Кто напал на парикмахера? (fb2)


Настройки текста:



Дональд Соболь Кто напал на парикмахера?


Отсутствие улик – тоже улика


Едва полиция сталкивалась с загадочным делом, шеф Браун знал, куда обращаться. Он шел домой. И Энциклопедия неизменно решал любую загадку за ужином в красном кирпичном домике на Ровер-авеню.

Со своей стороны, Энциклопедия тоже хранил все в секрете и никому не обмолвился о той помощи, какую оказывал отцу. Он не хотел выделяться из числа ровесников-пятиклассников.

Однако с прозвищем он поделать ничего не мог – оно прилипло накрепко. Лишь родители и учителя звали парнишку его настоящим именем – Лерой. Все прочие именовали его Энциклопедией. И впрямь, он читал книг больше, чем кто бы то ни было в Айдавилле, и никогда не забывал того, что прочитал. Единственная во всей Америке библиотека, разъезжающая на двухколесном велосипеде!

Уроки в школе, помощь полиции дома – забот у Энциклопедии хватало на всю зиму. А летом он открыл еще и собственное детективное агентство и стал помогать окрестным мальчишкам и девчонкам в их ребячьих затруднениях. Каждое утро на воротах гаража появлялась вывеска:

Детективное агентство «Браун»

Ровер-авеню, дом 13

Президент – Лерой Браун

Для нас нет слишком мелких дел

25 центов в день плюс расходы

И однажды после полудня в детективное агентство «Браун» вкатилась красная тележка, полная свежих фруктов. Тележку толкал маленький мальчик, багровый от гнева. На бензиновую канистру рядом с Энциклопедией шлепнулась монета в двадцать пять центов.

– Меня зовут Эбнер Нелсон, – объявил мальчик. – Хочу нанять тебя. Я торгую фруктами.

– И что, бизнес идет плохо? – поинтересовался Энциклопедия.

– Бизнесу крышка! Вот уже целых две недели к моему ларьку что ни день приходит здоровенный малый, берет что понравится и не платит!

– Короче, тебе нужна защита, – сделал вывод Энциклопедия.

– Защита! – завопил Эбнер. – Ну уж нет! Хочу, чтобы ты защитил меня от чужой защиты!..

Выяснилось, что Эбнер выращивал ягоды и фрукты на участке у своего дома и торговал ими в ларьке на Гранд-роуд. Все шло хорошо, пока две недели назад у ларька не остановился этот здоровяк и не объявил, что Эбнеру нужна защита.

– От кого? – не мог не спросить Энциклопедия.

– От других ребят, которые тоже держат фруктовые ларьки. Этот малый сказал, что иначе они разломают мой ларек.

– И он предложил тебе свои услуги?

– Точно. И стал приходить каждый день, рот до ушей, и хвалиться, как здорово он меня защищает. Все спрашивал: «Ведь никто тебя не тревожил, верно?..» И брал у меня что хотел в оплату за свои услуги.

– Того и гляди он скоро защитит тебя так, что тебе станет нечем торговать, – заметил Энциклопедия.

– Да мне он и не был нужен, просто задурил мне голову своей болтовней. Ты должен остановить его, пока он не отправил меня в исправительную тюрьму.

– А как его зовут?

– Жучила Мини.

– Право, я мог бы догадаться и без подсказки, – упрекнул себя Энциклопедия.

Жучила Мини был главарем шайки подростков из старших классов. Они именовали себя «тиграми», а им стоило бы назваться «историками»: они беспрерывно попадали то в одну, то в другую историю.

– Жучила – настоящий гангстер, – пожаловался Эбнер.

– Не бойся, – ответил Энциклопедия. – Я уже сталкивался с ним и, как видишь, жив. Давай-ка послушаем, что он сам нам скажет.

– Ничего он не скажет, особенно про пакет вишен, который забрал у меня час назад…

У «тигров» был сборный пункт – заброшенный сарай позади кузовной мастерской мистера Суини. Когда Энциклопедия и Эбнер добрались туда, Жучила пребывал в сарае в одиночестве.

Он вроде бы готовился идти в школу. Только не с книжкой в руках, а с булавкой, которой он пробовал отомкнуть велосипедный замок. Завидев Энциклопедию, Жучила поспешно засунул булавку в карман и прорычал:

– Ну-ка, выкладывайте, с чем пришли. И отваливайте.

– Сперва заплати Эбнеру за фрукты и ягоды, которые ты спер из его ларька, – потребовал Энциклопедия.

– Ты задолжал мне три доллара с четвертью, – заявил Эбнер. – И еще сорок центов за пакет вишен, который забрал у меня час назад. Не нужна мне твоя защита и никогда не была нужна!

– О чем вы толкуете? – вскричал Жучила. – Какая защита? Какой пакет вишен? Слушайте, вы оба, не вздумайте подходить близко к психушкам. А то, говорят, там хватает незанятых мест.

Энциклопедия поднял бумажный пакет, валявшийся на полу у ног Жучилы. В пакете оказались три вишни.

– А эти вишни откуда взялись? – требовательно спросил он.

Жучила приложил все силы, чтобы сохранить невозмутимость.

– Н-ну-у… Утром я купил фунт вишен в супермаркете.

– Не ври! – не стерпел Эбнер. – Ты спер этот фунт у меня в ларьке всего час назад!

– Слушайте, вы! – взревел Жучила. – Я провел здесь, в нашем клубе, весь день, жевал вишни и обдумывал свои дела. Знать ничего не знаю ни о какой защите, ни о твоем ларьке, ни о твоих вишнях!

– В таком случае, – промолвил Энциклопедия, – ты не станешь возражать, если я тут немного осмотрюсь?

– Валяй! – согласился Жучила. – Ищи что хочешь, пока глаза не лопнут!

Обыск был недолгим, поскольку и сарай был невелик. Из мебели – лишь колченогий стол да шесть ящиков из-под апельсинов, выполняющих роль стульев. Энциклопедия, став на четвереньки, обшарил пальцами каждый дюйм пола. Семь гвоздей, вешалка, две книжки комиксов, три засохших листа и полудюймовый слой пыли и грязи – вот и все, что удалось отыскать детективу.

Потом он обратил внимание на деревянную коробку, которую «тигры» использовали как мусорную корзину. Там обнаружились еще две книжки комиксов, старая газета, пожухлый ремень да поломанная шахматная доска.

Покончив с мусором, Энциклопедия вылез из сарая и опять опустился на четвереньки. Он описал полный круг, перебирая сорняки и травинки, вглядываясь в каждый клочок земли на десять футов от «клуба». В конце концов Эбнер опустился на колени рядом с детективом.

– Ищешь улики? – Энциклопедия кивнул, но ничего не сказал. Эбнер не успокоился: – И что же ты нашел?

Энциклопедия разжал кулак.

– Вот, смотри…

На ладони юного сыщика лежали обрывок веревки, клочок бумаги и несколько оберток от жвачки.

– Тут нет ничего, кроме засохшей земли, травы и сорняков…

Жучила присел на пороге сарая. Подобрав травинку подлиннее, он принялся жевать ее с торжествующим видом. Потом не вытерпел и спросил:

– Ну и как, мистер Умник? Нашел, что искал?

– Нет, не нашел, – ответил Энциклопедия. – И это доказывает, что ты никак не мог провести здесь весь день.

КАКИЕ ЖЕ ОТСУТСТВУЮЩИЕ УЛИКИ ПОДТВЕРДИЛИ, ЧТО ЖУЧИЛА ВРЕТ?

Жучила Мини – великий сыщик


Когда бы Энциклопедия ни попался на пути Жучилы Мини, тот испытывал единственное жгучее желание – познакомить зубы юного противника со своим кулаком. Но ни разу даже не замахнулся. Как только в душу западало такое намерение, у Жучилы начинала ныть челюсть: он вспоминал младшего партнера Энциклопедии – Салли Кимболл.

Салли была самой хорошенькой из пятиклассниц. И самой лучшей спортсменкой. Когда она впервые увидела Жучилу, тот издевался над малышом. Салли соскочила с велосипеда и недолго думая нанесла ему удар с левой. Потом без промедления добавила с правой.

После первого удара Жучила побагровел. После десятого у него перед глазами вспыхнули искры.

– Жучила как надувной матрас, – предупреждал Салли Энциклопедия. – Не успокоится, пока из него не выпустят воздух.

– Он просто-напросто здоровенный громила, – отвечала она. – Где уж ему тягаться с твоей смекалкой!

Но однажды утром Салли пришла встревоженная.

– Гляди-ка, что я нашла у себя под дверью!..

И протянула партнеру листовку-объявление:

АО «Тигры»

Частные детективы

Экспертиза по любым вопросам

20 центов в день плюс расходы

Контора позади автомастерской Суини

– Жучила решил переманить у тебя клиентуру. – Салли была вне себя от гнева. – Берет на пять центов меньше.

– Ни цента он не получит, – ответил Энциклопедия, – пока ему ничего не поручили.

– В том-то и дело, что поручили! Марио Мартинелли нанял его, чтоб отыскать свою скрипку!

У Энциклопедии перехватило дух.

– Ну и ну! Марио так старательно готовился к выступлению с летним оркестром! И завтра у него репетиция…

– Жучила нипочем не отыщет скрипку вовремя, – откликнулась Салли. – Его эксперты не сумеют найти ракушку в ведерке с песком! Если мы с тобой не придем на помощь, Марио не допустят к концерту! Поехали!..

Энциклопедия согласился, хоть и без большой охоты. Взявшись за руль велосипеда, он пояснил:

– Жучила обидится, что мы лезем в порученное ему дело, и будет прав…

Наконец они добрались до дома Марио и обомлели, не веря собственным глазам. Лужайка перед домом кишела «тиграми», которые ползали по ней с лупами в поисках улик. А сам Жучила посыпал подоконник порошком, чтобы выявить отпечатки пальцев. Марио, худенький одиннадцатилетний мальчик, наблюдал за всей этой суетой с явным беспокойством.

– Отпечатков нет, – провозгласил Жучила. – Вор протер подоконник начисто. Мы имеем дело с опытным преступником!

– Значит, ты не сможешь найти мою скрипку? – встревожился Марио.

– Спокойно, маэстро! – ответствовал Жучила. – Я настоящая ищейка. Кое-какие догадки у меня уже есть. – И таинственно ухмыльнулся. Потом он заметил Энциклопедию и Салли. Ухмылка его тут же погасла, и он крикнул: – Эй, «тигры»! Пошли отсюда! Здесь стало не продохнуть от детективов-любителей!..

Когда «тигры» отбыли восвояси, Энциклопедия стал расспрашивать Марио о краже.

– Да все очень просто. Кто-то забрался ночью ко мне в комнату через открытое окно и стащил ее…

– А почему ты обратился за помощью к Жучиле Мини? – поинтересовалась Салли.

– Он зашел рано поутру со своими листовками, я и рассказал ему про скрипку. Правда, мама уже позвонила в полицию, но Жучила стал настаивать, что справится лучше любого полисмена.

– Чтобы «тигры» так выкладывались за какие-то двадцать центов на всех! – размышляла Салли вслух. – Как хотите, а тут что-то не сходится…

– Да нет, есть еще награда в десять долларов, – объявил Марио. – Жучила сказал маме, что скрипку будет легче найти, если она предложит награду.

– Ну и дрянь этот Жучила! – воскликнула Салли. – Держу пари, он сам и украл скрипку!

– Если это он, – промолвил Марио, – тогда я точно получу ее назад…

Они втроем уселись на крылечке. Что еще можно было придумать? Только ждать, пока Жучила не вернется с «украденной» скрипкой и не потребует обещанную награду.

Час спустя «тигры» вернулись торжественным строем. Впереди шел Жучила, разумеется, со скрипкой в руках. Шел и распевал:

– Любуйтесь, люди! Теперь вы знаете, кто самый великий сыщик в Айдавилле!

Остальные «тигры», воздев ладони к небу, орали как заведенные:

– Жучила! Жучила! Жучила!..

– Некоторые, воображающие себя частными детективами, сидят тут в растерянности, – съязвил «великий сыщик». – А я не сидел, я шевелил мозгами. Чтоб отыскать украденное, надо поставить себя на место вора и начать думать, как он…

– Тебе это нетрудно, у тебя большая практика, – перебила его Салли.

Энциклопедия предпочел вмешаться, прежде чем Жучила примет боевую стойку:

– Как же тебе удалось найти скрипку?

– Пойдем, покажу, – ответил Жучила, чувствуя изрядное облегчение оттого, что драться с Салли, видимо, не придется.

Все проследовали за ним к роще по дальнюю сторону Роллинг-роуд. По дороге Жучила разглагольствовал:

– Прежде всего я решил, что скрипку стянул кто-нибудь из ребят, рассчитывая на награду. Взрослый вор предпочел бы украсть столовое серебро…

– Здравое рассуждение, – согласился Марио.

– Конечно, – продолжал Жучила, – вор не мог явиться с краденой скрипкой к себе домой. Если он хотел получить награду, то должен был спрятать скрипку так, чтобы не повредить ее. Вот мне и подумалось, что самое подходящее место – на дереве. Так и случилось – я увидел ее на верхушке вон того дерева…

Энциклопедия бросил взгляд на дерево, указанное Жучилой, и возразил:

– Но верхушки с земли вообще не видно, листва слишком густая.

– Н-не видно? – стал заикаться Жучила. – Ну, п-представь себе – мне помогла белка.

Д-да, вот именно, она лезла по стволу вниз, на полпути между самой нижней веткой и землей. Что-то ее там наверху напугало. Она медленно-медленно пятилась вниз задом и, лишь когда достигла земли, бросилась наутек.

– И ты, конечно, сразу же полез на дерево выяснить, отчего это белка ведет себя так странно. И, надо же, скрипка! Как по заказу, только тебя и ждала…

– Точно! Ты еще сумеешь стать детективом, – подхватил Жучила. – А теперь извини, мне пора идти за наградой.

– Врунам награды не полагается, – резко бросил Энциклопедия.

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ НЕ ПОВЕРИЛ ЖУЧИЛЕ?

Привидение, которое свистит


Фабиус Мэннинг вполз в детективное агентство «Браун» на четвереньках. Вполз медленно и осторожно.

Удивляться, что Фабиус приник так низко к земле, не приходилось. В летнюю пору он перемещался на четвереньках почти беспрерывно. Фабиус изучал насекомых всех видов и размеров. Никто в Айдавилле не знал больше него о потаенных пристрастиях пчел или, скажем, жуков.

Энциклопедия следил за гостем, взирающим на нечто ползущее сквозь лупу, пока молчание не стало непереносимым.

– И что у тебя там? Жук-носорог?

– Да нет, – ответил Фабиус шепотом, продвигаясь вперед на дюйм.

– Древесница въедливая?

– Опять не угадал, – отмахнулся Фабиус, не повышая голоса. – Обычный навозный жук. Ой, ты его спугнул!..

– Прости, пожалуйста, – извинился Энциклопедия.

Фабиус поднялся на ноги. Вид у него был опечаленный – но, оглядевшись и осознав, куда его занесло, он вмиг повеселел.

– Энциклопедия! Как здорово, что жук привел меня сюда! – С этими словами он положил на канистру двадцать пять центов. – Я как раз подумывал обратиться к тебе.

– Для нас нет слишком мелких дел, – процитировал Энциклопедия свое объявление, надеясь, что Фабиус не поймает его на слове и не поручит ему расследовать преступление какого-нибудь слепня. – Что стряслось?

– У меня украли камеру. Похоже, что это сделало привидение.

Энциклопедия судорожно сглотнул.

– П-привидение? Где ты его нашел?

– В заброшенном доме Моргана.

– Я не верю в привидения, – объявил Энциклопедия, взяв себя в руки. – Я верю в факты. Давай по порядку.

– Факты? Хорошо. Вчера я зашел в этот дом – там водятся интересные паучки. Только я собрался их сфотографировать, как сверху по лестнице спустилось привидение.

– И ты перетрусил, бросился наутек, а камеру забыл там?

– Точно, – подтвердил Фабиус. – Я вылетел из дома с такой скоростью, что и родная мама не отличила бы меня от летающей тарелки. Через час я опомнился и вернулся за камерой. Но ее там уже не оказалось.

– А это привидение – в нем было что-нибудь особенное?

– Белое-белое, как простыня. Оно издавало страшные звуки и в то же время свистело.

– Может, при жизни оно работало в собачьем питомнике? – предположил Энциклопедия. – Давай-ка съездим к дому Моргана и посмотрим, что там и как.

Фабиус сбегал за своим велосипедом, и они вдвоем отправились к «дому с привидениями». Проехали мимо дома Рокки Грэхема, одного из «тигров» Жучилы Мини, а через два квартала оказались у цели. В большом заброшенном деревянном строении никто не жил уже пятьдесят лет, оно насквозь прогнило и ждало лишь удобного случая, чтобы развалиться совсем.

Прислонив велосипеды к сосне, мальчики по высокой густой траве направились к крыльцу, поднялись по ступенькам и вошли внутрь.

– Сперва я положил камеру вот здесь, у подножия лестницы, и приступил к осмотру, – пояснил Фабиус. – Потом вернулся за камерой, но тут выскочило привидение, завывая и свистя. А сфотографировать я хотел вот что…

Он повел Энциклопедию на кухню и показал на заднюю дверь. Там было чем полюбоваться: вся нижняя половина двери была затянута мощной паутиной, круглой, как колесо.

– Восхитительно! – оживился Фабиус, сразу позабыв про все свои горести. – Это Theridiosoma radiosa, иначе говоря, лучевой паук. Лучшей работы я еще не видел.

Энциклопедия оставил Фабиуса восторгаться паучьим искусством, а сам вернулся к лестнице. На ступенях, покрытых толстым слоем пыли, виднелись явственные отпечатки ног.

– Привидения не носят ботинок, – подумал он вслух. – По крайней мере, летом обувь им ни к чему.

– Что такое? – отозвался Фабиус. – Ты нашел улики?

– Твое привидение оставило следы, – произнес Энциклопедия. Фабиус выскочил из кухни. – И я, кажется, знаю, кто это был.

– Ты у нас ФБР за пояс заткнешь! – воскликнул Фабиус. – Так кто же?

– Шалопай, заметивший, как ты направляешься сюда с камерой. Рокки Грэхем.

Фабиус не скрыл разочарования.

– Меня могла видеть масса народу. Почему ты решил, что это именно Рокки?

– Потому, что он живет поблизости. Потому, что он из шайки «тигров». И еще потому, что он недавно выбил себе два передних зуба, пытаясь залезть в чужую машину.

– Мне говорили, что у него сорвалась отвертка, отлетела и трахнула его по зубам. Но какое отношение имеют выбитые зубы к пропавшей камере?

– Без двух передних зубов, – пояснил Энциклопедия, – едва Рокки пробует произнести звук «с», получается свист.

– Вот обезьяна! – взвизгнул Фабиус, подпрыгивая от возмущения. – Подлая крыса в простыне!

– Не кипятись, – урезонил Энциклопедия поклонника жуков и пауков. – У нас нет доказательств… Пока нет. Хочу послушать, что скажет по этому поводу сам Рокки.

Когда мальчики вернулись к дому Грэхемов, Рокки сидел на земле и стонал. Ему вздумалось пнуть ногой кошку, но он промазал и вывихнул себе лодыжку.

– Это ты вчера завернулся в простыню и выгнал меня из дома Моргана? – начал Фабиус.

– А потом украл его камеру, – подхватил Энциклопедия. – Держу пари, многие видели, как ты входил в пустой дом. Так что не отпирайся…

У Рокки на лице отразилась тяжкая внутренняя борьба: требовалось найти алиби, и срочно.

– Ссамо ссобой, – сказал он, обращаясь к Фабиусу и присвистывая. – Ссамо ссобой, я видел, как ты туда вошшел. А за тобой вошшел ещще парень сс просстыней в руках. И ты ссразу высскочил как ошшпаренный. Я туда – поссмотреть, что сслучилоссь. Посспел как раз, когда парень в просстыне поднял с пола камеру. Но только он увидел меня, ссразу броссилсся к кухонной ззадней двери и сскрылсся в лессу…

– Ловко придумал, – заявил Энциклопедия. – Так ловко, что доказал безоговорочно: ты-то и есть вор!

НО КАКОВО ЖЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО?

Тореадор


Чарли Стюарт, владелец лучшей в Айдавилле коллекции зубов, явился в детективное агентство «Браун» в ярко-красных штанах и с какой-то странной гримасой на лице. Энциклопедия первым делом уставился на красные штаны.

– Какая муха тебя укусила? Влюбился в пожарную машину?

– Как у тебя с испанским? – ответил Чарли вопросом на вопрос.

– Скверно, – признался Энциклопедия. – Что называется, ни в зуб ногой. А в чем дело?

– У меня украли мою коллекцию вместе с жестяной коробкой в цветочках, где я ее храню. А в придачу жестоко искусали.

– Давай по порядку, – отозвался Энциклопедия. – До сих пор я думал, что ты можешь залезть в свою коробку и вытащить любой зуб на ощупь так, что даже не поцарапаешься. Коллекционер зубов – это почти как заклинатель змей…

– Зубы из коробки меня не кусали, – ответил Чарли досадливо и повернулся. Красные штаны оказались с огромной дырой на заду. – Меня укусил вот сюда, – он показал на дыру, – здоровенный черный пес. И этот пес понимает только по-испански.

– Я не очень-то дружу с собаками, даже если они понимают по-английски, – заметил Энциклопедия.

– Тебе не надо разговаривать с этим псом. Верни мне мою коллекцию, и все, – взмолился Чарли. Подумав, он бросил монету в двадцать пять центов на бензиновую канистру рядом с детективом и добавил: – Ну, и заодно неплохо бы найти кусок штанов, который выдрала эта тварь.

– Ладно, давай все-таки объясни все с самого начала.

– Ты знаешь Мигеля Себастиана? Ему одиннадцать, он живет на Харди-стрит. Его отец держит кафетерий, печет испанские омлеты.

Энциклопедия подтвердил, что с омлетами знаком.

– Вспомнишь – и то слюнки текут…

– Полчаса назад, – продолжал Чарли, – я пришел к Мигелю на задний двор, прихватив с собой коробку с коллекцией. Он сегодня дает представление.

– Ты пытался попасть на представление бесплатно?

– Нет, я просто подумал, что если приду туда раньше всех, то Мигель согласится принять вместо десяти центов зуб суслика.

– И что он тебе ответил?

– Сказал что-то по-испански, и – хвать! Его черный пес вцепился мне в задницу. Мигель вел себя очень вежливо. Отогнал пса, спросил, чем может мне помочь, и взял у меня коробку с зубами. Мол, чтоб я не выронил ее и не разбил.

– А ты что, подрался с псом?

– Я орал что было мочи и прыгал на одном месте, – признался Чарли. – Видел бы ты эту псину!

– Хмм… – задумчиво протянул Энциклопедия. – Похоже, дело потребует дополнительного снаряжения.

Он взял бумажный стаканчик и насыпал туда шоколадных драже, оставшихся с вечера – а вечером его мать собирала приятельниц поиграть в карты. Заодно Энциклопедия одолжил Чарли целые штаны, и они отправились на представление к Мигелю Себастиану. Чарли уплатил за обоих, мальчики нашли свободное местечко на траве, и вовремя: во двор вышел главный исполнитель.

Мигель разыгрывал из себя тореадора. В роли быка выступал большой черный пес. Вместо рогов Мигель прицепил к песьей голове два ножа и, чтобы доказать, что они не тупые, искромсал о них два банана. Присутствующие девчонки взвизгнули от страха. В первом ряду Энциклопедия приметил Салли и подумал мрачно: «Теперь ее, наверно, ко мне в агентство больше не заманишь…»

Мигель взмахнул красным одеялом, как настоящий тореадор плащом, и начал дразнить пса. Тот был натаскан нападать по-бычьи и бросился на красное одеяло, оскалив зубы и сверкая рогами-ножами. Мигель увернулся. «Ловок, – подумал Энциклопедия. – Ловок, но не в своем уме. Об эти рожки можно пораниться – будь здоров…»

Так повторилось раз десять-двенадцать, и тут Мигель отшвырнул одеяло и вытащил из кармана красную тряпицу гораздо меньшего размера. Чарли пробурчал себе под нос что-то не слишком приличное, и вряд ли его можно было упрекнуть: Энциклопедия узнал в тряпке недостающую часть порванных штанов!

Теперь Мигель дразнил «быка» именно этой тряпицей. Поскольку она была много меньше одеяла, при каждом броске ножи проходили совсем рядом с тореадором. И после каждого броска Мигель торжествующе топал ногой, посылал Салли улыбку и кричал «Оле!» под восторженный девичий галдеж. Наконец он отвесил зрителям поклон и удалился в сторону гаража. Представление было окончено.

Чарли с Энциклопедией выждали, пока большая часть зрителей рассосется, и отправились на поиски Мигеля. Герой дня горделиво стоял, беседуя с Салли. Большой черный пес уселся между ними. Чарли с Энциклопедией замедлили шаг, потом стали продвигаться, еле переставляя ноги. Как только Мигель на мгновение отвернулся, Энциклопедия бросил псу конфетку. Вторую, третью, четвертую – и только потом настала пора предъявить «тореадору» обвинение:

– Ты украл у Чарли жестяную коробку в цветочках вместе с коллекцией зубов!

– Ничего подобного, – хладнокровно ответил Мигель, поглядывая на младших мальчишек сверху вниз.

Пес заворчал. Энциклопедия пересчитал внушительные зубы и бросил ему еще парочку драже, чтобы поддержать едва зародившуюся дружбу. Затем продолжил обвинительный акт:

– А перед тем ты дал своему псу команду по-испански. Команда была – напасть на Чарли.

– И пока эта зверюга висела у меня на заднице, – добавил Чарли, – ты забрал у меня коллекцию зубов.

– Не давал я такой команды, – возразил Мигель. – Пес напал на Чарли, это верно. Он натренирован бросаться на все красное, как бык, а Чарли был в красных штанах. Я оттащил пса прежде, чем он поранил парнишку. А Чарли даже спасибо мне не сказал.

– Врешь! – отрезал Энциклопедия.

– Да как ты смеешь? – возмутилась Салли. – Мигель не способен на такую низость. Стыдись! Мигель не вор, он храбрый и честный!

– Пес напал на Чарли вовсе не из-за красных штанов, – заявил Энциклопедия, – а по команде Мигеля.

– Докажи! – потребовала Салли.

– И докажу, – ответил Энциклопедия. – Это нетрудно.

НО КАКИЕ ТУТ МОЖНО ПРИВЕСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА?

Драгоценный барашек


Новость разнеслась со скоростью света: в Айдавилл прибывает знаменитая кинозвезда Линда Уэнтуорт! Целая толпа хмельных от возбуждения ребят собралась у виллы с видом на океан, которую сняли для звезды. Вскоре к вилле подъехали три лимузина. Третий был набит репортерами, во втором следовали личный парикмахер мисс Уэнтуорт и личный багаж. Ну, а в первом – она сама собственной персоной вместе с телохранителем, верзилой по имени Рокко.

Как только актриса вышла из лимузина, вперед выскочил, оттолкнув Энциклопедию и других ребят, Жучила Мини.

– Ну-ка расступись! – скомандовал он, одновременно теребя волосы расческой. – Вот увидите, я стану сенсацией в кино, самой громкой с тех пор, как изобрели смываемый грим. Где мне только не придется бывать!

Однако для начала ему пришлось просто-напросто взмыть вверх. Телохранитель кинозвезды оторвал его от земли за воротник рубашки.

– Извини, паренек, – произнес Рокко и отбросил самого крутого из «тигров» прочь, как дохлую мышку. – Автографов не будет.

– В другой раз, милые, в другой раз, – проворковала мисс Уэнтуорт, раздала встречающим полдюжины воздушных поцелуев и скрылась в недрах виллы.

– Что она делает в Айдавилле, папа? – спросил Энциклопедия за ужином.

– Вообще-то это выглядит странно, – ответил шеф Браун. – Ведь ее новый фильм, «Украденный барашек», идет завтра премьерой по всей стране…

– Ты считаешь, что ей следовало бы переезжать из одного крупного города в другой и подогревать интерес к картине?

– Если верить газетам, – вмешалась миссис Браун, – она возит с собой барашка, который снимался вместе с ней. Это не настоящий барашек, а серебряная статуэтка, усыпанная драгоценными камнями, стоимостью в сто тысяч долларов.

– Я тоже читал об этом, – отозвался шеф Браун. – В фильме барашка крадут, и мисс Уэнтуорт едва не расстается с жизнью, когда пытается помочь герою найти его.

– Деваться некуда – придется посмотреть фильм, – подытожил Энциклопедия.

И тут зазвонил телефон. Отец ответил на звонок, выйдя на кухню. Когда он вернулся в столовую, на боку у него висел пистолет.

– Я должен немедленно повидаться с мисс Уэнтуорт, – сообщил он. – Драгоценного барашка украли прямо из ее спальни.

– Можно мне с тобой? – вскричал Энциклопедия.

– Надо бы ответить «нет», – высказался шеф Браун. – Но это особый случай, и он может раскрыть тебе глаза на изнанку актерской профессии. Поехали!

– Что ты имел в виду, когда упомянул про изнанку профессии? – спросил Энциклопедия, усаживаясь в машину рядом с отцом.

– Только то, – ответил шеф Браун, – что киношники пойдут на что угодно, лишь бы их имя и лицо появились в программе новостей.

– Ты намекаешь, что статуэтку никто не крал? – вскричал Энциклопедия. – Но зачем мисс Уэнтуорт такая выдумка? Только для того, чтобы о ней лишний раз написали в дни премьеры? Это по меньшей мере нечестно!

– А актеры не похожи на других людей. Им наплевать, честно или нечестно, лишь бы привлечь к себе внимание публики.

Энциклопедия даже рассердился на отца за такое непочтительное мнение об актерах и молчал до самой виллы мисс Уэнтуорт. Актриса, открывшая им лично, рассыпалась в благодарностях:

– Ах, дорогие, как мило с вашей стороны приехать так быстро! Подумать только, какое ужасное происшествие!

– Разрешите осмотреть комнату, где вы держали статуэтку, – пресек ее излияния шеф Браун.

Познакомив актрису с сыном, он последовал за ней сквозь толпу репортеров на второй этаж, в спальню. Тут к ним присоединился телохранитель Рокко.

– Я ничего не трогала, – заверила мисс Уэнтуорт. – Знаю, что вы, дорогие наши заступники, требуете, чтобы на месте преступления все оставалось в точности как было…

– Благодарю вас, – пробормотал шеф Браун.

Кровать мисс Уэнтуорт стояла у стены. Простыни были порваны на полосы и связаны вместе, один конец самодельного каната крепился к ножке кровати, другой был переброшен через подоконник и обрывался футах в четырех от земли.

– Статуэтка стояла здесь на столе, – повествовала мисс Уэнтуорт. – Вор, должно быть, прятался где-то в доме, а когда мы все спустились вниз, проник в комнату и украл ее. Я заметила пропажу, когда поднялась сюда переодеться к ужину.

– А я, – дополнил Рокко, – возвращался из гаража и вдруг увидел здоровенного парня со статуэткой под мышкой. Он спускался по простыням, потом спрыгнул на землю. Я подбежал к нему, хотел задержать, но он сбил меня с ног и удрал.

«Интересно, – подумал Энциклопедия, – каким образом можно сбить с ног такого Рокко? Разве что грузовиком…»

– Вор, должно быть, оказался на редкость сильным человеком, – произнес шеф Браун. – Спуститься по простыням со статуэткой под мышкой! Она ведь, наверно, тяжелая?

– Весит что-нибудь фунтов сто, – ответил Рокко.

Шеф Браун внимательно осмотрел комнату, затем попросил Энциклопедию выйти в коридор для обсуждения последующих действий. Отец и сын решили, что Энциклопедия попробует спуститься по простыням – в точности так, как поступил вор.

Однако едва Энциклопедия подошел к окну, он увидел внизу на тротуаре Жучилу Мини. Похоже, тот не оставил мысли вторгнуться в ряды кинозвезд: волосы его были расчесаны на пробор, к тому же он нацепил черные очки.

– Эй, Жучила! – окликнул его Энциклопедия. – Хочешь помочь мисс Уэнтуорт? Лезь сюда по простыням. Она как раз здесь.

– Раба-даба-ду! – проорал Жучила, хватаясь за свисающий конец. – Так я и знал, что она не в силах забыть меня!..

Жучила полез вверх – и в ту же секунду кровать, к которой крепились простыни, громко скрипнула, а затем отъехала от стены. Энциклопедия услышал, как что-то, до того зажатое меж кроватью и стеной, вывалилось и шлепнулось на пол. Это оказалась авторучка. Шеф Браун не замедлил ее поднять.

– Что такое, милый? – осведомилась мисс Уэнтуорт. – Неужели улика?

– И притом решающая, – отрезал шеф Браун.

Еще ни разу Энциклопедии не доводилось видеть отца столь разгневанным. Когда в проеме окна показалась торжествующая физиономия Жучилы Мини, мисс Уэнтуорт не удостоила его даже мимолетным взглядом – она нервничала и неотрывно смотрела на шефа полиции.

– Статуэтку никто не крал, – высказался шеф Браун. – Куда вы спрятали ее, мисс Уэнтуорт?

КАК ШЕФ БРАУН ПОНЯЛ, ЧТО КРАЖИ НЕ БЫЛО?

Рисунки пещерного человека


Элмер Эванс явился в детективное агентство «Браун», тяжело дыша. Что уже было удивительно: он обычно не дышал без крайней нужды. В свои девять лет он научился задерживать дыхание на две минуты пятьдесят секунд.

Элмер упорно тренировался, прибавляя каждый день по секунде. Так и ходил с плотно сжатыми губами и вытаращенными глазами, и всем казалось, что он вот-вот взорвется от напряжения.

– Прекрасно выглядишь, – приветствовал его Энциклопедия. – Случилось что-нибудь неладное?

– Все неладно, – заявил Элмер. – Кто в нашем городе чемпион по задержке дыхания?

– Ты, – ответил Энциклопедия.

– Я и сам так думал, – откликнулся Элмер, испуская долгий тяжелый вздох. – До вчерашнего дня.

– Неужели кому-то удалось запереть свои легкие дольше чем на две минуты пятьдесят секунд? Кто же это?

– Уилфред Уиггинс. Уж не знаю, как он сумел этого добиться. Наверно, пробку проглотил.

Этого великовозрастного лоботряса, Уилфреда Уиггинса не так давно выгнали из школы. Зато он что ни день придумывал какой-нибудь новый план, как бы мигом разбогатеть. Таких планов у него рождалось больше, чем у техасца, мечтающего о нефтяной скважине на своем участке.

– Что он еще затеял? – осведомился Энциклопедия. – Залезть на небо?

– Не на небо, а под землю. Спустился в ту самую отвесную дыру в Медвежьей пещере. Тогда и я решил попробовать.

– Ничего себе! – воскликнул Энциклопедия. – Давно известно, что от этой пещеры надо держаться подальше. А уж от дыры тем более. Там опасно, там ядовитые газы. Ты мог отравиться и умереть.

– Я задержал дыхание.

– И добрался до дна?

– Не сумел, – мрачно признался Элмер. – Я спускался по бельевой веревке. Но прошла минута, а дна так и не было. Пришлось лезть обратно, пока я не начал задыхаться. А Уилфред заявляет, что у него получилось!

– А с чего ты взял, что он не врет?

– В пять вечера он созывает всех-всех ребят на секретную встречу у пещеры. Там он расскажет, что нашел в этой дыре. Он утверждает, будто находка сделает нас всех богачами.

– Меня он почему-то не позвал, – заметил Энциклопедия.

– Вероятно, он до сих пор зол на тебя. Не забыл и не забудет, как ты месяц назад сорвал ему распродажу «Мышечного эликсира Геркулес».

– В его хваленом эликсире не было ничего, кроме подсахаренной воды, – буркнул Энциклопедия. – Отправлюсь-ка я лучше на встречу вместе с тобой.

Медвежья пещера находилась в миле от городской черты. Когда Энциклопедия с Элмером добрались до нее, там уже собралась целая толпа мальчишек и девчонок, горевших нетерпением послушать Уилфреда. Наконец он поднял руку, требуя внимания.

– Известно ли вам, что тут, в пещере?

– Разумеется, известно, – ответил Жучила Мини. – До черта камней и дыра глубиной, наверно, до самого Китая.

Уилфред расхохотался.

– В дыре полно газов, способных убить кого угодно. И никто, кроме меня, не осмеливался спуститься туда.

– Как же ты сам не отравился до смерти? – поинтересовался Чарли Стюарт.

– Потому что я пользовался кислородным баллоном, как у аквалангистов.

– Кислородным баллоном! – воскликнул торжествующим шепотом Элмер. – Значит, я по-прежнему чемпион по задержке дыхания!

– Хотите знать, что я нашел на дне дыры? – повысил голос Уилфред. – Вторую пещеру, еще больше этой. И стены той пещеры сплошь покрыты рисунками, сделанными пещерным человеком! – Ребята не сумели скрыть охватившего их возбуждения. – Только давайте договоримся, что это надо держать в тайне. Если о такой находке пронюхает кто-нибудь из взрослых, он тут же купит весь участок. И примется драть с туристов и любителей искусства, желающих посмотреть на рисунки пещерных людей, по три доллара за билет!

Ребята не спорили, напротив, начали кивать в знак согласия. Выходит, пещера скрывала в себе целое состояние!

– Я могу взять эту землю в аренду, – продолжал Уилфред. – На это денег у меня хватит. Но понадобится еще определенная сумма, чтобы прокопать ход в нижнюю пещеру поудобнее этой дыры.

– Так я и знал, что ты захочешь попросить у нас в долг, – ворчливо откликнулся Рокки Грэхем, один из «тигров» Жучилы Мини.

– Усохни, парень! – прогремел Уилфред. И добавил весело, обращаясь к остальным: – Предлагаю каждому из вас купить долю в этом прибыльном деле. Пять долларов с носа, и мы с вами станем партнерами.

– А откуда нам знать, что там действительно есть рисунки пещерного человека? – спросил недоверчивый Бенни Бреслин.

– Обнаружив эти бесценные рисунки, я сбегал домой за камерой, – ответил Уилфред, ничуть не смутившись. – И сделал несколько снимков со вспышкой.

С этими словами он пустил по рядам три фотографии. На одной был длинношерстный носорог, на второй – пещерный человек, охотящийся на динозавра, а на третьей – устремившийся на врага мамонт.

– Вот вам и доказательство! – прокричал Уилфред. – Это будет местечко поизвестнее Йеллоустонского национального парка! И всего за пять долларов каждый из вас получит свой процент с каждого проданного билета. Так что топайте по домам и тащите денежки! Только помните – об открытии нельзя проболтаться никому, даже родной маме!

– Может, я и впрямь поторопился с выводами, Уилфред, – произнес Рокки Грэхем извиняющимся тоном. – Не сердись на меня. У меня припрятано десять долларов. Ты разрешишь мне купить не одну, а две доли?

– Ладно, так и быть, – отозвался Уилфред великодушно. – У меня духу не хватит отказать никому из вас в праве получить куш из свалившихся на нас огромных денег…

Рокки и другие «тигры» бросились к своим велосипедам. На бегу они обсуждали, не стоит ли пустить все сбережения клуба на то, чтобы скупить все долевые акции до единой и не делиться выручкой ни с кем больше.

Энциклопедия подождал, пока «тигры», налегая на педали, отъедут подальше, а потом посоветовал остальным ребятам приберечь свои деньги.

– Пещерные люди не имели к этим рисункам ни малейшего отношения, – сообщил он.

ОТКУДА У НЕГО ВЗЯЛАСЬ ТАКАЯ УВЕРЕННОСТЬ?

«Разыскивается…»


– Никогда не стану бриться…

Энциклопедия оторвался от книжки. На пороге детективного агентства «Браун» стоял шестилетний Брайан Хортон.

– Ты не станешь бриться? – переспросил Энциклопедия, изо всех сил стараясь сохранить серьезность. – Боюсь, что придется. Во втором классе носить бороду не разрешается.

– Бритье отнимает время, – заявил Брайан. – Когда вырасту и мне надо будет фотографироваться, я сниму бороду, вот и все.

– Уфф! – отозвался Энциклопедия.

Брайан удивился, что его не понимают, однако спросил:

– А это больно – снимать бороду?

– Только со щек, – ответил Энциклопедия, не. зная, что сказать.

– А ему не было больно, – заявил Брайан. – Он улыбался.

– Кому – ему?

– Дядьке, который снял бороду, прежде чем фотографироваться, – сообщил Брайан, теряя терпение. – Ты детектив или кто?

«Нелегкое это дело – разговаривать с шестилетками», – решил Энциклопедия, но все-таки попробовал начать сначала:

– Ты хочешь, чтоб я тебе помог?

– А зачем бы иначе я пришел? – откликнулся Брайан. – Я хочу, чтобы ты прочел, что написано буквами под его фотографией. Она висит на почте. Дядька, наверно, знаменитый.

– Знаменитый? – воскликнул Энциклопедия. – Его разыскивают! Если фотография вывешена на почте, значит, он опасный преступник!

Энциклопедия выкатил свой велосипед, усадил Брайана на раму и помчался на почту. Когда они добрались до цели, Брайан наконец рассказал:

– Я видел, как дядька снимает бороду, а потом мама решила послать пакет по почте и взяла меня с собой. Она рассердилась, что я начал трогать машину, торгующую марками, и поставила меня вон туда… – Он показал на стену, где висела доска для объявлений. В углу доски было пришпилено несколько полицейских листовок. – Вон тот дядька, на самом верху…

Энциклопедия увидел две фотографии чисто выбритого молодого человека – одну анфас, другую в профиль. Ниже были воспроизведены десять отпечатков пальцев, а еще ниже крупными буквами:

«РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЗА ВООРУЖЕННЫЙ ГРАБЕЖ».

Он стал читать дальше: «Уильям Мэтсон, он же Билли, Билл, Малыш» – и, более мелким шрифтом, длинный список преступлений Мэтсона.

– Вот это да! – воскликнул Энциклопедия. – Этим должен заняться папа…

Тут же, с почты, юный детектив позвонил шефу Брауну, а затем подверг Брайана детальному допросу. Выяснилось, что мальчик живет в прибрежном мотеле, недавно купленном его отцом. Поутру Брайан нечаянно подсмотрел, как разыскиваемый Уильям Мэтсон сел в машину, содрал с себя бороду и уехал.

– Вовсе он не собирался фотографироваться, – объяснил Энциклопедия своему наивному клиенту. – Эти фотографии были сделаны три года назад, тут указана дата. А борода у него фальшивая. Он надевает ее, чтоб его не поймали…

Когда шеф Браун появился на почте, Энциклопедия кратко пересказал все, что только что узнал.

– Должно быть, Мэтсон не подозревал, что Брайан следит за ним, – сделал вывод шеф Браун. – Иначе он не стал бы стаскивать бороду. Но в бороде, вероятно, было жарко, вот он и снял ее при первой возможности.

– Думаешь, он вернется в мотель? – спросил Энциклопедия.

– Вряд ли. Но надо взглянуть, не осталось ли в комнате, где он жил, каких-либо следов, которые подскажут, где его искать.

Шеф Браун вернулся к полицейской машине, и Энциклопедия не видел его больше до самого ужина. Однако вечером, справившись с перловым супом, отец соблаговолил поделиться с сыном итогами расследования:

– Уильям Мэтсон прожил в мотеле неделю под именем Билла Мартина. Сегодня он заплатил по счету и отправился в аэропорт.

– Откуда известно, что в аэропорт? – не преминул уточнить Энциклопедия.

– Хортон-старший записывает номера машин всех постояльцев. У Мэтсона номер начинался с буквы Е, а такие номера в нашем штате выдаются машинам, которые берут напрокат. Машину удалось найти – он сдал ее в прокатную контору в аэропорту.

– Выходит, он сел на самолет?

– Похоже на то. Но он использует столько разных имен, что по спискам пассажиров его не разыщешь. – Прежде чем продолжить, шеф Браун достал из кармана листок бумаги. – Хортон-старший случайно услышал, как постоялец говорил по телефону-автомату. Расслышал он немного, но три слова прозвучали отчетливо: «Билет до Москвы». У себя в комнате Мартин записал в блокноте названия шести разных мест. Только не сообразил, что карандаш оставит следы и на следующем листочке. Мы прочитали запись.

С этими словами шеф Браун передал сыну листок. На нем было написано: «Москва, Одесса, Лондон, Париж, Палестина, Афины».

– Мэтсон был замешан в кражах ювелирных изделий, – пояснил шеф Браун. – Похоже, он скрывался в Айдавилле, пока не решил, что можно без риска забрать припрятанную добычу. Должно быть, на этом листке – список мест, где он надеется продать краденые драгоценности.

Настала очередь миссис Браун взять листок в руки и вглядеться в него. Через минуту она сказала:

– Странный список. Судите сами. Москва – в России, Одесса – на Украине, Лондон – в Англии, Париж – во Франции, Афины – в Греции. А в Палестине город не указан.

– Мне это тоже показалось странным, – согласился шеф Браун. – Вот я и подумал: пусть-ка Лерой взглянет на этот список, прежде чем я позвоню в Вашингтон. Досматривать пассажиров зарубежных рейсов вправе только ФБР, и не хотелось бы тревожить их попусту.

Энциклопедия прикрыл глаза и глубоко задумался.

– Мэтсон и не думал пересекать океан, – произнес он. – Вы найдете разыскиваемого в…

ГДЕ?

Полицейский семинар в Айдавилле


Энциклопедия с трудом оторвался от книжки, которую читал. Книжка называлась «Алмазы для всех». Но не оторваться было нельзя: в дверях стояла мама.

– Ты знаешь, мама, как прочен алмаз? Изготовленные из него сверла берут самый неподатливый камень.

– Знаю, что мне понадобится такое сверло, чтобы разделывать ростбиф, если ты немедленно не выйдешь к ужину.

– Извини, мама…

Отложив книжку и умывшись, Энциклопедия поспешил к столу. Хотелось не столько есть, сколько пересказать все, что он узнал об алмазах. Но отца, как выяснилось, волновала другая проблема.

– На будущей неделе, – сообщил шеф Браун, – сюда съедутся начальники полиции из всех городов штата. Решили, что на этот раз наш ежегодный семинар пройдет в Айдавилле.

– И ты ломаешь себе голову, что бы придумать для них поинтереснее? – спросила миссис Браун.

– Угадала, – подтвердил шеф. – Каждый год все сводится к бесконечным речам. Как бы провести айдавилльскую встречу иначе?

– А почему бы тебе не предложить собравшимся распутать какое-нибудь преступление? – подал голос Энциклопедия.

– Какое? – недоуменно спросил отец. – Вот уже год, как в Айдавилле нет ни одного нераскрытого преступления. Благодаря сам знаешь кому.

– В таком случае соверши преступление сам.

– Ты это серьезно, Лерой? – вмешалась миссис Браун.

– Я как раз читал об алмазах. Почему бы, допустим, не украсть бриллиант?

– У мистера Ван-Свиггета, ювелира, есть бриллиантовое ожерелье ценой в пятьдесят тысяч долларов. Может, возьмешься украсть его ради меня?

Энциклопедия с улыбкой покачал головой.

– Притворись, что ожерелье украдено, папа, и сообщи им все факты. Пусть пошевелят мозгами и догадаются, что кражи на самом деле не было.

– Испытательное задание, да? – произнес шеф задумавшись. – Право, в этом что-то есть!

Между ростбифом и пудингом шеф Браун окончательно решил устроить коллегам криминальный розыгрыш. Прежде чем лечь спать, Энциклопедия разработал схему преступления.

Наутро шеф отправился к мистеру Ван-Свиггету, и ювелир дал согласие на участие в фиктивном преступлении. Говоря по правде, ему пришлась по душе идея подвергнуть испытанию весь цвет полиции штата.

Вот так и случилось, что пять дней спустя тридцать шефов полиции собрались в кабинете мистера Ван-Свиггета. Энциклопедия стоял в первых рядах, возле отца. Ван-Свиггет изображал крайнее волнение и расстройство.

– Утром у меня украли бриллиантовое ожерелье! Правда, оно застраховано на пятьдесят тысяч долларов. Но никакие деньги не способны возместить утрату такого сокровища!

– Простите, сэр, – спросил один из приезжих, – а что за ожерелье у вас на столе?

Ювелир приподнял украшение для всеобщего обозрения.

– Это точная копия украденного. Как видите, копия безукоризненна, хоть и сделана из стекла. Воры не польстились на подделку. Они знали, какое из двух ожерелий настоящее.

– Вы полагаете, – прозвучал вопрос, – что кто-то из ваших служащих выступил их сообщником?

– Безусловно, – ответил Ван-Свиггет. – Когда ожерелья не выставлены, их держат вместе в одном сейфе. Не знай воры точно, которое из двух подлинное, они забрали бы оба. Но они взяли лишь одно, настоящее.

Неподалеку от Энциклопедии один из полицейских начальников прошептал на ухо другому:

– Значит, кто-то подсказал ворам, какое именно брать…

– А сейчас, джентльмены, – сказал Ван-Свиггет, вставая, – я покажу вам, что и как случилось. Пожалуйста, следуйте за мной.

Из кабинета ювелир вывел всю группу в зал с каменным полом. У дальней стены начиналась мраморная лестница, ведущая на второй этаж.

– Бриллиантовое ожерелье, как и копия, хранилось в сейфе там, наверху. Утром, в начале одиннадцатого, я вынул подделку и понес ее вниз, к себе в кабинет, и вдруг на меня напали двое в масках.

Ван-Свиггет поднялся по лестнице, развернулся на площадке и снова двинулся вниз, вытянув руки перед собой, словно держал в них ожерелье. Потом продолжил рассказ:

– Один из грабителей вырвал у меня поддельное ожерелье, ощупал его, выругался и швырнул на пол. Они наставили на меня пистолеты и, держа на мушке, приказали вернуться наверх, открыть сейф и отдать им настоящее, бриллиантовое. – Спустившись наконец к полисменам, он осведомился: – У вас есть вопросы?

– Вы убеждены, что различить подлинник и подделку было нельзя?

– С первого взгляда? Совершенно исключено.

– А кто, кроме вас, знал о существовании стеклянной копии?

– Мой управляющий, мистер Эверс, и моя секретарша, миссис Зансер. И он и она сумели бы распознать настоящее ожерелье. Но оба служат у меня вот уже двадцать лет. Я им полностью доверяю.

Больше вопросов не нашлось. Шеф Браун вышел вперед и встал рядом с ювелиром.

– В комнате слева, – обратился он к гостям Айдавилла, – вы найдете карандаши и бумагу. Прошу каждого из вас изложить свою версию и разгадку.

Полицейские начальники послушно проследовали в указанном направлении, и тогда Энциклопедия забеспокоился:

– Ой, папа, не сделали ли мы испытание слишком легким?

– Скоро выяснится, – ответил шеф Браун. – И неважно даже, многие ли найдут верное решение. Важно, что этот день запомнится каждому.

Через час шеф Браун, проглядев исписанные листы, сообщил сыну:

– Не волнуйся, все оказалось не столь уж очевидно. Лишь четверо из тридцати правильно назвали виновника и указали, где находится настоящее ожерелье.

А ВЫ МОЖЕТЕ ПРИМКНУТЬ К ЧЕТЫРЕМ УГАДАВШИМ?

Великий путешественник


В детективном агентстве «Браун» появился незнакомый мальчик. Он нерешительно посмотрел на Энциклопедию, потом спросил:

– Если обойти пешком вокруг Земли, то насколько более длинный путь проделает голова, чем ноги?

– Это зависит от твоего роста, – ответил Энциклопедия, – и от того, на какой ты широте.

– Допустим, в тебе шесть футов, и ты держался экватора, то есть прошел двадцать пять тысяч миль.

Энциклопедия взял карандаш, быстро подсчитал и ответил:

– Значит, твоя голова по сравнению с ногами проделала путь на тридцать восемь футов больше.

– Правильно. Мне так и говорили, что у тебя мозги без дырок. Теперь я убедился, что это правда. Ты-то мне и нужен. – С этими словами он положил на бензиновую канистру 25 центов. – Меня зовут Гектор Эймс, я живу на западной окраине. Меня очень интересует все, что связано с природой. Вот я и хочу нанять тебя, чтобы ты послушал.

– Кого, природу? – недопонял Энциклопедия.

– Нет, Джастина Мадда, – ответил Гектор и пояснил, что является президентом детского экологического клуба, а Джастин Мадд подал заявление о приеме в клуб. – У нас есть обычай беседовать с каждым кандидатом, прежде чем решить, достоин ли он приема.

– А я-то зачем вам понадобился?

– Джастин утверждает, что объездил весь мир, бывал даже в Африке. Нашему клубу пригодился бы такой человек, как он. Только мы никак не можем решить, говорит ли он правду или врет. Вот я и хочу, чтобы ты послушал его рассказы.

– Но зачем ему врать?

– Мы всем клубом ходим на бейсбольные матчи, и иногда без билетов. В благодарность за нашу работу на пользу городу нам выдают бесплатные пропуска.

– Ясно, – заявил Энциклопедия. – Ты боишься, что он думает не о природе, а о том, как бы сэкономить на билетах. Ладно, я берусь за это дело.

Вдвоем они пересекли весь город на автобусе и добрались до дома Гектора. Там Энциклопедию познакомили с другими ребятами, что входили в правление клуба. Появился соискатель – Джастин, и все расселись по местам. Началась беседа, Джастин отвечал на вопросы. Да, он согласен собирать старые газеты для переработки. Да, он хочет бороться с загрязнением окружающей среды.

Так продолжалось несколько минут. Джастин отвечал образцово. Наконец Мэри Даулинг, секретарь правления, принялась расспрашивать Джастина о его путешествиях по миру:

– Это же интересно – узнать, как живут звери и птицы на других континентах…

Гектор наклонился к Энциклопедии.

– Такой знаток нам очень бы пригодился. Эксперт по диким животным…

– Я, наверно, видел всех зверей, какие есть на свете, – начал Джастин.

– А в других странах с ними хорошо обращаются? – осведомился Стэн Флетчер.

– Обычно да, но не везде, – заявил Джастин. – Однажды в Мексике я видел на петушином бою петуха – старого, ободранного и косоглазого. Я упросил отца купить птицу, чтоб она больше не выступала и чтоб я нашел ей доброго хозяина.

Все ребята одобрительно захлопали.

– А свиней в других странах ты видел? – задала вопрос Дона Фрай.

– Дона собрала самую большую в Айдавилле коллекцию свинок-копилок, – шепнул Гектор на ухо Энциклопедии. – Она прямо-таки помешана на свиньях.

– Как-то раз, когда я был в Германии, мы пролетали над свиноводческой фермой. Так все свиньи подняли головы вверх, к самолету, а потом разбежались кто куда, перепугавшись до полусмерти…

– Машины пугают животных, – заметил Сильвестр Браун сердито. – Стыд нам, людям, и позор!..

– А тигров ты видел? – поинтересовался Кен Уилсон.

– Видел. Когда я был в Африке с дядей Беном, мы наблюдали, как тигр охотится на жирафов.

– Ох, – вздохнула Лаки Менкен.

– Все жирафы успели убежать, кроме одного. То ли он заболел, то ли еще что-то, но он так и остался лежать. Потом все-таки попытался подняться, но едва встал на передние ноги, как тигр набросился на него и убил…

Члены клуба все как один содрогнулись. Прошла минута, прежде чем прозвучал новый вопрос. Его задала Молли Бийл:

– А какое у тебя было самое необычное приключение?

– Это случилось в Австралии, – отвечал Джастин. – Я пошел на представление бродячего цирка и поймал вора. У жулика по фамилии Остин был дрессированный кенгуру по кличке Джордж. Остин лазал по карманам, а потом использовал Джорджа, чтобы тот доставлял краденые деньги в другой город.

– Как же ты поймал этого Остина? – полюбопытствовал Тэд Уилле.

– Мне повезло. Я случайно заметил, как Остин запихнул два бумажника в сумку на животе Джорджа. Потом Остина посадили в тюрьму, а Джорджа, его подругу Фриду и их детеныша Мармадьюка отправили в приличный зоопарк.

– А опасные случаи были? – вмешался Билл Коэн. – На тебя самого дикие звери когда-нибудь нападали?

– Можете мне поверить, – не замедлил с ответом Джастин. – Мы с папой путешествовали по западным штатам, и я вдруг заметил на дереве сову. Она не шевелилась, только провожала нас глазами. Я еще подумал, что она собирается поживиться нашими припасами.

– И что, ей это удалось? – спросил Сэм Бенсон.

– Напротив, она спасла нам жизнь. Внезапно она снялась и улетела, а мой папа заслышал шум крыльев и сказал: «Кто-то ее спугнул». Он достал ружье и застрелил горную кошку – пуму, которая подбиралась к нашему лагерю.

– Ну и ну! – шепнул Энциклопедии Гектор. – Похоже, Джастин встречался со всеми зверями, сколько их ни есть на свете. Так принимать нам его в наш клуб?

– Лучше уж примите розовую корову, – ответил Энциклопедия. – Она хоть врать не умеет!

ДЖАСТИН ДОПУСТИЛ ОШИБКИ. КАКИЕ?

Один миллион песо


Энциклопедия раскрывал преступления за ужином. Распутывал разные темные случаи, сидя в гараже, а иногда наведываясь на место происшествия. И полагал, что других вариантов уже не осталось.

Он был неправ. Однажды ему довелось поработать на бейсбольной площадке не руками и ногами, а головой. Притом он раскрыл ограбление, совершенное в другой стране, за тысячу миль от Айдавилла.

Свою карьеру международного детектива Энциклопедия начал во время вечернего бейсбольного матча. Мяч, посланный им по земле, проскользнул мимо Бенни Бреслина, стоявшего в защите, и Энциклопедия взял очко.

Следующим бил Тим Гомес, который ухитрился послать мяч в аут. Сразу после этого матч был прекращен из-за темноты при счете 12:3.

Энциклопедия опустился на траву на второй линии, вне себя от разочарования. Рядом плюхнулся Бенни Бреслин.

– А ведь мы шли неплохо, – заявил Энциклопедия. – Еще бы девять перебежек, и счет сравнялся бы…

– А я рад-радешенек, что игру прекратили, – откликнулся Бенни. – Мне пришлось обежать все четыре базы целых пять раз. У меня ноги отваливаются.

К приятелям подошла Салли Кимболл. Вид у нее был обеспокоенный.

– Что стряслось с Тимом Гомесом? – обратилась она к Энциклопедии. – Он ударил в аут шесть раз подряд. Что-то у него неладно…

– Да слушай, – отмахнулся Бенни. – У него просто башка гудит. Он столько раз принимал мяч на голову и ни разу не поймал в ловушку…

– Тише, – шепнул Энциклопедия: поблизости проходил Тим.

– Простите, ребята, – произнес тот, приближаясь. – Я сегодня играл, как корова на костылях.

– Чего уж там, – буркнул Энциклопедия примирительно.

– Ты плохо себя чувствуешь? – осведомилась Салли.

– Беспокоюсь за своего дядю, Мазилу Гомеса. Его посадили в тюрьму.

Дядя Тима, величайший бейсболист Мексики, прозванный «Мазилой» именно из-за его сверхточных ударов, в тюрьме! Энциклопедия, Салли, Бенни – все так и застыли.

– Что он натворил? – наконец спросил Бенни.

– Полиция считает, что он ограбил банк. Только я в это не верю!

– А что говорит твой дядя? – осведомился Энциклопедия.

– Что невиновен. Тем не менее его оболгали и бросили в тюрьму.

– Кто оболгал? – вмешалась Салли.

– Человек по имени Педро Моралес. Он ненавидит дядю как злейшего врага. Когда-то Моралес ухаживал за тетушкой Молли, а она отвергла его и вышла за дядю Мазилу.

– И теперь этот Педро, – воскликнула Салли, – обвинил былого соперника в ограблении банка! Что за гнусный способ свести счеты!

– А что, у твоего дяди нет алиби? – задал Энциклопедия вопрос по существу. – Он не может доказать, что во время ограбления находился где-то в другом месте?

– Он был в кино. И никто его там не видел. Хотя, – уточнил Тим, – дядя Мазила, выходя из дому, надевает фальшивую бороду. Не то болельщики разорвали бы его на части.

– Да, кино – это слабенькое алиби, – сочувственно заметил Энциклопедия. – Судья и присяжные вряд ли ему поверят.

– Не печалься, Тим, – сказала Салли. – Рано или поздно поймают настоящего грабителя, и твоего дядю отпустят.

– В том-то и горе, – отозвался Тим, – что времени почти не осталось. Суд состоится на будущей неделе.

Салли не нашлась что ответить и бросила умоляющий взгляд на Энциклопедию.

– Даже и не проси, – пробурчал юный детектив.

– Я могу рассказать тебе о деле все-все, – с горячностью заявил Тим. – Я прочел газетные статьи, какие дядя присылал из Мехико.

Энциклопедия задумался: ничего себе, разбираться в ограблении, случившемся в Мексике, сидя на бейсбольной площадке в Айдавилле!

– Попытка не пытка, – настаивала Салли. – Хуже от твоего мнения дядюшке не станет.

С этим спорить не приходилось.

– Ладно, – согласился Энциклопедия, – ваша взяла. Давай, Тим, выкладывай, что знаешь.

– Месяц назад два налетчика в масках ограбили в Мехико Национальный банк. Добыча составила миллион песо в мелких купюрах по одному песо.

– Значит, около восьмидесяти тысяч долларов, – мигом подсчитал Энциклопедия.

– Две недели спустя, – продолжал Тим, – Педро Моралес, по его словам, проходил мимо дома дяди Мазилы. Дело было поздно вечером. В гостиной горел свет, и Педро якобы увидел, как дядя спорит с каким-то другим человеком.

– И услышал, о чем спор? – догадался Энциклопедия.

– Да, окно было открыто. По словам Педро, дядя кричал, что в тот день после обеда вновь пересчитал свою долю. И оказалось, что в ней не полмиллиона, а на тысячу меньше.

– Что же было потом?

– По словам Педро, гость дядюшки разозлился, швырнул ему деньги в лицо и заорал: «Вот тебе тысяча! И чтоб я больше никогда не видел твою поганую рожу!..»

– А почему Педро решил, что речь шла именно о краденых деньгах?

– Сначала он вроде бы этого не понял. Но когда тот, второй, швырнул деньги, несколько бумажек по одному песо вылетело за окно. Педро подобрал их, а потом его осенило, и он отнес деньги в полицию. Номера на купюрах совпали с украденными.

– Но если хотя бы часть краденых денег оказалась у Педро, – воскликнула Салли, – значит, он сам имел какое-то отношение к ограблению!

– Согласен, – высказался Энциклопедия. – Педро все наврал. В его рассказе концы с концами не сходятся.

ВЫ ПОНЯЛИ, ПОЧЕМУ?

Игрок в шарики


И в Америке случается, что кое-кто живет не в ладах с законом. Многих из них ловят, иным удается уйти от наказания. Если только эти иные не имели неосторожности преступить закон в Айдавилле: здесь ловят всех злоумышленников без исключения.

Во всем другом Айдавилл подобен любому американскому городку такого же размера. Банки, кинотеатры, кулинарные магазины. Богатые семьи и бедные семьи. И прекрасный солнечный пляж, протянувшийся на несколько миль.

А что до войны с преступностью, в Айдавилле есть Энциклопедия Браун.

Отец Энциклопедии – шеф Браун, начальник местной полиции. Все поголовно соглашались, что шеф Браун – лучший полисмен страны. Однако он никому не раскрывал истинной причины своих успехов. Ведь если бы раскрыл, кто бы ему поверил? Кто поверил бы, что настоящий вдохновитель поразительных достижений местной полиции – его тихий десятилетний сын?

Еще год назад шеф Браун взял за правило приносить самые трудные дела домой. И Энциклопедия неизменно распутывал их за ужином в красном кирпичном домике на Ровер-авеню.

С тех пор как Энциклопедия стал меряться смекалкой с самыми ловкими преступниками, по уголовному миру прокатилась весть: «Держись подальше от Айдавилла!» Закоренелые бандиты – и те трепетали при одном названии этого городка. А Энциклопедия никому и словом не обмолвился о помощи, какую оказывает отцу. Ему не хотелось выделяться среди ровесников-пятиклассников.

Однако с чем он ничего не мог поделать, так это со своим прозвищем. Лишь родители и учителя звали его Лерой, для остальных он раз и навсегда стал Энциклопедией. Как вы знаете, энциклопедия – это книга или собрание книг, где содержится информация по всем отраслям знаний, расположенная в алфавитном порядке. И впрямь, Энциклопедия Браун знал обо всем на свете от А до Я. В свои десять лет он прочел книг больше, чем сама мисс Бэбкок, директриса айдавилльской начальной школы.

Надо сказать также, что Энциклопедия расследовал загадочные случаи и распутывал преступления не только за ужином. В летнюю пору он занимался тем же самым еще и в гараже. Ему хотелось помогать мальчишкам и девчонкам, живущим по соседству, и он основал собственный детективный бизнес.

Каждое утро к воротам гаража прикреплялась вывеска:

Детективное агентство «Браун»

Ровер-авеню, дом 13

Президент – Лерой Браун

Для нас нет слишком мелких дел

25 центов в день плюс расходы

И вот однажды в гараже появился мальчик и опустился перед единственным в Айдавилле частным детективом на одно колено.

«Господи, – подумал Энциклопедия, – я работал успешно, спору нет, но не до такой же степени!..»

Но мальчик преклонил колено не в знак почтения – он целился. Щелчком большого пальца он подбросил монету в четверть доллара в воздух, и она шмякнулась точнехонько на бензиновую канистру рядом с Энциклопедией.

– Меток же ты, – одобрительно заметил Энциклопедия. – Никогда ничего подобного не видел…

– Хочу нанять тебя, – заявил мальчик. – Меня зовут Элджернон Киоу. Один здоровый малый только что удрал, прихватив Минни и Лежебоку.

– Он что, похитил их? И они не звали на помощь?

– Нет, только бренчали чуть-чуть, – отозвался Элджернон с пасмурным видом.

Энциклопедия никак не мог взять в толк, что же такое напялили на себя две сумасбродные девчонки, если стали бренчать на ходу, словно рыцари в доспехах либо пустые кастрюльки. Мелькнула мысль о карнавальных нарядах в канун Дня всех святых, когда принято рядиться во что попало, но юный детектив тут же отбросил ее: до 31 октября еще слишком далеко. Дело обещало быть загадочным.

– Пожалуйста, опиши пропавших, и как можно подробнее.

– У Минни в серединке две красные полоски, – начал Элджернон. – А у Лежебоки… Постой-ка, ты не понял! Это вовсе не пропавшие люди. Это пропавшие игровые шарики.

Теперь все выяснилось. Минни и Лежебока были лучшими шариками Элджернона. Он как раз играл сам с собой, тренируясь на меткость, когда к нему подошел этот «здоровый малый» и вызвал на состязание.

– На счет или на интерес? – поинтересовался Энциклопедия.

– На интерес.

– Он побил тебя?

– Нет, это я побил его. Выиграл у него все шарики. Тогда он рассердился и забрал Минни и Лежебоку, да и остальные мои шарики заодно.

– И ты не пытался остановить вора?

– Еще бы не пытался! Я даже пригрозил, что оторву ему уши, но тут налетела целая орава его дружков. Пристали ко мне: «Ты кто такой?», а тот, что забрал шарики, заявил: «Вы с кем говорите? Я никого не вижу». Правда, я обратил внимание, что при этом он зажмурил глаза.

– Хмм, – задумался Энциклопедия. – А как он был одет?

– На нем была спортивная фуфайка с надписью «Тигры». И на его дружках такие же.

– Так я и знал! – воскликнул Энциклопедия. – Жучила Мини!..

Жучила Мини был главарем «тигров», как именовала себя шайка подростков из старших классов. Соседи страдали от них сильнее, чем от лязга инструментов, когда кто-нибудь начинал шумный ремонт. Со дня открытия своего детективного агентства Энциклопедию частенько нанимали, чтоб осадить Жучилу, затеявшего очередную бесчестную выходку.

Минуты две-три Энциклопедия молчал, размышляя. Элджернон стоял рядом, тренировки ради щелкая своим несравненно метким большим пальцем. В конце концов юный сыщик объявил:

– Жучила скажет, что он тебя и в глаза не видел. Наша задача – заставить его признать, что вы знакомы.

– Во всяком случае, он-то меня знает, – сообщил наниматель. – Когда мы начали игру, он называл меня Элджернон, а еще «старина» и «приятель». Когда я разнес его в пух и прах, он изменил обращение, стал называть меня «грязным вором» и любыми другими словами, какие ему приходили в голову.

– Давай-ка потолкуем с самим Жучил ой, – решился Энциклопедия. – Пошли, Элджернон.

– Лучше называй меня просто Эл. Ведь Элджернон значит «усатый»…

У «тигров» был сборный пункт – заброшенный сарай позади кузовной мастерской мистера Суини. Энциклопедия и Элджернон застали Жучилу в одиночестве. Он играл в шашки сам с собой и притом жульничал с обеих сторон.

– Убирайся! – прорычал он, завидев Энциклопедию. – Не то так трахну по башке, что она провалится в штаны, и тебе придется снимать ботинки, чтобы посмотреть телевизор.

– Надо бы надрать ему уши сейчас, пока он один, – прошептал Элджернон.

– Спокойнее! – шепнул Энциклопедия в ответ.

Однако Элджернон уже пришел в возбуждение и начал шевелить своим боевым большим пальцем. Жучила уставился на неуемный палец с недоумением.

– Что с этим малышом? – спросил он. – Тренируется, как лучше голосовать на дороге?

– Его зовут Эл Киоу, – ответил Энциклопедия. – Ты украл у него Минни, Лежебоку и остальные его шарики. Будь добр вернуть их.

– Я украл у него шарики? – взвыл Жучила, легонько постучав себя по лбу. – Да я этого ловкача с его вертким пальчиком в жизни не видел!

Большой палец Элджернона, который так метко поражал цель при игре в шарики, закрутился быстрее прежнего.

– Я спраздновал труса, когда позволил ему обокрасть себя, – пробормотал он и ринулся на Жучилу. Энциклопедия оттолкнул его, но он снова бросился вперед с криком: – Теперь я сведу с ним счеты! Теперь мы сыграем в шлеп-шлеп, помоги мне!..

Тут в сарай вбежали два других «тигра», Дьюк Келли и Ершистый Ларсен, и уставились на Энциклопедию, потом заметили неукротимый большой палец Элджернона и спросили в голос:

– Это еще кто?

– Элджернон Киоу, – сообщил Жучила. – Утверждает, что я украл у него шарики.

– Придется отделать всех троих, – проворчал Элджернон себе под нос. – Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп!..

– Ты что там несешь? – высокомерно осведомился Жучила.

– Я побил тебя в шарики, побью и в шлеп-шлеп! – был ответ.

– Шлеп-шлеп? Что это такое?

– Да, шлеп-шлеп. Что это такое? А вот что!..

В мгновение ока Элджернон вскинул руку с могучим большим пальцем, подсунутым под указательный. Как только рука приблизилась к нижней губе Жучилы, большой палец высвободился с силой пружины, а Элджернон провозгласил:

– Шлеп!!!

Шлеп-шлеп! – откликнулись губы Жучилы, запрыгав вверх-вниз, как трамплин для прыжков. Жучила принялся скакать, корчась от боли, а Ершистый с Дьюком выставили вперед кулаки.

Энциклопедия вскинул руки и предупредил:

– Не нарывайтесь на новые неприятности, их и без того хватает. Жучила украл шарики у Элджернона, это факт!

КАК ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЕЛ К ТАКОМУ ВЫВОДУ?

Секретный прием


В сердце Жучилы Мини поселилось страстное желание – сбить Энциклопедию с ног и растоптать в лепешку, как если бы на юного детектива наступил слон.

Предводитель «тигров» кипел от ненависти – ему осточертело, что Энциклопедия раз за разом оставляет его с носом. Но как только у Жучилы начинали чесаться руки, он вспоминал про Салли Кимболл.

Салли была самой хорошенькой из пятиклассниц. Однако главному «тигру» запомнилось вовсе не ее личико, а ее кулаки. Салли сделала то, на что не надеялся ни один мальчишка младше четырнадцати, – она одолела Жучилу Мини в драке!

Потом Жучила заверял всех и каждого, что Салли просто повезло попасть в незащищенное место. Никто в эту байку не верил, включая, наверное, и самого Жучилу: подчас ему казалось, что Салли наехала на него на грузовике.

Потому-то Жучила и не смел ни задирать, ни стращать Энциклопедию. Ведь тот пригласил Салли в свое детективное агентство младшим партнером.

– Тебя Жучила ненавидит даже сильнее, чем меня, – сказал он однажды, когда сидел с Салли после обеда в гараже, служившем им штаб-квартирой. – И уж не сомневайся, он попытается сквитаться с тобой.

Салли не спорила.

– Они не «тигры», они москиты, – отозвалась она. – Дня не могут прожить, чтоб к кому-нибудь не пристать, кого-нибудь не ужалить…

И тут, легок на помине, в гараже появился один из «тигров», Дьюк Келли. Положил на бензиновую канистру четверть доллара и заявил:

– Жучила зовет вас.

– Он хочет нас нанять? – изумилась Салли.

– Нет, он хочет, чтобы вы сегодня пошли на показательные выступления дзюдоистов. А четвертак – плата за потраченное время. – Энциклопедия и Салли обменялись недоуменными взглядами. Дьюк уточнил: – Начало в два часа в школе, в корпусе, где седьмой, восьмой и девятый классы.

– Дзюдо, – напомнил Энциклопедия то ли Салли, то ли себе, – это же изощренное искусство самозащиты?

– Дзюдо, – объявил Дьюк гордо, – это искусство использовать силу противника против него. Или против нее.

С чем он и удалился, хитро ухмыляясь.

– Жучила припас какой-то трюк, – задумчиво произнес Энциклопедия. – Любопытно, какой?..

– Мне тоже любопытно, – сказала Салли. – Давай выясним.

Когда юные детективы добрались до школы, гимнастический зал уже был забит мальчишками и девчонками. Тренер Ричарде, руководитель летней спортивной программы, кратко изложил задачи борьбы дзюдо. Затем на ковер в центре зала вышли четверо борцов из айдавилльского клуба дзюдо. Все были в белых штанах и свободных куртках, перехваченных завязанными узлом поясами. В течение получаса борцы демонстрировали удержания, захваты, броски, приемы и контрприемы. Когда собравшиеся прекратили хлопать, тренер Ричарде обратился к ним снова:

– Дзюдо доступно не только взрослым. Сейчас трое учеников нашей школы покажут, чему они научились всего за две недели.

На ковер вышли Жучила Мини и два других «тигра», Ершистый Ларсен и Рокки Грэхем, – все трое в таких же костюмах, как и взрослые борцы.

– Черт, а он и вправду ловок, – удивилась Салли, когда Жучила принялся укладывать противников на ковер, как карты из колоды.

– Их учат, как падать безболезненно и без увечий, – ответил Энциклопедия. – И все равно все броски – показуха. Жучила не кидал бы так Ершистого и Рокки, если б они ему не поддавались.

По истечении впечатляющих пяти минут «тигры» выстроились в ряд и поклонились. Тренер Ричарде вышел опять и поблагодарил их за выступление. Неожиданно Жучила поднял руку и заявил:

– Это еще не все…

Тренер, не ожидавший ничего подобного, отступил назад, а Ершистый приблизился к Жучиле и остановился в каком-то футе от главаря.

Тот выбросил руку к горлу Ларсена. Как только рука была отдернута, Ершистый рухнул на спину и больше не шевелился. Затем Жучила повторил прием против Рокки Грэхема – тот также повалился на спину и распластался недвижимо. А Жучила провозгласил:

– Вы только что видели мой личный секретный прием. Рокки и Ершистый вырубились полностью, но я не причинил им вреда. Хотя, если б я действительно захотел, я мог бы переломить им шеи раз и навсегда.

Рокки и Ершистый зашевелились и кое-как уползли с ковра, мотая головами. В зале царила тишина. Все смотрели на Жучилу, и только на Жучилу. Выдержав паузу, тот продолжил:

– Вы задаете себе вопрос: «Откуда же он узнал этот ужасный прием?» Не скрою, что написал специальное письмо известному японскому мастеру и он мне ответил. – Жучила прошелся по ковру с самодовольным видом, потом закончил: – Многие из вас слышали, что одна девица якобы взяла надо мной верх. Теперь вы видите, что я дрался с ней не всерьез. Я мог бы отправить ее в больницу, только я джентльмен…

Намек был ясен: все ребята сообразили, что Жучила вызывает Салли на бой-реванш, и немедленно! Если Салли откажется драться или будет побеждена, Жучила станет королем в округе, и детективное агентство «Браун» больше не сможет ему противостоять. Маленький мальчик, сидевший рядом с Салли, взмолился:

– Не дерись с ним! Он тебя убьет!

Однако Энциклопедия тихонько шепнул что-то Салли на ухо. Она выслушала и, поджав губы, фыркнула:

– Личный секретный прием, подумаешь!..

И спустя мгновение уже была на ковре. Жучила побелел. Ему хотелось испугать ее – но в результате испугался он сам.

Выбора не оставалось, надо было вступать в бой. Жучила потянулся к горлу Салли и тут же получил мощный удар под дых.

К счастью для главаря «тигров», две недели занятий дзюдо научили его, как правильно падать. Кулаки Салли предложили ему на этот счет изрядную практику. В конце концов он распластался, разметав руки, и отказался вставать.

– Не могу продолжать бой, – произнес он жалобно. – Утром поднял тяжелую коробку и повредил себе спину…

А Энциклопедия подумал:

«Должно быть, не спину, а голову, если надеялся, что хоть кто-нибудь поверит в его личный секретный прием!..»

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ НЕ ПОВЕРИЛ В «СЕКРЕТНЫЙ ПРИЕМ» ЖУЧИЛЫ?

Раненый пес


Когда Энциклопедии удавалось помочь отцу распутать какое-то дело за ужином, тот обычно предоставлял сыну свободный вечер.

Сегодня Энциклопедия разобрался в ограблении супермаркета «Дентон», еще пока отец доедал ростбиф с картофельными шариками. Вслед за тем юный сыщик позволил себе расслабиться, впившись зубами во фруктовый пирог. Но оказалось, что у шефа Брауна припасено и другое дело.

– Опять морока с твоим Мизинчиком Пламмером и его собакой…

Мизинчик Пламмер был одним из близких приятелей Энциклопедии, а пес Мизинчика Рекс – любимцем всей округи. Никто на маленького Рекса не жаловался. Точнее, никто, кроме мистера Харвуда, который поселился в соседнем с Пламмерами доме месяц назад.

– Рекс, видите ли, – продолжал шеф Браун, – опять подкопал у Харвуда розовые кусты. Сегодня Харвуд позвонил нам в полицию с требованием, чтобы Рекса посадили на цепь.

– Господи, папа, неужели это требует вмешательства полиции?

– Не хочу дожидаться, чтобы потребовалось вмешиваться всерьез. Думаю нанести сегодня визит и Пламмерам и Харвудам. Может, удастся предотвратить будущую серьезную ссору. – Шеф Браун откинулся на спинку стула и добавил задумчиво: – Давай-ка поедем вместе, Лерой. Как-никак ты дружишь с Мизинчиком…

Разумеется, Энциклопедия ответил согласием, хотя разбираться в отношениях взрослых и не доставляло ему особой радости. Как всегда, он помог матери убрать со стола и вымыть посуду, потом надел чистую рубашку, провел влажной расческой по волосам и сел в патрульную машину рядом с отцом.

Было восемь вечера, когда они подъехали к дому Мизинчика. Уже стемнело. В окнах домов горел свет, отбрасывая на улицу и на лужайки косые тени. Вдруг в той стороне, где жили Харвуды, что-то грохнуло четыре раза подряд.

– Это выстрелы! – воскликнул шеф Браун.

– Погляди, папа, – обратился к отцу Энциклопедия.

На тротуаре у своего дома стоял мистер Харвуд, и в руке у него был револьвер.

Десять секунд, и улица ожила. Люди семьями выбегали из своих домов выяснить, что происходит. Тут уж шеф Браун выскочил из машины с пистолетом наготове.

– Ко мне забрался вор! – заявил Харвуд при виде полисмена. – Прямо ко мне в кабинет! Я стрелял в него, но он удрал!..

Едва шеф Браун приступил к допросу Харвуда, как из соседнего дома показалось семейство Пламмеров в полном составе. Мизинчик тут же вскрикнул и упал на колени. В тени под кустами лежал и тихо подвывал Рекс: его ранило в лапу.

– Вы стреляли в моего пса! – заорал Мизинчик и со слезами на глазах бросился к Харвуду.

К счастью, Пламмер-старший успел перехватить сына и оттащить назад. Зато соседи, несколько человек, придвинулись к Харвуду вплотную, и настроены они были воинственно.

– Я стрелял в вора! – настойчиво повторял Харвуд. – У меня и в мыслях не было попасть в собаку. Я ее и не видел…

Пламмер-старший бережно поднял Рекса на руки и, стараясь утешить сына, сказал:

– Он поправится. Обязательно поправится…

– Расходитесь по домам! – приказал шеф Браун зевакам. – Не мешкайте, расходитесь!

Улица опустела, и тогда шеф Браун познакомил Харвуда с Энциклопедией.

– Значит, это тот самый мальчик, который завел свое детективное агентство, – хмыкнул Харвуд, потрепав Энциклопедию по затылку. – Заходи. Я покажу тебе, где был вор.

Он ввел юного сыщика вместе с шефом Брауном в дом, а затем в комнату с книжными полками по стенам. В центре комнаты стояли письменный стол и стул, а чуть дальше – глубокое кресло и рядом с ним торшер. На ковре под торшером валялась газета.

– Я живу вдвоем с сестрой, – сообщил Харвуд. – Дом маленький, и вечерами я обычно сижу здесь, в кабинете. – Энциклопедия подошел к окну. До земли было всего каких-нибудь три фута. – Сегодня сестра пошла проведать друзей, и я остался один. Сидел в кресле с газетой и, наверно, задремал. Разбудил меня какой-то шум. И я увидел вора в маске – он рылся в моем столе…

Харвуд опустился в кресло, потянулся вправо и бесшумно открыл шкафчик под книжными полками. Достал оттуда коробку, снял с нее крышку, уложил в коробку револьвер, поставил ее на место и наконец закрыл шкафчик. Все это он проделал совершенно бесшумно.

– Револьвер достался мне от деда, я им очень дорожу… – пояснил он.

– Вы сидели в этом самом кресле, когда проснулись и увидели вора? – осведомился шеф Браун. – И что вы предприняли?

– Мне повезло – вор стоял ко мне спиной, и у меня был шанс открыть шкафчик и вытащить револьвер. Вор ничего не слышал. Я приказал ему поднять руки вверх, но он ударил меня и удрал через окно.

– Вы не преследовали его? – спросил шеф Браун.

– Преследовал, но только до лужайки перед домом. Послал ему вдогонку четыре пули. Но меня слегка шатало после удара, и боюсь, я промазал все четыре раза. А тут и вы вдруг подъехали. Больше мне нечего рассказать.

– Пожалуй, я осмотрю все вокруг дома, – заявил шеф Браун. А выйдя вместе с Энциклопедией, спросил: – Ну и что ты об этом думаешь, Лерой?

– Этот Харвуд пытался убить Рекса, – ответил Энциклопедия. – Мы подъехали неожиданно для него и увидели револьвер у него в руках. Вот он и сочинил историю про забравшегося в дом вора.

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БЫЛ УВЕРЕН, ЧТО ХАРВУД ВСЕ ВЫДУМАЛ?

Руки связаны, кляп во рту


Энциклопедия и его друзья решили отправиться с ночевкой в Национальный парк. Энциклопедия радовался, предвкушая пикник и развлечения на природе, но радости пришел конец, когда Чарли Стюарт принес скверную новость, что к компании присоединяется Бенни Бреслин.

– Ох! – только и простонал Энциклопедия.

– Хуже того, – сообщил Чарли, – Бенни хочет, как в прошлый раз, в одну палатку с тобой.

– Ну уж! – вскипел Энциклопедия.

Бенни был добрым другом – до тех пор пока стоял на ногах. Но достаточно было ему прилечь, как он тут же засыпал и превращался в угрозу лесному хозяйству. Его могучий храп сотрясал, а то и ломал ветки на полмили вокруг.

– Ладно, возьму у отца защитный шлем, – решил Энциклопедия.

– Лучше возьми бейсбольную биту, – посоветовал Чарли. – А то опять придется отгонять лося, как в прошлый раз…

Действительно, на прошлой загородной ночевке храп Бенни, разносящийся по лесу, напомнил лосям брачный призыв, и среди ночи в палатку вдруг просунулась рогатая голова. Энциклопедия с трудом прогнал нежданного гостя удочкой.

– Да нет, – посетовал Энциклопедия, – у меня не хватит духу огреть его битой.

– Наверно, ты прав, – согласился Чарли. – Лось и без того настрадается, когда вместо лосихи обнаружит всего-навсего Бенни…

Энциклопедия оставил бейсбольную биту дома и вместе с Чарли поехал на велосипедах на Мельничный ручей. Все остальные уже были там – Бенни Бреслин, Клыкастый Ливрайт, Мизинчик Пламмер, Херб Стейн и братья Билли и Джоди Тернеры.

Два часа спустя они добрались до Национального парка и, разбив лагерь, отправились порыбачить.

– Даже если я выужу вместо рыбы торпеду, хуже уже не будет, – причитал Чарли. – Все равно храп Бенни не даст сомкнуть глаз всю ночь…

– А вдруг обойдется? – неожиданно высказался Энциклопедия. – Если Бенни проспит до заката, ночью ему спать не захочется. А не заснет, так и храпеть не станет.

Энциклопедия выбрал на бережку уютное местечко, пригодное более для дремоты, чем для рыбной ловли, и пригласил Бенни присесть рядом. Тот устраивался-устраивался, покуда не растянулся плашмя.

– Вот это жизнь! – пробормотал он. – Самое блаженное дело…

Голос его быстро умолк, веки смежились. А вскоре он стал выводить рулады носом, погружаясь в сон. Ребята один за другим перебрались б более спокойные места. Никто и не подумал будить Бенни до тех пор, пока весь дневной улов не был изжарен на костре.

После ужина, забравшись в палатку, Энциклопедия то и дело поглядывал на часы. До половины десятого Бенни по-прежнему бодрствовал, а значит, вел себя тихо. Однако без семи минут десять послышались чьи-то слабые хрипы и тяжелое дыхание.

– Ты слышал? – прошептал Бенни. – Что это?

– Что это? – Энциклопедия обомлел от изумления. – А я-то решил, что это ты!

– П-послушай, – Бенни стал заикаться: звуки приближались. – Думаю, это медведь!

Волосы на затылке у Энциклопедии поднялись быстрее, чем вскакивает лежащий бык, когда к его плечу поднесут раскаленное клеймо. Отогнув полог, юный сыщик выглянул из палатки.

Нет, это был не медведь, а человек, бредущий в лунном свете и спотыкающийся на каждом шагу. Руки его были связаны за спиной. Он пытался что-то сказать, но кляп во рту обращал слова в хриплую кашу. Энциклопедия, не теряя времени, подбежал к незнакомцу и развязал его.

– Меня зовут Джек Эванс, – прохрипел тот, как только смог говорить. – Быстрее за подмогой! На пятой лагерной площадке грабеж с похищением!..

Грабеж с похищением! Ребята не заставили себя просить: Чарли, Клыкастый и Мизинчик бросились в лесничество, а Херб, Джоди и Билли – в контору парка. Бенни с Энциклопедией остались с мистером Эвансом, который повел их к своей лагерной площадке, возбужденно рассказывая:

– Я приехал сюда с Роджером Блейком. Развел костер, решил вскипятить кофе, как вдруг за спиной раздалась команда: «Не двигаться! И не оборачиваться!..»

Дорога заняла минут пять. Подныривая под ветки, Эванс продолжал:

– Потом я услышал голос Роджера. «Берегись, – предупредил он. – Их двое, и оба вооружены». Мне приказали лечь ничком, связали по рукам и ногам, засунули в рот кляп и забрали у меня все деньги и ключи от машины. – Тут Эванс гневно потряс кулаками. – Но Роджеру пришлось хуже. Грабители объявили, что похищают его, а завтра сообщат мне, куда надо будет отвезти выкуп. Прошло, наверно, полчаса, прежде чем мне удалось освободить ноги. Я кинулся за помощью – и встретил вас, ребята.

– А похитителей вы так и не видели? – поинтересовался Бенни.

– Нет, – ответил Эванс. – Я смотрел на костер и на кофейник. Все случилось у меня за спиной. Ну вот мы и пришли…

На полянке стояла просторная палатка. В трех-четырех ярдах от нее над трескучим костром был подвешен кофейник.

Энциклопедия вгляделся в отпечатки следов на земле. Да, были следы, ведущие на полянку и с полянки, а чуть в стороне от костра валялся кусок веревки.

И тут костер внезапно зашипел: кофейник закипел, содержимое полилось через край на горящие поленья. Энциклопедия в задумчивости уставился на огонь.

– Нашел какой-нибудь ключ к разгадке? – справился Бенни.

– Да, ключ есть. Этот Эванс не подумал об одной мелочи. Дело о похищении Роджера Блейка разгадано!

Так заявил Энциклопедия.

ЧТО ЗА КЛЮЧ ОН ИМЕЛ В ВИДУ?

Полтора велосипеда


Харолд Финнеган носил очки, но никто из ребят не называл его «Четыре Глаза». К нему прилипло прозвище «Четыре Колеса».

Понятно, почему: во всей округе только у него было два велосипеда – новенький для хорошей погоды и старый для дождливых дней. И все же сегодня он приехал в детективное агентство «Браун» за помощью на новом велосипеде, хотя с утра зарядил дождь.

– Привет, Четыре Колеса! – весело крикнул Энциклопедия.

– Зови меня Три Колеса, – отозвался Харолд. – У меня осталось только полтора велосипеда.

– Что, попал в аварию? – спросила Салли.

– Нет, просто кто-то спер переднее колесо от моего старого велика. И я почти уверен, что этот кто-то – Пабло Пизарро.

– Как тебе не стыдно! – возмутилась Салли. – Пабло не вор. Пабло – большой художник. У Пабло чуткая душа. У Пабло…

– У Пабло мое переднее колесо, – перебил Четыре Колеса. – Он спер его десять минут назад. – С этими словами он выкатил на бензиновую канистру четверть доллара. – Мне нужна твоя помощь, Энциклопедия, чтобы получить колесо обратно.

Энциклопедия решил взяться за дело, невзирая на свирепые взгляды Салли. По пути к дому Пабло Четыре Колеса поведал, что произошло:

– Вчера вечером я занялся ремонтом старого велика и разобрал его на части. А когда сегодня поутру пошел в гараж, то своими глазами видел мальчишку, убегающего прочь с моим колесом.

– Значит, ты все-таки не уверен, что это Пабло? – не преминула уточнить Салли.

– Я не видел вора в лицо, – вынужден был признать Четыре Колеса и с надеждой обратился к Энциклопедии: – Но ты же знаешь, что творится в округе…

Да, Энциклопедия знал, что в последние две-три недели из гаражей по соседству стали пропадать всевозможные вещи. Как ни странно, все это был хлам, не имеющий ни малейшей ценности, вроде разбитых зеркал, ломаных деревяшек, ржавых железок и старых газет. Правда, Салли он в дело не посвятил, но ему было известно, что Пабло неоднократно был замечен слонявшимся возле гаражей как раз перед тем, когда оттуда что-то пропадало.

Добравшись с клиентом и партнером до дома Пабло, Энциклопедия позвонил. Мама Пабло высунулась из окна второго этажа и крикнула:

– Входите, ребята! Пабло на чердаке.

Они поднялись на самый верх, но дверь, ведущая на чердак, оказалась на запоре. Энциклопедия постучал, громко и настойчиво, но Пабло все равно открыл не сразу.

– Входите, – пригласил он, картинно взмахнув рукой. – Добро пожаловать ко мне в студию.

Салли, едва глянув на Пабло, ахнула, поднеся руку ко рту. На нем был мягкий берет, огромный бант, повязанный, как галстук, и грязная блуза. Она восхищенно произнесла:

– Ты одет как настоящий художник!

– Само собой, – ответил Пабло, небрежно пожав плечами. – Я за работой…

«Что же это за работа? – подумал Энциклопедия. – Превратил чердак в исполинскую свалку…» И впрямь, чердак до дальних углов был забит самым разнообразным хламом. Часть его была собрана в свежеокрашенные кучи и кучки, остальное же валялось и ржавело.

Харолд без промедления перешел к делу.

– Где колесо от моего велика?

– Колесо? – повторил Пабло будто в недоумении.

– Ну да, колесо, – прорычал Харолд. – То, которое ты спер у меня в гараже сегодня утром!

– Мой дорогой, ты несешь ерунду, – ответствовал Пабло. – Я действительно собираю разные вещи, чтобы использовать их в своих скульптурах. Но я их не краду! – Он прошелся по чердаку. – Вот мое последнее произведение. – Пабло показал на кучу, сложенную из проволочных вешалок для одежды, пары дырявых кофейников и нескольких ветхих журналов. Кучу подпирали ножки от жаровни, к ней была прислонена автопокрышка, а сверху лежало яблоко. – Я выкрашу все это в белый цвет и назову «Безмятежность с яблоком».

– Браво! – восторженно взвизгнула Салли.

Энциклопедия и Четыре Колеса лишь пялились на «произведение», потеряв дар речи.

– Сегодня я вообще не выходил из дому, – объявил Пабло. – Как же я мог спереть твое колесо? С самого завтрака я сидел за работой вот на этом стуле и встал только в ответ на ваш стук.

Энциклопедия подошел к старому стулу, придвинутому к «Безмятежности с яблоком». Стул, казалось, вот-вот рассыплется на части. Он был весь заляпан белой краской и тем не менее выглядел привлекательнее, чем «Безмятежность». Юный сыщик легко провел рукой по холодному сиденью, прикоснулся к каплям краски. Они были сухими.

– Что-то я не вижу своего колеса, – шепнул Харолд.

– Продолжай искать, – ответил Энциклопедия. – В этом хаосе можно спрятать не только колесо, но и крейсер…

А Пабло повел Салли в экскурсию по «студии». Она следовала за ним послушно, как щенок, внимая каждому его слову.

– Встречаются предметы, в которых глаз художника улавливает нечто большее, чем прямое предназначение, и только его искусством это большее может быть выявлено и воплощено…

– Не понял, – подал голос Четыре Колеса из угла.

Пабло вынес на свет шестифутовую доску, к которой были прибиты совок, коробка из-под фруктов, два расплющенных утюга, погнутый вентилятор и обрывки обоев, и сообщил гордо:

– Я назову это «Человек в поисках самого себя».

– Это прекрасно! – воскликнула Салли. – Захватывающе! Твои произведения зовут меня в мир новых идей!..

Пабло раздулся, как индюк, и изрек:

– Ты, как я понимаю, делаешь первые шаги в искусстве. Тебе следует осознать, что ценность его не имеет ничего общего ни со стоимостью составных частей, ни с внешней красотой, ни даже…

– Ни даже с чистотой и порядком! – выкрикнул Четыре Колеса, ползающий по пыльным кучам покрышек и велосипедных цепей.

– Не обращай внимания ни на него, ни на Энциклопедию, – посоветовала Салли. – Им не постичь великого художника, даже если они сталкиваются с ним вплотную!

– Может, и не постичь, – согласился Энциклопедия. – Зато я могу отличить вора, когда сталкиваюсь с ним, а Пабло – вор!

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЕЛ К ТАКОМУ ВЫВОДУ?

Остров сокровищ


Уинслоу Брант славился на весь город тем, что тоже, как Пабло Пизарро, рыскал по свалкам. Целью его поисков было найти что-нибудь ценное, выброшенное по ошибке. От его внимания не ускользала ни одна мусорная урна, ни одна помойка.

И его старания давали свои плоды. Он уже собрал лучшую в округе коллекцию бутылочных крышек и старых теннисных мячей.

Но когда он явился в детективное агентство «Браун», он ничего не искал. Настроение у него было подавленное.

– Подумать только, он был почти у меня в руках, – простонал Уинслоу, прислонившись к стене.

– Кто был в руках? – не понял Энциклопедия.

– Клад, – ответил Уинслоу. – Мечта каждой настоящей ищейки – бесценный клад!

– И твой великий шанс выскользнул у тебя из пальцев?

– Не выскользнул, а утек! – воскликнул Уинслоу, вытаскивая небольшую тряпицу. Краски на тряпице расплылись, сливаясь в большое красное пятно. – Это была карта, указывающая, где Генри Ла Фарж зарыл часть своих сокровищ!

Кто же из жителей штата не слышал о знаменитом пирате Генри Ла Фарже? В восемнадцатом веке он взял за правило укрываться среди малых островков в пяти-шести милях к югу от Айдавилла. На одном из островков он, по слухам, спрятал награбленные сокровища.

– Карта нашлась в сломанной музыкальной шкатулке, которую я подобрал вчера утром на мусорной куче у Смитов, – пояснил Уинслоу.

А затем поведал всю печальную историю. Он показал карту Питу Олдерсу. Питу было шестнадцать, и у него была лодка. Долго ли, коротко ли, но Пит согласился отвезти Уинслоу на острова в обмен на часть клада. До места назначения они добрались, когда уже стемнело, и пришлось переночевать на борту. Утром Уинслоу обнаружил свою карту на палубе совершенно испорченной. Пит объяснил, что ночью по ошибке использовал ее, чтобы заткнуть течь. В темноте он якобы принял карту за наволочку.

– Держу пари, – сердито заявил Уинслоу, – он сперва скопировал карту, чтобы весь клад достался ему одному. Отвез меня домой, а сам вернулся на острова.

– И не отыщет там ничего, кроме солнечного удара, – отозвался Энциклопедия, указывая на небольшой потек черной краски на обороте карты.

– Черт, я не обращал на это внимания, – произнес Уинслоу. – Что это такое?

– Сейчас это грязь, а была надпись, – ответил Энциклопедия. – Там было сказано: «Нью-Йоркская Всемирная ярмарка». Твоя карта – всего-навсего сувенир стоимостью пятьдесят центов. Точно такая же несколько лет валялась у моего отца на чердаке.

– Забодай меня корова! – воскликнул Уинслоу с раздражением. – Значит, карта бесполезна и там ничего нет? – Тут его лицо озарилось радостью. – А Пит-то думает, что откопает клад! Поделом ему, грязному обманщику!

– Мы пока не уверены, что Пит испортил карту нарочно, – напомнил Энциклопедия.

– Я тебя нанимаю, – объявил Уинслоу. – Только если выяснишь, что Пит скопировал карту, не говори ему про сувенир. Пусть копает, пока в ушах не зазвенит…

Энциклопедия согласился на это условие, и через два часа они вдвоем уже плыли на ялике, который согласился одолжить дядя Салли Кимболл. Пришлось заглянуть на пять островков, прежде чем они приметили парусную лодку Пита. Она стояла на якоре в маленькой бухточке. Один из иллюминаторов был чуть-чуть приоткрыт.

– Пит станет копать у трех кокосовых пальм, – уточнил Уинслоу, выпрыгивая на берег. – Согласно карте, сундук с кладом зарыт у подножия той, что в центре.

Пройдя немного в глубь островка, мальчики увидели группу из трех пальм, растущих близко друг к другу. И Пита, копающего под палящим солнцем и близкого к изнеможению.

– Погляди, у него уже язык на плече, – радостно отметил Уинслоу.

– Жадность заела, – откликнулся Энциклопедия. – Он даже не задумался, те ли это пальмы, что на карте…

Увидев на островке гостей, Пит немало удивился и с вялой улыбкой выкарабкался из ямы. Обращаясь к Уинслоу, он сказал, заметно нервничая:

– Ты не сомневайся, я поделюсь с тобой всем, что найду…

– Я и не сомневаюсь, Пит, – ответил Уинслоу. – Гляжу, ты уже починил лодку. Я ведь так и не спросил тебя, где была течь.

– Ну… ээ… это был… ээ… иллюминатор. Он не закрывался.

– Да, один из иллюминаторов заедало. Помню, помню.

Реакция Уинслоу, казалось, слегка успокоила Пита, и он сказал:

– Когда ты вчера ушел в каюту, я оставался на палубе – надо было проверить то да се. Тогда я сообразил, что мы стали на якорь в час отлива и скоро вода начнет подниматься.

– А ты, оказывается, здорово видишь в темноте, – вставил Энциклопедия.

– Светила луна, – не смутился Пит, – и я заметил на берегу отметку верхней точки прилива. От уровня воды до нее оставалось фута[1] два с половиной…

– Какое отношение это имеет к тому, что моя карта промокла и погибла?

– Вода во время прилива поднимается на пять дюймов в час, – ответил Пит. – Нижний край иллюминатора – в восемнадцати дюймах над ватерлинией. Меньше чем через четыре часа вода поднялась бы до открытого иллюминатора, и лодка утонула бы.

– И ты решил заткнуть иллюминатор и спасти лодку, – вспылил Уинслоу. – Ценой моей карты!

– Я же сказал тебе, что это нечаянно, по ошибке. В каюте было темно, и я принял карту за наволочку. Честное слово!

Уинслоу, вроде бы растеряв уверенность, обратился шепотом к Энциклопедии:

– А что, если Пит говорит правду?

– Нет, он намочил карту нарочно, чтобы ты не нашел место, где якобы зарыт клад. Его россказни про иллюминатор не выдерживают критики.

ПОЧЕМУ?

Пять улик


В среду под вечер, в начале пятого, в детективное агентство «Браун» вбежала Джейн Фостер. В глазах у нее стояли слезы, и она умоляюще смотрела то на Салли, то на Энциклопедию.

– Вы должны мне помочь! – воскликнула она. – Кто-то ограбил папину лавку, а ведь он поручил мне присмотреть за ней!..

У мистера Фостера была мелочная лавка, где Энциклопедия иногда покупал всякую ерунду для школы – кнопки, скрепки, карандаши – и жевательную резинку.

– Надо сообщить об ограблении в полицию, – заявил он.

– Не могу! – ответила Джейн, хлюпая носом. – Не хочу, чтобы папа узнал, что это я проворонила. Я забыла закрыть боковую дверь! – И, положив на бензиновую канистру четверть доллара, добавила: – Пожалуйста, помоги мне вернуть папины деньги!

– Сделаю, что смогу, – отозвался Энциклопедия, – только у меня мало времени. Через два часа мама будет ждать меня к ужину.

– У нас даже двух часов нет, – сообщила Джейн. – Папа вернется из Гленн-Сити уже через час!

В агентстве воцарилось уныние. Всего-то час? Сумеет ли Энциклопедия за час выяснить достаточно, чтобы раскрыть преступление?

– Тогда будем действовать не откладывая, – бодро сказал он, хотя оптимизма, по правде говоря, не чувствовал. – Не волнуйся, Джейн. Все обернется к лучшему…

Чтобы побыстрей добраться до цели, они не стали пользоваться велосипедами, а сели в автобус номер три. По пути Джейн подробно рассказала все, что знала сама.

– По средам папа обычно закрывает лавку в три часа. Но сегодня он торопился в Гленн-Сити и ушел на пять минут раньше, а запереть поручил мне. Я так и сделала, закрыла переднюю и заднюю двери, а потом пошла в ванную причесаться. И вдруг услышала, как звякнула касса – она всегда звякает, когда выдвигают ящик с выручкой. Выскочила из ванной и успела заметить, как кто-то убегает через боковую дверь.

– Так сколько в лавке всего дверей? – уточнила Салли.

– Три. Передняя, задняя и боковая. Только боковой мы почти не пользуемся, вот я про нее и забыла.

– В лицо вора ты не видела? – поинтересовался Энциклопедия.

– Не видела. Все произошло так быстро! Не знаю даже, был ли это мужчина или женщина, а может, мальчишка или девчонка.

Как только автобус довез их до нужной остановки, все трое двинулись к двухэтажному белому дому. Лавка мистера Фостера занимала весь первый этаж, только на углу была еще одна дверь темного дерева.

– А эта куда ведет? – не преминул справиться Энциклопедия.

– В жилые квартиры над лавкой, – ответила Джейн.

Она отперла лавку и вошла, Салли и Энциклопедия за ней. Юный сыщик тут же уставился на прилавок рядом с кассой. Там валялся странный набор предметов: пакетик с тонкими резиновыми колечками, баночка машинного масла, магнит, лист наждачной бумаги и пачка бумаги промокательной.

– Лежало тут все это, когда ты закрывала переднюю и заднюю двери?

– Толком не помню, но, по-моему, тут ничего не было. Это что, улики?

Энциклопедия не ответил, но с разрешения Джейн осмотрел боковую дверь. Она вела в короткий коридор, в одном конце которого была лестница на второй этаж, а в другом та самая деревянная дверь на улицу.

– Ее запирают или держат открытой? – спросил детектив, имея в виду деревянную дверь.

– Надо только притворить ее, а защелкивается она сама.

– Тогда выходит, что вор из числа верхних жильцов. Ведь чтобы войти в деревянную дверь, ему нужен был ключ.

– И ты уже понял, кто он? – не утерпела Салли.

– Нет еще, – ответил Энциклопедия призадумавшись. Потом сказал: – Должно быть, вор спустился сверху перед самым закрытием лавки. Он – предположим, что это был мужчина, – не знал, что Джейн сегодня закрыла чуть-чуть раньше срока.

– По-твоему, вор пришел сюда, не планируя никакой кражи? – спросила опять Салли.

– Точно, – подтвердил ее догадку Энциклопедия. – Он выбрал пять нужных ему предметов и подошел к кассе расплатиться…

– Но тут понял, что в лавке никого нет, – подхватила Салли, – и решил нагреть руки. Он же не знал, что Джейн рядом, в ванной!

– Похоже, что так. Когда вор выдвинул ящик с выручкой и касса звякнула, он испугался и удрал с деньгами, а то, что собирался купить, забыл на прилавке.

– Кто живет наверху? – обратилась Салли к Джейн.

– В квартирах окнами на улицу – мистер Кори и мистер Эванс. Оба холостяки. Мистер Кори работает в отделе здравоохранения, а мистер Эванс – ночной сторож в Первом федеральном банке.

– А кто занимает квартиры окнами во двор?

– В одной живет миссис О'Куинн с дочкой Мэри. Она уборщица, а по вечерам подрабатывает шитьем. Во второй квартире раньше жили Андерсоны, но два месяца назад они съехали, и она пустует.

– Что ты еще знаешь о верхних жильцах? – нетерпеливо спросила Салли.

– Извини, больше я ничего о них не знаю. Я и вижусь-то с ними нечасто…

– Больше ничего и не надо, – перебил Энциклопедия. – Того, что ты рассказала, вполне достаточно.

КТО ЖЕ БЫЛ ВОР?

Золотая лихорадка


Проезжая на велосипеде мимо пустыря на Рок-гарден-лейн, Энциклопедия вдруг увидел Натана Уинслоу, исступленно орудующего киркой. Юный сыщик удивился, затормозил и окликнул:

– Эй, Натан! Что ты там делаешь?

– Разве сам не видишь? Копаю. И оставил бы ты меня в покое. Если делать нечего, пойди в зоопарк, почеши слона за ухом. Займись чем хочешь – а мне надо готовиться…

Резкий ответ Натана поразил Энциклопедию. Девятилетний мальчик всегда отличался ровным нравом и хорошими манерами. Говорили, что он из вежливости ни разу даже не съездил в горы: ему не хотелось препираться с эхом. Чуть подумав, Энциклопедия вкатил велосипед на тротуар и предпринял новую попытку разобраться, в чем дело.

– К чему же ты готовишься?

– Учусь долбить камень, если угодно знать. Надо доказать Уилфорду Уиггинсу, что я могу помогать ему рыть золото.

Этого великовозрастного шалопая не так давно выгнали за хулиганство из школы. Его то и дело посещали идеи мгновенного обогащения – их у него возникало больше, чем отпечатков пальцев на волейбольном мяче после игры. А Энциклопедии постоянно приходилось вмешиваться, чтобы не дать ему надуть окрестных ребят.

– Он что, нашел золотую жилу? – догадался Энциклопедия.

– Факт, – подтвердил Натан. – Она где-то на Западе. Каждый, у кого есть пять долларов, может войти в дело. Только у меня денег нет, вот я и решил заработать свою долю как землекоп. – Тут Натан отложил кирку, внезапно вспомнив: – В десять он собирает всех в Южном парке. Наверно, мне тоже лучше пойти…

– А мне Уиггинс ни о какой встрече не говорил, – удивился Энциклопедия.

– Еще бы, ты для него хуже горькой редьки!

– Это его россказни хуже горькой редьки. Но ведь никто не обязан их глотать…

Натан внезапно встревожился.

– А если его золотая жила – тоже «утка»? Пошел бы ты вместе со мной, Энциклопедия. Может, сбережешь мне и другим время и деньги…

Энциклопедия принял предложение. По дороге Натан извинился:

– Мне стыдно, что я тебе надерзил. Я был проста сам не свой.

– Ладно, чего уж там, – сказал детектив примирительно. – Блеск золота слепит сильнее прожекторов. Он заставлял терять голову многих повзрослей тебя…

В Южном парке, вокруг памятника Аврааму Линкольну, уже собралась большая толпа ребят. У ил форд Уиггинс стоял, опираясь на пьедестал и напялив на себя маску искренности. Он готовился произнести речь, и ребята зашевелились, подходя поближе. Каждому не терпелось узнать, каким образом Уилфорд намерен осчастливить их жутким богатством.

– Все вы слышали о новых золотых месторождениях на Западе, – начал он. – Мой партнер, старатель Дэн, нашел жилу. Но нам нужны деньги на покупку мула. Я согласен сделать любого из вас нашим младшим партнером всего за пять долларов.

– А я что говорил! – воскликнул Жучила Мини, проталкиваясь вперед. – Я буду так богат, что моей сестренке придется бросить уроки музыки – она будет играть только на бирже!

– Не стану спорить, приятель, – подхватил Уилфорд.

– А где находится твоя золотая жила? – осведомился Бенни Бреслин.

– Хотелось бы мне ответить точно и без утайки, – заявил Уилфорд. – Но я слишком большой патриот Америки. Если бы я так и поступил, все Восточное побережье бросилось бы на Запад, бухнулось в Тихий океан и потопло.

– Эй, кончай комедию или заткнись! – бросил Жучила.

– Если ты и впрямь нашел жилу, – вклинился Гектор Конклин, – отчего же ты не нарыл золота хотя бы на то, чтобы купить мула? Зачем тебе наши денежки?

– Отвечу, друг. Мой партнер, старатель Дэн, ищет золото уже тридцать три года, и вот наконец ему улыбнулась удача. Шесть месяцев назад он снова отправился в горы и взял с собой поклажу вместе со своей верной мулицей Куини… Он обнаружил богатейшую главную жилу – но не проявил себя жадюгой и не стал раскапывать ее немедля. Дело в том, что у Куини вот-вот должен был появиться маленький, и ее здоровье для Дэна было важнее любых богатств…

Уилфорд приумолк, делая паузу, с тем чтобы смысл его слов дошел до каждого в толпе – а среди ребят было немало любителей животных, – потом продолжил:

– Старатель Дэн разбил стоянку у самой жилы и стал ждать – ведь Куини была нужна ему, чтобы вывезти добытое золото. А потом стряслась беда – она наконец принесла малыша, но вместо того, чтобы окрепнуть, стала слабеть и слабеть. Шли дни, вода и еда иссякли. Малыш умер, а спустя пять дней умерла и Куини…

Уилфорд склонил голову, а когда снова поднял ее, по его щеке скатилась скупая слеза.

– А ведь Дэн, – воскликнул он, – будь он бессердечен, мог бы успеть вывезти довольно золота, чтобы разбогатеть! Можно было бы обернуться до ближайшего города два, а то и три раза, если бы он позволил себе забыть, что Куини не годна для тяжелой работы…

Над площадкой у памятника нависло молчание. Джейн Фостер заплакала, Люси Фиббс – тоже.

– Теперь вам известно, зачем нам нужны деньги, – завершил свою речь надувала. – Дэн не добыл денег даже на шнурки для ботинок. Но если бы я собрал нужную сумму, он купил бы нового мула, вернулся бы в горы и начал разрабатывать жилу.

Ребята сомкнулись вокруг Уилфорда, протягивая ему деньги. Жучила Мини купил долю первым и укатил на велосипеде, сияя, будто уже стал миллионером. Однако прежде чем кто-нибудь еще успел последовать его примеру, Энциклопедия поднял вверх руки и призвал ребят:

– Не швыряйтесь деньгами! Никакой жилы нет и никогда не было!

КАК ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРИШЕЛ К ПОДОБНОМУ ВЫВОДУ?

Кто напал на парикмахера?


Салли Кимболл тормознула у детективного агентства «Браун» так резко, что велосипед занесло.

– Пожар! – закричала она, вне себя от волнения. – Горит кинотеатр «Глейд»! Не зевай, поехали!..

Энциклопедия никогда еще не видел горящего кинотеатра и, поскольку ни посетителей, ни дел все равно не было, закрыл агентство, то есть снял вывеску. Они с Салли вскочили в седла и помчались в центр города.

– Только бы жертв не было, – выдохнула Салли, накручивая педали.

– Сейчас всего три часа, – бросил Энциклопедия в ответ, – а первый сеанс в пять. Там, вероятно, просто никого еще не было.

Когда они добрались до кинотеатра, пожар уже успели потушить, и зеваки в большинстве своем разошлись. Пожарники ловко сматывали рукава. Партнеры-детективы побродили вокруг, наблюдая за их работой. Наконец все оборудование было возвращено на свои места, и пожарные машины укатили. Полисмен Уилсон свистнул и дал отмашку, возобновляя движение. Ничего не оставалось, кроме как двинуться прочь, ведя велосипеды по тротуару. И вдруг, не прошли они и квартала, Салли охнула:

– Энциклопедия!..

Из проулка между обувным магазином Альберта и хорошо знакомой мелочной лавкой Фостера вывалился человек. Его шатало, он держался руками за голову. Энциклопедия узнал мистера Джоргенса, владельца парикмахерской на углу, на противоположной от кинотеатра стороне улицы, и сперва подумал, что Джоргенс пострадал на пожаре. Но тот простонал, прислонившись к фонарному столбу:

– Меня ограбили! – И повторил снова, словно не веря самому себе: – Меня ограбили!..

Ребята довели незадачливого парикмахера до его заведения, где не оказалось никого, кроме миссис Джоргенс, и он с порога повторил свою жалобу:

– Меня ударили и ограбили…

Миссис Джоргенс испуганно вскрикнула:

– К-кто это сделал?

– Понятия не имею, в том-то и штука…

Миссис Джоргенс побежала за врачом, а Салли, по совету Энциклопедии, – за полисменом Уилсоном, чей обычный пост был как раз на углу. Заметив на голове Джоргенса набухающую шишку, полисмен первым делом спросил:

– Вы можете говорить? Что случилось?

– Говорить могу, – ответил парикмахер, – а вот рассказывать почти нечего. Я шел проулком, направляясь в банк, и кто-то ударил меня сзади по голове. А кто, я не видел.

– Вы всегда ходите в банк проулком?

– Так короче. Правда, обычно я хожу в банк по пятницам. Сегодня я изменил своей привычке, потому что у меня собралось много денег и их неразумно было держать наличными.

– Кому вы говорили о том, что пойдете в банк не в пятницу, а сегодня?

– Только моей жене.

Миссис Джоргенс, легка на помине, привела врача. Осмотрев голову парикмахера, он нахмурился и предложил немедля поехать в больницу на рентген.

– Можно задержать вашего пациента еще на минутку, чтобы снять показания? – спросил полисмен Уилсон.

– На минутку – да, но не больше.

– Вы сказали, – вновь обратился полисмен к Джоргенсу, – что о своем намерении пойти в банк сегодня вы говорили только жене. А не могло случиться, что кто-нибудь подслушал ваш с ней разговор?

– Видеть нас видели, но подслушать никак не могли.

– Как вас понять?

– В парикмахерской в тот момент было три клиентки, – ответил Джоргенс. – Но все три как раз сушили волосы, а сушилки так шумят, что клиентки не разобрали бы ни слова, даже если бы я кричал.

– А не было здесь еще и кого-нибудь из персонала?

– У меня, кроме жены, только одна помощница. Но сегодня у нее выходной.

– Сколько времени прошло между вашим разговором с женой и тем моментом, когда вы вышли из парикмахерской?

– Я сказал жене, что собираюсь в банк, часа в два, вскоре после того, как к кинотеатру прибыли пожарные машины. А вышел я примерно в половине третьего.

– И какую же сумму у вас украли?

– Семьсот двадцать долларов.

На том допрос и закончился. Полисмен спрятал записную книжку, поблагодарил Джоргенса за показания и удалился, покачивая головой, словно внушая себе, что такого ловкого вора не поймать.

Энциклопедия не вмешивался и не высказывал своего мнения по делу до тех пор, пока Брауны не сели за ужин. Шеф Браун сам поднял вопрос о нападении на парикмахера, едва доел грибной суп.

– Итак, – сказал он, – о том, что Джоргенс собирается в банк именно сегодня, знала только его жена. Заподозрить ее невозможно. Они прожили в мире и согласии тридцать лет.

– Миссис Джоргенс тут ни при чем, – объявил Энциклопедия.

– Знаю, что ни при чем, – отозвался шеф Браун. – Но кто же был нападавший?

– Не нападавший, а нападавшая, – уточнил Энциклопедия. – Одна из трех клиенток, которые сидели в парикмахерской.

– Исключено! – запротестовал шеф Браун. – Сушилки так шумят, что подслушать разговор Джоргенса с женой было просто невозможно.

– А они и не подслушивали, папа, – ответил Энциклопедия.

– Кто же тогда подслушал?

– Никто. Именно поэтому разобраться в преступлении проще простого.

– Лерой! – резко окликнула сына миссис Браун. – Разве это повод для шуток?

– Я не шучу, мама, – был ответ. – Папа должен сделать одно-единственное: выяснить, какая из трех клиенток…

ВЫЯСНИТЬ – ЧТО?

Два доллара одной бумажкой


Переступив порог детективного агентства «Браун», Самнер Финклфутер заорал:

– Долой бумажки в один доллар!

– Вот те на! – удивился Энциклопедия. – Что плохого они сделали тебе, Самнер?

– Не мне, – ответил Самнер, – а Томасу Джефферсону. Из-за этого я и переживаю.

Томас Джефферсон, третий президент Соединенных Штатов, был любимым героем Самнера. Однажды, когда отец заявил Самнеру, что тому не помешало бы измениться к лучшему, сын в ответ проглотил пять монеток по пять центов с профилем Джефферсона.

– Но какое отношение имеют бумажки в один доллар к Джефферсону?

– Они обрекли его на забвение, – заявил Самнер. – Каждому известно, что на бумажке в один доллар изображен Джордж Вашингтон. А многие ли знают, чей портрет на банкноте в два доллара?

– Портрет Джефферсона, – произнес Энциклопедия шепотом.

– Ну, у тебя и память! А спроси я в городе у кого угодно другого, никто не ответил бы, потому что такие банкноты фактически не ходят.[2]

Все пользуются только бумажками в один доллар. Я намерен это исправить.

– Что, собираешься написать своему конгрессмену?

– Каждому конгрессмену и каждому сенатору, сколько их есть в Вашингтоне. В таких делах надо действовать с размахом.

– Самнер, – заметил Энциклопедия с чувством, – Джефферсон мог бы гордиться тобой.

– Я ведь всего-то и хочу, чтоб выпускали больше двухдолларовых купюр. Что толку от бумажки в один доллар? На доллар нынче почти ничего и не купишь.

– Правда твоя, – согласился Энциклопедия. – Следовало бы мне поднять таксу на свои услуги…

– Ой, только не сегодня! – вскричал Самнер, кладя рядом с юным сыщиком 25 центов. – Хочу нанять тебя, чтобы ты помог мне собрать имена и адреса всех вашингтонских шишек.

Энциклопедия подумал-подумал, вернул Самнеру его монету и провозгласил:

– Помогу бесплатно! Я так или иначе собирался сегодня в библиотеку. Поищем эти имена там.

По пути в библиотеку, накручивая педали, Самнер изложил свою великую идею. Если бумажки в два доллара будут распространены так же широко, как однодолларовые, Томас Джефферсон будет проживать в Айдавилле в каждой кассе, в каждой сумочке, в каждом бумажнике!

В библиотечном зале Энциклопедия сразу направился к отделу справочной литературы и попросил том «Члены Конгресса США».

– Том выдан Джо Мансону, – ответила старший библиотекарь миссис Сил вере. – Получите, когда он вернет. Но из зала справочник выносить нельзя.

Джо Мансон сидел неподалеку за столиком в окружении книг. Искомый том был раскрыт перед ним, и Джо старательно выписывал какие-то сведения.

– Это война не на жизнь, а на смерть! – объявил Самнер вполголоса. – Джо – поклонник Улисса Симпсона Гранта, героя Гражданской войны и нашего восемнадцатого президента. Мечта Джо – переместить портрет Гранта с пятидесятидолларовых банкнот на однодолларовые!

– Ему придется труднее, чем тебе, – заметил Энциклопедия, желая подбодрить Самнера.

– Грязная крыса! – возмутился тот. – Я обмолвился ему, что собираюсь к тебе за помощью. А он прямиком сюда и теперь продержит справочник до вечера. И его письма попадут в Вашингтон раньше, чем мои!

– А что ты можешь теперь поделать? Ждать, и все, – отозвался Энциклопедия.

– А вот и не все! Я его сейчас уделаю! Пусть-ка выдержит мой взгляд!..

И, усевшись за соседний стол, Самнер вытаращил глаза. Джо оторвался от книги, заметил старания Самнера и беспокойно заерзал. Энциклопедия не сомневался, что долго Джо этого не выдержит – сдастся и уйдет, и Самнер заполучит справочник в свое распоряжение. До той поры делать было все равно нечего. Подойдя к полкам с вывеской «Новые поступления. Выдаются на одну неделю», Энциклопедия выбрал себе три книжки и начал искать четвертую, но тут Самнер подбежал к нему с воплем:

– Джо припрятал мою двухдолларовую купюру!

– Шшш! – сердито зашипели взрослые посетители библиотеки. – Шшш!..

Чтобы разобраться, что случилось, Энциклопедия вытолкал Самнера из зала на улицу. Выяснилось вот что: Джо попросил Самнера одолжить ему двухдолларовку на пять минут. Он-де хочет скопировать ее серийный номер с целью доказать Конгрессу, что двухдолларовых купюр в обращении и то больше, чем пятидесятидолларовых.

– Я такой доверчивый, – сетовал Самнер, – я дал ему бумажку. Лучше бы я дал ему по зубам!..

Отдав недругу драгоценную двухдолларовку, Самнер решил сполоснуть горло. Но оказалось, что фонтанчик с питьевой водой, установленный в зале, не работает, и он отправился попить через улицу, на бензоколонку. Отсутствовал он всего минуту-другую, но когда вернулся, Джо уже ушел. На столе было пусто, лежал только том «Члены Конгресса США». Из-под справочника торчала записка:


«Самнер, я положил твою двухдолларовую купюру в серую книгу между страницами 157 и 158.

Спасибо. Джо».


Пришлось обратиться к библиотечному служителю Клайду Джонсу. Клайд сказал, что сразу после ухода Джо Мансона очистил стол, оставив только справочник: раскрытые книги полагалось убирать лишь после закрытия. Остальные тома, по словам Клайда, он сгрузил в тележку и вернул в хранилище. Да, была там и книга в сером переплете, он ее приметил, но убей, не запомнил, куда именно положил.

– Вот Джо и поквитался со мной за гляделки, – закончил Самнер с грустью. – Ну и скверную шутку он выкинул! Сколько в библиотеке книг в серых обложках – тысяча? десять тысяч? Сколько дней теперь уйдет на поиски двухдолларовой бумажки?

– Не волнуйся, – утешил его Энциклопедия. – Я покажу тебе, где она.

ГДЕ ЖЕ, ПО-ВАШЕМУ?

Ответы

Отсутствие улик – тоже улика

Энциклопедия не нашел ни вишневых косточек, ни черенков! Если бы Жучила «провел здесь весь день», жуя вишни, купленные в супермаркете, косточки и черенки остались бы на полу – куда ж им было деться?

Припертый к стенке, Жучила признал, что взял вишни из фруктового ларька Эбнера и съел почти все по дороге в сарай. Заодно пришлось признаться, что никто ларьку Эбнера не угрожал. «Услуги» по защите от нападения были лишь предлогом для того, чтобы брать у малыша все, что приглянется, бесплатно.

В присутствии Энциклопедии Жучила оплатил Эбнеру украденное за две недели. И больше никому не предлагал «защиту» от выдуманных угроз.

Жучила Мини – великий сыщик

Жучила заверял, что найти скрипку ему помогло странное поведение белки. Белка, утверждал он, пятилась вниз задом.

И это была явная ложь! Белки никогда не спускаются вниз, пятясь задом. Белки не кошки. Они спускаются с дерева головой вниз!

Когда Энциклопедия указал Жучиле на этот бесспорный факт, тому осталось только признаться, что он сам и украл скрипку. А затем ему пришлось не только отказаться от награды, но и вернуть Марио двадцать центов.

В тот же вечер Жучила закрыл свое детективное агентство навсегда.

Привидение, которое свистит

Совершенно очевидно, что Рокки выдумал «парня сс просстыней». Не мог этот парень «бросситьсся к кухонной ззадней двери и сскрытьсся» с украденной камерой.

Помните, что хотел сфотографировать Фабиус? Паутину, затянувшую всю нижнюю половину двери. Если бы «парень сс просстыней» действительно выбежал через кухонную дверь, паутина была бы порвана!

Тореадор

Мигель явно соврал, заверяя, что пес напал на Чарли из-за красных штанов. Нельзя натренировать собаку бросаться на красный цвет, и по очень простой причине: у собак нет цветного зрения! Так что пес Мигеля никак не мог различить, носил ли Чарли красные штаны или, скажем, желтые. Отсюда следует, что Мигель должен был дать собаке команду.

Когда Мигелю напомнили, что цветное зрение у собак отсутствует, он вернул коллекцию зубов владельцу. Вернул он и выдранный кусок красных штанов, который мама Чарли вшила на место так искусно, что заплатка была почти незаметна.

Драгоценный барашек

Мисс Уэнтуорт заявила, что ничего в комнате не трогала. А кровать оказалась придвинута к стене так плотно, что в щели застряла авторучка.

Простыни, свисающие из окна, были привязаны к ножке кровати. И вор, «здоровенный парень», да еще с тяжелой статуэткой, якобы спустился вниз по простыням.

Но что произошло, когда Жучила Мини, подросток, стал лезть по ним наверх? Его веса оказалось достаточно, чтобы кровать отъехала от стены. Если бы «здоровенный парень» воспользовался самодельным канатом, кровать выехала бы на середину комнаты! А шеф Браун с Энциклопедией, войдя в спальню, обнаружили ее на месте.

Пришлось мисс Уэнтуорт признать, что статуэтку никто не крал. Кинозвезда затеяла трюк с фальшивым ограблением, чтобы привлечь больше внимания к своему новому фильму «Украденный барашек».

Рисунки пещерного человека

Энциклопедия понял, что Уилфред Уиггинс сфотографировал свои собственные рисунки. На одном из снимков, которые он пустил по кругу, был изображен пещерный человек, охотящийся на динозавра. И это была роковая ошибка Уилфреда! В эпоху динозавров людей на Земле еще просто не было. Они появились на миллионы лет позже, чем вымерли последние представители гигантских ящеров. А поскольку пещерные художники даже не ведали, что динозавры вообще жили на Земле, они никак не могли догадаться, на что те были похожи.

«Разыскивается…»

Энциклопедия сразу сообразил, что если принять версию вылета за границу, слово «Палестина» выпадает из ряда. Палестина – так раньше назывался Израиль. Если бы Мэтсон собирался направиться туда, он записал бы не прежнее, а нынешнее название.

Так что список был вовсе не перечнем зарубежных стран и столиц, как казалось на первый взгляд. Энциклопедия сообщил отцу, что Мэтсон вылетел в Техас. Там полиция и задержала преступника – в мотеле городка Палестина, штат Техас.

Энциклопедия вовремя вспомнил, что все шесть названий – Москва, Одесса, Лондон, Париж, Афины и Палестина – есть не только на карте мира, но и на карте Техаса.

Полицейский семинар в Айдавилле

В испытании, придуманном Энциклопедией для полицейских начальников, роль главного преступника исполнил сам мистер Ван-Свиггет. Он нанял людей в масках – если они вообще были, – чтобы у него отняли не то ожерелье!

Вспомните: по рассказу ювелира, один из грабителей швырнул поддельное ожерелье на каменный пол. Будь оно и впрямь из стекла, оно бы неизбежно разбилось.

Но та якобы стеклянная копия, что лежала в кабинете Ван-Свиггета, не была даже повреждена. Она оставалась безукоризненной.

Следовательно, ожерелье в кабинете, которое якобы швыряли на пол, могло быть только бриллиантовым. Бриллианты – обработанные алмазы, – будучи тверже камня, на каменном полу не разбились бы. А если так, грабители в масках украли – если украли – стеклянную копию!

Вывод, к какому пришли самые догадливые: ювелир Ван-Свиггет не только сохранил бриллиантовое ожерелье, но и мог бы, предъявив страховую претензию, получить пятьдесят тысяч долларов!

Великий путешественник

Прежде всего, Джастин не обратил внимания на Энциклопедию – а тот заметил в его «правдивых» россказнях шесть грубых ошибок:

1. Петухи не могут страдать косоглазием. Глаза у них расположены по разные стороны головы.

2. Свиньи никак не могли поднять головы к пролетевшему над ними самолету. Они вообще не поднимают голову вверх.

3. В Африке нет тигров. Дикие тигры живут только в Азии.

4. Жирафы, как коровы и все жвачные животные, вначале поднимаются на задние ноги и только потом на передние.

5. У Джорджа, самца кенгуру, не могло быть сумки на животе. Сумки бывают только у самок.

6. Взгляд у сов фиксированный, они не способны провожать кого-то взглядом. Кроме того, крылья у сов мягкие и летают они бесшумно.

Один миллион песо

Ошибка Педро Моралеса заключалась в утверждении, что Мазила «в тот день после обеда вновь пересчитал свою долю» и «оказалось, что в ней не полмиллиона».

Не забыли, что украденные деньги были в мелких купюрах по одному песо? При всем желании невозможно пересчитать полмиллиона купюр за полдня. На это ушло бы дней пять, даже если считать по двадцать четыре часа в сутки!

Игрок в шарики

Жучила Мини объявил, что «этого ловкача с его вертким пальчиком в жизни не видел». И тем не менее, когда Дьюк Келли и Ершистый Ларсен спросили, кто он, Жучила ответил не задумываясь: «Элджернон Киоу».

И это была ошибка. Потому что Энциклопедия, разговаривая с Жучилой, назвал игрока в шарики Эл Киоу. А Эл может быть уменьшительным от многих имен. Несколько примеров – Альберт, Алистер, Элтон, Элвин, а также Эллиот и Альфонсо.

Жучила не мог, если бы не встречался с Элджерноном раньше, догадаться, что Эл – уменьшительное имя от Элджернон.

Секретный прием

Жучила придумал свой «личный секретный прием», пытаясь запугать Салли.

Все ребята, кроме Энциклопедии, поверили, что Ершистый и Рокки действительно погрузились в сон и что если бы Жучила захотел, то мог бы нанести им серьезную травму. Только Энциклопедия заметил, что дружки Жучилы вовсе не «вырубились». И назвал Салли на ухо причину, подсказавшую ему, что они притворяются.

Оба – и Ершистый и Рокки — упали на спину. Между тем тот, кто действительно «вырубился» или потерял сознание стоя, никогда не падает навзничь. Он падает вперед, и только вперед.

Раненый пес

После того как Харвуд достал револьвер из шкафчика, он должен был:

1) положить пустую коробку обратно;

2) закрыть дверцу шкафчика;

3) а уже потом скомандовать вору: «Руки вверх!»

Любой, кто действительно хотел бы задержать вора, швырнул бы коробку на пол, оставив дверцу открытой. Но ведь когда Харвуд излагал свою версию шефу Брауну и Энциклопедии, коробка с револьвером находилась в шкафчике, а дверца была тщательно притворена.

Когда Харвуду доказали, что его версия не выдерживает критики, он вынужден был сознаться, что никакого вора не было. Он и в самом деле хотел убить Рекса.

Пес выздоровел. К тому времени Харвуд предпочел уехать из Айдавилла.

Руки связаны, кляп во рту…

Под ключом Энциклопедия имел в виду кофейник.

С того момента, когда Эванс, по его словам, поставил кофейник, и до того, как он вернулся с Энциклопедией, прошло никак не меньше сорока минут. За сорок минут вода из кофейника выкипела бы так, что в нем просто ничего не осталось бы. Тем не менее она полилась через край прямо на глазах у Энциклопедии!

Это могло означать лишь одно – кофейник повесили над костром не сорок минут назад, а гораздо позже.

Раз Эванс выдал себя, ему оставалось только сознаться. Он действовал заодно с похитителями. А затем, стараясь изложить случившееся как можно проще, заявил, что не видел их, поскольку возился с кофейником.

В действительности он повесил кофейник над огнем прямо перед тем, как сообщники сунули ему в рот кляп, связали руки и послали «за помощью».

Полтора велосипеда

Как только Энциклопедия коснулся старого стула, он понял, что колесо у Харолда Финнегана украл Пабло, и никто другой.

Во-первых, капли белой краски на стуле оказались сухими. Во-вторых, сиденье было холодным. Если бы Пабло, как он утверждал, просидел на этом стуле, не вставая все утро, сиденье непременно согрелось бы от тепла тела.

Когда юный сыщик указал Пабло на это несоответствие, тот признался, что действительно взял колесо, как до того брал всякий хлам из других гаражей. Четвертое колесо вернулось к хозяину, и полтора велосипеда опять превратились в два. Пабло хотел было вернуть и другой похищенный хлам, но вот незадача – никто не желал брать его обратно.

Больше того, когда живущие по соседству выяснили, что Пабло собирает всякие ненужные вещи для своих скульптур, они разрешили ему рыскать по гаражам когда ему заблагорассудится.

– А мне и в голову не приходило, что можно просто попросить, – признался Пабло.

Остров сокровищ

Энциклопедия сразу понял, что Пит погубил карту нарочно, предварительно сняв с нее копию. То есть понял сразу, как только услышал его россказни про иллюминатор.

Пит заявил, что вода во время прилива поднимается на пять дюймов в час. Это верно. Но он еще добавил, что опасался, как бы вода не поднялась до открытого иллюминатора, который в час отлива, когда лодка стала на якорь, находился «в восемнадцати дюймах над ватерлинией».

На самом деле прилив никогда не достиг бы иллюминатора, даже если бы скорость подъема воды была вдвое выше. Потому что тогда и лодка поднималась бы вместе с приливом!

Уинслоу позволил Питу ковырять землю лопатой еще добрый час, прежде чем сказал, что карта «острова сокровищ» – всего-навсего сувенир с Нью-Йоркской ярмарки.

Пять улик

Энциклопедия понял, что странный набор предметов на прилавке указывает на миссис О'Куинн. Она ведь подрабатывала шитьем, не запамятовали?

Баночка масла ей была нужна для швейной машинки.

Смазав машинку, она хотела сделать несколько строчек сквозь промокательную бумагу, чтобы исключить риск испачкать ткань маслом.

Наждачная бумага понадобилась, чтобы, прострочив ее, заострить иглы.

Магнит мог пригодиться, чтобы подбирать рассыпанные булавки.

А резиновыми колечками можно обвить шпульки, чтобы нитки не спутывались.

В действительности воровкой оказалась дочь миссис О'Куинн, четырнадцатилетняя Мэри. Мать послала ее вниз в лавку, но та, вернувшись, заявила, что лавка уже закрыта.

Разумеется, миссис О'Куинн заставила Мэри немедленно вернуть деньги.

Золотая лихорадка

Уилфорд Уиггинс столкнулся с серьезной проблемой: как убедить ребят, что ему нужны деньги, несмотря на золотую жилу, якобы найденную старателем Дэном? Вот он и придумал трогательную историю.

В сущности, ее целью было объяснить, отчего Дэн не смог вывезти золото. Это можно было сделать только во вьюках, а Дэн потерял свою мулицу Куини.

Однако Уилфорд совершил роковую ошибку. Он объявил, что Куини родила малыша. В ту же секунду Энциклопедия понял, что вся его история – ложь. Ни Куини, ни любая другая мулица завести малышей просто неспособны. Мул – это гибрид кобылы и осла. Собственного потомства у мулов нет и быть не может, они бесплодны!

Кто напал на парикмахера?

– …выяснить, какая из трех клиенток глухая!

Раз сушилки глушили любой другой шум, преступница не могла подслушать разговор парикмахера с женой. Но как большинство глухих, она умела читать по губам! И прочла по губам мистера Джоргенса, что он собирается в банк со значительной суммой.

На следующий день шеф Браун установил, что одна из клиенток, миссис О'Брайен, совершенно глуха. Заставить ее сознаться было нетрудно. Прочтя по губам Джоргенса, что он идет в банк в неурочный день, и сообразив, что вся округа сбежалась на пожар, она смекнула, что проулок будет пуст. Затем она подкараулила парикмахера, спрятавшись за какими-то коробками, ударила его доской по голове и украла деньги.

Два доллара одной бумажкой

Джо надеялся, что Энциклопедия заподозрит Клайда, библиотечного служителя: тот мог прочесть записку, адресованную Самнеру, и забрать двухдолларовую банкноту себе.

Однако Энциклопедия не попался на удочку. Он понял, что Джо заметил Клайда, вышедшего в обход с тележкой как раз тогда, когда Самнера в зале не было. Тогда Джо сочинил обманную записку, а двухдолларовку спокойно положил в свой карман и удалился.

Только Джо допустил ошибку, написав, что положил купюру между страницами 157 и 158. Но это попросту невозможно – ни в одну книгу нельзя положить что бы то ни было между 157-й и 158-й страницами. Это же две стороны одного и того же листа бумаги!

Примечания

1

Фут равен 12 дюймам, или 30,48 см.

(обратно)

2

Такие банкноты существуют в действительности, но выпускались последний раз в 1976 году и встречаются очень редко.

(обратно)

Оглавление

  • Отсутствие улик – тоже улика
  • Жучила Мини – великий сыщик
  • Привидение, которое свистит
  • Тореадор
  • Драгоценный барашек
  • Рисунки пещерного человека
  • «Разыскивается…»
  • Полицейский семинар в Айдавилле
  • Великий путешественник
  • Один миллион песо
  • Игрок в шарики
  • Секретный прием
  • Раненый пес
  • Руки связаны, кляп во рту
  • Полтора велосипеда
  • Остров сокровищ
  • Пять улик
  • Золотая лихорадка
  • Кто напал на парикмахера?
  • Два доллара одной бумажкой
  • Ответы
  •   Отсутствие улик – тоже улика
  •   Жучила Мини – великий сыщик
  •   Привидение, которое свистит
  •   Тореадор
  •   Драгоценный барашек
  •   Рисунки пещерного человека
  •   «Разыскивается…»
  •   Полицейский семинар в Айдавилле
  •   Великий путешественник
  •   Один миллион песо
  •   Игрок в шарики
  •   Секретный прием
  •   Раненый пес
  •   Руки связаны, кляп во рту…
  •   Полтора велосипеда
  •   Остров сокровищ
  •   Пять улик
  •   Золотая лихорадка
  •   Кто напал на парикмахера?
  •   Два доллара одной бумажкой
  • *** Примечания ***



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики