Солнце бессонных (fb2)


Настройки текста:





Юлия Колесникова Солнце бессонных Sun of the sleepless

Печальная звезда, бессонных солнце!
Ты указываешь мрак, но этой темноты
Твой луч трепещущий, далекий, — не рассеет.
С тобою я сравню воспоминаний свет,
Мерцанье прошлого — иных, счастливых лет —
Дрожащее во мгле; ведь, как и ты, не греет
Примеченный тоской бессильный огонек, —
Лучист, но холоден, отчетлив, но далек…
(В. Набоков из Байрона)

Депрессия.

Одно слово, рассказывающее обо мне так много. И никому другому, это слово не откроется с той стороны, с которой познала его я. Депрессия заставила забыть о возможности полюбить вновь, верить и надеяться. Рядом могла стоять лишь месть и ненависть.

Проходит время. Ты, наконец, прощаешь себя, и подарок за испытания совсем рядом, но…

Когда ты счастлива, влюблена и любима, то обязательно, видишь, как тебя кто-то ненавидит, завидует, ревнует. И понимаешь, довольно таки поздно — каждая минута счастья, должна быть оплачена. Болью или слезами, тяжелыми жертвами. Выбирать тебе, а главное при этом помнить, что ничего нельзя получить даром.

Я хотела бы сейчас возненавидеть свою жизнь, как ненавидела ее последние полгода, но не могла. Я смотрела в глаза бывшего друга, налитые кровью и ненавистью, и хотела жить, а он хотел причинить мне боль. Не было времени вспоминать о счастливом последнем месяце, да и сил отбиваться не осталось. Приходилось делать одно — безысходно смотреть, как воплощается в реальность, недавний кошмар, вовсе тебя не напугавший. Мне уже не страшно…

Часть I. В дороге к себе

Ненавижу, отвергаю ваши торжества,

И при сходках ваших не обоняю жертв;

Если вознесете мне всесожжение и хлебы, не приму,

Не взгляну на заклание тучных ваших тельцов!

Удали от меня шум песен твоих.

Я не стану слушать звон твоих струн;

Но пусть льется правосудие, как вода,

И правда — как обильный поток!..

(Амос, 5, 21–24)

Тогда волк будет вместе с ягненком жить,

И рядом с козленком ляжет барс;

Будут вместе теленок, лев и вол,

И малое дитя их поведет.

С медведицей корова станет пастись,

Бок о бок лягут детеныши их,

И лев будет, есть солому, как вол;

Над норой ехидны дитя

Будет играть,

И младенец руку прострет

В пещеру змеи.

(11, 6–9)

Глава 1. Сильна ненависть и глухо незнание

Никто не знает, что тебе было нелегко,
Как было тяжело.
Сияй же, безумный бриллиант!
Сильнее свои краски сгущай,
И меня в свою компанию принимай.
Сияй же, безумный бриллиант!
И мы будем греться в тени успехов былых
И подставим паруса бризам стальным.
Ступай же, дитя, победитель и проигравший, ступай,
Старатель истины и обмана, и сияй!
PinkFloyd(перевод Виктор Банев)

Что может быть хуже, чем переехать в новый город, с численностью населения, не больше 5 тысяч человек из просторного родного Чикаго? Только первый день в новой школе. Но мне удалось сделать свой первый день совершенно ужасным, потому что, как оказалось, быть новенькой 15-ти летней беременной девушкой, худший грех и наибольшая сплетня за последние 20 лет в этом захудалом, забытом солнцем городишке, в пригороде Лутона.

И если бы мой отец не был новым профессором, в местном, как его называли горожане, университете Бедфоршира, сплетники, несомненно, съели бы меня на завтрак, обильно полив сиропом, или чем там англичане поливают свои завтраки. И очень надеюсь, что подавились бы. Но, к счастью, не тут то было, никто не стал вешать мою фотографию на позорный столб, соседи толпами не бегали к нам с пирогами, и почти никто не таращился на мой живот, уже довольно приличных размеров. После того как мы приехали в город из аэропорта, познакомится нам довелось лишь с риелтором мистером Клайвисом. Это был не очень красивый мужчина, средних лет, с выдающимся животом. И, видимо, очень любопытными соседками близнецами мисс Адель и Генриеттой Стоутон, старыми девами, жившими, так сказать, через дорогу, потому что наш дом почти со всех сторон окружал парк, постепенно переходящий в лес.

Погода в Англии меня не расстраивала, а точнее почти не отличалась от Чикаго — все тот же дождь, не редко ветер, только вот облачность сильнее и малое количество солнца. Безусловно, лучший вариант для моих родителей, и полное безразличие с моей стороны