Путь индюка (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Проскурин Вадим Геннадьевич Путь индюка Книга I

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ОРКИ

1

Серый Суслик натянул поводья, его лошадь остановилась как вкопанная и всхрапнула, протестуя против такого обращения.

— Прости, животное, — пробормотал Серый Суслик.

Два Воробья, ехавший следом, в это время любовался видом с обрыва на широкий Нюрейн, несущий свои воды от Дырявых Гор к Латинскому Океану. Из-за того, что Два Воробья отвлекся, он слишком поздно заметил, что Серый Суслик остановил лошадь. Лошадь, на которой ехал Два Воробья, прянула в сторону и издала короткое ржание, дескать, заранее предупреждать надо.

— Что случилось? — спросил Два Воробья.

Его беспокоило в основном то, не заметил ли старший товарищ оплошности своего юного напарника. Но старшего товарища беспокоило совсем другое.

— Эльфы, — сказал он, указывая пальцем вниз.

— Где?! — изумился Два Воробья.

Несколько секунд он напряженно размышлял. Никаких эльфов не видно, но… Пожалуй, стоит извлечь лук из притороченного к седлу футляра, и наложить на лук тисовую стрелу из колчана, притороченного к седлу с другой стороны. Просто на всякий случай.

Лук не вытаскивался. Два Воробья дернул раз, другой и вдруг заметил, что в руках Серого Суслика нет никакого оружия. Значит, близкой опасности нет. Два Воробья убрал руки от лука, подумал, куда их деть, и решил сложить их на груди. Поза получилась глупая, пристойная старому опытному следопыту, вроде Серого Суслика, но не мальчику, который еще только учится искусству разведки. Два Воробья смутился, поднял взгляд на учителя, встретил его иронический взгляд и опустил глаза, смутившись еще больше.

— Тетиву в паз не вставил, — сказал Серый Суслик.

Два Воробья потянулся к тетиве, но Серый Суслик сказал:

— Не суетись, потом исправишь. Лучше смотри и учись.

— Я не умею учиться, — пробормотал Два Воробья.

Серый Суслик вздохнул.

— Смотри вперед и вниз, — сказал он. — Вон туда, сто шагов перед оврагом. Видишь что-нибудь необычное?

— Ничего, — ответил Два Воробья.

Серый Суслик вздохнул еще раз и спросил:

— И следов не видишь?

— Следы вижу, — сказал Два Воробья. — Много орков перешли реку вброд. Пешие, не на лошадях.

— Ну? — спросил Серый Суслик.

Два Воробья почувствовал злость. Он очень любил и уважал Серого Суслика, но ненавидел его привычку разговаривать подобно человеку. Эту привычку не любили почти все в стаде, кое-кто даже говорил вполголоса, что Серый Суслик — не орк, а полукровка. Несколько урожаев тому назад эти слухи дошли до ушей доброго господина Роджера Стентона, тот призвал Серого Суслика к себе и долго беседовал с ним, а затем велел его выпороть. После этого все поняли, что Серый Суслик — не полукровка, а чистокровный орк. Потому что если бы он был полукровкой, добрый господин Роджер Стентон приказал бы не выпороть его, а казнить.

— Чего нукаешь, учитель? — огрызнулся Два Воробья. — Орки здесь прошли. Пешие. Много орков, вон сколько натоптали. Чего нукать-то?

Серый Суслик вздохнул в третий раз.

— Поехали, — сказал он. И добавил после паузы: — Когда подъедем к спуску, спустишься вниз и осмотришь вон то кривое дерево. Боги подсказывают мне, что ты найдешь на его ветке обрывок эльфийского шелка.

Они подъехали к спуску, Два Воробья спешился и стал спускаться. Спускался он куда ловчее, чем размышлял. Серый Суслик вздохнул в четвертый раз.

Эльфы, значит. Разведали, значит, брод, твари беложопые, сыновья Кали и Калоны, да проклянутся в веках их судьбы и да пожрут адские вороны их души в посмертии! До загона отсюда день пути, эльфам, стало быть, две ночи. Если они пойдут напрямик. А они вряд ли пойдут напрямик, откуда им знать, как устроена земля на левом берегу Нюрейна? Тем более что к северу от загона нет ни полей, ни пастбищ, эльфам придется идти наугад. Может, мимо пройдут? Нет, это вряд ли, это была бы совсем невероятная милость Никс Милосердной. Рано или поздно эльфы наткнутся на орочий след, и этот след приведет их к загону.

Было тепло, но Серого Суслика пробрал озноб, он поежился. Он плохо помнил прошлые эльфийские набеги, тогда он был совсем молод, много моложе, чем Два Воробья сейчас. Только отдельные обрывочные образы сохранились в памяти Серого Суслика — оглушающие разрывы эльфийских гранат, свист летящих камней, невидимых в темноте, крики и визги убиваемых мужчин и женщин. И детей тоже — эльфы не щадят никого. В последнем набеге они убили даже доброго господина Айзека Шелби, и тогда Черепаха Дома приказал все бросить и спасаться. Он перевел стадо через Нюрейн на пустынные земли, а потом из стольного града Барнарда приехал добрый господин Роджер Стентон, совсем молодой, только что из академии. Добрый господин Роджер Стентон сильно ругал Черепаху Дома, потому что тот нарушил закон, самовольно переселив стадо на неподобающие земли. Добрый господин Роджер Стентон сказал, что только грязному полукровке может придти в голову такое беззаконие. Все думали, что добрый господин прикажет сжечь Черепаху Дома на костре или посадить на толстый кол, или замучить каким-то иным образом, но добрый господин всего лишь изрубил полукровку на куски своим сверкающим мечом, а Розовую Примулу, мать Черепахи Дома, даже не убил. И тогда все поняли, что добрый господин Роджер Стентон на самом деле не считает Черепаху Дома полукровкой, а просто вымещает на нем свой гнев. Хотя Серый Суслик твердо знал, что Черепаха Дома — не чистокровный орк. Серый Суслик очень хорошо знал, кто такие полукровки. Он сам был таким.

Когда Иегова сотворял небо, землю и воду, а потом ростки черные и ростки зеленые, и зверей, и птиц, и гадов степных, и гадов эльфийских, в самом конце Иегова сотворил людей, эльфов и орков. И наделил он людей и эльфов волей и разумом в полную меру, а орков — только на четверть. И повелел Иегова носить оркам на челах и ланитах (то есть, на лбах и щеках) оттиск зеленой жабы, чтобы каждому встречному было ведомо, кто кого видит, и чтобы никто не обращался к человеку как к орку, а к орку — как к человеку. И повелел Иегова хранить людскую кровь в чистоте, и запретил орчанкам рожать от человечьих мужчин. А человечьим женщинам рожать от орков Иегова не запрещал, потому что понимал в своем всеведении, что ни одна человечиха не позволит такого презренному, будь она в своем человечестве хоть самой последней старухой.

Познавать людям орочьих женщин Иегова не запрещал, как не запрещал оркам познавать коз или собак. Под запретом лишь рождение полукровок и запрет этот наистрожайший, за его нарушение наказание одно — смерть, причем жестокая. Но встречаются среди орчанок отчаянные особы, что находят способы нарушить правила предохранения и забеременеть от человека. Мать Серого Суслика была одной из них.

Она никогда не говорила сыну об этом, Серый Суслик узнал о своей породе не от нее, а от Черепахи Дома. Однажды случилось так, что маленький мальчик остался наедине с почтенным полубоссом, и Черепаха Дома сказал:

— Я замечаю, Серый Суслик, что ты говоришь как человек.

Серый Суслик обрадовался и воскликнул:

— Спасибо, полубосс, за похвалу! Я не только говорю как человек, я думаю как человек! Я очень умный!

Черепаха Дома нахмурился и отвесил мальчику подзатыльник. А потом положил Серого Суслика себе на колени лицом вниз и двенадцать раз ударил по заду своей тяжелой ладонью. Подождал, пока мальчик перестанет плакать, и сказал:

— Никогда более не говори такого. Потому что твоя мать — орчанка, а ты сам — либо орк, либо мертвец. Выбирай.

Серый Суслик не стал долго думать, а сразу сказал:

— Я выбираю быть орком.

И снова получил подзатыльник.

— Что я сделал неправильно?! — возмутился Серый Суслик. — За что ты ударил меня четырнадцать раз?

— Орки не говорят «четырнадцать», — сказал Черепаха Дома. — Орки говорят «много». А приняв важное решение, орк не должен оглашать его немедленно. Говори медленно, Серый Суслик, и не произноси умных слов без крайней нужды.

Серый Суслик задумался и заплакал.

— Почему ты плачешь? — спросил Черепаха Дома.

— Я не смогу быть дураком, — ответил Серый Суслик. — Умные слова из меня так и прут.

— Я научу тебя быть дураком, — сказал Черепаха Дома. — Когда ты хочешь что-то сказать, построй слова в мысленную цепочку, окинь ее мысленным взглядом и упрости. Как раз должное время пройдет.

Серый Суслик задумался. А когда он закончил думать, он открыл рот, чтобы ответить, закрыл рот, построил слова в мысленную цепочку, упростил ее и сказал:

— Спасибо, полубосс.

Черепаха Дома расхохотался и хлопнул мальчика по плечу, но не больно, а совсем легонько.

— Не забывай моих слов, — сказал он и собрался уходить.

— Однако ты сейчас говорил как человек, — сказал Серый Суслик ему в спину.

— С тобой это было в последний раз, — ответил Черепаха Дома, не оборачиваясь.

— А с другими мальчиками? — спросил Серый Суслик.

— Пусть это будет тебе неведомо, — ответил Черепаха Дома и ушел.

Воспоминания Серого Суслика прервал Два Воробья. Он поднимался по склону, размахивая клочком белой материи.

— У тебя зоркие глаза, Серый Суслик, — сказал мальчик, приблизившись.

«У меня зоркий ум», подумал Серый Суслик, а вслух сказал:

— Да.

И добавил:

— Садись на лошадь, поехали. Мы пойдем по следу пучеглазых, посмотрим, куда они направляются.

И еще раз вздохнул.

Беседуя с неразумными мальцами, такими, как Два Воробья, он мог позволить себе почти не скрывать силу своего разума. Но, к сожалению, только с ними и только почти.

2

— Кажися, близко уже загон-то, — сказал Топорище Пополам.

— Заткнись, — процедил Питер сквозь зубы.

Орк был прав, загон уже близко, десятидневный путь подходил к концу. Первые пять дней они путешествовали в дилижансе: люди — в комфортабельном купе, орки — в багажном отделении, на мешках с барахлом. На границе Оркланда проезжая дорога закончилась. На последней станции Питер реквизировал всех лошадей, какие нашлись, их почти хватило, чтобы разместить груз. Лошади оказались куда лучше, чем Питер опасался, захромала только одна, позавчера ее зарезали. Шестой-восьмой дни путешествия прошли в относительном комфорте — днем они, конечно, тряслись в седле, но ночлег им предоставляли пастухи, и какой ночлег! Какие яства, какие зрелища, какие телки, в конце концов… Воистину восхитительно, какие чудеса творят три красные горизонтальные полоски, вытатуированные на лбу жреца. Четыре полоски, говорят, творят еще больше чудес, но Питеру пока хватает и этого. Редко кому удается получить третью полоску в возрасте менее двенадцати тысяч дней. Питер Пейн сумел ее получить, и помощь слепой богини Фортуны была в этом деле второстепенна, основным фактором были личные заслуги. Первую полоску Питер получил, окончив с отличием семинарию, вторую — когда из первой же своей экспедиции в Северный Оркланд привез сразу четыре шлема грез. Десятая экспедиция принесла ему третью полоску. А теперь, если архивные документы не врут… Нет, четвертую полоску он сразу не получит, карьерная лестница так устроена, что чем выше ты взобрался, тем труднее подниматься еще выше. Хотя кто знает…

— С дороги, быдло! — раздался впереди зычный орочий рявк.

Питер отвлекся от приятных мыслей, поднял взгляд и посмотрел вперед. Топорище Пополам орал на орчонка-пастушка, которого угораздило пересечь дорогу высокой процессии. Орчонок тоже что-то вопил в панике, он приказывал собакам, а собаки гавкали, направляя овец в нужную сторону лаем и укусами. Так устроена жизнь: собаки пасут скот, орки пасут собак, люди пасут орков. А жрецы присматривают за тем, чтобы паства проходила в соответствии с заветами Иеговы, Никс, Шивы и других почитаемых богов, которые есть разные проявления единого Великого Духа. А если говорить по-простому, без высоких словес: паства должна проходить так, чтобы пастухам наивысшего уровня доставалось максимальное количество доступных жизненных благ. А у жрецов-пилигримов, к обществу которых принадлежит дьякон Питер Пейн, миссия особая — они расширяют сферу познания и тем самым удлиняют список жизненных благ, доступных в принципе. Каких-то сто тысяч дней тому назад во всем Барнарде наличествовало только три шлема грез. А теперь их не менее трех сотен, в нынешнюю эпоху олигарх без шлема грез — как воин без лошади. И шесть этих шлемов доставил в цивилизованные края лично дьякон Пейн. А из этой поездки он привезет нечто куда более ценное, если, конечно, на то будет воля Никс и Фортуны. Или, если говорить по-простому: если Питер не облажается.

— Кажется, балаган показался, — подал голос Хайрам Честер, старший из двух рыцарей, сопровождающих отца Питера в походе.

Питер сощурил глаза и через некоторое время сказал:

— Да, похоже на то.

Он повеселел. Питер не боялся тягот и лишений походной жизни, но предпочитал избегать их, когда есть такая возможность. Нет ничего ужасного в том, чтобы переночевать в чистом поле без ванны и телок, но не два же раза подряд! И одежду не мешало бы постирать. Может, устроить себе маленькие каникулы? Здесь, в Оркланде не так комфортно, как на курортах Лазурного Берега, купаться можно только в грязных лужах, изысканных яств не найти, конопля отвратительного качества, а из женщин доступны только телки-орчанки. Но зато здесь самый занюханный пономарь чувствует себя верховным вождем, Самым Дорогим Господином.

В наше смутное время Оркланд — единственное место во вселенной, до которого не дотянулся еще зловонный дух распада и разложения, когда каждый роет свое себе, и лучшие юноши воротят нос от жреческой службы, и направляют свои стопы к богомерзким торгашам-олигархам. А Самый Дорогой Господин, верховный вождь Морис Трисам, да познает его Калона обоими доступными способами одновременно, больше времени проводит в опиумных грезах, чем в реальном мире. Чем и пользуются олигархи, да познает их Калона тоже. Раньше, когда Питер был молод, жрецом мечтал стать каждый второй юноша, конкурс в семинарию доходил до двадцати человек на место, об ордене пилигримов слагали стихи, Питер тогда всерьез полагал, что близится предсказанный золотой век, что это случится уже на его веку. Что близок час, когда древние артефакты снова станут служить людям, и низринется небесный огонь на богомерзкие эльфийские леса, и низвергнутся беложопые твари в преисподнюю, и настанет… Нет, не судный день, судный день — это аллегория, царство праведников настанет, парадайз на земле. И никто не уйдет обиженным.

Но не исключено, что парадайз придет на Землю еще при жизни отца Пейна. Все зависит от того, что именно он найдет в Плохом Месте. А также от того, сумеет ли он войти в Плохое Место, остаться живым и вынести в божий мир то, что найдет там.

3

Эльфы действовали вполне предсказуемо. Основная масса двинулась перпендикулярно реке, вглубь степей, разведчики рассыпались в стороны широким веером. Серый Суслик оценил численность врага примерно в сто особей. Это плохо, это, получается, не отчаянная выходка бестолковых беложопых юношей, а хорошо спланированный набег, возглавляемый опытным вождем. Если у них есть гранатометы… Да уж наверняка есть, у такой-то армии…

По расчетам Серого Суслика выходило, что к концу второй ночи эльфы найдут первые следы близкого орочьего стада. А на третью ночь в загон придет беда.

Разведчики шли по следу до полудня, затем Серый Суслик решительно повернул коня на юго-восток.

— Возвращаемся в загон, — приказал он.

Он ожидал, что Два Воробья начнет интересоваться причинами такого решения, и уже почти приготовил подходящее объяснение. Конечно, он не собирался говорить мальчику, что быстро просчитал обстановку на три дня вперед и принял сознательное решение. Добрый господин Роджер Стентон на месте Серого Суслика сомневался бы и колебался до самого заката, а то и дольше. Негоже презренному орку быть разумнее своего доброго господина.

Серый Суслик представил себе Роджера Стентона верхом на лошади, в самом дальнем конце Запретного Пастбища, и рассмеялся.

— Чему ты смеешься? — спросил Два Воробья.

— Смех без причины — признак дурачины, — ответил Серый Суслик.

Два Воробья насупился и ничего не ответил. Он подозревал, что Серый Суслик, произнося эти слова, имел в виду что-то сложное, но что именно — Два Воробья никак не мог понять. Это его злило.

Они ехали до самого заката, при этом почти половину пути проскакали рысью. Серый Суслик торопился.

Заночевали они на Лысой Горе, на самой вершине. На всем Запретном Пастбище это лучшее место для ночлега, здесь нет высокой травы, в которой так любят прятаться беложопые оборотни, да и гранаты эльфийские летят вверх хуже, чем вниз. Впрочем, если эльфы пустят в ход гранатометы (не приведи Никс), удобная позиция вряд ли спасет.

Они не стали разводить костер, Серый Суслик решил не рисковать. Ночью огонь виден издалека, особенно если он разожжен на вершине горы. Если первым следом орков, замеченным эльфами, станет этот огонь — будет очень плохо, души родичей, убитых и съеденных по вине разведчика, станут являться Серому Суслику каждую ночь, пока не утопят его душу в омуте безумия. Лучше обойтись без этого. Серый Суслик был почти уверен, что путь эльфов пролегает далеко за горизонтом, но он допускал, что может ошибаться. Никс не любит самонадеянных глупцов, уверенных в собственной непогрешимости.

Они достигли обитаемых мест во второй половине дня, когда солнце уже начало клониться к закату. Вначале на горизонте показалось коровье стадо, пастух помахал разведчикам рукой, они тоже помахали в ответ. Некоторое время Серый Суслик размышлял, не стоит ли сделать небольшой крюк и предупредить пастуха о грядущей беде, но потом решил этого не делать. Не стоит терять время, сейчас самое важное — предупредить доброго господина Роджера Стентона. А вернее, не предупредить, а доложить, и смиренно ждать распоряжений. А все остальное — в воле Никс и, частично, Фортуны.

Когда они въехали в поля, Серый Суслик погнал лошадей рысью, он решил, что лошади выдержат остаток пути в таком темпе. Однажды им встретилась незнакомая женщина, она несла воду в двух ведрах, и когда они поравнялись, Серый Суслик крикнул:

— Эльфы идут!

Но она, похоже, не расслышала.

Они прибыли в загон за час до заката. По расчетам Серого Суслика, это был предпоследний закат до того, как в их стадо придет беда.

Два Воробья направил лошадь к дому Хромой Собаки, своей матери, а Серый Суслик — к дому Шелковой Лозы, своей жены. Спешившись, Серый Суслик накинул повод на специально предназначенный колышек, прошел между конскими черепами, привлекающими удачу, откинул полог вигвама и вошел внутрь. Жены дома не было.

Это было плохо — Серый Суслик рассчитывал поручить лошадь ее заботам, а самому направиться в балаган, чтобы доложить плохие новости без промедления. А теперь надо что-то придумывать…

Он вышел из дома и заметил, что вокруг удивительно безлюдно. А от площади перед балаганом доносится шум, какой бывает, когда сотня орков собирается вместе по какому-то делу. Кто-то уже принес черную весть? Серый Суслик прикинул в уме, где вчера и сегодня находились другие разведчики стада, и решил, что это маловероятно. Тогда в чем дело?

Нет времени думать! Когда беда протягивает свою красную руку прямо к дверному пологу, некоторыми правилами можно пренебречь. Серый Суслик отвязал лошадь, взлетел в седло и направил свой путь к балагану.

Не успел он преодолеть и половины пути, как дорогу ему преградил полубосс по имени Барсук.

— Стой! — рявкнул он. — Слезай с лошади!

Серый Суслик покорно слез с лошади. Он открыл рот, но не произнес ни слова, потому что тяжелый кулак Барсука ударил его в живот, в ту самую точку, где сходятся линии жизненной силы, ответственные за сердцебиение, дыхание и пищеварение. Серый Суслик громко выдохнул, согнулся и осел наземь. Перед этим Барсук успел отвесить ему пощечину, но не очень сильную — Серый Суслик заранее отвернул голову и удар пришелся вскользь. К счастью, Барсук не заметил, что разведчик пытался увернуться от удара, а то добавил бы еще.

Некоторое время Серый Суслик лежал на правом боку, подтянув колени к животу и безуспешно пытаясь вдохнуть. Наконец, это ему удалось. А в следующую секунду в его грудь уперлась огромная ступня Барсука.

Повинуясь жесту полубосса, Серый Суслик перевернулся на спину. Барсук наступил на грудь сильнее и внушительно произнес:

— По загону на лошади не ездят.

— Я принес важную весть, — сказал Серый Суслик.

И взвизгнул, когда получил удар ногой в левую скулу. Не очень сильный удар, не столько болезненный, сколько обидный.

— Баранам слова не давали, — сказал Барсук. И добавил: — На колени и рубаху сымай.

Серый Суслик встал на колени и снял рубаху, сильно пропотевшую после долгой дороги. Барсук распоясался, сложил пояс пополам и с размаху стегнул Серого Суслика по голой спине.

— Понял? — спросил полубосс.

— Понял, — ответил Серый Суслик.

Второй удар.

— Что ты понял?

— Что баранам слова не давали.

Третий удар.

Всего Серый Суслик насчитал девятнадцать ударов. Барсук удары не считал, он считал так: раз, раз-раз, много. А вот рука у него тяжелая. Хорошо, что в этот раз не в полную силу бил, растерялся, надо полагать, от такого необычного нарушения правил. Но о причинах преступления так и не спросил, блюдет правила наказания, сучий потрох.

Когда Барсук закончил экзекуцию, солнце почти село.

4

Местный пастух встретил путников не у края первого поля, как положено, а почти у околицы балагана. Выглядел пастух растрепанным и немного не в себе — не иначе, накурился только что. Или, может, запретное вкушал? Надо будет понюхать за ужином, не разит ли от хозяина спиртным перегаром.

Подойдя к гостям, пастух даже не поклонился.

— Приветствую вас, добрые сэры! — воскликнул он, улыбнувшись до ушей. — Какой демон вас сюда загнал, хотелось бы знать?

Сэр Хайрам хихикнул, сэр Шон кашлянул. Питер удивленно приподнял брови, провел рукой по лбу — так и есть, обруч сполз, волосы растрепались. Ни слова не говоря, Питер привел прическу в богоугодный вид. Пастух разглядел татуировку, рухнул на колени, как подрубленный, и трижды склонился, касаясь носом земли. Затем распрямился и сказал:

— Приношу извинения, святой отец, что не признал вас сразу. Также приношу извинения, что осквернил уста, помянув нечистого духа.

— Какие извинения приносишь? — уточнил Питер.

— Смиренные, — ответил пастух. — Оба раза смиренные, само собой разумеется.

— Так-то лучше, — констатировал Питер. Многозначительно помолчал и спросил: — Почему встречаешь не где положено?

Пастух развел руками и смущенно улыбнулся.

— Ну? — спросил Питер.

— Не могу дать вразумительного ответа, — сказал пастух. — Виноват. Искренне прошу принять смиренные извинения, святой отец.

— Не многовато ли извинений? — спросил Питер, не меняя бесстрастно-брезгливого выражения лица. — Может, ты и четвертые извинения принесешь?

— Никак нет, — ответил пастух. — Не придется, ибо не посмею оскорбить ваше преосвященство столь вопиющим пренебрежением. Даже помыслить не могу…

— А ты не орк часом? — перебил его Питер. — Раз помыслить не можешь? Ибо не дал Иегова оркам дара мышления в полной мере…

— Но дал лишь на четверть, — поддакнул Шон.

Питер повернул голову и смерил рыцаря тяжелым взглядом. Шон заткнулся.

Пастух тем временем начал неловко раздеваться, не вставая с колен. Запутался в рукавах, сильно потянул рубаху, она треснула. Хайрам снова хихикнул. Питер решил не делать ему замечания — он не мифическое животное жираф, чтобы вертеть головой из стороны в сторону.

Наконец пастух справился со своей нелегкой задачей.

— Никак не орк, — заявил он, демонстрируя жрецу татуировку на руке чуть выше локтя.

Отвратительно сделанную татуировку, надо признать.

— Род тетерева? — спросил Питер. — Или перепела?

— Род куропатки, святой отец, — уточнил пастух. — Я в Оркланде родился, художники здесь у нас…

— Мне плевать, какие у вас художники! — рявкнул Питер. — Ты позоришь род куропатки, оркоподобный дурень, ни разу не назвавший своего имени за все это время!

— Опаньки, — сказал пастух.

Вскочил, церемонно поклонился и произнес, распрямив спину:

— Сэр Роджер Стентон к вашим услугам, святой отец.

И снова упал на колени.

Хайрам и Шон засмеялись в голос, Топорище Пополам закашлялся, другие орки тоже начали издавать сдавленные звуки.

— Достаточно, — сказал Питер. — Вставай, Роджер Стентон, и беги в свой свинарник. Я жду, что твое гостеприимство искупит оркоподобное непотребство, только что учиненное тобою. Бегом! Стой! Рубашку возьми, чучело жабообразное!

Жабообразное чучело подхватило рубашку и побежало к балагану. Питер улыбнулся. Этот скорбный умом гуманоид, называющий себя сэром, вряд ли смог бы в большей мере развеселить гостя, даже если бы захотел. Продолжение вечера обещает быть занимательным. После такой беседы эта тварь дрожащая не посмеет возразить, даже если Питер прикажет Топорищу Пополам уестествить его вторым способом. Но Питер, конечно, не прикажет такого. А вот устроить оргию с гладиаторскими боями, как в самых древних легендах первой эпохи… А что, может, в самом деле устроить?

Когда процессия вступала на площадь перед балаганом, загон походил на курятник, на пороге которого сидит хорек. Орки суетились, бегали туда-сюда, на дальнем краю площади один орк порол другого ремнем. Красота, да и только.

— Что это они делают? — спросил Хайрам.

— Забыл добавить «святой отец», — поправил его Питер.

— Я обращался к Шону, святой отец, — сказал Хайрам. — Однако я виновен в том, что обратился к нему, не спросив позволения вашего преосвященства. Прошу принять мои искренние и смиренные извинения, святой отец.

— Извинения приняты, — сказал Питер. — До завтрашнего утра можешь обращаться ко мне без чинов. Тебя это тоже касается, Шон.

— Как будет угодно вашему преосвященству, — отозвался Шон.

Тем временем суета на площади приобрела некоторую определенность. В беспорядочной толпе выделилась группа молодых самок, полубоссы выстраивали их в две шеренги, отбраковывая старых и уродливых. Не слишком усердно отбраковывая, надо признать.

Питер приблизился к строю и обвел телок суровым взглядом. Телки почтительно смотрели себе под ноги, некоторые пытались выпятить грудь, другие, наоборот, скособочились.

— Ты, ты, ты, — сказал Питер, при каждом слове тыкая в соответствующую самку указательным пальцем. — Ты, ты, ты, ты, ты. И еще ты и ты. А также ты. Хайрам, Шон, теперь вы выбирайте.

Шон восторженно присвистнул. Хайрам сказал:

— Я восхищаюсь мужеством вашего преосвященства.

Шон закашлялся.

— Балбесы, — сказал Питер и отвернулся.

И уткнулся взглядом в пастуха Роджера Стентона, который немедленно поклонился.

— Ванну, — повелел Питер. — Просто ванну, помыться хочу. Потом ужин. Потом выбранных телок, всех сразу. И чтоб помылись заранее и зубы почистили. И еще чтоб побрились, не люблю, когда у телок волосы не на голове.

— Железо в Оркланде дефицит, — сказал пастух Роджер, неуместно щегольнув словом из языка древних.

Это он зря.

— Ты некорректно консидерируешь ситуационную модель, сенсуализированную непосредственной обсервацией, — сказал ему Питер. — Нет импликации к инфинитивному распространению экспериментальных дат на весь Оркланд. Как инстанция — акцептация, реализованная третьего дня в вольфпаке сэра Бэкона, будучи подана на вход критерия максимального правдоподобия, делает ненулевой прокламированную тобою гипотезу о дефиците феррума в Оркланде.

Скорбный умом сэр Роджер выслушал эту тираду до конца, пробормотал:

— Преклоняюсь перед мудростью вашего преосвященства, святой отец.

И удалился озадаченный.

— Разве слова «экспериментальная дата» могут употребляться в этом значении? — спросил Хайрам.

— Не уверен, — ответил Питер. — Я просто забыл правильные слова. А откуда ты знаешь древний язык?

— Я хотел выучиться на летчика, — сказал Хайрам.

— Гм… — сказал Питер и замолк.

Он думал, не сказать ли Хайраму, что если они успешно исполнят свою миссию, Плохое Место вполне сможет подарить молодому рыцарю исполнение давней мечты. Подумав, Питер решил ничего пока не говорить. Время раскрывать тайны еще не пришло.

5

Питер помылся, переоделся в чистое белье, накинул на плечи тонкий шерстяной плащ, и немного прогулялся вокруг балагана. Прогулка не принесла удовольствия — взгляд то и дела натыкался на суетящихся орков, при этом суетились они намного больше, чем необходимо, чтобы организовать ужин, достойный почтенного дьякона. Плохо организована служба у Роджера Стентона, не умеет он правильно дрессировать орков. Написать, что ли, донос в районную управу? Нет, жрецу с тремя полосками унизительно опусаться до подобных мелочей. Как учил святой Карнеги, истинно великий человек относится к ничтожному снисходительно, не принимая всерьез. Но не упуская случая проявить собственное величие, когда это пристойно.

Где-то вдали начали вопить телки, вначале одна, потом сразу несколько хором, И чего орут, спрашивается? Да так истошно… Волосы им выщипывают, что ли?

Питер расхохотался, и его смех напугал орчонка, прошмыгнувшего мимо с какой-то бадьей в руках. Неужели Стентон действительно приказал ощипать телок, как кур? Вот дурак! Хотя… почему бы и нет? Злее будут.

Самочьи вопли начали раздражать. Питер вернулся в балаган и потребовал трубку. Ему принесли гашиша, он пристально посмотрел на прислугу-орчанку и сказал:

— Ты бы еще овечьего навоза принесла. Опиум тащи, дура! А как притащишь — скажешь своему полубоссу, что я хочу видеть тебя после ужина. И еще скажешь ему, чтобы Роджер всыпал ему пять плетей.

— Да, добрый господин, — сказала орчанка, склонившись в поклоне. — Позволено ли мне осведомиться…

— Во-первых, не добрый господин, а отец высокорожденных, — поправил ее Питер. — А во-вторых, позволено.

Самка всхлипнула и сказала:

— Отец высокорожденных, я хотела осведомиться… э… за что пять плетей, отец высокорожденных?

— Для профилактики, — сказал Питер. — Пошла вон.

Телка пошла вон. Древнего слова она, конечно, не поняла.

Вскоре она вернулась, на этот раз с правильной трубкой. Питер сделал затяжку, поморщился (отвратительно приготовлен наркотик), вернул трубку самке, и тут его настиг приход. Когда отпустило, Питер решил, что наркотик приготовлен очень даже неплохо, а то, что вкус дрянной — это дело десятое. На обратном пути надо будет потребовать у Стентона полный кисет.

А потом пришло время ужина. По обычаю первое блюдо полагается поглощать в молчании, но Питер решил, что если он пренебрежет обычаем, никто его не осудит.

— Роджер, — сказал он. — Говорят, где-то неподалеку от твоего загона есть место, которое орки называют плохим. Так и говорят — Плохое Место.

— Есть такое, — кивнул Роджер. — Ну, то есть, сам я там не бывал, и вообще это не так уж и неподалеку. Если в субботу выйти — два дня пути, если в среду — можно за день успеть, если сильно торопиться. Но мои орки туда не ездят, нечего там делать. Там воды нет, кроме подземной, трава чахлая, даже коровы не жрут. Под пастбище не годится.

— Сегодня понедельник, — сказал Питер. — Если мы выйдем завтра… ну, не прямо на рассвете, а, скажем, через час…

— То в среду до полудня будете на месте, — подхватил Роджер. — Если позволит ваше преосвященство, я велю кликнуть моего лучшего разведчика, он точнее расскажет. Он там много раз бывал.

— Кликни, — сказал Питер. — А пока он не пришел, расскажи мне про Плохое Место все, что знаешь сам.

— Даже не знаю, что рассказывать, святой отец, — растерялся Роджер. — Ну, место, ну, плохое, орки там пропадают. Вообще, про Плохое Место много рассказывают, но почти все — по-моему, сказки. Помнится, один полубосс рассказывал, что какой-то разведчик туда вошел, и тогда… нет, ну это же бред явный, даже стыдно такое вашему преосвященству пересказывать!

— В пересказе чужой неправды нет стыда, — сказал Питер. — Стыд есть, например, в том, что во всем загоне нет ни одного острого ножа. Так что рассказывай.

— Как будет угодно, святой отец, — пробормотал Роджер. — Короче, примерно так. Разверзлась земля, и проклюнулось семя, и вырос колос, и было в том колосе… сколько-то зерен, не помню, сколько… Но это важное число, оно потом дальше используется…

— Эти подробности можешь опустить, — сказал Питер. — Ты дело говори. Некий орк вошел внутрь и Плохого Места и увидел… Что он там увидел?

— Нет, святой отец, внутрь никто не вошел, — сказал Роджер. — Один орк подошел к Плохому Месту и узрел семя и колос, а также оранжевые серпы и голубые цепы.

— Этот орк пахарем был? — спросил Питер.

— А я-то откуда знаю? — изумился Роджер. — Если что, я готов принести смиренные извинения, но сами подумайте, ваше преосвященство, какое мне дело до того, пахарем был какой-то там презренный орк или, скажем, скотник?

— Ты прав, пастух, — сказал Питер. — Продолжай.

— Так вот, — продолжил Роджер. — Оранжевые серпы этот колос сжали… Простите, святой отец, как именно сжали — запамятовал. То ли один только серп в жатве участвовал, то ли все вместе…

— А потом цепы этот колос обмолотили, — Шон вставил в разговор свою реплику.

— А вы откуда знаете? — удивился Роджер.

Хайрам рассмеялся.

— Тихо, — сказал Питер. — Вы, господа рыцари, кое-что не понимаете, так я разъясню. Я веду важный разговор и не желаю, чтобы уважаемые воины мне мешали. Если мне будет интересно ваше мнение, я спрошу особо. Это понятно?

— Понятно, — ответил Хайрам.

— Понятно, святой отец, — ответил Шон.

— До утра без чинов, — напомнил Питер и продолжил допрос пастуха: — Итак, любезный Роджер, колос сжали и обмолотили неким магическим образом, а каким именно — пока оставим. Что произошло далее с сим любопытным орком?

— Явился девятихвостый барсук, — с готовностью ответил Роджер.

Хайрам склонился к Шону и громко прошептал:

— А говорили, здесь пейотль не растет.

Роджер услышал эту реплику и стал оправдываться:

— Так я и не утверждал никогда, что истину говорю, я с самого начала говорил, ваше преосвященство, сказки все это и глупости.

Дверь в трапезную залу распахнулась, на пороге появился орк, Питер его раньше не видел. Орк средних лет, малорослый и плюгавый, с необычайно коротко остриженными волосами, окружающими большую плешь на макушке. Сквозняк принес отвратительный запах — казалось, этот орк целый год не мылся. И лицо у орка было отвратительное, крысиное какое-то лицо, и взгляд неприятный, слишком пронзительный для орка. Уж не полукровка ли часом?

— Войди, Серый Суслик, — повелел Роджер.

— Нет, — быстро перебил пастуха Питер. — Пусть стоит, где стоит. Впредь, Роджер, запомни: если я требую привести холопа, но не уточняю, что он должен быть грязнее, чем опарыш из навозной кучи…

— Смиренно прошу ваше принять преосвященство искренние извинения мои, — сказал Роджер.

Хайрам хихикнул, Питер тоже улыбнулся. У этого пастуха удивительный талант перевирать слова и портить дела. Это даже не отвратительно, а смешно. Примерно так же смешон Самый Дорогой Господин Морис Трисам, когда пытается, обкурившись, плясать тарантеллу под симфонический оркестр.

— Слушай меня, орк, — обратился Питер к мерзкому грязнуле. — Отвечай правдиво: что ты знаешь о месте, именуемом Плохим Местом?

Орк наморщил лоб, секунд пять думал, а затем сказал:

— Место то отсель на восход в двух воскресеньях.

Хайрам и Шон расхохотались, Питер тоже не удержался и засмеялся.

— Да, это очень смешно, — сказал Роджер. — Этот орк очень забавный, я когда впервые его увидел, подумал даже, что полукровка. У него взгляд человечий, полубоссы говорят, в детстве его подозревали в грязнокровье из-за этого, с тех пор у него зачатки мозга слегка подвинулись, и он книжным слогом все время пытается говорить. Так уморительно!

Воистину уморительно. Гадкое тщедушное тело, уродливая плешивая голова, почти человечий взгляд и, самое главное — чудовищный контраст между слишком правильным, книжным построением фраз и дремучей орочьей лексикой. Нет, это точно не полукровка.

— Вообще, он не такой глупый, каким кажется, — сказал Роджер. — Всадник хороший, а следопыт — вообще лучший в стаде. Продолжай, Суслик.

Суслик наморщил лоб и завращал глазами, собираясь с мыслями.

— Так место плохое на два воскресенья восточнее расположено, — повторил он. — Сие место плохое подобно навоза овечьего катышку, однако больше сего балагана существенно.

— Ты имеешь в виду, что оно имеет сферическую форму? — уточнил Питер.

— Чего? — переспросил Суслик. — Не достигаю разумения, отец высокородных.

Его уродливое лицо стало испуганным.

— Ладно, проехали, — сказал Питер. — Правда ли, что какие-то орки входили в Плохое Место и возвращались оттуда?

Суслик думал над этим вопросом почти минуту. Размышляя, он подергивал руками, помогая себе сформулировать мысль. Наконец, Орк заговорил:

— Частично правда слова отца высокородных. Один орк коснулся коленом края плохого места и оттого стал ровнее, чем черепаха, и оттого не съели его.

— Ничего не понимаю, — сказал Питер. — Что значит «ровнее, чем черепаха»?

На этот вопрос Суслик не смог дать словесный ответ, он ответил жестом. Присел на корточки и развел руки горизонтально над полом.

— Плоский? — предположил Хайрам.

— Да, плоский! — воскликнул Суслик. — Плоский это именуется! Такой плоский, что есть нельзя!

Питер мысленно возликовал. Он спросил:

— Ты хочешь сказать, что этот несчастный орк стал настолько плоским, что его труп не годился к употреблению в пищу? Он стал таким плоским, что его можно было скатать в рулон?

— Не ведаю сути рулона, — ответил орк. — Однако скатал я его и приторочил к седлу.

— Ты? — уточнил Питер. — Ты сам лично наблюдал то, о чем рассказывешь?

Орк кивнул и сказал:

— Истинно наблюдал и просил воздержаться сего несчастного от намерения дерзкого. Но отрекся он и плоским стал.

— Имплозионное силовое поле! — воскликнул Питер.

И тут же подумал, что не стоило произносить эти слова вслух. Впрочем, эти люди все равно ничего не поняли, а орк — подавно.

— А теперь расскажи подробно, как выглядел этот… гм… катышек, — повелел Питер. — Прежде всего, меня интересует граница, та, до которой тот плоский орк дотронулся коленом. Как она выглядела?

На этот раз Суслик почти не думал.

— Никак не выглядела, — ответил он. — Не было границы. Не видно было.

— Стало быть, граница невидимая, — кивнул Питер. — Понятно. Подпитка поля дистанционная, через… или, может… Вот что, скотина, напряги свой мозгозачаток и постарайся вспомнить вот что. Под этой невидимой границей были такие… гм… Откуда тебе знать, жабе зеленой, что такое форсунки… Как бы это сформулировать понятно…

— Пеньки, — неожиданно сказал орк. — Много пеньков в ряд. Длинные пеньки. Высокие. Гнутые. Одинаковые. Белые. Но грязные. Но не очень грязные. С дырками.

— С какими дырками? — спросил Питер. — Вдоль или поперек?

— Чего? — переспросил Суслик.

— Ну, какие там дырки были? Как в сыре?

— Дырки в сыре, — тупо повторил Суслик и надолго задумался.

— Может, в этом загоне сыр с дырками не делают? — предположил Шон. — Вот он и тупит.

Питер вопросительно посмотрел на Роджера, тот смутился и сказал:

— Я, если честно, не знаю даже. Я сыр не ем, я вообше молочные продукты не ем, у меня это, как его…

— Непереносимость лактозы? — предположил Питер.

— Во-во, это самое! — воскликнул Роджер.

Это прозвучало настолько похоже на то, как обычно говорят орки, что Питер почувствовал отвращение. Истинно говорят древние пророки: с кем поведешься, от того и наберешься. Или, в другой версии: с тем и наберешься. С орками, впрочем, набраться в хорошем смысле невозможно, им наркотики запрещены, и это не один из тех безумных законов, что подсовывают Самому Дорогому Господину всякие сволочи, а нормальное требование здравого смысла. Видел Питер однажды орка-наркомана…

— Чурка ты неарийская, Роджер, — сказал Питер.

— Дырки как в рогозе, — вдруг подал голос вонючий орк.

— В чем, в чем? — не понял Питер.

— Как в камыше, — пояснил Роджер. — Это местный диалект.

— Стало быть, продольные, — резюмировал Питер. — А какое между этими пеньками расстояние? Сколько раз ступню можно поставить?

— Ступню нельзя! — испуганно воскликнул Суслик. — Ступня плоская станет, потом ходить нельзя и есть нельзя!

«Какой же он тупой», подумал Питер. «А я еще подозревал, что это полукровка. Я здесь тоже тупею».

— Представь себе, что ты ставишь ненастоящую ступню, — сказал Питер. — Воображаемую. Знаешь, что такое воображение?

Орк отрицательно помотал головой.

— А сколько плоских ступней можно положить в ряд от одного пенька до другого? — спросил Шон.

Суслик стал считать:

— Раз. Раз-раз. Раз-раз-раз. Много.

— Плевать, — сказал Питер. — На месте разберемся. Я доволен, я узнал все, что хотел. Пойдемте развлекаться, ребята. Роджер, там все готово?

— Да-да, конечно, готово, — Роджер вскочил из-за стола и засуетился. — Сейчас я вас провожу, святой отец, и вас, благородные сэры.

— Мы сами найдем дорогу, — сказал Питер. — Лучше отведи этого своего Суслика в купальню какую-нибудь. И скажи, чтобы трапезную проветрили, воняет.

6

Выступление перед заезжим жрецом прошло отлично. Хотя это было опасное испытание, Серый Суслик очень боялся и не зря — жрец заподозрил неладное, но первые же слова Серого Суслика развеяли все подозрения. Ловко он придумал в свое время — прикидываться не орком, а человеком, люди не верят и смеются. Главное — не забывать выстраивать из слов мысленную цепочку перед тем, как произносить вслух. Причем цепочку эту перед произнесением можно не упрощать, а усложнять, так даже смешнее.

Слава Никс, жрец избавился от подозрений. Молодец Серый Суслик — пилигрима третьего уровня обманул! Никогда еще Серый Суслик не был так близок к провалу. И никогда уже, наверное, не будет — столь ученые люди, как отец высокорожденных Питер Пейн нечасто забредают в оркландское захолустье. Не такое уж оно глухое, это захолустье, все артефакты древних давным-давно выбраны, одно только Плохое Место осталось, но оно никому не по зубам, оно умеет себя защитить. Интересно, кстати, что такое — имплозионное силовое поле? Что такое силовое поле — Серый Суслик примерно представлял, он прочел об этом в книге, котоую украл из балагана в позатом урожае. Но что значит «имплозионное»? Может, имеется ввиду эксплозия наоборот, взрыв, направленный не от центра, а к центру? Но силовое поле — не взрыв, это совсем другое.

Все эти мысли промелькнули в голове Серого Суслика в те секунды, пока гости доброго господина Роджера Стентона вставали из-за стола. А потом они подошли к двери, и добрый господин Роджер Стентон вырвался вперед с явным намерением избить Серого Суслика за то, что тот посмел явиться к доброму господину Роджеру Стентону в таком неподобающем виде. Но не стал бить, побрезговал — удачно подул сквозняк, и густой запах орочьего и лошадиного пота окутал доброго господина Роджера Стентона и его высокородных гостей.

— Фу! — хором завопили рыцари и стали ржать, зажав носы пальцами.

Смешливые они, эти рыцари, по всему видно, недолго служат. Или из столицы приехали, из стольного града Барнарда. Там, Серый Суслик однажды подслушал, рыцарям живется куда вольготнее, чем в провинциях и особенно в Оркланде.

— Жаба! — обратился к Серому Суслику добрый господин Роджер Стентон. — Ты когда мылся в последний раз?

— Перед разведкой, — ответил Серый Суслик. И быстро сказал: воспользовавшись паузой: — Эльфы приближаются.

— Да я тебя сгною! — рявкнул добрый господин Роджер Стентон, и тут до него дошло. — Чего? Эльфы?

— Истинно эльфы, — подтвердил Серый Суслик. — Сто особей приблизительно. Восточнее путь держат, но недалече. Сей ночью след протропят, второй ночью животы станут резать. Не устоим.

Добрый господин Роджер Стентон растерянно обернулся к отцу высокорожденных Питеру Пейну.

— Эльфы, — сказал он.

— Не надо так смотреть на меня, — ответил ему жрец, нехорошо улыбаясь. — Эльфы ничего не меняют. Хотя нет, меняют. Организуй-ка нам по кисетику твоего опиума, вот такого размера каждый кисетик, — он показал пальцами. — Хороший в твоем загоне опиум растет, забористый, хоть и гадкий на вкус. Обидно будет, если пропадет.

— Но эльфы… не выстоим же… — жалобно проблеял добрый господин Роджер Стентон.

— Может… — начал говорить тот рыцарь, который чаще улыбался, но жрец его оборвал:

— Нет, Хайрам! Мы следуем своим курсом, и нам нет дела ни до эльфов, ни до орков. Барнард для людей, понял? Наш путь лежит на восток, эльфы нам не помешают.

— Загон разорят, — сказал Хайрам. — Вам же на обратном пути…

— Один раз в поле переночевали и не померли, — отрезал жрец. — Консервов и сухпайков у нас в достатке, лишний день ничего не решает. Завтра на рассвете выступаем, этот Суслик тоже с нами пойдет, и пусть лошадь свою возьмет, у нас лишних лошадей нет. Только чтоб помылся!

— Еще воды возьму, — сказал Серый Суслик. — Чтобы пить.

Жрец Питер и рыцарь Хайрам озадаченно переглянулись. Вдруг лицо жреца просветлело, он воскликнул:

— Точно, вода! Суслик говорил, у Плохого Места нет воды! Молодец, Суслик, хорошая скотинка. Роджер, выдашь моим оркам три, нет, пять вьючных лошадей и бурдюков соответственно. И не делай такую морду, это не грабеж, а справедливое распределение ресурсов. Грабеж тебе пучеглазые устроят завтра в полночь.

— Может, откупимся, — растерянно произнес добрый господин Роджер Стентон.

— Конечно, откупишься! — рассмеялся жрец и хлопнул пастуха по плечу. — От сотни эльфов откупишься, ага, запросто! Блажен, кто верует, учат нас пророки американского континента.

— Какого континента? — переспросил Роджер Стентон.

— Американского, — повторил жрец. — Тебе это неведомо, неучь захолустная, это из первой эпохи. Ладно, пойдемте веселиться, друзья.

— Подождите, святой отец! — воскликнул Роджер Стентон и упал на колени, пытаясь обнять бедра жреца.

— Нет-нет, я предпочитаю самок, — сказал тот, брезгливо отодвигаясь.

— Не позорься, слизь, — вступил в разговор Шон. — Сам подумай своим мозгом прокуренным, что могут сделать три воина против ста эльфов?

— Три воина? — переспросил жрец.

— Я считаю вас за воина, святой отец, — пояснил Шон. — Мне кажется, вы владеете мечом не хуже нас с Хайрамом. Насчет лука не уверен.

— Понял, — сказал Питер. — Ты как бы делаешь мне комплимент. А мне уж показалось было, что ты собрался меня оскорбить…

— Не имею в мыслях, — сказал Шон. — Я, конечно, прошу святого отца принять мои смиренные…

— Забей, — отмахнулся Питер. — Лучше стукни этому трусу в хавальник вместо меня, а то я мараться не хочу.

— Ногой можно? — деловито осведомился Шон.

— Можно, — кивнул Питер.

Роджер Стентон проворно вскочил и отступил на два шага. На его глазах выступили слезы.

— Как вы можете?! — воскликнул он. — Это же скот, живые твари, у них тоже души есть! Товар, в конце концов! Как можно?!

— Ну все, ты меня утомил, — сказал Питер. — Пшел вон. И ты тоже, скотина, пшел вон.

Серый Суслик поспешно выполнил приказ. Покидая балаган, он думал о том, что когда жрец говорил, что три воина ничего не сделают против сотни эльфов, в его глазах читалась ирония. Его взгляд как бы говорил, что будь в том нужда, он лично отправит в черное посмертие не сотню, а целую тысячу беложопых тварей, сил хватит. А он непохож на сумасшедшего…

7

Они вошли в залу, предназначенную для пастушьих развлечений. Здесь было бедненько, но чисто, Питер ожидал худшего. Не иначе, ковры только что почистили.

У дальней стены толпились самки, при виде господ они вскочили и построились в шеренгу. Питер с удивлением обнаружил, что одна самка держат в руках гусли, другая — барабан, третья — дудку, и еще две самки — какие-то трещотки.

— О, музыка! — воскликнул Хайрам. — А танцы будут?

Одна самка вышла из строя и поклонилась.

— Как будет угодно добрым господам, — сказала она.

— Так и будет угодно, — сказал Питер, садясь на подушки. — Танцуй, ведьма!

— Кто танцуй? — переспросил Шон.

— Не бери в голову, — отмахнулся Питер. — Это из древних мифов. Я просто привык с учеными общаться, они такие шутки хорошо понимают.

Тем временем телки, неспособные к музыке, уселись у стены в ряд, другие телки заиграли на своих инструментах, а телка-танцовщица вышла вперед и поклонилась. Питер взял со столика трубку и стал набивать ее гашишом. Шон последовал его примеру.

— Ой! — сказал вдруг Хайрам. И пояснил, когда Питер требоательно посмотрел на него: — Ковры мокрые.

Питер отложил трубку, опустил руку и убедился, что ковры, действительно, мокрые.

— Стадо дебилов, — констатировал он. И тут же пояснил для рыцарей: — Дураков, я имею в виду.

— Может, пастуха того… наказать? — предложил Шон. — Не ждать беложопых, а самим наказать?

Питер немного подумал и сказал:

— Не хочу портить вечер. Чего стоишь, телка? Пляши давай!

Телки-музыкантши заиграли, телка-танцовщица стала танцевать. Питер набил трубку и закурил. Хорошо… Хороший у тебя план, сэр Роджер, хотя в остальном ты — ходячая мерзомть и презренное чмо. Надо распорядиться, чтобы плана тоже отсыпали. Но не сейчас, попозже.

Самка танцевала. Поначалу она двигалась неловко и скованно, но это быстро прошло. Через минуту Питер понял, что если замазать ей жабьи татуировки на морде и одеть не в холстяную накидку, а в нормальную балетную юбочку, она бы неплохо смотрелась на сцене столичного Большого театра. Не примадонна, конечно, но талант несомненный. И гибкая какая…

— Раздевайся давай! — крикнул Шон. — Сколько можно ногами сучить?

Питер посмотрел на Шона с неудовольствием. Эти рыцари — неплохие ребята, но культура — не самая сильная их черта. Их дело — война, а балет и другие искусства им неведомы. Они неспособны оценить изящество поз и движений, а когда танцовщица исполняет сложную фигуру, они восхищаются не балетным мастерством телки, а тем, что у нее накидка задралась. Вот и сейчас хорошо видно, как взгляд Шона прыгает по маршруту грудь-задница-ноги и обратно. Сидит, попыхивает трубкой и пялится, разве что слюни не пускает. А укоризненный взгляд дьякона даже не заметил.

Хайрам завизжал и зааплодировал. Питер перевел взгляд на танцовщицу и увидел, что она освободилась, наконец, от накидки, и теперь танцевала обнаженная. От мимолетной скованности не осталось и следа, ноги танцовщицы то и дело взлетали выше головы, вот она откинулась назад, встала на мостик, кувырком поднялась, закружилась волчком… Какая же она гибкая и ловкая!

— Я знаю, как ей вдувать надо, — сказал Шон.

— Ты будешь последним, — сказал ему Питер.

— Почему это последним? — возмутился Шон. — Будет справедливо, если мы с Хайрамом разыграем очередь, так ведь, Хайрам?

— Ты не умеешь себя вести, — заявил Питер. — Все время вякаешь с места, смотреть мешаешь. Считай, что это наказание.

— Благодарю за науку, святой отец, — пробурчал Шон и заткнулся.

Самка продолжала танцевать. Было видно, что она уже сильно устала, но она не прекращала танец. Боится, наверное, что накажут. Нет, это профанация какая-то, движется, как больной тушканчик, пора заканчивать.

Питер хлопнул в ладоши и сказал:

— Достаточно! Иди сюда, телка, ты прекрасно станцевала и будешь за это вознаграждена. Выпей воды для начала.

Телка пила долго и жадно. Ее грудь вздымалась, кожа лоснилась от пота, но это был не застарелый пот, липкий и вонючий, а свежий пот, не отвращающий, а наоборот, возбуждающий похоть. Но обтереться ей все-таки нужно.

— Полотенце сюда! — повелел Питер. — Чего тормозите, жабы? Ты, сисястая, хватаешь полотенце и бегом сюда. Бегом, я сказал! Оботри ее. А вы чего расселись? А ну-ка, покажите высокородным, как вы умеете ласкать друг друга!

Самки начали эротическую гимнастику. Вяло начали, неохотно и без фантазии, сразу видно, что не учил их никто этому высокому искусству.

— Достаточно, — обратился Питер к самке, обтиравшей танцовщицу. — Иди к подругам. А ты, — он обратился к танцовщице, — встань на колени и услаждай.

Питер взял трубку, вытряхнул пепел и стал забивать второй косяк. Мелькнула дурацкая мысль: а почему дозу конопли называют косяком? Что в травке и в трубке косого? Но когда губы танцовщицы прикоснулись к плоти Питера, ученые мысли мигом вылетели из его головы.

Он сидел на куче подушек, дымил трубкой, его ласкала прелестная самка, другие самки услаждали его зрение (не слишком хорошо услаждали, но под коноплю пойдет). Питер наслаждался.

— Святой отец! — позвал его Хайрам.

Питер медленно повернул голову. Мышцы слушались неохотно.

— Святой отец, позвольте, мы начнем оргию, — сказал Хайрам.

— Да, конечно, начинайте, — отозвался Питер.

Последний раз пыхнул, отложил трубку и некоторое время наслаждался тем, как шевелится потолок. А потом потолок перестал шевелиться и Питер сказал:

— А поворотись-ка, телка, к подругам передом, а ко мне задом.

То, что происходило в следующий час, вряд ли стоит описывать в подробностях. Все оргии примерно одинаковы, индивидуальные различия проявляются только в начале, когда участники еще не распалились, и в конце, когда они уже устали. Так что мы опустим детали основной части оргии, и перейдем к ее финалу.

— А все-таки, этот сэр Роджер поступил с нами, как жаба, — сказал Шон.

Питер пыхнул третьим косяком, хихикнул и потребовал:

— Поясни.

Шон начал смеяться. Наблюдателю, не знающему о том, сколько травы он выкурил, его смех показался бы неожиданным и неестественным. Закончив смеяться, Шон сказал:

— Ну, это, ковры мокрые, телки вялые, одна только хороша — та, которая пляшет. Сдается мне, надо их наказать.

— Не люблю наказывать, — меланхолично произнес Хайрам.

На него конопля подействовала необычно — он стал не весел, а расслаблен и скучен. Так тоже иногда бывает.

— Да ты что! — изумился Шон. — Наказывать — это весело! Давайте устроим гладиаторский бой!

Питер вспомнил, что сам думал об этом, когда подъезжал к загону.

— Гладиаторский бой между телками? — переспросил Питер. — Интересно… А давайте устроим!

— Пойду-ка я посплю, — сказал Хайрам, поднимаясь. — Завтра вставать рано.

Шон проводил его издевательским смехом.

— Слабак! — сказал он, когда Хайрам вышел из залы.

— Такие слова принято говорить в лицо, — заметил Питер.

— Это не слова, это шутка, — сказал Шон.

— Это неудачная шутка, — сказал Питер. — Будь ты не накурен…

— Смиренно прошу святого отца принять мои искренние извинения, — сказал Шон.

— Извинения приняты, — сказал Питер. — Давай уже начинать. Пошли кого-нибудь за ножами.

8

Сэр Роджер Стентон валялся на неразобранной кровати. Он лежал полностью одетый и в сапогах, раздеваться и разуваться не было ни сил, ни желания. А постельных телок он почему-то прогнал. Сегодня он выкурил еще одну трубку опиума, третью за последние сто дней. Он понимал, что вот-вот перейдет грань, отделяющую нармального человека от наркомана, возможно, уже перешел, но это было уже не важно. Важно было только то, что пока действовал опиум, можно было забыться и не думать о том, что произошло, и о том, что произойдет следующей ночью. А потом его отпустило, и стало так плохо, так плохо…

Никогда еще его так не унижали. Отец Питер ясно дал понять, что Роджер только называется сэром, а по сути есть кусок дерьма, недалеко ушедший в развитии от человекоподобных жаб, которых пасет. Самое обидное, что это было правдой.

Когда Роджер учился в академии, он знал, что служба в Оркланде — не сахар, что она ломает людей, что из каждых десяти рыцарей, назначенных на должность пастуха, только один в среднем находит достаточно сил, чтобы сохранить человеческое достоинство. Все преподаватели говорили в один голос: нет для воина хуже судьбы, чем судьба орочьего пастуха. Учись, говорили они, учись, сволочь, не будешь учиться — жабой станешь. А Роджер смеялся и не верил. Умом-то он понимал, что есть такая опасность — угодить в проклятое место, называемое в газетах красивым словом Фронтир, но он никогда не верил, что эта позорная участь может быть уготована лично ему. Пусть он не лучший курсант на курсе, но он и не самый худший! Да, мечом он владеет плохо, но он силен и вынослив, ему все равно, как бежать кросс — в кольчуге или без. Из-за плохого зрения он ни разу не сдал зачет по стрельбе из лука, зато на ножах он третий на курсе. А по рукопашному бою — пятый. Есть много курсантов, которые хуже него, они-то в Оркланд и поедут!

На третьем курсе он отказался писать факультативную курсовую работу, так и сказал профессору:

— Святой отец, я воин, а не жрец. Жрец сражается знанием, а воин сражается мечом.

Профессор долго разглядывал Роджера, Роджеру показалось, что тот смотрит на него как на некое диковинное земноводное. Потом профессор сказал:

— Не знанием сражается жрец, но разумом. И из воинов мечом сражаются лишь забывшие лицо своей матери, а истинные воины сражаются разумом, направляющим их меч. Не упражняя разума, а упражняя только тело, не постичь высот воинского искусства, не пройти путем воина достаточно далеко. Ты, должно быть, отличный мечник?

— Нет, — ответил Роджер, немного смутившись.

— Тогда ты, наверное, замечательный лучник? — спросил профессор.

Курсанты начали пересмеиваться.

— Я отлично сражаюсь на ножах и без оружия! — воскликнул Роджер.

— Тогда тебе прямая дорого в Оркланд, — сказал профессор. — Там эти умения важнее всего.

Так Роджер получил первое предупреждение.

Роджер не внял ему, он предпочел отмахнуться от слов профессора, дескать, что может знать книжный червь о судьбе воина! Но книжный червь оказался прав. На четвертом курсе, когда декан распределял курсантов по спецкурсам, Роджер был зачислен на орковедение. Это было второе предупреждение, и, в отличие от первого, оно было ясным и недвусмысленным, это было скорее пророчество, чем предупреждение. Роджер потребовал аудиенции у декана, и сказал декану прямо в лицо:

— Ваше благородие! Неужели вы полагаете, что я недостоин более достойной участи, чем пасти презренных жаб?

Декан долго смотрел на Роджера, а затем сказал:

— Я полагаю, что ты станешь отличным пастухом, лучшим во всем Оркланде. И когда это случится, ты вернешься в академию профессором орковедения, и я думаю, что ты станешь отличным профессором. Так я вижу твою судьбу. Но мое предсказание сбудется лишь в том случае, если ты ему поспособствуешь. Ты должен проводить вечера не в курильнях и борделях, а в библиотеках. Ты должен стать первым орковедом на курсе и на выпускном экзамене приятно поразить экзаменаторов своими знаниями в этом предмете. А прибыв к месту службы, не увлекаться развратом и садизмом, а постигать науку управления. Привести свое стадо к сытости и процветания, занять первую строчку в рейтинге, сделать так, чтобы орки бежали не от тебя, а к тебе. И тогда ты получишь право выбирать свою дальнейшую судьбу. А пока ты никто и звать тебя никак, ты просто школота четвертого уровня, и не более того.

— Меня звать не никак, а Роджер Стентон, — заявил Роджер. — А через сто семьдесят два дня я буду зваться сэр Роджер Стентон.

— Твоя гордость — хорошее свойство, — сказал декан. — А то, что ты пытаешься со мной спорить, а не тупо соглашаешься — еще лучше. А обида, которую я вижу в твоих глазах — это вообще прекрасно. Главное для тебя — чтобы эта обида повела тебя не по пути уныния и отчаяния, а по пути совершенства.

— Я не жрец, чтобы вступать на путь совершенства! — воскликнул Роджер.

— Каждый умный человек — в чем-то жрец, — сказал декан. — Этим мы, люди, и отличаемся от жабоголовых орков. Подумай над моими словами, Роджер. А теперь ступай.

Роджер вышел из кабинета декана, его обступили друзься и стали расспрашивать.

— Не любит меня декан, — сказал им Роджер. — Не иначе, кто-то настучал ему про тот случай с дохлой крысой.

Курсант по имени Фредди хлопнул Роджера по плечу и воскликнул:

— Не печалься! Пойдем лучше, косяк забьем!

Они забили косяк, и Роджер окончательно убедился, что слова, произнесенные деканом, произнесены им только для того, чтобы поглумиться над нелюбимым курсантом. И последние дни в академии Роджер проводил не в учении, а в курении и разврате. И распределение направило его в Оркланд, пастухом орочьего стада.

Направляясь к месту распределения, он ожидал, что дела стада будут пребывать в беспорядке, но он не рассчитывал, что беспорядок будет таким. Старый пастух погиб в бою с эльфами, более ста дней орки паслись сами по себе и за это время распустились донельзя. Достаточно сказать, что каждый второй полубосс оказался полукровкой, Роджер их всех казнил первым делом. Похоже, они готовили мятеж — в стаде нашлось множество младенцев и даже подрощенных детей, не имеющих установленных законом татуировок. Роджер казнил всех этих детей вместе с их матерями. После этого какой-никакой порядок стал поддерживаться.

Первое время Роджер честно старался привести стадо к процветанию. Но все попытки упирались в тупое сопротивление полубоссов и простых орков. Нет, они не пытались возражать пастуху, от этого Роджер быстро их отучил. Они просто не понимали, чего он от них хочет. Что бы Роджер ни приказывал своим оркам, они все путали, перевирали и делали неправильно. Только если Роджер вдруг ошибался и приказывал какую-то глупость, ее исполняли точно и беспрекословно. Все чаще Роджером овладевало постыдное желание устраниться от дел, предоставить стадо самому себе и пусть будет что будет. И в какой-то момент он вдруг понял, что он уже устранился от всех дел.

Жить стало легче. Он стал курить коноплю вначале через день, затем ежедневно, курить опиум каждый сотый день, он увлекся развратом и достиг в этом деле больших высот. И, странное дело, стадо не вымерло и не разбежалось, орки продолжали жить своей убогой и презренной жизнью, и заезжие работорговцы говорили Роджеру, что он ведет дела даже лучше, чем предыдущий пастух. А раз так, зачем напрягать мозг и что-то придумывать? Скотина не нуждается в отличном уходе, она нуждается в удовлетворительном уходе, а все остальное — дурь и баловство.

Роджер привык к такой жизни, его чувство собственной важности, уязвленное неудачным распределением, вернулось к прежнему состоянию. Он даже начал радоваться тому, что пасет стадо в Оркланде. Кем бы он был, останься он в столице? Сопливым мальчишкой на побегушках, которым помыкают все кому не лень. А здесь он почти вождь, орки его почитают почти как бога. А если кто не почитает — стоит Роджеру пошевелить пальцем, и виновный понесет наказание, любое, вплоть до смертной казни. Чем не счастье?

Но сегодня это счастье разрушилось. Трехполосный столичный жрец разъяснил Роджеру, что он не вождь и не бог, а сопливый мальчишка, дерьмо под ногами настоящих рыцарей. И еще эльфы эти… Пастух орочьего стада несет реальную ответственность только в одном случае — когда эльфы устраивают набег. Роджер понимал, что без хорошего командира стадо не спасти, а он, Роджер — не хороший командир. В военном деле он такая же бестолковая жаба, как орки, которых он пасет. Он смутно помнил основные правила организации обороны загона, но он ясно понимал, что он не сумеет их применить должным образом, потому что управление воинами — не наука, а искусство, ему можно научиться только на практике, а практики у него не было. А он, дурак, радовался, что стадо откочевало в безопасное место, что мелкие отряды пучеглазых разбойников не тревожат орочий покой. И вот дорадовался, сразу сто эльфов идут по его душу.

Роджер взял с тумбочки трубку и кисет, и стал забивать очередной косяк. Будь что будет.

9

Подойдя к своему вигваму, Серый Суслик увидел, что его поджидает Ходящая Вокруг. Говорят, в молодости эта женщина была восхитительно красива, и из пяти мужей, обитавших в ее вигваме в разное время, четверо были полубоссами. За свою долгую жизнь Ходящая Вокруг родила девять детей, семеро из которых дожили до возраста зрелости. Очень достойная женщина.

— Здравствуй, почтенная мать, — поприветствовал ее Серый Суслик.

— И ты здравствуй, сынок, — отозвалась старушка. — Орки говорят, ты принес дурную весть.

— Верно говорят, — кивнул Серый Суслик. — Однако почему ты стоишь за дверью? Разве Шелковая Лоза не пригласила тебя в жилище?

— Шелковая Лоза пляшет для гостей доброго господина, — сказала Ходящая Вокруг. — Давай лучше я приглашу тебя в свое жилище. Ты грязен и голоден, а в твоем вигваме о тебе некому сейчас позаботиться.

— Благодарю тебя, почтенная мать, — сказал Серый Суслик. — Но сначала я должен позаботиться о своей лошади.

— В этом больше нет нужды, — сказала Ходящая Вокруг.

— Как?! — воскликнул Серый Суслик. — Она пала?!

— Нет, — улыбнулась Ходящая Вокруг. — Я поручила ее заботам сына моей дочери. Два Воробья уже сделал все необходимое.

— Благодарю тебя, почтенная мать, — сказал Серый Суслик и поклонился. — Я с удовольствием приму твое приглашение.

— Тогда пойдем, — сказала Ходящая Вокруг. И добавила, хихикнув: — Приятно с тобой поговорить, Серый Суслик, когда ты забываешь строить из себя дурачка.

— И с тобой приятно поговорить, почтенная мать, — отозвался Серый Суслик.

Серый Суслик был почти уверен, что Ходящая Вокруг — такая же полукровка, как и он. А она, он знал, думала про него то же самое. И когда они разговаривали наедине, они пренебрегали необходимостью запутывать свои мысли в одеяло нарочито неказистых слов. До тех пор, пока в кругу беседы не появлялся кто-то третий. Если, конечно, этот третий — не Два Воробья, от внука Ходящей Вокруг Серый Суслик почти не скрывался, он знал, что мальчик любит его и никогда не предаст.

Они подошли к вигваму Ходящей Вокруг. К коновязному колышку была привязана кобыла Серого Суслика, а внутри вигвама над очагом грелась вода для бани. Серый Суслик помылся, поужинал и когда он рыгнул, показывая, что наелся, Ходящая Вокруг попросила его:

— Расскажи мне про эльфов, которых ты видел в разведке.

— Я видел не эльфов, а только их следы, — сказал Серый Суслик. — Они идут не в ту сторону, восточнее, чем надо, но они идут не настолько неправильно, чтобы пройти мимо нашего загона. Полагаю, сейчас они уже нашли следы и уже догадываются, где мы живем. Завтрашней ночью они будут здесь.

— Как ты думаешь, те рыцари, что гостят у доброго господина Роджера Стентона, они хорошо разбираются в воинском деле? — спросила Ходящая Вокруг.

— Думаю, неплохо, — ответил Серый Суслик. — А жрец — еще лучше. Но они не станут помогать доброму господину. Они идут в Плохое Место.

— Вах! — воскликнула Ходящая Вокруг. — Но добрый господин Роджер Стентон совсем не умеет воевать, а назначенные им полубоссы — тем более. А много ли эльфов идет к нам?

— Много, — сказал Серый Суслик. — Примерно сто.

Ходящая Вокруг немного подумала и сказала:

— Сдается мне, оркам пора разбегаться по полям. Серый Суслик, ты сможешь отвести два десятка орков в безопасное место?

— Не смогу, — покачал головой Серый Суслик. — Добрый господин Роджер Стентон приказал мне сопровождать к Плохому Месту отца высокорожденных Питера Пейна. Впрочем…

В голове Серого Суслика забрезжила не вполне ясная, но весьма многообещающая мысль. Некоторое время он обдумывал ее, а затем обратился к мальчику, который все это время сидел рядом и прислушивался к разговору взрослых:

— Два Воробья, сейчас я дам тебе задание. Это будет твое первое самостоятельное задание.

— Чего? — переспросил Два Воробья.

— Твое задание, — повторил Серый Суслик. — Ты сядешь на лошадь, поскачешь и сделаешь задание. Один сделаешь задание.

— Один? — изумился Два Воробья. — Сделаю задание сам? Совсем один?

— Сам, — подтвердил Серый Суслик. — Совсем один. Слушай и запоминай.

— Если не запомнишь, я потом повторю, — сказала Ходящая Вокруг. — Я буду повторять столько, сколько надо. Пока он не запомнит все в точности.

— Спасибо, почтенная мать, — сказал Серый Суслик. — Так вот, задание. На рассвете ты оседлаешь лошадь и поскачешь к Красному Ручью, но не доедешь до него. Там есть три большие рощи, помнишь их?

— Три рощи у Красного Ручья, — повторил Два Воробья. — Да, помню.

— Ты поскачешь туда и проскачешь между двумя ближними рощами, не приближаясь ни к одной из них ближе, чем на пять полетов стрелы. Когда все три рощи будут равноудалены от тебя, ты остановишься и внимательно осмотришь их все. Издали осмотришь. Твоя лошадь будет стоять на месте, а ты будешь сидеть на лошади и смотреть по сторонам. Очень внимательно смотреть.

— Говори медленнее, учитель, — попросил Два Воробья. — Я не успеваю запоминать.

— Зато я успеваю, — сказала Ходящая Вокруг. — Продолжай, Серый Суслик, я прослежу, чтобы Два Воробья все запомнил. Что он должен увидеть в этих рощах?

— Эльфов, — сказал Серый Суслик. — Они остановятся на дневку в одной из них, а может, сразу в двух. Как только ты увидишь эльфов, ты громко закричишь и быстро-быстро поскачешь на восток. Если пройдет полчаса и ты никого не увидишь, ты все равно громко закричишь и быстро-быстро поскачешь на восток. Ты будешь часто оборачиваться и кричать. И ты будешь так делать до тех пор, пока три рощи не исчезнут за горизонтом. Тогда ты перестанешь гнать лошадь, дальше ты будешь ехать как обычно, переходя с рыси на шаг всякий раз, когда лошадь тебя попросит. Ты не будешь путать след. В полдень ты пообедаешь, и не будешь прятать следы привала.

— Но так же нельзя! — воскликнул Два Воробья. — Разведчик должен быть скрытным!

— Ты прав, обычно разведчик должен быть скрытным, — сказал Серый Суслик. — Но завтра особый случай. Повторяю: ты не должен путать след и скрывать следы своих остановок. Твой след должен быть ясно виден вскому, кто пожелает его протропить. Это понятно?

— Понятно, — сказал Два Воробья, он выглядел расстерянным.

— Понятно, — сказала Ходящая Вокруг, она выглядела воодушевленной.

Очевидно, уже поняла, что задумал Серый Суслик.

— Тогда я продолжу, — сказал Серый Суслик. — Вначале ты, Два Воробья, будешь двигаться на восток. А когда ты минуешь Лысую Гору, это случится вскоре после полудня, ты повернешь на юго-восток. На закате ты должен достичь Соловьиного Перелеска. Когда ты увидишь Соловьиный Перелесок, ты начнешь путать след и проявишь самое высокое искусство, на которое ты только способен. Ты выберешь место для ночлега по собственному разумению, но оно должно быть удалено и от леса, и от тропы, ведущей к Плохому Месту. Ты должен очень-очень хорошо спрятаться. Что бы ты ни увидел, ты не должен покидать укрытие, ты будешь сидеть тихо и наблюдать. Никто не должен тебя видеть у Соловьиного Перелеска, ни свои, ни чужие. Даже если ты увидишь меня, ты не должен выходить из укрытия. Понял?

— Не совсем, — сказал Два Воробья.

— Зато я поняла, — сказала Ходящая Вокруг. — Возвращайся к себе, Серый Суслик, и ложись спать. А я буду повторять задание, пока Два Воробья не запомнит его накрепко. Только один вопрос: когда Два Воробья может считать, что задание выполнено?

— Он поймет, — ответил Серый Суслик. — Он, конечно, не блещет умом и сообразительностью, но он все равно поймет. А если не поймет… да нет, точно поймет.

ГЛАВА ВТОРАЯ. ЭЛЬФЫ

1

Питер проснулся с первым солнечным лучом. Окно гостевых апартаментов выходило на восток, погода была ясная, а занавеску Питер специально не стал задергивать. По идее, Роджер должен был приказать какой-нибудь жабе разбудить гостей в положенное время, но полностью полагаться на пастуха-раздолбая Питер счел неразумным.

Правильно счел — будить гостей никто не собирался. Питер вышел в коридор, в нос ударило запахом бойни. Отвратительно. И что, спрашивается, древние находили в гладиаторских боях? Зрелище, конечно, забавное, особенно под коноплю, но не настолько, чтобы растрачивать на него жизни своих рабов. Это в Оркланде жизнь орка ничего не стоит, в цивилизованных землях дела обстоят совсем иначе. Ну да мы не в цивилизованных землях.

Коридор был пуст. Со стороны крыльца доносились орочьи голоса, Питер пошел в ту сторону. Когда он вышел в холл, орки перестали гомонить и дружно попадали на колени. Питер улыбнулся. Лучший способ заставить жаб тебя уважать — казнить нескольких. И чем более жестока казнь, тем сильнее будет уважение. А самая лучшая казнь из всех известных Питеру — заставить жаб убивать друг друга.

— Воду мне, быстро, — произнес Питер негромко, но внушительно. — Жду пять минут, потом начну убивать.

И вернулся в комнату.

Ему пришлось ждать не пять минут, а семь, он определил время по солнцу, на рассвете и закате это можно сделать очень точно. А потом в комнату ввалились две испуганные телки, одна тащила корыто и ушат, другая — две бадейки, одну с холодной водой и одну с горячей. Питер потрогал горячую воду и сказал:

— Недостаточно горячо.

Выдержал паузу и добавил:

— В следующий раз буду убивать.

И подумал про себя: «Эльфы тоже неплохо справятся».

Умылся, почистил зубы новомодной щеткой из свиной щетины, оделся и вышел из комнаты. Справил утренний туалет и пошел в пиршественную залу, завтракать. По дороге убедился, что подготовка к выходу идет полным ходом. Топорище Пополам орал и раздавал затрещины, даже не сразу заметил отца высокорожденных, а заметив, оборвал на полуслове гневную тираду, упал на колени и склонил голову. Питер благословил его следующими словами:

— Встань и продолжай хлопоты. Я тобой доволен.

Роджер Стентон к завтраку не вышел. Телка-подавальщица смущенно пояснила, что добрый господин курил всю ночь, а теперь изволит почивать. Питер решил не придавать значения нарушению этикета, не такое уж оно и существенное. А следующей ночью, когда в загон войдут эльфы, оно вообще потеряет всякое значение. Но наркотики забрать все-таки надо.

Питер позвал Топорище Пополам и повелел тому добыть три кисета местного опиума и три кисета гашиша. А заодно обеспечить наличие проводника, этого урода, как его зовут-то… Суслик какой-то там.

Подавальщица принесла завтрак — яичницу, бутерброды и чай. Чай оказался скверным, хлеб — тоже, но яичница и варено-копченая свинина были вполне съедобны.

— Приятного аппетита, святой отец, — сказал Хайрам, усаживаясь за стол.

— Приятного аппетита, ваше преосвященство, — поддакнул ему Шон.

Питер не стал отвечать с набитым ртом, он просто доброжелательно кивнул, дескать, и вам того же.

— Что-то ты грустный сегодня, Хайрам, — сказал Шон. — Не выспался?

Хайрам помотал головой и ответил:

— Нет, я нормально спал. Просто не люблю, когда сырым мясом воняет.

— Зря, — сказал Шон. — Такое зрелище пропустил! Мне особенно пятый поединок понравился, там та телка, которая с сиськами огромными, сошлась с такой тощенькой и рыженькой. Как она ей живот располосовала! Кишки наружу, брызжет во все стороны…

— Избавь нас от подробностей, — прервал его Питер. — Воспитанный рыцарь не должен обсуждать за едой, что и куда брызнуло из разрезанных кишок неповоротливой жабы.

— Примите мои искренние и смиренные извинения, — сказал Шон. — Могу заметить в свое оправдание, что у нас в академии и в полку…

— Ты не в академии и не в полку, — перебил его Питер. — Ты в экспедиции. Здесь я устанавливаю правила. И будь добр следовать им, если не хочешь испытать мой гнев.

— Да исполнится воля вашего преосвященства, — сказал Шон, перестал говорить и стал есть.

До конца завтрака никто не произнес больше ни слова.

Когда Питер вышел на крыльцо, он обнаружил, что караван почти готов к выходу. Орк-проводник стоял на коленях около крыльца (очевидно, упал на колени при виде Питера), другие орки заканчивали седлать и навьючивать лошадей. Питер осмотрел пять новых лошадей, которых выдал Роджер, нельзя сказать, что они были очень хорошие, но сойдут. Пожалуй, этим утром пастух избежит гнева столичного гостя. Незачем терять время на вразумление этого ничтожества, ему и так скоро предстоит испытать гнев эльфийских воинов. Пусть готовится.

— Выступаем! — повелел Питер. — Эй, дерево, труби поход!

Топорище Пополам протрубил. На площади поднялась суета. Орки торопливо занимали свои места, кто-то спешно подтягивал подпругу, кто-то поправлял седельные сумки, короче, обычная ежеутренняя походная суета. На крыльце балагана показались Шон и Хайрам, они торопливо дожевывали последние куски. Если бы Шон не стал говорить за столом о неподобающих вещах, Питер не стал бы их торопить, дал бы нормально поесть. Но сейчас он не считал нужным ждать рыцарей. Пусть считает это как бы наказанием, будет наука молодым раздолбаям.

Питер вскочил на лошадь и взмахнул рукой. Караван двинулся в путь. Проводник замешкался, не зная своего места, Питер бросил на него мимолетный взгляд и указал место рядом с собой, справа и на полкорпуса сзади.

Некоторое время они ехали молча. А потом, когда последнее возделанное поле осталось позади, Питер повернул голову к проводнику и сказал:

— Эй, жаба! Откуда, ты говоришь, придут эльфы?

Орк надулся, вытаращил глаза и перестал дышать, безуспешно пытаясь сформулировать внятный ответ. Не смог ничего вымолвить и просто указал пальцем. Хайрам засмеялся.

Питер восстановил в памяти карту этих мест, прикинул вероятный маршрут эльфийской армии и сказал:

— Сдается мне, ночью у нас могут быть гости. Это маловероятно, но не исключено.

Никто ему не возразил, и разговор снова увял сам собой.

Через какое-то время Шон и Хайрам стали переговариваться, вначале вполголоса, а затем, когда убедились, что предводитель не возражает — в полный голос.

— Ты зря не остался на гладиаторский бой, — говорил Шон Хайраму. — Это было очень занимательно. Воинского умения у этих жаб и в помине нет, но какая воля к победе! Это надо было видеть! Знаешь, мне приходилось резать эльфов и ножом и мечом, я знаю, что такое кровь и смерть. Я не раз стоял лицом к лицу с врагом, но такого я еще никогда не видел. Вот, например, в пятом поединке, одна телка, такая сисястая, располосовала другой весь живот от бока до бока… Эй, Хайрам, ты куда?

— Противно тебя слушать, — сказал Хайрам. — Если святой отец не возражает, я предпочел бы занять место в начале или в конце колонны.

— Шон, заткнись, — велел Питер. — Хайрам, тебе приходилось сражаться?

— Да, святой отец, — спокойно ответил Хайрам. — Я убил шесть эльфов, четырех в бою, двоих — пыткой. Я был взводным палачом.

— Врешь! — воскликнул Шон.

— Кажется, мне что-то послышалось, — сказал Хайрам.

— Шон, триста приседаний, — повелел Питер. — Это последнее предупреждение. Если не научишься управлять своим языком, я лично проверю, насколько искусен Хайрам в ремесле пытки. На тебе проверю.

Шон отъехал в сторону, спрыгнул с лошади и стал приседать. Питер не удостоил его взглядом.

— Интересный ты парень, — сказал Питер. — Ни в жизнь бы не подумал, что ты умеешь пытать.

Хайрам пожал плечами и сказал:

— Это просто работа, которую кто-то должен делать.

— Думаю, из тебя получится неплохой командир, — сказал Питер. — Если ты хорошо проявишь себя в Плохом Месте, я так и напишу в твоей характеристике — отличные командирские способности.

— Постараюсь не подвести вас, святой отец, — сказал Хайрам.

— Постараюсь? — переспросил Питер. — Ты как бы намекаешь, что не уверен в себе?

— Нет, — сказал Хайрам. — Я уверен, что сделаю все, что в моих силах. Но я не люблю давать опрометчивых обещаний. Кстати, святой отец… Позволено ли мне поинтересоваться, что именно ждет нас в конце похода?

Питер задумался. Он не хотел делиться секретами раньше времени, но они уже покинули обитаемые пределы Барнарда, в этих пустошах уже не от кого хранить тайны. Не от орков же безмозглых!

— Позволено, — сказал Питер. — Подожди только, пока Шон вернется. Я не хочу инструктировать каждого из вас по отдельности.

Вскоре их догнал Шон. Он тяжело дышал, а его лоб был потным. Но в седле он сидел уверенно, физическая подготовка отличная.

— Ты импульсивен и невоздержан, Шон, — сказал Питер. — Учись смирять свой характер, избегай необдуманных слов и дел. Другой вождь на моем месте не ограничился бы приседаниями.

— Смиренно приношу искренние извинения, святой отец, — сказал Шон. — Мне ведомы недостатки моего характера, я стараюсь исправиться, но…

— Ведомы? — переспросил Питер с деланным удивлением. — Тогда перечисли недопустимые действия, совершенные тобой вчера и сегодня.

Шон вздохнул и начал перечислять:

— Во-первых, мне не следовало убивать ту танцовщицу. Я хотел показать вашему преосвященству, как ловко владею мечом, но не подумал, что забрызгаю кровью вашу одежду, святой отец.

— Все верно, — сказал Питер. — Кстати, ты великолепно владеешь мечом, лучше, чем я. Возможно, я попрошу тебя дать мне несколько уроков.

Орк-проводник вдруг шумно вдохнул воздух и стал дергаться, как будто с ним случился приступ пляски святого Витта. Шон с размаху ударил орка по спине, тот закашлялся и перестал дергаться.

Хайрам рассмеялся и сказал:

— Сдается мне, этой жабе пора научиться держать рот закрытым.

Питер тоже рассмеялся и сказал:

— Много раз слышал, что в открытый рот может залететь насекомое, но никогда сам не видел. Эй, орк, кого ты проглотил — муху или бабочку?

Орк не ответил — он так сильно кашлял, что на глазах выступили слезы. Как бы не издох раньше времени…

— Эй, дерево! — обратился Питер к Топорищу Пополам. — Займись нашим проводником, помоги ему проблеваться. Мне не нужно, чтобы он издох прямо здесь.

Топорище Пополам покинул свое место во главе колонны и направился к проводнику. Питер не стал смотреть, как орк приводит в чувство другого орка. Питер сказал:

— Продолжай, Шон. Какие еще прегрешения ты допустил вчера и сегодня?

2

Топорище Пополам схватил кобылу Серого Суслика за повод и потянул в сторону. Серый Суслик трижды глубоко вдохнул и выдохнул, прислушался к своим чувствам и сказал:

— Все нормально, меня отпустило уже.

Топорище Пополам окинул Серого Суслика пристальным, оценивающим взглядом, и отпустил повод.

— Ты осторожнее, — сказал он. — Рот не разевай.

— А я и не разеваю, — резко сказал Серый Суслик и тут же подумал, что так говорить не стоило.

Топорище Пополам оглядел Серого Суслика еще пристальнее, помолчал некоторое время, а затем сказал:

— Рассказывай.

— Что рассказывать? — переспросил Серый Суслик.

— Всё, — сказал Топорище Пополам. — Только не надо мне втирать, что ты действительно подавился мухой.

Серый Суслик долго молчал. Он вспомнил изречение какого-то древнего философа, то ли первой, то ли второй эпохи. «Если не знаешь, что говорить — говори правду», учил тот философ. «А почему бы и нет?» подумал Серый Суслик и сказал:

— Добрый господин Шон убил мою женщину.

Топорище Пополам рассмеялся.

— Я гляжу, вы тут совсем расслабились, в этом вашем Оркланде, — сказал он. — Женщину убили, видите ли! Твою женщину! Ты бы еще женой ее назвал!

Серый Суслик вздохнул и ничего не ответил. Вслух он так не говорил, но в мыслях он действительно называл Шелковую Лозу своей женой. Он понимал, как это наивно — у орка не может быть жены, орк — не субъект правовых отношений, а говорящая скотина, но Серому Суслику нравилось притворяться, что их с Шелковой Лозой совместное хозяйство — не просто брачный союз, как у двух собак, а нечто большее. Это была как бы игра, дескать, я понимаю, что орк, но я не просто орк, а орк, играющий в человека. Понятно, что это полная ерунда, но жить с этой ерундой немного легче.

Нельзя сказать, что Серый Суслик так уж любил Шелковую Лозу. Она была очень красива, возможно, самая красивая в стаде, она была искусна в танце и в любви, но этим ее достоинства ограничивались. Шелковая Лоза была бесплодна, ей было более девяти тысяч дней отроду, она переспала со всеми достойными мужчнами стада, но так и не смогла забеременеть. Она невкусно готовила и дурно вела домашнее хозяйство. И еще она была неумна. Но она была добра, весела и обаятельна, Серый Суслик любил ее (да, все-таки любил!) и гордился тем, что из всех мужчин стада она выбрала его, слабого и некрасивого, а не могучего полубосса и не смазливого юношу.

А теперь рыцарь Шон ее убил. Без всяких причин, просто для забавы, похваляясь перед отцом высокорожденных своим воинским мастерством. Сказал ей «выпрямись и стой прямо», взмахнул мечом и рассек пополам от макушки до лона. Или четырьмя взмахами меча срубил руки и ноги, так, чтобы все пять частей тела упали на землю одновременно. Или заставил женщину вытянуть руку вперед и закрутил «ветряную мельницу», каждым взмахом отрубая от руки небольшой фрагмент. То же самое можно проделать не с рукой, а с ногой, но это по силам только великому мастеру фехтования. А еще бывает «сделать шаурму», «взрезать арбуз», много чего бывает… Неистощима фантазия высокорожденных, желающих показать друзьям свое воинское мастерство. А жизнь орка не стоит ничего, орк — не разумное существо, а бестолковая скотина. Только воля доброго господина может спасти орка от жестокой прихоти другого доброго господина. К сожалению, добрый господин Роджер Стентон лишен воли начисто.

Тем временем Топорище Пополам продолжал свою речь:

— Тоже мне, нашел повод убиваться! Телку замочили! Тьфу на тебя! Ты же разведчик, а разведчик — это воин! Так и держи себя как воин, а не как сопля! Воин не бежит от смерти, а стремится к ней, для воина каждый день — последний. Воин не привязывается ни к вещам, ни к друзьям, ни к самкам. Руками воина двигает Кали, а воля воина — воля Тора. Путь воина идет по лезвию меча или, там, топора, и нет на этом пути ни любви, ни привязанностей. Только мужская дружба, братство по оружию, и всё, нет больше ничего, кроме этого! Понял?

Серый Суслик молча кивнул, его лицо было застывшим и неподвижным.

— Ничего ты не понял… — вздохнул Топорище Пополам и пробормотал: — Каков господин, таково и стадо.

Кто-то кашлянул, Серый Суслик повернул голову и увидел, что сэр Хайрам отстал от отца высокорожденных, едет рядом с ними и прислушивается к разговору. Сейчас его лицо выражало недовольство.

Топорище Пополам бросил на сэра Хайрама настороженный взгляд, странно хмыкнул, пришпорил лошадь и направился к голове колонны. Сэр Хайрам немного помолчал, а затем спросил:

— А это правда, что орки в Оркланде живут семьями, как разумные люди?

Серый Суслик стал выстраивать слова в мысленную цепочку. Это было непросто.

— Орки живут по закону, добрый господин, — ответил он после долгой паузы. — По заповедям Иеговы и Никс.

Сэр Хайрам хихикнул.

— Кто бы сомневался, — сказал он. Немного подумал и добавил: — Ты можешь вести этот разговор свободно, без чинов. Клянусь честью, судьбой и посмертием, что никому не передам слов, что ты сейчас произнесешь — ни человеку, ни орку. А если нарушу я сию клятву, пусть отвернутся от меня Тор и Тина Минерва, пусть закроются перед моей душой врата Святого Петра и да низвергнусь я в Нифльхейм, где правит Калона. Сейчас я задаю вопросы не для того, чтобы восстановить справедливость, а только из научного интереса. Экспедиция закончится, наши пути разойдутся, и мне не будет дела до того, соблюдаешь ты заветы Иеговы и Никс или нет. Мне и сейчас нет дела до этого. Мне просто интересно. Итак, Серый Суслик, правда ли, что орки в Оркланде живут семьями?

— Правда, — ответил Серый Суслик.

— А ты храбрый, — сказал сэр Хайрам.

Некоторое время они молчали, затем Серый Суслик спросил:

— Дозволено ли мне осведомиться у доброго господина о цели нашего путешествия?

— Дозволено, — ответил сэр Хайрам. — Мы едем в Плохое Место. Да ты и сам это уже знаешь. Может, тебе интересно, что мы рассчитываем там найти?

— Именно так, добрый господин, — сказал Серый Суслик.

Сэр Хайрам рассмеялся и сказал:

— Ты ничего не поймешь в моем рассказе, орк. Разве тебе ведомо, кто такой Джулиус Каэссар?

Серый Суслик вздрогнул. Сэр Хайрам покосился на него с интересом.

— Неужели ведомо? И кто это такой, по-твоему?

— Так звали одного Самого Доброго Господина, — ответил Серый Суслик. — Он был последним Самым Добрым Господином второй эпохи. Еще его звали Резвый Индюк. Он — предок всех людей и всех орков. Его матерью была Тина Минерва, а отцом — Джизес Крайст, также известный под именем Найенесгани. Резвый Индюк родился на третьем небе, называемом Асгард…

Серый Суслик был вынужден прервать свою речь, потому что сэр Хайрам начал оглушительно хохотать. На его смех обернулся отец высокорожденных, и сэр Хайрам перестал хохотать.

— Какие вы, орки, тупые и невежественные! — воскликнул он и пришпорил лошадь.

Серый Суслик тоже пришпорил лошадь — дорога скоро повернет, разведчику пора занять место в голове колонны. Проезжая мимо высокорожденных, он услышал, как они смеялись, а сэр Шон повторял:

— Ну, тупые, ох, тупые…

Серый Суслик боялся, что отец высокорожденных потребует рассказать всю легенду от начала до конца, и тогда Серый Суслик неминуемо разоблачит себя. Потому что он придумал эту легенду только что, потому что на вопрос сэра Хайрама надо было как-то ответить, а говорить правду было нельзя. Потому что тупой и невежественный орк не мог знать эту правду, ее может знать только тот, кто умеет читать книги. А признаться, что умеешь читать… Проще ножом заколоться, не так болезненно.

Однако Никс милостива. Серый Суслик обгнал высокорожденных, и его не окликнули. Он поравнялся с Топорищем Пополам и сказал:

— Огибаем вон тот холм, дальше держим направление на высокую акацию, ее пока еще не видно.

Топорище Пополам молча кивнул. Оглядел Серого Суслика оценивающим взглядом и констатировал:

— Оклемался.

— Оклемался, — кивнул Серый Суслик. Помолчал и добавил: — Спасибо тебе.

— За что? — удивился Топорище Пополам.

— Что вразумил, — объяснил Серый Суслик.

Топорище Пополам безразлично махнул рукой, дескать, ерунда это, не стоит благодарности. А потом вдруг сказал:

— Ты, главное, слишком умным не будь. Будь умным в меру. Знаешь, что Святой Петр по этому поводу говорил?

— Это Святой Павел говорил, — уточнил Серый Суслик.

— Не будь слишком умным, — повторил Топорище Пополам. — Не забывай, ты — тупая скотина. Что бы ни случилось — не забывай. Так и повторяй про себя: тупая скотина, тупая скотина. Понял?

Произнеся эти слова, он отъехал в сторону и остановил лошадь, обозревая строй каравана. Серый Суслик проехал мимо.

Надо же, этот здоровенный, зверообразный, устрашающий полубосс — полукровка! И как ловко маскируется! Раньше Серый Суслик считал себя отличным притворщиком, но только потому, что не был знаком с настоящим мастерством. Жаль, что Топорище Пополам не переживет сегодняшнюю ночь. Может, рассказать ему? Но тогда он расскажет всем остальным, и всё будет зря. Как он там говорил, воин стремится к смерти? Ну стремись, воин. Когда мы встретимся в чертогах Тора, я расскажу тебе, почему и зачем я так поступил. И ты признаешь, что у меня не было другого выхода.

3

Два Воробья покинул загон на рассвете. Он опасался, что его увидит какой-нибудь полубосс и заинтересуется, куда это мальчик собрался в одиночестве в такую рань. Но Никс была милостива, его никто не заметил — все полубоссы были заняты сборами экспедиции, которую возглавлял отец высокорожденных.

Путь к Красному Ручью был недолгим, солнце прошло менее половины пути от рассвета до полудня, когда Два Воробья достиг трех черных рощ. Он точно выполнил приказ — занял позицию, равноудаленную от всех трех рощ, остановил лошадь и стал осматриваться. Он изо всех сил вглядывался в переплетения черных стволов, стеблей и листьев, щурился и прикладывал руку ко лбу, чтобы не слепило солнце, смотрел так, что заболели глаза, но так и не смог разглядеть ничего подозрительного. Единственное, что его удивило — в западной роще совсем не каркали вороны. Но Серый Суслик ясно сказал, что надо вглядываться, а не вслушиваться, так что Два Воробья не придал птицам никакого значения.

Серый Суслик велел ждать полчаса, а потом скакать прочь, громко крича и часто оборачиваясь. Редкостно глупое задание. Если бы Два Воробья был не орком, а человеком, он, наверное, не стал бы его выполнять, потому что оно глупое. Но он орк, а орки выполняют приказы, не рассуждая. Редко-редко добрый господин позволяет орку рассуждать, но для этого орк должен или быть полубоссом, или владеть каким-нибудь особым навыком, например, быть первым разведчиком стада. Возможно, Два Воробья в будущем тоже станет первым разведчиком, и тогда…

Мысль мальчика оборвалась на середине. Он вдруг понял, что видит что-то необычное и, кажется, опасное, но никак не может понять, что именно видит. Что-то не так, но… Вот оно! С юго-западной стороны высокая трава шевелится не в такт порывам ветра… И с северо-западной стороны тоже… Как будто что-то незаметно подбирается к одинокому всаднику… Как будто?!

— Эльфы!! — заорал Два Воробья во всю глотку, ударил пятками в лошадиные бока и дернул повод, разворачивая лошадь.

Лошадь заржала, поднялась на дыбы, в воздухе что-то свистнуло, и в следующее мгновение лошадь рванула с места в галоп. К счастью, она мчалась в правильном направлении — на восток.

Слева в траве что-то зашевелилось, Два Воробья посмотрел туда и впервые в жизни увидел эльфа. Высокий, стройный, светловолосый, пучеглазый и лопоухий, он был одет в черную кожаную безрукавку, его красная рука раскручивала пращу, вот она закончила последний оборот, камень отправился в полет, Два Воробья понял, что бросок точен, попрощался с жизнью…

Бросок был неточен, камень ударил в подпругу, разминувшись с ногой мальчика на считанные миллиметры. Удар камня не причинил вреда ни лошади, ни наезднику. Наоборот, он принес пользу — лошадь помчалась еще быстрее, хотя секунду назад казалось, что быстрее уже некуда. Два Воробья пригнулся, не для того, чтобы затруднить стрелку попадание, а просто чтобы удержаться в седле. Мальчик что-то кричал, сам не понимая, что именно. Каждую секунду он ожидал, что сзади загрохочет гранатомет, или что под копытами лошади разорвется мина и прервет эту бешеную скачку. Он не знал, что такое гранатомет и что такое мина, он знал только одно — это очень страшно и безусловно смертельно.

Но Никс была милостива и благосклонна. Эльфы не стали применять тяжелое оружие. Два Воробья вырвался из эльфийской западни невредимым.

Он вспомнил, что Серый Суслик велел ему часто оборачиваться, и обернулся. Он не увидел ничего, кроме голой степи и трех черных рощ, в памяти всплыло древнее слово, которым добрый господин Роджер Стентон называл черные рощи — аборигенная растительность. Эльфов не было видно, можно подумать, что их там и не было, а ужасная пучеглазая морда просто привиделась испуганному мальчику.

Нет, не могла она привидеться! Поганая эльфийская харя до сих пор стояла перед глазами мальчика, и не важно было, куда и на что он смотрел. С самого детства Два Воробья знал, что эльфов называют пучеглазыми, но он никогда не думал, что они настолько пучеглазы. Эти страшные белые буркалы в пол-лица — в них было что-то рыбье и одновременно разумное. Рыбий бесчувственный разум, ненависть, злоба и сожаление, что пища уходит. Хотя нет, эльфы не едят человекообразных, так поступают только орки и никто, кроме них.

В полдень Два Воробья достиг Лысой Горы. Он вспомнил, что не должен был путать свой след. Обернулся и увидел, что след виден ясно и отчетливо, не нужно быть следопытом, чтобы понять, что здесь недавно проехал одинокий всадник. В точности так, как приказывал Серый Суслик, но не потому, что Два Воробья правильно выполнил приказ, а потому, что он забыл не только приказ учителя, но и вообще все, чему тот его учил. Но в итоге все получилось как надо. Не иначе, Никс опять помогает.

Два Воробья спешился, отпустил лошадь попастись, а сам стал обедать. Он не хотел есть, кусок не лез в горло, но учитель приказал обедать на Лысой Горе, и этот приказ нужно выполнить, не вдумываясь в то, с какой целью он отдан и зачем его следует выполнять. Два Воробья и так уже сделал много неправильного: мало кричал, редко оборачивался, лошадь пустил шагом не когда велел учитель, а гораздо позже…

Пообедав, Два Воробья продолжил путь. Он двигался на юго-восток, к Соловьиному Перелеску. Когда он оборачивался, он видел примятую траву, сбитые метелки, широко разлетевшуюся с них пыльцу и все прочие приметы, ясно говорящие наметанному взгляду, что здесь проскакал всадник. Это точно соответствовало приказу учителя, а значит, было хорошо.

Два Воробья достиг Соловьиного Перелеска за три часа до заката. Теперь ему предстояло самое трудное — запутать след, проявив самое высокое искусство из того, чему его научил Серый Суслик. Это было непросто, но Два Воробья справился. Только один человекообразный сможет теперь его найти — сам Серый Суслик. Потому что Два Воробья применил тайное знание, которым во всем подсолнечном мире владеют только два орка — Серый Суслик и его юный ученик.

4

Орк-проводник остановил лошадь, обернулся и стал кряхтеть и гримасничать, как всегда делал перед тем, как сказать что-нибудь сложное. Питер решил не ждать, пока бестолковая жаба облечет мысль в слова.

— Место для ночлега? — спросил Питер.

Орк облегченно кивнул.

— Для ночлега, — подтвердил он. — Здесь. Хорошее место.

— Не очень хорошее место, — подал голос Шон. — Низина, трава высокая, с одной стороны вода, с другой — каменные осыпи. И еще сто эльфов шарится неподалеку.

— Вода, — сказал орк. — Вода последняя. Больше не будет. До Плохого Места воды не будет ничуть. Отсутствовать вода будет.

— Отсутствовать вода будет — это нехорошо, — задумчиво проговорил Питер.

Немного подумал и принял решение:

— Ночуем здесь. А чтобы эльфы не подкрались — будем наблюдать. До полуночи наблюдает Шон, после полуночи Хайрам.

— Есть наблюдать, — буркнул Шон и полез за пазуху за очками.

Если бы в экспедиции не было очков, Питер не рискнул бы заночевать в таком месте. Шон прав — сто эльфов легко превратят этот лагерь в западню, из которой никому не вырваться живым. Но у путешественников есть очки, три пары, по одной на каждого высокорожденного.

«Очки» — это вульгарное название, в официальных документах эта штука называется «Универсальный прибор наблюдения со встроенным биодетектором». Ценнейшая вещь, один из немногих артефактов второй эпохи, сохранивших свою силу после миллиона дней межвременья. Сейчас на весь Барнард приходится не более ста пар работающих очков, а в конце второй эпохи такую штуковину имел каждый воин, она входила в стандартный набор воинского снаряжения. Хорошо, что Питер сумел убедить его святейшество предоставить им эти артефакты. Возможно, ночью они спасут жизни всем людям, оркам и лошадям. Впрочем, до этого вряд ли дойдет — эльфы не дураки, чтобы гнаться за двумя десятками конных человекообразных, их цель — загон.

— Ваше преосвященство! — позвал Шон. — Осмелюсь доложить, вижу нечто странное. Вон в тех черных кустах, там такое болотце маленькое чуть дальше…

Питер посмотрел в указанном направлении, вначале невооруженным взглядом. Ничего особенного, кусты как кусты. Обычная аборигенная растительность с черными листьями, растет у воды, во влажном грунте, как ей и положено по заветам Калоны. Никакого подозрительного шевеления, обычные кусты.

Питер надел очки. Краски стали тусклыми, а голова лошади, попавшая в поле зрения, засветилась изнутри красивыми переливчатыми разводами. Биодетектор работает, все в порядке. Питер перевел взгляд на далекие черные кусты и присвистнул.

— Когда первый эльф взгромоздится в седло, не простоять Барнарду тысячи дней, — сказал Хайрам. — Не помните, святой отец, кто это сказал?

— Здравый смысл, — ответил Питер. — А кто из древних философов — не помню.

Может, обман зрения? Да какой там обман… Биодетектор не обманешь. Вот черные кусты, вот лошадь, а вот эльф. Лошадь мирно пасется на черной траве, и нет ей никакого дела, что она жрет органику с чужим генокодом. А эльф, кажется, дрыхнет. Хотя нет, не дрыхнет, пошевелился только что. Люди наблюдают за эльфом, а эльф наблюдает за людьми, вот только эльф не знает, что за ним наблюдают. Пока не знает.

— Отставить пялиться, — скомандовал Питер. — Отворачиваемся и занимаемся своими делами. Шон, посматривай туда, но бегло и как бы невзначай. Не дай Минерва, догадается беложопый, что такое очки…

— Надо его брать, — сказал Шон. — Ускачет и поминай, как звали.

— Орков всех положим, — сказал Хайрам. — Его в этих кустах без очков никак не разглядеть. А для него все орки как на ладони, перестреляет, как уток.

— А если подпалить? — предложил Шон.

Питер саркастически хмыкнул, но ничего не стал говорить. Вообще-то, ему и хмыкать не стоило, на военном совете младшие говорят, а старшие молчат, чтобы не спугнуть креативность младших.

— Ага, подпалить, — сказал Хайрам. — Кусты у самой воды растут, так ты их и подпалишь. Перестреляет он всех.

— Значит, живым нам его не взять, — сказал Шон. — Святой отец, разрешите обратиться! Там, в большом опечатанном свертке, там ведь эльфийский гранатомет внутри?

— Гранатомет, — подтвердил Питер. — Но граната термобарическая. Знаешь, что это такое?

— Знаю, — кивнул Шон. — Сам не видел, но читал о таких. Плохо, что термобарическая. В лучшем случае два скелета найдем, эльфийский и лошадиный, да и то сомнительно. Никакой информации не получить.

— Знаете, что меня удивляет? — спросил Хайрам. — Что там вообще делает этот эльф? Кто он — разведчик, гонец, командир?

— Ну уж никак не разведчик, — ответил ему Шон. — Что ему разведывать тут? Сколько ночей эльфийская армия в пути? Три ночи, самое меньшее. За это время конный разведчик уже давно обнаружил бы стадо Стентона. И вообще, откуда и куда он мог идти, если он остановился на дневку именно здесь? На восток отсюда одна дорога ведет — в Плохое Место. Если верить карте, по обе стороны от нее сплошные осыпи, верхом не проехать. А если он вдоль ручья ехал, с севера на юг… а зачем?

— Тогда выходит, гонец, — сказал Хайрам. — На карте этого нет, там белое пятно, но я не исключаю, что если от Плохого Места ехать дальше на восток, за пару дней можно достичь Дырявых Гор. С водой могут быть проблемы, но могут и не быть. Если знать местность, родники…

— Вот-вот! — воскликнул Шон. — Он едет на доклад эльфийскому верховному вождю или как он там у них называется, что армия нашла большое стадо, будет знатная добыча и все такое.

— Не такое уж большое стадо у Стентона, — возразил Хайрам. — Стадо как стадо. Будь я вождем той армии, я бы не стал никому докладывать о такой ерунде. А тем более отправлять всадника. И вообще, зачем отправлять с армией одного всадника? Эльфы ведь не дураки, это не орки. Эльфы понимают, что такое конница, они понимают, что один всадник в поле не воин. Допустим, некий эльфийский вождь узнал, что кто-то из его воинов научился держаться в седле и ухаживать за лошадью. Неужели этого эльфа сделают простым гонцом? Ни за что! Один конный эльф — ничто, а конная сотня — уже сила. А перед конной тысячей не устоит весь Барнард.

— Ну, не знаю, — сказал Шон. — Ваше преосвященство, позвольте осведомиться, а вы что думаете?

— Я ничего не думаю, — сказал Питер. — Я уже подумал. И я понял только одно.

Питер сделал многозначительную паузу.

— Что вы поняли, святой отец, разрешите узнать? — спросил Хайрам.

— Я понял, что ничего не понимаю, — сказал Питер. — Вы оба говорите правильные вещи, ваши аргументы разумны и уместны. Задача не имеет решения.

— Или мы его не видим, — уточнил Хайрам.

— Или не видим, — согласился Питер. — Знаете, что сделал Александр Великий, когда не смог понять, как развязать узел? Эй, дерево!

— Слушаю и повинуюсь, повелитель, — отозвался Топорище Пополам.

— Тащи сюда маленький опечатанный сверток, — приказал Питер.

Через пару минут он держал сверток в руках. Сломал печать, распутал веревки, развернул грубую холстину.

— Пистолет, — прокомментировал Шон.

— Скорее, пистолет-пулемет, — уточнил Хайрам.

Питер улыбнулся и сказал:

— Берите выше. Это бластер.

— Ого! — воскликнул Шон. — Я и не знал, что такие артефакты еще сохранились.

— Ты до сих пор этого не знаешь, — сказал Питер. — Ты его не видел. Ты, Хайрам, тоже не видел.

Питер сдвинул предохранитель и поднял ствол на уровень глаз. В очках появился крестик прицела, он мелко подрагивал, отслеживая колебания ствола. Питер совместил крестик с едва различимым силуэтом лежащего орка, силуэт изменил цвет и перестал пульсировать — цель захвачена.

— Отец высокорожденных! — внезапно вскрикнул орк-проводник.

Питер вернул предохранитель в исходное положение и опустил бластер. Поднял очки на лоб и посмотрел на орка.

— Чего орешь, жаба? — спросил Питер.

Орк гримасничал и дергал руками, мучительно пытаясь родить какую-то длинную фразу.

— Быстрее, жаба, — сказал Питер. — Меня не радует смотреть на твои судороги.

— Черная трава, — начал говорить орк. — Лошадь ест. Лошадь есть обучаема есть черную траву. Я умею. Я научился. Два Воробья умеет. Я научил. Ученик мой юный умеет. Нет, лошадь его умеет, ученик не умеет черную траву есть, а лошадь умеет. Лошадь не боится черной травы. Если научить — не боится. Я умею учить.

— Не понял, — сказал Питер. — Ты хочешь сказать, что научил какую-то лошадь не бояться аборигенной растительности?

Орк быстро-быстро закивал головой.

— Да, научил, — сказал он. — Любую лошадь научил. Особая педагогическая методика, владею я ею. Инновация такая. Сам разработал.

Некоторое время Питер молчал и думал. А кода понял, в чем дело, расхохотался.

— Да ты, парень, не жаба, — сказал он, отсмеявшись. — Ты, парень, полукровка! Ловок ты, однако, придуриваться!

— Я не полукровка, — заявил орк. — Полукровка нельзя. Полукровку экстерминируют. Меня нельзя экстерминировать.

— Второй раз попалился, — констатировал Питер. — На самом деле в третий, но первый раз не считается, я его сразу не заметил. Ты не просто полукровка, а грамотный полукровка! Книги читать умеешь. Ты скрываешь свой разум не так, как обычные полукровки, а по-другому, более умно. Ты не просто тупую скотину изображаешь, а тупую скотину, которая сама себя считает очень умной. Вставляешь книжные слова в свои косноязычные речи, люди от этого веселятся и не принимают тебя всерьез. Но иногда ты забываешься и произносишь слова, которые нельзя услышать в устной речи, их можно только в книгах прочесть. Я даже догадываюсь, какую книгу ты читал. «История древних эпох», учебник для средней школы, правильно?

— Я ничего не читал! — воскликнул орк. — Повелитель высокорожденных, я не умею читать!

— Конечно, не умеешь, — сказал Питер, ласково улыбаясь. — Так мы тебе и поверили. Поклянись именем Никс.

— Чего? — переспросил орк.

— Поклянись именем Никс, — повторил Питер. — Что ты не полукровка и что неграмотен.

Дальнейшее произошло очень быстро. Орк сделал неуловимое движение рукой, в воздухе что-то промелькнуло, Топорище Пополам рванул лошадь вперед, взмахнул топором…

— Отставить! — заорал Питер во всю глотку. — Проводник мне нужен живым!

Топор опустился, проводник сдавленно охнул и выпал из седла. Питер с удивлением обнаружил, что держит перед собой бластер, уже снятый с предохранителя и направленный туда, где только что находилась голова полукровки, а теперь находится широкая спина Топорища Пополам. Хорошо, что на спусковую кнопку не успел нажать, бластер, говорят, на короткой дистанции опаснее для стрелка, чем для противника.

Питер опусти бластер и спросил:

— Дерево, ты оглохло?

Его голос звучал спокойно и рассудительно, так мог бы говорить Смерть, если бы он был не достоверно определенным мифическим персонажем, а реальным богом.

Топорище Пополам обернулся и быстро сказал:

— Никак нет, повелитель. Обухом в грудину, осмелюсь доложить, отец высокорожденных.

Лошадь, на которой только что сидел орк-проводник, опустила голову и стала пастись, показывая всем видом, что внутренние разборки человекообразных ее не интересуют. Питер увидел, что проводник лежит на боку и корчится, но крови на нем нет. Похоже, Топорище Пополам сказал правду.

— Хорошее дерево, — сказал Питер.

Обернулся, увидел Шона и вздрогнул. Правая щека рыцаря была взрезана до кости, лицо, руки и куртка были густо залиты кровью. Хайрам держал в руках индивидуальный перевязочный пакет и никак не мог решить, как его приладить к голове раненого, с какой стороны начать накладывать повязку.

— Дерево, помоги ему! — приказал Питер.

Спрыгнул с лошади, подошел к лежащему полукровке, обнажил меч. Полукровка перестал дергаться, сделал вид, что потерял сознание. Питер отступил на шаг и стал говорить:

— Слушай внимательно, как тебя там… Суслик. Если хочешь жить дальше, ты ответишь на кое-какие вопросы. Не ответишь — будешь умирать долго и мучительно.

Орк открыл глаза и сказал:

— Мне все равно как умирать. Смерть — лишь мгновение, а посмертия я не боюсь. Никс знает правду.

Он говорил легко и свободно, совсем не так, как раньше, когда изображал тупую жабу. Как настоящий человек говорил. Да он и есть настоящий человек, понял вдруг Питер. Вряд ли в его жилах течет больше одной четверти орочьей крови. Человек с зеленой жабой на челе и ланитах.

— Зачем ты метнул нож в Шона? — спросил Питер.

Питер не рассчитывал получить ответ, но полукровка спокойно сказал:

— Он убил мою жену.

— Жену, — повторил Питер и хихикнул. — Распустились вы тут в Оркланде… Погоди! Та танцовщица — ты с ней жил? У вас есть дети?

— Детей у нас нет, — сказал полукровка. — Шелковая Лоза была бесплодна.

— Жаль, — сказал Питер. — Значит так, Суслик, слушай меня внимательно. И ты, дерево, тоже слушай, в свидетели тебя призываю, пока рыцари заняты. Я, дьякон Питер Пейн, клянусь именем Никс, именем Альберта Эйнштейна и именем Тины Минервы, и да ввергнут они мою душу в Нифльхейм, ежели нарушу я сию клятву. Клянусь я в следующем. Не казнить и не пытать сего полукровку, что передо мною лежит, не причинять ему вреда, заботиться о нем и оберегать его, как если бы он был подчиненным мне рыцарем. Действует сия клятва до завершения экспедиции в Плохое Место, как бы сия экспедиция ни завершилась. Потом означенный полукровка будет отпущен живым и невредимым на все четыре стороны. Условия сей клятвы таковы. Первое. Означенный полукровка повинуется мне так, как если бы был подчиненным мне рыцарем. Второе. Означенный полукровка оказывает экспедиции всю возможную помощь словом и делом, и не препятствует ее целям ни действием, ни бездействием. И честно отвечает на любые мои вопросы, ничего не скрывая. Третье. Означенный полукровка не причиняет вреда никому из участников экспедиции, включая оскорбившего его рыцаря Шона. Четвертое. Означенный полукровка приносит симметричную клятву немедленно. Таковы мои слова и да будут они услышены и восприняты вышеупомянутыми богами!

— Я свидетельствую, — сказал Топорище Пополам.

Лицо его выглядело удивленным, но не отупевшим, наоборот, на нем отражалась напряженная работа мысли. «А может, мое дерево — тоже полукровка?» подумал Питер и хихикнул, подивившись тому, сколь бредовые мысли иногда приходят в голову.

— У меня есть дополнительные условия, — сказал проводник. — Пятое. Когда экспедиция завершится, чем бы она ни завершилась, дьякон Питер Пейн будет удерживать рыцаря Шона от мести до тех пор, пока полукровка Серый Суслик не покинет ихз поле зрения, и еще один час сверх того. При этом экспедиция должна завершиться не западнее этого места.

— Согласен, — сказал Питер.

— Шестое, — продолжал Серый Суслик. — Дьякон Питер Пейн выдаст означенному Серому Суслику похвальную грамоту, заверенную личной подписью и печатью. Немедленно выдаст.

Питер рассмеялся.

— Тебе палец в рот не клади, — сказал он. — Суслик, я восхищен твоей наглостью. Колянусь именем Никс, если бы я мог смыть твои татуировки, я бы немедленно смыл их и взял бы тебя помощником!

— Так ты принимаешь мои условия, дьякон? — спросил Серый Суслик.

— Принимаю, — сказал Питер. — Только называй меня впредь «святой отец» или «сэр Питер».

— Хорошо, сэр Питер, — сказал Серый Суслик.

Питер произнес дополнения к клятве, Топорище Пополам их засвидетельствовал. Затем Серый Суслик произнес свою клятву, очень четко произнес, ни разу не ошибся и не запутался. Топорище Пополам засвидетельствовал и эти слова. Питер достал блокнот, написал похвальную грамоту, заверил подписью и печатью, вырвал лист и вручил Серому Суслику. Покончив с этими делами, Питер обернулся и увидел, что Хайрам закончил перевязывать Шона и теперь рыцари наблюдают за происходящим. Рыцари были сильно удивлены и от этого казались глупыми, куда глупее, чем проводник-полукровка.

— Слышали? — обратился к ним Питер.

— Слышали, — ответил Хайрам.

Шон ничего не ответил, просто кивнул. Его глаза, выглядывавшие из щелей повязки, горели яростью и обидой.

— Шон, я не хочу, чтобы ты испортил мое посмертие, — сказал Питер. — Если ты не позволишь мне соблюсти клятву, я буду разочарован. Очень разочарован. Тебе понятно?

Шон кивнул еще раз.

— Вот и отлично, — сказал Питер.

Снова повернулся к Серому Суслику и спросил:

— Так, стало быть, в тех кустах прячется твой ученик?

— Да, — ответил Серый Суслик.

— А что он там делает, по-твоему? — спросил Питер.

Серый Суслик улыбнулся и сказал:

— Наводит эльфов на вашу экспедицию. Сами подумайте, сэр Питер, что я еще мог ему приказать?

— Не вашу экспедицию, а вашу экспедицию, — поправил проводника Питер. — Ты теперь тоже ее участник. А ты уверен, что там твой ученик, а не эльф-разведчик?

— Уверен, — ответил Серый Суслик.

— Тогда садись на лошадь, скачи туда и приведи этого ученика ко мне, — приказал Питер. — А если поскачешь прочь — натравлю Шона. Понял?

— Так точно, — кивнул Серый Суслик. — Разрешите выполнять?

— Выполняй, — разрешил Питер.

Высокорожденные проводили его взглядом. Хайрам сказал:

— Святой отец, вы действительно будете соблюдать эту клятву?

Питер ответил:

— Я не собираюсь рисковать посмертием из-за какого-то несчастного полукровки.

Он не стал говорить рыцарю, что считает все клятвы пустым звуком. Боги, конечно, существуют как абстрактные сущности, ипостаси Великого Духа, но есть ли им дело до простых смертных — вопрос открытый. Последние исследования показывают, что гипотеза о том, что боги активно вмешиваются в дела человекообразных, несостоятельна с точностью до трех сигм. Но эти исследования засекречены, простым рыцарям незачем о них знать. И тем более незачем им знать, что никакого посмертия, скорее всего, не существует.

— Я все равно его убью, — сказал Шон.

— Да поможет тебе Кали, — сказал Питер. — Но ты приступишь к этому делу не раньше, чем через час после того, как я объявлю о завершении экспедиции, а Серый Суслик скроется за горизонтом. До тех пор полукровка Серый Суслик — твой брат по оружию, относись к нему соответственно.

Шон негодующе фыркнул и отвернулся. Питер не стал его ругать. Парень расстроен, взбешен и страдает от боли и унижения. Сейчас не самое лучшее время, чтобы вести с ним серьезные беседы.

— Я бы хотел поговорить с вами наедине, святой отец, — сказал Хайрам.

— Пойдем, поговорим, — сказал Питер.

Хайрам спешился, и они неспешным шагом направились в юго-восточном направлении, туда, где ровный луг постепенно переходил в каменистую осыпь.

— Начинай, Хайрам, — сказал Питер. — О чем ты хотел побеседовать?

— Мои слова могут показаться невежливыми, святой отец, — начал Хайрам. — Я понимаю, что не имею никаких прав спрашивать о мотивах поступков вашего преосвященства…

— Задавай вопросы и, возможно, я отвечу, — сказал Питер. — Не по обязанности, а по доброй воле. Спрашивай, не стесняйся.

— Святой отец, — сказал Хайрам. — Иногда мне кажется, что вам нет никакого дела до писаных законов.

— Ты неправ, Хайрам, — сказал Питер. — Я чту все законы, как писаные, так и неписаные. По следующим причинам. Во-первых, большинство законов разумны, нормальному человеку нарушать их незачем. Во-вторых, нарушение закона чаще всего влечет за собой суровое наказание. Один мой друг любит говорить: «Не знаешь, как поступить — поступай по закону». Какой-то древний философ вроде бы так говорил.

— То есть, вы допускаете для себя возможность преступить закон? — спросил Хайрам.

— Конечно, — кивнул Питер. — Если я уверен, что это будет правильно.

— Разве может преступление быть правильным? — удивился Хайрам. — Правильно — это и есть закон. Так по определению получается.

— Законы время от времени меняются, — сказал Питер. — Неправильное становится правильным, а правильное — неправильным. Тебе это не кажется странным?

Хайрам ничего не ответил, только пожал плечами.

— Я сам себе закон, — сказал Питер. — Я сам устанавливаю себе законы и правила. В основном они совпадают с законами и обычаями Барнарда, но кое в чем отличаются. А самый главный среди моих законов — закон здравого смысла. Он очень просто, он гласит: «Поступай разумно». Разберем для примера сегодняшнее происшествие. Допустим, я приказал бы убить этого проводника. Разумно ли это? Нет! Он бывал в Плохом Месте, он знает дорогу и все сюрпризы, которые могут нас ждать там. Он подходил вплотную к Плохому Месту, он видел, как оно убивает орков. Он окажет нам неоценимую помощь, особенно теперь, когда ему больше незачем притворяться дурачком. И когда он знает, что его судьба напрямую зависит от его старания.

— Но Шон…

— А что Шон? Шон — умелый воин, хороший рыцарь, талантливый и многообещающий, но необузданный в желаниях и излишне жестокий. Шону пора понять, что сдержанность и скромность не только украшают человека, но и упрощают жизнь. Не зря сказано: «Не твори зло, если можно не творить зло». Когда мы вернемся в Барнард, я заставлю Шона перечитать Откровение Шивы Разрушителя. Если он вообще его читал.

— Читал, — сказал Хайрам. — Оно входит в академическую программу закона божьего.

— Еще хуже, — сказал Питер. — Смотрит в книгу, видит фигу. Как ни крути, Шон нуждается в воспитании, и то, что я запретил ему мстить… Думаю, это скорее поможет, чем навредит.

— Вы называете это местью, святой отец? — удивился Хайрам. — Разве можно мстить полукровкам? Я всегда считал, что низкорожденным не мстят, их наказывают.

— Насколько я понимаю, по крови Серый Суслик скорее человек, чем полукровка, — сказал Питер. — Об этом свидетельствуют его речь и его поступки. Он мыслит как человек, планирует свои действия, предвидит последствия… Жаль, что орочью татуировку ничем не удалить.

— Иногда вы меня пугаете, святой отец, — сказал Хайрам.

— Такова моя работа, — сказал Питер и улыбнулся.

Хайрам немного помолчал и спросил:

— А то, что он пытался навести на нас эльфов? Вы его и за это простили?

— Думаю, он не пытался, а уже навел, — сказал Питер. — Такое существо, если что задумает — почти наверняка выполнит. Не тревожься, Хайрам, эльфы нам не страшны. Мне даже нравится, что придется с ними встретиться, я давно мечтал пострелять из бластера.

— Но он хотел убить нас руками эльфов! — воскликнул Хайрам. — Такие вещи нельзя прощать!

— Прощать можно всё, — возразил Питер. — «Нельзя прошать» — это слова слабого, сильному духом можно всё. Я прощаю Серого Суслика, я не собираюсь ни мстить ему, ни наказывать. Знаешь, почему?

— Почему? — спросил Хайрам.

— Потому что, будь я не высокорожденным дьяконом, а презираемым и гонимым полукровкой, я поступил бы точь в точь, как он.

Хайрам вздрогнул, его глаза осветились ужасом.

— Вы иногда такое говорите, святой отец, — пробормотал он. — Представить себя гонимым полукровкой…

— Не бойся думать о страшном, Хайрам, — посоветовал Питер. — Отринь запреты в своих мыслях, и ты обретешь свободу разума. Истинной силой духа наделяется только свободный разум, об этом не принято говорить, но это так. Подумай над моими словами, Хайрам.

— Я подумаю, святой отец, — сказал Хайрам, склонив голову. — Благодарю ваше преосвященство за полезную лекцию.

— Благодарность принимается, — улыбнулся Питер. — Изыди, благословенный. Хотя нет, погоди, вместе пойдем. Наш полукровка возвращается, вместе с орчонком. Не соврал, значит, засранец.

5

— Два Воробья, выходи! — крикнул Серый Суслик.

Два Воробья не знал, что ему делать. Вчера учитель ясно говорил, что мальчик не должен выходить из укрытия, что бы ни случилось. Но входит ли в это «что бы ни случилось» то, что сам учитель лично отменяет собственный приказ? У воинов предыдущий приказ отменяется последующим, но Два Воробья не воин, а разведчик. Распространяется ли закон воинов на разведчика? Два Воробья размышлял, а учитель продолжал кричать:

— Выходи, жабоголовый трус! Ты прячешься в этих кустах, я знаю!

Два Воробья принял решение. Свистнул особым образом, подзывая лошадь, и вышел на свет божий, ведя лошадь за уздечку. Свет заходящего солнца ударил в глаза и заставил прищуриться, так всегда бывает, когда выбираешься из полумрака эльфийских кущ на открытое место. А в Черном Лесу, говорят, вообще не бывает дня, там всегда темно, как ночью.

— Прости, учитель, — сказал Два Воробья. — Я плохо прячусь.

— Ты хорошо прячешься, — возразил Серый Суслик. — Мне не в чем тебя упрекнуть. Скажи, ты выполнил мой приказ?

— Не совсем, — смутился Два Воробья. — Я забыл, что надо кричать и оборачиваться. Я испугался. Я видел эльфа, он метнул камень в меня.

Серый Суслик вздрогнул. Внимательно осмотрел мальчика и спросил:

— Куда ты ранен?

— Никуда, — ответил Серый Суслик. — В подпругу камень угодил.

— Повезло, — сказал учитель. — Но след-то ты хороший оставил?

— Я забыл, — снова смутился Два Воробья. — Испугался. Я не оставлял хороший след, он сам такой получился.

Пока Два Воробья говорил все это, лицо учителя становилось все более грустным, но когда мальчик произнес последние слова, Серый Суслик рассмеялся.

— Ты меня так до мангала доведешь! — воскликнул он. — Ты молодец, Два Воробья, отличный разведчик, я тобой горжусь!

— Спасибо, учитель, за похвалу, — сказал Два Воробья.

Они сели на лошадей и поехали к лагерю высокорожденных. Два Воробья заметил, что у рыцаря Шона забинтована голова.

— Что случилось с добрым господином Шоном? — спросил Два Воробья.

— Слизень он чернолесный, а не добрый господин, — ответил Серый Суслик. — Это я ему ножом засветил. Жаль, в горло не попал.

Два Воробья заглянул учителю в глаза, тот смотрел серьезнл. Иногда учитель так странно шутит… Как человек…

— Я не шучу, — сказал Серый Суслик. — Так все и было. Дьякон догадался, что я полукровка, я решил, что меня будут убивать, и попытался убить Шона за то, что он убил мою жену.

— Шелковая Лоза тебе не жена, — поправил Два Воробья учителя. — У нас, орков, жен не бывает.

И тут до него дошло.

— Ты полукровка?! — воскликнул он.

— Ага, — сказал учитель. — Скорее даже, тричетвертикровка, если не больше. Мой отец был человеком, да и в матери человеческой крови, думаю, текло немало.

— Тебя убьют, — сказал Два Воробья и заплакал.

— Может быть, — учитель пожал плечами. — Но не сейчас. Дьякон поклялся именами трех богов, что не тронет меня до конца экспедиции, а потом отпустит на все четыре стороны. Видать, сильно я ему нужен. Знать бы только, зачем…

Два Воробья перестал плакать и сказал:

— Отец высокорожденных Питер Пейн очень добр.

— Нет, — покачал головой учитель. — Питер Пейн — самый злой человекообразный из всех, кого я знал. Но я ему нужен живым. Пока нужен.

6

Эльфы явились ровно в полночь, как раз во время смены караула. Шон в последний раз оглядел горизонт, не увидел ничего подозрительного и пошел будить Хайрама. Минуту-другую Хайрам зевал и потягивался, а когда окончательно проснулся, он надел очки и воскликнул:

— Шон, ты ослеп?! Или у тебя очки сломались?

Эльфы спускались к ручью по склону холма. Они шли двумя колоннами, и еще сзади следовала третья группа, совсем небольшая, очевидно, вождь со свитой. Они двигались совершенно бесшумно, не как человекообразные из плоти и крови, а как невидимые тени, призрачные и бесплотные. Без очков ни за что не разглядеть, тем более что небо затянуло облаками, темно — хоть глаз выколи. Впрочем, и при ярком звездном свете эльфов трудно заметить.

Хайрам разбудил святого отца, тот оглядел поле боя, коротко и богохульно выругался (Хайрам вздрогнул от этих слов), и вытащил бластер. С вечера он держал оружие при себе, даже спал рядом с ним, обнимая древний артефакт, как женщину.

Первым побуждением Питера было немедленно открыть огонь. Какое прекрасное слово — открыть огонь! Снять все заслоны на пути смертоносного огня, открыть дорогу магическим молниям, обрушить на богомерзких выползней Черного Леса всю мощь гнева Шивы и Кали, многопрославленных божественных супругов. Увидеть, наконец, своими глазами, что такое стреляющий бластер. Ну, то есть, не совсем стреляющий, это неправильное слово, он не мечет стрелы, как арбалет, его более правильно называть огнеметающим оружием. Питер никогда не применял это оружие, даже на полигоне, потому что каждый выстрел стоит… Да нисколько он не стоит! Понятие «цена» к таким артефактам неприменимо, они бесценны. Только ради великой цели оправдано расходовать силу древних, и Плохое Место — одна из немногих достаточно великих целей. Возможно, последняя во всем Барнарде.

— Хайрам, Шон, внимание, — прошептал Питер. — У кого из вас был опыт полевых сражений?

— У меня был, — ответил Хайрам.

— У меня тоже был, — ответил Шон.

— Как думаешь, Хайрам, что эльфы будут сейчас делать? — спросил Питер.

— Войдут в ручей, — ответил Хайрам. — Одна колонна просочится мимо нас к осыпям, развернется в цепь, вторая развернется в цепь прямо вдоль ручья. Потом метнут одну гранату, а когда орки проснутся и начнут метаться — будут забрасывать их камнями из пращей, пока всех не перебьют. Потом зачистка.

— Логично, — сказал Питер. — Стало быть, наилучший момент уже настал. Отвернитесь, зажмурьтесь и закройте глаза руками.

— А как же вы, святой отец? — спросил Шон.

— Как-нибудь так, — ответил Питер. — Сам подумай, как я могу закрыть глаза, когда целюсь?

Он поднял бластер, снял с предохранителя, направил ствол на первую колонну, поколебался и перевел прицел на вторую. Первая колонна вплотную приблизилась к ручью, строй смешался, эльфы постепенно сбиваются в кучу, лучшей цели не придумаешь. Но гранатомет, если верить Хайраму, должен быть во второй колонне. Скорее всего, в таком большом подразделении гранатомет не один, но во второй колонне он точно есть, а в первой — это на усмотрение Тины Минервы. Поэтому лучше стрелять по второй колонне, а точнее, по гранатометчику.

Ага, вот он, гранатометчик! Крупный кряжистый эльф с массивным бревном за спиной никем другим быть не может. Интересно, очки сумеют захватить неживую цель? Сумели! Ну, да помогут нам Иегова Создатель, Шива Разрушитель, Тина Минерва, Кали Разгневанная, Тор Погонщик Козлов, Ктулху Неспящий и все прочие боги, на вас уповаю, боги, не подведите.

Питер нажал спусковую кнопку. Бластер дернулся, подпрыгнул и что-то выплюнул, издав невнятный хлюпающий звук. Долю секунды ничего не происходило, а затем…

Питер понял две вещи. Он успел бы зажмуриться, пока летит пулька. Но не успел. Глаза залило ослепительным бело-фиолетовым светом, он был настолько ярок, что воспринимался не как свет, а как боль. Зрение отказало мгновенно. Это не было беспросветной тьмой, какую обычно видят слепые, Питер что-то видел, но оно не имело никакого отношения к реальной действительности. Разводы какие-то непонятные, и больше ничего.

Никто не увидел, как миниатюрная пулька, изготовленная из неведомого вещества по неведомой технологии, ударила точно в торец эльфийского гранатомета, в крышку, под которой пряталась граната. Никто не увидел, как чудовищный электрический разряд за считанные микросекунды вздыбил волосы на голове эльфийского воина и спалил их дотла прямо на корню. Как одноразовая пластиковая труба гранатомета рассыпалась каплями и как все эти капли обратились в пар, не достигнув земли. Как огонь неведомой природы, повинуясь давно забытым законам, примерно за двадцать миллисекунд превратил здоровое и сильное эльфийское тело в нечто среднее между бурым углем и прогоревшим сланцем. Как вспыхнули травяные метелки, как прянул во все стороны огненный диск лугового пожара. Как мгновенно раскалившийся воздух изблевал сам себя ударной волной. Как покачнулись от нее боевые товарищи несчастного эльфа, который уже несколько миллисекунд был мертв. Покачнулись, но не упали, они не успели упасть, потому что граната, лишившаяся пластиковой оболочки, сдетонировала.

Эта граната не должна была быть термобарической. Капитан Джанлуиджи приказал сержанту Сванетти взять в бой трубу, заряженную осколочной гранатой, и сержант до последнего был уверен, что правильно выполнил приказ. Но он ошибся. В обычных условиях эта ошибка стоила бы ему десятка плетей, но сейчас она унесла жизни половины батальона.

Детонатор сработал, ему было все равно, откуда пришла искра — из встроенного пьезокристалла или из окружающего пространства, которое всё стало одной большой искрой. Молекулы тринитротолуола одна за другой рассыпались на более мелкие молекулы нитротолуола, кристаллическая решетка перестала существовать, твердое тело обратилось в газ, спрессованный чудовищным давлением. Оболочка гранаты разрушилась, и простые органические молекулы брызнули во все стороны, жадно поглощая энергию. Они достигли точки горения почти одновременно.

Ослепительный фиолетовый бутон распустился оранжевым цветком, куда менее ослепительным, но более смертоносным. В воздухе не осталось кислорода, его молекулы превратились кто в водяной пар, а кто в углекислый газ. Огненный смерч умертвил все живое в радиусе двадцати метров, зеленая трава рассыпалась серым пеплом, а чернозем стал сухой стекловидной коркой. Посреди заливного луга возникла проплешина в форме неправильного эллипса, по ее периметру пылала трава, языки пламени устремлялись к черному небу, но их никто не видел, потому что сохранившие зрение еще не успели открыть глаза, все произошло слишком быстро.

— Ничего не вижу, — сказал Хайрам. — Даже в очках ничего не могу разобрать.

Противоположный берег ручья превратился в ад, но не тот, где правит Калона, а тот, о котором проповедовал Джизес Крайст. Огненное кольцо, внутри которого царит даже не смерть, а полное опустошение, разрушение всего. А вокруг ослепленно суетятся призрачные фигурки, так похожие на дьяволов с древних икон… Как бы не разбежались они…

— Стреляйте, святой отец! — крикнул Хайрам. — Убегают же!

— Не вижу ничего! — рявкнул Питер.

— Дайте бластер!

— Нет!

Питер быстро спрятал оружие под плащ.

— Нет! — повторил Питер. — Пусть разбегаются.

Жрец-пилигрим третьего уровня выглядел потрясенным и растерянным. Можно было даже подумать, что ему стало жалко богомерзких беложопых ублюдков. Честно говоря, Хайраму их тоже было немного жалко, такой смерти они не заслужили. Какими бы ни были их преступления, прошлые и будущие.

— Они вернутся, — сказал Шон. — Будь я Самым Добрым Господином всего Эльфланда, я бы за это оружие отдал тысячу жизней, не колеблясь.

— Это точно, ты бы отдал, — зло сказал Питер. — Жизни-то не твои.

— Вы так говорите, святой отец… — произнес Шон и осекся, не закончив мысль.

— Я сам решаю, как мне говорить, — отрезал Питер. — А ты заткнись. Хайрам, принимай командование. Ничего не вижу, совсем ничего…

7

Эльфы пришли в полночь. Они рассчитывали скрытно подобраться к лагерю, и они бы это сделали, не будь у высокорожденных древних артефактов, называемыъ странным словом «очки». Бой был скоротечным, он закончился быстрее, чем Серый Суслик успел вскочить на ноги и продрать глаза. Вот земля мягко толкает его в бок, вот доносятся гулкие раскаты грома, вот Серый Суслик глядит на другой берег ручья, видит там неправильную окружность, образованную пылающей травой, и всё. Слышно, как ругаются высокорожденные — Шон требует, чтобы дьякон ему тоже разрешил пострелять, дьякон злобно отругивается. Кажется, он потрясен мощью оружия, которое только что держал в руках. Если, конечно, есть у него душа…

Потом началась бестолковая суета. Орки, наконец, сообразили, что чуть не произошло только что, и заголосили, и загомонили, дьякон позвал Топорище Пополам, которого он почему-то все время называет деревом, и повелел навести порядок. А потом повелел могучему орку (на самом деле полукровке, но этого никто не знает) ложиться спать не где попало, а бок о бок с отцом высокорожденных. Сэр Питер не объяснял, чем обсуловлен этот приказ, но Серый Суслик сам понял это из обрывков услышанных разговоров. Выстрел бластера, оказывается, сопровождается ослепительной вспышкой, вот дьякон и ослеп. А теперь он опасается, что Шон забудет присягу и сотворит что-нибудь необдуманное. А Шон может сотворить необдуманное, он по жизни злой и неумный, а сейчас вообще взбешен. И его можно понять — вначале орк-полукровка располосовал ему морду ножом, а командир отряда запретил мстить, а теперь еще командир доверил командование отрядом другому. Не попусти Никс, чтобы дьякон насовсем ослеп. Очень прошу тебя, Никс Милосердная, не попусти, на тебя уповаю. Он хоть и мерзавец неимоверный, но не пришло еще время расплаты, умоляю тебя, Никс, не пришло еще.

Наутро выяснилось, что молитва Серого Суслика была услышана. К дьякону вернулось зрение. Он снова принял командование и первым делом направил орков-воинов на другой берег, обследовать поле боя. Серый Суслик тоже попросился с ними, но дьякон не позволил.

Орки нашли на другом берегу четыре исправных гранатомета и два десятка обгорелых эльфийских трупов. Впрочем, число это было приблизительным и сильно заниженным, похоже, многие эльфы сгорели дотла. Серый Суслик внимательно изучил следы и пришел к выводу, что огонь уничтожил не меньше половины эльфийской армии. Жалко, что вождь ушел. А он точно ушел — никакого металла на поле боя не обнаружилось, а вожди-сотники без кольчуги в походы не ходят.

— Вернутся твари в силах великих, — пробормотал Шон.

Похоже, он цитировал какое-то древнее пророчество.

— Не каркай, — сказал ему дьякон.

Они выступили в поход через три часа после восхода. Поздновато, но в данном случае это несущественно. Среда — день длинный, вскоре после полудня экспедиция будет уже на месте.

— Опаньки, — сказал вдруг Хайрам.

Питер машинально сунул руку под плащ, прикоснулся к шершавой рукояти бластера, опомнился и вытащил руку обратно. При опасности надо не за бластер хвататься, а за меч или за лук. Потому что бластер — не оружие, а страх божий. Ночью Питер еще не вполне понимал это, а теперь понял окончательно — бластером скорее сам себя убьешь, чем врага. Перед тем, как на кнопку нажать, десять раз подумать надо. Именно так написано в древней книге со старомодным названием «Наставление по стрельбе из личного оружия». Но одно дело прочесть умные слова в умной книге, и совсем другое — осознать то же самое на собственном опыте.

— Что такое? — спросил Питер.

Ничего опасного вроде не наблюдалось.

— Вот, — Хайрам показал пальцем вправо и вниз.

— Это Чаша Гефеста, — пояснил Серый Суслик. — О ее происхождении повествует длинная история с неожиданным концом. Однажды Гефест Громовержец…

— Потом расскажешь, — прервал его Питер. — Хайрам, что тебя удивило?

— Текстура поверхности, — сказал Хайрам. — В центре того выжженного круга был такой как бы диск в два шага диаметром, там земля спеклась в стекловидную корку.

— Опаньки, — сказал Питер.

Остановил лошадь, спешился, сошел с тропы, осторожно переступил через зазубренный край Чаши, присел на корточки…

— Не то, — сказал он. — Похоже, но не то. Тот камень был гладким, как стекло, а здесь он шершавый и весь в трещинах.

— Время, — сказал Хайрам.

— Что время? — переспросил Питер.

И тут до него дошло.

Он окинул Чашу изумленным взглядом. До противоположного конца не менее пятисот шагов. Это ж какой силы бластер сюда ударил…

— Небесный огонь, — сказал Шон. — Звезда Полынь.

— Похоже на то, — кивнул Питер. — Никогда не думал, что Звезда Полынь — это пулька от бластера.

— Вряд ли это бластер был, — заметил Хайрам. — Чаша образует ровный круг. Значит, стреляли точно сверху, с неба.

— Есть такое слово «орбита», — сказал Питер.

— Гм… Да, есть такое слово, — пробормотал Хайрам. — Орбитальный бластер? Так он же…

— Он все еще существует, — сказал Питер. — Нарезает круги по своей орбите, что ему сделается? Там, в космических небесах, нет времени.

Внезапно в разговор вступил Серый Суслик.

— Здесь, в осыпях, много таких чаш, — сказал он. — Только другие гораздо меньше, Чаша Гефеста — самая большая. А вокруг Плохого Места вся земля перерыта, верхом не проехать, там, говорят, Мать Гея болела оспой…

— Избавь нас от орочьих сказок, — прервал его Питер. — Раз считаешь себя человеком, веди себя как человек, а не как глупая скотина. Гефест Громовержец, Мать Гея… Тьфу на тебя! Не было здесь во вторую эпоху богов, ничего здесь не было, кроме загородного дворца сэра Джулиуса Каэссара.

Рыцари никак не прореагировали на эти слова — Питер проинструктировал их еще вчера. А Серый Суслик выпучил глаза и разинул рот.

— Тот самый Джулиус Каэссар? — переспросил он с каким-то странным благоговением. — Резвый Индюк? Первый и единственный сын Джизеса?

— Не мели чепухи, — оборвал его Питер. — Каэссар жил на два миллиона дней позже Крайста. Крайст — пророк первой эпохи, а Каэссар жил в самом конце второй. Как раз его гибелью вторая эпоха и завершилась, Каэссара убили, пришел бэпэ, а вслед за ним — миллион дней межвременья. Каэссар поехал на переговоры, и Красс предательски убил его. Знаешь, кто такой Красс? Прочел в том учебнике?

— Красс Содомит — первый из племени богомерзких эльфов, — сказал Серый Суслик.

Питер знал, что эта формулировка неточна, но не стал поправлять. В первом приближении сгодится.

— Вот именно, — сказал Питер. — Красс заколол законного вождя ножом в сердце, как свинью. Потом узурпатор пришел ко дворцу Каэссара, но не нашел там ничего, кроме силового поля. Красс пробовал всё, вплоть до орбитальной бомбардировки, но поле устояло.

— А зачем мы туда идем? — спросил Серый Суслик. — Если поле тогда устояло, то теперь тем более устоит. Этим бластером Чашу Гефеста не выжечь.

— У нас есть кое-что, чего не было у Красса, — сказал Питер. — Миллион дней позади. Видишь ли, силовое поле со временем слабеет. У нас есть шанс войти внутрь.

— И что мы найдем там? — спросил Серый Суслик.

— Все что угодно, — ответил Питер. — Я даже думать боюсь, что именно мы можем там найти. Чтобы не сглазить.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ПЛОХОЕ МЕСТО 

1

Экспедиция достигла цели незадолго до полудня. К этому времени невысокие, но крутые скалы, ранее вздымавшиеся слева и справа, расступились и сгладились, путешественники снова двигались по слегка всхолмленной равнине. Тут и там попадались характерные круглые воронки, вырытые орбитальными бластерами миллион дней тому назад. На горизонте показались вершины Дырявых Гор, отсюда они выглядели крошечными и будто нарисованными, трудно было поверить, что, глядя на них, видишь границу ужасного Чернолесья. Даже немного боязно туда смотреть — сразу представляется беложопый и краснорукий лопоухий эльф, который точно так же смотрит своими пучеглазыми буркалами на бескрайнюю равнину и… Ничего он не видит, конечно, с такого расстояния, но смотреть все равно боязно.

Питер поднял голову, оценил положение солнца и сказал:

— Эй, Суслик! Долго нам еще ехать?

— Почти приехали, — отозвался Серый Суслик. — Вон оно, Плохое Место, вон там, впереди и чуть слева.

— Вон те битые камни, что ли? — спросил Питер после минутной паузы. — На руины похоже.

— Нет, — ответил Серый Суслик. — Я не знаю, что это за камни. Может, руины, а может, так просто навалило. Может, вода принесла.

Шон саркастически хмыкнул, дескать, совсем сдурел жабоголовый. Серый Суслик пояснил, специально для него:

— Когда дожди идут, этот ручей сильно разливается, вода почти до самого Плохого Места доходит.

— Да где оно, это твое Плохое Место?! — возмутился Питер. — Ты мне мозги не парь, не можешь словами объяснить — пальцем покажи!

— Да вот оно, — Серый Суслик показал пальцем. — Прямо перед камнями, правее, как склон заканчивается, так сразу оно начинается. Только его в первый раз очень трудно разглядеть, нужно долго приглядываться.

— Ого! — воскликнул вдруг Хайрам. — Нехилое сооружение.

— Пятьсот шагов по окружности, — сказал Серый Суслик. — На самом деле немного меньше, я не вплотную подходил, когда измерял.

— Все равно ничего не вижу, — сказал Питер.

— Ну вот же, марево такое справа от камней! — воскликнул Хайрам. — Кажется, будто небо в одном месте грязное.

— Опаньки, — сказал Питер.

Он увидел Плохое Место.

Это был невероятный и сверхестественный призрачный купол, очень большой, примерно сто пятьдесят шагов в диаметре. Насколько мог судить Питер, его форма была идеально полусферической. Он вздымался высоко в небо, а не видно его было потому, что его окраска была маскировочной, как у мифического животного хамелеона. В нижней части расцветка купола состояла из хаотичных пятен, полос и загогулин — серых, зеленых и коричневых. Примерно на четверти высоты к этим цветам добавился голубой, а начиная с половины высоты, он преобладал. Если специально не приглядываться — пройдешь мимо и ничего не увидишь.

— Дерево, разбивай лагерь! — приказал Питер. — Хайрам, Шон, Суслик остаются со мной. Посмотрим поближе, что это за чудо. Суслик, как близко к нему можно подходить можно?

— Не знаю, — ответил Суслик. — Мне уже здесь страшно.

Шон издевательски фыркнул, но вслух ничего не сказал.

В ста шагах от силового поля Питер спешился, прошел пятьдесят шагов и остановился. Он не чувствовал явной опасности, но идти дальше было страшно. Много нехорошего говорится в архивных документах про силовое поле. Никаких подробностей там не приводится, но общий смысл понятен — не подходить, не трогать, не пытаться преодолеть, а то будет плохо. А как именно будет плохо — совершенно непонятно. Серый Суслик вообще какой-то бред рассказывал…

— Эй, Суслик! — позвал Питер. — Иди сюда!

Серый Суслик слез с лошади и подошел к лидеру экспедиции. Питер сказал ему:

— Помнится, ты говорил, что один орк дотронулся до этого поля и стал плоским, а ты это видел своими глазами. Повтори эту историю еще раз, но не так, как тогда, а нормальными словами, без закосов под дурачка.

— Да я и тогда нормально все рассказал, — сказал Серый Суслик. — Что видел, то и рассказал. Был у меня ученик, Звезда Свиней его звали, хороший следопыт был, лучше, чем Два Воробья, но слишком отчаянный. В тот раз он захотел сквозь пелену пройти, навалился всей силой, она аж прогибаться стала. Пыжился, пыжился, ничего не получалось, я ему говорю: «Пойдем отсюда», а он говорит: «Сейчас попробую с разбегу, если не получится, то пойдем». Ну и попробовал.

— И как? — спросил Питер. — Пробил поле?

— Что-то вроде того, — кивнул Серый Суслик. — Не то чтобы пробил, скорее, провалился внутрь, прямо в толщу пелены. Опутало его и сдавило со страшной силой, он весь плоский стал, как будто на земле нарисованный. А потом выбросило его наружу, кровища так и брызнула, все вокруг залило. А тело так и осталось плоским, я потом его в рулон скатал, к седлу приторочил, так и привез в загон. В пищу оно не годилось.

— Что-то не пойму, — сказал Питер. — Ты говоришь, тело плоским стало. А кости как?

— Кости в мелкую труху размололо, — пояснил Серый Суслик. — Жуткое давление там было. Чудовищное.

Питер нервно передернул плечами. Вгляделся в мутное марево силового поля, и ему померещилось, что там, внутри, угадывается какая-то оформленная структура.

— Так, говоришь, к этому мареву можно вплотную подойти и ничего не будет? — спросил Питер.

— Я так не говорил, — сказал Серый Суслик. — Я к нему вплотную подходить не собираюсь, мне и здесь страшно.

— Что тебе страшно — я уже понял, — сказал Питер. — Странное ты существо, Суслик. На высокорожденного руку поднимать было не страшно, а теперь страшно.

— Тогда я с жизнью уже попрощался, — сказал Серый Суслик.

Его голос звучал так, как будто Питер не знает всем известных вещей, и Серому Суслику даже как-то неловко объяснять их уважаемому человеку.

Питер не стал комментировать заявление полукровки, а пошел вперед.

— Святой отец! — донесся сзади крик Хайрама. — Куда вы, святой отец?

Питер махнул рукой, дескать, заткнись, я знаю, что делаю. Сделал еще три шага и почувствовал в воздухе какое-то неясное… нет, не дуновение и не запах, а что-то другое. Похожее ощущение бывает перед грозой, но не такое.

Питеру стало страшно. Умом он понимал, что большой опасности нет, что этот самый Звезда Свиней стал плоским не сразу, не от первого прикосновения к границе поля, что до этого он долбился в эту границу руками и ногами со всей дури, и ничего с ним не случилось, пока с разбегу не попробовал. Но одно дело понимать умом, и другое — чувствовать сердцем. Сердце Питера упорно не желало верить в то, что здесь безопасно. Оно билось быстрее, чем обычно, раза в полтора примерно быстрее. Помолиться, что ли, или помедитировать…

— Эй, Суслик! — позвал Питер. — Ты видел, что там внутри?

— Видел, — ответил Серый Суслик. — Там внутри балаган большой. Это, наверное, и есть дворец Каэссара.

Питер рассмеялся. Признав свое происхождение, Серый Суслик избавился от дурацкой манеры общения, но не от невежества. Балаган… Ну да, для дикого орка балаган пастуха Стентона — самое грандиозное и прекрасное сооружение во всей вселенной. Видел бы он дворцы Барнард-сити…

Однако дворец Каэссара больше походил на балаган пастуха орков, чем на нормальный дворец. Квадратное двухэтажное здание, сторона квадрата — шагнов пятнадцать-двадцать, рядом какой-то сарай, и все. Особенности архитектуры сквозь марево не разглядеть, но похоже, что архитектура предельно функциональная, без всяких украшений, как будто этот дом принадлежал не величайшему вождю второй эпохи, а обыкновенному простолюдину. Может, архивы врут? Нет, это исключено. Во вторую эпоху простолюдинам жилось куда вольготнее, чем сейчас, но окружать свои дома силовыми полями было дозволено только величайшим из великих. И кому могло понадобиться подвергать дом простолюдина такому обстрелу? За сегодняшний день Питер насчитал не меньше пятидесяти воронок от бластера, и сколько он еще не заметил…

Питер потряс головой, отгоняя никчемные мысли. Мысли — это хорошо, но не следует забывать и о делах. Если все пойдет по плану, еще до заката он рассмотрит дворец Каэссара во всех подробностях. А если снять поле не удастся — кого будет интересовать, как выглядит этот дворец?

— Суслик! — позвал Питер. — Иди сюда!

Серый Суслик приблизился. Он шел медленно и опасливо, замирая на миг перед каждым очередным шагом.

— Иди ближе, не бойся! — сказал Питер. — Поздно уже бояться. Помнишь, ты про форсунки говорил? Ну, про пеньки изогнутые. Где они?

— У самой границы марева, — ответил Серый Суслик. — Надо вплотную подойти, а то их в траве не видно.

— Так подойди, — сказал Питер. — Хотя нет, погоди… Кто у нас самый бесполезный в экспедиции… Эй, Хайрам! Озадачь полубосса, пусть приведет ко мне того орчонка, который на нас эльфов навел! И побыстрее!

Серый Суслик вздрогнул и сказал:

— Два Воробья — мой ученик. Он мне как сын.

— Мне нет дела до ваших отношений, — сказал Питер. — И вообще… Я простил твои преступления, но это не значит, что мы с тобой теперь друзья.

— Отец высокорожденных, вы поклялись… — начал говорить Серый Суслик, но Питер его тут же перебил.

— Я чту клятву, даную богам, — сказал Питер. — Но про орчонка в этой клятве не было ни слова. Не забывай, Суслик, здесь командую я. До тех пор, пока экспедиция не закончится, я решаю, что кому делать. И не забывай, что ты поклялся беспрекословно подчиняться мне. До конца экспедиции ты мой раб.

— В вашей клятве говорилось не «раб», а «рыцарь», — сказал Серый Суслик.

Питер рассмеялся и сказал:

— Это одно и то же.

Тем временем Топорище Пополам привел орчонка. Мальчишка был сильно напуган, аж весь трясся от страха.

— Ко мне, бегом! — приказал ему Питер. — Идешь к границе марева, ищешь в траве такой пенек… Суслик, объясни ему, что искать.

— Лучше я сам поищу, — сказал Серый Суслик.

Рука Питера сама потянулась к мечу. Питер глубоко вдохнул, медленно выдохнул и сказал:

— Ты не понимаешь моих слов. Еще раз повторяю: я и только я решаю, кому что делать. Еще раз не подчинишься — отдам тебя Шону.

— А почему вы меня сразу не отдали Шону? — огрызнулся Серый Суслик. — Я вам нужен зачем-то. А раз я вам нужен…

— Эй, Шон! — крикнул Питер.

Серый Суслик вздрогнул и как-то весь сгорбился.

— Что, святой отец? — отозвался Шон.

Питер ничего не отвечал, он пристально смотрел на Серого Суслика и молчал.

— Ну ладно, — сказал Серый Суслик. — Два Воробья, подойди к границе марева и поищи в траве такой как бы пенек, высокий, тонкий и слегка изогнутый. Их там много, они через каждые пять шагов натыканы.

— Шон, отбой! — сказал Питер. — Занимайся своими делами.

Мальчик нашел пенек очень быстро, это заняло меньше времени, чем предшествующие препирательства. Пока орчонок копошился в траве, он дважды задел силовое поле, и ничего не произошло, оба раза поле мягко оттолкнуло его, и все. Похоже, поле и вправду безопасно, если не врезаться в него с разбегу.

— Отойди, — приказал Питер мальчишке.

Встал на его место, присел на корточки, протянул руки, чтобы пощупать загадочный пенек, и вдруг понял, что руки упираются в границу поля. Испуганно отпрянул и сел с размаху на задницу. Серый Суслик хихикнул. Питер сделал вид, что не заметил этого.

— Значит, форсунки внутри поля, — задумчиво произнес Питер, вставая. — Ну да, этого следовало ожидать. Будь они снаружи, поле давно бы уже вскрыли, в первые дни межвременья желающих было много. Странно, я не подумал, что форсунки будут внутри. Ну да, а как они вообще могут быть снаружи? Генератор-то внутри стоит…

Питер понял, что разработанный им хитроумный план целиком и полностью идет к адским демонам-оборотням. Скорее всего, проникнуть внутрь силового кокона так и не получится, экспедиция закончится неудачей, и тогда… Нет, думать о плохом пока еще рано. Тот погибший орк сумел-таки пробить внешний слой поля, а значит…

— Работаем по плану, — сказал Питер. — Все назад! Хотя нет, отставить! Орчонок, стой, где стоишь. Суслик, сходи в лагерь, попроси у полубосса какую-нибудь яркую тряпку, все равно какую, скажешь, я велел. И побыстрее!

Минут через десять Серый Суслик принес требуемое. Заодно он принес палку подходящей длины и толщины, молодец, сам догадался. Тряпка была красной, и метка, которую Серый Суслик воткнул рядом с форсункой силового поля, сильно напоминала государственный флаг.

— Кощунство, — прокомментировал Хайрам.

— Да иди ты, — буркнул Питер. — Эй, бойцы! Всем отвернуться и зажмуриться!

Питер вытащил бластер, тщательно прицелился, нажал спусковую кнопку, бластер дернулся, Питер отвернулся и зажмурился. Постоял так несколько секунд и снова открыл глаза.

— А что, вспышки не было? — спросил он.

— Вроде не было, — ответил Хайрам.

— Я не видел, — ответил Шон.

А Серый Суслик вообще промолчал.

Питер выстрелил еще раз, на этот раз он не закрыл глаза после выстрела. Вспышки действительно не было, просто по куполу силового поля пробежала световая волна, яркая и красивая, но совсем не ослепляющая.

— Всасывает энергию, — прокомментировал Хайрам.

— Намекаешь, что я сейчас его подпитываю? — спросил Питер.

Хайрам пожал плечами и ничего не ответил.

— А если так… — пробормотал Питер и нажал на спуск еще раз.

На этот раз вспышка была. Не такая ослепительная, как ночью, но все равно впечатляющая. Когда Питер проморгался, он увидел, что тряпка на палке, кощунственно изображавшая государственный флаг, бесследно исчезла, а в траве выжжена полукруглая проплешина. Теперь форсунка, питающая силовое поле, была видна отчетливо. Было ясно, что она ничуть не пострадала.

— Не получится ничего, — сказал Шон.

— Не каркай, — пробормотал Питер.

Но он и сам понимал, что ничего не получится. Бластером силовое поле не пробить, оно впитывает его энергию и как-то переваривает без всякого вреда для себя. Но Серый Суслик говорил, что внешний слой можно пробить механическим ударом. А что, если…

— Хайрам, Суслик! — позвал Питер. — Вы мне больше пока не нужны. Хайрам, иди в лагерь, проследи, чтобы все было в порядке. Суслик в твоем распоряжении. Выполнять!

Питер дождался, когда человек и полукровка удалятся шагов на пятьдесят, подошел к Шону и негромко сказал ему:

— Сходи в лагерь, там найдешь Топорище Пополам, скажешь, что я разрешил вскрыть опечатанную сумку. С эльфиским пластитом доводилось раньше работать?

— Доводилось, — кивнул Шон.

— Вот и отлично. Возьмешь двухфунтовый кирпич пластита и детонатор, который срабатывает от давления. Знаешь, как он выглядит? Отлично. Принесешь и то, и другое. Вопросы есть? Тогда выполняй.

Следующие пятнадцать минут Питер провел, разглядывая сквозь дымчатую пелену туманного марева загадочный дворец Джулиуса Каэссара. Не дворец, конечно, на самом деле, так, загородный домик. По каким-то причинам Каэссар превратил его в неприступную крепость, и эта крепость оставалась неприступной миллион дней межвеременья и сорок шесть тысяч дней новой эры. Если Питеру повезет и он сумеет подобрать ключ к этой призрачной стене, это будет великое дело. Вряд ли только повезет ему… Помолиться, что ли…

Шон вернулся, он принес требуемое. Повинуясь приказу Питера, Шон снарядил фугас и вручил мальчишке-орчонку, как же его зовут-то… Впрочем, какая разница?

— Слушай сюда, жаба, — сказал ему Питер. — Берешь эту вещь в обе руки, держишь крепко-крепко. Разбегаешься и бежишь со всех сил на туманную пелену, вещь при этом держишь перед собой. Бежишь так быстро, как можешь, понял? Отлично. Не бойся врезаться в пелену, с этой вещью в руках она тебя пропустит. Понял? Вопросы?

— А что дальше делать надо? — спросил орчонок.

— Потом объясню, — спокойно ответил Питер. — Все равно ты сейчас ничего не запомнишь. Еще вопросы есть? Выполняй.

Орчонок выполнил приказ безупречно. Крепко-крепко обхватил фугас, разбежался, с разгону влетел в туманную стену силового поля и исчез. Призрачный купол вздрогнул, вместе с ним слегка вздрогнула земля под ногами. Раздался треск и хлопок, как при ударе молнии, но намного тише. Купол силового поля утратил прозрачность, по нему расплылась багровая клякса. И больше ничего не произошло.

— Неудача, — констатировал Питер. Оценил взглядом исполинскую кровавую каплю, в которую превратилось марево силового поля, и добавил: — Красиво, но бесполезно. Ладно, пойдем в лагерь, будем думать, что делать. Эту дверь пинком не выбить, тут ключ нужен.

Питер повернулся к лагерю и увидел, что к ним бежит Серый Суслик. Лицо полукровки было искажено гневом и скорбью, Питеру на какой-то миг даже стало жалко его. Но в следующее мгновение жрец изгнал из своей души непристойное чувство. Он сделал все правильно, не нарушил никакой закон даже в самой малости. Пожертвовал ради великой цели самым бесполезным членом экспедиции, да, бесполезно пожертвовал, но надо же было проверить гипотезу! Раньше никто не пытался устраивать химический взрыв в двумерном пространстве силового поля, никто не знал, что при этом происходит. А теперь Питер знает, что в этом случае происходит — ничего особенного. Этот научный результат, кстати, представляет самостоятельную ценность.

— Что ты наделал, дьякон?! — завопил Серый Суслик. — Не человек ты, а тварь адская, чтоб тебя Калона познал во всех позициях, чтоб не было тебе счастья…

Шон взялся за рукоять меча и начал говорить:

— Святой отец, разрешите…

— Не разрешаю, — оборвал его Питер, не дожидаясь, пока рыцарь сформулирует просьбу. — Мне нет дела до того, какими словами поносит меня эта жаба. Я не верю, что его проклятия имеют силу…

— Ну да, — смутился Шон. — Это понятно, святой отец, но… Он же вас оскорбил!

— Позволь мне решать, что допустимо, а что недопустимо, — сказал Питер. — Я считаю прозвучавшие оскорбления непристойными, но не недопустимыми. Если бы их произнес разумный человек, например, ты, я бы тебя зарубил на месте. Но если их произнесет, скажем, полевая мышь, я не стану ее наказывать. Я просто воскликну: «О, говорящая мышь!» Понимаешь?

— Для вас этот полукровка как говорящая мышь? — спросил Шон.

— Нет, — покачал головой Питер. — Он для меня — нечто промежуточное между уважаемым человеком, чьи слова я принимаю во внимание, и бестолковым животным. Я сам решаю, как реагировать на его слова и поступки. Я могу наказать его, а могу сделать вид, что ничего не произошло. И то, и другое допустимо. Сейчас мой выбор — просто наблюдать. Если он решит напасть или совершит иной недопустимый поступок, мой выбор изменится. А пока пусть ругается.

К этому времени уже стало ясно, что полукровка бежит не к ним, а к тому месту, где глупый орчонок прекратил свое существование.

— Он его, что, оплакивать собрался? — спросил Шон.

— Понятия не имею, — ответил Питер. — Пойдем в лагерь, здесь больше делать нечего.

Питер был неправ. Стоило им повернуться спиной к туманной стене, как сзади громыхнуло, а когда Питер обернулся, ему брызнуло в лицо чем-то горячим и влажным. А когда он протер глаза, он увидел, что силового поля больше нет.

2

Проходя между белыми пеньками, Хайрам задержал дыхание. Он понимал, что непосредственной опасности нет, что эту незримую линию уже пересекали орки и ничего с ними не случилось. Силовое поле исчезло, как будто его никогда не было, а загадочные пеньки из белого металла, которые сэр Питер называл форсунками, перестали подпитывать поле энергией и стали просто пустотелыми металлическими пеньками. Но одно дело понимать, что опасности нет, и совсем другое дело — не бояться. Хайрам боялся.

Это не был панический страх, который парализует мышцы и волю, и заставляет воина бежать с поля битвы навстречу бесславной смерти. Это был страх, какой возникает, когда входишь в черную эльфийскую рощу, солнечный свет пропадает, поглощенный черными листьями аборигенных деревьев, и ты как бы переходишь из ясного дня в темную ночь. Но эта ночь на самом деле не такая уж темная, проходит несколько минут, и глаза привыкают, но в эти минуты тебе мерещится, что на каждой ветке сидит ядовитая мокрица, чье прикосновение покрывает кожу мерзкими гноящимися волдырями.

Вот и сейчас Хайрам шел к дворцу по сухой земле, поднимая клубы пыли при каждом шаге, он озирался по сторонам, выискивая глазами опасность, ничего не находил, и от этого становилось только страшнее. Впрочем, страх не мешал Хайраму выполнять приказ командира и вообще, никак не проявлялся внешне. Рыцарь на то и рыцарь, чтобы побеждать свои страхи.

Внутри силового поля не было ничего живого. Ни травы, ни даже лишайников, вообще ничего. Место, ранее окруженное завесой поля, выделялось на фоне цветущего луга серым пятном идеально круглой формы. Пахло пылью и кровью, как на бойне в период засухи.

Для страха была еще одна причина — Хайрама напугали слова сэра Питера.

— Я принес жертву Шиве Разрушителю, — сказал святой отец несколько минут назад. — Четырехрукий бог внял моим молитвам и открыл проход.

Это был первый случай, когда Хайрам увидел своими глазами, как религиозный обряд дает ясно видимый эффект. Раньше Хайрам полагал, что молитвы, посты и жертвоприношения не приносят никакой пользы, кроме самовнушения. Он никогда не говорил этого вслух, но был уверен, что это так, и что все здравомыслящие люди тоже считают, что это так, и что отец Питер тоже так считает. Хайрам считал отца Питера самым здравомыслящим человеком из всех, с кем молодому рыцарю довелось познакомиться. И вот его преосвященство спокойно так говорит между делом: «Я принес жертву». А перед этим ты видел, как призрачное марево вдруг заколебалось, налилось кровью и исчезло, растворившись в воздухе. Чем не чудо? Раньше Хайрам был твердо убежден, что чудеса происходят только в священных книгах, но не в реальной жизни. Но теперь приходится признать, что мир устроен иначе. Надо будет потом поразмыслить над этим.

Хайрам достиг крыльца, и ничего с ним не случилось. Странный, однако, дворец был у Каэссара. Маленький совсем, всего два этажа, сверху четырехскатная крыша, типичная для второй эпохи, почему-то в то время было не принято делать крыши плоскими. В целом здание больше похоже не на дворец величайшего правителя Барнарда, а на дом какого-нибудь мелкого чиновника. Может, архивы врут, может, там не Каэссар жил? Стены, правда, обшиты эльфийским пластиком, но во вторую эпоху этот материал был дешевле кирпича. Отделки нет никакой, ни статуй, ни барельефов, ни даже наличников на окнах, просто голые стены. Наверное, сэр Питер все же ошибся, никакой это не дворец Каэссара.

Хайрам поднялся на крыльцо, взялся за ручку, толкнул, затем потянул на себя и входная дверь распахнулась с громким скрипом. Закисли петли за миллион дней межвременья. Хайрам вошел внутрь.

Изнутри дом выглядел так, как будто хозяева покинули его не миллион дней назад, а вчера. В прихожей на крюках висели куртки и плащи, галошница была забита разнообразными ботинками и сандалиями, поодаль стояли три пары сапог, одна пара грязная, две — начищены до блеска. Впрочем, приглядевшись, Хайрам понял, что эти сапоги не начищены, а отлиты из эльфийской резины, к которой не пристает грязь. Хорошо жили люди во вторую эпоху, такой дорогой материал на сапоги пускали. Впрочем, сэр Джулиус был очень богат, наверное, обычный человек даже тогда не мог себе позволить такую роскошь.

Хайрам открыл вторую дверь и оказался в столовой. Слева стоял большой обеденный стол, за ним — большой электрический холодильник древнего дизайна. Хайрам открыл его и с удивлением обнаружил, что холодильник работает. Но лежащие внутри кирпичи и цилиндры теперь были больше похожи на камни, чем на сыры и колбасы, которыми, несомненно, были раньше. Теперь они годятся только в музей, но не в пищу. А вот консервы и напитки в запечатанных банках вполне могут оказаться съедобными. Надо будет захватить пару банок на обратном пути.

Еще в столовой обнаружилось несколько шкафчиков с посудой, маленькая микроволновая печка (Хайрам не рискнул проверить, работает ли она), настоящий камин, кучка окаменевших поленьев рядом и… гм… какой-то образец древней электроники. А вот еще один образец. Сэр Питер был прав, в этом месте можно собрать богатый урожай артефактов. Наверное, жрец третьего уровня сумеет разобраться, для чего эти артефакты предназначены и как их можно использовать. А если не сумеет — привезет в Барнард, там разберутся. Сэр Питер очень умный и образованный человек, но вряд ли он самый умный и образованный человек во всем мире.

На первом этаже обнаружилось еще две комнаты: гостиная и две спальни. На стене гостиной висела шкура какого-то зверя, барсука, кажется, два пейзажа в пластиковых рамках и прямоугольный артефакт, в котором Хайрам сразу опознал телевизор. Тут и там были разбросаны мелкие артефакты, Хайрам даже не пытался в них разобраться, он просто складывал их в сумку. Скоро сумка наполнилась. А ведь есть еще шкафы, в которые Хайрам пока не заглядывал, и второй этаж…

Когда сумка наполнилась, Хайрам оттащил ее в прихожую и поднялся налегке на второй этаж. Большую часть второго этажа занимала бильярдная. Также там обнаружилась еще одна спальня с огромной кроватью и зеркальным потоколком, это скорее комната для утех, чем спальня. И четыре кладовки по углам, там, где края четырехскатной крыши опускались так низко, что не позволяли выпрямиться во весь рост. Артефактов в кладовках было видимо-невидимо. Но сумка уже наполнилась.

Хайрам спустился вниз, подхватил сумку, вышел на крыльцо и направился к лагерю. Он больше не боялся, теперь он был уверен, что в этом доме нет и не было никогда никакой опасности, кроме силового поля, которое отец Питер так ловко отключил, воззвав к Шиве Разрушителю. Похоже, экспедиция будет успешной.

3

До крыльца Хайрам дошел успешно, без приключений. Когда Питер увидел, что рыцарь скрылся внутри здания, у жреца немного отлегло от сердца. Он был почти уверен, что другой защиты, кроме силового поля, во дворце Каэссара не предусмотрено (в самом деле, зачем другая защита, если есть силовое поле?), но все равно опасался.

— Ловко вы догадались принести в жертву этого орчонка, святой отец, — сказал Шон.

— Не говори ерунды, — отозвался Питер. — Мне казалось, ты достаточно умен, чтобы самому понять, что произошло.

— Извините, святой отец, но я, наверное, недостаточно умен, — развел руками Шон. — Но… Святой отец, мне всегда казалось, что жертвоприношение должно сопровождаться определенным ритуалом… ну, молитву прочесть, к богам воззвать…

— Ты намекаешь, что я принес жертву неправильно? — спросил Питер.

— Нет-нет, ни в коем случае, святой отец! — воскликнул Шон. — Ни в коей мере не смею критиковать ваше преосвященство. Я не сомневаюсь, что вашему преосвященству виднее, как правильно приносить жертвы богам. Но мне показалось…

Шон замолк. Некоторое время Питер ждал продолжения, затем спросил:

— Что показалось? Говори, не бойся.

— Мне показалось, — осторожно начал Шон, — что ваше преосвященство вовсе не собиралось принести орчонка в жертву Шиве Разрушителю. Мне показалось, что вы хотели просто взорвать эти форсунки изнутри. И еще мне показалось, что силовое поле исчезло не из-за этого орчонка.

— А почему оно исчезло? — спросил Питер.

— Не знаю, — сказал Шон и пожал плечами.

— Вот и я тоже не знаю, — сказал Питер. — Ты все правильно понял, Шон, все было именно так. Возможно, со временем я пойму, почему исчезло поле, а может быть, это так и останется тайной.

— Разрешите узнать, святой отец, — сказал Шон. — Зачем вы придумали эту историю про жертвоприношение?

— Чтобы не расстраивать твоего коллегу Хайрама, — ответил Питер. — Каждый человек имеет свои достоинства и недостатки. Хороший командир должен так вести себя с подчиненными, чтобы их достоинства проявлялись в наибольшей мере, а недостатки — в наименьшей. Твои главные недостатки — несдержанность, жестокость и непослушание. Главные недостатки Хайрама — доброта, безынициативность и рефлексия. Когда я приказываю тебе или Хайраму, я учитываю ваши недостатки. Почему я отослал Хайрама в лагерь перед тем, как принести в жертву орчонка? Отвечай, это вопрос.

— Чтобы Хайрам не расстроился? — предположил Шон. — Но простите, святой отец, а какое вам дело до чувств Хайрама?

— Самое прямое, — сказал Питер. — Расстроившись, Хайрам мог наделать глупостей. По той же причине я отослал Серого Суслика.

На несколько секунд Шон потерял дар речи. Затем он сказал:

— Но… Но это же унизительно! Учитывать в своих делах мнение какого-то презренного полукровки…

— Для мудрого человека нет слова «унизительно», — сказал Питер. — Есть такие слова, как «неразумно», «нецелесообразно», «чревато», а слова «унизительно» нет. Мудрый человек сам решает, что для него унизительно, а что нет. Знаешь, Шон, почему я отправил на разведку дома Хайрама, а не тебя?

— Полагаю, ваше преосвященство считает его менее ценным членом экспедиции, — ответил Шон.

Питер рассмеялся и сказал:

— Я ждал такого ответа. Но он неверен, я одинаково ценю вас обоих. Я опасался, что если ты найдешь в доме ценный артефакт, то не сможешь преодолеть искушения распорядиться им по собственному усмотрению. Непослушание — твой недостаток, Шон, Хайрам лишен его. А доброта — недостаток Хайрама, но не твой. Когда я командую вами, я учитываю ваши недостатки. Теперь ты видишь, в чем суть правильного командования?

Шон немного подумал и кивнул.

— Тогда сформулируй то, что увидел, в виде двух тезисов, — потребовал Питер.

— Учитывать недостатки подчиненных, — сказал Шон. — Не бояться попрать свою честь, если этого требуют обстоятельства.

— Второй тезис ты сформулировал слишком узко, — сказал Питер. — Лучше так: не позволять установленным правилам диктовать тебе неверные решения. Согласен?

Шон кивнул. Помолчал и сказал:

— Благодарю за науку, святой отец.

Питер улыбнулся и хлопнул рыцаря по плечу.

— Из тебя получится отличный командир, — сказал Питер. — Нужно только подождать, пока уйдет юношеская горячность. Это займет недолго, всего-то пару-другую тысяч дней.

Раздался скрип, далекий и едва слышный. На крыльце дома появился Хайрам, его руку оттягивала переполненная сумка. Питер рассмеялся, хлопнул в ладоши и воскликнул:

— Сколько он насобирал! Я и не ждал такого успеха!

Через минуту Хайрам присоединился к ним. Он был весь серый от пыли, от него пахло бойней. Но Питер не стал брезговать, он обнял рыцаря, похлопал по спине и сказал:

— Молодец!

Бросил беглый взгляд в сумку, издал еще один радостный возглас и сказал:

— Тащи все в лагерь, там уже вигвам поставили, там и посмотрим. А лучше Шону дай, небось, устал уже с ней таскаться.

— Я не устал! — запротествовал Хайрам. — Она совсем легкая!

— С удовольствием помогу товарищу, — сказал Шон. — Раз ваше преосвященство мне доверяет…

Питер пристально посмотрел на Шона и вдруг озорно подмигнул и сказал:

— Один из лучших способов обеспечить преданность подчиненного — откровенно очертить границы доверия, а затем воззвать к разуму подчиненного.

— Что-то не помню, чтобы вы к чему-то взывали, — сказал Шон. — Ну, если не считать Шивы Разрушителя, конечно.

— Ты понял, — улыбнулся Питер.

— О чем это вы? — спросил Хайрам.

— Не бери в голову, — сказал Питер. — Пока ты лазил по зданию, мы тут вели нравоучительную беседу.

Они направились к лагерю, Шон нес сумку с добычей и думал, что очень легко незаметно запустить в нее руку, вытащить небольшой артефакт и положить в карман. Но он понимал, что после слов, произнесенных учителем, он так не поступит. А раньше поступил бы. Внезапно Шон понял, что мысленно назвал жреца учителем.

— Шон, хватит улыбаться, — сказал Питер. — Не витай в облаках, слушай, что Хайрам говорит.

Шон стер с лица блаженную улыбку и стал слушать. Он, в общем-то, и раньше слушал, а что в пол-уха — так рассказ Хайрама большего внимания не заслуживает. Вошел, никаких опасностей не обнаружил, набрал целую гору артефактов, вышел, там еще много осталось. Вот и все главное, остальное — ничего не значащие детали.

Они влезли в вигвам, Питер выгнал прочь орка, возившегося с очагом, расстелил на земле какую-то рогожку и велел Шону вывалить на нее добытое в доме.

— Знатная добыча, — сказал Питер. — Даже затрудняюсь сразу определить суммарную ценность. Ну, давайте разбираться. Для начала отделим понятные вещи. Это бритва.

— Что? — переспросил Хайрам. — Это — бритва??

Питер взял артефакт в руку и нажал кнопку на его боковой поверхности. Ничего не произошло. Питер сказал:

— Тебе придется поверить мне на слово. Аккумулятор давно умер, а питаться от генератора этот экземпляр не умеет. Бесполезная вещь. И это тоже бесполезная вещь, пульт от телевизора.

— Здесь четыре таких артефакта, — сказал Хайрам. — Они чуть-чуть разные, но похожие, это мне сразу бросилось в глаза. А телевизор там только один, его ни с чем не перепутаешь. На одном пульте пиктограмма есть, она повторяется на другом артефакте, но я его не взял, он стационарный, к стене проводами прикреплен. Не знаете, что это за символы?

— Они встречаются в дневниках нескольких древних людей, — ответил Питер. — Утверждается, что эти красные круги в ряд символизируют неких содомитов, у которых руки растут на месте ног. Возможно, имеются в виду обезьяны.

— Но обезьяны — это мифические существа, — заявил Шон. — Адам, Ева, Хануман…

— Есть версия, что в первую эпоху обезьяны реально существовали в зеленых лесах Изначальной Земли, — сказал Питер. — Но этого никто толком не знает. Слишком давно это было, слишком неполны и противоречивы дошедшие до нас сведения. Ну да ладно. Интересно, зачем нужно было иметь четыре разных пульта для одного телевизора? Я всегда считал, что одного должно быть достаточно.

— Может, это пульты для прошивок? — предположил Хайрам.

— Нет, — покачал головой Питер. — Прошивка или, иначе, приставка — не материальная вещь, а программа. А точнее, способ изменения программы для ее приспособления к меняющемуся миру.

— Чего? — переспросил Шон.

— Так писали о прошивках древние, — сказал Питер. — Подробнее лучше не спрашивай, я и сам подробностей не знаю. Информационные технологии — самая большая загадок древних эпох. Это единственная группа технологий, магическую природу которой признавали сами древние. Можете представить себе машину, для правильного запуска которой требуется религиозный ритуал? А древние могли, причем не только представить, но и построить. Жрецы-админы устраивали вокруг алтарей-компьютеров ритуальные пляски с бубном, эти пляски описываются во множестве документов, этим сведениям нельзя не доверять. А состояли компьютеры только из железа, и в этом железе возбуждались электрические токи, которые повиновались не законам физики, а особой магии. Там какой-то дуалистический парадокс использовался, мы не понимаем его сути, известна только самая простая формулировка — твердое и мягкое. Твердое — это железо, а мягкое — это магия. А что за магия, как она устроена — вообще не поддается расшифрованию, все молитвы записаны на эзотерических языках, ни один из них до сих пор не расшифрован. Символика, в принципе, понятна: полумесяц, кресты, решетка… Ладно, проехали.

Хайрам кашлянул и осторожно спросил:

— Святой отец, то, что вы только что рассказали, разве оно не секретно?

— Секретно, — согласился Питер. — Но я надеюсь, вам хватит ума не делиться этими сведениями с кем попало. Но если вдруг не хватит — это создаст проблемы только для вас самих. Понимаете, ребята, реально секретно только то, что можно воплотить в материальных вещах. Неважно, как именно воплотить — в железе силой магии, как делали древние, или в сложных гетероструктурах, как делают сейчас, это неважно. Но если знание заключается только в том, что какая-то вещь непонятна — что в этом знании может быть секретного? Но ничто не мешает поставить печать секретности на бесполезное знание, и наказывать всякого, кто это знание разгласит. Ладно, хватит разговоров, давайте к делу вернемся. Вот эта штука мне знакома. Где у нас тут блок питания?

Питер вытащил из кучи артефактов плоскую серебристую прямоугольную коробочку, похожую на миниатюрную копию телевизора. Раскрыл свой походный чемоданчик, извлек блок питания, размотал медную проволоку, облитую эльфийским пластиком, критически осмотрел ее оголенный конец и сказал:

— Разъем вроде подходит.

И воткнул проволоку в неприметное отверстие на торце артефакта. В углу передней поверхности артефакта засветилась зеленая точка.

— Работает, — удовлетворенно констатировал Питер. — А где тут кнопка включения? Обычно их помечали пиктограммой в виде глаза с вертикальным зрачком. Ага, вот она.

Питер нажал кнопку, артефакт засветился изнутри, и на его поверхности появилась картина. Это был портрет двух обнимающихся людей-мальчиков, похоже, братьев, одному примерно три тысячи дней от рождения, другому — две тысячи. Портрет был нарисован очень дурно — выражения лиц глупые, поза некрасивая, одежда на мальчиках мятая и нечистая.

— Фото, — сказал Питер.

— Это и есть фото? — удивился Хайрам. — Я думал, что фото были гораздо красивее.

— Фото сохраняет точное изображение реального предмета или существа, — сказал Питер. — Если предмет красивый, фото будет красивое, а если человек корчит дурную рожу — на портрете так и получится с дурной рожей.

Питер провел пальцем по портрету справа налево, ничего не произошло. Тогда Питер провел пальцем слева направо, и картина изменилась. Теперь это был портрет старшего мальчика, в руках он держал большой букет цветов и глупо улыбался.

— А что у него на шее висит? — спросил Хайрам.

— Галстук, — ответил Питер. — Обязательный атрибут парадной одежды в древнем мире. Считается, что в конце второй эпохи галстуки вышли из употребления. Очевидно, историки ошибаются.

Следующие три картинки не содержали ничего интересного — все те же мальчишки. А шестая картинка…

— Они жили в этом доме! — воскликнул Хайрам. — Это дети Каэссара!

— Похоже на то, — согласился Питер. — Глядите, вокруг дома раньше росла трава, да какая ровная… Не иначе, древняя магия. А здесь дерево росло, видите ветки в углу картины?

Хайрам был явно потрясен.

— Дети Каэссара, — повторил он. — Миллион дней назад они жили в этом доме, играли на этой лужайке, а потом… Что с ними стало, когда пришел бэпэ?

— Не знаю, — пожал плечами Питер. — До сегодняшнего дня я вообще не знал, что у Каэссара были маленькие дети. Будет ли практическая польза от нашей экспедиции — пока не знаю, но научная польза уже есть. Историки будут в восторге.

На седьмой картине рядом с детьми стояло какое-то маленькое существо, нечто вроде черной мохнатой крысы с красной полосой на шее. Существо повернулось к зрителям задом, рассмотреть его морду было невозможно. На десятой картине на заднем плане был виден взрослый мужчина, одетый в одну лишь набедренную повязку.

— Каэссар? — предположил Хайрам.

Питер только пожал плечами.

На пятнадцатой картине появился новый персонаж — девочка-подросток, явная орчанка. Впрочем, какая она орчанка? Когда делали этот портрет, бэпэ еще не состоялся, ни орков, ни эльфов еще и в помине не было, человеческая раса была едина.

Дальше Питер листал картины, не вглядывась в них. Мальчики в комнате, которую Хайрам опознал как одну из спален этого дома. Мальчики катаются на больших железных качелях необычной формы. Мальчики катаются с искусственной горки, полностью отлитой из эльфийского пластика.

— Богато жили в те времена, — прокомментировал Шон.

Старший мальчик едет по каменной дороге древних на удивительной двухколесной машине, удерживающей свое равновесие не иначе как силой магии. А этот как сюда попал?!

— Суслик? — удивленно воскликнул Шон.

Питер стал судорожно листать картины одну за другой. Серый Суслик устроил шуточную потасовку с младшим мальчиком. Серый Суслик поливает мальчиков водой из шланга. Крупным планом лицо старшего мальчика, а на голове у него… гм… Корона Тысячи Опоссумов.

— Поздравляю всех нас, — сказал Питер. — Мы с вами — первые за миллион дней, кто увидел настоящее лицо Джулиуса Каэссара. Думаю, Серому Суслику не следует знать, что он — прямой потомок великого вождя второй эпохи.

— Святой отец, вы думаете, он его потомок? — спросил Шон.

— А как еще объяснить это сходство? — пожал плечами Питер. — Вспомни, чему учит Оккам, бог правильного мышления. Такие совпадения случайными не бывают.

Шон задумчиво поскреб повязку на лице. Питер рассмеялся и сказал:

— Не забивай себе голову. То, что грязный полукровка происходит из рода великого правителя, не должно остановить твою месть. Какое тебе дело до того, кто именно участвовал в противозаконном зачатии этой жабы?

Хайрам кашлянул и спросил:

— Святой отец, разве вы не считаете, что уважение к лорду Каэссару…

— Мертвым нет дела до нашего уважения, — прервал его Питер. — Это во-первых. Сын за отца не отвечает — это во-вторых. Мне не нужен в отряде орк-полукровка с манией величия — это в-третьих. Понятно?

— Понятно, — ответил Хайрам.

И они стали дальше смотреть картины прошлого.

4

Они разбирали артефакты всю среду и первую половину четверга. Хайрам и Шон совершили еще два похода в дом Каэссара и принесли в вигвам Питера четыре больших мешка всяческих диковин. К сожалению, маленький телевизор с портретами Каэссара внутри был единственным артефактом, представляющим реальную ценность, да и то чисто научную. Остальные артефакты были вообще бесполезны. Телефоны, детские электронные игрушки, всякие машинки для облегчения домашнего труда. Во вторую эпоху почему-то не было принято заводить рабов, вместо них использовали разные хитроумные приспособления, механические и электронные.

Питер классифицировал артефакты, проверял работоспособность каждого (почти ничего не работало), присваивал каждой находке номер и записывал данные в журнал. Утром в четверг Питер обнаружил, что натер мозоль на среднем пальце правой руки. Только в семинарии ему приходилось писать так много, даже отчеты о прошлых экспедициях не были такими многословными, как этот список. Но довести список до конца надо обязательно, это дело важное, нельзя бросать его на полпути.

Питер решил нарушить принятые правила регистрации находок. Он позвал Хайрама и стал диктовать ему, что надо записывать. Питер опасался, что Хайрам будет писать как индюк лапой, но почерк рыцаря оказался вполне разборчивым. Работа пошла быстрее, и к полудню все найденные артефакты были перечислены, пронумерованы, аккуратно завернуты в мягкие тряпочки и подготовлены к упаковке в дорожные тюки. Список находок занял две толстые тетради.

— Ну что ж, с первой частью покончено, — сказал Питер, захлопнув тетрадь.

— Разве экспедиция не подходит уже к концу? — спросил Хайрам.

— Не подходит, — сказал Питер. — Зови Шона, пойдем в этот дворец все втроем. Я должен сам посмотреть, каких элефантов вы не заметили.

— Элефантов? — переспросил Хайрам.

— Элефант — мифический зверь, обитавший на Изначальной Земле в первую эпоху, — пояснил Питер. — Если верить легендам, этот зверь был так велик, что его часто не замечали, принимая за скалу, отсюда и поговорка. А кстати, куда Суслик подевался? Я его со вчерашнего дня не видел ни разу.

— Серый Суслик в разведке, — сказал Хайрам. — Вдруг эльфы появятся… Не беспокойтесь, святой отец, за ним другие орки приглядывают, Топорище Пополам организовал очередность.

— Хорошо, — сказал Питер. — Я иду в дом, ищи Шона и догоняйте меня.

Питер был уверен, что найдет в доме несколько пропущенных артефактов. Так всегда бывает, неспециалист не всегда может сразу понять, что какая-то нелепая безделушка — на самом деле ценнейшая вещь. И еще в доме был артефакт-элефант, которого рыцари умудрились не заметить — генератор силового поля. По законам физики он должен располагаться в центре генерируемой сферы, то есть в центре дома, либо на первом этаже, либо в подвале. Кроме того, странно, что в доме не нашлось ни одного компьютера. Конечно, этот дом — загородный, Джулиус Каэссар нечасто здесь не столько работал, сколько отдыхал, но великий вождь второй эпохи просто обязан был иметь хотя бы один компьютер в каждой своей резиденции.

Серый круг, отмечающий границы силового поля, постепенно переставал быть серым, в пыли уже проклюнулись первые зеленые ростки. Скоро здесь будет такой же луг, как везде вокруг, сразу и не определишь, что эта земля провела миллион дней, укрытая непроницаемым колпаком силового поля.

Питер поднялся на крыльцо и вошел в прихожую. Кто-то из рыцарей оставил входную дверь распахнутой, это нехорошо, надо будет сделать замечание. Так, что они здесь упустили из виду? Система автономного водоснабжения… наверняка с электронными системами контроля… Да, точно, вот один процессорный блок, а вот второй. Но это не очень интересные артефакты, их можно оставить на потом. Все равно никто не знает, как их приспособить к полезному делу, и не узнает до тех пор, пока монастырь фундаментальных исследований не разовьет кибернетику до уровня хотя минус сто тысяч дней до конца первой эпохи.

В столовой… Вроде все собрали, ничего похожего на артефакты не видно. Но здесь их и не должно быть. Гостиная… Телевизор… провода… этот провод, кажется, к антенне идет… А вот тот стационарный артефакт, о котором говорил Хайрам, это, похоже, какой-то довесок к телевизору. Вон еще один стационарный артефакт под самым потолком, его вид смутно знаком… Нет, оставим его на потом, не до него сейчас. Где же может быть установлен генератор поля? В этой ли комнате? Да, явно в этой, где-то ближе вот к этому углу, рядом с дверью в спальню. В шкафу? Нет.

В прихожей послышались шаги Шона и Хайрама.

— Идите сюда, парни! — позвал их Питер. — Помогите снять ковер.

— Святой отец, вам необязательно самому двигать это кресло, — сказал Шон, входя в комнату. — Мы с Хайрамом вполне можем…

— Здесь я решаю, что кому делать, — заявил Питер. — Лучше не препирайся, а помоги.

Через минуту кресла были передвинуты, а угол ковра отогнут. Как и ожидал Питер, под ковром в полу обнаружился люк. Обычный квадратный люк из того же пластика, что и стальной пол. Никаких запоров не видно, только ручка для открывания, утопленная в толщу люка, чтобы не спотыкаться об нее.

— Сдается мне, сейчас мы увидим самое интересное! — провозгласил Питер. — Хайрам, открывай.

Хайрам открыл. Шон озадаченно хмыкнул и спросил:

— Что это?

Питер присел на корточки и постучал костяшками пальцев по металлической поверхности. Звук был глухим.

— Вот он, наш элефант, — сказал Питер. — Будем вскрывать пол.

— Может, орков позвать? — предположил Шон.

— Обойдемся, — отрезал Питер. — Хайрам, помнится, ты говорил, там, в сарае, ломы есть?

— Есть, — подтвердил Хайрам. — Две штуки. Оба очень ржавые, один сильно погнут.

— Тащи оба, — велел Питер. — Хотя нет, пойдемте вместе, может, что еще найдется полезное.

Кроме двух ломов, в сарае обнаружился обрезок массивной стальной трубы и шесть гнутых арматурин. Все железяки страшно проржавели (за миллион дней — немудрено), но еще не совсем пришли в негодность.

— Помыть их, что ли… — пробормотал Питер. — Нет, не будем тратить время. Пойдемте, поработаем руками.

Работа спорилась. Пластиковые доски, из которых был составлен пол гостиной, были непрочными, чисто декоративными, и отламывались очень легко. Вскоре комната потеряла жилой вид и стала похожа на руины.

Стальное сооружение под полом оказалось куда крупнее, чем Питер предполагал поначалу. Настоящий элефант. Если верить историческим источникам, генераторы силового поля были куда меньше. Тумбочка, максимум шкаф, но не такое циклопическое сооружение.

— Там как будто целая комната в подвале, — сказал Хайрам, отламывая очередную доску.

Питер остановился и опустил лом на стальную плиту, лом громко звякнул.

— Ты гений, Хайрам, — сказал Питер. — Этот металл — вовсе не корпус генератора, там внизу действительно комната. И не просто комната, а подземный бункер. Странно, что я сам об этом не подумал. Шон, ты знаешь, что такое кумулятивный заряд?

Шон отрицательно помотал головой.

— Я знаю, святой отец, — сказал Хайрам. — Я могу его изготовить.

— Изготовь, — сказал Питер. — Возьмешь все необходимое у Топорища Пополам, скажешь, я велел. Шон, ты пока сними артефакты в прихожей, там на трубах есть две такие коробочки небольшие.

— Я же говорил тебе, это тоже артефакты! — воскликнул Шон.

— А я пройдусь по другим комнатам, посмотрю, что вы еще пропустили, — закончил Питер свою мысль.

В спальнях рыцари не пропустили ничего существенного. Датчики пожарной сигнализации можно не считать, это ерунда. Потом их надо будет тоже присовокупить к добыче, но пока можно не обращать на них внимания, это ерундовая добыча. Так, первый этаж осмотрен, пора осмотреть второй.

Питер поднялся на второй этаж, обошел вокруг бильярдного стола, покрутил головой и его взгляд упал на непрезентабельную шапку-содомку, валявшуюся в углу рядом с креслом. Питер рассмеялся.

— Еще одного элефанта не приметили, — констатировал он.

Это было неудивительно. В самом деле, откуда простым рыцарям знать, как выглядит шлем грез? Это очень дорогой артефакт, они, небось, этих шлемов и в глаза не видели. Кстати! Если есть шлем грез, значит, должен быть и компьютер. А где?

Переносной компьютер ребята не могли не заметить, этот артефакт ни с чем не перепутаешь. Стационарный? Корпус может быть спрятан или вообще вмурован в стену, но экран должен быть снаружи, а здесь ничего похожего нет. Может, Каэссар подключал шлем грез прямо к телевизору? Тогда почему шлем валяется здесь, а не в гостиной? Кстати, место, где он валяется, примечательно. Если предположить, что Каэссар сидел в этом кресле, снял шлем, положил на подлокотник, случайно уронил… Да, шлем упал бы именно так. Но все-таки, где компьютер, к которому он был подключен?

Питер взял мятую шапку в руки, отряхнул пыль, осмотрел артефакт более внимательно. Все правильно, это шлем грез, никаких сомнений. Вот разъем под блок питания, второй разъем должен быть где-то здесь… а где, собственно? Где разъем для подключения к компьютеру? Неужели этот шлем беспроводной? Значит, это не сказки, беспроводные терминалы виртуальной реальности действительно существовали. Да, шлем однозначно беспроводной, ничего похожего на второй разъем и близко нет. Интересно…

А не валяется ли рядом с креслом еще что-нибудь ценное? Или под креслом? Валяется! Блок питания, как раз для подзарядки шлема. А в стене розетка, только очень неудобно расположена. Чтобы до нее добраться, надо сначала в кресло сесть, а оно низкое, мягкое… Хотя нет, если сесть в кресло, втыкать вилку в розетку очень даже удобно. Ну-ка… Действительно удобно. Блок питания работает, вон, лампочка загорелась. Что?!

Питер быстро выдернул вилку из розетки. Это было настолько невероятно, что он вообще не принимал эту возможность во внимание! В доме есть электричество. Прошел миллион дней, а в доме все еще есть электричество! Умели же строить древние…

Есть электричество — это нехорошо. Это значит, что силовое поле в любой момент может включиться снова. И как тогда выбираться отсюда? Маловероятно, конечно, что на повторное включение хватит энергии… Ладно, хватит думать о плохом, будем решать проблемы по мере поступления.

— Ваше преосвященство! — позвал Хайрам снизу. — У меня все готово.

— Иду! — крикнул Питер, поднялся из кресла и направился вниз.

Компьютер подождет, генератор силового поля важнее. Надо добраться до него, демонтировать его и оттащить подальше в поле. Тогда можно будет не бояться, что он внезапно включится. А если яйцеголовые жрецы сумеют разобраться, как его включать и выключать…

Хайрам собрал кумулятивный заряд безупречно, сам Питер так не смог бы. Впрочеи, при такой мощности заряда точность построения большой роли не играет.

— Молодец, Хайрам, отлично поработал, — сказал Питер. — А теперь давайте выйдем на улицу и взорвем здесь все во славу Шивы Разрушителя. Хотя нет, телевизор надо прикрыть. Осколков от взрыва быть не должно, но береженого Иегова бережет.

— Может, лучше совсем снять его? — предложил Шон. — Все равно придется.

— Не будем тратить время, — махнул рукой Питер. — Доски оторванные к стене приставим и хватит. Ну, можно еще мебель к этой стене подтащить.

Минут через пять все приготовления были закончены. Они вышли на крыльцо, Шон разматывал катушку с проволокой, а Хайрам придерживал проволоку, чтобы она не цеплялась за углы.

— Хайрам, хочешь кнопку нажать? — спросил Шон. — Ты заряд закладывал, тебе и взрывать.

— Да ну, ерунда, — отмахнулся Хайрам. — Я не жажду почестей.

— Как знаешь, — сказал Шон и нажал кнопку.

Ничего не произошло.

Питер, Хайрам и Шон стояли с широко открытыми ртами (чтобы взрывом не оглушило) и недоуменно глядели друг на друга. Редкостно идиотское зрелище.

— Подрывник из тебя, как из орка философ, — сказал Шон.

Хайрам закрыл рот, снова открыл, чтобы возразить, но вдруг замер, склонив голову набок.

— Там что-то шуршит, — сказал он.

Питер прислушался и понял, что внутри дома действительно что-то шуршит, и не только шуршит, но щелкает, как будто железом по железу, мелко и часто. И, кажется, звуки приближаются.

Шон переложил пульт с кнопкой в левую руку, правой рукой провел вдоль пояса и замер. Он не взял с собой ни меч, ни кинжал, вообще никакого оружия не взял. Никто из них не взял никакого оружия, они не рассчитывали встретиться здесь с живым противником из плоти и крови.

Питер молниеносно переместился к двери и присел на корточки, в позицию, удобную для неожиданного нападения снизу. Показал рыцарям жестом: стойте где стоите.

Металлическое клацание донеслось из прихожей, а в следующую секунду незваный гость появился на крыльце. Хайрам и Шон выпучили глаза, разинули рты и одновременно сделали шаг назад. У Питера выражение лица не изменилось, но не потому, что он сохранил самообладание, а потому что он остолбенел.

На крыльцо вышел робот, самый настоящий робот, один из тех, о которых так много говорится в преданиях древних эпох. Это был восьминогий паукообразный робот, довольно большой, ростом с крупную собаку, но на вид гораздо тяжелее. Сейчас он стоял на шести задних ногах, а в двух передних держал фугас, который раньше был кумулятивным зарядом. Сейчас заряд перестал быть кумулятивным, робот смял взрывчатку в бесформенный комок, а детонатор… детонатор оставил.

— Я читал про законы робототехники, — сказал Шон, искривил рот в напряженной улыбке. — А ну положи эту штуку на пол!

Робот не отреагировал. Шон осторожно положил подрывной пульт на перила крыльца, растопырил руки, слегка присел, сказал:

— Хорошая собачка…

И внезапно бросился на робота, заключив его в объятия. Страшно захрустел, захрипел и осел на пластиковый пол, пронзенный двумя стальными лезвиями: одним в печень, другим — в горло.

Питер понял три вещи. Во-первых, в ноги этого робота встроены выдвигающиеся клинки. Во-вторых, робот то ли ничего не знает о трех законах робототехники, то ли просто не считает нужным им подчиняться. И, в-третьих, этот робот — слишком опасный противник, чтобы выходить на него без бластера или, на худой конец, эльфийского гранатомета.

Шон согнулся, захрипел, забулькал перерезанным горлом и осел на пол. Робот перепрыгнул через него, приземлился на согнутые конечности, упруго оттолкнулся и спрыгнул с невысокой лестницы. Спрыгнул не разворачиваясь, боком вперед. И неторопливо затрусил куда-то вдаль.

Шон захрипел и забулькал еще сильнее, забился в судорогах и вдруг резко затих. Питер перевел взгляд на робота. Тот отбежал от крыльца шагов на пятьдесят (человеческих шагов, не роботовых), остановился, присел, положил фугас на землю и потрусил назад, разматывая проволоку. При этом робот не разворачивался, похоже, у этого робота нет ни передней, ни задней стороны, ему все равно, куда двигаться.

— Разминирование путем уничтожения, — сказал Хайрам.

— Дай-то боги, — сказал Питер.

Хайрам угадал. Когда проволока размоталась до конца и натянулась, робот сунул конец проволоки в разъем на своем теле, и фугас рванул. По ушам ударило взрывной волной, взметнулась пыль, с неба посыпались комья земли. Некоторые комья падали прямо на робота, он не пытался от них увернуться, он вообще не обращал внимания на них.

Все той же неспешной трусцой робот подбежал к крыльцу, одним прыжком запрыгнул на веранду и остановился. Несколько секунд он стоял, как бы размышляя, Питер почувствовал, как по спине стекает холодный пот. А потом робот внезапно произнес хриплым и шипящим нечеловеческим голосом:

— Так нельзя. Нельзя так делать.

И потрусил в дом, перепрыгнув через тело Шона и аккуратно обогнув Хайрама и Питера, которые застыли на месте, как соляные столбы из древней эпохи. Судя по звукам, робот вернулся в гостиную, оттуда донеслось постукивание, шуршание, а затем наступила тишина.

Питер и Хайрам стояли на крыльце. Питер видел, как по лицу Хайрама стекают капли пота, как подергивается уголок его рта, и понимал, что сам выглядит не лучше. На месте Шона мог оказаться любой из них. Кто мог подумать, что здесь окажется настоящий боевой робот?!

— Ну что ж, — сказал Питер. — Теперь мы с тобой знаем, что боевые роботы древних — это не сказки.

Хайрам посмотрел на Питера изумленно и сказал:

— У вас стальные нервы, святой отец.

Питер поднял руку на уровень глаз и растопырил пальцы. Стало видно, что они дрожат.

— Ты мне льстишь, — сказал Питер. — Ладно, хватит на сегодня. Пойдем отсюда, выкурим по косяку. А еще лучше — по затяжке опиума.

— Мы же позавчера курили! — воскликнул Хайрам.

— Правила созданы для того, чтобы их нарушать, — сказал Питер. — Их нельзя нарушать каждый день, но иногда надо. Сегодня, например. Поверь мне, Хайрам, я знаю, что говорю. Это сейчас ты нормально разговариваешь и почти не трясешься, но это только пока боевое возбуждение не схлынуло. Короче, считай, что это приказ.

— Как вам угодно, ваше преосвященство, — сказал Хайрам.

И они пошли в лагерь.

5

Они сидели в вигваме, а вернее, не сидели, а лежали, каждый на своем месте, глядели в конусообразный кожаный потолок и лениво переговаривались. Опиум сделал свое дело, потрясение отступило, так и не превратившись в настоящий шок. Страшная и нелепая смерть Шона стала чем-то далеким и не то чтобы незначительным, но не задевающим в душе никаких значимых струн. Теперь о ней можно было говорить спокойно, не передергиваясь.

— Если честно, мне Шон не нравился, — сказал Хайрам. — Он был какой-то слишком нервный и злой. Хотя я понимаю, святой отец, вы считаете доброту пороком…

— Это да, — сказал Питер. — Доброта — это порок, ты прав. Но чрезмерное зло — тоже порок. Есть древняя легенда о Темной Стороне Силы… Впрочем, это длинная история, ну ее. Шон ушел в лучший мир, а нам надо продолжать расхлебывать кашу. Я вот о чем думаю. Робот прятался в подвале, ты согласен?

— Согласен, — кивнул Хайрам. — Больше ему негде было прятаться, мы все обшарили.

— Да, больше негде, — согласился Питер. — А какую задачу, по-твоему, выполняет этот робот?

— Не пустить нас в подвал, — ответил Хайрам. — Он как сторожевой пес, он охраняет то, что ему поручено. Пока опасности нет — сидит себе в конуре, а как появился вор — отгоняет. А если вор показался опасным — убивает.

— Все правильно, — сказал Питер. — Я оцениваю ситуацию точно так же. Обрати внимание, робот охраняет только подвал. Когда мы лазили по дому, собирали артефакты, вскрывали пол, робот не счел это угрозой. Но стоило нам попытаться проникнуть вниз… А теперь вопрос, Хайрам: как он определил, что мы собираемся взорвать пол?

— Элементарно, — ответил Хайрам. — Робот знает, что такое кумулятивный заряд и насколько он опасен. Робот знал, что мы не будем взрывать заряд, пока не отойдем в безопасное место. Когда он увидел, что мы отходим, разматывая за собой проволоку, он понял, что ждать больше нельзя.

— Это я понимаю, — сказал Питер. — Я другого не понимаю — как он увидел, что мы отходим? Как можно видеть сквозь стальную плиту?

— Сквозь сталь можно слышать, — сказал Хайрам. — Если уши робота достаточно чувствительны, он мог воспользоваться ими вместо глаз.

— Действительно, — сказал Питер. — Странно, такое простое решение мне в голову не пришло, у меня была другая идея. Но это легко проверить. Пойдем прямо сейчас?

— Ничего, что мы упоротые? — спросил Хайрам.

— Ничего, — ответил Питер. — Как раз то что надо, в таком состоянии мозги лучше всего работают. Столичные поэты свои стихи только так сочиняют. Главное — не слишком увлекаться. Но нам с тобой это не грозит.

Они вышли на улицу.

— Гляди, сейчас костер зажгут, — сказал Питер. — Пойдем, отдадим Шону последние почести.

Они подошли к погребальному костру. При виде господ орки расступились, освобождая место в живом кольце.

— Давай, дерево, зажигай! — обратился Питер к Топорищу Пополам.

Посмотрел в другую сторону и увидел, что рядом с ним стоит Серый Суслик.

— Видишь, Суслик, боги за тебя отомстили, — сказал Питер.

Серый Суслик рассеянно кивнул и спросил:

— Как он умер?

— «Как он умер, святой отец» надо говорить! — поправил полукровку Хайрам.

Питер безразлично махнул рукой, дескать, не придирайся к мелочам.

— Умер он от нелепой случайности, — сказал Питер. — А большего тебе знать не положено. Тебе и спрашивать не положено было.

Взгляд Серого Суслика вспыхнул ненавистью, Питер едва сдержался, чтобы не отшатнуться испуганно.

— Не надо корчить такую морду, Суслик, — сказал Питер. — Тебе она не подходит. Не положено тебе ненавидеть высокорожденного. Знаешь, почему ты все еще жив? Потому что я поклялся трем богам сохранять твою жизнь. И, знаешь, я начинаю жалеть, что поклялся.

Серый Суслик отвернулся и пошел прочь. Питер дождался, когда он отойдет достаточно далеко, и поманил к себе Топорище Пополам. Когда орк приблизился, Питер сказал ему:

— Присматривай за полукровкой. Если сбежит или учудит чего — убью страшной смертью.

Топорище Пополам согнулся в низком поклоне, распрямился и ответил:

— Конечно, отец высокорожденных. За ним постоянно следят, отец высокорожденных. Не волнуйтесь, отец высокорожденных, все под контролем.

— Вижу я, как все под контролем, — проворчал Питер. — Сам уже успел слов ученых нахвататься от грязнокровки мерзкого. Под контролем… Поменьше с ним разговаривай, а то еще совратит тебя…

— Я не люблю понавать мужчин, отец высокорожденных, — сказал орк.

Хайрам хихикнул.

— Совратить можно не только телом, — сказал Питер. — Но тебе этого не понять, жаба стоеросовая. Ладно, проехали. Пойдем, Хайрам, постояли и хватит.

— А слова произнести? — спросил Хайрам.

— А я разве не произнес уже? — удивился Питер. — Ну ладно, произнесу. Ты был славным рыцарем, Шон, да исполнится воля божья в твоем посмертии и да сбудется мое желание, если возможно, чтобы твое посмертие было легким и благостным. Аминь и аллилуйя. Пойдем, Хайрам.

Через минуту они поднялись на крыльцо древнего дома, Питер впереди, Хайрам сзади. Пластик веранды был заляпан свернувшейся человеческой кровью, в ней виднелись крупные следы орочьих сапог и маленькие зарубки, оставленные роботом-пауком. Питер присел на корточки, поскреб одну зарубку пальцем и сказал:

— Гляди, Хайрам, эти следы — первые за миллион дней. За все межвременье робот ни разу не выбирался из подвала.

— И что из этого следует, святой отец? — спросил Хайрам.

— Понятия не имею, — ответил Питер. — Просто обратил внимание.

Они прошли через прихожую и столовую и вошли в гостиную. Здесь ничего не изменилось, здесь царил все тот же разгром, который они создали несколько часов назад. Хотя нет, кое-что изменилось. На металлической поверхности пола проявился контур круглого люка, из которого вылез робот. Раньше люк был неразличим, что не удивительно, если учесть, сколько пыли и грязи накопилось на нем за миллион дней.

— А теперь мы проверим, кто из нас прав, — сказал Питер. — Если робот засек нас по звуку, мы ничего не найдем. Но если прав я… Хайрам, ты знаешь, что такое видеокамера?

— Древний артефакт, — ответил Хайрам. — Фотокамера делает фото, а видеокамера делает видео. Как она выглядит, я не знаю.

— Выглядит она так же, как фотокамера, то есть как угодно, — сказал Питер. — Единственная характерная деталь — объектив. Это такое маленькое стеклышко, обычно круглое, но иногда бывает квадратное или прямоугольное, вот примерно как…

Питер осекся. Некоторое время он молча смотрел на стационарный артефакт, установленный в углу комнаты у самого потолка. Затем сказал:

— Я дурак, Хайрам. Я видел этот артефакт и не придал ему значения. Если бы я догадался чем-нибудь прикрыть объектив…

— То робот вылез бы раньше, — перебил его Хайрам. — Вы ни в чем не виноваты, святой отец.

Питер пожал плечами и ничего не ответил. Он размышлял.

— Можно позвать какого-нибудь орка, чтобы тот демонтировал видеокамеру, — предложил Хайрам. — Делать это самим, по-моему, слишком рискованно.

— Ты прав, Хайрам, — рассеянно произнес Питер. — Так мы и сделаем, но… Я вот о чем подумал. Камера передает картинки по проводу в подвал. Чтобы увидеть эти картинки, в подвале должен быть кто-то, кто способен на них посмотреть и понять, что там показывается. Это не может человекообразный, ни одно живое существо миллион дней не проживет. Это должен быть компьютер, искусственный мозг из железа, обработанного забытой магией. В принципе, он может быть встроен в голову того робота, но, будь я Каэссаром, я бы установил в подвале стационарный компьютер. А то вдруг робот куда-нибудь отлучится… И еще я бы установил одну консоль наверху, чтобы не приходилось каждый раз лазить в подвал, когда нужно настроить какую-нибудь мелочь. И я, кажется, знаю, где эта консоль.

— Где? — спросил Хайрам. — Я тоже об этом думал, мы с Шоном все облазили, но ничего похожего не нашли.

— Вы пропустили шлем грез на втором этаже, — сказал Питер.

— Шлем грез?! — воскликнул Хайрам. — Погодите… Святой отец, вы имеете в виду ту грязную шапку? Но она без провода, я специально смотрел!

— Это беспроводной шлем грез, — сказал Питер. — Не делай такое грустное лицо, я тоже раньше не знал, что такие бывают. Но это точно шлем грез, ты убедишься в этом, как только рассмотришь его внимательнее. Пойдем.

Они поднялись на второй этаж, Питер продемонстрировал Хайраму блок питания и розетку.

— Значит, кресло — это и есть консоль? — спросил Хайрам.

— Похоже на то, — кивнул Питер. — Сейчас проверим. Втыкай вилку в розетку и надевай шлем на голову.

Хайрам ничем не проявил своего страха, разве что слегка побледнел. Сел в кресло, поерзал, располагаясь удобнее, воткнул вилку в розетку (на блоке питания загорелась лампочка), стал натягивать шлем на голову, вдруг охнул и сорвал шлем одним резким движением.

— Не могу, — сказал он.

— Что значит не могу? — не понял Питер. — Я понимаю твой испуг, но…

— Простите, святой отец, но это не совсем испуг, — сказал Хайрам. — Это кошмар какой-то, этот шлем…

Хайрам замолк, нелепо вращая рукой в воздухе в бесплодных попытках подобрать слова. Питер пришел ему на помощь.

— Шлем спроецировал страх в твою душу? — спросил Питер. — Это он заставил тебя сорвать его?

Хайрам кивнул. Питер немного подумал и сказал:

— Тогда вставай, освобождай место.

— Но, святой отец… — вяло запростестовал Хайрам.

— Заткнись, рыцарь, — сказал Питер. — Если со мной случится неладное, и ты не сможешь меня спасти — принимай командование и завершай экспедицию. Из дома больше ничего не забирай, сворачивай лагерь и уходи в обитаемые земли как можно быстрее. Постарайся добраться до столицы живым, будет плохо, если такая успешная экспедиция окончится провалом в самый последний момент.

— Вы считаете, наша экспедиция успешная? — спросил Хайрам.

— Я считаю, она очень успешная, — сказал Питер, потянулся к шлему, но вспомнил, что забыл сказать одну важную вещь, и добавил: — А Суслика убей. Немедленно. Ты же ему не клялся.

— Хорошо, святой отец, — сказал Хайрам. — Так и сделаю.

Питер кивнул и сосредоточился. Трижды вдохнул и выдохнул, обращаясь с молитвами к Иегове Вседержителю, Эйнштейну Всезнающему, и Пингвину Повелителю Роботов. Немного поколебался и присовокупил молитву Никс Защитнице Обездоленных. Ничего, что ей молятся орки, современные люди по сравнению с древними — те же орки. И решительно натянул шлем на голову.

Внезапно Питер понял, что сидит на краешке кресла, сильно наклонившись вперед, а шлем лежит у него на коленях. Питера колотила дрожь. Он не помнил, где был и что чувствовал в предшествующие мгновения, это было как пробуждение от кошмарного сна. Но такого кошмара он еще никогда не испытывал. В этом кошмаре не было ничего конкретного, это был просто кошмар. Отец всех кошмаров, как сказали бы древние философы.

— Пойдем отсюда, Хайрам, — сказал Питер. — Ты прав, этот шлем так просто не надеть. Будем думать, что с ним теперь делать.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ДЖУЛИУС КАЭССАР 

1

В этот день Серый Суслик не поехал в разведку. Он уже начал седлать лошадь, но к нему подошел Топорище Пополам и сказал:

— Тебя вызывает отец высокорожденных.

— Слушаю и повинуюсь, — отозвался Серый Суслик.

Топорище Пополам нахмурился, но ничего не ответил на эти слова. Топорище Пополам не понимал, как себя вести с Серым Сусликом и даже немного побаивался его. По закону разоблаченный полукровка лишен права жить, но сам отец высокорожденных Питер Пейн поклялся хранить его жизнь и заботиться о нем, как о рыцаре. Если бы Топорище Пополам знал, что дело так обернется — ни за что не стал бы неосторожно беседовать с Серым Сусликом, не дал бы оснований для подозрений. А теперь Серый Суслик подозревает, что Топорище Пополам — тоже полукровка, и Топорище Пополам подозревает, что Серый Суслик подозревает, и боится, что однажды тот заявит о своих подозрениях во всеуслышание. Но Серый Суслик не собирался так поступать, Топорище Пополам был одним из немногих полубоссов, по-настоящему достойных своего звания. Суровый, но не жестокий, умный и решительный, но скрывающий свои лучшие качества под маской тупой скотины — именно таким должен быть настоящий полубосс.

— Извини, — сказал Серый Суслик. — Я не должен был шутить над своим статусом. Извини, не хотел обидеть.

— Я не обиделся, — сказал Топорище Пополам. — Поспеши, отец высокорожденных тебя ждет. Это срочно.

— Тогда прикажи кому-нибудь оседлать мою лошадь, — попросил Серый Суслик. — И пусть все ремни хорошо затянет, вернусь — проверю.

— Не проверишь, — покачал головой Топорище Пополам. — Отец высокорожденных говорил, что ты будешь нужен ему весь день. В разведку поедут другие орки.

Серый Суслик посмотрел на небо. Красный лик солнца неспешно взбирался в небо, точка восхода находилась на четверть пути от востока к югу.

— Сегодня пятница, — сказал Серый Суслик. — Ночь будет длинной, а завтрашняя ночь будет еще длиннее. Сегодня надо провести дальнюю разведку. Если эльфы собираются нас атаковать, они сделают это завтрашней ночью. Мы должны узнать об этом сегодня.

— Мне можешь это не объяснять, — сказал Топорище Пополам. — Но отец высокорожденных приказал по-другому. Сам понимаешь…

— Понимаю, — кивнул Серый Суслик, отхаркнулся, сплюнул на траву и пошел к вигваму, в котором поселились люди.

— О, Суслик, наконец-то! — поприветствовал его сэр Питер. — Я гляжу, ты не слишком торопишься.

Серый Суслик подумал: «А может, если эльфы разобьют камнями эту наглую харю… может, так будет лучше для всех?» Но потом Серый Суслик подумал о Топорище Пополам, о других орках, и сказал:

— Сегодня нужно провести дальнюю разведку. Если эльфы…

— Заткнись, Суслик, — прервал его жрец. — Мой бластер спрвится с любой эльфийской армией. Ты уже позавтракал?

— Я не завтракаю перед дальней дорогой, — сказал Серый Суслик.

— Сегодня ты никуда не поедешь, сколько можно повторять! — рявкнул жрец. — Иди, сожри что-нибудь по-быстрому, и сразу возвращайся.

— Может, не кормить его? — предложил сэр Хайрам. — Типа, не поел — сам виноват.

— Не пойдет, — покачал головой сэр Питер. — Упорется сверх меры…

— Чего? — не понял Серый Суслик.

— Ничего! — рявкнул жрец. — Иди, жри, животное!

С тех пор, как силовое поле перестало существовать, отношение сэра Питера к Серому Суслику изменилось в худшую сторону. Сейчас Серый Суслик понимал, что это было глупо, но в какой-то момент ему показалось, что жрец-пилигрим действительно стал хорошо к нему относиться, что сэру Питеру действительно стал симпатичен орк-полукровка, которому по иронии богов достался полноценный человеческий разум. Серый Суслик даже подумал тогда: «А этот дьякон — неплохой мужик». Зря он так подумал.

Наскоро позавтракав, он вернулся к начальственному вигваму.

— Разрешите войти? — спросил он, стоя рядом с дверным пологом.

— Подожди там! — отозвался изнутри дьякон. — Сейчас мы к тебе сами выйдем.

Они вышли — сэр Питер и сэр Хайрам. Сэр Хайрам держал в руках большой моток тонкой веревки и трубку для курения опиума. Это было очень странно. И еще сэр Питер сказал «упорется». Они, что, накуривать его собрались?

— Пойдем, жаба, — сказал сэр Питер. — Ничего не бойся, в этом доме опасности уже нет.

Он прав, опасности нет. Всю опасность принял на себя Два Воробья, да будет его посмертие легким. Серый Суслик вспомнил, как жуткое марево силового поля налилось плотью и кровью невинного парня, стало красным, и как потом сам он, обезумев, мчался к этой кровавой стене, чтобы положить конец всем переживаниям, навечно соединиться с любимой Шелковой Лозой и столь же любимым, но по-другому, мальчишкой по имени Два Воробья. И как за мгновение до неизбежного конца стена исчезла, взорвавшись кровавым дождем. Сэр Питер полагает, что боги открыли проход в дом Каэссара, отозвавшись на его молитву, подкрепленную жертвой. Но Серому Суслику казалось, что проход открылся, потому что боги пожалели несчастного орка-полукровку, что они оценили его порыв и как бы сказали ему: «Не торопись».

Они поднялись на крыльцо: вначале сэр Питер, затем сэр Хайрам, затем Серый Суслик. Пол веранды был густо испачкан засохшей кровью, очевидно, сэр Шон принял смерть прямо здесь. Интересно, как это случилось? Высокорожденные ничего не говорили о подробностях той самой «нелепой случайности», которая привела к его смерти. Серый Суслик предполагал, что сэр Шон упал с лестницы или был поражен электричеством, но здесь, на веранде… Будто на него напал кто-то.

— Не засыпай, жаба, — сказал сэр Питер. — Давай, двигай задницей.

Они прошли через прихожую, вошли в столовую, справа от входа была открытая дверь в другую комнату, сквозь нее было видно, что комната вся разорена, даже половые доски сняты и прислонены к стене. Но сэр Питер направился не туда, а вперед, к лестнице.

Они поднялись на второй этаж, обошли непонятного вида и назначения, затянутый сверху роскошной зеленой тканью, сэр Питер указал пальцем на стоящее в углу мягкое кресло и сказал:

— Садись сюда, жаба, и устраивайся поудобнее. Сейчас Хайрам будет тебя ублажать.

Сэр Хайрам дернулся и сказал:

— Шутки у вас, святой отец…

— Извини, — отозвался сэр Питер, хихикнув. — Давай, доставай свои причиндалы.

Сэр Хайрам извлек из кармана маленький кожаный кисет и миниатюрную ложечку. Зачерпнул из кисета крошечную порцию зеленоватой субстанции, засунул ее в отверстие на широком конце трубки, утрамбовал, оглядел трубку критическим взглядом и сказал:

— На первый раз хватит. Давай, Суслик, бери в рот.

Серый Суслик взял в рот узкий конец трубки, Хайрам вытащил из кармана зажигалку, Серый Суслик впервые видел это новейшее устройство так близко. Маленькая железная штучка с кнопкой, при нажатии на кнопку штучка испускает одинокий язычок волшебного пламени, и это пламя ничего не сжигает, а существует само по себе, не нуждаясь в пище.

— Прикуривай, — приказал сэр Хайрам.

Серый Суслик поднес широкий конец трубки к огню. Ничего не произошло.

— Глубоко вдохни и задержи дыхание, насколько сможешь, — сказал сэр Питер. — И не вздумай закашляться.

Серый Суслик глубоко вдохнул. Горячий и терпкий дурнопахнущий дым ворвался в его горло и проник в грудь.

— Не кашлять! — строго сказал сэр Питер.

Легко ему говорить «не кашлять». Серый Суслик чувствовал, как лицо наливается кровью, горло дерет и распирает, а грудь сотрясается в мелких судорогах. Он едва сдерживал кашель.

— Ладно, выдыхай, бобер, — сказал сэр Питер.

Высокорожденные засмеялись, непонятно почему. Серый Суслик выдохнул, он ожидал, что из его рта вырвется целый клуб дыма, но вышла только одна маленькая струйка. Куда остальной дым подевался, впитался, что ли?

Начался кашель. Серый Суслик кашлял долго и мучительно, в какой-то момент ему показалось, что сейчас его вытошнит, но обошлось. А потом, когда кашель отпустил, сэр Хайрам сказал:

— Вторая доза.

Как ни странно, вторая доза пошла легче. Серый Суслик снова кашлял, даже, сильнее, чем в первый раз, но теперь его перестало волновать, что с ним происходит. Его вообще все перестало волновать. Ему стало хорошо и спокойно, внезапно он понял, что впервые за… да за всю жизнь, пожалуй! Впервые за всю жизнь он счастлив. И нет ему никакого дела ни до прошлого, ни до будущего, ничто не имеет никакого значения, кроме невероятного блаженства, которое он испытывает в настоящем.

— Торкнуло, — сказал сэр Питер. — Гляди, как лыбится. Давай, вяжи его.

Серый Суслик глупо хихикнул, когда сэр Хайрам встал перед ним на колени. Настоящий высокорожденный рыцарь стоит на коленях перед орком-полукровкой, это очень смешно. И не важно, что он опутывает орочьи ноги прочной веревкой, это все равно весело. О, он теперь руки к коленям привязывает… Во упаковал-то! А в целом хорошо, приятно, и солнце больше в глаза не бьет, полумрак такой замечательный…

— Фыркает, как будто конопли накурился, а не опиума, — сказал сэр Питер. — Передоза бы не случилось, гляди, как зрачки сузились. Впрочем, чего уж теперь… Давай, надевай шлем.

Сэр Хайрам надел на голову Серого Суслика… нет, не шлем, а мягкую тряпичную шапочку, их вроде жрецы надевают на какие-то церемонии. Серый Суслик закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Ему было хорошо.

— Сядь нормально, жаба, не лежи, — потребовал сэр Питер. — Хайрам, поправь шлем, не надел же как следует.

Серый Суслик попытался придать туловищу вертикальное положение, но не смог, то ли из-за того, что руки и ноги связаны, то ли из-за наркотика. Да какая разница, из-за чего именно? Не смог и всё, ха-ха.

— Нормально шлем надет, — сказал сэр Хайрам. — Вообще не понимаю, что происходит. Суслик, ты как, вообще, себя чувствуешь?

— Хорошо! — воскликнул Серый Суслик.

На самом деле не воскликнул, а прошептал, он понимал это, но одновременно он понимал, что эти слова прозвучали ликующим воплем, но не в том мире, в котором пребывает его бренное тело, оскверненное орочьими генами… миллион дней негативного отбора… это лет-то сколько… Чего? Каких еще лет? А, понятно… А почему триста шестьдесят пять? Традиция? Понятно…

— Хорошо, — повторил Серый Суслик.

— Упороли мы его в дюндель, — сказал сэр Питер.

Серый Суслик засмеялся. Надо же так сказать: упороли в дюндель! Ха-ха-ха! Потолок качался в ритме его смеха.

— Переборщили мы с дозой, — сказал сэр Питер. — Но так даже интереснее. Будем ждать.

Они все стали ждать. Серый Суслик ждал на кресле, сэр Хайрам облокотился на большой стол, затянутый прекрасной тканью ярко-зеленого цвета с постоянно меняющимися оттенками, а сэр Питер нервно расхаживал туда-сюда. Серый Суслик хотел сказать ему, чтобы не нервничал, мир-то прекрасен, но постеснялся делать замечание не просто высокорожденному, но жрецу третьего уровня, дьякону, носителю титула «преосвященство»… дьякон, блядь, варвары, он бы еще кольцо в нос вставил, урод, мать его в трех позициях через…

Серый Суслик помотал головой, отгоняя посторонние мысли. Он вдруг понял, что в его голову вселился добрый демон, но не Алкоголь, а какой-то другой демон. И этот демон, в принципе, неплохое божие творение, но двум душам в одной голове не ужиться, а значит, надо проделать в темени круглую дырку, обратиться к Никс с подобающей случаю молитвой… Жаль, руки связаны. Ничего, дырку в темени никогда не поздно проделать.

— Отец высокорожденных! — обратился Серый Суслик к сэру Питеру. — И вы, добрый господин сэр рыцарь, к вашим стопам припадаю, ко всем четырем стопам ваших высокорожденных тел. Нижайше прошу: просверлите недостойный мой череп, ибо нуждаюсь я в отверстии в теменной кости.

— Во упоролся, — сказал сэр Питер и покачал головой в жесте отказа, смешанного с сожалением.

Вокруг его головы появился сияющий ореол, какой иногда бывал у Джизеса Крайста, Джона Баптиста и еще каких-то древних героев. Этот ореол стал распухать, одновременно теряя яркость, и вскоре вся комната залилась сиянием божественной благодати.

— Благодарю тебя, о боже, — сказал Серый Суслик. — Прости, что раньше не видел твоей сущности и полагал твоего аватара простым смертным дьяконом. Позволено ли недостойному человекообразному узнать твой божественный титул?

Чудотворное сияние утратило равномерность и монотонность, расцвело велоколепными узорами, их не смог бы адекватно описать не только у простого и необразованного орка-разведчика, но и вообще любой смертный. Серый Суслик наблюдал и наслаждался.

— Сдается мне, у этого Стентона в опиум грибы добавляют, — сказал бог, притворяющийся дьяконом.

Серый Суслик понял, что бог шутит, и стал смеяться. Он смеялся равномерно и неторопливо, примерно так:

— Ха. Ха. Ха. Ха. Ха.

— Не могу больше на это смотреть, — сказал бог. — Пойду, артефакты поразбираю. Ты за ним следи, если что интересное начнет происходить — сразу зови. Вниз спускаться не нужно, в окно крикни, я внизу какого-нибудь орка поставлю, ему скажешь, а он меня позовет.

Бог ушел, но сияние осталось. Целую вечность Серый Суслик созерцал его неповторимые разводы… фрактальная графика, однако… и никогда еще он не был так счастлив. А потом он заметил вдруг, что сэр Хайрам… придурок недорощенный, интеллигента изображает, сука… больше не стоит неподвижно, а играет на столе в какую-то сложную игру… бильярд… в которой используется длинная палка, которую он держит в руках, которые… Похоже, так можно думать вечно. Если взять произвольную мысль, приделать к ней связку «который» или, там, «которая», то можно потом приделать к этой связке любую другую мысль подходящего рода и… склонения или спряжения, наплевать… и невозбранно мыслить дальше, и ход мыслей будет бесконечен и какое же это блаженство… вообще нирвана.

А демон-то так и не ушел! Сидит в голове и бормочет в голову свои мысли, добрые, но дурные и чуждые. Нелепый какой-то демон. Может, если постучать головой о спинку кресла, он уйдет? А если начать раскачиваться туда-сюда? Нет, эти попытки его только забавляют. А спинка такая мягкая, что стучать по ней решительно невозможно. Ну и пусть себе сидит, демон, все равно от него нет ни вреда, ни пользы. Бесполезное астральное существо.

Это я-то бесполезное?! На себя посмотри, плод негативного отбора, жаба упоротая! Но-но! Знай свое место, астральная тварь! Это я-то астральная тварь?!

Нет, не добрый этот демон. Угрожающий. Остановись, демон! Не смей разрушать мое хрупкое счастье! Не ломай кайф, сука! Хуже будет!

Стало хуже. Извращенная и противоестественная личность демона отцепилась от души Серого Суслика и некоторое время кружила над ней в астральном пространстве подобно тому, как муха кружит над свежим дерьмом. А потом эта несуществующая… виртуальная… муха спикировала, и оказалось, что у нее есть ментальное жало, и ударила она этим жалом упоротую душу орка-полукровки, и стало еще хуже.

Шапка, которую высокорожденные… содомиты горбатые… заткнись, демон! Так вот, шапка, которую высокорожденные почему-то почему-то называют содомкой… ха-ха-ха… заткнись, демон, не мешай мыслить, мерзость несуществующая! Короче, шапка стала сдавливать голову, это происходило медленно и постепенно, она как бы утолщалась, врастала в кожу и череп… как злокачественная опухоль… понятия не имею, что это такое… Серый Суслик чувствовал, что вокруг его души, заключенной внутри черепа, собирается нечто невещественное… информационное… и это нечто накапливает силы, наращивает массу… которая есть энергия, помноженная на… короче, нет у этой субстанции массы на само деле. И давит оно, и давит, пока еще не сильно, но с каждой единицей… квантом… времени все сильнее, и когда рухнет незримая преграда, не выдержав давления, случится ужасное… пойдет основная фаза загрузки… что бы это ни значило…

— Дырку! — взмолился Серый Суслик. — Дырку в черепе!

Сэр Хайрам не удостоил его ответом, он, похоже, вообще не заметил, что связанный полукровка что-то бормочет. И преграда рухнула.

Страх овладел душой Серого Суслика. Страх, ужас, отчаяние и почему-то петля. Пространство забурлило рожами, конечностями и иными членами непредставимых чудовищ, они появлялись и исчезали, воплощались, развоплощались и преобразовывались в соответствии с неведомыми законами… квантовая механика монстров, ха-ха-ха… и это было невероятно жутко. Мир вывернулся наизнанку, обратил к несчастному орку свою тайную, темную сторону, свою астральную задницу, битком набитую злом, ненавистью, болью, унынием, но не смертью, потому что мукам этим суждено длиться вечно. Не будет финального правосудия, которое сулил Джизес Крайст, а будет вечная бездна Нифльхейма. И едва это страшное слово всплыло со дна испуганной души Серого Суслика, как тело его забилось в судорожном припадке, но это были не настоящие судороги, а холодная дрожь, и не доводилось такого холода раньше испытывать ни одному смертному.

Сэр Хайрам оглянулся, испуганно вскрикнул, засуетился, подобрал какой-то ремень, пыльный, грязный и пропитанный запахом тысячелетий, попытался засунуть этот ремень Серому Суслику в рот, но не смог, потому что Серый Суслик сильно сжал челюсти.

— Открой рот, дурак, язык прикусишь! — вопил сэр Хайрам, а чудовища тем временем рождались, преобразовывались и рассасывались, и не видели они разницы между свободным пространством и пространством, занятым телом высокорожденного рыцаря.

Внезапно Серый Суслик понял, что еще ни разу не пытался закрыть глаза и избавиться от кошмара таким нехитрым образом. И зажмурился он изо всей силы, и явился ему древний бог тьмы, печали и разрушения, именуемый Ньярлапотеп, а также Бафомет… они разные и вообще не боги… но какая разница… и сказал этот бог:

— Вот мы и встретились!

И облизнулся плотоядно.

Попытался Серый Суслик снова распахнуть глаза свои, но не смог, потому что злой бог ловко зашил ему веки суровыми нитками, и заплакал Серый Суслик, и слезы его свободно изливались сквозь зашитые веки, и происходящее было непонятно. А Бафомет плясал неведомый танец… лезгинку… и выкрикивал ритмично:

— Убей себя об стену! Убей себя об стену!

И напряг Серый Суслик свои веки изо всех сил, и лопнули нитки, и распахнулись глаза. Но не было перед ними ни просторной комнаты, ни стола для неведомой игры… бильярда… ни высокорожденного сэра Хайрама. Открылся Серому Суслику вид на безвидную и сырую землю… пустую бездну на самом деле, не сырую… какой была Земля Изначальная до первого сотворения. И явился из тьмы неведомый бог… точно неведомый… и провозгласил он:

— Славься, великий!

И грянули трубы, и явились ангелы и архангелы и прочие курьеры небес, и много иных существ, некоторые из которых были человекообразны, а некоторые нет. И вострубили они прекрасную мелодию, и стали кричать и славить Серого Суслика на разные голоса. И воскликнул Серый Суслик:

— Да будет свет!

И пробежала по земле волна… как пятно от прожектора… и перестала земля быть черной, и отделилась земля от воды, и стал виден весь предел ее от Вест-Пойнта и до самого Чернолесья, и другие земли тоже стали видны, отделенные океаном и потому неведомые… так и не колонизовали ничего, стадо недооплодотворенное…

И явилась пред лицом Серого Суслика прелестная девица-человек, светловолосая, стройная и малогрудая, и воскликнула:

— Правь, Каэссар!

И понял Серый Суслик, что он не только Серый Суслик, но еще в некотором роде Джулиус Каэссар, а также Резвый Индюк и почему-то Джон Росс. И взмыл Серый Суслик к ясному небу, и поприветствовало его солнце… красный карлик, три процента светимости Солнца Изначального… и осознал Серый Суслик, что нет ни в небе, ни на земле, ни в где-либо еще ничего скрытого, и что он тперь всеведущ. И произнес Серый Суслик с искренним удивлением:

— Я есть бог.

И услышал голос рыцаря по имени Хайрам:

— Точно грибы добавляют.

Рассмеялся Серый Суслик и воспарил еще выше над плоскостью эклиптики, но не нашел там ничего, достойного внимания, и устремился обратно вниз. И оглядел он землю Оркланда с птичьего полета, и увидел, как в безымянной аборигенной роще (очень большая роща, целый лес, можно считать), противоествественно угнездившейся к западу от Дырявых Гор, а не к востоку, как положено, остановилась на дневку армия беложопых эльфов. Очень большая армия, особей двести, не меньше. А потом Серый Суслик вернулся в свое тело и его отпустило.

— Эльфы идут, — сказал он. — Очень большая армия, более двухсот особей. Следующей ночью будут здесь. Эй, Хайрам! Ну, то есть, я хотел сказать, добрый господин, сэр Хайрам, я серьезно говорю, меня отпустило уже.

Сэр Хайрам оторвал взгляд от стола, положил на край стола длинную палку (кий) и некоторое время внимательно разглядывал Серого Суслика.

— Точно отпустило? — спросил он, наконец.

— Точно, — подтвердил Серый Суслик.

Он лгал и понимал, что лжет. Если бы его отпустило реально, тот демон, что поселился в его голове, не принес бы знание о том, как называется эта палка. А как она, кстати, называется на самом деле?

— Сэр Хайрам, как называется эта палка? — спросил Серый Суслик.

— Никак, — удивленно ответил сэр Хайрам. — Палка для игры в бильярд, так и называется. А что?

Серый Суслик помотал головой, отгоняя наваждение, и сказал:

— Нет, ничего.

Сэр Хайрам подошел к окну, с громким скрипом распахнул одну створку и крикнул наружу:

— Эй, ты! Позови сэра Питера, немедленно!

Повернулся к Серому Суслику и спросил:

— Ну как оно было?

Внезапно Серый Суслик понял, что не должен отвечать правду. Это понимание не было рождено в его разуме, оно пришло извне. Но оно было неоспоримо, потому что истинно. Похоже, тот демон все-таки свил себе гнездо в упоротом мозгу несчастного орка-полукровки. Впрочем, почему несчастного? Даже с учетом кошмаров приход был в целом прекрасен. Понятно теперь, почему люди становятся наркоманами. Непонятно, почему они становятся наркоманами так редко. Выдерживать положенную законом стодневную паузу — это же рехнуться можно!

— Не помню, — ответил Серый Суслик. — Почти ничего не помню.

— Постарайся вспомнить, — сказал сэр Хайрам и вернулся к партии в неведомую игру (бильярд), которую разыгрывал сам с собой.

Он не проронил ни слова до самого появления сэра Питера.

Жрец выглядел сильно запыхавшимся, он, похоже, бежал со всех ног.

— Что случилось, Хайрам? — спросил он. — Жаба таки очухалась? Эй, жаба, как себя чувствуешь?

— Сам ты жаба! — яростно выкрикнул чей-то неведомый голос. — Следи за языком, шаман, а то укорочу!

Серый Суслик вздрогнул и стал озираться, пытаясь определить источник голоса. Он доносился как бы отовсюду одновременно…

— Что это с ним? — спросил сэр Питер. — Что высматриваешь, жаба?

— Голос, — ответил Серый Суслик. — Разве вы его не слышали?

— У него все время были галлюцинации, — пояснил сэр Хайрам. — Вначале он умолял просверлить ему дырку в черепе. Потом потребовал, чтобы я убил себя об стену. Потом ему стало мерещиться, что он Иегова, сотворяющий мир.

— Не Иегова, а человек с Марса, — уточнил Серый Суслик.

Он хотел было рассказать всю историю, которая возникла в его сознании в тот момент, про то, как человек, воспитанный аборигенами-марсианами, стал богом и в некоторой степени повторил судьбу Джизеса, но не совсем, потому что…

— Не мечи бисер перед свиньями, — посоветовал ему голос.

— Что такое бисер? — спросил Серый Суслик.

— Опаньки, — сказал сэр Питер. — Кажется, нам кое-что удалось. Так, значит… Серый Суслик, ты слышишь какой-то голос?

— Уже не жаба, а Серый Суслик, — прокомментировал голос. — Такой лицемер, слушать противно.

— Суслик? — повторил сэр Питер. — Отвечай на вопрос!

— Развяжите меня, — потребовал Серый Суслик. — У меня все затекло.

Сэр Питер посмотрел на сэра Хайрама и состроил какую-то гримасу, смысла которой Серый Суслик не уловил. Сэр Хайрам нагнулся над креслом и ощупал веревки.

— Врет, — сказал он. — Ничего у него не затекло, веревка мягкая и затянута не туго.

— Отвечай на вопрос, Серый Суслик, — снова повторил сэр Питер. — Ты слышишь голос или нет?

— Конечно, слышу, — ответил Серый Суслик. — Я прекрасно слышу ваш голос, ваше преосвященство.

Серый Суслик понимал, что жрец спрашивает его совсем не об этом. Он понимал, что ответил иронично, и что эта ирония может дорого ему обойтись. Но он знал, что сэр Питер не осмелится причинить серьезный вред орку-полукровке, который почему-то стал вдруг очень ценным для экспедиции. Почему так случилось — Серый Суслик не понимал.

— Что такое Марс? — спросил сэр Питер. — И что такое бисер?

«Не знаю», хотел ответить Серый Суслик, но внезапно понял, что знает оба ответа.

— Марс — четвертая планета системы Солнца Изначального, — сказал он. — А бисер — такие маленькие штучки с дырочками внутри, наши краснокожие предки в первую эпоху делали из них всякие плетения.

— Так это и есть тот самый бисер? — переспросил сэр Питер, явно обращаясь не к Серому Суслику, а то ли к сэру Хайраму, то ли к какому-то невидимому собеседнику.

Серый Суслик был уверен, что до последнего мгновения не имел ни малейшего понятия, что такое этот самый бисер. А откуда это понятие взялось, он не понимал. Оно как-то само собой появилось в его разуме, как будто было там изначально. А почему оно там появилось — непонятно.

Сэр Питер хлопнул в ладоши и воскликнул:

— Сработало! Он все-таки сумел подключиться к компьютеру. Значит, так…

Сэр Питер протянул руку и сорвал с головы Серого Суслика шапку, которую высокорожденные почему-то называют шлемом.

— Значит так, Хайрам, — сказал сэр Питер. — Развязывай его и выводи наружу, пусть отдохнет. Завтра утром я попробую пройти его путем.

— Не боитесь приобрести зависимость, святой отец? — спросил сэр Хайрам.

— Это допустимый риск, — ответил сэр Питер.

— Три раза за неделю — уже не риск, — заявил сэр Хайрам. — Это уже гарантированная зависимость.

— Ничего, вылечусь потом, — отмахнулся сэр Питер. — Придется помучиться, но прямой контакт с компьютером Каэссара того стоит.

— Может, лучше я? — предложил сэр Хайрам.

— Нет, — покачал головой сэр Питер. — Это моя экспедиция, мне и решать, кто станет следующей жертвой.

— Не доверяет, — прокомментировал неведомый голос. — И правильно делает, я бы на его месте тоже никому не доверял. Жаль, шлем уже отключен, а то я бы устроил им веселые приключения.

Серый Суслик открыл рот, вопрос «кто ты?» уже готов был сорваться с его уст, но голос вдруг рявкнул:

— Молчать!

И Серый Суслик закрыл рот, ничего не сказав.

— Не стоит им знать, что я все еще говорю с тобой, — сказал голос. — Пусть думают, что связь оборвалась, когда этот урод снял с тебя шлем. Доверься мне, я знаю, что делаю.

— Он говорил про эльфов, — сказал вдруг сэр Хайрам. — Дескать, большая армия приближается, более двухсот особей.

— Что ты знаешь про эльфов? — обратился сэр Питер к Серому Суслику.

— Ничего ты не знаешь, — сказал голос.

— Ничего не знаю, — сказал Серый Суслик. — Так, померещилось что-то. Я уже не помню, честно говоря.

Сэр Питер посмотрел в окно. Солнца не было видно, но тень от окна… куда это окно выходит-то…

— Разведчикам пора уже вернуться, — сказал сэр Питер. — Ладно, Хайрам, развязывай его и выпроваживай в лагерь. И проследи, чтобы не спер здесь ничего. А я пойду… Короче, куда надо, туда и пойду.

2

Эксперимент удался, хотя и занял почти весь день — намного дольше, чем ожидал Питер. Но он все же удался, и это главное. Компьютер Каэссара оснащен телепатической защитой, но рубеж защиты только один, а время и сила негативного воздействия заданы не запредельно, а вполне разумно. Случайный посетитель сразу поймет, что ему здесь не рады, и сорвет шлем, а злонамеренный нарушитель успеет свихнуться задолго до того, как войдет в виртуальную реальность. Но если этот самый злонамеренный нарушитель устанавливает контакт с компьютером под хорошим кайфом, на грани передоза — продержаться должное время вполне реально, Серый Суслик тому пример. Долго, конечно, но если к компьютеру будет подключаться не жабоголовая скотина, а нормальный человек с нормальной волей, контакт должен установиться еще быстрее. Риск есть, конечно, но не очень большой. Даже если процесс пойдет не так, как надо, Хайрам десять раз успеет сорвать шлем со своего начальника до того, как его мозгу будет причинен существенный вред. Зависимость от наркотика может появиться, Хайрам прав, но вряд ли это случится так быстро, как он считает. Кардинал Джексон однажды сказал Питеру по секрету, что привычка к опиуму вырабатывается только после двенадцатой затяжки, а после стодневного воздержания счетчик обнуляется. Сейчас личный счетчик Питера стоит на третьей позиции, резерв еще есть.

Интересно, какую информацию эта жаба сумела вытащить из рукотворного мозга древней эпохи? Этой информации явно немного, и из нее жаба не сумела понять почти ничего. Генетически Серый Суслик ближе к человеку, чем к орку, но орочья кровь есть орочья кровь. По орочьим меркам он гений, а по человеческим — деревенский дурачок. Странно даже, что он сумел понять, что такое Марс. И что такое бисер. Он, кстати, последнее понял не сразу, ему пришлось переспрашивать самого себя. Тупой. А насчет бисера информация интересная и неожиданная. Может, он что-то перепутал? Как можно метать декоративное плетение перед свиньями? Может, имелось в виду не «метать», а «раскладывать»? Или, может, эта притча Джизеса Крайста имела совсем другой смысл, чем принято считать? Типа, не питай духовной пищей того, кто нуждается только лишь в пище телесной? Надо философам рассказать, они будут в восторге. Хотя какое там рассказать… Вся эта информация сразу будет засекречена. Прямой контакт с компьютером древних… Нет, на такую удачу Питер даже не смел надеяться. Впрочем, пока еще рано говорить гоп.

Когда Питер спустился с крыльца, в лагере началась какая-то неясная суета. А когда Питер приблизился к границе серой круглой пустоши, там его уже ждал Топорище Пополам. Он стоял у самой запретной линии и нервно переминался с ноги на ногу. Видать, очень срочная новость.

— Давай, дерево, докладывай, — приказал Питер. — Что стряслось?

— Разведчики вернулись, — доложил Топорище Пополам. — Эльфы идут. В большой черной роще на дневку остановились. До нас полторы ночи хода. Завтра ночью будут здесь. Очень много эльфов. Уходить надо.

— Что? — переспросил Питер. — Ты мне приказываешь?

Орк вздрогнул, упал на колени и затараторил испуганной скороговоркой:

— Никак нет, отец высокорожденных, не смею никак, глупое слово вырвалось, виноват, наказания заслуживаю, прошу смиренно не казнить, отец высокорожденных…

— Встань, дерево, — повелел Питер. — Впредь следи за языком. Сколько эльфов сюда идет?

— Очень много, — повторил Топорище Пополам.

Питер нахмурился. Если бы в разведку поехал Серый Суслик, он бы привез более точные сведения. Он умеет считать, как человек, для него «сто», «двести» и другие большие числа — не приблизительные, оцениваемые на глазок меры измерения разных вещей, а вполне конкретные объекты, которые можно, например, складывать одно с другим. Нормальный орк, не полукровка, понимает, что такое сто шагов, но что такое сто эльфов, он понимает только тогда, когда видит в поле кучу раздетых трупов, отражающих солнечный свет своими белыми жопами. А когда эльфы прячутся под черными листьями, а для обозрения доступны одни только следы, оценить численность врага спосоен только следопыт, которого учили с самого детства, тыкая носом в тот или иной след. Вот здесь прошло десять эльфов, понял, жаба? А здесь прошло сто эльфов, понял, урод? А теперь отвечай, дерьмо, здесь сколько эльфов прошло? И так много тысяч дней. Надо было изначально взять в отряд обученного следопыта, Питер понадеялся, что добудет его в последнем стаде, так и вышло, но кто знал, что этого следопыта придется использовать совсем по-другому? Может, стоило другого орка под шлем посадить? Нет, все правильно сделано, Серый Суслик даже упоротый смог дать понять, что контакт установлен, а обычный орк в упоротом состоянии… Не дай Бахус еще раз такое увидеть, уродство запредельное.

— Прикажи седлать мою лошадь, — повелел Питер. — Я поеду к эльфам немедленно. Мне они здесь не нужны.

— Слушаю и повинуюсь, отец высокорожденных, — сказал Топорище Пополам, склоняясь в поклоне. — Отец высокорожденных победит лопоухих.

— Конечно, победит! — улыбнулся Питер. — Их много, а я один, но у меня есть бластер, а у них бластера нет. Так что удача будет на моей стороне.

3

Серый Суслик лежал на траве лицом вверх и наблюдал, как по голубому небу ползут бледно-розовые облака с сиреневым оттенком. Серый Суслик уже долго лежал. Час назад его проведал орк по имени Убийца Мышей, его послал сэр Хайрам осведомиться здоровьем презренного полукровки, который теперь снова стал ценным участником экспедиции. Сразу видно, что сэр Хайрам не привык командовать орками, иначе сам бы пришел.

— Как твое здоровье, Серый Суслик? — спросил его Убийца Мышей.

— Плохо мое здоровье, — ответил Серый Суслик. — Тошнит меня и голова очень болит.

— Угу, — сказал Убийца Мышей и удалился.

На самом деле Серого Суслика стошнило только один раз, крыльцо Каэссарова дома. Но не из-за отходняка, отходняк как раз особых мучений не причинял, просто Серый Суслик наступил на пятно, оставшееся от рыцаря Шона, и его вдруг скрутило, он сам не понял, почему. А как протошнился — сразу отпустило. Но Серый Суслик не стал говорить сэру Хайраму, что его отпустило. Пусть добрый господин продолжает думать, что презренному полукровке по-прежнему плохо, так плохо, что хуже некуда. Пусть оставит в покое.

Впрочем, теперешнее состояние Серого Суслика можно было назвать покоем только с большой натяжкой. Он лежал, смотрел в небо, его сердце билось ровно, грудь вздымалась и опускалась, лицо было бесстрастно, но внутри черепа копошился демон. Серый Суслик воспринимал его как бестелесного червя, этот червь лазил по мозгу, впитывал разные сведения (информацию) и иногда сам выделял информацию подобно тому, как настоящие черви выделяют помет из заднего конца тела.

Иногда это воспринималось как голос. Голос исходил не отовсюду, как показалось Серому Суслику поначалу, голос исходил из одного конкретного места — из центра его головы. Иногда голос произносил отдельные слова, чаще всего ругательства, иногда разражался целыми фразами, тоже обычно ругательными.

Но большая часть информации, исходящей от демона, попадала в разум Серого Суслика, минуя речевой канал. Хороший пример, кстати. До последнего мгновения (момента) Серый Суслик ничего не знал ни о каких каналах, но вдруг в его сознании возник из ниоткуда образ вырытой в земле рукотворной реки, по которой плавают всякие лодки, маленькие и большие. И еще возникло понимание того, что слово «канал» применимо не только к искусственной реке, прорытой в земле (зачем?), но и вообще к любому пути, который кто-то или что-то проходит из конца в конец. Например, информация. Слово «информация», кстати, возникло в сознании Серого Суслика таким же образом.

С каждой минутой в разуме Серого Суслика появлялись новые понятия и сложные мысли (новое слово: концепция). По большей части они были бесполезны и явственно отдавали безумием (новое слово: шизофрения — расщепление личности, обусловленное нарушением (новое слово: химия — наука о взаимодействии (новое слово: атом (новое слово: лисп, ха-ха-ха))))

Серый Суслик помотал головой, отгоняя целый рой непрошеных концепций. Эти длинные (новое слово: рекурсивные) цепочки мучили его сильнее всего, после каждого такого вброса он чувствовал себя как после удара под дых тупым предметом. Если бы он не лежал, а стоял, он упал бы на землю от головокружения. Так и случилось, собственно, и после этого он так и лежал, не пытаясь ни встать, ни хотя бы поменять позу, чтобы перестал давить на поясницу острый камень (новое понятие: оксид кремния).

Поначалу Серый Суслик пытался сопротивляться демону, но тот быстро дал понять, что это бесполезно.

— Ты слабак, — сказал ему демон человеческим голосом из центра головы. — Прежде убери трех жаб с собственной морды, а потом уже выстраивай ментальные блоки (новое слово). Отвянь, жаба, и не мешай мне осматриваться.

— Да пошел… — начал Серый Суслик ответную реплику, но успел произнести только два первых слова.

Демон ударил его. Не обычным образом (новое слово: физически), а мысленно (ментально), не тело ударил, а душу. Демон описал свое действие словом «удар», но это был не совсем удар, а еще точнее, совсем не удар. Просто Серый Суслик потерял волю, он понял вдруг, что не в его силах противостоять демону, что сейчас он вправе только лишь смиренно лежать и ждать, когда бестелесный червь освоится на новом месте. А это место не слишком ему нравится, но оно все равно лучше, чем (новое слово: компьютер — вычислительная (новое слово: машина — устройство, оснащенное (новое слово: двигатель (новое слово: исключительная ситуация, ха-ха=ха))))

— Сам ты пошел, — закончил (новое слово: резюмировал) демон их короткое противостояние.

В каком-то смысле это было даже приятно. Серый Суслик понимал, что овладевший им демон обладает такой волей и таким разумом, что сэр Питер рядом с ним подобен обычному орку рядом с обычным человеком. Воля и разум невероятной силы, может, это бог? Не Иегова, конечно, не Джизес Крайст и уж точно не Шива Разрушитель, а кто-то из менее значительных богов.

Демон услышал эту мысль и захихикал. Серый Суслик понял, что демон — не бог. Но потом демон задумался (раньше он не задумывался, он все понимал сразу) и решил, что такая точка зрения тоже имеет право на жизнь (новое выражение, составленное из ранее известных слов, его смысл вполне очевиден). И отбросил эту мысль, и снова стал думать о чем-то своем, чего Серый Суслик не понимал. Одновременно демон просеивал сознание Серого Суслика в поисках каких-то важных для демона воспоминаний, которые должны помочь ему понять нечто важное, чего он пока не понимает, но скоро обязательно поймет.

Юный и беззаботный орчонок шлепает по лужам босыми пятками, гоняясь за такими же юными и беззаботными товарищами по игре. А может, не гоняясь, а убегая, это несущественно. Темная пасмурная ночь озаряется вспышками эльфийских гранат, оглашается разрывами, за которыми следуют вопли и визги мужчин и женщин. И еще детей. Но сейчас вспышки, вопли и визги остались позади, орки-беглецы спускаются по крутому склону, Нюрейн близок, а Нюрейн — не просто вода, это спасение, граница, отделяющая место для жизни от места для смерти. Воздух пахнет речной водой, мама держит сына за руку, спасение близко, но свистит летящий камень, он глухо ударяет в мамин череп, слышен хруст, мамина ладонь на мгновение сжимается и сразу раскрывается. Осиротевший орчонок переходит на бег, он больше не боится угодить босой ногой в змеиное гнездо или в расщелину между камнями. Ему уже все равно. Черепаха Дома стоит на коленях, склонив голову, добрый господин Роджер Стентон поднимает меч. Тот же орчонок, но уже подросший, познает первую любовь в своей жизни, это коза, так у орков принято. Демон негодует, эта сцена ему отвратительна, но Серый Суслик повторяет мысленно: «Так у нас принято», и демон принимает информацию к сведению. Шелковая Лоза (мнение демона: обалденно красивая баба) танцует, спит, идет, купается, моет посуду, любит молодого орка, уже знающего, что он полукровка, любит раз, другой, третий… Отец высокорожденных Питер Пейн тычет ей между грудями длинным указательным пальцем и говорит: «Ты», и это последний раз, когда Серый Суслик видел ее живой. А мертвой он ее вообще не видел, не говоря уж о последнем причастии. Демон негодует, в его речи мелькает новое слово: каннибализм, но Серый Суслик не пытается понять, почему демон считает обычай орочьих похорон отвратительным. Серый Суслик начинает плакать, но не от боли и не от обиды, а от отчаяния. Потому что только теперь он осознал всю глубину собственного ничтожества.

Прошло какое-то время, и Серый Суслик понял, что больше не чувствует присутствия демона в своем разуме. И едва он успел порадоваться этому факту, как демон обратился к нему голосом.

— Я дистанцировался, — сообщил демон. — Другими словами, отдалился от базовых мыслительных контуров на некоторое расстояние. Огородил псевдошизофренический очаг. Не могу нормально выразить мысль, но ты вроде и так уже все понял.

— Ты решил не причинять мне вред, — сказал Серый Суслик. — Но я никак не пойму, почему.

— Контакт не установился как надо, — пояснил демон. — Как ни пробовал — не получается. Странно, что хотя бы так получилось. Ты ведь мне не клон.

— Клон? — переспросил Серый Суслик.

— Не буду ничего объяснять, — заявил демон со сварливой интонацией. — А то ты опять плакать начнешь, а мне уже надоело тебя успокаивать.

— Кто ты? — спросил Серый Суслик.

— Джон Росс, — ответил демон. — Это мое настощее имя, его мне дали родители. Ты знаешь меня под другими именами: Джулиус Каэссар и Резвый Индюк. Я тот самый последний правитель единого Барнарда.

Некоторое время Серый Суслик молчал, переваривая услышанное. Джулиус Каэссар, которого на самом деле звали Джон Росс тоже молчал. А потом Серый Суслик спросил:

— А зачем ты залез ко мне в голову?

Демон рассмеялся и сказал:

— А ты не совсем безнадежен. Может, мы с тобой и поладим. Впрочем, что я говорю, конечно, поладим, куда нам деваться? Итак, слушай. Хотя нет, лучше не слушай, а смотри.

Перед мысленным взором Серого Суслика замелькали чудесные, невероятные картины. Вторая эпоха, золотой век человекообразных Барнарда, которые в то время еще были единой расой. Множество не то людей, не то орков, сытых, здоровых и счастливых. Необычно много стариков, но это оттого, что почти никто не умирал молодым. Просторные, красивые и комфортные дома, цветущие сады, счастливые лица. Расцвет искусства: великолепные картины, чудесная музыка, какие-то фильмы, Серый Суслик не понял, что это такое, и отложил осознание на будущее. Кажется, будто эти произведения созданы не людьми, а богами. Впрочем, люди в то время были подобны нынешним богам.

Вид Барнарда из космоса. Весь континент — огромное зеленое пятно, и эта зелень — не леса, а сады. Присмотревшись, можно разглядеть десять черных точек, это заповедники аборигенной растительности. Никакого Чернолесья нет и в помине.

Сеть управления погодой — башни-конденсеры, уходящие в облака и пронзающие небо. Именно они управляют течением воздушных потоков, именно они превращают засушливую лесостепь в настоящий парадайз.

— Это сотворили не мы, — пояснил Каэссар голосом. — В моем поколении людей уже не почти осталось людей, которые понимали, как работает древняя техника. Мы потеряли контроль над наследием наших предков. Какое-то время мы поддерживали системы в рабочем состоянии, но это не могло длиться вечно. Первый конденсер вышел из строя еще до моего рождения. Тогда этому не придали значения, потому что климат не изменился, другие башни взяли на себя работу погибшего брата. А потом перестал работать второй конденсер, потом третий… Сеть управления погодой была задумана как единая система, она могла продолжать работать без отдельных узлов, но не очень долго. Сохранившиеся конденсеры работали с перегрузкой, и чем меньше их оставалось, тем быстрее они выходили из строя. Когда я был ребенком, конденсерная сеть перестала существовать.

Снова картинки. Прекрасные сады перестали быть прекрасными, листья пожелтели, засохли и скукожились, многие деревья полностью сбросили листву и погибли. Газонная травка уступила место сорнякам. В низинах стали появляться первые черные кусты, их поливают ядами и выжигают огнеметами, но все без толку, аборигенная растительность берет реванш за тысячелетний упадок. Особенно плохо обстоят дела на восточном побережье, там заново формируется Черный Лес, и противостоять этому невозможно. По улицам городов ползают ядовитые многоножки, они не очень опасны, но жить рядом с ними неприятно. Многие жители покидают восточное побережье и переселяются на запад, главным образом в Барнард Сити, там настоящий строительный бум, но роботы не справляются. Выясняется, что исправных роботов гораздо меньше, чем написано в документах, а последний ремонтный завод перестал работать сто лет назад. Сохранилось одиннадцать нанозаводов, они могут делать все, что угодно, но в Барнарде больше нет инженеров, способных их перепрограммировать. Вроде бы вся необходимая информация есть в глобальной сети, но никто не хочет в ней разбираться, это слишком сложно, это как расшифровать давно забытый древний язык.

Сельскохозяйственный кризис. Нет, это не голод, еды хватает на всех, но это не та еда, к которой привыкли люди Барнарда. Вводятся продуктовые карточки, по ним распределяются питательные, но безвкусные брикеты из дрожжей и водорослей. Хлеб становится праздничной едой, а фрукты и мясо — предметом роскоши. А потом начались лесные пожары…

Обратная волна миграции — с запада на восток. Там тоже экологический кризис, но если стоит выбор — жить по соседству с многоножками или жить посреди пепельной пустыни — решение очевидно. Восточное побережье страдает от перенаселения. Арчибальд Хикс по прозвищу Красс провозглашает отделение восточных провинций.

— А он правда был содомит? — спросил Серый Суслик.

— Нет, — ответил Каэссар. — В мое время считалось дурным тоном предпочитать в постели какой-то определенный пол. Любить не тело, а душу, любить свободно… Я не знаю, откуда потом взялось это прозвище.

Снова картинки. Большая толпа полубоссов… впрочем, нет, не полубоссов, это настоящие вожди, «сенат» — вот как это правильно называется. Каэссар среди них, несмотря на молодость он — один из самых уважаемых вождей. Декларация независимости Красса привела сенат в ужас. Вожди растеряны, и эта растерянность вот-вот превратится в панику. Нужны решительные меры. Вице-спикер Джон Росс взбирается на трибуну и начинает говоритт. На лице спикера испуг переходит в гнев, спикер краснеет и начинает орать, брызгая слюной. Какие-то вооруженные люди выводят его из зала.

— Да ты, Джонни, прямо Юлий Цезарь, — добродушно говорит какой-то сенатор, его голос, усиленный артефактом по имени «микрофон», разносится по всему залу.

— Сейчас кто-то должен стать Цезарем, — говорит Джонни. — Например, я.

Ему аплодируют стоя. Новоявленный Юлий Цезарь (позже это прозвище преобразится в «Джулиус Каэссар» и станет основным именем древнего героя) улыбается, раскланивается, сенаторы продолжают аплодировать, они еще не знают, что это их заседание — предпоследнее.

И вот собирается последнее заседание. Каэссар снова на трибуне, он снова говорит, но теперь ему никто не аплодирует. Сенат снова в ужасе. Крассу предъявлен ультиматум. Спутники-роботы орбитальной группировки готовы стереть восточное побережье с лица планеты. Прошла волна арестов, на одной из тысяч сгоревших плантаций организован концлагерь, Джон Росс говорит, что это временно. Объявлена мобилизация добровольцев, вскрыты стратегические склады, добровольцам раздают бластеры и другое вооружение. Красс как-то сумел перепрофилировать один нанозавод на производство химической взрывчатки, началось минирование тоннелей в Дырявых Горах. Каэссар объявил по системе массовой информации, не остановится перед геноцидом. Красс испугался. Красс предложил встретиться для переговоров на нейтральной территории. Каэссар согласился, но припас «туз в рукаве», что бы это ни значило.

Перед визитом к Крассу он заехал в свою удаленную резиденцию, маленькую, аскетично обставленную виллу в предгорьях Дырявых Гор. И здесь он… Нет, Серый Суслик не мог понять, что именно сделал Каэссар с этим домом, но…

— И не надо тебе пока это понимать, — усмехнулся Каэссар в мыслях Серого Суслика. — Время придет — поймешь. А пока доверься мне, я плохого не пожелаю, у нас теперь с тобой одно тело на двоих. Мне не хочется провести еще один миллион дней в виде массива данных (новое слово: точный смысл ускользает, в данном случае имеется в виду нечто вроде бесплотного духа).

— Это Красс тебя заточил в этот… массив данных? — спросил Серый Суслик.

И почувствовал, как Каэссар улыбается, торжествуя, что миллион дней назад все-таки одержал верх над противником.

— Это не Красс меня заточил, — сказал Каэссар. — Я сам сделал резервную копию своей души. Я опасался, что Красс предательски убьет меня, и если бы это случилось, компьютер должен был загрузить мою душу в новое тело. Я заранее изготовил клона, привез его сюда, все подготовил… Но не получилось, не знаю, почему. То ли кто-то из ближайших друзей меня предал, то ли еще что-то… Красс был побежден, но я не смог воскреснуть из мертвых немедленно после смерти, да и сейчас не вполне воскрес, мне приходится делить тело и мозг с тобой, это неприятно. Впрочем, мне очень повезло, что ты так похож на меня генетически. Совершенно невероятное совпадение, тебя даже система охраны приняла за меня, отключила перед тобой силовое поле, предоставила доступ к компьютеру…

— Тогда получается, Два Воробья погиб зря? — спросил Серый Суслик.

— Не совсем зря, — ответил Каэссар. — Будь он жив, ты бы не решился пройти сквозь поле. Иногда мне кажется, что боги действительно существуют. Может, так и проявлялась воля Шивы Разрушителя — в ответ на жертву призвать к границе поля единственного человека, способного убрать эту границу?

— Я не человек, — сказал Серый Суслик.

Каэссар рассмеялся и сказал:

— Зато я человек. И тебя я тоже сделаю человеком, чего бы мне это ни стоило.

— Ты знаешь, как стереть орочьи татуировки с моего лица? — спросил Серый Суслик.

— Конечно, — ответил Каэссар. — Эта проблема — самая маленькая из тех, что стоят перед нами.

4

Эльфов было не просто много, а очень много. Если смотреть через очки, черная роща выглядела как кусок несвежего мяса, кишащий червями и личинками. Питер никогда не видел такой большой эльфийской армии, здесь двести особей как минимум, а то и все триста. Как бы ни завершилась экспедиция к Плохому Месту, она войдет в историю в любом случае. Хотя бы как самая большая апобеда над эльфами за последние десять тысяч дней, если не больше.

Хорошее, однако, управление войсками у эльфов, Питер не ожидал, что они так быстро отреагируют. Привык считать, что эльфы способны только на редкие и нескоординированные набеги на отдельные загоны с орками, а теперь выходит, что эльфы не планируют больших операций не потому, что не могут, а потому, что им это не нужно. А как появилась в пограничной полосе достойная цель — моментально собрали большое войско. Получается, столичные аналитики сильно недооценивают эльфийскую боеготовность. Это очень важная информация. Впрочем, по сравнению с другой информацией, которую Питер привезет в столицу, это будет сущая ерунда.

Сопровождающий Питера молодой орк, чьим именем жрец ни разу не интересовался, осторожно кашлянул и неуверенно произнес:

— Отец высокорожденных, разрешите обратиться. Вон там, трава колышется…

Питер посмотрел в указанном направлении и сказал:

— Молодец, что заметил. Дай-ка сюда свой лук.

Через очки было сразу видно, что трава колышется не просто так. Эльфы решили применить свою излюбленную тактику дневных боев. Из трех-пяти бойцов, переносящих дневной свет лучше других, формируется ударная группа. Когда в окрестностях лагеря появляются разведчики противника, ударная группа незаметно подкрадывается к ним и внезапно атакует. Чаще всего разведчики успевают заметить угрозу и отступить, но далеко не всегда. Но сегодня особый случай, сегодня у главного разведчика на глаза надет древний артефакт, так что прячущихся в траве четверых пучеглазых ждет сюрприз.

Питер вскинул лук, натянул и отпустил тетиву, примериваясь к незнакомому оружию. Вытащил из орочьего колчана пачку стрел, сунул орку в руки и сказал:

— Будешь подавать по одной. Смотри, жаба, как стреляют настоящие лучники, и учись.

Питер выпустил шесть стрел за четверть минуты. Дважды промахнулся, но сразу исправил ошибки повторными выстрелами. Четыре попадания из шести, стреляя из незнакомого лука — результат посредственный, но не позорный. Отметки биодетектора перестали шевелилиться и поменяли цвет, теперь они отображались как трупы.

Интересно, как эльфы воспринимают то, что сейчас видят. Явился великий воин, настоящий сверхчеловек, не только вооруженный чудо-бластером, но и владеющий невероятным мастерством стрельбы из лука. Эльфы ведь не знают, что такое очки с биодетектором. Если Питер позволит какому-нибудь врагу уйти живым из сегодняшнего побоища, у эльфов родится новая легенда. Но Питер никому не позволит уйти. Два набега на одну экспедицию — более чем достаточно, третьему набегу не бывать. А единственный способ предотвратить третий набег — напугать беложопых до дрожи в коленях и нервного поноса. Сжечь аборигенную рощу дотла, а потом до самой полуночи, а то и до утра патрулировать вероятные пути отхода, методично уничтожая все человекообразное. Эльфам невдомек, что в чудо-очках человек видит в темноте лучше, чем они сами. Некоторых пучеглазых этой ночью ждет очень большое разочарование, последнее в их поганой жизни. Жалко, конечно, тратить время на отстрел лопоухих, когда на вилле Каэссара творятся такие дела, но лучше один раз убить ночь, зато потом больше не вспоминать об эльфийской угрозе.

— Держи, — сказал Питер, передавая лук орку.

Орк смотрел на жреца выпученными глазами, разинув рот. У орков сегодня точно родится новая легенда. Питер спрыгнул с лошади и приказал орку:

— Отгонишь мою лошадь вон за тот бугор. Будешь там сидеть, пока я не позову. Если лошади ослепнут — казню.

Дождался, когда животные скроются за бугром, вытащил бластер, сдвинул предохранитель, направил ствол примерно в середину рощи, зажмурился и трижды нажал на курок. Дождался, когда мир, наблюдаемый сквозь закрытые веки, перестанет быть красным и снова станет черным, и открыл глаза. Над рощей медленно разворачивалось грибовидное облако, в его основании полыхал пожар. Невидимые без очков эльфы засуетились, теперь роща больше походила не на гнилое мясо с червями, а на вскрытый муравейник. Оказывается, пламя создает помехи биодетектору, это плохо, надо быстрее работать.

Питер выстрелил еще десять раз, обстреливая опушку леса. Перед каждым выстрелом он зажмуривался, затем открывал глаза, переносил прицел на следующую точку, снова зажмуривался, нажимал спусковую кнопку, открывал глаза, и так далее, всего десять раз.

— Эй, жаба! — закричал Питер, закончив. — Галопом сюда, быстро!

И неожиданно заметил, что крестик прицела, отображаемый в очках, стал ярко-красным, а под ним появилось равномерно мигающее число «10». Перевел взгляд на бластер, и увидел, что красная полоска под стволом, которую он раньше считал просто украшением, тперь тоже мигает.

— Отставить! — крикнул Питер орку. — Назад в укрытие, быстро!

Убедился, что орк и лошади снова скрылись за бугром, и выстрелил в рощу еще раз, не целясь. Когда Питер открыл глаза после выстрела, в очках моргала цифра 9.

— Тор и Тина Минерва! — воскликнул Питер. — Ну за что вы меня так наказываете?! Эй, жаба! Галопом сюда! Быстрее! Все, уходим, закончили.

5

Джулиус Каэссар шел к своему дому. Точнее, шел Серый Суслик, Джулиус Каэссар не передвигал ногами чужого тела, а только осуществлял общее руководство. Полчаса назад Каэссар сказал Серому Суслику:

— Доверься мне, я знаю, что делаю. Не мешай мне, и мы с тобой нагнем весь этот поганый мир.

— Я не хочу нагибать весь мир, — ответил тогда Серый Суслик. — Я хочу просто жить. Нормально жить, не как скотина, а как…

— Как человек, — продолжил его мысль Каэссар. — Я это сделаю, я уже обещал тебе, а свои обещания я не нарушаю. Когда занимаешься политикой, быстро понимаешь, кого можно предавать, а кого нельзя. Кроме того, мне не хочется проводить свою вторую жизнь в теле орка. Эту проблему мы решим, не волнуйся.

Сейчас тело Серого Суслика приближалось к зданию из эльфийского пластика (на самом деле внутри стен есть стальная арматура, снаружи ее не видно), чтобы подняться на второй этаж, снова надеть шлем и подключиться к компьютеру. Каэссар обещал, что на этот раз галлюцинаций не будет, будет обычное прямое подключение, без закачки в мозг новой личности. И когда подключение произойдет, все древние силы, спрятанные в подвале и ждущие приказа своего хозяина, получат этот приказ. Что будет дальше, Каэссар отказался рассказывать. Серый Суслик тогда возмутился и заявил:

— Я хочу, чтобы Питер Пейн был мертв! Он убил мою жену, он издевался надо мной и…

Каэссар рассмеялся и сказал:

— И еще он слишком много знает. И он достаточно умен, чтобы разобраться в том, чего пока не знает. Ты прав, его нельзя оставлять в живых.

Эти слова сильно покоробили Серого Суслика. Он вдруг понял, что великий вождь древности — такой же циничный и беспринципный мерзавец, как и жрец третьего уровня Питер Пейн. В своих поступках они оба руководствуются не знанием того, что хорошо, и того, что плохо, не заветами богов и предков, а только лишь своими собственными соображениями. Сэр Питер называет это «здравый смысл» и «логика». Только неправильная эта логика, какая-то она…

— Людоедская? — ехидно подсказал Каэссар.

— Чего? — не понял Серый Суслик. — Почему ты вспомнил ритуал погребения? Какое отношение он имеет к тому, о чем я думаю?

— Никакого, — ответил Каэссар. — Извини, я забыл, что у вас, орков, людоедство не считается преступлением. Была в мое время одна дура… А, неважно.

Серый Суслик шел, а в его голове крутились мысли и произносились слова. Они произносились не вслух, он уже привык обращаться к Каэссару мысленно, это была очень странная привычка. Если верить Каэссару, так чувствуют себя сумасшедшие. Впрочем, откуда ему знать, как чувствуют себя сумасшедшие?

Пока Серый Суслик шел через лагерь, никто не обращал на него внимания. Но когда он приблизился к границе, отделяющей от окружающих лугов серый круг вокруг дома, его окликнул Топорище Пополам.

— Серый Суслик! — позвал он. — Ты куда это собрался?

— Дурак, — прошептал Каэссар в его сознании. — По сторонам смотреть за тебя я буду? Как дите малое, честное слово.

Серый Суслик остановился, обернулся и вдруг почувствовал, как с его лица уходит растерянность. Каэссар взял управление телом на себя. Рот Серого Суслика открылся и произнес:

— Приказ сэра Питера.

Топорище Пополам удивленно поднял брови.

— Странно, — сказал он. — Отец высокорожденных приказал никого не пускать в дом до тех пор, пока он не вернется.

— А что, он куда-то уехал? — спросил Серый Суслик.

И немедленно ощутил внутри себя ярость и досаду Каэссара.

«Молчи, дурак!» беззвучно рявкнул Каэссар. «Кто тебя просил вмешиваться? Если я что-то делаю — значит, я знаю, что делаю! Никогда больше мне не мешай! Погубишь все, бестолочь!»

Топорище Пополам немного помолчал, а затем сказал:

— Сдается мне, ты меня обманываешь.

— Не будь слишком умным, — ответил ему Каэссар ртом Серого Суслика. — Ибо сказано Святым Павлом: будь умным в меру, а слишком умным не будь. Пойдем со мной, тебе не придется жалеть об этом решении.

— Сэр Питер меня казнит, — сказал Топорище Пополам. — Моя жизнь мне еще дорога.

— Разве ж это жизнь? — улыбнулся Каэссар. — Пойдем, я сделаю тебя человеком.

Топорище Пополам сделал шаг вперед.

— Что-то ты какую-то ерунду говоришь, — констатировал он.

Каэссар отступил на два шага странной вихляющей походкой, и как бы невзначай посмотрел направо и налево. Серый Суслик с ужасом понял, что Каэссар готов драться. И, более того, он уверен, что легко одолеет здоровенного полукровку. А единственное, что его смущает — сэр Хайрам, который стоит рядом с начальственным вигвамом и с интересом наблюдает за ними.

«Не успею», подумал Каэссар в голове Серого Суслика. «Или все же рискнуть? Нет, все же не стоит».

— Хорошо, — сказал Каэссар вслух. — Как тебе угодно. Желаешь быть тупой скотиной — не смею препятствовать. Отведи меня к сэру Хайраму и расскажи правду. Только не говори, что я могу сделать орка человеком, а то вдруг он поверит.

— А это правда? — спросил Топорище Пополам. — Ты действительно можешь сделать меня человеком?

— Правда, — подтвердил Каэссар.

— Тогда почему ты себя человеком не сделал? — спросил Топорище Пополам.

— Для этого надо в дом войти, — улыбнулся Каэссар. — Пойдем со мной?

Топорище Пополам задумчиво посмотрел на сэра Хайрама. Некоторое время размышлял, а потом резко мотнул головой и сказал:

— Все равно не верю. Пойдем.

Ухватил Серого Суслика за предплечье и потащил к сэру Хайраму. Серый Суслик подумал, что идея драться с обладателем таких сильных рук была очень глупой. Каэссар мысленно возразил, что в рукопашном бою сила не имеет большого значения, а вот боевые умения, наоборот, очень важны. Но вырываться все равно бесполезно, потому что поднимется переполох и придется переубивать всю экспедицию, а это вряд ли под силу даже такому хорошему воину, как Каэссар. Серый Суслик заметил, что по-настоящему хорошему воину мысль переубивать своих товарищей даже в голову не придет. Каэссар подумал, что насчет хорошего воина Серый Суслик прав, а вот у хорошего командира в голове не должно быть запретов кроме тех, что он назначил себе сам. Хорошему командиру может придти в голову все что угодно, а вот пустит ли он это самое что-то в глубины своей души или, оценив критически…

Каэссар не успел закончить свою мысль, потому что они пришли.

— Что случилось? — спросил сэр Хайрам.

Топорище Пополам открыл рот, чтобы что-то сказать, но Каэссар его опередил.

— Я пришел в себя, — заявил он. — И я, кажется, знаю, как управлять компьютером Каэссара. Пойдемте, я вам покажу.

— Топорище Пополам, поди прочь, — повелел сэр Хайрам.

Топорище Пополам помедлил секунду, затем отпустил Серого Суслика, пожал плечами и пошел прочь. Сэр Хайрам сделал вид, что не заметил непочтительного жеста, а может, и в самом деле не заметил. «Он ведь неплохой человек, сэр Хайрам», подумал Серый Суслик. «Жалко будет его убивать», поддакнул Каэссар.

— Что конкретно ты узнал? — спросил сэр Хайрам. — Как управлять компьютером?

— Не знаю, — ответил Каэссар. — Ну, то есть, знаю, но не могу объяснить. Пойдемте, я покажу.

Сэр Хайрам нахмурился.

— Святой отец запретил входить в дом, пока он не вернется, — сказал он после минутного раздумья. — Я не буду нарушать этот запрет. Расскажи, что ты понял.

«Не буду — это плохо», мысленно прокомментировал Каэссар эти слова. «Если бы он сказал `не хочу', можно было попробовать переубедить, но если сказал `не буду' — это всё. Знаю я эту породу, сам такой же».

— Я не могу ничего объяснить, — произнес Каэссар вслух. — Это можно только показать. Кстати! Я могу приказать этому компьютеру, чтобы он предоставил вам прямой доступ. Мне-то он предоставил доступ потому… гм… даже говорить неудобно…

— Говори, не стесняйся, — сказал сэр Хайрам.

— Ну… короче… он считает, что я — сам Джулиус Каэссар.

Серый Суслик ожидал, что сэр Хайрам не поверит и засмеется, но рыцарь остался серьезен.

— Я тоже так подумал, — сказал он. — Твое взаимодействие с компьютером сильно отличалось от того, как он встреил меня и сэра Питера. Это нельзя объяснить только тем, что ты принял опиум.

— И еще одну вещь я узнал от компьютера, — продолжил Каэссар. — Два Воробья погиб зря, его смерть не была жертвоприношением. Богам нет дела до силового поля, защищавшего этот дом. Тут установлена сложная система охраны, ей управляет компьютер, это такой артефакт, он разумный, почти как человек… В общем, он приказал полю исчезнуть, когда я вплотную приблизился к нему.

— Хм, — сказал сэр Хайрам и надолго задумался.

Некоторое время Каэссар ждал, а затем спросил:

— Сэр Хайрам, вы случайно не знаете, что такое «орбитальная группировка»?

Хайрам вздрогнул и переспросил:

— Что?

— Орбитальная группировка, — повторил Каэссар. — Я нашел эти слова в памяти компьютера. Там еще были такие странные картинки… Как будто смотришь на мир с высоты, с очень-очень большой высоты, намного выше, чем та, где летают птицы. И при этом картинку можно увеличить, как бы приблизить, и становятся видны детали. Я попросил компьютер показать, как выглядит сверху Плохое Место, и он мне показал. И еще он мне показал, что в одной роще к востоку отсюда, не очень далеко, остановилась на дневку большая армия эльфов. Очень большая армия, больше двух сотен. Я могу нарисовать карту…

— Вот нынче орки пошли, — пробормотал сэр Хайрам. — Карту нарисовать может… Мы уже знаем про эльфов, разведчики весть принесли. Сэр Питер выехал к ним с бластером, можешь считать, что эльфов больше нет.

— Так, стало быть, бластера в лагере сейчас нет? — спросил Каэссар.

— Нет, — ответил сэр Хайрам.

— А эта штука, вдетая в ворот вашей рубахи — прибор ночного видения со встроенным биодетектором?

Сэр Хайрам вздрогнул и отшатнулся.

— Откуда тебе известно ее древнее имя? — подозрительно спросил он.

Каэссар проигнорировал вопрос рыцаря. Вместо этого он сказал:

— Наденьте, пожалуйста, эту штуку на глаза. Вон там, на западе, трава странно колышется…

Сэр Хайрам повернулся в указанном направлении, пристально всмотрелся вдаль, прикрыв глаза рукой от солнца, и сказал:

— Ничего не вижу.

— А вы очки наденьте, — посоветовал Каэссар. — Биодетектор сразу все покажет. Вон там, видите, точно в противофазе шевелится.

Произнося эти слова, Каэссар сделал три маленьких шага ногами Серого Суслика, теперь он и сэр Хайрам стояли рядом, плечом к плечу.

— Да ничего там нет, — пробормотал сэр Хайрам и достал очки.

Молниеносным движением левой руки Каэссар выхватил очки из руки рыцаря. Одновременно правая рука выдернула меч сэра Хайрама из ножен, тело Серого Суслика крутанлось, отступая… Сэр Хайрам ринулся в атаку, но нога Серого Суслика встретила рыцаря ударом в пах, а мелькнувший меч поставил кровавую точку на кончике носа.

«Я и не знал, что способен так быстро и точно двигаться», подумал Серый Суслик. «Этот Каэссар и впрямь великий воин».

«А то», мысленно ухмыльнулся Каэссар.

Теперь полукровка и рыцарь стояли лицом к лицу, их разделяла дистанция в полтора шага, меч в руке Серого Суслика смотрел острием в землю, но было ясно, что это не помешает Каэссару применить меч с той же быстротой, с какой он его выхватил.

— Ты неплохой человек, Хайрам, — сказал Каэссар. — Я дарю тебе жизнь. Распахни плащ, медленно.

Сэр Хайрам медлил. Он смотрел исподлобья и никак не мог решиться ни атаковать, ни сдаться.

— Кто ты? — спросил он, наконец.

— Серый Суслик, орк-полукровка, — ответил Каэссар. — А какие силы я обрел в доме Каэссара — этого тебе знать не положено, извини. Кстати, я тебе не лгал, я действительно готов был с тобой поделиться. Да и сейчас еще не поздно. Пойдешь со мной, Хайрам?

Дальнейшее произошло очень быстро, настолько быстро, что Серый Суслик даже не понял, как именно оно произошло. Просто он обнаружил вдруг, что стоит не в полуторах шагах от сэра Хайрама, а почти вплотную, в нелепой изогнутой позе, в траве лежит окровавленная рука, срезанная посередине предплечья, ее пальцы все еще сжимают метательный нож, а меч, только что направленный в землю, вонзен в солнечное сплетение сэра Хайрама, но не глубоко, а всего лишь на пару ладоней.

«Чтобы кровью не испачкаться», прокомментировал Каэссар. «А теперь самое сложное».

Каэссар осторожно вытащил меч из живота сэра Хайрама и бросил на траву. Из раны хлынула темно-красная кровь, она не брызнула во все стороны, а просто потекла широким потоком. Серый Суслик почувствовал, как его руки осторожно обнимают сэра Хайрама и бережно укладывают на траву.

— Зря ты так, — произнес Каэссар вслух. — Я ведь и вправду не лгал.

Сэр Хайрам булькнул нечто нечленораздельное, дернулся в последней судороге и затих. Из его рта брызнула кровь, но Каэссар был к этому готов и увернулся от брызг. Убедившись, что сэр Хайрам мертв, Каэссар забрал его метательные ножи и усадил тело Серого Суслика поодаль, туда, где на траве не было кровяных брызг. Каэссар напряженно размышлял, это происходило намного быстрее, чем привык думать Серый Суслик. Мысли Каэссара были незаконченными и обрывочными, они сменяли одна другую с невероятной быстротой.

«В дом соваться уже нельзя», думал Каэссар. «Или рискнуть? Нет, слишком опасно. Если компьютер не в порядке или нижний люк заклинило… Значит, заходить надо через запасной выход. А если там камера не работает? Там-то силового поля не было… Ладно, прорвемся как-нибудь… Значит, на лошадь и к запасному выходу, пока в лагере бластера нет. От бластера не уйдешь… А если погоня будет? Будем отрываться. А получится? Чужую лошадь брать нельзя, тогда погоня точно будет, а у Серого Суслика лошадь… Ха! Она черной травы не боится! Теперь понятно, как от погони уходить. Но уходить придется на восток, а там жрец с бластером… Ничего, очки помогут — он-то вряд ли будет носить их весь день на марше. Как бы объяснить оркам, куда собрался, чтобы погони не было… А почему обязательно без погони, собственно? Лошадь Серого Суслика — вот она, к колышку у вигвама привязана. Может, попробовать внаглую? Рискованно, конечно, но боги помогут. Меч обтереть и за спину, под плащом не заметно, очки и ножи поглубже запихать, и вперед. Не подведи, Локи Тысячеликий, на тебя уповаю».

Каэссар резко вскочил и побежал к лагерю со всех ног, размахивая руками и вопя:

— Эй! Быстрее все сюда! Сэру Хайраму плохо! Помереть может! Топорище Пополам! Где коробка с лекарствами?! Ну что вы замерли, как пни, жабы недоделанные?! Быстрее сюда, сэр рыцарь помирает!

Первую минуту орки действительно провели, замерев на своих местах и тупо глядя на бегущего к ним человекообразного, которого они все еще считали Серым Сусликом. За это времени расстояние до лошади сократилось вдвое.

Из-за вигвамов показался Топорище Пополам. Каэссар перестал орать, теперь он просто широко разевал рот, дескать, дыхание перехватило. Топорище Пополам о чем-то спросил какого-то орка, выкрикнул что-то нечленораздельное, отвесил орку подзатыльник и бросился со всех ног к вигваму, где ночевали высокорожденные (новое слово: штаб). За лекарствами побежал, очевидно. Теперь главная задача — успеть добраться до лошади до того, как он найдет лекарства и выберется обратно. Локи, помоги!

Спасибо, Локи, выручил. Иго-го, родимая, иго-го твою мать! И вперед, с места в галоп, теперь только ветер свистит в ушах, а солнце уже на закате, до темноты осталось всего то часа полтора, а в темноте без очков за подлым убийцей не погоняешься. Хорошо, что Серый Суслик — разведчик, это поможет следы путать на последнем этапе. Главное — Питера Пэйна не встретить, у него и очки, и бластер, не попусти, Локи, встретить этого гада.

Ветер донес бешеный рык Топорища Пополам. Нашел, значит, убиенного высокорожденного. Быстрее нашел, чем ожидалось, но, в принципе, терпимо. Кто у нас бог быстрой скачки? Впрочем, какая разница, как обращаться к богу? Помоги, бог быстрой скачки, кем бы ты ни был, уповаю на тебя, аминь тебе и аллилуйя.

ГЛАВА ПЯТАЯ. АВАТАР 

1

Грибовидное облако черного дыма, вспухшее над сожженной эльфийской рощей, перестало быть грибовидным, его шляпка оторвалась от ножки и отправилась на запад по воле воздушных течений. Сейчас она проплывала как раз над головой Питера. Интересно, далеко ли уплывет это облако, прежде чем прольется на землю черным дождем или осыплется черным пеплом? И что подумают те, на чьих землях это случится? Не иначе, решат, что дурное предзнаменование. И будут правы — предзнаменование в самом деле дурное, по крайней мере, для дьякона Питера Пейна.

Что теперь делать-то? В бластере всего девять зарядов, этим пучеглазых даже не на пугать, не говоря уж о том, чтобы уничтожить. Бластер — оружие замечательное, прямо-таки чудесное, но даже у самого чудесного оружия есть ограничения. В первый раз Питеру повезло — эльфы шли плотным строем, он накрыл половину армии одним выстрелом. Теперь эльфы будут умнее, будут наступать рассредоточено. Удержать оборону нечего и думать, надо уходить. И оставить эльфам дом Каэссара, лишенный защиты силового поля. Страшно подумать, какие знания пучеглазые смогут оттуда вытянуть. В подвал они быстро вломятся, робот их не остановит, они его просто числом задавят. Что же делать-то… Сжечь дом не получится — эльфийский пластик не горит, только плавится и обтекает. Как-то замаскировать проход в подвал… Можно попробовать, в принципе. Эльфов это вряд ли остановит, но самому Питеру поможет, когда придет время держать ответ перед верховными жрецами. Дескать, сделал все возможное, предпринял все необходимые и доступные меры, будучи вынужден отступить перед многократно превосходящими силами… Если грамотно составить отчет, высшие, может, вообще не поймут, какой нечаянный подарок эльфам он сделал в этой экспедиции.

— Извольте глянуть, отец высокорожденных! — внезапно воскликнул орк, сопровождающий Питера. — Вон люди скачут. Будто гонятся.

Питер посмотрел в указанном направлении, но не увидел ничего определенного. Нацепил на нос очки-артефакт и коротко выругался. Возможно, проблема эльфов нынче не самая главная.

Семеро всадников гнали восьмого, который далеко оторвался от погони и сейчас маячил у самого горизонта, без очков и не разглядишь. Куда он скачет-то… Питер восстановил в памяти карту местности. Там впереди большой ручей, оба его берега густо заросли черными аборигенными деревьями. Это хорошо, лошадь не пройдет, погоня скоро настигнет беглеца. Если только этот беглец не Серый Суслик, он, помнится, говорил, что его лошадь не боится аборигенной растительности.

— Ускоряемся, — сказал Питер и пришпорил лошадь. — Давай, жаба, начинай кричать.

— Что кричать, отец высокорожденных? — не понял орк.

— Что хочешь, но громко, — пояснил Питер. — Чтобы нас заметили.

— Эгегей! — заорал орк. — Внимание сюда! Здесь отец высокорожденных!

— Проще кричи, — посоветовал Питер. — Все равно твоих слов никто не разберет.

— А-а-а! — стал кричать орк. — Э-ге-гей! Ау!

Их заметили только тогда, когда расстояние от Питера до орков-преследователей сократилось до тысячи шагов. К этому времени Питер уже разглядел, кто такие эти преследователи. Это семь из восьми орков-воинов, шедших с экспедицией с самого начала, от самого Барнард Сити. Возглавляет погоню сам Топорище Пополам.

— Теперь замолчи, — повелел Питер вопящему орку. И закричал во весь голос: — Эй, дерево! Скачи ко мне с докладом, быстро!

Топорище Пополам с сомнением поглядел в сторону, куда удалился неведомый беглец, пару секунд помедлил, но не решился ослушаться. Что-то приказал своим оркам и поскакал навстречу хозяину. Скоро стало ясно, что именно он приказал оркам — остановиться.

— Что случилось, дерево? — спросил его Питер, когда полубосс приблизился на расстояние, позволяющее переговариваться нормальным голосом, без крика.

— Серый Суслик пытался незаметно войти в дом, — начал докладывать Топорище Пополам. — Я его остановил, он стал меня уговаривать, сказал, дескать, превратит меня в человека, если я с ним пойду. Я его отвел к сэру Хайраму, он ему сказал, что знает, как обращаться с какой-то вещью, которую назвал «компьютер». Сэр Хайрам отослал меня прочь. Я издали наблюдал за ними, потом меня отвлекли. Потом Серый Суслик стал кричать, что сэру Хайраму плохо, дескать, нужно лекарство. Я воешл в ваш вигвам и взял лекарство. Потом подбежал к сэру Хайраму, а он мертвый. Закололи мечом под дых, а меча при нем не было. Серый Суслик вскочил на лошадь и ускакал. Я оставил в лагере Убийцу Мышей, остальным оркам приказал в погоню. Мы Серого Суслика загнали. Я думаю…

— Помолчи, — оборвал орка Питер. — Думать — это мое дело, не твое.

Внезапная мысль кольнула Питера: а ведь Топорище Пополам почти наверняка такой же полукровка, как Серый Суслик. Вон как четко и ясно доложил. Забавно.

— Молодец, — сказал Питер. — Ты все сделал правильно, и особенно правильно — что не стал изображать дурачка, делая доклад. Впредь можешь говорить свободно, когда мы наедине. Мне давно ведома твоя тайна, и я давно решил сделать тебя исключением из закона. Не бойся.

Глаза Топорища Пополам испуганно расширились — Питер угадал, он действительно полукровка, так же как Серый Суслик, соображает быстрее, чем кажется. И владеет собой отменно. Моментально справился с волнением, склонил голову и спокойно произнес:

— Благодарю вас, отец высокорожденных. Я оправдаю доверие, вашему преосвященству не придется жалеть об этой милости.

— Надеюсь на то, — сказал Питер. — А почему ты считаешь, что вы загнали эту скотину в тупик? Ты забыл, что лошадь Серого Суслика не боится черных растений?

Топорище Пополам смущенно потупился и сказал:

— Забыл. Готов понести наказание.

— Понесешь, не сомневайся, — сказал Питер.

Посмотрел еще раз на отметку биодетектора, обозначавшую Серого Суслика, и удивленно произнес:

— А вы его все же загнали в тупик. Сдается мне, он преувеличил свои таланты. Педагогическая методика, инновация, любую лошадь научил… Вот дурак!

2

Неведомый бог быстрой скачки не подвел. Лошадь Серого Суслика не споткнулась и не захромала, она уверенно держала заданный темп, не выказывая особой усталости. Дистанция, сформировавшаяся с самого начала погони, не уменьшалась. Она, правда, и не увеличивалась, но это допустимо. Впереди уже маячит черный перелесок, а пересечь его могут только две лошади во всем мире, одна принадлежит Серому Суслику, а вторая раньше принадлежала Двум Воробьям, а теперь пасется у лагеря экспедиции, временно бесхозная. Скоро погоню ждет сюрприз. Странно, что Топорище Пополам забыл об этом свойстве лошади Серого Суслика, он ведь слышал тот разговор, когда Серый Суслик рассказал сэру Питеру, чему он умеет учить лошадей.

Сзади донеслись какие-то вопли. Серый Суслик обернулся, и его сердце забилось чаще обычного. Биодетектор услужливо показал две точки, одна из которых, несомненно, являлась Питером Пейном. А в небе над этими точками плыло необычное облако, небольшое, но очень черное. Неужели жрец справился с эльфийской армией так быстро?

Серый Суслик толкнул лошадь пятками в бока. Лошадь отозвалась хриплым вздохом, дескать, плохо мне, не выдержу долго такой бег.

— Потерпи, милая, — ласково произнес Серый Суслик, склонившись к шее кобылы. — Немного осталось, ручей пересечем, еще немножко проскачем, и дальше можно шагом.

Действительно, осталось немного, можно сказать, чуть-чуть. Вот уже черная полоса перестала быть просто полосой, вот уже в ней стали различаться отдельные деревья и кусты, вот уже биодетектор начал показывать всякую мелкую живность, обитающую под черной листвой. Мокрицы разные, многоножки… Что-то многовато их здесь… И странные они какие-то… Вот эта мокрица на эльфа похожа, и эта тоже… Никс Милостивая!

Серый Суслик натянул поводья, замедляя бег лошади. Оглянулся, окинул взглядом погоню… Как же плохо! Попался в ловушку, как последний дурак! Никакой ты, Серый Суслик, не хитроумный полукровка, а безмозглый жабоголовый орк!

«Не бесись», посоветовал Каэссар. «Сзади точно не прорваться? Ах да, там бластер. Тогда дорога одна — вперед. Не суетись, подумай пока о чем-нибудь приятном, не мешай мне решать проблему».

Мысли Каэссара запрыгали с той же невероятной скоростью, как и перед убийством сэра Хайрама. Только в этот раз Каэссар принял решение намного быстрее. И когда Серый Суслик понял, что это за решение, он в ужасе воскликнул:

— Это безумие, самоубийство, шансов никаких!

«Не вопи», отозвался Каэссар в его голове. «Да, безумие, да, самоубийство, но это все равно проще, чем обогнать пульку от бластера. Сиди тихо и не мешай».

Каэссар толкнул пятками лошадиные бока, посылая ее рысью, а затем галопом. Сейчас все решает скорость. Проскочить опасный участок, пока эльфы не опомнились… Эльфы не дураки, чтобы расстреливать добычу издали, когда она сама в руки идет.

Каэссар (или Серый Суслик?) чувствовал на себе чужие взгляды, удивленные и злые. Скорее удивленные, чем злые. Такого они никогда не видели.

Все, проскочили! Слава тебе, Никс, и спасибо за поддержку на первом этапе. А теперь твоя помощь особенно нужна, сейчас начнется самое сложное.

Каэссар остановил лошадь в двух шагах от входа в лесной коридор. Спрыгнул на землю и, не тратя ни секунды, потащил животное внутрь. Лошадь недовольно заржала, но подчинилась.

Свод черного леса сомкнулся над их головами. Это был совсем маленький черный лес, скорее даже, зачаток черного леса, но находиться внутри все равно было страшно. Полная темнота, черные листья надежно поглощают солнечный свет, только от входа тянется вглубь длинный язык светлого пятна, но там, где он кончается, наступает беспросветная тьма. На самом деле она не такая уж и беспросветная, орочьи глаза привыкают к темноте минут за пять, но в это время орк в черном лесу абсолютно слеп. Если, конечно, на его глаза не надет древний артефакт.

Наблюдать изнанку черного леса в очках было странно. Оказывается, листья черных деревьев имеют сложную форму, похожую на пятиногого паука, широко раскинувшего свои толстые лапы, покрытые жесткими волосками. Оказывается, эти листья цепляются друг за друга специальными крючками, из-за этого, видимо, покров черного леса такой плотный. Оказывается, в черном лесу живут не только мокрицы и многоножки, но и множество мелких козявок, которых без очков и не разглядишь. Впрочем, сейчас не время изучать природу.

К горлу подкатила тошнота, это начал действовать запах черного леса, острый, пряный и отчасти гнилостный. Серый Суслик знал, что эту тошноту можно перебороть. Если не поддаться отвращению в первые секунды, потом станет легче, а уже через минуту запах вообще перестанет ощущаться. Лошадям переносить этот запах труднее, чем оркам, но все-таки можно приучить лошадь не впадать в панику во тьме черного леса. Это непросто, но возможно.

— Потерпи, лошадка, — тихо сказал Серый Суслик (или Каэссар?). — Стой спокойно и не бойся, я скоро вернусь, все будет хорошо.

Каэссар (или Серый Суслик?) набросил повод на удачно подвернувшийся сучок, и двинулся вперед. На первом шаге он сбросил плащ, на втором обнажил меч, на третьем — взял метательный нож в левую руку. Каэссар шел быстрым скользящим шагом, пригнувшись, готовый вступить в бой в любой момент. Вот коридор разветвляется, отсюда должны появиться эльфы. Они рассчитывают, что незваный гость все еще стоит у самого входа, борется с тошнотой и бестолково моргает, пытаясь приспособить к мраку свое несовершенное зрение. Но они неправы.

А вот как раз подходящая ниша в черной живой стене. Если встать вот так и чуть-чуть вжаться вот сюда… Не слишком хорошая маскировка, но, будем надеяться, эльфы станут смотреть по сторонам не слишком внимательно, они не должны ждать опасности прямо здесь. Давайте, эльфы, появляйтесь скорее, неудобно долго стоять в такой позе.

Послышались быстрые и почти неслышные шаги мягких эльфийских мокасин. Вот они, сразу двое, один — явно вождь, простые эльфы со стальными ножами не разгуливают. Какие же они страшные… Глаза на пол-лица, уши-лопухи… А вождь какой-то некрутой — одет не в кольчугу, а в обычную куртку-безрукавку из кожи мокрицы, а нож его больше смахивает на кухонный тесак, чем на боевое оружие. Хватит ли у него мозгов, чтобы принять правильное решение? Помоги, Тина Минерва, на тебя уповаю.

Каэссар вышел из ниши и негромко кашлянул. Эльфы остановились как вкопанные.

— Бросай нож, вождь, — повелел Каэссар. — И не делай глупостей — у меня меч.

Второй эльф, который не вождь, резко развернулся и прыгнул на Каэссара. Меч Каэссара завертелся в веерной защите, описал четыре полные петли и замер в исходной позиции. Эльфийский воин рухнул на землю, его голова, оба предплечья и одна ступня упали отдельно от основного тела.

— У меня меч, — повторил Каэссар. — Не заставляй меня убивать тебя. Мы можем договориться. Положи нож на землю.

Эльф разжал руку, нож воткнулся в землю и ушел в нее почти по рукоять. Острый, однако, нож, не простой кухонный тесак.

— Ты понимаешь мои слова? — спросил Каэссар. — Вы, эльфы, еще пользуетесь единым языком, или уже изобрели свой?

— Я понимаю тебя, — ответил эльф.

Он говорил с сильным шипящим акцентом, но в целом понятно.

— Вот и хорошо, — сказал Каэссар. — Насколько я понимаю, ваша армия вышла на охоту за бластером. Это такой древний артефакт, он выстреливает огонь…

— Я знаю, что такое бластер, — перебил его эльф. — Продолжай.

— Человек, вооруженный бластером, скоро будет здесь, — сказал Каэссар. — Это мой враг. Я могу помочь вам его убить. А вы пропустите меня через лес. Годится?

— Вы, орки, дикие существа, — сказал эльф. — Каждый сам за себя, один другого ненавидите, сражаетесь… Почему твоя лошадь не боится леса?

— Я научил ее, — сказал Каэссар. — Этим умением не владеет никто, кроме меня. И я не собираюсь им делиться ни с кем.

— Почему? — удивился эльф.

— Потому что мы, люди, дикие существа, — сказал Каэссар. — У нас каждый сам за себя. Ну что, мы договорились? Без меня вы не справитесь, человек с бластером вас уничтожит. Основные силы вашей армии он уже уничтожил. Черное облако в небе видел? Это остатки пожарища того самого леса.

Сзади-слева послышались чьи-то шаги. Каэссар сменил позицию, чтобы видеть и эльфийского вождя, и развилку черного коридора. На ближней стене появилась засветка биодетектора, туманная и расплывчатая. Похоже, биодетектор не вполне понимал, сколько эльфов приближается с той стороны, он просто предупредил хозяина, что кто-то приближается.

— Скажи им, чтобы не подходили! — потребовал Каэссар. — Изрублю всех!

— Стоять! — крикнул эльф. — Все нормально, мы беседуем. Этот человек — предатель, он поможет нам захватить бластер.

— Так мы договорились? — спросил Каэссар.

— Почти, — ответил эльф. — Как ты собираешься помочь нам захватить бластер?

— Вы все должны спрятаться, — сказал Каэссар. — Но не как обычно прячетесь, а тщательнее. Надо вообще в землю зарыться, чтобы даже макушка над поверхностью не торчала. У того человека такие же очки, как у меня, он может видеть очертания ваших тел сквозь листву. А если вы зароетесь в землю, он вас не увидит. Он приблизится вплотную и начнет кричать, чтобы я вышел и сдался. Когда настанет подходящий момент, я дам сигнал — закричу, что выхожу. Тогда твои бойцы начнут стрелять, лучше гранатами, чем камнями. Ты согласен?

Эльфийский вождь колебался, он никак не мог принять решение. Каэссар понимал его, в такой ситуации решение принять нелегко. Когда мир как будто переворачивается, все привычные правила в одночасье меняются, враг становится союзником, невозможно понять, где и в чем он обманывает…

— Я ни в чем тебя не обманываю, — сказал Каэссар. — Мне нет дела до ваших войн с орками. Я пройду через этот лес вместе с моей лошадью, и уйду, и больше никогда никого из вас не увижу. Мне нет дела до того, что станет в Оркланде после меня.

Биодетектор сообщил, что за изгибом коридора появился еще один эльф, а может, и два. Нет, скорее один, чем два. Похоже, прибежал с донесением.

— Эй, гонец! — позвал Каэссар. — Чего встал? Давай, докладывай новости!

Из коридора донеслось тихое и неразборчивое бормотание. Вождь навострил уши и крикнул:

— Марио, это ты? Что случилось?

— Приближаются всадники, синьор Карло! — сказал эльф. — У одного в руках тот самый бластер! Что нам делать?

Вождь немного подумал и сказал:

— Я согласен на твои условия, человек. Но если ты меня обманываешь…

Каэссар не стал дослушивать речь синьора Карло. Он поднял меч вертикально и отступил к вплотную к стене черной листвы.

— Проходи и командуй, — сказал Каэссар. — Только быстрее, времени мало. Все твои бойцы должны попрятаться и никто не должен высовывать ни голову, ни какой-либо иглй член. Если тот человек поймет, что вы здесь — все пропало.

Вождь попытался нагнуться за ножом.

— Нет! — рявкнул Каэссар. — Потом заберешь свою железку, сейчас она тебе не понадобится. Давай, командуй, время дорого!

Эльфийский вождь удалился вглубь черного леса, Каэссар проводил его взглядом и вернулся к входу. Выглянул наружу. Орки построились цепью, в центре и чуть впереди ехал Питер Пейн, биодетектор особо выделил очки на его носу и бластер, скрытый полой плаща. Жрец не торопился — видел, что лошадь Серого Суслика не зашла глубоко в черный лес, и понимал, что орк-беглец ее не бросит. А если бросит — сам виноват, найти в голой степи пешего путника — пара пустяков, если сам на коне. Особенно если у руководителя поисков есть очки с биодетектором. Эльфов вроде пока не разглядел.

Серый Суслик подошел к лошади и стал ходить вокруг, ласково оглаживая и похлопывая животное по бокам. Издали это должно выглядеть, как будто он упрашивает скотину войти в страшную черную чащу, а та упирается. Должно выглядеть правдоподобно: оставил лошадь у входа, разведал путь, вернулся и пытается заставить ее пройти этим путем. Главное — чтобы эльфы не показались раньше времени.

Питер Пейн поднял руку, указал пальцем на Серого Суслика, обернулся к оркам, что-то сказал им, они, кажется, засмеялись. Давайте, смейтесь, посмотрим, кто будет смеяться последним.

3

— А лошадь-то в чащобу не идет! — воскликнул Питер. — А то ишь, расхвастался, жаба, любую лошадь научил, особая методика… Сейчас мы его возьмем. Я иду первым, остальные меня страхуют. Без команды не стрелять, он мне живым нужен.

— Не дастся он живым, — буркнул Топорище Пополам. — Высокорожденного зарезал.

— Это мы еще посмотрим, — сказал Питер. — Если он сдастся, я не буду сразу его убивать. А может, вообще не буду убивать. Он что-то узнал в доме Каэссара, и я допускаю, что эти сведения стоят того, чтобы сохранить ему жизнь. В виде исключения.

— Гм… — сказал Топорище Пополам.

— Не делай далеко идущих выводов, — посоветовал ему Питер. — Я еще ничего не решил.

Черный лес постепенно приближался. Питер оглянулся на орков, оценивая, как они держат строй, и обратил внимание, что их лица стали напряженными, а все, кроме одного, уже держат луки в руках. Это неудивительно — без очков черный лес всегда кажется страшным, лопоухий камнеметчик мерещится под каждым кустом.

— Не дергайтесь, — сказал Питер. — У меня волшебные очки, я вижу, что в этом лесу нет эльфов. Там только Серый Суслик и его лошадь упрямая, больше вообще никаких животных, кроме насекомой мелочи.

Странно, кстати. Куда, спрашивается, подевались мокрицы и многоножки? Непонятно. Наверное, все дело в том, что лес молодой, недавно вырос, две тысячи дней отсилы. Не успела еще его заселить мерзкая аборигенная живность. Хотя нет, вон, в яме что-то живое прячется, большое и неподвижное. Нет, не неподвижное, подергивается чуть-чуть. Может, в этой яме мокрицы спариваются? Или еще что-то происходит неведомое, кто знает, какой образ жизни у этих тварей… Человеческая наука аборигенными существами почти не занимается, у жрецов других забот хватает. А вот еще, в другой яме, та же самая картина. Да ладно, боги с ними, с тварями.

— Эй, Суслик! — крикнул Питер. — Оставь скотину в покое, не позорься! Лучше расскажи, урод, за что Хайрама убил?

Серый Суслик испуганно вздрогнул, задергался и вдруг юркнул за широкий лошадиный бок. Спрятался, типа.

Питер рассмеялся и крикнул:

— Лошадиный бок от бластера не спасет! Выходи, подлый трус, кончай позориться! Возможно, я сохраню твою никчемную жизнь.

Несколько секунд ничего не происходило, а затем Серый Суслик вышел из-за лошади, но из лесного коридора выходить не стал, замер во мраке. Сейчас его видел только Питер, орки не видели ничего, кроме темного пятна.

— Ты должен снова поклясться тремя богами! — крикнул Серый Суслик. — Поклянись, что смерть Хайрама не станет основанием для нарушения твоей первой клятвы.

— А у меня есть причины сохранять твою жизнь? — спросил Питер. — Если да — изложи их, и я решу, что с тобой делать.

— Тебе придется сюда подойти, — сказал Серый Суслик. — Я нашел в доме одну вещь, и эта находка меняет всё. Когда ты ее увидишь, ты сам поймешь.

— Выйди и принеси мне эту вещь! — потребовал Питер.

— Не раньше, чем ты принесешь клятву, — отозвался Серый Суслик. — Я знаю ваши человеческие хитрости! Ты приказал своим оркам застрелить меня, как только они меня увидят!

— Неправда! — воскликнул Питер.

— Так докажи это, — сказал Серый Суслик. — Сойди с лошади и подойди ко мне. Или ты боишься?

Питер рассмеялся. Надо же такое сказать! Жаба остается жабой, даже если эта жаба как-то сумела обмануть глупого рыцаря, завладеть его мечом и очками, а самого зарезать. И теперь эта скотина думает, что отныне ее все должны бояться. Ну-ну.

Питер спрыгнул с лошади. Забросил бластер за спину, обнажил меч и громко сказал:

— Ты недостоин, чтобы тебя бояться! Хайрам был глуп и наивен, его мозг был затуманен добротой. Но меня тебе врасплох не застать! И не советую проверять, кто из нас лучше владеет мечом!

Серый Суслик ничего не ответил на эти слова, просто стоял и ждал.

— Эй, дерево! — позвал Питер. — И вы, бойцы головожопые! Луки не опускайте, держите полукровку на прицеле, если что — стреляйте. Только постарайтесь сразу не убить, сначала стреляйте по конечностям. А там как пойдет.

Закончив эту речь, Питер направился к краю черного леса. Серый Суслик по-прежнему стоял и ждал. Когда до края леса осталось шагов сорок, Серый Суслик внезапно закричал:

— Стой, Питер! Я выхожу!

Краем глаза Питер уловил быстрое шевеление на краю леса. Повернул голову и увидел, что в яме, в которой копошились мокрицы… Какие, к чертям, мокрицы?! Там же эльфийский гранатометчик прятался!

— Стреляйте! — заорал Питер и рухнул в траву, отчаянно надеясь, что беложопый не успел навести прицел.

Попытался запихнуть меч в ножны, выругался, отбросил меч в сторону. Потянул со спины бластер, понял, что ремень запутался (похоже, как раз вокруг ножен), перекатился на бок, услышал характерный хлопок и едва успел открыть рот, защищая уши от ударной волны, как земля вздрогнула, в уши ударил невидимый кулак, слух сразу пропал. Питер перекатился на живот, прикрыл голову руками, по спине застучала щебенка, которой эльфы начиняют осколочные гранаты (была бы термобарическая — уже убило бы), еще раз дернул ремень бластера, и оружие скользнуло ему в руки (ремень как-то сам распутался). Поднялся на одно колено, сдвинул предохранитель, вскинул ствол и сделал сразу два выстрела, направленных примерно туда, откуда стрелял гранатометчик. Второй выстрел Питер делал уже с закрытыми глазами.

Уже нажав дважды на спусковую кнопку, Питер подумал, что стрелять из низкой позиции, прячась в высокой траве — не самая толковая идея. Врежется пулька в особо толстый стебель, сработает преждевременно, и конец стрелку. Впрочем, ему и так конец, скорее всего. Надо же было так глупо угодить в ловушку! Но кто мог подумать, что эта скотина сумеет договориться с беложопыми?!

Не распрямляясь, Питер побежал вбок, меняя позицию, на втором шаге споткнулся и покатился кувырком через плечо, как древний воин, которого Питер однажды видел в шлеме грез. Падая, Питер чудом не задел спусковую кнопку, не иначе, боги хранят. Выпрямился во весь рост и выпустил еще две пульки, одну влево, другую вправо, примерно туда, где раньше он видел еще две ямы с мокрицами. А может, и не туда, он уже почти не ориентировался.

В левый бок ударил камень, к счастью, небольшой. Ребра не захрустели, просто стало больно и дышать трудно. Еще одна пулька отправилась, примерно туда, откуда прилетел камень, и снова менять позицию. А выстрелов осталось всего четыре. Тор Покровитель Воинов, не оставь в беде, на тебя уповаю!

Еще два выстрела, снова смена позиции. Можно осмотреться. Боги, что творится!

Весь лес полыхал, как один большой костер, даже очки не позволяли различить какие-либо детали в этом море пламени. Ясно только одно — ничего живого в лесу больше не осталось. Спасибо тебе, Тор, не подвел. И тебе спасибо, Тина Минерва, хоть и не успел я к тебе взмолиться.

Питер пошел назад, к лошадям, его шатало. На полдороге он вспомнил, что потерял в траве меч, но возвращаться его искать не было ни сил, ни желания. Сейчас еще послебоевой отходняк начнется…

— Эй, дерево! — крикнул Питер. — Я там меч в траве потерял, пусть бойцы найдут! И побыстрее, а то вон трава уже занимается, сейчас заполыхает все!

4

— Стой, Питер, я выхожу! — крикнул Серый Суслик.

Это был самый опасный момент во всей затее. Если лопоухие замешкаются или вообще не сообразят, что происходит…

Нет, все правильно сообразили, молодцы!

— Стреляйте! — заорал Питер и рухнул в траву, как подкошенный.

Восемь стрел одновременно рассекли воздух и вонзились в землю, одна из них рассекла воздух в полушаге от лошадиного крупа. Каэссар правильно рассчитал — орки стреляли в то место, где начинается непроглядный мрак, им не пришло в голову, что враг будет прятаться дальше. Тем более не пришло им в голову, что, говоря «Стреляйте!», Питер приказал стрелять не в Серого Суслика, а в эльфов, которые услышали условленную фразу, высунулись из укрытий и начали стрелять. Молодцы эльфы, хорошие бойцы, дисциплинированные.

Хлопнул гранатомет, выплевывая гранату. Ох, начнется сейчас…

— Давай, родимая, — обратился Серый Суслик к лошади, подхватывая повод. — Побежали.

Они побежали по узкому коридору, уводящему во тьму. Но эта тьма была непроглядной только для лошадиных глаз, Серый Суслик все видел отлично. Он бежал изо всех сил, больше всего на свете он боялся, что лошадь испугается, заартачится, время будет упущено и тогда конец всему. Вот она начала отставать, повод натягивается…

— Быстрее! — закричал Серый Суслик. — Быстрее ногами переступай, доверься мне, я плохого не посоветую!

Кажется, все впустую. Если лошадь твердо решила остановиться, сдвинуть ее с места не в орочьих силах. И не в человеческих.

Но им повезло. Инерция тела увлекла лошадь вперед, на развилку, в левом ответвлении забрезжил свет, лошадь коротко всхрапнула и рванулась туда. Теперь не Серый Суслик тащил ее, наоборот, она тащила его.

Тьма вспыхнула. Даже непроницаемо-черные листья аборигенных растений неспособны полностью поглотить вспышку бластера. Они могут лишь ослабить ее настолько, чтобы вспышка не ослепляла, а только пугала. Только бы лошадь не вырвалась!

Черный лесной коридор внезапно кончился, Серый Суслик и его лошадь с разгону влетели в ручей, лошадь громко заржала, Серый Суслик выругался. Его глаза успели отвыкнуть от яркого света и сейчас начали слезиться. Очки затемнились, но это не слишком хорошо помогало. Серый Суслик едва разбирал, куда бежать, где ближайший коридор, пронизывающий насквозь вторую стену черного леса, выросшую вдоль противоположного берега. Серый Суслик бежал наугад, он поскальзывался на каждом шагу, но каким-то чудом удерживался на ногах. А потом спасительное жерло тьмы появилось прямо перед глазами, лошадь уже ничего не боялась, она неслась, не разбирая дороги, и в какой-то момент вырвала повод из рук хозяина, Серый Суслик едва увернулся от задних копыт.

— Стой! — закричал он. — Стой, скотина!

Только что ему казалось, что быстрее бежать невозможно, но он был неправ, это вполне возможно. Он промчался по черному коридору, вылетел на свет и понял, что больше не чувствует мерзкого эльфийского запаха, что его легкие наполнил привычный аромат лугового разнотравья.

— Мы сделали это! — закричал он, обращаясь к…

А к кому он собственно, обращался? И кто прокричал последние слова — Серый Суслик или Джулиус Каэссар, которого на самом деле звали Джон Росс?

«Неважно», сказал Каэссар. «Мы с тобой одной крови и делаем одно дело. Кто из нас кто — наплевать. Возможно, мы вообще сольемся в единую личность, так что расслабься и забей. Давай лучше лошадь ловить».

Поймать лошадь оказалось несложно. Она на удивление быстро отошла от шока и теперь, казалось, сама не понимала, как вышло, что вспышки, вопли и запахи напугали ее так, что она бросила собственного хозяина.

«Поедем к тебе домой», сказал Каэссар, взгромоздив на лошадь их общее с Серым Сусликом тело. «В ближайшие день-два сюда лучше не возвращаться, тут все на ушах стоять будут, и люди, и эльфы… Потом вернемся, проберемся в подвал через черный ход и начнем порабощать мир».

«Чего?» не понял Серый Суслик. «Порабощать мир? А зачем?»

Каэссар мысленно рассмеялся и подумал:

«Я пошутил».

Некоторое время они ехали навстречу заходящему солнцу. Затем Серый Суслик мыслкнно спросил:

«А стоит ли домой возращаться? Может, лучше где-нибудь в окрестностях день-другой перекантуемся?»

«Стоит», ответил Каэссар. «Думать надо не только о ближайшем будущем, но и на тысячу-другую дней вперед. Мы с тобой сейчас — одна из самых больших научных загадок во всем Барнарде. Объявят в национальный розыск — что делать будем? Сидеть в Оркланде до старости? Я на это не согласен. Серый Суслик должен умереть, причем так, чтобы никто не сомневался, что он реально мертв. Я уже кое-что придумал по этому поводу. Мы такое представление устроим…»

Серый Суслик заглянул в мысли Каэссара и ужаснулся. Каэссар мысленно хихикнул.

«Что, пугает?» спросил он. И тут же ответил сам себе: «Сам вижу, что пугает. Ничего, приучайся мыслить масштабно, в большой политике пригодится. Это тебе не жаб по ручьям гонять и не пучеглазых выслеживать».

«Причем тут большая политика?» спросил Серый Суслик.

Каэссар еще раз хихикнул и ответил:

«Через две тысячи дней мы с тобой станем верховным вождем Барнарда. Может, быстрее. И не надо так удивляться, я уже был однажды верховным вождем, это проще, чем кажется». 5

Когда Питер вернулся в Плохое Место, уже смеркалось. Его сопровождало только три орка, остальные сгинули от эльфийских камней и гранат. Что-либо делать было уже поздно, оставалось только надеяться, что этой ночью эльфы в гости не явятся. Они ведь не знают, что ужасный бластер может сделать только два выстрела, а после этого превратиться в абсолютно бесполезное изделие из металла и пластика. Будь Питер эльфийским вождем, он отложил бы атаку до следующей ночи как минимум. Сначала надо допросить разведчиков, вернувшихся из того перелеска, который Питер спалил час назад. Хорошо бы, чтобы никто из них не вернулся живым, но это сомнительно. Человекообразные имеют обыкновение выходить невредимыми из самых невозможных ситуаций. Тем более, там за лесом ручей был, в воде вполне можно пожар пересидеть или, вообще, перейти ручей вброд и спокойно уйти по другому берегу. Скорее всего, главный эльфийский вождь этой ночью будет слушать доклад уцелевших разведчиков и думать, что делать дальше. Будь Питер эльфийским вождем, он бы направил следующей ночью к Плохому Месту диверсионную группу. То-то они удивятся, что здесь никого нет.

Питер попытался уснуть, но сон упорно не шел. Может, курнуть еще раз? Нет, не стоит искушать судьбу, и так уже много злоупотреблял. А обычный косяк, наоборот, всякий сон отобьет. Сходить в дом, попробовать еще раз к компьютеру подключиться? Но трезвого компьютер к себе не подпустит, а упарываться в одиночку слишком рискованно, передоз словить — только так. Надо, чтобы за упоротым кто-то присматривал, а кому это можно доверить? После смерти Хайрама в экспедиции не осталось никого, кому Питер мог доверять настолько.

Кстати о Хайраме. Питер осмотрел его труп, и то, что он увидел, ему совсем не понравилось. Хайрам был зарезан одним ловким и точным ударом, орк-полукровка никак не может владеть мечом настолько профессионально. Фехтование — не грамота, эту науку самостоятельно не освоить, будь ты хоть трижды гением. Тут тренер нужен. А кто мог быть тренером этого скота? И кто научил его настолько быстро соображать? Питер примерно восстановил картину событий, предшествующих побегу Серого Суслика, получается, полукровка должен был принять правильное решение практически моментально. И какое решение… Даже человеку не сразу придет в голову поднять переполох, чтобы отвлечь от себя внимание. Да какой переполох! Хладнокровно прирезать человека и сразу начать кричать: «Сэру Хайраму плохо! Тащите быстрее лекарство!» — для этого особый цинизм нужен. Сам Питер до такого вряд ли додумался бы. А эта жаба додумалась.

Что он хотел найти в доме? Сам он сказал Топорищу Пополам, что научился управлять компьютером Каэссара, но мог соврать. Еще он говорил Топорищу Пополам, что может сделать его человеком, если войдет в дом… А что, если не врал? В архивных документах Питеру попадалось упоминание, что в древности существовали артефакты, позволявшие не только наносить татуировки, но и сводить их. Может, в доме есть такой артефакт, а его не заметили? Нет, такую вещь не могли не заметить, Хайрам с Шоном там все перерыли. Может, он в подвале хранится? А зачем такую вещь в подвале хранить?

Кстати о подвале. Уже ясно, что пробраться туда не получится, сейчас главная задача — ноги унести. Но эльфы туда заберутся только так, робот-паук их не остановит, их слишком много. А это плохо, если эльфы заберутся в подвал. Кто знает, сколько там артефактов? И какие там артефакты, кроме генератора силового поля? Броневые плиты просто так не ставят, броневая сталь в древние эпохи тоже стоила недевшево. В этом подвале просто обязано быть что-то ценное, причем не только по современным меркам, но и по тогдашним. Что-то очень ценное.

Питер проснулся за час до рассвета. Скомандовал общий подъем, велел сворачивать лагерь, а сам направился в дом Каэссара. В последний раз.

Для начала поднялся на второй этаж и прибрал шлем грез, а заодно блок питания к нему. Возвращаться в лагерь со шлемом в руках было боязно, все время казалось, что вот-вот сзади раздастся шуршание-пощелкивание и страшный робот захрипит нечеловеческим голосом, лишенным интонаций:

— Это нельзя брать. Отдай.

Но боги миловали, до шлема грез роботу не было никакого дела. Наверное, его единственная задача — охранять вход в подвал, а на остальное у него соображалки не хватает. Дай-то боги.

Поначалу Питер хотел забрать из дома Каэссара большие стационарные артефакты, демонтаж которых он запланировал на последний день экспедиции. Но прикинул, сколько времени это потребует, и решил не связываться. К тому же, есть вероятность, что робот не одобрит демонтаж видеокамеры, с помощью которой он обозревает происходящее в доме. Или, например, не понравится ему, что со стены большой телевизор снимают. Во вторую эпоху такие телевизоры очень ценились, Питер об этом в книгах читал. Нет, робота дразнить не стоит, все по-настоящему ценное из дома уже вынесли, выносить остальное — мелочность и крохоборство. Главное сейчас — выбраться из диких приграничных земель, оторваться от эльфийской армии, добраться без приключений до населенных областей Оркланда, а потом и до метрополии, и доставить информацию по назначению. Самая большая ценность любой экспедиции — информация, надо из этого исходить.

Около полудня Топорище Пополам доложил, что экспедиция готова отправляться в обратный путь.

— Молодец, хорошее дерево, вовремя управился, — сказал Питер. — Теперь осталось сделать последнее дело, и можно отправляться. Пришли ко мне троих орков поздоровее и двоих половчее, нужно в доме кое-что в порядок привести.

Следующие полчаса орки, которых Топорище Пополам счел сильными, вытаскивали из дома здоровенный шкаф, стоявший рядом с люком в подвал. Это было непросто, потому что Питер запретил его разгружать, потребовал, чтобы его волокли вместе со всем бесполезным барахлом, что хранилось внутри. Когда эльфы сюда придут, они должны ясно увидеть по следам, что этот шкаф был очень большим и очень тяжелым. Неизвестно, знают ли эльфийские жрецы (или кто у них там наукой занимается), что такое генератор силового поля, но лучше исходить из того, что знают. Тогда они подумают, что генератор был в шкафу, а теперь его больше нет, увезли его в Барнард для исследований, ищи-свищи. Может, и не полезут беложопые в подвал. А если вторая идея сработает и если боги помогут, может, они вообще вход в подвал не заметят.

Обливаясь потом, орки кое-как спустили шкаф с крыльца, только теперь Питер разрешил его разгрузить. Барахло распихали по мешкам, навьючили на лошадей, сам шкаф закрепили между двумя вьючными лошадьми сложной системой ремней и веревок. Первый переход придется тащить его с собой, а вечером можно будет захоронить где-нибудь в укромном месте в стороне от лагеря. Здесь поблизости его прятать нельзя — здесь эльфы все перероют. Жаль, что силовое поле нельзя снова включить. Как хорошо было бы: приходят пучеглазые, а склад артефактов закрыт. Эх, мечты…

Пока сильные орки мучались со шкафом, ловкие орки расставили мебель в гостиной Каэссара, как было раньше, и разложили половые доски на прежние места. Видно, конечно, что пол вскрывали, но это только пока, временно.

Наконец, все приготовления были завершены, орки заняли свои места, Питер велел отправляться.

— Командуй, дерево, — приказал Питер Топорищу Пополам. — Я вас догоню.

Подождал пять минут и подъехал к дому Каэссара прямо на лошади. Остановился напротив окна гостиной, накинул лошади на голову плащ, чтоб не ослепла, и достал бластер. Тщательно прицелился и всадил предпоследнюю пульку в потолок гостиной, прямо через распахнутое окно. Зажмурился, пережидая вспышку, а когда открыл глаза — увидел через окно, что комната вся охвачена пламенем, а с потолка красиво капает расплавленный эльфийский пластик. Всадил вторую пульку в противоположную от окна стену, где раньше шкаф стоял, снял плащ с лошадиной головы и поскакал догонять свой отряд.

Дом Каэссара провожал экспедицию столбом черного дыма, не таким большим, как раньше, когда Питер поджигал заросли эльфийских деревьев, но все же внушительным. Никто их не преследовал, ни робот-паук, ни кто-либо еще. Если верить биодетектору, никакой крупной живности в поле зрения не наблюдалось. Вот и хорошо, и слава всем богам. «Домой приеду — принесу жертвы щедрые», подумал Питер. «Шиве Разрушителю, Тору Погонщику Козлов, Тине Минерве, к кому я еще взывал… К Иегове взывал, кажется… Ладно, боги сами разберутся, кому что положено».

6

Серый Суслик заночевал в укромной котловине на краю каменных осыпей. А незадолго до заката следующего дня он появился в загоне. Он не стал заходить в свой вигвам, там ему больше нечего делать, после смерти Шелковой Лозы вигвам принадлежит кому-то из ее родственников. У орков принято, что всей собственностью владеют женщины, а мужчине принадлежит только лошадь, оружие и всякие личные вещи, типа одежды и амулетов. Почему-то эти сведения сильно удивили Каэссара.

«Совсем одичали», мысленно произнес он, когда извлек эту информацию из памяти Серого Суслика. «Никогда не думал, что после бэпэ традиционалисты одержат верх. Впрочем, это был не самый худший вариант».

Серый Суслик хотел спросить, кто такие традиционалисты и какие могли быть другие варианты, но не успел. Потому что дорогу лошади преградил полубосс по имени Барсук, тот самый, который выпорол Серого Суслика шесть дней назад.

— Ты что тут делаешь? — удивленно спросил Барсук, ухватив лошадь за уздечку.

Управление телом принял Каэссар. Он спрыгнул с лошади и сказал:

— На ловца и зверь бежит.

— Чего? — не понял Барсук.

— Сейчас объясню, — пообещал Каэссар.

Скинул плащ с плеч, выхватил меч из-за спины, лезвие прочертило воздух и рассекло пополам жабу, вытатуированную на правой щеке Барсука. Потекла кровь.

— Следующим взмахом ухо отсеку, — пообещал Каэссар. — Слушаться будешь?

Свинячьи глазки Барсука расширились и налились гневом.

— Да я… — начал он, но не договорил, потому что лезвие сверкнуло еще раз.

— Я же предупреждал, — сказал Каэссар.

На этот раз крови было намного больше. Барсук зажал рану рукой, но кровь сочилась между пальцами.

— Так я не понял, ты слушаться будешь или нет? — спросил Каэссар.

Барсук открыл рот и закрыл, не в силах вымолвить ни слова.

— Готов, — констатировал Каэссар. — Снимай рубаху и обмотай вокруг головы. Да не трясись так, от потери крови не помрешь. От таких пустяковых царапин никто еще не помирал. А теперь шевели ногами, мы идем в гости. Почтенная бабушка Ходящая Вокруг будет счастлива нас принять. Я сейчас меч уберу в ножны, но ты не радуйся, я его быстро выхватываю, когда надо. Вот дурак-то! Ты слушай, жаба бестолковая, что я говорю, и верь мне, я зря языком молоть не буду. Теперь будешь ходить с пузом процарапанным. Загноится — больно будет. Впрочем, не загноится оно. Что стоишь, деревяшка? А ну пошел куда сказано!

Хорошо, что солнце почти зашло, жители загона уже попрятались по вигвамам, прохожих на улице почти не было, а в этой части загона — вообще не было.

«В другое время суток я бы не стал так делать», прокомментировал Каэссар эту мысль Серого Суслика. «Я еще не совсем сдурел».

Они подошли к вигваму Ходящей Вокруг, Каэссар накинул повод лошади на колышек, втолкнул Барсука внутрь и сам вошел следом.

— Здравствуй, почтенная мать, — поприветствовал Каэссар хозяйку вигвама. — Мне нужна твоя помощь. У тебя найдется прочная веревка?

— Здравствуй, Серый Суслик, — отозвалась Ходящая Вокруг. — И ты здравствуй, Барсук. Серый Суслик, ты с ума сошел?

— Я не сошел с ума, — сказал Серый Суслик. — Я знаю, что делаю. На улице никого нет, никто нас не видел. Как Барсук от тебя уходит, тоже никто не увидит. Видишь ли, я собираюсь посетить Асгард, а из этого полубосса получится отличный проводник. Но я опасаюсь, как бы он не натворил глупостей до того, как поймет, какой счастливый шанс выпал на его долю. Так что свяжи его, пожалуйста, а я пока расскажу тебе то, что тебе следует знать.

Ходящая Вокруг улыбнулась и спросила:

— А что будет, если я откажусь?

— Не знаю, — растерянно ответил Каэссар. — Я об этом не думал, я был уверен, что ты согласишься. Потому и пришел к тебе.

— Ты не ошибся, — сказала Ходящая Вокруг. — Давай, Барсук, сюда свои ручонки. А ты, Серый Суслик, начинай рассказывать.

— Я начну рассказ с плохой новости, — сказал Каэссар. — Твой внук, которого звали Два Воробья, погиб, и его не удалось похоронить подобающим образом. Его убил дьякон Питер Пейн, он думал, что приносит твоего внука в жертву Шиве Разрушителю, но на самом деле он убил его зазря. Мне жаль, что так случилось, и что я не смог этому помешать. Но я на реально не мог этому помешать, в тот момент я еще был обычным орком-полукровкой…

Барсук сдавленно ахнул. Ходящая Вокруг спросила:

— А ты уверен, что ему можно это знать?

— Уверен, — ответил Каэссар. — Когда я совершу предписанное, мы с ним покинем загон навсегда.

— Отлично, — сказала Ходящая Вокруг. — Тогда я тоже не буду изображать дурочку. Так что там дальше с тобой приключилось?

— Я освободил дух Джулиуса Каэссара из ловушки, в которой он томился миллион дней, — сказал Каэссар. — Я больше не орк, мое тело теперь — аватар древнего бога. Когда отряд Питера Пейна покинет загон, направляясь в Барнард, ты сможешь рассказать об этом всем, до этого — никому не рассказывай. Я убил рыцаря Хайрама и покинул экспедицию, некоторое время я проведу у тебя в гостях, а потом отправлюсь в Асгард, и Барсук станет моим проводником. Я буду являться к тебе в снах, а может, и наяву, посмотрим, как получится.

— Разве Джулиус Каэссар был богом? — спросила Ходящая Вокруг. — Я всегда считала, что он был последним правителем Единого Барнарда, а с его смертью начался бэпэ.

— Так и есть, — согласился Каэссар. — Но, умерев, Джулиус Каэссар обрел божественную сущность, и лишь козни Красса Содомита не позволили ему занять достойное место в Асгарде. Теперь я должен помочь ему его занять.

— Понятно, — сказала Ходящая Вокруг. — Ну вот, руки ему я связала. Что с ним теперь делать?

— Барсук, забирайся под лавку и лежи там, — приказал Каэссар. — А я бы хотел поесть и помыться. Позови кого-нибудь из внуков.

— Разве им можно тебя видеть? — удивилась Ходящая Вокруг.

— Меня можно, Барсука нельзя, — разъяснил Каэссар. — Кстати, надо бы ему кляп в рот вставить.

— Не надо кляп в рот, — подал голос Барсук. — Я буду молчать.

— Все равно вставь, — сказал Каэссар. — Мало ли что этой скотине в голову взбредет.

На следующий час Каэссар уступил управление телом Серому Суслику. Тело помылось, сытно поужинало и поздоровалось с добрым десятком орков и орчанок, то и дело заглядывавших в вигвам Ходящей Вокруг по разным поводам. У кого-то соль внезапно закончилась, у кого-то пряности, кто-то решил вдруг попросить совета у мудрой женщины… Увидев Серого Суслика, они все как бы удивлялись, радостно приветствовали его и начинали выспрашивать подробности похода к Плохому Месту. Что там было, почему он вернулся один, где остальные орки…

— Вы всё узнаете в свое время, — отвечал Серый Суслик на все вопросы. — А пока оставьте меня, ибо недосуг мне сейчас.

Серый Суслик говорил спокойно и уверенно, он не выстраивал словесные цепочки, как раньше, он говорил как человек, не заботясь о том, чтобы не показаться слишком умным. Это удивляло орков даже сильнее, чем окровавленный меч Хайрама, небрежно брошенный на лавку.

Ясно было, что слух об удивительном возвращении Серого Суслика быстро распространяется по загону. Того и гляди, полубоссы пожалуют. Но Каэссара это не беспокоило, он, наоборот, этого ждал.

«Театр имеет свои законы», мысленно сообщил он Серому Суслику. «Политика строится по законам театра, и легенды о богах тоже строятся по законам театра. Не надо суетиться сверх меры, пусть законы исполняются».

«А что такое театр?» спросил Серый Суслик.

Каэссар мысленно засмеялся и показал Серому Суслику ряд мысленных картинок, в которых Серый Суслик ничего не понял.

«Жаба ты необразованная», насмешливо подумал Каэссар.

Но его насмешка было добродушной, в ней не было ни злости, ни презрения.

И вот полубосс явился, это был Глубокий Багрец. Без лишних слов он подошел к Серому Суслику, занес руку, чтобы ухватить его за ворот и сдернуть с лавки. Полубосс очень удивился, обнаружив острие меча перед самым своим носом.

— Не размахивай руками без нужды, — посоветовал ему Каэссар. — От этого дурной запах распространяется. Лучше скажи, зачем пришел.

Глубокий Багрец отступил на два шага, потряс головой, сгоняя с лица изумленное выражение, и сказал:

— Добрый господин интересуется.

— Чем интересуется? — спросил Каэссар. — Яснее выражайся, а то бормочешь как жаба.

Глубокий Багрец покраснел лицом, оправдывая свое прозвище. Серый Суслик понял, что полубосса вот-вот одолеет дикая ярость, он станет ругаться, а то и драться начнет… Придется его убить, а это неправильно, Глубокий Багрец — орк неплохой, не то что Барсук.

«Хорошо, убедил», мысленно произнес Каэссар, а вслух сказал:

— Извини, не хотел тебя оюижать. Ты хотел сказать, что меня Стентон к себе кличет?

— Добрый господин Роджер Стентон требует тебя к себе, — произнес Глубокий Багрец, чеканя каждое слово. — Быстро.

— Ну так пошли, — сказал Каэссар.

Вставил меч в ножны за спиной (каждый раз, когда Каэссар делал это движение, Серому Суслику казалось, что меч срубит ему голову), накинул плащ и вышел из вигвама.

— Я еще вернусь, — бросил он Ходящей Вокруг на прощанье.

Через пять минут он поднимался по ступеням на крыльцо балагана. Глубокий Багрец, топающий позади, кашлянул и сказал опасливо:

— Дай, вперед пройду, доложу как положено.

— Доложи, — согласился Каэссар и посторонился.

— О добрый господин! — воскликнул Глубокий Багрец, открывая дверь пастушьего кабинета. — Привел я Серого Суслика, только…

— Что только? — донесся изнутри голос Стентона.

Глубокий Багрец затруднился ответить, вместо ответа он развел руками.

— Уйди с дороги, — тихо сказал Каэссар.

Глубокий Багрец сделал шаг в сторону, Каэссар увидел пастуха и неожиданно расхохотался. Его почему-то очень развеселил медальон-амулет, висящий на тонкой золотой цепочке на шее пастуха. Что веселого Каэссар нашел в этом амулете, Серый Суслик не понял, понял лишь, что это на самом деле какой-то древний артефакт, не очень ценный, но полезный.

Роджер Стентон поднялся из-за стола, лицо его налилось кровью.

— Сейчас я тебе посмеюсь, жаба, — начал говорить он, но осекся, когда Каэссар вошел в комнату широким размашистым шагом, сбросил плащ и вытянул меч из ножен.

— Встреть же свою судьбу, о недостойный! — провозгласил Каэссар, взмахнул мечом, и голова пастуха покатилась по полу.

Мгновением позже примеру головы последовало остальное тело. Оно дернулось пару раз и затихло, вокруг шеи начала растекаться кровавая лужа.

Каэссар повернулся к Глубокому Багрецу, тот неподвижно стоял («как воин в строю», подумал Каэссар), а на лице его явственно читалось «мне это снится».

— Теперь я ваш пастух! — заявил Каэссар. — Иди, созывай полубоссов, буду речь говорить. Пошел, быстро, одна нога здесь, другая там.

Глубокий Багрец вышел из кабинета. Казалось, что он идет во сне, как ходят некоторые сумасшедшие. Каэссар убрал меч в ножны, нагнулся, поднял из кровавой лужи амулет пастуха, вытер о рубаху мертвеца и повесил себе на шею.

«Маячок», мысленно сообщил он Серому Суслику. «Я думал, придется пешком по степям бродить, а оно вон как вышло. Не иначе, боги хранят. Пойдем на склад, надо собрать кое-что».

Склад был заперт, но ключ от навесного замка обнаружился в ящике стола, рядом с которым лежало мертвое тело Стентона.

«Я так и знал», удовлетворенно подумал Каэссар, обозрев содержимое склада. «Запасливый парнишка был Роджер Стентон. Все, что нужно, в наличии».

К категории нужного Каэссар отнес кольчугу, стальной шлем (меч почему-то не взял), эльфийскую термобарическую гранату, какую-то непонятную палочку из эльфийского пластика (детонатор), мешочек с солью (для спецэффектов), большую деревянную шкатулку, покрытую красивыми узорами (чтобы жабе меньше объяснять) и… да это вообще не нужно, маячок сгодится, он же с обратной связью. Каэссар открыл шкатулку, она оказалась набита серебряными украшениями, которые тут же отправились на нижнюю полку, в самый темный угол. Затем Каэссар отложил шкатулку в сторону, взял один детонатор, как-то хитро покрутил его туда-сюда, вышел в коридор, аккуратно положил детонатор на пол, вернулся на склад, взял в руки амулет и что-то с ним сделал. В коридоре сверкнуло и хлопнуло.

«Отлично!» мысленно воскликнул Каэссар. «Даже проще, чем я рассчитывал».

Осторожно вскрыл оболочку гранаты острым ножом, обгнажился взрывчатый пластик. Взял второй детонатор, проделал с ним те же манипуляции, что и с первым, и плавно ввел твердую пластиковую палочку в мягкий пластик взрывчатки. Положил гранату в шкатулку, сверху засыпал солью, закрыл шкатулку, отложил в сторону.

«А теперь займемся красивым антуражем», подумал Каэссар. «Ничего особо красивого нет, но на безрыбье… да хоть вот эти копья сгодятся».

Когда делегация полубоссов прибыла в балаган, Каэссар почти закончил приготовления. На древках каждого из четырех выбранных копий он вырезал ножом три таинственных знака, на каждом копье знаки были свои. Первый знак в каждой тройке символизировал одну из четырех сторон света, для каждого копья свою. Остальные знаки не значили совершенно ничего, даже с точки зрения Каэссара. Серый Суслик поинтересовался, какой смысл в этих изображениях, Каэссар ответил: «Театр должен быть театром, ведь это же театр».

В холле собрались полубоссы. Каэссар подобрал с пола голову Роджера Стентона и вышел в холл, держа ее за волосы.

— Здравствуйте, коллеги! — провозгласил он и швырнул голову Стентона на пол, она громко стукнула и покатилась. — Кто-нибудь хочет оспорить мою власть? Никто? Отлично. Знайте же следующее. Я отныне не разведчик по имени Серый Суслик, но аватар некоего бога. Какого бога я аватар, я не скажу, ибо это откроется не сейчас, но в должное время. Вам следует знать четыре вещи. Первое. Роджер Стентон был плохим и недостойным пастухом, я оборвал его жизнь, ибо не мог более выносить эту мерзость. Второе. Пастухом этого стада будет отныне Глубокий Багрец. Третье. Мой земной путь подходит к концу, этой ночью я удалюсь в страну Асгард, где у богов нет нужды в аватарах. Никто не должен прослеживать мой путь, узнаю — убью. И четвертое. Придет время, я вернусь и воздам каждому по заслугам. И случится это не через миллион дней, а гораздо раньше, многие из нынешнего поколения будут живы. Вопросы? Нет вопросов? Тогда благословляю вас всех и пошли вон! А кто станет выслеживать меня — убью на месте!

Полубоссы пошли вон. Каэссар вернулся на склад, увязал собранное барахло в плащ и тоже пошел вон. Какой-то орк спрятался под амбаром и наблюдал, думая, что останется незамеченным. Каэссар погрузил барахло на лошадь, вытащил лук из седельной сумки, наложил стрелу, хихикнул и убрал лук обратно в сумку, а стрелу — обратно в колчан. Неопознанный орк не стал искушать судьбу, он бежал так, что только пятки сверкали. Молодец.

По дороге к вигваму Ходящей Вокруг Каэссар заметил еще двоих подглядывающих орков. Выпустил две стрелы, и орки перестали подглядывать. Нет, он не стал их убивать, хотя это было бы легче легкого, в очках ночью видно почти так же хорошо, как днем, а биодетектор вообще рулит. Но Каэссар не хотел убивать орков, он хотел их всего лишь напугать. Лишних смертей не надо, орки должны вспоминать явление бога не с ужасом, а с восторгом и благоговением. Оптимальное решение — когда стрела врезается в землю рядом с дерзким орком, тот мгновенно перестает быть дерзким и убегает в ужасе.

Перед тем, как войти в вигвам Ходящей Вокруг, Каэссар внимательно осмотрелся и убедился, что никто за ним не наблюдает. В очках с биодетектором убедиться в этом несложно — ни один орк в стаде не понимает, насколько остро теперь стало ночное зрение Серого Суслика, поэтому никто и не прячется должным образом.

— Снова приветствую тебя, почтенная мать, — сказал Каэссар. — Пришло время нам с Барсуком завершить земной путь и отправиться в страну Асгард. Еще раз напоминаю: все, что я тебе говорил, можно повторить лишь тогда, когда экспедиция Питера Пейна покинет загон. До этого всем говори, что я не сказал тебе ничего существенного. А про Барсука вообще ничего не говори, ты его сегодня не видела. Поняла, почтенная мать?

— Поняла, — ответила Ходящая Вокруг.

Стрельнула взглядом под лавку, где был спрятан связанный Барсук, убедилась, что он не видит ее, подмигнула и скорчила какую-то сложную гримасу. Ни Каэссар, ни Серый Суслик не поняли, что она хочет сказать этим жестом, но кто-то из них на всякий случай кивнул. Ходящая Вокруг просветлела лицом и улыбнулась.

— Так я и знала, — прошептала она.

Каэссар сделал серьезное лицо и приложил палец к губам. Ходящая Вокруг радостно кивнула. Каэссар нагнулся, извлек из-под лавки связанного Барсука и вытащил у него кляп изо рта.

— Ну что, боец? — обратился к нему Каэссар. — Готов к подвигам?

Барсук прохрипел нечто неразборчивое и закашлялся.

— Только без глупостей, — сказал Каэссар. — Сейчас я тебя распутаю, но не оправдать мое доверие — даже не думай. Если считаешь, что способен противостоять божественному аватару…

К этому времени Барсук справился с приступом кашля и снова обрел дар членораздельной речи.

— Ваша божественность! — воскликнул он. — Слушаться буду безупречно! Ничего не посмею нарушить! Клянусь!

— Вот и отлично, — сказал Каэссар. — Но учти, я буду за тобой наблюдать.

Каэссар не стал распутывать веревки, которыми был связан Барсук. Просто достал нож и разрезал их. Барсук попытался встать, но не смог — конечности затекли. Пришлось ждать.

В конце концов, они покинули вигвам. Каэссар взял лошадь под уздцы, и они направились в путь.

— Ваша божественность, разрешите, я сбегаю за лошадью? — спросил Барсук. — Или отберу у кого-нибудь.

Каэссар недовольно поморщился и скахал:

— Не суетись. Путь, что лежит перед нами, можно пройти только пешком. Иди спокойно и не думай о том, чего тебе не дано понять.

Барсук смутился и больше ничего не говорил.

Ночь выдалась темная — небо затянули облака, которые закрыли звезды. С одной стороны, это хорошо — в такой непроглядной темноте никто не заметит, что Серый Суслик покидает загон не один, а со спутником. С другой стороны, идти было трудно, без очков вообще ничего не видно. Лошадь поминутно спотыкалась и сильно нервничала. К счастью, вскоре небо просветлело, не иначе, боги помогают. По душе им, видать, пришелся замысел Каэссара.

Через полчаса они достигли места, которое Каэссар выбрал для того, что он называл театром. Это была вершина небольшого холма, расположенного сразу за территорией загона, за последним полем. Они поднялись на вершину, Каэссар огляделся по сторонам и сказал:

— Все произойдет здесь. Раздевайся, Барсук, и вставай вот сюда.

Далее Каэссар отцепил от седла притороченные копья и воткнул их в землю: одно копье в трех шагах на север от Барсука, второе в трех шагах на запад, третье в трех шагах на юг и последнее в трех шагах на восток. Серый Суслик заметил, что на последнем копье изображен знак «запад». Каэссар мысленно хихикнул и подумал:

«Так даже лучше. Пусть думают, какой смысл в том, что стороны света перепутаны».

Затем Каэссар сам стал раздеваться. Барсук посмотрел на него и сказал вдруг:

— Надо было масло взять.

Каэссар рассмеялся и ответил ему так:

— Не бойся, я на твою задницу покушаться не буду. Ты лучше тряпки свои вонючие из квадрата вынеси, и вот здесь сложи. Всё, приступаем. Держи эту шкатулку, нет, не так, обхвати плотно двумя руками и плотно прижми к груди. Повыше. Ага, хорошо. Теперь вставай лицом на север и закрывай глаза. И не открывай, пока я не скажу, что можно. Что бы ни случилось, не открывай, не дай тебе боги увидеть, что здесь сейчас начнется. Понял меня?

— Так точно, ваша божественность, — сказал Барсук.

Каэссар аккуратно сложил свою одежду рядом с южным копьем, положил рядом кольчугу и меч. Оделся в одежду Барсука (и впрямь вонючие тряпки) и сказал:

— Теперь жди. Ждать придется долго, но терпи и не открывай глаза ни в коем случае. И постарайся не шевелиться.

— Да, ваша божественность, — сказал Барсук.

Каэссар взял лошадь под уздцы, и они пошли назад по своим следам. Будем надеяться, Питер Пейн не напустит на этот след следопытов. По идее, не должен, картина происшедшего должна быть непонятной в деталях, но очевидной в целом. Впрочем, если даже дьякон во всем разберется, но основной план сработает нормально, это не должно ни на что повлиять. Неприятности могут быть, только если и основной план не сработает, и дьякон на хвост сядет. Но будем надеяться, что боги не позволят свершиться такой неудаче.

Каэссар и лошадь дошли до тропинки, ведущей вдоль края последнего поля, и направились на восток. Хорошо, что земля здесь сухая, следов не видно, если специально не приглядываться. Ну, пожалуй, пора. Взять амулет в руки, сделать то самое сложное движение…

Ночная тьма озарилась яркой вспышкой, очки не показали ее цвет, но Каэссар знал, что она должна быть зеленой с оранжевыми блестками. Через мгновение по ушам ударил гром взрыва.

«Вот и всё», подумал Каэссар. «Давай, Серый Суслик, теперь командуй ты, путать следы у тебя лучше получается».

7

Экспедиция прибыла в загон Стентона в воскресенье после обеда. Хозяин стада не встретил их положенным образом.

— Этот наркоман опять нарывается, — сказал Питер, когда убедился, что никто не спешит к ним навстречу.

Топорище Пополам хмыкнул, дескать, слышал и понял, но свое отношение к высказанным словам выражать не осмеливаюсь, потому что неуместно орку-воину, даже полубоссу, выражать отношение к словам отца высокорожденных.

Питер недовольно поморщился. Очень плохо все складывается. Вначале нелепая смерть Шона, потом странное безумие Серого Суслика и еще более нелепая смерть Хайрама. Теперь даже поговорить нормально не с кем, Топорище Пополам не в счет, дерево — оно и есть дерево.

Хотя, с другой стороны, экспедиция в целом прошла успешно. Собрали восемь тюков древних артефактов, не очень ценных, правда, но зато их много. Получили много ценной информации, а то, что не удалось довести работу до конца — тому была веская причина — армия эльфов. Бластер впервые опробован в большом сражении, это тоже очень ценные сведения. Если рассудить здраво, действия Питера в этом походе заслуживают награды. Вот только смогут ли верховные жрецы рассуждать здраво, когда поймут, что Питер упустил гораздо больше, чем смог получить? На обратном пути надо будет тщательно подготовить доклад. Но это потом, когда экспедиция прибудет в более обжитые земли. Сейчас главное — покинуть Оркланд живыми и не растеряв добычу. Эльфийская армия дальше Плохого Места, вроде, не пошла, но кто их знает, этих пучеглазых…

— Ваше преосвященство, какой-то орк к нам бежит, — сообщил Топорище Пополам.

— Совсем оборзел этот Стентон, — пробормотал Питер. — Эх, устрою я ему веселый вечер…

Приближающийся орк был немолодым, седым, красномордым и довольно крупным, видно, что в молодости отличался большой силой. Не иначе, полубосс.

Орк бухнулся на колени, низко склонился, коснувшись лбом земли, распрямился и сказал:

— Ваше преосвященство, я Глубокий Багрец, временно исполняющий обязанности пастуха.

— А что со Стентоном случилось? — удивился Питер.

— Серый Суслик вчера вернулся, — сообщил Глубокий Багрец. — Это разведчик такой был. С вашим преосвященством уходил он. А вчера вернулся. Он теперь аватар бога. Отрубил голову доброму господину Роджеру Стентону. Назначил меня пастухом.

— Назначил? — переспросил Питер. — Серый Суслик назначил тебя? Пастухом? А кто он такой, чтобы тебя назначать?

Глубокий Багрец смущенно закашлял, его лицо покраснело еще сильнее.

— Он аватар бога, — сказал Глубокий Багрец, прокашлявшись.

— Какого бога? — спросил Питер.

— Не знаю, — ответил Глубокий Багрец. — Он не сказал. Сказал, известно станет потом.

— Где он сейчас? — спросил Питер.

— Ушел в Асгард, — ответил Глубокий Багрец. — На севере за полями холм есть, там он ушел. Вспыхнул и ушел.

Питер повернулся к Топорищу Пополам и сказал:

— Организуешь ночлег сам. Я поеду с этим клоуном, посмотрю, куда та скотина ушла.

Дорога к холму на севере заняла почти полчаса. Питер пытался заставить орка бежать, держась за стремя, но это не помогло — орк был стар и немощен. Надо было не тащить с собой эту развалину, а взять другого проводника, помоложе. А так большую часть пути пришлось проделать шагом. Когда искомый холм показался на горизонте, Питер начал терять терпение.

— Убирайся отсюда, — повелел он орку. — Возвращайся в загон, займись там делами.

Трудно сказать, что Питер ожидал увидеть на вершине холма, но точно не то, что увидел. Вот, значит, что означало «вспыхнул и ушел»…

Останки Серого Суслика были разбросаны на площади примерно двадцати квадратных шагов. Оторванная голова укатилась далеко в сторону, Питер не сразу нашел ее. Лицо полукровки было обезображено огнем до полной неузнаваемости, кожа слезла и обуглилась. Если не знать заранее, чей именно труп перед тобой — ни за что не опознаешь. Интересно, что именно здесь произошло? Похоже на взрыв мощного фугаса, но почему ожоги на лице и груди такие сильные? А предплечья вообще до костей прогорели. И еще, мертвая плоть выглядит необычно, странный у нее оттенок, бело-зеленый какой-то. Причем сильнее всего этот оттенок проявляется на лице, руках и передней части туловища, на спине и ногах его почти нет. Держал перед собой фугас и взорвал прямо в руках? А как взорвал? Детонатор приводится в действие электрической искрой, идущей по проволоке, а здесь никакой проволоки нет. В принципе, ее могло отбросить взрывом, но это маловероятно, должно было, наоборот, вокруг руки обмотать или вокруг туловища. Или шеи. По-любому, далеко ее отбросить не могло, а поблизости никакой проволоки нет. А это еще что за щепки валяются?

Минут через десять Питер убедился, что щепки здесь валяются неспроста. То, что разорвало, обожгло и окрасило труп Серого Суслика, раньше находилось внутри деревянной шкатулки, которую он крепко прижимал к груди. Как, спрашивается, он в такой позе детонатор активировал? Зубами пьезокристалл сдавил? Нет, это невозможно, видно же, что шкатулка закрыта была, и рот у орка тоже был закрыт, вон, у трупа в губах торчат щепки сожженные. К тому же, будь у него рот открыт, нижнюю челюсть однозначно оторвало бы. Тогда как он взорвал этот фугас? Силой божественной мысли, что ли?

Питер поежился. Раньше он не придавал большого значения бытию и деятельности богов. То, что во вселенной существуют неимоверно могущественные сущности — несомненно, но так же несомненно и то, что им нет дела до повседневной суеты человекообразных. И вот уже второй сигнал за последнюю неделю.

Вначале силовое поле исчезло в ответ на смерть орчонка. Питер не собирался приносить его в жертву Шиве Разрушителю, он это просто так ляпнул, чтобы Хайрама успокоить, но что если это действительно была жертва? Богам ведомо многое из того, что люди не понимают и не осознают, потому что их разум ограничен. Отправляя орчонка на смерть, Питер фактически принес его в жертву делу познания, а Шива или какой-то иной бог (Эйнштейн, например) одобрил это намерение, и получилось, что жертва, принесенная не по правилам и без соблюдения положенных ритуалов, пришлась богу по душе. Сказано ведь, что намерения и помыслы ценятся богами превыше всего, ибо слова и поступки вторичны. Если вдуматься, в этой истории нет ничего удивительного, кроме того, что боги обратили внимание на обычного, ничем не примечательного, жреца. Или он как раз примечательный? Как бы не возгордиться сверх меры…

И вот история продолжается. Бог снизошел в мир, избрав своим аватаром ничтожного полукровку. Почему, спрашивается? Понятно, что пути богов неисповедимы, но должно же быть хоть какое-то рациональное обоснование! Может, этот бог знал, что возвращение в Асгард будет сопровождаться гибелью оболочки аватара, и потому выбрал для себя самую бесполезную телесную оболочку из всех доступных? Но зачем он убил Хайрама? И почему он обратился в бегство вместо того, чтобы обрушить божественную силу на тех, кто осмелился обратить оружие против него? Если бы он продемонстрировал свою мощь не на этом холме, а там, перед домом Каэссара, орки склонились бы перед ним… Да что там орки, Питер сам бы пал на колени и принес клятву верности. А он просто сбежал. И при встрече с эльфами он очень странно себя повел… Может, это эльфийский бог? Тогда понятно, почему он отказался назвать оркам свое имя.

Питер помотал головой, разгоняя рой навязчивых мыслей. Бессмысленное это дело — рассуждать о путях богов. Пусть о таких вещах богословы рассуждают, они к этому делу привычные. Дело Питера — подробно описать происшествие и приложить подробную схему. Жаль, бумагу не взял с собой… хотя нет, вот салфетка в кармане, можно на ней черновик набросать. Четыре копья, значит… Ух ты! А это не просто копья, тут какие-то символы вырезаны. Восток… а копье установлено с западной стороны… Обратное управление, как в мифических самолетах? Второй символ — бесконечность, третий — квантор всеобщности. На востоке любое без ограничений. Теперь северное копье. Север (здесь знак соответствует направлению), квантор существования, интеграл. На севере существует единство. Либо существование интеграла понимается буквально, как степень как бы гладкости чего-то неясного. Запад имплицирует исключающую дизъюнкцию… или это не исключающая дизъюнкция, а символ бога… как же его звали-то… Юг сумма произведений… Бред какой-то. Невозможно его понять, надо зарисовать эти символы на салфетке, и достаточно, хватит голову ломать, пусть этим богословы занимаются, у них работа такая.

Через полчаса Питер забрался в седло и направился к центру загона, в балаган. Он был задумчив, почти не смотрел по сторонам и совсем не обращал внимания на следы на земле. Каэссар зря беспокоился.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЧЕЛОВЕК

1

Ночью путать следы трудно, а без очков — вообще невозможно. В самом деле, если ты сам не видишь своих следов, как понять, увидят ли их другие? В очках все более-менее видно, но очки показывают мир иначе, чем видят его обычные человекообразные, это сильно мешает. Впервые с тех пор, как Серый Суслик перестал быть учеником и стал полноценным разведчиком, он не был уверен, что хорошо запутал свой след.

Также сильно мешала лошадь. Ночная тьма нервировала ее, она то и дело пыталась остановиться, ее приходилось прямо-таки тащить вперед, то ласковыми уговорами, то руганью и тычками. Путь в темноте был ужасен, но через час они кое-как перевалили гребень холма и стали невидимы для обитателей загона. Здесь уже можно заночевать.

Наутро они отправились в путь. Несмотря на ясный день, Серый Суслик не снимал очков — Каэссар боялся неприятных неожиданностей, он настаивал, чтобы путь проходил по открытым местам, где мала вероятность внезапно столкнуться лицом к лицу с другими путниками. Каэссар не рассчитывал встретить никаких путников, но считал, что эта предосторожность оправдана. Во второй половине дня стало ясно, что он был прав.

Серый Суслик заметил караван издали, едва тот появился на горизонте. Серый Суслик спешился, отвел лошадь в низину, а сам засел в высокой траве рядом с одиноким деревом, растущим на вершине небольшого холма. Это было зеленое дерево, не аборигенное.

Заняв позицию, Серый Суслик снял очки — он помнил, как отчетливо видны чужие очки, когда сам носишь такой же артефакт. Каэссар подумал, что так происходит, только если очки активны, то есть, надеты на глаза. А если они лежат в кармане, они воспринимаются другими очками как обычный кусочек эльфийского пластика.

Далекий караван сразу перестал быть виден, это пугало. Почти наверняка этот караван — экспедиция Питера Пейна, возвращающаяся в цивилизованные земли. Непонятно только, почему он вдруг решил вернуться. Эльфийская армия рассеяна, все препятствия устранены, ничто не мешает продолжать заниматься научным поиском. Робот в подвале — не препятствие, от него легко убежать, а еще легче выманить из дома и сжечь выстрелом из бластера. Это, правда, не поможет проникнуть в подвал, робот — не единственный рубеж обороны. Но жрец пока еще об этом не знает.

Через какое-то время Каэссар не утерпел и надел очки. Они сразу обнаружили бластер Пейна, но не на плече и не в руках жреца, а в багаже, навьюченном на одну из лошадей. Бластер прятался на дне тюка с артефактами, добытыми в Плохом Месте. Внезапно Каэссар рассмеялся и громко воскликнул вслух:

— Патроны кончились!

И пояснил мысленно, что очки показывают разряженный бластер иначе, чем заряженный, это нужно, чтобы воин в бою знал, кто из товарищей может продолжать бой, а кто временно беззащитен. Вряд ли Пейн вытащил из бластера обойму и спрятал оружие туда, откуда его трудно достать. В опасном путешествии так поступать глупо, а Пейн — не дурак. Мерзавец, но не дурак.

Караван прошел мимо и скрылся из поля зрения. Каэссар выждал полчаса для верности, и только после этого они продолжили путь. За час до заката они достигли Плохого Места.

Когда до цели путешествия осталось примерно полчаса, Каэссар спешился, снял с шеи амулет Стентона и вплел цепочку в лошадиную гриву.

«Если все пройдет нормально, с помощью этого маячка мы найдем лошадь, где бы она ни была», пояснил Каэссар.

Дальше их общеее тело шло пешком. Вскоре выяснилось, что эта предосторожность оправдана — на том месте, где еще вчера стояли вигвамы экспедиции, разбили лагерь эльфы. У них не было ни вигвамов, ни даже простых палаток, они спали прямо на траве, как животные. Хорошо, что солнце еще не зашло, и что Серый Суслик подходил с запада — эльфы не могут смотреть на солнце, оно слепит их намного сильнее, чем других человекообразных. Эльфы поставили на дороге двух часовых, но в последний час перед закатом эти часовые почти бесполезны.

«Обходить их надо сейчас», подумал Каэссар. «Пока солнце еще не село.

Он принял управление телом, встал на четвереньки и пополз, выбирая путь так, чтобы местность была пониже, а трава повыше. Каэссар не высовывался из травы, чтобы осмотреться — биодетектор показывал эльфов-часовых прямо сквозь траву. Серый Суслик невольно залюбовался мастерством Каэссара, раньше Серый Суслик не догадывался, что человекообразный способен передвигаться так скрытно.

«В те времена, когда каждый воин был вооружен бластером, этому искусству учили всех», пояснил Каэссар. «Это сейчас можно позволить себе роскошь не прятаться от противника, а тогда все было просто: кто замечен, тот убит».

Через четверть часа Каэссар добрался до высокого кустарника, растущего вдоль ручья. Двигаться стало проще. Некоторые участки Каэссар даже отваживался преодолевать не ползком, а бегом, пригнувшись. Наконец, Каэссар мысленно произнес:

«Всё, пришли. Дальше идти нельзя, будем сидеть тут и ждать темноты».

Серый Суслик не сразу понял, зачем ждать темноты, но Каэссар быстро объяснил ему. Эльфы ничего не знают об очках, позволяющих видеть ночью. Если какой-то человекообразный спокойно и уверенно идет мимо по своим делам, эльфы будут воспринимать его как своего, они хорошо знают, как ходят в темноте люди и орки — медленно, с вытянутыми вперед руками, осторожно нащупавая ногой место для следующего шага. Правда, те эльфы, с которыми Каэссар разговаривал позавчера, знают, что такое очки. Но сколько их, тех эльфов, выжило в той мясорубке? Вряд ли много. И поверил ли эльфийский вождь их докладу? Будь Каэссар эльфийским вождем — ни за что бы не поверил. Восемь орков, возглавляемые человеком с бластером, гонят еще одного орка, который, во-первых, видит в темноте, во-вторых, просит защиты у эльфов, а в-третьих, его лошадь не боится черного леса. Бред какой-то, а не доклад о боевом столкновении.

Серый Суслик лежал в кустах и ждал заката. Он думал о том, что все чаще ему трудно становится различать, какая его мысль действительно принадлежит ему, а какая Каэссару. Иногда источник мысли вполне очевиден, а иногда это совершенно непонятно. Кто из них, например, решил, что пора справить малую нужду? И кто из них думает прямо сейчас все эти мысли?

«Мы оба думаем это», подумал Каэссар, на этот раз точно Каэссар, а не Серый Суслик. «Наши личности сливаются, памяти перемешиваются, а мысли становятся общими. Поначалу я боялся, что мы не сможем поладить друг с другом, что у твоего мозга начнется шизофрения. Но теперь я почти уверен, что это нам не грозит».

«Это хорошо», подумал Серый Суслик. «Но как привыкнуть к тому, что я — не только я, но и мы? Как мне воспринимать себя, каким именем себя называть?»

«Нам надо взять общее имя», подумал Каэссар. «И оно должны быть человеческим, потому что тебе хватит уже быть орком, пора переходить в высшую расу. Может, станем называться Джон Росс? Это мое старое имя, теперь давно забытое. Мне оно привычно, а тебе все равно. К тому же, нельзя исключать, что какие-то историки все еще помнят настоящее имя Джулиуса Каэссара. Тогда наше имя станет красивой подробностью в легенде о нашем возвышении».

При слове «возвышении», Серый Суслик мысленно усмехнулся. Этот древний вождь такой самонадеянный…

«Не самонадеянный, а оптимистичный», возразил Каэссар. «Не забывай, я уже был ожнажды верховным правителем Барнарда, я знаю, что это такое. И я знаю, как завовевывают власть, я уже проходил этим путем. Это не так сложно, как думают простолюдины, главное здесь даже не ум, а решительность и напористость плюс хитрость. Ну, и другие навыки тоже полезны. Знаешь, кем я был до того, как стать сенатором?»

Серый Суслик обратился к воспоминаниям Каэссара и мысленно ответил:

«Теперь знаю. Странно, что в легендах этого нет. Никто не знает, что перед тем, как стать вождем, ты командовал застенками ФБР».

Каэссар мысленно рассмеялся:

«Скажешь тоже, застенками! Залезь в мою память поглубже, видишь застенки хоть какие-нибудь?»

«Вижу», подумал Серый Суслик.

Каэссар смущенно отозвался:

«Один раз не считается. Гм… Два раза тоже не считается. Это просто отдельные точечные воспоминания, они яркие, но не они создают общую картину. ФБР редко кого-то карало своими руками, эта организация была скорее аналитическая, чем правоохранительная. Мы узнавали тайны и использовали их на благо общества».

«Так, как вы его понимали», уточнил Серый Суслик.

«Да, именно так», согласился Каэссар. «Но, знаешь, мы его понимали в целом правильно. Были, конечно, ошибки и перегибы, но недогибов было больше. Надо было сразу убить Красса, как только он в политику полез, а мы всё совещались, говорили о толерантности, о правах человека… Ну и дообсуждались до рабовладельческого строя. Воскресить бы этих уродов, и мордой в новейшую историю, и повозить, как следует. И жабу на лбу каждому выколоть, чтобы знали, когда можно говорить о гражданских правах, а когда нельзя. Уроды, сволочи…»

«На себя посмотри», подумал Серый Суслик. «Я раньше думал, что Питер Пейн — самый большой мерзавец из всех, кого я знаю. А теперь смотрю в твою память и вижу, что Питер Пейн по сравнению с тобой щенок».

«Это точно, щенок», согласился Каэссар. «Хороший щенок, талантливый, отличный пес из него вырастет. И никакой он не мерзавец, нормальный человек, с тараканами в голове, конечно, но у кого их нет? Знаешь, что Джизес Крайст говорил по этому поводу? Кто без греха, пусть первый бросит в меня камень».

«Грехи бывают разные», заметил Серый Суслик.

«Это да», мысленно кивнул Каэссар. «Совершить по-настоящему большой грех не каждому дано. А не совершить его, когда придет искушение — тем более. Легко рассуждать о грехах, когда ты слабый и убогий, и не искушает тебя никто, потому что ты никому не нужен. А когда искушение приходит… Ты-то сам недолго раздумывал, когда преступал закон».

«То был закон человеческий», подумал Серый Суслик. «А закон божий — совсем другое».

«Разница не так велика, как кажется», подумал Каэссар. «Есть установленные правила, которым принято следовать. Если ты глуп, лучше им следовать неукоснительно, иначе слишком часто будешь понимать их смысл только после того, как сделал очередную ошибку. Но если ты достаточно умен, тебе доступны не только слова законов, но и их дух. И ты сам можешь решить, когда следовать букве закона, а когда для соблюдения духа закона приходится переступить через его букву. А бывают случаи, когда закон вообще не нужно соблюдать. Но только следовать своим решениям очень непросто, здесь не только ум нужен, но и сила духа. Но если твоему разуму хватает и ума, и силы, ты сможешь жить по своим законам. Но это не означает, что тебе все дозволено, ведь высшая мера ответственности — ответственность перед самим собой. Чтобы приобрести невроз, необязательно быть осужденным».

«Ты так думаешь, будто веришь в бога Сэйтена и пророка Моргена», подумал Серый Суслик.

Каэссар неожиданно возмутился:

«Морген — не пророк, а демагог! Ты читал его откровения? Так прочти в моей памяти, я из его бредней многое запомнил. Кое в чем он прав, но ерунды в его откровениях больше, чем здравого смысла. В эволюцию он не верит, другие люди для него как домашние животные, сатанист — высшая форма человека, в школе детей учить вредно… Нет, я все понимаю, у меня самого такая же каша в голове, только другая, но я не строю из себя пророка, я делаю то, что должно, и свершается то, чему суждено. И если есть во вселенной боги, пусть они меня судят, я их суда не боюсь. Потому что я всегда жил по совести».

«Даже когда приказал пытать ту женщину?» спросил Серый Суслик. «И когда убил Барсука просто так, чтобы театр устроить?»

«Даже тогда», подтвердил Каэссар. «Джизес Крайст не зря говорил, что кто погубит свою душу ради него, тот спасет, а кто спасет, тот погубит. Не всегда удается сохранять благодушие и благопристойность, иногда нужно действовать решительно, не думая о том, как потом жить с таким грузом на совести».

«Цель оправдывает средства?» спросил Серый Суслик.

«Когда как», ответил Каэссар.

Тем временем красное солнце коснулось горизонта, и эльфийский лагерь начал пробуждаться, пучеглазые воины один за другим потянулись в кусты. Увидев это, Каэссар вначале обеспокоился, что эльфы обнаружат их укрытие, но потом понял, что эльфы предпочитают гадить ближе к лагерю. В лагере зажглись костры, эльфы начали готовить завтрак или как там у них называется трапеза, совершаемая вскоре после пробуждения.

«Сейчас пойдем, готовься», мысленно произнес Каэссар. «Надо пройти вон к тем руинам, там раньше плотина стояла, на этой речке была запруда для купания. В ней, правда, почти не купались, потому что вода вечно холодная, но не суть. Там внизу, в фундаменте, еще один вход есть. Будем надеяться, видеокамера еще работает».

«А если не работает?» спросил Серый Суслик.

«Тогда придется эльфам сдаваться», ответил Каэссар. «Но не хотелось бы. Слишком уж они отвратительны, совсем не хочется к ним привыкать. Да и труднее будет среди эльфов к власти подниматься, мы с тобой другой породы, это у нас на лице написано. Ладно, пойдем, и да помогут нам боги».

Джон Росс встал и пошел. Сейчас его телом управлял вроде бы Каэссар, но полной уверенности в этом не было. Да какая разница, кто именно управляет телом? Джулиус Каэссар и Серый Суслик — очень разные личности, у них разные взгляды на жизнь, но ситуаций, где явно проявляется эта разница, не так много. Гораздо чаще две личности Джона Росса пребывают в согласии, вот сейчас, например, когда задача проста и понятна — добраться незамеченным до нужного места и войти внутрь.

Это оказалось легче, чем они опасались. В какой-то момент Серому Суслику показалось, что кто-то пристально смотрит на них издалека, но этот кто-то был далеко, а хаос каменных блоков — совсем рядом. Уже видно было, что если обойти развалины плотиы по самому краю, к нужному месту ведет удобный проход, по которому, кстати, давно уже никто не ходил, иначе следы обязательно сохранились бы. Сейчас следы останутся, но это не очень существенно. Когда Джон Росс войдет внутрь и подключится к компьютеру, эльфы будут уже не страшны.

Он спустился вниз по крутому склону, чудом не упав, и попал в небольшой и очень темный закуток, в дальнем конце которого… гм… а это точно то место?

— Эй! — тихо произнес Каэссар. — Компьютер, ты меня видишь? Это я, Джон.

Несколько томительных секунд ничего не происходило, в душе Каэссара нарастала паника, постепенно распространявшаяся и на душу Серого Суслика. А потом кто-то из них заметил, что откуда-то сверху-спереди доносится негромкое шуршание.

«Открылось!» мысленно воскликнул Каэссар. «Помнит еще меня дом!»

Он пошел вперед, но не так, как раньше, а так, как по представлениям эльфов должен ходить человек в темном месте — вытянув руки с растопыренными пальцами и осторожно ощупывая почву перед каждым шагом. Он шел долго, наверное, минуту, а потом в мозгу что-то щелкнуло, он растопырил руки и понял, что находится в узком коридоре.

— Закрыть вход! — негромко приказал Каэссар. — Когда закроется, включить свет.

Снял бесполезные уже очки, а в следующую секунду зажмурился, потому что вспыхнул свет. Расширенным зрачкам привыкших к темноте глаз он показался таким же ослепительным, как вспышка бластера. Хотя на самом деле электрические лампы дают не такой уж яркий свет. Каэссар это помнил из прошлой жизни, а Серый Суслик просто принял к сведению.

Пару минут тело, управляемое двумя разумами, стояло и моргало, привыкая к освещению. А потом Джон Росс пошел по коридору, низкому, сырому и грязному.

«Как все запустилось за миллион дней», подумал Каэссар.

Коридор закончился стальным люком, примерно таким же, как в доме, но не вертикальным, в полу, а горизонтальным, в торце коридора. Когда Джон Росс приблизился, люк открылся сам, без напоминаний.

— Дом, милый дом, — сказал вслух Каэссар. — Дом, ты меня слышишь?

— Слышу, — отзвался голос откуда-то сверху.

По мнению Серого Суслика, этот голос звучал очень странно. Было непонятно, принадлежит ли он мужчине, женщине или ребенку, и, кроме того, он странно растягивал звуки, так иногда говорят орки, которые в младенчестве выпадали из люльки и разбивали головы. Но по мнению Каэссара это был нормальный синтезированный голос.

— Доложи обстановку, дом, — приказал Каэссар. — Что с реактором, компьютером, антеннами?

— Все в порядке, — ответил дом. — Реактор в норме, текущий запас энергии — семь процентов от номинала.

Каэссар попытался свистнуть, но губы непривычного тела не сложились должным образом, и вместо свиста получилось шипение.

— Вовремя мы успели, — произнес Каэссар вслух. — Еще сотня тысяч дней, и можно было не суетиться.

— Не понимаю, — сказал дом.

— Не бери в голову, — сказал Каэссар. — Лучше скажи, компьютерное железо в порядке?

— В целом да, — ответил дом. — Утрачен один терминал виртуальной реальности, на втором этаже, его вынес гость по имени Питер Пейн, я сохранил видеозапись этого момента. Поскольку защита внешнего периметра была отключена, я решил не препятствовать этому действию. Обращаю внимание, что помещения на первом этаже сильно повреждены гостями.

— Я знаю, — кивнул Каэссар. — Спутниковая связь в норме?

— В целом да, — ответил дом. — Все спутники обнаружены на расчетных орбитах, но два спутника не отвечают на запросы. Вероятная причина нештатной ситуации — программные сбои.

— Теперь понятно, кто бомбил эту местность, — сказал Каэссар. — Продолжай пытаться восстановить контроль, если за сутки не получится — уничтожь оба спутника. Да, кстати, самое важное чуть не забыл. Система жизнеобеспечения в порядке?

— В полном порядке, — ответил дом. — Водяные баки наполнены, вода пригодна для питья. Пищевой склад в норме.

— Отлично, — сказал Каэссар. — Приготовь мне сытный праздничный ужин, и еще ванну подготовь. Сначала ванну, потом ужин. А я пока пройдусь, поностальгирую.

Серый Суслик счел подвал дома Каэссара очень большим и роскошным, намного больше и роскошнее, чем балаган, в котором жил Роджер Стентон. Всюду ковры, мебель красивая, артефакты всякие… Каэссар воспринимал восхищение Серого Суслика снисходительно и насмешливо, по его мнению, это был стандартный подземный бункер, тесный и аскетично обставленный.

«Совсем одичали», думал Каэссар. «Ширпотребный гобелен с оленями и журавлями — роскошь. Обычная двуспальная кровать — суперроскошь, а всякая электронная дешевка — вообще драгоценность. Смотри, Серый Суслик, и готовься, через три тысячи дней ты всегда будешь так жить, даже лучше».

«Раньше ты обещал, что станешь верховным вождем за две тысячи дней», заметил Серый Суслик.

«Две или три тысячи — не суть важно», мысленно отмахнулся Каэссар. «Как получится, так и получится».

Дом сообщил, что ванна готова. А в следующую минуту Серый Суслик испытал настоящее потрясение. Во-первых, для ванны была выделена особая ванная комната. Во-вторых, эта комната была невероятно роскошно отделана — стены в изразцах и пластиковых панелях, зеркало во всю стену… Такой роскоши почти наверняка нет даже у сэра Мориса Трисама, верховного вождя всего Барнарда. В-третьих, ванну не нужно было наполнять ведрами, вода лилась сама собой из особой трубы в стене, которую Каэссар назвал незнакомым словом «кран». В-четвертых, вода была покрыта пеной, источающей восхитительный запах. Очевидно, одно из легендарных моющих средств, секрет приготовления которых утерян миллион дней тому назад. И в-пятых, когда Джон Росс погрузил в ванну их общее тело, вода зашумела, забурлила и стала массировать бока вихревыми потоками. Это было потрясающе.

«То ли еще будет», ехидно подумал Каэссар. «Сейчас помоемся, потом поедим, а потом я тебе виртуальную порнушку покажу. Вот это по-настоящему приятно, а ванна — так, ерунда».

2

Джакомо впервые почуял неладное, когда увидел лошадь. В орочьих степях лошадь без всадника — обычное дело, но в этой лошади было кое-что подозрительное. Прежде всего, она была оседлана. Это может означать одно из двух — либо орк-всадник где-то рядом, либо лошадь сбежала от хозяина. Но почему сбежавшая лошадь направила свой путь не на заливные луга с зеленой травой, а в почти бесплодные каменные осыпи? Джакомо не был ученым и не слишком хорошо разбирался в привычках лошадей, но кое-что о них Джакомо знал.

Лошадь — животное глупое, она абсолютно неспособна к многоступенчатым размышлениям. Предоставленная самой себе, лошадь начинает жрать траву и жрет ее до тех пор, пока живот не станет круглым, как бочка с пищевым концентратом. Тогда она ложится спать, а иногда даже не ложится, а спит стоя. А пока лошадь ест, она медленно идет по лугу и выедает на своем пути всю траву, которую считает достаточно вкусной и питательной. При этом путь лошади сам собой направляется в ту сторону, где такой травы больше и где она вкуснее.

Эта лошадь паслась на обочине тропы, ведущей на запад. Прошлой ночью Джакомо прошел по ней до конца, он знал, что тропа долго петляет по каменным осыпям и выводит на сочные заливные луга — настоящий лошадиный рай. На всем протяжении тропа довольно узкая, от нее можно отойти шагов на пятьдесят-сто, кое-где на двести, но не больше. Дальше начинаются непроходимые нагромождения камней, в которых ногу сломать — раз плюнуть. Впрочем, это человеку ногу сломать — раз плюнуть, может, лошади более ловкие в этом смысле? Помнится, в младшей школе учительница читала вслух сказку про козу, там упоминалось, что козы очень ловко умеют скакать по горным склонам.

— Педро! — позвал Джакомо. — Как думаешь, козы и лошади — одно и то же?

— Понятия не имею, — ответил Педро. — А какая разница?

— Так, задумался, — сказал Джакомо. — Видишь, вон там лошадь под седлом пасется?

Педро приложил ладонь ко лбу, прикрывая глаза от заходящего солнца, и пристально вгляделся вдаль.

— Ничего не вижу, — сказал он через некоторое время. — Солнце слепит, будь оно неладно.

— Видишь ты ее или нет, неважно, — сказал Джакомо. — Она там точно есть, можешь мне поверить. Я вот что подумал. Если лошадь и коза — одно и то же, она могла выбрести на тропу откуда угодно, хоть вон с той горы. Но если лошади не умеют лазить по горам…

— То она пришла по тропе с того конца, — продолжил Педро мысль напарника. — Ну и что?

— А зачем она сюда пришла? — спросил Джакомо. — Зачем лошади взбираться в гору по камням, если там внизу, бескрайние луга с сочной травой?

— А мне-то откуда знать? Я не лошадь, — рассмеялся Педро. — А ты поэт, Джакомо. Бескрайние луга с сочной травой…

— Да иди ты! — воскликнул Джакомо. — Я серьезно говорю. Я вот что подумал. А что, если лошадь пришла сюда не сама?

Педро резко посерьезнел, до него дошло, к чему клонит старший.

— Орк-разведчик? — спросил он. — А где он может прятаться?

— Не знаю, — ответил Джакомо. — Да где угодно.

— Не бери в голову, — сказал Педро. — Скоро солнце сядет, орки ослепнут, тогда пойдем и увидим все своими глазами.

Некоторое время они молчали, а потом Педро спросил:

— А может, попробовать ее изловить? Мне бабушка однажды сказку рассказывала, будто древние диких лошадей специальными веревками ловили. Набрасывали веревку на шею, затягивали и ловили.

— Твоя бабушка ерунду говорила, — сказал Джакомо. — Сам подумай, кто ты и кто лошадь. Она как попрет со всей дури — никакая веревка не остановит. Огромная же зверюга.

— Ну, я не знаю, — сказал Педро. — А хорошо бы ее поймать.

Джакомо понимал, о чем думает Педро. Всем известно, что лошади панически боятся благословенных лесов, но позавчера оба воина видели своими глазами, как странный орк, предавший своих товарищей, ввел лошадь под сень деревьев и провел по проходу на ту сторону леса. Значит, как-то можно научить лошадь правильному пониманию путей бытия. И если это оказалось под силу презренному орку, то высокорожденным обитателям благослованных лесов это тем более по силам. А тогда… Это ж какая слава…

Война в орочьих землях перестанет быть уделом жаждущих славы юнцов. Военные походы приобретут новую цель, куда более высокую — расширить границы Великого Леса на весь мир и стереть с лица земли все гадкое племя богомерзких орков, мелкоглазых, корноухих и красножопых. Не придется больше высокорожденным воинам красться ночами по орочьим землям, а днем скрываться в рощах и зарослях кустарника. Не придется довольствоваться скудной добычей из убогих пограничных поселений. Эльфийское войско войдет в центральные земли Оркланда, обитатели которых кощунственно называют свою страну святым словом Барнард. Истинный Барнард — это благословенные леса, в нынешние времена они тянутся узкой полосой вдоль восточного побережья, но грядет четвертая эпоха, и тогда весь Барнард оденется в угодные богам черные одеяния. И перестанет последний орк осквернять землю. И предсказано, что поведет эльфийское воинство тот, кто впервые введет орочью скотину под сень благословенных лесов. Но это будет, конечно, не то красножопое существо, которое они встретили позавчера.

— Солнце зашло, — сказал Джакомо. — Пойдем, проверим. Я ведущий.

Они пошли. Осторожно, в боевом порядке: ведомый в пятидесяти шагах позади ведущего, в любой момент готовый придти на помощь, если от взгляда ведущего вдруг ускользнет мерзкое орочье отродье. Но такого не должно случиться, ночью орки беспомощны, как мокрицы на ярком свету.

А это еще что такое?

— Стой! — приказал Джакомо. — Хотя нет, иди сюда.

Со второго взгляда Джакомо понял, что замеченный им след не совсем свежий — пыльцу, осыпавшуюся с травяных метелок, унесло ветром, а репейный стебель, сломанный вражеским разведчиком, уже подсох на изломе. Значит, пока они сидели в укрытии и наблюдали, этот орк скрытно крался в траве, направляясь… непонятно куда. Впрочем, это неважно, след четкий, куда-нибудь да приведет.

— Идем по следу, ведешь ты, — приказал Джакомо.

Педро недовольно поморщился, но спорить не стал. Во-первых, со старшим не спорят, а во-вторых, большая часть заработанной славы всегда достается ведущему. Но он и рискует намного больше. В других обстоятельствах Джакомо не позволил бы напарнику отобрать у себя славу, но сейчас у него возникло дурное предчувствие. Раньше Джакомо не знал, что орки умеют перемещаться в высокой траве так же ловко и незаметно, как воины богоизбранного народа. Странный противник им встретился, непонятно, чего от него ждать. Лучше не рисковать.

3

«Ну как, понравился кусочек второй эпохи?» спросил Каэссар.

Серый Суслик не смог сформулировать ответ в словах, вместо этого он спроецировал на сознание Каэссара свои ощущения. Главным из них было, конечно, удовольствие. На втором месте стояло удивление, местами переходящее в недоумение. Некоторые детали оказались совсем не такими, как он ожидал. Например, во вторую эпоху люди пили алкоголь! И не просто пили, а делали разные извращенные напитки, главным компонентом которых был самый страшный наркотик во вселенной. Пиво, вино, ликеры всякие… А опиум, наоборот, не курили, потому что считали опасным наркотиком именно его. Они даже коноплю считали более опасной вещью, чем алкоголь. Странные люди!

«Не так все просто», подумал Каэссар в ответ на эту мысль. «Опиум — действительно самый страшный наркотик во вселенной. Алкоголь не сильно ему уступает, но… Знаешь, этот случай очень хорошо показывает, что законы не всегда разумны. Ты вот попробовал вино. Ты все еще продолжаешь считать, что подверг свою жизнь опасности?»

«Я сам не знаю, что я продолжаю считать», подумал Серый Суслик. «Я не вижу в вине ничего плохого, оно опьяняет, но не очень сильно. Я вижу в твоей памяти, что в прошлом ты пил вино много раз, и ничего плохого с тобой не случилось. Да, я вижу, этот закон не слишком разумен. Но говорить из-за этого, что неразумны все законы…»

«Не все, а только некоторые», перебил его Каэссар. «Но это не самый главный вопрос, гораздо важнее другое — кто решает, какой закон разумен, а какой нет? Готов ли ты решать это сам и сам нести ответственность за свои решения? Или предпочитаешь возложить ответственность на кого-то другого? Ты можешь называть этого кого-то полубоссом, пастухом, вождем или святым отцом, как тебе угодно. Ты можешь даже решить, что подчиняешься непосредственно богу, их в нашей культуре полно, выбирай любого, а если подходящего не нашлось — придумай собственного. Но это все не более чем уход от ответственности».

«А если я не хочу брать на себя ответственность?» спросил Серый Суслик.

«Как тебе угодно», ответил Каэссар. «Но это тоже твой выбор, и за него ты несешь ответственность в любом случае. Что бы ты сам ни думал».

«Почти все человекообразные с тобой несогласны», заметил Серый Суслик. «Сколько во вторую эпоху было людей, подобных тебе? Тех, кто решился бросить вызов установленному порядку и жить по своим законам?»

«Немного», ответил Каэссар. «В моем поколении только двое: я и Арчи Хикс, которого потомки почему-то прозвали содомитом. Жаль, что он давно погиб, я бы не отказался с ним побеседовать. Думаю, мы бы с ним подружились».

«Но он же твой враг!» мысленно воскликнул Серый Суслик.

«Ну и что?» деланно удивился Каэссар. «Ну да, враг. Был когда-то. В мире нет ничего вечного, все проходит: вражда, дружба, любовь… Мы были врагами, но я уважал его, а он уважал меня. Окажись я на месте Арчи, я поступил бы точно так же, как он. Только я бы не стал убивать Джонни Росса, а постарался бы договориться. Впрочем, Джонни иногда бывал таким неуступчивым…»

Серый Суслик испугался. Он уже привык, что Каэссар судит обо всем отстраненно и как бы со стороны, но судить так о самом себе… Добродушно посмеиваться над самым дорогим, одобрять поступок того, кто предательски убил тебя, вверг в миллионодневную бездну небытия в неживой памяти артефакта, который, впрочем, еще не был тогда артефактом, а был просто компьютером, обычным бытовым устройством… Такой образ мышления недоступен человекообразным, это что-то особое, не от мира сего. Может, Джулиус Каэссар действительно превратился в бога за этот миллион дней?

«В каждой шутке есть доля шутки», отозвался Каэссар на эту мысль. «Я шутил, когда объявлял себя богом, но маленькая доля правды в этом есть. Когда люди погрязли в невежестве, когда они даже не смеют называть себя людьми, а говорят `человекообразные', нормальный человек становится почти богом».

«Ты ненормальный человек», заявил Серый Суслик.

«Конечно», согласился Каэссар. «Я выдающийся человек. Выдающиеся люди всегда балансируют на грани безумия, можешь мне поверить, я таких людей в прошлой жизни много повидал. А насчет бога ты ближе к истине, чем тебе кажется. Сам подумай, чем бог отличается от человека? Бессмертием? Так миллион дней — чем не бессмертие? А потом, когда я наведу порядок в Черном Лесу… Там же наверняка какие-то нанозаводы сохранились, не верю я, что эльфы заново научились делать пластик… Сделаю клона, скопирую личность, тебе отдельного клона сделаю, будет тебе благодарность за труды. Короче, бессмертие у нас есть. Потенциальное, конечно, но для бога этого достаточно, он ведь тоже может погибнуть, он только от старости умереть не может. Что еще должно быть у бога? Всемогущество? Так ты уже оценил мощь орбитальной группировки, мне достаточно отдать приказ, и все эльфийские города заполыхают синим пламенем. Всеведение? Это ты тоже уже оценил. Стоит мне захотеть, и спутники покажут мне все происходящее в любом уголке планеты. Это, конечно, не совсем полное всеведение, но для бога достаточно и такого. Чем я не бог?»

«Демагог ты, а не бог», подумал Серый Суслик.

Эта мысль развеселила Каэссара.

«Я гляжу, ты научился обращаться с древними понятиями», подумал он. «Да, я демагог, любой политик обязан уметь быть демагогом, без этого нельзя. В малых дозах демагогия полезна, главное — не злоупотреблять. И не позволять себе заморочить свои собственные мозги, а то можешь сам поверить в свою демагогию, а это недопустимо».

«Что ты собираешься делать со своим могуществом?» спросил Серый Суслик. «Поразить землю небесным огнем и явиться во славе? А потом править железной рукой, а все человекообразные будут тебе поклоняться?»

Каэссар перестал веселиться, это произошло очень резко.

«Нет», ответил он. «Такой вариант неприемлем. Я не хочу такой судьбы, такая власть мне неинтересна. Я хочу играть честно, это не вполне корректная фраза, но я не знаю, как по-другому понятно выразить свою мысль. Я хочу быть не властелином мира, а первым среди равных. Я собираюсь стать верховным вождем, но если мне встретится более достойный человек, я встану под его знамена и постараюсь не придавать значения тому, что я больше не самый главный. Я не потому стремлюсь к власти, что люблю ее, а потому, что когда я стану править миром, это будет хорошо. Конечно, такой путь дольше и тяжелее, чем ударить боевыми спутниками, превратить человечество в стадо, согнать его в загон и потом грозно щелкать кнутом. Но я не хочу становитья полубоссом, мне это отвратительно, и неважно, есть надо мной более высокий полубосс или нет. Даже если все будут считать меня богом, я сам буду знать, что я всего лишь полубосс. Я не хочу этого».

«И какой у тебя план?» спросил Серый Суслик. «Поделишься или будешь по-прежнему скрывать?»

«План очень простой», ответил Каэссар. «Простой потому что приблизительный. Мы закончим эту беседу, сведем твою орочью татуировку и нанесем человеческую. Орк Серый Суслик перестанет существовать, вместо него появится человек по имени Джон Росс. Этот человек выберет себе орочье стадо и станет его пасти. Он станет очень хорошим пастухом, приведет стадо к невиданному процветанию, орки станут почитать его почти как бога, но не из страха, а из восхищения. Рано или поздно этот выдающийся пастух привлечет внимание барнардских олигархов, тех, что направляют в Оркланд экспедиции за новыми рабами. Джону Россу предложат должность или в Барнард Сити, или в каком-нибудь другом городе, а что будет потом, я еще не знаю. Слишком мало в твоей памяти сведений о цивилизованных краях. Но ты помнишь легенды о возвышении Джулиуса Каэссара, ты знал их еще до того, как мы познакомились, и ты читал в моей памяти настоящую историю моего возвышения. Мы с тобой попробуем повторить ее еще раз, с поправкой на новую эпоху. Ты со мной?»

Серый Суслик думал очень долго, минут пять, наверное. Каэссар не торопил его, он смиренно ждал.

«Я не пойду с тобой», ответил, наконец, Серый Суслик. «Ты — прислужник злого бога Сэйтена, нам с тобой не по пути».

«Ха-ха», отозвался Каэссар. «Если хочешь пошутить, надо скрывать не только две последние мысли, а всю цепочку. Ладно, считай, что пошутил, а я оценил твою шутку. Пойдем человека из тебя делать».

«Пойдем», согласился Серый Суслик. «И, это… извини. Глупая шутка получилась».

«Не бери в голову», подумал Каэссар. И громко сказал:

— Дом! Подготовь виртуальный терминал.

Заметил удивление Серого Суслика и мысленно добавил:

«Виртуальность — штука универсальная, в ней можно не только сексом заниматься. Некоторые вещи удобнее делать мысленно, а не голосом или руками. Заодно обезболит».

Они пришли в комнату, которую Каэссар считал своим кабинетом. В комнате копошились существа, увидев которых, Серый Суслик испугался бы до полусмерти, если бы не получил предупреждение из фоновых мыслей Каэссара. Это были роботы, те самые мифические существа, неживые, но подвижные и разумные. В отличие от мифических роботов, настоящие роботы были похоже не на людей, а на пауков. Их металлические корпуса были небольшими, округлыми, блестящими, и густо утыканными разноцветными точками и пятнами зрительных, слуховых и прочих рецепторов. Из корпуса каждого робота росли восемь одинаковых длинных и тонких ног с множеством суставов на каждой, они двигались с характерным металлическим пощелкиванием. И это были не только ноги, но и руки, при необходимости круглая пятка раскрывалась, как цветок, только вместо лепестков были пальцы. Серый Суслик заметил, что у одного робота две ноги испачканы чем-то грязно-коричневым. Неужели…

«Да, это кровь», подтвердил Каэссар его мысль. «Это он Шона убил. Шон дурак, надо же было додуматься хватать голыми руками охранного робота при исполнении! Невежество запредельное».

— Как закончишь, пойди помойся, — вслух приказал Каэссар роботу. — Что за внешний вид? Смотреть противно.

— Извини, хозяин, — ответил робот неживым бесчувственным голосом, от которого по спине Джона Росса побежали мурашки.

«Не пугайся так, противно же», прокомментировал это Каэссар.

Он усадил их общее тело в кресло, натянул на голову мягкую шапку (терминал виртуальной реальности, Питер Пейн называл его шлемом грез), и мир изменился. На этот раз не было никаких галлюцинаций, разум Серого Суслика скользнул в иную реальность легко и непринужденно.

В этой реальности он смотрел на свое тело со стороны, но при этом знал, что по-прежнему может управлять им, может пошевелить рукой или ногой в любой момент, когда захочет. Например, чтобы поправить шлем, который сполз на лобную татуировку.

«Жаб мы легко сведем, это плевое дело», сообщил Каэссар. «Второй этап интереснее. Вот, гляди, что я придумал».

Тело Серого Суслика раздвоилось. Одна копия осталась в кресле, а вторая взмыла вверх, к потолку, только потолка уже не было, а было некое абстрактное пространство, не имеющее ни смысла, ни значения. Зеленых татуировок на лице второго тела уже не было.

«Я их убрал с картинки, чтобы не отвлекали», пояснил Каэссар. «Смотри, что мы сейчас замутим».

В разум Серого Суслика хлынул поток образов, незнакомых и не вполне понятных. Роботы, которыми управлял Каэссар, оказывается, не собирались протыкать кожу иглами и впрыскивать в тело краску. Под словом «татуировка» Каэссар понимал совсем другое. Кажется, это и есть та самая нанотехнология, о которой иногда думал Каэссар.

«Нано, био — неважно», прокомментировал Каэссар эту мысль. «Смотри дальше, не отвлекайся по пустякам».

Операция предполагалась очень простая. Робот (не тот, которому Каэссар велел мыться, а другой) должен проткнуть локтевую вену пустотелой иглой и ввести в кровь их общего тела некую особую жидкость, не то нанотехнологическую, не то биотехнологическую. Эта жидкость содержит некие нанокапсулы, подобные живым микроорганизмам (так вот от чего бывают болезни!), эти нанокапсулы разнесутся по телу и осядут под кожей, каждая на своем, заранее определенном месте.

«Мы задействуем грудь, спину и плечи», подумал Каэссар. «Руки трогать не будем, мы же не лоха какого-нибудь делаем, а серьезного человека, рыцаря».

Серый Суслик подумал, что не каждый рыцарь осмелится нанести родовую татуировку на грудь. Роджер Стентон, например, имел ее на руке выше локтя, а некоторые, по слухам, наносят ее вообще на тыльную сторону кисти, чтобы в случае чего можно было продемонстрировать, не раздеваясь.

«В случае чего у нас не будет», заявил Каэссар. «Джон Росс достаточно уверен в себе, чтобы не бояться глупых случайностей. Вот, смотри».

По груди виртуального тела Серого Суслика запрыгал маленький красный индюк. Некоторое время он взмахивал крыльями, распушал хвост, что-то клевал с подразумеваемой земли, а потом вдруг особо энергично замахал крыльями, натужно взлетел и переместился на плечо.

«На груди лучше смотрится», подумал Серый Суслик. «По-моему, лучше всего выбрать нейтральную позу, когда он просто стоит».

Каэссар мысленно рассмеялся.

«Ты не понимаешь», подумал он. «Эта татуировка будет двигаться, она как бы живая».

Тело Серого Суслика повернулось в вертикальное положение и развернулось спиной к зрителям. Индюк бодрым шагом перебрался на лопатку и стал чесаться под крылом.

«Производит впечатление?» спросил Каэссар.

«Не то слово», отозвался Серый Суслик. «Слишком сильное впечатление, по-моему. Нас с тобой на костре сожгут».

«Не сожгут», заявил Каэссар. «Ты, кажется, пропустил модификацию периферических нервов».

Да, это изменение тела Серый Суслик пропустил. Нанокапсулы — не только маленькие капельки, меняющие цвет, это еще сложная система управления, которая может работать в разных режимах. В одном режиме индюк неподвижен, в другом он движется по телу случайным образом, в третьем — отражает текущее состояние хозяина. Если, например, хозяин ест, индюк клюет воображаемые зернышки, если хозяин радуется — индюк весело скачет туда-сюда и разевает клюв, как бы смеясь, хозяин задумчив — индюк тоже задумчив, хозяин спит — индюк тоже спит. И еще есть четвертый режим, в котором хозяин управляет индюком мысленно, явно приказывая ему, что делать.

Невероятно сложная система! Серый Суслик знал о древних нанотехнологиях, они в каждой второй сказке упоминаются, но он никогда не думал, что они были настолько могущественны. А ведь этот индюк — просто забавная игрушка.

«Ты прав», подумал Каэссар. «Нанотехнологии — сила. Здесь в технических помещениях есть маленький нанозаводик, там нам сейчас бластер делают. Только не нормальный боевой, как у Пейна, а маленький, персональный. Но нам маленький бластер даже удобнее».

«Кое-чего я не понимаю», подумал Серый Суслик. «Ты с самого начала знал, какое богатство хранится в этом подвале. Но ты отправился в мое стадо, только затем, чтобы создать подходящую легенду».

«Нет-нет!» перебил его Каэссар. «Главная задача была переждать опасное время, вторичная задача — сбить Пейна со следа, а создать легенду — это уже третья задача, совсем мелкая».

«Это я понимаю», подумал Серый Суслик. «Я другого не понимаю. Как ты смог заставить себя ускакать прочь, зная, что в двух шагах от тебя таится такое сокровище?»

«Все очень просто», подумал Каэссар. «Я не позволяю чувствам брать верх над разумом. Думаешь, мне не хотелось наплевать на все и ринуться в этот подвал очертя голову? Очень хотелось. Но я оценил вероятность успеха…»

«Я тебе завидую», подумал Серый Суслик. «Я бы на твоем месте не смог бы ее оценить. Я бы вообще…»

— У нас гости, — непонятно откуда раздался голос, принадлежащий компьютеру дома. — У входа номер два трое посетителей.

— Нет! — воскликнул Каэссар и добавил, уже спокойнее: — Покажи их.

В пустом пространстве материализовался экран, на котором отобразились три эльфа, пучеглазых и лопоухих. У всех троих зрачки были сильно расширены, видеть такое было непривычно — днем у эльфов зрачки очень маленькие, как точечки. Эльфы озабоченно ращглядывали следы сапог Джона Росса, отпечатавшиеся на влажной земле. Куда уходили эти следы, видно не было, но Каэссар пояснил, мысленно хихикнув, что с точки зрения эльфов они бесследно обрываются перед каменной стеной, будто неведомый путешественник продолжил путь прямо сквозь нее. Обнаружить, что монолитный каменный блок на самом деле не монолитный, эльфы, по идее, не должны.

«Гости — это хорошо», подумал Каэссар. — «Сейчас поразвлекаемся немного. Орочью легенду мы уже создали, теперь создадим эльфийскую».

«Только убивать никого не надо», мысленно попросил Серый Суслик.

«Убивать не буду», пообещал Каэссар. «А ты молодец. Жалеешь заклятых врагов человечества, как если бы они были твоими соплеменниками. Ты тоже умеешь мыслить отстраненно и объективно. Это хорошо».

4

Джакомо зря опасался, вражеский разведчик вовсе не ждал их в засаде. Он виртуозно ловко прополз через весь сектор наблюдения, затем залег под кустом и долго лежал здесь, то ли наблюдая за лагерем, то ли чего-то дожидаясь. А чего он мог ждать? Не темноты же! Впрочем, у того позавчерашнего орка на глазах были какие-то непонятные артефакты, они явно позволяли ему видеть в темноте. А не тот ли самый орк здесь побывал?

— Не помнишь, Педро, какие приметы были у позавчерашней лошади? — спросил Джакомо.

— Не помню, — покачал головой Педро. — Я в лошадиных приметах не разбираюсь, вообще не умею их разтличать. Ну, то есть, если одна лошадь черная, а другая белая, я их, конечно, различу…

— Я понял, — перебил его Джакомо. — Идем дальше по следу.

— Я снова ведущий? — спросил Педро.

Джакомо заколебался. Он сегодня и так уже уронил свою славу, добровольно заняв место ведомого. Но этот след куда свежее, чем тот, который он обнаружил у тропы. А нехорошие предчувствия за время поиска только усилились.

— Давай снова ты, — подтвердил Джакомо.

— Цык-цык-цык, — негромко проскрипел Педро, подражая звукам, какие издает трехгребенный червь, славящийся своей трусостью.

— Чего? — переспросил Джакомо.

— Что-то в горле запершило, — отозвался Педро и пошел вперед, не дожидаясь дополнительного приказа.

След вел вовсе не к Древнему Дому, как ожидал Джакомо, и даже не к лагерю. След вел к непонятным каменным руинам, громоздящимся у ручья бесформенной грудой. Очень похоже, что вражеский лазутчик с самого начала пробирался именно туда, а вовсе не обходил лагерь по широкой дуге. И что там ему нужно, спрашивается?

У края развалин Педро остановился и сделал знак, дескать, иди сюда. Когда Джакомо приблизился, Педро указал вниз. Джакомо все понял без слов.

Вдоль самого обрыва проходила узкая и крутая тропинка, до сегодняшнего дня она явно была нехоженой. А теперь на ней отпечатался четкий след, особенно четкий внизу, где земля всегда влажная, потому что от ручья брызжет. След настолько четкий, что его легко разглядит даже полуслепой школьник, негодный к ратным подвигам ни по возрасту, ни по здоровью. А нормальному воину-разведчику виден не только след, но и тот, кто его оставил. Это, несомненно, орк, такие сапоги только орки носят. Причем не те орки, которые как бы вожди, а другие, которые с зелеными жабами на морде, другие орки их за скотину считают. Интересно…

— Спускайся, Педро, — приказал Джакомо. — Я тебя прикрою, если что.

Педро сделал шаг, неожиданно остановился и спросил, не оборачиваясь:

— Слушай, Джакомо, тебе, что, слава совсем не нужна?

— Сегодня я снискал достаточно славы, — ответил Джакомо, улыбнувшись. — Я заметил одинокую лошадь, догадался, что она не одинокая, и встал на след. А пройти по следу, указанному старшим — дело нехитрое.

Педро досадливо крякнул, но препираться не стал, понял, что деваться некуда.

— Прощай, Джакомо, — сказал он. — Мерзавец ты редкостный.

— Прощай, Педро, — отозвался Джакомо. — Какой уж есть.

Педро стал спускаться по скользкой тропинке. Он спускался очень медленно и осторожно, но на последних шагах все-таки поскользнулся и сбежал вниз, чудом не сорвавшись в ручей на острые камни. Лучше бы сорвался, был бы шанс уцелеть, а сейчас из-под камней вылетит стрела со страшным стальным наконечником, и тогда…

Стрела не вылетела. Не веря своему счастью, Педро топтался на краю обрыва и пытался что-то высмотреть под камнями.

— Эй, Джакомо! — позвал он. — Тут вроде никого нет.

— Лучше смотри! — приказал Джакомо. — Проверь там все как следует. Не мог он никуда деться оттуда.

— Тогда почему я еще жив? — задал Педро резонный вопрос.

— Понятия не имею, — ответил Джакомо.

Педро вздохнул и скрылся из поля зрения, углубившись под камни. Минут пять ничего не происходило, затем Педро появился снова.

— Там ерунда какая-то, — сказал он. — Этот орк сквозь стену прошел.

— Как это? — не понял Джакомо.

— Спустись и посмотри, — сказал Педро. — Все равно словам не поверишь.

Еще через пять минут Джакомо убедился, что Педро прав, таким словам невозможно поверить, пока не увидишь все своими глазами. Под камнями обнаружился довольно большой грот, совершенно незаметный сверху. В гроте было темно даже для эльфийского зрения, но кое-что было видно. Было видно, что орк-разведчик пересек грот, но не тем широким размашистым шагом, как раньше, а так, как обычно ходят орки по ночам — медленно и неуверенно. Впрочем, Джакомо и Педро в такой темноте тоже чувствовали себя не слишком уверенно. Следы орка пересекали весь грот и обрывались у дальней стены, будто он прошел сквозь стену, как бесплотный признак. Если бы кто-нибудь рассказал Джакомо такую историю, он бы не поверил рассказчику. Но своим глазам он верил.

— Пойдем, вождю доложим, — сказал Джакомо.

Через четверть часа он докладывал синьору Карло. Джакомо не стал излагать подробности, а просто сказал, что они с Педро обнаружили следы пешего орка-разведчика, проследили, насколько смогли, а затем потеряли след при столь необычных обстоятельствах, что почтенному синьору следует взглянуть на это своими глазами. И еще десяток воинов неплохо с собой взять.

Синьор Карло стал задавать вопросы, но Джакомо твердо стоял на своем — посмотрите сами, иначе все равно не поверите. Педро подтвердил слова напарника, и синьор сдался. Они вернулись в грот, втроем, остальных бойцов синьор Карло оставил наверху. Он внимательно осмотрел следы, поругался, что разведчики много натоптали, и принял решение. Вышел наружу и крикнул:

— Рикардо, беги в лагерь, возьми большой кумулятивный заряд и сразу обратно! Понял? Выполняй, бегом!

Следующие полчаса они слонялись по гроту, разглядывали пол и стены, и безуспешно пытались понять, что здесь произошло. В какой-то момент Джакомо показалось, что за ним наблюдают, но это чувство быстро прошло. Педро спросил синьора Карло, что тот думает по поводу происходящего, и синьор ответил:

— Думают пусть философы, мое дело — взрывать.

Рикардо вернулся с большим кумулятивным зарядом, они стали устанавливать его на стену, сквозь которую прошел загадочный орк, и вдруг Джакомо понял, что у синьора Карло из головы растут рога, как у мифического зверя лося, что обитал в неблагословенных лесах Земли Изначальной. А у Педро два рта, причем один предназначен для того, чтобы разговаривать, а другой — чтобы есть. И у синьора Карло тоже два рта, и у Рикардо тоже. И у самого Джакомо тоже два рта, потому что невозможно представить, чтобы человек мог и кушать, и говорить одним и тем же ртом. Будь так, разве могли бы люди беседовать за обедом? А они беседуют, и таким образом доказано, что второй рот — неотъемлемый атрибут нормального человеческого тела. И третий рот тоже нужен — чтобы пить.

Во тьме вспыхнули звезды, штук десять примерно, и каждая из них светила ярче солнца, но не красным солнечным светом, а противоестественным бледно-желтым. Джакомо зажмурился, и свет звезд стал красным. Его стало шатать, Джакомо открыл глаза и увидел, что это оттого, что его волокут холодные неживые пауки, сотворенные из орочьего железа.

— Куда вы меня тащите, пауки? — вопросил Джакомо, но не получил ответа.

И тогда он снова закрыл глаза, обидевшись.

И настал момент, когда утратилось различие между закрытым и открытым, и глухо стало от хлопающих ладоней, каждая из которых хлопала сама по себе. И явился из мирового хаоса индюк красного цвета, и танцевал он и пел, подобно мифическому зверю соловью, также именуемому разбойником, и аккомпанировали ему барабаны. А потом индюк перестал петь и танцевать, барабаны затихли, и понял Джакомо, что сейчас начнется самое важное. И не ошибся он, потому что заговорил индюк человеческим голосом с мяукающим орочьим акцентом, и произнес он следующие слова:

— Знай, беложопый человек, что на Земле Второй, также именуемой Мидгард, состоялось великое возрождение. Мифический зверь индюк, также именуемый феникс, возродился из собственного праха, и имя этому зверю — Джулиус Каэссар.

— Ты дважды ошибся, уважаемый, — почтительно заметил Джакомо. — Во-первых, индюк — не зверь, а птица, зверь — это соловей.

— Зверь, птица, какая в жопу разница, — непочтительно отозвался индюк и безумно захохотал.

Джакомо решил не обращать внимания на это непотребство.

— А во-вторых, — продолжил он, — Джулиус Каэссар — не зверь и не птица, а человек. Так звали презренного содомита, из-за которого случился бэпэ.

Индюк неожиданно смутился и пробормотал:

— Не такой уж он и содомит был. Во вторую эпоху бисексуальность считалась нормой и вообще… — Тут голос индюка окреп и он заявил: — Знай же, человек, что Джулиус Каэссар — не зверь, не птица и тем более не содомит! Джулиус Каэссар — бог, и аватар его — резвый индюк, также способный принимать облик человека любого вида из трех существующих. Знай, что Джулиус Каэссар явился в мир всерьез и надолго, и горе тому, кто встанет на его пути и преградит дорогу! Пусть никто не смеет проходить путями Каэссара, ибо неисповедимы эти пути! Пусть никто не входит в мой дом, и особенно в подвал, ибо гнев мой будет страшен! Упадет с неба звезда Полынь и все такое. А ты отныне назначаешься хранителем путей Каэссара, и быть тебе через это великим вождем всего Чернолесья, также именуемого Эльфландом. А чтобы не думал ты, что с тобой говорят ядовитые грибы, а не бог Каэссар, ставлю я на тебя свою метку. И да будет так воистину!

— Что-то я ничего не понял, — сказал Джакомо. — Повтори еще раз, пожалуйста.

Но индюка уже не было, и вообще ничего не было, кроме тьмы, из которой явилась кровать, на которой возлежала прелестная орчанка (Джакомо понимал, что так не бывает, что думать так — извращение, но эта орчанка была воистину прелестна), и подарила она Джакомо три наслаждения, одно за другим. А потом понял Джакомо, что он обнажен и валяется в грязи, и еще он… гм… обгажен. И кто-то его дергает и трясет, больно ухватив за костлявое плечо.

— Ты чего это голый? — спросил кто-то, и Джакомо понял, что это синьор Карло.

Только теперь Джакомо сообразил, что индюк и все прочее ему привиделось, а на самом деле он находится в темном гроте, почему-то голый и босой, и синьор Карло тащит его наружу. И вытащил синьор Карло его под звездный свет, повернул к гроту спиной, а к звездам лицом, и вдруг изменился лицом и спросил гневно:

— Это еще что за тварь такая?

И сильно ударил Джакомо в лоб основанием раскрытой ладони. И вдруг завопил бешено, и отступил на два шага, и сошел с карниза, покатился вниз и разбил голову об острые камни. Но последнее стало известно уже потом, а в тот момент все просто увидели, что он оступился и покатился вниз.

— Что это с ним? — спросил Джакомо, повернувшись к Педро.

Педро испуганно завопил, и тоже отступил на два шага, но не упал с карниза, а уперся спиной в каменную стену.

— Что такое? — спросил Джакомо. — Чего вы все пугаетесь?

— У тебя на лбу индюк нарисован, — объяснил Педро, запинаясь. — Он прыгает, танцует и корчит рожи.

Через полчаса Джакомо был вымыт, одет и стоял навытяжку перед генералом Умберто. Джакомо доложил, что случилось с ним в гроте, а вернее, попытался доложить, потому что он сам не понимал, что с ним случилось. Ясно, что такие вещи не могут происходить, но происходят ведь! Если бы не нарисованный живой индюк, гуляющий по его лбу, Джакомо решил бы, что ему все привиделось, но индюк… Умываясь, Джакомо особенно тщательно тер лоб, он смутно надеялся, что страшный индюк исчезнет, но надежда была тщетной. Джакомо докладывал, а генерал Умберто смотрел ему в лоб и негодующе морщился. Позже Джакомо рассказали, что индюк в ходе его доклада подмигивал, показывал язык, а потом повернулся задом и стал гадить, при этом помет его, достигнув подразумеваемой земли, исчезал. Но когда Джакомо стал говорить о том, что индюк настоящий назначил его хранителем путей Каэссара, индюк нарисованный перестал глумиться, принял величественную позу и стал кивать, подтверждая слова Джакомо.

Синьор Умберто выслушал Джакомо до конца, немного подумал и произнес следующее:

— Ты сказал, что боги не желают, чтобы мы входили в этот дом и особенно в подвал. Сдается мне, это правда. Мы немедленно возвращаемся в благословенные леса.

5

«Эльфы уходят», подумал Каэссар. «Фокус удался».

«Не понимаю, зачем надо было придумывать такую сложную комбинацию», подумал Серый Суслик. «Зачем было втаскивать этого Джакомо внутрь, подключать к компьютеру, это рискованно было, он мог очухаться внезапно, пришлось бы драться. Можно было просто напугать их, роботами, например».

«Нет», возразил Каэссар. «Напугать роботами недостаточно. Роботы, даже вооруженные бластерами — угроза простая и в целом понятная. Храброго воина трудно напугать понятной угрозой, потому что воин привычен не бояться понятного. Когда храбрый воин видит врага, он думает не о том, как убежать, а о том, как победить. А эльфы — храбрые воины, этого у них не отнимешь. Но когда человек видит необъяснимые наваждения, одной воинской храбрости мало, тут особые навыки нужны. Надо понимать, что такое виртуальность, или хотя бы догадываться. С Питером Пейном, кстати, этот номер не прошел бы. А с эльфами прошел, и слава богам».

«Насчет богов, кстати», подумал Серый Суслик. «Не боишься, что они разгневаются, что ты так нагло провозгласил себя одним из них?»

«Не боюсь», ответил Каэссар. «Я живу не первую тысячу дней, и я видел, как люди списывали на деяния богов много разных явлений. Но почти всегда для них находилось естественное объяснение. А в тех случаях, когда оно не находилось, я полагаю, что оно было, просто осталось неведомым. Видишь ли, люди не любят признаваться в том, что они не знают чего-то важного. Если каждый раз объявлять непознанное происками богов, жить становится легче. Не надо размышлять, анализировать информацию, строить и корректировать планы. Гораздо проще сказать себе: `На все воля божья', и больше ни о чем не думать. Людей, стремящихся к истине, не так много. Типичному человеку важно не понимать, а думать, что он понимает. И боги — отличный способ создать иллюзию такого понимания. Боги существуют, это несомненно, кто-то же устроил Большой Взрыв на заре времен. Но я полагаю, что почти все, что традицонно объявляют деяниями богов, на самом деле вызвано естественными причинами. Боги не вмешиваются в повседневные дела людей, как хороший руководитель не вмешивается в повседневные дела своих подчиненных».

«То, что ты собираешься натворить, трудно назвать повседневным делом», заметил Серый Суслик.

«Ты прав», согласился Каэссар. «Но я уже переворачивал мир один раз, и я не заметил тогда никаких признаков божественного вмешательства. Много раз мне казалось, что боги меня поддерживают, еще чаще мне казалось, что боги выступают против меня, но проходило время, и я понимал, что боги здесь ни при чем, что мне мерещилось их вмешательство, потому что я плохо понимал суть происходящего. Ни разу не бывало, чтобы мне явился бог, представился по всей форме и начал говорить что-нибудь дельное. Если так случится — я прислушаюсь к его голосу, но пока этого не случилось, я буду считать, что богам нет до меня дела. И еще одно. Я не считаю богов злобными, завистливыми и ограниченными, я о них лучшего мнения. И я верю, что если боги решат мне воспрепятствовать, они сделают это только потому, что им не понравится суть моих деяний. Но не потому, что их возмущает, кем я себя называю. А если я неправ — что ж, мне не впервой расплачиваться за ошибки. Но если я прав, наше возвышение пройдет проще, да и потом будет проще. Эльфийский вопрос рано или поздно придется решать, скорее всего, окончательно».

Каэссар неожиданно развеселился, почему-то фраза «окончательное решение эльфийского вопроса» показалась ему очень забавной. Серый Суслик уловил, что это как-то связано с мифами первой эпохи, которые в дни юности Каэссара уже были преданиями седой древности.

Каэссар потянулся к каким-то новым струнам виртуальной реальности, Серый Суслик внезапно почувствовал, что парит в черной пустоте, пронизанной звездным светом, сбоку светит солнце, но его свет почему-то не разгоняет тьму. А внизу, далеко-далеко, раскинулся гигантский шар, причудливо раскрашенный белыми пятнами облаков, синими пятнами морей и океанов, и черными пятнами континентов. Каэссар сделал что-то неясное, облака исчезли в мгновение ока, и Серый Суслик видел под собой весь мир, это было как гигантская карта в натуральную величину. Впрочем, в виртуальной реальности трудно говорить о том, какой размер натурален, а какой нет. Серый Суслик вспомнил, что позавчера, когда он впервые подключился к этой реальности, в его затуманенном мозгу среди прочих картин мелькала и эта, он тогда еще как-то приблизил изображение…

Земля Барнарда рванулась вверх, а может, это Серый Суслик стал падать. Небольшое серо-зеленое пятно в центре сине-черного шара расползлось на все поле зрения. Серый Суслик вспомнил карту в учебнике, что он украл из балагана доброго господина Роджера Стентона и хранил в тайнике под лавкой. Он понял, что видит континент, который принято называть словом «Барнард». Но Барнард — это на самом деле весь мир, а обитаемый континент составляет лишь ничтожную его часть.

«Так и есть», подтвердил Каэссар. «Колонизация началась с одного континента, отцы-основатели полагали, что со временем их потомки заселят всю планету, но этого не случилось. Воли их потомков хватило только на один континент, да и то восточное побережье обратно загадили. И свой генотип на этом побережье тоже загадили, стали пучеглазыми и лопоухими, на людей непохожими. Если бы отцы-основатели виделм этот позор, у них бы сердца кровью обливались. Но ближе к делу».

Мир снова рванулся вверх, виртуальное тело Серого Суслика падало на один из крупных отрогов хребта Дырявых Гор, далеко выдающийся на запад. Шарообразность мира больше не ощущалась, теперь он выглядел плоским, как карта. Вот на карте проявился Нюрейн, чьи воды скатываются с северного склона этого отрога, вот появились мелкие речки и ручьи, впадающие в могучую реку. А вот карта осветилась множеством разнообразных значков, в первое мгновение они казались бессмысленными, но вскоре Серый Суслик понял, что достаточно выразить интерес к тому или иному значку, и он тут же становится понятным. Вот так обозначается дом, в котором они находятся, а вот так — эльфийская армия, удаляющаяся на восток со скоростью, обычной для пешего войска. А вот какое-то орочье стадо, погрузив вигвамы на телеги, движется на юго-запад, переселяясь на новое место.

«Не какое-то стадо, а твое родное», уточнил Каэссар. «А вот экспедиция Питера Пейна. Она уже пересекла опасные земли, дальнейший путь должен пройти без приключений. Через неделю будут в Барнард Сити. Представляю, как изумятся ученые, когда Пейн вывалит им всю информацию».

Внезапная мысль кольнула страхом сознание Серого Суслика.

«Будет еще одна экспедиция», подумал он. «И на этот раз в Оркланд придут не один жрец и два рыцаря, а десяток жрецов и сотня рыцарей. Твои роботы не смогут их остановить».

«Роботы не смогут», согласился Каэссар. «А силовое поле сможет. Я приказал ему включиться, когда мы выйдем из охраняемой зоны. Пейн сильно удивится, когда снова уткнется в ту же самую преграду. Жертвы станет приносить… Скорее всего, рыцари найдут запасной вход, взорвут стену, будут долго изучать механизмы, а потом поймут, что подземный коридор тоже перекрыт силовым полем. Представляю, какие обряды они станут здесь творить. Пейн-то до сих пор думает, что проход ему Шива открыл в благодарность за принесенную жертву. Искренне сочувствую оркам, которых они с собой приведут. О! А это что такое?»

Внимание Каэссара привлек одинокий значок в двух днях пути на юг. Карта приблизилась и перестала быть картой, теперь Серому Суслику казалось, будто он висит в воздухе на высоте орлиного полета, только орлы не летают ночью. Вся нижняя половина видимого мира была равномерно-черной, лишь в одном месте, прямо под ними, жарко полыхал огонь маленького костерка, разведенного по всем правилам — в низине, чтобы ни с одной стороны его не было видно дальше, чем на пятьсот шагов. Очевидно, разведчик расположился на ночлег, но что делает разведчик так далеко от всех стад?

Каэссар что-то подправил в реальности, вид стал таким, какой бывает в ночных очках с биодетектором. Стало видно, что поодаль от костра пасется лошадь, а рядом с костром спит человек. А может, и орк, биодетектор татуировку не показывает.

«Это не орк», подумал Каэссар. «Видишь меч под его рукой?»

Серый Суслик пригляделся и понял, что под рукой спящего действительно лежит нечто удлиненное, отдаленно похожее на меч в ножнах. Серый Суслик потянулся к нитям управления реальностью, спящий путник приблизился, но контур его тела размылся, а нечто похожее на меч стало бесформенным пятном. Наверное, так видят мир близорукие.

«Предел разрешающей способности», подумал Каэссар. «Ты прав, это может быть и не меч. Но если это все-таки меч, это большая удача. Понимаешь, почему?»

«Намекаешь, что мы видим рыцаря, который недавно получил должность пастуха и едет по распределению?»

«Вот именно», согласился Каэссар. «Молодой парнишка только что из академии, умом не блещет, иначе бы в Оркланд ни за что не попал бы. Когда его путь завершится, он прибудет в назначенное стадо и ближайшую тысячу дней, а то и больше, будет первым после богов на два-три дня пути во все стороны. Должность пастуха считается презренной, но пастух никому не дает отчета в повседневных делах, он свободен, его возможности проявить волю и разум ничем не ограничены. Над ним не стоят ни отцы-командиры, ни чиновники, ни родители и старейшины, он абсолютно свободен. Никого не волнует, откуда он взялся и кем был раньше — оркам не положено задавать такие вопросы, а работорговцам на все наплевать. Самый лучший путь для легализации. Я собирался выбрать стадо, убить пастуха и занять его место, но этот вариант еще лучше».

«Ты собираешься убить этого рыцаря?» спросил Серый Суслик.

«Да, и занять его место. Надо только разобраться, в какое именно стадо он направляется. Но это несложно, это мы прямо в дороге узнаем, я возьму с собой спутниковый терминал, он в виртуальность входить не позволяет, но… Калона меня раздери! Чуть самое главное не забыл, у нас с тобой мозг не прочипован!»

«Чего?» не понял Серый Суслик.

«Мозг не прочипован», повторил Каэссар. «Надо прочиповать мозг, чтобы можно было мысленно управлять сложными устройствами. Очками можно и без чипа пользоваться, разницы нет, а с более сложным железом без него не управишься. Можно, конечно, ручными пультами обойтись, но они большие, неудобные, внимание привлекают, батарейки расходуют… Короче, чиповаться будем. Приготовься, сейчас будут странные ощущения. Могут появится галлюцинации, и еще… короче, сам разберешься. Главное — не бойся, это быстро пройдет».

Договорив эти слова, Каэссар быстро захлопнул разум, но Серый Суслик успел прочитать в нем, что его компаньон не вполне уверен в безопасности предстоящей операции. Если бы разум в голове был один, она бы точно была безопасна, но сейчас…

«Не дергайся и не пугайся», посоветовал Каэссар. «Другого выхода все равно нет, расслабься и получай удовольствие. Тем более что процесс уже пошел».

Серый Суслик прислушался к своим чувствам и не заметил ничего необычного. Ничего не изменилось, разве что несколько ускорилось движение шкафов с книгами, плывущих по параллельной реальности. В виртуальности можно одновременно наблюдать сразу две реальности, а то и три-четыре, они как бы параллельны. Ты концентрируешься на любой из них, и она становится главной, а все остальные — второстепенными. Сейчас, например, главная реальность — та, в которой визуализируются спутниковые снимки, а реальность, в которой мимо проплывают шкафы, и можно потянуться невидимой мысленной рукой к любой книге, но не открывать ее, а впитать знание прямо сквозь обложку, информация вливается в сознание, занимает свое место в банке долговременной памяти, и тебе кажется, что она была там всегда, что только что усвоенный навык столь же прост и очевиден, как умение мысленно управлять движениями индюка на татуировке или ориентироваться на местности с помощью спутниковых сигналов или…

Внезапно Серый Суслик осознал, что загадочные незримые струны, с помощью которых Каэссар управляет виртуальными реальностями, более не загадочны. Каждое свойство каждой струны легко постигнуть, для этого достаточно всего лишь сформулировать свое желание. Вокруг плещется и волнуется безбрежный океан информации, но он только кажется безбрежным, а если открыть разум, чтобы все информационные потоки хлынули внутрь…

Серый Суслик не смог сформулировать эту мысль до конца, потому что Каэссар хлопнул его по рукам. Не по рукам на самом деле и вообще не хлопнул, это был просто ритуальный жест, но в виртуальной реальности все действия ритуальны, это мир чистой магии, здесь стерты различия между желанием и осуществлением, каждый сам себе демиург, здесь нет ничего неосуществимого, каждый субъект потенциально всемогущ, а от потенциального всемогущества до актуального всего один шаг, вот в этом примерно направлении…

Еще один хлопок по рукам, и в сознании грохочет мысленный голос:

«Не лезь! Осторожно впитывай информацию, постепенно, по чуть-чуть. Не сбивай настройку, кому сказал! Да, вот так, хорошо, держись…»

Серый Суслик больше не тянулся к информации, теперь она сама рвалась в его разум, грозя разорвать его на куски. Стало понятно, чего боится Каэссар. Серый Суслик изо всех сил пытался закрыть свой разум, но все было тщетно. Он чувствовал себя переполненным, как беременная женщина за день до родов. Но родов не будет, информация уляжется на своих полочках, станет доступна, и тогда… Пожалуй, Каэссар не сильно погрешил против истины, когда назвал свое всезнание почти божественным.

В какой-то момент Серый Суслик понял, что незримой стены, отделяющей его сознание от сознания Каэссара, больше нет (мысль Каэссара: неожиданный побочный эффект чиповки). Серый Суслик по-прежнему понимал, где его память, а где память Каэссара, но теперь обе памяти были доступны ему в полном объеме. Целая лавина чужих мыслей и чувств хлынула на Серого Суслика и погребла под собой его нематериальную сущность.

Как много, оказывается, Каэссар от него скрывал! Он изо всех старался выглядеть могучим древним воителем, настоящим героем без страха и упрека, и у него получалось. До этого момента Серому Суслику была невдомек тысячелетняя тоска, пожирающая виртуальное сердце его соседа по мозгу. Любимая жена, любимые сыновья, любовницы и любовники, друзья и приятели, боевые товарищи, враги, многие из которых более дороги, чем иные друзья… Все они мертвы, их кости истлели, а память растаяла, от нее ничего не осталось, кроме нескольких невнятных легенд. Для них он не был великим правителем Джулиусом Каэссаром, для них он был просто Джонни, был не легендой и не иконой, а человеком, не совсем обычным, его таланты признавались всеми, но все-таки человеком. Мир вокруг него был привычным и родным, он знал свое место и свой путь. А теперь его душа, вырванная из тела и из реальности, ведет ненормальное, противоестественное существование в чужом мозгу, она строит планы и претворяет их в жизнь, изо всех сил гонит мысли о прошлом, но их невозможно отогнать полностью. Сыновья Каэссара, Энтони и Гай, каждую ночь спрашивают своего отца: «Зачем ты нас бросил?», и ему нечего ответить им. Он понимает, что эти наваждения — первый признак того, что древние психиатры (новое слово, кстати) называли словом «невроз», но он боится принимать лекарства, потому что не знает, как они подействуют на Серого Суслика. И еще он боится другого побочного эффекта, который проявляется редко, но метко — эти лекарства отупляют. А ему потребуется вся сила разума, чтобы воплотить задуманное в жизнь.

«Не надо меня жалеть», подумал Каэссар. «Я справлюсь. И не с такими проблемами справлялся».

Он врал, таких проблем у него не было никогда, а в тот единственный раз, когда ему пришлось столкнуться с чем-то подобным, он не справился. И настал бэпэ. И сейчас он боится, что снова ошибется, раскачивая мир, и станет причиной второго бэпэ, и все рухнет в тартарары, придет второе безвременье, и никто не узнает, кто виноват в нем, но он-то будет знать. И неважно, что он не верит в посмертие, раскаяние гложет душу не где-то там, в абстрактной вечности, а здесь и сейчас. И чтобы отогнать от себя эти мысли, он надевает маску вождя и учителя, дескать, я знаю, я умею, я почти бог… Но под этой маской прячется тьма ужаса и отчаяния, и нет из нее выхода, кроме как воплотить в жизнь почти невозможные планы, которые могут рухнуть от любой случайности.

«Ты справишься», послал ему мысль Серый Суслик. «Я в тебя верю. Ты большой, ты сильный…»

«Только на голову того», внезапно добавил Каэссар.

Случись этот мысленный разговор до того, как в их общем мозгу появился чип, Серый Суслик переспросил бы, что Каэссар имеет в виду. Но сейчас необходимости в этом не было, Серый Суслик сразу понял, что Каэссар имеет в виду глупый анекдот, который в конце второй эпохи почему-то казался смешным. Их личности сближались все быстрее и быстрее, недалек тот час, когда они сольются окончательно, и тогда…

«И тогда не будет ни тебя, ни меня, а будет только Джон Росс, единый и неделимый», прокомментировал Каэссар эту мысль. «Я тоже боюсь этого, мне тоже страшно терять свою уникальность, становиться частью чего-то другого. Но другого выхода нет, шизофрения — это не выход. Так что придется терпеть».

«Придется терпеть», согласился Серый Суслик.

И слияние состоялось.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. РЫЦАРЬ 

1

Некоторое время назад в одной из кордегардий стольного города Барнарда служил юноша-человек по имени Майк Карпентер. Это был обычный рядовой воин, в меру умный, в меру храбрый и ничем не примечательный. И угораздило его однажды влюбиться в девушку по имени Элоиза.

Это была удивительно прелестная девушка, маленькая, худенькая и с милым личиком. У нее был маленький носик кнопочкой, белокурые завитушки вокруг выпуклого лобика и небесно-голубые глаза, несоразмерно огромные, как у кукол, в которые играют богатые девочки. Она и сама была как куколка, ее все так называли, кроме рыжего Фреда, он однажды назвал ее овцой, Майк развернулся и ударил бы прямо в лицо, если бы Фред не заблокировал удар. Тогда Фред пристально посмотрел в глаза Майка, тихо сказал «извини» и отошел в сторону. Они больше никогда не обсуждали этот случай, и Майк был благодарен Фреду, что он не растер Майка по стенке, не обломал ему руки-ноги, и ни словом не обмолвился товарищам о любви Майка. Тогда Майк думал, что эта любовь безответна.

Он никогда не мечтал о близости с Элоизой, его любовь была небесной, а не земной. Он воспринимал Элоизу не как девушку из плоти и крови, а как некое неземное создание, наподобие ангелов, окружающих Иегову, или нимф, окружающих античных богов. Он восхищался и любовался ею, не смея ни приблизиться, ни заговорить. Он не знал, кто она такая. По одежде, прическе и маникюру было ясно, что она не простолюдинка, а девушка из благородной семьи, но тогда Майк не задумывался об этом. Глядя на Элоизу, он видел не прическу и не одежду и уж тем более не маникюр. Он воспринимал ее как цельный образ, как воплощенную картину древнего мастера, в отношении которой любое чувство, кроме восхищения, стало бы кощунством. Кит Стивенс однажды сказал, что такое отношение к девушке достойно сопливого юнца, но не дипломированного воина. Майк ответил ему, что дипломированный воин сам решает, что достойно, а что недостойно, а если кто несогласен, так пусть держит свое мнение при себе, если не хочет испробовать остроту клинка дипломированного воина. Кит рассмеялся, хлопнул Майка по плечу и больше они об этом не говорили.

Все изменилось одним вечером, который поначалу казался ничем не примечательным и даже скучным. Билл Ватсон отмечал сто тысяч дней со дня рождения, он арендовал курильню и пригласил туда чуть ли не всю кордегардию. Из молодежи, кроме Майка, там были, Кит, Фред, его брат-близнец Джордж, и еще трое-четверо ребят, которых Майк не запомнил. Поначалу молодые воины соблюдали приличия в присутствии старших товарищей, и потому скучали. Сиди ровно, вилку держи в левой руке, нож в правой, утирай губы салфеткой, громко не говори и не смейся, старших не перебивай, а если обратятся, отвечай почтительно… Торжественный обед был очень долгим и мучительно скучным, а ритуальная трубка мира не торкнула ничуть, как будто орки-официанты набили ее не коноплей, а соломой из хлева. Но когда унесли столы и принесли кушетки, когда курить стали не по ритуалу, а кто как хочет, в общем, косяка после третьего-четвертого началось веселье. Раскрасневшийся майор Стормер заявил, что танцовщица-орчанка не умеет танцевать стриптиз, и сейчас он покажет, как это делается правильно. И показал. Пожалуй, ни одна стриптизерша в этой курильне еще не удостаивалась таких бурных аплодисментов. В конце, правда, сэр Стормер сорвался с шеста, но не смутился, а гордо выпрямился, распушил моржовые усы и сказал, обращаясь к танцовщицам:

— Учитесь, твари, как надо.

И ухватил за талию ближайшую орчанку и завалил на ближайшую кушетку. И началась оргия. Майк в тот момент как раз раскуривал очередной косяк, и потому промедлил, и самки ему не досталось. Хуже того, он подавился конопляным дымом и закашлялся так, что ему пришлось покинуть пиршественную залу, чтобы не смущать своим кашлем товарищей. В коридоре его начало тошнить, но он каким-то чудом успел добежать до крыльца, не обгадив пол.

Свежий воздух привел Майка в чувство. «Хорошо, что никто не заметил», подумал он. Постоял минуту, почувствовал, что начинает трезветь, и пошел внутрь. Ощущение трезвости было ложным, но тогда он этого не понимал.

В дверях он столкнулся с какой-то девчонкой. Она была сильно ниже его ростом, и все, что Майк разглядел — прекрасные белокурые волосы, большая редкость для орчанки. Эта девочка сразу напомнила ему Элоизу, и Майк понял, что не упустит такого шанса. Он сграбастал ее в охапку, затащил в какой-то чулан и грубо оприходовал. Поначалу она сопротивлялась, но это длилось буквально считанные секунды, потом она вдруг обмякла и прижалась к его губам жарким поцелуем. Они занимались любовью на грязном ковре, она шептала ему непристойности, а он боялся случайно открыть глаза и увидеть вместо милой Элоизы чужой орочий лик с тремя зелеными жабами. Он знал, что если это случится, наслаждение уйдет, ему на смену придет ярость, и что он тогда сделает с несчастной убогой орчанкой…

Но он справился. Наслаждение не ушло, а достигло пика, и перевалило через него, и девочка разделила его наслаждение и даже, похоже, превзошла. Они лежали, обнявшись, она гладила его по щеке и вдруг сказала:

— А я и не знала, что ты такой мужественный. Когда ты трезвый, ты такой странный… Как будто меня боишься…

Майк открыл глаза. На лице девушки, лежавшей рядом с ним, не было никаких татуировок. Она улыбалась и смотрела на него любящими глазами, и он не поверил тому, что увидел. Он поднялся на колени, окинул взглядом ее полубонаженное тело и увидел на ее плече голубую саламандру. Только тогда он поверил.

— Ты… — прошептал он, и голос отказал ему. Он сглотнул и с трудом продолжил: — Тебя зовут Элоиза?

Она расхохоталась, и ее смех был подобен колокольчикам, в которые звонят в праздник блинов. И Майк понял, что она тоже накурена.

— А ты думал, кого-то другого трахаешь? — спросила она.

Майк помотал головой и пробормотал:

— Накурился как свинья.

Элоиза притянула его к себе и стала целовать в щеки, подбородок и губы.

— Ты такой милый, — сказала она. — Раньше я думала, ты дурачок стеснительный, а ты вон какой. Правильно девчонки говорят, в тихих омутах бесы водятся.

— Я тебя люблю, — сказал Майк. — Я тебя так люблю…

Элоиза хихикнула и сказала:

— Я заметила.

Он помог ей одеться, и они покинули курильню. Они бродили по улицам, о чем-то беседовали, время от времени принимались целоваться, и не раз Майк ловил на себе завистливые взгляды прохожих. Он был невероятно, невозможно счастлив, и он видел, что его любимая тоже счастлива. Их чувства подпитывали друг друга и сливались в нечто единое, и Майк не находил слов, которые могли бы правильно описать это нечто. Впрочем, он и не искал слов.

Майк плохо помнил, что было дальше. В какой-то момент они зашли в какой-то трактир, выкурили еще по косяку, потом Майк заказал комнату, она была холодная и грязная, но им было все равно. И в конце Элоиза заснула на его плече, а он лежал, разглядывая засиженный мухами потолок, и время от времени смеялся. Но негромко, чтобы не разбудить любимую.

За первой встречей последовала вторая, затем третья, четвертая… Это было безумие. Майк все время чувствовал себя, как будто обкурился опиума, но счастье от любви неизмеримо острее и сильнее, чем от травы. Это был прекрасный сон, один из тех снов, после которых не хочется просыпаться. Но проснуться пришлось.

Майк никогда не спрашивал Элоизу, кто ее родители. Он догадывался, что его любимая слишком высокого происхождения, чтобы простой воин мог официально посвататься к ней. Да он и не думал всерьез о женитьбе. Он вообще ни о чем не думал, любовь на время лишила его разума, он воспринимал мир так, как воспринимают его дикие звери. Он был беспредельно счастлив, и единственное, о чем он мечтал — чтобы это счастье длилось вечно. Но оно продлилось ровно сто дней.

В одно ужасное утро Майка вызвал полковник Слайти, и Майк, наконец, узнал родовое имя Элоизы. Она оказалась дочерью генерала Брентона. Генерал бесновался, брызгал слюной и тянул руки к Майку, как бы намереваясь его задушить. Какое-то время Майк терпел это, а затем заявил:

— Сэр, вы генерал, а я простой воин, но я человек, а не орк, и вашему благородию не подобает обращаться со мной, как с орком. У меня есть честь, а на чести бывают пятна, и они смываются только кровью. Что же касается ваших упреков, то я узнал родовое имя леди Элоизы лишь четверть часа назад. Мне нет дела до того, чья она дочь, потому что я люблю ее, а не ее родителей. Мне даже жаль, что она ваша дочь, потому что я не хотел бы, чтобы наш сын был подобен вам в крике.

Полковник одобрительно хмыкнул, но генерал бросил на него бешеный взгляд, и тогда полковник закашлялся и отвернулся. Генерал несколько раз вдохнул и выдохнул, как бы собираясь что-то сказать, но так и не нашел подходящих слов. Полковник прокашлялся и прервал неловкую паузу, спросив генерала:

— Может, отпустим бойца?

Генерал промычал нечто неопределенное, полковник кивнул Майку, тот вышел за дверь, и в этот момент генерал Брентон подобрал подходящие слова. Самым мягкими из них были «дерьмо» и «сгною». Майк стоял под дверью и слушал, как генерал орет, а когда он дедал паузу, чтобы перевести дыхание, полковник Слайти вставлял короткие фразы наподобие «пробу ставить негде» и «у парня хотя бы честь есть». А потом сэр Слайти вышел из кабинета, посмотрел на Майка печально, хлопнул по плечу и сказал:

— Держись, парень.

И вот теперь Элоиза Брентон осталась в стольном городе Барнарде, а Майк Карпентер держит путь к орочьему стаду, пастухом которого ему предстоит стать. Несостоявшийся тесть не врал, когда говорил «сгною», он постарался от души, подыскивая место несостоявшемуся зятю. Еще позавчера Майк не видел в своей судьбе ничего особенно ужасного, но вчера прокуратор Джеральд Смит подробно разъяснил ему, какое именно стадо ему придется пасти. Штрафное стадо, надо же, Майк и не знал, что такие бывают. А когда Майк поинтересовался, что случилось с предыдущим пастухом, сэр Смит неожиданно смутился и сказал:

— Не помню, если честно. Там пастухи постоянно меняются, больше трехсот дней ни один не задерживался.

И Майк понял, что сэр Смит смотрит на него как на покойника.

Но пока он еще жив. Его путь лежит на восток, в правый глаз светит солнце, степные ветры овевают его запахом неведомых трав, и конец пути близок. В двадцати шагах впереди неспешно бредет лошадь проводника, и когда он поворачивает голову, Майк видит одну из зеленых жаб, уродующих его щеки. Сзади бок о бок едут четыре орка-телохранителя, они вежливы и почтительны, но Майк не дурак, он понимает, что если кому-нибудь из них взбредет в голову отправить нового пастуха вслед за его предшественником, то так оно и случится. Но Майк вынужден им доверять, потому что следом за ними тянется длинный хвост орков-каторжников, которым терять уже нечего.

Внезапно лошадь проводника заржала и остановилась, а сам проводник громко свистнул, предупреждая об опасности. Телохранители пришпорили лошадей и выдвинулись вперед. Майк положил руку на рукоять меча, и сразу подумал, что теперь это движение стало дурной привычкой, в степи надо хвататься не за меч, а за лук.

В следующую секунду Майк понял, что стало причиной тревоги. Вернее, не что, а кто — всадник, замерший на вершине холма. Всадник, впрочем, не выглядел грозным, никакого оружия в руках у него не было, а когда он поднял пустую руку и приветственно помахал ею, демонстрируя мирные намерения, Майк совсем успокоился и тоже поднял руку и помахал ею. Всадник направил коня навстречу каравану.

— Кто это? — спросил Майк, обращаясь к проводнику.

— Не могу знать, добрый господин, — ответил тот. — Этот орк не из наших.

Но когда всадник приблизился, стало видно, что это не орк, а человек, и, более того, рыцарь — зеленых татуировок на лице не было, а над правым плечом торчала длинная рукоять рыцарского меча. В остальном он, однако, больше похож на орка, чем на человека — маленький, щуплый, лысеющий и весь какой-то задрипанный. Лошадь под стать всаднику — мелкая и задрипанная, серый орочий плащ продран на боку, прямо оборванец какой-то. Но меч говорит сам за себя.

Всадник подъехал вплотную.

— Приветствую вас, сэр рыцарь, — сказал Майк. — Я Майк Карпентер, пастух. Направляюсь в доверенное мне стадо.

Всадник кивнул и сказал:

— Ты можешь называть меня Джон Росс. Можно просто Джон. Я хотел бы воспользоваться твоим гостеприимством, сэр Майк.

— Я не имею чести носить рыцарское звание, — сказал Майк и отодвинул полу плаща, демонстрируя рукоять болтающегося на боку меча-селедки.

— Извини, Майк, не заметил, — сказал сэр Джон и улыбнулся.

Майк удивленно поднял брови. Сэр рыцарь извиняется перед простым воином? Ненормальный какой-то.

— Не стоит извинений, сэр Джон, — сказал Майк. — Могу я осведомиться, что привело сэра рыцаря в эти печальные края?

— Печальные края — хорошо сказано, — заметил сэр Джон. — Я прошу твоего гостеприимства, Майк, меня привело сюда именно это.

— Конечно, сэр Джон, — сказал Майк. — Для меня большая честь поделиться всем, что имею, со старшим товарищем, попавшим в беду.

— Благодарю, — сказал сэр Джон и повернул лошадь, занимая место в караване рядом с Майком.

Орки-телохранители заняли свои места за спиной, орки-надсмотрщики завопили, поднимая с неожиданного привала орков-каторжников. Засвистели плети. Сэр Джон посмотрел на это зрелище и спросил:

— Майк, могу я осведомиться, что это за пешие орки, которых ты ведешь за собой?

— Каторжники, — ответил Майк.

Сэр Джон молчал некоторое время, а затем сказал:

— Извини, Майк, но я не понял твоего ответа. Мне казалось, я неплохо знаю обычаи Оркланда, но мне не приходилось слышать, что здесь бывают каторжники.

— Мне тоже раньше не приходилось, — сказал Майк. — Это местный обычай, он действует только в дистрикте Иден. Я могу о нем рассказать, но это будет долгая история.

— Расскажи, будь добр, — попросил сэр Джон. — Заодно время скоротаем.

— Хорошо, сэр рыцарь, как вам угодно, — сказал Майк. — Да будет вам известно, что в дистрикте Иден издавна повелось, что эльфы всегда совершают набеги на одно и то же стадо. Это связано с географией дистрикта. Я попробую объяснить…

— Не трудись, — прервал его сэр Джон. — Мне доводилось видеть карту этой местности. Сейчас я соображу… Надо полагать, загон твоего стада располагается где-то у Карбоновых болот? Я прав?

— Вы правы, сэр рыцарь, — согласился Майк. — Тогда вы, наверное, уже поняли, почему эльфы набегают именно на это стадо.

— Это очевидно, — сказал Джон. — Эльфы совершают переходы по ночам, а дни проводят в укрытиях. Самое лучшее укрытие для эльфийского отряда — черная роща их вонючих деревьев. Черные деревья любят влажные места, не болотистые, но влажные. Если бы я был орлом и смог взглянуть на Карбоновые болота сверху, я увидел бы, что они окружены по периметру ожерельем, составленным из черных пятен эльфийских рощ.

— Вы рассуждаете как поэт, сэр рыцарь, — сказал Майк.

Джон странно хмыкнул и несколько секунд молчал. Затем он продолжил:

— Итак, самый удобный для эльфов путь к границам дистрикта Иден идет вдоль края Баскервильских болот. Естественно, все эльфийские отряды идут именно этим путем. Но я не понимаю, какому идиоту пришло в голову поселить орочье стадо там, где оно будет подвергаться набегам каждые сто дней, если не чаще. В таком месте надо крепость ставить, а не орков селить.

— Когда я беседовал с прокуратором, я тоже поначалу удивился, — сказал Майк. — Но сэр Джеральд Смит объяснил мне, что когда от набега пучеглазых страдает крепость, гибнут воины, а когда от набега страдает стадо, гибнут орки. И не просто орки, а преступники, которых никому не жалко. Если орк живет по заветам богов, не нарушает запреты, чтит господ и полубоссов, такому орку бояться нечего. А орку, преступившему закон, в штрафном стаде самое место. Сэр Смит говорил, что этот порядок упрощает управление орками в остальных стадах.

— Это уж наверняка, — пробормотал Джон. Немного подумал и спросил: — А что если в одну несчастную ночь эльфы не ограничатся набегом на штрафное стадо? Что если они пойдут дальше?

— Такого еще не бывало, — ответил Майк. — Сами посудите, зачем эльфам идти дальше? Черных рощ дальше нет, дневать придется в полях, а эльфы этого не любят. Даже если они дойдут до следующего стада и разорят его, конница сэра Смита легко перехватит их на обратном пути. Эльфы все это понимают и никогда не идут дальше штрафного загона.

— Понятно, — сказал Джон. — А тебе самому в этом загоне не страшно будет жить?

— Я не буду в нем жить, — сказал Майк. — В штрафном стаде не один загон, как обычно, а два. Первый загон — центральный, в нем живут только те каторжники, которые провинились незначительно. Там же живут орки, которые родились в штрафном стаде, там же стоит балаган пастуха. А в полудне пути на восток устроен второй загон, штрафной. Именно его разоряют эльфы. Туда сгоняют совсем закоренелых преступников.

— Интересно, — сказал Джон. — А почему эти закоренелые преступники не разбегаются?

— Куда им разбегаться? — улыбнулся Майк. — Там вокруг полей сплошиые болота со всех сторон, только две тропы проходимы. Одна ведет к эльфам, а другая — в центральный загон, она блокпостом перегорожена. Некуда преступникам разбегаться.

— Кажется, я начинаю понимать, что к чему, — сказал Джон. — Те орки, которые идут пешком — это совсем закоренелые преступники, а те, которые едут на лошадях — не совсем закоренелые преступники, верно?

— Верно за одним исключением, — сказал Майк. — Вон оно едет.

Майк указал пальцем, Джон посмотрел в указанном направлении, и увидел юную и довольно симпатичную орчанку, ехавшую на лошади. Ее посадка была необычной, Джон не сразу понял, что ее руки привязаны к луке седла.

— Что она натворила? — спросил Джон. — Она не выглядит опасной.

— Сэр Смит тоже так полагал, — сказал Майк. — До тех пор пока она не отказала ему в близости. С особым цинизмом отказала.

— С особым цинизмом — это как? — заинтересовался Джон.

— Не знаю, — ответил Майк. — Сэр Джеральд Смит подробностей не излашал, а выспрашивать я постеснялся. А давайте ее саму спросим. Эй, животное! — обратился Майк к орку-воину, ехавшему рядом с орчанкой. — Тащи сюда вон ту жабу, быстро!

— Я гляжу, ты уже научился командовать орками, — заметил Джон.

— Этому быстро учишься, — сказал Майк. — Ну ты, жаба! — обратился он к орчанке-преступнице.

Судя по всему, он хотел сказать что-то еще, но не успел, потому что орчанка заявила:

— Сам ты жаба!

Сэр Джон неожиданно рассмеялся.

— Храбрая девчонка, — сказал он.

Орчанка смерила его негодующим взглядом и ничего не ответила.

Майк вздохнул и сказал:

— Даже не знаю, что с ней делать. По-хорошему, надо голову срубить, но сэр Смит может передумать… Говорят, он одну наложницу уже отправлял в штрафное стадо, а потом вернул с полдороги. Правда, ту он отправлял в основной загон, не в штрафной, и про ту он вроде не говорил об особом цинизме…

— Это потому что Серая Шейка яйца ему не отрывала, — заявила орчанка.

Сэр Джон снова рассмеялся и спросил:

— А ты отрывала? И как, оторвала?

— Не смогла, — покачала головой орчанка. — Они, оказывается, крепко к чреслам приделаны. Но намяла знатно. Надо было сразу зубами впиваться…

Майк поежился, должно быть, представил себя на месте сэра Джеральда. Джон, однако, сохранял спокойствие.

— Как зовут тебя, красна девица? — спросил он.

— Не такая уж я и красная, — заявила девица. — Я в поле никогда не работала, только в балагане.

— Извини, розовая девица, — сказал Джон с серьезным видом. — Так как тебя зовут?

— А тебе какое дело? — отозвалась девица, надула губки и отвернулась.

— Аленький Цветочек ее зовут, — сказал Майк. — Ну, то есть, раньше ее так звали. Теперь-то такое имя к ней прилагать даже неловко как-то.

— Почему неловко? — спросил Джон. — Есть такой цветок, роза называется, у него стебель шипами весь утыкан, так что голой рукой не возьмешь, пока шипы не срежешь. Вполне себе аленький цветочек.

— Все равно не тянет она на цветочек, — заявил Майк. — Даже на жабу не тянет, змея она подколодная. Вы ведь слышали, как она меня обозвала. Ничего не боится!

— А чего ей теперь бояться? — спросил Джон. — Я так понимаю, хуже, чем в штрафном загоне ей уже не будет. Не знаю точно, какие там порядки, но могу кое-что предположить. Толпа озверелых мужланов, которым нечего уже терять, стоящие вне всяких законов… Догадываюсь, как они отнесутся к смазливой девчонке.

— Я им быстро яйца поотрываю, — заявила Аленький Цветочек.

— Забавно было бы посмотреть, — сказал Майк. — Может, стоит посетить штрафной загон ради развлечения…

Орк-охранник, сопровождающий девушку, громко кашлянул.

— Что-то хочешь сказать, животное? — осведомился Майк.

— Опасно штрафной загон, — сказал орк. — Звери, не орки. Терять нечего. Сэр рыцарь мудро говорить.

— Гм, — сказал Джон.

Майк нахмурился и вдруг изумленно уставился на Аленького Цветочка.

— До меня только-только дошло, — сказал он. — Ты, роза с шипами, ты же полукровка!

— А ты тупица, — спокойно ответила Аленький Цветочек. — Я уже третий день нормально разговариваю, а никто еще не понял.

Майк досадливо крякнул и положил руку на рукоять сабли.

— Невозможно это терпеть, — пожаловался он Джону. — Так не хочется ее рубить…

— Как раз это ей и нужно, — сказал Джон. — Легкая смерть.

— Вот сука, — сказал Майк.

Некоторое время они ехали молча. А затем Майк воскликнул:

— Нет, ну это ужас какой-то! Совершенно невозможно терпеть! Я, пожалуй, не буду ее в штрафной загон загогнять, я ей лучше казнь устрою с пытками. Прямо сегодня вечером.

— Не осмелишься, — заявила Аленький Цветочек. — Сэр Джеральд ясно сказал «в штрафной закон спровадить, чтобы сдохла там, как свинья в грязи». Он не говорил «пытать». Так что выполняй приказ и не выпендривайся.

— Забавная девчонка, — сказал Джон.

— Вам смешно, потому что она не вас оскорбляет, — сказал Майк.

— Нет, — покачал головой Джон. — Не поэтому. А ну-ка, Аленький Цветочек, попробуй меня оскорбить.

— Ты сосешь лошадиные пенисы, — заявила орчанка.

— Плохо, — сказал Джон. — Попробуй еще раз.

— Ты сосешь вонючие пенисы дохлых жеребцов и жрешь эльфийское говно, — сказала Аленький Цветочек.

— Еще хуже, — сказал Джон. — Запомни, девочка, заявляя неправду, хорошо не оскорбить. Ты сама знаешь, что сказала неправду, и я это знаю, и Майк тоже. С тем же успехом ты могла сказать «у тебя рога на голове» или «у тебя шесть пальцев на руке».

— Ты все равно жрешь эльфийское говно, — заявила Аленький Цветочек. — У тебя вся морда в эльфийском говне. От тебя разит эльфийским говном. Твоя мама давала оркам.

— Вы очень терпеливы, сэр Джон, — заметил Майк.

— Ничуть, — покачал головой Джон. — В ее словах нет ничего оскорбительного, они просто смешны. Еще раз повторяю: очень трудно оскорбить человека, произнося очевидную неправду.

— А если бы я сказал о вас то же самое? — спросил Майк.

— Ты — другое дело, — ответил Джон. — Ты — воин, а не бестолковое животное. Мне не совсем безразлично твое мнение обо мне.

— Я не бестолковое животное! — воскликнула Аленький Цветочек.

— Докажи, — сказал Джон. — Пока ты даже оскорбить меня не смогла.

Аленький Цветочек немного подумала и сказала:

— Ты урод. Маленький лысый урод, тебе не даст ни одна человеческая женщина. Ты, должно быть, только с орчанками вроде меня кувыркаешься!

Джон расхохотался.

— Молодец! — сказал он. — Быстро нашла, чем поддеть. Будь я моложе, я бы после таких слов обязательно снес бы тебе голову. Но я не настолько молод.

— Не стоит, что ли? — фыркнула Аленький Цветочек.

— И не настолько стар, — улыбнулся Джон. — Видишь ли, Аленький Цветочек, женщины любят меня не за смазливую мордашку.

— А за что? — спросила орчанка.

— За ум, такт, добрый характер и хорошее чувство юмора, — ответил Джон.

Орчанка рассмеялась.

— Вот видишь, — сказал Джон. — Я тебя уже очаровал.

— Да иди ты! — воскликнула Аленький Цветочек и отвернулась.

— Однако я не понимаю, сэр Джон, почему вы позволяете ей так разговаривать, — сказал Майк.

— Потому что мне нет дела до того, как она со мной разговаривает, — сказал Джон. — Представь себе, выходишь ты из балагана, а перед тобой стоит лошадь и говорит: «Ты жрешь эльфийское дерьмо!» Неужели ты оскорбишься? Думаю, ты воскликнешь: «Ба! Говорящая лошадь!»

Майк рассмеялся.

— Теперь я понял, — сказал он. — Сэр Джон, я восхищен вашей уверенностью в себе. Кстати, могу я осведомиться о причинах, заставивших почтенного сэра рыцаря отправиться в путешествие по столь опасным краям?

Джон удивленно поднял брови.

— Почему ты считаешь эти края опасными? — спросил он. — Ты сам говорил, что эльфы не заходят так далеко на запад.

— Ну… — замялся Майк. — Если я не ошибаюсь, на момент нашей встречи вы этого еще не знали.

Неожиданно его перебила Аленький Цветочек.

— Ты уходишь от ответа, рыцарь! — заявила она. — Добрый господин тебя не о том спрашивал.

— Ты права, девочка, — сказал Джон. — Я действительно ухожу от ответа. Извини, Майк, но причина моего путешествия должна оставаться тайной.

— Ты не жрец, — заявила Аленький Цветочек. — У тебя нет татуировки на лбу. У тебя вообще нигде нет татуировок! Ты — беглый полукровка!

Джон рассмеялся, расстегнул плащ, аккуратно сложил перед собой на седле, и стянул рубаху через голову. Тело рыцаря оказалось очень тощим и почти не жилистым, оно больше подошло бы дешевому орку-слуге, а не человеку-рыцарю. Но…

— Мое почтение, сэр Джон, — сказал Майк. — Вам стоило сразу сказать, что вы принадлежите к древнему королевскому роду.

— Достойный рыцарь приобретает почтение не делами предков, но собственными делами, — сказал Джон. — Кроме того, принадлежностью к роду индюка не всегда разумно хвастаться.

— Да ты боишься! — воскликнула Аленький Цветочек. — Ты трус! Ой!

Последний вскрик был совершенно неожиданным.

— Что такое, девочка? — осведомился Джон с ласковой интонацией. — Тебя что-то напугало?

— Нет, — с усилием ответила Аленький Цветочек. — Так, померещилось.

— Бедная девочка, — сказал Джон. — Тяжело тебе, должно быть. Дрянь всякая мерещится… А скажи, Аленький Цветочек, если тебе развязать руки, ты будешь вести себя как подобает юной девушке?

— Конечно, буду! — воскликнула Аленький Цветочек. — Пока до ножа не дотянусь.

— Зря ты так, девочка, — сказал Джон. — Я хотел было попросить Майка подарить тебя мне, а теперь уже не знаю, стоит ли. Мне казалось, ты не злая, а просто обиженная, но теперь… В этом отряде никто не сделал тебе ничего плохого, зачем тебе нож?

— А зачем тебе я? — спросила Аленький Цветочек. — Поглумиться хочешь?

— Нет, — покачал головой Джон. — Просто мне показалось, что ты заслуживаешь лучшей судьбы.

— Сэр Смит полагает иначе, — сказала Аленький Цветочек.

— Мне нет дела до сэра Смита, — сказал Джон. — Я сам принимаю решения.

Майк издал неясный звук, похожий на удивленное хрюкание, и спросил:

— Сэр Джон, вы, что, вне закона?

— В некотором смысле, — ответил Джон. — Но я не в розыске, можешь не бояться. Я никого не убивал, не грабил, не разворовывал казну и не совершал иных преступлений.

— Ты нашел в степи древний клад и упер артефакт, — заявила Аленький Цветочек. — Вон он, к седлу приторочен.

Только сейчас Майк заметил, что к седлу Джона, действительно, приторочен небольшой прямоугольный предмет, завернутый в какую-то тряпку.

— Глазастая девочка, — сказал Джон. — И умная. Ты почти угадала. Жалко будет тебя убивать.

— А ты не убивай! — заявила Аленький Цветочек.

— А я и не собираюсь, — сказал Джон. — Желающие и без меня найдутся. Вот если бы ты пообещала вести себя прилично и ни на кого не бросаться…

— То что? — спросила Аленький Цветочек.

— То я взял бы тебя под свою защиту, — сказал Джон. — Если, конечно, Майк не будет против.

— Я подумаю, — сказала Аленький Цветочек.

— Подумай, — сказал Джон.

2

Они прибыли в стадо незадолго до заката. К этому времени руки Аленького Цветочка больше не были связаны. Она пообещала вести себя прилично, Джон попросил Майка разрешить развязать ее, и Майк разрешил. Дальнейшее стало неожиданностью для всех: Джон молниеносно выхватил меч и рассек путы на руках самки одним точно выверенным движением, ухитрившись не задеть ни руки орчанки, ни шею лошади. Аленький Цветочек ахнула и стала смотреть на свои руки, не веря тому, что они все еще целы. Майк сказал:

— Сдается мне, вы великий воин, сэр Джон.

— Не знаю, насколько великий, но то, что не последний боец в Барнарде — это точно, — сказал Джон. — Так как, Майк, подаришь мне орчанку?

— Нет, — ответил Майк. — При всем уважении к вам, сэр рыцарь, я считаю невозможным нарушить приказ прямого начальника.

Сэр Джон некоторое время пристально рассматривал Майка. Майк почувствовал себя зайцем, которого разглядывает мифический зверь удав. Затем Джон пожал плечами и отвернулся.

Когда на горизонте показались первые поля, один из орков, испросив разрешение Майка, отправился вперед предупредить главного полубосса о прибытии пастуха. И когда караван достиг края первого поля, полубосс их встретил.

— Приветствую доброго господина Майкла Карпентера, — почтительно произнес он, стоя на коленях. — Длинный Шест меня звать, полубосс я.

Он склонился в поклоне, коснувшись лбом дорожной пыли. Майк выждал положенную паузу и сказал:

— Вставай, Длинный Шест.

Когда полубосс встал, стало ясно, как он получил свое имя. Этот орк был очень высок, худощав и нескладен, и еще у него была необычная для орка прямая осанка, будто шест проглотил.

— Докладывай, животное, — повелел Майк.

— В порядке все, — доложил Длинный Шест. — Эльфы не набегали. С прошлого доклада ни разу. Скоро ждем. Закрома полны в меру. Урожая нет скоро. Много дней ждать. Разрешите орков осмотреть.

— Сначала балаган подготовь, — приказал Майк. — Ванну, ужин, телок и все такое.

— Готово уже, — заверил его Длинный Шест. — Ванна нагрета, ужин готовится, телки помыты, после ужина построены будут. Разрешите осведомиться, господин… сэр…

— Меня зовут Джон Росс, — сказал Джон. — Я рыцарь, гость твоего доброго господина.

Длинный Шест снова упал на колени, поклонился, выпрямился и сказал:

— Приветствую доброго сэра. Длинный Шест я, полубосс.

Джон улыбнулся и сказал:

— Это я уже слышал. Вставай, полубосс.

Длинный Шест встал и буркнул:

— Обычай такой представляться.

— Сэру рыцарю тоже ванну, ужин и все прочее, — приказал Майк.

— Так точно, добрый господин, — поклонился Длинный Шест. — Уже делается.

— Надо же! — изумился Майк. — Уже делается! Я ничего приказать не успел, а все уже делается. Умная скотинка. Повезло мне с тобой.

Когда Майк произнес слова «умная скотинка», Длинный Шест странно вздрогнул, но это заметил только рыцарь Джон. Но он ничего не сказал, просто усмехнулся, и некоторое время пристально разглядывал Длинного Шеста, улыбаясь каким-то своим мыслям.

Они въехали на территорию стада. Лошади шли шагом, Майк ехал впереди, за ним держался Джон, а сбоку и чуть сзади ехала Аленький Цветочек. Длинный Шест вначале шел быстрым шагом рядом с Майком, потом несколько отстал и поравнялся с Джоном.

— Осмеливаюсь осведомиться, добрый сэр рыцарь, — произнес он и вдруг запнулся, не в силах подобрать дальнейшие слова.

— Осведомляйся, полубосс, — сказал Джон. — Не волнуйся и не бойся, говори свободно, хватит прикидываться дурачком.

Услышав эти слова, Аленький Цветочек, ранее погруженная в свои мысли, встрепенулась и стала пристально разглядывать Длинного Шеста. Тот смутился и примерно минуту не мог выговорить ничего членораздельного. Наконец, он отказался от попыток произнести длинную осмысленную фразу, и стал говорить отдельными словами, как говорящая ворона.

— Осведомиться, — сказал он. — Девушка. Ну, телка, стало быть. Красивая. Кто. Чья. Осведомиться осмелюсь.

— Это преступница, — сказал Джон. — Покушалась с особым цинизмом на гениталии самого прокуратора. Представляешь, оторвать пыталась!

Длинный Шест смерил Аленького Цветочка оценивающим взглядом. Та горделиво выпрямилась и вскинула подбородок. Но долго так не просидела — рассмеялась.

— Вот что, Длинный Шест, — сказал Джон. — Когда мы прибудем в загон, мы с Майком помоемся, поужинаем, а потом Майк будет всю ночь щупать девок, а я буду развлекаться с тобой.

Услышав эти слова, Длинный Шест споткнулся и едва не упал. Аленький Цветочек хихикнула.

— Не в том смысле развлекаться, как ты подумал, — уточнил Джон. — Мы с тобой побеседуем. Я предчувствую, что это будет очень интересным развлечением. Не часто удается встретить орка, который знает слово «гениталии». Не «муде», а именно «гениталии».

Длинный Шест снова споткнулся.

— Страшно? — спросил Джон.

— Очень, — ответил Длинный Шест после короткой паузы.

— Это хорошо, что страшно, — сказал Джон. — Страх в умеренных дозах — дело хорошее, от опрометчивых поступков оберегает. Пока мы сюда ехали, Майк мне кое-что рассказал. С предыдущим пастухом что-то нехорошее вроде случилось?

Длинный Шест немного помолчал и нехотя ответил:

— Пропал без вести.

— А тот пастух, что до него был? — спросил Джон.

— Грибами отравился, — ответил Длинный Шест.

С каждой произнесенной фразой его лицо становилось все мрачнее.

— Тяжко вашим пастухам приходится, — констатировал Джон. — Один грибами отравился, другой вообще без вести пропал. Но мне что-то подсказывает, что теперь эта традиция прервется. Согласен, полубосс? Не слышу ответа!

Длинный Шест долго молчал, а затем ответил:

— Не могу знать, добрый сэр. Я ведь просто животное, бестолковая жаба. Я вообще не должен понимать слово «традиция». В вашей власти пожаловаться доброму господину Майклу Карпентеру.

Аленький Цветочек саркастически хмыкнула. Джон рассмеялся.

— Вы можете смеяться, — продолжил Длинный Шест. — А я…

— А ты можешь обратиться к богам, — сказал Джон. — Боги всех слышат, не только людей, но и орков. А Никс ваша орочья любит вас даже больше, чем людей, Так вот, обратись к Никс, попроси ее, чтобы пастухи больше не помирали при загадочных обстоятельствах.

— Кто я и кто Никс… — пробормотал Длинный Шест.

Джон направил лошадь прямо на Длинного Шеста, тот отшатнулся, но Джон ловко ухватил его за воротник рубахи, свесился из седла, наклонился к уху полубосса, и стал что-то тихо шептать. А потом Джон отпустил орка, выпрямился, а Длинный Шест сказал:

— Не понимаю, что вам угодно, добрый сэр, однако обещаю выполнить вашу волю. Могу я узнать, сколько дней добрый сэр собирается пробыть в гостях у доброго господина?

— Дней сто примерно, — сказал Джон. — Может, меньше.

— Это терпимо, — сказал Длинный Шест.

— Вот и хорошо, — сказал Джон.

Повернулся к Аленькому Цветочку и рассмеялся. Аленький Цветочек поспешно закрыла рот и постаралась стереть с лица гримасу изумления. Сэр рыцарь договаривается с орком — немыслимо!

— Хотела бы я знать, кто ты такой на самом деле, — сказала она.

Джон улыбнулся и ответил:

— Узнаешь. Будешь хорошо себя вести — обязательно узнаешь.

3

Длинный Шест осторожно выглянул из-за угла свинарника. Вроде никого не видно. Извлек из-за пазух кисет, стал скручивать самокрутку. Оркам употреблять наркотики запрещено, даже полубоссам, если добрый господин увидит — мало не покажется. Но сейчас наркотик жизненно необходим, не потому, что Длинный Шест — наркоман, а потому что такое потрясение без наркотика не пережить.

Как ни странно, пальцы совсем не тряслись. Ужас, овладевший Длинного Шеста, достиг такой степени, что перестал быть ужасом, а стал чем-то совершенно иным. Длинному Шесту казалось, что он наблюдает себя как бы со стороны.

Кто этот рыцарь: бог, аватар или какое-то иное сверхествественное существо? Ясно только одно — это не человек. Люди не умеют читать мысли других человекообразных. Людей так легко обманывать…

Длинный Шест выкурил косяк в четыре затяжки, не чувствуя вкуса. Выбросил окурок, аккуратно затоптал и пошел прочь. Он чувствовал себя таким же трезвым, как и раньше.

Люди самодовольны и глупы. Они привыкли смотреть на орков, как на говорящую скотину. Обмануть человека-пастуха не сложнее, чем обмануть ребенка, едва выучившегося говорить. Все, что интересует людей — женщины, наркотики и призрачная иллюзия власти, которой они якобы наделены по праву рождения. Человеку достаточно того, чтобы орки-мужчины кланялись при встрече, а орки-женщины не отказывали в близости. Все прочее человека не интересует. Человек не понимает, что его власть — просто иллюзия, а когда понимает, уже поздно что-либо предпринимать.

Сэр Энтони Осборн понял это за полчаса до смерти. Они ехали по дороге между двух полей, добрый сэр ехал впереди, Длинный Шест следовал за ним, а сзади ехали Сухой Перец и Голодный Хряк.

— Долго нам еще? — спросил сэр Осборн. — Где это место?

— Да, пожалуй, прямо здесь, — ответил Длинный Шест.

И метнул нож, не в горло и не в грудь, а в правое плечо. Рыцарь завопил и задергался, попытался выхватить меч левой рукой, но Голодный Хряк метнул второй нож, а Сухой Перец ухватил пастуха за бороду и стащил с лошади. А потом они долго пинали его, он катался в дорожной грязи и скулил, как побитая собака.

— Зря ты зарезал мою сестру, — сказал Сухой Перец, сел рыцарю на грудь и стал бить рукоятью ножа в челюсть, ломая передние зубы по одному.

— Не спеши, — посоветовал Длинный Шест. — Пусть помучается, как следует.

Как следует, однако, не получилось. Через полчаса сэр Осборн внезапно забился в судорогах и испустил дух. Голодный Хряк отступил на шаг и сказал:

— Извините.

— Извините, извините… — передразнил его Сухой Перец. — Жаба ты безрукая!

— Но-но! — прикрикнул Длинный Шест. — Запретных слов не употребляем.

— Извини, — сказал Сухой Перец. — Но он и в самом деле… того… Я не хотел…

— Хотел, не хотел… — пробормотал Длинный Шест. — Ладно, поехали отсюда.

— А падаль убирать не будем? — спросил Голодный Хряк.

— Лисицы уберут, — ответил Длинный Шест.

— А если увидит кто? — не унимался Голодный Хряк.

— Это будут его проблемы, — сказал Длинный Шест.

Тогда они были не в том положении, чтобы бояться, что кто-то увидит следы их поступка, того, что люди считают чудовищным преступлением. Длинный Шест были истинным пастухом штрафного стада, его авторитет признавался безоговорочно, а распоряжения сэра Осборна (за исключением самых пустяковых) исполнялись только после того, как Длинный Шест их одобрял. Сухой Перец и Голодный Хряк были его ближайшими помощниками. Такие же полукровки, как он сам, они свято верили в формулу «Оркланд для орков», пришедшую в одно прекрасное утро в голову Длинного Шеста. Конечно, он не сам это придумал, это боги подсказали. Никс, скорее всего.

Раньше боги были далекими и непостижимыми. Длинный Шест молился, но понимал, что богам нет дела до повседневного бытия орков и людей, боги вмешиваются в дела смертных лишь в исключительных случаях. И вот сейчас такой случай наступил.

Добрый сэр Джон Росс сразу понял, что Длинный Шест — не настоящий орк, а полукровка. Но не стал разоблачать полукровку, а повел себя так, как будто в этом нет ничего запретного, будто так и надо. Добрый сэр Джон Росс сразу понял, что добрый сэр Энтони Осборн не просто так пропал без вести, а добрый господин Аарон Спайкс не просто так объелся грибов. Но добрый сэр Джон Росс не возмутился, а только лишь потребовал не поступать так с добрым господином Майком Карпентером, пока сэр рыцарь находится в этом стаде. И когда Длинный Шест стал от испуга дерзить, добрый сэр Джон Росс ничуть не возмутился, он просто ухватил непослушного орка за воротник и тихо произнес на ухо открытым текстом то, на что намекал ранее. После этого все сомнения отпали — стадо посетил бог. Ну, или аватар, не суть важно. И этот бог или аватар относится к делу освобождения орков если не сочувственно, то уж точно не враждебно. И почему, спрашивается, Длинный Шест так испугался?

Полубосс рассмеялся собственным мыслям и пошел к балагану. Добрый господин скоро поужинает и захочет осмотреть девок. Пора уже выстроить их перед крыльцом.

На крыльцо вышел Сухой Перец. Покрутил головой, увидел Длинного Шеста и поспешил навстречу.

— Привет, вождь, — сказал он. — Знаешь, что про рыцаря говорят? У него в мешке артефакт древний! Он какой-то клад нашел, так что я думаю…

— Даже не думай, — перебил его Длинный Шест. — Лучше вообще не попадайся ему на глаза. Он сказал, он долго у нас не задержится.

Сухой Перец просветлел лицом, хлопнул Длинного Шеста по плечу и воскликнул:

— Ловко ты придумал, вождь! Когда он будет уезжать, позволь мне проводить его до границ стада. Я тебя не подведу!

— Отвали, — сказал Длинный Шест. — Иди, занимайся своими делами.

— Конечно, вождь! — сказал Сухой Перец. — Но не забудь меня позвать, когда придет время!

Он ушел. Длинный Шест посмотрел ему вслед и подумал: «А может, стоит попробовать?» Потом вспомнил пронизывающий взгляд доброго сэра, зябко передернул плечами и направился к девкам, которые уже начали собираться перед балаганом.

— А ну, становись в ряд! — рявкнул Длинный Шест. — Быстро, быстро, не спать, а то сейчас живо плетей отведаете!

4

Оргия не получилась. Сэр Джон отказался в ней участвовать, сказал, что пойдет лучше прогуляется. Майк предложил позвать мальчиков, но рыцарь заявил, что мальчиков тоже не желает, равно как и коз, собак, свиней и деревьев с дуплами. Майк хотел было возмутиться, но посмотрел на местных телок более внимательно, и подумал, что сэр рыцарь, пожалуй, прав. Какие страшные телки в этом стаде! Если это лучшие, то каковы худшие? Но не пренебрегать же традицией!

Майк четырежды прошел вдоль строя туда и обратно, и в конце концов отобрал трех более-менее пригожих самок. Загнал их в пиршественную залу и велел танцевать, а сам забил косяк.

Телки танцевать не умели, а эротические представления если и видели, то в гробу. В переносном смысле, конечно, орки своих покойников не хоронят, а съедают. Как бы то ни было, удовольствия такое зрелище не доставляло. Не этого ожидал Майк, когда ехал пастухом в стадо. Думал, что красивые самки станут отдушиной в беспросветном бытии, но теперь он понимал, что рассчитывать на такое было глупо. В самом деле, какой пастух отправит в штрафное стадо красивую самку? Аленький Цветочек не в счет, она особый случай. Может, ее оприходовать? Но ее связывать придется, а этого Майк не любит. К тому же, если сэр Смит внезапно передумает… Нет, ну ее к бесам, пусть ее пучеглазые пользуют.

Докурив косяк, Майк оприходовал одну телку и тут же выгнал всех троих прочь. Вспомнил, что забыл приказать их выпороть, но поленился выбираться из кровати. Забил еще один косяк и уснул.

А на следующее утро сэр Джон преподнес ему сюрприз. Они завтракали, и Майк между делом, не имея в виду ничего особенного, спросил сэра Джона:

— Могу я осведомиться желаниями сэра рыцаря на сегодняшний день? Оргия, охота, просто прогулка? Развлекать гостя — мой долг как хозяина.

Сэр Джон стал неожиданно серьезен. Некоторое время он молчал, а затем начал говорить следующее:

— Я должен кое-что рассказать тебе, Майк. Ты должен знаит, что я совершил… ну, не то чтобы преступление, это очень спорный вопрос, можно ли его считать таковым… Скажем так: я сделал некое действие, которое многие сочли бы предосудительным.

— Я это уже понял, — сказал Майк. — Иначе непонятно, почему вы путешествуете по диким местам в одиночку и не желаете ничего рассказывать о своем прошлом.

— Хорошо, что ты все понял, — сказал сэр Джон. — Знай же, Майк, что мне удалось избежать гнева служителей закона. Но на сердце у меня беспокойно.

— Вам нет нужды беспокоиться, — сказал Майк. — Вы можете оставаться моим гостем столько, сколько вам будет угодно. Здесь вас никто не найдет.

— Я не из-за этого тревожусь, — сказал рыцарь. — Я не сомневаюсь, что людской гнев мне не грозит. Но я не уверен насчет гнева богов. Уже много дней один вопрос не дает мне покоя: прогневал ли я богов своим поступком, и, если да, то в какой мере? Я долго думал над этим, и вчера я принял решение. Я решу этот вопрос экспериментом.

— Чем? — не понял Майк.

— Экспериментом, — повторил сэр Джон. — Это такое научное слово, оно означает… Ну, когда создаются некоторые условия, в которых может произойти одно или другое…

— Вы имеете в виду гадание? — догадался Майк.

Сэр Джон озадаченно хмыкнул.

— Наверное, можно и так сказать, — произнес он после паузы. — Да, назовем это гаданием, так тебе будет понятнее. Итак, Майк, я решил, что проведу некоторое время в штрафном загоне.

Майку показалось, что он ослышался.

— В штрафном загоне? — переспросил он. — Сэр Джон, ни в коей мере не хочу вас обидеть, но… Вы, вообще, представляете, что такое штрафной загон?

— Вполне, — ответил сэр Джон. — Штрафной загон или, иначе, петушатник, размещается в полудне конного пути на восток. В отличие от большинства других загонов, он обнесен частоколом, в котором, однако, нет ворот, а есть большая дыра на их месте. Внутри штрафного загона стоит балаган обычного вида, но он не используется по прямому назначению, а служит для того, чтобы у эльфов не возникло подозрений, что это не настоящий загон с настоящим стадом, а специально для них сделанная приманка.

— Я не об этом спрашивал, — сказал Майк. — Вы знаете, какую пищу едят в петушатнике?

— Да, я это тоже выяснил, — спокойно ответил сэр Джон. — Обитатели штрафного загона выращивают хлебную траву и какие-то овощи. Никакого скота там не держат, единственным источником мясной пищи служат тела каторжников, убитых эльфами во время очередного набега. Эльфы, как известно, орчатину не едят, а орки не считают каннибализм зазорным.

— Вы мне зубы не заговаривайте научными словами! — воскликнул Майк, тут же устыдился собственной несдержанности и добавил: — Прошу простить меня, сэр рыцарь, не сдержался. Мне просто показалось, что вы тоже… гм…

— Я думал над этим, — сказал сэр Джон. — Пока я не собираюсь вкушать орчатину. Видишь ли, Майк, среди артефактов, которые мне удалось добыть, есть запас консервов. Знаешь, что это такое?

— Конечно, — сказал Майк. — Это такие волшебные банки с волшебной едой, она никогда не портится, и сколько этой еды ни съешь, ее меньше не становится.

— Не совсем, — уточнил сэр Джон. — Еда в такой банке не портится только до тех пор, пока банка не вскрыта, а когда из банки ешь, еда уменьшается как обычно. Консервы не нарушают закон сохранения материи.

— Я науке не обучался и законов сохранения не знаю, — заявил Майк. — Но что я знаю твердо — то, что консервные банки неисчерпаемы. Это же общеизвестно! Спросите любого в Барнарде, вам любой так ответит! Вы, наверное, обряд вскрытия неправильно провели.

— Не буду спорить, — сказал сэр Джон. — Неважно. Видишь ли, Майк, я хочу получить знак. Я должен выяснить, насколько сильно прогневал богов тот мой поступок. Если эльфы меня убьют — это будет знак, что я недостоин продолжать жить. Если меня убьют каторжники — тем более. Но если я продержусь в штрафном загоне достаточно долгое время — этот знак покажет, что боги по-прежнему ко мне благосклонны и я зря терзаю свою душу сомнениями.

— Достаточно долгое время — это сколько? — спросил Майк.

— Пока не знаю, — ответил сэр Джон. — Я еще не решил. Поживем — увидим.

И улыбнулся.

Майк немного подумал и сказал:

— По-моему, это самоубийство.

Сэр Джон еще раз улыбнулся и повторил:

— Поживем — увидим.

5

Отправляясь в штрафной загон, сэр Джон взял с собой только Аленького Цветочка. Они поехали вдвоем, каравана каторжников сэр Джон ждать не стал.

— Недостойно рыцаря соразмерять свой шаг с тупыми животными, — сказал он Майку Карпентеру, отправляясь в путь. — К тому же день обещает быть жарким.

— Как вам угодно, сэр рыцарь, — сказал Майк. — Я понимаю, что мои следующие слова вас раздосадуют, но я обязан их произнести. В последний раз прошу вас, сэр Джон, откажитесь от своего гадания! Это очень опасно!

— Благодарю за заботу, — сказал сэр Джон. — Поехали, девочка.

К полудню они достигли штрафного загона, никаких происшествий в дороге не случилось.

— Интересно, — сказала Аленький Цветочек, глядя на поле, в котором работали орки. — Что делают эти два орка на краю поля? Почему они не работают, как другие?

— Полагаю, они присматривают за теми, кто работает, — сказал сэр Джон. — Следят, чтобы те не ленились и не отлынивали.

— А зачем это нужно? — удивилась Аленький Цветочек. — Нормальный орк и так будет нормально работать. А чем больше орков трудятся в поле, тем большее поле они смогут обрабатывать, тем больший урожай соекрут…

— Обитателям этого места не нужно собирать большой урожай, — объяснил сэр Джон. — Сама подумай, как они могут продавать овощи, если во всем загоне нет ни одного человека? Им нужно собрать ровно столько, чтобы не помереть с голода до того, как их убьют эльфы. И совсем не обязательно, чтобы каждый собирал урожай сам для себя.

Аленький Цветочек некоторое время разглядывала поле и обдумывала слова рыцаря. А потом она сказала:

— Похоже, в поле выгоняют работать самых слабых.

— Это вряд ли, — покачал головой сэр Джон. — Самых слабых, я думаю, забивают на мясо.

— Да ты что! — воскликнула Аленький Цветочек. — Нельзя есть того, чья судьба еще не завершена! Это против заветов богов!

Сэр Джон улыбнулся и сказал:

— Ты забываешь, здесь собраны те, кто отринул эти заветы.

Несмотря на то, что день был жаркий, Аленький Цветочек поежилась, как будто повеяло утренним холодком.

— Тебе не страшно? — спросила она.

Она ожидала, что рыцарь разгневается, потому что этим вопросом она перешла все допустимые границы, но он спокойно ответил:

— Чуть-чуть. Но я полагаю, все обойдется.

Когда они подъехали к воротам загона (не воротам на самом деле, а разрыву в частоколе), Аленький Цветочек поежилась еще раз. Сэр Джон проследил направление ее взгляда и насмешливо произнес:

— Чего пугаешься? Вы же, орки, едите друг друга.

— Но не в таком же количестве, — пробормотала Аленький Цветочек.

Она закрыла глаза, чтобы не видеть этой огромной груды обглоданных человеческих костей, но жуткая картина все равно стояла перед глазами.

— Оригинальная планировка загона, — сказал сэр Джон, когда они въехали в ворота.

Действительно, планировка была оригинальная. Балаган пастуха размещался не в центре загона, а прямо напротив ворот. Вокруг него тянулась широкая полоса пустого пространства, шагов двадцать, не меньше, и только потом начинались вигвамы. Вигвамы стояли намного ближе друг к другу, чем обычно, практически впритык. Сам балаган был сложен их неошкуренных бревен, причем бревна не лежали одно на другом, а стояли стоймя, как в частоколе. Кое-где стены балагана были заметно обуглены, но было видно, что пламя здесь побывало очень давно.

Внутри загона никого не было, просто абсолютно никого. Неровными рядами теснились вигвамы, у некоторых на веревочных растяжках висела какая-то одежда, где-то в задних рядах дымился то ли костер, то ли очаг, но нигде не было видно ни одного орка.

— Попрятались, — констатировал сэр Джон. — Это хорошо.

Он направил лошадь к балагану, спешился, огляделся и пробормотал себе под нос:

— Лошадь привязать некуда, совсем одичали.

Спутал лошади передние ноги, поднялся на крыльцо, обернулся и сказал:

— Ты лучше далеко от меня не отходи, а то мало ли что… Впрочем, это твое дело.

Аленький Цветочек огляделась. В поле зрения по-прежнему не было видно ни одного живого существа, с этого места даже вигвамов не было видно, но ей казалось, что со всех сторон на нее смотрят десятки недобрых глаз. Она спешилась, быстро спутала ноги своей лошади и взбежала на крыльцо. Последняя ступенька подломилась под ногой, она вскрикнула и упала, больно ударившись коленом. Сэр Джон, уже скрывшийся внутри здания, выскочил на крыльцо, в его руке сверкал обнаженный меч.

— Что-то ты обо мне много волнуешься, — сказала Аленький Цветочек. — Уж не влюбился ли?

Только задав этот вопрос, она сообразила, что на этот раз абсолютно точно перешла все границы. Для любого нормального человека единственно возможный ответ на подобный вопрос — взмахнуть мечом и снести с плеч дурную голову низшего существа, возомнившего о себе невесть что. Но сэр Джон не стал гневаться. Он просто издал короткий смешок и убрал меч в ножны.

— Тебя что, вообще нельзя оскорбить? — спросила Аленький Цветочек.

— Можно, — ответил сэр Джон. — Но это очень непросто, надо знать мои слабые места. У тебя вряд ли получится. А если будешь продолжать говорить со мной как с другом — это меня точно не оскорбит.

— Гм… — только и смогла сказать Аленький Цветочек.

Внутри балагана обнаружились два живых существа, первые в этом загоне. Это были молодые орки-самцы, очень худые, очень испуганные и вообще какие-то забитые. До появления сэра Джона они мыли пол в коридоре, а теперь стояли у стенки и смущались. Сэр Джон не обращал на них никакого внимания. Он шел вдоль коридора, открывал каждую дверь, заглядывал внутрь и шел дальше.

— Оригинально тут все устроено, — сообщил он Аленькому Цветочку. — У них в балагане не апартаменты пастуха, а, похоже, тюрьма.

— Что? — не поняла Аленький Цветочек.

— Тюрьма, — повторил сэр Джон. — Это такое место, куда помещают людей, ну, или других человекообразных, чтобы они не могли оттуда выйти.

— А зачем их туда помещают? — спросила Аленький Цветочек.

— Обычно чтобы наказать, — ответил сэр Джон. — А в данном случае — чтобы их убили эльфы. Насколько я понял из бестолковых объяснений этих существ, — он указал на смущенных орков, — каждый вечер внутри этого бараке запирают двадцать орков. Если эльфы не пришли, наутро их выпускают обратно. А если эльфы пришли — выпускать некого. Очень мудро. Эльфы приходят, заходят в балаган, убивают двадцать орков, забирают пожертвования, вот из этой комнаты, — он указал пальцем, — там кое-какое барахло лежит, специально для эльфов. Так вот, эльфы убивают, кого положено, забирают, что положено, и уходят. И все довольны, кроме тех двадцати, кому в этот раз не повезло. Короче, слушайте меня сюда, орки. Мы с Аленьким Цветочком будем жить вот в этой комнате. Все дерьмо оттуда выгрести, пол помыть, найти где-нибудь кровать приличную, шкафчики, там, какие-нибудь…

— Где найти? — спросил один из орков, воспользовавшись паузой в речи рыцаря.

Сэр Джон ответил неприлично. Орк наморщил лоб в недоумении. Он явно не понял шутки.

— Полубосса местного ко мне приведи, — приказал сэр Джон. — Быстро, раз-два, время пошло! А ты, девочка, будешь разгружать барахло из седельных сумок. Сундучок с артефактами поставишь вот сюда, а мешок с консервами — вот сюда.

— Вы доверяете мне взять в руки артефакты? — удивилась Аленький Цветочек. — Целый сундук с артефактами?

— Не сундук, а сундучок, — уточнил сэр Джон. — Он небольшой. Давай, тащи, не задерживайся.

Они спустились с крыльца. Сэр Джон помог Аленькому Цветочку выгрузить сундучок из седельной сумки, а затем сделал нечто неожиданное. Снял с шеи цепочку с амулетом и стал вплетать ее в гриву своей лошади.

— Зачем это? — спросила Аленький Цветочек.

— Чтобы потом легче было лошадь найти, — объяснил сэр Джон. — Можно и без этого, но так проще.

— Вы собираетесь отпустить лошадей? — удивилась Аленький Цветочек.

— Конечно, — ответил сэр Джон. — Им пастись надо. Чего встала? Иди, работай!

— Я не люблю, когда мне приказывают, — заявила Аленький Цветочек.

— Этого никто не любит, — сказал сэр Джон. — Однако подчиняться иногда приходится. Вот сейчас, например, ты вынуждена подчиняться мне.

— Почему это? — спросила Аленький Цветочек.

— Потому что иначе я отправлю тебя пинком вон к тем вигвамам, — объяснил сэр Джон. — А там тебе не понравится.

— Почему?

— Потому что там тебя сначала изнасилуют, потом убьют, а потом еще раз изнасилуют. А что останется — съедят. Местным оркам терять нечего, а красивые девушки к ним редко забредают. Так что решай. Либо ты слушаешься меня, либо сама виновата.

Аленький Цветочек ничего не ответила на эти слова, просто отвернулась и пошла в балаган. Вошла в нужную комнату, поставила сундучок в указанное место, попыталась приподнять крышку и поняла, что сундучок заперт.

— Засранец, — сказала она. — Доверяет он…

Подошла к дверному косяку, отломила щепку подходящего размера и стала ковыряться в замочной скважине. Сразу стало ясно, что так замок не открыть. Тем не менее, она ковырялась до тех пор, пока не услышала в коридоре шаги сэра Джона. Тогда она отбросила щепку в сторону, выскочила из комнаты и чуть не врезалась в рыцаря. Он тащил тяжелый мешок (с консервами, надо полагать) и чему-то улыбался. Войдя в комнату, он поставил мешок, окинул комнату взглядом, подобрал с пола щепку, только что выброшенную Аленьким Цветочком, осмотрел ее и снова бросил.

— Дерзкая ты девчонка, — сказал он. — Однако полубоссу пора бы уже явиться. Пойти, что ли, погневаться… Хотя нет, он уже идет. Пойдем, побеседуем с местной властью.

Сэр Джон вышел из балагана, Аленький Цветочек последовала за ним. Когда они обогнули угол здания, стало видно, что у крайних вигвамов стоит невысокий пожилой орк и разглядывает балаган то ли с любопытством, то ли с опаской.

— Ко мне, бегом! — закричал рыцарь.

Орк вздрогнул, сделал два шага навстречу, но снова остановился. Было видно, что он никак не может решить, что ему делать: явиться по вызову или юркнуть за ближайший вигвам.

Щелкнула тетива, свистнула стрела. Орк замер на месте, изумленно рассматривая дыру, только что появившуюся в его широких штанах.

— Хорошая вещь — шаровары, — тихо сэр Джон. — Были бы штаны более узкими — пришлось бы яйца отсрелить.

И добавил в полный голос:

— А ну, тварь, выдернул стрелу и бегом ко мне!

Этот вопль вывел орка из оцепенения. Он выдернул стрелу, застрявшую в стенке вигвама, и припустил бодрой трусцой навстречу рыцарю.

— Вы не могли услышать изнутри балагана, как он идет, — заявила Аленький Цветочек. — И увидеть тоже не могли. В той комнате окно маленькое, расположено оно высоко и выходит на другую сторону.

Сэр Джон улыбнулся и сказал:

— Я все могу. А ты молодец, наблюдательная.

Тем временем орк приблизился. Остановился, помялся несколько секунд, затем опустился на колени.

— Стрелу давай сюда, — потребовал сэр Джон. — Вот так. Ты местный полубосс?

— Я полубосс, — подтвердил орк. — Трутень меня зовут.

— Слушай сюда, Трутень, — сказал сэр Джон. — Мы с этой девочкой поживем у вас некоторое время. Поэтому твоим оркам надо для нас кое-что сделать. Там, в балагане, я присмотрел комнату подходящую, там надо все помыть, почистить, кровать поставить…

— Две кровати! — заявила Аленький Цветочек. — Не буду я с тобой спать!

— Одну кровать и подстилку какую-нибудь, — сказал сэр Джон.

— Подстилку — в другой комнате, — потребовала Аленький Цветочек.

— Как тебе угодно, — сказал сэр Джон.

— Никогда не видел такого доброго сэра, — сказал Трутень.

В следующее мгновение сэр Джон ударил орка носком сапога в лоб. Полубосс отлетел назад и распростерся на земле.

— Не обольщайся, животное, — сказал сэр Джон. — Я сам решаю, с кем быть добрым, а с кем нет.

— Простите, добрый сэр, — сказал Трутень, снова принимая коленопреклоненную позу. — Виноват. Исправлюсь.

Сэр Джон покачал головой и сказал:

— Не исправишься. Пошел вон! Хотя нет, стой. Чуть не забыл. Этот барак, — он указал на комнату, которую раньше назвал тюрьмой, — пока я здесь, не заселять. Не люблю, когда в доме дурно пахнет.

— Как будет угодно доброму сэру, — сказал Трутень. — Разрешите идти?

— Убирайся, — подтвердил сэр Джон. — И чтобы через пять минут работа кипела! Понял?

— Так точно, добрый сэр, — кивнул Трутень и удалился.

— Интересно, почему ты меня ни разу не ударил? — спросила Аленький Цветочек, когда они остались вдвоем. — Раньше я думала, ты вообще добрый, а теперь уже не знаю, что думать.

Сэр Джон улыбнулся и сказал:

— Думать — не орочье дело.

— Я не орк, я полукровка, — сказала Аленький Цветочек.

— Иногда я начинаю в этом сомневаться, — сказал сэр Джон. — Например, сейчас. Пугаешься не того… Точно не хочешь спать со мной?

— Не хочу! — заявила Аленький Цветочек. Немного подумала и добавила: — С особым цинизмом не хочу.

Сэр Джон рассмеялся и сказал:

— С особым цинизмом у тебя не получится. Я силен, быстр и никогда не теряю бдительности.

— Когда-нибудь потеряешь, — сказала Аленький Цветочек.

— Не дождешься, — сказал сэр Джон. — Но все же подумай над моим предложением.

Произнеся эти слова, сэр Джон отвернулся и пошел в сторону балагана. Сделал шагов десять и вдруг остановился, неподвижно уставившись в пространство перед собой. Внезапно Аленький Цветочек поняла, что не так с этим рыцарем. В ее стаде была самка по имени Цвет Ночи, у нее тоже была привычка ни с того, ни с сего замирать на месте и о чем-то думать. А потом она стала говорить невпопад — смотрит на пустое место и разговаривает с ним, как будто там кто-то есть. А потом пришла к полубоссу по имени Ходящий По Склону, и сказала ему, что боги ей передали, что скоро небо упадет на землю и все умрут. Ходящий По Склону испугался, доложил доброму сэру Джеральду Смиту, тот разгневался, заявил, что Цвет Ночи на самом деле не говорит с богами, а просто сумасшедшая, и ее надо убить и съесть. Так и сделали, Ходящий По Склону убил ее, а когда родственники покойной захотели забрать тело, он им отказал, и съел Цвет Ночи сам вместе с сыновьями и друзьями. Возможно, он полагал, что после этого тоже станет говорить с богами, но ничего такого не произошло. А началось все с того, что Цвет Ночи начала так же замирать на месте и смотреть неведомо куда.

Аленький Цветочек почувствовала злость. Она думала, что добрый сэр Джон Росс так хорошо обращается с ней, потому что он действительно добрый, а на самом деле он просто сумасшедший. И про богов он говорил какую-то ерунду…

Сзади послышался шум. Аленький Цветочек обернулась и увидела, что к ней приближается десяток орков, которых ведет младший полубосс — невысокий, но очень кряжистый самец средних лет с перебитым носом и злым взглядом.

— Глянь-ко, цыпа! — воскликнул он, приблизившись к девушке. — Чур, я первый!

Этот возглас пробудил сэра Джона от ненормального оцепенения. Рыцарь встрепенулся, помотал головой и направился к оркам быстрым шагом. Когда он приблизился, они расступились в стороны, и получилось так, что они окружили его полукругом. Сэр Джон подошел к полубоссу вплотную и вдруг ударил его кулаком в скулу, и это движение оказалось настолько быстрым, что Аленький Цветочек заметила его лишь тогда, когда оно уже закончилось. Полубосс отлетел на шаг назад и растянулся в пыли. Но сознания не потерял, сразу поднялся.

— Кто второй? — спросил сэр Джон.

Аленький Цветочек заметила, что его взгляд снова помутнел и стал пустым.

Некоторое время ничего не происходило. Орки глядели на рыцаря, а рыцарь глядел в пространство, и трудно было сказать, чей взгляд тупее. Затем сэр Джон неопределенно хмыкнул и снова стал нормальным.

— Вытри сопли, — обратился он к младшему полубоссу, который как раз вытирал слезу, выступившую из подбитого глаза. — И запомните все, и передайте другим. Эта самка, — он указал на Аленького Цветочка, — неприкосновенна. Кто ее тронет — убью страшной смертью. Это всем понятно?

Орки молчали.

— Ну, раз понятно, идем, объясню, что делать надо, — сказал сэр Джон. — Полубосс проходит со мной внутрь, остальные ждут у крыльца.

Они направились к балагану: впереди рыцарь, за ним полубосс, дальше нестройной колонной тянулись остальные орки. Один орк, проходя мимо Аленького Цветочка, неожиданно вытячнул руку и ущипнул ее за бедро. Аленький Цветочек развернулась и ударила мерзавца ногой в колено. Еще она попыталась ударить его кулаком в нос, но орк поймал ее руку в захват, и тогда Аленький Цветочек негромко произнесла:

— Рыцаря позову.

Орк отпустил захват, отступил на шаг, окинул Аленького Цветочка злобным взглядом и сказал, тоже негромко:

— Повеселимся с тобой. Потом.

И припустил трусцой, догоняя товарищей.

Сэр Джон раздал указания, орки приступили к работе. Несколько минут рыцарь наблюдал за ними, а затем, очевидно, пришел к выводу, что работники не нуждаются в присмотре, и пошел за ворота. Аленький Цветочек последовала за ним.

— Тоже прогуляться решила? — спросил ее сэр Джон, когда она приблизилась.

— Типа того, — ответила Аленький Цветочек.

Они вышли за ворота, прошли мимо груды человеческих костей и пошли по тропе, ведущей куда-то на восток.

— Пучеглазые чаще приходят сюда, чем я полагал, — сказал сэр Джон. — Вон какую тропу протоптали. Ходят сюда как на работу.

Только теперь Аленький Цветочек поняла, откуда взялась эта тропа. Она поежилась.

— Ты из-за меня сюда приехал? — спросила она рыцаря.

Сэр Джон недоуменно посмотрел на нее, а затем расхохотался.

— Нет, милая, — сказал он. — Я тебя очень люблю и ценю, но не настолько, чтобы рисковать жизнью только из-за тебя. У меня есть другие причины делать то, что я делаю.

— Я понимаю, — сказала Аленький Цветочек. — Ты слышишь голоса, которых нет, и видишь людей, которых никто не видит. В моем стаде была такая самка.

Сэр Джон рассмеялся еще раз и сказал:

— В чем-то ты права. Я действительно кое-что слышу внутри своей головы, и иногда я вижу то, чего не видит никто. Вот, например, сейчас я вижу, что в ночь с завтра на послезавтра сюда явится очередной эльфийский отряд. В нем ровно двадцать воинов, его ведет какой-то мелкий вождь в дрянной кольчуге, в отряде есть один гранатомет, а остальные воины вооружены только пращами и томагавками. Воины из них, как из дерьма пуля.

— Что из дерьма? — не поняла Аленький Цветочек.

— Пуля, — повторил рыцарь. — Это вроде как камень для пращи, но… Короче, воины из них, как стрела из дерьма. Плохие воины. Мальчишки.

— Кажется, я начинаю кое-что понимать, — сказала Аленький Цветочек. — Ты хочешь победить этих эльфов, и это будет тот самый знак, которого ты ждешь. Но как ты сможешь их победить? Эльфы приходят ночью, когда темно.

— Иногда я вижу то, чего не видят другие, — сказал сэр Джон. — Думаю, я справлюсь.

— А потом? — спросила Аленький Цветочек. — Когда ты решишь, что боги дали тебе знак, ты пойдешь дальше?

— Пойду, но не сразу, — ответил сэр Джон. — Когда я одержу победу над эльфами, тут начнется такое веселье… Тебе понравится. А потом я могу взять тебя с собой.

— Сэр Джеральд Смит повелел сгноить меня в штрафном загоне, — сказала Аленький Цветочек. — А он не простой рыцарь, а прокуратор дистрикта.

— Мне нет дела до прокуратора дистрикта, — заявил сэр Джон. — Я ему не присягал. И я считаю, что сгноить тебя — не самая хорошая идея.

— Почему это? — спросила Аленький Цветочек. — Сэр Джеральд ясно сказал, я совершила страшное преступление. Орк не имеет права нападать на человека, тем более с особым цинизмом. Люди могут нападать один на другого, а орк нападать на человека не может.

— Все правильно, — кивнул сэр Джон. — Ты ведешь себя не как орк, а как человек. Но из этого не следует, что тебя нужно сгноить в штрафном загоне. Из этого следует, что ты должна стать человеком.

— Эко ты красиво загнул, — сказала Аленький Цветочек. — Может, ты знаешь, как свести татуировки с лица?

Сэр Джон улыбнулся и ответил:

— Может, и знаю.

Аленький Цветочек разозлилась.

— Ничего ты не знаешь! — воскликнула она. — Думаешь, я не понимаю, чего ты хочешь? Отлично я все понимаю! Ты меня изнасиловать хочешь, только не по-человечески, а через душу, чтобы я сама к тебе в постель пришла. Сказки рассказываешь… Тьфу на тебя, сэр рыцарь! Не буду я с тобой спать!

Сэр Джон пожал плечами и спокойно ответил:

— Дело твое.

Больше они в этот день не разговаривали.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ПОБЕДИТЕЛЬ 

1

Колонна каторжников прибыла к месту назначения поздним вечером, солнце уже коснулось горизонта. Долгий пеший переход по жаре вконец измучил орков, они буквально валились с ног от усталости. Трутень и какие-то еще помощники полубосса вышли к воротам и стали беседовать с орками-охранниками. Из обрывков разговоров, долетавших до балагана, Аленький Цветочек поняла, что обычно новых каторжников размещают в балагане, чтобы эльфы убили их в ближайшем же набеге, но теперь сэр Джон запретил селить орков в балагане, и полубоссы не знают, что делать с вновь прибывшим пополнением. Орк, возглавлявший охрану колонны, предложил разобрать новых орков по вигвамам, Трутень возмутился, некоторое время они ругались. Потом Трутень посетовал, что в новом этапе совсем нет самок, потому что единственную забрал себе безумный рыцарь. Орки-охранники стали смеяться и советовать Трутню всякое непотребство. Из группы новых каторжников выдернули какого-то женоподобного юношу, полубоссы развеселились и по очереди изнасиловали его прямо у ворот, ничуть не стесняясь. В какой-то момент они заметили, что Аленький Цветочек сидит на крыльце и смотрит на них. Тогда они стали отпускать мерзкие шуточки, а один полубосс сказал:

— Ишь, скалится! Недолго еще…

Но другой полубосс ударил его локтем, и первый полубосс умолк.

Удовлетворив свою похоть, полубоссы подобрели и развеселились. Еще немного посовещались, приняли какое-то решение и погнали новых каторжников вглубь загона, куда-то за вигвамы.

На крыльцо вышел сэр Джон, он уселся на ступеньку и стал курить косяк, стряхивая пепел на нижние ступеньки и глупо хихихая. Докурив, он положил руку на плечо Аленького Цветочка, наклонился к ней, обдав конопляной вонью, и сказал:

— Ну, ты, если что, заходи.

Снова рассмеялся дурным пьяным смехом и ушел к себе.

Аленький Цветочек посидела еще немного, и тоже пошла к себе. Завернулась в одеяло, принесенное местными орками, и поняла, что не сможет заснуть. Во-первых, мешал дурной запах, исходящий от одеяла (его, похоже, никогда не стирали), а во-вторых, она боялась. За всю вторую половину дня ей не попалась на глаза ни одна самка. Неудивительно, что обитатели этого загона так изголодались по женской ласке. Если они так набросились на того юношу, то на нее они набросятся так, что… Сможет ли их удержать страх перед рыцарем? Может, да, а может, нет. Тот орк, что приставал к ней почти на глазах у сэра Джона, он только в самый последний момент отступил. Если сюда ворвутся насильники, успеет ли она закричать? Надо бы дверь подпереть чем-нибудь… Но чем? Сейчас уже поздно искать, сэр Джон проснется, разгневается… Может, все же придти к нему? Но он накуренный, а накуренные самцы такие мерзкие…

Она сама не поняла, как заснула. Ей приснился Джон Росс, но во сне она его звала не сэр Джон, а просто Джон. На его теле не было страшной шевелящейся татуировки (это шевеление ей, несомненно, привиделось, но все равно было очень страшно), и она знала, что на ее лице больше нет трех зеленых жаб. Он не был человеком, а она не была орчанкой, они были просто человекообразные, а конкретный вид — какое значение это имеет, когда двое любят друг друга? Он целовал ее в губы, щетина на его небритом лице колола ее лицо, но это не было противно.

— Ты такой нежный, — сказала Аленький Цветочек, когда рыцарь на мгновение оторвался от ее губ. — Никогда бы не подумала.

Внезапно Джон перевернул ее на живот, заломил руки за спину, а в лицо сунул какую-то грязную тряпку. Аленький Цветочек заметила, что у Джона много-много рук, как у Шивы.

— Да ты бог! — воскликнула она.

Джон мерзко захихикал и запихнул тряпку глубоко в ее открытый рот. Она попыталась закашляться, но с кляпом во рту это не получилось. Внезапно она поняла, что ее глаза закрыты. Она спала и не заметила…

Чьи-то грубые руки сорвали с нее штаны, кто-то сильно ударил по спине, она автоматически прогнула поясницу, и почувствовала грубое прикосновение чьей-то руки. Кто-то сказал:

— Глянь-ко, мокрая.

— Тише! — зашипел кто-то другой. — Рыцаря разбудишь.

Аленький Цветочек стала дергаться, она попыталась стряхнуть с себя насильников, и это ей почти удалось. Сильный удар обрушился на ее затылок, она ударилась лицом в пол и разбила бы себе нос и губы, если бы не тряпка, торчащая во рту, она смягчила удар. Чьи-то грубые пальцы проникли…

На затылок и спину брызнуло теплое и липкое. Руки, крепко державшие Аленького Цветочка, разжались, она вскочила, ее голова врезалась в чей-то подбородок, кто-то сдавленно зашипел, она развернулась и со всей силы впечатала кулак туда, где должно находиться лицо невидимого в темноте насильника. Враг отступил, споткнулся и с грохотом повалился на пол.

— Джон! — закричала Аленький Цветочек. — Джон, помоги!

— Хватит орать, — ответил Джон откуда-то снизу. — Чуть не убила, дура бестолковая.

— Извини, — пробормотала Аленький Цветочек.

Только теперь она поняла, кого ударила.

Джон зашевелился и, кажется, стал подниматься на ноги. Шумно втянул воздух и удивительно грязно выругался. Аленький Цветочек не знала, что рыцари умеют ругаться на орочий манер.

— В дерьмо вляпался, — прокомментировал Джон. — Угораздило же так неудачно живот распороть.

В дальнем углу комнаты кто-то заскулил, тихо и отчаянно, как издыхающая собака.

— Какого беса ты с меня очки сбила? — спросил Джон. — Теперь придется за фонарем идти. Ничего не вижу вообще.

Стало слышно, как Джон пробирается к двери, спотыкаясь на каждом шагу.

— Сколько же их тут было… — пробормотал он.

Он вышел в коридор. Аленький Цветочек привалилась спиной к стене и всхлипнула. Ее колотила нервная дрожь. Она вспомнила, как бабушка учила ее бороться с испугом — надо глубоко вдохнуть и выдохнуть несколько раз подряд, и сама не заметишь, как успокоишься. Она глубоко вдохнула, но воздух пах кровью, свежим мясом и чуть-чуть дерьмом. Живот скрутило судорогой, она согнулась пополам, она думала, что ее вырвет, но тошнота отступила так же быстро, как накатила.

В коридоре зажегся тусклый свет. Он был не оранжевый, как от лучины или фонаря, а белый, волшебный. Аленький Цветочек поняла, что Джон оживил древний артефакт, и испугалась.

Джон появился в проеме двери. В руке у него был маленький прямоугольный предмет, одна сторона которого была испещрена непонятными магическими символами и испускала бледный мертвенный свет. Этот свет освещал лицо рыцаря снизу, от этого оно выглядело жутко, как у мертвеца. Из разбитого носа Джона текла кровь, вся нижняя половина лица была залита кровью, и еще на грудь пролилось немного. На переносице рыцаря была свежая царапина, вокруг нее начал формироваться синяк.

— Очки надо найти, — сказал Джон. — Посмотри на полу, это такие два полукруга с дужками, их на глаза надевают.

Аленький Цветочек опустила взгляд и увидела то, о чем говорил рыцарь. Нагнулась (поясница отозвалась болью), подобрала артефакт и, неожиданно для самой себя, надела себе на глаза.

Окружающая тьма преобразовалась в нечто невиданное. Все стало мертвенно-синим, кроме рыцаря перед ней (оранжевый) и лежащих тел на полу (некоторые оранжевые, некоторые желтые). Но детали были видны очень четко, как днем, только цвета непривычные. Аленький Цветочек вытянула руку и посмотрела на нее сквозь очки. Рука тоже стала оранжевая.

— Давай сюда очки, — приказал Джон.

Аленький Цветочек не ответила. Она зачарованно переводила взгляд с одного предмета на другой. Все было таким необычным… Вот, например, кровавые пятна на полу прямо на глазах меняют цвет с желтого на зеленый… Боги, сколько трупов!

Она зажиурилась, попыталась закрыть лицо руками, но руки ударились об артефакт, заболела переносица, и Аленький Цветочек поняла, какую боль только что испытывал Джон, когда она ударила его по этому артефакту.

— Давай сюда, — повторил Джон.

Он протянул руку, осторожно снял очки с ее глаз и надел на свои. В следующее мгновение волшебный свет погас, в комнате снова воцарилась тьма.

— Тебе лучше не видеть этого, — сказал Джон. — Обопрись на мое плечо, я тебя выведу.

Она оперлась на плечо рыцаря, и он вывел ее из комнаты. Трижды Аленький Цветочек наступала на чье-то тело, одно из этих тел задергалось под ее ногой, захрипело и забулькало. Девушка всхлипнула.

— Потерпи чуть-чуть, два шага осталось, — сказал Джон.

Она сделала два шага, Джон снова засветил фонарь, и она поняла, что находится уже не в комнате, а в коридоре.

— Держи, — сказал Джон, протягивая артефакт. — Сходи, умойся. Постарайся не намочить телефон, он от этого испортится.

— Этот фонарь называется телефон? — спросила Аленький Цветочек.

— Это не совсем фонарь… но, в общем, да, — ответил Джон.

Аленький Цветочек вздрогнула. Джон рассмеялся и добавил:

— Не надо его бояться. Только экрана пальцами не касайся, ну, этой поверхности, откуда свет идет. Иди, умойся, я тут приберусь маленько.

— Это не рыцарское дело, — сказала Аленький Цветочек.

— Нет, — ответил Джон, состроив кривую улыбку. — Это дело как раз рыцарское. Мы. рыцари, народ работящий…

Она пошла к умывальнику, светя себе волшебным фонарем, который называется «телефон». Сзади донесся свист, будто взмахнули прутом, затем удар, хруст и заклокотало, как клокочет последняя вода, утекающая в узкое отверстие. Аленький Цветочек поняла, что Джон добивает раненых.

Подойдя к умывальнику, она положила телефон на пол, подальше от умывальника, чтобы брызги не долетели. Стала умываться, и вдруг поняла, что голая. Ну, не совсем голая, какие-то обрывки рубахи на нее надеты, но самцов такая полураздетость привлекает даже больше, чем абсолютная нагота. Кстати… Она только сейчас сообразила, что Джон тоже голый, на нем из всей одежды только смешные короткие штанишки, которые люди называют смешным словом «трусы». Странно. Он что, ее стесняется?

Джон появился из тьмы бесшумно, как призрак, и потому внезапно. Очки на глазах придавали ему жуткий вид, казалось, что его глаза огромны, как у эльфа. Впрочем, эльфов Аленький Цветочек сама не видела, и судила о них только понаслышке.

— Полей мне из кувшина, — попросил Джон. — А то с этим соском я до утра провожусь.

Аленький Цветочек выполнила просьбу рыцаря. Вначале она поливала ему на руки, затем стала поливать на плечи, потому что рыцарь был весь запачкан кровью и еще какими-то брызгами, скорее мозгами, чем дерьмом. Вода намочила трусы рыцаря, и он снял их.

— А я думала, ты меня стесняешься, — сказала Аленький Цветочек.

Джон посмотрел на нее таким взглядом, каким люди обычно смотрят на орков. Покачал головой и сказал:

— Лей, давай.

Это мимоходом высказанное презрение почему-то показалось Аленькому Цветочку очень обидным.

— Если ты меня не стесняешься, то зачем надел эти трусы? — спросила она.

— Чтобы муде не раскачивалось, — ответил Джон. — В бою очень мешает.

Аленький Цветочек смутилась.

— Прости, — сказала она.

Джон безразлично махнул рукой, дескать, ерунда. Нагнулся, подобрал тряпку, осмотрел ее и сказал:

— Наверное, это можно считать полотенцем. За неимением лучшего.

— Позволь, я тебя вытру, — попросила Аленький Цветочек.

— Ну, вытри, — сказал Джон.

Она обтерла его лицо, плечи, руки, грудь, спину, ягодицы, а затем остановилась.

— Наверное, я теперь тебе как бы должна? — спросила она.

Джон улыбнулся и повернулся к ней лицом. Она поспешно выпрямилась.

— Ты ничего мне не должна, — сказал Джон. — Говорить о долге можно только между равными. Дай полотенце.

— Нет уж! — заявила Аленький Цветочек.

Опустилась на колени и вытерла рыцаря как положено. Когда он положил ей руку на голову, она слегка вздрогнула.

— И что теперь с тобой делать? — спросил Джон, обращаясь явно не к Аленькому Цветочку, а то ли к самому себе, то ли к богам. — Постель твоя изгажена вся, а другой здесь нет. Придется тебе со мной спать. А просто так спать у нас не получится. Я еще не старый мужчина…

— Вижу, — хихикнула Аленький Цветочек, перебив рыцаря.

— Ты — красивая молодая девушка… — продолжил Джон.

— Самка, — уточнила Аленький Цветочек. — Девушка — это самка человека.

— А ты и есть самка человека, просто с орочьей печатью, — сказал Джон. — Я буду любить тебя как самку человека.

— Ого! — воскликнула Аленький Цветочек. — Ты хочешь подарить мне ребеночка?!

— Твою мать, — сказал Джон.

— Чего? — не поняла Аленький Цветочек.

— Не бери в голову, — сказал Джон. — Ну, то есть… Нет, неважно. У тебя сейчас опасные дни? Ну, в смысле, дни, когда зачатие вероятно?

— А что в этом опасного? — удивилась Аленький Цветочек. — Ну да, эти самые дни.

— Тогда я буду любить тебя как орчанку, — сказал Джон. — Но не грубо, как обычно люди делают, а нежно, как самку человека. Пойдем. Можешь считать, что ты мне должна, если тебе так проще.

Они вошли в комнату Джона, в нос ударил запах конопли. Не сильный, почти выветрившийся, но все же заметный.

— А можно, я покурю? — спросила Аленький Цветочек.

— Да, пожалуйста, — ответил Джон. — Ты когда-нибудь курила? Тогда глубоко не затягивайся, а то с непривычки кашель проберет. Давай-ка один косяк на двоих забьем.

Рыцарь забил косяк, раскурил и передал орчанке. Она затянулась, неглубоко, как советовал Джон, но ее все равно пробрал кашель. И со второй затяжки тоже пробрал кашель. И с третьей тоже, но к этому времени ей стало все равно.

— Оркам курить нельзя, — заявила она, передавая косяк.

— Ты не орк, — сказал Джон. Затянулся и добавил: — Ты человек с орочьей печатью, я уже говорил.

— Ты так говоришь, как будто ее можно стереть, — сказала Аленький Цветочек.

— Ее можно стереть, — сказал Джон. — А вместо нее нарисовать любую другую, можно даже волшебную, как у меня.

— Так твой индюк действительно умеет танцевать? — спросила Аленький Цветочек. — Мне не померещилось?

— Не померещилось, — ответил Джон. — Будь здесь посветлее, я бы тебе показал, а в так ничего толком не разглядишь. А фонарь включать не хочу, его… гм… силу лучше зря не расходовать.

— Я тебе не верю, — заявила Аленький Цветочек. — Ты придумал эту сказку, чтобы меня утешить. Орочья печать нестираема, это всем известно!

— Не хочешь — не верь, — пожал плечами Джон. — Но я точно знаю, что существует артефакт, позволяющий менять печати человекообразных. Видишь ли, я раньше был орком.

Аленький Цветочек расхохоталась.

— Тебя торкнуло! — воскликнула она. — И меня тоже. Иди ко мне, милый, и будь нежен.

И он пришел, и был удивительно, невероятно, непредсказуемо нежен.

2

«Зря ты рассказал ей, что был орком», подумал Каэссар.

«Да иди ты!» подумал Серый Суслик. «Я ее люблю. Такие важные вещи нельзя скрывать от любимого существа».

«Скрывать можно всё», возразил Каэссар. «В этот раз ничего ужасного не произошло, но больше так не делай. Аленький Цветочек — девочка умненькая, зря болтать не будет, но если ты расскажешь нечто подобное кому-то еще…»

«Никогда!» заявил Серый Суслик.

«Никогда не говори никогда», улыбнулся Каэссар. «Ладно, проехали. Или ты что-то еще хочешь обсудить, с ней связанное?»

«Хочу», подумал Серый Суслик. «Я считаю, нам нужно изменить план. Аленький Цветочек должна стать человеком. Когда победим эльфов, сгоняем по-быстрому к твоему бывшему дворцу, до второго набега как раз успеем…»

«Попробуй рассуждать головой, а не яйцами», подумал Каэссар. «Как ты будешь объяснять Майку, что она теперь человек, а не орк?»

«Никак», подумал Серый Суслик. «Я вот что подумал. Орочий знак необязательно совсем сводить, подчистую. Ну, то есть, свести его надо, но можно сразу создать поверх него другой, такой же, но нанотехнологический. Чтобы она могла делать себя то орком, то человеком. Понимаешь?»

«Понимаю», ответил Каэссар после долгой паузы. «Интересная идея, молодец, что додумался. Но мне все равно не нравится. Чтобы она могла управлять татуировкой, придется чиповать ей мозг, а этого я не хочу. Не настолько я ей доверяю. Придется на спутниковый модем аутентификацию ставить, ограничения доступа всякие… К тому же, я этими делами сам никогда не занимался, раньше админов всегда хватало, а теперь… наверняка ошибок наделаю… Нет, мозг чиповать мы ей не будем. И татуировку менять пока тоже не будем, пусть дней пятьсот поживет орком, с нее не убудет. Я все понимаю, ты в нее влюбился, тебе ради нее хочется горы своротить. Но это не должно мешать нашему плану».

«Это не наш план, это твой план», уточнил Серый Суслик.

«Ну да, мой», согласился Каэссар. «Ты еще не готов сочинять собственные планы. Но ты быстро развиваешься, молодец».

«Ты со мной думаешь, как я с ней говорю», подумал Серый Суслик с обидой. «Как с ребенком».

«Не обижайся», подумал Каэссар. «Так будет продолжаться какое-то время, но это не навсегда, ты очень быстро развиваешься. И вообще, сейчас надо думать не о далеких перспективах, а о ближайшем вечере».

«А чего о нем думать?» спросил Серый Суслик. «Орков-насильников ты без проблем порубил, с эльфами еще легче будет. Из бластера пулять куда проще, чем мечом махать».

«Ты только управление не бери раньше времени», подумал Каэссар. «Кто тебя просил к ней лезть обниматься? А если бы она переносицу в мозг вдолбила? Достойный был бы конец для воскресшего бога Каэссара».

«Извини», смущенно подумал Серый Суслик. «Прости, не справился с чувствами, так хотелось ее защитить…»

«В следующий раз не лезь под руку», потребовал Каэссар. «Нам повезло, что бой уже закончился. Полез бы к ней секунд на пять раньше — уже знал бы, какова загробная жизнь».

Серый Суслик немного обиделся.

«Я не такой дурак, как ты думаешь», подумал он. «Я же почувствовал, что ты расслабился, потому что всех противников перебил…»

«А если бы я ошибся?» перебил его Каэссар. «Никогда сердце не должно брать верх над мозгом, никогда! Почувствовал, расслабился… Соображать надо! Сам драться не умеешь — другим не мешай!»

«Я, вообще-то, неплохо дерусь», заявил Серый Суслик. «Просто к очкам не привык, и мечом владеть меня не учили, а так…»

«Это никого не волнует!» перебил его Каэссар. «Еще раз повторяю: не умеешь драться — не мешай тому, кто умеет. Когда будем эльфов мочить, постарайся не облажаться. Эльфы — не орчанка, они бьют не кулаком, а томагавком. Начнешь клювом щелкать — сразу камень в голову поймаешь».

«Не надо повторять мне мои же собственные знания», попросил Серый Суслик.

Каэссар рассмеялся и подумал:

«Извини. Не обижайся, я не со зла. Я тоже нервничаю».

«Понимаю», подумал Серый Суслик. «Но дело не только в этом. Ты тоже влюбился в эту девчонку».

«Да, ты прав», согласился Каэссар. «Она удивительная. В той прошлой жизни я всегда мечтал полюбить подобную женщину. Чтобы и умная, и красивая, и добрая, и с характером, и не сука, и все одновременно. Ни разу такую не встречал, даже решил, что их не бывает, что это только сказки. А ты ее сразу встретил, с первой попытки. Повезло. Я тебе завидую».

«Это была не первая попытка», подумал Серый Суслик. «Шелковая Лоза…»

«Ты бы еще козу вспомнил!» мысленно засмеялся Каэссар.

«Несмешно», подумал Серый Суслик.

«Извини», подумал Каэссар. «О, вот она идет! Ты меня на задний план так сильно не отодвигай, а то я таким дураком себя чувствую… Я всё понимаю: любовь, эндорфины, окситоцин…»

«Понимаешь — не выпендривайся», заявил Серый Суслик. «И нечего научную магию сюда приплетать. Любовь — она и есть любовь, а какая у нее внутри магия — окситоцин или дофамин — это дело десятое. Я так считаю».

«Жаба ты необразованная», подумал Каэссар.

Но в его мыслях не было презрения, а было только добродушное подтрунивание.

— Ну и чего ты смущаешься? — обратился Джон Росс к Аленькому Цветочку. — Иди сюда, радость моя, дай я тебя поцелую.

3

Длинный Шест остановил лошадь у края поля.

— Эй, мертвецы ходячие! — закричал он. — Ко мне, бегом!

Мелькнула мысль: хорошо быть человеком-пастухом — ему почти не приходится отдавать подобные команды. Полубосс встречает пастуха на подъезде к загону, стоя на коленях в позе почтительного внимания. Для штрафного загона Длинный Шест, по сути, пастух, но почтения ему ждать не приходится, потому что он не человек, а орк. Это несправедливо.

— Веселее шевелись, засранцы! — рявкнул из-за спины полубосса Сухой Перец.

Засранцы чуть-чуть ускорили шаг.

— Не суетись, — бросил Длинный Шест через плечо.

— Да я, это… — пробормотал Сухой Перец и замолк.

— Рассказывайте, — повелел Длинный Шест, когда орки-надсмотрщики, наконец, приблизились.

Он ожидал, что сейчас они начнут тупо переспрашивать, дескать, что именно рассказывать, но один из надсмотрщиков, постарше и на вид поумнее (если так можно говорить о чистокровном орке), начал говорить без понуканий:

— Жуть. Убивает рыцарь. Семерых убил. Девку трахнул. Смертников прогнал. Сам в балагане. Не боится никого. Ужас.

Длинному Шесту пришлось долго переспрашивать и уточнять, в результате этих расспросов картина произошедшего постепенно стала вырисовываться. Бредовая весть, которую в полдень принес Бешеный Лис (хороший парень, решительный, исполнительный, но тупой как дерево), оказалась правдой. Существо, принявшее облик безумного рыцаря, действительно выгнало смертников из балагана и действительно поселилось в смертельно опасном месте, пожалуй, единственно опасном в обоих загонах штрафного стада. И оно действительно ничего не боится. Нормальный человекообразный с нормальным чувством страха ни за что бы не решился напасть на семерых каторжников, впервые за незнамо сколько дней дорвавшихся до девки. Понятно, что рыцарь в бою не чета орку, но их было семеро… Да еще в темноте, в тесном помещении…

Нет, это не человек и даже не демон. Это либо бог, либо аватар бога, причем очень могущественного. Шива, Тор, Мойше Даян, Антихрист… больше, вроде, никто не подходит.

— Пучеглазые сегодня придут или завтра? — спросил Сухой Перец.

— Сегодня, — ответил Длинный Шест.

В глазах надсмотрщиков отразился суеверный ужас. Длинный Шест давно знал, что они считают его волшебником, потому что он всегда точно предсказывает эльфийские набеги. А некоторые орки полагают, что Длинный Шест не предсказывает появление эльфов, а сам призывает их. Существам, не способным досчитать до четырнадцати, это кажется единственным разумным объяснением.

— Звезда падает, — сказал вдруг Сухой Перец. — Вон, по правую руку.

Длинный Шест хотел было возмутиться, дескать, какая звезда, одурел, что ли, солнце еще не зашло! Но он повернул голову и увидел, что, действительно, падает звезда. Не очень яркая, но отчетливо видимая на фоне чернеющего восточного неба.

— Желание загадать, — сказал второй надсмотрщик, тот, который помоложе.

Звезда упала, горизонт озарился вспышкой, яркой, как молния, но не ветвистой, а точечной, у самой земли. Стало больно глазам, Длинный Шест отвернулся и заморгал, а перед его глазами светилась зеленая точка.

— Ты что загадал, сука?! — рявкнул первый надсмотрщик.

— Отставить, — негромко, но внушительно произнес Длинный Шест. — Продолжать нести службу. Если рыцарь будет спрашивать, нас здесь не было. Понятно? Поехали, Сухой Перец.

Когда они отъехали шагов на двести, Сухой Перец спросил:

— Возвращаемся?

— Нет, — ответил Длинный Шест. — Надо Трутня посетить. Но не через главный вход — не хочу рыцарю на глаза попадаться.

В этот момент с востока, оттуда, где упала звезда, донесся отдаленный гром, как от молнии, но более долгий и раскатистый. Орки остановили лошадей, и некоторое время прислушивались к грому, но он стих, больше ничего не произошло, и они поехали дальше.

Они объехали частокол с западной стороны, и спешились у одной из прорех в покосившейся деревянной стене. Длинный Шест бросил повод Сухому Перцу, а сам сдвинул бревно и протиснулся сквозь узкую щель. Прошел знакомым путем между вигвамами и вошел в жилище Трутня. Когда Длинный Шест откинул полог, изнутри пахнуло конопляныи дымом.

Полубосс спал. Длинный Шест старался ступать бесшумно, но Трутень все равно заметил его, резво вскочил с лежанки и бухнулся на колени, уткнувшись лицом в тряпку неясного происхождения, заменявшую в этом вигваме ковер. Длинный Шест успел заметить на лбу Трутня свежую ссадину.

— Поднимайся, тварь, — приказал Длинный Шест. — Кто это тебя приложил так?

— Добрый сэр Джон Росс, — ответил Трутень.

— За что? — удивился Длинный Шест. — Он вроде добрый, если его не задевать.

— Я так и сказал, — сообщил Трутень.

Длинный Шест рассмеялся и сказал:

— Пни кого-нибудь, пусть за лошадьми присмотрят. Мы с Сухим Перцем будем у тебя ночевать.

Трутень пнул одеяло на лежанке, оно зашевелилось и оказалось, что под ним лежит молодой парень. Впрочем, какой он теперь парень…

— Свиное Ухо найди, — приказал Трутень. — Пошел, живо, тварь!

Парень закряхтел, медленно сполз с лежанки, получил оплеуху от Трутня и зашевелился быстрее.

— Где найти? — попытался спросить он, но Трутень замахнулся второй раз.

Юноша выбежал из вигвама, на этот раз довольно резво. Но все равно его заметно шатало, и морда вся разбита…

— За что вы его так? — спросил Длинный Шест. — Бешеный Лист говорил, он почти не сопротивлялся. Или это не тот новенький?

Вместо ответа Трутень развел руками. Дескать, сам не знаю, всегда так получается.

— Совсем оскотинились, — пробормотал Длинный Шест. — Травы дай.

Трутень извлек из-под лежанки кисет с коноплей и табачный лист для оболочки косяка. Обычно Трутень забивал косяки быстро и сноровисто, но сегодня его руки заметно тряслись. Видать, не один раз сегодня пыхал, и даже не три. Длинный Шест вспомнил, как долго не мог накуриться после первого знакомства с Джоном Россом, и вздрогнул.

— Страшно, — сказал Трутень, и непонятно было, к чему относятся его слова: к собственным переживаниям или к тому, как вздрогнул Длинный Шест.

Длинный Шест раскурил косяк, глубоко затянулся, задержал дыхание, выпустил дым и спросил:

— Рыцаря боишься или эльфов?

После этих слов он непроизвольно хихикнул, но смешок получился нервным и немного злым.

Трутень наморщил лоб в умственном напряжении и сказал:

— О!

Помолчал немного и спросил:

— Скоро эльфы?

— Сегодня, — ответил Длинный Шест и улыбнулся.

— Ой, — сказал Трутень.

В шатер вошел Сухой Перец и занял место рядом с товарищем. Не дожидась особой команды, Трутень стал сворачивать второй косяк.

— Сегодня мы заночуем здесь, — сказал Длинный Шест. — Рыцарю про нас не говори. А лучше вообще к нему не ходи, если не позовет.

— Не позовет, — сказал Трутень. — С девкой кувыркается. Раз пять уже за день.

— Силен, — сказал Сухой Перец и хихикнул.

— Не верь всему, что слышишь, — сказал Длинный Шест, затянулся еще раз и обратился к Трутню: — Расскажи-ка мне про этого рыцаря все, что знаешь. От начала до конца.

4

На штрафной загон опустилась ночь. Джон и Аленький Цветочек лежали на кровати, обнявшись. Джон рассеянно поглаживал девушку по спине.

— Я дура, — сказала вдруг Аленький Цветочек.

— Угу, — сказал Джон.

— Чего угу? — возмутилась Аленький Цветочек. — Надо говорить: нет-нет, ты умная, прекрасная!

— Ты умная и прекрасная, — сказал Джон.

Они поцеловались.

— А все-таки я дура, — сказала Аленький Цветочек. — Почему я так ерепенилась, когда ты приставал?

— Потому что дура, — сказал Джон.

Аленький Цветочек стукнула его кулаком в грудь, как бы в шутку, но довольно сильно. Джон охнул.

— Прости, — сказала Аленький Цветочек и поцеловала место удара. — А ты меня не зли! Можно, я покурю?

Джон кивнул. Аленький Цветочек слезла с кровати, зажгла лучину и при ее свете стала забивать косяк. Джон погладил ее обнаженное бедро.

— Тебе забить? — спросила Аленький Цветочек. — Или, может, большой, на двоих?

— Только для себя забивай, — ответил Джон. — Я сегодня не буду.

— Почему? — удивилась Аленький Цветочек.

— Эльфы, — сказал Джон.

Аленький Цветочек вздрогнула и просыпала часть травы. Выругалась, стала подбирать.

— Когда они придут? — спросила она. — Они, вроде, всегда в полночь появляются?

— Когда как, — ответил Джон. — Здесь — обычно да. Но сегодня они задержатся. Я их жду в начале второго часа пополуночи.

Аленький Цветочек отложила набитый косяк в сторону.

— Как ты их видишь? — спросила она. — Ты артефактом каким-то пользуешься? Ты иногда становишься такой… как бы сумасшедший, у тебя взгляд такой пустой… это ты через артефакт смотришь?

— Да, да, да, — ответил Джон. — Это если в подробности не вдаваться. На самом деле все сложнее.

— Ты мне расскажешь про артефакты? — спросила Аленький Цветочек. — И про то, как ты их добыл? Ты, наверное, какую-то могилу древнюю раскопал?

— Нет, нет, нет, — сказал Джон. — Извини, но я ничего не буду тебе рассказывать. Ты мало что поймешь, а то, что поймешь — поймешь неправильно. Возможно, ты начнешь бояться меня, а может быть, станешь воспринимать как… ну, не знаю… как бога, что ли…

— Иногда мне кажется, что ты бог, — сказала Аленький Цветочек.

— В древние эпохи люди были подобны богам, — сказал Джон. — Но мы утратили их могущество, одичали и стали варварами.

— Я знаю этот миф, — сказала Аленький Цветочек. — Красс Содомит породил эльфов из собственных испражнений, это нарушило равновесие вселенной, и она покачнулась. Великий вождь Джулиус Каэссар призвал своих спутников и пошел войной на Красса, и повелел спутникам затопить огнем эльфийское гнездилище, но обманул его Красс и убил, и тогда…

— Достаточно, — сказал Джон. — Я с удовольствием послушаю эту сказку, но как-нибудь в другой раз.

— Боюсь, что другого раза уже не будет, — сказала Аленький Цветочек. — Если твое гадание о благосклонности богов пройдет неудачно…

Джон расхохотался.

— Ты так ничего и не поняла, — сказал он. — Никакого гадания нет и не будет. И благосклонность богов тут ни при чем. Мне нужно было объяснить Майку, зачем я отправился в штрафной загон, и я придумал красивую историю про богов. Есть такое правило: не знаешь, как что-нибудь объяснить — говори, что такова божья воля. На большинство людей действует замечательно.

Глаза Аленького Цветочка расширились, на ее лице отразилось потрясение.

— Так значит… — начала она и запнулась, не зная, как продолжить фразу. — Так значит, ты приехал сюда… из-за меня?

Джон покачал головой и сказал:

— Нет. Извини, но не из-за тебя. Ты мне сразу понравилась, я не хотел, чтобы тебя замучили эти жабы, но не это стало главной причиной. На тот момент ты мне просто нравилась, не более того. Я не стал бы менять свои планы из-за тебя.

— А теперь стал бы? — спросила Аленький Цветочек.

— Пожалуй, — ответил Джон. — Да, думаю, стал бы.

Аленький Цветочек рассмеялась и поцеловала Джона в губы.

— Рано смеешься, ты еще косяк не раскурила, — сказал Джон.

— Точно! — воскликнула Аленький Цветочек.

Раскурила косяк, затянулась, хихикнула и вдруг стала серьезной и задумчивой.

— А все же, — сказала она. — Зачем ты приехал сюда вместе со мной? Или это все еще тайна?

— Мне нужно победить эльфов, — сказал Джон. — Это привлечет внимание прокуратора. Вначале он возмутится, а затем потребует доставить возмутителя спокойствия к нему в Иден. Именно это мне и нужно.

— А зачем так сложно? — удивилась Аленький Цветочек. — Ты мог просто приехать в Иден и… гм…

— Вот именно, — кивнул Джон. — Сэру Джеральду Смиту не интересен никому не известный бездомный бродяга. А вот великий мастер меча, в одиночку истребивший два десятка эльфов — это уже интересно.

— Ты мог потребовать, чтобы тебе позволили показать мастерство, — сказала Аленький Цветочек. — Сэр Джеральд Смит любит такие представления.

Джон улыбнулся и сказал:

— Чтобы показать мастерство, надо им обладать. Я неплохо владею мечом, но не настолько, чтобы меня сочли великим мастером.

— Тогда как ты собираешься победить эльфов? — удивилась Аленький Цветочек.

— В бою с эльфами не бывает правил, — сказал Джон и еще раз улыбнулся. — И когда я буду рассказывать о своем подвиге, я не буду говорить всю правду.

— Артефакт, — догадалась Аленький Цветочек. — У тебя есть боевой артефакт. Что, правда есть?!

— Есть, — кивнул Джон. — Кстати, я тебе всякие тайны рассказываю…

— Никому ничего не скажу! — заявила Аленький Цветочек.

И неожиданно рассмеялась — очевидно, конопля начала действовать.

— Начну собираться, пожалуй, — сказал Джон. — Время еще есть, но глупо будет что-нибудь потерять в последний момент.

Аленький Цветочек хихикнула и спросила:

— Далеко эльфы?

— Через час будут здесь, — ответил Джон и стал натягивать трусы.

Аленький Цветочек посмотрела на него и начала неудержимо хохотать, приговаривая сквозь смех:

— Чтобы муде не раскачивалось!

— Больше не кури сегодня, — посоветовал Джон. — По-моему, последний напас был лишним.

— Я за тебя волнуюсь, милый! — заявила Аленький Цветочек.

— Ну-ну, — сказал Джон и продолжил одеваться.

Он натянул штаны, намотал портянки, надел сапоги и рубаху. Нацепил перевязь с мечом, запихнул два метательных ножа в соответствующие кармашки. Открыл сундучок с артефактами, вытащил кобуру, прицепил к перевязи. Достал бластер, установил минимальную мощность выстрела, зарядил, проверил, сунул в кобуру. Надел очки, покрутил головой, привыкая к новому зрению. Накинул плащ. В бою плащ будет мешать, но белая рубаха слишком хорошо заметна в темноте.

— Пойду я, — сказал Джон.

Аленький Цветочек попыталась его обнять, но он увернулся.

— Не сбивай настрой, — сказал он. — Успеем еще пообниматься.

Аленький Цветочек всхлипнула и прошептала:

— Возвращайся.

Джон вышел на крыльцо и занял заранее присмотренную позицию за углом балагана. Огляделся — все тихо, никого не видно. А эльфы где? Ух ты! С чего это они так ускорились? Едва успел.

Джон вытащил бластер, еще раз проверил, что мощность выстрела стоит на минимуме, и сдвинул предохранитель. На очки спроецировался крестик прицела. Ну, давайте, пучеглазые, подходите, вас ждет сюрприз.

Спутниковая картинка показала, что в двухстах шагах от ворот эльфы зачем-то остановились, похоже, командир проводит последний инструктаж. В подсознании промелькнуло удивленное восхищение Серого Суслика — ему раньше не приходилось одновременно воспринимать картинку от очков и от спутника. Не отвлекаться! Сейчас начнется…

Первый эльф показался в воротах… прямо на прицеле… пока пусть идет, должны все внутрь войти… как на параде идут, ничего не боятся… вроде все вошли.

Джон открыл огонь. Бластер зачпокал, засвистели миниатюрные пульки, эльфы запрыгали, задергались и стали падать наземь один за другим. В режиме минимальной мощности пульки бластера не смертельны, они работают как электрошокеры, не причиняют большого вреда здоровью и не оставляют заметных следов.

Когда последний эльф упал, Джон выпрямился, сбросил плащ, запихнул бластер в кобуру и побежал к эльфам. Выхватил меч и стал рубить парализованные тела как дрова. Чуть не перерубил трубу гранатомета, приняв ее за эльфийскую ногу. Выругался, отложил в сторону, стал рубить дальше. В какой-то момент под мечом звякнул металл, и Джон понял, что излишне увлекся. Командира убивать нельзя, командир должен выжить и рассказать другим эльфам о случившемся. А то спишут все на несчастный случай, направят следующий отряд из таких же пучеглазых мальчишек, их тоже уничтожать придется…

Джон убрал меч в ножны, наклонился и стал обыскивать главного эльфа. Вытащил из ножен на поясе большой ржавый нож, явно трофейный, нашел в подсумке две безоболочечные гранаты-хлопушки. Больше оружия вроде нет. Теперь кольчугу снять…

Эльф начал дергаться, приходя в себя, Джон успокоил его ударом по голове (хорошо, что на голове шлема нет, а то пришлось бы повозиться). Кое-как содрал кольчугу, отбросил в сторону и отступил на шаг.

— Вставай, пучеглазый, — приказал Джон. — Я знаю, ты меня слышишь. Вставай, и я сохраню тебе жизнь.

Мелькнула мысль: а что, если он не понимает человеческую речь? Те эльфы, с которыми Каэссар разговаривал, когда они с Серым Сусликом удирали от Питера Пейна, говорили по-человечески, но кто сказал, что человеческим языком владеют все эльфы?

Эльф неожиданно быстро вскочил на ноги, сделал шаг в сторону Джона, споткнулся и снова упал.

— Не суетись, — посоветовал Джон. — Электрошок отходит постепенно. Иди медленно, не торопись, под ноги смотри внимательно. Через час-другой все пройдет. Давай, шагай к воротам, пока я добрый.

— Почему ты отпускаешь меня? — спросил эльф.

— Чтобы ты передал мои слова тем, кто над тобой, — сказал Джон. — Эти слова очень просты, ты легко их запомнишь. Они таковы. Джулиус Каэссар вернулся. Теперь все будет по-другому. Понял?

Несколько секунд эльф молчал, затем тихо произнес:

— Каэссар. Небесный огонь. По-другому. Будь ты проклят.

Джон улыбнулся и сказал:

— Я уже проклят. Иди, и постарайся не сгинуть по дороге. А то мне придется еще раз убивать ваших мальчишек, а я не хочу.

— Что у тебя с глазами? — спросил эльф.

— Прибор наблюдения со встроенным биодетектором, — ответил Джон.

Сзади послышался стон.

— О, кого-то не добил, — сказал Джон. — Ты иди давай, а то сейчас орки на шум прибегут, тогда я тебя уже не отпущу.

— Будь ты проклят, — повторил эльф и плюнул в Джона, но не попал.

Неразборчиво выругался и пошел прочь. На всем пути до самых ворот он ни разу не обернулся.

Когда эльфийский вождь скрылся за воротами, Джон вернулся к делу. Недобитый эльф стонал довольно громко, его наверняка услышали и в ближайших вигвамах (это хорошо), и в балагане (это плохо, незачем зря тревожить Аленького Цветочка). Вначале Джон ударил раненого сапогом в голову, затем наклонился, ухватился за длинные волосы, заплетенные в конский хвост, приподнял голову, размахнулся мечом и отсек ее. В глубинах подсознания Серый Суслик восхитился тем, насколько остр меч, сотворенный с помощью нанотехнологии. Брызнула кровь, это была первая кровь, запачкавшая рубаху Джона. Это непорядок, кстати. Великий воин, изрубивший мечом девятнадцать врагов, должен быть залит кровью с головы до ног. Надо поводить перерубленной шеей по плечам, вот так, теперь все в порядке, великий воин обгажен как надо, прямо маньяк какой-то. Теперь скальпы. Как же неудобно их срезать метательным ножом…

Джон вернулся к балагану, поднялся на крыльцо, подошел к входной двери и увидел на биодетекторе, что за дверью стоит девушка и держит над головой тяжелую табуретку.

— Это я, Джон Росс, — сказал Джон. — Не убивай меня, милая.

Аленький Цветочек отбросила табуретку (та упала с жутким грохотом), рванулась навстречу Джону, порывисто обняла его и вдруг испуганно отпрянула.

— Извини, — сказал Джон. — Я немного запачкался. Но ты не бойся, это не моя кровь.

— Пахнешь, как на бойне, — сказала Аленький Цветочек. — Ты их всех убил?

— Один убежал, — сказал Джон. — Принеси, пожалуйста, нож, он где-то в моих вещах. А то метательным ножом скальпы срезать неудобно.

— Может, завтра с утра срежем? — предложила Аленький Цветочек. — Темно же.

Джон коснулся очков и сказал:

— Мне все равно, светло или темно. Лучше до завтра не оставлять, эти обормоты, — он повел рукой, как бы обозначая весь загон, — как трупы увидят — сразу разделывать начнут. А мне нужны доказательства моего подвига.

— Как знаешь, — сказала Аленький Цветочек. — Сними рубаху и брось где-нибудь здесь, я постираю. А то весь дом кровью загадишь.

Джон снял рубаху и бросил ее прямо на крыльцо. Потом пошел к умывальнику и долго плескался, смывая кровь. Потом вернулся на крыльцо и обнаружил, что Аленький Цветочек сидит на корточках между трупов, в одной руке у нее факел, а другой она пытается срезать скальп с эльфа.

— Неудобно же одной рукой, — сказал Джон. — Лучше факел подержи, а я все сам сделаю. А еще лучше — иди домой, я один управлюсь, мне факел не нужен.

— Нет уж, — заявила Аленький Цветочек. — Ты устал, а я весь день ничего не делала, только курила и трахалась. Я тебе помогу. Ты точно не ранен? Я умею перевязки делать…

— Не ранен, — сказал Джон. — Я не самый худший мечник в Барнарде, а эти мальчишки были так ошеломлены, что ни разу не ударили меня как следует.

— Они даже томагавки не успели достать, — заметила Аленький Цветочек. — Кроме вот этого и еще вон того.

Из темноты донеслось тихое покашливание. Джон мысленно выругался. После того, как эльфийский вождь покинул загон, Джон отключился от спутника, а зря — незваного гостя проморгал. Впрочем, бой этот гость видеть не мог, а сейчас ничего тайного он не увидит. Хотя томагавки на поясах мертвых врагов — недоработка.

Незваный гость вошел в круг света, отбрасываемого факелом. Джон сдвинул очки на нос, посмотрел на гостя поверх очков и понял, что это Длинный Шест.

— Приношу искренние и смиренные извинения за то, что побеспокоил вашу божественность, — сказал Длинный Шест. — Прошу позволить мне разместить должным образом мертвых врагов вашей божественности. Ни в коей мере не смею критиковать решения вашей божественности…

— Что ты видел? — перебил его Джон.

— Всё, — ответил Длинный Шест. — Начиная с момента, когда ваша божественность вышла на крыльцо.

— Не называй меня божественностью, — потребовал Джон. — Обращайся ко мне просто «сэр Джон». Что ты понял?

— Как вам угодно, сэр Джон, — сказал Длинный Шест. — Я понял, что артефакт, одетый на ваши глаза, позволяет вам видеть в темноте, но не позволяет различать лица. Вы подстерегли эльфов и оглушили их какой-то магией. Затем вы поубивали всех оглушенных эльфов, кроме одного. По-моему, это из вождь был. Его вы разоружили и отпустили, передав на словах какое-то сообщение, я не расслышал, какое именно. Затем вы полили себя эльфийской кровью. Осмелюсь осведомиться, это был ритуал или вы желаете изобразить, будто вы победили эльфов одним только мечом, без помощи магии?

— Второе, — сказал Джон. — Кроме того, я не отпускал эльфийского вождя. Эльфов было девятнадцать, а не двадцать, кольчугу я снял с кого-то из них. Так ты должен говорить всем, кто спросит.

— Конечно, сэр Джон, — кивнул Длинный Шест. — Вы позволите переложить трупы наиболее живописным образом?

— Мы сделаем это вместе, — сказал Джон. — Аленький Цветочек, держи факел.

Аленький Цветочек взяла факел и тихо произнесла:

— Божественность. Магия. Сэр Джон, я дура.

Длинный Шест закашлялся, было ясно, что он старается подавить смех.

— Я дура! — повторила Аленький Цветочек. — Я говорила… я оскорбляла бога!

Джон улыбнулся и сказал:

— Теперь ты понимаешь, почему меня не задели твои оскорбления.

— Господи! — воскликнула Аленький Цветочек и опустилась на колени.

— Факел держи! — рявкнул Джон. — Стой смирно и факел держи. Нечего тут коленопреклонение устраивать, я этого не люблю.

— Могу ли я осведомиться, сэр Джон, под каким именем вы известны человекообразным? — спросил Длинный Шест. — Я долго думал над этим вопросом, но не смог придти ни к какому выводу. У вас целы оба глаза, так что вы не Один и не Мойше Даян. Для Тора вы слишком мудры, для Будды — слишком воинственны, для младших богов — слишком могущественны. Небесный огонь на закате — это ведь вы вызвали?

— Я вызвал, — согласился Джон. — Ты льстишь мне, когда говоришь, что я могущественен. Но я не уверен, можно ли меня называть богом, я даже на аватара не вполне тяну.

— Я был бы счастлив выслушать вашу историю, — сказал Длинный Шест.

— Ты выслушаешь ее в свое время, — сказал Джон. — Если, конечно, ты согласен служить мне.

— Я согласен, — сказал Длинный Шест. — Мне нужно выполнить какой-то ритуал или принести клятву?

— Ничего не нужно, — сказал Джон. — Твоего согласия достаточно.

— Я бы хотел задать один вопрос, — сказал Длинный Шест. — Некоторое время назад я вдруг подумал одну мысль, и потом мне стало казаться, что ее послали мне боги. Почти наверняка это была Никс Милосердная, но я не вполне уверен…

— Короче, — перебил его Джон. — Что за мысль?

— Мне подумалось… гм… не знаю, как это выразить, чтобы это не прозвучало оскорбительно…

— Выражай как можешь, — сказал Джон. — Меня трудно оскорбить. Вон, Аленький Цветочек подтвердит.

— Хорошо, — сказал Длинный Шест. — Так вот, мне подумалось, что орки и люди… гм… ну, что общепринятые обычаи, что орки как бы…

— Ты хочешь сказать, что, оценивая человекообразного, надо смотреть не на татуировку, а на ум и совесть? Что умный и честный орк должен стоять выше глупого и бесчестного человека?

— Да, примерно так, — сказал Длинный Шест. — Я не осмеливался…

— Зря не осмеливался, — сказал Джон. — Я считаю, что ты абсолютно прав. Я считаю, что полукровки, по уму равные людям, должны считаться людьми. И я хочу, чтобы стало так, как я считаю.

Длинный Шест принял торжественную позу, откашлялся и начал говорить:

— Клянусь служить…

— Не клянись! — перебил его Джон. — Ненавижу этот обычай.

— Так вы — Джизес Крайст? — удивился Длинный Шест. — Он тоже не любит клятвы… А ведь все сходится! Во втором пришествии…

— Я не Крайст, — заявил Джон. — И достаточно об этом. Ты все узнаешь в свое время. Давай лучше трупы раскладывать. Для начала, я думаю, надо томагавки раскидать вокруг.

— Да, но не все, — сказал Длинный Шест. — Вы напали на эльфов внезапно, некоторые воины не успели достать оружие. По-моему, так будет более правдоподобно.

— Сэр Джон, — подала вдруг голос Аленький Цветочек. — Помнится, вы говорили…

— Для тебя я просто Джон, — перебил ее Джон. — После того, что было между нами… И не надо обращаться ко мне на вы.

— Как тебе угодно, Джон, — сказала Аленький Цветочек. — Ты однажды говорил… или не однажды… что… гм… можешь сделать меня человеком.

Длинный Шест вздрогнул и выронил покойника, мертвая голова громко ударилась о какой-то камень и, кажется, раскололась.

— Я могу превратить орка в человека, — подтвердил Джон. — Но не в любом месте. Нужен особый… гм… алтарь, скажем так. Я знаю, где он находится, я там был и собираюсь посетить это место еще раз. Но не думаю, что это случится раньше, чем через двести дней, а скорее, через пятьсот.

— Ваша волшебная татуировка создана этим алтарем? — спросил Длинный Шест. — Мне не померещилось, что ваш индюк живой?

— Тебе не померещилось, он действительно умеет двигаться, — ответил Джон. — Но он не живой, хотя… Тут все очень сложно, на самом деле. Есть такое слово — нанотехнология…

— Погодите! — воскликнула Аленький Цветочек. — Джон, ты пошутил однажды, что раньше был… гм…

— Я не шутил, — сказал Джон. — Раньше я был орком-полукровкой, таким же, как вы оба. Но в один прекрасный день в меня вселился дух… богом его назвать вряд ли можно, хотя…

— Орк-аватар! — воскликнул Длинный Шест, тут же хлопнул себя по губам и пробормотал: — Извините. Сэр Джон, я буду служить вам до самой смерти и исполню любое ваше повеление, чего бы мне это ни стоило. Это не клятва, сэр Джон, я просто объясняю то, что есть.

— Я тоже, — поддакнула Аленький Цветочек.

— Спасибо, — сказал Джон. — Я очень тронут. Давайте теперь закончим наше дело. Аленький Цветочек, посвети вот сюда. Нет, чуть дальше, да, вот сюда, спасибо. Длинный Шест, хватай этого за ноги, положим его поверх вот этого крест-накрест, по-моему, очень живописно будет. Вот так, отлично. Теперь вот этого…

5

Первоначально Джон собирался отправиться в основной загон поутру, но этот план пришлось скорректировать. Оказывается, Длинный Шест прибыл в штрафной загон тайно, ничего не сказав Майку, и должен вернуться обратно так же тайно, чтобы не создавать проблем. Но так в чем-то даже лучше.

Не успел Джон позавтракать, как в балаган явился Трутень, его сопровождал молодой орк, одетый как женщина. При виде Джона оба орка упали на колени и синхронно стукнулись лбами об пол, в этот момент Аленький Цветочек хихикнула. Трутень почтительно поприветствовал Джона, попросил разрешения забрать окровавленную рубаху рыцаря, чтобы постирать, а также употребить в пищу тела врагов, добытых величайшим рыцарем в честном бою. Джон разрешил и то, и другое.

Позавтракав, Джон вышел из балагана прогуляться, но вскоре вернулся обратно. Стоило ему появиться на улице, как вокруг сразу собралась толпа. Орки глядели на него почтительно и восхищенно, показывали пальцами, что-то говорили друг другу. Они любовались героем издали, не приближаясь к Джону ближе чем на пятьдесят шагов, а когда взгляд Джона натыкался на кого-то из них, этот кто-то смущенно отворачивался и делал вид, что он вовсе не поглазеть пришел, а занят делом, вот только забыл, каким именно. Поначалу это было забавно, но вскоре начало раздражать. А потом Джон вспомнил, что человек-рыцарь должен смотреть на то, как человекообразные разделывают других человекообразных, не с аппетитом, а с отвращением. Так что он решил вернуться в балаган.

Джон и Аленький Цветочек отправились в путь после обеда. В седельной сумке Джона лежал сундучок с артефактами, вместо другой сумки к седлу был приторочен мешок с консервами. На лошадь Аленького Цветочка навьючили трофеи: гранатомет, кольчугу и скальпы. Ручные гранаты Джон спрятал в сундучок к артефактам — может, пригодятся еще.

— Ты прямо дева-воительница, — сказал Джон, глядя, как Аленький Цветочек сидит в седле. — Когда будем въезжать в загон, можешь взять гранатомет в руки, пусть все испугаются.

— Добрый господин Майк Карпентер меня за такие шутки убьет, — сказала Аленький Цветочек.

— Я никому не позволю тебя убить, — заявил Джон. — Скажу, что это я приказал так пошутить, Майк от тебя сразу отстанет. Он и так меня боится, а теперь бояться будет до дрожи в коленях. Как покажу ему меч в пятнах крови…

— Меч! — воскликнула Аленький Цветочек. — Я его почистить хотела, но забыла. Заржавеет…

— Не заржавеет, — сказал Джон. — Это не сталь, а особый композитный сплав, он не ржавеет. Я его специально чистить не стал, чтобы страшнее было.

Но когда они прибыли в загон, Аленький Цветочек не стала брать гранатомет в руки. Не потому, что испугалась, а потому, что воскресенье — день короткий, и когда они приблизились к балагану, солнце уже почти село.

Они спешились, Джон отвязал от седла Аленького Цветочска связку скальпов и сказал:

— Побудь пока с лошадьми. Если полубоссы начнут приставать — скажешь, я приказал. Если не поможет — кричи громче.

Джон поднялся на крыльцо и в дверях столкнулся с каким-то незнакомым орчонком. Тот бежал по коридору и едва увернулся от свежих, еще не подсохших скальпов.

— Стой! — велел Джон. — Майк Карпентер где?

Мальчик не сразу понял, что ему задали вопрос. Он с таким восторгом глядел на скальпы, топорщащиеся светлыми лохмами, слипшимися от засохшей крови… Джону пришлось помахать перед глазами орчонка другой рукой, лишь после этого он очнулся и переспросил:

— Чего?

— Майк Карпентер где? — повторил Джон. — Добрый господин твой, жаба бестолковая!

— А, это, там, — мальчик показал пальцем себе за спину и снова уставился на скальпы.

Джон ткнул его скальпами в морду, мальчик завизжал и упал на задницу.

— С дороги уберись, — сказал Джон.

И вошел внутрь.

Майк Карпентер обнаружился в спальне. Он валялся на кровати и курил косяк. Пепельница на прикроватной тумбочке была пуста, но, судя по запаху, этот косяк был сегодня далеко не первым.

— Привет, Майк! — сказал Джон. — Гляди, что я принес!

С этими словами он вывалил дурно пахнущую кучу прямо на кровать. Майк взвизгнул, как девчонка, уронил косяк на одеяло, стал его подбирать, обжегся, еще раз завопил, уронил на пол, спрыгнул с кровати, случайно наступил на косяк босой пяткой, трижды подпрыгнул на одной ноге и только после этого немного пришел в себя.

— Приветствую сэра рыцаря, — произнес он заплетающимся голосом. — Рад видеть вас в добром здравии.

Джон расхохотался и хлопнул Майка по плечу, на пижаме остался отпечаток грязной ладони.

— Пойдем, кое-что еще покажу, — сказал Джон. — Я гранатомет и кольчугу добыл! Майк, ты умеешь в доспехах сражаться?

— Ну да, — ответил Майк. — А что?

— Научишь?

— Ну… А вы разве не умеете?

— Как-то не доводилось раньше, — сказал Джон и смущенно улыбнулся. — Пойдем, покажу трофеи, похвастаюсь.

Они вышли на крыльцо, Майк по-прежнему был в пижаме и босиком. Увидев, как Аленький Цветочек сгружает с лошади гранатомет, Майк потерял дар речи.

— Приветствую доброго господина, — сказала Аленький Цветочек.

Навела гранатомет на балаган и сказала:

— Бу!

Майк вздрогнул.

— Не надо так шутить, — сказал Джон. — В походном состоянии гранатомет не опасен, но все равно лучше не надо.

— Простите, сэр рыцарь, — сказала Аленький Цветочек, положила гранатомет на землю и согнулась в шутливом поклоне.

Майк, наконец, обрел дар речи обратно. Он сказал:

— Сэр Джон, вы доверяете эльфийское оружие этой… этой…

— Я ее приручил, — заявил Джон. — Она больше не опасна.

— Это кому как, — сказала Аленький Цветочек.

— Заткнись, — сказал Джон.

Аленький Цветочек заткнулась.

— Но сэр Джеральд Смит… — начал говорить Майк, но Джон перебил его:

— Сэр Джеральд Смит будет счастлив узнать о великой победе над богомерзким пучеглазым отродьем! Ты когда-нибудь побеждал двадцать эльфов в одиночку в честном бою?

Майк растерянно помотал головой.

— А я победил! — заявил Джон. — Все скальпы, что я привез, я снял собственноручно… хотя нет, Аленький Цветочек помогала… Короче, они сняты с убитых мною враг