Как-то раз на рождество... (fb2)


Настройки текста:



Барбара ХАННЕЙ КАК-ТО РАЗ НА РОЖДЕСТВО…

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Сочельник. Вот счастье! Но, увы, не для всех. Джо Берри придется провести весь вечер за прилавком магазина в Бинди-Крике, смотря сквозь пыльную витрину на мерцающее марево почти пустынной главной улицы их небольшого австралийского городка и стараясь не думать обо всех потрясающих вечеринках, которые она вынуждена пропустить.

Каждое Рождество она брала отпуск и отправлялась домой, чтобы выручить родных, поработав несколько дней в их семейном магазине.

О нет, Джо вовсе не была паинькой, но как не помочь отцу, получавшему пенсию по инвалидности, и матери, которая буквально валилась с ног, пытаясь не только справиться с наплывом покупателей в единственном универсальном магазине в Бинди-Крике, работавшем в предпраздничные дни, но еще к тому же сыграть роль Санта-Клауса для полдюжины ребятишек, пока готовился рождественский ужин?

Со своего места на табурете позади прилавка Джо с интересом наблюдала за тем, как черный автомобиль, промчавшись по улице, вдруг резко остановился с пронзительным визгом тормозов и, развернувшись, припарковался в неположенном месте — прямо перед входом в магазин.

Из машины выскочил темноволосый мужчина. Точнее — очень красивый высокий темноволосый мужчина. О, ничего себе!

Он был, весьма возможно, самым великолепным мужчиной, которого Джо когда-либо видела в своей жизни, не считая кинозвезд, олимпийских чемпионов или европейских принцев на фотографиях ее любимых журналов, про знаменитостей.

Несмотря на изматывающую жару, которая установилась в эти декабрьские дни, мужчина был одет в плотные бежевые брюки, явно сшитые на заказ, и строгую белую рубашку. Впрочем, уступая жаре, он расстегнул воротник рубашки и закатал до локтей длинные рукава, демонстрируя загорелые мускулистые руки.

Джо соскочила с табурета, быстро заправила густые каштановые волосы за уши и замерла в ожидании, когда зазвонит колокольчик над дверью. Пожалуйста, пожалуйста, заходи, ты так прекрасен!

Но незнакомец задержался на тротуаре, изучая выставленные на витрине и безвкусно драпированные мишурой наборы консервированных сливочных пудингов, коробки песочного печенья и пачки изюма в шоколадной глазури.

Неожиданно мужчина отвел пристальный взгляд от витрины и заглянул в магазин. Проклятье! Джо, не успела отвести взгляд, а значит, он заметил, как она бесцеремонно пялилась на него.

Девушка почувствовала, что ее щеки начинают гореть.

Мужчина улыбнулся и вошел в магазин.

— Добрый день, — вежливо произнесла Джо, пытаясь скрыть охватившее ее волнение. — Чем могу вам помочь?

— Я посмотрю тут с вашего разрешения, — ответил мужчина, с сомнением покосившись на мешки с сахаром и мукой и на полки, заставленные консервами.

Как только мужчина заговорил, Джо поняла, что перед ней — англичанин. Его голос, глубокий и сильный, заставил ее вспомнить о героях исторических фильмов в пышных костюмах, которые живут в роскошных замках, окруженных полями и лесами.

— Конечно, смотрите, сколько хотите, — кивнула девушка. — Позовите меня, если вам потребуется помощь.

В такие моменты, как сейчас, когда магазин пустовал, Джо иногда развлекала себя тем, что пробовала догадаться, что же купит ее очередной клиент. Для чего, например, вошел в магазин этот красавец мужчина? Приобрести автомобильное масло? Крем для бритья? Презервативы?

Из дальнего угла магазина неожиданно послышалось:

— У вас есть какие-нибудь куклы?

Ну и ну!

— Мне нужен самый лучший подарок для маленькой девочки. — Он не просил, а требовал.

— К сожалению, у нас здесь нет кукол.

Мужчина высунул голову из-за стеллажей.

— А игрушечная посуда? Или, может быть, музыкальная шкатулка?

Где он, по его мнению, находится? В игрушечном магазине, что ли?

— Мне жаль, но ничего такого у нас нет.

— Неужели не найдется ничего для меня?

Думай, Джо, думай... Она пошла к нему, критическим оком осматривая полки. Продукты, хозяйственные товары, корм для животных, немного скобяных товаров, крошечное собрание любовных романов в мягкой обложке...

— Предполагаю, что вы ищете рождественский подарок?

— Да, для маленькой девочки. Ей пять лет.

Такого же возраста была ее младшая сестра Тилли. Джо покачала головой:

— Боюсь, что вам не повезло с нашим магазином. — Она указала на вычурно обставленный стеллаж. — Разве, что вот эти сладости и особый рождественский шоколад.

— А я так надеялся, что отыщу здесь что-нибудь подходящее. — Мужчина тихо застонал и в отчаянии запустил длинные пальцы в свои курчавые волосы.

Джо заметила золотой перстень на его мизинце.

— Я обязательно должен купить хоть какой-нибудь подарок.

Он начал наугад перебирать выложенные на полках товары: рождественские украшения, наборы фломастеров, деревянные линейки, школьные тетради...

Невольно вспомнив о красивой куколке с полным комплектом одежды, которую она купила в Брисбене для своей сестры Тилли, Джо решила, что ее покупатель определенно нуждается в помощи.

А все-таки интересно, что этот шикарный мужчина делает в таком захолустье?

— Далеко вы едете? — спросила она.

— В Агет-Дауне.

— О, я знаю это место! Владения Мартенов. Это недалеко отсюда. Так вам, значит, нужен подарок для Иви?

Мужчина был явно потрясен.

— Вы знаете ее? — Он подошел поближе.

— Иви? Бинди-Грик — маленький городок. Конечно, я встречала ее. А вы знаете, что она любит?

Помолчав, мужчина смущенно выдавил из себя:

— Нет, я ни разу не видел ее.

— О, да она просто замечательная! — Джо, не кривила душой. Ее действительно поразила эта маленькая девочка с удивительно изящным личиком и... уродливыми шрамами на руке. Бедняжка получила ожог в результате несчастного случая, произошедшего несколько лет назад. — Иви была здесь несколько раз на этой неделе, она приходила с Эллен Мартен.

— Вот как?

Неподдельная заинтересованность в голосе и глазах незнакомца озадачила Джо. Девушка недоверчиво посмотрела на него. Что связывает этого мужчину и маленькую девочку? А что, если... Волосы у Иви были темными и кудрявыми, точь-в-точь как у него, да и глаза тоже светло-зеленые. Неужели он отец Иви? Джо никогда не отличалась излишним любопытством, поэтому она не спрашивала Мартенов о родителях Иви, но ей приходилось слышать историю о случившемся с ней несчастье.

Мужчина тяжело вздохнул и покачал головой.

— Столько сразу навалилось хлопот, что у меня совершенно вылетело из головы: девочке нужен подарок на Рождество.

— Может, купите что-нибудь из этого? — спросила Джо, снимая крышку с огромной банки, наполненной конфетами, обернутыми в красную, серебряную и золотую фольгу. — Иви, весьма неравнодушна к ним.

Как раз вчера, когда Эллен Мартен отвернулась, Джо незаметно угостила маленькую девочку шоколадом и была вознаграждена сияющей улыбкой.

— Отлично, я куплю всю банку, — с облегчением заявил мужчина.— И еще, пожалуй, несколько коробок с песочными коржиками плюс мешочек вот этих орехов.

Джо взяла металлический совок и предложила:

— Может, мне стоит завернуть ваши покупки в яркую оберточную бумагу? Так они будут выглядеть более праздничными.

Мужчина благодарно улыбнулся:

— Это было бы замечательно.

Он, похоже, не торопился, поэтому Джо намеренно тянула время, заворачивая подарки, а потом еще добавила немного блесток и прикрепила крошечного белого пушистого снеговика на банку с конфетами.

— Спасибо, выглядит просто потрясающе! — Он достал из заднего кармана брюк бумажник, извлек несколько банкнот и протянул их.

Перстень на его мизинце снова блеснул. На вид — старинный, с выгравированным гербом.

— Вот, пожалуйста! — Джо приветливо улыбнулась, вручая покупки.

Она полагала, что мужчина тут же уедет, однако он продолжал стоять на месте, разглядывая яркие пакеты на прилавке задумчивым блуждающим взглядом, словно потерялся в собственных мыслях.

— Что-нибудь еще? — осторожно спросила Джо. Нет, она, конечно, не возражала бы, чтобы он остался подольше. Вряд ли ее ждет на Рождество что-нибудь более интересное, чем эта встреча с таинственным красавцем.

— Мне кажется, этого слишком мало. — Он обернулся к полке с книгами и выудил оттуда журнал с комиксами. — Как насчет этого?

Комикс про Супермена? Джо постаралась не выказать своего удивления.

— Не думаю. Все же Иви ходит в детский сад, — мягко возразила она.

Мужчина на мгновение закрыл глаза.

— А здесь нет других магазинов?

— Боюсь, поблизости нет ни одного с игрушками, но, если хотите, можете проехать назад около двухсот километров. — Джо помолчала и добавила: — Вам необходимо произвести большое впечатление на Иви, не так ли?

Он кивнул:

— Это жизненно важно.

В его голосе сквозила такая печаль, что Джо растерялась. Как, наверное, ужасно для него, если он отец Иви и никогда не видел свою дочь, ехать вот так к незнакомым людям и гадать, как тебя встретят. А где мать девочки? Что случилось с нею?

— Ну... Огромное спасибо за вашу помощь, — произнес мужчина, поворачиваясь, чтобы уйти.

О, черт! Джо, не могла его так отпустить.

— Стойте! — крикнула она ему в спину. — Если для вас подарок действительно настолько важен, я, пожалуй, могу вам помочь.

Он обернулся и пронзил ее взглядом своих зеленых глаз, в которых засветилась надежда. Джо почувствовала, что снова вспыхнула с головы до ног. Что это вдруг с ней, раньше не отличалась такой сверхчувствительностью!

— Дело в том, что у меня есть куча игрушек, которые я накупила для моих братьев и сестер, — объяснила она. — По всей видимости, не все они понадобятся. Может... может, вы посмотрите на них? Наверняка что-нибудь отыщется, какая-нибудь небольшая финтифлюшка, которую добавим к конфетам.

— Вы невероятно любезны, — улыбнулся мужчина.

— Я только позову одного из моих братьев, чтобы он присмотрел за магазином, — предупредила она. — Ждите здесь!

И, прежде чем он смог возразить, девушка поспешно скрылась за дверью в глубине магазина.

Дверь вела сразу к ней в дом.

Джо помчалась на задний двор, где, как она догадалась по крикам, братья играли в крикет. Девушка понимала, что поступает импульсивно, но так или иначе такое поведение казалось ей вполне оправданным: бедная маленькая Иви заслужила настоящий рождественский подарок.

Поговорив с братом Биллом, она почти бегом вернулась обратно в магазин.

Англичанин находился все еще там и выглядел, как пришелец из другого мира возле прилавка с сухими кормами для домашних животных. Рядом с ним стояла старая Хильда Блиг, известная городская сплетница.

— Где тебя носит, Джо? — воскликнула Хильда. — Я только что объяснила мистеру Стрикланду, что если магазин пуст, то мы обычно кричим, пока кто-нибудь не придет.

Боже мой! Хильда уже успела узнать его имя. Вот это хватка, ей бы такую! А она сама наверняка так бы и не решилась спросить, как его зовут. Нет, такого мужчину ни на минуту нельзя оставлять одного, сразу кто-нибудь подскочит. И, без сомнения, он уже одарил старушку одной из своих умопомрачительных улыбок.

— Извините, госпожа Блиг, вы же знаете, как это происходит в сочельник. Если бывает час пик, то это самый настоящий день пик. Но не беспокойтесь, сейчас подойдет Билл и обязательно поможет вам с покупками.

Джо чувствовала себя довольно глупо, ведь она собиралась пригласить незнакомого мужчину к себе в гости. Однако под пытливым взором Хильды ей надо было действовать решительно, иначе та вообразит бог весть что. И так уже сплетен не избежать.

— Вы можете пройти ко мне домой? И мы что-нибудь выберем для вас, — максимально сухо обратилась она к мужчине.

— Было очень приятно познакомиться с вами, мистер Стрикланд, — тут же проворковала Хильда Блиг, широко любезно улыбаясь ему.

— Так, значит, вас зовут Стрикланд? — спросила девушка, как только они вышли из магазина.

— Да, Хью Стрикланд. А вас, я полагаю, — Джо.

Девушка кивнула.

— Сокращенное от Джозефины?

— Джоанны. — Она протянула ему руку. — Джоанна Берри. Похоже, Хильда Блиг совсем заболтала вас?

— Заболтала? Ну, я бы так все-таки не сказал, ведь вы отсутствовали совсем недолго, но надо отдать этой женщине должное, она поразительно сведуща в подробностях жизни вашего города.

Джо тихо застонала.

— О боже, я даже боюсь подумать о том, что она вам наговорила.

Хью улыбнулся, но ничего не ответил.

— Ну, ладно... — Джо глубоко вздохнула. — Боюсь, мне придется отвести вас к себе в спальню, чтобы вы смогли посмотреть на игрушки. Пришлось припрятать, чтобы никто из детей не смог бы их обнаружить раньше времени.

Джо заметно нервничала. Еще бы: вести к себе незнакомого мужчину, тем более похожего на британского актера.

А ее спальня была поистине чудовищной. Джо забрала оттуда все свои любимые вещи и предметы, чтобы украсить квартиру в Брисбене, так что теперь голая и уродливая комната напоминала тюремную камеру.

На деревянном полу стояли простая железная кровать с изношенным и выцветшим покрывалом, поцарапанная нелакированная тумбочка и древний дубовый платяной шкаф, который когда-то сверкал полировкой, но затем был покрашен ее отцом в ярко-оранжевый цвет под влиянием художественного настроения матери. Один этот шкаф способен вызвать гомерический хохот. Лишь старые голландские шторы были очень даже ничего, но они уже истончились со временем и казались сплошной проплешиной, а кроме того, на них виднелась бурая несмываемая полоса, своего рода исторический знак — уровень воды во время наводнения, случившегося несколько лет назад.

— Мне кажется, что это все-таки не самая лучшая идея, — проговорил, молчавший до этого Хью. — Я не могу взять чужие подарки.

— А как же маленькая Иви?

— Ну ладно...

Без дальнейших колебаний Джо вытащила из-под кровати чемодан и положила его на кровать.

— К счастью, я не успела завернуть их в оберточную бумагу, — проговорила она, выкладывая на покрывало содержимое чемодана: мягкие игрушки, пластмассовых солдатиков и пауков, яркие искусственные украшения, заколки для волос, рыболовные снасти, мозаики... Затем настал черед главных подарков: видеоигры для Билла и Эрика, книги и компакт-диски для старших мальчиков, «волшебная» доска для рисования и кукла для Тилли.

Она украдкой покосилась на Хью и почувствовала сильное смятение, когда увидела, каким взглядом мужчина уставился на куклу. Именно этого она больше всего и боялась!

Похоже, что кукла ему понравилась. А ведь в придачу к ней еще прилагались изящная плетеная кроватка с розовым стеганым одеялом, бутылочка с исчезающим и вновь появляющимся «молоком» и набор сменной одежды.

— Да у вас тут собраны настоящие сокровища! Клад Али-бабы! — прокомментировал, Хью увиденное. — Впрочем, не удивительно. Как-никак шесть братьев и сестер...

— Госпожа Блиг и это успела вам рассказать?

Он кивнул и улыбнулся, затем посмотрел на кровать.

— Сколько я должен заплатить вам за эту куклу?

Джо подумала об Иви. Она была таким прелестным ребенком, что девушка на секунду почти сдалась. Но затем все же со вздохом покачала головой.

— Мне очень жаль, но как раз эту куклу я продать и не могу, так как купила ее специально для Тилли. Она давно уже мечтала иметь именно такую и будет разочарована, если не найдет ее под елкой. — Девушка достала из кучи игрушек пушистого бледно-лилового единорога. — Может быть, это? Единороги очень нравятся детям.

Мужчина удивленно приподнял бровь.

— Никогда бы не подумал. Но, признаться, я абсолютно некомпетентен в том, что касается маленьких девочек.

— А может быть, это? — Джо отобрала несколько разноцветных пластмассовых браслетов, но внезапно замерла, услышав, как кто-то тихонько хихикает под дверью.

Подойдя на цыпочках к двери, она прислушалась. Снова раздалось хихиканье.

Джо резко распахнула дверь и обнаружила сидевших на корточках Тилли и Эрика, глаза их лукаво блестели.

— А, ну живо исчезните оба!

— Билл сказал, что у тебя в спальне мужчина, — пролепетала Тилли.

— Это не ваше дело. Убирайтесь немедленно отсюда, пока я не рассердилась.

Эрик вскочил и навалился на дверь, словно хотел открыть ее, но Джо помешала ему.

— Это твой парень? — спросила Тилли.

— Нет, конечно! Нет. Все, удовлетворили свое любопытство? А теперь выметайтесь!

С пылающим лицом Джо протиснулась через узкую щель приоткрытой двери, захлопнула ее и закрыла на щеколду. Хью стоял посередине комнаты, засунув руки в карманы брюк. Его лицо выражало сложную смесь веселья и нетерпения.

— Я на самом деле ценю ваши усилия. — Он тактично промолчал о проделках малышей. — Но, думаю, будет лучше, если я уже поеду.

— Хорошо, — ответила она. — Так вы возьмете единорога?

— А вы уверены, что можете пожертвовать им?

— Абсолютно. Еще немного, и я отдам вам все игрушки.

Мужчина сверкнул ослепительной улыбкой.

— Только единорог. Он потрясающий. Спасибо.

Джо затолкнула пушистую игрушку в розовый пластиковый пакет и вручила ему:

— Берите!

Пока она торопливо складывала все обратно в чемодан и закрывала крышку, Хью снова достал бумажник.

— Нет. — Джо покачала головой и поспешила открыть дверь. — Никаких денег не нужно. Это для Иви.

— Вы даже не можете представить, как я вам благодарен, — с чувством произнес Хью. — Мне было бы крайне неловко приехать в сочельник без хорошего подарка.

Его улыбка и признание, произнесенное мелодичным английским голосом, произвели неожиданный эффект на Джо. Ей до смерти захотелось запереть дверь, чтобы он не смог уехать.

— Ну... — вымолвила она, пытаясь выбросить всякие глупости из головы. — Не буду вас больше задерживать. Уверена, что вам нужно спешить, а я должна сменить Билла в магазине.

Сказав на прощание еще раз спасибо, мужчина ушел.

А Джо осталась, чувствуя себя странно опустошенной.

Она никогда больше не увидит этого потрясающего Хью Стрикланда!



ГЛАВА ВТОРАЯ


Предрождественский ажиотаж начался в Бинди-Крике почти сразу после того, как уехал Хью. Можно было подумать, что почти каждая семья из их городка, а также из ближайших и отдаленных окрестностей внезапно вспомнила о том, что магазин будет закрыт в течение следующих двух дней, и всем срочно понадобилось что-то купить для праздника.

А кое-кто явился в магазин только для того, чтобы попытаться разузнать у нее последние новости. По крайней мере, две местных жительницы прямо заявили, толкая девушку в бок локтем и подмигивая, что Хильда Блиг рассказала им о недавнем необычном покупателе. И, по словам одной из них, Мартены действительно ждали приезда отца Иви.

Джо притворилась, будто понятия не имеет, о чем они говорят.

Она была рада, что покупателей было так много: работа не позволяла ей думать о Хью.

Брэд и Ник, двое ее старших братьев, которые работали на скотоводческой ферме, приехали домой к восьми часам. Они зашли в магазин, поздоровались с Джо, послонялись минут десять вдоль прилавков, а затем отправились домой ужинать.

Джо перекусила прямо возле прилавка, покупатели все приходили и приходили, и, когда пришло время закрывать магазин, почувствовала, что очень устала. Девушка подошла к входной двери, чтобы запереть ее, но сперва выглянула на улицу и сделала несколько глубоких вдохов. В сухом и пыльном воздухе Джо уловила тонкий аромат душистого жасмина, доносившийся из близлежащих садов.

Над городом простиралось густо-синее безоблачное небо с феерическими серебряными гирляндами звезд. Наверняка Грейс и Тилли также смотрели сейчас на небо в надежде увидеть, как по нему промчится Санта-Клаус на санях, запряженных северными оленями.

Интересно, что сейчас делает Иви в Агет-Даунсе? Получила ли она свой подарок? Понравился ли ей лиловый единорог? Воображение девушки тут же нарисовало, как Хью вышел из своего автомобиля, держа в руках подарки. Боже мой, она должна была положить игрушку во что-то более привлекательное, чем простой полиэтиленовый пакет.

Непонятно, почему она так много думает о Хью? Они ведь разговаривали с ним всего лишь несколько минут и вряд ли когда-нибудь еще увидятся. Наверное, виной тому ее затянувшееся целомудрие, ведь с тех пор, как она рассталась с Дамианом, прошло уже целых полгода.

Джо заперла дверь и выключила в магазине свет. Теперь надо проскользнуть к себе в спальню, чтобы завернуть подарки, а как только дети заснут, положить их под рождественскую елку в большой комнате.

А хорошо все-таки, что она встречает сочельник дома! Конечно, шумные молодежные вечеринки — штука хорошая, но в уютной домашней атмосфере есть что-то, что позволяет по-настоящему отдохнуть душой. Вот сейчас она управится с подарками и пойдет к маме пить чай, надо же прийти в себя после суматошного дня, а заодно обсудить меню завтрашнего праздничного стола. Старшие братья наверняка усядутся с отцом на задней веранде и примутся неспешно беседовать о своих фермерских делах, попивая холодное пиво.

Джо уже заканчивала обертывать подарки, когда в дверь ее спальни кто-то постучал.

— Кто там? — тихо спросила она, боясь разбудить сестер в соседней комнате.

— Открой, это мама.

— Минуточку. — Джо быстро сунула под подушку подарки для своей матери: французские духи и компакт-диск с маминой любимой музыкой шестидесятых и семидесятых годов — и открыла дверь.

Ее мать выглядела неестественно возбужденной.

— Кто к тебе сегодня сюда приходил? — без всяких лишних предисловий спросила она.

— Некий англичанин. Его зовут Хью Стрикланд.

Мать бросила на девушку пронзительный взгляд:

— Ты уверена?

— Конечно, уверена, — тут же ответила Джо, не очень поняв, о чем ее спрашивает мама.

Марджи Берри озабоченно сдвинула брови.

— Кто он, дорогая? На первый взгляд кажется очень милым и вежливым, но, если ты хочешь, я отошлю его.

— В каком смысле «отошлешь»? — удивилась Джо. — Он всего лишь покупатель и заходил днем в наш магазин.

— Да, он сказал мне об этом. Еще он сообщил, что ты очень помогла ему, — Марджи выжидающе посмотрела на дочь, но Джо, не захотела сообщать матери подробности.

Она лихорадочно размышляла. Неужели Хью вернулся? Как он здесь оказался? Он ведь собирался ехать в Агет-Дауне.

— Где он?

— Я увидела его на задней веранде, где он разговаривал с отцом и мальчиками, но, похоже, он хочет видеть тебя. Я попросила его подождать на кухне.

— На кухне?!

Девушка вздрогнула, представив Хью Стрикланда в их большой старой кухне, загроможденной всякой посудой и продуктами для рождественских приготовлений. Нерадостная картина!

Девушка до боли в пальцах уцепилась за ручку двери. Это было похоже на сон. Только вот на какой, дурной или счастливый, пока еще не ясно!

— Ты спросила, зачем он хочет видеть меня?

Марджи раздраженно покачала головой.

— Нет, конечно. Иди и разбирайся с ним сама!

Джо была раздосадована тем, что не может посмотреться сейчас в зеркало, но мать стояла рядом в ожидании, упершись руками в бока и подозрительно глядя на нее. Кроме того, к чему ей прихорашиваться? Хью Стрикланд уже видел ее сегодня, и сейчас она выглядит почти так же, как и несколько часов назад. Ее гладкие каштановые волосы, подстриженные «каре», всегда лежали в идеальном порядке. А ее белая футболка и синие джинсы были вполне приличными.

Но все равно, спускаясь вниз на кухню, она нервничала, словно актриса, которая идет на прослушивание, не зная, какую роль ей придется играть.

Хью стоял около выскобленного соснового стола в середине комнаты, и, когда Джо увидела его, то ощутила внезапную дрожь в коленях и затаила дыхание.

А затем он улыбнулся.

О, небеса, до чего же он красив!

Однако Джо почувствовала, что за его очаровательной улыбкой скрывается внутреннее напряжение, которое он тщательно скрывал. Какие чувства его обуревают? Гнев? Нетерпение? Тревога?

Девушка хотела предложить ему присесть, но по его виду поняла, что он предпочитает стоять. Чем вызвано его столь быстрое возвращение?

Хью не заставил Джо долго терзаться вопросами, а сразу протянул ей розовый пластиковый пакет с игрушкой, который она ему дала.

— Я приехал, чтобы вернуть его.

Нахмурившись, Джо взяла пакет. Значит, пушистый единорог вернулся к ней. Девушка лихорадочно соображала, пытаясь понять, что происходит.

— Вам не удалось отыскать дорогу к Агет-Даунсу?

— Нет, все нормально, я ее нашел, причем достаточно легко, — ответил он.

— Так что же тогда случилось? Мартенов не оказалось дома?

— Я вернулся, так и не повстречавшись с ними. — Он опустил глаза. — Я долго думал. И решил, что сейчас не самое подходящее время.

— Понятно! — Что еще она могла сказать? Это было не ее дело. — Очень... жаль.

Хью быстро взглянул на девушку, и она заметила сильное смятение в его взгляде прежде, чем он снова опустил глаза.

— Я не захотел портить Иви Рождество. И... и я подумал, что мой приезд будет выглядеть навязчивым.

Девушка спросила себя, как отреагирует Хью Стрикланд, если узнает, что местные жители, уже вовсю судачат о нем.

Он снова взглянул на Джо.

— Невозможно предугадать, как отреагирует Иви, если в сочельник увидит на пороге своего дома странного мужчину, который хочет... — он остановился на середине фразы.

Хочет... чего? От волнения Джо так сильно сжала пакет, что игрушечный единорог запищал. Девушка даже вздрогнула от неожиданности.

— И что вы будете делать теперь? — спросила она, чтобы скрыть свое смущение.

— Я снял себе номер в гостинице.

— О... прекрасно.

— Останусь там до окончания Рождества, а затем поеду к Мартенам.

Джо тут же всучила ему единорога обратно.

— Если вы все еще надеетесь увидеть Иви, то он еще понадобится. Вам ведь нужен подарок.

Поскольку они оба держали пакет, Джо почувствовала, как сильные, теплые пальцы Хью накрыли ее руку.

— Нет, — возразил он. — Я приехал сюда сегодня вечером, потому, что хотел отдать игрушку вам, ведь завтра Рождество. Как только праздник закончится, уже не будет такой неотложной необходимости в подарке для Иви. А игрушка предназначалась одной из ваших сестер.

Хью посмотрел ей прямо в глаза, и ее сердце замерло.

На несколько долгих секунд их взгляды встретились, и Джо знала, что она всегда будет помнить близость его мерцающих зеленых глаз и волнующее тепло его рук.

Девушка с горечью поняла, что воспоминания об этом красивом незнакомце будут теперь часто посещать ее ночью и ей вряд ли удастся скоро его забыть.

— Пожалуйста, возьмите единорога. — Она вдруг осознала, что говорит почти шепотом. — Поверьте мне, маленькие девочки всегда рады подаркам.

Хью слегка улыбнулся ей.

— Ну, хорошо, если вы настаиваете. Вы, безусловно, лучше меня знаете, что нужно маленьким девочкам. Единственная, которую знаю я, — моя крестница, но ей только шесть месяцев, так что наше общение весьма ограниченно.

В его глазах мелькнула искорка веселья, но затем он, казалось, припомнил что-то еще, и его улыбка почти тотчас исчезла.

Джо пыталась взять себя в руки. Успокойся, приказала она себе. Ты не должна воспринимать ваш разговор всерьез. Он скоро уйдет и больше никогда сюда не приедет.

— Есть еще кое-что, о чем я хотел бы поговорить с вами, — внезапно произнес он.

Джо подняла голову, не догадываясь, что он хочет ей сказать.

— Да, слушаю.

— Скажите, могу ли я попросить вас потратить на меня еще немного времени?

Застигнутая врасплох, она пролепетала:

— Что?! Что... вы хотите от меня?

— Не могли бы вы поехать со мной, когда я отправлюсь в Агет-Даунс?

О боже!

— Почему я? Не понимаю.

— Вы уже знакомы с Иви, и у вас так много братьев и сестер. А у меня нет никакого опыта общения с маленькими детьми. Мне трудно вспомнить, как это бывает, когда тебе всего лишь пять лет.

— Поэтому вы так уверены, что я смогу помочь? — девушка попыталась говорить спокойным, небрежным тоном.

Мужчина сглотнул.

— Если у вас, конечно, найдется время. Меня впечатлило то, что у вас хорошие отношения с Иви.

— Боюсь, что я не специалист по воспитанию маленьких детей, — предупредила она его. — Вы сами видели, какой непослушной бывает Тилли.

— Но вы умеете общаться с ними, и вы непосредственны. Вам удается легко находить с ними общий язык. А я чувствую себя полным болваном.

— Хорошо, я согласна... — повинуясь душевному порыву, Джо решила все-таки помочь мужчине, хотя внутренний голос и предупреждал ее, что она сильно рискует, подвергая свои чувства столь серьезному испытанию. — Возможно, было бы лучше, если бы я узнала больше о том, что происходит, — осторожно сказала она.

Хью кивнул, а потом снова заглянул ей в глаза.

— Ситуация на самом деле очень простая. Иви — моя дочь.

Вот как! Так она и думала. Хью женат? Она посмотрела на его руки. Все тот же перстень с печаткой на мизинце левой руки.

Проследив направление ее взгляда, он ухмыльнулся, поднял руку и покачал ею.

— Нет, я не женат, только встречался с матерью моей дочери некоторое время. И... ее мать умерла.

— О, как печально! — Настроение Джо резко изменилось, и она почувствовала внезапную симпатию к стоявшему перед ней человеку. — Почему бы нам не присесть ненадолго? — сказала она, усаживаясь за стол.

Он подтянул к себе деревянный стул и сел рядом.

— Если я попрошу тебя помочь мне с Иви, то должен быть абсолютно честен с тобой, — заявил Хью, неожиданно переходя на «ты». — Я только недавно узнал о ее существовании.

Джо заметила, как он едва уловимо сжимал и разжимал пальцы, и поняла, что ему очень сложно сдерживать свои эмоции.

— Представляю, каким ударом стало для тебя подобное известие. — Ее сочувственные слова подействовали на него ободряюще. — Как же так произошло, что ты узнал об Иви лишь недавно?

Хью напрягался, и она предположила, что зашла слишком далеко в своих расспросах, дальше, чем ему хотелось бы. Мужчина испытующе посмотрел на нее.

— Ее мать написала письмо, которое я так и не получил. Она умерла вскоре после рождения Иви.

Джо подумала о милой маленькой ясноглазой Иви, которая танцевала в их магазине, как волшебная фея, пока ее опекунша покупала продукты. Как грустно, что мать Иви, не видела свою подросшую дочь. И как грустно, что Хью все еще не встретился с ней. Джо замигала, сдерживая слезы.

— История на самом деле ужасная, — очень спокойно рассказывал Хью. — Вероятно, у Линлей была серьезная послеродовая депрессия, вот она и... совершила самоубийство.

— Нет! — у Джо вырвался испуганный вскрик. — Мне так жаль, — быстро добавила она, а затем тихо спросила: — И ты об этом не знал?

— Считал, что она погибла в автокатастрофе, — ответил он. — Она никогда при мне не упоминала о ребенке. А недавно умерла бабушка Иви, она-то и оставила завещание, в котором изъявила желание, чтобы я забрал свою дочь. Конечно, я сразу примчался сюда. Но теперь понял, что выбрал неподходящее время. В сочельник ребенок ждет Санта-Клауса, а не странного мужчину, утверждающего, что он его папа.

— Иви ты понравишься больше, чем Санта-Клаус, — предположила Джо.

Хью внимательно посмотрел на нее.

— Так ты думаешь, я поступил неправильно, вернувшись сюда?

Джо смутилась. Этот красивый, уверенный в себе мужчина говорил так, будто действительно нуждался в ее совете. Девушка ободряюще улыбнулась ему.

— Нет, уверена, что ты принял правильное решение. Я считаю, что надо доверять своей интуиции.

— Значит, ты поедешь со мной, когда я буду забирать Иви?

Ее собственная интуиция сказала «да», и Джо, не стала ей противиться.

— Конечно. К тому же я неравнодушна к Иви. А, кроме того, как ты сам сказал, имея четырех братьев и двух сестер, я волей-неволей стала специалистом по воспитанию детей. Наверное, ты прав.

— Точно, — Хью посмотрел на часы, висевшие на стене около печи, и вскочил на ноги. — Уже поздно, я и так отнял у тебя слишком много времени.

Джо засомневалась, должна ли она предупредить Хью о шрамах на руке Иви, но потом решила, что, возможно, в этом случае он будет еще больше волноваться перед встречей с дочкой. Скорее всего, лучше не затрагивать эту тему. Тем более что, вероятно, ему уже все известно.

Джо встала, засунула руки в задние карманы джинсов и пожала плечами, стараясь выглядеть невозмутимой и беззаботной.

— Значит, договорились? Завтра утром поедем к вашей дочери. Приезжайте, как проснетесь, — сказала она.

Хью кивнул.

— Спасибо. Я очень ценю твою помощь.

Затем он развернулся и направился к кухонной двери, сопровождаемый Джо.

— Надеюсь, что тебе будет удобно в гостинице, — сказала она, когда они вышли в прихожую. — Она не очень ужасная?

— Выглядит вполне сносно.

— Не грустно быть одному в Рождество?

— Все отлично. Никаких проблем! — Внезапно он превратился в холодного аристократа, неискреннего и властного, словно не выносил сентиментальных женщин, устраивающих суету по поводу Рождества. В этом момент к ним подошла мать Джо.

— Я случайно услышала, что вы остановились в гостинице, господин Стрикланд?

Джо захотелось съежиться от неожиданного появления матери, но Хью, наоборот, казалось, обрадовался.

— Да. Она старомодная, но на первый взгляд вполне милая.

— Вы же не собираетесь в одиночестве есть праздничный ужин?

— Я уже зарегистрировался. А почему нет? В чем проблема?

— Рождественский ужин в гостинице?! — потрясенно воскликнула Марджи и хлопнула руками по бедрам, выражая негодование. — Мы вам этого не позволим.

— Уверен, что там прекрасно готовят, — начал защищаться Хью, — мне сказали, что местный повар бесподобно жарит индейку.

— В Рождество нельзя оставаться одному.

Джо хотела вмешаться, но не решилась. Будет крайне невежливо, если она поддержит Хью и заявит, что ему будет лучше отпраздновать Рождество в гостинице.

— Вы так далеко от дома, — продолжила настаивать ее мать. — Нет, господин Стрикланд, я даже не хочу слышать об этом. Вы должны присоединиться к нам завтра. Я знаю, что мы простые люди, но, по крайней мере, у нас дружная семья. Вы не будете чувствовать себя одиноким у нас, а мы собираемся хорошенько поужинать. Мне будет крайне неприятно думать, что, пока мы веселимся, кто-то скучает в одиночестве.

Лицо Хью несколько мгновений оставалось непроницаемым, и Джо уже уверилась, что он сейчас вежливо, но решительно откажется от приглашения.

Но к ее великому изумлению, он сказал:

— Это очень любезно с вашей стороны, миссис Берри. Спасибо, я с удовольствием приду.


***

На следующий день Хью пришел ровно в полдень, прихватив с собой две красивые бутылки охлажденного шампанского.

Отец Джо, предпочитавший всем напиткам пиво, с сомнением посмотрел на них и промолчал, зато мать отреагировала бурно.

— Ничто так не подходит для Рождества, как бокал искрящегося шампанского! — восторженно сияя, воскликнула она. — Но не позволяйте мне пить, пока я не накрою праздничный стол, а то обязательно забуду что-нибудь. — Она повернулась к старшему сыну: — Ник, можешь найти ведерко и заполнить его льдом? Нельзя позволить этим бутылкам нагреться, а в холодильнике нет места.

Джо выбрала для праздника легкое — из красивого белого хлопка — летнее платье с изящным пояском и слегка накрасилась. Но, несмотря на все ее старания выглядеть лучше, Джо дала себе обещание оставаться спокойной и невозмутимой и не обращать внимания на улыбки и сексуальный голос Хью.

Она была настолько занята, помогая, матери перенести блюда из кухни на праздничный стол, что ей пришлось оставить Хью на растерзание, ее отца и братьев, и, бегая взад и вперед, она слышала обрывки их беседы.

— Хью Стрикланд, — осведомился отец, — ваше имя мне кажется знакомым. Я не мог слышать о вас?

— Не думаю.

— Чем вы занимаетесь?

— У меня свой бизнес... Связанный с транспортом.

— В Великобритании?

— Верно.

Отец Джо заявил со знанием дела:

— Однажды я чуть не устроился на работу водителем автобуса, но не прошел по состоянию здоровья. У меня больные легкие, знаете ли. Несчастный случай на шахте. Проколол себе легкое, вот меня и отправили на пенсию.

Хью выразил свое сочувствие. Джо закусила губу, спрашивая себя, не стоит ли ей вмешаться и поменять тему. Ее отец мог быть занудным, рассказывая о своей работе.

Но если Хью и скучал, то не подавал вида. Забавно! В джинсах и рубашке он напоминал сейчас обычного местного жителя. Сжимая рукой пластиковую бутылку холодного пива, Хью расслабленно развалился на стуле и выглядел удивительно... домашним.

Семья всегда собиралась на рождественскую трапезу на крытой веранде в тени старого мангового дерева, так как здесь находилось самое прохладное место в доме, но Джо сомневалась, поймет ли их англичанин.

— Не знаю, как ты к этому отнесешься, Хью, — обратилась мама после того, как все расселись по своим местам и семья прошла через ритуал стрельбы петардами и одевания бумажных колпаков, — но мы сегодня, не будем есть горячее.

— Я уже понял, — мужественно улыбнулся Хью из-под розово-фиолетовой бумажной короны, в которой он должен был выглядеть нелепым, но каким-то удивительным образом сумел остаться вполне достойным и красивым.

Мама замахала полным бокалом шампанского, показывая на стол:

— У нас тут четыре различных вида салата, ветчина, холодная свинина и наше главное блюдо — целая гора креветок и крабов.

Хью обожал морепродукты. Ему понравилось все, что он увидел на столе, и в продолжение застолья он съел так много крабов, креветок и салата, что перегнал даже братьев Джо. А затем еще осилил несколько пирожков с мясом.

Помня, каким подавленным выглядел Хью вчера, Джо удивилась его нынешней веселости. Без сомнения, он старался очаровать ее семейство, чтобы заручиться ее помощью.

Девушка позволила себе, наконец, расслабиться. Она упорно трудилась весь год в городе и провела много времени в магазине всю прошлую неделю; почему бы теперь немного не отдохнуть и не насладиться прекрасным охлажденным шампанским. Интересно, как, черт возьми, Хью раскопал такое прекрасное вино в гостинице Бинди-Крика?

Впереди еще их ожидал рождественский пудинг, в который Джо добавила коньяк, мороженое, а также фрукты, орехи и вишни, но мама объявила, что ей нужно сделать небольшой перерыв и прилечь. Все согласились, что так будет лучше, и она это заслужила.

— Джо, может, ты выпьешь с Хью кофе на задней веранде, пока мы повозимся на кухне? — предложила мать.

С кофейными чашками в руках Джо и Хью вышли на веранду. Воздух был горячим и будто немного липким. Сейчас бы спуститься к заливу, сбросить с себя одежду и упасть в прохладную зеленую воду. Джо часто поступала так прежде, но сейчас не решалась предложить подобное Хью. Сама мысль об этом представлялась ей слишком будоражащей.

Сначала они молчали, и Джо чувствовала некоторое смятение, оставшись с ним наедине после того, как он пообщался с ее шумным семейством. Закатный луч солнца осветил его темные волосы, и, окруженный золотой аурой профиль Хью с решительно очерченным подбородком и идеальной формы носом показался ей еще более сексуальным.

— Ничего не скажешь, у тебя прекрасная семья, — произнес Хью.

— Ты, правда, так считаешь? По-моему, нужно иметь железные нервы, чтобы вынести нас всех, когда мы вместе.

Он улыбнулся и покачал головой.

— Думаю, тебе очень повезло: ты выросла в большой, дружной семье. Они так приветливы и дружелюбны!

Она пожала плечами.

— Да, у нас бывают счастливые моменты. Рождество — всегда праздник.

— Я очень удивлен тем, что вы пригласили к себе незнакомого человека, ничего толком о нем не зная.

Джо подумала, что он абсолютно прав. Хью поведал ей историю об Иви, чтобы рассчитывать на ее помощь, но она ничего не знала о его жизни в Англии.

— Ты вырос в большой семье? — спросила она.

— Если ты имеешь в виду братьев и сестер, то нет. Я — единственный ребенок. Предполагаю, именно поэтому я всегда с удовольствием наблюдаю за большими семьями.

Хью замолчал.

— Ты подумал о Иви? — спросила Джо.

Он с удивлением посмотрел на нее.

— Как ты догадалась?

— Женская интуиция. — Она допила кофе. — Признайся, ты, наверное, испытал шок, узнав, что в твоей жизни появился пятилетний ребенок?

— Да уж, — Хью поставил, пустую чашку и блюдце на стоящий рядом стол и, с его обычными джентльменскими манерами, взял чашку у Джо и поставил ее рядом со своей.

— Я чувствую себя не готовым, к встрече с Иви. Не люблю быть неуверенным. Как, черт возьми, одинокий мужчина сможет заботиться о ребенке?

— Может, нанять няню?

— Допустим, — признал Хью с кривой усмешкой. — Безусловно, няня — это выход, о котором я сам, естественно, подумал в первую очередь. Но я сам должен стать настоящим отцом.

— По крайней мере, Иви не младенец. Она может говорить с тобой и выражать свои желания и потребности. Уверена, что вы с нею станете друзьями.

— Друзьями? — Девушке показалось, что Хью меньше бы удивился, скажи она ему, что Иви способна возглавить его бизнес.

— Большими друзьями, — поправила она.

— С пятилетней девочкой?

Джо подумала о нежной долгой дружбе, которая связывала ее с мамой:

— Почему нет?

Хью покачал головой:

— С мальчиком, возможно, было бы легче. По крайней мере, я понимаю, чего хотят маленькие мальчики.

— Не будь женофобом. Существует множество маленьких девочек, которым нравится тоже самое, что и мальчикам. Грейс и Тилли любят играть в крикет и ходят на рыбалку. Так что поступай, как я, в этом отношении.

— Ты? — Хью посмотрел на нее взглядом, в котором смешались удивление и восхищение, но затем он нахмурился и, опершись локтями на перила веранды, уставился на густо растущий кустарник.

— А что, если Иви внезапно передумает и закатит истерику? Будет просто ужасно, если она захочет вернуться домой, когда мы уже полетим в Лондон.

— Боже мой! — воскликнула Джо. — И это говоришь ты — ходячий образец самоуверенности и оптимизма?

— Ты права. Обычно я справляюсь с любыми трудностями, думаю, справлюсь и с этой, — он еще раз обольстительно улыбнулся Джо. — Тем более с помощью такого опытного человека, как ты.

— Только помни, что Иви — твоя плоть и кровь, — сказала она. — Видимо, она отпрыск знатного рода.

— Что подразумевает: она очаровательна, воспитана, уравновешенна, красива и очень умна.

— Ты забыл еще кое-что: тщеславна и хвастлива.

Хью тихо засмеялся, и внезапно его взгляд наткнулся на что-то, висевшее у нее над головой:

— Эту омелу повесила ты?

Джо закинула голову. С крючка на крыше веранды в самом деле свисал венок.

— Видимо, это проделка одного из моих братьев. — Джо закатила глаза, пытаясь все обратить в шутку. Она снова посмотрела на Хью и увидела в его глазах странный блеск, заставивший ее задрожать.

Как глупо! Их гость вовсе не собирался ее целовать. А если даже и собирался, то почему она пугается при мысли о шутливом рождественском поцелуе?

Но ее неистово бьющееся сердце не обратило никакого внимания на доводы здравого смысла. Хью слегка пожал плечами, пристально посмотрел ей в глаза и тихо прошептал своим сексуальным голосом:

— Традиции чрезвычайно важны, Джо. Особенно для нас, англичан. Ты сидишь под омелой, и сейчас Рождество.

И сердце Джо, на мгновение замерло.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Почему она так взволнована шутливым рождественским поцелуем?

Джо придвинулась ближе к Хью, и тот осторожно взял ее за локоть, словно хотел поддержать. Девушка надеялась, что он не заметил, как сильно она дрожит.

— Счастливого Рождества, Джо!

Она приоткрыла губы для легкого поцелуя и всем телом наклонилась к нему. Но случилось совсем другое.

Хью поцеловал ее по-настоящему. Или она поцеловала его? Впрочем, это было уже не важно.

Джо могла сколько угодно оправдываться, что во всем виновато шампанское. Или душная погода. Нет, во всем виноват Хью, слишком сексуальный и наверняка слишком искушенный в любовном искусстве. Должна была существовать некая логическая причина, объясняющая, почему дружеский поцелуй под омелой превратился в настоящий и так долго длился. Да, во всем виноват Хью, его руки скользнули вокруг ее талии, а потом он невероятно легко и естественно обнял ее и притянул к себе.

Совершенно неожиданно Джо охватила волна страсти. Она почувствовала, что полностью растворяется в поцелуе Хью. Из ее рта вырвался нежный приглушенный стон, и Джо всем телом приникла к мужчине.

О боже! Никогда прежде один-единственный поцелуй не вызывал в ней столько эмоций. Но все закончилось так же внезапно, как и началось.

Звук шагов, вернул Джо на землю. Она резко отстранилась от Хью, чуть слышно вздохнув от разочарования.

Хью неохотно выпустил девушку из своих объятий. Он пристально смотрел на нее и совсем не улыбался. Лишь его неровное дыхание говорило о том, что мужчина не меньше, чем Джо, возбужден поцелуем.

Переведя дух, девушка угрюмо оглянулась, чтобы узнать, кто посмел прервать их уединение.

Позади них стояли Билл и Эрик с широко открытыми ртами.

— Что вы оба тут делаете? — воскликнула она сердито. — Вы что, никогда прежде не видели, как кто-то целуется под омелой?

— Но не так, как вы. Обычно все только чмокаются, — принялся робко оправдываться Эрик.

— Исчезните! — прервала его Джо, чувствуя себя донельзя смущенной. — Идите, поешьте сладкое.

Они исчезли, оставив ее, наедине с Хью, который снова ушел в себя. Джо тут же принялась мучить себя вопросом, не сожалеет ли он о поцелуе. И тут внезапная мысль пришла ей в голову! Неужели она догадалась? Будь он проклят! Скорее всего, он поцеловал ее лишь для того, чтобы стать ей ближе и тем самым обрести уверенность, что Джо поедет с ним в Агет-Даунс.

Но он сделал это так страстно, так соблазнительно.

Черт возьми! Девушка старалась больше не думать о поцелуе. В лучшем случае Хью просто отдал дань рождественской традиции. Главное — больше целоваться они не будут, а значит, можно успокоиться.

Однако их непринужденная беседа на этом завершилась. Они отнесли кофейные чашки на кухню, и вскоре Хью, вежливо попрощавшись со всеми, уехал в гостиницу. Уехал, не сказав Джо ни слова.

И девушке осталось лишь терзаться сомнениями. И как она ни убеждала себя забыть о поцелуе, воспоминания о нем не покидали ее на протяжении всего Рождества.



***

Хью нервничал.

Он ненавидел нервничать. Такое состояние было абсолютно чуждо его характеру. Обычно Хью все держал под контролем и поэтому даже не мог припомнить такого момента, чтобы он чувствовал себя столь же беспомощным, как сейчас.

Пока он и Джо ехали по дороге к Агет-Даунсу, ему пришлось мысленно уговаривать себя дышать размеренно и глубоко, чтобы сохранять спокойствие.

Джо также казалась подавленной, и Хью спрашивал себя, помнит ли она о вчерашнем поцелуе. Похожий на волшебство, он застал его врасплох. Хью не ожидал, что дружеский поцелуй под омелой станет таким соблазнительным.

Возможно, он нарушил границы здравого смысла, раз ее братья так удивились, увидев эту сцену.

Ухабистая дорога среди необжитой местности привела их к старым, ржавым железным воротам, возле которых Хью уже останавливался два дня назад.

Джо распахнула дверцу и вылезла из машины.

— Сейчас я открою ворота.

Приблизительно десять минут спустя, после того, как они пересекли длинный загон с довольно тощими коровами, сквозь деревья показалась ферма.

Джо нахмурилась.

— Я уже давно не была здесь. Место выглядит очень запущенным, правда?

Хью кивнул. Неужели здесь живет его дочь?

Двор фермы зарос сорняками, и не было видно ничего, что говорило бы о присутствии ребенка: ни трехколесного велосипеда, ни качелей, ни песочницы...

Припарковав автомобиль, Хью почувствовал, что нервы его на пределе. Еще несколько минут — и он встретится со своей дочерью. С тех пор, как он узнал о существовании Иви, в нем все больше и больше росла потребность ее увидеть, и каким-то непостижимым образом он понял, что уже успел полюбить маленькую девочку. Но какая она? И как отреагирует на его появление?

Джо дотронулась до его плеча и, когда он обернулся, вручила ему единорога, теперь обернутого в яркую разноцветную бумагу и украшенного ярко-малиновым цветком в серебристых блестках.

— Не волнуйся, Хью, — сказала она. — Будь самим собой. Поверь, Иви очень повезло, что у нее такой отец, как ты. Она полюбит тебя, нисколько в том не сомневаюсь.

Вымученная улыбка — единственное, что Хью смог выдавить из себя.

В прихожей их встретил Ноэль Мартен. Он хмуро посмотрел на Хью.

— Вы, должно быть, Стрикланд.

— Да, — ответил Хью и протянул руку для приветствия. — Как дела?

— Ммм... — все, что сказал Ноэль Мартен, отвергнув его рукопожатие.

— Я звонил, чтобы сообщить о своем приезде, — добавил Хью.

— Кто там? — раздался чей-то голос из глубины дома.

— Это... э... Стрикланд, — крикнул Ноэль через плечо.

— О, — воскликнула Эллен Мартен и подошла к ним, на ходу вытирая руки о передник.

Позади нее, в дальнем конце коридора, маленькая, озорная девочка выглядывала из дверного проема. У Хью сжалось горло. Это была она — Иви. Его дочка.

Джо взяла его за руку и ободряюще сжала.

— Заходите, сэр, — пригласила гостя в дом Эллен Мартен, но, взглянув на Джо, немного смутилась.

Джо улыбнулась ей:

— Привет, Эллен! Думаю, вы не ожидали увидеть меня. Хью сказал мне, что очень волнуется перед первой встречей с дочерью. — И она тепло улыбнулась обоим Мартенам.

— Я пригласил Джо, потому что она знает Иви и у нее намного больше, чем у меня, опыта общения с детьми, — натянуто объяснил Хью.

— Понятно, — кивнула Эллен.

В дальнем конце прихожей было очень темно, но когда Хью снова посмотрел туда, то опять с волнением увидел силуэт маленькой девочки. Мать ребенка была красивой, нежной и хрупкой женщиной с блестящими карими глазами и ореолом мягких, золотых волос.

Чьи глаза унаследовала Иви?

Эллен проследила за взглядом Хью.

— Маленькая шалунишка, я ведь сказала тебе ждать на кухне, — с наигранной суровостью воскликнула она.

— Я не хочу ждать, — закричала девочка тоненьким требовательным голоском. — Это ведь ко мне приехали, разве не так?

Эллен вздохнула.

— Боюсь, она иногда ведет себя, как маленькая принцесса. Бывают времена, когда я буквально не знаю, что с ней делать.

— Дело в том, что ты никогда не слушаешь меня, — прорычал Ноэль. — Я точно знаю, что ей нужно. А ты ее вечно балуешь.

К этому времени маленькая девочка пробралась украдкой вдоль стены и остановилась в середине коридора. В розовом льняном платье... и босая. У Хью запершило в горле. Он увидел, что ее волосы так же непослушно вились и торчали во все стороны, как и у него, а на ее бледном овальном личике светились большие выразительные глаза, в которых искрилось лукавство.

Ее нос, рот и подбородок были удивительно изящными и женственными. А вот густые темные брови и ресницы передались явно по наследству от отца. Хью охватила гордость. Иви — его дочь! И она замечательная!

Эллен позвала ее:

— Иди сюда, Иви, поздоровайся с нашим гостем.

Отцом, хотел добавить Хью, но прикусил язык. Он стоял, до сих пор чувствуя себя не в своей тарелке и тщетно пытаясь улыбнуться.

Как будто ощутив его напряженность, маленькая девочка замерла на месте. Она вжалась в стену, спрятав руки за спиной, наклонила голову набок, словно вдруг застеснялась.

— Иви, иди же сюда! — приказала Эллен Мартен. — Не заставляй человека ждать.

— Нет, — надулась вдруг Иви. — Не пойду.

У Хью похолодело в груди. Иви не хотела с ним знакомиться, а он понятия не имел, как уговорить ее. Без сомнения, его друзья в Лондоне удивились бы, узнав, что он, который мог с легкой непринужденностью обольщать записных красоток, растерялся, не зная, как завоевать сердце пятилетней девочки.

Эллен закатила глаза и снова вздохнула. Ноэль погрозил кулаком в сторону девочки, и Хью бросил отчаянный взгляд в сторону Джо.

Девушка поняла, что ей надо спасать ситуацию. Она шагнула вперед и дружелюбно улыбнулась ребенку.

— Привет, Иви!

— Привет, — хмуро отозвалась девочка.

— Я привела к тебе кое-кого.

Иви внимательно слушала, но с места не сдвинулась.

— Разве ты не хочешь получить прекрасный рождественский подарок, который привез тебе Хью?

— Какой рождественский подарок? — Иви медленно двинулась навстречу к мужчине, постепенно ускоряя шаги.

— Вот, — нервно проговорил Хью и протянул ей яркий пакет. Затем, подражая Джо, он сел на корточки около Иви.

— Что это? — спросила девочка, осторожными шажками подходя к ним ближе.

Хью заколебался и снова посмотрел на Джо. Он понятия не имел о том, как следует дарить подарки детям.

Но Джо уверенно сказала:

— Это самый что ни на есть настоящий единорог.

Иви подошла еще ближе:

— А что значит — единорог? — спросила она.

— Он похож на пони, — объяснила Джо, — только это волшебный пони.

Она добилась цели. Иви вплотную подошла к ним.

Хью был потрясен. Девочка стояла рядом, его дочь, его плоть и кровь, само совершенство, с волосами и глазами, похожими на его. Он увидел ее десять опрятных маленьких розовых пальчиков на ногах.

— Ты откроешь пакет? — Хриплый голос выдавал его чувства, и мужчина был уверен, что на глазах у него появились слезы.

Маленькая Иви стояла, спрятав руки за спиной, и с любопытством разглядывала пакет. Ее глаза сияли.

— Ты открой!

— Хорошо! — Хью начал разрывать бумагу, а его дочь наклонилась близко, и ее лицо выражало очаровательную сосредоточенность. Но вот бумага была отброшена, прочь, и единорог предстал во всей своей пушистой лиловой красе.

Глаза Иви расширились:

— А он действительно волшебный?

— Э-э-э... — Хью понятия не имел, что ответить ей.

Джо тут же пришла на помощь:

— Видишь это? — сказала она, трогая жемчужный рог на голове единорога. — Этой штукой он и творит волшебство.

Иви вытащила одну руки из-за спины и коснулась кончика рога указательным пальцем.

— А какое волшебство?

— Самое, удивительное, какое только можно представить. Он нашел твоего папу, — сказала Джо.

Глаза Иви округлились до невозможных размеров, девочка посмотрела на Хью.

— Ты мой папа, правда?

Восхищенный Хью неотрывно смотрел в глаза дочери. Не девочка, а чудо!

Джо ткнула мужчину в ребро локтем, и он вспомнил вопрос дочери.

— Да, — сдавленным голосом вымолвил он, — я твой папа.

А затем, балансируя на коленях, Хью наклонился вперед и нежно поцеловал ее в мягкую розовую щеку.

Рядом с ним Джо издала низкий грудной звук, подозрительно похожий на рыдание.

— Обними своего единорога, — срывающимся от волнения голосом предложила она.

Иви улыбнулась, и на щеке ее образовалась ямочка, а потом девочка вытащила руки из-за спины, чтобы обнять единорога. И тогда Хью увидел... ее левую руку.

О боже! Рука маленькой девочки была сильно изуродована, длинный ожог тянулся от плеча до самого запястья. В некоторых местах виднелись участки здоровой кожи, розовой и нежной, но большую часть руки покрывали душераздирающие, утолщенные, идущие крест-накрест шрамы.

Резкий крик боли едва не вырвался из груди Хью. Как, во имя небес, такое могло случиться? К удивлению окружающих, мужчина порывисто подхватил Иви на руки и встал, прижав вместе с единорогом к своей груди.

Прикоснувшись щекой к щеке Иви, он закрыл глаза, пытаясь сдержать слезы, а затем нежно поцеловал ее в лобик.

— Моя маленькая девочка, как я рад тебя видеть, — дрожащим от волнения голосом прошептал он.

Его сердце почти остановилось, когда Иви обвила его шею своими маленькими ручками.

— Мой папа, здравствуй, — тихо сказала она и поцеловала его в щеку.

Позади себя, Хью услышал счастливый вздох Джо.

— Должна сказать, что никогда не видела, чтобы Иви привыкала к кому-то так быстро, — вполголоса заметила Эллен.

Почти неохотно Хью опустил Иви на пол, а затем обратился к Джо:

— Мне нужно поговорить с Мартенами, — сказал он. — Ты не могла бы занять Иви на несколько минут?

— Конечно, — радостно отозвалась она. — Пойдем, Иви! Давай возьмем единорога и поиграем с ним.

Когда они ушли, Хью глубоко вздохнул и повернулся к Мартенам.

— Я хочу задать вам несколько вопросов, — сказал он. — Только мне нужны честные ответы. Мне необходимо знать, что случилось с Иви. Расскажите все, без утайки.

Впервые за последние дни он почувствовал, что снова контролирует ситуацию.

Когда пришло время прощаться с Мартенами, Джо чувствовала, что они искренне любили ребенка, несмотря на грубость Ноэля и строгость Эллен, для которой забота об Иви действительно значила очень много. И прощаясь с девочкой, они не скрывали своих слез.



На обратном пути в Бинди-Крик Джо погладила единорога и, обратившись к двум своим попутчикам, весело воскликнула:

— Так что, вы будете с ним дружить?

Иви, сидевшая между Джо и Хью, нахмурилась и принялась тщательно изучать пушистое животное, поворачивая его во все стороны.

— А, правда, кто мой единорог — мальчик или девочка?

Джо и Хью обменялись удивленными взглядами поверх головы Иви.

— А кем бы ты хотела, чтобы он был? — поинтересовался Хью.

Иви захихикала и закатила свои выразительные глаза, будто собираясь хорошенько подумать.

— Думаю, что он мальчик. Как папа.

— Тогда и назови его, как папу, — предложила Джо. — По-моему, очень симпатичное имя.

— Но так можно запутаться, если и у папы и у единорога будет одно и то же имя.

— Как насчет Говарда? — вмешался в разговор Хью.

— Говард? — Джо насмешливо засмеялась. — Что это еще за имя для единорога?

— А мне нравится Говард, — принялась настаивать Иви. — Я хочу назвать моего единорога Говардом.

Хью самодовольно подмигнул Джо:

— Ты видишь? Я больше знаю об игрушках, чем ты думаешь.

— Говард, ну что ж! Пусть будет Говардом, — ответила Джо с кривой усмешкой.

Иви улыбалась Хью, и ее маленькое личико выражало полное обожание.

Джо хотелось плакать, глядя на них. Уж очень трогательно было наблюдать, как Хью и Иви откровенно восхищались друг другом.

К тому времени, как они достигли главной улицы Бинди-Крика, Иви заснула, положив голову на плечо Джо.

— Может, стоит оставить ее у меня дома? — предложила Джо. — Гостиница не совсем подходящее место для ребенка.

— Я и так обременил, твою семью, — Хью посмотрел на спящую Иви, которая по-прежнему прижимала к груди Говарда. — Но я понимаю, что ты права насчет гостиницы. Уверен, что ребенку будет намного лучше у вас дома.

— Не беспокойся, она не доставит нам неудобств. Мы могли бы повесить небольшой гамак в комнате девочек.

Хью немного печально улыбнулся.

— Но с другой стороны, если ей понравится у тебя, то мне сложнее будет увезти ее утром.

— Тоже верно, я не подумала об этом, — Джо почувствовала неожиданный прилив грусти. Она пыталась осознать тот факт, что Хью и Иви скоро навсегда исчезнут из ее жизни. — Думаю, ты сразу закажешь билеты на самолет? — спросила она.

— Я уже сделал это.

— В самом деле? — Он, должно быть, заказал билеты во время одного из дюжины телефонных звонков, которые он сделал из Агет-Даунса со своего мобильного. — Так, когда вы возвращаетесь в Англию? — попыталась безразличным тоном спросить Джо, словно для нее факт отъезда Хью с дочерью был самым обычным делом, но у нее это плохо получилось.

— Завтра.

— Тебе повезло, что ты так легко смог купить билет на самолет, — с трудом нашла что сказать огорченная Джо.

— У меня есть нужные знакомства.

— О да, конечно. Я забыла, что ты работаешь в транспортном бизнесе. А об Иви не волнуйся. Девочка обожает тебя и понимает, что едет с тобой в Англию. У вас все будет хорошо.

Хью протянул руку через Иви и пожал девушке

— Спасибо, Джо.

Она попыталась улыбнуться.



Тилли и Грейс видели Иви несколько раз, когда та была в магазине, но они никогда не общались с ней и поэтому немного удивились, когда красивая маленькая девочка приехала с Джо и Хью. Но удивление не остановило их от щекотливых вопросов.

— Что случилось с твоей рукой? — почти немедленно спросила Тилли, и Джо захотелось заткнуть ей чем-нибудь рот.

Но Иви тут же сухо сказала:

— Это ожог.

— Болит?

— На самом деле нет. Только кожа такая странная, и все.

— А я просила единорога у Санта-Клауса, — затем сказала Тилли. — Но вместо этого мне досталась куколка. Хочешь посмотреть на нее?

После этих слов дети стали играть с Говардом и куклой, и уже, через несколько минут Иви была на седьмом небе.

На кухне Хью спросил Джо:

— Мы можем поговорить здесь? Эта беседа, вероятно, будет подслушана?

— Боюсь, очень вероятно, — она недоумевала, что он хочет обсудить.

— Как думаешь, ты смогла бы пойти со мной в гостиницу, чтобы выпить чего-нибудь и поговорить?

Джо прекрасно понимала, что ей не следует идти с ним ни в гостиницу, ни куда-либо еще, но ведь ему надо поговорить с ней об Иви. Что-нибудь спросить, посоветоваться...

— Я попрошу маму последить за Иви, пока нас не будет, — сказала она.



Они нашли свободной стол в углу крошечного бара, расположенного между гостиницей и мясной лавкой.

— Ты, конечно, рад вернуться в зимнюю Англию после нашей жары, — сказала Джо, прижимая прохладный стакан к лицу.

Хью засмеялся:

— Сейчас — да, но через два дня, проведенных в мрачном, холодном Лондоне, я пожалею, что не остался здесь.

— Тогда почему ты живешь в Лондоне?

— У меня дом в Челси.

— Челси? Это очень дорогой район, верно?

— Там очень мило. В самом центре, удобно.

Джо поняла, как мало она знает об этом мужчине, в то время, как он уже успел даже побывать в ее спальне.

— Так, — произнесла она, отхлебнув большой глоток вина, — о чем ты хотел поговорить?

— Иви, — просто сказал он.

Конечно. Джо адресовала ему теплую улыбку:

— Она очаровательна.

— А разве нет?

— Абсолютно. Она умная и энергичная, в ней есть что-то непоседливое, я уверена, но она невероятно обаятельна и красива.

Хью улыбнулся, но затем его лицо помрачнело:

— Я думал, что мое сердце разобьется, когда увидел шрамы от ожогов.

Эллен Мартен рассказала Джо об ожогах Иви, потому что они обе упаковывали последние вещи девочки. В возрасте двух лет Иви жила у своей бабушки в особняке Пойнт-Пипер в Сиднее, где Эллен и Ноэль были служащими, и однажды, убежав от няньки, отправилась на кухню, где стянула горшок кипящей воды с печи.

Она провела много времени в больнице, и ей сделали несколько операций по пересадке кожи.

Джо накрыла своей ладонью руку Хью.

— С Иви все будет хорошо. Теперь у нее есть ты. Не печалься так о том, что произошло. Ты будешь замечательным отцом. Она везучая маленькая девочка.

— Я сделаю все, чтоб у нее было лучшее медицинское обслуживание. К счастью, у меня есть старый школьный друг, лучший специалист по ожогам, — Хью взглянул на ее руку, накрывающую его, и что-то в его взгляде внезапно возбудило Джо. Она убрала свою руку и взяла бокал.

Хью пристально смотрел на белую пену, шапкой лежащую на его пиве.

— Я хочу, чтобы ты поехала с нами в Лондон, — произнес он.

Ее сердце разогналось, как гоночный автомобиль.

— Я знаю, что это очень неожиданно и, вероятно, нарушает твои планы, но я могу хорошо заплатить тебе. Все дело в том, что Иви, очевидно, ожидает, что ты будешь с нами. И ты так хорошо ладишь с Иви, а я, как только вернусь к работе, не смогу проводить все время с нею.

Черт побери! Сердце Джо словно врезалось в стену на полной скорости. Он хотел, чтоб она всего лишь стала нянькой.

Прекрасно, конечно, а что еще ты ожидала, мечтательная идиотка?

Она сделала большой глоток вина.

— Сожалею, Хью, — сказала она, не глядя в его лицо, — но я не могу принять твое предложение. Я уже получила хорошую работу в Брисбене. — Затем, надменно вздернув подбородок, она посмотрела ему прямо в глаза, — я хочу сделать карьеру. Я упорно трудилась, чтобы оказаться там, где я сейчас. Боюсь, что не смогу бросить все здесь и уехать с тобой.

Он глубокомысленно кивнул, поднял свое пиво, как будто собирался выпить, а затем снова поставил бокал на стол.

— Жаль, но я должен был поинтересоваться. А кем ты работаешь?

Джо подняла подбородок еще выше.

— Я бухгалтер.

Он улыбнулся.

— Никогда бы не подумал, что ты бухгалтер. Ты кажешься такой...

— Какой? — резко спросила она. Его улыбка превратилась в усмешку.

— Я хотел сказать — мягкой.

— Ты тоже другой.

— Другой?

— Похожий на всех, кто создал себе стереотип бухгалтера.

— О, я задел тебя. Мои извинения, — Хью снова поднял свое пиво и на сей раз, быстро отпил половину бокала. — Но сейчас ты не бухгалтер.

— Нет, — кивнула она. — Дело в том, что я взяла ежегодный отпуск за рождественский и новогодний период.

Хью тут же спросил:

— А как насчет этих двух недель? Есть какие-то планы?

Она была удивлена его настойчивостью.

— Я должна помочь маме с магазином... и провести время с моей семьей.

Хью кивнул, и лицо его стало серьезным.

Джо играла бокалом. А Джо думала о том, каким станет для Хью долгий перелет в Лондон с Иви. Как он планирует жить со своей маленькой дочкой в таком большом странном городе, как Лондон?

— У тебя есть друзья или семья в Лондоне, которые могут помочь тебе с Иви? — спросила она. — Или, может быть, твоя девушка?

— Мои родители живут в Девоне. У меня есть друзья, конечно, но... — он сделал паузу и вздохнул.

Джо выжидала... с нарастающим беспокойством в душе.

— Я расстался со своей подругой недавно, — сказал он, наконец.

Джо восприняла новость с невозмутимым лицом.

— На самом деле мы расстались из-за Иви.

— Правда? — На сей раз, ей было трудно скрыть удивление.

Хью пожал плечами.

— Ничего страшного. Мы все равно расстались бы так или иначе, но все случилось, когда я узнал, что у меня есть дочь.

— Возможно, если бы она встретила Иви, то передумала бы, — предположила Джо.

Он покачал головой.

— Только не эта женщина. Дело в том, что ни один из моих друзей не сможет найти общий язык с Иви. Ее тянет к тебе. И в Лондоне ей вначале будет неуютно и одиноко.

Он был прав, конечно. Джо точно знала, что Хью вполне сможет справиться и без нее, но она также понимала, что в силах ему помочь. Девушка могла бы сделать переезд для Иви в другую страну гораздо менее болезненным.

— У тебя есть парень, который будет против того, чтобы ты поехала со мной? — спросил Хью.

Джо нервно сглотнула.

— Честно говоря, нет. Я... я... в поиске сейчас.

О том, что у Джо не было ни одного парня, кроме Дамиана, ей совсем не хотелось говорить Хью. Стоит ли ей задуматься над его предложением? Должна ли она принять его, чтобы помочь Иви? Может, ей стоит поехать в Лондон только на две недели, пока Хью не найдет приличную няню?

— Сколько ты заплатил бы мне? — спросила она.

Бокал чуть не треснул в ее руке, когда Хью назвал сумму.

— За две недели? Ясно, ты хочешь дать мне взятку.

Он улыбнулся.

— Я знаю. Но почему бы и нет.

— В какой области транспорта ты работаешь?

— Самолеты, — кратко сказал он, как будто не хотел разглашать детали. — Поэтому у меня не будет проблем, чтобы достать тебе билет на наш рейс.

— Мне нужно подумать.

Джо допила вино и глубоко вздохнула. На сей раз, она не собиралась поступать импульсивно. Она не помчится неизвестно куда только потому, что этот очаровательный англичанин попросил о ее помощи.

Однако его предложение было чрезвычайно соблазнительным. Когда она попыталась взвесить все за и против, плюсов оказалось гораздо больше... Две недели в Лондоне... деньги... помощь Иви...

А как насчет минусов? Во-первых, Джо оставит свою мать одну. Впрочем, это не так страшно, Рождество ведь уже позади. Во-вторых, она заслужила небольшой отпуск. Что еще?

Хью.

Хью и его сексуальность. Две недели с ним — и Джо наверняка по уши влюбится в этого мужчину. Даже при условии, что он не станет флиртовать с нею, и будет относиться к ней лишь, как к няне своей дочери.

— Мне очень жаль, Хью, — мрачно сказала она. — Я хотела бы помочь, но не могу. На самом деле не могу.

Он выглядел настолько разочарованным, ведь она уже почти согласилась. Джо поднялась со стула.

— Во сколько ты приедешь завтра утром, чтобы забрать Иви?

— Я заберу ее сейчас, — решительно проговорил он. — Нет смысла, чтобы Иви проводила время с тобой. Она может привыкнуть.



— Что случилось, дорогая? — спросила мать, когда Джо вернулась домой поздно вечером после прогулки.

Настроение у девушки было отвратительным, она даже немного всплакнула.

Хватит! Она приняла решение, и пришло время забыть о девочке и о Хью.

— Я просто немного устала, — ответила она.

— Понятно, — усмехнулась Марджи. — Ты совершила глупость, верно?

— Нет, мама, — срывающимся голосом запротестовала Джо. — Я все хорошо взвесила.

— Ты отпустила Хью Стрикланда.

Джо чуть не задохнулась от гнева.

— Ну, что ты такое говоришь?

Она до боли закусила губу. Схватила стул и шлепнулась на него, опершись локтями на кухонный стол.

— Да, ты права, — через некоторое время призналась она. — Хью предложил мне деньги, чтобы я помогла Иви устроиться в Лондоне, но я отказалась.

Мать приподняла крышку кастрюли, помешала в ней длинной деревянной ложкой, потом убавила огонь и села напротив Джо.

— Ты должна поехать с ним, Джо.

— Ни за что! Я нужна вам здесь.

— Мы справимся без тебя.

— Прекрасно, так ты благодаришь меня за помощь!

— Я благодарена тебе, любимая. Но ты знаешь, мне будет, очень жаль, если ты упустишь шанс уехать с ним. Кроме того, для маленькой девочки очень важно иметь рядом с собой друга среди незнакомых людей в чужом городе.

— Я почти не знаю ее.

— Но она уже полюбила тебя.

Джо вздохнула.

— С Иви все будет в порядке, мама. В Лондоне полным-полно хороших девушек, в том числе и из Австралии, которые ищут работу няни. Хью тотчас найдет мне замену.

Мать горестно вдохнула.

— Я полагала, у тебя больше храбрости.

— Храбрости? Я не боюсь. Чего мне бояться?

— Хью.

Какое-то тягостное чувство посетило Джо.

— Не говори ерунды! Он настоящий джентльмен.

— Конечно! Очень красивый и обаятельный джентльмен. Именно поэтому ты и боишься.

— Мама! — Джо вскочила на ноги. — Я не хочу даже говорить об этом. Что ты понимаешь в моих отношениях с ним?

— Больше, чем ты можешь вообразить, — спокойно ответила Марджи. Взгляд ее был задумчивым и печальным. — У меня был мужчина... до твоего отца.

Джо была совершенно уверена, что не хочет слушать дальше.

— Я до сих пор не забыла его.

Потрясенная Джо хотела уйти, но, заметив горечь в глазах матери, осталась.

— Я безумно любила его, — продолжила Марджи. — И он хотел, чтобы я поплыла с ним через Тихий океан на яхте.

— Ты поплыла?

Мать медленно покачала головой.

— Я бы не рассказывала тебе эту историю, если бы поплыла. Думаю, я и сейчас была бы с ним.

Джо ощутила боль сострадания.

— Ты не знаешь наверняка. Возможно, ничего бы у вас и не вышло.

Ее мать печально улыбнулась.

— Кто знает?

Джо подумала о трудной жизни своей матери — с мужем-инвалидом и множеством детей.

— Я не сожалею о своем решении, — добавила мать. — Но сейчас, верни время вспять, я бы уехала с ним. Возможно, меня ждало бы разочарование, но зато... я бы не вспоминала всю жизнь об упущенном шансе.

Марджи никогда не давала повода подумать, что она несчастна, но выражение ее лица немного приоткрыло завесу ее души.

У Джо от эмоций так сдавило горло, что она едва могла говорить.

— Но... но Хью не хочет, чтобы я была с ним. Он лишь просит помочь ему с Иви, — она снова сглотнула. — И я не люблю его.

— Пускай пыль в глаза кому-нибудь другому. — Марджи встала, подошла к дочери и обняла ее. — Думаю, ты должна ехать в Лондон, Джо. Ты определенно найдешь общий язык с Иви, а что касается всего остального... Будь искренней, честной и храброй. Не бойся рисковать. По крайней мере, лучше провести две недели в Лондоне, чем просидеть здесь всю оставшуюся часть твоего отпуска. Иначе, повторяю, потом будешь гадать всю жизнь, что могло бы тебя ждать в Англии.



В девять часов вечера Джо робко постучала в дверь номера Хью. Если ей не откроют сразу, она уйдет!

Но дверь почти тут же распахнулась. Хью был без рубашки, в расстегнутых джинсах, будто только что натянул их.

— Привет! — Он поздоровался вежливо, но без обычной теплоты.

— Привет! — кивнула она, стараясь не смотреть на его обнаженную грудь. — Извини, что я потревожила тебя.

— Я не спал. — Он оглянулся на затемненную комнату. — Но Иви спит. — Он вышел в коридор. — Ты что-то хотела? Что-нибудь важное?

— Я... я хотела спросить, что ты скажешь, если узнаешь, что я передумала... и согласна поехать с вами в Англию.

Хью долго молчал, прислонившись к стене. Джо внезапно охватили сомнения. С какой стати она послушалась мать? Настоящее сумасшествие! Сейчас он ее выгонит, и ей останется только сгореть со стыда.

— Что заставило тебя передумать? — наконец произнес он.

— Я... я стала думать об Иви. Знаю, у нее все будет прекрасно, раз у нее есть ты, но я могу помочь тебе сгладить острые углы для нее. Хотя бы вначале...

Снова тишина. Кажется, желание Хью взять ее с собой улетучилось.

— Ты на самом деле совершенно уверена, что твоя семья сможет обойтись без тебя?

— Да, я обсудила твое предложение с мамой. Это она настояла, чтобы я поехала.

— Она? — легкое удивление проскочило в голосе Хью. — Ну ладно!

— Твое... твое приглашение все еще в силе?

— В силе, — сказал он.

Джо ждала, чувствуя себя ужасно.

— Так ты уверена, что хочешь поехать?

— Да.

— У тебя есть заграничный паспорт?

— Есть. Я ездила на конференцию в Сингапур в прошлом году.

— Потрясающе, — сказал он и, помолчав, добавил: — Договорились. Я утром заеду к вам.

После чего Хью пожал Джо руку и исчез за дверью.

И это все? Одно рукопожатие?

Джо чувствовала себя разочарованной, когда возвращалась домой по тихой главной улице города, мимо таких знакомых невысоких старинных зданий. Да и мысль о том, что уже завтра она пройдется по улицам Лондона, казалась ей совершенно невероятной.

С какой стати она внимала фантазиям матери и ее рассказу о несостоявшемся романе?



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Узнав, что они полетят не на обычном коммерческом рейсе, а на личном самолете Хью, Джо пришла в смятение.

— Что с тобой? Ты волнуешься, что мой самолет ненадежен, и мы разобьемся? — предположил Хью, когда увидел ее побледневшее лицо.

— Вовсе нет. Я просто не думала, что у тебя есть собственный самолет, уже не говоря о собственной авиакомпании. Я не предполагала, что ты так... так богат.

Он ожидал расспросов, но, к его удивлению, она сразу же отступила.

Однако во время полета настроение у Джо заметно улучшилась. Девушка прекрасно ладила с Иви: она болтала и шутила с ней, читала ей книжку, помогала рисовать, терпеливо объясняя, что ярко-синих цыплят в природе не существует, потом вместе с ней смотрела мультик по телевизору, а когда та устала, заботливо уложила ее спать.

Хью рассчитывал, что они поговорят во время полета, чтобы лучше, узнать друг друга, а может быть, даже и пофлиртуют, но Джо держала его на расстоянии. Похоже, она была настроена выполнять роль няни, и ничего более — решение, без сомнения, весьма и весьма разумное, но Хью чувствовал себя почему-то разочарованным.

В аэропорту их встретил Хамфри, помощник Хью. Пока они ехали в Челси, Джо и Иви прилипли к окнам автомобиля и с одинаковым выражением наивного удивления взирали на лондонские улицы.

Наконец машина остановилась.

— А вот и твой новый дом, — воскликнула девушка, обращаясь к Иви. — Разве он не прекрасен?

— Он очень высокий, — протянула девочка, откинула голову назад, чтобы посмотреть вверх. Затем она огляделась по сторонам и спросила: — А почему все дома прилипли друг к другу?

Джо рассмеялась:

— Так в них помещается больше людей.

Иви повернулась к Хью:

— А сколько людей может поместиться в твоем доме, папа?

— Довольно много, если мы пригласим гостей. Но в основном мы будем жить там втроем. Если не считать Хамфри и Реджины, моей домохозяйки.

— А у тебя часто бывают гости? — воодушевленно спросила Иви.

— Раньше часто, а сейчас нет.

Внезапно он заметил, что Джо дрожит в своем тоненьком жакете.

— Первое, что мы сделаем завтра, купим для тебя и Иви приличные зимние пальто, — сказал он.

— Не волнуйся обо мне, — возразила Джо. — Я ведь не пробуду здесь долго, так что не стоит тратить лишние деньги.

Она натолкнулась на его пристальный взгляд и отвела глаза.

Реджина радушно встретила их и предложила выпить с дороги чашку чая или отужинать, но ни Джо, ни Иви есть не хотели.

— Вы устали, дорога была долгой, — сказал Хью. — Давайте я покажу тебе и Иви ваши комнаты.

Все было готово к их приезду. Он еще из гостиницы позвонил Хамфри и Реджине и дал обоим, подробные инструкции.

— Да, я хочу увидеть свою комнату, — взволнованно закричала Иви. — Она красивая?

— Надеюсь, тебе понравится. Идемте. Нужно подняться по лестнице. Позволь, я помогу тебе снять жакет.

Дверь в комнату Иви была приоткрыта, и когда девочка вошла в нее, она восхищенно воскликнула:

— Ничего себе! — Малышка покрутила головой по сторонам, а потом, отпустив руку отца, на цыпочках пошла по ковру. — Как здорово, — прошептала она.

Реджина проделала большую работу, решил Хью, отмечая про себя новое покрывало и соответствующие занавески в бледно-желтых, синих и розовых цветах. Возле окна, появился письменный стол, на котором были разложены коробки с карандашами, блокноты, небольшая баночка с клеем, безопасные ножницы для ребенка. На полу возле него стояла небольшая колыбелька, а в ней лежала...

— Куколка! — Иви упала на колени, ее глаза расширились от удивления. — Она точно такая же, как у Тилли, — девочка осторожно достала куклу. — О, спасибо, папа! — Она вскочила, подбежала к отцу и обняла его ноги. — Спасибо, спасибо!

Хью замигал, сдерживая слезы. Джо наклонилась и подобрала упавшего единорога.

— Смотри, Говард, — сказала она, поднося пушистую игрушку к кукле, — у тебя появилась маленькая сестричка.

— Да, — засмеялась Иви, схватив Говарда и обнимая обе игрушки. — А я их мамочка.

— Теперь давай посмотрим твою комнату, — обратился Хью к Джо. — Здесь есть соединяющая дверь, но у тебя и Иви отдельные ванные. Так удобно?

— Удобно, Хью? — воскликнула Джо, странно покосившись на него. — Ты шутишь? Конечно, удобно. Ты же видел дом моей семьи.

Вспомнив, как девять человек делили одну ванную, Хью почувствовал, что краснеет. Он быстро пошел перед ней.

— Ладно, так или иначе, вот твоя комната.

Джо медленно последовала за ним, оглядываясь вокруг. Понюхала фиалки и розы в хрустальной вазе на накрытом скатертью столе, потом подошла к большой двуспальной кровати и потрогала золотой шелк стеганого одеяла, наволочки и простыни.

— Какие белоснежные простыни с набивной вышивкой, — сказала она. — Я чувствую себя больше похожей на принцессу, чем на няню.

В дверь постучали, и в следующее мгновение в комнату вошел Хамфри.

— Я принес вещи мисс Берри, — торжественно провозгласил он.

— Спасибо, — кивнул Хью.

После того, как Хамфри ушел, Джо грустно посмотрела на свой чемодан, стоявший на ковре возле кровати.

— Мой старый, видавший виды чемодан выглядит довольно убого среди такой прекрасной комнаты.

— Ты можешь убрать его в шкаф, если это беспокоит тебя.

— Да, — она глубоко вздохнула и внимательно посмотрела на Хью.

— В чем дело, Джо? Что-то не так?

— Теперь, когда я вижу, как ты живешь, мне трудно поверить, что я приглашала тебя в свою спальню там в Бинди-Крике.

— Ко всему быстро привыкаешь, — отмахнулся он. — Ты тоже привыкнешь.

На ее лица появилась недоверчивая улыбка.

— Посмотрим.

Хью ощутил сильное желание обнять ее за плечи и успокоить, но, встретившись с взглядом Джо, вместо этого засунул руки в карманы брюк.

— Ладно, хорошо! Я оставлю тебя, мне тоже нужно отдохнуть. Моя комната дальше по коридору.

На ее лице появилась неожиданная усмешка.

— Держу пари, что твоя спальня сногсшибательна.

Он отреагировал тут же:

— Пожалуйста, пойдем, посмотрим, если хочешь.

— О нет, — поспешно сказала она. Слишком поспешно.

— Но так несправедливо, Джо, — шутливо ответил он. — Я видел твою спальню, давай теперь посмотрим мою.

Хью шутил. Конечно, ему очень хотелось бы заняться с Джо любовью, но сейчас был совсем неподходящий момент. К его удивлению, вместо того, чтобы улыбнуться незамысловатой шутке или послать его к черту, она, кажется, смутилась и покраснела.

Он почувствовал волну тревоги. Что случилось с беззаботной и уравновешенной Джо Берри? И что самое ужасное, ее смущение не только беспокоило Хью, но и, черт побери, заводило, пробуждая то самое желание, которое он хотел подавить.

В это мгновение из комнаты Иви донесся жалобный крик:

— Джо, где ты?

— Я здесь, — тотчас отозвалась девушка и бросилась в соседнюю комнату.

Хью побежал за ней.

Побросав свои игрушки, Иви свернулась калачиком на полу посреди спальни и плакала.

— Что случилось? — спросила Джо, опускаясь на колени около плачущего ребенка.

— Не знаю, — жалобно пробормотала Иви. — Я испугалась.

— Все хорошо, ты просто устала, — ласково сказала Джо, обнимая ее. — Все, что тебе нужно, так это надеть пижамку, и лечь спать в твою прекрасную кроватку. Завтра утром ты будешь чувствовать себя гораздо лучше.

— Хочешь чашку какао? — спросил Хью, отчаянно пытаясь помочь дочери.

Джо адресовала ему благодарную улыбку:

— Было бы здорово! Что может быть лучше чашки сладкого какао, правда, Иви?

Его дочь вопросительно посмотрела на отца и кивнула.

Вскоре Хью вернулся с дымящейся чашкой.

— Не слишком горячо? — спросила Джо.

— Не думаю, — ответил он, но не очень уверенным тоном. — Попробуй сама.

Он с интересом наблюдал, как Джо потрогала кружку ладонью, затем нахмурилась и сделала крошечный глоток. Нужно знать так много вещей, чтобы правильно заботиться о ребенке, особенно если девочка уже пережила один ужасный несчастный случай. Хью спросил себя, сколько ошибок он еще совершит. Какое счастье, что он не один!

— Здорово, — сказала Джо. — То, что надо.

Иви взяла кружку, попробовала и улыбнулась отцу:

— Очень вкусно, папа! — Но девочка не выпила и половины, ее глаза начали слипаться.

Сидевшая на краю кровати, Джо осторожно взяла кружку из рук девочки и поставила на ночной столик. Через секунду голова Иви упала на подушку.

Хью на цыпочках попятился прочь из комнаты.

Иви тут же распахнула глаза и сонным голосом произнесла:

— Не уходи, пожалуйста, папочка.

— Не волнуйся, папа останется здесь, пока ты не уснешь, — заверила Джо, и глаза Иви закрылись снова.

Как можно осторожнее, Хью присел в конце кровати.

— Я здесь, детка.

Не открывая глаз, Иви улыбнулась. Она выглядела такой милой, что Хью почувствовал, как его охватывает гордость.

Но вскоре его мысли потекли совершенно в другом направлении. Сидя в полумраке вместе с Джо, он стал представлять, как он раздевает девушку, и они занимаются любовью.

— У тебя очень красивая дочка, — мягкий голос Джо прервал его приятные и нескромные размышления.

Хью улыбнулся:

— Я очень смущен, но склонен согласиться с тобой. Дочка у меня действительно прелесть.

— Должно быть, ее мать была красивой.

— Линлей? Да. — Он вздохнул. — Но это была только внешняя красота. Я чувствовал, что никогда не пойму ее.

— Вот как! Я не думаю, что Иви такая.

— Нет, — согласился Хью. Даже в раннем пятилетнем возрасте его дочь обладала внутренней силой, которую он никогда не ощущал в Линлей.

Джо повернулась к нему. Она выглядела более спокойной теперь.

— Ты кажешься утомленной, — пробормотал он.

— Ммм... Похоже. — Прядь волос упала ей на лицо.

Хью не сумел устоять перед искушением и, протянув руку, с нежностью заправил ее девушке за ухо.

— Спасибо, что приехала, Джо.

— Полагаю, что это я должна быть благодарена тебе. Никогда прежде мне не доводилось жить в подобной роскоши.

— Ты можешь делать здесь все, что хочешь. Все, что тебе нравится.

Хью медленно наклонился и прикоснулся губами к ее удивленно раскрывшемуся рту.

— Добро пожаловать в Великобританию, Джо Берри, — пробормотал он, пробуя на вкус ее мягкие, пышные, сочные губы.

— Я очень счастлива здесь, — прозвучал ее сдавленный, хриплый ответ.

Хью не мог сдержаться и поцеловал ее снова, еще сильнее, потом обнял девушку, поднял ее с кровати и повел к двери. Она безвольно пошла за ним, словно во сне.

Едва выйдя из комнаты Иви в коридор, они тотчас сплелись в страстном объятии, их жаркие поцелуи были похожи на разговор о тех тайнах, о которых Джо и Хью не смели говорить вслух.

Хью с удивлением почувствовал, что никогда еще не был так возбужден, как сейчас. Все дело, видимо, в редкой сексуальности Джо.

Его руки ласкали великолепные бедра Джо, ее плоский, упругий живот, затем перешли к ее грудям с напрягшимися под тонкой тканью лифчика сосками. С мягким, чувственным стоном она выгнулась, прижимаясь грудью к его рукам.

Необузданное желание воспламенило Хью. Он чувствовал, что теряет контроль над собой...

Джо, задыхаясь от страсти, ласкала его лицо.

— Это не может быть правдой, — прошептала она. — Мне кажется, что сейчас моя душа покинет тело.

Хью хотел взять ее на руки и отнести к себе в спальню, но ее темные глаза неподвижно смотрели на него, и их пристальный взгляд был очень красноречив, как будто она умоляла его, просила согласиться, что их поцелуй был всего лишь ошибкой.

Ошибка?

Его возбужденное тело кричало: нет!

Но он заставил себя сделать шаг назад. Вероятно, он действительно поступает опрометчиво. Если он отнесет ее к себе в спальню, их отношения могут только усложниться.

— Я собираюсь последовать примеру Иви и отправиться спать, — сказала она, чтобы нарушить воцарившееся между ними молчание.

Хью глубоко вздохнул, успокаивая все еще прерывистое дыхание:

— Я попрошу Реджину принести тебе легкий ужин в комнату.

— Спасибо! Немного какао и бутерброд были бы весьма кстати. — Даже не взглянув на него, Джо быстро скрылась в своей комнате.



Следующим утром Джо и Иви появились в столовой почти одновременно с Хью, и все втроем они принялись готовить себе яичницу с беконом. Джо смотрелась необычайно привлекательно в вельветовых сливочного цвета брюках и мягком шерстяном свитере насыщенного розового оттенка, который прекрасно шел к ее каштановым волосам.

Ее вид заставил Хью подумать... о диких розах летним полднем. Что за странные сравнения приходят ему в голову? — удивился он.

— Так это и есть традиционный английский завтрак, да? — спросила Джо, посмотрев на свою тарелку.

Он облегченно усмехнулся. Похоже, Джо уже забыла об инциденте, случившемся прошлой ночью.

— Если хочешь, тебе принесут сосиски, а также печеные бобы.

— А можно мне немного апельсинового сока? — спросила Иви.

— А где «пожалуйста»? — напомнила ей Джо.

— Пожалуйста, папа!

— Конечно.

— Пожалуй, я налью себе чаю, — решила Джо, беря себе чашку и блюдце, в то время, как Хью наливал дочери апельсиновый сок из стеклянного кувшина.

— Мне нравится твой фарфор в розово-белую полоску. У тебя столько прекрасных вещей, Хью.

Этот чайный сервиз ему подарила мать. Хью всегда казалось, что это странный выбор для холостяцкого стола, но всякий раз, когда он приводил домой молодых женщин, те приходили в восторг от его фарфора.

За его спиной раздался стук в дверь, и через секунду в столовую ворвалась изящная блондинка, одетая в длинное манто из чернобурки.

О боже, нет! Присцилла.

Хью не успел еще прийти в себя от шока, как его бывшая подруга бросилась ему на шею.

— Любимый, я услышала, ты вернулся. Я тосковала без тебя о-о-о-очень.

Ошеломленный и рассерженный, Хью изо всех сил пытался освободиться из ее объятия.

— Что ты делаешь здесь? — задыхаясь, спросил он.

— Какой глупый вопрос, дорогой! Я пришла поздороваться с тобой.

Хью бросил быстрый взгляд в сторону Джо. Она выглядела столь же выбитой из колеи, как и он сам. Вдобавок Присцилла повела себя очень ловко, решив проигнорировать присутствие Джо. Ее глаза — красивые, синие, но холодные — скользнули по Джо, как будто она была предметом меблировки, и остановились на Иви.

— О, твоя маленькая доченька, — сказала она, растянув губы в приторной фальшивой улыбке.

Хью впился в нее взглядом. Как Присцилла могла так поступать? Она же порвала с ним сразу же после того, как узнала о существования Иви.

— Нет, это явно перебор, — заявила она, когда узнала, что он собирается в Австралию забрать свою дочь. — Выбирай кого-нибудь одного — ребенка или меня?

— Она моя плоть и кровь, — напомнил он ей. — И мой долг вырастить ее.

— Но ты не можешь притащить ее в наш дом прямо сейчас. Что скажут люди? Я стану посмешищем!

Эта была последняя капля, переполнившая чашу терпения Хью. Он пережил множество истерик Присциллы Майслей-Харт и был более чем доволен, когда избавился от нее.

Хью не сделал ни малейшей попытки представить Иви гостье, и Присцилле пришлось согнуться пополам перед ребенком.

— Как тебя зовут, дорогая?

Иви не отвечала.

Пластмассовая улыбка Присциллы исчезла, но она попробовала иной способ подобраться к девочке.

— Мы теперь будем часто видеться друг с другом, дорогая.

Но Иви дипломатично молчала и враждебно смотрела на Присциллу.

Только воспитанные с детства хорошие манеры мешали Хью схватить Присциллу за шиворот и выставить ее за дверь.

Он нажал на звонок, и его круглолицая домохозяйка средних лет появилась в дверях.

— Реджина, ты не могла бы отвести Иви на кухню и приготовить ей какой-нибудь завтрак?

— С удовольствием, — Реджина улыбнулась Иви. — Идем со мной, голубушка. Пойдем, посмотрим, что вкусного у меня есть для тебя. Должно быть, ты хочешь кушать после долгого полета из Австралии.

К облегчению Хью, Иви с радостным лицом выбежала из комнаты.

— Я тоже пойду, — сказала Джо.

— Нет, — резко скомандовал Хью. Затем, попросил более мягко: — Пожалуйста, останься, Джо. — Он хотел, чтобы она сама услышала, что его отношения с Присциллой закончились.

— Я думаю, няне лучше уйти, — фыркнув, заявила Присцилла.

Хью проигнорировал ее замечание. Она ни в коем случае не должна выиграть это раунд.

— Позволь представить тебе Джоанну, — сказал он.

— Джоанну? — Присцилла на мгновение застыла, а затем с явной неохотой повернулась к Джо.

Хью взял Джо под локоть.

— Джоанна Берри. Она приехала из Австралии и очень любезно...

Присцилла позволила себе двусмысленно захихикать.

— Какая разумная идея — привезти с собой австралийскую няню. Пусть занимается Иви до тех пор, пока ты не найдешь школу, куда можно будет отправить ребенка.

И эта женщина когда-то казалась ему привлекательной? Где были его глаза?

Джо стояла неподвижно возле стола, изучая старинную салфетку с вышитой монограммой.

Присцилла гордо тряхнула головой:

— Теперь мы можем немного поговорить наедине, Хью?

— С какой стати нам говорить наедине? — в голосе Хью послышалась нотка угрозы, которая не осталась не замеченной Присциллой.

— В чем дело дорогой? Как ты разговариваешь со своей невестой?

— С кем? С кем?

Присцилла раздраженно хмыкнула.

— Хью, дорогой, ты что, забыл? — она подняла левую руку, и огромный сапфир в бриллиантовом кольце вспыхнул огнями на ее безымянном пальце.

— Черт возьми! Присцилла, в какую игру ты играешь?

Женщина обиженно надулась.

— Нашу помолвку вряд ли можно назвать игрой, Хью.

— Нашу помолвку? Ты сошла сума! Откуда взялось это кольцо?

— Я купила его на распродаже в Сасебай. Нравится? Оно точно такое же, как то, которое мы хотели.

— Черта с два! Мы никогда не планировали ничего подобного. Лучше скажи мне, чего ты добиваешься, Присцилла.

Та кивнула и подошла к нему вплотную, не обращая никакого внимания на стоящую рядом Джо.

— Я уверена, что ты забудешь мою глупую небольшую истерику по поводу милой маленькой Иви. Не знаю, что на меня нашло. Я просто была потрясена новостью. Но я и не думала расставаться с тобой.

— Сожалею, Присцилла, — спокойно сказал Хью. — Сейчас слишком поздно о чем-либо говорить. Ты поставила мне ультиматум. Я должен был выбрать между моей дочерью и тобой, и я сделал свой выбор.

— Но, дорогой, я не подумала. Конечно, твоя дочь должна жить с нами.

— Наши отношения в прошлом.

— Какая чушь!

— Это мое последнее слово.

Присцилла кинула на него злобный взгляд.

— Но я хочу выйти за тебя замуж, Хью. И уже заказала венчание в церкви.

— Отмени.

Глаза Присциллы сузились, и она покосилась на Джо.

— Это она во всем виновата. Соблазнила тебя, да?

— Прекрати немедленно, — произнес Хью сквозь стиснутые зубы. Он знал, что у Присциллы немало недостатков, но он никогда не сталкивался с подобным поведением прежде. Она скрывала эту черту своего характера или он просто был слеп?

— Конечно, здесь нет вины Джо.

Он был поражен даже не силой собственного гнева, бушевавшего в нем, а остротой желания защитить Джо.

Присцилла обратила взор на свою предполагаемую соперницу.

— Ты можешь спать с ним сколько угодно, но не будь дурой и не думай, что он когда-либо женится на тебе.

Хью почувствовал, что Джо затрясло от гнева и обиды, и что-то внутри него щелкнуло. Он должен, во что бы то ни стало защитить Джо от нападок бывшей подруги, даже если придется прибегнуть к обману.

— Ты заблуждаешься, Присцилла. Мы хотим с ней пожениться. — Хью выдержал паузу для пущего драматического эффекта.

Джо в изумлении открыла рот, услышав его слова.

— Ты хочешь жениться на ней? — завопила Присцилла. — Ты сошел с ума. Отец лишит тебя наследства.

— Чушь! Он уже согласился.

— А теперь послушайте меня, прервитесь на секунду, — остановила их Джо. Явно обескураженная, она выдернула руку, которую держал Хью. — Здесь творится, черт знает что, — возмущение вспыхнуло в ее глазах. — С меня достаточно! Разбирайтесь сами! У меня есть дела и поважнее, я должна проверить, как там Иви.

С этими словами Джо стремительно покинула комнату, чтобы не быть вовлеченной в их перепалку.

Губы Присциллы скривились в насмешку, когда она смотрела, как уходит Джо.

— Из нее в будущем может получиться неплохая стерва, однако, она слишком робкая и капризная. И поверь мне на слово, эта твоя Джо, не задержится здесь ни как нянька, ни тем более, как невеста.

— Твое время истекло, — холодно произнес Хью. Он должен был выпроводить ее еще двадцать минут назад.

В отчаянии Присцилла снова попыталась улыбнуться.

— Почему ты так поступаешь со мной, Хью? Я приехала, чтобы сказать...

— Быстро уходи отсюда, Присцилла! Ты и так сказала слишком много.

— Ну, смотри, ты еще пожалеешь об этом.

Мгновение спустя Хью услышал резкий цокот ее высоких каблуков, а затем стук хлопнувшей входной двери.

Догадавшись, что Присцилла ушла, Джо поднялась наверх.

Она прошла в столовую, и ее напряженное лицо, как и руки, которые она уперла в бедра, говорили, что девушка готова к сражению.

— Как Иви? — поспешно спросил Хью.

— С ней все в порядке. Я присоединюсь к ней сразу же, как только мы поговорим.

— Джо, я сожалею. Присцилла вела себя отвратительно.

— Да. Но ты ей ни в чем не уступал, Хью.

Он вздрогнул.

— С какой стати ты позволил ей думать, что мы поженимся? — Девушка выглядела такой несчастной, что Хью почувствовал болезненный укол совести.

— Чтобы избавиться от нее и разом покончить с этим, — начал оправдываться он.

— Конечно, ты не мог выйти из щекотливой ситуации со старой подругой, не втянув в нее меня?

— Знаю, что это было опрометчиво с моей стороны, но в тот момент она просто взбесила меня.

Джо впилась в него взглядом:

— Ты даже не отрицал, что мы спим вместе. — Джо раздраженно топнула ногой, демонстрируя, насколько она разозлилась. — Ты, так или иначе, дал ей понять, что между нами страстные чувства, и мы собираемся пожениться.

— Я не говорил такого.

— Но ты подразумевал.

Хью тяжело вздохнул:

— Я пытался защитить тебя. Сожалею.

— Немного поздно для извинений. Теперь Присцилла убеждена, что мы спим вместе. И она думает, что мы собираемся пожениться. Сплошная ложь! Чего ты добился? Я не могу поверить, что ты использовал меня.

Чувствуя себя загнанным в угол, Хью почесал затылок.

— Но ты должна признать, что оно того стоило, вспомни выражение ее лица, когда она решила, что мы собираемся пожениться.

Джо театрально подняла глаза к потолку, но мгновение спустя легкая улыбка промелькнула на ее губах, впрочем, затем она снова нахмурилась.

— Обещай мне, что скажешь Присцилле всю правду, и как можно скорее.

Рядом в комнате зазвонил телефон, но Хью не обратил на него внимания.

— Может быть, это моя мама, — воскликнула Джо. — Я не могла позвонить ей сегодня ночью из-за разницы во времени, но она наверняка волнуется, как я добралась.

Джо побежала взять трубку, но вернулась меньше чем через минуту.

— Это твой отец, — сказала она с потрясенным видом. — Он поздравил меня с помолвкой со своим единственным сыном. Говорил он очень вежливо, но я не думаю, что он обрадовался новости.

Хью застонал. В ту же минуту, как Присцилла выскочила из двери, она, должно быть, позвонила его отцу со своего мобильного.

— Ты должен все уладить, Хью. И немедленно. Мне не нравятся все эти дурацкие игры.

— Да, ты права. Я им все объясню.

Странная вещь, думал он, набирая номер отца, когда я заявил, что женюсь на Джо, мне почему-то эта идея понравилось.



ГЛАВА ПЯТАЯ


Ну и дела! Какую ужасную, ужасную ошибку она совершила, приехав в Англию — в Челси — в этот дом, дом Хью. Она не должна была слушать свою мать.

В то время, как Хью ушел, чтобы ответить на телефонный звонок, глаза Джо наполнились слезами. Дверь, позади нее закрылась с легким щелчком, и она прошла прочь из комнаты, чтобы оказаться, как можно дальше от Хью, беседующего со своим отцом.

Джо чувствовала себя совершенно разбитой после долгого перелета и длинной, беспокойной ночи, во время которой она беспокойно металась и не находила себе места, поскольку ее воображение рисовало возбуждающие картины о ней и Хью. А теперь еще и это.

Сцена с Присциллой была отвратительной. Чувствуя приступ раздражения, Джо выглянула из окна столовой, на самом деле оно представляло собой пару доходящих до пола французских окон, через которые можно было выйти на небольшой балкон, обрамленный изящными перилами из кованого железа. На балконе были установлены элегантные фарфоровые цветочные горшки с тщательно подстриженными в виде шара деревцами.

Над домом висело белесое зимнее небо. Вдоль улицы стоял ряд высоких деревьев, лишенных листвы, так что Джо видела сквозь ветки футбольное поле и высокое, довольно старинное здание.

— Это Королевский госпиталь, — раздался сзади голос Хью.

Сердце Джо подпрыгнуло от неожиданности, она резко обернулась.

— Я не слышала, как ты вошел. Ты быстро поговорил с отцом.

— Чарльз Второй построил этот госпиталь для солдат, — сказал Хью. — Здание было спроектировано Кристофером Реном.

Почему он внезапно заговорил о госпитале?

— В чем дело, Хью?

Он, кажется, побледнел.

— Ты сказал отцу, что помолвка недействительна?

Он выглядел слегка пристыженным и смущенным, но, к облегчению Джо, утвердительно кивнул.

— Слава богу!

— Но я не смог отговорить его от поездки в Лондон. Он и мать скоро приедут из Девона.

— Ну... Я предполагаю, что они хотят познакомиться с Иви.

Хью вернулся к столу, где все еще лежали тарелки с нетронутой и холодной яичницей с беконом.

— Что-то мне расхотелось, есть, — сказал он. — Может, мне попросить Реджину приготовить что-нибудь быстрое и легкое, например, чай и горячие тосты, намазанные маслом? Как тебе такая идея?

— Да, конечно, спасибо.

Он исчез и вернулся через пару минут.

— Завтрак продвигается.

— Хью, до того, как Реджина и Иви придут сюда, я хотела бы получить несколько честных ответов на мои вопросы.

Хью ссутулился, потер подбородок и усмехнулся.

— Что ты хочешь узнать?

— Где ты учился?

Он выглядел озадаченным. Такого вопроса он явно не ожидал.

— Зачем тебе это?

— Пожалуйста... Мне хотелось бы знать.

— Хорошо, я окончил Итон.

— Отлично. — Она боялась, что именно таким будет его ответ. — А это кольцо с печаткой на твоем мизинце? На нем изображен тот же герб, что на заварном чайнике и чайных ложках.

— Ты очень наблюдательна.

— Это фамильный герб?

Он рассеянно поглядел на свой мизинец:

— Да.

Джо взяла накрахмаленную льняную салфетку со стола:

— Что значит начальная «Р»?

— Джо, ты ошиблась в выборе профессии. Ты должна бросить экономику и заняться юриспруденцией. Я чувствую себя так, словно меня подвергают допросу с пристрастием.

— А я чувствую себя лохом.

— Что?

— Человеком, которого преднамеренно дезинформируют или держат в неведении.

Беспомощно пожав плечами, Хью сказал:

— «Р» означает Ричестер. Мой отец, Феликс Стрикланд, граф Ричестер.

Она ощутила ком в горле.

— Значит... значит... Но ты все-таки не родственник королевы, правда?

— О боже, конечно, нет.

— Так, как тебя называют? У сына графа есть титул?

— В официальных кругах перед моим именем говорят лорд, но тебе не нужно волноваться об этом.

Да... Интересно, что лорд Хью Стрикланд думает на самом деле, о ее семье?

А она еще о чем-то размечталась! Какой же наивной она была!

— Жаль, что ты сразу не сказал мне обо всем, Хью.

— Но я не делал из этого тайны. Я просто не видел необходимости распространяться о моей семье. Титул достался мне по наследству. Я тут ни при чем.

Глубоко вздохнув, она сложила руки на груди.

— А что ты скажешь о своих родителях? Держу пари, что твой отец пришел в ужас, узнав, что ты собрался под венец с какой-то няней.

Хью сердито хмыкнул.

— Не знаю, утешит ли это тебя, но моему отцу не нравилась ни одна из девушек, с которыми я его знакомил. И первое место в его черном списке занимала Присцилла.

Джо мысленно поставила отцу Хью пятерку за хороший вкус.

— А кстати, о Присцилле, как насчет нее? У нее тоже аристократическое происхождение?

— Ее отец носит титул баронета.

Проклятье! Хью, вероятно, окружали одни аристократы. Неожиданно к ее глазам подступили слезы.

— Не могу поверить, что позволила себе попасть в такую ситуацию.

— Джо, не надо так расстраиваться!

— Почему нет? У меня есть причина, чтобы расстроиться. Неужели тебя не беспокоит, что твоя бывшая подруга расхаживает по Лондону, распространяя новость, что ты спишь с няней своей дочери.

— Я сомневаюсь, что у Присциллы хватит энергии заварить такую кашу.

Но Джо, не поверила ему. После четырех лет работы в офисе, где она была свидетельницей многих сломанных карьер, она понимала, что уязвленная ревностью женщина способна потратить массу усилий, лишь бы доставить сопернице кучу проблем.

— Джо, я на самом деле сожалею, что так получилось, — голос Хью звучал взволнованно. Его рука коснулась ее щеки.

Глаза девушки распахнулись.

Лицо его оказалось возле ее лица, он смотрел на нее так нежно, что Джо чуть не разрыдалась. А затем грустно улыбнулся ей:

— Мне невыносимо видеть, что ты расстроена. Ты такая солнечная девушка. Я хочу, чтобы ты была счастлива здесь.

— Не волнуйся обо мне, — растроганно прошептала она. — Все хорошо.

— Нет, ты не...

— Я приду в себя очень скоро.

Хью наклонился еще ниже и запечатлел быстрый поцелуй на ее лбу. Всего лишь братский поцелуй, но он был таким приятным. Джо глубоко вздохнула. А затем внезапно рука Хью скользнула на ее талию, и он подарил ей другой поцелуй в щеку. Уже совсем не братский.

Джо понимала, что должна оттолкнуть Хью. Прямо сейчас. Ни в коем случае нельзя допустить повторения того, что произошло между ними вчера вечером.

О боже! Она колебалась слишком долго.

Хью завладел ее губами и притянул ее к себе. Джо почувствовала всю силу его возбуждения, и все разумные мысли мигом улетучилось, а когда его руки скользнули ей под свитер и стали ласкать ее разгоряченную кожу, она и вовсе забыла обо всем на свете.

— Смотрите, кого я нашла! — раздалось вдруг рядом.

Хью и Джо испуганно отскочили друг от друга.

В комнату вошла Иви с огромным пушистым рыжим котом на руках.

— Киска, — произнесла она с сияющей улыбкой. Хью оправился первым:

— Ух, ты! Привет, киска! И где ты ее нашла?

— Под лестницей.

— Это кот Хамфри по кличке Мармедюк, так что будь повежливей с ним.

— А как ты думаешь, что я еще увидела?

Хью бросил быстрый взгляд на Джо.

— И что же ты увидела, дочурка?

— Твою рождественскую елку, папа. Пойдем, посмотрим, Джо, она такая красивая.

— Давай чуть попозже, — сказал Хью. — Реджина должна принести завтрак для Джо.

— А мне еще надо позвонить маме, — вспомнила Джо. — Я быстро. Через минуту я уже буду здесь.

Девушка постаралась убедить мать, что все идет прекрасно и что она очень, очень счастлива. Но едва она с облегчением повесила трубку, телефон зазвонил снова.

Джо запаниковала. Должна ли она ответить? А что, если это Присцилла или отец Хью? Наконец она решилась. Рука ее слегка дрожала.

— Резиденция Хью Стрикланда, — произнесла она сдавленным и тонким голосом.

— Ты, видимо, Джо, — сказал мужской голос.

— Да, верно. — Кто бы это мог быть?

— Я — Руперт Элиот, — представился человек. — Друг Хью.

Джо облегченно вздохнула. У него был приятный голос, интеллигентный и дружелюбный.

— Ты хочешь поговорить с Хью?

— В этом нет необходимости. Хью обещал приехать на нашу предновогоднюю вечеринку. Энн и я надеемся, что ты тоже сможешь приехать.

Он, должно быть, ошибся. Конечно, он же не знает, что она — няня.

— Я... я сейчас позову Хью, — пролепетала Джо.

— Мы с нетерпением ждем встречи с тобой, — добавил Руперт. — Хью звонил мне из Австралии и сказал, что ты очень помогла ему с маленькой Иви. И обязательно захватите с собой Иви. У нас тоже есть дети, и им будет хорошо вместе.

— Звучит прекрасно, — сказала Джо, чувствуя себя ошеломленной. — Спасибо. Большое спасибо!

— Тогда мы ждем всех вас в пятницу.

Когда Джо вернулась в столовую, Хью налил ей чашку горячего чая и намазал джемом тост. Она рассказала ему о телефонном разговоре и о приглашении, но он нисколько не удивился.

— Руперт — мой самый старый и лучший друг, — объяснил он. — Его шестимесячная дочь Феба — моя крестница. Если не ошибаюсь, я уже говорил тебе о ней.

— Он лорд, герцог или что-нибудь в этом роде, не так ли?

Хью усмехнулся:

— Он аристократ, но, если честно, ты никогда не догадалась бы. В нем нет ни капли снобизма.

— Он на самом деле очень мило побеседовал со мной по телефону.

— Энн, его жена, на самом деле замечательная. Она помешана на флористике и так же безумно любит Фебу.

Джо решила, что ей понравятся Руперт и Энн. Но что же, спрашивается, она наденет на их вечеринку?

Хью будто прочел ее мысли. Как оказалось, он уже спланировал набег на магазины.

И всю оставшуюся часть дня они провели в магазинах и эксклюзивных бутиках, которые располагались на всем протяжении Челси и Кингбриджа. Но не напрасно! Чего только они не купили, в том числе и два красивых зимних пальто для Джо и Иви и совершенно, божественное красное вечернее платье!

И, разумеется, все расходы Хью взял на себя!

И все время, пока они делали покупки, и потом, когда Джо уже лежала дома одна в темноте, слушая приглушенный звук автомобильного движения на Кингроуд, она вспоминала его поцелуи.

Через две недели она вернется в Австралию. А Хью останется с дочкой. Они так любят друг друга.

И третья лишняя им не нужна!



ГЛАВА ШЕСТАЯ


— Папа!

Голос Иви раздался в темноте, когда Хью уже покидал ее комнату.

— Тебе что-то нужно, детка?

— Ты можешь заправить мне одеяло?

— Конечно.

Недавно купленный ночник в форме мухомора стоял на ночном столике Иви, отбрасывая теплый розовый свет на кровать

— Ты же хорошо укрыта, — сказал он, подойдя к ней ближе. — Что я должен сделать?

— Папа, — занервничала Иви, — заправить одеяло не значит накрыть меня.

— Нет? А что это означает тогда? — Он снова на мгновение почувствовал себя беспомощным.

Иви выпятила вперед нижнюю губу, ее темные брови сдвинулись вниз, девочка хмуро посмотрела на отца.

— Ты должен знать.

— Должен?

Хью проглотил ком в горле. Он не мог вспомнить, чтобы его отец когда-либо подворачивал ему одеяло. Обычно это делала мама...

— Извини, Иви. У меня никогда не было маленькой дочки.

Она повернула голову в сторону двери, которая вела в комнату Джо:

— Джо знает, что сделать.

— Ну ладно, — Хью вздохнул. — Просто... потому что... потому что у нее есть маленькие братья и сестры. — Но Иви продолжала дуться, и Хью добавил: — Я бы очень хотел подоткнуть тебе одеяло, как надо, дорогая.

— Не называя меня так.

— Почему нет?

— Она называла меня так.

— Кто? Джо?

— Нет. Горилла.

Конечно, Иви имела в виду Присциллу. Хью с трудом смог подавить улыбку.

— Обещаю так тебя больше не называть, — торжественно заявил он. — А теперь расскажи мне, как Джо заправляет тебе одеяло.

Иви погладила кровать.

— Она садится сюда.

— О да, конечно, — сказал Хью, присаживаясь на край кровати.

— И она рассказывает мне сказку, но ты не должен рассказывать сказку.

Хью почувствовал облегчение. Рассказывать сказки он не мастак. И внезапно его озарило: ему вовсе не нужно расспрашивать дочку, что и как делает Джо.

— Я, кажется, знаю, что ты от меня хочешь, — сказал он.

— Что? — спросила она. Ее зеленые глаза радостно заблестели.

Хью взял ее за руку.

— Я должен съесть тебя, начиная с кончиков пальцев. — Он шутливо зарычал и начал покусывать ее пальцы.

— Нет! Не надо меня есть! — восхищено завизжала Иви.

— Нет? Тогда я должен щекотать тебя? — предположил он, щекоча ее бока.

— Нет, нет, — возразила она со смехом.

— Опять неправильно? — Он издал преувеличенно громкий вздох. — Ну, тогда, разу меня ничего не получается, я должен просто обнять и поцеловать тебя на ночь.

— Да! — с возбужденным криком она протянула руки.

И Хью обнял ее.

Его сердце разрывалось от любви и нежности. Она была его маленькой девочкой. Только его. Она была такой крошечной и теплой и пахла душистым мылом, которым Джо обычно мыла ее чувствительную кожу.

— Я люблю тебя, папа.

— Я тоже люблю тебя, детка.

Хью снова обнял ее, а потом опустил на постель, и девочка счастливо откинулась на подушки.

— Мне нравится, когда ты говоришь так.

— Детка?

— Да.

— Хорошо. Мне тоже. Буду так тебя называть. — Он поцеловал ее в лоб.

— Я так рада, что ты приехал и забрал меня. Эллен сказала мне, что ты приедешь, и я ждала тебя так долго.

Сердце Хью сжалось от боли.

— Я тоже рад, что нашел тебя. А теперь спокойной ночи! Спи крепко!

— Да.

Иви обняла единорога и закрыла глаза. Горло Хью сжалось от волнения. Как быстро эта маленькая девочка открыла ему свое сердце!

Отправившись к себе, он вспомнил, что обещал Джо позвонить Присцилле.

Но, подумав, решил отложить разговор на завтра. Ему ведь нужно тщательно подготовить речь, прежде чем позвонить, необходимо раз и навсегда отбить у Присциллы охоту лезть в его дела и оскорблять Джо.



Когда, в полдень следующего дня, он позвонил Присцилле, та, узнав его номер, сразу перешла в атаку.

— Привет, Хью, — промурлыкала она. — Какая приятная неожиданность! Что я могу сделать для тебя, любимый?

Он думал, что, как следует подготовился к этому разговору, но внезапно его способность концентрироваться — выручавшая его в деловых переговорах — дала сбой, и шестое чувство подсказало Хью, что ему надо быть настороже, уж слишком приветливо и дружелюбно разговаривала с ним Присцилла.

Она что-то затевает?

— Любимый, ты меня слышишь? — раздался голос Присциллы в телефонной трубке.

Она называла его любимым, когда они были вместе, но такое нежное обращение представлялось ему теперь абсолютно бессмысленным, и Хью стиснул зубы.

— Добрый день, Горилла, я надеюсь, ты уже успокоилась.

— Прошу прощения?

— Я сказал, что, я надеюсь, ты уже...

— Нет. Как ты назвал меня?

— Не знаю. Я звоню Присцилле, не так ли?

— Ты сказал «горилла».

Он действительно так сказал?

— Боже мой, нет! — возразил он. — Ни в коем случае. Ну и как твои дела?

— Я спокойна, как ясный полдень. Провожу время совершенно сказочно — пью чай в «Рице».

— Как мило!

Да, она действительно находилась в «Рице»; он даже слышал скрипичное трио, играющее Моцарта на заднем плане.

— Ты ни за что не догадаешься, кто сидит рядом со мной, — произнесла она ласковым тоном.

Хью отвлекся на секунду или две, пытаясь осмыслить ее вопрос.

— Ну и?

— Джо и Иви.

— Что?!

Его волосы встали дыбом. Сегодня утром Джо и Иви отправились в город осматривать достопримечательности.

Присцилла захихикала.

— Какое удачное совпадение, не правда ли? Я столкнулась с бедняжками, как раз когда они покидали Гайд-парк.

Было более вероятно, что она преследовала их.

— Хью, ты должен сказать своим иностранным знакомым, чтобы они никогда не выходили в Лондоне без зонтика. Бедняжки промокли насквозь и жутко замерзли. А малышка Иви рисковала подхватить пневмонию. Конечно, я настояла на том, чтобы они зашли в «Риц» и обсохли.

К этому моменту Хью уже схватил пальто.

— Как они себя чувствуют? — резко спросил он, вылетая из офиса с мобильным возле уха.

— Они в полном порядке, любимый. Джо наслаждается чашкой чая «Эрл Грей», а Иви поедает булочки и земляничный джем с кремом.

Хью догадывался, что эта забота скрывает под собой какую-то мерзкую причину, только пока не знал, какую. Но ему необходимо удержать Присциллу оттого, что она задумала.

Но пока Хью добрался до автомобиля, Присцилла сообщила:

— О, прости, Хью. У нас тут критическая ситуация. Иви нужно срочно идти в дамскую комнату. — И она повесила трубку.

Хью хотел тут же перезвонить ей, но понял, что, скорее всего, она не возьмет трубку. Поэтому надо побыстрее добраться до ресторана.

Ему было не по себе, но он старался уговорить себя, что опасения нелогичны и беспочвенны. Возможно, Присцилла и стерва, но злой ее не назовешь. К тому же что может случиться с Джо или Иви в «Риде», где полным-полно служащих, обученных следить за клиентами и проявлять внимание к любой их прихоти.

Подъехав к ресторану, он так резко затормозил, что наверняка облил водой из-под шин швейцара. Но славный малый, одетый в пальто, цилиндр и вооруженный огромным черным зонтиком, тем не менее, приветствовал его с фирменной учтивой улыбкой.

— Припарковать ваш автомобиль, лорд Стрикланд?

— Да, спасибо, — пробормотал Хью, протягивая ему ключи. У него не было времени для обычного обмена шутками, поскольку он уже бежал со всех ног через дождь к огромным вращающимся дверям.

Где Джо и Иви?

Он быстро окинул взглядом вестибюль и почти сразу заметил Присциллу. Она была одна.

Увидев его, она удивленно замигала.

— Хью, что ты здесь делаешь?

— Приехал, чтобы поговорить с тобой.

Его тон, должно быть, насторожил ее.

— Подожди, Хью. И не говори того, о чем можешь потом пожалеть. Сейчас, самое важное — найти твою дочь.

— Что?! — Хью застыл на месте. — Что, черт возьми, ты несешь?

— Бедный маленький ребенок! Я пытаюсь не думать о худшем, но, любимый, малышка Иви исчезла.

— Как?! — Хью закричал так громко, что несколько человек посмотрели на них. — Что ты сделала? — Он схватил Присциллу за руку. — Где Джо?

— Откуда я знаю, где Джо? — Она отскочила от него.

Все ясно, спорить с ней бесполезно.

— Где была Иви, когда ты последний раз видела ее?

Присцилла пожала плечами.

— Она пошла в дамскую комнату и не вернулась.

— Где дамская комната? Ты осмотрела каждую кабинку?

Она положила руку ему на бедро и прижалась к нему.

— Пойдем со мной, любимый. Я все покажу тебе.

Хью сбросил ее руку.

— Только следуй впереди, и побыстрее.

Когда они завернули за угол, то увидели Джо, идущую им навстречу. К его удивлению, она шла ровным шагом и не казалась особенно обеспокоенной.

— Ты нашла Иви? — требовательно спросил он. Но это был глупый вопрос. Конечно, если бы она нашла ребенка, то была бы не одна.

— Еще нет, — спокойно ответила Джо. — Но я уверена, что она скоро найдется.

Ее самообладание взбесило Хью.

— Как ты можешь быть настолько уверенной? Ты сообщила о пропаже девочки персоналу отеля?

— Да, и я уверена, что они найдут ее. Она, должно быть, отправилась осмотреть гостиницу.

— Как насчет полиции?

— Полиции? — Ее карие глаза удивленно округлились. — Я не хотела впутывать в это дело полицию.

Хью в ужасе запустил руки в волосы.

— Не могу в это поверить. — Он достал мобильный.

— Что ты делаешь?

— Звоню в полицию, конечно.

Джо схватила его за руку.

— Минутку, Хью. Успокойся. Иви отсутствует всего лишь десять минут. Не рано ли звонить в полицию? Она вернется с минуты на минуту.

Что случилось с милой, заботливой Джо?

— Как ты можешь быть столь чертовски легкомысленной?

— «Риц» — большая гостиница, и маленькая девочка просто заблудилась, — сказала она. — Но, к счастью, здесь много хороших, доброжелательных людей, которые будут счастливы, помочь ей найти нас.

И буквально, через несколько секунд Джо с улыбкой воскликнула:

— Смотри, я так и думала. Она здесь.

Хью обернулся и разразился нервным смехом. Иви шла по коридору, держась за руку и весело болтая с изящно одетой, мило улыбающейся пожилой дамой.

Увидев отца, она отпустила руку женщины и взволнованно помчалась к нему.

— Папа! — Она с размаху уткнулась ему в живот. — Что ты здесь делаешь?

Хью был так переполнен чувствами, что не мог говорить и лишь гладил дочку по голове.

Поблагодарив пожилую женщину, Джо опустилась на колени перед Иви:

— Где ты была? Мы повсюду тебя искали. Ты ужасно напугала папу.

Иви озадаченно пожала плечами:

— Горилла позвала меня, чтобы посмотреть большую рождественскую елку и велела мне спрятаться там. Она сказала, что это такая игра и что ты должна меня там найти. Но ты не пришла.

— Что за... — Хью огляделся вокруг в поисках Присциллы. Но она уже исчезла.

— Похоже, Присцилла все спланировала. — Девушка покачала головой, отказываясь до конца верить в то, что она сама говорила. — Она пыталась выставить меня в плохом свете, чтобы доказать, что я плохо забочусь об Иви.

— Зачем вы сели в ее машину?

Джо вздохнула.

— Извини, шел сильный дождь. Но у Иви пальто с капюшоном, так что она не промокла. Ладно, все уже, слава богу, кончилось. Поехали домой.

Когда они приблизились к тяжелым вращающимся дверям, Джо взяла Иви за руку, и Хью пропустил их вперед. Через стекло он увидел полицейского на пешеходной дорожке, разговаривающего с кем-то. Хью толкнул дверь и шагнул на улицу.

Полицейский сразу обратился к нему:

— Лорд Стрикланд?

— Да! — ответил Хью. — Что вам угодно?

— Мы получили сообщение, что ваша маленькая дочь пропала.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Джо проснулась от пронзительно звонящего телефона.

Что-то случилось? Что-нибудь серьезное?

У нее создалось впечатление, что этот чертов телефон, названивает все утро. И сны у нее, поэтому были какие-то беспокойные.

Снова зазвонил телефон. Джо спустила ноги на густой мягкий ковер и отправилась искать Иви.

Она нашла ее за обеденным столом, все еще в ее пижаме. Хью помогал ей очистить верхушку вареного яйца, которое стояло в ярко-красной, имеющей форму курицы рюмке для яиц.

Он адресовал Джо довольно мрачную улыбку, когда она зашла в столовую:

— Доброе утро!

Иви ликующе помахала ей ложкой:

— Мы начали завтрак без тебя.

— Жаль, что я проспала.

— Это настоящий подвиг, учитывая, что телефон беспрестанно звонит, — сказал Хью.

Выходит, она была права.

— А в чем дело? Что случилось?

Лицо Хью помрачнело.

— Выпей чашку чая, чтобы быть готовой столкнуться с сегодняшним днем.

— И что означают твои загадочные слова? — спросила Джо, взяв в руки серебряный заварной чайник.

Он не отвечал, продолжая сидеть с угрюмым видом и наблюдая, как Иви опускает ломтик тоста в вареное яйцо.

— Не томи, Хью, скажи мне, что случилось, — напряженность в его глазах испугала Джо. — Это касается меня?

— Боюсь, что так, — его взгляд упал на свернутую газету, лежавшую на обеденном столе.

Чайная чашка Джо со звоном стукнулась о блюдце. Нехорошие предчувствия наполнили сердце девушки.

— Только не говори мне, что про нас написали в газете! Неужели Присцилла все-таки обратилась в прессу?

— Не волнуйся. В газете написана совершеннейшая ахинея. Никто не воспринимает всерьез подобные вещи.

— Если никто не воспринимает всерьез, то почему так много звонков?

В этот момент в соседней комнате снова зазвонил телефон. Джо взглянула на Хью.

— Ты что, используешь автоответчик?

— Хамфри отвечает на звонки, — ответил Хью и, покосившись на газету, наклонился к Иви: — Детка, ты не хотела бы позавтракать внизу на кухне с Реджиной?

Девочка улыбнулась.

— И с Мармедюком?

— Да, Мармедюк обязательно там будет.

— Можно я возьму яйцо?

— Конечно.

— А Джо пойдет?

— Нет, Джо и я должны поговорить кое о чем.

От зловещего тона Хью у девушки похолодело в желудке. Как только он и Иви покинули комнату, она дрожащими руками взяла газету, и ей в глаза сразу бросился заголовок: «Дитя любви лорда Хью».

Присев на стул, она принялась читать. Каких только мерзостей в ней не было: и «запятнанная репутация», и «самоубийство брошенной лордом девушки», и «внебрачный ребенок, привезенный из Австралии», и даже «неумелая смазливая нянька, имеющая виды на богатого жениха, а потому умудрившаяся потерять пятилетнюю девочку в одной из самых солидных гостиниц Лондона»... Особенно ее возмутил абзац, где говорилось, что «влиятельное семейство пытается скрыть тот факт, что дитя любви Стрикланда, больная и хрупкая маленькая девочка, сильно обезображена...».

Нет! О боже! Опустив газету, Джо закрыла лицо руками. Как они посмели написать что-то плохое об Иви? Все было намного хуже, чем она боялась.

Каждая фраза, как удар ножа! Джо закрыла глаза, но из-под ее век потекли слезы. Обида и негодование бушевали в ее душе.

— Джо, не стоит так переживать. Нормальные люди не читают такие третьесортные газетенки.

Голос Хью заставил ее вздрогнуть. Она не слышала, как он вернулся.

Подняв глаза, Джо ткнула пальцем в лежавшую у нее на коленях газету.

— Это работа Присциллы, не так ли?

— Да, — признал он. — Я не ожидал, что она будет действовать так подло. Но больше этого не повторится. Вчера вечером я заключил с ней сделку.

— «Не повторится»! А что может быть хуже этого? — почти выкрикнула Джо, и рыдания сотрясли ее тело.

Хью тотчас подошел к ней и, притянув к себе, обнял.

— Я действительно сожалею, что так случилось, — проговорил он хриплым шепотом. — Но все уже в прошлом. А Присцилле гарантированы неприятные последствия. Она будет персоной нон грата среди наших друзей.

В дверь осторожно постучали. Хью обернулся.

— Да, кто там?

В комнату вошел Хамфри.

— Я переговорил с адвокатом, с которым вы попросили меня связаться.

— И что она сказала?

— Она боится, что успешный исход дела маловероятен, сэр, зато неприятностей и хлопот хоть отбавляй!

— Понятно, — зеленые глаза Хью сделались задумчивыми. — Не могу сказать, что я особо удивлен.

— Но почему? — не на шутку возмутилась Джо. — Ведь вся эта статья — ведро помоев.

— Да, ведро помоев, но, к сожалению, в статье есть некоторые правдивые факты.

— Факты? — вскричала она. — О каких фактах ты говоришь? Сплошная ложь!

— Спасибо, Хамфри, — сказал Хью, и его секретарь с учтивым поклоном головы удалился.

Нахмурившись, Джо оперлась бедром о стол и сложила руки на груди.

— Ну и где же твои факты.

— Например, самоубийство Линлей... — покачал головой Хью.

— Согласна, — медленно сказала девушка. — Но я не потеряла Иви вчера. И как можно было сказать, что она сильно обезображена! Разве можно говорить такое о красивой маленькой девочке.

— Полностью согласен. — Хью провел рукой по лицу и удрученно вздохнул. — Но ты можешь представить себе, как мы будем говорить в суде о том, была ли потеряна Иви или ее спрятали, а также о том, красивая ли она или обезображена?

— Нет, — дрожа, признала Джо. Хью прав. Все было бы слишком мучительно. — Я понимаю, что теперь придется жить с этой грязью. Кстати, а ты объяснил Присцилле, что наша помолвка — блеф?

Хью ответил не сразу.

— Мне кажется, что не стоит спешить, — наконец медленно сказал он. — Зачем сейчас отрицать наши свадебные планы. Как-никак скоро Новый год.

Джо сглотнула, пытаясь осознать услышанное:

— Какое отношение к нашей помолвке имеет Новый год?

Его глаза горели жаркой страстью. А губы сложились в знакомую, сводящую с ума улыбку:

— Между прочим, сегодня мы отмечаем важную дату. Мы знаем друг друга целую неделю, Джо.

Неделя! Неужели прошла только неделя? Ей казалось, будто она знала Хью всегда. Он все еще улыбался.

— Так что мы вовсе не поспешили, объявив о нашей помолвке, не так ли?

Конечно, он дразнил ее! Но Джо была не в настроении играть с ним в подобные игры. С раннего утра она находилась на грани нервного срыва, а он позволяет себе шутить с ее чувствами. Нет, нельзя ни в коем случае поддаваться на его провокацию. Лучше всего отплатить ему той же монетой!

Постаравшись скрыть, охватившие ее гнев и разочарование, Джо расправила плечи и взглянула в улыбающиеся глаза своего собеседника.

— Какая потрясающая идея! Почему бы нам не сделать официальное объявление о помолвке сегодня вечером, на вечеринке у твоего друга Руперта?

Как ни странно, Хью даже не улыбнулся. Наоборот, внезапно он стал удивительно серьезным. Румянец залил его высокие скулы, и он смотрел на Джо с такой нежностью, что у нее перехватило дыхание.

Пауза в их разговоре затягивалась.

— А сколько у нас еще времени до полуночи? — внезапно усмехнулся Хью и посмотрел на наручные часы: — Отлично! Еще целых четырнадцать с половиной часов. Куча времени для того, чтобы я успел сделать тебе предложение.

Джо нервно сглотнула. Их шутка зашла слишком далеко. Но пока она думала, как бы ей поязвительней ответить, послышалась трель звонка входной двери.

— Кто же это?

Джо, не пришло на ум, что это могли быть папарацци, скрывающиеся около дома Хью. Она подошла к окну и бросила взгляд на улицу.

— Джо, отойди подальше, — закричал ей Хью. Слишком поздно! За окном сверкнула яркая вспышка.

Она отскочила назад:

— Сожалею, Хью. Я не думала, что они соберутся здесь.

В прихожей раздался звук хлопнувшей входной двери, а затем мужской голос:

— Проклятые папарацци! Их нужно всех до одного четвертовать или бросить на съедение акулам.

— Но не тебе же этим заниматься, — послышался в ответ женский голос. — Не было никакой необходимости тыкать зонтиком в того молодого человека.

— О, — протянул Хью, и по его виду можно было подумать, будто он вынужден глотать горькое, но спасительное лекарство. — Сейчас ты будешь иметь удовольствие познакомиться с моими родителями.

— Уже? Я думала, что они приедут из Девона?

Хью напряженно улыбнулся:

— Так и есть. Вертолетом.

О, боже мой! Джо вытерла вспотевшие ладони о бедра и встала, чуть ли не по стойке смирно. Она чувствовала себя не готовой к встрече с графом и его женой.

Видимо, заметив ее состояние, Хью пересек комнату и подошел к ней.

— Ты выглядишь такой взволнованной, Джо. Не волнуйся, они полюбят тебя. Ты же невестка, которую они всегда хотели.

— Прекрати, Хью! Как ты можешь шутить с этим? — она вновь ощутила раздражение. Как бесчувственно было с его стороны дразнить ее сейчас, зная, что она находится в стрессовом состоянии! Даже если допустить, что родители Хью не читали заметку в газете, они наверняка слышали о ней, а значит, уже в курсе, что Джо — некомпетентная няня, умудрившаяся потерять их внучку, но зато успевшая запрыгнуть в кровать к их сыну.

— Хью, — прошептала она, ощутив внезапный приступ паники, — как мне называть твоих родителей?

— Зови их Феликсом и Ровеной, — прошептал он в ответ.

— Хью, кончай прикалываться!

Он усмехнулся:

— Или лорд и леди Ричестер, как тебе больше нравится.

Джо почему-то решила, что Хамфри постучит в дверь и объявит о прибытии лорда и его жены, но дверь распахнулась, и в столовую быстро вошла слегка полноватая женщина, так что у Джо, не было ни единого шанса успокоить свои трясущиеся колени.

— Хью, любимый!

— Мама!

Протянув к сыну руки, женщина приблизилась к Хью и заключила его в объятия.

Вслед за ней в комнату вошел лорд Ричестер — высокий, стройный, аристократическая утонченная версия своего сына. Лорд Ричестер за руку поздоровался с Хью и пробурчал:

— Мне пришлось прорваться через стаю стервятников, чтобы добраться до твоей двери.

Затем он направил пристальный взгляд на Джо.



ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Хью тут же вмешался:

— Мама, отец, я хотел бы представить вам Джоанну Берри. Как вы знаете, она любезно согласилась приехать со мной из Австралии, чтобы помочь ухаживать за Иви. Без нее я вряд ли справился бы.

Мать за руку дружелюбно поздоровалась с Джо.

— Я рада знакомству с вами, Джоанна. Очень великодушно с вашей стороны, что вы помогаете Хью.

— Ну, что вы, леди Ричестер! Иви такая замечательная девочка, что мне доставляет огромное удовольствие заниматься с нею, — сказала Джо.

— Рад встрече с вами, Джоанна, — более сухо произнес лорд.

Джо протянула ему свою руку.

— Я тоже, лорд Ричестер.

О боже, она чувствовала себя не в своей тарелке и совершенно не знала, о чем ей надо говорить.

— Моя дорогая, мне даже трудно представить, что вы сейчас думаете о британской прессе, — сказала мать Хью. — Я искренне сожалею, что вам пришлось читать столь возмутительную ложь.

Джо была готова ее расцеловать.

— Спасибо. Мне очень приятно слышать такие слова.

— Мы провели ужасное утро, — признал Хью.

— Проклятые таблоиды, — проворчал лорд. — Но не надо унывать, не дайте им одержать над вами победу. Вы же не собираетесь уезжать домой в Австралию из-за этого, не так ли?

— Пока нет, сэр.

— Джо даже не успела выпить чашку чая этим утром, — сказал Хью.

— Это просто безобразие! — возмутился его отец. — Давайте заварим свежего чая.

Хью улыбнулся.

— Сейчас я все организую.

Леди Ричестер бросила нетерпеливый взгляд на дверь, ведущую наверх.

— Я умираю от желания побыстрее познакомиться с Иви, — сказала она. — Девочка уже проснулась?

— Она сейчас на кухне, — сказал Хью матери. — Завтракает. Но я могу привести ее сюда.

Глаза его матери засияли.

— Да, пожалуйста.

Только после того, как Хью ушел, Джо вспомнила, что Иви была все еще в пижаме. Но, что еще хуже, она сидела на кухне с не расчесанными волосами, а все ее милое личико наверняка было перепачкано яйцом или джемом.

Если такое случится, я провалюсь от стыда сквозь землю, испугалась Джо. Родители Хью, возможно, готовы не обращать внимания на нелепые заявления в газете, но они будут менее снисходительны, когда увидят собственными глазами доказательства ее некомпетентности.

Вскоре послышался голос Иви, поднимающейся вверх по лестнице.

— Я на самом деле увижу свою английскую бабушку, папа?

— Да, разве ты не помнишь? Джо и я сказали тебе о ней вчера. Она ждет тебя.

— А она бабушка-волшебница?

— Она обыкновенная бабушка. Да, нет, что это я говорю, она, конечно, необыкновенная бабушка. И в некоторых делах настоящая волшебница.

Иви захихикала снова, в этот момент они с Хью зашли в столовую, взявшись за руки.

Несмотря на пижаму и непричесанные волосы, маленькая девочка выглядела замечательно. Ее лицо — спасибо Реджине! — оказалось умытым. И живые глаза искрились весельем.

Но когда Иви увидела родителей Хью, она остановилась как вкопанная, и Джо невольно вспомнила то утро, когда она и Хью прибыли в Агет-Даунс.

— Иви, — сказала Джо, ободряюще протягивая руку, — твои бабушка и дедушка специально прилетели в Лондон, чтобы познакомиться с тобой.

Но Иви будто приросла к полу. Она уцепилась за руку Хью и хмуро смотрела на бабушку и дедушку с безопасного расстояния.

Хью, похоже, не ожидал такой реакции от дочери и явно растерялся.

— Ну, давай, Иви, скажи «привет».

— Привет, — отозвалась девочка и опустила глаза вниз.

Джо решила, что ей пора вмешаться и попытаться сгладить неловкость ситуации.

— У меня возникла хорошая идея, — воскликнула она. — Почему бы нам не позвать бабушку наверх и не показать ей твою новую спальню? Заодно ты сможешь познакомить ее с Говардом и куколкой, а также покажешь ей свою новую одежду. — А про себя добавила: и я смогу причесать и приодеть тебя.

Иви несколько секунд молчала.

Маленькая плутовка, успела подумать Джо. Она играет с нами.

Но внезапно маленькая девочка порывисто шагнула вперед:

— Да, — сказала она, и глаза ее радостно засияли. — Это очень хорошая идея! — Она властно протянула руку слегка смущенной леди Ричестер. — Пойдем, бабушка! Я покажу тебе мою прекрасную новую спальню.



***

— Спасибо тебе за помощь, Джо. Просто и не знаю, что бы я делал сегодня без тебя, — произнес Хью, когда его родители уехали к друзьям, и он разлегся на диване, чтобы немного отдохнуть после бурного утра.

Джо свернулась калачиком в кресле напротив него.

— Да я ничего такого и не сделала. За что меня благодарить? — удивленно протянула она в ответ.

— Не скажи. Если бы не ты, мои родители не сумели бы так быстро найти общий язык с внучкой. Я, например, и предположить не мог, что они возьмут Иви с собой. Все-таки в первый раз увидели друг друга.

— Я их понимаю, им захотелось похвастаться такой очаровательной и умной внучкой, — ответила Джо. — Она их совершенно покорила. Здорово, правда?

— Действительно, все прошло, как нельзя лучше. И все благодаря тому, что ты взяла инициативу в свои руки.

— Просто у тебя замечательные родители. Я вначале правда немного боялась твоего отца, но потом поняла, что за аристократической холодностью скрывается доброе сердце.

— Это он с тобой был такой добрый, — усмехнулся Хью. — Ты бы видела, как мой отец обычно общается с моими подругами.

— Возможно, дело в том, что я не твоя подруга, — пожала плечами Джо. Хью хитро улыбнулся.

— Пока еще не моя. — Он поглядел на часы, стоящие на каминной полке. — До полночи осталось девять часов. Время быстро пробежит, Джо.

— Ты меня достал уже этой нелепой игрой, — возмущенно воскликнула девушка. — Еще раз скажешь об этом, и пеняй на себя.

— Ты что, не можешь подождать до ночи? Какая нетерпеливая! Неужели мне нужно сделать тебе предложение прямо сейчас.

— Ну, все, мое терпение лопнуло. Сам виноват! — С этими словами Джо схватила диванную подушку и швырнула ее в Хью, но промахнулась, и та, пролетев над его головой к столику за диваном, сбила на пол красивую фарфоровую вазу с красными розами.

Джо в ужасе всплеснула руками: мало того, что ваза раскололась на три части, так еще был залит водой белый пушистый ковер.

— Ой, что я наделала! Прости, пожалуйста. Это была, конечно, дорогая ваза? Я сейчас все уберу. — Она хотела побежать на кухню за тряпкой и совком, но Хью схватил ее за руку и притянул к себе.

— Подожди. Ваза уже все равно разбита. У нас есть дело поважнее.

— Ты имеешь в виду ковер? Я сейчас все сделаю.

— Не смеши меня. Вначале надо решить один жизненно важный вопрос. И немедленно.

— Какой?

Рука Хью легла на ее бедро. Девушка замерла, пытаясь понять, что произойдет в следующее мгновение.

— Джо, я безумно хочу тебя.

О боже! Этих тихо произнесенных слов оказалось достаточно, чтобы Джо начала возбуждаться.

Груди ее набухли, во рту пересохло... И она вдруг поняла: если Хью сейчас поцелует ее, ей не устоять... и они окажутся в постели.

— Нет, — смогла прошептать она. — Не надо.

— Пойдем наверх, — убеждал он, и его голос был сладким, как горячий шоколад. — Ты же хочешь меня, Джо. Правда?

Конечно, она его хотела, но разве можно забыть о том, что им нельзя быть вместе, слишком велика социальная разница между ними.

— Пожалуйста, нет. Отпусти меня! — Джо уперлась руками в его грудь.

К ее облегчению и к разочарованию, он послушался и отпустил ее.

Джо с трудом перевела дыхание.

— Думаю, тебе должно быть стыдно, лорд Стрикланд. Я приехала сюда вовсе не для того, чтобы заниматься с тобой любовью.

— Джо, не сердись. Просто будь честной с самой собой. И со мной.

— Сожалею, Хью, но посуди сам: разве я не имею права обидеться на тебя? Когда мы договаривались с тобой, секс не был частью нашего соглашения. Возможно, ты привык, что любая английская девушка, которая понравилась тебе, готова стать твоей подружкой, но, несмотря на то, что пишут ваши газеты, мы, австралийцы, не придаем особого значения титулам.

Хью некоторое время стоял молча, расправив плечи. Его грудь поднималась и опускалась, как будто ему было трудно дышать. Глаза его горели темным обжигающим огнем:

— А что, если бы я сказал, что люблю тебя?

О нет, не поступай так со мной! — мысленно воскликнула Джо. Она была настолько ошеломлена услышанным, что не смогла сразу придумать ответ.

В глазах Хью она читала неприкрытую страсть, отчего ей внезапно захотелось расплакаться.

Когда это случилось? И что ей теперь делать? У нее не было сил помешать Хью Стрикланду. Но если она уступит, он разобьет ей сердце.

С трудом, сдерживая слезы, она сжала губы и пробормотала, сама не понимая, к кому обращены ее слова: к Хью или к самой себе:

— Почему? Почему ты тот, кто ты есть?

— Что, черт возьми, это означает?

Она издала отчаянный, сдавленный вздох:

— Как было бы хорошо, если бы ты был обычным англичанином.

— И что бы изменилось? Ты согласилась бы подняться со мной наверх и заняться со мною любовью?

Джо нервно сглотнула.

— Да... возможно.

Хью нахмурился и озадаченно почесал затылок.

— Извини меня, мисс Берри, но ты не думаешь, что противоречишь сама себе?

Теперь настала очередь Джо нахмуриться:

— Нет, я так не думаю.

— Сначала ты говоришь мне, что не придаешь значения титулам, а теперь утверждаешь, что мой титул мешает тебе нормально общаться со мной.

Осознав, что его доводы разумны, Джо беспомощно развела руками:

— Нет никакого смысла обсуждать это. Я иду наверх. В мою комнату. Мне... мне нужно накрасить ногти для сегодняшней вечеринки.

— Понимаю... — скривился Хью. — Ты хочешь предстать в лучшем виде сегодня вечером.

Обуреваемая противоречивыми чувствами, Джо бросилась в свою спальню. Что с ней происходит? Всем сердцем надеяться на то, что у них с Хью будет роман, а теперь, когда у нее появилась возможность осуществить свою мечту, в страхе бежать от него, хотя и совершенно очевидно, что чувства его искренни.

Нет, она поступает правильно. Лучше кратковременная душевная боль сейчас, чем потом всю жизнь корить себя за проявленную слабость.

Хью путает желание с любовью! Очень скоро он придет в себя и поймет свою ошибку!

Придя к себе, Джо достала темно-красный лак для ногтей, который как нельзя лучше подходил к красивому платью, купленному Хью. Сегодня вечером она должна выглядеть бесподобно, чтобы соответствовать его аристократическим друзьям. Но руки девушки дрожали так сильно, что она была не в состоянии нанести ровный слой лака.

Отчаявшись, Джо схватила пузырек с лаком и кинулась вниз, на кухню, где Реджина гладила, слушая радио.

— Извини, что беспокою тебя, Реджина. — Джо немного замялась, а потом выпалила одним духом: — Я тут подумала, не могла бы ты помочь накрасить мне ногти?

— Дорогая моя, те времена, когда я красила ногти, давно прошли, но я все-таки попробую. Давай устраивайся! Я сейчас.

Выключив утюг и убавив звук радио, Реджина уселась за стол.

— Мне самой любопытно узнать, сохранила ли я былую ловкость.

— Спасибо! Так мило с твоей стороны, что ты согласилась. Я сейчас слишком волнуюсь, так что руки дрожат, — призналась Джо.

— Это ты что, из-за этой вечеринки в доме Руперта так переживаешь? Брось! — сказала Реджина, встряхивая пузырек с лаком. — Он прекрасный, добрейший человек. — И бросив проницательный взгляд на девушку, добавила: — Надеюсь, Присциллы там не предвидится?

Джо, не смогла сдержать улыбки.

— Не думаю, что эта особа осмелится там появиться. Она — в немилости. Если же явится, Хью прихлопнет ее чем-нибудь тяжелым, что попадется под руку.

— О, кажется, Хью наконец-то взялся за ум, — Реджина накрасила темно-красным лаком ноготь большого пальца правой руки Джо. — У тебя красивые руки.

— Спасибо!

Придирчиво взглянув на свою работу, домохозяйка торжествующе воскликнула:

— Взгляни-ка! Безупречно. Навык-то, оказывается, сохранился! Я еще могу делать маникюр. — Она снова окунула маленькую кисточку в пузырек. — А что касается твоего сегодняшнего визита в гости, то я тебе скажу так: расслабься, голубушка, и ни о чем не беспокойся. Просто наслаждайся отдыхом и веселой компанией! У меня хорошие предчувствия. Вот помяни мое слово, ты вернешься домой счастливой. А сама знаешь, как встретишь Новый год, так и его проведешь.



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Хью давно так не волновался, как теперь, когда Хамфри вез его с Джо и Иви к дому Элиотов. Ситуация, похоже, вырвалась из-под его контроля. Сила чувств, которые он испытывал по отношению к Джо, оказалась неожиданной для него самого. Он действительно в нее влюбился, и это открытие повергло его в шок. Он никогда еще не ощущал себя таким счастливым и в то же время таким измученным и беспомощным.

И откуда вдруг эта странная робость, охватившая его; он вел себя, будто подросток, добивающийся расположения девочки на школьном балу.

В течение прошлой недели Хью неоднократно убеждался в том, что девушка отвечает ему взаимностью. Он то ловил на, себе нежный взгляд Джо, то замечал, как она медленно заливается румянцем, когда он входил к ней в комнату. И когда он поцеловал Джо, ее тело ответило ему сладкой дрожью, которая не могла быть притворной.

И вдобавок он не мог не думать об удивительном контрасте между двумя девушками! Присцилла так любила его титул и деньги, что готова была пойти на все что угодно, лишь бы выиграть его в качестве мужа, как главный приз. А Джо, наоборот, отвергла предложенные им богатства!

— О, взгляни, Иви, — Джо с широко раскрытыми глазами смотрела в окно автомобиля. — Я думаю, это снег. — Она восхищенно посмотрела на Хью. — Это снег, да?

Пушистые белые хлопья кружились и мерцали в ярком свете уличных огней и фар.

— Да. Вы никогда не видели его? — удивленно протянул Хью.

— Нет, никогда, — ответили хором Джо и Иви, а Джо добавила еще: — Как красиво!

— Боюсь, что вам не удастся увидеть вид заснеженного Лондона, обычно снег сразу тает и становится слякотью, — Хью почувствовал необходимость предупредить ее.

Но девушка нисколько не огорчилась.

— Не имеет значения! Это настоящий снег. Теперь я смогу рассказать всем дома, что видела его.

Хью подавил тяжелый вздох.

Когда они доехали до дома Элиотов и вылезли из машины, белые хлопья все еще продолжали плавно кружиться вокруг них.

Затем дверь открылась, и навстречу им полились громкие звуки музыки. Опередив дворецкого, к ним выскочил Руперт и, широко улыбнувшись, пригласил их войти в дом.

Зрелище, представшее глазам Джо, поражало роскошью: великолепные люстры, увешанные гобеленами стены, зеркала, сверкающий паркетный пол...

Дворецкий Элиотов помог Иви и Джо снять пальто. Джо кивком головы поблагодарила и медленно повернулась, немного смущенная, кто знает, удастся ли ей почувствовать себе не лишней в этом обществе.

Хью замер, когда увидел Джо.

Она была прекрасна!

Платье словно специально было создано для нее. Его насыщенный темно-красный цвет оттенял ее каштановые волосы и естественно подчеркивал розовую нежность ее лица и восхитительную прелесть ее алых губ. Мягкая ткань платья облегала ее стройную фигуру. Глубокий разрез на боку и дразнящий низкий вырез невольно привлекали взгляд.

Изысканное сочетание сексуальности и скромности привело Хью в полный восторг.

— Что-то не так? — Джо слегка покраснела. — Тебе не нравится мой наряд?

Он попытался ответить, но его сердце так стучало, что он не смог произнести ни звука.

— А как насчет моего платья, папа? — требовательно спросила Иви, чтобы не остаться в стороне. — Хорошее?

Хью перевел взгляд с Джо на дочь в платье из изумрудно-зеленого бархата, который прекрасно шел к ее искрящимся зеленым глазам.

— Ты великолепна, детка. Вы обе выглядите... — Ему пришлось перевести дух. — Вы обе выглядите как принцессы. — Он обратился к стоявшему рядом другу. — Не правда ли, Руперт?

— У меня просто нет слов, — Руперт быстро оценивающе оглядел Джо с ног до головы. — Вы обе настолько красивы, что я просто не могу не пригласить вас обеих на танец. — Он повернулся к девочке: — Что скажете на это, юная принцесса? Вы согласны потанцевать со мной?

Иви внезапно засмущалась и посмотрела на Джо. Та ободряюще похлопала девочку по плечу.

— Иви волнуется, потому что не умеет танцевать, — объяснила она Руперту.

— Тогда я научу вас, — сказал хозяин дома с очаровательной улыбкой и протянул ей руку. — Идемте!

Хью и Джо остались вдвоем. К ним тотчас подошел официант с подносом, предлагая напитки — Джо выбрала себе шампанское, а Хью шотландское виски. Какое-то время они молча стояли вместе, наблюдая за тем, как Руперт кружил Иви по комнате. Лицо девочки сияло от счастья.

— А, вот вы где! — раздался голос поблизости. К ним подошла Энн Элиот. — Мы решили, что позволим детям побыть с нами в течение часа или около того, а затем няня отведет их наверх, — объяснила она. — Не волнуйтесь об Иви. Тут много детей, с которыми она сможет поиграть.

Затем Энн потянула их за собой и стала представлять Джо другим гостям. Все шло очень мило, все болтали, шутили, и никто не касался темы статьи в утренней газете.

А затем один из гостей, Джек Соамес, пригласил Джо танцевать.

После легкого колебания та ответила согласием. Оставшись один, Хью прислонился к мраморной колонне со стаканом виски, и стал наблюдать за танцующими. Один или два разу Джо кинула короткий взгляд в сторону Хью, но в целом она явно наслаждалась танцем. Как и ее партнер.

— Твоя Джо очаровательна, — раздался рядом голос Руперта.

— Сам не слепой, — огрызнулся Хью, чувствуя, что его захлестывает волна ревности.

Руперт удивленно поднял рыжеватую бровь.

— Ты не похож на себя сегодня вечером, старина.

Хью хмыкнул и пробормотал что-то нечленораздельное.

— Ты же, надеюсь, не беспокоишься из-за этого идиота журналиста.

— Нет, нисколько. Но бедняжке Джо досталось. И во всем виновата эта проклятая Присцилла.

— Говорят, что ее папаша, старый Майслей-Харт, потерял все свои деньги, — покачал головой Руперт. — Погнался за легкой прибылью и прогорел. С инвестициями надо обращаться поосторожнее.

Так вот чем объясняется неожиданная перемена в поведении Присциллы, вот почему она вцепилась в него мертвой хваткой, когда он вернулся из Австралии, подумал Хью. Виной всему — деньги.

— Должен сказать, что твоя маленькая Иви просто прелестна, — добавил Руперт в очевидной попытке успокоить друга.

На сей раз, он попал в точку.

— Она неподражаема, правда? Мне страшно повезло. До сих пор не могу поверить, что я отец. Мы так быстро привыкли друг к другу. Я ее обожаю.

Его друг хитро усмехнулся.

— Постой, постой, что-то я запутался, ты ведь говоришь о своей дочери?

— Естественно, — Хью почувствовал, что краснеет.

— Но если бы я говорил о Джоанне Берри, твой ответ был бы точно таким же, я не ошибаюсь?

Хью открыл, было, рот, чтобы возразить другу, но какой смысл? Они с Рупертом были знакомы с детства, и тот мог читать его как открытую книгу.

— Да, — тихо проговорил он, а затем одним глотком допил свое виски.

Руперт подозвал официанта, чтобы тот принес им напитки, и, когда оба взяли по бокалу, сказал:

— Если я еще не утратил свою способность составлять мнение о человеке по первому взгляду, то поверь мне, приятель, ты сорвал куш.

Хью нахмурился, но промолчал.

— Не притворяйся, будто не знаешь, о ком я говорю. Так ты любишь Джо?

Хью не смог устоять перед соблазном поговорить о женщине, в которую был влюблен.

— Да, я только не понимаю, что мне нравится в ней.

Руперт отпил глоток вина.

— Когда видишь перед собой такую прекрасную фигуру, трудно остаться равнодушным. И ты знаешь, я очень рад, что так произошло. Самое время. Ты ведь никогда прежде не чувствовал себя столь несчастным из-за девушки, не так ли?

—Ты прав, — помолчав немного, признался Хью. — Я люблю ее.

— А она знает о твоих чувствах?

— Да. Нет. Вроде бы, — он уставился на свой бокал в руке. — Я совершенно запутался, пытаясь признаться ей.

— Ладно, в таких делах спешка совсем не обязательна.

— На самом деле у меня нет времени. Она возвращается в Австралию в конце следующей недели.

Руперт удивленно поднял брови.

— Должен признать, что срок действительно небольшой и потому требует активных действий.

— Да. Здесь без фокуса не обойтись. Я обязан вытащить кролика из шляпы.

Хью вздохнул, когда почувствовал, что Руперт сжал его плечо.

— Будь осторожен, мой друг, — сказал тот. — Сделать предложение далеко не то же самое, что заключить контракт. Женщины плохо воспринимают, когда на них оказывается давление.



Джо никак не могла понять, что творится с Хью сегодня вечером. Почему он никого не приглашал танцевать и не развлекался? Странно, а она не сомневалась, что элегантный и очаровательный лорд Стрикланд будет в центре внимания.

Сама она проводила время очень весело. Находиться в таком прекрасном доме одетой в красивое платье, танцевать, беседовать с милыми, доброжелательными людьми — разве это не прекрасно? И никто не задавал щекотливых вопросов об их отношениях с Хью. Никто не упоминал о злополучной статье.

Неужели он на что-то обиделся? Может быть, ее шутки по поводу его брачного предложения вывели его из себя? Хотя врядли. Он ведь и сам же шутил. Подобные заявления нельзя воспринимать всерьез. Одно из двух, либо он пошутил, либо просто так пошло и грубо пытается соблазнить ее. Оба варианта не делали ему чести. Как же не хочется разочаровываться в нем! Однако Джо была бы слишком наивна и глупа, если бы думала, что оно было чем-то большим, чем сладкие слова, слетающие с языка опытного соблазнителя. Они живут в разных мирах, и их судьбам никогда не суждено соединиться.

А раз так, то почему бы сегодня ей не повеселиться. Кто знает, что ждет ее завтра? Грешно упускать такой уникальный для простой австралийки шанс хорошо провести время среди лондонских аристократов. Да она просто была обязана ради своих подружек из офиса запомнить каждую деталь, чтобы потом представить им доскональный отчет, когда она...

— Извините.

Голос Хью остановил ее мысли и оборвал танец на середине.

Джо вскинула голову, и их взгляды встретились. Его глаза. Зеленые. Прекрасные. И эти длинные, густые ресницы. О боже! Сердце Джо застучало в причудливом ритме, который совсем не совпадал с музыкой.

Хью обратился к ее партнеру:

— Сожалею, Хал, но твое время истекло. Теперь моя очередь.

Джо хотелось найти любой предлог, чтобы отказаться от танца и таким образом избежать близкого контакта с Хью. Может быть, сказать, что ей нужно проведать Иви?

Но Джо, не успела ничего сказать: ее партнер, вежливо извинившись, тотчас исчез и его место занял Хью. Он нежно, но крепко обнял ее и повел в танце.

Джо сразу стало трудно дышать. И хотя играли медленную музыку, и ей надо было лишь переставлять ноги, она стала то и дело спотыкаться на ровном месте.

— Извини, — сказал Хью. — Я, кажется, наступил тебе на ногу?

Она отрицательно качнула головой, слишком взволнованная, чтобы отвечать ему. О господи, почему она так бурно реагирует на Хью? Почему не в силах оставаться спокойной и здравомыслящей, такой, какой была только что, когда танцевала с другими мужчинами?

Видимо заметив ее состояние, Хью наклонился к ней, внимательно вглядываясь в ее лицо.

— Ты выглядишь немного бледной, Джо. Может, ты хочешь что-нибудь выпить?

— Да. Спасибо.

Наконец-то нашелся долгожданный предлог, чтобы прекратить танец. Хью обнял ее одной рукой за талию и повел в сторону от танцующих.

— Почему бы тебе не попробовать бренди? — Он искал глазами официанта. — Считается, что бренди обладает лекарственными свойствами.

Но Джо уже успела взять себя в руки.

— Мне не нужно бренди, спасибо. Немного воды, пожалуйста.

Хью, не говоря ни слова, покинул ее и почти сразу же вернулся назад с высоким хрустальным стаканом, заполненным водой со льдом.

Пока она небольшими глоточками пила воду, он хмурым взглядом наблюдал за ней.

— Здорово! Очень кстати, а то тут стало немного жарковато, — сказала она, судорожно пытаясь найти нейтральную тему для разговора. — Спасибо, что привел меня сюда; прекрасная вечеринка, Хью!

Он кивнул:

— Энн и Руперт мастера по организации всевозможных, в том числе и новогодних, праздников.

Внезапно Джо заметила, что какая-то молодая женщина стояла возле лестницы с группой детей.

— Полагаю, — обратилась она к Хью, — что это няня Элиотов, которая собирает детей, чтобы отвести их наверх. Пойду, найду Иви, мне необходимо убедиться, что она отправится спать вместе с остальными детьми.

— Хорошая идея! Я пойду с тобой.

Джо совсем не ожидала такой реакции от Хью. Иви играла с другой маленькой девочкой на другом конце танцевального зала.

— Но я не хочу идти спать, — воскликнула она, когда Джо и Хью подошли к ней.

— Все остальные дети уже идут наверх, — сказал ей Хью.

— Нет, я не хочу! — Иви выпятила нижнюю губу в характерной для нее манере.

Опять придется пускать в ход дипломатию, решила Джо.

— Неужели ты не хочешь увидеть свою постельку и немного поболтать перед сном с новыми друзьями?

— В общей комнате? — заинтересованно спросила Иви. — Как у Тилли и Грейс?

— Да, — кивнула Джо, сильно сомневаясь в том, что детская Элиотов будет хоть чем-нибудь напоминать скромную спальню, которую делили ее маленькие сестры.

Так или иначе, ее хитрость сработала, и Иви с новой подружкой отправилась осматривать свою спальню.

— После всего, что случилось на этой неделе, я удивлена, что Иви до сих пор помнит Тилли и Грейс, — сказала Джо, смотря, как дети поднимаются по лестнице.

Хью улыбнулся.

— Ты не можешь отрицать, что у тебя весьма, незабываемое семейство.

Что-то в его голосе заставило Хью насторожиться. Она пристально посмотрела на него, пытаясь найти ответ в его глазах, но увидела в них лишь грусть.

Слова сами собой выскочили из ее рта:

— Что-то случилось, Хью?

Он не выдержал ее взгляда и отвернулся.

— Мне нужно поговорить с тобой, Джо.

— Хорошо. — У нее внезапно перехватило дыхание. — Я слушаю.

— Не здесь.

Джо быстро осмотрелась по сторонам. Няня Элиотов и все ее маленькие подопечные были почти на самом верху лестницы. Справа Энн Элиот, усадив пожилую седоволосую женщину на стул, предлагала принести ей стакан хереса. Еще одна пара поблизости шумно смеялась над какой-то забавной шуткой. На Хью и Джо никто не обращал никакого внимания.

— Мы можем поговорить здесь. Нам никто не помешает.

— Нет, — сказал он, беря Джо за руку, — пойдем со мной наверх.

— Наверх? — сдавленным голосом пропищала она.

— На втором этаже есть небольшой зимний сад, я хочу кое-что показать тебе.

Джо нервно дернулась и попыталась отшутиться:

— Не самая оригинальная уловка, лорд Стрикланд. Что же там находится? Какое-нибудь редкостное растение, цветущее раз в сто лет?

Хью скривил рот, а затем дернул ее за руку.

— Не волнуйся. Я тебя долго не задержу. Мне хватит пяти минут. Обещаю, что не обманываю тебя.

— Ладно. В таком случае я согласна.

Они поднялись на второй этаж, Хью открыл первую дверь направо и провел Джо в зимний сад. В воздухе царил терпкий аромат цветов. Сверху, сквозь заснеженную стеклянную крышу, проливался бледный лунный свет.

— Ничего себе! — Джо даже забыла о своих волнениях. — Какая красота!

— Я так и знал, что тебе здесь понравится.

Но тут девушка обернулась к Хью и увидела блеск решительности в его глазах. Сердце ее взволнованно подпрыгнуло.

— Хью, зачем ты привел меня сюда? Надеюсь, ты не собираешься снова попытаться меня соблазнить?

Он умоляющим жестом сложил руки вместе.

— Не надо шутить, Джо. Сейчас я, как никогда, серьезен. Выходи за меня замуж!

Джо охватила паника.

— Опять ты за свое! Я же просила тебя больше не говорить об этом. Мне твои шутки уже надоели. Сам прекрасно знаешь, что между нами ничего не может быть. Спасибо, что показал мне это чудное место. Здесь потрясающе красиво, но давай не будем мучить друг друга. Пойдем вниз!

— Я люблю тебя.

— Не говори так!

— Почему я не могу любить тебя? — Хью подошел к ней совсем близко. — Ты самое настоящее чудо, Джо Берри!

Ей не следует слушать его искушающие слова.

— Ты, кажется, забыл, какая у нас ситуация. Через неделю, я уеду домой, в Австралию, и мы расстанемся с тобой навсегда. А здесь я оказалась только потому, что пообещала тебе помочь на первых порах с Иви. Но с каждым днем ты общаешься с ней все уверенней и уверенней, так что скоро вполне сможешь справиться и без меня.

Он ласково обнял ее за плечи.

— Какое отношение это имеет к моей дочери? Я хочу жениться на тебе, потому что не могу с тобой расстаться.

Джо хотелось плакать. Неужели ее мечта осуществилась? Но ей по-прежнему не верилось, что все это правда. Слишком нереальным было предложение Хью.

— Почему ты не веришь мне? — прошептал он. Джо вырвалась из его объятий и отступила на два шага назад.

— Ты спрашиваешь, почему? Да потому, что все это слишком похоже на сказку... Я — Джо Берри из маленького австралийского городка Бинди-Крик, а ты... ты — волшебный принц. Я чувствую себя Золушкой, попавшей на бал. Это великолепное платье, твои друзья... Я ведь простая няня, и мне следует заниматься Иви, а не выслушивать пусть и прекрасные, но лишенные всякого смысла слова о твоей якобы любви. Нам обоим нужно успокоиться и принять единственно разумное решение. Мы с тобой не пара.

Хью в ужасе запустил руку в волосы.

— Ты что, начиталась этой проклятой газеты? Почему ты принижаешь себя?

— Все гораздо проще. Я реалистка и стараюсь смотреть на жизнь без розовых очков.

— О каком, к черту, реализме ты говоришь? Посмотри на подарок, который я приготовил для тебя!

Хью достал что-то из нагрудного кармана. В полумраке зимнего сада было трудно разглядеть то, что он держал в руке, но затем он немного придвинулся к Джо, и она безошибочно уловила блеск драгоценных камней.

Она замерла, не в силах поверить самой себе.

— Взгляни, это обручальное кольцо моей бабушки, — сказал он. — Я никогда не предлагал его другой женщине, но я очень хочу, чтобы оно стало твоим, Джо.

Такого просто не могло быть! Она явно грезила наяву! Неужели все это происходит на самом деле!

— В нем пять камней, — продолжал Хью своим низким, красивым голосом. — Три бриллианта и два рубина. Согласно легенде, которую моя бабушка любила рассказывать, эти пять камней означают пять слов: «любовь», «верность», «семья», «дети» и «счастье». Пять понятий, на которых держится жизнь человека.

Зимний сад поплыл перед ее глазами.

— Джо, — прошептал Хью, — пожалуйста, скажи мне что-нибудь.

Она сказала первое, что пришло ей в голову:

— Я думаю, что на этот раз ты зашел слишком далеко.

— Что? — Коробочка с кольцом задрожала в его руке. — Ты же не думаешь, в самом деле, что я шучу.

Джо судорожно прижала ладонь к груди.

— А что же еще? Подумай хорошенько сам, Хью. Ты уже однажды говорил со мной о помолвке, хотя вовсе не думал о ней всерьез. Разве можно говорить о любви людям, которые знают друг друга всего лишь неделю. Тебе не кажется, что у тебя появилась плохая привычка — слишком поспешно принимать решения. Как я могу быть уверена, что ты не разыгрываешь меня?

Хью нетерпеливо замотал головой:

— Да что ты такое говоришь? Какой розыгрыш? Неужели я стал бы шутить, предлагая тебе выйти за меня замуж! Это ведь чрезвычайно ответственное решение в жизни, Джо. Я не собираюсь жениться дважды. И выбираю себе жену на всю оставшуюся жизнь.

Однако Джо по-прежнему не хотела верить его словам.

— Мне кажется, что ты выдаешь желаемое за действительное. Я, конечно, не спорю: вполне возможно, ты чувствуешь ко мне физическое влечение. В этом нет ничего удивительного, тем более что мы с тобой живем под одной крышей, и естественно возникают всякого рода эротические мысли. Именно поэтому я и хочу, чтобы ты подумал, прежде чем будешь говорить в следующий раз такие громкие слова. Если бы ты сейчас пытался меня соблазнить, в этом было бы больше смысла. Я бы нисколько не удивилась. Ты — мужчина, я женщина. Инстинкты часто управляют людьми. Разве ты не понимаешь этого? Попробуй взглянуть на ситуацию моими глазами. — Конечно, Джо пыталась рассуждать здраво. Почему же он был таким упрямым? — Разве ты не понимаешь, что все происходит слишком поспешно? — Она поняла, что настал момент выложить свой последний и самый сильный «козырь»: — В конце концов, в твоей спальне все еще стоят вещи Присциллы.

Хью нахмурился.

— Когда ты была в моей комнате?

— Сегодня днем.

Джо зашла туда после того, как Реджина накрасила ей ногти. Ей внезапно захотелось извиниться перед Хью за свое поведение, за то, что она отвергла его. И, кроме того, решила сказать ему правду, правду, которую она тщательно скрывала даже от самой себя... А именно сообщить ему, что она передумала и больше не отвергнет его, если он вновь захочет близости с ней. Ибо не могла больше отрицать очевидного: она страстно желала его.

Когда девушка не нашла Хью в зале, она поднялась наверх и зашла в его спальню...

— У тебя все еще стоит коробка с вещами Присциллы на полу у двери спальни, — сказала она ему теперь. — Ее имя написано очень четко на боку коробки.

Хью тихо простонал:

— О господи, неужели эта Присцилла будет теперь вечно преследовать меня и мешать моему счастью. Хамфри собирался отправить ей эту коробку домой, но все эти звонки по телефону и шумиха в прессе, видимо, отвлекли его. Мне жаль.

— А мне не жаль. Коробка стала своеобразным знаком, предупредившим меня, что я могу совершить глупость, если буду следовать лишь моим чувствам.

Хью нетерпеливо замотал головой.

— Да я никогда не любил Присциллу, Джо. Еще до того, как мне стало известно о существовании Иви, я понял, что у наших отношений с Присциллой нет будущего.

— Не буду спорить. Возможно, все происходило именно так, как ты говоришь. Но посуди сам, раз ты уже успел разлюбить Присциллу, то почему этого не может произойти и со мной. Вдруг через месяц-другой ты заявишь, что у наших отношений тоже нет будущего, — сказала Джо. — Где гарантия, что возле твоей спальни не появится коробка с моими вещами в ожидании, когда Хамфри доставит их мне? — Она сглотнула, и надоедливые слезы навернулись на глаза: — Извини, Хью. Но я не готова играть в такие азартные игры.

В лунном свете Джо увидела, как напряглось его лицо.

— Это твой окончательный ответ? — спросил он.

Все ее существо требовало сказать «нет».

Хью стоял неподвижно. По-английски сдержанный и суровый, он выглядел необычайно сексуально.

— Это твой окончательный ответ? — повторил он.

Джо открыла рот, чтобы сказать «да», и не смогла произнести ни слова. Она вспомнила свою маму и ее заветную мечту, из-за которой девушка прилетела сюда в Лондон с Хью. А затем ей вновь представилась коробка, набитая ее вещами и с надписью «Джоанна Берри» на боку, сделанной черным фломастером.

— Да, — произнесла она. — Это мой окончательный ответ.

Хью посмотрел на кольцо в своей руке и зажал его в кулаке.

— Прости, что отнял у тебя время, — с мрачным, напряженным лицом он положил кольцо в карман.

Хью шагнул к ней, будто хотел поцеловать ее или обнять, но потом передумал и, ничего не сказав, развернулся и оставил ее одну.

В залитом лунным светом зимнем саду Джо со слезами на глазах смотрела, как он уходил, и спрашивала себя, как же она будет встречать Новый год без него.



Мама позвонила Джо несколько дней спустя.

— Как у тебя дала, любимая?

— Потрясающе! Лучше не бывает, — Джо с волнением и тоской услышала голос матери. — Я здесь прекрасно провожу время.

— Странно. Твой голос звучит не слишком счастливым.

— Должно быть, помехи на линии. Нет, ты не волнуйся! Все хорошо, мама. Иви тоже довольна. А как ты и все остальные?

— О, мы все тут живем как обычно. Новостей немного. Самая важная, тебя опечалит: Эрик сломал руку. Глупый ребенок спрыгнул с дерева, пытаясь напугать Грейс.

— О боже! Бедный Эрик! Я надеюсь, ему не очень сейчас больно.

— Ничего, жить будет. Уже бегает вовсю, с рукой в гипсе.

— Передай, что я люблю его. Передай всем, что я скучаю.

— Конечно. Так... что ты будешь делать, Джо?

— Ну... Я здесь помогаю, стараюсь все организовать для будущей жизни Иви.

— Организовать? Что ты имеешь в виду?

На прошлой неделе Джо целыми днями возилась с Иви и постепенно готовилась к своему отъезду. К счастью, Хью также развил кипучую деятельность и почти не обращал на нее внимания.

— Например, то, что Хью отвел Иви к Саймону Холлоусу, лучшему ожоговому специалисту Лондона. Он школьный друг Хью. Ты бы только видела, с какой нежностью и теплотой он разговаривал с Иви. Удивительно добрый и хороший доктор. И он немного успокоил Хью, пообещав ему, что, когда девочка немного подрастет, сделает ей пересадку кожи.

— Бедная маленькая лапочка. Ей придется пройти через все это.

На другом конце линии послышался звук пододвигаемого стула, и Джо живо представила, как ее мать присела, чтобы ей удобнее было разговаривать.

— Так ты ездила к доктору с ними, не так ли? — спросила Марджи.

— Да, Хью попросил меня.

— Это очень хорошо, любимая.

Подобные намеки разбередили душу Джо. И она постаралась, как могла, развеять романтическую мечту Марджи о романе между ее дочерью и красивым и богатым английским джентльменом. Она рассказала ей о деньгах Хью и о его аристократическом происхождении, о Присцилле и тех гадостях, которые она успела им сделать.

Что еще нужно, чтобы вернуть мать с небес на землю?

— Я забыла рассказать тебе еще одну новость, — произнесла она в заключение своего монолога, надеясь увести нить беседы подальше от неудобной темы. — Мы нашли школу для Иви. Потратили три дня, осматривая все школы, которые рекомендовали друзья Хью, и нашли подходящую, в нескольких улицах от его дома.

— Прекрасная новость. Иви понравилось?

— Да, она не может дождаться, чтобы начать учиться. Видела бы ты ее лицо, когда она узрела маленьких английских детей в их школьной одежде. Девочки носят небольшие зеленые спортивного кроя куртки и плиссированные юбки и гольфы. А мальчики носят очень симпатичные зеленые кепки. Я думаю, что Иви хотелось бы привезти домой одного из мальчиков, чтобы держать его как домашнее животное.

Громкий смех раздался на другом конце линии.

— А сегодня мы закончили собеседование с новой няней, — быстро добавила Джо.

— Вот как? — в голосе Марджи отчетливо послышалось напряженное удивление.

— Было так сложно выбрать. Мы нашли много подходящих девушек, но я думаю, что Иви будет на самом деле хорошо с той, которую мы выбрали.

— Так что, ты едешь домой? — Марджи даже не пыталась скрыть свое разочарование.

— Конечно! Мой отпуск почти закончился, и мне пора возвращаться. Надо выходить на работу. Я уже сказала тебе, что вылетаю в субботу.

— Мне казалось, что Хью попытается убедить тебя остаться.

— Нет, — резко ответила Джо. Слишком резко, но она ничего не смогла с собой поделать. Обсуждение Хью не было ее любимой темой для разговора.

— А он пробовал? — поинтересовалась Марджи.

— Нет.

— Я не верю тебе.

О, черт! Джо, не хотелось вновь страдать, рассуждая об этом.

— Ладно, твоя взяла. Он действительно пробовал уговорить меня остаться... И не как няню Иви. Он даже предложил мне выйти за него замуж. Но я не согласилась, мама.

— Джо!

— У нас бы ничего не вышло! Хью быстро опомнился бы и понял свою ошибку.

Внезапно Джо почувствовала сзади себя какое-то движение, она обернулась и увидела Хью в дверном проеме. Девушка ощутила прилив паники, ее грудь болезненно сжалась, на щеках выступил румянец. Как долго он стоял там?

Хью оперся плечом о косяк и засунул руки глубоко в карманы брюк.

Выражение его лица разобрать было невозможно.

О боже!

— Ты уверена, что он хочет, чтобы ты уехала домой, любимая?

Джо едва слышала голос мамы, которая о чем-то спрашивала ее. Поймав на себе пристальный взгляд Хью, Джо в ужасе крутила телефонный шнур пальцами.

— Д-да. Скоро приеду, — сказала она.

Она не слышала, о чем говорила мать, но догадаться было нетрудно. И пообещав скоро приехать, Джо сказала правду. Ни разу за всю неделю Хью не повторил попытку убедить ее остаться. Он больше не говорил с ней об обручальном кольце и своих чувствах. Учтивый, вежливый английский джентльмен... и только!

Впрочем, какой он джентльмен! Нехорошо подслушивать чужой телефонный разговор. И теперь, судя по его взгляду, он собирался ее как-то шантажировать!

Громкий вздох раздался на другом конце линии.

— Мы не должны разговаривать слишком долго, мама, — произнесла Джо, снова быстро взглянув на Хью. — Этот разговор обойдется тебе в целое состояние.

— Пока я не забыла, поблагодари, пожалуйста, Хью за прекрасное письмо, которое он послал нам.

Джо вновь посмотрела на Хью и увидела в них столько нежности и любви, что ее сердце забилось сильнее.

— О чем ты говоришь? Какое письмо?

— Да. Хью прислал нам прекрасное длинное письмо. Он, должно быть, написал его на прошлой неделе, но оно пришло только вчера.

— Как... как мило. Хорошо, я поблагодарю его.

Но ее мать продолжала разглагольствовать.

— Он поблагодарил нас за рождественский ужин, на который мы его пригласили. Написал, что это было его лучшее Рождество в жизни. И, представляешь, он пригласил нас всех в Англию.

— Ты шутишь!

— Нет, абсолютно серьезно. Он сказал, что нам понравится их семейная ферма в Девоне. И даже взял на себя труд описать, чем каждый из нас сможет там заняться.

— Чем... чем заняться?

— Ладно... Сейчас прочитаю, — послышалось шуршание бумаги. — Вот. «Брэд и Ник попробуют свои силы в поло, потому что они хорошие наездники...» Так это я пропускаю. «Билл и Эрик могут научиться плавать на яхте... а Тилли и Грейс, несомненно, понравятся маленькие пони» А еще он написал, что если мы приедем весной, то увидим много луговых цветов и побываем на сельском рынке, который мне должен понравиться. А еще у него есть отличное место для ловли форели. Твой папа, обещает он, останется доволен.

Джо бросила быстрый испуганный взгляд через плечо. Но в дверном проеме никого уже не было. Хью ушел так же тихо, как и появился.

— И что, он назвал всех по имени?

— Вот именно! Всех до одного. Разве он не чудо? — раздался в трубке голос мамы.

— Ага.

Джо, не могла поверить в это. Ни один из ее друзей в Брисбене никогда не был способен запомнить имена всех ее братьев и сестер. А Хью провел один день с ее семьей. Один день и тем не менее, запомнил их всех — Ника, Брэда, Билла, Эрика, Грейс и Тилли.

Ладно, не надо обольщаться! У него просто превосходная память на имена.

— Ладно. Давай прекратим этот бесполезный разговор. Я ведь скоро уеду отсюда. Извини. Мне жаль, что я разочаровала тебя и что вы не приедете сюда, — проговорила Джо, стараясь не выдать своего волнения.

— Да, — вздохнула Марджи.

— Мама, я очень хочу увидеть вас всех.

На другом конце линии воцарилась тишина.

— Мама, ты тут? Я хотела попрощаться с тобой.

— Хорошо. До свидания, любимая!

— До свидания! Уже очень скоро я увижу вас всех.

— Да. Хорошо тебе добраться, — голос матери был таким удрученным, что Джо, повесив трубку, разрыдалась.



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


— Никаких долгих прощаний в аэропорту, — настаивала Джо. — Я не хочу расстраивать Иви.

Неохотно, но Хью с ней согласился.

Он видел, как глаза Джо наполнилась слезами, когда она обнимала Иви в последний раз. Видел ее напряженное белое лицо, когда она протянула ему на прощание руку. Видел ее ссутулившуюся спину, когда она шла к автомобилю за Хамфри.

Джо, не оглянулась и не помахала им ни разу, даже когда села в машину и та, быстро набрав скорость, исчезла за углом.

Они решили, что Хамфри отвезет ее в Хитроу, а Хью останется с Иви, и они будут вместе играть с заводной розовой свинкой, которую он купил ей неделю назад.

Но как он мог играть с дочерью, когда сердце его было разбито? Особенно если ребенок упорно говорит на запретную тему и постоянно спрашивает у него, когда вернется Джо.

— Я не хочу новую няню. Пусть вернется Джо, — повторяла она без конца.

— Тебе понравится Салли, твоя новая няня, — успокаивал ее Хью, пытаясь придать своему голосу уверенность, которой у него не было.

Нижняя губа Иви угрожающе надулась.

— Но я люблю Джо.

— Джо ведь все объяснила тебе, детка. Ей надо ехать домой в Австралию. Давай лучше поиграем с этой замечательной толстой свинкой. Разве она не забавная? Я думаю, нам стоит взять еще и Говарда...

— Я не хочу, чтобы Джо уезжала в Австралию, — пробурчала Иви, отодвигая желанную еще недавно игрушку. — Пусть Джо живет с нами.

— Ах, ты нехочуха моя! — Хью уже спрашивал себя, что ему делать, если дочь устроит истерику.

— Почему ты отпустил ее, папа?

Он не был готов к этому вопросу:

— Я не знаю, — хрипло прошептал он.

Иви посмотрела на него любопытными зелеными глазами:

— Папа, ты плачешь?

— Нет.

— Ты плачешь.

— Нет, нет. — Хью часто замигал. — Просто что-то попало мне в глаз.

Обеспокоенная Иви вскочила на ноги и приблизила почти вплотную к отцу свое маленькое личико, так близко, что их носы почти соприкасались. Девочка с тревогой посмотрела в его глаза.

— Ты грустный, — сказала она. — Очень грустный.

— Немного.

— Потому что Джо уехала? Разве она не любит нас?

— Я уверен, что она любит нас, детка, но она любит еще и свою семью.

— Она любит Тилли и Грейс больше нас?

Хью слабо улыбнулся и крепко обнял Иви:

— Джо любит нас с тобой больше всех на свете.

— Тогда не волнуйся, папа. Она обязательно вернется.

— Нет, детка, ты должна это понять: Джо больше не вернется.

Глаза Иви сделались огромными.

— Она пропала насовсем?

— Да, — вздохнул Хью.



Сидя на заднем сиденье автомобиля, Джо смотрела на проносящиеся мимо дома. Последний взгляд на прекрасный город. Больше у нее не будет возможностей посещать замечательные музеи Лондона, художественные галереи, концертные залы или просто бродить по его улицам. Никогда больше она не пойдет гулять с Иви по набережной Темзы и не отправится на Кингроуд, чтобы купить девочке конфеты в небольшой кондитерской лавке на углу.

Но самое ужасное заключалось в том, что она никогда больше не увидит Хью и Иви.

Последняя страница ее лондонской истории перевернута... И вот она — горькая реальность. Если Хью и создал эту сказку, то, чтобы продлить ее, он должен был помешать ей уехать. Он должен был поступить как в кино — побежать за ней, схватить за руки и поклясться в вечной любви к ней. Любым способом доказать, что он и в самом деле любит ее.

Вместо этого он помахал ей рукой.

И сказал «до свидания» с сухим поклоном головы. По-английски!

Черт побери! Джо задрожала, и горькие слезы отчаяния побежали по щекам. Все кончено, они расстались... А ведь она так любила его! Боже, как она любила его! Любила смотреть на него, любила разговорить с ним, любила вдвоем заботиться об Иви. Любила его друзей, родителей, слуг, любила его город...

Джо любила все, что было связано с Хью Стрикландом.

Снова хлынули слезы, девушка полезла в карман за платком, чтобы вытереть лицо. Неожиданно вместе с платком она вытащила из кармана какой-то конверт. Сверху на нем было написано одно единственное слово: «Джо!» Она сразу узнала почерк Хью.

Ее сердце на мгновение остановилось, а затем забилось как бешенное. Внутри конверта оказался сложенный вчетверо лист бумаги и что-то еще, выпуклое. Дрожащей рукой она вытащила этот странный, но почему-то знакомый ей по форме предмет...

Кольцо! Обручальное кольцо бабушки Хью. Ее руки задрожали так сильно, что девушка чуть не выронила кольцо, поэтому поспешила надеть его на палец и развернула листок.


Джо!

Я безумно люблю тебя. Понимаю, что тебе трудно поверить мне, ведь все произошло так быстро... Как же мне убедить тебя?

Если бы ты согласилась стать моей женой, я был бы самым счастливым человеком на всем белом свете и сделал все от меня зависящее, чтобы и ты была счастлива со мной.

Если когда-нибудь ты захочешь вернуться ко мне, тебе нужно всего лишь надеть на палец кольцо и приехать в мой дом. И я буду твоим навсегда.

А если ты вернешь мне кольцо, я пойму, что ошибался и ты меня не любишь. Хью.



— Свиньи едят совсем не то, что единороги, — терпеливо объяснял Хью Иви.

Его дочь, нахмурившись, смотрела на него.

— Почему нет? — Она не любила, когда с ней не соглашались.

— Да потому, что они едят разную пищу.

— Единороги едят траву. А свиньи что едят?

— Ну, как тебе сказать, да они почти все едят.

Озорная усмешка появилась на лице Иви:

— Как ты.

— Ты обозвала меня свиньей?

Девочка захихикала.

— Да, ты как свинья, папа. Ты ведь ешь все подряд.

— Извини. Но я думаю, что у тебя сейчас будут большие неприятности. Маленьких девочек, которые называют своих пап свиньями, нужно щекотать.

— Нет.

— Я вынужден защекотать тебя до смерти.

— Нет! — снова вскрикнула Иви.

Но уже в следующую секунду игрушки полетели в сторону, и Хью принялся щекотать дочку. Та смеялась и визжала.

— Здесь частная вечеринка или любой может присоединиться? — раздалось вдруг в комнате.

Хью замер. Неужели это ему не послышалось? Он обернулся. Джо стояла наверху лестницы, возле двери в комнату Иви.

Лицо Джо, обрамленное каштановыми волосами, было бледным, с воспаленными пятнами румянца, но на губах ее застыла несмелая улыбка.

— Джо! — закричала Иви. — Джо! Я же говорила тебе, папа, что она вернется!

Хью стремительно пересек комнату и обнял Джо.

— Ты вернулась!

— Я люблю тебя, Хью, — зашептала она в ответ. — Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя...

Смеясь, он сжал ее лицо руками и принялся покрывать его быстрыми, нежными поцелуями...

— Папа! Перестань, ты обнимаешь Джо слишком сильно! Ей больно, наверное, — нетерпеливые маленькие руки теребили их одежду.

Они посмотрели вниз на Иви, как будто оба только что проснулись.

— Ах, детка, — сказал Хью. — Почему бы тебе не спуститься на кухню и не спросить, не приготовила ли Реджина чай для тебя?

— А она сделала шоколадный пирог?

— Возможно. Сходи и спроси ее.

— Хорошо. Я поняла, — наверху лестницы Иви обернулась и посмотрела на них. — Только убедись, что Джо, не уйдет снова.

— Не волнуйся, Иви, я останусь, — заверила ее Джо.

Когда девочка ушла, они слились в поцелуе, жадном, страстном и неторопливом, — поцелуе, в котором, наконец, выразили всю свою взаимную любовь.




Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ