные на точности наблюдений, можно использовать почти без ограничений.

Чтение оригинала для многих сегодня представляет трудности, так как немецкий язык сильно изменился. К. Hochstetter (1978) поставил перед собой новую задачу: передать точное содержание «Органона» на современном языке. Я же предпочитаю оригинал.

«Даже самая лучшая копия не сравнится с оригиналом, так как в ней отсутствует та самая оригинальность, которая, очевидно, обусловливает неповторимость произведения искусства». То же самое можно сказать об «Органоне». «Ганемана можно понять только тогда, когда внимательно исследуешь его сопоставления» (Lorbacher, из предисловия издателя к 6-му изданию «Органона», издательство Хауг).

Конечно, длинные почти высокопарные фразы со многими примечаниями и отступлениями затрудняют восприятие материала, поэтому мой совет: читайте каждый параграф дважды, сначала без примечаний, а затем с ними.

4. Построение книги

Произведение начинается с предисловия и введения, автор напоминает содержание первого издания.

В предисловии он обсуждает вопросы терапии и радикальных мероприятий своего времени и при этом показывает преимущества своего учения, призывая читателя лечить только гомеопатически.

Во введении он подробно анализирует недостатки старых методов лечения, останавливаясь подробно на теоретической основе старой терапии, согласно которой заболевание — это нечто материальное, вещь, которую нужно удалить (materia peccans). Отсюда вытекают радикальные методы (кровопускания, искусственная рвота, слабительные, насильственное промывание кишечника). Этому он противопоставляет свою концепцию болезни как динамического нарушения жизненной силы, поддерживающей жизнь в стадии здоровья. При нарушении ее регулирующая способность теряется. Тогда требуется искусственное лечение лекарствами. Выбор лекарств осуществляется по правилу подобия. Классическая формулировка правила подобия: «Чтобы исцелять быстро, точно и надежно, нужно в каждом случае подобрать такое лекарство, действие которого напоминает подобную болезнь homonion patos».

Последующая основная часть разделена параграфами и состоит из 3 разделов: I. Основные теоретические положения (§§ 1— 70); II. Практические рекомендации (§§ 71—285); III. Вспомогательные мероприятия (§§ 286–291).

Построение книги основано на логической основе восприятия: ведущие темы обсуждаются в каждой из частей: сначала во введении, затем в теоретических объяснениях и обоснованиях и далее в практических рекомендациях.

В нижеследующем обзоре в третьей колонке указано, в каких параграфах вновь будет обсуждаться данная тема.

5. Синоптический обзор




6. Каталог вопросов

В § 3 в сжатой форме изложено, какими познаниями нужно обладать, чтобы уметь лечить гомеопатически. После знакомства с этой книгой можно в спокойной обстановке, тишине устроить себе маленький экзамен, отвечая на вопросы:


Список литературы

Allen Н. С. Leitsymptome wichtiger Arzneimittel. Deutsche Ubersetzung

Manfred Freiherr von Unger-Stemberg. Gdttingen, 1982.

Allen H. C. Keynotes and Characteristics. New Delhi, 1979, (Nachdruck).

Allen H. C. Materia Medica of the Nosodes. New Delhi, 1977, (Nachdruck).

Allen J. H. The Chronic Miasms. Bombay, 1969 (Nachdruck).

Allen T. F. The Encyclopedia of pure Materia Medica. New Delhi, 1976, (Nachdruck).

Balzer В., Rolli S. Sozialtherapie mit Eltern Behinderter. Beltz, Weinheim u. Basel, 1975.

Ватт P. Ex Ovo, Essays uber die Medizin. Stuttgart, 1956.

Barthel H., Klunker W. Synthetisches Repertorium, 3 Bande. Heidelberg, 1974.

Bauhof W. Die homOopathische Behandlung der Angina. Inaugural-Dissertation Albert Ludwigs-Universitat Freiburg, 1982.

Baumann U. (ed.). Indikation zur Psychotherapie. Urban and Scwarzenberg. Munchen — Wien — Baltimore, 1981.

Bam J., Schweitzer W. Ein Buch geht um die Welt. Heidelberg, 1979.

Bayer G. Kybernetik und homdopathische Medizin. Heidelberg, 1969.

Becker H. Konzentrative Bewegungstherapie. Thieme, Stuttgart, 1981.

Berger M. Die Patient ist auch ein Mensch. Hippokrates, Stuttgart, 1981.

Beuchelt H. Homdopathische Konstitutionstypen. Ulm/Donau, 1956.

Beuchelt H. HomOopathische Reaktionstypen. Ulm/Donau, 1960, 3. Aufl.

Bidwell G. I. Der richtige Gebrauch des Repertoriums. Ulm/Donau, 1960.

Vollstandiger ist das amerikanische Original: How To Use The Repertory with A Practical Analysis of Forty Homeopathic Remedies. Herausgegeben von The Horn. Publishing, London. Bier A. Homdopathie und harmonische Ordnung der Heilkunde. Herausgegeben von Dr. Oswald Schlegel. Stuttgart 1949, 2. Aufl.

Boenninghausens Therapeutic Pocket Book. Herausgegeben von Timothy Field Allen. New Delhi o. J. (Nachdruck). Boenninghausen C. von. Therapeutisches Taschenbuch. Mttnster, 1846.

Faksimile- Nachdruck. Hamburg, 1985.

Boericke W. Pocket Manual of Homoeopatic Materia Medica. New York, 1907.

Boericke W. HomOopathishe Mittel und ihre Wirkungen. Deutsche Obersetzung. Leer (Ostfriesland), 1972.

Borland D. M. Children's Types. Herausgegeben von: The British Horn. Association, London. Bowen M. Family Therapy in clinical practice. Aronson, New York, 1978.

BraunA. Methodik der HomOotherapie. Regensburg, 1975.

Buchmann W. siehe Gawlik, Buchmann.

Burton G. Praktische Psychologie fur Krankenpflegeberufe. Urban and Schwarzenberg. Miinchen — Wien, 1977.

Charette G. HomSopathishe Arzneimittellehre fur die Praxis. Ubersetzung Dr. Stockebrand. Stuttgart, 4. Aufl., 1985.

Clarke J. H. Hahnemann and Paracelsus. London, 1923.

Curry M. Der Schlussel zum Leben. Zurich, 1935.

Deichmann H. Die Lehre von den Hahnemann'schen Miasmen. In: Zeitschrift fiir Klassische Homoopathie, 1976. Heft 1.

Dorcsi M. Symptomenverzeichnis. Ulm/Donau, 1965.

Dorcsi M. Medizin der Person. Heidelberg, 1980, 3. Aufl.

Dorcsi M. Stufenplan und Ausbildungsprogramm in der Homoopathie. Heidelberg, 1980.

Eichelberger O. Klassische Homoopathie. Heidelberg, 1979.

Eichelberger O. Fragebogen und Rundbrief zur Weiterbildung in klassischer HomSopathie als Skriptum beim Verfasser.

Eysenck H. J. Vererbung, Intelligenz und Erziehung. Stuttgart, 1975.

Ensinger Th. Leitfadenzu Kent's Repertorium. Heidelberg, 1975.

Faust V. (ed.) Der psychisch Kranke in unserer Gesellschaft. Hippokrates, Stuttgart, 1981.

Flury R. Praktisches Repertorium. Bern, 1979 (Selbstverlag).

Flury R. Realitatserkenntnis und Homoopathie. Herausgeber Dr. med. Gerhard Resch und Mechtild Flury-Lemberg. Bern, 1979 (Selbstverlag).

Foubister D. M. Homoopathishe Anamneseerhebung bei Kindern. In: Zeitschrift fllr klassische HomOopathie. VI/2. Ulm/Donau, 1962.

Fritsche H. Samuel Hahnemann. Idee und Wirklichkeit der HomSopathie. Stuttgart, 1954.

Gastpar R. Die Behandlung Geisteskranker. Enke, Stuttgart, 1902.

Gawlik/Buchmann. HomOopathie in der Weltliteratur. Berg am Starnberger See, 1985.

Gebser J. Ursprung und Gegenwart. Stuttgart, 1966, 2. Aufl.

Gebhardt К. H. (Hrsg.) Bewisbare HomOopathie. Heidelberg. 1980.

Gerd-Witte H. Kompendium der homOopathischen Arzneisymptome. Heidelberg. 1981.

Gnaiger J. Der geschwatzige Mensch. In: Allgemeine Homoopathische Zeitung, Bd 223/6. Heidelberg, 1978.

Goetze H. Personenzentrierte Spieltherapie. Hogrefe, Gottingen, 1980.

Haehl R. Samuel Hahnemann, sein Leben und Schaffen, 2 Bande. Leipzig, 1922.

Hahnemann S. Organon der Heilkunst. 6. Auflage. Stuttgart, 1982 (Nachdruck), Hippokrates-Verlag. Ulm/Donau, 1958 (Nachdruck) Haug-Verlag.

Hahnemann S. Reine Arzneimittelehre. 6 Bande. Ulm/Donau, 1955 (Nachdruck).

Hahnemann S. Die chronischen Krankheiten. 5 Bande. Ulm/Donau, 1956 (Nachdruck).

Hering C. The Guiding Symptoms of our Materia Medica. New Delhi, 1974 (Nachdruck).

Herz W. Galphimia glauca, ein neues unspezifisches Antiallergicum. In: AHZ Bd 212/1967, H. 12. Hochstetter К. Einfuhrung in die Homoopathie. Regensburg, 1973.

Hochstetter K. Organon der Heilkunst. Neue Uberarbeitung des Werkes von Samuel Hahnemann. Regensburg, 1978.

Homdopathisches Arzneibuch, HAB. 1. Ausgabe 1978 mit Nachtragen bis 1985. Deutscher Apotheker Verlag. Stuttgart, 1986.

Homdopathisches Arzneibuch, 3. Aufl. 1978.

Huter C. Menschenkenntnis durch Korpertormen- und Gesichtsausdruckskunde. Schwaig b/Niirnberg, 1957. 3. Aufl.

Ide Dr. Die Zeiten des Auftretens und der Verschlimmerung der Beschwerden mit ihren vorziiglichen Arzneien. In: Zeilschrieft des Berliner Vereins homoopathischer Arzte. Bd. 5, 293. 1886. (Sonderdruck. Ausleihe: Homoopathische Bibliothek, Hamburg).

Imhauser H. Homoopathie in der Kinderheilkunde. Heidelberg, 1970.

Itschner V. (Hrsg.) Potenzierte Heilmittel. Stuttgart, 1971.

Jahr G. H. G. Allgemeine und spezielle Therapie der Geisteskrankheiten und Seelenstorungen nach homoopathischen Grundsatzen. Leipzig, 1855.

Jahr G. H. G. Therapeutischer Leitfaden fur angehende Homoopathen. Leipzig, 1869. Faksimile Nachdruck des Werkes. Hamburg, 1985.

Jonas A. D. Kurzpsychotherapie in der Allgemeinmedizin. Hippokrates, Stuttgart, 1981.

Julian O. Materia Medica der Nosoden Heidelberg, 1975. 2. Aufl.

Kastner E. Aufstand der Dinge. Frankfurt/Main, 1973.

Kaufmann L. Familie, Kommunikation, Psychose. Huber, Bern-Stuttgart, 1972.

Keller G. Arzneimittelbilder. Deutsche Uberssetzung. Ulm/Donau, 1958.

Keller G. von. Kent's Repertorium. Neu Uberzetzt und herausgegeben. Ulm/Donau. 1960.

Keller G. von. Symptomensammlung hom6opathischer Arzneimittel. Heidelberg, 1972—79.

Kent J. T. Repertory of the Homoopathie Materia Medica. Sixth Edition. Chicago, 1957 (Nachdruck).

Kent J. T. Repertorium der homoopathischen Arzneimittellehre. Uberssetzung von Dr. W. Erbe. Stuttgart, 1979 (Nachdruck).

Kent J. T. Kent's Repertorium. Ubersetzt und herausgegeben: Dr. Georg v.

Keller und Dr. KUnzli v. Fimelsberg. Ulm/Donau, 1960.

Kent J. T. Was der Arzt, um erfolgreich verordnen zu kOnnen, wissen muss. Deutsche Bearbeitung: Dr. Joachim Zinke. Ulm/Donau, 1964.

Kent J. T. Theorie und Philosophie der Homoopathie. Bearbeitung: Dr. Kiinzli v. Fimelsberg. Leer/Ostfriesland, 1976.

Kindt H. Der Umgamg mit psychisch Kranken. Kohlhammer, Stuttgart, 1980.

Klunker W. Synthetisches Repertorium. Bd3. Heidelberg, 1974.

Kdhler G. Uber die Modalitat Zeit. In: Deutsche Homoopathischer Monatsschrift. 1958/12. Stuttgart, 1958.

Kdhler G. Die Zeiten der Arznei. In: Erfahrungsheilkunde IX/1. Ulm/Donau, 1960.

Kdhler G. Eine Bildhafte Studie Uber das Symptom «Angst». In: Deutsche Homoopathischer Monatsschrift, 7 (1960).

Kohler G. Homoopathie. In: Worterbuch medizinischer Grundbegriffe. Herausgegeben von Eduard Seidler. Freiburg, 1979.

Kohler G. Skripten iiber verschiedene Krankheitssyndrome und ihre homoopathische Behandlung. (Beim Verfasser anzufordern).

Korfgen F. Hautbehandlung als Ganzheitsmedizin. Schorndorf, 1979.

Korsakoff. Erfahrungen Uber ein vollig sicheres und leichtes Verfahren, die homoopathischen Arzneien zu jedem beliebigen Grade potenzieren zu konnen. In: Stapfs Archiv, II (1832).

Kretschmer E. Korperbau und Charakter. Berlin, 1936.

Kunst M. Okoubaka, ein neues homoopathisches Arzneimittel. In: Allgemeine homoopathische Zeitung. Bd 217, 1972, H. 3.

Kunzli v. Fimelsberg J. Kent's Repertorium. Neu tibersetzt und herausgegeben (siehe von Keller). Ulm/Donau, 1960.

Hahnemanns Repertorien. In: Acta Homoopathica XIII/1. Heildelberg, 1969.

Lampert H. Heilung durch Uberwarmung. Hannover, 1967.

Ledermann E. K. Die Homoopathie und die existential-ph&nomenologische Auffassung. In: Zeitschrift fiir klassische HomOopathie X/1. Ulm/Donau, 1966.

Leers H. Sammlung seltener Symptome. Heidelberg, 1973.

Leers H. Kents Repertorium in Lochkartenform. Solingen, 1979, 4. Aufl.

Leeser O. Lehrbuch der Homoopathie. 6 Bande, Heidelberg, 1963–1977.

Leibbrand W. Romantische Medizine. Hamburg, 1937.

Martini P. Homoopathische Arzneimittel-Nachprufungen. In: Naunyn- Schmiedebergs Archiv fur experimentelle Pathologie und Pharmakologie. Bd 192. Bonn, 1939.

Mezger J. Gesichtete homdopathische Arzneimittellehre. Saulgau, 1951.

Moeschlin S. Klinik und Therapie der Vergiftungen. 6. Auflage. Stuttgart, 1982.

Mossinger P. HomOopathie und naturwissenschaftliche Medizin. Hippokrates Verlag, Stuttgart, 1984.

Miiller H. V. Das Krankheitsgeschehen aus homoopathischer Sicht. In: Zeitschrift fiir klassische Homoopathie. 1978, Heft 1.

Miiller H. V. Homoopathische Tabellen. Heidelberg, 1980—86.

Miiller H. V. Die Psychoanamnese. Heidelberg, 1981.

Miiller H. V. HomSopathische Psychotherapie. Bd 1: Sepia. Heidelberg, 1986.

Nash E. B. Leitsymptome in der homoopathie. 1978, Heft I.

Nash E. B. Leitsymptome in der homoopathischen Therapie. Berlin, 1953, 4. Aufl.

Ortega P. S. Anmerkungen zu den Miasmen oder chronischen Krankheiten im Sinne Hahnemanns. Deutsche Ubersetzung von Ulrich Fischer. Heidelberg, 1986.

Paschero T. P. Die homoopathische Diagnose. In: Zeitschrift ftir klassische Homoopathie. III/6. Ulm/Donau. 1959

Paschero T. P. HomOopathie als konstitutionelle Medizin. In: Zeitschrift fur klassische Homoopathie. VI/2. Ulm/Donau. 1962.

PetzoldH. (ed.) Dramatische Therapie. Hippokrates, Stuttgart, 1981.

Pischel W. Toxikologische Beitrage fur homoopathische Arzeneimittelprtifungen. Kapitel: Fumaria officinalis. In: AHZ, Bd 215 (1970), H. 9. Haug-Verlag, Heidelberg.

Rademacher J. G. Erfahrungsheillehre. Berlin, 1848. Nachdruck Lorch/Wttbg, 1939.

Redlich F. C. Freedman D. X. Theorie und Praxis der Psychiatrie. (Ubeitragen aus dem Amerikanischen) Frankfurt/Main, 1974, 2. Aufl.

Remschmidt H. Psychologie fur Krankenpflegeberufe. 2. Aufl. Thieme, Stuttgart, 1977.

Ritter H. Samuel Hahnemann. Sein Leben und Werk in neuer Sicht. Heidelberg, 1974.

Roberts H. A. «Sensations as if» — A Repertory of Subjective Symptoms. New Delhi o. J. (Nachdruck).

Rost A. Wirkungsnachweis homoopathischer Arzneinen. In: Allgemiene homoopathische Zeitung. Bd 223, Heft 5. Heidelberg, 1978.

Rost J. Gedanken iiber die Wirkungsweise der Homoopathie. In: Allgemeine homoopathische Zeitung. Bd 223; Heft 5. Heidelberg, 1978.

Rost J. Homdopathisches Kompendium fur ZahnOrzte. Ein Denkmodell iiber die Wirkungsweise homoopathischer Arzneinen. Sonderdrucke durch: Deutsche Homoopathie-Union, Karlsruhe, 1985.

Schettler G. Taschenbuch der praktischen Medizin. 9. Auflage. Thieme Verlag, Stuttgart, 1980.

Schlilren E. Homoopathie in Frauenheilkunde und Geburtshilfe. Heidelberg, 1977.

Schmeer D. H. Die Differentialdiagnose neurotischer und homoopathischer Symptome. In: Zeitschrift fur klassische Homoopathie. XII/6 (1968).

Schmeer D. H. Die homoopathische Behandlung der Neurosen. In: Acta Homdopathica. XII1/4 (1969).

Schneider W. Die schwierige Patient. Hoffmann-La Roche, Grenzach, 1978.

Schoeler H. Uber die wissenschaftlichen Grundlagen der Homoopathie. Uber angewandte Toxikologie. Leipzig, 1948. (Nachdruck DHU Karlsruhe, 1978).

Schoeler H. Die Weiheschen Druckpunkte. Ulm/Donau, 1954.

Schraml W. J. Psychologie im Krankenhaus. 3. Aufl. Huber, Bern — Stuttgart — Wien. 1975.

Schulz С. H. Die Homdopathische Medizin des Theophrastus Paracelsus. Berlin. 1831.

Schulz H. Vorlesungen iiber Wirkung und Anwendung der unorganischen Arzneistoffe. Ulm/Donau, 1956 (Nachdruck).

Schulz H. Vorlesungen iiber Wirkung und Anwendung der deutschen Arznei- pflanzen. Ulm/Donau, 1956 (Nachdruck).

Schweitzer W. Ein Buch geht um die Welt. Heidelberg, 1979.

Seidler E. Geschichte der Pflege des kranken Menschen. Stuttgart, 1972.

Seidler E. Worterbuch medizinischer Grundbegriffe. Freiburg, 1979.

Speight Ph. A comparison of the Chronic Miasms. Rustington/Sussex, 1961.

Stauffer C. Homootherapie. Regensburg, 1924.

Stauffer C. Symptomenverzeichnis. Regensburg, 1951, 3. Aufl.

Stiefvater E. Akupunktur als Neuraltherapie. Ulm/Donau, 1956, 2. Aufl.

Tischner R. Samuel Hahnemann. Leben und Lehre. Ulm/Donau, 1959.

Tischner R. Geschichte der Homoopathie. 4 Bande, Leipzig, 1934.

Tischner R. Das Werden der Homoopathie. Stuttgart, 1950.

Tompkins P., Bird Ch. Das geheime Leben der Pflanzen. Frankfurt/M., 1978.

Tyler M., Weier S. J. How to use the Repertory. New Delhi o. J. (Nachdruck).

Vehsemeier A. In: Hygea, 4. Band, Karlsruhe, 1836.

VoegeliA. Die rheumatischen Erkrankungen. Ulm/Donau, 1961.

VoegeliA. Das Asthma und seine Behandlung. Ulm/Donau, 1964.

Voegeli A. Homoopathische Therapie der Kinderkrankheiten. Ulm/Donau, 1964.

Voisin H. Die vernunftige kritische Anwendung der HomOopathie. Ubersetzt und herausgegeben von Dr. med. F. Stockebrand. Ulm/Donau, I960.

Voisin H. Materia Medica des Homoopathischen Praktikers. Ubersetzung von Dr. H. Gerd-Witte. Heidelberg, 1969.

Voisin H. Praktische Homootheiapie. Ubersetzt, verlegt und herausgegeben von Dr. F. und P. Stockebrand. Hamm. 1969.

Volk G. Neural-personale Diagnostik. Ulm/Donau, 1955.

Vonessen F. «Was krank macht, ist auch heilsam». Heidelberg. 1980.

Wachsmuth G. Erde und Mensch. Konstanz 1952, 2. Aufl.

Ward J. W. Unabridged Dictionary of the Sensation «As if». New Delhi, 1978 (Nachdruck).

Wecker L. Arzneifindung in Kents Repertorium nach der Ubersetzung von W. Erbe. Hippokrates Verlag, Stuttgart, 1982.

Weiss E. F. Lehrbuch der Phytotherapie. Stuttgart, 1979, 4. Aufl.

Weizsacker V. von. Studien zur Pathogenese. Leipzig, 1935.

Wiesenauer M. Therapie als allgemeinmedizinische Forschung: Am Beispiel einer Arzneimittelstudie mit Galphimia glauca zur Behandlung der Pollinosis. Hippokrates/Verlag, Stuttgart, 1981.

Wiesenauer M. Praxis der HomOopathie. Kurzgefasste Arzneimittellehre fur Arzte und Apotheker. Hippokrates Verlag, Stuttgart, 1985.

Wolff Ch. Die Hand des Menschen. Weilheim/Obb., 1970.

Wolter H. Wirksamkeitsnachweis von Caulophyllum D/30 bei der Wehenschwache des Schweines. Die Wirksamkeit von Flor de Piedra D 3 bei der Azetonamine des Rindviehs. In: Beiweisbare Homoopathie. (Siehe Gebhardt). Heidelberg, 1980.

Wurmser L. Die Entwicklung der homoopathischen Forschung. Karlsruhe o. J. (Sonderdruck DHU). Zimmermann A. M. HomOopathie der Augenkrankheiten. Regensburg, 1981.

Zimmermann W. HomOopathie der Hautkrankheiten. Regensburg, 1979.

Примечания

1

Более подробно о жизни ученого см. библиографию R. Hachl (1922), R. Tischner (1959) — исторически достоверное изложение фактов. В работах Н. Fritsche (1954) образно представлена идейная основа гомеопатии. В трудах Н. Ritter (1974) дан критический анализ этого направления. Гениальное творение Ганемана не всегда оценивается по достоинству нашими современниками.

(обратно)

2

Цит. Cullen. Рассуждения о Materia Medica, том II, с. 103.

(обратно)

3

Точное представление о действии лекарств в гомеопатии основывается: на испытаниях лекарств на здоровых субъектах, данных токсикологии, результатах применения лекарств у больных и экспериментальных животных. Комплексный анализ наблюдений позволяет получить характеристику лекарства.

Лекарственные вещества получают преимущественно из натурального сырья: растений, животных и минералов, а некоторые синтетическим путем.

(обратно)

4

В отечественной литературе по гомеопатии употребляется выражение «патогенез лекарства». — (Примеч. перев.)

(обратно)

5

Так выражает F. Vonessen свою медицииско-философскую трактовку мифического тождества мыслей, учения о катарсисе Аристотеля и идею гомеопатического врачевания.

(обратно)

6

Ватт Р., 1956

(обратно)

7

по Schultz С. Н., 1831; Clarke J. Н., 1923

(обратно)

8

Beuchelt Н., 1956

(обратно)

9

Tischner R., 1959

(обратно)

10

Itschner V., 1971

(обратно)

11

LeeserO., 1963–1977

(обратно)

12

Dorcsi М., 1965; Schlilren Е., 1977

(обратно)

13

Roberts Н.,Ward J. W.,1978; Flury R.,1979

(обратно)

14

Gebser J.. 1966

(обратно)

15

Wachsmuth G., 1952

(обратно)

16

Kohler G., 1958, 1960

(обратно)

17

Приношу благодарность К. Hochstetter (1973) за предоставленное клиническое наблюдение.7

(обратно)

18

Voisin Н., 1960, с. 9

(обратно)

19

Eichelberger О.

(обратно)

20

Imhauser Н., 1960; Foubister D. М., 1968

(обратно)

21

Рекомендации Kent в разделах «Ареактивность», «Гиперергия» (ЕК 1381, КК I 437), «Злоупотребление хинином» (ЕК 1435, КК I 495) можно использовать в наши дни при последствиях подавления лихорадки иммуносупрессии

(обратно)

22

Kttnzli von Fimelsberg J., 1969

(обратно)

23

Ledermann Е. К., Schmeer D. Н»1968

(обратно)

24

Schmeer D.H., 1968

(обратно)

25

Barthel Н., Klunker W., 1977, 1/12; Dorcsi М., 1965, с. 1–8; Kohler G., Scriptum psychisches Trauma

(обратно)

26

См. с. 148. Разрядка G. Koller

(обратно)

27

August Weihe — врач-гомеопат, в 1886 г. выявил у больных болезненные зоны и точки, соответствующие определенным болезненным состояниям и подходящим гомеопатическим лекарствам.[36]

(обратно)

28

Redlich F. С., Freedman D. X., 1974

(обратно)

29

Redlich F. С., Freedman D. X., 1972

(обратно)

30

Voisin Н., Eichelberger О.

(обратно)

31

Redlich F. С., Freedman D. X., 1974

(обратно)

32

Paschero Т. Р., 1959

(обратно)

33

Hehr G. S… 1982; Buschauer W. Dr. von, 1986

(обратно)

34

Bier А., 1949, с. 222

(обратно)

35

Hering С., 1974; Julian О., 1975; Allen Т. F., 1976; Allen Н. С., 1977

(обратно)

36

Scholer Н., 1954

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  •   Предисловие к русскому изданию
  •   Предисловие к пятому изданию
  •   Предисловие к первому изданию
  • Часть I Основные положения гомеопатии
  •   I. Место гомеопатии в общей медицине
  •   II. Принципы гомеопатии по Ганеману
  •     1. Определение
  •     2. Основатель гомеопатии
  •     3. Испытания лекарств на здоровых
  •     4. Правило подобия
  •     5. Индивидуальная картина болезни
  •   III. Лекарства
  •     1. Источники познания лекарств
  •       Испытания лекарств на здоровых
  •       Данные токсикологии и фармакологии
  •       Применение лекарств у больных
  •       Применение лекарств у животных
  •     2. Картина действия лекарств (патогенез лекарств)
  •     3. Происхождение и изготовление гомеопатических лекарств
  •     4. Потенцирование лекарств
  •       Приготовление и разведение
  •       Потенцирование в нескольких емкостях или в одной
  •   IV. Симптоматология
  •     -
  •     1. Совокупность симптомов
  •     2. Симптомы болезни — симптомы больного. Патогномоничные и индивидуальные симптомы
  •       Значение индивидуальных симптомов («Органон», § 153)
  •       Сопутствующие симптомы
  •       Ключевые симптомы
  •     3. Объективные и субъективные симптомы — признаки и симптомы
  •     4. Полноценный симптом
  •       -
  •       Этиология
  •       Локализация
  •       Ощущения
  •       Психические симптомы
  •       Физические (соматические) симптомы
  •       Модальности (условия)
  •     5. Перечень наиболее частых модальностей
  •   V. Клиническое наблюдение в гомеопатической практике
  •     -
  •     1. Цели
  •     2. Методы
  •     3. Опросник как вспомогательное средство при изучении клинической картины болезни
  •     4. Затраты времени на клиническое исследование
  •   VI. Различные пути выбора лекарств
  •     -
  •     1. Предпосылки точного выбора лекарств
  •       Тщательное изучение клиники заболевания
  •       Точное распознавание болезни
  •     2. Выбор пути поиска лекарства в индивидуальной ситуации
  •     3. «Короткий путь» поиска лекарств
  •       Испытанные показания
  •       Клиническая картина болезни
  •       Этиология
  •       Лекарственные типы
  •       Ключевые симптомы
  •       Интуиция
  •     4. «Длинный путь» поиска лекарств
  •       -
  •       Индивидуализация
  •       Совокупность и сущность симптомов
  •       Выбор и оценка симптомов
  •       Существенное в конкретном случае заболевания
  •       Критерии выбора симптомов для поиска лекарств
  •     5. Трудный поиск лекарств
  •       -
  •       Скудость субъективных симптомов
  •       Обилие симптомов и признаков
  •       Вариабельные симптомы
  •     6. Устранимые ошибки
  •       -
  •       Назначение лекарств по диагнозу
  •       НЕДОСТАТОЧНОЕ ПОНИМАНИЕ БОЛЕЗНИ
  •       Недостаточное знание патогенеза лекарств
  •       Увлечение излюбленными средствами
  •         -
  •         Схематическое ранжирование симптомов
  •         Поспешное назначение лекарств
  •         Переоценка локальных симптомов
  •   VII. Поиск лекарств по справочнику симптомов — реперториуму
  •     -
  •     1. Значение и характеристика справочников
  •     2. Общая характеристика отдельных справочников симптомов
  •     3. План и содержание реперториума Kent
  •       Общее
  •       Общие симптомы
  •       Органные симптомы
  •       Градация
  •       Дополнения к реперториуму Kent
  •     4. Выбор лекарств путем сравнения групп симптомов
  •       -
  •       Метод Ганемана
  •       С. von Boenninghausen — основатель техники реперторизации
  •       Kent — мастер детализации
  •     5. Проведение реперторизации
  •       -
  •       Выбор, порядок и оценка симптомов
  •       Ранжирование симптомов
  •       Документация
  •       Элиминационные симптомы
  •     6. Вспомогательные средства для экономии времени
  •   VIII. Рекомендации по выбору потенции, дозы, продолжительности и повторного курса лечения
  •     -
  •     1. Какая потенция?
  •     2. Какая доза?
  •     3. Как часто и когда повторять лечение
  •   IX. Наблюдение лекарственных реакций
  •     -
  •     1. Наблюдение реакций требует самокритики
  •     2. Гомеопатическое начальное ухудшение
  •     3. Побочные симптомы лекарств
  •     4. Что означает усиление жалоб?
  •     5. Оценка новых симптомов
  •     6. Направление излечения. Закон Геринга
  •   X. Особые формы болезней и их лечение
  •     -
  •     1. Все особенное — только часть общего
  •     2. Локальные проявления болезней
  •     3. Кожные болезни
  •     4. Нервно-психические болезни
  •     5. Психосоматические заболевания
  •     6. Неврозы
  •   XI. Комментарии к произведению Ганемана «хронические болезни», их своеобразная природа и гомеопатическое лечение
  •     -
  •     1. Значение биографического анамнеза
  •     2. Конституция и диатез
  •       -
  •       Учение о гуморальном патологическом темпераменте
  •       Строение тела и состояние реактивности
  •       Биография и конституция
  •     3. Этиология хронических болезней
  •       Миазмы
  •       Врожденное предрасположение
  •       Взаимосвязь между инфекцией и конституцией
  •     4. Острые и хронические миазмы
  •     5. Лекарственная картина хронических нозодов
  •       -
  •       Psorinum
  •       Medorrhinum
  •       Luesinum
  •       Tuberculinum
  •     6. Применение нозодов
  •     7. Диатезы
  •       -
  •       Лимфатический диатез
  •       Скрофулез
  •       Мочекислый диатез
  •       Дискразический диатез
  •     8. Обзор основных форм хронических заболеваний
  •       -
  •       Характерные реакции
  •       Соматические реакции
  •       Нервно-психические реакции
  •     9. План лечения хронических заболеваний
  •       Помехи
  •       Общие мероприятия
  •       Выбор лекарств
  •       Последовательность назначения лекарств
  •       Евгеническое лечение
  •       Устранимые ошибки
  •     10. Резюме
  •   XII. Комментарии к книге Самуила Ганемана «Органон врачевания»
  •     -
  •     1. Изучение источника — основа познания
  •     2. История «Органона»
  •     3. «Книга идет по свету»
  •     4. Построение книги
  •     5. Синоптический обзор
  •     6. Каталог вопросов
  • Список литературы