Достойны ли мы отцов и дедов (неполный фрагмент) (fb2)


Настройки текста:





Сергеев Станислав
Достойны ли мы отцов и дедов. Часть 3 (Рабочее название)

Особая благодарность за помощь при написании книги и конструктивную критику:

Сергею Павлову 'Мозгу', Александру Тестову, Мельнику Владимиру 'Скиминоку', Мамчуру Игорю Вадимовичу, Акимову Сергею Викторовичу 'Кобре' и всем остальным с интернет-форумов 'В вихре времен' и 'Самиздат', кто не оказался равнодушным.


Пролог

Черное море в конце декабря производит двойственное впечатление. Вспоминая теплые ласковые волны летних месяцев, с которыми ассоциируется у нормального человека отдых в Крыму, трудно поверить, что раскинувшиеся за бортом крейсера серые массы воды, могут радовать глаз. Пасмурное небо, небольшая качка и холод влажного морского воздуха не добавляли положительных эмоций всем находящимся на палубе. Но служба есть служба, и наблюдатели, расчеты артиллерийских и зенитных орудий, стоически переносили тяготы военно-морской службы.

Караван из крейсера 'Красный Крым', лидера 'Ташкент', двух эсминцев 'Бойкий' и 'Беспощадный', входящих в состав Черноморского флота совершали вроде бы обычный рейс, из Севастополя в Туапсе. За последнее время они совершили несколько таких переходов, вывозя раненных и материальные ценности из осажденного города и доставляя обратно подкрепления и боеприпасы под постоянными налетами немецкой авиации.

Но этот рейс отличался от всех остальных. Еще во время разгрузки в Севастополе на крейсер 'Красный Крым' прибыло около взвода НКВД-шников, которые успели переговорить практически со всеми членами экипажа, взяв с них расписки о неразглашении обстоятельств этого похода. Поздно ночью к Минной стенке, где крейсер стоял под погрузкой, прибыла колонна техники, возглавляемая странной многоколесной приземистой боевой машиной. За ней шли несколько автобусов, выглядевших достаточно необычно, благодаря обтекаемым и плавным обводам корпуса. К этому моменту пристань была освещена прожекторами, оцеплена бойцами батальона НКВД и под их контролем из автобусов стали выходить люди, подниматься по трапу на корабль и проходить в специально выделенные для них каюты. Среди пассажиров преобладали женщины, дети, но были и вооруженные мужчины в пятнистой форме, на которой были нашиты шевроны 'НКВД СССР'. Они наравне с бойцами НКВД, оцепляющими пристань, охраняли прибывших женщин, детей и многочисленные грузы, которые в срочном порядке перегружались в трюмы крейсера.

Через два часа, все автобусы и даже бронемашина с помощью портового крана оказались подняты на палубу корабля, закреплены и скрыты брезентовыми чехлами. С началом позднего декабрьского рассвета, крейсер Черноморского флота СССР 'Красный Крым' подходил к выходу Ахтиарской бухты, где его ожидали корабли сопровождения, лидер и два эсминца 2-го дивизиона Черноморского флота.

Когда уже совсем рассвело, корабли, идущие кильватерным строем, давно оставили за кормой Балаклавскую бухту и на крейсерской скорости уходили в сторону Туапсе. Комендоры крейсера с интересом рассматривали прохаживающихся по палубе бойцов НКВД, охранявших зачехленную технику, но особым внимание пользовались люди в необычной пятнистой форме. Еще при погрузке на палубе разместили и закрепили две спаренные зенитные установки с колесами по бокам, на сиденьях которых разместились бойцы в пятнистой форме, всем своим видом показывая решимость отражать атаки авиации противника. В дополнение к ним еще четверо таких же 'камуфлированных' расположились парами по каждому борту, держа наготове странные двухметровые трубы защитного цвета.

Обстоятельства рейса и жесткие требования секретности, заставляли матросов делать вид, что не замечают 'пятнистых', но косые взгляды нет-нет, но останавливались таинственных НКВД-шниках.

Ближе к обеду все надежды на пасмурную нелетную погоду не оправдались. Наблюдатели, контролирующие воздушную обстановку, расчеты зенитных орудий и крупнокалиберных пулеметов, озабоченно посматривали на небо, ожидая атаки немецкой авиации.

Командир крейсера, капитан 2-го ранга Зубков Александр Илларионович, стоял на мостике и хмурился, наблюдая все улучшающуюся погоду. Он снова яростно потер покрасневшие от недосыпа глаза и покосился на НКВД-шника в пятнистой форме, который с самого выхода из Севастополя облюбовал небольшой откидной столик с картами, разместив на нем странный прибор похожий на раскрытую книгу с многочисленными кнопками. От прибора на палубу были проброшены провода, ведущие к опломбированным блокам с антеннами, разнесенными по носу и корме корабля. Возле каждого из приборов находился вооруженный боец войск НКВД, как бы подтверждая особую ценность аппаратуры и оправдывая все необычные меры предосторожности и секретности, сопровождающие этот рейс.

Единственное что раздражало