КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Сбежавшее лето (fb2)


Настройки текста:



НИНА БОДЭН 1969



«ХОРОШО БЫ ВЫТВОРИТЬ ЧТО-НИБУДЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ПЛОХОЕ...»



Мэри была злая-презлая. Она злилась уже давно. Трудно даже припомнить, когда она в последний раз была в хорошем настроении. Иногда у нее и вправду была причина злиться — скажем, когда ее заставляли делать то, чего ей не хотелось,— но большую часть времени она злилась безо всякой причины, прямо с утра была не в духе, чувствовала себя какой-то обездоленной, ей хотелось кого-нибудь ударить или что-нибудь разбить.

Одно присутствие тети Элис, с лицом, похожим на мордочку кролика, забранными в пучок седеющими волосами и остроконечным клоком жестких волосков на подбородке, уже выводило ее из равновесия. Когда тетя разговаривала, клок этот дергался, а когда ела, зубы как-то противно цокали, а в желудке что-то бурчало и переливалось, словно уходящая из ванны вода. А уж когда она заставляла Мэри сделать что-нибудь такое, чего ей не хотелось, то Мэри так распалялась, что внутри у нее все кипело.

В это утро тетя Элис потребовала, чтобы Мэри надела шерстяную фуфайку. На дворе стоял чудесный июльский день, дул ветерок, по небу неслись легкие облака, и Мэри пребывала в лучшем, нежели обычно, расположении духа, когда спустилась к завтраку. Она даже съела кашу, потому что знала, что дедушка считает кашу полезной. Выглянув из-за своей газеты и увидев пустую тарелку, он весь просиял.

— Наш целительный морской воздух, похоже, наконец, вызвал у тебя аппетит, а?—спросил он.

И вид у него был такой довольный, будто, съев тарелку каши, Мэри совершила добрый и умный поступок. Ей сразу захотелось еще чем-нибудь порадовать дедушку. Например, сказать: «После завтрака я, пожалуй, пойду к морю, буду кидать камешки в воду». Дедушка беспокоился, когда она, как он выражался, «болталась в четырех стенах».

Но все испортила тетя Элис со своей фуфайкой.

— Для такой переменчивой погоды у тебя недостаточно теплое платье,— сказала тетя, нервно поглядывая в окно, будто погода, как свирепая собака, способна вдруг вскочить в комнату и укусить ее.

Мэри насупилась и почувствовала, что лицо у нее твердеет, словно плохо замешанный пудинг.

— Сегодня тепло,— возразила она.— А мне сейчас даже жарко. В этой вашей фуфайке я сварюсь заживо. 

— С моря дует довольно холодный ветер. Между нами, девочками, говоря, я свою фуфайку уже надела.

Мэри пристально оглядела комнату.

— Я не вижу здесь никаких девочек,— сказала она.

Тетя Элис чересчур звонко рассмеялась, но не потому, что увидела в словах Мэри что-то забавное, а словно стараясь загладить свою вину.

—  Так говорят, милочка. Разве раньше тебе не доводилось слышать это выражение?

—  Я слышала его много раз, но, по-моему, оно ужасно глупое,— заявила Мэри.— А ваши дурацкие фуфайки я просто ненавижу. Они с рукавами! С рукавами и на пуговицах! Вы, наверное, знали, что я их ненавижу, и поэтому купили!

И она с такой силой ткнула ложкой в яйцо, что во все стороны разлетались желтые брызги.

—  О Мэри! — тихо простонала тетя Элис. Она вытаращила свои бесцветные глаза и подергала носом, став еще больше похожей на испуганного кролика.

Мэри почувствовала, что тетя ее боится, и от этого пришла в полное неистовство. Пожилая женщина боится одиннадцатилетней девчонки — вот глупость-то!

— Во всем мире никто не надевает фуфайку с рукавами и на пуговицах,— с ожесточением заявила она.

— О Мэри! — повторила тетя Элис.

Она чуть не плакала. Дедушка, положив газету на стол, посмотрел на нее. Потом улыбнулся Мэри.

— Дорогое мое дитя, кто-то их, несомненно, надевает, иначе они бы не продавались в магазинах. Каков спрос, таково и предложение. А если нет спроса, то нет и предложения.

В первую секунду Мэри чуть было не улыбнулась ему в ответ. По правде говоря, было довольно трудно не улыбнуться, глядя на дедушку, который своим круглым розовощеким лицом и круглыми голубыми глазами был очень похож на веселого, хотя и немолодого, младенца. Он был и лыс, как младенец, более лыс, во всяком случае, чем большинство из них, а макушка у него была такая гладкая и блестящая, будто тетя Элис ежедневно натирала ее воском, как натирала обеденный стол. Обычно от одного взгляда на дедушку у Мэри становилось теплее на душе — злость явно уменьшалась,— но сегодня, после первой секунды, ей стало не лучше, а хуже, она увидела, что голубые его глаза смотрят озадаченно и он растерянно теребит свое правое ухо, что делал только тогда, когда о чем-то напряженно задумывался или беспокоился. Мэри поняла, что он огорчен ее грубым поведением по отношению к тете Элис. Однако, несмотря на появившиеся в глубине души стыд и смущение, она все равно осталась злой-презлой.

— Но дети ведь не сами выбирают себе одежду, правда?—возразила она.— Им приходится носить то, что им покупают взрослые. Девочкам, например, противные колючие фуфайки и дурацкие юбки. И возразить нельзя, нужно делать то, что велят.

При этой мысли к горлу ее подкатил комок, и она сверкнула глазами на тетю Элис.

— Дети вообще не имеют права высказываться. Они должны носить, что велят, есть, что дают и... и жить, где поселят. Это... Это несправедливо.

Комок из горла, казалось, камнем лег в груди.

Тетя Элис издала какой-то смешной звук, нечто среднее между вдохом и выдохом.

— Мэри, раз ты, по-видимому, сыта, не будешь ли ты так любезна выйти из-за стола и некоторое время побыть наверху?—сказал дедушка.

Он говорил, как всегда, ласково и рассудительно. Словно Мэри не совершила и не сказала ничего дурного. Порой ей даже хотелось, чтобы он накричал на нее. А то чем лучше он с ней обращался, тем больше ее это злило.

Она слезла со стула и, не проронив ни слова, вышла из столовой, но затворив за собой дверь, тотчас остановилась послушать. Когда выходишь из комнаты, о тебе сейчас же начинают говорить, знала она.

— Я понимаю, папа, это все моя вина.

— Глупости, Элис!

— Нет, моя!—Тетя Элис говорила решительно, чуть даже возмущаясь. Она любила считать себя виновной, причем даже в таких вещах, какие никоим образом от нее не зависели, например, в плохой погоде или в том, что опаздывает поезд.— Я не в силах справиться с бедняжкой,—сказала она,— и виню в этом только себя.

— Я знаю. И совершенно напрасно.— Дедушка говорил непривычно резко.— Элис, дорогая, постарайся не волноваться. Помни, что, исходя из обстоятельств, Мэри никак не может быть легким ребенком. Но со временем она успокоится. В глубине души она очень хорошая девочка.

Скрипнув зубами, Мэри затопала вверх по лестнице. Хорошая девочка! Нет, плохая! Такая плохая, что ее ненавидят все, кроме дедушки, а он любит ее только потому, что устроен не так, как другие люди, и не умеет ненавидеть.

Мэри вошла в спальню и гневно уставилась на себя в зеркало.

— Я тоже тебя ненавижу,— вслух сказала она.— Свинья! — Приложив кулаки к щекам, она надавила пальцем на кончик носа с такой силой, что остались видны только дырки ноздрей.— А теперь ты и выглядишь как свинья! Страшная, уродливая свинья!

— Я бы этого не сказала. Только когда ты гримасничаешь, тогда да.

Мэри обернулась и увидела миссис Карвер, которая утром по средам и пятницам приходила помогать тете Элис по хозяйству. Это была маленькая, худенькая женщина с тонким бледным лицом, которое казалось еще тоньше и бледнее под шапкой торчащих во все стороны рыжих кудряшек.

— В чужую комнату, не постучав, не входят,— ехидно заметила Мэри.— Это невежливо.

— Только тебе и рассуждать о вежливости,— усмехнулась миссис Карвер, показав большие квадратные зубы, которые были так же велики для ее лица, как и шапка волос.— Я собиралась застелить твою постель. Но раз уж ты здесь, может, ты мне поможешь?

— Еще чего? Это ваша работа, вам за нее платят! — возмутилась Мэри, но тут же прикусила язык. Вот это уж настоящая грубость, а рыжеволосые люди, как известно, большой терпимостью не отличаются.

Но миссис Карвер не рассердилась.

— Верно,— согласилась она и принялась стелить постель.

Несмотря на свою худобу и маленький рост, она была сильной и ловкой и, как терьер, носилась по комнате, хватая одеяла и подбирая разбросанную одежду. Мэри, стоя у окна, наблюдала за ней. Когда все было прибрано, миссис Карвер сказала:

— Твоя тетя хочет заново перекрасить эту комнату. Какой цвет тебе больше нравится?

Мэри смотрела в окно и молчала.

—  Ты что? — спросила миссис Карвер.— Не можешь придумать? Хочешь в желтый? Тетя сказала, чтобы ты сама выбрала цвет.

—  Пусть красит хоть в черный, если ей нравится,— сказала Мэри.— Мне безразлично. Я тут долго не задержусь.

— Вот как?

—  Мама уехала отдыхать, а папа был вынужден отправиться по делу в Южную Америку,— принялась объяснять Мэри.— Он в Чили.

— Я знаю.— Лицо миссис Карвер приняло странное выражение, будто ей известно нечто такое, чего Мэри не знает.

«Какая противная эта миссис Карвер»,— решила она.

— Вы, наверное, и не представляете, где находится Чили?—спросила она.

— Почему же? Я когда-то ходила в школу.

И хотя миссис Карвер улыбнулась, Мэри почувствовала, что она начинает сердиться.

— В таком случае,— вскинула голову Мэри,— раз вам известно, где находится Чили, значит, вы знаете, как далеко это отсюда. Проезд туда стоит больших денег, поэтому папа не мог взять меня с собой, и мне пришлось приехать сюда и жить у этой глупой тети Элис. Но как только он вернется, он сразу же меня заберет.

Во время этой речи лицо миссис Карвер сморщилось и стало бледнее обычного, будто все его краски перешли в волосы.

— Будь ты моей дочкой, я бы не слишком спешила тебя забрать,— сказала она.

— Вот и хорошо, что я не ваша дочь! Мне было бы противно быть вашей дочкой! Противно иметь с вами что-либо общее!

Сердце у Мэри стучало так, что казалось, будто оно оборвалось и прыгает в груди. Она выбежала из спальни, метнулась в ванную и заперлась там. Она слышала, как миссис Карвер крутит ручку, а потом тихо зовет ее, словно не хочет, чтобы слышал кто-нибудь еще:

— Мэри, Мэри, милочка...

Но Мэри сидела на краю ванны и, не мигая, смотрела прямо перед собой. Спустя минуту миссис Карвер ушла.

Мэри встала и, глядя в зеркало, принялась строить гримасы самой себе до тех пор, пока не почувствовала себя лучше. Тогда она осторожно отперла дверь, на цыпочках прошла по площадке и спустилась вниз. Тетя Элис, напевая какую-то песню, крутилась в кухне. У нее был тонкий, дрожащий голос, который вибрировал на высоких нотах.

Мэри открыла дверь черного хода, украшенную сине-красным витражом, и вышла в сад. Это был большой сад с темно-зеленым, несколько запущенным кустарником по краям и с «обработанным квадратом», по словам тети Элис, в середине, где были разбиты лужайка и аккуратные цветочные клумбы. На лужайке, разглядывая клумбу с розами, стоял дедушка. Он обожает садоводство, утверждал он, но Мэри казалось, что в действительности он любит просто стоять и смотреть, как растут цветы, поскольку всю работу в саду делала тетя Элис. Тем не менее у него была специальная рабочая одежда, в которой он красовался и сейчас: старая клетчатая куртка, чересчур большая — постарев, он как-то усох,— и шерстяная шапочка с пышным ярко-красным помпоном, которую тетя Элис связала из разных остатков.

Когда Мэри подошла к нему, он улыбнулся, словно за завтраком ничего необычного не произошло, и сказал:

— А, это ты, Мэри? Ну-ка помоги мне в саду.

— Дедушка, когда я поеду домой?—спросила Мэри.

Она не собиралась об этом спрашивать. Слова сами сорвались с ее губ, будто кто-то внутри произнес их.

Дедушка посмотрел на нее, и на его лице появилось то же странное выражение, что и на лице миссис Карвер, словно им обоим известно нечто такое, чего не знает Мэри, но еще и какая-то грусть, будто дедушку это неведомое обстоятельство печалило больше, чем миссис Карвер.

— Разве тебе у нас не нравится? — спросил он.

Засунув в рот прядь волос, Мэри только пожала плечами, словно ей было нелегко ответить на этот вопрос, хотя на самом деле ничего трудного в этом не было. И не только потому, что жить на берегу моря, да еще в доме с садом, где можно играть, соорудить шалаш, развести костер и прятаться в кустарнике, было куда приятнее, чем в Лондоне. Мэри очень любила дедушку, кроме того, он и тетя Элис всегда были дома и по вечерам не бросали ее одну, как иногда делали папа с мамой, оставляя ее на попечение своенравного черного кота по кличке Ноакс. От полной боевых походов жизни он сохранил рваное ухо и слепой глаз, но по-прежнему царапался и кусался, как только Мэри пыталась его погладить. Однако она его не осуждала, понимая, что он испытывает, будучи запертым в четырех стенах душной квартиры, в то время как ему хотелось бегать по улицам и драться с другими котами. Бывали, правда, времена, когда она мечтала, чтобы он не сидел с обиженным видом на подоконнике, недобро сверкая единственным зрячим глазом, а свернулся бы клубочком на ее постели и сладко мурлыкал. Мэри не боялась оставаться одна, можно сказать, она вообще была довольно смелой девочкой (в этом отношении, как, собственно, и во многом другом, она была немного похожа на Ноакса), но ей становилось тоскливо. С тех же пор, как она поселилась у дедушки, она поняла, как приятно слышать внизу голоса, когда лежишь в постели. Особенно если знаешь, что эти люди не будут кричать друг на друга.

Итак, Мэри могла бы совершенно откровенно признаться: «Мне здесь очень нравится». Но она не умела говорить людям приятное и даже с трудом выдавливала из себя «спасибо» или «извините». Порой ей хотелось их произнести, но слова, словно пилюли, застревали у нее в горле. Поэтому она ограничилась лишь тем, что сказала:

— Да нет, ничего.

Дедушка поддел тростью сорняк.

— Ты ведь знаешь, мы с тетей Элис очень рады, что ты живешь с нами.

Поскольку Мэри была уверена, что правдой это быть не может, она насупилась и промолчала.

— А в том, что ты скучаешь по своим родителям, ничего удивительного нет,— продолжал дедушка.

— Я по ним не скучаю.— Мэри так удивилась дедушкиным словам, что на этот раз ответила то, что думала. Но, заметив, как дедушка изменился в лице, поняла свою ошибку: хорошие дети, когда их родители в отъезде, всегда скучают. Она отвела глаза в сторону и пробормотала: — Они вечно ссорились и хлопали дверьми.

Дедушка откашлялся.

— Тогда, значит, по своим друзьям. Ты, наверное, скучаешь без своих подружек.

— У меня их нет.

На минуту она задумалась. Дедушке, по-видимому, очень хотелось, чтобы она по ком-нибудь скучала.

— Я немного скучаю по Ноаксу. Это мой кот.

— Я помню,— усмехнулся дедушка.— Он меня как-то укусил. До крови. Прокусил насквозь брюки. Если хочешь, можем привезти его сюда, хотя тетя Элис не очень-то жалует кошек.

— Ноакс — не простая кошка,— сказала Мэри.— Он, скорей, дикая кошка. Однажды он убил огромного рыжего кота, раза в два больше его самого, а уж скольких гонял, и сосчитать нельзя. Соседи вечно на него жаловались.

— Да, Элис это вряд ли понравится,— заметил дедушка.— Она предпочитает жить с соседями в мире. Заведи себе какое-нибудь животное. Только не собаку, пожалуйста. Элис как-то укусила собака.

— Хорошо бы крокодила,— мечтательно сказала Мэри.— Когда я была маленькой, у нас была няня, которая держала у себя в ванной крокодила по имени Джеймс.

— Я-то имел в виду нечто менее экзотическое,— отозвался дедушка.— Например, кролика. Когда я был мальчиком, у меня всегда жили кролики.

— Нет, кролики скучные, — покачала головой Мэри. Ей показалось, что на лице дедушки промелькнуло разочарование, поэтому она продолжала:— Да ладно, я никого не собираюсь заводить. По правде говоря, я и домой-то не хочу. Я хочу только знать, когда я поеду.

 Дедушка поковырял тростью в земле и нашел еще один сорняк.

— Извини меня, Мэри,— печально взглянул он на нее,— но я не знаю.

Она не сводила глаз с розовых кустов.

— Ты хочешь сказать, что они за мной не приедут?

Дедушка что-то чертил на земле тростью. Мэри посмотрела на его руку, которая держала трость, и увидела на ней похожие на синих червяков вены.

— Еще ничего не решено,— ответил дедушка.

У Мэри запершило в горле. Язык стал сухим и неповоротливым.

— Они что, разводятся?—спросила она.

И вдруг поняла, что знает об этом уже давным-давно, наверное, несколько недель, с середины июня, во всяком случае, когда мама привезла ее к дедушке и тете Элис, но только теперь, сказав об этом вслух, она почему-то испугалась.

Уши у дедушки стали красными, как помпон на шапочке, а лицо обвисло и покрылось морщинами. Он выглядел таким жалким, что Мэри захотелось чем-нибудь его порадовать, только она не могла придумать чем.

— Бедное мое дитя,— сказал дедушка,— боюсь, что да.

Слова «бедное мое дитя» вызвали у Мэри странное ощущение. Обычно она ненавидела, когда ее жалели, но дедушка произнес их так ласково, будто она на самом деле «его бедное дитя» и его беспокоит, какие чувства она испытывает сейчас и что с ней станется в будущем, что она чуть не заплакала.

Нет, она не заплакала. Мэри вообще редко плакала, даже когда ей было больно.

— Значит, они меня не любят,— сказала она ровным, скучным тоном.

— Какая чепуха! Конечно, любят.— В голосе дедушки послышалось возмущение, и Мэри сделала гримасу, но отвернулась, чтобы он не видел. Она не сомневалась, что он так скажет. Взрослые все одинаковые: говорят не то, что правда, а то, что надо сказать.— Они оба очень тебя любят,— повторил дедушка.— Просто... Просто они больше не любят друг друга...— Он чуть вздохнул.— Твоей маме было всего восемнадцать лет, когда она вышла замуж. Совсем еще девочка! Хорошенькая, но глупая!

Он чуть улыбнулся, словно представил себе маму Мэри, когда она была совсем юной. Но улыбка его тут же исчезла, он снова вздохнул и сказал, что вся беда в том, что люди с возрастом меняются и порой — не всегда, а иногда,— если они поженились очень молодыми, становятся друг другу чужими. И ничего нельзя сделать. Назад не вернешь. И никто не виноват.

Мэри перестала слушать. Зачем? Дедушка такой добрый, что у него никогда нет виноватых.

Глядя прямо перед собой, она замерла и превратилась в статую. Как только начиналось что-нибудь неприятное, она застывала в неподвижности, устремив вдаль глаза и затаив дыхание, чтобы не только быть похожей на статую, но и, если постараться по-настоящему, почти поверить, что она холодная, как камень, и ничего не чувствует. Она по-прежнему слышала, что происходит вокруг, но то, что люди говорят или делают, не имело к ней никакого отношения.

Она знала, что тетя Элис в саду, потому что слышала, как она тихо, но возбужденно разговаривает с дедушкой и как он спокойно ей отвечает, но не смотрела на них и не делала ни единого движения, пока тетя Элис не тронула ее за плечо.

— О Мэри, милочка...— прошептала она.

Тогда Мэри ожила, превратившись из статуи в злого, краснолицего демона, и, сжав кулаки, с такой яростью обернулась к тете Элис, что та даже отшатнулась: вдруг Мэри ее ударит?

— Не называйте меня милочкой, слышите? Не смейте!..

Так ее называли мама с папой. «Мэри, милочка», «милочка Мэри». Как будто любили.

— Ненавижу, когда меня называют милочкой, когда сюсюкают! — выкрикнула Мэри и помчалась в кусты с такой быстротой, что у нее затряслись щеки.

Она бросилась на землю. И хотя закрыла глаза, перед ней по-прежнему прыгало озадаченное лицо дедушки и по-кроличьи глупое — тети Элис. Скрежеща зубами и сгребая листья, она каталась по земле и ненавидела себя. Гадкая она девчонка, поэтому ее и бросили родители — миссис Карвер прямо на это намекнула,— а теперь она так отвратительно ведет себя с дедушкой и тетей Элис. Глупая старуха с пучком волос на подбородке эта тетя Элис, и в желудке у нее вечно бурчит, и говорит она глупости, вроде «между нами, девочками, говоря» и тому подобное, но ведь она желает ей только добра, а она, Мэри, так ужасно себя ведет по отношению к ней. И что еще того хуже, ни дедушка, ни тетя Элис не сердятся и не бранят ее. Что бы она ни сделала, они говорят лишь: «Бедная Мэри, что с нее спрашивать?»

— Бедная Мэри! — испытывая отвращение к самой себе, повторила Мэри. А затем:—Черт бы все побрал! — И, схватив охапку опавших листьев вместе с землей втерла их себе в лицо и в волосы. Кусочки земли попали ей в рот. Она остановилась, выплюнула их и, скорчив гримасу, сказала: —Хорошо бы... Хорошо бы вытворить что-нибудь по-настоящему плохое.


2 «ДЕРЖИ ВОРА!»

Мэри пустилась бежать. Выбравшись из сада, она промчалась главной улицей городка, спустилась на берег моря и кинулась к пирсу. В голове у нее стучало, а от воздуха при каждом вздохе ломило зубы и, словно ножом, кололо в горле.

Дул холодный ветер. Солнышко, которое ранним утром светило во­всю, спряталось (как и предсказывала тетя Элис), и на покрытом галькой пляже, отлого падающем к бескрайним серовато-синим морским просторам с чайками над ними, было почти пусто.

И не только на пляже. Большинство кафе на набережной были заби­ты досками, аттракционы закрыты. Этим летом приезжих было довольно мало из-за того, что берег был испачкан мазутом, поэтому у моря встре­чались в основном пожилые люди: надежно укрывшись от порывов ветра и укутавшись в шарфы и пальто, пансионеры сидели, напряженно вгля­дываясь в даль, словно чего-то ждали.

Пробегая по пляжу, Мэри засунула два пальца в рот и громко свист­нула, но никто из стариков не подпрыгнул от испуга, даже не глянул в ее сторону. Только несколько чаек с криком сорвались с места.

Мэри сгорбилась и дальше уже не побежала, а пошла. Возле самого пирса была палатка, где торговали сладостями, мороженым самых разно­образных видов и форм и пушистой сахарной ватой на палочках. Возле палатки красовалось огромное чучело медведя. Если опустить в подвешен­ный у него на шее ящик шестипенсовую монету, то можно было сесть на него верхом и сфотографироваться. Обычно медведь с его грозно оскален­ной пастью и острыми желтыми зубами казался Мэри почти живым, но сегодня он стоял одинокий, заброшенный, будто изъеденный молью — и в самом деле, на боку у него была довольно большая дыра, сквозь кото­рую проглядывала набивка. Засунув палец в отверстие, Мэри вытащила оттуда клок шерсти, но из палатки тотчас появилась голова, и продавец громко ее выругал.

Мэри показала ему язык и спрыгнула с набережной на пляж, очутив­шись возле небольшого мола. По другую сторону его был клочок песка, где возились двое малышей. Они строили замок, украшая его морской тра­вой и кусочками загустевшей смолы. Мэри забралась на мол, легла живо­том на его покрытую зеленой слизью поверхность и начала смотреть на них. А поймав их взгляд, состроила гримасу. Она умела корчить страшные рожи и на этот раз удостоила малышей самой страшной: оттянув уголки рта вверх, а уголки глаз вниз с помощью больших и указательных паль­цев, она одновременно нажала мизинцем на кончик носа с такой силой, что остались видны только дырки от ноздрей,— получилось совершенно безумное лицо. А если еще и закатить глаза, то гримаса становится со­всем жуткой. И правда, дети испугались: залившись плачем, они, споты­каясь, с воплями бросились к своей матери, которая задремала, сидя в шезлонге. Приоткрыв один глаз, она спросила сердито:

—  А теперь в чем дело?

Довольная успехом, Мэри слезла с мола и побежала по берегу в сторо­ну купальных кабин. Но больше детей на пляже не было, и только возле одной из кабин сидела какая-то женщина в старой-престарой шубе — лы­сых мест больше, чем меха,— с прозрачным, как папиросная бумага, лицом в мелких морщинах. Но когда Мэри и ей состроила такую же гри­масу, женщина на удивление проворно вскочила и, погрозив Мэри свер­нутой в трубку газетой, сказала:

—  Сию же минуту убирайся отсюда, гадкая шалунья!

—  «Сию   же   минуту   убирайся,   сию   же   минуту»! — замахав   руками, передразнила   Мэри   возмущенную   старуху,   но   в   глубине   души   была оскорблена:   шалунами обычно называют только малышей.  Она скорчила еще  одну  гримасу — будто  ее  рвет,— но  сделала  это  без  души,   чем  вы­звала у старухи только презрение. Старуха села, поплотнее запахнув шубу на тощих коленях, и закрыла глаза.

Мэри в упор смотрела на нее. Иногда люди начинают сердиться, ко­гда, открыв глаза, замечают, что с них не сводят взгляда, но старая дама оставалась неподвижной — может, в самом деле заснула или умерла? — поэтому спустя минуту Мэри сдалась и, поднявшись по ступенькам, снова очутилась на набережной. И вдруг, почувствовав себя тяжелой и неуклю­жей, ощутила такую скуку, что ей захотелось зевать. Кривляться и драз­нить других нетрудно — что тут такого? Узнай об этом дедушка, он бы даже не рассердился, а сказал бы только: «Не очень-то это учтиво, а?» И все!

Нет, от обычных шалостей толку нет. Собственно, о каком толке идет речь? Просто ей хотелось сделать что-нибудь такое, чтобы дедушка, а вместе с ним и все остальные поняли, какая она по-настоящему плохая девочка. Ей казалось — почему, она сама не могла объяснить,— что от этого ей сразу станет легче.

Но что бы такое придумать? Она оглядела пустынную набережную и длинный ряд купальных кабин с закрытыми ставнями. Дедушка тоже арендовал одну из таких кабин, чтобы в ней переодеваться после купания, а купался он ежедневно, если было тепло. Тетя Элис считала, что он слишком стар для морских купаний — ему было около восьмидесяти,— и постоянно напоминала об этом. Вдруг ему станет плохо с сердцем, вдруг он утонет, вдруг простудится! С сердечным приступом или возможностью утонуть тетя Элис была не в силах бороться, поскольку за всю свою жизнь так и не научилась плавать, но зато она всеми силами боролась с просту­дой, сопровождая дедушку на пляж, где в кабине варила ему на плит­ке какао. Дедушка ненавидел какао, но тетя Элис заставляла его выпить целую чашку, всем своим видом показывая: «Делай, как я говорю, а не то...»

«Старикам живется не легче, чем детям,— часто думала Мэри.— За них тоже решают, что для них полезней, насильно заставляют надевать фу­файки и пить нелюбимое пойло».

И она принялась размышлять о том, чем бы досадить тете Элис. Ключ от купальной кабины спрятан под порогом, прикручен проволокой к ниж­ней ступеньке. Можно забраться внутрь и устроить там неплохой кавар­дак: рассыпать по полу сахар, набросать в какао песку...

С минуту мысль эта казалась привлекательной, но нет, и Мэри опять зевнула. Лень даже заниматься всем этим! Кроме того, тетя Элис была близорукой, могла не заметить песок в банке с какао и напоить дедушку жуткой смесью. А он, если и догадается, чьих это дело рук, все равно ограничится только тем, что скажет: «Бедная Мэри, что с нее спраши­вать? Она расстроена, ее никак нельзя винить». (Поскольку Мэри вечно подслушивала у дверей и знала, что-ее поступкам почти всегда находят оправдание, то у нее не было сомнений, что дедушка произнесет именно эти слова.)

На этот раз Мэри зевнула так, что чуть не вывихнула себе нижнюю челюсть. Нет, если уж натворить что-нибудь по-настоящему плохое, то нужно как следует подумать. Например, совершить какое-нибудь преступ­ление: ограбить банк или кого-нибудь убить!

И она двинулась обратно в сторону пирса, прыгая по плитам, которы­ми была выложена набережная, а чтобы затруднить этот процесс, свела глаза к переносице. «Интересно, сколько можно держать глаза косыми?»— подумала она и так сосредоточилась на этом эксперименте, что проходив­шая мимо женщина, взглянув на нее, поспешно отвела свои собственные глаза и сказала мужу:

— Какая жуткая трагедия, а! Только посмотри, такая славная девоч­ка и...

К тому времени, когда Мэри добралась до пирса, глаза у нее от на­пряжения разболелись, да еще захотелось есть. Отыскав в кармане моне­ту в полкроны, она подошла к палатке купить сахарную вату на палочке. Интересно, вспомнит ли продавец, что она вытащила из медведя клок шерсти? Но он даже не поглядел на нее. Он смотрел куда-то мимо, спеша обслужить мужчину, которому понадобились сигареты, хотя Мэри подошла к палатке раньше его.

За это Мэри возненавидела продавца. Когда он наконец обслужил и ее, подав ей палочку с сахарной ватой, и повернулся к кассе за сдачей, она схватила с прилавка две шоколадки и сунула их себе в карман. Потом взяла сдачу, так сладко улыбаясь и так громко благодаря, что продавец даже удивился, улыбнулся в ответ и на прощание пожалел, что ясное утро сменялось холодом и ветром.

Шоколад прилип к джинсам. Мэри, прикрыв карман рукой и продол­жая сладко улыбаться, попятилась прочь от киоска. Потом повернулась и побежала вприпрыжку, что-то мурлыча себе под нос. Она испытывала и страх и радость одновременно. Ей не терпелось оглянуться и посмотреть, не было ли свидетелей ее поступка, но она боялась. Поэтому она просто бежала вперед, подскакивая, подпрыгивая и напевая, как девочка, у кото­рой нет ни единой заботы, пока не добралась до ступенек, что вели вниз на пляж. Она сбежала по ним, перепрыгнув через последние три прямо на гальку.

Сердце у нее стучало. Она села у стены набережной, бетонный козы­рек которой приходился над ее головой. Во время прилива волна обычно доходила как раз до этого места, а потому здесь, словно в пещере, пахло морской травой и чем-то кислым. Мэри сморщила нос, но подняться не по­смела. Страх и тревога росли, ноги сделались тяжелыми и неподвижными. Вдруг кто-нибудь видел? И не один человек, а сотни людей! Она-то думала, что на набережной никого нет, а в действительности позади эстра­ды, у стены и возле высоких деревянных столбов, на которых держался пирс, притаились люди! Они ждали и смотрели! Вдруг они все сейчас под­нимутся и побегут за ней с криком: «Держи вора! Держи вора!..»

Вдруг они уже бегут за ней?

Сердце у нее застучало еще быстрей. И когда вправду раздался голос, она почувствовала, что оно рвется у нее из груди.

—  Мы тебя выглядели,— сказал кто-то прямо у нее над головой. Сахарная палочка упала на землю. Подняв глаза, Мэри увидела обращенные к ней два краснощеких, круглых личика, которые, как ей на мгновение показалось, сидели прямо на двух парах коротких толстых ножек. Опомнившись, она сообразила, что эти кошмарные существа на самом дел две самые обычные девочки, которые, сидя на корточках так, что подбородки у них касались колен, заглядывали под козырек. Одеты они были в шорты, а их коротко остриженные темные волосы казались намазанными масляной краской — так они были прилизаны.

—  Мы тебя выглядели,— повторила одна из них и хихикнула.

—  Не   выглядели,   а   углядели,— поправила   другая,   ухмыльнувшись так широко, что ее толстые щечки превратились в блестящие воздушны шарики.— Мы тебя углядели,— повторила она хриплым,  торжествующим голосом.— Ты воровала.

Последнее слово прозвучало не очень отчетливо — девочка заливалась смехом,— но Мэри оно почудилось громом среди ясного неба.

—  Тсс...— прошептала   она,   но   они   всё   смеялись,   подталкивая   друг друга локтями и всхлипывая, пока она не разозлилась: —А ну пошли от сюда, толстомордые хохотушки!

Они тотчас перестали смеяться и удивленно посмотрели на нее, словно никто раньше так грубо с ними не разговаривал. Потом уголки их рта опустились, и Мэри с ужасом поняла, что они вот-вот заплачут. Из-под козырька ей не было видно, нет ли с детьми кого-нибудь из взрослых. Им было не больше пяти-шести лет, поэтому, если они заревут, могут прибе жать взрослые и...

Мэри уже совсем забыла свои мечты о том, чтобы кто-нибудь увидел какая она плохая девочка. А потому сказала как можно ласковее:

—  Простите меня, я не хотела вас обидеть. Просто вы глупышки. Ни чего я не украла! Придумать такое!

Девочки посмотрели друг на друга. Они были похожи как две капли воды: одинаковые сияющие карие глаза, одинаковые гладки волосы. А теперь на их лицах появилось и одинаковое упрямое выражение.

—  Но мы смотрели,— сказала одна из них,— и выглядели тебя.

—  Мы тебя углядели,— подтвердила другая.

—  Не  «выглядели»  и  «углядели»,  а   «видели».   «Мы  тебя  видели»,— сердито поправила их Мэри. У нее не было ни братьев, ни сестер, поэтому она  забыла,  что малышам  не  всегда  удается  говорить  правильно.   Затем она припомнила, что в данный момент грамматика не столь важна, и потому заспешила:—Ничего вы не видели,  потому что и видеть-то было не чего. Я купила палочку с сахарной ватой и две шоколадки, а теперь, вот видите, вы меня напугали, и палочка сломалась.— Она притворилась, что ужасно расстроена случившимся, пнула палочку ногой и втерла ее в гальку.— Смотрите!  Совсем сломалась и вся грязная!

У них был такой несчастный вид — встретившись с ней взглядом, они виновато отвели глаза,— что Мэри даже стало их жаль.

— Да ладно!—улыбнулась она, надеясь развеселить их.— Вы ведь не нарочно это сделали, правда?

Но у них были по-прежнему серьезные и грустные лица.

— У меня в кармане есть мятная конфета,— сказала одна из них.— Она, правда, немножко растаяла, но, если хочешь, возьми.

— Полли не любит мятные конфеты. А я свою съела,— объяснила другая девочка.

— Значит, я похожа на Полли,— сказала Мэри.— Я тоже не очень люблю мяту. Знаете что? Если вы сюда спуститесь, я угощу вас шоко­ладом.

Спустившись на пляж, они окажутся вне поля зрения взрослых. Она даст им шоколадку и убежит. Ножки у них короткие, ступеньки крутые, и не успеют они взобраться обратно на набережную, как ее и след просты­нет!

—  Нет,— покачали они головой,— нам надели чистые шорты. Мы идем к зубному врачу.

Мэри продолжала улыбаться. Злиться бесполезно.

—  А   вы   держите   шоколад   как   следует,— принялась   она   уговари­вать   их,— и  тогда  не  испачкаетесь.   Кроме  того,   доктор  будет  смотреть вам зубы, а не шорты.

Они снова захихикали и переглянулись.

—  Ну-ка быстро, я целый день ждать вас не собираюсь,— поторопила их Мэри.

Она вынула из кармана шоколадку и, не глядя на них, начала сдирать с нее серебряную бумагу. О чем-то пошептавшись, они, шлепая сандалия­ми, побежали к ступенькам. Спускались они медленно, держась друг за дру­га, поочередно переставляя ноги. Мэри тошнило и трясло, словно ей са­мой предстоял визит к зубному врачу. Если бы она съела шоколад, поду­мала она, ее, наверное, тут же бы вырвало.

Спотыкаясь, они бежали по пляжу, глаза их сияли надеждой. Развер­нув и вторую шоколадку, она сказала:

—  Видите, каждой по шоколадке! Ну и повезло же вам!

Две толстые ручки словно выстрелили вперед. «Интересно, кто из них Полли,— подумала Мэри,— и умеет ли их различать их собственная мама?»

—  Это    тебе,    Полли,— наугад    сказала    она,   но,    оказалось,    ошиб­лась.

—  Я     не     Полли,— засмеялась     малышка,      откусывая     шоколад.— Я Аннабел. Сокращенно Анна. Нас вечно путают.

—  Особенно в детском саду,— добавила Полли.

Они опять переглянулись. Губы у них уже были измазаны шоко­ладом.

—  Один   раз   я  подула  в   молоко,   полетели   брызги,   а  Полли  за  это поставили в угол,— сказала Аннабел.

—  А когда наша руководительница поняла, что ошиблась,— хихикнула Полли,— она дала мне лимонную конфетку.

«А ведь они довольно славные,— думала Мэри,— со смешными круглыми мордашками, носом пуговкой и хрипотцой в голосе».

—  Осторожней,   Полли,   не  то  ты   испачкаешь  шоколадом  свою  руба­шечку,— предупредила она.

Полли посмотрела вниз, и ее подбородок исчез в пирамиде из подбо­родков.

—  Ах,   Полли,   Полли,   какая   же   ты   замарашка! — пожаловалась   она так комично,  что Мэри не смогла сдержать смех.

Верней, она только начала смеяться. Но тут же остановилась, с от­крытым ртом замерла на месте, потому что над ними раздался голос:

—  Поллианна, Поллианна...

Будто обращались к одному человеку.

—  Я должна идти...— прошептала Мэри,  но не успела она сделать и шага, как на верхней ступеньке появился какой-то мальчик.

—  Поллианна! — Он  спустился  по  ступенькам  и  уже  шел  по  пляжу. Тяжелая корзинка кренила его в сторону и била ему по ногам.— Я же ска­зал вам не ходить на пляж. А что это вы едите? —Манерой говорить он больше походил на взрослого, чем на мальчика, хотя был, решила Мэри, не намного старше ее. Повыше, пожалуй, более худой, с беспокойным ли­цом в веснушках и рыжими волосами.— Шоколад! — грозным голосом ска­зал он.

—  Это она нас угостила,— объяснила Полли.

Он поставил корзинку на землю и вытер о штаны руки.

—  Сколько раз мама должна твердить вам, что нельзя брать сладости у чужих?..— Он посмотрел на Мэри и тем же взрослым, но уже извиняю­щимся   тоном   добавил:—Пожалуйста,   не   взыщите   за   причиненное   вам беспокойство.

—  Это   не   ее   шоколад,   она   его   украла,— сказала   одна   из   девочек. Какая именно,  Мэри не поняла,  потому  что у  них  были  одинаковые  го­лоса, а она смотрела не на них, а на мальчика, который вдруг начал крас­неть.  Сначала краска залила ему шею — он был в открытой голубой ру­башке,— потом перешла на щеки,  и весь он стал почти такого же цвета, как его волосы.

—  Это ложь.— Мэри задрожала и, чтобы не упасть, прижалась к сте­не спиной.

—  Поллианна! — позвал   мальчик,   и   близнецы   посмотрели   на   него широко раскрытыми невинными глазами.

—  Мы   углядели   ее,   Саймон,— объяснила   Аннабел.— Мы   смотрели, как она покупала сахарную вату, а когда продавец отвернулся, она схвати­ла шоколадки.

—  Я заплатила за них, гадкие лгунишки!

И хотя Мэри удалось вложить в эти слова все свое презрение, как бы­ло бы хорошо, подумала она, если бы стена разверзлась и она могла бы провалиться в дыру. Или если бы ей было известно какое-нибудь вол­шебное слово, которое сделало бы ее невидимой. В сказках, которые она читала, когда была маленькой, всякий раз, когда действие заходило в ту­пик, происходило нечто подобное, и, несмотря на то что Мэри нынче уже не интересовалась подобным чтением, резонно считая, что феи и про­чие чудеса — это ерунда, тем не менее она провела пальцами по скольз­кой стене в надежде отыскать какую-нибудь кнопку или ручку...

Но ничего такого не произошло. Она стояла, как стояла, над головой у нее было серое небо, под ногами скользкая галька, а близнецы и явно смущенный мальчик не сводили с нее глаз.

—  Так  нельзя  говорить,— упрекнул  ее   мальчик.   Лицо  у  него  горело по-прежнему.— Они никогда не лгут.  Они, может,  и маленькие,  но всегда говорят только правду.

—  Ложь хуже воровства,— самодовольно ввернула Полли и, доев свою шоколадку, вытерла руки о рубашку и шорты.

—  Смотри,   что ты  наделала! — ахнула  Мэри,   надеясь  тем  самым  от­влечь внимание мальчика от собственной особы.

Он, наверное, был обязан присматривать за Полли и Аннабел и не да­вать им пачкаться. Но мальчик лишь мельком глянул на Полли и сказал, что теперь уж ничего не поделаешь, но, мол, это не беда: шоколад легко отстирывается, не то что мазут.

И снова повернулся к Мэри. У него были похожие на камешки голубо­вато-зеленые глаза в коричневую крапинку. Мэри всегда обращала внимание на глаза. Она считала, что по глазам можно догадаться, о чем человек думает,— между прочим, мысли не всегда совпадают со сло­вами.

Но глаза этого мальчика ее озадачили. В них было удивление и, как ни странно, жалость. Почему ему жалко ее, Мэри понять не могла.

—  Ты была голодна? — спросил мальчик.

Вопрос был таким неожиданным, что Мэри не нашлась что отве­тить.

—  Может,    ты    на    самом    деле    была    голодна?—опять    покраснел мальчик.

—  Саймон,   давай  устроим   суд,— схватила  его   за   рукав   Аннабел.— Мы должны устроить суд.

—  Ой, правда, Саймон, давай! — запрыгала на месте Полли.— Я буду свидетелем, а она подсудимой.

—  И  я  хочу  быть  свидетелем,— заявила  Аннабел.— Я  еще  ни  разу в жизни не была свидетелем. Это нечестно.

Мэри, ничего не понимая, смотрела на них во все глаза.

—  У   нас   дома,   когда   кто-нибудь   напроказничает   и   не   хочет   рас­каяться в своем поступке, мы устраиваем суд...

У него был явно смущенный вид, как у человека, который вынужден открыть домашний секрет постороннему, но, помимо этого, на его лице бы­ли написаны не то застенчивость, не то стыд. Повернувшись к близнецам, он пробормотал:

—  Это не игра.  Неужели вы  не видите,  что бедная девочка в самом деле голодна? Она сегодня, наверное, еще и не завтракала.

—  А я съела весь свой завтрак,— похвасталась Полли.— Кукурузные хлопья с молоком, гренки и яблоки.

—  Молчи,— яростно одернул ее Саймон.

Она заморгала и засунула большой палец в рот.

Мэри наконец-то сумела перевести дыхание. Все понятно. Ведь перед тем как прийти на море, она каталась в кустарнике по земле, втирая грязь и листья в лицо и волосы. Ветром, наверное, всю грязь смахнуло, но вид у нее и сейчас, должно быть, как у бродяги или цыганки. Как у бедной-пребедной.

Вот почему Саймону было ее жаль.

В первую секунду она ужасно обиделась и хотела крикнуть, что это неправда. Может, сама она и не богата, но ее родители весьма состоятель­ные люди. Во всяком случае, у них хватит денег купить ей столько шо­коладок, сколько она пожелает.

Но она ничего не сказала. Открыла рот, посмотрела на Саймона и промолчала. Она испугалась. И при этом вдруг сообразила, что испуга­лась вовсе не того, что он может сделать,— она с легкостью могла от него убежать, поскольку при нем были Полли-Анна и корзинка, а того, что он может о ней подумать. Подобное чувство ее порядком удивило, ибо обычно она с полнейшим равнодушием взирала на то, что о ней думают другие люди, за исключением, пожалуй, дедушки и ее первой учительни­цы, которая была удивительно добрым человеком. Саймон же ни в коем случае не входил в число этих людей...

Опустив голову, она сквозь ресницы рассматривала его. Он был худой, рыжеватый, с глазами как пестрые камешки, словом, самый обычный, и тем не менее она знала или, скорей, чувствовала, потому что, поскольку они только что познакомились, было еще рано говорить, что она его знает, что он человек, с которым придется считаться. А в общем-то, решила она, пусть лучше он жалеет ее, чем презирает.

—  Ты  правда  не  завтракала?—спросила Полли.— Даже  хлопьев  не ела?

Мэри отрицательно покачала головой. Длинные волосы упали ей на ли­цо, его не было видно.

—  А почему твоя мамочка не  накормила  тебя?—спросила Аннабел.

—  Или папа? — добавила Полли.— По воскресеньям или когда у ма­мы рождается новый ребеночек, папа сам кормит нас завтраком. На про­шлой неделе появился ребеночек, поэтому сегодня утром готовил завтрак папа, а мы ходили за покупками.

—  Я не живу с мамой. Я живу с тетей,— объяснила Мэри.

—  Почему тетя тебя не покормила?

—  А почему ты не живешь с мамой?

Вопросы эти прозвучали одновременно, и близнецы не сводили с Мэри блестящих глаз. Две толстые малышки решили во что бы то ни стало до­копаться до истины. «Ничто их не остановит,— подумала Мэри,— они как каток для укладки асфальта». И перевела молящий о помощи взгляд на Саймона, но он стоял к ней спиной, копаясь в своей корзинке.

—  Моей тете все равно, завтракаю я или нет!

Мэри знала, что ее слова были, мягко говоря, некоторым искажением истинных чувств тети Элис, которая была убеждена, что Мэри умрет от голода, если не доест гренки или яйцо, а потому от всей души старалась впихнуть в нее как можно больше, но это было единственное объяснение, которое она была способна придумать с ходу. Что же касается второго вопроса, то отвечать на него искренне было неловко, а подыскать подходя­щее объяснение сразу не удалось, и поэтому она сделала вид, что не расслышала его. Отойдя от них на несколько шагов, Мэри подняла горсть камешков и принялась кидать их в торчащую из гальки ржавую кон­сервную банку.

—  Может,  ее  мама  умерла? — услышала  она  за  своей спиной шепот Полли.

—  Твоя  мама  умерла? — спросила Аннабел,   подходя  к  ней  и  загля­дывая ей в лицо.

—  А тебе какое дело? — Мэри швырнула в банку очередной камень, но промахнулась.— Черт побери!

—  Так нельзя говорить. Это ругательство! — упрекнула ее Аннабел.— Ругаться нельзя. Я ведь только спросила. Я не хотела тебя обидеть.

Мэри окончательно растерялась.

—  В таком случае да. Да,  да,  да!  Она умерла.— Она вдруг почувст­вовала себя опустошенной и злобно глянула на малышку.— И папа тоже, если хочешь знать. Я сирота. Что еще тебе рассказать?

—  Ничего,— затрясла   головой   Аннабел    и   бросилась   к   Саймону   и Полли.

Они о чем-то шептались. О ней — поняла Мэри и продолжала бросать камни, но в банку не попадала, потому что в глазах у нее как-то двоилось. Может, если не обращать на них внимания, они уберутся восвояси?

Но тут рядом с ней послышался голос Саймона:

— Знаешь, у меня тут кое-что есть. Если ты голодна...— И он протя­нул ей какой-то неуклюжий сэндвич.— Это сардины. Я купил их к ужину, но открыл банку и сделал бутерброд.

Еще ни разу в жизни Мэри не испытывала такого чувства отвращения к еде. Вдобавок ко всему она ненавидела сардины.

—  Извини, но масла при мне нет.— Саймон был смущен до слез.

Мэри взяла бутерброд. Она не собиралась его брать, но рука сама по­тянулась за ним. Она осторожно откусила кусок, но легче ей не стало: про­тивный, как она и предполагала.

Близнецы тоже подошли вслед за Саймоном и, встав по обе стороны от него, смотрели на нее.

—  Какая   невоспитанность! — вдруг   громко   произнесла   Аннабел   су­ровым голосом.

—  Тсс...— зашипел  Саймон  и,   повернувшись  к  сестрам,   приказал: — А ну идите отсюда! Быстро. Вверх по ступеням.

—  Пусть она сначала скажет то самое слово,— запротестовали они.— От нас ты ведь всегда требуешь, чтобы мы его говорили. Это нечестно.— Но покорно двинулись прочь с пляжа.

—  Извини,   пожалуйста,— сказал  Саймон.— Они  еще  совсем   малень­кие.

—  Я    сама    виновата, — призналась    Мэри.    Она    проглотила    кусок сэндвича и смиренно добавила: — Я знаю,  что должна была сказать спа­сибо.

—  Ты, наверное, очень голодна. Какой ужас...

Он выглядел таким обеспокоенным и говорил с таким участием, что у Мэри не хватило духу рассмеяться. Кроме того, со страхом поняла она, он собирается стоять и смотреть, как она ест, будто во время кормления диких зверей в зоологическом саду.

—  Я не в силах съесть все сразу,— пожаловалась она.— Когда чело­век по-настоящему голоден, лучше есть медленно. Быстро есть опасно, ес­ли желудок отвык от пищи.

Секунду он пребывал в сомнении, потом лицо его прояснилось, и он улыбнулся.

—  Ладно, я не буду стоять и смотреть.

Но он и не ушел. Улыбка сползла с его лица, он смущенно переми­нался с ноги на ногу.

—  Послушай,  это, конечно,  не мое дело,— торопливо заговорил нако­нец он,— но где ты будешь сегодня обедать? То есть, хочу я спросить, твоя тетя очень бедная?

—  Да нет, она не бедная,— не подумав,  бухнула Мэри.  Но,  заметив на его лице удивление, поспешно добавила: —Ты не думай, она не морит меня голодом. Просто она... Она меня не любит и поэтому кормит всякими объедками и остатками, а они не всегда бывают съедобны.

—  А почему она тебя не любит?

Мэри тихо вздохнула. Она очень любила сочинять про себя разные истории, но, прежде чем поведать их миру, ей требовалось время. А Саймон   торопит   ее.   «Он   такой   же,   как и  его  сестры, — возмутилась  она,— лезет,  вынюхивает, выспрашивает...»

—  Не суй нос в чужие дела! — кинула она.

Саймон    опять    залился    краской — удивительно    быстро он краснел («Как девчонка»,— подумала Мэри.),— но спокойно ответил:

—  Не хочешь рассказывать, не надо.

И пошел прочь. Мэри смотрела ему вслед и вдруг почувствовала себя такой одинокой. Саймон был противный мальчишка, который любит совать нос в чужие дела, но зато он единственный из ее сверстников, с кем ей до­велось поговорить за целый месяц. Ни дедушка, ни тетя Элис не знали ни­кого из местных детей. У дедушки все его приятели были такие же старые, как он, а тетя Элис по робости характера ни с кем не знакомилась. С сосе­дями она заговаривала только по необходимости, а идя по улице, почти всегда делала вид, что никого не видит.

Мэри наконец одолела себя и крикнула:

—  Саймон, прости меня, пожалуйста.

Он остановился и оглянулся. Лицо его было непроницаемым.

—  Я не хотела нагрубить. Дело в том, что...— В чем? Она ничего не могла придумать, но слова возникли сами собой, и она их произнесла: — Дело в том, что мне трудно об этом говорить.

—  Не хочешь, не надо.— Он говорил отчужденно, словно все еще был обижен,  но тем не  менее улыбнулся:—Все это,  в общем,  как-то  нелепо. Я даже не знаю, как тебя зовут.

—  Мэри.

—  А меня Саймон Трампет.— Он помолчал.— Послушай...  То есть... Если...— Он снова  умолк,  наклонился  над корзинкой,   поднял ее,   накре­нившись под ее весом, и затем сказал, словно вместе с корзинкой подобрал с земли и смелость: — Я хочу сказать, что, когда будешь голодна, приходи к нам. Мы живем в «Харбор-вью», это сразу за пирсом.

Он не стал дожидаться ответа, а взбежал по ступенькам, где к нему присоединились и Полли с Анной. Одна взяла его за руку, другая ухвати­лась за корзинку.

Они почти сразу же скрылись из глаз, но Мэри только через пять минут по своим часам решилась похоронить среди гальки остатки сэндви­ча. А потом принялась сочинять свою историю. Может, ей больше и не суждено встретить Саймона, но уж, коли эта встреча произойдет, нужно придумать что-нибудь позаковыристее.


3 МАЛЬЧИК ИЗ МОРЯ

«Тетя меня не любит и держит только из-за денег.  Мой отец был богатым человеком, почти миллионером...»

Мэри сидела на скамейке и, беззвучно шевеля губами, разговаривал; сама с собой. Она остановилась и нахмурилась. Папа у нее был деловьи человеком, неплохо зарабатывал, но чем, Мэри понятия не имела. Знал только, что он много разъезжает, это было одним из тех обстоятельств, которые мама ставила ему в вину. Мэри смотрела на море, которое то подползало к ней ближе, то уходило, оставляя за собой полосу сверкающей гальки, и думала, кем бы мог быть ее отец, чтобы не приходилось сомне­ваться в его богатстве...

«Он был управляющим банком,— наконец решила она.— И когда умер, оставил все деньги мне, хотя я получу их, только когда мне испол­нится двадцать один год. Если я умру раньше, деньги переходят к моей тете, поэтому она, конечно, мечтает, чтобы я умерла. Она не смеет морить меня голодом и, по правде говоря, ничего жестокого не делает: если она будет меня бить, то на теле останутся синяки и соседи заметят. Но иногда мне действительно страшно, особенно когда я заболеваю, потому что мне известно, о чем она думает. На прошлой неделе я простудилась, она уло­жила меня в постель и заставила мерить температуру. А потом сказала, что температура нормальная, но я поняла, что это неправда, потому что она вдруг обрадовалась. И весь тот день и следующий она продержала меня в постели, все время входила в комнату, и, только я пыталась встать, она была тут как тут и следила за мной...»

Мэри задрожала от восторга. Она уже почти верила в собственную историю, да, собственно говоря, кое-что и не было выдумкой. На прошлой неделе, например, она и вправду была простужена, и тетя Элис велела ей лежать. «В это время года,— сказала тетя,— простуда часто осложняется воспалением легких».

Часы в конце пирса показывали без четверти час, и Мэри решила, что пора домой. По дороге она продолжала свой рассказ, распространяясь о злодеяниях тети Элис и расцвечивая их разными подробностями, чтобы они казались более достоверными. Она решила сделать тетю Элис сестрой не мамы, а отца, дабы не было сомнений в ее праве унаследовать деньги, если Мэри умрет...

К тому времени, когда, вымыв руки, Мэри уже сидела за столом, она была так довольна сочиненной ею историей, что, позабыв обо всем на свете, съела огромный обед. Чем сразу облегчила участь тети Элис, ко­торая все утро не переставала о ней беспокоиться. Когда Мэри протянула тарелку за второй порцией рисового пудинга, тетя Элис так возликовала, будто нежданно-негаданно получила подарок. Мэри старалась не глядеть на нее, она была занята тем, что сочиняла тетин портрет: «Страшное существо с длинным носом и черными, как бусинки, глазами». А поэтому сияющее от удовольствия миловидное лицо тети Элис приводило ее в не­которое замешательство. «Она, конечно, старается казаться доброй,— беззвучно шептала она,— чтобы никто не мог догадаться, как под такой маской...»

—  Ты что-то хочешь сказать, Мэри?—спросил дедушка.

—  Нет,— посмотрела  на  него  безмятежными   глазами   Мэри...   Разго­варивать, совершенно не шевеля губами, даже про себя, было нелегко, но она старалась изо всех сил.  «Дедушка у меня не очень злой,  но ужасно старый и ничего не замечает. Кроме того, он слепнет, а поэтому не видит, когда она, например, выбирает из жаркого все хорошие куски и дает мне лишь жир да хрящи...»

—  А   может,   все-таки   хочешь,   а,    Мэри?—Зоркие   глаза   дедушки смотрели на нее пристально и удивленно.

—  Может, ее научили, что маленьким девочкам нельзя болтать за сто­лом,— озарило тетю Элис.

Мэри кинула на нее презрительный взгляд.

—  Нет   уж,   никак   не   это.   Просто   я   рассказываю   себе   одну   исто­рию.

—  Интересную?

—  Очень.— Мэри    еле    сдержала    смех.— Можно    мне    выйти    из-за стола?

Дедушка и тетя Элис улыбнулись друг другу. Потом они вместе улыбнулись Мэри. Комната была залита солнечным светом.

—  Разумеется,   можно,   милочка.— Обрадовавшись,   что   Мэри   съела весь обед, тетя Элис сразу похорошела.— А что ты собираешься делать? Можем   пойти погулять в парк...

—  Я   бы   очень   хотела,— приторно-вежливо   ответила   Мэри,   потому что больше всего на свете ей не хотелось идти с тетей в парк,— но дело в том, что я пообещала моим друзьям встретиться с ними на пляже. Когда мы утром там играли, они сказали, что придут и после обеда.

Тетя Элис снова забеспокоилась:

—  Ты уверена,  милочка,  что это приличные дети,  а не какие-нибудь хулиганы?

—  Не думаю, что ей довелось познакомиться с шайкой разбойников,— вставил дедушка.

—  Нет, конечно, нет.— Тем не менее тетя Элис никак не могла успо­коиться.— Знаешь, к вечеру начинается прилив, и на берегу бывает очень опасно...

Мэри была больше не в силах сидеть на месте. Голова у нее пухла от мыслей о злой тетке и слепом дряхлом дедушке, и она мечтала остаться одной, чтобы продолжить свою историю.

—  Да нет, ничего,— сказала она.— Утром мы строили замок из песка, а после обеда будем собирать ракушки.

«Даже тете Элис не под силу считать эти занятия опасными»,— поду­мала она и оказалась права. Тетя улыбнулась и попросила ее быть осто­рожной, не подходить во время прилива близко к молу, потому что в про­шлом году там утонул мальчик. И еще, переходя дорогу, смотреть направо и налево и никогда не останавливаться с незнакомыми людьми...

Мэри так часто слышала эти предупреждения, что могла повторить их наизусть, слово в слово.

—  Хорошо,   я   буду   очень   осторожна,   тетя   Элис,— согласилась   она таким неестественно покорным тоном, что дедушка снова окинул ее удив­ленным взглядом.


По правде говоря, Мэри и сама была удивлена. Но по пути к морю пришла к выводу, что была вежлива с тетей Элис только из-за всех тех измышлений, которые придумала про нее в своей истории.

«В буфете у нее хранится бутылочка с надписью «Яд»,— продолжала она.— Бутылочка из темно-синего стекла, поэтому, сколько там жидкости, видно только тогда, когда держишь ее на свет. Сейчас там налито напо­ловину, и всякий раз, когда я прохожу мимо буфета, а тети в комнате нет, я стараюсь посмотреть, не стало ли жидкости меньше, потому что в таком случае я должна быть начеку и следить за своей едой. Я постоянно начеку. Если мы все берем еду с одного и того же блюда, например жаркое с кар­тофелем, значит, все в порядке. Но если она приносит каждому на отдель­ной тарелке, тогда я только поковыряю, поковыряю, но не ем, на тот слу­чай...»

Интересно, поверит ли этому Саймон? Его, кажется, не так-то легко убедить. Да и есть ли в этом нужда, коли они вряд ли снова увидятся, да и не очень-то она жаждет с ним встречи.

Во-первых, он, видно, любит командовать, а во-вторых, ему известно, что она украла шоколадки.

От этой мысли Мэри стало как-то неуютно, и, чтобы забыться, она принялась громко свистеть.

Погода снова изменилась: стало гораздо теплее, заголубело. Начался прилив, но, поскольку ветер спал, волн не было, и вода омывала стену набережной так ласково и беззвучно, как чай, когда он колышется в чашке.

Мэри направилась за пирс, туда, где выстроилась целая улица высоких стандартных домиков с названиями вроде «Си-Виста» или «Уотер-эдж». Тихонько насвистывая, Мэри шла не спеша и делая вид, что округа ее ни капельки не интересует.

«Харбор-вью» был предпоследним на улице, более захудалым, чем дру­гие, и срочно нуждающимся в ремонте. Вместо аккуратного газона с цве­точными клумбами и асфальтовой дорожкой перед ним был клочок затоп­танной, давно не стриженной травы, посередине которого стоял манеж, где, цепляясь за поручни, радостно гулькал толстый малыш. Он выкинул из манежа все свои игрушки, и теперь они валялись на траве среди других вещей: лежавшего на боку трехколесного велосипеда, теннисной ракетки, в которой не было половины струн, двух мусорных баков и проху­дившегося мяча для игры на пляже. А рядом с порогом у входа в дом стояла старая детская коляска с поднятым верхом. Пока Мэри разгляды­вала все эти вещи, младенец в коляске заверещал, дверь отворилась, и со ступенек сбежала маленькая женщина с седеющими волосами. Мэри быстро отвернулась и помчалась прочь.

Она бежала, пока не остановилась как вкопанная: вдруг Саймон уви­дел ее в окно и решил, что она ищет его? Вот ужас-то!

Она пошла к дедушкиной кабине. В этом году, с тех пор как она по­явилась в здешних краях, погода стояла плохая, и она еще ни разу в каби­не не была. Но ключ лежал на месте, поэтому, повозившись некоторое вре­мя с заржавевшим замком, она толкнула дверь, и та со скрипом отвори­лась. Внутри было холодно, пахло чем-то затхлым. Наморщив нос, она широко распахнула дверь, чтобы впустить в кабину чистый морской воз­дух. Все было прибрано и лежало на месте: в банке с надписью «сахар» лежал сахар, а в банке с надписью «чай» лежал чай. В стену был даже ввин­чен крючок для ее ведерка и лопатки, а на столе стояли две коробки, одна с ракушками, а другая с камешками, которые Мэри собирала в прошлом году. Среди них были и блестящие камешки, и тускло-голубые, и странной шишко-образной формы, которую придало им море. Мэри перебрала все камешки, вспоминая, какими они были на ощупь и на вид в прошлом году. Ей пришло в голову, что, в то время как большинство взрослых, убирая в ка­бине после летнего сезона, камешки обязательно бы выкинули, а ракушки оставили, тетя Элис расставаться с вещами, по-видимому, не любила, чем была очень похожа на Мэри, хранившую старые игрушки и даже обувь и одежду, из которых давно выросла. Эта привычка ужасно раздражала маму. «Господи боже, Мэри, у нас как в лавке старьевщика! Зачем ты держишь всю эту дрянь?»

Мэри присела на корточки у порога, и камешки медленно заструились у нее между пальцев.

«Тетя выкинула большинство моих игрушек,— сочиняла она,— а те немногие, что остались, держит под замком и разрешает мне играть ими только тогда, когда к нам приходит адвокат, в ведении которого находятся мои деньги. Тогда она дает мне игрушки, чистую одежду и разговари­вает со мной слащавым-преслащавым голосом: «Мэри, милочка...» Ко­нечно, если бы я рассказала адвокату все, ее посадили бы в тюрьму, но я боюсь это сделать, потому что он может мне не поверить, и тогда после его отъезда мне как следует достанется...»

От тепла ее разморило. Прислонившись к стойке двери, она сидела и смотрела на море. Оно было таким тихим, что казалось густым и глад­ким, как сироп. Далеко на горизонте медленно шел пароход, в фарватере у которого струились похожие на кусочки бумаги чайки, а ближе к бере­гу, курсом прямо на пляж, плыла лодка, и ее мотор стучал, навевая сон.

Мэри зевнула. Опять становится скучно. Начало всегда придумывает­ся легко, а вот потом, когда нет слушателей, рассказ не клеится.

— Хорошо бы случилось что-нибудь интересное,— сказала она вслух и подумала: «А вдруг, если закрыть глаза и досчитать до ста, и в самом деле что-нибудь произойдет?»

Она закрыла глаза и не торопясь начала считать, но, когда дошла до ста и открыла глаза, ничего не изменилось, только пароход еще больше удалился, а лодка, наоборот, приблизилась. В ней было четверо, трое мужчин и мальчик. Мотор был выключен, до нее доносились голоса людей, хотя разобрать, о чем они говорят, она не могла.

От нечего делать она стала наблюдать за ними. Заметив у стены ка­бины дедушкину трость, она взяла ее и для отвода глаз принялась ковы­рять гальку, не спуская, однако, глаз с лодки, которая бесшумно сколь­зила по глянцевитой поверхности воды. Двое мужчин были темнокожие, а третий, хозяин лодки в берете на голове,— белый. Сначала говорил он, а потом, когда замолк, заговорили другие, в явном возбуждении размахи­вая руками, словно ссорились.

Они причалили неподалеку от того места, где сидела Мэри, и она даже встала, чтобы получше все рассмотреть. Нос лодки вылез прямо на гальку, и двое темнокожих, засучив брюки, прыгнули на берег. Потом ло­дочник передал одному из них мальчика, оттолкнулся и, как только ока­зался на глубине, включил мотор и ушел в открытое море.

Оставшиеся на берегу смотрели ему вслед. Они были одеты в темные костюмы, что никак не подходило для морской прогулки, и у каждого бы­ло в руках по чемоданчику. Из-за своей одежды да еще из-за того, что, как только лодка ушла, они начали озираться вокруг, словно не понимая, где очутились, они казались заблудившимися чужеземцами.

Вроде выброшенных на необитаемый остров, решила Мэри.

Мальчик сел на землю. Наверное, надевал обувь. Один из мужчин рывком поднял его на ноги, и мальчик сделал шаг назад и локтем прикрыл лицо.

Мужчины вдруг бросились бежать. Они бежали по пляжу как раз в ту сторону, где стояла Мэри. Чтобы ее не было видно, она спряталась в проход между дедушкиной и соседней кабиной.

Они пробежали так близко, что ей было слышно их дыхание и видно, как оступались на камнях босые ноги. Мэри с минуту подождала, потом выглянула из прохода и увидела мальчика. Он бежал следом за мужчина­ми, но отстал от них; лицо у него было в слезах, он всхлипывал и вы­глядел так нелепо в темном парадном костюме с длинными брюками и в белой рубашке с красной бабочкой,  что она  безо всякой  задней  мысли, высунув голову, сказала:

— Ух!

В этот момент он почти поравнялся с ней. Услышав это «Ух!», он ах­нул, и, когда повернул к ней голову, на его лице было выражение такого неподдельного ужаса, что она сама напугалась и съежилась. И тут он, цеп­ляясь, как паук, руками и ногами за воздух, упал наземь, ударившись го­ловой о порог.

И застыл без движения.

Затаив дыхание, Мэри на минуту тоже замерла, потом вылезла из своего убежища между кабинами и огляделась. Мужчины скрылись. Единственными живыми существами в поле зрения были чайки, которые, как игрушечные, сидели на гладкой поверхности воды.

Она снова перевела взгляд на мальчика. Он лежал на животе, и из-под него торчала дедушкина трость. Трость, по-видимому, осталась прислонен­ной к ступенькам, и мальчик, наверное, за нее зацепился. Мэри тихонько потянула трость к себе — она боялась причинить мальчику боль,— но вы­тянуть не сумела.

— Вставай, ты ведь не ушибся,— тихонько попросила она и, не дождав­шись ответа, поняла, что он ее не слышит.— Пожалуйста...— всхлипнула она, но только чайка, перевернувшись через голову, ответила ей долгим, печальным криком.

Мэри побежала вдоль кабин, выскочила на набережную. Где-то вдали, возле пирса, толпились люди. У следующей лесенки она снова спустилась вниз, потому что увидела, что в шезлонге, укрывшись от посторонних глаз за высоким волноломом, сидит женщина. Мэри кинулась к ней, но тут же остановилась как вкопанная: перед ней, закутавшись в старую мехо­вую шубу и закрыв глаза, лежала та самая старуха, которой она утром строила гримасы...

Нет, будить ее и просить о помощи она не может...

Тихо поскуливая, Мэри направилась обратно к кабине. Мальчик ле­жал неподвижно, и чуть взыгравший ветерок ласково играл его мягкими темными волосами. Руки его покоились ладонями на гальке, тонкие паль­цы чуть скрючены, одна нога откинута под каким-то непривычным углом. Он ударился виском о нижнюю ступеньку порога.

Мэри присела возле него на корточки. Она знала, что его следует по­вернуть лицом вверх, тогда ему будет удобнее, но боялась до него дотро­нуться.

«А вдруг он умер? — подумала она. И затем:—Если умер, значит, я его убийца?»

Обхватив себя руками, она опустилась на гальку и задрожала. Потом быстро огляделась по сторонам. Никто ее не видел.

Если запереть кабину и уйти, никто ни о чем никогда не узнает. Она вернется домой как раз к чаю и скажет, если, разумеется, ее спросят, что играла совсем в другом конце города, где пляж покрыт ракушками. Тетя Элис и дедушка ей поверят. Чего бы она ни фантазировала, они ей всегда верили.

Но на этот раз лгать нельзя! А вдруг мальчик вовсе не умер? Разве можно оставить его без помощи? Затаив дыхание, она дотронулась рукой до его лица. Щека у него была теплая, а дыхание легкое, как трепет птичьего крыла.

Она встала. Под ложечкой у нее щемило, а ноги ступали, не повинуясь ей,  словно  принадлежали  кому-то другому.   Она снова  поднялась  по  сту­пенькам и побежала к пирсу.

Возле пирса опять толпились люди. Наверное, что-то случилось, реши­ла она. Там был и полицейский, только он стоял поодаль и смотрел в море.

Мэри кинулась было к нему, но в нескольких ярдах от него замедлила шаг, с ужасом вспомнив про украденные шоколадки. Вдруг продавец из палатки, недосчитавшись товара, сообщил об этом в полицию? Может полицейский сейчас и занят поисками девочки с испачканными лицом и длинными черными волосами. Забыв, что перед обедом она умылась, Мэ­ри вытащила носовой платок, поплевала на него, тщательно вытерла гу­бы, потом, чуть помедлив и сглотнув от волнения, приблизилась к поли­цейскому и вдруг замерла.

Толпа у него за спиной поредела, и она увидела в центре ее тех двух мужчин, которые были в лодке вместе с мальчиком. Еще один полицей­ский о чем-то с ними беседовал, а третий держал их за руки, чуть повы­ше локтя, что показалось Мэри нелепым: они вовсе не собирались бежать. Они были так расстроены, обескуражены и так не к месту на пляже в своих темных костюмах и с потрепанными чемоданчиками в руках, что кто-то даже сказал: «Бедняги...» Мэри подняла глаза на тех, кто стоял рядом, но никому вроде не было их жаль.

Все стояли и смотрели только потому, что надеялись увидеть нечто занимательное.

Ничего занимательного, однако, не случилось. У обочины остановилась полицейская машина, и, пока Мэри проталкивалась сквозь толпу, эти двое и один из полицейских влезли в машину и уехали.

«Что плохого они могли натворить?—думала Мэри.— Поскольку они прибыли морем, значит, могли быть контрабандистами, тайно ввозившими в Англию золотые часы или брильянты. А то и грабителями. Может, та лодка, с которой они высадились, должна была со следующим приливом забрать их и добычу и доставить туда, где полиция не смогла бы их найти. Если они грабители, тогда понятно, почему с ними был мальчик». Она вспомнила, как Билл Сайкс, идя на грабеж, брал с собой Оливера Тви­ста, потому что только мальчик мог пролезть в окно и открыть дверь из­нутри.

Если мальчик тоже грабитель, то глупо просить полицейского о по­мощи. Или кого-нибудь из взрослых...

Мэри вдруг показалось, что все на нее смотрят. Она нырнула в толпу и уперлась головой прямо в живот высокой, толстой дамы в цветастом платье.

—  Ты что? Осторожней!—сказал муж этой дамы.

Мэри хотела было извиниться, как вдруг за их спиной на другой сто­роне улицы заметила Саймона. Он, наверное, стоял там и смотрел, как и все остальные, а теперь собрался уходить.

Обежав толстую даму и не глянув ни вправо ни влево — тетя Элис, увидев это, наверное, упала бы в обморок,— Мэри бросилась через дорогу с криком:

—  Саймон! Подожди меня, Саймон!

Она уже не помнила, что он любит командовать и совать нос в чужие дела. Много позже ей подумалось, что она, должно быть, уже тогда поня­ла, что Саймон из тех, кто в беде приходит на помощь, хотя на самом деле откуда ей было это знать? Она действовала по интуиции, но, когда он остановился, увидела, что он не один, и не сразу сумела сообразить, о чем с ним заговорить.

— Привет!—сказал Саймон, смутившись, но тут же пришел в се­бя.— Это моя бабушка. А это мой друг Мэри.

— Здравствуй, Мэри!—Лицо у бабушки было худое, с длинным острым носом, как у ведьмы, только не у злой, а у веселой. Она везла ко­ляску, в которой лежал ребенок. Мэри узнала в нем того толстого малыша, который возился в манеже.

— Это Джейн,— сказал  Саймон.— А  новорожденную зовут Дженни.

Джейн  выпустила  большой   пузырь  и,   когда   он   лопнул,   засмеялась.

— Бедный наш Саймон!—улыбнулась бабушка.— Ведь у него четыре сестры! Тем не менее, думаю, гибель ему не грозит.

— Хочешь пойти к нам?—спросил Саймон.— Ты ведь приходила, но почему-то ушла.

Значит, он все-таки смотрел в окно! На секунду Мэри смутилась, но тут же забыла о своем смущении. Сейчас было важно только одно: остать­ся с Саймоном наедине и рассказать ему про мальчика. Она не сомневалась — и уверенность ее росла с каждой минутой,— что Саймон придумает, что делать.

Но как остаться с ним наедине?

—  И правда, почему бы тебе не посетить наш дом? — улыбнулась ба­бушка   и   быстро  зашагала  вперед,   не  дав   Мэри   возможности  ответить, а потом, отстав, поймать взгляд Саймона, потому что продолжала разгова­ривать с Мэри, рассказывая, что новорожденная весит восемь с половиной фунтов, то есть на два фунта больше, чем весила при рождении Джейн, и на три фунта больше, чем Полли-Анна, которые, как близнецы, естествен­но, были меньше, а вот Саймон весил целых девять фунтов и три унции.— И это при том, что мама у него от горшка два вершка!—с гордостью за­ключила бабушка.

Мэри, как и полагается воспитанной девочке, пыталась придумать, чем бы поддержать эту беседу, но так ничего и не придумала. Единственное, что ей пришло в голову, это спросить у бабушки Саймона, сколько она са­ма весила при рождении, но подобный вопрос казался несколько не­уместным.

—  Тебя  послушать,   бабушка,   ты   прямо  как  людоед,— заметил   Сай­мон.— Выбираешь, кого из нас выгоднее съесть на обед.

—  Какой    противный    мальчишка! — спокойно    ужаснулась    бабушка. Она   ввезла   коляску   на   лужайку   перед   «Харбор-вью»   и   начала   отвя­зывать малышку.— Пойдем домой, моя уточка. Пора пить чай.

—  С   жареным   ребеночком   под   мятным   соусом,— засмеялся   Саймон и   спросил   у   Мэри:—Идешь?   У   нас,   Трампетов,   чай — это   целое   со­бытие.

Мэри хихикнула, но тут же опомнилась.

—  Нет, не могу,  мне сначала нужно кое-что сделать...— И она беспо­мощно взглянула на Саймона, который прыгал вокруг коляски, закатывал глаза и чмокал губами.— Понимаешь,  случилось нечто ужасное,— громко сказала она,  чтобы  он перестал  дурачиться  и  обратил  на  нее  внимание.

Но он и не посмотрел в ее сторону. Он был слишком занят собой и своей глупой игрой.

—  В  нашем  доме  важно  не  что  готовят,   а  кто  готовит,— заявил  он, топая   по   ступенькам   крыльца   впереди   бабушки   и   широко   распахивая дверь.

Проходя мимо, бабушка сделала вид, что треплет его за уши, он скор­чился от смеха и крикнул Мэри:

—  Но если наше меню тебя не интересует, то уж сэндвич с ореховым маслом ты всегда можешь получить.

Мэри стиснула зубы: бесполезно. Когда человек в таком настроении, слушать его не заставишь.

—  Тоже мне остряк,— сказала она.— Мистер Умник-Разумник!

И со слезами разочарования на глазах выбежала из калитки. Как она ошиблась, решив, что Саймон придет на помощь! Он слишком глуп, слишком доволен собой и своей противной семьей, чтобы беспокоиться о ком-нибудь еще. Только зря время потеряла!

И не только свое, вдруг сообразила она. И время этого мальчика! Пока она бегала кругом, по глупости надеясь на чужую помощь, он мог умереть! Нельзя было оставлять его одного, не посмотрев даже, как он ушибся. А вдруг он истек кровью и умер?

Она бежала, а страх рос. К тому времени, когда она добралась до купальной кабины, она была настолько охвачена паникой, что не пове­рила тому, что увидела. Или, верней, тому, чего не увидела...

Все было так, как и до ее ухода: дверь распахнута, солнце заливало внутренность кабины. Но мальчик исчез.


4 «С НИМ МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ ВСЕ ЧТО УГОДНО...»

— Я ведь   только   старался  рассмешить   те­бя,— с упреком сказал Саймон.

Он чуть задыхался. Мэри ничего не ответила, и он, усевшись рядом с ней на ступеньки, сделал вид, что очень устал: отдувался и махал на себя руками, словно веером.

—  Для девочки ты довольно быстро бегаешь.

Бросив  на  него  испепеляющий  взгляд,   Мэри  задрала  нос  еще  выше.

—  Я знаю, что моя шутка насчет людоедства была не очень остроум­ной. Но и не такой уж глупой. Из-за этого ты убежать не могла. Может, ты решила, что я говорю всерьез?

Мэри понимала, что ей следует засмеяться, но у нее не было на это сил. Она не могла даже заставить себя улыбнуться, а лишь сидела сгор­бившись и смотрела на воду. Может, лодочник узнал, что произошло, вер­нулся и забрал мальчика? Но в таком случае лодка еще не успела бы скрыться из виду. Она так пристально всматривалась в даль, что у нее за­болели глаза. В море было так же пусто, как в небе.

—  Неужели   ты   в   самом   деле   поверила,   что   я   говорил   всерьез?— повторил Саймон, заглядывая ей в лицо так близко, что она не могла не поднять на него глаза.  На его лице играла широкая  улыбка,  а  в  глазах отражались солнечные  блики,   пляшущие  на  поверхности  воды.— Неуже­ли ты решила, что мы можем тебя съесть?

—  Не болтай ерунды! — В голосе Мэри было столько отчаяния, что он тотчас перестал улыбаться.

—  А  почему  же  ты   тогда   убежала? — продолжал   допытываться  он. «Саймон из тех ребят,— подумала Мэри,— которые не отстанут,  пока не дождутся на свой вопрос разумного объяснения». Но ей нечего было ему объяснять, особенно теперь, когда мальчик исчез, потому что вряд ли он поверит. Ей часто не верили, с горечью констатировала она, хотя доволь­но нередко у людей было на это полное право: очень уж она любила фан­тазировать. Иногда ей прямо говорили: «Мэри, лгать нельзя!», а иногда и более снисходительно: «О Мэри, ну и богатое же у тебя воображение!», словно воображение было таким же заболеванием, как ветрянка или корь.

Мэри решила, что не выдержит, если и Саймон скажет нечто подоб­ное, а потому заранее сжала кулаки и, затаив дыхание, приготовилась к худшему.

Но он сказал лишь:

—  Извини  меня,   пожалуйста.   Тогда,   наверное,   из-за  близнецов.   Но честное слово, тебе не о чем беспокоиться, они любят приставать, я знаю, но они не ябедничают.  Во всяком случае,  когда понимают,  что говорить не следует...— И так как Мэри смотрела на него непонимающими глазами, он, вспыхнув, добавил:—Я говорю про сегодняшнее утро.

Нынешнее утро казалось далеким, как забытый-презабытый сон. Вспомнив, Мэри опустила голову:

—  Дело совсем не в этом, дурачок.

—  А в  чем  же?—все  еще  терпеливо спросил  Саймон,  но  Мэри  по­слышалась в его голосе более резкая нота, словно пройдет минута-другая и ему надоест эта односторонняя беседа.

Она быстро взглянула на него, боясь, что он рассердится, но у него был озадаченный и одновременно заинтересованный вид. И ей вдруг захотелось рассказать ему все.

—  Ты мне не поверишь, если я расскажу,— сказала она и встала, по­тому что была больше не в силах сидеть на месте.

Она с трудом добралась до кромки маслянисто-густой воды, сердце у нее стучало в груди, а ладони стали влажными. А вдруг мальчика нашел полицейский? Вдруг он уже в тюрьме, в темной, душной камере? Или, того хуже, умирает в больнице, а над ним стоит доктор и, качая го­ловой, говорит: «Если бы его нашли раньше, нам, возможно, удалось бы спасти ему жизнь...»

—  Откуда ты знаешь, что я тебе не поверю? — спросил Саймон у нее за спиной,  и она почувствовала, что все накопившиеся у нее от сознания собственной  вины  слезы  вот-вот хлынут градом.  Она с  яростью оберну­лась к нему.

—  Хватит  болтать...   От  этого   нет   толку...   Надо   быстро   что-то  де­лать...— Глаза  у  нее  были   полны  слез,   она  ничего  не  различала.— Это ужасно,— всхлипнула она.— С ним могло случиться все что угодно...

— С кем?—спросил Саймон и, когда она не ответила — она хотела, но у нее перехватило горло,— взял ее за плечи и довольно сильно встрях­нул. Потом отпустил и велел:—Ну-ка рассказывай! Кто это «он» и что произошло?

У него был тон доброго дядюшки, словно Мэри не одних с ним лет, а гораздо моложе — скажем, Полли или Аннабел. В другое время Мэри, услышав такой тон, может, и возмутилась бы, но сегодня он успокоил ее. Саймон говорил с участием и так по-взрослому, что к ней снова верну­лось то ощущение, которое она испытывала раньше: он придумает, что делать.

И заторопилась рассказать:

—  Помнишь   тех   двух   мужчин,   которых   увез   полицейский?   С   ними был и мальчик... Он бежал по пляжу, а я... Я напугала его, и он упал, за­цепившись за дедушкину трость. И лежал неподвижно, и я решила... Я ре­шила,  что он  умер...  И побежала за кем-нибудь...  И  увидела  этих людей с   полицейским,   но  побоялась  сказать...   Из-за  Билла  Сайкса   и  Оливера Твиста. А потом решила сказать тебе,  но ты не слушал...  Ты все время смеялся.  Поэтому  я  побежала  обратно, а  его...   Его больше  нет.   Он ис­чез...

Ей не хватало дыхания, ноги стали ватными, она была вынуждена сесть на мол.

—  Значит,   он  не   умер,— сказал   Саймон.— Мертвые   ведь   не   ходят, верно?—Сделав  этот  практический   вывод,  он  помолчал  и,   чуть нахму­рившись, посмотрел на Мэри.— Только я не понимаю, к чему ты вспомни­ла про Билла Сайкса и Оливера Твиста?  Какое они имеют к этому отно­шение?

Мэри улыбнулась. Она уже начала стыдиться своего поведения: чуть не расплакалась, как младенец, и не могла как следует рассказать, что про­изошло,— и в то же время обрадовалась, что наконец-то и Саймон кое-чего не знает.

—  Билл Сайкс — вор, который был такой толстый,  что, когда шел на грабеж, всегда брал с собой мальчишку, чтобы тот влез в окно и открыл ему дверь. Ты что, не читал «Оливера Твиста»?

Саймон ответил, что читал, но продолжал смотреть на нее с недоуме­нием.

—  А ты что, не читаешь газет? —в свою очередь спросил он.

Мэри не обратила никакого внимания на его вопрос: наверное, решил отомстить ей за Диккенса. Тем не менее только она хотела ответить, объяс­нив, что читает газеты не очень часто, ибо дедушка выписывает только «Финансовые новости», а это скучная газета и в ней нет картинок, как вдруг вспомнила, что дедушка из ее истории слепой и по старости плохо соображает! В этот день все события происходили так быстро, что она не сразу сумела припомнить, рассказала ли уже Саймону про дедушку или только собиралась рассказать. Поэтому она только покачала головой и ответила:

—  Мне не разрешают. Тетя не разрешает.

Саймон открыл было рот, но снова закрыл.

—  Ладно,   это  не  столь  важно,— наконец  сказал   он.— Прежде   всего давай-ка лучше его найдем. Если он разбился, то далеко не ушел.

—  Я смотрела в кабине,— ответила Мэри.— Правда, только в нашей, но большинство остальных заперто.

Саймон решительно зашагал по пляжу,  и она побежала вслед за ним.

—  Никого,   кроме  старой   дамы,   поблизости   не   было,   но  она  спала. А полицейскому разве можно было сказать?

Саймон снова вернулся к их кабине. Он, по-видимому, не слушал ее, поэтому она схватила его за рукав.

—  Ведь если он вор, его тоже посадят в тюрьму!

—  Вот, значит, что ты надумала? —усмехнулся Саймон. И добавил: — Ну и балда же ты!

—  Что ты хочешь этим сказать? — возмутилась Мэри, но он покачал головой и приложил палец к губам.— Сам балда,— все-таки ответила она, но тихонько, едва слышно, потому что лицо его стало серьезным, а дыха­ние он затаил, словно оно мешало ему.

Они замерли. Сначала Мэри ничего не слышала, кроме играющего галькой прибоя. Потом ей послышалось еще что-то. Еле уловимый звук, словно кто-то царапал по земле...

—  А ты смотрела под кабиной? — прошептал Саймон.


И в самом деле, они нашли его под кабиной, где он лежал, свернувшись в тугой комок и забравшись как можно дальше от ступенек. Пока они пол­зли к нему, он не издал ни единого звука и не сделал ни единого движе­ния, а лежал неподвижно, подтянув колени к груди и сверкая белками глаз, но как только они добрались до него, он, коротко вздохнув, начал бо­роться. Кулаки у него были твердыми как камень.

Они попятились назад, чтобы он не мог до них дотянуться.

—  Он,  по-видимому,  не  очень-то ушибся,— заметил  Саймой,   потирая голову в том месте, куда пришелся случайный удар.— Он, наверное, когда упал, потерял сознание, а потом пришел в себя и заполз сюда...

—  У  него  нехорошо с  ногой,— сказала  Мэри.— Он,  наверное,  ее  вы­вихнул.— Она   посмотрела   на  мальчика   и  спросила  громко  и  отчетливо, словно,   помимо  того,   что  он  был  иностранец,   он  был   еще   и  глухим: — У тебя болит нога?

Мальчик смотрел на нее и молчал. Он дрожал с головы до ног, как мок­рая собака. А глаза у него были огромные и цвета сливы.

—  Он, наверное, не понимает по-английски,— заметил Саймон.

—  Ты говоришь по-английски?—спросила  Мэри,   но мальчик  ничего не ответил.

Только по глазам его было понятно, что он ее слышал, потому что перевел взгляд с Саймона на нее. Он был очень маленьким и безобидным на вид, чем напомнил Мэри ее кота Ноакса, когда тот котенком только по­явился у них в доме: тоже на вид был ласковый и тихий, но, как только до него дотрагивались, тотчас сжимался в меховой клубочек и шипел от ярости.

—  Лучше давай подумаем, что делать,— предложил Саймон.

Поскольку он был выше Мэри, то ему, естественно, было более не­удобно под кабиной. Вылезал он, упираясь в землю локтями и пятясь на­зад. А Мэри, оставшись с мальчиком наедине и убедившись,что Саймон не услышит ее и не будет смеяться, сказала тихо:

—  Я   не  хотела   сделать  тебе  больно.   Или   напугать  тебя.   Я   просто не подумала, что делаю.

Он тотчас перестал дрожать, словно понял ее.

—  Как тебя зовут? — быстро спросила она и,  показав на себя, сказа­ла: — Меня зовут Мэри.

Но мальчик молча смотрел на нее, а потом вдруг начал плакать. Из его сливовых глаз по крыльям носа бесшумно бежали слезы, блестящие и густые, словно капли ртути. Будто из сломанного градусника, подумала Мэри.

Саймон уже давно вылез из-под кабины и звал ее.

—  Не   плачь, — сказала   Мэри, — и   не   бойся.    Я    вернусь.   Я   обяза­тельно приду.

Саймон, по-видимому, был прав, утверждая,  что мальчик не понимает по-английски, а потому, стараясь успокоить его, добавила нараспев, словно он был дикое животное или младенец:

—  Я тебя в беде не оставлю.

Ей хотелось обнять его и крепко прижать к себе. Такой он был ма­ленький, такой худенький...

—  Мэри... — еще    раз    позвал    Саймон,   и   она   выползла    из-под    ка­бины.

—  Я купил ему леденец,— сказал Саймон.— Услышал, что проезжает тележка со сладостями, и купил.

Мэри смотрела на него сощурившись, потому что после тьмы под кабиной свет на берегу был слишком ярким.

—  Пусть поймет, что мы ему не враги.

Леденец был завернут в бумагу. Мэри снова залезла под кабину и ки­нула его мальчику. Он перестал плакать и с минуту смотрел на нее, а по­том, протянув коричневую руку, схватил леденец, развернул его и откусил кусок, так и не отрывая глаз от ее лица.

—  Ешь,— посоветовала Мэри.— Леденец вкусный.

Он откусил еще кусочек, и его вырвало. Мэри, зажав нос, выползла из-под кабины.

—  Его   вырвало,— объяснила   она.— Пахнет   жутко.— Ей   показалось, что и ее вот-вот вырвет.— Что нам делать?

—  Я   об   этом   и   думаю,— ответил   Саймон.   И  помолчав,   добавил: — Но пока еще ничего не придумал.

—  Ему нужно умыться,— сказала Мэри и, взяв из кабины ведро, по­шла к морю.

Ярко-красное солнце уже совсем спустилось к горизонту, и прохлад­ный ветерок ворошил воду. Мэри набрала полное ведро.

—  Давай побыстрее что-нибудь придумаем. Иначе он простудится, ес­ли пробудет там всю ночь.

—  Слушай,  вылезай!   Мы  тебя  не  обидим! — наклонившись,   крикнул Саймон.

—  Он, наверное, боится тебя,— сказала Мэри. Саймон выпрямился.

—  Вполне возможно. Позови его ты. Ты девочка и меньше меня,  мо­жет, он не будет так бояться.

—  Сейчас,— ответила Мэри.— Только сначала надо решить, что с ним делать.

«Может, взять его домой?» — подумала она, но тотчас отказалась от этой мысли. Тетя Элис становилась, по выражению дедушки, «сама не своя», если кто-нибудь приходил просто к чаю.

—  А ты не можешь взять его к себе? —спросила Мэри.— У вас полно народу. Никто и не заметит, если станет одним больше.

—  Нет,— ответил Саймон.— Мой папа служит в полиции.— И он по­краснел, словно ему было стыдно в этом признаться.

—  Ну и что?  Когда я сказала тебе про грабителей,  ты  назвал  меня балдой.

Саймон покраснел еще больше.

—  Правильно.  Невежественная ты  балда.  Он  нарушитель  закона,  но не вор. Он нелегальный иммигрант.

Мэри смотрела на него и ничего не понимала.

—  Ты что, не поняла? —спросил Саймон.— Даже когда я спросил, читаешь ли ты газеты?

Мэри покачала головой. По правде говоря, она обычно была так увле­чена собой или своими мыслями, что газетные или телевизионные ново­сти казались ей столь же скучными и нудными, как и разговоры взрос­лых.

—  Ты хоть знаешь, кто такой иммигрант?—вздохнул Саймон.

—  Человек,  который  приезжает из другой  страны,  чтобы  поселиться здесь. Тут нет ничего нелегального!

—  Верно,  иногда действительно нет.  Многие люди в  поисках работы едут сюда или в Америку. Но не всех, кому хочется, пускают. Существует так называемая квота, то есть число иностранцев, которым ежегодно раз­решается поселиться в Англии. Поэтому иногда люди, которые не попали в  это  число,   пытаются  проникнуть  сюда  нелегально.   Как,   например,   те двое. Отсюда недалеко до Франции. Они едут во Францию, а затем на­ходят лодочника, готового за деньги переправить их через Ла-Манш.

— Но он ведь маленький мальчик,— возразила Мэри.— Ему не нужна работа... 

—  Может, один из этих людей — его отец или дядя.

Нет, не похоже, решила Мэри. Когда они высаживались из лодки, мальчик был так напуган, как бывает, только когда рядом чужой человек. Кроме того, те двое убежали без оглядки, бросив его на произвол судьбы...

—  Они,     наверное,     пакистанцы,— сказал     Саймон.— Папа     говорит, что большинство из тех,  кто высаживается здесь,  пакистанцы.  А иногда индийцы.

—  И что с ними будет?

Саймон пожал плечами.

—  Посадят, наверное, в тюрьму, а потом, если документы у них в по­рядке,  отправят туда,  откуда  приехали.  Плохо,  конечно,  потому что  они истратили на проезд все свои деньги, но папа говорит, что ничего сделать нельзя. Он говорит...

—  Какая несправедливость! — возмутилась Мэри.— Значит, если они не смогут  найти работу у себя в  стране,  то  им  остается только умереть с голода, верно?

—  Отец говорит, что о жалости следует позабыть,— сказал Саймон.— Таков закон. Люди обязаны подчиняться закону.

Он рассуждал так спокойно, словно ему все это было безразлично. Мэ­ри посмотрела на него и почувствовала, что у нее по телу побежали му­рашки. Как она ошиблась в Саймоне! Может, он и вправду способен при­думать, что им делать, но совсем не так, как она надеялась. Разве он за­хочет помочь ей спрятать мальчика, если у него отец полицейский? Нет, он пойдет и расскажет отцу все, как и требуется по закону, и мальчика за­берут и посадят в тюрьму.

—  Знаешь,   ты   лучше   уходи,— сказала   она.— Забудь   обо   всем   и уходи.

—  Что с тобой?—растерянно спросил он.

—  Прости, я   перерешила.   Ты   свободен.   Я   сама   позабочусь   о   нем. Я не хочу, чтобы ты мне помогал.

—  Но что ты будешь делать?

—  А тебе-то что? —топнула она ногой, почувствовав, что в груди у нее разгорается пламя ярости.— Тебе лучше не знать, правда? Потому что ты можешь    оказаться    нарушителем    своего    драгоценного    закона,    верно? Вдруг я  совершу  какой-нибудь  дурной  поступок?   Раз  ты  такой  жуткий формалист, тебе лучше ничего не знать!

Углы рта у него как-то странно задергались, словно он пытался скрыть улыбку.

—  Но ведь ты сама попросила меня...— попытался объяснить он.

—  Я тогда не знала, что твой отец полицейский.

По какой-то непонятной причине этот довод показался ему убеди­тельным.

—  Ладно,— сказал он и повернулся, чтобы уйти. Шея у него стала яр­ко-красной.

—  Если   ты   кому-нибудь   скажешь,— крикнула   ему   вслед   Мэри,— я тебя убью.

Но он не обернулся.

Она подождала, пока он скрылся из виду, потом, нагнувшись, загляну­ла под кабину и позвала мальчика. Он сидел уже не у дальнего конца, а возле самой ступеньки. Она даже удивилась, застав его так близко. Слов­но он подслушивал.

—  Давай вылезай,— сказала она.— Все в порядке. Он ушел.

Она протянула ему руку, и, к ее изумлению, он, протянув свою, позво­лил ей помочь ему. Стоя, он был почти одного с ней роста, но худее, а кисти рук и лицо были у него такими тонкими и маленькими, что она по­чувствовала себя неуклюжей. Усадив его на ступеньки, она с помощью но­сового платка и соленой воды из ведра помогла ему умыться.

—  Ты,     наверное,     голоден?—спросила    она.— Прежде     всего    тебе нужно  поесть  немного,   не  то  тебя  снова  вырвет.   Просто  чтобы  подкре­питься. Тебя, наверное, укачало еще в лодке. Я один раз плыла на паро­ходе во Францию, и мне все время было плохо. А бывает, что меня то­шнит,   как   говорит   тетя   Элис,   просто   от   перевозбуждения.   Ничего,   по­спишь — и сразу тебе станет лучше. Можешь спать у нас в кабине, я по­стелю на пол полотенца, чтобы тебе было удобнее, а потом я придумаю, что делать, потому что ты ведь, наверное, не хочешь попасть в тюрьму или отправиться обратно в Пакистан, правда? Поэтому веди себя хорошо, лежи тихо, не шуми и старайся не бояться...

Она выполоскала платок в ведре. Теперь мальчик стал чистым, от него не воняло, но рубашка у него была мокрой, облепляла грудь, и он дрожал от поднявшегося к вечеру ветра.

—  Лучше   сними   рубашку,— посоветовала   она.— От   сырой   рубашки можно  заболеть.   Я   дам   тебе   мою  фуфайку.   Она  тебе   немного  велика, зато станет сразу теплее...

Но он только смотрел на нее и молчал. Она вздохнула: что толку с ним говорить, когда он ничего не понимает? Тем не менее все равно при­дется рано или поздно решить, как поступить с ним дальше.

Она вылила воду из ведра и положила сушить платок на камни. Солн­це уже совсем скрылось, и лишь над горизонтом еще тянулась светло-желтая полоса. Небо было покрыто легкими перистыми облаками и каза­лось мраморным. Наступило время ужина, ей пора домой. Опоздай она хоть на десять минут, тетя Элис начнет волноваться, а если тетя Элис волнуется, она способна позвонить в полицию.

Еще раз вздохнув, Мэри повернулась к мальчику.

Он снял свой пиджак и теперь расстегивал рубашку.

Сначала она даже не придала значения этому факту, ибо мысли ее были заняты тетей Элис и полицией. И вдруг ее словно громом пора­зило.

—  Значит, ты все время понимал, о чем я говорю?

Он ничего не ответил. На его личике не было никакого выражения, словно он снял его вместе с рубашкой. Он протянул тонкую дрожащую руку за ее фуфайкой, и, только когда она, сняв с себя фуфайку, отдала ему ее и он через голову натянул ее на себя, он, наконец, заговорил.

—  Я не из Пакистана,— сказал он.

Мэри, стояла раскрыв рот и смотрела на него.

—  Я из Кении. Меня зовут Кришна Патель. И я британский поддан­ный.

Он стоял в ее фуфайке и больше не выглядел ни худым, ни испуган­ным, а, скорей, сердитым и гордым. И вдруг Мэри тоже рассердилась. Какой обманщик! Она припомнила, как утешала его, успокаивала, говори­ла так ласково, как ни за что не стала бы говорить с человеком, который понимал по-английски, и сразу почувствовала себя униженной и оскорблен­ной.

—  Гадкий ты мальчишка! — прошипела она. — Ты поступил подло!

И она с угрозой сделала шаг к нему,  но он не отступил, а стоял,  как стоял, и только глаза его расширились от удивления.

—  Зачем же ты притворялся? —спросила она.

Но не успел он ответить, как из прохода между кабинами прямо на них выскочил Саймон. Он задыхался и так побледнел, что веснушки у него на лице казались выпуклыми.

—  Идут!—еле выговорил он.— Идут по пляжу...

И так как Мэри с мальчиком оставались неподвижными, он схватил мальчика за плечи и втолкнул его в кабину.

—  Прячься за дверь! — скомандовал он.


5 НАПЕРЕКОР ЗАКОНУ...

Поэтому, когда полицейские, держа дол­гий путь по пляжу, подошли к кабине, перед ними на ступеньках, что вели к открытой двери, сидели двое детей и перебирали ракушки.

Вид у этих детей был самый безобидный. Единственно странным могло показаться то обстоятельство, что они не подняли глаз, даже когда полицейские остановились прямо перед ними.

—  Ты уж,  пожалуй,  вырос для ракушек,  а,  Саймон?—заметил один из них.

Голос его звучал по-дружески, но взгляд был цепким. Затем он по­смотрел поверх их голов прямо, в кабину.

Мэри заметила, как сжалась в кулак лежавшая на коленях рука Сай­мона, и поняла, что он сейчас зальется краской. Она попыталась помешать ему, изо всех сил повторяя про себя: «Не красней! Не красней!», но ничего у нее не получилось. Сначала покраснела шея, потом лицо до самых корней волос.

—  О, мистер Питере! — постарался удивиться он.— А я вас и не заме­тил! Это мой друг Мэри. Я помогаю ей разбирать ракушки.

Слова  его  звучали так  неправдоподобно,   что  Мэри  пришла  в  отчаяние.

—  У   нас   в  школе  будет   выставка,— решила   она   выручить  его,— под названием  «Жизнь побережья».  Мне дали  задание собрать морские  водо­росли, ракушки и все такое прочее. Ужасно это скучное занятие, поэтому я долго   ничего   не   делала,   и   вот   теперь   Саймон   вынужден   мне   помогать.

Она говорила живо, не задумываясь, но надежды большой не испыты­вала. Лгать она умела гораздо лучше Саймона, у которого, судя по всему, большого опыта не было, но весьма сомневалась в том, что ей удастся убедить полицейских. Они должны быть либо слабоумными, либо слепы­ми, чтобы не заметить замешательства Саймона. Вот-вот один из них вой­дет в кабину и вытащит прячущегося там мальчика!

Она сидела, вся напружинившись, не смея поднять глаз выше средней пуговицы на жилете полицейского, и ждала, когда на ее плечо ляжет тя­желая рука, а сердитый голос прикажет подняться.

Но вместо этого она услышала лишь сдавленный смех. Она подняла голову и увидела, что оба полицейских широко улыбаются.

У Питерса было красное, потное лицо, в котором, как изюминки в бу­лочке, тонули маленькие карие глаза.

—  Это ваша кабина? — спросил он.

—  Моего дедушки.

—  Когда  уйдете,   запри  ее.  А  то  могут  явиться  незваные  гости.   Вы никого здесь не видели, а?  Никаких подозрительных субъектов не болта­лось поблизости?

—  Кроме    вас,    никого,— ответила    Мэри,    и    они    снова    расхохота­лись.

И пошли дальше, смеясь и перебрасываясь словами. Когда они уже не могли их услышать, Саймон сказал:

—  Ничего не могу с собой поделать. Это из-за того, что у меня тонкая кожа и близко к ней проходят кровеносные сосуды. Чем больше боишься покраснеть, тем больше краснеешь.

Мэри, которая сидела, по-прежнему затаив дыхание, судорожно глот­нула воздух и почувствовала, что у нее кружится голова.

—  Я была уверена, что они догадаются, как только ты покраснел. Не могли же они не заметить.

—  Они заметили. Только решили, что я покраснел совсем не из-за это­го, вот и все.

—  А из-за чего?

Он смутился, взял маленькую розовую с коричневым ракушку и с преувеличенным вниманием стал ее рассматривать.

Мэри так толкнула его по руке локтем, что он выронил ракушку и она упала в кучу других.

—  Из-за чего, по-ихнему?

—  Они решили, что я покраснел из-за того, что меня застали с девоч­кой. Некоторые люди находят себе довольно глупые причины для смеха, — выдохнул он.

При сложившемся положении дел Мэри тоже нашла это обстоятельст­во сравнительно забавным.

—  Знай они всю правду, сразу бы позабыли про свой смех.

Этой фразой она надеялась развеселить его, но ничего не получи­лось.

У него был мрачный вид.

—  Ты, наверное,  предпочел бы,  чтобы они обо всем догадались, прав­да?— с упреком спросила она.

Он окинул ее презрительным взглядом.

—  Я, кажется,  вернулся, да?

—  Да, вернулся.— Но ей хотелось докопаться до истины. И она спро­сила,  глядя  на его угрюмый  профиль:—А почему?   Ты  же  говорил,   что этих   людей   нужно  отправлять  туда,   откуда   они   приехали.   Таков   закон, сказал ты.

Он вскочил,  словно стараясь уйти от ее вопросов,  и вошел в кабину.

—  Смотри-ка! — воскликнул он.— Его высочество-то заснул!

Мальчик спал, устроившись между стенкой и дверью. Голова его, как цветок, болталась на тонкой шее. Он даже чуть посапывал.

—  Знаешь, когда видишь человека своими глазами, отношение к нему меняется,— смущенно   признался   Саймон.   С   минуту   он   смотрел   на   нее и вдруг заулыбался.— И кроме того, я, кажется, придумал, что с ним де­лать.

Они снова сели на пороге. Мальчик не может здесь ночевать, объяснил Саймон, потому что полиция следит за кабинами. Бродяги часто, взломав дверь, проводят ночь в кабине.

—  Поэтому   я   вспомнил   о   лавке   дяди   Хорейса,— продолжал   Сай­мон.— Дядя сейчас в отъезде, лавка заперта, но я знаю, как туда проник­нуть.  После ужина,  когда станет совсем темно,   мы  можем перевести его туда.

—  После ужина я ложусь спать,— призналась Мэри.

—  Постарайся   уж,   пожалуйста,   выбраться   из   дома,— со   снисходи­тельным видом сказал Саймон.— Тебе обязательно надо прийти, вы ведь уже подружились.

—  Между  прочим,  он  говорит  по-английски,— вспомнила  Мэри.   Она совсем   забыла   сказать   ему.— Как   раз   перед   твоим   возвращением   он заговорил со мной. И совсем он не из Пакистана. Он из Кении. Это в Аф­рике. Его зовут Кришна Патель.

Из кабины за их спиной донесся какой-то скрипучий стон, словно Кришна во сне отозвался на свое имя. Они вошли в кабину, он шевелил­ся и тер глаза.

—  Закрой  дверь,— велел   Саймон,   и   Мэри   затворила  дверь.   Теперь свет проникал только сквозь щели.

Мальчик вскочил на ноги, но тут же застонал и чуть не упал.

—  Это судороги,— объяснил Саймон. Он потер ему ноги.— Ну-ка пото­пай, разгони кровь.

Но мальчик никак не мог проснуться. Он стоял, покачиваясь, и зевал.

—  Пусть полежит,— предложила Мэри.

На стене висели купальные полотенца. От них пахло плесенью, но все-таки это было лучше, чем ничего. Она расстелила полотенца на полу и уложила на них Кришну. Он свернулся в клубочек и заснул как мла­денец,— большой палец в рот.

—  Считай, что из игры он выбыл,— заключил Саймон. Он опустился на колени и сказал мальчику на ухо: — Мы тебя запрем. Но не бойся, мы вернемся. Если проснешься раньше, жди. И чтоб никакого шума!

—  Чего ты на него кричишь? — возмутилась Мэри.  Она дотронулась до  щеки   мальчика,   он   открыл   глаза   и   посмотрел   на   нее.— Почему   ты сразу не сказал нам, что знаешь английский?

Он вынул палец изо рта.

—  Я боялся,— ответил он.

Мэри тоже немного боялась. Хорошо Саймону говорить, ему-то нетруд­но выбраться из дому после наступления темноты, у него нет тети Элис, которая перед сном запирала все двери и окна на случай появления граби­телей и в конце всегда заглядывала в комнату к Мэри — посмотреть, спит ли она. Легче уйти из рук вооруженного часового, чем от бдительного ока тети Элис. «Она боится, что я убегу и расскажу кому-нибудь, как она со мной обращается»,— говорила про себя Мэри, сидя одна за ужином напротив телевизора, потому что к тому времени, когда она добралась до дому, дедушка с тетей Элис уже поели и тетя Элис стояла в пальто, гото­вая отправиться на поиски Мэри.

Мэри объяснила, что заигралась со своими новыми приятелями и по­забыла про время. Тогда тетя Элис спросила: «Разве твои друзья не дол­жны были идти домой?» Она рассердилась, потому что беспокоилась, и, припомнив все эти подробности, Мэри, хмуро глядя в телевизор, добавила про себя: «Она не хочет, чтобы у меня были друзья, боится, что я им рас­скажу про нее. Она вообще предпочла бы держать меня взаперти, но не ре­шается, потому что это может показаться странным женщине, которая приходит к нам убирать...»

В эту секунду в комнату вошла тетя Элис.

—  Поела,     милочка?—боязливо     спросила     она,     встретив     хмурый взгляд Мэри.— Еще чего-нибудь хочешь?

Мэри ничего не ответила. Хорошо бы, если бы на двери ее спальни был замок. Тогда тетя Элис не могла бы войти...

—  Ни ответа ни привета,— с улыбкой прокомментировала тетя Элис.— Может,   съешь   яблочко,   милочка?   Кто   ест   яблоки,   тот   никогда   не   бо­леет.

Мэри еще больше нахмурилась. «Когда я засыпаю, она, как вор, про­бирается ко мне в комнату, вынюхивает и высматривает...»

—  Тетя Элис, пожалуйста, не заходите ко мне в комнату, когда я уже в постели,— попросила она.

Тетя Элис так обиделась, что Мэри даже стало ее жаль.

—  Я хотела сказать... Мне немного боязно, когда я лежу и сплю, а вы потихоньку входите и смотрите на меня.

В наступившей затем тишине стало слышно, как заурчал желудок тети Элис.

—  Я вовсе не хотела тебя пугать. Только убедиться, что все в поряд­ке...— И вдруг окинула Мэри внимательным взглядом.— А я и не подо­зревала, что ты такая пугливая.

—  А я и  не пугливая.— Мэри  пыталась догадаться,  что она должна была бы чувствовать, если бы была пугливой.— Просто в темноте все вы­глядит  по-другому.  И  одежда,   брошенная  на  стул,  и  вешалка  на двери. А  когда   спишь   и   дверь  отворяется,    то   понятия   не   имеешь,   кто  вой­дет...

—  Ладно,   больше   не   буду   входить,— улыбнулась   тетя   Элис.— Я   в детстве тоже, между прочим, боялась темноты. У меня была няня, которая, когда я капризничала,  запирала меня в чулан под лестницей.  Там было темно, как под землей.

—  А почему вы ей позволяли?  Я бы начала кричать изо всех сил,— сказала Мэри.

—  Она говорила,  что там сидит крокодил,  который,  если я хоть  раз пискну, съест меня в один присест,— вздохнула тетя Элис.

«Что   еще   ждать   от   тети   Элис,— подумала   Мэри,— если   она   такая глупая?» Мысль эта, должно быть, отразилась на ее лице, потому что тетя Элис поспешно добавила:

—  Я,   конечно,   знала,   что  никакого  крокодила  там   нет.   Так   же,   как тебе   известно,   что  это — одежда,   а  то — вешалка,   и   ничего  больше.   Вот почему я всегда оставляю для тебя свет на площадке лестницы.

Переход к свету на площадке от крокодила в чулане показался Мэри несколько странным, но он дал ей пищу для размышления. Когда она чуть позже подошла пожелать дедушке и тете Элис спокойной ночи, она поце­ловала не только дедушку, но и тетю. До сих пор она старательно этого из­бегала, ибо ей ненавистно было прикосновение к очкам тети Элис и жест­ким волоскам у нее на подбородке. Но теперь она ткнулась носом прямо в холодную оправу очков и укололась о волоски, не испытывая никакого чувства отвращения. Тетя Элис прямо вся засветилась от радости.

—  Какая честь! — звонко рассмеялась она.

—  По-моему,   пугать   ребенка   крокодилом   жестоко,— заметила   Мэри и торопливо попятилась назад,  чтобы  тетя Элис  не могла поцеловать ее еще раз.

—  Крокодилом? Каким крокодилом?—встрепенулся дедушка, но тетя Элис только снова рассмеялась и сказала, что это их с Мэри тайна и что «смотри, как уже поздно!». Разве дедушка не собирается смотреть по теле­визору старый  военный фильм  «Гибель Бисмарка»?   Еще утром дедушка упомянул, что хочет посмотреть эту картину.

Она говорила более возбужденно, чем обычно. Конечно, раздумывала Мэри, поднимаясь к себе в спальню, тетя Элис никогда не рассказывала дедушке про няню и крокодила, и ей неприятно, если он сейчас об этом узнает. Она боится, что он начнет укорять себя за то, что нанял ухажи­вать за своей дочерью такую отвратительную женщину. Этим, во всяком случае, можно было частично объяснить волнение тети Элис. А кроме того, она, по-видимому, стыдилась того, что давным-давно забытый случай до сих пор имеет для нее значение.

Мэри даже удивилась тому, как быстро сумела во всем разобраться. Она не просто догадывалась — она не сомневалась в том, какие чувства испытывает тетя Элис. Словно читала их волшебным глазом.

Точно так же она не просто предполагала, а была уверена, что тетя Элис больше никогда не заглянет в ее спальню. И не потому, что обеща­ла этого не делать, а потому, что девочкой сама боялась, когда к ней загля­дывали.

Тут Мэри испытала угрызения совести, но всего лишь на минуту. Некогда было размышлять про тетю Элис. Мэри обещала Саймону встре­титься с ним в девять часов, а сейчас уже было около девяти.

Она остановилась и прислушалась. Снизу доносились звуки бравурной музыки, за ними последовали залпы орудийного огня. Тетя Элис не смотрит кино, знала Мэри, она не любит шумные военные фильмы, но все равно сидит рядом с дедушкой, чтобы разбудить его, если он заснет, пото­му что дедушка очень сердится, когда что-нибудь пропускает. А фильм идет часа полтора...

Мэри на цыпочках сошла вниз по лестнице, открыла дверь и очутилась во тьме. Дул ветер.

Саймон ждал ее возле купальной кабины.

—  Я уж думал, ты не придешь,— сказал он.

—  Мне пришлось подождать до начала фильма. Он здесь? Из прохода между кабинами появилась тень.

—  Его   в   темноте   еще   труднее    разглядеть,    чем   тебя, — засмеялась Мэри.

—  Зато белки его глаз ярче сверкают,— возразил Саймон. Кришна дрожал от холода. Мэри взяла его за руку. Рука была холод­ной и влажной.

—  Побежим, тогда он согреется,— предложила она. Но Саймон покачал головой:

—  Нет, пойдем, как обычно, не спеша. Так лучше.

Все равно им было страшно. Как только они поднялись на набережную, они почувствовали себя черепахами без панциря: укрыться было негде. В стоявших на берегу домах кое-где горел свет, а из темного окна вся на­бережная — как на ладони. Кроме того, за углом мог оказаться полицей­ский. Мэри хотелось повернуться на сто восемьдесят градусов и бежать, а по тому, как оглядывался вокруг Саймон, можно было догадаться, что и он боится. Только Кришна держался спокойно.

Когда они дошли до пирса, он спросил громким отчетливым голо­сом:

—  А от вашего города далеко до Лондона?

— Не знаю, сколько миль,— прошептала Мэри,— но на поезде два ча­са езды.

— Я хотел бы поехать в Лондон,— сказал Кришна.— В Лондоне живет мой дядя. Он должен был встретить меня в аэропорту.

—  Замолчи,— прошипел Саймон.— Смотрите...

Сразу  за  пирсом  у  обочины  дороги  стояла  длинная  черная  машина.

—  Это полиция,— объяснил Саймон.— Нет, не останавливайтесь. Иди­те как ни в чем не бывало.

Мэри почувствовала, что колени у нее подгибаются. Она схватила Кришну за руку.

—  Вы   слышали   когда-нибудь   анекдот   про   мальчика   и   зонтик? — вдруг громко спросил Саймон.

—  Нет,— ответила Мэри. По ее мнению, сейчас им было вовсе не до анекдотов.

—  Так вот.  На пляже старик спрашивает у мальчика:   «Сколько тебе лет?» — «Шесть»,—отвечает мальчик.  «А почему же ты тогда такой  ма­ленький, меньше моего зонтика?» — говорит старик.  «Не знаю,— отвечает мальчик,  вставая на носки,  чтобы казаться повыше.— А сколько лет ва­шему зонтику?»

Это был старый анекдот, но, и впервые его услышав, она тоже не очень смеялась. Тем не менее сейчас Мэри из вежливости улыбнулась, а Саймон громко захохотал. В этот момент они как раз проходили мимо машины, и Мэри был виден бледный овал лица полицейского, повернувшего голову в их сторону.

—  Сюда,— сказал Саймон, и они свернули в узкую боковую улочку. — А теперь бегом! —скомандовал Саймон, и Мэри с Кришной, схватившись за руки, бросились бежать. Они бежали до тех пор, пока Саймон, расцепив их руки, не потащил за собой в какой-то тупик.

В тупике было полно мусорных баков. Мэри ударилась коленкой об один из них.

— Нашел время рассказывать анекдоты! — сердито сказала она.

— На  нас  смотрел полицейский,  который  сидел  в  машине.  О  чем-то нужно было говорить, вот я и рассказал анекдот. Полицейский видит:  идут трое детей,  шутят и смеются. Я просто схитрил.

—  А они ищут нас? —Мэри потерла ушибленное колено.

—  Не нас,  но кого-то ищут.  Папа приходил к ужину домой и расска­зал, что задержали лодочника, который признался, что перевез через про­лив  трех  человек.  Он  не  сказал,  что  один  из  них  мальчик,  поэтому они ищут взрослого человека.

—  А зачем  тогда мы побежали?—спросил Кришна.— У  меня болит нога...

Подогнув одну ногу под себя, он стоял, как аист, прислонившись к стене возле мусорных баков.

—  Я ведь говорила тебе, что он, когда упал, ушиб ногу,— с упреком сказала Мэри Саймону.

Сама она совершенно об этом забыла.

Она присела и пощупала ногу Кришны. Щиколотка у него опухла, бы­ла твердой и гладкой, как яблоко.

—  Ему,   наверное,   даже   ходить   больно,— сказала   она.— Почему   ты нам не напомнил?

Но он лишь всхлипнул в ответ.

—  Осталось   недалеко,— попытался   подбодрить   его   Саймон.— Пере­махнем через стену, а там совсем пустяк.

Чтобы забраться на стену, нужно было влезть на мусорный бак. Сай­мон проделал все это с ловкостью, а потом, сидя на стене верхом, помог Кришне. Но когда Мэри взобралась на бак, крышка провалилась, и она очутилась по щиколотку в грязной, вонючей жиже.

—  Ну и  запах! — ухмыльнулся Саймон,  когда ей  со второй попытки удалось усесться  на стене  между  ними.— Жаль,  что нашатырный  спирт остался дома,— продолжал он, махая на себя руками и притворяясь, будто падает в обморок.

—  Очень   остроумно! — огрызнулась   Мэри,   но   Кришна   рассмеялся. Он  издавал  такие  высокие  и  пронзительные  звуки,   что,  только увидев, как он трясется, раскачиваясь взад и вперед, и тихо попискивает, как пте­нец, они поняли, что он смеется.

Где-то стукнуло окно.

—  Тсс... Слезаем,— скомандовал Саймон.

Он спрыгнул во двор по ту сторону стены, протянул руки, чтобы по­мочь Кришне, и Мэри услышала, как он ухнул под весом Кришны. По­том она спрыгнула сама, почувствовав, как сотряслась у нее каждая кос­точка.

Там тоже стояли мусорные баки.

—  У твоего дяди, наверное, много мусора,— заметила Мэри.

—  Он    на    этом    зарабатывает,— усмехнулся    Саймон.— Осторожней, здесь ступеньки.

Они очутились на темной площадке, куда выходили дверь и забитое досками окно. Саймон схватился за доски и тихонько их потряс.

—  Кем   ты   себя   считаешь?—спросила   Мэри.— Тарзаном,   что   ли?

—  Ты угадала,— ответил Саймон.

Он чуть слышно крякнул, и в руках у него оказались две доски. С ус­мешкой посмотрев на Мэри, он полез в проем, чтобы открыть окно. За ним влез Кришна, потом Мэри. Внутри было темно и пахло мы­шами. 

—  Где вы?—спросила Мэри и, вытянув руки, двинулась вперед. Она коснулась сначала пиджака Кришны,  который уже высох,  но от соленой воды покоробился, потом руки Саймона.

—  Тебя-то   уж   мы    не   потеряем,— засмеялся    Саймон.— Стоит   потя­нуть носом...

— Хватит! — крикнула Мэри.— Что тут смешного? Сто раз повто­ряешь одно и то же.

Наступило короткое молчание.

— Извини. Дурная привычка,— вздохнул Саймон.

И она поняла, что он обиделся. «Он, наверное, застенчивый,— вдруг пришло ей в голову.— Люди, которые много шутят, часто бывают от при­роды застенчивыми».

—  А свет нельзя зажечь?—спросила она.

— Электричество отключено. Но я принес с собой фонарик.

Появился тонкий, как карандаш, луч света. Стали видны глаза Сай­мона. Потом он обвел лучом комнату, и Мэри ахнула: кроме того места, где они стояли, вся комната была битком набита статуями: обнаженные женщины, каменные львы, а в одном углу гигантская деревянная фигура женщины в ярко раскрашенных покрывалах. Женщина наклонилась впе­ред, сложив на груди руки и подняв голову, а глаза ее смотрели куда-то вдаль.

—  Это со старого парусника,— объяснил Саймон.

Может, так играл луч карманного фонарика, а может, сама фигура бы­ла искусно вырезана, но только Мэри показалось, будто ветер играет зо­лотыми волосами женщины.

—  Мне здесь не нравится,— заявил Кришна. Его холодная рука косну­лась руки Мэри.— Не хочу я здесь оставаться.

—  Никто тебя и не заставляет,— ответил Саймон.— По крайней мере, в этой комнате.

И темным коридором — там еще сильнее пахло мышами — он провел их в другое подвальное помещение, где в полном беспорядке стояли столы, стулья, комоды, старые плиты и, наконец, жестяные ванны, набитые укра­шениями из фарфора.

Мэри посмотрела туда, куда указывал луч фонарика, и увидела пятнис­тых собачек, кружки и чайники. Все вещи были старые, большинство побито.

—  Это старинные вещи? —с трепетом в голосе спросила она.

—  Нет, это все хлам,— покачал головой Саймон.— Вот наверху дейст­вительно есть кое-что. Дядя Хорейс считает, что, приезжая отдыхать, лю­ди готовы купить все что угодно, особенно в дождливые дни.

—  У моего отца тоже есть лавка,— сказал Кришна.— Но не такая. Он торгует только новыми вещами.

Много позже Мэри поняла, как, должно быть, странно и страшно ему было, прилетев из Африки в Англию, очутиться в темной, запертой лавке, полной старых статуй и битого фарфора. Но в ту минуту она думала толь­ко о том, как неприлично намекать на то, что он считает лавку дяди Сай­мона заведением, которое торгует старьем.

—  А мне здесь нравится. Гораздо интересней, чем в обычной лавке,— сказала она, подумав в то же время о том, кому придет в голову купить чайник без ручки или дырявую кастрюлю.

—  В Англии, наверное, все очень бедные, если покупают такие старые вещи,— решил Кришна.  Он опять всхлипнул.— Но мой дядя не бедный. Я хочу в Лондон, к дяде.

— Только    не    сегодня,— сказал    Саймон.— Сегодня    тебе    придется спать здесь.— Он взял Кришну за руку.— Вон там...

За огромным гардеробом, занимавшим добрую половину комнаты, приткнулась обитая выгоревшей красной тканью старинная кушетка.

—  На  ней тебе будет удобно,— подпрыгивая на кушетке,  сказал Сай­мон.

Пружины под ним запели,  и поднялось облако пыли.

—  Хочу    спать    на    кровати,— возразил    неблагодарный,    по    мнению Мэри,  Кришна.

—  На  всякое  хотение   есть  терпение!—ответила  ему   Мэри   послови­цей,   которую  ей  то  и  дело  твердили.— Будешь  спать  там,   где  сказано. Тебе еще повезло, что есть где спать. Не будь нас, сидеть бы тебе в тюрь­ме на хлебе и воде.

—  Не   надо   его   ругать,— сказал   Саймон.— Он   просто   не   понима­ет.— Он   обнял  Кришну   за  плечи.— Ложись.   Я   сейчас   найду,   чем  тебя укрыть.

Кришна покорно улегся на кушетку. Саймон, осветив фонариком кучу старого тряпья в углу, вытащил оттуда желтую шелковую шаль, расшитую красными и лиловыми цветами.

—  Это   китайская   шаль,— объяснил   Саймон.— Правда,   немного   рва­ная, но зато приятная на ощупь.

Он накрыл Кришну шалью. Поверх кистей на них растерянно смотрели грустные темные глаза.

—  Нам   пора,— сказал   Саймон.— Но   утром   мы   вернемся.   Уборная в   конце   коридора.   Я   оставлю   тебе   фонарик.   Ты   не   будешь   бояться, правда?

Кришна   ничего   не   ответил.   Пальцы   его   мяли   шаль,   собирая   ее   в складки.

—  Пошли,— тихо   сказал   Саймон,    взяв   Мэри   за   локоть.— Ничего с ним не случится.

Итак, в свою первую ночь под небом Англии Кришна Патель остался спать на старинной кушетке, укрывшись вместо одеяла старинной китай­ской шалью.

Саймон и Мэри не произнесли ни слова, пока, перебравшись через сте­ну, не очутились снова в тупике.

—  Страшно даже подумать о том,  что мы  натворили,— заметил Сай­мон.— Только никому ни слова, слышишь?

Его настойчивость встревожила Мэри.

—  А что мы такого сделали? —спросила Мэри.— Помогли ему да на­шли место, где ночевать.

—  Мы   действовали   наперекор  закону,— мрачно   возразил   Саймон,— помогали преступнику уйти от ареста. Может, он и не преступник, но того, что мы сделали, хватит...

—  Хватит для чего?

В свете уличного фонаря Саймон увидел ее лицо.

—  Просто хватит,  вот и все,— только и сказал он,  но от выражения его лица, серьезного и задумчивого,  у  нее побежали  по спине мурашки.


6 «МЕНЯ УКРАЛИ!»

— Дедушка, детей сажают в тюрьму? —спросила Мэри за завтраком.

Накануне вечером, лежа в теплой постели, пока дедушка с тетей Элис еще досматривали «Гибель Бисмарка», она пришла к выводу, что именно на это намекал Саймон. Того, что они сделали, хватит, чтобы попасть в тюрьму.

По правде говоря, мысль эта не очень встревожила Мэри — побы­вать в тюрьме было бы интересно и любопытно,— но она понимала, что Саймона такая возможность не радует. Раз его отец полицейский, значит, ему никак не следует нарушать закон.

—  Нет, в тюрьму не сажают. Если они плохо себя ведут, их отправля­ют в специальные колонии. А что? Что ты натворила?

—  Ничего.   Я   просто   так   спрашиваю.— Мэри   смотрела   на   дедушку таким простодушным взглядом, чуть, пожалуй,  даже переборщив, что де­душка положил газету на стол и поверх очков уставился на нее.

—  Я сочиняю историю про детей,  которые помогли преступнику уйти от   ареста,— объяснила   она.— Этот   преступник...   Он  вор,   ограбил  банк, а дети прячут его от полиции.

—  То   есть   помогают   преступнику?   Понятно.   Да,   это,   разумеется, серьезное злодеяние.

Но, поправляя очки и снова углубляясь в свою газету, дедушка улы­бался.

—  А   что   бывает,   если   об   этом   становится   известно?— настаивала Мэри.

—  Зависит от многих обстоятельств. От того, сколько этим детям лет, в какой семье они воспитываются, сознавали ли, что делают.

—  Да,   сознавали.   Это  была  девочка   примерно   моих   лет   и   мальчик чуть постарше. Девочка сирота, но из богатой семьи. Она живет со своим злым  дядей,  который  держит  ее  у себя,   потому  что  хочет  завладеть  ее деньгами. Она знает, что он ее ненавидит, но не решается кому-нибудь об этом сказать, потому что боится его.

Мэри хотела было сказать «с тетей», но вовремя спохватилась.

—  Ее   в   тюрьму   не   посадят,— сказал   дедушка   и   посмотрел   через стол на тетю Элис.

Тетя Элис вытерла губы салфеткой.

—  Какая печальная история, милочка! Почему бы тебе лучше не сочи­нить что-нибудь про хороших людей?

—  Потому что про хороших скучно.— Мэри нахмурилась,  делая  вид, что мыслит, а потом продолжала небрежным тоном:—Предположим, они помогают  не  грабителю,   а  нелегальному  иммигранту,   например  индийцу из Кении...

—  Как ты можешь их сравнивать? —Тетя Элис была так возмущена, что у нее покраснела даже шея.

— Твоя   тетя   хочет   сказать,   что   нелегальный   иммигрант — не   пре­ступник,— с удовольствием объяснил дедушка.— А индийцы из Кении — тем более. Кения когда-то была английской колонией...

—  Я знаю,— сказала Мэри.

Она  ужасно  не  любила,  когда  ей  рассказывали  то,   что  она  уже  слы­шала.

—  Когда  Кения   получила  независимость,   индийцы,   которые  там  жи­вут,   начали   опасаться,   что  африканское   правительство  будет   их   притес­нять,  и на всякий случай сохранили свои британские паспорта. А сейчас обстановка  сложилась  так,   что   британских   подданных   предпочитают   не брать на работу,  ограничивают прием их детей в школу и так далее,  по­этому многие из них решили переехать на постоянное  жительство в Ан­глию.  Однако  наше  правительство  только  что  приняло  закон,  ограничи­вающий их въезд.  Во всяком случае,  они не имеют права въехать, когда захотят, а должны встать, так сказать, в одну очередь вместе с желающими поселиться здесь людьми из других стран.

—  Какой   срам!—сказала   тетя   Элис.— Не   держать   своего   обеща­ния!

—  Да, пожалуй,— согласился дедушка.— Но есть и оборотная сторона этого дела.

—  Боюсь, я ее не вижу,— заметила тетя Элис.

—  Я тоже,— сказала Мэри.— Позор принимать закон, мешающий лю­дям жить в стране, гражданами которой они являются.

—  Это,  конечно,  резонно.— Дедушка  смотрел  на  нее  так  задумчиво, что хотя Мэри была уверена, что ничего лишнего не сказала, ей вдруг ста­ло тревожно.  Он был  из тех,  кто умеет слышать  не только слова,  но и мысли...

Дедушка опять начал крутить себя за ухо, оттягивая мочку и поглажи­вая раковину большим пальцем.

—  Тетя   Элис,— заторопилась   Мэри,— можно   мне   взять   с   собой   на пляж несколько сэндвичей? Я вчера ужасно проголодалась.

Тетя Элис обрадовалась, хотя ее и смутила такая крутая перемена раз­говора.

—  Разумеется,   милочка.   Только   не   испорть   себе   аппетита   к   обеду.

—  Как можно, когда дышишь таким целительным морским воздухом? Наоборот, мне все время хочется есть. Хожу голодная, как лошадь.

—  Как  собака,   милочка,— ласково  поправила   ее  тетя   Элис.— Какие сэндвичи ты хочешь? С помидорами?


—  Он,  наверное,  не  любит помидоров,— заметил  Саймон.— Чересчур разборчив. Я сделал ему сэндвич с яичницей, а он посмотрел на него так будто ему предложили дохлую мышь.

—  Холодную яичницу и правда противно есть,— заметила Мэри. Облезшими   золочеными   буквами   над  дверью   лавки   было   написано: «Хорейс Трампет. Антиквариат и старинные безделушки». Через покрытую пылью витрину на Мэри печально взирали две большие фарфоровые собаки.

—  Хоть бы сказал спасибо,— пожаловался Саймон.— А то только по смотрел   на   сэндвич   и   спросил:   «И   это   все?»,   словно   он  какой-нибудь принц или магараджа. А потом сказал: «А когда меня отвезут к моему дяде?» Будто к слуге обратился.

Тон   у   него   был   очень   мрачный.    «Может,    он   боится?» — думал Мэри.

—  Знаешь, тюрьма нам не грозит,— решила она обрадовать его.

—  Знаю.  Детей  в  тюрьму  не  сажают.  Просто  я  не  могу  придумать, что делать. Вчера, когда мы ему помогли, мы совершили благородный по­ступок, я знаю, но с тех пор голова моя непрерывно занята разными мыс­лями. Сегодня ночью я не сомкнул глаз.— Он со злостью посмотрел на Мэри, словно она была в этом виновата, потом, глубоко вздохнув, пнул но­гой выпирающую из земли плиту — такими плитами была замощена вся набережная.— Несколько дней, пока не вернется дядя Хорейс, он мо­жет провести в лавке, но вечно жить там нельзя.

—  Да  он   и  не  захочет!   У  него  же  дядя  в  Лондоне,   верно?   Нужно ему позвонить и сказать, что здесь его племянник. Потом отведем Кришну на  станцию,   посадим   в   поезд,   и   пусть  дядя  сам   его  встречает.   Если  у Кришны нет денег на билет, у меня в копилке хватит.

Жаль, что все их проблемы, в общем-то, так легко разрешаются. При­ключение еще и не началось, а уже ему пришел конец.

—  Еще   чего? — возразил   Саймон.— Почему  тогда,   раз  у  тебя  такое настроение, сразу же не позвонить в полицию? Ты что, не понимаешь, что за   поездами   следят?   Наверное,   и   на  станции   кто-нибудь  наблюдает  за всеми подозрительными субъектами. Его поймают, и вот тогда-то нас дей­ствительно ждет беда...

—  Тебя именно это заботит больше всего?

—  Если   хочешь   знать,   нет!—Саймон   покраснел   как   рак,   а   Мэри вспомнила,  что вчера вечером он вернулся с полдороги  предупредить их о приближении полицейских, хотя вовсе не был обязан это делать.

—  В  нем-то  уж  нет  ничего  подозрительного.  Как  ты  мог такое  ска­зать!

—  Обожди   говорить,   пока   не   увидишь  его,— сказал  Саймон.— Нога у  него  распухла,   на  голове  здоровенная  шишка.   Вчера  в  темноте  ее   не было видно,   а сегодня она  величиной  с  яйцо.   У  него  такой  вид,   будто он побывал в хорошей драке.

—  Тогда   его   дяде   придется   самому   за   ним   приехать,— рассудила Мэри.— Объясним  ему,   что  Кришна   ушибся  и   что   за   ним  нужно  при­ехать на машине.

—  Сначала надо разыскать его дядю.

—  Что ты хочешь этим сказать?

—  Если  у   него  в  Англии  дядя,   который  должен  был  встретить  его в аэропорту, тогда почему он приплыл на лодке?

—  Чего   ты    ко   мне   пристал? — огрызнулась    Мэри.— Я-то   откуда знаю?


—  Меня украли! — объяснил Кришна.

Он сидел на кушетке, положив больную ногу на здоровую и накинув на плечи китайскую шаль. Шаль, темный цвет кожи и огромная шишка на лбу, наполовину закрывавшая один глаз, превращали его в какого-то таин­ственного чужеземца. Да, если привести его на станцию, он, безусловно, сразу обратит на себя внимание — Мэри вынуждена была признать право­ту Саймона, хотя насчет сэндвичей с помидорами он и ошибся: Кришна, пока рассказывал, ел их с большим аппетитом.

—  Наш самолет должен был лететь из Найроби прямо в Лондон,  но из-за неисправностей в одном из моторов мы приземлились во Франции. Сначала мы немного подождали, а потом нас посадили в поезд. Вагон был набит битком — какие-то бедняки,  крестьяне и женщины в черном. Я за­снул, а когда проснулся, уже совсем стемнело и мне хотелось есть. Один человек из нашего вагона угостил меня конфетами и спросил, где мои ро­дители. Я ответил, что им пришлось остаться в Найроби, потому что мама заболела, но что они приедут вслед за мной, купят в Лондоне дом и я буду ходить в школу. Неужели я думаю, спросил он, что меня одного пустят в Англию? «Меня встретит дядя»,— ответил я, но он только рассмеялся и поинтересовался, есть ли у меня деньги. «Если есть,— сказал он,— то можно легко и просто попасть в Англию». Человек этот не очень хорошо говорил по-английски. Он был тоже индиец, но не из Кении и очень плохо одет. Я решил, что он вор, и сделал вид, что сплю. Через некоторое время он встал и ушел. По приезде в Париж нас посадили на автобус и повезли в аэропорт. А там нам сказали, что рейс на Англию есть, но мест на всех не хватит. Люди начали кричать и толкаться, а некоторые даже заплака­ли. Ко мне подошла стюардесса, которая летела с нами из Африки, и сказала, что в Англию я уже опоздал и что мне лучше возвратиться домой в Кению. Она пообещала посадить меня на ближайший обратный рейс, по­этому, когда она отошла, я спрятался в уборной.

—  Что значит «опоздал в Англию»? —спросил Саймон.

—  Из-за  нового  закона.  Ты   разве  об  этом  не  слышал?   Он  вступил в   действие   после   полуночи,   и   так   как   наш   самолет   должен   был   при­землиться   в   Лондоне   после   полуночи,   нас   все   равно   бы   уже   не   впу­стили.

—  Интересно,— заметил  Саймон.— Словно  в сказке  про  Золушку,— засмеялся он.

—  Помолчи,     пожалуйста,— остановила    его    Мэри.— Мне    понятно, о чем он говорит, я тебе потом объясню, а сейчас, пожалуйста, помолчи...— Она  повернулась  к  Кришне,   который  только  что  расправился  с  первым сэндвичем и смахивал крошки с шали.— И сколько же ты просидел в убор­ной?

—  Довольно   долго...— Он   содрогнулся,   вспомнив,   как   страшно   ему было прятаться  ночью в  уборной  в  чужой стране.  Потом  выпрямился  и продолжал свой рассказ:—Я, конечно, не боялся. Я просто не знал, что делать. Прошло немного времени, и я снова вышел в зал. Там было полно людей, все чего-то ждали, и я увидел того человека, который заговорил со мной в поезде. Он сидел на скамейке, и я подумал, что, может, он вовсе и не вор. Увидев меня, он улыбнулся, поэтому я подошел к нему и спросил, как попасть на самолет в Англию.  Он ответил,  что самолеты переполне­ны,  но что,  если у меня есть деньги,  можно дать взятку.   «У  меня  есть пятьдесят английских фунтов, которые мне дал отец для передачи дяде»,— объяснил   я.   Он  сказал,   что  этого   достаточно,   и   велел   мне   подождать, пока он пойдет и разузнает. Он посадил меня на свое место, и я заснул, а когда проснулся, пришел этот человек с еще одним индийцем и каким-то французом. У француза был вид простого крестьянина. Я начал вынимать деньги из кармана,  но француз меня остановил. Тогда я решил,  что он, наверное, служащий аэропорта и боится,  что увидят,  как он  берет взят­ку, поэтому я вышел вместе с этими людьми на улицу. Мы сели в машину, я вынул деньги,  француз взял  их  и засмеялся.  Машина тронулась,  и я, решив, что мы едем на другой аэродром, обрадовался и стал разглядывать город.   По  сравнению  с   Найроби   Париж   показался   мне   очень  грязным. Я удивился,  потому что считал Францию богатой страной.  Мы ехали по каким-то бедным улицам, и я сказал:  «Как же далеко до аэродрома!», на что мой индиец ответил, что мы не полетим в Англию, а поплывем. Я, ко­нечно, очень рассердился, но, когда сказал им об этом, они только посмеялись надо мной. Тогда я велел им остановиться и выпустить меня из ма­шины, но человек, который сидел вместе со мной на заднем сиденье, скрутил мне руки назад, да так, что чуть их не сломал. У меня до сих пор болит...

Он дотронулся до плеча, и на мгновение при воспоминании о прошлом по его лицу снова скользнуло выражение страха. Мэри, которая до сих пор исходила завистью от того, что ему посчастливилось принять участие в таком увлекательном приключении, тоже стало немного страшно.

— Вот тогда-то я и понял,— продолжал Кришна,— что это плохие лю­ди, преступники, и что, если я не замолчу, они могут натворить бог знает что, например перерезать мне горло и бросить истекающего кровью на дороге. Поэтому больше я не произнес ни слова и сидел неподвижно не­сколько часов. Я старался придумать, как бы перехитрить их, но их было трое против меня одного. И хотя оба индийца через некоторое время за­снули, француз то и дело поглядывал в зеркало и следил за мной.

—  Они вовсе не были настоящими преступниками,— перебил его Сай­мон.— Ведь они в конце концов доставили тебя в Англию, а могли, забрав деньги, бросить во Франции.

—  Они бы не решились на это! — гневно засверкал здоровым глазом Кришна.— Потому что боялись, что я пойду в полицию — и тогда их пой­мают. Они не успели бы и добраться до лодки.

—  Успели бы, если бы сначала убили тебя!  Мертвые молчат как ры­бы!— торжествовал Саймон.— Тебе это и в голову не приходило, а?  Ты просто врешь сейчас?

—  Да что ты к нему пристал? — вспыхнула Мэри.  Она рассердилась на Саймона за то, что он перебивает Кришну и не дает ему дорассказать такую интересную историю.

Саймон порозовел, но упрямо стоял на своем:

—  Не понимаю,  для чего все преувеличивать.  Назвать их преступни­ками!

У него был несчастный вид. Сначала Мэри разозлилась: упрямый, а сам обижается! Но уже через минуту ей стало его жаль. И кроме того, Саймон прав: те двое ни в коем случае не выглядели преступниками, на­оборот, они были жалкими и напуганными.

—  По-моему,   они   не   собирались   убить  его,— сказала   она.— Просто, чтобы добраться до Англии, им нужны были его деньги. Но он-то, навер­ное, боялся, что его убьют. На его месте я бы тоже так думала.

—  В   лодке   они   меня   жалели,— продолжал   Кришна.— Я   ни   разу в жизни не был в море и не знал, как страшно, когда на многие мили во­круг холодная серая вода и огромные волны! Когда меня стало тошнить, француз дал мне отхлебнуть коньяку, а индийцы пообещали, что, как толь­ко  мы сойдем   на  английский  берег,   они  отвезут  меня  в  Лондон,   где  я смогу разыскать дядю. Но стоило нам очутиться на берегу, как они убе­жали.

—  Наверное, испугались,— заметила Мэри.

—  Наверное,— кивнул  Кришна.— Все  получилось  совсем  не  так,  как я себе представлял. Я-то мечтал, что первым делом увижу высокие дома и солдат в красных мундирах и меховых шапках. Мой дядя прислал мне та­кую открытку.

— В такую форму одеты только солдаты,  охраняющие Бэкингемский дворец в Лондоне,— объяснила Мэри,— где живет королева.

А что бы она думала увидеть в Африке, если бы ей суждено было там очутиться? Львов, наверное, жирафов, куда ни глянь, пустыню и голых негров, потрясающих копьями.

—  Должно быть, и Африка выглядит совсем не такой, какой я ее себе представляю,— заметила она.

—  У нас очень красиво,— сказал Кришна.— Особенно там, где я живу.

Он с печальной улыбкой посмотрел на Мэри, а потом перевел взгляд на Саймона, который сидел на краю кушетки, опустив глаза. «Обиделся,— подумала Мэри,— или просто не верит Кришне?» Она и сама не понимала, верить ему или нет,— слишком уж много приключений. Но Саймон-то... Сделал бы вид, что верит.

—  И   зачем   только   я   уехал   из   дома? — дрожащим   голосом   сказал Кришна.— Зачем приехал сюда?

Саймон поднял глаза.

—  Теперь уже поздно об этом жалеть! Приехал, и все. Нужно только придумать, что делать дальше.

—  Можешь  не  думать!—Кришна  спрыгнул  с   кушетки  и   гордо  вы­прямился, хотя губы у него дрожали.— Мой дядя богатый. Он приедет за мной в «кадиллаке.» Можешь не помогать мне, если не хочешь!

Он топнул ногой, застонал и чуть не упал, но Саймон, вскочив, под­держал его и усадил обратно на кушетку.

—  Нога болит...— всхлипнул Кришна, и, хотя в этом уж не приходи­лось сомневаться,  Мэри догадалась,  что он пожаловался на боль,  только чтобы скрыть обиду на Саймона.

К ее удивлению, Саймон тоже, по-видимому, понял это.

—  Разумеется, я хочу помочь тебе! Поэтому я и думаю все время, как поступить. Чтобы не наделать глупостей, причинив тем самым неприятно­сти не только тебе, что самое важное, но и самим себе. Если тебя задержат как нелегального иммигранта, тогда нам попадет за то, что мы тебя укры­вали,  а  мне  особенно достанется,   потому  что,  во-первых,  эта  лавка  при­надлежит дяде Хорейсу, который приходится моему отцу родным братом, а во-вторых, мой отец служит в полиции. Ему тоже несдобровать. Кто по­верит, что он ни о чем не знал?

И правда, подумала Мэри, Саймону приходится беспокоиться куда больше, чем ей. Этим и объясняется его подавленное настроение и раздра­жительность.

Но сейчас он как будто немного оживился. Может, то, что он сидел и думал, пошло ему на пользу, потому что голос его теперь звучал уверенно и бодро:

—  Ты не сумеешь добраться до Лондона самостоятельно, полиция бы­стро тебя поймает. Но мы можем позвонить твоему дяде и сказать ему, что ты здесь. Пусть он решает, что делать.

Он сказал это так, будто сам придумал. Словно Мэри с самого начала не подала ему эту мысль! Она хотела было рассердиться, но потом решила быть великодушной и лишь улыбнулась про себя.

Кришна тоже улыбнулся.

—  У меня нет номера его телефона, но я помню его адрес. Он живет недалеко   от   Бэкингемского   дворца.   Улица   называется   Бэкингем-пэлес-террас, а дом номер четыре.

«У Саймона какой-то странный взгляд»,— подумала Мэри.

—  Ты не ошибаешься?

—  Вроде  нет,— запнулся Кришна.— Его  адрес  был  у  меня  в  запис­ной книжке. Но она вместе с чемоданом осталась во Франции.

—   А! — протянул Саймон.

—   Мы можем написать ему письмо,— предложила Мэри.

—  Писать письмо опасно,— покачал головой Саймон.— Оно может по­пасть в чужие руки. Особенно если...— Он замолчал и покраснел.

—  Если у нас есть имя или адрес, мы можем найти номер его телефона в телефонном справочнике,— подсказала Мэри.

—  Пожалуй,— согласился    Саймон.     Он    выглядел    озабоченным     и, вздохнув,   добавил:—В   лавке   должны   быть   телефонные   справочники. Поднимись   туда   и   найди   тот,   который   нам   нужен,   а   я   пока   займусь его    ногой.    Я    принес   из   дома    эластичный   бинт.   Если   крепко   забин­товать   щиколотку,   то   нога   будет   меньше   болеть    и   он   сможет   на   ней стоять.

—  Я бы просил тебя не говорить обо мне так, будто меня здесь нет,—рассердился Кришна.  Он лег на кушетку и вытянул ногу.— Можешь за­бинтовать, если хочешь,— добавил он таким снисходительным и любезным тоном, будто он король, а Саймон — один из его придворных.

«Жаль, что он не король,— подумала Мэри,— потому что, будь он ко­ролем, вся эта история стала бы совсем сказочной! Нет, он больше похож на единственного в семье, а потому избалованного ребенка».

—  У тебя есть братья или сестры? — спросила она, и мальчики с таким удивлением взглянули на нее, что она не могла не усмехнуться в глубине души.

—  Братьев у меня нет. А сестер пять, и мой отец очень опечален тем, что   у   него   только   один   сын,— ответил   Кришна. — А почему ты спро­сила?

—  Просто так,— ответила Мэри.

«Пять сестер! — думала она, поднимаясь по лестнице.— Вот почему он так важничает. В Индии женщины прислуживают мужчинам. Сестры Кришны, наверное, крутились вокруг него день и ночь!»

—  Письменный стол в углу у окна,— крикнул ей вслед Саймон.


Письменный стол она увидела сразу. В лавке было темно и пыльно — пыль не только лежала на мебели, но и клубилась в лучах света, еле про­никавших сквозь грязное окно. И кроме того, в помещении было еще много такого, что стоило посмотреть в первую очередь. За всю ее жизнь, решила Мэри, ей ни разу не довелось видеть столько собранных вместе интерес­ных вещей. Старая музыкальная шкатулка с крошечными барабанами внутри, которые застучали, как только она подняла крышку; часы, встав­ленные в фасад необыкновенной росписи фарфорового замка с башнями и бойницами; миниатюрная лошадь-качалка с крошечным алым седлом и с кудрявой гривой, сделанной, по-видимому, из настоящих волос; боль­шая старая арфа, которая, когда она провела пальцами по ее струнам, из­дала какие-то пузырчатые звуки, словно на ней играли под водой.

Письменный стол спрятался позади арфы. Это был обычный письмен­ный стол, заваленный бумагами, поверх них лежал стеклянный куб, в се­редине которого плавал странный лиловый цветок. Она подняла куб, он показался ей тяжелым и прохладным. Она посмотрела в него, потом пе­ревернула, и лиловый цветок сначала растекся, а потом снова уменьшил­ся. Она подняла куб к свету и принялась разглядывать через него свою руку: рука казалась огромной, стали отчетливо видны все линии на паль­цах.

Она совсем забыла, что ее могут увидеть с улицы, и, когда в окно посту­чали, с испугу чуть не уронила куб. На секунду она забыла обо всем: чуть не разбила такую прекрасную вещь, которую никто ни за что не сумел бы починить! Но как только она поставила куб на место, ей стало страшно со­всем по другой причине.

На улице возле лавки стоял кто-то и смотрел на нее. По какому пра­ву она проникла сюда...


7 ЖАРЕНАЯ СВИНИНА И ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ

Сначала она не решалась повернуть го­лову, или, верней, была не в силах, а только стояла, словно окаменев, не отрывая глаз от куба.

— Ни с места, иначе тебя ждет смерть! — крикнул детский голосок, и она пришла в себя. А присмотревшись, увидела близнецов Полли и Аннабел. Их носы были так плотно прижаты к стеклу, что превратились в белые пуговицы.

Она бросилась к двери. Сверху дверь была закрыта на задвижку. Близнецы, хихикая и подталкивая друг друга локтями, с интересом сле­дили за ней, пока она, взобравшись на стул, пыталась дотянуться до за­движки.

— А   что   ты   здесь   делаешь?—спросила   Аннабел,   как   только   она впустила их в лавку.

— Опять ворует,— торжественно возвестила Полли.— Она ведь во­ровка!

—  А воровать нельзя, правда, Полли?

—  Мы, во всяком случае, ей помешали.

— Бедная сиротка! — горестно заметила Аннабел.— Никто не научил ее тому, что можно делать и что нельзя.

Мэри, глубоко вздохнув, с шипением выпустила из себя воздух. Таки­ми словами Саймон, наверное, объяснил им ее поступок. Какое униже­ние!

— Не бойся, бедная сиротка!—снисходительно улыбнулась Полли.— Успокойся. Мы никому не скажем.

— Я  не воровала! — Мэри произнесла это с такой  яростью,  что они отступили,  а взгляд их круглых глаз стал  робким.— Я понимаю,  что вы не ожидали увидеть меня здесь,— уже более спокойно продолжала она, — но ничего странного в этом нет.  Саймон  решил показать мне кое-что из вещей вашего дяди. Например, арфу и музыкальную шкатулку...

Она не рискнула пойти за ним в подвал, боясь, что они последуют за ней, а, подойдя к лестнице, крикнула:

—  Саймон! Саймон! Полли-Анна здесь.

— Что?—Он подбежал к лестнице.— Что случилось?

— Пришли Полли с Анной,— беспомощно повторила она в надежде, что он закроет дверь в то помещение, где сидел Кришна, и что тому не придет в голову пойти за ним.

Саймон взбежал наверх.

—  Чего  раскричалась?   Не  могла  просто  сказать?—обрушился  он  на нее и,  оттолкнув,  загнал близнецов  обратно в лавку.— Что вам  здесь  на­до?  Вы же знаете,  что вам сюда вход запрещен. Трогаете вещи...

—  Нас впустила она,— сказала Полли.— Она тоже трогала.

—  Брала вещи в руки.

—  Рассматривала их.

— Они   решили,   что  я   хочу   что-нибудь   украсть,— объяснила   Мэри.

Саймон  с   минуту  смотрел  на   нее,   словно  сомневался,   не  собиралась ли она в самом деле так поступить. Она не отвела глаз.

—  Извини!—покраснев, сказал он.

—  За что ты извиняешься?—спросила Анна.

—  Ни за что.

— Но  ты  же  сказал   «извини»!—Анна  стояла  между  ними,   попере­менно   глядя   то   на   Мэри,   то   на   Саймона.— Ты   что,   наступил   ей   на ногу?

—  Нет.— Саймон сконфуженно улыбнулся, посмотрев на Мэри.

Она улыбнулась ему в ответ,  но Анна, желая привлечь к себе внима­ние, дернула ее за рукав.

—  Ты понимаешь, почему он извинился?

— Да.

—  Почему?

—  Он извинился за то, что плохо подумал.

—  Он тебе сказал?

—  Нет. Я сама догадалась.

—  О чем ты догадалась?

—  Это секрет.

—  Я обожаю секреты.— Анна сунула свою теплую,  шершавую ручку в руку Мэри.

—  Я тоже,— объявила Полли.

—  Что ж,  когда-нибудь  у  нас  с  вами  будет  общий  секрет,— сказала Мэри, улыбаясь Саймону и подумав ни с того ни с сего о том, как было бы хорошо,  если бы  у  нее тоже  были две  забавные  младшие сестренки, которых можно было бы дразнить и с кем можно было бы иметь общие тайны. И рассказывать разные истории...

—  Скажи нам про твой секрет сейчас,— сказала Анна.— Мэри, пожа­луйста.

—  Если  хотите,  я  расскажу  вам  одну  историю в  которой  тоже  есть тайна,— предложила Мэри.

—  Только  про фей нам  не  надо,— заявила Полли.— Мы  любим  про людей.

— Ладно,— согласилась Мэри.— Однажды жила-была девочка-сирота. Ее   родители   погибли   в   страшной авиационной   катастрофе — от   них   не осталось   ничего,   кроме  зубов   да  горстки  обгорелых  костей,— и  ей  при­шлось перебраться в дом ее слепого дедушки и злой тетки...

—  Тетка была строгой?

—  Не   просто  строгой,   а   жестокой!   Она   ее   била   и   кормила   только остатками да объедками...

Дрожащим шепотом Мэри поведала им о синей бутылочке с надписью «Яд», о том, как злая тетка пробиралась в спальню сироты, чтобы смот­реть на нее, когда она спала, и следила за ней, когда она болела, в надеж­де, что она умрет, не позволяла ей заводить себе друзей, забирала у нее игрушки...

Округлив  глаза  и тяжело дыша,  близнецы  слушали ее,   не  перебивая.

—  А в конце она убила ее? —вдруг спросила Полли.— Девочка убила свою тетку?

—  На ее месте я бы обязательно убила,— сказала Анна.— Я бы ее за­стрелила! Бах! Бах!

—  Ну и кровожадные! — усмехнулся Саймон из глубины лавки.

—  По-моему,  не  убила.— А  Мэри-то  надеялась,   что  Саймон  не  слу­шает.— Но  кончилось  все  вот  чем:   девочка  убежала  туда,  где  никто  не мог ее найти. На необитаемый остров или что-то в этом роде.

—  А ты  хочешь  убежать,  Мэри?   Ты  ведь  тоже  сирота? — спросила Полли.

—  Если   кто   сейчас   и   побежит,   так   это   вы,— вмешался   Саймон.— Знаете,  который  сейчас  час?   Уже     около двенадцати,   и  мама  ждет  нас к  обеду.— Он  посмотрел  на  Мэри.— Может,  ты  тоже  пойдешь  с  нами? Если ты голодна...

Поскольку  она  сама   сказала  ему,   что  тетя   Элис   морит   ее   голодом, то отказаться было неловко.

—  Но    я    должна   вернуться    домой    к    половине   второго,— сказала она.

—  Вернешься,— пообещал   Саймон.— По   воскресным   дням   мы   обе­даем рано.

—  Есть люди, которые очень любят выдумывать, вот в чем беда,— ска­зал Саймон, когда они шли по набережной. Близнецы бежали впереди и не могли слышать их разговора.

Мэри стало не по себе, но лишь на секунду. Он имел в виду не ее, а Кришну. В телефонном справочнике Лондона оказалось очень много Пателей, но ни один из них не жил на Бэкингем-пэлес-террас.

—  Подожди    делать    вывод,— возразила    Мэри.— Может,    его    дяди нет в справочнике.

—  Да,   это   старый   справочник,— согласился   Саймон   и   вздохнул.— Понимаешь,   Бэкингем-пэлес-террас   находится   в   районе   Белгрэвии,   где расположены все посольства и живут только очень богатые люди.

—  Кришна говорит, что его дядя богатый.

—  Если хочешь знать, я этому не верю,— фыркнул Саймон.

—  Почему?

—  Потому   что   все   иммигранты   бедняки,— снисходительно   объяснил Саймон.— Это общеизвестно. Поэтому они сюда и едут.

—  А вдруг он разбогател, с тех пор как приехал?

Саймон пожал плечами.

—  Ты хочешь сказать, что Кришна врет?

—  Не совсем. Скорее, врет его дядя.

—  Не понимаю.

Саймон помолчал. Он ссутулился, засунул руки в карманы, нахмурил лоб. И сказал с расстановкой:

—  Я верю, что у него в Лондоне дядя, но то, что он богат и ездит на «кадиллаке»,— чепуха.   Он,   по-видимому,   написал   им,   что   разбогател,   и хвастался...   Люди  часто  так  делают.   Выдумывают,   чтобы   придать   себе вес...

Но  Мэри,   которая  лучше  других   должна  была  понимать  справедли­вость его слов, возмутилась:

—  Сам ты выдумываешь! Откуда тебе все это известно?  Как тебе не стыдно! Я расскажу Кришне, что ты про него говоришь!

—  И поступишь подло. Я ведь тебе это сказал по секрету.

Мэри посмотрела на него, встретила приветливый, честный, взволно­ванный взгляд, и ей стало стыдно.

— Вот почему ты сказал, что мы не можем послать письмо,— дога­далась она.— Ты решил, что его дядя не живет по тому адресу, который он назвал, и побоялся, что письмо попадет в чужие руки?

Саймон огорченно кивнул.

—  Именно такой адрес он и должен был сообщить. Он, наверное, ду­мает, что в Лондоне все живут возле Бэкингемского дворца.

Саймон прав, думала Мэри. Во многих вещах он разбирается гораздо лучше нее. Но с другой стороны, квартира ее родителей была как раз не­далеко от дворца, а они вовсе не принадлежали к числу очень богатых лю­дей. Что же касается Бэкингем-пэлес-террас, то эта улица вполне могла оказаться и бедной...

—  Можно  съездить   и   посмотреть,— предложила   она.— Я   могу   хоть завтра поехать в  Лондон.  В  копилке  у  меня есть деньги,   попрошу  тетю Элис    дать    мне    с    собой    поесть,    скажу,    что    проведу    весь    день    на пляже...

Саймон пнул камень ногой.

—  Твоя   поездка   может   оказаться и напрасной.   Вдруг   ты   его   не найдешь?

У него был такой расстроенный вид, он так беспокоился, так согнулся от обрушившейся на его плечи тяжести, что у Мэри лопнуло терпе­ние:

—  Если нет, тем хуже для него. Да не беспокойся ты, Саймон...

И Полли, которая остановилась их подождать и услышала ее слова, вдруг подтвердила:

—  Беспокойное он существо, как говорит наша мама!

—  Мама говорит, что непонятно, от кого он унаследовал эту черту,— добавила Аннабел.


Мэри тоже не могла понять этого, когда очутилась в «Харбор-вью». Обитатели этого дома явно не умели беспокоиться, и уж, во всяком случае, их мало волновали шум и беспорядок. Узкий коридор был весь забит колясками и игрушками, большими картонными коробками и даже ведром, наполненным до краев водой, словно кто-то готовился к гонкам с препятст­виями. В глубине дома собралась вся семья: двое младенцев, мама, бабуш­ка и рослый мужчина в рубашке с короткими рукавами, отец Саймона,— догадалась Мэри. А когда Саймон, она сама и Полли-Анна тоже уселись за большим круглым столом в крохотной комнатушке, их оказалось целых девять человек, и они все разом принялись галдеть, стараясь перекричать радио, из которого неслись звуки военного марша, исполняемого вроде сра­зу несколькими духовыми оркестрами. Несмотря на громкие голоса, Мэри так и не смогла разобрать, кто что говорит, но поняла, что ее, по-видимо­му, представляют, потому что трое взрослых кивнули ей и улыбнулись, а Саймон, убрав со стоявшего в стороне стула вещи, придвинул его к столу.

Стол был накрыт к обеду, но по нему ползал старший из младенцев и, хватая ножи и вилки, сбрасывал их со стола. Единственным, кто это заме­тил и кого это беспокоило, оказался Саймон, который снял младенца со стола и посадил в детский стульчик. Лицо у него при этом было сосредоточенно-хмурым. Он дал младенцу ложку, которой тот принялся громко стучать, а сам начал собирать разбросанные ножи и вилки. «Человеку аккуратному, который любит, когда вещи лежат на месте, в таком доме жи­вется нелегко»,— подумала Мэри.

Ей же самой все это было очень по душе. Никто не велел ей пойти вымыть руки, никто не спросил, чем она занималась все утро. Поставили перед ней целую тарелку жареной свинины с овощами и продолжали ве­село, но неразборчиво кричать друг на друга, пока Саймон, поднявшись с места, не выключил радио.

—  Вот  так-то  лучше,— заметил  его  отец.— Теперь   хоть   можно  слы­шать самих себя.

—  Молчание — золото,— добавила мама.

—  И   стоит   недорого,— сказал   Саймон.— Только   повернуть   выклю­чатель, и все.

—  А  я  и  не  заметила,   что  радио  было  включено,— удивилась  мама Саймона.

Это была бледная, худенькая, миловидная женщина в переднике. Кого-то она напоминала, но кого, Мэри вспомнить не могла.

—  Пока его не выключили,— расхохотался мистер Трампет.

—  Кричать нужно, только если хочешь развить свои легкие,— назида­тельно заметил Саймон.

Но гомон продолжался.

—  Наелась, Урсула?—спросил отец Саймона.

—  Ее   зовут   не   Урсула,   а   Мэри! — крикнула   Полли.— Она   сирота.

—  У нее нет ни братьев, ни сестер,— добавила Аннабел.

—  Иногда  и  мне  хочется,  чтобы  у  меня  их  не  было,— заметил  Сай­мон.— Перестань дуть в молоко, Полли, противно смотреть.

Его мать улыбнулась Мэри и положила ей на тарелку сочные, хрустя­щие шкварки. Мэри поняла, что она сделала это из чувства жалости к си­роте, и, хотя улыбнулась в ответ, почувствовала, что кусок застрял у нее в горле.

Полли, украсив себя молочными усами, принялась пускать пузыри. Ан­на посмотрела на Саймона и захихикала.

—  Противно смотреть! — повернулся  он  к  матери.— Они  совершенно не умеют себя вести.

—  За всем не уследишь, сынок,— спокойно отозвалась она. Саймон залился краской, заерзал на стуле и вдруг выпалил:

—  Но ты и не пытаешься следить. Ты позволяешь им делать все, что они хотят:  разговаривать с набитым ртом, разбрызгивать молоко...

—  Саймон! — сказал его отец.

—  Глупый Саймон!—заметила Анна.— Он так говорит из-за Мэри. Он думает, что она принцесса.

Полли загоготала, как ненормальная, и принялась раскачиваться взад и вперед.

Саймон   с   силой   втянул   в   себя   воздух   и   покраснел   еще   больше. У него был такой вид, будто он вот-вот взорвется.

—  Саймон! Саймон! — ласково позвал его отец.

Саймон медленно и тихо выдохнул. Не глядя по сторонам, он встал и начал собирать пустые тарелки. Потом вынес их из комнаты, ногой при­крыв за собой дверь.

—  Он считает,  что мы  его  унизили.— Отец  Саймона  потряс  головой и сделал вид, будто смахнул с глаз слезу.

—  Какой обидчивый! — заметила бабушка.

Она надула губы и скосила глаза, как оскорбленная герцогиня, и близнецы — щеки у них блестели, словно румяные яблоки,— захохотали, стуча зубами о край стакана с молоком.

—  Не    понимаю,    откуда    он    набирается    этих    идей,— недоумевала миссис Трампет.— Мэри,  не сомневаюсь,  готова принять нас такими,  ка­кие мы есть, правда, Мэри?

Мэри не знала, что ответить, поэтому только улыбнулась. А про себя подумала, что они поступают некрасиво, обсуждая Саймона за его спиной, но, когда он вернулся с огромным яблочным пирогом в руках, его мама сказала:

— Спасибо тебе, мой родной. Не знаю, что бы я делала без тебя.

Пирог был сверху облит коричневым сахаром, а по краям из него со­чился бледный яблочный сок. Мэри съела сначала один кусок, а потом и второй. Когда ей предложили третий, она с сожалением покачала го­ловой.

—  Ты   уверена,   что   больше   не   хочешь,   милочка?—почти   так   же заботливо, как тетя Элис, спросила миссис Трампет.

—  Совершенно    уверена,    спасибо,— ответила    Мэри.— Больше    я    не могу.

И как только произнесла эти слова, вспомнила, что ей придется еще раз есть. Она посмотрела на часы. Шел второй час, а в половине второго ей предстояло сесть за стол обедать.

—  Ты   себя   хорошо   чувствуешь,   милочка?—забеспокоилась   миссис Трампет.— Ты что-то побледнела.


Через полчаса эти слова повторила и тетя Элис:

—  Ты себя хорошо чувствуешь, милочка? Ты что-то побледнела.

Мэри посмотрела на стоявшую перед ней тарелку с жареной свини­ной — светлое мясо и хрустящие темно-коричневые шкварки — и почувст­вовала, что к горлу у нее подступает тошнота.

Крепясь изо всех сил, она была в состоянии лишь ковырять у себя в тарелке.

—  Я   так   и   знала,   что   нельзя   тебе   было   давать   этих   сэндвичей,— сокрушалась тетя Элис.

Поверх очков посмотрел дедушка.

—  Знаешь,  Мэри,  многие дети были бы  рады такому обеду!  Напри­мер, голодающие дети в Африке.

—  Ну  и  отдайте  его  им! — сказала  Мэри  и   вспомнила  мальчика  из Африки, который хотя и не умирал с голоду, но был бы совсем не прочь съесть сейчас тарелку жареной свинины.— Возьмите и пошлите в посыл­ке!— добавила она, и мысль о том, что, знай они истинное положение ве­щей,  они как раз  бы  именно это  и сделали,  заставила ее расхохотаться.

А начав смеяться, она никак не могла успокоиться. Свинина и карто­фель, которые она не успела дожевать, вылетели у нее изо рта прямо на тщательно натертый воском стол тети Элис.

Можно просто умереть со смеху...


8 НАПРАСНАЯ ПОЕЗДКА

Понедельник   оказался   таким   солнечным и жарким, что даже тетя Элис не стала возражать, когда Мэри утром заявила, что в обед поест на берегу. Правда, к ужасу Мэри, она добавила:

—  Может, и мы попозже присоединимся к тебе,  милочка, сегодня та­кой погожий день.

Но, к счастью, дедушка за завтраком два раза чихнул, и тетя Элис ре­шила, что они никуда не пойдут, поскольку дедушка, вполне возможно, уже простудился.

Поэтому, как только с завтраком было покончено, Мэри отправилась на железнодорожную станцию. Денег у нее хватило не только на обрат­ный, билет, но еще осталось двадцать два шиллинга восемь пенсов, ко­торыми она надеялась рассчитаться за такси от вокзала до Бэкингем-пэлес-террас.

На счетчике же оказалось всего два шиллинга и шесть пенсов, когда такси остановилось на улице, где стояли высокие белые дома с большими окнами и внушительного вида подъездами.

—  Вы уверены, что это тот самый адрес?—спросила Мэри.

—  Вы   сами   мне   его   дали,   мисс,— пожав   плечами,   ответил   таксист. У него было хмурое лицо, а на носу сбоку красная шишка, похожая на маленькую сливу. Когда Мэри вылезла из машины и заплатила ему ровно столько, сколько показывал счетчик, он еще больше нахмурился. Тогда Мэри порылась в кошельке, дала ему два пенни, оставив себе ровно два­дцать шиллингов, и сказала: «Большое вам спасибо за оказанную любез­ность», как всегда говорил дедушка, когда давал кому-нибудь на чай. Таксист посмотрел на пенни, усмехнулся, ответил: «Благодарю вас, ваша милость», поднял флажок, означавший, что машина свободна, и уехал.

Мэри посмотрела на дом номер четыре по Бэкингем-пэлес-террас. Мраморные ступеньки вели вверх, к тяжелой, черного лака двери. Сбоку торчали пуговки звонка, и около каждой из них была начищенная до блеска медная решетка. Мэри медленно поднялась по ступенькам. Она зна­ла, что ей предстоит, нажав пуговку звонка, говорить в решетку, и поче­му-то это казалось ей гораздо более страшным, нежели постучать в дверь и ждать, пока кто-нибудь откроет.

На двери было пять пуговок. Возле четырех верхних не было никаких указаний, но рядом с нижней пуговкой висела табличка: «Привратник». Мэри помедлила, потом тихонько нажала.

Ничего не произошло. Она подождала с минуту, потом нажала силь­нее. На этот раз открылась подвальная дверь и кто-то сказал:

- Да?

Мэри посмотрела вниз. Там стояла женщина, у которой был доволь­но устрашающий вид: она была очень высокая, с длинными черными волосами, большим крючковатым носом и с черной повязкой на глазу. Второй ее глаз сверкал яростью. «Как женщина-пират»,— подумала Мэри.

—  Мистер Патель здесь живет? —спросила она.

—  Не понимаю,— помотала головой женщина.

—  Мистер   Патель,— медленно   повторила   Мэри.— Он...   Он   черный.

Женщина опять помотала головой.  Потом улыбнулась,  обнажив целую челюсть золотых зубов.

— Иди сюда,— сказала она и махнула рукой, зовя Мэри за со­бой.

Пока Мэри спускалась по ступенькам вниз, женщина повернулась к двери и заговорила с кем-то внутри на непонятном языке.

Мэри замешкалась, боясь войти вслед за женщиной в подвальную ком­нату и чувствуя нелепость своего положения. Саймон, как всегда, оказал­ся прав! Она поняла это, как только такси остановилось. Здесь могли жить лишь богатые и знатные, а не бедняк-иммигрант.

Саймон не сомневался, что дядя Кришны бедняк, а в письме домой он солгал...

А может, и Кришна лгал? Он вполне на это способен. Его рассказ о приключениях во время путешествия в Англию слишком увлекателен для того, чтобы в него поверить... А богатый дядя, наверное, то же самое, что ее злая тетка, решила Мэри. Все это он, видно, сочинил.

И как только она пришла к этому решению, ее снова охватил страх. Вдруг страшная черная дверь откроется, кто-нибудь выйдет и закричит: «По какому такому праву ты звонишь и беспокоишь людей? Нет здесь никаких бедных иммигрантов...»

—  Спасибо,— крикнула Мэри вниз, но, по-видимому, никто ее не слы­шал.

Она пошла по улице прочь от дома, но непонятный страх снова под­стегнул ее, и она опять бросилась бежать.

Поэтому к тому времени, когда две португалки из квартиры в подвале решили, наконец, что девочка, вероятно, интересуется индийским джентльменом с верхнего этажа, Мэри уже повернула за угол, и ее след простыл...


Квартира родителей Мэри находилась в большом доме возле Гайд-парка. Поднявшись на лифте, Мэри достала ключ, который всегда хранила в маленьком закрывающемся на «молнию» карманчике в своей сумочке. На мгновение, как раз перед тем, как открыть дверь, ее охватило волнение при мысли, что она входит в свой дом...

Но лишь только она переступила порог, чувство это исчезло. Внутри совсем не было похоже не только на свой, но и вообще на чей-нибудь дом. В узком коридоре было темно и холодно и непривычно пахло чем-то слад­ким и в то же время лежалым, вроде воска и пыли.

На коврике возле двери валялись письма. Мэри подвигала их ногой, любопытствуя, нет ли чего-нибудь интересного, но письма были в скуч­ных конвертах с адресом, напечатанным на машинке. Проспекты и счета — решила она и вдруг словно услышала голос отца: «Счета, счета, одни счета...»

Эти слова он произносил за завтраком почти ежедневно. Когда Мэри была маленькой, ей казалось, что они ужасно бедные, но с возрастом она стала понимать, что он брюзжал по поводу денег, только чтобы досадить маме. А мама, в свою очередь, чтобы досадить ему, то и дело жаловалась на то, какая у них скучная жизнь. Иногда мама не обращала внимания на его недовольство и продолжала спокойно пить кофе и читать газету, как будто его и в комнате не было, но порой она выходила из себя и кричала на него, допытываясь: а он на что рассчитывал? За все ведь приходится платить, не так ли? И тогда отец тоже начинал кричать и кричал до тех пор, пока мама не вставала и не выбегала из комнаты, хлопнув дверью...

Мэри вздохнула. И правда, куда спокойнее ей живется у дедушки и тети Элис, подумала она, но тут же устыдилась своей мысли и снова вздох­нула.

Она отворила дверь в гостиную. Шторы были опущены, в комнате было прохладно и сумрачно, как и в прихожей. Мебель стояла на своих местах, но картины исчезли — от них остались одни пятна на стенах,—и книг не было на полках. Мэри вздрогнула, но не потому, что ей стало холодно. Комната была такой пустой, похожей на салон, в котором демон­стрируют мебель. Словно никто здесь не жил и жить не будет...

Из гостиной дверь вела в спальню ее родителей. Кровать была укрыта от пыли простыней, дверцы гардероба распахнуты настежь. Мэри загля­нула в гардероб и убедилась, что он пуст. Ни одежды, ни обуви...

Затаив дыхание, она распахнула дверь в свою комнату и несколько минут стояла неподвижно, осматриваясь. Все было на месте, как в день ее отъезда: лошадь-качалка, письменный стол, книги, игрушки — все когда-то такое дорогое ее сердцу, но по какой-то неведомой причине сейчас не имеющее к ней никакого отношения. Словно эти вещи принадлежали ко­му-то другому. Девочке из сочиненной ею истории.

Ощущение это было не из приятных. Пытаясь прогнать его, она гром­ко рассмеялась и тронула лошадь за нос. А когда лошадь, заскрипев, кач­нулась, вспомнила, как прошлой зимой, когда родители куда-то ушли, си­дела на ней верхом и держала, чтобы было веселее, вырывающегося из рук, шипящего от ярости Ноакса.

— Ноакс!—крикнула она и побежала на кухню. Кухня с ее желтыми стенами и большим окном, которое выходило на пожарную лестницу, была самым приятным помещением в квартире. В окне была сделана специально для Ноакса форточка, чтобы он мог выходить и входить, когда ему забла­горассудится.

Она еще раз окликнула его, не надеясь, что он появится. Ей были из­вестны его привычки. Всю ночь и большую часть дня он гулял, возвращал­ся домой к вечеру, чтобы поесть и отоспаться, а потом снова уходил на улицу. Мать Мэри пообещала попросить соседку во время их отсутствия ежедневно заходить к ним в квартиру и кормить его.

Поэтому хотя Мэри и позвала его, она никак не ожидала услышать ответ. И когда до нее донеслось мяуканье, оно было таким тихим, что ей подумалось, не ошиблась ли она.

Раздалось еще одно «мяу». Она обернулась и увидела, что из-под газовой плиты вылезает какая-то тень.

Она смотрела и не могла поверить своим глазам. Это был Ноакс, но как он изменился! Его когда-то блестящая шубка стала тусклой и пыль­ной, и переднюю лапу он волочил по земле. Она опустилась на корточки, и он, хрипло мурлыкая, потерся головой об ее ногу. Она погладила его: одни кости!

Она оглядела кухню. На глаза ей попались два его блюдечка: одно для молока, другое для мяса. Они были пустые и покрыты пылью. «Черт бы ее побрал!» — сказала она, но, хотя и разозлилась, в глубине души не очень была удивлена. Этого и следовало ожидать. Мама забыла. Она была так занята сборами, что Ноакс вылетел у нее из головы.

В обычных обстоятельствах это не имело бы большого значения. Кот вроде Ноакса мог бы прокормить себя, ловя птичек и мышей и отыскивая остатки пищи у мусорных ящиков. Но при условии, что он здоров. А у Ноакса повреждена нога.

— О Ноакс, милый мой Ноакс,— причитала она, взяв его на руки и обнаружив, что он не только позволил поднять себя, но и не пытался вы­рваться.

Она подержала его на руках, потом осторожно поставила на пол.

— Тебе  нужно  поесть,— решила  она,— тогда  ты  сразу  почувствуешь себя лучше.

Она нашла в буфете банку сгущенного молока, открыла ее, налила не­много молока в блюдечко и развела его водой. Но когда поставила блю­дечко рядом с ним, он не сделал ни единого движения.

— Пей,— уговаривала она.— Пей, мой глупышка!

Она посадила его к себе на колени и пыталась покормить из ложечки, но молоко текло мимо, пачкая шерсть и ее руки.

— Если ты не будешь есть, дурак, ты умрешь!—вскипела она, всерь­ез испугавшись, и тогда он, словно поняв ее, повернул голову и шершавым язычком слизнул каплю молока с ее пальца.— Вот видишь! — восхитилась она и почти тем же тоном, каким говорила тетя Элис, когда Мэри съедала весь рисовый пудинг, спросила:—Понравилось?—Она окунула палец в молоко и дала ему облизать.

Большая часть молока стекла на пол, но несколько капель попали ему в рот, и ей показалось, что он сразу повеселел. Когда она спустила его на пол, он уселся, пошатываясь, и принялся слизывать молоко с шерсти.

Она поискала корзинку, в которой он обычно путешествовал, и нашла ее в кухонном шкафу. В ней было полно каких-то пыльных тряпок и жестя­нок с воском. Она вытряхнула жестянки и тряпки прямо на пол и посте­лила на дно корзинки чистое полотенце. Ноакса она заберет с собой, и тете Элис придется примириться с его присутствием в доме. Может, тетя и не любительница кошек, но не выгонит же она Ноакса, раз уж он там по­явится, и поскольку он к тому же болен, то может, и вообще его пожалеет. Тетя Элис любит о ком-нибудь заботиться, а Ноаксу сейчас как раз тре­буется забота...

Беда только в том, что, если она явится домой с Ноаксом, они сразу поймут, что она была в Лондоне. И хотя она могла бы объяснить, что ей вдруг ужасно захотелось повидать Ноакса, и ее желание, быть может, и не покажется им странным, тем не менее они жутко обидятся из-за того, что она уехала из дому украдкой, не предупредив их.

Особенно тетя Элис. Она наверняка заплачет и скажет: «Мэри мне не доверяет. Это моя вина. Мне следовало бы самой предложить ей при­везти кота!»

Укладывая Ноакса в корзинку, Мэри ежилась от досады. Так не хо­телось огорчать тетю Элис, хотя тетя и не отличалась большим умом. Но ничего не поделаешь! Прежде всего Ноакс!

Только сначала надо отнести его к ветеринару.


— Да,    здорово    ему    досталось,— заметил    ветеринар.— Похоже,  он попал под машину.

Ноакс, ни на что не реагируя, неподвижно лежал на столе, больше похожий   на   старый   меховой   воротник,   чем   на   живого   кота.   Он   пискнул, только когда ветеринар потрогал его лапу.  И больше ни звука.

—  Помните,  когда мы были у вас в прошлый раз,  вам пришлось,  пе­ред тем как осмотреть,  завернуть его в одеяло?—сказала Мэри.— И все равно он сумел вас оцарапать.

—  Разве?  Теперь уж,  боюсь,  ему это не под силу.  Бедный старичок!

—  Ноакс   совсем   не   старый,— возразила   Мэри.— Просто   он   боевой кот и побывал во многих передрягах. Поэтому-то у него рваное ухо и один глаз не видит.

—  И не все зубы,— добавил врач.— Да,  многое повидал  он на своем веку.   Из   тех   битых,   за   кого   семь   небитых   дают...   Знаешь,   по-моему, лучше...— Он остановился и спросил: — Ты можешь оставить его здесь и попросить зайти ко мне твою маму?

—  Моя мама умерла,— не задумываясь, ответила Мэри.

—  Ага. Понятно.

Ветеринар был в нерешительности. И в ту же минуту Мэри поняла, о чем он думает. Щеки у нее вспыхнули, голова закружилась, от гнева ей стало даже дурно. Хотелось кинуться на врача, кусаться и царапаться, но она сдержалась. Ухватившись за край стола, она спокойно и холодно за­явила:

—  Я принесла его не убивать, а лечить!

—  Понятно,— нерешительно    откликнулся    ветеринар.— Просто    ино­гда человечнее...

Больше он не смотрел на Мэри, а осторожно и ласково ощупывал Ноакса, и глаза у него были полузакрыты, словно он пытался, сосредото­чившись, понять, что ему говорят его пальцы.

Мэри сделала глубокий вздох. Нельзя выходить из себя, прежде всего надо помочь Ноаксу.

—  Вы   знаете,   он   очень   здоровый   кот.   Сейчас   он,   конечно,   плохо выглядит, но, честное слово, он ужасно сильный.

Ветеринар ничего не ответил.

—  Разве можно согласиться на смерть друга? —убеждала его Мэри.— Пусть даже не человека. Конечно, для вас он просто кот, но для меня он Ноакс.

И чтобы перестать плакать, она вспомнила, как ее мать уехала отдыхать и бросила Ноакса на произвол судьбы.

«Если Ноакс умрет, я с ней никогда больше не буду разговаривать!»— решила она. И в полном отчаянии сказала:

—  Если вы не знаете, как его вылечить, так и скажите. Я тогда понесу его к другому врачу.

Удивленный ветеринар вскинул глаза, и в эту секунду Ноакс, вытя­нув шею, куснул его за палец. Ветеринар выругался и усмехнулся.

—  Ладно,— вдруг согласился  он.— Вижу,   что бойцовский  дух  в  нем еще жив. Но лапу ему придется отнять. Пользы от нее не будет, а сейчас она   источник   инфекции.   Только  помни,   я  не   обещаю,   что  он  выживет. Но если за ним как следует ухаживать, то надежда есть. Последнее время он, по-видимому, жил в плохих условиях, да?

Мэри кивнула головой. Она могла бы объяснить, что она не виновата, но зачем? В груди у нее сидел тугой комок, глаза жгли слезы.

—  Я обязательно буду за ним ухаживать,— прошептала она. Обхватив   себя   руками,   она   сидела   в   приемной   на   стуле   и   бормо­тала:

— Если Ноакс поправится, я всю жизнь буду хорошей. То есть поста­раюсь быть хорошей. Пусть только поправится...

На стене висели часы. У них была красная секундная стрелка, которая не бежала, а ползла. «Минута на этих часах похожа на час»,— думала Мэри.

Она смотрела на часы  и продолжала нараспев:

— Только бы Ноакс поправился, только бы поправился, и я буду хо­рошо себя вести...

Ей казалось, что замолчи она — и Ноакс умрет прямо под нарко­зом.

__ Только бы Ноакс поправился, только бы поправился...

Открыв дверь, врач увидел, как шевелятся у нее губы, и кашлянул, предупреждая о своем появлении. Она сползла со стула и встала перед ним, вытянувшись струной, как солдат на параде.

— Все в порядке. Оказалось не так страшно, как я думал. По-моему, он выкарабкается.

Мэри прошла вслед за ним в операционную. В воздухе стоял какой-то сладковатый запах. Ноакс лежал в своей корзинке, а нога у него была забинтована.

—  А   теперь   слушай,— сказал   ветеринар.— Спать   он   будет   долго. Кормить его до завтра  не  нужно,   может,  немного молока,  если  захочет. Но потом ты должна кормить его регулярно. Сначала что-нибудь легкое — например,   взбитое   в  молоке  сырое   яйцо,   можешь  добавить  туда  каплю коньяка.   Рану   не   трогай.   Когда   рана   заживет,   бинт   отпадет   сам   со­бой.

—  Сколько я вам должна?—спросила Мэри.

Прежде всего следовало поблагодарить врача, но она была так напря­жена, что не могла подыскать нужных слов.

Ветеринар, по-видимому, ничего не имел против денег.

—  Десять с  половиной шиллингов у тебя найдется? — улыбнулся он. Мэри была в нерешительности. Десять с половиной шиллингов обычно брали только за консультацию. Она не сомневалась, что операция стоит го­раздо больше.

—  У меня есть целый фунт,— сказала она,— Если нужно,  я могу за­платить вам фунт стерлингов.

—  Хватит   и   десяти   с   половиной    шиллингов,— еще   раз   повторил врач.


Всю дорогу домой она держала корзинку на коленях, чтобы кота не трясло. В вагоне никого не было, и она тихо разговаривала с Ноаксом, боясь, что он вдруг проснется и не поймет, где находится.

— Все в порядке, Ноакс. Я здесь. Я за тобой смотрю. Все в порядке, Ноакс...

Один раз она заглянула внутрь корзинки. Он все еще был без сознания или спал, но, когда она дотронулась до его твердой клинообразной головки, он шевельнул ухом.

Саймон ждал ее на станции. Ей было видно, как он прятался за спи­нами толпившихся у барьера людей. Как только она вышла, он тут же обрушился на нее:

—  Где ты была?  Я пропустил уже два поезда. Нашла его?

Мэри помнила только о Ноаксе.

— Он у меня  в  корзинке,— радостно  улыбнулась   она.— О  Саймон...

—  Что?

—  Извини,  что   я   опоздала, мне пришлось   отнести   его   к   ветеринару.

—  К ветеринару? — переспросил он,  глядя на  нее во все глаза,  будто она сошла с ума.

Только тогда она сообразила, что он имеет в виду дядю Кришны, и мысль о том, как она отнесла индийского джентльмена к ветеринару и привезла его с собой в корзинке, рассмешила ее до слез.

—  Я говорю о моем коте. О Ноаксе. Я не нашла мистера Пателя. Он там не живет. Ты был совершенно прав.

В эту минуту она была так счастлива, что позволила себе признать его правоту.

—  О господи,— уныло пробормотал Саймон  и,  повернувшись на  каб­луках, засунув руки в карманы и повесив голову, пошел прочь со станци­онного двора.

Мэри побежала за ним. «Ну и противный же он мальчишка!—думала она.— То говорил, что незачем ехать в Лондон, а когда оказался прав, непонятно почему огорчился».

—  Ты ведь сам говорил,  что я его не найду,  верно? Ты  сказал,  что моя поездка может оказаться напрасной.

Саймон   коротко   кивнул.   Он   побледнел   и   выглядел   встревоженным.

—  Просто я надеялся...— начал он и умолк,  словно ему было не под силу договорить.

—  Что   с   тобой?—спросила   она.— Ну,   не   нашла   я   его   дядю.   Не конец же это света,  правда?  Придется еще поискать его — вот и все. По­ка не...

—  Пока что? — спросил Саймон. Глаза у него потемнели.

—  Пока  что-нибудь не  произойдет,— тряхнула  она  головой,   не  зная, как ответить.

Она ничуть не была огорчена тем, что не разыскала мистера Пателя. Найди она его, он бы приехал и забрал Кришну. И тогда жизнь опять ста­ла бы скучной и тоскливой.

—  Понимаешь,   к   сожалению,   кое-что   произошло,— медленно   сказал Саймон.— В  этом-то и беда.  Завтра приезжает  домой дядя  Хорейс.  Се­годня утром мама получила от него письмо.


9 ПОБЕГ НА ОСТРОВ

— Надо  придумать,  где  бы  его спрятать,— повторила  Мэри,   наверное,   уже  в  два­дцатый раз в течение одного часа.— Обязательно!

— Перестань талдычить одно и то же,—ответил Саймон.— А я чем, по-твоему, занят?

Он возмущался, но, казалось, не всерьез. Мэри озадаченно взглянула на него, но он отвел глаза и тяжело опустился на кушетку. Руки у него болтались, голова была опущена, как у человека, потерпевшего пораже­ние.  Кришна сидел на полу и следил за Ноаксом, который, просыпаясь, за­шевелился в своей корзинке. Заметив подавленное настроение Саймона, Кришна сказал печально и вежливо:

—   Я очень сожалею, что послужил источником беспокойства для тебя, Саймон.

—  Ты ничуть не виноват,— раздраженно отозвалась Мэри.— Вино­ват он сам. Он такой от природы. Вечно о чем-нибудь беспокоится.

«И вправду, какой он дурак! — подумала она.— Зачем превращать за­баву и развлечение в неприятность и досаду, словно он нудный взрослый, а не мальчик!» Ведь им так повезло, когда на их долю выпало такое неве­роятное приключение! Не каждый день на твоем пути попадается настоя­щий живой беглец, как Кришна, которого нужно укрыть от дурацкого закона. Саймон должен радоваться такой удаче...

— Слабоумный ты тип! — сказала она и так ткнула его под ребро, что он чуть не упал.

—  По-твоему,  нам  не о чем  беспокоиться,  да? — обернулся  он  к  ней в ярости.

—  Есть, но не так отчаянно, как это делаешь ты.

—  Я  могу  сам   поехать  в   Лондон,— вмешался   Кришна,— и   поискать там дядю. Тогда вам больше не придется обо мне тревожиться.

Это глупое предложение снова примирило Мэри с Саймоном. Они об­менялись беспомощным взглядом. Кришна, по-видимому, и не представлял себе, насколько опасно его положение. Когда ему пытались растолковать, он лишь зевал и скучал. Трудно было понять, о чем он думает, если вооб­ще о чем-нибудь думает! Может, все дело в том, что с тех пор, как он уехал из дома, ему пришлось столько пережить, что он перестал реагировать на окружающее — словно замерз, подумала Мэри, и поэтому все, о чем они ему толковали, лишь скользило по поверхности, не доходя до него.

—  В Лондон ты ехать не можешь,— сказала она.— Мы уже тебе гово­рили.  Твой дядя не живет по тому адресу,  который ты  назвал,  поэтому найти  его  нет  возможности.   Не  будешь  же  ты   бродить   по  лондонским улицам и искать его. Тебя поймают и посадят в тюрьму.

Кришна ничего не ответил. Посмотрев на него, Мэри заметила, что, хотя его взгляд и был обращен на нее, он ее не видит — так обычно делала она сама, когда ей говорили что-нибудь такое, чего она не желала слышать. Затем он отвернулся и протянул руку к Ноаксу.

—  Не трогай его,— предупредила Мэри,  но было уже поздно. Он че­сал кота за здоровым ухом.

Ноакс потянулся, выгибая спину. И начал урчать, как мотор. В Мэри шевельнулась ревность.

—  Будь он здоров, он ни за что не дал бы себя гладить.

—  Жуткий  у него вид,— заметил Саймон.— Будто побит  молью.  Ду­маешь, твоя тетя пустит его к себе в дом? Если он такой злой, она, навер­ное, скажет то же самое, что и ветеринар: что его надо усыпить.

—  Не знаю...— беспомощно отозвалась Мэри.

И верно, даже настоящая тетя Элис может отозваться точно так же, как ветеринар. И не потому, что она злая, а именно потому, что добрая. Ветеринар сказал: «Иногда человечнее...»

—  Он поправится, я знаю,— сказала она.

—  Он мог бы побыть здесь со мной,— сказал Кришна.— У меня ни­когда не было кота. Дома у нас только собаки да страусы.

—  И   конечно,    львы   с   тиграми,— съязвила    Мэри,     подмигнув   Сай­мону.

—  Нет,   у  нас  очень  мало животных,— удивленно  ответил  Кришна.— И  потом,  разве ты  не  знаешь,  что в  Африке  нет тигров?   Но зато у  нас есть   детеныш   леопарда,   несколько   хамелеонов   и   страусы.   Пожалуйста, Мэри,  пусть Ноакс останется. А то ночью одному так страшно.

Мэри помолчала. Она уже приняла решение, но не хотела так легко сдаваться.

—  Ладно,— наконец   согласилась   она,    за    что   была    вознаграждена улыбкой Кришны, такой широкой и белозубой, что его лицо словно раз­делилось   пополам.— Но  только   на   одну   ночь,   имей   в   виду,— добавила она.— А завтра будет видно.

Завтра... Слово это камнем упало в пруд, и от него побежали круги. Мэри взглянула на Саймона, который смотрел куда-то вдаль.

—  А    куда   я    денусь    завтра,    Саймон?    Когда   приедет   твой   дядя Хорейс?

Он вовсе не тревожился, просто ему было интересно. Саймон посмот­рел на его доверчивое лицо и глубоко вздохнул.

—  Куда-нибудь, где ты будешь в безопасности. Рано утром я уведу те­бя отсюда.

Он сказал это таким спокойным и безмятежным тоном, что у Мэри перехватило дыхание. Опомнившись, она спросила:

—  Значит, ты уже давно решил куда? И молчал?

Саймон посмотрел себе на ноги. Из дыры в кедах выглядывал боль­шой палец. Он подвигал им, не спуская с него глаз, словно это было са­мое занимательное на свете зрелище.

—  Я надеялся, что, может, еще что-нибудь придумаю. Понимаешь, то место, куда я хочу его отвести, находится в частном владении.

—  То есть тебя смущает, что посторонним вход туда запрещен?

Как это похоже на Саймона — беспокоиться о таких пустяках! Угадав ее мысли, он густо покраснел.

—  Да, и это тоже.  Но главное, что, кроме меня,  об этом месте никто не знает. И я хотел сохранить его...

—  Там хорошо, Саймон?—спросил Кришна. Саймон не отрывал глаз от пальца.

—  Это  самое   лучшее   место   во   всем   мире,— хриплым   голосом   отве­тил он.

И, быстро-быстро замигав, словно его поймали на чем-то постыдном, он хлопнул себя ладонями по коленям и вскочил.

—  Встречаемся   завтра  без  четверти  девять   на  автобусной  остановке возле пирса,— сказал он.— И неси столько еды, сколько сможешь прита­щить.


На следующее утро Мэри поднялась очень рано, чтобы сделать набег на кладовую. Она взяла несколько банок с консервами, буханку хлеба, ко­робку яиц и отлила немного коньяку из дедушкиного личного запаса в пу­стую бутылку из-под минеральной воды с завинчивающейся пробкой. Все это она сложила в походную сумку, которую носят через плечо, и спрятала ее в кустах возле ворот.

Когда тетя Элис встала и спустилась вниз, Мэри спросила, можно ли ей, как вчера, пообедать на берегу.

Тетя Элис принесла из кладовой половину вареной курицы и взяла в руки нож.

— Я могу съесть все,— предложила Мэри.

Тетя Элис посмотрела на нее,  не выпуская ножа  из рук.

— Здесь довольно много, милочка. А мотовство, как тебе известно, до добра не доводит.

И она весело рассмеялась, желая показать, что ей вовсе не жаль скор­мить Мэри хоть целую курицу, если только она ее съест.

—  Не   беспокойтесь,   все   будет   съедено,— решительно   успокоила   ее Мэри.

Таким образом она получила половину курицы, несколько сэндвичей с вареной свеклой, два яблока, три банана, коробку вафель, бутылку мо­лока и толстый кусок сыра.

—  У кого-то  из нас  глаза  завидущие,  а руки загребущие,— заметила тетя Элис.

—  У   меня  есть   приятель,— объяснила   Мэри.— Вдруг  его  мама  даст ему мало? — Она уже давно обнаружила, что лучше говорить почти прав­ду.   Тогда   люди  перестают  быть   подозрительными.— Его   зовут  Саймон Трампет,— добавила она.— Он очень хороший мальчик.

— Трампет, Трампет...— повторила тетя Элис.— Где я слышала эту фамилию?

—  Его отец служит в полиции,— сказала Мэри, решив, что это звучит очень внушительно.— А у его дяди,  Хорейса Трампета, лавка старинных вещей.

—  А, знаю. Такой толстяк с бородой. Но эту фамилию я слышала еще от кого-то.— Поджав губы, тетя Элис тщетно пыталась вспомнить. Потом отказалась   от   своего   намерения   и   добавила:—Надеюсь,   милочка,   ваш пикник будет не очень далеко от нашего дома?  Не то у тебя заболит жи­вот тащить такую тяжесть.

—  Ничего,— улыбнулась Мэри и принялась складывать еду в хозяй­ственную сумку с ручками.


Сумка с ручками и вправду не была тяжелой, зато походная сумка, на­битая консервами, постоянно напоминала о себе. К тому времени, когда Мэри добралась до пирса и со своими вещами взгромоздилась на второй этаж автобуса, она вся вспотела и умирала от жары. Саймон и Кришна уже сидели на местах. Перед ними на сиденье стояли огромный рюкзак и кор­зинка с Ноаксом.

—  Ноакс  всю ночь  проспал  у  меня  на груди,— с  гордостью  объявил Кришна.— По-моему,  я ему  нравлюсь.  И чувствует он себя гораздо луч­ше. Когда сегодня утром пришел Саймон, мы дали ему молока, и он выпил все до капли.

—  Никто вас не видел, когда вы вышли из лавки?—шепотом осведо­милась Мэри,  но Саймон только хмуро поглядел  на нее  и  ничего не от­ветил.

Вслед за Мэри на второй этаж поднялся кондуктор, который теперь стоял за ее спиной в ожидании денег за билеты.

Сердце у Мэри застучало, но кондуктор почти не посмотрел на Криш­ну, который в свитере Мэри и старых джинсах Саймона, по правде говоря, ничем не отличался от других пассажиров.

Все  равно,  пока  они сидели  в  битком  набитом  автобусе,   лучше было молчать.   Только один  раз,   когда  они  уже  выехали  из  города   и  тряслись по дороге,  удалявшей  их от моря,  Кришна заметил:

—  Дядя писал,  что в Англии очень много зелени.

Выйдя из автобуса, они очутились на шоссе. Мимо них мчались легко­вые машины и огромные грузовики, из-под колес летели песок и щебенка. Справа тянулась высокая каменная стена, мрачная и грозная, со стеклян­ным верхом по всей ее длине. Почти все стекло было разбито. Саймон под­вел их к воротам из ржавого железа, так заросшим ползучими растениями и шелковистой сорной травой под названием «старикова борода», что таб­личку с полустершейся надписью «Частное владение. Посторонний вход воспрещен», которая была прикручена проволокой к перекладине, разгля­деть было нелегко.

На воротах были цепь и висячий замок, но это ничуть не остановило Саймона, который, ловко подвигав створки ворот — петли у них были сломаны,— приоткрыл их ровно настолько, чтобы можно было протис­нуться внутрь. Когда они вошли, Саймон снова поставил створки на место.

Как только они очутились внутри, шумное шоссе словно перестало существовать. Всего несколько ярдов от ворот, и они оказались совсем в другом мире: среди безмолвных зеленых джунглей. Деревья стояли близко друг к другу и тянулись вверх, образуя над головой крышу, сквозь которую почти не проглядывало небо. Земля же пряталась под зарослями терновника.

—  Сюда,— сказал Саймон и уверенно пошел вперед, хотя никакой тро­пинки не было видно. Кришна и Мэри с трудом поспевали за ним. Кришна тащил корзинку с котом, а Мэри — свои сумки. Они то и дело натыкались лицом на паутину, ветки терновника цеплялись за их одежду. Саймон ша­гал слишком быстро, но у них не хватало духу жаловаться.

Прошла, как им показалось, целая вечность, пока Саймон не остано­вился на небольшой поляне, освещенной дымчатым лучом солнца. Громко стрекотали сверчки.

—  Нога   болит,— пожаловался   Кришна   и   наклонился   вытащить   за­бравшуюся под джинсы ветку. От колючек на коже остались похожие на бусинки капельки крови.

—  Терновник    мы    почти    весь    прошли,— сказал    Саймон.— Теперь осталась крапива. Дай мне одну из твоих сумок, Мэри, тебе понадобится свободная рука.

И когда он повел их дальше, Мэри поняла, что он имел в виду. По­явилась тропинка, только очень узкая и вся заросшая крапивой. Она круто шла вниз с холма. Земля была сырой и скользкой, а крапива такой высо­кой, что хлестала их по лицам. Царила тишина — было слышно собствен­ное дыхание.

—  Осторожней,     здесь     дерево,— предупредил     Саймон.— Смотрите, откуда оно упало.

Они посмотрели наверх и увидели высоко над головой ствол, у которо­го сбоку белел след от оторвавшегося огромного сука. Сук этот оброс мхом и стал скользким. Первым по нему прошел Саймон, затем он повернулся, чтобы взять корзинку с котом — не дай бог выронят из рук! Изнутри не доносилось ни звука.

—  Что-то   боюсь   я   за   него,— сказала   Мэри.— Может,   посмотреть?

—  Не надо, он крепко спит,— ответил Саймон.— Выпустим его, когда доберемся до острова.

—  До  какого  острова?—спросила   Мэри,   и,   словно   в   ответ,   деревья справа   поредели   и   показалась   вода,   покрытая   ковром   из   ярко-зеленой травы.

—  Это   искусственное   озеро,— объяснил    Саймон.— Когда-то   на   той стороне его стоял большой дом,  но он давным-давно сгорел,  а владельцы его уехали и больше не возвращались...

Тропинка вела прямо к озеру, идти стало гораздо легче. Еще поворот, и перед ними появился остров, который так зарос деревьями и огромными стелющимися по земле рододендронами, что, казалось, проникнуть туда невозможно. Вода в этой части озера была чистой от травы, коричневой и блестящей, а над ней горбатился деревянный мост.

—  Мост  этот хлипкий,— сказал   Саймон.— Подождите,  сначала  я  пе­ренесу рюкзак.

Вслед за ним они прошли первую половину моста, где доски прогнили и гнулись, но тем не менее крепко их держали. Второй же половины почти не существовало. Осталась одна доска шириной дюймов в пять.

Внизу бежала вода. Мэри посмотрела вниз, и у нее закружилась го­лова.

—  Тут мелко,— сказала она.— Может, лучше перейти вброд?

—  Слишком много ила. Еще засосет,— покачал головой Саймон.

Он ловко прошел по доске, как канатоходец по канату, и вернулся за кор­зинкой с котом. Ноакс, по-видимому просыпаясь, начал шевелиться.

—  Оставьте  сумки,— сказал   Саймон.— Руки  вам  понадобятся,   чтобы держать равновесие.

Но даже с пустыми руками переходить было страшно.

—  Не  смотри   вниз,— предупредил   Саймон,   когда   Мэри   ступила   на доску, но не смотреть она не могла.

Она видела, как бежит вода, и чувствовала, как у нее щемит под ло­жечкой.

—  Я упаду... Саймон! — вскрикнула она,  и он тут же подал ей руку. Он помог ей, а затем позвал Кришну:

—  Иди, не бойся. У девчонок отсутствует чувство равновесия.

И подмигнул Мэри. Она поняла, что он не смеется над ней, а лишь хочет вселить уверенность в Кришну.

И все получилось как надо. Саймон спокойно стоял на конце доски, и Кришна, не отрывая глаз от его лица, благополучно перебрался на ост­ров.

—  Видишь, Мэри, я не испугался. Не то что ты. Оказывается, это со­всем легко,— расплылся он от удовольствия.

—  Тогда и хвалиться нечем,— заметил Саймон.— Чего хвалиться тем, что далось без труда?

И снова прошел по доске за сумками. От одного взгляда на него кружилась голова. Мэри поспешно отвернулась и открыла корзинку с котом.

—  Подожди выпускать его,— предупредил Саймон,  опуская сумку на землю.— Мы еще не добрались до места.

—  До какого места?

—  Увидишь.

«У Саймона совсем другой вид,— подумала Мэри.— Беспокойство ис­чезло, и глаза его сияют, как звезды».

—  Место это сказочное,— сказал он.— Подожди — и увидишь.

Он был так возбужден и счастлив, что Мэри стало даже боязно за него. И пока они взбирались вверх, пересекая остров, она мечтала о том, чтобы место это и в самом деле оказалось таким необыкновенным, каким считал его он. Только бы ей не пришлось делать вид, что нравится, и тем самым обидеть его.

Но делать вид не пришлось. Место это оказалось лучше, чем она была способна вообразить. Они спустились с заросшего мхом обрыва к неболь­шой бухте, где озеро уходило в пещеру. Что это была за пещера! Стены ее и сводчатый потолок были покрыты миллионами крошечных хрустальных шипов. Там, куда проникал луч солнца, шипы горели огнем, и в них так отражалось движение воды, что казалось, будто они сами двигаются и мер­цают, меняя цвет и становясь то лиловыми, то розовыми, то золотыми. А если подняться по кривым, вырубленным в скале ступенькам и пройти узкими извилистыми переходами, то из главной пещеры можно было по­пасть в другие пещеры, или помещения, каждое из которых украшено своим хрустальным узором. А с потолка свисали крошечные люстры, похожие на пчелиный рой или на виноградные гроздья.

—  Это искусственный грот,— объяснил Саймон.— Его построили вла­дельцы усадьбы лет двести назад. Я вычитал про это в старинной книге, которую нашел в лавке у дяди Хорейса.  Его воспроизвели на манер на­стоящего грота в Италии.

—  Для чего?

—  Для   забавы,   наверное.   К   главной   пещере   пристроена   даже   при­стань, только она уже вся сгнила.

—  Они,   наверное,   были  сказочно  богаты,— заметила   Мэри.— Какие-нибудь миллиардеры. Это брильянты на стенах?

—  Нет,   это   кварц,— засмеялся   Саймон.— А   под   ним   кирпич.   Его видно в тех местах, где хрусталики отвалились.

Они обошли весь грот, и восторгам их не было предела. Потом Саймон повел их в самое верхнее помещение, где полом служила сухая утоптанная земля, а сквозь зарешеченное окно проникал сумеречный, крапчатый свет. В одном углу в полу было выдолблено углубление, прикрытое ветками и полное консервов: лосось, сардины, фасоль в томате.

—  Я купил эти консервы на деньги,  которые заработал разноской га­зет,— объяснил Саймон.— Каждую неделю покупал несколько банок. Мы с Кришной, пожалуй, будем спать здесь. Ему тут будет спокойно. Я при­нес одеяло и спальный мешок...

Кришна смотрел на Саймона с обожанием.

—  Как хорошо, что ты остаешься со мной,— сказал он. Саймон несколько смущенно взглянул на Мэри.

—  Я сказал маме, что иду в путешествие и буду ночевать на открытом воздухе. Я часто так делаю во время каникул. И мама ни о чем не спро­сила.

—  А  мне  почему  ты  ничего не сказал?—возмутилась  Мэри.— Мне, конечно, наплевать...

У нее перехватило дыхание. Какая несправедливость! Кришну нашла и спасла она, а теперь они договариваются за ее спиной. Все мальчишки одинаковые. Дружат с девочкой, пока никого нет рядом, а стоит появиться другому мальчишке, как они тут же не желают иметь с ней никакого дела.

—  Пойду лучше покормлю Ноакса,— сказала она и,  гордо подняв го­лову, отправилась в главную пещеру. Она достала из сумки молоко, яйцо и  коньяк  и  палочкой  размешала  все  вместе  в  жестяном  котелке.   И  при этом  мурлыкала  про себя  какой-то  веселенький  мотив — пусть  Саймон  не думает, что она обиделась.

Он подошел и остановился у нее за спиной, глядя, как Ноакс, нетвердо держась на трех ногах, лакает молоко.

—  Извини,  пожалуйста,— наконец произнес он.

— За что? — притворилась Мэри удивленной.

— Ты сама знаешь...

Мэри пожала плечами.

— Где двое, там третий лишний,— сказала она. В глазах у нее стояли слезы.

— Не надо так говорить.— Саймон присел на корточки рядом с ней.— Я обязан это сделать. Не могу же я оставить его здесь одного в первую ночь. А тебя я просто не успел предупредить вчера вечером...— Он помолчал.— Можешь тоже остаться. Я хотел сразу тебе предложить. Если ты решила убежать от своей злой тетки...

Странно   он   как-то   смотрит,    подумала   Мэри.    Словно   испытывает ее...

Что ему ответить? Ведь не скажешь: «Тетя Элис будет беспоко­иться».

— Она заявит в полицию,— наконец сообразила она.— И снова мы все будем в опасности.

— Им и в голову не придет искать тебя здесь. Хорошо бы ты осталась. С тобой веселее.

Настроение у Мэри поднялось.

— Нет, рисковать не стоит,— твердо заявила она.— Я могу ежедневно приезжать сюда, привозить вам молоко и другую еду. Таким образом я принесу больше пользы.

Он кивнул, соглашаясь.

—  Если передумаешь, будем только рады.

После этого все шло как по маслу. Они развели костер на полянке над обрывом, пекли картошку, которую принес с собой Саймон. Картошка, правда, подгорела и развалилась, потому что они не дождались, пока огонь выгорит и останутся одни угли, но они все равно с удовольствием съели ее, обильно смазав маслом, потом закусили холодной курицей и сэндвича­ми со свеклой. Выпили бутылку молока, съели вафли, сыр, фрукты и, на­конец наевшись до отвала, улеглись спать на солнцепеке.

Когда они проснулись, Ноакс, который вместе с ними поел куриного мяса и затем залез обратно в корзинку, исчез. Они нашли его на краю по­ляны, где он, припав к земле, бесшумно и ловко, словно всю жизнь провел на трех ногах, подкрадывался к кузнечику.

Когда Саймон наклонился его погладить, он сначала зашипел, а потом, выгнув спину дугой, зарычал, как дикая кошка. Саймон поскорее отдернул руку, и Мэри засмеялась. Вот это прежний Ноакс!

—  Ему   лучше,— сказала   она.— Сразу   стало   лучше.   Прямо   как   в сказке.

Саймон порозовел.

—  А это не простое место,— серьезно и смущенно сказал он.— Я всег­да чувствовал, что оно волшебное. Здесь одним духом исцеляешься.

—  И у  меня  уже  не болит  нога,— заявил  Кришна.— Пока  мы   шли, болела,   а  сейчас   прошла.— Он   разбинтовал   ногу   и   подвигал   стопой.— Я могу бегать, прыгать и играть в игры.

И они играли, бегали, кричали, лазали по деревьям, купались в озере. И делали разные глупости. Мэри, например, висела на дереве вниз голо­вой и корчила страшные рожи, а Кришна смеялся высоким, пронзитель­ным смехом, похожим на крик птицы. Мэри вспомнила, что прежде только один раз ей довелось слышать, как он смеется. Это было, когда она провалилась в мусорный бак. Она спрыгнула с дерева и побежала за ним, строя все более и более страшные гримасы, пока он не упал на землю и, схватив­шись за живот, не простонал:

—  Перестань, не то я умру.

Саймон, который обычно был таким благоразумным, спокойным и сдер­жанным, шумел больше всех. Он вопил, и горланил, и стоял на голове, махая в воздухе пятками. Одним словом, вел себя так, как человек, которо­го долго держали взаперти и вдруг выпустили на свободу.

Устав до потери сознания, они снова уселись возле почти погасшего костра, зевая и потягиваясь.

—  Мне    здесь    нравится,— сказал    Кришна.— В   таком    месте   я   еще ни разу не был. Хорошо,   что   я   приехал   в   Англию.   Большое   вам   спа­сибо.


—  Не знаю,  стоит  ли ему благодарить  нас,— сказал  Саймон,   прово­жая Мэри до шоссе, когда ей пришла пора возвращаться домой. Кришна остался на острове поддерживать огонь и присматривать за Ноаксом.— Не знаю, правильно ли мы делаем, что прячем его,— добавил он.

Мэри ничего не ответила. Мысли ее были заняты Ноаксом, который дошел вслед за ними до моста и остановился, глядя им вслед и махая хвостом. Не решил ли он, думала Мэри, что она его бросила?

—  Во всяком деле,— медленно  продолжал  Саймон,— есть  две сторо­ны. С одной стороны, мы его, можно сказать, спасли...

—  А разве нет? — удивилась Мэри.

—  Пожалуй, да. По крайней мере, мы с тобой так считаем, но есть лю­ди,   которые   могут   рассуждать  совсем   по-другому.— Саймон   нахмурился и помолчал.— Они будут утверждать, что мы его похитили.

«Как странно,— думала Мэри,— на острове Саймон вел себя как обыч­ный мальчишка и ни о чем не задумывался, но стоило ему очутиться на шоссе, как он снова стал серьезным, терзается угрызениями совести и бес­покоится о сущих пустяках».

—  Чепуха все это,— заявила Мэри.

Но в тот же вечер произошло нечто такое, что заставило ее вспомнить слова Саймона.

После ужина она приняла ванну и сошла вниз пожелать дедушке и те­те Элис спокойной ночи. Дедушка смотрел по телевизору последние из­вестия, и тетя Элис, приложив палец к губам, попросила Мэри помол­чать.

Мэри устроилась у ног тети. Ее так клонило ко сну, что она положила голову на костлявое колено тети Элис, и ей было очень удобно.

Тетя Элис замерла.

Мэри не слушала последние известия. Она закрыла глаза, и звук ку­да-то исчез.

—  Хватит на сегодня. Я что-то устал. Мэри, дорогая, выключи, пожа­луйста, телевизор,— вдруг сказал дедушка, и тут она услышала последнее сообщение.



Она уже дотронулась было до выключателя, когда диктор объявил: «По-прежнему нет известий о мальчике Кришне Пателе, который исчез во время перелета из Найроби в Лондон. Его дядя, у которого мальчику предстояло жить в Англии, вылетел сегодня утром в Париж для оказания помощи французской полиции в ее поисках. В аэропорту мистер Патель сказал...»

Мэри выключила телевизор, не дав мистеру Пателю высказаться. Сна­чала она опешила, но тотчас взяла себя в руки. «Хорошо, что этого не слышал Саймон»,— вот и все, что она подумала.

Она с улыбкой повернулась к дедушке и тете, потом зевнула.

—  У   тебя   усталый   вид,   милочка,— заметила   тетя   Элис.— Надеюсь, ты не перегрелась на пляже?

—  Нет.   Мне сегодня  было  очень  весело,— сказала  Мэри.— Мне  те­перь все время весело. Хорошо бы, так было и дальше...

—  А  что   может  этому   помешать,   милочка?—удивилась   тетя   Элис.


10 ЛУЧШЕЕ НА СВЕТЕ МЕСТО

И веселье продолжалось. Каждый день был солнечным, безветренным и таким жарким, что роса успевала высохнуть еще до завтрака. Первый день на острове, второй, третий... Через неделю Мэри перестала считать дни; дни бежали, как бежит сквозь пальцы песок.

Что же касается угрызений совести, то они терзали ее самую ма­лость, и то только вначале, когда она думала: «Как бы поступил Саймон, услышь он сообщение по телевизору?» — а потом решила написать мистеру Пателю письмо и послать его по адресу, который им дал Кришна. Они по-прежнему не знали, живет ли там мистер Патель, но Саймон наверняка бы сказал, что попробовать следует.

Итак, однажды утром она написала большими печатными буквами: «ВАШ ПЛЕМЯННИК В ХОРОШИХ РУКАХ, НЕ БОЙТЕСЬ ЗА ЕГО БЛАГОПОЛУЧИЕ» — и подписалась: «ДРУГ». Но, повертев пись­мо в руках, разорвала на мелкие кусочки и спустила в унитаз. Если бы она послала его, по почтовому штампу можно было бы определить, откуда оно прибыло, и вскоре явилась бы полиция.

Более укромного и безопасного места, чем остров, и представить себе было нельзя, тем не менее рисковать ни в коем случае не следовало.

И вовсе не потому, что ей хотелось, чтобы их приключения никогда не кончались. Просто Кришне было гораздо лучше на острове, где он был свободным, как птица, чем в тюрьме. И даже если его не посадят в тюрь­му, а разрешат жить вместе с дядей, в душном огромном Лондоне в та­кую жару было не лучше, чем в тюрьме. Мэри помнила, как плохо сидеть в квартире летом, когда нечего делать и некуда пойти, разве только в парк или с мамой по магазинам.

Будь ее родители людьми другого склада, Мэри, возможно, задума­лась бы над тем, что должны испытывать родители Кришны, не имея ни малейшего представления о том, где их сын и жив ли он и здоров. Отец Мэри совсем не писал ей писем, а мама хоть и посылала время от времени открытки, Мэри знала: только из вежливости. Когда уезжаешь в отпуск или путешествуешь, обычно шлешь открытки, и, между прочим, даже тем, к кому не испытываешь никаких чувств. «Родная моя,— писала мама,— я живу в таком красивом месте! Как бы мне хотелось, чтобы ты бы­ла рядом!» А на самом деле, окажись Мэри рядом, ее маме было бы до слез скучно. Не менее скучно, чем самой Мэри, потому что ее заставили бы ходить по кафе и магазинам, носить только нарядные платья и быть учтивой со всеми нудными мамиными знакомыми.

Дети только мешают своим родителям, считала Мэри, а родители — детям. Лучше им быть подальше друг от друга.

А Саймон, если он и рассуждал по-иному, если порой вспоминал о ро­дителях Кришны, он об этом помалкивал. А может, угрызения совести терзали его гораздо больше, чем Мэри, и потому он старался ни о чем не думать. Жил одним днем и был счастлив.


—  Саймон   стал   гораздо   лучше,— в   один   прекрасный   день   заметил Кришна.

Они только что пообедали. Саймон ушел куда-то на поиски земляных червей, а Кришна удил рыбу. Занятие это вполне соответствовало жаркому полдню и полному желудку. Кришна прицепил к крючку с десяток червей, надел крючок на леску, бросил его в воду, обвязал леской консервную банку, поставив ее на кучку камней, а конец лески привязал себе к ноге и улегся поудобнее на спину, глядя в небо.

—  Что   ты   хочешь   сказать?   Саймон   всегда   очень   хороший.— Мэри сочла себя обязанной вступиться за товарища,  хотя ее слишком клонило ко сну, чтобы возмутиться по-настоящему.

—  Видишь ли,— принялся объяснять Кришна,— когда мы  только по­селились здесь,  он все время заставлял меня мыться.  По вечерам я дол­жен был купаться, а перед едой мыть руки. А сейчас он перестал напоми­нать об этом, и мне это больше по душе.

Мэри хохотала до колик в животе.

—  Наверное,  стал  понемногу  забывать свои обязанности,— предполо­жила она.— Понимаешь,  у себя дома он все время  раздает наставления: обучает   Полли-Анну   приличным   манерам,   заставляет   их   переодеваться и чистить зубы.

—  В моей семье,— важно заметил Кришна,— мужчины не ухаживают за детьми.

—   В  Англии   на   это  смотрят   по-другому,— сказала   Мэри.— Что   же касается мамы Саймона, то она хотя и очень милая, но какая-то рассеянная и не очень заботится о своих детях. Саймон тоже может этого не делать, никто его   не   заставляет,   и,   будь   я   на   его   месте,   я  бы  ни   за  что  не стала.

—  И я тоже,— заметил Кришна.

И они понимающе улыбнулись друг другу.

—  Сделай какую-нибудь гримасу, а, Мэри,— попросил Кришна.

—  Нет, я устала.

—  Тогда  расскажи что-нибудь.   Расскажи еще  про  свою  злую  тетку.

—  Я уже тебе все рассказала.— Мэри вдруг стало почему-то неловко. Она  подняла голову посмотреть,   нет  ли  поблизости  Саймона.  Его не было, но ощущение неловкости не исчезало.

—  Чем тебе так нравятся мои рассказы? — сердито спросила она.

—  Я люблю,  когда мне  рассказывают,— ответил  Кришна.— А что бу­дет,  если она узнает,  что ты  здесь на острове с нами?

Мэри сделала вид, что не слышит. Она не отрываясь смотрела в небо.

Кришна подвинулся поближе и приподнялся на локте, чтобы загля­нуть ей в лицо.

—  Что   она   сделает,   а?—спросил   он.— Отрежет   тебе   руки   и   ноги?

Мэри была потрясена.  Глаза его сверкали огнем.

—  Конечно,   нет,— суровым  тоном   ответила   она.— Скорей   всего,   за­прет меня в комнате и будет держать на хлебе и воде.

По разлившемуся на его лице разочарованию она поняла, что он не считает это наказанием слишком строгим, и вздохнула в душе. И зачем только она выдумала эту глупую историю про тетю Элис? Она досадова­ла не столько потому, что ей уже надоело рассказывать, сколько потому, что вдруг поняла: лгать совсем не просто! Раз начал лгать, никак не остановишься. Все равно что лить воду в песок.

—  Расскажи еще  раз,   как  она  собиралась  тебя  отравить,— попросил Кришна.— Про синюю бутылочку с надписью «Яд»,  как ты  ее нашла  и, вылив яд, снова наполнила водой.

—  Ты не рассказывал об этом Саймону?—спохватилась Мэри.

Кришна обещал не рассказывать, но кто его знает!

—  Я же дал слово,— обиделся Кришна.— Кроме того, Саймон все рав­но бы не поверил. Он не любит, когда говорят неправду.

Мэри посмотрела на него. Она не поняла, что он имел в виду: то ли Саймон не поверит самым увлекательным фактам из ее истории, то ли Кришна сам им не верит.

—  Про  жестокость  твоей  тетки  он,   может,   и   поверит,   но  про  яд — нет,— добавил Кришна.

Мэри села. Она сообразила, что сейчас самое время сказать: «И верно, все это ложь, все-все». И потом жалела, что не сказала, но в эту самую секунду, затарахтев, опрокинулась банка, и Мэри, забыв обо всем, бро­силась к воде.

Кришна отвязал леску от ноги и начал тянуть ее к себе. Он вытащил коричневую форель, которая, извиваясь, прыгала по песку и била плав­никами.

—  Слишком маленькая,— сказала Мэри.

Она осторожно выдернула крючок изо рта рыбы и бросила ее обратно в воду. Кришна обиделся и повернулся к ней спиной.

Но она была довольна. Она страдала, когда на крючок попадалась большая рыба и ее потрошили и жарили.

—  В  ней  не было восьми дюймов,— объяснила  она  появившемуся  на берегу Саймону.

Он молча кивнул, присел на корточки и нацепил на крючок новых червяков.

—  Большую уже не поймаешь,— заметил он и бросил леску в воду.— Рыба не любит, когда много солнца.

—  А при чем тут восемь дюймов?—спросил Кришна.

—  Рыбу длиной до восьми дюймов ловить запрещается. Иначе некому будет расти и размножаться.

—  А я-то считал, что раз мы живем на необитаемом острове,— сказал Кришна,— значит, можем не подчиняться закону.

—  С какой стати?  Бывают и разумные законы,— возразил Саймон.— И на острове мы оказались не случайно.  Мы,  так сказать,  беглецы.— Он поставил консервную банку обратно на холмик из камней.

—  Я,   например,   бегу   от  английской   полиции,— заявил  Кришна,   пы­таясь убедиться, в состоянии ли он подняться по крутому берегу, прыгая на одной ноге.

На полпути он отказался от своего намерения, упал, скатился вниз и так и остался лежать. Темные глаза его искрились смехом, а волосы, хоть и припудренные пылью, блестели на солнце. Как черника, что растет вдоль дороги, подумала Мэри.

—  А Мэри — от своей злой тетки.

Мэри искоса поглядела на Саймона, который обмотал леску вокруг банки, а потом привязал ее к торчавшему из-под земли корню дерева. Ей показалось, что он избегает ее взгляда. И она поспешила спросить:

—  А Ноакс? От кого бежит Ноакс?

—  Ноакс?—переспросил    Саймон.— Ноакс    бежит    от    цивилизации. Вот он настоящий беглец.


После того как Ноакс провел на острове несколько дней, его почти не стало видно. Он превратился в дикое животное. Потом опять начал появ­ляться, особенно когда жарили рыбу, но лежал в сторонке в ожидании сво­ей доли. Большей же частью они видели его издали: в траве мелькал ко­мок меха. Однажды ночью Саймон видел, как он играл на берегу: черная тень, подпрыгивая, танцевала на трех ногах, рычала и, как котенок, ловила собственный хвост. Днем он часто бывал поблизости, но предпочитал, по-видимому, чтобы его не замечали: следил за ними из-за зарослей родо­дендронов и терновника, а если они приближались к нему, лежал, рас­пластавшись на земле. Повязка у него отпала, он растолстел, шерсть на нем лоснилась. Он кормился самостоятельно: ловил полевых мышей и пти­чек, с которыми расправлялся весьма деликатно, оставляя от них только перышки, а один раз Мэри застала его за уничтожением маленького кро­лика. Он угрожающе зарычал, сверкая своим единственным глазом, и она торопливо попятилась назад.

Она боялась, что в один прекрасный день он исчезнет навсегда, но Сай­мон утверждал, что никуда он не денется.

—  Убежать с острова  он  не может,  пока не  научится плавать,— рас­суждал   он.— Путь  только  один — по  доске,   но  вряд   ли  он  пройдет  по ней на трех ногах. Ему никогда не уйти отсюда.

—  Как и мне,— отозвался Кришна.— Никогда.

—  Откуда ты знаешь?—спросил Саймон.

—  Знаю. Я буду жить здесь, пока не стану старым-престарым.

—  В той книге у дяди я прочел,— сказал Саймон,— что люди, которые построили грот, наняли человека,  чтобы он жил там, как отшельник. Им казалось  романтичным,   что   у  них   в  гроте   живет   настоящий   живой  от­шельник, которого они могут демонстрировать своим  знакомым,  когда те приезжают к ним в гости.  Они платили ему двести фунтов за то, чтобы он ходил в тряпье, сидел и мыслил, но ему очень скоро все это надоело, и он сбежал.

—  Наверное, он был ненормальный,— решил Кришна.

— Не знаю. По-моему, ему было просто тоскливо жить одному.

—  Мне никогда не будет тоскливо,— заявил Кришна.— Когда начнет­ся учебный год,  я останусь здесь один и буду отшельником.

—  Лучше не напоминай,— застонал Саймон.

—  Ты   не   любишь   ходить   в   школу,   Саймон?—засмеялся   Кришна.

—  А какой нормальный человек любит?—вмешалась Мэри.

Неудачная это тема для беседы, решила она. Саймон сразу стал задум­чивым, что было плохим признаком. Он ни разу не говорил, сколько сумеет пробыть на острове, и она у него не спрашивала. Пусть он и сейчас не думает об этом.

—  А вы  знаете,  что орехи уже созрели?—спросила она.— Я видела утром. На большом дереве возле рябины.

Они знали, о каком дереве она говорит. Они знали каждое дерево, каж­дый куст. Остров был, наверное, в полмили длиной и в четверть мили шириной. Мальчики ни разу не покинули его, и каждое утро, когда она приходила, теперь уже бесстрашно балансируя на доске моста, Мэри ка­залось, что она входит в замок. Озеро было наполненным водой рвом, а грот — главной башней замка. Иногда они разжигали в главной пещере костер и смотрели, как от языков пламени меняется цвет ее хрустальных сводов.

В главной пещере было сыро, потому что через нее бежала вода, но в верхнем помещении, где спали Саймон с Кришной, было тепло и сухо. Пол они застелили засохшими стеблями кудрявого папоротника, от кото­рого шел сладковатый запах плесени.

Мэри завидовала тому, что они спят на таком чудесном ложе. Разве можно сравнить папоротник с простынями? Собственно говоря, пребыва­ние на острове было ни с чем не сравнимо. Когда вечером она возвраща­лась домой, ей казалось, что она из цветного фильма переходит в черно-белый...


—  Ты,  наверное,  скучаешь,  Мэри,— сказал дедушка.— Это уж я ви­новат, извини, пожалуйста.

У   него   от   ревматизма   болели   колени,    и  он   не    мог   купаться    в море.

—  Как назло,— ворчал он.— Лучшее лето за  многие  годы,  а  я сижу дома.

—  А   на   пляже   тебя   хватил   бы   солнечный   удар,— заметила   тетя Элис.— Кроме того, там грязно от этого мазута.

—  Мне тоже больше нравится в лесу,— сказала Мэри.

—  В каком лесу? — нахмурился дедушка.

—  А... Просто в лесу.

—  Лес   и   пляж — это   разные   вещи.   Что  ты   там   делаешь,   в   лесу? С этим твоим приятелем... Как его фамилия? Трампер?

—  Трампет,— поправила его тетя Элис.

—  Ничего особенного,— ответила Мэри.— Просто гуляем.

—  Как это просто гуляете? Каждый день ты уходишь из дому сразу же   после   завтрака,   а   возвращаешься   к   ужину.   Чем   вы   там   занимае­тесь?

Хорошо бы дедушка прекратил свои расспросы. Обычно он не совал нос в чужие дела, но из-за боли в ногах стал раздражительным.

—  Мы собираем орехи,— ответила она.— И чернику...

Даже если бы она сказала ему правду, все равно было бы нелегко объ­яснить, чем они там занимаются. Один день похож на другой и тем не ме­нее сказочно иной...

—  Оставь    ее    в    покое,    папа,— вмешалась    тетя    Элис.— Просто    гу­лять — прекрасное   занятие  для   человека   в   ее   возрасте.   Я   тоже   любила гулять в лесу. Больше, чем сидеть на пляже...

Она улыбнулась Мэри, словно у них была общая тайна.

—  Ладно,— согласился дедушка.— Пусть будет так. Я старый ворчун. Раздражительный,   обидчивый  старик  со  скрипучими  коленями.   Не  ста­новись старой, Мэри.

Мэри согласно закивала головой. Вот такому совету следовать нетруд­но. В эту секунду она была совершенно уверена, что всегда останется та­кой, какая есть, и что жизнь вокруг будет идти, не меняясь...


Они собрали всю чернику, что росла на острове.

—  Еще немного осталось на тропинке,— сказала Мэри.— Прямо возле озера. Кусты там довольно высокие, но палкой можно достать.

—  Те   ягоды   я   хотел   оставить   маме,— покачал   головой   Саймон.— Перед школой я всегда собираю ей ягоды для варенья.

—  Опять разговоры про школу? — рассердилась Мэри.


—  Что это за листья?—удивился Кришна.

Листья были красновато-коричневые и хрустели, как пергамент.

—  Ну  и  балда  же ты!  Это осень!—вздохнул  Саймон.— Осенью  ли­стья меняют цвет и опадают с деревьев.

—  Сам ты балда! — отозвался Кришна и ткнул его кулаком в живот,— В Африке осени не бывает.


—  Консервы на исходе,— объявил Саймон.— Нет больше фасоли, пер­сикового компота и супа из помидоров.

—  Персиковый компот тяжелый,— отозвалась Мэри,— а фасоль и суп я могу принести.

—  Еще нам нужна леска.  Вчера вечером я сплел сетку для угрей и поставил возле дренажа, но шел дождь, и ее унесло.

—  Вчера не было дождя,— возразила Мэри.

—  Нет, был. Сегодня утром вся трава была мокрой.

—  Это роса. Дождя не было.

Саймон посмотрел на ее упрямо стиснутые губы.

—  Ладно, пусть будет по-твоему. Все равно нам нужна леска, консер­вы и новая фуфайка для Кришны. Та твоя уже вся порвалась, а по вече­рам бывает довольно прохладно.

—  Хорошо,   я   принесу   ему   другую,— сказала   Мэри.— И   несколько свитеров, если ему холодно. У меня, наверное, целых сто толстых шерстя­ных свитеров. И банки принесу, и леску тоже. Могу принести все, что хо­тите...


Она стояла в очереди на почте и злилась. Было пять часов, в половине шестого магазины закрывались. А все, кто стоял впереди нее, были ста­рые и не торопились. Старики покупали конверты и марки, старушки по­лучали пенсию. Они неторопливо брали деньги, негнущимися старчески­ми пальцами пересчитывали мелочь, клали банкноты в одно отделение сво­их сумок, монеты — в другое. А то еще и лениво перебрасывались словами с сидящей за барьером девицей. У некоторых из них на поводке были со­бачки,  которые путались в ногах.

—  Господи,     сколько     времени     приходится     стоять! — пожаловалась какая-то женщина позади Мэри.— Надо иметь ангельское терпение!

У нее было остроконечное лицо колдуньи. Бабушка Саймона! На се­кунду сердце у Мэри ухнуло—глупо, конечно, чего ей бояться? Она решила...

—  Как поживаешь, дорогуша?

—  Спасибо,   очень   хорошо,— ответила   Мэри   и   лукаво   добавила: — А как Саймон? Я его давно не видела.

—  Путешествует где-то. Он любит побродить в одиночестве, и, должна сказать, я его хорошо понимаю.— Бабушка Саймона улыбнулась, лицо ее стало   морщинистым,    как   орех.— Такая   семья!    Целый   обезьянник   из зоопарка!

Наконец подошла очередь Мэри. На сберегательной книжке у нее было два фунта и четыре пенса, и она забрала их почти все, оставив один шил­линг. А когда обернулась попрощаться с бабушкой Саймона, то увидела рядом с ней миссис Карвер.

—  Твоя очередь, мама,— сказала миссис Карвер, обращаясь к бабуш­ке   Саймона,   и   тут   же   заметила   Мэри: — Батюшки,   давно   я   тебя   не встречала! Прихожу к вам утром, а тебя уж и след простыл!

Мэри смотрела во все глаза. У миссис Карвер были рыжие волосы, а у ее матери черно-белые, как на кисточке для бритья, но во всем осталь­ном они были удивительно похожи, особенно рядом. Два бледных, остро­конечных лица...

У Мэри перехватило дыхание. Недаром мама Саймона ей кого-то напо­минала! Теперь она поняла кого. Миссис Трампет и миссис Карвер были родные сестры. У мамы Саймона, у бабушки и у близнецов были темные волосы, а у Саймона и у миссис Карвер темно-рыжие. Скорей, медовые...

— ...Живешь очень весело, сказала мне твоя тетя,— говорила миссис Карвер.

Мэри кивнула головой. Желудок у нее щемило от страха. Что еще рассказала тетя Элис миссис Карвер? «У нее есть приятель, мальчик по имени Саймон Трампет?» Она ведь только что сказала бабушке Сай­мона, что давно его не видела.

—  Рада  это слышать.  Твоя  бедная тетя  совсем  извелась  из-за  того, что ты все время одна.  «Миссис Карвер,— говорила она мне,— у ребенка должны быть друзья, чтобы было с кем играть».

—  Да.   Извините,   мне   пора   идти...— заерзала   Мэри.   Она  с   трудом улыбнулась на прощание бабушке Саймона и бросилась к дверям.

Но тут на ее пути возникли две маленькие коренастые фигурки. Обе они выли, как пожарные сирены.

—  Бабуля! Бабуля, я уронила свой леденец!

—  И   забрала  у   меня!—Полли   топнула   ногой.— Бабуля,   скажи   ей, что это нечестно.

—   Нет, честно! Ты меня толкнула.

—  Я нечаянно.

—  Нет, нарочно.

—  Нечаянно!

—  Врунья! Противная врунья!

Они бросились друг на друга. Из-за спины Мэри вынырнула миссис Карвер и растащила их.

—  Что за шум!  Мне стыдно за вас!

—  Я  хочу  к  бабуле!—Полли  оттолкнула  руки  миссис  Карвер  и,   от­крыв рот, издала протяжный, пронзительный,  похожий на гудок паровоза вопль.

— Бабуля занята, она получает пенсию,— сказала миссис Карвер и хлопнула Полли по толстой ляжке.— А ну-ка прочь с дороги! Как, по-вашему, должны проходить люди?

— Это   не  люди,— возразила   Аннабел.— Это   Мэри.   Полли,   смотри, вот Мэри.

Полли    замолчала,    будто   повернули   выключатель.    Вскинулись   две мордашки, четыре блестящих глаза, два красных носа-кнопки.

—  Привет! — мрачно поздоровалась Мэри.

—  А я не знала, что вы знакомы с Мэри,— заметила миссис Карвер, промокая платком их залитые слезами лица.

Близнецы затрясли головами, как пони.

—  Конечно, мы знакомы с Мэри, тетя.

—  Она   у   нас   обедала.   Один   только   раз.   Больше   она   не   прихо­дила.

—  Ничего   удивительного,— отозвалась   миссис   Карвер,   в   последний раз высморкав нос Полли,  и отступила, чтобы полюбоваться результатом своих усилий.

—  Она   была   голодная,— объяснила   Полли.— И   очень   обрадовалась, что мы ее накормили.

—  Голодная? — миссис  Карвер с   любопытством  взглянула  на  Мэри, которая в эту минуту мечтала только о том,  чтобы  под ней  разверзлась земля.

—  Она сиротка,— сказала Полли.

—  Бедная   сиротка,— жалостливым,    медоточивым   голосом   добавила Аннабел.— У нее строгая тетя, которая морит ее голодом.

—  Вот как? —Миссис Карвер посмотрела на Мэри. Губы у нее дерга­лись, а в глазах прыгала усмешка.

Мэри подумала, не упасть ли ей в обморок. Или убить себя. Но вместо этого она бросилась бежать. Она выбежала из здания почты и, нагнув го­лову, натыкаясь на прохожих, помчалась по улице...

Она знала, что не может остановиться, что, если она остановится, с ней случится нечто ужасное...


11 «ПОГОДА,    ВИДНО,    МЕНЯЕТСЯ...»

Для Кришны Мэри уложила в сумку фуфайку и два толстых шерстяных сви­тера, которые ей купила тетя Элис. Себе она тоже взяла еще одни джинсы, носки и туфли, теплую куртку с капюшоном и щетку для расчесывания волос. Осторожно ступая по лестнице, которая скрипела под ногами, она спустилась вниз в кухню и взяла из кладовой сыр и хлеб. Затем она вы­шла в сад спрятать сумку в кусты у ворот.

Было так рано, что по земле еще курчавился туман, но она проснулась еще раньше и долго сидела на кровати,  ощущая какую-то пустоту внутри.

Причиной этой пустоты был не голод, а тоска, но сейчас, стоя в мок­рой от росы траве, она решила, что ей хочется есть. Она вернулась в дом, прошла в кухню, съела четыре толстых ломтя хлеба с малиновым варень­ем и поставила на плиту чайник. Что-то мурлыкал и напевал бойлер. Она положила холодные руки на его трубу и облизала измазанные вареньем губы.

Ощущение пустоты в желудке не пропадало. Перед ее глазами мелька­ли лица, она слышала голоса.

Лицо миссис Карвер, треугольное, с острым подбородком. Бледная кроличья мордочка тети Элис. Миссис Карвер говорит: «Вредная она девчонка, не сойти мне с этого места! Она рассказала им, что она сирота и живет у злой тетки...»

И растерянное лицо тети Элис медленно заливает краска...

Мэри  чуть  слышно  застонала   и  прижалась  лбом  к  трубе — так,   что чуть не обожглась.

«А вдруг этот разговор и не случится? —думала она.— Но что может ему помешать? Только если миссис Карвер ночью ни с того, ни с сего умрет? Или утром по дороге к ним ее задавит машина».

Такая женщина, как она, сочтет своим долгом поставить тетю Элис в известность о том, что болтает о ней за ее спиной ее собственная пле­мянница.

И тетя Элис решит, что Мэри и вправду ненавидит ее...

Закипел чайник, и Мэри посмотрела на кухонные часы. Почти полови­на восьмого, а миссис Карвер обычно приходит к девяти.

Она взяла поднос, поставила на него чашку с блюдцем, ополоснула ки­пятком фарфоровый чайник и заварила крепкий и душистый чай, какой любила тетя Элис, но никогда для себя не делала. «Ради одного человека незачем тратить столько заварки»,— говорила она, а дедушке не разреша­лось пить крепкий чай из-за сердца.

Пока она несла поднос наверх, она думала о том, что в доме на удив­ление темно. Она выглянула в окно. По земле все еще стелился ту­ман.

Тетя Элис неловко села в постели, укрывая плечи шерстяной накид­кой. Волосы у нее были убраны под сетку, а два сидящих в розовой пласт­массе передних зуба плавали в стакане на ночном столике. Мэри из веж­ливости поспешно отвела взгляд.

—  Я   решила,   что   вам   хочется   чаю,   тетя   Элис,— сказала   неуверен­но она.

—  Мэри,   милочка...— задохнулась  тетя   Элис.   И,   быстро-быстро   за­моргав глазами, всхлипнула.

«Она так ошеломлена,— подумала Мэри, едва сдерживая смех,— слов­но вместо чая ей принесли чек на тысячу фунтов стерлингов!»

—  Надеюсь,    я   правильно   заварила,— добавила    она.— Я   положила пять ложек.

Тетя Элис налила чай в чашку. Он был черный-пречерный.

—  В  самый   раз,— отозвалась  тетя  Элис.— Чудесно!  Чай   в  постели. Какая роскошь! Я чувствую себя королевой Англии.

Мэри   стояла   у   кровати.   Ей   одновременно   хотелось   и   уйти   и   ос­таться.

—  А где сегодня солнышко? — поглядела в окно тетя Элис.— Погода, видно, меняется...

Мэри переступила с одной ноги на другую.

— Ничто не вечно под луной,— улыбнулась тетя Элис.— Всему при­ходит свой конец.

Мэри хотелось сказать что-нибудь тете Элис, но, кроме «до свидания», она ничего не могла придумать, а этого говорить как раз не следовало. Поэтому она неловко и застенчиво улыбнулась и попятилась к дверям.

На площадке она постояла с минуту. Глаза ее заволокло. Чай она отнесла, а придумать еще что-нибудь на радость тете Элис она была не в силах.

Не забыть только оставить записку.

Она вытащила записку из кармана и, войдя к себе в спальню, положи­ла ее на туалетный стол так, чтобы тетя Элис, открыв дверь, сразу ее уви­дела.


Дорогая тетя Элис!

Извините, что ухожу из дома, не предупредив вас, но теперь, когда вам известно, что я наделала, вы не захотите терпеть меня у себя.

Целую вас, Мэри.

Р. S. Поцелуйте дедушку и поблагодарите его за меня.

Р.  Р. S. Все, что я говорила про вас, ложь.


Письмо было написано еще накануне вечером, и она долго сидела над ним, пытаясь придумать, как лучше выразить свои мысли. А сейчас, пе­речитывая его, почувствовала влагу на глазах и в носу. Она фыркнула и с такой силой прижала к векам суставы пальцев, что перед ней вспыхнули снопы искр. Как порой хорошо быть плаксой: можно было бы лечь на кровать и завыть.

Окинув взглядом комнату, она еще раз хлюпнула носом и ушла, тихо затворив за собой дверь.


—  Я убежала из дома,— сказала она Саймону.

Никакого ответа. Он стоял на голове, упершись ногами в стенку грота, и считал:

—  Сто шестьдесят восемь, сто шестьдесят девять, сто семьдесят...

—  Саймон!

—  Сто семьдесят три, сто семьдесят четыре...

—  Саймон, послушай...

Он вскочил на ноги, красный, рассерженный.

—  Только я сосредоточился, и ты все испортила,— упрекнул ее он.— Теперь   придется   начать   сначала. Я должен   досчитать   до   пятисот,   не меньше.

—  Что не меньше?

— Это   занятия   по   системе   йогов.   Я   выписал   специальную   книгу. Чтобы   не   краснеть   и   не  заикаться,   нужно   уметь   концентрировать  свое внимание. А  для   этого прежде   всего    следует   научиться   правильно   дышать. Первое упражнение — это стоять на голове и считать. Что означают твои слова:   «Я убежала из дома!»?

—  Выходит,  ты  вовсе  и  не  сосредоточился? — презрительно спросила она.— Раз слышал,  что я сказала.

—  Замолчи!

Он отвернулся и поддел ногой камень. Шея у него снова стала мали­новой. Потом поднял камень, подошел к выходу из грота и швырнул его в озеро. Камень семь раз подпрыгнул на воде, напугав шотланд­скую куропатку, которая взлетела над озером, перебирая красными лап­ками.

—  Ты хочешь сказать, что теперь будешь ночевать здесь?

— Да.

—  Зачем? Почему ты ушла из дома?

В горле у нее пересохло.

—  Вчера я узнала, что твоя тетя работает у нас. Убирает.

—  Я   знаю.   Мир   тесен.— Саймон   швырнул   второй   камень,   но   тот подпрыгнул только два раза.— Черт бы взял!

—  Что?

—  Я сказал, что знаю. Мой уши почаще, если плохо слышишь.— Его собственные  уши  были  ярко-малиновые.   Нарочито  небрежным тоном  он добавил: — Вечером накануне нашего переезда сюда тетя приходила к нам и рассказала, что к ее хозяйке приехала племянница по имени Мэри. Ей двенадцатый год. Я задал еще несколько вопросов. Не очень много, просто чтобы убедиться.

—  Представляю, какие гадости она обо мне говорила.

—  Да уж,— усмехнулся Саймон, но, увидев взгляд Мэри, тут же стал серьезным.

— Почему ты    мне    не    рассказал    об    этом?—в   ярости    спросила она.

—  Не всегда и не все нужно говорить.— Он набрал целую горсть кам­ней и песка и швырнул ее в озеро.— Во-первых, ты могла подумать, что я намерен тебя разоблачить.

—  Да,— только и  произнесла  униженная  донельзя  Мэри.— Понятно.

—  А  я  вовсе   и   не  собирался  этого  делать,— сказал   Саймон.— Она зашла   к   нам   случайно.   И   я   даже   не   упомянул   при ней, что   мы зна­комы.

— Она знает. Я встретила ее вместе с Полли-Анной на почте. Это бы­ло ужасно.

При воспоминании о том, как это было, ее словно окатило холодной волной. Ей даже почудилось, что она вот-вот утонет. Она села, прислонив­шись спиной к стенке грота, и обхватила голову руками. Слезы струились у нее сквозь пальцы.

—  Они сказали ей, что я сирота, что я голодаю, а теперь она передаст это тете Элис и... и... Лучше мне умереть.

Она слышала, как под ногами Саймона хрустят камни и песок. Потом остался только шелест воды в гроте. Саймон ушел, она была одна.

Она все плакала и плакала. И была не в силах остановиться. Словно внутри у нее прорвалась плотина и поток воды, хлынув через глаза и нос, будет литься до тех пор, пока не выльется до конца. Руки у нее стали влажными, как набравшие влагу губки, а голова разбухла вдвое.

—  Мэри! — позвал   ее   Саймон.    Он   пытался   оторвать   ее   руки   от лица.

Давясь слезами,  она отвернулась.

—  Оставь меня в покое!

Он старался впихнуть ей на колени что-то извивающееся и пушис­тое.

— Ноакс! — Она схватила кота, зарылась лицом в его шерсть.

Но он отчаянно сопротивлялся, царапался, и ей пришлось его отпу­стить. Он спрыгнул с ее колен и уселся поодаль, не спуская с нее глаз и приводя в порядок свою шубку.

— Все меня ненавидят, даже Ноакс,— всхлипнула она.

— Это только потому, что я его поймал,— объяснил Саймон.— Он не любит, когда его ловят и берут на руки.— Он помолчал.— Мне уйти?

— Да,— сказала Мэри и прикусила язык.— То есть нет.

Он, нахмурившись, уселся на корточки рядом с ней. Они молчали, и спустя немного Ноакс по собственному почину подошел к ним и потерся головой о ногу Мэри.

Она не трогала его. Он терся и мурлыкал.

—  Он   делает   это   только   с   тобой,— сказал   Саймон.— Пожалуйста, Мэри, перестань плакать.

—  Я уже перестала. Только вся как-то раскисла и размякла.  Словно грелка, из которой вылили воду.

—  Потому что плакала,— сказал Саймон.— После слез всегда так.

—  Я редко плачу. По правде говоря, я никогда не плачу.

—  Нашла чем гордиться.  Все люди плачут.— Саймон швырнул каме­шек в противоположную стенку грота.  Он звякнул о хрусталики  и упал в озеро.— Почему это ты должна быть не такой, как другие?

—  Я не хочу, чтоб они знали, что мне плохо. А если плачешь, сразу понятно.

—  Они?

Она ничего не ответила.

—  Ты имеешь в виду тетю и дедушку?

Она покачала головой. Желудок у нее словно узлом перетянуло.

—  Ты бы хотел, будь твои родители постоянно в отъезде, чтобы они заметили, что тебе от этого плохо? —выпалила она.

—  А   тебе   плохо? — Он   вспыхнул.— Извини.   Мне   тетя   рассказала. Но я не собираюсь совать нос в чужие дела.

—  Ничего.— Она на минуту задумалась.— Нет, мне не плохо,— удив­ленно призналась она.— Раньше было плохо, а теперь нет.— И облегчен­но вздохнула, узел у нее внутри исчез.— Сейчас все по-другому,— сказа­ла она.— Почему, не знаю. С тех пор как появился Кришна и мы очути­лись на острове. А куда он делся? Я не видела его с утра.

—  Собирает  орехи,— ответил  Саймон.— Этот  парень  только  и  дума­ет, чем бы набить себе пузо.


Ему не удалось собрать много орехов. Всего один небольшой котелок. И сейчас он сидел рядом с котелком, подтянув колени к груди.

—  Меня тошнит,— сказал он.

Он выглядел плохо. Из-за темной кожи он был не бледным, а каким-то серым.

—  Вчера  вечером  ты  переел  сардин,— сказал  Саймон.— Я  тебя  пре­дупреждал.

—  Мне холодно,— пожаловался Кришна.

—  Не может быть. Погода, правда, чуть изменилась, но еще не холод­но. Просто солнце спряталось. Побегай немного.

Он казался маленьким и несчастным. Мэри села рядом.

—  Я принесла тебе фуфайку  и  красивые  шерстяные свитеры.  Надень свитер, и тебе сразу станет теплее.

Но даже в фуфайке и толстом свитере он все равно дрожал от хо­лода.

В это трудно было поверить, потому что, хотя солнце и скрылось за облаками, в воздухе заметно потеплело. Небо было покрыто пушистыми тучами, оно спустилось прямо на вершины деревьев и, казалось, не только скрыло от земли солнце, но и заглушило все звуки. Замолкли пти­цы, и, когда с озера взлетела утка, они вздрогнули — так громко махала она крыльями. И озеро даже всколыхнулось от испуга. Но как только пти­ца скрылась из виду, коричневая вода снова стала неподвижной и не­прозрачной, и в ней ничего не отражалось. Воздух был так напоен влагой, был таким сырым и густым, что, казалось, его можно черпать ложкой. На лбу у них не просыхали капли пота.

Обедать им не хотелось. Слишком много усилий пришлось бы в этом случае приложить. Мэри и Саймон съели ложку-две, а Кришна совсем от­казался от еды. Он лежал, свернувшись калачиком, и, по-видимому, дремал.

—  Чересчур     переволновался     вчера,— сказал     Саймон.— Во-первых, была   возможность   полакомиться   сардинами,   а   во-вторых,   мне   показа­лось, будто я услышал лису, и повел его посмотреть. Он ни разу не видел лисы, вот я и решил, что ему интересно.

—  Видели?

—  Нет.  Но зато видели,  как  Ноакс  охотится.  Прижимается к земле, ползет, извиваясь, и вдруг — бах! И все. Мы, правда,  жертву не видели, но зато слышали. Кришне, по-моему, это не очень понравилось. Противно, когда убивают. Из-за этого он долго не спал.

—  Мне жарко,— захныкал Кришна.

Саймон встал.

—  Иди-ка ты лучше в грот и поспи как следует.— Он потрогал лоб Кришны  и вроде удивился.— Еще бы тебе не было жарко,— тут же на­шелся он,— если в такую погоду ты напялил на себя все фуфайки и сви­теры, словно мы на Северном полюсе! С ума ты спятил, что ли?

Он говорил тем озабоченным тоном взрослого, который Мэри уже дав­но от него не слышала. «Неужто он в самом деле забеспокоился»,— поду­мала она. Но если и да, он ничего больше не сказал, отвел Кришну в грот, вернулся, вытирая платком лоб, и предложил выкупаться. «Это единствен­ное, что можно делать»,— заметил он.

Вода была теплая, как в ванне. Плавать было лень, они лежали на спине, лениво шлепая кистями рук, а невидимое глазом течение несло их на середину озера. Волосы закрыли Мэри лицо, щекоча рот, но ей было лень отбросить их назад. Вместо этого она без единого движения, как брев­но, перевернулась на живот и принялась смотреть в воду. В солнечный день можно было разглядеть пучки водорослей, похожих на призрачный лес, в ветвях которого вместо птиц таились рыбки, а один раз ей довелось увидеть, как девять крупных форелей — она их пересчитала — устроились в неглубокой выемке и лежали так неподвижно, что она решила их пой­мать, но не тут-то было...

Сегодня же был один сплошной коричневый мрак, словно кто-то взял огромную ложку и помешал ею на дне озера, превратив воду в суп. Мэри, не дыша, плыла лицом вниз до тех пор, пока не коснулась руками ковра из кудрявой травы. Тогда, хватая ртом воздух, она подняла голову, ища Саймона.

Его нигде не было видно. Небо стало почти черным, и кругом было так темно... Не только Саймона, но и берега не было видно...

И тут сверкнула молния. Не зигзаг, который мелькнул и пропал, а ослепительный свет, словно вдруг включили электричество. И тут она увидела выглядывающую тюленем из воды голову Саймона.

—  Саймон! — окликнула его она, но в ответ лишь загрохотал гром, да так, словно разверзлась земля.

В полной тьме она поплыла в ту сторону, где видела Саймона, но в эту секунду снова сверкнула молния, которая, казалось, пронеслась по воде, и она увидела, как затрепетали, изогнувшись, словно деревья от порыва ураганного ветра, водоросли, хотя поверхность воды как была, так и оста­лась недвижимой, а рододендроновые кусты на берегу, снежно-белые в свете молнии, казались изваянными из камня.

Саймон что-то крикнул. Вроде «Ну и гроза!», но слова его заглушил новый раскат грома, пророкотавший над ними. По воде, словно по стеклу, застучали стальными гвоздиками капли дождя. Она плыла, как в водо­паде, и, когда добралась до Саймона, что-то так кольнуло ее в щеку, что она ахнула.

—  Град!—сказал он.

И тогда она увидела, как по озеру шлепают, пробивая в воде аккурат­ные круглые дырочки, ледяные пули.

Царапая коленями по песку, они доплыли до самого грота, вползли в пещеру и улеглись на полу совершенно обессиленные. Они лежали и смотрели на грозу. При свете молнии град был похож на занавес из свер­кающих брильянтов.

—   Моему дяде Хорейсу однажды молния ударила прямо в машину,— сказал   Саймон.— Он  говорит,   что  все   вокруг  стало  голубым   и   запахло морской травой.

—  Морской травой? — удивилась Мэри, дрожа от холода.

—  Вытрись,— сказал Саймон и бросил ей свою рубашку,  но рубашка оказалась влажной, словно долго провисела на пару.

Тогда они оделись, но и в одежде чувствовали себя так, будто и не вылезали из воды.

—  Давай попрыгаем,— предложил Саймон.

Но, сделав без всякого энтузиазма два-три прыжка, они сдались и, усевшись рядом, смотрели, как скачет по воде молния, и ждали, когда после молнии загрохочет гром. Раскаты грома стали такими частыми и такими оглушительно громкими, что казалось невероятным услышать не только какой-нибудь посторонний звук, но и друг друга. И когда до них вдруг донесся протяжный нечеловеческий стон, они застыли от страха...

—  Это Кришна,— крикнул Саймон и бросился наверх.

Но оказалось, что стон этот испустил Ноакс. Когда молния осветила помещение, они увидели, что Кришна как лежал, так и лежит на стеблях папоротника, подложив под голову спальный мешок, а Ноакс, задрав хвост, тигром выслеживает добычу. Шерсть у него поднялась дыбом, един­ственный глаз сверкал. Когда Мэри наклонилась погладить его, он, выгнув дугой спину, попятился от нее,  издал вопль, от которого кровь стыла в жилах,  и метнулся вон.

—  Пусти его,— схватил ее за руку Саймон.— Не то он тебя оцарапает. Он охотится...

Снова загрохотал гром. Казалось, будто крушат каменную стену. А когда гром стих, эхом прокатившись по пещерам, снова послышался пронзительный вопль Ноакса. И по мере того как кот уходил все дальше и дальше, крик слабел.

А рядом плакал Кришна...

Они опустились возле него на колени. Саймон вытащил у него из-под головы спальный мешок, и Мэри обняла его.

—  Все в порядке... Все в порядке... Это всего лишь дождь...— успокаи­вала его она.

Но он плакал, рвался из ее рук и подтягивал колени к груди. А когда прижался к ней головой, она почувствовала, что лоб у него пылает.

—  Саймон,  он  плачет  не  потому,   что боится  грозы,— сказала она.— Он заболел. Горит огнем. Кришна, милый, что у тебя болит?

Кришна что-то простонал в ответ. Мэри не поняла.

—  По-моему, живот,— сказал Саймон. Он осторожно пощупал его жи­вот.— Странно. Смотри...

Живот у Кришны выпирал из-под ребер и был круглый и тугой, как футбольный мяч. Когда Мэри дотронулась до него, Кришна вскрик­нул.

—  Может, он съел что-нибудь плохое?—предположил Саймон.— На­пример, ягоды. Хорошо бы его вырвало. Давай засунем ему в рот пальцы или пощекочем горло веткой...

—  Фи!—сделала гримасу Мэри.

—  Сейчас не до нежностей. Нужно что-то придумать.

Помещение осветила молния. Не такая яркая, как прежде, но Мэри увидела белое как мел лицо Саймона.

—  Ты что, хочешь, чтобы он умер?

Слово это эхом отозвалось в пещерах грота, а за ним снова последовал раскат грома, но теперь уже негромкий, больше похожий на стон. Словно земля вдруг устала.

—  Гроза проходит,— заметил Саймон, поглядев наверх. И как только он это сказал, сквозь окошко просочился слабый свет. Обычный дневной свет.

—  Я умру!—вдруг сказал Кришна и ахнул от страха.— Умру!

—  Глупости! — возразила  Мэри,   прижимая  его  к  себе  и  сверкая  на Саймона глазами.— Не слушай его.

—  Я    болен,— простонал    Кришна.— О    Мэри,    пожалуйста,    сделай что-нибудь.

Он повернулся на бок и спрятал голову в колени. Она закрыла ему уши и взглянула на Саймона.

—  Поезжай за тетей Элис,— сказала она.— Она когда-то была меди­цинской сестрой и знает, что делать.


12 ПОСЛЕ ГРОЗЫ

Мэри баюкала Кришну и пела ему. Когда он   стонал,   она   чувствовала,   как   боль ножом пронзает ее собственный живот. И ей было страшно...

Между песнями она упорно допытывалась:

—  Тебе лучше?  Хоть чуть-чуть? Тебе лучше?

—  Перестань,   Мэри,— с   трудом   отвечал   он.— От   одних   расспросов лучше не станет.

Она так обрадовалась, что засмеялась и прижала его к себе. Раз у него есть силы злиться, значит, он не умирает!

И продолжала петь, пока совсем не охрипла, а он стал тяжелым-претяжелым у нее на руках. Когда она убедилась, что он крепко спит, она уложила его поудобней на папоротнике и вышла из грота.

Дождь прошел, наступил ясный ветреный вечер: по озеру струилась серебристая рябь, а по зеленоватому небу бежали легкие перистые обла­ка. На пути к мосту она раза два окликнула Ноакса, но его и след про­стыл.

Не было и Саймона. Она уселась под рододендроновым кустом, отку­да, будучи незамеченной, могла видеть мост. Руки у нее ломило — долго качала Кришну,— а сердце щемило. Теперь, когда ожидание было почти позади, она испугалась — уже не за Кришну, а за себя. Приедет тетя Элис и спасет Кришну, ее же спасти некому! Она оговорила тетю Элис, и той уже об этом известно. От этой мысли Мэри содрогнулась и втянула го­лову в плечи. Разве она сможет посмотреть тете Элис в лицо? Разве смо­жет...

—  Не могу,— сказала тетя Элис.— Не могу...

Она уже прошла первую половину моста и теперь с ужасом смотрела на узкую доску. На ней был какой-то широкий плащ почти до щиколоток, а распустившиеся от ветра седые волосы метались вокруг лица, как космы у ведьмы. Мэри же она показалась красавицей.

—  Это совсем нетрудно,— уговаривал ее Саймон.— Не нужно только смотреть.

—  Да?—Уверенности у тети Элис не было.— Не знаю...

—  Я завяжу вам глаза,— предложил Саймон. Он вытащил из кармана носовой платок весьма сомнительной чистоты.

Тетя Элис стояла неподвижно, пока он завязывал платок. Концы плат­ка торчали над ее головой, как кроличьи уши. Изжелта-бледная, она робко ступила на доску.

—  О господи!

—  Я держу вас,— сказал Саймон.— Старайтесь ставить одну ногу пе­ред другой. Пальцами задней касайтесь пятки передней.

Тетя Элис высоко подняла ногу, как птица, ступающая по воде.

—  Все идет отлично,— похвалил ее Саймон.

Он осторожно попятился назад, цепко держа руки тети Элис. Они вы­глядели очень смешно, но Мэри не улыбалась.

—  Нужно было подождать лодку,— сказала тетя Элис и застыла на месте.

—  Так быстрее.

—  А если  мы  упадем?

—  Не   упадем,   если   вы   не   будете   останавливаться,— сказал   Саймон. Делая  шаг  за  шагом  и  время  от  времени  испуганно  вскрикивая,   тетя Элис медленно продвигалась вперед. Мэри закрыла глаза.

—  Ну вот,— наконец сказал Саймон.— Теперь до грота недалеко.

—  Я помню.

Мэри не поняла, что она хотела этим сказать. Они прошли мимо нее так близко, что она могла, протянув руку, дотронуться до плаща тети Элис.

Когда, по ее расчетам, они уже добрались до грота, она встала и пошла за ними. Тайком поднявшись по лестнице, она услышала голос тети Элис:

—  Бедное дитя! Бедный мальчик!

Кришна что-то пробормотал в ответ.

—  Ты спал? Сон только на пользу. Где у тебя болит, милый?

У нее был такой ласковый голос, каким с ней она никогда не разгова­ривала, решила Мэри и нарочно провела рукой по острым хрусталикам на стене. Потом высосала из царапин кровь и вздохнула. Тетя Элис, может, и разговаривала бы, если бы она, Мэри, ей позволила. А теперь уж поздно...

—  Ладно,   милый,— продолжала тетя  Элис,— больше  я не буду  тро­гать твой бедный живот. Тебе больно, мой хороший,  я знаю, но эта боль скоро пройдет. Сюда плывет на лодке один славный человек, мы отвезем тебя в хороший, теплый госпиталь. Саймон, пойди посмотри, где там твой дядя...

Мэри перепрыгнула через поток воды, отделявший одну пещеру от другой, и спряталась в крошечной комнатке с выдолбленным в стене окош­ком, через которое ей была видна часть центральной пещеры.

Она слышала, как Саймон крикнул: «Дядя Хорейс, мы здесь!» — и как с озера что-то ему ответили. К гроту подплыла лодка, заскрипели в уклю­чинах весла.

—  Сейчас его снесут,— сказал Саймон.

—  И ты стоишь и позволяешь даме...— возмутился дядя Хорейс.

—  Не беспокойтесь, мистер Трампет. Он ничего не весит. Легкий, как птица, бедный ягненочек.

Приподнявшись на цыпочках, Мэри видела лицо тети Элис, когда та спускалась по лестнице, и прислоненную к ее плечу голову Кришны.

—  А  я-то всегда считал,  что  ягненочек весит  немножко больше,  чем птица,— засмеялся Саймон.

—  Хватит   учить   взрослых,— спокойно   сказала   тетя   Элис.— Садись в лодку. Возьмешь его к себе на колени.

Мэри больше не было ее видно. Опять заскрипели уключины.

—  Держись, парень!—эхом прогудел по пещерам голос дяди Хорейса.— Скоро будешь в постели.

Мэри отвернулась к стене. Еще минута, и все уедут, все до одного. И тетя Элис даже не вспомнила о ней...

Зашлепали по воде весла, голоса стали едва различимы. Потом со­всем стихли. Тишина. Она осталась одна. Они уехали и забыли про нее. И хотя именно об этом она и мечтала — остаться одной на острове, бесприютной, отверженной,— на глазах у нее появились слезы.

—  Мэри! — позвала ее тетя Элис.

Мэри взглянула в окошко. Тетя Элис стояла у входа в грот.

—  Мэри, милочка, где ты?



Мэри затаила дыхание.

—  У  него,   по-моему,   аппендицит,— громко,   словно  с   кем-то  беседуя, сказала тетя Эльс.— Бедняжка!  Мистер Трампет отвезет его в больницу на   своей   машине.    Саймон    позвонил   ему   в   лавку,   и   он   сразу   же   при­ехал.

Она помолчала, прислушиваясь.

—  Мэри! — снова позвала она. Мэри не двигалась с места.

—  Знаешь,  когда мне было столько лет,  сколько тебе,   я тоже часто здесь бывала. Мост тогда еще не был сломан, но все равно на остров ни­кто не заходил. Я приезжала сюда на велосипеде и оставляла его у ворот. Тропинка с тех пор немного заросла, и крапиву такой большой я не помню. Но зато я хорошо помню свои собственные ощущения. Я приезжала сюда одна и сразу становилась хорошенькой и умной, я убеждала себя, что у ме­ня приемные родители и что на самом деле я дочь герцога. Наверное, это ужасно глупо.

Она помолчала, ждала, вероятно, что Мэри откликнется. А у Мэри зачесалось в носу — вот-вот чихнет. Она поскорей положила палец на верх­нюю губу, чтобы не чихнуть.

—  Я  даже  порой  рассказывала  об  этом  чужим людям.  А  потом  бо­ялась,  что мои родители узнают. И по ночам меня мучили кошмары...— Она засмеялась своим высоким,  звонким смехом,  который перешел в ка­шель.— Если ты не выйдешь, милочка, придется мне уйти одной. Только я не уверена, сумею ли я перебраться через мост.

Желание  чихнуть  исчезло.   Мэри  наконец  позволила  себе  выдохнуть.

Тетя Элис повернулась и пошла. Под ее ногами скрипели камешки, когда она поднималась по склону обрыва.

Мэри последовала за ней, но на некотором расстоянии. Терновник опять цеплялся за одежду. Тетя Элис не оборачивалась.

«Вдруг она упадет с моста?» — думала Мэри. Если упадет, Мэри прыг­нет в воду и спасет ее! Она вытащит ее на берег, а сама упадет, обессилен­ная, и ее засосет илом. И она погибнет, спасая тетю Элис...

И вдруг тетя Элис вскрикнула. Сердце у Мэри екнуло. Но не было слышно всплеска, и тетя Элис была еще не на мосту. И когда Мэри бро­силась к ней на помощь, она увидела, что ее напугал Ноакс. Изготовив­шись к прыжку, выгнув спину, взъерошив шерсть, он казался страшным-престрашным...

—  Не бойтесь, тетя Элис!—крикнула Мэри.—Это Ноакс.

Тетя  Элис  обернулась,   и  Мэри  как  вкопанная  остановилась  рядом.

—  Ноакс?—переспросила тетя Элис.

—  Мой кот.

—  А!

Тетя Элис посмотрела на него. Он крутил хвостом и тихо рычал. И вдруг одним прыжком исчез в кустах.

—  Он ничего бы вам не сделал,— сказала Мэри.— Он просто немного нервный.

—  Нервный?

—  Он из тех котов, которые не любят, когда их гладят.

—  Да я и не собиралась,— сказала тетя Элис.

О чем еще говорить, Мэри не знала. Не говорить же все время только о Ноаксе.

Тетя Элис смущенно смотрела на нее, словно думала то же самое.

— Если хотите, я помогу вам перейти через мост,— предложила Мэри.

— Правда?—Нос у тети Элис порозовел, а нижняя челюсть дернулась.—Тогда нам пора идти. Мистер Трампет вернется за нами, чтобы от­везти нас в больницу.


В больнице было очень жарко и горел яркий свет. Тетя Элис и дядя Хорейс ушли в сопровождении накрахмаленной до скрипа сестры, а их племянница и племянник остались сидеть в приемной, где стояли пу­стые стулья и заваленные старыми журналами столы. Мэри перелистнула два-три журнала, но ничего интересного не нашла. Ей хотелось поговорить с Саймоном, но он молчал и держался отчужденно. Либо напуган, либо не в духе.

Мимо двери, заглянув в приемную, прошли несколько сестер. Они о чем-то шептались и посмеивались, и Мэри услышала, как одна из них спросила:

—  Вот это те двое?

—  Они говорят про нас,— возмутилась она.— Какая наглость!

—  Привыкай. Боюсь, мы попадем и в газеты.

Мэри не поверила, но в душе возликовала.

—  И по телевизору про нас тоже расскажут? —спросила она, но Сай­мон только застонал в ответ и обхватил голову руками.

Они просидели в приемной больше часа. Когда тетя Элис и дядя Хо­рейс вернулись, они дремали, сидя на стульях.

—  Ну вот,— сказал дядя Хорейс,— через полчаса его прооперируют. Им удалось разыскать мистера Пателя.

Дядя Хорейс был рослый лысый человек с седой бородой, которая тор­чала какими-то клочками, как старая швабра. На нем был красный бар­хатный жилет, весь, правда, в пятнах, пуговицы которого с трудом сдержи­вали напор большого живота. Когда он наклонился взять свой плащ, оче­редная пуговица со стуком шлепнулась на пол. Ее подобрал Саймон.

—  Ну,   парень,  пора  нам,  пожалуй,   домой — рассказать  твоему  отцу, чем ты занимался все это время.

Саймон стал белым как мел.

—  Такое дело лучше не  откладывать,— добавил дядя Хорейс,  поло­жив большую руку на плечо племянника.

—  Отец Саймона служит в полиции,— прошептала Мэри на ухо тети Элис, когда они вслед за дядей и племянником вышли из больницы.

Интересно, в самом деле Саймон так боится своего отца или просто после того, как он покинул остров, его снова начали терзать угрызения совести?

—  Мы были обязаны спрятать Кришну,  тетя Элис,— сказала она.— Это был наш долг.

—  Я понимаю,— откликнулась тетя Элис.— Но,  видишь ли,  есть лю­ди, которые мыслят по-другому.

Стало совсем темно, снова пошел дождь. Втянув голову в плечи, они бежали по лужам к стоянке машин.

—  Удалить аппендицит — это все равно что удалить гланды? — спро­сила Мэри.

—  Даже легче,  пожалуй.  Горло потом  не  болит.  Не  беспокойся,   ми­лочка.

—  Я   не   беспокоюсь.   По-моему,   Кришне   повезло.   (Мэри   очень   пон­равилось в  больнице,  когда  ей  удаляли  гланды:   за  ней  так  ухаживали!) Теперь с него будут сдувать пылинки,— объяснила она со вздохом.

Тетя Элис схватила Мэри за руку и прижала к себе.

И Мэри прижалась к тете. Так было приятней, потому что шел дождь и похолодало.

—  Что теперь будет, тетя Элис?—спросила она.

—  Видишь   ли,— неуверенно   ответила   тетя   Элис,— к   нам,   наверное, придет полицейский и захочет с тобой поговорить. Задать тебе несколько вопросов. Но пусть тебя это не пугает. Либо я, либо дедушка будем с то­бой...

—  Я  ничего  и  не  боюсь.  Это  ужасно  интересно.— Как  можно  поду­мать,   что  ее   это  напугает! — Но  я  спрашивала  не  про  себя.  Что  будет с Кришной?


—  Это решит министр внутренних дел,— сказал дедушка.— Как пра­вило, детям не разрешается въезд в Англию и проживание здесь без ро­дителей.   Но  в   случае   с   Кришной   министр   может   сделать   исключение, хотя лично я в этом сильно сомневаюсь...

—  Лучше    пусть    сделает,— сказала    Мэри.— После    всего,    что    мы совершили! И какое отношение ко всему этому имеют его родители? У него ведь есть дядя, с которым он может жить, правда?

—  Боюсь, это не совсем то, что отец с матерью.

—  Дяди и тети часто бывают лучше родителей,— заявила Мэри. Дедушка улыбнулся и закурил свою трубку.

—  Я рассуждаю с юридической точки зрения,— сказал он.— Так гла­сит   закон.— Дым   кудрявился   вокруг   его   младенческого   лица,   пока   он рассуждал об иждивенцах, то есть о детях и родственниках, не способных заработать себе на жизнь, об иммиграционных законах и квотах.

Хотя Мэри уже начало клонить ко сну после горячей ванны и обиль­ного ужина, она старалась делать вид, что ей хочется не спать, а слушать. Дедушка давал объяснения с таким же удовольствием, с каким она рас­сказывала ему и тете Элис, как собственноручно спасла Кришну от двух мужчин, которые похитили его, как спрятала его и кормила...

—  То-то я заметила,  что продукты  у нас расходуются гораздо быст­рее,  нежели прежде,— сказала тетя Элис,  но,  кроме этого единственного замечания,  они оба слушали ее,  не перебивая и не напоминая о том,  что ей пора спать.

Беседовать с ними было гораздо приятнее, чем с полицейским, который пришел, когда Мэри ужинала. Тон у него был почти легкомысленный, он чуть ли не забавлялся, подумала Мэри, задавая ей вопросы: спросил, когда точно Кришна прибыл в Англию, где они его прятали и зачем, и записал ее ответы в свой блокнот. И при этом не переставая улыбался и шутил, словно они играли в какую-то веселую игру, а не занимались серьезным делом!

Вспомнив об этом сейчас, Мэри рассердилась.

—  Мы нарушали закон, правда? — спросила она, перебивая дедушкин монолог.

Дедушка всполошился:

—  Видишь ли,   милочка...— Он постучал трубкой,  вытряхивая  из  нее табак.— Я знаю, ты не поняла,  но, строго говоря...

—  Конечно,   вы  нарушали  закон,   Мэри,— сказала  тетя  Элис.— И  по-моему,  правильно делали!

—  Элис! — попытался остановить ее дедушка.

—  Некоторые законы следует нарушать,— заявила тетя Элис.— Будем называть вещи своими именами. Нечего делать вид, будто Мэри с Саймо­ном не понимали, что делали, будто это всего лишь детская шалость. Это... Это оскорбительно для них обоих!

У нее был такой возмущенный вид и такой возмущенный тон, что Мэ­ри захотелось подбежать и обнять ее.

— Видишь ли...— начал дедушка. Потом он усмехнулся и откашлял­ся,— Элис, а предложить, чтобы она шла спать, тоже оскорбительно? Уж поздно, и, по-моему, даже самые закоренелые преступники не чужды усталости. Кроме того, ближайшие несколько дней, по-видимому, будут не простыми...— Он снова набил трубку и довольно долго утрамбовывал табак. Затем посмотрел на тетю Элис поверх пламени спички и спро­сил:— Ты уже ей сказала?

—  Пойдем, милочка,— заторопилась тетя Элис.— Дедушка прав. Пора спать.

Обычно, когда Мэри говорили, что пора спать, она ужасно раздража­лась, но сегодня восприняла это напоминание спокойно. Оно показалось ей дружеским, словно кто-то обнял ее за плечи. Она поцеловала дедушку и пошла наверх, зевая и волоча ноги, а тетя Элис следовала за ней со сло­вами: «Пора баиньки...»

И только уже лежа в постели, она сквозь сон спросила:

—  Сказала мне о чем? О чем вы мне не сказали?

Тетя Элис стояла у окна. Она раздвинула занавески и с минуту гля­дела в темень. Затем подошла, села на край кровати и сказала небрежным, легкомысленным тоном:

—  Через несколько дней приезжает твоя мама.

Мэри ничего не ответила. Вокруг головы тети Элис был ореол света от стоявшей за ее спиной лампы. Мэри сощурилась, ореол стал колючим.

—  Хорошо, правда? — спросила тетя Элис.

—  Да,— ответила  Мэри  только  потому,   что  тете   Элис  хотелось  это услышать.

Она решила было спросить, заберет ли мама ее домой, и сказать, что ей не хочется уезжать, но чувствовала, что сказать этого не сможет. Тетя Элис терпит ее в доме только потому, что она вообще человек поклади­стый, но в глубине души вряд ли согласится, чтобы Мэри и дальше жила с ней. После всего, что Мэри рассказывала про нее!

Мэри вздохнула и спросила:

—  Вы правда рассказывали чужим людям, что вы дочь герцога?

—  Да.  Я была ужасной лгуньей.  Большинство детей любят выдумы­вать. Обычно у них есть причина...

Тетя Элис улыбнулась. Сидя спиной к свету и улыбаясь, она каза­лась довольно хорошенькой и молодой, подумала Мэри. Она протянула руку, и тетя Элис взяла ее в свои, задумчиво повернула ладонью вверх, словно собиралась прочитать судьбу Мэри.

—  Зачем ты  сказала  Саймону,   что  я была  сестрой?—спросила  она так неожиданно, что Мэри сразу ответила:

—    Чтобы он вас привел. Я хотела, чтобы вы пришли.

Тетя Элис сидела неподвижно. Потом весело спросила:

—  Значит, я оказалась кстати?  Бедный мальчик!

— Я не только это имела в виду,— сказала Мэри.— Я хотела, чтобы вы пришли за мной.

—  О Мэри! — воскликнула тетя Элис.

Голос ее звучал как-то странно, и Мэри испугалась, что она вот-вот заплачет, поэтому она потянула тетю Элис к себе, чтобы та ее поцеловала. И когда тетя Элис нагнулась, Мэри обеими руками обхватила ее за шею и прижалась к ней.


13 ПОСЛЕДНИЙ БЕГЛЕЦ НА ОСТРОВЕ

Когда в парадную дверь позвонили, Мэри черным ходом выбежала в сад и спряталась в кустах. Она съежилась, сидя на корточках на сырой, покры­той листьями траве, и, обхватив руками колени, шептала про себя: «Из­вини, но Мэри здесь больше нет. Мы, к сожалению, не успели известить тебя, чтобы ты не приезжала. Нет, нам не известно, куда она делась. С ней все в порядке, она жива-здорова и просила передать тебе, чтобы ты ее не искала, потому что найти ее невозможно...»

Шел дождь. Капли дождя, просачиваясь сквозь листья, шлепались ей на голову, струились по ее лицу. Она высунула язык и кончиком языка поймала каплю. Капля была соленой, как морская вода и как слезы.

«Нам очень жаль, что ты напрасно проделала такое длинное путеше­ствие. Ждать не имеет смысла. Или звать ее. Она не придет...»

—  Мэри...— раздался голос тети Элис.

Она заползла глубже в кусты. Ветки цеплялись ей за волосы, вытас­кивая из кос целые пряди. Она оглянулась, потом сунула голову в ко­лени.

—  Мэри,    милочка,— сказала    тетя    Элис,— ты    знаешь,    кто      при­ехал?

Мэри так тесно прижалась к земле, словно хотела с ней сровняться. Пусть бы на ней тоже росли деревья. Она часто дышала.

—  Мэри! — позвала ее тетя Элис и дотронулась до ее руки.

—  Не могу!—сказала Мэри.— Не могу...

Тетя Элис ничего не ответила.

Мэри подняла голову и посмотрела на нее.

—  Меня тошнит.

—  Я знаю.

—  Скажите, что меня нет. Или еще что-нибудь...

—  Трусость — последнее дело,— сказала тетя Элис.

Они   выбрались   из   кустарника,   пересекли   лужайку,   вошли   в дом.

Мэри не спускала глаз с собственных ног. Тетя Элис шла за ней сле­дом.

В комнате было трое. Дедушка и еще какой-то мужчина стояли у окна. А мама сидела на коврике возле камина, протянув руку к огню, впервые зажженному после лета. На ее пальцах сверкали кольца.

—  Родная  моя!—сказала  она.— Как  же  ты  вытянулась!   Не  девочка, а струнка!

Мэри ощущала какую-то неловкость, не знала, куда девать руки. Она неуклюже протопала по ковру и остановилась в ожидании, когда ее по­целуют.

—  От тебя пахнет фиалками,— сказала она. Мужчина возле окна засмеялся.

—  Родная   моя! — повторила   мама   и   тоже   засмеялась,   будто   Мэри сказала   какую-нибудь   глупость.— Это   духи! — Она   положила   руки   на плечи Мэри.— Дай-ка я посмотрю на тебя.

Мэри смотрела на маму. Она уже забыла, какая у нее красивая ма­ма — блестящие гладкие волосы и большие ласковые глаза — и какая мо­лодая. Слишком молодая, чтобы быть мамой!

—  Глазам своим не верю,— сказал человек у окна.— Ей-богу, не могу поверить.— У него был громкий, веселый голос.

—  Боюсь, что это правда,— сказала мама Мэри.— Это на самом деле моя дочь. А это Джефф. Надеюсь, вы будете добрыми друзьями.

—  Конечно,   будем.— Джефф   подошел   к   камину.   Он   был   высокого роста  и похож  на человека с  рекламы.— Конечно,  будем,— повторил  он и подмигнул Мэри.—Ну и девочка! Я читал про тебя в газетах.

—  Извините...— сконфуженно залепетала тетя Элис.— Репортер сумел побеседовать с Мэри, прежде чем я его увидела. По правде говоря,  я ре­шила, что это газовщик, и позволила ей открыть дверь. Это целиком моя вина.

—  Глупости,   Элис,— возразил   дедушка.— Собственно,   какое   все   это имеет значение? Кратковременная сенсация...

—  А мне нравится, что про меня пишут в газетах,— сказала Мэри, хо­тя в действительности была совершенно равнодушна к этому факту. Про­сто странно  было  читать  про  себя,   про  Саймона,   про  Кришну.   Словно это были три абсолютно незнакомых ей человека...

—  Еще   бы!    Конечно,    нравится,— схватил    ее    за    руку    Джефф.— Еще бы!

«Интересно, всегда ли он повторяет фразы дважды?» — подумала Мэ­ри. И пусть он ее отпустит.

Но он продолжал держать ее за руку.

—  А как твой приятель? Юный Патель...

—  Спасибо,   хорошо,— ответила   Мэри.— Ему   сделали   операцию,   но теперь  он   чувствует  себя   гораздо  лучше.   Сегодня  мы  пойдем  его  наве­стить.

—  Когда-нибудь ты мне расскажешь все подробно. Все, все.— Джефф вглядывался в ее лицо, словно искал там что-то.

Мэри сразу догадалась, почему он так упорно старается ей понра­виться.

—  Вы собираетесь жениться на моей маме?—спросила она. Джефф рассмеялся, откинув назад голову.

—  Рубишь сплеча?   Мне  это  нравится.  Мне  это очень  нравится.  Да, Мэри,  собираюсь.— Он  отпустил  ее  руку,   но взял  за  руку  маму.— На­деюсь, ты не возражаешь?—спросил он.

Они отлично смотрятся рядом, подумала Мэри. Оба молодые, краси­вые, без единой морщинки на лице, без единой складки на одежде. Рядом с ними дедушка и тетя Элис казались жалкими и помятыми.

—  Надеюсь, это не слишком большой для тебя сюрприз, моя родная,— сказала мама. — Я хотела написать тебе до нашего приезда, но мы были так заняты. Нужно было сделать кучу вещей. А от папы ты что-нибудь получила? Он обещал писать, но ведь ты знаешь, какой он ленивый!

—  Ничего я не получала, — ответила Мэри. — Он приезжает?

Она спросила просто из вежливости,  не сомневаясь в ответе. И оказалась права.

—  Он   остается   в   Южной   Америке,   родная, — сказала   мама. — Гово­рит,   что   ему   нравится   тамошний    климат. — Она   помолчала. — Родная, улыбнись, пожалуйста. Ты очень рассердилась?

—  Нет, — ответила Мэри. Странно, но ей и вправду все это было поч­ти   безразлично. — Я   просто   задумалась, — объяснила   она. — Вы   будете жить в нашей квартире?

Джефф покачал головой.

—  Нет, но мы ищем похожую. С удобствами и в центре, чтобы хватило места... — Он подмигнул маме, а потом Мэри, словно у них был какой-то общий   секрет. — Чтобы   хватило   места   для   тебя,   если   ты   будешь   жить с нами, — заключил он.

Мэри смотрела себе под ноги.

—  Не знаю, — сказала она.

—  Чего не знаешь, родная? — спросила мама.

Почему-то ее собственные ноги казались ей чужими. И голос тоже принадлежал кому-то другому.

—  Просто не знаю.

—  Мы, правда, еще не нашли нужной нам квартиры. Поиски займут, наверное, некоторое время, — сказала мама.

Мэри словно волной окатило: ей сразу стало легче. Значит, ее не забе­рут прямо сейчас! Как хорошо!

—  Если  хочешь,   приезжай   и   помоги   нам   искать.   Если   у   тебя   есть желание, конечно.

Мэри посмотрела на нее. Она улыбалась своей ласковой улыбкой, но улыбка эта была какая-то заученная, словно для фотографии.

«Она просто старается быть доброй», — подумала Мэри.

На мгновение она почувствовала, что к горлу подступает клубок, и ей захотелось убежать вон из комнаты, из дома, но она посмотрела на тетю Элис и вспомнила, как та сказала: «Трусость — последнее дело», и поня­ла, что действительно, как бы быстро и далеко она ни убежала, ничего не изменится: мама, Джефф, дедушка и тетя Элис по-прежнему будут сидеть и ждать ее ответа.

—  Хочешь приехать, родная? — спросила мама. И лгать — последнее дело.

—  Если ты  не  возражаешь,  я,  пожалуй,  останусь  у дедушки  и тети Элис, — сказала Мэри, не отрывая глаз от красного с блеклыми оранже­выми цветами ковра.

Послышался глубокий выдох.

Мэри подняла глаза. Мама по-прежнему ласково улыбалась, только теперь ее улыбка была более естественной.

—  Конечно,  я  не возражаю,   родная, — сказала  она,   и  Мэри  почувст­вовала, что она говорит правду. — Но  прежде следует спросить дедушку. И тетю Элис, разумеется.

Мэри взглянула на них.

—  Мы рады, что она живет у нас. Нам с ней веселее, — сказал дедушка и потянул носом.

— Мы ее очень полюбили.— Тетя Элис засмеялась своим пронзитель­ным, звонким смехом, который прежде казался Мэри таким глупым.— Между нами, девочками, говоря!— заключила она.


А потом они все пошли обедать в большой отель на набережной. Они ели креветки, жареную курицу с горошком и хрустящими ломтиками беко­на и лимонное мороженое. Они ели, болтали и так заговорились, что тетя Элис с Мэри на пять минут опоздали в больницу.

Саймон уже был возле Кришны. Кришна сидел в постели. На нем была красивая лиловая пижама, на грудном кармашке которой был вышит красный дракон.

—  Пижаму привез дядя,— сказал он.— И виноград, и книги. Сегодня он опять приедет, потому что утром мне снимали швы.

—  Было больно? — спросила Мэри.

—  Ужасно!—Кришна упал в подушки и так закатил глаза, что оста­лись видны только белки.— Три врача держали меня,  а четвертый,  взяв в руки огромный острый нож...

—  Врун! — заметил Саймон и отщипнул себе виноградину.

—  Я  просто хотел  рассказать  Мэри что-нибудь  интересное.  Она  лю­бит   разные   истории,— усмехнулся   Кришна   и   посмотрел   на   Мэри. — Да   нет,   просто  было   щекотно,   вот   и   все.   Хотите   посмотреть   мои   вы­резки?

—  Что?

—  Вырезки,— с   гордостью  повторил   Кришна,— из   газет.   Про   меня. Дядя привез их.

Из тумбочки возле кровати он вынул конверт и вытряхнул содержи­мое конверта на одеяло. Некоторые вырезки состояли всего из одного па­раграфа, набранного мелким шрифтом, но в двух были фотографии: на одной была изображена Мэри, а на другой — Саймон,и над ним заголовок: «Сын полицейского участвует в спасательной операции».

—  Твой папа очень рассердился?—спросила Мэри.

—  Меньше, чем я думал,— ответил Саймон и взял еще одну виногра­динку.— К нему приходил мистер Патель.

Мэри покосилась на Кришну, который был занят тем, что демонстри­ровал газетные вырезки тете Элис, и спросила шепотом:

—  А он был очень сердит?

Она страшилась встречи с дядей Кришны. Что ни говори, а ведь они похитили его племянника...

—  Нет,— покачал головой Саймон. Он выплюнул виноградные косточ­ки в руку и смущенно посмотрел на Мэри.— Между прочим, я был неправ.

—  Насчет чего?

—  Вообще.   Насчет  того,   например,   где   он   живет...— Он   покраснел, потом усмехнулся.— Но насчет «кадиллака» я был прав. Нет у него «ка­диллака».— Он торжествующе посмотрел на Мэри и наклонился оторвать очередную виноградинку.— Есть только «роллс-ройс»,— добавил он.

—  О чем это вы шепчетесь?—спросил Кришна и тут же добавил: — А вот и мой дядя.

Мэри подняла глаза. В палату вошел темнокожий джентльмен, не очень высокий, с тонким, узким лицом, похожим на лицо Кришны. Он поцеловал Кришну, поздоровался за руку с тетей Элис и Саймоном, за­тем протянул руку Мэри.



— А это,  значит, твой второй отважный друг!—сказал он.

—  Это Мэри,— представил ее Кришна.— Она умеет строить гримасы.

— Я должен поблагодарить тебя,— улыбнулся ей мистер Патель,— за горячее участие в судьбе моего племянника. Ему повезло, что он очу­тился в таких добрых руках.

Мэри была очень довольна и ужасно смущена.

— Сделай гримасу, Мэри. Покажи, например, сумасшедшего.

Мэри покачала головой.

— Но я прошу тебя! — настаивал Кришна.

—  Здесь не могу.

— Это же не церковь,— сказала тетя Элис.

Мэри подумалось, что они все смотрят на нее так, будто она поступает подло, отказывая Кришне в его просьбе, а поэтому она постаралась изо всех сил. Тетя Элис, содрогнувшись, закрыла глаза, но Кришна хохотал так, что, схватившись за живот, простонал:

—  Не надо! Перестань! У меня от смеха болит шрам...

На глазах у него появились слезы,   и  дядя  поспешно схватил  его за руку.

— Ты сам просил.— Мэри чувствовала, что очутилась в глупом по­ложении.

Она сердито посмотрела на тетю Элис, которая улыбнулась и под­мигнула ей.

—  Нам пора, милочка. Кришне нельзя так возбуждаться.

Кришна надулся и запрыгал на постели.

—  Не уходите. Я не хочу, чтобы вы уходили.

—  Тихо, мой милый,— строго остановила его тетя Элис, словно реши­ла, что Кришна слишком долго своевольничал.

Тогда он лег и посмотрел на нее своими цвета сливы глазами.

—  Но мы еще и не поговорили как следует. Про остров. Ты был там, Саймон?

—  Я собираюсь сегодня. Хочу собрать все мои вещи.

—  Я тоже хочу туда,— заныл Кришна.— Это нечестно.

Мистер Патель улыбался.

—  Еще успеешь, когда поправишься. Сегодня утром мне сказали, что тебе разрешат жить со мной до приезда твоих родителей, а они, по-моему, должны скоро приехать.— Он посмотрел на тетю Элис.— К делу Кришны проявлен большой интерес. Благодаря,  мне кажется, нашим юным друзь­ям.   Гласность   оказалась   на   пользу!   И   разумеется,   тот   факт,   что они его  спрятали.  Чем дольше человек  пробыл  в  стране,  не  будучи  пойман­ным, тем больше у него шансов получить разрешение на право житель­ства.

Мэри посмотрела на Кришну, желая убедиться, ценит ли он все то, что они для него сделали, но он, по-видимому, совсем не слушал, что говорит дядя, а только ждал, когда он кончит говорить.

—  Вот о чем я все время думаю,— схватив тетю Элис за руку, выпа­лил Кришна.— Дядя Саймона вез меня на лодке. Откуда взялась лодка? Все время,   пока  мы  там  жили,   мы  ни  разу  не  видели  лодки.  И людей тоже не видели.

—  Разве  ты   никогда  не   заходил  за   мост,   мой  ягненочек?—спроси­ла тетя Элис.

Она посмотрела на Саймона, таинственно улыбнулась и, наклонив­шись, принялась что-то шептать Кришне на ухо.

— Что она имела в виду? Почему не сказала мне? —спросила Мэри, когда они добрались до острова.

—  Наверное, решила, что мне самому захочется тебе показать.

Саймон   тяжело   вздохнул.   Он   упорно   молчал   с   той   поры,   как   они вышли из больницы, но, хотя Мэри заметила это сразу, его молчание ее не слишком тревожило. Она сама большей частью молчала, была занята размышлениями.

Когда Саймон повел ее дальше вокруг озера, она сказала:

—  Ты слышал, что сказал мистер Патель?  О людях, которым разре­шают жить в Англии, если их сразу не поймают?  Знаешь, мы могли бы проделать такое еще раз. Мы могли бы дежурить на берегу и встречать иммигрантов, доставлять их на остров, прятать их, кормить...

—  О господи! — Саймон так круто остановился, что она с размаху на­летела на него.— За кого ты себя принимаешь?—Он  с  минуту холодно смотрел  на  нее   и  затем  добавил   уже  более  снисходительным  тоном:— Разве ты не понимаешь, что, если бы он был из бедных, ему бы не раз­решили остаться? Он получил разрешение только потому, что у него бога­тый дядя. Я слышал, мистер Патель сказал, что мы помогли Кришне, но он сказал это только из вежливости. Словно мы капризные дети и нас сле­дует похвалить. Кроме того, теперь,  когда обо всем известно,  на острове уже никого не спрячешь. Он перестал быть необитаемым.— Он помолчал и, с трудом глотнув, словно у него в горле застряло что-то острое, продол­жал:— Да он, собственно, никогда таким и не был...

Он повернулся к Мэри спиной и пошел вперед. Сначала тропинка эта ничем не отличалась от той, что шла к мосту, такая же сырая и заросшая травой и мохом, но вскоре почва под ногами стала более твердой, и трава исчезла, словно по ней ходили люди. Затем они свернули и увидели берег озера: широкая сверкающая полоса воды, чистая от морской травы, с пристанью и несколькими пришвартованными к ней лодками. Подальше на берегу, отдельно друг от друга, словно чураясь общения, укрыв пледом колени, сидели несколько рыбаков. А позади за деревьями блестел под лучами солнца металл. Там была стоянка машин.

—  Это частный клуб любителей рыбной ловли,— чужим голосом объ­яснил Саймон.— Очень дорогой. Сюда приезжают из Лондона богатые лю­ди. В клуб есть въезд с той стороны, где раньше был дом. Мы никого не встречали, потому что наш конец озера зарос морской травой, а рыбачить можно только в чистой воде.  На далекие же прогулки эти богатые люди с их машинами не ходят. Но они все время были здесь...

Он ссутулился, засунул руки в карманы, и вид у него был хмурый-прехмурый.

Мэри с минуту смотрела, как он стоит и угрюмо следит за рыбаками на другой стороне озера.

—  Саймон! — позвала она его.

Он не отозвался. Рыбаки сидели так неподвижно, что казались мане­кенами, а не людьми. Только их цветные поплавки были в движении, тихо колыхаясь вместе с водой.

—  С острова нам их не видно. И мы им не видны. Поэтому ничего не меняется. Мы можем делать вид, что они не существуют.

—  Делать   вид    и    искренне   верить — это   разные    вещи,— возразил Саймон.

И, оттолкнув Мэри, так стремительно понесся по направлению к мосту, что она была не в силах его догнать.

Отыскала она его на обрыве над гротом. Он стоял, глядя на озеро. На его щеках следами улитки шли полоски от слез. Он вздрогнул, словно не ожидал больше ее увидеть.

— А что ты будешь делать с Ноаксом?—спросил он, словно теперь они могли беседовать только на сугубо практические темы.

— Могу взять его домой,— ответила Мэри.— Тетя Элис сказала, если хочу, пожалуйста.

— Но   он   одичал,— возразил    Саймон.— Он    не    сможет    жить     в доме.

—  Я   ведь   живу,— сказала   Мэри,   чувствуя   себя   счастливой.  Такой счастливой,   что   не   обиделась,   когда   Саймон   безразличным   тоном   за­явил:

—  Но ты же не дикое животное.— И снова отвернулся к озеру.

—  Саймон, ну, пожалуйста, успокойся,— сказала она.

—  Я ничем не расстроен,— ответил он расстроенным голосом. Потом посмотрел на нее.— Если ты возьмешь Ноакса домой, он сбежит при пер­вом же удобном случае и попытается вернуться на остров. Но даже если он доберется сюда, то все равно не сумеет перейти через мост, потому что не может держать равновесие на трех ногах. И тогда он умрет. Умрет от горя...

Он говорил так, будто знал, что это такое.

—  Тогда, наверное, лучше оставить его здесь,— сказала Мэри.

Она понимала, что Ноакс и вправду ни за что не приживется в доме, никогда не будет сидеть у огня, не станет старым, ленивым и толстым. Ничего этого не будет, потому что он познал вкус свободы.

—  Мы время от времени сможем приезжать сюда и смотреть, как ему тут живется.

Молчание. Всплеснула в озере рыба. Потом другая.

—  Все   равно   так,   как   раньше,   уже   не   будет, — продолжал   Сай­мон.

—  До нашего с Кришной появления,  когда ты был на острове один, здесь тоже,  наверное, было не так,— разозлилась Мэри.— Потом появи­лись мы, и тоже было неплохо. Правда? Я хочу сказать, что если насту­пают перемены,  то не всегда к плохому.  Ты  как хочешь,  а  я пойду  по­ищу Ноакса. Я ухожу.

—  Ладно,  не горячись,— усмехнулся  Саймон  и  пошел вслед за ней.


Они не нашли Ноакса. Никак не могли его найти и, уже совсем отка­завшись от поисков, развели костер и согрели в котелке остатки сардин. И только когда огонь весь выгорел, а озеро погрузилось в сумерки, он появился на обрыве, где принялся играть с листочком, подбрасывая его в воздух, ловя и рыча от воображаемого гнева. Он не позволил им потрогать себя, но и не уходил, пока они собирали вещи и тушили кос­тер, а затем проводил их до моста, но держался на расстоянии и тихо урчал.

Перейдя мостик, Мэри оглянулась. Ноакс смотрел им вслед, все еще урча и рассекая воздух хвостом, но ей вдруг показалось, что выглядит он вовсе не диким, а одиноким и растерянным: последний беглец на ост­рове.

— Я не могу его оставить,— тихо сказала она себе самой, но Саймон услышал ее.

—  Если ты его возьмешь, ему будет еще хуже. И мы же не оставляем его навечно. Мы всегда можем вернуться сюда.

Мэри посмотрела на него. Косые лучи солнца, опустившегося уже к вершинам деревьев, били ему в глаза, заставляя их мерцать как вода.

—  Мы можем прийти сюда даже завтра,— предложил Саймон.

А на острове Ноакс в последний раз взмахнул хвостом и, прыгнув в кусты, скрылся из вида.




Оглавление

  • «ХОРОШО БЫ ВЫТВОРИТЬ ЧТО-НИБУДЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ПЛОХОЕ...»
  • 2 «ДЕРЖИ ВОРА!»
  • 3 МАЛЬЧИК ИЗ МОРЯ
  • 4 «С НИМ МОГЛО СЛУЧИТЬСЯ ВСЕ ЧТО УГОДНО...»
  • 5 НАПЕРЕКОР ЗАКОНУ...
  • 6 «МЕНЯ УКРАЛИ!»
  • 7 ЖАРЕНАЯ СВИНИНА И ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ
  • 8 НАПРАСНАЯ ПОЕЗДКА
  • 9 ПОБЕГ НА ОСТРОВ
  • 10 ЛУЧШЕЕ НА СВЕТЕ МЕСТО
  • 11 «ПОГОДА,    ВИДНО,    МЕНЯЕТСЯ...»
  • 12 ПОСЛЕ ГРОЗЫ
  • 13 ПОСЛЕДНИЙ БЕГЛЕЦ НА ОСТРОВЕ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке