КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Мой любимый дикарь (fb2)


Настройки текста:



Сюзанна Энок Мой любимый дикарь

Пролог


Капитан Дэвид Лэнгли вышел из наемного экипажа и жестом показал кучеру, чтобы тот помог выгрузить вещи. Хотя уже наступили сумерки и, судя по всему, вот-вот должен был начаться дождь, он остановился и окинул пристальным взглядом возвышавшийся перед ним серо-белый дом. В конце концов, он не был здесь три года.

Окна нижнего этажа были ярко освещены — родители находились дома.

— Нет, это я возьму сам, — буркнул капитан, ухватил большую кожаную сумку с длинной ручкой и повесил на плечо. Потом быстро поднялся по трем невысоким ступенькам и постучал в дверь.

Дверь открылась сразу. Высокий слуга с лицом нездорового землистого оттенка вежливо улыбнулся и открыл было рот, чтобы поинтересоваться, чем он может помочь гостю, но тут же захлопнул, при этом слегка лязгнув зубами. Его щеки, словно покрытые старым пергаментом, порозовели от радостного возбуждения.

— Капитан Лэнгли! — воскликнул он. — Хвала всем святым!

— Варнер. — Дэвид кивнул и прошел мимо дворецкого в холл. Каким бы преданным слугой ни был Варнер, сейчас ему хотелось видеть не его. — Где я могу найти лорда и леди Трашелл?

— Они в столовой, сэр. Позвольте, я позабочусь о…

— Да, внесите, пожалуйста, мои вещи в дом, пока не начался дождь, и заплатите кучеру.

— Конечно, капитан, с превеликим удовольствием.

Дэвид Лэнгли быстро прошел к двойной двери, но, подойдя вплотную, остановился и слегка поправил висевшую на плече тяжелую сумку. Он пережил три года сущего ада, и теперь ему было чем гордиться.

— Здравствуйте, отец, мама.

— Дэвид! — Прелестные волосы его матери подернула седина, но фигура оставалась по-девичьи стройной. Она бросилась навстречу сыну. — О, мой дорогой мальчик! Из твоей записки мы поняли, что ты еще день-два пробудешь в Кале!

— Погода начала ухудшаться, и я решил не ждать, — ответил он.

Капитан оглядел собравшихся в гостиной, и его приподнятое настроение мгновенно исчезло. Снова проклятый Беннет Вулф. Находясь за тысячи миль, даже из могилы этот человек продолжает воздвигать препятствия на его пути.

Он сделал над собой изрядное усилие и вернул на лицо улыбку. Правда, она оказалась несколько кривоватой.

— Лорд и леди Феннингтон, рад видеть вас снова. Правда, хотелось бы встретиться при более благоприятных обстоятельствах.

Все сидевшие за столом по очереди подходили к Дэвиду, чтобы выразить свою радость по поводу его возвращения домой. Отец крепко пожал ему руку, всем своим видом показывая, насколько ему приятно видеть своего наследника.

— Ты вернулся домой из Африки, — проговорил он и покачал толовой. — Это настоящее чудо, — граф обернулся к Рэндольфу Ховарду, маркизу Феннингтону, — особенно учитывая трудности, с которыми вам пришлось столкнуться.

Феннингтон кивнул и тоже протянул руку прибывшему.

— Большое спасибо, что передали нам сообщение о гибели моего племянника. Это очень благородно с вашей стороны, тем более что сам он даже не удосужился нам сообщить, куда его завела очередная авантюра. — Маркиз вздохнул. — Сказать по правде, я уже лет пять не знал, жив Беннет или мертв… Теперь знаю.

Мать Дэвида потянула сына к столу, бормоча, что он, должно быть, умирает с голоду и обязан немедленно отведать своей любимой английской еды.

— Ты сообщил еще кому-нибудь о своем возвращении? — спросила она и попыталась снять с его плеча сумку. — Я знаю нескольких леди, которые будут счастливы, видеть тебя. Тем более что ты прибыл из такой экзотической страны, как Конго. Жаль только, что теперь ты не станешь героем одной из знаменитых книг капитана Вулфа. Конечно, это было бы чудесно, но он, вероятно, даже не сумел завершить последнюю — смерть помешала.

Что ж, для этой беседы нельзя было выбрать более неудачного времени. Если он промолчит сейчас, Феннингтон может что-то заподозрить. Дэвид глубоко вздохнул, прикидывая, как с минимальным ущербом пройти по тернистому пути.

— Кстати, — медленно проговорил он, — Беннет кое-что отдал мне перед смертью, и это может оказаться полезным для всех нас. — С этими словами он снял с плеча и открыл сумку. — Здесь его дневники и некоторые наброски.

— Бог мой! — Феннингтон порывисто вздохнул и потянулся вперед, как будто хотел коснуться потрепанного переплета лежащей сверху тетради.

Дэвид решительно закрыл сумку.

— Он отдал это все мне. Никто, кроме меня, не знает, как все это сложить вместе и оформить в нечто связное.

— Учитывая, что его книга о приключениях в Египте принесла ему рыцарство и земельный надел от Принни, содержимое этой сумки действительно на вес золота, — сказал граф, глядя то на сына, то на маркиза.

Трашелл и Феннингтон были старыми друзьями. Дэвид молча и с большим неодобрением покосился на мать, начавшую разговор, который он никак не мог прервать в присутствии дяди Беннета.

— Сколько там отрывков? — спросил Феннингтон. У него было такое выражение лица, словно он готовился схватить сумку и броситься наутек.

— Много. К сожалению, после ранения он все время бредил и перед смертью так и не пришел в сознание. — Дэвид чуть тронул стоящую на полу сумку носком ботинка. — И в любом случае, в соответствии с договоренностью, все вещи Беннета после его смерти будут принадлежать Африканской ассоциации. Конечно, кроме того, немногого, что он сумел передать мне.

Оба лорда насупились при одном только упоминании об Африканской ассоциации.

— Чертов Соммерсет, — проворчал Феннингтон, — лишит нас дохода от всего, на что сумеет наложить руку. Наука, исследования — легко быть филантропом, когда у тебя денег больше, чем у царя Мидаса.

— Да, но если материалы принадлежат Дэвиду… — задумчиво сказал его отец. — Конечно, я никоим образом не хочу приуменьшить заслуги Беннета Вулфа, который помогал, вдохновлял и, конечно, добавлял отдельные отрывки или наброски…

— Часть доходов, разумеется, перейдет здравствующим членам семьи Беннета, — улыбнулся Дэвид. — Надо подумать…

— Надо подумать о нашем вкладе в науку, — ухмыльнулся Феннингтон, — и о большой благодарной аудитории. — Он протянул Дэвиду руку. — Пятьдесят процентов?

Черт бы побрал все на свете! Еще час назад Дэвид рассчитывал на все сто процентов и, как говорится, концы в воду. Но, с другой стороны, если семья Вулфа добавит весомости книге, это будет означать рост продаж, выступления, славу, приглашения от Принни… После секундного колебания Дэвид пожал протянутую ему руку.

— Пятьдесят процентов, если вы напишете предисловие.

— Договорились. В конце концов, я могу официально объявить моего племянника умершим только благодаря вашему присутствию там, в Конго. Если бы не вы, вся его собственность отошла бы Короне.

— Превосходно. — Граф, в свою очередь, пожал руки обоим. — Варнер, шампанского! Мой сын вернулся из Африки после трехлетней экспедиции.

Дэвид сел за стол, где два лакея уже приготовили для него столовый прибор. Слава Богу, Беннет Вулф, в конце концов, переоценил свои возможности и был убит кучкой туземцев с копьями. Да, слава Богу, Беннет Вулф мертв.

Глава 1


Перед нами непреодолимая стена опаснейших рифов. Неудивительно, что западное побережье Африки так плохо изучено. По моим расчетам, завтра мы достигнем устья Конго. Ничто не доставит мне большего удовольствия, чем возможность почувствовать под ногами землю этой дикой, таинственной страны. Мне кажется, что я уже знаю и ценю ее больше всей Англии.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Пять месяцев спустя


Беннет Вулф вышел из видавшего виды экипажа и бросил кучеру шиллинг.

Багажа с собой у него было не много — правда, дорожные сундуки и ящики с образцами находились на пути в Теслинг, небольшое поместье в Кенте, неподалеку от Танбридж-Уэллса, которое Принни пожаловал ему шесть лет назад.

— Вы должны мне еще три шиллинга, — проскрежетал кучер, пряча в карман только что полученную монету.

— Четыре шиллинга за пять миль? — ухмыльнулся Беннет. — Столкни эту рухлядь в Темзу, и я заплачу четыре шиллинга за лодочную прогулку. Но и тогда это будет слишком. — Он поднял свои вещи, лежавшие в дорожной пыли, и, сделав несколько шагов, поставил их на нижнюю ступеньку крыльца большого дома, возвышавшегося на обочине.

— Вы забыли, пассажиров было два, — сухо проговорил кучер.

— Эй! — Беннет обернулся и увидел показавшуюся в окне экипажа черную обезьянью мордочку, обрамленную бело-серым мехом. — Иди ко мне, Керо.

Из экипажа выскочила молодая мартышка-верветка, прыгнула хозяину на руки, вскарабкалась на плечо и устроилась там со всеми удобствами. Оттуда она что-то гневно защебетала, глядя на кучера.

Беннет дал ей шиллинг, показал на крышу экипажа и сказал:

— Наверх, Керо. Nende jui. — Он с ухмылкой посмотрел на кучера: — Если хочешь получить еще монету, возьми у нее.

Кучер насупился и с ненавистью уставился на мартышку, которая, не проявляя беспокойства, широко зевнула. Разглядев весьма впечатляющие клыки, кучер сдался и снова взялся за вожжи.

— Уберите эту чертовку подальше от меня!

Беннет тихо засмеялся и щелкнул языком, после чего Керо моментально вернулась на плечо хозяина и отдала ему монету. Конечно, ей была совершенно не нужна эта круглая штуковина, которую невозможно сгрызть. Капитан бросил монету кучеру.

— Два пассажира, две монеты.

Кучер ловко поймал ее, засунул в карман и направил лошадей обратно в сторону Мейфэра.

— Я умру с голоду, — объявил он, трогаясь с места, — непременно умру, если всякий хлыщ с мартышкой будет считать себя безумным стариной Беннетом Вулфом и не станет платить за проезд сполна.

Стоявшему на крыльце человеку это было немного неприятно. Он действительно был Беннетом Вулфом, хотя и не особенно безумным и вовсе не старым. То, что наличие мартышки теперь считалось необходимым условием, чтобы быть им, оказалось несколько неожиданным, поскольку он «усыновил» осиротевшую верветку только год назад, а в Лондоне не был больше трех лет. Однако сейчас следовало решить более срочные проблемы, поэтому о мелких странностях он решил подумать позже.

Когда он поднялся на крыльцо, дверь распахнулась. На пороге появился лакей в синей ливрее и поинтересовался, чем он может помочь гостю. При этом слуга с явным неодобрением взирал на мартышку.

Так, это новый человек. Впрочем, ничего неожиданного в этом нет. Ведь старый Питере уже тогда был настолько дряхл, что вполне мог приятельствовать с Ноем. А виделись они почти четыре года назад.

— Я ищу Джека [1] Клэнси, — сказал Беннет. — Надеюсь, он все еще живет здесь?

— Лорд Джон Клэнси сейчас развлекается, — сообщил слуга и надменно задрал голову. — Он вас ожидает?

Это было в высшей степени маловероятно. Последний раз Беннет видел Джека во время своего краткого визита в Лондон. Конечно, правила хорошего тона требовали, чтобы он предупредил пятого сына маркиза Эмери о том, что… стоит на пороге его дома, но портить сюрприз не хотелось.

— Скажи ему, что это брат мисс Деборы Мейсон из Оксфорда. Я только сейчас сумел разыскать его, и мне нужна помощь.

Дверь с треском захлопнулась. Чтобы не получить удар по носу, Беннету пришлось отступить на шаг. Он вынул из кармана земляной орех и дал его Керо. Мартышка радостно защебетала.

Беннет начал терять терпение, которого, честно говоря, было не так уж много, но дверь снова распахнулась.

— У Деборы Мейсон нет никакого брата, — начал высокий белолицый человек с удивительно яркими рыжими, коротко подстриженными волосами, и замолчал, позабыв закрыть рот. — Бог мой, — пробормотал он, побледнев, что при его цвете лица было невероятно.

Мгновением позже лорд Джек Клэнси заключил Беннета в крепкие дружеские объятия. Перепуганная обезьянка пронзительно заверещала и перепрыгнула на металлические перила крыльца. Тоже обеспокоенный, хотя и по совершенно другим причинам, Беннет обнял друга, после чего взял за плечи, отодвинул от себя и спросил:

— Что случилось? Твои родители? Как они?

— Нет-нет. — Джек хлопнул друга по плечу. — С ними все в порядке. Но, клянусь Богом, Беннет, если это твоя очередная выходка, я тебя сам убью.

Беннет растерянно улыбнулся.

— Какая выходка?

— Но ведь тебя пять месяцев назад объявили мертвым! Мертвым? Иисусе, это Лэнгли. Беннету показалось, что он получил мощный удар в солнечное сплетение.

— Я не знал, — проговорил, или, скорее, прорычал, он.

— Мы отслужили по тебе заупокойную службу. Собралось очень много народу. Я все ждал, что в самый разгар появишься ты, чудом избежав всех опасностей — это было бы в твоем духе, — но ты так и не появился. — Джек отступил на шаг, поедая друга глазами. — Впрочем, теперь это все не важно. Я чертовски рад тебя видеть. Заходи скорее.

— Дворецкий сказал, ты развлекаешься, — возразил Беннет, отходя от двери. Ситуация нравилась ему все меньше и меньше, и он пока не понимал, что происходит. — Я пришел только потому, что ты знаешь всех в Лондоне, а мне нужны любые сведения о Дэвиде Лэнгли. — Если ублюдок объявил его мертвым, словами он не ограничится. И Беннет почувствовал, как его заливает холодная ярость.

— Лэнгли? Послушай, Беннет, зайди, ну, пожалуйста. Ты же не можешь просто так повернуться и уйти в ночь, когда только что вылез из собственной могилы!

Капитан кивнул, лихорадочно обдумывая неожиданные обстоятельства. Он много чего мог ожидать по возвращении в Лондон, но известие о собственной кончине все же застало его врасплох. Африканская ассоциация должна была вступить во владение его дневниками, поместье, скорее всего, перешло к его окаянному дяде Феннингтону, а ведь все ящики с образцами направлялись именно туда.

— Я не хочу прерывать ваше веселье, — сказал Беннет, следуя за другом в дом. — Очевидно, я должен встретиться кое с кем и сообщить, что слухи о моей кончине не соответствуют действительности. — Керо снова прыгнула ему на плечо, и он протянул руку, чтобы почесать обезьянку за ушками. Какой бы непривлекательной ни казалась ему цивилизация, мартышка ее вообще никогда не видела, и потому была изрядно взбудоражена и напугана. — Лэнгли в городе? Очень хочется разбить ему физиономию.

— Мы сейчас поговорим об этом.

Беннет тронул Джека за плечо. Лорд Джон Клэнси, высокий и крепкий, все же уступал Беннету ростом и телосложением.

— Я провел почти двое суток в четырех разных экипажах, а перед этим два месяца на пароходе. Еще раньше я много недель неподвижно пролежал на спине. Скажу прямо это неприятно. Очень неприятно. И все терпение, которым я некогда обладал, давно истощилось. Джек, что происходит?

— Я не видел тебя четыре года, мой дорогой друг, — спокойно сказал Джек. Он мягко высвободился и продолжил идти вперед. — Ты, конечно, чувствуешь себя не в своей тарелке, я понимаю, но все же ты знал, что возвращаешься в Лондон. Я же много месяцев считал тебя мертвым, и лишь пять минут назад уверился в обратном. Дай мне немного времени, чтобы опомниться! Только несколько проклятых минут! Поговори с моими гостями, поздоровайся со знакомыми. Просто побудь цивилизованным человеком, пока у меня перестанут дрожать колени.

Джека действительно сотрясала дрожь. Что ж, в конце концов, несколько часов роли уже не играют. У Беннета было не много друзей, и он считал Джека самым близким из них.

— Ладно, будь, по-твоему.

— Спасибо. Да, вы с Керо ели? — Джек посмотрел на друга. — Думаю, что нет. Я знаю, что ты съешь все, что угодно, но что предпочитает она?

Не доходя до закрытой двери, ведущей в гостиную, Беннет снова остановился.

— Откуда ты, черт побери, знаешь, как зовут мою обезьяну?

Джек ухмыльнулся.

— А как ты думаешь? И кстати: сегодня мы читаем книгу. Знаю, она вышла уже несколько недель назад, но я… Что ж, полагаю, я не должен быть последним, кто узнает, что именно с тобой случилось. Даже если этого не было. Не случилось, я имею в виду.

Беннет потряс головой и всерьез задумался, не было ли в еде, которую он съел в Бристоле, неведомой отравы. Может быть, он сейчас находится вовсе не в доме своего друга, а прикован цепями к полу одной из комнат Бедлама? С трудом, обуздав растущее раздражение, он вошел вслед за Джеком в гостиную. Беннет вполне мог побыть терпеливым и даже приятным собеседником. Несколько минут. Или нет?

В гостиной было человек двадцать. В основном женщины. Они сидели с раскрытыми молитвенниками в руках. Некоторые из них что-то негромко говорили друг другу. Юноша и девушка, находившиеся у самой двери, поверх книг смотрели друг на друга. Так… Значит, теперь он переместился из палаты Бедлама в библиотеку.

— Я не могу согласиться с тобой, Вильгельмина, — произнес нежный голосок из левого угла комнаты. Беннет не мог видеть говорившую, но ему очень понравилось мелодичное звучание ее голоса.

Каштановые волосы под синей шляпкой, на мгновение появились в поле зрения Беннета, после чего снова исчезли. Беннет сделал шаг в сторону, чтобы снова увидеть незнакомку.

— Жестокость подразумевает использование большей силы, чем это необходимо, — с воодушевлением продолжала она. — В этом случае капитан Вулф был вынужден убить этих трех человек, иначе его группа была бы обнаружена и подверглась нападению. И ему пришлось сделать это тихо. Отсюда нож и копье. Это не жестокость, а практическая необходимость.

Беннет не мог с ней не согласиться. Жестокость — это в большей степени вопрос точки зрения и обстоятельств, чем считают многие. Конечно, об этом можно было бы поразмыслить и позже, если бы не одно обстоятельство: никто не мог знать об этом случае. Это произошло год назад, а он приехал в Лондон меньше часа назад.

— Что здесь происходит? — тихо спросил он Джека. — И кто…

Очаровательная блондинка с огромными карими глазами грациозно встала со своего места.

— Кто этот красивый незнакомец, Джон? — проворковала она с улыбкой.

Пожалуй, на эту девицу можно было ненадолго отвлечься. Но, прежде чем Беннет успел ответить, Джек вытащил его на середину комнаты. Такая позиция капитану не понравилась — в ней было очень трудно защищаться. Он нахмурился.

Джек прочистил горло.

— Друзья мои, коллеги по книжному клубу. Этот человек — мой старый добрый друг капитан сэр Беннет Вулф.

Как видите, сообщение о его гибели оказалось преждевременным.

Единым согласованным движением — подобную синхронность Беннету приходилось наблюдать только у военных — члены книжного клуба Джека вскочили на ноги. И тут началось… Шум, возбужденные голоса, кто-то даже пронзительно взвизгнул — Господь милосердный, они же похожи на стаю павианов! И все устремились к нему! Иисусе! Ему однажды довелось наблюдать, как группа павианов загоняла леопарда — очень, похоже. Беннет искренне посочувствовал леопарду. Керо заверещала и прыгнула на ближайшую полку. Несколько мгновений капитан прикидывал, не присоединиться ли ему к мартышке.

Беннету уже приходилось сталкиваться с толпой восхищенных читателей, и он ничего не имел против более близкого общения с читательницами, считавшими его приключения героическими и волнующими. Но только не сейчас. Он слишком долго отсутствовал и совсем недавно вернулся. Охваченный паникой, он отступил назад и врезался в кого-то настолько сильно, что сбил его с ног.

Капитан резко обернулся. На полу сидела девушка с каштановыми волосами. Он протянул ей руку, сжал пальцы и помог встать на ноги. Огромные карие глаза делали ее очень похожей на ту, другую леди — может быть, это ее сестра? — но на этом сходство заканчивалось. Та была высокой, стройной, сногсшибательной блондинкой, а эта маленькой, пухленькой и такой… фигуристой.

По непонятной причине это показалось ему интригующим. Беннет никогда не жаловался на отсутствие аппетита, и не только к хорошей еде.

— Вы пахнете лимонами, — прошептал он, страстно желая снова услышать ее голос.

Леди Филиппа Эддисон высвободила свою руку и постаралась привести в порядок нервы.

— Спасибо, — ответила она в надежде, что это был комплимент.

Мгновением позже она нахмурилась, но потом ее лоб снова разгладился. «Спасибо». Разве это следовало сказать при первой встрече со знаменитым исследователем, человеком, работой которого она восхищалась?

— Вы Беннет Вулф, — опять заговорила она. «Да что же это такое! Лучше бы ты заткнулась, Флип».

— Да. — Он не стал спорить.

Она пристально посмотрела на него. Никто, включая самого капитана Вулфа, никогда не тратил много слов на описание его внешности, но она мгновенно решила, что именно так должен выглядеть настоящий исследователь. Высокий, широкоплечий и мускулистый, он казался огромным в изрядно поношенной коричневой куртке, панталонах из оленьей кожи и кожаных (во всяком случае, на вид) сапогах.

Кожа этого человека потемнела от солнца, значительно более жаркого, чем английское, а глаза были удивительного изумрудно-зеленого цвета. Весь его облик словно излучал уверенность и силу. Не было ничего удивительного в том, что он мог в одиночку одолеть трех туземцев.

По ее спине прокатилась теплая волна. Беннет Вулф. Это не мог быть он, и все же она была уверена, что это именно он. Человек, исследовавший большую часть Восточной Африки, Египта, а теперь и Конго… Темные, слегка растрепанные волосы, стремительная походка и полное самообладание. Нет, это действительно он.

— Когда Беннет Вулф в последний раз был в Лондоне, мне было только семнадцать, — услышала Филиппа свой собственный голос и страстно пожелала, чтобы ее сестра Оливия подошла и как следует, стукнула ее по голове, прежде чем она успеет сказать очередную глупость.

— Когда Беннет Вулф в последний раз был в Лондоне, мне было только двадцать шесть, — сообщил капитан, не сводя с нее глаз и полностью игнорируя сыпавшиеся на него вопросы (причем некоторые из них были не вполне вежливыми) других членов клуба.

— Я хотела сказать, что тогда я еще не выезжала, поэтому мы никогда не встречались. До сегодняшнего дня, конечно. — Она всегда сожалела об этом, особенно, после того как услышала о его смерти. Настоящий человек эпохи Возрождения — образованный, умеющий ярко и выразительно писать, говорящий на нескольких языках. Ученый и художник. Можно сказать, ее герой. В конце концов, она же прочитала обе его книги, причем много раз. Даже эта, последняя, автором которой значился Дэвид Лэнгли, написанная пусть не Беннетом Вулфом, но, по крайней мере, о нем, лежала на ее прикроватной тумбочке уже целый месяц. Хотя, конечно, к некоторым ее главам она не могла не отнестись скептически.

Филиппа попыталась собраться с мыслями. Ее герой стоит прямо перед ней и смотрит на нее с нескрываемым интересом, а она несет какую-то ахинею.

— Я читаю вашу книгу, — проинформировала она. — Я имею в виду новую книгу. Мы здесь все. Читаем ее.

Его лоб перерезала глубокая морщина.

— О чем вы говорите? Какая…

Но тут между ними неожиданно вклинился Джек, заставив Филиппу отпрыгнуть.

— Беннет, я вижу, ты уже познакомился с Флип? Леди Филиппа Эддисон, капитан сэр Беннет Вулф.

Капитан поклонился. Казалось, он не замечает никого, кроме нее.

— Филиппа.

Звук его голоса заставил ее вздрогнуть. Она ни минуты не сомневалась, что у нее самое неромантичное в мире имя. Возможно, хуже только у бедняжки Вильгельмины. Но Филиппе неожиданно понравилось, как он произнес ее имя.

Почему-то ей показалось, что он не только назвал ее по имени, но и поцеловал.

— Флип у нас превращается в ученого, когда речь идет о тебе, — продолжил Джек. — Она даже поняла твою заумную писанину в книге о Серенгети о более длинном световом дне в экваториальных районах и его влиянии на рост растений.

— Правда? — вежливо переспросил капитан Вулф, все еще не сводя с нее глаз. Потом он протянул руку. — Могу я взглянуть на книгу, которую вы все читаете?

— Беннет, почему бы тебе не присоединиться ко мне через несколько минут в библиотеке? — опять вмешался Джек.

— Нет. — Невероятные изумрудно-зеленые глаза продолжали пристально смотреть на девушку.

— Я должен кое-что тебе…

— Нет.

Филиппа некоторое время колебалась, причем ее останавливал скорее напряженный взгляд Джона, чем боязнь расстаться хотя бы на минуту с чрезвычайно ценной для нее книгой и отдать ее капитану Вулфу. Пожав плечами, она вложила книгу в протянутую руку. Их пальцы на мгновение соприкоснулись, и она снова почувствовала легкую теплую дрожь, пробежавшую вдоль спины. Но это, в общем-то, понятно. В конце концов, Филиппа впервые встретила мертвого человека. Очень большого, полного жизни мертвого человека.

Беннет Вулф еще некоторое время смотрел на нее, потом опустил взгляд на книгу. Его потемневшее от загара лицо заметно побледнело, а пальцы сжали книгу так сильно, что на костяшках проступила белизна.

— «Через континент: приключения в Конго», — прочитал он звенящим от ярости голосом. — Автор Дэвид Лэнгли? Да ведь этот кретин двух слов…

— В библиотеку, Беннет! Живо!

Филиппа еще ни разу не слышала, чтобы Джон повышал голос, и уж тем более, чтобы так кричал. Но даже отчаянный вопль друга не сразу возымел эффект. Прошло еще несколько секунд, прежде чем капитан Беннет сдвинулся с места и последовал к выходу. В руке он сжимал ее книгу, а на его плече снова обосновалась обезьянка.

У двери Джон остановился и оглянулся на собравшихся.

— Прошу вас всех принять мои извинения. Сегодня нам придется завершить нашу встречу немного раньше.

Филиппа часто воображала, как путешествует вместе с капитаном Вулфом и Дэвидом Лэнгли по таинственному Африканскому континенту, но теперь она была рада, что не имеет к ним обоим никакого отношения. Что-то было не так. В этом сомневаться не приходилось.

— Флип, ты можешь этому поверить? — воскликнула Оливия, выбравшись из галдящей толпы. — Подумать только, сам капитан Беннет Вулф. А я еще не хотела сегодня идти с тобой!

Филиппа задумчиво оглядела элегантную, стройную, потрясающе красивую блондинку — свою старшую сестру.

— Насколько я помню, Оливия, ты хотела сюда прийти, потому что леди Эмери хвасталась новым фортепиано. И стукнула меня по ноге, когда Джон объявил, что мы будем сидеть не в музыкальной комнате.

Оливия потрепала сестру по плечу.

— Ну, теперь это не важно. Мы здесь, и мы были свидетелями возвращения капитана Вулфа. — Ливи захлопала в ладоши и принялась кружиться по комнате. — Между прочим, об этом еще не знает никто из нашего круга, только ты и я, и мы расскажем всем, абсолютно всем!

— Джон и его родители из нашего круга, — уточнила Филиппа, — и, что еще важнее, Джон — близкий друг капитана Вулфа.

— Да-да, конечно! — Оливия сделала еще одно танцевальное па. Филиппа никогда не могла понять, как у сестры, получается, выглядеть одновременно элегантной и страстной. — Знаешь, я собираюсь пригласить Джона на пикник в четверг. И намекну, что капитан непременно должен прийти с ним. В конце концов, капитан Вулф много лет не был в Лондоне, он наверняка захочет возобновить старые знакомства и завести новые.

— Пикник? После путешествия по Африке? Он умрет со скуки, Диви.

— Если тебе не нравится моя идея, можешь не ходить на пикник, Флип.

Она, конечно, пойдет. С одной целью. Ей нужно побеседовать с капитаном Вулфом и продемонстрировать весь свой научный потенциал. К тому же Филиппе очень хотелось знать, планировал ли капитан сам написать книгу о своих путешествиях по Конго с Дэвидом Лэнгли. Тут она сообразила, что ее книга так и осталась у капитана Вулфа. И ее надо было вернуть.


Глава 2


Я всегда знал, что саванны Восточной Африки изобилуют колючими растениями, но там они, по крайней мере, на виду. В джунглях колючки более коварны. Они прячутся в кажущихся на вид мягкими вьющихся растениях, прикрепляются к коре деревьев и их выступающим из земли корням, безжалостно протыкая все, что к ним прикасается. Очень раздражает.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— А теперь успокойся, Беннет, — сказал Джек. Он плотно закрыл за ними дверь библиотеки и устремился к бутылке шотландского виски, стоящей на письменном столе. — Я выждал три недели после того, как это было опубликовано, и только потом купил книгу. Теперь ее прочитали уже почти все. Как я уже сказал, мне не хотелось быть последним человеком в Лондоне, не знающим, что с тобой произошло.

Беннет почти не слушал друга. Он смотрел на книгу, которую сжимал в руке, и от всего сердца желал ей исчезнуть в пахнущем серой дыму. Проклятый Лэнгли. Теперь необходимо открыть эту чертову книгу и посмотреть, хотя он уже примерно представлял, что увидит.

— Так что я могу извиниться за покупку того, что характеризует тебя не лучшим образом, — продолжил Джек, — но ты не можешь винить меня за этот интерес.

Прямо перед носом Беннета появился стакан, до половины наполненный жидкостью янтарного цвета. Хороший скотч — других спиртных напитков маркиз Эмери под своей крышей не признавал. Беннет взял стакан и опустошил его одним жадным глотком.

— Ну вот, так-то лучше.

— Слушай, помолчи хотя бы минуту, Джек. Ты болтаешь, как моя мартышка, только в издаваемых тобой звуках еще меньше смысла.

— Конечно-конечно, как скажешь.

Беннет прошел к окну, вернулся к столу, потом еще раз проделал этот путь. В конце концов, он сильно стиснул зубы и открыл книгу. На мгновение в нем проснулась надежда. Предисловие дяди — лорда Феннингтона. Возможно, Лэнгли все же имел немного литературного таланта и души и сумел уделить работе достаточно времени, чтобы изложить правдивую историю о его приключениях в Конго.

Он пробежал глазами начало первой главы. Ну, вот все и стало на свои места. Надежда вспыхнула ярким пламенем, превратилась в пепел, и его унесло порывом ветра. Беннет выругался, даже толком не сообразив, на каком языке.

— Что случилось? — с тревогой спросил его друг.

— Скажи, вы, случайно, не заметили определенного сходства в стилях между моими книгами и этой чертовщиной? — зло проговорил Беннет. Он пролистал еще несколько страниц, бросил взгляд на переводы, наброски, карты — все принадлежало ему. Вот только на обложке книги значилось другое имя.

— Сходство? Да, пожалуй, есть. Эта книга об исследованиях и приключениях. И ты в ней один из героев. Что…

— Это все написал я. — Капитан Вулф захлопнул книгу и с силой швырнул в окно. Стекло разлетелось на мелкие осколки, которые со звоном посыпались на пол — горевшее в камине пламя окрасило их в красный цвет. Керо громко заверещала.

— Проклятие! — Джек подбежал к окну и выглянул на улицу. — Зачем ты это сделал?

— Я зол.

— Я вижу. Слава Богу, ты никого не убил. — Он отошел от окна и добавил: — Теперь тебе придется покупать Флип новую книгу. Она очень дорожила этой.

— Не понимаю твоего спокойствия, — резко проговорил Беннет. — Я работал как каторжный три года ради этой самой книги. Мои дневники, мои наблюдения, мои выводы…

— Но как…

— А как ты думаешь? Лэнгли их украл!

Керо нежно погладила хозяина по щеке, явно пытаясь успокоить. Он расправил плечи и легонько, играя, потянул ее за хвост. Уж обезьянка точно ни в чем не виновата.

Джек налил себе еще виски и тяжело опустился на стул возле камина. Через несколько минут дверь распахнулась.

— Милорд! — Дворецкий с беспокойством оглядел комнату. — Я слышал, что-то разбилось. Вам нужна помощь?

— Там внизу, в саду под окном, валяется книга, — ответствовал Джек. — Пошли кого-нибудь, чтобы ее принесли мне. И позаботься, чтобы вставили новое стекло.

Дворецкий кивнул:

— Я займусь этим немедленно.

Как только дверь закрылась, Джек сделал изрядный глоток скотча.

— Надеюсь, ты понимаешь, что на меня обрушилось слишком много для одного вечера. Еще час назад я считал тебя мертвым, а теперь оказывается, что ты не только жив, но и стал жертвой мошенничества. И все это касается самой популярной книги в Англии.

— Ты считаешь, я вру? — прищурился Беннет. Терпение никогда не было его сильной чертой, и теперь он чувствовал, что исчерпал все запасы. — Мне, конечно, проткнули копьем живот, но мозги при этом не пострадали.

— Ты уверен? Если верить книге, ты все время бредил, и вы оба знали, что ты не выживешь. Очень трогательно написано. Ты настоял, чтобы капитан Лэнгли взял уцелевшие заметки и зарисовки, иначе ваше путешествие лишилось бы смысла. Лэнгли сидел у твоего ложа в какой-то грязной хижине среди джунглей, пока ты не испустил последний вздох, после чего принял тягостное решение возвращаться в Англию в одиночестве.

— Дерьмо! Целая телега дерьма!

Джек несколько минут сидел молча. Потом медленно заговорил:

— Если ты утверждаешь, что твои дневники украдены, я тебе верю. Но ты все-таки должен прочитать эту книгу, Беннет. Я не думаю, что ее написал ты.

— Объясни.

— Как тебе сказать… Ты в ней изображен… не слишком хорошим человеком. По правде говоря, если бы я уже не знал тебя и не был знаком с твоими предыдущими книгами о Западной Африке и Египте, не уверен, что мне захотелось бы с тобой познакомиться. — Джек поерзал на стуле и передвинулся на самый краешек. — Именно поэтому я принес свои извинения за то, что читал это произведение. Из него совершенно ясно, почему Лэнгли выжил, а ты — нет.

— Чертовски любопытно! — Беннет мерил шагами комнату. Казалось, только быстрая ходьба удерживает его от того, чтобы начать крушить все в комнате. Сжав кулаки, он ритмично шагал от двери к окну и обратно. — Но члены твоего книжного клуба вроде бы не указывали на меня пальцами и не смеялись.

— Все они достаточно воспитанные люди и не станут говорить о тебе гадости… во всяком случае, в лицо. И согласно утверждениям Лэнгли, ты был… довольно-таки способным работником.

— А он, осмелюсь предположить, возглавлял экспедицию?

— Да.

Беннет снова выругался. Это было непостижимо! Три года он каждый день рисковал жизнью, строя планы написать книгу, которую Лэнгли, оказывается, уже написал. Его надежды, его репутация… все полетело коту под хвост. Проклятие! Ему стоило остаться в Африке. Там, по крайней мере, он ждал засады.

— Где сейчас живет Лэнгли? — прорычал он.

— Со своими родителями в Лэнгли-Хаусе.

— Тогда спокойной ночи.

— Но его в данный момент там нет. Беннет снова остановился.

— Черт побери, Джек, я не шучу. Возможно, для тебя и было слишком большим потрясением увидеть меня живым, но ведь я не знал, что умер. Это идея Лэнгли. Сначала он украл мою собственность, а теперь, очевидно, занимается мошенничеством. — Губы капитана скривились в злобной усмешке. Он не имел ничего против драки. — Меня это раздражает. Так где он все-таки?

— Насколько мне известно, в Дувре. Ему организовали поездку — ты знаешь, встречи с читателями, автографы. — Джек встал. — Так что оставайся сегодня у меня, а утром на свежую голову, мы все обсудим.

— Не вижу, что может изменить вставшее над горизонтом солнце, — ехидно заметил Беннет. Тут ему пришла в голову другая мысль, и он в очередной раз выругался. — Мне необходимо встретиться с Соммерсетом. Не думаю, что интриги Лэнгли пошли на пользу моим взаимоотношениям с Африканской ассоциацией.

— Герцог сегодня в театре. Он проводит какое-то благотворительное мероприятие. Мои родители там же. Увидишься с ним утром.

Беннет глубоко вздохнул и кивнул.

— Мне нужна эта книга. Похоже, сегодня мне придется кое-что почитать…

— Только не бросай ее больше в окно… — Джек подошел к двери и открыл ее. — Пойдем, я устрою тебя на ночлег. Если, конечно, ты не предпочтешь провести ночь в саду.

— Не искушай.


— А ты говорила, что ничего не выйдет из моего членства в книжном клубе, — заметила Филиппа, намазывая тост маслом.

— Это за мной Джон Клэнси ухаживал целых пять лет. Это меня ты должна поблагодарить за то, что тебя приняли в этот дурацкий клуб. — Оливия постучала ложечкой по верхушке вареного яйца и начала аккуратно очищать скорлупу.

— А тебе следовало бы поблагодарить Джона за терпение.

— О чем вы спорите? — В столовую Эддисон-Хауса вошел Генри Эддисон, маркиз Лидс.

Оливия потянулась к отцу, подставив для поцелуя щеку.

— Ты никогда не догадаешься, папа. Это так необычно… захватывающе… Я была так взволнована, что не могла спать!

Отец обошел вокруг стола, чтобы поцеловать вторую дочь — Филиппу, а затем направился к буфету, где стояли приготовленные к завтраку блюда.

— Если ты была взволнована, Ливи, полагаю где-то возле Дувра, выбросило на берег пароход с грузом парижских шляпок.

— Да, это было бы неплохо, — ухмыльнулась Оливия. — Но Флип тоже взволнована.

— Тогда проблема сложнее.

— Если бы речь шла только о Флип, — продолжила Оливия, — это было бы что-то скучное — политическое или литературное. Но тут мы обе вне себя от волнения!

Покосившись на Филиппу, лорд Лидс сел и кивнул лакею Лейну, чтобы тот налил ему кофе.

— Вы обе? Не знаю, что и предположить.

— Очень хорошо! — Оливия захлопала в ладоши. — Хорошо, что ты сидишь, папа, потому что… — она сделала эффектную паузу, — капитан сэр Беннет Вулф жив!

— Что? — Маркиз поперхнулся. Лейн поспешил к нему, чтобы предложить вторую салфетку, но тот с досадой отмахнулся. — Где вы это слышали?

— Мы видели его. Вчера вечером Флип затащила меня в свой клуб, где собираются «синие чулки», и он…

— Ты не должна называть Флип «синим чулком», Ливи.

— Извини, папа, ты же знаешь, я позволяю себе это только в кругу семьи.

— Между прочим, я тоже сижу за столом, — сердито напомнила Филиппа. Ее вовсе не задевало, когда ее называли «синим чулком». Но ей было неприятно, когда на нее не обращали внимания. Тем более в своей же семье. А ведь именно она заставила их всех прочитать книги капитана Вулфа. — Дело в том, папа, что вчера он зашел к Джону Клэнси, а Джон представил его нам. Очевидно, он оправился от полученных ран.

— Он выглядел совсем неплохо, — вздохнула Оливия. — Я бы сказала, очень даже неплохо. — Она сделала глоток чаю. — Должно быть, ему стыдно, поскольку мы теперь знаем, что он вовсе не такой уж герой, каким изобразил себя в предыдущих книгах.

— Ливи, ты не должна так говорить.

— О, я уверена, что он интереснее и талантливее многих. И я намерена пригласить его и Джона на завтрашний пикник. Разве это не чудесно?

— Я все пытаюсь примирить известие о том, что он жив, с тем, что мы прочитали в книге капитана Лэнгли, — сказал маркиз. — Все-таки это поразительно.

— Я знаю, — снова заговорила Ливи, — и тоже очень взволнована. Мы все вышили на носовых платочках его инициалы — носим символический траур.

— Уверена, — сухо заметила Филиппа, — он в любом случае это оценит.

— Боже мой! — Оливия неожиданно вскочила на ноги. — Мне только что пришла в голову замечательная мысль. Я же знаю кое-что, чего не знает Соня! Я должна немедленно ее повидать, пока она не услышала потрясающие новости от кого-то другого!

Соня Деприс всегда раньше всех узнавала все слухи и сплетни.

— Не забудь сказать ей, что видела Керо тоже, — крикнула Филиппа вслед выбежавшей из комнаты сестре.

— Не удивлюсь, если эта девица танцует даже во сне, — пробормотал маркиз, предусмотрительно убедившись, что старшая дочь его не слышит.

— Она вальсирует, — улыбнулась Филиппа.

— Конечно. — Он слегка подался вперед — к младшей дочери. — Скажи, а что ты думаешь об этом Беннете Вулфе и обо всем, что с ним связано? Полагаю, ему должно быть стыдно появиться в обществе после всего, что мы узнали о нем из книги капитана Лэнгли. Он был для всех героем, а теперь Лэнгли показал, как много у него отрицательных качеств.

Нахмурившись, Филиппа неодобрительно уставилась на стоящую перед ней еду.

— Не знаю. Он определенно не кажется излишне осторожным или нерешительным в своих книгах. Прошлой ночью я тоже ничего подобного в нем не заметила.

— Он вернулся через пять месяцев после того, как его объявили умершим.

Филиппа пожала плечами.

— Он выглядит сильным, опытным, много повидавшим. Никого подобного этому человеку я еще не встречала. — И к тому же у него остался ее экземпляр книги — этот факт вовсе не был неприятным, совсем наоборот: вызывал приятное возбуждение.

— В любом случае я бы не стал принимать все это близко к сердцу. — Маркиз встал и поцеловал дочь в лоб. — У меня встреча. Передай, пожалуйста, своей матери, что я вернусь домой к обеду.

— Конечно. И еще я расскажу ей о Беннете Вулфе, пока Ливи рассказывает всем остальным в Мейфэре.

— Что ж, это справедливо.

Закончив завтрак, Филиппа встала, поднялась по лестнице и прошла по лабиринту коридоров к комнате, расположенной в северо-западном углу дома. Негромко постучавшись в полуоткрытую дверь, она, не дожидаясь ответа, вошла.

— Доброе утро, — сказала она и улыбнулась матери.

— Доброе утро, Флип. — Венора Эддисон, леди Лидс, улыбнулась дочери и жестом поманила к себе. — Помоги Симпсон посадить меня в кресло, ладно? Если я проведу в постели еще один день, то просто умру от скуки.

— Конечно, мама. — Филиппа подхватила мать под левую руку, а горничная Симпсон — под правую, и они медленно повели ее к огромному, уложенному подушками и пледами креслу у окна. — Папа сказал, что вернется домой, чтобы пообедать с тобой. Должна сказать, сегодня ты выглядишь намного лучше.

— Я и чувствую себя лучше, — заметила маркиза. — Ночью я почти не кашляла, да и лихорадка больше не мучила. — Однако путешествие явно далось ей нелегко, она запыхалась и с облегчением опустилась в кресло.

— Тебе необходимо больше отдыхать, мама, иначе тебе снова станет хуже.

— Леди Филиппа, может быть, вы посидите с миледи, пока я принесу ей мятный чай и бульон? — спросила Симпсон, заботливо укутывая ноги маркизы пледом.

— С радостью. — Филиппа села напротив матери, а горничная вышла из комнаты. — Полагаю, Оливия сегодня утром к тебе не заходила?

— Нет, я слышала, как она бежала по коридору и требовала немедленно найти ее шляпку. Ее что-то беспокоило? Надеюсь, это не очередной скандал из-за Принни?

— Если какой-нибудь скандал и был, я ничего не слышала.

Филиппа, как правило, не слишком увлекалась слухами. Впрочем, на этот раз все было по-иному. Во-первых, она уже видела человека, касалась его руки, говорила с ним, так что он не был плодом ее воображения. А во-вторых, речь ведь шла не о том, кто с кем и сколько раз танцевал или кто объявит о первой помолвке сезона.

— Так что же произошло? Не томи меня, дорогая.

Филиппа глубоко вздохнула, и радостное волнение, которое она ощутила накануне вечером, опять вернулось к ней.

— Капитан сэр Беннет Вулф вернулся в Англию. Живой.

Светлые брови матери поползли верх.

— Как? Но ведь в книге капитана Лэнгли описывается его смерть! А в предисловии, которое написал дядя Вулфа, сказано, что он согласен на публикацию, поскольку капитан, безусловно, хотел бы, чтобы сделанные им открытия стали известны миру.

— Вероятно, нет. Теперь уже очевидно: и капитан, и маркиз были не правы. Я видела Беннета Вулфа собственными глазами.

— И ты уверена, что это был он?

— Он близкий друг Джона Клэнси. И Джон представил его нашему книжному клубу.

— Да… А еще говорят, чудес не бывает. — Маркиза потянулась к дочери и сжала ее руку. — Значит, ты получила возможность встретить своего героя. Это, должно быть, очень приятно.

Приятно. Филиппа обладала логическим складом ума. Во всяком случае, ей нравилось так думать. Она понимала, что слово «приятно» не описывает трепет в груди, который она ощутила от взгляда капитана Вулфа. Она понимала, что он может и не соответствовать идеалу, который она придумала до прочтения книги Лэнгли. К тому же у нее было несколько вопросов, и ей очень хотелось бы услышать на них ответы. Но все же он был Беннетом Вулфом.

— Скажи, — негромко проговорила маркиза, выведя Филиппу из глубокой задумчивости, — а на кого похож этот знаменитый Беннет Вулф?

— Он… он похож на авантюриста, — не задумываясь, ответила Филиппа.

— Красивый?

Почувствовав себя неуютно, Филиппа отошла к окну.

— Кажется, Оливии он нравится. У него замечательные глаза.

— Что ж, надеюсь, у меня будет возможность с ним увидеться.

— Не знаю, мама, — заговорила Оливия, заходя в спальню. — Соня сказала, что леди Стивенсон сказала, что лорд Стивенсон сказал, что в последний раз капитан Вулф задержался в Лондоне только на неделю, а потом отправился в свое новое поместье. Принни пожаловал ему рыцарство.

— В «Золотом солнце Серенгети» он написал, что Лондон для него слишком многолюден, — заметила Филиппа. Она не могла себе представить, как можно отсутствовать так долго, вернуться домой и опять сорваться с места, не успев даже распаковать сундуки. Она не блистала в светском обществе — эта роль по праву принадлежала Оливии, — но Лондон предлагал много всевозможных развлечений, против которых она абсолютно ничего не имела. Театры, музеи, книжные клубы… Она подавила тяжелый вздох. Временами она определенно чувствовала себя «синим чулком», пропади оно все пропадом.

— Много здесь народу или нет, я надеюсь, он пробудет в Лондоне какое-время. Ты бы видела его, мама. Совершенный Адонис. — Ливи повернулась и насмешливо уставилась на свою младшую сестру: — Чьей версии о нем ты веришь, Флип, — его или капитана Лэнгли?

«Его».

— Неужели тебя интересует его характер, Ливи? — громко полюбопытствовала она, приподняв бровь. — Раньше, чем ты уточнила его годовой доход?

— Ха! Довожу до твоего сведения, что в прошлом году он получил больше пяти тысяч. Это выплачиваемое ему Принни денежное содержание и доходы от продажи книг. И я никому не позволю смеяться, если решу потанцевать с ним.

Улыбка, украсившая лицо Оливии, могла бы осветить бальный зал. Впервые в жизни Филиппе отчаянно захотелось, чтобы ее сестра не была такой прелестной, такой оживленной и искусной собеседницей. Нет, она не завидовала сестре. Она бы не знала, куда деваться, если бы все окружающие искали ее общества. Она бы предпочла спокойно обсудить что-нибудь занимательное с капитаном Вулфом, тем более, если он планирует задержаться в Лондоне лишь ненадолго.

В конце концов, этот человек на собственном опыте испытал то, что она могла узнать только из книг. Причем кое-что именно из его книг. И ей не хотелось, чтобы он провел все время, танцуя с красотками на балу. Он должен был говорить. С ней. К тому же у нее был повод обратиться к капитану. Ведь у него осталась ее книга!

Филиппа почувствовала глубокое волнение и нехотя себе призналась, что оно было вызвано, не только шансом побеседовать с великим исследователем.

— Извини, мама, — сказала она, как только Симпсон вернулась с чаем, и вышла.

Ей необходимо срочно перечитать «Золотое солнце Серенгети» и «Прогулку с фараонами». Встретив капитана Вулфа в следующий раз, она не станет терять время на всякую болтовню. Ей будет что сказать.

Глава 3


Я всегда первым делом обращаюсь к деревенскому вождю. Такой порядок соответствует традициям и весьма практичен. Дело в том, что всякий, к кому мы обращаемся, хочет взятку, причем каждый следующий — больше, чем предыдущий, а это требует немалых средств. Встретившись первым делом с вождем, мы, так сказать, расстаемся с увеличительным стеклом. Если бы мы пришли к нему в последнюю очередь, мне бы, наверное, пришлось отдать ему Лэнгли или даже мою винтовку Бейкера. Последней я дорожу намного больше.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Беннет позаимствовал у Джека коня и направился в Эйнсли-Хаус — лондонскую резиденцию герцога Соммерсета.

С самого рассвета он бродил по Клэнси-Хаусу, проигрывая в уме десятки сценариев своей первой после более чем трехлетнего отсутствия встречи с президентом Ассоциации поддержки исследований внутренних районов Африканского континента. Потом он насмерть перепугал мать Джека — леди Эмери, неожиданно появившись из темноты коридора с Керо на плече, и, в конце концов, убедил Джека, что держать его взаперти не самая мудрая идея.

Да, он знает, что во время лондонского сезона утро начинается поздно. Но ведь он годами вставал с рассветом, за день проходил много миль, ел то, что ему или проводникам удавалось поймать. Все это выработало в нем отчетливую неприязнь к праздности и к замкнутым пространствам. И к светским разговорам. Впрочем, последние он никогда не жаловал.

Керо понравилась поездка по Мейфэру. Она надежно вцепилась в отвороты его куртки и издавала угрожающие вопли в адрес каждой собаки или кошки, мимо которых они проезжали. Капитан оставил гнедого жеребца по кличке Юпитер в конюшне и поднялся по гранитным ступенькам крыльца.

Одна створка массивных дубовых дверей распахнулась.

— Доброе утро, — проговорил дворецкий в красивой черной ливрее.

— Доброе утро. Беннет Вулф к его светлости.

Слуга и глазом не моргнул. Возможно, слухи о чудесном воскрешении из мертвых уже начали распространяться.

— Пожалуйста, вашу визитную карточку, сэр, — сказал он и протянул руку.

— У меня, ее нет. — Беннет сразу почувствовал, как сильно упало мнение дворецкого о посетителе.

— Никто не может войти в дом, не имея визитной карточки, — тем же ровным голосом сообщил слуга. — Я проинформирую его светлость, что вы заходили.

Итак, Беннету указывали от ворот поворот лишь на том основании, что у него нет кусочка, измазанного чернилами пергамента.

— Скажи герцогу, — тихо сказал он, проявив воистину чудеса сдержанности, — что я здесь. У меня к нему срочное дело.

И он устремил тяжелый взгляд на слугу. Очевидно, малому хватило ума оценить степень решимости странного гостя и свои шансы устоять, если тот попробует прорваться. Потому что через несколько секунд он кивнул:

— Я скажу его светлости. Подождите здесь. Раздражение Беннета достигло крайней отметки. Он терпеть не мог, когда ему преграждали путь к цели. А этим утром его целью был герцог Соммерсет.

— У тебя две минуты, — громко проинформировал он. — Потом я отправлюсь на его поиски сам.

Массивная дверь захлопнулась перед носом Беннета. Капитан наклонился и поправил спрятанный в сапоге нож. Когда он выпрямился, Керо потянула его за ухо.

— Снова проголодалась? — спросил капитан и постарался хотя бы немного расслабиться. Нет смысла пугать одного из своих немногочисленных союзников.

Обезьянка издала громкий звук, перешедший в довольное урчание, при виде кусочка яблока. Носовой платок Вулфа теперь нельзя было использовать по прямому назначению, он годился только для того, чтобы заворачивать фрукты и прочие лакомые кусочки для мартышки. Впрочем, она, похоже, это оценила.

Дверь снова приоткрылась.

— Сюда, пожалуйста, будьте любезны.

И никаких церемоний вроде «сэр Беннет» или «капитан Вулф». Никто в доме, похоже, не верил, что он тот, за кого себя выдает. Но, вероятно, у кого-то все же появились сомнения. В противном случае дверь вообще никогда бы не открылась. Поразмыслив, Беннет решил, что подозрительное сомнение все же лучше, чем пинок под зад.

Дворецкий проводил его в просторную гостиную и оставил там, а Беннет был вынужден признать, что физиономия слуги, вероятно, высечена из гранита. Он единственный, с тех пор как Беннет покинул Конго, кто не бросил изумленного взгляда на Керо, сидевшую на плече хозяина. Это впечатляло, особенно, после того как его и обезьянку едва не вышвырнули из почтовой кареты в Дувре, а ведь Керо всего лишь посягнула на украшенную голубыми перьями шляпку одной из пассажирок. Да и вообще Керо всегда была в центре внимания.

Вскоре Беннет понял возможную причину отсутствия интереса к обезьяне. Стены и полки гостиной были увешаны и уставлены экспонатами, которые выглядели бы более уместно в Каире, Найроби или Константинополе, чем в лондонском доме герцога: изделия из слоновой кости, тростниковые корзины, изящные статуэтки, масайское копье и щит. Изобилие и несовместимость друг с другом отдельных экспонатов вызывали головокружение.

Он подошел к щиту и копью. То, которое ранило его, не принадлежало представителям племени масаи, но оно было покрыто ядом, полученным, как сказал его проводник мбунди[2], из какой-то африканской лягушки. Затянувшаяся рана до сих пор чертовски болела, особенно по утрам. Похоже, она всегда будет болеть. Капитан осторожно снял копье со стены.

— Я много путешествовал в юности, — раздался низкий голос Соммерсета. — Отец был послом короля.

— Это копье хорошо сбалансировано, — сказал Беннет и обернулся к герцогу — высокому худощавому человеку. — Сколько козлов вы за него отдали?

Соммерсет слабо улыбнулся. Беннет знал, что герцогу тридцать два года, но улыбка удивительно молодила его лицо, делая почти мальчишеским.

— Семь. И еще восемь за щит.

— Они того стоят. — Капитан аккуратно вернул копье на место. — У меня есть интересный образец из племени нгола, живущего к северу от озера Маи-Ндомбе. Полагаю, он вас заинтересует.

— Думаю, речь идет об одном из тех копий, которыми вас убили? — Серые глаза герцога смотрели оценивающе. — Если верить Лэнгли, конечно.

— Он ошибся.

— Ну, в этом сомневаться не приходится. Между прочим, если бы мы не встречались раньше, когда Африканская ассоциация согласилась спонсировать вашу экспедицию, я был бы более склонен поверить книге Лэнгли. Вы видели книгу, не так ли?

— Вчера вечером. — Беннет скрипнул зубами. Труд Лэнгли был воистину чудовищным. Даже он, капитан Вулф, с трудом мог отделить правду ото лжи, и это, учитывая, что он сам написал изрядную часть. — У этого человека хорошо развито воображение, и преувеличивать он умеет.

— Согласно договору с ассоциацией, именно вы должны были возглавить экспедицию и разделить честь всех открытий, статей и книг с нами. Мы ожидали, что вы будете вести и хранить дневники, делать карты и наброски.

— Я помню этот разговор. Я так и делал.

— Но Лэнгли утверждает обратное. Он объявил себя собственником всех материалов, и, поверьте мне, неплохо на них заработал. Зато ассоциация оказалась в подвешенном состоянии — будто она вовсе ни при чем. Мы не получили ни научной информации, ни дохода. Полагаю, у вас имеются все эти материалы, которые вы нам пообещали?

Конечно, Беннет предпочел бы, чтобы его поздравили с благополучным возвращением в Англию и предложили бренди, но он понимал герцога. Ассоциация потратила крупную сумму на экспедицию: морской переход, снабжение, носильщики, проводники, даже мелкие непредвиденные расходы в период пребывания их с Лэнгли в Конго. Лэнгли был помощником Беннета, которого он сам же и выбрал. Вероятно, ему здорово повезло, что он вообще уцелел с таким помощником. Беннет нахмурился.

— Мои ящики с артефактами и образцами были отправлены в Теслинг. Я собирался их рассортировать, составить каталог, после чего, как мы и договаривались, вы бы сами выбрали то, что следует отдать в Британский музей.

Герцог опустился на стул.

— А как насчет дневников, карт и набросков, которые вам так хорошо удаются?

— Лэнгли самовольно взял их и скрылся. Я приехал в Лондон только вчера вечером, намереваясь разыскать эту жалкую крысу. — Строго говоря, глагол «разыскать» не совсем верно отражал его намерения. Беннет был полон решимости найти и убить негодяя, отобрав у него свое законное имущество. Но сообщать герцогу об этом, наверное, все же не стоило.

— Его нет в городе. Издатели спонсировали его тур по стране.

— Да, я слышал. Но я, честно говоря, надеялся, что он, по крайней мере, передал мои вещи в ассоциацию. Впрочем, у него, очевидно, другие планы.

— Иными словами, я должен верить, что вы являетесь настоящим автором книги «Через континент»? — Соммерсет взялся рукой за подбородок. — Скажу честно, поверить в это трудно.

— Лэнгли изменил наши роли, а остальное выдумал.

— У него неплохо развито воображение для жалкой крысы.

Беннет стиснул кулаки и глубоко вздохнул.

— Стоя здесь и пререкаясь с вами, я только теряю время. Мне все равно, верите вы мне или нет. Я просто докладываю о своем прибытии согласно нашей договоренности, а дальше буду разбираться с капитаном Лэнгли. — Вулф кивнул, повернулся спиной к герцогу и направился к двери.

— А вы напрасно не беспокоитесь о том, что вам не верят, — насмешливо проговорил герцог ему в спину.

— Это еще почему? — Беннет остановился и недоуменно оглянулся.

— Вы ведь путешественник, не правда ли, капитан? А, прочитав эту книгу, я не могу себе представить, кто согласится финансировать еще одну вашу экспедицию. — Он выпрямился. — Да и откуда мне знать, кто из вас больший выдумщик? Вы вообще были в Восточной Африке?

Беннет почувствовал, как сжались все его внутренности. Всю ночь, читая произведение Лэнгли, он отгонял эту неприятную мысль.

— Как только я выпущу Лэнгли кишки, увидим, кто из нас более способный.

— В этом случае он умрет, а вас повесят, но вы так и останетесь в дураках. — Герцог извлек из кармана безупречно сшитой домашней куртки горсть арахиса и предложил орешки Керо. С радостным щебетанием обезьянка спрыгнула с плеча Беннета, схватила лакомство и ретировалась наверх ближайшего книжного шкафа, чтобы насладиться полученными сокровищами. — Так что ваше решение кровавое, чреватое многими неприятностями, но не слишком практичное.

— Он обокрал меня. Что, по-вашему, я должен делать? Сидеть и глупо ухмыляться, пока он присваивает мое положение и мой статус?

— Нет. — Соммерсет встал. — По-моему, вы должны помнить, что находитесь не в Конго, а в Лондоне. Мы не проливаем кровь своих лордов, без соответствующего разбирательства или хотя бы не заручившись мнением большинства.

— Очень любезно с вашей стороны. Но, надеюсь, вы извините меня, если я позволю себе следовать собственным инстинктам, а не вашим лекциям о морали и правилах приличия.

— Знаете, а ведь я вам верю.

Последняя реплика снова остановила устремившегося к двери Беннета.

— Вы могли бы сказать об этом и раньше, когда меня чуть удар не хватил.

Лицо герцога осветила слабая улыбка.

— А вы могли бы сказать «спасибо», но ведь не сделали этого? Вы не большой приверженец хороших манер, не правда ли, капитан?

— Нет, во многих местах, где я бывал, честность и прямота ценились выше.

— Сейчас вы не в тех местах. И если хотите получить шанс доказать, кому в действительности принадлежит сочинение «Через континент», то не должны лезть с кулаками на всякого, кто на вас косо посмотрит.

Это и было камнем преткновения. Беннет ненавидел даже саму мысль о том, чтобы остаться в Лондоне. Но если он отправится домой в Теслинг и займется сортировкой образцов, у Лэнгли будут развязаны руки и тот уничтожит то немногое, что еще осталось от его репутации. И, как чертовски верно отметил Соммерсет, вряд ли сейчас кто-то захочет спонсировать возглавляемую им экспедицию. Возможно, уже никогда не захочет.

— Есть предложения? — проворчал он.

— Идите за мной. — Уверенный, что его никто не посмеет ослушаться, Соммерсет вышел из гостиной.

Беннет негромко выругался, подхватил Керо и устремился за герцогом. Если события будут развиваться по наихудшему сценарию, он сможет продать Теслинг и на вырученные средства уехать в Америку или обратно в Африку. Правда, это будет уже не исследовательская экспедиция, а обычное путешествие, и он не сможет рассказать миру о своих открытиях, поскольку, похоже, теперь ни у кого нет оснований, ему верить. Это будет бегство, другого слова не подобрать.

Герцог шагал по коридору. Сновавшие повсюду слуги останавливались и почтительно кланялись хозяину, но полностью игнорировали Керо и Беннета. Он не был уверен, говорит ли это о глубоком уважении к герцогу или о презрении к гостю.

Наконец Соммерсет остановился в дальнем восточном углу дома.

— Мы пришли, — сказал он, распахнул дверь и, посторонившись, жестом предложил Беннету войти.

За дверью находился небольшой альков. За ним начиналась просторная гостиная с отделанными темными панелями стенами и горящими лампами на столах, вдоль которых было поставлено около двух дюжин стульев. Одну стену занимали книжные шкафы и карты. В углу стояло фортепиано, выглядевшее более чем странно рядом с тремя зулусскими барабанами. Вообще в комнате было много экзотических безделушек и чучел животных, пол был устлан шкурами. Три окна в восточной стене дома выходили в сад Эйнсли-Хауса.

В комнате было три человека. Один читал газету, второй дремал в кресле у камина, третий сидел у окна и казался полностью погруженным в книгу. Никто из них не обратил внимания на приход герцога, и уж тем более Беннета.

— Что это, — полюбопытствовал он, заметив еще одну дверь в передней части комнаты. Создавалось впечатление, что она ведет прямо на улицу. Четвертый человек сидел в тени и хранил абсолютную неподвижность, так что сначала Беннет принял его за манекен. Именно он встал и пошел к ним навстречу.

— Это начало, — ответил герцог. — Я потратил год на обдумывание, а последние четыре месяца — на снос стен и складывание осколков.

— Все это, конечно… чрезвычайно интересно, — осмелился вставить сбитый с толку Беннет, — но начало чего? И какое оно имеет отношение к моему желанию видеть голову Лэнгли на блюде?

— Тот, кто читает газету, — продолжил герцог, словно не слыша вопроса, — некий Лукас Крестли, лорд Пайпер. Восемь месяцев назад он вернулся из… секретной экспедиции по занятым французами территориям Америки. Его целью было разведать, стоит ли Англии восстановить свое присутствие в тех местах. Краснокожие убили большую часть его группы, причем убили зверски.

— Это…

— Человек, который спит, — сообщил герцог, — прибыл в Лондон три дня назад. Полковник Бартоломью Джеймс. Он…

— Сражался с индийской сектой разбойников-душителей, поклонявшихся богине Кали, — перебил его Беннет, с интересом взглянув на темноволосого человека, сидевшего с тростью в руке. — Он какое-то время считался пропавшим без вести. Я читал о нем в утренних газетах. — Беннет знал, что они одного возраста, но полковник выглядел старше. По его мрачному лицу создавалось впечатление, что в последнее время спать ему приходилось только урывками.

Соммерсет кивнул.

— А у окна вы видите Томаса Истона, посланного в Персию, чтобы убедить местных жителей расширить экспорт шелка. Он целый год притворялся мусульманином.

При звуке своего имени Истон поднял голову, и падавший из окна луч осветил тонкий шрам, тянувшийся от левого уха вниз по шее.

— И я сейчас читаю «Через континент». Вы, должно быть, капитан Вулф, тот самый чрезмерно осторожный малый с обезьяной. Здесь сказано, что вы мертвы.

Беннет сжал кулаки и рванулся вперед.

— А вы… вы… глупый ублюдок, который говорит, когда его никто не просит.

Соммерсет встал между ними, оттеснив Беннета.

— Нет, не здесь, — прорычал он.

— А что, собственно говоря, здесь находится? — требовательно вопросил Беннет.

— Мне хотелось бы думать, что это клуб для джентльменов, для тех, кто был вынужден по тем или иным причинам порвать с… легкомыслием цивилизации. Для тех душ, которые отчаянно пытаются найти способ снова приспособиться к существованию в обществе.

— Убежище для отверженных, — с сомнением проговорил Беннет.

— Скорее святилище. Я назвал его Клубом авантюристов. Сейчас в нем только четырнадцать человек, что, по моим расчетам, делает его самым эксклюзивным в Лондоне. Только я решаю вопрос о членстве в клубе и предлагаю вам присоединиться.

— А Лэнгли член вашего клуба?

— Нет.

— А как насчет тех душ, которые не слишком стремятся вернуться в общество?

Герцог окинул строптивого собеседника внимательным взглядом.

— Вам необходимо восстановить свою репутацию, капитан. В Каире это сделать невозможно.

Беннет глубоко вздохнул. Герцог, черт бы его побрал, прав ему было наплевать на Мейфэр с его лизоблюдством, но находившиеся там пэры могли финансировать очередную экспедицию.

— Если вы хотите к нам присоединиться, — продолжил Соммерсет, — клуб будет открыт для вас в любое время. Здесь вы всегда найдете духовную и телесную пищу, свободную кровать, если потребуется, и товарищей, которые взирают на мир более проницательными глазами, чем остальные члены общества. Таких, как вы.

Человек, прятавшийся в тени, снова сделал несколько шагов вперед и, приблизившись к Беннету, протянул руку.

— Харви, — сказал он. На его ладони лежал ключ. Нахмурившись, капитан его взял.

— Харви позаботится, чтобы вы получили все необходимое, пока находитесь под этой крышей, — пояснил герцог.

— Если же меня нет, вам всегда поможет Гиббс, — добавил Харви.

— А если вы, в конце концов, решите, что правдива версия Лэнгли, а не моя? — полюбопытствовал Беннет, убрав ключ в карман.

— Тогда вам будет предложено уйти.

— Предложено, — задумчиво повторил Беннет.

— Существует только два правила для членов клуба, — продолжил Соммерсет. — Во-первых, доступ разрешается только вам. Никаких гостей обоего пола. Обезьяны в клуб допускаются. Во-вторых, никто не должен услышать от вас о существовании клуба. Если сюда устремится высшее общество, мы перестанем быть пристанищем для тех, кто рискует жизнью ради науки и своей страны. Это вам подходит, капитан?

Беннет еще раз обвел взглядом просторную гостиную и кивнул. Конечно, на день-два он сможет остаться в Клэнси-Хаусе, но, учитывая присутствие Керо и его собственные… сложные обстоятельства, лорд и леди Эмери вряд ли захотят видеть его дольше. А иметь убежище в самом центре Мейфэра было неожиданно и очень приятно.

— Да, — громко сказал он. — Это мне подходит.

— Прекрасно, тогда прошу вас следовать за мной. — Герцог снова прошел вперед, указывая дорогу. Они вышли из помещения через вторую дверь, и Беннет снова оказался за пределами Эйнсли-Хауса, под увитым виноградными лозами навесом. — Вы всегда можете открыть эту дверь своим ключом. Он не отпирает ни главную дверь дома, ни дверь, отделяющую помещение клуба от моих апартаментов. Мне тоже необходимо уединение.

— Понятно. Должен признаться, что я удивлен вашим приглашением, учитывая книгу Лэнгли и разочарование Африканской ассоциации результатами экспедиции.

— Так вы же умерли, — напомнил Соммерсет, — поэтому вас можно винить лишь частично. И это не имеет ничего общего с Ассоциацией. — Лицо герцога исказила гримаса. — Я бы хотел дать вам совет, если вы, конечно, его примете. Все же я пребываю на мели в обществе дольше, чем вы.

«На мели». Эти слова было очень странно слышать от одного из богатейших людей в стране.

— Я вас слушаю.

— В прошлом вы были очень знамениты, в основном благодаря вашим книгам. Вас лично не знал никто. Общество будет судить по своему последнему впечатлению — то есть по книге Лэнгли. Не будьте предсказуемым. Не реагируйте так, как этого от вас ожидают. Поэтому я предлагаю вам, по крайней мере, продемонстрировать видимость дружеских отношений с маркизом Феннингтоном.

— Мой собственный дядя написал предисловие к этой проклятой книге! — Беннет заскрипел зубами. Его буквально захлестывала ярость по отношению к маркизу.

— Да, это так. Но если вы хотите узнать, что было на уме у Лэнгли или где находятся дневники, то…

— Друг моего врага — мой родной дядя! — не сдержался Беннет.

— Совершенно верно. Обдумайте это. Именно я рекомендовал вас для участия в экспедиции в Конго, и мне не нравится, когда из меня делают дурака… даже большего, чем вы. — Коротко кивнув, Соммерсет вернулся в дом.

Даже раздраженный сверх всякой меры, Беннет понимал, что был бы идиотом, если бы проигнорировал советы Соммерсета. Совершенно ясно, что они означают. Ему придется стать очаровательным и общительным. И живым, конечно. Это уж точно привлечет всеобщее внимание. Тогда ему останется только привлечь людей на свою сторону и отобрать у Лэнгли дневники. Если это у него не получится, скорее всего, он окажется так же «на мели» в Англии, как Соммерсет. Малопривлекательная перспектива.


Глава 4


В племени вандуи оттянутые мочки ушей — признак красоты. Туземцы с раннего детства носят небольшие камешки в каждой мочке, а, достигнув зрелости, могут вставить в ухо страусиное яйцо. Мне также предложили стать красивым, но поскольку двумя неделями ранее стрела пронзила мою ногу, я проинформировал, что в моем теле и так хватает дырок. Высока цена красоты!

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Филиппа Эддисон терпеливо сидела в столовой, хотя ее чай уже совсем остыл.

— Барнс, узнайте, пожалуйста, у Мэри, встала ли Оливия, — сказала она, повернувшись к дворецкому.

Тот скривился, показывая, что она поручала слуге это уже трижды, но возразить не посмел.

— Будет исполнено, миледи.

Как только он открыл дверь, чтобы выйти из комнаты, в столовую вплыла Оливия.

— Доброе утро, Флип, — улыбнулась она и направилась к буфету.

— Разве еще утро? — полюбопытствовала Филиппа, уже готовая биться головой о стол. — Я не заметила.

— Еще только десять утра, — сообщила Оливия и уселась напротив сестры. — Не зная тебя, я могла бы подумать, что ты волнуешься из-за моего пикника.

— Чепуха! Я беспокоилась, что ты проспишь свой пикник, а это было бы невежливо.

Ухмыльнувшись, Оливия принялась мазать тост маслом.

— Знаешь, он не ответил на мое приглашение. Джон не смог переговорить с капитаном Вулфом. А ты пойдешь на пикник?

Филиппа непроизвольно поморщилась. Провести несколько часов в компании пустоголовых друзей и подруг Оливии, которые только и умеют, что сплетничать… При этом надежда на появление Беннета Вулфа весьма призрачна. Если же он придет, не факт, что она сумеет улучить момент и поговорит с ним. Если же это ей все же удастся, нет никаких гарантий, Что она опять не поведет себя как полная идиотка.

— Ты влюбилась, не правда ли? — заявила Оливия. — Ты можешь сколько угодно притворяться, что интересуешься только учеными разговорами, но я видела, как ты залилась краской, встретившись с ним взглядом.

— Я восхищаюсь им, — сообщила Филиппа. Сестра внимательно посмотрела на нее.

— Как ты думаешь, может быть, я совершила ошибку, пригласив его к нам? — после долгого молчания спросила она. — Я имею в виду — все мы прочитали книгу капитана Лэнгли. Он пишет, что капитан Вулф — всего лишь нерешительный наивный подражатель.

— Я читала все книги Беннета Вулфа, — возразила Филиппа, — и не могу согласиться с такой оценкой. Кроме того, еще вчера ты была его большой поклонницей.

— Да, конечно. Я не могу отрицать, что он человек известный. К тому же он настоящий Адонис. Думаю, если он окажется не таким популярным, как прежде, я всегда могу сказать, что не могла не пригласить его, поскольку он живет у Джона Клэнси. — Оливия немного подумала и удовлетворенно кивнула.

Филиппа замотала головой. Она внимательно прочитала две книги Вулфа и одну — Лэнгли. И если капитан Вулф наивен, то это самый удачливый, красноречивый и остроумный простак, с каким ей доводилось встречаться.

— С другой стороны, даже если он глуп, — размышляла вслух Оливия, — он имеет пять тысяч годового дохода. Есть люди, отнюдь не блещущие умом, однако это не мешает им быть популярными. Но все они и вполовину не так красивы, как Беннет Вулф.

— Любопытно, — пробормотала Филиппа, — как человек может быть таким непостоянным, как ты, и иметь множество друзей.

Оливия довольно усмехнулась:

— Я вовсе не так уже непостоянна. А людей вокруг себя я держу для того, чтобы, никого не разочаровывая, иметь возможность выбирать, с кем проводить время.

Филиппа задумалась, не стоит ли ей отказаться от мысли пойти на пикник. Если сестра положила глаз на Беннета Вулфа, любые попытки произвести на него впечатление или даже просто поговорить с ним на научные темы, заранее обречены на провал. В Оливию влюблялись все и всегда. Впрочем, до сих пор этот факт Филиппу нисколько не задевал.

В конце концов, Оливии уже двадцать три, и в ближайшее время она наверняка выйдет замуж. Это оставит разочарованными многих молодых людей. Некоторые из поклонников Ливи были вполне привлекательными, хотя и не слишком умными. По убеждению Филиппы, родители надеялись, что кто-нибудь из этих разочарованных джентльменов сделает предложение ей.

Бог свидетель, она пыталась не остаться в стороне. Иногда. Но флирт оказался намного сложнее, чем о нем пишут в книгах. И хотя в двадцать один год Филиппа уже давно могла быть замужем, она решительно отказывалась покорно дожидаться предложения одного из отвергнутых кавалеров Оливии.

Конечно, Филиппа не отбрасывала мысль о замужестве вообще, но старательно прятала ее подальше. Впрочем, это не объясняло, почему ей так не понравилось намерение Оливии включить Беннета Вулфа в бесконечную свиту своих кавалеров. Возможно, он был на голову выше всех остальных, или ей просто не хотелось разочароваться в нем.

Когда они прибыли в намеченный уголок Гайд-парка и устроились на берегу Серпентайна неподалеку от очаровательной клумбы с розами, выглядевшей очень мило на фоне возвышавшихся дубов и вязов, Филиппа села на край самого большого одеяла, расстеленного на траве, и открыла книгу.

У нее всегда была с собой книга. Именно поэтому некоторые из приятелей Ливи дразнили ее «синим чулком». Но, по крайней мере, они никогда не говорили этого ей в лицо и довольно редко — в присутствии Оливии. Однако сестры об этом знали. Чаще всего Филиппе было это безразлично и давало повод не вступать в пустую болтовню. Она с большим трудом могла вставить пару реплик, после чего совершенно терялась.

— Я рада, что ты сегодня выбрала оранжевый и белый муслин, — сказала Оливия, на минуту присев рядом с сестрой и запечатлев на ее щеке поцелуй. — Они особенно удачно оттеняют твои прекрасные глаза. И если ты оторвешься от книги, это заметят все.

Прежде чем Филиппа успела ответить, Оливия вскочила и побежала навстречу гостям, шумно приветствуя прибывших и болтая о какой-то бедняжке, которая в этом сезоне уже дважды появилась в одном и том же платье. По крайней мере, Филиппа могла быть абсолютно уверена, что речь шла не о ней. Оливия ни за что не допустила бы такого позора.

Тут перед ней появилась пара длинных ног в синих панталонах и гессенских сапогах. Филиппа замерла, не в силах заговорить. Потом она подняла глаза и немного расслабилась, узнав рыжие волосы и зеленые глаза пятого сына маркиза Эмери.

— Привет, Джон, — сказала она, и впервые за весь день ее лицо осветила искренняя улыбка.

— Флип. — Лорд Джон Клэнси потянулся за бисквитом. — Ты знаешь, сколько друзей сегодня пригласила Оливия?!

— Понятия не имею. Но я рада, что она включила в список приглашенных тебя.

— Мы оба знаем, почему она пригласила меня, — усмехнулся он. — И едва не отменила свое приглашение, когда я не смог гарантировать присутствие Беннета Вулфа. Мне еще повезло, что я оставлен в списке.

Филиппа устремила на собеседника напряженный взгляд.

— Что касается тебя и Ливи, — сказала она, — в этом сезоне я не так часто вижу вас вместе, как в прошлом. Ты решил отказаться от ухаживаний? Или твоим вниманием завладела какая-нибудь юная красотка?

Бросив взгляд на Оливию, Джон Клэнси пожал плечами.

— Почему одни женщины предпочитают лилии, а другие — розы? Ливи — это моя лилия и моя роза. Не могу объяснить почему. Говорят, в таких случаях помогает разлука — на расстоянии сердце испытывает больше нежных чувств. Но я понял: возможно, ее сердечко действительно забьется чаще и наполнится грустью обо мне… если только она вообще заметит мое отсутствие.

Усмехнувшись, Филиппа подала ему сандвич с огурцом.

— Лично мне не хватало тебя на наших вечеринках, если это что-то для тебя значит. В этом году у всех обожателей Оливии, как на грех, отсутствуют мозги. Слава Богу, есть еще наш книжный клуб, иначе мои мозги могли бы заржаветь.

Шесть представителей безмозглого стада кавалеров вовсю флиртовали с Оливией и ее подругами. Из отдельных слов, которые донеслись до Филиппы, она поняла: все они рады, что известный, несмотря на свой неопределенный в настоящий момент статус, путешественник не появился на пикнике. Флип не разделяла их чувств, но вполне могла понять. В конце концов, ни один из этих юнцов не выдерживал сравнения с Беннетом Вулфом.

Возможно, она сможет поговорить о нем, не показывая своего интереса.

— Твой друг должен мне книгу, — громко сказала она.

— Я напомнил ему об этом сегодня утром, но он был слишком занят, всячески стараясь показать, что отчаянно скучает. Если он не вернет ее тебе, я сам куплю новую.

— Спасибо, Джон, но в этом нет необходимости. Я сама могу купить другой экземпляр.

— Я просто старался быть джентльменом, Флип.

— О, я просто хотела избавить тебя от лишнего визита в наш дом. — Она сделала паузу, недоумевая, что означает гримаса боли, исказившая его лицо. — Ах, вот оно что. Ты хотел принести книгу, чтобы иметь лишний повод увидеть Оливию? Извини, я не поняла. — Филиппа была искренне огорчена своей недогадливостью.

— Не беспокойся, все в порядке. — Он потянулся к лежащей на коленях Филиппы книге и посмотрел на обложку. — «Золотое солнце Серенгети»? Сколько раз ты ее перечитала?

Филиппа улыбнулась, довольная, что у нее есть хотя бы один друг, в присутствий которого она может не притворяться.

— Я уже сбилась со счета. Но книга мне все равно нравится.

— Знаешь, если не говорить о литературе, у меня довольно-таки неоднозначное отношение к отсутствию Беннета. Твоя сестра уже двадцать минут разглагольствует о его богоподобной внешности — оказалось, это очень трудно вынести, поэтому ты и видишь меня здесь. — Джон криво усмехнулся. — Разве он так уж красив?

— Ты же видел его.

— Да, но я знаю его очень давно. Еще с тех пор, когда он ничем не отличался от простых смертных. Я к нему привык. Как человек хладнокровный и разумный, ты можешь мне сказать, что думаешь о его внешности?

— Конечно. Могу отметить, что у него имеется требуемое количество глаз, нос, расположенный примерно в центре лица, и рот.

— А уши? Филиппа встряхнулась.

— Насколько я помню, их два.

— Черт возьми! Добавьте к этому мартышку, и я начну страстно желать, чтобы он так и не влился в сегодняшнее общество.

— Так что, мне уйти?

Филиппа подпрыгнула от неожиданности, услышав за спиной низкий голос с едва заметной хрипотцой. Она оглянулась и встретилась взглядом… с ним. Капитан сэр Беннет Вулф был одет в простой серый сюртук, желто-коричневый жилет, который, как показалось Филиппе, она накануне видела на Джоне, панталоны из оленьей кожи и весьма поношенные сапоги неопределенного цвета. Даже в такой относительно цивилизованной одежде он выглядел истинным путешественником, и не только потому, что на его плече сидела обезьянка. Все дело в его чарующих зеленых глазах, решила Филиппа. Они повидали намного больше, чем ее собственные. Стократ больше, чем видел любой из присутствующих здесь.

— Конечно, вы не должны никуда уходить, — сказала Филиппа, осознав, что уже несколько минут бессмысленно таращится на своего героя. — Оливия будет счастлива, что вы пришли.

Капитан слегка наклонил голову, не сводя с нее глаз, и прядь непослушных темных волос упала на лицо.

— Но вы не Оливия.

— Нет.

— Значит, вы не рады меня видеть?

На этот раз Филиппа была вполне уверена, что еще не успела ляпнуть какую-нибудь глупость. Стало быть, он ее дразнит.

— Я не…

В этот момент Оливия громко взвизгнула:

— О, кого я вижу! Сэр Беннет Вулф! Вы все-таки пришли!

В следующее мгновение к капитану устремилось такое количество людей, что Филиппа невольно отшатнулась, чтобы не затоптали.

— Это не может не беспокоить, — заметил Джон и предложил ей руку.

Проведя, пять минут среди оживленной болтовни, капитан Вулф выглядел так, словно уже сто раз пожалел о своем решении посетить этот пикник. Филиппа взяла Оливию за руку и прошептала на ухо:

— Ради всего святого, усади всех и дай ему перевести дух, иначе его хватит удар.

Оливия наморщила лоб. Как кто-то может чувствовать себя некомфортно в окружении толпы поклонников? Потом она одарила присутствующих очаровательной улыбкой и предложила всем сесть и отдать должное закускам. Слава Богу. Здравый смысл у Оливии все же есть.

Уголок одеяла оказался незанятым, и Филиппа снова заняла свое место. Джон взял два бокала мадеры и сел рядом. Филиппа благодарно улыбнулась, сделала глоток и едва не подавилась, когда капитан Вулф опустился рядом с ней.

Филиппа понимала, что такой опытный и наблюдательный путешественник не мог не видеть, как полдюжины сногсшибательных юных леди, вооруженные набором умных ответов и легких шуток, терпеливо ждут его. И все эти девицы были недовольны ею.

— Вчера Джек назвал вас «Флип», — сказал капитан, игнорируя остальных присутствующих. — Это ваше прозвище?

— Да, — кивнула Филиппа. — Когда я родилась, Ливи не могла выговорить мое имя. Теперь так меня называют все родные и друзья.

— Мне нравится, но все же я предпочитаю ваше полное имя.

— Тогда вы должны называть меня Филиппа, — вслух заключила она.

— Леди Филиппа, — уточнил Джон, сидевший справа от нее.

Зеленые глаза сузились, уставившись на Джека Клэнси.

— Я не понял, что вы и Джек… пара. Щеки Филиппы вспыхнули румянцем.

— Что вы, нет, вовсе нет. Джон хочет жениться на Ливи. Он лучший зять, какого я бы могла себе пожелать, поэтому мы заключили союз.

Капитан Вулф посмотрел на расставленные, на одеяле тарелки, чтобы выбрать сандвич, и Филиппа могла поклясться, что уголки его губ слегка приподнялись. Прежде чем она сумела понять, что бы это значило, напротив капитана грациозно села главная сплетница из всех подружек Оливии — Соня Деприс.

— Сэр Беннет, вы должны рассказать, как вам и капитану Лэнгли удалось выжить, после крушения вашей лодки и как вы спаслись от крокодилов.

Линия губ опять выпрямилась.

— Я ничего не могу добавить к тому, что вы уже прочитали.

— Да, но…

— Мисс Деприс, я когда-нибудь рассказывал вам о своих приключениях с опрокинувшейся лодкой? — прервал ее Генри Камден. — Уверяю вас, это душераздирающая история.

Пока мистер Камден излагал свою довольно-таки нудную историю о поездке в Озерный край, Филиппа не упускала из виду капитана. Отвлечься она была не в состоянии. Да и он не спускал с нее глаз, заставляя ощущать… нет, не неудобство, а какую-то неясную тревогу.

— Вы не знали, что вас объявили мертвым? — спросила она, главным образом для того, чтобы прервать затянувшееся молчание.

— Нет. Джека едва удар не хватил, когда он увидел меня на ступеньках своего дома.

— Может быть, он меня и хватит, — сухо проговорил Джон. — Я еще не решил.

— А как насчет вашей семьи? Лорд Феннингтон очень тепло отозвался о вас в предисловии к книге капитана Лэнгли. Ваши близкие, должно быть, очень обрадовались вашему воскрешению.

Взгляд капитана сместился чуть ниже — на губы Филиппы.

— Вы читаете мою книгу, — заметил он, проигнорировав ее вопрос. Потом он коснулся пальцем потрепанной обложки.

— Да. Она очень интересная. — Филиппа набрала в грудь воздуха. Вот она, блестящая возможность завести интересную беседу. — Я хотела спросить, что вы имели в виду, говоря «примитивный». Вы употребили это прилагательное несколько раз, описывая племена, никогда не видевшие англичан.

Взгляд капитана снова переместился — теперь он смотрел ей прямо в глаза. В его изумительных ярко-зеленых глазах явственно читалось удивление.

— Это как ваше понимание жестокости — все зависит от обстоятельств.

— А, вы тогда все слышали. — Щеки Филиппы опять порозовели, хотя она считала, что ей нечего конфузиться. Весь лимит глупостей она исчерпала накануне.

— Конечно. По-моему, вы очень проницательны. — Он придвинулся чуть-чуть ближе. — Вы действительно хотите подробно обсудить грань между примитивным и цивилизованным поведением? Или желали бы узнать что-то еще?

Беннет медленно протянул руку и поправил ее рукав. Там, где его пальцы коснулись ее руки, кожу будто обожгло. Филиппа судорожно вздохнула.

— Вы пытаетесь наглядно продемонстрировать разницу? — спросила она.

Капитан снова протянул руку и коснулся подола ее юбки.

— Очень мягко, — сказал он, не поднимая глаз. — В Африке нет ничего мягкого. Только колючки, острые клыки и наконечники копий.

— Мне… кажется, капитан Лэнгли именно так написал в своей книге.

Он снова поднял глаза, только теперь в его взгляде не было тепла.

— Правда? Именно так? — Его тон разительно изменился, став из легкого и приятного… опасным. Филиппа почувствовала, как ее мускулы напряглись, словно приготовившись защищаться.

— По-моему, да. У меня нет книги, так что я не могу зачитать вам отрывок.

— Ах да. Я читал книгу, которую позаимствовал у вас. В ней действительно некоторые вещи изложены так, как я бы написал это сам. Странно.

И ни слова о том, когда он намерен вернуть ее собственность!

— Тогда, возможно, вам следует самому написать книгу о Конго?

— Возможно, я так и сделал. Филиппа нахмурилась.

— Мы о чем-то спорим? Если да, мне бы хотелось сначала определить тему, чтобы решить, на чьей я стороне.

Беннет Вулф несколько мгновений, прищурившись, рассматривал собеседницу, а потом рассмеялся. Неожиданный звук окутал приятным теплом ее спину и ноги — до самых кончиков пальцев. Чтобы скрыть внезапное замешательство, Филиппа потянулась за персиком, но капитан оказался проворнее: взял сочный фрукт и вложил в ее ладонь. Их пальцы встретились.

— Ваша кожа тоже мягкая, — пробормотал он: Неожиданно она явственно представила, как его большие мозолистые руки ласкают ее обнаженное тело.

— Я купаюсь в лимонной воде, — проинформировала она, причем ее голос прозвучал намного пронзительнее, чем ей бы хотелось.

— Да? Вкусно. О Боже.

— Не думаю, что вам следует разговаривать со мной в… Что-то ударило ее по спине, потом прошло по плечу и потянуло за волосы. Филиппа как раз набрала в грудь воздуха, чтобы оглушительно завизжать, когда перед ее глазами появилась маленькая мохнатая лапка и коснулась персика.

— Керо! Utasimama!

Филиппе удалось подавить рвавшийся наружу крик. В тот же миг капитан Вулф снял мартышку с ее спины. Он издал низкий, раздраженный — во всяком случае, так показалось Филиппе — звук и посадил Керо себе на колени.

— Извините, — небрежно бросил он. — Она обычно не прыгает на незнакомых людей.

— Ничего страшного, — громко сказала она, — обезьянка просто немного меня испугала. — Сдерживая дрожь в руках, она протянула персик зверьку. — Вот, Керо, бери.

Мартышка наклонила свою очаровательную серо-белую головку и протянула лапки к вожделенному фрукту. Получив желаемое, она вернулась на дерево. Филиппа какое-то время наблюдала за ней, после чего снова взглянула на капитана Вулфа и обнаружила, что он задумчиво уставился на нее.

— В книге капитана Лэнгли сказано, что вы нашли Керо на базаре, — сказала она, смущенная тем, что стала объектом его внимания. Это заметили уже многие. Даже Оливия выглядела растерянной. — Что с ней могло случиться, если бы вы ее не купили?

— Ей было всего пара недель от роду, — ответил капитан после короткой паузы, — иначе говоря, она была слишком маленькой, чтобы обходиться без матери. Вероятнее всего, она предназначалась кому-нибудь на ужин. Так сказать, свежее мясо. — Капитан пожал плечами. — Ничего необычного. Я сам ел обезьян.

— Вы собирались ее съесть? — пискнула Филиппа, не веря своим ушам.

— Я покупал припасы, — ответил он. — На базаре какой-то человек долго таскался за мной, потрясая клеткой с маленькой мартышкой, и кричал, что сердце обезьяны — лучшее средство для повышения потенции. Меня это не интересовало, и я бы не купил ее, если бы не заметил, что она смотрит на меня как на последнюю надежду в этом мире.

— Вы были ее последней надеждой, — повторила девушка.

Капитан принял более удобную позу.

— Думаю, что да. Наша экспедиция была в самом разгаре, но я купил ее и козу, которая выкармливала козленка. Я проделал дырку в пальце собственной перчатки, чтобы иметь возможность кормить мартышку козьим молоком, и, к всеобщему удивлению, она выжила. — Он улыбнулся. — А я оказался в положении ее матери.

— Должен признать, вы самая мужественная молодая мама из всех, с кем мне приходилось встречаться, — фыркнул Генри Камден. Остальные слушатели рассмеялись и зааплодировали.

Филиппа вздрогнула. Она совершенно забыла об Оливии и ее друзьях.

— Не думаю, — заявила она, — что многие люди оказались бы такими же сострадательными, как вы, капитан. Это говорит о вашем добром характере.

Сидевшие поблизости леди дружно закивали. Прекрасно. Она сделала его в их глазах еще более привлекательным.

— Скорее это говорит о том, что я не был голоден. Смех стих, и сидевшие рядом подруги Оливии начали активно обмахиваться руками, словно почувствовав внезапную слабость.

Капитан Вулф проявил полное равнодушие к тонкой душевной организации представительниц высшего общества и, устроившись поудобнее, полюбопытствовал: — Я не должен был этого говорить? — Его пальцы снова коснулись подола юбки Филиппы.

— В книге говорится, что вы спасли Керо от злых торговцев, но ни слова о том, что вы намеревались ее съесть. Полагаю, они несколько шокированы.

— Но вы же не шокированы?

— Нет. Меня трудно шокировать.

— Это интересно. — Капитан поймал и придержал подол ее юбки, поднятый налетевшим ветром.

Какое-то время Филиппа раздумывала, не следует ли ей привлечь внимание Джона, но, увидев, что он беседует с Оливией, отказалась от этой мысли. В любом случае она вовсе не находила внимание Беннета Вулфа шокирующим, просто… оно лишало ее присутствия духа. Но, как бы то ни было, она много знала о его суровой, полной опасности жизни в чужой стране и не сомневалась, что, повествуя о местных женщинах, он опускал некоторые моменты. Интимные.

Возможно, но это его трудности — в конце концов, он долго не был в Англии.

— Капитан, — сказала она, стараясь быть деликатной и дипломатичной, — я знаю, что вы давно не были в Лондоне.

— Совершенно верно.

— Тогда, если вам необходимо… — Она сделала паузу, прочистила горло и наклонилась к нему, чтобы иметь возможность понизить голос. — Словом, если вам нужна спутница для интимного времяпрепровождения, вы каждый вечер можете найти подходящую девушку легкого поведения возле театра «Друри-Лейн».

Беннет изумленно приподнял бровь.

— Что вы говорите?

— Да, я сама видела. Капитан выпрямился.

— Вы весьма практичны, не так ли, Филиппа?

Ей показалось, или его голос действительно звенел от смеха?

— Мне бы хотелось так думать.

Беннет Вулф, не спрашивая разрешения, обращался к ней по имени. Впрочем, учитывая тему их разговора, Филиппа решила не поднимать этот вопрос.

— Могу сообщить вам… практическую информацию. Девушки легкого поведения есть везде и в большом количестве. Просто в разных частях света их называют по-разному. И если мне, как вы сказали, потребуется спутница, думаю, я вполне способен найти одну или даже нескольких.

— Флип, ты никуда не отпускаешь от себя нашего гостя, — прощебетала Оливия и села рядом с капитаном Вулфом. — Вы должны извинить ее, капитан. Она может цитировать целые страницы из вашей книги, и делает это постоянно.

Щеки Филиппы запылали.

— Я не занимаюсь этим постоянно. И не ждите, что я стану извиняться за хорошую память. — Они с Оливией часто отпускали в адрес друг друга язвительные замечания, но обычно не на публике. Филиппа понятия не имела, почему сестра начала дразнить ее сейчас.

— Что ты, конечно, нет, — ответствовала сестра. — Все дело в том, что мы все хотим услышать рассказ о приключениях капитана Вулфа. Ты не должна монополизировать его.

Изумрудные глаза смотрели на Филиппу еще одно долгое мгновение.

— Я вовсе не против, — сказал он и слабо улыбнулся. Потом он встал и направился к другому концу одеяла, а щебечущие девушки устремились за ним, как овцы за пастухом.

Филиппа осталась на месте. Портрет Беннета Вулфа, который она уже давно создала в уме, был не вполне точным. Прежде всего, жесткий ученый человек не может аккуратно поправлять подол ее платья, от его присутствия не бросает в жар, а голос не становится хриплым. И его глаза не имеют права быть такими неотразимыми, как те, что были устремлены на нее совсем недавно. Возможно, понятие о путешественнике включает больше, чем она себе представляла.


Глава 5


Я взял с собой мбунди, когда направился к незнакомым охотникам. Мне казалось, что он скорее сможет договориться с ними, чем я. К тому же я сомневался, что эти туземцы когда-нибудь видели белого человека. Лишь потом я понял, что гораздо больше меня должен был интересовать вопрос, насколько они голодные и едят ли незнакомцев. Еще одна причина, прежде чем собираться на вечеринку, убедиться, что тебя пригласили.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Очаровательно, — пробормотал Джек, похлопав Беннета по плечу. — И что, позволь спросить, ты здесь делаешь?

— Общаюсь, — прорычал Беннет, продемонстрировав все свои зубы в улыбке, больше напоминающей оскал. — Мне было предложено заняться именно этим, вместо того чтобы открыть охоту на Дэвида Лэнгли.

— Хорошее предложение. Правда, я в таком случае вполне мог остаться дома и заняться неотложными делами, учитывая внимание, которое Ливи мне уделяет.

— Не моя вина, что я интереснее тебя, — не остался в долгу Беннет. — Если хочешь поговорить с ней, пойди и поговори.

— Все не так просто, дикий ты человек. Это она должна захотеть говорить со мной. — Джек покачал головой. — В общем, я возвращаюсь в Клэнси-Хаус. А тебе скоро придется искать другое пристанище. Моя мать убеждена, что Керо жаждет перегрызть ей горло во сне.

— Только не оставляй меня здесь с этой стаей смеющихся гиен! — всполошился Беннет, оглянувшись по сторонам. Он говорил достаточно тихо, чтобы его слова заглушались смехом и болтовней окружавших его девиц.

Ему хотелось поговорить только с одной из девушек, которая сидела поодаль и читала. И он хорошо помнил ее совет, где можно найти девиц сомнительного поведения. Именно так — во множественном числе. Очевидно, она почувствовала его аппетит.

— Очень хорошо, — пробормотал Джек, тщетно пытаясь скрыть усмешку. — Но ты мой должник.

— Да-да. Все, что хочешь. Только будь рядом. Я бы предпочел встретиться с леопардами. А эти люди меня пугают.

— Позволю себе усомниться.

Джек был прав. На физиономии капитана читался не ужас, а всеобъемлющая, непреодолимая скука. Он оставался на ногах, во-первых, чтобы его не затоптали, а во-вторых, потому что мог поверх пестрых шляпок и разноцветных локонов смотреть туда, где сидела очень необычная девушка — леди Филиппа Эддисон.

И еще он слушал. Но не историю слабоумного Генри о том, как он и еще одиннадцать всадников и двадцать собак загнали и убили лису. Тоже мне, испытание. Он прислушивался к шепоткам, вполголоса оброненным за спиной репликам о том, что он не совсем похож на персонаж, с таким юмором описанный капитаном Лэнгли, но даже если с ним не все в порядке, по крайней мере, у него красивое лицо и стабильный доход.

Беннет понимал, что имел в виду герцог Соммерсет, предложив ему присоединиться к группе людей, которые видят общество иными глазами, чем те, кто его никогда не покидал.

Капитан снова посмотрел на леди Филиппу. Ее головка все так же была склонена над книгой о Восточной Африке. Похоже, она не слушала душераздирающую историю о печальной участи лисы. Судя по всему, ей даже в голову не приходило, что она должна аплодировать и громко восхищаться храбростью Генри или подобной ерундой. Не отрываясь от книги, она взяла клубнику и положила в рот.

Когда ягода скользнула по ее полным губкам, Беннет ощутил, как конвульсивно дернулось его мужское естество.

Великий Боже! За последние три года капитан видел больше голых женщин, чем может себе представить нормальный человек. И хотя у него не было никаких предубеждений против интимных отношений с представительницами другой расы — всегда можно узнать что-нибудь новое, — но не было и привычки бросаться на все, что движется. Племена, жившие на берегах Конго, по большей части были враждебными. Белых людей они почти не видели — разве только в эту глушь забредали торговцы специями. А Беннету Вулфу вовсе не хотелось, чтобы ему отрезали какую-нибудь часть тела, которую вполне можно было использовать в дальнейшем.

Филиппа Эддисон не походила на других. Она была во всех отношениях необычной девушкой. В тот самый момент, когда Беннет услышал ее голос, ему захотелось увидеть ее лицо. Увидев лицо, он захотел с ней поговорить. А теперь ему хотелось большего. Если бы только он мог лучше понять ее характер, найти способ поухаживать за ней, он бы непременно так и поступил. Весь его жизненный опыт говорил о том, что внешне безупречно логичные и практичные девушки внутри совершенно другие.

— …чтобы обсудить ваши собственные открытия в Конго, — услышал Беннет Вулф голос леди Оливии и с усилием вернулся к действительности. Общение. Он должен общаться и производить благоприятное впечатление до тех пор, пока не получит возможность сдавить горло Дэвиду Лэнгли.

— О, это было бы чудесно! Мне так нравятся другие истории капитана Лэнгли!

— Скажите, что вы сделаете это, сэр Беннет!

— Я поговорю с отцом, — снова заговорила старшая сестра Филиппы, когда он сделал попытку понять, о чем идет речь, — и он, безусловно, согласится. Мы устроим званый ужин, и вы будете весь вечер развлекать нас рассказами о вашем большом приключении.

Филиппа подняла голову и прислушалась к разговору. Беннет успел заметить искры волнения в ее обворожительных карих глазах, прежде чем кто-то встал между ними.

— С удовольствием, — услышал он собственный голос.

— О, я бы хотела услышать ваш рассказ о том, как вы и капитан Лэнгли встретили экзотическое племя на реке. То самое, которое дало вам каноэ, — сказала Соня Деприс, стараясь в самом выгодном ракурсе показать свою выдающуюся грудь.

Беннет нахмурился. Он прочитал изрядно «разбавленное» повествование Лэнгли об этом инциденте. Нбула дали им каноэ только после того, как попытались убить всю экспедицию и украсть припасы. Та ночь стала ночью крови, огня и криков боли. И ничего экзотического не было. Да и в его дневниках было написано иначе. Возможно, Лэнгли решил, что, если украдет не каждое предложение, а только через одно, результат можно будет считать своим.

Остальные гости начали наперебой выкрикивать, какие именно истории им хотелось бы услышать, но внимание Беннета отвлекло какое-то движение на краю поляны. Повернувшись, он увидел группу детворы и встревоженную женщину — очевидно, их гувернантку. Дети прыгали, возбужденно кричали и указывали на верхушку ближайшего к ним дерева. Судя по всему, Керо стало скучно, и она решила разведать окрестности. Слава Богу. Есть повод уйти.

Капитан Вулф обернулся к гостям и, громко извинившись, быстрыми шагами направился к мартышке, но по пути перехватил умоляющий взгляд Филиппы. Не приходилось сомневаться, что ей ничуть не меньше его хочется оказаться как можно дальше от шумного сборища. Паническое выражение ее лица заставило капитана замедлить шаги.

— Леди Филиппа, — сказал он, остановившись рядом, — вы, кажется, понравились Керо. Хотите пойти со мной? — И он протянул ей руку.

Когда она отложила книгу и коснулась пальцами его руки, Беннет ощутил приятное тепло. Ему определенно нравилось трогать эту женщину.

— Вам помочь? — прощебетала Соня.

— Нет, — поспешно ответил он, почти не обращая внимания на других гостей. Он неожиданно обнаружил, что ее макушка не достает до его подбородка. Накануне он не обратил на это внимания. Сегодня это казалось до странности важным.

— Но почему Флип…

— Вряд ли капитан Вулф хочет, чтобы все присутствующие бросились ловить Керо, — поспешно сообщила Филиппа. — Обезьянка не понимает английского. Мы вернемся через минуту.

Заметив хмурый взгляд Джека, Беннет осознал, что все еще держит девушку за руку, и с сожалением отпустил ее.

— Она понимает английский и суахили — когда хочет, конечно, — пояснил он спешившей за ним Филиппе. — Обычно это происходит, когда она считает, что пора подкрепиться.

— Если она понимает английский, можно себе представить, почему она решила сбежать ото всей этой пустой болтовни, — усмехнулась Филиппа.

— Мне нравится, как вы смеетесь, — сообщил капитан, — и это не пустая болтовня.

Филиппа густо покраснела.

— Я имела в виду не вашу болтовню. То есть вы не… Я… Я хотела сказать, что нахожу ваши рассказы весьма интересными… Вы…

Беннет рассмеялся.

— Гости вашей сестры шумели, как стая диких павианов.

Филиппа громко фыркнула и тут же прикрыла рот рукой.

— Из ваших книг можно было понять, что вы очень остроумный человек.

— А что вы подумали обо мне, прочитав книгу Дэвида Лэнгли?

Веселая улыбка исчезла.

— У каждого может быть свое мнение о других.

— Это очень дипломатично с вашей стороны. Но где же та девушка, которая объясняла мне, как найти сговорчивых девиц на ночь?

В какой-то момент ему показалось, что она онемела от смущения, и почувствовал стыд. Потом она вздохнула — как бы ему хотелось слышать этот звук снова и снова! — и тихо заговорила:

— Я знаю, что прилично, а что — нет. По мнению Оливии, я исхожу из того, что многие люди умнее, чем они есть, и когда я говорю с ними, они считают меня странной и непонятной.

— Я не нахожу вас такой.

— Тогда вы, наверное, действительно очень умный человек. — Она снова засмеялась, на этот раз робко.

— Может быть, поэтому я хорошо понимаю, что вы так и не ответили на мой вопрос. Книга капитана Лэнгли изменила ваше высокое мнение обо мне?

— Отвечу абсолютно честно, и только потому, что спрашиваете вы. Я считаю книгу Лэнгли несколько односторонней.

Он замедлил шаг.

— Вот как? Поясните.

— Я читала в газете, что экспедицию возглавили вы, — ответила она, оживленно жестикулируя. — А, судя по книге Лэнгли, он делал все сам: выбирал маршрут, организовывал носильщиков, решал, где разбивать лагерь. Он был лучшим стрелком, лучшим бойцом и лучшим тактиком.

Беннет стиснул зубы.

— И?..

— Капитан Лэнгли написал книгу. — Филиппа пожала плечами. — Мне кажется, что, если бы вы писали о той же самой экспедиции, книга получилась бы более… сбалансированной.

— А что, если в ней все просто перевернуто с ног на голову? — спросил Беннет, почувствовав некоторое облегчение.

— Вот как… Но не забывайте, что я читала все ваши книги. Вы, капитан Беннет Вулф, отдаете должное всем, кто это заслужил.

Когда они подошли к старому кривому дубу, Беннет протянул вверх руку, Керо спрыгнула с ветки и уселась на его плечо. Последние три года, впрочем, как и предыдущие двадцать шесть лет, капитан Беннет Вулф шел по жизни, быстро и точно оценивая характеры тех, кого ему приходилось встречать.

В этом случае его чувства пребывали под влиянием чертовской привлекательности Филиппы Эддисон, он отчаянно хотел ее. К тому же у нее была хорошая интуиция. Ему хотелось доверять ей, рассказать, что почти вся книга Дэвида Лэнгли на самом деле его, а слова передернуты так, чтобы сделать Дэвида героем и его героизм более важным, чем все открытия, совершенные в экспедиции.

В данный момент у него не было доказательств, и он знал, что без них будет выглядеть хвастуном.

— Вы так и не ответили на один из моих вопросов, — сказала она, оторвав Беннета от безрадостных мыслей.

— Правда?

— Я вас спрашивала о лорде Феннингтоне. Почему вы не хотите рассказать, как он встретил вас, воскресшего из мертвых?

— Я пока его не видел. — Выражение лица капитана было спокойным. Или каменным?

— Что? Но почему? Ведь он ваша семья!

— Я ни разу не встречался с ним с тех пор, как мне исполнилось двенадцать лет.

Филиппа робко тронула его руку, ее прикосновение было легким, почти невесомым, но он его почувствовал — словно его навечно заклеймили.

— Но он с такой теплотой отзывался о вас в предисловии к книге Лэнгли, — запротестовала она. — Кажется, он вас хорошо знает.

— Вероятно, он читал мои книги. — Беннет неожиданно для самого себя обнаружил, что его рука тянется к ее щеке, и с трудом заставил себя опустить руку.

— Вы должны повидаться с ним, капитан, — настаивала Филиппа.

Капитану действительно надо было увидеться с Феннингтоном. Конечно, не для того, чтобы разыграть сцену возвращения блудного сына в лоно семьи. Просто он должен знать, насколько глубоко увяз маркиз в истории с кражей и публикацией его дневников.

— Беннет, навестите его, — повторила она. Его имя звучало сладчайшей музыкой в ее устах.

Он медленно кивнул:

— Хорошо. А потом я верну вам книгу.


— Чем я могу вам помочь? — поинтересовался высокий, болезненно худой дворецкий, когда Беннет с Керо на плече постучал в дверь Ховард-Хауса, лондонской резиденции маркиза.

— Я должен увидеться с Феннингтоном, — сказал капитан с непроницаемым выражением лица. Он уже не мог припомнить, сколько раз клялся, что больше никогда не переступит порог этого дома. Какой бы ни была причина. Но стоило кареглазой чаровнице с безупречной фигурой назвать его по имени…

Дворецкий стоял твердо, как скала.

— Лорд Феннингтон ожидает вас? — спросил он. — Меня не проинформировали о вашем визите.

Капитан уже чертовски устал от того, что его не пускают ни в один дом в Мейфэре.

— Нет, он меня не ждет. Он считает меня мертвым. Бросив на посетителя враждебный взгляд, слуга сделал шаг вперед.

— Еще один, — проворчал он и сделал кому-то знак. Из полумрака холла молча выступили два лакея. — Доход от книги капитана Лэнгли, причитающийся лорду Феннингтону, останется у него, и понадобится нечто более убедительное, чем мартышка на плече, чтобы заставить кого-нибудь в этом доме считать иначе. Вам лучше уйти.

Итак, ответ на один вопрос был получен. Лэнгли заплатил маркизу за молчание о дневниках.

— Если ты и эти две гориллы думаете напугать меня, вам следует прибегнуть к чему-нибудь более серьезному. Я провел три года в африканских джунглях, и для меня вы не страшнее новорожденных котят.

Его мышцы напряглись, чувства обострились. После того как он едва избежал смерти в Конго и вернувшись домой, обнаружил, что его работа, репутация и надежды на будущие экспедиции находятся под большим вопросом, он ничего не имел против хорошей потасовки.

— Графа нет дома для шарлатанов, — с достоинством ответствовал дворецкий, хотя и отступил на полшага. — Могу сообщить вам, что вы уже четвертый Беннет Вулф с начала сезона, явившийся сюда за подаянием. Пожалуй, у вас самые потрепанные сапоги из всех четырех, но я не нахожу это впечатляющим.

Беннет наклонил голову и взглянул на свои сапоги, действительно изрядно поношенные.

— Мне не нужно подаяние. Ни от кого. Но мне необходимо переговорить с лордом Феннингтоном. Скажите ему об этом. Немедленно.

Слуга несколько раз растерянно моргнул, потом нервно сглотнул.

— Очень хорошо, сэр. Вы сами напросились, так что пеняйте на себя. — Он пробормотал несколько слов, и два лакея выдвинулись вперед, преградив путь Беннету. Сам дворецкий ретировался в глубь дома.

Вполне вероятно, сюда уже дошли слухи о его возвращении, но если Феннингтон не желал увидеть своего племянника или если, как говорит дворецкий, сюда уже являлись проходимцы, представлявшиеся капитаном Вулфом, то домашняя челядь, скорее всего не обращала на эти слухи внимания. Капитану было все равно, что думает дядя о его возвращении. Он желал получить ответы на свои вопросы.

Приняв удобную стойку, Беннет внимательно посмотрел на лакеев. При необходимости он справится с ними без особого труда. Хорошо, что он первым делом явился к Джеку Клэнси и немного выпустил пар, прежде чем посетил своего родственника. Иначе дело вполне могло кончиться кровопролитием.

Он услышал вопль откуда-то из глубин дома, и через минуту под рукой одного из лакеев просунулась голова мальчика лет десяти-одиннадцати. У него были темные волосы и глаза, типичные для всех родственников Вулфа по материнской линии.

— Ты, должно быть, Джеффри, — сказал он парнишке, всеми силами стараясь унять растущее раздражение. — Мы никогда не встречались, но я твой кузен Беннет.

Бледное лицо мальчика нахмурилось.

— Нет, — сказал он.

— Джеффри, — раздался другой голос, более властный. — Отойди от двери и отправляйся к матери.

Мальчик исчез, но ему на смену снова явился дворецкий.

— Его светлость сказал, что не имеет времени для самозванцев и вы ничего от него не получите, — сообщил слуга.

Игры кончились. Терпение тоже. Дьявол, ему было легче прорваться к герцогу Соммерсету! Беннет опустил руки, и Керо, почувствовав настроение хозяина, спрыгнула с его плеча и забралась на дерево у крыльца.

— Я буду считать до трех, — сказал он ровным низким голосом. — Если, сказав «три», я не окажусь лицом к лицу с маркизом Феннингтоном, кое-кто пострадает. — Он устремил тяжелый взгляд на дворецкого. — Первым будешь ты.

— Вы? Да что вы сможете сделать против нас троих? Подавив желание сплюнуть на безукоризненно чистое гранитное крыльцо, Беннет медленно наклонился и вытащил из-за голенища длинный кривой нож с рукояткой из кожи и полированной кости носорога.

— Думаю, справлюсь, — пробормотал он. — Я убил этим ножом крокодила. Уверяю вас, он был более серьезным противником, чем вы трое. Итак, один.

— Стойте, — опять прозвучал властный голос. Один из лакеев отступил в сторону, и на пороге возник высокий человек с острым подбородком, узкими плечами и весьма внушительным животом. — Нет никакой необходимости прибегать к насилию, добрый человек. Вы, должно быть, голодны? Подойдите к задней двери, и моя кухарка вынесет вам…

— Два, — бесстрастно продолжил Беннет. Он понял, что стоящий перед ним человек, должно быть, и есть его дядя, и ожидал, что маркиз признает этот факт.

Маркиз с нескрываемым изумлением рассматривал Керо, нож, изношенные сапоги, физиономию Беннета. Вглядевшись в лицо гостя, Феннингтон побледнел.

— Вы действительно очень похожи на мою сестру Сару, — сказал он, причем его голос слегка дрожал.

— Мою мать, как вам, безусловно, известно, звали Грейс, — поправил Беннет, поигрывая ножом. — Она умерла, когда мне было девять, поэтому я не могу ручаться, что мы похожи. Может быть, хватит?

— Боже правый, — прошептал маркиз. — Беннет Вулф. Ты жив.

— Вам нужно время? Или я могу войти и, мы поболтаем? — Капитан испытующе смотрел на родственника. Изумление маркиза казалось абсолютно искренним. И это было важно.

— Что? Я… Нет… Заходи, да заходи же. — Феннингтон, наконец, опомнился. — Хейлинг, шевелись! У тебя есть багаж? Где твои вещи? Хейлинг, проверь, готова ли гостевая комната.

Беннет сначала запротестовал, не желая находиться в доме маркиза, но потом решил, что, вряд ли найдет более удобное место, чтобы выяснить судьбу своих дневников. В разгар всеобщей суматохи Керо заверещала и вернулась на плечо капитана. Беннет снова почувствовал глубокую благодарность к мартышке-верветке. Она, казалось, понимала, насколько эффективным может быть демонстрация клыков в этом якобы цивилизованном обществе, и чувствовала, когда ему кто-то не нравится. И когда ему кто-то нравится.

Как бы то ни было, повернувшись к Феннингтону, мартышка широко зевнула, показав абсолютно все свои зубы. И Беннет поневоле вспомнил, как осторожно она взяла персик из рук Филиппы.

У лестницы стоял изумленный Джеффри. Но маркиз вклинился между ними раньше, чем Беннет еще раз попытался заговорить.

— Извини, что сразу не узнал тебя, Беннет, — быстро заговорил дядя, — но ты должен понять мои подозрения. Я… мы все думали, что ты мертв.

Беннет коротко кивнул.

— Понимаю. Здесь есть место, где мы можем поговорить без свидетелей?

— Конечно, пойдем в мой кабинет.

Феннингтон казался довольно дружелюбным, но, судя по всему, пытался определить, насколько велики неприятности, в которые он попал, и что намерен делать нежданный гость. Беннет не спешил успокоить его.

Он последовал за маркизом. Стены Ховард-Хауса были оклеены яркими обоями и увешаны картинами, карнизы покрыты золотой филигранью. Богатый дом. Но Беннет всегда знал, что семья его матери, и в первую очередь его дядя, имеет деньги. И он также знал, что они не собирались расставаться со своими богатствами даже ради маленького осиротевшего племянника.

— У тебя фигура отца, — нарушил молчание Феннингтон.

— Это мне тоже неизвестно, — ответил Беннет.

— Он был настоящим медведем, — сказал маркиз, разглядывая племянника. — Ты не такой массивный, как он, хотя, пожалуй, такой же высокий.

— Мне были бы интересны ваши замечания о моей внешности, если бы вы изложили мне их двадцать лет назад, дядя. Сегодня я только хочу получить ответы на некоторые вопросы.

— Да, конечно. — Маркиз расположился за изысканным столом красного дерева и сцепил пальцы под подбородком. Ну вот, лиса снова в своей норе. Он определенно чувствовал себя здесь увереннее. — Садись, мой мальчик.

Беннет преисполнился решимости изменить его мировосприятие.

— Я постою, — резко ответил он. — И, по-моему, вы уже поняли, что я не ваш мальчик.

Феннингтон прочистил горло.

— Что ж, хорошо. Когда ты приехал в Англию?

— Три дня назад. Мои образцы, вероятно, уже прибыли в Теслинг. Я еще владею поместьем, или вы поспешили его унаследовать?

— Я… я подписал бумаги около месяца назад. Но, конечно, я все немедленно тебе верну.

Беннет хотел огрызнуться, но усилием воли сдержался. Они поговорят по душам, когда Теслинг будет снова официально принадлежать ему.

— Спасибо, — сказал он.

— Скажи, что ты побудешь с нами. Ты можешь оставаться здесь сколько хочешь. Мы так давно не виделись.

Большую часть своей жизни капитан Вулф провел во враждебном окружении. Он надеялся, что после трех лет в Конго две недели в Ховард-Хаусе, необходимые для восстановления его репутации, не покажутся слишком трудными.

— Еще раз спасибо, — пробормотал он.

— Я буду только рад. — Феннингтон продолжал внимательно разглядывать племянника. Надо сказать, что Беннет все еще держал в руках нож. Судя по всему, совесть маркиза была чиста.

— Да, и еще одно — мои дневники, — сказал он, пристально следя за реакцией маркиза.

— Они благополучно прибыли в Англию с капитаном Лэнгли, — ответил дядя, не моргнув и глазом.

Интересно.

— Тогда я могу забрать их у него.

Теперь на щеках маркиза появился легкий румянец, переплетенные пальцы застыли.

— Насколько мне известно, он сейчас в Дувре. — Маркиз резко подался вперед. — Послушай, Беннет, мы думали, что ты мертв. В этих обстоятельствах Дэвид был единственным человеком, кто мог превратить мешанину разрозненных фактов в нечто осмысленное. Я написал прекрасное предисловие, и книга пошла нарасхват.

Беннет сделал глубокий вдох.

— Был единственным человеком? — повторил он.

— Да. Я говорю о твоих дневниках и набросках — обо всем, что удалось спасти после того, как ваше каноэ перевернулось. Они были в ужасном беспорядке, многие сильно пострадали.

Сердце Беннета замерло в груди.

— Моих дневников не было в перевернувшемся каноэ, — медленно выговорил он. — В каком они состоянии?

Феннингтон закашлялся.

— Я… их не рассматривал. Дэвид сказал — и был прав, — что чем меньше их тревожить, тем больше справочной информации он сможет получить, когда сам станет их разбирать.

Справочная информация. Это смешно. Или могло бы быть смешно, если бы на карту не была поставлена его репутация.

— Во-первых, в случае моей смерти дневники должны были быть переданы герцогу Соммерсету и Африканской ассоциации. Во-вторых, я никогда не давал их Лэнгли. Он украл их, пока я истекал кровью в полуразвалившейся хижине в джунглях, и уехал. В-третьих, я прочитал книгу капитана Лэнгли. Если не считать перемены ролей и восхваления его многочисленных добродетелей, она написана мной.

— Но…

— Она практически дословно переписана из моих дневников. Полных дневников, набросков и карт, а вовсе не разрозненных обрывков. И все это он украл.

— Я тебе не верю. Ты просто стыдишься своей неспособности возглавить экспедицию и хочешь нанести удар человеку, который ничего плохого не делает — всего лишь пытается добиться успеха на литературном поприще. Не более того. — Маркиз возмущенно фыркнул.

Беннет метнулся к столу и ткнул пальцем в дядю, заставив того испуганно отпрянуть.

— Когда Лэнгли вернется из Дувра, попросите его показать вам дневники. А уж потом будете оскорблять меня. И уповайте на то, что он их не уничтожил. Пока еще существует два варианта развития событий. Если же дневников нет, останется только один. — Он снова выпрямился. — А вам пока следует решить, на чьей вы стороне — Дэвида или моей. — Он раздраженно покачал головой и направился к двери, по пути убрав нож за голенище сапога. — Думаю, вы больше не хотите видеть меня в вашем доме. Прощайте.

— Подожди, Беннет.

Капитан остановился, его рука повисла в воздухе, чуть-чуть не дотянувшись до дверной ручки.

— Что вам угодно?

— Каким бы ни было твое мнение о случившемся, отчуждение между нами будет выглядеть не лучшим образом. — Маркиз встал. — Хейлинг!

Дворецкий открыл дверь.

— Слушаю вас, милорд.

— Проводите моего племянника в голубую комнату.

— Но ведь…

— Немедленно, Хейлинг! Это наша лучшая комната, — продолжил маркиз, обращаясь к Беннету. — Дай мне адрес, где ты остановился, и я пошлю за твоими вещами.

— Все ради внешних приличий, — сказал Беннет, склонив голову. Он надеялся, что именно такие побуждения руководят маркизом. И еще он рассчитывал, что, независимо от того, как глубоко увяз в этом деле его дядя, предупреждение насчет дневников будет передано Лэнгли. Они были необходимы Беннету, чтобы доказать: он вовсе не такой дурак, каким его изобразили, и Дэвиду придется хранить их как зеницу ока, чтобы остаться в живых.


Глава 6


Мы приближались к деревне осторожно, с подветренной стороны. Шансов на то, что наш носильщик Мхику еще жив, практически не было, но я решил попробовать его спасти. Открывшееся перед нами зрелище оказалось намного хуже, чем я мог предположить. Деревня была окружена частоколом из копий с нанизанными на них человеческими черепами. Один был свежим — с плотью и волосами. А патронессы «Олмака» считают, что это они недружелюбны.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Жаль, что он не видел меня читающей его книгу, — сказала Оливия, потянувшись, через плечо Филиппы за заколкой. — Мне следовало подумать об этом.

— Не трогай, это моя заколка, — сказала Филиппа. — И я вовсе не пыталась произвести на него впечатление, а хотела только немного развлечься.

— Там было шесть джентльменов, не считая Беннета Вулфа. И потом, ты же разговаривала с Джоном.

— Джон — мой друг. А все остальные мужчины пришли, чтобы увидеться с тобой.

Оливия нахмурилась, потом бросила взгляд в зеркало и пригладила бровь.

— Даже если так, Флип, ты все равно могла бы поболтать с ними. Как они узнают, насколько ты хороша, если ты никогда с ними не разговариваешь?

— Но я разговариваю с ними. К примеру, часто говорю: «Да, она там» или «Нет, боюсь, она уже обещала этот танец».

Сестра чмокнула ее в макушку.

— Попытайся еще раз. Все они вовсе не плохи, но ты никогда не сможешь в этом убедиться, уткнувшись носом в книгу.

Филиппе понравилась манера, в которой сестра завела этот разговор. Создавалось впечатление, что решение оставаться свободной и не иметь привязанностей принадлежало только ей, и дело было вовсе не в том, что большинство молодых людей считали ее странной.

— Ладно, если мне случится, увлекшись чтением, сбить кого-нибудь из них с ног, я непременно приглашу его нанести визит, — ответила Филиппа и на мгновение отчетливо вспомнила темные растрепанные волосы и пронзительные зеленые глаза. И что в этом особенного? Просто она восхищается им.

Удостоверившись, что на ней две серьги, причем одинаковые, Филиппа вслед за Оливией вышла из спальни и направилась в утреннюю гостиную, чтобы подождать родителей. Она взяла с собой книгу, но не могла сосредоточиться на чтении. Что, если капитан Вулф решит посетить сегодняшний бал? Что, если он пригласит ее на танец?

— Иди сюда, Филиппа, — позвала сестра. В руке Оливии был листок бумаги. — Пока есть время, помоги мне решить, кого пригласить на ужин и вечер с сэром Беннетом Вулфом. Именно так я напишу в приглашениях: «Вечер с сэром Беннетом». По-моему, звучит грандиозно.

С шумом выдохнув, Филиппа взяла листок из рук сестры.

— Ты не можешь пригласить только мужчин, — сказала она, просмотрев список.

— Я включила Соню.

— Ливи, число приглашенных обоего пола должно быть одинаковым. И, честно говоря, полагаю, твои подруги с большим удовольствием придут на вечер с сэром Беннетом Вулфом, чем, например, Генри Камден. Если, конечно, ты не опасаешься конкуренции — вдруг капитана привлечет другая красавица.

— Нет! — Оливия щелкнула языком и, насупившись, принялась энергично вычеркивать одни имена и добавлять другие.

— И ты не можешь вычеркнуть Джона. Он близкий друг капитана и действительно читал его книги. Кто-то же должен задавать умные вопросы, не все же интересоваться ростом капитана и его любимым блюдом.

— Я передумала, — заявила Оливия. — Я сама решу, кого приглашать.

— Я надеялась, что ты скажешь именно это. — Филиппа усмехнулась, встала и пошла навстречу матери, которая в этот момент вошла в комнату. — Прекрасно выглядишь, мама. Ты уверена, что достаточно хорошо себя чувствуешь и сможешь пойти на бал?

— Я же ничего не буду делать, только сидеть и смотреть, как танцуют мои красавицы дочери, — ответила маркиза. — К тому же я буду счастлива сменить обстановку — ужасно надоели стены моей комнаты.

— Что ж, хорошо, мы будем следить за тобой как ястребы, — улыбнулась Филиппа, — и, как только увидим бледные щеки, сразу увезем тебя домой.

— Не медля ни минуты, — добавил ее отец, войдя в комнату и нежно поправив выбившийся из прически жены локон.

Филиппа молча наблюдала за родителями. Их привязанность друг к другу проявлялась во всем — простых жестах, случайных взглядах, ласковых прикосновениях. Ей понравилось, когда Беннет Вулф коснулся ее руки и даже юбки. Была ли это привязанность или только спровоцированная длительным пребыванием в джунглях похоть, она не знала, но оба варианта приятно волновали ее. Мужчины не испытывали к ней влечения. Они давали ей подержать свои шляпы, пока флиртовали или танцевали с Оливией. А вот Беннет едва удостоил Оливию взглядом.

Она нахмурила брови. Что это было? И почему он провел так мало времени, болтая с очаровательными подружками Оливии? Это было непонятно. А Филиппа любила, когда все ясно.

— Как ты думаешь, сэр Беннет придет? — спросила Оливия, когда они садились в свой фамильный экипаж.

— Я немного сбит с толку, — признался лорд Лидс, укутывая пледом ноги жены. — Он остается героем? Или мы должны испытывать недоверие и разочарование, прочитав, что он, возможно, преувеличил некоторые из своих предыдущих подвигов?

— Мы проявим терпимость, — сообщила Оливия, не дав Филиппе произнести ни слова. — В конце концов, он пользовался всеобщим уважением в прошлом и к тому же очень красив и имеет пять тысяч в год от Короны.

— Пока имеет, — возразил отец. — Если капитан разочарует Принни и палату лордов, то очень скоро будет вынужден изучать дроздов в Девоне, а не крокодилов в Конго.

— Прекрасная аллитерация, Генри, — улыбнулась маркиза.

— Спасибо, дорогая.

— Он не глуп, — вмешалась Филиппа. — Полагаю, совершенно очевидно, что капитан Лэнгли кое-что преувеличил, считая капитана Вулфа мертвым. Еще Марк Антоний заметил:

«Дела людей, порочные и злые,

Переживают их и часто также

То доброе, что сделали они,

С костями их в могилу погребают»[3].

— Ты действительно считаешь, что ему необходима помощь и поддержка Шекспира? — ухмыльнулся маркиз. — Похоже, это… серьезно.

Филиппа повела плечами.

— Ты знаешь, о чем я, папа. Капитан Лэнгли воспользовался ситуацией. Ты должен сам встретиться с Беннетом. Он очень образованный и остроумный человек.

— Беннет?

— Он сам просил меня так его называть. Я помогла найти его обезьянку.

— Что ж… больше никаких поисков мартышек, что бы, черт возьми, это ни значило.

— С ним все должны быть осторожны, — сказала маркиза. — Капитан провел много времени в диких местах, и, вероятнее всего, намерен туда вернуться. Не думаю, что в Конго часто устраиваются балы.

— Если он не придет сегодня, — продолжила Оливия, явно не обратив внимания на предостережения, — вы сможете познакомиться с ним в пятницу, когда он придет к нам.

— Надеюсь, он умеет пользоваться ножом и вилкой?

— Папа! — с упреком в голосе воскликнула Филиппа. — Капитану Вулфу не нужны лишние слухи. Не кажется ли тебе, что с него достаточно?

— Ты права, дочь моя, — с комичной торжественностью ответил маркиз. — И если он ест руками, клянусь никогда не упоминать об этом.

Она подавила улыбку.

К тому времени как Филиппа и ее отец нашли удобное кресло для маркизы в бальном зале у Фордемов, Оливию уже поглотила привычная толпа поклонников и воздыхателей. Уверенная, что ни один молодой человек не обратит на нее внимания, Филиппа села рядом с матерью.

— Ты же знаешь, Оливия с радостью сделает для тебя все, что ты захочешь, — сказала маркиза дочери, когда ее супруг отошел за бокалом мадеры. — Она отдаст тебе любого кавалера.

— Знаю, но дело в том, что все ее поклонники вызывают у меня только головную боль. Очень уж они глупы.

— Нет ничего ужасного в том, что человек не ведет высокоинтеллектуальных бесед.

— Может быть, и нет. Впрочем, и хорошие шутки мне тоже нравятся, как и любому другому человеку. Просто я не умею хихикать, трепетать и флиртовать, даже если от этого будет зависеть моя жизнь, — вздохнула Филиппа. Маркиза покачала головой.

— Умеешь, я уверена в этом. Просто не хочешь. Да, я знаю, что у тебя другие интересы, но ведь мужа не найдешь между страницами книги.

— Я…

— Добрый вечер, леди Филиппа.

Она вскочила так поспешно, что ее стул определенно упал бы назад, не будь он прислонен к стене.

— Капитан Вулф… Беннет… Здравствуйте.

Он был в тех же поношенных сапогах. Впрочем, остальная одежда была выбрана с учетом последних требований моды. Его темно-синий сюртук, серый жилет и коричневые бриджи сидели идеально. Выше всяких похвал. Только слишком длинные волосы и не вполне цивилизованное сияние потрясающих зеленых глаз отличали его от совершенного джентльмена. И еще мартышка на плече.

— Вы потанцуете со мной сегодня? — спросил он. Филиппа едва сумела справиться с охватившим ее восторгом.

— Конечно. — В чувство ее привел весьма ощутимый удар по лодыжке. Она опешила, потом быстро обернулась и увидела, что ее мать в недоумении смотрит на нового гостя. — О, капитан, позвольте представить вам мою мать, леди Лидс. Мама, это капитан сэр Беннет Вулф и Керо.

Капитан с сожалением отвлекся от созерцания очаровательного личика и обратил свой взор на маркизу.

— Миледи. — Вулф склонился к ее руке.

— Капитан, добро пожаловать домой в Англию.

— Благодарю вас. — Решив, что все формальности выполнены, Беннет снова сконцентрировал внимание на Филиппе. — Я бы хотел пригласить вас на вальс.

Вальс. Танец, в котором партнеры находятся так близко друг к другу… и ведут ничего не значащие разговоры.

— Я…

— Позвольте вашу бальную карточку. — Он протянул руку.

— Вы умеете танцевать вальс? — спросила она, поспешно выуживая бальную карточку и карандаш из ридикюля.

Уголки губ капитана слегка приподнялись, в глазах блеснула усмешка.

— Вы, должно быть, знаете, что вальс изобрели не в Англии. Возможно даже, его создал именно я. Случайно, конечно, пытаясь избежать железной хватки одной излишне дружелюбной княжны в Вене.

Филиппа улыбнулась.

— А когда вы были в Вене?

— Меня туда посылали во время войны, — ответил Беннет, взял карточку, карандаш и вписал свое имя. Чуть помедлив, он записал свое имя снова и начал писать еще раз.

— Перестаньте, — пробормотала Филиппа, отобрав у него карандаш. — С вами все захотят танцевать. Я не могу монополизировать все ваше внимание. И, кроме того, два танца… это почти скандал, а уж три и вовсе неслыханная вещь.

Капитан наклонился чуть ближе к ней.

— Вы уже целиком завладели моим вниманием, — еле слышно проговорил он и улыбнулся. — А я не люблю терять время.

Филиппа не могла не улыбнуться в ответ.

— Терять время на что? — На…

— Керо будет танцевать с вами? — поинтересовалась маркиза.

Беннет прочистил горло и выпрямился.

— Полагаю, она приятно проведет время, объедая какое-нибудь приглянувшееся ей растение в горшке. — Он погладил пальцем длинный хвост мартышки. — Или покатается на канделябре, если это покажется ей более интересным.

Все еще улыбаясь, Филиппа протянула мартышке палец. Та что-то прощебетала в ответ и схватила палец — получилось нечто вроде рукопожатия.

— Я бы предложила все же растение. Леди Фордем слишком трепетно относится к своим хрустальным канделябрам.

— Спасибо, что предупредили. — Другие гости заметили его присутствие. Капитан вздохнул и кивнул Филиппе. — Увидимся позже.

Он отошел — несколько десятков человек следовали за ним по пятам, причем говорили все одновременно. В основном выражали удивление его чудесным воскрешением. Впрочем, некоторые дамы вполголоса обсуждали между собой книгу Дэвида Лэнгли.

Филиппа нахмурилась. Капитан должен знать, что говорят в обществе, правда, она не представляла, как он сможет противостоять подобным пересудам. Одни только рассказы о рельефе, флоре и фауне Конго могут показаться не вполне уместными, словно он слишком старается убедить общество в своих заслугах. Они даже могут оказать прямо противоположное воздействие и подтвердить мнение Дэвида Лэнгли, изложенное в книге.

— Теперь я вижу, почему Оливия так увлечена этим человеком, — задумчиво проговорила маркиза. — Он действительно очень красив. — Она взяла Филиппу за руку. — Но ты, конечно, восхищаешься только его умом.

— Я восхищалась его умом задолго до того, как познакомилась с ним. — Щеки Филиппы предательски зардели. — Но я не слепая… Он… потрясающий.

— Да, это правда. Но только, пожалуйста, не дай ему встать между тобой и Ливи. Вы сестры и друзья. Помни об этом. А Беннет Вулф — всего лишь… бесполезный искатель приключений.

— Я бы не назвала его бесполезным, — громко сказала Филиппа. — Он уже завоевал славу, заработал состояние, хотя его путешествия в Африку устраивались ради открытий, а не ради почета.

— Ах, вот вы где, мои дорогие. — Маркиз протянул жене бокал вина. — Этот импозантный молодой человек, который только что отошел, случайно, не Беннет Вулф?

— Да. Он выпросил вальс у Флип. По правде сказать, даже два танца сразу.

— Он пригласил меня, а не выпросил, — уточнила Филиппа, хотя ее мнения никто не спрашивал.

— Ну, можно сказать и так, — согласилась ее мать. — Вообще-то он не слишком похож на того, кто может что-то выпрашивать.

— Да что же это такое? — воскликнул маркиз. — Неужели ты тоже влюбилась, Венора?

Леди Лидс тихо засмеялась и взяла мужа за руку.

— Он красив, но какой-то дикой, первобытной красотой.

— Иначе говоря, я должен организовать экспедицию куда-нибудь далеко, чтобы моя семья меня заметила?

Пока родители добродушно подтрунивали друг над другом, Филиппа обвела взглядом бальный зал. Женщины буквально забросали Беннета Вулфа бальными карточками, и на нескольких он написал свое имя. Один раз. Или два. Но не было и намека на скандальное число «три».

Беннет однажды наблюдал великую миграцию диких животных. Тысячи, миллионы зверей сбиваются вместе и двигаются по тропе шириной несколько миль по саванне, через реки и холмы, туда, куда ни разу не ступала нога белого человека. Сегодня вечером он чувствовал себя в самом центре стаи, которая влечет его к краю глубокого ущелья, а остановиться невозможно — затопчут.

О чем, черт побери, он думал, явившись сюда? Одна половина гостей гадала, все ли он выдумал в написанных им книгах или только часть, другая строила предположения, не собирается ли он отказаться от дальнейших экспедиций и осесть с семьей в своем поместье в Кенте.

Капитан бросил взгляд в другой конец зала. Филиппа стояла, словно олицетворяя собой лето. Ее ярко-желтое платье с впечатляющим вырезом светилось, выделяясь среди одеяний более сдержанных тонов. Его будто обдало жаром — темным, первобытным, сильным. Она знала все правила хорошего тона, но, как он успел понять, испытывала некоторые трудности с их выполнением. Ему хотелось бы знать, как далеко ему удастся увести ее с проторенного пути.

Одна из девиц преградила ему дорогу и присела в реверансе.

— Это наш танец, сэр Беннет, — прощебетала она, мило улыбнувшись.

Уже? Беннет понимал, что не может танцевать только с Филиппой. Но это ему совершенно не нравилось. Коротко вздохнув, он посадил Керо на большую пальму в кадке.

— Веди себя прилично, — сказал он и положил горсть орехов в углубление у основания листа. — Тогда позвольте вас пригласить, — вздохнул он и направился в центр зала.

Когда заиграла музыка, он поклонился, повернулся и протянул девушке руку.

— Я читала книгу капитана Лэнгли, — прощебетала она. — Я бы тоже очень испугалась, если бы за мной гнался леопард.

— Да? — Вместе со всеми он сделал несколько шагов вперед, потом повернулся и снова приблизился к, партнерше.

— Мне всегда хотелось знать, почему вы не взяли с собой лошадей. Ехать верхом было бы намного быстрее, чем идти пешком.

— Они не помещаются в каноэ, — вежливо пояснил он и стиснул зубы, чтобы не сказать лишнего.

— Но… — Она неуверенно рассмеялась. — Если бы у вас были лошади, каноэ были бы не нужны!

Боже правый!

— Я подумаю над этим в следующий раз.

— Рада, что смогла помочь, — просияла девица.

Едва музыка смолкла, капитан взял Керо и возобновил прогулку по залу. Ему посчастливилось избежать кадрили, после которой должен был последовать вальс с Филиппой.

Совершая очередной круг по залу, Беннет заметил герцога Соммерсета. Для человека, который провел много времени, путешествуя по самым диким уголкам Земли и при обстоятельствах, далеких от идеальных, Николас Эйнсли весьма органично вписался в высшее общество. Удивительно хорошо.

— Капитан, — поприветствовал его герцог, — позвольте отвлечь вас на несколько слов.

Через минуту они уже стояли на балконе, с которого открывался восхитительный вид на сад Фордемов. Керо спрыгнула с плеча хозяина на гранитные перила, а Беннет с наслаждением вдохнул свежий воздух.

— Спасибо, ваша светлость, — с чувством сказал он.

— Одна из недоступных мне тайн женского ума, — медленно, растягивая слова, проговорил герцог, — заключается в том, что девицы готовы преследовать искателя приключений до самого края света, но, как только поймают его, не желают, чтобы он уезжал из дома.

— Вы это говорите на основании собственного опыта?

— Пока меня еще никому не удалось поймать, хотя, вероятнее всего, когда-нибудь это все же произойдет. — Герцог искоса взглянул на Беннета. — Вы перевезли вещи в резиденцию Феннингтона?

— Я хотел иметь возможность постоянно наблюдать за ним и его партнером по литературному творчеству.

Соммерсет кивнул.

— Что ж, думаю, это мудро. И если позднее вы оспорите… некоторые преувеличения в книге, связь с Феннингтоном добавит вашим словам убедительности.

— Значит, вы позвали меня сюда, чтобы обсудить мои жилищные условия?

Герцог пригладил ладонью свои черные как вороново крыло волосы и тихонько фыркнул.

— Предполагается, что вы должны доказать свою ценность пэрам. Лучшим средством для этого являются светские разговоры.

— Плевать на светские разговоры. Что вы хотите?

— Вам следует еще раз зайти в наш клуб Беннет. Там вы можете ворчать и чертыхаться сколько душе угодно. На публике не надо. — Вздохнув, Соммерсет повернулся спиной к каменному ограждению балкона и прислонился к нему. — Отец Лэнгли — граф Трашелл.

— Я знаю. За три года он мне буквально все уши прожужжал размерами своего будущего наследства.

— Так вот. Трашелл обратился с просьбой о приеме его в Африканскую ассоциацию. Для вступления требуется, чтобы две трети голосов было подано «за». Он их пока не набрал. Но наберет. Книга его сына привлекла к нам большое внимание. Поэтому серьезных возражений против его членства не будет, несмотря на тот факт, что он не обогатил никаким ценным достижением ни ассоциацию, ни Англию. Можно сказать, его вклад — он сам.

Беннет выругался и с размаху стукнул кулаком по каменным перилам.

— Полагаю, вы проголосовали «за», — проворчал он.

— Отнюдь. Я уже сказал, что верю, вашему рассказу и не хочу, чтобы отец мошенника участвовал в выработке направления дальнейших исследований Африканского континента. И не хочу иметь связи с этим семейством.

Беннет повернулся к собеседнику и несколько мгновений молча смотрел на него.

— Спасибо.

— Знаете, у меня был шанс пригласить Лэнгли в наш Клуб авантюристов, когда он вернулся, а вас все считали мертвым. Иногда меня восхищает собственная проницательность. — Он усмехнулся, выпрямился и направился в бальный зал — Не разочаруйте меня, капитан.

Герцог ушел. Проводив его взглядом, Беннет снова обратил свой взор на освещенный фонарями сад. Все его инстинкты кричали, чтобы он немедленно отправлялся в Дувр и отобрал у Лэнгли свои дневники, пока тот не успел их уничтожить или как следует спрятать. Вот только он был убежден, что Лэнгли не возил дневники с собой. Если он поторопится с обвинениями, то не видать ему своих дневников. Ему никогда не удастся доказать, что в действительности экспедицию возглавлял он, а Лэнгли всю дорогу только ныл и задирался, и несколько раз из-за него чуть не перебили всю экспедицию.

Нет, капитан Вулф решил, что останется на своем месте, а Лэнгли пусть поломает голову, стараясь угадать, какую игру он затеял. Он нанесет удар в подходящий момент, и не раньше.

Такое решение позволяло Беннету позаботиться о том, что неожиданно захватило его и теперь не желало отпускать. Каковы бы ни были остальные проблемы, он был твердо намерен как можно ближе познакомиться с Филиппой Эддисон, и сделать это в самое ближайшее время.

Глава 7


Долгие недели плотный навес из листьев почти полностью скрывал небо. Но как-то вечером мы разбили лагерь на вершине невысокой горы. Ночью небо явилось во всей красе. Тысячи звезд казались такими крупными, словно по ним можно было ходить. Ярче всех сиял Южный Крест. Это созвездие напомнило мне, что я нахожусь в экспедиции, подобной которой еще не было в моей жизни. Теперь, обращая свой взгляд к небесам, я всегда ищу его. Оно для меня красивее самой прекрасной девушки в бальном зале.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Когда Беннет Вулф направился через зал к ней, сердце Филиппы забилось чаще. Ей казалось, что все собравшиеся гости проводили его взглядом. Высокий, худощавый и очень грациозный, он напомнил ей — пусть это можно считать штампом, зато каким верным! — пантеру на охоте. За ней.

Он остановился перед ней.

— Это наш танец, — сообщил он.

— А где Керо?

— На пальме. Ей, кажется, там понравилось. Ну, идемте же!

Приклеив на лицо улыбку, чтобы скрыть внезапную нервозность, Филиппа взяла его за руку.

— Я вернусь через несколько минут, мама.

— Развлекайся, дорогая. Твой отец обещал составить мне компанию.

Нежно сжав пальцы своей спутницы, Беннет повлек ее в центр зала.

— Ваша мать, — тихо спросил он, — нездорова?

— Она поправляется после легочного недомогания. Это ее первый выход в свет за две недели.

— Вы, очевидно, очень добры, раз не оставляете ее одну. Филиппа повернула голову.

— В «Прогулке с фараонами» вы написали, что ваша мать умерла от простуды, когда вам было девять лет. И я почувствовала себя счастливой… что моя мать жива.

Зеленые глаза потеплели.

— Спасибо вам. Вы первая, кто упоминает эту книгу, не добавляя в то же предложение скорпионов и гадюк.

— Это восхитительная книга. Расхитители гробниц, переходы по пустыне, пирамиды и все такое. Вы действительно думаете, что это солдаты Бонапарта отстрелили нос сфинксу?

— Так говорят местные жители. Лично я считаю, что они могли это сделать сами, по крайней мере, частично. — Достигнув середины зала, Беннет повернулся к своей спутнице. — Я не хочу говорить о пирамидах, — заявил он, одной рукой обнимая ее за талию, а другой, сжимая чуть дрожащие пальчики. Оркестр начал играть, и он увлек ее за собой в вальсе. О да, он умел танцевать.

Филиппа вздохнула и попыталась обрести контроль над эмоциями. Он был очень близко. От него пахло кожей и почему-то орехами. Это работа Керо, сообразила она.

— Керо ведет себя хорошо, — проинформировала она. Вот так. И ни слова о пирамидах.

— Ничто так действенно не убеждает ее вести себя прилично, как изобилие еды.

— Она когда-нибудь наедается досыта?

Беннет тихо засмеялся — волнующий, низкий звук.

— Возможно, но я не замечал. — Он привлек девушку к себе чуть ближе. — Скажите, Филиппа, кто за вами ухаживает?

Вопрос ее удивил — ответ на него знали все обитатели Мейфэра. Но ведь Беннет Вулф провел три года в Конго.

— Никто.

Его высокий лоб перерезала глубокая морщина.

— Значит, с вами что-то не так?

Филиппа фыркнула и поспешно опустила голову. Проклятие, она так и не избавилась от этой привычки. Уж сколько Ливи ее дразнила — все без толку.

— У меня очень красивая старшая сестра, которую Господь щедро наделил способностью флиртовать и очаровывать. Я же получила короткие ноги, нетерпеливость и очень мало такта.

Капитан ухмыльнулся:

— Но все же я повторяю вопрос: что с вами не так? Филиппа лишь покачала головой:

— Я бы предпочла поговорить о ваших исследованиях. Обнимавшие ее руки напряглись, потом снова расслабились.

— Тогда один вопрос, — сказал он, — только один. Но это же несправедливо! И недостаточно! И, кроме того, на них же люди смотрят! Ладно, пусть не на них, а по большей части на него, но ведь их тела соприкасаются. Плечи и бедра, если быть точной. А это отвлекает. И возбуждает.

— Ну, хорошо, — медленно проговорила она. — Скажите, есть такое место на земле, которое вы могли бы назвать домом? Своим домом. Не поместьем — я знаю, что вы владеете Теслингом, — а родным домом.

Он удивленно заморгал.

— Как, и ничего о леопардах, крокодилах, гиппопотамах и каннибалах?

— Ничего.

Какое-то время они танцевали молча. Беннет пристально рассматривал свою партнершу. Его изумрудно-зеленые глаза завораживали.

— Вы настоящая загадка, — объявил, наконец, он. Филиппа улыбнулась. Ей редко льстили столь откровенно.

— И что же во мне кажется вам загадочным? — поинтересовалась она, и ее любопытство было абсолютно искренним. Она считала себя честной и прямой.

— Я должен буду вам кое-что показать, — пробормотал он.

Что-то в его тоне заставило ее покраснеть. Она, конечно, практична и логична, но вовсе не малосведуща и отнюдь не глупа.

— Почему вы вернулись в Лондон? Вы же не знали, что вас объявили мертвым, а Джон сказал, что весь груз экспедиции отправлен в Кент.

— Это уже второй вопрос, Филиппа.

— Вы же не ответили на первый.

— Тогда на какой из них вы хотите получить ответ? Она задумалась. Первый вопрос был сугубо личным, но второй имел хотя бы какое-то отношение к ней. Музыка смолкла, а она так ничего и не решила. Мысленно обругав себя за то, что упустила возможность узнать что-то по-настоящему важное об этом неординарном человеке, она вяло зааплодировала вместе со всеми, после чего пошла через заполненный людьми зал к своим родителям. Чья-то рука схватила ее за локоть.

— Я еще не закончил с вами, юная леди, — тихо сказал капитан Вулф и без особого труда повлек ее за собой.

— Куда…

— Прекратите задавать так много вопросов.

Филиппа закрыла рот и нахмурилась. Они молча покинули бальный зал, прошли по коридору и остановились на пороге одной из пустых гостиных.

— Вы же согласились, чтобы я задала вам вопрос, — с обидой в голосе сказала она.

— Один вопрос, Филиппа, — серьезно ответствовал Беннет, — а не целый шквал.

— Но…

Беннет слабо улыбнулся и хрипло прошептал:

— Совершеннейшая загадка.

Он поднял обе руки и легонько провел костяшками пальцев по ее скулам, потом тронул губы, наклонился и впился в них страстным поцелуем. Филиппа, закрыв глаза и не дыша, подняла голову и обвила его шею руками.

С хриплым стоном Беннет высвободился из ее объятий, но только для того, чтобы снова привлечь к себе. Он так давно мечтал ее поцеловать, что больше не мог ждать. Он хотел погладить аппетитные округлости, разорвать очаровательное желтое платье и утолить желание, насладившись ее обнаженным телом.

Пальцы Филиппы запутались в его не слишком аккуратно причесанных волосах. Она открыла глаза и взглянула на него.

— Это очень приятно, — прошептала она, и ее взгляд снова сконцентрировался на его губах.

Она имела вкус клубники… и желания. Беннет наклонился к ней, и его язык принялся исследовать сладкие глубины ее рта. Он прижал ее к стене и стиснул сильными руками ее бедра. Желание было таким острым, что он не смог сдержать стон. Его мужское естество напряглось. Милосердный Боже, как же он ее хотел!

Словно сквозь пелену, Беннет услышал музыку. Начинался контрданс.

— Кажется, я должен был с кем-то танцевать этот танец, — невнятно пробормотал он, еще крепче прижимая Филиппу к себе.

— Что? — Она слегка отстранилась, а когда он снова предпринял попытку завладеть ее губами, оттолкнула его. — Прекратите!

Беннет недовольно заворчал и немного ослабил хватку.

— Я еще не закончил.

— Вы должны идти танцевать. — Она нахмурилась. Ее глаза в полумраке казались совсем черными. — Беннет, если вы обещали с кем-то потанцевать, вы должны сдержать свое слово. Я бы не хотела стоять и ждать кавалера, который записался в мою карточку и не явился.

Беннет поднял голову. На смену неутоленному желанию пришло искреннее недоумение.

— Я же целую вас, Филиппа. А вы сначала отвечаете мне, а потом отправляете танцевать с какой-то девицей, имя которой я даже не могу вспомнить.

— Вы дали обещание.

— А с кем будете танцевать вы?

— Я посижу с мамой.

Какое-то время капитан размышлял. Если ее кто-то ждал, он не сомневался, что сможет удержать ее возле себя. С другой стороны, она, кажется, не имела таких же намерений относительно его. Беннет все никак не мог понять, почему он один находит ее интересной и интригующей. Впрочем, он был невысокого мнения о ее окружении. А значит, именно ограниченность этих молодых людей помешала им заметить ее неотразимость.

Беннет разжал объятия и отступил на шаг.

— Что ж, тогда пойдемте.

Но прежде чем он вышел из гостиной, Филиппа спросила:

— Вы ее тоже будете здесь целовать после танца?

— Что? — Он не сразу понял, что ее тревожит. — А… Нет, конечно.

Она засмеялась и закружилась по комнате.

— Хорошо.

Он сразу почувствовал себя немного лучше. В конце концов, сейчас речь могла идти только о поцелуе. Беннет отправил Филиппу вперед, досчитал до десяти и вышел из гостиной. И моментально страстно возжелал снова ретироваться туда.

— Сэр Беннет, сэр Беннет, мы должны занять свои места, — прокричала юная девица, размахивая бальной карточкой, едва он вошел в зал.

Как же, черт побери, ее зовут? Мисс Пенни, или мисс Перри, или еще как-то.

— Я готов, мисс Перри, — громко сказал он, вознеся короткую молитву, чтобы угадать ее имя, и протянул ей руку. — Извините за опоздание.

Мисс Перри окинула торжествующим взглядом стайку своих подружек и, вцепившись в руку капитана, поспешила туда, где уже формировались линии для контрданса. Вероятно, он все же угадал ее имя. Она постоянно крутилась и подпрыгивала. Непрерывные движения вверх-вниз делали ее грудь самой… заметной частью тела. И еще капитану показалось, что если она и дальше будет так вращать глазами, то непременно окосеет.

— Вам нравится Лондон? — спросила она во время очередного па.

— Здесь полно народу, — ответил капитан, бросив взгляд в том направлении, где скрылась Филиппа. Слишком много людей приседали и подпрыгивали между ними, и он заметил ее лишь мельком. — И очень шумно.

— Да, могу себе представить — после диких просторов Африки. Зато здесь больше цивилизации.

С последним спорить было трудно.

— Да, конечно.

— Бал у лорда и леди Фордем — всегда главное событие сезона. Хотя без крокодилов и туземок с голой грудью вам, наверное, неинтересно.

Ее грудь была практически обнаженной. Правда, крокодилов действительно не было. Они разошлись в танце, потом снова приблизились друг к другу.

— Здесь есть свои положительные моменты, — сказал Беннет и снова оглянулся в поисках Филиппы.

Она сидела рядом с матерью и что-то ей оживленно рассказывала. И только яркий румянец, окрасивший ее щеки, свидетельствовал о том, что она не так спокойна, как обычно. На мгновение их глаза встретились, и Беннет опять почувствовал желание.

— Вы уже посетили зверинец в Тауэре? — продолжила светскую беседу мисс Перри. — Там есть два льва, жираф и несколько мартышек, таких как Керо.

— Я видел их в естественной среде обитания, — ответил Беннет. — И вообще, я не люблю смотреть на животных в клетках. — Это была чистая правда.

Сияющая улыбка мисс Перри несколько поблекла, хотя подпрыгивать и приседать она продолжала с тем же энтузиазмом.

— Вы знаете, когда капитан Лэнгли возвратится в Лондон?

— Понятия не имею.

— Вот как…

Наконец танец кончился. Беннет остановился у стены и оглядел бальный зал, который напомнил ему муравейник. Собравшиеся непрерывно сновали взад-вперед и собирали сплетни, как муравьи собирают палочки и листья.

При любых других обстоятельствах ему было бы наплевать на мнения этих людишек, но теперь Дэвид Лэнгли втянул его в своего рода соревнование. Женщины поглядывали на него с явным интересом. Очевидно, в их глазах загубленную репутацию чудесным образом восстанавливали пять тысяч годового дохода. Так что если бы он хотел лишь плотских утех, то мог бы получить его в любых количествах.

Но было нечто, не поддающееся определению… к чему он стремился в данный момент, и он знал, где это найти. С кем это найти.

От похотливых мыслей Беннета отвлек пронзительный визг. Проклятие!

Пальма в углу бального зала раскачивалась, словно попала в центр муссона.

— Kepo, siyo! — крикнул он и быстрыми шагами направился к месту, где явно разгорался скандал.

Керо как вихрь выпрыгнула из пальмы и очутилась на руках хозяина. Она прижалась к его груди и отдала изорванную женскую перчатку.

— Зверюга пыталась укусить меня! — взвизгнула дородная матрона, хватаясь за грудь. — А я только хотела быть с ней дружелюбной.

Беннет взял перчатку.

— Скажите, вы протягивали к ней пальцы?

— Ну да. Как же я еще могла по…

— Она приняла ваши пальцы за личинки, — перебил он и вернул перчатку. — Они белые и примерно того же размера.

Несколько молодых девиц захихикали. Дама стиснула свою растерзанную перчатку — судя по ее виду, ей вот-вот грозил апоплексический удар. И тут на выручку пришла Филиппа.

— Учитывая, что Керо не имела возможности познакомиться с лондонской модой, — поспешно заговорила девушка, — удивительно, что она не попыталась съесть чью-нибудь шляпку. Вы очень храбрая женщина, миссис Сефтон, поскольку первая попытались с ней подружиться.

Услышав добродушный смех и ободряющие голоса, леди Сефтон не стала произносить вслух все то, что вертелось у нее на языке.

— Вам не следует позволять дикому зверю разгуливать среди цивилизованных людей, — в конце концов, сказала она, поджав губы.

«Цивилизованных». Опять это слово. Как будто его олицетворяют все эти люди, копошащиеся вокруг. Капитан полагал, что в каждой группе дикие животные считают себя цивилизованными. Он коснулся пальцев Филиппы и тут же отошел в сторону. Раньше, чем этот знак был замечен.

— Я тоже, в некоторой степени, дик, миледи, — заметил он. — Позвольте поблагодарить вас за терпение, проявленное к нам обоим.

— Да, вы не можете оставлять в засаде животное, готовое атаковать ничего не подозревающих дам.

— Надеюсь, теперь с ней будут более осторожны.

С этим словами Беннет повернулся к даме спиной и предложил руку Филиппе. Он почувствовал, что она какое-то мгновение колебалась, но потом ее пальцы легли на его рукав. Наслаждаясь ощущением, он молча повел ее к родителям.

— Вы не должны высказывать людям в глаза все, что думаете, — наконец выпалила она.

— Я? По-моему, мы говорили о вашей прямоте.

— Вы знаете, что я имею в виду. Если вы не заметили, ваша репутация в настоящее время далека от определенности. И, говоря виконтессам, что их пальцы напоминают личинки, вы не приобретете друзей.

— У меня уже есть все друзья, какие мне нужны, — сказал он и вздохнул. — Мне снова хочется вас поцеловать.

Ее пальцы с силой вцепились в его руку, затем хватка слегка ослабла.

— Это излишняя прямота.

— Ах, вот вы где! — воскликнула леди Лидс, увидев молодых людей. — Я слышала ужасный шум.

— Да, это мы явились его причиной, — ухмыльнулась Филиппа, — а если точнее — Керо.

— Боже правый! Кто-нибудь пострадал?

— Только перчатка леди Сефтон. — Филиппа отпустила руку Беннета. — Как вы думаете, ко мне она проявит больше терпимости?

— Давайте проверим, — громко сказал он. Он издал несколько низких клекочущих звуков, имитируя крик мартышки, и почесал Керо за ушками. — Не делайте резких движений, — предупредил он, взял верветку, как кота, и протянул ее Филиппе.

— Флип, будь осторожна, — забеспокоился лорд Лидс, с большим неодобрением взирая на происходящее. — У этой обезьяны совсем не маленькие зубы.

— Беннет меня защитит, — беззаботно ответствовала она и протянула руки к верветке.

— Конечно, — заверил Беннет, размышляя, понимает ли она, насколько серьезным может быть подобное обещание для человека, привыкшего к бесчисленным опасностям.

Керо взглянула на Филиппу, наклонила головку сначала в одну сторону, потом в другую и что-то прострекотала, после чего потянулась, ухватилась за пальцы Филиппы и перебралась к ней на руки.

— Ты такая легкая, — проворковала Филиппа и осторожно погладила обезьянку по голове, — и у тебя такая мягкая шерстка.

Обезьянка похлопала новую подружку по щеке, выпрямилась и начала перебирать ее волосы.

— Флип! Что она делает! — воскликнула подошедшая Оливия. — Твои волосы!

— Ничего страшного, — ответила Филиппа и невольно улыбнулась. — Щекотно.

— Она, скажем так, наводит лоск, — объяснил Беннет, стараясь не показать своего удивления. — Это большая честь.

Наблюдая, как Филиппа гладит мартышку, а та последовательно вытаскивает из замысловатой прически длинные каштановые пряди, Беннет почувствовал, что все остальное отступило на второй план — пропавшие дневники, Лэнгли, принесенные Соммерсетом новости, три года тревог и лишений, все еще ноющая рана.

— Я ухаживаю за вами, Филиппа, — тихо сказал он, удостоверившись, что она услышала. Ему было очень важно, чтобы она об этом знала.


Глава 8


Мы научились никогда не купаться в реке, не выставив хотя бы одного наблюдателя. Повсюду было очень много крокодилов. Туземцы говорят, что нет ничего более тихого и спокойного, чем водоем с крокодилом, — пока он не нанесет удар. А тогда нет ничего страшнее.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Беннет сидел в столовой Ховард-Хауса и отрезал ломтики от персика. Клацая зубами и довольно вереща, обезьянка брала кусочки и живо поедала. Правда, весьма неаккуратно. Когда сок и жесткая шкурка персика падали на мебель красного дерева, отполированную до блеска, дворецкий и два лакея в другом конце комнаты по очереди и все вместе издавали негодующие звуки.

— Вы мне напоминаете стадо антилоп, — сказал Беннет, протянув обезьянке очередной кусочек, — или жирафов. Я еще не решил.

Он не считал нужным скрывать неприязнь к Феннингтону и его домашним.

— Животное создает беспорядок, — чопорно пробубнил дворецкий.

— Ты обращаешься к обезьяне или к моему племяннику? — полюбопытствовал маркиз Феннингтон, входя в комнату.

— Вы долго таились в засаде за дверью, поджидая удобный момент?

— Я никогда не устраиваю засад в собственном доме. Хейлинг, вы можете идти.

Дворецкий налил маркизу чаю.

— Слушаюсь, милорд. — Жестом, отослав лакеев, он вышел вслед за ними из комнаты и закрыл за собой дверь.

— У тебя осталось довольно много почитателей, — сказал Феннингтон, разворачивая свежий номер «Таймс». — Должен признаться, я был немного обеспокоен тоном, который избрал капитан Лэнгли, повествуя о твоем участии в экспедиции.

— И поэтому написали такое хорошее предисловие, связывающее меня и вас, — язвительно заметил Беннет, отвесив поклон. — Надо было сначала книжку прочитать, а уж потом соглашаться.

— Откуда мне знать, насколько точны его наблюдения. Возможно, вполне точны.

Беннет со стуком положил нож.

— Вы пытаетесь поставить мне в вину тот факт, что я впервые за семнадцать лет появился в вашем доме, Феннингтон?

— Нет, вовсе нет.

— Кстати, сколько Лэнгли заплатил вам за… связь со мной?

— Пятьдесят процентов всех доходов.

— Очень щедро, — присвистнул Беннет. — А почему так много?

Маркиз вздохнул.

— Полагаю, чтобы я не акцентировал внимание на праве собственности на материалы, отданные тобой на смертном одре. Если бы я поднял шум, Соммерсет мог тоже заявить на них права.

— И Соммерсет имел бы все шансы их получить. — Беннет откинулся на спинку стула, не сводя пристального взгляда со своего дяди. Он весьма смутно помнил этого человека по одному короткому визиту в школу — тогда ему едва исполнилось двенадцать лет. Дядя и тетя тогда заехали только для того, чтобы сообщить, что направляются на праздники в Шотландию и, нет, не берут его с собой. И все. Следующая встреча состоялась три дня назад. — Я немного удивлен, что вы ничего не скрываете.

Феннингтон пожал плечами.

— Я считал, что ты умер, Беннет. И не сделал ничего плохого, разве что промолчал о нескольких листках бумаги, которые могли принадлежать — или не принадлежать — капитану Лэнгли. — Он положил в чай кусочек сахара. — Послушай, тебе обязательно поощрять мартышку портить мою мебель?

— Вы помогли сделать ее известной, — усмехнулся Беннет. — Это одно из неизбежных последствий.

— Ты должен помнить, что, если бы не эта книга, тебя сейчас никто бы уже и не вспомнил. Триумф Лэнгли — это и твоя минута славы. И убери, наконец, эту тварь с моего стола!

Услышав злобный голос маркиза, Керо оскалилась, шерсть на ее спине встала дыбом. Вид разъяренной верветки маркизу явно не понравился, и он вскочил на ноги.

— Следи за своим зверем, или я лично пристрелю его и набью чучело! — выкрикнул он.

— Вы можете попробовать, — лениво ответствовал Беннет, — но я не советую. — Он щелкнул языком, и мартышка сразу успокоилась, забравшись хозяину на плечо. Пристально глядя на дядю, Беннет встал. — Мы продолжим этот занимательный разговор позже. А сейчас мне пора. Джек Клэнси сегодня ведет меня в общество. — Не скрывая сарказма, он криво усмехнулся. — Вот радость-то.

В холле он посадил Керо на вешалку и натянул куртку. Дождавшись, пока хозяин поправит воротник, мартышка снова прыгнула ему на плечо.

— Готова к выходу в свет? — полюбопытствовал он, поигрывая ее хвостом.

— Сэр. — Дворецкий Ховард-Хауса подошел к входной двери и, стараясь держаться как можно дальше от Керо, открыл ее.

— Кузен? Беннет?

Капитан остановился в дверях, оглянулся и увидел мальчика. На его лице явственно читались неуверенность и страх.

— Джеффри?

Будущий лорд Феннингтон стоял на пороге гостиной.

— Вы действительно застрелили леопарда?

— Да.

— А шкуру привезли?

— Да, она в Теслинге. Еще у меня есть ожерелье из его зубов. Оно наверху, в моей спальне. Мбунди говорил, что это ожерелье защитит от зла. Я тебе потом покажу его, если хочешь.

— Папа говорит, что я смогу участвовать в охоте на лис, когда мне исполнится двенадцать.

Беннет понятия не имел, что на это ответить. Сказать, что он считает это жалкой пародией?

— Здорово, — пробормотал он и поспешно вышел. Джек ждал его на подъездной аллее. Он сидел в седле на одном из своих коней, сером Броди, а другого, Юпитера, держал в поводу.

— Я подумал, что тебе это необходимо, — ухмыльнулся он и перебросил поводья Беннету.

— А я еще не решил, буду ли тебя сопровождать, — сказал Вулф, любовно похлопал крупного гнедого по шее и вскочил в седло. — Если «цивилизованный» — высшая характеристика того, куда мы идем, мне это неинтересно.

Джек довольно улыбнулся:

— Доверься мне.

С преувеличенно тяжелым вздохом Беннет устроил Керо у себя на груди и тронулся вслед за другом. На самом деле особых планов у него не было, и это не могло не раздражать. Он привык к тому, что всегда что-нибудь должен сделать: достичь подножия холма до наступления темноты или выяснить, всегда ли определенные виды ящериц имеют ярко-красный окрас или только в брачный период, — но сейчас ему приходится просто ждать. Он должен дождаться появления Лэнгли.

Конечно, еще он должен убедить обитателей Мейфэра, что в обеих его книгах нет ни художественного вымысла, ни преувеличений, в то время как в книге Лэнгли есть и то и другое. И он должен переговорить с членами Африканской ассоциации раньше, чем они проголосуют за финансирование новой экспедиции без его участия.

Для этого приходится быть очаровательным, терпеливым и общительным, хотя гораздо привычнее выяснять отношения с помощью кулаков и луженой глотки. Лондон все же чертовски мал. Маленькое пространство, ничтожные умишки и… ничего нового под солнцем.

Джек свернул в Сент-Джеймсский парк. Беннет взглянул туда, куда показывал друг, и удивленно приподнял бровь. Возможно, под лондонским солнцем все же встречается что-то новенькое.

— Игра в шары на лужайке?

— Очень цивилизованно, ты не находишь? — Он спешился. — И весьма привлекательный набор играющих незамужних молодых девиц.

Беннет не ответил, поскольку заметил ее — Филиппу. Этим утром на ней было очаровательное платье из зеленого муслина с узором из белых цветов и веточек. Просто олицетворение весны. Она что-то сказала сестре, сделала шаг вперед, чуть присела и бросила зеленый шар. Бросок был сильный, и другой шар откатился на край поляны.

— Если кто-нибудь спросит, я показывал тебе окрестности, и на эту компанию мы наткнулись случайно, — сказал Джек. Серый Броди опустил голову и принялся спокойно щипать травку.

Беннет с подозрением уставился на друга.

— А теперь назови мне истинную причину нашего появления здесь. — Он тоже спешился, и Керо заняла привычное место на его плече. — Не то чтобы я жаловался, но интересно.

— Если бы я явился один и стал следить за Оливией Эддисон, это было бы неприлично. Если же нас двое, все вполне невинно. К тому же я более приятен в общении — значит, моего шарма хватит на двоих. И, пожалуйста, держись подальше от Оливии Эддисон.

— Меня совершенно не интересует Оливия Эддисон.

— Вот и хорошо. Да ты ей и не подойдешь. По правде говоря, еще меньше желания отправиться в одну из твоих экспедиций, чем Оливия, испытывает ее сестра.

Беннет замедлил шаг.

— Но почему?

— Флип — очень умная девушка. Самая умная из всех, кого я знаю. Но, как бы это сказать… она слишком привязана к своей библиотеке. Несколько недель назад все мы собирались на рыбалку и долго уговаривали Флип присоединиться к нам. Она отказалась наотрез, заявив, что лучше прочтет книгу о рыбалке, чем пойдет с нами.

Это был чувствительный удар.

— Посмотрите, кто к нам пришел! — пропела Оливия. Она подбежала, схватила Джона и Беннета за руки и потащила к лужайке.

— Я показывал Беннету окрестности, — объяснил Джон. — Мы удивились, увидев вас.

— Я же тебе вчера говорила, что мы будем здесь играть в шары, — сказала Филиппа, и ее волшебные карие глаза обратились на Беннета. — Доброе утро, капитан, Керо.

— Значит, вы специально искали нас? — возбужденно затараторила Оливия. — Это еще лучше. Сэр Беннет, вы должны быть в моей команде, иначе Флип разобьет нас.

— К сожалению, я уже обещал вашей сестре, что присоединюсь к ней, — сам себе, удивившись, сказал капитан. — Возьмите Джека, иначе вы нанесете смертельный удар его чувствам. Он всегда оставался за бортом, когда формировались команды для игры в крикет в университете.

— Капитан, вы помните Вильгельмину Рассел? — тем временем спросила Филиппа. — Вы встречались у Джона в книжном клубе.

Ах да, та девица с физиономией, будто вырубленной топором, до самого подбородка закутанная в муслин, на этот раз синий. Он вежливо поклонился:

— Мисс Рассел.

На ее щеках появилось два красных пятна.

— Сэр Беннет Вулф. Для меня это большая честь.

— А мне казалось, вы назвали меня жестоким дикарем, — усмехнулся он, не в силах справиться с искушением.

— Вот почему я тебя люблю, — усмехнулась Филиппа и потянулась к его плечу, чтобы почесать животик Керо.

— Правда? — внезапно охрипнув, спросил он. С шумом, втянув носом воздух, он ощутил легкий аромат цитрусовых. И снова его охватило желание — острое, всепоглощающее… причиняющее массу неудобств.

— Я говорила о Керо, — прошептала она, и в ее глазах плясали смешинки. — Что же касается вас, скажите: вы умеете играть в шары?

— Нужно отправить зеленый шар как можно ближе к белому. Банк, да?

— Очень хорошо. И вы подаете шар снизу, а не бросаете в игроков.

Вот это да! Она флиртует! Дразнит! Он с самого начала находил ее возбуждающей, но, похоже, это утро станет самым серьезным испытанием для его выдержки.

— Не бросать в игроков, — повторил он, — и не бросаться на них.

Капитан снял Керо с плеча, посадил на ближайшее дерево и дал яблоко.

Игра началась. Филиппа, возможно, и предпочитала книги рыбалке, но в шары она играла мастерски. Не исключено, что ей помогали знания логики и математики. Но ему это было все равно. Он мог наблюдать за ней, что еще можно желать?

Он стоял за ее спиной, когда подошла очередь Вильгельмины катать шары.

— Я хочу снова поцеловать вас, — шепнул он и с интересом уставился на ее щеки — когда же они покраснеют. Не покраснели. А стоять так близко и не иметь возможности дотронуться до нее оказалось сущей пыткой.

Филиппа посмотрела ему прямо в глаза.

— Вас очень долго не было, — так же тихо ответила она. — Я же вам говорила, куда можно пойти, чтобы… утолить свою похоть. Вам нужна женщина, которая знает, что делать.

— Утолить похоть? — переспросил он и негромко засмеялся.

— Да. И не надо смеяться. Вокруг мириады других молодых женщин. Я не понимаю, почему вы поцеловали именно меня.

— Я поцеловал вас, потому что хотел поцеловать вас.

— А вы хотели поцеловать еще кого-нибудь после возвращения?

У любой другой девушки он бы спросил, не ревнует ли она, но Филиппа, казалось, совершенно искренне хочет понять, что он затевает. Любопытство. Эту черту он тоже находил неотразимой.

— Нет.

— Вот видите? Я это и имела в виду. Вы ни с кем не встречались, только со мной. Беннет сложил руки на груди.

— Иначе говоря, будь у меня выбор, вы бы меня не привлекли?

Бездонные, карие глаза удивленно расширились.

— Я вас привлекаю?

— Да.

— В каком смысле? Проклятие!

— Я хочу вас. — В конце концов, Филиппа всегда утверждала, что предпочитает прямоту. — Обнаженную. В моей постели. В любой постели. На полу. Место, в общем, не имеет решающего значения. Только нагота. Ваша и моя.

Филиппа открыла рот, потом снова закрыла. Спустя мгновение она прокашлялась.

— Это… очень скандальное заявление.

— Неужели? Но мне, знаете ли, все равно.

— Это потому, что вы так долго отсутствовали и… Беннет схватил ее за руку.

— Нет, не поэтому. После возвращения я танцевал с тремя десятками самых разных девиц, разговаривал — если, конечно, это можно назвать разговором — еще с пятью десятками. И только вас я поцеловал.

— Но вы не можете погубить меня только потому, что вам так хочется, — тихо сказала она чуть дрожащим голосом. Она высвободила руку и сделала несколько шажков вперед — подошла ее очередь катать шары. На этот раз ее точность оставляла желать лучшего. Потом настал его черед. Беннет, почти не глядя, бросил шар на траву и снова придвинулся к ней.

— Это все, что вас тревожит? Ваша репутация?

— Я не это имела в виду. — Филиппа устремила на него сердитый взгляд. — Существуют определенные действия… и правила. А вы даже ни разу не сказали мне ничего приятного — только что вам нравится мой смех. А теперь хотите… ну, вы сами знаете, чего хотите.

— Действия, — в недоумении повторил Беннет.

— Вы сказали, что ухаживаете за мной. Просто для… Это не очень лестно.

— Позволю себе не согласиться. Дело всего лишь в том, что я не люблю терять время. Формальную сторону ухаживания слишком переоценивают.

— Кто? — решительно потребовала ответа Филиппа. — За мной никогда не ухаживали, поэтому мне трудно судить. А если вы хотите меня видеть только голой, тогда, видимо, это я теряю время. А мне так хотелось поговорить с тем; кем я восхищаюсь.

— Вы восхищаетесь…

— Знаете, я часто представляла себе, каково это будет — поговорить с великим Беннетом Вулфом. Он будет обходительным, очаровательным и остроумным. И не сообщит на четвертый день знакомства, что хочет видеть меня обнаженной и что не желает тратить время на то, чтобы узнать меня лучше.

Беннет пристально уставился на Филиппу, чувствуя себя полным идиотом. С тем же успехом она могла вылить ему на голову ведро воды. Речь шла не о том, что он в Лондоне всего три дня, и даже не о том, что он перед этим провел три года, практически в одиночестве, в Конго. Речь о ней.

— Мне нужно идти, — сказал он, обращаясь к остальным игрокам. — У меня встреча.

— У тебя? — забеспокоился Джон.

— Да. Ты можешь оставаться, поскольку тебя все равно не приглашали. — Он оглянулся и снова отметил смущенное, обиженное выражение лица Филиппы. — Хорошего вам всем дня.

— Мы увидим вас сегодня на ужине? — спросила Оливия.

— Конечно, я помню, ровно в семь, — ответствовал капитан, снял с дерева Керо и направился к Юпитеру.

— И, пожалуйста, не забудьте обезьянку.

Да уж, кто-кто, а обезьянка нравилась всем. Беннет пришпорил Юпитера. Он пока точно не решил, куда направляется, но в его теперешнем настроении, пожалуй, существовало только одно место, куда он мог податься. Кроме Африки, конечно.

Через десять минут Беннет спешился у Эйнсли-Хауса и бросил поводья подоспевшему груму в ливрее. Керо, в начале поездки крепко уцепившаяся за его галстук, ослабила хватку и полезла к нему в карман за орешком. Беннет прошел вдоль величественного фасада дома мимо главного входа к другой, заросшей виноградными лозами двери.

Вытащив маленький ключ из кармана, он открыл дверь и вошел.

— Харви, — приветствовал он одетого в черное слугу.

— Капитан, устраивайтесь поудобнее. Вам что-нибудь нужно?

— Если можно, стакан виски.

— Хорошо, — сказал слуга и отправился выполнять поручение.

— Харви, — окликнул его капитан. — Соммерсет дома?

— Я не видел его светлость сегодня, капитан, — ответил слуга после короткой паузы. — Должен ли я, навести справки?

Беннет покачал головой:

— Нет, в этом нет необходимости. — Ему, конечно, хотелось бы знать, сумел ли лорд Трашелл пробиться в президиум Африканской ассоциации, но с этим он все равно ничего не мог поделать. По крайней мере, сейчас.

— Никак, к нам пожаловал человек с обезьяной! — раздался голос Томаса Истона.

Проигнорировав неприкрытый сарказм, Беннет занял место рядом с книжными шкафами. Кроме него, в клубе нашли убежище еще три человека, но он узнал только Истона. Это его вполне устраивало. Вести беседы, не важно, интеллектуальные, остроумные или пустые, у него не было настроения. Даже с людьми, которые хорошо понимали, в какой трясине они все увязли, вернувшись в Лондон. Истон подвинул стул и сел рядом.

— Дочитал книгу Лэнгли, — сообщил он, осушив кружку пива и жестом попросив Харви принести другую. — Не мог понять, почему вы удостоились королевского приглашения Соммерсета вступить в наш клуб, а капитан Лэнгли — нет.

— Отвали.

— Это я слышал и раньше, — засмеялся Истон. — По крайней мере, люди знают, где вы были. Я имею в виду — плохо вы там работали или хорошо, но вы точно прошли Конго. А что пришлось пережить мне, не знает ни один человек.

— Мне все равно, — сказал Беннет и взял принесенный слугой стакан.

— Да? Но если вы когда-нибудь были на балу, вам не может быть все равно. Все шикарные платья, так украшающие наших прелестниц, это шелк с Востока. Полученный благодаря мне.

Что ж, если чудесное желтое платье, в котором накануне была Филиппа, сшито из восточного шелка, вероятно, действительно следует отдать должное этому человеку.

— Хорошая работа, — кивнул Беннет.

— А вы знаете, — продолжил Истон, — что мусульмане не пьют? Ни одной проклятой капли спиртного! Как, черт возьми, можно иметь дело с людьми, которые не наслаждаются хорошим бренди по вечерам?

— Полагаю, вы собираетесь мне об этом рассказать, — сухо ответил Беннет и сделал глоток виски.

— Вы угадали. Ты не пьешь спиртного, целый чертов год, а потом возвращаешься в Лондон и находишь место, где можешь пить, сколько влезет и бесплатно. — Он взял полную кружку пива и осушил половину.

Беннет с любопытством взглянул на собеседника.

— Ну и как, игра стоила свеч?

— Не пить?

— Притворяться мусульманином целый год. Истон пожал плечами.

— Я лишился целого светского сезона.

— Тогда вы можете насладиться им сейчас. — Керо вскарабкалась по его руке и опустила пальчик в стакан. Попробовав напиток, она возмущенно фыркнула и стряхнула оставшиеся капли на стол. Что ж, участь пьянчужки ей явно не грозила.

— Мне больше нравится, когда девицы снимают с себя эти проклятые шелка. — Коротко хохотнув, Истон сделал еще один большой глоток пива. — Теперь я глазею на красивые платья и напиваюсь. — Он шлепнул ладонью по столешнице. — А взамен мне пришлось только отказаться от моего Бога, моей религии и десятка друзей, которые посчитали, что надеть мусульманское облачение и принять их ислам — святотатство.

— Прекратите ныть, Истон, — раздраженно бросил человек, сидевший в самом центре комнаты. Его длинные волосы отливали рыжиной. — Вы предпочли остаться в живых. Если бы вы сделали другой выбор, нам не пришлось бы сейчас с вами беседовать.

Истон вскочил.

— Послушайте, — с ненавистью выкрикнул он, указав на дверь, — там вы можете быть графом Хеннесси, а здесь вы просто еще один неудачник, такой же, как все мы!

— Неудачник, который не ноет о том, какое несчастье — выжить.

— Джентльмены.

Все головы повернулись к герцогу Соммерсету, быстрыми шагами вошедшему в комнату. На нем была шляпа, в руках — стек. Очевидно, он собирался на верховую прогулку или только что вернулся с нее. Беннет смотрел на него во все глаза. В свои тридцать два года герцог был моложе, чем половина людей в комнате, но вряд ли многие, независимо от возраста, рискнули бы выступить против него.

— Истон снова ноет и жалуется, — сказал граф Хеннесси и вернулся к своей книге и сигаре.

— Это его право, — ответил герцог и перевел взгляд на Беннета. — Я собираюсь на верховую прогулку. Не хотите присоединиться?

— Конечно. — Деятельность сейчас больше подходила его настроению, чем участие в споре. Он встал и посадил Керо на плечо.

— Нужна еще компания? — спросил Истон.

— Нет. Докучайте кому-нибудь другому, — без раздражения ответил герцог.

Они покинули дом через наружную дверь. Юпитер и огромный мерин герцога уже ждали их.

— Вам повезло, что я согласился, — усмехнулся Беннет и сел в седло.

— Я не сомневался, что вы согласитесь. Вы же хотели поговорить со мной. — Герцог легко выскочил в седло и поехал вперед, указывая дорогу. На улице Беннет догнал герцога, и они поехали рядом. Соммерсет вынул из кармана орешек и протянул Керо. От орешка она не отказалась. — Насколько я понимаю, меня приняли в семью, — заметил он.

— Я считал, что единственный ношу в карманах фрукты и орехи.

— В моих комнатах наверху живет громогласный попугай ара, который постоянно болтает всякий вздор. Замолкает он, только когда ест. — Соммерсет несколько минут молча наблюдал за обезьянкой, которая, крепко держась за хозяина, умудрялась очищать орех. — Ловко.

— Видели бы вы, как ловко она вытаскивает из моих карманов насекомых!

Герцог усмехнулся, но его лицо быстро приобрело серьезное выражение.

— Лэнгли в Корнуолле. Его ожидают в Лондоне не позднее вторника.

Меньше чем через неделю.

— Хорошо.

— Сейчас он, наверное, уже знает, что вы живы. Он может сжечь дневники.

— Если он это сделает, я подвергну сомнению сам факт его пребывания в Африке. Пусть предъявит доказательства. У меня, по крайней мере, есть эта мартышка, да еще артефакты и образцы уже прибыли в Теслинг.

— Доказательство его пребывания в Африке в ваших дневниках?

— М-м… нуда.

— Не слишком приятно для Лэнгли.

— Знаете, пусть он мне несимпатичен, но я не бросил бы его умирать в грязной хижине в Богом забытом уголке джунглей.

— Вы проявите должные дипломатические качества в этом вопросе?

— Я не дипломат.

— Но, Беннет, вы же не можете.

— В любом случае я здесь по другой причине. Соммерсет расправил плечи.

— Тогда просветите меня.

— Мне нужен совет.

Герцог удивленно поднял бровь.

— Я теперь ваше доверенное лицо?

— Я не могу разговаривать с дядей или Джеком Клэнси — сразу возникает ощущение, что я ем сырое мясо. В Африке оно мне не понравилось.

— Очень хорошо, так в чем проблема? Теперь начиналось самое трудное.

— Так получилось… что я заинтересовался леди Филиппой Эддисон. — Сказать «я одержим ею» было бы точнее, но Беннету не хотелось произвести впечатление сбежавшего из Бедлама сумасшедшего. А то еще Соммерсет начнет советовать Филиппе, как лучше от него избавиться.

Его светлость пожал плечами.

— Вы племянник графа. В таком союзе нет ничего невозможного.

— Вы немного опережаете события. — Беннет пожалел, что не допил виски в клубе — там осталось еще полстакана! — Я попытался… наладить с ней контакт, но совершенно очевидно, что я меньше похож на джентльмена, чем мужчины, которые ее окружают.

— Чем вы ей так не угодили?

— Я поцеловал ее. Мне показалось, ей понравилось.

— И шептали на ушко всякие милые пустячки?

— Я не знаю никаких проклятых пустячков! — Беннет был готов взорваться, — Обычно женщины сами подходят ко мне, зовут по имени и поднимают юбки.

— Ах, вот как. А вы говорили леди Филиппе, что увлечены ею?

— Да, я сказал, что хочу ее.

Соммерсет достал из кармана еще один орешек для Керо.

— Боюсь, это не одно и то же.

— Совершенно одно и то же! — Беннет с шумом выдохнул. — Никто же не может ожидать, что я буду… сидеть в гостиной, болтать о погоде с ее матерью, держать нить, пока она вяжет… и ждать пять недель, прежде чем дотронуться до ее руки.

— Конечно, это не вопрос жизни и смерти, но ухаживание за женщиной все же важно. Если это именно ухаживание. Если же речь идет о соблазнении, выберите другую женщину. Я спонсировал вашу экспедицию, и вы пытаетесь восстановить свою репутацию. Не губите хорошую девушку из благородной семьи.

— Но…

— Решите для себя, чего именно вы хотите. Вот вам мой совет. Дарите ей цветы, возможно, извинитесь за свою излишнюю откровенность.

— Цветы…

— В приличном обществе это называется букетом, и вряд ли стоит дарить даме чахлый цветок, предварительно объеденный мартышкой.

— Я подумаю.

— Конечно. — Герцог искоса взглянул на Беннета и спросил: — Скажите, а вы никогда не задумывались о том, что, стремясь добиться в жизни как можно большего, многого на своем пути не замечаете, отбрасываете, как ненужный хлам? Уверяю вас, некоторые моменты стоят того, чтобы ими как следует насладиться. И они далеко не всегда связаны с географическими открытиями. Вперед, Хан! — Соммерсет еще раз, усмехнувшись, взглянул на своего собеседника и пустил коня галопом — они как раз выехали на Роттен-роу в Гайд-парке.

Цветы. Поцелуи. Совращение. Ухаживание. Наслаждение. Да, кстати, а чем наслаждаться? Как чертовски много ненужных слов между ним и Филиппой Эддисон. Если бы она не дала понять, что находит его подход оскорбительным, он бы так и продолжал, ни о чем не догадываясь. Очевидно, нужна тонкость, изящество. И выражение восхищения. Но зачем терять прорву времени, если он совершенно точно знал, чего хочет. Непросто все это для такого нецивилизованного человека, как он. Но он был исполнен решимости добиться своего.


Глава 9


По моим оценкам, самый страшный зверь в Африке — это не лев, не леопард и не змея. Это гиппопотам. Он не только непредсказуемый и нетерпеливый зверь, но и к тому же громадный — крупнее быка. Самое страшное, что с большого расстояния непривычному глазу он кажется этаким пухленьким благожелательным симпатягой. Но у этого симпатяги клыки, которыми он может без особого труда перегрызть каноэ пополам. Не думаю, что даже самая обозленная мамаша из общества способна на такое.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— В последний раз повторяю, Оливия, я не знаю, какой напиток предпочитает капитан Вулф! Думаю, подойдет любой, в котором не плавали дикие звери. — Филиппа страдальчески сморщилась и закрыла глаза, но, избавившись от нервического лепета Оливии, позволила другим мыслям завладеть ею, а они не радовали.

Она размышляла, как бы вообще отказаться присутствовать на сегодняшнем ужине. Если она не выйдет из своих комнат, Оливия ей никогда не простит. Более того, Беннет Вулф сразу поймет, что несколько дерзких слов способны обратить ее в бегство. Вряд ли такое поведение можно назвать логичным.

Тот поцелуй. О, тот поцелуй был волшебным. Возможно, в этом и заключалась трудность. Когда Беннет ее целовал, было уже не до логики. Это было… Черт, как же трудно это описать. У нее сводило пальцы, она чувствовала жар в таких местах, о которых леди и говорить-то неприлично, и еще она страстно хотела почувствовать все это снова. Желательно несколько раз.

Но потом явился этот огромный медведь и с изяществом носорога заявил, что хочет видеть ее голой в своей постели или на полу — ему все равно где.

Что же ей делать? Повернуться к нему спиной? Попытаться убедить, что если он хочет поухаживать за ней — а, видит Бог, этого она представить себе не могла, — тогда ему придется следовать определенным правилам. Кстати, а почему он положил глаз именно на нее? Вокруг него вертится столько симпатичных девушек. Может быть, потому что считает ее жалкой и стеснительной? Тогда он заслужил хороший удар в нос.

Открылась дверь, и на пороге гостиной появилась Оливия. На ее красивом лице читалось волнение.

— И вовсе не обязательно кричать на меня, — с порога заявила она.

— Извини. — Филиппа отложила в сторону вышивание. — Я могу тебе чем-то помочь?

— Слава Богу! — воскликнула Оливия и с большим облегчением улыбнулась. — Пойдем со мной в гостиную. Мне не нравится, как расставили стулья, но… в общем, сама увидишь.

— Оливия, ты пригласила двадцать семь человек, причем со всеми ты давно знакома, — сказала Филиппа, поднимаясь по лестнице за сестрой. Она старалась, чтобы ее голос звучал успокаивающе. — Уверяю тебя, им все равно, как расставлены стулья в нашей гостиной.

— Ты ничего не понимаешь. Те, кто будет сидеть дальше всех от сэра Беннета, посчитают, что ими пренебрегли, а те, кто ближе, станут размышлять, не окажется ли его сегодняшняя репутация весомее прежней и как это может повлиять на их положение.

— Ты слишком много думаешь о пустяках.

— Я начинаю думать, что вообще не надо было устраивать этот ужин. Но этот мужчина просто неотразим. — Оливия прижала руки к груди. — Опять же хороший доход отнюдь не маловажен… если, конечно, Принни не разозлится и не лишит сэра Беннета всего.

— Беннет никому не давал повода злиться, — ответила Филиппа. Возможно, кроме нее. Но ведь их последнюю беседу никто не слышал.

— Да еще мама, — продолжила Ливи, оглянувшись. — Представляешь, она собирается сидеть с нами! Как ты думаешь, она достаточно хорошо себя для этого чувствует?

Филиппа немедленно догадалась, в чем дело. Тяжело вздохнув, она пробормотала:

— Я посижу с мамой и позабочусь, чтобы она не слишком устала.

Оливия бросилась к сестре и чмокнула в щеку.

— Ты ангел, Флип. Теперь хотя бы об этом я могу не беспокоиться.

Внизу послышался приглушенный шум, открылась входная дверь, и Филиппу охватил жар, тут же сменившийся ледяным холодом. Она сумела сохранить самообладание, лишь напомнив себе, что гости начнут собираться через двадцать минут. Что же ей делать? Хорошо бы она не грохнулась в обморок или ее не стошнило от нервного напряжения, когда он войдет в комнату.

— Я старался по-модному опоздать, — с подчеркнутой медлительностью проговорил лорд Джон Клэнси, — но, очевидно, все остальные еще большие поборники моды, чем я.

Филиппа глубоко вздохнула и открыла глаза. С улыбкой на лице она поспешила к гостю.

— Привет, Джон. Я бы сказала, что ты по-модному вовремя. Ты один?

Клэнси усмехнулся:

— Мой знаменитый друг сбежал из Клэнси-Хауса в дом своего дяди. — Взгляд его красивых зеленовато-серых глаз скользнул в сторону и остановился на Ливи. — Добрый вечер, леди Оливия.

Оливия безразлично помахала рукой.

— А, это ты, Джон, молодец, что пришел. — Она вернулась к пересчету стульев.

— Но ты же сама меня пригласила! — Сжав губы, он приблизился к ней. — Чем я могу помочь?

— Я думаю, что, если поставить стулья в ряд, это будет слишком официально, а если в беспорядке расставить в разных местах комнаты — некрасиво.

— Возможно, лучше поставить их полукругом. Ливи заулыбалась.

— Конечно, так будет лучше всего. Ты такой душка, Джон. Помоги мне, пожалуйста. Филиппа сегодня капризничает. Она мне совершенно не помогает.

— Ничего подобного, — с достоинством ответила Филиппа. — Просто у тебя каждые две минуты меняется настроение. А у меня от этого кружится голова.

Криво улыбнувшись, Джон принялся расставлять стулья полукругом, обращенным к восточной стене гостиной. Мгновение спустя Оливия шепнула на ушко сестре:

— Раз Джон уже здесь и от него значительно больше пользы, чем от тебя, почему бы тебе, не пойти переодеться к ужину?

— Но я уже переоделась!

— Прошу тебя, Филиппа, это же не очередное заседание твоего книжного клуба.

Филиппа хмуро посмотрела на свое платье из голубого муслина.

— Что не так с моей одеждой? Ее сестра обреченно вздохнула.

— Ничего. Если ты не видишь никаких недостатков — значит, ничего. — Она крепко обняла Филиппу. — Ты проверишь, вовремя ли будет готов ужин?

— Конечно.

Филиппа поспешила на кухню, чтобы поговорить с кухаркой, потом медленно направилась обратно в гостиную.

Оттуда уже слышались оживленные голоса. Насколько она могла разобрать, Соня Деприс и ее сестра приехали вместе с Генри Камденом и сестрами Элрой. Она на несколько секунд остановилась и оглядела свое платье. Проклятие! Оно годилось для небольшой дружеской вечеринки. Впрочем, никто из гостей, кроме Джона, даже не заметит ее присутствия.

Все, хватит об этом! Глубоко вздохнув, она решительным шагом вошла в комнату и села у стены. Гости Оливии прибывали небольшими группами. Все они были приятными людьми, и Филиппа их знала, но не могла придумать, о чем с ними можно говорить, кроме погоды. Ну, быть может, о погоде и Беннете Вулфе, но о нем говорить ей не хотелось. По крайней мере, сейчас.

— Ты дважды танцевала с сэром Беннетом, — сказала Соня, остановившись перед ней.

Филиппа растерянно заморгала. Слишком резко ее оторвали от размышлений.

— Правда?

— Вчера никто не танцевал с ним больше одного танца. Как тебе это удалось?

— Понятия не имею, — ответила Филиппа, постаравшись изобразить недоумение.

— И он дал тебе подержать мартышку. И присоединился к твоей команде при игре в шары. Должно быть, ты лучше других знаешь, что ему нравится, а что нет.

— Соня, я…

Мисс Деприс взяла ее за руку.

— Ты не можешь, просто не имеешь права приберечь эту информацию для Ливи. Это несправедливо по отношению ко всем нам. Мы все хотим иметь одинаковые шансы его очаровать. Разве ты думаешь иначе?

— Я… да… то есть, нет, конечно. Но только я ничего не знаю.

— Да? С трудом верится. Но ты, по крайней мере, должна сказать, о ком из нас он говорил больше.

— Мы не беседовали с капитаном Вулфом о женщинах. — Филиппа высвободила руку и сделала вид, что целиком поглощена расстановкой стульев.

Подруги Ливи совершенно не принимали ее в расчет. Им и в голову не приходило, что Беннет Вулф может проявить внимание именно к ней. Она даже почувствовала искушение рассказать Соне о поцелуе.

— Он пришел! Он здесь!

Филиппа даже подпрыгнула от неожиданности, услышав этот приглушенный возглас Оливии. Видимо, она, и сама не осознавала, насколько сильно напряжена. И с преувеличенным усердием Филиппа занялась перестановкой стульев.

— Добрый вечер, сэр Беннет!

— Как приятно вас видеть!

— Как зовут вашу обезьянку?

После первых приветствий в комнате воцарилось странное молчание, и Филиппа нахмурилась, надеясь, что он в этот момент не смотрит на нее в упор. Она репетировала про себя сердечное, но индифферентное приветствие, когда, обернувшись, увидела его совсем рядом. Ее плеча коснулась рука, и она оцепенела.

— Добрый вечер, леди Филиппа.

С трудом, обретя способность соображать, она увидела букет роз. Букет был очень большой, а розы — ярко-красными. Какой-то момент она молча взирала на букет. Ей никто и никогда не дарил цветов. Тем более красных роз. В конце концов, ей удалось оторваться от ярких представителей местной флоры и взглянуть на высокого темноволосого человека, который ей их протягивал. По выражению его лица она не могла сказать, забавляется ли он или, наоборот, крайне раздражен, но его глаза цвета джунглей оставались напряженными.

— Зачем это? — пролепетала она, и ее голос дрогнул. Все присутствующие, включая ее родителей, в немом изумлении смотрели на нее.

— Чтобы извиниться за оскорбление, которое я мог вам нанести, — спокойно сообщил он и слегка наклонил голову, — и чтобы поухаживать за вами, — продолжил он уже более нежным голосом. — Говорят, нужно совершать определенные действия и дарить цветы.

— Ухаживать… за мной? — пискнула Филиппа. Похоже, голос напрочь отказался ей повиноваться.

— Нуда, — кивнул Беннет, и его губы скривились в слабом намеке на улыбку. — Поухаживать за вами.

Все вокруг нее поплыло, лишилось четких очертаний, к ней устремились какие-то фигуры, зазвучали громкие голоса. Последнее, что она успела увидеть, — это падающий на пол букет, который отбросил Беннет, чтобы подхватить ее. Жалко. Цветы были очень красивые.

Боже правый, он убил ее! Беннет подхватил Филиппу на руки и, краем глаза заметив спешащую к ним Оливию, отрывисто спросил:

— Куда ее?

— Сюда, пожалуйста. — Оливия побежала к двери. Беннет не отставал. Он слышал шепотки гостей за спиной и более громкие, рассерженные голоса хозяев дома.

Керо протянула лапку и похлопала Филиппу по щеке — она делала то же самое, когда беспокоилась о нем. Очень странно, но обезьянка, похоже, приняла эту маленькую чаровницу с каштановыми волосами. Войдя в малую гостиную, он подошел к дивану и осторожно опустил Филиппу на подушки.

Он нехотя выпустил ее из рук, сделал шаг назад и едва устоял на ногах, отброшенный рукой маркизы:

— Как вы посмели?

— Отойдите от моей дочери, негодяй! — проревел маркиз, проталкиваясь вперед.

Беннет выпрямился во весь рост — это дало ему возможность взглянуть на отца Филиппы сверху вниз.

— Я не сделал ничего недостойного — всего лишь выразил намерение поухаживать за вашей дочерью. — Он снова окинул взглядом неподвижно лежащую фигурку. — С перспективой женитьбы, если вы не поняли. Что из этого, по-вашему, делает меня негодяем?

— Замолчите, — выкрикнула маркиза, — и убирайтесь прочь из этой комнаты! Здесь могут остаться только члены семьи.

Прищурившись, Беннет колебался достаточно долго, чтобы все окружающие поняли: им ни за что не удастся силой выдворить его, если только он не уступит сам. Потом он поклонился и вышел в коридор.

Кто-то толкнул его к стене. Керо убежала, тявкая как собака, и уселась на ближайшем канделябре.

— Ты идиот, — донесся до него яростный голос Джека. — Что, дьявол тебя побери, ты творишь? Да тебя впору в клетку запереть!

Беннет высвободился и, в свою очередь, отпихнул Джека.

— Перестань толкаться, — проворчал он, — и оскорблять меня.

— Я знаю, что ты постоянно лезешь прямо в пекло, но никому не позволено нарушать правила и плевать на приличия. И никто не может играть людьми. Тем более Флип.

— Но я вовсе не… Постой, что ты имел в виду, сказав «тем более Флип»? — Беннет прищурился. Из всего, что говорил Джек, было ясно, что он интересуется другой сестрой. Если же нет, у них возникнут разногласия… И очень большие.

— Я имею в виду, что она… странная. Ты же разговаривал с ней и знаешь это. Она замечательная, но шансов у нее нет. Все ждут, когда Ливи сделает свой выбор, и тогда, может быть, один из оставшихся за бортом джентльменов женится на Флип. Поставь ее в глупое положение, и она останется старой девой.

Похоже, никто не понимал серьезность его намерений. Он принес цветы, потому что они были ей нужны, а ему была нужна она. И все. Конец.

— Я принес проклятые цветы и заявил о своих намерениях. Все остальное касается только Филиппы и меня.

— Одно дело быть чуждым условностей, Беннет. Я-то знаю, что тебя, можно сказать, воспитали волки. И совсем другое — быть девственницей. Ты знаешь, как со всем этим справиться? — Джек посмотрел в сторону гостиной, откуда доносились возбужденные голоса.

— Что ты хочешь от меня услышать? — прошипел в ответ Беннет, тоже покосившись в сторону гостиной. — У меня были женщины на самых разных континентах. Я знаю, как уложить женщину в постель. Для других целей я их никогда не использовал. — До сих пор. Что бы он ни хотел от Филиппы, это не заканчивалось и не начиналось в спальне.

— Если ты хочешь просто затащить Филиппу в постель, тебе придется иметь дело со мной, мой дорогой друг. Я не позволю, чтобы ты погубил ее или причинил ей боль. Понятно?

Первым побуждением капитана Вулфа было, как следует вмазать Джеку по физиономии. Он даже сжал кулак, но потом опять расслабил пальцы. Он видел, как они увлеченно беседовали. Скорее всего, Джек был одним из ее немногочисленных друзей.

— Ты хороший парень, Джек, но неужели у тебя нет ни капли доверия ко мне?

Итак, он всего лишь попытался следовать общепринятым правилам, чтобы получить Филиппу, а его обругали, оттолкнули и пригрозили. В этот момент он никак не мог решить: действительно ли он отсутствовал в Лондоне слишком долго? Или, может быть, недостаточно долго? Выйти из этого дома, и вернуться в Ховард-Хаус было бы самым мудрым решением в ответ на всю эту бессмыслицу. Но ведь он почетный гость, из-за которого, собственно, и устроен ужин. Вряд ли стоило злить Оливию — это никак не поможет получить ее сестру.

Беннет выругался и принялся мерить шагами коридор. Откуда ему было знать, что доселе такая практичная и логичная Филиппа Эддисон лишится чувств, получив несколько цветов?

— Она хочет вас видеть. — Леди Оливия стояла на пороге маленькой гостиной.

Господь милосердный! Это звучало так, словно он своими руками отправил ее на смертное ложе. При всем своем раздражении он почувствовал некоторое облегчение. Хорошо, что с ней все нормально, и она хочет его видеть. Бросив еще один неприязненный взгляд на Джека, он вернулся в комнату, из которой его только что выгнали.

К его огромному облегчению, Филиппа сидела на диване. Ее родители с непроницаемыми лицами стояли рядом, всем своим видом показывая, что никуда не уйдут.

— Я жива, — вежливо сказала она, с трудом изобразив улыбку. Беннета не могла не встревожить ее бледность.

— Мне сказали, что цветы — вполне приемлемый способ наладить контакт с девушкой, которая мне нравится, — сообщил он, остановившись в двух шагах от дивана. — Я, конечно, это и сам знал, но просто не подумал.

— Мои родители считают вас человеком одиноким и заблуждающимся, — отметила Филиппа.

Он через плечо взглянул на застывших словно изваяния мужчину и женщину.

— Возможно, родители позволят нам поговорить несколько минут наедине?

— Вам должно быть стыдно, капитан, таким образом начинать ухаживания за моей дочерью! — заявила маркиза и скрестила руки на груди.

— Мама, пожалуйста, позволь нам поговорить. Уверяю тебя, ничего не случится. Все знают, что он здесь.

Окинув капитана еще одним долгим неприязненным взглядом, маркиза, наконец, кивнула:

— Пять минут. — И она величественно выплыла из комнаты. Маркиз шел за ней по пятам.

Дождавшись, пока закроется дверь, Беннет заговорил.

— Мне должно быть стыдно, что я заинтересовался вами? — спросил он.

Филиппа сделала глоток воды и взглянула на своего собеседника снизу вверх.

— Сегодня утром вы объяснили, какая именно часть меня, вас больше всего интересует. Я нахожу это оскорбительным.

— Это я уже понял, — ответил он и стиснул зубы. — А цветы тут при чем?

— Послушайте, Беннет, вы же не в джунглях выросли. Неужели не знаете, что означают красные розы?

— К вашему сведению, я провел больше времени вне Англии, чем в ней, а моя мама умерла раньше, чем успела дать мне уроки флористики. Красные розы. Красные — потому что это цвет страсти. А розы — потому что пахнут.

— Они означают любовь, а если их десять тысяч штук, они означают…

— Но их только две дюжины, а не десять тысяч.

— Мне показалось, что их гораздо больше, когда вы швырнули их мне в лицо.

Нахмурившись, он подошел ближе. — Я ничего не швырял. Я сказал, что намерен за вами ухаживать, и хотел отдать их вам.

Филиппа встала, продолжая сжимать в руке стакан — должно быть, для самозащиты.

— Я сбита с толку, — объявила она.

— Я тоже.

— Я имею в виду другое. То, что вы сказали мне утром, очень интимно. Об этом может идти речь только между двумя людьми. А две дюжины красных роз, врученные перед двумя дюжинами собравшихся на ужин гостей, — это уже не интимно. Это говорит о том, что ваши намерения… честны… достойны.

— А если они действительно честны? — Беннет был разочарован и раздражен, и, тем не менее, происходящее начало его забавлять. Он был прав, назвав эту девушку загадкой.

— Но вы же меня не знаете! Как же вы можете утверждать, что хотите за мной ухаживать? Мне не нравится мысль, будто я настолько проста и предсказуема, что через пять дней — ваши первые пять дней в Лондоне после трехгодичного отсутствия — вы смогли указать на меня и сказать: «Да, я беру эту».

— Все не так…

— Вы должны были сначала что-то сказать. Я уже говорила, существуют определенные действия… шаги… Вы везете меня на прогулку, танцуете со мной больше двух танцев, вы…

— Я же пытался!

— На многих балах, а не на одном-единственном, — возразила она. — Вы говорите, что находите мою внешность, по крайней мере, удовлетворительной, вы приглашаете меня посидеть и поболтать, вы…

— Но это же все ерунда!

Филиппа несколько мгновений молчала, потом вздохнула.

— Ну, тогда вам придется подарить эти цветы кому-нибудь другому.

Беннет сделал еще один шаг. Теперь он находился достаточно близко, чтобы взять у нее из рук стакан и отставить в сторону.

— Филиппа, три года я был поглощен только одним — своими исследованиями. Потом я два месяца боролся за жизнь. Теперь я делаю все от меня зависящее, чтобы организовать и возглавить другую экспедицию. Я не могу позволить себе терять время. В тех местах, где я был, нерешительность смертельно опасна. Поймите, время слишком дорого, чтобы тратить его на пустую болтовню и красивую ложь.

— Тогда почему…

— Почему я должен говорить, что нахожу вас — как вы сказали — удовлетворительной, если считаю вас обворожительной? Почему я должен совершать с вами круги вокруг какого-нибудь чахлого парка, если хочу пробовать вас на вкус и держать в своих объятиях?

— Боже правый! — Филиппа снова побледнела и ухватилась за спинку ближайшего стула. — Вы не можете подобным образом глумиться над правилами!

Беннет уставился на нее долгим внимательным взглядом.

— Иными словами, вас не устраивает нечто совсем другое. Вы не отвергаете мои ухаживания, даже возможность быть соблазненной мной, — медленно проговорил он. — Вас не устраивает, что я делаю это неправильно.

— Что ж, если не считать полного недоверия к тому, что искатель приключений может находить меня обворожительной, полагаю, дело именно в этом.

— Тогда мне остается сказать вам две вещи. Первая заключается в том, — сказал он, беря ее за руки, — что я действительно считаю вас обворожительной.

Он скользнул руками по плечам Филиппы, потом резко притянул ее к себе и поцеловал. Он почувствовал ее напряжение, но потом ее губы расслабились, и она неумело ответила на поцелуй. Его захлестнул целый вихрь чувств, когда она неуверенно ухватилась нежными пальчиками за отворот его сюртука.

Беннет перевел дыхание и начал целовать чувствительные уголки ее губ. Потом снова впился в ее рот, раздвинул языком губы, исследуя глубины рта. В конце концов, он на секунду оторвался от своего занятия и хриплым шепотом спросил:

— Вы собираетесь снова лишиться чувств?

— Непременно, — заверила она подрагивающим голосом, — особенно если вы не перестанете себя так вести.

Капитан улыбнулся.

— Вы действительно так считаете?

Филиппа тихо засмеялась и шепнула, касаясь губами его губ:

— Вы негодяй, сэр.

— Вероятно, вы правы, но я обещал сказать две вещи, а сказал только одну. Вторая же заключается в том, что если вы хотите видеть меня истинным джентльменом, неукоснительно следующим вашим правилам, вам придется убедить меня в целесообразности этого.

— Беннет!

— Потому что в данный момент я не могу не думать, что целовать вас намного приятнее, чем болтать о погоде. — При этом он привлек ее ближе к себе, и она почувствовала, как сильно он заинтересован в продолжении этого спора.

Дверь с грохотом распахнулась.

— Пять минут про… Флип, немедленно убери руки от этого человека!

Филиппа уже достаточно пришла в себя, чтобы залиться краской. С большим опозданием она сжала кулачки, уперлась ими в грудь Беннета и попыталась его оттолкнуть. Тот удивленно поднял бровь, но отступил.

Маркиз и его супруга выглядели так, будто все это время спорили, кто из них нападет на него первым.

— Что вы себе позволяете, капитан? — в конце концов, требовательно спросил маркиз.

Беннет украдкой взглянул на Филиппу.

— Я…

— Это было недоразумение, — вмешалась Филиппа. — Дело в том, что в Египте красные розы — знак уважения, и ничего более.

— Здесь не Египет, — фыркнул маркиз. — И я подозреваю, что сэр Беннет точно знает, какой смысл имеют красные розы. А также возможные последствия своего неслыханного поступка — подарить молодой девушке красные розы, да еще в присутствии гостей!

— Должен признаться, я все же не вполне понимаю, из-за чего поднялся такой шум, — ответил Беннет, — но, уверяю вас, никакого недоразумения не было. Во всяком случае, с моей стороны. Я уже сказал, что намерен ухаживать за Филиппой.

— Вы… да вы… — взорвался маркиз, — с чего вы взяли, что получите все, что хотите?! Вы не можете просто сказать такие вещи и ожидать, что они будут безоговорочно приняты. Вы не спрашивали разрешения у родителей!

Беннет пожал плечами.

— Меня интересуют только чувства Филиппы ко мне.

— Вы нецивилизованная личность, сэр, — чопорно произнесла маркиза.

— Да, я знаю, мне уже говорили.

— Я не позволю втянуть нашу Флип в скандал. Она не готова столкнуться с осуждением общества. Полагаю, и у вас есть причины не выставлять себя глупцом. — Маркиз с трудом перевел дух. — Поэтому мы действительно скажем всем, что произошло недоразумение.

— Сегодня мы назовем розы… шуткой, розыгрышем, — сказала Филиппа. Она подошла к капитану и взяла его под руку. — Потому что сегодня утром на лужайке я похвасталась, что меня ничто не может вывести из равновесия. Друзья Ливи поверят.

— А завтра? — скептически поинтересовался лорд Лидс, не сводя глаз с руки дочери, лежавшей на руке капитана Вулфа.

— До завтра у нас будет достаточно времени, чтобы подумать о возможных последствиях, — ответила она. — И если Беннет всерьез хочет за мной ухаживать, то повезет меня на прогулку.

Беннет с изумлением посмотрел на нее. Она была застигнута врасплох, но не потеряла присутствия духа. И если он не хочет, чтобы перед ним закрылись двери этого дома, придется ей подыграть.

— Очень хорошо, — улыбнулся он.

— Тогда вернемся к гостям, — заявила маркиза. Выражение ее лица слегка смягчилось. — Рассказывайте ваши сказки, но постарайтесь не ставить Оливию в неловкое положение перед друзьями.

Все семейство направилось к двери. Беннет схватил Филиппу за руку, вынудив ее замедлить шаг, и прошептал на ухо:

— После того как вы сегодня отвечали на мои поцелуи, вам лучше завтра даже не упоминать о недоразумении. Особенно если вы заставляете меня пригласить вас на прогулку.

Он почувствовал, как сильно она дрожит.

— Если только родители позволят мне снова увидеться с вами, мне придется преподать вам несколько уроков хорошего тона.

Беннет, усмехнувшись, погладил ее пониже спины, и она опрометью выскочила из комнаты. «Мне тоже есть чему тебя научить, Филиппа».


Глава 10


Когда девушка из племени тнгула достигает совершеннолетия, то становится в круг своих соплеменников, и они начинают плевать в нее семенами финиковой пальмы, тем самым обеспечивая ее плодовитость. Я, конечно, вижу символизм, но на практике туземцы плюются с таким энтузиазмом, что бедная девушка оказывается с ног до головы в слюне и синяках и вовсе не горит желанием выйти замуж за кого бы то ни было. Возможно, было бы лучше подарить ей мешочек семян. Но кто я такой, чтобы идти против традиций?

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Хейлинг, я же прошу совсем немногого. — Беннет изо всех сил пытался, чтобы его голос звучал ровно и по возможности дружелюбно. — Просто держи кусочек яблока, и она возьмет его пальчиками.

— Она меня укусит, — еле слышно пролепетал дворецкий Ховард-Хауса, крепко сцепив руки за спиной.

— Керо не укусит тебя, если не подумает, что ты укусишь ее.

— Я не стану ее кусать.

Беннет перевел дыхание. Проклятие! Он вовсе не хотел избавиться от обезьянки. Ему нужен был человек, способный присмотреть за Керо в течение одного-двух часов, не больше. Ухаживать за Филиппой — процесс и без того сложный, а если еще мартышка будет прыгать и верещать вокруг, ему вообще никогда не удастся подойти к девушке достаточно близко, чтобы поцеловать.

— Я знаю, что ты ее не укусишь. Но теперь надо, чтобы и она в это поверила. А ты выглядишь слишком уж свирепым.

На самом деле дворецкий выглядел так, словно вот-вот обмочится, но никого другого у Беннета на примете не было.

Феннингтон уже пригрозил, что застрелит мартышку и сделает из нее чучело, а остальные слуги Ховард-Хауса еще больше опасались Керо, чем дворецкий.

— Тебе придется присматривать за ней не больше часа-двух.

— Посадите ее в клетку. Тогда она никому не причинит вреда.

— Нет, — резко отчеканил Беннет и предложил Керо яблоко. — Она не будет сидеть в клетке. Никогда.

— Тогда вы уж извините, сэр Беннет, но все богатства мира не заставят меня посадить эту зверюгу себе на плечо.

— Давайте я посмотрю за ней. — Беннет резко обернулся и увидел щуплую фигурку своего кузена. Мальчик подошел неслышно. Его подбородок был высоко вздернутf он был явно напряжен, но, тем не менее, не отступил. — Если вы уверены, что она меня не укусит, я посмотрю за ней.

Это было неожиданно.

— Ты считаешь, что сможешь последить за ней час-полтора?

— Нет, он не сможет. — К мальчику подошел Феннингтон. — Это животное бешеное.

— Но, отец, это же Керо. В книге капитана Лэнгли сказано, что она однажды спасла экспедицию.

Тот факт, что Лэнгли включил этот эпизод в книгу, не переставал удивлять Беннета. Нахмурившись, он слегка взъерошил темные волосы мальчика.

— Спасибо за предложение, Джеффри, но я подумал, что Керо лучше будет отправиться со мной. Возможно, когда мы вернемся, ты захочешь погулять вместе с нами.

— С радостью!

Беннет взял у Хейлинга свою шляпу и поднял сумку, присланную из Теслинга. Что ж, значит, обезьянка будет с ним. Филиппе она вроде бы нравится, да и Керо не имеет ничего против леди Филиппы.

— Тогда желаю всем хорошего утра.

Как только он забрался на высокое сиденье и уложил под него сумку, Керо спрыгнула с его плеча, быстро обследовала коляску и с удобствами устроилась прямо за его спиной. Кивнув груму, придерживавшему нетерпеливо приплясывающего великолепного гнедого, Беннет взял вожжи, и очень скоро фаэтон отъехал от крыльца.

Накануне вечером он, стиснув зубы, выдержал оживленный рассказ Филиппы о том, что розы — это шутка. Больше всего его раздражало и возмущало то, что все ей поверили. Очевидно, никто не ожидал, что Филиппа Эддисон может выйти замуж, и еще меньше, что кто-то будет упорно добиваться ее расположения. Впрочем, все это лишь подстегивало его решительность.

Его тревожила лишь мысль о том, что Филиппа сама не принимает его слова всерьез. Вообще-то он не каждый день признается женщине, что желает ее, поэтому у него были все основания почувствовать себя оскорбленным такой реакцией.

Когда Беннет подъехал к Эддисон-Хаусу, маркиз и Филиппа уже стояли на крыльце. Она снова была в желтом и выглядела, словно солнышко в теплый летний день. Остановив фаэтон, Беннет не смог сдержать улыбку — она была прелестна.

— Вы только посмотрите, он привез с собой мартышку, — проворчал лорд Лидс.

— Я хотел оставить ее, — ответил Беннет, — но она еще ни с кем не познакомилась достаточно близко.

— Но и компаньонкой ее вряд ли можно назвать, — сообщил лорд Лидс, — а коляска у вас двухместная.

— Папа, — вмешалась Филиппа, коснувшись руки отца, — учитывая, что это я велела Беннету отвезти меня на прогулку, думаю, он справился.

— Даже без насилия, — пробормотал Беннет.

— Видишь, он даже поводья ослабить не может, иначе лошадь понесет. По-моему, и моя добродетель, и репутация в полной безопасности.

— Они были бы в большей безопасности, если бы ты осталась дома.

Филиппа приподнялась на цыпочках и чмокнула отца в щеку.

— Да, но тогда под вопросом окажется моя психика. Беннет подал ей руку и помог сесть в коляску. Только почувствовав ее пальцы в своих, он немного расслабился. Это было безумие, она довела его до безумия, и произошло это в тот момент, когда он услышал ее голос. Только в ее присутствии он чувствовал себя свободным от неприятностей, следовавшим за ним по пятам из Африки.

— Куда мы поедем? — спросила Филиппа, чопорно сложив руки на коленях.

— Это была ваша идея. Вы и решайте.

— Ну что ж, меня никто раньше не возил кататься. Кажется, Ливи нравится Гайд-парк, но там слишком много народу. — Она посмотрела в сторону. — Как насчет Хэмпстед-Хит?

Беннет повернул коляску на дорогу, ведущую в северном направлении.

— Пусть будет по-вашему. — По слухам, на пустоши иногда появляются разбойники, но он сомневался, что кто-нибудь рискнет напасть на него и Керо при свете дня. Филиппе захотелось в более уединенное место. Ей решать.

Открыв маленький зеленый ридикюль, Филиппа достала орешек.

— Можно?

Его губы скривились в усмешке.

— Если она видела его, лучше отдайте, иначе я не отвечаю за последствия.

Мягко улыбнувшись, Филиппа протянула орех обезьянке. Керо быстро схватила его.

— Она не качается на хвосте?

— Нет. Это только обезьяны из Америки. — На какое-то время Беннет сконцентрировался на управлении коляской — движение оказалось довольно-таки напряженным. — Какая длительность поездки считается приличной в процессе ухаживания, прежде чем мы перейдем к разговору о парках и погоде?

— Я ничего не говорила о погоде, — усмехнулась Филиппа, — но это хорошая идея.

— М-м…

Она несколько минут молча смотрела по сторонам, и лишь нервные движения ее рук говорили о том, что она напряженно о чем-то думает. Беннет спокойно ждал. В конце концов, она заерзала на сиденье и повернулась к нему.

— Зачем вы это делаете?

— Что вы имеете в виду? Зачем я разъезжаю по округе в коляске? Так ведь вы меня заставили.

— Не надо оскорблять меня, Беннет. Вы очень хорошо понимаете, о чем я говорю.

Он не имел никакого опыта в обращении с чувствами и не вполне понимал сам себя, но ему нравилась ее прямота.

— Я сказал еще вчера: хочу поухаживать за вами.

— Прекратите это повторять! Очень уж глупо звучит! Беннет нахмурился.

— Ухаживание не глупо. Просто я, наверное, что-то не так делаю. — Он скосил глаза на свою спутницу.

— Откуда, черт возьми, мне знать? — Филиппа сжала кулачки, потом ее руки снова расслабились. — Я не хочу показаться дурой или напрашиваться на комплименты, но, если честно, Беннет, почему я? За моей сестрой увиваются все лондонские кавалеры, а вас окружает целая толпа девиц, которые с радостью ответят на ваши ухаживания.

— Вот почему я не хотел ехать с вами на эту чертову прогулку, — проворчал он и натянул вожжи, остановив гнедого. Сзади раздались возмущенные крики, которые он проигнорировал. — Я знал, что вы будете сидеть и задавать сотни вопросов, а если у меня не будет ответа, вы… вы убежите. Какие же у вас есть недостатки, не позволяющие заинтересоваться именно вами?

— Поехали, — сказала она.

— Нет.

Филиппа оглянулась на выстроившуюся за ними шеренгу колясок и экипажей.

— Беннет, прошу вас, поехали.

— Ответьте на мой вопрос. Она побледнела.

— Я уже ответила. Пожалуйста, поехали!

До крайности раздраженный, Беннет взмахнул вожжами, и гнедой устремился вперед оживленным галопом.

— Вы сказали мне, что ваша сестра прелестна, что вы небольшого роста и что говорите скорее прямо, чем тактично. Не думаю, что это вас как-то дискредитирует.

— Но…

— Подождите. — Ему пришла в голову другая мысль, заставившая нахмуриться. — Вы так яростно протестуете, поскольку считаете, что с вами что-то не так или что-то не так со мной?

— С вами? С вами все в полном порядке. Вы, Беннет… совершенны.

Он громко фыркнул.

— Если не считать того, что я вполне могу оказаться дешевым фигляром. Может быть, я трус, радующийся, что ему удалось уцелеть, всего лишь выйдя из дома на людную улицу? — Беннет еще раз пристально на нее посмотрел. — Дело в этом? Вы поверили вздору Лэнгли?

Филиппа слегка расслабилась. Не приходилось сомневаться, что ей легче говорить о книге, чем о своей жизни.

— Книга капитана Лэнгли очень хорошо написана… по большей части.

Такое заявление не могло не насторожить.

— По большей части? Что вы имеете в виду? Она состроила гримаску.

— Вы же знаете, я читала ваши книги. И не по одному разу. Я могла бы поклясться, что некоторые отрывки из книги капитана Лэнгли написали вы… очень многие отрывки, по правде говоря. За исключением тех, где все изменилось. Драматизм превысил все мыслимые пределы, и капитан Лэнгли стал героем, а вы… нет.

— Что это значит для вас?

Не ответив, Филиппа полезла в ридикюль, вытащила еще один орех и протянула Керо. Потом она выпрямилась и чинно сложила руки на коленях.

— О чем это говорит вам? — наконец спросила она. — Я не думаю, что Беннет Вулф вернулся в Лондон без всякой причины. Вам здесь не нравится. И вы не упоминали о намерении написать книгу, о своих собственных приключениях в Конго. Вы стараетесь изо всех сил не высказывать своего мнения о книге Лэнгли.

В жизни Беннета редко случались моменты, когда он лишался дара речи. Это был один из них.

— Лэнгли украл мои дневники, — спокойно сказал он. — Я был ранен, не мог встать с койки. Он вошел, сказал, что позаботится о моих дневниках и записках, пообещал, что они непременно попадут туда, где окажутся наиболее полезными. После этого он уплыл вниз по реке без меня. Я вернулся в Лондон за ними. У меня и в мыслях не было, что он объявил их своими и превратил в эту проклятую книгу.

— Боже правый, — прошептала она. — Что вы теперь собираетесь делать?

— Лэнгли вернется в Лондон на следующей неделе. Мы с ним все урегулируем.

— Звучит угрожающе.

— Да? Ну, я же не слишком цивилизованный человек. — Он повернул коня на дорогу, идущую через Хэмпстед-Хит. — И я был бы очень благодарен за объяснение, что я все-таки делаю неправильно. С вами.

— С чего начать? — едва слышно пробормотала она.

— Я все слышу.

Филиппа снова подняла взгляд на Беннета.

— Очень хорошо, — громко сказала она. — Тогда начнем с самого очевидного. Какова бы ни была ваша репутация сегодня, вы один из двух самых известных людей в Англии. Если вы еще не слышали, общее мнение таково, что ваше богатство и былая слава перевешивают… не слишком безукоризненное поведение в Конго. Вам следовало бы ухаживать за принцессой, дочерью герцога или, по крайней мере, первой красавицей сезона. Но не за мной.

— Чушь собачья!

— Вовсе нет. И прекратите, наконец, ругаться в моем присутствии. Это не по-джентльменски.

— Как скажете. — Больше всего на свете Беннету хотелось прикоснуться к ней, и он даже намотал на руки вожжи, чтобы удержаться от соблазна. — Но я был бы вам чрезвычайно признателен, если бы вы перестали мне указывать, кем я должен интересоваться. Если, по вашему мнению, я знаю вас недостаточно хорошо, чтобы полюбить, или вы не знаете меня достаточно хорошо, чтобы позволить себя поцеловать, давайте начнем знакомиться.

— Значит, сегодня вы ответите на мои вопросы. Он тяжело вздохнул.

— Да.

Каждая клетка его тела была настроена на нее, поэтому он моментально почувствовал, когда она подвинулась к нему чуть ближе.

— Каким было ваше детство? Вы и тогда увлекались приключениями?

— Начнем издалека?

— Беннет, вы же обещали!

Если быть точным, он ничего не обещал, но, в общем, был близок к этому.

— Моя мать умерла, когда мне было девять лет. Мой отец служил в армии. Он был майором, который отправился в Индию, забыв взять с собой семью. Он умер… я не знаю точно когда. Я не видел его с тех пор, как мне исполнилось шесть. Поэтому если вас интересует, охотился ли я на жаб и жуков, то нет, не помню.

— Мне очень жаль, — сочувственно вздохнула Филиппа и погладила его по руке. — У вас есть братья или сестры?

— Только я.

— А как насчет вашего дяди? Лорд Феннингтон очень тепло отозвался о вас в предисловии к своей книге. Вы жили с ним?

Скривившись, Беннет объехал ландо, пестревшее шляпками и зонтиками.

— Нет, его сестра вышла замуж против воли семьи. Полагаю, он считал, что она получила по заслугам.

— Кто же вырастил вас, Беннет? Барсуки?

— Как вы догадались?

— Очень смешно. Вы же образованный человек. Не забывайте, что я читала ваши книги.

— Давайте лучше поговорим о вас, Филиппа. Она легонько шлепнула его по руке.

— Сейчас моя очередь. И я собираюсь быть беспощадной.

— Я это запомню, когда придет моя очередь. Нежные щеки окрасил слабый румянец.

— Так что давайте продолжим. Кто вас вырастил?

— Я сам вырос. — Беннет пожал плечами. — Благодаря моему дедушке, предыдущему лорду Феннинггону, у меня была небольшая стипендия, которая позволила кочевать из одной школы в другую, а потом и поступить в университет, где я встретил Джека Клэнси. Затем я стал военным и использовал свою… способность к языкам, чтобы посмотреть Европу, Индию, Турцию, Египет и Восточную Африку. Я писал книги, чтобы обеспечить дальнейшее финансирование моих экспедиций, случайно стал рыцарем и получил от Принни в подарок поместье. Наконец я обратился в Африканскую ассоциацию с просьбой спонсировать мою экспедицию в Конго… и вот я здесь.

— Думаю, вы многое пропустили.

— Вы же читали мои книги. В них изложено все, о чем я не упомянул, — усмехнулся он.

— А как насчет женщин? — продолжила настойчивые расспросы Филиппа, уставившись на носки своих туфелек. — Вы были женаты?

— Нет.

— А влюблены?

— Разве что сейчас.

Слабый румянец на ее щеках стал пунцовым.

— Вы не должны говорить такие вещи.

Колясок и экипажей вокруг стало значительно меньше. Беннет заметил небольшой ручей немного в стороне от дороги и съехал на траву. Остановившись под большим развесистым дубом недалеко от дороги, он передал вожжи Филиппе.

— Подержите, пожалуйста, минутку.

Она протянула руки и сразу же отдернула, словно обжегшись.

— Я не умею управлять коляской.

— Вам и не надо управлять. Просто тяните их на себя, пока я привяжу лошадь к дереву.

— Но у меня нет компаньонки. У Беннета задергался левый глаз.

— Я бы хотел просто поболтать с вами, кстати, в полном соответствий с вашими инструкциями, и вовсе не собираюсь тащить вас в кусты.

С преувеличенной осторожностью она положила вожжи на сиденье и встала. Вероятно, продолжая без умолку болтать, она бы не почувствовала с такой остротой, насколько сильно нервничает в его компании, особенно после вчерашнего. Тем более что он и сегодня, похоже, всерьез собирается ухаживать за ней.

Филиппа забыла, что надо дышать, когда капитан крепко взял ее за талию и поставил на траву. Он заглянул ей в глаза и склонился к ее лицу…

— Нет! — в панике воскликнула она. — Правила! Вы помните?

— Да, конечно, и еще действия… шаги. — Беннет выглядел раздраженным, но вместе с тем ситуация его забавляла.

— Совершенно верно. Поэтому все, что мы захотим сделать, необходимо сделать правильно.

— Мы? — Он взял ее за руку и притянул к себе. — По-моему, мы хотим поцелуя, разве нет?

— Да, но если вас не заботят правила поведения и пристойность, мне необходимо знать больше о ваших целях и мотивах, прежде чем я разрешу вам сбить меня с истинного пути, капитан Вулф.

— К этому мы еще вернемся, — сказал Беннет. Он подошел к фаэтону и достал из-под сиденья небольшую сумку. — А пока я привез вам подарок.

— Кожаную сумку?

Беннет удивленно поднял бровь.

— Думаю, вы можете получить и сумку, если хотите, но мне кажется, что вас больше заинтересует ее содержимое. Присядем?

Филиппа сцепила руки за спиной.

— Вы пытаетесь совратить меня?

— Я уже сказал, что да! — Беннет опустился на поваленный ствол дерева и жестом пригласил ее сесть рядом. Слишком близко к нему! Если бы еще сердце не колотилось так сильно. Бога ради! В конце концов, этот привлекательный мужчина не лев. Он ее не съест.

— Здесь действительно очень красиво. Хорошо, думаю, мы можем недолго посидеть.

— Знаете, когда я в последний раз сидел у воды, крокодил едва не съел капитана Лэнгли. Зря я ему помешал. Теперь я это хорошо понимаю.

— Вы не должны так говорить, Беннет. Кроме того, знаете, в книге это он вас спас. — Она села рядом.

— Да, припоминаю. — Он подвинулся к ней ближе, поставил на колени сумку и открыл ее. — Я выменял это в одном из дружественных племен на зеркало, — сказал он. Достал маленькую фигурку, мастерски вырезанную из дерева, и показал Филиппе. — Как вы думаете, кто это?

Филиппа протянула руку, и он положил ей на ладонь необычную статуэтку. Сидящая на корточках фигура была размером примерно со страусиное яйцо, но толстый мех, плоский нос и угрожающе оскаленные зубы были явно не птичьими.

— Это похоже на шимпанзе, — неуверенно предположила она, — но не очень.

— Я тоже так подумал. А после того как я написал экономке, чтобы она открыла один из ящиков, нашла эту вещь и прислала мне, она это сделала, но снабдила посылку злобным посланием о том, что я ее терроризирую.

— Неудивительно. Фигурка выглядит устрашающей. — Филиппа вертела статуэтку в руке, стараясь рассмотреть ее со всех сторон. — Вам не доводилось встречать похожее животное?

Беннет энергично покачал головой, и ему на лоб упала непослушная прядь темных, чуть вьющихся волос.

— Нет. Ни разу не видел ничего подобного. Павианы — самые крупные обезьяны в том регионе.

— Возможно, это мифологическое существо. Нахмурившись, он провел пальцем по спине фигурки — как будто лаская ее.

— Более двух тысячелетий назад, — сказал он, внимательно рассматривая широкую плоскую физиономию неведомого существа, — карфагенский исследователь Ганнон писал, что видел на западном побережье Африки очень крупные и заросшие шерстью существа. Он назвал их гориллами. Возможно, это именно она. — Весело взглянув на свою спутницу, Беннет ухмыльнулся. — Или художник выпил слишком много перебродившего ягодного пива, и это на самом деле изображение его жены. В любом случае мне фигурка показалась интересной, и я решил, что вам она тоже понравится. Так что она ваша.

— Вы действительно дарите ее мне? — Филиппа не могла скрыть недоверия.

— Не знаю ни одной другой женщины, которая пожелала бы дотронуться до нее или проявила бы интерес к ее происхождению.

Филиппа улыбнулась и стала рассматривать фигурку с удвоенным интересом. Может быть, ничего подобного в мире больше нет, а он отдал такую ценность ей.

— Спасибо вам, Беннет. Она замечательная.

— Замечательная и пугающая. — Капитан с улыбкой взглянул на Филиппу, заставив ее сердце вновь забиться быстрее, и снова полез в сумку. — Тут у меня есть кое-что более симпатичное.

Он достал ожерелье. Ничем иным эта вещь быть не могла. Среди ярко раскрашенных деревянных бусин и ракушек выделялись три предмета, напоминавшие три больших когтя.

— Я получил это, победив в поединке главного воина племени. Мне пришлось вооружиться палкой и выбить из земляного круга соперника. Это может показаться несложным, но эти проклятые штуковины очень уж сильно ранят кожу.

— Ваша кожа была голой? — заинтересовалась Филиппа и тут же поняла, что Оливия ни за что не задала бы подобный вопрос.

— С головы до пят. Таково было одно из условий поединка. — Беннет искоса посмотрел на Филиппу. На ее лице читался искренний интерес. — Когти принадлежали леопарду, очевидно, убитому этим самым воином такой же палкой. Я думаю, что у него все же было копье, но воин отказался это признать. Отсюда и поединок в земляном кругу.

— Вы поспорили с воином из-за этого? Беннет пожал плечами.

— Я тоже убил леопарда, вы же знаете. Но только я использовал винтовку Бейкера. — Он протянул ей ожерелье. — Оно защищает от злых духов. Кроме того, оно просто красиво.

Филиппа потянулась к ожерелью, но тут же опомнилась.

— Вы не можете дарить мне украшения.

— А мне кажется, могу.

— Есть, по крайней мере, две причины, по которым вы все-таки не можете делать мне такие подарки.

Капитан тяжело вздохнул.

— Не могу дождаться. Просветите же меня, наконец.

— Во-первых, вы сейчас не в состоянии мыслить четко и ясно. Когда же вы найдете девушку, более подходящую для человека вашего положения, то захотите получить эти вещи обратно, а я окажусь в неловкой ситуации. Кроме того, я не желаю, чтобы мое сердце было разбито.

— Но я вовсе не намерен разбивать ваше сердце! — воскликнул Беннет. Он бросил ожерелье на колени, чтобы освободить руки, и нежно провел пальцем по ее щеке. — Хотя мне нравится, что речь зашла о вашем сердце. Продолжайте.

Филиппа встряхнулась. От его прикосновения она забыла, о чем говорила.

— Ах да… во-вторых, украшения — очень личный подарок. Есть п…

— Да-да, я знаю. Есть правила, — закончил он, сердито нахмурив брови, и взял ее за руки. — Не отговаривайте меня, Филиппа. Я предупредил, что буду ухаживать за вами. Если вы хотите, чтобы я поступал, по-вашему, я готов. До определенного предела. Но если вы будете продолжать твердить свое проклятое «вы не можете делать то» и «вы не можете делать это», глядя на меня со… страстью в глазах, я немедленно посажу вас в коляску и не остановлюсь, пока мы не окажемся в Гретна-Грин. Вам понятно?

Ее дыхание участилось. Каждая клеточка ее тела желала придвинуться чуть ближе к нему — так, чтобы их губы встретились.

— Сделайте это, Филиппа, — едва слышно выдохнул он. — Поцелуйте меня.

Она не шевельнулась, хотя была уверена, что будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

— Я не буду указывать вам, что вы не должны делать, — пролепетала она дрожащим голосом, — но скажу, что вам следует делать. Если вы хотите… сделать это правильно. Если вы всерьез… ухаживаете за мной.

— Не говорите так, — ответил он. — Звучит глупо.

— Беннет! — возмущенно воскликнула она.

— Я уже очень давно один, Филиппа, и хочу на вас жениться. Вот и все мои намерения.

Она отстранилась — на это ее подвигли последние еще сохранившиеся крохи здравого смысла.

— Женщине нравится, когда ее преследуют. Но не в буквальном смысле слова.

— Хорошо, я не буду гоняться за вами по улице, — согласился Беннет, и его чувственный рот скривился в насмешливой улыбке.

— Правильно. Поэзия, пикники, танцы, прогулки — все, что можно делать вдвоем. Но не подарки. Потом цветы. И только после этого — более интимные дары, такие как украшения.

— Вы лишились чувств, когда я принес вам цветы, — напомнил Беннет.

— Но не две же дюжины красных роз! Я думала, вы это понимаете! До того момента вы называли меня загадкой, намекали на то, что не прочь поволочиться за мной. Результат — красные розы.

— А какие, по-вашему, менее угрожающие цветы? Филиппа насупилась.

— Вы меня дразните.

Капитан удивленно поднял бровь.

— Я сказал, что буду играть по вашим правилам. До определенного момента, конечно. И, как бы мне ни нравилось носить вас на руках, все же я бы предпочел, чтобы вы были в сознании.

Беннет явно хотел преодолеть период ухаживаний, запрещающий подарки, как можно скорее. Что ж, если он настроен серьезно, у нее возражений не было.

— Маргаритки, — решила она, — белые или желтые.

— Маргаритки, — повторил он, протянул к ней руку и осторожно заправил за ухо выбившийся локон.

Филиппа вздрогнула, но не отстранилась. Тогда он наклонился к ней, и через мгновение его губы легонько коснулись ее виска. Она сидела не шелохнувшись.

— Знаете, я немного охотник, — шепнул он, согрев ее щеку своим теплым дыханием, — и ваши попытки убежать заставляют меня желать вас еще больше.

— Я вовсе не стараюсь показаться недотрогой, — с превеликим трудом выговорила она и закрыла глаза. — Просто не хочу быть обесчещенной.

— Я знаю. — Призвав на помощь всю свою выдержку, Беннет отодвинулся и вернул ожерелье в сумку. — Тогда вы получите его позже. А фигурку можно считать не украшением, а интеллектуальной диковиной?

Филиппа улыбнулась:

— Я возьму ее.

— Хорошо.

Она встала и пошла к воде.

— Вы привезли с собой продукты для ленча? — спросила она.

Беннет подошел и остановился рядом.

— У меня есть орехи, яблоко и персик, — сообщил он, тщательно обследовав содержимое своих карманов. — Про ленч я даже не подумал.

— Ну, если Керо поделится, меня эта еда вполне удовлетворяет.

Их руки соприкоснулись, пальцы переплелись.

— Я пока не удовлетворен, — спокойно ответил он, — но это очень хорошее начало.


Глава 11


Сегодня Лэнгли спросил, насколько опасны львы. Меня все же очень тревожит отсутствие у него должного опыта. Я ответил, что всегда следует опасаться крупных хищников; впрочем, львы не часто заходят в джунгли. Куда опаснее мелкие твари, которых и не всегда заметишь: пауки, змеи и прочие ползучие гады. Их не видно до тех пор, пока они не впиваются вам в кожу. А тогда уже слишком поздно что-то предпринимать.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Беннет вернулся в Ховард-Хаус, кивком поблагодарил дворецкого, открывшего ему дверь и протянувшего поднос с приглашениями.

— Это все мне? — в некотором изумлении вопросил Беннет.

— Все они адресованы вам, — с достоинством ответствовал Хейлинг.

— А я считал, что ко мне относятся настороженно, — пробормотал капитан, взял стопки карточек и конвертов и направился на второй этаж — в свое временное жилище.

Очевидно, Филиппа была права, и приличный годовой доход обеспечивал его популярность. Тем не менее, ему следовало с большой осторожностью выбирать мероприятия. Теперь необходимо нанести визит Джеку, чтобы тот помог сориентироваться в обстановке. Да и некоторые наставления отнюдь не помешали бы.

Поднимаясь по лестнице, он прижал руку к правому боку. Рана от копья уже хорошо зажила, но управлять коляской все же оказалось нелегко.

Обеспокоено заверещав, Керо погладила хозяина по щеке. Беннет поднял руку и почесал мартышку за ушками.

— Не беспокойся, малышка, ничего страшного не произошло. А тренировка мне только на пользу, — пробормотал он.

— Кузен?

Сначала Беннет решил, что ему послышался этот тихий шепот, но звук повторился. Он повернул голову и увидел мальчика, притаившегося за большим столом.

— Добрый день, Джеффри.

— Ш-ш… — Мальчик попятился назад и жестом предложил Беннету следовать за ним по коридору.

Капитан огляделся по сторонам, дабы убедиться, что нигде не затаился вездесущий Феннингтон, и последовал за мальчиком. Оловянные солдатики, деревянные мечи, мушкеты и пистолеты, даже большой индейский лук, очень похожий на настоящий, и колчан со стрелами — все это богатство было разбросано по полу, висело на стенах или стояло на полках детской.

Книги, сосуды с камушками и кусочками полированного мрамора, морские раковины — у Беннета в этом возрасте была примерно такая же коллекция. Правда, очень скоро все его пожитки уменьшились до того количества, которое можно было перевозить из школы в школу в одном потрепанном саквояже.

Как только они вошли, мальчик сразу захлопнул дверь.

— Я хотел поговорить с вами, — сообщил он свистящим шепотом заговорщика.

Беннет постарался отвлечься от неприязни, которую испытывал ко всему этому семейству.

— В чем дело?

— Мой папа говорит, что вы должны с большим пониманием отнестись к его положению.

Интересно. Учитывая, что он не имел намерения бить десятилетнего мальчишку, видимо, это был один из тех случаев, о которых говорила Филиппа, — когда необходимо терпение и дипломатия.

— Ну и что?

— И еще я думаю, что вам следует быть любезнее с ним. У него сейчас много трудностей. Лорд Мэйсон купил его любимую пару лошадей, а мама не разговаривала с ним две недели, потому что он не позволил ей и Мадлен съездить в Париж за обновками.

Денежные трудности? В последние годы он часто развлекал себя мыслями о родственниках, но всегда считал их богатыми, привилегированными и не желавшими снизойти до него. Очевидно, в чем-то он ошибался. Возможно, именно этим объясняется желание маркиза получить пятьдесят процентов доходов от издания книги Лэнгли. Но даже если это и объясняет его действия, то ни в коей мере не оправдывает.

Мальчик ждал реакции Беннета. Он был по-детски нескладен, и казалось, весь состоял из локтей, коленок и огромных темных глаз над высокими скулами.

— Я постараюсь быть любезнее, — уклончиво сказал Беннет.

Джеффри заулыбался.

— Чудесно! Потому что я читал книгу капитана Лэнгли и очень хотел бы познакомиться с Керо, хотя папа и против этого.

Явная симпатия Лэнгли к Керо была одним из самых больших сюрпризов книги, учитывая, что в Конго эти двое друг друга терпеть не могли. Беннет предполагал, что Лэнгли попросту не сумел проявить свою индивидуальность, писательский талант и оставил все, как было. Он вздохнул.

— Может быть, мы с твоим папой должны сначала возместить друг другу убытки?

— Я думал об этом, но это потребует времени, а ваши разногласия не позволят нам с Керо стать друзьями.

Несколько мгновений Беннет напряженно размышлял. Ему было наплевать, разозлит он Феннингтона или нет, но в любом случае вовлекать в их вражду мальчика вряд ли правильно. С другой стороны, он не хотел, чтобы Керо сидела у него на плече, когда он продолжит попытки ухаживать за Филиппой, иначе последствия могут быть непредсказуемыми.

Возможно, в словах Джеффри что-то есть — все выиграют, если он проявит чуть больше любезности к Феннингтону.

— Давай-ка сядем на пол, — предложил Беннет и сел, скрестив ноги.

Юный Джеффри тотчас последовал его примеру — его глаза сияли, когда он смотрел на маленькую верветку.

— У меня есть орешки, — сообщил он, полез под кровать и достал коробочку, доверху набитую земляными орехами. — Я приготовил их на случай, если вы согласитесь.

— Молодец. — Как только Керо определила, что лежит в коробке, она принялась радостно подпрыгивать на плече Беннета. — Положи несколько штук на пол перед собой, — посоветовал он. — Хотя она может схватить коробку и убежать, так что лучше высыпать все орехи.

Мальчик в точности выполнил инструкции, и Беннет опустил плечо — обычный сигнал для Керо, что пора слезать. Она спрыгнула на пол и начала собирать орехи, стуча зубами, — знак абсолютного восторга.

— Протяни ей один орех на ладони.

— Она укусит меня? Папа сказал, что да.

— Ну, я не дам голову на отсечение, что нет, но она добродушна и очень сметлива. Не делай резких движений и говори спокойно — пусть она привыкнет.

Джеффри кивнул и медленно протянул руку. На его ладони лежал орех. Керо одной рукой взяла угощение, другой ухватилась за большой палец мальчика — для равновесия.

— Похоже на ручку ребенка, — тихо сказал мальчик.

— Только намного сильнее. Предложи ей еще один орех. Уже через пять минут все инструкции Беннета свелись к периодическим замечаниям вроде: «Не волнуйся, она не оторвет тебе ухо» или «Ей нравится, когда чешут за ушками».

— Она замечательная! — счастливо рассмеялся Джеффри. Он ссутулился, потому что Керо сидела у него на голове и забрасывала ореховой скорлупой.

— Думаю, вы нашли общий язык.

Наконец Беннет встал. По крайней мере, два приглашения из переданных ему дворецким были на сегодня, и ему следовало повидать Джека, прежде чем он примет не то, которое нужно.

— Она может остаться? — с мольбой в голосе спросил Джеффри.

Проклятие. Беннет не мог уйти из дома, не будучи уверенным, что мартышка не запаникует. С другой стороны, он не хотел разлучать эту парочку, судя по всему, проникшуюся симпатией друг к другу. Ладно, прежде всего, ему необходимо повидаться с Джеком. А там будет видно.

— Попробуем. Керо, utangoja, — сказал он. «Ждать» — это единственная команда, на которую она иногда обращала внимание, особенно после случая с леопардом. Но только если он произносил ее на суахили.

Беннет оставил открытой дверь комнаты Джеффри, на случай если обезьяна встревожится и захочет его найти, и спустился вниз.

— Где я могу найти бумагу и принадлежности для письма? — спросил он у бесшумно возникшего рядом дворецкого.

— В гостиной, сэр, — ответствовал Хейлинг.

— И еще мне нужно, чтобы кто-нибудь отнес записку в Клэнси-Хаус.

— Я позабочусь об этом.

К немалому удивлению Беннета, Джек постучал в дверь Ховард-Хауса даже раньше, чем вернулся посыльный.

— Вот это скорость, — заметил Беннет, провожая друга в бильярдную.

— Что случилось? — спросил тот.

— Ничего.

— Но в твоей записке сказано, что тебе нужна моя помощь! — Джек вытащил листок из кармана, развернул его и помахал перед носом друга.

— Мне она действительно необходима. Я получил гору приглашений и не знаю, какие принять.

Джек с шумом выдохнул и упал в кресло.

— Господи Иисусе, Беннет. Ты голыми руками справлялся с крокодилами! Узнав, что тебе нужна помощь, я перепугался до смерти!

Беннет рассмеялся:

— Извини. Постараюсь больше не портить свою репутацию победителя диких зверей. — И он передал Джеку внушительную стопку карточек и приглашений.

С улыбкой великомученика Джек их быстро просмотрел.

— Какие у тебя цели? Если ты намерен избегать, семейство Лэнгли, придется послать извинения лорду…

— Я хочу знать, какие из них вероятнее всего посетит Филиппа.

Джек удивленно взглянул на друга.

— Филиппа Эддисон? Флип?

Да. Кроме того, не хочу, чтобы меня видели там, где будут возникать вопросы относительно моих взглядов и компетенции. Когда, наконец, я встречусь лицом к лицу с Лэнгли, хочу иметь максимум преимуществ.

— Флип? — снова повторил Джек. — Я знаю, ты принес ей охапку роз. Но ты серьезен?

Беннет подошел к ближайшему окну и уселся на подоконник.

— Знаешь, ты мне надоел, как и все остальные, сомневающиеся, что я считаю ее привлекательной. Чертовски привлекательной. Ты же утверждал, что дружишь с ней. Неужели ты настолько близорук?

— Я действительно ее друг. Именно поэтому твой интерес к ней меня тревожит. Ты авантюрист, искатель приключений. Что ты хочешь от нее? Тебе нужна теплая постель? Спутница в путешествиях? Семья?

Стены начали угрожающе сдвигаться. Беннет распахнул окно, высунулся наружу и вдохнул прохладный воздух.

— Не знаю, — сказал он.

— Ты бы лучше определился.

— Почему? Ну почему я должен загадывать так далеко вперед? Мне она нравится, я хочу быть с ней. И все. По крайней мере, в данный момент. И она, и Соммерсет сказали, что это предполагает женитьбу. Тогда я женюсь.

— Знаешь ли ты, сколько правил уже сокрушил подошвами своих изношенных сапог?

— Начинаю понимать. Так ты собираешься мне помогать или нет?

— Мне будет, что рассказать своим внукам, — пробормотал Джек, снова берясь за приглашения. — Однажды холодным зимним вечером я поведаю им историю, как помогал великому и ужасному Беннету Вулфу выбрать приглашение на вечер.

— Твой рассказ только выиграет, если я не дам тебе в нос за нахальство. Где она сегодня будет?

В конце концов, Джек остановил свой выбор на тяжелой, украшенной позолотой карточке.

— Музыкальный вечер у Бекуитов. Миллисент Бекуит — ее кузина. И Ливи собирается пойти — не иначе как под давлением Филиппы.

— Значит, ты тоже идешь? — Последний вопрос можно было и не задавать. Конечно, Джек будет там.

— Разумеется, я там буду. Могу заехать за тобой в семь, идет?

— Спасибо. — И Беннет жестом указал на почти не уменьшившуюся стопку карточек. — Итак, сначала Филиппа, потом респектабельность.

— Я бы предпочел помочь тебе сражаться с крокодилами, — вздохнул Джек.


— Флип, ты готова?

Филиппа вздрогнула и уставилась на свое отражение в зеркале. Она не могла вспомнить, давно ли стоит здесь, погруженная в мысли, но точно знала, что за всю свою жизнь никогда не проводила перед зеркалом столько времени.

— Да, — ответила она и снова взглянула в зеркало. — Нет! Ливи, зайди, пожалуйста, на минутку.

Оливия распахнула дверь и впорхнула в комнату. За ней вошла Мэри, их единственная горничная.

— По-моему, именно ты говорила, что сегодня мы не должны опоздать, — начала Оливия. — Даже не думай отказаться!

— Я и не собираюсь отказываться. Я только хотела узнать твое мнение…

— О чем?

Филиппа снова подняла взгляд на свое отражение в бледно-голубом платье.

— О моем платье. Я не уверена, но… по-моему… оно слишком вызывающее.

Последовало молчание. Затем Оливия подпрыгнула и закружилась по комнате.

— Произошло чудо! — воскликнула она и рассмеялась.

— Ничего такого не произошло, — уточнила Филиппа. — Я просто должна знать, что ты думаешь обо мне в этом платье.

— Ты прелестна. Платье ужасно. Цвет тебе совершенно не идет, вырез слишком высокий и…

— Что ты имеешь в виду? Я ходила в этом платье весь прошлый месяц, и ты ни разу…

— Ну и что? Ты бы все равно меня не услышала. Мэри, немедленно приготовь для Флип платье — персиковое с зеленым, знаешь, то, что с кружевными рукавами. И мое ожерелье из искусственных изумрудов.

Служанка сделала реверанс.

— Сию минуту, миледи. О Господи.

— Неужели я выгляжу так ужасно? — спросила Филиппа, сделав попытку взглянуть на себя критически.

— Нет, ты не выглядишь ужасно. — Оливия обошла вокруг сестры и задумчиво прищурилась. — Но ты можешь выглядеть намного лучше. Не знаю, насколько это важно на вечере у Милли, но я, когда выгляжу хорошо, всегда чувствую себя более уверенной.

Появилась Мэри с платьем и украшениями, и Филиппа оказалась в весьма непривычном для себя положении. Ее не просто одевали — ее украшали. Простой узел, в который Мэри обычно сворачивала ее волосы, превратился в хитросплетение изящных струящихся локонов. Бледно-голубое платье исчезло — Филиппа подозревала, что больше никогда его не увидит. Его сменило роскошное шелковое платье персикового цвета с зеленой отделкой — с очень низким, а, по мнению Филиппы, и вовсе рискованным, вырезом. Ее шею обвивало ожерелье с зелеными — в тон отделке — камнями.

— О, Флип, — воскликнула Оливия, прижав руки к щекам. — Ты моя Мона Лиза.

— У Моны Лизы не было бровей, — сообщила Филиппа, внимательно вглядываясь в зеркало. К ее великому облегчению, она осталась вполне узнаваемой, на ней не было слоя пудры и лишней краски. Она даже почувствовала себя какой-то… собранной заново, что ли, и привлекательной. Недостатки были умело скрыты.

— Ты понимаешь, что я имею в виду. А теперь поехали. Никто не поверит своим глазам.

Нахмурившись, Филиппа поспешила за сестрой.

— Только не вздумай всем рассказывать, что это ты меня преобразила и все такое.

— Не буду. — Оливия взяла сестру под руку, и они вместе вышли на улицу. — Но ты выглядишь изумительно. Даже жаль, что сегодня нет танцев.

Лукавая улыбка тронула губы Филиппы.

— Пусть мною восхищаются, пока я буду просто сидеть на стуле, — такое положение меня тоже устраивает.

— Кстати, о восхищении. Ты не знаешь, сэр Беннет будет у Милли?

Сердце Филиппы забилось гулко и часто.

— На музыкальном вечере? Сомневаюсь.

— Хорошо. Это даст другим присутствующим джентльменам шанс как следует тебя рассмотреть.

Такое Филиппе и в голову не пришло. Ей вовсе не хотелось выглядеть сногсшибательно, чтобы произвести впечатление на других джентльменов. Усевшись в экипаж напротив Оливии, Филиппа неожиданно поняла: все изменения в ее внешности — это отражение того, что она чувствует, когда Беннет пожирает ее глазами.

Да, ей хотелось бы его сегодня увидеть. Этот человек горячил ее кровь, в его присутствии у нее кружилась голова — ни к тому, ни к другому она не привыкла. Ведь она с рождения была практичной, всегда твердо стояла обеими ногами на земле. Но он ее лишал покоя. И если бы она хотя бы на секунду могла поверить, что является для знаменитого на весь мир путешественника чем-то большим, чем случайное увлечение… скорее всего она бы пришла в ужас.

Филиппа знала, что не следует обольщаться. Она должна принять его внимание, насладиться им, пока можно, и использовать возможность научить его всему, чему взялась обучить — глупым правилам благопристойности, приличий и светских условностей. До сих пор она всегда была прямой и резковатой, поскольку никто не обращал на нее внимания.

— Если ты будешь все время хмуриться, на лице останутся морщины.

— Я не хмурюсь, — ответила Филиппа, — а думаю. Экипаж остановился.

— Подумаешь позже. А сейчас ты должна улыбаться и очаровывать.

В музыкальном салоне дома ее тети и дяди рядами стояли стулья, и, судя по всему, народу было достаточно, чтобы занять их все.

Филиппа подошла к кузине и чмокнула в щеку.

— Посмотри, как много народу! — воскликнула она. Миниатюрная брюнетка понимающе улыбнулась.

— Думаю, это благодаря чудесным десертам, которые у нас подают, — шепнула она. — Знаешь, а близнецы Роббинс собираются исполнить дуэт.

— Я пришла, чтобы увидеть тебя.

— Я немного нервничаю, — призналась Милли, кивнув подошедшей Оливии. — Ты даже не представляешь, кто принял приглашение на мой вечер. Конечно, между нами ничего быть не может. Кто он и кто я. Но все равно я волнуюсь.

Филиппа нахмурилась, но, вспомнив о предостережении Оливии, постаралась разгладить лоб.

— Кто придет?

— О! — взгляд кузины устремился мимо нее к двери. — Это он!

Филиппа и Оливия обернулись одновременно. Сердце Филиппы на секунду остановилось, потом снова забилось, но уже намного чаще. В салон вошел Джон Клэнси, но не на него были обращены все взгляды. Филиппа тоже смотрела не на него. Беннет в прекрасно сшитом черном сюртуке, серо-белом жилете и темно-коричневых панталонах был так хорош, что… его хотелось съесть. Подняв глаза на его лицо, Филиппа убедилась, что он смотрит прямо на нее.

Он направился к ней. Филиппе казалось, что она стоит босыми ногами на ковре, насыщенном электричеством.

— Здравствуй, Ливи, — послышался голос Джона. — Флип, ты сегодня прекрасно выглядишь.

— Спасибо, Джон, — ответила она, но так и не смогла отвести взгляд от Беннета. Да и не хотела.

Что же с ней случилось? Она не могла припомнить, когда в последний раз теряла дар речи. Ей с огромным трудом удалось побороть желание схватить его за лацканы сюртука, притянуть к себе и поцеловать.

— Добрый вечер, Беннет, — наконец выговорила она.

— Добрый вечер. — Керо на плече щелкнула зубами. — Она хочет, чтобы вы почесали ее за ушками, — перевел он.

Кто-то потянул ее сзади за юбку, и Филиппа вышла из ступора. За ее спиной стояла Милли — ее карие глаза светились изумлением и восхищением.

— Беннет, позвольте вам представить мою кузину Миллисент Бекуит. Милли, это капитан Беннет Вулф. И Керо, конечно.

— С-счастлива познакомиться, — отчетливо заикаясь, проговорила Миллисент, делая реверанс.

Беннет, наконец, отвел взгляд от Филиппы и посмотрел на хозяйку вечера.

— Мисс Бекуит, — сказал он, слегка растягивая слова.

— Как мило, что вы сумели выбрать время, чтобы послушать мою игру, — скороговоркой пробормотала она и еще раз неуверенно улыбнулась.

— Леди Филиппа всегда выбирает самые интересные мероприятия, а я стараюсь следовать ее примеру.

Миллисент продолжала улыбаться.

— У нее много интересных друзей. Тут вмешался Джон:

— Пойдем, Беннет, я тебя представлю гостям.

В какой-то момент Филиппе показалось, что он откажется отойти от нее, но потом он тяжело вздохнул, отвернулся и нехотя последовал за другом. Миллисент немедленно схватила ее за руку и зашептала в ухо:

— Я слышала, он подарил тебе розы, Флип, но все говорили, что это шутка. Или это неправда?

Филиппа покосилась на Беннета, который рассеянно кивал гостям, в основном женщинам. Он всецело завладел вниманием присутствующих, но, казалось, не сознавал этого.

— Он сказал, что ухаживает за мной, — шепнула она в ответ — произнести такие слова громко она все еще не решалась.

— Боже правый! — воскликнула, Милли и снова взглянула на знаменитого гостя. — Должна сказать, что для него наилучший способ восстановить репутацию — соединиться с самой благоразумной девушкой в Лондоне.

Филиппа растерянно заморгала.

— Что?

— Ой, меня зовет мама. — Миллисент обняла кузину. — Я должна идти.

— Удачи, — сказала Оливия и взяла Филиппу за руку. — Не слушай ее, — уверенно проговорила она. — Ты знаешь, как она завистлива и ревнива. А ты сегодня действительно прекрасно выглядишь.

Филиппа вымученно улыбнулась.

— Давай найдем места.

— Не обращай внимания, — не унималась Оливия, ведя сестру к рядам стульев. — Она, наверное, три дня только и думала, что тебе скажет. Ведь больше ей думать не о чем — только как бы побольнее кого-то уязвить.

Несмотря на владевшее ею беспокойство, Филиппа фыркнула.

— Твой язык сегодня, как никогда, остер. Оливия пожала плечами.

— Ты всегда задаешь себе слишком много вопросов, — сказала она, усевшись на стул и указав Филиппе на соседнее место. — Тебе вовсе не нужно, чтобы кто-то еще выдумывал неприятности.

Крупная мускулистая фигура опустилась на стул рядом с ней.

— Не думаю, что когда-то бывал на подобных вечерах, — негромко сообщил Беннет. — Здесь принято бросать деньги?

— Вы ухаживаете за мной, чтобы успокоить разговоры о вашем якобы недостойном поведении в Конго?

Милли села за фортепиано, и Филиппа отвела взгляд, чтобы поприветствовать исполнительницу. Из рук Беннета выпал стакан, и его содержимое выплеснулось ей на платье.

Филиппа почувствовала, как ледяная жидкость потекла по ногам, и вскочила. В тот же миг встал и Беннет.

— Примите мои извинения, — сказал он так, что могли слышать все сидящие рядом гости. — Позвольте, я вам помогу. — С этими словами он снял с плеча Керо, передал ее вместе с найденным в кармане яблоком Джону, потом крепко стиснул запястье Филиппы и потянул за собой в коридор.

— Вы испортили мое пл…

Договорить она не смогла. Беннет привлек Филиппу к себе и уверенно завладел ее губами, окончательно лишив способности мыслить здраво: она могла только чувствовать, как это прекрасно — находиться в его объятиях. Когда же его руки скользнули вниз и обхватили ее плечи, она услышала хриплый стон, и по ее телу прокатилась дрожь.

Этот большой уверенный темноволосый человек заставлял ее томиться по тому, чему она и названия не знала, вынуждал подниматься на цыпочки и тянуться за ним.

— По-моему, вы слишком торопитесь, — наконец сумела выговорить Филиппа, причем ее голос дрожал так же сильно, как и ноги, — а вы так не думаете?

— Вам следует перестать думать так много, — ответил он и снова начал ее целовать — горячо, страстно, уверенно. — Что там? — спросил он, указав на дверь, у которой они стояли.

Какое-то время она не могла вспомнить — в голове вообще не было ни одной мысли.

— Там… там хранятся стулья, — после долгого молчания ответила она.

— Очень хорошо. — Беннет, одной рукой прижимая ее к себе, другой распахнул дверь и, убедившись, что в комнате никого нет, вошел, увлекая за собой Филиппу.

— Беннет, вы меня погубите.

Не слушая ее робких возражений, капитан посадил Филиппу на покрытый скатертью стол. Его руки опустились ниже, погладили бедра, ноги и начали медленно тянуть подол платья верх.

— Прекратите! — Обретя способность мыслить здраво, Филиппа уперлась кулачками в его грудь и оттолкнула.

Беннет удивленно поднял голову.

— Но почему? Действительно, почему?

— Потому что я задала вопрос, а вы не потрудились ответить.

Его длинные пальцы нежно скользнули по ее скулам, щекам, губам.

— Вы читали мои книги, Филиппа, — спокойно ответил он, внимательно вглядываясь в ее лицо. — Вы знаете меня. Неужели я стал бы использовать вас, чтобы укрепить свою позицию в глазах этих людей?

Зернышко сомнения, брошенное в ее сердце язвительными заявлениями Милли, исчезло.

— Нет, — прошептала она, — я так не думаю.

— Тогда на чем основаны ваши возражения? Филиппа попыталась легкомысленно усмехнуться — по крайней мере, она надеялась, что это была именно легкомысленная усмешка. Так легче было сделать вид, что его близость-всего лишь немного ее тревожит.

— Вы еще не подарили мне маргаритки.

Господи Иисусе! Беннет с шумом выдохнул и прижался лбом к ее лбу.

— Цивилизованность имеет слишком мало достоинств, — констатировал он, после чего нехотя отступил и поправил подол ее платья. — Я куплю вам новое платье.

Филиппа бросила взгляд на мокрое пятно на правом боку.

— Если вы купите мне новое платье, в обществе это не поймут. Полагаю, удастся спасти это.

— Надеюсь. Вы в нем ослепительны.

Это был лучший комплимент, который она когда-либо получала. Беннет Вулф явно совершенствуется.

— Спасибо.

Открывая перед ней дверь, он обнял ее за плечи и повернул к себе.

— Надеюсь, вы оцените, что я очень… очень терпелив, — шепнул он и нежно поцеловал ее. — А ведь я человек совсем не терпеливый. Во всяком случае, не там, где идет речь о вас и о приличиях.


Глава 12


Я понял, что раздражает больше всего на земле. Это западноафриканские комары. В отличие от своих английских коллег эти насекомые достаточно велики, чтобы поднять слона, и постоянно испытывают такую сильную жажду, что могут в одночасье выпить Темзу. Моим единственным утешением был тот факт, что эти паразиты предпочитали Лэнгли. Возможно, мне следовало быть более сострадательным, но тогда ему не следовало пытаться утопить мою обезьяну.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Кто-то постучал в дверь, едва Филиппа успела расположиться на диване с книгой. Снова читать «Прогулку с фараонами» казалось занятием глупым. Но теперь, встретив Беннета, она представляла, что сама участвует в потрясающих приключениях и находится очень близко к Беннету… хотя не видела его уже три дня.

Она подняла глаза от книги и увидела, что в гостиную вплыли Соня Деприс и Люси Элрой. Они пришли не к ней, да и у нее был более серьезный повод для размышления. Если верить газетам, завтра в Лондон приезжает капитан Дэвид Лэнгли. Его семья даже устраивала праздник в честь возвращения сына — приглашение она уже получила.

— Доброе утро, Флип, — сказала Соня так громко, что Филиппа от неожиданности подпрыгнула.

— Доброе утро, — ответила она. — Оливия сейчас спустится.

— Да, мы приехали, чтобы пройтись вместе с ней по магазинам. Ты не желаешь к нам присоединиться?

Скорее всего, приглашение было лишь данью вежливости, но оно удивило Филиппу и вселило вполне обоснованные подозрения. Дело в том, что за прошедшие два года Соня ни разу не пригласила ее пойти, куда бы то ни было вместе с ними. Оливия — да, но не ее друзья.

— Спасибо, нет, — ответила Филиппа.

— Но ты обязательно должна пойти с нами! — воскликнула Люси и опустилась на диван рядом с ней. — Ливи сказала, что сэр Беннет испортил твое прелестное персиковое платье; Мы найдем ткань, чтобы сшить тебе другое.

— Ничего страшного, просто небольшое пятно. Соня тоже села рядом с Филиппой — с другой стороны.

— Да, но мы хотим услышать все о сэре Беннете. Семейство капитана Лэнгли утверждает, что он демонстративно разгуливает по Лондону с мартышкой на плече, стараясь завоевать симпатию, и что каждый приличный человек должен перечитать книгу о Конго, чтобы не забывать всю правду о нем.

— Правда о капитане Вулфе заключается в том, что он далеко не дурак, а о капитане Лэнгли — в том, что он должен ответить на ряд вопросов Беннету.

— Вот видишь, Люси, — хихикнула Соня, наклоняясь к Филиппе, — Я тебе говорила, что она без ума от сэра Беннета. Он ухаживает за тобой, не правда ли? А когда вы держитесь за руки, обезьяна так и сидит у него на плече?

Филиппа сердито нахмурилась.

— Мы не держимся за руки. Если вы помните, цветы были всего лишь шуткой.

— Я тоже думала, что цветы не более чем шутка, — вмешалась Люси Элрой. — Ведь ты и Беннет Вулф совершенно не подходите друг другу. У вас все разное — темперамент, характер, стремления. Он же авантюрист, путешественник.

— Я…

— Я слышала, что с ним хочет познакомиться младшая дочь герцога Парнесси леди Мелани. Представляешь? С ее доходом он сможет объездить весь свет.

— Если только его не будет раздражать ее косоглазие, — хихикнула Соня. — Он мог послать красные розы ей, и они бы поженились еще до заката следующего дня.

Филиппа стиснула зубы, засунула книгу в подушки, взяла вышивание и с ожесточением, как в личного врага, вонзила иголку в ткань.

— Нехорошо так говорить о людях за глаза, — проворчала она. Ничуть не меньше ее раздражала мысль, что обе девицы с легкостью отбросили идею о том, что Беннет действительно за ней ухаживает. Конечно, она и сама пыталась избавиться от этой мысли… но им-то никто права не давал.

В комнату вплыла Оливия.

— Вы тут дразните мою сестру? — нарочито сердитым голосом вопросила она.

— Мы только пытаемся выяснить, в чем заключаются действительные намерения сэра Беннета, — ответила Соня и встала.

— Думаю, он намерен вернуться к своим путешествиям, — заметила Оливия. — Флип, ты должна пойти с нами в магазин. Я слышала, что к Перрингтону совсем недавно завезли новую партию египетского шелка. Тебе очень пойдет темно-красный цвет.

Новое платье. Обычно она позволяла Оливии вытащить ее в магазины за новыми платьями в начале сезона, после чего успешно избегала неловкости, вызванной попытками выглядеть чрезвычайно модной, когда все это казалось ей до крайности глупым. Но Беннету определенно понравилось ее платье на вечере у Милли. Он же целовал ее с такой страстью!

С другой стороны, ей не хотелось все утро подвергаться уколам и насмешкам подруг Оливии.

— Я…

Дверь гостиной отворилась, и вошел Барнс — дворецкий.

— Вам доставили цветы, леди Филиппа.

Ее сердце забилось быстрее.

— Я сейчас подойду, — поспешно сказала она, отложив вышивание.

Выйдя в холл, она сразу увидела их. Они лежали на столе у двери и были яркими словно солнце. Десятки маргариток. Наверное, целая сотня, если не больше.

— Флип, какие они красивые! — воскликнула Оливия. — От капитана Вулфа?

— Записка!

Прежде чем Филиппа успела протянуть руку, Соня выхватила откуда-то из-под маргариток конверт. Филиппа нахмурилась. Если они станут смеяться — над Беннетом, над ней — все равно, то испортят все самое хорошее.

— Это адресовано мне, если вы ничего не имеете против, — твердо заявила она и протянула руку.

Соня хихикнула, отбежала назад и быстро развернула записку.

— «Филиппе! — прочитала она, ловко уклоняясь от обозленной Филиппы, которая пыталась отнять у нее послание. — Надеюсь…»

Оливия выхватила записку из цепких пальцев подруги и отдала сестре.

— Знаете, — сказала она, прикоснулась двумя пальцами к виску и страдальчески поморщилась, — что-то у меня разболелась голова. Прошу прощения, но, думаю, сегодня прогулка по магазинам мне на пользу не пойдет.

— О, Ливи, не сердись!

— Я не сержусь, Соня. — Оливия опустила руку. — Я слышала, что капитан Вулф может быть сегодня утром на «Таттерсоллз». Он также упоминал о герцоге Соммерсете. Если…

Люси схватила Соню за руку.

— Беннет Вулф и Николас Эйнсли! — воскликнула она. Ее глаза горели, щеки разрумянились от возбуждения. — Кто бы мог подумать!

— Тогда, надеюсь, вы нас извините, — решительно заявила Соня и направилась к выходу. — Поправляйся, Ливи. Если мы услышим что-нибудь интересное на «Таттерсоллз», обязательно дадим тебе знать.

— Спасибо, — сказала Оливия вслед удаляющимся подругам. — Мне нравятся мои подруги, — помедлив, добавила она, и ее улыбка поблекла. — Но иногда мне хочется выдрать им все волосы.

— Ты отлично справилась с ними, — сказала Филиппа, — у меня бы так не получилось. Но вряд ли следовало отсылать их из-за меня.

— Я отослала из-за себя. Сегодня я не пошла бы с ними в любом случае. — Она указала на записку в руке Филиппы. — А теперь читай свое послание и не вздумай рассказывать мне, о чем оно.

Филиппа вздохнула, еще раз провела пальцами по нежным цветочным лепесткам и, наконец, развернула записку.

«Филиппе!

Надеюсь, добавление желтых цветов не покажется вам слишком большой наглостью с моей стороны. Я спросил у леди Феннингтон, что они означают, и она ответила, что белые цветы говорят о чистоте, а желтые — о пренебрежении. Я считаю, что они означают разочарование. Потому что я разочарован тем, что вы до сих пор чисты. Беннет».

Филиппа фыркнула и прижала записку к груди. Слава Богу, Соня не успела прочитать ее до конца. Пока Ливи была занята подбором ваз, Филиппа посмотрела на себя в зеркало. Ничем не примечательные карие глаза. Брови более изогнутые, чем у сестры. Волосы неопределенного цвета — что-то между рыжими, каштановыми и черными, на солнце кажутся светлее. Ей нравился ее рот, хотя подбородок мог бы быть и не таким острым. Не уродина, конечно, но и не красавица. Разве что для Беннета Вулфа.

— Ливи, — спросила она, — у тебя действительно болит голова?

— Нет. Конечно, если ты не собираешься заставить меня что-нибудь читать. В этом случае — да, болит.

Филиппа усмехнулась и почувствовала, как у нее потеплело в груди.

— Давай пойдем и купим новое платье. Оливия захлопала в ладоши.

— Темно-красное?

— Я буду твоим манекеном. Какое скажешь.

— Сегодня чудесный день!


— Тебе вовсе не обязательно покупать верховую лошадь, — сказал Джек Клэнси и отступил на шаг в сторону, чтобы пропустить грума, ведущего великолепного гнедого мерина. — Можешь ездить на Юпитере сколько хочешь.

Беннет внимательно следил за восхитительным конем.

— Мне потребуется время, чтобы разобраться с Лэнгли, и если дойдет до неприятностей, не хотелось бы, чтобы меня считали настолько беспомощным, что я не могу завести даже собственную лошадь.

— А если ты урегулируешь с ним все вопросы? Я, конечно, не имею в виду вариант с убийством Лэнгли и твоим повешением за это убийство.

— Тогда я подарю коня тебе, — рассеянно ответил Беннет и подошел ближе к высокому — по грудь — ограждению, поскольку начались торги.

— Если ты собираешься подарить его мне, тогда поторгуйся за того. Конюшни Салливана Уорринга считаются лучшими в Британии.

— Спасибо за бескорыстную заботу, Джек, — усмехнулся Беннет Вулф и поднял руку.

— Семьдесят пять фунтов — капитан Беннет Вулф, — объявил аукционер.

Лица собравшихся повернулись к нему. Правда, благодаря Керо Беннет и так не мог пожаловаться на недостаток внимания. Он прислушивался к шепоткам и негромким разговорам за своей спиной. Бездумно болтающие и подражающие друг другу попугаи, не имеющие ни одной умной мысли. А ему все еще необходимо произвести на них хорошее впечатление. Он улыбнулся и слегка поклонился. Пока все просто.

Через минуту его кошелек оказался на восемьдесят семь фунтов легче, а он стал владельцем крупного гнедого жеребца с многообещающей кличкой Арес. Беннет последовал за Джеком, чтобы забрать свое приобретение, но обнаружил, что путь ему преградили две молодые девушки — подруги Оливии. Он их хорошо запомнил по ужасному вечеру вопросов и ответов в доме Эддисонов. Он даже припомнил, что одна из них, Соня, всячески пыталась выяснить, какой его любимый цвет, и, судя по тому, что она была в ярко-желтом платье, он тогда сдался и ответил ей.

— Сэр Беннет! — воскликнула она и присела в реверансе. — Как хорошо, что мы встретили вас!

— Мисс Деприс, — ответил Беннет, мучительно пытаясь вспомнить имя второй девицы, — и мисс Элрой, если не ошибаюсь.

— О да. — Мисс Элрой радостно хихикнула. Почему-то ее манера вести себя вселила в Беннета тревогу. — Вы купили лошадь?

— Да. Мне давно нужно было это сделать.

— Мы слышали, что сегодня здесь может появиться герцог Соммерсет, — вмешалась Соня, открыто глазея на Джека.

— Нет, только мы, сельские жители, — усмехнулся Джек. — Ливи с вами?

— Она сказала, что неважно себя чувствует, поэтому мы не пошли по магазинам, а отправились сюда. — Мисс Элрой послала ему хитрую улыбку. — Думаю, ее чувства задеты, поскольку кое-кто послал цветы ее сестре, а не ей.

— Я тоже немного завидую, — добавила Соня, сладко улыбаясь и хлопая глазами. — И, кстати, я танцую намного лучше Флип Эддисон.

Джек закашлялся и вклинился между ними.

— Пойдем, Беннет, мне не терпится испробовать твоего Ареса.

Но Беннету разговор неожиданно показался интересным.

— Вы завидуете Филиппе? — резко спросил он Соню.

— Я… какая же молодая леди не захочет получить сотню маргариток от поклонника? — ответила она, слегка покраснев.

— Скажите ей об этом, — усмехнулся Беннет и поклонился. — Думаю, ее это позабавит. Хорошего вам дня, дамы.

Он пошел к конюшням, туда, где его ждал Арес с грумом. Пока Джек с восторгом осматривал животное, Беннет расплатился и подписал все необходимые бумаги на коня. Арес был по-настоящему красив, и капитан невольно возгордился.

— Не следовало говорить, что ты знаешь, — сказал Джек, стоявший по другую сторону Ареса.

— Знаю что?

— Я имею в виду, что Флип находит зависть Сони забавной. Соня привыкла, что ею все восхищаются, и если обнаружит, что ее кто-то в чем-то превзошел, этому человеку не поздоровится.

Беннет посмотрел на друга через спину коня.

— Надо было вмешаться.

— Я и вмешался.

— Раньше.

— Я же пытался тебя увести, если помнишь. Беннет медленно взял поводья.

— Тогда мне надо с ней поговорить.

— Бога ради, Беннет, ты же начнешь кричать на нее и только доведешь до слез. В итоге никто не выиграет. Оставь все как есть. Я поговорю с Оливией. Если кто и умеет сглаживать острые углы, так это она.

Друзья пошли к тому месту, где оставили своих лошадей.

— Я не стану терпеть, если кто-нибудь будет нападать на Филиппу, — сообщил Беннет. — Тем более из-за моей глупости.

Джек остановился и оглядел снующих вокруг людей.

— Послушай, Беннет, я никогда не считал тебя человеком, мечтающим о женитьбе. Что изменилось?

— Я сам хотел бы это знать. Мне нравится Филиппа. И я не хочу погубить ее репутацию. — По недовольному выражению лица друга Беннет мог точно сказать, к чему приведет их беседа. Если же предстоял спор, он предпочитал быть атакующей стороной. — Ты давно ухаживаешь за ее сестрой?

— Не увиливай от разговора!

Они подошли к ожидавшим их лошадям. Беннет привязал поводья Ареса к седлу Юпитера. Ему придется позаимствовать седло, пока он не купит собственное, но это его не слишком тревожило.

— Я не увиливаю. Ты ухаживаешь за Оливией… три года?

— Четыре.

— Хорошо, четыре. Ты делал ей предложение?

— Если бы и сделал, она бы отказала. Она уже отказала семерым кандидатам. И, между прочим, я делал ей предложение через неделю после нашей встречи. Теперь, по крайней мере, над этим можно посмеяться.

— Я знаю Филиппу почти две недели. И не хочу допустить ошибку — гоняться за своим хвостом четыре года, а она за это время выберет кого-нибудь другого.

Джек усмехнулся:

— Можно подумать, ты пробудешь в Англии следующие четыре года.

— Все же я только что купил лошадь.

— И в ту же секунду решил, как распорядишься ею, когда уедешь.

На что намекал Джек? Что не стоит преследовать кого-то, если понятия не имеешь, как поступить, получив вожделенный приз? Или что он вообще не имеет права ввязываться во все это? Беннету не нравилось ни то, ни другое. Оба варианта приводили к одному и тому же выводу: он должен оставить Филиппу Эддисон в покое. А как раз этого он сделать не мог. Эта девушка для него что-то значила. Что-то очень важное. И он не мог отпустить ее — так же как не мог уехать из Африки, не отыскав исток реки Конго.

— Итак? — нетерпеливо полюбопытствовал Джек, не дождавшись реакции.

— Занимайся своими делами и, пока можно, не вмешивайся в мои.

Убедившись, что Арес надежно привязан, Беннет вскочил в седло. Джек последовал его примеру. Некоторое время друзья ехали молча. Конечно, доводы Джека имели смысл. Беннет нигде не задерживался надолго. Никогда. И если Филиппа действительно такая домоседка, привязанная к своим книгам, какой ее считает Джек, значит один из них, будет вынужден поступиться своими интересами. Но он не мог принять столь важное решение за двенадцать дней. Пока он был абсолютно уверен лишь в одном: он хочет ее и намерен сделать все от него зависящее, чтобы ее получить.

— Значит, ты послал ей цветы? — нарушил молчание Джек.

Беннет кивнул:

— Маргаритки. Она захотела именно их.

— И какой твой следующий шаг?

— Думаю, «Олмак».

Джек подпрыгнул в седле и так резко обернулся, что едва не потерял равновесие.

— Господи Иисусе, так ты действительно серьезен?

— Ты даже не представляешь насколько. — Он хотел ее видеть. Немедленно.


— Не думаю, что нам стоит туда идти, — сказала Филиппа, махнув газетой, которую читала.

— Когда «Таймс» описывает еще не состоявшееся мероприятие как, вероятно, самое грандиозное событие сезона, — прощебетала Оливия, сидевшая в другом конце обеденного стола, — мы должны там быть. Все остальные пойдут.

— К тому же мы уже приняли приглашение. — Маркиза жестом попросила лакея наполнить ее чашку чаем и развернула газету.

— Но вы меня не спрашивали, даже не предупредили. А ведь речь идет о празднике, который устраивают лорд и леди Трашелл! — Филиппа продолжала тщательно размешивать свой чай. Она занималась этим в течение последних двадцати минут, но пока не сделала ни глотка. Ее нервы были так напряжены, что, пожалуй, ей не стоило и пытаться что-то проглотить, даже чай. — В честь капитана Лэнгли!

Оливия рассмеялась:

— Если бы мы спрашивали тебя, прежде чем принять приглашение на то или иное мероприятие, нам пришлось бы весь сезон провести в пыльных музеях и книжных клубах.

— Дэвид Лэнгли — сын Трашеллов, моя дорогая, — сказала маркиза, — и, конечно, они устраивают торжество в его честь.

— Но, мама, мы же не посещаем все мероприятия, которые организуют родители для своих отпрысков.

— Дэвид Лэнгли не просто отпрыск, — вмешалась Оливия. — Ты же знаешь, он вернулся из Африки героем, и его чествовали во всей Англии за его книгу.

Филиппа послала сестре выразительный взгляд.

— Поэтому мы не должны идти. Эта книга ставит в неудобное положение капитана Вулфа. Я не хочу поддерживать ни ее, ни капитана Лэнгли.

Маркиза положила ладонь на руку дочери.

— Сложность с отказом заключается в том, моя дорогая, что он может быть расценен как неуважение.

— Определенно так и будет, — согласилась Оливия.

— Ливи, дорогая, ты не принесешь мне голубую шаль? Оливия встала.

— Ты же знаешь, мама, что могла бы просто попросить меня выйти, — с улыбкой сказала она.

— Что ж, тогда выйди, но вернись с моей шалью, — усмехнулась маркиза.

Когда за Оливией закрылась дверь, Филиппа встала и принялась расхаживать по комнате.

— Я буду чувствовать себя предательницей.

— Поскольку капитан Вулф говорит, что ухаживает за тобой?

Филиппа втянула носом воздух и почувствовала свежий аромат маргариток.

— Нет, я думаю, что он действительно ухаживает за мной, — ответила она.

— Но если ты ошибаешься, мы будем выглядеть вдвойне глупо. И не только потому, что открыто, примем сторону капитана Вулфа. Создастся впечатление, что за нашу лояльность заплачена невысокая цена — несколько маргариток и неопределенных обещаний.

«Сотня маргариток».

— Мне трудно поверить, что тот, кем я восхищаюсь, тоже восхищается мной, мама, но я надеялась, что ты в это поверишь.

— Флип, я имею в виду не это. Ты уверена, что готова рискнуть своей репутацией? Тебе двадцать один год. И ты, и Ливи уже могли быть замужем. Насчет Ливи я не беспокоюсь. Но ты… Мне бы не хотелось, чтобы ты окончила свою жизнь в одиночестве.

— Я понимаю.

Филиппа действительно понимала. В обществе ее и так считали странной. А если она публично примет сторону Вульфа, и только потому, что он единственный мужчина, посмотревший в ее сторону дважды, и если после этого он окажется недостойным человеком и откажется жениться на ней, она станет посмешищем.

— Не принимай все так серьезно, — сказала маркиза, обеспокоенная хмурым выражением ее лица. — Все, что нам нужно, — это посетить мероприятие.

Сделав еще несколько кругов по комнате, Филиппа направилась к двери.

— Я пойду, погуляю. Мне необходимо подышать свежим воздухом.

— Конечно. Не забудь надеть шляпку. И взять с собой Мэри.

Филиппа не забыла ни шляпку, ни горничную.

— Куда мы идем, миледи? — спросила Мэри.

— Никуда конкретно. Я просто хочу немного размять ноги.

— Прекрасно, миледи. Денек-то какой чудесный? Я думаю, ваше персиковое платье благополучно пережило неожиданное купание накануне. Все оказалось не так плохо.

— Вот и хорошо. Мне нравится это платье. Филиппа медленно шла по улице. Да, вечер в Лэнгли-Хаусе будет отнюдь не рядовым событием — людям нравится общаться с известными личностями. Никто и не подозревает, что капитан Лэнгли — вор, мошенник и лжец.

Она знала правду. Достаточно было нескольких бесед, и она получила все необходимые доказательства того, что капитан Вулф вовсе не был слабым и беспомощным, а версия капитана Лэнгли, мягко говоря, неточна. Ее уверенность в храбрости, честности и интеллигентности Беннета нарушало лишь то, что он казался вполне серьезным, настойчиво ухаживая за ней.

Если бы только она была женщиной, которой домогались все мужчины, тогда Филиппа, вероятно, могла бы поверить ему. Но никто и никогда не желал ее. Насколько ей было известно, мужчины относились к ней с опаской. Да, у нее были друзья мужского пола — Джон Клэнси и лорд Мердок, — но здесь речь шла о схожести литературных вкусов и общности взглядов.

Когда Филиппа, наконец, замедлила шаг и огляделась, оказалось, что она уже довольно далеко ушла от Эддисон-Хауса. Точнее, они с Мэри теперь находились как раз напротив Ховард-Хауса — временного пристанища Беннета. Филиппа сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Как, черт возьми, она здесь оказалась? Она не верила в руководящую силу провидения, но все же совпадения имеют свои пределы.

Да, она хотела поговорить с ним. С Беннетом. После получения роскошного букета маргариток она не видела его уже три дня.

— Какой прекрасный сад, — услышала она собственный голос. — Давай войдем.

— Но, миледи…

— Пошли, Мэри. Это всего лишь сад. Там нет диких зверей. — С этими словами она решительно вошла в открытые ворота. Взглянув вверх, чтобы полюбоваться домом, она увидела пару невероятных изумрудных глаз, потрясенно взирающих на нее из окна второго этажа.


Глава 13


Пока Лэнгли корчился под брезентом, чтобы не промокнуть, я присоединился к носильщикам, укрывавшимся от дождя под деревьями. Там была хорошо слышна симфония, исполняемая лягушками, сверчками и другими созданиями, многие из которых еще даже не имели имен. Неожиданная и завораживающая, она почему-то наводила на мысли о многогранности жизни. Как если внезапно замечаешь в другом конце комнаты женщину. Ту самую женщину.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Беннет отпрянул от окна так быстро, что Керо от неожиданности подпрыгнула.

— Джеффри, посмотри за ней несколько минут, хорошо? — пробормотал он, бросил своему юному кузену персик и устремился к двери.

На бегу, он велел мартышке остаться, скатился по лестнице и выскочил из дома через дверь для прислуги, расположенную рядом с кухней. Какая бы причина ни привела Филиппу в сад, ее присутствие моментально воспламенило дремавшее желание.

Выскочив в обширный сад леди Феннинггон, Беннет сначала не увидел Филиппу и даже подумал, что она ему померещилась. Тогда он замер и прислушался, уверенный, что даже все звуки большого города не смогут заглушить ее неповторимый голос. И действительно услышал его. Филиппа находилась где-то в центральной части сада — там рос огромный вековой дуб. Миновав несколько клумб с розами и увитых виноградными лозами беседок, он, наконец, увидел ее.

— Филиппа.

Она обернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Какой приятный сюрприз, капитан! — От нее исходили такие сильные волны напряжения и волнения, что, казалось, их можно потрогать.

— Заходите навестить Керо, — проговорил он и взял ее за руку. Ему просто необходимо было коснуться ее. Он хотел этого.

— Да, конечно, с удовольствием! — Она повернулась к горничной: — Подожди здесь, Мэри. Керо не любит незнакомых людей.

— Но как же, миледи…

— Сидеть! — резко сказал Беннет, и горничная, что-то пискнув, поспешно опустилась на скамейку.

Он тут же увлек Филиппу за собой к задней части дома — к черному ходу.

— Что вы делаете? — прошептала она, с трудом обретя дар речи. — И вы не должны приказывать моей горничной!

— Ш-ш-ш. — Оглянувшись по сторонам, Беннет распахнул дверь. Он взял зажженную свечу из висевшего в коридоре канделябра, открыл небольшую дверцу, расположенную в дальнем конце коридора, потянул Филиппу за собой в полутемное помещение, потом захлопнул дверь. Подумав, он подтащил вплотную к двери тяжелый ящик. Теперь сюда никто не войдет.

Мешки с мукой, сушеные травы, котелки и сковороды, кувшины со специями и джемами — все это стояло на полках или было уложено на полу.

— Зачем мы пришли в кладовку? — полюбопытствовала Филиппа, высвободив руку.

Беннет поставил свечу на полку. Закрыв глаза, он сделал медленный глубокий вдох, потом с шумом выдохнул. Чувства нахлынули на него так сильно, что он не сразу смог заговорить. В конце, концов, Беннет открыл глаза и с трудом выговорил:

— Я хотел сказать что-нибудь умное, но ничего не приходит в голову. — Вглядевшись в ее лицо, он порадовался ярким огонькам, которые зажглись в ее восхитительных, карих глазах.

Прежде чем Филиппа сообразила, что давно должна была запротестовать, он взял ее за талию, посадил на перевернутую бочку и поцеловал.

Она приняла его поцелуй со страстью, взволновавшей его и убедившей, что он все делает правильно. Кровь в его жилах вскипела, и вся устремилась вниз, к отвердевшему мужскому естеству.

— Филиппа, — прошептал он, поднял руки и начал расстегивать чертовское количество пуговиц на ее платье. Больше всего он хотел почувствовать ее обнаженную кожу.

— Беннет, — простонала она, вцепившись пальцами в его плечи, — не думаю, что это хорошая идея.

— Тогда перестань думать.

— Не получается. — Ее голос сбился, когда он приподнял пальцем ее подбородок и стал целовать шею.

— Я, кажется, говорил, как отчаянно пытался быть терпеливым, — сказал он и потянул ее платье вниз, обнажив плечи. Господь милосердный! Ее кожа пахнет лимонами! — Ты всегда купаешься в лимонной воде? — выдохнул он и слегка прикусил ее нежную кожу.

— О, — застонала она, и ее пальцы запутались в его длинных волосах, — да. Я всегда бросаю в воду кусочки лимона. Мне нравится, как они пахнут.

— Мне тоже.

— Мне казалось, мы собирались делать твое поведение цивилизованным. — К восторгу Беннета, она вцепилась в его галстук и попыталась ослабить узел.

— Я не цивилизованный человек, Филиппа. Совершенно. И уж точно не сегодня. — Тем не менее, после еще одного поцелуя он немного отстранился. Как бы сильно он ни желал ее, надо держать себя в руках. — Я хочу тебя, Филиппа, — шепнул он. — Поэтому, скажи мне: да или нет. Сейчас.

Он почувствовал, как участилось ее дыхание.

— Это безнравственно, — пробормотала она и едва не сломала ему шею, изо всех сил дернув галстук. — Да.

«Благодарю тебя, Люцифер». Только сейчас Беннет понял, что не дышал, ожидая ответа.

— Хорошо.

Стараясь не спешить, он спустил ее платье на талию. Блистательно. Его руки слегка дрожали, когда он впервые провел кончиками пальцев по ее груди, погладил восхитительные округлости и принялся ласкать подушечками больших пальцев затвердевшие соски.

Ее тихий, чуть хриплый вздох едва не лишил его самообладания. А оно ему было в высшей степени необходимо. Это ее первый опыт, и он не хотел испугать ее.

Поэтому он целовал ее снова и снова, осторожно ласкал нежную грудь, прислушивался к меняющемуся ритму дыхания.

— Я хочу видеть тебя обнаженной, — прошептал он и лизнул мочку уха.

— Я уже обнажена, — резонно заметила она.

— Ну, не совсем.

Беннет потянул ее платье вниз, обнажая бедра, ноги… Он выпрямился, внимательно посмотрел ей в глаза, потом наклонился и лизнул сосок.

Филиппа задохнулась и непроизвольно выгнула спину, стремясь оказаться к нему еще ближе. Тогда он поцеловал второй сосок, погладил горячими ладонями ее обнаженные бедра, потом стройные ноги.

— Я начинаю думать, что процесс соблазнения явно недооценивают, — пробормотала она с дрожью в голосе, отозвавшейся резкой болью в его чреслах. — Но я немного нервничаю.

Беннет сбросил сюртук и жилет, добавив их в кучу одежды на полу. Попутно он отметил, как много одежды их разделяло.

— В Конго я встретил одно племя, — сказал он, опустившись на пол, чтобы снять сапоги, — в котором женщины покрывают груди голубой и желтой речной глиной, показывая свою доступность. — Он снова начал водить кончиком языка по напряженному соску. Филиппа вздрогнула, хрипло застонала и, схватив его за волосы, притянула к себе.

— Правда?

— Да. В то время мне показалось это весьма… экзотичным, но теперь я думаю, что глина, должно быть, ужасна на вкус. — И он опять лизнул сосок.

— Я… тогда я обещаю не красить грудь в синий цвет, — проговорила она дрожащим голосом, откинула голову и с шумом вздохнула, когда его руки начали исследовать внутреннюю поверхность ее бедер.

— Ты больше ни для кого не доступна. — С утробным рычанием Беннет рывком стащил через голову рубашку.

Филиппа завороженно уставилась на его обнаженную грудь. Она медленно подняла руку и коснулась теплой кожи. Его мышцы дернулись от этого нежного прикосновения.

— Боже мой, — прошептала она, совершенно очарованная, и провела рукой по его груди. Дорожка волос, спускаясь к животу, сужалась и исчезала где-то под поясом его панталон. Потом она заметила справа под ребрами уродливый белый шрам. — Сюда тебя ранили?

— Да. До сих пор дьявольски болит. Не хочу говорить об этом. — Он обнял ее и нежно опустил на пол, потом снова поцеловал. — Прикоснись ко мне.

Чувственная хрипота его голоса заставила Филиппу задрожать.

— Я боюсь сделать что-нибудь не так, Беннет.

— Ты не можешь сделать ничего неправильного. Никаких правил нет.

Он опустился на нее и завладел ее ртом. Филиппа обняла его за плечи. Он был таким живым, таким возбужденным и горячим, что она даже временами забывала дышать.

Потом она почувствовала, как его рука скользнула между ее бедер и легла на самое интимное место. Филиппа, не сдержавшись, вздрогнула.

— Ш-ш-ш. — Беннет закрыл ее рот поцелуем. Его переполняло желание и восторг. — Скажи, ты хочешь меня?

Филиппа кивнула: — Ода.

— Тогда расстегни мои панталоны.

Если он хотел заставить ее перестать думать, ему это, безусловно, удалось. Для этого он нашел весьма эффективный способ. Она вообще лишилась способности соображать. Единственное, чего ей хотелось, — это узнать, что будет дальше. Дрожащими пальцами она нащупала пояс его панталон. Но тут ее пальцы наткнулись на затвердевшую и восставшую часть его тела, и он не смог сдержать стона.

— Извини, — прошептала она. — Так больно?

От нахлынувших неизведанных ранее ощущений у нее едва глаза не вылезли из орбит.

— Н-нет. Судя по выражению твоего лица, мы чувствуем примерно одно и то же. Ну же, действуй, Филиппа.

— О Господи, — пробормотала она, потрясенно уставившись на его восставший фаллос.

— Так намного лучше, — удовлетворенно вздохнул он и быстро избавился от последних остатков одежды.

— Ты уверен, что тебе не больно? — спросила Филиппа и приподнялась на локтях, чтобы лучше видеть. — Он очень уж большой.

— Спасибо за комплимент, — фыркнул Беннет. Филиппа едва могла дышать, но все же нашла в себе силы покачать головой и нахмуриться.

— Не дразни меня!

— И не думал! — Беннет снова опустился на нее, упираясь локтями в пол, и поцеловал. — Кстати, отвечаю на вопрос: нет, мне не больно. Но больно будет тебе — правда, недолго. Цена твоей девственности.

— Ничего, я ее заплачу. Но мне все равно кажется, что ты меня дразнишь.

Беннет лукаво улыбнулся, заставив ее сердце забиться еще чаще.

— Чем сильнее я хочу тебя, тем больше он становится. Так что ты можешь судить сама, дразню я тебя или нет. — Он повернулся назад, продемонстрировав Филиппе свои мускулистые ягодицы, и стал шарить в карманах валявшегося на полу сюртука.

— Что ты ищешь?

Он показал коричневую трубчатую штуковину с красной ленточкой на одном конце.

— Это французский кондом. Он предохранит тебя от беременности. С этим я шутить, не намерен.

— Дай мне, Беннет!

После секундного колебания он покачал головой:

— В следующий раз.

— Ты думаешь, я что-то сделаю неправильно? — нахмурилась Филиппа.

— Нет, я полагаю, что от твоих прикосновений я больше не смогу сдерживаться и его применение станет ненужным. — Беннет аккуратно надел его на конец своего напряженного фаллоса, затем потянул вверх, как чулок, и перевязал ленточкой.

— Выглядит очень миленько, — фыркнула Филиппа. Оторвавшись, наконец, от созерцания мужского естества, она подняла взгляд на его лицо и увидела, что он пристально смотрит на нее. — Значит, говоришь, если я буду тебя трогать, ты не сможешь сдерживаться?

Не ответив, Беннет откинул волосы, упавшие на ее лицо, и крепко поцеловал. Его палец снова оказался внутри ее.

— Вот так, — пробормотал он, крепко прижимая ладонь к повлажневшим завиткам.

— О-о-о, — простонала она, а потом все взорвалось в ярком пульсирующем экстазе.

Беннет подался навстречу ей, и пока она все еще содрогалась от… от того, что он с ней сделал, убрал руку и стал очень медленно и осторожно вводить вместо пальца фаллос. Встретив ее потрясенный взгляд, он не улыбнулся — в его пронзительных изумрудно-зеленых глазах плясало пламя свечи.

— Сейчас, Филиппа, — сказал он и, поцеловав, резким толчком ворвался в нее. Острая боль на секунду заглушила наслаждение. Не сдержавшись, Филиппа взвизгнула, но Беннет заглушил ее крик новым поцелуем. Спустя мгновение боль отступила.

Чувствовать его внутри себя было так прекрасно, что невозможно описать словами. Его тяжесть, его запах, ощущение его обнаженной кожи, скользящей по ее коже, — Филиппа никогда в жизни не испытывала ничего подобного. Теперь она и представить не могла, как до сих пор жила без всего этого.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Беннет и начал медленно двигаться в ней.

Ее пальцы взъерошили его волосы, она притянула его к себе и прошептала на ухо:

— Соблазненной. — Она откинула голову, поскольку его движения стали быстрее.

— Обними меня ногами. — Его речь была отрывистой. Растущее напряжение передавалось ей. Когда она обвила его ногами, ей показалось, что он проник в нее еще глубже. Она глухо застонала и вцепилась пальцами в его плечи.

Где-то в глубине ее тела опять начало разгораться пламя. Его толчки усилились. На секунду ей показалось, что их ритм совпадает с биением ее сердца. Потом это произошло снова — изысканное, сводящее с ума освобождение, и она, задыхаясь, издала хриплый стон.

Мышцы напряглись, тела слились. Быстрее, сильнее, глубже — и вот Беннет с яростным утробным рычанием замер. Его глаза были закрыты, а на лице появилось выражение полного экстаза.

Тяжело дыша, он уткнулся ей в шею, Филиппа водила пальцами по его спине, словно стараясь запомнить контуры каждой мышцы.

— Значит, вот что ты имел в виду, когда говорил, что будешь за мной ухаживать.

Он покачал головой и приподнялся, чтобы встретить ее взгляд.

— Нет, дорогая. Это желание… страсть. Ухаживание имеет другую цель.

Филиппа закрыла глаза.

— Какую цель?

— Женитьбу, — сказал Беннет и поцеловал ее.

— Женитьбу?! — воскликнула Филиппа, и ее прелестные карие глаза удивленно раскрылись. — Ты говорил о женитьбе не только для того, чтобы мой отец не выгнал тебя из дома кочергой?

Беннет ожесточенно замотал головой. Он все еще оставался внутри ее, лишь перенес часть своего веса на локти, чтобы ей было легче. Очевидно, многие решат, что он спятил, решив жениться на первой женщине, которую увидел после возвращения в Лондон.

Но такое решение он принял не сегодня. Близость с ней только подтвердил правильность этого решения. Видит Бог, она стоит десяти лет путешествий по трем континентам.

— Я пришла сюда не за предложением, — сообщила Филиппа. — И ты спросил меня, хочу ли я. Я согласилась. Так что ты не обязан жениться на мне. — Она толкнула его кулачком в плечо. — Я серьезно говорю.

— Разве я когда-нибудь говорил, что моя единственная цель — постель?

— Нет.

— Тогда не надо меня оскорблять.

— Извини, просто я немного ошеломлена.

Что ж, по крайней мере, в ней больше нет подозрительности и враждебности. Уже хорошо. Беннет нехотя отодвинулся от нее и сел.

— В какой стадии ухаживаний мы сейчас находимся, учитывая два букета, прогулку в коляске, два танца и музыкальный вечер? И нашу близость, конечно.

Филиппа тоже села, прислонившись спиной к полке.

— Первый букет не считается. Ты не следовал правилам. Близость тоже не должна считаться, — усмехнулась она.

— Все считается, Филиппа. Я тебе с самого начала говорил, чего я хочу от тебя. Но я не сделал предложения. Пока. Если хочешь, чтобы я следовал правилам, я буду посылать тебе цветы и возить на прогулки каждое утро.

Последовал еще один чувственный поцелуй.

— Правила — это для твоей пользы, ты же знаешь, — сказала Филиппа. — Ты не можешь ходить по Лондону и крушить топором условности. Во всяком случае, не в то время, когда ты пытаешься восстановить свою репутацию.

— Но теперь мы должны подумать и о твоей репутации. Когда она подняла руку, чтобы шлепнуть его по щеке, он вернулся к ласкам.

— Кстати, о репутации: а что ты намерен делать, если встретишь капитана Лэнгли? Рано или поздно это обязательно произойдет.

— Я этого жду, не дождусь. — Он поднял руку. — Я ведь могу убить человека одним пальцем.

Филиппа хихикнула, взяла его палец и потянула в рот. Ну, это уже слишком. Он должен опять получить ее. Немедленно.

— Мы должны…

Они оба вздрогнули от громкого вопля, раздавшегося прямо за дверью.

— Проклятие! — сдавленным голосом пробормотал Беннет и вскочил. За обезьяной вполне мог идти Джеффри. Или ее уже услышала половина кухонной прислуги, и теперь все кухонные работники направляются в кладовку, чтобы выяснить причину шума. — Одевайся! — сказал он, отодвинул ящик и чуть приоткрыл дверь.

Керо влетела в щель и сразу прыгнула на голое плечо Беннета, который поспешно задвинул ящик на место.

— Тише, Керо, — спокойно сказала Филиппа и протянула ей яблоко, обнаруженное в одной из многочисленных емкостей.

Обезьянка замолчала на «полуслове», перепрыгнула на плечо Филиппы, взяла яблоко, залезла на одну из полок и приступила к трапезе.

— Хорошая работа, — усмехнулся Беннет и бросил Филиппе платье. — А ты выглядишь обворожительно — голая, с яблоком и обезьяной на плече. Ева в раю.

Филиппа улыбнулась:

— А ты тогда кто?

Беннет наклонился, взял свои смятые панталоны и стал их поспешно натягивать.

— Нам лучше поторопиться. Думаю, она подняла своим визгом на ноги весь дом.

— Она не ревнует ко мне, — радостно сообщила Филиппа и стала натягивать платье, энергично виляя бедрами для ускорения процесса.

Это зрелище произвело сильное впечатление на Беннета. Он почувствовал, что панталоны ему явно тесны. Казалось, он утолил свой чувственный голод. И вместе с тем снова хотел ее. Еще. И еще.

— Что с ней? — спросила Филиппа.

Беннет пожал плечами. Она уже обрела способность мыслить здраво, и ему тоже следовало встряхнуться.

— Не знаю. Я не ее подружка, — наконец ответил он. — Я ее мать. Она еще очень молода. Но не думаю, что с возрастом она начнет воспринимать меня иначе. Надеюсь, что нет.

— Я тоже.

Беннет повернул Филиппу спиной к себе, чтобы застегнуть пуговицы на платье. Зарывшись лицом в ее волосы, он почувствовал аромат лимона.

— Это значит, что мы опять увидим, друг друга обнаженными? — прошептал он, целуя ее шею.

— Ну, возможно, если, конечно, ты принесешь мне лилии, — лукаво улыбнулась она, бросив взгляд через плечо.

Лилии. И никаких заверений в неумирающей любви. С другой стороны, он ведь даже не сделал ей предложение. Пока. Беннет как раз натягивал сапоги, когда кто-то дернул ручку двери. Кто-то пытался открыть дверь, но ящик мешал. Беннет поспешно схватил рубашку.

— Подождите минуту! Керо устроила здесь беспорядок.

Он сделал знак Филиппе, и та аккуратно перевернула несколько бутылок на ближайшей полке, пока он застегивал жилет и пытался попасть в рукава сюртука. Потом он разбросал по полу яблоки и бесшумно отодвинул ящик.

На пороге стояли Джеффри и Хейлинг, изумленно переводившие глаза с Беннета на Филиппу.

— Леди Филиппа и я, — пустился в объяснения Беннет, — болтали в саду, когда услышали крики Керо. Мы нашли ее здесь, но, очевидно, она любит яблоки больше, чем я предполагал.

Филиппа наклонилась и подняла яблоко, которое только что бросил на пол Беннет.

— Хорошо еще, она не успела разорвать мешки с мукой.

— Я обо всем позабочусь, миледи, — сказал дворецкий и посторонился, чтобы все могли покинуть кладовую.

— Мы играли в прятки, — чуть не плача, начал Джеффри, глядя на Керо. — Я спрятался под одеялом. Вероятно, выскочив, я ее напугал. Она больше не будет со мной дружить?

— Через час она все забудет, и вы снова будете друзьями, — ответил Беннет, и, после короткого колебания, взъерошил мальчику волосы. Конечно, Джеффри не был сиротой, но Беннет хорошо помнил, как много для него в этом возрасте значило доброе слово взрослого человека. — Леди Филиппа, мы должны найти вашу горничную, — сказал он и предложил девушке руку.

Затаив дыхание, он следил, как ее пальцы легли на рукав его сюртука.

— Да, мы, должно быть, напугали Мэри до полусмерти, когда побежали в дом.

В саду Филиппа замедлила шаг и высвободила руку.

— Моя семья получила приглашение на вечер к лорду и леди Трашелл. Они устраивают праздник в честь возвращения капитана Лэнгли из поездки по стране. Родители приняли его, не посоветовавшись со мной.

Глаза Беннета сузились.

— Меня они не пригласили.

— Полагаю, Лэнгли сделает все возможное, чтобы держаться от тебя подальше.

— Если у него есть мозги, он именно к этому и будет стремиться. Но я не собираюсь ждать. — Беннет встряхнулся. Мысли о правосудии и справедливости могут подождать. Он не станет забивать ими голову, находясь в компании, прелестной Филиппы. — Спасибо, что рассказала мне о празднике.

— Я сказала маме, что не пойду, — проговорила она, — но теперь думаю, что смогу поработать для тебя шпионкой.

— Ты вовсе не обязана шпионить для меня, Филиппа. Она улыбнулась.

— Принеси мне лилии, и я буду считать это подходящей платой.


Глава 14


Передо мной вскипела вода. Я отшатнулся. Из воды возникло гигантское чудовище — голодный крокодил длиной более шести метров — и устремилось вперед. У меня не было времени прицелиться, поэтому я метнулся в сторону и нанес сильнейший удар прикладом винтовки по глазам животного. Хищник не ожидал нападения и отступил, дав мне время, выбраться на берег. Только там я обнаружил, что у моей рубашки отсутствует рукав. Вот какова грань между жизнью и смертью на реке Конго — она имеет толщину хлопковой ткани.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Мне не нравится, что ты за моей спиной пытаешься подружиться с Джеффри.

Беннет, чистивший Ареса, вздрогнул и поднял голову. Феннингтон, одетый в дорогой синий сюртук, серый жилет и панталоны, стоял у входа в конюшню. Нахмурившись, он заметил, что на улице уже совсем стемнело. Он опять потерял счет времени. Он отлично покатался и теперь с удовольствием обихаживал коня. Все же интересно, почему так называемое высшее общество ведет столь малоподвижный образ жизни.

— Он мой кузен, — сказал Беннет, бросив щетку в корзину, и выпрямился. — Я должен всякий раз спрашивать вашего разрешения, чтобы с ним поговорить?

— Я не желаю, чтобы ты настраивал его против меня.

— Если я буду иметь что-нибудь против вас, то скажу это прямо в лицо. Не имею привычки использовать детей как тайное оружие. — Беннет подхватил дремлющую мартышку из стога сена и направился к родственнику. — Вы собираетесь на вечер к Лэнгли?

Маркиз сердито нахмурился.

— Да, но в этом нет ничего направленного против тебя, Беннет. Мы с капитаном партнеры.

— А мы с капитаном бывшие партнеры. Не поворачивайтесь к нему спиной.

— Беннет…

— Я бы хотел присоединиться к вам, — перебил дядю Беннет. — Вы дадите мне несколько минут, чтобы переодеться?

— Но ты же не приглашен, — возразил Феннингтон, вышел вслед за племянником из конюшни и направился к дому.

— Совершенно верно. А почему? Я его бывший компаньон, он считал меня мертвым. После возвращения я не сказал против него ни одного слова. — По крайней мере, на публике.

Он слышал тяжелое дыхание маркиза.

— Возможно, это чувство вины. А как насчет твоего друга? Может быть, лорд Джон Клэнси позволит тебе воспользоваться его приглашением?

— Джек предлагал. Он даже хотел вообще отказаться от приглашения, если так для меня будет лучше. Но я подумал, что было бы… приличнее прийти со своими родственниками. В конце концов, я живу под вашей крышей.

— И можешь остаться под ней сегодня.

— Я, конечно, могу и сам прийти, — задумчиво проговорил он. — Не исключено, они попытаются меня не впустить, но если наделать побольше шуму, думаю, у меня все получится.

Феннингтон хмуро посмотрел на племянника.

— Мы тебя подождем, — сказал он и зачем-то потащился вслед за Беннетом вверх по лестнице и длинному коридору в отведенную ему спальню. — Почему ты вдруг решил, что больше не испытываешь ко мне ненависти? — поинтересовался Феннингтон и неодобрительно покачал головой, обозревая содержимое гардероба племянника, но предпочел не высказываться по этому поводу.

— У меня нет времени на ненависть.

— Значит, если бы расписание позволило, ты бы продолжил демонстрировать мне свое отвращение?

Беннет взглянул на дядю через плечо и продолжил одеваться.

— Я ненавидел вас, когда вы не потрудились позаботиться обо мне двадцать лет назад. И разозлился, что вы, не желая иметь со мной ничего общего при жизни, быстро заявили права на мое имущество после моей предполагаемой смерти.

— Я не…

— Я всегда шел своей дорогой в мире и рассчитываю идти ею и впредь. Не стойте у меня на пути, и я постараюсь сохранить вашу репутацию, забыв о том, что вы позволили Лэнгли погубить мою.

— Понятно. — Феннингтон переступил с ноги на ногу и прислонился к дверному косяку. — По этой причине мне следует позволить тебе разделить сегодня карету со мной и твоей тетей.

— И ваше приглашение на вечер. Не забудьте о нем.

— Да-да. Все это я должен сделать, подчиняясь инстинкту самосохранения. Вместо этого ты мог бы сказать мне, что хочешь восстановить родственные отношения, — тогда я бы с большей охотой поддержал твои действия.

— Вы так считаете? Возможно. Филиппа тоже говорит, что мне нужно усвоить хорошие манеры.

— Тебе следовало бы к ней прислушаться.

— Она тоже так считает.

Беннет надел темно-серый сюртук и подошел к Керо. Он щелкнул языком, и мартышка моментально оказалась у него на плече. Нож уже давно был спрятан за голенищем сапога, хотя дядя, вероятнее всего, об этом факте позабыл.

Спустя пять минут он уже сидел в экипаже. Керо восторженно верещала, глядя в окно. Судя по всему, ей очень нравились виды ночного Лондона в тусклом свете уличных фонарей. Беннет сидел в углу и не участвовал в оживленной беседе, которую вели между собой его тетя и дядя. Хотя леди Феннингтон оказала ему некоторую помощь при покупке маргариток, он не желал иметь с ней ничего общего.

— Послушай, Беннет, — неожиданно обратилась к нему тетя, — я сегодня болтала с леди Тимджилл. Думаю, ты должен знать, что в обществе идут разговоры о тебе и леди Филиппе. Она сказала, что леди Джерси считает другую сестру более подходящей партией. Как ее зовут?

— Оливия, — ответствовал Беннет.

— Да-да. Она прелестна. И пользуется огромным успехом. Филиппа… она, конечно, тоже довольно мила, но, как бы это сказать, слишком умна.

— Вы правы.

— Будь осторожнее с ней.

Еще неделю назад Беннет не замедлил бы объяснить леди Феннингтон, что он думает о болтовне ее подруг, но сегодня ограничился ни к чему не обязывающим кивком.

— Подумай, — продолжала леди Феннингтон. — Женитьба сейчас стала бы для тебя исключительно удачным вариантом. И пусть твоему поведению в Конго не хватало храбрости, все любят свадьбы.

Беннет стиснул зубы. — Я учту.

— Если у тебя нет никого конкретного на примете, буду рада, навести справки. Например, я точно знаю, что леди Элизабет Чендл вот-вот вступит в права наследства. Три тысячи в год. Объединив эту сумму с собственным доходом, ты сможешь сам финансировать свои экспедиции. Было бы идеально, начни ты ухаживать за ней до возвращения капитана Лэнгли. Ведь он, без сомнения, тоже будет искать невесту, а он сейчас очень знаменит.

— Я разберусь со своими матримониальными планами сам, — сквозь зубы процедил Беннет, и перед его мысленным взором возникла Филиппа. — Но спасибо за предложение, — вежливо добавил он.

— Да, конечно, но не забудь о Джулии Джеймсон. Ах да, между прочим, Миллисент Бекуит прекрасно играет на фортепиано. Хотя ее лицо…

— Я слышал, как она играет. — И видел, какое впечатление произвела на Филиппу короткая беседа с кузиной.

Беннет задумался, действительно ли леди Феннингтон считает, что виртуозная игра на фортепиано является достаточным основанием для заключения брака. А она тем временем продолжала болтать, описывая подходящих девиц. Понятно, что все они как на подбор были грациозными газелями, даже не подозревающими о львах, которые рыскают среди них в поисках добычи. Правда, он ни минуты не сомневался, что газели точно знают, что делают и чего хотят, а хищники больше похожи на гиен, чем на львов.

Он танцевал или пытался беседовать с некоторыми из упомянутых девиц. Впечатления они не произвели. А маркиза все никак не умолкала, продолжая восхвалять всех обитательниц Мейфэра, кроме одной, к которой он стремился всем сердцем. Очевидно, Филиппа оставалась загадкой для общества. Иначе ничем нельзя объяснить тот факт, что ее никто не заметил до сих пор. Зато она очаровала его. Раньше это не удавалось никому. И она будет сегодня на вечере.

В каком-то смысле он был даже рад беседе. К тому времени как экипаж остановился у Лэнгли-Хауса, его нервы были напряжены так, что болели все мышцы. Но еще больше, чем равнодушие к собственной персоне, его злило пренебрежительное отношение к Филиппе.

Дворецкий почтительно взял приглашение маркиза Феннингтона и с любопытством взглянул на Беннета.

— Лорд и леди Феннингтон и…

— И гость, — подсказал Беннет, — с мартышкой. Учитывая разговоры, которые ходили по Лондону, дворецкий должен был узнать его по присутствию Керо. Оставался один вопрос: получил ли этот слуга указание не пускать его или уведомить Лэнгли о его появлении. Правда, дворецкий выглядел скорее оскорбленным, чем взволнованным, поэтому Беннет решил, что тот ничего не знает.

— Вон стоит мисс Джеймсон, — проговорила леди Феннингтон, когда они вошли в бальный зад. — Представить тебя?

— Нет. Я справлюсь сам.

Быстро оглядев зал, он убедился, что Дэвид Лэнгли еще не появился, чтобы приветствовать своих восторженных почитателей, зато заметил Филиппу — она сидела со своей матерью у стены. Это зрелище сразу успокоило его.

— Извините, — сказал он и покинул родственников, даже не взглянув на них.

— О, здравствуйте, сэр Беннет! — Дорогу ему преградила Соня Деприс и присела в глубоком реверансе, продемонстрировав изрядную часть своей пышной груди. В шаге от нее появилась Оливия Эддисон.

— Мисс Деприс. — Беннет небрежно поклонился и вознамерился обойти препятствие.

— Я как раз рассказывала Ливи о прекрасной лошади, которую вы купили.

Оливия кивнула.

— Как ее зовут, сэр Беннет?

— Арес. Извините.

В этот момент между ним и Оливией вклинился Генри Камден. Этот идиот охранял не ту сестру.

— Вы купите пони для своей мартышки?

— Нет.

— Интересно, — не отставал Камден, теребя подбородок, — почему вы не оставили сегодня Керо дома? Не боитесь, что она покинет вас, встретившись с капитаном Лэнгли?

— Да, правда, — вмешалась Соня. — Я читала книгу. Керо и капитан — большие друзья.

Люси хихикнула:

— Возможно, вам все же стоило купить ей пони. Он обернулся и увидел стоявшую за ним Филиппу.

— Меня всегда это беспокоило, — нахмурившись, сказала она. — Если капитан Лэнгли так любил Керо, почему оставил ее? Вы считались мертвым, значит, обезьянка, можно сказать, осиротела.

— Думаю, Лэнгли может объяснить свои поступки лучше, чем я, — сказал он и повернулся к Филиппе: — Могу я поговорить с вами?

— Конечно, — ответила она и взяла его под руку. Ее пальцы ощутимо дрожали.

— Как же я хочу поцеловать тебя, — едва слышно пробормотал он.

— Но не можешь, — с мимолетной улыбкой ответила она. Филиппа выглядела встревоженной.

— Что случилось? — полюбопытствовал он. Чем больше он смотрел на нее, тем сильнее ему хотелось заключить ее в свои объятия и не выпускать, по крайней мере, несколько часов.

— Ты не должен был приходить. Вот что случилось. Я же говорила, что осмотрюсь здесь и узнаю, что на уме у капитана Лэнгли.

— А я говорил, что не хочу впутывать тебя в шпионские игры. К тому же всегда лучше увидеть врага собственными глазами.

Филиппа тяжело вздохнула.

— Впрочем, теперь все равно уже поздно уговаривать тебя остаться дома.

— Это уж точно, — усмехнулся Беннет.

— Кстати, твой друг герцог Соммерсет тоже здесь. Позже будут танцы, и его светлость пригласил меня на вальс.

Да? Вечер становился все более интересным. Беннет дал Керо орех, надеясь, что она хотя бы несколько минут помолчит.

— Значит, ты все же предпочитаешь цивилизованных дикарей. Сколько танцев ты обещала ему?

Прелестные карие глаза Филиппы удивленно расширились.

— Ты ревнуешь? — словно не веря самой себе, спросила она.

— Конечно, ревную. А чего ты, собственно говоря, ждала…

— Меня еще никто никогда не ревновал! — с восторгом в голосе сообщила она, ее губы поневоле расплылись в улыбке.

Резкая отповедь, которую Беннет вознамерился, было ей дать, застряла у него в горле. Что случилось с этим проклятым лондонским высшим светом, если она три года оставалась никем не замеченная?

— А еще вальсы сегодня будут? — спросил он. Филиппа кивнула:

— Да, еще два. Насколько мне известно, леди Трашелл вальс не жалует, но капитану Лэнгли этот танец весьма по душе.

— Оставь для меня оба.

— Нет, это неприлично.

— Даже если я собираюсь на тебе жениться?

— Ш-ш. — Она покраснела. — Ты не должен бросаться такими словами. Мы же говорили об этом, когда были… — она быстро оглянулась по сторонам и понизила голос, — голые.

Ему неожиданно захотелось громко рассмеяться. Боже, ну что за чудесная девушка!

— С этим можно было бы поспорить, но я хочу получить танец. Мое требование поцелуя ты проигнорировала. — Под прикрытием полузакрытой двери и развесистого растения в кадке он погладил ее по щеке.

— Ты вовсе не требовал поцелуя. Ты просто сказал, что хочешь меня поцеловать.

Беннет придвинулся ближе и положил свободную руку на ее бедро.

— Мы можем играть словами, если хочешь, — прошептал он, — но я бы предпочел заняться с тобой совсем другими делами, Филиппа.

— Беннет, прекрати.

— Тогда дай мне свою чертову бальную карточку!

Филиппа вытащила из ридикюля карточку. Кроме герцога Соммерсета, значились имена еще четырех джентльменов. И ему это очень не понравилось.

— Кто такой Фрэнсис Хеннинг?

— Друг приятеля Джона. Он довольно забавен, хотя я не уверена, что он это понимает.

— Покажи мне его. — Беннет записал свое имя напротив последнего вальса.

Филиппа покачала головой.

— Поскольку ты больше всего похож на разъяренную пантеру, у которой украли припрятанную ею на ужин антилопу, я никого не стану тебе показывать.

— Ты уверена? — вкрадчиво поинтересовался он. — Ведь, поколотив этого Хеннинга, я мог бы разогреться перед схваткой с Лэнгли. — Беннет, конечно, шутил, но лишь наполовину.

— Прекрати! — воскликнула она и отобрала у него карточку.

— Тогда отвлеки меня как-нибудь.

— Попробую. — Филиппа несколько минут стояла молча, о чем-то размышляя. — Последние несколько недель, — наконец сказала она, — были полны новых для меня впечатлений.

Беннет внимательно слушал.

— А какие из них оказались самыми запоминающимися? — Если она скажет, что это была встреча с обезьяной или получение сотни маргариток, он попробует кулаком крепость стены.

— Как тебе сказать… — Она снова бросила быстрый взгляд по сторонам, убедилась, что ее никто не видит, и придвинулась к нему ближе. — Я думаю, что каждый, кто видит меня, тотчас все понимает. То… что мы делали, это всегда так совершенно? Я не могу думать больше ни о чем.

Теперь он почувствовал себя лучше.

— Мне известен, только один способ убедиться, что второе впечатление окажется таким же запоминающимся, как первое. — И он провел пальцем по ее обнаженному плечу. — Думаю, тебе стоит сегодня открыть окно гостиной, когда вернешься домой, и немного подождать.

Филиппа задышала чаще. Беннет с вожделением следил, как поднимаются и опускаются ее плечи и грудь.

— Как ты думаешь, должны ли мы удостовериться, что и во второй раз так же хорошо… подойдем, друг другу? — полюбопытствовала она.

— Я отлично знаю ответ на этот вопрос, — усмехнулся Беннет, — но буду рад продемонстрировать тебе его при любой подходящей возможности. Ты очаровала меня, Филиппа. Я хочу тебя, только тебя, и никого другого.

Она довольно улыбнулась. В ее глазах зажглись радостные огоньки, а Беннет почувствовал, что вся его кровь устремилась вниз — надо сказать, чертовски некстати на балу.

— Ты заставляешь меня чувствовать себя ласточкой, Беннет, — шепнула она и приподнялась на цыпочках, чтобы коснуться ладонью его щеки.

Они прятались в укромном уголке уже несколько минут, и с каждой секундой возрастала вероятность того, что их обнаружат. Откровенно говоря, Беннету было на это наплевать. Филиппа принадлежала ему, и этот факт не зависел от ее готовности заявить об этом вслух. Как только восстановит свою репутацию и вернет доверие и поддержку Африканской ассоциации, он сможет снова отправиться в экспедицию. И только это тревожило его в настоящий момент, а не то, что его бабочка расправит крылышки и упорхнет от него. Она так не поступит.

Оркестр сыграл вступление к контрдансу, и Филиппа отстранилась.

— Этот танец я танцую с мистером Хеннингом, — сказала она и выбралась из своего маленького укрытия раньше, чем Беннет успел ее остановить.

— Я останусь с тобой, пока он не появится.

— Беннет, мы не должны…

— Разве обезьяна не портит ваш сюртук? Из-за нее на ткани могут образоваться складки, — заявил маленький, очень круглый индивид и протянул руку. — Позвольте представиться. Фрэнсис Хеннинг.

Беннет почувствовал некоторое облегчение — во всяком случае, в отношении начинавшегося контрданса — и спокойно пожал Хеннингу руку.

— До последнего месяца мне приходилось надевать официальный костюм три года назад. Честно говоря, мне наплевать на складки.

— Вы храбрый человек, — усмехнулся Хеннинг и отступил на шаг. — Полагаю, мода не производит сильного впечатления на голодных леопардов.

— Совершенно верно.

— Э-э… я пришел, — сменил тему Хеннинг, — за леди Флип. Начинается контрданс и…

— Да, разумеется, мистер Хеннинг, — ответствовала Филиппа, проскользнула мимо Беннета и жестом показала кавалеру, что готова следовать за ним.

Вулф остался на месте, внимательно наблюдая за окружающими. В любой момент Дэвид Лэнгли мог спуститься по главной лестнице навстречу обожающим его гостям, и Беннету очень хотелось, чтобы Филиппа в это время была занята танцем. Вокруг него оживленно болтали хорошо одетые туземки этой страны. Они создавали столько шума, что у него разболелась голова. Каждая старалась показаться самой красивой птичкой в стае, и все они были слишком эгоистичны, чтобы заметить что-нибудь, кроме яркого оперения других.

— Сэр Беннет, вы должны встретиться со мной в «Уайтсе» завтра, — сказал лорд Как-Его-Там. — Не сомневаюсь, мы очень быстро решим вопрос с вашим членством.

— На завтра мое расписание заполнено, — сообщил Беннет.

— Но вы все равно должны прийти, — продолжал настырный лорд. — Вы и так слишком долго пробыли в городе, не вступив в клуб. Вы же знаете: железо необходимо ковать, пока оно горячо. Я с удовольствием вас порекомендую.

— А как начет слухов о том, что я глупец и тряпка? Лорд Как-Его-Там явно оскорбился.

— Никто об этом открыто не говорит, капитан. Но в любом случае, если вы останетесь в Лондоне надолго, вам необходимо приспособиться.

— Спасибо за предложение, — сухо ответил Беннет и снова повернулся к танцующим. — Не думаю, что смогу долго находиться в клубе приспособленцев. — Слава Богу, есть еще Клуб авантюристов. После этой проклятой вечеринки, но до рандеву с Филиппой, он вполне успеет пропустить там стаканчик.

— А вы когда-нибудь были в клубе? — вмешался какой-то виконт. — Знаете, сколько джентльменов почитают за честь войти через главный вход в клуб «Уайтс»?

— А, вот вы о чем. Это, господа, ваши проблемы. Я не джентльмен.

— Вы…

— Дамы и господа, — раздался звучный голос дворецкого, — лорд и леди Трашелл, капитан Дэвид Лэнгли.


Глава 15


Сегодня я встретился с человеком, которому в ближайшем будущем доверю свою жизнь. Капитан Дэвид Лэнгли, как и я, ветеран войны на Полуострове, хотя служил в штабе Веллингтона, а не на поле боя. Учитывая это, я могу только надеяться, что он на деле так же хорош, как на словах. У меня относительно его имеются большие сомнения. Он не производит впечатления человека, желающего рисковать своей шкурой, — скорее уж шкурой кого-то другого.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Керо, наверх, — тихо скомандовал Беннет и посадил верветку на канделябр.

Все его внимание было сосредоточено на двери. Он хотел иметь возможность обменяться несколькими словами с Лэнгли без вмешательства Керо. Впрочем, учитывая столпившихся у двери людей, это будет не так легко, как ему представлялось на протяжении последних пяти месяцев.

В этот момент скрытая неприязнь к человеку, которому он несколько раз спасал жизнь, превратилась в ненависть. Беннет никогда не называл себя джентльменом в отличие от Лэнгли, который с гордостью считал себя таковым и при этом попытался втоптать его имя в грязь.

Ну что ж, даже интересно, как будут дальше развиваться события. Беннет обошел лакея и лорда Как-Его-Там и спокойно пошел через зал, не обращая внимания на оживленные пересуды и заинтересованные взгляды окружающих.

— Нет, Беннет, — твердо заявила Филиппа, встав у него на пути. Она выглядела так, словно собиралась, если понадобится, сбить его с ног.

— Отойди, — прорычал он, но поневоле отвлекся от вожделенной цели.

— Я-то думала, что у тебя есть план спасения своей репутации, и ты не станешь действовать так, как все ожидают.

— Это было до того, как я его увидел. Теперь я собираюсь опробовать на нем свои кулаки.

Филиппа довольно сильно толкнула его в грудь.

— Так ты не добьешься правосудия. И не получишь свои дневники.

— Возможно, и так. Но я сразу почувствую себя лучше. — Он коротко вздохнул. — Ему не нужны зубы, чтобы вернуть мне дневники.

Прелестное личико Филиппы побледнело. — Хорошо, если твое самое большое желание — избить его, сделай это. Потом увидишь, что будет с твоей репутацией и твоим будущим.

Его глаза сузились.

— Кажется, я еще вчера дал понять, каковы мои намерения в отношении Лэнгли. Ты могла попробовать разубедить меня тогда.

— Да, но я тогда думала, что это обычная бравада. Да и ты ничего не говорил о том, что придешь сюда. А теперь у тебя глаза горят жаждой убийства.

— Не волнуйся, я не убью его до тех пор, пока не получу свои дневники. А теперь извини меня, Филиппа.

Он обошел ее и направился прямиком к Дэвиду Лэнгли. И вот светло-голубые глаза заметили незваного гостя и расширились. Очевидно, дворецкий не предупредил Дэвида о визите его покойного партнера. Это хорошо.

— Лэнгли, — прорычал он, оказавшись лицом к лицу с любимым сыном виконта, — ты сукин сын.

Физиономия Лэнгли перекосилась.

— Вулф, — с трудом выговорил он и растянул губы в широкой улыбке. — Значит, ты все-таки жив.

— Твоей заслуги в этом нет. Хотя я, конечно, благодарен, что ты оставил мне хотя бы сапоги, а не украл их вместе с моей винтовкой и дневниками.

— Вижу, чудесное выздоровление не изменило твой характер. И не улучшило память. Уезжая, я взял только мои собственные дневники.

Беннет открыл было рот, чтобы Лэнгли их немедленно предъявил. Сличение почерков могло легко доказать, кому они в действительности принадлежат. Но если он это скажет, у Лэнгли появится еще одна причина их уничтожить.

— Я читал мою — то есть твою — книгу. Весьма занимательная литература. Отмечу, что названия племен ты воспроизвел правильно. Хотя, имея на руках дневники, ошибиться, было трудно.

— Не помнишь, что говорят о мнении одного человека? — спросил Лэнгли, продолжая широко улыбаться. Только глаза его оставались злыми и холодными. — Кажется, его называют вздором. В…

С громким и очень грозным верещанием Керо вихрем промчалась по залу и прыгнула на голову Лэнгли. Пронзительно крича, она выдрала клок золотистых волос, после чего впилась зубами в ухо. Лэнгли, взвыв от боли, отшвырнул обезьянку, и та плюхнулась на пол, но тут же вскочила и вскарабкалась на плечо хозяина.

— Дьявольское отродье! — завопил Лэнгли. — Ты должен был утопить этого хищника, Вулф!

— Да, мне действительно следовало это сделать, но я, увы, не успел. Хищник оставил меня умирать и уплыл, прихватив с собой большую часть моих пожитков. — И Беннет ласково почесал обезьянку за ушами. Он явно недооценил ненависть Керо к Лэнгли. Надо будет купить ей персиковое дерево. А еще лучше — фруктовый сад. — Как жаль, что Керо, похоже, любит тебя меньше, чем ты описал в книге. Впрочем, это и понятно. Ты же бросил и ее.

Выхватив белоснежный носовой платок из рук жеманно улыбавшейся матери, Лэнгли прижал его к кровоточившему уху.

— Я убью эту мерзость, — прошипел он. — Кровь за кровь.

— Слава Богу! Я так надеялся, что ты это скажешь, — усмехнулся Беннет, и через мгновение его кулак врезался в изящный нос Лэнгли.

Тот рухнул на спину, а затем, изрыгая проклятия, вскочил на ноги.

— Ты проклятый ублюдок! — завизжал он, и его физиономия приобрела свекольно-красный оттенок.

— Теперь ты можешь объявить войну не маленькой обезьянке, а мне, — холодно сообщил Беннет Вулф. Его душа пела, а каждая клеточка тела рвалась в бой.

Не меньше трех девиц к тому времени успели лишиться чувств, но Беннет не понял, чего именно они не смогли вынести — вида крови, зрелища насилия или возбуждения. Он видел их краем глаза, как, впрочем, и остальных гостей, которые кружили вокруг как стервятники. Его интересовала и заботила только Филиппа.

Она, конечно, разозлится. Но Беннет провел три года в Конго и точно знал, что выживают сильнейшие и наиболее агрессивные особи. Лэнгли больше не удастся перехитрить его, предать и обмануть его доверие.

— Ты… ты сукин сын, — огрызнулся Лэнгли, все еще пытаясь демонстрировать храбрость, хотя ни на полшага не приблизился к Вулфу. — Ты просто не можешь пережить, что тебя больше не считают героем.

— Может, хватит разговоров? — хмыкнул Беннет. — Ну же, покажи, на что ты способен. Или ты так и будешь приплясывать на безопасном расстоянии?

— Я скорее выпущу тебе кишки своим мечом, Вулф.

— Превосходно. — Он издал низкий ритмичный звук, и Керо спрыгнула с его плеча. После этого она повела себя вполне предсказуемо — вскарабкалась на руки Филиппе.

— Как интересно, — протянул Лэнгли, проводив верветку разъяренным взглядом. Его голос из-за разбитого носа звучал гнусаво.

Беннет наклонился и достал из-за голенища длинный узкий нож с полукруглой рукояткой. Еще одна дама упала без чувств — впрочем, он все равно не помнил ее имени. Так называемые джентльмены, стоявшие рядом, даже не заметили, что ей плохо, и позволили мешком рухнуть на пол.

— Ну что, перейдем к делу?

— Уберите это! — раздался низкий уверенный голос — его обладатель явно привык отдавать приказы. Беннет не шевельнулся, только на мгновение скосил глаза и увидел, что толпа расступилась, пропустив герцога Соммерсета.

— Нет.

— Вас обоих спонсировала Африканская ассоциация. Если существуют разногласия, мы разберемся. Но нападать на человека в его доме — неприемлемо. Капитан Вулф, вы считаете себя потерпевшим…

— Не потерпевшим. Просто меня обокрали.

Капитан Лэнгли отвесил поклон — вполне элегантный, несмотря на наливающийся чернотой глаз и потемневший от крови платок, который он прижимал к уху.

— Мне нечего скрывать, ваша светлость.

— Тогда я жду вас обоих в Эйнсли-Хаусе в десять часов. Ровно в десять. А пока извольте вести себя как цивилизованные люди. — Его холодный взгляд остановился на Беннете. — Если это для вас невозможно, держитесь подальше от публичных мероприятий, особенно устраиваемых в честь человека, которому вы угрожаете.

Беннет осознал, что все еще сжимает в руке нож. Воспользовавшись тем, что гости отвлеклись, провожая глазами удаляющуюся фигуру герцога, он вернул нож за голенище.

— Убирайся из этого дома, — прошипел Лэнгли, — или я прикажу слугам тебя вышвырнуть. — По его сигналу собралось не менее десятка лакеев.

Но тут вмешался Джек Клэнси.

— Я позабочусь об этом, — сказал он и крепко обнял Беннета за плечи.

Тот позволил другу отвести его в сторону и только потом высвободился.

— Я не нуждаюсь в спасителях, — проворчал он. Он все еще был крайне зол и, кроме того, никак не мог оставить здесь Филиппу и Керо.

— Только не бей меня ножом — я вовсе не спасал тебя, то есть я хочу сказать, что спасал, но только от повешения на Тайберн-Хилл за убийство единственного графского отпрыска и наследника на глазах двух сотен свидетелей.

Беннет глубоко вздохнул.

— Тогда спасибо тебе, Джек.

— Слава Богу, все обошлось. Пошли отсюда. Пропустим где-нибудь по стаканчику. Я угощаю.

Да, конечно, так и следовало поступить. Джек всегда был разумным человеком. Беннет пожал плечами. В джунглях все было проще. Но, как неоднократно замечал Джек, да и Филиппа тоже, они не в джунглях.

— Я должен забрать свою обезьяну.

— Флип и Ливи встретят нас снаружи.

— Что ж ты сразу не сказал?! — воскликнул Беннет и энергично зашагал к выходу.

Обе сестры Эддисон стояли на подъездной аллее среди карет. Беннет подошел и остановился рядом с Филиппой так близко, что мог до нее дотронуться. Ему очень хотелось обнять ее.

— Я…

Оливия не позволила ему договорить, отвесив звонкую пощечину.

— Как вы посмели дать понять всему обществу, что ухаживаете за Филиппой, а потом устроить шумный скандал на балу? — выпалила она.

Керо забеспокоилась, и Оливия немедленно отступила.

— Нет, Керо, — тихо сказал Беннет и протянул руку. Только не хватало, чтобы обезьяна начала бросаться на всех, кто к нему прикоснется. Их не просто перестанут пускать в приличные дома — им предложат покинуть страну.

— Ливи, я вполне способна сама сказать все, что думаю, — сказала Филиппа и подняла плечо, на котором сидела мартышка. Керо немедленно перепрыгнула на плечо Беннета, и он дал ей орех. — Если бы я знала, что вы собираетесь раздавать направо и налево удары кулаком и ножом, то настояла бы, чтобы моя семья осталась дома.

Беннет нахмурился.

— Я не бил его ножом.

— Ударили бы, не вмешайся Соммерсет.

— Возможно.

Он нарушил множество правил, но совершенно не сожалел об этом. Его тревожило лишь одно — этим вечером он сотворил нечто такое, что оттолкнуло ее.

— Филиппа, он украл у меня будущее, — наконец выговорил он, жалея, что не знает, как выглядеть беззащитным и обиженным.

— Да, вы мне говорили, и, судя по всему, ваши убеждения не изменились.

— Нет. И думаю, что мои чувства вполне очевидны. С точки зрения светского общества у меня много недостатков. У него их нет. У меня вряд ли когда-нибудь появятся союзники в этом доме независимо от степени моей сдержанности.

— За исключением того, что он сейчас остался в своем доме, напоминая двум сотням гостей, что ваша мартышка искусала его, а вы — разбили ему нос, и лишь за то, что он поздравил вас с благополучным возвращением. Он имеет все основания назвать вас подлецом и негодяем, не имеющим других аргументов в споре, кроме кулаков.

Глаза Беннета сузились.

— Итак, я должен был прислушаться к вашим словам.

— Да, так было бы лучше. — Она медленно подняла руку и легонько подергала Керо за хвост. — Вам не нужно завоевывать друзей, Беннет, но все же необходимо заслужить доверие. — Керо весело замурлыкала, и Филиппа улыбнулась. — А ты, глупышка, могла бы помочь хозяину. Я думала, что вы с капитаном Лэнгли лучшие друзья.

— Никогда ими не были, — возразил Беннет, нахмурился и передал Филиппе еще один орех для обезьянки. — Когда мы плыли вниз по течению реки, наша лодка была сильно перегружена, и на стремнине нас начало заливать. Чтобы удержаться на плаву, пришлось выбросить несколько ящиков. А Лэнгли схватил Керо и бросил в реку. Она не любит купаться.

У Филиппы перехватило дыхание.

— И что же было дальше?

— Я выловил ее веслом и сказал Лэнгли, что закопаю его в муравейник, если он когда-нибудь позволит себе нечто подобное. Относительно этого человека у нас с Керо полное взаимопонимание.

— Я бы тоже укусила его за ухо.

Беннет взял руку Филиппы и поднес к губам.

— Полагаю, мне лучше уйти.

— Да, я тоже так думаю. — Она бросила на него исподлобья быстрый взгляд сквозь длинные густые ресницы, потом отвела в сторону от Джека и Оливии и прошептала: — Я буду ждать в два часа.

Его охватил жар. Значит, она все еще хочет, чтобы он пришел!

— Оставь окно открытым. Филиппа застенчиво улыбнулась:

— Хорошо.

У Беннета было много проблем. Он отчаянно хотел разобраться с Дэвидом Лэнгли, вернуть свои дневники и восстановить репутацию. И, тем не менее, эта робкая улыбка показалась ему самым важным в жизни. Странные, однако, фортели выкидывает жизнь после его возвращения из Конго!

Беннет выскользнул из сада Клэнси-Хауса, вывел Ареса из укрытия за конюшней, в котором его на время оставил, и поскакал в Эддисон-Хаус. Мать Джека вряд ли обрадуется, обнаружив, что у нее стало на два с небольшим десятка белых и красных лилий меньше, но Джек непременно что-нибудь придумает. Леди Феннингтон не выращивала лилии, иначе ему не пришлось бы делать такой большой крюк.

Ему нравилось ездить по Лондону ночью. Большинство его знакомых избегали этого опасного мероприятия, тем более в одиночестве, но Беннет уже давно привык к опасности, умел слушать звуки, ощущать запахи, чувствовать темноту вокруг.

За две улицы до Эддисон-Хауса Беннет нашел подходящее место, где привязал Ареса. Оставшееся расстояние он преодолел пешком.

Беннет тихо обошел каретный сарай, и замер в тени конюшни. По отдаленному звону церковных колоколов он определил, что уже, два часа. Он обещал быть точным, но в одной из комнат на верхнем этаже все еще горел свет.

Наконец дом погрузился во тьму. Беннет едва мог справиться с охватившим его возбуждением.

Он быстро пересек освещенную подъездную дорожку и, стараясь держаться в тени, направился к окнам гостиной. Четыре окна означали для него четыре шанса убедиться, что она вернула себе способность мыслить здраво и передумала. Но это не заставило его заколебаться.

Беннет дотронулся до первой рамы, и она немного сдвинулась с места. Он почувствовал ни с чем не сравнимое облегчение. Конечно, окно мог не закрыть кто-нибудь из слуг, но он предпочитал рассматривать более благоприятный для себя вариант. Он нажал на раму сильнее и распахнул окно. Светло-зеленые шторы надулись, словно паруса под легким порывом ветерка, Беннет запрыгнул на подоконник, перебросил ноги в комнату и оказался в гостиной Эддисонов.

Это окно нельзя было заметить с улицы, но он все равно плотно закрыл его. Нет смысла рисковать. В комнате было темнее, чем на залитой лунным светом улице, и он несколько минут стоял, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Одновременно он прислушивался и принюхивался, надеясь услышать шум ее шагов или почувствовать запах. И вот ему показалось, что, помимо острого запаха лилий, которые он держал в руке, до него донесся легкий аромат лимона.

— Филиппа? — прошептал он, вглядываясь в темноту. Неожиданно зажглась спичка — ее пламя на секунду ослепило его. А потом рассерженный женский голос прошипел:

— Я так и знала!

Беннет поспешно отступил назад к окну. Проклятие! Леди Оливия.

Сестра Филиппы опустила стеклянную колбу лампы и встала.

— Вы пришли сюда, чтобы соблазнить мою сестру, или уже сделали это? — Только слабая дрожь ее голоса свидетельствовала о том, что она сильно нервничает.

— Где она? — спросил Беннет. Устраивать ловушки не в характере Филиппы.

— Не волнуйтесь о Флип. Отвечайте на вопрос. Искреннее удивление сменилось раздражением, и Беннет решительно покачал головой:

— Нет, это вы отвечайте на вопрос. И немедленно.

На этот раз она отступила на шаг, но ее подбородок оставался решительно вздернутым — сестры были очень похожи.

— Обнаружив ее здесь, я поняла: она что-то задумала. Я велела ей идти в свою комнату, пригрозив, что иначе скажу маме и папе, потом я села в кресло и стала ждать.

«Она хотела встретиться со мной».

— И что вы намерены делать сейчас?

— Проследить, чтобы вы ушли. Я не позволю вам погубить репутацию Филиппы.

Конечно, Беннет мог и не обратить внимания на угрозы столь слабого противника, но ведь она вполне могла завопить и поднять на ноги весь дом. Он без труда мог бы связать ее и заткнуть рот, однако так далеко заходить все же не собирался.

Вообще-то говоря, эта небольшая полуночная стычка даже подняла сестру Филиппы в его глазах.

— Итак, леди Оливия, — сказал он, — вы считаете, что я недостаточно хорош для вашей сестры?

— Вы сегодня сделали из себя посмешище. Уверена, вы льстили ей и говорили разные приятные вещи, а она к этому непривычна и не слишком приспособлена к жизни в обществе вообще. Ей вовсе не пойдет на пользу, если ее соблазнит человек, единственная цель которого — поскорее умчаться из Англии.

Она знала, куда бить.

— Очень хорошо, — проворчал он. — Ради репутации Филиппы. Пусть это останется между нами, — продолжил он, — поскольку все равно мне, похоже, никто не верит. Я никогда не ставил перед собой цель погубить Филиппу или повредить ее репутации. Мне это и в голову не приходило. Такими вещами я шутить не умею.

— Значит, вы соблазните ее, а потом женитесь?

— Я имел в виду красные розы. — Беннет положил слегка помятые лилии на стол. — Пожалуйста, скажите Филиппе, что это для нее.

Даже не оглянувшись, он выпрыгнул из окна. Проклятие. Он весь вечер думал о прикосновениях Филиппы, ее запахе, ее роскошном трепещущем теле. И вместо всего этого ему выплеснули на голову полное ведро холодных сестринских советов.

Беннет посмотрел на ряд темных окон второго этажа. Она была где-то там, но он даже примерно не знал, где именно.

— Дьявол!

— Вижу, ты уже сдался?

Беннет подпрыгнул от неожиданности и едва удержался от крика. За его спиной стояла Филиппа. На ней была только прозрачная ночная сорочка. Бравого путешественника, презиравшего опасности, едва удар не хватил при виде этого чуда.

В ее глазах горели загадочные огоньки, а одеяние было прозрачным, словно предутренняя дымка.

— Ты, кажется, удивлен, — шепнула она и, не удержавшись, хихикнула.

Он схватил ее за плечи, прижал к стене и впился в рот жадным поцелуем.

Филиппа обняла возлюбленного и всем телом прильнула к нему. Охватившее его возбуждение было так велико, что он глухо застонал.

— Куда мы можем пойти? — пробормотал он.

— М-м. Иди сюда, — сказала она и потянула его за собой. Филиппа открыла дверь кухни, заглянула в темное помещение и втянула его за собой в дом.

Оказавшись на втором этаже, они бесшумно прошли по коридору.

— Сюда, — чуть слышно шепнула она, открыла дверь и проскользнула внутрь.

Сегодня Беннету пришлось многое пережить. Сначала он испытал бешеную ярость при виде Лэнгли, потом злость и разочарование, когда не удалось его как следует избить. Далее последовали ожидание и надежда, сменившиеся разочарованием и неудовлетворенностью. Но теперь, закрыв на засов дверь спальни Филиппы, он чувствовал только огромное горячее всепоглощающее желание. Даже если в этом доме случится пожар или потоп, он никуда отсюда не уйдет.

Филиппа обернулась к нему.

— Мне очень жаль, что Лив…

— Позже. — Беннет снова поцеловал ее, на этот раз медленнее, со вкусом, ощущая мягкость и тепло ее рта. Благодарение Богу, он тем вечером ввалился в книжный клуб Джека, иначе мог бы прожить жизнь, так и не встретив ее.

Сбросив на пол сюртук, Беннет посадил Филиппу на край кровати. Ее распущенные волосы струились по плечам и спине. Беннет поднес шелковистую прядь к лицу и ощутил цитрусовый аромат.

Больше всего Беннета изумляло то, как легко Филиппа заставила исчезнуть его прошлое. Три года прошло в Африке, когда он думал о возвращении в Англию, где его никто не ждал. Он не сомневался, что сразу же уедет снова. У него были любовницы, но он нигде не задерживался надолго и не вступал в длительные связи. Поэтому и друзей у него почти не было. Временами он чувствовал себя неприкаянным, пустым. Но с ней все стало по-другому.

Беннет спустил бретельку ее ночной сорочки на локоть и нежно поцеловал плечо. Потом проложил легкими поцелуями дорожку по шее вверх, вокруг рта, и снова завладел ее губами. Филиппа застонала и прижалась к нему. Когда он спустил вторую бретельку, она решительно высвободила руки и стала энергично раздевать его. Ее ночная сорочка соскользнула на бедра. Беннет наклонился, лизнул один сосок, потом другой.

Почувствовав, что не в состоянии больше терпеть, он отстранил неумелые руки и стал сам расстегивать пуговицы на жилете и рубашке. При активной помощи Филиппы ему удалось довольно быстро избавиться от одежды. Потом он прижал девушку к себе, медленно провел ладонями по ее бедрам, и спустя мгновение тонкая ночная сорочка уже лежала на полу.

— Я хочу тебя, — прошептал он.

— Сейчас, — выдохнула она и притянула его голову к себе. — Пусть это, — она опустила руку и скользнула пальцами по его фаллосу, — будет во мне. Немедленно.

— Это? — едва слышно усмехнулся Беннет, опустил Филиппу на постель и сам устроился сверху.

— Да, о да, — сдавленно пробормотала она и запрокинула голову.

Беннет не стал ждать второго приглашения. Он еще раз поцеловал Филиппу и рывком вошел в нее. Тесное, горячее скольжение было настолько возбуждающим, что он едва не потерял над собой контроль. «Спокойнее», — приказал он себе. Сначала она должна ощутить всю полноту удовольствия.

Живший в нем зверь был чрезвычайно недоволен, желал излиться в нее, но Беннет стиснул зубы и двигался очень медленно, осторожно. Тело Филиппы трепетало под ним, глаза сияли. Боже правый, если это не рай, то нечто очень близкое. Она обвила ногами его бедра, вцепилась пальцами в плечи. Восхитительные ощущения!

Почувствовав, как напряглись ее мышцы, Беннет ускорил темп. Он внимательно вглядывался в ее глаза, ожидая, когда она достигнет вершины. И вот она задрожала и конвульсивно забилась.

— Беннет, — шептала она, — Беннет…

Он еще больше ускорил темп и тяжело задышал. Припав к ее губам, он, наконец, позволил себе переступить черту. Два тела стали одним. Что может быть лучше?


Глава 16


Мы были совершенно измучены, но продолжали двигаться вперед. Деревня мбунди уже была совсем рядом, и провести еще одну ночь под открытым небом казалось немыслимым. Мы слишком спешили. У нгола не было ящиков с образцами, припасов и палаток, поэтому им было легче. Они напали на нас у самой реки. Сначала я ничего не почувствовал. Очень странно — смотреть на самого себя, видеть торчащее из живота копье и понимать, что ты уже мертв. Вот что я помню — удивление.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— А здесь, — шепотом проговорил Беннет, проведя пальцем по ее ребрам, — река Конго.

— Да? — Филиппа задержала дыхание, чтобы не замурлыкать, как довольная кошка, — слишком приятным было ощущение.

— Погоди, а что у нас здесь? — Теперь палец проследовал по правой груди к соску и остановился. — Ах да. Здесь у нас плато. А дальше — глубокая долина. — Палец опустился в ложбинку между грудями и начал восхождение на левую грудь. — А это что? Интересно. Не помню здесь ничего подобного. — Он медленно наклонился, и его губы сомкнулись вокруг соска.

— Боже! Ну, я полагаю, теперь экспедиция закончена? — с трудом выговорила она. Его пальцы делали с ее телом такие восхитительные вещи, что она временами теряла способность внятно говорить. — Или ты ищешь дорогу к океану?

Беннет фыркнул, его восторг передался ей.

— Вообще-то я намеревался идти в южном направлении.

Филиппа наслаждалась каждым мгновением близости. Однако, несмотря на ее отчаянные попытки остановить время, ночь все же медленно, но верно двигалась к рассвету.

— Что будет утром? Когда ты встретишься с капитаном Лэнгли в Африканской ассоциации?

Беннет обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Наверное, покричим друг на друга. Я укажу на сходство формулировок в других моих книгах и его творении. Было бы логично, чтобы они потребовали представить дневники, в которых он собственноручно записывал свои наблюдения. А этого он сделать не сможет.

— И ты победишь.

— Надеюсь.

Филиппа заглянула ему в глаза. В его присутствии она чувствовала себя расслабленной и полностью удовлетворенной, а вот его лицо сохраняло сосредоточенное выражение.

— А если они тебе не поверят?

— Поверят.

— А если нет?

— Ну, тогда придется искать себе занятие где-нибудь в Нортумбрии. Может, стану пасти овец.

Филиппа села.

— Не шути так.

Беннет потянул ее за руку и снова уложил рядом с собой.

— Я не шучу. Без поддержки Африканской ассоциации никто — ни частное лицо, ни Ост-Индская компания — не спонсирует мою экспедицию даже в Кембридж. — Он стал медленно накручивать на палец прядь ее волос — ощущение было удивительно приятным. — Скажи мне что-нибудь, Филиппа. Ты хочешь быть пастушкой?

— Я люблю овец, — сказала она и улыбнулась, хотя, честно говоря, ей было совсем не весело.

Завтрашний успех Беннета, вне всяких сомнений, означает его скорый отъезд. Неужели, зная это, она должна желать ему удачи? Если же он станет пастухом или обычным землевладельцем, то определенно будет несчастен. Но именно такой жизни Филиппа хотела для себя.

— Думаю, — спокойно сказал Беннет, — что мне следует подождать делать тебе предложения до того, как станет ясно, кто я — лев или ягненок. Ты согласна?

Ее сердце, охваченное причудливой смесью радости и мрачных предчувствий, забилось быстрее.

— Я восхищаюсь тобой и считаю, что если кто-то и заслуживает, чтобы его мечты претворились в жизнь, то это ты.

Беннет тихо усмехнулся.

— Но сейчас моя мечта — ты, разве не так? Ты очень уверена в себе, дорогая.

Она не имела в виду себя.

— Я хотела сказать…

Прежде чем Филиппа смогла продолжить фразу, он привлек ее к себе и начал целовать с такой откровенной страстью, что не ответить было невозможно. Беннет с самого начала их знакомства говорил, что хочет на ней жениться. Сначала идея показалась ей безумной. Потом она начала верить, что его намерения действительно очень серьезны, а, учитывая ее собственную реакцию на его присутствие, будущее сулило ей много великолепных, пьянящих минут. Но теперь…

Теперь она поняла, что ее смелость подвергается нешуточному испытанию. Может она быть настолько эгоистичной, чтобы выйти за него замуж и попросить остаться в Англии? Или придется найти силы и присоединиться к нему в путешествиях? Хуже всего был третий вариант: проводить его и остаться.

Издав душераздирающий стон, Филиппа порывисто обняла возлюбленного и принялась целовать его в губы, нос, щеки — куда смогла достать. Найдет она впоследствии силы и смелость или нет, станет ясно, когда придет пора решать. А пока она не собиралась упускать момент. Ни за что на свете.

Беннет улыбнулся. Он опять был готов к любви, о чем неопровержимо свидетельствовало затвердевшее мужское естество, упирающееся ей в живот.

— Ты, и только ты, — моя мечта, Филиппа, — шепнул он, целуя ее снова и снова, — и в такие моменты мне совсем не хочется просыпаться.

— Мне тоже, — с чувством сказала она. Лежа в своей постели с Беннетом, прижимаясь к его большому мускулистому телу, она чувствовала, что ей нечего больше желать.


Беннет вернулся в Ховард-Хаус, когда небо на востоке сменило черный цвет на серый. В конюшне он сам почистил и накормил Ареса. Дьявол свидетель, не только коню нужно некоторое время, чтобы охладиться. С тех пор как Беннету исполнилось девять, он никогда не сожалел, если ему приходилось покидать тот или иной дом. Но как же чертовски трудно, оказалось, уйти от Филиппы, оставив ее спящей — чарующие карие глаза закрыты, золотисто-каштановые волосы обрамляют прелестное личико.

Войдя в отведенную ему в Ховард-Хаусе комнату, Беннет быстро разделся и лег, надеясь, что удастся несколько часов поспать. Но он даже не успел глаза закрыть, когда дверь буквально заходила ходуном и, из коридора донеслось возбужденное стрекотание.

— Боже, я и забыл, — пробормотал Беннет и поспешно вскочил. Открыв дверь, он впустил мартышку, которая, не обратив на него особого внимания, устроилась на груде мягких подушек.

Она почти сразу начала негромко похрапывать. Тяжело вздохнув, Беннет вернулся в постель. Что ж, по крайней мере, один из них хорошо отдохнет. Хотя лучше, если Керо не будет сопровождать его в Эйнсли-Хаус. Ему было наплевать, если Лэнгли совсем лишится своего многострадального уха, но не мартышка должна стать решающим аргументом в споре, а логика.

Он снова сел, отказавшись от мысли заснуть. Керо подняла голову, взглянула на хозяина и снова положила ее на мягкую подушку. Хорошо, что она привыкла к Ховард-Хаусу и перестала искать всюду змей и хищных птиц. Только убедившись, что в доме нет хищников, и обретя приятеля в лице Джеффри, она перестала требовать, чтобы хозяин постоянно находился при ней.

За завтраком Беннет убедился, что Керо плотно поела. Теперь она, скорее всего не будет требовать, чтобы он взял ее с собой. Он как раз собирался отправиться на поиски кузена, чтобы спросить, не останется ли он с мартышкой, когда Джеффри вошел в столовую.

— Вот где она. — Он погладил новую подружку по голове, почесал ей шейку. Она довольно гукнула в ответ. — Я думал, что она утром пошла, вас искать, но не стал бегать по дому. Папа этого не любит.

— Это можно понять, — усмехнулся Беннет. — Ты не мог бы немного посмотреть за ней сегодня утром?

— Я не желаю, чтобы моего сына покусало это бешеное животное, — заявил маркиз Феннингтон, входя в комнату. Судя по выражению его физиономии, к племяннику он испытывал не больше симпатии, чем к мартышке.

— Она не бешеная, — ответил Беннет и снова обратился к племяннику: — Керо только что съела полчашки клубники. Возможно, через полчаса ей следовало бы погулять в саду.

— Я с радостью останусь с ней. А вчера я поймал для нее несколько сверчков.

— Теперь она будет обожать тебя вечно. Феннингтон с крайне недовольной миной уселся за стол.

— Значит, теперь ты заставляешь моего сына ловить насекомых для своей обезьяны, — заметил он.

— Я только сказал ему, что она ест. Остальное — его идея. Не вижу ничего плохого, если он узнает латинские названия насекомых, которые водятся в этом районе.

— Чрезвычайно полезная информация, — фыркнул Феннингтон. — Ее всегда можно использовать на заседаниях в палате лордов.

— Я не буду заседать в палате лордов, — внес свою лепту Джеффри. — Я стану исследователем, как Беннет, Меня интересует Африка.

— Ну вот, — вздохнул Феннингтон и сжал в руке вилку, как будто намеревался нанести Беннету удар в глаз этим столовым прибором. — Ты будешь заседать в палате лордов, потому что станешь следующим маркизом Феннингтоном. Ты не поедешь в Африку и не станешь нападать на людей, репутация которых лучше, чем твоя. А теперь сядь и ешь свой завтрак.

Это было несколько грубо.

— После сегодняшнего утра, Феннингтон, — сказал Беннет, старательно сдерживаясь, — репутация Лэнгли перестанет быть предметом обсуждения, потому что у него ее попросту не будет. Вчера вечером я не имел целью поставить вас в неловкое положение.

— Я написал… — Маркиз замолчал. — Джеффри, я передумал. Отправляйся гулять с мартышкой прямо сейчас.

— Но я думал…

— Я сказал, немедленно.

Джеффри тяжело вздохнул, потом невесело ухмыльнулся.

— Пошли, Керо, — сказал он и подставил ей плечо. Верветка похлопала Беннета по щеке и забралась на плечо мальчика.

— Ведите себя хорошо, — сказал капитан, и они вышли из комнаты.

— Как я уже говорил, — продолжил Феннингтон, — я написал предисловие к книге Лэнгли. Его репутация и моя взаимосвязаны. И мне это не нравится.

Беннет покачал головой.

— Вы же думали, что я мертв, не так ли?

— Конечно, так, но… Я знал, что у него есть твои дневники. И знал, что он собирается их использовать для написания своей книги. Я воспользовался его популярностью и твоей репутацией, потому что это могло дать хороший доход мне.

Беннет удивился. Причем его изумило не то, что дядя с готовностью пошел на сделку с мошенником, а то, что он это признал.

— Если бы я был мертв, мне было бы все равно, — сказал он после секундной паузы. — В любом случае спасибо, что сказали.

— Да не за что, — скривился маркиз. — В общем, если будет необходимо, я разрешаю тебе проинформировать Африканскую ассоциацию о том, что я видел твои дневники. Лэнгли сказал, что ты сам ему их отдал на смертном одре.

Несколько мгновений Беннет не поднимал глаз от тарелки, сосредоточенно нарезая ветчину.

— Вы дружите с лордом Трашеллом.

— Да. Поэтому сообщи это только в случае крайней необходимости.

Все было дьявольски странно. Десять лет назад, да что там, еще месяц назад, Беннет приложил бы все старания, чтобы причинить какую-нибудь неприятность Феннингтону и его семейству, а теперь он с удивлением обнаружил, что больше не испытывает такого желания.

— Могу я задать вам один вопрос?

— Что за вопрос? Почему я доверяю тебе после спектакля, устроенного прошлым вечером?

— Нет, мне интересно другое: почему вы не взяли меня к себе после смерти моей матери. — Беннет стиснул зубы — ему не нравилось чувствовать себя уязвимым.

— Не думаю, что нам стоит ворошить прошлое.

— Уверен, стоит.

Феннингтон сердито поднял голову и раздраженно приказал стоящему рядом с ним лакею покинуть комнату. Слуга мгновенно исчез.

— Мой отец — твой дедушка — по завещанию выделил твоей матери пятьсот фунтов в год. Эти деньги после ее смерти перешли к тебе.

— Я знаю. Только поэтому я не окончил свои дни в работном доме.

Маркиз бросил на племянника хмурый взгляд, потом опять уставился в тарелку.

— Пять сотен в год, невзирая ни на что. Не имело никакого значения то, что в один год поля в Феннингтон-Парке затопило и погиб весь урожай, а в другой — по непонятной причине сгнила вся шерсть, полученная нами с овец. Пока кому-то надо было вложить средства в ремонт, внести плату за обучение или налоги, ты получал свои пять сотен. Честно скажу, Беннет, после этого я не хотел иметь с тобой ничего общего.

— Понятно. Короче говоря, вы бы предпочли получить этот кусок, а мне было бы лучше иметь семью. — Беннет резко отодвинулся от стола. — Я постараюсь проявить на сегодняшней встрече сдержанность и благоразумие.

— Надеюсь.


Вот, значит, как обстояли дела, размышлял Беннет, направляясь в конюшню за Аресом. Феннингтон негодовал из-за того, что у девятилетнего сироты был твердый доход. Это объясняет, почему маркиз с такой готовностью согласился получить деньги от издания его книги — точнее, книги Лэнгли. Как странно. Выходит, он вырос, ненавидя своих родственников, а те испытывали к нему такие же чувства.

Филиппа назвала бы это иронией и отметила, что если бы он воспитывался иначе, то вполне мог бы пристраститься не к путешествиям, а к разведению скота.

Судя по количеству экипажей и верховых лошадей вокруг огромной конюшни Эйнсли-Хауса, большинство членов Африканской ассоциации уже прибыли на встречу. Хорошо. Чем больше людей смогут впоследствии засвидетельствовать воровство Лэнгли, тем лучше.

— Доброе утро, капитан Вулф, — поздоровался дворецкий герцога и отступил в сторону, пропуская Беннета в дом. — Я провожу вас в зал заседаний.

Они поднялись по лестнице, прошли по длинному коридору, под которым, очевидно, располагался Клуб авантюристов. Интересно, сколько членов ассоциации знает о существовании созданного герцогом святилища? И какой могла бы стать эта встреча, если бы не он, а Лэнгли произвел на герцога хорошее впечатление и получил приглашение вступить в его частный клуб.

— Подождите здесь, пожалуйста, — проговорил дворецкий и, оставив Беннета в коридоре, вошел в ближайшую комнату.

Соммерсет назначил встречу на десять часов. Если верить изрядно побитым, побывавшим во многих переделках карманным часам Беннета, до десяти оставалось две минуты. Очевидно, обсуждение началось несколько раньше — до прибытия главных участников. В любом случае они не смогут вынести решение, не выслушав его.

Из-за двери доносились громкие голоса. Беннету пришлось признать, что они были разными — злыми, раздраженными, возмущенными. Одним словом, неприветливыми. Если ему придется извиниться за свое поведение накануне вечером, что ж, он это сделает. Он принесет свои извинения ассоциации, но ни в коем случае не Лэнгли.

Ожидая приглашения, Беннет с любопытством огляделся. В помещении было много безделушек, привезенных из дальних путешествий. Они стояли и висели среди обычных ваз, часов и картин. Эта эклектика Беннету неожиданно понравилась. Если он проведет какое-то время в Теслинге, его дом будет выглядеть так же. И, конечно, в его доме будет много книг — их любит Филиппа.

Интересно, согласится ли она остаться там, если он найдет спонсора для следующей экспедиции? Или, может быть, захочет присоединиться к нему? Неужели он хочет, чтобы она подвергалась опасностям? Беннет нахмурился. Он хотел, чтобы она присутствовала в его жизни. Его обычный подход к решению проблем заключался в том, что, хорошо владея оружием и применяя его в нужное время, можно справиться со всем. Но Филиппа — натура сложная. И когда только она успела стать для него самым важным человеком на свете?

Дверь открылась.

— Сюда, пожалуйста, капитан. — Дворецкий жестом пригласил его войти.

Уже по выражению лица слуги было видно: что-то назревает.

В комнате собралось тринадцать человек. Он встречал их раньше, когда появился здесь впервые для обсуждения вопроса о финансировании его экспедиции в Конго. Но тогда в ассоциации было одиннадцать членов. Лорд Трашелл и его сын были новыми. И они явно находились в комнате уже давно.

— Присаживайтесь, капитан. — Герцог Соммерсет указал на единственный, свободный стул в конце большого стола.

— Неужели я опоздал? — спросил Беннет. — Похоже, вы начали уже давно.

— Мы хотели обсудить ваше чудовищное поведение накануне вечером, — сказал лорд Толботт.

— Быть может, вы хотите также обсудить его причины?

— Беннет, сядьте! — повторил герцог, окинув строптивца хмурым взглядом.

— Ожидая нападения из засады, я предпочитаю находиться на ногах.

— Здесь нет никаких засад, — вмешался Трашелл. — Мы хотим обсудить вашу экспедицию.

— Мы? — переспросил Беннет. Спокойная уверенность покинула его, уступив место разочарованию и злости. — Вы хотите сказать, что вас приняли в ассоциацию?

— Да. Проклятие!

— Что ж, мои поздравления, милорд.

Очевидно, у Лэнгли не было никаких опасений, и он с удобствами расположился на стуле между своим отцом и лордом Хоторном.

— Я начну, если позволите, — сказал Лэнгли и положил на стол потрепанную тетрадь. — Вот мой дневник.

— Капитан Вулф, вы его узнаете? — спросил Хоторн. Беннет кивнул:

— Я узнаю ее. Полагаю, там не хватает нескольких страниц. Лэнгли предпочитает вымещать свою злость на неодушевленных предметах — они не могут ответить тем же.

Герцог Соммерсет прочистил горло.

— В чем суть вашей жалобы, капитан Вулф?

Герцог был его единственным союзником в этой комнате. И все же он ожидал не такого приема. Нет, он не считал, что его примут как героя, тем более что никто, кроме Соммерсета, не пожелал с ним увидеться после возвращения. Но сейчас он ощущал откровенную… враждебность.

— Моя жалоба заключается в том, что капитан Лэнгли покинул меня через четыре дня после получения мною ранения и забрал с собой девять дневников, автором которых являюсь я. Без моего разрешения.

— Капитан Лэнгли, у вас есть что-нибудь принадлежащее сэру Беннету?

— Вероятно, я ошибся дверью и попал в детскую, — пробормотал Беннет.

— Нет, — спокойно ответствовал Лэнгли. — Моя книга «Через континент: приключения в Конго» была написана на основании…

— А ты уже получил гонорар? — спросил Беннет.

— …на основании моего дневника и моих воспоминаний. Я вообще ни разу не видел, чтобы Вулф что-нибудь писал.

— Чушь собачья.

— Капитан Вулф, — взвился лорд Толботт, — мы здесь все цивилизованные люди. Пожалуйста, старайтесь себя контролировать.

— Я именно этим и занимаюсь. Если бы я себя не контролировал, Лэнгли был бы уже мертв.

Герцог выпрямился.

— Хватит! — В его глубоком, хорошо поставленном голосе послышались угрожающие нотки. — Я хотел бы знать, имеются ли у вас, капитан Вулф, доказательства преступлений капитана Лэнгли.

Беннет встряхнулся. Сейчас только слова. Кулаки после.

— Мы провели в Конго три года. Я заполнил девять дневников информацией обо всем, начиная от тропических ливней и разлива рек, кончая описаниями растений и животных. Мой…

— Боже мой, это становится невыносимым, — с усмешкой прервал его Лэнгли. — Это все плоды твоего воображения, Беннет. Ты определенно мог бы придумать что-нибудь более интересное.

— Ты же не смог, — не остался в долгу Беннет. — Все, о чем я говорю, во всяком случае, самое очевидное, нашло отражение в твоей книге.

— Я ведь тоже был в Конго. Конечно, я об этом написал. Сделав быстрый шаг вперед, Беннет схватил со стола дневник Лэнгли и раскрыл его.

— Что ж, давайте, посмотрим, как Дэвид раскрывает африканские тайны. Ну, вот, например: «Здесь жарко и мокро, все вокруг покрыто колючками и лианами». Или еще: «От проклятых туземцев дьявольски воняет. Женщины уродливы». Судя по стоящей здесь дате, это результаты трехмесячных наблюдений.

— Я же сказал, что книга основана на моих воспоминаниях.

— А то, что меня в Теслинге ждет тридцать ящиков с артефактами и образцами, в то время как ты можешь похвастать только этим, — и он небрежно швырнул на стол тетрадку, — есть не что иное, как досадное совпадение. Да, кстати, я забыл о еще одном совпадении: обезьяна, с которой у тебя возникла столь трогательная дружба, вчера вечером едва не откусила тебе ухо. И, кстати, почему ты не привез своего маленького друга в Англию после моей смерти?

— Ты можешь говорить все, что тебе заблагорассудится, — ответствовал Лэнгли. — Доказательств у тебя все равно нет.

— Зато у меня есть идея. — Беннет отчаянно старался держать себя в руках. — Мне очень понравился твой набросок мбунди. Нарисуй его еще раз, будь любезен. Тебе же это не трудно? Давай, мы оба возьмем карандаши и бумагу и сделаем по наброску. Посмотрим, какой из них будет больше похож на тот, что ты привел в своей книге. Прямо сейчас.

— Я…

— К тому же не стоит забывать о двух книгах, которые я написал раньше. Не думаю, что у тебя остались работы, которые ты писал в Кембридже. Ведь специалисты могли бы сравнить язык твоих книг. А еще можно сравнить твою книгу и мои. И посмотреть, что получится.

— Думаю, этого достаточно, — заявил лорд Хоторн.

— Согласен, — сказал Соммерсет. Его глаза сверкали. Какой-то момент Беннет прикидывал, кто из них находится ближе к вскочившему Лэнгли.

— Сложность с принятием решения относительно того, имел ли капитан Вулф какие-то дневники и знает ли капитан Лэнгли об их местонахождении, — холодно заявил лорд Трашелл, — заключается в том, что книга принесла всем нам небывалый уровень популярности. Насколько я понимаю, и научное общество, и Принни требуют, чтобы была организована еще одна экспедиция в Конго, которую поведет мой сын.

— Ваш сын не сможет повести даже лошадь по скаковому кругу, — сказал Беннет.

— Что конкретно вы хотите сказать, лорд Трашелл? — спросил герцог, игнорируя возмущенные голоса собравшихся. — Предполагалось, что после экспедиции мы получим исследовательские материалы, образцы и артефакты. Капитан Беннет уверяет, что отправит нам образцы, как только вернется в Теслинг. От капитана Лэнгли мы получили… аплодисменты. Думаю, я правильно оценил его вклад.

— Но разве Африканская ассоциация когда-нибудь находилась в центре всеобщего внимания? Разве к ней проявлялось столько интереса? Нет и еще раз нет. Неужели вы хотите упустить столь благоприятную возможность? И ради чего? Чтобы ткнуть пальцем и сказать, что этот человек написал одно слово, а тот — два других?

— Шум вокруг авторства книги Лэнгли отвлечет внимание от несомненных достижений. Нас поднимут на смех, и в первую очередь Принни. Может пострадать репутация ассоциации. Определенно пострадает.

— В книге есть ложь, капитан Вулф? — спросил лорд Трашелл.

— Относительно распределения ролей в экспедиции — да, безусловно.

— А фактические неточности?

Беннет стиснул зубы так сильно, что заныли мышцы. Он мог солгать, но тем самым посадил бы себя в ту самую грязную лужу, которая уже была занята Лэнгли.

— Нет. Только излишняя драматизация и изобилие гипербол.

— Ну и что? — выкрикнул Толботт.

— Согласен, — присоединился Хоторн. — Тем более что вчера вечером капитан Вулф показал себя во всей красе. Его поведение, запятнанная репутация, а также большой шум, который неизбежно возникнет, если будет поднят вопрос об авторстве книги, — все это уничтожит широкую популярность, благожелательный интерес и денежные пожертвования, полученные нами благодаря славе капитана Лэнгли.

— Пожертвования? — прорычал Беннет. — Значит, лорд Трашелл купил ваше молчание?

— Никто не может купить мое молчание, — раздраженно отрезал Соммерсет.

— Почему бы нам, не начать голосование? — предложил лорд Трашелл. — Мы признаем, что книга капитана Лэнгли — лжесвидетельство? Нет. Что он не писал ее? Безусловно, нет. Разве что он позаимствовал несколько деталей у человека, которого считал мертвым. Признаем ли мы, что ассоциация была не права, поддержав известного и уважаемого человека, послушного сына и наследника почтенного графа? Если да, то Беннет Вулф, которого все считали мертвым, настроенный враждебно ко всему миру дикарь, не умеющий вести себя сдержанно и с достоинством, — наш человек.

— А вы бы не проявили враждебность, если бы вернулись в Англию после длительного отсутствия и обнаружили, что ваша репутация и ваша работа украдены? — спросил Соммерсет. Он поднялся из-за стола и отошел к одному из высоких окон.

— Я думал, что он умер, — запротестовал Лэнгли.

— Конечно, я был бы зол. — Хоторн вздохнул и обвел взглядом присутствующих. Всех, кроме Беннета. — Это было плохо. Очень плохо. Но ради блага ассоциации и ее будущего, думаю, нам следует проявить… благоразумие.

Остальные собравшиеся одобрительно закивали. Беннет ощутил тянущую пустоту в груди, как будто эти люди вынули из нее все — сердце и душу.

— Иными словами, вы обрекаете меня остаться здесь, в Англии, с погубленной репутацией.

— Думаю, мы можем периодически то здесь, то там упоминать, что, возможно, капитан Лэнгли пошутил, описывая вас. — (Взглянув на самодовольную физиономию Трашелла, Беннет ощутил острое желание расквасить ему нос.) — Итак, будем голосовать, или кто-то не согласен? Соммерсет?

— Я воздерживаюсь, — сказал герцог. — Мне кажется, голосование здесь неуместно.

— Вы все — чертовы лицемеры. — Беннет развернулся и выскочил из комнаты. Черт! Он должен был понять. В Лондоне и в джунглях действуют совершенно разные законы. В Конго, по крайней мере, присутствовала определенная логика. Закон выживания.

— Капитан!

Беннет остановился в дверях Эйнсли-Хауса.

— Не думаю, что вы сейчас хотите со мной поговорить, Соммерсет.

— Даже не сомневайтесь. — Герцог подошел к нему, и оба медленно пошли вдоль подъездной аллеи. — Перевес голосов был слишком велик.

— Вы не голосовали.

— А какая разница? Результат все равно был предопределен. А так я просто сохранил лицо.

Соммерсет определенно провел больше времени в джунглях Лондона.

— Вы, по крайней мере, честны.

— Беннет, вы же знаете, что я вам верю.

Беннет фыркнул и махнул груму, чтобы тот привел Ареса.

— Считайте, что я тронут.

— Кроме того, я собираюсь дать вам один совет. Вы можете, принять его или нет, но выслушайте меня. — Герцог еще больше нахмурился. — Я предлагаю, чтобы вы на время оставили свое мнение о Лэнгли и его книге при себе. Иначе на вас ополчится вся ассоциация, и вы никогда больше не уедете из Англии. Все они чрезвычайно влиятельные люди. Второе…

— Извините, герцог, но не пошли бы в…

— Второе. — Соммерсет возвысил голос. — Найдите, ваши чертовы дневники и покажите их в редакции «Таймс». Или же отправляйтесь домой в Теслинг, и учитесь быть землевладельцем. Или сами финансируйте свои экспедиции. Может быть, доберетесь до Брюсселя.

Герцог вернулся в дом. Беннету очень хотелось его еще раз обругать, но останавливало одно: Соммерсет был прав. Дневники — его билет из Англии.


Глава 17


Лэнгли и я были здесь первыми белыми людьми. Дэвид ожидал, что нас будут приветствовать как богов. Я же не был удивлен, когда оказалось, что туземцы считают нас больными и сомневаются, действительно ли мы мужчины. Некоторые правила одинаково хорошо действуют везде: один хороший тычок палкой — это любопытство, более одного — дурные манеры.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Надеюсь, ты на меня не сердишься, — тихо сказала Оливия и взяла Филиппу за руку. Они обе только что вышли из дверей Эддисон-Хауса. — Ты же знаешь, он хотел соблазнить тебя, Флип. Понимаю, ты считаешь его очаровательным, но что, если бы мама и папа увидели, как ты тайком пробираешься в гостиную? И только тебе пришлось бы справляться со всеми последствиями, а вовсе не сэру…

— Бога ради, Оливия, прекрати болтать и вдохни, наконец, иначе потеряешь сознание.

— Но я хочу знать, что ты меня простила. Филиппа улыбнулась.

— Я тебя прощаю. — Правда, она подозревала, что не была бы столь милосердной, если бы ей, в конце концов, не удалось уложить Беннета в свою постель. Но ей сопутствовал успех, а сам факт, что Ливи не побоялась встретиться ночью лицом к лицу со знаменитым путешественником, не мог не вселить в душу Филиппы уважение к сестре. — К тому же ты передала мне лилии, которые он принес.

— Я не должна была этого делать. Беннет Вулф — дикарь, и даже если он женится на тебе, то не перестанет быть им.

— Он не дикарь.

— Но, Флип, он же забрался в окно! Ограничившись ни к чему не обязывающим кивком, Филиппа слегка ускорила шаг. Отправиться на прогулку было идеей Оливии. Видимо, она хотела улучить момент и поговорить с сестрой с глазу на глаз. Проблема заключалась в том, что было больше десяти часов. Беннет уже должен был предстать перед Африканской ассоциацией. И Филиппа не находила себе места от беспокойства.

— Необходимо отдавать себе отчет: если ты хочешь, чтобы он продолжал ухаживать, то не должна поддаваться обольщению. Мужчина может говорить разные приятные вещи, но все это лишь проверка. Он никогда не сделает тебе предложение, если ты ляжешь с ним в постель до свадьбы.

Филиппа, не сдержавшись, громко прыснула.

— Я говорю серьезно, Флип.

Филиппа честно попыталась собраться с мыслями.

— Я знаю, Ливи. И какими бы глупыми ни казались мне некоторые принятые в обществе правила, я понимаю, что ты беспокоишься обо мне. — Она вздохнула. — Но согласись, лилии были прелестны.

— Да, но это только цветы. Ты должна мне верить. У меня больше опыта в общении с мужчинами, чем у тебя.

Филиппа понимала, что может рассказать Ливи кое-что такое, что заставит сестру покраснеть.

— Я учту твой совет, — сказала она, отчаянно сожалея, что у нее нет карманных часов, чтобы узнать точное время, — но я не готова отказаться от Беннета. — Одна только мысль о том, что она может его больше никогда не увидеть, вызывала тошноту и головокружение.

— Ты сегодня утром разговаривала с мамой или папой? Им не очень понравилось то, что произошло вчера в Лэнгли-Хаусе, — сказала Оливия и помахала знакомому, шедшему по другой стороне улицы.

Филиппе тоже все это не понравилось.

— Я думаю, сначала Керо хотела защитить Беннета, — миролюбиво заметила она. — А потом Беннет был вынужден защищать Керо.

— Но ведь капитан Лэнгли едва не лишился уха! А потом капитан Вулф разбил ему нос и подбил глаз.

Да, и мартышка, и ее хозяин действовали весьма эффективно.

— Я не хочу говорить об этом.

— Вероятнее всего, тебе придется, когда мы вернемся. Филиппа поморщилась.

— Тогда мы будем гулять очень долго, не возражаешь?

Оливия не возражала. Прогулка и болтовня о парижских модах — вечная и неиссякаемая тема — отвлекала Филиппу от мыслей о Беннете. По ее соображениям, Лэнгли должен был извиниться за литературное воровство, а Африканская ассоциация — поставить Беннета во главе следующей экспедиции, когда бы та ни планировалась.

— Ты меня слушаешь? — возмутилась Оливия. Филиппа встряхнулась.

— В основном да, — честно ответила она.

— О чем ты думаешь?

Что она должна была на это ответить?

— Ты привыкла иметь поклонников, — в конце концов, сообщила Филиппа, — а для меня это несколько необычно.

— Особенно таких, которые лазят в окно гостиной посреди ночи, — добавила Оливия.

— Что? — раздался громкий голос.

Филиппа вздрогнула от неожиданности и, обернувшись, увидела Джона Клэнси, который как раз спешился рядом с ними.

— Кто лазит в окна? — спросил он.

— Твой друг капитан Вулф. — Оливия скрестила руки на груди. Теперь весь ее облик говорил об оскорбленных сестринских чувствах.

— Он залез в окно гостиной? А почему не воспользовался дверью?

— Откуда нам знать? — сердито ответила Оливия. — Кстати, доброе утро, Джон.

Улыбнувшись, он склонился к руке Оливии.

— Доброе утро. Хочу сказать, что я не имею привычки лазить в окна, если это считается достоинством.

— Учту, — усмехнулась Оливия.

— О, пожалуйста, — раздраженно буркнула Филиппа. Она решительно повернулась и направилась в сторону дома. Если они и дальше будут идти в противоположном направлении, то скоро упадут в Темзу.

— Флип, — позвал Джон и ускорил шаг, чтобы догнать ее. — Если Беннет тебе надоедает, пожалуйста, скажи мне. Я с ним поговорю, и не важно, с какими дикими зверями он может справиться.

— Он не надоедает мне, — выпалила она, не скрывая раздражения. — Он за мной ухаживает, то есть делает именно то, что говорит. Я знаю, что никто в это не верит, но он действительно меня любит.

— Я верю, что он тебя любит, — ответил Джон. Теперь выражение его лица стало задумчивым. — Со мной он редко говорит о чем-нибудь или о ком-нибудь другом.

— Правда?

— Джон, не говори ей подобные вещи, иначе в следующий раз он залезет к ней по каминной трубе.

— Как скажешь, Ливи. Могу я проводить вас домой?

— Да, конечно.

Джон предложил Ливи руку, и они вдвоем пошли впереди, оставив Филиппу беседовать с конем Джона по кличке Броди.

— Как у тебя дела? — спросила она.

Серый мерин скосил на нее глаз и фыркнул. Впрочем, разговор с ним оказался таким же содержательным, как большинство светских бесед. Джон оглянулся через плечо, но она махнула ему рукой, чтобы он не отвлекался от болтовни с Оливией. Будь ее воля, Филиппа позаимствовала бы у Джона коня и отправилась в Эйнсли-Хаус узнать, как там дела.

Хорошие новости для Беннета — это плохие новости для нее. И наоборот. Утверждать, что он сделает ей предложение, пока еще находится в Лондоне, — это одно. Но как он поступит, если появится шанс уехать? Захочет ли, чтобы она последовала за ним? А захочет ли отправиться в неизвестность она?

Когда впереди показался Эддисон-Хаус, Филиппа замедлила шаг. На подъездной аллее стоял огромный гнедой Беннета Арес. Значит, встреча в Ассоциации завершилась.

— Боже мой, — прошептала она, потому что увидела на крыльце хозяина коня.

— Что-то он не выглядит счастливым, — заметил Джон. В этот момент Беннет повернулся к двери спиной. Заметив их, он сбежал по ступенькам и пошел навстречу.

— Филиппа.

— Беннет, что случилось?

— Мне нужно с тобой поговорить. — Он крепко взял ее за руку.

— Эй, дружище, отпусти-ка Флип!

Беннет взглянул на Джона с таким выражением, что Филиппа немедленно вклинилась между ними.

— Все в порядке, Джон. Не беспокойся. Пойдем в сад, Беннет.

— Хорошо.

Теперь, когда она шла рядом, Беннет слегка ослабил хватку.

— Беннет, скажи мне, что случилось.

— Прежде всего, твой отец не впустил меня в дом. Я как раз собирался снести эту чертову дверь, когда заметил вас.

— Что? — поразилась Филиппа. — Но почему он так поступил?

— Если верить вашему дворецкому, я нецивилизованный человек, негодяй, который без всякого повода лезет в драку. И я не должен приближаться к тебе на пушечный выстрел.

— Как? Но я же… — Филиппа лишилась дара речи. Нельзя же из-за одной, вполне понятной, ссоры отталкивать единственного человека, который решил за ней ухаживать! — Я поговорю с ним.

— Я бы сам с ним поговорил, если бы он подошел к этой чер… к двери.

Филиппа крепко сжала его пальцы.

— Беннет, ты не можешь затеять драку с моим отцом. Сейчас ты явно расстроен чем-то еще. Что произошло в Африканской ассоциации? Разве они не отправили Лэнгли каяться и посыпать голову пеплом?

Беннет молча уставился на нее. Его глаза цвета джунглей пылали плохо скрытым гневом. Слава Богу, не она была тому причиной. Его страсть была ошеломляющей, и ей даже думать не хотелось, какова сила его гнева.

— Беннет, скажи мне, — потребовала Филиппа, — ты из-за этого сюда пришел?

Он покачал головой.

— Я здесь, потому что ты… только ты напоминаешь мне о том, что в этом городе есть что-то хорошее. — Глубоко вздохнув, он отпустил ее руку и сел на каменную скамью.

Филиппа села рядом.

— Что случилось? Они тебе не поверили?

— Поверили.

— Они… это замечательно! — воскликнула она и тут же нахмурилась. — Разве не так?

— Не совсем так. — Беннет снова взял ее за руку — их пальцы сплелись. — Лэнгли стал весьма популярен и привлек большое внимание к Африканской ассоциации. Я же, с другой стороны, ненадежный и нецивилизованный дикарь, и к тому же владею обезьяной, которая нападает на людей.

— Но…

— Короче говоря, ассоциация посчитала, что для нее лучше быть представленной Дэвидом Лэнгли, чем Беннетом Вулфом, а квалификация и опыт значения не имеют. — Он резко выдохнул, и его плечи уныло опустились. — Нельзя забывать, что у семьи Лэнгли есть деньги, а лорд Трашелл получил для себя место в президиуме.

— Но это же несправедливо! — Филиппа возбужденно вскочила и заходила взад-вперед по дорожке. — Они позволили их подкупить! А я их так уважала!

Ассоциация, содействуя исследованиям внутренних районов Африки, многим представлялась образцом цивилизованности — умные, интеллигентные люди стремятся к приобретению знаний о неизведанных землях. А на деле они такие же эгоистичные и жадные, как все остальные.

— Я назвал их лицемерами.

— Правильно, они действительно лицемеры.

— Герцог Соммерсет, — продолжил Беннет, глядя на Филиппу, — в разговоре с глазу на глаз предложил мне не оставлять попыток найти мои дневники. Если я предам их гласности, Африканской ассоциации придется признать, что Лэнгли — обманщик.

— Что ж, это неплохо. Мне всегда нравился его светлость.

— И теперь нравится? — Беннет встал. — Я забыл, что ты вчера танцевала с ним вальс. — Приблизившись, он одной рукой обнял ее за талию, а второй взял ее руку. — Расскажи мне об этом, Филиппа.

Ее щеки предательски порозовели.

— Мы вальсировали.

Беннет прижал ее к себе и повел в танце по дорожке.

— Так?

— Именно так, только вчера еще была музыка. А как насчет…

— Как близко он прижимал тебя к себе? Так? — Ее грудь коснулась его груди. — Или так? — Теперь ее юбки путались у него под ногами.

Филиппа едва удержалась от смеха.

— Первый вариант больше соответствует действительности.

— Вот как. — Он опустил голову и потерся щекой о ее шелковистую щечку. — Я спрашивал тебя, будешь ли ты пасти со мной овец, и ты сказала, что будешь. Но я не стал спрашивать, будешь ли ты вместе со мной переправляться через покрытые туманным саваном реки и пробираться по непроходимым джунглям. Кажется, не стоит тебя спрашивать об этом. Я прав?

Филиппа отстранилась — теперь их разделяло расстояние, вполне приличное для настоящего вальса.

— Да, не стоит.

Он медленно остановился и отпустил ее руку.

— А ты будешь?

Ее сердце отчаянно забилось.

— Я… я не знаю, — наконец выговорила она дрожащим голосом. — Я бы хотела, но… правда не знаю.

Глаза Беннета потемнели.

— Спасибо за честность.

Филиппа представила себе, что сейчас он уйдет, оставив ее сожалеть о своей нерешительности, и сделает все, чтобы покинуть Англию раз и навсегда. Она сделала шаг вперед и схватила его за лацканы сюртука.

— Я сказала «не знаю», — повторила она. — Точно так же ты не знаешь, что, значит, осесть на одном месте. Не сдавайся! Не отказывайся от шанса получить то, что тебе принадлежит, Беннет. — Она потянула его за лацканы сюртука. — И от меня не отказывайся. Пожалуйста.

А он как раз собирался просить ее не отказываться от него. Беннет заключил ее в свои крепкие объятия. Этим утром он проиграл. Он честно попытался одержать верх правдой и логикой, но жадность и гордость оказались сильнее. Забавно, а ведь именно его считали дикарем.

— Я понял, что быть рядом с тобой — важнее всего остального в мире, — пробормотал он, целуя ее волосы — Поэтому, если ты пообещаешь не отказываться от меня, я с готовностью дам такое же обещание.

— Обещаю, конечно, обещаю, — всхлипнула Филиппа, уткнувшись ему в плечо.

— Тогда мы договорились. Не плачь, что-нибудь придумаем!

— Беннет, ради Бога! — раздался возмущенный голос Джека. — Отпусти ее, иначе погубишь ее репутацию!

— Уже поздно, — прошептал Беннет так тихо, что услышала только его возлюбленная. Но Джек был прав, и он нехотя отступил от девушки.

— Почему бы нам, не зайти в дом, чтобы выпить чаю? — предложила Оливия.

— Беннет не может войти, пока я не переговорю с папой, — сказала Филиппа, вытирая слезы.

— Неужели лорд Лидс узнал о твоем лазанье в окна? — полюбопытствовал Джек.

Беннет выругался про себя. Теперь он стал участником заговора четырех.

— Откуда ты об этом знаешь?

— Я упомянула, — надменно проговорила Оливия, — а Джон услышал.

— Все равно дело не в этом, — всхлипнула Филиппа и взяла Беннета под руку. — Это из-за драки.

Оливия подбоченилась.

— Я же тебе говорила, что так и будет!

Беннет расправил плечи. Прекрасно. Если Филиппа хочет, чтобы ее сестра и Джек были в курсе дела, пусть так и будет. И как бы сильно ему ни хотелось кого-нибудь отколотить, отец Филиппы был бы неудачной мишенью. Как-никак будущий родственник.

— В любом случае я не могу остаться. Завтра я везу Филиппу на прогулку, и мне необходимо купить экипаж.

— Возьми мой, — сразу предложил Джек.

— Нет. И у Соммерсета больше ничего не возьму. Отныне и впредь я намерен ухаживать, используя только свое имущество и демонстрируя только свои добродетели. Какими бы они ни были.

— Ты не должен… — шепнула Филиппа.

— Нет, должен. Если я остаюсь в Англии, мне необходима парная двухколесная коляска. Это же более цивилизованно, чем фаэтон, разве нет?

— Там хватит места для компаньонки, если ты это имеешь в виду.

— Да. — Ему предстояло позаботиться также еще о некоторых вещах. — И Джек отправляется со мной, — громко сказал он.

— Вот это выбор! Чай с двумя очаровательными юными леди или покупка телеги.

Беннет приподнял бровь.

— Ну и что ты решил? Джек горестно вздохнул:

— Я жду тебя на подъездной аллее. Ура! Мы покупаем коляску!

Беннет не смог удержаться и поцеловал Филиппу. Ее губы были теплыми и мягкими. Расставаясь с ней, он чувствовал физическую боль.

— Я поговорю с твоим отцом завтра утром, — сказал он, проигнорировав возмущенное восклицание Оливии. — Тебе незачем это делать. Я сам могу объясниться.

— Мне нравится все улаживать, — ответила она с улыбкой.

— Ладно, увидимся в одиннадцать часов. Я привезу ленч с собой.

Беннет с трудом заставил себя отвернуться и выйти из сада. Решили они что-нибудь или нет, но после этой встречи он чувствовал себя спокойнее и увереннее.

— Какого черта тебе понадобилось уводить меня от Оливии? — пожаловался Джек, когда они оказались на улице. — Ты справляешься со львами, а я — только с визитными карточками.

— Потому что ты знаешь людей, а я нет.

— А я бы предпочел выпить чаю с Оливией. Беннет искоса взглянул на друга.

— Ты ухаживаешь за Оливией уже четыре года.

— Да, почти четыре, с ее дебюта. А что?

— И ты только теперь дошел до стадии чая? Прискорбно. — Он никак не мог представить себя сидящим в стороне и наблюдающим, как другие хлыщи увиваются за Филиппой.

— Не критикуй мою стратегию только потому, что врываешься в дом, истошно вопя и размахивая голодным крокодилом. У Ливи десятки поклонников. Здесь необходима тонкость.

— А Филиппе не нужна тонкость?

— Слушай, прекрати, я тебя очень прошу. Займись кем-нибудь другим. Я люблю Флип. Как друга, конечно. Она единственная в своем роде. И у нее нет поклонников. Но я должен тебе кое-что сказать: она необычайно проницательна, и все об этом знают. Если она принимает твою сторону в споре, значит, ты этого больше заслуживаешь. Беннет удовлетворенно хмыкнул.

— Нет никакого смысла убеждать меня, что Филиппа достойна любви. И я не собираюсь использовать ее, чтобы завоевать доверие вашего проклятого общества. — Он натянул поводья и остановил Ареса. — Кстати, я ничего не имею против хорошей драки. Но не с тобой.

— Слава Богу.

— От тебя, мой друг, мне необходимо лишь одно — информация. Я хочу знать всё, что знаешь ты, относительно жизни Лэнгли в Англии.

Джек несколько мгновений пристально разглядывал друга.

— Если я правильно понял, Африканская ассоциация поддержала Лэнгли?

— Да. И без моих дневников я абсолютно ничего не смогу сделать. Поэтому я собираюсь их вернуть, — Беннет стиснул в руках поводья. — Честно говоря, я не думаю, что Филиппе есть дело до отношения общества ко мне, но ради нее мне бы хотелось быть в лучшем положении, чем сейчас.

— И тогда ты сможешь опять покинуть Англию?

— Возможно, но пока об этом рано говорить. Так ты мне поможешь, Джек?

Джек пустил Броди легким галопом.

— Да. Надеюсь, что я об этом не пожалею.

— Я тоже.

К вечеру у Беннета была коляска, лошадь и план. Если бы он поменялся местами с Лэнгли, то, безусловно, первым делом сжег бы дневники, чтобы не дать своему бывшему компаньону до них добраться. Но за три года Беннет хорошо изучил Дэвида Лэнгли. Тот был трусом и любил власть — именно поэтому почти наверняка не уничтожил дневники. В данный момент они были хорошим средством для достижения цели.

Не привлекаемый соблазном в виде дневников, Беннет Вулф не имел ни одной причины поддерживать видимость любезности. А Дэвид всегда беспокоился о сохранении красоты своей распрекрасной физиономии и о своей репутации. Если Лэнгли возглавит следующую экспедицию в Африку, он не захочет, чтобы Беннет оставался в Англии, распространяя о нем… правду. Дневники были единственной защитой, имевшейся в распоряжении его «дорогого друга».

В палате лордов шла поздняя сессия, и в отсутствие запланированных на вечер мероприятий в Мейфэре было тихо. Беннет мог, конечно, зайти в Клуб авантюристов, но в данный момент находился не в том настроении, чтобы встречаться с его создателем. Можно было снова залезть в окно к Филиппе. Этот вариант казался более привлекательным, но не умным. Теперь Оливия станет ночи напролет сторожить сестру с пистолетом на коленях.

Таким образом, он оказался в весьма непривычном для себя положении — не знал, как убить свободное время. Он взял Керо, удалился в свою спальню и устроился за столом с книгой. Одной рукой он переворачивал страницы, а другой поглаживал ухающую мартышку. По крайней мере, она была довольна.

Он попытался представить себя другие такие же вечера. Тихие, спокойные, почти не отличающиеся друг от друга. Одно он знал совершенно точно: такого ему не вынести. Не в одиночестве. А с Филиппой… с ней все становилось нескучным. С ней невозможно скучать. Она принесла в его жизнь особенный свет. Ведь, пробираясь по джунглям или пустыням, он все время подсознательно тосковал по этому свету. Он тосковал по ней.

В дверь постучали.

— Войдите, — крикнул он.

Он ожидал увидеть на пороге Джеффри, явившегося поиграть с Керо, но фигура в дверях оказалась выше, а физиономия — более мрачной. Феннингтон.

— Я хотел спросить, не хочешь ли ты поужинать с нами.

— А вы этого хотите? — спросил удивленный Беннет. Он обычно избегал появляться в столовой, когда там собиралась вся семья, и шел в поисках какой-нибудь еды на кухню.

Феннингтон прочистил горло.

— Мы… ну… да, это было бы приятно.

— Тогда я иду, — сказал Беннет и встал. — Спасибо. — Керо уже сидела на плече хозяина.

— Я встретился за ленчем с несколькими членами парламента, — сказал дядя, когда Беннет вышел из комнаты. — Включая Трашелла.

— Вот как.

— Да. Мне пришлось выслушать много болтовни о том, как ты оспаривал авторство книги Дэвида. Насколько я понял, ты не предъявил доказательства, поэтому лорды сочли твои претензии смехотворными и прекратили дискуссию.

Вот, значит, как.

— Что-то вроде этого.

— И мне пришло в голову, что ты имел нужное доказательство, но не упомянул о нем. Почему?

Беннет взглянул на дядю.

— Они пришли к общему мнению, что Лэнгли лучше представляет ассоциацию, чем я. Думаю, что, даже если бы я предъявил им свои дневники, это ничего не изменило бы. Поэтому я не видел смысла втягивать вас в заведомо проигрышный спор.

— Это было очень… хорошо с твоей стороны, Беннет. Я ожидал… размолвки между мной и Трашеллом.

Беннет молча кивнул. Они вошли в столовую, где уже сидели леди Феннингтон, Джеффри и четырнадцатилетняя Мэдлин. Даже Мэдлин изобразила улыбку, когда он занял место рядом с Джеффри, а Керо прыгнула на стол.

Все было чертовски странно.

— Я видел вашу новую коляску, Беннет, — сказал, улыбаясь, Джеффри и дал Керо кусочек картофеля. — Она великолепна. А как зовут кобылу?

— Салли. Имя мне не нравится. Я бы хотел назвать ее Усику. Это «ночь» на суахили.

— Да, мне это тоже больше нравится. Она черная, так что ей подойдет. Кстати, я давно хотел спросить, а что означает «Керо»?

— Надоеда. Джеффри расхохотался:

— Это ей тоже очень подходит. — Он подался вперед. — Мэдди, хочешь покормить ее? Она очень дружелюбна.

— Нет, спасибо. Это грязное животное. Джеффри снова засмеялся:

— Ну что взять с девчонки. — Он повернулся к Беннету. — Вы, судя по всему, осваиваетесь в Лондоне. Коляска, две лошади, обезьяна. А что вы купите дальше? Цыплят?

— Надеюсь, не в этом доме, — вмешалась леди Феннингтон.

— Думаю, я пока подожду с покупкой цыплят. — Беннет неожиданно для самого себя улыбнулся. — Что еще я должен иметь, чтобы войти в общество?

— Трость, — сказала Мэдлин, — и шляпу.

— Карточные долги, — добавил Джеффри. — Все повесы имеют карточные долги.

Беннет рассеянно кивнул.

— Знаете, — сказал он и уставился в тарелку, — вообще-то я планирую жениться.

— Что? — удивленно воззрился на племянника Феннингтон. — Ты же никого не знаешь. На ком ты можешь жениться?

Он знал только одну женщину и не уставал благодарить Бога за то, что ее встретил.

— Я уже говорил вам о ней. Это леди Филиппа Эддисон.


Глава 18


Несмотря на недавнее исчезновение одного из носильщиков, Лэнгли отправился к реке побриться. Мбунди и я на рассвете прошли немного вперед, и по возвращении я заметил четкий отпечаток когтистой лапы. Леопард, причем крупный. Держась по ветру, я пошел по следу. Через некоторое время я заметил пятнистую шкуру и выстрелил как раз в тот момент, когда зверь прыгнул. Он умер еще в прыжке, и, упав, задел лапой сапог Лэнгли. Я еще никогда не слышал такого жуткого душераздирающего визга, какой издал Лэнгли. Надеюсь, и не услышу.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Мы вернулись к розам? — спросила Филиппа, когда Барнс открыл дверь и на пороге появился широко улыбающийся Беннет Вулф с огромным букетом.

— Они розовые, — ответил он, передавая девушке цветы. — Я консультировался. Розовые означают нежность и восхищение.

Филиппа хихикнула.

— Они очень красивые. Спасибо.

— Я старался доставить тебе удовольствие.

Беннет заглянул в дверь и огляделся. Филиппа проследила за его взглядом.

— Что?

— Я думал, твой отец поджидает меня где-нибудь с пистолетом.

В общем, он был недалек от истины.

— Я же сказала, что все улажу. Я объяснила, что вы с Керо защищали ее честь.

— Чудесно! Теперь я не только нецивилизованный дикарь, но и абсолютно безумный.

— Уверена, что он так не думает. — По крайней мере, она на это надеялась. — Он бы хотел поговорить с тобой, но сейчас у него встреча. Я сказала, что ты придешь после пикника.

— Я это сделаю. — Он еще несколько мгновений пристально смотрел на возлюбленную, потом предложил ей руку. — Мы можем ехать?

Филиппа отдала розы Барнсу.

— Проследите, пожалуйста, чтобы цветы поставили в воду. И пошлите вниз Мэри.

— Конечно, миледи.

Беннет свел ее вниз по ступенькам, после чего заставил затаить дыхание, когда обнял за талию и посадил в коляску. Еще несколько недель назад Филиппа искренне считала, что любовные переживания явно переоценивают. Ха! Теперь ее бросало в дрожь всякий раз, когда она смотрела на этого мужчину. Часть ее существа все еще не верила, что он выбрал именно ее.

— Гайд-парк? — спросил он, помогая Мэри сесть на узкое сиденье в задней части коляски. Потом он уселся сам.

— Могу я предложить что-нибудь другое? Беннет кивнул:

— Ты можешь выбрать любое место.

Филиппа улыбнулась, хотя все же ощущала легкую нервозность. Она собиралась отвезти его в такое место Лондона, где было действительно интересно. Это была несколько своеобразная попытка подкупа — показать, что в Лондоне тоже есть, чем заняться. Может, тогда и не надо ехать в Африку?

— Британский музей.

— Мы можем отправиться туда без предварительной договоренности?

— Да. Они меня знают, я там часто бываю.

Беннет щелкнул поводьями, и красивая черная кобыла тронулась с места.

— Значит, сегодня мы едем ради меня.

— Во-первых, не стоит сердиться на меня раньше, чем увидишь, куда я тебя везу. Во-вторых, я же сказала, что часто там бываю. Это подразумевает, что мне там нравится.

Его губы скривились.

— Очень хорошо. Считай, что я унижен и усмирен.

— Я могу только считать тебя наказанным. Не думаю, что ты когда-нибудь бывал униженным или усмиренным.

Беннет весело расхохотался. О, как ей нравился его смех! Он заставлял ее душу петь. Филиппа сразу начинала чувствовать себя красивой и любимой. Не сдержавшись, она погладила его руку.

— Не отвлекай меня, — сказал он. — Я же не знаю, куда ехать.

— Поверни здесь, — показала она, — на Оксфорд-стрит. — Через несколько секунд Филиппа снова довольно заулыбалась. — Значит, я тебя отвлекаю?

— И даже не представляешь, как сильно. — Он придвинулся к ней ближе. — Хочешь взять вожжи?

— Я же говорила, что не умею править коляской.

— Я буду рядом. Кстати, у Усику на редкость спокойный нрав. Поэтому я ее и выбрал.

Филиппа вопросительно взглянула на него.

— Ты выбирал кобылу так, чтобы я могла с ней справиться?

Губы Беннета скривились в усмешке.

— Поскольку у нас будет общее хозяйство, я решил, что так разумнее.

Филиппа почувствовала, как в груди разливается удивительно приятное тепло. Одна часть ее души ликовала, другая — ощущала глубокую тревогу.

— Надеюсь, ты не отказался от мысли отыскать свои дневники?

— Нет. Я постоянно, даже сейчас, пока мы разговариваем, разрабатываю стратегию поисков. Но уж извини меня, если я нашел нечто в данный момент более важное.

— Когда ты вернешь дневники, — сказала она, — то напишешь другую книгу? Которая затмит книгу Лэнгли? Уверена, есть множество открытий, о которых он даже не упомянул. Ваша экспедиция не могла быть всего лишь чередой героических поз. Она же рассчитывалась не как игра на публику?

— Такой она была для него, — ответил Беннет. — Но я ничего больше писать не стану. Если не считать деталей относительно того, кто что сделал, или сугубо научных наблюдений, о которых никто не станет читать, моя книга, по сути, была бы такой же.

— Из этого я могу сделать вывод, что ты хочешь использовать дневники только для шантажа ассоциации, а вовсе не для того, чтобы заставить Лондон снова уважать тебя.

Беннет пожал плечами.

— Я исследователь. И не мое дело, верит мне кто-то или нет. Пусть ученые мужи спорят. А дневники для меня важны, во-первых, потому что они мои, а во-вторых, потому что только они могут воздействовать на тех, кто решает судьбу следующей экспедиции.

— А мне все же кажется, что это позор, — спокойно проговорила она. — Я с таким удовольствием читала твои книги. Мне даже казалось, что я чувствую, как солнце обжигает кожу, когда читала о твоем первом путешествии к пирамидам.

— Ты же знаешь, я мог бы взять тебя с собой, чтобы ты увидела их своими глазами.

Филиппа нервно вздрогнула. Могла бы она отправиться в Египет переживать песчаные бури, сражаться с бандитами и страдать от жажды, для того чтобы увидеть столь потрясающее зрелище? Она сделала глубокий вдох и зажмурилась. Снова открыв глаза, она увидела устремленный на нее пристальный взгляд.

— Ой, здесь же надо повернуть, — поспешно заговорила она, хотя для выполнения этого несложного маневра еще было достаточно времени. — По Тоттнем-Корт-роуд, а потом прямо на Грейт-Рассел.

Когда они вошли в музей, Беннет больше не заговаривал о путешествиях, хотя Филиппе казалось, что именно эта тема незримо присутствует в любой их беседе. Ну почему за ней начал ухаживать именно величайший путешественник Англии?! И почему она постоянно тревожится, что разочарует его? С книжками все намного проще.

— Я никогда не был в Греции, — сказал он, вырвав ее из глубокой задумчивости.

Они находились в галерее Эльгинского мрамора [4].

— Мне нравится смотреть на эти скульптуры, — ответила она. — Но ты бы, наверное, оставил их в Парфеноне?

— Не знаю. — Беннет пристально уставился на ближайшую скульптуру. — Возможно, я бы прихватил с собой парочку. Они действительно очень красивы.

Филиппа взяла его под руку, и они медленно пошли по залам музея.

— Что это? — спросил Беннет, остановившись перед большим черным камнем с вырезанными на нем буквами и иероглифами.

— Это Розеттский камень. Его нашли люди Бонапарта. Многие пытались перевести надписи, но они сделаны, по меньшей мере, на трех различных языках, а расшифровать удалось приблизительно одну из них.

— Знаешь, это очень похоже на те проклятые декреты, которые обычно вывешивались в Испании. Те же приказы, повторенные на испанском, английском и французском. Только многословнее.

Один из стоявших вблизи мужчин издал возмущенный возглас и стал что-то возбужденно говорить своим коллегам. Филиппа старательно прислушалась — ей было в высшей степени любопытно, — но Беннет повел ее дальше, к африканской коллекции. Он быстро перечислил племена, которым принадлежали выставленные копья, — масаи, зулусы, туркана и самбару.

— А какое копье ранило тебя?

— Племени нгола, но я не сохранил это копье. — Он внимательно осмотрел копья. — Думаю, оно больше всего похоже на это, — указал он на выглядевший очень острым наконечник копья туркана.

— Бог мой! Я даже представить боюсь, как тебе было больно. — Ее глаза наполнились слезами. Одно дело — читать о вонзившемся в тело копье, и совсем другое — видеть это орудие. Оно было частью не книжного мира, а жестокой, чудовищной реальности. Только теперь Филиппа поняла, что могла бы никогда не встретиться с Беннетом.

— Не плачь, — шепнул он.

Ее сердце сделало какой-то странный кульбит.

— Как же мне хочется тебя поцеловать, Беннет! — воскликнула она.

— Я не собираюсь тебя останавливать.

Да черт с ними, с приличиями! В конце концов, это такая глупость! Она поднялась на цыпочки…

— Леди Филиппа! — возмущенно завопила Мэри. Филиппа подпрыгнула. Она совершенно забыла о присутствии горничной. Беннет постарался придать своему лицу невозмутимое выражение, хотя глаза его смеялись. Он протянул руку и поправил перчатку своей спутницы.

— Чертовски стыдно, — заявил он.

Беннет снова ругался в ее присутствии, но на этот раз Филиппа была с ним полностью согласна.

— Возможно, нам следует найти парк и все же устроить пикник, — сказала она.

— Только если ты попробуешь вести коляску.

— Согласна. — В конце концов, управлять коляской — менее устрашающая перспектива, чем путешествие на другой континент. Или потеря Беннета Вулфа, который не сможет отказаться от своих путешествий, а она слишком большая трусиха, чтобы его сопровождать.


Ему следует немого притормозить. Он слишком торопится. Беннет дал оставшееся яблоко Усику, глядя над головой кобылы на Филиппу, сидевшую на месте кучера. Она изо всех сил натянула поводья, как будто боялась, что кобыла улетит, стоит ей хотя бы чуть-чуть ослабить хватку.

— Не надо так напрягать пальцы, — инструктировал Беннет. — Я же держу ее под уздцы. Она никуда не денется.

— Я сумела довести коляску до парка и никого не убила. Ты уверен, что хочешь и дальше испытывать свое счастье? — спросила Филиппа, хотя уголки ее губ то и дело поднимались в довольной ухмылке.

— Только если ты хочешь. Честно говоря, я слегка удивлен, что Усику еще не перегрызла удила и не спаслась бегством.

— Очень смешно.

Внезапно Беннет почувствовал, как по спине побежали мурашки. Когда же он снова поднял глаза, Филиппа смотрела мимо него, а ее розовые щечки побледнели.

— Лэнгли, — выдохнула она.

Беннет обернулся. Лэнгли верхом на красивом гнедом скакуне направлялся прямо к нему.

— А, Беннет, — растягивая слова, проговорил он и на всякий случай остановился в некотором отдалении, хотя и был не один. Он всегда обладал обостренным чувством самосохранения. — Представь меня своей очаровательной спутнице.

— С удовольствием, если ты мне окажешь такую же любезность. — Отпустив Усику, он сделал несколько быстрых шагов и остановился возле колеса коляски, оказавшись между Лэнгли и Филиппой.

— Ах, да, ты же недавно приехал в Лондон. — Лэнгли указал на широкоплечего мужчину, очень уверенно сидевшего в седле. — Брэдли, лорд Фриззел. А это лорды Луис Хеджес и Уоррен Гастингс.

— Леди Филиппа Эддисон.

Итак, Лэнгли привел с собой стаю лордов. Здесь Дэвид наверняка занимает самое высокое положение — только этим можно объяснить его высокомерный вид. Беннет хорошо понимал динамику стаи и законы иерархии. Они действовали везде и для всех биологических особей. А, будучи человеком, часто действовавшим под влиянием эмоций, он также понимал выражение глаз Лэнгли. Одержанной накануне победы в Африканской ассоциации ему было недостаточно. Он жаждал большего.

— Вы были с ним, когда Вулф и его зверь напали на меня.

— Он обещал представить меня вам, — ответила Филиппа с восторгом в голосе. — Но обстановка оказалась неподходящей. О, я вижу у вас синяк под глазом. Больно?

Лэнгли надулся как павлин.

— Не слишком. Вы сегодня будете на балу в «Олмаке», леди Филиппа?

Лорд Фриззел что-то прошептал ему на ухо, но Лэнгли отмахнулся. А у Беннета едва не отвисла челюсть от изумления.

Филиппа хихикнула — весьма привлекательный, хотя и несколько тревожный звук.

— Непременно, если и вы там будете, капитан.

— Тогда оставьте для меня первый вальс. — Лэнгли кивнул, улыбнулся — правда, его глаза оставались холодными — и увел свою стаю.

Дождавшись, когда они скроются из виду, Беннет резко обернулся и изумленно уставился на Филиппу.

— Что, черт возьми, это было? — требовательно вопросил он, забрался на сиденье и отобрал у нее поводья.

Филиппа принялась обмахивать руками горевшее лицо.

— Как ты думаешь, он мне поверил? — спросила она. Ее голос дрожал и срывался от волнения.

— Поверил во что? Что ты свихнулась? Совсем разум потеряла? — Беннет щелкнул поводьями и направил Усику в сторону Эддисон-Хауса.

— Но я старалась подражать Ливи! Разве получилось непохоже?

— Совершенно непохоже! Уверяю тебя!

— Ты же понимаешь, что я не всерьез флиртовала с ним. Просто мне пришло голову, что дружеские отношения дадут нам больше информации, чем удары по носу.

Беннет резко натянул поводья.

— Надеюсь, ты не собираешься соблазнить его, чтобы узнать, куда он дел мои дневники?

— Я определенно попытаюсь это сделать, — ответила она. — Только мне надо попросить совета у Ливи. У меня нет опыта во флирте.

Ревность охватила Беннета с такой силой, что скрутила все внутренности, не давая дышать.

— Я не хочу, чтобы ты приближалась к нему, Филиппа. И, между прочим, мне очень нравится, как ты флиртуешь.

— Спасибо. Но я считаю это очень хорошей идеей. Надо сказать, у меня не было времени все, как следует обдумать, поскольку она пришла мне в голову, только когда я увидела его в компании этих заносчивых молодых людей.

— Нет, нет и еще раз нет. Филиппа погладила его по руке.

— Но дневники тебе необходимы. А у меня больше шансов выяснить их местонахождение, чем у тебя.

Беннет открыл рот, чтобы в очередной раз выразить свой решительный протест, и тут же закрыл. Как Филиппа уже не раз говорила, ей нравится все улаживать. И как бы легкомысленно она ни относилась к обсуждению приключений — прошлых и будущих, — вполне возможно, что эта маленькая эскапада пойдет на пользу скорее ей, чем ему.

— Лэнгли будет счастлив, — сказал он, отбросив ощущение, что еще очень пожалеет об этих словах, — если мы дадим ему понять, что он увел тебя у меня. — Он поднял ее голову так, чтобы смотреть ей прямо в глаза. — Чего он, разумеется, не сможет сделать.

Прелестные карие глаза заглянули ему прямо в сердце.

— Конечно, не сможет, — согласилась она.

— Кроме того, он опасен.

— Возможно, он был опасен там, в Африке, но что он может сделать здесь? Он уже нанес ущерб твоей репутации и имеет все основания испытывать удовлетворение. Теперь он должен сделать следующий шаг — направить все свои силы на то, чтобы завоевать меня.

— Ты тоже изучала поведение биологических особей в естественных условиях, — хмуро признал Беннет.

— Я читала твои книги.

Некоторое время они ехали в молчании. Беннету все это решительно не нравилось. Все его существо противилось такому развитию событий. Он рвался к Филиппе, хотел обладать ею и защищать ее. И если это по-джентльменски: отойти в сторону и позволить женщине, которую обожаешь, совершить поступок, способный повредить ее репутации или даже безопасности, — тогда он предпочел бы остаться негодяем и дикарем.

— А как ты поступишь, если он попытается тебя поцеловать? — в конце концов, прорычал он.

— Настоящая женщина никогда не подарит джентльмену поцелуй до помолвки.

— Вот как?

— Конечно. Правда, Мэри?

Сидевшая позади горничная энергично закивала:

— Да, леди Флип. Никаких прикосновений. Можно только подать руку, чтобы помочь сесть в экипаж или выйти из него.

Филиппа с некоторым опозданием чопорно сложила руки на коленях. Проклятые компаньонки.

— А что, если я скажу, как высоко ценю все, что ты собираешься сделать, но потом ты этого делать не станешь? — с надеждой спросил он.

Филиппа покачала головой:

— Нет, я должна попытаться. Если он… если сегодня ничего не получится, тогда, конечно, мы придумаем что-нибудь другое. Но я…

— Пообещай мне одно, — сказал он. — Если почувствуешь дискомфорт или если какие-то его слова убедят тебя в том, что у него появились подозрения, ты дашь мне знак.

— Знак? Я должна выстрелить в воздух?

— Не шути. Просто заправь волосы за левое ухо. Вот так. — Он осторожно взял прядь ее каштановых волос и заправил за ухо, проигнорировав возмущенное кудахтанье горничной.

— Как же ты заметишь этот знак?

Как будто он мог удалиться от нее этим вечером больше чем на десять футов.

— Я замечу. Договорились?

— Да, если я почувствую, что все пошло не так, я заправлю волосы за левое ухо.


Глава 19


Леопарды — одиночки. Они рыскают ночами поблизости от мест, где пасутся стада потенциальной добычи, или прячутся на деревьях, подстерегая ничего не подозревающую жертву. Известно, что львы убивают людей каждый год, но я подозреваю, что леопарды утаскивают значительно больше человеческих особей. Куда легче увидеть приближающийся прайд, чем заметить одного затаившегося хищника.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Говорю тебе, у нее нет поклонников! Дэвид Лэнгли прислонился к стене в бальном зале «Олмака» и пристально изучал свои ногти.

— У нее есть один поклонник, Брэдли. — Губы Дэвида медленно растянулись в самодовольной улыбке. — А в данный момент — два.

К нему подошла, чтобы поболтать, стайка девиц — уже третья с тех пор, как он вошел в зал. Они были почти неотличимы друг от друга, шумно восторгаясь встречей с таким известным человеком. Он не так давно потребовал, чтобы Брэдли и остальные приятели называли его Покорителем Конго, но пока прозвище не привилось.

Он написал свое имя на карточках самых красивых девушек, другим сообщил, что его собственная карточка уже заполнена.

В зал вошли лорд и леди Лидс с дочерьми. Взгляд Лэнгли немедленно переместился на обворожительную блондинку — старшую сестру. Она дебютировала в свете в том году, когда он уехал в Африку, и он успел несколько раз с ней потанцевать. Он не имел понятия, почему такая красотка до сих пор не замужем, но ни минуты не сомневался, за какой из сестер приударил бы, имей он выбор.

— Я пойду, поздороваюсь, — пробормотал он, отходя от стены. Спустя несколько секунд к нему присоединился Фриззел. Лэнгли всегда нравились прихлебатели, но в данной ситуации они действительно были жизненно важны. Вулф мог появиться в любой момент, и Лэнгли не собирался больше рисковать.

Приблизившись к леди Филиппе, Лэнгли почувствовал искреннее недоумение. Он не мог понять, почему Вулф остановил свой выбор на этой сестре. Да, она была довольно привлекательна, но рядом со своей сестрой с тем же успехом могла быть сухим пнем. Он не была такой тонкой и грациозной, как нравилось Дэвиду, но с весьма аппетитными округлостями. Фриззел сказал, что у нее нет поклонников? Интересно, чего ей недостает? Изящества? Утонченности? Образования?

Все это было, конечно, любопытно, хотя, в сущности, ничего не меняло. С ней поддерживал отношения Беннет Вулф. Только это имело значение. Лэнгли провел в компании этого человека три долгих года, и если и мог сказать что-то определенное о нем, то только одно: он не сдается. Удастся ему увести девчонку или нет, было не важно. Главное заключалось в следующем: необходимо убедить, очаровать или обмануто ее, чтобы она раскрыла ему все о планах и намерениях Вулфа.

Больше всего на свете Лэнгли хотелось сжечь проклятые дневники и наброски, но он пока не был готов отказаться от единственного рычага давления, имевшегося в его распоряжении.

— Добрый вечер, леди Филиппа, — сказал он.

— Капитан Лэнгли! Вы все-таки пришли! А я думала, что вы просто пошутили. — Девушка игриво похлопала его веером по руке. — Вы знакомы с моей семьей? Позвольте представить вам лорда и леди Лидс и мою сестру Оливию. А это капитан Дэвид Лэнгли. — Она восторженно хихикнула. — Покоритель Конго.

Превосходно. Значит, прозвище начало распространяться. Очень довольный, он склонился и поцеловал девушке руку.

— Я только надеюсь, что капитан Вулф не завладел вашим сердцем целиком, и там осталось немного места для меня.

— Продолжайте говорить такие же приятные вещи, — прощебетала Филиппа, — и я забуду его совсем.

«Надеюсь, все же не совсем». Лэнгли улыбался так широко, словно желал продемонстрировать все свои зубы.

Уголком глаза Филиппа заметила, что члены семьи взирают на нее с таким изумлением, словно у нее выросла вторая голова. Она сделала вид, что ничего не замечает. Ей и без того сложно было изображать легкомыслие. Что ни говори, а поднатореть в пустой болтовне она не успела. А тут еще беспокойся, что подумают близкие.

Беннет еще не приехал. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Она сама просила его не появляться до половины десятого. Ей все же требуется время, чтобы очаровать капитана, а Беннет будет его отвлекать. И ее тоже. Если же он появится перед началом первого вальса, это будет как раз вовремя. Хотя, конечно, она бы предпочла потанцевать с ним, да и смотреть на него было приятнее, чем на Лэнгли.

— Вы позволите проводить вас к столу с закусками? — спросил капитан. В нем все было безукоризненным — от манер до темно-синих панталон, жилета более светлого оттенка и темно-серого сюртука. Все, кроме пожелтевшего синяка под одним глазом и аккуратной повязки, прикрывающей верхнюю часть уха.

Филиппа задала себе вопрос, не возьмет ли Беннет с собой Керо. Она почти надеялась, что он так и сделает. Хотя, конечно, это не могло пойти на пользу ее — их — плану.

— Это было бы чудесно, — выразила она свой восторг.

В какой-то момент она забеспокоилась, что Ливи увяжется за ними, но тут очень кстати подоспели Соня и Люси и утащили Оливию за собой. Филиппа взяла Лэнгли под руку, чувствуя себя одиноким лазутчиком в стане врага. Хотя одинокой она, скорее всего не была. Наоборот, она бы вовсе не удивилась, узнав, что Беннет следит за ней через одно из высоких окон в ближайшей стене. Она рискнула бросить взгляд в том направлении, но зал был слишком хорошо освещен, чтобы можно было разглядеть, смотрит ли кто-то с улицы.

— Я читала вашу книгу, — сообщила она и, взглянув на своего собеседника, изобразила, как трепещут ее ресницы. При этом она едва не оступилась.

— Да? Утром вы сказали, что искали встречи со мной.

— Конечно. Познакомившись с сэром Беннетом, я спросила, сможет ли он меня вам представить. Он заверил, что сможет, но потом позволил себе несколько язвительных замечаний в ваш адрес. — Она придвинулась ближе. — Я думаю, что ваше мнение о нем, изложенное в книге, очень правильное. Он действительно кажется несколько… простоватым и прямолинейным.

— Прямолинейным?

О Боже! Неужели она допустила ошибку? Надо было выбрать слово с меньшим количеством слогов.

— Я думаю, это правильное слово. Во всяком случае, он подошел прямо ко мне, не ожидая, пока нас представят друг другу, и теперь я никогда не знаю, когда он появится и будет ли у него на плече сидеть мартышка. — Девушка внутренне заколебалась. — Разве Керо не должна быть вашей? — все же спросила она, не в силах удержаться от небольшого укола. — В вашей книге сказано, как она вас любила. Что случилось?

— Ах, вот вы о чем. Керо действительно спас Вулф, но он не знал, как ухаживать за животным, чтобы оно было всегда сытым и здоровым. Все это легло на мои плечи. Она куда-то сбежала в тот момент, когда я уехал, и могу предположить, что он научил ее опасаться всех, кроме него.

— Как это ужасно! — Ей не доставляло никакого удовольствия слышать подобное вранье, но ведь все это было направлено на достижение цели. До правды дойдет дело позже, когда она выяснит, где дневники. — Я так и думала.

— Значит ли это, что вы не заинтересованы в ухаживаниях Вулфа?

Тут следовало соблюдать осторожность. Беннет сказал, что Лэнгли ухватится за возможность увести у него девушку, но нельзя было слишком уж облегчать его задачу.

— Как вам сказать, — медленно проговорила она, как будто действительно обдумывала ответ. — Он довольно красив. И мне нравятся путешествия. К тому же он имеет пять тысяч в год.

— Но вы ожидаете лучшего предложения.

Филиппа глупо хихикнула. Боже, что за ужасное, недалекое существо эта Флип!

— Я же должна позаботиться о себе.

— Безусловно. — Лэнгли протянул ей клубнику в шоколаде. — И я надеюсь, что вы оставили первый вальс мне.

— Вы первый джентльмен, кого я увидела, когда вошла. — Она вытащила из ридикюля карточку и карандаш и протянула Лэнгли. Пока он вписывал свое имя, она откусила сладкую клубнику, постаравшись придать губам форму как при поцелуе — она долго тренировалась, наблюдая, как это делала Оливия. Оставалось надеяться, что сок не потечет по подбородку.

Лэнгли поднял взгляд от карточки.

— Я бы хотел танцевать с вами все танцы. Вот как? Выходит, что трюк с губами сработал.

— Боюсь, это было бы ужасно неправильно.

— Флип?

Девушка так сосредоточилась на своей роли, что голос сестры перепугал ее до смерти.

— Что такое?

Перед ней стояла Ливи. Ее сопровождал лорд Джон. Очевидно, оба считали, что она окончательно рехнулась.

— Мама хочет тебе кое-что сказать. Лэнгли поклонился.

— Встретимся перед началом вальса.

Филиппа направилась к родителям, по возможности обходя толпу. Никто не должен слышать то, что Ливи хочет ей сказать.

— Что, в самом деле, с тобой случилось?! — возмущенно воскликнула Оливия.

Пожав плечами, Филиппа отвернулась.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Капитан Лэнгли… Беннет… — Ливи еще больше понизила голос. — Беннет Вулф практически сделал тебе предложение. Они же враги!

— Значит, теперь ты ничего не имеешь против ухаживаний Беннета Вулфа. Приятно слышать.

— Он не тот человек, с которым можно играть, Флип, — сказал Джон, и выражение его лица было куда более серьезным, чем обычно.

Филиппа вздохнула. Совершенно очевидно, они были встревожены и намеревались спасти ее от нее самой. Ей придется что-то им сказать. Через минуту. А пока ей хотелось в полной мере насладиться своей неожиданной славой. Хотя бы недолго.

— Ты уверена, что не завидуешь тому, что за мной увиваются два самых знаменитых в Англии путешественника? — вслух спросила она.

— Я уверен только в том, что кто-то будет убит, и более чем, вероятно, это буду я. — Джон положил руку ей на плечо. — Ты имеешь хоть какое-то представление, как сильно Беннет тобой дорожит?

Что ж, судя по всему, развлечения закончились.

— Прежде чем я отвечу или произнесу хотя бы еще одно слово, вы должны дать мне обещание. Вы оба.

— Что мы должны пообещать? — удивилась Оливия и недоуменно огляделась по сторонам.

— Обещайте, что поможете мне и не станете мешать.

— Помочь разбить сердце Беннета? Вступить в связь с человеком, разрушившим его будущее? Я не стану этого делать.

— Прекрати, Джон. Все это ради Беннета. Молчание.

— Теперь я совсем сбит с толку, — признался Джон.

— Я пытаюсь выяснить, где капитан Лэнгли прячет дневники Беннета. А чтобы это понять, мне необходимо с ним разговаривать. Следовательно, я должна быть милой и очаровательной. — Филиппа нахмурилась. — И заставить его поверить, что он уводит меня от Беннета.

— Ты не сделаешь этого, — прошипела Оливия.

— Я уже это делаю, так что, будь добра, не мешай.

— Флип, ты можешь пострадать.

— Я знаю.

Да, конечно, она может пострадать, но не так, как воображает Оливия. Потому что, добившись успеха, ей придется выбирать. Она должна будет решить, имеет ли хоть каплю смелости. По сравнению с этим поводить пару дней за нос Дэвида Лэнгли… казалось легкой задачей.

— Полагаю, ты должна нам объяснить немного подробнее.

— Сначала дай мне обещание.

— Если Беннет меня не убьет, обещаю. Ливи выглядела так, словно проглотила жука.

— Я обещаю, если дело будет безопасным для тебя. Если нет — я ничего не обещаю.

— Тогда лучше проводите меня к маме, а то Лэнгли что-то заподозрит. Но идите медленно. И, ради Бога, Оливия, перестань хмуриться.


Филиппа не любит, когда он ругается в ее присутствии, поэтому Беннет вдоволь попрактиковался во всех бранных выражениях на всех известных ему языках, вышагивая вблизи «Олмака». Он мог сколько угодно ругать себя за то, что позволил любимой девушке впутаться в отношения между ним и Лэнгли, но не все зависело от него.

Он справился с крокодилом с помощью приклада своей винтовки и охотничьего ножа. Он прошел сотни километров по джунглям, пустыням и саванне. А эта хрупкая женщина ослепила, одурманила и скрутила его так сильно, что он не знал, на каком свете находится.

Это была ее идея. Но проблема заключалась в том, что и риск был ее. Это ему не нравилось. Очень. Он в сотый раз открыл свои карманные часы. Двадцать две минуты десятого. Достаточно близко к назначенному ею времени. Пора.

Пройдя мимо лакеев у входа, Беннет вошел в бальный зал. Он чувствовал себя скованно, стараясь выглядеть щеголем, которого вот-вот бросит любимая девушка. Но врываться в зал, словно атакующий носорог, наверное, все же не стоило. Это могло кончиться предложением немедленно уйти.

Он был, настолько одержим своими мыслями, что бросился искать и нашел Филиппу раньше, чем успел даже подумать о Лэнгли. А этот идиот стоял в центре зала, окруженный многочисленными поклонниками, точнее — поклонницами, которые ворковали и чистили перышки, как голубки.

Филиппа стояла недалеко от своих родителей в компании Оливии и Джона. Она раскраснелась и теребила сумочку — от волнения или возбуждения, — а ее спутники выглядели растерянными.

Беннет замедлил шаг и направился к Филиппе. На ней было шелковое платье цвета слоновой кости с голубыми вставками, отделанное мерцающим в свете канделябров бисером. Потрясающе.

— Добрый вечер, — проговорил он и поднес к губам ее руку. Но просто коснуться губами пальцев было для него недостаточно — его тело тосковало по ней так же сильно, как сердце.

— Флип говорит, что весь этот вздор — ее идея, — тихо прошептал Джек. — Мне трудно поверить, что ты спокойно на это согласился. Ведь все это только ради тебя!

— А, значит, она вам все-таки сказала. Мы думали, что не стоит вводить вас в курс дела, потому что вы будете всюду соваться и все погубите.

— Если уж говорить о перспективе все погубить, — заговорила старшая сестра Филиппы тихим, но суровым голосом, — неужели вы не понимаете, что заставляете ее изображать привязанность к человеку, которого вы намерены уничтожить? Здесь же надо учитывать ее брачные планы, капитан Вулф. Вы можете уехать в Африку или… в Сибирь, а что будет с Флип?

— Я же сказала, — вмешалась Филиппа, прежде чем ее возлюбленный смог придумать контраргументы, которых не существовало, — что это была моя идея. Я не оставила Беннету выбора.

— Ты? — У Джека от изумления глаза полезли на лоб. — Ты приказала Беннету Вулфу помогать тебе, и он согласился?

Беннет вздохнул. В тот же момент он заметил Лэнгли, покинувшего своих поклонниц и направившегося к ним. Его сопровождали два приятеля. Что ж, один урок Лэнгли определенно усвоил — не приближаться к нему в одиночестве.

— Вы еще долго собираетесь стоять здесь и изрекать банальности? Твой принц на подходе, Филиппа.

— Ой, вы двое, уходите отсюда. Теперь мы с Беннетом должны поссориться.

— Думаю, я останусь, чтобы защитить тебя, — заявил Джон.

— Нет, не надо, — прошипела Филиппа и подтолкнула его поближе к Беннету. — Если ты останешься, лучше защити Лэнгли от Беннета.

— Не хочу!

— Чем раньше Лэнгли убедится, что Филиппа на его стороне, тем скорее мы покончим с этим чер… проклятым делом. — Беннет бросил быстрый взгляд на Джека. — Так что удерживай меня.

— Филиппа, — широко улыбаясь, пропел Лэнгли. — Если вы не передумали, сейчас мой вальс.

— Она передумала, — пробурчал Беннет, искренне сожалея, что они не отрепетировали сцену заранее. Может быть, в нее можно было вставить весьма чувствительный для Лэнгли свинг справа. — Она будет танцевать этот вальс со мной.

— Беннет, капитан Лэнгли пригласил меня первым. Он буквально пригвоздил девушку взглядом к полу:

— Делай то, что говорю я.

Ее глаза вспыхнули, и Беннет испугался, что повел себя неправильно и превратил ссору в настоящую.

— Вы не можете диктовать мне, что делать, сэр. Я буду танцевать, с кем захочу. Сейчас я хочу танцевать с капитаном Лэнгли и…

— Дэвид, — мягко подсказал Лэнгли.

— …с Дэвидом, и если вы не умеете себя вести, как подобает джентльмену, то я вообще не желаю вас больше видеть.

— Я тебе не верю. А этот дурак тебя определенно не заслуживает.

— Успокойся, Беннет, — проговорил Джон исполненным театрального драматизма голосом.

— Леди Филиппа, наш танец вот-вот начнется, — сказал Лэнгли и протянул девушке руку.

Что ж, похоже, Лэнгли не заметил театральности. Филиппа вздернула подбородок и пошла рядом с ним. Она даже коснулась его пальцев, сделав вид, что это получилось случайно. Теперь ей предстоял танец. С Лэнгли.

В одном она не сомневалась: кто-то будет рядом.

— Вы двое, — прорычал Беннет, ткнув пальцем сначала в Джека, потом в Оливию, — идете танцевать. Немедленно.

— Но я… — растерянно заморгала Оливия.

— Он прав, — вмешался Джек и предложил девушке руку. — Мы должны постараться находиться как можно ближе к Флип.

— Ах да, конечно. — Оливия взяла Джека за руку, и они направились к танцующим. Прежде чем закружить свою партнершу в танце, Джек послал Беннету благодарный взгляд.

Это, конечно, хорошо, полагал Беннет, если его — и Филиппы — проблемы помогут Джеку, безнадежно влюбленному в Оливию, но другу следовало бы помнить, что его цель в этом танце — другая сестра. Беннет резко отвернулся. К счастью, предполагалось, что он зол и одержим ревностью. Других чувств он все равно сейчас не сумел бы изобразить.

Краем глаза он заметил девушку, стоявшую неподалеку у стены, и подошел к ней.

— Вы позволите?

Она отчаянно покраснела.

— Я… но… нас не представили друг другу.

— Ничего страшного. Я Беннет Вулф. А вы?

— Я… Кэтрин… мисс Паттерсон.

Беннет взял ее руку и положил на свою. Он бы хотел уже находиться среди танцующих, но не мог волочить партнершу силой. Правила «Олмака» были весьма строги.

— Теперь мы знакомы. Ну, так как, вы потанцуете со мной?

Еще несколько мгновений поколебавшись, девушка сдалась и позволила повести ее к танцующим. Больше не тратя времени на церемонии, Беннет обнял ее за талию и закружил в вальсе.

— Я читала ваши книги, капитан Вулф, — выпалила она, пока он пытался пробиться сквозь довольно плотные ряды танцующих к центру зала. Именно там Лэнгли танцевал с Филиппой, держал за руку, обнимал за талию… глазел на нее!

— Правда? — рассеянно спросил он.

— О да, и я не верю, что вы совершили все эти ошибки, в которых вас обвинил капитан Лэнгли в своей книге.

Беннет прищурился. Ни одна из их интриг ни в коей мере не касалась мисс Паттерсон. И у него не было ни одной причины быть с ней невежливым.

— Спасибо, — сказал он.

— Вы можете спросить любого, и вам непременно скажут, что я ваша самая восторженная поклонница. — Девушка энергично кивнула в подтверждение своего заявления.

— Еще раз спасибо. — Теперь между ним и Филиппой было только четыре танцующие пары. Еще один поворот, и пар осталось три.

— Я даже могу процитировать отрывок о том, как вы впервые встретили прайд львов. — Девушка сделала глубокий вдох и заговорила: — «Высокая трава, высушенная безжалостным солнцем, колыхалась волнами — золотисто-желтый океан, который нарушали только невысокие акации и массивные муравейники. Я…»

— Очень впечатляет, — перебил Беннет.

— Но я могу процитировать весь отрывок до конца. Я так часто перечитывала ваши книги, что могу пересказать их без труда. А когда услышала, что вы убиты, вышила на всех своих носовых платках ваши инициалы и даты экспедиций. И еще я носила траур, и перестала носить черное, только когда прочитала в газете о вашем возвращении.

В какой-то момент все это превратилось в кошмар. Филиппа говорила, что читала и перечитывала его книги, но он сомневался, что она сможет по памяти процитировать большие отрывки. Он и сам не смог бы. Когда Филиппа обсуждала его книги, она говорила о чувствах, которые испытывала, о мысленных образах, навеянных словами. Она не превращала его книги в… некое подобие Библии.

Еще один поворот, и Беннет встретился глазами с Филиппой. На мгновение время остановилась, но потом она «сделала лицо» и сказала что-то партнеру — Беннет не расслышал, что именно. Секундой позже он оказался лицом к лицу с Лэнгли.

— Ты жалок, Вулф, — заявил капитан. — И если не собираешься устроить еще один скандал, будь добр, соблюдай дистанцию.

— Ты вторгся на чужую территорию, Лэнгли.

— Ничего подобного. Прелестная девушка сама выразила желание танцевать со мной.

— Не устраивай сцен, Беннет, — сказала Филиппа, окинув мисс Паттерсон оценивающим взглядом. — Танцуй со своей партнершей. Полагаю, у вас с Кэтрин много общего.

— Я больше не буду повторять, Вулф, — с улыбкой произнес Лэнгли. — Держись подальше.

— Да, капитан Вулф, — эхом повторила Филиппа. — Держитесь подальше.

Беннет нахмурился и сказал:

— Мы с тобой еще встретимся. — Потом он энергично закружил мисс Паттерсон, постепенно удаляясь в том направлении, откуда появился.

— Это нехорошо, — заметила мисс Паттерсон. — Я думала, что Флип тоже ваша поклонница.

— Была, — коротко ответил капитан Вулф, мысленно планируя, как и когда встретится с Филиппой после этого проклятого бала. И тогда лучше бы никто не становился между ними.


Глава 20


Говорят, что люди — единственные живые существа, которые ставят ловушки. Но разве сеть паука не ловушка? А когда крокодил спокойно лежит прямо под поверхностью воды, разве это не ловушка? Конечно, пауки и крокодилы устраивают ловушки, чтобы раздобыть пищу. Мотивы человеческих существ далеко не так чисты. Во всяком случае, судя по моему опыту.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Филиппа обычно читала исторические романы или правдивые рассказы о путешествиях и приключениях, но иногда с удовольствием почитывала и книги иного рода — новые романы (из которых ее любимый — «Эмма») или ужасно перегруженные деталями готические сказки.

Когда они с Оливией вернулись домой из «Олмака», Филиппа вспомнила одну из сказок. Героиню «Дома на скале» преследуют двое таинственных мужчин — покрытый шрамами задумчивый Стивен и красивый задумчивый Гектор. Дилемма Джудит представляется ужасно романтической, хотя, конечно, в конце концов, ее любовь завоевал Гектор, а Стивен нашел свою смерть под копытами чудовищного коня, на котором имел обыкновение ездить.

Ее собственные обстоятельства были иными. Беннет уже владел ее сердцем, а Дэвида Лэнгли она с трудом терпела. И она никак не могла понять, каким образом Джудит удалось дожить до конца книги, если она испытывала чувства к обоим мужчинам. Боже, как же это действовало на нервы: делать вид, что наслаждаешься обществом Лэнгли, пока Беннет танцует со своей поклонницей.

— Мне все это не нравится, — сказала Оливия, когда сестры пожелали родителям спокойной ночи и пошли в свои спальни.

— Ну и ладно. Главное, не вмешивайся и никому ничего не говори.

— Скажи хотя бы, как ему удалось уговорить тебя действовать так… непохоже на твое обычное поведение и рисковать своей репутацией.

— Ну, во-первых, у меня нет никакой особенной репутации — разве что меня считают «синим чулком», плохой собеседницей и твоей сестрой.

— Все не так, Флип.

— Конечно, так, и тебе это хорошо известно. Во-вторых, Беннет меня не только не уговаривал, но и вообще не желал, чтобы я в это вмешивалась. Это была моя идея, и я начала претворять ее в жизнь, не посоветовавшись с ним.

Оливия остановилась перед дверью спальни Филиппы, не давая ей войти.

— Он соблазнил тебя?

— Ливи, не надо…

— Отвечай, Филиппа Луиза!

Ну вот, дошло до полного имени. Какое-то время она размышляла над вопросом. Соблазнил ли ее Беннет? С первой же встречи он дал понять, что его намерения честны.

— Я бы не назвала это соблазнением. Скорее взаимным интересом.

— Но… ты… ты обесчещена? — шепотом спросила Оливия.

— Ну… да. — «И это было восхитительно». Сестра в ужасе воззрилась на нее.

— Я даже не знаю, что сказать.

— По-моему, уже поздно для разговоров. Пошли спать.

— Да как ты можешь шутить! Я иду спать. Но подумай: если тебе в этом глупом заговоре будет сопутствовать успех, ты дашь капитану Вулфу средство снова уехать, из Англии. А ты вряд ли уезжала из Лондона дальше чем в Суррей. Ты вообще живешь, не поднимая головы от книг. Ты планируешь отправиться с ним в Африку? Или надеешься, что он чудесным образом одомашнится — впервые в жизни?

Оливия гордо удалилась по коридору к своей спальне. Ее дверь захлопнулась с грохотом — судя по всему, старшая сестра еще не все высказала.

Филиппа открыла дверь и проскользнула в свою спальню. Мэри разожгла огонь в камине, разобрала постель, приготовила ночную сорочку и ушла спать.

Когда ее глаза привыкли к тусклому свету, она заметила, что в кресле у окна кто-то сидит. Едва дыша от ужаса, она приготовилась схватить кочергу, но сразу же узнала фигуру и невероятные зеленые глаза, смотревшие на нее. Ее сердце снова забилось быстрее — правда, теперь по другой причине.

— Беннет! Ты перепугал меня до смерти. Я едва из собственной кожи не выпрыгнула.

— Из кожи не надо, — ответил он тихим, чуть хрипловатым голосом. — Лучше выпрыгни из одежды. — Он удобнее устроился в ее глубоком удобном кресле. — Иди ко мне, Филиппа.

Она терпеть не могла, когда ей приказывали, но сейчас Беннет был ей необходим, как никто другой, тем более после ужасного вечера в обществе Лэнгли. Филиппа медленно приблизилась, положила сначала одну руку, потом другую на подлокотники кресла и наклонилась для долгого, теплого, медленного поцелуя. Все плохое, что было днем, волшебным образом исчезло, растворившись в огромном, всепоглощающем восторге.

Беннет обнял ее за талию, посадил к себе на колени и начал целовать снова и снова, словно никак не мог насытиться. А она, чуть повернув голову, нежно провела пальчиками по щеке, на которой уже чувствовалась щетина.

— Ты опять поднялся по лестнице для слуг?

— Нет. Я влез в окно. Люблю непроторенные пути.

— Тогда в следующий раз ты спустишься по каминной трубе?

— Там может оказаться жарко, но я готов пойти на риск и испробовать этот путь. — Он нежно поцеловал ее в обе щеки, потом еще раз коснулся губ. — Я слышал, как ты говорила с Оливией там, за дверью. Она весьма красноречива.

— Мне все равно, что она скажет. Эти дневники твои. Думаю, я нашла самый быстрый способ их отыскать. Достаточно быстрый, чтобы ассоциация не успела назначить Лэнгли главой следующей экспедиции.

— А что потом, Филиппа?

— Поживем — увидим.

Беннет на мгновение закрыл глаза.

— Процитируй мне, пожалуйста, какой-нибудь отрывок из моих книг, — сказал он. Изумрудно-зеленые глаза теперь смотрели на Филиппу выжидающе.

— Что? — удивилась он.

— Как что? Процитируй мне любой отрывок из «Прогулки с фараонами» или «Золотого солнца Серенгети». Ты же читала обе книги.

— Читала, но не учила их наизусть, Беннет! Я помню по несколько слов из самых разных мест. Например, мне очень понравилось, как ты сказал, что заходящее солнце превращает пустыню в безбрежный пылающий океан. Очень выразительный образ.

Беннет ухмыльнулся и снова поцеловал возлюбленную.

— Спасибо.

— В чем дело? Такое поведение на тебя совершенно не похоже. Ты проник ко мне в спальню, чтобы поговорить о литературе? Если точнее, о своих книгах?

— Оказалось, что Кэтрин Паттерсон — моя большая поклонница.

Тихонько засмеявшись, Филиппа уткнулась лицом ему в шею.

— Вот ты о чем. А я думала, что тебя надо пожалеть. Я же не знала, что ты потащишь ее танцевать.

— Если бы я знал, что меня ждет, воздержался бы. — Беннет мрачно взглянул на Филиппу. — Я попросил Джека дать мне рекомендацию в «Уайтс». Посмотрим, что на сегодняшний день ценится больше — мой уровень доходов или репутация.

Он старался. Он честно пытался приспособиться, войти в лондонское общество. А что делала она?

— Если бы ты имел возможность делать все, что хочется, ездить куда угодно, что бы ты предпринял? — спросила Филиппа.

— Я не могу точно ответить на этот вопрос, так же как и ты не можешь сказать ничего определенного на мой. Кажется, мы прикипели друг к другу. — Он вздохнул и продолжил: — Расскажи мне, какой у тебя план.

— Лэнгли пригласил меня посмотреть коллекцию чучел зверей, которых он подстрелил в Африке.

— Да, у него было много шкур.

— Тогда я пойду их посмотреть. И принесу с собой книгу — попрошу автограф. Тогда мне останется только оторваться от него на несколько минут, и я смогу поискать твои дневники в Лэнгли-Хаусе.

— Нет.

— А как, по-твоему, я должна найти дневники?

— Я не хочу, чтобы ты их искала. Это моя проблема.

— Но ты же не можешь ворваться в Лэнгли-Хаус и разнести по камушку. Во всяком случае, если действительно хочешь восстановить свою репутацию.

— И, тем не менее чем больше я вижу тебя танцующей и болтающей с ним, тем более привлекательным мне кажется именно это предложение.

Филиппа нахмурилась.

— Это было не предложение. — Когда Беннет не ответил, она весьма ощутимо ткнула его локтем в ребра. — Я уже приняла приглашение. И от тебя мне нужно только одно: верни мою книгу.

Его тело, и без того напрягшееся, после того как она села к нему на колени, стало каменно-твердым. Как бы он с самого начала ни относился к ее плану, теперь он нравился ему еще меньше.

— Филиппа, — наконец сказал он, — ты читала его книгу, но не читала мои дневники. А в том, что касается Лэнгли, они повествуют совершенно разные истории.

— Меня он не интересует, ты знаешь. Я только пытаюсь…

— Он умеет казаться вежливым и приятным лучше, чем я, — перебил Беннет. — Но имей в виду: он эгоистичный и порочный ублюдок. — Беннет крепче прижал к себе девушку. — И клянусь тебе, если ты это бросишь, я останусь в Англии. И тебе не придется задавать себе вопрос, сможешь ли ты путешествовать со мной по джунглям или пустыням, потому что мы не уедем никуда дальше Кента.

Вот все и сказано. Беннет готов отказаться от своих мечтаний ради нее, а в обмен хочет лишь одного — чтобы она сама не шла ни на какие жертвы. Ее путешественник-авантюрист станет обычным джентльменом, причем даже не потому, что она об этом попросила. Просто он знал, что она не справится, если он выберет другое занятие.

Беннет ласково вытер пальцами ее щеки, и Филиппа поняла, что плачет. Конечно, он подумал, что это слезы благодарности и радости. А она никогда еще не была так разочарована собой, как в этот момент.

Но это, однако, не делает его жертву менее значительной. До тех пор пока он не произнес этих слов, она даже не представляла, что мужчина может так круто изменить свою жизнь ради нее. Тем более такой необычный… невероятный мужчина. У нее заныло сердце — так было жалко его, вынужденного отказаться от главного дела своей жизни.

— Я люблю тебя, Беннет, — прошептала она дрожащим голосом.

— Мне больше ничего и не надо, — ответил он, положил ладонь на ее колено и потянул вверх юбку. — Потому что я тоже тебя очень люблю.

— Да, полагаю, ты это только что продемонстрировал. — Причем лучше, чем она.

— Мне бы хотелось продемонстрировать это еще разок, — сказал он, явно не разобравшись, что она имеет в виду. — Или несколько раз, если будет достаточно времени.

Филиппа немного подвинулась, чтобы взяться за узел его галстука двумя руками.

— А ты будешь хотеть меня в Кенте? Беннет невольно засмеялся:

— Я буду хотеть тебя даже в Йоркшире!

Она медленно ослабила галстук, сняла его и бросила на пол. Теперь можно было вытащить рубашку из панталон и провести ладонями по теплой кожи груди и живота.

— Тогда, полагаю, нам следует переместиться в постель.

— Прекрасное предложение. А то некая увеличившаяся часть моего тела уже не помещается в одежде.

Филиппа сдавленно хихикнула.

— Придется немедленно позаботиться о ней…

В это время задергалась дверная ручка, и из-за двери донесся тихий голос Оливии:

— Филиппа! Ты спишь? Впусти меня.

— Проклятие! — выругалась она, поспешила высвободиться из крепких объятий капитана и, как только ее ноги коснулись пола, подбежала к двери. Беннет последовал за ней.

— Отошли ее, — едва слышно шепнул он.

— Что случилось, Ливи? — спросила она через дверь. Слава Богу, она закрыла дверь на щеколду. Такая привычка у нее появилась только в последние дни. — Впусти меня, или я закричу.

— Сейчас. Дай мне минутку, я полураздета. — Последнее было чистой правдой. Она повернулась к Беннету: — Уходи немедленно! В окно!

Он нахмурился. Критически взглянув на изрядную выпуклость, обозначившуюся внизу живота, Вулф понял, что спускаться придется очень осторожно, чтобы не повредить весьма чувствительную часть своего тела.

— Пошли извинения Лэнгли, — быстро проговорил он. — Мы с тобой едем на прогулку в два часа. Ровно.

Филиппа кивнула и выбросила из окна галстук. Оливия снова постучала, на этот раз намного громче. Филиппа выдернула несколько шпилек из волос, поправила юбку и открыла дверь.

— Что все-таки случилось?

— Я долго думала, — сообщила сестра и подозрительно оглядела комнату. — Если сэр Беннет затащил тебя в постель, это произошло либо здесь, либо ты куда-то сбежала к нему. — Ливи подошла к кровати и заглянула под нее. Потом выпрямилась и села. — В общем, я буду спать здесь, пока он не женится на тебе. Или не покинет страну. Филиппа, не сдержавшись, фыркнула.

— Не смешно! — воскликнула Оливия и бросила в сестру, как раз успевшую освободиться от платья, ночную сорочку. — Может быть, я не могу помешать тебе, становиться между капитаном Лэнгли и Беннетом на людях, но определенно сумею сохранить твою репутацию в нашем доме. В общем, больше никаких авантюр, Флип.

Филиппа хотела, было ответить, что у нее больше нет причин даже приближаться к Лэнгли, но передумала. Вместо этого она натянула тонкую ночную сорочку и забралась в постель рядом с сестрой.

— Спасибо тебе, — сказала она, представляя, как чертыхается Беннет, спускаясь на землю.

— Всегда, пожалуйста.

— Ты действительно считаешь меня авантюристкой? — полюбопытствовала Филиппа.

— Конечно. А как же иначе? Ты носишься с мартышкой, ввязываешься в заговоры, вступаешь в недозволенную связь с одним мужчиной, флиртуешь с другим. Я ничего похожего не делала. А теперь давай спать.

Филиппа свернулась под одеялом, но сон к ней не шел. Итак, Беннет сдался и объявил ее победительницей, тем самым, ликвидировав для нее все причины, идти на риск ради него. Завтра утром она может спокойно читать в гостиной. Потом он повезет ее на прогулку и, возможно, сделает предложение.

Или она может найти другой экземпляр книги Лэнгли, в десять часов навестить капитана под предлогом осмотра его ужасной коллекции мертвых животных и получения автографа и, улучив момент, поискать дневники Беннета. Обнаружив или не обнаружив их, она вполне успеет вернуться домой к прогулке. Тогда она сможет с полным основанием утверждать, что сделала все от нее зависящее. И что еще более важно, она будет знать, что участвовала в настоящем приключении, и это будет правдой.


Ускользнуть из Эддисон-Хауса вместе с Мэри было вовсе не трудно. В книжном магазине Филиппа купила еще один экземпляр книги капитана Лэнгли. Потом несколько раз пролистала страницы, сломала корешок. В общем, сделала все возможное, чтобы книга выглядела зачитанной.

— Если вам так не нравится эта книга, — заметила Мэри, — зачем вы ее купили?

— Кто сказал, что мне не нравится эта книга? Я ее обожаю. С тех пор как купила ее — а это было несколько недель назад, не забудь, — я ее почти не выпускала из рук. Запомнила?

— Конечно, миледи.

— Хорошо. Теперь вот еще что: когда мы приедем в Лэнгли-Хаус, постарайся держаться позади. Капитан Лэнгли должен чувствовать себя со мной свободно. Если же я… ненадолго исчезну, а Лэнгли это заметит, ты должна сказать, что я пошла, искать туалет. Все поняла?

— Думаю, да, миледи.

Когда экипаж, дернувшись, остановился, Филиппа вытерла платком неожиданно вспотевшие ладони. Все это для Беннета, напомнила она себе. Ей только надо внимательно следить за Лэнгли и незаметно оглядеться в поисках возможных тайников. Получив эту информацию, Беннет может делать с ней все, что захочет.

Капитан Лэнгли распахнул дверцу экипажа.

— Дэвид! — воскликнула она и мило улыбнулась.

— Вы очень точны, Филиппа. — Он подал ей руку и помог выйти из экипажа. — Я слышал, что друзья зовут вас Флип. — Могу я тоже к вам так обращаться?

Все, что угодно, если это поможет ему расслабиться и чувствовать себя с ней свободно.

— Я буду только рада.

— Тогда Флип. — Лэнгли предложил ей руку и провел мимо дворецкого в дом. — Ваша сестра не смогла присоединиться к нам?

— Нет, у Оливии была уже назначена встреча.

— Что ж, значит, мы с вами будем только вдвоем. Это чудесно.

Пока они поднимались по лестнице, у Филиппы возникло ощущение, что она входит безоружной во вражеский лагерь.

— Я принесла вашу книгу, — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал радостно и восторженно. — Надеюсь, вы подпишете ее для меня.

— С радостью. Капитан Вулф тоже подписал вам свои книги?

Филиппа пренебрежительно взмахнула рукой.

— Знаете, я попыталась найти его книги, но они где-то затерялись.

— Вероятно, слуги воспользовались ими, чтобы подложить под ножки мебели.

Он рассмеялся. Филиппа тоже.

— Значит ли это, что вы вовсе не поощряли его внимание, Флип? — Они уже поднялись по лестнице и теперь шли по галерее к западному крылу дома.

— По правде говоря, он довольно красив, — ответила Филиппа, — и леди обращают на него внимание. В течение первых дней это было интересно. — Филиппа прикусила язык, чтобы не начать восхищаться любимым. — Но, знаете, он такой… неутонченный. Я даже беспокоилась, что вы окажетесь таким же. Слава Богу, это не так.

— Можно убрать дикаря из Африки, но нельзя убрать Африку из дикаря. Кажется, пословица звучит так. — Они остановились перед дверями. Лэнгли распахнул их и отошел в сторону. — Хорошо, что я не дикарь.

Филиппа переступила порог и резко остановилась. Справа от нее разинул зубастую пасть гигантский крокодил. Слева стоял леопард, изогнув дугой хвост, — домашний кот, выросший до воистину огромных размером. Филиппа только теперь поняла, что они находятся в библиотеке, часть которой освободили для двух десятков чучел самых разных животных.

— Господи помилуй! — взвизгнула Мэри. — Я туда не пойду! Я в жизни больше не смогу закрыть глаза — будут мерещиться эти твари.

— Тогда подожди в холле, — сказала Филиппа.

— Спустись в кухню и выпей чаю, — добавил Лэнгли. Это были его первые слова, обращенные к служанке. До этого он ее присутствие игнорировал. — Моя выставка иногда оказывает, сильный эффект.

— Это очень… первобытно, — пробормотала Филиппа, сделала еще пару шагов и оказалась перед двумя мартышками-верветками, которые сидели на ветке дерева и смотрели на нее, грустными стеклянными глазами. Слава Богу, Керо нашел Беннет, а не это чудовище. — Это не родители Керо?

— Что? О нет, конечно. Этих я подстрелил намного раньше, чем мы встретились с Керо. — Лэнгли взял Филиппу за руку и потянул за собой. — Могу поклясться, вы ничего подобного раньше не видели.

Филиппа увидела небольшое создание с короткими лапами, очень длинным хвостом, похожей на кошачью головой и нечеткими пятнышками. Дорожка этих пятен начиналась на голове и шла вдоль хребта. По мере приближения к хвосту они темнели. Казалось, зверь вот-вот прыгнет.

— Что это?

— Понятия не имею. Я подумал, что это какой-то новый вид куньих. Но Вулф решил, что тварь живет на деревьях. Я подстрелил ее, когда она пожирала летучую мышь.

Филиппа проглотила вставший в горле комок.

— Похоже, вы с Вулфом много спорили об этом.

— Мы вообще много спорили. — Он указал пальцем через плечо на чучело верветки на верхушке дерева. — Особенно об этом. Вулф не видел смысла их стрелять. А я считаю иначе: если животное известно, это вовсе не означает, что его не должно быть в моей коллекции.

Филиппа с трудом изобразила теплую улыбку.

— Вы очень гордитесь своими успехами, да?

— Ну, это же лучше, чем бусы, кости и фигурки, которые собирал Вулф. Это очевидно. Придите сюда ночью и убедитесь, что ваше сердце забьется быстрее.

— Мое сердце и сейчас бьется быстрее, чем надо. Вы не возражаете, если я тут сама немного осмотрюсь? — Она передала ему книгу. — Возможно, вы… напишете для меня что-нибудь личное…

Лэнгли ухмыльнулся.

— Мне нравятся девушки, которые ценят все первобытное. Я сейчас вернусь. Помните, что эти звери не кусаются. По крайней мере, днем. — С этими словами он небрежно помахал рукой и удалился.

К сожалению, дверь он оставил открытой, но у Филиппы не было времени ее закрывать, да и рисковать не хотелось. Эта комната была его гордостью и радостью. Дневники должны находиться здесь.

Она обошла крупную антилопу, но книги, стоявшие на полке за ней, оказались обычными альманахами. Несчастное животное издавало отвратительное зловоние. Они все очень неприятно пахли. Придется до прогулки с Беннетом принять ванну.

Филиппа поспешно оглядела полки. Ничего, ничего и ничего. Потом она неожиданно замерла. Что бы ни утверждала его книга, Лэнгли ненавидел Керо. Возможно, так же сильно, как Беннета. Несомненно, если бы это было в его силах, в коллекции оказалось бы три мартышки, а не две.

Оглянувшись на дверь, Филиппа подошла к обезьянам. Все это было очень по-шекспировски — спрятать сокровище одного врага под шкурой другого. Она протянула дрожащую руку — ей очень не хотелось касаться мертвого животного, так похожего на живую и забавную Керо.

— Боже, помоги мне, — прошептала он, после чего решительно взяла одно из чучел и поставила на пол. Затем отправила туда же и второе чучело. Потом она наклонилась к столу и, ощупав его, подняла крышку. Ее взору предстала стопка толстых тетрадей и еще кипа каких-то схем, карт, рисунков. Вот оно, сокровище Беннета. Она нашла его! Слава Всевышнему! Теперь осталось только сообщить ему, что дневники находятся под обезьянами, и он сможет их забрать. Она не станет удерживать его в Англии. Если он останется, то сделает это по собственному выбору.

— Надо же, как интересно!

Филиппа резко повернулась. В дверях, прислонившись к косяку, стоял Дэвид Лэнгли. В руке он держал книгу. А его светло-голубые глаза пристально смотрели на нее.

— Похоже, мне придется пересмотреть кое-какие планы, — сказал он и решительно направился к ней.


Глава 21


Животные, как я мог наблюдать, реагируют на угрозу по-разному. Они или пытаются убежать от опасности, или бросаются прямо на нее. Я однажды видел, как несколько самцов обезьян, таким образом, справились с довольно крупным хищником. Бравада иногда дает неплохие результаты.

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Беннет снова оглядел переполненную столовую клуба. Это пренеприятнейшее место — шумное, наполненное сигарным дымом и тошнотворными запахами предположительно дорогих мужских одеколонов — могло служить пособием по изучению доминантного поведения обезьян. Самые высокопоставленные особи — герцоги Соммерсет и Мельбурн — сидели в центре комнаты, а особи, занимавшие более низкое положение, старались оказаться к ним как можно ближе в надежде на признание.

Они с Джеком и, конечно, Керо сидели у окна. Отсюда, по крайней мере, видна улица.

— А что, есть очередь желающих вступить в этот клуб? — полюбопытствовал Беннет, тщетно пытаясь справиться с пережаренным фазаном.

— Да, и говори, пожалуйста, потише. Ты в данный момент не слишком популярен, и я не хочу, чтобы меня отсюда выставили заодно с тобой. — Джек залпом выпил полбокала вина.

— Мне кажется, я веду себя замечательно — можно сказать, идеально, — ответил Беннет. — И я очень благодарен тебе за содействие.

— Я был бы тебе еще более благодарен, если бы ты потрудился объяснить, какого черта ты вдруг надумал разом вступить во все клубы джентльменов.

— Это сложно.

— Это часть того же плана, согласно которому Флип очаровывает Дэвида Лэнгли?

— Нет. — Беннет потянулся за своим бокалом и осушил его. Когда Керо щелкнула зубами над его ухом, он протянул ей кусочек персика, который попросил принести специально для нее. Лакей, похоже, выполнил просьбу с радостью. Судя по всему, обезьяна оказалась более популярной в обществе, чем ее хозяин.

— Кстати, а как идет выполнение плана? Она и сейчас с ним?

Беннет злобно прищурился.

— С планом все кончено. Филиппа беспокоилась, что я буду, несчастен, оставшись в Англии, и хотела вернуть мои дневники. Я сказал ей, что останусь независимо от их наличия или отсутствия.

— Признаюсь, я чувствую большое облегчение, зная, что Флип далеко от Лэнгли. И мне не нравится, как он смотрит на Ливи.

— На Ливи? Но тогда это твоя вина, Джек.

— Моя вина? Я, между прочим, никому нос не разбивал. Да и врагов у меня нет.

— Может быть, и нет, но ты ходишь за Оливией слишком долго. Пора, наконец, на что-нибудь решиться, тебе не кажется?

— Я тебе все время повторяю, что в этом вопросе нужна деликатность. Я должен доказать, что надежен, тактичен и нетребователен.

— Иными словами, ты ирландский сеттер. Джек резко выпрямился.

— Ты, конечно, ураганом ворвался в город, возомнил, что первая же красивая девушка, которую ты увидел, должна принадлежать тебе, и устремился к этой цели напролом. Но это вовсе не дает тебе права критиковать тех, кто предпочитает следовать правилам хорошего тона.

— Не вижу смысла медлить и не желаю, чтобы то, что я хочу, взял кто-то другой. — Беннет ухмыльнулся, хорошо зная, что Джек на это ответит. — А Филиппу вовсе не интересует Лэнгли. Она только хотела сделать для меня доброе дело. Должен сказать, одного вечера непрерывных мучений для меня более чем достаточно.

— Что ты теперь намерен делать? Кроме вступления во все возможные клубы.

Беннет поморщился. Он не любил раскрывать карты раньше времени. Но, с другой стороны, Джек его друг, старый, проверенный друг, а это дорогого стоит. Поэтому он полез в боковой карман и достал кольцо — небольшое тонкое колечко, украшенное маленьким бриллиантом. Когда-то оно принадлежало его матери.

— Я послал за этим в Теслинг уже больше недели назад, — сказал он, не давая Керо схватить блестящую штучку.

— Так. — Джек долго смотрел на кольцо. — Значит, ты женишься на Флип, и будешь проводить вечера здесь, поедая фазанов? Я бы не поставил на это и пенса, Беннет.

Все же чертовски любопытно, почему никто не желает верить, что он останется в Англии?

— С ней или без нее, — сказал он вслух, — я какое-то время не буду возглавлять экспедиции. А, учитывая, что я обожаю эту девушку, женитьба представляется мне самым мудрым, здравым и приемлемым выходом.

Джек взглянул на друга поверх бокала.

— Я искренне надеюсь, что ты все тщательно обдумал. Мне очень нравится Флип, и хотя она кажется весьма практичной, у нее ранимое сердце.

— Знаю.

— И еще знаешь, что у нее до сих пор не было поклонников. Стало быть, с ней никто не заговаривал о браке. Если ты разочаруешь ее или причинишь боль, мне придется разобраться с тобой. А я бы предпочел этого не делать.

— Ты можешь чувствовать себя в безопасности, Джек. Беннет на секунду прикрыл глаза. Жаль, конечно, что Филиппе больше нравится читать о приключениях, чем участвовать в них, но она никогда не пыталась ввести его в заблуждение на этот счет.

Беннет заставил себя встряхнуться и вытащил из кармана часы. Двадцать минут второго.

— Мне пора, — сказал он и встал. — Как я узнаю, что меня приняли в клуб? Мне пришлют карточку с гравировкой? Или кто-то сообщит лично?

— Ты получишь письмо. — Джек тоже поднялся. — Я пойду с тобой и навещу Ливи, пока ты будешь делать предложение.

— Звучит романтично. Друзья вышли из клуба вместе.

— Ты рискуешь стать не любовником Оливии, а ее комнатной собачкой, — усмехнулся Беннет, усаживаясь в коляску.

Джек вскочил на Броди.

— А почему бы нам просто не сойтись на том, что к разным женщинам нужен разный подход?

— Хорошо. — Беннет не стал спорить. Хотя был уверен, что у него не хватило бы терпения ждать месяцами, не говоря уже о годах.

Ровно в одну минуту третьего он остановился у входа в Эддисон-Хаус. Вулф ожидал, что будет нервничать, но в действительности ощущал нетерпение и предвкушение. И лишь где-то глубоко затаились боль и страх. Беннет твердо намеревался там их и оставить. Нет, он не боялся, что Филиппа ему откажет. Он опасался не оправдать ее ожидания.

Впервые в жизни он пожалел, что ничего не знает о своем отце. Пытался ли Роналд Вулф осесть на одном месте вместе с молодой женой и маленьким сыном? Неужели он уехал из Англии потому, что не сумел заставить себя оставаться на одном месте?

Джек положил руку ему на плечо.

— Ты как-то здорово побледнел, мой друг. Надеюсь, не передумал?

Беннет пожал плечами.

— Нет, конечно, просто мне только сейчас пришло в голову, что я прошу руки Филиппы, не поговорив предварительно с лордом Лидсом.

— Тот факт, что тебе это пришло в голову, способен ошеломить любого, не только меня. Ты действительно становишься цивилизованным человеком.

Входная дверь открылась.

— Лорд Джон, сэр Беннет, — приветствовал гостей дворецкий, — добрый день.

— Здравствуйте, Барнс. Я пришел к леди Оливии, а он — к Флип.

— Если вы подождете в гостиной, я наведу справки.

Как только они вошли в комнату, Керо спрыгнула с плеча хозяина на спинку дивана, а оттуда переместилась к аквариуму у окна — очевидно, ее привлекла яркая окраска плавающих там рыб. Беннет долго думал, не оставить ли Керо с Джеффри — эта пара давно нашла общий язык, — но ведь мартышка принадлежала ему и ей предстояло стать частью их общего с Филиппой будущего.

— Черт, — пробормотал он, заметив букет в вазе на столе. — Розы. Я должен был принести красные розы.

— В прошлый раз это не слишком хорошо сработало.

— Да, но сейчас я действовал по правилам, постепенно, и дело уже дошло до них.

В комнату вошла Оливия.

— Добрый день, джентльмены, — поздоровалась она. Джону она улыбнулась, а Беннета одарила хмурым подозрительным взглядом.

— Привет, Ливи. Я подумал, не составишь ли ты мне компанию на прогулке?

— Я сейчас разбираю свои ленты для волос. Можешь помочь мне, если хочешь, Джон.

Беннет в немом удивлении приподнял бровь. Если его другу требуется свидетельство того, что его не воспринимают как романтического воздыхателя, он его только что получил.

— Ливи, у тебя для этого есть горничная. — Джек повел плечами. — А я хотел бы с тобой прогуляться.

— О… — Оливия растерянно моргнула. — Думаю, мне действительно не помешает глоток свежего воздуха, поскольку все приходится делать самой. Мэри сегодня куда-то ушла с Филиппой.

Беннет насторожился.

— Куда ушла?

Филиппа знала, что он заедет ровно в два часа. И хотя он не сказал прямо о цели визита, она вполне могла догадаться. Может быть, она передумала? Или он, идиот, слишком остро реагирует?

— Я не знаю, куда она отправилась. Я приглашала ее пройтись по магазинам, но ей это неинтересно. И жаль, что она взяла Мэри: я ненавижу распутывать ленты.

Нахмурившись, Оливия взглянула на висевшие, на стене часы, как будто и думать забыла, сколько сейчас времени.

— Сегодня я вышла пораньше, чтобы посмотреть новые шляпки у мадам Констанцы. Это значит, что мы виделись вскоре после девяти. Я так думаю.

Пять часов назад. Двумя длинными шагами Беннет преодолел расстояние до двери.

— Ты, — рявкнул он на дворецкого, — говори, когда сегодня ушла леди Филиппа и сказала ли, куда направилась!

— Я нанял экипаж для леди Флип примерно в половине десятого, — с достоинством ответил Барнс. — Она не сказала, куда едет, но я предполагаю, что в один из своих любимых книжных клубов.

— Нет никакой необходимости беспокоиться и проявлять враждебность к слугам, сэр Беннет, — мягко заметила Оливия. — Не думаю, что Флип помнит о времени, когда читает или обсуждает, что прочла.

— Нет, сегодня она не могла опоздать.

Все его чувства говорили об одном: что-то случилось. А поскольку Филиппа отсутствовала, его мысли сосредоточились на одном человеке, который мог быть тому причиной. Лэнгли.

— Почему ты считаешь, что она поехала в книжный клуб? — прорычал он, обращаясь к дворецкому и прилагая титанические усилия, чтобы не пустить в ход кулаки.

— Вероятно, следует сообщить о вашем беспокойстве леди Лидс, — сказал дворецкий и направился к лестнице.

Нет, его единственный источник информации никуда из комнаты не выйдет! Беннет схватил перепуганного дворецкого за воротник и припечатал к ближайшей стене, проигнорировав возмущенный вопль Оливии.

— Отвечай, на мой чертов вопрос! — рыкнул он.

— Я… я слышал, как леди Флип сказала Мэри, что нужно остановиться у магазина и купить книгу. Отпустите меня, пожалуйста, сэр.

Беннет освободил слугу.

— Керо! — негромко крикнул он, и мартышка в то же мгновение оказалась на плече хозяина.

— Беннет! Куда ты идешь?

— Я иду в Ховард-Хаус за своим конем и винтовкой, а потом отыщу Филиппу.

— С винтовкой? — пискнула Оливия.

— Если я прав — она сейчас с Лэнгли, и если она с ним не по своей воле, я его убью.


Филиппа сидела в экипаже и смотрела на Лэнгли, развалившегося на противоположном сиденье. Ее ноги и руки были связаны, а во рту был кляп. Она бы наверняка запаниковала… если бы не была в такой ярости.

— Если вы пообещаете вести себя прилично, я уберу кляп, — сказал он.

Филиппа кивнула.

Лэнгли потянулся вперед и вытащил кляп.

— Вот так. О чем же мы поболтаем?

— Где мы были, когда вы вышвырнули мою служанку из экипажа?

— Примерно в районе Чаринг-Кросс. Без денег, проявив некоторую изобретательность, она доберется до Эддисон-Хауса к ночи.

Слава Богу, хоть так. Теперь следовало задать еще один вопрос. Даже при таких сложных обстоятельствах Филиппа не могла убедить себя, что неведение лучше, чем определенность.

— Вы собираетесь меня убить? Капитан рассмеялся.

— Господи помилуй! Нет, конечно. Если только вы меня к этому не вынудите, чего, я надеюсь, не случится.

— Тогда куда же мы едем?

— Ну, насколько известно моим друзьям и близким, я в настоящий момент еду в наше фамильное поместье. Трашелл-Мэнор находится к западу от Карлайла. Вы когда-нибудь были в Озерном крае?

— Нет.

— Это фантастическое место. Даже у меня дух захватывает.

— Если вы направляетесь в Озерный край, куда, позвольте полюбопытствовать, еду я?

— Хороший вопрос. Дело в том, что всего лишь в нескольких часах езды к северу от Карлайла находится шотландская граница, а недалеко от нее — Гретна-Грин.

Филиппа от изумления даже раскрыла рот.

— Так вы похитили меня, чтобы жениться?

— Фриззел говорил, что вы умны. По правде говоря, он сказал, что вы острый на язык «синий чулок». — Лэнгли недовольно скривился. — Конечно, жаль, что не ваша сестра сначала привлекла Вулфа, а потом нашла его дневники, но, думаю, большого значения это не имеет.

— Что? — Кое-что из сказанного им имело смысл. Значит, чем больше он будет говорить, тем лучше. Информация — это всегда хорошо, даже если ее не очень хочется слышать.

— Через несколько месяцев я вернусь в Африку. И хотя я все же не хочу вас убивать, мне необходимо заставить вас держать рот на замке относительно этих дневников. Выход один — женитьба.

— Жена не может свидетельствовать против мужа? Но вы же меня похитили! Не сомневайтесь, я не стану молчать.

— Я везу вас, чтобы показать наше фамильное имение, а потом мы поедем дальше — в Гретна-Грин. Туда нас поведет взаимное, хотя и неожиданно вспыхнувшее чувство.

— Что вы говорите! Лэнгли изобразил удивление.

— Не вынуждайте меня вернуть кляп на место. Филиппа прикусила язык и не стала высказывать свое мнение о Лэнгли — оно вряд ли ему понравится. Он, похоже, следовал некоему плану.

— А что, если я просто дам слово, что никому ничего не скажу о дневниках? Тогда вы сможете подождать и выбрать в жены девушку, которая вам действительно понравится.

— Ах, если бы только я мог вам поверить, Флип!

— Вы можете мне верить, я не лгу. — Разумеется, она не была намерена молчать о происшедшем.

— Вы же понимаете, что к моменту нашего прибытия в Гретна-Грин вы будете находиться в моем обществе около двух суток, причем без компаньонки. Вы уже со мной больше шести часов. Боюсь, ваша репутация погибла.

Филиппа в некоторой растерянности заморгала.

— Я…

— Так что, по сути, я совершаю джентльменский поступок. — Он щелкнул пальцами. — Да, чуть не забыл. Если вы скажете что-то против меня, то одновременно уничтожите и свое будущее. Потому что мы уже будем женаты. К тому же и я тоже могу обвинить вас в чем-то бесчестном — например, в любовной связи с Вулфом. Если я заявлю, что все произошло, когда я с триумфом возглавил новую экспедицию в Африку, вы будете настолько опозорены, что не сможете показаться в Лондоне.

Информации было много; теперь ее требовалось проанализировать и найти выход из создавшегося положения.

— Вы кое-что забыли, — сказала она, отчаянно стараясь не поддаваться панике.

Лэнгли устроился поудобнее, уперся локтями в колени.

— Что же это?

— Вулф! Он будет искать меня. И начнет с Лэнгли-Хауса. Он разнесет ваш дом на части и, кстати, найдет свои дневники, как их нашла я.

— Да, вероятно. Я даже могу себе представить, как он бушует в доме моих родителей. Чем больше людей увидит в нем дикаря и угрозу для общества, тем лучше. А дневники он не найдет, потому что я взял их с собой. — Он любовно погладил лежавшую рядом с ним на сиденье пухлую сумку. — Так что, думаю, я ничего не забыл.

— Но я не желаю выходить за вас замуж.

— Знаю. Вы хотите выйти за Беннета.

— Вы его настолько ненавидите? Лэнгли сделал глубокий вдох.

— Я относился к нему без ненависти. Честно говоря, я ненавидел только проклятую мартышку. А Беннет… скорее он меня раздражал. Но потом он был ранен и обвинил меня — меня! — в том, что я причинил неприятности идиотам-туземцам.

Филиппа непроизвольно вскрикнула, и Лэнгли насупился. Хорошо, что хотя бы снова не заткнул ей рот.

— А потом мне пришлось сидеть, — продолжил капитан, — и ждать, выживет ли славный глава нашей экспедиции. Мне было скучно, поэтому я взял почитать один из дневников. Он постоянно что-то записывал. — Лэнгли сделал паузу, и его красивое лицо исказила гримаса боли. — Знаете, было очень интересно узнать его мнение обо мне. А потом я понял, что он напишет еще одну чертову книгу и выставит меня на посмешище.

— И вы решили его опередить.

— Да. Я одержал над ним победу. А теперь у меня есть вы — значит, я победил дважды. Даже трижды, если учесть, что следующую экспедицию в Африку возглавлю я. Не беспокойтесь, вас я в Африку не возьму. Я вовсе не собираюсь тащить хнычущую дамочку туда, где от нее некуда будет деться. Вы останетесь здесь, и будете защищать мою репутацию от нападок Вулфа, если, конечно, он осмелится их продолжать.

— Я могу отказаться выходить за вас замуж.

— Дорогая, вы уже прошли критическую точку. Вы выйдете за меня, иначе станете изгоем в обществе. Точно так же я женюсь на вас, чтобы не стать изгоем. Одним словом, наша сделка взаимовыгодна.

— Если не считать воровства, мошенничества и похищения.

Лэнгли прищелкнул языком.

— Ну вот, дорогая моя, вы опять говорите гадости. — Он потянулся к ней, одной рукой придержал подбородок, а другой вернул на место кляп. Потом достал из кармана часы и открыл их. — Скоро мы сменим лошадей, а потом еще раз — около полуночи. Завтра во второй половине дня мы будем в Трашелл-Мэнор.

Похоже, Филиппе придется самой позаботиться о своем спасении. Ей даже в голову не пришло сдаться и выйти замуж за Лэнгли. Долгие годы она думала, что проведет всю свою жизнь с книгами и кошкой. Или двумя. Но потом ее отыскал Беннет. И жизнь сразу изменилась. Она хотела его. Только Беннета Вулфа.

Подумать только, Оливия назвала ее жизнь в последние недели авантюрой. А как бы она назвала происходящее?


Глава 22


Один закон действует и в Англии, и в Конго, хотя и по разным соображениям. Закон таков: никогда не оставляй в живых раненое животное. Английская причина заключается в том, что представляется позорным бросить дело, не завершив его. Африканские причины намного практичнее: нет ничего более опасного для человека, чем раненый хищник, поскольку мы, как биологические особи, являемся самой легкой добычей из всех существующих в природе.

Из дневников Беннета Вулфа


Беннет воткнул свой нож с рукояткой из рога носорога в спину крупного чучела антилопы. На ковер библиотеки посыпались вонючие тряпки.

— Я больше не буду вам повторять, Вулф, — пронзительно завопил лорд Трашелл, потрясая незаряженным ружьем, — прекратите разрушать коллекцию Дэвида, или я вас застрелю!

Беннет искоса бросил взгляд на разбушевавшегося графа, подбросил нож и снова поймал его за рукоятку.

— Скажите, куда уехал Дэвид, иначе я уничтожу не только коллекцию, но и весь ваш дом. — Беннет не мог заставить себя не прибегать к угрозам, хотя, в общем-то, не хотел пугать высокородного аристократа. Филиппа была здесь — это уже признал дворецкий, тщетно пытавшийся остановить текущую из носа кровь. К тому же в воздухе до сих пор витал легкий цитрусовый аромат.

— Вы ждете, что я открою местонахождение своего единственного сына вооруженному ножом безумцу? Полагаю, даже вы понимаете, что я этого не сделаю. Я уже послал за Соммерсетом. Кажется, герцог — единственный человек, который имеет на вас хотя бы какое-то влияние. Вы животное!

— С вашим сыном сейчас находится леди Филиппа Эддисон. Ваш грум сказал, что девушка была связана, а у Дэвида был при себе багаж.

Красная физиономия Трашелла слегка побледнела.

— Я вернулся только час назад. Я не знаю, куда…

— Камбрия, Беннет.

В комнату вбежал Джек, за ним Оливия и служанка с перемазанным в грязи лицом. Беннет устремился к служанке и притормозил, только когда ее испуганный взгляд сфокусировался на ноже.

— Вы уверены? — резко спросил он, тщетно стараясь говорить мягче.

— О да, сэр. Я слышала, как кучер разговаривал с тем человеком, который вытаскивал меня из экипажа. Он ворчал, что приходится ехать на север, в Карлайл, в самый разгар сезона.

— Что у вас в Камбрии? — спросил Беннет, снова обернувшись к Трашеллу.

Граф отступил на шаг.

— У вас нет никаких доказательств. Эта девчонка не свидетель. За шиллинг она скажет все, что угодно. У вас вообще нет права здесь находиться.

— Значит, вы решили занять такую позицию? — поинтересовался Беннет, сдерживаясь из последних сил. Его кровь кипела от ярости.

— В Камбрии находится Трашелл-Мэнор, — прозвучал низкий голос, и в комнату вошел герцог Соммерсет, вооруженный пистолетом. — Вы убили несчастных животных дважды, — заметил он, глядя на растерзанные чучела. — Не слишком ли жестоко?

— Я не убивал их в первый раз, — ответил Беннет. — А теперь я отправляюсь в Камбрию, — сказал он и зашагал к двери.

— Я еду с тобой! — воскликнул Джек и схватил его за плечо. — Если он увез Флип, его необходимо остановить.

— Мне не нужна твоя помощь, Джек.

Не желал он и чтобы кто-то пытался его образумить или задержать.

Соммерсет загородил дверной проем.

— Подождите минуту, — пробормотал он и устремил тяжелый взгляд на графа. — Вы что-нибудь знали об этом, Трашелл?

— Нет, ваша светлость! И я это уже говорил Вулфу! Я вернулся только час назад. Здесь никого не было.

— Мы приехали в десять часов, — вмешалась служанка. Теперь ее голос звучал увереннее, — и уехали около одиннадцати. Я пыталась остаться в экипаже с леди Флип, но капитан Лэнгли не позволил. Он сказал, что мои услуги не понадобятся.

Оливия закрыла рот обеими руками, стараясь подавить рыдания.

— Идите же, — всхлипнула она, обращаясь к Беннету, — и, ради всего святого, найдите мою сестру.

— Именно этого я и хочу. — Он направился к выходу, но остановился, оказавшись лицом к лицу с Соммерсетом. — Убирайтесь с дороги!

Герцог твердо взглянул на него:

— Я еду с вами.

Когда все вышли из комнаты, Джек немного отстал, обнял Оливию за плечи и прижал к себе.

— Расскажи родителям, что случилось, и пусть они ждут в Эддисон-Хаусе. Вы и оглянуться не успеете, как мы вернемся вместе с Флип.

— Но об этом все равно узнает весь Лондон, — снова всхлипнула Оливия. — Она погибла, Джон! Как мог капитан Лэнгли пойти на такое! Увезти ее без компаньонки!

— Джек! — рявкнул Беннет, бегом спускаясь по лестнице. Теперь он знал, что делать, и не намеревался тратить время впустую.

Пострадавший дворецкий все еще сидел на стуле в холле. Беннет краем глаза заметил, что он больше не представляет собой угрозы, и перестал обращать на него внимание. Сейчас он был способен думать только об одном: необходимо найти Филиппу. И если она направляется в Камбрию, значит, он тоже едет туда. И он, не мешкая, вскочил на ожидавшего Ареса.

— Беннет, подожди, пока Оливия уедет отсюда!

Он недовольно поморщился, но кивнул. Незачем подвергать одну сестру опасности только из-за того, что он не в состоянии подождать две минуты, спеша на выручку другой. Филиппа никогда не простила бы его за это.

Джек усадил Оливию и горничную в коляску, и что-то сказал кучеру. Когда коляска свернула с подъездной аллеи, Джек тут же вскочил на коня. Соммерсет тоже не заставил себя ждать. Джек сидел на Броди, а герцог — на чудовищных размеров чистокровном гнедом скакуне по кличке Хан. Беннет мог сколько угодно доказывать, что ему не нужна помощь, но в действительности они оба наверняка знали дороги лучше, чем он.

— Не отставайте, — буркнул он, пустив коня галопом.

Николасу Эйнсли, герцогу Соммерсету, приходилось, хотя и не часто, встречать людей, подобных Беннету Вулфу. Полдюжины из них стали членами его клуба. Остальные были или разбросаны по всему свету, или, наконец, столкнулись с препятствием, которое не сумели преодолеть, и оно их убило. Беннета Вулфа герцог, предпочел бы видеть живым.

— Почему Камбрия? — спросил Джон. Судя по голосу, ему было необходимо перевести дух, но он был слишком упрям, чтобы признаться в этом.

— Не важно, — проворчал Вулф, скакавший впереди. С тех пор как они выехали из города, он ни разу не оглянулся.

— Я уже думал об этом, — сказал Соммерсет. — Спешная поездка на север в экипаже, без компаньонки, с небольшим багажом… Если бы я точно не знал, что Трашелл-Мэнор находится в этом направлении, то предположил бы, что Лэнгли везет ее…

— …в Гретна-Грин, — подхватил Джон.

Вулф резко опустил голову. Ветер донес до его спутников обрывки ругательств.

— Что ж, — сказал Соммерсет, — женитьба все же лучше, чем убийство. И это сохранит ее репутацию.

Вулф резко остановил жеребца и разъяренно обернулся к спутникам.

— Она не выйдет замуж за Дэвида Лэнгли, — выпалил он. — Я не позволю. И она не пойдет на это. Поэтому нам лучше догнать их раньше, чем они доберутся до Шотландии.

Он ударил коленями по бокам Ареса, и скачка возобновилась.

— Не следует говорить такие вещи, если он может услышать, ваша светлость, — пробормотал Джон, понизив голос. — У Беннета в кармане кольцо. Он сегодня хотел сделать ей предложение.

Значит, на кону не только гордость. Николас Эйнсли понимал, что так задача спасения девушки становится более опасной. Но в его жизни еще не встречалось слишком серьезных опасностей. Его охватило сильное возбуждение, азарт погони…

— Постоялый двор, где они, вероятнее всего, будут менять лошадей, находится совсем близко, — сказал он. — Нам тоже понадобятся свежие лошади.

— Да, — рыкнул Беннет, не оборачиваясь. — Если они не делают остановок, мы тоже не будет останавливаться.


Когда экипаж остановился, Филиппа проснулась и снова ощутила страх. Он все еще оставался острым, хотя миновало уже двадцать четыре часа.

— Мы снова меняем лошадей, — пояснил Лэнгли и со вкусом потянулся. — Ваши глазки опять сверкают, дорогая, — ухмыльнулся он. — Вы хотите что-то сказать?

О, она многое хотела бы ему сказать, но сейчас у нее имелись более неотложные проблемы. Дать выход своим мыслям можно и немного погодя. Филиппа кивнула, и Лэнгли тотчас вытащил кляп.

— Я хотела бы воды и чего-нибудь поесть, — сообщила она. — Кроме того, у меня затекли руки и ноги.

Он встал.

— Могу себе представить. — Потом он распахнул дверцу и спрыгнул на землю. Прежде чем дверца снова захлопнулась, Филиппа успела заметить маленький и грязный внутренний дворик, по которому бродили цыплята. — Я пошлю Арнольда купить хлеба. Да, кстати, даже не думайте о том, чтобы привлечь чье-то внимание. Я буду здесь за дверью. Просто мне необходимо размяться.

— Ублюдок, — Пробормотала она.

— Что вы сказали?

— Да, Дэвид, — добавила она.

— То-то.

В первый раз за целый день Филиппа осталась одна. Прошлой ночью в какой-то момент Лэнгли развязал ее и отпустил в придорожные кусты, но мужчины тщательно стерегли ее, и к тому же, насколько она могла судить в темноте, они находились в совершенно пустынной местности.

И все же ей вряд ли стоило жаловаться на судьбу. Сдвинувшись на край сиденья, и протянув руки, она могла дотянуться до сумки с дневниками Беннета. Педантичный мерзавец даже прихватил с собой несколько экземпляров своей книги.

Филиппа знала, что Беннет ее ищет. Если бедняжка Мэри добралась до Эддисон-Хауса, то уже сообщила домашним кое-какую информацию. Остается только надеяться, что ее будет достаточно. Филиппа усмехнулась, подумав, что она несколько недель старалась привить Беннету манеры культурного человека, а теперь ей больше всего хотелось, чтобы он забыл все правила и просто примчался сюда.

Услышав, что Лэнгли разговаривает с Арнольдом за дверью экипажа, Филиппа снова откинулась на спинку сиденья.

Лэнгли в разговорах с ней много внимания уделял судьбе, которая ее ожидает, если они не поженятся. Она будет опозорена, подвергнется всеобщему остракизму, ее никогда больше никуда не пригласят, с ней даже никто не станет танцевать.

Дэвид определенно не понимал — а Филиппа не собиралась его просвещать — того, что ей на это наплевать. С ней не будут общаться? Ну и что? Она никогда не была особенно популярной, да и практически не танцевала до знакомства с Беннетом. Главное, что ее негодование и злость из-за кражи дневников капитана Вулфа значительно перевешивали опасения насчет отношения к ней общества. Ее не станут принимать? И не надо.

Дверца экипажа распахнулась, и внутрь снова влез Лэнгли, с кувшином и свертком в руках.

— Вода и хлеб, — объявил он, — и еще немного сыра.

— Спасибо.

Вытащив из-за голенища нож, Лэнгли разрезал сыр на ломтики и протянул один ей. Когда она сжала сыр зубами, экипаж тронулся.

— Мы уже в Озерном крае? — спросила она.

— Да. Это труднопроходимая местность. Возможно, на обратном пути из Шотландии у нас будет больше времени, и мы сможем полюбоваться здешними красотами. — Он положил ей в рот еще кусочек сыра, после чего поднес к губам кувшин с водой.

Филиппа намеренно облилась.

— Черт возьми! — воскликнула она. — Развяжите мне хотя бы одну руку, чтобы я могла поесть сама. Вы сами сказали, что местность труднопроходимая. Значит, я никуда не денусь.

— Идти здесь некуда. А если вы попробуете сбежать, не зная дороги, то рискуете свалиться с какой-нибудь скалы, не отойдя и ста шагов от экипажа.

Филиппа нервно сглотнула.

— Я читала о природе Камбрии. Кажется, здесь на каждом шагу ловушки.

— Совершенно верно. — Окинув ее оценивающим взглядом, он приподнялся и развязал ей левую руку.

Она тут же вытянула руку в сторону, пошевелила пальцами.

— Спасибо.

— Мы собираемся пожениться. Взаимовыгодный или нет, но брак — это союз. Для нас обоих будет лучше, если мы сможем ужиться.

— Можно мне еще сыра?

Он отрезал еще один кусочек и дал ей. Положив сыр в рот, она дождалась, пока экипаж особенно сильно тряхнуло на очередном ухабе, и начала задыхаться. Ее сердце стучало так громко, что это мог слышать даже кучер.

— Надеюсь, вы не ждете, дорогая, что я поверю этому представлению? — поинтересовался Лэнгли, откинувшись на сиденье.

Филиппа закашлялась, выплюнув кусок сыра, потом задержала дыхание, причем надолго — ее лицо стало пунцовым. Она захрипела, стала царапать рукой горло, потом закатила глаза и обмякла. Великий Боже! Еще ни одна актриса не вкладывала столько души в свою игру. Если он не поверит ей сейчас, другого шанса не будет.

Лэнгли грязно выругался.

— Наклонитесь вперед, — скомандовал он, — я постучу по спине.

Филиппа наклонилась, но когда Лэнгли навис над ней, резко выпрямилась и изо всех сил ударила его головой в подбородок. Капитан мешком свалился на сиденье. Филиппа быстро выхватила из его руки нож и перерезала веревки. Когда же он зарычал, встал и начал надвигаться на нее, она изо всех сил ударила его этим ножом в бедро. Лэнгли взвыл: — Сука!

А Филиппа схватила сумку с драгоценными тетрадями, распахнула дверцу экипажа и выпрыгнула на дорогу.

Местность была действительно труднопроходимая, и прежде чем кучер сумел остановить экипаж, Филиппа уже была у подножия холма и скрылась из виду похитителей. Огромные валуны, крутые склоны, старые высокие деревья — все это, конечно, давало возможность укрыться, но затрудняло движение. А ей так нужно было оторваться от преследователей, прежде чем прятаться.


Беннет начал расседлывать своего жеребца, как только спешился на постоялом дворе. Соммерсет отправился в конюшню за свежими лошадьми, а Джек — в гостиницу за едой.

Его спутники, наконец, перестали пытаться разговорить его — очевидно, поняли, что он пока не способен общаться с людьми. Они были на правильном пути, потому что на постоялом дворе им точно описали герб Лэнгли и его экипаж, который быстро двинулся в северном направлении. Никто не видел женщину, но грум обратил внимание, что, по крайней мере, один из трех ехавших в экипаже мужчин все время держался вблизи, пока меняли лошадей.

— Беннет! — позвал Джек, выходя из гостиницы с половиной буханки хлеба и охваченный энергией, которой минутой раньше не было и в помине. — Они здесь были не более двадцати минут назад!

Его сердце на мгновение замерло, потом снова забилось. Меняя лошадей каждые десять миль, они продвигались вперед очень быстро, и теперь, наконец, был виден результат. Беннета радовало, что с ними Соммерсет. Одно только его имя открывало все двери и обеспечивало помощь, которой он ни за что бы, не получил, будучи в одиночестве.

Вернулся герцог, ведя под уздцы, серого мерин, за ним шли два мальчика с лошадьми для Джона и Беннета.

— Лошади, которых выпрягли из экипажа, еще влажные, — сказал он.

Джон кивнул.

— Хозяин гостиницы сказал, что продал путешественникам немного еды и воды не более двадцати минут назад. — Он нахмурился. — Этот человек также сказал, что впереди на пятнадцать миль нет ни одного постоялого двора, так что нам придется щадить этих лошадей, чтобы они послужили нам немного дольше.

— Зачем? Они уехали двадцать минут назад, значит, мы их вот-вот догоним, — сказал Беннет и принялся седлать скакуна. Слуги занялись двумя другими.

— Вулф, если он привез ее так далеко, то вовсе не намерен причинять ей зло, — сказал Соммерсет. — Во всяком случае, пока она не откажется следовать его указаниям в Шотландии.

— Она ненавидит путешествовать, — пробормотал Беннет. — Она никогда не уезжала из дома дальше, чем в Девоншир. — Он не мог объяснить всего. Только не сейчас, когда он мог думать только о том, чтобы она вновь очутилась в безопасности в его объятиях. Но, дьявол, он должен ее вернуть!

С громким стоном Джон тоже взгромоздился в седло.

— Итак, мы собираемся просто догнать их, или у нас есть план?

Беннет послал лошадь вперед.

— Мы должны их догнать.

Он слышал, что его спутники скачут следом, хотя и немного отстали, но не обернулся. Двадцать минут. Три мили? Четыре? Похитители тоже торопятся. Похоже, раньше чем через час догнать их не удастся. Значит, Лэнгли осталось жить час.

— Вулф, насколько известно в Лондоне, это тайное бегство по взаимному согласию, — сказал Соммерсет.

Беннет в это время внимательно смотрел на дорогу в поисках следов колес или лошадиных копыт.

— Мне наплевать, что знает или думает Лондон, — бросил он через плечо.

— Вам не будет все равно, если вы убьете Лэнгли. Он сын графа. И наследник графа.

— Он похитил Филиппу.

Лэнгли никогда не умел заметать следы — так было в джунглях, когда его выследил леопард, в Англии тоже ничего не изменилось. Судя по большому расстоянию между отпечатками копыт лошадей, экипаж ехал на большой скорости. Знает ли Дэвид, что его преследуют? Беннет надеялся на это. Он бы почувствовал больше удовлетворения, если бы был уверен, что Лэнгли боится.

Где-то в глубине души Беннет тоже испытывал страх. Он боялся, что мерзавец может причинить вред Филиппе.

Еще один виток дороги, и Беннет отбросил все мысли в сторону, увидев экипаж. До него было не более полумили, и он не двигался. Беннет сразу узнал желтый герб на дверце. Это Лэнгли.

— Беннет, не спешите, — крикнул Соммерсет, вырвавшись вперед.

— Прочь с дороги! — заорал Беннет и хотел пустить в ход кулаки, но герцог легко уклонился от удара.

— Это может быть засада. Приблизился Джек.

— Чертовски хорошее место для засады. Спрятаться можно где угодно.

Выругавшись, Беннет натянул поводья.

— Ладно, — буркнул он, спешился и вытащил из чехла винтовку.

У Джека и у Соммерсета тоже были винтовки, но Беннет надеялся завершить сражение раньше, чем они вмешаются. Привязав мерина к дубу, росшему недалеко от обочины, он пошел влево вверх по склону холма. Секундой позже он услышал, как Соммерсет и Джек направились вправо, чтобы обойти экипаж с двух сторон.

Земля была твердой, каменистой. Когда они выехали из гостиницы, Беннет заметил в северо-восточном направлении озеро, окруженное горами. Сейчас он бежал, пригнувшись, прячась за валунами и придорожным кустарником. Он слышал впереди конское ржание, а вокруг — пение птиц и шелест потревоженной ветром листвы. Но человеческих голосов слышно не было, и это вселяло тревогу.

Он подобрался к экипажу с левой стороны, рывком распахнул дверцу и направил винтовку внутрь. Пусто.

— Здесь никого нет, — сказал он подоспевшим Соммерсету и Джеку. Беннет заглянул в экипаж в поисках каких-нибудь признаков того, что здесь была Филиппа.

Ему не потребовалось много времени, чтобы их найти. Оторванный кусочек кружева, прядь волос и веревки.

— Он связал ее! — рыкнул Беннет, схватил веревки и снова швырнул на сиденье. И тут заметил кровь. — Господи, — пробормотал он, и его пальцы заметно задрожали. Он коснулся пятна на сиденье. Влажное.

— Ты же не можешь утверждать, что это ее кровь, — тихо сказал Джек.

— Для Лэнгли лучше, чтобы это действительно была не ее кровь, — зловеще прошептал Беннет, спрыгнул на землю и огляделся. — Здесь они вышли. Отпечатки колес и копыт глубокие — значит, они резко останавливали лошадей.

Беннет сошел с дороги и стал внимательно осматривать следы на мягкой земле. Следы сапог. Это один человек, в стороне еще два. Идут быстро. Капли крови. Распределены неравномерно, на большом расстоянии друг от друга.

— Кровь не ее, — пробормотал он. Он видел множество следов, но не те, которые искал.

А потом заметил их. Маленькие остроносые следы. Женские туфли.

— Сюда, — крикнул он и побежал.


Глава 23


Мбунди и носильщики дали нам с Дэвидом имена на своем родном суахили. Меня они назвали Мсафири, что означает «путешественник». Лэнгли получил имя Ушари. Я сказал ему, что это значит «сильный». В действительности на суахили это слово означает «раздражение». К концу путешествия они сократили его имя до Шари, что означает просто «зло».

Из дневников капитана Беннета Вулфа


Филиппа знала, что гостиница находится южнее, поэтому направилась в том направлении, откуда приехал экипаж.

Прочитав книги Беннета, она знала кое-что о следах, и, как только смогла, принялась выбирать каменистые участки или старалась ступать на стволы поваленных деревьев.

Сейчас ее больше всего беспокоил холод. Она ужасно замерзла и понимала, что к полуночи холод станет невыносимым. Хотя, с другой стороны, в темноте ей, возможно, удастся подойти ближе к дороге и найти гостиницу.

— Флип, — снова раздался голос Лэнгли. — Это, в конце концов, смешно. Я же сказал, что не причиню вам вреда.

Судя по голосу, он находился от нее в сотне метров и чувствовал себя далеко не лучшим образом. Она ни разу не ответила. Ему, похоже, нравится звук собственного голоса — что ж, пусть побалуется.

Неожиданно между двумя валунами просунулась рука и схватила ее за локоть.

— Я поймал ее, капитан!

С отчаянным визгом Филиппа вырвалась, оставив в руках преследователя изрядную часть рукава своего платья. Она схватила сумку и снова побежала. За ней громко топали тяжелые сапоги.

— Филиппа!

При звуке знакомого голоса ее сердце гулко заколотилось.

— Беннет! — крикнула она, но не остановилась. Она не может допустить, чтобы ее поймали. Не сейчас.

Неожиданно Филиппа споткнулась, упала и покатилась вперед. Она попыталась ухватиться за торчащий из земли корень, но все равно продолжала медленно скользить к обрыву. Внизу у подножия утеса раскинулось большое озеро. А за ним, казалось, была видна вся Камбрия.

Она прижалась к дереву и обернулась. Арнольд — лакей Лэнгли — приближался к ней, перепрыгивая с камня на камень. Прежде чем она успела закричать, чтобы он остановился, иначе они погибнут вместе, на него из-за деревьев бросился человек.

Беннет нанес лакею мощный удар в грудь. Тот рухнул как подкошенный. Наклонившись, Беннет вытащил из-за голенища нож.

— Не убивай его!

Он удивленно поднял свои изумрудно-зеленые глаза, сейчас казавшиеся далекими как джунгли.

— Почему нет?

— Потому что в этом нет необходимости. Он выполняет приказ.

Выругавшись, Беннет выпрямился и засунул нож обратно в сапог. Он поднял винтовку, упавшую рядом, и начал пробираться к Филиппе.

— Иди ко мне, — сказал он и протянул ей свободную руку.

Рыдание вырвалось из груди девушки.

— Как я рада тебя видеть, — всхлипнула она, дрожа всем телом.

— Не так быстро!

Над головой Беннета на груде валунов появился Лэнгли с винтовкой в руках. Филиппа оцепенела.

— Кажется, у нас проблема, Вулф, — холодно проговорил Лэнгли.

— Подожди минуту, — с угрозой в голосе ответил Беннет, — и у тебя больше никогда не будет проблем.

— Это, конечно, очень мужественно с твоей стороны, но, поскольку мой кучер уже справился с твоими друзьями, а я держу на мушке тебя, полагаю, тебе лучше пересмотреть свою позицию.

— Я собираюсь тебя убить. Так лучше?

— Беннет, прекрати! — вмешалась Филиппа. — Все кончено, Дэвид. Опустите ружье, и мы разойдемся. Каждый пойдет своей дорогой, и мы больше никогда не будем вспоминать об этом. Даю слово.

— А ты, Беннет?

— Скорее я тебя уничтожу!

Филиппе захотелось, как следует встряхнуть Беннета, хотя, пожалуй, ей легче было бы сдвинуть с места гору.

— Дай ему свое проклятое слово, Беннет! Его щека дернулась.

— Считай, ты имеешь мое проклятое слово, — эхом повторил он.

— Что ж, для начала неплохо, — сказал Лэнгли, и на его физиономии отразилось облегчение. — Но у меня есть еще одно условие.

— Никаких…

— Что за условие? — перебила Филиппа.

— Сбросьте эту сумку с обрыва, Флип. Тогда никто из вас ничего не сможет доказать. И я буду спать спокойнее.

Беннет перевел взгляд с грязного, покрытого потеками пота лица Филиппы на сумку. Его дневники. Она не только сбежала от Лэнгли, но и прихватила с собой его дневники. Боже, что за удивительная девушка! По сравнению с ее жизнью эта сумка ничего не стоит.

— Брось ее, — велел он. Филиппа нахмурилась.

— Ты не станешь спасать свое сокровище?

Лэнгли, стоявший над головой Беннета, переступил с ноги на ногу, и он напрягся, готовый в любую минуту начать действовать.

— Вы же слышали, что сказал Вулф, моя радость. Сделайте это. Немедленно. Или я всажу вам пулю в голову, и вы полетите с обрыва вместе.

— Лэнгли, если ты сделаешь что-то… хотя бы что-то…

— Заткнись, Беннет. Сейчас я разговариваю с девчонкой. Из вас двоих она самая разумная.

Но взгляд Филиппы остановился на лице Беннета, словно она и не слышала слов Лэнгли.

— Но твоя репутация… Ты никогда больше не возглавишь экспедицию.

Животная злоба, безраздельно владевшая им на протяжении последних часов, внезапно исчезла, уступив место покою и умиротворенности.

— Филиппа, ты мое самое главное приключение.

— Ой-ой-ой, я сейчас заплачу, — издевательски скривился Лэнгли.

Беннет покачал головой, стремясь только к одному — чтобы она его поняла правильно.

— Всю жизнь я искал то, что может заставить меня осесть на одном месте. Я искал одну-единственную… Мой дом там, где ты, Филиппа. Брось сумку.

Она медленно сняла ремень с плеча.

— Ты уверен?

— Абсолютно.

Глубоко вздохнув, Филиппа протянула руку — теперь сумка висела над пропастью.

— Подождите! — неожиданно воскликнул Лэнгли. — Еще минутку! Я хочу видеть физиономию Вулфа, когда его сокровище полетит в бездну. — Он тяжело запрыгал по камням, сильно хромая, и, в конце концов, спустился к ним. — Вот так, теперь мне все видно. Теперь ее надо раскачать, как следует, и забросить подальше. Ну же, Флип.

Беннет не сводил взгляда с Лэнгли, но услышал, что все кончено. Сначала был судорожный вздох Филиппы, выпустившей наконец из рук сумку, потом удовлетворенный возглас Лэнгли. И в тот момент, когда сумка падала, внимание негодяя на долю секунды сконцентрировалось на ней.

Беннет прыгнул на Лэнгли и своей тяжестью сбил с ног.

Лэнгли попытался ударить в ответ, но Беннет этого даже не заметил. Ему было все равно. Он ощутил небывалый подъем.

— Беннет, прекрати!

— Я беру свое слово обратно, — прорычал он, — этот ублюдок направил на тебя оружие!

Филиппа схватила возлюбленного за руку.

— Перестань! Не надо никого убивать. Ради меня!

Беннет игнорировал ее просьбы до тех пор, пока вблизи не появились Соммерсет и Джек. Оба тут же начали оттаскивать его от поверженного врага.

— Хватит, Беннет, прекратите! — громовым голосом потребовал герцог. — Дело сделано.

Лэнгли подполз к валуну и, опираясь на него, сел. По его лицу текла кровь, но он улыбался.

— Дело действительно сделано. Я потребую, чтобы тебя арестовали за нападение. У тебя нет никаких доказательств, что я причинил тебе вред.

— Ты похитил Флип, — вмешался Джек.

— И ты думаешь, она это признает? Она не захочет погубить свою репутацию.

Беннет повернулся к Лэнгли спиной и обратил взгляд на Филиппу. Он долго смотрел на нее, потом заключил в объятия.

— Ты не пострадала? — спросил он, зарывшись лицом в ее спутанные волосы.

— Нет, — сдавленным голосом выговорила она. — Мне надо было держаться подальше от Шотландии, пока ты не подоспеешь. — Филиппа немного отстранилась — ровно настолько, чтобы высвободить одну руку, — взъерошила пальцами его волосы, притянула к себе и поцеловала. — Я люблю тебя, — прошептала она.

— И я тебя очень люблю. — Он пристально смотрел ей прямо в глаза. — Ты мое сердце. Понимаешь? Без тебя нет меня.

— Да.

— В следующий раз, если тебе понадобится выбросить что-то мое, чтобы спасти себя, сделай это, не задумываясь.

— Но я этого не сделала. — Филиппа снова поцеловала любимого.

Беннет нахмурился. Так и не выпустив ее из объятий, он поднял голову.

— Чего ты не сделала?

— Не выбросила их.

— Твои дневники полетели вниз, с этого чертова обрыва, — фыркнул Лэнгли.

Джек пнул его в поврежденную ногу, и капитан завизжал.

Филиппа повернула голову, чтобы посмотреть на скулящее ничтожество.

— С обрыва полетели ваши книги. А дневники Беннета я спрятала там — под камнем.

— Ты… — У Беннета перехватило дыхание. Он поднял Филиппу высоко над собой, потом снова поставил на ноги и поцеловал. — Ты удивительное создание, — пробормотал он и погладил ее по голове. — Но мое решение неизменно. С путешествиями покончено.

Филиппа рассмеялась. Конечно, она была счастлива это услышать. И он тоже был счастлив. Счастливее момента в своей жизни он не мог припомнить. Потому что с ним была она.

— Могу я кое-что предложить? — спросила Филиппа с улыбкой на лице.

— Все, что угодно.

— Может быть, мы продолжим путь в Шотландию? Если, конечно, ты не передумал делать мне предложение.

Искренне удивленный, он оглянулся на Джека, но тот лишь пожал плечами:

— Ее репутация погибла.

Соммерсет расхохотался.

— Поезжайте. Мы здесь разберемся со всем этим и с вашими дневниками. У меня есть знакомые в «Таймс», которые всегда готовы опубликовать сенсацию и не боятся никаких угроз.

— Тогда увидимся в Лондоне на следующей неделе, — сказал Беннет и подхватил Филиппу на руки.

— Ты так и не попросил меня выйти за тебя замуж, — прошептала она, в ее глазах стояли слезы.

На вершине холма Беннет поставил ее на ноги и опустился на одно колено. С этого места открывался превосходный обзор — влюбленные могли оценить неповторимую красоту Озерного края.

— Я хотел принести тебе сегодня красные розы, — нерешительно начал он.

Филиппа провела пальчиком по его щеке.

— Это ты уже делал. Переходи к следующему этапу.

Беннет усмехнулся, опустил руку в карман и нашарил кольцо.

— Филиппа! Мое сердце, моя кровь, моя жизнь, ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — выдохнула она.

Когда Беннет надел кольцо на испачканный палец, Филиппа бросилась ему на грудь. Он с трудом устоял на ногах — иначе они вместе покатились бы вниз. Но ему было все равно. Вместе с его Филиппой все было приключением. Абсолютно все.


Три недели спустя


Филиппа удобно расположилась на диване в гостиной небольшого дома, который Беннет снял для них в Лондоне. Они собирались отправиться на поздний завтрак с ее семейством, но Соммерсет прислал записку и Беннет ушел к нему. Филиппа сообщила Ливи и родителям, что они придут чуть позже, и предалась своему любимому занятию — чтению.

Затаив дыхание, она положила на колени дневник и открыла на том месте, где закончила читать в прошлый раз. Совсем недавно она буквально проглотила все дневники, не в силах ни есть, ни спать, пока не дошла до последней страницы. Теперь она перечитывала их очень медленно и вдумчиво. У нее на коленях лежал только второй дневник, и она собиралась закончить его не раньше чем в конце недели.

Открылась дверь, и в гостиную вошел Беннет с Керо на плече.

— Привет, — улыбнулась Филиппа.

Беннет посадил Керо на стул и дал ей яблоко, которое должно было занять ее на некоторое время, после чего опустился на диван рядом с Филиппой.

— Привет, — ответил он, сопроводив слова нежным поцелуем. — Я снова хотел принести тебе розы, но Керо их съела.

Филиппа расхохоталась.

— У тебя каждый раз новые оправдания. Должна признать, это самое оригинальное. Но ты же знаешь, меня вполне устраивает и мартышка.

— Я тебе за это очень благодарен.

Филиппа взяла его за руку. Их пальцы переплелись.

— Что они сказали? Унижались?

— Нет. Но я получил три извинения. Думаю, одно из них искреннее.

— И для этого хватило угрозы опубликовать твои дневники в газете! Знаешь, я когда-то с большим уважением относилась к Африканской ассоциации, но теперь даже не знаю…

— Они предложили спонсировать еще одну экспедицию в Конго, если я ее возглавлю, — проговорил он и посмотрел на переплетенные пальцы.

Ее сердце пропустило один удар. Несколько ударов. Если он хочет уехать, она не сможет его остановить, да и не станет.

— Когда ты уезжаешь?

Магические зеленые глаза посмотрели на нее. Взгляды встретились.

— Никуда я не поеду. Знаешь, совсем недавно я понял, что жизнь — драгоценный дар. И я намерен ею наслаждаться здесь.

Удовлетворение и облегчение, испытанные в тот момент Филиппой, невозможно передать словами.

— Ты уверен?

— Я совершенно уверен.

Она весьма ненатурально нахмурилась и вздохнула:

— Ну что ж, тогда ничего не поделаешь.

Беннет совершенно искренне удивился:

— Ты о чем?

— Ну, я просто подумала, что было бы интересно увидеть Парфенон, или что там от него осталось, не на картинке, а воочию. Ты говорил, что никогда не был в Греции. Но если тебя больше не интересуют путешествия, тогда…

Беннет закрыл ей рот своей широкой теплой ладонью.

— Ты уверена? — пробормотал он, не сводя с любимой своих удивительных глаз цвета джунглей.

Филиппа кивнула и взяла его руку в свои.

— Я обнаружила у себя склонность к путешествиям. И к одному путешественнику.


Примечания

1

Джек — уменьшительное от Джон. — Примеч. ред.

(обратно)

2

Мбунди — представитель одной из двух народностей, живущих на территории западной Анголы. — Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

3

У. Шекспир. Юлий Цезарь. Пер. П. Козлова.

(обратно)

4

Эльгинский мрамор — скульптуры, украшавшие древний Парфенон.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке